lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Петрова, Алла Николаевна. - Противодействие расследованию, криминалистические и иные меры его преодоления: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Волгоград, 2000 254 с. РГБ ОД, 61:00- 12/552-3

Posted in:

Vl

o o - Ш б т а - ъ

МИН ИСТ ЕРС ТВО ВНУ ТРЕ ННИ Х ДЕЛ

РОС СИЙ СКО Й ФЕД ЕРА ЦИИ Волг огра дски й юрид ичес кий инст итут

На правах рукописи

ПЕТРОВА АЛЛА НИКОЛАЕВНА

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ РАССЛЕДОВАНИЮ,

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ

И ИНЫЕ МЕРЫ ЕГО ПРЕОДОЛЕНИЯ

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика, теория оперативно-розыскной деятельности

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: кандидат юридических наук,

доцент А.В. Носов

Волгоград - 2000

2

Введение 3

Глава 1. Общая характеристика противодействия рассле дованию и мер его преодоления 17’

§ 1. Понятие и сущность противодействия расследованию 22 ^

§ 2. Формы и ситуации противодействия расследованию 36 J

§ 3. Общая характеристика мер нейтрализации противодейст вия расследованию и предъявляемые к ним требования 54w

§ 4. Обеспечение безопасности граждан, участвующих в изо бличении противодействующих расследованию лиц 77

Глава 2. Криминалистические и иные меры преодоления противодействия при производстве отдельных следственных действий 105

§ 1. Тактические особенности проведения в условиях противо действия следственного осмотра, обыскан выемки 111

§ 2. Специфика допроса и очной ставки, осуществляемых в ус ловиях противодействия 129

§ 3. Специфика задержания, личного обыска, предъявления личности для опознания, следственного эксперимента и некоторых других следственных и процессуальных действий 159

§ 4. Иные меры предупреждения и нейтрализации противодей ствия расследованию 184

Заключение 201

Список литературы 213

Приложения 237

3

ВВЕДЕНИЕ.

Актуальность исследования. Борьба с преступностью - актуальная и сложная проблема любого современного общества. В нашей стране она стала одной из самых важных и неотложных. Уголовная статистика последних десятилетий отражает лавинообразный рост преступности: с 690.355 преступлений, зарегистрированных в 1970 году, до 2.397.311 - в 1997 году, т.е. на 346 %.’ Количество преступлений продолжает расти. В 1999 году зарегистрировано уже более 3-х миллионов преступлений, что на 16,3 % больше, чем в 1998 году. В общей структуре преступности доминируют тяжкие и особо тяжкие виды преступных посягательств (61,6 %). К тому же, в период перехода к рыночной экономике преступность в России существенно изменила свой характер. Ее количественный рост сопровождается многократно усилившейся вооруженностью преступников, возникновением многочисленных экстремальных ситуаций, расши- рением и активизацией противодействия процессу раскрытия и расследования преступлений. Если несколько лет назад данное явление в криминальной практике встречалось не столь часто, то в настоящее время только 17 % следователей указывают, что они не сталкивались с какими-либо формами противодействия.3 Налицо - бурная активизация противодействия следствию, циничное отношение к праву и нравственности. Все это требует адекватной реакции следственных и иных подразделений органов внутренних дел, подготовленности и профессионализма входящих в их состав сотрудников. От этого зависит многое: решение стоящих перед ними задач, авторитет и престиж правоохранительных органов.

См.: Судебная статистика: преступность и судимость (современный анализ данных уголовной судебной статистики России 1993-1997 г.г.). - М., 1998. - С.13; Состояние преступности в России за 1997 год. - М, 1998. - С.4.

2 См.: Приказ МВД Российской Федерации № 86 ДСП от 28 января 2000 г. «Об объявлении решения коллегии МВД РФ от 21.01.2000 г. № 1 км».

3 См.: Тихоненко В.И. Вступительное слово // Организованное противодействие раскрытию и расследо ванию преступлений и меры по его нейтрализации, М., 1997. - С.5.

4

В условиях противодействия должностных и частных лиц органам расследования установить объективную истину сложно; иногда даже профессионалы самого высокого уровня не могут преодолеть оказываемого на них давления. Не случайно, за весь 1997 г. по стране зарегистрировано лишь 33 преступления, предусмотренных ст. 294 УК России (воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования); ст. 295 УК (посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование) - 7; ст. 296 УК (угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования) - 91; ст. 298 УК (клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя) - 67; ст. 307 УК (заведомо ложные показания, заключение эксперта или неправильный перевод) - 1214; ст.308 УК (отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний) - 88; ст.309 УК (подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу) - 329.4 Что же касается Волгоградской области, то по данным информационного центра УВД, за период с января 1997 г. по апрель 2000 г., по ст. 294 УК не возбуждено ни одного уголовного дела; по ст. 295 УК -возбуждено 1 дело; ст. 296 - 1; ст. 306 - 28; ст. 307 - 35; ст. 308 - 6 и по ст. 309 УК - 7 уголовных дел. Это свидетельствует о сложности выявления и расследования подобных преступлений. Между тем, серьезных научных исследований, касающихся проблемы противодействия расследованию преступлений, мало.5 Такого рода и близкие к ним по тематике научные разработки находятся лишь в стадии первоначального развития.

4 См.: Организованная преступность - 4 / Под ред. Долговой А.И. - М., 1998. - С.268.

5 См.: Белкин Р.С. Противодействие расследованию и пути его преодоления криминалистическими и оперативно-розыскными средствами и методами // Криминалистическое обеспечение деятельности кри минальной милиции и органов предварительного расследования. - М., 1997. - С. 129.

5

Недостаточно эффективное преодоление противодействия расследо- ванию - серьезная причина некачественной работы следователей и оперативных работников органов внутренних дел. Низкая результативность борьбы с противодействием - одна из причин другого негативного явления - высокого уровня латентной преступности. Не удивительно, что в условиях противодействия, запуганности людей “всемогущей мафией”, они не спешат в органы расследования и далеко не всегда сообщают о совершенных в отношении их преступлениях, полагая (и часто обоснованно), что причиненное им зло по последствиям может оказаться менее тяжким, чем то, которое постигнет их при изобличении преступников. Поэтому не случайно, что “только в каждом пятом случае… воздействие преступника на свидетелей и потерпевших не оказало существенного влияния на ход предварительного расследования и результаты рассмотрения уголовного дела в суде”.6

К этому добавим, что качество предварительного следствия зависит также и от того, насколько полно и глубоко следователи и иные сотрудники правоохранительных органов владеют мастерством расследования преступлений и изобличения преступников, насколько они активны в проявлении инициативы при расследовании, насколько готовы преодолевать встречающиеся на пути к установлению истины трудности.

В свое время криминалистика возникла как ответ науки на запросы следственной практики, нуждающейся в эффективных научных средствах и методах борьбы с преступностью, в рекомендациях, полезных для процесса собирания и исследования доказательств, на основании которых устанавливаются событие преступления, виновные лица и степень их ответственности. Практика испытывает особую потребность в рекомендациях по сбору и фиксации доказательств в ситуациях, когда следственные дей-

6 Бобраков И.А. Воздействие преступников на свидетелей и потерпевших и криминалистические методы его преодоления : Автореф. дис…. канд. юрид. наук. - М., 1997. - С. 12.

6

ствия приходится проводить в неблагоприятных условиях, в обстановке противоборства и конфликтов. Между тем, исследование этой проблемы в юридической науке носит пока фрагментарный характер, несмотря на то, что она архисложна и требует комплексного, системного подхода. Необходимо более решительное и активное переключение криминалистов и представителей иных отраслей знания от хорошо разработанных проблем к изучению реальной, осложнившейся, ставшей более экстремальной, действительности.

К сожалению, несмотря на свою актуальность и безусловную прак- тическую важность, эта проблема, находящаяся на стыке нескольких наук, и, в первую очередь, криминалистики, уголовного процесса, психологии, науки управления и теории оперативно-розыскной деятельности, не нашла еще должной научно-практической разработки.

Еще в 30-ые годы ведущие в то время криминалисты В. Громов и Н. Лаговер отмечали: “Под искусством в области расследования преступ- лений мы понимаем умение в отдельных наиболее сложных случаях (выделено мною - А.П.) собрать и закрепить в актах расследования наиболее полноценный материал по делу, использовав при этом методы, приемы и научно-технические способы исследования, дать правильное объяснение отдельным неясным и загадочным моментам в деле, надлежащую оценку обнаруженных фактических данных и наметить правильные начальные пути, по которым расследование может безошибочно напасть на след совершителя преступления”. Теория криминалистики в долгу перед практикой. Она успешно разрабатывает рекомендации по осуществлению следственных действий в обычных условиях, но пока недостаточно полно исследовала тактику этих действий в условиях противодействия расследованию.

7 Громов В., Лаговер Н. Искусство расследования преступлений. - М., изд. НКЮ РСФСР, 1932,- С.52.

7

В отечественной литературе общие проблемы доказывания в обычной для следователей обстановке исследованы достаточно полно, что, тем не менее, не привело к такому же полному освещению проблем расследования преступлений в неблагоприятных условиях - в обстановке противодействия расследованию. Естественно, эти проблемы не остались вне внимания криминалистов. Ряд вопросов, относящихся к теме исследования, освещены в докторских диссертациях В.Н. Карагодина (1992 г.) и О .Я. Баева (1984 г.), кандидатских диссертациях В.Н. Карагодина (1982 г.), А.Г. Гельманова (1983 г.), Н.П. Хайдукова (1984 г.), В.А. Труцина (1986 г.), Л.Т. Начева (1988 г.), СП. Рожкова (1990 г.), СЮ. Журавлева (1992 г.), В.А. Савельева (1996 г.), Е.И. Замылина (1996 г.), И.А. Бобракова (1997 г.), Л.В. Брусницына (1998 г.), В.В. Намнясева (1999 г.) и др., а также в изданных ими книгах и статьях. Данной теме посвящены работы Р.С. Белкина, В.М. Быкова, И.Е. Быховского, А.Н. Васильева, В.Л. Васильева, И.Л. Воз-грина, И.Ф. Герасимова, Ф.В. Глазырина, В.Д. Грабовского, Н.И. Гуков-ской, Г.А. Густова, В.И. Давыдова, Г.Г. Доспулова, Л.Я. Драпкина, А.В. Дулова, В.А. Жбанкова, А.А. Закатова, Г.Г. Зуйкова, В.П. Илларионова, Л.М. Карнеевой, В.П. Кувалдина, Н.И. Кулагина, В.П. Лаврова, A.M. Ларина, А.Ф. Лубина, И.М. Лузгина, В.А.Михайлова, В.Л. Образцова, И.Ф. Пантелеева, Н.И. Порубова, А.Р. Ратинова, Г.К. Синилова, В.Т. То-мина, А.Г. Филиппова, Л.Б. Филонова, B.C. Шадрина, Н.П. Яблокова и др.

Не умаляя значения проведенных научных разработок, отметим, что эта сложная и многогранная тема исследованной до конца не оказалась. Проблема принятия обоснованных решений в условиях экстремальных ситуаций продолжает оставаться наиболее актуальной. Практика свидетельствует, что именно совершенствование расследования в условиях противодействия является резервом увеличения эффективности предварительного следствия. Проблеме поведения людей в обстановке конфликта до 1975

8

Q

года было посвящено лишь несколько работ , часть из которых подготовлена не криминалистами. Но поскольку проблема противодействия расследованию является криминалистической, то до недавнего времени она исследовалась именно в этой отрасли знания, но в рамках понятий “способа совершения преступления” и “сокрытия преступления”. И, как справедливо отмечает В.А. Жбанков, только с изданием работы В.Н. Карагодина -“Преодоление противодействия предварительному расследованию” (1992 г.) - можно говорить о разработке новой частной теории - теории исследования проблем противодействия расследованию преступлений.9

Современное состояние преступной деятельности, ее структура и прогнозы дальнейшего развития обусловили формирование в криминалистике самостоятельного раздела. В ряде случаев проблема противодействия расследованию стала более значимой, чем проблемы способа совершения и способа сокрытия преступления. Это объясняется тем, что противодействие расследованию приобретает такой размах и формы, когда в процессе его осуществления совершаются и другие преступления, в которые вовлекается значительный круг лиц, что представляет исключительные трудности для раскрытия “основного” и совершаемых ради его сокрытия других преступлений. Поэтому имеется большая потребность в дальнейшем обосновании теоретических проблем криминалистического учения о тактике следствия в обстановке противодействия, разработке методологических основ и концепции такого учения.

Для повышения эффективности усилий, направленных на выявление, предупреждение и преодоление противодействия расследованию, важное значение имеет знание способов противоправного влияния на процесс рас-

Например: Лефевр В.А. Конфликтные ситуации. - М., 1967; Волкогонов Д.А. Моральные конфликты и способы их разрешения. - М., 1974; Туманов Г.А. Организация управления в сфере охраны общественного порядка. - М, 1972 и др.

9 См.: Жбанков В.А. К вопросу о противодействии расследованию преступлений, совершаемых членами организованных преступных групп // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С. 113.

9

следования, в первую очередь, таких, как утаивание информации об обстоятельствах преступления, сокрытие или уничтожение такой информации или ее носителей, сокрытие преступления путем маскировки или фальсификации информации о нем, вступление определенных лиц в конфликт со следователем и др.

Активное противодействие подозреваемые, обвиняемые и другие за- интересованные лица оказывают и при осуществлении следователями конкретных следственных действий, особенно, при допросе, обыске и задержании. Распространенность и опасность таких проявлений, отсутствие комплексной разработки мер их нейтрализации обусловили выбор диссертантом данной темы исследования. При этом автор исходит из того, что попытка разработать тактические приемы выполнения следственных действий в неблагоприятных для этого условиях обусловлена стремлением совершенствования криминалистической тактики. Тема актуальна еще и потому, что следователи крайне нуждаются в рекомендациях по осуществлению предварительного следствия в условиях противодействия их нор- мальной работе, поскольку именно в такой обстановке они чаще всего допускают ошибки.

Сказанное определило выбор темы диссертации, в которой акцент сделан на анализ основных закономерностей возникновения и развития действий, препятствующих нормальному ведению следствия и установлению объективной истины, их особенностей и форм проявления; обоснование способов преодоления такого поведения, устранения противостояния сторон в уголовном процессе.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются проблемы возникновения, развития и проявления негативного воздействия отдельных лиц на деятельность по раскрытию и расследованию преступлений, причины появления и формы выражения противодействия, меры его нейтрализации и предъявляемые к ним требования.

10

Предмет исследования - понятие, сущность и формы оказания про- тиводействия органам расследования; тактические, организационные, технические и иные средства и приемы его предотвращения и преодоления органами дознания и предварительного следствия.

Цели и задачи исследования. Основная цель исследования - теоре- тический анализ наиболее распространенных форм и основных ситуаций проявления противодействия различных субъектов органам расследования; разработка мер предупреждения и преодоления противодействия дифференцированно к каждой из форм его проявления; формулировка выводов и предложений по разработке соответствующих нормативных предписаний, направленных на более успешную борьбу с прогрессирующим противодействием расследованию. Для достижения этой цели сформулирован следующий комплекс задач:

• на основе анализа выявленных при исследовании форм оказания противодействия органам расследования выделить причины и основания их возникновения, проследить процесс развития и специфику проявления в тех или иных ситуациях; с учетом полученных данных осуществить классификацию выявленных форм и способов противодействия; • • определить и описать тактические приемы производства основных следственных действий, при осуществлении которых чаще всего ока- зывается противодействие органам расследования, изложить правила, обеспечивающие безопасность и результативность этих действий; • • сформулировать меры по нейтрализации действий тех или иных лиц, направленных на изменение показаний потерпевших и свидетелей, а также на ликвидацию источников доказательственной информации; • • разработать меры по обеспечению безопасности граждан, показания которых имеют существенное значение для установления истины по уголовному делу; •

11

• определить меры оперативно-розыскного, технического и органи- зационного характера, направленные на предотвращение отрицательного воздействия на процесс расследования, сохранение объективной доказательственной базы; • • сформулировать и обосновать предложения по дополнению уго- ловно-процессуального и уголовного законодательства нормами, направленными на обеспечение более успешной деятельности следователей, расследующих преступления в условиях противодействия; • • выявить пути активизации участия общественности при расследо- вании преступлений в условиях противодействия; определить формы, основания, время и содержание обращений следователя за помощью к населению, в том числе, через средства массовой информации с целью повышения правосознания граждан и развития у них желания сотрудничать с органами расследования; определить формы такого сотрудничества. • Теоретическое осмысление и обобщение специфики ведения следствия в условиях противодействия и связанных с этой основной проблемой вопросов практической деятельности следователя, - большая и сложная задача правовых наук и, в первую очередь, криминалистики.

Методологическая и эмпирическая база исследования. Методо- логическую основу исследования составляет диалектический метод научного познания. При исследовании вопросов проблемы о понятии и сущности противодействия, криминалистических и иных методов его преодоления использованы также частно-научные методы: конкретно- социологический и системный анализы, анализ документов, статистиче- ских данных, обобщение судебно-следственной практики, материалов уголовных дел, наблюдение, опрос (анкетирование, интервьюирование), экспертные оценки.

Нормативную базу исследования составили: Конституция Российской
Федерации, Федеральные законы, действующее уголовно-

12

процессуальное законодательство, проект Уголовно-процессуального кодекса, принятый в первом чтении Государственной Думой Российской Федерации, постановления Пленумов Верховного Суда России, приказы и указания Генерального прокурора Российской Федерации, приказы Министра и инструкции министерства внутренних дел России.

Широко использовалась философская, социологическая, правовая и иная отечественная и зарубежная литература; труды по криминалистике, уголовному процессу, психологии, этике, педагогике, теории управления и оперативно-розыскной деятельности. Обобщена следственная практика и статистические данные МВД России, использовались также результаты конкретных исследований, проведенных лично автором или с его участием. Теоретическому осмыслению и обобщению подвергнуты и данные других авторов. За 1997-2000 г.г. проанкетировано и проинтервьюировано по специально разработанной автором программе 196 следователей (в т.ч. из различных регионов страны, обучавшихся на ФПК Волгоградского юридического института); изучено ПО уголовных дел, находившихся в производстве следователей или в архивах судов; опрошено 129 осужденных за преступления лиц.

Изучение литературных источников и материалов практики позво- лило определить научные и практические цели исследования, оценить уровень разработанности выделенных проблем, обнаружить положительные моменты и недостатки, допускаемые сотрудниками органов расследования, осуществляющих свою деятельность в условиях противодействия, выделить основные проблемы и пути их решения. Соответственно, и направления эмпирических исследований ориентированы, с одной стороны, на обеспечение разработки теоретических положений о понятии и сущности противодействия расследованию преступлений, с другой - на подготовку практических рекомендаций по предупреждению или преодолению такого противодействия.

13

Научная новизна исследования в самом общем виде заключается в комплексности исследования вопросов происхождения, понятия и сущности противодействия расследованию, форм и методов негативного влияния на следствие противодействующих лиц, разработке путей и способов их нейтрализации, определении роли в этом следователей, сотрудников оперативных и иных служб органов внутренних дел, а также в разработке дополнений в законодательство и обосновании принятия ведомственных подзаконных актов, направленных на обеспечение нормальной обстановки для расследования преступлений.

В диссертации сформулирована собственная дефиниция противодей- ствия расследованию; уточнено содержание понятий «конфликт», «кон- фликтная ситуация», «противоборство»; предложены некоторые виды классификаций рассматриваемого явления.

Диссертант особо отмечает, что, как в самом подходе к решению проблемы, так и при осмыслении вопросов, которые пока еще не были предметом исследования или не получили однозначного решения, она учитывала и более ранние научные разработки, исходя из того, что всякое новое обязательно включает в себя уже имеющиеся на данный момент теоретические и практические достижения.

Основные положения, выносимые на защиту:

• специфика выявленных форм оказания противодействия рассле- дованию с учетом сложившихся ситуаций, а также проведенная автором классификация этих форм; • • сформулированные и описанные автором тактические приемы осуществления основных следственных действий, при которых чаще всего оказывается противодействие органам расследования; рекомендации по подготовке и проведению этих действий, направленные на достижение их результативности и обеспечение безопасности участвующих в них лиц; •

14

• предложенные диссертантом меры по нейтрализации противо- правного влияния на процесс расследования, отдельных свидетелей и потерпевших, источники доказательственной информации и других действий, направленных на создание помех предварительному следствию, а также сформулированные автором меры по обеспечению безопасности лиц, чьи показания существенны для установления истины по делу; • • разработанные диссертантом меры оперативно-розыскного, орга- низационного и технического характера, направленные на предотвращение противодействия процессу расследования и сохранение объективной доказательственной базы; • • предложения по дополнению уголовно-процессуального и уго- ловного законодательства нормами, направленными на обеспечение нормальной деятельности следователей в ситуациях противодействия их усилиям по собиранию, фиксации и использованию доказательств или неподчинения их законным требованиям; • • формы и методы активизации населения при расследовании пре- ступлений, в том числе, путем использования средств массовой информации; • • меры воздействия на противоборствующих лиц при производстве следственных и иных действий, направленные на нейтрализацию их давления на других участников этих действий. • Теоретическая и практическая значимость исследования. В дис- сертации раскрыта сущность противодействия расследованию преступлений, определены и описаны его формы и методы, дифференцированно к сложившимся типичным следственным ситуациям, предложены меры по предупреждению и нейтрализации негативного воздействия на процесс доказывания вины тех или иных лиц, что является определенным вкладом в дальнейшее развитие той части криминалистической тактики, которая охватывает проблемы расследования преступлений в экстремальных ситуа-

15

циях. Практическая значимость работы определяется отчетливо выраженным прикладным аспектом, который отражает совокупность рекомендаций, рассчитанных на повышение уровня деятельности следователей по раскрытию и расследованию преступлений в условиях противодействия. Сформулированы выводы и предложения, способствующие активизации усилий органов расследования, устранению узких мест в их деятельности; на их основе разработаны меры, направленные на предотвращение фактов и явлений, дезорганизующих процесс расследования, а также обоснованы и предложены некоторые криминалистические методы борьбы с такими проявлениями уже в ходе следствия. Представленные автором рекомендации положительно оценены практическими работниками органов внутренних дел и внедрены в их деятельность уже в ходе исследования. Некоторые результаты исследования предполагается использовать в дальнейших разработках проблемы преодоления негативного воздействия на органы расследования. Они также могут быть предметом изучения курсантами и слушателями высших и средних учебных заведений МВД России. Такая направленность исследования и его результатов согласуется с мероприятиями Федеральной целевой программы по усилению борьбы с преступно- стью на 1999-2000 годы.

Апробация результатов исследования.

Основные положения диссертационного исследования нашли свое отражение в научных сообщениях на межвузовской научно- практической конференции, проходившей в 1997 году в Краснодарском юридическом институте, на научно-методической конференции в Волгоградском юридическом институте (1999 г.), на заседаниях кафедры организации следственной работы ВЮИ МВД России, в опубликованных работах. Они используются также в учебном процессе факультета повышения квалификации следователей и на следственном факультете стационара Волгоградско-

16

го юридического института МВД России (акт о внедрении от 18 апреля 2000 г.).

Сформулированные в диссертации предложения частично внедрены в практику региональных органов внутренних дел и прокуратуры путем подготовки методических рекомендаций по профилактике и преодолению конфликтов, возникающих между сторонами при производстве предварительного следствия, по преодолению других форм противодействия нормальной деятельности органов расследования. В частности, они внедрены в практическую деятельность следователей прокуратуры г. Волгограда (акт о внедрении от 13 апреля 2000 г.); следователей следственного управления при УВД Волгоградской области (акт о внедрении от 12 апреля 2000 г.); следователей Волгоградской транспортной прокуратуры (акт о внедрении от 13 апреля 2000 г.); следователей при Волгоградском ЛУВД на транспорте (акт о внедрении от 12 апреля 2000 г.).

Структуру работы определяют внутренняя логика исследования, его цели и задачи. Она состоит из введения, двух глав, имеющих восемь параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

17

ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РАССЛЕДОВАНИЮ И МЕР ЕГО ПРЕОДОЛЕНИЯ

“Противодействие расследованию преступлений, - пишут А.Ф. Лу-бин и СЮ. Журавлев, - следует понимать как некоторую естественную, само собой разумеющуюся данность… Расследование без противодействия… - редчайшее исключение… Если практически каждому расследованию противопоставляется противодействие ему, борьба с ним, то само расследование с этих позиций есть не что иное, как борьба против борьбы.”10

Тактика противодействия правоохранительным системам, по мнению одного из исследователей этой темы В.П. Кувалдина, основывается на следующих блоках мер: а) организующих преступную деятельность, включающих как действия, направленные на создание преступной организации, так и действия, направленные на сбор сведений, позволяющих заранее определить варианты преступного поведения, способы совершения преступлений и на этой основе тщательно спланировать преступные акции; б) направленных на обеспечение технического превосходства криминальной среды над правоохранительными органами; в) обеспечивающих маскировку преступлений; г) создающих эффективные контакты в структурах орга- нов власти и управления для обеспечения гарантированной защиты интересов и безопасности своих членов; д) обеспечивающих экономическую и политическую власть в регионах; е) оказывающих давление на ту часть общества, у которой сформировалось уважение к праву и правопорядку, на органы власти и управления, в функции которых входит защита прав и свобод граждан. ]

Лубин А.Ф., Журавлев СЮ. Нейтрализация противодействия расследованию // Криминалистика. Рас- следование преступлений в сфере экономики. - Нижний Новгород, 1995. - С.344-345. “ См.:Кувалдин В.П. Криминальная тактика противодействия организованных преступных структур правоохранительным системам // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений. - М., 1997.-С.37-39.

18

В задачу диссертанта не входит рассмотрение вопросов преодоления противодействия должностных лиц органов власти и управления, а также должностных лиц правоохранительных органов, в том числе тех, кто имеет процессуальные и иные полномочия по отношению к следователю, ибо это выходит за пределы темы нашей работы и требует самостоятельного исследования. Цель автора - изучение проблем преодоления противодействия участников уголовного процесса - обвиняемых, подозреваемых, потерпевших, свидетелей, а также их родственников и близких, которые в активной форме оказывают противоборство расследованию в рамках конкретных уголовных дел.12

Мы согласны с В.Н. Григорьевым, который все предпринимаемое на практике противодействие уголовному судопроизводству подразделяет на два вида: “традиционное, свойственное преимущественно “одиночным” преступникам, и организованное, взятое на вооружение организованными группами и преступными сообществами.”13 Однако нельзя не признать условность такого деления. Как справедливо отмечает и сам автор, “одиночные преступники иной раз могут оказывать достаточно организованное и

12 Проблема оказания давления на следователей (и борьба с этим) со стороны должностных лиц правоох ранительных и иных органов, наделенных соответствующими служебными полномочиями или процес суальными правами в отношении следователей, а также со стороны лиц, представляющих органы власти и управления, воздействующих на следствие через другие каналы, в предмет нашего рассмотрения не входит. Борьбу с этими проявлениями ведут, в основном, собственные службы безопасности УВД- МВД и др.органы (см.: Лукашов В.А. Обеспечение собственной безопасности органов внутренних дел // Орга низованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С.87-89 и др.). Эту же позицию занимает и Р.С.Белкин. Он пишет: “Средства и методы пре одоления противодействия расследованию со стороны “внешних” субъектов, создающих противоправ ность своих действий, в основном носят оперативно - розыскной характер или на начальном этапе ха рактер ведомственного расследования (выделено мною - А.П.). Именно оперативным путем выясня ются причины противодействия, степень причастности противодействующих лиц к событию преступле ния, мотивы и цели противодействия. Если речь идет о вмешательстве в деятельность следователя непо средственно, изучаются законность требований, обоснованность даваемых ему указаний и т.п.. Должно стное расследование может закончиться возбуждением уголовного дела”. Автор перечисляет и другие меры, принимаемые при оказании такого рода противодействия, которые осуществляются за пределами дела, расследуемого следователем, и не им самим (см.Белкин Р.С. Противодействие расследованию и пути его преодоления криминалистическими и оперативно-розыскными средствами и методами // Кри миналистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного рассле дования. - М., 1997.-С. 148-149).

13 Григорьев В.Н. Организованное противодействие судопроизводству и проблемы его нейтрализации // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализа ции. - М„ 1997.-С.131-137.

19

весьма эффективное противодействие и, вместе с тем, организованные группы не гнушаются никакими методами, используя при этом и традиционные”.14

В связи со сказанным подчеркнем еще раз, что, в основном, предметом нашего исследования является так называемое “традиционное” проти- водействие расследованию, хотя, как уже отмечалось, освещение этой проблемы невозможно в отрыве от рассмотрения вопросов организованного противодействия преступных сообществ.

Чтобы дать более-менее полную характеристику форм и способов противодействия расследованию, а также методов их преодоления, мы структурировали главу так: вначале рассматриваем понятие и сущность, затем - формы и ситуации противодействия расследованию, далее - общую характеристику мер преодоления противодействия и требования, предъявляемые к ним, и заключаем главу рассмотрением вопросов обеспечения безопасности граждан, участвующих в изобличении противоборствующих лиц. Хотя, изолированно один от другого, вопросы второго и третьего параграфов рассмотреть трудно, самостоятельность их предмета рассмотрения все-таки прослеживается, поэтому мы считаем, что избранные нами направления исследования темы в значительной мере выдержаны.

Прежде чем приступить к изложению основного материала данной главы, подчеркнем еще одну специфическую сторону исследования - четко выраженную направленность на защиту прав потерпевших от преступлений. Их и без того неполные права зачастую воплощаются или с трудом, или вообще игнорируются.15 И это при том, что согласно ст. 52 Конституции Российской Федерации, права потерпевших от преступлений и злоупотребления властью охраняются законом.

14 Григорьев В.Н. Там же. С. 132.

15 См. об этом: Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. - Волгоград, 1997.-С.147-148.

20

Если в период довольно вялого проведения судебной реформы зако- нодатель неоднократно вносил изменения и дополнения в действующее уголовно-процессуальное законодательство в части расширения прав обвиняемого, приводил процессуальное положение этого субъекта в соответствие с международным стандартом общепризнанных норм права, то для улучшения процессуального положения потерпевшего практически никаких мер принято не было.16 До сих пор не принят новый УПК, где права потерпевшего значительно расширены, хотя и не до такой степени, чтобы они смогли “в максимальной степени обеспечить его процессуальное равенство с обвиняемым”.17 Ждет окончательного рассмотрения в Государственной Думе и Федеральный закон “О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, способствующих уголовному судопроизводству”.

Пока же, “если речь идет о защите прав человека на предварительном следствии, то чаще - в отношении лиц, совершивших преступления, тех, кто сам нарушил закон, пренебрег правами других людей, посягнув на их жизнь, жилище и имущество, их достоинство и нравственность. Безусловно, говорить о правах и положении преступников надо. Но не только о них, и не только об этом. К сожалению, значительно реже обращаются к вопросу защиты прав потерпевших от преступлений, которые с большим основанием заслуживают сочувствия, ибо не по своей, а по воле правонарушителей лишаются определенных благ. Они становятся участниками уголовного процесса не по собственной воле. Поэтому каждое слово сострадания к ним, каждый приговор убийцам, бандитам, ворам и насильникам - это поддержка справедливости, факт гуманного отношения к оби-

16 См.: Ульянов В. Сможет ли государство защитить потерпевшего?//Законность, 1998, № 11.-С. 30.

17 См.: Пояснительная записка к проекту Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Постановление Государственной Думы о проекте УПК России № 1498-Н ГД от 6 июня 1997 г. и мате риалы к нему.

21

женным и оскорбленным”.18 К этому добавим, что борьба с противодействием расследованию - это борьба за права, честь и свободу потерпевших от преступлений, защитить которые мешают (уже после их совершения) все те же лица - виновные в правонарушении, вторично негативно воздействуя на свою жертву.

Между тем, международная практика защиты жертв преступников более развита. Меры защиты потерпевших от преступлений отражены в Международном пакте о гражданских и политических правах, Декларации ООН “Основные принципы правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью” (от 11.12.1985 г.). В США с 12.10.1982 года действует публичный “Закон о защите жертв и свидетелей преступлений”, а с 1990 г. - “Закон о правах потерпевших и реституции”.19 Имеются подобные законы и в других цивилизованных странах. У нас пока этого нет.

Исследование избранной темы в определенной мере отражает наме- чающуюся и в нашей стране эволюцию положения жертв преступных деяний; в конечном счете, оно направлено на их защиту при расследовании совершенных над ними насилий и надругательств. Нельзя не разделить мнения о том, что назрела острая “необходимость “поворота” всей следственно-судебной системы лицом к проблемам потерпевших. Защита их прав должна стать частью государственной политики, включая создание госу-дарственных и общественных фондов помощи потерпевшим”.

Кулагин Н.И. В защиту прав и законных интересов следователя // Права человека и правоохранитель- ная деятельность. - Волгоград, 1995. - С. 102.

19 Реституция - восстановление в прежнем правовом положении (См. Словарь иностранных слов. - М, 1964.-С.561).

20 Ульянов В. Сможет ли государство защитить потерпевшего? // Законность, 1998, №11.- С.34.

22

§ 1. ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РАССЛЕДОВАНИЮ

Одним из основных условий успешной борьбы с преступностью яв- ляется совершенствование качества работы органов расследования с тем, чтобы ни одно преступление не оставалось нераскрытым. Между тем, значительная их часть остается нераскрытой, а преступники - ненаказанными. Многие из них - из-за активного противодействия органам расследования, которое в последнее время проявляет устойчивую тенденцию к возрастанию. Такая тенденция обусловливается несколькими обстоятельствами: а) все возрастающим правовым нигилизмом граждан, значительная часть которых к правонарушителям относится сдержанно, равнодушно, а иногда и доброжелательно; б) невысоким профессионализмом сотрудников пра- воохранительных органов, их неготовностью раскрывать и расследовать сложные уголовные дела (об этом говорит хотя бы тот факт, что около 53 % следователей МВД не имеют высшего юридического образования, и примерно 50 % - имеют стаж работы менее 3-х лет)21; в) недоверием населения к органам расследования (данные об этом приводятся в диссертации); г) коррумпированностью отдельных сотрудников; д) отсутствием правовой базы для организации действенных мер по преодолению противодействия органам расследования.

Необходимо отметить, что проблема противодействия расследованию не осталась вне внимания ученых-криминалистов, которые предпри- нимают определенные шаги по исследованию сущности этого явления и делают попытки дать ему определение. Свидетельство тому - работы Р.С. Белкина, В.Д. Грабовского, В.А. Жбанкова, СЮ. Журавлева, В.Н. Ка-рагодина, И.А. Климова, А.Ф. Лубина, Г.К. Синилова и других ученых.

21 См.: Информ. бюллетень Следственного комитета МВД России. М., 1999. № 4 (101). - с.25.

23

Однако, прежде, чем приступить к рассмотрению понятия противо- действия расследованию с точки зрения криминалистики, обратимся к анализу филологической сущности таких терминов, как “противодействие”, “коллизия”, “конфликт”, “соперник”, “конфликтная ситуация”.

По В.Далю слово “противодействовать” равнозначно смыслу слова “перечить”, идти противу, наперекор, мешать и стараться уничтожить другое действие”.22 По С.И.Ожегову - “соперничать” - значит “бороться с кем-нибудь”, а “соперник” - это “человек, который соперничает с кем- либо”. “Противодействие” обозначает “действие, противодействующее другому действию”, а “противодействовать” - значит “оказывать противодействие, препятствовать, бороться против кого-чего- нибудь”.24

Примерно также определяется и значение слова “коллизия”. Так, в Словаре иностранных слов говорится, что слово “коллизия” происходит от латинского “collisio” и выражает “столкновение противоположных сил, стремлений и интересов”.25

Поскольку противоборствовать - значит вступать с кем-либо ( в данном случае - со следователем) в конфликтные отношения, рассмотрим фи- лологическое значение термина “конфликт”. Иногда конфликт рассматривают слишком расширенно. Любое противоречие между следователем и другими участниками уголовного процесса или просто лицами, коснувшимися в сфере следственной деятельности с сотрудниками, выполняющими ее, будь оно объективным или субъективным, изображается уже как конфликтная ситуация.

В. Даль не дает толкования слова “конфликт”, но интерпретирует слово “противодействовать”, о чем мы уже сказали. СИ. Ожегов определя-

Даль В.. Толковый словарь живого великорусского языка, т.З. - С.-Петербург-Москва, 1981. - С.1358.

23 Ожегов СИ. Словарь русского языка. Изд. 7-ое. - М., 1968. - С.650.

24 Ожегов СИ. Там же. - С.541.

25 Словарь иностранных слов. Издание 6-ое. - М., 1964. - С.308.

24

ет конфликт как столкновение, серьезное разногласие, спор (а конфликте-вать - значит “вступать в конфликт”).

В Толковом словаре русского языка конфликт определен как “столк- новение между спорящими несогласными сторонами”, а конфликтовать -значит “иметь конфликт с кем-нибудь”. Авторы Большой советской эн- циклопедии под конфликтом (от латинского - “conflictus” - столкновение) понимают “столкновение противоположных интересов, взглядов, стремлений; серьезное разногласие, острый спор, влекущие за собой более слож-ные формы борьбы”.

Если суммировать общее в этих определениях, то неизбежен вывод о том, что конфликт подразумевает столкновение, серьезное разногласие, спор, приводящий к борьбе; конфликт - это столкновение двух сторон, которые стремятся к разным результатам и, чаще всего, разными путями. Заметим, что противоречие - это еще не конфликт, не противоборство. Не каждое противоречие “дозревает” до борьбы. Только при достижении осо-бой остроты противоречие может перерасти в противоборство.

Анализ приведенных определений позволяет заключить, что “кон- фликтовать” - значит противодействовать, мешать другой стороне добиться противоположных целей, уничтожить результат ( в смысле - не допустить) другого действия, исходящего от соперника. Уточнения требует лишь определение слова “соперничать”, данное СИ. Ожеговым. Он отмечает, что при соперничании оппонент добивается той же цели, состязаясь с другим лицом.30 Как видим, автор придал определенное смысловое значение сказанному, подразумевая под “соперником” лицо, которое стремится добиться определенного результата, как бы соревнуясь с другим лицом,

Ожегов СИ. Указ. работа. - С.252.

Толковый словарь русского языка, т.1. - М., 1935, - С.118.

Большая советская энциклопедия, изд. 2-ое, т.22. - М., 1955. - С. 135.

См.: Волкогонов Д.А. Моральные конфликты и способы из разрешения. - М., 1974. - С.5.

См.: Ожегов СИ. Там же. - С.650.

25

поставившим перед собой ту же цель. В конфликтной же ситуации, складывающейся при расследовании преступлений, противоборствующие субъекты стремятся достичь разных целей, поэтому уничтожение достижений противоборствующего лица является желательным, иногда неизбежным результатом. При рассмотрении конфликтных ситуаций, возникающих на предварительном следствии, слово “соперник” употребляется не в обычном своем понимании, поэтому им или вообще не следует опери- ровать, поскольку оно не выражает сущности ситуации и положения противоборствующих лиц, или употреблять его с определенной оговоркой.

Важно рассмотреть филологическую сущность еще одного слова, от- носящегося к словосочетанию “конфликтная ситуация”. В Толковом словаре русского языка “ситуация” определяется как “совокупность обстоятельств, условий, создающих те или иные отношения, обстановку или по-ложение”. СИ. Ожегов также толкует “ситуацию” как “совокупность об-стоятельств, положение, обстановку”. Сходно с этим характеризуется “ситуация” в Словаре иностранных слов.

Если “между общающимися появились антагонизм, расхождение во взглядах, - налицо конфликтная ситуация, или обстановка, в которой в силу сочетания различных условий и обстоятельств возникла противона-правленность интересов, взглядов, убеждений”. “Конфликт, - пишет К. Боулдинг, - может быть определен как ситуация конкуренции, в которой стороны понимают потенциальную несовместимость позиций, и в которой каждая сторона стремится занять позицию, несовместимую со стремлением другой стороны”.34

31 Толковый словарь русского языка, т.1, М., 1935. - С.265.

32 Ожегов СИ. Указ. работа. - С.625.

33 Водолазский Б.Ф., Лубеницкий А.А. Поведение работника милиции в конфликтной ситуации // Труды Омской ВШМ МВД СССР. - 1973. - С.57.

34 Boulding K.E. Conflict and Defence: General Theory. N.V., 1962. - c.42.

26

На предварительном следствии конфликт, противодействие обуслов- ливаются возникновением резкого несоответствия установок, мотивов и действий противоборствующего лица задачам следствия, которое нарушает нормальное взаимодействие этого лица со следователем. Задача последнего - снять конфликт, преодолеть противодействие, получить от противоборствующего лица информацию, наиболее правдиво освещающую факты, представляющие интерес для расследования.

Теперь перейдем к рассмотрению одного из основных вопросов темы - понятия “противодействие расследованию”. В литературе высказано несколько дефиниций данного явления. Так, В.Н. Карагодин, посвятивший проблеме противодействия расследованию докторскую диссертацию, дает следующее определение: “Противодействие предварительному расследованию - умышленные действия (система действий и бездействия), направленные на воспрепятствование установлению объективной истины по уголовному делу и достижению других задач предварительного расследования.”35

Р.С. Белкин, исследуя содержание рассматриваемого понятия, спра- ведливо отмечает, что если раньше под противодействием расследованию подразумевали “преимущественно различные формы и способы сокрытия преступлений, то теперь это понятие наполнилось более широким содержанием и может быть определено как умышленная деятельность с целью воспрепятствования решению задач расследования и, в конечном счете, установлению истины по уголовному делу.”36

Как видим, несмотря на некоторое различие формулировок, приве- денные дефиниции практически равнозначны. На наш взгляд, они наибо-

35 См.: Карагодин В.Н. Основы криминалистического учения о преодолении противодействия расследо ванию: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - Екатеринбург, 1992. - С. 16.

36 Белкин Р.С. Противодействие расследованию и пути его преодоления криминалистическими и опера тивно-розыскными средствами и методами // Криминалистическое обеспечение деятельности крими нальной милиции и органов предварительного расследования. - М., 1997. - С. 129.

27

лее полно и точно отражают сущность рассматриваемого явления. Тем не менее, нельзя оставить без внимания и некоторые другие высказанные учеными-криминалистами определения противодействия расследованию. Так, например, А.Ф. Волынский и В.П. Лавров противодействие раскрытию и расследованию преступлений характеризуют как “совокупность противоправных и иных действий преступников и связанных с ними лиц, направленных на воспрепятствование установлению истины правоохранительными органами в их деятельности по выявлению, раскрытию и рассле- дованию преступлений.”37 Хотя, на первый взгляд, существенных различий между данным и приведенными выше определениями (В.Н. Карагодина и Р.С. Белкина) нет, хотелось бы отметить такой момент. По мнению А.Ф. Волынского и В.П. Лаврова, противодействие расследованию оказывают “преступники и связанные с ними лица”. Это положение представляется весьма спорным, поскольку, по нашему мнению, свидетеля, а тем более, жертву преступления, хотя и дающих (например, вследствие страха перед обвиняемым) следователю ложные показания, преступниками назвать нельзя, как нельзя отнести их и к “связанным с преступниками лицам”. Между тем, поведение свидетелей и потерпевших, когда они дают ложные показания либо отказываются от дачи показаний, является ничем иным, как противодействием расследованию. Нам могут возразить, что подобные действия указанных лиц подпадают под признаки соответствующих статей УК, и потому последних можно назвать преступниками. Однако, как пред- ставляется, не такую категорию преступников имели ввиду авторы приведенного выше определения. Учитывая сказанное, считаем подобную конкретизацию субъектов противодействия в дефиниции данного понятия излишней.

37 Волынский А.Ф., Лавров В.П. Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С.93-99.

28

А.Ф. Лубин и СЮ. Журавлев, также исследовавшие проблему про- тиводействия расследованию, характеризуют его как “систему действий (или бездействия), преследующих цель воспрепятствовать вовлечению следов преступления в сферу уголовного судопроизводства и последующе-го их использования в качестве судебных доказательств.” С этим определением в полной мере мы тоже согласиться не можем, поскольку противодействующие следствию лица, пытаясь помешать установлению объективной истины по уголовному делу, оказывают противоправное воздействие не только, и не столько на следы преступления (даже в самом широком понимании этого слова), сколько на участников уголовного процесса. Ведь главная задача противодействия расследованию - нарушить нормальную деятельность органов следствия, снизить ее эффективность, помешать изобличению тех или иных лиц, вывести из уголовного процесса определенных соучастников преступления и т.д. Поэтому противоправное воздейст- вие, как правило, большей частью оказывается не на следы преступления, а на организационно-правовые отношения субъектов расследования - участников уголовного процесса (потерпевших, свидетелей, обвиняемых, подозреваемых, экспертов, понятых, следователей, оперативных работников, судей), а также на лиц, вообще не причастных к расследуемому событию -журналистов, освещающих ход расследования, коррумпированных работников органов власти и управления. И.В. Бобровский, оценивая приведенную выше дефиницию, придерживается аналогичной точки зрения.39

Приведем еще одно определение. И.А. Климов и Г.К. Синилов в работе “Противодействие криминальной среды как объект и предмет иссле- дования теории ОРД” также дают свою дефиницию, но не противодейст-

.Лубин А.Ф., Журавлев СЮ. Нейтрализация противодействия расследованию // Криминалистика. Расследование преступлений в сфере экономики. - Н. Новгород., 1995. - С.345.

39 Бобровский И.В. О соотношении противодействия расследованию и сокрытия преступлений // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С. 104-106.

29

вия расследованию в целом, а противодействия криминальной среды. И хотя предметом нашего исследования является так называемое “традиционное” противодействие, оказываемое “одиночными” преступниками, мы уже отмечали, что четкую грань между рассматриваемым нами видом противодействия и организованным провести трудно, поэтому считаем нелишним привести и это определение: “Противодействие криминальной среды есть умышленное совершение поступков, поведение и действия, направленные на воспрепятствование осуществлению социального контроля за ней, эффективному выполнению задач правоохранительной функции государства с целью уклонения от ответственности виновных за содеянное либо смягчения ответственности”.40 Как видим, данное определение носит довольно общий характер и выходит за пределы нашей, более узкой и конкретной темы.

Перечень дефиниций противодействия расследованию можно про- должить и дальше, однако мы этого делать не будем, так как считаем вполне удачным и достаточно объективно отражающим сущность исследуемого нами явления, определение В.Н. Карагодина, с приведения которого мы и начали рассмотрение указанной проблемы. Однако, взяв данную дефиницию за основу, хотелось бы несколько дополнить ее и предложить собственное определение противодействия. На наш взгляд, противодействие расследованию можно охарактеризовать как умышленные действия (бездействие) заинтересованных лиц, обусловленные несоответствием их целей задачам следствия и направленные на воспрепятствование решению задач расследования и установлению объективной истины по уголовному Делу.

Климов И.А., Синилов Г.К. Противодействие криминальной среды как объект и предмет исследования теории ОРД // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М„ 1997. - С.20-27.

30

Отметим, что в дальнейшем мы будем оперировать всеми рассмот- ренными нами терминами, а именно: “конфликт”, “коллизия”, “противо- борство”, “противодействие”. Несмотря на некоторые различия этих терминов с точки зрения филологии и криминалистики, все они выражают направленность на создание помех деятельности следователя по установлению истины и потому могут быть употребимы в нашем исследовании, задачей которого является не оценка соотношения указанных понятий, а изучение сущности проблемы противодействия расследованию и мер его преодоления.

Подчеркнем, что противодействие предварительному расследованию, в конечном итоге, всегда обращено к органам дознания или следствия, хотя может начинаться еще до начала расследования и продолжаться после его окончания. При направлении уголовного дела в суд и нахождении дела в суде противодействие органам расследования переходит в противодействие суду, и приобретает свои отличительные признаки (которые в силу ограниченности рамок предмета исследования мы рассматривать не будем). Отметим, что противодействие не всегда направлено против конкретных лиц, осуществляющих предварительное следствие. Часто субъект даже не знает конкретного сотрудника органа расследования, который будет его “оппонентом” и не имеет какого-либо представления о действиях и намерениях лица, ведущего следствие. В таких случаях он использует общие представления о возможной деятельности органов внутренних дел.41

Обычная ситуация, без наличия противодействия следствию, харак- теризуется отсутствием или небольшим числом препятствий к выполне- нию следственного действия, полным или частичным совпадением глав- ных интересов участников процесса в деятельности по установлению истины. Такая бесконфликтная ситуация характерна тем, что при этом суще-

41 См.: Карагодин В.Н. Основы криминалистического учения о преодолении противодействия расследо- ванию: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - Екатеринбург, 1992. - С. 15.

31

ствуют временные совпадения в достижении некоторых целей. Такие совпадения целей бывают, например, при допросе следователем добросовестного (законопослушного) свидетеля, когда и следователь, и свидетель стремятся как можно объективнее познать расследуемое событие.

Ситуации же противодействия возникают тогда, когда недобросове- стные свидетели, потерпевшие, подозреваемые, обвиняемые или иные лица по различным причинам заинтересованы в неправильном, необъективном восприятии события следователем. Такие ситуации на предварительном следствии складываются в результате общения лиц - участников процесса, имеющих различные, порой, диаметрально противоположные цели. Из-за этого между ними формируются отношения противоборства. “Стороны в конфликтной ситуации - это люди, группы людей, коллективы, деятельность которых так или иначе связана с постановкой и решением задач, прогнозированием и принятием решений, а также планированием целена-правленных действий”.

Проблема противодействия расследованию не нова. “Преступность, при рассмотрении ее с позиций нелигитимного характера сосуществования и противоправной деятельности, как социальное явление без противодействия властным структурам и обществу в природе не существует. В этой связи противодействие со стороны преступных структур следует рассматривать не иначе как реакцию криминальной среды на охранную деятельность государства с широким использованием различных механизмов, обеспечивающих безопасность этих структур от правосудия. Импульс самозащиты в криминальной среде, ввиду неизбежности применения уголовных санкций в случае изобличения, является доминирующим по отношению ко всем ее действиям”.43 Поэтому лица, совершившие преступле-

42 Антонян Ю.М. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении преступления. - М., 1973. - С. 13.

43 Кувалдин В.П. Противодействие как активная форма защиты криминальной среды от общества // Со вершенствование борьбы с организованной преступностью и наркобизнесом, вып.1. - М„ 1998. - С.56.

32

ния, всячески противодействуют органам расследования в их изобличении, причем противодействие может быть оказано по любому преступлению, совершенному как умышленно, так и неосторожно. К наиболее часто совершаемым преступлениям против правосудия, безусловно, относится деяние, предусмотренное ст.294 УК - “Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования”. Противодействие деятельности следователя по установлению объективной истины по делу выражается в самых различных формах, но чаще всего пре-

~ 44

ступники воздействуют на потерпевших и свидетелей.

Анализ следственной практики убеждает, что иногда даже конфликты “мягкой формы” исключают взаимодействие сторон и их общение по законам логики. Участники таких ситуаций отстаивают различные интересы и разными средствами. Независимо от силы аргументов, каждый из них (особенно тот, кто конфликтует со следователем) долго, а то и на весь период расследования, сохраняет свои позиции. Объективность восприятия, логичность мышления, продуманность действий уступают место мнительности, необоснованному воображению и эмоциям. В таких случаях добывать и использовать доказательства, устанавливать объективную истину сложно. Тем более трудно это сделать тогда, когда обвиняемые и их окружение, противодействуя органам расследования, оказывают активное дав- ление на потерпевших, свидетелей, сотрудников органов дознания, следователей, прокуроров и судей путем подкупа, шантажа, угроз как в отношении перечисленных лиц, так и в отношении их родных и близких. Они применяют и другие формы воздействия, вплоть до убийства отдельных лиц. Противодействуя объективному расследованию, преступники и помогающие им лица применяют различные методы: ведут скрытое наблюде-

Часто конфликты, выражающие полярные позиции, возникают и между участниками криминальных групп; их также в интересах следствия должен использовать следователь (См.: Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. - Ташкент, 1991. - С.36-40).

33

ние за отдельными лицами; используют радиоэлектронную технику; внедряют своих людей в правоохранительные органы; устраняют лиц, сотрудничающих с органами внутренних дел; дезинформируют и провоцируют работников органов следствия; становятся на учет в психоневрологические диспансеры. Поэтому предупреждение и нейтрализация противодействия -не механический набор приемов, а работа, основанная на анализе криминальной ситуации, оперативной обстановки и материалов уголовных дел.45

Проблема конфликтных отношений между людьми привлекает вни- мание многих наук: социологии, психологии, психиатрии, медицины, науки управления, правовых и других отраслей знания. Их интересуют сущность и содержание физиологического, психологического и общественного механизмов моральных коллизий и возможности управления ими, способы их преодоления и взаимодействия с противоборствующими лицами. Этим проблемам стали придавать все возрастающее значение и криминалисты, поскольку невозможно успешно провести следственные действия без учета всей сложности предпринимаемых усилий противоборствующей стороны, без изучения причин негативного влияния на расследование и путей его преодоления. Проблема принятия в таких экстремальных условиях обоснованных, оптимальных решений, рассчитанных на перспективу и учитывающих требования следственной практики, относится к числу наиболее актуальных и сложных, тем более, что преступность в России приобретает все более опасные формы: организуется в банды, вооружается, повышает свою техническую оснащенность, внедряется в органы власти и управления, имеет практически неограниченные финансовые возможности.

Важно отметить, что определенное противодействие следствию по- дозреваемыми и обвиняемыми в пределах допустимого
уголовно-

45 См.: Должикова И.Р. К вопросу о методике предупреждения противодействия криминальной среды расследованию и судебному разбирательству корыстно-насильственных преступлений // Проблемы теории и практики правоохранительной деятельности органов внутренних дел, вып. 8. - М., 1997. - С. 43.

34

процессуальным законом - их неотъемлемое право, используемое для защиты своих интересов.46 Противодействие обвиняемого, выражаемое в таких формах, как отказ от дачи показаний, дача ложных показаний, непризнание своей вины, выбор угодного ему адвоката - это реализация им права на защиту. Даже свидетель или потерпевший, отказывающийся от дачи показаний, хотя и создает помехи для деятельности следователя и суда, привлечен к уголовной ответственности по ст. 294 УК России (воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного рас- следования) быть не может. Его можно привлечь к ответственности по ст.308 УК (отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний). Однако в последние годы противодействие стало проявляться и в иных формах, которые отличаются изощренностью. Его оказывают не только подозреваемые и обвиняемые, но потерпевшие, свидетели и иные лица.47

Изменение показаний обвиняемыми, как свидетельствует практика, чаще всего происходит по таким причинам: из-за страха перед наказанием; из-за их запугивания или подкупа другими виновными лицами; из-за слабой доказанности их вины и др. Потерпевшие и свидетели изменяют показания: из-за угроз расправы с ними или их близкими, вследствие подкупа и по другим причинам.

Противодействуя расследованию, заинтересованные лица применяют самые разнообразные формы противоправного вмешательства в ход расследования. Различны и субъекты противодействия: организаторы, исполнители преступлений, их родственники и близкие, должностные лица государственных и общественных структур, свидетели и потерпевшие, со-

См.: Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. Овчинского B.C., Эминова В.Е., Яб- локова Н.П. - М., 1996. - С.282.

47 О сущности, основных направлениях и формах противодействия организованных преступных структур органам внутренних дел см.: Антонов В.М., Кувалдин В.П. Противодействие организованных преступных структур органам внутренних дел и меры по его нейтрализации. - М., 1996. - С.6-18; Волынский А.Ф., Лавров В.П. Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. -М., 1997.-С.93-99.

35

трудники правоохранительных органов, эксперты и ревизоры, специалисты и другие, привлекаемые к расследованию лица. Эти и другие вопросы мы подробнее рассмотрим в следующем параграфе данной главы диссертации.

36

§ 2. ФОРМЫ И СИТУАЦИИ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РАССЛЕДОВАНИЮ.

Хотя противодействие расследованию - явление и не новое, однако с течением времени формы его проявления существенно видоизменяются.48 Если раньше противодействие расследованию выливалось, в основном, в такие действия, как неявка по вызову следователя, отказ от дачи показаний или дача ложных показаний, то в настоящее время оно приобрело более наступательный, агрессивный и масштабный характер. Оно проявляется на всех этапах расследования, начиная с момента решения вопроса о возбуждении уголовного дела и до направления его в суд, а затем - и в суде.

Чаще всего усилия противодействующих следствию субъектов на- правляются на сокрытие самого преступления и совершивших его лиц. “Скрыть преступление, - пишут в этой связи А.Ф. Лубин и СЮ. Журавлев, - можно лишь двумя путями: а) не допустить обнаружения следов преступления и вовлечения их в сферу расследования; б) не допустить должного использования этих следов в качестве судебных доказательств. В первом случае преступник непосредственно воздействует на следы преступления, “стирая” их полностью или частично, во втором - опосредованно, действуя через тех, кто имеет непосредственный доступ к доказательствам, т.е. через лиц, наделенных соответствующими полномочиями и процессуальным

„49

статусом.

Данное утверждение, конечно, справедливо, если предположить, что авторы, говоря о следах преступления, подразумевали под ними не только материальное отражение события преступления, но и информацию о нем, а также носителей этой информации.

Здесь под формой мы понимаем “внешнее выражение какого-либо содержания” (Сов. энциклопедиче- ский словарь. - M., 1983. - С. 1417).

49 Лубин А.Ф., Журавлев СЮ. Нейтрализация противодействия расследованию // Криминалистика. Рас- следование преступлений в сфере экономики. - Н. Новгород., 1995. - С.348.

37

Существуют различные основания, по которым классифицируют формы противодействия расследованию и ситуации, складывающиеся при его возникновении.

Одной из наиболее важных, на наш взгляд, является классификация противодействия по фазам развития преступной деятельности. Ценность этой классификации мы видим, прежде всего, в том, что она позволяет проследить развитие противодействия расследованию уже с момента зарождения преступного замысла. А.Ф. Лубин и СЮ. Журавлев выделили четыре фазы развития противодействия, каждая из которых выражает совокупность определенных действий, противопоставляемых процессу расследования. В первую (информационно-поисковую) фазу они включили: а) наблюдение за объектом преступного посягательства; б) налаживание преступных связей; в) создание ложного алиби; г) иносказания в беседах, пе- реписке и др.

Вторая фаза, по их мнению, предполагает создание условий для реа- лизации преступного замысла, и включает в себя: а) конспирацию пре- ступных связей; б) создание тайников; в) приготовление предметов и средств маскировки преступления; г) выбор места, времени и других условий совершения преступления; д) проведение экспериментов с целью проверки возможности совершения тех или иных действий, которые потребуется выполнить при совершении преступления, и т.п.

Третью фазу составляют действия по реализации преступного за- мысла; она включает в себя: а) легендирование личности; б) изготовление и использование поддельных документов; в) использование наблюдателей, телохранителей и т.д.

Четвертую фазу авторы связывают с воспроизведением преступной деятельности. Она охватывает следующие действия: а) временное прекращение преступной деятельности; б) оказание в местах лишения свободы помощи сообщникам, привлеченным к уголовной ответственности; в) про-

38

тиводействие использованию вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства доказательств; г) помощь родственникам и близким сообщников, находящихся в местах лишения свободы; д) проверку новых кандидатов в члены преступной группы; е) анализ ошибок прошлой преступной деятельности; ж) изучение оперативной обстановки на предмет ее безопасности для преступной группы.50

Как видим, многие из перечисленных действий характерны только для организованного вида противодействия, осуществляемого членами преступных групп. Кроме того, представляется спорным отнесение некоторых действий, например, таких, как оказание в местах лишения свободы помощи сообщникам; помощь их близким и родственникам; проверка новых кандидатов в члены преступной группы; анализ прошлых ошибок и изучение оперативной обстановки на предмет ее безопасности для преступной группы, - к действиям, направленным против расследования. Это, безусловно, противоправная деятельность, но каким образом она может препятствовать расследованию, уже осуществленному или осуществляемому по тому или иному делу? Видимо, весьма относительно. Это, скорее всего, действия, направленные на подготовку противостояния следствию в будущей преступной деятельности. Тем не менее, несмотря на спорность отдельных моментов, ценность данной классификации несомненна - она наглядно демонстрирует процесс возникновения и развития противодействия раскрытию и расследованию преступлений.

Из приведенного выше деления органически вытекает классификация ситуаций противодействия. Те же авторы (А.Ф. Лубин и СЮ. Журав- лев) все ситуации, складывающиеся в результате противодействия заинтересованных лиц органам следствия и суда, вполне обоснованно разделили на четыре группы: “а) возникающие в латентной стадии преступной дея-

См.: Лубин А.Ф., Журавлев СЮ. Там же. С.346-347.

39

тельности; б) имеющие место в ходе оперативно-розыскных мероприятий и предварительной проверки материалов, т.е. до возбуждения уголовного дела; в) возникающие в период предварительного расследования уголовного дела; г) имеющие место на последующих стадиях уголовного судопроизводства”.51

Р.С. Белкин “по отношению к процессу расследования конкретного преступления” применил другую классификацию. Он подразделил все оказываемое расследованию противодействие на “внутреннее” и “внешнее”. При этом под “внутренним” он понимает такое, которое оказывают субъекты, в той или иной форме причастные к расследованию, т.е. подозреваемые и обвиняемые, свидетели и потерпевшие, специалисты и эксперты, случайные люди, оказавшиеся на месте происшествия, и др. Основной характерной чертой такого противодействия является соперничество противоборствующих сторон, их стремление получить от другой стороны желательную для них информацию или соответствующую их интересам линию поведения. При этом подозреваемый часто желает почерпнуть от следователя как можно больше необходимых для защиты своих интересов сведений, убедить или принудить последнего путем недодачи ему нужной информации (или выдаче ложной) принять более благоприятное для себя решение. В свою очередь, следователь стремится получить от противоборствующего лица данные, наиболее правдиво освещающие факты, представляющие интерес для расследования, изменить его негативную позицию на отношения сотрудничества или близкие к ним. Для лиц, противоборствующих со следователем, характерно обладание какой-либо информацией о расследуемом событии и стремление скрыть, изменить или уничтожить ее и (или) ее носителей. К “внешнему” противодействию Р.С. Белкин относит противодействие лиц, либо вообще не связанных с расследуемым со-

51 Лубин А.Ф., Журавлев СЮ. Там же. С.348.

40

бытием и лицом, осуществляющим расследование, либо связанных с ним процессуальными, служебными или иными властными отношениями или состоящих в другой зависимости.52

Принимая эту классификацию форм противодействия, отметим, однако, ее некоторую условность и нечеткость, что позволяет нам выделить еще один вид противодействия, который (также условно) можно назвать “смешанным”. Основанием для его выделения послужили следующие обстоятельства.

Субъекты “внутреннего” противодействия могут реализовать свои замыслы по созданию помех органу расследования преимущественно (как утверждает Р.С. Белкин и др. авторы) путем сокрытия преступления, а субъекты “внешнего” противодействия - путем влияния, давления на следователя, создания условий для совершения им незаконных действий, побуждая его к совершению противоправного деяния, и т.п. К субъектам этого вида противодействия относят должностных лиц предприятий, учреждений и организаций, где было совершено преступление, сотрудников ор- ганов исполнительной власти и представительных органов, работников контрольных и ревизионных организаций, сотрудников правоохранительных органов, а также представителей партий, профсоюзных и иных общественных организаций, трудовых коллективов, отдельных групп населения, родственников, друзей и иных близких виновного.53

Как видно из приведенного перечня субъектов противодействия, от- дельные из них могут выступать как в качестве субъектов “внутреннего”, так и “внешнего” противодействия. В таком положении может оказаться, например, сотрудник правоохранительного органа: он был на месте происшествия, но противоправно стал действовать не потому, что оказался

См.: Белкин Р.С. Противодействие расследованию и пути его преодоления криминалистическими и оперативно-розыскными средствами и методами // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. - М., 1997. - С.138. 53 См.: Белкин Р.С. Там же. - С.131.

РОССИЙСКАЯ /

41 ^СУД^ствемНВ,

сведущ в отношении деяния, а под воздействием иных причин (в силу коррумпированности, подкупа, просьб со стороны определенных лиц и т.п.). Возможны и другие ситуации, при которых одно и то же лицо может выступить в качестве субъекта “внутреннего” и “внешнего” противодействия.

Противодействие (любое из выделенных видов) может осуществляться в активной и пассивной формах. К пассивной, имеющей характер бездействия, относятся: неоказание помощи, невыполнение требуемых действий, несообщение запрашиваемых сведений, невыдача искомых предметов, неявка по вызову, умолчание об известных фактах, отказ от дачи показаний и т.п. К активной форме противодействия относятся: дача ложных показаний, обман, сокрытие и уничтожение необходимых следствию предметов, инсценировка и создание лжедоказательств, склонение к неповиновению, прямое сопротивление следователю и т.д.54 З.И. Кирсанов сюда же относит (и мы разделяем его мнение): побег с места преступления и сокрытие от органов следствия и суда, склонение к даче ложных показаний, представление подложных документов.55

По характеру воздействия на следы преступной деятельности А.Ф. Лубин и СЮ. Журавлев подразделяют формы противодействия на две группы: 1) когда имеет место непосредственное воздействие на следы преступления; 2) когда такое воздействие осуществляется опосредованно. В первом случае (при непосредственном воздействии) субъекты противодействия стремятся не допустить обнаружения следов и вовлечения их в сферу расследования. Осуществляется такое воздействие в формах утаивания следов, их уничтожения, маскировки, фальсификации и инсценировок.

54 См. Лубин А.Ф., Журавлев СЮ. // Криминалистика. Расследование преступлений в сфере экономики.

Н.Новгород, 1995. - С.350.

55 См.: Кирсанов З.И. Роль криминалистических методов и средств в борьбе с противодействием выявле нию и раскрытию преступлений // Организованное противодействие раскрытию и расследованию пре ступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С.146-150. О способах противоправного воздейст вия на потерпевших и свидетелей и защиты от него см. также: Щерба СП., Зайцев О.А. Обеспечение прав потерпевших и свидетелей на предварительном следствии. - М„ 1995. - С.45-46.

42

При опосредованном воздействии на следы преступления преследуется цель помешать их использованию в качестве судебных доказательств. Такое противодействие осуществляется в формах подкупа, угроз, клеветы, провокаций, шантажа, причинения материального ущерба, физического воздействия в отношении субъектов расследования, их родственников и близких им лиц.56

Существует и множество других оснований, по которым классифи- цируют противодействие и ситуации, связанные с его возникновением. Так, например, по степени накала эмоций эти ситуации можно разделить на острые и вялотекущие; по частоте повторения - на типичные и специфические; по продолжительности существования - на кратковременные и длящиеся.57 Добавим, что противодействие может осуществляться как в скрытой, так и открытой формах.

Считаем возможным сформулировать еще одну классификацию форм противодействия расследованию. Все оказываемое заинтересованными лицами противодействие мы бы разделили по объекту оказываемого воздействия на три вида: 1) противодействие расследованию путем оказания противоправного давления на лиц, производящих расследование (следователей, работников органов дознания, прокуроров, судей); 2) противо-действие расследованию путем оказания противоправного воздействия на лиц-носителей информации (свидетелей, потерпевших и др.); 3) противодействие, оказываемое на материальные следы преступления. Воздействие на свидетелей и потерпевших является одной из наиболее распространенных и опасных форм противодействия расследованию преступлений, поэтому проблеме нейтрализации этого воздействия и обеспечения безопас-

См. Лубин А.Ф., Журавлев СЮ. Указ. работа. - С.350. 57 См. Лубин А.Ф., Журавлев СЮ. Там же. - С.348- 349. Более подробно о классификациях противодействия расследованию см.: Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. - Свердловск, 1992. - С.21-31. О некоторых видах классификаций см. также: Ступин О. Как препятствовать противодействию расследованию // Законность, 2000, № 2. - С.26.

43

ности граждан, участвующих в изобличении преступников, мы посвятим отдельный параграф нашей работы (§4 гл.1). В рамках же данного параграфа мы рассмотрим лишь частные формы воздействия на свидетелей и потерпевших. Таких форм не так уж много, и они не отличаются разнообразием. И.А. Бобраков выделяет следующие: а) уговоры и попытки примирения с потерпевшими (отмечены по 55% изученных уголовных дел); б) физическое воздействие на свидетелей и потерпевших или угрозы применения такого воздействия (24,9%); в) подкуп (12,2%). Только в 31,2% изученных дел к свидетелям и потерпевшим применялось два и более способов воздействия, в большинстве случаев преступники весьма успешно обходились одним. Далее этот же автор констатирует, что лишь 41,3% свидетелей и потерпевших не поддались воздействию со стороны преступников, тогда как в 58,7% случаев преступникам удалось склонить указанных лиц к совершению каких-либо действий (или бездействия) в свою

58

пользу.

Наиболее активно воздействие осуществляется от начала предвари- тельной проверки сообщения о совершении преступления до проведения основных следственных действий с участием свидетелей и потерпевших.59

При расследовании каких преступлений чаще всего происходит такое воздействие? По данным Е.И. Замылина, неправомерное воздействие в виде угроз и насилия, в основном, “оказывается в ходе расследования тяжких преступлений - 82 % . В целом такое воздействие имеет место при расследовании убийств (5 %), нанесения тяжких телесных повреждений (18 %), грабежей и разбоев (34 %), изнасилований (15 %), вымогательства (9 %), краж (7 %), квалифицированного хулиганства (24 %) и др.”.60 Е.И. За-

ем. :Бобраков И.А. Воздействие преступников на свидетелей и потерпевших как прием противодейст- вия расследованию преступлений // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997, С. 107-109.

59 См.: Бобраков И.А. Указ. работа. С. 107-109.

60 Замылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса в конфликтной ситуации. - Волгоград, 1998. - С.46.

44

мылин справедливо отмечает, что “потерпевшие и свидетели подвергаются давлению с целью дачи ими ложных показаний обычно тогда, когда доказывание строится преимущественно на их показаниях, а следовательно, ограниченность доказательственного материала придает особое значение полученной информации. Формы выражения угроз при этом носят самый различный характер, а именно: применение физического насилия в отношении участников уголовного процесса и их близких, вплоть до угрозы убийством (96 %), уничтожение или повреждение имущества (18 %), разглашение компрометирующих материалов (6 %), возможные неприятности по службе (1 %) и др.”61

Наиболее часто совершаемое против правосудия преступление - дея- ние, предусмотренное ст.294 УК России - воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного следствия. Вмешательство в деятельность органа следствия, если оно осуществляется частными лицами, - это активные действия, направленные на создание помех в этой деятельности, срыв основанных на законе усилий следователя по установлению истины по уголовному делу.

Основная цель лица, оказывающего противоправное влияние на сле- дователя, - воспрепятствовать его нормальной работе, снизить ее эффективность и принудить провести одностороннее, неполное и необъективное расследование по уголовному делу. Воспрепятствовать расследованию -значит не допустить в уголовный процесс ту или иную доказательственную информацию, сделать невозможным ее использование в целях установления объективной истины. Вмешательство в деятельность следователя может выразиться, например, в воздействии на него через средства массовой информации, в шантаже (угрозах оглашения позорящих, компрометирующих или просто конфиденциальных сведений), в создании следовате-

61 Замылин Е.И. Там же. - С.46.

45

лю неблагоприятных бытовых условий (многочисленные ночные звонки, подкуп соседей или членов разного рода товариществ: жилищных, дачных, гаражных и т.п.) с целью проведения ими враждебных акций по отношению к следователю.62 Вмешательство может быть совершено и должностными лицами, и лицами, таковыми не являющимися, но по роду работы непосредственно обеспечивающими расследование. Поскольку на последних обычно возлагаются специальные обязанности по созданию надлежащих условий для осуществления расследования по делу, преступления, предусмотренные ч.З ст. 294 УК, как справедливо, на наш взгляд, считает В.В. Мальцев, могут совершаться и путем бездействия (например, зав. канцелярией РУВД утаивает важный для следствия документ). Это относится и к должностным лицам. При этом не обязательно, чтобы они обладали по отношению к следователю властными полномочиями. Важно, чтобы должностное лицо, вмешиваясь в работу следователя, имело возможность использовать свои полномочия во вред законным интересам следствия. Сюда можно отнести и действия этого лица по предоставлению следователю незаконных льгот и привилегий, услуг материального и нематери- ального характера.63 В.В. Мальцев выделяет пять наиболее типичных ситуаций вмешательства должностных лиц в деятельность по расследованию.64 И хотя эта форма противодействия - не основной предмет нашего исследования, мы, в определенной мере, рассмотрим ее (и некоторые другие) в последующих разделах диссертации.

Исходя из сказанного и взяв за основу выводы ученых Московского института МВД России,65 можно констатировать, что противодействие

Подробнее об этом см.: Мальцев В. В. Ответственность за воспрепятствование осуществлению право- судия и производству предварительного расследования // Законность, 1997, № 12. - С. 12-13. 6- См.: Мальцеве. В. Там же.-С. 13-14.

64 Подробнее там же. - С. 14-15; а также: Намнясев В.В. Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования в Российском уголовном праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Волгоград, 1999.

65 Имеются ввиду выводы ученых Московского института МВД России, сделанные по результатам про веденного социологического исследования. Они приведены в статье Климова И.А., Синилова Г.К. “Про-

46

расследованию преступлений наиболее часто проявляется в следующих формах:

• подкупе, запугивании и ином воздействии на потерпевших и сви- детелей с целью заставить их отказаться от первоначальных показаний или изменить их в пользу преступников (76 %); • • установлении нелегальных каналов связи с арестованными членами преступной группы для согласования линии поведения (72 %); • • найме высококвалифицированных адвокатов (60 %); • • укрывательстве подозреваемых за пределами России ( 64%); • • сокрытии, уничтожении следов, оружия и средств преступной деятельности (44 %); • • оказании давления через средства массовой информации посред- ством использования ошибок субъектов уголовного процесса и сотрудников милиции, помогающих расследованию (35 %); • • симуляции заболеваний (44 %);66 • • целенаправленной дискредитации оперативных работников и следователей (32 %), в том числе, посредством клеветнических жалоб и заявлений (52 %); • • попытках вербовки сотрудников органов внутренних дел под уг- розой использования против них компрометирующих материалов (12 %); • • попытках подкупа следователей и других сотрудников (23 %). • тиводействие криминальной среды как объект и предмет исследования теории ОРД” // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С.20-27.

66 Подробно об этом см.: Волков В.Н. Симуляция психических расстройств как одна из форм противо- действия расследованию преступлений // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С. 117-119.

6 См.: Климов И.А., Синилов Г.К. Противодействие криминальной среды как объект и предмет исследо- вания теории ОРД // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М, 1997. - С.24-25; об этом же: Кустов A.M. К вопросу о механизме противодействия расследованию // Там же. - С. 102-104; Кувалдин В.П. Криминальная тактика противодействия организованных преступных структур правоохранительным системам // Там же. - С.37-39.

47

В приведенном перечне форм противодействия изложение третьей позиции кажется нам не совсем удачным, поскольку сам по себе найм высококвалифицированных адвокатов вряд ли можно считать формой противодействия расследованию. Более верно, на наш взгляд, охарактеризовать подразумеваемую форму противодействия как “незаконные действия защитников”.

Исследуя вопрос о наиболее распространенных формах противодей- ствия, мы также провели анкетирование сотрудников органов расследования. На вопрос, с какими формами противодействия им приходилось сталкиваться при расследовании уголовных дел, следователи (работники органов дознания) дали следующие ответы:

• подкупами, уговорами, угрозами, насилием в отношении свиде- телей, потерпевших и членов их семей - 58 %; • • сокрытием (уничтожением) следов преступления - 38 %; • • незаконными действиями защитников обвиняемых -36%; • • оказанием давления на субъектов расследования - 8 %; • • попытками повлиять на ход следствия через средства массовой информации - 2 %; • • симуляцией обвиняемым (подозреваемым) психических заболе- ваний - 2 % (некоторые из опрошенных отметили сразу несколько форм, поэтому общий процент ответов превышает 100 - см. приложение № 2). • Наиболее опасной формой противодействия является физическое устранение свидетелей преступлений. Утверждается, что ежегодно пропадает без вести, “как минимум, до 150 человек, осведомленных о преступлениях и представляющих опасность для тех, кто их совершил”.68

В.В. Намнясев, исследуя тему с позиций уголовно-правовой науки, принял за основание классификации форм противодействия объективную

68 Петросян В.О. Безвестное отсутствие лица как признак противодействия расследованию // Там же. - С.138.

48

сторону состава преступления. Он все формы воспрепятствования осуществлению правосудия и производству предварительного следствия разделил на две группы: а) совершаемые посредством действия и б) совершаемые путем бездействия. К первой он отнес: уговоры и просьбы о выполнении незаконных действий или об отказе от выполнения тех или иных законных действий со стороны лиц, использующих свое служебное положение; незаконные требования, исходящие от частных лиц, незаконные требования или указания от лиц, использующих свое служебное положение; угрозы неопределенного характера; угрозы совершения в отношении должностного лица или его близких иных деяний, не указанных в ст. 296 УК; угрозы распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, или иных сведений, которые способны причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего; угрозы создания неблагоприятных условий служебной деятельности потерпевшим или их близким; угрозы создать трудности в расследовании дела, исходящие от лиц, с которыми потерпевший связан процессуальными отношениями; обещание вознаграждения за выполнение или невыполнение тех или иных действий; обещание оказания потерпевшему разного рода услуг нематериального ха- рактера; незаконное получение информации, связанной с осуществлением правосудия или расследованием дела; похищение, уничтожение или повреждение материалов дела, вещественных доказательств; пикетирование зданий суда.

К деяниям, совершаемым путем бездействия, он отнес: отказ в пре- доставлении (составлении, выдаче) документации, необходимой для расследования или разрешения дела; отказ от добровольной выдачи предметов или документов при производстве следственных действий; умышленное необеспечение работника правоохранительного органа техническими или материальными средствами, необходимыми для производства того или

49

иного следственного действия.69 Разумеется, им перечислены не все формы воспрепятствования производству предварительного расследования; практика то и дело пополняет их набор. Но и выделенные говорят о большом их разнообразии, а значит, о сложности их распознания и борьбы с ними.

Рассуждая о формах рассматриваемого явления, нельзя обойти вопрос о соотношении таких понятий, как “сокрытие преступления”, “способ совершения преступления”, “противодействие расследованию”. Проблему соотношения указанных категорий не оставил без внимания ни один исследователь данной темы. Об этом писали: Р.С. Белкин, И.В. Бобровский, Г.Г. Зуйков, СЮ. Журавлев, В.Н. Карагодин, З.И. Кирсанов, В.П. Лавров, А.Ф. Лубин, И.М. Лузгин и др.

В криминалистике сокрытие преступления рассматривается обычно как элемент полноструктурного способа совершения преступления, в со- став которого, кроме указанного, входят и такие элементы, как подготовка и совершение преступления. Однако существуют ситуации, когда действия по сокрытию не связаны единым умыслом с приготовлением и совершением преступления. В таких случаях сокрытие элементом способа совершения преступления не является. Не углубляясь в детализацию данной проблемы, которая, на наш взгляд, является темой для отдельного исследования, отметим, что мы придерживаемся позиции тех ученых (Белкин Р.С, Карагодин В.Н., Лузгин И.М.), которые полагают, что действия по сокрытию преступления могут являться как элементом способа совершения пре- ступления, так и находиться за его пределами.

До недавнего времени в криминалистической литературе понятия “сокрытие преступления” и “противодействие расследованию” часто рас-

См.: Намнясев В.В. Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования в Российском уголовном праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Волгоград, 1999. - С. 7-8.

50

сматривались как синонимы. По нашему мнению, это в корне неверно. Термин “противодействие” гораздо шире термина “сокрытие”. И поэтому мы полностью разделяем суждение В.Н. Карагодина, о том, что сокрытие преступления - лишь одна из форм противодействия расследованию.70

Примерно такую же позицию занимает и З.И. Кирсанов, считающий, что сокрытие преступлений - одна из “основных форм противодействия выявлению и раскрытию преступлений”. Такого же мнения придерживаются А.Ф. Волынский и В.П. Лавров; они под сокрытием преступления понимают такие действия, которые “направлены на утаивание, уничтожение, фальсификацию следов преступления (материальных и идеальных), данных о событии преступления и его участниках. Иначе говоря, акцент делается, в основном, на следы… преступления… Между тем, сокрытие преступления … является лишь частью противодействия”.72 Аналогичной точки зрения придерживается и В.О. Петросян, считающий что “все большее признание находит позиция, что противодействие расследованию более широкое понятие по сравнению с криминалистической трактовкой такого явления, как сокрытие преступления”.73

Заметим, что и Р.С. Белкин определяет сокрытие преступления как деятельность, направленную на воспрепятствование расследованию путем

См.: Карагодин В.Н. Основы криминалистического учения о преодолении противодействия расследо- ванию: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - Екатеринбург, 1992. - С. 16; Его же. Преодоление противодействия предварительному расследованию. - Свердловск, 1992. - С.20.

71 Кирсанов З.И. Роль Криминалистических методов и средств в борьбе с противодействием выявлению и раскрытию преступлений // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступле ний и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С.146-150.

72 Волынский А.Ф., Лавров В.П. Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступ лений // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его ней трализации. - М., 1997. - С.95.

7” Петросян В.О. Безвестное отсутствие лица как признак противодействия расследованию // Организо- ванное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997.-С.137-140.

51

утаивания, уничтожения, маскировки или фальсификации следов преступления и преступника, а также их носителей.74

В качестве способов сокрытия преступления многие криминалисты называют уничтожение, утаивание, маскировку и фальсификацию.

Так, Р.С. Белкин отмечает такие способы сокрытия преступлений: 1) утаивание информации и (или) ее носителей; 2) уничтожение информации и (или) ее носителей; 3) маскировку информации и (или) ее носителей; 4) фальсификацию информации и (или) ее носителей; 5) смешанные спосо-бы.75

Принимая приведенную классификацию, выскажем некоторые суж- дения. Скрыть (по СИ. Ожегову) - это “спрятать, чтобы кто-нибудь не обнаружил … Утаить, сделать незаметным”;76 утаить - “скрыть от кого- нибудь, сохранить в тайне”.77 Скрывать - “сохранять в тайне что-либо, не рассказывать о чем-либо… Утаивать… спрятать”.

С позиции криминалистики сокрытие преступления - деятельность, направленная на воспрепятствование расследованию преступлений путем (как отметил в приведенном выше высказывании Р.С. Белкин) утаивания, уничтожения, маскировки и фальсификации необходимой следствию информации или ее носителей. Утаивание информации может осуществляться как активным (сокрытие предмета преступного посягательства, вещественных доказательств и иных источников информации, уклонение от явки в орган расследования), так и пассивным способом (умолчание, недонесение, отказ от дачи показаний). Уничтожение - это действия, направленные на ликвидацию (порчу) следов преступления и преступника, а маскировка -

См.: Белкин Р.С. Противодействие расследованию и пути его преодоления криминалистическими и оперативно-розыскными средствами и методами // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. - М., 1997. - С.133.

75 См.: Белкин Р.С. Указ. Работа. - С. 134.

76 Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М., 1984. - С.631.

77 Там же. С.731.

78 Словарь синонимов. - Л., 1976. - С.523.

52

действия, осуществляемые с целью изменения представления об отдельных обстоятельствах преступления (способа его совершения, личности преступника и т.д.). Фальсификация - это подделка, создание ложной информации и ее носителей (ложные показания и сообщения, создание ложных следов и иных вещественных и документальных источников доказательств, их переделка или подмена, создание ложного алиби и т.п.). К смешанным способам сокрытия преступлений обычно относят различные инсценировки, в основе которых лежит искусственное создание материальных следов расследуемого события. Это делается для того, чтобы: создать видимость совершения иного, чем было на самом деле, преступления или деяния, не являющегося преступным; создать ложное представление об отдельных обстоятельствах и элементах совершенного преступления (совершено другим лицом, в иных целях, в другом месте, по иным мотивам

„ „ „ ч 79 И Т.П.).

Из проведенного нами анализа различных точек зрения ученых- криминалистов и полученных ими, а также автором настоящего исследования, эмпирических данных, можно сделать еще один вывод. Он касается субъективной стороны действий преступников при подготовке к совершению уголовно-наказуемых деяний. По этому основанию можно выделить два основных вида ситуаций, полярно различных между собой:

• преступник не заботился о сокрытии преступления, его следов, а потому мер к их уничтожению или маскировке не принял; • • преступник, готовясь к совершению преступления, продумал меры, с помощью которых он сможет скрыть преступление или информацию о себе, как лице, его совершившем. • Но какова бы ни была классификация действий, предпринимаемых противодействующей стороной, они могут быть направлены:

79 Подробнее см.: Белкин Р.С. Противодействие расследованию и пути его преодоления // Криминали- стика, гл. 12. - М., 1999. - С. 244-247.

т

53

• на процесс расследования, решение его задач, условия его про извод ства;

• на лицо, прои зводя щее рассл едова ние, - следо вател я, работ ника орган а дозна ния; • • на носит елей доказ атель ствен ной инфо рмац ии - свиде телей , по- терпе вших , а также на связа нных с ними лиц - друзе й, товар ищей по рабо- • о/ч

те, родст венни ков и т.п.”.

Рассм отрев основ ные форм ы и спосо бы прот иводе йстви я орган ам предв арите льног о следс твия, в следу юще м параг рафе этой глав ы мы рас- смот рим меры по его нейтр ализа ции. Счит аем важн ым подче ркнут ь, что вопр осы второ го и треть его параг рафо в труд но рассм отрет ь отдел ьно один от друг ого, т.к. выбо р мер по борь бе с прот иводе йстви ем напр ямую зави- сит от форм и спосо бов оказ ывае мого прот иводе йстви я. По этой прич ине они часто будут рассм атрив аться во взаим освяз и.

80 Белкин Р.С. Против одейств ие расслед ованию и пути его преодол ения кримин алистич ескими и опера- тивно- розыскн ыми средств ами и метода ми // Кримин алистич еское обеспеч ение деятель ности крими- нальной милици и и органов предвар ительно го расслед ования. - М„ 1997. - С.141.

54

§ 3. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МЕР НЕЙТРАЛИЗАЦИИ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РАССЛЕДОВАНИЮ И ПРЕДЪЯВЛЯЕМЫЕ

К НИМ ТРЕБОВАНИЯ.

Достижение цели создания правового государства в числе других преобразований предполагает также необходимость совершенствования деятельности органов предварительного следствия, прокуратуры и суда. К числу направляемых на это мер следует отнести разработку и внедрение в практику методов преодоления противодействия процессу раскрытия и расследования преступлений, которое все активнее осуществляют как лица, совершившие преступления, так и другие должностные и частные лица, стремящиеся не допустить привлечения к уголовной ответственности определенных граждан, отрицательно повлиять на объективность и полноту расследования преступлений.

Как уже отмечалось, противодействие расследованию - явление не новое. Оно существует столько же, сколько существует само следствие. Но в настоящее время преодоление противодействия стало составной частью расследования многих преступлений. Эту деятельность условно можно разделить на несколько элементов: получение информации и выявление действий, направленных на создание помех следствию с целью воспрепятствования установлению истины по делу; точное определение субъектов и методов противодействия; нейтрализация противодействия процессуальными, организационными и иными мерами.

Актуальность исследования форм и методов преодоления противо- действия следствию в значительной мере обусловливается уже тем, что в настоящее время резко увеличилось количество уголовных дел, по которым субъекты прибегают к наиболее опасным способам воздействия на следствие, применяя психическое и физическое насилие, подкуп свидетелей и потерпевших. Характерно, что около 60 % свидетелей и потерпев-

55

ших поддаются воздействию преступников, совершая конкретные действия в пользу виновных, изменяя правдивые показания на ложные или

О 1

скрывая негативную для преступников информацию. Почти во всех случаях лжесвидетельство существенно влияет на ход расследования: виновные лица избегают наказания, а производство по таким делам приостанавливается по основанию, изложенному в п.З ст. 195 УПК. Если же дела по отмеченной причине “разваливаются” в суде, то это чаще всего приводит к необоснованному их возврату на дополнительное расследование либо к прекращению по ним производства. В лучшем случае деяния виновных лиц переквалифицируются в сторону смягчения наказания.

Преступление всегда обусловлено многими обстоятельствами. Среди них, кроме образа жизни правонарушителя, отрицательных черт его характера, поведения потерпевшего, существенную роль играют конкретные обстоятельства, непосредственно предшествовавшие преступным деяниям. Многие преступления, особенно тяжкие, как правило, совершаются лицами, имеющими твердые установки на противоправное, безнравственное поведение, поэтому и при расследовании они избирают такую линию поведения, которая исключает возможность нормального общения со следователем и работниками милиции. Они стремятся избежать ответственности за содеянное, используя для этого все доступные им средства, иногда с трагическими последствиями для законопослушных граждан.

Практика свидетельствует, что часто уже при подготовке к совершению преступления преступник планирует свои действия по его сокрытию (такие действия нами установлены по 78 % изученных дел - см. приложение № 4). Для этого он привлекает и других лиц (соучастников, друзей и родственников). Сам же занимает позицию непризнания вины, оспарива-

81 См.: Бобраков И.А. Воздействие преступников на свидетелей и потерпевших и криминалистические методы их преодоления: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1996. - С.12.

56

ния добытых следствием доказательств, воздействует в силу возможности на участвующих в деле лиц.

Зачастую подозреваемый предъявляет следствию “заранее подготов- ленное или позднее согласованное с адвокатом алиби. Регулярно возникают многочисленные жалобы адвоката, родственников подозреваемого и его самого в различные инстанции о незаконности ареста, о якобы недопустимых методах ведения следствия и пр. Последнее иногда создает проблемы, связанные с необходимостью доказывания ложности подобного рода утверждений. Как способ профилактики жалоб на незаконные методы ведения следствия можно рекомендовать использование дополнительных средств фиксации хода и результатов следственных действий с помощью аудио- и видеозаписи, регулярные освидетельствования подозреваемого, актирование фактов нанесения ему повреждений в камере (если таковые были), которые часто выдаются за результат рукоприкладства следователя. Это, естественно, увеличивает расход времени на расследование, зато сохранит его в случае жалоб”.82

Для преодоления противодействия расследованию и раскрытию пре- ступлений при производстве следственных действий применяются, в основном, тактико-криминалистические приемы. Такие приемы определяют линию поведения субъектов расследования и раскрытия преступления по отношению к подозреваемым (обвиняемым), потерпевшим, свидетелям и иным лицам. Они состоят в оказании допустимого законом эмоционально-волевого или интеллектуального воздействия на лиц, имеющих отношение к расследуемому событию, с целью преодоления их противоправных установок и получения от них правдивой информации.83

Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. Овчинского B.C., Эминова В.Е., Яблокова Н.П.-M., 1996.-С.289.

83 См.: Кирсанов З.И. Роль криминалистических методов и средств в борьбе с противодействием выявлению и раскрытию преступлений // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры его нейтрализации. - М., 1997. - С.148.

57

С учетом изложенного, обоснован, на наш взгляд, вывод о том, что тактика следственных действий и поведение следователя в обстановке противодействия расследованию зависит от следующих условий:

а) содержания преступного деяния, которое предстоит расследовать и обусловленной им направленности методов собирания и исследования доказательств;

б) вида, оснований и силы противодействия;

в) субъективных качеств представителей сторон противоборства и поддержки, которую они получают “со стороны”;

г) содержания норм закона, регулирующих то или иное следственное действие;

д) индивидуальных психологических качеств следователя, уровня его профессионального мастерства;

е) оснащенности научно-техническими средствами.

К этому добавим: разрабатывая тактику следствия в сложных ситуа- циях противодействия расследованию, важно, на наш взгляд, оценивать ее не только с правовой, но и с этической стороны. Иными словами, должны учитываться психологические и нравственные аспекты, чтобы при расследовании применить безупречные в правовом и этическом отношении средства. Конечно, в обстановке подкупа, шантажа, преследования, угроз применения физического и психического насилия, угроз убийством участвующих в деле лиц и их близких выдержать такие требования сложно, и потому далеко не все следователи и сотрудники оперативных служб милиции выходят из такой борьбы с честью. Об этом красноречиво свидетельствует и так называемая кадровая статистика. В 1997 году в отношении следователей органов внутренних дел было возбуждено 97 уголовных дел (в 1996 г. - 84); из них 43 - по ст.290 УК России - за получение взяток (в 1996 - 41). Из 45 следственных работников, привлеченных за взятки: 3 младших следователя, 11 старших следователей, 1 старший следователь по

58

особо важным делам и 7 руководителей следственных подразделений. 54 уголовных дела возбудили по фактам совершения следователями иных преступлений (28 - преступления против государственной службы; 12 -злоупотребления и превышение должностных полномочий; 7 - халатность; 9 - служебный подлог; 4 - фальсификации (ст.ЗОЗ УК России) и 1 - заве-

од

домо незаконное содержание под стражей). По утверждению И.А. Бобра-кова примерно 50-60 % уголовных дел возникло как результат противодействия преступников органам расследования. Здесь, на наш взгляд, сыграло роль несоответствие (неадекватность) мер противодействия (с позиций морали) с подготовленностью к ним следователей.

Напомним, что “в реальной следственной практике реализация мер преодоления противодействия следствию всегда носит ситуационно- эвристический характер, в связи с чем целесообразно комбинирование доступных следователю мер в соответствии с интенсивностью противо- действия, временными факторами, наличием сил и средств, имеющихся в распоряжении следствия по методической схеме типа - “признак противодействия следователю - адекватный прием, средство, метод преодоления противодействия или их комбинация”.

Воздействие следователя на противодействие расследованию право- мерно и допустимо тогда, когда оно является: законным, не противоречащим ни одной норме УПК; допустимым с позиций нравственности, морали; учитывающим индивидуальные качества лица, в отношении которого оно применяется. Оказывая воздействие на то или иное лицо, следователь должен использовать индивидуальный подход, который предполагает: а) достаточно хорошее знание субъекта, к которому воздействие применя-

ем.: Информационный бюллетень Следственного комитета МВД России. - М., 1998, № 2 (95). - С.23-24.

85 См.: Бобраков И.А. Ранее указ. работа. - С. 12.

86 Основы борьбы с организованной преступностью/ Под ред. Овчинского B.C., Эминова В.Е., Яблокова Н.П.-М., 1996.-С.284.

59

ется, его возрастных, психологических и иных качеств; б) установление с ним правильных, обусловленных обстоятельствами дела, обстановкой и личностными качествами, взаимоотношений; в) учет специфики сложившейся процессуально - тактической ситуации.87

С целью нейтрализации противодействия расследованию следственная практика постоянно пополняется новыми приемами получения и фик- сации показаний, которые иногда называют нетрадиционными. В 1994 году во ВНИИ МВД России состоялся семинар “Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений”. Что это за методы? Во-первых, применение полиграфа (детектора лжи); во-вторых, допросы под гипнозом; в-третьих, обращение за содействием к ясновидящим. Подробно об этом писал A.M.

оо

Ларин. Кратко оценим эти методы.

Еще 125 лет назад (в 1875 г.) в Италии начали испытывать прибор “плетизмограф”, предназначавшийся для изобличения преступников. Прибор совершенствовали, используя новейшие достижения науки и техники. Называли такие приборы по-разному: детекторы лжи, разоблачители, сфигмографы, патометры, полиграфы, вариографы, регистраторы стрессов и т.д.

Они более чутко, чем невооруженный глаз, улавливали проявления скрытых эмоций человека. Однако очевидную предвзятость представляет однозначное истолкование этих физиологических реакций как проявлений причастности к делу испытуемого лица, лжи, “виновной осведомленности”, страха перед разоблачением. Именно этим оправдывалось применение “полиграфа”. Между тем, такие же реакции могут быть и у невиновного лица, возмущенного ложным обвинением или боящегося следственной

Подробно об этом см.: Хайдуков Н.П. Тактические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. - М., 1979.

88 См.: Ларин A.M. Нетрадиционные методы раскрытия преступлений // Гос-во и право, 1995, № 9. - С.60-66.

60

ошибки, у неврастеника, потрясенного самой процедурой испытания и т.д.89 Об этом в 1997 году писала “Комсомольская правда”90.

Ни в США, ни в ФРГ, ни в других странах полиграф “не прижился”. Прошедшие в 1958-60 г.г. три региональных международных семинара осудили его применение, оценив это как возврат к варварству и требуя запрета применения полиграфа под угрозой наказания за использование “подобных запрещенных методов как за преступление”91.

“Квалификация этих методов как варварских, средневековых, - писал A.M. Ларин, - имеет достаточное основание. Ведь они направлены на то, чтобы получить от обвиняемого уличающую его информацию вопреки его воле. А это составляет суть средневекового пыточного процесса. Оговорки сторонников полиграфа о применении его исключительно с согласия обвиняемого алогичны. Ведь вопрос об этой процедуре возникает ввиду недостаточности доказательств обвинения и в надежде на их пополнение. Ясно, что пойти на это обвиняемый может не иначе как в результате прямого или косвенного физического или психического принуждения. Между тем, принуждение к даче показаний - грубое нарушение прав человека, преследуемое как одно из тяжких преступлений против правосудия (ст. 179 УК РСФСР)”92.

А.И. Скрыпников утверждает, что в развитых странах (таких, как США, Канада, Япония) полиграф применяется уже более пятидесяти лет,93 хотя, на наш взгляд, будет вернее сказать, что делаются лишь весьма ограниченные попытки его применения. У нас попытки применения полиграфа также имеют место. Разработана и определенная нормативная база: Инст-

См.: Ларин A.M. Ранее указ. соч. - С.61.

90 Севркжов Д. Жена мне верит, а детектор лжи - нет// Коме.правда, 1997, 26 ноября.

91 Подробно см.: Семинары по вопросу о защите прав человека в уголовном праве и процессе (Сантьяго, 19-30 мая 1958 г. ООН-Нью-Йорк, 1958. - С.17; Вена. 20 июня - 4 июля 1960 г. - Нью-Йорк, 1960. - С.23).

92 Ларин A.M. Там же. - С.62.

93 См.: Скрыпников А.И. Полиграф: дальнейшее расширение возможностей // Вестник МВД России, 1996, №3-4.-С.131.

61

рукция “О порядке использования полиграфа при опросе граждан” (приказ МВД России номер 437 от 28.12.1994 г.) и Инструкция “О порядке получения допуска на право работы с полиграфными устройствами” (приказ МВД России номер 353 от 12.09.1995 г.). Подготовлены также методические предписания по работе с полиграфами. И хотя некоторые оптимистические выводы уже сделаны, тем не менее, констатируется, что ставить вопрос о придании доказательственной силы показаниям прибора сейчас еще рано.94 Этот же автор отмечает, что во всех случаях результаты показаний прибора носят вероятностный характер и не могут быть использованы в качестве доказательств.95

Надо внимательно отнестись и к аргументам Е.И. Замылина о воз- можности использования полиграфа при расследовании преступлений. Поскольку сам автор признает, что “точность исследований на полиграфе колеблется от 75 до 95 %”,96 применять его показания в качестве доказательств нельзя, тем более, что “любой физический или эмоциональный толчок извне может нарушить нормальное отправление физиологических функций организма участника следственного действия. Причем отрицательное влияние на результаты тестов могут оказать как шум улиц, телефонные звонки, так и присутствие посторонних лиц.” Несмотря на оптимизм автора, утверждающего, что в будущем полиграфу обеспечено широкое применение, он сам признает, что пока речь может идти об использо- вании данных, полученных с помощью этого прибора, лишь “в качестве ориентирующей, вспомогательной информации”, которую можно “использовать для нужд оперативного аппарата…“.97

44 См.: Там же. - С. 133.

95 См.: Скрыпников А.И. Использование психофизиологических методов для раскрытия преступлений // Вестник МВД России, 1998, № 5-6. - С. 125.

96 Замылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса в конфликтной ситуации. - Волгоград, 1998. - С.60-69.

97 Там же. - С.65-67.

62

В.А. Жбанков, являясь сторонником применения полиграфа при рас- крытии преступлений, тем не менее разделяет мнение о том, что его можно использовать лишь “в качестве средства получения ориентирующей ин-формации”. При этом он сообщает, что проведению испытаний полиграфом могут помешать: беременность (сроком более 100 дней); паралич, ампутация органов, влияющих на расположение чувствительных нервных окончаний, другие, недавно перенесенные, сложные хирургические операции; хронические заболевания: гипертония, неврозы, сердечная недостаточность; эмоциональная неуравновешенность в результате какого-либо происшествия, имеющего непосредственное отношение к испытуемому; наркомания, алкоголизм, особенно, в период вынужденного отказа от приема алкоголя, наркотиков; неполноценное питание или сильная усталость; умственные и психологические недостатки; иные психические заболевания и нервные расстройства; принятие субъектом алкоголя, снотворного, транквилизаторов, наркотических веществ; простудные заболевания, хронические расстройства дыхательных путей и голосовых связок; наличие физических болей.” Мы намеренно подробно перечислили противопо- казания для проведения полиграфных испытаний, чтобы продемонстрировать, как легко опровергнуть любые показания, полученные с помощью полиграфа. Почти любая болезнь, любое недомогание, усталость и даже особое эмоциональное состояние не позволят признать данные полиграфа в качестве неопровержимых доказательств. Даже присоединение датчиков полиграфа к телу испытуемого вызывает эмоциональное и психофизиологическое напряжение последнего, что, с учетом уже отмеченных Е.И. За- мылиным (мы говорили об этом выше) негативных внешних влияний, вообще может свести на нет значение использования полиграфа при рассле-

Жбанков В.А. Свойства личности и их использование для установления лиц, совершивших таможен- ные правонарушения. - М., 1999. - С. 101. 99 См.: Жбанков В.А. Указ. работа. - С. 100.

63

довании, в результате чего данные, полученные с его помощью, в лучшем случае, можно будет использовать в качестве ориентирующей информации. Считаем, что спешить с использованием полиграфа в уголовном процессе не следует.

B.C. Шадрин, отмечая другую, меньшую степень точности исследо- ваний на полиграфе (около 50 %), также обоснованно отвергает возможность его использования в уголовном процессе.100 Что касается применения полиграфа в оперативно-розыскной деятельности, то, как и B.C. Шадрин, мы считаем, что это - отдельный вопрос, не являющийся предметом рассмотрения нашей работы.

Незаконными должны быть признаны и такие методы “добывания” доказательств, как гипноз и ясновидение.101 “Овладение техникой и тактикой следственных действий, испытанными приемами оперативно- розыскной деятельности, - писал A.M. Ларин, - более достойная и, главное, более эффективная сфера применения сил молодых и здоровых сотрудников… Сегодня наблюдается развал работы, падение профессионального и нравственного уровня сотрудников органов уголовного преследования. Подмена законных, научно обоснованных приемов оперативно-розыскной, следственной, экспертной работы мистификацией, знахарством, шарлатанством, к сожалению, усиливает эту тенденцию”.102 Полагаем, что такие опасения далеко не беспочвенны.

Теперь перейдем к рассмотрению еще одного, на наш взгляд, очень существенного вопроса - вопроса “нейтрализации противодействия” путем применения физического насилия. В печати сообщалось, что в 1997 году в Москве за издевательства над задержанными и осужденными были при-

ем.: Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. - Волгоград, 1997. -С.85-86.

101 Об этих приемах подробно см.: Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений // Сб. материалов семинара. - М., 1994.

102 Ларин A.M. Там же. - С.66.

64

влечены 22 сотрудника органов внутренних дел. И это - только в Моск- ве.

Между тем, первый свод законов славян - русичей “Русская правда” практически исключал меры физического воздействия на людей в качестве наказания. От битья кнутом можно было откупиться 80 гривнами. После монголо-татарского ига в сознании людей произошли изменения: на протяжении последующих столетий телесные наказания становились все жестче и применялись чаще. Их применение получило силу закона. Уложение 1649 года насчитывало 140 статей, по которым виновных “исправляли” кнутом. Преступников того времени заставляли ходить по деревянным кольям, им прижигали пятки каленым железом, отсекали руки или пальцы. Лишь при Екатерине Второй в судебно-уголовном законодательстве России наметилась тенденция гуманизации наказаний. Многие виды телесных наказаний отменили. А в 1863 году Александр Второй из всех видов физического наказания оставил лишь порку розгами.104 Лишь в 1903 году Россия вошла в число цивилизованных стран, приняв Уголовное уложение, в котором пытки исключались.105

К сожалению, и в настоящее время для получения “нужных” показаний некоторые недобросовестные работники правоохранительных органов применяют физическое воздействие на допрашиваемых. Эти “приемы” не могут служить орудием преодоления противодействия расследованию, ибо, во-первых, отказ от дачи показаний в оговоренных законом случаях отнести к противодействию нельзя; во- вторых, отмеченные приемы явно преступны, иногда более опасны, нежели то деяние, которое расследуется

Епифанов И. Пытки именем закона // Аргументы и факты - 1998, № 23; о пытках см. также: Севрюков Д. Тамбовский Поп и его милицейский приход // Газ. “Пресс-криминал Юга России”. - Ростов-на-Дону, № 16, 1999, декабрь.

104 Подробно об этом см.: Бертрам Д.Г. История розги, т.1 - С.288; т.2 - с.336. - М., 1992.

105 Об этом см.: Епифанов И. Пытки именем закона // Аргументы и факты, 1998, № 23. История развития пыток в уголовном процессе подробно описана А.А. Закатовым (см.: Закатов А.А. Ложь и борьба с нею (изд. 2-ое). - Волгоград, 1999. - С.5-18.

65

и за которое подвергают пыткам, пусть виновное, а тем более, невиновное лицо. Закон (ч. 3 ст. 20 УПК) запрещает “домогаться показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер”. А ч. 3 ст. 69 УПК гласит: “Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в ст. 68 настоящего Кодекса”. Отрицательно оцениваются подобные “приемы” и с позиций морали.

Задача следователя при расследовании преступлений в условиях противодействия заключается в том, чтобы снять противостояние, перевести отношения из конфликтных в отношения сотрудничества. Еще лучше - предотвратить возникновение конфликтных отношений, поскольку, чаще всего, это менее сложная задача, чем снятие или смягчение уже появившегося и получившего определенный накал противодействия.

Для расследования, как правило, характерно такое положение: оно решает две противоположные, но взаимосвязанные задачи. Их в свое время определил А.Р. Ратинов: “лицо, совершившее преступление, учитывая возможность использования следователем тех или иных способов и приемов, старается затруднить их применение, уклониться от ответственности (утаить истину). В свою очередь, следователь, учитывая возможные способы совершения и сокрытия преступления, старается установить скрываемые факты, нейтрализовать сопротивление заинтересованных лиц, обеспечить наказание виновного”.106 В то же время, как отмечает А.В. Дулов, наличие конфликта не снимает самой возможности общения и достижения его целей, поскольку в деятельности по осуществлению правосудия всегда имеет место взаимное стремление к получению информации, которое обеспечивает интерес, необходимость общения в конфликтной ситуа-

Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М., 1967. - С. 158.

66

ции. Поэтому, противоборствуя, каждая сторона стремится предугадать действия другой, а поэтому вынуждена мыслить и за нее. При этом стороны оценивают уже имеющуюся у них информацию, пытаются использовать ее так, чтобы получить положительные сведения при общении с “противником”. Часто такие мыслительные задачи бывают весьма сложными и многоплановыми. В значительной мере успех следователя обусловливается тем, насколько он точно осведомлен о лице, вступившем с ним в конфликт, насколько полно собрал доказательственную информацию, насколько умело распорядится ею при общении с этим субъектом, насколько аргументированно и логично сумеет показать несостоятельность занятой “противником” позиции.

В. Леви утверждает, что человеческие отношения - предмет самый сложный и малоуправляемый; далеко идущих надежд в этой области строить не следует.108 Б.Ф. Водолазский и А.А. Лубеницкий считают такое суждение справедливым, “ибо логика действий каждого участника столкновения сугубо индивидуальна”. Вместе с тем, они делают вывод (на наш взгляд - обоснованно), что “в поведении конфликтующих сторон есть нечто объективное, общеобязательное, которое можно до некоторой степени предусмотреть, чем можно управлять”.109

На основании данных, полученных в результате изучения уголовных дел и анкетирования следователей, И.А. Бобраков установил, что субъекты расследования в 70,9 % случаев не предприняли каких-либо превентивных мер для предотвращения возможного воздействия преступников на свидетелей и потерпевших; реагировали на воздействие только тогда, когда проявились его явные признаки. В 35,4 % случаев воздействие на расследование осложнило его ход; в 7,1 % случаев из-за этого прекращалось уголов-

См.: Дулов А.В. Ранее указ. работа. - С.74-75.

108 См.: Леви В. Я и мы. - М., 1969. - С.211.

109 Водолазский Б.Ф., Лубеницкий А.А. Поведение работника милиции в конфликтной ситуации // Труды Омской ВШМ МВД СССР, № 14. -Омск, 1973.-С.59.

67

ное преследование, в 21,7 % - действия обвиняемых были переквалифицированы на более “мягкие” статьи УК; в 14,6 % - привело к “развалу” уголовных дел (прекращению или приостановлению). Лишь в 21,2 % случаев воздействие преступников не оказало существенного влияния на ход предварительного и судебного следствия. В 21,1 % случаев воздействие оказывалось в форме угроз расправой, в 16,5 % - на свидетелей и потерпевших подействовала жалость к преступникам, в 10,8 % - повлияла зависимость от преступников (родственная, служебная), в 9,3 % - решающими оказа- лись корыстные мотивы.110

Подчеркнем, что из 300 опрошенных следователей только 17 % от- метили, что они не сталкивались ни с какой формой противодействия,111 поэтому проблема борьбы с противодействием следствию стала чрезвычайно актуальной.

Следует отметить, что лица, вступающие в общение со следователем, особенно те из них, которые совершили противоправные деяния, или близкие им люди, имеют своеобразный психологический настрой, определенный их положением, в которое они попали в связи со случившимся, а также формой (часто непривычной для них), в которой проходит их общение со следователем. Сама обстановка служебного помещения органа внутренних дел, внешний вид и манера поведения лиц, представляющих этот орган, с которыми обязан войти в психологический контакт субъект, осознание им своей зависимости от действий и решений следователя, а также переживания, связанные с совершенным им деянием, откладывают отпечаток на его душевное состояние. Общение этих лиц в большинстве случаев бывает вынужденным, целенаправленным, проходящим в определенных рам-

См. Бобраков И.А. Воздействие преступников на свидетелей и потерпевших как прием противодейст- вия раскрытию и расследованию преступлений // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С. 107-108.

’” См.: Данилова Р.Ф., Новоселов С.А. Противодействие расследованию по делам об организованной преступной деятельности // Там же. - С.30.

68

ках, обусловленных процессуальным режимом предварительного следствия. Все это следователь не может не учитывать.

Факт совершения преступления или прикосновенности к нему, разу- меется, накладывает некоторый отпечаток виновности на сознание отдельных лиц. Поэтому общение с ними часто проходит в обстановке повышенной нервозности, ибо на них отрицательно воздействуют воспоминания прошлых событий. Следователь должен учитывать такое состояние при общении с этими лицами, а также принудительный характер этого общения. Многие лица при общении со следователем ведут себя весьма настороженно. Некоторые из них болезненно переносят неравность положения, зависимость своих действий от действий и решений следователя. И если последний не примет мер к ослаблению напряженности, не поймет психологического состояния вызванного для общения с ним лица, не устранит недоразумений, возникших у этого лица в связи с его непривычным процессуальным положением, может возникнуть конфликтная ситуация.

Часто тот или иной субъект настраивается негативно лишь потому, что не знает цели вызова к следователю или плохо представляет свое по- ложение в уголовном процессе, а иногда - из-за грубого или неуважительного отношения к нему со стороны следователя, особенно, в первоначальный период расследования. Если следователь не попытается устранить возникшую неясность или ошибки в своем поведении, конфликт с вызванным для общения лицом не исчезнет.

Представляется, что при психологическом анализе конфликтных си- туаций, возникающих при расследовании, на первый план надо выдвигать вопрос о том, как рассуждают и принимают решения соперничающие стороны. Такую мыслительную работу обозначают термином “рефлексия”, т.е. размышление, связанное с имитацией мыслей и действий оппонента и анализом собственных рассуждений и выводов. Здесь следователю важно получить преимущество перед лицом, с которым он вступил в общение,

69

чтобы все уловки и измышления последнего суметь пресечь неоспоримыми доказательствами. Преимущество в рефлексивных рассуждениях позволит следователю предвидеть действия конфликтующего субъекта, влиять на его рассуждения и формировать у него выгодные для себя решения.

Одной из первых задач следователя является определение причин, из- за которых субъект встал на путь противодействия. Часто их определе- ние, а затем - и умелое устранение помогает следователю (особенно в условиях незначительного противодействия) перейти от отношений соперничества к отношениям сотрудничества.

Особенностью общения со следователем лиц, совершивших престу- пление или причастных к нему в иной, осуждаемой моралью, форме, является, как уже отмечалось, его принудительный характер. Это хорошо сознают указанные лица и даже свидетели. Они понимают, что следователь может привлечь их к общению, применив принудительные меры (например, доставку приводом). Поэтому свидетели, а тем более, обвиняемые, в отношении которых следователь может применить и другие, более строгие санкции, часто ведут себя весьма настороженно. Надо учитывать, что у задержанных иногда наступает своеобразный моральный кризис, вызванный крушением надежд, перспектив. А это, в свою очередь, приводит к проявлению злобности, агрессивности, ненависти; обусловливает негативное отношение к следователю. В таком случае создается обстановка противодействия, при которой стороны активно отстаивают противоположные интересы, всячески противоборствуя друг с другом. Различными могут быть повод и причина, предмет коллизии и намерения сторон. Разными могут быть формы и содержание конфликта, его эмоциональный накал, острота проблемы, лежащей в его основе. Поэтому и меры по преодолению противодействия не могут быть одинаковы для всех ситуаций.

Для установления причин, побудивших обвиняемых на предвари- тельном следствии признать свою вину и дать правдивые показания, мы

70

провели анкетирование осужденных, отбывающих наказание в местах лишения свободы. Оказалось, что их искренность была обусловлена такими мотивами:

• раскаялся в совершении преступления - 48 %; • • посчитал, что в деле достаточно доказательств, и не признавать вину не имеет смысла - 39 %; • • рассчитывал на смягчение наказания -21%; • • не хотел портить отношения со следователем -16 %; • • было “все равно” - 9 %; • • иное - 3 % (некоторые из опрошенных назвали одновременно не- сколько причин, поэтому общий процент ответов превышает 100 - см. приложение № 3). • Характерно, что из числа признавших свою вину, 65 % осужденных положительно оценили человеческие качества следователей, а 61 % этой же категории осужденных назвали следователей, проводивших расследование по уголовному делу, профессионалами высокого класса (см. приложение № 3).

Примерно такие же данные были получены Н.И. Порубовым, а также Н.И. Кулагиным и А.И. Васильевым.113

Представляют интерес и данные о том, почему обвиняемые не дают правдивых показаний. Не сделали этого на предварительном следствии -34 % опрошенных, признали вину частично - 24 %. В качестве причин, которые обусловили такое поведение, эти лица назвали:

• считали себя невиновными - 29 %; • • надеялись, что их вина доказана не будет -41%; • 112 См.: Порубов Н.И. О причинах ложных показаний обвиняемых // Вопросы совершенствования след ственной работы. - М., 1970, № 1. - С.66.

113 См.: Кулагин Н.И., Васильев А.И. Факторы, влияющие на поведение обвиняемых на предварительном следствии // Бюллетень МВД Лит. ССР, 1978. - С.21-23.

71

• рассчитывали, что помогут избежать наказания друзья, оставшиеся на свободе, - 24 %; • • надеялись на помощь защитника - 15%; • • иное - 3 % (некоторые из опрошенных назвали сразу несколько причин, поэтому общий процент ответов превышает 100 - см. приложение №3). • Как видим, одна из причин дачи обвиняемыми ложных показаний - надежда избежать ответственности путем давления на правоохранительные органы с помощью своих близких и защитников.

Характерно, что около 46 % осужденных, не признавших себя ви- новными, оценили человеческие качества следователей, ведших расследование, отрицательно (а 39 % осужденных заявили, что следователи не проявили каких-либо заметных положительных или отрицательных качеств). Что же касается уровня профессионального мастерства, то осужденные указанной категории оценили следователей следующим образом:

• профессионал высокого класса - 16 %; • • профессионал среднего уровня - 46 %; • • следователь с низкими профессиональными качествами - 38 % (см. приложение № 3). • Необходимо учитывать, что если обвиняемый находится под стражей, то он переживает особое психическое состояние, вызванное тем, что он не имеет другой возможности получить информацию по делу, кроме как через следователя, которому не всегда доверяет. Такой обвиняемый часто испытывает чувство обреченности, что в значительной мере влияет на его отношение к действиям следователя и формирование конфликта с ним. Особенно реально это в тех случаях, когда следователь не проявляет заинтересованности в судьбе обвиняемого.

72

Существующие в следственной практике средства и методы преодо- ления противодействия расследованию делят на две несколько условно разделенные группы:

• средства и методы преодоления попыток сокрытия преступлений; • • средства и методы преодоления иных форм противодействия рас- следованию.11 • Мы рассмотрим эти средства и методы более подробно в следующей главе диссертации, а пока выделим общие подходы к их разработке и применению при расследовании преступлений. К числу наиболее распространенных мер нейтрализации противоправного давления на деятельность органов расследования, как отмечает большинство криминалистов, можно отнести:

• выбор правильной линии поведения при контактах с преступни- ками, применение специально разработанных для ситуаций противодействия расследованию тактических приемов; • • использование оперативно-розыскной информации о замыслах преступников по противодействию следствию; • • применение при контактах с преступниками эффекта внезапности и разработанных с учетом этого фактора криминалистических приемов, в том числе, приемов рефлексивного управления; • • использование возможностей оперативно-розыскных подразде- лений для защиты свидетелей и потерпевших от противоправного воздействия заинтересованных лиц; • • кодирование сведений о свидетелях и потерпевших в процессу- альных документах; • См.: Белкин Р.С. Противодействие расследованию и пути его преодоления криминалистическими и оперативно-розыскными средствами и методами // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. - М., 1997. - С. 143.

73

• использование специальных технических средств (теле-, видео- и иной аппаратуры), исключающих непосредственный контакт свидетелей и потерпевших с подозреваемыми и обвиняемыми при проведении отдельных следственных действий (очная ставка, предъявление для опознания); • • выявление и нейтрализация лиц, способствующих утечке информации, и лиц, пытающихся оказать давление на следствие; дезориентация преступников о намерениях следствия; • • проведение служебного расследования или оперативно-служебной разработки в отношении лиц, заподозренных в связях с пре- ступниками; • • отстранение следователей и оперативных работников, уличенных в связях с преступниками, от расследования и передача дела следователям другого подразделения; • • тактически умело выбранную линию поведения при общении с защитниками обвиняемых в ходе проведения следственных действий; • • применение электронно-вычислительной техники; • • применение “поощрительных норм” УК к отдельным участникам уголовного процесса; • • ознакомление в исключительных случаях противоборствующих лиц с отдельными обстоятельствами и материалами дела для выхода из сложившейся конфликтной ситуации; • • своевременные публикации в печати тщательно продуманной информации о ходе и результатах расследования.115 • Об этих и других мерах нейтрализации противоправного воздействия на расследование см.: Яблоков Н.П. О способах преодоления противодействия расследованию преступлений, совершенных организо- ванными преступными группами // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С.35-37; Голубев В.В. Опыт преодоления противодействия в процессе расследования уголовных дел // Там же. - С. 153-155; Хочароев Х.Д. Важный инструмент в нейтрализации противодействия криминогенной среды уголовному судопроизводству // Там же. - С.50-53; Шаталов А.С. Оперативно-тактическая комбинация как мера по нейтрализации организованного противодействия расследованию уголовных дел // Там же. - С.44-47; Соловьев Л.А. Об уголовно-правовых мерах предупреждения организованного противодействия расследованию преступлений //

74

К мерам борьбы с противодействием мы предлагаем отнести и из^ менение процедуры продления процессуальных сроков ведения следствия. Пока эта процедура очень громоздка и требует больших временных затрат. Следователю не всегда достает времени для анализа материалов дела, составления аргументированного постановления о продлении срока, тем более, в условиях затягивания следствия обвиняемыми и их защитниками. По этой причине, во избежание волокиты, следователь иногда “сворачивает” дело. В связи с этим, считаем необходимым предоставить право продления срока следствия начальнику следственного подразделения, который хорошо знает дела подчиненных ему следователей. В Венгрии такой порядок уже “прижился”, соблюдение сроков расследования там - внутреннее дело органа следствия. Прокурор же осуществляет надзор за законностью решений руководителей следственных подразделений.116 Применение аналогичной практики в нашей стране обеспечило бы более быстрое и объективное продление процессуальных сроков следствия. В связи с этим предлагаем в ст. 127* УПК и ст. 171 проекта УПК внести соответствующие дополнения.

К сказанному добавим, что сам следователь, оказавшись в ситуации противоборства, конфликтующим субъектом становиться не вправе. Его поведение при всех условиях должно быть сугубо рационалистическим. Он не может отступить от закона, как бы ему не мешали выполнить свои обязанности противоборствующие лица, какое бы давление на него они не оказывали. Его действия должны быть не только решительными, но и правомерными, морально допустимыми. Его поведение при всех условиях

Там же. - С.99-102; Пушкин А.В. Поощрительные нормы уголовного права как средство борьбы с противодействием нормальному ходу расследования преступлений // Там же. - С. 187-190; Белкин Р.С. Противодействие расследованию и пути его преодоления криминалистическими и оперативно- розыскными средствами и методами // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. - М., 1997. - С. 143-149.

116 См. об этом: Кулагин Н.И. В защиту прав и интересов следователя // Права человека и правоохрани- тельная деятельность. Тезисы докладов участников франко-русского семинара. - М., 1995. - С. 104.

75

должно быть независимым от негативных внутренних эмоций, деловым, продиктованным интересами дела. Только в этом случае он приобретет преимущество в соперничестве, займет главенствующую позицию, позволяющую ему влиять на противоборствующее лицо в желательном для следствия направлении. Подробнее о поведении следователя и тактике следственных действий в условиях противоборства мы скажем в следующей главе данного исследования. Здесь же закончим следующим.

Чтобы успешнее решить общую задачу нейтрализации противодей- ствия расследованию, следователь должен разрешить несколько более частных вопросов. Ими являются:

а) анализ сложившейся следственной ситуации;

б) установление конкретных фактов противодействия расследованию по делу, их оценка с позиций устойчивости и организованности;

в) выяснение направлений расследования, по которым оказывается противодействие, преследуемых целей и источников информации, являю щихся основой организации противоборства;

г) определение следственных действий и необходимых мер опера тивно-розыскного характера, направленных на нейтрализацию противо действия расследованию;

д) создание нормальных условий для осуществления тех или иных следственных действий и оперативно-розыскных мер, а также для фикса ции противоправных действий;

е) предотвращение утечки доказательственной информации;

ж) осуществление контроля за безопасностью лиц - носителей сведе ний о доказательствах и о такого же значения - материальных объектах;

з) определение времени и обстоятельств проведения тактических комбинаций и необходимых для этого криминалистических средств;

76

и) разработка запасного варианта действий при осуществлении той или иной тактической комбинации. 17

Поддерживая эту, предложенную А.С. Шаталовым схему деятельности следователя при установлении им признаков противодействия следст- вию, мы считаем, что она может изменяться в зависимости от специфики расследуемого преступления, личностных качеств участвующих в противостоянии лиц, форм и способов оказываемого противодействия.

Особую роль в этом надо отвести следователю; но он должен быть более независимым и защищенным от воздействия “на него со стороны кого бы то ни было”.”8

Процессуальная независимость следователя, как справедливо отмечает Л.Д. Кудинов, существенно повысит его персональную ответствен- ность, поможет строго и точно соблюсти все правовые предписания. “В результате обеспечивается такой необходимый атрибут правового государства, как верховенство правового закона… Ясно, что о независимости уместно вести речь только на подзаконном уровне. От закона же следователь, безусловно, зависим.”119 Только “получивший процессуальную независимость, обладающий правовым иммунитетом и полномочиями следователь, качественно осуществит возложенные на него функции, что поможет эффективнее защищать права и законные интересы потерпевших от преступ-

~и 120

лении .

117 См.: Шаталов А.С. Оперативно-тактическая комбинация как мера по нейтрализации организованного противодействия расследованию уголовных дел // Организованное противодействие раскрытию и рас следованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С.46.

118 Кудинов Л.Д. Независимость как основа уголовно-процессуального положения следователя в право вом государстве // Формирование правового госуларства и вопросы предварительного следствия. - Вол гоград, 1992.-С.82.

9 Кудинов Л.Д. Там же. - С.87-88.

120 Кулагин Н.И. В защиту прав и законных интересов следователя // Права человека и правоохранительная деятельность. - Волгоград, 1995. - С. 105-106.

77

§ 4. ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ ГРАЖДАН, УЧАСТВУЮЩИХ В ИЗОБЛИЧЕНИИ ПРОТИВОДЕЙСТВУЮЩИХ

РАССЛЕДОВАНИЮ ЛИЦ.

Среди множества прав граждан, пока еще не защищенных или плохо защищенных законодательством России, можно назвать права потерпевших, свидетелей и некоторых иных лиц на эффективную защиту от противоправного давления на них за помощь органам расследования в изобличении нарушителей закона.121

К сожалению, последствия незащищенности добросовестных участ- ников уголовного процесса еще в полной мере не осознаны. Беззащитность потерпевших, свидетелей и других лиц, участвующих в процессе расследования преступлений, фактически побуждает их уклоняться от выполнения своего гражданского долга. Так, около 35 % от 40 тысяч опрошенных на вопрос, о их предполагаемых действиях в случае, если они станут свидетелями преступления, категорично заявили, что в правоохранительные органы о случившемся не сообщат.122 В качестве причин подобного поведения называются следующие: сомнение в результативности работы правоохранительных органов (54 %); нежелание быть втянутым в уголовный процесс (26 %); опасение наступления неблагоприятных последствий (26 %).123 В связи с тем, что правовое обеспечение потерпевших и свидетелей находится на низком уровне и носит декларативный характер, опасения этих лиц вполне обоснованы. По данным МВД России, за 1,5 года про- тивоправному воздействию подверглись около 1800 участников уголовно -

121 Отметим, что в диссертации В.А. Булатова детально рассмотрены вопросы защиты прав и интересов свидетелей, потерпевших и иных граждан, оказывающих содействие правоохранительным органам, но в большей степени они рассмотрены с позиций уголовного процесса. Соглашаясь, в основном, с мнением автора, мы сделаем акцент на исследование криминалистических вопросов данной проблемы.

122 См.: Безнасюк А., Абабков А. Государственная защита лиц, содействующих уголовному судопроиз водству // Рос. юстиция, 1997, № 8. - С.38

123 Данные ВНИИ МВД России за 1999 г.

78

процессуальной деятельности и их близких. Нередко воздействие выражалось не только в угрозах, но и в причинении тяжких телесных повреждений, изнасилованиях, похищении детей, поджогах, убийствах. Как следствие, происходит рост заранее не обещанных укрывательств преступлений и заведомо ложных показаний.124

Надо отметить, что в последние годы законодатель довольно часто вносил изменения и дополнения в уголовно-процессуальное законодательство России с целью расширения прав обвиняемого, приводя его положение в соответствие с международными стандартами норм права, однако для улучшения положения потерпевшего практически никаких мер не принималось. Поэтому в уже приведенном нами высказывании Н.И. Кулагина правильно отмечается, что мы чаще защищаем тех, кто совершил преступления и пренебрег правами других людей, посягнув на их жизнь, жилище и имущество, достоинство и нравственность, и значительно реже -права потерпевших от преступлений, которые с большим основанием за- служивают сочувствия. Они становятся участниками уголовного процесса не по собственному желанию, поэтому проявление сострадания к ним - это поддержка справедливости. Добавим - это и реализация требования о неотвратимости наказания за причиненное зло, акт превенции правонарушений. Перекос в сторону безмерного увеличения прав обвиняемых, а не

е- 126

их жертв отмечают и другие ученые и практические работники.

Л. Брусницын справедливо отмечает, что “в России, несмотря на то, что безопасность граждан, действующих в интересах правосудия, является одной из важнейших гарантий его осуществления, до настоящего времени

124 См.: Брусницын Л. Обеспечение безопасности потерпевших и свидетелей // Законность, 1997, № 1.

С.36.

125 См.: Кулагин Н.И. О защите прав и законных интересов следователя // Права человека и правоохра нительная деятельность. - Волгоград, 1995. - С. 102.

126 См. Ефимичев СП. Обеспечить защиту прав личности и интересов общества // Вестник МВД России, 1997, № 2-3. - С.112; Жидких А.А. Обеспечение безопасности потерпевших несовершеннолетних на предварительном следствии II Вестник МВД России, 1997, № 6. - С.66-67.

79

нет законодательства, обеспечивающего их защиту.”127 Отметим, что в мировой практике к подобным лицам (среди которых на первое место ставятся потерпевшие) такого отношения нет. Меры к их охране принимаются. В ряде международных актов изложены общие положения защиты жертв преступлений и лиц, оказывающих органам власти помощь в расследовании правонарушений. К ним относятся: Международный пакт о гражданских и политических правах, Декларация ООН от 11 декабря 1985 года “Основные принципы правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью”.

В США с 1982 года действует “Закон о защите жертв и свидетелей преступлений”, а с 1990 года - “Закон о правах потерпевших и реститу- ции”. Программа защиты свидетелей и пострадавших от преступлений принята в Литве. Меры защиты таких лиц принимаются в Дании и других странах. Такая мера, как неуказание в заявлениях о преступлении, объяснениях, протоколах следственных действий демографических данных защищаемых лиц, применяется во многих странах в связи с решением Европейского суда по правам человека (г. Страсбург), что согласовано с положениями Европейской конвенции о защите прав человека. Эти решения являются обязательными для государств-членов Совета Европы.128 В Великобритании при освобождении обвиняемого из-под стражи - под залог -потерпевший немедленно уведомляется об этом. Там же потерпевший вправе заявить ходатайство о неразглашении в судебном заседании его анкетных данных и адреса. Если виновное лицо приговаривается к пожиз- ненному заключению, а также осуждается за тяжкие сексуальные и иные насильственные преступления, у потерпевшего выясняется мнение о воз-

Брусницын Л. Законодательство, обеспечивающее безопасность лиц, содействующих уголовному правосудию // Рос. юстиция, 1998, № 12. - С.39; Об отсутствии не только законов, но и методических рекомендаций по нейтрализации противодействия расследованию см.: Ступин О. Как препятствовать противодействию расследованию // Законность, 2000, № 2. - С.26.

128 См.: Брусницын Л. Как обезопасить лиц, содействующих уголовному правосудию // Рос. юстиция, 1996, №9. -С.48.

80

можности досрочного освобождения осужденного, которое учитывается при решении этого вопроса. Потерпевший информируется о порядке отбытия наказания осужденным, ему сообщают о побеге преступника или его переводе в другую тюрьму.129

Однако не во всех случаях обеспечение безопасности потерпевших и свидетелей возможно с помощью перечисленных защитных мер. Это показывает правоприменительная практика государств, активно решающих проблему обеспечения безопасности названных лиц. Поэтому в судах США, ФРГ и других стран возможен допрос не самого свидетеля, а должностного лица полиции или следователя, которым от защищаемого лица в ходе служебной деятельности стали известны обстоятельства преступления. Применение этой меры признается отступлением от принципа непосредственного исследования доказательств в суде и потому весьма ограничено. В ФРГ, например, она применяется лишь “при защите особо охраняемых интересов” (жизнь и здоровье свидетеля); угроза оскорблением, к примеру, достаточным основанием ее применения не является. В ФРГ допустима и такая мера безопасности - допрос “по судебному поручению” свидетеля-агента полиции “специально уполномоченным судьей- докладчиком” с последующим оглашением содержания протокола допроса в суде.

В соответствии с Законом ФРГ от 15 июля 1992 года “О борьбе с не- легальной торговлей наркотиками и другими проявлениями организованной преступности” изменена ст. 68 УПК ФРГ. Теперь, “когда существует повод опасаться, что сообщение места жительства угрожает свидетелю или иному лицу, то свидетелю может быть разрешено вместо места жительства назвать место работы или службы либо другой адрес, подходящий для вы-

См.: Безнасюк А., Абабков А. Ранее указ. работа. - С.39; Брусницын Л.В. Меры безопасности а отно- шении лиц, содействующих уголовному правосудию (отечественный и зарубежный опыт) // Информ. Бюллетень Следственного комитета при МВД России. - М., 1999, № 3 (100). - С.21.

81

зова”. Если же “есть повод опасаться, что раскрытие личности свидетеля и его места жительства угрожает жизни, телесной неприкосновенности или свободе свидетеля или другого лица, свидетелю может быть разрешено не давать сведения о себе или сослаться на более раннюю идентификацию”. Принятием этого закона в ФРГ был подведен итог дискуссии о допустимости сокрытия указанных сведений о защищаемых гражданах от привлекаемых к ответственности лиц и даже от защитника (но не анонимности защищаемых лиц). Признано, что в ряде случаев эта мера - единственный способ обеспечить безопасность потерпевших и свидетелей. Такая же мера безопасности применяется в США и Великобритании. Подобные меры, как нам представляется, было бы оправдано применить и в нашей стране.

Нельзя сказать, что в России вообще не принимается никаких мер по защите отдельных лиц от противоправного воздействия в связи с добросовестным выполнением ими уголовно-процессуальных обязанностей. Так, в Основы уголовного судопроизводства СССР 12 июня 1990 года была включена статья 27’ - “Обязанность органов дознания, следователя, прокурора и суда принимать меры по обеспечению безопасности участвующих в деле и иных лиц”. Закон “О милиции” также содержит норму аналогичного содержания (п.24 ст. 10). Позднее норму, направленную на охрану таких лиц, включили и в Конституцию Российской Федерации (ст.52). В УК России предусмотрена уголовная ответственность “за воздействие на лиц, уча- ствующих в отправлении правосудия”. 4.1 ст. 296 устанавливает наказание за угрозу убийством, причинение вреда здоровью, уничтожение или повреждение имущества в отношении “иного лица, участвующего в отправлении правосудия”, а равно его близких в связи с рассмотрением дел или материалов в суде. Поскольку закон не раскрывает понятия “иные лица”,

130 См.: Брусницын Л. Обеспечение безопасности потерпевших и свидетелей // Законность, 1997, № 1. - С.36.

82

можно предположить, что это любой гражданин, который так или иначе помогает рассмотрению уголовного дела.

На нейтрализацию противодействия криминальной среды уголовному судопроизводству направлен и Федеральный закон “О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контрольных органов” от 22 марта 1995 года. В ст.2 этого закона дается обширный список лиц, на которых распространяются требования названного нормативного документа, а в ст. 5 перечисляются меры защиты этих лиц. В ст.ст.6-11 раскрываются основания и механизм применения каждой из перечисленных в ст.5 мер.131

Одной из мер, направленных на обеспечение безопасности потер- певших и свидетелей, является прослушивание переговоров, ведущихся по их телефонам, когда они заявляют, что неизвестные или известные лица угрожают им расправой, убийством, совершением иных насильственных действий, уничтожением имущества. Прослушивание производится по заявлению или с согласия потерпевших или свидетелей. Оформляются эти действия письменно. Согласно ч.З ст.8 Закона об оперативно-розыскной деятельности (если прослушивание устанавливается по решению оперативной службы), выносится постановление, утверждаемое руководителем этой службы. Прослушивание телефонных переговоров и их запись, как следственное действие, предусмотрено ч.2 ст.351 Основ уголовного судо- производства Союза ССР и союзных республик. Полученные при этом фактические данные, при правильном процессуальном оформлении, яв- ляются доказательствами по расследуемому преступлению и противоправному воздействию на тех или иных лиц. Сведения об этом могут быть ис-

131 Подробнее см.: Хачароев Х.Д. Важный инструмент в нейтрализации противодействия криминогенной среды уголовному судопроизводству // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С.50-53.

83

пользованы и для обеспечения безопасности охраняемых лиц, поскольку позволяют выработать и меры по их защите.

В проекте УПК России (ч.2 ст.200 - контроль и запись переговоров) говорится: “При наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или членов их семей, по их письменному заявлению или при отсутствии такого заявления в соответствии с ходатайством следователя по судебному решению может производиться контроль переговоров, ведущихся с их телефонов или других средств связи, и их запись.” На нейтрализацию противодействия расследованию преступлений направлены также ст. ст. 120, 139, 141 и 310 УК России, а также ст. ст. 176, 210 и 249 проекта УПК, которые мы еще подвергнем анализу в соответствующих разделах 2-й главы дис- сертации.

Согласно ст. 52 Конституции России, о которой мы уже упоминали, права потерпевших от преступлений и злоупотребления властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и возмещение причиненного ущерба. Но Основной закон должен быть дополнен более конкретными правовыми предписаниями. Однако этого еще не произошло. Хотя Государственной Думой Российской Федерации в первом чтении такой Закон принят (“О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству”), но своего статуса он еще не приобрел.

М. Палеев в статье “Почему президент России отклонил закон о за- щите потерпевших и свидетелей”132 сообщает, что причины для этого существуют. В частности, он подвергает критической оценке ст. 6 этого Закона, в которой говорится, что органы расследования наделяются правом не указывать в протоколах следственных действий сведений о потерпев-

См.: Палеев М. Почему Президент России отклонил закон о защите потерпевших и свидетелей // Рос. юстиция. - 1998, № 1. - С.8-9.

84

шем и свидетеле, присваивать им псевдонимы, разрешать подписывать процессуальные документы присвоенным псевдонимом. При этом подсу- димый, его защитник и иные участники процесса (а также суд) не будут знать о том, кто скрывается под псевдонимом. Суду и стороне защиты предлагается принять на веру показания такого “засекреченного” свидетеля без малейшей возможности их проверки. Ст.6 допускает также предъявление для опознания подозреваемого (обвиняемого) скрытно не только от опознаваемого, но и его защитника. Такой порядок, утверждает М. Палеев, противоречит положениям Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года и Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 года, а также ст.ст.240 и 288 УПК РСФСР, что существенно ограничивает право обвиняемого на защиту. М. Палеев отмечает и другие погрешности Закона “О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству”.133 Представляется, что не все аргументы этого автора бесспорны. Мы уже отмечали, что неуказание в заявлениях о преступлениях, объяснениях, протоколах следственных действий демографических данных отдельных лиц одобрено решением Европейского суда по правам человека и согласуется с положениями Европейской конвенции по правам человека. Они являются обязательными для государств-членов Совета Европы. Сошлемся еще раз на опыт европейских стран. Если у нас обвиняе- V мый и защитник имеют право знакомиться со всеми материалами дела, то в странах Европы такое право предоставляется им далеко не всегда. Решениями тех же Европейского суда и Европейской конвенции по правам человека подтверждено, что обвинение не обязано уведомлять обвиняемого о всех доказательствах, которые оно предоставит суду. “А конгресс США, -

135 См: подробно: Палеев М. Ранее укач. работа. - С.8-9.

85

сообщает Л. Брусницын, - например, отклонил предложение дополнить Федеральные правила уголовного судопроизводства положением о том, чтобы стороны за три дня до начала рассмотрения дела в суде обменивались именами и адресами своих свидетелей из-за опасений, что станет возможным воздействие на свидетелей с целью заставить их отказаться от дачи показаний в суде”.134

Мы же разделяем мнение о том, что данные о личности потерпевших и свидетелей в ряде случаев (наиболее экстремальных) не должны разглашаться ни на предварительном следствии, ни в суде.135 Достаточно указать псевдонимы этих лиц в приложении к обвинительному заключению. С их анкетными данными, при необходимости, могут ознакомиться прокурор и судья, обязанные не разглашать их.

Предложения о закреплении в УПК права за следователем, при нали- чии к тому оснований, опускать из материалов дела анкетные данные участников уголовного процесса, свидетельствующих против обвиняемого, высказывались неоднократно.136 Такую точку зрения разделяют и 92,7 % следователей.137 Но она пока не получила одобрения законодателя.

В 1982 году Конгресс США принял закон о защите жертв преступле- ний и свидетелей, в котором подчеркивается, что нормальное функционирование системы уголовной юстиции невозможно без “кооперации” с жертвами и свидетелями преступлений. Стержнем правосудия в стране стала компенсация ущерба, причиненного преступлением. В сумму этого ущерба стали входить не только прямые убытки от преступных деяний, но и расходы на консультации, юридические услуги и медицинскую помощь.

134 Брусницын Л. Как обезопасить лиц, содействующих уголовному правосудию // Рос. юстиция. 1996, № 9, - С. 48-50.

135 См.: Ворожцов С. Обеспечение процессуальной безопасности потерпевшего и свидетеля // Рос. юсти ция, 1996, № 1.-С.26.

136 См., например: Томин B.T. Острые углы уголовного судопроизводства. - М„ 1991. - С.124; Вандышев В.В. О защите прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве // Проблемы обеспечения прав лично сти в современных условиях. - Волгоград, 1992. - С.105-106; Комиссаров В. Свидетель и потерпевший в уголовном судопроизводстве // Рос. юстиция. - 1994, № 8. - С.50, а также упоминавшиеся др. работы.

137 См.: Замылин Е.И. Ранее указ. работа. - С.53.

86

Проблеме защиты потерпевших и свидетелей, реально пострадавших “по причине их сотрудничества со следственными органами”, был посвящен и принятый в 1990 году “Закон о правах потерпевших и реституции”. А Инструкция Генерального прокурора США (раздел IV) рекомендует “в необходимом объеме противостоять попыткам защиты ознакомиться до суда с материалами дела, содержащими имена, адреса и телефонные номера потерпевших и свидетелей. Ответственным лицам следует избегать разглашения имен, адресов и телефонных номеров потерпевших и свидетелей”.138 Совсем нелогично устранение нашего государства от защиты граждан, содействующих уголовному правосудию. Необходимо учитывать и то, что безразличие, а точнее - пренебрежение государства судьбами право-послушных граждан отрицательно воздействует на остальную массу населения. Подрывается доверие граждан к правоохранительным органам, растет неуверенность в способности государства защитить своих граждан от преступных посягательств. Поэтому не случайно, как пишет В. Ульянов (прокурор г. Сочи), “потерпевшие от преступлений (особенно, корыстной направленности) зачастую предпринимают меры для возврата похищенного или возмещения причиненного ущерба без обращения в правоохранительные органы с заявлением, занимаются саморозыском, обращаются за помощью к авторитетам преступного мира и даже просят помочь в розыске похищенного оперативных работников в частном порядке за вознаграждение. В случаях, когда разыскать похищенное и установить виновных в совершении преступления удается до возбуждения уголовного дела или на первоначальных стадиях расследования, у заявителя-потерпевшего пропадает всякий интерес к участию в расследовании, он часто не является по вызовам следствия для участия в следственных действиях, отказывается

Подборка материалов по вопросам борьбы с экономическими преступлениями (Россия-США). - М„ 1999.-С.391-392.

87

знакомиться с материалами дела в порядке ст. 200 УПК РСФСР и в суде занимает весьма пассивную роль”.139

Потерпевшему важнее получить компенсацию материального и мо- рального вреда от преступления, нежели то и дело являться в орган следствия для участия в следственных действиях, испытывать прессинг со стороны обвиняемых и их родственников только для того, чтобы довести уголовное дело до суда. “Не секрет для практических работников, что при возмещении материального и морального вреда обвиняемый и его защита просят, уговаривают, а иногда и в ультимативной форме требуют от потерпевшего отказаться от своих уличающих виновного показаний, изменить их в пользу обвиняемого, не являться в суд, согласившись с любым, принятым по делу решением. И потерпевший весьма часто соглашается на уговоры обвиняемого и его сторонников “выручить” преступника, создавая тем самым определенные проблемы следствию… При этом в ход могут ид- ти все средства, в том числе и запугивание, и угрозы потерпевшим, подкуп свидетелей и даже экспертов, откровенная волокита в целях нарушения процессуальных сроков…“.140 Опасность для потерпевшего и свидетеля становится вполне реальной, а их защита, довольно часто, как свидетельствует практика, - не обеспеченной.

С целью обеспечения безопасности этих лиц целесообразно преду- смотреть особый порядок их допроса, возможность в исключительных случаях освобождать их от дачи показаний в суде по отдельным категориям дел, например, связанных с организованной преступностью. Потерпевшие, их близкие, свидетели часто испытывают чувство страха от предстоящего общения на следствии и в суде с обвиняемым, его родственниками и близкими. Поэтому весьма важно предусмотреть в УПК положения, направленные на их защиту, в частности, возможность (в исключительных

Ульянов В. Сможет ли государство защитить потерпевших?//Законность, 1998, № 11. -С.32. Там же. - С.33-34.

88

случаях) неучастия в суде, использование при этом видеозаписи их пока-

~ 141

зании.

Профилактическое значение программ защиты жертв преступлений подчеркивается всеми зарубежными экспертами. Постепенно к осознанию этого приходит и российское общество. Однако, как мы уже подчеркивали, действующее законодательство России потерпевшим от преступлений уделяет недостаточное внимание. Закрепление отдельных прав жертв преступлений на конституционном уровне декларативно, не подкреплено законами и подзаконными актами и соответствующими механизмами их реализации.142 Даже адвокаты высказываются за принятие закона о защите потерпевших и свидетелей. Вот тому пример.

Адвокат из г. Белгорода С. Ширинский пишет, что ответственность за посягательство на жизнь и здоровье потерпевшего и свидетеля в связи с их деятельностью по уголовному делу надо предусмотреть в законе о защите их прав. Важно ввести институт анонимного свидетеля. Анонимность необходима для обвиняемого (подсудимого), его родственников, “для зала”. Правоохранительные органы должны знать необходимые сведения о таком свидетеле. Односторонняя засекреченность свидетеля и потерпевшего “приблизит правоохранительные органы к материальной истине”. Опознание подозреваемого, считает С. Ширинский, можно проводить через тонированное стекло, допрос свидетеля и потерпевшего - вести по радиосвязи. Хотя принцип гласности и будет “ущемлен”, исключение оправдано, т.к. интересы свидетеля (потерпевшего) будут надежно защищены; граждане свободнее будут свидетельствовать, что поможет успешнее раскрывать преступления.143 Конечно, не все из сказанного безупречно, однако мысль о неразглашении данных о важных для дела свидетелях и потер-

141 См.: Абабков Л. Защитить права потерпевшего // Рос. юстиция, 1997, № 3. - С.16-17.

142 См. Войтенко С.Г. Законодательное закрепление прав жертв преступлений и злоупотреблений вла стью // Преступность и культура. -М., 1999. - С.79.

lAi См.: Ширинский С, Защита для свидетеля // Рос. юстиция, 1998, № 12. - С.40.

89

певших, об их анонимности для заинтересованных в искаженном описании события преступления лиц, конечно, прогрессивна и должна быть поддержана. На этом вопросе мы позже еще остановимся. Пока же наша цель -определить общие подходы и меры обеспечения безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию.

Как сообщают А. Безнасюк и А. Абабков, значительная часть потер- певших от преступлений по различным причинам участия в судебных заседаниях не принимали. При выяснении причин отсутствия потерпевших, каждый третий из них заявил, что опасался прибыть в суд из-за ранее допущенных в их адрес угроз на предварительном следствии со стороны обвиняемых или их родственников и знакомых. Незащищенность потерпевших побуждает их уклоняться от выполнения своего гражданского долга, отказываться от своих первоначальных показаний.144 По нашим данным, только 73 % из числа признанных потерпевшими по делу участвовали в судебных заседаниях (см. приложение № 4).

С целью нейтрализации противоправного воздействия на свидетелей и потерпевших следователь, получив данные об источнике угрозы, должен принять меры к закреплению полученной информации, а также оформить официальное заявление по факту оказываемого давления, на основании которого можно будет решить вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении лиц, понуждающих потерпевшего (свидетеля) к даче ложных показаний, или принять иные меры.145 При этом важно ознакомить допрашиваемых с положением закона, предусматривающим уголовную ответственность за принуждение к даче показаний или уклонение от дачи показаний

См.: Безнасюк А., Абабков А. Государственная защита лиц, содействующих уголовному судопроиз- водству // Рос. юстиция, 1997, № 8. - С.38.

145 В.А.Булатов предлагает, например (и мы разделяем его позицию), в таких случаях запрещать выдачу сведений о потерпевшем (свидетеле) государственными информационными фондами. Запрет на выдачу сведений он предлагает оформлять соответствующими постановлениями (см.: Булатов В.А. Обеспечение следователем прав, законных интересов и безопасности потерпевших и свидетелей: Дис. … канд. юрид. наук. - Волгоград, 1999. - С.95-96).

90

(ст.309 УК).146 Надо учитывать, что даче ложных показаний способствует убежденность допрашиваемого в том, что ложь останется неразоблаченной, а лжесвидетельство - безнаказанным. Ложным показаниям благоприятствуют и личные связи потерпевшего (свидетеля) с подозреваемыми в совершении преступления лицами. Эти связи часто оказывают двоякое влияние на содержание показаний: допрашиваемые могут лгать, оправдывая виновного, и лгать, преувеличивая их вину, из чувства мести за что-либо.147

Вступить в общение с противоборствующим лицом, “даже в условиях остроконфликтной ситуации, в большинстве случаев возможно”,148 но надо, на наш взгляд, выяснив причины противодействия, принять меры не только к их устранению, но и к охране этого лица от противоправного воздействия. Здесь, чаще всего, нельзя ограничиться лишь “словесной поддержкой и одобряющим тоном”.149 Нужны как уже отмеченные нами меры, так и некоторые другие.

В проекте Закона “О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству”, опреде- лен круг защищаемых лиц, применяемые в отношении их меры безопасности, а также основания и порядок их применения. Однако Закон так и не принят, хотя возникающие в связи с его принятием опасения, представляются нам преувеличенными. Закон можно было бы принять хотя бы в той части, которая ни у кого сомнений не вызывает. Между тем, еще в августе 1996 г. мэр г. Москвы утвердил Положение о мерах социальной защиты и материального
стимулирования граждан, способствующих раскрытию

См.: Замылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса в конфликтной ситуации. - Волгоград, 1998.-С.47.

147 См. подробно: Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. - Волгоград, 1984. - С.54.

148 Кулагин Н.И., Порубов Н.И. Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации. - Минск, 1977.-СЮ.

149 Замылин Е.И. Указ. работа. - С.49.

91

преступлений, совершенных организованными преступными группами.150 В Положении предусмотрены следующие меры:

• личная охрана, охрана жилища и имущества; • • выдача специальных средств индивидуальной защиты и (в установленном законодательством порядке) оружия; • • временное (от месяца до года) помещение в безопасное место; • • перевод на другую работу (изменение места работы или учебы); • • обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах в информационных системах; • • предоставление другого места жительства;’5’ • • замена в установленном порядке документов, изменение внешно- • Можно предложить и другие меры, направленные на обеспечение анонимности выступающих в суде лиц: проводить их допрос не только с использованием измененных демографических данных (о чем уже говорилось), но и без их визуального наблюдения или же демонстрировать видеозапись показаний, данных этими лицами на предварительном следствии, с аудио- и видеопомехами, исключающими визуальную идентификацию защищаемых лиц подсудимым или защитником. Однако в печати подобные меры подвергли справедливой критике. “Недопустимость их в суде, в отличие от досудебных стадий
(выделено мною - А.П.), - как отмечает Л.

Отметим, что еще раньше (в 1994 г.) в Башкортостане также был принят Закон “О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству” (См.: Известия Башкортостана, 1994 г., 24 ноября). Однако практическая его действенность незначительна.

151 Говоря об этой мере обеспечения безопасности и защиты жизни потерпевших и свидетелей, надо от метить и ее отрицательные моменты (они характерны почти для всех случаев ее применения). Негатив ное заключается в следующем. Семье, которую срывают с “насиженного” места и перевозят в “необжи тую” часть страны, наносится ни с чем не сравнимая моральная травма. Приспособиться в городе, где все незнакомо, сложно. Но надо отказаться еще и от своих имен, не сообщать о себе даже родственникам и друзьям. А как завязать новые знакомства, ничего не сообщая о своем прошлом, как держать себя все время начеку из опасения проболтаться о чем-либо? (См.: Подборка материалов по вопросам борьбы с экономическими преступлениями (Россия-США). - М., 1999. - С.461).

152 См.: Безнасюк А., Абабков А. Государственная защита лиц, содействующих уголовному судопроиз водству // Рос. газета, 1997, № 8. - С.39.

92

Брусницын, - признана и Европейским судом, который в одном из решений отметил: “Суд, рассматривающий дело, не может наблюдать за поведением свидетеля во время допроса, ввиду чего ему труднее составить собственное мнение о достоверности показаний свидетеля.”153 Из этого можно сделать вывод, что допрос такого свидетеля в суде нужно организовать так, чтобы суд мог видеть свидетеля, а подсудимый и его защита - нет. Думается, что технически обеспечить такую возможность вполне возможно.

Предлагаются ( на наш взгляд, обоснованно) и такие меры обеспече- ния безопасности потерпевших: запрет, налагаемый следователем, на выдачу сведений о них и их близких адресным бюро, справочной службой АТС, паспортной службой, ГИБДД и другими информационными службами; замена номеров их домашних телефонов, транспортных средств; выдача спецсредств индивидуальной защиты и оповещения об опасности; оборудование жилищ охранной сигнализацией; обеспечение личной охраной, охрана жилища и имущества и др.154

Понятно, что перечисленные меры защиты потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих правосудию, не обеспечивают максимально-возможную защиту этих субъектов уголовного процесса от неправомерного давления на них. Важное положение, на наш взгляд, содержится в ст.6 проекта Закона “О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству”. Предлагается дать право следователям (и дознавателям) не указывать в протоколах следственных действий сведений о потерпевших и свидетелях, присваивать им псевдонимы (кто под ними скрывается - не будут знать не только обвиняемый и иные участники уголовного процесса, но даже защитник и судья). Мы считаем, что в такой редакции этот пункт излагать нельзя. Судья, за-

153 Брусницын Л. Обеспечение безопасности потерпевших и свидетелей // Законность, 1997, № 1. - С.38- 39.

154 См.: Жидких А.А. Обеспечение безопасности потерпевших несовершеннолетних на предварительном следствии // Вестник МВД России, 1997, № 6. - С.70.

93

щитник и обвинитель должны знать сведения о потерпевшем и свидетелях, ибо незнание этих сведений может привести к серьезным судебным ошибкам. Показания “засекреченных” лиц иногда трудно проверить. Высказанные М. Палеевым по этому поводу аргументы представляются обоснованными. Он пишет: представим, что свидетель дает ложные показания, которые защита могла бы опровергнуть, доказав, что свидетель находился в данный момент в другом месте. Но, не зная, кто он, защита сделать этого не сможет.155 Однако надо учесть и то, что ст. 14 Пакта о гражданских и политических правах и ст.6 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека предусматривают возможность закрытого или частично закрытого судебного заседания при особых обстоятельствах, когда это необходимо в “интересах правосудия”; к ним Европейский суд относит и дела, по которым свидетели испытывают большой страх за дачу правдивых показаний.156

Однако довод М. Палеева о невозможности выдачи оружия защи- щаемому лицу потому, что это “не согласуется с Законом Российской Федерации “Об оружии”,157 не вполне обоснован. Ст. 13 указанного Закона разрешает гражданам Российской Федерации приобретать оружие самообороны после получения в органах внутренних дел соответствующей лицензии.

Более важен довод М. Палеева о том, что реализация закона “О госу- дарственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству” потребует дополнительных расходов средств федерального бюджета.158 Однако, на наш взгляд, можно было бы включить в закон хотя бы те меры, которые требуют минимальных мате-

155 См.: Палеев М. Ранее указ. работа. - С.8.

156 См.: Ворожцов С. Обеспечение процессуальной безопасности потерпевшего и свидетеля
// Рос.юстиция, 1996, №11.- С.25.

157 Палеев М., Там же. - С.8.

15& См.: Палеев М., Там же. - С.8.

94

риальных затрат или вообще не вызовут никаких расходов, зато существенно поддержат самых многострадальных участников уголовного процесса - потерпевших - и помогут преодолеть все возрастающую пассивность свидетелей, показания которых являются самым распространенным источником доказательств.

На наш взгляд, описанные в этом параграфе меры безопасности сви- детелей и потерпевших, принимаемые в других странах, вполне возможно осуществить и в нашей стране. Мы разделяем мнение Л. Брусницына о том, что “нет каких-либо серьезных препятствий для включения этих мер в российское законодательство с условием, что их применение допустимо по ограниченному перечню преступлений”.159

Представляет интерес и практика применения судами виртуальной связи. Вот как дословно писалось об этом в газете: “В Челябинском областном суде впервые в РФ судебные заседания стали проходить с использованием системы видеоконференцсвязи. Ранее всех подавших кассационную жалобу заключенных приходилось доставлять в зал заседаний, что не только создавало дополнительные хлопоты и расходы, но и затягивало сроки для принятия решений. Теперь с помощью видеокамеры и виртуальной связи осужденный может, не покидая следственный изолятор, общаться с судьями и адвокатами.”160 Полагаем, что если подобное нововведение применяется в целях экономии времени и материальных средств, то тем более оправдано его применение ради гуманной цели сохранения спокойствия, здоровья и жизни граждан. Считаем, что имеющуюся практику необходимо развить и узаконить.

Надо отметить, что принимая меры для обеспечения безопасности потерпевших и свидетелей, необходимо принимать соответствующие меры и по отношению к субъектам, от которых исходит угроза. Часть таких мер

Брусницын Л. Обеспечение безопасности свидетелей и потерпевших // Законность, 1997, № 1. - С.36. Аргументы и факты. - 1999, № 49 (998).

95

предусмотрена УПК (например, меры пресечения и отстранение от должности). Но они применяются только при расследовании преступлений, только в отношении подозреваемых и обвиняемых и только тогда, когда это возможно сделать, исходя из материалов дела и требований закона. Однако воздействие на свидетелей и потерпевших оказывается и за пределами расследования, и не только названными лицами. Давление на них оказывают также родные и близкие обвиняемых. Продолжительность же воздействия на свидетелей и потерпевших не ограничивается периодом расследования, оно может происходить и в период отбывания наказания совершившими преступления лицами, и даже после их освобождения из мест лишения свободы. Поэтому в мировой практике предусмотрено применение соответствующих мер по отношению к субъектам воздействия на свидетелей и потерпевших. К таким мерам относятся:

• предостережение субъекта от совершения противоправных действий в отношении защищаемых лиц или вынесение против него так назы- ваемого “ограничительного приказа”. Такая мера применяется в США на основании Закона о защите потерпевших и свидетелей от 1982 года. В Законе перечисляются запрещаемые субъекту действия, если ими он причиняет защищаемому лицу существенный эмоциональный стресс, преследуя этим “незаконную цель”;161

Аналогичные меры можно применить и в российском уголовном процессе. Например, В.А. Булатов предлагает следующие меры: а) проведение следователем беседы с лицами, которые оказывают воздействие на свидетелей и потерпевших (действенность ее, конечно, не всегда может оказаться достаточной -прим. мое - А.П.); б) поручение органу дознания обеспечить охрану этих лиц по месту жительства, по пути следования от дома на работу и т.п. Но это, как отмечает и сам автор, лишь полумеры, не способные выполнить задачу охраны тех или иных лиц. В.А. Булатов считает, что нужен специальный Закон, а в УПК необходимо ввести норму об официальном предостережении субъекта, негативно воздействующего (психически или физически) на потерпевших, свидетелей, их близких и иных лиц, оказывающих содействие уголовному судопроизводству. Он предлагает ввести в УПК специальную статью - 139’, отражающую сказанное, справедливо полагая, что если нет закона - нет и оснований принимать те или иные меры (См.: Булатов В.А. Ранее указ. работа. - С.95-96). Мы же полагаем, что нужно ввести и определенную норму в УК России, которая включила бы в себя и санкции за нарушение предлагаемой В.А. Булатовым нормы УПК.

96

• задержание субъекта, осуществляющего противоправное воздей- ствие в ходе следственного действия, или удаление последнего с места производства этого действия; • • установление (как, например, в Великобритании) для лиц, условно- досрочно освободившихся от наказания, ограничений при выборе мест работы, проживания и маршрута передвижения, запрет встреч с определенными гражданами с целью исключения возможной мести; • • установление ограничений для определенной части освобожденных от наказания лиц и лиц, отбывших наказание, не связанное с лишением свободы, сходных с ограничениями, предусмотренными Положением об административном надзоре органов внутренних дел МВД России, в отношении лиц, освобожденных из мест лишения свободы.162 • При разработке мер обеспечения безопасности лиц, содействующих осуществлению правосудия, надо учитывать и то, что иногда и те, кто помогает органам расследования и те, кто противодействует им, привлекаются к уголовной ответственности по одному и тому же делу, т.е. являются соучастниками. Они могут находиться под стражей в местах предварительного заключения, поэтому в этих ситуациях необходимо принимать меры к их раздельному содержанию. Такой порядок предусматривает ч.2 ст.ЗЗ Закона “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”.163 В этой норме Закона говорится, что при размещении подозреваемых и обвиняемых, а также осужденных, необходимо соблюдать требование об их отдельном содержании от других подозреваемых и обвиняемых, если те угрожают их жизни и здоровью. Подобное положение, на наш взгляд, необходимо развить и далее. Если уже до

См.: подробно: Брусницын Л. Обеспечение безопасности потерпевших и свидетелей // Законность, 1997, № 1. - С.39; Его же: Меры безопасности в отношении лиц, содействующих уголовному правосудию (отечественный и зарубежный опыт) // Информ. бюллетень Следств. комитета при МВД России. - М., 1999, №3 (100). -С.18-25. 163 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. - 1995, № 103. - ст. 2759.

97

взятия под стражу соучастников преступления стало известно, что между ними возникли враждебные отношения, и существует возможность оказания противоправного воздействия одного на другого, им сразу же необходимо определять разные места содержания под стражей. Это путем письменного указания может сделать следователь при избрании им меры пресечения. Представляется оправданной еще одна предупредительная мера, которую иногда используют на практике, - перевод подозреваемого или обвиняемого (того, кого надо защитить, либо того, от кого необходимо защитить) из одного следственного изолятора в другой. Осуществлять названные меры было бы оправдано не только при существовании угрозы жизни и здоровью, но и при применении к защищаемому лицу иных форм противоправного воздействия. В связи с вышесказанным, как нам пред- ставляется, в Закон “О содержании под стражей подозреваемых и обви- няемых в совершении преступлений” необходимо внести соответствующие дополнения.

Действенными мерами защиты лиц - членов преступных групп, активно способствующих раскрытию тяжких преступлений, уже после выне- сения приговора должны бы стать: “содержание в местах лишения свободы под другими биографическими данными, содействие в трудоустройстве после освобождения из ИТУ и др.”164 Зная, что за помощь следствию к ним могут быть применены определенные “льготы”, некоторые из преступников в процессе расследования, возможно, повели бы себя иначе. В связи с этим представляется целесообразным еще до принятия нового УПК внести соответствующие изменения и дополнения в действующее уголовно-процессуальное законодательство.

Рассматривая вопросы защиты потерпевших, свидетелей и иных лиц, содействующих уголовному судопроизводству, необходимо остановиться

Бабаева Э., Ефимов И. Противодействие изменению показаний обвиняемыми и свидетелями // Закон- ность, 1995, №9. -С.8.

98

и на проблеме обеспечения безопасности сотрудников органов расследования и членов их семей. Важно принять закон “О статусе следователя” (его проект в Государственной Думе имеется), где предусмотреть меры по обеспечению его прав и законных интересов, а в каком-либо ведомственном нормативном акте - разработать механизм принятия указанных мер, определить службу (подразделение), на которую будут возложены отмеченные функции. Считаем необходимым предоставить руководителю следственного подразделения права (по его рапорту или постановлению) давать указания сотрудникам органа дознания по принятию дополнительных мер к охране следователей и членов их семей (например, по обеспече- нию их сопровождения к месту работы (учебы) и обратно, установлению наблюдения за местами их проживания, выдаче оружия взрослым членам семьи и т.д.).

Завершая главу, сделаем следующие выводы.

1) В настоящее время противодействие расследованию со стороны обвиняемых, подозреваемых, их родственников и близких, свидетелей и потерпевших стало распространенным явлением. Это противодействие имеет тенденцию к расширению и усложнению форм и методов отрицательного влияния на полноту и качество предварительного следствия. Оно может быть определено как умышленные действия (бездействие) заинтересованных лиц, обусловленные несоответствием их целей задачам следствия и направленные на воспрепятствование решению задач расследова-ния и установлению объективной истины по уголовному делу. 2) 3) Рассмотрев существующие классификации форм противодействия расследованию и проанализировав классификацию Р.С. Белкина, подразделяющего противодействие на “внутреннее” и “внешнее”, предлагаем дополнить эту классификацию и выделить еще один вид противодействия -“смешанный”, который оказывают лица, могущие одновременно выступать 4)

99

как в качестве субъектов “внутреннего”, так и “внешнего” противодействия (в диссертации приводятся примеры данного вида противодействия).

Кроме того, считаем, что все оказываемое заинтересованными лицами противодействие можно подразделить по объекту воздействия на три основные группы: а) противодействие расследованию путем оказания противоправного давления на лиц, производящих расследование (следователей. работников органов дознания, прокуроров, судей): б) противодействие расследованию путем оказания противоправного воздействия на лиц - носителей информации (свидетелей, потерпевших и др.): в) противодействие, оказываемое на материальные следы преступления.

Проведенное нами анкетирование сотрудников органов расследования показало, что наиболее часто противодействие проявляется в следую- щих формах: а) подкупах, уговорах, угрозах, насилии в отношении свидетелей, потерпевших и членов их семей - 58 %; б) сокрытии (уничтожении) следов преступления - 38 %; в) незаконных действиях защитников обвиняемых - 36 %; г) оказании давления на субъектов расследования - 8 %; д) попытках повлиять на ход следствия через средства массовой информации - 2 %; е) симуляции обвиняемым (подозреваемым) психических заболеваний - 2 %.

3) В обстановке противодействия тактика следственных действий и поведение следователя зависят от следующих условий: содержания рас- следуемого преступного деяния и обусловленной им направленности методов собирания и исследования доказательств; вида, оснований и силы противодействия; субъективных качеств представителей противоборствующих сторон и поддержки, которую они получают “со стороны”; содержания норм закона, регулирующих то или иное следственное действие; индивидуальных психологических качеств следователя, уровня его профессионального мастерства; оснащенности научно-техническими средствами.

100

Проведенное анкетирование лиц, осужденных к лишению свободы, показало, что 65 % осужденных, признавших свою вину, положительно оценили человеческие качества следователей, а 61 % этой же категории осужденных назвали следователей, проводивших расследование по уголовному делу, профессионалами высокого класса. В качестве причин, побудивших осужденных отрицать свою вину, были названы следующие: а) считали себя невиновными - 29 %; б) надеялись, что их вина доказана не будет - 41 %; в) рассчитывали, что помогут избежать наказания друзья, оставшиеся на свободе - 24 %; г) надеялись на помощь защитника -15%. Характерно, что около 46 % осужденных, не признавших себя виновными, оценили человеческие качества следователей, ведших расследование, отрицательно (а 39% осужденных заявили, что следователи не проявили каких-либо заметных положительных или отрицательных качеств). Даже с учетом того, что оценки осужденных достаточной мере субъективны, нельзя не признать того, что на позицию обвиняемого существенное влияние оказывают личностные качества и поведение следователя.

4) К числу наиболее распространенных мер нейтрализации противо- действия расследованию можно отнести:

• выбор правильной линии поведения при контактах с преступни- ками, применение специально разработанных для ситуаций противодействия расследованию тактических приемов; • • использование оперативно-розыскной информации о замыслах преступников по противодействию следствию; • • применение при контактах с преступниками фактора внезапности и разработанных с учетом этого фактора криминалистических приемов, в том числе, приемов рефлексивного управления; • • использование возможностей оперативно-розыскных подразде- лений и других служб органов внутренних дел для защиты потерпевших и свидетелей от противоправного воздействия заинтересованных лиц; •

101

• кодирование сведений о свидетелях и потерпевших в процессу- альных документах; • • использование специальных технических средств (теле-, видео- и иной аппаратуры) для исключения непосредственного контакта потерпевших и свидетелей с конфликтующими лицами при проведении следственных действий; • • выявление и нейтрализация лиц, способствующих утечке служебной информации, и лиц, пытающихся оказать давление на следствие; • • проведение служебного расследования или оперативно-служебной разработки в отношении лиц, заподозренных в связях с пре- ступниками; • • отстранение следователей и оперативных работников, уличенных в связях с преступниками, от расследования и передача дела следователям другого подразделения; • • тактически умело выбранную линию поведения при общении с защитниками обвиняемых в ходе проведения следственных действий; • • применение электронно-вычислительной техники; • • применение “поощрительных” норм УК к отдельным участникам уголовного процесса; • • своевременные публикации в печати тщательно продуманной информации о ходе и результатах расследования. • 5) К мерам борьбы с противодействием расследованию можно было бы отнести и изменение процедуры продления сроков предварительного следствия. В настоящее время эта процедура громоздка и требует больших временных затрат. Считаем необходимым предоставить право продления срока следствия начальнику следственного подразделения. Прокурор же будет осуществлять надзор за законностью решений руководителей органов следствия. В связи с этим предлагаем в ст. 127* УПК и ст. 171 проекта

102

УПК (полномочия начальника следственного отдела) внести соответст- вующие дополнения.

6) Проанализировав ч. 2 ст. 33 Закона “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”, считаем необходимым развить закрепленное в указанной норме положение о раздельном содержании подозреваемых (обвиняемых) в случаях, если одни из них угрожают жизни и здоровью других. Полагаем, что если уже до взятия под стражу известно, что существует возможность оказания противоправного воздействия одних соучастников преступления на других, им сразу же необходимо определять разные места содержания под стражей. Для этого следователь при избрании меры пресечения должен сделать соответствующие письменные указания администрации места содержания под стражей. Применять указанную меру было бы оправдано не только при существовании угрозы жизни и здоровью, но и при угрозе применения к защи- щаемому лицу иных форм противоправного воздействия. В связи с этим представляется необходимым внести в Закон “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” соответствующие дополнения. 7) 8) Высказанные в печати аргументы о невозможности принятия в настоящее время Закона “О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству”, представляются неубедительными. Считаем, что Закон можно было бы принять хотя бы в той части, которая ни у кого сомнений не вызывает и требует минимальных материальных затрат. Пренебрежение государства судьбой правопослушных граждан, содействующих уголовному правосудию, подрывает доверие людей к нему, мешает делу борьбы с преступностью, которая проявляет себя во все более резкой и циничной форме. Поэтому граждане все чаще уклоняются свидетельствовать, меняют показания, отказываются участвовать в следственных действиях. Кроме того, значительная 9)

103

часть потерпевших (по нашим данным - около 27 %) не принимает участия в судебных заседаниях.

Мы поддерживаем меры, направленные на обеспечение анонимности выступающих в суде лиц: проведение их допроса не только с использованием измененных демографических данных, но и без визуального наблюдения за ними или демонстрация видеозаписи показаний, данных этими лицами на предварительном следствии, с аудио- и видеопомехами, исключающими визуальную идентификацию защищаемых лиц подсудимым или защитником.

Разделяем мнение о том, что данные о личности потерпевших и сви- детелей в ряде случаев (наиболее экстремальных) не должны разглашаться ни на предварительном следствии, ни в суде. Достаточно указать псевдонимы этих лиц в приложении к обвинительному заключению. С их анкетными данными, при необходимости, могут ознакомиться прокурор и судья, обязанные не разглашать их.

Предложения о закреплении в УПК права за следователем, при нали- чии к тому оснований, опускать из материалов дела анкетные данные участников уголовного процесса, свидетельствующих против обвиняемого, поддерживают и 97 % опрошенных нами следователей.

Считаем, что описанные в параграфе мере безопасности свидетелей и потерпевших, вполне осуществимы в нашей стране, хотя бы с условием их применения по ограниченному перечню преступлений.

8) Важно принять Закон “О статусе следователя” ( его проект в Госу- дарственной Думе имеется), где предусмотреть меры по обеспечению его прав и законных интересов; а в каком-либо ведомственном нормативном акте - разработать механизм принятия указанных мер, определить службу (подразделение), на которую будут возложены отмеченные функции. Считаем необходимым предоставить руководителю следственного подразде-

*

*

104

ления
права дават ь указа ния сотру дника м орган а дозна ния по прин ятию допо лните льны х мер к охра не следо вател ей и члено в их семей .

105

Глава 2. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ И ИНЫЕ МЕРЫ

ПРЕОДОЛЕНИЯ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ

ОТДЕЛЬНЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Прежде, чем приступить к рассмотрению специфики тактики кон- кретных следственных действий, проводимых в условиях противодействия расследованию, рассмотрим общие требования, предъявляемые к ним, и с учетом темы нашего исследования проведем классификацию этих действий.

Сбор и проверка доказательств в стадии предварительного расследо- вания осуществляются с помощью следственных действий - осмотра, допроса, предъявления для опознания и др. (ст.70 УПК). Поскольку при производстве каждого из следственных действий следователь вступает в правоотношения с другими участниками уголовного процесса, то его деятельность по осуществлению этих действий строго регламентируется законом, что придает ей стабильность и обеспечивает соблюдение законных прав и обязанностей участвующих в этих действиях лиц.165 Поэтому следственные действия, как отмечал И.М. Лузгин, характеризуются следующим:

• они осуществляются только в связи с расследованием, при со- блюдении процессуального закона и надлежащем оформлении их хода и результатов (за исключением осмотра места происшествия, который может быть произведен до возбуждения уголовного дела); • • ответственность за их проведение, качество и полноту возложена на следователя или лицо, производящее дознание; • См.: например: Лузгин И.М. Природа следственных действий и возможности дальнейшего их совершенствования // Ленинские принципы в следственной работе. - Волгоград, 1970. - с.116.

106

• закон установил лишь основные условия их производства, выбор же тактических приемов зависит от следователя, который руководствуется при этом нормами закона, морали и рекомендациями криминалистов.166

На наш взгляд, И.М. Лузгин назвал не все характеризующие следст- венные действия обстоятельства. Можно отметить еще и такие:

• в следственных действиях участвуют двое и более лиц, что обу- словливает их взаимодействие и влияние друг на друга, а значит, и разработку соответствующей линии поведения следователя; • • при их осуществлении применяемые тактические приемы должны соответствовать сложившейся обстановке. • Хотя тактика проведения следственных действий, в основном, отли- чается стабильностью, это не исключает ее непрерывного совершенствования. Поскольку следственные действия проводятся в самых различных ситуациях, порой весьма сложных, например, в условиях противодействия расследованию, криминалистика обязана разрабатывать приемы их осуществления в любой обстановке. Этот процесс совершенствования следственной тактики обусловлен еще и тем, что с каждым днем практика все активнее использует новейшие достижения науки и техники. Криминалисты предлагают все новые и новые тактические приемы и комбинации.167

Поскольку тактические приемы проведения следственных действий не должны выходить за рамки уголовно-процессуального закона, не может быть исключения и для приемов, осуществляемых в экстремальных условиях. Какими бы сложными не были эти условия, тактические приемы не могут быть произвольными. Экстремальность обстановки не может оправдать незаконность методов ведения следствия.

Уголовно-процессуальный закон определяет основные условия и способы собирания, исследования и оценки доказательств (ст. ст. 69-88,

166 См.: Лузгин И.М. Там же. - С. 116-117.

167 О тактических комбинациях как сочетании тактических приемов или следственных действий см.: Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. - М., 1997. - С.9-12 и др.

107

150, 151, 158-166, 168-172, 183 УПК и др.), называя основания применения специальных приемов и средств криминалистической техники и тактики. Кроме того, закон определяет требования, которым должно отвечать расследование (всесторонность, полнота и объективность - ст.20 УПК; выявление причин и условий, способствовавших совершению преступлений, -ст. 21 УПК).

Поскольку закон не может регламентировать весь комплекс тактиче- ских приемов следственных действий, особенно тех, которые проводятся в условиях противодействия расследованию, эту задачу решает криминалистика, учитывая общее правило: любой тактический прием должен направляться на обеспечение всесторонности и объективности расследования преступлений. Несоблюдение этого условия может привести к тому, что следствие ограничится лишь фиксацией фактов, лежащих на поверхности, в результате чего событие останется непознанным, а лицо, его совершившее, - неустановленным.

Тактический прием, особенно, если он применяется в условиях про- тиводействия, должен отвечать требованию быстроты собирания доказательств, а также быть законным и нравственным, т.е. допустимым с позиций закона и морали. Отступлений от этих требований под предлогом особых, исключительных условий ведения следствия, быть не может. “Существенный вред в этом отношении нанесла ошибочная концепция А.Я. Вышинского о возможности “отложить в сторону закон”, если надо “проводить чрезвычайное мероприятие” или имеется “ необходимость отступле-ния… от буквы и текста закона”.

В настоящее время стала настоятельной необходимость изучения тактики следствия, осуществляемого в неблагоприятных условиях; это даст дополнительные возможности следователям при расследовании пре-

Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М., 1965. -С.23.

108

ступлений. Тактикой следственных действий в обычных условиях они, чаще всего, владеют. Но даже признанные мастера следствия иногда теряются и допускают ошибки в необычных ситуациях. Чтобы избежать этого, следователю, попавшему в ситуацию противодействия расследованию, прежде чем проводить следственные действия, необходимо правильно оценить обстановку. Эта оценка должна состоять из таких элементов:

• определения непосредственных поводов и оснований противодей- ствия, а также его активных действующих лиц; • • отличия непосредственного повода конфликта от подлинной его причины, которая довольно часто скрывается противоборствующими лицами; • • определения объективной зоны противодействия, что иногда по- могает локализовать его сферу; • • выяснения субъективных мотивов вступления тех или иных лиц в противоборство со следователем; • • определения направленности конкретных действий участников противоборства; • • выяснения силы и накала противодействия, его устойчивости и разработки возможных вариантов контрмер со стороны следователя. • Активное воздействие следователя на оказываемое противодействие его работе по установлению объективной истины, может иметь различные направленность и результаты:

а) изменение взаимоотношений между сторонами без решения прин ципиально вопроса, лежащего в основе противоборства. Это, чаще всего, дает неустойчивый эффект;

б) частичное устранение причин возникшего противодействия, в ре зультате чего сила конфликта может быть снижена;

в) конструктивное устранение причины столкновения и, одновре менно, снятие вызванной им напряженности во взаимоотношениях.

109

Исходя из сказанного, можно заключить, что первая задача, которую объективно приходится решать следователю при преодолении противо- действия того или иного субъекта, - это задача сбора информации, необходимой для выбора эффективных тактических приемов выполнения следственных действий и прогнозирования поведения участников этих действий.

Второй задачей следователя является объективный и всесторонний анализ, переработка данной информации, ибо только ее правильная оценка и использование могут лечь в основу программы действий следователя, его поведения.

Третья задача следователя - использование переработанной инфор- мации при выборе тактических приемов проведения следственных действий, а также при построении своей линии поведения за пределами этих действий; корректировка поведения, в зависимости от результативности тех или иных действий и с учетом новой (поступающей) информации.

Четвертая задача следователя - передача получаемой информации - осуществляется в двух аспектах: передаче части информации помогающим ему лицам и другой ее части - противодействующим субъектам.

Пятую задачу следователя мы видим в постоянном совершенствовании и наращивании силы своего воздействия на противостоящих расследо- ванию лиц с целью повышения эффективности предпринимаемых им действий.

В литературе обоснованно утверждается, что в следственной практике средства и методы преодоления противодействия расследованию пре- ступлений можно разделить на две группы: 1) направляемые на преодоление попыток сокрытия преступлений; 2) направляемые на преодоление иных форм противодействия расследованию. При этом, средствами и методами преодоления противодействия расследованию в форме сокрытия преступлений, которыми располагает следователь, считают следственные

no

и розыскные действия.169 Полагаем, что следователь располагает и иными средствами, например, организационными, о которых мы уже говорили и еще обратимся к ним в последующих разделах работы. Пока же рассмотрим специфику проводимых в условиях противодействия следственных действий. При этом, для удобства рассмотрения, мы условно разделим их натри группы:

1) следственные действия, осуществляемые, чаще всего, без участия подозреваемых (обвиняемых), свидетелей и потерпевших. Сюда мы относим осмотр, обыск и выемку; 2) 3) следственные действия с участием подозреваемых, обвиняемых, свидетелей и потерпевших, но без иных лиц. Сюда мы отнесли допрос и очную ставку; 4) 5) следственные действия с участием многих лиц. Сюда мы включили предъявление для опознания, задержание и личный обыск, следствен- ный эксперимент, освидетельствование и другие действия. 6) Деление весьма условно, поскольку, например, в следственных дей- ствиях первой группы могут участвовать подозреваемые и обвиняемые, а в действиях второй группы - и иные лица (например, переводчики) и т.д. Но поскольку указанные следственные действия чаще проводятся в отмеченном составе лиц, мы, исключительно для удобства рассмотрения, разделили их на эти группы.

См.: Белкин Р.С. Противодействие расследованию и пути его преодоления криминалистическими и оперативно- розыскными средствами и методами // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного следствия. Гл.5 - М., 1997. - С.143.

Ill

§ 1. ТАКТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ

В УСЛОВИЯХ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ СЛЕДСТВЕННОГО

ОСМОТРА, ОБЫСКА И ВЫЕМКИ

К следственным действиям данной группы мы (как уже было сказано, - условно) отнесли следственный осмотр, обыск и выемку. Заметим, что порядок производства личного обыска мы рассмотрим в третьем пара- графе этой главы, при освещении вопросов задержания граждан, т. к. в большинстве случаев личный обыск осуществляется при производстве этого следственного действия.

Следственный осмотр. Если тактика допроса в условиях противо- действия расследованию (главным образом, в обстановке конфликта) изучалась достаточно широко,170 то тактике следственного осмотра такого внимания уделено не было. Между тем, это следственное действие, особенно, осмотр места происшествия, довольно часто производится в обстановке противодействия, создаваемых помех и при психологическом напряжении из-за конфликтов с отдельными участниками осмотра или иными лицами.

Общие требования к правилам осмотра места происшествия, прово- димого в условиях противодействия, в основном, сходны с теми, которые применяются при производстве осмотров в обычных условиях. К ним относятся: неотложность, объективность и полнота, методичность и последовательность осмотра, использование при этом научно-технических средств и помощи специалистов, соблюдение разработанных криминалистами правил обращения с вещественными доказательствами, единое ру-

См., например: Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии (Основы предупреж- дения и разрешения). - Воронеж, 1984; Кулагин Н.И., Порубов Н.И. Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации. - Минск, 1977; Замылин Е.И. Тактико - психологические основы до- проса в конфликтной ситуации. - Дис. … канд. юрид. наук, Волгоград, 1996; Его же - Тактико- психологические основы допроса в конфликтной ситуации - Волгоград, 1998; Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. - Волгоград, 1984; Его же - Ложь и борьба с нею (2-е изд.). - Волгоград, 1999 и др.

112

ководство осмотром. Однако при осмотре места происшествия в условиях противодействия следователю довольно часто приходится преодолевать различные помехи, направленные на затруднение его работы по обнаружению доказательств. Вот тому пример. Следователь и оперативный работник выехали на осмотр места происшествия по делу о сбыте наркотиков. Предстояло осмотреть частное домовладение, принадлежащее семье цыган, расположенное на Дар- Горе в г. Волгограде. К моменту прибытия названных сотрудников около домовладения собралась большая группа агрессивно настроенных цыган, которая не допустила членов следственно- оперативной группы внутрь дома, и те были вынуждены вернуться за дополнительной помощью в РОВД. На это было затрачено более двух часов. Когда следственно-оперативная группа в усиленном составе вновь прибыла к месту осмотра, то обнаружила, что в домовладении обстановка изменена, а большинство следов преступления уничтожено (маковая соломка была разбросана по двору, а посу,гд, в которой ее готовили, - вымыта).

Противодействующие лица могут целенаправленно формировать у окружающих граждан неверное мнение о сущности проводимых следователем действий. Такое мнение в конфликтной ситуации может быть весьма категоричным и ярко выраженным, но не всегда устойчивым, так как создается на основе ошибочной информации. Ввод следователем истинной, правдивой информации, четкое и спокойное выполнение им намеченных действий часто резко меняют сложившееся у окружающих представление, что, конечно же, облегчает проведение осмотра места происшествия.

При осмотре в условиях конфликта, кроме отмеченных, обязательно выполняются и такие тактические правила:

• сохранение выдержки, хладнокровия и деликатности в обращении с конфликтующими лицами; • • аргументированность действий лиц, проводящих осмотр, исклю- чение некорректного поведения и обращения с окружающими людьми (не- •

113

допущение действий, унижающих достоинство или опасных для здоровья участников осмотра, а также действий, направленных на повреждение мебели и других предметов, если это не вызвано крайней необходимостью);

• приглашение для участия в осмотре сотрудников милиции; • • обеспечение охраны места происшествия и участников осмотра; • • проведение осмотра в возможно кратчайший срок; • • максимальное использование при осмотре возможностей опера- тивных работников милиции. • Иногда еще до выезда на место происшествия следователю становится известно, что осмотр будет проводиться в обстановке противодействия со стороны отдельных лиц, поэтому у него появляется возможность принять некоторые меры по нейтрализации противостояния. Он может увеличить состав следственно-оперативной группы, привлечь для охраны группы осмотра сотрудников наружной службы милиции, выбрать оптимальное для осмотра время, психологически подготовить к конфликту граждан, привлекаемых в качестве понятых, взять с собой более полный набор научно-технических средств и т.д. В этом случае следователь находится в более предпочтительном положении, чем тогда, когда о противодействии ему становится известно только в момент осмотра или непосредственно перед его началом, и он вынужден преодолевать его теми силами и средствами, которые у него на этот момент имеются.

Исходя из сказанного, по степени подготовленности следователя к осмотру места происшествия в условиях противодействия, все ситуации можно разделить на два вида:

а) когда о возможном противодействии проведению осмотра он узнает заранее и поэтому может заблаговременно принять меры к его ней- трализации или смягчению;

114

б) когда о противодействии следователь узнает в последний момент, а потому вынужден бороться с ним малыми силами и средствами.171

Рассмотрим тактику осмотра и линию поведения следователя в обеих, выделенных нами, ситуациях.

1) Если следователь заблаговременно узнал, что ему при осмотре может быть оказано противодействие, он должен обратиться за помощью к сотрудникам милиции , привлечь представителей общественности, специалистов, оперативных работников, кинолога с собакой, пригласить в качестве понятых граждан, положительно относящихся к деятельности органов расследования (а в некоторых случаях - прибыть туда вместе с ними), взять с собой необходимое научно-техническое снаряжение и т.п.

Если есть возможность, то еще до выезда на место происшествия нужно принять меры к удалению оттуда лиц, которые могут оказать про- тиводействие, и к охране места происшествия.

По прибытии на место, следователь (если это еще не было сделано) должен принять меры к удалению посторонних, узнать, какие изменения производились в обстановке, почему и кем они производились, от каких лиц можно ожидать противодействия и принять меры к нейтрализации последних. Проводя осмотр, следователь как можно быстрее должен осмотреть и удалить с места происшествия ценности, а также орудия совершения преступления и другие предметы, которые можно использовать в качестве оружия.

Для участия в осмотре приглашаются работники милиции, которые помогают следователю провести осмотр и, при необходимости, пресечь агрессивное поведение конфликтующих лиц. Выезжая на место происшествия, где можно ожидать оказания противодействия, следователь должен не только психологически подготовиться сам, но и подготовить привлекае-

Классификация, сходная с нашей, предложена Лубиным А.Ф. и Журавлевым СЮ. в
кн.: Криминалистика. Расследование преступлений в сфере экономики. - Н.Новгород, 1995. - С.349.

115

мых ему в помощь сотрудников и граждан (сообщить о возможности совершения провокационных действий со стороны противоборствующих лиц - обращениях за помощью к окружающим, попытках введения в заблуждение понятых ложными сообщениями и т.д.)- Если конфликт предотвратить не удалось, то с целью его смягчения необходимо спокойно и мотивированно разъяснить гражданам, что действия конфликтующих носят провокационный характер и преследуют цель отрицательно повлиять на результат расследования. Следователь должен заранее продумать, как он посту- пит в обстановке конфликта, что будет говорить, какие аргументы использует. К этому он должен привлечь и остальных участвующих в осмотре лиц. Их присутствие и соответствующее поведение может оказать определенное нейтрализующее воздействие на противоборствующих.

В обстановке противодействия, в окружении отрицательно настро- енных к его деятельности лиц, следователь должен широко использовать приемы эмоционального воздействия. Сначала нужно попытаться повлиять на самого виновного в совершении преступления (если он уже известен и является возбудителем конфликта), а также на лиц, которые активно ему помогают. Последним следует разъяснить противоправность их действий и тяжесть последствий такого поведения, прежде всего, для них самих. При этом следователь должен демонстрировать готовность объективно разобраться в совершенном событии.

В конфликтной обстановке “следует избегать многословия. Мысли должно излагать коротко и ясно. Это позволит лучше владеть собой, сосредоточиться на разрешении конфликта. Подобный стиль речи более приемлем и для “противника”. Он позволяет лучше понять суть требований работника милиции (ибо на их осмысливание не понадобится много времени)… Конфликты между сотрудниками и отдельными гражданами не обходятся без очевидцев. При этом отношение граждан-очевидцев к конфликтующим сторонам реже всего бывает нейтральным… Отсюда - одна из

116

задач работника милиции в конфликте - суметь привлечь на свою сторону граждан, а если это не удается - деморализовать, снизить их активность в поддержке… “противника”.’72

Осмотр места происшествия, если позволяют условия, лучше всего проводить неожиданно для противоборствующих лиц и во время, неудобное для них.173 Осуществление осмотра в возможно короткий промежуток времени позволит избежать скопления людей и сохранить обстановку на месте происшествия в большей неприкосновенности.

Осмотр места происшествия в обстановке конфликта в большинстве случаев надо проводить концентрическим способом, т.е. от периферии к центру. Это объясняется тем, что окружающие постепенно могут сузить круг около места происшествия, проникая на участки, еще не осмотренные следователем. Если же следователь будет продвигаться от периферии к центру, то сможет предотвратить порчу следов, исключить некачественный осмотр отдельных участков места происшествия. К тому же, осмотр лучше проводить по спирали - по часовой стрелке, двигаясь слева направо. Так рассматривать предметы удобнее, “это связано с определенной закономерностью движения глаз в процессе восприятия”.174

Однако в некоторых случаях целесообразно начинать осмотр с центра, например, тогда, когда осматривается место происшествия с основным его “узлом” - трупом. Осмотр от центра оправдан и в тех случаях, когда необходимо убедиться, нет ли там каких-либо предметов и следов, наличие которых требует принятия срочных мер, а также тогда, когда место происшествия ограничено малой площадью.

172 Водолазский Б.Ф., Лубеницкий А.А. Поведение работника милиции в конфликтной ситуации // Труды Омской ВШМ МВД СССР. - Омск, 1973, № 14. - С.67-68.

173 Неожиданность, внезапность проведения следственных действий, чаще всего, - одно из обязательных условий проведения задержания, обыска, осмотра и некоторых других следственных действий. Это - об щее тактическое правило их осуществления, тем более, в условиях противодействия расследованию. Подробно об этом см.: PC. Белкин. Фактор внезапности в процессе расследования // Криминалистика, Гл.5-М., 1999.-С. 178-202.

174 Водолазский Б.Ф. Психология и совершенствование тактики следствия. - Труды № 16, Омск. - 1973. - С. 190.

117

При осмотре важно обращать внимание на так называемые негативные обстоятельства, т.е. “обстоятельства, противоречащие представлению об обычном ходе вещей в данной ситуации. Эти обстоятельства могут заключаться в наличии или отсутствии на месте происшествия того, что необходимо должно было быть, если бы имело место предполагаемое событие. Речь идет о качественном или количественном несоответствии обстановки места происшествия или ее деталей представлению о событии и его механизме”.175 Часто именно наличие негативных обстоятельств помогает уличить противоборствующего субъекта во лжи, в инсценировке отдельных действий на месте происшествия, при помощи которых он пытается ввести следствие в заблуждение. Инсценировка может преследовать следующие цели:

а) создание видимости совершения иного преступления и сокрытие признаков подлинного события (например, создание обстановки, имити рующей кражу, чтобы скрыть совершенное хищение);

б) создание видимости, что произошло событие, не имеющее крими нального характера, для сокрытия совершенного преступления (например, инсценирование самоубийства или несчастного случая для сокрытия убий ства);

в) создание видимости совершения преступления для сокрытия фак тов аморального поведения, беспечности и иных поступков, не имеющих криминального характера (например, инсценирование обстановки кражи документов при фактической их потере);

г) создание ложного представления об отдельных деталях фактиче ски совершенного преступления или об отдельных элементах его состава: инсценирование совершения преступления другим лицом, в иных целях и

175 Белкин Р.С. Противодействие расследованию и пути его преодоления криминалистическими и оперативно-розыскными средствами и методами // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. - М., 1997. - С. 144. Также об этом см.: Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их использование в раскрытии преступлений. - Волгоград, 1978.-С.120.

118

по другим мотивам, в ином месте, в другое время и т.п. Негативные об- стоятельства иногда обладают большой доказательственной силой, поэтому их выявление при осмотре имеет существенное значение для установления истины.176

В обстановке конфликта не следует уделять слишком большого вни- мания осмотру таких предметов и вещей, вид которых может вызвать новый прилив эмоций, способствовать проявлению конфликта с новой силой (например, вещей погибшего, предметов, касающихся интимной жизни потерпевшего и других обстоятельств, способных повлиять на чувства окружающих). Такие предметы более внимательно нужно осмотреть в кабинете следователя.

2) Если следователь о противодействии узнал лишь в момент осмот-ga и практически лишен возможности принять дополнительные меры, обеспечивающие его качественное проведение, ему, прежде всего, нужно сохранить самообладание и выдержку, т.к., кроме присутствующих его помощников, союзников у него может не оказаться. В таких случаях следует начать с попытки оказать воздействие на зачинщика конфликта. Необходимо найти возможность побеседовать с ним один на один (например, отвести в сторону), когда он будет лишен поддержки других лиц, разъяснить негативность и невыгодность для него самого избранной им линии поведения. Если есть возможность, необходимо связаться с РОВД и попросить прибытия дополнительной группы сотрудников милиции, которые могут удалить конфликтующего с места происшествия.

Если все же из-за отсутствия необходимой помощи удалить кон- фликтующего невозможно, а осмотр нужно произвести незамедлительно, то особое значение в конфликтной ситуации приобретает поведение следователя. Несмотря на всю сложность обстановки, он должен оставаться спокойным, выдержанным, корректным. Его аргументы должны быть обду-

176 См.: Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. - М., 1997. - С.55.

119

манными, объективными, чтобы противоборствующие лица не могли их оспорить, иначе это лишь усилит конфликт. Чтобы привлечь очевидцев на свою сторону, следователь должен вести себя по отношению к гражданам вежливо, доброжелательно, а к зачинщику конфликта - предъявлять справедливые, понятные окружающим требования; коротко и ясно показать гражданам безнравственный и противоправный характер действий “про-

1 77

тивника”, сообщить им о его опасности.

Если окружающие занимают сторону конфликтующего (пусть и не явно), то для того, чтобы лишить его этой поддержки, необходимо предложить гражданам разойтись. Если такая мера окажется малоэффективной, можно рекомендовать работникам милиции произвести фотосъемку лиц, поддерживающих зачинщика конфликта. Действенность этого приема имеет психологическое объяснение: лица, поддерживающие конфликтующего, часто проявляют активность лишь в расчете остаться безызвестными. В случае же запечатления их на фотопленку для возможного последующего опознания активность сторонников конфликтующего, как прави-

I 74

ло, падает, и он лишается поддержки. ‘ Но здесь необходимо соблюдать осторожность. Если атмосфера предельно накалена, а сил у следственно-оперативной группы недостаточно, лучше не прибегать к этому приему, который в такой ситуации может спровоцировать новый всплеск отрицательных эмоций.

Если обстановка при осмотре места происшествия накалена настолько, что составить протокол осмотра невозможно, надо сделать черновые наброски будущего протокола, составить примерный вариант схемы- плана и произвести фотографирование места происшествия. Позже по этим наброскам можно будет составить более качественные документы. Если есть

Подробнее см.: Выявление причин преступности и предупреждение преступлений. - М., 1967. - С. 164-169.

178 См.: Водолазский Б.Ф., Лубеницкий А.А. Поведение работника милиции в конфликтной ситуации // Труды ВШМ МВД СССР, № 14. - Омск, 1973. - С.68-69.

120

возможность, описание осмотра можно записать на магнитофонную ленту, а затем с ее помощью - составить письменный протокол.179 Ту же роль может выполнить и видеозапись, применение которой в условиях противодействия может стать, к тому же, своеобразным предупредительным фактором для конфликтующих. Участники конфликта, желая избежать съемки, часто воздерживаются от негативных действий. Однако и здесь необходимо соблюдать чувство меры, т.к. при определенных условиях применение видеоаппаратуры может привести к усилению агрессии.

Если конфликт возник в результате распространения слухов о якобы незаконных действиях следователя и работников милиции, а результаты осмотра или данные, полученные оперативными работниками, дадут иные сведения и будут оглашены окружающим, то отдельные участники конфликта могут изменить свою позицию и отказаться от противодействия. И, наоборот, если распущенные слухи не будут опровергнуты, это может лишь усугубить конфликт. Оперативные работники, наряду со своей основной деятельностью, должны выявлять зачинщиков и наиболее активных участников противодействия и принимать меры к смягчению конфликта.

Если при осмотре места происшествия для отыскания следов престу- пления применяется служебно-розыскная собака, то часто ее применение одновременно является и мощным предупредительным фактором, сдерживающим проявление агрессивности.

Обыск. Поскольку обыск - это следственное действие, содержанием которого является принудительное обследование помещений, участков местности, отдельных граждан в целях обнаружения и изъятия орудий и следов преступления и других объектов, имеющих значение для дела, его проведение, чаще всего, вызывает у граждан, подвергшихся обыску, нега-

Подробно об этом см.: Михайлов ЛИ., Соя-Серко Л.А., Соловьев А.Б. Научная организация труда следователя. - М., 1974. - С. 110.

121

тивные чувства. Принудительный характер обыска обусловливает соперничество обыскиваемого и следователя: один пытается скрыть определенные предметы, другой - разыскать их. Поскольку следователь вторгается в чью-то личную жизнь, нарушает неприкосновенность жилища, в какой-то мере соприкасается с интимной стороной жизни отдельных лиц, собирает доказательства вины конкретных людей, беспокоит их близких, изымает ценности, которые субъект уже считал своей собственностью, - это не может не привнести в отношения следователя, с одной стороны, и обыскиваемых, их родных и близких, с другой, элементы враждебности, агрес- сивности, противоборства. В одних случаях это проявляется почти незаметно, в других - открыто и резко. Поэтому не случайно при проведении обыска чаще, чем при иных следственных действиях, исключая разве что задержание, возникают конфликтные отношения между следователем и лицами, которых он касается.

Нельзя не учитывать и того, что реакция противоборствующего лица бывает неожиданной и часто выливается в немедленное совершение каких-либо действий. Это обстоятельство требует от следователя морального напряжения, готовности к отражению логичных и нелогичных, аргументированных и необоснованных, но всегда направленных на создание помех в его работе, действий противоборствующего субъекта.

В криминалистике выделяют три вида обысков: личный, обыск в по- мещении и обыск на местности. Основными тактическими правилами их производства являются: внезапность, планомерность и последовательность проведения, использование средств криминалистической техники, кор-

1 ЯП

ректность поведения обыскивающих.

Нельзя не согласиться с И.Л. Николаевой в том, что следователь до- пускает грубую ошибку, если проводит обыск у подозреваемого после

180 Подробно о тактике проведения обыска с учетом свойств личности см.: Жбанков В.А. Свойства личности и их использование для установления лиц, совершивших таможенные правонарушения. - М., 1999. - С.153-161.

122

проведения первоначальных следственных действий, поскольку “этот промежуток времени может быть использован соучастниками для сокрытия и уничтожения следов преступления”181, т.е. оказания противодействия расследованию.

Достижению задачи избежания острых конфликтов, в которые может быть втянуто большое число людей, способствует такое тактическое правило, как внезапность проведения обыска. Законодатель, чтобы дать возможность следователю избрать удобное для обыска время, обеспечить его внезапность, предоставил право проводить это следственное действие в некоторых (не терпящих отлагательства) случаях без санкции прокурора с последующим его уведомлением о проведенном обыске в суточный срок. Такой же порядок предусматривается и в проекте нового УПК, принятого 6 июня 1997 г. в первом чтении Государственной Думой Российской Федерации. В ч.З ст. 196 проекта говорится: “В исключительных случаях, когда имеется реальное опасение, что разыскиваемый и подлежащий изъятию объект может быть из-за промедления утрачен, поврежден или использован в преступных целях либо разыскиваемое лицо может скрыться, обыск может быть произведен без санкции прокурора, но с последующим на- правлением ему в течение 24 часов сообщения о произведенном обыске”. Неожиданное появление следственно-оперативной группы в жилище обыскиваемого не позволит ему связаться с единомышленниками, вооружиться, спрятать некоторые предметы, принять меры к оказанию сопротивления или покинуть место обыска.

Достижению цели избежать противодействия способствует и другое тактическое правило - проводить обыск корректно, деликатно обходясь с обыскиваемыми и иными присутствующими лицами. Чем обходительнее следователь, чем мягче он в обращении, тем меньше вероятность возник-

181 См.: Николаева И.Л. Методика расследования незаконного оборота наркотических веществ // Крими- налистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. - М., 1997. -С.292.

123

новения конфликтов. Однако вежливость и предупредительность следователя должны сочетаться с упорством, настойчивостью и решительностью. Только сочетание этих качеств может привести к успеху проводимого следственного действия и предотвратить конфликт.

Эту же задачу решают и другие общие правила - планомерность про- изводства обыска и использование при этом научно-технических средств. Когда обыск хорошо продуман, проведен последовательно, с наименьшими затратами времени, он вызывает меньше оснований для оказания противодействия и выражения недовольства, чем обыск не продуманный, а потому не лишенный ошибок и промахов, которые не оставят без реагирования противодействующие лица. Применение технических средств также способствует более быстрому обнаружению тайников. Уже сама быстрота осуществления следственного действия идет на пользу бесконфликтных взаимоотношений. Применение технических средств во многих случаях способствует и предотвращению ненужного уничтожения, повреждения и изменения внешнего вида отдельных предметов, которые, как может оказаться, тайниками не являются. Нужно учитывать, что неоправданная порча имущества обыскиваемых лиц может послужить основанием для со- вершения ими, их родными и близкими негативных действий.

Перед проведением обыска необходимо собрать сведения о лицах, которые будут присутствовать в обыскиваемом помещении; о расположении комнат и других помещений; о местах, где возможно хранение отыскиваемых предметов; о самих предметах. Нужно продумать, не следует ли пригласить кинолога с собакой. Важно распределить обязанности между сотрудниками, входящими в состав группы обыска. При составлении плана обыска следует предусмотреть: где и в какое время провести обыск; как войти в помещение, с чьей помощью; кого пригласить в качестве понятых и специалистов; как организовать охрану места обыска; кого и как удалить оттуда; какие научно-технические средства взять с собой; как поступить

124

при обнаружении отыскиваемых объектов и предметов, изъятых из гражданского оборота; как осуществить фиксацию хода и результатов обыска; какие меры принять, если возникнет конфликт; как поступить с лицами, у которых производился обыск, после обнаружения отыскиваемых предметов; кого привлечь к себе в помощь в случае острой необходимости.

Очень важен вопрос о выборе способа проникновения следственно- оперативной группы на обыскиваемый объект. К месту обыска такая группа, как правильно отмечают Р.С. Белкин и Е.М. Лившиц, “должна прибыть незаметно для обыскиваемого. В случае необходимости выставляются посты у дверей, окон. Лицо, у которого намечается произвести обыск, может воспрепятствовать свободному входу следователя в обыскиваемое помещение, стремясь выиграть время, чтобы уничтожить или спрятать искомые предметы. Поэтому желательно, чтобы следователя сопровождал представитель общественности, работник ЖЭК, не вызывающий подозрения своим появлением и просьбой открыть дверь. В отдельных случаях проникновение в обыскиваемое помещение следует приурочить к тому моменту, когда кто-либо из проживающих откроет дверь, чтобы выйти из квартиры. Входить в обыскиваемое помещение следует всей группой, включая понятых. Если имеются данные, что преступник вооружен и намерен оказать сопротивление, могут быть проведены специальные комбинации по обес-печению безопасности и успешности проведения обыска.”

Нужно добавить, что обыск в помещении, если он проводится в об- становке противодействия, необходимо начинать с личного обыска лиц, у которых он проводится, а также личного обыска их близких, отрицательно относящихся к действиям следователя. Проводить личный обыск надо как можно быстрее, поскольку конфликтующие могут совершить нападение на обыскивающих, используя при этом то оружие и предметы, которые следователь еще не успел обнаружить. Все обыскиваемые лица, их родные и

182 Ливший F..M., Белкин PC. Тактика следственных действий. - М., 1997. - С.86.

125

близкие должны находиться под пристальным наблюдением специально выделенного для этого участника следственно-оперативной группы, готового в любой момент пресечь попытки сокрытия отдельных предметов, нападения на проводящих обыск, уничтожения доказательств, подачи условных знаков другим, находящимся в этом помещении, лицам. Обыск (как и осмотр) целесообразно проводить по направлению часовой стрелки.

Для предупреждения организованного сопротивления обыскивающим, групповые обыски надо производить одновременно, формируя для этого такое количество групп, сколько имеется мест предстоящего обыска. Проводить групповые обыски нужно только внезапно. Этим можно предупредить сговор между лицами, находящимися в разных местах, лишить их возможности связаться с близкими и организовать сопротивление следственно-оперативным группам.

При определении состава и численности группы обыска нужно учи- тывать силу противодействия и степень агрессивности обыскиваемых, а при самом обыске - принять меры к разобщению обыскиваемых лиц и сочувствующих им граждан. Чтобы успешнее провести поиск спрятанного, нужно, как еще в 1935 г. правильно писал В. Громов, “поставить себя в положение обыскиваемого, учесть его психологию, его профессию, уклад его жизни, характер и привычки и задать вопрос: куда бы догадался или попытался сам производящий обыск спрятать разыскиваемый предмет, если бы сам жил в обстановке и условиях обыскиваемого и обладал бы одинаковой с ним степенью развития, одинаковыми профессиональными навыками,

I К Ч

способностями”. В случаях, если следователю известно местонахожде- ние разыскиваемых предметов, но он не желает расшифровывать источник своей осведомленности, он может поступить следующим образом: а) или использовать научно-технические средства отыскания предметов (щуп, мино- и трупоискатель, переносную рентгеновскую установку, магнито-

183 Громов В. Предварительное расследование в советском уголовном процессе. - М., 1935. - С. 152-153.

126

подъемник, портативную ультрафиолетовую лампу), сделав при этом вид, что именно они указали ему местонахождение отыскиваемых предметов; б) или подойти к известному ему месту путем последовательного и систематического проведения розыскных действий. В таких случаях ему надо обращать внимание обыскиваемых на демаскирующие признаки тайников, по которым, якобы, и было обнаружено искомое.

Во время обыска следователь должен внимательно наблюдать за по ведением обыскиваемых, их реакцией на происходящее. Иногда они своим поведением выдают местонахождение искомых предметов; их волнение, как правило, возрастает по мере приближения следователя к тайникам. Положительные результаты может дать и так называемая “словесная раз ведка”, которая заключается в том, что очередные объекты обыска назы ваются вслух, при этом внимательно контролируется реакция обыскивае- ?* мых лиц. Однако нужно учитывать, что некоторые признаки поведения этих лиц могут быть инсценированы.|84

v

Поскольку обыск, чаще всего, проводится в конфликтной обстановке, предметы, обнаруженные при проведении этого следственного действия, более тщательно желательно осматривать не на месте обыска, а в ка- бинете следователя, что обеспечит более качественный осмотр изъятого.

Для предотвращения конфликтов нужно применять специальные меры по фиксации отдельных действий следователя при обыске. Те из них, которые наиболее значительно затрагивают интересы граждан, необходимо мотивировать. Так, если следователь удалял штукатурку в стене или взламывал иные преграды, ему следует указать, чем это вызывалось. Обязательно отражаются в протоколе и другие принудительные меры, примененные к гражданам при обыске. Факты противодействия, как и меры, принятые следователем для его преодоления, должны фиксироваться в протоколе следственного действия. Это, во-первых, даст возможность уже

184 См.: Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. - М., 1997. - С.87-88.

127

в процессе обыска оказать определенное психологическое воздействие на противодействующих лиц, показать им, что факт принятия принудительных мер следователем, как и совершение ими неправомерных поступков, заносится в протокол и будет оценен при дальнейшем расследовании, и, во-вторых, не позволит в будущем таким лицам превратно истолковать действия следователя. По возможности (если, к тому же, такой способ фиксации поможет наглядно продемонстрировать ухищрения обыскиваемых), отдельные моменты обыска, способы маскировки тайников следует фиксировать с помощью фотосъемки или видеозаписи.

Надо отметить, что иногда успех проведения обыска обеспечивается осуществлением оперативно-розыскных мероприятий. Так, например, С.Д. Долгинов рекомендует использование таких тактических комбинаций (в сочетании с оперативно-розыскными мерами) при обыске:

• создание следователем условий, при которых у подозреваемого (обвиняемого) формируется ошибочное представление об обстоятельствах, которые в действительности могут привести к нежелательным решениям и действиям (например, оставление в неведении относительно имеющейся у следователя информации, создание преувеличенного представления об объеме доказательств); • • формирование целей, попытка достижения которых поставит про- тиводействующее лицо в проигрышное положение ( например, намерение перепрятать похищенное имущество, оружие). • Можно использовать стремление задержанного (содержащегося в камере) лица связаться с находящимися на свободе соучастниками или родственниками. С этой целью ему создаются условия для написания записки. В такого рода записках может содержаться важная для расследования информация, в том числе, о местонахождении спрятанных предметов. Перехват записки в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий может обеспечить успех предстоящего обыска. Однако необходи-

128

мо подчеркнуть, что одним из условий правомерности такой комбинации является то, что действия задержанных предпринимаются только по их собственной инициативе.

Выемка. Порядок ее проведения регламентирован ст. 167 УПК. Большинство рекомендаций, относящихся к порядку производства обыска в обстановке противодействия, можно успешно использовать при подготовке и проведении выемки. Если лица, у которых следует изъять искомые предметы, окажут противодействие следователю, то он может изъять эти предметы принудительно или вынести постановление о производстве обыска, т.к. розыск необходимых вещей в иных местах уже не будет выемкой.

В проекте нового УПК, в п.2 ст. 196 предусмотрена ситуация прове- дения обыска и выемки в условиях противодействия. В этой норме говорится следующее: “Обыск и выемка в жилом помещении против воли проживающих в нем лиц производятся по правилам частей 8 и 9 ст. 187 настоящего Кодекса”. Согласно требованиям ч.9 указанной статьи, обыск, если он не терпит отлагательства (а значит, и выемка), проводится по постановлению следователя, но с последующим уведомлением об этом судьи в суточный срок.

См.: Долгинов С.Д. К вопросу о сочетании обыска и оперативно-розыскных мероприятий // Организо- ванное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997.-С.42-44.

129

§ 2. СПЕЦИФИКА ДОПРОСА И ОЧНОЙ СТАВКИ, ОСУЩЕСТВЛЯЕМЫХ В УСЛОВИЯХ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ

Допрос. Сразу же отметим, что проблеме проведения допроса в ус- ловиях противодействия учеными уделено значительное внимание. Ей посвящены работы О.Я. Баева, Л.М. Карнеевой, Н.И. Порубова, А.Р. Ратино-ва, А.А. Закатова, Е.И. Замылина и др. Однако, сказать, что все вопросы, касающиеся осуществления этого следственного действия в экстремальной обстановке, рассмотрены полностью, будет преувеличением: не устранены противоречия в суждениях отдельных авторов; не все возможные варианты ситуаций противодействия допрашиваемых и меры по его нейтрализации рассмотрены. К тому же, жизнь не стоит на месте, и то, что было приемлемо вчера, сегодня может оказаться несовершенным, требующим позитивных изменений. Между тем, допрос - самое распространенное в уголовном судопроизводстве следственное действие. Нет ни одного уголовного дела, при расследовании которого не прибегали бы к допросу различных участников уголовного процесса.

В диссертации мы не будем рассматривать общие вопросы, касаю- щиеся допроса отдельных “фигурантов” уголовного процесса - обвиняемого, потерпевшего, свидетеля и др. Этому посвящено множество работ, в т.ч. защищенная в 1996 году кандидатская диссертация Е.И. Замылина,186 опубликовано много книг и статей, на часть из которых автор уже ссылалась в настоящем исследовании. Мы рассмотрим организационно-тактические вопросы проведения допроса в условиях противодействия, приемы и способы нейтрализации противоправного поведения отдельных лиц на допросе.

См.: Замылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса в конфликтной ситуации. - Дис. … канд. юрид. наук., Волгоград, 1996.

130

“Основная задача этого следственного действия в аспекте рассматри- ваемой проблемы, - как справедливо отмечает Р.С. Белкин, - изобличение допрашиваемого во лжи, в попытках утаить, скрыть или исказить истину”187. Проведенные Н.И. Кулагиным и А.И. Васильевым опросы следователей и анкетирование осужденных в ИТУ показали, что если все случаи возникновения противодействия на предварительном следствии взять за 100%, то около 12% из них проявилось при задержании граждан, 10% - при проведении обысков, около 50% - при допросах и очных ставках и 28% -при производстве иных следственных действий. Учитывая соотношение количества проводимых при расследовании допросов, очных ставок, обысков и задержаний, можно сделать вывод, что противодействие расследо- ванию чаще всего возникает при задержании, затем - при обыске, а третье

188

место по этому показателю занимают допрос и очная ставка.

Проведенное нами анкетирование сотрудников органов предвари- тельного расследования показало, что в противоборство со следователем, как правило, вступают обвиняемые (42 % от числа всех обвиняемых), подозреваемые (61 %), недобросовестные свидетели (26 %) и потерпевшие (7 %), заинтересованные в неправильном восприятии органом следствия расследуемого события, а также защитники (21 %) - см. приложение № 1. В таких случаях в общении следователя и противоборствующего лица получает преобладание линия соперничества, которая обусловливается наличием у них противоположных целей. На наш взгляд, все ситуации проти- водействия, возникающие при допросах, если их классифицировать по содержанию действий допрашиваемых, можно разделить на два вида:

Белкин Р.С. Противодействие расследованию и пути его преодоления криминалистическими и опера- тивно-розыскными средствами и методами /?’ Криминалистическое обеспечение деятельности крими- нальной милиции и органов предварительного расследования. Гл.5 - М., 1977. - С. 144. 188 См.: Кулагин Н.И., Васильев А.И. Факторы, влияющие на поведение обвиняемого на предварительном следствии // Бюллетень МВД Литовской ССР - Вильнюс, 1978. - С. 21-23.

131

1) противодействие субъекта в форме отказа от общения со следова телем и дачи каких бы то ни было показаний;189

2) противодействие в форме дачи заведомо ложных показаний.190 Эти виды противоборства проявляются в следующих действиях:

• отказе вступать в какое бы то ни было общение со следователем; • • отказе вступать в общение со следователем только по интере- сующим следствие обстоятельствам; • • даче ложных показаний; • • несообщении следователю определенной информации; • • уничтожении или повреждении допрашиваемым при допросе до- казательств совершения преступления; • • склонении свидетелей к даче ложных показаний (с помощью шан- тажа, угроз и других форм воздействия); • • угрозах в адрес изобличающих лиц на очных ставках; • • провокационных обращениях к гражданам во время допроса с це- лью получения от них поддержки в своих противоправных замыслах; • • попытках нанесения себе ранений; • • попытках оказания физического давления на лиц, ведущих допрос или помогающих его проведению; • • отказе от услуг защитника в случаях, когда присутствие последнего предусмотрено законом; • • иных действиях, направленных на воспрепятствование установ- лению истины по делу. • 189 Мы установили, что около 39% обвиняемых (подозреваемых), 52% свидетелей и 9% потерпевших уклоняются от явки к следователю (см. приложение № 1).

140 В литературе даются и другие классификации конфликтных ситуаций. Так, Н.И. Кулагин и Н.И. По- рубов делят их на четыре вида (См.: Кулагин НИ., Порубов Н.И. Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации. - Минск, 1977. - С.7). а Е.И. Замылин добавляет к ним еще один вид (см.: Замылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса в конфликтной ситуации. - Волгоград, 1998. -С.31). Нам представляется, что псе они п общем пиле MOIVT быть охвачены предложенной нами классификацией.

132

В результате проведенного нами анкетирования следственных ра- ботников установлено, что оказание противодействия расследованию обвиняемыми (подозреваемыми), в т.ч. их отказ от дачи показаний или дача ими показаний, противоречащих материалам дела, обусловливают такие причины:

• стремление избежать наказания или умалить степень своей вины -86 % ; • • стыд за содеянное, боязнь огласки - 41 %; • • негативное отношение к правоохранительным органам - 5 %; • • боязнь мести или осуждения со стороны отдельных лиц - 64 %; • • солидарность с соучастниками - 31 %; • • желание продолжить преступную деятельность - 12 %; • • нежелание возмещать материальный ущерб - 24 %; • • «выгораживание» отдельных лиц - 19 %; • • желание переложить вину на другое лицо - 16 %; • • преступный этикет - 24 %; • • иное - 7 % (см. приложение № 1). • В качестве причин дачи заведомо ложных показаний, отказа или ук- лонения от дачи показаний свидетелями и потерпевшими, опрошенные нами сотрудники органов расследования указали:

• угрозы заинтересованных лиц - 36 %; • • просьбы, уговоры, родственные или товарищеские чувства - 32%; • • подкуп - 17 %; • • нежелание быть участником уголовного процесса - 19 %; • • жалость, желание смягчить участь обвиняемого - 15 %; • • желание скрыть какие-либо свои неблаговидные действия - 8 %; • • негативное отношение к правоохранительным органам - 4 %; • • служебная или материальная зависимость от обвиняемого - 6 %; •

133

• иное - 3 % (так как в некоторых случаях на поведение допраши ваемых воздействовало несколько причин, то общие проценты ответов превышают 100 - см. приложение № 1).

На вопрос, в чем выражались угрозы, были получены такие ответы:

• в применении физического насилия - 45 %; • • в уничтожении или повреждении имущества - 23 %; • • в разглашении компрометирующих данных - 6 %; • • в создании неприятностей по службе - 14 %; • • ином - 12 % (см. приложение № 1). • О том, как проявляется ложь в показаниях допрашиваемых, подробно описано в книгах А.А. Закатова, СИ. Цветкова и Е.И. Замылина.191

Поскольку различные по силе установки на противодействие следст- вию выражаются в разных по содержанию формах поведения субъекта, от следователя требуется умелое оперирование различными приемами, направленными на преодоление оказываемого противодействия. Более всего в сокрытии определенной информации заинтересованы виновные лица, т.к. именно они несут ответственность за совершенные преступления. Желание защитить себя толкает их на совершение таких действий, которые, по их мнению, способствуют избежанию разоблачения. С этой целью, пишет А.А. Ратинов, они “создают лжедоказательства невиновности, мнимые алиби и инсценировки, стремятся направить расследование по неверному пути, делают ложные заявления, распространяют вымышленные слухи, склоняют свидетелей к ложным показаниям, всячески стараются убедить окружающих в своей непричастности к преступлению”.192 В результате возникает ситуация, при которой получить объективные доказательства, услышать достоверную информацию довольно трудно. К этому надо доба-

191 См.: Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. - Волгоград, 1984; Его же. Ложь и борьба с нею (изд. 2-е). - Волгоград, 1999; Закатов А.А., Цветков СИ. Тактика допроса при расследовании преступлений, совер шаемых организованными преступными группами. - М., 1998; Замылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса в конфликтной ситуации. - Волгоград, 1998.

192 Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М., 1967. - С. 196.

134

вить и то, что преступник сознает серьезность ситуации, когда неосторож но сказанное слово может привести к отрицательному для него результату, поэтому неохотно признает даже доказанные факты, стремясь сохранить занятую позицию непризнания вины. Из этого состояния ему выйти труд- ^ но. Такая позиция обвиняемого влияет и на свидетелей, которые не реша-

ются давать правдивые показания, выжидая изменения его линии поведения. И если обвиняемый начинает говорить искренне, у свидетелей отпадают основания его “выгораживать” и скрывать правду.193

Анализ следственной практики и научной литературы позволяет сделать вывод о том, что успех допроса в условиях противодействия зависит от следующих факторов:

• наличия у следователя достаточной информации по тому или иному факту или явлению, которые надлежит исследовать;

• устойчивости и силы возникшего между сторонами противодей- ^у ствия;

• подготовленности к противоборству следователя, его умения входить в контакт с людьми, планировать следственные действия, применять тактические приемы, использовать познания специалистов; • • условий, в которых будет проходить его общение с противоборствующим субъектом, наличия времени для длительного общения с этим лицом; • • полноты и правильности использованных источников получения информации (документов, вещественных доказательств, показаний очевидцев и др.); • • сложности оценки доказательственной информации, добываемой следователем в обстановке противодействия; • +

193 См. подробнее: Порубов Н.И. О причинах ложных показаний обвиняемых // Вопросы совершенствования следственной работы, № 1. - М , 1970. - С.65.

135

• других обстоятельств, которые могут отрицательно или положи- тельно повлиять на ситуацию противодействия.

Необходимо подчеркнуть большую значимость для успешного про- ведения этого следственного действия подготовки к нему. Следователю, прежде всего, нужно продумать линию поведения, варианты своих действий, предположить, какие препятствия может создать ему допрашиваемый и, с учетом этого, подготовить ответные решения. Кроме того, следователь должен определить круг обстоятельств, подлежащих выяснению; если это необходимо, получить знания по специальным вопросам; изучить личность допрашиваемого; составить план допроса; выбрать время и место его про-

194

ведения.

Для успешного общения с противоборствующими лицами следователю необходимо изучить их интеллектуальные и волевые качества, эмо- циональное состояние. Знание личностных качеств этих лиц - обязательное условие эффективности допроса в условиях противодействия. Особенно важно изучить личность, условия жизни и воспитания несовершеннолетних обвиняемых (ст.392 УПК). Их первоначальная позиция “в большинстве случаев базируется не на тщательном анализе ситуации, а на каком-либо эмоциональном переживании (страх перед родителями, стыд, боязнь выдать товарища и т.д.). Детальное изучение личности подростка обычно позволяет найти и устранить причины, мешающие завоеванию его доверия, даче им правдивых показаний.”1 5 О том, как, в каком объеме необходимо изучать личность допрашиваемых, подробно описано в криминалистической литературе,196 поэтому излагать эти вопросы в настоящей работе нет

194 Подробно об этом см.: Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступле ний. - М., 1970. - С.62-75; Сильное М.А. Преодоление следователем установки допрашиваемого на дачу ложных показаний // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и ме ры по его нейтрализации. - М., 1997. - С. 184.

195 Гуковская Н.И., Долгова А.И., Миньковский Г.М. Расследование и судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних. - М., 1974. - С. 84-85.

|% См., например: Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Ранее указ. работа; Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве, Минск. 1973; Дулов А.В. Судебная психология. - Минск, 1970; Его же, Основы психологического анализа на предварительном следствии. - М., 1973; Смыслов В.И. Свидетель в

136

необходимости. Остановимся лишь на специфике отдельных вопросов подготовки к допросу и его проведения в условиях конфликтной ситуации.

Так, представляется важным при подготовке к допросу в условиях противодействия правильно подобрать лиц, которые будут участвовать в его проведении (педагога, переводчика, иных специалистов). При их выборе следует учитывать квалификацию, опыт, способности и индивидуальные особенности личности. Следователь должен психологически подготовить этих лиц к преодолению возможных трудностей; разъяснить каждому участнику допроса, как следует вести себя в той или иной ситуации, чтобы помочь нейтрализовать или ослабить возможные негативные действия допрашиваемого. Для формирования у них уверенности следователю нужно рассказать участникам следственного действия не только о природе и остроте конфликта, но и о мерах, принятых для его устранения, а также проинформировать о целях и задачах допроса. При подготовке места допроса важно обратить внимание на то, чтобы все необходимое было под рукой, а хождение по кабинету - сведено к минимуму.

В ходе подготовки и проведения допроса следователь должен мыс- ленно строить не только модель собственного поведения, но и стараться предвидеть поведение и ход мыслей оппонента. При общении нужно демонстрировать объективность, доброжелательность, заинтересованность в судьбе допрашиваемого.

советском уголовном процессе. - М„ 1973; Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. - Свердловск, 1973; Карнеева Л.М., Ордынский С.С, Розенблит С.Я. Тактика допроса на предварительном следствии. - М., 1958; Карнеева Л.М., Соловьев А.В., Чувилев А.А. Допрос подозреваемого и обвиняемого, - М., 1969; Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. - Волгоград, 1984; Его же. Ложь и борьба с нею (изд. 2-е). - Волгоград, 1999; Кулагин Н.И., Порубов Н.И. Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации. - Минск, 1977; Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. - Ташкент, 1991; Замылин Е.И. Тактико- психологические основы допроса в конфликтной ситуации. - Волгоград, 1998; Баев О.Я. Тактика следственных действий. - Воронеж, 1992; Бы-ховский И.Е., Глазырин Ф.В., Питерцев С.К. Допустимость тактических приемов при допросе. - Волгоград, 1989; Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. - М., 1981; Васильев В.Л. Юридическая психология. - М„ 1991; Карнеева Л.М. Тактические основы организации производства допроса в стадии расследования. - Волгоград, 1976; Ратинов А.Р., Адамов Ю.П. Лжесвидетельство (происхождение, предотвращение и разоблачение ложных показаний). - М., 1976; Ратинов А.Р., Ефимова Н.И. Психология допроса обвиняемого, - М., 1988; Хайдуков А.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц. - Саратов, 1984; Якушин СЮ. Тактические приемы при расследовании преступлений. - Казань, 1983

137

В американской литературе следователю для установления психоло- гического контакта с допрашиваемым рекомендуют не подчеркивать своего служебного положения, быть в гражданской одежде, избегать употребления юридической терминологии, не вскакивать и не ходить по кабинету, говорить языком, понятным для субъекта, не стыдить и не осуждать его.197 В этих советах есть немало рационального, заслуживающего прислушаться к ним.

Одной из первых задач следователя при проведении допроса (если не было возможности сделать это раньше) является определение причин, которые “заставили” лицо встать на путь противодействия. Их определение и умелое устранение часто помогает следователю ликвидировать конфликт и перейти от отношений соперничества к отношениям сотрудничества. Здесь важен дружелюбный подход, разъяснение допрашиваемым конфиденциальности их показаний.

Поскольку общение допрашиваемого со следователем бывает выну- жденным, носит официальный характер, протекает в определенных рамках, обусловленных процессуальным режимом предварительного следствия, это ограничивает поведение субъекта. Принудительный характер общения хорошо сознается допрашиваемыми, они понимают, что следователь вправе применить к ним определенные меры (например, свидетелей и потерпевших - подвергнуть принудительному приводу, а по отношению к обвиняемому - применить и другие, более строгие санкции). Поэтому часто допрашиваемые ведут себя настороженно. Некоторые из них, чувствуя при общении неравность положения, зависимость от действий и решений следователя, проявляют агрессивность. Чтобы не обострять конфликт, необходимо принять меры к смягчению эмоционального напряжения, проявить доброжелательность и выдержку.

См.: Гусаков А.Н. Криминалистика США: теория и практика ее применения. - Екатеринбург, 1993. - С.95-96.

138

Приведем данные Н.И. Порубова, свидетельствующие о большом значении первого допроса и первого впечатления, произведенного следователями на обвиняемых. Из числа тех, кто в процессе следствия дал правдивые показания, 67 % обвиняемых дали их уже на первом допросе, 22 % -на втором, 7 % - на третьем, 3 % - на четвертом и 1 % - на последующих. Из всего количества ранее несудимых признают себя виновными - 88 %; из числа ранее судимых дают правдивые показания только 40 %. Здесь прослеживается еще одна характерная деталь - ранее судимые, как правило, на первом допросе признают себя виновными лишь частично, и только на втором и последующих допросах, после предъявления доказательств -начинают давать более правдивые показания.198 Из сказанного можно сделать вывод, что ранее судимые на первом допросе изучали следователя, “проверяли” прочность обвинения, “приглядывались” и оценивали ситуацию. И если следователь при допросе вел себя правильно, то к моменту второго допроса они часто приходили к выводу, что лучше дать правдивые показания.

Значение первого допроса, а в нем - его первоначального этапа, пер- вого впечатления, которое производят друг на друга следователь и обвиняемый, отмечают и зарубежные криминалисты. Так, А. Осборн пишет: “Нередко наибольшее значение имеет первая фраза аргумента именно потому, что она является первой. Эта первая фраза возбуждает интерес, устраняет подозрение, возбуждает доверие, либо, напротив, вызывает чувство антагонизма и создает предубеждение, которое затем трудно побороть.”199 Это необходимо учитывать следователю и стараться формулировать первый вопрос, первые фразы продуманно, тактично.

Продолжая разговор о тактике допроса, можно рекомендовать ис- пользовать и метод рефлексии, основанный на “имитации мыслей и дейст-

198 См.: Порубов Н.И. О причинах ложных показаний обвиняемых // Сб. Вопросы совершенствования следственной работы, № I. - М.. 1970. - С.66.

199 Осборн А.С. Проблема доказывания. Издание 8-е. - Албам, США. -1956 (на англ. языке). -С. 123.

139

вий противника и анализе собственных рассуждений и выводов”, подробно описанный А.Р. Ратиновым. 00

Своя специфика существует и в установлении психологического контакта с допрашиваемыми женщинами. Их высокая эмоциональность требует от следователя уделять особое внимание своей речи, интонации. Женщины более значительную роль в своей жизни отводят семье, тягостнее переживают разлуку с ней, и такие факторы, как проявление заботы о детях, разрешение свидания с членами семьи, попытки устроить их семейные дела, обычно положительно влияют на формирование контакта с ними.

Иногда допрашиваемые вообще отказываются давать показания. В таких случаях следователю, прежде всего, необходимо разъяснить им негативные последствия такой позиции. “Человек всегда остается заинтересованным в своей судьбе, и рекомендации криминалистики по разъяснению, что вина может быть доказана и без помощи обвиняемого, а вот смягчающие обстоятельства без его помощи установить сложно, остаются действенными и в современной сложной обстановке.”201 Иногда полезно умышленно высказать какую-либо информацию, которая заведомо вызовет несогласие с ней допрашиваемого и заставит его защищаться. В этом случае следователю сначала можно выдвинуть несколько заведомо слабых ар- гументов, которые допрашиваемый тут же опровергнет, после чего, возможно, попытается переубедить следователя и по более существенным обстоятельствам, но потерпит неудачу. Однако общение уже состоялось, и следователю необходимо лишь развить его.

При отказе допрашиваемого давать показания можно использовать противоречия в показаниях соучастников преступления, каждый из кото-

’ Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М., 1967. - С. 158.

“0| Подшибякин А.С. Преодоление противодействия расследованию в ходе допроса // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. -С.115.

140

рых, с одной стороны, боится дать показания первым, а с другой - опасается, что его опередят другие. Здесь важно усилить беспокойство допрашиваемого о том, что он может “опоздать” с чистосердечным признанием и, одновременно, постараться нейтрализовать его опасения дать показания первым. Если кто-то из соучастников дал правдивые показания, а следователь не связан обещанием не сообщать о его признании другим соучастникам, то им об этом следует рассказать. Важно использовать и межличност-

202

ные противоречия, имеющиеся между соучастниками преступления.

Представляется, что иногда для бесед с противоборствующими лицами можно приглашать их близких, которым они доверяют и с мнением которых считаются. Они могут помочь следователю убедить допрашиваемых дать правдивые показания. Для бесед с противодействующим лицом и разъяснения ему отдельных положений закона (если конфликтующий не доверяет информации следователя) можно пригласить прокурора или начальника следственного отдела, которые в глазах допрашиваемого являются более авторитетными фигурами в уголовном процессе. Они могут сделать то, что не удалось следователю: разъяснить отдельные положения закона, значение некоторых доказательств; убедить в несостоятельности и вредности для противодействующего лица занятой им позиции и т.д. Однако допрашиваемому нужно объяснить значение присутствия прокурора (начальника), чтобы он не отнесся к этому равнодушно, как к ничего незначащему присутствию еще одного, очередного работника “органов”. Пригласить прокурора или начальника следственного отдела можно как по инициативе допрашиваемого (которую может подсказать ему следователь), так и по инициативе самого следователя.

Если обвиняемый, отказавшийся от всякого общения со следователем, находится в состоянии апатии, безразличия, нужно попытаться вы-

202 Подробно об этом см.: Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент. - 1991.-С.46-49.

141

звать у него какие-либо эмоции, обратиться к его чувствам - гордости, стыда, раскаяния, сожаления.

Иногда допрашиваемый отказывается давать показания, придавая этому форму протеста против необоснованного привлечения к ответственности. Часто такое поведение - результат неумения следователей установить с ним правильные взаимоотношения. Нужно разъяснить допрашиваемому его положение и права, значение правдивых показаний для него самого, а также то, что отказ от дачи показаний не только не принесет ему пользы, но может и навредить, поскольку соучастники (если преступление было совершено группой лиц), воспользовавшись его молчанием, смогут смягчить свою долю вины, переложив часть ответственности на него.

Нередко, не смотря на все предпринятые следователем усилия, доп- рашиваемые продолжают упорно молчать, отрицать бесспорно установ- ленные факты, изощренно лгать. Следователь, тем не менее, не должен те- рять самообладания. Еще в первой “Инструкции по уголовному розыску” указывалось: “В случае нежелания заподозренного отвечать на вопросы, v/ сотрудники, не домогаясь от него ответа или объяснения, должны обра- титься к другим средствам дознания”” \ Если лицо не отказывается всту- пать в общение со следователем, но дает заведомо ложные показания, то установку на ложь успешнее всего преодолеть с помощью доказательств. Доказательства можно предъявлять различными способами: а) предъявле- нием самого решающего доказательства; б) предъявлением доказательств нарастающей силы (или изобличающих во второстепенном, с переходом к более главным событиям); в) предъявлением всей совокупности доказа-

204

тельств.

-° ЦГАОР, ф. 393, оп. 16, д.], л.322.

204 Подробно об этих приемах предъявления доказательств см.: Кулагин Н.И., Порубов Н.И. Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации. - Минск, 1977. - С.38; Марков А,Я. О психологических основах использования доказательств при допросе // Труды ВШ МВД СССР, № 34. - М., 1972. -С.105-115.

142

В литературе неоднократно описывались тактические приемы до- V проса лиц, скрывающих правдивую информацию о преступлении и лице, его совершившем, поэтому нет необходимости подробно рассматривать их еще раз. Отметим лишь, что при допросе конфликтующего лица могут оказаться эффективными такие приемы, как: умолчание об отдельных, уже известных следствию обстоятельствах; создание условий, при которых у допрашиваемого возникает преувеличенное представление относительно собранных доказательств; оставление допрашиваемого в неведении относительно поведения на следствии соучастников, планов и намерений следователя и др.

Проведенное нами анкетирование сотрудников органов расследова- \/ ния показало, что чаще всего при допросе противодействующих лиц при- меняются следующие тактические приемы:

• стимулирование положительных качеств допрашиваемого - 78 %; • • формирование у допрашиваемого убеждения о наличии доказательств, изобличающих его во лжи или оставление его в неведении относительно объема доказательств -81%; • • подробный допрос и последующий анализ показаний с целью вы- явления в них противоречий - 31 %; • • повторный допрос в иной последовательности - 19 %; • • косвенный допрос - 16 %; • • предъявление доказательств - 86 %; • • иные - 9 % (см. приложение № 1). • Однако, каковы бы ни были тактические приемы, они не должны ос- новываться на обмане. Ч.З ст.69 УПК гласит: доказательства, полученные с

205 См., например: Карнеева Л.М. Тактические приемы допроса обвиняемого // Труды ВШ МВД СССР, вып. 32. - М., 1971. - С.178-180; Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Судебная этика. - Воронеж, 1974. - С. 107-110; Кулагин Н.И., Порубов НИ. Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации. - Минск, 1977. - С.36-41; Замылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса в конфликтной ситуации. - Волгоград, 1998. - С.30-43; Лубин А.Ф., Журавлев СЮ. Нейтрализация противодействия расследованию // Криминалистика. Расследование преступлений в сфере экономики. - Н.Новгород, 1995. -С.357-370идр.

143

нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использованы для доказывания обстоятельств, перечисленных в ст.68 УПК. “ Доказательства могут быть получены только в соответствии с указанными в законе способами и с соблюдением установленных правил их получения и фиксации.”206

Если противодействующее лицо настроено агрессивно, т.е. пытается уничтожить имеющиеся в деле доказательства, оказывает воздействие на потерпевшего и свидетелей, совершает провокационные действия в отношении следователя и т.д., то в этих случаях нужно проявлять особую осмотрительность. Конечно, трудно принять лучшее решение, если действия конфликтующего оказались для следователя неожиданными, поэтому при допросе в экстремальных условиях всегда необходимо оставаться собранным. Следователю нужно постоянно контролировать себя, проявляя бдительность и не допуская расслабления. На допрос конфликтующих лиц иногда следует приглашать оперативных работников. Их присутствие, в частности, необходимо в случаях, когда:

• требуется помощь в тактически правильном использовании опе- ративных данных; • • в процессе допроса предполагается получение информации, кото- рую нужно будет срочно проверить; • • допрашиваемое лицо ранее давало оперативному работнику прав- дивые показания; • • допрашиваемый сам попросил присутствия при допросе опер- уполномоченного. • Очередин B.T. Допустимость и недопустимость по уголовным делам доказательств. - Волгоград, 1998. -С.7.

207 См.: Замылин Е.И. Он отмечает также, что следователи при проведении допроса в условиях конфликта приглашают для оказания помощи работников органа дознания в 52,4% случаев, т.е. практически при проведении каждого второго допроса. (Указ. работа. - С. 19).

144

Оперативный работник может быть приглашен и для оказания помощи следователю в использовании при допросе технических средств фиксации.

К мерам предосторожности, предпринимаемым следователем при допросе противодействующих лиц, можно отнести: присутствие конвоира в кабинете или за дверью; выбор для допроса кабинета, в котором на окнах имеются решетки; расположение допрашиваемого на некотором отдалении от иных присутствующих на допросе лиц (переводчика, педагога и др.); удаление из кабинета предметов, которые допрашиваемый может использовать в качестве орудий нападения.

Если же субъект во время допроса пытается спровоцировать следо- вателя путем обращений за помощью к гражданам (например, к допрашиваемым в этом же кабинете другим следователем или находящимся в коридоре РОВД), то нужно решительно пресечь такое поведение и объяснить окружающим, что преступник умышленно провоцирует их на совершение незаконных действий, преследуя цель уйти от справедливого наказания. В исключительных случаях можно сообщить гражданам некоторые данные из материалов уголовного дела, содержащие отрицательные сведения о конфликтующем. При этом следователь должен четко и уверенно продолжать проводить намеченные им действия.

При предъявлении вещественных доказательств агрессивно настро- енному лицу, во избежание их порчи или уничтожения, необходимо предпринять все меры предосторожности. Доказательства таким лицам лучше (если это возможно) предъявлять в копиях, а подлинники - демонстрировать либо из-под стекла, либо на расстоянии. Следователю нужно разъяснить конфликтующим бесполезность попыток уничтожения или порчи доказательств, рассказать о принятых мерах предосторожности.

Можно преодолеть противостояние допрашиваемого и путем дачи ему каких-либо обещаний. Однако при этом следователь должен соблю-

145

дать такие условия, как исполнимость и правомерность этих обещаний; они не должны быть платой за определенное поведение допрашиваемого (“признаешься - получишь свидание”, “назовешь соучастника - прекратим дело” и т.п.).

Применяя тот или иной тактический прием, следователь не должен: 1) унижать честь и достоинство допрашиваемого; 2) влиять на позицию невиновного, чтобы не способствовать признанию им несуществующей вины; 3) оправдывать совершение преступления или преуменьшать его общественную опасность; 4) способствовать оговору со стороны доп- рашиваемого; 5) использовать неосведомленность субъекта в вопросах уголовного права и процесса; 6) способствовать развитию у допрашиваемого низменных чувств, совершению им аморальных поступков; 7) сообщать субъекту заведомо ложные сведения; 8) подрывать авторитет право-охранительных органов. Приемы должны быть научно обоснованными, логичными, этичными, способствовать достижению истины по делу.

Заслуживают внимания ответы следователей на вопрос, посредством чего удается установить психологический контакт с участниками следственных действий. В результате нашего исследования получены такие данные:

• используют методы убеждения - 62 %; • • проявляют искренность и объективность - 38 %; • • преодолевают эмоциональный “барьер” - 21 %; • • возбуждают интерес и активность - 24 %; • • применяют иные приемы - 12 % (некоторые следователи назвали одновременно несколько приемов, поэтому общая сумма процентов превышает 100 - см. приложение № 1). • “ См.: Быховский И.Е., Глазырин Ф.В., Питерцев С.К. Допустимость тактических приемов при допросе. - Волгоград, 1989. -С.21.

146

Теперь обратимся к вопросу фиксации хода и результатов допроса в условиях противоборства допрашиваемых со следователем. Представляется, что целесообразно придерживаться такого правила фиксации показаний: если допрашиваемые умалчивают о каких-либо фактах или дают ложные показания, то спешить с внесением этих показаний в протокол не следует. Необходимо помнить, что после того, как допрошенный скрепит своей подписью протокол с ложными показаниями, возможность его отказа от них значительно уменьшится. Высказанная ложь - дополнительное препятствие, ибо допрошенному позже потребуются новые усилия для отказа от уже данных ложных показаний.209 Поэтому перед фиксацией ложных показаний нужно принять все меры к получению правдивых (убедить допрашиваемого с помощью дополнительных аргументов, вещественных доказательств и т.д.). Фиксировать ложь надо лишь тогда, когда все меры к ее преодолению исчерпаны.

Иногда оправдана собственноручная запись показаний допрашивае- мым. Этот прием применяется в тех случаях, когда лица, ранее отказывавшиеся от дачи показаний или дававшие ложные показания, решаются сказать правду. От показаний, записанных собственной рукой, психологически отказаться труднее, чем от тех же показаний, зафиксированных следователем.

При допросе, осуществляемом в условиях противодействия, часто оправдано применение таких средств фиксации, как видео- или звукозапись. Мы считаем, что их необходимо применять в следующих ситуациях:

1) когда нужно зафиксировать показания, имеющие важное значение для дела, но есть опасение, что эти показания могут быть изменены - опровергнуть видео- или звукозапись труднее, поскольку они полнее и объективнее отражают обстановку, в которой проводился допрос;

” См.; Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. - М, 1970. - С.95; Баев О.Я. Тактика следственных действий. - Воронеж, 1992. - С. 112-114.

147

2) когда фиксируются показания лица, резко изменившего свои пер- воначальные ложные показания на правдивые; 3) 4) когда допрос конфликтующего проводится с участием переводчика для возможной проверки правильности перевода показаний в суде; 5) 6) когда нужно использовать видео- или звукозапись как тактическое средство получения правдивых показаний от других соучастников преступления. 7) В этих случаях указанные средства фиксации служат своеобразным предупредительным фактором для возникновения конфликтов - первичных или повторных. Основным мотивом применения средств видео- и звукозаписи так или иначе выступает стремление следователя не допустить противодействия в будущем - лишить или ограничить возможности допрошенного опровергнуть свои ранее данные показания.210 Этот мотив не исключается и в том случае, когда конфликт уже преодолен, но опасность, что субъект, давший правдивые показания, вновь изменит их и вступит в конфликт повторно, продолжает существовать. Ведь названные средства фиксации позволяют проверить не только то, что было сказано, но и то, каким тоном и в какой обстановке давались показания. Допрошенному труднее отказаться от своих слов под предлогом того, что его якобы били, обманывали или неправильно поняли. Поэтому от зафиксированных таким образом показаний отказываются гораздо реже.

Эффективен, на наш взгляд, и такой тактический прием допроса лица, решившего после прекращения противодействия следствию дать прав- дивые показания; он также осуществляется с применением звукозаписи. Заключается этот прием в том, что следователь намеренно неточно форму-

210 Подробно об использовании видеозаписи при допросе и иных следственных действиях см.: Филиппов А.Г., Газизов В.А. Проблемы применения видеозаписи в целях преодоления противодействия расследованию преступлений, совершаемых организованными преступными группами // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. -С.143-146; А.В. Носов, В.Н. Молоканов. Использование видеозвукозаписи при расследовании преступлений. - Волгоград. 1998.

148

лирует вопросы допрашиваемому, рассчитывая на то, что тот “поправит” его, т.к. имеет о предмете допроса более полную и достоверную информацию. Для реализации данного приема нужна настроенность допрашиваемого на дачу правдивых показаний. В этом случае, отмечая неточности в вопросах следователя, и поправляя его, допрашиваемый демонстрирует свою более полную осведомленность об обстоятельствах преступления. Так, к примеру, допрашивая подозреваемого о краже, следователь “путает” отдельные моменты, касающиеся места ее совершения или маршрута передвижения совершивших ее лиц. Допрашиваемый, “поправляя” его, подробно рассказывает, как, где и с кем он совершил кражу, как подходил к месту ее совершения и уходил оттуда. Эти показания, зафиксированные с помощью звукозаписи, не позволят обвиняемому в дальнейшем заявить о том, что допрос осуществлялся под нажимом, что о преступлении он говорил со слов следователя.

При допросе лица, противодействующего расследованию, бывает эффективно и воспроизведение фонограмм показаний других лиц. Это объясняется тем, что на конфликтующего субъекта воздействует дополнительный психологический фактор: он слышит голос изобличающего его человека. Применение такого приема особенно результативно тогда, когда воспроизводятся показания соучастника преступления или свидетеля, обещавшего скрыть истину от следствия, но все-таки давшего правдивые показания.211

Положительно оценили использование видео- и звукозаписи с целью преодоления противодействия расследованию и 72 % опрошенных нами сотрудников органов следствия и дознания (см. приложение № 1).

Надо отметить и такое, ставшее уже устойчивым, явление: почти по каждому десятому уголовному делу имеет место изменение свидетелями в

211 См.: Сильное М.А, Преодоление следователем установки допрашиваемого на дачу ложных показаний // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. -М., 1997.-С. 185.

149

суде ранее данных правдивых показаний, которые они давали на следствии, на ложные. И это уже после того, как в процессе предварительного следствия отказались от ранее данных показаний в сторону, благоприятную для обвиняемых: свидетели - по 19 % уголовных дел, потерпевшие -по 9 %. Однако уголовные дела, как правило, в этих случаях не возбуждаются, и виновные никакой ответственности не несут.213 Тот факт, что в Санкт-Петербурге в 1994- 95 г.г. при рассмотрении судами 22 тысяч уголовных дел возбудили лишь 21 дело против 31 свидетеля, подтверждает сказанное, ибо лжесвидетели имелись по каждому десятому делу. В России ежегодно таких дел возбуждается лишь около тысячи, да и то 90 % из них по различным основаниям прекращаются. От уголовной ответственности в подавляющем большинстве случаев освобождаются лица, совершившие квалифицированное лжесвидетельство.214 Отсюда можно сделать вывод, что борьба с лжесвидетельством практически не ведется.

Важен вопрос и об обеспечении безопасности потерпевших и свиде- телей. С этой целью целесообразно предусмотреть возможность (в исключительных случаях) освобождать потерпевшего и особо ценных для дела свидетелей от дачи показаний в суде, чтобы суд мог ограничиться воспроизведением их показаний, данных на предварительном следствии. В таких случаях следователь мог бы записать нужные показания с помощью дополнительных средств фиксации (звукозаписи, видеозаписи - с прикрытием лица допрашиваемого). В настоящее время потерпевшие, свидетели и их близкие все чаще испытывают чувство страха от предстоящего общения с обвиняемыми, их родственниками и близкими на следствии и в суде. Принуждение лиц, содействующих расследованию преступлений, к отказу

212 См.: Григорьев В.Н. Организованное противодействие судопроизводству и проблемы его нейтрализации // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его ней- трализации. - М., 1997. - С. 133.

2 3 См: Стуканов А. Уголовные дела о лжесвидетельстве // Законность, 1996, № 1. - С.34. 214 См.: Зайцев О.А. Борьба со лжесвидетельством в уголовном процессе // Сб. научных трудов ВНИИ МВД России. - М., 1996. - С. 18.

150

от дачи показаний и даче ложных показаний, становится все более изо- щренным и жестоким. Свидетелей уговаривают, подкупают, похищают и подвергают избиениям; известны случаи их убийств и расправ над близкими им людьми.

Было бы оправданным предусмотреть в УПК норму, предусматри- вающую меры защиты потерпевших, свидетелей и других лиц; в частности, как уже отмечалось, необходимо предусмотреть такую меру, как неучастие указанных лиц в судебном заседании. В исключительных случаях по отдельным категориям дел (например, по делам о половых преступлениях; по делам, связанным с организованной преступностью; по делам, связанным с участием в них малолетних, и др.) можно не проводить очных ставок потерпевших с конфликтующими лицами, не вызывать их в суд, используя вместо этого соответствующие материалы предварительного следствия.215 Институт анонимного свидетеля предполагает его анонимность лишь для обвиняемого (подсудимого), его родственников и присутствующих в зале граждан, но не для правоохранительных органов. По мнению С. Ширинского (которое разделяет и диссертант), это приблизило бы расследование преступлений к истине. Конечно, будет несколько ущемлен принцип гласности судебного производства, но исключение оправдано: интересы свидетеля (потерпевшего) будут надежно защищены, и у граждан появится стимул к добровольному и правдивому свидетельство-ванию, что реально поможет расследованию большинства преступлений.

Заметим, что в судебной практике Германии имели место случаи, когда свидетели в суде давали показания в масках, одевая парики и длинные плащи, а также из так называемого “свидетельского шкафа” (из-за ширмы или из другого помещения) с помощью микрофона или громкоговорителя с созданием акустических помех. Это делалось для того, чтобы скрыть ли-

215 См. об этом же: Абабков А. Защитить права потерпевшего! // Рос. юстиция, 1997, № 3. - С.16-17.

216 См.: Ширинский С. Зашита для свидетеля // Рос.юстиция, 1998, № 12. - С.40.

151

цо, дающее показания, от других участников уголовного процесса.217 Думается, что подобные меры нужно узаконить и в российском уголовном судопроизводстве.

Можно поддержать и предложение Л. Брусницына о том, чтобы до- прос потерпевшего и свидетеля производился “в отсутствие подсудимого и иных лиц, которые должны быть удалены из зала судебного заседания на это время”.218

Тактика очной ставки. Согласно ст. 162 УПК очная ставка проводится между двумя ранее допрошенными лицами, в показаниях которых имеются существенные противоречия.

В Толковом словаре Даля очная ставка определяется как “сводка подсудимых и свидетелей глаз-на-глаз”219. Приведенное Далем определение очной ставки содержит глубокий смысл, так как именно в том, чтобы участвующие в очной ставке лица сидели друг против друга, глядя друг другу в глаза, и заключается тактический смысл этого следственного действия. Очная ставка проводится, как правило, в условиях конфликтной ситуации, когда следователь ради установления истины еще более обостряет конфликт, “сталкивая” противоборствующих в своеобразном поединке между собой. Однако острота этого конфликта может быть совершенно различной, она зависит от целого ряда причин: процессуального положения участников следственного действия, их психологических качеств и эмоционального состояния, отношений друг с другом, степени значимости противоречий и др. Очная ставка может проходить как в обстановке откровенной неприязни между участниками, так и носить характер обычного спора по поводу тех или иных обстоятельств дела.

217 См.: Зайцев О.А. Теоретические и практические основы государственной защиты участников

уголовного процесса. - М., 1997. - С.47-48.

~18 Брусницын Л. Как обезопасить лиц, содействующих уголовному правосудию // Рос. юстиция, 1996, №

  1. -С.50.

219 Даль В. Толковый словарь живого великорусского ячыка. - М., 1994, т.2. - С.2021.

152

Анализ следственной практики позволяет утверждать, что результа- тивность очной ставки зависит:

• от эффективности воздействия следователя на противодействующего субъекта, осуществленного еще до начала следственного действия. Это означает, что к моменту проведения очной ставки лицо, дающее лож- ные показания, должно быть подвергнуто определенному воздействию со стороны следователя; очная ставка должна стать как бы последним звеном в общей системе методов убеждения, направленных на изменение позиции конфликтующего. Она должна рассматриваться как один из способов побуждения лица сказать правду по интересующим следствие фактам. Основное отличие этого способа воздействия от других заключается в том, что следователь применяет его не один, а вместе с лицом, дающим правдивые показания; • • от ее неожиданности для конфликтующего; чем внезапнее для лица, дающего ложные показания, будет проведена очная ставка, тем боль- шее влияние на него она окажет;220 • • от убедительности изложения фактов добросовестным участником очной ставки, логичности его доводов и решительности его поведения; • • от волевых качеств и активности ее участников; • • от степени “ожидаемости” противодействующим лицом той ин- формации, которая будет изложена на очной ставке. Чем меньше у него готовность услышать изобличающие его показания, тем труднее ему их опровергнуть; • • от активности воздействия следователя на субъекта, дающего ложные показания (убедительности и силы приводимых аргументов, количества и силы предъявляемых на очной ставке доказательств). • О значении фактора внезапности при проведении следственных действий см.: Белкин Р.С. Фактор внезапности в процессе расследования /’ Криминалистика, Гл.9, - М., 1999. - С. 178-202.

153

В.М. Быков в случаях, когда допрашиваемый подозреваемый не дает правдивых показаний о преступлении и лицах, его совершивших, но все же сообщает какие-либо истинные сведения о том или ином эпизоде или незначительном факте, рекомендует использовать следующий тактический прием: на очной ставке со своим соучастником подозреваемому предлагается повторно описать только этот эпизод. Таким образом, создается впечатление, что подозреваемый рассказал все и полностью признал себя ви-

221

новным.

Иногда вошедший со всеми в конфликт преступник, озлобившись, не хочет показать себя “побежденным” перед изобличающим его лицом и поэтому на очной ставке не дает правдивых показаний, хотя внутренне уже готов к этому. Поэтому целесообразно после очной ставки допросить его еще раз. В отсутствие других участников очной ставки он может изменить свои показания. Особенно сложны случаи, когда участники преступной группы признали свою вину, а организатор (лидер) упорно отрицает причастность к преступлению. Очные ставки в таких случаях следует тщательно готовить и проводить с большой осторожностью, поскольку организатор преступления в силу своего авторитета и влияния на соучастников может склонить их к отказу от ранее данных правдивых показаний. В подобных ситуациях проводить очные ставки целесообразно лишь при условии, что есть возможность осуществить их несколько, одну за другой. Рискованно проводить очную ставку между взрослым, уверенным в себе лидером, и несовершеннолетним соучастником преступления. В этом случае лучше дать прослушать противодействующему субъекту звукозапись изобличающих его показаний.

Так, в Англии при расследовании преступлений, связанных с насилием над детьми, с целью избежания травмирования детской психики, применяется видеозапись их показаний. Видеоинтервью с человеком, ко-

221 См.: Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. - Ташкент, 1991. - С. 120.

154

торому они доверяют, способствует получению более полной и объективной информации о преступлении и лице, его совершившем. Можно выделить такие преимущества применения видеозаписи при расследовании преступлений в отношении малолетних:

• нанесение минимальной психологической травмы допрашиваемым; • • получение более полной и объективной информации; • • защита от конфронтации с людьми, могущими запугать или вызвать стрессовое состояние ребенка.222 • Свидетелей и потерпевших еще до начала очной ставки нужно пси- хологически подготовить к тому, что обвиняемый может попытаться оказать на них воздействие, в связи с чем им придется проявить твердость занимаемой позиции. Важно заранее продумать и последовательность очных ставок. Их лучше проводить от менее значимых (доказывающих второстепенные обстоятельства) к более значимым.

На практике, в случаях, когда участники очной ставки при ее прове- дении меняют свои прежние показания, поступают по-разному. Можно рекомендовать следующие варианты поведения следователя в подобных ситуациях:

1) Если показания меняет лицо, которое до этого момента давало ложные показания, то в процессе проведения очной ставки его необходимо допросить о причине изменения показаний и детально зафиксировать новые показания. Подробная фиксация правдивых показаний, данных субъектом на очной ставке, не позволит ему встать на путь отрицания сказанного. 2) 3) Если меняет показания лицо, которое до этого давало правдивые показания и на очной ставке должно было изобличить противодействую- 4) 222 См.: Шматов В.М. О соблюдении законных интересов и прав личности при расследовании преступлений // Современные проблемы криминалистики. - Волгоград, 1999. - С. 183.

155

щего субъекта, то о причине изменения показаний в присутствии конфликтующего лица его спрашивать не следует. Во-первых, в такой ситуации изменивший показания участник не всегда искренне назовет причины, побудившие его сделать это. Во-вторых, знание этих причин (а они, чаще всего, связаны с присутствием и поведением конфликтующего) противодействующим субъектом лишь усилит его негативную позицию. О причинах изменения показаний лучше всего спросить позже, в отсутствие конфликтующего лица. Тогда добросовестный участник сможет правдиво назвать эти причины и объяснить, как он намерен вести себя в дальнейшем. Эти объяснения необходимо зафиксировать в протоколе.

В юридической литературе высказывалось мнение о том, что после проведения очной ставки, в момент составления протокола, следователю нужно удалить из кабинета одного из участников - изобличенного субъекта, который может оказать отрицательное влияние на другого участника очной ставки. Это, как утверждалось, нужно для того, чтобы дать возможность добросовестному участнику очной ставки беспрепятственно подпи-сать свои показания. ‘ Кроме того, что таким образом следователь может усугубить конфликт, он даст основание для жалоб на незаконность и необъективность следствия. Законом подобное поведение следователя не предусмотрено, поэтому такая рекомендация представляется нам незаконной. К тому же, мы считаем, что названная проблема надумана. Если доб- росовестный участник набрался мужества отстоять свои показания на очной ставке, ему не составит труда их подписать.

Если же подписать протокол отказывается противодействующее лицо и, несмотря на разъяснения о бессмысленности подобных действий, продолжает упорствовать в этом, то факт отказа от подписи заносится следователем в протокол. В случаях, когда конфликтующий особенно агрес-

223 Петуховский М.А., О тактическом значении протоколов допросов в расследовании // Труды ВШ МООПСССР,№ 15.-1967. -С. 140-147.

156

сивен, с целью обеспечения безопасности участников очной ставки, нужно пригласить работников милиции, готовых в любой момент пресечь его противоправное поведение. Если в проведении очной ставки предполагается участие педагога, врача или иных лиц, следователь должен психологически подготовить их к возможному конфликту, объяснить им, как они должны вести себя в подобной обстановке.

Если есть основания считать, что противодействующий субъект будет оказывать давление на изобличающее его лицо, то перед началом оч- ной ставки нужно объявить, что показания будут записываться на магнитофонную ленту. Такое предупреждение и последующая звукозапись, как правило, положительно влияют на поведение конфликтующего, поскольку он не заинтересован в том, чтобы его угрозы или уговоры были записаны, а затем воспроизведены в суде. В такой ситуации противодействующее лицо вынуждено сдерживать свои эмоции и отказаться от негативных действий. Еще большее воздействие может оказать предупреждение об использовании при проведении очной ставки видеозаписи.

Немаловажен вопрос и об очередности дачи показаний на очной ставке. Традиционно предлагается давать показания первым тому лицу, которое, по мнению следователя, дает правдивые показания. Это условие обязательно должно соблюдаться в тех случаях, когда нет уверенности в том, что данное лицо не изменит своих показаний под влиянием противоположных утверждений недобросовестного участника очной ставки. Однако в некоторых ситуациях оправдано предложить отвечать первому - лицу, дающему ложные показания. Это целесообразно сделать, например, тогда, когда следователь уверен, что правдивый участник будет твердо отстаивать свою позицию и сможет дать более аргументированные показания, выслушав ложные утверждения недобросовестного участника, а также в случае, когда у следователя есть основания полагать, что добросовестный участник очной ставки, внезапно услышав откровенную ложь и испытав

157

справедливое негодование, в состоянии эмоционального возбуждения не просто опровергнет показания второго допрашиваемого, но и сообщит какие-либо новые сведения, ранее неизвестные следствию.224

Иногда после проведения очной ставки (в случаях, когда она не дос- тигла поставленной цели) имеет смысл еще раз побеседовать с конфликтующим лицом, чтобы попытаться убедить его в бессмысленности занятой им позиции и только после этого провести очередную очную ставку.

Если на очной ставке конфликтующий вообще отказался давать какие- либо показания, то следователь, выслушав правдивые показания доб- росовестного участника, должен составить протокол, где отметить, что один из участников очной ставки от дачи показаний отказался. Думается, что в любом случае услышанные конфликтующим правдивые показания добросовестного участника окажут на него определенное психологическое воздействие.

Представляется целесообразным (практика давно нуждается в этом) в некоторых случаях проводить очные ставки без прямого контакта изо- бличающего с изобличаемым лицом. В этом случае общение участников можно было бы осуществить через тонированное стекло с выводом микрофона из помещения, в котором находится добросовестный участник очной ставки, в кабинет, где находятся следователь и конфликтующее лицо. При проведении очной ставки в таких условиях необходимо предусмотреть возможность отключения микрофона в случае, если недобросовестный участник попытается с помощью угроз и оскорблений оказать воздействие на изобличающего. Присутствие конвоира в данной ситуации обяза- тельно. Такая форма проведения очной ставки позволит осуществить ее тогда, когда в обычном порядке это делать опасно. В исключительных случаях (например, если проводится очная ставка агрессивно настроенного обвиняемого и малолетнего потерпевшего) можно сделать так, чтобы изо-

224 См.: Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. - М., 1997. - С. 126.

158

бличающее лицо не слышало показаний недобросовестного участника - его микрофон в нужный момент будет отключаться следователем.

На этом мы закончим рассмотрение вопроса проведения в условиях противодействия допроса и очной ставки и обратимся к освещению специфики проведения в таких же условиях следственных действий, в которых предусмотрено участие многих лиц.

159

§ 3. СПЕЦИФИКА ЗАДЕРЖАНИЯ, ЛИЧНОГО ОБЫСКА,

ПРЕДЪЯВЛЕНИЯ ЛИЧНОСТИ ДЛЯ ОПОЗНАНИЯ,

СЛЕДСТВЕННОГО ЭКСПЕРИМЕНТА И НЕКОТОРЫХ ДРУГИХ

СЛЕДСТВЕННЫХ И ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ

В данном параграфе мы рассмотрим специфику задержания подозре- ваемого, его личного обыска, освидетельствования, следственного эксперимента, предъявления для опознания личности и проверки показаний на месте, а также - предъявления обвинения, ознакомления обвиняемого с постановлениями и материалами дела, осуществляемых в условиях противодействия. Общие вопросы проведения указанных действий в обычных условиях мы освещать не будем.

Тактика задержания225 и личного обыска противодействующих лиц имеет свои особенности. Задержание таких лиц часто осуществить сложно, а потому к его проведению нужно тщательно готовиться, заранее продумав все нюансы этого следственного действия. С позиции уголовного процесса это следственное действие можно оценить как краткосрочное заключение под стражу. Задержание нередко включает в себя такой этап, как захват - физическое действие по непосредственному задержанию подозреваемого. Практика показывает, что именно на этом этапе чаще всего оказывается самое интенсивное противодействие со стороны задерживаемых лиц. Поэтому мы в данном разделе работы уделим особое внимание вопросу нейтрализации противодействия подозреваемых на этапе захвата.

Агрессивный, совершивший тяжкое преступление субъект, чтобы избежать задержания, способен на совершение любых действий, вплоть до убийства тех, кто попытается это сделать. Непосредственный захват таких лиц производят оперативные работники или сотрудники ОМОНа. Делают

225 С позиции филологии “задержать” - значит “схватить, остановить, воспрепятствовать движению, арестовать” (Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М., 1987. - С. 175).

160

они это внезапно, чтобы лишить подозреваемого возможности совершить продуманные и подготовленные действия. Если возможно, в группу задержания следует включить кинолога с собакой.

В литературе обоснованно утверждается, что задержание содержит наибольшее количество стрессовых факторов. К ним относятся: реальная опасность для жизни и здоровья участников задержания и окружающих лиц; быстрое изменение ситуации; высокая степень ответственности за принимаемые решения; необходимость их быстрого принятия при остром дефиците времени; скоротечность события; нежелательное вмешательство посторонних лиц; применение оружия и других средств преодоления со-противления задерживаемого и т.д.

Как мы уже отмечали, именно при задержании чаще всего оказывается противодействие. Небезынтересно сравнить данные различных стран. “Из условного расчета на одинаковое количество личного состава в нашей стране ежегодно гибнет в 34 раза больше сотрудников, чем в Англии, в 27 раз больше, чем в Японии, в 18 раз больше, чем в ФРГ, в 10 раз больше, чем во Франции и в 2 с лишним раза больше, чем в США. Несомненно, такие данные прямо указывают на неблагополучие в области защищенности сотрудников милиции от агрессивного, насильственного противоправного противодействия нормальной работе по расследованию преступлений и задержанию преступников.”227 Поэтому очень важно (если пока нельзя решить более сложные и крупные вопросы на государственном уровне) хотя бы в рамках криминалистики, на уровне деятельности следователя решить вопросы совершенствования тактики захвата и задержания подозреваемых.

При подготовке к задержанию важно изучить личность подозревае- мого и обстановку предполагаемого места захвата. Прежде всего, нужно

226 См.: Жбанков В.А. Свойства личности и их использование для установления лиц, совершивших таможенные правонарушения. - М., 1999. - С. 137.

“7 Панов Ю.М. Насильственное противодействие, оказываемое работникам милиции при задержании преступников, и его предупреждение 7 Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М, 1997. - С. 179,

161

выяснить степень общественной опасности этого лица (какие преступления им совершены; не является ли он рецидивистом; насколько агрессивен; может ли быть вооружен; если задерживался ранее, то как вел себя при этом). Необходимо также выяснить данные о его взаимоотношениях с другими членами семьи, соседями (если задержание будет осуществляться по месту жительства) и сослуживцами (если задержание будет производиться по месту работы). Изучение всех собранных сведений о подозреваемом даст возможность правильно построить тактику следственного действия, нейтрализовать сопротивление и предотвратить попытку к бегству. Сведения о задерживаемом нужно собирать в условиях строгой конспирации, чтобы не насторожить ни его самого, ни иных лиц, заинтересованных в

228

противодействии следствию.

Заметим, что хотя захват подозреваемого осуществляет не следователь, а работники милиции, иногда он и сам может принять участие в ин- структаже сотрудников группы захвата, обратив их внимание на необходимость сохранения следов преступления и осмотр места задержания с целью обнаружения предметов, от которых мог освободиться подозреваемый.

Задержание противоборствующих надо планировать, продумывая не только сам акт задержания, но и порядок фиксации тех действий, которые сопутствуют захвату, варианты поведения задерживаемых лиц, возможное наличие при них предметов и вещей, имеющих значение для дела. В плане важно предусмотреть: время, место и способ задержания; маршрут прибытия сотрудников к месту; возможное наличие оружия у задерживаемых; состав лиц, среди которых они находятся; обстановка задержания; количество и состав группы, которая будет осуществлять захват; способы связи участников группы между собой; возможность скрытого подхода к задержанным;
степень их агрессивности; обеспечение группы задержания

228 См.: Следственные действия. - Волгоград, 1984. - С. 100, 106.

162

транспортом; условия применения огнестрельного оружия и спецсредств. Каждое из перечисленных обстоятельств влияет на выбор тактики задержания и интенсивность противодействия, которое могут оказать задерживаемые, поэтому все они должны быть тщательно оценены заранее. Особое внимание должно быть уделено данным, собранным из процессуальных источников, а также оперативной информации работников милиции.

Иногда, чтобы добиться четкости исполнения, нелишне отрепетировать задержание. При осуществлении захвата группа задержания может разделиться на две. Это оправдано в случаях, когда задержание проводится в экстремальных условиях. Одна подгруппа - группа захвата - осуществляет непосредственный захват и нейтрализацию сопротивления задерживаемого; другая - находится поблизости и, при необходимости, может помочь группе захвата отвлечь окружающих от происходящего и устранить помехи в осуществлении задержания.

Перед задержанием группа захвата наблюдает за подозреваемым, выбирая наиболее удобный момент для его захвата с целью не допустить, чтобы тот освободился от каких-либо предметов или скрылся с места предполагаемого задержания. Иногда следственное действие можно провести под каким-либо благовидным предлогом (проверка документов, вызов с непосредственного места работы в отдел кадров, посещение жилища якобы работниками ЖКО и т.п.). Осуществляя задержание, участники группы захвата должны следить за тем, чтобы преступник не уничтожил вещественные доказательства или не освободился от них. Следователю необходимо проинструктировать работников милиции, чтобы они внимательно наблюдали за действиями подозреваемого, с целью более полной фиксации в протоколе задержания всех имеющих значение для дела об- стоятельств. Если захват подозреваемого осуществляется в окружении сочувствующих ему лиц, то это сопряжено с дополнительными трудностями. В таких случаях захват лучше производить под благовидным предлогом и

163

постараться выбрать момент, когда хотя бы часть его окружения будет отсутствовать.

Надо акцентировать внимание сотрудников на то, что задержание агрессивного субъекта лучше осуществить с поличным. Это желательно сделать там, где удобнее парализовать возможное сопротивление субъекта, исключить условия для побега и освобождения от изобличающих его предметов, а также лишить возможности получения им поддержки со стороны. Провести задержание желательно в момент, когда станет очевидным, что у подозреваемого при себе имеются уличающие его предметы, с помощью которых уже в момент задержания можно изобличить его в совершении преступления.

Следователь и работники милиции обязаны принимать меры к тому, чтобы оказавшие сопротивление лица, задержанные по одному делу, были изолированы друг от друга. Это не даст им возможности договориться о даче одинаковых показаний.

Само задержание проводится по правилам, подробно описанным в криминалистической литературе, поэтому рассматривать их мы не будем.

Уместно закончить рассмотрение тактики этого следственного действия следующим. Верховный суд США в 1966 году, решая дело Миранды, установил общее правило допроса задержанного. Оно состоит в сле- дующем. Гражданину, задержанному полицией по подозрению в совершении преступления, должно быть сразу же объявлено, что он имеет право не давать показаний. Полиция обязана также разъяснить ему, что он вправе пригласить на допрос адвоката, а если он беден, то адвокат будет ему назначен. Также разъясняется, что показания задержанного по подозрению могут быть использованы против него в суде. Нарушение этого правила полицией влечет за собой исключение признания подозреваемого из материалов дела и отмену обвинительного приговора, даже если в деле были иные, кроме признания обвиняемого, доказательства вины. Это правило

164

именуется “правилом Миранды”. Представляется, что и в уголовном процессе России желательно повысить значение первоначальных показаний задержанных после усиления требований к правилам их получения.

При личном обыске задержанного’ осматриваются одежда и обувь субъекта. В первую очередь разыскиваются оружие и предметы, которые можно использовать в качестве оружия. Если в месте захвата обыскать задержанного не представляется возможным, то проводится лишь поверхностное исследование его одежды, обуви и тела, чтобы исключить оставление при нем указанных предметов и оружия. Осматривается и место проведения задержания. Делается это быстро, чтобы не привлекать внимания окружающих и не дать возможности родственникам и близким задержанного вмешаться в действия работников милиции.

В помещении органа внутренних дел или в кабинете следователя личный обыск должен быть проведен более тщательно. Осматриваются участки тела задержанного. Если есть возможность, для осмотра приглашаются медицинские работники. Особенно тщательно, иногда с применением технических средств (рентгеновской установки, лампы с ультраосветителями, металлоискателей и т.п.) осматривается одежда обыскиваемого, швы, обувь. Обращается внимание на следы, которые могут остаться в связи с совершенным преступлением.

В протоколе личного обыска задержанного все находящиеся при нем вещи описываются особенно точно, т.к. во избежание наказания подозреваемый может пойти на любые действия. Например, если одежда будет иметь отношение к преступлению, субъект может освободиться от нее: поменяться в камере с другими задержанными, выбросить или повредить

””’ См.: Вольский В. Задержание и доставление лица, причастного к совершению преступления // Законность, 1998, № 10.-С.38.

230 Ст. 172 УПК допускает проведение такого обыска без вынесения постановления и санкции прокурора, но лишь после возбуждения уголовного дела и в присутствии понятых.

165

ее. Полное описание примет вещей в протоколе поможет найти их или составить о них более-менее точное представление.

Освидетельствование. Необходимость в его проведении, чаще всего, возникает после допроса того лица, на теле которого предполагается обнаружить следы преступления или приметы, имеющие значение для дела. При расследовании преступлений в условиях противодействия роль освидетельствования может быть весьма значительной, и оказание сопротивления не может служить основанием для отказа от осуществления освиде-тельствования. Наоборот, оно должно быть проведено обязательно и с особой тщательностью, поскольку положительный результат освидетельствования поможет изобличить противоборствующего субъекта, получить от него правдивые объяснения и дополнительные фактические данные по делу.

При осмотре тела обычно отыскиваются следы преступления (крови, спермы, грязи, красителей, зубов, ногтей, кровоподтеки, ранения, частицы грунта) и особые приметы освидетельствуемого. Освидетельствование противодействующего расследованию лица с позиции соблюдения закона должно быть проведено безупречно. В помощь обязательно приглашаются сотрудники милиции. Участвуют в этом следственном действии медицинские работники и понятые того же пола, что и ©свидетельствуемые. В ходе освидетельствования важно применение научно-технических средств: фо-

” За принудительное проведение освидетельствования и получения образцов для сравнительного исследования высказывались многие юристы (Например: Ищенко П.Т. Специалист в следственных действиях (уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты). - М., 1990. - С. 100; Кудин Ф.М. Принуждение в уголовном судопроизводстве. - Красноярск, 1985. - С.57; Михайлов В.А., Дубягин Ю.П. Назначение и производство судебной экспертизы. - Волгоград, 1991. - С.50; Петрухин И. Правовая защита личности при поиске доказательств по уголовным делам // Соц. законность, 1989, № 12. - С.8; Жбанков В.А. Свойства личности и их использование для установления лиц, совершивших таможенные правонарушения. - М., 1999. - С.135 и др.). Имеется и противоположная точка зрения (Будников В.Л. Иммунитет свидетеля в уголовном процессе. - Волгоград, 1998. - С.23-24.), но нам она представляется неверной, противоречащей целям уголовного судопроизводства и установления истины по уголовному делу. Здесь уместно напомнить суждение И.В. Ростовщикова о том, что «правоохранительные методы и средства … должны быть адекватны реальным потребностям защиты прав человека, а любое применение силы строго соразмерно демократическим нормативным установлениям, тем более, что это нередко связано с известным ограничением прав граждан” (Ростовщиков И.В. Права личности в России: их обеспечение и защита органами внутренних дел. - Волгоград, 1997. - С.4.).

166

тоаппарата - для съемки обнаруженных на теле следов; следокопироваль-ных и слепочных масс - для изготовления слепков со следов преступления, могущих оказаться на теле, изъятия веществ и пятен. Все действия и их результаты тщательно фиксируются как в протоколе, так и дополнительными средствами фиксации. Такая фиксация поможет опровергнуть любые вымышленные заявления освидетельствованных лиц, а также позволит эффективнее использовать результаты этого следственного действия в процессе дальнейшего расследования.

Если освидетельствуемый не дает осмотреть свое тело, нужно вос- пользоваться помощью оперативных работников и осмотреть его принудительно, связав или лишив возможности активно сопротивляться иным, не опасным для его жизни и здоровья, способом. Осматривается и одежда ос-видетельствуемого. Обращается внимание на различные повреждения: разрывы ткани, оторванные пуговицы, признаки ремонта, загрязнения. Они должны быть описаны в протоколе с указанием места обнаружения, размеров, а если фиксируются загрязнения, то отмечается цвет и интенсивность пятен. Если на теле освидетельствуемого обнаружены ранения, то, сопоставив их с повреждениями на одежде, следует отразить полученный результат в протоколе.

Тактика самого осмотра тела и одежды человека в обстановке кон- фликта сходна с тактикой освидетельствования в обычных условиях, поэтому рассматривать ее в данной работе мы не будем. Отметим лишь, что, проводя это следственное действие в условиях противодействия, следователь и помогающие ему лица должны принимать все меры предосторожности, чтобы субъект не нанес каких- либо повреждений присутствующим или самому себе, не уничтожил следов преступления и имеющихся при нем предметов. Если он все же нанесет себе ранения, необходимо попросить медика отразить их характер, время образования в акте медицинского освидетельствования, а о самом факте - указать в протоколе следственного

167

действия. Медицинское освидетельствование в таких случаях проводится обязательно.

Предъявление личности для опознания. Тактика этого следственного действия, проводимого в условиях противодействия, во многом сходна с тактикой этого действия, осуществляемого в обычных условиях. Но есть и особенности, которые мы рассмотрим. Так, например, более тщательной должна быть подготовка к опознанию. Поскольку в условиях конфликта можно ожидать срыва этого следственного действия, провокационных выпадов со стороны опознаваемого, проявления агрессивности по отношению к опознающему, то эти варианты поведения противодействующего важно заранее предусмотреть и решить, какие ответные меры может принять следователь.

Уже в ходе допроса лица, которое будет опознавать ранее виденного им в связи с совершенным преступлением субъекта, следует обстоятельно выяснить его готовность и желание опознать подозреваемого, его стремление изобличить последнего. Это делается обязательно, ибо может возникнуть ситуация, когда опознающий, хотя и узнает опознаваемого, но в силу неподготовленности к отдельным обстоятельствам, растеряется и заявит, что среди предъявленных ему граждан нет того, кого он видел при совершении преступления. Такой исход вполне вероятен в тех случаях, когда предъявление для опознания, несмотря на то, что следователь знал о конфликтной ситуации, подготовлено плохо; в результате опознающий, встретив непредвиденные, негативно повлиявшие на него обстоятельства, и не зная, как ему поступить, да еще не будучи осведомленным о мерах, предпринятых следователем для обеспечения его безопасности, из чувства страха или из иных соображений даст ложные показания. Поэтому первым элементом подготовки к предъявлению для опознания в обстановке противодействия является, на наш взгляд, проверка психологического состояния опознающего, его готовности к преодолению трудностей.

168

Важным элементом подготовки к проведению данного следственного действия в условиях противоборства является изучение личности опо- знаваемого и причин его противодействия следствию. Это позволит следователю подготовить следственное действие таким образом, чтобы все возможные варианты поведения опознаваемого были учтены. Так, если станет известно, что опознаваемый несдержан, агрессивен и может совершить действия, направленные на срыв нормального хода следствия, то следователь заранее должен подготовить к этому опознающего, чтобы тот не растерялся даже в неожиданно создавшейся ситуации. О возможном противодействии опознаваемого следователь также должен предупредить понятых и иных лиц, которые будут участвовать в следственном действии и, конечно, принять меры к самому опознаваемому: разъяснить ему отрицательные последствия негативного поведения; попытаться выяснить мотивы конфликта; по возможности, нейтрализовать их и обеспечить участие в следственном действии работников милиции.

Однако, в некоторых ситуациях готовить опознаваемого к предъяв- лению для опознания не следует, т.к. при производстве данного следственного действия иногда оправдано использовать фактор внезапности. Так, например, известны случаи, когда обвиняемые, заранее уведомленные о готовящемся опознании, одевали слишком яркую, броскую или явно не по сезону одежду, делали редкой формы прически, что, в лучшем случае, затрудняло подбор статистов, а иногда, когда следователь все же проводил следственное действие в таких условиях, его результаты оспаривались адвокатом. Известен также случай, когда обвиняемый, заранее знавший о предстоящем опознании, по совету своего защитника, в самом начале следственного действия, симулировав болезнь, упал на пол и стал биться в припадке, что привело к срыву этого действия и сделало бессмысленным его последующее проведение.

169

В подготовку следственного действия входит и подбор лиц, которые будут предъявляться вместе с опознаваемым, и лиц, выполняющих роли понятых. Если следователь пригласит подверженных негативному влиянию и не имеющих твердых моральных убеждений граждан, вполне возможно, что они растеряются в сложной обстановке и не выполнят своих функций, чем помогут подозреваемому сорвать следственное действие.

Если опознание проводится в местах лишения свободы, а там кон- фликтная обстановка создается почти в каждом случае расследования, то следователь должен подобрать лиц, которых он будет предъявлять для опознания вместе с подозреваемым, из числа положительно проявивших себя и вставших на путь исправления осужденных, желательно из другой колонии. Это делается для того, чтобы исключить ситуацию, при которой осужденные, будучи связанными обстановкой колонии и боясь мести опознаваемого, поддержат его в противоборстве со следователем и сорвут следственное действие. Понятых надо приглашать из числа вольнонаемных работников.

Иногда осужденные преднамеренно “не опознают” беглеца среди предъявленных лиц или “опознают” какой-либо труп как труп сбежавшего из-под стражи осужденного. Во избежание таких случаев в качестве опознающих нужно приглашать сотрудников администрации места лишения свободы.

Возможны и такие ситуации, когда опознающие для того, чтобы на- править следствие по неверному пути, умышленно указывают на человека, который на самом деле не совершал преступления. Заподозрив подобное, следователь должен прекратить предъявление такому опознающему остальных подозреваемых. Если же опознающий заявляет о том, что он не может узнать подозреваемого или о том, что среди опознаваемых его нет (хотя следователь предполагает, что это ложь), то после окончания следственного действия нужно попытаться убедить это лицо в неправильности

170

занятой им позиции, разъяснить ему негативные последствия такого поведения, а затем - допросить по факту проведенного предъявления для опознания.

Необходимо предусмотреть и такой порядок проведения данного следственного действия, при котором исключен непосредственный визуальный контакт защищаемых лиц с субъектами, противодействующими расследованию232. Провести такое предъявление для опознания можно двумя способами: 1) Предъявить не самого подозреваемого, а его фотографию (что предусмотрено УПК) или видеоизображение. Анализ следственной и судебной практики приводит к выводу о том, что предъявление фото- или видеоизображения объекта необходимо тогда, когда лицо, подлежащее опознанию, препятствует этому.233 За рубежом предъявление для опознания видеоизображения используется давно. У нас этот способ также иногда применяется органами расследования, однако суды принимают результаты такого предъявления для опознания в качестве доказательства не часто и лишь в совокупности с иными фактическими данными, поскольку этот способ собирания доказательств законом не предусмотрен. Очевидно, что интересы борьбы с преступностью требуют дополнения закона, которое предусмотрит предлагаемый вариант проведения названного следственного действия хотя бы по отдельным категориям дел или по делам с участием малолетних, престарелых и т.п. 2) Проводить предъявление для опознания таким образом, чтобы опознаваемый не мог видеть опознающего. Такой порядок уже заложен в проект УПК России.

Пункт 9 ст.210 проекта гласит: “В целях обеспечения безопасности опознающего предъявление лица для опознания может быть произведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознаю-

232 См.: Брусницын Л. Как обезопасить лиц, содействующих уголовному правосудию // Рос. юстиция, 1996, №9. -С.48.

2П См.: Гинзбург А.Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике. - М., 1996. -СП.

171

щего. В этих случаях понятые должны находиться в месте нахождения опознающего. Понятым и опознающему должна быть обеспечена возможность визуального наблюдения лиц, предъявленных для опознания”. Эта форма опознания на практике уже используется и принимается судами в качестве доказательств. Нередко следователи, в целях подстраховки, проводят такое опознание с участием четырех понятых, двое их которых находятся рядом с опознающим, а двое - рядом с лицами, предъявляемыми для опознания. И это оправдано, т.к. часто после проведения следственного действия возникает необходимость в допросе понятых ( уверенно ли опознал свидетель преступника, не колебался ли он при этом и т.д.).234 Для обеспечения безопасности опознающего опознание можно проводить через ширму, из затемненной части помещения, через тонированное стекло, с применением телевизионной техники. К этому надо добавить, что опознаваемый должен знать о проводимом следственном действии, чтобы иметь возможность занять любое положение среди других лиц.23”1 “Если предъявление лица для опознания проводилось в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего, это также отмечается в протоколе” (п. 10 ст.210 проекта УПК). Такая инициатива законодателя должна быть поддержана, чтобы при втором чтении Государственной Думой России проекта УПК выделенные нами положения были сохранены.

Следственный эксперимент. В конфликтной ситуации проверить возможность совершения каких-либо действий противоборствующим лицом чаще всего невозможно, поскольку такой субъект или вообще отказывается принять участие в совершении опытных действий, или выполняет их преднамеренно искаженно. Однако в некоторых случаях опытные дей-

” См.: Багаутдинов Ф. Опознание // Законность, 1999, № 10. - С.20.

235 См.: Жидких А.А. Обеспечение безопасности потерпевших несовершеннолетних на предварительном следствии // Вестник МВД России, 1997, № 6. - С.69; Ширинский С. Защита для свидетеля // Рос. юстиция, 1998, № 12. -С.40.

172

ствия можно провести и без участия противоборствующего, о чем будет сказано ниже.

В ситуациях, когда противодействующее лицо все же согласилось принять участие в следственном эксперименте, проведение которого без него невозможно, следователю необходимо побеседовать с ним, разъяснить ему бесполезность попыток ввести следствие в заблуждение, предупредить о возможности проверки его действий и заявлений другими путями и о вреде противодействия для него самого. Кроме того, важно принять меры к охране этого лица (если оно содержится под стражей), а также правильно подобрать других участников следственного действия, которые могли бы не только выполнить свои функции, но при необходимости, и помешать конфликтующему совершить какие-либо провокационные действия. Требования к этим лицам должны предъявляться такие же, как и к участникам предъявления для опознания личности.

Если надо провести эксперимент на возможность наблюдения какого- либо факта или явления, а конфликтующий искажает действительную картину, то его с целью проверки остроты зрения можно подвергнуть медицинскому обследованию, а для дублирования опытов - подобрать лиц с такой же остротой зрения, которые, наблюдая в тех же условиях определенный факт или явление, смогут объективно отметить и оценить его результаты. Схожие особенности имеет и проводимый в условиях противодействия эксперимент на возможность слышимости.

Если требуется провести эксперимент на возможность осуществления каких-либо действий, а субъект утверждал о невозможности их со- вершения, то он попытается провести опыт таким образом, чтобы убедить следователя в правдивости своих слов. В подобных случаях следует в присутствии противодействующего провести опытные действия с лицами, сходными с ним по физическим параметрам, а еще лучше - даже уступающими ему в физической силе, развитости и т.п. Возможность людей, физи-

173

чески менее подходящих для достижения положительного результата, совершить какое-либо действие (проникнуть в определенное отверстие, преодолеть какую-либо ограду, приподнять ту или иную тяжесть и т.д.) еще более убедительно продемонстрирует несостоятельность позиции противодействующего лица.

Если эксперимент проводится в месте, где много посторонних граждан, а возможно, и лиц, сочувствующих конфликтующему, необходимо принять меры к их удалению или, если время проведения решающего значения для результатов опытов не имеет, выбрать момент, когда они будут отсутствовать. Лиц, привлекаемых для проведения опытов, следует приглашать заблаговременно. Также заранее готовятся научно-технические средства и предметы, необходимые для осуществления опытных действий, фиксации их хода и результатов.

Следователь должен активнее использовать и оперативно-розыскные данные, особенно, если в следственном эксперименте принимают участие арестованные лица. Это нужно, во-первых, для тщательного изучения места, где будут проводиться опытные действия, чтобы исключить побег и другие негативные проявления в поведении лица, взятого под стражу; во-вторых, для принятия мер к выяснению подлинных намерений арестованного, согласившегося участвовать в эксперименте. Необходимо учитывать, что обвиняемые (подозреваемые) иногда используют выезд в целях: а) совершения побега; б) установления связей с отдельными лицами, получения и передачи через них определенной информации; в) уничтожения следов преступления; г) затягивания расследования или его ускорения (например, в случаях, когда они заинтересованы скрыть другое преступление); д) дачи ложных показаний по отдельным моментам совершения преступления; е) получения некоторой информации об обстановке, чтобы затем использовать ее в качестве аргументов для опровержения отдельных фактов, установленных следствием; ж) совершения провокационных действий.

174

Помощь оперативных работников в установлении указанных обстоя- тельств очень важна, и следователь не должен пренебрегать ею. Получив от них необходимую информацию, следователь сможет правильно разработать тактику проведения следственного эксперимента, а может быть, если это будет целесообразно, вообще отказаться от его осуществления.

Отметим, что в экстремальной обстановке для записи данных о ходе следственного эксперимента желательно использовать диктофон. В этом случае следователь сможет зафиксировать все те данные, которые, по его мнению, существенны для дела, а после окончания эксперимента, собрав полный материал, заслушав и отредактировав его, он составит протокол. Это значительно сэкономит время, а также повысит полноту и точность заносимых в протокол сведений. Если субъект отказывается подписать зафиксированные результаты следственного эксперимента, то в протоколе делается отметка об этом.

Проверка показаний на месте236. В обстановке противодействия расследованию это следственное действие проводится очень редко, т.к. без желания субъекта участвовать в нем осуществить проверку показаний на месте невозможно. Однако в некоторых случаях, например, тогда, когда конфликтную ситуацию создал не подозреваемый, а иные заинтересованные лица (соучастники, их родные и близкие), это следственное действие можно провести и в обстановке противодействия расследованию.

При проведении проверки показаний на месте должны соблюдаться следующие условия:

1) охрана подозреваемого осуществляется так, чтобы полностью ис- ключить возможность его побега;

В связи с тем, что это следственное действие УПК РСФСР не предусмотрено, оно производится следователями по правилам осмотра места происшествия или следственного эксперимента. Однако проект УПК России (ст. 211) закрепил проверку показаний на месте в качестве самостоятельного следственного действия, в связи с чем мы считаем необходимым изложить некоторые рекомендации по ее осуществлению.

175

2) чтобы исключить возможность провокационных и иных негативных действий со стороны подозреваемого и других заинтересованных лиц, в состав группы надо включать оперативных работников или иных со- трудников органов внутренних дел; 3) 4) понятые подбираются из числа граждан, психологически устой- чивых, способных правильно оценить возможные провокационные действия подозреваемого. 5) При осуществлении данного следственного действия в условиях про- тивоборства следователю важно обращать внимание понятых на то, что лицо, показания которого проверяются, дает объяснения добровольно, без подсказок. Следователь должен обеспечить субъекту возможность идти впереди группы и показывать путь передвижения, не задавая ему вопросов наводящего характера.

Особую трудность представляет охрана противоборствующего лица во время следования по маршруту, где легко совершить побег. На таких участках не стоит оставлять подозреваемого одного впереди всей группы. Надо или подойти к нему ближе, обратив внимание понятых на то, что приближение к субъекту не влияет на добровольность его показаний и выбор маршрута движения, или, при подходе к месту, где возможен побег, попросить подозреваемого охарактеризовать последующий участок местности, после чего пройти этот “опасный” отрезок пути вместе с ним. Затем группа сможет продолжить движение в прежнем порядке. Понятым обязательно разъясняются причины изменения порядка передвижения группы.

Если подозреваемый в процессе проведения следственного действия, вдруг решил отказаться от его продолжения, а разъяснения следователя не дали положительного результата, надо составить протокол этого действия и отразить в нем то, что уже проведено, а также причину, почему оно не было закончено. Если же субъект пытается конфликтовать, вступать в общение с находящимися поблизости гражданами, то следователь должен

176

принять меры к удалению последних и попытаться убедить конфликтующего продолжить давать показания. Действия субъекта, направленные на срыв или снижение результатов следственного действия, необходимо зафиксировать с помощью фотосъемки, видео- или звукозаписи.

Получение образцов для сравнительного исследования. Сложность выполнения этого следственного действия всецело зависит от того, насколько активно при отборе образцов поведет себя лицо, от которого их отбирают.

Иногда лицо не дает возможности следователю (или его помощнику) снять отпечатки пальцев, оказывая физическое сопротивление. Это сопротивление можно преодолеть применением наручников или связыванием субъекта; после этого принудительно получают образцы отпечатков пальцев. Можно поступить и иным способом - взять отпечатки из личного дела подозреваемого (если такое имеется) или с помощью негласных методов (изъять с предметов, которых касался субъект во время допроса в кабинете следователя), если отпечатки пальцев нужны для оперативно-розыскных целей.

По делам ранее судимых в качестве образцов для сравнительного ис- следования можно использовать объекты из архивных уголовных дел этих лиц. При отборе образцов (слюны, почерка и др.) обязательно присутствие работников милиции, а иногда - и специалистов. Первые помогут преодолеть сопротивление противодействующего лица, вторые - успешнее изъять образцы.

Иногда некоторые пробы можно получить и без применения мер принуждения к субъекту. Это делается, например, при допросе лица в кабинете следователя, где, кроме указанных лиц, будет находиться приглашенный специалист, о цели присутствия которого допрашиваемый знать не будет. Специалист, выбрав момент, отбирает от конфликтующего, например, окурок сигареты со следами слюны, который тот положил в пе-

177

пельницу следователя. Однако это надо делать так, чтобы не было сомнений в принадлежности изымаемых образцов конкретному лицу и чтобы действия по изъятию образцов соответствовали установленным законом правилам, т.е. производились в присутствии понятых, а если возможно, то и в присутствии лица, оставившего эти образцы, и были оформлены протоколом.

Изъятие образцов крови, слюны, волос можно произвести принуди- тельно с помощью медицинских работников. Труднее получить экспериментальные образцы почерка. Если субъект отказывается от написания текста, то нужно собрать так называемые условно- свободные образцы, т.е. образцы почерка, выполненные лицом хотя и не в связи с назначением экспертизы, но уже в связи с расследуемым преступлением (объяснения, собственноручно заполненные протоколы допроса, заявления по делу и т.п.). В этих случаях полезно посоветоваться со специалистом, какие образцы ему нужны в обязательном порядке , а без каких он сможет обойтись, и т.д. Документы со свободными образцами почерка следует искать по месту работы субъекта, в его квартире, у близких и родных, с которыми он мог переписываться, а также в гостиницах, учреждениях связи, пас- портных отделах и т.п.

Присутствие лица при проведении экспертизы или ревизии обеспе- чивается только в том случае, если противодействующее лицо не препятствует работе ревизоров и экспертов, не принимает мер к порче отдельных объектов или документов. Конфликтующего следует предупредить о том, что в случае противодействия проведению экспертизы он лишится возможности участвовать в ее производстве. Субъект должен быть обеспечен охраной на весь период участия в работе экспертов и ревизоров. Особо важные документы и объекты следует предъявлять ему в копиях.

Предъявление обвинения, ознакомление обвиняемого с поста- новлениями и материалами дела. Эти процессуальные действия в уело-

178

виях противодействия расследованию проводятся крайне осмотрительно. Поскольку вынесение постановлений часто связано с изменением процессуального положения лиц и ограничением их в некоторых правах, то вполне понятно, что они воспринимают их эмоционально, часто бывают несдержаны и импульсивны, действуя иногда вопреки логике развивающихся событий.

Так, если следователь знакомит подозреваемого с постановлением об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу, а противоборствующий надеялся на иной исход, то он воспримет такое решение крайне отрицательно. От него вполне можно ожидать бурной реакции, которая, в лучшем случае, выразится в отказе подписать постановление. Знакомясь с постановлением, субъект может попытаться порвать его, оказать физическое воздействие на следователя, высказать в его адрес угрозы. Поэтому, предвидя подобную реакцию подозреваемого, следователю на момент его ознакомления с постановлением следует пригласить работников милиции. Само их присутствие уже явится определенным пси- хологическим барьером для осуществления негативных действий.

Противодействующие лица часто проявляют агрессивность при предъявлении им обвинения, если надеялись на иной исход дела или обвинение в меньшем объеме. В этой ситуации субъект может отказаться от ранее данных показаний. Следователю нужно разъяснить ему бесполезность такого поведения. Часто обвиняемый тут же требует предъявления доказательств своей вины, обвиняя следователя в предвзятости и грозя отказом давать какие бы то ни было показания, пока ему не разрешат встретиться с прокурором или защитником. Следователь, если это не повредит делу, может предъявить ему доказательства во всем объеме или частично, сопроводив их предъявление своими комментариями и фиксированием в протоколе допроса. Если есть возможность, нужно организовать встречу

179

обвиняемого с прокурором, адвокатом или руководителем органа следствия, подготовив ее также, как и при допросе, о чем мы уже писали.

Следователю не нужно спешить с фиксацией первого же заявления обвиняемого о том, что он не признает себя виновным полностью, по- скольку при уточнении может оказаться, что он отрицает не все факты, что часть изложенного в постановлении он признает. Поэтому, прежде чем зафиксировать утверждение обвиняемого о полном отрицании вины, следователь должен разъяснить ему все пункты предъявленного обвинения, уточнить, какую часть обвинения он отрицает, а с чем - согласен. Невыполнение этих требований может дать отрицательный и, главное, не отражающий действительности, результат. Зафиксированное отрицание вины создаст дополнительный барьер для дачи обвиняемым правдивых показаний, преодолеть который будет гораздо сложнее.

Предъявлять доказательства обвиняемому при отрицании им вины в момент его наивысшего эмоционального возбуждения следует весьма осторожно. Не рекомендуется давать ему в руки подлинный документ, вещественное доказательство, протокол допроса и т.п., поскольку обвиняемый под влиянием эмоций может уничтожить или повредить их. Документ, лучше всего, показывать издали, зачитав его содержание и обратив внимание допрашиваемого на отдельные его признаки; показания тех или иных лиц следует зачитать самому следователю, причем, зачитывать нужно лишь отдельные выдержки из протоколов; вещественные доказательства следует предъявлять на расстоянии.

Иногда обвиняемый, не соглашаясь с обвинением, тут же требует проведения очных ставок, которые в данный момент, а то и вообще (из тактических или этических соображений, например, с малолетним потерпевшим) проводить нецелесообразно или невозможно. В таких случаях нужно разъяснить это допрашиваемому, а если есть возможность, вместо

180

очной ставки воспроизвести звукозапись показаний изобличающего его лица.

Если обвинение предъявляется в присутствии адвоката, то следователь может попросить последнего разъяснить отдельные положения закона, не вполне понятные обвиняемому, который объяснения следователя по этому поводу воспринимает с недоверием.

В случаях, когда противодействие расследованию оказывают лица, имеющие физические недостатки (глухонемые или немые), то их показания и перевод желательно зафиксировать с помощью видеозаписи, чтобы суд имел возможность (если допрошенный заявит, что его на предварительном следствии поняли и перевели неправильно) при помощи иного переводчика и произведенной видеозаписи установить правильность первичного перевода показаний.

Когда конфликтует лицо, дающее показания на языке, отличном от языка, на котором ведется судопроизводство, и его показания фиксируются с помощью переводчика, то с целью предотвращения возможных заявлений о неправильном переводе, желательно произвести звукозапись его показаний.

Следователю нужно быть очень осторожным, оставаясь (если этого избежать невозможно) с противоборствующим лицом в кабинете или камере следственного изолятора наедине. Известны случаи, когда, пользуясь этим обстоятельством, обвиняемые нападали на следователей и уничтожали важные документы уголовного дела.

При ознакомлении обвиняемого с материалами дела по уже выска- занным причинам надо также проявлять максимум осторожности. Субъекта нельзя оставлять наедине с томами уголовного дела, поскольку он вполне может попытаться уничтожить отдельные документы или испортить доказательства.

181

Если расследуется групповое преступление, а следователь решил оз- накомить обвиняемых с материалами уголовного дела в один прием, то последних следует поместить в разные кабинеты, предоставляя им для рассмотрения поочередно разные тома дела; желательно, чтобы обвиняемые не знали об одновременном ознакомлении с делом остальных соучастников. Если возможно, в каждом из кабинетов должны присутствовать конвоир или работник милиции, которые при необходимости могли бы помешать обвиняемым связаться между собой или совершить действия, направленные на уничтожение или порчу доказательств. Лучше же знакомить обвиняемых с материалами дела в разное время.

Представляется важным и заслуживающим внимания предложение об исключении “из материалов дела перед ознакомлением с ним обвиняе- мого, защитника и из обвинительного заключения, и его приложений све-дений о защищаемых лицах”. “Данные о личностях потерпевших и свидетелей нигде не должны фигурировать - ни в материалах предварительного следствия, ни в судебном заседании, - достаточно указать их псевдони-мы в приложении к обвинительному заключению”. Мнение о необязательности ознакомления обвиняемого и его защитника со всеми материалами уголовного дела, разделяемое и нами, высказали также СП. Ефими-чев, В.А. Жбанков, В.Т. Томин и другие ученые.239 В.Т. Томин, в частности, предлагает дополнить ст.206 УПК частью 3-ей: “Если, по мнению следователя, указание в списке лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, адресов или мест нахождения всех или некоторых из них нецелесообразно, он опускает эту информацию, доводя до суда сведения о способе

См., например: Брусницын Л. Как обезопасить лип, содействующих уголовному правосудию // Рос.юстиция, 1996, № 9. - С.49.

23g Ворожцов С. Обеспечение процессуальной безопасности потерпевшего и свидетеля // Рос.юстиция, 1996,№ ll.-C.26.

239 См.: Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. - М., 1991. - С. 123-124; Ефимичев СП. Обеспечить защиту прав личности и интересов общества // Вестник МВД России, 1997, № 2-3. - С.113; Жбанков В.А, Свойства личности и их использование для установления лиц, совершивших таможенные правонарушения. - М., 1999.- С.153,

182

вызова этих лиц особым письмом”. Далее он справедливо отмечает, что “при ознакомлении с материалами дела злоумышленный обвиняемый может узнать о местожительстве свидетеля также из протокола допроса. Поэтому ст.201 УПК РСФСР также целесообразно снабдить аналогичной оговоркой”.240 Однако все это пока противоречит ст.ст.46 и 51 УПК, согласно которым обвиняемый и его защитник имеют право знакомиться со всеми материалами дела. Думается, что ущерба существующему правилу предлагаемые нововведения не нанесут, так как с доказательственной базой обвиняемый и его защитник ознакомятся полностью. В Европе подобные правила действуют давно. Согласно решениям Европейского суда и Европейской конвенции по правам человека, “обвинение” не обязано уведомлять обвиняемого “о всех доказательствах, которое оно намерено предоставить суду”. Это говорится даже в отношении доказательств, а не адресов и анкетных данных свидетелей и потерпевших, которых государство должно защищать, во всяком случае, не меньше, чем лиц, совершивших преступления.

В США, как мы уже отмечали, конгресс пошел по тому же пути: он отклонил предложение о дополнении Федеральных правил уголовного судопроизводства положением о том, чтобы стороны за три дня до суда обменивались анкетными данными “своих” свидетелей из-за опасения, что станет возможным оказание воздействия на них.241 Мы считаем, что пойдет на пользу и российского уголовного судопроизводства принятие установлений о лишении обвиняемого возможности знать адреса потерпевших и свидетелей как в период предварительного, так и судебного следствия. Надо отметить, что принятый в первом чтении Государственной Думой России проект УПК предусмотрел меры по сокрытию данных о лицах, вызываемых в суд: в обвинительном заключении достаточно указать лишь

11 Томин B.T, Указ. работа. - С. 124.

1 См.: Брусницын Л. Указ. работа. - С.49.

183

псевдонимы названных лиц без указания их местожительства (ч.З ст.249). В ч.8 ст. 176 - Протокол следственного действия - говорится еще более конкретно: “при наличии оснований полагать, что необходимо обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидетеля и их близких, следователь вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его представитель, свидетель, не приводить данные о их личности. В этом случае следователь обязан вынести постановление, в котором излагаются причины принятого решения о сохранении в тайне данных о личности участника следственного действия, указывается псевдоним и приводится образец подписи, которые он будет использовать в протоколах следственных действий с его участием. Постановление помещается в опечатанный конверт, с содержанием которого, кроме следователя, могут знакомиться только надзирающий прокурор и судья”.

Видимо, подобные меры конспирации отдельных лиц целесообразно предусмотреть и в действующем УПК, поскольку существующий порядок оглашения данных о гражданах, способствующих уголовному судопроизводству, стал серьезной помехой органам расследования в установлении объективной истины по уголовным делам. Тенденция противоправного давления на указанных лиц, к сожалению, возрастает. Об этом свидетельствуют уже приведенные в диссертации данные практики и результаты исследований многих ученых, а также сведения, полученные диссертантом в ходе проведенного исследования. Опрошенные нами сотрудники органов предварительного расследования отметили, что случаи оказания противодействия расследованию, по сравнению с периодом 3-летней давности, участились примерно на 30-40 % (см. приложение № 1).

184

§ 4. ИНЫЕ МЕРЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ И НЕЙТРАЛИЗАЦИИ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РАССЛЕДОВАНИЮ

Меры по предупреждению и нейтрализации противоправного воз- действия на свидетелей, потерпевших и иных лиц должны приниматься уже с момента поступления в органы внутренних дел заявлений и сообщений о совершении преступления. Практика свидетельствует, что нередко уже в этот момент от заявителей, членов их семей и близких поступают сведения о давлении на них лиц, заинтересованных в сокрытии преступлений.

Независимо от того, возбуждено уголовное дело или нет, орган доз- нания должен провести мероприятия по проверке и документированию фактов противоправного воздействия. С этой целью обычно проводятся оперативно-розыскные мероприятия: наблюдение за определенными лицами, прослушивание телефонных и иных переговоров и др. Такие действия оперативного работника оформляются протоколами и рапортами, которые впоследствии можно приобщить к уголовному делу.

После возбуждения уголовного дела следователь, оценив материалы органа дознания об оказании противоправного давления на свидетелей или потерпевших, должен, на наш взгляд, дать письменное указание органу дознания о нейтрализации такого давления (см. приложение № 7). Думаем, было бы оправданным, кроме следственных действий и оперативно-розыскных мер, направленных на раскрытие преступлений, предусмотреть в плане расследования по делу и меры по нейтрализации противоправного воздействия на лиц, содействующих установлению объективной истины. Представляется, что большую часть таких мер составят меры оперативно-розыскного характера, выполнение которых возлагается на орган дознания; в числе этих мер могут быть и меры по обеспечению безопасности

185

следователя, а также иных сотрудников органов расследования, членов их семей и родственников.242

В такие планы включаются меры по:

• установлению охраны места жительства и имущества взятых под защиту лиц, а также сопровождению передвижения участников уголовного процесса, подвергающихся воздействию, членов их семей и родственников; • • временному переселению некоторых взятых под защиту лиц на другое место жительства; устройству на определенное время на иное место работы, переводу на другое место учебы; изменению прописки (регистрации), смене номеров телефонов, автомашин и др.; • • использованию с санкции прокурора или по решению суда специ- альных технических средств прослушивания и записи телефонных и иных переговоров, а также выдаче в отдельных случаях индивидуальных средств • 243

защиты;

• проведению закрытого судебного разбирательства в помещении суда, наиболее приспособленном для этой цели; • • неразглашению анкетно-биографических данных защищаемых • 244 ЛИЦ.

Между тем, проведенное нами исследование показало, что 82 % сле- дователей по делам, по которым предполагается оказание противодействия расследованию, планы составляют всегда, 16 % - не всегда и 2 % - не со-

Такая обязанность органов дознания предусматривается ст.5 и п. 2 ст. 10 Закона “О милиции”, а также п.6 ст. 14 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”, в котором прямо указано, что органы дознания должны обеспечивать безопасность лиц, оказывающих содействие органам расследования, а также членов их семей и близких.

243 О порядке прослушивания телефонных и иных переговоров в США см.: Ревинский А.П., Есаян Н.Р. Порядок электронного прослушивания переговоров правонарушителей правоохранительными органами США // Современные проблемы криминалистики. - Волгоград, 1999. - С. 102-107. Поскольку данная про блема является темой для самостоятельного исследования, она нами не рассматривается.

244 См., например: Должикова И.Р. К вопросу о методике предупреждения противодействия криминаль ной среды расследованию и судебному разбирательству корыстно-насильственных преступлений // Проблемы теории и практики правоохранительной деятельности органон внутренних дел, вып.8. - М., 1997.-С. 29.

186

ставляют никогда. Меры по нейтрализации противодействия предусматривают в планах лишь 11 % следователей (см. приложение № 1). Надо думать, что такое отношение следователей к данной деятельности во многом обусловлено их беспомощностью что-либо сделать в этом направлении.

Полагаем, что надо предоставить право следователю, при наличии оснований, выносить официальное предостережение о недопущении любого рода насилия со стороны обвиняемых и их близких по отношению к потерпевшим, свидетелям и их родственникам. В этом плане следует поддержать предложение В.А. Булатова о внесении в УПК РСФСР новой статьи - 1391 (а в проект УПК - ст. 181’) - Официальное предостережение о недопущении физического и психического воздействия на потерпевших, свидетелей, их близких и иных лиц, оказывающих содействие уголовному судопроизводству. В ней автор предлагает “при наличии в материалах уголовного дела фактических данных об оказании или попытках оказания со стороны обвиняемых, подозреваемых и их окружения физического, психи- ческого или иного воздействия” на указанных выше лиц с целью изменения ими ранее данных показаний на иные, способствующие виновному лицу уклониться от уголовной ответственности или необоснованно смягчить ее, официально предупреждать противоборствующих лиц о недопущении подобных действий. Это, считает автор, должен делать следователь, лицо, производящее дознание, прокурор или суд путем вынесения в отношении противодействующих лиц официального предостережения и разъ- яснения правовых последствий его нарушения.

Положительно оценивая предложение В.А. Булатова, выскажем не- которые суждения. Прежде всего, уточним название ст. 1391 УПК РСФСР. Представляется, что оно несколько ограничивает формы противоправного давления на потерпевших, свидетелей и иных лиц. Таких форм выделено две - физическое и психическое воздействие. Однако существуют и другие формы противоправного давления (например, материального характера).

187

Поэтому ст. 1391 действующего УПК (или ст. 181’ проекта УПК) предлагаем назвать так: “Официальное предостережение о недопущении физического, психического или иного воздействия на потерпевших, свидетелей, их близких и других лиц, оказывающих содействие уголовному судопроизводству”. Вариант образца указанного предостережения, а также варианты образцов поручения органу дознания по осуществлению мер безопасности в отношении охраняемых лиц и постановления об использовании участниками уголовного процесса определенных псевдонимов приводятся в приложениях к диссертации (см. приложения № № 5, 6, 7).

Кроме того, считаем необходимым ввести в УК России норму, пре- дусматривающую ответственность за нарушение упомянутого официального предостережения - ст. 3091 - Нарушение официального предостережения о недопущении физического, психического или иного воздействия на потерпевших, свидетелей, их близких и других лиц, оказывающих содействие уголовному судопроизводству:

“Нарушение официального предостережения о недопущении любых форм противоправного воздействия на лиц, оказывающих содействие уголовному судопроизводству, с целью воспрепятствования установлению объективной истины по уголовному делу, - наказывается…”

Присоединяемся и к такому предложению В.А. Булатова - дополнить ст.72 УПК частью 4-й следующего содержания: “При наличии оснований полагать, что на лицо, вызываемое в качестве свидетеля, может быть оказано воздействие с целью воспрепятствования установлению истины, либо по ходатайству данного лица, в отношении него и его близких должны быть предприняты меры по обеспечению безопасности”.245 Считаем, что с целью обеспечения безопасности потерпевших, свидетелей и иных лиц следователь, лицо, производящее дознание, прокурор или суд должны вы-

245 См.: Булатов В.А. Обеспечение следователем прав, законных интересов и безопасности потерпевших и свидетелей: Автореф. … канд. юрид. наук. - Волгоград, 1999. - С.24,26 и дис. на эту же тему. - С. 126-130,173.

188

носить соответствующее постановление (или давать письменное поруче- ние) о принятии тем или иным органом мер по обеспечению безопасности перечисленных лиц.

Пока же, как показало наше исследование, реальной возможности обеспечить безопасность участников уголовного процесса у следователя нет. Об этом заявило большинство (91 %) опрошенных нами следователей и дознавателей. Они испытывают необходимость в скорейшем принятии Закона об обеспечении безопасности свидетелей и потерпевших. Кроме того, 94 % опрошенных работников органов следствия высказались за создание специальных структурных подразделений по обеспечению безопасности граждан, оказывающих содействие органам расследования (см. приложение № 1).

Если давление на свидетелей, потерпевших и иных лиц осуществляется по телефону, сотрудники органа дознания - оперативные работники или специалисты по специальной технике и связи, в соответствии с от- дельным поручением следователя, должны применить средства по про- слушиванию телефонных переговоров и их записи, установить номер телефона, откуда звонит субъект, оказывающий воздействие. Если такое лицо назначает встречу со свидетелем или потерпевшим, нужно принять меры к записи их разговора, а затем - к задержанию противодействующего субъекта.246 При его задержании, если уголовное дело уже возбуждено, проводятся следующие следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия:

• личный обыск и допрос задержанного лица; • • допрос лица, на которое оказывалось давление; • К сожалению, как правильно отмечает А.И. Долгова, “до сих пор практически нет норм, позволяющих вводить в качестве доказательств данные, добытые в процессе оперативно-розыскной деятельности…, хотя они регулируются законом, а не подзаконными актами, как это было ранее” (Долгова А.И. Органи- зованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С.8).

189

• опознание этим лицом задержанного, если задержание произво- дилось не в его присутствии; • • очная ставка; • • перенос звуковой записи разговора потерпевшего с задержанным лицом в письменную форму (справку, протокол и т.п.).247 • Эти рекомендации, на наш взгляд, заслуживают поддержки. Сказанное обусловливается тем, что в последние годы преступность все более ак- тивно внедряется в правоохранительные и иные органы. Коррумпированные сотрудники не только дискредитируют эти органы, но и сводят на нет эффективность принимаемых мер по борьбе с преступностью и проводимых реформ в стране. По экспертным оценкам МВД России, подкупленные чиновники оказывают содействие каждой седьмой преступной группе; от 30 до 50 % криминальных доходов расходуется на подкуп должностных лиц государственной службы. Как показал анализ статистической отчетности, коррупция поразила и правоохранительные органы. В 1995 году за получение взяток привлечено к уголовной ответственности 483 со-трудника милиции. Только следователей (но в 1997 г.) за взятки было привлечено - 45 человек.249

Практика показывает, что только сочетание уголовно-процессуальных и оперативно-розыскных мер может оптимально выполнить задачу охраны потерпевших и свидетелей. Такую задачу на сыскные подразделения возложил Федеральный закон России “Об оперативно- розыскной деятельности” - п.6 ст. 14. Но отмеченное положение, как справедливо считает А.И. Глушков,2м) не получило дальнейшего развития, хотя

” См.: Должикова И.Р. Противодействие расследованию корыстно-насильственных преступлений // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. -С.79.

248 См.: Должикова И.Р. Там же.

249 Информационный бюллетень Следственного Комитета МВД России. - М., 1998, № 2 (95). - С.23-24.

250 См.: Глушков А.И. Уголовно-процессуальные и оперативно-розыскные вопросы обеспечения защиты участников уголовного судопроизводства от противоправного действия заинтересованных лиц// Органи-

190

необходимость в этом очевидна. В частности, можно было бы узаконить в нашей стране (как это сделано в ряде цивилизованных государств) так называемую “сделку сторон” - милиции с участниками преступных групп. Такая “сделка” гарантировала бы смягчение наказания или освобождение от него в случае предоставления преступниками полной и правдивой информации, позволяющей пресечь или раскрыть криминальную деятельность, уменьшить нанесенный ущерб и т.п. Подобная практика используется полицией многих развитых стран (ФРГ, Японии, Турции, Греции, Норвегии, Нидерландов и др.), что положительно сказывается на ее деятельности по борьбе с наиболее опасными формами преступности. Так, в Италии предусмотрено смягчение наказания за факт “сотрудничества” об- виняемого с правосудием и возможность уже на предварительном следствии завершить рассмотрение дела на условиях компромисса (ст.438 УПК Италии).251 Этот опыт, видимо, заслуживает внимания.252 И хотя УК России (ст. 64) предусмотрено назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за то или иное преступление, в случае активного содействия участника группового преступления установлению истины, этого, на наш взгляд, недостаточно. Поэтому, как справедливо отмечает А.В. Пушкин, “назрела необходимость создать возможность для освобождения от уголовной ответственности (подчеркнуто мною - А. П.) рядовых участников организованных преступных групп и сообществ, которые, желая выйти из этих объединений, добровольно способствуют правоохранительным орга- нам в изобличении преступных групп и сообществ, оказывают помощь в

зованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997.-С.128-131.

251 См., например: Илларионов В.П. Использование возможностей исторического анализа в деле совершенствования теории и практики ОРД // Там же. С. 100.

252 Этой проблеме посвящено ряд работ, в том числе, на уровне докторской диссертации: см. Аликперов Х.Д. Проблема допустимости компромисса в борьбе с преступностью: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. - М., 1992; Голик Ю.В. Уголовно-правовое стимулирование позитивного поведения: вопросы теории. - Новосибирск, 1992.

191

раскрытии и расследовании преступлений”.253 В связи со сказанным, предлагаем в ст. 64 УК России внести дополнение, предусматривающее возможность в исключительных случаях, с учетом степени тяжести совер-шенных деяний и личности виновных, освобождать от наказания соучастников группового преступления, активно содействующих правоохранительным органам в раскрытии преступлений.

Успех борьбы с преступностью во многом зависит и от внедрения в деятельность органов расследования информационных технологий. Именно поэтому данной проблеме в последнее время стали уделять повышенное внимание. Делаются попытки использования вычислительной техники и с целью нейтрализации противодействия расследованию, например, для выявления преступлений и установления личности преступников. “Использование подобных систем, - утверждают С.Я. Казанцев и П.Н. Мазуренко, -позволяет следователю, даже невысокой квалификации, успешно рассле-

  • it 254 г»

довать дела в условиях противодействия преступников . В преодолении намерений преступников скрыть данные о своей личности, прошлой преступной деятельности и криминальных связях помощь оказывают криминалистические учеты - информационно- справочные системы; при этом ис-

255

пользуются автоматизированные средства.

К мерам раскрытия и профилактики преступлений, предупреждения и нейтрализации противодействия их расследованию надо отнести и пуб- ликации в печати, выступления по радио и телевидению. Возможности сотрудничества органов расследования со средствами массовой информации (СМИ) постоянно возрастают.

253 Пушкин А.В. Поощрительные нормы уголовного права как средство борьбы с противодействием нормальному ходу расследования преступлений // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С.189.

Казанцев С.Я., Мазуренко П.Н. Применение вычислительной техники как мера нейтрализации противодействия расследованию преступлений // Там же. - С. 124-126.

255 Подробнее см.: Российская Е.Р. Основные направления использования современных компьютерных технологий в раскрытии и расследовании преступлений // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования, гл. 17. - М., 1997. - С.386-395.

192

Подготовка досудебных материалов для обнародования через средства массовой информации, их выбор и оценка - сложная задача даже для тех случаев, когда эти материалы были получены в обычной обстановке. В условиях же противодействия расследованию это сделать еще сложнее.

Представляется, что в первую очередь следователь должен решить вопрос о целесообразности обнародования тех или иных материалов дела. Ведь обнародование данных в условиях противоборства сторон имеет не только положительную сторону (полнее вскрываются все эпизоды или обстоятельства преступления, предотвращаются иные правонарушения, осуществляется пропаганда законов и т.д.), но и отрицательную (усиливаются конфликты между отдельными лицами, разрушается психологический контакт с обвиняемыми, происходит утечка части “дефицитной” информа-ции, граждане узнают о пробелах и “слабых” местах следствия и т.д.). *

Важно правильно выбрать и момент обнародования материала. В большинстве случаев оно оправдано по окончании расследования: к этому времени следствие располагает более достоверными данными по делу. Но есть ситуации, при которых обратиться к населению необходимо как можно раньше. Не будут оправданными, например, отсрочки обращения к населению с просьбами опознать задержанного за преступления, установить потерпевших, опознать погибшего, установить лиц, причастных к совершению преступления, потерпевших, очевидцев и т.д. При решении вопроса о времени и цели публикации нужно учитывать: силу конфликта, имеющиеся в деле доказательства, необходимость в тех сведениях, которые желает получить следствие, значимость дела.

Надо учесть и то, что иногда преступники сами пытаются через СМИ воздействовать на процесс расследования. Как свидетельствуют Р.В. Данилова и С.А. Новоселов, изучившие в Москве, Санкт-Петербурге, Самаре,

Такие примеры приводит А.В. Крылов (См.: Крылов А.В. Освещение средствами массовой информации преступности и борьбы с ней // Преступность и культура. - М., 1999. - С. 105.).

193

Смоленске, Н. Новгороде, Воронеже и Московской области 300 уголовных w дел, лишь по 17 % из которых следователи не сталкивались с какой-либо формой противодействия расследованию, по 27 % дел попытки повлиять на ход следствия предпринимались именно через средства массовой информации, причем, в Московской области эта форма воздействия осуществлялась по 79 % уголовных дел; в других регионах страны - не свыше 10 %. Примеры использования преступниками средств массовой информации для формирования выгодного им общественного мнения приводят эти же авторы. В частности, они пишут, что после задержания и ареста следователями СУ ГУВД г. Москвы Захарова - крупного в преступной среде “вора в законе” - в газете “Известия” появилась статья журналиста Же-лудкова “Идет охота на воров”. Сотрудники ФСБ установили, что статья за крупную сумму в валюте была написана по заказу самого Захарова.258

Заказные статьи и передачи могут преследовать цель как защиты правонарушителей, так и оказания психологического давления на следователя, потерпевших и свидетелей. Примером этого являются многочисленные публикации в российских и американских СМИ в течение года, пока в Федеральном суде США рассматривалось дело Иванькова (Япончика). “Воздействие, - утверждает С.А. Глушенков, - оказывалось не только на представителей американской Фемиды, но и на сотрудников российских правоохранительных органов, принимавших участие в расследовании этого дела”.259

Давление на следствие через СМИ менее эффективно тогда, когда органы расследования опережают противодействующих лиц в подаче населению официальной информации. Это не позволяет безнаказанно зани-

См.: Данилова Р.В., Новоселов С.А. Противодействие расследованию по делам об организованной преступной деятельности // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М„ 1997. - С.30.

258 См.: Данилова Р.В., Новоселов С.А. Указ. работа. - С.288.

259 Глушенков С.А. Организованное противодействие расследованию уголовных дел: теория и практика // Там же.-С. 159.

194

маться формированием негативного общественного мнения. В определенной мере усилия преступников можно нейтрализовать опубликованием сведений о наиболее важных результатах расследования (например, сведений о стоимости изъятых при обыске похищенных ценностей, результатах экспертиз, показаниях подозреваемых). Возможности прессы можно использовать и для дезинформации преступников о ближайших планах следствия, а также как элемент реализации тактической комбинации в ходе расследования (например, для провоцирования преступников перепрятать похищенное).

Немаловажен вопрос о выборе источников публикации. Это могут быть областные, районные или заводские газеты, радио или областное телевидение, локальная радиосеть предприятий и транспортных средств. Если, например, известно, что преступление произошло у проходной завода и его очевидцами были рабочие этого завода, то для их выявления целесообразно использовать заводские газету и радио.

Иногда выступления в печати, по радио и телевидению вообще не оправданы ввиду неактуальности события или по соображениям этического характера, но в то же время могут быть полезны обращения к населению через объявления на стендах и плакатах. Зная, что разыскиваемые потерпевшие или очевидцы пользуются электричкой, следующей между известными пунктами, можно воспользоваться поездным радио, повторив обращения к пассажирам несколько раз в разные часы и дни. Можно использовать радио катеров и паромов, курсирующих на переправах, если известно, что очевидцы или потерпевшие могли пользоваться этими средствами пе- редвижения. Объявления и плакаты тоже лучше всего вывешивать в местах возможного появления разыскиваемых лиц, а также на стендах, расположенных возле зданий РОВД.

См.: Основы борьбы с организованной преступностью/ Под ред. ОБНИНСКОГО B.C., Эминова В.Е., Яб- локова Н.П. - М., 1996. - С.286.

195

Многие задачи по расследованию и профилактике преступлений, воздействию на отдельных лиц, с целью изменения их правосознания можно решить и через пресс-службы УВД. Они функционируют в каждой области.261

Необходимо правильно решить вопрос и об организации работы по приему от населения обратного потока информации. Если в публикации имеется обращение к населению об оказании помощи в расследовании или розыске преступников, потерпевших и очевидцев, в обнаружении похищенного имущества или следов преступления, то нужно сообщить, как должен поступить гражданин, располагающий интересующими следствие сведениями. Можно указать номер телефона или сообщить адрес органа расследования. При этом следователь должен позаботиться о том, чтобы гражданину было не трудно сообщить имеющуюся у него информацию.

Желательно, чтобы система приема от населения информации дейст- вовала постоянно. Но этого пока нет. Дежурные части РОВД без специального инструктажа и в силу загруженности выполнением других функций, такой системой быть не могут.

В последние годы активность граждан по оказанию помощи право- охранительным органам в изобличении преступников неуклонно снижается. Граждане не хотят тратить время на “хождение по кабинетам”; нести определенные материальные затраты, связанные с проездом в место ведения следствия, и обратно; иметь неприятные и небезопасные встречи с преступниками и их родственниками. Чтобы изменить прогрессирующую тенденцию снижения правовой активности граждан, необходимо, на нащ взгляд, принять следующие меры:

Подробнее см.: Ростов В.Н. Организация взаимодействия органов внутренних дел со средствами мас- совой информации // Средства массовой информации и правовая культура населения. - Волгоград, 1999. -С.73-76.

262 Томин В.Т. Некоторые вопросы тактики использования средств массовой информации для привлечения населения к расследованию преступлений // Труды Омской ВШМ МВД СССР, вып.16. - Омск, 1973. - С.63-64.

196

• при обращении к населению за помощью в раскрытии преступле- ний, нужно всегда сообщать о том, что, при желании, сведения, которые гражданин сообщит органу расследования и данные о нем самом, сохранятся в тайне; • • необходимо информировать о мерах безопасности (не расшифро- вывая их), которые примут правоохранительные органы в отношении помогающих следствию граждан; • • иногда, если это реально, нужно сказать и о вознаграждении лиц, сообщивших органу расследования нужные сведения. • Важно в прессе сообщать и о результатах расследования или розыска лиц по тем делам, по которым следствие обращалось за помощью к населению, а также о наиболее активных гражданах, если, конечно, это им не повредит.

Довольно часто о тех или иных уголовных делах, находящихся в производстве следователей, пишут журналисты. Практика показывает, что их сообщения о существе дела далеко не всегда отражают истину. “ Поэтому необходимо, чтобы сообщения журналистов, основанные на информации об уголовном деле, готовились ими только с согласия следователя, в производстве которого находится данное дело. Несоблюдение этого требования - нарушение закона - ст. 139 УПК. На наш взгляд, эту статью надо дополнить, заменив фразу “с разрешения следователя” на фразу “с разрешения следователя, изложенного в письменной форме11. Следователь же, в свою очередь, должен давать согласие на обнародование материалов уголовного дела лишь тогда, когда убедится, что статья объективна и не раз-

Об искажениях СМИ данных о преступности свидетельствует и иностранная статистика. Так, Нью- Йоркская полиция зафиксировала лишь 1% преступлений против людей старшего возраста (от всех зарегистрированных), а в уголовной хронике СМИ 28% информации относилось к убийствам престарелых. Утверждалось, что количеств таких преступлений все возрастает, в то время, как оно снизилось за год на 19% (См.: Шнайдер Г. Преступность и средства массовой информации // Сов. гос- во и право, 1990, № 7. -С. 119-120).

197

глашает сведений, которые пока по каким-либо соображениям обнародовать нельзя.

Надо отметить и то, что “к сожалению, средства массовой информации мало способствуют формированию в общественном сознании уважения к правоохранительным органам и их сотрудникам. Скорее, наоборот: некоторые из них основательно трудятся, чтобы привить людям правовой нигилизм, пренебрежение к общественным интересам либо скомпрометировать в глазах общественности правоохранительные органы, возводя отдельные негативные факты в оценку работы системы в целом.”264

Заключая главу, сделаем следующие выводы:

1) Сбор и проверка доказательств в стадии предварительного следст вия осуществляются при помощи следственных действий, которые в усло виях противодействия расследованию не всегда можно осуществить в со ответствии с общими правилами криминалистической тактики. Но какими бы сложными не были условия расследования, тактические приемы след ственных действий не могут быть произвольными. Они должны быть: за конными, не противоречащими ни одной норме УПК; допустимыми с по зиции нравственности; учитывающими индивидуальные качества лица, в отношении которого они применяются.

Чаще всего, как установлено проведенным нами исследованием, противодействие расследованию преодолевается (из всех случаев, когда его вообще удалось преодолеть) с помощью таких следственных действий, как осмотр - в 14 % случаев; допрос (38 %); судебная экспертиза (14 %); очная ставка (14 %), следственный эксперимент (8 %) и проверка показаний на месте (в 12 % случаев) - см. приложение № 1.

2) В условиях противодействия расследованию преступлений кон фликты чаще всего возникают и более остро проходят при задержании.

264 Дьяков СВ. Некоторые вопросы нейтрализации организованного противодействия преступной среды // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997.-С.19.

198

Второе место по частоте возникновения и силе выражения противодействия занимает обыск, третье - допрос. Возникают конфликты и при выполнении иных следственных действий, что осложняет их проведение. Поэтому необходима разработка особой тактики ведения следствия, приобретение таких качеств и навыков следователем, которые способствовали бы преодолению противодействия обвиняемых, подозреваемых, их родственников и близких, а также некоторых свидетелей и потерпевших. Это делать необходимо, поскольку противоправное воздействие негативно влияет на поведение свидетелей и потерпевших примерно в 52 % случаев, а в 21 % - приводит к исходу, явно противоречащему объективной истине (см. приложение № 1).

3) При выполнении значительной части следственных действий одним из основных тактических приемов является внезапность их осуществ- ления. Это особенно характерно для задержания, обыска, очной ставки и допроса. С целью избежания разоблачения противодействующие следствию лица создают лжедоказательства невиновности, мнимые алиби, делают ложные заявления, склоняют потерпевших и свидетелей к даче ложных показаний, оказывают на них и должностных лиц органов расследования психологическое и физическое давление. В подобных условиях установить объективную истину по уголовному делу сложно. Такие ситуации возникают довольно часто, тенденция к их увеличению сохраняется. Почти по каждому десятому делу имеет место изменение свидетелями в суде ранее данных правдивых показаний на ложные. И это уже после того, как в процессе предварительного следствия отказались от ранее данных показаний в сторону, благоприятную для обвиняемых: свидетели - по 19 % уголовных дел, потерпевшие - по 9 %.

В диссертации описаны приемы допроса противоборствующих лиц в различных ситуациях, а также приемы проведения с ними очных ставок и особенности фиксации показаний допрашиваемых.

199

4) При изложении предложений по проведению иных следственных действий: обыска, задержания, предъявления для опознания личности, следственного эксперимента и других описываются только особенности их осуществления в условиях противоборства; проанализирован иностранный опыт проведения некоторых следственных действий.

Особое внимание уделено вопросам подготовки к проведению след- ственных действий, подбора понятых и иных участвующих в их проведении лиц, а также правилам фиксации хода и результатов наиболее сложно осуществляемых следственных и иных действий, порядку предъявления обвиняемым доказательств. С целью избежания давления на потерпевших и свидетелей предложены меры по сохранению в тайне анкетных данных этих лиц, сведений об их месте жительства и работы, а также иные меры, направленные на их охрану. Предложенные автором меры поддержало более 94 % опрошенных сотрудников органов предварительного следствия и дознания (приложение № 1).

5) Среди других мер, которые по инициативе следователя могут осуществлять сотрудники иных служб органов внутренних дел, диссертант предлагает проведение мероприятий оперативно- розыскного характера с использованием технических средств фиксации действий противоборствующих лиц. Эти меры могут приниматься после вынесения следователем письменного указания органу дознания о нейтрализации противоправного воздействия. 6) 7) Предлагается (по опыту цивилизованных зарубежных стран, на- пример, Италии) ввести в отечественное уголовное судопроизводство применение так называемой “сделки сторон”, которая гарантирует виновным, но способствующим установлению истины лицам, смягчение наказания или освобождение от него, что окажет положительное влияние на раскрытие преступлений. В связи со сказанным считаем целесообразным внести в ст. 64 УК России дополнение, предусматривающее возможность в ис- 8)

200

ключительных случаях, с учетом степени тяжести совершенных деяний_и личности виновных, освобождать от наказания соучастников групповых преступлений, активно содействующих правоохранительным органам в установлении объективной истины.

7) Рассмотрев в качестве одной из мер профилактики противодействия расследованию использование средств массовой информации, диссер- тант описывает специфику требований к досудебным публикациям, готовящимся по материалам, полученным следователем в условиях противодействия расследованию. Даются рекомендации о выборе момента обнародования таких материалов, учреждения массовой информации, форм подачи сведений, а также мерах по активизации участия общественности в деятельности органов предварительного следствия.

Считаем необходимым, чтобы сообщения журналистов, основанные на информации об уголовном деле, готовились ими только с письменного согласия следователя, в производстве которого находится данное уголовное дело. В связи с этим предлагаем внести дополнение в ст. 139 УПК, заменив фразу “с разрешения следователя” на фразу “с разрешения следователя, изложенного в письменной форме”.

201

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Противодействие уголовному судопроизводству, проявляемое в самых различных, порой, в жестких формах, наносит огромный ущерб эф- фективности реализации уголовно-процессуальной функции борьбы с преступностью. Разработанный науками уголовного процесса, уголовного права, теории управления, криминалистики, административного права и оперативно-розыскной деятельности принцип наступательности в борьбе с преступностью должен получить дальнейшее развитие и распространиться на нейтрализацию всех форм противодействия криминальной среды уголовному правосудию. Участники уголовного судопроизводства должны быть защищены государством правовыми методами, иначе снижается результативность правоохранительной деятельности, авторитет органов предварительного и судебного следствия.

Проведенное исследование, являясь одним из направлений разработки названной темы, позволило сделать ряд выводов и предложений по со- вершенствованию криминалистических и иных мер борьбы с противодействием расследованию преступлений.

1) Противодействие криминальной среды процессу расследования преступлений активно приобретает все более острый характер. К сожалению, это пока достаточно четко осознается не всеми; реакция законодательной и исполнительной властей заметно отстает от потребностей практики. До сих пор задерживается принятие и введение в действие Закона “О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству”, а также Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Достижения в этой области органов власти и правосудия передовых цивилизованных стран в России пока используются крайне недостаточно.

202

2) Противодействие расследованию со стороны обвиняемых, подоз реваемых, их родственников и близких, стало не только весьма распро страненным явлением, но и имеет тенденцию к расширению и усложнению форм и методов отрицательного воздействия на следствие, что во многих случаях влияет на его полноту и качество, искажая объективную истину по уголовным делам, подрывая авторитет органов расследования. В целом, противодействие расследованию определяется как умышленные действия (или бездействие) заинтересованных лиц, обусловленные несоответствием их целей задачам следствия и направленные на воспрепятствование реше нию задач расследования и установлению объективной истины по уголов ному дел&

Рассмотрев существующие классификации форм противодействия расследованию и проанализировав классификацию Р.С. Белкина, подразделяющего противодействие на “внутреннее” и “внешнее”, предлагаем дополнить эту классификацию и выделить еще один вид противодействия -“смешанный”, который оказывают лица, могущие одновременно выступать как в качестве субъектов “внутреннего”, так и “внешнего” противодействия.

Кроме того, считаем, что все оказываемое заинтересованными лицами противодействие можно подразделить по объекту воздействия на три основные группы: а) противодействие расследованию путем оказания противоправного давления на лиц, производящих расследование (следователей, работников органов дознания, прокуроров, судей); б) противодействие расследованию путем оказания противоправного воздействия на лиц - носителей информации (свидетелей, потерпевших и др.): в) противодействие, оказываемое на материальные следы преступления.

3) Проблема защиты потерпевших, свидетелей и иных граждан, со действующих органам расследования, от криминального воздействия лиц, заинтересованных в искажении истины по уголовным делам, еще в 1960-

203

1980 г.г. приобрела крайне острый характер в США, Японии, Италии, Великобритании, ФРГ и других странах, где в настоящее время найдены довольно эффективные пути ее решения. В России эта проблема возникла позже; несмотря на международный опыт, решается она в нашей стране крайне медленно. До настоящего времени недостаточно законодательно обеспечивается защита лиц, активно вступающих в борьбу с преступностью. Поэтому потерпевшие и свидетели преступлений часто изменяют показания в пользу обвиняемых, совершивших тяжкие деяния, искажая этим объективную истину, отрицательно влияя на правомерность решений органов предварительного следствия и судов. Способы воздействия на свидетелей и потерпевших стали самыми разнообразными - от мелких подношений и услуг до жесточайших пыток и убийств.

4) В настоящее время проблема противодействия расследованию как умышленная деятельность, направленная на воспрепятствование осуществлению социального контроля над преступностью, как цельное, все развивающееся явление, исследована недостаточно. В последние годы разработки криминологов и криминалистов заметно активизировались, хотя изучают они это явление в рамках предметов своих наук. Криминалисты, исследуя проблему противоправного воздействия на расследование, естественно, акцент делают на разработку мер преодоления противодействия, совершенствование тактики следственных и иных действий в целях обеспечения качества и полноты расследования. Наше исследование преследует ту же цель, но хотя и рассматривает отдельные вопросы данной проблемы достаточно комплексно и углубленно, в целом, ограничено довольно узкими рамками. 5) 6) В обстановке противодействия расследованию тактика следственных действий и поведение следователя зависит от следующих условий: 7) • содержания расследуемого преступного деяния и обусловленной им направленности методов собирания и исследования доказательств;

204

• вида, оснований и “силы” противодействия; • • субъективных качеств представителей сторон противоборства и поддержки, которую они получают “со стороны”; • • содержания норм закона, регулирующих то или иное следственное действие и регламентирующих принятие тех или иных решений следо- вателем или лицом, осуществляющим дознание; • • индивидуальных психологических качеств следователя, уровня его профессионального мастерства, подготовленности к противодействию; • • оснащенности научно-техническими средствами. • 6) К числу наиболее распространенных мер нейтрализации противо- действия расследованию можно отнести:

• выбор правильной линии поведения при контактах с преступни- ками, применение специально разработанных для ситуаций противодействия расследованию тактических приемов; • • использование оперативно-розыскной информации о замыслах преступников по противодействию следствию; • • использование при контактах с преступниками эффекта внезапности и разработанных с учетом этого фактора криминалистических прие- мов, в том числе, приемов рефлексивного управления; • • использование возможностей оперативно-розыскных подразделений и других служб органов внутренних дел для защиты потерпевших и свидетелей от противоправного воздействия заинтересованных лиц; • • использование специальных технических средств (теле-, видео- и иной аппаратуры) для исключения непосредственного контакта потерпевших и свидетелей с конфликтующими лицами при проведении следственных действий; • • кодирование сведений о свидетелях и потерпевших в процессу- альных документах; •

205

• выявление и нейтрализация лиц, способствующих утечке служебной информации, и лиц, пытающихся оказать давление на следствие; • • проведение служебного расследования или оперативно-служебной разработки в отношении лиц, заподозренных в связях с пре- ступниками; • • отстранение следователей и оперативных работников, уличенных в связях с преступниками, от расследования; • • тактически умело выбранную линию поведения при общении с защитниками обвиняемых в ходе проведения следственных действий; • • применение электронно-вычислительной техники; • • применение «поощрительных норм» УК к отдельным участникам уголовного процесса; • • своевременные публикации в печати тщательно продуманной ин- формации о результатах расследования. •

7) К мерам борьбы с противодействием расследованию можно было бы отнести и изменение процедуры продления сроков предварительного следствия. В настоящее время эта процедура громоздка и требует больших временных затрат. Считаем необходимым предоставить право продления срока следствия начальнику следственного подразделения. Прокурор же будет осуществлять надзор за законностью решений руководителей органов следствия. В связи с этим предлагаем в ст. 1271 УПК и ст. 171 проекта УПК (полномочия начальника следственного отдела) внести соответствующие дополнения. 8) 9) Высказанные в печати аргументы о невозможности принятия в на- стоящее время Закона “О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству”, представляются неубедительными. Считаем, что Закон можно было бы принять хотя бы в той части, которая ни у кого сомнений не вызывает и требует минимальных материальных затрат. Пренебрежение государства судьбами 10)

206

граждан, содействующих уголовному правосудию и честно выполняющих свой гражданский долг, подрывает доверие людей к нему, мешает делу борьбы с преступностью. Поэтому граждане все чаще уклоняются от дачи показаний, изменяют правдивые показания на ложные, отказываются участвовать в проведении следственных действий. Кроме того, значительная часть потерпевших (по нашим данным - около 27 %) не принимает участия в судебных заседаниях. Диссертантом предложен ряд мер, направленных на активизацию участия граждан в работе органов расследования и нейтрализацию преступного воздействия на них. Рассматривая вопросы защиты потерпевших, свидетелей и иных лиц, содействующих уголовному су- допроизводству, считаем необходимым принятие дополнительных мер и по обеспечению безопасности сотрудников органов расследования и членов их семей. В частности, предлагаем специальным предписанием предусмотреть комплекс правовых и организационных мер защиты сотрудников органов расследования и лиц, содействующих уголовному судопроизводству, а также механизм применения этих мер. Необходимо определить службу (ведомство), которая осуществит координацию мер по обеспечению защиты названных лиц на федеральном уровне и реализует наиболее сложные из них.

9) Реализация мер по защите от противоправного воздействия со- трудников органов расследования, потерпевших, свидетелей и их близких требует принятия специального Закона, а также внесения дополнений в уголовное, уголовно-процессуальное и административное законодательство, что связано со значительными материальными затратами. Однако сделать это необходимо, поскольку уже сейчас общество несет значительные потери от неэффективности работы органов расследования, которые не в состоянии преодолеть противоправное воздействие на них, обеспечить защиту лиц, помогающих установить истину по уголовному делу. Остро стоят вопросы о возрастающей тенденции использования преступниками в

207

своих целях защитников и средств массовой информации. Решение этих и других проблем требует дальнейшей научной разработки темы.

10) Сбор и проверка доказательств в стадии предварительного след- ствия осуществляются с помощью следственных действий, которые в условиях противодействия расследованию не всегда можно реализовать по общепринятым правилам следственной тактики. Но какими бы сложными не были условия расследования, тактические приемы должны отвечать требованиям закона и общепринятых норм морали, быть нравственно и психологически допустимыми, учитывать индивидуальные качества субъекта. 11) 12) В условиях противодействия расследованию конфликты чаще всего возникают и носят наиболее острый характер при осуществлении та- кого следственного действия, как задержание подозреваемых; второе место по частоте возникновения и силе выражения противодействия отводится обыску, третье - допросу и очной ставке. Противоборство возникает (хотя и реже) и при выполнении иных следственных действий, что осложняет их проведение. Поэтому необходима разработка особой тактики ведения предварительного следствия в условиях противодействия расследованию. 13) 14) При выполнении многих следственных действий одним из ре- шающих факторов, влияющих на их результативность, является внезапность их осуществления. Это особенно характерно для задержания, обыска, очной ставки и допроса. Используя фактор внезапности, следователь, наряду с другими, должен применять и приемы рефлексивного общения. С целью избежания наказания противодействующие лица создают лжедоказательства невиновности, мнимые алиби, делают ложные заявления, склоняют потерпевших и свидетелей к даче ложных показаний, оказывают на них и должностных лиц органов расследования психологическое и фи- зическое давление. В таких условиях установить объективную истину по 15)

208

уголовному делу сложно. Подобные ситуации возникают довольно часто, тенденция к их увеличению сохраняется. Почти по каждому десятому делу имеют место факты изменения свидетелями в суде ранее данных правдивых показаний на ложные. И это уже после того, как в процессе предварительного следствия отказались от ранее данных показаний в сторону, благоприятную для обвиняемых, - свидетели - по 19 % уголовных дел, потерпевшие - по 9 %.

В диссертации описаны приемы допроса противоборствующих лиц в различных ситуациях, проведения с ними очных ставок и специфика фиксации показаний допрашиваемых.

13) При проведении в условиях противоборства иных следственных действий: обыска, задержания, предъявления для опознания личности, следственного эксперимента и др., а также некоторых процессуальных действий (предъявление обвинения, ознакомление обвиняемого с поста новлениями и материалами дела), предлагается учитывать предложенные диссертантом рекомендации по использованию тактических приемов про ведения этих действий. Проанализирован иностранный опыт осуществле ния некоторых следственных действий, сформулированы соответствую щие предложения по его использованию в условиях российского уголовно го судопроизводства.

Особое внимание уделено вопросам подготовки к следственным дей- ствиям, подбора понятых и других участвующих в них лиц, а также правилам фиксации хода и результатов наиболее сложно осуществляемых следственных и иных действий, порядку предъявления доказательств обвиняемому. С целью избежания давления на потерпевших и свидетелей предложены меры по сохранению в тайне их анкетных данных, а также данных об их местах жительства и работы.

14) Среди других мер, которые по инициативе следователя могут осуществлять сотрудники иных служб органов внутренних дел, предложе-

209

ны меры оперативно-розыскного характера с использованием при этом технических средств фиксации действий противоборствующих лиц. Эти меры могут приниматься после вынесения следователем письменного указания органу дознания о нейтрализации противоправного воздействия. С целью преодоления этого воздействия сотрудники органа дознания могут осуществлять такие оперативно-розыскные мероприятия: наблюдение за определенными лицами; прослушивание телефонных и иных переговоров; охрану взятых под защиту лиц - участников уголовного процесса и членов их семей и др. Необходимо предоставить право начальнику следственного отдела принимать решения о применении и других, более сложных мер по обеспечению безопасности подчиненных ему следователей, привлекаемых им в помощь сотрудников органов внутренних дел, а также потерпевших, свидетелей и их близких. Эти решения должны быть обязательными для органов, обеспечивающих защиту перечисленных лиц.

15) При разработке мер обеспечения безопасности лиц, содействующих осуществлению правосудия, необходимо учитывать то, что иногда и те, кто помогает органам расследования, и те, кто противодействует им, привлекаются к уголовной ответственности по одному и тому же делу, т. е. являются соучастниками. В связи с этим, в дополнение к уже имеющимся, предложены рекомендации о содержании таких лиц в местах предварительного заключения. 16) 17) В диссертации предложена норма Уголовного закона об ответст- венности за нарушение официального предостережения о недопущении физического, психического и иного воздействия на потерпевших, свидетелей, их близких и других лиц, оказывающих содействие уголовному судопроизводству, а также внесены уточнения в некоторые статьи действующего УПК РСФСР и проекта УПК России, принятого в первом чтении Государственной Думой Российской Федерации. 18)

210

Предложенная диссертантом в Уголовный Кодекс России ст. 3091 Нарушение официального предостережения о недопущении физического, психического и иного воздействия на потерпевших, свидетелей, их близких и других лиц, оказывающих содействие уголовному судопроизводству, имеет следующее содержание:

“Нарушение официального предостережения о недопущении любых форм противоправного воздействия на лиц, оказывающих содействие уголовному судопроизводству, с целью воспрепятствования установлению объективной истины по уголовному делу, наказывается …”.

17) В приложениях к диссертации даны варианты следующих доку- ментов: поручения органу дознания по осуществлению мер безопасности в отношении охраняемого лица; постановления об использовании участниками уголовного процесса определенных псевдонимов; предостережения о недопущении противоправного воздействия на потерпевших, свидетелей, их близких и иных лиц, оказывающих содействие уголовному судопроизводству. 18) 19) По опыту зарубежных стран предлагается ввести в отечественное уголовное судопроизводство применение так называемой “сделки сторон”, которая гарантирует виновным, но содействующим установлению объективной истины, лицам смягчение наказания или освобождение от него, что положительно скажется на деятельности по раскрытию опасных преступлений. 20) С учетом сказанного считаем целесообразным в ст. 64 УК России внести дополнение, предусматривающее возможность в исключительных случаях, с учетом степени тяжести совершенных деяний и личности виновных, освобождать от наказания соучастников групповых преступлений, активно содействующих правоохранительным органам в установлении объективной истины.

211

19) При осуществлении оперативно-тактических операций и следст- венных действий предлагается использовать такие приемы, как: целена- правленная дезинформация противоборствующих лиц; сокрытие от них своей осведомленности о тех или иных фактах; использование сил и средств противодействующей стороны в своих целях; разобщение противоборствующих лиц; использование фактора внезапности при проведении следственных действий; своевременное и умелое использование оперативно-розыскной информации о замыслах и действиях конфликтующих лиц; использование фактора неосведомленности противодействующих субъектов о результатах уже проведенных следственных действий и планах расследования и др. 20) 21) Рассмотрев использование средств массовой информации в каче- стве одной из мер профилактики противоправного воздействия на деятельность органов расследования, диссертант описывает специфику требований к подготовке досудебных публикаций, готовящихся по материалам, полученным следователем в условиях противоборства с заинтересованными лицами. Поскольку такие лица в своих целях довольно часто используют печать, радио и телевидение, важно готовить ответные публикации профессионально грамотно и убедительно. Даются рекомендации о выборе момента обнародования материалов, источника массовой информации, формы подачи сведений. 22) Считаем необходимым закрепить в уголовно-процессуальном зако- нодательстве положение о том, чтобы сообщения журналистов, основанные на информации об уголовном деле, готовились ими только с письменного согласия следователя, в производстве которого находится уголовное дело. В связи с этим предлагаем внести дополнение в ст. 139 УПК, заменив фразу “с разрешения следователя” на фразу “с разрешения следователя, изложенного в письменной форме”.

212

Внесены и другие предложения по совершенствованию законода- тельства, направленные на защиту потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству (например, о праве указанных лиц не участвовать в судебном заседании; о проведении в исключительных случаях по отдельным категориям дел некоторых следственных действий без визуального наблюдения обвиняемыми (подозреваемыми) защищаемых лиц; об официальном предостережении лиц, пытающихся оказать воздействие на отдельных участников уголовного процесса или их близких; об “анонимном” свидетельстве и др.).

Предложены меры, направленные на повышение правовой активности граждан, их участия в процессе расследования преступлений.

Проведенное нами исследование и сделанные по его результатам вы- воды являются определенным вкладом в разработку актуальной и сложной проблемы нейтрализации противоправного воздействия на деятельность органов расследования. Это еще одна попытка положительно повлиять на качество следственной работы и ее эффективность, на повышение активности граждан по оказанию помощи органам расследования в установлении объективной истины по уголовным делам.

213

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Законодательные, нормативные акты и иные официальные документы.

1.1. Конституция Российской Федерации. - М., 1996. - 90 с. 1.2. 1.3. Конституция Российской Федерации. Комментарий / Под ред. Б.Н. Топорнина и др. - М., 1994. - 624 с. 1.4. 1.5. Всеобщая декларация прав человека // Российская газета, 1998 -10 декабря. 1.6. 1.7. Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания // Департамент общественной информации ООН. Нью-Йорк, 1990. - 20 с. 1.8.

1.5. Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью. Резолюция 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 г. - С. 243 - 246. 1.6. 1.7. Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 17 дек. 1979 г. // Соц. Законность, N1. 1990. - С. 71-74. 1.8.

1.7. Международный пакт о гражданских и политических правах. Принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 г. 1.8. 1.9. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод // Российская газета, 1995. - 5 апреля. 1.10. 1.11. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Комментарий к статьям 5 и 6. - М., 1997. - 160 с. 1.12. 1.10. Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания // Российская газета, 1995. - 5 апреля.

214

1.11. Устав Содружества Независимых Государств // Российская газета, 1993 - 12 февраля. 1.12. 1.13. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1995, N17, ст. 1472. 1.14.

1.13. Декларация прав и свобод человека и гражданина // Российская газета, 1991 - 25 декабря. 1.14. 1.15. Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Закон СССР от 25 декабря 1958 г.// Ведомости Верховного Совета СССР, 1959, N1, ст. 15. с изменениями и дополнениями от 12 июня 1990 г. // Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. N26. ст. 495. 1.16. 1.17. Уголовно-процессуальный Кодекс РСФСР - М., 1998. 1.18. 1.19. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. Радченко В.И. и Томина В.Т. - М., 1999. - 829 с. 1.20. 1.21. Уголовный Кодекс Российской Федерации. - М., 1997. - 176 с. 1.22. 1.23. Закон РСФСР “О милиции” от 18 апреля 1991 г. - Вед. Росс. Фед., 1991, N16, ст. 53. 1.24. 1.19. Маршунов М.Н. Комментарий к законам “Об оружии”, “О частной детективной и охранной деятельности”. - М., 1999. - 198 с.

1.20. Об оперативно-розыскной деятельности. Федеральный закон от 12 августа 1995 г. Ш44-Ф3 // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N33. Ст. 3349. 1.21. 1.22. Об оперативно-розыскной деятельности. Федеральный закон. Комментарий / Под ред. Горяинова К.К. - М., 1997. - 572 с. 1.23. 1.24. О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений. Федеральный закон // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N103. Ст. 2759. 1.25.

215

1.23. Об оружии. Федеральный закон // Принят Государственной Думой 13 ноября 1996 г. 1.24. 1.25. Собрание законодательства Российской Федерации. - 1995, N 103.-ст. 2759. 1.26. 1.27. О внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР. Закон Российской Федерации от 23 мая 1992 г. N2825-1. 1.28.

1.26. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (проект). Постановление Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации от 6 июня 1997 г. 1.27. 1.28. О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов. Федеральный закон // Российская газета, 26 апреля 1995 г. 1.29. 1.28. О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству. Проект Федерального закона // Принят Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 20 июля 1995 г.

1.29. Организация и деятельность органов внутренних дел Российской Федерации // Сборник нормативных актов. - М., 1994. - 376 с.

1.30. Предварительное следствие // Сборник нормативных актов. -М, 1998.-602 с. 1.31. 1.32. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 1997. - 580 с. 1.33. 1.34. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М., 1992.-111с. 1.35. 1.33. Федеральная целевая программа по усилению борьбы с преступностью на 1999-2000 годы / Собрание законодательства Российской Федерации, 1999, №12. - ст. 1484.

216

1.34. Приказ МВД России N334 от 20 июня 1996 г. “Об утверждении инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений”. 1.35. 1.36. Приказ МВД России N1 от 4 января 1999 г. “О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 23 ноября 1998 г. N1422 “О мерах по совершенствованию организации предварительного следствия в системе МВД России”. 1.37. 1.38. Директива МВД России N1 ДСП от 25.01.99 г. “Об итогах оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел и служебно-боевой деятельности внутренних войск МВД России в 1998 г. и задачах на 1999 г.”. 1.39. 1.40. Приказ МВД России N86 ДСП от 28.01.2000 г. “Об объявлении решения коллегии МВД России от 21.01.2000 г. N1 км”. 1.41. 1.42. О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству. Закон Республики Башкортостан // Известия Башкортостана, 1994 г., 24 ноября. 1.43. 1.44. Пояснительная записка к проекту Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Постановление Государственной Думы о проекте УПК России N1498-11 ГД от 6 июня 1997 г. 1.45. 2. МОНОГРАФИИ, УЧЕБНИКИ, УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ.

2.1. Антонов В.М., Кувалдин В.П. Противодействие организованных преступных структур органам внутренних дел и меры по его нейтрализации. - М., 1996. - 126 с.

2.2. Антонян Ю.М. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении преступления. М., 1973. - 82 с.

2.3. Баев О.Я. Конфликты в деятельности следователя. - Воронеж, 1981.-160 с.

217

2.4. Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии (Основы предупреждения и разрешения). - Воронеж, 1984. - 132 с. 2.5. 2.6. Баев О.Я. Тактика следственных действий. - Воронеж, 1992. -208 с. 2.7. 2.8. Бертрам Д.Г. История розги. - М., 1992. - т.1 - 288 с; т.2 - 336 с. 2.9. 2.10. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. - М., 1978. - т.2 -410 с; т.3-407 с. 2.11. 2.12. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М., 1997. -342 с. 2.13. 2.14. Большая советская энциклопедия, изд. 2-ое, т.22. - М., 1955. -423 с. 2.15. 2.10. Будников В.Л. Иммунитет свидетеля в уголовном процессе. - Волгоград, 1998.-31 с.

2.11. Бурданова B.C., Быков В.М. Виктимологические
аспекты криминалистики. - Ташкент, 1981. - 78 с.

2.12. Быков В.М. Особенности расследования групповых преступлений. - Ташкент, 1980. - 60 с. 2.13. 2.14. Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. - Ташкент, 1991. - 146 с. 2.15.

2.14. Быховский И.Е., Глазырин Ф.В., Питерцев С.К. Допустимость тактических приемов при допросе. - Волгоград, 1989. - 48 с. 2.15. 2.16. Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. - М., 1981.-112с. 2.17. 2.16. Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса
при расследовании преступлений. - М., 1970. - 208 с.

2.17. Васильев В.Л. Юридическая психология. - М., 1991. - 464 с.

2.18. Волкогонов Д.А. Моральные конфликты и способы
их разрешения. - М., 1974. - 64 с.

218

2.19. Выявление причин преступности и предупреждение преступлений. - М., 1967. - 180 с.

2.20. Гинзбург А.Я. Опознание в следственной, оперативно- розыскной и экспертной практике. - М, 1996. - 128 с.

2.21. Голик Ю.В. Уголовно-правовое стимулирование позитивного поведения: вопросы теории. - Новосибирск, 1992. - 96 с.

2.22. Гуковская Н.И., Долгова А.И., Миньковский Г.М. Расследование и судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних. - М., 1974. - 208 с.

2.23. Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. - Свердловск, 1973. - 158 с. 2.24. 2.25. Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Судебная этика. - Воронеж. 1974.-272 с. 2.26. 2.25. Громов В. Предварительное расследование в советском уголовном процессе. - М, 1935. - 256 с.

2.26. Громов В., Лаговер Н. Искусство расследования преступлений.

  • М, изд. НКЮ РСФСР, 1932.- 52 с.

2.27. Гусаков А.Н. Криминалистика США: теория и практика ее применения. - Екатеринбург, 1993. - 128 с. 2.28. 2.29. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка, т.З. - М., 1981.- 1514 с. 2.30. 2.29. Дулов А.В. Основы психологического анализа на предварительном следствии. - М., 1973. - 168 с.

2.30. Дулов А.В. Судебная психология. - Минск, 1975. - 462 с.

2.31. Ефимичев СП., Кулагин Н.И., Ямпольский А.Е. Допрос. - Волгоград, 1978.-48 с. 2.32. 2.33. Жбанков В.А. Свойства личности и их использование для установления лиц, совершивших таможенные правонарушения. - М., 1999. 2.34. - 192 с.

219

2.33. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М, 1965. - 367 с.

2.34. Зайцев О.А. Теоретические и правовые основы государственной защиты защиты участников уголовного процесса. - М., 1997. - 136 с. 2.35. 2.36. Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. - Волгоград, 1984. - 192 с. 2.37. 2.38. Закатов А.А. Ложь и борьба с нею (2-е изд.). - Волгоград, 1999. - 152 с. 2.39. 2.40. Закатов А.А., Цветков СИ. Тактика допроса при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами. -М., 1998.-36 с. 2.41. 2.38. Замылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса в конфликтной ситуации. - Волгоград, 1998. - 72 с.

2.39. Ищенко П.Т. Специалист в следственных действиях (уголовно- процессуальные и криминалистические аспекты). - М., 1990. - 158 с.

2.40. Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. - Свердловск, 1992. - 167 с.

2.41. Карнеева Л.М. Доказательства и доказывание в уголовном процессе. - М, 1994. - 48 с.

2.42. Карнеева Л.М. Тактические основы организации производства допроса в стадии расследования. - Волгоград, 1976. - 143 с.

2.43. Карнеева Л.М., Ордынский С.С., Розенблит С.Я. Тактика допроса на предварительном следствии. - М, 1958. - 63 с.

2.44. Карнеева Л.М., Соловьев А.В., Чувилев А.А. Допрос подозреваемого и обвиняемого. - М., 1969. - 85 с.

2.45. Колосович С.А., Парий А.В. Правовой статус подозреваемого и проблемы его совершенствования. - Волгоград, 1997. - 64 с.

2.46. Кривошеий П.К. Особенности расследования повторных преступлений: организационные и тактические аспекты. Киев, 1983. - 96 с.

220

2.47. Криминалистика: Учебник / Под ред. Волынского А.Ф. - М., 1999.-606 с. 2.48. 2.49. Криминалистика. Учебник, т.2 / Под ред. Белкина Р.С. и Лузгина И.М. - М., 1980. - 508 с. 2.50. 2.49. Криминалистика. Расследование преступлений в сфере экономики. Учебник / Под ред. Грабовского В.Д., Лубина А.Ф. - Нижний Новгород, 1995.-400 с.

2.50. Криминалистика. Учебник / Под ред. Филиппова А.Г., Волынского А.Ф. - М., 1998. - 543 с.

2.51. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования / Под ред. Аверьяновой Т.В. и Белкина Р.С. - М., 1997 - 400 с. 2.52. 2.53. Кудин Ф.М. Принуждение в уголовном судопроизводстве. - Красноярск, 1985. - 72 с. 2.54.

2.53. Кулагин Н.И. Использование органами предварительного следствия средств массовой информации в профилактике преступлений. -Волгоград, 1971. - 96 с. 2.54. 2.55. Кулагин Н.И. Организация и тактика предварительного следствия в местах лишения свободы. - Волгоград, 1977. - 128 с. 2.56.

2.55. Кулагин Н.И., Порубов Н.И. Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации. - Минск, 1977. - 64 с. 2.56. 2.57. Леви В. Я и мы. - М., 1969. - 236 с. 2.58. 2.59. Лефевр В.А. Конфликтные ситуации. - М., 1967. - 182 с. 2.60. 2.61. Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. -М, 1997.- 176 с. 2.62. 2.63. Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их использование в раскрытии преступлений. - Волгоград, 1978. - 156 с. 2.64. 2.60. Михайлов А.И., Соя-Серко Л.А., Соловьев А.Б. Научная организация труда следователя. - М., 1974. - 168 с.

221

2.61. Михайлов В.А., Дубягин Ю.П. Назначение и производство судебной экспертизы. - Волгоград, 1991. - 260 с. 2.62. 2.63. Носов А.В., Молоканов В.Н. Использование видеозвукозаписи при расследовании преступлений. - Волгоград, 1998. - 60 с. 2.64. 2.65. Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М., 1987. - 918 с 2.66. 2.67. Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М., 1984. - 846 с. 2.68. 2.69. Ожегов СИ. Словарь русского языка. Изд. 7-ое. - М., 1968. -900 с. 2.70. 2.71. Организованная преступность - 4 / Под ред. Долговой А.И. - М., 1998.-280 с. 2.72. 2.73. Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - 262 с. 2.74. 2.75. Осборн А.С Проблема доказывания. - Албам, США, 1956. -168 с. 2.76. 2.77. Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. Овчинского B.C., Эминова В.Е., Яблокова Н.П. - М., 1996. - 400 с. 2.78. 2.79. Очередин В.Т. Допустимость и недопустимость по уголовным делам доказательств. - Волгоград, 1998. - 42 с. 2.80. 2.71. Очередин В.Т. Недопустимость по уголовным делам доказательств, полученных с нарушением закона. - Волгоград, 1996. - 12 с.

2.72. Очередин В.Т. Обеспечение законности при расследовании преступлений несовершеннолетних. - Волгоград, 1990. - 84 с.

2.73. Павлов Н.Е. Субъекты уголовного процесса. - М., 1997. - 144 с. 2.74. 2.75. Петуховский М.А. Особенности тактики допроса свидетелей и обвиняемых из числа осужденных к лишению свободы при проведении предварительного следствия в ИТУ. - М., 1971. - 180 с. 2.76. 2.77. Подборка материалов по вопросам борьбы с экономическими преступлениями (Россия - США). - М., 1999. - 424 с. 2.78.

222

2.76. Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. - Минск, 1973. - 368 с.

2.77. Прукс П. Уголовный процесс: научная “детекция лжи”. - Тарту, 1992.- 199 с.

2.78. Расследование отдельных видов преступлений. Учебное пособие / Под ред. Баева О.Я., Филиппова А.Г. - М., 1995. - 165 с.

2.79. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М., 1967. - 290 с. 2.80. 2.81. Ратинов А.Р., Адамов Ю.П. Лжесвидетельство (происхождение, предотвращение и разоблачение ложных показаний). - М., 1976. - 135 с. 2.82. 2.83. Ратинов А.Р., Ефимова Н.И. Психология допроса обвиняемого. - М., 1988.-114 с. 2.84. 2.85. Ростовщиков И.В. Права личности в России: их обеспечение и защита органами внутренних дел. - Волгоград, 1997. -192 с. 2.86. 2.83. Семинары по вопросу о защите прав человека в уголовном праве и процессе (Сантьяго, 19-30 мая 1958 г. ООН-Нью-Йорк, 1958. - С. 17; Вена. 20 июня - 4 июля 1960 г. - Нью-Йорк, 1960. - С.23).

2.84. Следственные действия. - Волгоград, 1984. - 128 с. 2.85. 2.86. Словарь иностранных слов. Издание 6-ое. - М., 1964. - 784 с. 2.87. 2.88. Словарь синонимов. - Л., 1976. - 648 с. 2.89. 2.90. Смыслов В.И. Свидетель в советском уголовном процессе. - М., 1973.-160 с. 2.91. 2.92. Сов. энциклопедический словарь. - М., 1983. - 1600 с. 2.93. 2.94. Состояние преступности в России за 1997 года. - М., 1998. -38 с. 2.95. 2.96. Судебная статистика: преступность и судимость ( современный анализ данных уголовной судебной статистики России 1993-1997 г.г.). -М., 1998.-121 с. 2.97. 2.98. Толковый словарь русского языка, т. 1. - М., 1935.- 247 с. 2.99.

223

2.92. Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. - М., 1991.-240 с.

2.93. Туманов Г.А. Организация управления в сфере охраны общественного порядка. - М., 1972. - 232 с.

2.94. Филиппов П.М. Судебная защита и правосудие в СССР. - Саратов, 1987.- 182 с. 2.95. 2.96. Хайдуков А.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц. - Саратов, 1984. - 124 с. 2.97. 2.98. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. - Волгоград, 1999. - 228 с. 2.99. 2.100. Щерба СП., Зайцев О.А. Обеспечение прав потерпевших и свидетелей на предварительном следствии. - М., 1995. - 92 с. 2.101.

2.98. Щерба СП., Зайцев О.А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам. - М., 1996. - 124 с. 2.99. 2.100. Щерба СП., Сарсенбаев Т.Е., Зайцев О.А. Потерпевший в беспомощном состоянии: Особенности предварительного следствия. - М., 1996.-156 с. 2.101. 2.100. Якушин СЮ. Тактические приемы при расследовании преступлений. - Казань, 1983. - 102 с.

2.101. Boulding K.E. Conflict and Defence: General Theory. N.V., 1962. - 264 с.

  1. СТАТЬИ И ИНЫЕ НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ.

3.1. Абабков А. Защитить права потерпевшего // Рос. юстиция, 1997, N3.-C16-17. 3.2. 3.3. Абдумаджидов Г.А., Быков В.М. Типовая криминалистическая характеристика групповых преступлений // Алгоритмы и организация решения следственных задач. - Иркутск, 1992. - С.50-61. 3.4.

224

3.3. Аверьянова Т.В. Особенности расследования преступлений организованных преступных сообществ // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. - М., 1997. - С.345-367.

3.4. Анисимов П.В. Права человека в условиях правовой реформы в современной России // Общество. Право. Власть. Современные проблемы правовой реформы. 4.1. - Волгоград, 1997. - С.4-8. 3.5. 3.6. Бабаева Э., Ефимов И. Противодействие изменению показаний обвиняемыми и свидетелями // Законность, 1995, N 9. - С.5-8. 3.7. 3.8. Багаутдинов Ф. Опознание // Законность, 1999, N 10. - С.19-23. 3.9.

3.7. Белкин Р.С. Противодействие расследованию и пути его преодоления криминалистическими и оперативно-розыскными средствами и методами // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. - М., 1997.-С.129-150. 3.8. 3.9. Безнасюк А., Абабков А. Государственная защита лиц, содействующих уголовному судопроизводству // Рос. юстиция, 1997, N 8. -С.38- 40. 3.10. 3.11. Бобраков И.А. Воздействие преступников на свидетелей и потерпевших как прием противодействия расследованию преступлений // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М, 1997, С. 107-109. 3.12. 3.10. Бобровский И.В. О соотношении противодействия расследованию и сокрытия преступлений // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М, 1997. - С. 104-106.

3.11. Брусницын Л. Обеспечение безопасности потерпевших и свидетелей // Законность, 1997, N 1. - С.36-39.

225

3.12. Брусницын Л. Законодательство, обеспечивающее безопасность лиц, содействующих уголовному правосудию // Рос. юстиция, 1998, N 12. - С.39.

3.13. Брусницын Л. Как обезопасить лиц, содействующих уголовному правосудию // Рос. юстиция. 1996, N 9. - С. 48-50. 3.14. 3.15. Быков В.М. Особенности расследования групповых преступлений // Расследование отдельных видов преступлений. - М., 1995. -С.132-141. 3.16. 3.15. Быков В.М. Психологические основы расследования групповых и организованных преступлений // Законность, 1996, N 4. - С.20-23.

3.16. Вандышев В.В. О защите прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве // Проблемы обеспечения прав личности в современных условиях. - Волгоград, 1992. - С. 105-106. 3.17. 3.18. Водолазский Б.Ф. Психология и совершенствование тактики следствия. - Труды N 16. - Омск. - 1973. - С. 190. 3.19. 3.20. Водолазский Б.Ф., Лубеницкий А.А. Поведение работника милиции в конфликтной ситуации // Труды Омской ВШМ МВД СССР, N14.-Омск. - 1973.-С.57-69. 3.21. 3.19. Войтенко С.Г. Законодательное закрепление прав жертв преступлений и злоупотреблений властью // Преступность и культура. - М., 1999.-С.79.

3.20. Вольский В. Задержание и доставление лица, причастного к совершению преступления // Законность, 1998, N 10. - С.38. 3.21. 3.22. Волков В.Н. Симуляция психических расстройств как одна из форм противодействия расследованию преступлений // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С. 117-119. 3.23. 3.24. Волынский А.Ф., Лавров В.П. Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений //
Организованное 3.25.

226

противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С.93-99.

3.23. Ворожцов С. Обеспечение процессуальной безопасности потерпевшего и свидетеля // Рос.юстиция, 1996, N11.- С.26.

3.24. Глушенков С. А. Организованное противодействие расследованию уголовных дел: теория и практика // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. -М., 1997. - С. 157-161.

3.25. Глушков А.И. Уголовно-процессуальные и оперативно- розыскные вопросы обеспечения защиты участников уголовного судопроизводства от противоправного действия заинтересованных лиц // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С.128-131.

3.26. Голубев В.В. Опыт преодоления противодействия в процессе расследования уголовных дел // Там же. - С. 153-155.

3.27. Григорьев В.Н., Организованное противодействие судопроизводству и проблемы его нейтрализации // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. -М., 1997. - С.131-137. 3.28. 3.29. Данилова Р.В., Новоселов С.А. Противодействие расследованию по делам об организованной преступной деятельности // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С.27-30. 3.30.

3.29. Долгинов С.Д. К вопросу о сочетании обыска и оперативно- розыскных мероприятий // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. -С.42-44. 3.30. 3.31. Долгова А.И. Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений // Организованное
противодействие 3.32.

227

раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. -М, 1997.-С.7-9.

3.31. Должикова И.Р. Противодействие расследованию корыстно- насильственных преступлений // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. -М., 1977.-С. 76-79. 3.32. 3.33. Должикова И.Р. К вопросу о методике предупреждения противодействия криминальной среды расследованию и судебному разбирательству корыстно-насильственных преступлений // Проблемы теории и практики правоохранительной деятельности органов внутренних дел, вып.8. - М, 1997. - С. 28 - 46. 3.34. 3.33. Дьяков СВ. Некоторые вопросы нейтрализации организованного противодействия преступной среды // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М, 1997. - С.17-19.

3.34. Епифанов И. Пытки именем закона // Аргументы и факты, N 23, 1998. 3.35. 3.36. Ефимичев СП. Обеспечить защиту прав личности и интересов общества // Вестник МВД России, 1997, N 2-3. - СП0-115. 3.37. 3.36. Жбанков В.А. К вопросу о противодействии расследованию преступлений, совершаемых членами организованных преступных групп // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С 113-114.

3.37. Жидких А. А. Обеспечение безопасности потерпевших несовершеннолетних на предварительном следствии // Вестник МВД России, 1997, N 6. - С.66-70.

3.38. Зайцев О.А. Борьба со лжесвидетельством в уголовном процессе // Сб. научных трудов ВНИИ МВД России. - М., 1996. - С. 17- 27.

228

3.39. Илларионов В.П. Использование возможностей исторического анализа в деле совершенствования теории и практики ОРД // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С. 100-102. 3.40. 3.41. Казанцев С.Я., Мазуренко П.Н. Применение вычислительной техники как мера нейтрализации противодействия расследованию преступлений // Там же. - С. 124-126. 3.42. 3.43. Карнеева Л.М. Тактические приемы допроса обвиняемого // Труды ВШ МВД СССР, вып. 32. - М, 1971. - С. 178-180. 3.44. 3.45. Кирсанов З.И. Роль криминалистических методов и средств в борьбе с противодействием выявлению и раскрытию преступлений // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М, 1997. - С.146-150. 3.46. 3.47. Климов И.А., Синилов Г.К. Противодействие криминальной среды как объект и предмет исследования теории ОРД // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С.20-27. 3.48. 3.44. Комиссаров В. Свидетель и потерпевший в уголовном судопроизводстве // Рос. юстиция. - 1994, N 8. - С.50.

3.45. Крылов А.В. Освещение средствами массовой информации преступности и борьбы с ней // Преступность и культура. - М., 1999. - С. 105.

3.46. Кувалдин В.П. Криминальная тактика противодействия организованных преступных структур правоохранительным системам // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений. - М., 1997. - С.37-39.

3.47. Кувалдин В.П. Противодействие как активная форма защиты криминальной среды от общества // Совершенствование борьбы
с

229

организованной преступностью и наркобизнесом, вып.1. - М., 1998. - С.61-67.

3.48. Кудинов Л.Д. Независимость как основа уголовно- процессуального положения следователя в правовом государстве // Формирование правового государства и вопросы предварительного следствия. - Волгоград, 1992. - С. 81-88.

3.49. Кулагин Н.И. Факторы, влияющие на поведение обвиняемых на предварительном следствии // Бюллетень МВД Лит.ССР, 1978. - С.21- 23. 3.50. 3.51. Кулагин Н.И. В защиту прав и законных интересов следователя // Права человека и правоохранительная деятельность. - Волгоград, 1995. -С. 102-105. 3.52. 3.53. Кулагин Н.И. О защите прав и законных интересов следователя // Права человека и правоохранительная деятельность. - Волгоград, 1995. -С.102-103. 3.54. 3.55. Кулагин Н.И. В защиту прав и интересов следователя // Права человека и правоохранительная деятельность. Тезисы докладов участников франко-русского семинара. - М., 1995. - С. 104-107. 3.56. 3.57. Кулагин Н.И. В канве досудебного очерка // Средства массовой информации и правовая культура населения. - Волгоград, 1999. - С. 55-58. 3.58. 3.59. Кулаков Д. Процессуальная защита свидетелей и потерпевших // Законность, 2000, N 4. - С.35-37. 3.60. 3.55. Кустов A.M. К вопросу о механизме противодействия расследованию // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С.102-104.

3.56. Ларин A.M. Нетрадиционные методы раскрытия преступлений // Гос-во и право, 1995, N 9. - С.60-66.

230

3.57. Лубин А.Ф., Журавлев СЮ. Нейтрализация противодействия расследованию // Криминалистика. Расследование преступлений в сфере экономики. - Нижний Новгород, 1995. - С. 345-383. 3.58. 3.59. Лузгин И.М. Природа следственных действий и возможности дальнейшего их совершенствования // Ленинские принципы в следственной работе. - Волгоград, 1970. -СПб. 3.60. 3.61. Лукашов В.А. Обеспечение собственной безопасности органов внутренних дел // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997.-С.87-89. 3.62. 3.63. Макарова 3. Состязательность нужна, но какая? // Законность, 1999, N3.-С. 24-27. 3.64. 3.61. Мальцев В. Ответственность за воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования // Законность, 1997, N12. -С.12-16.

3.62. Марков А.Я. О психологических основах использования доказательств при допросе // Труды ВШ МВД СССР, N34. - М., 1972. - С.105-115. 3.63. 3.64. Москалькова Т. О проблемах защиты свидетелей // Профессионал, N4(30), 1999. - С9-10. 3.65.

3.64. Николаева И.Л. Методика расследования незаконного оборота наркотических веществ // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. Гл. 12 -М., 1997.-С.269-302. 3.65. 3.66. Панов Ю.М. Насильственное противодействие, оказываемое работникам милиции при задержании преступников, и его предупреждение // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С179-181. 3.67.

231

3.66. Палеев М. Почему Президент России отклонил закон о защите потерпевших и свидетелей. - Рос. юстиция, 1998, N1. - С.8-9.

3.67. Петросян В.О. Безвестное отсутствие лица как признак противодействия расследованию // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. -М, 1997. -С.137-140. 3.68. 3.69. Петрухин И. Правовая защита личности при поиске доказательств по уголовным делам // Соц. законность, 1989, N12. - С.8. 3.70. 3.71. Петуховский М.А., О тактическом значении протоколов допросов в расследовании // Труды ВШ МООП СССР, N15. - М., 1967. -С.140-147. 3.72. 3.70. Подшибякин А.С. Преодоление противодействия расследованию в ходе допроса // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С.114-117.

3.71. Порубов Н.И. О причинах ложных показаний обвиняемых // Вопросы совершенствования следственной работы, N1. - М., 1970. - С.65-66.

3.72. Пухов Е.И. О тактических приемах психологического воздействия при производстве следственных действий // Современные проблемы криминалистики. - Волгоград, 1999. - С.32.

3.73. Пушкин А.В. Поощрительные нормы уголовного права как средство борьбы с противодействием нормальному ходу расследования преступлений // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С.187-190.

3.74. Ревинский А.П., Есаян Н.Р. Порядок электронного прослушивания переговоров правонарушителей
правоохранительными

232

органами США // Современные проблемы криминалистики. - Волгоград, 1999. -С.102-107.

3.75. Российская Е.Р. Основные направления использования современных компьютерных технологий в раскрытии и расследовании преступлений // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования, гл. 17. -М., 1997.-С.386-395.

3.76. Ростов В.Н. Организация взаимодействия органов внутренних дел со средствами массовой информации // Средства массовой информации и правовая культура населения. - Волгоград, 1999. - С.73- 76.

3.77. Севрюков Д. Жена мне верит, а детектор лжи - нет // Комсомольская правда, 1997,26 ноября.

3.78. Севрюков Д. Тамбовский Поп и его милицейский приход // Газ. “Пресс-Криминал Юга России”. - Ростов-на-Дону, N16, 1999 г., декабрь.

3.79. Сильное М.А. Преодоление следователем установки допрашиваемого на дачу ложных показаний // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. -М., 1997. -С.184-185. 3.80. 3.81. Скрыпников А.И. Полиграф: дальнейшее расширение возможностей // Вестник МВД России, 1996, N3-4. - С.131-134. 3.82. 3.83. Скрыпников А.И. Использование психофизиологических методов для раскрытия преступлений // Вестник МВД России, 1998, N5-6. -С.124-127. 3.84.

3.82. Соловьев Л.А. Об уголовно-правовых мерах предупреждения организованного противодействия расследованию преступлений // Организованно противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С.99-102. 3.83. 3.84. Стуканов А. Уголовные дела о лжесвидетельстве // Законность, 1996,Nl.-C.34-36. 3.85.

233

3.84. Стулин О. Как препятствовать противодействию расследования // Законность, 2000, N2. - С. 26-27. 3.85. 3.86. Томин В.Т. Некоторые вопросы тактики использования средств массовой информации для привлечения населения к расследованию преступлений // Труды Омской ВШМ МВД СССР, вып. 16. - Омск, 1973. -С.63-64. 3.87. 3.86. Тихоненко В.И. Вступительное слово // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М, 1997. - С.4-7.

3.87. Ульянов В. Сможет ли государство защитить потерпевшего? // Законность, 1998, N11. - С. 30-34.

3.88. Филиппов А.Г., Газизов В.А. Проблемы применения видеозаписи в целях преодоления противодействия расследованию преступлений, совершаемых организованными преступными группами // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М, 1997. - С. 143-146. 3.89. 3.90. Хачароев Х.Д. Важный инструмент в нейтрализации противодействия криминогенной среды уголовному судопроизводству // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С.50-53. 3.91. 3.90. Хомич В. Применение норм свидетельского иммунитета в отношении обвиняемого и подозреваемого // Законность, 1997, N7. - С.40-41.

3.91. Шаталов А.С. Оперативно-тактическая комбинация как мера по нейтрализации организованного противодействия расследованию уголовных дел // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М, 1997. - С.44-47.

234

3.92. Шматов В.М. О соблюдении законных интересов и прав личности при расследовании преступлений // Современные проблемы криминалистики. - Волгоград, 1999. - С Л 83.

3.93. Ширинский С. Защита для свидетеля // Рос. юстиция, 1998, N12. - С.40. 3.94. 3.95. Шнайдер Г. Преступность и средства массовой информации // Сов. гос-во и право, 1990, N7. - С. 119-120. 3.96. 3.95. Яблоков Н.П. О способах преодоления противодействия расследованию преступлений, совершенных организованными преступными группами // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М, 1997. - С.35-37.

  1. ДИССЕРТАЦИИ И АВТОРЕФЕРАТЫ ДИССЕРТАЦИЙ

4.1. Аликперов Х.Д. Проблема допустимости компромисса в борьбе с преступностью: Автореф. дис…. д-ра юрид. наук. - М, 1992. - 38 с. 4.2. 4.3. Анисимов П.В. Соблюдение прав человека как элемент правовой культуры сотрудников органов внутренних дел: Дис. … канд. юрид. наук. -Нижний Новгород, 1993. - 210 с. 4.4.

4.3. Бобраков И.А. Воздействие преступников на свидетелей и потерпевших и криминалистические методы его преодоления: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. - М, 1997. - 22 с. 4.4. 4.5. Булатов В.А. Обеспечение следователем прав, законных интересов и безопасности потерпевших и свидетелей: Дис. … канд. юрид. наук.- М., 1999.- 196 с. 4.6. 4.7. Булатов В.А. Обеспечение следователем прав, законных интересов и безопасности потерпевших и свидетелей: Автореф… канд. юрид. наук. - Волгоград, 1999. - 27 с. 4.8.

235

4.6. Быков В.М. Проблемы расследования групповых преступлений: Дис…. д-ра юрид. наук. - М, 1992 - 331 с.

4.7. Жидких А. А. Обеспечение прав несовершеннолетних потерпевших на предварительном следствии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук.-М., 1998.-24 с.

4.8. Зайцев О.А. Теория и практика участия свидетеля в уголовном процессе: Автореф. дис…. д-ра юрид. наук. - М., 1993. - 32 с.

4.9. Замылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса в конфликтной ситуации: Дис. … канд. юрид. наук. - Волгоград, 1996. - 219 с. 4.10. 4.11. Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступления: Автореф. дис…. д-ра юрид. наук. М, 1970. - 34 с. 4.12.

4.11. Карагодин В.Н. Способы сокрытия преступления, их криминалистическое значение, методы распознавания и преодоления: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. - Свердловск, 1982. - 19 с. 4.12. 4.13. Карагодин В.Н. Основы криминалистического учения о преодолении противодействия расследованию: Автореф. дис. … д- раюрид. наук. - Екатеринбург, 1992. - 46 с. 4.14. 4.13. Намнясев В.В. Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования в Российском уголовном праве: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. - Волгоград, 1999. - 22 с.

4.14. Начев Л.Т. Конфликтные ситуации при допросе и их разрешение в процессе расследования преступлений (по материалам НРБ): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М, 1988. - 20 с.

4.15. Парий А.В. Потерпевший от преступления на досудебных стадиях уголовного судопроизводства США (сравнительно-правовое исследование): Автореф. дис…. канд. юрид. наук. - Волгоград, 1997. - 26 с.

4.16. Ратинов А.Р. Психологические основы расследования преступлений: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - М, 1966. - 33 с.

236

4.17. Рожков СП. Проблема преодоления конфликтных ситуаций при производстве следственных действий принудительного характера: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1990. - 24 с. 4.18. 4.19. Савельев А.К. Процессуальные и организационно-тактические проблемы расследования сложных многоэпизодных дел: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Волгоград, 1999. - 26 с. 4.20. 4.21. Хайдуков Н.П. Тактические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1979. -26 с. 4.22. 4.23. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений: Автореф. дис…. д-ра юрид. наук. - М, 1997. - 32 с. 4.24.

237

Приложение № 1.

РЕЗУЛЬТАТЫ АНКЕТИРОВАНИЯ

сотрудников органов предварительного расследования по проблемам противодействия расследованию преступлений

  1. При проведении каких следственных действий чаще всего ока зывается противодействие (указать примерное число в процентах от общего числа указанных следственных действий):

• допросов обвиняемых( подозреваемых) 46 % • • допросов свидетелей(потерпевших) 28 % • • обысков 82 % • • очных ставок 79 % • • задержания 88 % • • иных следственных действий 5 % • 2. Кто из участников уголовного процесса чаще всего оказывает противодействие ( указать примерное число в процентах от общего числа указанных участников):

• обвиняемые 42 % • • подозреваемые 61 % • • свидетели 26 % • • потерпевшие 7 % • • защитники 21 % • • иные лица 10 % • 3. Учащаются ли случаи оказания противодействия по сравне нию с прошлыми годами? Если да, то насколько, по сравнению с пе риодом 3-летней давности (примерно в процентах):

• да в среднем на 30-40 %.

  1. Укажите причины дачи заведомо ложных показаний, отказа или уклонения от дачи показаний потерпевшими и свидетелями (при мерно в процентах):

• угрозы заинтересованных лиц 36 % • • просьбы, уговоры, родственные или товарищеские чувства 32 % • • подкуп 17 % •

238

• нежелание быть участником процесса 19% • • жалость, желание смягчить участь обвиняемого 15% • • желание скрыть какие-либо свои неблаговидные действия 8 % • • негативное отношение к правоохранительным органам 4 % • • служебная или материальная зависимость от обвиняемых 6 % • • иное 3 % • (Некоторые из опрошенных назвали одновременно несколько причин, поэтому общий процент ответов превышает 100).

  1. Часто ли в ходе расследования обвиняемые ( подозреваемые) применяют угрозы в адрес потерпевших и свидетелей с целью измене ния ими показаний (указать примерно в процентах):

• да в 21 % случаев.

  1. В чем выражаются эти угрозы ( указать примерно в процен тах):

• в применении физического насилия 45 % • • в уничтожении или повреждении имущества 23 % • • в разглашении компрометирующих данных 6 % • • в учинении неприятностей по службе 14 % • • в ином 12 % • 7. Если в ходе расследования обвиняемый высказывал угрозы потерпевшему или свидетелю, повлияло ли это на поведение послед него:

примерно в 52 % случаев - повлияло, из них - в 21 % случаев исход по делу резко изменился в пользу обвиняемого ( освобождение из под стражи, прекращение дела и т.д.)

  1. Каковы основные категории дел, по которым происходит про тиводействие (укажите примерно в процентах ко всем остальным ка тегориям дел):

• убийства 11 % • • причинение вреда здоровью 18 % • • изнасилования 31 % • • преступления против собственности 28 % • • иные 12 % •

239

  1. Какими способами чаще всего оказывается противодействие (укажите примерно в процентах):

• утаиванием данных о преступлении 29 % • • уничтожением доказательств 14 % • • дачей ложных показаний 26 % • • отказом давать показания 4 % • • фальсификацией, подменой, подделкой доказательств 10 % • • уклонением от явки по вызову следователя 11% • • созданием ложного алиби обвиняемым (подозреваемым) 4 % • • созданием ложного алиби другими лицами 1 % • • симулированием обвиняемым (подозреваемым) психического заболевания 1 % • 10. Кто из участников уголовного процесса чаще всего утаивает информацию о преступлениях ( указать примерно в процентах от ос тальных участников процесса):

• обвиняемые (подозреваемые) 73 % • • свидетели 21 % • • потерпевшие 6 % • 11. Кто из участников уголовного процесса чаще всего дает лож ные показания (указать примерно в процентах от остальных участни ков процесса):

• обвиняемые (подозреваемые) 75 % • • свидетели 20 % • • потерпевшие 5 % • 12. Кто чаще всего уклоняется от явки по вызову ( указать при мерно в процентах от остальных участников процесса):

• обвиняемые (подозреваемые) 39 % • • свидетели 52 % • • потерпевшие 9 % • 13. Кто чаще всего уклоняется от дачи показаний ( указать при мерно в процентах от остальных участников процесса):

• обвиняемые ( подозреваемые) 62 % • • свидетели 32 % • • потерпевшие 6 % •

240

  1. По каким мотивам чаще всего оказывают противодействие обвиняемые ( подозреваемые) - ( указать примерно в процентах):

• стремление избежать наказания или умалить степень своей вины 86 %

стыд за содеянное, боязнь огласки 41 %

желание продолжить преступную деятельность 12%

боязнь мести или осуждения со стороны отдельных лиц 64 %

нежелание возмещать материальный ущерб 24 %

“выгораживание” отдельных лиц 19 %

солидарность с соучастниками 31%

преступный этикет 24 %

желание переложить вину на другое лицо 16 %

негативное отношение к правоохранительным органам 5 %

иное 7 %

  1. С помощью каких следственных действий чаще всего пре одолевается противодействие (указать примерно в процентах):

• осмотра 14 % • • допроса 38 % • • судебной экспертизы 14 % • • очной ставки 14 % • • следственного эксперимента 8 % • • проверки и уточнения показаний на месте 12 % • 16. Оказывали ли Вам противодействие незаконными методами адвокаты :

• да 63 %

  1. Составляете ли Вы письменные планы расследования по де лам, по которым предполагается оказание противодействия:

• да, составляю 82 % • • нет, не составляю 2 % • • составляю не всегда 16 % • IS. Включаете ли Вы в письменные планы меры по нейтрализации противодействия:

• да • • нет •

11 % 89%

241

  1. Как Вы устанавливаете психологический контакт с участни ками следственных действий ( примерно в процентах):

• использую методы убеждения 62 % • • проявляю искренность и объективность 38 % • • преодолеваю эмоциональный барьер 21% • • возбуждаю интерес и активность 24 % • • иное 12% • 20. Какие тактические приемы Вы применяете для преодоления конфликтных ситуаций при допросе (примерно в процентах):

• стимулирование положительных качеств допрашиваемого 78 % • • формирование у допрашиваемого убеждения в наличии доказательств, изобличающих его во лжи или оставление его в неведении относительно объема доказательств 81 % • • подробный допрос и последующий анализ показаний с целью выявления в них противоречий 31 % • • повторный допрос в иной последовательности 19 % • • косвенный допрос 16% • • предъявление доказательств 86 % • • иное 9 % • 21. Способствует ли использование видео- и звукозаписи преодо лению противодействия расследованию :

• часто 72 % • • редко 18 % • • никогда 10% • 22. Есть ли у следователя реальная возможность обеспечить безопасность участников уголовного процесса и близких им лиц:

• да 9 % • • нет 91 % • 23. Считаете ли Вы необходимым скорейшее принятие Закона об обеспечении безопасности участников уголовного процесса и близких им лиц:

• да 92 % • • нет 8 % •

«

242

  1. Ваше отношение к перспективе создания структурных под разде лений , обесп ечива ющи х безоп аснос ть участ ников уголо вного проц есса и их близк их:

• за 94 % • • пр отив 6 % • 25. Считаете ли Вы возможным (по усмотрению следователя) не указ ывать в проц ессуа льны х доку мента х анкет ные данн ые и адрес а свиде телей :

• да 97 % • • не т 3 % • 26. Изучали ли Вы литературу по проблемам противодействия рассл едова нию:

• да 16% • • не т: 84 % в том числе: а) из-за недостатка литературы 36 % • б) из-за недостатка времени 58 %

в) по иным причинам 6 %

243

Приложение № 2.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИНТЕРВЬЮИРОВАНИЯ

сотрудников органов предварительного расследования

  1. С какими формами противодействия Вам приходилось стал киваться при расследовании уголовных дел:

• подкупами, уговорами, угрозами или насилием в отношении потерпевших, свидетелей и членов их семей 58 % • • сокрытием, уничтожением следов преступления 38% • • незаконными действиями защитников обвиняемых 36 % • • оказанием давления на субъектов расследования 8 % • • симуляцией обвиняемыми (подозреваемыми) психического заболевания 2 % • • попытками повлиять на ход следствия через средства массовой информации 2 % • 2. Какие меры применялись Вами для устранения противоправ ного воздействия обвиняемых (подозреваемых) и их близких на ре зультат расследования:

• использовал методы убеждения 88 % • • в качестве меры пресечения избирал содержание под стражей 62 % • • давал поручения органу дознания о принятии мер нейтрализации криминального воздействия на потерпевших и свидетелей 16 % • • использовал воздействие представителей общественности и средств массовой информации 5 % • • использовал помощь защитников 6 % • • активизировал проведение следственных действий 48 % • • предпринимал иные меры, направленные на смягчение • или ликвидацию конфликтных ситуаций 32 %.

244

Приложение № 3.

РЕЗУЛЬТАТЫ АНКЕТИРОВАНИЯ лиц, осужденных к лишению свободы

  1. Признали ли Вы свою вину на предварительном следствии:

• да 42 %; • • нет 34 %; • • частично 24 %. • 2. Что послужило причиной признания Вами своей вины:

• раскаялся в совершении преступления 48 %; • • посчитал, что в деле достаточно доказательств, и непризнание вины не имеет смысла 39 %; • • рассчитывал на смягчение наказания 21%; • • не хотел портить отношения со следователем 16%; • • было “все равно” 9 % • • иное 3 %. • (Некоторые из опрошенных назвали одновременно несколько причин, поэтому общий процент ответов превышает 100).

  1. Что послужило причиной непризнания Вами своей вины: 29 %; 41 %; 24 %; 15%; 3%. • считал себя невиновным • • надеялся, что вина доказана не будет • • рассчитывал, что помогут избежать ответственности друзья, оставшиеся на свободе • • рассчитывал на помощь защитника • • иное •
  2. Осужденные, признавшие свою вину на предварительном следствии, оценили профессиональные качества следователей, производивших расследование по уголовному делу, следующим образом:

• профессионал высокого класса 61 %; • • профессионал среднего уровня 28 %; • • следователь с низкими профессиональными качествами 11 %. •

245

  1. Осужденные, признавшие свою вину* оценили личные (человеческие) качества следователя:

• порядочный, честный, неравнодушный человек 65 %; • • “средний” человек, не проявлял каких-либо заметных положительных или отрицательных качеств 32 %; • • человек бездушный, с низкими человеческими качествами 3 %. • 6. Осужденные, не признавшие свою вину на предварительном следствии, оценили профессиональные качества следователей, производивших расследование по уголовному делу, следующим образом:

• профессионал высокого класса 16 %; • • профессионал среднего уровня 46 %; • • следователь с низкими профессиональными качествами 38 %. • 7. Осужденные, не признавшие свою вину* оценили личные (человеческие) качества следователей:

• порядочный, честный, неравнодушный человек 15 %; • • “средний” человек, не проявлял каких-либо заметных положительных или отрицательных качеств 39 %; • • человек бездушный, с низкими человеческими качествами 46 %. •

246

Приложение № 4

РЕЗУЛЬТАТЫ ИЗУЧЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ

  1. Очные ставки потерпевших (свидетелей) с обвиняемыми (по- дозреваемыми) производились по 62 % изученных уголовных дел.
  2. В результате проведения очных ставок:

• обвиняемый был изобличен, признав показания изобличающего лица правдивыми полностью 8 % • • обвиняемый признал показания изобличающего лица правдивыми частично 21 % • • обвиняемый остался на своей позиции 68 % • • свидетель (потерпевший) изменил свои прежние показания идентично показаниям обвиняемого 3 % • 3. Планировались ли обвиняемыми (подозреваемыми) действия по сокрытию преступлений ( в %):

• да 78 % • • не планировалось (преступление совершено внезапно) 15 % • • в деле нет данных о подготовке к совершению преступления 7 % • 4. Участвовали ли потерпевшие от преступлений в судебном разбирательстве уголовных дел ( в %):

• да 73 % • • нет 27 % • 5. Изменяли ли свидетели (потерпевшие) в ходе предварительно го расследования свои ранее данные показания в сторону, благопри ятную для обвиняемого:

• да 28 % • • нет 72 %. •

247

Приложение № 5

Образец согласно проекта нового УПК

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

о сохранении в тайне данных о личности

участника уголовного процесса

г. Волгоград 28 марта 2000 г.

Следователь Следственного управления при УВД Волгоградской об- ласти капитан юстиции Николаев Ю. Л., рассмотрев материалы уголовного дела № 269 по обвинению Топоркова Г. Н. в преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 162 УК России,

УСТАНОВИЛ:

20 марта 2000 года в 22 часа 50 мин. гр. Топорков Г. Н. возле дома № 16 по ул. Двинской, в Дзержинском районе г. Волгограда, демонстрируя нож и угрожая убийством, дважды ударил по лицу и сбил с ног гр. Пичка-реву Н. М, отобрав у нее сумку, в которой находились принадлежащие последней носильные вещи на сумму 3 тыс. рублей и 12 тыс. рублей наличными, после чего с похищенным скрылся.

По данному делу в качестве свидетеля выступает Иванова В. В., ко- торая случайно оказалась вблизи места происшествия и наблюдала за преступным событием. Через два дня с ее помощью подозреваемый был установлен и задержан работниками милиции.

В ходе следствия Иванова В. В. продолжает активно изобличать То- поркова Г. Н. в совершении им разбоя.

Вместе с тем, расследованием установлено, что брат и друзья Топор- кова Г. Н. принимают активные усилия к установлению личности Ивановой В. В. для последующего оказания на нее воздействия с целью изменения ею показаний. Известно, что названные лица высказывают угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью изобличающему Топоркова Г. Н. свидетелю. В уголовном деле имеется достаточно данных, подтверждающих намерение указанных лиц совершить в отношении Ивановой В. В. насильственные действия.

На основании изложенного, в интересах обеспечения безопасности свидетеля Ивановой В. В., а также полноты и объективности расследова-

248

ния, руководствуясь ч. 6 ст. 12 и ч. 8 ст. 176 УПК Российской Федерации,

ПОСТАНОВИЛ:

  1. Принять следующие меры по сохранению в тайне данных о лично сти свидетеля Ивановой В. В.:

а) в протоколах следственных действий данные о личности свидете ля не указывать;

б) присвоить свидетелю Ивановой В. В. псевдоним “Акулова Лидия Павловна”, который использовать при указании участия данного свидете ля в следственных действиях и при упоминании о ней в иных документах по уголовному делу;

в) отобрать у Ивановой В.В. образец подписи, которую она будет ис пользовать в протоколах следственных действий, пользуясь псевдонимом “Акулова Л. П.”;

г) настоящее постановление и образец подписи Акуловой Л.П. (Ива новой В. В.) хранить в опечатанном конверте в уголовном деле;

д) в соответствии с указанными нормами УПК, с постановлением могут быть ознакомлены только надзирающие за следствием прокурор и судья.

  1. Копию настоящего постановления направить прокурору.

Следователь СУ при УВД капитан юстиции

Ю.Л. Николаев

249

Приложение № 6

Образец согласно проекта нового УПК

ОФИЦИАЛЬНОЕ ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ

о недопущении физического, психического или иного

вида воздействия на потерпевшую и свидетелей

г. Волгоград 29 марта 2000 г.

Следователь Следственного управления при УВД Волгоградской области капитан юстиции Николаев Ю.Л., рассмотрев материалы уголовного дела № 269 по обвинению Топоркова Г. Н., в преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 162 УК России, исходя из интересов предварительного расследования и оценив отношения, сложившиеся между отдельными участниками уголовного процесса, выносит:

официальное предостережение

Топоркову Юрию Николаевичу, родившемуся 19 ноября 1968 года в г. Камышине Волгоградской области, проживающему в г. Волгограде по ул. Мира, д. 8, кв. 6, о том, что ему запрещается осуществлять какое- либо воздействие (физическое, психическое или иное, выраженное в любой форме) на потерпевшую, свидетелей или их близких, с целью изменения ими показаний в пользу обвиняемого.

Топорков Ю.Н предупрежден, что в случае нарушения требований, изложенных в данном предостережении, он может быть привлечен к уголовной ответственности по ст.309(1) УК России.

С предостережением ознакомлен,

его содержание мне понятно.

Обязуюсь выполнить изложенные

в нем требования. Ю.Н. Топорков

Официальное предостережение объявил

” 29 “ марта 2000 года в 15.00 час.

Следователь Ю.Л. Николаев

250

Приложение № 7

Образец согласно проекта нового УПК

Начальнику РУВД Дзержинского района г. Волгограда подполковнику милиции Смирнову И.А.

ПОРУЧЕНИЕ

В ходе расследования уголовного дела № 269 по обвинению Топоркова Г.Н. в преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 162 УК России, уста- новлено, что брат обвиняемого - Топорков Ю.Н. и его друзья - Соснов- цев П.П. и Киселев А.П. предпринимают противоправное воздействие на потерпевшую и свидетелей с целью воспрепятствования установлению истины по делу путем высказывания в их адрес угроз физической расправой. Свидетелю Ивановой В.В. они угрожают убийством.

Учитывая личности противодействующих расследованию лиц, су- димости Сосновцева П.П. и Киселева А.П., их устойчивую направленность на противоправное поведение, имеются все основания считать их угрозы реальными, могущими достичь поставленных ими целей. На основании изложенного, с целью обеспечения безопасности потерпевшей Пичкаревой Н.М. и свидетеля Ивановой В.В., прошу разработать соответствующие меры по их охране, поручив исполнение этих мер работникам Вашего РУВД.

Адреса проживания Пичкаревой Н.М. и Ивановой В.В., места их ра- боты и номера телефонов, а также другую, необходимую для осуществ- ления охраны указанных лиц информацию, можно получить из материалов уголовного дела № 269, находящегося в производстве следователя Николаева Ю.Л..

По миновании необходимости в осуществлении охранных мер Вам будет сообщено дополнительно.

Следователь Следственного управления

при УВД Волгоградской области

капитан юстиции Ю.Л. Николаев

УТВЕРЖДАЮ

Заместитель начальника Волгоградского юридического института МВД России - по учетной работе

, „- ^ПХ5ЛКО&НИК МИЛИЦИИ

С.Д. Назаров :Л\ ‘У/ “^i^M 2000 г.

V^AKT;,.

внедрения материалов диссертационного исследования Петровой А.Н. на тему “Противодействие расследованию, криминалистические

и иные меры его преодоления” в учебный процесс ВЮИ МВД России

Комиссия в составе зам. начальника кафедры организации следственной работы, полковника милиции Родина А.Ф.; доцента кафедры организации следственной работы, кандидата юридических наук, полковника милиции Молоканова В.Н.; преподавателя кафедры организации следственной работы, кандидата юридических наук, майора милиции Савельева А.К. составили настоящий акт в том, что материалы диссертационного исследования адъюнкта кафедры организации следственной работы Петровой А.Н. в виде методических рекомендаций “Обеспечение безопасности потерпевших и свидетелей, в отношении которых при рис-следовании преступлении высказаны угрозы применении насилия с целью изменения их показаний на предварительном следствии в пользу привлекаемых к уголовной ответственности лиц “, используются при проведении занятий со слушателями факультета повышения квалификации.

Зам. начальника кафедры ОСР полковник милиции

А.Ф. Родин

е.

Преподаватель кафедры ОСР майор милиции

А.К. Савельев

Доцент кафедры ОСР полковник милиции

.Н. Молоканов

УТВЕРЖДАЮ

Начальник следственного управления
при УВД Волгоградской рбласти

С.А. Бородулин

000 г.

о внедрении результатов исследования

Мы, нижеподписавшиеся:

  1. fa.0. iCOJ.aJJLtt.uxU ?6Mgw’fcf€tuxt ъе’&У fj/tjtHsMft /о.сн±№К С-/’- составили настоящий акт в том, что методические рекомендации на тему « обеспечение безопасности потерпевших и свидетелей, в отношении которых при расследовании преступлений высказаны угрозы применения насилия с целью изменения их показании на предварительном следствии в пользу привлекаемых к уголовной ответственности лиц», выполненные в ходе диссертационного исследования адъюнктом кафедры организации следственной работы Волгоградского юридического института МВД России Петровой А.Н., внедрены в практическую деятельность следователей следственного управления при УВД Волгоградской области.

*

( ‘ /’ /l’ I •• «.г < , . ,. W

V v V

УТВЕРЖДАЮ

Прокурор г. Волгограда старший сов^етниук^остиции

Е.В. Волколупов

“Х^ ^^х^^чР 2000 г.

АКТ

о внедрении результатов исследования

Мы, нижеподписавшиеся:

• (

л,-

(_ fi-n.yt у;. ?.. ?- -. – - • и-1- -?- - - –.>/ ?<-•*-‘ ^с - * уу -у : . : ‘• \ I. ‘ *-,л- ‘-

методйче<

1 - /V/w ‘‘.Ас-., си *’ /it УСС ctcQst,’/: ‘:/?? А ‘у г

?г» / ‘’ /

1ВШ

составили настоящий акт в том< что. методические рекомендации на тему “Обеспечение безопасности потерпевших и свидетелей, в отношении которых при расследовании преступлений высказаны угрозы применения насилия с целью изменения их показании на предварительном следствии в пользу привлекаемых к уголовной ответственности лиц “, выполненные в ходе диссертационного исследования адъюнктом кафедры организации следственной работы Волгоградского юридического института МВД России Петровой А.Н., внедрены в практическую деятельность следователей прокуратуры г. Волгограда.

Члены комиссии:

’/. V”’

/;

-?4с’{А’а’*<’ -/:

//,Г7-У’’,<-У> /# ‘-Г

г-п . / < г г ,г;Г/-с t:Vo/A /О’

#

УТВ ЕРЖ ДАЮ

Волг оград ский транс порт ный

етник юсти ции

В.И.Г ниди н , , 2000 г.

АКТ

о внедрении результатов исследования

*

Мы, ниже подп исав шиес я:

1 - Замес тител ь прок урор а Жиль цов Ю.Д.

2.Ста рший следо вател ь прок урату ры Дроб ов И.С.

3- След овате ль прок урату ры Брусе В.А.

соста вили насто ящий акт в том, что метод ическ ие реко менд ации на тему “Обе спече ние безоп аснос ти поте рпев ших и свиде телей , в отно шени и кото рых при рассл едова нии прест упле ний выск азан ы угроз ы прим енен ия наси лия с цель ю изме нени я их пока зани й на пред вари тель ном следс гвии в поль зу прив лекае мых к угол овно й ответ ствен ност и лиц “, выпо лненн ые в ходе диссе ртаци онног о иссле дован ия адъю нкто м кафед ры орган изаци и следс твенн ой работ ы Волг оград ского юрид ическ ого инсти тута МВД Росси и Петр овой А.Н., внедр ены в практ ическ ую деяте льнос ть следо вател ей Волг оград ской транс порт ной прок урату ры.

Ю.Д.Жильцов И.С.Дробов А.Брусе

Члены комиссии 1.

  1. 3.

*

УТВ ЕРЖ ДАЮ

Замес тител ь начал ьника Вошг ^ЙЖ ^о^Ч ДУВ Д на транс порте П^/ДЙ ОЛ^О ВНИЮ МЙЛ^ И ци и

В.Г. Смир нов 2000 г.

АКТ о внедрении результатов исследования

Мы, нижеподписавшиеся:

Ysi fVS ?<so /t Л

составили настоящий акт в том, что методические рекомендации на тему “Обеспечение безопасности потерпевших и свидетелей, в отношении которых при расследовании преступлений высказаны угрозы применения насилия с целью изменения их показаний на предварительном следствии в пользу привлекаемых к уголовной ответственности лиц “, выполненные в ходе диссертационного исследования адъюнктом кафедры организации следственной работы Волгоградского юридического института МВД России Петровой А.Н., внедрены в практическую деятельность следователей при Волгоградском ЛУВД на транспорте.

Члениь-ком^ссии: