lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Ярославский, Андрей Борисович. - Усмотрение следователя при расследовании уголовных дел: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Волгоград, 2001 160 с. РГБ ОД, 61:01-12/636-0

Posted in:

У

/ fS? - €>

&f &f - /<l /

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Волгоградская академия МВД России

На правах рукописи

Ярославский Андрей Борисович

УСМОТРЕНИЕ СЛЕДОВАТЕЛЯ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ

3.

Специ ально сть ] 2.00.0 9 - уголо вный проце сс, крими налис тика и судеб ная экспе ртиза; опера тивно- розыс кная деяте льнос ть

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель - кандидат юридических наук, профессор Л.М. ВАСИЛЬЕВ

Волгоград - 2001

2

ПЛАН

Введение 3

ГЛАВА 1. Общетеоретические вопросы усмотрения и его виды при расследовании преступлений.

§ 1. Понятие и виды усмотрения следователя 12

§ 2. Психологический аспект в усмотрении 43

ГЛАВА 2. Усмотрение в применении уголовно-процессуальных норм права на досудебных стадиях.

§ 1.Усмотрение следователя на стадии возбуждения уголовного дела. 65

§ 2.Усмотрение следователя на стадии предварительного рассле дования. 85

§ 3. Негативные стороны усмотрения следователя в стадии предва рительного расследования. 121

Заключение 129

Список использованной литературы 141

Приложения

152

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. Изучение статистических данных о ежегодно возвращаемых для производства дополнительного расследования уголовных делах1 свидетельствует о том, что предварительное следствие - крайне уязвимое звено современной правоохранительной системы. Количество лиц, оправданных судами в 1997 году, составило 862, 646 из них содержались под стражей.2 И, несмотря на то, что «впервые за последние годы снизилась доля дел, возвращаемых судами для производства дополнительного расследования (включая материалы протокольной формы), - с 9,7 до 8,4 % (по абсолютному числу - со 102,8 до 95,3 тысяч, или на 7,3 %)»3 положение, остается тяжелым. В чем заключаются причины такого положения?

На наш взгляд, существуют не только причины общего характера, но и причины частные. К общим причинам можно отнести социально- экономический кризис в стране, резкое снижение уровня социальной защищенности граждан и ряд других. К частным причинам относится несовершенство уголовно-процессуального зако-

11 В 1996 году следователям прокуратуры возвращено для производства до- полнительного расследования 6.511 уголовных дел, из них: прокурором 862 уголов- ных дела; судом - 5.649 уголовных дел; в том же году следователям МВД возвращено 53.925 уголовных дела, из них: прокурором - 21.111 дел; судом - 32.814 дел, в 1997 году следователям прокуратуры возвращено для дополнительного расследования 7.531 уголовное дело, из них: прокурором 1.181 уголовное дело; судом 6.350 уголов- ных дел; а следователям МВД 51.748 уголовных дел, из них: прокурором - 19.615 уголовных дел; судом - 32.133 дела (Состояние правопорядка в Российской Федера- ции и основные результаты деятельности органов внутренних дел и внутренних войск в 1997 году//Вестник МВД России. 1998, №1. - С. 155).

2

См.: Состояние правопорядка в Российской Федерации и основные результаты деятельности органов внутренних дел и внутренних войск в 1997 году // Вестник МВД России. 1998, № 1. - С. 155.

’ Гагарский А. Работа судов России в 1998 году // Российская юстиция. 1999,

№8. - С.52.

4

нодательства. В ряде случаев имеет место низкий уровень профес- сионализма следователей, профессиональная деформация части из них, и как следствие - принятие следователями необоснованных, либо мало обоснованных решений, принимаемых на основе их личного усмотрения.

В таких условиях вполне обоснован интерес к изучению проблемы усмотрения следователя при принятия тех или иных процессуальных и организационных решений. Положительное разрешение связанных с этой проблемой вопросов способно оказать позитивное воздействие на деятельность правоохранительных органов. В свою очередь, активная, отвечающая духу и букве закона деятельность этих органов, может благоприятно и созидательно влиять не только на обеспечение прав личности в уголовном процессе, но и на состояние правовой обстановки в обществе, на правосознание многих граждан.

Надо заметить, что хотя проблема усмотрения следователя при расследовании преступлений является довольно важной и актуальной, она до сих пор не была предметом специального монографического исследования. Некоторые аспекты данной проблемы, конечно, рассматривались отдельными ученными по теории права, уголовному процессу, криминалистике, психологии, что однако не привело к окончательному разрешению всех вопросов темы.

Так, вопросы, связанные с оценочными понятиями, близкими к данной теме анализируются в кандидатской диссертации Т.В. Кашаниной. «Оценочные понятия в советском праве». Попытка сформулировать понятие усмотрения содержится в работах А.П. Корнеева (административное усмотрение), Л.М. Васильева, Э.М. Кемулария, Г.Т. Ткешелиадзе, П.А. Лупинской (усмотрение следо-

:> вателя и суда), Ю.П. Соловей (усмотрение в деятельности милиции) и в некоторых других работах.

Проблемы внутреннего убеждения, которую рассматривает автор, в определенной мере касались в своих работах В.ф. Бохан, Ю.М. Грошевой, Г.М. Резник, И.Е. Фарбер, Ю.Г. Манышева и другие.

Вопросы определения места и роли психологического фактора в механизме принятия решений затрагивались в работах В.К. Ви-люнаса, B.C. Дерябина, Ю.И. Ильченко, В.Е. Коноваловой, Д.П. Котова, Г.Г. Шиханцова, B.C. Комаркова, Н.Д. Левитова, А.Н. Леонтьева, Г.Х. Шингарова и некоторыми другими авторами. Некоторые вопросы, связанные с категорией риска при принятии решений, освещались в работах Г.А. Зорина, Ю.Ю. Осипова и других ученых. Проблема соединения уголовных дел, которую в определенной мере касаемся и мы, изучая данную тему, достаточно подробно нашла освещение в работах И.Е. Быховского, Ш.Ф. Шарафутдино-ва, С.А. Тумашова, В.М. Быкова. Однако отсутствие самостоятельной комплексной теоретической разработки избранной автором темы и обоснованных практических рекомендаций по многим ее вопросам оказывает определенное негативное влияние на следственную практику, сдерживает законодателей в разработке определенных нормативов, мешает правильному разрешению многих вопросов следователем при производстве следствия по уголовному делу.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются нормы действующего и проектируемого Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации регулирующие деятельность следователя при принятии решений по делу, законо-

6 мерности, роль и сущность усмотрения следователя при принятии решений по уголовным делам.

Предметом исследования являются основные теоретические разработки по проблеме определения, понятия и роли усмотрения следователя при расследовании преступлений и отдельные вопросы его применения возникающие в следственной практике.

Важно отметить, что проблема усмотрения следователя при расследовании уголовных преступлений - это тема для фундамен- тального комплексного исследования, основанного на знании уголовно- процессуального права, криминалистики, теории управления, уголовного права, психологии, философии, социологии. В рамках данного диссертационного рассматривается уголовно-процессуальный аспект данной проблемы.

Цель и задачи диссертационного исследования - теоретический анализ проблемных вопросов сущности усмотрения следователя при расследовании преступлений; определение понятия и оптимального содержания изучаемого явления; определение видов усмотрения следователя; выявление, обобщение и анализ негативных проявлений в усмотрении следователя; разработка предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и правоприменительной деятельности органов предварительного следствия.

В качестве средства достижения этой цели сформулирован следующий комплекс задач:

  1. Раскрыть сущность и определить понятие усмотрения следователя при расследовании преступлений.
  2. Осуществить классификацию видов усмотрения следователя при расследовании преступлений.

7

  1. Проанализировать действующие нормы уголовно- процессуального закона, регламентирующие вопросы, связанные с усмотрением следователя при принятии решений по уголовному делу.

  2. Исследовать практику применения тех норм закона, кото рые обуславливают принятие решений следователем.

  3. Выработать предложения по совершенствованию дейст вующего законодательства и практики его применения следовате лем.

Методологическую и нормативную базу исследования составляют основные принципы, законы и категории диалектического метода научного познания явлений реальной действительности, а также методы сравнительно-правового, системно-структурного, логического, социологического, статистического и исторического анализа.

В процессе работы над темой изучена и критически осмысленна относящиеся к теме исследования литература по уголовно- процессуальному праву, философии, социологии, теории права и государства, теории оперативно-розыскной деятельности, крими- налистике, теории управления, юридической психологии и уголовному праву.

Выводы и предложения, содержащиеся в диссертации, основаны на исследовании норм Конституции Российской Федерации, уголовно- процессуальном и ином законодательстве. Обстоятельно проанализированы разъяснения Пленумов Верховного Суда России, действующий УПК и принятый Государственной Думой в первом чтении проект УПК, судебная и следственная практика.

Эмпирической базой исследования служит изучение как опубликованной, так и неопубликованной, чаще всего, архивной

8

практики органов уголовного судопроизводства. В рамках данной темы проанализированы материалы 200 уголовных дел, рассмот- ренных судами нескольких районов и городов Республики Адыгея, Волгоградской области, Краснодарского края, Ставропольского края и Ростовской области.

Автор охватил социологическим опросом участников уголовного процесса, представляющих обе его стороны - обвинения и защиты. В рамках данного исследования он проинтервьюировал 590 человек, в том числе: 200 следователей органов внутренних дел и прокуратуры, 60 прокуроров, 130 судей и 200 адвокатов.

Проанализированы статистические данные о следственной работе в целом по Российской Федерации за 1996-1999 г.г., а также данные о следственной деятельности по Республике Адыгея, Волгоградской области, Краснодарского края, Ставропольского края и Ростовской области за эти же годы.

Достоверность и обоснованность выводов, полученных в результате исследования, определяется репрезентативностью эмпирических данных, собранных автором в процессе изучения и обобщения следственной практики в аспекте проблем избранной им темы. Сформулированные им предложения по совершенствованию уголовно- процессуального законодательства и следственной практики обоснованы сделанными выводами при разработке отдельных вопросов темы.

Научная новизна исследования заключается в том, что автор на уровне диссертационного исследования:

  • изучил природу такого явления, как усмотрение следователя при расследовании преступлений и сформулировал его понятие;
  • разработал классификацию видов усмотрения следователя при расследовании преступлений;

9

  • проанализировал усмотрение как гносеологическую категорию;
  • определил место усмотрения в механизме принятия решений следователем;
  • разграничил понятие «усмотрение» следователя с другими компонентами процесса принятия им решений: установкой, убеж- дением, интуицией;
  • проанализировал установленные законом границы усмотрения следователя на стадии возбуждения уголовного дела и в стадии предварительного расследования, обобщил и изучил практику его использования при установлении истины по делу;
  • проанализировал усмотрение следователя как способ ис пользования возможностей закона на стадии возбуждения уголов ного дела и в стадии предварительного расследования;

  • выявил, обобщил, и изучил ситуации негативных проявлений усмотрения следователя на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, установил их отрицательное влияние на процесс и результаты установления истины по делу.

Результатом разработки отмеченных проблем являются следующие наиболее значимые выводы и предложения, которые выносятся на защиту:

  1. Дефиниция усмотрения следователя как модели и элемента его деятельности в конкретных случаях и как широкого правового явления.

  2. Классификация разновидностей усмотрения следователя, применяемого при расследовании преступлений.

  3. Формулирование общих требований, к усмотрению с целью дальнейшего совершенствования гарантий правильного примене-

10

ния неопределенных, оценочных понятий и формулировок, содер- жащихся в некоторых нормах УПК РСФСР и проекте УПК России.

  1. Обоснование разграничений понятия усмотрение с другими
    компонентами процесса принятия решений следователем.
  2. Аргументация положений о необходимости более строгой регламентации в УПК РСФСР и проекте УПК России процедуры принятия решений, ограничивающих некоторые конституционные права граждан в стадии предварительного расследования.
  3. Обоснование тезиса и выводов о необходимости дополнения уголовно-процессуального закона нормой, устанавливающей предельные сроки сообщения о результатах рассмотрения ходатайств, заявленных защитником и обвиняемым при их ознакомлении с
    материалами дела.
  4. Теоретическая и практическая значимость результатов данного исследования состоит в том, что содержащиеся в нем положения, выводы и рекомендации могут быть использованы: в дальнейшей научной разработке сходных с исследуемыми автором проблем, возникающих на стадии предварительного расследования; при совершенствовании действующего уголовно-процессуального законодательства; в практической деятельности органов расследования, прокуратуры, суда и адвокатуры; при обучении студентов юридических вузов и повышении квалификации практических ра- ботников.

Основные положения диссертационного исследования изложены автором в пяти научных статьях и одной монографии.

Автор выступал с научными докладами и сообщениями по теме диссертационного исследования на международных научно- практических конференциях и на итоговых научных конференциях

11 юридического факультета Краснодарского Государственного
Аграрного Университета, на заседаниях кафедр этого факультета.

Структура диссертации обусловлена целью исследования и вытекающими из нее задачами. Диссертация состоит из введения, двух глав, состоящих из пяти параграфов, заключения, списка ис- пользованной литературы и приложений.

12

ГЛАВА 1

% ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ УСМОТРЕНИЯ И ЕГО

ВИДЫ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

§ 1. Понятие и виды усмотрения следователя

Проблема усмотрения субъектов правоприменительных органов интересовала причастных к ним людей издавна, однако до сих пор не выработаны хотя бы основные положения этого вида деятельности, | отсутствуют целевые попытки рассмотреть её на основе компромисса

! * между различными подходами к решению значительной части вопро-

сов этой важнейшей проблемы.

Эффективность уголовно-процессуального правоприменения во многом зависит от того, насколько детально регламентирована в уголовно-процессуальном законодательстве деятельность органов предварительного следствия по расследованию уголовных дел, направляемая на то, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

К сожалению, в современной юридической литературе проблема усмотрения следователя с требуемой полнотой не исследована. Объяснение этому, на наш взгляд, надо искать в сложности данного явления, а также в том, что оно в науке, как правило, рассматривалось только в негативном плане, то есть отождествлялось с произволом со стороны субъектов правоприменительных органов. Нам такая направленность суждений представляется односторонней и предвзятой, поскольку при этом не учитывается того, что усмотрение является своеобразной, сложной формой принятия решений, с помощью которых

13

происходит применение определенных норм права и поэтому эти ре- шения соответствуют закону.

Нормы уголовно-процессуального права регулируют основные параметры и требования к возникновению, изменению, развитию и прекращению правоотношений. Уголовно-процессуальные нормы ус- танавливают перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу; средства и способы их доказывания; определяют круг действий и решений, которые допускается проводить или принимать при возбуждении, расследовании и судебном рассмотрении дел, а также порядок, содержание, последовательность и сроки проведения процессуальных действий.

Анализ предписаний отдельных норм уголовно-процессуального закона свидетельствует о том, что в большинстве случаев правовые нормы содержат обязательные конкретные предписания, в импера- тивной форме предписывающие правоприменительному органу опре- деленный вариант поведения или решения, которое тот должен при- нять, когда окажется в условиях, предусмотренных той или иной пра- вовой нормой. В таких случаях правоприменительный орган не имеет возможности выбрать иные возможные решения, так как его поведение заранее строго определено законом.

Однако, правовые нормы не всегда с исчерпывающей полнотой определяют условия применения того или иного правоприменительного акта, его содержание и форму выражения. В таких случаях пра- воприменительный орган имеет возможность произвести выбор из за- крепленных в правовой норме альтернативных решений, одинаково верных с позиций закона. К тому же, такие нормы права не содержат указаний на то, какое из названных в них решений является наиболее целесообразным. Так, например, в части первой статьи 181
УПК

14

РСФСР1 указывается, что следователь вправе произвести освидетель- ствование обвиняемого, подозреваемого, свидетеля или потерпевшего для установления на их теле следов преступления или наличия особых примет, если при этом не требуется судебно-медицинской экспертизы. Предоставляющие определенные права нормы закона в своем большинстве относятся к участникам процесса, от воли которых зависит, воспользоваться или не воспользоваться предоставленным им правом.

Согласно основополагающим положениям теории права закону присущи такие свойства, как регулирование общественных отношений, абстрактность, всеобщность, общее установление. Все эти свойства присущи и нормам уголовно-процессуального права.

Право выбора одного из возможных решений (по усмотрению) закрепляется на уровне структурирования нормы уголовно- процессуального права. Так, относительно определенные гипотезы таких норм дают возможность правоприменительному органу (следо- вателю) учесть обстоятельства конкретного уголовного дела, которые не типизированы в законе путем перечисления конкретных признаков, имеющих строгое юридическое значение, а даны лишь в форме общей характеристики юридических фактов. В такой ситуации следователь самостоятельно решает, имеются или нет в конкретных обстоятельствах дела те признаки (свойства), которые в общем виде сформулированы в гипотезе определенной нормы. Поэтому нормам, в зависимости от того признает или не признает правоприменительный орган тот факт, что обстоятельства конкретного дела содержат признаки, которые общим образом сформулированы в правовой норме или в её оценочных признаках, он может избрать один из предусмотренных законом способов действия. Кроме того, гипотеза уголовно-

1 Далее УПК

процессуальной нормы может содержать только цель действия следо- вателя, предоставляя ему право выбора одного из возможных право- вых средств, которое, исходя, из конкретных обстоятельств дела, представляется наиболее эффективным и будет способствовать дос- тижению предусмотренной в данной норме цели.

На основании изложенного, можно сделать вывод о том, что проблема усмотрения следователя при расследовании уголовных дел существует и пока еще нуждается в глубоком, всестороннем изучении.

Согласно части 1 статьи 159 УПК: «При допросе свидетелей в возрасте до четырнадцати лет, а по усмотрению (выделено мной -А.Я.) следователя и при допросе свидетелей в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет вызывается педагог». Как видим, законодатель использует термин «усмотрение». Кроме того, чрезвычайно часто, даже не используя данный термин, законодатель, фактически предоставляет следователю право принимать то или иное решение на основе усмотрения. Обычно следователь вынужден обращаться к усмотрению только в том случае, когда закон оставляет его «безоружным» перед определенной ситуацией. Так, например, статья 143 УПК гласит, что «при наличии достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения в совершении преступления, следователь выносит мотивированное постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого».

Существование в уголовно-процессуальном законе и в уголовно- процессуальной практике правоприменения такого явления как ус- мотрение, ставит задачу перед исследователем определить содержание и СУЩНОСТЬ усмотрения, а также ответить на вопрос, возможно ли вообще избавиться от усмотрения в правоприменении? Различные виды усмотрения существовали во все времена, но с развитием обще-

16 ства рамки усмотрения все время сужаются. Чем же обусловлена ука- занная тенденция?

Можно выделить и назвать несколько причин. Прежде всего, как нам представляется, это связано с общим процессом гуманизации жизненных процессов. Цивилизованное общество идет по пути более уважительного отношения к человеку, от жестокости и варварства к признанию ценности каждого человека, что проявляется не только в снижении числа криминогенных деяний, размеров санкций, но и в стремлении общества поставить власть в строгие рамки.

Кроме того, исторически идет развитие интеллекта людей, всего человечества, способности индивидов анализировать и синтезировать явления. Выделение сущностных и второстепенных черт, признаков принимаемых решений и осуществляемых правоприменительными органами действий на основе их обобщения позволяет более точно описать их в нормах закона.

Представляется, что полностью искоренить такое явление, как усмотрение, невозможно. Юридическое образование позволяет субъ- ектам правоприменительных органов научиться упрощать ситуации, видеть в них не все ценностные аспекты, а только те, которые имеют юридическое значение и зафиксированы в законе. Это, в свою очередь, позволяет гарантировать полное равенство граждан перед законом. Однако, в силу таких упрощений деятельность правоприменительных органов начинает страдать примитивизмом, а потому только учет признаков, указанных в законе, оказывается недостаточным.

Какое содержание вкладывает законодатель в понятие усмотрения?

Грамматический анализ термина «усмотрение» позволяет определить два его значения:

17

1) Усмотрение - решение, заключение, мнение1;

2) Усматривать, усмотреть - убедиться в чем-либо умственно2.

Толкование в данных значениях понятия «усмотрение» содержит известную долю условности, и, в конечном счете, усмотрение сводится к решению, заключению, мнению. Однако, каким образом оно возникает, как оно взаимодействует с убеждением, высказанное определение не объясняет. В этом смысле мнения составителей словарей нельзя считать полным, поскольку они не раскрывают саму сущность «усмотрения».

При более глубоком систематическом анализе данного термина мы приходим к выводу о том, что «усмотрение» включает в себя два взаимосвязанных и взаимодополняющих аспекта:

а) психологический (мыслительный) процесс, заключающийся в склонении индивида (себя) к определенному выбору, решению (дей ствию). В данном аспекте значение термина «усмотрение» по своему смыслу приближается к содержанию термина «убеждение»;

б) фактический результат этого процесса, то есть конкретное решение (действие).

Несмотря на то, что уголовно-процессуальный закон содержит такой термин как «усмотрение», в юридической литературе, как мы уже отмечали, проблеме усмотрения следователя до сих пор должного внимания не уделялось. Известны лишь отдельные попытки разработки понятий административного и судебного усмотрения. Так, ад- министративно-правовой литературе различают несколько видов ад- министративного усмотрения1:

5Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М., 1972. - С.771. 2 Даль В. Толковый словарь малого русского языка. - М., 1972 - С.236. “ См.: Корнеев А.П. Толкование и применение норм советского административного права.//Советское государство и право, 1971. №1.- С.49.

18

1) Выражает такие случаи, когда субъекту применения права предоставляется право издавать акт на основе свободного выбора од- ного из нескольких решений, предусмотренных административно- правовой нормой и, которые, с точки зрения законности, равнозначны. Данный вид усмотрения характеризуется тем, что лучший вариант решения избирается с учетом фактических обстоятельств и характера дела. 2) 3) Выражает такие ситуации, когда при принятии решения орган или конкретное должностное лицо основывается на предписаниях, содержащихся в административно-правовых нормах, регламенти- рующих его деятельность посредством общих формулировок («имеет право», «устанавливает» и тому подобных); исчерпывающего перечня условий, при которых правоприменитель может так действовать, после таких общих формулировок, не имеется. Как правило, подобные формулировки содержатся в нормативных актах, предоставляющих субъектам применения норм полномочия, необходимые для выполне- ния возложенных на них функций. 4) 5) Выражает случаи, при которых орган или должностное лицо принимает решение на основе норм, содержащих «неопределенные», «неконкретные понятия и выражения» (например: «в случае необхо- димости», «в соответствии с обстоятельствами» и т.п.). 6) На основании сказанного, можно сделать вывод о том, что не- обходимость в применении усмотрения обусловливается самой фор- мулировкой, содержащейся в норме. Административное усмотрение скорее терпимо, чем более-менее предполагаемо нормотворческим органом. «Оно в принципе нежелательно, и пользование им допустимо в редких случаях. Однако это вовсе не значит, что субъект применения абсолютно свободен в своих действиях. От него требуется такое
понимание «неопределенных» понятий, какое имеет наиболее

19

широкое распространение в данный момент в той или иной сфере управления, общественной жизни»1.

Формулируя понятие административного усмотрения, А.П. Кор-неев утверждает, что это «определенная рамками законодательства известная степень свободы органа в правовом разрешении индивиду- ального конкретного управленческого дела, которая представляется в целях принятия оптимального административного акта»2.

В свою очередь, анализируя явление судейского усмотрения, Г.Т. Ткешелиадзе считает, что оно применяется в тех случаях, когда суду предоставлено право выбора между двумя или несколькими ре- шениями, предусмотренными уголовно-правовой нормой, и равно- значными с точки зрения закона1.

Возникает вопрос, можно ли считать разновидности админист- ративного усмотрения схожими с разновидностями усмотрения су- дейского?

Представляется, что первые два вида административного усмотрения, перечисленные выше, могут иметь место и в судебной деятельности. По поводу третьего вида (усмотрение при раскрытии оценочных признаков) существуют различные точки зрения.

Так, В.Н. Кудрявцев склоняется к мнению, что эталон оценочного признака может быть выработан только для данного конкретного случая и именно тем лицом, которое его применяет4. Аналогичной точки зрения придерживается и В.И. Каминская, которая считает, что во всех случаях, когда законодатель употребляет оценочное понятие,

1 Корнеев А.П. Толкование и применение норм советского административно го права//Советское государство и право, 1971. №1. - С.49.

2 Там же. - С.49.

”, См.: Ткешелиадзе Г.Т. Судебная практика и уголовный закон. - Тбилиси, 1976.-С.93.

См.: Кудрявцев В.Н. О программировании процесса применения норм права. Вопросы кибернетики и права. - М, 1967. - С.96.

20

уполномоченному лицу предоставлено право решать вопрос по своему внутреннему убеждению, а не на основании строго сформулированных и нормативно закрепленных показателей1. Однако при квалификации того или иного преступления суд не стоит перед выбором раскрытия оценочных признаков, так как закон ему такого права не предоставляет. Именно этим объясняется то, что требование истинности при квалификации преступления распространяется и на оценочные признаки преступления. Справедливо мнение о том, что в таких случаях «имеется в виду необходимость однозначного употребления этих терминов практикой (в каждом конкретном случае существует правильное и неправильное, с точки зрения задач процесса, решение). Однозначность эта как раз и достигается применением в качестве «эталонов» общих положений, сформулированных доказательственным правом, теорией доказательств. Не субъективное усмотрение, а поиск в конкретных условиях единственно правильного решения - это требование в полной мере распространяется и на применение оценочных понятий в доказывании»2. «В результате толкования права - пишет В.И. Вильнянский, - в процессе его применения вырабатывается определенная единая линия, практика при разрешении дел определенной категории, складывается своеобразный правовой обычай»’’.

Таким образом, судебная практика стремится исключить возможность различного понимания разными судами одних и тех же оценочных признаков.

Важно отметить, что понятие судейского усмотрения Г.Т. Тке -

См.: Каминская В.И. О структурном анализе уголовно-процессуального права. Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 14. - М.. - 1971. - С.30.

2 Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973. - С. 14.

”” Вильнянский В.И. Значение судебной практики в гражданском праве.// Ученые труды ВИЮН , Вып 9.-М. 1947. - С.252.

21

шелиадзе сформулировал относительно к сфере применения уголовно- правовых норм и оно не может быть механически перенесено на область уголовно-процессуального правоприменения.

Т.В. Кашанина в своей статье анализирует вопрос об усмотрении судьи при назначении наказания; определяет пределы использования судьей свободного усмотрения; выделяет три направления, по которым может допускаться свободное усмотрение судьи1. К ним она отнесла:

  1. Определение размера наказания.
  2. Учет личности преступника.
  3. Определение квалифицирующих признаков состава преступления.
  4. Проанализировав существующие точки зрения на такое явление, как усмотрение, попытаемся, с учетом уголовно-процессуальной спе- цифики, сформулировать понятие усмотрения следователя при рас- следовании преступлений.

Анализ уголовно-процессуального законодательства и уголовно- процессуальной практики правоприменения позволяет сделать вывод о том, что усмотрение следователя при расследовании преступлений является специфическим явлением, отличным от вышерассмотренных видов усмотрения. Выяснение сущности и формулирование понятия усмотрения следователя при расследовании преступлений представ- ляется вопросом весьма сложным.

Одним из первых, кто попытался сформулировать понятие усмотрения следователя, является профессор Л.М. Васильев, который заметил, что явление усмотрения следователя и суда чрезвычайно многогранно, и в связи с этим необходимо определять понятие ус-

См.: Кашанина ТВ. Усмотрение судьи при назначении наказа- ния//Российская юстиция, 1992, № 13-14.- С.14-15.

22

мотрения через анализ видов усмотрения1. Таким образом, должны быть формулированы несколько определений усмотрения следователя и суда.

Все эти определения действительно отражают многочисленные аспекты сущности усмотрения следователя. Вместе с тем, для того, чтобы сформулировать общее понятие усмотрения следователя при расследовании преступлений, нам представляется необходимым вы- делить ряд специфических, характерных только этому явлению, при- знаков.

В некоторых статьях Уголовно-процессуального кодекса РСФСР (ч.1 ст.6, ч.1 ст.7, чЛ ст. 141 и ряде других) предусматривается право выбора следователем определенного решения (действия), причем этот выбор носит волевой характер. Л.М. Васильев утверждает, что «со- вокупность обстоятельств дела и условия деятельности следователя и суда (судьи) играют определенную роль в формировании их усмотре- ния, но думается, что в основе усмотрения следователя и судей лежат все-таки волевые моменты…»2.

Реализуя свое право выбора одного из возможных вариантов решения (действия), следователь, естественно, принимает наиболее целесообразное, с точки зрения накопленного уголовно- процессуальной практикой опыта правоприменения, решение (дейст- вие). Юридическая практика служит питательной средой для оценоч- ного отношения следователей к правовой действительности. Если правовая теория привносит в правосознание следователя элементы, относящиеся, чаще всего, к сфере «должного», профессионально не- обходимого, то соответственно, вклад практики - это

1 См.: Васильев Л.М. Практика как критерий истины в уголовном судопроизводстве. - Краснодар, 1993. - С. 139-140. - Там же.-С. 139-140.

23

«сущее», наличное бытие. Таким образом, практика позволяет опре- делить меру соответствия теоретических конструкций закона реальной жизни. Проиллюстрируем это следующим примером.

Однажды в водосбросном канале ТЭЦ города Краснодара был обнаружен труп неизвестной девушки с множеством ножевых ранений. После тщательного осмотра места происшествия и возбуждения уголовного дела, следователь усмотрел необходимость выявления всех лиц по городу, подавших незадолго до этого заявления в органы внутренних дел об исчезновении девушек, для их последующего опо- знания и определения личности убитой. В основе этого усмотрения следователя лежали имеющиеся у него знания о том, что родственники исчезнувших обычно подают в милицию по месту жительства заявления о розыске. В результате реализации этого усмотрения, личность убитой была установлена. Ею оказалась 18 летняя Валентина Лоскутова. Однако родители Валентины, опознавшие ее, прояснить обстоятельства убийства дочери не смогли, пояснив лишь, что она ушла из дома в злополучный день примерно в 23 часа и не вернулась. С кем, куда и зачем ушла - не сказала.

Среди неотложных следственных действий, назначая судебно- медицинскую экспертизу для определения причин смерти, следователь усмотрел необходимость постановки перед экспертами вопроса, не вытекающего из обстоятельств дела: «Имела ли потерпевшая, незадолго до смерти, половое сношение?» Это усмотрение следователя основывалось на знании им методики расследования убийств молодых женщин, согласно одной из рекомендаций которой убийства молодых женщин нередко совершаются с целью скрыть их изнасилование. Реализация усмотрения следователя дала неожиданный результат: эксперты не только подтвердили предположение следователя, но и подчеркнули, что Лоскутова, незадолго до смерти имела половое

24

сношение с несколькими мужчинами. Не надо объяснять, какое важное значение для расследования по делу приобрела полученная сле- дователем информация на начальном этапе расследования преступле- ния.

Однако преступление оставалось нераскрытым и свидетельств того, кто его совершил, не было. Проанализировав материалы дела, следователь усмотрел необходимость выявления всех подруг потерпевшей и их допроса. Это усмотрение следователя базировалось на общей посылке о том, что девушки в 18-20 лет, как правило, имеют подруг и, как правило, встречаются с кем-то из парней.

В результате реализации усмотрения следователя были выявлены подруги Лоскутовой, которые пояснили, что они неоднократно видели ее в окружении нескольких парней на дискотеках в парке им.40 лет Октября и в ДК железнодорожников, и что если они увидят их еще раз, то смогут опознать.

Следователь принял решение привлечь сотрудников ОУР для организации систематического дежурства совместно с подругами Лоскутовой в указанных ими местах с целью опознания ребят, встре- чавшихся с Лоскутовой. Этих парней они встретили и опознали только на третьем месяце дежурства. После этого, как говорится, раскрытие преступления стало лишь делом техники. Показания первого при- знавшегося насильника - убийцы были записаны на магнитофонную ленту и засняты на видеокассету, что оказало существенную помощь в дальнейшем расследовании преступления1.

Приведенный пример служит яркой иллюстрацией тому, как со- вершаемые по усмотрению следователя процессуальные действия, в основе которых лежат хорошие знания законодательства, методики и

1 См.: Архивное уголовное дело № 367 / Архив Краснодарского краевого суда за 3998 год.

тактики расследования преступлений определенной категории, привели к раскрытию опасного преступления.

Реализуя свое право выбора, следователь, прежде всего, руково- дствуется целью достижения задач уголовного судопроизводства в каждой конкретной следственной ситуации.

Проиллюстрируем это на следующем примере. Шесть подростков в возрасте от 14 до 17 лет обманным путем заманили впервые оказавшуюся в городе 18 летнюю девушку в лес, где по очереди и из- насиловали её. Через три дня все шесть насильников были установлены, однако задержать удалось пятерых; шестой - самый старший -скрылся. Всех пятерых осудили, а шестой по прежнему скрывался. Сознание того, что потерпевшая пострадала абсолютно не по своей беспечности, побудило следователя самым добросовестным образом выделить все материалы, касавшиеся скрывшегося преступника. Прокурор в даче санкции на его арест отказал, предложив провести ряд дополнительных мероприятий. Выполнив их, следователь не решился вновь обращаться к прокурору, опасаясь нового отказа. По истечении некоторого времени, следователь за санкцией на арест обратился к заместителю прокурора. Расчет был прост. У заместителя прокурора было несколько дочерей и он, по мысли следователя, должен хорошо понимать опасность такого преступления, как изнасилование. Прогноз оправдался. Он получил санкцию на арест. Скрывшийся преступник был разыскан, арестован и этапирован к месту совершения преступления. Через некоторое время он был осужден. Таким образом, следователь, выбрав правильную линию поведения, добился достижения задач уголовного судопроизводства.f

1 Архивное уголовное дело .Ns 607 / Архив Крыловского районного суда Краснодарского края за 1996 год.

26

Выделение вышеуказанных признаков усмотрения следователя при расследовании уголовных дел: позволяет сформулировать его следующее определение: усмотрение следователя - это его отношение (мнения, суждения, взгляды, оценки) к характеру разрешения неурегулированной или недостаточно урегулированной законом следственной ситуации, обусловленное имеющимся у него жиз- ненным и профессиональным опытом, общими и профессиональ- ными знаниями, навыками, умениями, физическими и психиче- скими особенностями его личности и выражающееся в форме права волевого выбора следователем решения (действия) или времени принятия решения (совершения действия) наиболее целесооб- разного, с точки зрения накопленного уголовно-процессуальной практикой опыта право применения, для достижения задач уго- ловного судопроизводства в данной конкретной следственной си- туации. Сформулированное нами определение понятия усмотрения следователя при расследовании преступлений можно назвать опти- мальным (обоснованным). Вместе с тем, это определение выражает лишь одну грань такого многоаспектного явления, как усмотрение.

Сформулированное выше, допускаемое законом оптимальное усмотрение следователя, - это идеальный вариант усмотрения, который в практике уголовно-процессуального правоприменения используется не так часто, как это, на наш взгляд, было бы желательно. Но все же следует признать такое положение нормальным, поскольку далеко не все следователи достаточно опытны, не у всех следователей одинаковое понимание положений и идей, заложенных законодателем в правовые нормы.

Анализ уголовно-процессуального закона и правоприменительной практики позволяет сделать вывод о существовании большого количества разновидностей оптимального усмотрения следователя,

27

используемого им при расследовании преступлений. Это, прежде всего, обусловлено многоаспектностью данного явления, а также суще- ствованием огромного разнообразия решений, принимаемых следова- телем при расследовании преступлений.

Оптимальное усмотрение следователя при принятии конкретных процессуальных решений может существовать (и проявляться) в сле- дующих разновидностях:

1) Оптимальное усмотрение следователя может выражаться в предоставлении следователю права выбрать один из предусмотренных уголовно-процессуальной нормой двух или нескольких равнозначных с точки зрения закона вариантов поведения или решения. Данный вид оптимального усмотрения имеет место тогда, когда статья закона не определяет заранее лучшей альтернативы. Следователь с учетом фактических обстоятельств и характера дела выбирает один из нескольких возможных вариантов. Данный вид усмотрения следователя имеет место в случаях применения следующих статей уголовно- процессуального закона: ч.1 ст.159, п.З ч.2 ст.82, ст.136, ч.1 ст.137, ч.1 ст.138, ч.5 ст.175 УПК. 2) 3) Оптимальное усмотрение в уголовно-процессуальной практике правоприменения может выражаться в предоставлении следователю права принимать в процессе предварительного расследования преступления решения, основанные на предписаниях норм, регламен- тирующих его деятельность посредством таких общих формулировок, как «следователь может», «следователь вправе», за которыми не сле- дует перечня условий, при которых данное решение будет наиболее целесообразным. Например, статья 141-1 УПК, указывая, что «по ре- шению следователя при допросе обвиняемого, подозреваемого, сви- детеля или потерпевшего может быть применена звукозапись», случаи, когда такое решение будет наиболее целесообразным, не назы- 4)

28

вает. Данный вид усмотрения следователя имеет место при применении им следующих статей уголовно-процессуального закона: ч.7 ст.47, ч.4 ст.51, ч.1 ст.70, ч,1 ст.141, ст.162, ч.2 ст.175, ч.1 ст.181, ч.1 ст.183, ст.190, ст.192, ч.2 ст.195 УПК.

3) Оптимальное усмотрение в уголовно-процессуальной практике правоприменения может выражаться также в предоставлении следователю права при расследовании преступлений принимать то или иное решение на основе норм, содержащих такие оценочные понятия и выражения, как «в случае необходимости», «в случаях, не терпящих отлагательства», и т.д. В юридической науке такие понятия

1 7

получили название: «оценочные» , «ситуационные» . Следователь сам уясняет смысл и назначение таких понятий. Таким образом, возмож- ность применения усмотрения в данных случаях обусловлена самой формулировкой правовой нормы, ее несовершенством. Данный вид усмотрения скорее терпим, чем желаем законодателем. Вместе с тем, это не означает, что следователь абсолютно свободен в своих действиях. От него требуется такое понимание оценочных понятий, какое наиболее широко распространено на данный момент в сфере уголовного процесса. Так, например, в статье 123 УПК, предусматривающей порядок вызова и допроса подозреваемого, указывается, что «если подозреваемый был задержан или в отношении его избрана мера пре- сечения в виде заключения под стражу, его допрос производится не- медленно. Однако если произвести допрос немедленно не представ- ляется возможным, подозреваемый должен быть допрошен не позднее двадцати четырех часов с момента задержания». В науке россий-

См : Кашанина ТВ. Оценочные понятия в советском праве. Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Свердловск, 1974. - С.6-7,

2 См.: Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского права. - Свердловск,

1972.-С. 173.

29

ского уголовно-процессуального права считается, что отсрочка до- проса подозреваемого может иметь место в связи с:

а) ночным временем, однако при отсутствии обстоятельств, не терпящих отлагательства;

б) когда подозреваемый находится в состоянии опьянения;

в) когда подозреваемому необходима медицинская помощь и тому подобных случаях1.

Кроме указанного случая усмотрение следователя имеет место при применении следующих статей уголовно-процессуального закона: ч.2 ст.26, ч.1 ст.30, ч.1 ст.53, ч.1 ст.54, ч.1 ст.55, ч.1 ст.81, ч.1 ст.89, ч.4 ст.89, ст.90, ч.1 ст.96, ч.2 ст.108, ст.143, ч.З ст.147, ч.2 ст.150, ч.1 ст.153, ст.157, ч.1 ст.164, ч,1 ст.167, ч.1 ст.168, ч.1 ст.170, п.2 ч.2 ст.172, ч.2 ст.174, ч.5 ст.175, ч.2 ст.178,ч.1 ст.184, ч.З ст.183, ч.7 ст.201 УПК.

Выделяется нами и четвертый вид усмотрения следователя при расследовании преступлений, который уголовно-процессуальным за- коном не предусмотрен. Под этим видом усмотрения мы подразуме- ваем случаи необходимости применения аналогии права. Действи- тельно, в юридической научной литературе подчеркивается, что «при аналогии права слишком большое значение приобретает усмотрение правоохранительного органа»2. Например, данный вид усмотрения имеет место в случае реализации порядка разрешения ходатайств, за- являемых обвиняемым и его защитником по ознакомлении с материа- лами оконченного следственного производства (данный вопрос под- робно нами рассмотрен во втором параграфе второй главы нашего исследования).

1 Комментарий к Уголовно-процессуальному Кодексу РСФСР.//Под редакци ей A.M. Рекункова, А.К. Орлова. - М„ 1985. - С.223.

2 Кемулария Э.М. Проблемы применения уголовно-процессуального закона по аналогии. Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М., 1983. - С.4.

30

Следователи, проработавшие длительное время в органах пред- варительного следствия, в известной степени подвержены профес- сиональной деформации, проявляемой, как правило, в искажении оценочной деятельности следователя, что, естественно, влияет и на характер его усмотрения. Поэтому, наряду с оптимальным усмотре- нием следователя, на практике часто встречается непосредственное усмотрение следователя, отличающееся от оптимального усмотрения определенными изменениями в личностных характеристиках следо- вателя, влияющих на характер его усмотрения. Поскольку даже изме- ненные личностные характеристики следователя, обусловливающие его усмотрение, являются его субъективными, личностными характе- ристиками, формулировка непосредственного усмотрения следователя с формальной точки зрения не многим будет отличаться от форму- лировки допускаемого законом оптимального усмотрения следователя.

Непосредственное усмотрение следователя - это его отношение (мнения, суждения, взгляды, оценки) к характеру разрешения неурегулированной, или недостаточно урегулированной законом следственной ситуации, обусловленное имеющимся у него жиз- ненным и несколько деформированным профессиональным опы- том, недостаточными общими и профессиональными знаниями, навыками, умениями, физическими и психическими особенностями его личности, и выражающееся в форме права волевого выбора следователем решения (действия) или времени принятия решения (совершения действия) наиболее целесообразного, с его точки, для достижения задач уголовного судопроизводства в данной кон- кретной следственной ситуации.

Например, следователь, задержав ранее судимое лицо в порядке ст. 122 УПК на 72 часа, не добыв достаточных доказательств о винов-

31

ности этого лица, в соответствии со ст. 90 УПК, избирает ему меру пресечения в виде содержания под стражей, руководствуясь стремле- нием во чтобы то ни стало раскрыть преступление, надеясь, что по- дозреваемый за 10 дней сам признается в преступлении. В последствии, так и не «дождавшись» его признания, следователь освобождает лицо из-под стражи1.

Вместе с тем, анализ следственной практики свидетельствует о том, что у следователя может формироваться усмотрение по механизму возникновения интуиции. В этом случае мы будем иметь дело с так называемым интуитивным усмотрением следователя. Данный вид усмотрение возникает у следователей, обладающих высоким чувством профессиональной интуиции. У таких следователей жизненный и профессиональный опыт, общие и профессиональные знания после того, как пережиты, прочувствованы, не пропадают, а переходят из сферы актуально контролируемого сознанием в сферу подсознатель- ного. При возникновении неурегулированной законом следственной ситуации у следователей с развитым интуитивным чутьем может мгновенно сформироваться интуитивное усмотрение для принятия решения по разрешению следственной ситуации без обоснования его с помощью доказательств. Из этого логически следует, что при воз- никновении интуитивного усмотрения следователя этапы процесса принятия решения следователем свернуты.

Таким образом, интуитивное усмотрение следователя это его отношение (мнения, суждения, взгляды, оценки) к характеру раз- решения неурегулированной законом следственной ситуации, обу- словленное его интуицией, и выражающееся в форме права воле- вого выбора следователем решения (действия) или времени при-

1 Архивное уголовное дело № 4580 / Архив Первомайского районного суда г. Краснодара за 1998 г.

32

нятия решения (совершения действия) наиболее целесообразного, с его точки зрения, для достижения задач уголовного судопроиз- водства в данной конкретной следственной ситуации.

Интуитивное усмотрение следователя нельзя недооценивать. Основанное на богатом опыте интуитивное усмотрение может и спо- собно обеспечить принятие следователем правильных решений по разрешению неурегулированных законом следственных ситуаций. При этом ошибки, конечно не исключены.

Следственная практика знает немало случаев, когда в основе усмотрения следователя лежат не его знания, опыт и профессиональные навыки, а его настроение, желание, расположение, эмоции и чувства, вызываемые сиюминутными симпатиями или антипатиями к тем или иным участникам расследования преступлений (подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим и т.п.). Данное усмотрение следователя можно назвать произвольным.

Для уяснения механизма появления произвольного усмотрения следователя необходимо ответить на вопрос о том, за счет чего про- исходит подавление личностных данных следователя - его жизненного и профессионального опыта, знаний и умений. Думается, что ответ на этот вопрос следует искать в его ценностных ориентациях. Такие ориентации следователя проявляются в принятых им принципах дея- тельности по расследованию преступлений. Если следователь при расследовании преступлений исходит из принципа бескомпромиссной борьбы с преступностью, действуя по схеме «Закон = его нарушение = неизбежность ответственности», то этот следователь не допустит решения вопросов по своему произвольному усмотрению. Скорее всего, произвольное усмотрение может появиться у следователя, ко- торый согласен не со всеми запретами в обществе. Если следователь считает некоторые нормы законов, так сказать, «незаконными», он,

скорее всего, будет действовать по своему произвольному усмотрению. Например, 23% (18% - по данным С.А. Шейфера) опрошенных нами следователей прокуратуры заявили, что в интересах дела (его раскрытия и установления виновного) можно отступить от требований закона. Около 60% (51% по данным С.А. Шейфера) из них заявили, что моральные требования могут быть принесены в жертву задаче раскрытия преступлений1.

Таким образом, можно дать следующие определение понятия произвольного усмотрения следователя. Произвольное усмотрение следователя - это его отношение (мнение, суждение, взгляды, оценки) к характеру разрешения неурегулированной законом следственной ситуации, обусловленное его настроением, располо- жением, эмоциями и чувствами и выражающееся в форме права волевого выбора следователем решения (действия) или времени принятия решения (совершения действия)2.

По логике вещей, должно быть и общее понятие усмотрения следователя, которое охватывало бы основные черты всех выше про- анализированных видов усмотрения. Для выработки такого общего понятия, как нам представляется, необходимо обозначить в общем плане те составляющие компоненты понятия, какие имеются в каждом из видов усмотрения следователя. Очевидно, что такими состав- ляющими компонентами в усмотрении следователя являются:

  • наличие неурегулированной или недостаточно урегулированной законом следственной ситуации;

1 См.: Дубривный В.А. О следственных ошибках. - Волгоград, 1997. - С.51; Шейфер С. А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. - Тольятти, 1998. - С.67 . Соловьев А.Б. Причины след ственных ошибок// Вопросы укрепления законности и устранение следственных оши бок в уголовном судопроизводстве - М., 1988. - С.28.

2 Произвольное усмотрение может использоваться следователем и при раз решении урегулированной законом следственной ситуации, вопреки закону, напри мер, под давлением (или подкупа) со стороны заинтересованных по делу лиц.

34

  • сформировавшееся отношение следователя к характеру разрешения этой ситуации;
  • обусловленность этого отношения имеющимися у него знаниями, жизненным и профессиональным опытом и т.п.
  • Исходя из этого, можно дать следующее общее понятие усмотрения следователя1.

Усмотрение следователя - это его отношение к характеру разрешения неурегулированной законом следственной ситуации, обусловленное особенностями его личности, и выражающееся в форме права волевого выбора следователем решения (действия) или времени принятия решения (совершения действия) наиболее целесообразного, с точки зрения накопленного уголовно- процессуальной практикой опыта правоприменения, для достиже- ния задач уголовного судопроизводства в данной конкретной следственной ситуации.

Теперь перейдем к рассмотрению соотношения усмотрения следователя с процессом принятия решения и его компонентами.

Проведенный нами анализ позволяет прийти к выводу о том, что убеждение, установка, интуиция и оптимальное усмотрение следователя являются компонентами процесса принятия решения. Этот вывод представляется справедливым и применительно к процессу принятия решения следователем при разрешении возникающих в процессе расследования преступлений следственных ситуаций. Все указанные компоненты процесса принятия решения являются результатом психической мыслительной деятельности, в данном случае - следова-

Наше исследование посвящено усмотрению следователя, однако, можно выделить также усмотрение лица, производящего дознание, органа дознания, прокурора в связи с различными полномочиями, которыми они наделены. Однако, данная проблема находится за рамками нашей работы и нуждается в самостоятельном исследования.

теля, и формируются по мере перехода от одного этапа принятия ре- шения по следственной ситуации к другому. В литературе выделяют следующие этапы принятия решения:

? осознание вопроса; ? ? появление ассоциаций; ? ? отсев ассоциаций; ? ? появление предположения; ? ? его проверка; ? ? подтверждение; ? ? решение.1 ? К моменту принятия решения (седьмой этап из вышеуказанной схемы) и убеждение2, и установка” уже существуют в полном объеме.

Оптимальное усмотрение следователя начинает формироваться на этапе появления ассоциаций. В основе становления оптимального усмотрения следователя определяющую роль играют такие факторы, как имеющиеся у него знания и профессиональное умение проведения следственных действий, а также его ценностные ориентации. Эти же факторы участвуют и в формировании не только последующих этапов процесса принятия решения, но и самого оптимального усмотрения следователя.

На этапе подтверждения, перед актом принятия решения завершается и формирование оптимального усмотрения следователя, кото-

1 См.: Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий. Учебное пособие. - М, 1981. - С. 107.

2 В философской литературе процесс формирования убеждения передается формулой «познано - понято - пережито - принято за истину» (См.: Манышев Ю.Г. О структуре убеждения как философско-социологической категорииУ/Научные труды ИИНХ, вып.4. - Иркутск, 1967. - С.231).

” По мнению Узнадзе Д.Н., «акту решения всегда предшествует обдумывание, взвешивание всех возможностей, словом довольно сложный мыслительный процесс, в результате которого субъект сочтет для себя особенно целесообразным одно какое- либо поведение» (См.: Узнадзе Д.Н. Психологические исследования. - М., 1966. - С.398).

36

рое наряду с убеждением и установкой ложится в основу принятия решения.

Все компоненты процесса принятия решения следователем направлены на достижение единой цели - разрешение возникающих во время расследования преступлений следственных ситуаций.

Наряду с характеристикой того общего, что присуще убеждению, установке, интуиции и оптимальному усмотрению, как компонентам процесса принятия решения следователем, есть настоятельная необходимость обозначить и различия, имеющие место между опти- мальным усмотрением следователя и другими компонентами процесса принятия им решения.

Оптимальное усмотрение следователя и убеждение.

Убеждение - психическое явление. Оно определяется психологами как «высшая форма направленности личности, в психологическую структуру которой входят мировоззрение и стремление к его осуществлению в своей деятельности»1.

Являясь компонентами процесса принятия решения и убеждение, и оптимальное усмотрение следователя проходят одни и те же этапы своего формирования. Роль убеждения в формировании оптимального усмотрения следователя заключается в том, что оно объединяет интеллектуальные, эмоциональные и волевые свойства личности следователя при разрешении возникающих во время расследования преступлений следственных ситуаций.

С точки зрения гносеологической, содержанием убеждения является отражение сознанием предмета исследования - конкретных фактов действительности, из которых и воссоздается картина исследуемого события. Речь идет о конкретных знаниях, об обстоятельст-

См.: Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий. -М. 1981.- С.156.

37

вах расследуемого преступления, которое составляет содержание убеждения. Эти знания должны быть истинными, то есть выступать в качестве достоверного знания об искомых фактах. Только истинные знания могут привести следователя к состоянию уверенности, убеж- денности.

Интуитивное и произвольное усмотрение следователя и убеждение.

Процесс принятия решения следователем является очень сложным, творческим. Применение к нему философских и психологических схем следует признать весьма условным. Компоненты этого процесса могут причудливо переплетаться; в связи с необходимостью уточнения и новыми мыслительными действиями может меняться их последовательность.

Иногда догадка, интуиция могут свернуть перечисленные этапы процесса принятия решения и привести к правильному разрешению следственной ситуации. Обычно такое встречается у опытных следо- вателей, длительно выполняющих свою деятельность. Их следственный опыт находится не в сфере контролируемой сознанием, а в под- сознательной. Извлечение этого опыта происходит при помощи ин- туиции, которая ложится в основу и убеждения, и интуитивного ус- мотрения. В этом случае убеждение как бы уступает такому бездока- зательному механизму формирования интуитивного усмотрения.

Весьма сложным представляется вопрос об убеждении следователя при его обращении к произвольному усмотрению. Как нам представляется, здесь происходит полная деформация убеждения. Если следователь откровенно творит произвол, что возможно лишь при полном исключении и из убеждения, и из усмотрения - обращения к истинным обстоятельствам дела, то можно утверждать, что убеждение в этом случае игнорируется. Если же следователь убежден в не-

38

обходимости и возможности произвола, то это уже деформированное убеждение, которое не может способствовать достижению истины при расследовании преступлений.

Более подробно вопрос о соотношении убеждения следователя и его усмотрения рассматривается в параграфе «Психологический аспект в усмотрении следователя».

Усмотрение следователя и его интуиция.

Под интуицией следователя авторы криминалистической энциклопедии понимают «способность следователя разрешать следственные ситуации, понимать значение тех или иных обстоятельств для расследования, предвидеть действия противодействующих следствию лиц и др., без обоснования этого с помощью доказательств»1.

Усмотрение следователя и его интуиция имеют много общего. Оба эти феномена относятся к сфере его психической, мыслительной деятельности и направлены на достижение единой цели - разрешение проблемной следственной ситуации. Усмотрение следователя и его интуиция, как правило, являются компонентами процесса принятия им решения, соответствующего сложившейся следственной ситуации. Общее между ними заключается в том, что оба эти феномена могут как присутствовать, так и отсутствовать в процессе принятия решения. Вместе с тем отождествлять их нельзя. Энергия интуиции находится в области подсознательного, а усмотрения - в сфере, актуально контролируемой сознанием.

Интуиция может быть компонентом процесса принятия следователем решения, а усмотрение является таким компонентом не всегда. Мы имеем в виду те случаи, когда законодатель исчерпывающе регулирует поведение следователя в той или иной следственной ситуации, не оставляя места для его усмотрения. Так, согласно статье 162 УПК,

1 Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М., 1997. - С.83.

39

следователь вправе произвести очную ставку между двумя ранее до- прошенными лицами, в показаниях которых имеются существенные противоречия. Из содержания данной нормы следует, что следователь по своему усмотрению не может изменить последовательность произ- водства этих следственных действий. Такое жесткое правило уста- новлено, очевидно, потому, что проведение очной ставки преследует цель устранения существенных противоречий в показаниях, выявление которых возможно лишь на предшествующих очной ставке допросах.

Случаи исключения возможности для следователя обратиться к своему усмотрению не единичны. Например, следователь не может по своему усмотрению на стадии возбуждения уголовного дела проводить какие- либо следственные действия (за исключением осмотра места происшествия), т.к. в соответствии со ст. 109 УПК производство следственных действий возможно только после возбуждения уго- ловного дела. Наконец, интуиция закладывается в основу интуитивного усмотрения следователя.

Оптимальное усмотрение следователя и установка.

В психологической науке под установкой принято понимать готовность личности к определенной активности, зависящая от наличия потребности и объективной ситуации ее удовлетворения1.

По мнению Д.Н. Узнадзе, необходимо исходить из мысли о наличии двух основных условий, без которых акты поведения человека или какого-либо другого живого существа были бы невозможны. Это, прежде всего, наличие какой-либо потребности у субъекта поведения, а затем - ситуации, в которой эта потребность могла бы быть удовле-

1 См.: Узнадзе Д.Н. Психологические исследования. - М., 1966. - С.231-232.

40

творена. Это - основные условия возникновения всякого поведения и, прежде всего, установки к нему1.

Из сказанного становится очевидным то огромное значение, какое может иметь для успешного расследования преступлений установка следователя. Прежде всего, имеется ввиду установка следователя при раскрытии каждого преступления, изобличения виновных, правильное применение закона, с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

Что же общего между усмотрением следователя и его установкой?

Будучи психологическими явлениями, оба эти феномена могут выступать в качестве и, как правило, выступают в качестве компонентов процесса принятия решения следователем по следственной ситуации, и направлены на достижение единой цели - разрешение этой ситуации.

Сформировавшееся, но еще не реализованное оптимальное усмотрение следователя, очень близко по своей природе к установке. Как и в установке, здесь есть потребность у следователя в определенном поведении. Эта потребность обусловлена служебными обязанностями по расследованию преступлений. Как и в установке, здесь имеет место конкретная, неурегулированная законом, следственная ситуация, в разрешении которой нашли бы удовлетворение потребности следователя в соответствии со своими служебными обязанностями. Специфика следственной ситуации состоит в том, что она законом не урегулирована, и характер ее разрешения должен определить следователь, исходя из имеющихся у него жизненного и профессио-

1 Там же. -С. 164.

41 ^?Яй<?<Г?* ( )

нального опыта, знаний, навыков в расследовании преступлений. Как и установка, оптимальное усмотрение проходит ряд этапов своего становления. Представляется, что к моменту окончания формирования содержания решения происходит как бы слияние установки и оп- тимального усмотрения следователя. В пользу такого вывода свиде- тельствует и утверждение самого Д.Н. Узнадзе о том, что состояние установки нельзя рассматривать лишь как элемент человеческого сознания. По его мнению, оно (это состояние установки) должно «представлять собой скорее некоторое общее состояние, которое ка- сается не отдельных каких-нибудь органов субъекта, а деятельности его как целого»1. Сказанное относится и к интуитивному усмотрению следователя.

С установкой связано также произвольное усмотрение следователя. Только установка здесь подстать сущности произвольного усмотрения следователя, дающая возможность пренебрежения как служебными обязанностями следователя, так и требованиями закона.

Такое тесное переплетение установки с различными видами усмотрения следователя свидетельствует о том, что существуют как различные установки, так и различные усмотрения следователя. Считаем важным в этой связи, отметить то обстоятельство, что взаимодействуют лишь совпадающие по содержанию усмотрение следователя и его установка. Например, встречается взаимодействие установки, ориентирующее следователя на строгое и неуклонное соблюдение законности для расследования преступлений с его произвольным усмотрением, толкающим следователя на разрешение следственной ситуации, исходя из его симпатии или антипатии к подозреваемому или обвиняемому. Изложенное вовсе не означает, что нами полностью

Узнадзе Д.Н. Психологические исследования. - М., 1966. - С. 177.

42

отождествляются усмотрение следователя и его установка. Их ото- ждествлять не следует по следующим причинам:

  • во-первых, усмотрение и установка не всегда одновременно являются компонентами процесса принятия решения следователем и разрешения неурегулированной законом следственной ситуации. Имеются в виду те случаи, когда законом исключается возможность обращения следователя к усмотрению, в то время как установка на следование закону должна быть, говоря иными словами, значительно уже сферы действия усмотрения;
  • во-вторых, не всегда совпадает время возникновения и формирования усмотрения и установки. Фиксированная установка у следователя может быть еще до возникновения неурегулированной законом следственной ситуации;
  • в-третьих, действие усмотрения следователя заканчивается с момента разрешения неурегулированной законом следственной ситуации, а установка фиксируется либо дифференцируется.
  • Определившись с понятием и разновидностями усмотрения следователя при расследовании уголовных преступлений, с местом и ролью усмотрения следователя в механизме принятия им решения и со- отношением усмотрения с другими компонентами принятия решения представляется необходимым более подробно остановится на психо- логическом аспекте этого явления.

Несмотря на то, что в данном диссертационном исследовании в основном рассматривается уголовно-процессуальный аспект усмотре- ния следователя отсутствие анализа психологического содержания данного явления может, на наш взгляд, существенно сказаться на полноте и всесторонности работы.

43

§ 2. Психологический аспект в усмотрении.

«Каждому человеку присущи биологически обусловленные признаки (физиологические особенности, темперамент и т.д.), социально обусловленные черты (знания, навыки, идейно-политическая направ- ленность и д.р.)- В результате взаимодействия социального и биоло- гического образуется система качеств, которые каждым человеком приобретаются в течение всей его жизни»1. Опираясь на эти положения, можно сделать вывод о том, что сущность человека в конечном итоге представляет собой органическое единство объективного и субъективного, внутреннего и внешнего, социального и биологиче- ского2.

Нельзя не учитывать то, что процесс установления факта, подчиненный определенному порядку, имеет внутреннюю сторону -мышление. К ней, прежде всего, относится оценка доказательств, включающая в себя определение относимости, допустимости, достаточности и достоверности доказательств. Следователь оценивает доказательства по своему внутреннему, свободному, независимому от постороннего вмешательства и давления, убеждению.

Мыслительный путь, направленный к выводу об относимости доказательств к делу, о их силе, значении и убедительности, законом не регулируется и урегулирован быть не может. В данном случае дей- ствуют не юридические законы, а законы психики человека, логики мышления, то есть законы природы. Нарушение этих законов не может рассматриваться как незаконность в правовом ее значении. Именно поэтому, необоснованность некоторых решений и действий

1 Зеленский В.Д. Следователь как субъект расследования. - Краснодар, 1982. - С.5.

2 См.: Там же. - С.5-6.

44

следователя на этом отрезке может быть вызвана не только нарушением законов, в частности, процессуальных (их соблюдение, хотя и необходимо, но недостаточно для получения обоснованного решения). Неправильная оценка доказательств и последующее неверное установление фактов непременно приведет к применению материаль- ного закона к фактам, не соответствующим гипотезе нормы, и, следо- вательно, к незаконности решения.

Решения должностных лиц и органов как результат деятельности по применению права должны выражать не просто мнение лица, а его убеждение, уверенность в том, что оценка доказательств проведена правильно; факты, положенные в основу решения, установлены всесторонне, полно, объективно; избранное решение соответствует содержанию нормы права и поставленной цели. Следователь не всегда может осуществить решение, которое выражает его убеждение (подконтрольность в некоторых случаях начальнику следственного отдела, прокурору, суду), однако в то же время его нельзя обязать принимать решения и действовать вопреки своему внутреннему убе- ждению, если речь идет о вопросах, влияющих на судьбу дела.

Рассматривая усмотрение следователя как определенное состояние сознания, мы полностью согласны с тем, что «целостной характе- ристикой человеческого сознания является убеждение человека»1 (в нашем случае - убеждение следователя). В самом деле, трудно пред- ставить с^де ситуацию, в которой следователь, принимая то или иное решение из нескольких возможных, не убежден в правильности своего выбора. В противном случае, выбор следователя не основывается на глубоком осознании принимаемого решения, он противоправен и безнравственен.

Васильев Л.М. Практика как критерий истины в уголовном судопроизводстве. - Краснодар, 1993. - С. 141

45

В связи с этим возникает необходимость подробно проанализировать соотношение усмотрения и убеждения следователя при принятии процессуальных решений.

Для обоснования тезиса, что убеждение является фундаментальной основой усмотрения следователя, необходимо более подробно остановится на анализе сущности убеждения следователя при принятии решений. Убеждением называют:

а) процесс склонения кого-нибудь (в том числе, самого себя) к определенному взгляду, поступку;

б) результат этого процесса, т.е. конкретное мнение, воззрение;

в) отношение человека к своим знаниям, решениям, действиям, то есть состояние уверенности, убежденности1.

Внутреннее убеждение следователя можно представить как само убеждение, как формирование собственного взгляда на фактические обстоятельства дела.

Говоря об убеждении (убеждениях), имеют также в виду мнения, воззрения, знания человека о тех или иных явлениях действительности. В этом смысле оценка доказательств по внутреннему убеждению предполагает использование в этих целях собственных мнений, взглядов и знаний лица, осуществляющего производство по делу2. Индивидуальные запасы знаний следователя служат своеобразной базой для мыслительных операций, в том числе, при приятии ре- шений на основе усмотрения. Эти знания также служат и средством проверки полученных результатов, помогая контролировать правильность тех или иных оценок, указывая в случае их противоречивости

См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973. -С.474.

1 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973.-

С.477.

46

либо на необходимость уточнения посылок, либо на ошибочность сделанных выводов.

Большое значение в процессе формирования убеждения следователя играют сомнения. В психологической науке под сомнением понимается «сознание недоказанности, неубедительности, переживание неудовлетворенности тем, что выдается за истину, за решение поставленной задачи»1. «Убеждение должно быть дорого потому только, - писал В.Г. Белинский, - что оно истинно, а вовсе не потому, что оно наше. Как скоро убеждение человека перестает быть в его ра- зумении истинным, он уже не должен называть его своим; иначе он принесет истину в жертву пустому, ничтожному самолюбию и будет называть «своей ложью»*”.

В процессе доказывания сомнения играют положительную роль, побуждая исследователя к поискам новых данных, позволяющих пе- рейти от вероятного к достоверному знанию и принять на его основе обоснованное и законное решение. Но при итоговой оценке наличие сомнений, свидетельствуя об отсутствии внутреннего убеждения, делает невозможным принятие позитивного решения по делу, в том числе, принятие решения по усмотрению. Теорией доказательств сформулировано правило о том, что все сомнения толкуются в пользу обвиняемого (презумпция невиновности).

Говоря о сомнениях при оценке доказательств, мы говорим об одной из важнейших сторон внутреннего убеждения: убеждение как отношение субъекта к своим знаниям, выводам и решениям, как чувство уверенности, убежденности по существу.

Переживания, как и знания, составляют одну из сторон сознания. Знания и переживания неразрывно связаны, взаимно проникают

1 Левитов Н.Д. О психических состояниях человека. - М., 1964. - С.92. ‘ Белинский В.Г. Сочинения, т.6. - М, 1978. - С.276.

47

друг в друга. Профильтрованные через личный опыт знания соотно- сятся с потребностями и интересами человека, вызывают к себе оп- ределенное отношение, приобретают известный смысл и значение, что и предопределяет влияние индивидуальных свойств следователя на содержание принимаемого им решения. «Все высшие чувства - это оценочные переживания, хотя бы человек и не осознавал тех норм, которые фактически лежат в основе его оценок»1.

Еще древнегреческие мыслители обратили внимание на двойственность знания: ошибающийся человек проявляет двойное незнание: незнание предмета и незнание своего незнания. В человеческой деятельности ее предметная практическая сторона всегда предвосхищается духовной, познавательной. Человеку мало получить какое-то знание, ему помимо этого необходимо постоянно удостоверяться, убеждаться в правильности своей деятельности, истинности этого знания. Особенно это важно для следственной деятельности.

В науке убеждение понимается как «форма сложного идеального представления людей, синтезирующая значимое с точки зрения их потребностей и интересов знание о явлениях внешнего мира, субъек- тивную оценку его истинности, возникшее на ее основе положительное или отрицательное отношение к этому знанию и отраженным в нем явлениям внешнего мира, а также субъективную готовность действовать в практических отношениях с внешним миром на основе то-го знания, которое принято как истинное» . Следовательно, можно сделать вывод о том, что убеждение является системой принципов, лежащих в основе оценки информации, которые так или иначе предопределяют поведение людей. Входящие в структуру убеждения знания всегда являются для человека значимыми, то есть оцененными, и

1 Психология / Под ред. Смирнова А.А. и др. - М., 1962. - С.404.

2 Манышев Ю.Г. О структуре убеждения как фидософско-сошюлогической категории/ЛГруды Иркутского института народного хозяйства, вып. 4. - 1967. - С.238.

48

поэтому убеждение зависит не только от исследуемого объекта, но и от самого субъекта, что приобретает особую важность, когда мы говорим о принятии решения на основе усмотрения.

Убеждение - не одномоментный акт, а длящийся процесс его перехода из одних, элементарных форм, в более сложные. Например, содержание убеждения, возникающего при осмотре места происшествия в его начальный период, есть совокупность обобщенных сведений о явных признаках преступления, выражающих в какой-то степени существо совершившегося события. В силу этого убеждение здесь становится своеобразным отправным положением, очевидность которого доказана многолетним следственным опытом и в конкретной ситуации не вызывает сомнений в своей правильности. Включение же в содержание убеждения версий, опирающихся на обобщенные сведения о явных признаках преступления, способствует тому, что убеждение становится допущением, предпосылкой. Именно при наличии отправного положения в содержании убеждения у следователя и появляется вера в возможность правильности выдвинутых самых общих предположений. Так возникает первая ступень, элементарная форма внутреннего убеждения.

Вера - «психологический процесс, проявляющийся в чувственно- эмоциональной сфере и фиксирующей в ней или в интеллекте ре- зультаты процесса оценочной деятельности личности по определению степени истинности информации, поступающей из реального мира»1. Взяв данное определение как отправное, коротко охарактеризуем такое явление, как вера.

Вера во многом зависит от интересов, целей, задач следователя, проявляясь в его установках и потребностях. Вера обусловлена неоп-

Раевский А.Н., Антонов А.В. Психологические особенности информационного обслуживания и пути повышения его эффективности. - Киев, 1967.- С.32.

49

ределенностью всей имеющейся и дефицитом доказательственной информации. В разных своих формах вера соединена со знанием и на чувственном и на рациональном уровне; ее наличие в сознании вызвано потребностью следователя в подтверждении достоверности знания на обоих уровнях. Вера, будучи непосредственным, элементарным, субъективным критерием истины, который совершенно не достаточен в качестве мерила объективности знания, тем не менее, необходима в силу ее универсальности в функционировании знания. Разумеется, знание может быть истинным и без оценки его истинности и веры в это. Однако - и это чрезвычайно важно - никакое знание не может быть использовано следователем без веры в его истинность или ложность. Ни субъективная ценность добываемой информации, ни доверие к ее источнику не будут иметь для следователя смысла, если у него нет уверенности в истинности полученных сведений. Очень часто отсутствие веры в разрешимость какой-либо задачи приводит к тому, что следователь и не пытается ее решить.

Процесс развития внутреннего убеждения - от его зарождения до превращения в убежденность - не только эволюция знания (от ве- роятного к достоверному), но и эволюция тех эмоционально- чувственных образований, которые функционируют и на чувственном, и на абстрактно-логическом уровне. При этом, если убеждение в форме веры основывается на установках, потребностях и ситуациях, то на другую его форму - уверенность - главным образом оказывает влияние рационально обосновываемые опыт и знания. Зарождаясь, вера сливается с эмоциональными оценками во многом еще вероятного знания. Частично, логически обоснованное знание или мнение, приводит к появлению уверенности, борющейся с сомнением. Досто- верное, логически обоснованное знание, характеризуется наличием

убежденности, в составе которой тоже есть эмоциональный компонент в виде субъективного, личностного отношения следователя.

Проблема убеждения - это проблема субъективного фактора. Внутреннее убеждение следователя - это разумная, осознанная и обоснованная уверенность следователя в правильности определенного вывода, опирающаяся на объективные факты и достигаемая в ре- зультате вдумчивого, непредвзятого и всестороннего исследования всех обстоятельств дела.

Интересна по этому вопросу позиция А.Р. Ратинова, который считает, что «убеждение… это, во-первых, знание, во-вторых, вера в правильность этого знания и, в-третьих, волевой стимул, побуждающий к определенным действиям»1. Другой процессуалист - Н.С. Алексеев считает, что «убеждение включает в себя интеллектуальную, эмоциональную и волевую сферу; последняя позволяет быть уверенным в правильности оценки, осуществлять доказывание до пределов, обеспечивающих достоверность при установлении фактов и правильности решения» . Он солидаризируется с Н.Д. Левитовым, ут- верждающим, что «психологическое состояние уверенности сложно по своей психологической природе, - в нем имеются компоненты по- знавательные, эмоциональные и волевые»1.

Уверенность в правильности принятого решения - не только оп- ределенное чувство4, но и волевое усилие, благодаря которому следо- ватель принимает своевременное, обоснованное и твердое решение,

1 Теория судебных доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973. - С.480.

2 Рахунов Р.Д. Независимость судей в советском уголовном процессе. - М., 1972. - С. 205

’ Левитов Н.Д. О психических состояниях человека. - М., 1964. - С. 169.

4 Лиеде А., Лукашевич В. Законность и обоснованность привлечения лица к уголовной ответственности в стадии предварительного расследования.//Вопросы уго- ловного права, уголовного процесса и криминалистики. - Рига, т.93. 1968. - С. 148- 163.

51

направляет свою деятельность на исполнение принятого решения. Говоря иначе, уверенность должна соотноситься, реализов^ваться в практической деятельности следователя, находить в ней свое выра- жение.

Анализ приведенных точек зрения на природу внутреннего убеждения следователя позволяет нам выделить два наиболее значимых аспекта данного явления, т.е. рассмотреть внутреннее убеждение следователя с точки зрения следующих аспектов:

1) внутреннее убеждение имеет психологический характер как определенное состояние сознания следователя;

2) внутреннему убеждению следователя присущ моральный, этический характер; иначе говоря, судить по убеждению это значит «судить по совести, решать так, как велит совесть».

В философии процесс формирования убеждения передается следующей формулой «познано - понято - пережито - принято как истина»1. В.Ф. Бохан переносит эту формулу на формирование судейского убеждения с некоторыми дополнениями, а именно: «познано - понято - пережито - принято как истина - подготовлено решение»2.

Нам представляется, что в процессе формирования убеждения следователя необходимо выделить два взаимосвязанных элемента: гносеологический и психологический. В гносеологическом смысле процесс формирования убеждения следователя развертывается в сис- теме «незнание - знание», то есть от вероятного знания к знанию ис- тинному и достоверному на основе исследованной совокупности до- казательств. В психологическом смысле существенным для формиро- вания убеждения следователя является перерастание сомнения как

1 Якуб М.Л. О тенденциях к ограничению процессуальных гарантий в иссле довании отдельных видов доказательств в уголовном процессе буржуазных госу дарств // Вестник МГУ. Серия Право. - 1973. №4. - С.28-51.

2 Бохан В.Ф. Формирование убеждений суда. - Минск, 1973. - С.41.

52

следствия вероятного знания в убежденность следователя, которая характеризует достоверность полученных знаний и готовность дейст- вовать в соответствии с ними.

Формирование убеждения следователя при принятии конкретного решения во всех случаях складывается на основе рационального познания причинно-следственных и иных связей между фактами объ- ективной действительности, ценностного к ним подхода, их соотно- шения с запретами уголовного права, чувственного переживания по- лученных при расследовании уголовных дел результатов познания и сделанных из них правовых выводов.

Познавательный характер деятельности, осуществляемой следователем, в психологическом отношении является чрезвычайно сложным. Это объясняется главным образом тем, что эта деятельность требует не только многообразного решения мыслительных задач различного плана и преодоления связанных с этим трудностей, но и организации практического их осуществления. При этом деятельность чисто мыслительная, имеющая целью построение следственных версий, составление планов отдельных следственных действий и планов расследования вообще, соединяется с практической организацией ра- боты, реализующей мысленные схемы и решения1.

В рамках данного вопроса особое значение имеет осуществление анализа факторов, влияющих на формирование убеждения следователя.

При освещении факторов, влияющих на формирование убеждения следователя, необходимо обратить внимание на следующие важнейшие положения:

Коновалова BE. Психология в расследовании преступлений. - Харьков, 1978. -С.6-7.

53

1) указанные факторы (см. ниже) находятся в диалектической взаимосвязи и взаимообусловленности; 2) 3) удельный вес отдельных факторов в формировании убеждения следователя различен. 4) В результате анкетирования 190 следователей прокуратуры и следственных отделов органов внутренних дел городов Анапы, Крас- нодара, Славянска-на-Кубани, Ставрополя нами были выделены наи- более существенные группы таких факторов. К ним относятся:

1) уровень профессиональной подготовки; опыт предыдущей работы;

2) уровень профессионального правосознания; 3) 4) морально-волевые и интеллектуальные качества; 5) 6) политическая и нравственная ориентация следователя; 7) 8) обстоятельства, которые можно условно назвать «вытекающими из уголовного дела»; 9) 10) обстоятельства, связанные с личностью подозреваемого (об- виняемого); 11) 7 ) обстоятельства, которые условно можно отнести к «внесудебным» (общественное мнение).

Важно отметить, что вышеперечисленные факторы могут успешно функционировать, то есть выполнять свою роль в формировании убеждения следователя, только тогда, когда каждый из них будет ориентирован на соблюдение требований законности, на охрану за- конных прав и интересов подозреваемого (обвиняемого). От наличия и качества «работы» каждого фактора зависит наличие и качество «работы» в формировании убеждения следователя и других факторов, что, в свою очередь, обусловливает качественное содержание убеж- дения следователя. Например, низкий профессиональный уровень, низкий уровень правосознания следователя в ряде случаев, влечет за

54

собой, искажение понимания целей и задач правосудия по уголовным делам, что, в свою очередь, сказывается на полноте, объективности, всесторонности исследования обстоятельств преступления.

Указанные факторы характеризуются, прежде всего, упорядо- ченностью, согласованностью и гармоничным сочетанием в рамках единого процесса формирования убеждения. Кроме того, в них можно выявить и субординационные связи, которые заключаются в том, что уровень профессиональной подготовки, уровень правосознания сле- дователя в своеобразной иерархии факторов занимают первостепенное значение и определяют степень эффективности функционирования других факторов, тем самым, придавая им относительную устой- чивость, стабильность и подчиняя единой цели - формированию объ- ективного, достоверного содержания знаний о наличии или отсутствии фактов, которые подлежат установлению по уголовному делу.

Кроме того, представляется, что в контексте принятия решения на основе усмотрения особое значение приобретает определенная форма риска, вызванная острым дефицитом доказательственной информации. Как элемент процесса принятия решений риск связывается с определением, оценкой, измерением вероятности ошибки или успеха выбора при нескольких возможностях. Как утверждал B.C. Комар-ков, «следователь имеет право на риск. Однако риск - это не опрометчивые поступки, осуществляемые в надежде на счастливый исход, а тактически грамотные, правильные в конкретной следственной ситуации действия, основанные на точном расчете, сообразительности, смекалке»1. В криминалистике существует следующее определение криминалистического риска - «действие или бездействие по поводу расследуемого преступления, направленное на цель, отягощенную

1 Комарков B.C. Психологические основы очной ставки. Тексты лекций.-Харьков, 1976.-С.23.

55

объективной вероятностью не достижения, субъективированное оп- ределенным лицом, предполагающим альтернативный результат»1. Отметим, что изучению проблем, связанных с тактическим риском, посвящено диссертационное исследование Ю.Ю. Осипова2.

Тщательный анализ существующих точек зрения по этому вопросу позволяет прийти к выводу о том, что, риск как таковой выступает средством преодоления неопределенности информации с помощью субъективной вероятности (ожидания), когда эмоции выступают в качестве своеобразного знания, способствующего, в конце концов, принятию следователем правильного окончательного решения по делу.

В некоторых случаях риск принятия того или иного решения по делу при дефиците доказательственной информации выступает в качестве специального условия следственной деятельности, приводящего к достижению цели. Этот «вынужденный» риск необходим уже по- стольку, поскольку условия и ситуация расследования требует его.

Существует и другая форма риска, связанная со значительным уменьшением неопределенности. Однако и здесь следователь может принимать решения или избирать действия, включающие в себя в той или иной степени риск. От тяготения к риску, таким образом, и зависит выбор конкретных целей в реальных ситуациях. В практической следственной деятельности может встретиться и такая крайняя форма риска, когда он выступает в качестве мотива, побуждая и направляя действия следователя.

Необходимость и неизбежность принятия рискованных решений при расследовании преступлений сопровождается увеличением эмо- циональной нагрузки следователя, вызываемой, прежде всего, чувст-

1 Зорин ГА. Криминалистический риск. - Минск, 1990, - С.7-8.

2 См.: Осипов Ю.Ю. Деятельность следователя в условиях тактического рис ка Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М, 1992.

56

вом повышенной ответственности. Дефицит времени, необходимость быстро принимать правильные и ответственные решения также уве- личивают эмоциональное напряжение.

Наблюдения показывают, что даже у решительных, активных и ответственных следователей процесс принятия решений зачастую со- провождается, в общем-то, естественными сомнениями, колебаниями, а не только расчетами. Есть решения, за принятие которых взять на себя ответственность очень трудно, поскольку они в корне меняют направление расследования.

Следует иметь ввиду и то, что на принятие решения на основе усмотрения в положительную или отрицательную сторону практически может влиять и самочувствие следователя, особенности его характера, темперамента, а также различные эмоциональные явления. Например, при резком возрастании эмоционального напряжения ухудшается оценка наличной ситуации и хода принятия решения, поскольку следователь постепенно перестает учитывать все больше внешних обстоятельств, особенно, в их взаимосвязи.

С другой стороны, следователь может осуществить выбор благодаря эмоциональной привлекательности той или иной возможности решения. Это имеет под собой серьезное основание, поскольку психологией установлено, что эмоциональные состояния являются выражением меняющейся субъективной ценности. Эмоциональная активация является динамическим результатом поиска решения, фактором направленности исследовательской деятельности. Поэтому особенности проявления эмоциональных процессов относятся к важнейшим психологическим характеристикам принятия решений1.

Известно, что за редким исключением психологические процессы человека носят характер переживаний, то есть выражения субъек-

1 См.: «Искусственный интеллект» и психология. - М., 1976. - С.273.

57

тивной, внутренней стороны отражения объективного мира. Почти всегда переживания - это сложная совокупность взаимосвязанных между собой эмоций, в которой в тот или иной момент имеет место преобладание эмоций какого-то определенного типа.

При принятии решений в процессе расследовании преступлений следователь может руководствоваться как всей многообразной, иногда достаточно противоречивой, совокупностью своих неповторимых эмоций и чувств1, так и отдельными, но довольно сильными из них. Именно поэтому в процессе принятия тактических решений особенно важное значение приобретает его сознательная рациональная сторона. Внутренний, субъективный мир человека проявляет свою яркую индивидуальность в виде своеобразного сочетания рационального и эмоционального начал. Вот почему при принятии решений следователи чаще всего основываются как на том, так и на другом. Однако всякий процесс принятия решения начинается с эмоций, которые затем, не исчезая, сопровождают в той или иной форме все остальные этапы этого процесса.

Особое место в системе факторов, влияющих на формирование убеждения следователя при принятии конкретного решения, занимает его правосознание.

Представляется, что одним из основных показателей уровня профессиональной подготовки следователя и важнейшим фактором, влияющим на формирование убеждения следователя при принятии решений, является его профессиональное правосознание. Выделение

1 См.: Анохин П.К. Проблема принятия решений в психологии и физиологии. Проблемы принятия решений. - М, 1976; Вилюнае В.К. Психология эмоциональных явлений. - М., 1976; Дерябин B.C. Чувства, влечения, эмоции. - Л., 1974; Ильченко Ю.И. Эмоции и чувства в деятельности следователя. - Краснодар, 1978; Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. - М., 1975; Тихомиров O.K. Структура мыс- лительной деятельности человека. - М, 1969; Шингаров Г X Эмоции и чувства как форма отражения действительности. - М, 1971.

58

и рассмотрение правосознания следователя как специфического пра- вового явления предопределяется следующими основными моментами:

  • во-первых, правосознание следователя отражает специфику предварительного следствия как относительно самостоятельного вида государственной деятельности;
  • во-вторых, оно отражает специфический статус правового положения следователя в уголовном процессе;
  • в-третьих, уровень правосознания следователя во многом пре- допределяет содержание решений, принятых на основе усмотрения.
  • Правосознание регулирует поведение следователя, непосредственно влияет на качество следственной работы. Ее эффективность находится в прямой зависимости от уровня правосознания следователя. Низкий уровень правосознания является одной из причин следственных ошибок и грубейших нарушений законности.

В юридической литературе традиционно выделяются два структурных компонента правосознания: правовая психология и правовая идеология.

Правовая психология, будучи разновидностью общей психологии, выражает чувства, настроения, мысли, привычки, традиции, состояния, возникающие в значительной мере стихийно, под влиянием повседневных условий практической жизни, в результате взаимо- влияния людей в больших и малых социальных группах, и характери- зующие отношение больших и малых групп к праву, законности, сис- теме правовых учреждений, к различным правовым ситуациям.

Иначе говоря, правовая психология есть обыденное правосознание, представляющее собой совокупность разрозненных, стихийно складывающихся эмпирических правовых знаний, содержание которых составляют, во-первых, определяемый объективными потребно-

стями общественный интерес, цель и мотивы деятельности, то есть социально-психологический механизм, без которого невозможна практическая деятельность людей; во-вторых, привычки, традиции, предрассудки, убеждения, относительно устойчивые элементы соци- альной психологии; в-третьих, динамичные, подвижные ее элементы (чувства, настроения, аффекты); в-четвертых, способы формирования социальной психологии (влияния, взаимовлияния, подражания, вну- шения и т.д.).

В качестве главной составной части правосознания следователя необходимо рассматривать правовую идеологию, под которой пони- мается обусловленная общественным бытием и воплощенная в право- вых теориях, понятиях и категориях система научно обоснованных правовых представлений, идей и взглядов.

В соответствии со ст. 71 УПК, следователь оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законом и правосознанием.

Применительно к следственной деятельности наибольшее значение имеет оценочная функция правосознания. Эта функция, как справедливо указывает В.А. Сапун, проявляется в тех случаях, когда для оценки ситуации используется одна из нескольких правовых норм, регулирующих данные отношения. При этом правоприменитель, руководствуясь профессиональным правосознанием и учитывая правовые последствия своего решения, выбирает наиболее оптималь- ный вариант.1

Правосознание следователя формируется, прежде всего, на основе правовоспитательной работы, целеустремленном и систематиче-

См.: Сапун В.А. Социалистическое правосознание и реализация советского права. - Владивосток, 1984. - С.5.

60

ском обучении и преобразовании полученных знаний и ценностных правовых установок. Другим источником правосознания следователя является юридическая практика. Кроме того, значительная по времени и качеству юридическая следственная практика влияет на уровень правосознания следователя.

При анализе вопроса о взаимосвязи юридической практики и правосознания следователя в науке чаще всего признается примат активной, творческой роли правосознания. Действительно, правосознание как управленческий фактор в значительной мере предопределяет качество правотворческой и правоприменительной деятельности, мотивы правомерного и противоправного поведения личности. Однако, при этом важно помнить, что правосознание является всего лишь одной из форм осознания правовой действительности и, следовательно, в своем формировании и функционировании отражает юридическое бытие, испытывает его постоянное и определяющее воздействие.

Один из важнейших элементов правосознания следователя представляется в качестве целенаправленно сформированной системы профессиональных качеств, оптимально необходимых для успешного осуществления функций, обусловленных государственно-правовым статусом данного должностного лица. Правосознание следователя можно определить как обусловленную спецификой социальной роли и следственной деятельности, профессионально формируемую систему правовых идей, взглядов, знаний, чувств, ценностных ориентации, определяющих образ жизни и мотивы деятельности следователя1.

Представляется, что правосознание следователя характеризуется преобладанием рациональных компонентов сознания над эмоциональными. Специфика стоящих перед следователем служебных задач,

1 Соколов И.Я. Правосознание юристов: понятие, сущность и содержание // Советское государство и право. - 1983. №10. - С.5.

61 формы и методы деятельности, особенности реализуемых уголовных и уголовно-процессуальных норм, а также многочисленные ведомст- венные инструкции и приказы - все эти факторы налагают свой отпе- чаток на идеологические и психологические компоненты следственного правосознания.

Важнейшую роль в формировании правосознания следователя играет следственная юридическая практика, которая выступает объектом отражения и познания, поставщиком информации для правосознания следователя. Более того, можно сделать вывод о том, что правосознание следователя и юридическая практика диалектически взаимосвязаны.

Источники материального и процессуального права, регламен- тирующие следственную деятельность, составляют нормативную основу следственной практики. Техника их разработки, динамизм, ста- бильность и другие качества определяют пути развития практики предварительного следствия и, в свою очередь, существенно влияют на правосознание следователя, которое как особый вид профессио- нального сознания формируется под непосредственным воздействием следственной и иных видов практики, складывается из разнообразных знаний, навыков и умений; оно не может (и не должно) иметь ведом- ственных границ.

Результат проведенных социологических исследований в этой области позволили сделать вывод о постепенном сужении избирательной и мотивационных сфер личности следственных работников.1 Представляется, что это связано с появлением в процессе специализации стереотипных форм мышления и оценок.

Васильев Л.М. Организация деятельности следователя. - Краснодар, 1982. -С.23; Вопленко Н.Н. Причины ошибок в правоприменении // Советское государство и право. - 1982. №4; Коновалова В.Е. Организационные и психологические основы

62

В литературе существует мнение о наличии позитивной и негативной юридической практики1, а это, в свою очередь, обусловливает существование позитивных и негативных элементов профессионального правосознания, что свидетельствует о сложном и противоречивом характере взаимосвязи юридической практики и правосознания. Эти противоречия могут быть результатом отставания практики от теории, бытия - от морально-правового сознания, несоответствия отдельных правоприменительных актов - идеям законности и справедливости. Данные противоречия разрешаются путем совершенствования юридической практики и профессионального правосознания.

Позитивные, то есть социально ценные элементы как общего, так и профессионального правосознания в науке получили достаточно полное и глубокое освещение2. Для нашего исследования наибольший интерес представляют отрицательные элементы правосознания.

К негативным элементам общего правосознания относятся: субъективизм, ведомственность, профессиональная деформация, «пробельность» и искаженность правосознания. В них явно просле- живается тенденция к «процессуальному упрощенству», неуважение к юридическим гарантиям прав и интересов граждан. Данные тенденции проявляются в неуважении к процессуальному порядку осуществления следствия и правосудия3, создают почву для существования усмотрения в деятельности правоприменительных органов, в том числе, в работе следователя.

деятельности следователя. - Киев, 1973; Котов Д.П., Шиханцов Г.Г. Психология сле- дователя. - Воронеж, 1977.

1 Реутов В.П. О понятии юридической практики.//Государство, право, законность. - Пермь, 1974. - С.86.

См.: Фарбер И.Е. Правосознание как форма общественного сознания. - М., 1963.- С.56идр.

л Число дел, по которым приговоры пересмотрены в кассационном и надзорном порядке, постоянно растет (на 10-15% в год). См.: Работа судов Российской Фе- дерации в 1997 г.//Российская юстиция. - 1998. №6; Работа судов Российской Федера- ции в 1998 г.//Российская юстиция. - 1999 №8-9.

63

На основании изложенного, можно сделать вывод, что если сле- дователь, ведущий расследование по конкретному уголовному делу, сталкивается с проблемой выбора одного из предусмотренных уго- ловно-процессуальным законом вариантов решения (действия), то правильность принятого в данном случае решения во многом будет зависеть от субъективного фактора (тех или иных качеств следователя). Это обстоятельство представляется нам очень важным, поскольку именно субъективный фактор может оказаться решающим при выборе следователем того или иного решения, что, в свою очередь, повлечет наступление юридически значимых последствий, которые могут при- вести к существенному ущемлению прав и законных интересов участ- вующих в деле лиц.

Анализ сущности убеждения следователя при принятии решений в ходе расследования уголовных дел позволяет выявить влияние убеждения следователя на содержание принимаемого на основе усмотрения решения.

Действительно, основой усмотрения при принятии решения является убеждение. Однако недопустимо отождествление убеждения и усмотрения. Уголовно-процессуальный закон устанавливает пределы применения убеждения в рамках усмотрения для создания барьера в существовании произвола со стороны отдельных следователей.

Раскрывая соотношение усмотрения и убеждения следователя, необходимо обратить внимание еще на один важный аспект этой про- блемы. По своей сути наивысшая точка убеждения следователя - это его готовность к практическим действиям в соответствии с полученными знаниями, С усмотрением же обычно связывают представление о решении (действии), обусловленном особенностями личности сле- дователя (особенности характера, уровень профессиональной подго- товки, степень овладения опытом предыдущих поколений и т.д.).

64

ГЛАВА 2. Усмотрение в применении уголовно- процессуальных норм права на досудебных стадиях

§1. Усмотрение следователя на стадии возбуждения уголовного

дела

Одним из основных требований применения российского уголовно- процессуального права является требование о достижении целей уголовного процесса при обязательном и безупречном соблюдении прав и охраняемых законом интересов граждан, вовлеченных в сферу уголовно-процессуальных отношений.

Представляется, что условия реализации усмотрения следователя - составная часть общих условий уголовного судопроизводства, устанавливаемых законодателем и которые применяются на протяже- нии всего судопроизводства.

На наш взгляд, важно выделить следующие общие условия применения усмотрения следователем:

1) Усмотрение следователя всегда должно осуществляться на основе и в рамках закона и его принципов. Усмотрение следователя, свобода в выборе и принятии решения по расследуемому преступле нию ограничены рамками закона. Применение следователем усмотре ния должно основываться на тщательном и всестороннем анализе российского законодательства, скрупулезном изучении всех норм, ка сающихся рассматриваемого вопроса.

2) Использование усмотрения в области уголовно- процессуального регулирования не должно посягать на права и за конные интересы участников уголовно-процессуальных отношений. Усмотрение следователя должно использоваться с целью наиболее эффективного, целесообразного применения уголовно-

65

процессуальных норм для достижения быстрого и полного раскрытия преступлений, изобличения виновных в их совершении.

3) Правоприменительный акт, принятый на основе усмотрения, должен преследовать ту цель, для достижения которой законодатель дал следователю правомочие действовать по своему усмотрению. Если следователь на основе своего усмотрения примет акт, содержание которого не соответствует цели, заложенной в норму законодателем, то такой акт признается незаконным. 4) 5) Акт применения уголовно-процессуальной нормы на основе усмотрения должен содержать в себе мотивы, побудившие следователя воспользоваться правом усмотрения. Важно отметить, что обязанность обоснования в правоприменительном акте необходимости применения норм на основе усмотрения является важной гарантией от возможных злоупотреблений со стороны следователя. 6) Анализ российского уголовно-процессуального законодательства и практики его применения позволяет сделать вывод о том, что для установления пределов применения усмотрения следователем зако- нодатель использует множество правовых средств и способов, которые условно можно разделить на две группы:

а) общие средства установления границ усмотрения следовате ля;

б) частные (конкретные) средства установления границ усмот рения следователя.

К первой группе средств относятся те, которые касаются не одного конкретного случая применения усмотрения, а всех или нескольких таких случаев.

К общим средствам МОГУТ быть отнесены:

66

  • указания на цели и задачи деятельности, ради осуществления которой следователь наделяется правом усмотрения (например, ч.1 ст.2 УПК);
  • фиксирование временных границ осуществления того или иного права или обязанности (например, чЛ ст. 109 УПК);
  • установление способов осуществления тех или иных действий и др.
  • Вторую группу средств составляют те средства, которые относятся к одному конкретному, предусмотренному законом, случаю применения усмотрения и содержатся в той же норме, которая это право предусматривает. Они могут относиться к условиям действия нормы, правам и обязанностям субъектов, мерам их обеспечения и т.д. В их числе можно включить установленные в норме права условия, которые необходимо соблюдать при применении усмотрения. Например, согласно ст. 109 УПК, «по поступившим заявлениям и сообщениям могут быть истребованы необходимые материалы и получены объяснения, однако без производства следственных действий, предусмотренных настоящим Кодексом».

Определяя пределы применения усмотрения следователем важно не забывать о том, что они определены в законе так, что им нельзя придавать более узкий или более широкий смысл, по сравнении с тем, который прямо в нем выражен. Пределы применения усмотрения определены правилом, при котором корректировка содержания закона в процессе его применения не допускается. Необходимо еще раз подчеркнуть, что соблюдение норм закона всегда является одним из важнейших условий правильного решения вопроса по усмотрению.

Таким образом, условия и пределы применения усмотрения сле- дователем при возбуждении и расследовании уголовных дел, взаимо- связаны и взаимообусловлены. Законодатель, определяя пределы

67

применения усмотрения следователя, не отграничивает их от условий, так как определение условий и неустановление пределов применения усмотрения ставило бы следователя над предписаниями закона, давало бы ему возможность выходить за рамки уголовно-процессуального законодательства.

Усмотрение следователя имеет большое значение для установления истины по делу. Именно такой результат познания составляет цель доказательственной деятельности следователя, которую он осу- ществляет на основе и путем применения уголовно-процессуальных норм, предоставляющих ему в некоторых случаях право решать во- просы по своему усмотрению, в зависимости от конкретных обстоя- тельств дела. Например, усмотрение следователя играет не последнюю роль при решении вопроса о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела, при определении границ исследования по конкретному уголовному делу, правильное установление которых на- ходится в зависимости от всесторонней, полной и объективной про- верки всех возможных версий по делу, от более-менее точного решения вопроса о том, какой объем доказательственной информации не- обходим для установления определенных обстоятельств и выяснение, какие следственные действия для этого должны быть проведены.

Необоснованное сужение границ доказывания, причиной которого может стать недостаточно активное использование следователем своего права на усмотрение, может привести к неполноте и односторонности расследования. Кроме того, усмотрение выступает как способ использования следователем возможностей уголовно-процессуального закона.

В рамках данной темы особое значение приобретает изучение вопроса об установлении законом границ усмотрения следователя на

68

стадии возбуждения уголовного дела и изучение практики его ис- пользования при установлении истины по делу.

Основной задачей первой стадии уголовного процесса - возбуждения уголовного дела - является проверка заявлений и сообщений о преступлениях с целью установления наличия или отсутствия доста- точных данных, указывающих на признаки преступления, а также об- стоятельств, исключающих возбуждение уголовного дела, и на этой основе принять решение о возбуждении или об отказе в возбуждении дела.

Стадия возбуждения уголовного дела имеет особое значение для всей последующей деятельности по достижению общих задач уголовного процесса. Она начинается с анализа повода и основания для возбуждения уголовного дела и завершается решением о возбуждении дела либо отказе в этом. От правильности реализации стадии возбуждения уголовного дела в значительной мере зависит достижение полноты, всесторонности и объективности расследования преступлений. Анализ уголовно-процессуальных норм, регламентирующих деятельность следователя на стадии возбуждения уголовного дела, позволяет нам сделать вывод о том, что уголовно-процессуальный за- кон, хотя и в достаточно ограниченном количестве случаев, допускает возможность решения некоторых вопросов следователем по своему усмотрению.

Таким образом, основной задачей при рассмотрении данного вопроса является четкое определение установленных законом границ усмотрения следователя на первой стадии уголовного процесса.

В соответствии с предписаниями уголовно-процессуального закона следователь вправе решить по своему усмотрению вопрос о сроке принятия решений по полученным заявлениям и сообщениям о со-

69

вершенном или подготавливаемом преступлении в рамках, установ- ленных законом (ч.1 ст. 109 УПК).

Следователь вправе использовать усмотрение на стадии возбуждения уголовного дела; в качестве способа реализации такого права, он может использовать следующие возможности уголовно-процессуального закона:

1) истребовать и получать по поступившим заявлениям и сообщениям необходимые материалы и объяснения (ч.2 ст. 109 УПК); 2) 3) в случаях, не терпящих отлагательства, производить осмотр места происшествия до возбуждения уголовного дела (ч.2 ст. 178 УПК). 4) Как видим, круг вопросов, разрешить которые следователь вправе по своему усмотрению на стадии возбуждения уголовного дела, довольно ограничен.

Представляется чрезвычайно опасной позиция некоторых про- цессуалистов в том, что следователь свободен в выборе своего пове- дения и при решении вопроса о возбуждении, и при отказе в возбуж- дении уголовного дела. Так, профессор П.С. Элькинд критикует мнение В.М. Горшенева о том, что на следователе лежит безусловная обязанность (при наличии фактов совершенного преступления) воз- будить уголовное дело и вынести по этому поводу постановление. «Он не может свободно определить свое поведение: возбуждать уголовное дело или не возбуждать, - утверждает В.М. Горшенев. - Согласно требованиям ст.112 УПК, при наличии поводов и оснований к возбуждению уголовного дела следователь обязывается возбуждать уголовное дело. Никакого другого решения следователь принять не

70

может».1 П.С. Элькинд утверждает, что предполагая такой исход дей- ствий следователя, В.М. Горшенев допускает две ошибки:

  1. Рассматривает ст. 112 УПК «в отрыве от ст.ст.5-9 УПК, преду- сматривающих в исключительных случаях возможность, а иногда и необходимость отказа в возбуждении уголовного дела при наличии к тому повода и основания»2;

2) Рассматривает «властное предписание закона вне какой бы то ни было оперативной самостоятельности органов и лиц, применяющих закон, вне инициативного учета всех конкретных обстоятельств случая, в связи с которым закон применяется»’.

Действительно, можно согласиться с первым замечанием о том, что статью 112 УПК необходимо рассматривать в комплексе, но не со статьями 5-9, а только со статьей 5 УПК, так как статьи 6-9 УПК предусматривают основания прекращения уже возбужденного уго- ловного дела, основаниями же к отказу в возбуждении уголовного дела они служить не могут.

Вместе с тем, даже при наличии оснований, указанных в ст. 5 УПК следователь, на наш взгляд, не свободен в выборе определенной лишь в своем поведении. Отказать в возбуждении уголовного дела при наличии оснований, перечисленных в ст. ст. 5-9 УПК, - обязанность, а не право следователя решить этот вопрос по своему усмотрению. На это достаточно четко указывает законодатель: «Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению…» (ст.5 УПК).

Законодатель наделяет следователя определенной процессуаль-

1 Горшенев В.М. Участие общественных организаций в правовом регулиро вании. -М., 1963.-С.111.

2 Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно-процессуального права.-М, 1967.-С. 180.

3 Там же. -С. 180.

71

ной самостоятельностью, однако в данном случае она распространяется лишь на право следователя самостоятельно (например, без санкции прокурора), при наличии предусмотренных в законе поводов и оснований и отсутствии оснований, исключающих производство по делу, возбудить уголовное дело.

Естественно, что возбудить уголовное дело в каждом случае об- наружения преступления - обязанность следователя и, вместе с тем, его исключительное право. Однако это право не следует понимать как произвольный выбор одного из двух решений по своему усмотрению. Сущность этого права, на наш взгляд, заключается в том, что никакие другие органы государства возбудить уголовное дело не вправе, их решение о необходимости поставить вопрос о привлечении лица к уголовной ответственности может рассматриваться только как повод к возбуждению дела.

В обоснование своего мнения, П.С. Элькинд приводит замечание Н.Н. Полянского о том, что судебный орган не вправе признать тот или иной закон целесообразным, но он может и даже обязан, если процессуальная форма допускает двоякое толкование, остановиться на таком толковании, которое наиболее соответствует целям уголовного процесса1. Далее приходит к следующему выводу: «Требование законности, следовательно, не устраняет, а наоборот, предполагает избрание из числа возможных наиболее целесообразного решения, учитывающего все особенности конкретных обстоятельств, наиболее соответствующего задачам уголовного судопроизводства»2.

Применительно к другим нормам уголовно-процессуального права данное суждение, несомненно, является верным. Но в данном случае нормы, регламентирующие порядок возбуждения уголовного

‘См.: Там же. -С.180-181. : Там же. - С.181

72

дела, сформулированы достаточно четко и никакого «двоякого толко- вания» не допускают. Отказ в возбуждении уголовного дела по иным, не указанным в ст. 5 УПК, основаниям, в частности, «ввиду нецеле- сообразности», недопустим. Четкое определение в законе поводов, оснований и порядка возбуждения уголовных дел является одной из важнейших гарантий законности в уголовном судопроизводстве. Формулировка последнего повода к возбуждению уголовного дела - непосредственное обнаружение компетентным органом признаков преступления - явно указывает на то, что речь идет не о произвольном усмотрении, а о наличии определенных фактов, дающих основание предполагать, что готовится или уже совершенно преступление. Обнаружение признаков преступления должностными лицами компе- тентных органов следует понимать, прежде всего, как выявление ими этих признаков, независимо от получения чьих-либо заявлений и со- общений.

Таким образом, об усмотрении следователя при решении рас сматриваемого вопроса не может быть и речи. Об усмотрении в дан ном случае можно говорить только в плане «усмотрения (неусмотрения)» следователем признаков уголовно-наказуемого дея ния. Реализация его на практике зависит от целого ряда факторов: профессиональной подготовки следователя, уровня знания законода тельства, практических навыков следователя, уровня правосознания, темперамента, черт характера, деловых, моральных качеств и т.д.

Как уже отмечалось выше, законодатель для установления пределов применения усмотрения следователем использует средства, дифференцируемые нами на две группы.

К общим средствам установления границ усмотрения следователя на стадии возбуждения уголовного дела относятся указания в законе о задачах уголовного судопроизводства (ст.2 УПК), об обязан-

73

ности возбуждения уголовного дела и раскрытия преступлений (ст.З УПК), о поводах и основаниях к возбуждению уголовного дела (ст. 108 УПК), об основаниях, исключающих производство по делу (ст.5 УПК).

К частным средствам установления границ усмотрения на стадии возбуждения уголовного дела относятся:

1) Четкое определение в законе сроков принятия решения о воз- буждении или отказе в возбуждении уголовного дела. Так, в соответ- ствии с ч.1 ст. 109 УПК, следователь обязан принимать заявления и сообщения о любом совершенном или подготовляемом преступлении и принимать по ним решения в срок, не более трех суток со дня по- лучения заявления или сообщения, а в исключительных случаях - в срок не более десяти суток. Сроки, установленные ст. 109 УПК, предельны, и продлению не подлежат. Однако закон не содержит перечня условий, названных им исключительными. Решение этого вопроса законодатель передает на усмотрение следователя. 2) 3) Предоставив следователю право самому решать вопрос о не- обходимости истребования необходимых материалов и получения объяснений по поступившим заявлениям и сообщениям, законодатель указал на недопустимость производства следственных действий, кроме проведения «в случаях, не терпящих отлагательства, осмотра места происшествия» до возбуждения уголовного дела (ч.2 ст.109, ч.2 ст. 178 УПК). Недопустимость прибегать для проверки материалов к производству следственных действий практически означает, что по- лучение объяснений не может производиться путем допросов и очных ставок, а получение необходимых материалов - при помощи обысков, выемок и экспертиз. Истребование материалов, проверочные действия,
должны быть строго ограничены установлением основания к 4)

74

возбуждению уголовного дела или обстоятельств, свидетельствую- щих об отсутствии таких оснований.

3) Закрепляя право следователя в случаях, не терпящих отлагательства, на производство осмотра места происшествия до возбуждения уголовного дела, закон перечня таких случаев не приводит. Сле- довательно, границы усмотрения следователя очерчены недостаточно четко.

Таким образом, уголовно-процессуальный закон, предоставляя следователю, право на стадии возбуждения уголовного дела решать некоторые вопросы по своему усмотрению, одновременно ограничи- вает сферу его применения.

Исследование следственной практики показало, что в процессе применения статьи 70 УПК следователь принимает решение на основе усмотрения. В рамках изучения данного вопроса нами проведен социологический опрос 115 следователей районных прокуратур горо- дов Анапы, Краснодара, Майкопа, Ростова, Ставрополя, Славянска-на- Кубани и органов внутренних дел этих городов.

Как известно, способы собирания и проверки доказательств определены в статье 70 УПК. К ним отнесены:

1) Следственные и судебные действия. 2) 3) Иные способы собирания и проверки доказательств. 4) В ч.2 ст.70 УПК закреплено правило: «…доказательства могут быть представлены обвиняемым, защитником, обвинителем, а также потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями и любыми гражданами, предприятиями, учрежде- ниями, организациями». На практике в связи с применением данной статьи возникают следующие вопросы, разрешение которых осущест- вляется следователем на основе усмотрения:

1) Каков механизм обеспечения гарантий прав и законных интересов лица, добровольно представляющего доказательства? 2) 3) Каковы обязанности должностного лица по приему добровольно представляемых доказательств? 4) 5) При добровольном представлении доказательств какие меры необходимо применять для устранения или уменьшения опасности полной или частичной их утраты или искажения? 6) 7) Что может представляться лицами, указанными в ч.2 ст.70 УПК, и можно ли это признать доказательствами? 8) 9) Как должен именоваться процессуальный документ, фиксирующий акт добровольного представления доказательств? 10) 11) Какова структура этого документа и содержание его составных частей? 12) 13) Каковы особенности оценки предоставляемых доказательств? 14) Как видим, ответов на эти вопросы в УПК нет. Отсутствует рег- ламентация этих вопросов и в проекте УПК Российской Федерации, принятом в первом чтении Государственной Думой Федерального Собрания России. Все это позволяет сделать вывод о том, что вопросы, связанные с процессуальной формой добровольного представления доказательств в уголовно-процессуальном законодательстве России пока не решены, хотя они нуждаются в тщательном и детальном регулировании.

Одной из первых попыток решения данной проблемы являются рекомендации практическим работникам, данные авторами монографии по теории доказательств1. Однако для того, чтобы выяснить, как решаются эти вопросы на основе усмотрения необходимо проанали- зировать существующую уголовно-процессуальную практику решения

См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. Изд-е второе исправлен, и дополн. - М., 1973. - С.375-383.

76

данных вопросов. С этой целью нами было осуществлено изучение уголовно-процессуальной практики правоприменения по делам о хи- щениях чужого имущества во всех пяти округах города Краснодара за три последних года. В общей сложности изучено 350 архивных уго- ловных дел, в них обнаружена фиксация 89 случаев добровольного представления доказательств компетентным органам государства при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел данной кате- гории.

Субъектами добровольного представления доказательств выступают как подозреваемые и обвиняемые, так и потерпевшие, свидетели и просто лица, не имеющие отношения к расследуемому делу. Органам расследования представляются похищенные или незаконно полученные деньги и всевозможного рода документы и предметы, имеющие отношение к расследуемому делу. Однако составляемый при этом протокол именуется по-разному: чаще - протокол добровольной выдачи, иногда - протоколами представления тех или иных предметов, осмотра, обнаружения и добровольной выдачи.

Структура таких протоколов также неодинакова. Неодинаково и содержание его отдельных элементов. Общим для фиксации добро- вольного представления доказательств является приглашение во всех случаях понятых. Причем зачастую отсутствуют какие-либо ссылки на закон. Обычно фиксируется лишь факт добровольного представления какого-либо доказательства. Проверочные действия, как правило, не проводятся.

Такое положение трудно признать нормальным. Представляется, что законодательная регламентация добровольного представления доказательств призвана упорядочить следственную практику в этой части, что будет содействовать ограничению усмотрения следователя при принятии данных решений. Однако совершенствованию законо-

77

дательной регламентации должно предшествовать решение теорети- ческого вопроса о том, можно ли прием добровольно представленных доказательств рассматривать как самостоятельное следственное дей- ствие или в данном случае мы имеем дело с признаками, присущими обобщенному институту следственного действия?

Основанием для производства следственного действия по приему доказательств является факт его добровольного представления органам предварительного расследования или суду лицами, указанными в ч.2 ст.70 УПК. В данном случае имеет место гипотеза обобщенной нормы.

Правила, регламентирующие поведение всех участников добро- вольного представления (причем, поведение обеих сторон: и пред- ставляющей и принимающей представляемые доказательства), можно рассматривать как диспозицию обобщенной нормы. В данном случае необходимо говорить о регламентации круга участников, рассматри- ваемого действия, их правах и обязанностях, сущности познавательного характера добровольного представления доказательств, содержании удостоверительных действий следователя и иных уполномоченных лиц, гарантия прав лиц, добровольно представляющих доказательства.

Сложнее обстоит дело с санкциями. Уместно ли вообще говорить о санкциях в данном случае? Представляется, что санкции должны применяться в отношении должностных лиц, отказывающихся принять добровольно предоставленные им доказательства, либо нарушающие процессуальный регламент оформления такого предоставления, либо ущемляющих права и законные интересы лиц, предоставляющих доказательства добровольно.

Представляется, что законодательная регламентация добровольного
предоставления органам расследования и суду доказательств

78

давно назрела, равно, как и назрела необходимость законодательного регламентирования общих положений о следственных действиях.

В рамках данной работы мы предлагаем решить рассматриваемые вопросы в форме внесения предложений в проект УПК России, принятый Государственной Думой Федерального Собрания России в первом чтении. Представляется, что нуждается в дополнении часть 2 статьи 70 УПК.

В данной норме необходимо закрепить обязанность оперативно- розыскного органа предоставлять органам расследования, прокурорам и суду результаты оперативно-розыскной деятельности, имеющие доказательственное значение, если, конечно, оперативно-розыскные мероприятия проводились по заданию этих органов или по собственной инициативе и при отсутствии опасности нарушения правил кон- спирации.

В части 2 статьи 82 принятого в первом чтении проекта УПК уже нашло отражение данное предложение в форме закрепления за следователем права требовать от «органов, осуществляющих опера- тивно-розыскную деятельность, предоставления документов и пред- метов, имеющих значение для дела». Вместе с тем, ни в действующем УПК, ни в концептуально принятом проекте УПК, не регламентирован порядок предоставления и принятия доказательственных материалов, полученных в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, что, в свою очередь, дает следователю возможность принимать решение по своему усмотрению.

Представляется, что в концептуально принятом проекте УПК России необходимо предусмотреть эту процедуру, которая бы с наибольшей полнотой отражала данные о предоставляемом материале. Достичь этого возможно только путем составления особого докумен-

79

та, который мог бы носить название - «протокол о предоставлении доказательств по делу».

В данном протоколе должны содержатся следующие данные:

1) сведения о лице, предоставляющем доказательства; 2) 3) ходатайство лица, которое предоставляет предмет или документ для приобщении его к делу; 4) 5) факт предоставления предмета или документа; 6) 7) содержание предоставляемого материала, определяющее его относимость (если речь идет о документе, то его содержание непо- средственно усматривается в тексте документа; если же речь идет о предоставлении предмета, то его содержание может быть уяснено различными способами, в зависимости от характера предоставляемого предмета: соответственно изготовленные оперативным путем фо- тоснимки, кинофильмы, звуко- и видеозапись - просматриваются или прослушиваются; слепки с орудий преступления - осматриваются с отражением этих операций в протоколе); 8) 9) сведения о происхождении предоставляемого объекта. 10) При наличии оснований считать предоставляемый материал относимым и допустимым, следователь, производящий расследование, своим мотивированным постановлением приобщает его к делу в качестве вещественного доказательства или иного документа.

Однако, если для определения относимости и допустимости, материал необходимо проверить посредством проведения экспертизы или иных следственных действий, то постановление выносится после получения положительных результатов проверки. Как видим, моменты принятия материала и приобщения его к делу в качестве вещественного доказательства могут и не совпадать по времени. Если же данный материал не обладает относимостью и допустимостью, выносится постановление об отказе в приобщении данного материала.

80

Изложенное позволяет нам предложить следующее решение данного вопроса:

  1. Дополнить пункт первый статьи 150 законопроекта УПК Рос сии1, прошедшего первое чтение в Государственной Думе Федераль ного Собрания Российской Федерации, подпунктом шестым:

«Добровольное предоставление гражданами компетентным органам государства денег, ценных бумаг, документов и иных предметов, свидетельствующих о совершенном или подготавливаемом пре- ступлении».

  1. Изложить в законопроекте УПК2, прошедшего первое чтение в Государственной Думе, статью следующего содержания:

«Обязанность лица, производящего дознание, следователя и прокурора по принятию добровольно представленных гражданами денег, ценных бумаг, документов и иных предметов, свидетельствующих о совершенном или подготавливаемом преступлении.

Лицо производящее дознание, следователь и прокурор обязаны принимать добровольно предоставляемые им любые ценности, доку- менты и иные предметы, которые имеют отношение к расследуемому ими преступлению, могут способствовать раскрытию данного престу- пления и изобличению виновных в его совершении.

Лицо, добровольно предоставляющее эти ценности, документы и иные предметы допрашивается по общим правилам допроса свидетеля. В процессе допроса у данного лица выясняются обстоятельства, при которых эти ценности, документы и иные предметы у него оказались, откуда ему стало известно о ведущемся производстве по данному уголовному делу».

1 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Проект / Л.Б. Алек сеева, М.М. Бобров, В.П. Божьев и др. //Юридический вестник. - 1995. -№ 31(122).

2 Там же.

81

Для четкого и своевременного выполнения задач стадии возбуждения уголовного дела следователь обязан использовать все возможности уголовно-процессуального закона, в том числе, при восполнении пробелов закона по своему усмотрению.

Анализ уголовно-процессуальных норм, регламентирующих деятельность следователя на стадии возбуждения уголовного дела, результатов изучения практического применения следователями этих норм показывает, что больше всего возможностей проявления нега- тивных сторон усмотрения следователя существует при «восполнении» им пробелов закона.

Следует признать бесспорным тот факт, что чем меньше в уголовно- процессуальном законе норм, в которых присутствует дискреционный элемент, чем обстоятельнее правовое регулирование, тем больше гарантий от ошибок и произвола, тем полнее соблюдаются права и законные интересы граждан, вовлеченных в сферу уголовно- процессуальных отношений, а значит - совершеннее уголовно- процессуальный закон.

В подтверждение сказанного приведем лишь несколько примеров.

Уголовно-процессуальный закон предоставляет следователю право истребования необходимых материалов и получение объяснений по поступившим заявлениям и сообщениям (ч.2 ст. 109 УПК). Это право следователь использует по своему усмотрению, однако сказанное не означает, что следователь абсолютно свободен при выборе одного из двух возможных решений. Это также не означает, что всегда необходимо истребовать дополнительные материалы и получать объ- яснения.

В данном случае мы имеем дело с одним из видов усмотрения следователя: за общей формулировкой «следователь может», «следо-

82

ватель вправе» и т.п. не следует перечня условий, при выполнении которых данное решение будет наиболее целесообразным.

Если поступивший материал содержит достаточные данные о наличии признаков преступления, в дополнительных материалах нет необходимости. Задача ограничивается выявлением признаков пре- ступления. Поэтому противоречит закону проведение проверки по за- явлениям и сообщениям, содержащим очевидные признаки преступ- ления, особенно, зафиксированные протоколом осмотра места про- исшествия. В этом и проявляется еще одна негативная сторона ус- мотрения следователя.

Особое опасение вызывает мнение некоторых процессуалистов о том, что ч.2 ст. 109 УПК подлежит расширительному толкованию, «так как получение дополнительных сведений о преступлении нельзя сводить только к истребованию необходимых материалов и отобранию объяснений…»1. А.Р. Михайленко, справедливо отмечая, что по общему правилу закон (ч.2 ст. 109 УПК) запрещает до возбуждения дела производить какие-либо следственные действия, указывает, что «исходя из некоторых других норм процессуального закона, можно прийти к выводу о возможности более широкого проведения следственных действий до возбуждения дела. Представляется, что исходя из содержания статей 122, 114, 112, УПК, до возбуждения дела можно задержать подозреваемого»2. Более того, далее А.Р. Михайленко делает вывод о том, что исходя из п.З ст. 122, ст.ст.181, 114, ч.2 ст. 112 УПК, подозреваемого можно подвергнуть освидетельствованию, произвести осмотр его одежды, жилища, его личный обыск. «А раз возможны осмотры, личный обыск, то допустимы и изъятие обнаруженных предметов, которые могут быть впоследствии признаны вещест-

1 Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. - Саратов, 1975. - С. 122-123. 2Там же. -С. 124.

83

венными доказательствами или подвергнуты экспертным исследова- ниям»1.

Однако производство указанных действий не только не вытекает из действующего законодательства, а более того - противоречит ему. Часть 2 ст. 109 УПК четко указывает, что по «поступившим заявлениям и сообщениям могут быть истребованы необходимые материалы и получены объяснения, однако без производства следственных действий, предусмотренных настоящим Кодексом». Исключением является лишь осмотр места происшествия, о возможности проведения которого до возбуждения уголовного дела, да и только в случаях, не терпящих отлагательства, прямо указывает законодатель в ч.2 ст. 178 УПК. Производство иных следственных действий до возбуждения уголовного дела является грубым нарушением уголовно-процессуального законодательства и во всех случаях должно пресекаться.

Наличие данных случаев негативного проявления усмотрения следователя при расследовании преступлений позволяет сделать вывод о необходимости существования пределов применения следователем усмотрения; о важности разработки гарантий прав и законных интересов личности в уголовном процессе направленных против воз- можного произвола со стороны следственных органов.

‘Там же.-С. 125.

84

§2. Усмотрение следователя на стадии предварительного рассле- дования.

Исходя из анализа уголовно-процессуальных норм, регламенти- рующих деятельность следователя в стадии предварительного рас- следования, представляется возможным дать классификацию критериев, в соответствии с которыми следователь по своему усмотрению производит выбор одного из двух или нескольких возможных с точки зрения закона решений. Классификации, на наш взгляд, возможны:

1) По времени производства дознания или предварительного следствия в рамках установленных законом временных границ (ст.ст.121,133 УПК). 2) 3) По возможности выбора решения, определенного интересами установления истины по делу, обеспечения более полного, всесто- роннего и объективного исследования всех обстоятельств дела: 4)

  • относительно условий, места, порядка проведения следственных и розыскных действий, применения мер пресечения (ч.1 с.96; ч.2 с.99; ч.З ст.132; ч.З с.141; ч.З ст.168; ч.1, 6 ст.170; ч.2, 5 ст.175; ч.2 ст.178;ч.2 ст.196 УПК);
  • относительно порядка вызова и допроса свидетеля, подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего (ч.2 ст.73; ч.2 ст.75; ч.З ст. 123; чЛ ст.145; ч.З ст.147; ч.ч.2, 3 ст.150; ст.155; ст.156; ст.157; ч.ч.1, 3 ст. 159 УПК);
  • относительно привлечения к расследованию других лиц: специалиста, органов дознания (ч.4 ст.127;ч.З ст.132; ч.1 ст.133!; ч.1 ст.159; ч.2 ст.174; ч.З ст.179; ч.2 ст.183 УПК);
  • в отношении решения вопроса о применении технических средств (ч.1 ст.1411; ч.З с.183);

85

  • в отношении решения вопроса о приглашении для участия в следственных действиях подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего (ч.2 ст. 179; ч.З ст. 183 УПК). Например, согласно статье 185 УПК, обвиняемый имеет право участвовать в производстве экспертизы. Хотя возможность реализации этого права законодатель ставит на усмотрение следователя, все же надо помнить, что судебная практика признает необходимым участие обвиняемого в производстве некоторых видов экспертиз, как правило, судебно-бухгалтерских и технических1;
  • в отношении решения других вопросов (ч.2 ст.85; ст.190;ч.2 ст.195 УПК).
  • 3) По возможности производства выбора, определяемого интересами неразглашения данных предварительного следствия (ст. 139 УПК).

Однако, как уже отмечалось, сфера применения усмотрения следователем в российском уголовном процессе не является безгра- ничной. В основном, она четко определена рамками закона.

На основе представленной в данной работе классификации видов усмотрения следователя попытаемся определить установленные законом границы усмотрения применительно к каждой из этих разно- видностей:

а) Уголовно-процессуальная норма, предусматривает два или несколько равнозначных с точки зрения закона, вариантов возможного поведения, перечень которых является исчерпывающим и расши- рительному толкованию не подлежит.

Таким образом, в данном случае закон четко определяет границы усмотрения следователя. Любое другое, не предусмотренное уго-

1 См.: Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР (2964-1972 г.г.). - М., 2974. - С.SIS-SIP,

86

ловно-процессуальной нормой, решение следователя будет незаконным.

б) Одна из разновидностей усмотрения следователя выражается в предоставлении следователю права принимать решение, основанное на предписаниях норм, регламентирующих его деятельность посредством общих формулировок «следователь вправе», «следователь может» .

Анализ данной группы норм позволяет сделать вывод о том, что усмотрение следователя ограничивается возможностью принятия только одного из двух возможных решений:

1) Принять решение или совершить действие, предусмотренное уголовно-процессуальной нормой. 2) 3) Воздержаться от принятия этого решения или совершения указанного действия. Следовательно, в данном случае границы ус- мотрения четко определены законом. Более того, в некоторых случаях закон содержит дополнительные гарантии, названные нами частными (конкретными) средствами установления границ усмотрения следователя, с целью обеспечения принятия им решений, которые в каждом конкретном случае будут наиболее обоснованными и целесо- образными. 4) Представляется возможным выделить следующие виды таких гарантий:

Первая гарантия - это надзор прокурора за соблюдением законов органами дознания и предварительного следствия. Суть надзора заключается в том, что прокурор, систематически осуществляя надзор за соблюдением законов органами дознания и предварительного следствия, выявляет случаи одностороннего, неполного, поверхностно проведенного дознания и предварительного следствия и принимает установленными законом способами меры к устранению препятст-

87

вий на пути принятия законного и обоснованного решения следовате- лем (дознавателем) при расследовании уголовных дел. Это очень важно, так как перенесение некачественно расследованного дела в следующую стадию затруднит установление истины по делу вследствие того, что оставшиеся незафиксированные следы преступления имеют свойство исчезать, о важных сторонах преступления свидетели по истечении определенного времени могут забыть.

Практика прокурорского надзора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия и вытекающая отсюда возможность отмены незаконных и необоснованных постановлений этих органов нами рассматривается как важнейшая гарантия против случаев произвола со стороны следователя при принятии решений на основе усмотрения. Данный надзор по существу представляет как бы механизм обеспечения прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве.

Вторая гарантия - это судебный контроль за следствием.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации и УПК в настоящее время возложен целый ряд контрольных функций в отно- шении предварительного следствия и дознания. Именно поэтому с особой актуальностью стоит вопрос о соотношении судебного контроля и прокурорского надзора. Суд контролирует следственные действия, проведение которых сопряжено с ограничением конституционных прав граждан, и в порядке статьи 46 Конституции Российской Федерации рассматривает жалобы на незаконные действия и решения органов дознания, следствия и прокурора. Все остальное - объект прокурорского надзора.

Аргументами противников судебного контроля за предварительным следствием является то, что у судьи, выдавшего решение об аресте, обыске, выемке и т.п., естественно складывается убеждение в

88

виновности определенного лица, которое в дальнейшем помешает ему объективно рассмотреть дело и вынести справедливый приговор. Вместе с тем, на наш взгляд, эта проблема может быть преодолена: судья, вынесший решение об аресте, обыске, выемки и т.п., не будет рассматривать данное уголовное дело по существу. Это уголовное дело должно будет рассматриваться другим судьей.

Важно отметить, что правовые предписания, призванные регулировать порядок обжалования и судебной проверки законности и обоснованности ареста и продления срока содержания под стражей, не совсем полно и не всегда четко регулируют уголовно-процессуальные правоотношения, возникающие в связи с применением в качестве меры пресечения заключение под стражу. Несовершенство уголовно- процессуального закона, в данном случае, проявляется в отсутствии регламентации прав и обязанностей участников судебной проверки, что в свою очередь влечет за собой неразрешимость таких вопросов: какой прокурор направляет материалы; может ли быть заявлено ходатайство об истребовании дополнительных материалов в ходе судебной проверки; о привлечении защитника, об отводе судьи, а также об отсутствии механизма исправления возможно допущенных ими ошибок и ряд других.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации в стадии предварительного расследования действует предупредительный су- дебный контроль, направленный на охрану права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст.23 Конституции Российской Федерации), на охрану неприкосно- венности жилища (ст.25 Конституции Российской Федерации). Так согласно ч.2 ст.23 Конституции Российской Федерации, ограничение права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, теле- графных и иных сообщений допускается только на основании судеб-

89

ного решения. Статья 25 Конституции Российской Федерации допускает проникновение в жилище на основании судебного решения либо в порядке, установленном федеральном законом. Как известно, в уго- ловном процессе - это санкция прокурора. Указанные нормы Консти- туции имеют прямое действие с 25 декабря 1993 года. Однако широ- кого распространения истребование судебных решений для производ- ства перечисленных действий не получило. На наш взгляд причина этого, прежде всего, кроется в отсутствии уголовно-процессуальной регламентации.

Если на конституционном уровне установлено, что одной из гарантий от злоупотреблений представителей государственной власти, осуществляющих раскрытие и расследование преступлений, служит судебное решение на ограничение некоторых конституционных прав граждан, представляется необходимым строго регламентировать про- цедуру получения такого разрешения суда при расследовании уго- ловных дел.

Для того, чтобы предупредить возможные негативные последствия произвольного усмотрения следователя, в данном случае пред- ставляется, что в уголовно-процессуальное законодательство необхо- димо внести положения, определяющие:

  • имя, фамилию, должностное положение сотрудника правопри- меняющего органа, который испрашивает данное разрешение;

  • имя, фамилию и должностное положение лица, санкционирующего данное ходатайство;
  • факты и обстоятельства, служащие основанием для получения разрешения:

? а) квалификация преступления, в связи с расследованием которого требуется разрешение; ? ? б) место производства данного действия; ?

90

? в) характер предполагаемых сведений, которые, возможно, будут получены; ? ? г) имеющиеся данные о лице или лицах, причастных к расследуемому преступлению и в отношении которых необходимо произвести действия, требующие разрешения: ?

  • аргументы, подтверждающие необходимость ограничения того или иного конституционного права;
  • период, в течение которого предполагается ограничение того или иного конституционного права;
  • информация о том, заявлялось ли ранее какому-либо судье хо- датайство на разрешение ограничения того или иного конституцион- ного права в отношении тех же лиц, и каким был результат этого хо- датайства;
  • изложение результатов ранее проводившегося ограничения конституционного права.

Если судья сочтет, что ходатайство недостаточно обосновано, он должен быть наделен правом потребовать у следователя, рассле- дующего данное уголовное дело, дополнительную информацию.

Судебное решение, кроме обычных реквизитов, должно содержать: краткую информацию о характере расследуемого события; данные о лице, чье право предполагается ограничить; данные о виде и месте проведения действия, на производство которого испрашивается разрешение; характер информации, которую предполагается получить путем ограничения конституционного права; указание на то, какому правоприменяющему органу предписывается производство действий по ограничению конституционного права и какое должностное лицо дало разрешение на это; срок действия судебного решения и указания о том, должно ли быть производимое ограничение прекращено сразу же после того, как будет получена ожидаемая информация или отпа-

91

дут основания для производства примененного действия по иным причинам. Кроме того, в законе следует определить срок выдачи су- дебного решения и установить, может ли этот срок быть продлен и если да, то при каких обстоятельствах.

  1. Уголовно-процессуальный закон, наделяя следователя правом выбора решения по своему усмотрению, одновременно содержит нормы, устанавливающие случаи, на которые данное право следователя не распространяется. Например, УПК, наряду со ст.1331, уста- навливающей общее положение о том, что привлечение специалиста к участию в производстве следственного действия - право, а не обя- занность следователя, содержит статьи 159, 180, ч.5 ст.181, преду- сматривающие случаи обязательного привлечения специалиста.
  2. Возможность проконтролировать действия следователя. Например, наряду с правом отвести вопросы, заданные несовершеннолетнему участвующими в его допросе педагогом, законным представителем или близким родственником, следователь обязан занести эти вопросы в протокол (ч.2 ст. 159 УПК).
  3. Когда правовая норма содержит оценочные понятия и выражения («в случае необходимости», «в случаях, не терпящих отлагательства», и т.п.), следователю предоставляется возможность урегулировать свое поведение самостоятельно. Недостаточная определенность таких понятий, многозначность, неконкретизированность их содержания и отсутствие в законе каких-либо указаний на тот счет, как их понимать, позволяют следователю «расшифровать» их по собственному усмотрению, т.е. вкладывать в них определенный смысл и на основе этого устанавливать, охватывается ли подлежащая в данный момент урегулированию ситуация содержанием такого понятия или нет. Как уже отмечалось, границы усмотрения следователя зависят от того,
    какое понимание указанных положений и выражений

92

наиболее распространено на данный момент в сфере
уголовного процесса.

Иногда законодатель делает попытку установить некоторые границы усмотрения следователя. Например, ст. 123 УПК предоставляет следователю право отложить обязательный немедленный допрос по- дозреваемого, который был задержан, или в отношении которого из- брана мера пресечения в виде заключения под стражу, в случае, «если произвести допрос немедленно не представляется возможным». Однако, наряду с этим, статья содержит положение о том, что подозреваемый должен быть допрошен не позднее двадцати четырех часов с момента задержания; сфера применения усмотрения следователя ограничена нечетко, допускает возможность нарушений в применении таких норм.

Усмотрение следователя в случае применения уголовно- процессуального закона по аналогии ограничено тем, что следователь должен точно соблюдать определенные условия применения аналогии и исходить из общих начал и смысла уголовно-процессуального закона. Таким образом, можно сделать вывод о том, что за исключением нескольких указанных нами случаев, законодатель, наделив следова- теля в стадии предварительного расследования правом усмотрения, ограничил сферу его применения, исключив тем самым возможность произвола.

С целью выявления практики использования следователем пре- доставленного ему уголовно-процессуальным законом права решения некоторых вопросов по своему усмотрению в процессе расследования уголовных дел, нами было осуществлено сплошное изучение уголов- ных дел об умышленных убийствах при отягчающих обстоятельствах, расследованных следователями органов прокуратуры Республики Адыгея, Краснодарского края, Ростовской области и Ставропольского

93

края в период 1997-1999 г.г. и рассмотренных соответствующими республиканскими, краевыми и областными судами в тот же период. При этом мы ставили следующие общие вопросы.

1) Как широко при расследовании уголовных дел следователи используют право усмотрения? 2) 3) В полной ли мере используются ими возможности уголовно- процессуального закона для полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств по делу? Если нет, то, каким образом это отражается на достижении истины по делу? 4) 5) Насколько часто имеют место ошибки, вызванные неправильным применением усмотрения? 6) 7) Каковы негативные стороны усмотрения следователя на стадии предварительного расследования? 8) На основании обобщения материалов следственной и судебной практики мы получили следующие данные.

  1. По 40 % изученных уголовных дел, по которым производи лось дознание, срок дознания составил 2 дня;
  • по 20 % - 1 день;
  • по 40 % - уголовные дела, возбужденные органом дознания, переданы следователям прокуратуры в день возбуждения дела.
  1. Зафиксировано, что по 2/3 изученных дел, требовавшим участия органов дознания, право дачи им поручений в порядке ч.4 ст. 127 УПК не использовалось.
  2. Поручения в порядке ч.З ст. 132 УПК давались следователями менее чем по 1/3 дел, но во всех случаях, когда по делу возникала такая необходимость.
  3. Проследить практику использования следователем права по своему усмотрению передать одному из перечисленных в ч.5 ст. 175 УПК органу или лицу на хранение имущество, на которое наложен

94

арест, не представилось возможным. Указанная ситуация встретилась только по двум уголовным делам: в этих случаях имущество было пе- редано на хранение родственникам обвиняемого - отцу, брату. На- ложение ареста на имущество производилось самостоятельно (с вы- емкой или обыском не совпало).

  1. Необходимость вызова законных представителей или близких родственников для присутствия при допросе несовершеннолетнего свидетеля следователь усмотрел только по 33,2 % уголовных дел, по которым такие свидетели допрашивались.
  2. Чрезвычайно редки случаи принятия следователем решений об участии в осмотре места происшествия и проведении других след- ственных действий обвиняемых, подозреваемых, свидетелей, потер- певших. Только по 10 изученным делам к участию в осмотре места происшествия привлекались: обвиняемый, потерпевшая (в первона- чальном осмотре); потерпевшая, свидетель (в дополнительном осмот- ре).
  3. Кроме этого, нами было проведено исследование усмотрения следователя как способа использования возможностей закона на стадии предварительного расследования. В основу такого исследования мы положили материалы анкетирования 115 следователей районных прокуратур городов Анапы, Майкопа, Ростова, Краснодара, Ставро- поля и органов внутренних дел этих городов, а также обобщение и анализ следственной практики.

Опрос производился по анкете, составленной из закрытых вопросов, сконструированных по типу следственных ситуаций, оценить которые и предлагалось респонденту. Оценка заключалась в выборе предпочтительного варианта, причем, наряду с правильными под- сказками, давались ложные. Идея данного социологического иссле-

95

дования заключалась в том, чтобы доказать наличие усмотрения при принятии некоторых процессуальных решений.

Различным следователям предоставлялась возможность разрешить конкретную следственную ситуацию и, если на основе изучения одних и тех же обстоятельств следователи придут к разным решениям, - это будет свидетельствовать о наличии у следователя права выбора одного из предусмотренных уголовно-процессуальным законом вариантов решения и влиянии субъективных факторов на содержание принимаемого решения.

В основу исследования было положено предположение о том, что правильность принятого на основе усмотрения решения зависит от следующих факторов (эти факторы и предопределяют субъективное начало при принятии решений следователем на основе усмотрения):

  • форма получения высшего образования;
  • стаж работы в должности следователя;
  • обучение на курсах повышения квалификации;
  • степень загруженности расследованием уголовных дел и ряд других.
  • Для того чтобы выявить влияние формы получения юридического образования на содержание принятого следователем на основе ус- мотрения решения, общее число опрошенных разделили на две группы. В первую группу были включены следователи, получившие высшее юридическое образование на дневном отделении вуза, во - вторую группу - на заочном отделении. Общее число следователей, по- лучивших юридическое образование на дневном отделении юридиче- ских факультетов было принято за 100 %. Далее, в процентном отно- шении к этому числу определялось количество следователей, также обучавшихся на дневном отделении и неправильно решивших пред-

96

ложенные им следственные ситуации. Этот расчет производился нами применительно к каждой ситуации в отдельности. Аналогичным об- разом был выведен и процент следователей с неправильным решением указанных ситуаций из числа получивших высшее образование заочно1.

Проведенное исследование наглядно свидетельствует о том, что в большинстве следственных ситуаций опрашиваемые следователи, выбирая один из предложенных вариантов поведения, не всегда из- бирали наилучший (правильный). Причем большее количество ошибок совершено следователями, получившими высшее юридическое образование не на дневном отделении.

Кроме формы получения высшего юридического образования огромное значение имеет стаж работы в должности следователя.

Для исследования влияния этого фактора на содержание принимаемых следователем решений, общее число опрошенных следователей было разбито на четыре группы. Первая группа - следователи, проработавшие не более 3 лет; вторая группа - следователи со стажем работы 3-5 лет; третья группа - следователи со стажем работы 5-10 лет; четвертая группа - следователи со стажем работы 10-15 лет. Общее число следователей по каждой из указанных групп было принято за 100 %. Затем в рамках каждой группы определялось количество неправильно решивших задание (применительно к каждой следственной ситуации). После этого вычислялось процентное отношение числа следователей, неправильно разрешивших конкретную следственную ситуацию, к общему числу следователей данной группы.2

В результате были сделаны следующие выводы:

1) Следователи, проработавшие от трех до пяти лет, при реше-

1 См.: Приложение № 1

2 См.: Приложение №2

97

нии всех следственных ситуаций допустили меньше ошибок, чем те, кто проработал менее трех лет. Представляется, что эти случаи ошибок в оценочной деятельности среди опрашиваемых следователей со стажем работы до трех лет могут быть обусловлены отсутствием опыта, навыков в организации и ведении предварительного следствия.

2) Наименьшее количество ошибок при решении данных следственных ситуаций и более правильная (неискаженная) оценка доказательств отмечены у следователей со стажем работы от 3 до 5 лет. Таким образом, следователи с указанным стажем работы, с точки зрения закона принимают решения более полные и правильные. 3) 4) Характерной тенденцией является и то, что среди опрашиваемых следователей со стажем работы от 5 до 10 лет наблюдается возрастание числа искаженно оценивающих доказательства по уголовному делу. Представляется, что это обусловлено следующей причиной: именно в данный период деятельности следователя у него развивается деформированность в оценочной деятельности. Аналогичной точки зрения придерживаются и другие исследователи. Так, В.В. Волков, проведя социологическое исследование, охватившее анкетированием около тысячи следователей, пришел к выводу о том, что «профессиональная деформация углубляется с возрастом, а главное со стажем следственной работы, что позволяет говорить о профес- сиональном характере отмеченных изменений личности следователя. С возрастанием профессионального стажа не происходит самооценки и ее корреляции оценками окружающих. Роль профессионального опыта для индивида приобретает доминирующее значение и является основным критерием в оценке других людей, включая подследствен- 5)

98

ных - обвиняемых, подозреваемых и др.»!.

Для исследования вопроса о зависимости содержания решения, принимаемого следователем на основе усмотрения от формы повы- шения квалификации был проведен социологический опрос. Для этого общее число опрошенных следователей мы разбили на три группы. В первую группу включили следователей, повышавших свою квали- фикацию самостоятельно либо совершенно ее не повышавших. Во вторую группу включили следователей, посещавших занятия по месту работы или прошедших курс обучения в специализированных инсти- тутах повышения квалификации. Процентное отношение неправильно решивших предложенные нами следственные ситуации к общему числу следователей определялось так же, как и в первых случаях2.

Таким образом, наблюдается определенная зависимость между содержанием принимаемого следователем решения на основе усмот- рения и формой повышения квалификации. У следователей, совершенно не повышавших свою квалификацию, как правило, чаще, чем у следователей, прошедших курс повышения квалификации, встречаются ошибки при оценке доказательств.

С целью изучения вопроса о зависимости содержания принимаемого следователем решения на основе усмотрения от загруженности в следственной работе, нами проведено следующее социологическое исследование. При его подготовке мы вывели среднюю нагрузку на каждого опрошенного следователя, которая составила 12 уголовных дел (сумму всех дел, находившихся в производстве у опрашиваемых следователей примерно в течение месяца, мы разделили на число опрашиваемых следователей). Более высокие и низкие показатели, по сравнению со средней цифрой загруженности, считались при выше

1 Волков В.В. Некоторые результаты изучения профессиональной деформа ции личности следователя. - Тбилиси, 3971. - С. 11 -12.

2 См.: Приложение № 3

99

средней или ниже средней загруженности - соответственно1.

На основании полученных сведений мы сделали следующие выводы :

  1. Существует определенная зависимость между содержанием принимаемого следователем решения на основе усмотрения и степенью загруженностью следственной работой.
  2. С увеличением загруженности следственной работой наблюдается увеличение числа допускаемых ошибок при оценке доказательств, то есть налицо искажение оценки доказательств под влиянием увеличения загруженности следственной работой;
  3. Вместе с тем, при оценке доказательств не всегда уменьшение нагрузки влечет сокращение допускаемых ошибок.
  4. Анализ влияния перечисленных факторов на оценку доказательств следователем и принятия на основе этой оценки решения по своему усмотрению, позволил из общего числа опрошенных выявить 5 человек, которые все три предложенные им следственные ситуации решили неправильно (в остальных случаях каждый следователь не- правильно разрешал одну или две следственные ситуации). Эти сле- дователи, решившие неправильно все предложенные им следственные ситуации, получили высшие образование, окончив заочные отделения юридических факультетов (4 человека) и на дневном отделении (1 че- ловек). Трое из них являются молодыми специалистами. Стаж работы у них: от 1 года до 4 лет. У одного следователя нагрузка ниже средней, у трех - выше. Четыре следователя из пяти, неправильно ответившие на все вопросы анкеты, не использовали в своей деятельности опыта других следователей в форме существующих методических ре- комендаций по расследованию отдельных видов преступлений.

Эти данные позволяют сформулировать следующий вывод: если

1 См.: Приложение № 4.

100

следователь получил высшее юридическое образование на заочном отделении (или даже известны случаи, когда следователи в провин- циальных городах не имеют юридического образования1, а в лучшем случае техническое и т.п.), или является молодым специалистом (стаж работы в должности следователя до 3 лет), или степень его за- груженности в следственной работе выше средней, или он никогда не повышал свою квалификацию в специализированных институтах по- вышения квалификации или в форме занятий по месту работы, то су- ществует большая вероятность того, что при принятии решения на основе усмотрения такой следователь выберет не наилучший вариант решения (действия), а в случае принятия решения посредством при- менения аналогии права (закона) и вовсе может принять неправильное (необоснованное) решение, что, в свою очередь, влечет за собой нарушение прав и свобод участников уголовного судопроизводства.

Подводя итог обобщению и анализу результатов нашего исследования,
сформулируем следующие основные выводы:

Во-первых, его результаты позволили констатировать влияние индивидуальных качеств следователя на содержание принимаемых решений на основе усмотрения;

Во-вторых, к числу этих субъективных факторов относятся:

1) форма получения юридического образования; 2) 3) уровень правосознания и правовой культуры следователя; 4) 5) наличие фундаментальных теоретических знаний и практических навыков; 6) 7) стаж работы в должности следователя; 8) 9) наличие практического опыта расследования аналогичных уголовных дел; 10) 1 Доля следователей с высшим юридическим образованием составляет 47%, а в ряде регионов не более 30%. (См.: Информационный Бюллетень Следственного ко-

101

6) регулярное прохождение следователем курсов повышения квалификации; 7) 8) степень загруженности следователя работой по расследованию уголовных дел; 9) 10) использование опыта других следователей, отраженного в методических рекомендациях по расследованию отдельных видов преступлений. 11) Дальнейшие исследования следственной практики, формируемой на базе усмотрения следователя, показали, что следователь может использовать возможности закона в форме реализации таких своих прав, как: право вызова для участия в следственном действии спе- циалиста (ст. 1331 УПК), право применить в ходе следственного дей- ствия технические средства (ст. 141’, 183 УПК), право присутствовать при производстве экспертизы (ст. 190 УПК), право допросить эксперта для разъяснения или дополнения данного им заключения (ст. 192 УПК).

Применение научно-технических средств диктует необходимость более широкого привлечения специалистов к производству различных следственных действий, что открывает дополнительные возможности для более глубокого изучения предметов и явлений, попадающих в сферу расследования. Применение специальных познаний при производстве следственных действий расширяет объем и повышает качество получаемых фактических данных, позволяет более полно и всесторонне оценить взаимосвязь предметов и явлений, имеющих значение для дела. Специалист содействует следователю в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств. Он обращает его внимание на соответствующие обстоятельства, дает пояснения по по- воду выполненных им действий и тем самым оказывает следователю

митета при МВД России. 1999,- № 4(101). - С.25).

102

научно-техническую помощь, способствует полному и всестороннему выяснению обстоятельств, для установления которых производится следствие. Привлечение специалиста к участию в следственных дей- ствиях - право, а не обязанность следователя (исключение составляют только случаи, указанные в законе: обязательное привлечение педагога и врача - ст.ст.159, 180, ч.5 ст.181 УПК).

УПК предусматривает возможность участия специалиста в таких следственных действиях, как осмотр места происшествия, местности, помещения, предметов и документов; наружный осмотр трупа, эксгу- мация трупа; выемка, обыск; выемка почтово-телеграфной коррес- понденции; следственный эксперимент; получение образцов для сравнительного исследования.

На основании сплошного изучения архивных уголовных дел об умышленных убийствах, совершенных при отягчающих обстоятельст- вах (ч.2 ст. 105 УК), расследованных следователями органов проку- ратуры Краснодарского края и рассмотренных Краснодарским крае- вым судом в 1997 г., нами получены следующие обобщенные данные о привлечении специалистов при проведении следственных действий по указанной выше категории дел.1

Необходимо отметить, что перечисленные следственные действия проводились по каждому изученному уголовному делу, а такие из них, как осмотр места происшествия, осмотр предметов и документов, обыск, выемка, получение образцов для сравнительного исследования, проводились несколько раз.

К участию для осмотра места происшествия привлекались:

  • по 69 % изученных уголовных дел - эксперты ЭКО районных отделов внутренних дел;
  • по 7,6 % изученных дел - кинологи;
  • 1 См.: Приложение № 5

103

  • по 2,4 % изученных дел - иные специалисты; При этом:

  • по 36 % изученных уголовных дел к осмотру места преступления привлекалось два и более специалиста;
  • по 18 % изученных дел осмотр места происшествия проводился вообще без участия специалиста.
  • В случаях, когда вместе с осмотром места происшествия проводился и наружный осмотр трупа, специалисты к участию в нем привлекались только по 64,6 % изученных дел (из них по 63,2 % - судмедэксперты, по 1,2 % - врачи сельской амбулатории).

Зафиксирован лишь один случай привлечения специалиста к участию в проведении освидетельствования обвиняемого, и также один случай участия (по решению следователя) судмедэксперта - в допросе обвиняемого.

Вызов следователем педагога для участия в допросе несовер- шеннолетнего свидетеля в возрасте от 14 до 16 лет зафиксирован только по 7,3 % уголовных дел, по которым такие свидетели допра- шивались. В нарушение уголовно-процессуального закона (ст. 159 УПК), несовершеннолетние свидетели в возрасте до 14 лет допраши- вались в отсутствии педагога, однако следователь «компенсировал» это обязательное требование закона привлечением к участию в допросе родителей несовершеннолетних, то есть реализовал свое право на усмотрение относительно вопроса об участии этих лиц.

Таким образом, даже при расследовании тяжких преступлений, следователи, действуя по своему усмотрению, почти в 20 % случаев не привлекают специалистов для участия в осмотре места происшествия. Кроме того, по данным А.И. Паршина, следователи проводя осмотры, по 20% уголовных дел, допускали нарушения при составлении

104

протоколов что приводило к признанию не имеющими юридической силы содержащихся в них сведений1.

В нарушение ст. 180 УПК, наружный осмотр трупа на месте его обнаружения в 33.4 % случаев, производился без обязательного участия специалиста. Крайне редко используются специалисты при производстве освидетельствования, а также допросе обвиняемых и несовершеннолетних свидетелей.

По нашему мнению, указанное положение свидетельствует о нежелании следователей заниматься организационными вопросами, связанными с привлечением специалистов для участия в указанных следственных действиях, что отрицательно сказывается на обнаружении дополнительных доказательств.

Подобная проблема существует и при назначении и проведении экспертиз. На данном этапе достаточно распространены упущения, связанные с определением компетентности и объективности эксперта. Объясняется этот факт следующими причинами.

Компетентность и объективность - это два основных требования, которым должен отвечать эксперт. В статьях 59 и 67 УПК при перечислении случаев невозможности участия в деле лица в качестве эксперта, называет его заинтересованность в исходе дела. Заинтересованность - понятие оценочное, а потому не всегда признак заинтересованности следователем определяется правильно. Заинтересованными в исходе дела признаются: автоинспекторы, производившие осмотр места происшествия2, эксперты-бухгалтеры, которые входили в

1 См.: Паршин А.И. Судебная оценка материалов предварительного расследо- вания//Автореф. дис… канд. юрид. наук. -Волгоград. 2000. -С. 17.

2 См.: Сборник постановлений Пленума, Президиума и определений Судеб ной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР (1961-1963 г.г.)- М., 1964. -С.340-341. “

105

качестве народных заседателей в состав суда, возвратившего дело на доследование1, лица, находящиеся в служебной и иной зависимости от обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика2.

Кроме того, следователи не всегда верно оценивают и компетентность эксперта. Это относится к случаям проведения экспертиз вне экспертных учреждений, когда многие следователи судят о воз- можностях данного эксперта, как правило, на основе представленного им документа и короткой беседы с ним. Этот факт подтвердили 32 % опрошенных нами следователей. Представляется, что такой порядок не всегда гарантирует выбор компетентного эксперта. Более правильной представляется практика, когда следователь в специальном письме, адресуемом руководителю предприятия, организации или учреждения, излагает просьбу выделить специалиста для проведения конкретной экспертизы. Если же следователь в этом письме укажет и необходимые для разрешения вопросы, то для руководителя не составит труда порекомендовать следователю наиболее компетентного специалиста.

Проблема усмотрения следователя имеет место и при соединении в одном производстве нескольких уголовных дел для обеспечения более полного, всестороннего и объективного исследования всех обстоятельств преступного деяния. Однако следует иметь ввиду, что в ст.26 УПК указывается на возможность, а не на обязательность со- единения дел в одном производстве. Действительно, закон не обязывает следователя во всех случаях обязательно соединять несколько

1 См.: Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР по вопросам уголовного процесса (1946-1962 г.г.) - М., 1964. - С.163-164.

2 См.: Сборник постановлений Президиума и определений Судебной колле гии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР (1964-1972 г.г.). - М., 1974. - С.488.

106

уголовных дел, если они формально подходят под определение ст.26 УПК, а лишь предоставляет ему это право.

Законодатель предусмотрел возможность (а не обязательность) соединения дел в одно производство по обвинению нескольких лиц в совершении одного или нескольких преступлений (ст.26 УПК). Однако практика возвращения в таких ситуациях уголовных дел на допол- нительное расследование сделала их соединение обязательным, что крайне осложняет и само судебное рассмотрение этих дел, особенно в ситуациях, когда ряд преступлений совершен на территории несколь- ких областей1.

Следует подчеркнуть, что в юридической литературе отмечается полярность мнений по вопросу о характере предписаний о соединении уголовных дел. Одни авторы считают, что при наличии оснований, соединение уголовных дел является обязанностью соответствующих правомочных лиц2. Другие считают, что соединение уголовных дел - это их право, а не обязанность’. Сторонники первой точки зрения обосновывают её тем, что в некоторых уголовно-процессуальных кодексах бывших союзных республик требование о

1 См.: Ю. Щадин. Нужен ли институт дополнительного расследования?// За конность. - 1995. №10. - С.32.

2 См.: Мотовиловкер Я.О. О гарантиях прав и интересов личности при выде лении и соединении уголовных дел//Совершенствование правовых основ уголовного судопроизводства. - Ярославль, 1988. - С.80; Вахта А.С, Полнота предварительного и судебного следствия как средство обеспечения неотвратимости ответственности за совершение преступления//Дис. канд. юрид. наук М.- 1992. - С.84; Лукашевич Л., Шимановский В. Новые уголовно-процессуальные нормы // Законность. - 1997. № 5. - С. 18., Тумашов С.А. Проблемы соединения и выделения уголовныэх дел на предва рительном расследовании//Дис. кан. юрид. наук. - Волгоград. - 1998. - С.37.

” См.: Шарафутдинов Ш.Ф. Соединение и выделение уголовных дел и материалов в советском уголовном процессе. - Уфа, 1990. - С.23;Советский уголовный процесс. Под ред. С.В.Бородина. - М., 1982. - С.243; Павлов НЕ. Общие условия предварительного расследования. - М.,1982. - С.54; Щадин Ю. Нужен ли институт дополнительного расследования?//Законность. - 1995. №10. - С.32; Л.Лукашевич., В.Шимановский. Новые уголовно-процессуальные нормы//Законность. - 1997. № 5. - С. 18. и др.

107

соединении уголовных дел носило категоричный характер. Кроме того, по их мнению, соединение в одном производстве связанных между собой дел является одной из гарантий полного и всестороннего исследования их обстоятельств, поэтому решение о соединении таких дел не должно быть предметом лишь субъективного усмотрения и желания следователя. В настоящее время, в связи с произошедшими изменениями, вызванными распадом СССР, этот вопрос, по нашему мнению, надо решить однозначно - в соответствии со ст. 26 УПК: со- единение в одном производстве уголовных дел - это право соответст- вующих правомочных лиц. Законодатель, сформулировав подобным образом ст.26 УПК, предоставил следователю право самому решать, соединять или не соединять уголовные дела в одно производство. Как справедливо отметил И.Е. Быховский, «требование об обязательности соединения дел в одном производстве явилось бы прокрустовым ложем для расследования, и существенно затруднило бы работу следст-вия и органов дознания» . Судебная практика идет по этому же пути .

Таким образом, вопрос о возможности соединения уголовных дел в одном производстве в каждом конкретном случае должен решаться следователем по своему усмотрению.

Предоставляя следователю право самому решить вопрос о необ- ходимости соединения уголовных дел, уголовно-процессуальный закон разрешает объединять в одном следственном производстве не всякие дела, а лишь те из них, которые обладают определенными признаками, тем самым, устанавливая границы применения усмотрения.

Уголовно-процессуальный закон не содержит никаких указаний и относительно порядка определения начального момента расследо-

1 См.: Быховский И.Е. Соединение и выделение уголовных дел в советском уголовном процессе//Дис. канд. юрид. наук. - Ленинград. 1962. - С. 112.

2 См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. - 1968. №> 4. - С.38-39.

108

вания по соединенному (выделенному) уголовному делу. Однако на практике следователь разрешить этот вопрос обязан. Этот пробел закона он разрешает по своему усмотрению, исходя из правовых начал и руководствуясь принципами уголовного судопроизводства.

Разрешению этих и других не менее важных проблем посвящены работы И.Е. Быховского (1961 г.), Ш.Ф. Шарафутдинова (1990), В.М. Быкова (1992), С.А. Тумашова (1998)1.

Уголовно-процессуальный закон практически не регламентирует производство этих процессуальных решений. В ст.26 УПК2 указаны только основания соединения уголовных дел в одно производство, но не регламентирован порядок соединения уголовных дел. Между тем, статья 26 УПК тесно связана со ст.68 УПК, поскольку влияет на объем следственного производства, а потому - и на пределы доказывания.

Значение правильного определения объема следственного производства выходит далеко за рамки только технического вопроса. От того, насколько правильно будет решен он, зависит успешное осуществление таких процессуально значимых задач, как:

а) полнота и всесторонность расследования всех связанных ме жду собой преступлений, выявление всех лиц, виновных в их совер шении;

б) быстрота предварительного расследования;

в) правильная оценка фактов преступной деятельности лиц, привлекаемых к уголовной ответственности;

1 Быховский И.Е. Соединение и выделение уголовных дел в советском уго ловном процессе. - М., 1961; Шарафутдинов Ш.Ф. Соединение и выделение уголов ных дел и материалов в советском уголовном процессе. - Уфа., 1990; Быков В.М. Проблемы расследования групповых преступлений//Дис. докт. юрид. наук. - М., 1992; Тумашов С.А. Проблемы соединения и выделения уголовных дел на предваритель ном расследовании//Дис. канд. юрид. наук. - Волгоград, 1998.

2 Текст статьи 26 УПК РСФСР в редакции Федерального закона от 31 декабря 1996 г. № 163-ФЗ.

109

г) надлежащая организация работы следователя.

Создание громоздких уголовных дел с большим количеством обвиняемых отрицательно сказывается на сроках расследования этих дел, затрудняет их предварительное и судебное разбирательство. От правильного определения объема следственного производства изме- няется и направление следствия, и круг тех обстоятельств, установление которых необходимо для объективного разрешения уголовного дела, т.е. предмет доказывания, неточное определение которого может повлечь за собой либо пробелы в расследовании, либо загромождение дела материалами, не имеющими никакого значения для его правильного разрешения.

В рамках диссертационного исследования нами исследовался вопрос о практике использования возможностей уголовно-процессуального закона при определении начального момента расследования по соединенным в порядке ст. 26 УПК уголовным делам.

В соответствии с указанной статьей, законодатель допускает соединение в одном производстве дела по обвинению нескольких лиц в соучастии в совершении одного или нескольких преступлений или же дела по обвинению одного лица в совершении нескольких преступлений и недонесении о них. Однако указаний в отношении того, с какого момента следует исчислять срок расследования таких дел, закон не содержит, представляя тем самым разрешение этого пробела закона на усмотрение следователя. В целях изучения практики решения данного вопроса был произведен опрос следователей районных прокуратур городов Анапы, Ростова, Майкопа, Краснодара, Ставрополя и органов внутренних дел этих городов.

Опрос производился по специально разработанной анкете, в которой для ответа на каждый заданный вопрос предлагалось выбрать один из готовых ответов. В случае, если среди предложенных вариан-

по тов ответов, по мнению следователя, отсутствовал тот, который наи- более соответствовал бы существующей реальности, ему представля- лась возможность дописать свой вариант ответа. Следователям были предложены следующие вопросы:

«В вашем производстве находится уголовное дело, возбужденное 10.09.97 г. На основании статьи 26 УПК 20.10.98 г. Вы объединили это дело с другим делом, возбужденным 30.09.98 г. С какого момента Вы будете исчислять срок расследования по объединенному делу?»

Им было предложено два варианта ответов:

  • Срок расследования по объединенному делу я буду исчислять с момента возбуждения первого уголовного дела, то есть с 10.09.98 г;
  • Срок расследования по объединенному делу я буду исчислять с момента возбуждения второго уголовного дела, то есть с 30.09.98 г.
  • Следователи должны были знать, что порядок определения сроков следствия по объединенным делам регламентируется указанием Генерального прокурора России № 55/15 от 18.09.96 г. «Об изменении порядка исчисления срока предварительного следствия при соединении нескольких уголовных дел». Согласно этому предписанию, при соединении нескольких уголовных дел в одно производство срок следствия исчисляется со дня возбуждения уголовного дела, по кото- рому он является наиболее длительным. При этом календарное время расследования по остальным делам поглощается наиболее длительным сроком, и дополнительно не учитывается. Первый вариант ответа выбрали 81,3 % опрошенных следователей, второй - 18,7 %.

Какой же из этих вариантов ответов является наиболее правильным, с точки зрения действующего уголовно-процессуального закона? По общему правилу, законодатель запрещает производство следственных действий до возбуждения уголовного дела (ч.2.ст. 109 УПК).

Ill Закономерен вопрос: если следователь будет исчислять срок рассле- дования по объединенному делу с момента возбуждения второго уго- ловного дела, то, как быть с результатами тех следственных действий, которые были получены по первому уголовному делу до присое- динения к нему второго? Допустимы ли они будут?

В данном случае имело бы место не только необоснованное «продление» срока предварительного следствия по делу, но и ущем- ление прав и законных интересов обвиняемого и потерпевшего, су- щественное нарушение уголовно-процессуального закона, выразив- шееся в несоблюдении требований ст.ст. 109 и 133 УПК. Наличие этих статей УПК можно рассматривать как попытку законодателя в данном случае установить пределы усмотрения следователя.

Как уже отмечалось выше, в УПК нет специальной нормы, рег- ламентирующей порядок исчисления сроков при соединении уголовных дел. Между тем, этот вопрос имеет важное практическое значение. Дела, подлежащие соединению, на момент соединения, как правило, имеют различные сроки расследования. При их соединении возникает конкуренция сроков. От момента определения срока по объединенному делу, зависит срок окончания предварительного расследования. В конечном итоге, от этого зависит выполнение такой задачи, сформулированной в ст.2 УПК, как быстрота расследования.

В юридической литературе о порядке исчисления сроков нет единого мнения. И.Е. Быховский, С.Г. Новиков, Ш.Ф. Шарафутдинов, С.А. Тумашов считают, что при соединении уголовных дел срок следствия необходимо исчислять с даты возбуждения того дела, которое возбуждено ранее остальных1. А.П. Гуляев и В.И. Батищев предлагают исчислять сроки следствия с учетом складывающихся на

1 См.: Новиков С.Г. Комментарий к УПК РСФСР. М, 1970. С.49-50; Шарафутдинов Ш.Ф. Указ. Соч. -С.34.

112

практике ситуации, например, если соединяются дела по обвинению одного лица, срок следствия исчислять по делу, к которому присое- диняются остальные дела, в других же случаях - по делу, которое возбуждено ранее остальных1.

3.3. Зинатуллин, М.С. Салахов, Л.Д. Чулюкин считают, что срок предварительного следствия при соединении нескольких дел необхо- димо исчислять с даты возбуждения того уголовного дела, к которому присоединяются остальные дела2.

Если за основу мы возьмем вторую и третью точку зрения, то при таком порядке исчисления сроков часть проведенных следственных действий фактически может оказаться за рамками объединенного производства, а это противоречит нормам УПК (до возбуждения уго- ловного дела можно провести только одно следственное действие - осмотр места происшествия). В результате, доказательства, полученные при производстве следственных действий за рамками объединенного производства, должны быть признаны недопустимыми.

Представляется, что порядок исчисления сроков, предложенный вышеназванным указанием Генерального прокурора, имеет ряд изъя- нов. Например, при ситуации, когда по делу собрано достаточно до- казательств и вынесено постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, но оно от следствия скрылось. Поэтому дело по истечении двухмесячного срока приостанавливается по п.1 ст. 195 УПК. В последующем это лицо совершает иные преступления на другой тер- ритории или меняет фамилию. Не исключено, что на момент соединения обоих дел, срок следствия по второму делу будет более дли-

1 См.: Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. - М., 1976. С.42; Батищев В.И. Расследова ние неоднократных преступлений отдельных лиц и постоянных групп//Дис. докт. юрид наук. - Воронеж, 1994. - С. 102., Тумашов С.А. Указ. Соч. - С. 83.

2 См.: Зинатуллин 3.3., Салахов М.С, Чулюкин Л.Д. Подследственность уго ловных дел. - Казань, 1986. - С.43.

113

тельным по сравнению с первым. Таким образом, если руководство- ваться названным указанием Генерального прокурора, получается, что лицо привлечено в качестве обвиняемого раньше, чем возбуждено уголовное дело, что естественно противоречит ст.4 УПК.

Как мы уже отмечали, решение о соединении уголовных дел следователь принимает самостоятельно. Именно он, действуя по своему усмотрению, в виду отсутствия уголовно-процессуальных норм, регулирующих порядок соединения уголовных дел и исчисление срока следствия по объединенному производству, вынужден принимать данное ответственное решение. Но не только следователь, но и суды испытывают затруднения при решении подобных вопросов.

Проиллюстрируем это следующим примером. Рассматривая уголовное дело, Президиум Верховного Суда России не согласился с по- становлением судьи областного суда и определением кассационной инстанции, в которых был отражен неверный подход к подсчету сроков предварительного следствия по соединенным в одно производство уголовным делам, и отменил указанные судебные решения. Как усматривается из материалов дела, по пяти фактам разбойных напа- дений, имевшим место в период с 7 июля 1995 г. по 17 января 1996 г., органами предварительного расследования возбуждались уголовные дела, проводилось следствие, которые затем, в соответствии с ч.З ст. 195 УПК, приостанавливались из-за неустановления лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых. По шестому факту разбойного нападения, совершенному 4 февраля 1996 г., были установлены лица, его совершившие, и возбуждено уголовное дело. В ходе предварительного расследования установлено, что все пять предыду- щих преступлений совершены этими же лицами. Ранее приостанов- ленные дела возобновили и соединили в одно производство с послед- ним. Определяя срок следствия после соединения дел, суды первой и

114

кассационной инстанции исходили из того, что при исчислении срока следствия по соединенным делам в общий срок следствия включается суммарное календарное время расследования по всем уголовным де- лам, а отрезки времени, которые совпадали, учитываются лишь один раз. ПОЭТОМУ судебные инстанции сделали вывод о проведении ряда следственных действий по последнему делу, срок предварительного следствия по которому продлевался до 18 месяцев, за пределами ука- занного срока1. Отменяя указанные судебные решения, Президиум в своем постановлении каких-либо веских аргументов, на наш взгляд, не привел.

Во избежание разночтения закона, представляется правильным поддержать мнение о том, что порядок исчисления срока следствия при соединении любых уголовных дел должен быть единым и во всех случаях исчисляться с даты возбуждения того дела которое возбуждено ранее остальных. При этом, в общий срок следствия по объединенному делу включается суммарное календарное время расследования по всем делам, а отрезки времени, которые совпадают, учитываются один раз2.

Наличие иного мнения по данному вопросу, пусть даже у небольшого числа следователей и судей, вызывает серьезные опасения. Законодатель должен ликвидировать указанный пробел закона, за- полнив его четким указанием порядка исчисления срока расследования по соединенному делу. Представляется, что данная норма может быть сформулирована следующим образом:

1 Дорошков В., Патов Н. Приостановление производства по уголовным де- лам//Российская юстиция. - 2000. №1 - С. 40-42.

2 См.: Быховский И.Е. Соединение и выделение уголовных дел. - М., 1961. - С.43; Любавин А.А., Шимановский В.В. Исчисление сроков на предварительном следствии // Соц. Законность. - 1968. №10. - С.39; Шарафутдинов Ш.Ф. Указ. соч. - С.34. и др.

115

«Срок производства по делу, в котором соединены несколько дел, исчисляется со дня возбуждения того дела, которое по времени возбуждено первым. При этом, в общий срок следствия по объ- единенному в одно производство делу включается все календарное время, фактически затраченное на его производство».

По нашему мнению, принятие такой статьи позволит более детально регламентировать порядок соединения уголовных дел, что явится существенной гарантией от проявления негативных сторон усмотрения следователя при решении указанных вопросов.

На этапе окончания предварительного следствия также возникает ряд вопросов, связанных с применением усмотрения следователя. Статья 204 УПК предоставляет обвиняемому и его защитнику право заявлять ходатайства о дополнении предварительного следствия. Ходатайства о выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела, следователь обязан выполнить. Если же следователь отказывает полностью или частично в удовлетворении заявленных ходатайств, он об этом выносит мотивированное постановление, которое объявляет заявителю. Анализ правоприменительной практики свидетельствует, что в связи с применением данной нормы УПК возникают следующие вопросы, на которые в законе ответов нет:

1) Если следователь отказывает полностью или частично в удов- летворении заявленных ходатайств, то в течение какого времени после получения ходатайств он должен вынести об этом постановление? 2) 3) Каков порядок уведомления обвиняемого и его защитников о принятом решении об отказе в удовлетворении ходатайств? 4) 5) В течение какого времени обвиняемый и его защитник могут составить и принести жалобу прокурору на постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайств? 6)

116

4) Должно ли находиться без движения уголовное дело в период подачи и разрешения жалобы обвиняемого и его защитника на поста- новление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства, или подача жалобы не приостанавливает дальнейшего направления дела?

Фактически, из-за неурегулированности этих вопросов, они в законе разрешаются на основании усмотрения, а это, в свою очередь, производится не всегда в соответствии с общими началами и смыслом уголовно-процессуального законодательства. Часто встречаются случаи, когда следователь недостаточно мотивированное постановление об отказе в удовлетворении ходатайства обвиняемого и его защитника о дополнении предварительного следствия посылает заявителям по почте с тем расчетом, что к моменту получения этого постановления защитником он успеет отправить дело в суд, и, таким образом, обжалование решения (действия) следователя прокурором станет беспредметным.

Приведенный выше пример принятого следователем решения на основе усмотрения противоречит смыслу статей 19, 20, 22, 131 УПК, что абсолютно недопустимо. Действуя в таких случаях по своему ус- мотрению, основанному на аналогии права, следователь вполне мог найти другие варианты решения, которые не ущемляли бы права и законные интересы обвиняемого.

Данная проблема имеет еще один аспект. Так, по мнению B.C. Шадрина, нередко при рассмотрении следователями ходатайств об- виняемых или их защитников о дополнении предварительного след- ствия, вызове с этой целью свидетелей, назначении экспертиз и т.п. имеет место формализм1, возможность существования которого объ- ясняется, в том числе, возможностью следователя принимать реше-

1 Шадрин B.C. О Значении процессуальной формы и формализме на предварительном следствии//Процессуальные вопросы предварительного расследования на современном этапе. - Волгоград, 1988. - С. 25

117

ния на основе личного усмотрения. «Следователь порой воспринимает заявление ходатайства обвиняемым как стремление помешать про- изводству по уголовному делу, создать дополнительные трудности, сорвать своевременное направление дела в суд. Еще не вникнув в со- держание ходатайства, следователь предрешает его судьбу. Он видит свою задачу главным образом в том, чтобы найти «подходящие», а на самом деле надуманные основания для отказа»1. В литературе встре- чаются сообщения о таких случаях: обвиняемый и защитник пишут в кабинете следователя ходатайство, а тот одновременно «строчит» от-каз . Данная проблема остается актуальной и в настоящий момент. Представляется, что в подобном случае следователь принимает не- правильное решение об отказе в удовлетворении ходатайства на основе произвольного усмотрения, причем данное решение с точки зрения процессуальной формы может выглядеть безупречным.

Так, в ходе социологического исследования следователям был задан вопрос: «Влияет ли на результаты рассмотрения ходатайств Ваша служебная нагрузка и стремление не нарушать сроки следствия по делу?» 84,7% всех опрошенных следователей ответили положительно. В этой связи следует поддержать высказываемые юристами предположения о предоставлении обвиняемому и его защитнику вре- мени для формулирования и заявления ходатайств после ознакомления с материалами дела. Следователи, зная о наличии у участников процесса определенного времени для составления ходатайства, опа- сались бы откладывать предъявление материалов уголовного дела для ознакомления на последние дни расследования.

Анализ проведенного нами социологического опроса, позволяет сделать следующие выводы: подавляющие большинство респондентам же. 2 См.: Заикин Н. Беречь авторитет и доброе имя//Соц. законность. - 1984. № 9. - С.49

118

тов (примерно 95%) считают, что решение вопросов об удовлетворении ходатайств (о допуске и участии адвоката в проведении следственного действия; о дополнительном расследовании после ознакомления со всеми материалами дела; об истребовании дополнительных доказательств о невиновности обвиняемого - подозреваемого) бази- руется на недостаточно обоснованном основании. Часть респондентов утверждает, что в некоторых случаях решения принимались исходя из ничем не обоснованного личного усмотрения следователя. Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что в некоторых случаях решения следователями принимаются по собственному усмотрению, что, в свою очередь, чрезвычайно часто приводит к ущемлению законных прав и интересов участников уголовного процесса.

В связи с этим, нам представляется необходимым изменить редакцию ст. 204 УПК, изложив ее следующим образом:

«Ходатайства о дополнении предварительного следствия могут быть заявлены обвиняемым и его защитником устно и письменно. Заявленные ходатайства заносятся в протокол, а письменные ходатайства, кроме того, приобщаются к делу. Обвиняемому и его защитнику предоставляется суточный срок для формулирования ходатайств.

В случае заявления ходатайств о выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела, следователь обязан дополнить пред- варительное следствие. Если при дополнительно проводимых следственных действиях присутствует защитник, он вправе с раз- решения следователя задавать вопросы свидетелю, потерпевшему, эксперту, специалисту и обвиняемому, а равно ходатайствовать о занесении в протокол данных, имеющих значение для дела. Сле- дователь может отвести вопросы, предлагаемые защитником, од- нако отведенный вопрос должен быть занесен в протокол.

119

В случае, если следователь отказывает полностью или частично в удовлетворении заявленных ходатайств, он об этом выносит мотивированное постановление, которое объявляет обвиняемому или его защитнику в суточный срок с момента заявления ходатайств.

После объявления обвиняемому или его защитнику об отклонении заявленных ходатайств им должны быть представлены двое суток для составления и подачи прокурору жалобы на постановление следователя.

Принесение жалобы обвиняемым или его защитником на постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайств приостанавливает дальнейшее движение дела до разрешения жалобы прокурором.

После производства дополнительных следственных действий следователь вновь обязан ознакомить обвиняемого и его защитника с материалами дела с соблюдением требований статей 201 - 203 настоящего Кодекса».

120

§3. Негативные стороны усмотрения следователя в стадии предварительного расследования.

Известно, насколько велико значение полного, объективного и всестороннего расследования для установления истины по делу, на- значения справедливого наказания виновному. Для достижения этой цели следователю необходимо использовать все возможности уголовно- процессуального закона, в том числе, по реализации предоставленного ему законом права на усмотрение. Необходимо однако отметить, что наряду с положительными сторонами, усмотрение следователя имеет и негативные (отрицательные).

Нам представляется, что негативные стороны усмотрения в дея- тельности следователя проявляется по причинам:

1) искаженного характера оценочной деятельности следователя;

2) пренебрежения следователя соблюдением процессуальной формы при проведении расследования;

3) способности следователя принимать решения по делу (про межуточные или окончательные), вопреки закону и служебному дол гу, под воздействием местных влияний или заинтересованных лиц.

В соответствии с этими основными направлениями проявления негативных сторон усмотрения следователя, необходимо перечислить конкретные ситуации проявления негативных сторон усмотрения сле- дователя при расследовании уголовных дел:

1) Искажение юридической судьбы уголовного дела по причине принятия решения следователем на основе усмотрения, что выражается в следующих формах:

121

а) в не обнаружении или утрате доказательств, что впоследствии может повлечь за собой:

  • отказ в возбуждении уголовного дела;
  • приостановление производства по делу в случае неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого;
  • прекращение уголовного дела за истечением срока давности;
  • б) в неполном обнаружении или частичной утрате доказа тельств, что впоследствии влечет (или может влечь) за собой:

-необоснованное или преждевременное возбуждение уголовного дела;

-необоснованное, преждевременное или незаконное привлечение отдельных лиц в качестве обвиняемых;

-необоснованное и незаконное прекращение уголовного дела;

-составление обвинительного заключения с необоснованным выводом о необходимости предания обвиняемого суду;

2) Принятие следователем на основе усмотрения решения, огра- ничивающего личность в правах и законных интересах, что в свою очередь влечет необеспечение гарантий:

а) от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения и наказания невиновных;

б) неприкосновенности личности и личной свободы;

в) не обеспечение гарантий от необоснованных обысков, вы емок, освидетельствований, гарантий неприкосновенности жилища, тайны переписки, телеграфных сообщений и телефонных перегово ров;

г) личных и имущественных прав граждан;

д) от существенных нарушений уголовно-процессуального зако на, которые ограничили, или могли ограничить права и законные ин тересы личности.

122

Усмотрение не исключает возможного неактивного поведения следователя, выражающегося в выборе такого варианта решения или действия (а иногда и бездействия), выполнение которого, по сравнению с другими, потребует меньших затрат и сил. Такая негативная сторона присуща, на наш взгляд, всем разновидностям усмотрения, а ее проявление ведет к односторонности и неполноте в исследовании обстоятельств дела.

Изучая негативные случаи усмотрения следователя при расследовании преступлений, представляется возможным и перспективным рассмотреть деятельность следователя через категорию интереса. Ка- тегория интереса достаточно подробно изучена в уголовно- процессуальной и криминалистической литературе1.

Анализ результатов деятельности следователей показывает, что она не всегда достигает целей доказывания. Наиболее распростра ненными ее недостатками являются: неполное выяснение существен ных обстоятельств по делу; неиспользование тактических и методи ческих рекомендаций, достижений криминалистики, возможностей экспертиз, планирования и т.д.; несоблюдение уголовно-

процессуальных норм, определяющих порядок выполнения процессу- альных действий; несоответствие правовой оценки содеянного уста- новленным фактическим обстоятельствам по делу; необоснованное решение о прекращении уголовного дела.

Как правило, указанные недостатки объясняются либо отсутствием у следователя необходимых знаний и опыта, либо его недобро- совестностью, недисциплинированностью. Вместе с тем, указанные недостатки нельзя объяснить только этим, так как изложенные причины не раскрывают в полной мере содержательную сторону субъек-

1 См.: Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно- процессуальном праве. - Л., 1976.; Якубович Н.А. Теоретические основы предвари- тельного следствия. - М., 1971.

123

тивного отношения самих следователей к допускаемым ими наруше- ниям закона при принятии решений на основе произвольного усмот- рения. Например, обобщение и анализ нарушений, допускаемых при прекращении уголовных дел, позволяет выявить причины, связанные со стереотипом, сложившимся при расследовании сложных, много- эпизодных дел. В данном случае стереотип заключается в том, что для «экономии» процессуальных средств и времени, обеспечения «надежности» дела в целом некоторые следователи стремятся доказать «основной» эпизод в ущерб другим, по которым производство ими незаконно прекращается. Таким образом, речь идет о незаконном упрощении процессуальной формы с целью сокращения времени и сил на производство следственных действий и о завышении квалификации, осуществляемой для того, чтобы «застраховаться» от возвращения уголовного дела на дополнительное расследование из-за неправильной юридической оценки деяния.

Нельзя исходить из того, что следователь устанавливает истину по делу только в силу возложенных на него задач и обязанностей. Следователь не является бесстрастным, безразличным наблюдателем, устанавливающим обстоятельства преступления. Он может испытывать естественное чувство неприязни к обвиняемому как к лицу, со- вершившему преступление. Данное чувство нередко усиливается в связи с отрицательным поведением обвиняемого, не совпадающим с целями доказывания. Вместе с тем, следственной практике известны случаи, когда обвиняемый вызывал у следователя сочувствие, а по- терпевший - брезгливое отношение. Это говорит о том, что личный интерес в деятельности следователя проявляется по-разному, в том числе, по отношению к обвиняемому, потерпевшему и другим участ- никам процесса. Возможно присутствие личного интереса при принятии следователем решений на основе усмотрения.

124

Личные интересы, обусловленные ценностными ориентациями, склонностями, предубеждениями следователя, полностью находятся в его власти, неотторжимы от него. Их отрицательное влияние на ре- зультаты доказывания возможно лишь тогда, когда они выпадают из- под контроля самого следователя, руководителя следственного под- разделения, прокурора, и суда. Таким образом, рассмотрение дея- тельности следователя по принятию решений на основе усмотрения через категорию интереса представляется чрезвычайно перспективным в плане дальнейшей теоретической разработки данной проблемы. Знание структуры интересов следователя, их значимости и механизма проявления может найти практическое применение. Учет их самими следователями, прокурорами, осуществляющими надзор, ру- ководителями следственных подразделений позволит в определенной мере повысить эффективность надзора и контроля за качеством след- ствия, а также управления им, обеспечить высокий уровень доказа- тельственной деятельности, более полную реализацию прав и законных интересов граждан.

Для иллюстрации сказанного можно привести следующий пример из судебной практики. Частным определением Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 7 октября 1992 г. об- ращено внимание на допущенную следователями волокиту при вы- полнении требований ст.201 УПК1.

Московским городским судом Захаров осужден по ст. 103 УК РСФСР за убийство Паршкова, совершенное 2 июля 1991 года. Рассматривая данное дело 7 октября 1992 г. в кассационном порядке, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации вынесла частное определение, в котором указала следующее.

1 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1993. №10. - С.5.

125

Расследование по делу, проводилось следователем прокуратуры Кировского района Москвы. Оно было окончено 4 февраля 1992 г. В этот же день следователь предъявил для ознакомления обвиняемому Захарову и его защитнику материалы дела на 23 листах.

14 мая 1992 следователь рапортом сообщил прокурору района о том, что ознакомление Захарова с материалами дела затянулось, так как у обвиняемого не было очков. 2 июня 1992 г. следователь, в связи с уходом в отпуск, попросил прокурора передать дело другому следо- вателю. Через 13 дней дело приняла к производству следователь той же прокуратуры. Она, не проведя никаких процессуальных действий по делу, 14 июля 1992 г. обратилась к прокурору района с просьбой в связи с уходом в отпуск передать дело другому следователю.

16 июля 1992 г. дело к своему производству принял следователь. Через месяц, то есть 16 августа 1992 г., он ознакомил Захарова и его защитника с материалами дела.

Сказанное свидетельствует о недобросовестном отношении первого и второго следователей к исполнению своих служебных обязанностей, а также об отсутствии надлежащего надзора за их работой со стороны руководства прокуратуры Кировского района г. Москвы. В результате Захаров без достаточных оснований содержался в следственном изоляторе более 6 месяцев, тогда как фактически для выполнения требований ст.201 УПК следователю требовалось несколько часов.

Об изложенном сообщили Генеральному прокурору России для принятия соответствующих мер. Заместитель начальника Управления по надзору за следствием и дознанием прокуратуры Российской Фе- дерации П.В. Вилков письмом сообщил, что частное определение обсуждено на совещании в прокуратуре Москвы. Следователи, которые проводили расследование по делу, являются молодыми специа-

126

листами. Допущенные ими нарушения в значительной степени явились результатом недостаточной организованности в работе прокуратуры района в целом и неоказания им практической помощи со стороны руководства районной прокуратуры. Учитывая также, что в период расследования дела по обвинению Захарова следователи были перегружены работой, в том числе, делами об умышленных убийствах, прокуратура города, сочла возможным, ограничиться обсуждением частного определения и строгим предупреждением следователей и руководителей прокуратуры района о недопустимости подобных на- рушений в дальнейшем.

В настоящее время картина практически не изменилась. В г. Москве 40% жалоб, поступивших в Следственный комитет в первом квартале 1999 г., вызваны волокитой, допущенной следователями при расследовании уголовных дел1.

Кроме того, применение следователем
уголовно-

процессуальных норм с оценочными понятиями, на основе усмотрения, не исключает возможности более широкого или узкого толкования смысла неопределенных, оценочных понятий по сравнению с тем смыслом, который вложил в них законодатель.

Как уже отмечалось, такие понятия в силу недостаточной опре- деленности, многозначности, таят в себе некоторую опасность непра- вильного их употребления. Это особенно недопустимо в сфере при- менения норм уголовно-процессуального права, так как может повлечь за собой как неправильные действия следователя, направленные (по его субъективному мнению) на достижение задач уголовного процесса, как умышленные злоупотребления, совершенные «под прикрытием» закона. Бесспорным является тот факт, что не всякое явле-

1 См.: Информационный Бюллетень Следственного комитета при МВД России.-1999. -№4(101).-С. 16.

127

ние действительности поддается точному, строго формальному опи- санию. Поэтому законодатель в ряде случаев вынужден оставлять во- прос на усмотрение следователя, обозначая лишь общую линию. Од- нако, многие положения все же можно и даже необходимо зафикси- ровать в законе более четко. В связи с этим особое значение приоб- ретает вопрос о дальнейшем совершенствовании гарантий правильного применения оценочных понятий.

В целом можно выделить две группы таких гарантий: законодательные и организационные. К законодательным гарантиям можно отнести такие условия применения указанных понятий, которые исходят от законодателя, и закрепляются в нормах права. В данном направлении применения норм права необходимо принимать меры к упорядочению терминологии, установлению перечней, выработке и закреплении отдельных критериев таких понятий.

К организационным гарантиям относятся гарантии, лежащие вне сферы правотворчества. К ним относятся: твердое и детальное истолкование этих понятий в постановлениях Пленумов Верховного Суда Российской Федерации; более тщательное комментирование текста закона, содержащего оценочные понятия; издание учебной, методической литературы, проведение семинаров со следователями, повышение их квалификации и т.п.

Необходимо особо отметить нежелательность наличия уголовно- процессуальных норм, содержащих «формальное» право следователя на усмотрение. Законодателю надо прийти к более четким формули- ровкам, которые не должны содержать неясности в отношении закре- пленного в нормах права положения: правомочие это - право, реали- зация которого обязательна, или это право, позволяющее решить во- прос по своему усмотрению.

128

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключительной части проведенного диссертационного исследования автор попытался изложить наиболее значимые его результаты, сформулировав их в форме теоретических выводов, практических рекомендаций и предложений, которые, по его мнению, можно ис- пользовать при дальнейшей разработке отдельных норм УПК РСФСР, и проекта нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Фе- дерации, а также применять их в практической деятельности следо- вателей.

Усмотрение следователя при расследовании преступлений - многоаспектное явление. Автор выделяет следующие его разновид- ности: а) оптимальное;

б) непосредственное;

в) произвольное;

г) интуитивное.

  1. Оптимальное усмотрение следователя - это его отношение (мнения, суждения, взгляды, оценки) к характеру разрешения неуре- гулированной или недостаточно урегулированной законом следствен- ной ситуации, обусловленное имеющимся у него жизненным и про- фессиональным опытом, общими и профессиональными знаниями, навыками, умениями, физическими и психическими особенностями его личности и выражающееся в форме права волевого выбора следо- вателем решения (действия) или времени принятия решения (совер- шения действия) наиболее целесообразного, с точки зрения накоп- ленного уголовно-процессуальной практикой опыта правоприменения, для достижения задач уголовного судопроизводства в той или иной конкретной следственной ситуации.

129

Оптимальное усмотрение следователя при принятии конкретных процессуальных решений может выражаться в нескольких разновид- ностях:

а) В предоставлении следователю, права выбрать один из двух или нескольких равнозначных, с точки зрения закона, вариантов по ведения или решения предусмотренных уголовно-процессуальной нормой. Данный вид усмотрения проявляется тогда, когда статья за кона заранее лучшей альтернативы не определяет. Следователь выби рает тот или иной вариант, учитывая фактические обстоятельства, и характер материалов дела.

б) В предоставлении следователю права принимать в процессе предварительного расследования преступлений решения, основанные на предписаниях норм, регламентирующих его деятельность посред ством таких общих формулировок, как «следователь может», «следо ватель вправе», за которыми не следует перечня условий, при кото рых данное решение наиболее целесообразно.

в) В предоставлении следователю права при расследовании пре ступлений принимать то или иное решение на основе норм, содержа щих такие оценочные понятия и выражения, как «в случае необходи мости», «в случаях, не терпящих отлагательства» и т.д. Возможность применения усмотрения в этих случаях обусловлена самой формули ровкой правовой нормы, ее несовершенством. Данный вид усмотре ния скорее терпим, чем желаем законодателем. Вместе с тем это не означает, что следователь абсолютно свободен в своих действиях. От него требуется такое понимание оценочных понятий, какое в данный момент особенно широко распространено в сфере уголовного процес са. Под этим видом усмотрения подразумевается необходимость при менения аналогии права.

130

Непосредственное усмотрение следователя - это его орошение (мнения, суждения, взгляды, оценки) к характеру разрешения неуре- гулированной, или недостаточно урегулированной законом следст- венной ситуации, обусловленное имеющимся у него жизненным, а также недостаточным профессиональным опытом, общими и профес- сиональными знаниями, навыками, умениями, физическими и психи- ческими особенностями его личности, и выражающееся в форме права волевого выбора следователем решения (действия) или времени принятия решения (совершения действия) наиболее целесообразного, с точки его точки, для достижения задач уголовного судопроизводства в данной конкретной следственной ситуации.

Интуитивное усмотрение следователя - это его отношение (мнения, суждения, взгляды, оценки) к характеру разрешения неурегули- рованной законом следственной ситуации, обусловленное его интуи- цией, и выражающееся в форме права волевого выбора им решения (действия) или времени принятия решения (совершения действия) наиболее целесообразного, с его точки зрения, для достижения задач уголовного судопроизводства в данной конкретной следственной си- туации.

Произвольное усмотрение следователя - это его отношение (мнение, суждение, взгляды, оценки) к характеру разрешения неуре- гулированной законом следственной ситуации, обусловленное его на- строением, расположением, эмоциями и чувствами и выражающееся в форме права волевого выбора им решения (действия) или времени принятия решения (совершения действия) наиболее целесообразного, с его точки зрения.

  1. Результаты социологического исследования, проведенного в рамках изучения темы, свидетельствуют о влиянии определенных ин- дивидуальных качеств следователя на содержание решений, прини-

131

маемых им на основе усмотрения. К числу этих качеств относятся: форма получения юридического образования; уровень правосознания и правовой культуры следователя; наличие и уровень теоретических знаний и практических навыков; стаж работы в должности следователя; наличие практического опыта расследования аналогичных уголовных дел; регулярное обучение следователя на курсах повышения квалификации; степень его загруженности расследованием преступ- лений; использование опыта других следователей, отраженного в публикуемых методических рекомендациях по расследованию от- дельных видов преступлений;

  1. В целях дальнейшего совершенствования гарантий правиль ного применения оценочных понятий и формулировок, содержащихся в ряде норм УПК РСФСР, необходимо:
  • в законодательном порядке упорядочить терминологию, выра ботать и закрепить отдельные критерии таких понятий, установить перечни условий, при соблюдении которых могут или должны приме няться нормы права;

  • больше внимания уделять расшифровке таких понятий при официальном комментировании текста уголовно-процессуального за кона.

  1. Условия применения усмотрения следователем являются со ставной частью общих условий уголовного судопроизводства, кото рые устанавливаются законодателем и которые применяются в про цессе всего судопроизводства.

На взгляд автора, необходимо выделить следующие условия применения усмотрения следователем:

а) оно всегда должно осуществляться на основе и в рамках закона или его принципов;

132

б) использование усмотрения в области уголовно- процессуального регулирования не должно посягать на права и за конные интересы участников уголовно-процессуальных отношений. Оно должно использоваться с целью наиболее эффективного, целесо образного применения уголовно-процессуальных норм для быстрого и полного раскрытия преступлений, изобличения виновных в их со вершении лиц;

в) правоприменительный акт, принятый на основе усмотрения, должен преследовать ту цель, для достижения которой законодатель дал следователю правомочие действовать по усмотрению.

г) акт применения уголовно-процессуальной нормы на основе усмотрения должен содержать в себе мотивы, побудившие следовате ля воспользоваться правом усмотрения.

  1. Исследование следственной практики показали, что в процессе применения статьи 70 УПК РСФСР следователь принимает решение на основе усмотрения. В диссертации предлагается внести это положение в разрабатываемый проект УПК, а часть 2 статьи 70 УПК РСФСР дополнить этим положением. В проекте УПК необходимо предусмотреть процедуру, которая бы с наибольшей полнотой отра- жала данные о предоставленных органу следствия материалах. Это можно достичь только составлением особого документа - «протокола о предоставлении доказательств по делу». В таком протоколе должны содержатся следующие данные:

• ходатайство лица, которое предоставляет предмет или документ; • • факт предоставления предмета или документа; • • содержание предоставляемого материала, определяющее его относимость к делу; • • сведения о происхождении представляемого объекта. •

1

-» “I JJ

При наличии оснований считать представляемый материал относимым и допустимым, следователь, производящий расследование, своим мотивированным постановлением приобщает его к делу в качестве вещественного доказательства или иного документа. Решить данный вопрос можно следующим образом:

? Дополнить пункт первый статьи 150 законопроекта УПК Российской Федерации, подпунктом шестым: «Добровольное представление гражданами компетентным органам государства денег, ценных бумаг, документов и иных предметов, свидетельствующих о совершенном или подготавливаемом преступлении». ? ? Изложить в проекте УПК статью следующего содержания: «Лицо, производящее дознание, следователь и прокурор обязаны принять добровольно предоставленные гражданами деньги, ценные бумаги, документы и иные предметы, свидетельствующие о совершенном или подготавливаемом преступлении. ? Эти лица обязаны принимать добровольно предоставляемые им любые ценности, документы и иные предметы, которые имеют отношение к расследуемому ими преступлению и могут способствовать раскрытию данного преступления, изобличению виновных в его совершении.

Лицо, добровольно представляющее эти ценности, документы и иные предметы немедленно допрашивается по общим правилам допроса свидетеля. При допросе данного лица выясняются обстоятельства, при которых эти представленные ценности, документы и иные предметы у него оказались откуда ему стало известно о ведущемся производстве по данному уголовному делу».

  1. На конституционном уровне определено, что одной из гарантий от злоупотреблений представителей государственной власти, осуществляющих раскрытие и расследование преступлений, служит

134

судебное решение на ограничение некоторых конституционных прав граждан. Автор предлагает более строгую регламентацию процедуры получения такого разрешения суда следователем при расследовании преступлений.

В судебном решении на ограничение конституционного права представляется необходимым предусмотреть следующее:

а) имя, фамилию, должностное положение сотрудника право- применяющего органа, который просит разрешение;

б) имя, фамилию и должностное положение лица, санкциони рующего данное ходатайство;

в) факты и обстоятельства, служащие основанием для получения разрешения:

г) квалификация преступления, в связи с расследованием кото рого требуется разрешение;

д) место производства данного действия;

е) характер предполагаемых сведений, которые возможно будут получены;

ж) имеющиеся данные о лицах, причастных к расследуемому преступлению, в отношении которых необходимо произвести дейст вия, требующие разрешения;

з) аргументы, подтверждающие необходимость ограничения то го или иного конституционного права;

и) период, в течение которого предполагается ограничение того или иного конституционного права;

к) информация о том, заявлялось ли ранее какому-либо судье ходатайство на разрешение ограничения того или иного конституци- онного права в отношении тех же лиц и каким был результат разре- шения этого ходатайства;

135

л) изложение результатов ранее проводившегося ограничения конституционного права.

  1. В ходе работы над темой диссертации автор приходит к вы воду о необходимости предложения следующей редакции ст. 116 при нятого в первом чтении Государственной думой проекта УПК Рос сийской Федерации:

«Следователь удовлетворяет ходатайства обвиняемого, подозреваемого и их защитников, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, а также эксперта в допросе свидетелей, производстве экспертизы и других следственных действий по собиранию и проверке доказательств, предоставлении и истребовании дополнительных материалов, вещественных доказательств и документов, если они необходимы для установления обстоятельств, выяснение которых может иметь значение для правильного расследования и разрешения уголовного дела, а равно иные хо- датайства, имеющие значение для обеспечения прав и законных ин- тересов участников процесса и установления истины по делу».

  1. Исследование вопроса о практике использования возможно стей уголовно-процессуального закона при определении начального момента расследования по соединенным в порядке ст. 26 УПК РСФСР уголовным делам позволило предложить следующую редак цию этой статьи:

«Срок производства по делу, в котором соединены несколько дел, исчисляется со дня возбуждения того дела, которое по времени возбуждено первым. При этом, в общий срок следствия по объеди- ненному в одно производство делу включается все календарное время, фактически затраченное на его производство».

  1. В рамках темы рассмотрена эффективность использования следователем возможностей закона при окончании предварительного

136

следствия. Сделан вывод о необходимости дополнения процессуаль- ного закона нормой, устанавливающей порядок и предельные сроки сообщения о результатах рассмотрения ходатайств, заявленных за- щитником и обвиняемым. В связи с этим, автор считает необходимым изменить редакцию ст. 204 УПК, изложив ее в следующей редакции:

«Ходатайства о дополнении предварительного следствия могут быть заявлены обвиняемым и его защитником устно и письменно. За- явленные ходатайства заносятся в протокол, а письменные ходатайства, кроме того, приобщаются к делу. Обвиняемому и его защитнику предоставляется суточный срок для формулирования ходатайств.

В случае заявления ходатайств о выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела, следователь обязан дополнить предварительное следствие. Если при дополнительно производимых следственных действиях присутствует защитник, он вправе с разрешения следователя задавать вопросы свидетелю, потерпевшему, эксперту, специалисту и обвиняемому, а равно ходатайствовать о занесении в протокол данных, имеющих значение для дела. Следователь может отвести эти вопросы, однако отведенные вопросы должны быть занесены в протокол.

В случае, если следователь отказывает полностью или частично в удовлетворении заявленных ходатайств, он об этом выносит моти- вированное постановление, которое объявляет обвиняемому или его защитнику в суточный срок с момента заявления ходатайств.

После объявления обвиняемому или его защитнику об отклонении заявленных ходатайств, им должны быть представлены двое суток для составления и подачи прокурору жалобы на постановление следователя.

Принесение жалобы обвиняемым или его защитником на постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайств приос-

137

танавливает дальнейшее движение дела до разрешения жалобы про- курором.

После производства дополнительных следственных действий следователь вновь обязан ознакомить обвиняемого и его защитника с материалами дела с соблюдением требований статей 201 - 203 на- стоящего Кодекса».

  1. Диссертант отмечает, что наряду с положительными сторонами усмотрение следователя имеет и негативные (отрицательные). Проявление негативных сторон усмотрения в деятельности следователя возможно по причинам:

1) искаженного характера оценочной деятельности следователя;

2) пренебрежения следователя соблюдением процессуальной формы при проведении расследования; 3) 4) способности следователя принимать решения по делу (про- межуточные или окончательные), вопреки закону и служебному долгу, под воздействием местных влияний или заинтересованных лиц. 5) Конкретные проявления негативной стороны усмотрения следователя при расследовании уголовных дел выражаются в следующем:

1) Искажении юридической судьбы уголовного дела вследствие принятия решения следователем на основе усмотрения, выражающимся в следующих формах:

а) необнаружении или утрате доказательств, что впослед ствии может повлечь за собой: отказ в возбуждении уголовного дела; приостановление производства по делу в случае неустановления ли ца, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого; прекращение уголовного дела за истечением срока давности;

б) неполное обнаружение или частичная утрата доказа тельств, что впоследствии может повлечь за собой: необоснованное или преждевременное возбуждение уголовного дела; необоснованное,

138

преждевременное или незаконное привлечение в качестве обвиняемого; необоснованное и незаконное прекращение уголовного дела; со- ставление обвинительного заключения с необоснованным выводом о необходимости предания обвиняемого суду.

2) Принятии следователем на основе усмотрения решения, огра- ничивающего личность в правах и законных интересах, что в свою очередь повлечет необеспечение гарантий:

а) от незаконного и необоснованного обвинения, осужде ния и наказания невиновных;

б) неприкосновенности личности и личной свободы;

в) от необоснованных обысков, выемок, освидетельство ваний, гарантий неприкосновенности жилища, тайны переписки, те леграфных сообщений и телефонных переговоров;

г) личных и имущественных прав граждан;

д) от существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили или могли ограничить права и законные интересы личности.

  1. Особое значение приобретает вопрос о дальнейшем совер- шенствовании гарантий правильного применения оценочных понятий. Выделяются две группы таких гарантий: законодательные и органи- зационные.

К законодательным гарантиям относятся такие условия применения указанных понятий, которые исходят от законодателя, и закрепляются в нормах права. В данном направлении необходимо принимать меры к упорядочению терминологии, установлению перечней, выработке и закреплению отдельных критериев таких понятий.

К организационным гарантиям относятся гарантии, лежащие вне сферы правотворчества. К ним относятся: твердое и детальное истолкование этих понятий в постановлениях Пленумов Верховного Суда

139

Российской Федерации; более тщательное комментирование текста закона, содержащего оценочные понятия; издание учебной, методи- ческой литературы, проведение семинаров со следователями, повы- шение их квалификации и т.п.

Законодателю необходимо прийти к более четким формулировкам, которые не должны содержать неясности в отношении закрепленного в нормах права положения: правомочие это - право, реализация которого обязательна, или право решить вопрос по своему ус- мотрению.

140

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ

ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Нормативные материалы

  2. Конституция Российской Федерации // Российская газета. -1993. -23 декабря. -№237.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М., 1998. - 336 с.
  4. Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности” от 12 августа 1995 года // СЗ РФ. - 1995. - № 33. - Ст.3340.
  5. Официально-документальные материалы, судебная практика:

  6. Аналитическая справка СК МВД РФ «О состоянии и результатах работы следственного аппарата органов внутренних дел в 1 полугодии 1997 г.» от 21.08.97 г.
  7. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за 2 квартал 1995 г.//Законность. - 1996. - №5.
  8. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации о соблюдении сроков рассмотрения уголовных дел судами Российской Федерации//Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. -
  9. -№2.

141

  1. Практика Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам за 1992-1994 гг. - М., 1995. - 378 с.
  2. Сборник постановлений Пленума, Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР (1961-1963 г.г.). - М., 1964. - 365 с.
  3. Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР по вопросам уголовного процесса (1946-1962 г.г.). -М., 1964. - 254 с.
  4. Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР (1964-1972 г.г.). - М., 1974. - 276 с.
  5. Состояние правопорядка в Российской Федерации и основные результаты деятельности органов внутренних дел и внутренних войск в 1997 году // Вестник МВД России - 1998. - №1. - 230 с.
  6. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Проект / Л.Б. Алексеева, М.М. Бобров, В.П. Божьев и др. // Юридический вестник. - 1995. -№ 31(122).
  7. Указание Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 1/20 от 20.01.93 г. «Об изменении порядка выполнения ходатайств об оказании правовой помощи».
  8. Указание Генерального прокурора Российской Федерации № 55/15 от 18 сентября 1996 г. «О изменении порядка исчисления срока предварительного следствия при соединении нескольких уголовных дел».
  9. Специальная литература: монографии и учебные

пособия

142

  1. Алексеев П.В., Панин А.В. Теория познания и диалектика. -М., 1991.
    • 383 с.
  2. Анохин П.К. Проблема принятия решений в психологии и фи- зиологии / Проблемы принятия решений. - М., 1976. - 146 с.
  3. Белинский В.Г. Избранные литературно-критические статьи. - Магадан, 1973. - 303 с.
  4. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М., 1997. -320 с.
  5. Бохан В.Ф. Формирование убеждений суда. - Минск, 1973. -159 с.
  6. Быховский И.Е. Соединение и выделение уголовных дел. М., 1961. - 77 с.
  7. Васильев Л.М. Практика как критерий истины в уголовном судопроизводстве. - Краснодар, 1993. - 169 с.
  8. Васильев Л.М. Проблемы истины в современном российском уголовном процессе (Концептуальные положения).- Краснодар, 1998. - 260 с.
  9. Васильев Л.М. Организация следственной работы (вопросы подготовки следователей и преодоления их профессиональной де- формации).- Краснодар, 1983.- 112 с.
  10. Вилюнас В.К. Психология эмоциональных явлений. - М., 1976. -285 с.
  11. Волков В.В. Некоторые результаты изучения профессиональной деформации личности следователя. - Тбилиси, 1971. - 176 с.
  12. Грошевой Ю.М. Сущность судебных решений в советском уголовном процессе. - Харьков, 1979. - 143 с.
  13. Горшенев В.М. Участие общественных организаций в правовом регулировании. М., 1963. - 124 с.

143

  1. Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. М., 1976. - 143 с.
  2. Гурвич М.А. Судебное решение. Теоретические проблемы. -М.,
    • 175с.
  3. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. -М., 1989.
    • 779 с.
  4. Дерябин B.C. Чувства, влечения, эмоции. / Под ред. В.М. Смирнова, А.И. Прохорова, А.И. Трухачева. - Л., 1974. - 258 с.
  5. Ефимичев СП. Правовые и организационные вопросы окончания предварительного расследования. // Ред. П.С. Элькинд. - Волгоград,
    • 91 с.
  6. Жогин Н.В. Прокурорский надзор за предварительным рас- следованием уголовных дел. - М., 1968. - 262 с.
  7. Жогин Н.В,, Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М., 1965. - 367 с.
  8. Зеленский В.Д. Следователь как субъект расследования. - Краснодар, 1982.- 96 с.
  9. Зорин Г.А. Криминалистический риск. - Минск, 1990. - 115 с.
  10. Зинатуллин 3.3., Салахов М.С., Чулюкин Л.Д. Подследственность уголовных дел. - Казань, 1986. - 100 с.
  11. «Искусственный интеллект» и психология. - М., 1976. - 85 с.
  12. Ильченко Ю.И. Эмоции и чувства в деятельности следователя. - Краснодар, 1978. - 92 с.
  13. Коновалова В.Е. Психология в расследовании преступлений. - Харьков,1978. - 152 с.
  14. Коновалова В.Е. Организационные и психологические основы деятельности следователя. - Киев, 1973. - 122 с.

144

  1. Котов Д.П., Шиханцов Г.Г. Психология следователя. - Воронеж,
    • 134 с.
  2. Комарков B.C. Психологические основы очной ставки. Текст лекций. - Харьков, 1976. - 28 с.
  3. Кудрявцев В.Н. О программировании процесса применения норм права / Вопросы кибернетики и права. М., 1967. - 86 с.
  4. Кулагин Н.И. Организация управления в сфере предварительного следствия. - Волгоград, 1980.
  5. Кулагин Н.И. Психология и этика управления в следственном аппарате органов внутренних дел. - Волгоград, 1981.
  6. Левитов Н.Д. О психических состояниях человека. - М., 1964. -344 с.
  7. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. - М., 1975. -304 с.
  8. Лиеде А., Лукашевич В. Законность и обоснованность привлечения лица к уголовной ответственности в стадии предварительного расследования. / Вопросы уголовного права, уголовного процесса и криминалистики, т.93 - Рига, 1968. - 340 с.
  9. Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. -М.,
  10. -215 с.
  11. Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. - М., 1976. - 168 с.
  12. Мотовиловкер Я.О. О гарантиях прав и интересов личности при выделении и соединении уголовных дел / Совершенствование правовых основ уголовного судопроизводства. - Ярославль, 1988. - 96 с.
  13. Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. / Под ред. Проф. А.Л. Цыпкина. - Саратов, 1975. - 150 с.

145

  1. Научно-практический комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу РСФСР. / В.В Алексеев, В.К. Бобров, В.П. Божьев и др. - М., 1997. - 613 с.

  2. Особенности предварительного расследования преступле ний, осуществляемого с участием защитника: Методическое пособие. М., 1995. - 312 с.

  3. Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М., 1989. - 924 с.
  4. Павлов Н.Е. Общие условия предварительного расследования. -М.;
    • 187 с.
  5. Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий.
    • М., 1981. - 156 с.
  6. Психология.// Под ред. Смирнова А.А. и др. - М., 1962. - 559 с.
  7. Раевский А.Н., Антонов А.В. Психологические особенности информационного обслуживания и пути повышения его эффективности.
    • Киев, 1967. - 61 с.
  8. Рахунов Р.Д. Независимость судей в советском уголовном процессе (правовые вопросы). - М., 1972. - 188 с.
  9. Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. - М.,
    • 118 с.
  10. Советский уголовный процесс/ Под ред. С.В.Бородина. - М. 1982. - 320 с.
  11. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - Т.1. -М.,
  12. -470 с.
  13. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - Т.2. -М.,
  14. -415 с.
  15. Теория доказательств в советском уголовном процессе (часть общая) / Отв. ред. Н.В. Жогин. - М., 1966. - 584 с.

146

  1. Теория доказательств в советском уголовном процессе // Отв. ред. Н.В. Жогин. - М., 1973. - 415 с.
  2. Тихомиров O.K. Структура мыслительной деятельности че- ловека(опыт теоретических и экспериментальных исследований). -М.,
    • 304 с.
  3. Ткешелиадзе Г.Т. Судебная практика и уголовный закон. Тбилиси,
    • 175 с.
  4. Уголовный процесс: учебник для вузов / Под общ. ред. П.А. Лупинской. - М., 1995. - 544 с.
  5. Уголовно-процессуальное право / Под общ. ред. П.А. Лупинской. - 2-е изд., перераб. и доп. - М., 1997. - 590 с.
  6. 5$. Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. - Казань, 1976. - 206 с.

  7. Фарбер И.Е. Правосознание как форма общественного сознания. - М., 1963. - 206 с.
  8. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М., 1962. -624 с.
  9. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. - Волгоград, 1997. - 220 с.
  10. Шарафутдинов Ш.Ф. Соединение и выделение уголовных дел и материалов в советском уголовном процессе. Учебное пособие. - Уфа,
    • 88 с.
  11. Шингаров Г.Х. Эмоции и чувства как форма отражения дей- ствительности. - М., 1971. - 223 с.
  12. Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно- процессуальном праве. - Л., 1976. - 143 с.
  13. Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно- процессуального права. М., 1967. - 192 с.

  14. Эйсман А.А. Логика доказывания. - М., 1971. - 112 с.

147

  1. Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия.
    • М., 1971. - 142 с.
  2. Статьи, рецензии, тезисы

  3. Васильев Л.М. О предвзятости и деформации в деятельности следователей и прокуроров // Социалистическая законность. - 1989. -№
    • С.15-18.
  4. Вопленко Н.Н. Причины ошибок в правоприменении // Советское государство и право. - 1982. - №4. - С.23-26.
  5. Воскресенский В. Обеспечение законности соединения и выделения уголовных дел // Советская юстиция. - 1992. - 15/16. - С.5-6.
  6. Давлетов А., Войт В. Институт подозрения нуждается в со- вершенствовании // Законность. - 1996. - № 7. - С.23-26.
  7. Дмитриев Ю.А., Измайлова Ф.М. Проблема контроля и ответ- ственности в деятельности органов государственной власти // Госу- дарство и право. - 1996. - № 4. - С.25-29.
  8. 6.Дроздов Р. Судебный контроль за расследованием преступлений // Советская юстиция. - 1992. - № 15/16. - С.12-13.

  9. Зажицкий В. Оценочные понятия в уголовно-процессуальном законе: язык и стиль // Советская юстиция. - 1993. - № 13. - С.25-26.

  10. Заикин Н. Беречь авторитет и доброе имя // Социалистическая законность. - 1984. - №9. - С.34-39.
  11. Использование специальных познаний при расследовании преступлений: Межвузовский сборник научных трудов. // Волгоград- ский юридический институт. - 1996. - 84 с.

148

  1. Каминская В. А. О структурном анализе уголовно- процессуального права // Вопросы борьбы с преступностью. - 1971. - Вып.14. -С.23-27.

  2. Кашанина Т. Усмотрение судьи при назначении наказания // Советская юстиция. - 1992. - № 13/14. - С.14-15.
  3. Комиссаров В.И. О нравственных аспектах предварительного расследования преступлений // Государство и право. - 1992. - № 11. - С.107-112.
  4. Корнеев А.П. Толкование и применение норм советского административного права. // Советское государство и право. - 1971. - №1. -С.94-97.
  5. Клочков В. Судебный контроль за обоснованностью заключения под стражу // Законность. - 1996. - № 8. - С.34-35.
  6. Ларин A.M. Заметки о предварительном следствии в России // Государство и право. - 1993. - № 3. - С.72-76.
  7. Ларин A.M. Они видят преступника в каждом обвиняемом // Советская юстиция. - 1992. - № 4. - С.2.
  8. Лукашевич Л., Шимановский В. Новые уголовно- процессуальные нормы.// Законность -1997.- № 5. - С. 18-21.

  9. Манышев Ю.Г. О структуре убеждения как философско- социологической категории / Труды Иркутского института народного хозяйства, вып. 4. - 1967. - С.23-27.
  10. Петрухин И. Прокурорский надзор и судебный контроль за следствием // Российская юстиция. - 1998. - № 9. - С. 12-14.
  11. Реутов В.П. О понятии юридической практики.// Государство, право, законность. - Пермь, 1974. - 115 с.
  12. Соколов Н.Я. Правосознание юристов: понятие, сущность и содержание // Советское государство и право. - 1983. - №10. - С.5-13.

149

  1. Токарева М. Исчисление сроков следствия при соединении и выделении уголовных дел//Социалистическая законность. - 1976. -№6. - 34-37.
  2. Процессуальные вопросы предварительного расследования на современном этапе. Сборник научных трудов. - Волгоград, 1988. -108 с.
  3. Щадин Ю. Нужен ли институт дополнительного расследования? // Законность. - 1995. - №10 - С.32-33.
  4. Якуб М.Л. О тенденциях к ограничению процессуальных гарантий в исследовании отдельных видов доказательств в уголовном процессе буржуазных государств // Вестник МГУ. - Право. - 1973. -№4. -С.54-59
  5. Диссертации и авторефераты

  6. Вахта А.С. Полнота предварительного и судебного следствия как средство обеспечения неотвратимости ответственности за совершение преступления: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М., 1992. - 22 с.
  7. Быков В.М. Деятельность следователя по приостановленным делам: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М., 1992. - 17 с.
  8. Быховский И.Е. Соединение и выделение уголовных дел в советском уголовном процессе: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Ленинград,
    • 21 с.
  9. Кашанина Т.В. Оценочные понятия в советском праве: Автореферат дис. канд. юрид. наук. - Свердловск, 1947. - 19 с.

150

  1. Кемулария Э.М. Проблемы применения уголовно- процессуального закона по аналогии: Автореферат дис. канд. юрид. наук. - М., 1983. - 21 с.

  2. Любичев С.Г. Этические основы следственной тактики: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М., 1976. - 22 с.
  3. Осипов Ю.Ю. Деятельность следователя в условиях тактического риска: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М., 1992. - 23 с.
  4. Паршин А.И. Судебная оценка материалов предварительного расследования: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Волгоград, 2000. - 25с.
  5. Соловей Ю.П. Усмотрение в административной деятельности советской милиции: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М., 1982. - 23 с.
  6. Тумашов С.А. Проблемы соединения и выделения уголовных дел на предварительном расследовании: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Волгоград, 1998. - 23 с.
  7. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений: Автореф. дис. докт. юрид. наук. - М., 1997. - 39 с.
  8. Шарафутдинов Ш.Ф. Соединение и выделение уголовных дел и материалов в советском уголовном процессе: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М., 1988. - 23 с.

151

Приложения

Приложение № 1

Характеристика влияния формы получения высшего юридического образования на содержание решения следователя, принятого на основе усмотрения (в %)

Форма получения
образования Неправильно разрешенные следственные ситуации

1 -ситуация 2-ситуация 3-ситуация Дневная 31 35 21 Заочная 26 44 11

Приложение № 2

Характеристика влияния стажа работы в должности следователя на со- держание решения принятого следователем на основе усмотрения (в %)

Стаж работы следователем (в годах) Неправильно разрешенные следственные ситуации

1-ситуация 2-ситуация 3-ситуация 1-3 25,61 54,06 32,15 3-5 19,54 42,14 38,06 5-10 34,13 44,02 45,18 10-15 18,14 18,26 28,7

153

Приложение № 3

Характеристика влияния формы повышения квалификации следователя на содержание решения принятого следователем, на основе усмотрения (в

%)

Форма повышения квалификации Неправильно разрешенные следственные ситуации

1 2 3 Никогда не повышали 44,18 46,19 64,15 Повышали по месту работы или в специализированном институте повышения квалификации 22,13 34,19 48,9

т

154

Прил ожени е № 4

Хара ктери стика влиян ия загру женн ости в следс твенн ой работ е на содер жани е реше ния прин имае мого следо вател ем на основ е усмот рения (в %)

Загруженность в следственной работе. Неправильно разрешенные следственные ситуации

1-ситуация 2-ситуация 3 ситуация Ниже средней 26,45 39,54 35,14 Средняя 25,03 32,14 40,19 Выше средней 33,75 38,45 48,23

Приложение № 5

Сведения о привлечении специалистов при производстве следственных действий по делам об умышленных убийствах при отягчающих обстоя- тельствах, рассмотренных Краснодарским краевым судом в 1997 году

Следственные действия Количество дел, по которым к участию в данном следственном действии привлекался специалист в (%) Осмотр места происшествия

75% Осмотр предметов и документов

6.5 % Наружный осмотр трупа на месте происшествия

64.5 % Обыск

0% Выемка

0% Выемка почтово-телеграфной кор- респонденции

0% Следственный эксперимент

78.8 % Получение образцов для сравни- тельного исследования

0%

156

Следственные ситуации, положенные в основу социологического ис- следования проблемы усмотрения следователя при расследовании уголовных преступлений.

Ситуация 1.

«Вы расследуете уголовное дело о причинении тяжкого вреда здоровью гражданину Петренко. Следствием установлено, что этому предшество- вала драка между самим потерпевшим и гражданином Гришиным на квартире последнего. Гришин отрицал свою причастность к драке. Однако, в квартире и на его одежде были обнаружены многочисленные пятна красно-бурого цвета, похожие на кровь. Согласно заключению судебно-биологической экспертизы обнаруженная в квартире Гришина и на его одежде кровь принадлежит потерпевшему Петренко». Как Вы оцените такое заключение судебного медика?

Были предложены следующие варианты ответов:

  1. Приму во внимание и использую как один из сильных источников обвинительного доказательства против Гришина.

  2. Подвергну сомнению и отвергну заключение судебного медика.

Ситуация 2.

«Должен ли следователь знать содержание правил определения степени тяжести вреда здоровью?»

Были предложены следующие варианты ответов:

  1. Содержание этих правил следователь знать должен. Ему необходимо знать хотя бы то, как эксперт определяет легкий вред здоровью.
  2. Считаю, что это - компетенция судебно-медицинского эксперта, поэтому знать их мне не обязательно, так как я доверяю тем выводам, которые делаются экспертом.

157

  1. Следователь должен знать содержание правил определения степени тяжести вреда здоровью, хотя я их не знаю.

Ситуация 3.

«Вы расследуете дело о многоэпизодном групповом хищении имуще- ства. В ходе следствия Вами при контрольном сличении был обнаружен документ на отпуск в коммерческую фирму товарно-материальных ценностей на сумму 14000 рублей. В копии этого документа, хранившегося в делах организации-получателя, значилось, что ценностей получено не на 14000, а на 11000 рублей. Было установлено, что с целью присвоения ценностей на 3000 рублей кем-то из материально-ответственных лиц в расходном документе, оставшемся в организации отправителя, число 11000 р. была переправлено на 14000 р. «путем добавления штриха к числу П000».

Для установления исполнителя этого штриха в расходном документе, будете ли Вы производить почерковедческую экспертизу?

Были предложены следующие варианты ответов:

  1. Соберу необходимые материалы и назначу почерковедческую экс- пертизу.
  2. В данной экспертизе нет необходимости.
  3. Почерковедческую экспертизу проводить не буду, так как не хватает сравнительного материала.
  4. Анализ результатов данного социологического исследования прово- дился нами по методу факторных группировок.

Для того, чтобы выявить влияние формы получения юридического об- разования на содержание принятого следователем на основе усмотрения решения, общее число опрошенных разделили на две группы. В первую группу были включены следователи, получившие высшее юридическое образование

158

на дневном отделении вуза, во - вторую группу - на заочном отделении. Общее число следователей, получивших юридическое образование на дневном отделении юридических факультетов было принято за 100 %. Далее в процентном отношении к этому числу определялось количество следователей, также обучавшихся на дневном отделении и неправильно решивших предложенные им следственные ситуации. Этот расчет производился нами применительно к каждой ситуации в отдельности. Аналогичным образом был выведен и процент следователей, неправильно решивших указанные ситуации (из числа получивших высшее образование заочно).

«В вашем производстве находится уголовное дело, возбужденное 10.09.97 г. На основании статьи 26 УТЖ РСФСР 20.10.97 г. Вы объединили это дело с другим делом, возбужденным 30.09.97 г. С какого момента Вы будете исчислять срок расследования по объединенному делу?» Им было предложено два варианта ответов:

  • Срок расследования по объединенному делу буду исчислять с мо- мента возбуждения первого уголовного дела, то есть с 10.09.97 г;
  • Срок расследования по объединенному делу буду исчислять с мо- мента возбуждения второго уголовного дела, то есть с 30.09.97 г.

глинпстерство сельского хозяйства РоссийскэЗ Федерации

f-,-.~ I 7-7-L .)

1>-“Х- -э>-:.:- -.;-i

на Л”»

О внедрении в учебный процесс научного издания

Материалы научных статей А.Б. Ярославского “Убеждение как психологическая основа усмотрения следователя при принятии решений при расследовании уголовных дел // Новые способы мотивации труда и производства. Материалы международной научно-практической конференции. - Краснодар, 1998. (0,3 п.л.) и “Влияние юридической практики на формирование правосознания следователя // Коммерциализация экономики и проблемы крупного бизнеса. Материалы международной научно-практической конференции. - Краснодар, 1998. (0,3 п.л.) были внедрены в практику в форме выступления на международных научно-практических конференциях, проводившихся в 1998 году.

Министерство сельского хозяйства

РОССИЙСКОЙ С’едсрсЦ!!!!

КУПЛ”-;;;.ПМ

•/ос-;:”- —-^ - ;-• г ??-.-?} на № „

О внедрении в учебный процесс научного издания

Материалы научных статей А.Б. Ярославского “Некоторые проблемы негативных сторон усмотрения следователя при расследовании уголовных дел” // Актуальные проблемы применения российского права на современном этапе - Краснодар: Кубанский государственный аграрный университет, 1996 г. (0,4 п.л.) и “Влияние оценочных понятий в уголовно-процессуальном праве на принятие следователем решения на основе усмотрения” // Правоведение. Сборник научных статей молодых ученных юридического факультета - Краснодар, 1999 г. (0,25 п.л.) позволяют использовать их при чтении лекций, а также на семинарских и практических занятиях при изучении курса “Уголовный процесс” и “Криминалистика”.