lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Войтенко, Ольга Николаевна. - Гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный незаконными действиями должностных лиц органов дознания и предварительного следствия: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2001 179 с. РГБ ОД, 61:01- 12/754-5

Posted in:

Министерство внутренних дел Российской Федерации Московская Академия

На правах рукописи Войтенко Ольга Николаевна

Гражданско-правовая ответственность за вред,

причиненный незаконными действиями должностных лиц

органов дознания и предварительного следствия

Специальность:

12.00.09 - уголовный npoifecc; криминалистика и судебная

экспертиза; теория оперативно-розыскной деятельности;

    1. 03 - гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право

/1 Диссертация

на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель - кандидат юридических наук профессор Еремичев И.А.

Москва 2001

2

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

Глава 1. Понятие и основные положения института гражданско- правовой ответственности

§1. Ретроспектива развития института гражданско-правовой ответственности за причинение вреда в национальной правовой системе…. 10 §2. Становление и развитие института возмещение вреда в уголовном

судопроизводстве 22

§3. Теоретический аспект института гражданско-правовой

ответственности: основные положения 34

§ 4. Условия наступления гражданско-правовой

ответственности за причинение вреда 54

Глава 2. Особенности наступления’гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный незаконными действиями должностных лиц органов дознания и предварительного следствия § 1. Специальные условия возникновения гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный гражданину, незаконно

подвергнутому уголовному преследованию 76

§2. Государство как субъект правоотношений в гражданско-правовом

институте возмещения вреда 111

§3. Субъекты, имеющие право на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц органов дознания и

предварительного следствия 123

§4. Проблемы совершенствования механизма восстановления

нарушенных прав и свобод и компенсации причиненного вреда 132

Заключение 147

Библиографический список используемой литературы 154

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы диссертационного исследования.

В условиях формирования правового государства на первый план выступает проблема строгого соблюдения конституционных прав и свобод человека и гражданина, которые неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения \

В этой связи актуальное значение приобретают вопросы не только реализации гражданско-правового статуса гражданина, в целях обеспечения стабильности гражданского оборота, но и обеспечение правового положения личности в уголовном судопроизводстве, где применяются меры государственного принуждения, связанные с существенными ограничениями субъективных прав и свобод граждан и возможностью причинения им вреда незаконными действиями со стороны органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Известно, что конституционной основой деятельности указанных правоохранительных органов является строгое и неуклонное соблюдение законности, поэтому в их деятельности должны быть исключены случаи незаконного осуждения невиновных, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде и другие.

Результаты проведенного исследования свидетельствуют о том, что указанные правонарушения в деятельности правоохранительных органов и сегодня еще имеют место. Так, например, по данным ГИЦ МВД России в 1997 - 1999 г.г. было зарегистрировано свыше 10 тысяч нарушений законности, доминирующее число из которых более 6 тысяч приходится на нару-

1 См: гл. 2 Конституции Российской Федерации. М., «Акалис», 1996.

4

шения норм уголовно-процессуального законодательства. За указанный период органы дознания и предварительного следствия необоснованно привлекли к уголовной ответственности 826 человек, подвергли необоснованному аресту 222 человека и необоснованно задержали по подозрению в совершении преступления 239 человек.

По данным Генеральной прокуратуры РФ в 2000 году были освобождены почти 2,5 тысячи незаконно задержанных граждан и свыше 600 арестованных.1

Действующая Конституции РФ заложила основу для развития новых социально-экономических и правовых отношений в различных сферах общественной жизни. Так, в ст. 52 Конституции РФ устанавливается: «Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняется законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба», что является предпосылкой наступления гражданско-правовой ответственности (п.2 ст.2 ГК РФ). Более того, Россия, как участник Международного пакта о гражданских и политических правах приняла на себя обязательство обеспечить каждому эффективное средство правовой защиты экономических, социальных, культурных, а также гражданских и политических прав и свобод в случаях их нарушения. В развитие указанных нормативных правовых актов в гражданском законодательстве принцип возмещения вреда, причиненного правам личности и организации был закреплен в нормах, образующих институт обязательств вследствие причинения вреда (глава 59 ГК РФ). А в положении ст. 1070 ГК РФ предусмотрена регламентация отношений, связанных с возмещением вреда, причиненного

1 Коммерсант.2001. № 1-2. С.9.

5

незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.1

Проблемы ответственности государства за незаконные действия указанных выше органов и их должностных лиц породила различные точки зрения среди ученых и практиков, высказанные на многочисленных научно-практических конференции, круглых столах, семинарах. Однако единой концепции по этому вопросу ни в теории, ни в практике до настоящего времени не выработано.

Анализ литературных источников в данном аспекте показал, что исследование проблем ответственности государства в сфере гражданского права в отечественной юриспруденции предпринимались в различные периоды становления российской государственности. Так, например, еще в 1649 г. в связи с принятием Уложения о наказаниях были предприняты первые попытки определения исходных начал, устанавливающих возможность наступления ответственности за причинение имущественного вреда. В дальнейшем нормы, регулирующие вопросы возмещения вреда, нашли свое отражение в Своде Законов Российской Империи.

В советский период развития нашего государства и до настоящего времени гражданско-правовой институт возмещения вреда прошел также сложный и довольно противоречивый путь своего развития.

Отдельные вопросы теории гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда рассматривались в трудах ряда таких ученых-цивилистов, как Б.С. Антимонова, Д.Б.Боброва, М.И.Брагинского, К.М.Варшавского, О.С.Иоффе,
О.А.Красавчикова,

1 В настоящей диссертационной работе вопросы, опосредующие ответственность органов прокуратуры и суда не были предметом исследования ввиду ограниченности объема диссертации.

6

А.А.Собчака, Ю.К.Толстого, Е.А.Флейшиц и других. Однако целостной концепции ответственности за ущерб, причиненный гражданину органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда до настоящего времени не выработано, что обусловлено рядом обстоятельств как объективного, так и субъективного порядка.

Все изложенное выше определяет актуальность темы, ее теоретическую и практическую значимость, которая до настоящего времени не была предметом комплексного диссертационного исследования.

Цели и задачи исследования.

Целями настоящего диссертационного исследования являются изучение проблемных вопросов гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, анализ законодательных актов, регламентирующих отношения, связанные с возмещением вреда в современных условиях правовой реформы в России и разработка на этой основе теоретических и практических рекомендаций по его совершенствованию, изучение исторического опыта гражданско- правовой ответственности.

Исходя из намеченных целей, в настоящей работе предпринята попытка решения следующих основных задач:

  • исследовать становление и развитие института гражданско-правовой ответственности за причинение вреда;
  • на основе теоретического анализа раскрыть сходство и отличие гражданско-правовой ответственности с общим понятием юридической ответственности;
  • провести анализ законов и других нормативных правовых актов, предусматривающих ответственность по деликтным обязательствам;
  • -определить особенности института гражданско-правовой ответствен-

7

ности за вред, причиненный незаконными действиями должностных лиц органов дознания и предварительного следствия;

  • на основе изучения практики предложить новый, более совершенный гражданско - правовой механизм возмещения вреда, причиненный незаконными действиями должностных лиц органов дознания и предварительного следствия;

Объектом исследования является общественные отношения, связанные с обязательствами вследствие причинения вреда.

Предметом диссертационного исследования - теоретический анализ норм гражданского и уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих деятельность должностных лиц органов дознания и предварительного следствия.

Методологическую основу работу составляют современные методы теории познания, включая: исторический, сравнительно-правовой, логико-юридический, системно-структурный, формально-логический и другие.

Теоретическую основу исследования составляют труды таких известных ученых правоведов, как С.С. Алексеев, Б.Т. Безлепкин, A.M. Белякова, М.И. Брагинский, С.Н. Братусь, И.М. Гуткин, Т.И. Илларионова, О.С. Иоффе, А.Ю. Кабалкин, Ю.М. Козлов, Н.М. Коршунов, О.А. Красавчиков, А.А. Лунц, Н.С. Малеин, Г.К. Матвеев, И.Б. Новицкий, В.Т. Нор, Г.И. Петров, А.Н. Савицкая, В.М. Савицкий, О.Н. Садиков, В.Т. Смирнов, А.А. Собчак, М.С. Строгович, Е.А. Суханов, В.А. Тархов, Ю.К. Толстой, Е.А. Флей-шиц, P.O. Халфина, А.А. Чувилев, Г.Ф. Шершеневич, М.Я. Шиминова, Р.Х. Якупов, К.Б. Ярошенко.

Научная новизна работы заключается в том, что диссертация представляет собой комплексное монографическое исследование, в котором осуществлена теоретическая разработка общей правовой концепции гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный незаконными дейст-

8

виями должностных лиц органов дознания и предварительного следствия; раскрыто ее историческое становление и развитие; выявлены особенности гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный незаконными действиями должностных лиц; предложен более совершенный механизм по возмещению вреда, причиненного гражданину, незаконно подвергнутому уголовному преследованию.

На защиту выносятся следующие положения:

  • новое содержание понятий - “ответственности за вред, причиненный незаконными действиями должностных лиц органов дознания и предварительного следствия”, “противоправности”, “реабилитации”;
  • обоснована новая и более полная классификация функций гражданско-правовой ответственности;
  • отстаивается вывод о том, что положения ст. 1070 ГК РФ, должны распространяться на любые незаконные действия должностных лиц органов дознания и предварительного следствия, а не только за вред, причиненный в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде;
  • обосновано предложение о необходимости дополнить п. 9 Положения о федеральном казначействе;
  • в соответствии с предметом настоящего исследования делается вывод о необходимости приведения ныне действующих нормативных правовых актов, положениям ст. 1070 ГК РФ;
  • вносится предположение о необходимости разработки и принятия Инструкции «О порядке взыскания ущерба с Федерального казначейства РФ»;
  • приводятся аргументы о создании более совершенного гражданско- правового механизма возмещения вреда, причиненного незаконными дейст-

9

виями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Теоретическая и практическая значимость диссертации состоит в том, что содержащиеся в ней выводы и предложения могут быть использованы для дальнейших теоретических исследований; совершенствования действующего законодательства; при разработке новых нормативных правовых актов, регламентирующих гражданско- правовую ответственность за вред, причиненный незаконными действиями должностных лиц органов дознания и предварительного следствия.

Результаты исследования могут быть использованы при чтении лекций по конституционному, гражданскому, уголовно-процессуальному праву в высших учебных заведениях, а также при написании учебных и учебно-методических пособий.

Апробация результатов исследования. Основные положения исследования были изложены в опубликованных научных статьях, указанных в автореферате, а также в выступлениях соискателя на научно-практических конференциях, проводимых в Московской академии МВД России, Калининградском юридическом институте МВД России.

Структура и содержание диссертации определяется сформулированными целями и задачами исследования. Работа состоит из введения, двух глав, объединяющих восемь параграфов, заключения и списка использованной литературы.

10

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ИНСТИТУТА ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ.

§1. Ретроспектива развития института гражданско-правовой ответственности за причинение вреда в национальной правовой системе.

Одно из первых упоминаний об ответственности за причинение вреда можно встретить в Римском частном праве, где идея о возмещении вреда, причиненного как имущественным, так и неимущественным благам уж существовала, хотя и в самых общих очертаниях.

Литературные источники свидетельствует о том, что обязательствам из деликтов исторически предшествовали обязательства из контрактов. Но первоначально, понятию обязательства из деликтов предшествовала мысль об ответственности правонарушителя, выражавшейся в мести потерпевшего1. Это положение было связано с тем, что Римское государство, еще не брало на себя обязательств по применению мер воздействия на правонарушителя, оставляя право этого воздействия за потерпевшим.

В научных исследованиях отмечалось, что в более поздний период, в интересах поддержания необходимого господствующему классу спокойствия и порядка, государство было вынуждено определить такие условия, при которых месть потерпевшего являлась правомерной, и исключала новую месть со стороны того, на кого она была направлена. В то же время государству необходимо было принять меры, которые позволили бы охранять соглашения правонарушителя с потерпевшим, в силу которых потерпевший отказывался от частной мести, получая при этом от нарушителя определен-

1 Хутыз М.Х. Римское частное право. - М, 1994. - С. 140.

11

ное имущественное возмещение1. Это положение затем нашло свое правовое закрепление в Законах XII таблиц2, в которых допускалась месть за членовредительство, если не состоялось добровольное соглашение сторон. Таким образом, можно сделать вывод о том, что кровная месть уходила на второй план, уступая место имущественной компенсации за причиненный вред.

Следующим шагом, предпринятым Римским государством того периода было установление обязательных композиций, то есть штрафных санкций, которые правонарушитель был обязан уплатить потерпевшему, но последний должен был быть удовлетворенным, уже не прибегая к мести. Это положение в последующем также нашло свое закрепление в XII таблицах, в соответствии с которым, уплата денежного штрафа могла быть установлена соглашением сторон в случаях членовредительства, но одновременно с этим она была единственным юридическим последствием менее тяжких ранений.

Как указывается в специальной литературе, обостряющиеся противоречия внутри класса рабовладельцев побуждают Римское государство считать нарушениями не только частные, но и общегосударственные интересы, с которыми первоначально связывалось только удовлетворение интересов непосредственно потерпевшего лица или членов его семьи. Поэтому государство было вынуждено преследовать правонарушителя за его деяния независимо от воли потерпевшего и определить меру наказания, в порядке осуществления уголовного правосудия.

Изложенное дает основание утверждать, что в римском частном праве все иски о защите нарушенного права были исками с гражданско-уголовным содержанием, так как строгого разграничения между гражданским и уголовным правом, в том числе между гражданско-правовой ответственностью и уголовной в тот период действующие нормативные

Чамже.-С.Н!.

2 История государства и права зарубежных стран. / Под ред. Н.А. Крашенинникова, О.А. Жидкова. - М., 1988. - 4.1. - С. 122-123.

12

правовые источники не проводили.

В продолжение развития института деликтной ответственности значительную роль сыграл и закон Аквилия (III в. до н.э.), в котором были систематизированы ранее существовавшие виды ответственности за вред, причиненный имуществу . Так, например, предусмотренный этим законом деликт общего характера, состоявший в повреждении или уничтожении чужого имущества, порождал обязательство по возмещению нанесенного ущерба, что отражало потребность более единообразного регулирования обязательств за причинения вреда и определения мер защиты всех имущественных отношений. Подтверждением данному положению является то, что в законе Аквилия особое внимание уделялось ответственности за уничтожение чужого скота и рабов, которая определялась с учетом наивысшей стоимости данных вещей за предшествующий год.

Следует отметить, что институт имущественной ответственности за причинение вреда получил свое развитие и в Киевской Руси. Первые нормы, регулирующие вопросы ответственности и защиты за причинение вреда содержались в Русской Правде - памятнике древнерусского права, где говорилось, что «сломавший копье или щит или испортивший одежду обязан был возместить стоимость испорченной вещи»2. В это же время появляется первое упоминание и о компенсации морального вреда. Хотя самого понятия морального вреда в нормах Русской правды, как и в других, более поздних источниках права не встречалось, однако его элементы можно проследить при исследовании системы мер наказания того времени.

В последующие периоды развития древнерусского государства, ответственность за причинение вреда существенно не менялась, так как все вопро-

1 История государства и права зарубежных стран. / Под редакцией Н.А. Кра- шенинниковой, О.А. Жидкова. - М., 1988. - Ч. 1. - С. 132.

2 Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский пери од. / Под редакцией Ю.П. Титова, О.И. Чистякова. - М: Юрид. лит., 1990. -

13

сы ответственности из причинения вреда рассматривались только в рамках уголовного права.

Результаты проведенного исследования свидетельствуют о том, что только со второй половины VI века в древнерусском праве появились первые элементы имущественной ответственности за причинения вреда. Но это было связано с размером вреда и положением в обществе потерпевшего; к виновному применялись меры уголовные наказания: битье кнутом, арест на различные сроки, либо денежные возмещения в пользу оскорбленного, что касается взыскания денежной суммы, то оно применялось как самостоятельный, так и дополнительный вид наказания. То есть, если виновное лицо не могло выплатить потерпевшему денежную компенсацию, к нему применялись физические наказания. Это положение было закреплено в § 91 Соборного Уложения 1649 г. глава X «О суде».1

Таким образом, можно сделать вывод, что в тот период законодатель стал уделять внимание возмещению материального ущерба в пользу потерпевшего. И оно признавалось, чуть ли не главной целью наказания.

Дальнейшее развитие древнерусского права привело к появлению новой отрасли права - гражданского права, и одного из его важнейших институтов - обязательств из причинения вреда.

Впервые нормы гражданского права, регулирующие вопросы возмещения вреда, нашли свое отражение в т. X Свода законов Российской Империи, принятом в январе 1835 года. Но суть исходных положений, сформулированных в Своде законов, сводилось к тому, что обязательства по возмещению вреда возникали только в силу правонарушения. При этом вред, причиненный потерпевшему должен быть причинен виновно, лишь в этом случае потерпев-

С.7-25.

1 Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период. / Под редакцией Ю.П. Титова, О.И. Чистякова. - М.: Юрид. лит., 1990.-С.122-179.

14

ший имел право на имущественную компенсацию вреда. В некоторых случаях имущественная компенсация могла наступать одновременно с уголовным наказанием, в других она могла наступить и отдельно. Виновное лицо должно было возместить вред и все убытки, наступившие вследствие неправомерных действий виновного, при этом эти действия не считались преступлением.1 Эти положения Свода законов действовали в России вплоть до 1917 года.

Политическая ситуация в нашей стране в 1917 году внесла существенные изменения в государственную и правовую систему. Законодательство буржуазного строя заменилось «пролетарским».

31 октября 1922 г. впервые в истории отечественного законодательства был принят Гражданский кодекс РСФСР2, в котором, обязательства из причинения вреда были выделены в отдельную главу - «Обязательства, возникающие вследствие причинения другому вреда». Из данного определения следует, что вред мог быть причинен только физическому лицу. В частности ст. 403 ГК гласила: «Причинивший вред личности или имуществу другого обязан возместить причиненный вред. Он освобождается от этой обязанности, если докажет, что не мог предотвратить вреда, либо был управо-мочен на причинение вреда, либо что вред возник вследствие умысла или грубой неосторожности самого потерпевшего». Данная статья устанавливала общие положения об ответственности причинившего вред за результаты своих действий. Следует обратить внимание на то, что упоминание ст. 403 о вреде, причиненном личности, понималось исключительно как такое повреждение здоровья, работоспособности, подрыв служебного или общественного положения и других личных свойств и отношений, в результате которого, наступило ухудшение имущественного положения - утрата заработка, рас-

1 Вольман И.С., Марков Н.Э., Могилевский М.О., Никольский Д.П. Граждан ское право (Россия). - СПб., 1903. - С. 103.

2 Прушицкий P.M., Раевич СИ. Гражданский кодекс РСФСР 1922 года (ком ментарий). - Вып. XX. - 1934.

15

ходы на лечение, переезд и тому подобное. Возмещение морального вреда в то время не предусматривалось. По такому пути шла и судебная практика. Ответственность наступала лишь при наличии причинной связи между наступившим вредом и действиями лица обязанного. Причем действия лица причинившего вред могли быть результатом как положительного активного поведения (действия), так и пассивного (бездействия). Статья 403 ГК РСФСР была построена на презумпции ответственности, возникающей в силу причинной связи.

Исходя из положений ст. 403 ГК РСФСР не несло ответственности за причиненный вред лицо, управомоченное на такое причинение. Указание ст. 403 ГК 1922 года на управомоченность причинения вреда имело в виду те случаи, когда причинение вреда не только являлось результатом правомерной деятельности причинившего, но и входит составной частью в само содержание его права. При этом не имело значение, принадлежало ли это право причиняющему вред в его личных интересах (например, право на самооборону) или предоставлено в силу его служебных обязанностей, как должностное полномочие (право задержания, право обыска со взломом хранилищ и другое).

Наряду с этим в ст. 407 ГК РСФСР 1922 года впервые было закреплено положение о возмещении вреда, причиненного неправомерными служебными действиями должностных лиц, причем имущественная ответственность могла наступить лишь в случаях особо указанных в законе, и если неправомерность действий должностного лица будет признана соответствующим административным или судебным органом. Что касается учреждения, то оно освобождалось от ответственности, если потерпевший своевременно не обжаловал неправильного действия. Как видно ст. 407 ГК РСФСР устанавливала ответственность учреждений, то есть тех юридических лиц, которые не являлись объединениями физических лиц, а лишь такого рода учреждений как государственные и частные. Закон имел здесь в виду не противопоставление учрежде-

16

ния, как выделенного и персонифицированного имущества, объединению лиц, а противопоставление государственного учреждения, как составной части государственного аппарата, юридическим лицам негосударственным, так и государственным предприятиям. Сужение ответственности учреждений было произведено исключительно из соображений, имевших в виду ответствен-ность и интересы государства; все «особые законы», существовавшие в развитие ст. 407 ГК РСФСР, устанавливали ответственность государства, а законов, устанавливающих ответственность каких-либо частных или общественных учреждений, не существовало, полная же их безответственность была бы совершенно непонятна.1

Физическое лицо (гражданин) осуществляло принадлежащее ему право по своему усмотрению, однако закон того времени определял границы этой свободы. Так, например, возмещение за причиненный вред состояло в восстановлении прежнего состояния, а в случаях, если такое восстановление было невозможно - в возмещении причиненных убытков (ст. 410 ГК РСФСР).

Определяя размер вознаграждения за вред, суд во всех случаях должен был принимать во внимание имущественное положение потерпевшего и причинившего вред (ст. 411 ГК РСФСР). В силу данной статьи недопустимо было автоматическое присуждение возмещения в размере действительно понесенных убытков; последний являлся лишь максимальной границей, в пределах которого возмещение устанавливалось судом.

Наряду с этим гражданским кодексом того периода большое внимание уделялось вопросу о возмещении вреда лицу, застрахованному в порядке социального страхования. (Статьи 412-415 ГК РСФСР).

Вместе с тем, проведенный анализ положений ГК РСФСР 1922 года показал, что институт по возмещению вреда не в полной мере регулировал

1 Гражданский кодекс РСФСР 1922 года (комментарий). / Под редакцией

17

некоторые основания, при наличии которых наступала ответственность за причинения вреда. Многие положения в рассматриваемом аспекте остались без законодательного урегулирования. Так, например, как должны были разрешаться вопросы о возмещении вреда, причиненного в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости и другие? Гражданский, кодекс 1922 года не содержал в себе и нормы, устанавливающей ответственность за вред, причиненный незаконными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, что, на наш взгляд, являлось существенным пробелом правового регулирования в сфере возмещения вреда.

8 декабря 1961 года были приняты Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик1, в котором также нашли свое отражения нормы, регулирующие обязательства, возникающие вследствие причинения вреда. Детально регламентировала данные отношения глава 12 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик «Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда». Важным шагом явилось установление ответственности за вред, причиненный незаконными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Так, ч. 2 ст. 89 Основ провозглашала: «За вред, причиненный неправильными служебными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, соответствующие государственные органы несут имущественную ответственность в случаях и пределах, специально предусмотренных законом».

В связи с принятием в 1964 году нового Гражданского кодекса

СМ. Прушицкого, СИ. Раевича. Вып. XX. - М., 1934.

1 Ведомости Верховного Совета РСФСР. - 1961. - № 50. - Ст.525.

18

РСФСР , институт обязательств, возникающих вследствие причинения вреда, был расширен нормами, ранее не содержащимися в ГК РСФСР 1922 года. Наряду с этим необходимо особо подчеркнуть, что помимо Гражданского кодекса РСФСР в то время действовали и различные правовые акты, также регулирующие вопросы ответственности за причинения вреда.2

Исследуемые нами обязательства не были обойдены вниманием законодателя и в ныне действующем Гражданском кодексе РФ3. Детально регламентирует данные отношения глава 59 ГК «Обязательства вследствие причинения вреда». Многие положения исследуемого нами института были вос-

1 Ведомости Верховного Совета РСФСР. - 1964. - №24. - Ст.407.

2 См.: «Правила возмещения предприятиями, учреждениями, организациями ущерба, причиненного рабочим и служащим увечьем либо иным поврежде нием здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей». (Ут верждено Постановлением Совета Министров СССР от 3 июля 1984 г. - № 690); Приложение к постановлению Государственного комитета СССР по труду и социальным вопросам и Президиума ВЦСПС от 13 февраля 1985 г. № 50/П-2 «Инструкция о порядке применения правил возмещения предпри ятиями, учреждениями, организациями ущерба, причиненного рабочим и служащим увечьем либо иным повреждением здоровья, связанным с испол нением ими трудовых обязанностей»; Указ Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей»; По становление Пленума Верховного Суда СССР от 23 декабря 1988 г.№ 15 «О некоторых вопросах применения в судебной практике Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. «О возмещении ущерба, причи ненного гражданину незаконными действиями государственных и общест венных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими слу жебных обязанностей»; Положение о порядке возмещения ущерба, причи ненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предвари тельного следствия, прокуратуры и суда (утверждено указом Президиума Вер ховного Совета СССР от 18 мая 1981г.); Инструкция по применению Положе ния о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (Утверждена Минюстом СССР, Прокуратурой СССР, Минфином СССР

2 марта 1982 г.) и другие.

3 Собрание законодательства РФ.-1995.-№32. -Ст.456; 1996. -№5. - Ст.410.

19

произведены из ранее действующего Гражданского кодекса, но одновременно с этим им было предусмотрено немало новых правил. Так, в частности, в отличие от ГК 1964 года новый Кодекс предусматривает детальную регламентацию отношений, связанных с компенсацией морального вреда (ст. 1098-И 00 ПС РФ).

Как следует из изложенного становление института ответственности за причинения на территории России вреда происходило в течение нескольких тысячелетий.

Опираясь на результаты проведенного нами исследования можно сделать вывод о том, что первые нормы, регулирующие вопросы возмещения вреда, отмечались своей фрагментарностью, это проявляется, прежде всего, в том, что они содержались в различных правовых актах, в то время еще не существовало как такового института ответственности за причинения вреда. Лишь дальнейшее развитие древнерусского права привело к появлению новой отрасли права - гражданское право, и одного, из его важнейших институтов - обязательства из причинения вреда. Впервые нормы данного института, нашли свое отражение в Своде Законов Российской Империи от 1835 года.

Принципиально новые подходы к проблеме возмещения вреда появились в связи с изменениями в государственной и правовой системе с 1917 года. В 1922 году впервые в истории Российского законодательства был принят Гражданский кодекс РСФСР, в котором в отдельную главу были выделены - «Обязательства, возникающие вследствие причинения другому вреда». Из определения ст. 403 ГК РСФСР можно сделать вывод о том, что в данный период вред возмещался только физическому лицу, возмещение морального вреда не предусматривалось. Нельзя не отметить и то, что впервые в ГК РСФСР предусмотрел и ответственность за вред, причиненный неправомерными служебными действиями должностных лиц, что также явилось важным шагом на пути становления и развития института причинения вреда.

20

Несмотря на то, что данным институтом в это время не в полной мере были урегулированы вопросы из причинения вреда, многие положения в рассматриваемом аспекте остались без законодательного регулирования, его действия в целом способствовали осуществлению важных задач по рассматриваемой нами проблеме.

Важным этапом в развитии гражданского права для стабилизации и дальнейшего развития института из причинения вреда явилось принятие нового Гражданского кодекса (введенного в действие в 1995- 1996 гг.). Значение Гражданского кодекса Российской Федерации для стабилизации и дальнейшего развития отношений в гражданском обороте обусловлено тем, что:

во-первых, произошло расширение сфер правового регулирования имущественных и связанных с ними неимущественных правоотношений. Так, например, появились нормы, предусматривающие компенсацию за причинение морального вреда;

во-вторых, если ранее многие вопросы данного института находили свое закрепление в подзаконных актах, в судебной практике, то теперь они нашли свое закрепление на уровне закона. Следует отметить, что обязательства из причинения вреда в основном урегулированы в кодификационных актах;

в-третьих, дальнейшее правовое закрепление получили гарантии прав и интересов граждан и организаций, которым был причинен вред;

в-четвертых, к гарантийно-компенсационным мерам добавились воспитательно-предупредительные меры воздействия. (Ст. 1065 ГК РФ).

Следует сказать, что Гражданский кодекс Российской Федерации играет важную роль в защите прав и интересов граждан и юридических лиц, которым был причинен вред.

Как видно, развитие4законодательства по исследуемой нами проблеме происходило с учетом принципа преемственности, когда основные положе-

*

21

ния, слож ивши еся по возме щени ю ущер ба не умен ьшал ись, а прои сходи ло дальн ейше е их разви тие.

22

§2. Становление и развитие института возмещение вреда в уголовном судопроизводстве.

Воззрения о необходимости возмещения ущерба невиновно привлеченному к гражданско-правовой ответственности человеку ненова. Данная проблема на протяжении многих лет вызывает дискуссии среди ученых-правоведов, в том числе и специалистов в области гражданского права.

Необходимо отметить, что в российском законодательстве впервые принцип гражданской ответственности судей, высших чиновников по искам лиц, пострадавших от их служебных действий был утвержден при царствовании Петра I. Пострадавшим позволялось «в партикулярных обидах бить челом» на должностных лиц и «искать с них судом, где надлежит».1 Но данное положение просуществовала недолго, и после смерти Петра I оно было отменено.

Однако впоследствии, были приняты ряд других нормативных правовых актов, регулирующих вопросы гражданско-правовой ответственности в сфере правосудия. Основными из которых, являлись Уложения о наказаниях уголовных и исправительных (1845, 1885) годов2, Законы Гражданские (от 21.03. 1851 г.)3. Этими правовыми актами были урегулированы вопросы возмещения вреда, причиненного судьями, чиновниками полиции, гражданскими прокурорами и их товарищами, то есть, как это будет показано ниже гражданско-правовая ответственность указанных выше лиц основывалась как по определенному субъективному составу, так и по объективному (за кон-

1 Карнович Е. Русские чиновники в былое и настоящее время. - СПб., 1897. - С.294.

2 Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. - СПб., 1910.

3 Тютрюмов И.М. Законы Гражданские с разъяснениями Правительствующе го Сената и комментариями русских юристов, извлеченными из научных и практических трудов по гражданскому праву и судопроизводству. - Петро-

23

кретные неправомерные действия).

Например, судьи на основании указанных правовых актов подвергались ответственности в следующих случаях:

1)за осуществление умышленного правосудия «из корыстных или иных личных видов»;

2) за неумышленное нарушение закона, а именно, во-первых, подсудимый подвергнут наказанию того же рода, которое он должен был понести, но по степени выше или ниже, чем предусмотрено законом; во-вторых, неправильное решение последовало из-за ошибки допущенной судьей или неправильного, по недоразумению, толкования закона. Таким образом, гражданско-правовая ответственность судей наступала за любые неправильные их действия. Интерпретация понятия неправильность предполагала наступление ответственности в случаях, « … когда закон изложен точно и ясно … а …неправильность может быть объяснена … причинами, лежащими вне категории чисто судейского толкования законов».1

Проведенный анализ литературных источников позволяет сделать вывод о том, что судьи подлежали гражданско-правовой ответственности, если в их действиях были злой умысел или пристрастие, а также, если они неправильно толковали ясно изложенные законы. Потерпевший мог претендовать на возмещение ущерба в том случае, если им были предприняты все средства отмены неправильного решения путем обжалования незаконных действий судей.

Судебные следователи несли гражданско-правовую ответственность в следующих случаях:

1) неснятия своевременного допроса обвиняемого;

град, 1915.-Т.1.-С.672.

1 Тютрюмов И.М. Устав Гражданского судопроизводства.- СПб.,1904.-

Ст.1496.

24

2) замедленности в производстве следствия; 3) 4) принуждения обвиняемого к признанию вины или свидетеля - к показаниям при помощи незаконных средств. 5) Чиновники полиции подвергались гражданско-правовой ответственности в случае, если они при исполнении приговора подвергли заведомо или по неосмотрительности наказанию другое лицо, или же наказали невиновного свыше меры, определенной законом.

В соответствии с изложенным представляется необходимым рассмотреть и саму процедуру возмещения вреда.

Такой подход обусловлен тем, что на первом этапе потерпевшему было необходимо получить разрешение на рассмотрение иска. Оно подавалось в гражданский департамент Судебной палаты. На данном этапе не требовалось объяснения просителя и вызовы лиц, к которым был предъявлен иск. Судебная палата, рассмотрев иск, и в случае положительного решения направляла копию просьбы истца ответчику для получения от него объяснений (в случае отказа в иске потерпевший не мог обжаловать решение Судебной палаты и Сената). Просьба истца разрешалась в открытом заседании. Если она была признана правомерной и здесь, судебная палата или Сенат назначали окружной суд, в котором проситель мог обратиться с иском. Изложенное дает нам основание утверждать, что описанная нами процедура на данном этапе представлялась обременительной и сложной для пострадавшего. Как писал Н.Н. Лазаревский: «… существующая постановка гражданских исков, основанная на преступлениях должности, сводится к выдержанному отказу в правосудии».1

Особенно бурное развитие эта идея получила в период буржуазных революций в Европе. Некоторые элементы этого института имелись и в доре-

1 Лазаревский Н.Н. Объяснительная Записка к проекту третье книге Устава Гражданского судопроизводства. - СПб., 1904. - С.582.

25

волюционном законодательстве.

В то время главное направление делалось в сторону правового регулирования деятельности работников правоохранительных органов, законодатель принимал целый ряд правовых норм, регламентирующих возмещение вреда, причиненного гражданину, незаконно подвергнутому уголовному преследованию.1

На втором этапе в рассматриваемом аспекте важным шагом в решении вопроса об ответственности государства за причиненный ущерб его должностными лицами явилось принятие закона от 1 мая 1900 года, установившего, что расходы по возвращению в прежние места жительства ссыльнокаторжных признанных судебной властью невинно осужденными, а также их семейств, принимались за счет казны2.

В этот же период затрагивается проблема регулирования правовыми актами вопроса о компенсации морального вреда. В частности, в Уставе Уголовного Судопроизводства3 (далее - Устав) были включены нормы, которые позволяли пострадавшему восстановить нарушенные его права и честь.

Подтверждением тому служило положение ст. 26 Устава, согласно которой: «восстановление чести и прав осужденного во всякое время, не смотря ни на протечение давности, ни на смерть осужденного». Но и здесь пострадавший сталкивался со сложной, обременительной проблемой возбуждения гражданско-правовой ответственности.

Ибо государство всячески пыталось отказаться от обязательств по возмещению ущерба, причиненного незаконными актами его органов.

1 Безлепкин Б.Т. Возмещение вреда, причиненного гражданину в уголовном судопроизводстве. - М, 1981. - С.28.

2 Гуссаковский П.Н. Вознаграждение за вред, причиненный недозволенными деяниями. // Журнал Министерства Юстиции. - 1912. - Декабрь. - С.50- 60.

3 Российское законодательство X - XX веков. Том 8. Судебные реформы. /

26

Более того, как показал проведенный нами анализ литературных источников, на протяжении долгого времени оставалось несовершенным и законодательство о компенсации материального и морального урона пострадавшим гражданам.

Принципиально новые подходы по проблеме восстановления прав пострадавших проявились в период реабилитации незаконно репрессированных после 20 съезда КПСС.

Однако следует особо подчеркнуть то, что особенностью правового регулирования возмещения ущерба и восстановления прав реабилитированных в этот период является его крайняя фрагментарность. Это проявлялось в том, что нормы, регулирующие вопросы возмещения ущерба, содержались в различных правовых актах. Более того, большинство этих актов носило ведомственный характер; они содержали мало связанные друг с другом, отрывочные положения. Четко не разграничивались случаи возмещения ущерба в зависимости от сферы деятельности различных правоохранительных органов. Не дифференцировалась компенсация вреда, являющегося следствием необоснованного осуждения, содержания под стражей, и вреда, нанесенного действиями должностных лиц судебно- следственного аппарата, не связанными с уголовно-процессуальными актами. Все это создавало существенные затруднения для практических работников.1

Под редакцией Б.В. Виленского. - М., 1991. - С. 120-384. 1 См. об этом: Кун А.П. Возмещение вреда, причиненного гражданину актами власти: Дис. …к.ю.н. - Л., 1989; Полякова М.Ф. Имущественные проблемы реабилитации: Дис. … к.ю.н. - М., 1986; Рабинович А. Поворот в судебной практике // Рабочий суд. - 1928. - №2. - С.175-180; Черновол Е.П. Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц в сфере уголовного судопроизводства: Дис. …к.ю.н. - Свердловск, 1983. См. также: Постановление Пленума Верховного суда СССР «О судебной практике по искам из причинения вреда» от 10 июня 1943 г. // Сборник действующих постановлений Пленума Верховного Суда СССР. - М, 1958. - С. 140-141; Постановление Пленума Верховного Суда СССР «О судебной практике

27

В феврале 1956 года на XX Съезде КПСС прозвучали предложения принять законодательство о компенсации ущерба, причиненного гражданину несправедливым возбуждением уголовного преследования, арестом, осуждением.1 Однако на данном этапе обсуждение вопроса о расширении ответственности государства в законодательных сферах не произошло. Правовые нормы строго ограничивали обязанность государственного учреждения возмещать вред, причиненный его служащими. Согласно ст. 407 ГК РСФСР 1922 г., государственный орган может быть ответственен за деликт только в случаях, специально предусмотренных законом, которые имели чрезвычайно узкое применение. Такое трактование статьи вызвало обширную критику среди ученых-правоведов и цивилистов, таких как СВ. Стефаник, Р.Н. Не-дбайло, В.М. Савицкий, Л.В. Левзун.

В данном аспекте следует отметить исследования этих проблем про- фессором Т.Н. Добровольской и профессора СИ. Вильнянского , которые также высказывали предложения о ревизии ст. 407 ГК РСФСР 1922 г. А известный специалист по проблемам гражданского права профессор Ю.К. Толстой однозначно высказался за установление ответственности государственных органов при причинении ущерба административными актами, считавший необходимым решить этот вопрос на союзном уровне и возражал против оставления его на усмотрение отдельных республик.4 В последующие

по искам о возмещении вреда // Бюллетень Верховного Суда СССР. - М., 1969. -№12. - С.6; 1959. -№3. -С.12-13.

1 Строгович М.С Теоретические вопросы советской законности // Сов. госу дарство и право. - М., 1956. - №4. - С.25.

2 Добровольская Т.Н. К вопросу о возмещении вреда, причиненного неосно вательным привлечением к уголовной ответственности и осуждением // Уче ные записки ВИЮН. -Вып. 10. - М.,1959. - С.183-205.

3 Вильнянский СИ. О кодификации советского гражданского права. Научная конференция по вопросам кодификации советского законодательства (Тези сы докладов). - Харьков, 1957. - №1. - С.53.

4 Толстой Ю.К. О теоретических основах кодификации гражданского зако-

28

годы он же указывал, что трудно было найти другой вопрос, который бы вызывал такое единодушное мнение среди ученых, как вопрос об установлении ответственности государственных органов за ущерб, причиненный административными актами.1

В декабре 1959 года в Москве прошла конференция, на которой обсуждался проект нового ГК РСФСР, разработанный Минюстом РСФСР и Всесоюзным Институтом юридических наук. Одним из основных вопросов при обсуждении проекта было предложение включить в проект ГК норму, в соответствии с которой, государственные органы несли бы материальную ответственность за вред, причиненный неправильными действиями их служащих.

В апреле 1960 г. проект ГК гражданского законодательства был опубликован в юридических журналах, с целью его обсуждения и учета мнений и предложений юристов и цивилистов. Ст. 75 проекта Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик содержалось положение о том, что условия и пределы ответственности государственных органов за ущерб, причиненный неправильными служебными действиями их должностных лиц в сфере административного управления, судебной деятельности устанавливаются законодательством СССР и союзных республик.

Однако известные ученые-цивилисты, занимающиеся проблемой ответственности государственных органов за неправильные действия их должностных лиц, высказали резкую критику положению проекта, об ответственности органов государства, поскольку, по их мнению, оно равноценно сохранению положений действующей редакции ст. 407 ГК РСФСР 1922 года 3, в соответствии с

нодательства//Правоведение.-Л., 1957. -№1. -С.53.

1 Толстой Ю.К. О проекте Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик // Правоведение. - М., 1960. - №4. - С.45.

2 Советское государство и право. - М., 1960. - №7. - С.17.

3 Антимонов Б., Флейшиц Е. Проект Основ гражданского законодательства //

29

которой, учреждение отвечает за вред, причиненный неправильными действиями должностного лица, лишь в случаях, указанных в законе, если притом неправильность действий должностного лица, признана подлежащим судебным или административным органом. Таким образом, действие указанной статьи распространяется только на административную деятельность государства, на деятельность его в качестве органа власти и решает вопрос исключительно об ответственности государства.

Они же поддерживали установление общего принципа ответственности государственных органов за имущественный ущерб, причиненный неправильным выполнением должностными лицами административных функций.

Одной из наиболее известных и влиятельных работ, в которой был подвергнут критике проект ГК РСФСР явилась совместная статья преподавателей Ленинградского университета,1 в которой было высказано важное предложение, чтобы за вред, причиненный неправильными служебными действиями служащих в сфере административного управления и судебной деятельности, государственные органы несли ответственность в соответствии с общими принципами гражданского права, за исключением случаев, предусмотренных законодательством СССР.

8 декабря 1961 года были приняты Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, в соответствии с которыми, была изменена, по сравнению с прежним гражданским законодательством и ответственность государственных учреждений за вред, причиненный действиями их должностных лиц. Ст. 407 ГК РСФСР предусматривала, что учреждения отвечают за вред, нанесенный неправильной служебной деятельностью должностных лиц, лишь в случаях, особо указанных законом, если притом неправильность та-

Сов. государство и право. - М, 1960. - №8. - С.6-7.

1 Иоффе О. С. И др. О проекте Основ гражданского законодательства Союза

30

ких действий признана надлежащим судом или административным органом. Ст. 89 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик установила, что за ущерб, нанесенный неправильными служебными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и судов, эти органы несут ответственность имущественного характера в случаях и пределах, определенных специальным законом.1

Однако и это решение проблемы ответственности государственных органов за вред, причиненный неправильными действиями их должностных лиц, вызвало много критических статей в юридической литературе (так, например, критика содержалась в работах Т.Н. Добровольской, Н.Н. Скворцо-ва, АЛ. Собчака). По данному вопросу наметилось два подхода к законодательному оформлению обусловленной проблемы. Одни авторы предлагали унификации возмещения вреда, понесенного гражданами, независимо от сферы государственно-правовой деятельности, в которой они были причинены (административное управление, уголовное судопроизводство).2 Другие выступали за сохранение дифференциации и издании специального закона на отношения из неправомерного привлечения к уголовной ответственности и осуждения.3 Но, несмотря на противоположные точки зрения по данной

ССР и союзных республик // Сов. государство и право.-М, 1961.- №2. - С. 101.

1 Орловский П.Е. Основы гражданского законодательства Союза ССР и со юзных республик // Сов. государство и право. - М., 1962. - №1. - С.9; Бахрах Д.Н. Имущественная ответственность государственных органов за вред, при чиненный действиями их должностных лиц гражданам // Сов. государство и право.-М., 1968.-№И.-С.19-26.

2 Красавчиков О.А. Конституция развития социализма: о видах и формах собственности в СССР // Гражданское право, экономика и стандартизация. Научные труды СЮИ. Вып. 64. - Свердловск, 1978. - С. 19; Калмыков Ю. Конституция СССР и правоприменительная практика // Сов. юстиция. - №17.-С.З.

3 Добровольская Т.Н. Возмещение материального ущерба, причиненного гражданам незаконными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда // Проблемы правового

31

проблеме у представителей обоих направлений было единое мнение о признании в качестве надлежащего ответчика государство, а не государственного органа, действиями которого невиновному лицу причинены материальные или моральные потери.

Значительную роль в развитии данного вопроса сыграло принятие в 1977 году Конституции СССР, которая создала правовую основу удовлетворения притязаний граждан по компенсации ущерба. Согласно ч. 3. ст. 58 Конституции СССР от 7 октября 1977 г. «Граждане СССР имеют право на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей».1 Иными словами, исходя из смысла ч. 3 ст. 58 Конституции СССР законодатель установил общее безусловное право предъявлять иск о возмещении ущерба. Однако указанная выше конституционная норма на данном этапе не имела практического применения. Не был создан действенный механизм защиты интересов граждан, пострадавших от неправомерных актов власти в сфере правосудия.

Лишь через 4 года после принятия Конституции СССР был подготовлен закон, предусматривающий обязанность казны восстановить нарушенные права граждан. Впервые в отечественном законодательстве получил признание принцип ответственности государства независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда за ущерб, причиненный гражданину незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применение в качестве меры пресечения заключения под стражу, незаконным наложением административного взыскания в виде исправительных работ или ареста.

статуса личности в уголовном процессе. - Саратов, 1981. - С.75-82; Шило

Н.Я. Проблемы реабилитации на предварительном следствии. - Ашхабад,

1981.-С.165-199.

1 Конституция СССР. - М., 1986. - С.20.

32

На основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» и Положения «О порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда» ущерб, причиненный гражданину СССР незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей в области административного управления возмещается на общих основаниях. Указанные правовые акты явились важными в теоретическом и практическом отношениях нормативными актами, устранившими в рассматриваемом аспекте существенный пробел правового регулирования. В 1982 году издается Инструкция «О порядке возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда», утвержденная Министерством юстиции, Прокуратурой СССР, МВД СССР, КГБ СССР.

Однако как свидетельствуют результаты проведенного нами исследования, нормативные акты 1981 года не нашли широкого обсуждения среди научной общественности, и долгое время оставались неизвестными и самим работникам правоохранительных органов. На наш взгляд, основной причиной тому явилось недостаточное информирование представителей юридической науки и практики о наличии этого правового института о восстановлении прав невиновных. И только начиная с 1986 г. Указ и Положение 1981 года стали реально действовать и широко применяться на практике.

Несмотря на медлительность реформ института возмещения вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда теоретическое осмысление

1 Ведомости Верховного Совета СССР. -М., 1981. -№44. - Ст. 1184.

33

специфики государственной ответственности в случаях осуществления уголовного преследования и правосудия, наступающей независимо от вины конкретного причинителя ущерба происходило неуклонно1.

Последующие изменения российского законодательства происходили с учетом соблюдения принципа преемственности. Основные положения, сложившиеся по возмещению ущерба потерпевшим не уменьшались, а происходило дальнейшее развитие законодательства, и детализировалась процедура его применения на практике.

Правило о возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда получило свое закрепление и в дальнейших преобразованиях гражданского законодательства, в частности, в ст. 1070 Гражданского кодекса РФ, устанавливающую ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, введенной в действие с 1 марта 1996 года, в перечень оснований возмещения ущерба законодателем было включено еще одно дополнительное основание - незаконное применение в качестве меры пресечения подписки о невыезде. Таковы основные этапы развития законодательства, регулирующего возмещение вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц органов дознания и предварительного следствия.

См. работы: Бахрах Д.Н. Имущественная ответственность государственных органов за вред, причиненный действиями должностных лиц гражданам. -С.23-24; Брагинский М.И. К вопросу об ответственности за чужие действия по советскому гражданскому праву. - С.80-81; Ефимов Е. Правовые вопросы восстановления трудового стажа реабилитируемым гражданам // Соц. законность. - М., 1964. - №9. - С.42-46; Скворцов Н.Н. Правовые последствия оправдания // Сов. государство и право. - М., 1970. - №9; Мотовиловкер Я.О. Об ответственности зав вред, причиненный неправильными служебными действиями следственных органов и суда // Правоведение. - 1973. - №2.

34

§3. Теоретический аспект института гражданско-правовой ответственности: основные положения.

Понятие «ответственность» в русском языке означает возлагаемое на кого-нибудь или взятое кем-либо обязательство отчитываться в своих действиях и принять на себя вину за возможные их последствия1. Основное ее назначение заключается в обеспечении соответствия поведения людей принятым в обществе нормам. Важное значение ответственности в правовой жизни общества предопределяет интерес к ее теоретико-правовым проблемам. Ей посвящен ряд исследований в области общей теории права, а также отраслевых юридических наук. Но, несмотря на это, этот вопрос продолжает оставаться дискуссионным.

Термин «ответственность» многозначен и употребляется в различных аспектах. Различают социальную, моральную, политическую, юридическую виды ответственности. Не ставя цель проанализировать различные виды ответственности в полном объеме, ибо это выходит за рамки проведенного нами исследования, отметим, что ответственность как социальная категория отражает двустороннюю связь индивида и социальной группы, членом которой он является, по поводу установленных нормативов поведения. С одной стороны, данная связь направлена от общества к личности и представляет собой требования, которые предъявляет общество к своим членам, к их социально значимому поведению. С другой стороны, это отношение личности к предъявляемым требованиям. В связи с этим, в настоящее время, в литературе понимание ответственности отражается в двух аспектах: 1) ответственность как реакция (система ответов) общества на поведение людей; 2) ответ-ственность как система ответов личности на требования общества.

1 Даль В. Толковый словарь. - М., 1955.

2 Плахотный А.Ф. Свобода и ответственность: Социологический аспект про-

35

Двустороннее отношение между личностью и обществом на поверхности явлений выступает, прежде всего, как подотчетность. «Любой форме социальной ответственности присущи необходимость давать отчет перед социальной группой (или обществом) за социально важные действия и определенная санкция со стороны общества, вытекающая из оценки деятельности личности».1 Реакция общества на поведение личности может выражаться в одобрении, поощрении поведения либо в осуждении поведения, наносящего вред общественным интересам. Человек должен подчиняться требованиям общества и с неизбежностью обязан принимать те негативные последствия своих действий, которые могут наступить для него в случае поведения, порицаемого обществом. Именно с подотчетности, по мнению А.П. Чермени-ной, начиналась эволюция феномена ответственности как социальной категории.2

Для социальной ответственности характерно единство объективной и субъективной сторон.3 Поскольку она проявляется через систему требований, предъявляемых обществом к личности, мер воздействия на личность со стороны общества, а также через отношения личности к этим требованиям и соотнесение ею своего поведения с установленными в обществе нормами. Именно «характер взаимоотношений между личностью, коллективом, обществом с точки зрения сознательного осуществления предъявляемых к ним взаимных требований»4 и есть суть категории ответственности.

Наряду с этим, в литературе социальная ответственность рассматрива-

блемы. - Харьков, С.46.

1 Там же. - С.67.

2 Черменина А.П. Категория ответственности // Понятия. Принципы. Катего рии: Опыт философского и социально-психологического исследования: Сб. научн. тр. / Под ред. Б.Д. Парыгина. - Л., 1975. - С.132-133.

3 Черменина А.П. Указ. соч. - С. 136.

4 Философский энциклопедический словарь. - М: Сов. энциклопедия, 1983. - С.469.

36

ется в двух аспектах: позитивном и негативном. Ответственность в позитивном плане представляет собой осознанное исполнение требований, диктуемых социальными нормами. Ответственность в негативном аспекте означает необходимость отвечать за действия, не соответствующие социальным нормам и принять на себя отрицательные последствия своего поведения. Соотношение позитивного и негативного аспектов дает основание утверждать, что социальная ответственность может проявляться в форме юридической ответственности, поскольку последняя имеет те же общие признаки социальной ответственности. Так, если социальная ответственность есть система связей общества и личности и означает отчет личности в своем поведении, в исполнении требований, предъявляемых обществом к людям, то юридическая ответственность - это категория, которая характеризует взаимоотношения граждан и государства по поводу правовых требований, установленных государством и обязательных для исполнения.

Анализ понятия и сущности юридической ответственности является одной из наиболее сложных проблем как в общей теории права, так и в науке гражданского права. От ее разрешения в значительной мере зависит определенность и устойчивость общественных отношений, укрепление правопорядка и законности.1 За последние 35 лет, как показали результаты проведенного нами исследования, издано немало работ, в том числе монографических исследований, в этой области. Разработке данной проблемы уделяли большое внимание такие ученые, как A.M. Белякова, В.В. и Л.В Бойцовы, С.Н. Братусь, О.Ф. Иваненко, О.Э. Лейст, И.С. Самощенко, В.Т. Смирнов, А.А. Собчак, В.А. Тархов, М.Х. Фаркушин. Наряду с другими авторами ими проанализированы такие актуальные аспекты, как понятие юридической ответственности, ее соотношение с санкциями правовых норм, государственным принуждением, на-

1 Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. - Л., 1983. - С.42.

37

казанием, мерами защиты, место и роль юридической ответственности в правоотношениях, момент ее возникновения. Однако, как показал проведенный нами анализ литературных источников, все попытки выработать единое понятие ответственности столкнулись с большими затруднениями. Имеются различия в подходе к разрешению этой проблемы, а в ряде случаев - существенные разногласия авторов.1

Юридическая ответственность как вид социальной ответственности обеспечивает исполнение обязанностей, закрепленных в правовых нормах. В этом проявляется ее основное назначение. Она базируется на нормах права и служит укреплению законности в различных сферах социальной жизни. Нарушение же правовых предписаний влечет за собой применение к нарушителю мер государственного, правового принуждения.

Наряду с этим, проведенный анализ литературных источников дает основание утверждать, что юридическая ответственность в большинстве случаев рассматривается как ответственность за правонарушение. По мнению И.С. Са- мощенко и М.Х. Фаркушина юридическая ответственность может быть только ретроспективной, только ответственностью за правонарушение. Этой точки зрения придерживаются и другие ученые. Например, В.А. Сапун характеризует юридическую ответственность как «форму проявления негативной стороны общесоциальной ответственности в сфере правового регулирования».3 Иными словами, в правовой литературе сложилась устойчивая точка зрения о том, что

1 Детальному анализу позиций ведущих ученых посвящены следующие мо нографии: Белякова A.M. Гражданско-правовая ответственность за причине ния вреда. - М., 1986; Братусь С.Н. Юридическая ответственность и закон ность (очерк теории). - М., 1976; Самощенко И.С, Фаркушин М.Х. Ответст венность по советскому законодательству. - М., 1971; Тархов В.А. Ответст венность по советскому гражданскому праву. - Саратов, 1973; и другие.

2 Самощенко И.С, Фаркушин М.Х. Ответственность по советскому законо дательству. -М.: Юрид. лит., 1971. - С.43.

3 Сапун В.А. Общесоциальная ответственность и правовое регулирование //

38

содержанием юридической ответственности является только правонарушение. На наш взгляд, отрицание позитивной стороны юридической ответственности лишь на том основании, что она имеет особый характер, представляется неубедительным.

Более того, как показывает результаты проведенного нами исследования, в настоящее время в юридической литературе все более широкое признание получает направление, рассматривающее юридическую ответственность как единство двух сторон позитивной и негативной. Проблема правовой ответственности, по мнению В.Г. Смирнова, не должна сводиться к проблеме ответственности за причиненный вред, за нарушение каких - либо охраняемых законом интересов: правовая ответственность только наиболее рельефно проявляется в нарушении.1 Ибо юридическая ответственность, по утверждению С.С. Строговича, «это, прежде всего ответственное отношение человека к своим обязанностям, ответственность за правильное выполнение лицом своих юридических обязанностей, возложенных на него законом. … Если же обязанность не выполнена, тогда действительно наступает ответственность в ее негативном значении - принуждение, взыскание, наказании и так далее». Мы разделяем точку зрения М.С. Строговича о том, что категорию ответственности следует рассматривать в двух аспектах:

а) позитивном, как сознательное выполнение правовых требований и предписаний;

б) негативном, выражающимся в применении мер принуждения за на рушение закона. Данной точки зрения придерживаются и другие ученые - Астемиров З.А., Назаров Б.Л., Кукса Э. и другие, которые утверждают, что лицо, совершая те или иные действия, должно осознавать их, предвидеть ре- Правоведение. - 1982.-№3. -С. 17.

1 Смирнов В.Г. Функции советского уголовного права. - Л., 1965. - С78.

2 Строгович М.С. Сущность юридической ответственности // Советское го-

39

зультаты своего поведения, с точки зрения полезности или вредности не только для себя, но и для общества. В случае не соответствия поведения нормам права, оно обязано ответить за свои действия перед обществом и государством.1 Продолжая это утверждение, следует отметить, что государство через свои уполномоченные органы должно привлечь гражданина к ответственности за противоправное поведение, посредством применения к нему принудительных мер, а лицо, совершившее правонарушение, в свою очередь, должно держать ответ перед государственными органами и их должностными лицами за неисполнение возложенных на него законом обязанностей. Применению мер принуждения за правонарушение предшествует установленный порядок разбирательства, выяснения состава правонарушения, вины лица в противоправном поведении.

Принудительные меры служат средством, с помощью которого государство через уполномоченные на то органы воздействует на правонарушителя в зависимости от тяжести им содеянного и решает задачи по его исправлению и перевоспитанию.

Таким образом, из изложенного выше, мы считаем обоснованным сделать следующие выводы:

1) юридическая ответственность представляет собой систему двусторонних связей личности и государства; 2) 3) юридическая ответственность является одним из видом социальной ответственности. Она является гарантией исполнения правовых обязанностей личностью; 4) 5) юридическая ответственность проявляется в двух неразрывно связанных формах, позитивной и негативной. 6) Позитивная форма выражается в положительном отношении лица к

сударство и право. - 1979. - №5. - С.73.

1 Астемиров З.А., Кукса Э., Назаров Б.Л. За реальное возмещение материаль-

40

своим правовым обязанностям, добросовестном их выполнении. Негативная форма ответственности проявляется в том случае, когда лицо не исполняет свои обязанности, вследствие чего наступает осуждение правонарушения, в рамках которого применяются к нему принудительные меры.

4) наряду с этим, юридической ответственности присущи и такие характерные признаки, как ее связь с мерами государственного принуждения, и поэтому государственное принуждение выступает всегда содержанием юридической ответственности; 5) 6) для юридической ответственности характерно и наличие определенных лишений, которые виновный обязан претерпеть. Лишение нарушителя определенных благ является объективным свойством ответственности. Эти лишения наступают как естественная реакция государства на вред, причиненный правонарушителем обществу или отдельной личности. Особенность лишений (а значит, и ответственности) состоит в том, что они наступают как дополнительные неблагоприятные (негативные) последствия за совершенное правонарушение. 7) В свою очередь, негативные последствия могут быть: а) личного характера (так, например, для гражданского права они могут выражаться в обязанности правонарушителя принести публичные извинения за распространение ложных, позорящих сведений о другом лице); и

6) имущественного (взыскание пени, неустойки - в гражданском пра ве).

Иными словами, негативные последствия для правонарушителя есть кара, которая представляет собой для него новую юридическую обязанность, ранее не существовавшую. Такой подход к пониманию ответственности (как новой специфической обязанности, возникшей в связи с совершением правонарушения), на наш взгляд, имеет принципиальное значение для законо-

ного ущерба. // Советская юстиция. - №22. - 1969. - С. 15.

f

РОССИЙСКАЯ v ГЪС*.А>Г-1ИЩЬ 41 АЫШбЧЛК

творческой практики и в особенности при конструировании норм гражданского законодательства.

6) и, наконец, следует подчеркнуть, что юридическая ответственность наступает только за совершенное правонарушения, так как оно выступает в качестве основания ответственности. И напротив, если деяние не является правонарушением, то соответственно, не может выступать в качестве основания для применения ответственности. Так, например, законодатель в рассматриваемом аспекте относит к таким деяниям институты необходимой обороны, крайней необходимости и другие.

Исходя из изложенного, нам представляется возможным дать следующее определение юридической ответственности.

Юридическая ответственность - это подотчетность гражданина перед государством по поводу возложенных на него правовых обязанностей, выражающаяся через систему двусторонних связей государства и личности, которыми охватываются отношение обязанного субъекта к предъявляемым к нему требованиям и мерам воздействия и реакция со стороны государства на его поведение в соответствии с выполнением или невыполнением им правовых обязанностей.

Как уже отмечалось выше, рассмотрение существующих видов юридической ответственности выходят за рамки проводимого исследования. Поэтому нами в настоящей работе рассматриваются понятие и содержание гражданско-правовой ответственности как одного из подвидов юридической ответственности.

Гражданско-правовая ответственность является одним из подвидов юридической ответственности. Проблемы гражданско-правовой ответственности были предметом обсуждения в трудах таких известных ученых-правоведов как С.С Алексеева, Б.С. Антимонова, Б.Т. Базылева, С.Н. Брату-ся, М.И. Брагинского, В.П. Грибанова, О.А. Красавчикова, З.Г. Крыловой,

42

Н.С. Малеина, В.А. Ойгензихта, В.А. Тархова, И.С. Самощенко, М.Х. Фа-рукшина, Ф.Л. Рабиновича, Б.И. Пугинского, К.К. Яичкова, P.O. Халфиной, И.Н. Петрова, Г.К. Матвеева, А.А. Собчака, О.Э. Лейста, В.Т. Смирнова, К.Б. Ярошенко, М.Я. Шиминовой и других. Но, как показывают результаты проведенного нами исследования, данная проблема не нашла единого решения и, остается дискуссионной в научной среде. Это объясняется, прежде всего, той ролью, которая принадлежит институту ответственности в укреплении законности и обеспечения нормального развития общественных отношений, регулируемых гражданским правом.

Прежде всего, следует отметить, что гражданско-правовая ответственность наступает только при совершение правонарушения, то есть нарушения прямых требований законодательства. Основные условия ее наступления, содержание и порядок применения гражданско- правовой ответственности четко регламентированы в законе, что не позволяет изменить их по усмотрению отдельных лиц, поскольку данные нормы являются нормами императивными. Однако, как свидетельствует правоприменительная практика, указанные требования гражданского законодательства зачастую не соблюдаются, что будет обосновано нами ниже.

Как уже отмечалось выше, гражданско-правовая ответственность является подвидом юридической ответственности и поэтому она имеет общие базовые начала с юридической ответственностью.

Так, например О.Ф. Иваненко выделил 3 критерия, которые в совокупности обуславливают принадлежность правовой ответственности к определенному виду:

1) природа объекта правонарушения, то есть юридическая значимость тех общественных отношений, на которые посягнул правонарушитель; 2) 3) характер предусмотренных государством неблагоприятных последствий совершенного деяния; 4)

43

3) порядок применения санкций к виновным лицам.1 В этой связи, рассмотрим базовые признаки гражданско-правовой ответственности. Прежде всего, для ответственности в гражданском праве, характерно государственное принуждение специально уполномоченными на то органами государства. Ибо гражданско-правовая и юридическая ответственность полностью основаны на таком важнейшем и специфическом свойстве права, как принудительность.2 Однако не всякая принудительная мера воздействия на правонарушителя, даже применяемая судом, может считаться ответственностью. По нашему мнению термин «принуждение» шире термина «ответственность», поскольку последний является лишь одним из проявлений принуждения.

В рассматриваемом аспекте известным ученым-цивилистом С.Н. Бра- тусем высказана точка зрения о том, что юридическая ответственность - это меры государственного или общественного принуждения, включая понуждение должника к исполнению принятой на себя обязанности в натуре.3 В связи со сказанным следует обратить внимание на то, что необходимо разграничивать «ответственность» с обязанностью должника независимо от того, выполняется эта обязанность принудительно или добровольно. Исполняя обязанность, должник совершает лишь те действия, которые составляют ее содержание. Закон четко разграничивает исполнение обязанности и ответственность за неисполнение как самостоятельные, хотя и причинно связанные, правовые категории. На основании гл. 25 ГК РФ «Ответственность за нарушение обязательств» - ответственность наступает за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязанности (ст. 393 ГК РФ).

1 Иваненко О.Ф. Указ. соч. - С.8.

2 Краснов М.А. Юридическая ответственность - целостное правовое явление // Советское государство и право. - 1984. - №3. - С.74.

3 Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. - М., 1976. - С.4, 12, 69, 95; Он же. Спорные вопросы юридической ответственности // Совет ское государство и право. - 1973. - №4. - С.30.

44

Данной точки зрения, в частности, придерживался и О.Э. Лейст, поддерживая позицию С.Н. Братуся об ответственности как принуждение к исполнению обязанности, расходится с ним в представлении о характере исполнения, считая, что ответственностью является и добровольное исполнение обязанности.1

Напротив, В.А. Тархов определяет гражданско-правовую ответственность, как регулируемую обязанность дать отчет в своих действиях.2 При этом, он полагает, что основным в «ответственности» является истребование отчета, а последует ли за отчетом осуждение и наказание - это уже другой вопрос; главный недочет в этом отношении заключается в том, что зачастую ответа вовсе не требуют, а не в том, что его требуют недостаточно строго.3

Однако, как нам представляется, обязанность дать отчет в своих действиях может иметь место и тогда, когда нет правонарушения. Кроме того, закрепленные в нормативных актах меры гражданско-правовой ответственности вовсе не сводятся к отчетам о своих действиях, а воплощают в себе вполне реальные и конкретные отрицательные последствия для правонарушителя в виде возмещения убытков, уплаты неустойки, потери задатка и тому подобное, о которых впоследствии пишет и сам автор рассматриваемой точки зрения.

Как следует из изложенного выше, не всякая принудительная мера, применяемая к правонарушителю, считается ответственностью. Необходимо, чтобы такая мера оказывала неблагоприятное, отрицательное воздействие на правонарушителя, ухудшая его положение по сравнению с положением тех, кто добросовестно соблюдает предписания закона. Тогда она и будет пред-

Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. - М., 1981. - С.82-90. Он же. Санкции в советском праве. - М., 1962. - С.27, 160.

2 Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. - Сара тов, 1973.-СП.

3 Тархов В.А. Указ. соч. - С.8-10.

<

45

ставлять собой вид гражданско-правовой ответственности. Поэтому она направлена на создание неблагоприятных имущественных последствий для правонарушителя. Об этом говорится во многих исследованиях, как российских ученых, так и ученых других стран. В частности, В. Варкалло считал, что ответственность по возмещению вреда может выполнять свою превентивную роль лишь при условии, если возмещение вреда уменьшит имущество или доход лица, отвечающего за вред.1 Отрицательные последствия могут выражаться в виде дополнительного обязательства, возлагаемого на правонарушителя (уплата штрафа, пени, неустойки, возмещение убытков), либо не составлять такового (например, при причинении вреда, утрате субъективного права).

Таким образом, можно сделать вывод, что отрицательные имущественные последствия будут являться признаком гражданско- правовой ответственности в том случае, если они выражаются в уменьшении имущества должника.

Для гражданско-правовой ответственности характерно не всякое государственное принуждение, а только принуждение к несению отрицательных имущественных последствий, возникающих в связи с неисполнением, ненадлежащим исполнением обязанности из договора, из причинения внедоговор-ного вреда.

Таким образом, мы рассмотрели базовые признаки гражданско- правовой ответственности, из которых видно, что она является одним из важнейших видов юридической ответственности на современном этапе развития России. Гражданское законодательство в соответствии с п. 1 ст. 2 Гражданского кодекса регулирует имущественные и связанные с ними неимущественные отношения, которые во многом определяют правовые отношения в обществе, являются важным гарантом его нормального развития, осно-

1 Варкалло В. Об ответственности по гражданскому праву. - М, 1978.

46

вываются на конституционном принципе многообразия форм собственности и равенства их защиты. Наличие таких отношений, урегулированных нормами гражданского права, является общей предпосылкой гражданско-правовой ответственности.

Целью гражданско-правовой ответственности является восстановление нарушенного имущественного состояния лица за счет средств правонарушителя или лица, ответственного за правонарушение другого. По мнению А.Г. Быкова, восстановление нарушенных прав производится путем выплаты денежных сумм.1 Имущественный характер гражданско-правовой ответственности обусловлен регулированием гражданским правом имущественных отношений с использованием товарно-денежной формы. Денежные средства, полученные потерпевшим в возмещение вреда, дают ему возможность удовлетворить свои имущественные потребности, которые он не смог осуществить в результате правонарушения.

Что касается функций гражданско-правовой ответственности, то до сих пор нет единства мнений ни относительно самих видов функций, ни об их содержании.

Так, например, О.Э. Лейст выделяет следующие функции: компенсационную, предупредительную, сигнализационную.2

В.Л. Слесарев предлагает свою классификацию видов функций: стимулирующая, компенсационная, предупредительная, штрафная, сигнализационная.3

Однако в литературе имеются и другие точки зрения. Так, например,

1 Быков А.Г. Роль имущественных санкций в обеспечении социалистической законности. // Советское государство и право. - 1969. - №3. - С.78.

2 Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. - М, 1971. - С.166.

3 Слесарев В.Л. Объект и результат гражданского правонарушения. - Томск, 1980.-С.99.

47

Н.С. Малеин, утверждает, что ответственность выполняет наряду с восстановительной (компенсационной) - предупредительную и репрессивную функции, поскольку правонарушитель терпит невыгодные материальные последствия своего виновного поведения.1 Как свидетельствует проведенный анализ литературных источников нет единого подхода и к содержанию функций.

Одни авторы (С.Н. Братусь, А.А. Собчак, М.Я. Шиминова, Б.С. Анти- монов) выделяют компенсационную функцию в гражданско-правовой ответственности, одновременно с этим не умаляя значения превентивной и воспитательной ее роли. Аналогичной позиции придерживается и В.А. Тархов, который, в частности, пишет, что «гражданско-правовая ответственность - это, главным образом, имущественная ответственность, имеющая своей целью одновременно и воспитание, и имущественное возмещение». В основу предупредительно- воспитательной функции берется не только принуждение, характерное для всякой юридической ответственности, но и присущая ей моральная категория.2

Противоположной точке зрения относительно содержания функций придерживаются такие цивилисты как P.O. Халфина, Е.А. Суханов, которые определяющее значение придают стимулирующей, воспитательной функциям. По мнению Е.А. Суханова первое место в гражданском праве принадлежит предупредительно-воспитательной функции.3

Анализ всех изложенных взглядов о функциях гражданско-правовой ответственности и их содержании приводит к выводу о том, что они сводятся к компенсационной и предупредительно - воспитательной. Все остальные

1 Малеин Н.С. Гражданский закон и права личности в СССР. - М., 1981.

С.164.

2 Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. - М., 1981.

3 Суханов Е.А. Превентивная функция имущественной ответственности. // Советское государство и право. - 1982. - №6. - С.49.

48

(сигнализационная, стимулирующая функции) не имеют иного содержания, кроме как воспитания и предупреждения. На наш взгляд, «сигнализация» не является целью, назначением ответственности. На основании изложенного в гражданско-правовом институте возмещения вреда, по нашему мнению целесообразно выделить следующие функции гражданско-правовой ответственности:

1) компенсационно-восстановительную; 2) 3) организационную; 4) 3 ) предупредительно-воспитательную;

4) штрафную;

  1. Сущность компенсационно-восстановительной функции заклю-

чается в соразмерности принимаемых мер ответственности и вызванных правонарушителем убытков, а также в направленности взыскания на компенсацию имущественных потерь потерпевшего от правонарушения. Возмещение вреда, причиненного властными органами или их должностными лицами компенсирует потери потерпевшего, восстанавливает его имущественные и личные права.

2±\ Организационная функция направлена на побуждение участников

гражданских правоотношений к надлежащему поведению.

3.

Предупредительно-воспитательная функция способствует преду-

преждению возможных правонарушений в будущем.

Однако необходимо отметить, что сам факт компенсации вреда казной еще не предупреждает аналогичные, новые правонарушения со стороны властных органов и должностных лиц, и в принципе не формирует у них мотивов, побуждающих соблюдать законы, уважать права и интересы граждан и юридических лиц. Ведь ответственность по возмещению вреда может выполнять свою превентивную роль (в ее классическом понимании) лишь при условии, что непосредственный причинитель вреда знает: его имущество или

49

доход уменьшится в результате уплаты потерпевшему. Она способствует предупреждению возможных правонарушений в будущем.

4.

Штрафная функция, на наш взгляд, не носит основной характер.

Ведь вред возмещает казна, а не непосредственный причинитель. Он не лишается собственности на определенную часть имущества в целях заглаживания причиненного вреда.

Как отмечается в специальной юридической литературе, мерами гражданско-правовой ответственности являются гражданско-правовые санкции -предусмотренные законом имущественные меры государственно-принудительного характера, применяемые судом к правонарушителю с целью компенсации имущественных потерь потерпевшего и возлагающие на правонарушителя неблагоприятные имущественные последствия правонарушения1.

Основная часть гражданско-правовых санкций носит компенсационный характер, имеющая цель возмещения потерпевшей стороне понесенных ею в результате правонарушения имущественных убытков. Гражданскому праву известны и штрафные санкции, которые взыскиваются с виновной стороны „независимо от понесенных убытков. В редких случаях в гражданском праве используются и такие санкции как конфискационные, сущность которых заключается в безвозмездном изъятии определенного имущества правонарушителя в доход государства.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что гражданско-правовая ответственность - это одна из форм государственного принуждения, состоящая в применении судом к правонарушителю санкций, возлагающих на него невыгодные имущественные обязательства, направленные на восстановление нарушенных имущественных прав потерпевшего.

1 Лейст О.Э. Санкции в советском праве. - М, 1962; Он же. Санкции и ответственность по советскому праву. - М., 1981.

50

Таким образом, как следует из изложенного признаки и функции гражданско-правовой ответственности позволяют предопределить и выявить и ту меру возможного поведения органов дознания и предварительного следствия, нарушение которой влечет наступление ответственности по ст. 1070 ГК РФ. Доказательства чему мы приведем ниже.

Так, свои особенности имеет гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный незаконными действиями должностных лиц органов дознания и предварительного следствия.

Работники органов дознания и предварительного следствия, призваны надежно защищать интересы общества и государства, права и законные интересы каждого гражданина. Конституционной основой их деятельности является строгое и неуклонное соблюдение законности, охрана прав и свобод граждан, уважения личности. Исходя из этого, недопустимы любые отступления представителей данных органов от указанных требований в связи с возложением на них государством обязанности вести борьбу с нарушением законности. К сожалению, как свидетельствуют результаты проведенного исследования осуществление деятельности работниками органов дознания и предварительного следствия, все же сопровождаются вседозволенностью, нарушением прав, свобод и законных интересов граждан. Так, по статистическим данным ГИЦ МВД России за 1997 года было зафиксировано 2823 случая нарушения законности, из которых 2124 - нарушение норм уголовно-процессуального законодательства, в 1998 году эти показатели возросли и составили 3780, из которых 2203 - нарушение норм уголовно процессуального законодательства, в 1999 году показатели равнялись 3633.

Проблема гражданско-правовой ответственности органов дознания и предварительного следствия уже на протяжении длительного времени вызывает интерес среди ученых, цивилистов. Уже, например, в 19 веке Государственная канцелярия, комментируя проект нового уголовного судопроизвод-

51

ства, отмечала: «Когда те самые органы государственной власти, которые установлены для охранения силы закона и общественного порядка, подают пример беззакония, непорядка, тогда возникает неуважение к властям и нравственная распущенность, при которой государство колеблется в самых его основаниях».1

Н.М. Коркунов, немного позднее отмечал, что правонарушения должностных лиц «больше, чем правонарушение частных лиц, подрывают авторитет закона, колеблют прочность юридического порядка: они более непосредственно отражаются на интересах всего государства».2 Наряду с этим в литературе имеется и другая точка зрения, например, К.Б. Ярошенко рассматривал институт обязательств вследствие причинения вреда как универсальный способ защиты всех субъективных прав, принадлежащих гражданам, юридическим лицам и государству, вне зависимости от их отраслевой принадлежности.3

В современный период необходимо, на наш взгляд, задействовать всю нормотворческую базу, включая гражданско-правовую, для обеспечения максимальной защиты личности, вовлеченной в уголовный процесс. Введение новым Гражданским кодексом Российской Федерации ст. 1070 представляет собой важную юридическую гарантию прав и свобод человека.

По мнению Н.С. Таганцева, исследовавшего проблемы обязательств из причинения вреда, данный институт следует отнести к гражданскому праву. «Вознаграждение за вред и убытки, причиненные преступлением или проступком, составляет, в сущности, предмет гражданского права, вследствие

1 Соображения Государственной канцелярии об основных началах уголовно го судопроизводства // Журнал Государственного Совета. - 1862. - № 65. - С. 24.

2 Российское законодательство Х-ХХ веков. Т.6. Законодательство первой половины 19 века. - М, 1988. - С.361; со ссылкой на: Коркунов Н.М. Рус ское государственное право. Т.2. - Спб., 1982. - С.552.

3 Ярошенко К.Б. Возмещение вреда, причиненного гражданам действиями

52

чего оно и должно быть определено на основании законов гражданских».1 Эту же точку зрения поддержали впоследствии и такие ученые цивилисты как В.А. Рахмилович, С.Н. Братусь, А.П. Кун,2 мы разделяем точку зрения последних, так как нормы, направленные на возмещение причиненного вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц органов дознания и предварительного следствия взаимосвязаны и принадлежат к единому правовому институту - восстановлению прав граждан, пострадавших от незаконных действий указанных выше лиц, что нашло свое закрепление в ст. 1070 Гражданского кодекса РФ в соответствии с положениями которой указанный институт регулируется именно нормами гражданского права. Данная норма не предусматривает юридическую обязанность должностных лиц органов дознания и предварительного следствия совершать деяния, не соответствующие закону или иному нормативно-правовому акту.

Гражданский кодекс РФ как таковой подчеркивает социальную значимость обязанностей должностных лиц органов дознания и предварительного следствия не причинять вред своими действиями гражданам в процессе уголовного судопроизводства.

Изложенное дает основание дать следующее определение ответственности за вред, причиненный гражданину незаконно подвергнутому уголовному преследованию, под которым следует понимать «обязанность государства возместить за счет казны в полном объеме вред, за исключением случаев указанных в законе, причиненный гражданину в

должностных лиц. // Советское государство и право. - 1982. - №8. - С. 137.

1 Уложение о наказаниях уголовных и исполнительных 1885 года. - Петро град, 1915.-С.98.

2 Рахмилович В.А. О противоправности как основании гражданской ответст венности // Советское государство и права. - 1964. - №3. - С.55; Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность (очерк теории). - М, 1976. - С. 157; Кун А.П. Вопросы возмещения вреда, причиненного гражданину актами власти // Правоведение. - 1983. - №6. - С.81.

53

результате незаконной деятельности должностных лиц органов дознания и предварительного следствия при осуществлении ими своих полномочий от имени государства».

Значимость данного определения заключается, во-первых, в возможности восстановления в полном объеме умаления имущественного состояния гражданина пострадавшего от незаконной деятельности указанных лиц, и, во-вторых, в создании законодательной основы защиты неотчуждаемых прав и свобод и других нематериальных благ человека, то есть в возможности компенсации морального вреда.

Таким образом, опираясь на результаты проведенного исследования можно сделать следующий вывод:

Гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный незаконными действиями должностных лиц органов дознания и предварительного следствия - это особый подвид института обязательств из причинения вреда, реализующийся в специальных гражданских правоотношениях, носящий комплексный универсальный характер, не зависящий от отраслевой принадлежности нарушенного субъективного права.

Вышеизложенное позволяет сформулировать следующие особенности гражданско-правовой ответственности органов дознания и предварительного следствия, заключающиеся, во-первых, в особенностях правового статуса причинителя вреда, во-вторых, в специфике характера его вредоносной деятельности, и, наконец, в- третьих, в установлении обязанности возмещения вреда за счет казны.

54

§ 4. Условия наступления гражданско-правовой ответственности за причинение вреда.

Проведенный анализ литературных источников дает основание утверждать, что в теории гражданского права условия, при которых наступает гражданско-правовая ответственность могут быть общими и специальными.1

Гражданско-правовая ответственность за вред возникает при одновременном наличии следующих условий:

1) причинение потерпевшему вреда или убытков; 2) 3) вина правонарушителя; 4) 5) причинная связь между противоправным поведением нарушителя и наступившими вредоносными последствиями. 6) 4) противоправный характер поведения (действия или бездействия) лица, на которое предполагается возложить ответственность;

Данные условия образуют общий состав гражданского правонарушения. Отсутствие одного из них исключает возможность удовлетворения иска

0 возмещении вреда.

Рассмотрим общие основания наступления гражданско-правовой ответственности в институте возмещения вреда.

Первым из общих элементов юридического состава в данном институте является наличие вреда у потерпевшего.

В российском законодательстве термин «вред» употребляется давно - в Соборном уложении 1649 г. (гл. X, ст. 213), Свода Законов Российской Им-перии (том X, кн. 11, раздела второй, глава шестая).

1 Белякова A.M. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда. - М., 1986. - С.34; Кофман В.И. Причинная связь как основание ответствен ности по советскому гражданскому праву. - М. - С.57.

Российское законодательство Х-ХХ веков. Т.Х. / Под редакцией Б.В. Ви-ленского.-М., 1991.-С.589-635.

55

Г.Ф. Шершеневич, не формулируя само определение понятия вреда, вместе с тем подразумевал под ним уменьшение имущества «сравнительно с тем, чем бы оно было, если бы не наступило недозволенное действие».1

В толковом словаре В. Даля под вредом понимается последствие всякого повреждения, порчи, убытка, вещественного или нравственного, всякого нарушения прав личности или собственности, законное и незаконное.2 Гражданский кодекс не дает легального определения понятия вреда. Но в теории гражданского права наряду с понятием вред существуют понятия «ущерб», «убыток». В чем же сходство и различия данных терминов?

Еще в начале 19 века Н.С. Таганцев, комментируя ст. 59 Уложения о наказаниях уголовных и исполнительных 1885 г. отмечал, что «проступок относится к убыткам, как причина к следствию».3 Г.Ф. Шершеневич определял убытки как «вред, понесенный имуществом, и состоящий в уменьшении его собственности».4 Е.А. Флейшиц говорила о них как о денежном выражении имущественного вреда.

Современное понятие убытков дано в п. 2 ст. 15 Гражданского кодекса РФ. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

1 Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.).-М., 1995,-С392.

2 Даль В. Толковый словарь. - М, 1955. - С.260.

3 Уложения о наказаниях уголовных и исполнительных 1885 года. - Петро град, 1915.-С.97.

4 Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. - С.396.

5 Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения.-М., 1951.-С.21.

56

Как свидетельствует анализ литературных источников, в современной правовой литературе нет единого мнения по вопросу содержания определения вреда.

Существует несколько взглядов по данному вопросу. Так, авторы комментария части второй Гражданского кодекса РФ понимают под вредом «материальный ущерб, который выражается в уменьшении имущества потерпевшего в результате нарушения принадлежащего ему материального права и (или) умаления нематериального блага (жизнь, здоровье человека и т.п.».1 Напротив, другие подразумевают под вредом возмещение как имущественного вреда, так и компенсацию в необходимых случаях неимущественного (морального) вреда.2 На наш взгляд, изложенные точки зрения требуют ряд уточнений, а именно, и в первом и во втором случае авторами понятие вреда, как нам кажется «сужено». Так, в первом определении авторами не включен «моральный вред», а в настоящее время он носит и самостоятельный характер (ст.ст. 12, 151, 1099-1101 Гражданского кодекса). Во втором случае, неимущественный вред прямо отождествляется с «моральным», не упоминая такой вред как физический или телесный.

Существует еще одна точка зрения по данной проблеме. Так, по мнению, Кузбагарова А.Н., вред - понятие собирательное, и выражается в следующих самостоятельных элементах: имущественный вред; физический или телесный вред; вред, причиненный чести, достоинству или деловой репутации; вред, причиненный другим нематериальным благам; моральный вред. Свою точку зрения он основывает на положениях ст.ст. 20-28, 41 Конституции РФ, ст.ст. 128, 150-152, 1085- 1094 ГК РФ.3

1 Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части вто рой (постатейный). / Отв. ред. О.Н. Садиков. - М., 1996. - С.656.

2 Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций. / Отв. ред. О.Н. Садиков. - М.: Изд-во БЕГ, 1997. - С.663.

3 Кузбагаров А.Н. Обязательства вследствие причинения вреда сотрудниками ОВД: Дисс. …к-ю.н.-СПб., 1998.-С.86.

57

На наш взгляд, последнее определение вреда, предложенное Кузбага- ровым А.Н. «расширено» как теоретически, так и по сравнению с тем, как это определил законодатель. Под вредом, на наш взгляд, следует понимать всякое умаление имущественного блага потерпевшего, в результате нарушения принадлежащего ему материального права и умаление личного неимущественного блага, включая в данное понятие физический вред.

В юридической литературе различается моральный и материальный вред (ущерб). Понятие морального вреда в гражданско-правовом смысле раскрыто в ст. 151 ПС РФ, где моральный вред определяется как «физические или нравственные страдания». Более полное понятие «морального вреда» дано в постановлении Верховного Суда РФ № 10 от 20 декабря 1994 года «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда», под которым понимаются «нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности либо нарушающими имущественные права граждан».1 Вопрос о моральном вреде длительное время являлся предметом научных дискуссий, причем основным центром тяжести этих споров был вопрос о допустимости компенсации морального вреда в денежной форме.

О возможности денежного вознаграждения за моральный вред вели обсуждение еще в дореволюционной России. Так, например, Г.Ф. Шершене-вич утверждал, что «нужно проникнуться глубоким презрением к личности человека, чтобы внушить ему, что деньги способны дать удовлетворение

1 Сборник постановлений пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. Издание 5-е. - М, 1996. -

58

всяким нравственным страданиям».1 Данной позиции придерживались также В.И. Синайский , П.Н. Гуссаковский . Последний считал, «если … никаких имущественных убытков не было причинено потерпевшему, а недозволенным деянием ему был нанесен лишь нравственный вред, то о вознаграждении его за такой вред не может быть и речи».4

Позитивные взгляды на эту проблему, высказывали такие цивилисты, как, Беляцкин С.А., Покровский И.А и другие. Так, например, С.А. Беляцкин утверждал, что нет ничего удивительного, что человек, у которого отняли по чужой вине житейские радости, удовольствия, духовные блага, желает компенсации в деньгах.5

Такой же точки зрения придерживался и И.А. Покровский.6 В законодательстве того времени этот вопрос решался следующим образом. Возмещение морального вреда регулировались нормами Закона от 31.03.1851 г. (Гражданское Уложение) Возможность удовлетворения морального вреда денежными средствами не признавалась, за исключением 2-х случаев: 1) платеж за бесчестье, то есть за нанесение личной обиды, в размере от 1 до 50 рублей (ст. 667); 2) это - платеж суммы за неправомерное осуждение и наказание по вине суда в размере от 100 до 600 рублей, если наказание отбыто в тюрьме, и в размере от 10 до 60 рублей, если были применены исправительные работы (ст. 668).

Ст.365.

1 Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. - М, 1912. - Вып.З. - С.683.

2 Синайский В.И. Русское гражданское право. - Киев, 1915. - С.227.

3 Гуссаковский П.Н. Вознаграждение за вред, причиненный недозволенными деяниями. - СПб., 1912. - С.32.

4 Гуссаковский П.Н. Указ. соч. - С.32.

5 Беляцкин С.А. Возмещение морального (неимущественного) вреда. - СПб., 1913.-С.43.

6 Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. - П., 1917. - С. 124. Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский пери од. / Под ред. Ю.П. Титова, О.И. Чистякова. - М, 1990.

59

Эти положения закона толковались учеными по-разному. Одни считали, что возможна денежная компенсация морального вреда и в других прямо не указанных законом случаях.1

В 1917 году был разработан проект Закона «Об обязательственном праве», который предусматривал возмещение нематериального вреда при тяжком повреждении, при лишении свободы, даже если потерпевший не понес убытков.

В советский период, данный вопрос также оставался дискуссионным. За материальное возмещение морального вреда высказывались такие цивилисты, как, М.М. Агарков2, И. Брауде3, Б. Утевский4, Н.С. Малеин5, С.Н. Бра-тусь6, A.M. Белякова7 и другие.

Например, Б. Утевский, считая под моральным вредом нравственные и физические страдания, признавал, что деньги не могут возвратить душевное спокойствие… Однако это не значит, что моральный ущерб не может быть хоть как-нибудь компенсирован, что пострадавшему не может быть дано удовлетворение, которое явилось бы для него возмещением причиненных страданий. За отсутствием иного лучшего способа дать потерпевшему удов-

о

летворение этим способом может служить денежная компенсация.

Однако, несмотря на существование теоретической концепции в дан-

1 Беляцкин С.А. Указ. соч. - С.46.

Агарков М.М. Обязательства из причинения вреда. // Проблемы социалистического права. - 1939. - №1. - С.74.

•j

Брауде И. Возмещение неимущественного вреда. // Революционная законность.-1926.-№9.-С. 12.

4 Утевский Б. Возмещение неимущественного вреда как мера социальной защиты. // Еженедельник советской юстиции. - 1927. - №35. - С. 1083.

5 Малеин Н.С. Гражданский закон и права личности в СССР. - М., 1981. - С.163.

6 Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. - М., 1976.

С.202.

•7

Белякова A.M. имущественная ответственность за причинение вреда. - М., 1979.-СЮ. 8 Утевский Б. Указ. соч. - С. 1083.

60

ном аспекте судебная практика, была стабильной: суды неизменно отказывали в исках о компенсации морального вреда в денежной форме.1 Так как, само существо господствующей доктрины в тот период заключалось в том, что принцип компенсации морального вреда признавался классово-чуждым социалистическому правосознанию.2

Поэтому только в 1990 году в связи с принятием Закона СССР «О печати и других средствах массовой информации»3 понятие «морального вреда» было впервые легализовано в российском гражданском праве. Статья 39 этого закона предусматривала возмещение морального вреда гражданам, пострадавшим в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему неимущественный ущерб. Ущерб возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами. В этой же статье было предусмотрено, что моральный вред возмещается в денежной форме, в размере, определяемом судом.

Следующим шагом в данном аспекте было принятие «Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик» 31 мая 1991г.4 где, моральный вред был определен как «физические или нравственные страдания». В дальнейшем в отдельные законодательные акты были внесены нормы о компенсации морального вреда. Это Закон «Об охране окружающей среды» от 19 декабря 1991г.5, Закон «О средствах массовой информации» от 27 декабря

1 Вестник Советской юстиции. - 1923. - №6. - С. 132; Судебная практика РСФСР. - 1927. -№6. - СЮ.

2 Зейц А. Возмещение морального вреда по советскому праву. // Еженедель ник советской юстиции. - 1927. - №47. - С. 1465.

3 ВВС СССР. - 1990. -№26. - Ст.492.

4 ВВС СССР. - 1991. -№26. - Ст.733.

5 ВВС РФ. - 1992. - №10. - Ст.457.

61

1991 г.1, Закон «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 г.2, Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденные Постановле-нием ВС РФ от 24 декабря 1992 г. , Закон «О статусе военнослужащих» от 22 января 1993 г.4

Введенные в действие в 1995-1996 гг. части первая и вторая Гражданского кодекса РФ также содержит нормы о компенсации морального вреда (ст. 12, 152, 1099, 1100, 1101 ГК РФ). Заслуживающим внимания моментом в развитии института морального вреда явилось его появление в уголовном законодательстве, в связи с введением ст.128.1. УК РСФСР 13 декабря 1994г. «Разглашение сведений, составляющих врачебную тайну»5 причинение значительного морального вреда в качестве квалифицирующего признака. Статья 61 нового Уголовного кодекса РФ от 13 июня 1996 г. предусматривает в качестве одного из смягчающих обстоятельств добровольное возмещение морального вреда, причиненного в результате преступления6.

Норма о компенсации морального вреда также нашла отражение в принятом новом Семейном кодексе РФ, где в п. 4 ст. 30 отмечено, что добросовестный супруг имеет право требовать компенсацию морального вреда в случае признания брака недействительным.7

Несмотря на то, что к настоящему времени сформировалась законодательная база для существования института компенсации морального вреда, в суды поступает незначительное количество исков о возмещении морального

1 ВВС РФ. - 1992. - №7. - Ст.300.

2 ВВС РФ. - 1992. - №15. - Ст.766.

3 Российская газета. - 1992. - 26 января.

4 Российская газета. - 1994. - 21 декабря.

5 Российская газета. - 1994. - 21 декабря

6 СЗ РФ. - 1996. - №25. - Ст.2954.

7 СЗ РФ. - 1996. - №25. - Ст. 16.

62

вреда, что на наш взгляд объясняется недостаточной юридической грамотностью населения. Граждане, как правило, не знают в полном объеме своих личных неимущественных прав и, соответственно не могут самостоятельно установить факт их нарушения.

Компенсация морального вреда, на основании абз. 1 ст. 151 и п. 1 ст. 1101 ГК предусматривается только в денежной форме, а ее размер определяется с учетом норм ГК.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. в п. 7 указано, что исковая давность в отношении компенсации морального вреда не распространяется.

Материальный вред представляет собой имущественные потери - уменьшение стоимости поврежденной вещи, уменьшение или утрата дохода, необходимость новых расходов. Он может быть возмещен в натуре (например, путем ремонта поврежденной вещи) либо компенсирован в денежном эквиваленте. Однако, не всегда возможна натуральная компенсация, хотя она и предпочтительна с точки зрения закона (ст. 1082 ГК). В таких случаях используется денежная компенсация причиненного вреда, которая именуется возмещением убытков. Возмещение убытков - установленная законом мера гражданско-правовой ответственности, применяемая как в договорных, так и во внедоговорных отношениях.

Как было указано выше, под убытками в гражданском праве понимается денежная оценка имущественных потерь (вреда, ущерба). На основании ст. 15 ГК РФ категория убытков складывается из двух элементов: из реального ущерба и неполученных доходов («упущенная выгода»).

Реальный ущерб - это умаление наличных имущественных благ упра- вомоченного лица. К реальному ущербу относятся:

1) утрата имущества потерпевшего; 2) 3) повреждение имущества потерпевшего; 4)

63

3) понесенные потерпевшим расходы.

Восстановление нарушенного состояния возможно только в случае полного устранения ущерба, причиненного правонарушением, а это осуществимо, если объем ответственности будет совпадать с размером причиненных убытков.

Полное возмещение предполагает взыскание обоих видов убытков: причиненного ущерба и неполученных доходов. Как правило, в судебной и арбитражной практике возмещаются только убытки в виде положительного ущерба. Этим, конечно же, нарушаются права потерпевшего. Не восполнение неполученных доходов аргументируется тем, что они нереальные. По нашему мнению, неполученные доходы - это реально существующие убытки, выражающиеся в форме неполученной прибыли, как запланированной, так и сверхплановой, при условии доказанности ее получения, если бы не был нанесен вред.

Ныне действующее гражданское законодательство исходит из принципа полноты возмещения убытков (п. 1 ст. 15, п. 1 ст. 1064 ГК). Однако в то же время законодатель предусматривает возможность уменьшение размера вреда. В частности, это имеет место в случаях: ч.1. ст. 1067 ГК РФ «Причинения вреда в состоянии крайней необходимости». Возможно даже полное освобождение от обязанности возмещения вреда в случаях, предусмотренных: абзац 2 п. 4 ст. 1073 ГК РФ «Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до четырнадцати лет»; п. 3 ст. 1076 ГК РФ «Ответственность за вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным»; абзац 2 п. 1 и п. 3 ст. 1078 ГК РФ «Ответственность за вред, причиненный гражданином, признанным не способным понимать значение своих действий»; абзац 1 п. 2 и п. 3 ст. 1083 ГК РФ «Учет вины потерпевшего и имущественного положения лица, причинившего вред». Наконец, ГК РФ предусмотрены случаи, когда в возмещении вреда может быть вообще отка-

64

зано. Так, например, если вред был причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества (абзаца 2 п. 3 ст. 1064 ГК РФ).

Наряду с этим, законодатель, закрепляя принцип полного возмещения вреда, установил в то же время возможность выплаты сверх возмещения вреда (абзац 3 п. 1 ст. 1064, ст. 1084, п. 3 ст. 1085, абз. 4 п. 3 ст. 1089 ГК).

Следующим необходимым условием для наступления гражданско- правовой ответственности за причинения вреда является установление вины в действиях правонарушителя.

Вина является субъективным условием юридической ответственности, выражающим психическое отношение лица к совершенному им действию и связанному с этим действием результату. С этой точки зрения не могут считаться виновными действия душевнобольного или малолетнего гражданина, которые в большинстве случаев не в состоянии правильно оценивать свое поведение и его последствия.

Данный подход применяется вполне обосновано в уголовном праве и ряде других отраслей, где ответственность устанавливается за неправомерное поведение граждан.

В гражданском же праве вина как условие ответственности имеет свою специфику. Здесь она рассматривается не как субъективное, психическое отношение лица к своему поведению, а как непринятие им объективно возможных мер по устранению или недопущению отрицательных результатов своих действий, диктуемых обстоятельствами конкретной ситуации. Поведение определенного лица должно сопоставляться с реальными обстоятельствами дела, в том числе с характером лежащих на нем обязанностей и условиями оборота, и с вытекающими из них требованиями заботливости и осмотрительности, которые, во всяком случае, должен проявлять разумный и добросовестный участник гражданских правоотношений.

65

В гражданском праве действует презумпция вины лица, причинившего вред. Потерпевшему достаточно доказать, что наступивший вред является результатом действий правонарушителя. Последний же, для того чтобы освободить себя от ответственности, обязан доказать, что он действовал невиновно. Если он не сделает этого, то на него будут возложены меры гражданско-правовой ответственности. По мнению В.А. Ойгензихта, презумпция означает лишь то, что предположение является достаточным основанием для признания лица виновным.1 Не существует, однако, презумпции вины потерпевшего. Вина последнего должна быть доказана причинителем вреда (п. 2 ст. 401, п. 2 ст. 1064 ГК РФ).

Вина может проявляться в форме умысла и неосторожности (п. 1 ст. 401ГКРФ).

Проведенный анализ литературных источников дает основание утверждать, что умысел представляет собой такую форму вины, которая характеризуется осознанием лицом противоправности своего поведения, предвидением последствий своего противоправного поведения и их желанием или безразличным отношением к их наступлению. Неосторожность представляет собой такую форму вины, которая характеризуется тем, что лицо хотя и не осознает противоправности своего поведения, не предвидит могущих наступить последствий, не желает их наступления, но должно было осознавать характер своего поведения и предвидеть наступившие последствия2.

Гражданский кодекс Российской Федерации, по общему правилу, не дифференцирует объема ответственности в зависимости от формы вины правонарушителя. К полному возмещению вреда обязан как тот причинитель вреда, который действовал преднамеренно (умышленно), так и тот, кто при-

1 Ойгензихт В.А. Понятие гражданско-правовой презумпции. // Советское государство и право. - 1975. - №10. - С.27.

2 Антимонов Б.С. Значение вины потерпевшего при гражданском правона рушении. - М., 1950; Кун А. Противоправность и вина в обязательствах по

66

чинил соответствующий имущественный вред по неосторожности. При этом следует отметить и то, что в гражданском кодексе РФ до сих пор не существует критериев разграничения неосторожной формы вины на грубую и простую. Это по нашему мнению связано с тем, что в теории гражданского права отсутствует единая точка зрения по данному вопросу. Так, например, по мнению Г.К. Матвеева «признаком разграничения может служить различная степень предвидения вредных последствий плюс различная степень долженствования такого предвидения. Если лицо не предвидело вредных последствий своих действий, но по обстоятельствам данного могло и должно было предвидеть их, его можно обвинить в легкой неосторожности, если лицо предвидело последствия своих действий, но легкомысленно надеялось избежать их, хотя могло или должно было предвидеть и избежать вреда, оно может быть обвинено в грубой неосторожности».1 Таким образом, точка зрения указанного выше автора отождествляет понятие легкой неосторожности с понятием небрежности в уголовном праве, а грубую неосторожность с преступной самонадеянностью. Однако, на наш взгляд, указанная точка зрения представляется не совсем убедительной, ибо в гражданском праве нет понятий самонадеянности и небрежности.

Мы придерживаемся точки зрения, высказанной О.С. Иоффе, который полагает, что «если человек не соблюдает высоких требований, предъявляемых к нему как определенной индивидуальности, осуществляющей в данных условиях определенный вид деятельности, он допускает легкую неосторожность. В тех же случаях, когда лицо не соблюдает не только высоких, но и минимальных требований внимательности и осмотрительности, понятных каждому, оно допускает грубую неосторожность». Изложенное мнение имеет право на свое существование и потому, что участниками гражданских

возмещению вреда, причиненного гражданину актами власти. - М., 1984.

1 Матвеев Г.К. Вина в советском гражданском праве. - М., 1978. С.298.

2 Иоффе О.С. Советское гражданское право. Общая часть. - Л., 1978.

67

правоотношений являются не только граждане, но и юридические лица, а также и публично-правовые образования. Говорить об их «субъективном, психическом отношении к своему поведению и его последствиям» здесь можно лишь условно. Действительно, вина юридического лица может проявляться в форме вины его участников, например, органов (руководителей) и других должностных лиц, а также его работников, выполняющих свои трудовые и служебные функции, поскольку именно через их действия юридическое лицо участвует в гражданском правоотношении. Поэтому мы не разделяем позицию Г.К. Матвеева, который разграничает по содержанию вину коллектива, от вины работников организации, положение которых он объясняет тем, что существуют различия между индивидуальной и коллективной волей.1

Несколько иначе, но с той же сутью действует данное правило, когда вред причинен государством. Но, как известно, государство это абстракция, и при выполнении определенных функций в пределах компетенции от его имени выступают его субъекты, то есть вину государства в деликатных отношениях образует виновное поведение государственного органа или непосредственно его должностных лиц.

Вина должна быть установлена на момент причинения вред. Лишь в этом случае она является условием гражданско-правовой ответственности.

Обязательным условием ответственности также является причинная связь между поведением причинителя (в форме действия или бездействия) и наступившим вредом.

Проведенный нами анализ литературных источников позволяет сделать вывод, что причинная связь является объективным условием ответст-

Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. - С.216-217, 227; он же: Психологические аспекты вины советских юридических лиц // Советское государство и право. - 1978. - №8. - С.40-42.

68

венности. Это реально существующая взаимосвязь явлений, а не субъективное представление о ней. Поэтому она должна быть подтверждена реально, а не основываться лишь на предположениях или догадках1.

Причинная связь слагается из двух взаимодействующих - из причины и следствия. Функция причины принадлежит тому явлению, которое влечет за собой становление другого (не тождественного данному, но им обусловленного) нового явления. Что же касается следствия, то оно представляет собой объективный результат проявления причины.

Далеко не всегда развитие причинности идет по геометрической прямой, содержащей в себе отправной (причина) и заключительный (следствие) «пункты». Структура причинной взаимосвязи может быть не только элементарной (простой) или относительно осложненной, но порой весьма сложной и, на первый взгляд более чем «запутанной». Так одна причина может вызвать к жизни целый ряд следствий, которые в зависимости от их устойчивости, характера и взаимосвязи в процессе дальнейшего развития могут оказаться между собой в самых неожиданных и «недопустимых» взаимосвязях и отношениях, в том числе и в причинно-следственном «контакте».

В равной мере можно наблюдать и обратную картину, когда становление определенного явления (следствия) имеет в своей основе ряд различных причин (как однопорядковых, так и разнопорядковых), взаимодействие которых дает единый результат.

Наконец, не исключены еще более сложные структурные типы причинно-следственных связей, которые как бы представляют собой сочетание указанных двух видов структурных осложнений: ряд взаимодействующих

Кофман В.И. Причинная связь как основание ответственности по советскому гражданскому праву. - М., 1961. - С.34; Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. - М, 1970; Травкин А.А. К вопросу о понятии и основании гражданско-правовой ответственности // Юридическая ответственность в советском обществе. - Волгоград, 1974. - С.118.

69

причин вызывает к жизни ряд взаимосвязанных следствий. Попытка в этих случаях механически расчленить в общей системе взаимодействия каждую отдельную причину допустима лишь только на определенный момент в ходе анализа статистической стороны процесса.

Наконец, причинная связь всегда конкретна и является таковой в реальной ситуации, ибо в ином случае данное следствие может стать причиной, а соответствующая взаимосвязь может иметь совсем другое значение. Одно и то же следствие может порождаться несколькими различными причинами, а одна и та же причина может породить несколько разных последствий. В конкретной же реальной ситуации всегда необходимо и возможно выявить конкретную причину и конкретное следствие, имеющие такое значение именно для данного случая.

Таким образом, причинная связь представляет собой объективную конкретную взаимосвязь двух (или более) явлений, одно из которых (причина) в силу объективных законов развития материального мира вызывает другое (новое, не тождественное) явление (следствие).

Использование философского знания при изучении причинной связи определяется целым рядом обстоятельств. Для возложения мер гражданско-правовой ответственности необходимо, чтобы наступивший вред находился в причинно-следственной связи с поведением неисправного причинителя вреда, являлся бы объективным результатом действий указанных лиц. Требование установления именно такого характера взаимосвязи между поведением правонарушителя и наступившим вредом определяется тем обстоятельством, что закон возлагает ответственность лишь на того, кто нанес убытки или причинил вред. В силу этого, если наступивший вред явился результатом сил природы, естественно, ответственность наступить не может. Возможны случаи, когда вред является результатом действий не данного, а какого- то другого лица. В данном случае обязанность возмещения вреда возлагается на

70

действительного (а не предполагаемого) причинителя вреда.

Нередко причиной наступления вреда является поведение не одного, а двух или более лиц. Последние рассматриваются законом в качестве сопри-чинителей, и все вместе привлекаются к ответственности.

Очень часто в юридической литературе можно встретить деление причинной связи на «необходимую» (юридически значимую) и «случайную» (юридически безразличную). При разграничении юридически значимой и юридически безразличной причинной связи использованы критерии, выдвинутые в свое время О.С. Иоффе, который, однако, оставил открытым вопрос

0 самом характере причинной связи, складывающейся в обоих этих случаях, поскольку деление причинной связи на необходимую и случайную он считал неприемлемым1. Вообще, на наш взгляд, необходимо отметить, что вопрос о причинной связи не может считаться окончательно решенным ни в общеме тодологических, ни в отраслевых науках. Тот же О.С. Иоффе в одной из сво их работ признавал юридически значимой лишь такую причинную связь, ко торая охватывалась или должна была охватываться предвидением правона рушителя, то есть придерживался адекватной теории причинной связи в ее субъективистском варианте. Впоследствии О.С. Иоффе признал этот взгляд ошибочным.3 На наш взгляд, такое деление недопустимо, так как объектив ность причинной связи выражается в том, что данная причина в аналогичных условиях всегда порождает данное следствие и в этом смысле не зависит от каких-либо «случайностей».

Наконец, обязательным условием наступления ответственности за причинения вреда является противоправность.

1 Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., 1955.

2 Иоффе О.С. Значение вины в советском гражданском праве. Уч. записи ЛГУ №129. Серия юридических наук. Выпуск 3. - Л., 1951. - С.153-156.

3 Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР. Часть 2. - Л., 1978. -С.149.

71

Проведенный анализ нового гражданского законодательства свидетельствует о том, что п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса РФ не содержит такого прямого указания на это условие, но его наличие возникает из логического толкования п. 3 этой же статьи, в соответствии с которым, вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях предусмотренных законом.

При этом, надо подчеркнуть и то, что до настоящего времени в юридической литературе так же отсутствует единое определение понятия противоправности. Хотя данная проблема давно вызывает интерес среди ученых. По мнению Варкалло В., о противоправности вреда свидетельствует не сам факт, а способ его причинения.1 Г.Ф. Шершеневич среди признаков гражданского правонарушения выделил, прежде всего, недозволенность действия, то есть его запрещенность объективным правом.2 Противоправность, таким образом, тесно связана с понятием «запрещенность правом».

Е.А. Агеева справедливо отмечает, что «запрещенность правом» содержит единство юридической обязанности и государственно- правового принуждения, что в свою очередь, непосредственно связано с понятием юридической ответственности.3

По мнению В.Н. Тархова юридическая ответственность наступает «с нарушением правовых норм», вследствие чего мы говорим о противоправности как юридическом основании ответственности.4 К.Б. Ярошенко пишет, что «противоправность действий в гражданском законодательстве означает,

1 Варкалло В. Об ответственности по гражданскому праву. - М, 1978. - С.108.

2 Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 года).-М., 1995.-С.392.

3 Агеева Е.А. Юридическая ответственность в государственном управлении (социально-правовой аспект). - Л., 1990. - С.26.

4 Тархов В.А. О юридической ответственности. Учебное пособие по специ альному курсу. - Саратов, 1978. - С.ЗЗ.

72

что они совершены с нарушением закона, иных установленных норм и правил». Основной признак такого деяния - невыполнение юридической обязанности. Травкин А.А. дает более полное определение противоправности, признавая под ней «поведения участника гражданского правоотношения, если оно противоречит подлежаще установленным правовым нормам, и тем правилам поведения сторон в конкретном отношении, которые определены их соглашением, не противоречащим закону».2

Из высказанных выше определений вытекает, что основным критерием противоправности является совершения действия, запрещенного объективным правом. Но данного критерия, на наш взгляд недостаточно. Так, по мнению В.Н. Кофмана, а в последствии и Ю.К. Толстого, противоправность -это нарушение чужого субъективного права без должного на то управомо-чия3.

Данную точку зрения затем поддержали и другие ученые-цивилисты. По мнению A.M. Беляковой «противоправным является действие, нарушающее нормы закона или иного нормативного акта, а также субъективное право лица».4 С этой позиции согласна и Е.А. Флейшиц, которая более конкретно выделила два признака противоправности, указав при этом что, «противореча праву в объективном смысле, это действие нарушает и субъективное пра-

Ярошенко К.Б. Обязательства вследствие причинения вреда // Комментарий части второй гражданского кодекса Российской Федерации. - М., 1996. -С.57.

2 Травкин А.А. К вопросу о понятии и основании гражданско-правовой от ветственности // Юридическая ответственность в советском обществе. - Вол гоград, 1974. - С. 118.

3 Кофман В.И. Соотношение вины и противоправности в гражданском праве // Правоведение. - 1957. - №1. - С.65-76; Толстой Ю.К. Условия возникно вения обязательств из причинения вреда // Гражданское право: Учебник. Часть 2. - М, 1997. - С.707-708.

4 Белякова A.M. Имущественная ответственность за причинение вреда. - М., 1979.-С.14.

73

во лица, которому причиняет вред».1

Изложенные точки зрения разделял и Г.Ф. Шершеневич, который писал, что без нарушения субъективного права не может иметь в качестве своего последствия обязанность возмещения вреда. Он рассматривал нарушение субъективного права не в контексте незаконной деятельности, а в качестве отдельного условия ответственности: «Не достаточно незаконное действие, причиняющее им вред, необходимо еще и нарушение субъективного права».

Таким образом, при определении понятия противоправности по мнению автора следует исходить из следующих положений:

  • противоречия закону или иному правовому акту, включая сюда и правила международного права, так как Россия является частью международного сообщества и обязана соблюдать правила международного права. На основании п. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора;
  • нарушение субъективного права лица, которому причинен вред. При этом эти признаки должны быть равноценными.
  • Действительно, противоправность вредоносного действия (бездействия) выражается не только в противоречии его праву в объективном смысле, но зачастую в одновременном нарушении субъективного права потерпевшего.

Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. - М, 1951. - С.ЗО. 2 Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. - С.393.

74

Противоправным может быть не только действие, но и бездействие, если оно представляет собой неисполнение предусмотренной законом обязанности совершать определенные действий. Нельзя не согласиться с Г.К. Матвеевым, считающим, что бездействие и действие обладают одинаковыми внутренними признаками. С юридической точки зрения бездействие не может быть сведено к простой пассивности субъекта. В правовом смысле бездействие представляет собой не совершение конкретного действия, то есть такого действия, которое предписывалось данному субъекту, вменялось ему в обязанность. О.С. Иоффе полагает, что бездействие, как и действие, является формой участия человека в общественных отношениях.1 Противоправное бездействие обладает не меньшей степенью общественной опасности, чем противоправное действие.

А Н.М. Колосова в данном аспекте видит угрозу стабильности Конституции Российской Федерации, которая может выражаться в первую очередь, именно во вредоносной пассивности органов и должностных лиц.2

Изложенное дает основание с учетом объекта исследования дать следующее определение противоправности. Противоправными следует считать действия (бездействия), противоречащие закону или иному правовому акту, включая и нормы международного права3, а также нарушающие субъективные права и интересы граждан.

Наряду с этим следует отметить, что в теории и праве существует общее положение о вреде, причиненном правомерными действиями. Однако

1 Иоффе О.С. Обязательственное право. - М., 1975. - С.125-126.

Колосова Н.М. Конституционная ответственность - самостоятельный вид юридической ответственности // Государство и право. - 1997. - №2. - С.86-91.

3 Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1998 года // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. - М.: Международные отношения, 1985. - С. 415.

75

таковыми в соответствии с законом считаются действия, которые могут причинить вред при исполнении лицом обязанности либо при осуществлении им права. В этой связи не является противоправным причинение вреда, в состоянии необходимой обороны, если только не были превышены ее пределы (ст. 1066 ГК РФ), а также в состоянии крайней необходимости (ст. 1067 ГК РФ).

Необходимая оборона - это защита личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства (применительно к гражданским правоотношениям).

При превышении пределов необходимой обороны, то есть когда умышленные действия обороняющегося не соответствуют характеру и степени общественной опасности посягательства, гражданско-правовая ответственность наступает согласно закону. В этом случае размер возмещения вреда должен определяться в зависимости от степени вины, как потерпевшего, так и причи-нителя.1

Не является противоправным причинение вреда в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, угрожающей самому при-чинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами (ст. 1067 ГК РФ).

Вместе с тем, учитывая обстоятельства, при которых был причинен такой вред, суд может возложить обязанность его возмещения на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинившего вред (ст. 1067 ГК РФ).

О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровью. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28. 04. 1994 г. №3. -П.8 // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1994. - №7. - С.4.

76

/

ГЛА ВА 2. ОСО БЕН НОС ТИ НАС ТУП ЛЕН ИЯ ГРА ЖДА НСК О- ПРА ВОВ ОЙ ОТВ ЕТС ТВЕ ННО СТИ ЗА ВРЕ Д, ПРИ ЧИН ЕНН ЫЙ НЕЗА КОН НЫ МИ ДЕЙ СТВ ИЯМ И ДОЛ ЖНО СТН ЫХ ЛИЦ ОРГА НОВ ДОЗ НАН ИЯ И ПРЕД ВАР ИТЕ ЛЬН ОГО СЛЕ ДСТ ВИЯ.

§1. Спец иаль ные усло вия наст упле ния граж данс ко- прав овой ответ ствен ност и за вред, прич инен ный граж дани ну незак онно подв ергн утом у угол овно му прес ледо вани ю.

Внед огово рное обяза тельс тво, как и обяза тельс тво по возме щени ю вреда , прич иненн ого незак онны ми дейст виям и орган ов дозна ния, предв арите льног о следс твия, прок урату ры и суда возни кает лишь при услов ии, если граж дани ну нанес ен вред.

Указ от 18 мая 1981 г. «О возме щени и ущер ба, прич иненн ого граж дани ну незак онны ми дейст виям и госуд арств енны х и обще ствен ных орган изаци й, а также долж ностн ых лиц при испол нении ими служ ебны х обяза нност ей» пред усмат ривае т возме щени е госуд арств ом ущер ба в полн ом объе ме, а по Поло жени ю о поря дке возме щени я ущер ба, прич иненн ого граж дани ну незак онны ми дейст виям и орган ов дозна ния, предв арите льног о следс твия, прок урату ры и суда1 возме щени ю подле жат:

1) зар абото к и друг ие труд овые дохо ды, явля ющие ся основ ным источ нико м средс тв к суще ствов анию граж дани на, котор ых он лиши лся в резул ьтате незак онны х дейст вий; 2) 3) пен сия или пособ ия, выпл ата котор ых была прио стано влена в связи с незак онны м лише нием свобо ды; 4) 5) им ущес тво, конф исков анное или обра щенн ое в дохо д госуд арств а 6)

Ведомости Верховного Совета СССР. - 1981. - №21. - Ст.741. В дальней-

77

судом либо изъятое органами дознания или предварительного следствия, а также имущества, на которое наложен арест;

4) штрафы, взысканные во исполнения приговора суда, судебные издержки и иные суммы, выплаченные гражданином в связи с незаконными действиями; 5) 6) суммы, выплаченные гражданином юридической консультации за оказание юридической помощи. 7) Приведенный в указе перечень - не исчерпывающий, что позволяет в каждом конкретном случае учитывать реальные расходы, понесенные пострадавшим в связи с незаконным уголовным преследованием.

Возмещению подлежит не только ущерб, причиненный потерей заработка и других трудовых доходов в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности, в том числе за время со дня провозглашения оправдательного приговора и до вступления его в законную силу, но и ущерб, причиненный за время, в течение которого гражданин принимал меры к восстановлению его нарушенных трудовых прав.

Так, например, Аркадакским районным народным судом Саратовской области 4 мая 1987 г. Нечаева была осуждена по ч. 1 ст. 170, ст. 175, ч. 1 ст. 96, ч. 2 ст. 156, ч. 2 ст. 156.3 УК РСФСР с применением ст. 46.1 УК РСФСР к трем годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора сроком на два года. Применена была также и ст. 29 УК РСФСР, в соответствии с которой Нечаева лишена сроком на два года права занимать должности, связанные с обслуживанием материальных ценностей в торговле и в общественном питании.

По данному уголовному делу судебной коллегией по уголовным делам и президиумом Саратовского областного суда дважды вносились изменения в приговор. Однако судебной коллегией по уголовным делам Верховного

шем -Указ и Положение от 18 мая 1981 г.

78

Суда РСФСР 19 ноября 1991 г. все судебные решения в отношении Нечаевой отменены и дело производством прекращено: в части осуждения по ч. 1 ст. 170, ч. 2 ст. 156.3 УК РСФСР - за отсутствием в действиях состава преступления, а по остальным статьям УК РСФСР - за недоказанностью предъявленного обвинения.

18 февраля 1992 г. Нечаева обратилась в суд с заявлением о возмещении ущерба, причиненного в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности.

Аркадакским районным судом Саратовской области 11 ноября 1993 г. за Нечаевой признано право на возмещение ущерба в связи с незаконным осуждением в сумме 244 656 рублей, слагаемой из суммы заработка, потерянного Нечаевой в результате отстранения от должности, в период с сентября 1986 г. по май 1992 г. в размере 230 650 рублей и из суммы расходов, связанных с проездом в Саратовский областной суд и Верховный Суд РСФСР с жалобами, - 14 тысяч рублей.

Судебная коллегия по уголовным делам Саратовского областного суда не согласилась с расчетом, приведенным судьей по заработной плате Нечаевой. По мнению судебной коллегии, подлежит возмещению потерянный Нечаевой заработок лишь за 29 месяцев, т.е. с декабря 1986 г. по май 1989 г., поскольку Нечаева находилась в очередном отпуске с 15 сентября 1986 г., а на нижеоплачиваемую должность была переведена приказом от 27 ноября 1986 г. Кроме того, она по амнистии была освобождена от основного наказания по приговору. Срок же дополнительного наказания, определенного ей судом в соответствии со ст. 29 УК РСФСР, как считает судебная коллегия, истек в мае 1989 г. Следовательно, в порядке ст. 58.1 УПК РСФСР, по мнению коллегии, подлежит возмещению ущерб, причиненный потерей заработка лишь до мая 1989 г. Вопрос же выплаты заработной платы, потерянной после мая 1989 г. ввиду непредоставления администрацией Балашове кого

79

торга работы, разрешается, по мнению областного суда, в порядке гражданского судопроизводства применительно к ст. 92 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде, исходя из разъяснения, содержащегося в п. 12 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23 декабря 1988 г. «О некоторых вопросах применения в судебной практике Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей».

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене определения районного суда и кассационного определения в отношении Нечаевой с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Президиум Саратовского областного суда 22 сентября 1997 г. протест удовлетворил в связи с тем, что по делу не выяснен ряд обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного исчисления размера ущерба, причиненного Нечаевой незаконным привлечением к уголовной ответственности. Кроме того, определение судебной коллегии содержит не основанное на нормах законодательства указание о том, в каком порядке возмещается ущерб, связанный с потерей заработка после окончания срока отбытия наказания.

Как верно отмечено в перечисленных определениях, в связи с отменой приговора в отношении Нечаевой по реабилитирующим основаниям, она имеет право на возмещение в полном объеме причиненного ей ущерба в соответствии с упомянутым Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г.

Суд в соответствии со ст. 58.1 УПК РСФСР обязан разъяснить гражданину порядок восстановления его нарушенных прав и принять предусмот-

80

ренные законом меры к возмещению причиненного ему ущерба.

Согласно разъяснению, содержащемуся в п.7 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23 декабря 1988 г., возмещению подлежит не только ущерб, причиненный потерей заработка и других трудовых доходов в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности, в том числе за время со дня провозглашения оправдательного приговора и до вступления его в законную силу, но и ущерб за время, в течение которого гражданин принимал меры к восстановлению его нарушенных трудовых прав (Постановление президиума Саратовского областного суда от 22 сентября 1997 г.).

Следует иметь в виду, что в соответствии с ч. 2 ст. 2 Закона РСФСР «Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР от 24 октября 1991 г. «суммы, взыскиваемые в установленном порядке за повреждения здоровья, смерть гражданина и иной нанесенный ему ущерб, наравне с государственными пенсиями подлежат индексации за счет предприятий или граждан, причинивших вред».

Таким образом, суммы, взыскиваемые в пользу потерпевшего в качестве компенсации за причиненный ущерб, подлежат индексации.

Наряду с правом на полное возмещение имущественного ущерба потерпевший имеет право на компенсацию причиненного ему морального вреда, которая осуществляется независимо от вины причинителя (ст. 1100 ГК РФ). Применительно к теме нашего диссертационного исследования под моральным вредом следует понимать необоснованные физические и нравственные страдания, дискредитация чести и достоинства человека, причиненные незаконным уголовным преследованием. В настоящее время моральный вред, причиненный незаконными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда может возмещаться как в денежной, так и в иной форме.

Таким образом, наличие вреда, причиненного должностными лицами

81

органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, является условием возникновения обязательств по его возмещению.

Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, наступает независимо от вины должностных лиц указанных выше (ст. 1070 ГК РФ). Данное положение на наш взгляд, объясняется следующими особенностями:

  • первой из особенностью является то, что вред, причиненный органами дознания, предварительного следствия причиняется в такой специфической деятельности как уголовно-процессуальная;
  • второй особенностью является, на наш взгляд, наличие вины в действиях нескольких должностных лиц органов дознания и предварительного следствия в процессе уголовного судопроизводства, что естественно сказывается на трудностях доказывания вины конкретного причинителя вреда. Так, в случае применения меры пресечения - заключение под стражу виновными могут быть признаны действия не одного, а нескольких должностных лиц - так, в соответствии со ст. 92 УПК РСФСР, требуется не только мотивированное постановление следователя, лица, производящего дознание, но и в соответствии с ч. 4 ст. 96 УПК РСФСР - санкция прокурора.
  • и основной, особенностью в данном аспекте являются незаконные действия, перечисленными в п. 1 ст. 1070 ГК РФ, которая расширяет защиту гарантированных Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина.
  • Вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит (п. 1 ст. 1070 ГК РФ). Таким образом, вина потерпевшего учитывается в практике применения судами правил деликтной ответственности.

Аналогично этому решается вопрос и при самооговоре гражданина в процессе дознания, предварительного следствия в связи с незаконным привлечением его к уголовной ответственности, заключенному под стражу, осу-

82

жденному. Ущерб не подлежит возмещению, если гражданин в процессе дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства путем самооговора препятствовал установлению истины и тем самым способствовал своему незаконному осуждению, незаконному привлечению к уголовной ответственности, незаконному применению в качестве меры пресечения заключения под стражу, незаконному наложению административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Под самооговором, в соответствии с п. 4 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23 декабря 1988 года «О некоторых вопросах применения в судебной практике Указа Президиума Верховного совета СССР от 18 мая 1981 года «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей»1 следует понимать заведомо ложные показания подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, данные с целью убедить органы предварительного расследования и суд в том, что именно им совершено преступление, которое он в действительности не совершал.

Однако, как показывает практика, возмещение ущерба потерпевшим гражданам от незаконных действий органов дознания, предварительного следствия очень часто в отношении них применяется насилие, результатом которого является получение «желаемой» информации для работников органов дознания и предварительного следствия. При этом факт насилия, угроз или иных незаконных мер должен быть установлен следственными органами, прокурором или судом.

И совершенно справедливо, что самооговор не является обстоятельством, исключающим право реабилитированного гражданина на возмещение ущерба, если он явился следствием применения к нему насилия, угроз и

83

иных незаконных мер. Данное положение закреплено в п. 3 «Инструкции по применению Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда» от 02.03.1982 года2.

Однако мы поддерживаем точку зрения, высказанную A.M. Лариным о том, что положение п. 3 Инструкции является недостаточным. Комментируя ст. 53 Конституции Российской Федерации A.M. Ларин указывает, что самооговор не снимает с органа дознания, следователя, прокурора ответственности за незаконное привлечение к уголовной ответственности и осуждение невиновного, поскольку закон обязывает их обеспечить всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела и запрещает основывать обвинение на признании обвиняемым своей вины без подтверждения признания доказательствами (ст. 20, 77 УПК РСФСР).3

Нельзя, однако, согласиться с тем, что лицу в случае добровольного самооговора, не связанного с применением незаконных мер, необходимо предоставить право на возмещение ущерба.

В п. 6 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах указывается, что если какое-либо лицо осуждено за уголовное преступление и если приговор был впоследствии отменен на том основании, что какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает наличие судебной ошибки, то это лицо получает компенсацию согласно закону, если не будет доказано, что указанное неизвестное обстоятельство не было в свое время обнаружено исключительно или отчасти по его вине.4 Данная норма учитывает случаи добровольного самооговора,

1 Бюллетень Верховного Суда СССР. - 1989. -№1.

2 Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР.-№3.- 1984.

3 Ларин A.M. Презумпция невиновности. - М., 1982. - С.32.

4 Международный пакт о гражданских и политических правах // СССР и ме ждународное сотрудничество в области прав человека: Документы и мате-

84

является нормой международного права и, в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, которая гласит, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы и ст. 7 ГК РФ «Гражданское законодательство и нормы международного права», должна, на наш взгляд, непосредственно применяться к отношениям, связанным с возмещением ущерба, причиненного незаконными действиями должностных лиц органов дознания и предварительного следствия.

Следующим условием наступления гражданско-правовой ответственности применительно к теме нашего диссертационного исследования следует назвать причинную связь.

В статье 2 Указа от 18 мая 1981 г. прямо указано на причинную связь между незаконными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда и наступившими неблагоприятными имущественными последствиями для гражданина, в отношении которого совершены эти действия как условие возмещения нанесенного реабилитированному гражданину вреда.

«Причинная связь является необходимым условием ответственности во всех случаях, когда ответственность наступает лишь при наличии вреда» . Поскольку ответственность во внедоговорных обязательствах наступает лишь при наличии вреда, а рассматриваемые нами правоотношения относятся к таковым, поэтому причинная связь в них есть обязательное условие возмещение реабилитированному гражданину вреда.

Последним условием наступления ответственности за вред, причиненный в результате незаконных действий должностных лиц органов дознания и

риалы.-М., 1989.

1 Кофман В.И. Причинная связь как основание ответственности по советскому гражданскому праву. -М, 1961.-С. 13-18.

85

предварительного следствия является противоправный характер поведения лица, на которое предполагается возложить ответственность.

В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года «О возмещении вреда, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» перечислены конкретные случаи незаконных действий органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Причиненный гражданину вред возмещается, если такой вред причинен незаконным:

1) осуждением; 2) 3) привлечением к уголовной ответственности; 4) 5) применение в качестве меры пресечения заключения под стражу; 6) 7) наложением административного взыскания в виде ареста или исправительных работ. Основами гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. в число оснований, порождающих право на возмещение вреда, включено незаконное применение в качестве меры пресечения подписки о невыезде. Эти основания в настоящее время нашли свое закрепление в положениях ст. 1070 ГК РФ. 8) Причем незаконность действий устанавливается в порядке уголовно- процессуального судопроизводства. На основании ч. 2 Указа право на возмещение ущерба возникает при условии постановления оправдательного приговора, прекращения уголовного дела за отсутствием события преступления, за отсутствием в деянии состава преступления или за недоказанностью участия гражданина в совершении преступления.

Перечисление законодателем всех случаев противоправности (незаконности) действий должностных лиц является основанием для прекращения уголовного преследования и влекущих гражданско- правовую ответствен-

86

ность за вред. Однако необходимо отметить, что не все основания прекращения уголовных дел влекут за собой право гражданина на возмещение вреда, а именно: прекращение уголовного дела на основании акта амнистии, в связи с принятием закона, устраняющего уголовную ответственность за совершенное деяние и по другим не реабилитирующим основаниям, а равно изменения квалификации содеянного на статью закона, предусматривающую менее тяжкое преступление с назначением по ней нового, более мягкого наказания, либо снижение меры наказания без изменения квалификации, не выступают условиями возникновения права на возмещение ущерба. Поэтому указание законодателя на конкретные случаи противоправных действий должностных лиц судебно-следственных органов имеет большое значение, ибо не всякое прекращение уголовного дела может служить основанием для требований о возмещении вреда. Лишь полная реабилитация гражданина дает ему право на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц правоохранительных органов.

Для возмещение вреда, причиненного органами дознания, предварительного следствия вследствие того, что они выполняют специфическую деятельность, которая носит публичный характер, предусмотрены особенности, которые повлекли за собой включение специальных условий ответственности в соответствующие нормы Гражданского кодекса РФ.

По правилам п. 1 ст. 1070 ГК РФ необходимо, чтобы вред явился результатом незаконного привлечения к уголовной ответственности, либо незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, но не учитываются другие действия, нарушающие имущественные и связанные с ними личные неимущественные права граждан.

Все остальные незаконные уголовно-процессуальные действия, о которых идет речь в п. 1 ст. 1070 ГК РФ находятся в компетенции суда. Посколь-

87

ку это выходит за рамки нашего диссертационного исследования и требует самостоятельного изучения в настоящей работе эти проблемы не были предметом рассмотрения, и в частности гражданско-правовая ответственность суда.

Итак, для наступления гражданско-правовой ответственности по ст. 1070 ГК РФ, как было выше сказано необходимо, чтобы вред явился следствием незаконного привлечения к уголовной ответственности, либо незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде.

Как видно, ст. 1070 ГК РФ дает исчерпывающий перечень незаконных действий должностных лиц правоохранительных органов.

Ограничения наступления гражданско-правовой ответственности указанными рамками с момента их закрепления в законодательстве вызвало обоснованную критику в юридической литературе.1 В частности, не поддается никакому логическому объяснению, почему в указанный выше перечень не вошли, например, такие действия правоохранительных органов и суда, как незаконное проведение обысков, незаконное задержание подозреваемого, незаконное применение принудительных мер медицинского характера и некоторые другие. Авторами проекта УПК РФ в главе 50 предлагается включить в этот перечень, помимо имеющихся сегодня - незаконное задержание, домашний арест, временное отстранение от должности, помещение в медицинское учреждение, применение мер медицинского характера.2 В этой связи соискателем обосновывается предложение о дополнении редакции п. 1 ст. 1070 Гражданского кодекса РФ, в которой после слов подписки о невыезде включить и другие незаконные действия в уголовном судопроизводстве и

1 Коршунов Н.М. Внедоговорные обязательства: Учебное пособие. - М, 1994.

2 Уголовно-процессуальный кодекс РФ (проект) // Юридический вестник. -

88

далее по тексту. Исходя из вышесказанного, мы полагаем, что ответственность по ст. 1070 ПС РФ наступала бы за любые незаконные действия, включая и те, о которых отмечалось выше.

Важной является проблема определения незаконности действий, поскольку в норме права нельзя перечислить все возможные варианты незаконных уголовно-процессуальных действий должностных лиц судебно-следственных органов.

Для более полного уяснения содержания понятия незаконных действий, на наш взгляд, необходимо раскрыть содержание такого юридического термина как «незаконные» действия должностных лиц.

В литературе нет единого мнения в отношении данного понятия. Одни авторы полагают, что его содержание составляют любые действия должностных лиц при осуществлении расследования по уголовному делу, при отправлении правосудия по уголовным и гражданским делам, которыми нарушаются уголовные, гражданские, уголовно- процессуальные, гражданско-процессуальные и другие нормы права.

Другие же ученые придерживаются иного понятия «незаконных» действий должностных лиц. Так, по мнению Б.Т. Безлепкина, если должностное лицо органа дознания или предварительного следствия задержало подозреваемого в соответствии с п. 1 ч.1 ст. 122 УПК, « а в ходе следствия будет установлена невиновность задержанного, говорить о том, что задержание было незаконным нет оснований». «… Если следственные органы заключили под стражу обвиняемого или подозреваемого с соблюдением всех требований норм УПК, но впоследствии суд оправдает его, налицо ситуация … законных действий следователя»1. Более того, Б.Т. Безлепкин не считает действия сле-

  1. -№31.

1 Безлепкин Б.Т. Конституционные права граждан на возмещение имущественного вреда, причиненного судебно-следственными органами // Проблемы правового статуса в уголовном процессе. - Саратов, 1981.- С.82-86.

89

дователя незаконными и в тех случаях, когда невиновный арестован «на законном основании в силу особой сложности доказательственного материала, стечения обстоятельств или неопытности следователя». Поэтому, как полагает далее автор, понятие «незаконные действия» не выражает во всей полноте признаков интересующих нас правовых явлений и нуждается в специальных оговорках, расширительном толковании, ибо было бы несправедливо не возмещать вред «невиновно арестованному»1.

Специфика деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда такова, что иногда в процессе раскрытия преступления совершаются ошибки и в сферу уголовного преследования вовлекаются невиновные граждане. Невиновность их устанавливается позже, уже в ходе расследования, а иногда и после вынесения приговора, но до этого к ним могут применяться меры процессуального принуждения. Так, по статистическим данным ГИЦ МВД России за 1998 год было необоснованно привлечено к уголовной ответственности 312 человек, 99 человек к необоснованному аресту, в 1999 году необоснованно привлечено к уголовной ответственности 156 человек, необоснованному аресту подверглись 51.

Следовательно, «незаконные действия» надлежит понимать именно в смысле применения уголовного преследования и ответственности в отношении невиновного гражданина, чему свидетельствует содержащееся в этих нормативных актах указание о возмещении гражданину ущерба независимо от вины должностных лиц. Ни разбирательства, ни констатации незаконности действий должностных лиц с точки зрения конкретных норм права не требуется, потому что последний будет возмещен как в случае совершения должностным лицом преступления, должностного проступка, так и в случае его ошибки. Нужна лишь констатация невиновности гражданина.

Таким образом, на наш взгляд, любые действия должностных лиц,

1 Безлепкин Б.Т. Указ. соч. - С.87.

90

приведшие к определенным лишениям личного или имущественного характера невиновного гражданина, являются незаконными.

Отсюда можно сделать вывод, если гражданин неправильно подвергнут принуждению в уголовно-процессуальном порядке, то эти действия должностного лица всегда будут носить незаконный характер независимо от того, нормы какой отрасли права нарушены и есть ли в этом вина должностных лиц. Именно это обстоятельство послужило основанием для установления законодателем в Указе от 18 мая 1981 г. ответственность за незаконные (противоправные) действия.

Таким образом, под юридическим термином «незаконные действия должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда» следует понимать любые действия при осуществлении уголовного судопроизводства, нарушающие права граждан, регулируемые различными отраслями права, включая гражданское, жилищное, трудовое, пенсионное и другие.

Выше мы упомянули термин ошибка, а в этой связи необходимо, на наш взгляд, более подробно рассмотреть ее содержание. В юридической литературе трактовка уголовно-процессуальной «ошибки» дается неоднозначно.

Прежде всего, понятие ошибки содержится в «Словаре русского языка» СИ. Ожегова, под которой понимается неправильность в действиях, в мыслях.1

В общетеоретическом плане вопрос о понятии ошибки в праве исследовался Н.Н. Вопленко, В.Н. Карташовым, А.Б. Лисюткиным и другими.

Н.Н. Вопленко отметил, что правоприменительная ошибка есть противоречащий нормам материального или процессуального права и не дости-

1 Ожегов СИ. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. - М, 1990. - С.486.

91

гающий истинных целей правового регулирования результат властной деятельности специальных субъектов правоприменения, который квалифицируется в качестве ошибочного в особом акте.1 В.Н Карташов характеризует ошибку как такой дефект (погрешность, недостаток, изъян и т.п.) в профессиональной юридической деятельности, который носит непреднамеренный характер, связан с отрицательными (вредными) последствиями и требует определенных мер социально- правовой защиты.2

По мнению А.Б. Лисюткина, ошибка - это негативный результат, обусловленный неправильными действиями участников правовых отношений, препятствующих достижению ими конкретной цели и влекущий наступление негативных последствий. Он же уточнил, что слова «ошибка» и «заблуждение» - сходные по смыслу и совпадающие по значению, но не равноценные по кругу использования. Заблуждение является необходимым условием наступления ошибок. Поэтому, необходимо на наш взгляд согласиться с А.Б. Лисюткиным в том, что заблуждение - причина ошибки, а ошибка - следствие заблуждения.3

Вопрос о понятии ошибки достаточно исследован и на отраслевом уровне. Так, например, в уголовном праве даются следующие определения ошибки. По мнению П.С. Дагеля и П.Д. Котова ошибка - это неправильное представление лица о фактических и юридических признаках или свойствах преступного деяния и его последствиях.

Существуют и другие определения ошибки, так, в частности, под

1 Вопленко Н.Н. Социалистическая законность и применение права. - Сара тов, 1983.-С.126.

2 Карташов В.Н. Профессиональная юридическая деятельность. - Ярославль, 1992.-С.52.

3 Лисюткин А.Б. Проблема ошибок в правовой науке // Вестник Междуна родной Академии Бизнеса и новых технологий. - 1995. - №3. - С. 18-20.

4 Дагель П.С, Котов П.Д. Субъективная сторона преступления и её установ ление. - Воронеж, 1974.-С.210.

92

ошибкой понимается заблуждение относительно фактических и юридических признаков совершенного деяния1, либо как неверную оценку лицом своего поведения.2

Ошибка также характеризуется и как «заблуждение лица относительно объективных свойств общественно опасного деяния … это заблуждение лица относительно характера и степени общественной опасности совершаемого действия и его противоправности».3

Таким образом, практически все авторы сопоставляют ошибку с неправильной оценкой лицом значимых для него событий.

Поскольку в настоящей работе наше внимание в основном обращено к проблемам следственных ошибок, необходимо остановиться на данном вопросе более подробно. В 1985-1986 гг. группой научных сотрудников Всесоюзного института Прокуратуры Союза ССР под руководством А.Д. Войкова и А.Б. Соловьева с участием ученых юридического факультета Куйбышевского и экономико-правового факультета Калининградского университетов по указанной проблеме было проведено специальное исследование. На основании полученных результатов было дано следующее определение следственной ошибки - это неправильное действие либо бездействие следователя, выразившееся в односторонности и неполноте исследования обстоятельств дела, а также в существенном нарушении уголовно- процессуального закона, повлекшее за собой принятие неправильного итогового решения, незаконность и необоснованность которого была констатирована в соответствующем процессуальном акте прокурором или судом.4

1 Советское уголовное право. Общая часть / Под ред. Г.А. Кригера. - М, 1988.-С.46-50. Курс советского уголовного права. Общая часть. - Л., 1968. - С.449.

3 Якушин В.А. Ошибка и ее уголовно-правовое значение. - Казань, 1985. - С.35.

4 Следственные ошибки, их причины и пути устранения на предварительном следствии и в суде // Вопросы борьбы с преступностью. - М., 1988. - С. 182-

93

На наш взгляд, под следственной ошибкой следует понимать любые нарушения закона, недостатки и упущения, допущенные при возбуждении уголовного дела и расследовании преступлений, и всякая неточность в уголовном судопроизводстве.

Каковы же причины совершения процессуальных ошибок органами дознания и предварительного следствия?

В настоящее времени в юридической литературе не существует однозначного ответа на данный вопрос. На наш взгляд, представляется необходимым рассмотреть существующие точки зрения в данном аспекте и выявить истинные причины и условия совершения процессуальных ошибок.

Так, Н.Н. Вопленко, различает следующие причины и условия, обуславливающие ошибки. Причины, по его мнению, - непосредственные юридические явления, которые вызывают ошибку, определяют ее характер и место в общей системе нарушений законности. Он именует их внутренними, или конкретными, причинами ошибок правоприменения. Под условиями он понимает обстоятельства, опосредованно связанные с ошибками, благоприятствующими их возникновению. Он же полагает, что диалектика взаимодействия причин и условий правоприменительных ошибок состоит в том, что они тесно переплетаются и могут переходить друг в друга. По его мнению, в перечень наиболее часто встречающихся причин ошибок в правоприменительной деятельности в широком их понимании входят: 1) неясность, противоречивость законодательства; 2) отсутствие стабильной юридической практики; 3) недостаточность юридических знаний правоприменителя; 4) противодействие заинтересованных лиц; 5) неблагоприятные условия деятельности; 6) недостатки в подборе и расстановке кадров; 7) односторонность и неполнота доказательств; 8) сложность процессуальных требований к совершению отдельных юридических действий; 9) большая служебная за-

190.

94

груженность; 10) отсутствие специализации в работе.

Несколько иную точку зрения по данному вопросу высказывает Ф.М Кудин, который усматривает причины процессуальных нарушений, прежде всего, в несовершенстве действующего законодательства, когда реальные потребности жизни вступают в противоречие с законом, не в полной мере отражающим объективные свойства регулируемых им общественных отношений, а также в приспособленчестве лиц, ведущих уголовный процесс, их взаимные уступки под видом «деловых» контактов. Он же указывает, что в основе большинства процессуальных нарушений лежит мнение некоторых практиков, что отступления от «второстепенных» по своей значимости процессуальных норм хотя и нежелательны, но все же допустимы, поскольку это не ведет к столь значительным последствиям, как в случаях неправильного применения уголовного закона или нарушения принципиально важных процессуальных предписаний.2

В монографии «Социальные отклонения» выделяются 5 факторов, вызывающих отклонения от норм в деятельности государственных органов, учреждений и должностных лиц: 1) юридические - неурегулированность или недостаточно четкое урегулирование общественных отношений; 2) экономические - отсутствие эффективного стимулирования хорошей работы, возможность извлечения побочной материальной или иных выгод из решения дела или повседневной работы; 3) организационные факторы - плохая организация работы, слабый контроль со стороны вышестоящих инстанций, плохая организация внутреннего учета или контроля, в том числе неверные критерии учета, неумелые подбор и расстановка кадров, недостаточные меры по

1 Вопленко Н.Н. Причины ошибок в правоприменении // Советское государ ство и право. - 1982. - №4. - С. 104.

2 Кудин Ф.М. 27 Съезд КПСС и задачи советского уголовного процесса // Ак туальные проблемы советского уголовного процесса. - Свердловск, 1987. - С.4-10.

95

повышению квалификации работников; 4) интеллектуальные факторы - слабый уровень профессиональных знаний, недостаточный уровень политической, правовой и общей культуры; 5) социально- психологические особенности - грубость, неуравновешенность, излишняя самоуверенность, чрезмерное тщеславие и карьеризм, низкий самоконтроль.1

По мнению В.И. Власова в число причин следственных ошибок входят следующие: 1) низкий уровень деловых качеств следователей (недостаточность теоретических знаний и практических навыков); 2) отсутствие должных политических, моральных, а также некоторых специальных качеств, их недостаточное развитие; 3) организационные недостатки, перегрузки в работе следователей. Условиями, способствующими совершению следственных ошибок, этот автор считает недостатки осуществления прокурорского надзора; недостатки участия адвоката в предварительном расследовании.2

Несколько иную точку зрения в данном аспекте высказала Л.В. Попова, суть которой заключается в психологическом осмыслении ошибок. По ее мнению, ошибкой могут быть как неправильное действие, так и невыполнение необходимых действий. Причины ошибок она усматривает в самих целях деятельности, в их несформулированности, а точнее - в недостатках процесса целеобразования.3

В литературе также освещались и другие немаловажные точки зрения по данному вопросу: о правосознании лиц, ведущих уголовный процесс, его дефектах .

1 Социальные отклонения: введение в общую теорию. - М., 1984. - С. 169- 170.

2 Власов В.И. Расследование преступлений: Проблемы качества. - Саратов, 1988.-С.97-115.

3 Попова Л.В. Следственные ошибки и целеобразование в следственной дея тельности // принцип справедливости при осуществлении правосудия. - Ка лининград, 1989.-С.29.

4 Грошевой Ю.М. Правовые свойства приговора - акта социалистического

96

В числе основных причин процессуальных нарушений Н. Заикин отмечает низкий уровень обучения юристов в вузах, создаваемых в последнее время на коммерческой основе.1

Процессуальные нарушения могут быть проявлением правового нигилизма, источниками которого являются следующие факторы: 1) исторические корни, являющиеся естественным следствием самодержавия, многовекового крепостничества, лишавшего людей прав и свобод, репрессивное законодательство, несовершенство правосудия; 2) теория и практика диктатуры пролетариата как власти, не связанной и не ограниченной законами; 3) правовая система, в которой господствовали административно-командные методы, секретные и полусекретные подзаконные нормативно-правовые акты, а конституции и немногочисленные демократические законы в значительной степени декларировали права и свободы личности, низкая роль суда и низкий престиж права; 4) кризис законности и неотлаженность механизма приведения в действие принимаемых законов, длительность процесса осуществления всех реформ.2

При исследовании вопроса об уголовно-процессуальных нарушениях нельзя не сказать и о причинах, порождающих дефекты в мышлении должностных лиц, ответственных за правильное разрешение уголовного дела. Невозможность работниками органов дознания и предварительного следствия определить ошибку воспринятого и дать правильную оценку воспринятым явлениям в психологии объясняют либо достаточно сильным искажением механизма отражения объективной реальности, либо непоследовательностью логического мышления, обусловленного недостаточным уровнем знания,

правосудия. - Харьков, 1979. - С.60; Соколов Н.Я. Профессиональное сознание юристов. - М, 1988. - С. 224.

1 Заикин Н. Общероссийский правовой конгресс // Законность. - 1996. - №5. - С.20-22.

2 Общая теория права и государства // Под ред. В.В. Лазарева. - М, 1996. -

97

малым практическим и социальным опытом, физиологическими состояниями лица, его психологическими свойствами.1

В числе причин процессуальных нарушений называют такие затрагивающие права человека, как падение профессионального и нравственного уровня сотрудников правоохранительных органов.2 Проведенный анализ существующих точек зрения по данной проблеме, а также результаты проведенного нами исследования (по специально разработанной программе нами был проведен опрос дознавателей, следователей и соответствующих руководителей, а в качестве экспертов выступали ученые-процессуалисты, в результате было опрошено 150 дознавателей, 270 следователей, 90 руководителей, 56 экспертов) дает нам основание выделить следующие причины уголовно-процессуальных нарушений:

1) субъективные причины; 2) 3) объективные причины. 4) Как показал проведенный нами анализ литературных источников выявленные причины следственных ошибок имеют преимущественно объективный характер. Прежде всего, это организационные факторы: ]) загруженность следователей; 2) сроки расследования; 3) отсутствие специализации в работе следователя; 4) недостатки в подборе и расстановке кадров.

К следственным ошибкам ведут недостатки действующего уголовно- процессуального законодательства: 1) неясность и противоречивость отдельных процессуальных норм; 2) сложность процессуальных требований.

И еще одну группу объективных причин следственных ошибок образуют, на наш взгляд, неблагоприятные условия следственной деятельности: 1) отсутствие стабильной юридической практики; 2) сложность иссле-

С.204-205.

1 Ковалев А.Г. Психология личности. - М, 1965. - С.271.

2 Ветрова Г.Н. Закон и нравственность в уголовном судопроизводстве //

98

дования обстоятельств уголовного дела; 3) противодействие или нажим вышестоящих влиятельных или заинтересованных лиц; 4) недостаток научно-технических средств; 5) взаимоотношения в коллективе; 6) жилищно-бытовые условия.

К субъективным причинам следственных ошибок следует отнести: 1) несоблюдение принципа всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела; 2) недостаточность правовых знаний и профессиональной квалификации; 3) желание «застраховаться» от возвращения дела на дополнительное расследование при завышенной квалификации преступлений.

Все вышеизложенное дает основание выделить следующие основные причины совершения процессуальных ошибок органами дознания и предварительного следствия.

  1. Снижение престижа закона в жизни общества, наличие некачественных, устаревших, неэффективных законов и нормативных актов. Это вызвано, прежде всего, возникшей конкуренцией законов в приоритетном отношении, когда решение республиканских и местных органов власти вступают в противоречия. Сюда же относятся принятие противоправных подзаконных актов. Так, в нарушении ст. 119 УПК РСФСР был издан (ныне отменен) приказ МВД СССР, который запрещал работникам органов дознания возбуждать уголовные дела по делам, подследственным следователям органов внутренних дел, в результате чего затягивалось начало производства неотложных следственных действий, перегружались работники следственного аппарата.
  2. Несоответствие уголовно-процессуальных предписаний организационным формам их реализации. Деятельность правоохранительных органов должна осуществляться в целях, установленных законом, на основе
  3. Вестник МГУ.-М., 1996.-№1.-С.51-58.

99

закона и законными методами. Состояние законности зависит не только от норм материального права, но еще и от претворения в жизнь принципов и норм процессуального права. Не вызывает сомнения, что эффект хорошего закона может быть испорчен той процедурой, через которую он будет воплощаться в жизнь. По специально разработанной программе нами было изучено 150 уголовных дел в отношении реабилитированных граждан, в результате чего было установлено, что в 20% уголовных дел следователи не применяли предусмотренные уголовно-процессуальным законом средства реагирования на выявленные нарушения в деятельности органов дознания, а в 5% уголовных дел выявлены случаи, когда они (следователи) сознательно шли на поводу у органа дознания и тем самым усугубляли допущенные последними нарушения законности.

  1. Плохое материально-техническое обеспечение следственных работников.
  2. Плохое кадровое обеспечение следственных подразделений.
  3. Недостаток в контроле за следственными аппаратами. Особое значение уголовно-процессуальной деятельности требует надежных механизмов предупреждения, выявления и устранения различных ошибок и правонарушений. Действующий закон учитывает это обстоятельство. От стадии к стадии уголовного судопроизводства за расследованием уголовного дела осуществляется многосторонний контроль. Значимую роль в контроле занимает начальник следственного отдела и его заместители, начальник вышестоящих следственных подразделений, прокурор и суд. На начальника следственного отдела, согласно ст. 127 (1) УПК РСФСР возложена обязанность обеспечения ведомственного контроля за расследованием уголовных дел. Для этого он располагает достаточными правами: проводит профессиональную оценку качества расследования, дает советы и указания работникам следствия при расследовании уголовного дела, а также тщательно сам изуча-

100

ет уголовное дело. Однако, как показывает практика все же существуют недостатки в контроле начальника следственного отдела за деятельностью по расследованию преступлений работниками следствия, в результате которых нарушаются конституционные права граждан.

Есть свои недостатки и упущения в прокурорском и судебном контроле за предварительным следствием. А это - недопустимый фактор, приводящий к уголовно-процессуальным правонарушениям.

Качеству прокурорского надзора за предварительным следствием в некоторой мере способствует сама организация прокуратуры. Дело в том, что прокурор, наряду со следствием отвечает за ряд процессуальных решений. Например, санкционировав заключение под стражу, прокурор заинтересован в успешном завершении дела с обвинительным приговором, а формальное осуществление прокурорского надзора способно породить у следователей безответственное отношение к работе.

  1. Отсутствие должных форм взаимодействия следователей с работниками других правоохранительных подразделений, что приводит к нарушениям сроков расследования, снижению качества производства следственных действий, а значит возможным нарушением законности.

Недостатки взаимодействия могут проявляться в различных формах, в частности, в некачественном исполнении следственных поручений органами дознания, в формальных ответах на них, в несвоевременном информировании следователя по делу.

Но и следователь, рассчитывая только на свои силы, недостаточно полно используя возможности органов дознания и других правоохранительных органов, и тем самым осложняет свой труд. Совместное планирование расследования уголовного дела, координация и концентрация усилий при расследовании уголовных дел, взаимная ответственность, несомненно, предполагает снижение количества уголовно-процессуальных правонарушений.

101

  1. Низкий профессиональный уровень, недобросовестное исполне ние служебных обязанностей отдельными следственными работниками.

Значительное число нарушений законности и правонарушений обусловлено ненадлежащим соблюдением процессуальных требований, норм материального права, выражающимся в неправильной квалификации содеянного, в неустановлении отдельных элементов состава преступления, в сокрытии прежней недобросовестности в расследовании уголовного дела.

  1. Обвинительный уклон и отступление от принципа презумпции невиновности. Анализ публикаций в средствах массовой информации дает основание утверждать, что в следственной практике имеет место обвини тельный уклон, отступление от принципа презумпции невиновности.1 Суд, прокурор, органы расследования наделены широкими полномочиями, осу ществляя которые, они раскрывают преступления, изобличают и наказывают преступников. Но прежде чем признать человека виновным, требуется сде лать все, чтобы убедиться в том, что именно он совершил это преступление и не допустить возможной ошибки, оградить невиновного от необоснованного уголовного преследования. Ибо как справедливо отмечал М.С. Строгович: «Не существует такой категории уголовных дел, как простые и ясные, бес спорные, нет таких дел. Всякое дело со всеми его обстоятельствами, должно быть расследовано истинно. По одним делам это сделать легко, по другим трудно…»2

Обвинительный уклон выражается в построении обвинении на признательных, но не подтвержденных другими доказательствами показаниях лиц, подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступления; переоценки отрицательной характеристики обвиняемого (подозреваемого) и попытках по-

1 Эрделевский A.M. Нельзя освободить // Человек и закон. - 1997.-№2,4.

Строгович М.С. Актуальные вопросы судебной этики // Совершенствование законодательства о суде и правосудии. - М., 1985. - С.5.

102

лучения признания любой ценой.

Как свидетельствует практика еще нередки факты, когда следователи, получив признание, прекращают поиск доказательств, направляют дело в суд. Впоследствии обвиняемый (подозреваемый) отказывается от своих показаний. Дело направляется на дополнительное расследование, а в отношении подозреваемого может быть вынесен оправдательный приговор.

Таким образом, можно сделать вывод, что в числе основных причин уголовно-процессуальных правонарушений в современных условиях являются две группы, которые по своему содержанию составляют объективные и субъективные причины.

Следующим специальным условием из анализа ст. 1070 ПС РФ следует считать то, что субъектом гражданско-правового института причинения вреда должно быть именно должностное лицо органа дознания или предварительного следствия.

Как известно, гражданское законодательство не дает понятие должностного лица, и поэтому автору для исследования данной проблемы пришлось обращаться к нормам других отраслей права, а также к выводам ранее проводившихся исследований по данному вопросу.

Понятие должностного лица известно многим отраслям российского права (административному, уголовному и др.). Но, несмотря на его большую практическую значимость, этот вопрос до настоящего времени еще не получил единого разрешения среди ученых- правоведов. Между тем представляется несомненным, что в российском праве должно быть единое понятие должностного лица. Это, конечно, не исключает того, что вышеназванные отрасли права изучают различные стороны этого понятия применительно к своим целям и задачам.

Изучением содержания понятия должностного лица, главным образом, занимались ученые в области уголовного и административного права. Что же

103

касается его законодательного закрепления, то оно содержится только в уголовном законодательстве. В соответствии со ст. 285 УК РФ (примечание к ст. 285 УК РФ) должностным лицом признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. «Основная цель уголовно - правовой литературы, установить случаи повышенной ответственности тех лиц, которые выполняют не только в государственном аппарате, но и на предприятиях, организациях действия, имеющие большое значение для государства».1

С самого начала в уголовно-правовой литературе высказывалась точка зрения, о том, что всякий без исключения государственный служащий отождествлялся с должностным лицом. Эта позиция по существу была выражением законодательного определения понятия должностного лица, содержащегося в Уголовном кодексе, который к должностным лицам относил всех без исключения лиц, находящихся на государственной службе. «Так как по самому духу советского строя всякий служащий, занимая определенное место, выполняет определенные задачи общегосударственного характере, то с точки зрения современного строя, всякий служащий является в то же время должностным лицом, как бы ни была незначительна его функция в общей системе государственного устройства ».2

Аналогичное мнение по данному вопросу высказывал также и Трайнин А.И.3

1 Студеникин С.С. Советское административное право. - М., 1950. - СЛ16.

2 Жижиленко А.А. Должностные (служебные преступления). / 2-е издание. - М., 1924.-С.5-6.

3 Трайнин А.И. О должностных преступлениях. // Право и жизнь. - 1924.

104

Последователем этих учений был и проф. Б.С. Утевский, который всех работников государственного аппарата относил к должностным лицам (уборщица, машинистка), хотя позднее и отказался от нее: «не могут быть субъектами должностных преступлений, прежде всего рядовые рабочие и колхозники».1

В то же время существовала и противоположная точка зрения, которая гласила, что нельзя признавать всех без исключения государственных служащих должностными лицами. Данной точки зрения придерживались такие ученые, как З.А. Вышинская и В.Д. Меньшагин.

Позднее, начиная с 1950 года, позиция Б.С. Утевского и его сторонников была подвергнута серьезной критике. Развитие получила идея, в соответствии с которой должностным лицом следует признавать только таких государственных служащих и иных работников, которые осуществляют определенные властные функции. Так, по мнению В.Ф. Кириченко «должностными лицами являются только те работники органов государственной власти или государственного управления, которые имеют право отдавать распоряжения или совершать служебные действия, создающие для организаций, учреждений, предприятий и граждан права и обязанности. Таким правом в органах государственной власти или государственного управления могут обладать не только лица, занимающие руководящие или ответственные должности, но и рядовые работники (например, участковый инспектор, оперуполномочен-ный, постовой милиционер)».

Данная точка зрения нашла поддержку со стороны всех авторов, исследовавших проблему должностного лица в уголовном праве, и она в ко-

№9. - С.46.

1 Утевский Б.С. Сов. угол, право. Особ, часть. Гл. «Долж. преет.» - М, 1951. - С.327-328.

2 Кириченко В.Ф. Ответственность за должностные преступления по совет скому уголовному праву. -М., 1956. - С.32.

105

нечном итоге получила свое отражение в действующем законодательстве.

Таким образом, действующее уголовное законодательство и наука уголовного права признают должностным лицом не всякого служащего государственной или общественной организации, а только таких лиц, которые выполняют возложенные функции, перечисленные в законе.

Что же касается науки административного права, то понятие должностного лица рассматривается с иных позиций, нежели в уголовном. Здесь к понятию должностного лица подходят с точки зрения субъекта исполнительно-распорядительных полномочий, как государственного служащего, наделенного полномочиями на совершение действий, имеющих юридическое значение. Позже это мнение было подвергнуто критике со стороны таких цивилистов как И.И. Евтихеев, Ц.А. Ямпольская. Последней было сформулировано понятие должностного лица, с которым согласились большинство ученых различных отраслей права. Должностным лицом по ее мнению признавался «государственный служащий, который при осуществлении своей служебной компетенции имеет право на совершение юридически значимых действий и, в частности, административных актов»1. Необходимо обратить внимание на то, что в данном определении речь идет не о юридически значимых действиях вообще, которые могут совершаться любым субъектом права, а о служебных юридических действиях, на совершение которых от имени государства имеет право только определенная категория государственных служащих. Эти юридические действия характеризуются односторонностью и властностью.

Таким образом, в науке административного права к понятию должностного лица подходят с точки зрения субъекта
исполнительно-

Ямпольская Ц.А. О должностном лице в советском государственном аппарате. // Сборник «Вопросы советского административного права». - М, 1949.

106

распорядительных полномочий, как государственного служащего, наделенного полномочиями на совершение действий, имеющих юридическое значение.

ПС РФ регулирует имущественную ответственность за вред, причиненный неправильными действиями должностных лиц в области административного управления. Но так как последнее и субъекты, его осуществляющие, относятся к сфере административного права, то понятие должностного лица, выработанное его наукой, имеет непосредственное отношение к гражданско-правовой норме, которая устанавливает имущественную ответственность за вред, причиненный неправомерными актами управления.

На основании вышеизложенного в настоящей работе сделана попытка уяснить понятие должностного лица в гражданском праве.

По данному вопросу в литературе имеются также различные точки зрения. Например, одни авторы считают, что понятие должностного лица, содержащееся в уголовном праве, имеет общее значение и должно применяться также при регулировании гражданских споров.’

Другие, придерживаются иной точки зрения. А именно, что нельзя понятие должностного лица, содержащееся в Уголовном кодексе использовать без достаточных оговорок в гражданском праве.2 Данная позиция представляется по нашему мнению наиболее правильной.

Проведенный анализ литературных источников показал, что в гражданском праве под должностными лицами понимается определенная категория государственных служащих. Следовательно, если с точки зрения уголовного закона должностным может быть признано всякое лицо, осуществляющее перечисленные в нем функции и обязанности (наиболее широкое понимание понятия должностного лица - субъектами должностных преступ-

1 Седугин П.И. Рождение закона. - М., 1991. Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. - М, 1970;

107

лений могут быть и лица, выполняющие организационно- распорядительные и административно-хозяйственные функции в общественных и иных организациях), то с точки зрения гражданско- правовых норм - только та категория должностных лиц, которые от имени государства осуществляют властные административные функции и являются представителями исполнительных органов государственного управления.

Что касается понятия должностного лица органов дознания или предварительного следствия, то ими могут быть только те сотрудники

ОВД, которые состоят на соответствующих штатных должностях и в силу своих функциональных обязанностей наделены правом совершать уголовно-процессуальные действия, а именно: возбуждать уголовные дела (п. 1 ч. 3 ст. 109 УПК); и проводить процессуальные и иные следственные действия (допросы ст.ст. 123, 150, 158 УПК; очную ставку ст. 162 УПК; обыск ст. 168 УПК; и др.) и другие.

Гражданский кодекс РФ не дает понятие органов дознания и предварительного следствия и за раскрытием его содержания необходимо обратиться к результатам проведенного анализа ныне действующего российского законодательства.

Органом предварительного следствия в системе ОВД является Следственный комитет МВД, который в низовых подразделениях представляют начальник следственного отдела или следователи органов внутренних дел (п.п. 6 а и 7 ст. 34 УПК РСФСР). Именно эти сотрудники ОВД и являются должностными лицами органов предварительного следствия, о которых идет речь в ст. 1070 ГК РФ.

Сложнее стоит вопрос с органами дознания. В ст. 117 УПК РСФСР имеется исчерпывающий перечень органов дознания, которые вправе проводить соответствующие уголовно-процессуальные действия. Из всех перечис-

Лифшиц Р.З. Теория права. - М., 1994.

108

ленных к органам внутренних дел относятся: милиция, начальник следственного изолятора, органы государственного пожарного надзора по соответствующим делам.

То, что вред может быть причинен должностными лицами органов дознания или предварительного следствия только при исполнении должностных обязанностей, специально не оговаривается. Сомневаться в этом не приходится. Однако в отличие от других сотрудников ОВД, инспектора дознания (дознаватели) и следователи ОВД могут причинить вред, который подлежит возмещению по п. 1 ст. 1070 ГК РФ строго определенными в этой норме действиями - незаконное возбуждение уголовного дела, незаконное применение в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде. Все остальные незаконные действия, совершенные дознавателями или следователями ОВД, в соответствии с п.2 ст. 1070 ГК РФ подлежат возмещению в порядке ст. 1069 ГК РФ, то есть за любые другие незаконные действия и на принципе вины.

Вышеизложенное дает основание сформулировать следующие основные выводы:

  1. Для возмещения вреда, причиненного органами дознания и предварительного следствия наряду с общими условиями наступления гражданско-правовой ответственности предусмотрены специальные условия ответственности, вследствие выполнения указанными выше органами специфической деятельности.

По правилам п.1 ст. 1070 ГК РФ необходимо, чтобы вред явился результатом незаконного привлечения к уголовной ответственности, либо незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде - во- первых, а во-вторых, такой вред должен быть причинен должностным лицом органа дознания и предварительного следствия.

109

Как видно, ст. 1070 ГК РФ дает исчерпывающий перечень незаконных действий должностных лиц правоохранительных органов.

На наш взгляд, ограничения рассматриваемого указанными рамками не поддается никакому логическому объяснению. В частности, не поддается никакому логическому объяснению, почему в указанный выше перечень не вошли, например, такие действия правоохранительных органов и суда, как незаконное проведение обысков, незаконное задержание подозреваемого, незаконное применение принудительных мер медицинского характера и некоторые другие. Авторами проекта УПК РФ в главе 50 предлагается включить в этот перечень, помимо имеющихся сегодня - незаконное задержание, домашний арест, временное отстранение от должности, помещение в медицинское учреждение, применение мер медицинского характера.1 В этой связи соискателем обосновывается предложение о дополнении редакции п. 1 ст. 1070 Гражданского кодекса РФ, в которой после слов подписки о невыезде включить и другие незаконные действия в уголовном судопроизводстве и далее по тексту. Исходя из вышесказанного, мы полагаем, что ответственность по ст. 1070 ГК РФ наступала бы за любые незаконные действия, включая и те, о которых отмечалось выше.

  1. Под юридическим термином «незаконные действия должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда» следует понимать любые действия при осуществлении уголовного судопроизводства, нарушающие права граждан, регулируемые различными отраслями права, включая гражданское, эюипищное, трудовое, пенсионное и другие.
  2. Специфика деятельности органа дознания и предварительного следствия такова, что иногда в процессе их деятельности совершаются так назы-
  3. 1 Уголовно-процессуальный кодекс РФ (проект) // Юридический вестник. -1995. -№31.

по

ваемые следственные ошибки. В юридической литературе трактовка следственной «ошибки» дается неоднозначно. Изучив все существующие точки зрения, автор пришел к выводу, что под следственной ошибкой следует понимать нарушения закона, допущенные при возбуждении уголовного дела и расследовании преступлений в уголовном судопроизводстве.

  1. Субъектом гражданско-правового института причиненного вреда должно быть должностное лицо органа дознания и предварительного следствия. Изучив все точки зрения по проблеме определения понятия должностного лица в различных отраслях права мы пришли к выводу, что в гражданском праве к ним следует относить только ту категорию должностных лиц, которые от имени государства осуществляют властные административные функции и являются представителями исполнительных органов государственного управления.

Что касается понятия должностного лица органов дознания или предварительного следствия, то ими могут быть только те сотрудники ОВД, которые состоят на соответствующих штатных должностях и в силу своих функциональных обязанностей наделены правом совершать уголовно-процессуальные действия, а именно: возбуждать уголовные дела (п. 1 ч. 3 ст. 109 УПК); и проводить процессуальные и иные следственные действия в соответствии с положениями (допросы ст.ст. 123, 150, 158 УПК; очную ставку ст. 162 УПК; обыск ст. 168 УПК и других).

Ill

§2. Государство как субъект правоотношений в гражданско- правовом институте возмещения вреда.

Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования, будучи коллективными образованиями в соответствии с нормами ГК РФ (ст.214, 215) обладают всеми признаками необходимыми для субъектов гражданского права - организационное единство, обособленное имущество. Законодательно закреплен и признак ответственности по своим обязательствам (ст. 126 ГК РФ). Наряду с этим, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования составляют особую самостоятельную группу участников гражданских правоотношений. Они отличаются от других субъектов гражданского права властными полномочиями.1

При этом в работе отмечается, что включение Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в число участников гражданских правоотношений означает обязанность соблюдения ими основных начал гражданского законодательства, среди которых согласно ст. 1, 124 ГК РФ первостепенное значение имеет принцип равенства всех участников регулируемых гражданским законодательством правоотношений.

Чаще всего гражданско-правовые действия от имени государства совершают в пределах своей компетенции органы исполнительной власти, уполномоченные управлять государственным имуществом и финансами. Вместе с тем, сфера участия государства, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, определяется рамками их гражданской правоспособности, которая трактуется в юридической литературе как специальная, допускаю-

1 См. Гражданское право. Ч. 1. Учебник под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляе-ва. М, Юрист, 1997. С. 105-106.

112

щая возможность иметь лишь те гражданские права и обязанности, которые предусмотрены законом.1

В работе отмечается, что в соответствии со ст. 1070 Гражданского кодекса РФ «Вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях предусмотренным законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке предусмотренным законом». Таким образом, субъектом, обязанным возмещать вред согласно ст. 1070 ГК РФ является государство, а не конкретный судебно-следственный орган, причинивший вред.

На наш взгляд, возложение ответственности именно на государство, вызвано тем, что конкретное правоохранительное учреждение, действиями должностных лиц которого причинен вред, как юридическое лицо, обладающее имущественной обособленностью, может вступать в гражданско-правовые отношения лишь в сфере реализации обычной гражданской правосубъектности юридических лиц, но не как орган дознания, следствия, суда. Свою свободу, честь, имущественное положение гражданин, будучи вовлеченным в сферу уголовного судопроизводства, вверяет не конкретному органу внутренних дел и суду, а государству. Конституция РФ гарантирует права и свободы человека и гражданина, соответствующие общепризнанным принципам и нормам международного права. Важнейшими правами и сво-

1 Субъекты гражданского права. М., 1984. С. 270.; Гражданское право. М, 1993.Т.1.С.108

113

бодами человека является: право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22 ); на неприкосновенность частой жизни, личной и семейной тайны, защиту своей чести и доброго имени (ст. 23); на неприкосновенность жилища (ст. 25); право на свободное передвижение по территории Российской Федерации, каждому кто законно на ней находится (ст. 27); на охрану законом права частной собственности (ст. 35); право на государственную защиту прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации (ст. 45). Ст. 52 Конституции Российской Федерации устанавливает обязанность государства обеспечить доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Перечисленные органы являются лишь отдельными звеньями специально созданного государством аппарата в целях осуществления суверенного права на уголовное преследование виновных в совершении преступления лиц и отправления правосудия.

Целесообразность возложения обязанности по возмещению вреда за счет казны объясняется еще и тем, что незаконная деятельность органов дознания и предварительного следствия рассматривается как нарушение государством своей обязанности по охране прав, свобод и законных интересов граждан, не обеспечение им законного функционирования указанных органов.

А поэтому «каждая правовая обязанность непременно должна быть подкреплена юридической ответственностью. Без этого обязанность утрачивает характер необходимости определенного поведения, то есть юридический характер».1

1 Тархов В.А. О юридической ответственности. - Саратов, 1978. - С. 14.

114

По мнению К.Б. Ярошенко, возложение ответственности за вред на государство, объясняется, прежде всего тем, что:

1) государство располагает большими возможностями, чем любой другой орган, по восстановлению потерпевшему его прежнего состояния, особенно в случаях, когда такое восстановление выходит за рамки выплаты денежного возмещения (восстановление жилищных, трудовых, пенсионных и других прав); 2) 3) в результате тесного переплетения деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, которой может быть причинен вред, бывает трудно определить конкретное виновное звено в цепи этой деятельности.1 4) Определяя государство субъектом ответственности, публичная власть гарантирует сбалансированность правовой системы, стабильность установленных общественных отношений.

Установление правового режима, при котором вред возмещается за счет казны, существенно повышает эффективность института возмещения вреда, так как обеспечивает гражданам более надежный источник компенсации, своевременную защиту и полное восстановление социальной справедливости. Казна располагает большими возможностями, чем конкретный орган, и тем более, должностное лицо по восстановлению потерпевшему прежнего состояния. Данное положение, на наш взгляд, представляется, конечно же, правильным. Необходимо отметить, что ранее действовавшее законодательство предусматривало возмещение вреда не за счет государства, а за счет конкретного органа, вынесшего решение о реабилитации.

По мнению Л.В. Бойцовой, «публичная деятельность приносит выгоды

1 Ярошенко К.Б. Возмещение вреда, причиненного действиями должностных лиц. // Советское государство и право. - 1982. - №8. - С.138.

115

всем членам общества, поэтому обязанность компенсации причиненного вреда гражданину должна быть распределена между всеми членами общества. Каждый человек может оказаться в роли потерпевшего… поэтому ответственность государства в форме имущественной компенсации гражданину из государственных фондов отвечает и здравому смыслу членов общества».1

Для более полного уяснения исследуемой нами проблемы необходимо на наш взгляд рассмотреть понятие «казны».

Определение понятия казны имеет большое практическое значение.

В российском законодательстве термин «казна» употребляется с давних пор. Еще классики российской цивилистики занимались исследованием понятия казны и связанных с ней институтов. К их числу можно отнести Д.И. Мейера, который изложил свой труд в диссертационном исследовании по теме: «Опыт о праве казны по действующему законодательству» .

Под казной он подразумевал государство, которое для удовлетворения своих разнообразных потребностей выступает субъектом имущественных прав, критикуя позиции авторов, понимающих под казной его имущество.

Исследованием понятия казны занимался и Г.Ф. Шершеневич. По его мнению, казна - это, во-первых, публичное юридическое лицо, то есть образованное помимо воли частных лиц; во-вторых, она занимает самое видное место среди юридических лиц, так как представляет государство с хозяйственной стороны.3

Такое же содержание понятия казны было закреплено в Своде Законов

1 Бойцова Л.В. Гражданин против правосудия? // Общественные науки и современность. - 1994. - №4. - С.42-50.

Его труд не был опубликован, а с содержанием работы мы можем ознакомиться только из монографических исследований его работ другими авторами. Гольмстен А.Х. Дмитрий Иванович Мейер, его жизнь и деятельность // Мейер Д.И. Русское гражданское право (в двух частях. Часть 1.) - М., 1997. -С.15. 3 Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907

116

Гражданских (далее - Свод).1

В настоящее время законодательное закрепление определения казны дается в абз. 2 п. 4 ст. 214 Гражданского кодекса Российской Федерации: «средства соответствующего бюджета и иное государственное имущество, не закрепленное за государственными предприятиями и учреждениями составляют государственную казну Российской Федерации, казну республики в составе Российской Федерации, казну края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа». Таким образом, казна Российской Федерации - это Средства федерального бюджета, Пенсионного фонда Российской Федерации, фонда социального страхования и других государственных внебюджетных фондов Российской Федерации, Центрального банка Российской Федерации, золотой запас, алмазный и валютный фонды.2

Е.А. Суханов в своем комментарии части первой Гражданского кодекса, отмечает, что «Гражданский кодекс Российской Федерации понимает под казной именно «нераспределенное» государственное имущество, а не орган государства (казначейство).3 Федеральное казначейство представляет собой единую централизованную систему органов в составе Министерства финансов Российской Федерации. Основной функцией, которого является органи-

года).-М., 1995.-С91

1 Свод Законов Гражданских // Свод Законов Российской Империи. Том де сятый.-СПб., 1900-С.58-127.

2 Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.1991 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, авто номных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность» №3020. - 1 пункт раздела 2. (Приложение №1) // Ведомости съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. - 1992. - №3.-С94.

3 Право собственности отдельных лиц // Комментарий части первой Граж данского кодекса Российской Федерации. - М., 1995. - С.277.

117

зация и ведение оперативного учета государственной казны.1

Таким образом, можно сделать вывод о том, что казначейство - это субъект, уполномоченный на определенные действия в отношении такого специфического объекта гражданского права, как казна.

На основании ст. 1071 Гражданского кодекса РФ, в случаяхх когда в соответствии с действующим ГК РФ или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы.

В связи с тем, что одной из главных задач органов казначейства является: организация, осуществление и контроль за исполнением республиканского бюджета Российской Федерации, управление доходами и расходами этого бюджета на счетах казначейства в банках, целесообразным было бы, на наш взгляд, привести в соответствие со ст. 1070 ГК РФ Положение о федеральном казначействе, а именно дополнить п. 9 Положения о федеральном казначействе Российской Федерации подпунктом «щ» следующего содержания: «выступает в суде в качестве представителя ответчика по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда».

Изменение редакции данной нормы позволит, по мнению автора при рассмотрении дела в суде о возмещении вреда, причиненного указанными выше органами более конкретно устанавливать орган, на который должно быть возложено его возмещение, так как до настоящего времени суды неред-

1 О Федеральном казначействе: Указ Президента РФ от 8.12.1992. - №1556 // Собрание законодательных актов Президента и Правительства РФ. - 1992. -№24. - Ст.2101; Положение о Федеральном казначействе РФ. Утверждено Постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 27.08.1993 г. №864 // Там же. - 1993. - №35. - Ст.3320.

118

ко ошибаются в выборе субъекта, обязанного возместить вред. Особую актуальность, данная проблема обрела в современных условиях.

С 1 января 2000 года в связи с вступлением в действие Бюджетного кодекса Российской Федерации1 изменился порядок возмещения ущерба, причиненного гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения в качестве меры пресечения заключения под стражу, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, который возмещается государством в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия.

Бюджетный кодекс Российской федерации устанавливает правовое положение субъектов бюджетных правоотношений, порядок регулирования межбюджетных отношений, определяет основы бюджетного процесса по подведомственным распорядителям и получателям бюджетных средств, определенных ведомственной классификацией расходов федерального бюджета.

Ведомственная классификация расходов федерального бюджета устанавливается федеральным законом «О бюджетной классификации Российской Федерации»2 от 15 августа 1996 года, ст. 4 и приказом Министерства финансов Российской Федерации № 38 от 25 мая 1999 года3 и отражает распределение бюджетных ассигнований прямым получателям средств из федерального бюджета, по целевым статьям и видам расходов.

В соответствии с пунктом 10 статьи 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными

1 Собрание законодательства РФ. - 03.08.1998. -№31. - Ст.3823.

2 Собрание законодательства РФ. - 19.08.1996. -№34. - Ст.4030.

3 Финансовая газета. - №37, 38, 39, 40. - 1999.

119

решениями и действиями государственных органов и должностных лиц, в суде от имени казны Российской Федерации выступают соответствующие главные распорядители средств федерального бюджета по подведомственной принадлежности.

Как видно новеллой данного федерального закона является возложение на Министерство внутренних дел России, как главного распорядителя и прямого получателя средств из федерального бюджета, обязанности выступать в судах от имени казны Российской Федерации по искам:

1) о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями (бездействиями) соответствующих должностных лиц и органов, по ведомственной принадлежности; 2) 3) подведомственных предприятий и учреждений, предъявляемых в порядке субсидиарной ответственности. 4) В настоящее время все исковые заявления о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц органов дознания и предварительного следствия поступают в МВД России как к представителю казны. Только за 4 месяца 2000 года в МВД России поступило до 100 таких исков на сумму 130 млн. рублей.

Так, например, в ГУПРиВС МВД России поступило исковое заявление о возмещении вреда из Свердловского районного суда г. Перми. Ответчиком по данному делу выступает казна РФ в лице МВД России. Суть искового заявления сводится к тому, что по уголовному делу № 4973 возбужденному следователем УВД г. Перми Л. был задержан в порядке ст. 122 УПК РСФСР 13 сентября 1999 года гр. Ш. Впоследствии освобожден из-под стражи с изменением меры пресечения на залог в 10 000.00 рублей постановлением Свердловского районного суда г. Перми.

120

17 сентября ему было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 159 УК РФ. В октябре дело было предано в СЧ ГСУ при ГУВД области.

21 декабря 1999 года уголовное дело в отношении Ш. было прекращено по п. 2 ст. 5 УГЖ РСФСР.

Незаконное и необоснованное заключение в ИВС гражданина Ш., предъявление ему обвинения без основания для этого ущемили его права, закрепленные ст.ст. 21,22 Конституции РФ, унизили его достоинство, пребывание в ИВС причинили ему физические и нравственные страдания.

На основании вышеизложенного, ст.ст. 45, 46, 53 Конституции РФ, ст.ст. 16, 150, 151, 1070, 1100 ПС РФ, ч. 11 ст. 118 ГПК РСФСР, ст. 158 Бюджетного кодекса гражданин Ш. просит взыскать с казны РФ с возложением обязанности по исполнению решения на МВД России расходов по оплате помощи адвоката, компенсацию морального вреда.

Еще один пример. Решением Советского районного суда г. Рязани по гражданскому делу по иску Обуховой В. Н. С МВД России было взыскано 30 тыс. рублей в счет компенсации морального вреда. Сумма была взыскана с МВД России. В настоящее время это решение обжалуется. Как видно из данных примеров, судом были вынесены решения о взыскании денежных сумм с МВД России, а не из казны Российской Федерации, что противоречит требованиям закона.

Такой порядок взыскания средств противоречит и предписанию министерства финансов РФ от 17 ноября 1995 года за № 3 - А2 - 02 «О взыскании средств с бюджетных счетов органов Федерального казначейства», которое запрещает изъятие средств, находящихся на бюджетных счетах, ведущихся органами федерального казначейства, закрепленных за конкретными предприятиями, учреждениями, организациями на праве оперативного управления или хозяйственного ведения для удовлетворения исков к Российской Федерации.

121

В связи с этим, по мнению автора необходимо устранить выявленные противоречия между положениями Бюджетного кодекса и ст. 1070 ГК РФ.

Кроме того, следует отметить, что до настоящего времени нормативно не определен механизм взыскания ущерба с Федерального казначейства Российской Федерации и подчиненных ей структурных органов.

Исходя из сказанного, на наш взгляд, было бы разработать Инструкцию «О порядке взыскания ущерба с Федерального казначейства Российской Федерации».

Вышесказанное дает основание сделать следующие выводы.

Вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ должен возмещаться за счет казны Российской Федерации, а в случаях предусмотренным законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования. Таким образом, субъектом, обязанным возмещать вред согласно ст. 1070 ГК РФ является государство, а не конкретный судебно-следственный орган, причинивший вред. Установление правового режима, при котором вред возмещается за счет казны, существенно повышает эффективность института возмещения вреда, так как обеспечивает гражданам более надежный источник компенсации, своевременную защиту и полное восстановление социальной справедливости. Казна Российской Федерации - это Средства федерального бюджета, Пенсионного фонда Российской Федерации, фонда социального страхования и других государственных внебюджетных фондов Российской Федерации, Центрального банка Российской Федерации, золотой запас, алмазный и валютный фонды.

Под казначейством по нашему мнению, следует понимать такой субъ-

122

ект, который уполномочен на определенные действия в отношении специфического объекта гражданского права, каким является казна, от имени которой в гражданско-правом обороте выступают соответствующие финансовые органы.

В связи с тем, что одной из главных задач органов казначейства является: организация, осуществление и контроль за исполнением республиканского бюджета Российской Федерации, управление доходами и расходами этого бюджета на счетах казначейства в банках, целесообразным было бы на наш взгляд привести в соответствии со ст. 1070 ГК РФ Положение о федеральном казначействе, а именно дополнить п. 9 данного Положения подпунктом «щ» следующего содержания: «выступает в суде в качестве представителя ответчика по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда».

Проведенный анализ практики по возмещению вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц органов дознания и предварительного следствия показал, что в настоящее время нередко происходит ошибка в выборе субъекта, обязанного возместить вред. Причиной этому является вступление в действие Бюджетного кодекса Российской Федерации, который изменил порядок возмещения ущерба, причиненного гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения в качестве меры пресечения заключения под стражу, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ и отсутствие действенного механизма возмещения вреда в рассматриваемом аспекте. Поэтому, по мнению автора, практика настоятельно требует принятие специальной Инструкции «О порядке взыскания ущерба с Федерального казначейства и подчиненных ей структурных органов».

123

§3. Субъекты, имеющие право на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц органов дознания и предварительного следствия.

В соответствии со ст. 53 Конституции Российской Федерации «Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействиями) органов государственной власти или их должностных лиц».

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета от 18 мая 1981 года «О возмещении вреда, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностными лицами при исполнении ими служебных обязанностей», право на возмещение вреда наступает в случае реабилитации незаконно привлеченного к уголовной ответственности и к осуждению, то есть если судом вынесен оправдательный приговор либо если орган дознания, следователь, суд, прокурор прекратил уголовное дело в связи с отсутствием события преступления либо отсутствием в деянии состава преступления или за недоказанностью участия гражданина в совершении преступления. Таким образом, для того, чтобы определить субъекта, имеющего право на возмещение вреда причиненного указанными выше органами, необходимо исследовать понятие «реабилитации».

К сожалению, ни в нормативных актах, ни в юридической литературе до сих пор не дано полного определения понятия «реабилитации», хотя очевидно, что это имеет важное как теоретическое, так и практическое значение.

Очевидно, что определение понятия реабилитации должно быть понятно не только юристам, но и отдельным гражданам, хотя бы потому, что отдельные представители администрации, предприятия, учреждения неосновательно отказывают лицам, ранее привлекавшимся к уголовной ответствен-

124

ности и впоследствии реабилитированным, в восстановлении их нарушенных прав.

Проведенный нами анализ норм законов и литературных источников позволяет составить лишь самое общее представление о данном понятии.

По мнению Б.Т. Безлепкина, под реабилитацией следует понимать оправдание подсудимого или прекращение уголовного дела в отношении осужденного, обвиняемого, а также подозреваемого за отсутствием события преступления или состава преступления либо недоказанностью участи указанных лиц в совершении преступления. В понятие «реабилитация» Б.Т. Без-лепкин включает не только сам факт освобождения лица от уголовной ответственности путем прекращения уголовного дела или оправдания по суду, но также правовые основания и круг субъектов, подлежащих освобождению.1

Некоторые авторы рассматривают реабилитацию лишь как «восстановление прав и репутации невиновных граждан, подвергнувшихся необоснованному уголовному преследованию».2

Однако, на наш взгляд, приведенные взгляды ученых не совсем полно раскрывают содержание данного термина. В данном аспекте автор разделяет точку зрения Н.Я. Шило который справедливо отмечает, что « в понятие реабилитации следует включить не только факт прекращения уголовного дела или оправдание по суду лиц, необоснованно привлекавшихся к уголовной ответственности, правового основания и круг субъектов, но наступающие в связи с этим правовые последствия, в частности возмещение ущерба».3

1 Безлепкин Б.Т. Вопросы реабилитации. - Горький, 1975. - С. 13; Он же. Конституционные права граждан на возмещение имущественного вреда, причиненного судебно-следственными органами // Проблемы правового ста туса личности в уголовном процессе. - Саратов, 1981. - С.82-86.

2 Савицкий В.М. По поводу уголовно-процессуальных гарантий прав неви новного на реабилитацию // Советское государство и право. - 1965. - №9. - С.48-56.

3 Шило Н.Я. Проблемы реабилитации на предварительном следствии. - Ашха-

125

Таким образом, реабилитация как правовой институт распространяется на тех лиц, которые оправданы приговором суда, равным образом и на тех лиц, в отношении которых уголовное дело прекращено в стадии расследования, стадии назначения судебного заседания.

В этой связи, на наш взгляд, под термином «реабилитация» следует понимать решение правомочного должностных лиц правоохранительных органов, изложенное в уголовно- процессуальном акте и констатирующее, отсутствие события или состава преступления.

Как всякий правовой институт, институт реабилитации имеет свои задачи: своевременно обнаруживать следственные и судебные ошибки, приведшие к неправильному привлечению к уголовной ответственности и осуждению; восстановить доброе имя необоснованно привлеченного или осужденного лица; устранить моральные, материальные последствия неправильного обвинения и осуждения.

Моральный вред - это чувство обиды, горечи разочарования, публичная дискредитация, разлука с родными и близкими людьми, вызванные необоснованным привлечением к уголовной ответственности или осуждением, поэтому особую важность имеет моральная реабилитация.1

Развивая этот тезис можно сказать, что институт правовой реабилитации имеет свои конкретные правовые основания: отсутствие события преступления, отсутствия состава преступления и недоказанность участия дан-

бад, 1985.-С. 11.

1 Добровольская Т.Н. Заглаживание морального вреда, причиненного необоснованным привлечением к уголовной ответственности // Социалистическая законность. - 1958. - №7. - С.21-23; Лукашевич В.З. Гарантии прав обвиняемого в советском уголовном процессе. - Л., 1959. - С. 149; Строгович М.С. Проблемы судебной этики. - М., 1974. - С. 103; Алексеев Н.С., Лукашевич В.З. Ленинские идеи в советском уголовном судопроизводстве. - Л., 1970. - С. 141; Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. - М., 1973.- С.85; Ларин A.M. Защита чести и достоинства // Из-

126

ного лица в совершении преступления. Поэтому не случайно эти основания нашли свое отражение в действующем уголовно- процессуальном законодательстве.

По этим основаниям дело может быть прекращено либо вынесен оправдательный приговор. При этом, очевидно, что круг оснований, по которым выносится оправдательный приговор, не совпадает с основаниями, по которым может быть прекращено уголовное дело.

Как известно, оправдательный приговор постановляется в случаях, если: не установлено событие преступления; в деянии подсудимого нет состава преступления; не доказано участие подсудимого в совершении преступления. Уголовное дело может быть прекращено по другим основаниям - истечением срока давности, акта амнистии и т.д.

Также уголовное дело может быть прекращено в стадии расследования и по иным, так называемым нереабилитирующим основаниям. В этом случае обвиняемый также признается невиновным, поскольку таковым его может признать только суд, однако как справедливо отмечается в литературе, невиновного этот акт не удовлетворяет.1

Следовательно, процессуальным основанием реабилитации служит лишь прекращение уголовного дела в связи с отсутствием события или состава преступления, недоказанностью участия обвиняемого в совершении преступления, то есть те же обстоятельства, которые влекут постановление оправдательного приговора.

Итак, право на возмещение вреда принадлежит, прежде всего, невиновно осужденному, поскольку они терпят неблагоприятные последствия в связи с судебной ошибкой.

В результате применения наказания в виде лишения свободы, конфи-

вестия. - 1984. - 19 сентября.

1 Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности.

127

скации имущества осужденному причиняется имущественный вред. Кроме того, публичное осуждение и применение уголовного наказания влекут за собой нравственные переживания, то есть причиняют осужденному моральный вред.

Наряду с незаконно осужденным, субъектом на возмещение вреда, причиненного указанными выше органами, могу быть подозреваемый и обвиняемый. Хотя эти лица еще не признаны виновными, но они были задержаны по подозрению в совершении преступления, против них возбуждено уголовное дело, к ним могли быть применены меры, которые существенно ущемляют их права и причиняют моральный и имущественный вред. Например, в отношении обвиняемого и подозреваемого может быть применена одна из предусмотренных законом мер пресечения, заключение под стражу. А на их имущество может быть наложен арест.

Вместе с тем законом установлены случаи, когда возможен переход названного права к другим лицам. Необходимо, на наш взгляд, рассмотреть при каких условиях, в каком объеме и к каким именно лицам применяется данное положение.

Переход права на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда допускается лишь в случае смерти лица, которому был причинен вред.

Право возмещения ущерба в такой ситуации может перейти к его наследникам.

Согласно п. 4 Положения «О порядке возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда» наследникам подлежит возмещение:

-М., 1984.-С.109-110.

128

1) заработок и другие трудовые доходы, являющиеся основным источником средств к существованию гражданина, которых он лишился в результате незаконных действий; 2) 3) имущество (в том числе деньги, денежные вклады и проценты на них, облигации государственных займов и выпавшие на них выигрыши, иные ценности), конфискованное или обращенное в доход государства судом либо изъятое органами дознания или предварительного следствия, а также имущество, на которое наложен арест; 4) 5) штрафы, взысканные во исполнение приговора суда; судебные издержки и иные суммы, выплаченные гражданином в связи с незаконными действиями; 6) 7) суммы, выплаченные гражданином юридической консультации за оказание юридической помощи. 8) Право на возмещение пенсии или пособия, выплата которых была приостановлена в связи с незаконными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, переходит к членам семьи, которые относятся к кругу лиц, обеспечиваемых пенсией по случаю смерти кормильца.

Круг лиц, имеющих право на возмещение пенсии или пособия в случае смерти оправданного, определяется в отношении наследников гражданским законодательством, в соответствии с которым, наследниками могут быть:

  • при наследовании по закону - граждане, находящиеся в живых к моменту смерти наследодателя, а также дети наследодателя, родившиеся после его смерти;
  • при наследовании по завещанию - граждане, находящиеся в живых к моменту смерти наследодателя, а также зачатые при его жизни и родившиеся после его смерти.
  • При наследовании по закону наследниками в равных долях являются:

129

  • в первую очередь - дети (в том числе усыновленные), супруг и родители (усыновители) умершего, а также ребенок умершего, родившийся после его смерти;
  • во вторую очередь - братья и сестры умершего, его дед и бабка, как со стороны отца, так и со стороны матери.
  • Наследники второй очереди призываются к наследованию по закону лишь при отсутствии наследников первой очереди или при неприятии ими наследства, а также в случае, когда все наследники первой очереди лишены завещателем права наследования.

К числу наследников по закону относятся нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего не менее одного года до его смерти. При наличии других наследников они наследуют наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию.

Члены семьи, находившиеся на иждивении умершего, имеющих право на возмещение пенсии или пособия в случае смерти оправданного определяется пенсионным законодательством.

Правом на пенсию по случаю смерти кормильца имеют нетрудоспособные члены семьи, умершего кормильца, состоявшие на его иждивении. При этом детям пенсии назначаются независимо от того, состояли ли они на иждивении кормильца.

Родители и супруги умершего, не состоявшие на его иждивении, также имеют право на пенсию, если впоследствии утратили источник средств к существованию.

Нетрудоспособными членами семьи считаются:

1) дети, братья, сестра и внуки, не достигшие 18 лет или старше этого возраста, если они стали инвалидами по достижению 18 лет, при этом братья, сестра и внуки - при условии, если они не имеют трудоспособных родителей;

130

2) отец, мать, жена, муж, если они достигли пенсионного возраста, либо являются инвалидами; 3) 4) один из родителей или супруг либо дед, бабушка, брат или сестра, независимо от возраста и трудоспособности, если он (она) занят уходом за детьми, братьями, сестрами, внуками умершего кормильца, не достигшими 8 лет, и не работают; 5) 6) дед и бабка - при отсутствии лиц, которые по закону обязаны их содержать. 7) Изложенное выше по мнению автора дает основание сформулировать следующие выводы.

В соответствии с Указом от 18 мая 1981 года, право на возмещение вреда наступает в случае реабилитации незаконно привлеченного лица к уголовной ответственности и его осуждения.

Процессуальным основанием реабилитации служит прекращение уголовного дела в связи с отсутствием события или состава преступления, недоказанность участия обвиняемого в совершении преступления, вынесение оправдательного приговора.

Поэтому в рассматриваемом аспекте субъектами, имеющими право на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия являются подозреваемый, обвиняемый, подсудимый и осужденный, если они были необоснованно привлечены к уголовной ответственности, и если дело в отношении них было прекращено по реабилитирующим основаниям либо был вынесен оправдательный приговор.

Вместе с тем законом установлены случаи, когда возможен переход названного права к другим лицам, данное правило допускается лишь в случае смерти самого реабилитированного.

Таким образом, субъектами права на возмещение вреда, причиненного

131

незаконными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда могут быть:

1) сам оправданный; 2) 3) его наследники и иждивенцы в случае смерти названного лица; 4) 5) родственники умершего реабилитированного, когда необходимо восстановление его доброго имени. 6)

132

§4. Проблемы совершенствования механизма восстановления нарушенных прав и свобод и компенсации причиненного вреда.

Порядок восстановления нарушенных прав и свобод гражданина безвинно пострадавшего от судебно-следственных органов осуществляется на основе действующего в настоящее время законодательства, в частности, Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» и утвержденного им Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда1, а также межведомственной Инструкции по применению Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и су-да.

В случае нарушения прав и свобод гражданина органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда действует определенный механизм их защиты, установленный вышеназванными нормативными актами.

1 Ведомости Верховного Совета СССР. - 1981. -№21. -Ст. 741.

2 Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств. - 1984. - №3.

133

Прежде всего, следует отметить, что необходимым условием возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями должностных лиц органов дознания и предварительного следствия в сфере уголовного судопроизводства, является обращение реабилитированного гражданина в уполномоченные органы для определения размера причиненного ущерба. Согласно ч. 1 ст. 58 прим. 1 УПК РСФСР при прекращении уголовного дела за отсутствием события преступления, отсутствием в деянии состава преступления или за недоказанностью участия гражданина в совершении преступления, а также при постановлении оправдательного приговора орган дознания или следователь в ОВД обязан разъяснить гражданину порядок восстановления его нарушенных прав и принять предусмотренные законом меры к возмещению ущерба, причиненного гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности или незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде. В соответствии с действующим законодательством невиновному гражданину, а в случае его смерти наследникам и иждивенцам одновременно с уведомлением о прекращении дела в ходе дознания и предварительного расследования либо с копией вступившего в законную силу оправдательного приговора или постановления (определения) суда должно направляться извещение установленной формы, разъясняющее право и порядок возмещения ущерба. При отсутствии сведений о месте жительства наследников и иждивенцев умершего оно направляется им не позднее пяти дней со дня обращения их в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

После этого реабилитированный гражданин вправе в течение шести месяцев обратиться для определения размера ущерба в соответствующее следственной подразделение или вышестоящую прокуратуру (при прекращении уголовного дела в процессе предварительного расследования) либо в

134

суд, рассматривающий уголовное дело по первой и апелляционной инстанциях, при оправдательном приговоре или соответствующем определении (постановлении) кассационной или надзорной инстанции.

На наш взгляд, установление шестимесячного срока является усеченным по сравнению с общим сроком исковой давности защиты нарушенных гражданских прав. Мы полагаем, что следует изменить исковой срок на возмещение вреда причиненного гражданину незаконными действиями должностных лиц органов дознания и предварительного следствия, установив его в соответствии с общим 3-х летним сроком исковой давности по гражданскому законодательству. Этот вывод основан на том, что согласно п. 5 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, «каждый, кто был жертвой незаконного ареста или содержания под стражей, имеет право на компенсацию, обладающую общей исковой силой»1. Хотя в литературе в данном аспекте до настоящего времени господствуют точки зрения некоторых ученых, которые отстаивают свою позицию о сокращенном сроке исковой давности применительно к данным обязательствам, аргументируя ее тем, что в течение времени отрицательно сказывается на возможностях установления не только размера вреда, но и самого права на возмещение.2 Однако по нашему мнению эти доводы можно высказать именно в защиту установления общего трехгодичного срока исковой давности.

Дальнейшая процедура восстановления имущественного положения безвинно пострадавшего гражданина существенно различается в зависимости от того, в чем конкретно выражается ущерб, подлежащей возмещению. Именно с этим обстоятельством связаны ответы на вопросы: куда должен

1 Международный пакт о гражданстве и политических правах принятых ре золюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеей ООН от 16 декабря 1996 года // Собрание законодательства РФ. - 1994. - № 4. - Ст.4130.

2 См. Нор В.Т. Указ. раб. - С. 173; Савицкий В.М., Флейшиц Е.А. Указ. раб. - С.15.

135

обращаться гражданин; кто должен возместить ущерб, и в какой форме (возвращение имущества в натуре или денежной компенсации); в чем выражаются юридические гарантии реального осуществления его прав, в части, допустимо ли судебное обжалование неправомерных действий должностных лиц и возможно ли возбуждение искового гражданского судопроизводства в спорных случаях.

Указанным выше Положением о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда предусмотрен административным и административно-судебный порядок восстановления нарушенных субъективных прав.

В административном порядке возмещаются следующие виды имущественного ущерба:

1) заработок и другие трудовые доходы, являющиеся основным источником средств к существованию гражданина; 2) 3) штрафы, взыскания во исполнение приговора суда, судебные издержки и иные суммы, выплаченные гражданином в связи с незаконными действиями; 4) 5) суммы, выплаченные гражданином юридической консультации за оказание юридической помощи. 6) Каков же порядок возмещения названных выше имущественных прав?

В месячный срок со дня обращения гражданина, перечисленные органы обязаны истребовать от соответствующих организаций или должностных лиц документы, необходимые для точного определения размера причиненного ущерба. Разумеется, для этого необходимо истребование самого уголовного дела. На основании истребованных документов проводится подробный расчет подлежащих выплате сумм и органами дознания, предварительного следствия и прокурором, выносится постановление, а судом - опреде-

136

ление о возмещении ущерба.

Практика показывает, что основная сложность при определении размера подлежащих возмещению убытков заключается как правило, в расчете утраченного заработка и иных трудовых доходов. По этому поводу установлен ряд правил.

Среднемесячный заработок исчисляется: для рабочих и служащих - по правилам возмещения предприятиями, учреждениями ущерба, причиненного рабочим и служащим увечьем или иным повреждением здоровья, связанным с их работой; для других граждан, не относящихся к категории рабочих и служащих - путем деления на 12 суммы дохода за предшествующий год (например, студенты, художники и другие). Ущерб, причиненный потерей заработка и других доходов, подлежит возмещению за все время содержания под стражей в качестве меры пресечения, отбывания наказания, за время отстранения от должности по постановлению следователя или прокурора, нахождения на стационарной судебно-психиатрической экспертизе и за время, в течение которого гражданин отсутствовал на работе в связи с вызовом его в органы расследований или в суд в качестве подозреваемого, обвиняемого, подсудимого. Ущерб подлежит возмещению также со дня провозглашения оправдательного приговора и со дня вступления его в законную силу и за время, в течение которого гражданин принимал меры к восстановлению своих трудовых прав вплоть до принятия администрацией предприятия, учреждения, организации решения о восстановлении на работе, что должно быть сделано в течение месяца.

Если гражданин был осужден к лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, и в этой связи не работал или выполнял нижеоплачиваемую работу, то возмещению подлежит ущерб, образовавшийся от потери в заработке (с учетом заработка на нижеоплачиваемой работе).

137

Размер подлежащих возмещению сумм утраченного трудового дохода исчисляется с зачетом заработка, полученного за время отстранения от работы в связи с привлечением к уголовной ответственности, а также за время отбывания уголовного наказания (например, в местах лишения свободы). При этом специально оговорено, что при зачете заработка гражданина, отбывавшего наказания в местах лишения свободы, учитывается только та часть, которая начислена после удержания расходов по содержанию в исправительно-трудовых учреждениях, а размер ущерба, подлежащего компенсации реабилитированному гражданину, отбывающему исправительные работы или в местах, определяемых органами, исполнявшими этот вид наказания, исчисляется с учетом сумм, удержанных из заработной платы во исполнение приговора или определения суда по уголовному делу.

Если гражданин по уважительным причинам (служба в армии, например), работал менее года (месяца), выплаченная сумма заработка (дохода) делится на соответствующее число месяцев (дней). В тех случаях, когда гражданин вовсе не имел определенных источников дохода по уважительным причинам (например, в течение первых трех месяцев после окончания средней школы из-за болезни), при отсутствии вины работника размер подлежащего компенсации ущерба реабилитированному определяется исходя из установленного минимума заработной платы.

Не позднее трех суток после вынесения постановления (определения) о возмещении ущерба копии этого документа, заверенная гербовой печатью, направляется лицу, ходатайствовавшему о компенсации, или выдается ему на руки и предъявляется им в соответствующий орган для получения чека. Оплата чека производится за счет федерального бюджета. Ранее этот вопрос решался применительно к тому, какой орган союзный или республиканский выносил решение о реабилитации. В настоящее время такой порядок производства оплаты отсутствует. Копия указанного постановления остается в де-

138

ле районного финансового отдела. На этой копии финансовый отдел делает отметку с указанием даты, номера и суммы чека, выданного гражданину.

Постановление (определение) о возмещении ущерба может быть обжаловано в порядке и сроки, установленные уголовно- процессуальными законодательством. Это значит, что в течение пяти суток с момента получения, гражданин, управомоченный на компенсацию убытков, вправе обжаловать постановление органа дознания и следствия - прокурору, осуществляющему надзор за деятельностью этих органов, постановление прокурора - вышестоящему прокурору, а определение суда в вышестоящий суд.

Прокурор, которому обжаловано постановление органа дознания, следствия или нижестоящего прокурора, вправе принять по этому поводу любое решение в пределах прав, которыми наделили его закон в области надзора за предварительным расследованием: полностью отменить данное постановление и вынести новое; внести в постановление соответствующие изменения; отменить постановления и назначить новое дополнительное производство по заявлению гражданина, поручив его любому подчиненному работнику прокуратуры, а также органов дознания и следствия.

Относительно распространенное препятствие на пути возмещения государством убытком невиновному гражданину выражается в том, что уголовно-процессуальные решения органов дознания и предварительного следствия о таком возмещении « блокируются» финансовыми органами из-за правовой неграмотности, некомпетентности отдельных должностных лиц, перестраховки и непонимания существа дела, вследствие чего законные интересы граждан «тонут» в необоснованных отказах формального свойства и бюрократической волокиты.

Такие препятствия могут быть обжалованы заинтересованным лицом на основании законодательства об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан, поскольку эти незаконные действия

139

государственных органов и должностных лиц находятся уже за рамками уголовного дела и имеют не уголовно-процессуальный, а административно-управленческий характер. Жалобы рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства. Если суд признает действия должностного лица неправомерными, он выносит решение об обоснованности жалобы и обязанности соответствующего должностного лица устранить допущенные нарушения прав граждан (в данном случае обязать соответствующее должностное лицо финансового органа и учреждение Сбербанка устранить незаконные препятствия на пути реализации уголовно-процессуального решения о возмещении ущерба и выплатить гражданину причитающуюся сумму).

Возмещение штрафов, сумм, судебных издержек и сумм, выплаченных юридической консультацией подчиняется тем же процедурным правила, которые применяются при возмещении утраченного заработка и иного трудового дохода: компенсации выплачивается из бюджетных средств лично реабилитированному гражданину на основании постановления (определения) органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Различие заключается лишь в том, что штрафы, взысканные по приговору суда в качестве меры уголовного наказания, судебные издержки и суммы, выплаченные юридической консультацией, представляют собой не упущенную выгоду, как это имеет место при утрате заработка или иного трудового дохода, а так называемый положительный материальный ущерб, иначе говоря денежные средства, взысканные из собственности безвинно осужденного гражданина. Поэтому в случае реабилитации речь идет по существу, о возвращении этих сумм собственнику государством, в чью пользу они были обращены или же компенсации сумм, затраченных на оплату труда защитника.

Административно-судебный порядок предусмотрен также для защиты трудовых пенсионных и некоторых других имущественных прав.

Главная особенность порядка возмещения реабилитированному граж-

140

данину утраченной пенсии или пособия выражается в том, что выплата накопившейся суммы пенсии или пособия, которая была приостановлена в связи с лишением свободы, в случае его реабилитации осуществляется в соответствии с пенсионным законодательством органами социального обеспечения по месту жительства гражданина на момент предъявления им требований о компенсации. Это требование должно последовать в течение 6 месяцев с момента направления ему органом дознания, предварительного следствия, прокурором и судом извещения, разъясняющего права и порядок возмещения ущерба. Все дальнейшие правоотношения складываются непосредственно между гражданином, признанным невиновным и органами социального обеспечения, которые обязаны произвести подробный расчет, определить итоговую сумму, образовавшуюся в результате приостановления выплаты пенсии или пособия незаконно лишенному свободы, выплатить эту сумму.

Восстановление нарушенных прав собственника в результате ареста на имущество, в отношении изъятых вещей и ценностей, а также вещественных доказательств, имеющих материальную ценность, имеет несколько форм реализации.

Возвращение имущества в натуре производится тем учреждением или органом, у которого оно находится, в месячный срок со дня обращения гражданина. Пересылка или доставка имущества производится за счет указанных органов.

Получив извещение о порядке возмещения причиненного ущерба, гражданин, действуя в рамках существующего законодательства, вынужден обращаться с ходатайством о возврате изъятого у него имущества в самые различные учреждения, что ставит его и без того пострадавшего от действия аппарата государства в положение просителя, причем в некоторых случаях -к учреждениям и хозяйственным организациям, с которыми он в уголовном процессе не имел и не должен был иметь никаких отношений.

141

Между тем уголовно-процессуальный закон обязывает орган дознания, следователя, прокурора при прекращении уголовного дела, а суд - при постановлении оправдательного приговора во всех случаях разрешить вопрос об отмене ареста на имущество и о судьбе вещественных доказательств и ставит выдачу последних в зависимость от ходатайства заинтересованных лиц и учреждений только в случаях, когда предметы не представляют никакой ценности. Во всех остальных случаях действует общее правило, согласно которому все изъятое имущество подлежит возвращению тому, у кого изъято, поскольку владелец пострадал безвинно.

Намного сложнее процедура возмещения гражданину не сохранившегося имущества при его уничтожении, утрате или порче.

Инструкцией от 2 марта 1982 года установлена многоступенчатая процедура. Сначала гражданин обращается к органам дознания, предварительного следствия, прокуратуры и к суду с заявлением о возмещении стоимости имущества (требование гражданина о возмещении стоимости имущества предъявляются в течение 6 месяцев с момента ему извещения). Заявление о возмещении стоимости имущества рассматривается в течение месяца, после чего выносится мотивированное постановление. Удовлетворяется требование гражданина, если имущество не сохранилось по вине работников этих органов, в противном случае реабилитированному будет отказано. Постановление (определение) органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда может быть обжаловано в вышестоящую инстанцию в предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством порядке.

Если требование гражданина о возврате стоимости имущества удовлетворено или гражданин согласен с принятым решением, он вправе обратиться в суд с иском к названным органам. Суд может удовлетворить иск лишь при доказанности вины должностных лиц этих органов в утрате, порче или уничтожении имущества; если вина должностных лиц не будет доказана, в

142

иске отказывают.

В данной ситуации Инструкцией предусмотрена иная гарантия: при отказе суда в иске о возмещении стоимости несохранившегося имущества за счет средств органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда стоимость этого имущества возмещается финансовыми органами из средств федерального бюджета, аналогично возмещению утраченного заработка, оплаченных судебных издержек, юридической помощи и пр.

Таким образом, гражданину выплачивается стоимость несохранившегося имущества в любом случае независимо от вины должностных лиц. Разница лишь в источнике выплат: либо средства соответствующих органов при вине их работников, либо средства бюджета.

Итак, мы рассмотрели механизм восстановления прав и свобод граждан, пострадавших от судебно-следственных органов. На наш взгляд, предусмотренная законом процедура возмещения вреда, установленная нормативными актами начала 80-х гг., чрезвычайно усложнена, к тому же многие ее положения требуют доработки и изменений. Одно только описание всего механизма может оттолкнуть достаточно большую часть реабилитированных от многомесячных хождений по бюрократическим инстанциям.

Другой очевидный момент, делающий затруднительным реализацию пострадавшим прав, коренится в их элементарном незнании своих прав на возмещение ущерба от незаконного уголовного преследования. Сама возможность направления соответствующего извещения реабилитированному гражданину вызывает обоснованный скепсис. В самом уголовно-процессуальном кодексе РСФСР есть только одна статься - 58.1, обязывающая следователя, прокурора и суд разъяснить соответствующие права реабилитированному гражданину и принять предусмотренные законом меры к возмещению ущерба. Однако проведенное нами исследование показало, что на практике это требование не всегда выполняется. В большинстве случаев

143

соответствующие должностные лица не доводят до сведения гражданина даже содержание ст. 58.1 УПК РСФСР. Но даже если и представить, что отдельные добросовестные судьи, следователи или прокуроры разъясняют пострадавшим от правосудия содержание вышеприведенной ст. 58.1 УПК, то с учетом дефицита времени и объемом количества расследуемым им уголовных дел они вряд ли могут разъяснить им саму процедуру реализации права на возмещение ущерба, содержащуюся в межведомственной Инструкции от 2 марта 1982 г. Более того, проведенный автором опрос показал, что эту инструкцию, опубликованную с грифом «Для служебного пользования», не читали каждый 3-ий работник правоохранительных органов и не знают даже о ее существовании. Мы полагаем, что для решения данной проблемы необходимо:

  • во-первых, совершенствовать служебно-правовую подготовку со стороны руководителей ОВД и следственных подразделений;

  • во-вторых, ввести санкции, в частности применение мер дисципли нарного воздействия в отношении должностных лиц органов дознания и предварительного следствия в случае игнорирования им обязанности, ука занной в ст. 5*8 со значком 1 УПК РСФСР;

Не случайно, видимо, этот созданный более 2-х десятков лет назад механизм возмещения вреда реабилитированному в полной мере не работает и в настоящее время.

Более предпочтительным представляется, на наш взгляд, другой порядок рассмотрения подобных дел - исковой. И, здесь, как никогда актуальным является точка зрения С.Н. Братуся, согласно которой: «следует признать, что судебная юрисдикция является более демократичной, более обеспечивающей права и законные интересы граждан и в большей мере, чем административная юрисдикция, содействует устранению волокиты, бюрократизма и укреплению законности в деятельности государственного аппара-

144

та».1

С точки зрения защиты нарушенных субъективных прав граждан в правовом государстве, судебный порядок (гражданское судопроизводство) представляется вполне логичным и единственно верным. Эту мысль подтверждает вступивший в законную силу с 12 мая 1993 года Закон Российской Федерации «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»2, которым предусмотрен судебный порядок (гражданское судопроизводство). Обжалования неправомерных действий решения государственных органов, органов местного самоуправления, учреждений, предприятий, общественных объединений и должностных лиц (ст. 1 Закона).

Восстановление нарушенных прав граждан в такой специфической государственно-властной деятельности, какой является уголовное судопроизводство, должно иметь только судебный исковой порядок.

Кроме того, установление общего порядка восстановления существующего положения в большей мере способствовало бы преодолению потерпевшим психологического барьера, связанного с опасением возможного в процессе возмещения вреда конфликта с соответствующими органами. Гражданину безвинно пострадавшему от незаконных уголовно-процессуальных действий, психологически гораздо легче обратиться к третьим (независимым) органам, каким может быть только суд.

Можно спорить относительно обоснованности подобного подхода к решению указанной категории дел и, его соответствию Указу от 18 мая 1981 года, однако нельзя не признать того, что существующий в настоящее время механизм восстановления нарушенных прав безвинно пострадавших граж-

1 Братусь С.Н. Судебная защита субъективных прав граждан. // В кн.: Проблемы социалистической законности на современном этапе коммунистического строи тельства. - Харьков, 1978. - С. 102.

2 Закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27 апреля 1993 года.

145

дан от судебно-следственных органов является достаточно сложным. Исковой же порядок в наилучшем плане обеспечивает права и законные интересы граждан, он позволит быстро и с наименьшими затратами возместить гражданину причиненный вред.

На наш взгляд, исковой порядок восстановления прав и свобод граждан является единственной и универсальной формой защиты прав граждан в рассматриваемых отношениях, является более предпочтительной и правильной.

Из смысла ст. 1070 и 1100 Гражданского кодекса РФ вытекает, что механизм возмещения реабилитированным имущественного и морального вреда различен.

В первом случае, как мы уже говорили в соответствии с имеющейся в статье 1070 ГК РФ с ссылкой на порядок, установленный законом материальный ущерб возмещается в соответствии с продолжающим действовать Положением от 18 мая 1981 года. В случае же компенсации морального вреда в статье 1100 ГК РФ такая ссылка отсутствует, равно как и сам законодательный акт, регулирующий специальный порядок его возмещения. Исходя из этого, для компенсации морального вреда остается только общеисковой порядок. В связи с этим мы предлагаем рассматривать вопрос о возмещении реабилитированным всех видов вреда в одном судебном, заседании, что позволит, на наги взгляд, сэкономить время и душевные силы и без того настрадавшихся от правоохранительной и судебной систем реабилитантам.

Исходя из всего вышесказанного можно сформулировать следующие выводы:

  1. Предусмотренная законом процедура возмещения вреда, установленная нормативными актами начала 80-х гг. чрезвычайно усложнена. Созданный около двадцати лет назад механизм возмещения вреда реабилитированному в полной мере не работает и в настоящее время. Порядок вое-

146

становления субъективных гражданских прав имеет многоступенчатый характер, что не позволяет гражданам в полной мере и своевременно осуществлять свои права. Автором обоснован вывод о том, что более предпочтительным представляется другой порядок рассмотрения подобных дел - исковой. С точки зрения зашиты нарушенных субъективных прав граждан в правовом государстве, судебный порядок представляется вполне логичным и единственно верным.

  1. Судебно-следственные органы не всегда надлежащим образом вы полняют обязанности, возложенные на них статьей 58.1 УПК РСФСР. Для решения данной проблемы как отмечается выше следует:
  • совершенствовать служебно-правовую подготовку со стороны руководителей ОВД и следственных подразделений;
  • ввести санкции, в частности применение мер дисциплинарного воздействия в отношении должностных лиц органов дознания и предварительного следствия в случае игнорирования им обязанности, указанной в ст. 58 со значком 1 УПК РСФСР;
  1. Установленный действующим законодательством шестимесячный срок в институте возмещения вреда является усеченным. Поэтому мы полагаем, что срок на возмещение вреда причиненного гражданину незаконными действиями должностных лиц органов дознания и предварительного следствия должен быть установлен в соответствии с общим 3-х летним сроком исковой давности по гражданскому законодательству.
  2. Возмещение морального вреда следует осуществлять в общеисковом порядке в одном судебном заседании, наряду с рассмотрением вопроса о возмещении реабилитированным всех видов причиненного вреда.

147

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Проведённое диссертантом исследование позволяет сделать следующие выводы и предложения.

  1. Исключительно важное значение имеет понимание и уяснение института гражданско-правовой ответственности за причинение вреда, причинённого незаконными действиями должностных лиц органов дознания и предварительного следствия. В этой связи диссертантом было подробно изучены такие вопросы, как становление и развитие института гражданско-правовой ответственности, а также законодательства, регулирующего возмещение вреда причиненного незаконными действиями должностных лиц правоохранительных органов.
  2. В настоящем исследовании диссертантом проведен анализ ряда таких определений, как понятие ответственности за вред, причиненный незаконными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, противоправности, реабилитации и на этой основе были сформулированы и предложены новые определения данных терминов.
  3. В диссертации были исследованы вопросы, касающиеся классификации функций гражданско-правовой ответственности. На основе изучения и анализа, ранее предложенных видов классификации функций гражданско-правовой ответственности диссертант разработал и представил более усовершенствованный и подробный её вариант, который предусматривает следующие функции: компенсационно-восстановитель-

148

ную, организационную, предупредительно-воспитательную, штрафную.

  1. К числу общих оснований наступления гражданско- правовой ответственности за причинение вреда относятся: на личие у потерпевшего вреда или убытков; вины правонаруши теля; причинная связь между противоправным действием и на ступившими вредоносными последствиями; противоправный характер поведения лица, на которое предполагается возло жить ответственность. В исследовании раскрывается содержа ние каждого из перечисленных положений и выделена специ фика оснований гражданско-правовой ответственности в ин ституте возмещения вреда.

  2. В диссертационном исследовании был представлен ана лиз специальных условий, и было установлено, что по прави лам п. 1 ст. 1070 ГК РФ причиненный вред явился результатом незаконного привлечения к уголовной ответственности, либо незаконного применения в качестве меры пресечения заключе ния под стражу или подписку о невыезде. Автор не разделяет точку зрения ученых об ограничении рассматриваемого делик та указанными рамками. В частности, не поддаётся никакому логическому объяснению, почему в указанный выше перечень не вошли, например, такие действия правоохранительных ор ганов и суда, как незаконное проведение обысков, незаконное задержание подозреваемых, незаконное применение принуди тельных мер медицинского характера и некоторые другие.

В этой связи соискателем обосновывается предложение о

149

дополнении редакции п.1 ст. 1070 ГК РФ, в которой после слов подписки о невыезде включить и другие незаконные действия в уголовном судопроизводстве и далее по тексту.

  1. В диссертации исследован вопрос, касающийся опреде ления понятия должностного лица. Изучив все точки зрения по проблеме определения понятия должностного лица в различ ных отраслях права автор пришел к выводу, что под таковым в гражданском праве следует понимать такую категорию долж ностных лиц, которые от имени государства осуществляют властные административно-правовые функции и являются представителями исполнительных органов государственно го управления.

Что касается понятия должностного лица применительно к органам дознания и предварительного следствия диссертантом обоснован вывод о том, что ими могут быть только те работники ОВД, которые состоят на соответствующих штатных должностях и в силу своих функциональных обязанностей наделены правом совершать уголовно-процессуальные действия, а именно: возбуждать уголовные дела (п.1 ч.З ст.109 УПК РСФСР) и проводить процессуальные и иные следственные действия (ст.ст. 123, 150, 158, 162, 168 УПК РСФСР и др.).

  1. Анализ следственной практики показал, что следовате ли и органы дознания в процессе уголовно-процессуальной деятельности еще нередко допускают следственные ошибки. Диссертантом была выработана новая классификация причин

150

совершения процессуальных ошибок и раскрыто содержание каждой из них. В основе совершения процессуальных ошибок, по мнению автора, лежат объективные и субъективные причины: противоречивость и несовершенство действующих законов и других нормативных правовых актов; плохое кадровое обеспечение органов дознания и предварительного следствия; отсутствие должного контроля со стороны руководителей органов дознания и предварительного следствия; обвинительный уклон в отступлении от принципа презумпции невиновности и Другие.

  1. В настоящей работе был исследован субъектный состав гражданско-правового института возмещения вреда и было установлено, что таковым является казначейство. На основе проведенного анализа литературных источников автором было предложено новое определение термина «казначейства». В связи с тем, что одной из главных задач органов казначейства является: организация, осуществление и контроль за исполнением республиканского бюджета Российской Федерации, управление доходами и расходами этого бюджета на счетах казначейства в банках, соискателем сделано предложение о целесообразности в соответствии со ст. 1070 ГК РФ Положение о федеральном казначействе, а именно дополнить п. 9 Положения о федеральном казначействе Российской Федерации подпунктом «щ» следующего содержания. В соответствии с задачами, возложенными на казначейство, Главное управление Федерального казначейства Министерства финансов Российской Федера-

151

ции: «выступает в суде в качестве представителя ответчика по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда».

  1. Анализ следственной и судебной практики пока зывает, что в настоящее время имеют место ошибки в выборе субъекта, обязанного возместить вред. Причиной этому являет ся вступление в действие Бюджетного кодекса Российской Фе дерации, который изменил порядок, возмещения ущерба, при чинённого гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения в качестве меры пресечения заклю чения под стражу, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

В связи с этим, автором сделан вывод о целесообразности устранения выявленных противоречий между положениями Бюджетного кодекса и ст. 1070 ГК.

  1. В соответствии с Указом от 18 мая 1981 года, право на возмещение вреда наступает в случае реабилитации незаконно привлеченного к уголовной ответственности и к осуждению.

Понятие «реабилитации» до сих пор полно не дано ни в нормативных актах, ни в юридической литературе. Изучив все точки зрения по данному вопросу, автор пришел к выводу о том, что наиболее правильным будет следующее определение термина «реабилитация», под которым следует понимать «решение правомочного должностных лиц правоохранительных органов, изложенное в уголовно-процессуальном акте и

152

констатирующее отсутствие события или состава преступления».

  1. Проведенный диссертантом анализ процедуры возмещения вреда, установленными нормативными актами начала 80-х гг. показал, что она чрезвычайно усложнена, к тому же многие ее положения требуют доработки и изменений. Одно только описание всего механизма может оттолкнуть достаточно большую часть реабилитированных от многомесячных хождений по бюрократическим инстанциям. Порядок, предусмотренный законом для возмещения вреда, имеет многоступенчатый характер, что не позволяет гражданам в полной мере и своевременно реализовать свои права. В связи с этим мы считаем, что более предпочтительным представляется другой порядок рассмотрения подобных дел - исковой. С точки зрения защиты нарушенных субъективных прав граждан в правовом государстве, судебный порядок (гражданское судопроизводство) представляется вполне логичным и единственно верным.
  2. Судебно-следственные органы не всегда надлежащим образом выполняют обязанности, возложенные на них статьей 58.1 УПК РСФСР. Для решения данной проблемы следует:
    • совершенствовать служебно-правовую подготовку со стороны руководителей ОВД и следственных подразделений;
  • ввести санкции, в частности применение мер дисципли нарного воздействия в отношении должностных лиц органов дознания и предварительного следствия в случае игнорирова ния им обязанности, указанной в ст. 58 со значком 1 УПК

153

РСФСР;

  1. Обоснован вывод о том, что установленный дейст вующим законодательством шестимесячный срок возмещения вреда является усеченным. В связи с этим автор предлагает из менить исковой срок на возмещение вреда причиненного^ граж данину незаконными действиями должностных лиц органов дознания и предварительного следствия, установив его в соот ветствии с общим сроком исковой давности по действующему гражданскому законодательству.

  2. Диссертантом внесено предложение по совершенство ванию порядка возмещения морального вреда. Возмещение мо рального вреда следует осуществлять в общеисковом порядке в одном судебном заседании, наряду с рассмотрением вопроса о возмещении реабилитированным всех видов причиненного вреда.

154

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.

  1. Нормативно-правовые источники и документы:

1.1. Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1998 года // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. - М.: Международные отношения, 1998. - С.415. 1.2. 1.3. Декларация прав и свобод человека и гражданина // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. - 1991. - № 52. - Ст. 1865. 1.4. 1.5. Международный пакт о гражданстве и политических правах принятых резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеей ООН от 16 декабря 1996 года // Собрание законодательства РФ. -1994. - №4. - Ст. 4130. 1.6. 1.7. Конституция Российской Федерации. - М., 1993. 1.8. 1.9. Конституция СССР. - М., 1986. 1.10. 1.11. Основы гражданского законодательства СССР 1961 г. 1.12. 1.13. Основы гражданского законодательства СССР от 31 мая 1991 года №2211-1 в редакции 26 января 1996 года // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. -1991. -№26. -Ст. 733. 1.14. 1.15. Основы уголовного судопроизводства (с изменениями и дополнениями) // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. - 1990. - №15. - Ст.129. 1.16. 1.17. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (с изменениями 1.18.

155

и дополнениями за 1 февраля 1997 года). - М., 1997.

1.10. Комментарий к УПК РСФСР / Под ред. Рекункова A.M., Орлова А.К. -М., 1981. 1.11. 1.12. Научно-практический комментарий к УПК РСФСР / Под общей ред. В.М. Лебедева. - М., 1995. 1.13. 1.14. Гражданский кодекс РФ часть первая // Собрание законодательства РФ. - 1995. - №32. - Ст.456. 1.15. 1.16. Гражданский кодекс РФ часть вторая // Собрание законодательства РФ. - 1996. - №5. - Ст.410. 1.17. 1.18. Гражданский кодекс РСФСР от 11 июня 1964 года в редакции закона РФ от 24 декабря 1992 года №4215-1 // Ведомости Верховного Совета РСФСР. - 1964. - №24. - Ст.407. 1.19. 1.20. Гражданский кодекс РСФСР 1922 года (комментарий). / Под ред. СМ. Прушицкого, СИ. Раевича. - Вып. XX. - 1934. 1.21. 1.22. Гражданско-процессуальный кодекс РСФСР от 11 июня 1964 года в редакции Федерального закона РФ от 25 июня 1998 года // Ведомости Верховного Совета РСФСР. - 1964. - №24. -Ст.407. 1.23. 1.24. Жилищный кодекс РСФСР от 24 июня 1983 года в редакции Федерального закона РФ от 22 августа 1995 года №151-ФЗ // Ведомости Верховного Совета РСФСР. - 1983. - №26. - Ст.883. 1.25. 1.26. Кодекс законов о труде РСФСР от 9 декабря в редакции Федерального закона РФ от 24 июля 1998 года №125-ФЗ // Ведомости Верховного Совета РСФСР. - 1971. - №50. - Ст. 1007. 1.27. 1.28. Уголовный кодекс РФ // Собрание законодательства. -1996. -№25. -Ст.2954. 1.29. 1.30. Кодекс об административных правонарушениях РСФСР в редакции Федерального закона РФ от 25 июня 1998 года №91-ФЗ 1.31.

156

// Ведомости Верховного Совета РСФСР. - 1984. - №27. - Ст.909.

1.21. Закон РСФСР «О милиции» от 18 апреля 1991 года (с изменениями и дополнениями). М. Изд-во «Кодекс», 1999. 1.22. 1.23. Закон РФ «Об учреждениях и органах исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» от 21 июля 1993 года с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральным законом РФ от 15 июля 1996 года №117-ФЗ // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - 1993. - №33. -Ст.1316; Собрание законодательства РФ. - 1996. - №25. Ст.2964; Российская газета. - 1998. - 29 июля. 1.24. 1.25. Федеральный закон РФ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995 года с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральным законом от 21 июля 1998 года №117-ФЗ // Собрание законодательства РФ. - 1995. - Ст.2759; Российская газета. - 1998. -29 июля. 1.26. 1.27. Федеральный закон РФ «Об основах государственной службы Российской Федерации» от 3 августа 1995 года // Собрание законодательства РФ. - 1995. - №31. - Ст.2990. 1.28. 1.29. Закон РФ №5242-1 от 25 июня 1993 года «О праве гражданина Российской Федерации на свободу передвижения выбора места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - 1993. - №32. - Ст.1227. 1.30. 1.31. Закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы гражданина» от 27 апреля 1993 года. №4866-1 в редакции Федерального закона РФ от 14 декабря 1995 года. №197-ФЗ //Российская газета. - 1993. - 18 мая; Собрание за- 1.32.

157

конодательства РФ. - №51. - Ст.315.

1.27. Закон РФ «О средствах массовой информации» от 27 де кабря 1991 года №2124-1 в редакции Федеральных законов РФ от 13 января 1995 года№114-ФЗ, от 6 июня 1995 №87-ФЗ, от 19 июля

1995 №114-ФЗ, от 27 декабря 1995 №211-ФЗ // Ведомости .народ ных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - №7. - 1992; Собра ние законодательства РФ. - №3. - 1995; Собрание законодательст ва РФ. - №24. - 1995; №30. - 1995; №1. - 1996.

1.28. Закон РФ «Об охране окружающей природной среды» в редакции Закона от 21 февраля 1992 г. № 2397-1, от 2 июня 1993 № 5076-1. 1.29. 1.30. Закон РФ «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1.31. 1992 года № 2300-1 в редакции Федерального закона от 9 января

1996 г. № 2-ФЗ // ВВС. 1992. № 15. Ст. 766.

1.30. Закон РФ «О статусе военнослужащих» от 22 января

1993 года № 4338-1 в редакции Федерального закона от 24 ноября 1995 г. № 178-ФЗ// ВВС. 1993. № 6. Ст.188.

1.31. Закон РФ «О безопасности» от 5 марта 1993 года //Ведомости Съезда Народных Депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - 1992. - 15. - Ст. 769№ 1993. - № 2. - Ст. 77.

1.32. Положение о службе в органах внутренних дел РФ // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - 1993. - № 2. -Ст.70. 1.33. 1.34. Правила возмещения работодателем вреда, причиненного работнику увечьем, профессиональным заболеванием, либо иным повреждением здоровья, связанным с использованием ими трудовых обязанностей утвержденные постановлением Верховного Совета РФ от 24 декабря 1992 года с изменениями и дополнения- 1.35.

158

ми, внесенными Федеральным законом РФ от 24 ноября 1995 года №180-ФЗ // Ведомости Съезда народных депутатов РФ. - 1993. -№2. - Ст.71; Собрание законодательства РФ. - 1995. - №48. -Ст.4562.

1.34. Указ Президента РФ от 8 октября 1992 года № 1189 «О мерах по защите прав граждан, охране правопорядка и усилению борьбы с преступностью» // Бюллетень нормативных актов феде ральных органов исполнительной власти.

1.35. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года «О возмещении ущерба, причиненного гражданину неза конными действиями государственных и общественных организа ций, а также должностными лицами при исполнении ими служеб ных обязанностей», утвержденное этим же указом Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незакон ными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда // Ведомости Верховного Совета СССР. - 1981. -№21.-Ст.741.

1.36. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 11 сентября 1996 г. «Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 1996 года (по гражданским делам) // Бюллетень ВС РФ, 1997, № з. 1.37. 1.38. Положение о реестре государственных должностей федеральных государственных служащих, утвержденное Указом Президента РФ от 11 января 1995 года № 32 // Собрание законодательства РФ. - 1995. - Ст.174. 1.39. 1.40. Инструкция по применению Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокурату- 1.41.

159

ры и суда, утвержденная Минюстом СССР, Прокуратурой СССР, Минфином СССР 2 марта 1982 года // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств. - 1989. - №3. - С.3-10.

1.39. Постановление Конституционного Суда РФ от 16 октября 1995 года №11-17 по делам о проверке Конституционности статьи 124 закона РСФСР от 29 ноября 1990 года «О государственных пенсиях в РСФСР» // Собрание законодательства РФ. - 1995. -№43. -Ст.2341. 1.40. 1.41. Постановление Верховного Суда РФ №10 от 20 декабря 1994 года «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда» // Сборник постановлений пленумов Верховного судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. Издание 5-е. - 1996. - Ст. 365. 1.42. 1.43. Постановление Пленума ВС РФ от 18 августа 1992г. № 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (в ред. Постановлений Пленума ВС РФ от 25.04.95. № 6.). 1.44. 1.45. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 23 декабря 1998 года «О некоторых вопросах применения в судебной практике Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностными лицами при исполнении ими служебных обязанностей» // Бюллетень Верховного Суда. - 1989. - №1. 1.46. 1.47. Постановление Пленума Верховного суда СССР «О судебной практике по искам из причинения вреда» от 10 июня 1943 года // Сборник действующих постановлений Пленумов Верховно- 1.48.

160

го Суда СССР. -М., 1958.

1.44. Постановление Пленума Верховного суда СССР «О судебной практике по искам из причинения вреда» Бюллетень Верховного Суда СССР. - М., 1969. - №12; 1959. - №3. 1.45. 1.46. Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 20 декабря 1994г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» // Российская газета, 29 января 1998. 1.47. 1.48. Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 29 сентября 1994 г. № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» в редакции Постановления Пленума Верховного суда РФ от 25 апреля 1995г. № 6. // Российская газета. 1994. № 230. 26 ноября. 1.49. 1.50. Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполненими ими трудовых обязанностей. В редакции Федерального закона от 24 ноября 1995 г. № 180-ФЗ//ВВС. 1993. № 2. Ст.71. 1.51.

  1. Книги, монографии, учебники, учебные пособия:

2.1. Абашев Э. Возмещение вреда. Учебно-практическое пособие// Серия: «Юридические эссе». - М.: Белые альвы. 2000. 2.2. 2.3. Автаева Н.Н., Волошин Н.П. Гражданско-правовая защита социалистической собственности. - М., 1974. 2.4. 2.5. Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. - М., 1940. 2.6. 2.7. Агеева Е.А. Юридическая ответственность в государственном управлении: социально-правовой аспект. -Л., 1990. 2.8. 2.5. Аграновская Е.В. Правовая культура и обеспечение прав личности. - М., 1998.

2.6. Алексеев С.С. Общая теория права. Т.2. - М., 1982. 2.7. 2.8. Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т.1. - М., 1972. 2.9. 2.10. Алексеев С.С. Философия права. - М., 1993. 2.11. 2.12. Алексеев С.С. Общие дозволения и общие запреты в советском праве. - М:Юрист, 1989. 2.13.

2.10. Антимонов Б.С. Значение вины потерпевшего при гражданском правонарушении. - М., 1950. 2.11. 2.12. Бабаев В.К., Баранов В.М. Общая теория права: Краткая энциклопедия. - Н. Новгород, 1997. 2.13. 2.14. Бабаев В.К., Баранов В.М., Гойман В.И. Словарь категорий и понятий общей теории права. - Н. Новгород, 1992. 2.15. 2.13.Баранов В.М., Серых В.М. Поисковые темы научных и учебных исследований по общей теории права: Организационно-методические и справочно-библиографические пособие для адъюнктов и слушателей. - СПб., 1996.

2.14. Бахрах Д.Н. Административное право: Учебник для ву-

162

зов. - М.: Изд-во Бек, 1996.

2.15. Белякова A.M. Возмещение причиненного вреда. - М., 1972.

2.16.Белякова A.M. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда. - Издательство Московского ун-та, 1986..

2.17. Белякова A.M. Имущественная ответственность за причинение вреда. - М., 1979. 2.18. 2.19. Беляцкин С.А. Возмещение морального вреда. - СПб., 1915. 2.20. 2.21. Бережнов А.Г. Права личности. Некоторые вопросы теории. -М., 1991. 2.22. 2.23. Бернштейн Д.И. Правовая ответственность как вид социальной ответственности и пути ее обеспечения. - Ташкент, 1989. 2.24. 2.21. Боннер А. Можно ли причинить моральный вред юридическому лицу? // Российская юстиция». № 6. 1996.

2.22. Братко А.Г. Правоохранительная система: вопросы теории. -М., 1991. 2.23. 2.24. Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. - М., 1950. 2.25.

2.24. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. - М., 1979. 2.25. 2.26. Варкалло В. Об ответственности по гражданскому праву. - М., 1978. 2.27. 2.28. Венгеров А.Б. Теория государства и права. Ч. 1. Теория государства. - М., 1995. - Ч. 2; Теория права. - М., 1997. - Т.1,2. 2.29. 2.30. Власов В.И. Расследование преступлений: Проблема качества. - Саратов, 1988. 2.31. 2.32. Волков А.Я. и др. Юридическая ответственность работников милиции за вред, причиненный гражданину или организа- 2.33.

163

ции: Учеб. пособие // Волков А.Я., Паращенко В.Н., Колбасин Д.А. - Минск.: МВШ МВД СССР, 1991.

2.29. Вольман И.С, Могилевский М.О., Никольский Д.Н. Гражданское право (Россия). - СПб., 1903.

2.30. Гаврилов Э. Компенсация морального вреда: некоторые аспекты применительно к деятельности СМИ/ Законодательство и практика СМИ. № 10 (62). Окт. 1999. 2.31. 2.32. Гаврилов Э. Освобождение средства массовой информации от ответственности за распространение сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию // Законодательство и практика средств массовой информации, вып. 12 (64). декабрь 1999 г. 2.33. 2.34. Гегель Г.В. Философия права. - М., 1990. 2.35. 2.36. Гоббс Т. Избранные произведения. Т.1. - М., 1965. 2.37. 2.34. Государственная дисциплина и ответственность. - Л., 1990. -Глава 2.

2.35. Грабарь В.Э. Энциклопедия права. - Юрьев, 1906. 2.36. 2.37. Гражданский процесс: Учебник // Под ред. М.С. Шака-ряна. - М.: Юрид. лит-ра, 1993. 2.38. 2.39. Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций. / Отв. ред. О.Н. Садиков. - М.: Изд-во БЕК, 1997. 2.40. 2.41. Гражданское право. Т.1 / Под ред. М.М. Агаркова, Д.М. Генкина. - М., 1994. 2.42. 2.43. Гражданское право. Часть 1 / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. - М., Изд-во ТЕИС, 1996. 2.44. 2.45. Гражданское право. Часть 2 / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. - М.: Проспект, 1997. 2.46.

164

2.41. Гримм Д.Д. Энциклопедия права. - СПб., 1895.

2.42. Грошевой Ю.М. Правовые свойства приговора - акта социалистического правосудия. - Харьков, 1979.

2.43. Даль В. Толковый словарь. - М., 1955. 2.44. 2.45. Даныпина Л.И. Правоохранительные органы России. -М., 1992. 2.46. 2.47. Денисов А.И. Общая теория правонарушения и ответственности. - Л., ЛГУ, 1983. 2.48. 2.49. Дженис М., Кэй Р., Брэдли Э. Европейское право в области прав человека (Практика и комментарии). Пер. с англ. - М.: «Права человека», 1997 г. 2.50. 2.51. Донцов СЕ. Глянцев В.В. Возмещение вреда по советскому законодательству. - М.: Юрид. лит-ра, 1990. 2.52. 2.48. Донцов С.Е., Маринина М.Я. Имущественная ответст венность за вред, причиненный личности. - М., 1986.

2.48 Дубинин Н.П., Карпец И. И., Кудрявцев В.Н. Генетика. Поведение. Ответственность. -М.: Полиздат, 1982.

2.49. Жуйков В. М. Возмещение морального вреда. Коммен тарий российского законодательства. Вып. 1. М., 1995 г.

2.50. Жуйков В. М. Возмещение морального вреда // Бюллетень ВС РФ. 1994. № 11. 2.51. 2.52. Законодательство РФ о средствах массовой информации // Научно - практический комментарий проф. Федотова М. А. - М.: Центр «Право СМИ», 1999. - с. 544. 2.53. 2.54. Защита чести мёртвых в суде, нельзя требовать со СМИ денег // Комментарии Центра «Право СМИ» // Законодательство и практика СМИ. вып. 10 (74). Окт. 2000 г. 2.55. 2.56. Зыбин С.Ф. Индивидуальная воспитательная работа с 2.57.

165

сотрудниками внутренних дел. - СПб., 1996.

2.54. Иванова З.Д. Роль правовых запретов в охране прав и свобод граждан. // Труды Московской высшей школы милиции МВД СССР. - М., 1977. -Вып.1. 2.55. 2.56. Иванова З.Д. Законность - основа правоотношений в деятельности милиции. - М., 1987. 2.57. 2.56.Иоффе О.С. Гражданско-правовое положение заключенных вИТУ. -М., 1959.

2.57. Иоффе О.С. Обязательства по возмещению вреда. / 2-издание. - Л.: Изд-во ЛГУ, - Л., 1952. 2.58. 2.59. Иоффе О.С. Обязательственное право. - Л., 1975. 2.60.

2.59. Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. - Л., 1955. 2.60. 2.61. Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву. - Л., 1949. 2.62. 2.63. Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР. 4.1.-Л., 1975. 2.64. 2.65. Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР. 4.2. -Л., 1978. 2.66. 2.67. Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций. -Л.: Изд- воЛГУ, 1958. 2.68. 2.69. История государства и права зарубежных стран. 4.1. / Под ред. Н.А. Крашенинникова, О.А. Жидковой. - М., 1988. 2.70.

2.65. Исханов У.К. Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц. - Алма-Ата, 1985. 2.66. 2.67. Калмыков Ю.Х. Возмещение вреда, причиненного имуществу. - Саратов, 1965. 2.68. 2.69. Капустин М.Н. Юридическая энциклопедия: Догматика. 2.70.

166

-СПб., 1893.

2.68. Караваев В.В., Кафтано вская A.M., Лившиц Р.З. Возмещение ущерба, причиненного здоровью рабочих и служащих. - М.,

  1. щ ^ 2.69. Карнович Е. Русские чиновники в былое и настоящее

время. - СПб., 1987.

2.70. Карташов В.Н. Профессиональная юридическая дея тельность. - Ярославль, 1992.

2.71. Керимов Д.А. Обеспечение законности в СССР. - М.: Госюриздат, 1956. 2.72. 2.73. Кечекьян С.Ф. Правоотношение в советском обществе. -М.: Изд-во АН СССР, 1958. 2.74. 2.75. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части второй (постатейный). / Отв. ред. О.Н. Садиков. - 2.76. ^ М., 1996.

2.74. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой. / Отв. ред. О.Н. Садиков. - М., 1995. 2.75. 2.76. Комментарий к Конституции Российской Федерации. -М., 1994. 2.77. 2.76.Конституция Российской Федерации и совершенствование механизмов защиты прав человека. - М., 1994.

2.77. Кони А.Ф. Собрание сочинений. Т. 4. - М., 1967.

2.78. Концепции развития российского законодательства. // Под ред. Л.А. Окуньова, Ю.Т. Тихомирова., Ю.П. Орловского. -

  • М., 1994.

2.79. Кофман В.И. Причинная связь как основание ответственности по советскому гражданскому праву. - М., 1961.

2.80. Красавчиков О.А. Возмещение вред, причиненного ис-

167

точником повышенной опасности. - М., 1966.

2.81. Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уго ловном процессе. - М., 1973.

2.82. Лазарев В.В., Левченко И.П. Правоприменительная дея- ‘ тельность органов внутренних дел. - М., 1989.

2.83. Лазаревский Н.Н. Объяснительная записка к проекту третей книге Устава Гражданского судопроизводства. - СПб., 1904. 2.84. 2.85. Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. - М., 1981. 2.86.

2.85. Лейст О.Э. Санкции в советском праве. - М., 1962. 2.86. 2.87. Лившиц Р.З. Теория права. - М., 1994. 2.88. 2.89. Магазинер Я.М. Ответственность государственного учреждения за вред, причиненный его должностным лицам. // Учеб- 2.90. ^Р» ные записки Свердловского юридического института. - Сверд-

ловск, 1945.

2.88. Макаров О.В., Дерюга Н.Н. Общие положения гражданского права в деятельности органов внутренних дел. - Хабаровск, 1995. 2.89. 2.90. Малеин Н.С. Возмещение вреда, причиненного личности. -М., 1965. 2.91. 2.90. Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, от ветственность. - М., 1985.

2.91. Малеин Н.С. Юридическая ответственность и справед- * ливость. - М., 1992.

2.92. Маркова М.Г. Ответственность органов внутренних дел за вред, причиненный неправильными служебными действиями их работников. - М., Академия МВД СССР, 1980.

168

2.93. Маркова М.Г. Обязательства по возмещению вреда с участием лиц лишенных свободы или ограниченных в свободе. -М.: Академия МВД СССР, 1987. 2.94. 2.95. Маркова М.Г. Правовое положение лиц, заключенных под стражу в порядке применения меры пресечения. - М.: Академия МВД СССР, 1981. 2.96. 2.97. Маслов В. Обязательства из причинения вреда. - Харьков, 1961. 2.98. 2.99. Матвеев Г.К. Вина в советском гражданском праве. -Киев, 1955. 2.100. 2.101. Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. - М., 1970. 2.102. 2.103. Мордовец А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина. - Саратов, 1996. 2.104. 2.105. Научный комментарий судебной практики по гражданским делам за 1962 год. - М., 1963. 2.106.

2.100. Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. -М., 1960. 2.101. 2.102. Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. -М., 1950. 2.103. 2.102. Нор В.Т. Имущественная ответственность за непра вильные действия должностных лиц. - Львов, 1974.

2.103. Носов В.А. Внедоговорные обязательства. - Ярославль, 1987. 2.104. 2.105. Общая теория права и государства // Под ред. В.В. Лазарева. - М., 1994. 2.106. 2.105.Общая теория права // Под ред. А.С. Пиголкина. - М., 1995.

169

2.106.Общая теория прав человека // Под ред. Е.А. Лукаше-вой. -М., 1996.

2.107.Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М.: Русский язык, 1985.

2.108. Пахомов И.Н. Виды советских государственных служащих, их правовые обязанности. - Львов, 1965. 2.109. 2.110. Плахотный А.Ф. Свобода и ответственность // Социологический аспект проблемы. - Харьков, 1974. 2.111. 2.112. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. - Пг., 1917. 2.113. 2.111. Поленина СВ. Законодательство в Российской Феде рации. - М., 1996.

2.112. Полякова М.Ф. Возмещение имущественного ущерба в случае реабилитации - одна из гарантий прав личности в советском уголовном процессе. - М., 1986. 2.113. 2.114. Попондопуло В.Ф. Динамика обязательственного правоотношения и гражданско-правовая ответственность. - Владивосток, 1985. 2.115. 2.116. Проблемы теории правонарушений. - Воронеж, 1990. 2.117. 2.118. Прокудина Л.А. Возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов. Научно- практический комментарий. - М: Юридическое бюро «Городец», 1997. 2.119. 2.116. Протасов В.Н. Правоотношения как система. - М., 1991.

2.117. Правоотношения и их роль в реализации права // Под ред. Ю.С. Решетова. - Казань, 1993. 2.118. 2.119. Радбрух Г. Введение в науку права. - М., 1915. 2.120.

170

2.119. Радько Т.Н., Толостиков В.А. Функции права. - Н.Н-д, 1995.

2.120. Ренненкампф Н.К. Очерки юридической энциклопедии. - Киев, 1880.

2.121. Российское законодательство Х-ХХ веков. Том 8. Судебные реформы. / Под ред. Б.В. Виленского. - М., 1991. 2.122. 2.123. Российская правовая система и международное право: Современные проблемы взаимодействия // Отв. Ред. В.М. Баранов. - Н.Новгород, 1996. 2.124. 2.125. Савицкая А.Н. Гражданская ответственность государственных органов за вред, причиненный их должностными лицами. -Львов, 1959. 2.126. 2.127. Сальников В.П. Правовая культура сотрудников милиции: Пособие. -Л., 1985. 2.128. 2.129. Самощенко И.С, Фаркушина М.Х. Ответственность по советскому законодательству. - М., 1971. 2.130. 2.131. Семенова А.Е. Обязательства, возникающие вследствие неосновательного обогащения и обязательства вследствие причинения вреда. - М., 1928. 2.132. 2.133. Сергеев А.П. Право на защиту репутации. - Л.: Знание, 1989. 2.134. 2.135. Синайский В.И. Русское гражданское право. - Киев, 1915. 2.136. 2.137. Смирнов В.Т. Обязательства, возникающие из причинения вреда. - Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1973. 2.138. 2.139. Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. - Л., 1983. 2.140. 2.131. Советское гражданское право: Учебник для юрид.

171

школ. - М.: Госюриздат, 1950.

2.132. Советское гражданское право / Под ред. В.А. Рясенцо-ва. В 2-х томах. Т. 1. - М., 1975. 2.133. 2.134. Советское гражданское право: Учебник в 2-х томах. Т. 1 / Илларионова Т.И., Кириллова М.Я., Красавчиков О.А. и другие. Под ред. О.А. Красавчикова. 3-е издание с исправлениями и дополнениями. - М.: Высшая школа, 1985. 2.135. 2.136. Соколов Н.Я. Профессиональное сознание юристов. -М., 1988. 2.137. 2.138. Социальное государство и защита прав человека. // Под ред. Е.А. Лукашевой. М., 1994. 2.139. 2.140. Степаненко Г.М. Обязательства из причинения вреда. -Алма-Ата, 1957. 2.141. 2.142. Строгович М.С. Курс Советского уголовного процесса. Т.1. -М., 1968. 2.143. 2.144. Тархов В.А. Обязательства, возникающие из причинения вреда. - Саратов, 1957. 2.145. 2.146. Татаринцева Е.В. Правовое воспитание. Методология и методика. - М., 1990. 2.147. 2.148. Травкин А.А. К вопросу о понятии и основании гражданско- правовой ответственности // Юридическая ответственность в советском обществе. -Волгоград, 1974. 2.149. 2.150. Трайнин А.Н. Состав преступления по советскому уголовному праву. - М., 1951. 2.151. 2.152. Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. - М., 1907. 2.153. 2.154. Тютрюмов И.М. Законы Гражданские с разъяснением Правительствующего Сената и комментариями русских юристов, извлеченные из научных и практических трудов по гражданскому 2.155.

172

праву и судопроизводству. - Петроград, 1915.

2.144. Тютрюмов И.М. Устав Гражданского судопроизводства. -СПб., 1904. 2.145. 2.146. Уголовное право. Общ. часть / Под ред. А.А. Пионт-ковского. - М., 1948. 2.147. 2.148. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. -СПб., 1910. 2.149.

2.147. Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и неосновательного обогащения. - М., 1951. 2.148. 2.149. Философский энциклопедический словарь. - М.: Сов. энцикл., 1983. 2.150. 2.151. Хвостов В.М. Общая теория права. - М., 1908. 2.152. 2.150. Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период / Под ред. Ю.П.Титова, О.И. Чистякова. - М.: Юрид. лит., 1990.

2.151. Хутыз М.Х. Римское частное право. - М., 1994. 2.152. 2.153. Хутыз М.Х., Сергейко П.Н. Энциклопедия права. - М.: Былина, 1995. 2.154. 2.155. Черепахин Б.Б. К вопросу о частном и публичном праве. -М., 1994. 2.156. 2.157. Черновол Е.П. Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями организаций и их должностными лицами. -Свердловск, 1984. 2.158. 2.159. Чичерин Б.Н. Философия права. - М., 1900. 2.160. 2.161. Чуб Г.П. Применение норм гражданского права и процесса в деятельности органов внутренних дел. - М.: ВШ МВД СССР, 1972. 2.162. 2.163. Шевченко ЯМ., Собчак А.А., Луць В.В., Боброва Д.В., 2.164.

173

Штефан М.И. Повышение роли гражданско-правовой ответственности в охране прав и интересов граждан и организаций. - Киев, 1988.

2.158. Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. - М., 1912.

2.159. Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. - М.: МГУ, 1995. -Т.1-2. 2.160. 2.161. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 года). - М., 1995. 2.162. 2.163. Шило Н.Я. Проблемы реабилитации на предварительном следствии. - Ашхабад, 1985. 2.164. 2.165. Шиминова М.Я. Компенсация вреда гражданам. - М., 1979. 2.166. 2.167. Эрделевский A.M. Компенсация морального вреда в России и за рубежом. - М., 1977. 2.168. 2.169. Явич Л.С. Советское право - регулятор общественных отношений в СССР. - Душанбе, 1957. 2.170. 2.171. Явич Л.С. Сущность права. -Л., 1985. 2.172. 2.173. Язык закона. // Под ред. А.С. Пиголкина. - М., 1990. 2.174.

2.167. Яичков К.К. Права, возникающие в связи с потерей здоровья. - М., 1964. 2.168. 2.169. Яичков К.К. Система обязательств из причинении вреда в советском гражданском праве. // В кн.: Вопросы гражданского права. - М., 1957. 2.170. 2.171. Якушкин В.А. Ошибка и ее уголовно - правовое значение. Казань. 1985. 2.172.

174

  1. Научные статьи:

3.1. Агарков М.М. Вина потерпевшего в обязательствах из причинения вреда // Советское государство и право. - 1940. - №3. 3.2. 3.3. Астемиров З.А., Кукса Э., Назаров Б.Л. за реальное возмещение материального ущерба. // Советская юстиция. - 1969. -№22. 3.4. 3.5. Бахрах Д.Н. Имущественная ответственность государственных органов за вред, причиненный действиями их должностных лиц гражданам // Советское государство и право. - 1968. -№11. 3.6. 3.7. Бахрах Д.Н. Ответственность государственных учреждений за имущественный вред, причиненный их должностными лицами гражданам // Советская юстиция. - 1968. - №20. 3.8. 3.9. Безлепкин Б.Т. Отраслевая принадлежность института возмещения ущерба реабилитированному // Советское государство и право. - 1989. - №2. 3.10. 3.11. Бойцова Л.В. Гражданин против государства // Общественная наука и современность. - 1994. - №4. 3.12. 3.13. Брагинский М., Суханов Е., Ярошенко К.Б. Комментарий ГК РФ // Хозяйство и право. - 1995. - №5. 3.14. 3.15. Братусь С.Н. Спорные вопросы теории юридической ответственности // Советское государство и право. - 1973. - №4. 3.16. 3.17. Брауде И.Б. Возмещение имущественного вреда // Революционная законность. - 1926. - №9. 3.18.

3.10. Быков А.Г. Роль имущественных санкций в обеспечении социалистической законности. // Советское государство и право. -1969. - №3. 3.11. 3.12. Вильянский СИ. О кодификации советского граждан- 3.13.

175

ского права. // Научная конференция по вопросам кодификации советского законодательства. Тезисы докладов. - Харьков, 1957.

3.12. Вопленко Н.Н. Причины ошибок в правоприменении // Советское государство и право. - 1982. - №4. 3.13. 3.14. Гуссаковский П.М. Вознаграждение за вред, причиненный недозволенными деяниями // Журнал Министерства юстиции. - 1912. - Декабрь. 3.15. 3.16. Деревяго В.М. Государственное управление и гражданско- правовая ответственность // Советское государство и право. -1985. -№1. 3.17. 3.18. Добровольская Т.Н. К вопросу о возмещении вреда причиненного необоснованным привлечением к уголовной ответственности и осуждением // Ученые записки ВИЮН. Вып. 10. - М., 1959. 3.19. 3.16. Донцов СЕ. Объем, характер и размер возмещения имущественного вреда // Советская юстиция. - 1977. - №6.

3.17. Иоффе О.С. О некоторых теоретических вопросах науки гражданского права. // Вестник Ленинградского ун- та. - 1949. -№3. 3.18. 3.19. Кун А. Противоправность и вина в обязательствах по возмещению вреда, причиненного гражданину актами власти // Правоведение. - 1984. - №3. 3.20. 3.19. Кун А.П. Вопросы возмещения вреда, причиненного гражданину актами власти // Правоведение. - 1983. - №6.

3.20. Лапиров-Скобло М. Споры по обязательствам из причинения вреда. // Арбитраж. - 1940. - №9. 3.21. 3.22. Лисюткин А.Б. Проблемы ошибок в правовой науке // Вестник Международной академии Бизнеса и новых технологий. - 3.23.

176

  1. -№3.

3.22. Маврин СП., Плиев И.П. Понятие должностного лица в советском трудовом праве // Правоведение. - 1983. - №4. 3.23. 3.24. Малеин Н.С. Возмещение вреда, причиненного незакон- 3.25. иг

ными действиями работника милиции // Советское государство и право. - 1968. - №7.

3.24. Маркова М.Г. Ответственность за вред, причиненный должностными лицами органов дознания, предварительного след ствия, прокуратуры и суда // Правоведение. - 1959. - №4.

3.25. Маркова М.Г. Ответственность органов милиции за вред, причиненный неправильными служебными действиями со трудников милиции // Советская юстиция. - 1974. - №9.

3.26. Матвеев Г.К. Психологический аспект вины Советских юридических лиц // Советское государство и право. - 1978. - №8.

”’ 3.27. Михно Е.А. Проблемы возмещения морального вреда //

Правоведение. - 1992. - №5.

3.28. Молчанов А.А. Право собственности как субъективное гражданское право // Актуальные проблемы правоохранительной деятельности органов внутренних дел. Сборник научных трудов. Вып. 1. - СПб.: Юридический институт МВД России, 1993. 3.29. 3.30. Москалькова Т.Н. О возмещении вреда, причиненного незаконным задержанием // Советское государство и право. - 1986. -№3. 3.31. 3.30. Мотовиловкер Я.О. Об ответственности за вред, причи- ^ ненный неправильными служебными действиями следственных ор ганов и суда // Правоведение. - 1973. - №2.

3.31. Нор В.Т. Имущественная ответственность органов внут ренних дел за вред, причиненный гражданам неправильными слу-

177

жебными действиями их работников. // Труды ВНИИ МВД СССР. Вып. 22. -М., 1972.

3.32. Ойгензихт В.А. Понятие гражданско-правовой презумпции // Советское государство и право. - 1975. 3.33. 3.34. Орловский П.Е. Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик // Советское государство и право. - 1962. - №1. 3.35. 3.36. Петров Г.И. Гражданин и должностное лицо в Советском государстве // Вестник Лен. ун-та. - 1973. - №23. 3.37. 3.38. Петров Ю.А. К понятию должностного лица // Правоведение. - 1974. - №6. 3.39.

3.36. Рахмилович В.А. О противоправности как основании гражданской ответственности // Советское государство и право. -1964. - №3. 3.37. 3.38. Рейхер В.К. Вопросы ответственности за причинение вреда // Правоведение. - 1971. - №5. 3.39. 3.38 Савицкая А.Н. Ответственность государственных учреждений за вред, причиненный действиями должностных лиц // Советское государство и право. - 1962. - №3.

3.39. Сапун В.А. Общесоциальная ответственность и правовое регулирование // Правоведение. - 1982. - №3. 3.40. 3.41. Скворцов Н.Н. Правовые последствия оправдания // Советское государство и право. - 1970. - №9. 3.42. 3.43. Строгович М.С. Сущность юридической ответственности // Советское государство и право. - 1979. - №5. 3.44. 3.45. Суханов Е.А. Превентивная функция имущественной ответственности // Советское государство и право. - 1982. - №36. 3.46. 3.43. Толстой Ю.К. О теоретических основах кодификации

*

178

граж данск ого закон одате льств а // Прав оведе ние. - Л., 1957.

3.44. У тевск ий П. Возм ещен ие имущ естве нного вреда как мера социа льно й защи ты // Ежен едель ник Совет ской юсти ции. - 1927. - №35. 3.45. 3.46. Ч ерме нина А.П. Катег ория ответ ствен ности . // Поня тие. Прин ципы. Катег ории: Опыт фило софск ого и социа льно- психо логич еског о иссле дован ия: Сб. науч. тр. / Под ред. Б.Д. Па- рыги на. - Л., 1975. 3.47. 3.48. Ш имин ова М.Я. Граж данск о- прав овые гаран тии охра ны здор овья имущ ества граж дан // Совет ское госуд арств о и прав о. - 1982. - №12. 3.49. 3.50. Э рделе вский A.M. Нель зя освоб одить // Чело век и закон . - 1997. - №№2 , 4. 3.51. 3.52. Я мпол ьская И.А. О долж ностн ом лице в совет ском госуд арств енно м аппа рате // Вопр осы совет ского адми нистр ативн ого права . - Л., 1949. 3.53.

3.49. Я роше нко К.Б. Обяз атель ства вслед ствие прич инени я вреда // Хозя йство и прав о. - 1996. - №12. 3.50. 3.51. Я роше нко К.Б. Возм ещен ие ущер ба, прич иненн ого граж дана м дейст виям и долж ностн ых лиц // Совет ское госуд арств о и прав о. - 1982. - №8. 3.52.

179

  1. Диссертации и авторефераты диссертаций:

4.1. Бородин В.В. Воспитание правовой культуры у молодых сотрудников милиции: Автореферат дисс. … к.ю.н. - Киев, 1989. 4.2. 4.3. Деревяго В.М. Гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный незаконными действиями государственных организаций, а также должностными лицами: Автореферат дисс. … к.ю.н. -М., 1985. 4.4. 4.5. Ильютченко Н.В. Возмещение вреда, причиненного личности в уголовном процессе незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда: Автореферат дисс. … к.ю.н. - М., 1995. 4.6. 4.7. Кун А.П. Возмещение вреда причиненного актами власти: Диссертация … к.ю.н. - Л., 1984. 4.8. 4.9. Медведева Т.М. Возмещение вреда причиненного правоохранительными органами: Диссертация … к.ю.н. - Саратов, 1984. 4.10. 4.11. Новоженов В.М. Объем, характер и размер возмещения вреда по советскому гражданскому праву: Автореферат дисс. … к.ю.н. - М., 1975. 4.12. 4.13. Нор В.Т. Имущественная ответственность государственных учреждений за вред, причиненный неправильными служебными действиями их должностных лиц в области административного управления и судебно-прокурорской деятельности: Автореферат дисс. … к.ю.н. - Киев, 1982. 4.14. 4.15. Черновол Е.П. Возмещение вреда, причиненного гражданам незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц: Диссертация… к.ю.н. - Свердловск, 1983. 4.16. 4.17.