lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Золотарев, Алексей Степанович. - Теоретические и практические проблемы расследования корыстно-насильственной организованной преступной деятельности: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Екатеринбург, 1997 244 с. РГБ ОД, 61:98-12/100-3

Posted in:

МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

УРАЛЬСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ

На правах рукописи Золотарев Алексей Степанович

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РАССЛЕДОВАНИЯ КОРЫСТНО-НАСИЛЬСТВЕННОЙ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Специальность:12.00.09 Уголовный процесс, криминалистика,теория

f “«M3# оперативно-розыскной t м;о””.?!••’
Деятельности.

\ V

Диссе ртаци я на соиск ание учено й степе ни канди дата юриди чески х наук.

Научн ый руков одите ль- докто р юриди чески х наук, профе ссор Л.Я.Д рапки н

Екатеринбург 1997

  • 2 -

ОГЛАВЛЕН И-Е

Введение 4-14

Глава 1. Криминалистическая характеристика корыстно-насильственной организованной преступной деятельности и структура ее расследования

§ 1.Уровни общности и структура криминалистических характеристик 15-24

§ 2.Структура и содержание криминалистических характе ристик корыстно-насильственной организованной преступной де ятельности 25-49 V

§ 3.Характеристика структуры расследования корыстно-на сильственной организованной преступной деятельности 50-64 у

•’ Глава 2.Проблемные ситуации и их разрешение в процессе расследования корыстно-насильственной организованной преступной деятельности. s § 1.
Особенности возникновения проблемных ситуаций на

различных этапах процесса расследования 6 5-96 /

v, § 2 .Особенности разрешения проблемных ситуаций в процессе расследования корыстно-насильственной организованной преступной деятельности 96-114

Глава 3.Конфликтные ситуации в расследовании корыстно-насильственной организованной преступной деятельности.

§ 1.Понятие и классификация конфликтных ситуаций….115-134

§ 2.Методы преодоления конфликтных ситуаций в процессе расследования 134-168

Глава 4. Ситуации тактического риска в процессе производства отдельных следственных действий .

§ 1. Понятие и особенности ситуаций тактического риска

  • 3 -

в расследовании корыстно-насильственной организованной прес тупной деятельности 169-186

§ 2. Основные методы разрешения ситуаций тактического риска 186-213

Заключение 214-220

Список литературы 221- 244

  • 4 -ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. Существенные изменения харак- тера преступности последних лет и, в первую очередь, все возрастающие масштабы ее организованной составляющей, требуют кардинальной перестройки общего подхода правоохранительных органов к организации своей деятельности. Следует согласиться со специалистами ВНИИ и Академии МВД РФ в том, что “организованная преступность в России достигла такой степени развития, что должна рассматриваться не только в качестве продукта социальных условий экономического, политического, правового, нравс- твенного характера, но и в качестве одного из наиболее мощных факторов, влияющих на общественное развитие”1.

Только за 1996 год пресечена деятельность 7.4 тыс. прес- тупных групп, различной степени организованности. Привлечено к уголовной ответственности 17 тыс. их участников, причастных к совершению 30.3 тыс. преступлений.Изъято 0.6 трлн руб,, 2.9 млн долларов, 5.3 тыс. единиц огнестрельного оружия, около 0.9 тонны взрывчатки,2 зарегистрировано 316 проявлений бандитизма.3 За первое полугодие 1997 года выявлено 5705 преступлений, совершенных организованными формированиями, в суд направлено 73 уголовных дела в отношении 374 обвиняемых.4

Корыстно-насильственная организованная преступная дея- тельность представляет собой наиболее опасный вид криминального промысла. Объектами посягательства здесь являются не только отношения собственности, но также жизнь и здоровье людей. К

1Алексеева М.А., Бабаев М.М и др. Долгосрочный прогноз развития криминальной ситуации в Российской Федерации. Академия МВД России. ВНИИ МВД РОССИИ. М., 1996.С.30

2 Там же. С.11,12

3 0 состоянии борьбы с преступностью.Заключение парламентских слушаний в Совете Федерации РФ.// Российская газета. 1.10.97. 4 5 0 результатах работы следственного аппарата органов внутренних дел в 1 полугодии 1997 года. М., 1997 г. С.7. 6

  • 5 -

этой категории мы относим бандитизм, квалифицированные составы грабежа, разбоя, вымогательства. Мы разделяем мнение, что “ виды организованной преступности экономической и насильственной направленности хотя и связаны между собой, все же носят достаточно самостоятельный характер”1. Это обусловлено историческими, экономическими, социальными факторами. И несмотря на явную тенденцию к интеграции традиционной (общеуголовной, ко- рыстно-насильственной) и экономической (“беловоротничковой”) преступности различия между ними сохраняются. А значит сохраняются и различия в особенностях борьбы с ней и в первую очередь особенности расследования. Это и обусловило выбор предмета исследования.По мнению специалистов центрального аппарата МВД России именно “корыстная доминанта в значительной мере определяла общую мотивацию преступности в стране. В частности, это отразилось на динамике некоторых видов насильственных посягательств” .2

Если в 1990 г. по данным ГУОП МВД России в стране дейс- твовало 785 организованных преступных групп, то в 1993 г. их количество возросло до 5.7 тыс.,а в 1994 году органы внутренних дел принимали меры по обезвреживанию уже 6.1 тыс. выявленных криминальных группировок, которые объединяли более 40 тыс. активных участников, руководство которыми осуществляло 4.7 тыс.лидеров и “авторитетов”уголовной среды. Более 900 организованных преступных групп имеют межрегиональные, более 300 - транснациональные связи.3 Если к тому же учесть высокий уровень латентности всех проявлений организованной преступности, то актуальность проблем борьбы с этим социальным явлением ста-

1Алексеева М.А., Бабаев М.М и др. Указ.соч.С.30

2 Состояние правопорядка в Российской Федерации и основные результаты деятельности органов внутренних дел и внутренних войск в 1996 году. С.4

3 Там же. С. и,12.

  • 6 -

новится еще более очевидной.

Проблематике организованной преступности в последнее время уделяется много внимания специалистами различных отраслей науки. Приоритет в ее разработке принадлежит ученым-криминологам. Вывод о ее существовании в СССР был сделан еще в начале 1980-х годов научными сотрудниками ВНИИ Прокуратуры СССР, ВНИИ МВД СССР, Омской высшей школы милиции. Но только к концу 1980-х в работах А.И.Гурова, А.И.Долговой, С.В.Дьяченко, А.Н. Волобуе-ва, Е.Б. Галкина, В.Д. Пахомова и др. были сформулированы основные признаки, характеризующие современную организованную преступность.

Криминалистические исследования организованной преступ- ности и методов борьбы с ней получили развитие в работах В.И.Брылева,Р.Р.Вафина, Л.Я.Драпкина., В.Н.Карагодина, Н.П.Яб-локова и др. Проводились и проводятся исследования по вопросам расследования отдельных видов криминальной деятельности (вымогательство, незаконный оборот наркотиков, заказные убийства), так или иначе связанных с проявлениями организованной преступности. Однако, большинство исследований были направлены либо на формирование общетеоретических криминалистических подходов к проблеме, либо частных криминалистических методик. Разработок, совмещающих последние достижения теории криминалистики с ее прикладными аспектами было проведено гораздо меньше,чем требуется правоохранительным органам.На ликвидацию этого теоретического пробела и направлено настоящее исследование.

Целью исследования является разработка научно обоснован- ной концепции расследования корыстно-насильственной организо- ванной преступной деятельности (КНОПД), выработка общих рекомендаций, направленных на повышение эффективности такого расследования. Хотя диссертация имеет методическую направленность

  • 7 -ее задачей не является разработка узкой видовой методики, поскольку информационную базу научного исследования составляет не видовая, а межвидовая ( по терминологии И.*. Герасимова1) криминалистическая характеристика целой группы преступных деяний, обладающих как совпадающими, так и отличающимися свойствами, не дающими возможности создать цельную, внутренне не противоречивую методику расследования. Однако, совпадающие свойства межвидовой криминалистической характеристики позволяют разработать общие методические и организационно- управленческие рекомендации по выявлению, раскрытию и расследованию организованной преступной деятельности корыстно-насильственной направленности. Несомненно, что эти рекомендации составляют основы методики расследования КНОПД и в то же время достаточно оптимальны для раскрытия и доказывания каждой разновидности преступлений, входящей в исследуемую группу криминальных деяний. Диссертантом выдвинута гипотеза о том, что расследование различных криминальных проявлений деятельности преступных форми- рований имеет общие закономерности. Проверка этой гипотезы и составила основной стержень данной работы. В процессе дальнейших исследований первоначальная гипотеза полностью подтвердилась и такие общие закономерности были выявлены и исследованы.

В соответствии с поставленной целью последовательно выд- вигались и решались следующие задачи:

  1. Формирование научной категории “криминалистическая ха- рактеристика преступной деятельности” ( в том числе и организованной), выявление ее структуры, содержания и уровней общности.

1 Криминалистика. Под ред. Герасимова И.Ф., Драпкина Л.Я. Глава 26. “Общие положения методики расследования преступлений” написана И.Ф. Герасимовым. С. 330 333.

  • 8 -
  1. Определение структуры и содержания криминалистических характеристик КНОПД.
  2. Разработка научно обоснованной целевой, этапную и функциональной структур расследования КНОПД, определение специфики и содержания каждого этапа.
  3. Анализ особенностей расследования данной категории преступной деятельности и выявление специфики формирования различных сложных ( проблемных, конфликтных, тактического риска) следственных ситуаций на каждом этапе расследования.
  4. Определение путей и методов разрешения сложных следс- твенных ситуаций в процессе расследования корыстно- насильственной организованной преступной деятельности (КНОПД).
  5. Разработка научных основ организации тактических опе- раций и комбинаций, используемых в расследовании КНОПД.
  6. Путем обобщения практики расследования данной катего- рии преступлений и сравнительного анализа научных разработок определить наиболее эффективные тактические приемы, варианты тактических операций и комбинаций.
  7. Методологическую основу исследования составляет диалектический метод познания. С учетом темы исследования использовалась литература по философии,логике ( в том числе и математи- ческой), психологии, этике, экономике, управлению, менеджменту, информатике, научной организации труда. Применялись различные методы научного исследования: сравнительно-правовой, логико-юридический, ситуативный и системный анализы, обобщение конкретных и моделирование типовых ситуаций, анкетирование и интервьирование.

В ходе исследования автор опирался на научные положения, изложенные в работах О.Я.Баева ,И.Е. Быховского, Р.С.Белкина, А.Н.Васильева, А.Н. Волобуева, Гавло В.К.,
И.Ф.Герасимова,

  • 9 -А.И.Долговой, Л.Я.Драпкина, А.В.Дулова, Г.Г.Зуйкова, Л.Л.Каневского, В.Н.Карагодина, Л.М.Карнеевой, В.И.Куликова, В.А.Образцова, А.Р.Ратинова, Н.А.Селиванова, В.Г.Танасевича, В.И.Ши-канова, А.А.Эйсмана, Н.П.Яблокова и других авторов.

Теоретической основой криминалистического исследования послужили частные криминалистические учения о криминалистической характеристике преступления, следственной ситуации, противодействии расследованию. Диссертант использовал ситуационный подход, рассматривая особенности, характерные для расследования данной категории преступной деятельности, следственных ситуаций и через их анализ выявил содержание и структуры отдельных этапов расследования.

Эмпирическую базу исследования составили результаты изу- чения 208 уголовных дел о бандитизме, грабежах, разбоях, вымогательствах, совершенных организованными группами, и 144 дела о нераскрытых преступлениях, с признаками организованной преступной деятельности, проведенного по специальным анкетам. Были проинтервьюированы 256 следователей МВД и прокуратуры, в том числе 48 работающих в подразделениях, специализированных на расследовании организованной преступной деятельности.

Обобщена монографическая и иная специальная отечественная литература по уголовному процессу и криминалистике, труды зарубежных специалистов, материалы ведомственной статистики МВД и прокуратуры. Диссертантом использован также 13-летний опыт следственной работы, в том числе и руководителем специализированного следственного подразделения по расследованию организованной преступной деятельности.

Научная новизна диссертации заключается прежде всего в том, что в юридической литературе впервые на диссертационном уровне предпринята попытка создания научных основ расследова-

  • 10 -ния организованной преступной деятельности. В диссертации на базе современных криминалистических воззрений и современного состояния следственной практики проведено комплексное исследование актуальных научных и практически значимых проблем расследования корыстно- насильственной организованной преступной деятельности, определены и проанализированы типичные криминалистические характеристики и следственные ситуации.

Несомненно современным и новым является концептуальный подход к изучению организованной преступности как к негативной разновидности человеческой деятельности ввиду ее стабильного устойчивого характера, сущность и содержание которой составляют не отдельные и разрозненные криминальные деяния, а система связанных между собой преступлений, совокупность которых и представляет преступную деятельность, в данном случае - корыстно- насильственную. Именно такой современный и плодотворный в научном отношении подход позволяет исследовать и разрабатывать наиболее оптимальные концепции раскрытия, расследования и предупреждения организованной преступной деятельности, ее отдельных разновидностей и конкретных проявлений.1

Разработан ряд новых научных положений касающихся расследования корыстно-насильственной организованной преступной дея- тельности, тактических и организационно-управленческих рекомендаций по совершенствованию практики расследования исследуемой категории дел, том числе и в виде алгоритмов, сочетающих процессуальные и тактические аспекты деятельности следователя.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. В основании структуры проанализированных криминалисти-

1 С а м ы г и н Л.Д. Расследование преступлений как система деятель- ности. М. Изд-во МГУ. 1989. С. 10-18, 93. Ц в е тк о в СИ. Криминалистическая теория принятия решений. Дисс… д-ра юрид. наук. С.265 Волчец-к а я Т.С. Криминалистическая ситуалогия. М. 1997.С.57,61-86

  • 11 -

ческих характеристик лежит общая структура человеческой деятельности: субъект, объект, цель, средства, процесс, результат. Совокупность сведений, входящих в криминалистическую характеристику обусловлена на нормативном уровне составом преступления и предметом доказывания. Кроме того в содержание криминалистической характеристики входит обобщенная информация о некоторых промежуточных (вспомогательных) фактах, установление которых способствует раскрытию и расследованию преступлений.

  1. Для расследования названной категории преступной дея- тельности необходимо выдвижение и достижение, наряду с традиционными тактическими целями (раскрытие и расследование конкретного преступления), стратегических целей расследования ликвидации конкретного организованного криминального формирования, пресечение его деятельности.
  2. Этапная структура расследования сложных разновидностей преступной деятельности ( в том числе и корыстно- насильственной организованной преступной деятельности) предполагает четыре основных этапа: первоначальный, этап предъявления обвинения, последующий и заключительный. Каждый из них имеет свои специфические задачи и особенности, наиболее характерные разновидности следственных ситуаций и соответствующие приемы их разрешения.Причем содержание, границы и задачи этапа предъявления обвинения в его криминалистическом понимании определены в диссертации впервые. Кроме того, самостоятельным этапом деятельности правоохранительных органов является доследственная проверка (стадия возбуждения уголовного дела).
  3. Расследование корыстно-насильственной организованной преступной деятельности на стратегическом и тактическом уровнях имеет свою внутреннюю функциональную структуру, дифференцированную на две основные функции:
    доказательственную и пра-
  • 12 -вообеспечительную. Первая из них в свою очередь состоит из таких частных функций как: а) поиск и обнаружение источников доказательственной и оперативно- тактической информации; б) процесс доказывания ( установление обстоятельств предмета доказывания) ; в) диагностирование и преодоление противодействия расследованию. Правообеспечительная функция, также подразделяется на два направления: уголовно- процессуальное и гражданско-правовое, каждое из которых функционально состоит из: а) разъяснения и б) обеспечения соответствующих прав участников процесса. Такой подход к функциональной структуре расследования позволяет правильно распределить силы и средства органов расследования и наиболее эффективно организовать свою деятельность. Функциональная структура расследования в данном случае не зависит от его этапной структуры. Все функции могут реали-зовываться одновременно и практически на всех этапах расследования .
  1. Для расследования исследуемой категории преступной де- ятельности традиционный вариант расследования, связанный с раскрытием уже совершенных преступлений, названный диссертантом “реактивным” (как реакция на ранее совершенное преступление), менее эффективен чем превентивный (по результатам упреждающей оперативной разработки) или смешанный ( сочетающий в себе черты того и другого вариантов).
  2. Выдвижение и проверка типичных и специфических версий при расследовании организованной преступной деятельности наиболее эффективно осуществляется по особой “концентрической” трехзвенной схеме. Движение от типовой версии к специфической реализуется здесь в направлении от криминального формирования к конкретному лицу. Противоположная “эксцентрическая” схема, т.е. от конкретного лица к формированию, влечет несвоевремен-
  • 13 -ную постановку задач стратегического уровня, удлиняет версион-ный процесс и потому менее эффективна, хотя на практике, в силу необходимости, используется не менее, а даже более часто.
  1. Основной формой процессуального закрепления полученных в результате оперативно-розыскных мероприятий сведений является вещественное доказательство, в процессуальном режиме которого исследуются представленные следователю носители технической записи и зафиксированная на них информация. Все остальные виды доказательств - показания, протоколы следственных действий, заключения эксперта, иные документы - являются средствами процессуальной проверки этого вещественного доказательства.
  2. Тактические операции, как наиболее эффективный метод разрешения сложных следственных ситуаций (особенно конфликтных и тактического риска) должны иметь ту же пяти-блочную структуру по числу частных функций следственной деятельности.
  3. Практическая значимость диссертации состоит в том, что большинство полученных результатов и выводов могут быть использованы как в практике расследования, так в процессе профессиональной подготовки следователей. Так, положения о превентивной концепции расследования и стратегических версиях позволяют формировать оптимальную стратегию и тактику пресечения, раскрытия и расследования корыстно- насильственной организованной преступной деятельности. Разработанные в диссертации положения об этапной, целевой и функциональной структуре расследования могут использоваться на практике в качестве рабочих матриц для разработки любых тактических операций и комбинаций по делам исследуемой категории. Механизм выдвижения версий по особой “концентрической” схеме имеет непосредственное прикладное значение для расследования организованной преступной деятельности. Рекомендации по использованию результатов оператив-
  • 14 -но-розыскной деятельности в процессуальном доказывании также могут непосредственно использоваться в практике расследования. Разработанные в диссертации методы разрешения различных сложных следственных ситуаций имеют не только теоретическое, но и прикладное значение для практики расследования.

Апробация и внедрение результатов исследования.Научные положения и выводы диссертации докладывались автором на научных и научно-практических конференциях, семинарах и совещаниях, в Уральском юридическом институте МВД России, на кафедре криминалистики Уральской юридической Академии, использовались в преподавании курса “Организация следственной деятельности”, опубликованы в сборниках материалов межвузовской научной-практической конференции “Проблемы науки и практики борьбы с преступностью” (Екатеринбург,1996), и научного семинара “Проект нового Уголовного кодекса России” ( “Следователь-.теория и практика деятельности,Екатеринбург,1995, № 3), “Образовательная политика МВД России: проблемы и перспективы (Екатеринбург, 1997).

  • 15 -ГЛАВА 1.КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КОРЫСТНО- НАСИЛЬСТВЕНННОЙ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И СТРУКТУРА ЕЕ РАССЛЕДОВАНИЯ

§ 1.УРОВНИ ОБЩНОСТИ И СТРУКТУРА КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ

ХАРАКТЕРИСТИК.

В любой науке изучение какого-либо объекта начинается с его общей характеристики. Криминалистика, изучающая в числе других и такой объект, как преступление, не стала в этом отношении исключением. Так появилось понятие “криминалистическая характеристика преступления”, ставшее на сегодня общепризнанной и одной из фундаментальных категорий криминалистики.1

В настоящий момент никем практически не оспаривается существование видовых и родовых криминалистических характеристик. Однако, этим единство взглядов различных авторов исчерпывается. Признавая существование определенной классификации криминалистических характеристик различные ученые расходятся во мнениях как по количеству классификационных уровней, тах и по основаниям их деления.2

Tax, свою классификацию уровней криминалистических характеристик дал Е.И.Зуев, подразделив их на абстрактную, общую, частную и конкретную.
Под первым уровнем он понимал характе-

  1. См. например,К олесниченкоА.Н. Научные и правовые основы расследования отдельных видов преступлений. - Автореф. дис. …д-ра юрид.наук. Харьков. 1967, С.9. С е р г ее в Л.А. Расследование и предупреждение хищений, совершаемых при производстве строительных работ. - Автореф. дис. …канд.
    юрид.наук. М., 1966, С. 4,5.
  2. Подробнее об см. Г а в л о В.К. К вопросу о криминалистической ха- рактеристике преступлений // Вопросы повышения эффективности борьбы с прес- тупностью. Томск. 1980,С. 122. С ел и в а н о в Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М. 1982, С. 132. ИикановВ.й. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. Иркутск. 1983. С. 23, 24. В а с и л ь е в А.Н. , Я б л о к о в Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. М., 1984 С. 132 .Криминалистика. Под ред. Образцова В.А. М. Изд-во “Юрист” 1995. С.38. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. М., Юридическая литература.
  3. С. 182.
  • 16 -

ристику преступления как такового и относил ее к чисто научной категории, полагая, что на остальных уровнях она имеют также и прикладное значение для нужд расследования. Основное своеобразие его точки зрения состоит в выделении уровня частных криминалистических характеристик, к которому он отнес отдельные элементы общих характеристик: место преступления, субъект преступления, другие элементы общей криминалистической характеристики .1 ‘

Вариант классификации, предложенный И.Ф.Герасимовым представляется наиболее удачным. Автор выделяет три основных классификации : а) видовая, б) внутривидовые классификации по чисто криминалистическим признакам; в) межвидовые классификации, объединяющие отдельные классификационные группы “ в целях разработки общей методики расследования преступлений разных видов, но имеющих какой-то общий и существенный признак, например, особенности личности обвиняемых “ 2. В своем подходе И.Ф.Герасимов отразил концептуально ценную мысль: уголов- но-правовые и криминалистические критерии суть разные основания классификации. Продолжая эту мысль, необходимо заметить, что если группы преступлений в первых двух классификациях (видовая и внутривидовая) соотносятся друг с другом как класс и род (множество-подмножество), то классификационные группы третьего вида( межвидовые) в принципе не сопоставимы по объему с группами первых двух классификаций. Придерживаясь позиции И.Ф.Герасимова В.А.Образцов заметил, что с точки зрения теории классификации существуют два разных принципа: деление классифицируемых объектов по линии “множество-подмножество”или

  1. Криминалистика (актуальные проблемы). Под ред.З у е в а Е.И. М. 1988, С. 128- 130.
  2. Криминалистика. Под ред. Герасимова И. Ф.,Драпкина Л.Я. М.
  3. С. 333.
  • 17 -

“род-вид” и по линии “тождество-различие” или “целое- часть”1. Первый случай является логическим делением, второй - аналитическим. “Если при логическом делении выявляются виды некоторого рода, то при аналитическом происходит мысленное вычленение в целом его частей или аспектов и, таким образом, предмет представляется в виде системы, каждая часть которой выполняет строго определенные функции.”2

Рассматриваемая в данной работе категория корыстно-на- сильственной организованной преступной деятельности (КНОПД) является именно межвидовой группой преступлений.

Следует также отметить, что ученые-криминалисты включают в понятие криминалистической характеристики различные струк- турные компоненты, давая им различную интерпретацию.

Так, В.Г. Танасевич, включает в содержание криминалисти- ческой характеристики такие элементы как способ и обстановку совершения преступления; непосредственный предмет преступного посягательства (включая характеристику лиц, связанных с обеспечением неприкосновенности соответствующего блага), личность субъекта преступления; маскировку, направленную на сокрытие преступного деяния и виновных лиц, осуществляемая как в процессе совершения преступления, так и после него3.

Критически анализируя это определение, В.К.Гавло справед- ливо отмечает, что маскировка в процессе совершения преступления относится к способу совершения, а осуществляемая после него - к способу сокрытия преступления4.Кроме того, он подверга-

  1. Образцов В.А. Криминалистическая классификация преступлений. Красноярск. 1988. С.61
  2. Б е р к о в В.Ф., Я с к е в и ч Я.С, Павлюкевич В.И. Логика. Минск, 1997,С.94-95.
  3. Танасевич В.Г. Теоретические основы методики расследования преступлений. // Сов. государство и право., 1976, N б, С. 92.
  4. Г а в л о В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. Томск. 1985. С. 155,156.
  • 18 -

ет критике включение в криминалистическую характеристику источников информации, в чем с ним солидарен Н.А.Селиванов, включающий в ее состав три группы данных: а) об объективной стороне состава преступления; б) об объекте преступного посягательства; в) о личности преступника, а также, что представляется особенно ценным, связи между элементами однозначного (динамического) и вероятностного (статистического) характера1.

Сам В.К.Гавло рассматривает криминалистическую характе- ристику отдельного вида (группы) преступлений “как систему типичных сведений, раскрывающих основные черты способа, механизма и обстановки совершаемых преступлений, следообраэования, личности виновного, его мотивы и цели в ситуациях подготовки, совершения и сокрытия преступлений, учитываемых в методике расследования1’2 .

Р.С.Белкин полагает, что “криминалистическая характерис- тика отдельного вида преступления должна включать характеристику исходной информации, системы данных о способе совершения и сокрытия преступления и типичных последствиях его применения, о личности вероятного преступника и вероятных мотивах преступления, о личности типичной жертвы преступления, о некоторых обстоятельствах совершения преступления (место, время, обстановка) “3.

И.Ф.Герасимов подразумевает под криминалистической харак- теристикой преступления “совокупность сведений, знаний об определенном виде или группе преступлений, полученных в резуль-

  1. Селиванов Н. А. Криминалистические характеристики преступлений и следственные ситуации в методике расследования.// Соц. законность. 1977, N 2 , С. 56.57.
  2. Г а в л о В.К. Указ. соч. С. 167. О н ж е. Проблемы теории и практики криминалистической методики расследования преступлений. Автореф. дис… д-ра. юрид. наук. Москва. 1988. С.27
  3. Б е л к и н Р. С. Указ.соч. С. 179,
  • 19 -тате специальных исследований, являющаяся важным
    структурным элементом методики расследования, обуславливающая методические рекомендации и в конечном счете способствующая
    раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений”1.

Л.Я.Драпкин полагает,что “криминалистическая характеристика преступлений - это научная категория, в которой с достаточной степенью конкретности списаны типичные признаки и свойства события, обстановки, способа и механизма совершения общественно опасных деяний определенной классификационной группы, процесса образования и локализации доказательств, типологические качества личности и поведения виновных, потерпевших, а также особенности иных объектов посягательства “2. Данное исчерпывающее определение лишь выиграло бы, если в нем присутствовало бы указание на наличие и характер связей между отдельными элементами.

В целом, исследования структуры криминалистических характеристик развивается в направлении дифференциации и детализации ее структурных элементов.

Так, В.К.Гавло выделяет обстановку, предшествующую совер шению преступления, обстановку совершения преступления и сло жившуюся после совершения преступления3.В.Н.Карагодин включил способ сокрытия преступления в качестве самостоятельного эле мента криминалистической характеристики преступлений.4

Признавая научную и практическую ценность выделяемых в

  1. Криминалистика. Под ред. Герасимова H.i, 9 р а и к и н а Л.Я. С.
    333.Гл.26 написана И.Ф.Герасимовым.
  2. Д р а п к и н Л.Я. Предмет доказывания и криминалистические характеристики
    преступлений.// Криминалистические характеристики в методике расследования преступлений. Свердловск. 1978. С. 17.
  3. Г а в л о В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. С.167
  4. Карагодин В.Н. Способы сокрытия преступления, их кримина- листическое значение, методы распознавания и преодоления. Автореф. дис. … канд.юрид.наук. Свердловск. 1982.С.10
  • 20 -ходе такой дифференциации элементов, считаем необходимым заметить, что при этом недостаточное внимание уделяется основаниям такой дифференциации.Какой-либо бесспорной теоретической базы для определения структуры и содержания криминалистической ха- рактеристики до настоящего времени не выработано. На наш взгляд, таким основанием могла бы стать система элементов человеческой деятельности, на что справедливо указывает В.А.Образцов, выделяя в качестве взаимосвязанных элементов: субъект, объект, цель, средства, процесс, результат.”Системное исследование анализируемого понятия,- пишет он, - имеет два направления : 1) Раскрытие механизма внутреннего функционирования системы, взаимодействия ее элементов;2) Изучение окружающего эту систему мира, ее реальной среды - необходимого фона , на котором и при участии которого развертывается внешнее функционирование системы”1.Предложенный подход позволяет свести в единую систему все элементы криминалистической характеристики КНОПД как частной разновидности человеческой деятельности.

Данные о субъекте - это сведения о личности преступника, или криминальном формировании (коллективный субъект) , если речь идет об организованной преступной деятельности. Здесь мы разделяем позицию В.И.Батшцева, рассматривающего группу, как комплексного субъекта преступления.2

Данные об объекте- это сведения о предмете преступного по- сягательства и личности потерпевшего.3

Сведения о цели - это информация о направленности дейс-

  1. Образцов В.А. О некоторых дискуссионных вопросах теории криминалистической классификации преступлений. С. 53. 47.
  2. Б а т и ц е в В.И. Расследование неоднократных преступлений отдельных лиц и постоянных групп (процессуальные и криминалистические основы). Автореф.
    … докт.юрид.наук. Воронеж 1994.С.24
  3. Аналогичной позиции придерживается Д.А.Турчин. См. Т у р ч и н Д.А.
    Научно-практические основы криминалистического учения о материальных следах. Владивосток. Изд-во Дальневост. ун-та. 1996. С.23
  • 21 -

твий субъекта.

Категория средства на криминалистическом уровне представ- лена понятием способа совершения преступления, способом его подготовки и сокрытия. Кроме того, значение данной категории для криминалистической характеристики организованной преступной деятельности имеет дополнительное значение: в нее в обязательном порядке должны включаться средства противодействия расследованию,т.е. способы сокрытия преступления, воздействия на ход раскрытия и расследования преступной деятельности, включая субъектов, непосредственно в преступной деятельности не участвующих, возможно не осведомленных о ее деталях, но объективно содействующих безопасности организованного преступного формирования.

Понятие процесса реализуется в механизме и этапах совер- шения преступления.

Под результатом следует понимать комплекс последствий со- вершенного преступления. Но в отличии от философского и социологического понимания этого термина как окончательного итога деятельности, в криминалистике “результат” должен рассматриваться более широко. Представляется, что весь комплекс необходимых последствий можно дифференцировать на две группы: первая - это ожидаемые последствия преступной деятельности, т.е. тот результат к достижению которого стремился субъект (субъекты) преступления, и вторая - типовые материальные и идеальные следы, т.е. информация о событии, способе, субъекте и других обстоятельствах преступления определенной классификационной группы. Именно такой дифференцированный подход придает инструмен-тально- поисковый характер понятию “результат”, позволяя широко использовать его в расследовании конкретных преступлений. Рассматривая соотношение таких криминалистических понятий как

  • 22 -способ и механизм совершения преступления, следует, на наш взгляд, заметить, что способ касается степени осуществления намерения субъектов преступной деятельности, а механизм характеризует преступную деятельность с точки зрения взаимодействия преступника и применяемых им орудий с элементами внешней среды. Это различие можно проиллюстрировать на примере. Если способ совершения разбойного нападения может выражаться в приме- нении оружия (например, стрельбе из пистолета), связывании жертвы, нанесении ему побоев, то механизм совершения данного преступления будет выражаться в выбрасывании отражателем стреляных гильз, пробивании пулей преград и осаднении на них пороховых частиц, застревании пуль в стене, завязывании узлов на веревке, использованной при связывании, причинении телесных повреждения жертве, оказании сопротивления потерпевшим, нанесение им преступнику ранений. Следует обратить особое внимание на то, что механизм как процесс находится в причинно-следственной связи с результатом реализации того или иного способа преступления, включая побочные, не планируемые субъектом преступления последствия. И те и другие результаты преступной деятельности проявляются в разнообразных следах-отражениях. В таком элементе как механизм преступления проявляется и целиком исчерпывается им взаимодействие других элементов криминалистической характеристики преступления с внешней средой (по существу
  • обстановкой совершения преступления)1.

Схематически взаимосвязь категорий обстановки, способа и механизма совершения преступления можно изобразить следующим образом:

  1. О механизме преступлениях и следах см. Т у р ч и н Д.Л. Теоретические основы криминалистиеского Учения о материальных следах. Лвтореф. дисс. … д-ра юрид.наук. М. 1989. С.16-17.
  • 23 -

СХЕМА 1 Соотношение обстановки,механизма и способа совершения преступления

Обстановка

Способ

Механизм

V

Следы

Обстановка ц способ взаимодействуют в механизме преступления и отражаются в следах, которые несут отраженную информацию и о способе, и об обстановке совершения преступления.

Нетрудно заметить,как отмечалось ранее,что этот подход позволяет выявить взаимосвязь между криминалистической харак- теристикой и понятием состава преступления в его классической четырехчленной формуле: объект, субъект, объективная сторона. На наш взгляд, содержание и логический объем криминалистичес- кой характеристики заданы уголовно-правовым понятием - состав преступления. Чтобы характеризуемое явление действительно было преступлением, оно должно обладать всеми необходимыми элементами состава преступления. На это обстоятельство в свое время указывал В.К.Гавло1. Следует только отметить, что состав преступления и криминалистическая характеристика оперируют разными видами фактов (обстоятельств). Первый как юридическая категория включает в себя юридические факты2. Криминалистическая характеристика имеет дело с фактами вне их юридической оценки, с фактами-явлениями, а не фактами- сущностями, как составной частью объекта уголовно- процессуального познания3. По существу это могут быть одни и те же обстоятельства, но в уголовном праве и уголовном процессе эти обстоятельства берутся в

  1. Г а в л о В.К. Указ. соч. С. 161.

2.А л е к с е е в С.С. Общая теория права. Т.2. М..1982. С. 163.

  1. Давлетов А.А. Указ. соч. С.96-101.
  • 24 -

их аксиологическом (оценочном), т.е. юридическом аспекте, а в криминалистике они изучаются в их природном (онтологическом) аспекте.

Учитывая, что уголовно-правовые факты познаются только уголовно-процессуальным путем следует остановиться на соотношении понятий криминалистической характеристики и предмета доказывания. Р.С.Белкин включает предмет доказывания в криминалистическую характеристику, полагая, что “иное решение вопроса неизбежно приводит …к неполноте криминалистической характеристики”1 .

Принимая во внимание , что перечень обстоятельств, подле- жащих доказыванию по уголовному делу (предмет доказывания), содержащийся в ст. 68 УПК РСФСР по существу конкретизирует специальные задачи уголовного судопроизводства, а криминалистическая методика призвана обеспечить решение этих задач, следует в принципе согласиться с высказанной точкой зрения. Однако предмет доказывания, являясь уголовно-процессуальной категорией содержит данные опять же о юридических фактах. Кримина- листика же всегда оперирует фактами-явлениями, в том числе и фактическими обстоятельствами, подлежащими установлению по уголовному делу. Кроме того Л.Я.Драпкин неоднократно отмечал, что обстоятельства предмета доказывания надо рассматривать как комплексов вопросов, стоящих перед следователе^ тогда как элементы криминалистической характеристики следует считать потен- циальными ответами.2

  1. Б е л ки н Р. С. Указ.соч.С. 191.
  2. Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск.
  3. С.35.’
  • 25 -

§ 2.СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ

ХАРАКТЕРИСТИК КОРЫСТНО-НАСИЛЬСТВЕННОЙ

ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

Определив инструментарий исследования мы получаем возможность перейти к рассмотрению его предмета. Следует отметить, что ученые до сих пор не пришли к общему мнению относительно самого определения организованной преступности как явления.1

Чтобы разграничить криминологический и криминалистический аспекты изучаемого явления, на наш взгляд, следует прежде всего признать организованную преступность как социальное явление понятием скорее криминологическим, а для криминалистических исследований использовать понятие организованной преступной деятельности (ОПД), так как деятельностный, динамический подход к этому явлению более свойствен криминалистическому направлению научных исследований. Это понятие следует считать общим классом исследуемых явлений2. Корыстно- насильственная организованная преступная деятельность (КНОПД) является родовой классификационной группой, выделенной по чисто криминалисти- ческим признакам. Она объединяет отдельные виды преступной деятельности, подразделяемые по уголовно-правовым критериям на бандитизм, грабежи,разбои и вымогательство, совершенные организованными группами.

Задача по выявлению всех криминалистических признаков

1.Достаточно полный обзор их дал В.И. Куликов См. Куликов В.И.Основы криминалистической теории организованной преступной деятельнос- ти. УЛЬЯНОВСК.1994.с. 3-25.

  1. Здесь требуется уточнение: если буквально толковать понятие организованности как внутренней упорядоченности, то с необходимостью нужно прийти к выводу, что не организованной сознательной деятельности вообще, а преступной деятельности в частности, по определению быть не может. Подробней о значении понятий “организация” и “организованный” см. Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1952, С. 410, Современный словарь иностранных слов. Спб, 1994,
    С.427-428.
  • 26 -исследуемого явления может быть решена только после разработки цельной криминалистической концепции ОПД, что представляется сегодня проблемой актуальной, но требующей значительной концентрации усилий ученых, выработки новых идей, подходов и комплексных разработок специалистов уголовно-правового цикла и криминалистов.

Анализ характерных черт КНОПД позволяет выделить из них в качестве собственно криминалистических следующие признаки:

  1. Наличие устойчивой и управляемой организационной структуры,то есть некоего формирования, созданного для выполнения определенных антиобщественных функций. Данная структура обладает достаточной гибкостью, динамичностью, и является коллективным субъектом ОПД.
  2. Наличие у этой структуры двух сопряженных, но не рав- нозначных целей: извлечения максимальных доходов и приобретения устойчивого и все расширяющегося влияния в определенных регионах, отраслях, сферах. Деньги порождают силу и власть, а власть и сила (включая и криминальное насилие) используется для дальнейшего получения максимальных доходов.
  3. Диалектика выявленных целей определяет две основных черты способа и механизма функционирования субъекта ОПД: первая - тенденция к монополизму в сфере своей “деловой” активности, как неотъемлемая черта способа, связанная со стремлением к власти и максимизации доходов. Вторая - игнорирование предписаний закона. Механизм же достижения названных целей, в отличии от экономической, “беловоротничковой” ОПД, имеет в основном силовую, насильственную направленность.
  4. В свете изложенного можно сформулировать следующее опре- деление: корыстно-насильственная организованная преступная деятельность (КНОПД) - это функционирование устойчивой и управ-
  • 27 -ляемой криминальной структуры, стремящейся к извлечению максимальных доходов, распространению и монополизации своего влияния в регионах, промышленных, финансовых и иных сферах, преимущественно насильственными методами.

Следует уточнить: понятие “функционирование криминального формирования” шире чем совокупность всех совершенных этой группой или сообществом преступлений, оно включает в себя и нерелевантные в уголовно-правовом отношении акты (например “сходки”, где криминальные авторитеты решают внутренние вопросы группировок). События, не имеющие формальной уголовно-правовой окраски часто являются важнейшими промежуточными фактами, посредством которых и доказываются все элементы преступления1 . Именно поэтому для подлинно глубоких и криминалистически значимых криминалистических теорий и прикладных рекомендаций, позволяющих поднять уровень борьбы с ОПД на качественно новый, значительно более эффективный уровень, решающее значение приобретает творческое сочетание научных исследований по совершенствованию методики расследования отдельных видов преступлений, совершаемых организованными группами и преступными сообществами с комплексными разработками проблем выявления, раскрытия, пресечения и доказывания ОПД, в том числе и корыстно-насильственной направленности. Приведем лишь один пример. До вступления в действие нового УК РФ легализация незаконных доходов не была преступлением, хотя многомиллиардное “отмывание грязных денег” стало не только важным средством, но и од- ной из главных конечных целей лидеров организованных криминальных формирований. В течение многих лет оперативно-розыск-

  1. Факт проведения такой сходки подтверждает факт устойчивости и уп- равляемости группировки. Установление факта использования членами собственного огнестрельного оружия в тире доказывает факт вооруженности такой группы.
  • 28 -ные подразделения, а тем более следственные органы не занимались борьбой с этим страшным злом, создающим экономическое могущество мафиозных структур, хотя опыт зарубежных полицейских служб убедительно свидетельствует об исключительной эффективности выявления всей цепочки по отмыванию грязных денег в общем процессе разоблачения и ликвидации преступных планов. Вполне очевидно, что и до введения уголовной ответственности (ст.174 УК РФ) легализация незаконных доходов являлась важной подсистемой в общей сисхеме организованной преступной деятельности. Именно такой точки зрения придерживаются зарубежные специалисты, полагающие, что “в случае уголовного преследования, связанного с преступными организациями, недостаточно тщательное изучение деятельности членов преступной группы может привести к тому, что у обвинителя, присяжных и судьи останется один или два изолированных спорных вопроса, которые могут по- казаться незначительными, поскольку схема противозаконной деятельности, в которой они участвовали, не была выявлена”1.Современные криминалистические разработки также обращают на себя концептуально новым подходом к проблеме целей расследования.2

Введение уголовной ответственности за организацию и руко- водство преступными сообществами (преступными организациями), а также за создание объединений организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп (ст.210 УК РФ), обусловило своеобразный специальный заказ на активную разработку не столько соответствующей методики расследования, но целого комплекса проблем по выявлению, раскрытию и расследо-

  1. Анализ проекта Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Американская Ассоциация Юристов и Центрально- и Восточно-Европейская Правовая Инициатива. 1996. С.19
  2. Ц в е тк о в СИ. Криминалистическая теория принятия решений. Дисс. … д-ра юрид. наук. С.265 Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуа-логия. М. 1997.0.57.61-86
  • 29 -ванию ОПД в целом и ее опаснейшего корыстно-насильственного направления. Сама редакция этой нормы, а также содержание ч.5 ст.35 УК РФ, предусматривают уголовную ответственность не за совершение отдельных преступных деяний, а за организационную, управленческую и, в известной мере, подстрекательско-идеологи-ческую криминальную деятельность (ч.4 ст.33 УК РФ) достаточно общего уровня.1 В этой сязи Т.С.Волчецкая совершенно справедливо указывает на необходимость изучения функций преступного управления применительно к расследованию ОПД. “Именно в наличии таких функций и их реализации в конкретных ситуациях и заключается ключевая особенность феномена организованной прес-туупности”.2

Криминалистика, являясь не только прикладной, но и теоретической наукой, не должна отставать от новых положений уголовного права, а наоборот, обязана позитивно воздействовать на их совершенствование. Отсутствие достаточной оперативно-следственной и судебной практики не должно сковывать научную мысль. Хорошо апробированный метод выдвижения научных гипотез и их немедленная проверка на практике, в том числе и сопоставление, хотя и с небольшим, но уже весьма интересным фактическим материалом, позволит криминалистике выполнить,не только обобщающую, но и еще более ценную функцию научного прогнозирования.

Сформулированное определение обусловило в качестве существенных признаков и остальные характеристики ОПД. Важнейшие из этих признаков - наличие иерархической структуры преступного формирования и его руководящего ядра, прямо вытекают из обязательных свойств любого организованного сообщества - ус-

  1. РазинкинВ. ТарабринА. Цветная масть// Литературная газета.N 44 от 29.10.97
  2. Волчецкая Т.С.Криминалистическая ситуалогия. М.,1997 С.214.
  • 30 -тойчивости и управляемости.Кроме того, без соблюдения требований конспирации и наличия коррумпированных связей, особенно в правоохранительных органах, просто невозможна устойчивая и динамичная преступная деятельность.

На сегодняшний день сформировались два основных направле- ния решения проблемы криминалистических характеристик организованной преступной деятельности. Первое - это экстраполяция существующих видовых и групповых криминалистических характеристик (например, грабежей,разбоев, групповых преступлений) на КНОПД, вторая - это выработка принципиально новых, порой дос- таточно оригинальных подходов к решению данной проблемы. На наш взгляд, не стоит полностью отказываться от уже апробированных наукой и практикой схем изучения отдельных видов преступлений и лишь в случае неразрешимости конкретной проблемы искать новые пути, в том числе и выдвижении хорошо обоснованных научных гипотез и их проверку.

Так, оригинальные разработки В.И. Куликова по созданию криминалистической теории организованной преступной деятельности заслуживают детального изучения, хотя его подход к структуре ее криминалистической характеристики страдает излишней усложненностью, вызванной, на наш взгляд, именно отсутствием теоретической базы для ее формирования. Выделение им трех уровней в структуре характеристики ОПД - предметно-технологического, организационно-управленческого и субъектно-лич-ностного, в первую очередь, не отвечает правилам дедуктивной логики: отсутствует единство основания деления и члены деления не исключают друг друга (это особенно касается второго и третьего блоков)1. Раскрывая содержание этих блоков автор час-

  1. М и н т о в. Дедуктивная и индуктивная логика. М., 1995 С.103- 107.
  • 31 -тично придерживается традиционной схемы криминалистической характеристики: сведения об объекте, угубъекте, цели, способе, обстановке, но при этом упуск- ает некоторые ее элементы, в частности - механизм совершения преступления. Рассмотрим структуру криминалистической характеристики как системы взаимосвязей ее отдельных элементов, а также совокупности этих элементов со средой ее функционирования.

Сведения о субъекте - это данные о личности преступника, или криминального формирования, если речь идет об организованной преступной деятельности. Соответственно необходимо рассматривать это понятие на двух уровнях: элементарном (личности отдельных членов формирования) и макроуровне (криминальное формирование). Для первого уровня субъектов вполне применимы традиционные методы изучения типологических личностных свойств членов преступного формирования и их научного обобщения. Как показали уже проведенные исследования, для КНОПД наиболее характерный возраст от 20 до 35 лет, это в основном мужчины, не работающие, с неполным и полным средним образованием. Практически каждый второй ранее судим.По данным Волчецкой Т.С. 33% участников организованных преступных групп составили работники коммерческих организаций, 10% - работники частных охранных структур, 19% - бывшие спортсмены, наблюдается активное вовлечение в ОПД несовершеннолетних, их доля среди обвиняемых составила 10% х . Общая тенденция на омоложение членов организованных преступныых групп прослеживается достаточно четко, поэтому криминалистическое исследование проблем расследования и профилактики преступлений несовершенноллетних, основы которого

1.В о л ч ецкая Т.е. Криминалистическая ситуалогия. М., 1997, С.219.

  • 32 -заложил Л.Л.Каневский 1, но уже применительно к КНОПД предс- тавляется бесспорно актуальным.

Приступая к характеристике второго субъектного уровня следует сразу же отметить, что позиция законодателя, определившего в ст. 35 УК РФ лишь понятия организованной группы и преступного сообщества, объединив последнее с понятием преступной организации, все же расходится с позицией большинства криминологов и криминалистов, придерживающихся трехуровневой иерархической структуры криминальных формирований.2

Основным субъектом КНОПД, безусловно, является организованная преступная группа. Это звено может либо перерасти, либо войти в более крупное формирование - сообщество. В настоящее время правоохранительные органы России борются не столько с отдельными преступлениями, совершенными организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), но и с системой организованной преступной деятельности, руководимой лидерами названных выше организованных криминальных формирований 3, направляемых идеологами преступной среды и поддерживаемыми коррумпированными структурами. Тем самым можно констатировать, что системе правоохранительных органов противостоит
система криминальных формирований, осуществляющих ор-

  1. Каневский Л.Л. Расследование и профилактика преступлений несовершеннолетних. М. 1982. Он же. Криминалистические проблемы расследования и профилактики преступлений несовепршеннолетних. Красноярск.1991.
  2. Куликов В.И. Вопросы формирования криминалистической концепции организованной преступной деятельности.//Актуальные проблемы борьбы с преступностью. Екатеринбург. 1992. с. 253 - 254. Д р а п к и н Л.Я. Проблемы расследования преступлений, совершаемых организованными сообществами. // Криминалистика. Под ред. Герасимова И.Ф., Драпкина Л.Я. с. 335-336. Основы борьбы с организованной преступностью. Под ред.О в ч и н с кого B.C., Э м и н о в а В.Е., Яблокова Н.П., М.,”Инфра-М”, 1996. с. 252.
  3. Для того, чтобы избежать постоянных повторений и для некоторого сокращения термин “организованное криминальное формирование” будет исполь- зоваться вместо уголовно-правововых понятий - организованные преступные группы и преступные сообщества (организации) или вместо них,
    если нет необходимости в дифференциации этих понятий.
  • 33 -ганизованнуго преступную деятельность (ОПД).

Из трех выделенных В.И. Куликовым способов создания кри- минального формирования (ситуативно-волевого, функциональ- но-договорного и формально-производственного) последний характерен для корыстно-хозяйственной преступной деятельности, когда отдельные звенья криминального объединения создаются на основе существующих производственных структур, но не характерен для КНОПД. Первый способ предполагает объединение малознакомых лиц, чаще всего с криминальным прошлым, в случае срочной необ- ходимости совершения преступлений. При этом характерно наличие явных лидеров, осознание всеми членами группы необходимости совершения преступлений. Функционально- договорный способ предполагает наличие у будущих лидеров достаточного времени на детальное планирование предстоящей криминальной деятельности и подбора для этого криминально или профессионально подготовленных людей. По данным В.И. Куликова для организованных групп корыстно-насильственной направленности наиболее характерны ситуативно-волевой способ создания и функционирования (по 23% изученных дел) и функционально-договорный ( 31% изученных дел)-1

Наличие нескольких уровней иерархической структуры зависит от численного состава формирования и степени ее развития. Для группы это не характерно, для сообщества - обязательно. Как правило, таких звеньев 2 или 3. В наиболее структурно-развитом сообществе это нижний непосредственно- исполнительский уровень, средний - организационно-контрольные звенья и группы безопасности,
высший уровень иерархии - руководящие звенья

  1. Куликов В.И. Криминалистические основы борьбы с организован- ной преступностью. // Основы борьбы с организованной преступностью. Под ред.О в ч и н с к о г о В.С., ЗминоваВ.Е., Яблоков а Н.П., М. ,”Инфра-М”, 1996. с. 255.
  • 34 -(лидеры и приближенные к ним лица).

Представители высшего криминального уровня почти никогда не участвуют в отдельных преступлениях. На это в частности совершенно справедливо указывает В.А.Жбанков.1 Их функции - выработка стратегии (реже - тактики ) преступной деятельности, организация и руководство разведывательными и контрразведывательными подразделениями, решение вопросов “отмывания” и инвестирования криминального капитала, а также связь с коррумпированными структурами. Характерной особенностью функционирования высшего звена организованных преступных формирований является все возрастающий разрыв между низшими и высшими звеньями, между предметом (непосредственным объектом) преступных посягательств и внешне легальными доходами лидеров формирований. В развитых сообществах исполнители даже не знакомы с членами руководящего звена. Среди лидеров формирований исследуемой направленности большинство являются ранее судимыми, хотя тенденция к формированию лидеров новой формации, не отбывавших наказание в местах лишения свободы или проведших там крайне незначительный срок за совершение преступлений небольшой тяжести, достаточно устойчива. Это лица, пользующиеся авторитетом в своей среде за счет как интеллектуальных, так и физических качеств. Их отличает воля, предприимчивость, решительность, а часто и жестокость.

Второй иерархический уровень - члены организационно-конт- рольного звена. Они контролируют действия исполнителей, осуществляют посреднические функции, разрешают споры и конфликты в структурных криминальных формированиях, обеспечивают сохран-

1 . Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. Под ред. Т.В.Аверьяновой и Р.С.Бел кина. (Глава 10 написана В.А.М 6 а н к о в ы м). М., Изд-во “Новый Юрист”, 1997, С.245

  • 35 -ность ценностей, добытых преступным путем, безопасность деятельности формирования, материально поддерживают членов сообщества, находящихся в местах лишения свободы и их семьи. Верхний слой этого уровня во многих случаях не участвует в совершении конкретных преступлений. Исключение составляют “бригадиры”, непосредственно руководящие исполнителями (криминальными командами). Второй уровень - это своеобразный “резерв на выдвижение” в преступных сообществах. Именно он является наиболее конфликтогенным внутри формирования. В силу обладания определенными организаторскими способностями, авторитетом и амбициями, особенно возрастающими при успешном осуществлении криминальных акций, именно они чаще всего выходят из подчинения высшего звена и поэтому представляют значительный интерес для оперативно- розыскных структур, а также органов следствия.

В группе обеспечения безопасности можно выделить две подгруппы. Первая - это члены формирования обеспечивающие мероприятия по конспирации деятельности формирования, разведывательную и контрразведывательную функции, функции подавления социального контроля. Вторая подгруппа - это лица, не являющиеся постоянными членами формирования, непосредственно не входящие в его структуру, но объективно полезные для обеспечения безопасности люди, оказывающие услуги на основе коррумпирования ( представители властных структур и и правоохранительных органов ). Следует подчеркнуть, что достаточно часто многих представителей государственных структур, сотрудников средств массовой информации, представителей общественности, адвокатов используют, что называется, “в темную”, когда эти лица не вполне понимают объективную выгоду своих действий для организованных преступных формирований. Этому способствует повышение уровня респектабельности представителей среднего и высшего

  • 36 -звеньев преступных формирований, как правило, имеющих официальное прикрытие в виде фонда, коммерческой фирмы или иной, специально созданной или используемой в интересах сообщества, структуры. Наличие такой легальной структуры - еще одна характерная, хотя и не всегда обязательная, особенность субъекта организованной преступной деятельности. Но необходимо отметить, что в отличии от формально-производственного способа коммерческая (производственная) структура создается сознательно в качестве официального прикрытия уже после формирования криминальной группы (группировки)

Сведения об объекте - это в первую очередь данные о не- посредственном объекте (предмете)1 преступного посягательства, в том числе данные о физическом лице (потерпевшем). Общими объектами с точки зрения уголовного права здесь всегда будут имущественные отношения (т.е. чужое имущество), а также жизнь и здоровье граждан. С точки зрения криминалистики основной типической чертой такого объекта по делам о КНОПД является высокий уровень благосостояния потерпевшего и не всегда законный источник его происхождения. Особенно это касается вымогательств. По данным Р.Р.Вафина 66% потерпевших стали известны прес- тупникам в силу занимаемой должности или рода занятий.2 Для объектов посягательства - юридических лиц, приобретает значение уровень сохранности материальных ценностей, а если точнее, то соотношение состояния охраны ценностей на избранном объекте и возможностями криминальной группировки по завладению им. Подавляющее большинство таких объектов это - частные предприни-

  1. Здесь имеется в виду предмет и объект в криминалистическом смысле. а не в уголовно правовом, где под объектом понимаются правоотношения, нарушаемые преступлением.
  2. В а ф и и P.P. Вымогательство (“рэкет”) -криминалистические проблемы Екатеринбург, 1993 дсп
  • 37 -матели и коммерческие структуры.

Сведения о цели - это данные о направленности деятельности субъекта, которые отдельными исследователями включаются в общую группу данных о личности преступника. Отметим при этом сложную структуру этого элемента. Для КНОПД характерны стратегические и тактические цели. Первые реализует, как правило, все преступное формирование при ведущей роли представителей высшего звена. Тактические цели достигаются в ходе непосредственных акций исполнителей и руководителей второго уровня. И те, и другие цели имеют динамический характер. При “успешном” достижении первоначальных стратегических целей они могут переходить в разряд тактических, а новые стратегические цели повышаются. И наоборот, при “неудачном” развитии криминальной деятельности стратегические и тактические цели имеют тенденцию к понижению. Поэтому одна и та же операция, сопряженная с насильственными действиями в отношении конкретного лица, в рассматриваемых ситуациях может преследовать как стратегические, так и тактические цели.1

В категории средства, реализуемой в традиционном понятии “способ” ведущую роль играет базовый элемент ОПД (определение В.И. Куликова) т.е.”главное средство достижения преступных целей, намеченных организованной группой”. Кроме базового этот автор выделяет еще вспомогательный,
побочный и нетипичный эле-

  1. В качестве примера можно привести “гангстерскую” войну банд Овчинникова и Трифонова в 1990-91 гг. в Екатеринбурге, когда стратегическими целями этих преступных групп было установление контроля на территории областного центра для чего требовалось уничтожение противника. Аналогичные акции на более высоких уровнях развития криминальных формирований чаще всего преследуют тактические цели. Так, для вооруженной конкуренции “Центральной” и “Уралмаыевской” криминальных группировок Екатеринбурга в 1992-1995 г.г., несмотря на ее остроту, ликвидация отдельных лидеров или авторитетов не приводила непосредственно к достижению стратегических целей этих формирова- ний. См. уголовные дела по обвинению Овчинникова А.Б. и др.; уголовные дела по обвинению Трифонова А.В. и др. по ст. 77 УК РСФСР. Архив Свердловского областного суда за 1996 год.
  • 38 -менты.1 На наш взгляд к средствам (способу) относятся только базовый и вспомогательный элементы. Побочный же элемент следует отнести к процессу (механизму) преступной деятельности. Нетипичный же элемент не имеет какого-либо значения в криминалистической характеристике, т.к.представляет собой по существу эксцесс исполнителя и преступным формированием он не планируется.

Базовым элементом КНОПД в целом является совершение таких преступлений как квалифицированные грабежи ( п.”а” ч. 3 ст. 161 УК РФ); разбои (п.”а” ч.З ст. 162 УК РФ), вымогательство (п. “а” ч. 3 ст. 163 УК РФ); бандитизм ( ст. 209 УК РФ) со всеми присущими им элементами криминалистической характеристики и, в частности, сведениями о способе совершения названных преступлений.

Вспомогательным по отношению к ним элементом могут быть такие преступления как заказные убийства (ст. 105 ч.2 п.п. “ж”,”з”УК РФ); похищение человека (ч. 3 ст.126 УК РФ); незаконное лишение свободы ( ч. 3 ст. 127 УК РФ); незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление, сбыт оружия и боеприпасов или взрывчатых веществ( ч. 3 ст.222, ст.223 УК РФ); хищение огнестрельного оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ (ч. 4 п.”а”ст.226 УК РФ); терроризм (ст. 205 ч.З УК РФ); дача взятки (ст.291 УК РФ); легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем ( ч.З ст.174 УК РФ); подделка изготовление или сбыт поддельных документов, штампов,печатей, бланков ( ст.327 УК РФ). Особое место в перечне вспомогательных элементов занимает организация преступного сообщества ( преступной организации) ст.

  1. К у л и к о в В.И. Указ. соч. с. 160.
  • 39 -210 УК РФ. Это обязательный состав для организованной преступной деятельности любого вида, в том числе и корыстно-насильственной направленности.

Характерной чертой вспомогательного элемента ОПД является его направленность на обеспечение преступных действий, относящихся к базовому элементу,т.е. применительно к КНОПД на:

а) подготовку, в первую очередь - организацию преступного сообщества (преступной организации) ст.210 УК РФ ,а также дея ния, предусмотренные такими составами преступлений как неза конное ношение, хранение, приобретение, изготовление, сбыт оружия и боеприпасов или взрывчатых веществ (ч. 3 ст.222, ст.223 УК РФ); хищение огнестрельного оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ (ч. 4 п.”а”ст.226 УК РФ);

б) проведение; похищение человека (ч. 3 ст.126 УК РФ); незаконное лишение свободы ( ч. 3 ст. 127 УК РФ);

в) сокрытие преступной деятельности и ее следов, дача взятки (ст.291 УК РФ); подделка изготовление или сбыт поддель ных документов, штампов,печатей, бланков ( ст.327 УК РФ).

г) легализацию доходов, отмывание грязных денег, этот вид деятельности прямо предусмотрен ч.З ст.174 УК РФ;

Разумеется, предложенная классификация не носит формаль- ный и жесткий характер. Некоторые из названных выше криминальных деяний могут входить не в одну, а в несколько классификационных групп. Так, отмывание “грязных денег”- это не только легализация доходов, но и достаточно надежный способ сокрытия преступного деяния; дача взятки - это не только один из приемов сокрытия преступления, но и метод подготовки криминальной акции.

Для КНОПД наиболее характерны в качестве вспомогательных элементов составы, связанные с незаконным оборотом оружия и

  • 40 -боеприпасов. Исследования показали, что период примитивной вооруженности криминальных формирований практически прошел. Наличии автоматического боевого оружия - имманентный признак любого развитого формирования корыстно-насильственной направленности. Даже находящиеся в начальных стадиях своего развития преступные группы, при вполне сформировавшейся направленности своей деятельности, изыскивают возможности для приобретения боевого огнестрельного оружия и боеприпасов. В качестве примера можно привести банду братьев Коротковых, действовавших в г. Екатеринбурге в 1996 году и сумевших в достаточной короткий срок с момента своего сформирования, не имея еще коррумпиро- ванных связей в органах власти, приобрести и неоднократно применить боевое оружие и боеприпасы.

Кроме того, в понятие средств (способа) осуществления КНОПД необходимо включить ряд вспомогательных элементов нетрадиционного характера. Если в структуре субъекта на макроуровне нами рассматривались структуры обеспечения безопасности, то в понятие средств КНОПД необходимо включать:

а) средства конспирации. По 87% изученных дел преступле- ния совершались в условиях строжайшей конспирации, особенно характерна конспирация для базовых и вспомогательных элементов ( 81% изученных дел). К ним относятся как организационные мероприятия, так и средства технической защиты, включая последние достижения передовых технологий. Так, по уголовному делу в отношении лидера одной из екатеринбургских криминальных группировок при операции по его задержанию в собственном офисе у сотрудников силовых структур не нашлось эффективных средств для внезапного проникновения в оборудованный телекамерами и мощными запорными устройствами офис.

Для некоторых преступных акций исследуемых формирований,

fOCCHWG*^

особенно в части побочных элементов в последнее время наметилась тенденция к отхрытой демонстративности. Таким же демонстративным проявлением терроризма был обстрел из гранатомета зданий Свердловской областной администрации и управления по борьбе с организованной преступностью.

б) обеспечения безопасности при попадании членов формиро- вания в сферу внимания правоохранительных органов. Здесь как показали исследования преобладают также “силовые” приемы: угрозы, насилие в отношение участников судопроизводства, хотя имели место и попытки подкупа.1 Кроме “силовых” и “экономических” методов противодействия выявились формально-юридические способы противодействия: использование несовершенства законодательства и сочетании с организационно-неупорядоченных ситуаций, когда подозреваемый (обвиняемый), а чаще его защитник расширительно толкуют право на защиту. Например, при обжа- ловании в судебном порядке в соответствии со ст. 2201 УПК РСФСР законности и обоснованности заключения под стражу используется нечеткость определения места рассмотрения жалобы. Имея возможность подать жалобу в суд по месту содержания под стражей, по месту производства предварительного следствия и по месту санкционирования ареста защитник “просчитывает” шансы на положительное решение вопроса и выбирает тот суд, где его шансы выше. Есть случаи, когда судьи освобождали из-под стражи обвиняемых в тяжких преступлениях только по мотивам непредставления в указанный суточный или трехсуточный срок следователем соответствующих материалов дела, без выяснения причин за-

  1. Сделать какие-то выводы по соотношению насильственных (угрозы и насилие) и”экономических” (подкуп, взятки) методов противодействия правосудия крайне затруднительно в силу повышенной латентности этих методов с одной стороны и исключительной распространенности их во всех сферах социальной жизни.
  • 42 -держки. Такие комплексные конфликтные и организационно-неупорядоченные ситуации, которые нередко возникают в процессе расследования преступлений, совершаемых организованными криминальными формированиями должны обязательно учитываться следователем.1

Основные приемы противодействия носят типовой характер, при этом многие из них являются “домашними заготовками”и закономерно входят в структуру криминального поведения.Функционеры контрольно-организационного звена нередко заранее готовят “программы” поведения своих членов в случае разоблачения ( 11% изученных случаев). Как правило в этих “программах” используются свидетели и заранее сфальсифицированные документы, что создает видимость безупречного алиби. Реализуются и иные варианты защиты. Названные способы противодействия расследования характеризуют именно этот вид организованной преступной деятельности. Сокрытие преступления, а в рассматриваемом случае -и преступной деятельности в целом, В.Н.Карагодин классифицирует как разновидность противодействия расследованию, выражающуюся в воздействии “на следы преступления для изменения информации о характере, обстоятельствах и участниках преступного деяния”.2 Именно сокрытие преступной деятельности является основной формой противодействия расследованию. Этот вывод подтверждается и проведенными нами исследованиями КНОПД.

  1. Уголовное дело по обвинению Курдюмова и Терентьева.// Прокуратура Свердловской области за 1996-97 г.
  2. К а р а г о д и н В.Н. Преодоление противодействия расследованию. Свердловск, Изд-во Ургу, 1992, С.22
  • 43 -

ТАБЛИЦА Ш 1 Методы противодействия расследованию по делам о корыстно-насильственной организованной преступной деятельности.

  1. Путем уничтожения и сокрытия доказательств 58.2%
  2. Путем выдвижения версий о правомерном характере действий обвиняемых (подозреваемых) с искусственным созданием доказательств 29.29%
  3. Путем оказания давления на потерпевших, свидетелей 54.29% В том числе: а) угроз 39.45% б) насилия 23.05% в) подкупа 19.92%
  4. Путем оказания давления на следователя 9.77%
  5. Иным способами, в том числе путем подключения средств массовой информации, распространении клеветнических сведений 4.29% Примечание: превышение статистической нормы в 100% проис-

ходит в результате применения нескольких методов противодейс- твия по одному делу.

Здесь же следует провести разграничение между вспомога- тельными элементами, входящими в категорию средства (способа), и побочными элементами, входящими в категорию механизма преступной деятельности. Первые из них обеспечивают реализацию базовых элементов в обычной (“штатной”) ситуации. Побочные же элементы связаны с различными эксцессами, осложнениями в деятельности группировок, в частности, обусловленными деятельностью правоохранительных органов, а также сопротивлением и иными действиями потерпевших. При “нормальной”, плановой деятельности преступного формирования необходимость в использовании побочных элементов, как правило, не возникает. Отсюда вытекает важная и практически значимая особенность побочных элементов: они менее подготовлены, не всегда организационно и технически обеспечены. Очень частно неожиданная экстремальная ситуация не дает времени на тщательную проработку и подготовку мероприятия. Поэтому деятельность правоохранительных органов, специализирующихся на расследовании организованной преступной деятельности, должна быть направлена, во-первых, на выявление

  • 44 -этих”слабых звеньев” в общей цепи криминальной деятельности, и, во-вторых, путем разработки и реализации тактических операций и оперативных комбинаций можно “подтолкнуть” организованную группировку на проявления побочных элементов их деятельности. Так лидер крупнейшей екатеринбургской группировки вынужден был лично вмешаться в неблагоприятную для группировки ситуацию, созданную деятельностью правоохранительных органов,и оказал психологическое давление на жену потерпевшего. Именно эти действия лидера, до этого не принимавшего непосредственного участия в конкретных актах криминальной деятельности руководимого им формирования, позволили органам расследования предъявить ему обвинение в совершении конкретного преступления и развернуть работу по изобличению его в масштабной криминальной деятельности.1

Понятие процесса реализуется в механизме совершения прес- тупления. В первую очередь, процесс реализуется в побочных элементах организованной преступной деятельности. К числу типичных побочных элементов, обеспечивающих безопасность всего формирования и отдельных его членов выявлен следующий круг составов преступлений: сопротивление работнику милиции ( ст. 318 УК РФ); посягательство на жизнь работника милиции ( ст. 317 УК РФ); воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования (ст.294 УК РФ); посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст.295 УК РФ); угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования (ст. 296 УК РФ); клевета в отношении судьи, прокурора, следователя, лица, произ-

1.Уголовное дело по обвинению Цыганова К.Н. //Архив Свердловского об- ластного суда. 1494 г.

  • 45 -водящего дознание( ст. 298 УК РФ);1 заведомо ложные показания (ст. 307 УК РФ); отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний ( ст. 308 УК Р§)2; подкуп или принуждение свидетеля или потерпевшего к даче показаний или уклонению от дачи показаний (ст.309 УК РФ) 3; незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего кон- фискации (ст.312 УК РФ); побег из мест лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи (ст.313 УК РФ). Все эти побочные элементы достаточно характерны для КНОПД.

Выявление побочных элементов ОПД способствует, во-первых, ее диагностике, во-вторых ее раскрытию и разоблачению. Можно сформулировать практически ориентированную рекомендацию, суть которой в необходимости тщательного анализа массива нераскрытых преступлений в регионе с целью выявлении в ней “нештатных” проявлений КНОПД, являющихся побочными элементами, отдельных ее актов, содержащих признаки упомянутых составов преступлений. Такие преступления - наиболее уязвимое звено в цепи КНОПД. Именно с их раскрытия может достаточно эффективно расследоваться деятельность определенной группировки сначала на тактическом , а затем и на стратегическом уровнях.

Ee^yjLbXaT преступной деятельности. В процессе КНОПД возникают две группы последствий: первая - это результат как реализованная цель и вторая - это результат как типовые материальные и идеальные следы, которые фактически связаны не только

1.Данные об аналогичных действиях в отношении присяжных заседателей, судебных приставов и судебных исполнителей, что предусмотрено также данными составами преступлений нами не исследовались.

  1. Точные данные о частоте использования в качестве вспомогательного элемента -отказа от дачи показаний и дачи заведомо ложных показаний получить крайне затруднительно, т.к. судебная практика явно не отражает реальной распространенности данных преступлений. Такие дела редко возбуждаются и еще реже доводятся до обвинительного приговора несмотря на полную очевидность подобных преступлений.
  2. Данными о понуждении к даче ложного заключения и подкупе экспертов мы не располагаем.
  • 46 -с соответствующим криминальным результатом, но и со всеми структурными элементами групповой криминалистической характеристики и, в первую очередь, со способом совершения преступлений. Разумеется, с учетом прикладного характера криминалистики, доминирующее значение приобретает именно информационно-следовая часть результатов совершенного преступления, обладающая значительным поисковым и доказательственным потенциалом.

Если рассмотреть структуру этого элемента с учетом анали- за структуры предыдущих элементов, в частности, субъекта, объекта и средств, то следует выделить прямые последствия основной деятельности (базового элемента), вынужденные последствия проявлений вспомогательных элементов деятельности и побочные последствия одноименных элементов преступной деятельности. Меры по сокрытию результатов проявления базовых и вспомогательных элементов, как правило, предусматриваются и планируются, вплоть до нейтрализации потерпевших, не всегда обращающихся в правоохранительные органы с заявлениями о совершенных в отношении них посягательствах. Это особенно характерно для квалифицированного вида вымогательства (рэкета). Его латентность достаточно высока и истинный размах этого криминального промысла можно определить только ориентировочно. Поэтому на выявление именно этих результатов необходимо ориентироваться в расследовании организованной преступной деятельности.

Деятельность высшего звена формирования отличается повы- шенной конспирацией, и она редко доступна для непосредственного выявления в процессе расследования. Недостаток информации об этой деятельности и ее результатах (следах в широком смысле этого слова) должен восполняться целенаправленной оперативно-розыскной деятельностью.

  • 47 -

Деятельности среднего звена также свойственна высокая конспиративность, но она все же может быть обнаружена в процессе расследования за счет выявления действий, направленных на обеспечение безопасности членов формирования, и операций с добытыми преступным путем ценностями. Члены высшего звена обычно причастны к операциям с ценностями опосредованно, когда первоначальные действия с ними уже произведены представителями среднего звена. Связь с криминальным капиталом у представителей высшего звена также опосредована, у представителей среднего звена - непосредственна. Кроме того, деятельность среднего звена связана со значительной внешней активностью, они более заметны в структуре формирования и, следовательно, их выявление не так затруднено, как лидеров и других представителей криминальной элиты.

Наиболее “продуктивна” в части результатов это , бесспор- но, деятельность исполнителей. Здесь с одной стороны применимы рекомендации уже выработанные для расследования групповой преступности. С другой стороны необходимо включать в программу расследования мероприятия, направленные на выявление связи исполнителей с другими звеньями формирования. Уже одно установление таких связей приближает следователя (следственно-оперативную группу) к диагностированию вначале признаков, а затем -выявлению, раскрытию и расследованию конкретных актов криминальной деятельности преступного сообщества (группы).

Обстановка, как уже было сказано непосредственно не вхо- дит в состав криминалистической характеристики. Она характеризует внешний фон преступной деятельности и является необходимым элементом системы внешнего взаимодействия деятельности как

  • 48 -системы с внешним миром.1 Для изучения обстановки ключевыми понятиями должны являться, сфера 2, очаг 3 и узел * КНОПД. Понятие обстановки для науки и практики расширяет возможности прогнозирования и диагностирования организованной преступной деятельности.

Для КНОПД к сферам криминальной активности следует отнести: 1. Мелкий и средний бизнес как таковой, независимо от направленности, которая является основной сферой рэкета. Кроме того сама частная жизнь представителей этого бизнеса является сферой проявления бандитизма, разбоев и грабежей.

  1. Шоу-бизнес. Здесь осуществляется “плановое” извлечение прибыли, насильственные методы применяются только в качестве вспомогательного элемента, для разрешения конфликтов.

.3. Индустрия азартных игр;

  1. Проституция;

К последним двум сферам применимо все сказанное о шоу-бизнесе, но дополнительно следует отметить, что в этих нелегальных (проституция) и полулегальных (азартные игры) насильственные методы применяются дополнительно для обеспечения надлежащего функционирования соответствующих структур.

Возникновение и существование очагов ОПД обусловлено криминогенной
обстановкой в конкретном регионе. Для КНОПД харак-

  1. Образцов В.А. О некоторых дискуссионных вопросах теории криминалистической классификации преступлений, с. 53.
  2. Под сферой ОПД В.И. Куликов понимает “виды человеческой деятельности,
    органически присущие всем областям (экономической, политической, социальной,
    духовной) жизни любого общественно-государственного образования, где достаточно устойчиво проявляется деятельность ОПФ”. См. Куликов В.И. Указ.
    соч. с. 250.
  3. “Под очагом ОПД следует понимать истоки и места возникновения преступного формирования, нахождения его руководящего и других
    звеньев, место проявлений основных фактов данной преступной деятельности”. Указ. соч. с. 251.
  4. Под узлом ОПД “понимается та конкретная структура в каждой сфере человеческой деятельности, которая является наиболее притягательной для организованной преступной деятельности” Указ. соч. с. 251.
  • 49 -терно по существу повсеместное распространение и очаги представляют собой наиболее значительные и существенные компоненты обстановки.

Узлы ОПД имеют важное криминалистическое значение. Это узлы криминальных интересов, объекты стратегического планирования деятельности формирования. Своевременное определение таких узлов может позволить осуществить перспективную оперативную разработку уже известного криминального формирования, конкретизировать и активизировать профилактику. Для КНОПД характерными чертами таких узлов являются: а) наличие нелегальных компонентов коммерческой деятельности; б) высокая рента- бельность деятельности; в) высокая стоимость и ликвидность основных и оборотных фондов коммерческой структуры;

Следует отметить, что в последнее время наметилась тенденция к вовлечению в сферу криминальных интересов организованных групп и сообществ не только объектов шоу- бизнеса, но и других традиционных форм искусства и культуры. Все чаще предметом корыстно-насильственных посягательств становятся музейные ценности, антиквариат, а также имущество известных деятелей культуры. Нападение на музыкантов оркестра Петербургской филармонии под управлением Юрия Темирканова, возвращавшихся после гастролей в Японии, яркое тому подтверждение.1

Представляется, что изложенные в данном параграфе особен- ности криминалистической характеристики КНОПД позволят сформировать на их основе научно обоснованные и практически полезные рекомендации по методике расследования данного вида криминальной активности.

  1. К р а ю х и н С. Бандиты устроили оркестру Темирканова свои гаст- роли.// Известия, N 213, 12.11.96.
  • 50 -§ 3. ХАРАКТЕРИСТИКА СТРУКТУРЫ РАССЛЕДОВАНИЯ КОРЫСТНО-НАСИЛЬСТВЕННОЙ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Научный анализ процесса расследования КНОПД позволил выявить в его структуре стратегический уровень.
    Стратегической целью правоохранительных органов должно считаться изобличение лидеров конкретного преступного формирования и прекращение функционирования всего формирования. Качественное расследование конкретного уголовного дела при расследовании КНОПД переходит в разряд тактических целей. Для эффективного достижения стратегических целей в деятельности следователя и оперативного работника необходимо, прежде всего, формирование этих целей в их сознании. Проведенными автором исследованиями получены следующие данные относительно постановки стратегических целей следователями, расследующими КНОПД.

ТАБЛИЦА 2 ЧАСТОТА ПОСТАНОВКИ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ЦЕЛЕЙ. 1. Практически постоянно 43.36%

а) на первоначальном этапе расследования; 63.96% / б) на этапе предъявления обвинения; 22.53%

в) на последующем этапе; 13.51% 2. Достаточно часто 28.52%

а) на первоначальном этапе расследования; 56.16%

б) на этапе предъявления обвинения; 23.28%

в) на последующем этапе; 20.55% 3. Эпизодически 18.36%

а) на первоначальном этапе расследования; 53.19%

б) на этапе предъявления обвинения; 27.66%

в) на последующем этапе; 19.15% 4. Практически никогда 9.76% Другие полученные нами данные позволяют судить о том, что

стратегические цели расследования не только не всегда ставятся, но и не всегда достигаются. На вопрос:” Как часто дела о КНОПД направляются в суд с обвинительным заключением?” ответы проинтервьированных следователей распределились следующим образом .

  • 51 -ТАБЛИЦА 3 Частота направления в суд уголовных дел о КНОПД

практически постоянно 19.14% достаточно часто 37.11% эпизодически 22.27% практически никогда 21.48% Полученные нами данные подтверждаются и официальной ста- тистикой, согласно которой каждое седьмое уголовное дело о преступной деятельности организованных групп -^\ прекращается, каждое шестое - приостанавливается. А в некоторых регионах, в частности Республике Коми, Алтайском крае, Калужской, Псковской, Самарской, Свердловской областях, Москве, Санкт-Петербурге прекращено от 30 до 60% уголовных дел о преступной деятельности криминальных группировок.1

Субъектами расследования на стратегическом уровне должны быть уже не отдельные следователи, а соответствующие стратегическому уровню задач организационные структуры. Ими могут быть либо специализированные подразделения по борьбе с организованной преступностью, либо специально созданные для решения конкретной стратегической задачи организационные структуры, например, постоянно, либо временно действующие следственно-оперативные группы, в составе этих подразделений или не входящие в их штат. Оптимальное достижение стратегической цели должно ор- ганизационно обеспечиваться именно такими управленческими решениями. Изучение практики расследования КНОПД позволяет сделать категорический вывод о том, что традиционный подход к расследованию уголовных дел выделенной классификационной группы по меньшей мере малоэффективен.
Опыт же деятельности

  1. Состояние правопорядка в России и результаты борьбы с преступностью в 1994 году. Отчет Министерства внутренних дел Российской Федерации.Москва.
  2. ДСП С.14. Состояние правопорядка а российской Федерации и основные результаты деятельности органов внутренних дел и внутренних войск в 1996 году. Москва.1996.ДСП. С.4
  • 52 -упомянутых организационных структур, на наш взгляд, следует в целом оценить как положительный.1 Расследование КНОПД должно также обеспечиваться достаточной информационной поддержкой специализированных банков данных о деятельности таких преступных формирований. Решающее значение при этом имеют не столько объем, количество информации, сколько ее качество, важнейшими характеристиками которого является достоверность и системность. Повышению эффективности процессуальной реализации накопленной информации может способствовать продуктивное использование положений частных теорий криминалистических характеристик и следственных ситуаций. Углубление этих теорий приме- нительно к специфике ОПД является, на наш взгляд, актуальным направлением криминалистических исследований*. При этом необходимо, чтобы система ввода информации в компьютерные банки данных увязывалась не только с криминалистическими характеристиками ОПД, но и с компьютерными системами поддержки процесса принятия следователем тактических решений, базирующимися на положениях теории следственных ситуаций. Разработки А.А. Кара-ханьяна3 и СИ. Цветкова4 в этом направлении безусловно представляют не только научный, но и практический интерес.
    Следует
  1. В качестве положительного примера можно упомянуть опыт функционирования постоянной следственно-оперативной группы в УВД г. Екатеринбурга в начале 90- х годов. Тогда, несмотря на достаточно ограниченные силы, приданные этой группе, ею были изобличены несколько организованных преступных формирований, совершивших серии тяжких корыстно-насильственных преступле- ний.

2.См. Кул и ко вВ.И. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. Ульяновск. 1994.; Д р а п к и н Л.Я., М а т в е е в М.Г. Организованная преступность: структура, понятие, основные криминалистические аспекты раскрытия и расследования. \ Актуальные проблемы борьбы с преступностью. Екатеринбург. 1992. КарагодинВ.Н. Основы криминалистического учения о преодолении противодействия расследованию. Дисс… д-ра юрид. наук. Екатеринбург.1992. О н ж е. Преодоление противодействия со стороны представителей организованной преступности.// Информационный бюллетень прокуратуры Свердловской области. Свердловск. 1990. и др.

  1. КараханьянА.К. Криминалистические основы компьютеризации расследования. Дис… д-ра юрид. наук. 1992.
  2. Цветков СИ. Компьютерные системы поддержки процесса принятия следователем тактических решений. М. 1991.
  • 53 -заметить, что огромный поток ценной информации,
    получаемой в процессе расследования уголовных дел, до сих пор весьма часто минует банки данных.

Стратегический и тактический уровни расследования КНОПД предполагают две существенные особенности. Первая - это повышенная сложность поиска источников информации об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу, под которыми в данном случае понимается не только событие конкретного преступления и виновность определенного лица, его совершившего, но, главным образом, данные о деятельности всего преступного формирования как организованного процесса, функционирование которого, обеспеченно разделением преступных ролей между его члена- ми, управленческой иерархией и структурной интеграцией криминальной группировки. Вторая особенность расследования обусловлена повышенным уровнем противодействия расследованию как со стороны отдельных заинтересованных лиц, так и криминальных структур в целом. Конкретному анализу вариантов такого противодействия будут посвящены следующие разделы работы, здесь же лишь отметим справедливость утверждения В.Н.Карагодина о том, что “преодоление противодействия представляет собой составную часть расследования. Оно заключается в распознавании, пресечении, нейтрализации противодействия.”1 Применительно к расследованию организованной преступной деятельности следовало бы только добавить, что противодействие - неотъемлемая составная часть такого расследования.

В целом следует определить не только целевую ( стратеги- ческий и тактический уровни), но и функциональную структуру

  1. КарагодинВ.Н. Основы криминалистического учения о преодо- лении противодействия расследованию. Автореф. … докт-ра юрид.наук. Екатеринбург. 1992. С.21
  • 54 -расследования. Она будет, на наш взгляд, следующей. На тактическом и стратегическом уровнях процесс расследования можно разделить на два основных рода деятельности (общие функции): 1) доказательственную и 2) правообеспечительную. Первая (доказательственная) функция, в свою очередь подразделяется на следующие виды деятельности: а) поиск и обнаружение источников процессуальной и тактической информации; б) установление обстоятельств предмета доказывания; в) диагностирование и преодоление противодействия расследованию. Правообеспечительная функция подразделяется, в свою очередь, на уголовно-процессуальное и гражданско-правовое направления деятельности, включающие в себя такие виды деятельности (частные функции) как а) разъяснение и б) обеспечение соответствующих прав участников процесса.

К первому виду доказательственной деятельности будет от- носиться как процессуальная деятельность, выражающаяся в установлении вспомогательных ( доказательственных ) фактов, так и оперативно-розыскная и проверочно-поисковая деятельность, направленная на обнаружение источников получения как доказательственной, так и оперативно- розыскной информации. Несмотря на большое значение процессуальной и гласной поисково-проверочной деятельности наиболее эффективными, и в силу этого доминирующими методами и приемами поиска и обнаружения источников (носителей) доказательственной и тактической информации, являются оперативно-розыскные способы работы, особенно в ходе раскрытия и расследования КНОПД. Второй вид деятельности представляет собой чисто познавательную деятельность, “классическое” процессуальное доказывание путем собирания, проверки и оценки доказательств для установления обстоятельств предмета доказывания и потому не требует какого-либо отдельного комментария1.

  • 55 -Третий вид - диагностирование и преодоление противодействия расследованию представляет собой как конкретные действия, направленные на решение названных стратегических и тактических задач, в том числе и следственные (например: наложение ареста на почтово- телеграфную корреспонденцию), так и тактические приемы, реализуемые в процессе проведения следственных действий (например: применение видеозаписи в ходе очной ставки с обвиняемыми для предотвращения нежелательного воздействия на участника этого следственного действия ). К мерам преодоления противодействия относятся и меры защиты участников процесса, предусмотренные законодательством. Особенностью стратегического уровня расследования является долгосрочный характер мероприятий по диагностированию и преодолению противодействия. Оперативное и организационное сопровождение уголовного дела должно продолжаться и после окончания расследования, вплоть до вступления приговора по делу в законную силу. Изучение практики свидетельствует, что на судебные стадии судопроизводства приходится не менее активное противодействие, что и на стадии предварительного расследования. В стадии судебного разбирательства часто оказывают давление на свидетелей и потерпевших, препятствуют их явке в судебное заседание, что крайне негативно сказывается на ходе судебного рассмотрения дела. Так методы активного противодействия, например, запугивание свидетелей, в сочетании с формально- юридическими его формами, такими как например ходатайства защиты обязательно допросить не явившегося свидетеля или потерпевшего, а не ограничиваться оглашением его показаний в судебном заседании приводит к затя-
  1. Более подробно об этом см. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М, 1973. Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. 2-е изд., Екатеринбург, Язд-во Гуманитарного ун-та,1997.3 и н а-ту л л и н 3.3. Уголовно процессуальное доказывание. Ижевск. 1993. и др.
  • 56 -гиванию окончательного решения по делу, возвращению дела для дополнительного расследования. В итоге многие доказательства по истечении длительного времени утрачивают свое значение, судебное разбирательство сталкивается с новыми процессуальными и организационными проблемами, вынесение справедливого приговора затягивается на неопределенно долгий срок или вообще может не состояться.

Следует также заметить, что функциональная структура не- посредственно не связана с этапной его структурой. Здесь иное, основание деления. Все функции расследования могут осуществляться как параллельно, так и последовательно, но практически на всех его этапах.

Общую функциональную структуру расследования можно схема- тически представить следующим образом:

Схема 2 ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ СТРУКТУРА РАССЛЕДОВАНИЯ

деятельност ь д е я т ф л

Следственная

й

виды

ь н о с т и

Доказательственная

Поиск источников доказательств

Установление обстоятельств предмета доказывания

Диагностирование и преодоление расследованию противодействия

:^едственно Правообеспечительная У П г п г р Разъяснение р а о о а в л ц ж о о ц Д в и е ? “”?’

н с ™ и. «д

н я ОС С у к а „ о л Обеспечение ь Т н а ! Рассматривая этапную структуру расследования КНОПД следует отметить, что традиционные подходы к решению этого вопроса не отражают специфики расследования данного вида преступной деятельности. В настоящий момент наиболее распространенной в криминалистике является трехэтапная структура процесса расследования: первоначальный,
последующий, заключительный, хотя

  • 57 -проблема этапной структуры расследования имеет давнюю историю.1 По мнению Л.Я. Драпкина один этап расследования отличается от другого следующими признаками:” 1) типовыми следственными ситуациями; 2) объемом и содержанием исходных данных, находящихся в распоряжении следователя в начале этапа; 3) основными задачами и доминирующей направленностью деятельности участников расследования; 4) обстановкой и условиями расследования, определяющими наиболее устойчивые черты производства процессуальных и иных действий ( состав, внутреннюю структуру и темп проведения, степень концентрации сил и средств, специфику взаимодействия и т.д.)” 2«

С этих позиций представляется интересной точка зрения А.В.Мусиенко и В.А.Сомченко о пятиэтапной структуре расследования . Первый этап расследования, по их классификации - это деятельность следователя в стадии возбуждения уголовного дела; второй этап - это первоначальный этап расследования; третий этап - предъявление обвинения; четвертый - последующий этап; пятый этап - заключительный 4 . На наш взгляд, здесь требуется уточнение терминологии: деятельность следователя в стадии воз- буждения уголовного дела не является расследованием в процес-

  1. См. об этом Якимов И.Н. Криминалистика. Руководство по уголовной технике. М. 1925. С. 330-337. Колеси иченко А.Н. Обцие положения методики расследования отдельных видов преступления. Харьков. 1965. с.36. Б е л к и н Р.С. Введение в методику расследования отдельных видов преступления.//”Криминалистика” под ред. А.И.Винберга.М. 1959. С. 330. Г е-р а с и м о в И.Ф. Этапы раскрытия преступлений.// Следстченные ситуации и раскрытие престпленгий. Свердловск. 1975. С.5-25. Л у з г и н И.М. Методологические проблемы расследования. М. 1973. С. 87. С т р о г о в и ч М.С. Уголовный процесс. М. 1938. С.
  2. ЧельцовМ. А. Уголовный процесс. М. 1948. с.375-377. Э л ь к и н д П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. Л. 1965. С.53. Б а ж а н о в М.И. Законность и обоснованность актов обвинения в стадии предварительного расследования. “Правоведение” 1965. N 3. С. 101. .В о з г р и н И.А. 0 структуре методик расследования отдельных видов преступлений. // Вопросы теории и практики борьбы с преступностью. Л. 1974.С.82.

З.Д р а п к и н Л.Я.Ситуационный подход в криминалистике и проблема периодизации процесса расследования преступлений.// Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений.Свердловск.1988.С.8

4 . Мусиенко А.В., Сомченко В.А. Практикум “Расследование по конкретному уголовному делу. Волгоград. 1985. С. 5.

  • 58 -суальном значении этого слова. Это самостоятельная стадия уголовно-процессуальной деятельности. Однако два момента в этой структуре заслуживают особого внимания. Первый - это выделение в качестве структурно самостоятельного этапа процессуальной деятельности стадии возбуждения уголовного дела бесспорно необходимо и в криминалистике. Этот этап незаслужено обойден вниманием ученых-криминалистов 1. Рассмотрение проблем следственной деятельности на этой стадии только в связи с первона- чальным этапом расследования не позволяет выявить специфику деятельности как следователя, так и сотрудников органа дознания.

Второй момент - это выделение в структуре расследования самостоятельного этапа предъявления обвинения, как имеющего свою ярко выраженную специфику. Полностью придерживаясь концепции ситуационного подхода к содержанию и динамике структуры процесса расследования полагаем, что по рассматриваемой в диссертации категории уголовных дел, следует исходить не из тре-хэтапной, а четырехэтапной структуры.

Типовые следственные ситуации на первоначальном этапе - проблемные и организационно неупорядоченные. Конфликтные же ситуации либо практически отсутствуют, либо существуют в латентном состоянии, поскольку следователь чаще всего еще не вступает в контакт с противоборствующей стороной. В любом случае конфликтные ситуации не характерны для этого этапа расследования. Лишь после появления процессуальных фигур подозреваемого (а затем - и обвиняемого)
преобладающей разновидностью

  1. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспекти- вы.От теории - к практике.М. 1988. С. 194. Драп-кин Л.Я. О некоторых дискуссионных проблемах периодизации процесса расследования.// Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений.Свердловск.1988. С.3,4.
  • 59 -сложных ситуаций становятся - конфликтные. Если они не разрешены, то данный тип ситуаций переходит на последующий этап расследования, где они могут сочетаться с проблемными ситуациями, возникшими в процессе поиска и получения доказательственной информации в отношении лидеров преступных формирований. Что касается ситуаций тактического риска, то они могут возникать на всех этапах расследования, поскольку напрямую связаны с неправильным выбором решения при производстве наиболее острых следственных и оперативно-розыскных действий.

Объем и содержание исходных данных, находящихся в распо- ряжении следователя в начале каждого из четырех этапов также существенно отличаются. На первоначальном этапе для исходных данных характерна значительная неполнота, которая хотя нередко и остается на этапе предъявления обвинения, но степень ее неопределенности существенно снижается: следователь уже обладает достаточным для этого этапа объемом доказательств, необходима их дальнейшая и всесторонняя проверка, возможны также варианты расширения или сужения обвинения. Основными задачами и доминирующей направленностью деятельности участников расследования на первоначальном этапе являются поиск источников необходимой доказательственной и тактической информации

Для этапа предъявления обвинения главной задачей является доказывание виновности или невиновности конкретного лица. Иначе говоря, на первоначальном этапе решаются задачи на поиск, на этапе предъявления обвинения - на доказывание. Сказанное не означает, что на первоначальном этапе расследования доказывание отсутствует. Следователь на этом этапе не только обнаруживает и устанавливает, но и доказывает обстоятельства события преступления, и как только в процессе расследования появляется лицо, чью виновность или невиновность необходимо доказать, ха-

  • 60 -рактер задач существенно меняется. Основная деятельность следователя и оперативных работников сосредоточивается вокруг личности подозреваемого (обвиняемого), в связи с чем существенно меняются средства и методы как процессуальной, так и негласной работы.

Обстановка и условия расследования, определяющие наиболее устойчивые черты производства процессуальных и иных действий ( состав, внутреннюю структуру и темп проведения, степень концентрации сил и средств, специфику взаимодействия и т.д.) также существенно различается на названных этапах. Первоначальный этап не имеет временных границ, его интенсивность не бывает постоянной. Обычно, если в первые 10-15 дней следственные и оперативно- розыскные мероприятия не принесли положительного результата, интенсивность работы снижается, что обусловлено как субъективными, так и объективными факторами. Интенсивность же этапа предъявления обвинения относительно высока на всем его протяжении.

Чтобы четко обозначить содержание этого этапа следует оп- ределиться с его границами. А.В.Мусиенко и В.А.Сомченко полагают, что он начинается с момента оценки достаточности собранных доказательств для привлечения лица в качестве обвиняемого, и заканчивается избранием меры пресечения обвиняемому х . Соглашаясь с определением момента окончания этого этапа и перехода к последующему, отметим, что начало этого этапа для наполнения его специфическим содержанием должно быть иным. Исходя из посылки, что критерием разграничения этапов является характер решаемых на каждом этапе задач, полагаем, что моментом изменения этих задач является появление в деле фигуры подозрева-

1.Мусиенко А.В., Сомченко В.А. Указ.соч. С. 10-116.

  • 61 -

емого, в строго процессуальном значении этого слова (ст. 52 УПК РСФСР ) или же “заподозренного”, то есть лица, не обладающего необходимыми процессуальными качествами подозреваемого, но в отношении которого у следователя есть обоснованное подозрение. Проблема соотношения понятий “ подозреваемый” и “заподозренный” и на практике, и в науке уголовного процесса стоит достаточно остро, но к сожалению слабо осознана отечественным законодателем *? . В нашу задачу не входит рассмотрение всех аспектов этой проблемы, отметим лишь, что для криминалистики имеют значение не столько процессуальные основания появления в уголовном деле фигуры подозреваемого, сколько фактические основания для подозрения, которыми, на наш взгляд, являются данные полученные как процессуальным, так и оперативным путями. Иначе говоря, как только в деле появились вполне достаточные данные дающие основание заподозрить в совершении преступления конкретное лицо, независимо от того, допрошено ли оно в качестве подозреваемого, расследование переходит в этап предъявления обвинения, основная задача которого состоит в проверке наиболее перспективной версии о совершении преступления данным лицом. На первоначальном же этапе обычно выдвигаются и отрабатываются несколько версий, которые не носят столь персонально определенный характер ( например: “кражу совершили подростки проживающие в соседних домах”, “убийство совершил родственник или знакомый убитого” и т.п.) или же выдвигаются версии, хотя и в отношении конкретных, но нескольких лиц. В некоторых, наиболее благоприятных, с точки зрения доказывания, ситуациях,

  1. См. Л а р и н A.M. На подозрение 24 часа. Сов. юстиция. 1994. N 1; Давлетов А.А., ВечтомовС.В. О совершенствовании процессуального порядка задержания подозреваемого. Сов. юстиция. 1991 N 5.; Д а в л е т о в А.А. В о и т В.Г. Институт подозрения нуждается в совершенствовании.// Законность,1996 N 7, с.23-26.; Давлетов А.А. Подозрение и запита. Екатеринбург. 1997.
  • 62 -кроме основной версии обязательно выдвигается контрверсия. Лишь после фальсификации большинства версий, когда оставшаяся версия приобрела характер достаточно надежного вывода, следователь может перейти ко второму этапу - этапу предъявления обвинения. Таким образом, можно сделать вывод, что этап предъявления обвинения имеет собственную специфику и право на существование в криминалистической периодизации процесса расследования.

Представляется, что по рассматриваемой категории уголов- ных дел на этапе предъявления обвинения решаются чаще в всего задачи тактического уровня, поскольку на первых двух этапах расследования обычно проводятся в отношении рядовых членов криминальных формирований - исполнителей и бригадиров и реже -в отношении руководителей среднего звена. Что касается лидеров организованных криминальных объединений, то доказательственная информация об их общественно-опасных деяниях появляется,как правило, позднее, либо ее вообще не удается собрать. На после- дующем (третьем) этапе расследования проводятся следственные и оперативно-розыскные действия по двум уровням: первый (тактический) уровень - это выявленные члены ОПФ, как правило первого его звена. Второй уровень- это оставшиеся соучастники уже выявленных преступных акций, а также руководители среднего и высшего звена. Если в сферу расследования вовлечены представители высших звеньев ОПФ, то расследование выходит на стратегический уровень. В отношении и тех, и других лиц доказательст- венная деятельность проводится по уже названным трем направлениям: а) продолжается поиск новых источников данных об этих лицах; б) продолжается получение информации ( в первую очередь доказательственной) из ранее установленных источников ; в) производится диагностирование и преодоление их противодействия

  • 63 -расследованию. Различие только в том, что доказательства, направленные на установление обстоятельств предмета доказывания на первом (тактическом) уровне расследования, для второго (стратегического) уровня могут стать либо тактической информацией, либо доказательственными (вспомогательными) фактами. Также существенные различия имеются в уровне противодействия расследованию со стороны первой группы лиц и второй. В первом случае - это противостояние отдельных лиц, во втором - это противостояние всего криминального формирования или его подразделений.

Именно на этом этапе результаты оперативно-розыскной дея- тельности могут быть наиболее оптимально использованы в процессе доказывания виновности лидеров преступных объединений, особенно если уже устранены конфликтные ситуации между следователями и обвиняемыми. Во всяком случае возможности производства оперативно-розыскных комбинаций значительно расширяются и этот фактор следует максимально использовать не только в негласной, но и в процессуальной деятельности. Таким образом, на последующем этапе ставятся и по возможности реализуются задачи как тактического, так и стратегического уровней.

Незаслужено мало внимания уделяется в криминалистике заключительному этапу расследования. Большинство авторов относят к этому этапу выполнение лишь формально обязательных процессуальных действий, связанных с окончанием расследования *. Однако изучение следственной практики показывает, что на заключительном этапе большинство следователей сталкиваются со значительным количеством проблем не только процессуального, но и криминалистического свойства. Используя критерий характера

  1. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1993. С.98
  • 64 -задач решаемых следователем на каждом этапе отметим, что на заключительном этапе по сравнению с последующим эти задачи имеют также свою специфику. Началом данного этапа будет не чисто формальное процессуальное решение об окончании расследования в смысле ст.199 УПК, а принятие целого комплекса процес- суальных, криминалистических и организационных решений. Конкретно, этот этап характеризуется организационными решениями о систематизации и упорядочении всего собранного материала, процессуальным решением об оценке доказательств и тактико-криминалистическим решением о переходе от развернутого доказывания всех обстоятельств, указанных в ст.68 УПК, к “сворачиванию” расследования, подведению его итогов, принятию окончательных решений по уголовному делу, оптимальному реагированию на возможные ходатайства в порядке ст.ст. 200-204 УПК РСФСР.

На заключительном этапе должны подводиться итоги рассле- дования с точки зрения достижения его стратегических ми тактических задач, формироваться обвинение в окончательном варианте, и доказательственная часть будущего обвинительного заключения, осуществляться меры преодоления противодействия, особенно при реализации таких процессуальных акций как ознакомление с материалами уголовного дела большой группы обвиняемых и их защитников. Кроме того, должно диагностироваться возможное будущее противодействие на судебных стадиях уголовного судопроизводства и приниматься соответствующие меры упреждающего характера для обеспечения нормального хода судебного процесса. Соответствующее оперативное обеспечение уголовных дел этой категории органами дознания должно продолжаться вплоть до вступления приговора суда в законную силу.

  • 65 -ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМНЫЕ СИТУАЦИИ И ИХ РАЗРЕШЕНИЕ В ПРОЦЕССЕ РАССЛЕДОВАНИЯ КОРЫСТНО-НАСИЛЬСТВЕННОЙ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

§ 1.ОСОБЕННОСТИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПРОБЛЕМНЫХ СИТУАЦИЙ НА РАЗЛИЧНЫХ
ЭТАПАХ ПРОЦЕССА РАССЛЕДОВАНИЯ.

Продуктивный научный анализ проблем расследования корыстно- насильственной организованной преступной деятельности возможен, на наш взгляд, только в рамках ситуационного подхода к их решению.1 Автор придерживается позиции Л.Я.Драпкина, считающего что следственная ситуация - это” динамическая информационная система (сумма, совокупность данных), отражающая с различной степенью адекватности информационно- логическое, тактико-психологическое, тактико-управленческое и организационное состояние, реально сложившееся по уголовному делу и характеризующее благоприятный или неблагоприятный характер процесса расследования”2. Несомненно, что научная и практическая значимость рассматриваемой категории состоит в том, чтобы помочь определить программу действий конкретного субъекта этой ситуации, это всегда
ситуация для кого-то, или, как выразился

  1. Р.С.Белкин упоминал о следственной ситуации начиная с 1959 года. См: Криминалистика. М.1959. С. 331, 333. Белкин Р.С.Собирание, иссле дование и оценка доказательств. Сущность и методы. М. 1966. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М. 1977. Т.1 гл.2,6 См.также Р а т и- н о в А. Р. Судебная психология для следователей. М. 1967, С. 157; Д у б - ровицкаяЛ. П. , Л у з г и н И. М. Планирование расследования.
    М. ,

  2. С. 32 Г а в л о В.К. О следственной ситуации и методике расследования хищений, совершаемых с участием должностных лиц.// Вопросы криминалистичес кой методологии, тактики и методики расследования. М., 1973, С.90. Гера симов)!. Ф. Принципы построения методики раскрытия преступлений.//Воп росы криминалистической методологии, тактики и методики расследования. М.,

1973, с. 82. Г е р а с и м о в И. Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступ лений. Свердловск. 1975. С. 173.

  1. Драпкин Л.Я. Основы криминалистической теории следственных ситуаций. Дисс. … д-ра юрид. наук. Свердловск. 1987.с.35.
  • 66 -

В.В.Никитаев,-“всякая ситуация является чьей-то ситуацией”.1 Следственная ситуация - это ситуация следователя. И благоприятная ситуация для следователя может быть крайне неблагоприятной для других участников расследования (например, для обвиняемого и его защитника).

Рассмотрение проблем классификации следственных ситуаций следует начать с основного вопроса: что является основанием такой классификации? Первое - характер ситуации применительно к возможностям достижения результатов расследования. С этой точки зрения следственные ситуации делятся на простые и сложные, или по удачной терминологии Р.С. Белкина и И.Ф. Герасимова, благоприятные и неблагоприятные для расследования.”2 Но для эффективной научной разработки проблем следственных ситуаций требуется ответить на ключевой вопрос: а почему эти ситуации становятся благоприятными или неблагоприятными? Развивая информационно- модельную концепцию понятия следственной ситуации, Л.Я. Драпкин в качестве основного свойства сложных следственных ситуаций выделяет их информационную неопределенность, недостаток исходной информации для принятия оптимальных решений. Исследование факторов, затрудняющих получение информации и обусловливающих трудности расследования позволило выделить пять классификационных категорий сложных следственных ситуаций: проблемные, конфликтные, ситуации тактического риска, организационно-неупорядоченные и комбинированные (смешанные).3

  1. Никитаев В.В. Проблемные ситуации уголовного процесса и юри- дическое мышление. //Состязательное правосудие. Труды научно-практических лабораторий. Часть II. Выпуск I.M.:Международный комитет содействия правовой реформе,1996. 225-424 с. С.251-311.
  2. Герасимов И.Ф. Принципы построения методики раскрытия преступлений.// Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования: Материалы научной конференции. М., 1973.- с.82. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М. 1979. Т.2. с. 77.
  3. Драпкин Л.Я. Указ. соч. с.21,22.
  • 67 -

Основа проблемных следственных ситуаций - семантическая (логико-познавательная) неопределенность. Она “характеризуется отсутствием заранее определенной однозначной процедуры (способа) информационного поиска, жесткой программы принятия следователем решений и производства действий по делу”.1 Иной подход к классификации у И.М. Лузгина, который, на наш взгляд, не различает понятия сложности и проблемности утверждая, что “нет и не может быть непроблемных следственных ситуаций, каждая следственная ситуация, в том числе исходная, содержит одну или несколько проблем”2- Разумеется, в процессе расследования, а тем более на его первоначальном этапе, перед следователем могут возникать различные трудности, препятствия и барьеры. Однако проблемные ситуации в этих условиях отличаются от непроблемных тем, что в первых из них в распоряжении следователя нет достаточной информации (исходных данных) для разработки однозначной, гарантирующей успех программы действий, тогда как в непроблемных ситуациях такая однозначная программа создается сравнительно легко, что вовсе не исключает некоторых, но непроблемных, трудностей при ее реализации.

Для исследования особенностей формирования и разрешения проблемных ситуаций в процессе расследования КНОПД необходимо выделить специфику данной категории криминальной деятельности, вытекающую из ее криминалистической характеристики, а также специфики структуры ее расследования. Соответственно, этот вопрос будет исследоваться применительно к уже рассмотренной в § 3 гл.1 структуре расследования, которая предполагает наличие

  1. Д р а п к и н Л.Я. Указ. соч. с.23. Он же. Проблемные ситуации и основные методы их разрешения их в процессе расследования.//Проблемы эффективности раскрытия и расследования преступлений. Свердловск. 1978. с.6-17.
  2. Л у з г и н И.М. Методика изучения, оценки и разрешения исходных следственных ситуаций.// Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения. М.,1991. с.24.
  • 68 -

5 этапов: предварительная (доследственная) проверка, этапы: первоначальный, предъявления обвинения, последующий и заключи тельный.1 На заключительном этапе расследования проблемных си туаций быть не может по определению - если есть не разрешенная проблема, значит завершать расследование преждевременно. С процессуальной точки зрения деятельность следователя начинает ся с первой стадии уголовного процесса. При этом возможны три различных варианта: у

  1. Появление одного из предусмотренных ст. 108 УПК РСФСР поводов к возбуждению уголовного дела, требующего немедленного реагирования. Например, поступление в дежурную часть органа внутренних дел заявления или сообщения о совершении деяния, содержащего признаки преступления. Это “классический”, наиболее распространенный вариант в котором реализуется “реактивная” или “рефлекторная” концепция расследования как реакции (отражения) на преступление 2 . Именно эта концепция положена в основу современного процессуального законодательства и реализуется в подавляющем большинстве случаев возбуждения дел исследуемой категории
    (68.5 % ).
  2. Уголовное дело возбуждается в связи с реализацией материалов дел оперативного учета. Поводом к возбуждению уголовного дела являются результаты оперативно-розыскной деятельности, что прямо предусмотрено ч.2 ст. 11 Федерального Закона “Об оперативно-розыскной деятельности”3 ,
    однако не нашло прямого
  3. Первый этап относится к стадии возбуждения уголовного дела и не входит в стадию предварительного расследования, но играет весьма значительную роль в решении задач судопроизводства.

2 Термин “реактивная концеция” заимствован из теории правоохранитель ной деятельности США. См. подробней Berg B.L. Law enforcement:an intro duction to police in cociety.University Indiana, Pens!lvania. 1992. P.84-85.

3 . Федеральный Закон “Об оперативно-розыскной деятельности” от 12.08.95,// Российская газета от 18.08.95.;

  • 69 -отражения в Уголовно-процессуальном кодексе. Сравнительный анализ положений ст.ст.108, 109, 117 УПК РСФСР, ст.11 Закона об ОРД, а также ведомственных актов - раздела 4 “Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений” *? позволяет на наш взгляд сделать следующий вывод: рапорт оперативного работника о полученных им в результате оперативно- розыскной деятельности сведениях, содержащих признаки преступления можно отнести к непосредственному обнаружению органом дознания признаков преступления (п.6 ст. 108 УПК РСФСР). Сами же материалы, предоставленные оперативным работником, то есть служебные документы, фиксирующие результаты проведенных оперативно-розыскных мероприятий, являются материалами, подлежащими в случае необходимости истребованию в смысле ч. 2 ст. 109 УПК РСФСР.

Это вариант реализации “превентивной” концепции, предпо- лагающий пресечение как еще готовящегося преступления (прекращение преступной деятельности на стадии приготовления или покушения -ст.ст.29, 30 УК РФ), так и еще не завершенного преступления. Он характерен для таких разновидностей КНОПД как рэкет, похищение человека. В процентном отношении этот вариант, к сожалению, крайне незначителен.( 18.5% от исследуемого общего массива уголовных дел). Хотя именно по вымогательству и похищению людей процент реализации оперативных разработок значи- тельно выше - 72.7%. Без учета такой специфической в расследовании категории преступной деятельности процент реализации превентивного варианта расследования составляет всего 1,4 %.

3.Смешанный вариант когда “простое” реагирование на уже

  1. Приказ МВД РФ N 334 от 20.06.96 г. “Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений”

~ 70 -совершенное преступление сочетается с реализацией материалов оперативной проверки в отношении конкретного криминального формирования. В этом варианте предполагается пресечение преступной деятельности конкретного криминального формирования уже реализующего свои преступные цели (13% изученных дел). Чаще всего такой смешанный вариант проявляется в ситуации, когда в распоряжение следователя предоставляются систематизированные материалы о деятельности определенной организованной группы, что позволяет “развернуть” расследование на стратегическом уровне, т.е. объединить в одно производство уголовные дела (чаще всего к этому моменту еще не раскрытые) и провести расследование не по разрозненным уголовным делам, а по всем известным фактам организованной преступной деятельности определенного криминального формирования с целью его ликвидации.

Научный анализ практики расследования КНОПД показал, что успешное достижение задач уголовного судопроизводства возможно только при объединении усилий следователей и оперативных служб еще на “дальних подступах” к деятельности организованного криминального сообщества (группы). Взаимодействие следствия и оперативных служб должно осуществляться не только в связи с выявленными отдельными фактами преступлений, но и совместным планированием оптимальной реализации накопленных материалов оперативной разработки, осуществляемой в соответствии с Федеральным Законом “Об оперативно- розыскной деятельности” и ведомственными приказами по обеспечению конфиденциальности источников и способов получения оперативной информации1 .

Особое значение взаимодействия следователя с оперативными работниками при “превентивном” и смешанном вариантах их дея-

1 . Приказ МВД РФ N 394 от 19 июля 1996 г. ДСП. Приказ МВД РФ N 334. от 20 июня 1996 года

  • 71 -

тельности обусловлено двумя обстоятельствами:

  1. Полный анализ материалов эффективной оперативной раз- работки позволяет сразу же сформулировать и поставить стратегические цели расследования: выявление и доказывание всей преступной деятельности криминального формирования. В то время как традиционное “подключение” следователя к процессуальной деятельности (появление повода к возбуждению уголовного де-ла-выявление оснований-возбуждение уголовного дела) позволяет реализовать в лучшем случае лишь конкретные тактические задачи - раскрытие отдельного преступления.
  2. Борьба с организованной преступной деятельностью тре- бует эффективных, подготовленных действий со стороны правоохранительных органов. Эффективность мероприятий по делам исследуемой категории во многом определяется внезапностью их проведения для процессуального “противника”. Возбуждение дела и переход к стадии предварительного расследования неизбежно сопряжены с обнаружением процессуальной активности органов рассле- дования. Гласный характер большинства следственных действий неизбежно ведет к обнаружению намерений следователя. Поэтому эффект внезапности во многом утрачивается с проведением первых же следственных действий, направленных на выявление конкретных проявлений криминальной активности определенного организованного преступного формирования. Подготовительная совместная де- ятельность следователя и оперативных работников по реализации материалов негласной разработки позволяет лучше спланировать, подготовить и провести систему мероприятий (тактические операции или их комплексы), направленных на достижение не только тактических, но и стратегических задач расследования, завладеть инициативой и максимально использовать полученное за счет внезапности и подготовленности преимущество.
  • 72 -

Используя схему динамической структуры проблемной ситуации 1 , можно исследовать специфику этой разновидности ситуа- ций по этапам расследования. Логическая последовательность в структуре проблемной ситуации предполагает прохождение следующих этапов: а) поиск и обнаружение информации; б) исследование информационного массива и определение исходных данных; в) определение искомого; г) выявление проблемной ситуации. На всех этапах расследования и стадии возбуждения уголовного названные элементы (этапы) проблемной ситуации имеют свою выраженную специфику в каждом из названных выше вариантов: реактивном и превентивном.

В первом (реактивном) варианте инициатива принадлежит следователю: он собирает информацию о событии процессуальными средствами. На первой стадии следователь достаточно ограничен в своих процессуальных возможностях. Законом ( ст. ст. 109 ч.2 и 178 ч.2 УПК РСФСР) ему предоставлено право истребовать материалы, получать объяснения и производить осмотр места происшествия в случаях, не терпящих отлагательства. Перечисленными действиями круг процессуальных полномочий следователя исчерпывается, поскольку его задачи на первой стадии уголовного судопроизводства сводятся к проверке законности повода и наличия оснований возбуждения уголовного дела.

Во втором (превентивном) варианте инициатива в сборе ин- формации принадлежит оперативным службам. Они собирают информацию о деятельности определенного криминального формирования и предоставляют ее следователю, который должен оценить наличие оснований для возбуждения уголовного дела. Деятельность следо-

1 . Д р а п к и н Л.Я. Основы криминалистической теории следственных ситуаций. Цисс. … д-ра юрид. наук. Свердловск. 1987. с.121

  • 73 -вателя при этом имеет не столько процессуальный, сколько аналитический характер, т.к. следователь не имеет права участвовать в каких-либо оперативно-розыскных мероприятиях. Поэтому вся негласная информация предоставляется ему в готовом виде. Главные действующие лица на этом этапе формирования проблемной криминалистической ситуации1 - сотрудники оперативных служб, осуществляющие свою деятельность за рамками уголовного процесса, в соответствии с Законом “Об оперативно-розыскной деятельности” .

В смешанном варианте на первой стадии уголовно-процессу- альной деятельности взаимодействие следователя с оперативными службами осуществляется по первому варианту, на дальнейших этапах - по второму.

Но исследование информационного массива и формирование исходных данных для определения характера ситуации во всех вариантах действий должно осуществляться совместно следователем и оперативными работниками по двум направлениям: уголовно-процессуальному и криминалистическому. Первое направление преследует цель обнаружения достаточных оснований для принятия про- цессуального решения. Второе (криминалистическое) направление должно рассматриваться с учетом двухуровневой направленности расследования - ее тактического и стратегического уровней. Соответственно, изучая и обсуждая с оперативными работниками материалы (в реактивном варианте - доследственной проверки, в превентивном - оперативной разработки) следователь должен выделить исходные данные для решения задач тактических (програм-

1.К криминалистическим ситуациям относятся доследственные и постследственные (судебные) ситуации. Зеленецкий B.C. Доследственые ситуации в советском уголовном процессе // Следственная ситуация. М. 1985 С. 30-33. Г а в л о В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики раследования отдельных видов преступлений. Томск. 1985. С.69

  • 74 -ма-минимум) и стратегических (программы-максимум). В первом варианте одной из тактических задач следователя является диагностирование признаков КНОПД. В случае положительного результата принимается организационное решение о создании специализированной следственно- оперативной группы (СОГ). Проблема организации надлежащего взаимодействия следствия и органов дознания представляется нам до сих не решенной. Лишь в 27.34% случаев создавались СОГ для расследования КНОПД. Особенностью формирования исходных данных стратегического уровня здесь должно быть то, что возможен комплексный поэтапный подход к решению названных задач, когда путем объединения нескольких тактических задач возможно достичь выполнения общей стратегической задачи. Ситуация, соответственно, также будет иметь два уровня - тактический и стратегический. Полученные нами данные свидетельствуют о том, что в реактивном варианте действий следователь крайне редко ставят и решают задачи стратегического уровня и, как правило, ограничиваются только тактическими задачами .

Определение (формирование) искомого (третий этап динами- ческой структуры ситуации) и выявление проблемной ситуации, то есть соединение проблемы с оценкой ситуации (четвертый этап) также будет производиться по двум уровням - тактическому и стратегическому. Например, на тактическом уровне это будет определение исполнителей того или иного конкретного общественно-опасного деяния, на стратегическом - определение организаторов, лидеров криминального формирования, места этого деяния в общей системе преступной деятельности , а также выявление и расследование других эпизодов преступления, совершенных данным формированием, и составляющих систему преступной деятельности.

В целом на стадии возбуждения уголовного дела (доследс-

  • 75 -твенной проверки) проблемная ситуация будет носить исходный характер. Ее конкретизация возможна только после проведения целенаправленных следственных действий и получения в их результате доказательственной информации. На стадии возбуждения уголовного дела получение информации стратегического уровня о КНОПД возможно лишь оперативным путем. Большинство специалистов едины в своих выводах: без надлежащего оперативного обеспечения эффективное расследование современной организованной преступной деятельности невозможно.1 Мы не ставим себе задачу детального исследования специфических методов оперативно-ро- зыскной деятельности. Наша задача определить роль и место информации, полученной в ходе такой деятельности. Однако способ использования такой информации во многом определяется методами ее получения, поэтому вопросы проведения некоторых основных оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) так или иначе будут рассматриваться в данном параграфе. Здесь существенное значение приобретает не только содержание оперативной информации, но и ее форма, т.е. результаты конкретного ОРМ, в ходе которого была получена соответствующая информация. Именно метод получения негласной оперативной информации обуславливает конкретные способы ее легализации, ввода в процессуальный оборот. Традиционно криминалистикой и уголовным процессом изучаются два аспекта использования оперативно-розыскной информации в процессе расследования: а) использование оперативных данных
  1. Д р а п к и н Л.Я. Проблемы расследования преступлений, совершаемых организованными сообществами.Глава 27 // Криминалистика. Под ред. Герасимова И.Ф., Драпкина Л.Я. М., 1994, С. 343 Б р ы л е в В.И. Проблемы раскрытия преступлений в сфере наркобизнеса.// Проблемы науки и практики борьбы с преступностью Материалы межвузовской научно-практической конференции.С.7,; Осин В.В., Константинов В.И. Организованная преступность и правовые возможности борьбы с ней//Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научный трудов ВНИИ МВД СССР.М.,1990, С.69-74. и др.
  • 76 -для выработки тактических решений; б) использование оперативных данных в процессе доказывания.

В первом случае речь идет об ориентирующей функции опера- тивно-розыскной информации, ее исключительно криминалистическом аспекте, во втором случае - о ее доказательственной функции, проблема исследования которой носит комплексный, междисциплинарный характер и изучается науками уголовного процесса, криминалистики и теорией ОРД. Первый аспект использования этой информации не вызывает особой сложности, чего нельзя сказать о втором аспекте, вызывающем наиболее оживленные научные споры.

Здесь требуется сформулировать две основные проблемы:

1.Сложность перевода оперативно-розыскной информации в доказательственную.

  1. Опасность рассекречивания негласных методов и средств ОРД в процессе расследования.

Обе сформулированные нами проблемы вытекают из объектив- ного противоречия между гласностью уголовно- процессуальной деятельности и значительной степенью секретности в структуре ОРД. У этих двух видов законной и социально полезной деятельности, несмотря на общность конечных целей, во многом разные, не совпадающие задачи и методы.

На стадии возбуждения уголовного дела вопросы оперативно- розыскной информации обретают особое назначение в силу ограниченности процессуальных средств получения информации, поэтому проведенные нами исследования КНОПД позволяют сформулировать две практические рекомендации:

1) Необходимость совместной оценки следователем и опера- тивным работником имеющейся оперативной информации с точки зрения: а) полноты и достаточности для принятия решения о возбуждения уголовного дела ( процессуальный критерий); б) воз-

  • 77 -можности достижения тактических и стратегических задач расследования (изобличения исполнителей или организаторов, рядовых членов или лидеров группы; в)
    своевременности возбуждения (последние два - криминалистический критерий).

2) Необходимость определения на этой стадии способов про- цессуального закрепления уже полученной оперативным путем информации или способов получения и соответствующих им способов закрепления предполагаемой информации о КНОПД.

Момент перехода к первоначальному этапу расследования, т.е. вынесение постановления о возбуждении уголовного дела и начало активного проведения следственных действий определяется с учетом как процессуальных ( наличия повода и основания возбуждения уголовного дела, соблюдения процессуальных сроков), так и тактических аспектов ситуации. С тактической позиции -это должен быть момент начала спланированной еще на предыдущем этапе тактической операции, цель которой зависит: а) от уровня информированности членов СОГ; б) от способа действий (реактивного, превентивного, смешанного); в) от уровня возможностей СОГ - состава, технической оснащенности, квалификации.

В реактивном варианте чаше всего ставятся и реализуются тактические цели на уровне установления и изобличения конкретных исполнителей. В остальных вариантах возможна постановка задач стратегического уровня. Реализация такой тактической операции ( или их комплекса) и должна составлять содержание первоначального этапа. Поиск и обнаружение источников процессуальной и оперативной информации (как элемент динамической структуры ситуации) на этом этапе расследования протекает весьма интенсивно и реализуется производством следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, по возможности, как уже было сказано, в рамках четко спланированной тактичес-

  • 78 -кой операции, целью которой должно быть как минимум выявление и изобличение исполнителей отдельного преступного акта, а максимум - выявление и изобличение организаторов этого преступления - представителей второго и высшего звена криминального формирования. Исследование информационного массива и формирование исходных данных для дальнейшего расследования в том числе и для построения версий, осуществляется на первоначальном этапе расследования с учетом двухуровневой направленности расследования -тактической и стратегической. Однако в массиве собранной информации главную роль будут играть процессуальные доказательства. Что касается оперативно- розыскной информации, то систематически пополняемая в ходе осуществления ОРД она, исчерпав свою функцию повода к возбуждению уголовного дела, переходит в разряд тактической (вспомогательной). Глубина исследования информации на этом этапе будет существенно выше, так как в деле появятся доказательства и соответственно исходные данные будут иметь уже не вероятностный, а более надежный характер.

Определение искомого (третий этап формирования ситуации) и выявление проблемной ситуации (четвертый этап) здесь также имеют свою специфику. Если на первой стадии в соответствии с присущими ей задачами основной целью являлось выявление достаточных оснований для начала расследования (установление события преступления - “что произошло?”), то главной задачей первоначального этапа расследования будет определение всего проблемного комплекса, свойственного исследуемой категории уголовных дел, о чем будет сказано ниже. Искомое, т.е. все еще не доказанные обстоятельства определяется здесь более конкретно.

По исследуемой категории дел проблемные трудности в 26.17% случаев были связаны с отсутствием достаточной информа-

  • 79 -ции о характере группы и в 28.9% случаев - с
    невозможностью получения доказательств из известных источников. В связи с этим особое значение приобретает проблема использования оперативной информации в доказывании.

За последние годы после выхода в свет Федерального Закона, регулирующего оперативно-розыскную деятельность позиция некоторых ученых о принципиальной несовместимости оперативно-розыскной информации и уголовного процесса утратила актуальность.1

В настоящий момент общепризнанной является позиция о принципиальной возможности ввода оперативно-розыскной информации в процессуальный оборот. Это подтверждается позицией законодателя, выраженной в Федеральном Законе, регулирующем оперативно-розыскную деятельность. Однако вопрос о конкретных процессуальных путях перевода оперативных данных в категорию доказательств остается до настоящего времени дискуссионным, что во многом объясняется отставанием уголовно-процессуального за- конодательства от потребностей жизни.Данная проблема так или иначе освещалась в работах большого числа авторов. Все точки зрения по проблеме использования данных, полученных оперативно-розыскным путем в процессе доказывания условно можно разделить на три группы.

Первая группа авторов полагает, что при соблюдении из- вестных процессуальных требований, прежде всего их проверки в соответствии с требованиями уголовно- процессуального законодательства, такая информация может быть использована в доказыва-

  1. Петрухин И.Л. Правосудие: время реформ. М., 1991. С.81-85. Ш е й ф е р С.А. Условия допустимости фактических данных,полученных в процессе оперативно- розыскной деятельности органов дознания.//Актуальные проблемы борьбы с преступностью. Материалы республиканской научно-практической конференции. Екатеринбург,1992.С.191-195.
  • 80 - нии. Именно такая позиция была реализована в формулировке ч. 1 ст. 10 Закона “Об оперативно-розыскной деятельности в Российс кой Федерации” принятого 13 марта 1992 года, и уточнена в пос ледующем Законе “об оперативно-розыскной деятельности. Этой позиции придерживаются З.З.Зинатуллин,1 Д.И.Бедня-

ков 2, А.А.Давлетов, В.А.Семенцов, 3 и ряд других авторов 4.

Другая группа авторов ставит допустимость сведений, полученных в результате проводимых оперативно-розыоклых мероприя-тий в доказывании в зависимость от соответствия названных действий законодательству, регулирующему эту деятельность ( Федеральных Законов “Об оперативно- розыскной деятельности”, “О милиции” и т.д.). Форма, в которую могут быть облечены такие сведения, чтобы стать процессуальными доказательствами принципиального значения не имеет, это могут быть как вещественные доказательства, так и иные документы. 5

Третью позицию сформулировал Е.А.Доля, полагающий, что “сведения, полученные в ходе оперативно-розыскной деятельности, в принципе не могут стать содержанием уголовно-процессу-

1.3инатулл и н 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. Ижевск. 1993. С.141-142.

  1. Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и
    расследование преступлений. М.,1991. С.115-117

  2. Давлетов А.А. .Семенцов В.А. Оперативная видео- и звукозапись // Социалистическая законность. 1991. N 11, С.39-40. Семен ц о в В.А. Использование аудио- и видеозаписи в доказательственной деятельности следователя. Дисс. … канд.юр. наук. Екатеринбург. 1994. Он же. 0 доказательственном значении и процессуальном порядке закрепления следователем материалов видео и звукозаписи.//Следователь: теория и практика деятельности.
    Екатеринбург.1995.N 1. С. 10-13.
  3. Безлепкин Б.Т. Проблемы уголовно-процессуального доказывания.// Сов.государство и право, 1991, N 8, С.100 Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. М., Изд-во “Спарк”,1996. С.82-83. Кручинина Н.В., Ш и к а н ов В.И. Процессуальные аспекты использования результатов оперативной видео-.кино-, фото-, звукозаписи при расследовании преступлений. //Актуальные проблемы борьбы с преступностью. Свердловск.
  4. С.395.
  5. К и п н и с Н.М. Допустимость доказательств в уголовном процессе. М.,Юристъ, 1995. П а ш и н С.А.Доказательства в российском уголовном про цессе. //Состязательное правосудие. Труды научно-практических лабораторий. Часть II. Выпуск I.М.Международный комитет содействия правовой рефор ме,1996. 225-424 с С.311-393.
  • 81 -альных доказательств”1, однако возможен процессуальный вариант получения этой информации одним из предусмотренных процессуальным законом способом: истребования, представления, проведения экспертиз или проведения следственных действий. Полученные доказательства при этом будут иметь форму вещественного доказательства, заключения эксперта, иного документа или протокола следственного действия. Однако содержанием этих доказательств будет не та информация, которая была получена в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, а уже иная, сформировавшаяся в ходе процессуального доказывания.2 Свою позицию данный автор основывает на формулировке ч.2 ст.11 Федерального Закона “Об оперативно розыскной деятельности” согласно которой “результаты оперативно-розыскной деятельности могут … использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств”.3 Тем самым, по мнению Е.А.Доли “новый закон исключил возможность прямого использования результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве доказательств по уголовным делам.”4 Если иметь ввиду, что непосредственность является необходимым свойством любой формы эмпирического познания, в том числе оперативного и процессуального 5 , то в этом смысле с Е.А.Долей не согласиться нельзя: следователь и оперативный работник получили свои данные “в со-

1 . Д о л я Е. Л. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. М.,1996. С.4. 2 3 . Указ. соч. С. 70. 4

  1. ч. 2 ст.11 указ. закона от 1995 г.
  2. Указ.соч. С.73
  3. Д а в летов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. Екатеринбург,Изд во Гуманитарного ун-та 1997.,С.62.
  • 82 -вершенно разных пространственно-временных условиях” х и поэтому восприняли действительно не одно и то же в результате проведенных в первом случае следственного, а во втором -оперативно-розыскного мероприятия.

Прояснить этот вопрос можно проанализировав выделяемые А.А.Давлетовым, четыре уровня уголовно-процессуального познания: первый - исследование доказательства как явления, то есть носителя информации и его содержания с его внешней стороны (уровень эмпирического, чувственного познания). Второй уровень выявление сущностных свойств доказательства - относимости, допустимости, достоверности (уровень рационального,опосредованного познания). Третий уровень - познание факта-явления, то есть информации, содержащейся в этом носителе с ее онтологической стороны (также рациональный, опосредованный уровень познания). Четвертый уровень предполагает выявление также ра- циональным путем сущностных свойств познаваемого факта с его аксиологической стороны, как деяния ( или его отдельного элемента) предусмотренного уголовным законом. При этом один и тот же объект (предмет) материального мира может занимать в зависимости от ситуации положение факта или доказательства. Нож, обнаруженный в ходе осмотра места происшествия будет доказательством, его свойства непосредственно воспринимаются субъектом расследования. Если же нож, как орудие преступления не обнаружен, то он уже будет фактом, наличие которого будет устанавливаться опосредованно иными доказательствами: показаниями свидетелей, заключением эксперта и т.д. 2 Последнее соображение, на наш взгляд является ключем к решению проблемы. По отношению к исследуемому событию следователь всегда отделен от

  1. Д о л я Е.А. Указ.соч. С. 71.
  2. ДавлетовА.А. Укап. соч. П.70-77.
  • 83 -него этим источником (свидетелем, которого он допрашивает, предметом, который он изымает и осматривает). Если рассматривать форму закрепления оперативно-розыскной информации как носитель сведений, подлежащих исследованию в процессе доказательственной деятельности следователя, то такой источник ничем в принципе не отличается от любого другого предусмотренного законом, если иметь ввиду законность оперативно-розыскной деятельности. Весь вопрос в конкретной форме доказательства в которую должно быть облечены эти данные и способе получения этих доказательств.

С учетом сказанного, точка зрения Е.А.Доли в принципе оказывается совместимой с позицией первой группы ученых, допускающих возможность использования в доказывании по уголовному делу информации, полученной при проведении оперативно-розыскных мероприятий, при условии ее процессуальной проверки. Его утверждение о том, что названная информация ни при каких условиях не может стать содержанием доказательств, так как в ходе процессуальных способов собирания доказательств следователь получает принципиально иную, чем оперативный работник, информацию следует признать правильным, если иметь ввиду, что при любом из процессуальных способов собирания доказательств следователь непосредственно контактирует и лично воспринимает только потенциальный источник доказательств. Источник доказательств, носитель информации, несет след ( в широком смысле этого понятия) полученный от непосредственного контакта с явлением, процессом, событием преступления. Следователь непосредственно контактирует с этим источником, “снимает” этот след- отображение, а само событие, оставившее этот след, восп- ринимает уже опосредованно. Соответственно, в этом смысле следователь при проведении следственного действия и оперативный

  • 84 -работник при проведении оперативно-розыскного мероприятия действительно воспринимают разную информацию. Однако, это все таки информация об одном и том же событии. В первом случае -опосредованная, во втором случае - непосредственная. Поэтому даже согласившись с Е.А.Долей в том, что прямое использование данных полученных в результате оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе исключается, следует все же приз- нать, что возможность ввода в уголовное дело этюй информации процессуальным путем тем не менее остается. При этом имеет значение:
  1. Законность способа получения первичной оперативно-ро- зыскной информации, т.е. соответствие этого способа требованиям закона об ОРД.
  2. Законность способа собирания доказательств, его соот- ветствие положениям ст.70 УПК РСФСР.
  3. Соответствие формы, полученного доказательства, одному из предусмотренных ч. 2 ст.69 УПК РСФСР видов. Этим обеспечивается такое свойство доказательства, как его допустимость.
  4. Принципиальная возможность проверки и оценки введенной в уголовное дело информации. Именно в результате проверки (которая может включать в себя как получение иных доказательств, со всеми присущими им элементами доказывания, так и мыслительную деятельность) и оценки ( чисто мыслительной, рациональной деятельности) этот носитель информации и сама информация обретают все остальные свойства доказательства: относимость, дос- товерность, достаточность.
  5. Обретение этой информацией и ее носителем (формой ее зак- репления) свойств процессуального доказательства находится в прямой связи с возможностью ее проверяемости и оценки. Если такая возможность есть и она реализована, эта информация может
  • 85 -быть введена в уголовное дело и стать полноценным доказательством. Если такая возможность отсутствует, то не может быть и речи об использовании этой информации при принятии решений по делу. Такая информация не является доказательством.

Главный вывод: непреодолимого препятствия ввода информа- ции, полученной в результате оперативно-розыскных мероприятий с точки зрения требований уголовно- процессуального законодательства нет. Однако неурегулированность в законе конкретных способов введения этой информации в уголовный процесс, создает проблемы не получившие однозначного разрешения в науке и практике.

Однако на этом пути возникает еще одна проблема: каким образом может быть введена в уголовное дело информация, полученная в результате оперативно-розыскного мероприятия, но которая не может быть “продублирована” в результате соответствующего “парного” следственного действия?. Например, если в ходе сбора образцов оперативным путем последующая возможность получения образцов процессуальным путем утрачена? Или в обстановка в помещении обследовавшемся в процессе соответствующего оперативного мероприятия существенно изменена? Как может быть легализована в уголовном деле такая информация, полученная оперативно-розыскным путем?

На наш взгляд, следует сформулировать три практически значимых рекомендации:

1.В ситуации выбора между двумя способами закрепления сведений - оперативным или процессуальным, приоритет всегда должен отдаваться последнему без каких-либо исключений.1 Иная

1 . На безусловность приоритета процессуальных действий перед оперативно-розыскными указывает ряд ученых,в частности В.А.С е м е нц о в. Видео и звукозапись в доказательственной деятельности следователя. Екатеринбург, 1995. С.15.

  • 86 -позиция чревата превращением уголовно- процессуального расследования в “оперативно-розыскное”.
  1. Вопрос о возбуждении уголовного дела при наличии приз- наков преступной деятельности должен ставиться органом дознания, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность своевременно, чтобы у следователя появилась возможность получения информации процессуальным путем. Затягивание реализации оперативных материалов может привести к необратимым последствиям утрате принципиальной возможности закрепления доказательственным путем ценной, значимой для расследования информации.
  2. Используемая в процессе доказывания информация лишь тогда должна добываться в ходе проведения оперативно- розыскных мероприятий, когда иной (чисто процессуальной) возможности в силу сложившейся ситуации просто нет. Подобная ситуация объективно может сложиться, например, когда еще нет оснований для возбуждения уголовного дела, и они могут быть получены лишь негласным путем или конкретный специфический вид информации можно получить только в процессе проведения оперативно-розыскного мероприятия, например, прослушивание телефонных и иных переговоров, которое в настоящий момент возможно только оперативным путем и т.д.
  3. Однако при этом оперативные работники должны по мере воз- можности обеспечивать техническую фиксацию проводимого мероприятия с помощью современных средств специальной и криминалистической техники обеспечивая тем самым максимальную “проверяемость” доброкачественности сведений и их носителей именно в режиме вещественных доказательств.

Основной формой (видом) доказательств, в которую будут при этом облечены результаты оперативно-розыскной деятельности, будут вещественные доказательства, которые могут исследо-

  • 87 -ваться путем осмотра, проведения экспертиз, допросов в качестве свидетелей участников проведенных оперативно- розыскных мероприятий. Не исключена принципиальная возможность использования служебных документов, составленных при проведении оперативно-розыскных мероприятий в качестве иных документов, как самостоятельного вида доказательств. Однако с точки зрения их перспектив их оценки такое решение проблемы вряд ли можно признать удачным. Будучи формально признанными полноценными доказательствами иные документы чаще всего вторичны по отношению к остальным доказательствам, являясь заменой (копией) устного или вещественного доказательства, на что справедливо в свое время указывал И.Я.Фойницкий х и не имеют процессуально регламентированного порядка собирания 2. Вряд ли закрепленные в них сведения смогут быть положены в основу судебного решения без подкрепления их доказательствами более убедительными, особенно по уголовным делам о корыстно-насильственной организованной преступной деятельности.

Своеобразную позицию относительно формы процессуального закрепления результатов оперативно-розыскных мероприятий занимает Н.М. Кипнис. По мнению данного автора “в случае когда для установления обстоятельств дела имеет значение только содержание оперативных материалов, то есть закрепленные в них сведения, то они должны приобщаться к делу в качестве документов” 3 На наш взгляд, приведенная позиция внутренне противоречива. В уголовном деле не может быть доказательств, содержание которых

1.Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. В 2-х томах. Спб, йзд-во “Альфа”, Т.П. С. 308.

  1. 1 е йферС.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе. -М., ВЮЗИ, 1972. С.84-88. Он же. Собирание доказательств в советском уголовном процессе.Саратов. 1986, С.67-73. Г а л к ов В.А. Документы как источник доказательств в советском уголовном процессе. Канд. дис. М., 1991; К и и н и с Н.М. Указ. соч.С.62
  2. К и п н и с Н.М. Указ. соч.С.61
  • 88 -составляла бы полученная вне уголовного процесса (оперативным путем) информация, форма закрепления которой не имела бы значения для разрешения дела. Это возможно только применительно к тактической оперативной информации, выполняющей ориентирующую роль.

Определив роль и место оперативно-розыскной информации в расследовании КНОПД можно перейти к характеристике проблемных ситуаций, возникающих на первоначальном этапе ее расследования.

По логической характеристике количества возможных направ- лений и решений проблемные ситуации по делам данной категории относятся к закрытым (конечным). Вариант открытых (бесконеч-ных_)„ ситуаций для дел данной категории не характерен, при условии, что диагностирование следователем проявлений КНОПД в конкретном случав уже состоялось и ориентировочные границы информационного поиска уже очерчены.

По числу неизвестных обстоятельств, подлежащих установле- нию и доказыванию наиболее характерны многоэлементные проблемные ситуации. Это обусловлено тем, что искомое (проблемный комплекс) формируется по двум уровням: тактическому и стратегическому, и как правило одним обстоятельством не ограничивается.

По характеру проблемности (существу возникшей проблемы) возможны все три варианта названных ранее проблемных ситуаций, но наиболее характерна третья классификационная категория смешанная ситуация, обусловленная проблемными трудностями поиска источников доказательств и их последующего исследования.

Прежде чем перейти к классификации по составу искомого необходимо определить специфику проблемного комплекса по исследуемой категории преступной деятельности, который подразде-

  • 89 -ляется на тактический и стратегический уровни. На тактическом уровне можно использовать традиционное деление обстоятельств входящих в предмет доказывания и, соответственно, в проблемный комплекс на две группы:

а) личность обвиняемого, событие преступления, способ его совершения;

б) другие элементы предмета доказывания: время, место,мо тивы, форма вины, характер и размер ущерба, личность потерпев шего ;

Установление обстоятельств первой группы как правило соп- ряжено с наиболее значительными трудностями. Однако, на разных уровнях расследования одни и те же сведения могут иметь различное ситуационное значение. Например: установление исполнителя конкретного преступления (тактический уровень) относится к установлению обстоятельств предмета доказывания. С другой стороны в процессе расследования преступной деятельности орга- низованного формирования (стратегический уровень) - личность конкретного исполнителя, входящего в состав этого формирования, можно дополнительно рассматривать как своеобразный промежуточный факт, доказывающий причастность криминального объединения к совершению определенного преступления и тем самым перебросить “информационный мостик” к установлению состава, структуры данного объединения и виновности его лидеров в под- готовке, планировании, совершении и сокрытии конкретных общественно-опасных деяний . В частности при расследовании таких преступлений как бандитизм (ст. 209 УК РФ), организация преступного сообщества (ст.210 УК РФ), требуется доказывать отдельные эпизоды, образующие самостоятельные составы преступлений в качестве фактической базы для установления виновности лидеров этих организованных преступных групп (сообществ) в

  • 90 -создании и руководстве этими криминальными формированиями. При этом подобное обстоятельство не утрачивает своего процессуального значения как составной части предмета доказывания. У стратегического уровня расследования нет и не может быть какого-то особого предмета доказывания. Процессуальный порядок всегда остается неизменным. Но уровень расследования - это прежде всего уровень поставленных целей, своеобразная иерархия задач. Именно в этом тактико-методическом аспекте мы дифференцируем процесс расследования на органически связанные между собой уровни - тактический и стратегический.

Если раскрытие и расследование всей преступной деятель- ности криминального формирования, изобличение его лидеров в качестве стратегической цели даже не ставится, то ждать случайного достижения задач уголовного судопроизводства обычно не приходится. Такое расследование в лучшем случае завершится привлечением отдельных лиц за отдельные преступления при внешне формальном достижении этих задач.

Так, по уголовному делу о разбойных нападениях совершае- мых группой Зайченко и других не была поставлена стратегическая задача - изобличение лидеров всего криминального формирования, хотя по делу имелись разрозненные доказательства - показания отдельных членов группы, о том, что похищенное имущество они отдавали Н. Эти данные подтверждались оперативной информацией, но достаточных усилий по изобличению Н. и других лидеров объединения, куда входила группа Зайченко, следователем не предпринималось, так как стратегических целей расследования не выдвигалось.1 Эти данные рассматривались следова-

  1. Уголовное дело по обвинению Зайченко и др. //Архив Верх-Исетского районного народного суда г.Екатеринбурга за 1994 год.
  • 91 -телем только как информация касающаяся сбыта похищенного, без каких-либо попыток усмотреть в ней признаки организаторской деятельности. Установленные по анализируемому уголовному делу обстоятельства являются лишь обстоятельствами предмета доказывания по делу об отдельном преступлении. И более их информационно- доказательственный потенциал не был использован. Если бы были поставлены, а затем и достигнуты, стратегические цели расследования, то те же самые обстоятельства, оставаясь в рамках предмета доказывания по отдельному эпизоду как составная часть организованной преступной деятельности, послужили бы своеобразным вспомогательным фактом, доказывающим наличие этой деятельности.

Поэтому, чтобы снять выявившееся противоречие и получить возможность ставить и достигать стратегические цели расследования, необходимо кардинально изменить подход к исследованию проблемного комплекса. С учетом сложности достижения этих целей, предлагается временно использовать на первоначальном этапе процесса расследования не нормативно сформулированное понятие “предмет доказывания”, а взять за основу схему (перечень элементов без их информационного содержания ) криминалистической характеристики корыстно-насильственной организованной преступной деятельности. При этом мы подчеркиваем основное отличие понятий предмета доказывания (перечень вопросов) и криминалистической характеристики преступлений (система ответов). С учетом уже рассмотренных ранее ( в § 1 гл. 1) проблем соотношения понятий предмет доказывания и криминалистическая ха- рактеристика, подобная замена вполне допустима. Соответственно проблемный комплекс будет иметь иную, по сравнению с традиционной, структуру. Во-первых, типовой проблемный комплекс будет здесь неизбежно усложняться. Во-вторых, исследования показали,

  • 92 -что для стратегического уровня крайне сужены или практически отсутствуют обстоятельства второй группы, установление которых не связано с существенными трудностями. Это обстоятельство можно объяснить тем, что все стороны (элементы,аспекты) стратегического уровня деятельности криминального формирования сопряжены с глубокой конспирацией и их установление всегда крайне затруднено активным противодействием не только рассле- дованию, но и любым формам позитивного социального контроля 1 . Тем не менее, на наш взгляд, следует сохранить градацию обстоятельств входящих в состав проблемного комплекса по уровню сложности их установления. Это имеет как научное, методологическое, так и практическое, прикладное значение.

В первую группу обстоятельств, доказывание которых сопря- жено со значительными сложностями, следует на наш взгляд, включить:

1) характер криминального формирования, его состав и структуру, т.е. данные о субъекте ОПД на обоих, упомянутых в гл.1, уровнях ( элементарном и макроуровне); 2) 3) вторичный объект преступной деятельности ( см. § 2 гл.1) 4) 5) способ (средства) преступной деятельности ( базовый и вспомогательный элементы); 6) 4) обстановка (очаги, узлы, сфера) ОПД; 5) результат ( прямой) преступных действий ( см. § 1,2

гл.1);

Во вторую группу, соответственно, включаются:

  1. Под термином “позитивный социальный контроль” мы понимаем любые формы общественно полезного отслеживания социальных явлений. Антиподом позитивного является “негативный социальны контроль” организованных криминальных структур’. Во многих сферах социальной жизни ( наркобизнес, рыночная торговля, банковская деятельность и т.д.) в настоящий момент негативный контроль со стороны криминальных структур намного эффективнее позитивного.
  • 93 -

1) первичный объект преступной деятельности (см. § 2 гл.1); 2) 3) механизм преступной деятельности ( в первую очередь побочный элемент)1; 4) 5) время, место совершения отдельных актов преступной де- ятельности. 6) 7) результат ( побочный ) преступных действий ( см. § 1,2 гл.1 ). 8) При этом следует обратить внимание, что такие элементы как обстановка, механизм и побочный результат криминальных действий не относятся к обстоятельствам предмета доказывания, а лишь к вспомогательным (промежуточным) фактам. Отсюда можно сделать вывод, что предложенный перечень обстоятельств намного содержательнее, а значит и оптимальнее для определения направлений расследования, чем нормативный перечень обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

Возвращаясь к вопросам классификации проблемных следс- твенных ситуаций отметим, что по составу искомого для расследования дел выделенной категории наиболее характерны ситуации возникающие в отношении совокупности отдельных обстоятельств , входящих в проблемный комплекс, и промежуточных (вспомогательных) Фактов, в различных комбинациях. Ситуаций не связанных с установлением промежуточных фактов нами не выявлено. Это обусловлено опосредованным характером доказывания перечисленных обстоятельств, обычно не доступных прямому (непосредственному) установлению.

Так, по уголовному делу по обвинению Оленькова и других членов организованной группы, совершавших разбойные нападения

  1. Термин “поо.чнии элемент” используется в значении, которое ему при дал В. И. Куликов г тоои <–;ем. криминалистической характеристики ОПД.
  • 94 -(базовый элемент) на склады товаров народного потребления и места хранения автомобилей, проблемная ситуация на первоначальном этапе и этапе предъявления обвинения была сопряжена со сложностью установления обстоятельств, входящих в первую группу обстоятельств проблемного комплекса: характер и структура криминального объединения, в которое входила группа Оленькова и вторичным объектом его преступной деятельности - способом реализации похищаемого имущества. При этом следователь испытывал значительные сложности как с выяснением самих обстоятель ств, так и с поиском вспомогательных фактов, направленных на доказывание этих обстоятельств, ибо путь прямого доказывания практически исключался и требовалось опосредованное доказывание. Это и было частично достигнуто за счет установления и исследования всех связей членов группы, исследования характера этих связей, последовательной проверки и опровержения версий защиты и блокирования способов противодействия обвиняемых расследованию. Основой плана расследования данного уголовного дела явились совместные следственно-розыскные версии, выведение из них возможных следствий и детальная проверка версий, а также опровержение версий защиты. Так, была выдвинута частная версия о том, что члены группы, скорее всего, должны были пользоваться услугами платных автостоянок, чтобы ставить туда автомашины, которые постоянно использовались в процессе преступной деятельности. Оперативным путем эти автостоянки были установлены. При допросе сторожей этих автостоянок были получены показания о том, что на некоторые стоянки члены группы ставили разные автомашины под одним и тем же государственным номером, что явилось важным вспомогательным фактом в доказывании всей преступной деятельности криминального формирования. Кроме того, при расследовании этого дела выдвигались и отраба-

  • 95 -тывались частные прогностические (предсказательные) версии о возможных способах преступного противодействия. В результате грамотно спланированных тактических операций была перехвачена переписка членов группы. Содержание этой переписки также предоставило в распоряжение следователя ряд вспомогательных фактов для доказывания преступной деятельности группы.1

Кроме того анализ характера и содержания проблемных ситу- аций, возникающих при расследовании организованной преступной деятельности подводит нас к необходимости выделить еще одну (шестую) классификационную группу проблемных ситуаций:

по уровню проблемности:

а) стратегические проблемные ситуации;

б) тактические проблемные ситуации;

Характер следственной ситуации зависит также от этапа расследования. На первоначальном этапе расследования ситуация в основном носит проблемный характер. Не исключен вариант формирования смешанной (комбинированной) следственной ситуации, когда элементы проблемности сочетаются с факторами тактического риска. Характер проблемности на первоначальном этапе в большей степени обусловлен трудностями поиска источников доказательств.

На втором этапе - предъявления обвинения характер проб- лемности обусловлен в большей степени трудностями исследования источников доказательств. Смешанные проблемные ситуации (обусловленные проблемными трудностями поиска источников доказательств и их последующего исследования) могут возникнуть и на втором этапе расследования. На этапе предъявления обвинения тактический уровень проблемности преодолевается.
Проблемный

  1. Уголовное дело N С7303 по обвинению Оленькова К.В. и др.// Архив Свердловского <д.ла^тпого оудл за 19У4 г.
  • 96 -тактический уровень проблемности преодолевается. Проблемный комплекс на этом этапе переходит на стратегический уровень. На этом этапе основной компонент следственной ситуации - конфликтный. К окончанию этапа тактический уровень конфликтности также преодолевается.

На последующем этапе конфликтные и проблемные компоненты следственной ситуации переходит на стратегический уровень. К заключительному этапу проблемность и конфликтность ситуаций должна быть полностью преодолена.

На первоначальном этапе расследования проблемная ситуация носит многоэлементный характер, касается в основном второй группы обстоятельств, наиболее значительные практические трудности связаны в первую очередь с установлением источника доказательств. При переходе от первоначального к этапу предъявления обвинения проблемная ситуация имеет тенденцию к уменьшению количества элементов искомого, вплоть до одного. Трудности связаны уже не столько с поиском источников доказательств, сколько с их исследованием (изучение информации) , тем самым трудности поискового характера в значительной степени заменяются трудностями аналитического порядка, хотя полностью и не устраняются.

§ 2. ОСОБЕННОСТИ РАЗРЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМНЫХ СИТУАЦИЙ В ПРОЦЕССЕ РАССЛЕДОВАНИЯ КОРЫСТНО-НАСИЛЬСТВЕННОЙ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

Преодоление существенных информационных, логических и психологических барьеров в расследовании возможно только применением комплекса логических, эвристических и интуитивных методов.1 Абсолютизация какого-либо одного метода сужает возмож-

  1. Д р а п к и н л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск.
  2. С.59
  • 97 -ности следователя в раскрытии и расследовании преступления. Однако ведущую роль версии как эвристического метода разрешения проблемных ситуаций отрицать нельзя. Широкое и эффективное использование версионного механизма в практике судопроизводства убедительно доказывает жизнеспособность этого учения. Вместе с тем, до сих пор нет единства позиций в вопросах о сущности версии, ее назначении.1

Автор разделяет позицию о том, что” следственная версия -это обоснованное предположение следователя, дающее одно из возможных и допустимых объяснений уже выявленных исходных данных и одновременно вероятностно устанавливающее еще не доказанные или неизвестные обстоятельства, имеющие значение для дела. При этом под обстоятельствами понимаются и элементы предмета доказывания,и промежуточные, вспомогательные факты”2. Самым ценным в определении является указание на обе основные функции версии - объясняющую и устанавливающую, что представляется принципиально важным.

По исследуемой категории дел возникают некоторые важные особенности в построении и формировании окончательного вывода версионного процесса. Если по общеуголовным деликтам, не связанным с ОПД, процесс конкретизации следственных версий имеет, в основном, двухзвенную структуру, то в процессе расследования криминальных деяний, совершенных организованными формированиями эта структура приобретает
преимущественно трехзвенный ха-

1.См. Васильев АН. Следственная тактика. М.,1976, с.55 Баев 0. Я. Криминалистическая тактика и уголовно-процессуальный закон. Воронеж. 1977. С. 49; Ш л я х о в А.Р. Следственные версии, их виды, приемы построения и проверки// Теория и практика криминалистической экспертизы. М.,1961. С. 49 Пантелеев И.Ф. Криминалистическая версия.// Криминалистика под ред. В.А. Образцова. § 2 гл.5. М., 1995. С.66 Л у з г и н И.М. Расследование как процесс познания. М.,1969. с.90. Белкин Р.С. Криминалистическая
энциклопедия. М. 1993. С. 12. и др.

  1. Д р а п к и н Л. Я. Основы криминалистической теории следственных ситуаций.
    Дисс. … д-раюрид. наук. Свердловск. 1987. С. 132-133,
  • 98 -рактер. Так, в первом ( не связанным с ОПД) варианте, при существенном недостатке исходной информации версия обычно выдвигается вначале в отношении какой-либо более или менее обобщенной классификационной категории лиц (преступление совершено: родственниками потерпевшего, ранее судимыми лицами, соседями или знакомыми и т. д.), затем по мере поступления новых дополнительных данных, формулировка версионного вывода становится значительно более определенной и конкретной: преступление совершил двоюродный брат потерпевшего, преступление совершил особо опасный рецидивист Иванов, преступление совершено соседом потерпевшего Никоновым и т.д. Во втором ( связанном с расследованием ОПД) варианте версия первоначально выдвигается в отношении преступления, совершенного еще не установленным криминальным формированием, затем, после получения дополнительной информации, круг поисков и, соответственно, эвристический спектр версий существенно сужается и версионный вывод можно сформулировать следующим образом: преступление совершенно хорошо известным криминальным объединением. Дальнейшая конкретизация версионного процесса позволит выдвинуть обоснованные предположения в отношении конкретных лиц, как исполнителей, так и лидеров криминального формирования.

Сказанное можно проиллюстрировать схемой: СХЕМА 3 Концентрическая схема версионного процесса

Расследование преступления: Расследование ОПД:

Т

и п о

в а

ЯС п е

Преступление совершено неизвестным„организованнь преступным формированием

Преступление совершено лицом принадлежащим к определенной
„ классификационной группе

Преступление совершено кбнкретным организованным преступным формированием

Преступление совершено конкретным лицом

ч е с к

Прес тупл ение сове ршен о изве стны ми член ами изве стно го орга низо ванн ого прес тупн ого форм иров ания

  • 99 -Данную схему версионного процесса мы назвали концентрической по направлению движения от периферии к центру. Противоположное движение версионного процесса (эксцентрическая схема) - от лица к формированию, даже если имеются соответствующие, но недостаточные исходные данные, менее эффективно, так как, во-первых, связано с потерей времени и не обеспечивает своевременную постановку задач стратегического уровня. Следователь, будучи занят доказыванием виновности конкретного лица,( то есть фактически решением задач тактического уровня), неадекватно оценивает ситуацию, может не воспринимать тех ее структурных элементов, которые обусловливают переход на стратегический уровень и, соответственно, будет принимать ошибочные решения. Во-вторых, явно недостаточно используются эвристические возможности типовых версий. В- третьих, при такой постановке задач следователь скорее всего ограничится этим тактическим уровнем, проигнорировав имеющиеся в деле признаки ОПД и закончит расследование с привлечением к уголовной ответственности, в лучшем случае, рядовых исполнителей, не ставя и не решая стратегической задачи привлечения к уголовной ответственности лидеров формирования.

Этот процесс можно отразить следующим образом: СХЕМА 4 Эксцентрическая схема версионного процесса

t

Преступление совершено известным лицом

Это лицо является членом неизвестного

Это лицо является членом известного

Преступление совершено определенными,чле нами известного ОПФ

  • 100 -

Как можно заметить, этот вариант выдвижения версии, по существу, объединяет два предыдущих варианта в одну пятизвен-ную технологическую цепочку, последовательно сменяющихся типовых и специфических версий. Такой (эксцентрический) путь уточнения и проверки версий существенно уступает в целеустремленности, быстроте и в эффективности предыдущему ( концентрическому). Тем не менее, этот версионный вариант вполне возможен в сложнейших проблемных ситуациях и не может быть отброшен.

Следующим существенным аспектом выявлению специфики вер- сионного механизма в расследовании КНОПД является классификация версий1.

Исследование криминалистических проблем КНОПД показало не- обходимость еще одной классификационной группы версий, выделенной по уровню целей расследования: тактические и стратегические версии. К первым относятся все версии объясняющие уже установленные обстоятельства, связанные с совершением конкретных преступлений непосредственными исполнителями и позволяющие получить вероятностные сведения о еще не известных обстоятельствах дела. Ко вторым - версии, относящиеся к обстоятельствам стратегического уровня - о сфере, базовых и вспомогательных элементах, очаге и субъекте организованной преступной деятельности.

В качестве примера можно привести расследование уголовного дела по фактам квартирных разбоев в г.Екатеринбурге в 1990 году. Тактические задачи следственно-оперативной группы были направлены на раскрытие отдельных преступлений. Но была сразу же выдвинута стратегическая версия о совершении аналогичным способом всех выявленных преступлений одной организованной

  1. О классификации версии см. Указ. соч. С.167-182.
  • 101 -группой. Целенаправленная отработка этой версии,
    наравне с тактическими версиями по конкретным преступным эпизодам, позволила раскрыть организованную преступную деятельность опасной банды.1

Проведенные исследования показали, что использование всего арсенала возможностей версионного метода в расследовании корыстно-насильственной организованной преступной деятельности так и не стало правилом. Анализ версионного процесса субъектов расследования КНОПД предполагается построить по уже упомянутой классификационной схеме. Так по по субъекту выдвижения можно выделить следственные и оперативно-розыскные версии. Они выдвигаются чаще всего изолированно друг от друга. Этот серьезный недостаток обусловлен тремя обстоятельствами. Во-первых, многие следователи профессионально не владеют методикой выдвиже- ния версий и не представляют себе механизма вероятностного умозаключения. Во-вторых, некоторые следователи с недоверием относятся к надежности оперативно-розыскных данных и не включают эту информацию в состав фактической базы версий. В-третьих , большинство оперативных работников слабо представляют не только судебную, но даже следственную перспективы использования собранной ими оперативной информации и больше обеспокоены опасностью расшифровки постоянных источников информации, чем раскрытием отдельного преступления. Представляется, что устранение этих недостатков позволит перейти к стабильной практике построения совместных следственно-оперативных версий, что значительно повысит эффективность раскрытия ОПД, позволит нанести существенные удары по руководителям криминальных объединений.

По конкретности выдвигаемых предположений версии бывают

. Уголовное доле ио обвинению Овчинникова и др. по ст.77 УК РСФСР// Архив Свердловского областного суда за 1996 год.

  • 102 -хщщв.ьге (типичные) и специфические. Исследования показали, что большая часть выдвигаемых по делам исследуемой категории версий носит специфический характер. Типовые версии выдвигаются редко, носят недостаточно обоснованный, и в силу этого неоптимальный характер. Это обусловлено отсутствием научно выверенных групповых методик расследования данной категории дел, ос- нованных на далеко не полных типовых криминалистических характеристиках соответствующих видов преступлений, которые и составляют ведущую часть теоретической базы версий. Ухе на стадии возбуждения уголовного дела и первоначальном этапе расследования следователь, выявляя определенные признаки организованной преступной деятельности в конкретном преступном событии, должен выдвинуть типовую версии о совершении данного деяния чле- нами организованного криминального формирования ( версия стратегического уровня расследования). В дальнейшем, по мере получения информации, как доказательственной, тах и оперативной, следователь получает возможность сформировать версию о совершении данного деяния членами конкретного, уже известного правоохранительным органам, организованного преступного формирования ( специфическая версия). Отработка ( проверка) этих версий и составляет содержание первоначального этапа расследования. На этапе предъявления обвинения эти версии еще более уточняются и конкретизируются, а затем и переходят в достоверные выводы как по лицам, так и по содержанию их преступной деятельности.

По степени сложности СТРУКТУРЫ при расследовании изученных дел преобладали одноэлементные версии ( по одному обстоя- тельству). Случаи выдвижения комплексных (по нескольким обстоятельствам) версий носят, к сожалению, эпизодический характер, хотя именно комплексные версии отражают стратегический уровень

  • 103 -задач расследования. Более того, именно комплексные версии позволяют развернуть расследование по всем важным направлениям одновременно.

По временной направленности преобладают ретросказатель- ные версии. Предсказательные версии, которые мы считаем наиболее важными по рассматриваемой категории уголовных дел, чаще всего выдвигаются по следующим обстоятельствам:

а) о возможном поведении тех или иных лиц, в первую оче редь подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, при принятии тех или иных процессуальных и тактических решений (например, зак лючении под стражу или наоборот освобождении под залог, нало жении ареста на вклады и недвижимость, установлении мест сок рытия похищенного и т.д..)

б) о возможном поведении свидетелей, потерпевших, обвиня емых на последующих стадиях уголовного процесса (например, из менении ими показаний в суде, уклонении от явки в суд и т.д.);

По Форме их логических взаимоотношений версии по исследу- емой категории дел могут быть как совместимыми, так и не совместимыми . Это может быть в ситуации, когда отдельные лица являлись членами различных, порой даже находящихся в состоянии “гангстерской войны” группировок.

По логической направленности деление версий на основные и контрверсии для исследуемой категории дел особенностей не имеет, Однако для устранения возможного обвинительного уклона выдвижение контрверсий должны практиковаться значительно чаще, поскольку сложное переплетение функций и действий членов ОПФ может привести к необоснованному вменению определенным лицам отдельных эпизодов. Так, по уголовному делу по факту вымогательства, сопряженного с похищением Д. организованной группой, возглавляемой Задориным следователь не принял мер к отработке

  • 104 -контрверсии защиты о виктимном и неправомерном поведении потерпевшего. В результате спустя 2 года уголовное дело было прекращено в суде по реабилитирующим основаниям, т.к.исследуя версию защиты суд был вынужден в соответствии с презумпцией невиновности толковать все спорные моменты в пользу подсудимых. Возможности же органов расследования в проверке версии защиты не были своевременно использованы1.

По. .функциональной направленности по большинству изученных дел выдвигались как поисковые, так и исследовательские версии. Это связано с реальным функциональным разделением следственной деятельности на поиск источников доказательств и процессуальное доказывание. Третья функция - диагностирование и преодоление противодействия расследованию проявляется в выдвижении и отработке предсказательных версий, которые условно говоря можно назвать версиями пресечения.

Общими рекомендациями построения и проверки версий по де- лам исследуемой категории, на наш взгляд, являются следующие:

  • выдвижение совместных следственно-оперативных версий более эффективно, чем раздельных;
  • обязательно использование типичных версий, основанных на знании типовых криминалистических характеристик преступле- ния, особенно на ранних этапах расследования в условиях дефицита информации. В первую очередь, это касается ситуации реактивного варианта деятельности, когда разрозненные данные не позволяют сделать высоковероятностный вывод о проявлении в данном случае КНОПД;
  • значительный эффект может принести выдвижение и отра- ботка в случае необходимости комплексных версий, когда парал-
    1. Уголовное дело по обвинению Задорина// Архив Чкаловского районного народного суда г.Екатеринбурга за 1992 г.
  • 105 -лельно (одновременно) решается несколько задач расследования;

  • для пресечения ОПД и прогнозирования всего хода рассле- дования существенное значение приобретают именно предсказательные версии. Их важнейшая роль в доказывании виновности лидеров криминальных формирований и в пресечении готовящихся преступлений не вызывает сомнений и становится решающим фактором расследования;
  • обязательное выдвижение наряду с основными версиями и контрверсий, что позволяет устранить возможности следственных ошибок и обвинительный уклон;
  • чем меньше разрыв во времени между выдвижением такти- ческих и стратегических версий, тем более интенсивно и оптимально происходит их проверка, тем более эффективен в целом процесс расследования и пресечения организованной преступной деятельности;
  • обязательное выдвижение типовых версий по всем обстоя- тельствам проблемного комплекса данной категории преступной деятельности, поскольку в условиях информационной недостаточности (неопределенности) именно они позволяют получить при их проверке дополнительные сведения, создающие достаточную фактическую базу для построения специфических версий;
  • Обстоятельства проблемного комплекса дифференцируются на две группы в зависимости от уровня сложности их установления. По первой группе обстоятельств проблемного комплекса:,

а) о характере криминального формирования, его составе и структуре, т.е. данные о субъекте ОПД на обоих, уровнях ( эле ментарном, макроуровне, - см. § 2 гл.1 );

б) о вторичном объекте преступной деятельности;

в) о способе (средствах) преступной деятельности ( базо вом и вспомогательном элементах);

  • 106 -

г) об обстановке (очаги и узлы) организованной преступной деятельности;

д) о результате ( прямом) преступных действий; По второй, .гРХЦпе обстоятельств:

а) о первичном объект преступной деятельности;

б) о механизме преступной деятельности( в первую очередь побочном элементе);

в) о времени, месте совершения отдельных ( еще не извест ных следствию) актов преступной деятельности;

г) о результате ( побочном ) преступных действий; Специфичность выдвигаемых версий позволит целенаправленно

выявлять в ходе их проверки все обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам исследуемой категории.

Дальнейшее рассмотрение вопроса предполагает обращение к механизму построения версий, являющийся продолжение динамической структуры проблемной ситуации 4 этапа (подэтапа) которой были рассмотрены ранее (см.§ 1 гл.2 ).

Фактическая база версии (формирование которой составляет содержание пятого этапа динамической структуры проблемной ситуации) по делам исследуемой категории может быть расширена за счет включения в него некоторых конкретных индивидуальных данных, содержащихся в отдельных учетах ИЦ МВД и в криминалистических коллекциях экспертно- криминалистических подразделений. Например, данные дактилоскопического и пофамильного (алфавитного) учетов, учета номерных и антикварных вещей, сведения пу- легильзотек и т.д. Вся эта информация может быть включена в фактическую базу версии частично непосредственно из учетов, а частично после проведения экспертиз (баллистических, дактилоскопических и т.д.), в то время как иные обобщенные сведения других учетов могут быть включены в содержание теоретической

  • 107 -базы версии. Здесь необходим отбор фактов по нескольким направлениям :

Первое направление:1) фактическая база для версий такти- ческого уровня; 2) фактическая база для версий стратегического уровня.

И для того, и для другого уровней сведения для формирова- ния фактической базы будут поступать из материалов уголовного дела и дел оперативных учетов, но для стратегического уровня доля оперативной информации будет выше. Оба вида версий необходимо выдвигать параллельно или же разрыв во времени должен быть минимальным. Проверка этих версий также может осуществлять хак параллельно, так и последовательно.

Второе направление: а) фактическая база типовых (типич- ных) версий; б) фактическая база специфических версий; Уровень общности и степень конкретности этих версий совершенно различен. Соответственно, и содержательная сторона их фактической базы от которой и зависят эти характеристики также будет различной. Типичные версии будут выдвигаться в условиях острого дефицита информации, а затем по мере ее пополнения и расширения, фактическая база будет обогащаться новыми данными, что и позволит выдвинуть конкретную специфическую версию.

Третье направление: i) фактическая база общих версий; 2) фактическая база частных версий; И в том, и другом случае это будут доказательственная и оперативно-розыскная информация полученная по конкретному уголовному делу.

Что касается уровня сложности, то тактические версии бу- дут относится в основном к простым, а стратегические - к комплексным, следовательно и фактическая база во втором случае должны быть шире, чем в первом. Это должно в свою очередь расширить эвристический диапазон этой категории версий.

  • 108 -По делам исследуемой категории для формирования фактической базы следует чаще обращаться к таким источникам информацию как данные учетов различных, не входящих в структуру правоох- ранительных органов ведомств - архивов коммерческих предприятий, муниципальных служб, страховых компаний, органов здравоохранения, военкоматов и пр. Это в первую очередь касается накопления оперативной информации, но и для доказательственной деятельности эти источники достаточно эффективны и доступны путем простого истребования документов. Эти данные позволяют установить материальное положение членов преступных формирований, их связи, получение ими ранений, телесных повреждений, сферу интересов криминального формирования и.т.п. Опыт работы полиции США, широко использующих эти источники информации должен быть учтен отечественными следователями и оперативными работниками.1

Дальнейшее развитие проблемной ситуации ( шестой этап структуры ситуации) состоит в уточнении двух уровней задач: тактического и стратегического. Соответственно, чтобы уточнить задачу необходимо произвести анализ уточненных информационных средств с точки зрения цели (“целевой”подход) и с точки зрения ресурсов (“ресурсный” подход). На этом этапе применительно к расследованию рассматриваемой категории дел и с учетом конкретных задач, подлежащих разрешению, должны приниматься организационные решения: усиление следственно- оперативной группы за счет включения в нее дополнительных
сотрудников, придания

  1. См. Материалы американо-российского семинара “Экономические и финансовые преступления”. Екатеринбург. 18-24 октября 1996 г.; Овчинск и й B.C. Оперативно-аналитический поиск в борьбе с организованной преступностью. // Основы борьбы с организованной преступностью. Глава 5, § 3. М.,”ИНФРА- М” 1996, с. 335. Скворцова М.В. Информационные сети: структура и зарубежный опыт.// Правовые проблемы борьбы с организованной преступностью.
    Екатеринбург. 1992. с.24-28.
  • 109 -группе необходимых сил и средств.

Поиск и формирование теоретической базы версии ( седьмой этап структуры ситуации) - это типично эвристический этап. По общему правилу содержание теоретической базы версии могут составлять данные профессионального и житейского опыта, сведения, почерпнутые из специальной литературы, необобщенная информация из других уголовных дел, в том числе и приостановленных, оперативная информация, сведения криминалистических и иных учетов, в том числе и автоматизированных компьютерных учетов и автоматизированных банков данных ( АБД), доказательства, полученные в ходе расследования иных уголовных дел, обобщенные знания сотрудников специализирующихся на раскрытии и расследовании этой категории дел ( своеобразный внекомпьютерный тезаурус). Относительно компьютерных банков данных уже говорилось ранее ( в § 3 гл.1).

Формирование версионного умозаключения ( восьмой этап) достаточно подробно рассмотрен в литературе и применительно к исследуемой категории преступной деятельности особенностей не имеет.

Дальнейший процесс разрешения проблемной ситуации и пере- растания вероятных знаний в достоверные состоит в выведении всех возможных логических следствий из выдвинутых версий и в дальнейшем их сопоставлении с результатами проверки. При этом должны непреложно соблюдаться следующие требования:

1) выведенные из версий логические следствия должны до- пускать сопоставление с установленными по делу фактами; 2) 3) необходимо выводить возможно большее количество разно- образных следствий, находящихся в различных формах связи с версией и друг с другом; 4) 5) в процессе выведения логических следствий особое вни- 6)

  • 110 -мание должно обращаться на те из них, которые характеризуются признаками конкретности, специфичности, редкости (минимальной частотой встречаемости);*

Относительно проверки версий следует согласиться с И.М. Лузгиным, считающим, что положение о выдвижении и одновременной проверке всех версий в начале расследования нуждается в уточнении. Для “открытых” (бесконечных) ситуаций” требуется избирательность версий и избирательность решения поисковых задач по наиболее вероятному варианту”. Для “закрытых” ситуаций выдвижение и параллельная проверка всех версий, бесспорно, обязательна 2. Применительно к исследованной категории дел особое внимание должно уделяться выведению всех следствий из версий относительно специфических проявлений организованной преступной деятельности. В первую очередь это касается способа - базового и вспомогательного элементов, очага, сферы.

Так, например, если по результатам доследственной проверки в реактивном варианте деятельности органов расследования выдвинута типовая версия, о том, что совершение бандитских нападений является базовым элементом некой организованной группы, то должны быть выведены следствия из этой версии: вспомогательными элементами могут быть такие составы преступлений как незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление, сбыт оружия и боеприпасов или взрывчатых веществ( ч. 3 ст.222, ст.223 УК РФ); хищение огнестрельного оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ (ч. 4 п.”а”ст.21б УК РФ); легализацию доходов, отмывание грязных денег ( ч.З ст.174 УК РФ);

Выдвинутая версия о существовании очага преступной дея-

1 . Д р а п к и н Л.Я. Указ.соч.с.183-184 2 3 . Л у з г и н И.М. Методика изучения, оценки и разрешения исходных следственных ситуаций.// Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения. М..1991. .с.28 4

  • Ill -

тельности в данном районе, городе предполагает в свою очередь выведение таких следствий: данное преступление является не единичным проявлением продолжаемой преступной деятельности и должны иметь место другие ее проявления. Проверка всех выведенных следствий должна проводиться по возможности параллельно, то есть основным тактическим методом должно стать “фронтальное развертывание” расследования по максимальному коли- честву направлений. Подобная тактика требует широкого использования в расследовании возможностей тактических операций.1

Придерживаясь позиции о невозможности проведения тактических операций в стадии возбуждения уголовного дела (Гл.2 § 2), тем не менее полагаем, что для повышения эффективности доследственной (предварительной) проверки, особенно по рассматриваемой сложной категории преступлений, необходимо проведение на этом этапе оперативных комбинаций, а также комплексов организационных, проверочных, ревизионных и поисковых мероприятий и сформулируем наиболее важные методические рекомендации направленные на повышение эффективности тактических операций по исследуемой категории уголовных дел.

  1. По рассматриваемой категории дел в связи с повышенной сложностью их раскрытия и расследования наибольшей оптимальностью обладают не отдельные тактические операции (хотя и они достаточно эффективны по сравнению с разрозненным производс-

1 . Д у л о в А. В. Тактические операции при расследовании преступлений. Минск. 1979. ШикановВ. И. Разработка теории тактических операций - важнейшее условие совершенствования методики расследования преступлений.// Методика расследования преступлений (общие положения ). Материалы научно- практической конференции. М., 1976. с. 157; 0 н ж е. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений.Иркутск.1983. Г е- расимовИ.Ф. Тактические операции как форма взаимодействия органов предварительного следствия и дознания// Тактические операции и эффективность расследования.Свердловск. 1986. с.4-7. О н у ч и н А.П. Вопросы ситуативной методики и тактических операций при расследовании преступлений. //Тактические операции и эффективность расследования.Свердловск. 1986. с.22-34. и др.

  • 112 -твом отдельных следственных действий и других мероприятий), а комплекса тактических операций, которые отражают более высокий уровень системности КНОПД.
  1. Сквозной характер тактических операций и их комплексов, то есть реализация на протяжении не одного, а нескольких этапов расследования. Наиболее типичный вариант их проведения - на “стыках” первоначального этапа и этапа предъявления обвинения .
  2. Многоступенчатый и многовариантный характер таких опе- раций, наличие в ее составе не одного десятка следственных и оперативно-розыскных мероприятий, привлечение к ней значительного числа участников, обязательное создание следственно-оперативных групп, использование силовой поддержки специализированных подразделений (ОМОН, СОБР и т.д.).
  3. Обязательное включение всех функциональных блоков следственной деятельности, уже упоминавшихся в работе ( Гл. 1 § 3): а) поиск и обнаружение источников доказательственной и оперативно-тактической информации; б) процесс доказывания ( установление обстоятельств предмета доказывания) ; в) диагностирование и преодоление противодействия расследованию. Кроме того в состав операции должны включаться два правообеспечи-тельных блока: г) гражданско-правовой блок ( обеспечение соот- ветствующих имущественных и личных неимущественных прав); К таковым могут относится, например, обеспечение сохранности имущества задержанного или заключенного под стражу подозреваемого (обвиняемого), принятие мер попечение о его несовершеннолетних детях и т.д. д) уголовно-процессуальный блок ( обеспечение соответствующих процессуальных прав участникам процесса); например, разъяснение и обеспечение права на защиту, оз- накомление участников с соответствующими процессуальными доку-
  • 113 -ментами и т.д. Структурирование тактических операций и их комплексов по названным блокам позволит соблюсти правильное соотношение различных видов деятельности и функций расследования, и тем самым обеспечить наибольшую эффективность операции при соблюдении всех законных интересов и прав лиц, вовлеченных в сферу расследования.

Примером использования возможностей тактических операций при расследовании организованной преступной деятельности является уголовное дело по обвинению Шайнурова и других членов организованной преступной группы, когда за счет оптимальной организации и планирования расследования следственно-оперативной группой, усиленной сотрудниками ОРБ (УОП), был проведен комплекс мероприятий, одновременно в различных местах г. Екатеринбурга и Краснодарского края, позволивший изъять несколько похищенных автомашин, деньги и оружие, изобличить опасную организованную группу в совершении более двух десятков тяжких преступлений. При этом структура тактической операции была систематизирована именно по блокам, отражающим различные функции участников расследования. х

Приведенные выше методические рекомендации следует допол- нить более общим организационно-статистическими положением. Наверное имеет смысл изменить существующую стратегию деятельности органов расследования, когда руководители органов внутренних дел отчитываются о проделанной работе в первую очередь по “валу”, то есть по уровню раскрываемости всех видов преступлений, независимо от степени их общественной опасности и лишь отдельным разделом в этих отчетах указываются тяжкие преступления и преступления, совершенные организованными сооб-

1 . Уголовное дело по обвинению Шайнурова и др.// Архив Свердловского областного суда за 1992 г.

  • 114 -ществами. Следует также иметь ввиду, что существуют так называемые “регулируемые категории” преступлений, за счет которых можно легче повысить общую раскрываемость преступлений и тем самым завуалировать неудовлетворительные показатели по организованной преступной деятельности. Полиция США исповедует прин- ципиально иную доктрину, разделяя все преступления на рутинные и серьезные. Раскрытию последних уделяется основное внимание, на раскрытие же дел первой категории силы практически не отвлекаются. По обычным, рутинным преступлениям проводятся неотложные действия, собирается первичная информация, которая заносится в компьютерный банк данных и извлекается оттуда по мере необходимости. Такое приоритетное распределение сил позволяет поддерживать определенный уровень раскрываемости тяжких преступлений, который в США превышает 50%,при общей раскрываемости порядка 25-30% и преступлений против собственности -15-17%.Общественность США редко возмущается огромными затратами на поимку убийц, но не желает мириться с такими же затратами на поимку воров и грабителей.1

Разумеется, мы не абсолютизируем это мнение,однако, деле- ние преступлений по степени их общественной опасности, допустимо не только с позиции определения наказания, но и с точки зрения оптимального распределения средств и сил на их раскрытие. Недопустимо, чтобы за счет преступлений небольшой опасности, а также за счет деяний так называемой регулируемой группы создавалось мнимое благополучие с важным показателем эффективности в деятельности правоохранительных органов раскрываемости тяжких и особо тяжких преступлений.

  1. В е г g B.L. Law enforcement:an Introduction to police in cocie- ty.University Indiana, Pensilvanla. 1992. P.76-79
  • 115 -Глава 3.КОНФЛИКТНЫЕ СИТУАЦИИ В РАССЛЕДОВАНИИ КОРЫСТНО- НАСИЛЬСТВЕННОЙ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

§ 1. ПОНЯТИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЙ.

Конфликтная разновидность сложных следственных ситуаций, наряду с проблемной, представляет собой наиболее разработанную часть теории следственных ситуаций.1 Большинство криминалистов так или иначе затрагивали проблематику выявления и разрешения конфликтных ситуаций при производстве предварительного расследования.2 Наше понимание конфликтной ситуации находится в общем русле информационно-модельной концепции следственных ситуации и рассматривается нами “как особое состояние системы межличностных отношений двух и более участников уголовного процесса, имеющих не совпадающие интересы и стремящихся к достижению различных целей в условиях информационной неопределенности, возникающей в связи с планами и намерениями соперничающей стороны”.3

На наш взгляд, Р.С. Белкин излишне “психологизирует” понятие конфликтной следственной ситуации, считая его целиком заимствованным из психологии и полагая, что “деление следс-

  1. Б а е в 0. Я. Криминалистическая тактика и уголовно-процессуальный закон. Воронеж. 1977. Он же. Конфликты в деятельности следователя. Воронеж. 1981. Он же. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. (Основы предупреждения и разрешения). Воронеж. 1984.
  2. Д р а п к и н Л. Я. Основы теории следственных ситуаций. Диссертация … док- pa юрид. наук, Свердловск. 1987. С. Он же. Конфликтные ситуации и конфликтное взаимодействие.// Вопросы правовой психологии и судебной экспертизы. Свердловск.
  3. С. 15-22. КарагодинВ. Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. Гл.1 § 2. Свердловск. 1992. Он же Преодоление противодействия со стороны представитеей организованной преступности.// Информационный бюллетень прокуратуры Свердловской области. Свердловск.1990. Он же. Тактические операции в деятельности по распознова-нию и преодолению способа сокрытия преступления.// Тактические операции и эффективность расследования. Свердловск. 1986.
  4. Д р а п к и н Л. Я. Основы теории следственных ситуаций. Диссертация …
    док-pa юрид. наук, Свердловск. 1987. С. 26.
  • 116 -

твенных ситуаций на конфликтные и бесконфликтные…основывается на характеристике одного из психологических компонентов следственной ситуации: соперничества и противодействия сторон цели и интересы которых при расследовании преступления не совпадают”1 .Если придерживаться только названных классификационных критериев ситуации как конфликтной, то следует признать, что подобная ситуация в большинстве случаев обречена остаться неразрешимой: противоположность целей и интересов обвиняемого и следователя вполне может сохранится на весь период их взаимодействия. Тем самым формируется упрощенный односторонний вывод о том, что единственный способ снятия этой конфликтности, состоит в побуждении обвиняемого (подозреваемого) к искреннему раскаянию в содеянном. Однако, при всем понимании значения воспитательного аспекта в правоохранительной деятельности, следует признать, что подобная ситуация для сегодняшних российских реалий не только не является типичной, но и применительно к расследованию преступлений, совершенных организованными криминальными формированиями - исключительно редкой. Резонно возникает вопрос: для чего же нужна научная категория сложной следственной ситуации, если ее сложность непреодолима по определению? Что может предложить наука следственной и судебной практике применительно к такой ситуации, кроме рекомендации смирится с непреодолимым злом? Не означает ли подобный подход к проблеме определения и классификации сложных ( или, по терминологии некоторых авторов, неблагоприятных для расследования) следственных ситуаций признания существования теоретически тупиковых и безвыходных для следователя ситуаций? Представляется, что следователь, согласуя свои действия с пос-

  1. Б е л к и н Р. с. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. М., Юридическая литература. 1988. С. 97.
  • 117 -ледними достижениями науки криминалистики, имеет полную возможность предпринять законные действия, в том числе такти-ко-псхологические приемы, информационное маневрирование и другие меры с тем, чтобы преодолеть сопротивление конфликтующих с ним субъектов.

Вряд ли требуется еще чем-либо обосновывать недопусти- мость критикуемого нами подхода в науке. Между тем, включение в число обязательных компонентов конфликтной следственной ситуации информационной (стратегической ) неопределенности позволяет успешно разрабатывать тактические рекомендации по разрешению данного вида сложных следственных ситуаций. Сложность ситуации снимается не столько за счет достижения общности ин- тересов следователя и обвиняемого, нередко временной, вынужденной для последнего, сколько за счет преодоления стратегической неопределенности и “прорыва” следователя на информационное поле противодействующего субъекта. Справедливости ради следует отметить, что Р.С. Белкин в принципе осознает необходимость компонентов информационного характера для формирования следственной ситуации ( и фактически неоднократно ссылается на них в своих работах).1 Рассмотрение особенностей конфликтных ситуаций, возникающих при расследовании КНОПД, целесообразно проводить по двум основным блокам ее динамической структуры: формирование конфликтной ситуации и ее разрешение. Данный параграф будет посвящен только особенностям формирования конфликтных ситуаций при расследовании КНОПД. Первый блок динамической структуры состоит из четырех этапов: 1) поиск и обнаружение исходной информации; 2) осознание ситуации в качестве конфликтной; 3) выделение зоны стратегической неопределеннос-

  1. Б е л к и н Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. М., Юридическая литература.
  2. С. 94-95.
  • 118 -ти; 4) сопоставление конфликтного характера ситуации с характером зоны неопределенности;

Практически все названные элементы структуры конфликтной ситуации хронологически разворачиваются на весьма специфическом этапе расследования - этапе предъявления обвинения в изложенном выше (Гл.1 § 3) криминалистическом значении. Предполагается, что основные проблемные ситуации на этом этапе должны быть следователем разрешены.

Как только появляется возможность сформировать подозрение относительно конкретных лиц, традиционный первоначальный этап заканчивается и динамический процесс расследования переходит в этап предъявления обвинения. На этом этапе следователь ( члены СОГ) продолжают сбор информации о потенциальных участниках конфликтного взаимодействия, как из процессуальных, так и из оперативных источников. Последняя группа источников приобретает особое значение в силу того, что позволяет получить ориентирующую информацию об особенностях конкретного преступного формирования из специализированных банков данных оперативно-розыскного назначения и это существенно расширяет фактическую базу уже уточненной версии, делая эту версию еще более содержательной и индивидуальной.

Второй этап динамической структуры конфликтной ситуации - осознание сторонами конфликтного характера ситуации применительно к расследованию данной категории уголовных дел может протекать в следующих вариантах: 1) конфликт, адекватно осознан сторонами; 2) конфликт осознан сторонами, но неадекватно, с существенными искажениями; 3) стороны не воспринимают ситуацию как конфликтную,хотя все объективные предпосылки ее налицо; 4) объективно конфликта нет, но стороны воспринимают ситуацию в качестве конфликтной; 5) осознание конфликтного харак-

  • 119 -тера ситуации только одной из сторон;

Применительно к расследованию КНОПД необходимо отметить, что в отличии от других категорий общественно опасных деяний, как правило, конфликтность ситуации осознается обеими сторонами всегда. В отличии от экономической, “беловоротничковой” преступности, где основной проблемный комплекс касается способа совершения преступления и преступного характера деяния, здесь криминальный характер действий чаще всего (за исключением некоторых скрытых форм рэкета ) всегда налицо. Поэтому члены, а особенно лидеры и организаторы криминальных объединений прекрасно понимают, что правоохранительным органам не составляет особого труда установить совершенные ими деяния и дока- зать их криминальный характер. Поэтому основные усилия этих лиц направлены на тщательную конспирацию и создание разнообразных преград на путях установления и доказывания виновности конкретных лиц. Появление в сфере оперативно- розыскных и процессуальных отношений конкретных подозреваемых и обвиняемых -членов криминальных объединений, означает, как правило, возникновение конфликта, а затем - формирование конфликтных ситуаций.

Если следователем правильно установлена причастность ор- ганизованного преступного формирования к расследуемому деянию, то он не может не понимать, что конфликтность ситуации предопределена, прежде всего, самой устойчивостью криминальных интересов формирования, и лишь затем зависит от линии поведения конкретных подозреваемых и обвиняемых. Следовательно, рассмотренные ранее третий и четвертый варианты развития конфликтной ситуации, где, несмотря на наличие объективных свойств конфликта, стороны не воспринимают ситуацию как конфликтную, либо наоборот, объективно конфликта нет, но сторонами ситуация оши-

  • 120 -бочно воспринимается как конфликтная,
    применительно к расследованию выделенной категории преступлений можно исключить и сосредоточиться на исследовании 1, 2 и 5 вариантов. Наиболее часто встречающиеся варианты осознания конфликтного характера ситуации - первый и второй, когда стороны осознали конфликт либо адекватно действительности, либо с определенными искажениями. Вопрос об адекватности осознания ситуации требует детального анализа, так как умышленное формирование в сознании противника ложных представлений о ситуации - один из элементов рефлексивного управления его действиями. Последний вариант осознание конфликтного характера ситуации только одной из сторон, не характерен для расследования данной категории общественно опасных деяний. Он может сложиться при серьезных ошибках в оценке ситуации со стороны следователя.

Третий этап - выявление зоны стратегической неопределен- ности. Следователь должен для себя определить чего он не знает о своем противнике, о его методах противодействия расследованию, преступных планах и намерениях. Именно незнание этих элементов и составляет зону стратегической неопределенности, одну из разновидностей общей информационной неопределенности. Выявление этих пробелов необходимо для определения в дальнейшем собственной стратегии. Здесь значительную роль играет уровень предварительной и текущей оперативной работы специализированных подразделений МВД (УОП) и ФСБ по поиску, собиранию и получению информации о характере криминального формирования, его составе, преступной специализации, сфере деятельности, зоне влияния. Недостатки информации по этим направлениям будут зна- чительно затруднять дальнейшее расследование в условиях сложной следственной ситуации комбинированного (смешанного) типа, но для разрешения собственно конфликтной ситуации первостепен-

  • 121 -ное значение будут иметь иные сведения, о чем будет сказано ниже.

Четвертый этап динамической структуры конфликтной ситуа- ции состоит в диалектическом сопоставлении двух главных элементов ситуации - ее конфликтного характера и зоны неопределенности. Здесь уже требуется сопоставить информационную модель соответствующих возможностей противодействующего противника с имеющимися знаниями следователя о путях реализации этой модели. Этот этап, непосредственно предшествующий выработке стратегии - последняя “рекогносцировка” перед принятием решения. Диалектика этого этапа заключается в своеобразном логико- эвристическом противопоставлении возможного, вероятного “запаса” информации, находящегося у конфликтующего субъекта (субъектов), с данными, находящимися в его распоряжении. Это еще не принятие решения, не “проигрывание” предстоящего противостояния, но это уже модель информационных и тактических ресурсов сторон в конфликте.

Если проанализировать по рассмотренной выше типовой схеме конфликтные ситуации возникающие при расследовании КНОПД, то необходимо отметить ряд специфических черт классификационных групп ситуаций. По предмету конфликта особенность данного вида следственных ситуаций проявляется, прежде всего, на стратегическом уровне расследования. Как уже была сказано выше, для тактического уровня расследования конечной целью является изобличение исполнителей, виновных в совершении конкретных расследуемых деяний, в то время как для стратегического уровня такой целью является изобличение лидеров криминального формирования и, в конечном итоге, прекращение деятельности самого формирования. С учетом этого, в классификацию конфликтных следственных ситуаций по предмету конфликта необходимо вклю-

  • 122 -чить особую группу ситуаций, возникающих в связи с получением информации по поводу характеристики организованного криминального формирования. К информации, характеризующей формирование следует отнести:

а) личностные характеристики лидера, его ближайшего окру жения и рядовых членов группировки (психологические, интеллек туальные, эмоциональные и другие);

б) сведения об особенностях взаимоотношений между лидера ми и членами формирования;

в) тактические “заготовки” на случай разоблачения и за держания, линия поведения на следствии, особенности информаци онного “прикрытия” представителей организованной преступности;

г) информацию об уже упомянутых в работе ( гл.1 § 2) ба зовых и побочных элементах деятельности 1.

Представляется, что для расследования преступлений изуча- емой нами направленности, особое значение имеет взаимосвязь и взаимозависимость между стратегической и семантической неопределенностью2 . Поэтому устранение, даже частичное, а тем более полное, “вакуума” доказательств в отношении обстоятельств предмета доказывания меняет условия преодоления конфликтной ситуации. Для членов, не входящих в организованные преступные объединения, это, как правило, сигнал и решающий стимул “к разоружению”. Но для членов (а тем более лидеров) криминальных формирований разрешение проблемных ситуаций далеко не всегда приводит к устранению или уменьшению противодействия. Наоборот, достаточно часто конфликтующие субъекты самостоятельно, а чаще всего с помощью сообщников, могут перейти к наиболее ост-

  1. Куликов В. И. Вопросы формирования криминалистической концепции организованной преступной деятельности.//Актуальные проблемы борьбы с преступностью. Екатеринбург. 19Я2. с 253 254.
  2. Драпкин Л.Я. Указ. соч. С.23 24
  • 123 -рым и опасным формам противодействия, включая устранение свидетелей и потерпевших, нападения на следователей, оперативных работников, побеги из-под стражи, захват заложников, интенсификация коррупционной деятельности, уничтожение материалов дела, фальсификация доказательств и т.д. В этой связи представляются весьма актуальными исследования А.Д.Прошлякова в части обоснования уголовной ответственности обвиняемого за заведомом ложный донос по ныне действующему законодательству.1

Подобные вспышки конфликтной активности при расследовании ОПД происходят из-за значительных возможностей криминальных формирований и достаточно сильных надежд задержанных преступников не только на своих сообщников, но и на достаточно широкие коррумпированные связи. И эти факторы, как правило, приводят к большей длительности конфликтных отношений, повышенной остроте и значительным трудности их преодоления по сравнению с соответствующими ситуациями, возникающими при расследовании других преступлений.

Остальные классификационные группы конфликтных ситуаций по данному основанию также имеют свою специфику. Так, группы конфликтных ситуаций возникающих в связи с получением информации о предмете доказывания и промежуточных фактах требуют для их разрешения оперативной и максимальной реализации первоочередной функции доказательственной деятельности следователя: поиска и обнаружения источников информации. Для успешного разрешения названных видов конфликтных ситуаций необходим целенаправленный и систематический поиск и анализ информации о том, где еще можно получить сведения, закрепление которых воз-

1 . Прошляков Л.Д. Взаимосвязь материального и процессуального уголовного права. Екатеринбург, Изд-во Гуманитарного университета. С. 51-60.

  • 124 -можно процессуальным путем. Если следователь ограничился объемом данных об источниках информации, имеющейся в его распоряжении в исходной конфликтной ситуации, шансов на ее успешное разрешение крайне мало.

Существенную остроту, по сравнению с расследованием обыч- ных преступлений, принимают конфликты по поводу методов получения и форм фиксации .данных.,.по. делу. Эта сложность обусловлена наличием у криминального формирования функций разведки и контрразведки, и соответствующих этим функциям организационных структур. Кроме традиционного направления противодействия расследованию, выражающегося в сокрытии и искажении информации, на сегодняшний день достаточно широкое распространение получили внешне легальные, процессуальные формы противодействия, когда обвиняемые (подсудимые) с помощью квалифицированных защитников оспаривают законность методов получения доказательств и по формальным основаниям, ссылаясь на положения ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР добиваются исключения полученных следователем данных из числа доказательств, рассматриваемых судом при принятии решения по делу. Причем эта форма противодействия в каждом конкретном случае внешне не противоречит закону и могла бы быть отнесена к вполне легальным процессуальным способам защиты, если бы инициирование таких судебных решений представителями преступных формирований не осуществлялось с помощью незаконных методов: прямой фальсификацией данных, давлением на участников процесса, когда суду представляются ложные основания для принятия выгодных для подсудимого решений.1

1 . В связи с этим совершенно справедливо мнение как отечественных, так и зарубежных юристов об излишней категоричности правила об исключении доказательств, полученных с нарушением (даже формальном и не значительном) закона. См. подробней М М о с к а л ь к о в а Т.Н. Этика уголовно-процессу- ального доказывания. М., 1996, С.87,88; Материалы экспертной оценки Проекта УПК РФ Американской ассоциацией юристов. 0.7

  • 125 -Значительные сложности возникают у следователя в связи с поиском материальных ценностей. Здесь также необходимо различать тактический и стратегический уровни деятельности. На тактическом уровне следователя интересует подлежащее описи и возможной конфискации имущество обвиняемых и возможности использования конкретных предметов в качестве доказательств по делу. На стратегическом уровне речь идет о материальной базе прес- тупной деятельности организованного формирования. Этому направлению деятельности в процессе расследования должно уделяться исключительное внимание. Криминальные деньги - это экономическая база любого вида ОПД. Изучение практики показывает, что на пути выявления и поиска такой материальной базы возникает комбинированный проблемно- конфликтный комплекс (разновидность сложной следственной ситуации), обусловленный многоступенчатым характером легализации преступных капиталов криминальных фор- мирований. Многие обстоятельства, касающиеся происхождения тех или иных средств на счетах легальных коммерческих структур, зачастую невозможно установить с надлежащей степенью достоверности, из-за умышленных нарушений в системе отчетности, пробелов в бухгалтерском учете предприятий и, в первую очередь, банковской сферы, ухищренного вуалирования и других приемов маскировки. Оперативная информация, имеющаяся по этому вопросу очень часто остается не реализованной в уголовном деле из-за того, что не была официально подтверждена соответствующими документами и не легализована в уголовном процессе, что не в последнюю очередь связано с “узкой” квалификацией оперативных работников и следователей, занимающихся расследованием КНОПД, отсутствием у последних навыков доказывания экономических компонентов преступной деятельности. Это еще один аргумент в пользу расследования КНОПД специализированными подразделениями

  • 126 -МВД и ФСБ, имеющих в своих рядах и специалистов по экономическим преступлениям. Вопрос процессуального доказывания обстоятельств, касающихся движения материальных, в первую очередь денежных, ценностей требует самостоятельного исследования, пока же следует сказать, что решение этой проблемы может быть найдено совместными усилиями процессуалистов, криминалистов и специалистов в области финансов и финансового законодательства. На наш взгляд, нуждается в срочной разработке вопрос о про- цессуальной допустимости и техническом обеспечении негласного снятия информации с компьютеров и компьютерных сетей, аналогичному прослушиванию телефонных и иных переговоров. В практике зафиксированы случаи отказа предоставить коммерческую информацию по причине “технической неисправности компьютеров”, что реально выражалось в умышленном уничтожении хранящейся в памяти компьютера информации. Узаконенная возможность негласного снятия необходимой информации непосредственно с компьютера позволило бы пресечь подобные формы противодействия расследованию. Следует специально отметить, что в процессе расследования КНОПД весьма часто возникают сложные следственные ситуации смешанного (комбинированного) типа, причем около 80% из них составляют проблемно-конфликтную разновидность.

Характеризуя конфликтные ситуации возникающие при рассле- довании КНОПД следует отметить также такую специфическую особенность как наличие хорошо организованного противодействия расследованию. Различные его варианты достаточно подробно проанализированы В.Н. Карагодиным1 . Поэтому здесь следует кратко охарактеризовать специфические для данного вида ОПД особенности противодействия.

1 . К а р а г о д и н D. И. npeo/;<-.;i’:i!Mi: противодействия предваритель- ному расследованию.

  • 127 -

Характер противодействия расследованию зависит от типа формирования с точки зрения его направленности и уровня организованности. Так как корыстно-насильственные проявления криминальной активности - традиционный сектор деятельности формирований общеуголовного типа, то и меры защиты у исследуемых группировок чаще всего носят либо “силовой”, насильственный характер, либо, значительно реже, характер “материального” воздействия на тех или иных причастных к событиям преступления или расследованию лиц. Остальные типы группировок прибегают к насилию значительно реже, в основном, для решения “организационных” проблем, например: для устранения конкурентов из интересующей их сферы деятельности. Второй критерий - уровень ор- ганизованности преступной деятельности криминальных группировок, объединений и сообществ позволяет выделить абсолютную форму такой деятельности, когда организованное формирование систематически совершает хорошо подготовленные деяния, и относительную форму , когда организованное криминальное формирование вынуждено, в силу ряда причин, идти на недостаточно подготовленное преступление.

Для первого типа групп или сообществ ( абсолютная форма с организационной доминантой) характерны как упреждающие (особенно это типично для рэкетирской деятельности ), так и последующие меры. Для второго типа групп ( относительная форма с целевой доминантой) характерны только последующие меры (упреждающие маловероятны по определению ).

I. Из числа упреждающих мер наиболее характерны:

  1. Использование современных технических средств:

а) радиостанций, в том числе и средства сканирования эфира, для прослушивания радиообмена патрулей милиции и оперативного обмена информацией между исполнителями преступлений, а

  • 128 -также мобильных радиотелефонов сотовой связи;

б) скоростных автомашин, позволяющих в случае необ ходимости уйти от преследования ;

в) средств наблюдения, включая приборы ночного ви дения; г) телевизионной техники для охраны своих жилищ и офи сов.

Так по уголовному делу по обвинению членов организованной группы Колпакова при задержании было изъято несколько портативных раций, обеспечивающих радиообмен между членами группы и автомашины в количестве, превышающем численность группы.1 Телекамерами были оборудованы жилище убитого в 1994 году криминального авторитета, одного из лидеров так называемой “центральной” группировки г.Екатеринбурга М.Кучина и офис лидера конкурировавшей с ней “уралмашевской” группировки К.Цыганова.

  1. Устранение лиц, способных противодействовать форми рованию в форме запугивания, подкупа, насилия, вплоть до физи ческой ликвидации;

Пример этого - деятельность известных лидеров уже упоми- навшейся “уралмашевской” группировки Терентьева и Курдюмова, активно устранявших ставшими опасными членов контролируемого ими преступного сообщества.2

  1. Охрана информации о планах, намерениях, методах и других тайнах формирования от утечки. В частности, многие кри минальные группировки в лице структур обеспечения безопасности сегодня уже освоили методы нейтрализации практически любых форм наблюдения за лидерами формирований со стороны оператив ных служб правоохранительных органов с использованием самых

1 . Уголовное дело по обвинению Колпакова М.И. и др.// Архив Вех-Исетского районного народного суда г.Екатеринбурга за 1992 год. 2 3 . Уголовное дело по ооьииению Курдюмова, Терентьева и др по ст.77 УК РСФСР. 4

  • 129 -разнообразных технических и тактических средств. Отмечается тенденция к использованию в деятельности контрразведывательных структур организованных формирований методов оперативной работы, заимствованных из арсеналов МВД и ФСБ. Например, во владивостокской криминальной группировке братьев Ларионовых (“Системе”, как они себя называли) разведкой и контрразведкой руководил кадровый офицер ГРУ 1.
  1. Коррумпирование должностных лиц, иногда способами си- лового подчинения, но, как правило, методами постоянного содержания и подкупов;

Так, по уголовному делу по обвинению организованной группы Оленькова, специализировавшейся на разбойных нападениях на базы предприятий с целью завладения дорогими автомобилями и входившей в состав более крупного криминального сообщества, проблемы легализации похищенных автомобилей решались через связанных с группой сотрудников РЭО ГАИ, оформлявших преступникам подложные документы.2

II.Из числа последующих “мер защиты” для данного типа ор- ганизованных криминальных формирований наиболее характерны: А. Для относительной формы с целевой доминантой:

  1. Меры психологического и физического воздействия на следователя;
  2. Воздействие на свидетелей и потерпевших, а также обвиняемых, занявших позицию признания своей вины;
  3. Б. Для абсолютной формы характерны (кроме упомянутых):

  4. Устранение следов своей деятельности;

  5. Временное прекращение деятельности;

1 . Корольков И. Кровавый передел. Известия, N 79-80, 28-29 апреля 1995 года.

  1. Уголовное дело по обвинению Оленькова. и др.по ст.93-1 УК РСФСР//Архив Свердловского областного суда за 1993 г.
  • 130 -
  1. “Отсечение” раскрытых структур и членов формирования;
  2. Включение ранее созданного механизма коррумпирования;
  3. По уровню обобщения существенных признаков конфликтные ситуации подразделяются на типичные и специфические. При рассле- довании КНОПД наиболее характерны ситуации типичные. Здесь следует принимать во внимание результаты исследований в области социологии и теории игр. Специалисты этих областей знаний убеждены, что “деятельность группы, как некоего самостоятельного организма прогнозировать легче”1 . Специфические ситуации возникают при различных эксцессах исполнителей, начинающих действовать по собственной инициативе. Здесь следует иметь ввиду, что типичный характер конфликтных ситуаций облегчает выработку и реализацию собственной стратегии обеим сторонам конфликта. Поэтому для следователя, уяснившего исходную ситуацию как типичную, в дальнейшем имеет смысл за счет нестандартных тактических ходов и приемов видоизменить конфликтную ситуацию, делая ее специфической и в силу этого контролируемой только со своей стороны. Тогда возможно инициирование ошибок со стороны противника как в оценке ситуации, так и в выборе стратегических и тактических решений.

По характеру противоречий сторон различаются конфликтные ситуации со строгим и нестрогим соперничеством. Для расследо- вания корыстно-насильственной организованной преступной деятельности наиболее характерна ситуация строгого соперничества. Но это лишь на стратегическом уровне расследования. На тактическом же уровне ситуации нестрого соперничества вполне допус-

1 . Л е ф е в р В. Л., П м о л я н Г. Л. Алгебра конфликта. М.:3нание , 1968, С.13.

  • 131 -тимы, особенно при пересечении интересов обвиняемых, рядовых исполнителей с интересами лидеров формирования или при столкновении интересов различных криминальных групп. Эта последняя классификационная разновидность характерна именно для организованной преступности, чаще всего корыстно-насильственной ори- ентации. Межгрупповое соперничество приобретает разные, весьма острые формы. Более того, иногда лидеры криминальных формирований, “загнанные в угол” своими соперниками, идут на временные контакты с правоохранительными органами. Несомненно все направления межгрупповых конфликтов необходимо использовать в оперативно-розыскной деятельности с целью пресечения новых и успешного раскрытия уже совершенных преступлений, разобщения криминальных группировок и постоянного накопления и использования информации.

По внешней Форме конфликтного взаимодействия исследуемые ситуации следует разделить на два уровня: стратегический и тактический. Последний уровень предполагает форму прямого контакта: следователь-обвиняемый (подозреваемый). На стратегическом уровне ( следственно-оперативная группа- лидеры криминального формирования) форма контакта в исходной ситуации опосредованная, при удачном решении стратегических задач расследования и преодолении сложных следственных ситуаций возможен и прямой контакт в промежуточных и конечных ситуациях.

По СТРУКТУРНОЙ сложности данная разновидность имеет мно- гостороннюю структуру как на тактическом, так и на стратегическом уровнях. Многосторонность ситуации объективно обусловлена, в первую очередь, множественностью субъектов, вовлеченных в конфликт с правосудием. Следователю, если брать стратегический уровень расследования, противостоит уже не один обви- няемый, но всо преступное формирование в целом, с ее
значи-

  • 132 -тельными возможностями защиты и нападения. При этом, степень вовлеченности всего формирования или его структурного подразделения, зависит от значимости поставленных под угрозу интересов.

Первый уровень конфликтного взаимодействия можно обозна- чить как уровень прямого противостояния двух конфликтующих субъектов - это пара: следователь-обвиняемый ( подозреваемый ). Следует подчеркнуть, что двусторонний характер противостояния на первом уровне - это лишь внешняя структура, имеется и действует и внутренняя, пока еще латентная структура в которой на стороне обвиняемого (подозреваемого) выступают иные лица. Второй уровень, как правило, уровень опосредованного противостояния: следователь - группа остальных непосредственных участников преступления ( соисполнителей, пособников и прочих соу- частников еще не вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства), чьим интересам угрожает деятельность следственно-оперативной группы в первую очередь. Третий уровень - следователь (следственно-оперативная группа) - структуры обеспечения безопасности преступного формирования, в том числе подразделения разведки и контрразведки. Четвертый уровень- это следственно- оперативная группа (орган расследования) - все преступное формирование в целом, включая его лидеров. При последовательном разрешении конфликтных ситуаций в пользу органа расследования на первых трех уровнях возможна ситуация “отсечения”, принесения “в жертву”, как отдельных членов формирования, так и его подразделений во имя сохранения всей организации в целом. Уровни сторон конфликта и характер их контакта могут меняться при развитии ситуации от исходной к конечной.

В исходных ситуациях это,чаще всего, первый уровень прямо- го противостояния сторон конфликта: следователь- подозреваемый

  • 133 -(обвиняемый). Как уже было сказано выше, диагностирование исходной конфликтной ситуации означает переход от первоначального этапа расследования к этапу предъявления обвинения. Значительно реже в исходных ситуациях данного этапа расследования возможен второй уровень прямого противостояния. Это происходит в случае одновременного выявления всех соучастников данного преступного эпизода, т.е. решения основных тактических задач расследования. Прямой контакт следователя с представителями конфликтующих сторон третьего и четвертого уровней в исходной ситуации маловероятен. Представители структур безопасности криминального формирования участвуют на исходной стадии конфликтной ситуации только опосредованно, все организованное преступное формирование в лице ее лидеров крайне редко вмешиваются в ситуацию на этой стадии ее развития.

Исходные конфликтные ситуации иногда ошибочно воспринима- ются следователем как двусторонние, что приводит к серьезному проигрышу в оценке возможностей стороны. При дальнейшем развитии ситуации не в пользу следователя, конфликт этим уровнем и ограничивается. Если ситуация начинает разрешаться в пользу следователя, уровень противостояния поднимается на второй, третий, и даже на четвертый уровень. Эти конфликтные ситуации можно охарактеризовать как промежуточные. На конечной стадии развития конфликтной ситуации может вновь происходит понижение уровня противостояния. При их разрешении в пользу следователя, лидеры преступного формирования применяют, если использовать шахматную терминологию, хорошо апробированный вариант - “жертву фигуры для выигрыша качества”. Тогда конфликт возвращается на первые 2 уровня, причем исключительно с непосредственной формой контакта.

Следует также отметить, что многосторонность конфликтной

  • 134 -ситуации может также дополняться конфликтным взаимодействием между отдельными членами группировки. Кроме того, возможно выявление конфликтного состояния между отдельными формированиями, находящимися в состоянии “конкуренции” из-за раздела и передела сфер влияния. Считаем, что наличие нескольких сторон с различными интересами в конфликтном взаимодействии не усложняет, а облегчает задачу следователя, так как у последнего появ- ляется дополнительные возможности для тактического маневра. § 2.МЕТОДЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЙ В ПРОЦЕССЕ РАССЛЕДОВАНИЯ. Общие принципы и подходы к проблеме разрешения сложных следственных ситуаций конфликтной направленности лучше всего отразить в четырехтапной схеме, состоящей из следующих структурных элементов: 1) Выбора стратегии; 2) Проникновения в стратегию соперника;3) Маскировки собственных планов; 4) Выработки тактики отдельных мероприятий.1 Применительно к расследованию КНОПД этот механизм имеет определенную специфику. Так, говоря о выборе стратегии следует сразу же уточнить, что под стратегией здесь понимается общая линия поведения в конфликтной ситуации, а не стратегия расследования. Существуют три наиболее типичные общие стратегии в конфликте:
  1. Осознав ситуацию как конфликтную, один из ее участников может выйти из системы межличностных отношений. Условно эту стратегию можно назвать” уход от ситуации”.
  2. Одна или обе стороны могут свести конфликт к компро- миссу, то есть отказаться от части желаемого во имя получения остального.
  3. Собственно конфликтная стратегия, связанная с преодо-
  4. 1.ДрапкинЛ. Я. Основы теории следственных ситуаций. Диссертация … док-pa юрид. наук, Свердловск. 1987. С.269-278.
  • 135 -лением противодействия соперничающей стороны.1

Выбор первого варианта стратегии -“уход от ситуации”, в абсолютной форме невозможен для следователя в принципе. Вопрос о принципиальной допустимости второго варианта стратегии следователя - компромисса, всегда вызывал оживленные споры в науке и практике. В целом следует признать, что для отечественного законодательства всегда была характерна известная “бескомпромиссность”. Однако, вряд ли эту черту сегодня можно относить к его безусловным достоинствам 2.В расследовании КНОПД проблема допустимости компромиссной стратегии проявляется с особой остротой. Это обусловлено следующими обстоятельствами:

а) не всегда у следователя имеется объективная возмож ность изменить ситуацию в свою пользу за счет преимущества в уровне возможностей,т.е. реализовать третий вариант стратегии. Организованные преступные формирования - противник достаточно серьезный и не всегда объективное преимущество в этом противо борстве на стороне следователя.

б) многоступенчатость, многосторонность конфликта по де лам данной категории, отмеченная в работе ранее ( гл.З § 1
), побуждает следователя выявлять, а в дальнейшем использовать, различия частных интересов участников ОПД, гибко использовать разные варианты стратегий.

в) компромисс применительно к расследованию КНОПД имеет

  1. Указ.соч.С.269-272.
  2. Опыт борьбы с организованной преступность развитых стран убеждает в обратном: именно на пути узаконенных компромиссов решаются стратегические задачи выявления и ликвидации организованных преступных сообществ. Предусмотренная законодательством многих стран возможность освобождение от наказания (или существенного его снижения) членов организованных преступных формирований, оказавших органам уголовной юстиции активное содействие в изобличении его лидеров позволяет находить эффективные инструменты для борьбы с организованной преступностью См. пример компромисса с одним из активных членов Медельинского картеля Луиса Пинто в гл. 2 § 211 Материалы американо-российского семинара “Экономические и финансовые преступления”. Екатеринбург. 18-24 октября 1Т.16 г.;
  • 136 -неоднозначный, неодноплановый характер. Если истолковывать понятие компромисса как отказ от части желаемого во имя получения (или сохранения) остального, то будет ли жертва части тактических целей во имя достижения целей стратегических компромиссом вообще? Если истолковывать такую линию с традиционных позиций теории игр, то ее следует считать даже и не компромиссом вообще, а оптимальной тактикой и стратегией.

На наш взгляд, чтобы разрешить проблему допустимости компромисса в качестве стратегии разрешения конфликтной ситуации в процессе расследования КНОПД необходимо еще раз уточнить позицию: речь идет только о компромиссе в рамках действующего закона, компромиссе как взаимной уступке, взаимном понижении первоначальных намерений, но не о сговоре следователя с обвиняемым или криминальной группировкой. Уповать на чисто “силовое” успешное решение как тактических, так и стратегических задач расследования ОПД было бы, на наш взгляд, скорее идеализмом, попыткой выдать желаемое за действительное. Тот или иной вариант компромисса в борьбе всегда имел место. Необходимо лишь установить жесткие юридические рамки для него.

В свете сказанного следует классифицировать варианты компромиссов в расследовании в целом:по уровню предмета соглашения компромиссы можно подразделить на: 1) Тактический компромисс; 2) Стратегический компромисс;

Последний предполагает соглашение сторон по поводу окон- чательного решения по делу в целом или в отношении отдельных лиц ( эпизодов преступной деятельности). Фактическим основанием такого решения служат те или иные действия противника в ходе расследования. Этот вариант реализуется в одном из итоговых процессуальных решений по делу, например, прекращении дела по основании ст. 7 УПК РСФСР или включении в число смягчающих в

  • 137 -обвинительном заключении обстоятельств, предусмотренных п.”и” ст. 61 УК РФ. Со стороны обвиняемого (подозреваемого) такой компромисс предполагает ответные “встречные” действия, выражающиеся в изменении линии поведения в процессе расследования. Тактический уровень компромисса является промежуточным и реализуется, соответственно, в промежуточных процессуальных и тактических решениях, например - избрание меры пресечения, отказе от проведения тех или иных следственных действий. Обе разновидности компромисса носят правовой характер, то есть реализуются посредством принятия предусмотренных законом процессуальных и тактических решений.1

По отношению к процессуальному закону все компромиссы в расследовании можно разделить на: 1) Процессуальные компромиссы; 2) Внепроцессуальные компромиссы;

К первым относятся варианты компромиссов, прямо предус- мотренные процессуальным законодательством^. е. все случаи выбора тех или иных процессуальных решений. Ко вторым - непосредственно не регулируемые процессуальными нормами ситуации, но осуществляемые, безусловно, в рамках как процессуального, так и иного закона. Например: изменения в режиме содержания обвиняемого под стражей, выражающееся в предоставлении свиданий с родственниками в обмен на изменения линии его поведения, перевод обвиняемого в другой СИЗО по его просьбе и т.д.

По Форме компромиссные соглашения делятся на: 1) Открытые; 2) Скрытые; Первые подразумевают прямую договоренность сторон, прямое обсуждение условий компромисса. Независимо от того было ли такое соглашение как-то зафиксировано докумен-

  1. Рассматривая проблему стратегического компромисса, мы ни в коем случае не имеем в виду заключение правового компромисса с лидерами организованных преступных объединений и бандитских группировок, на “счету” которых совершение многих особо тяжких преступлений.
  • 138 -тально, договоренность здесь носит очевидный, открытый характер. Вторая группа компромиссов не предусматривает открытого, прямого соглашения, а лишь предполагает молчаливое согласие сторон пойти на изменение линии своего поведения в пользу противника в обмен на встречное изменение в своих интересах поведения противоположной стороны. Такое соглашение не сопровожда- ется прямым предварительным обсуждением его условий, а основывается на оценке действий противника, демонстрирующего готовность к нему. Используя гражданско- правовую аналогию можно сказать, что на действие-оферту одной стороны вторая сторона реагирует действием-акцептом и договор с момента получения акцепта считается состоявшимся. Разумеется, данная аналогия весьма условна и не претендует на обобщения юридического характера. Такой компромисс не имеет формального закрепления и выражается в изменении линии поведения сторон в зависимости от поведения противоположной стороны.Иначе говоря, такое соглашение-компромисс обеими сторонами подразумевается.

Но здесь следует сразу же иметь ввиду, что вторую группу компромиссов можно в свою очередь подразделить на: а) действительные; б) мнимые; Первые предполагаю адекватную оценку ситуации сторонами. Во втором случае ситуация воспринимается сторонами с искажениями. Если оставшуюся сложной конфликтную ситуацию следователь воспримет как простую (или частично упростившуюся), то это означает тактический проигрыш следователя. Но если обвиняемый воспримет оставшуюся сложной ситуацию как простую, то это в свою очередь будет означать тактический выигрыш следователя. Например, следователь изменяет меру пресе- чения одному из участников преступной деятельности или предъявляет обвинение в меньшем, чем предполагалось объеме. Такая линия поведения следователя может восприниматься противополож-

  • 139 -ной стороной как готовность идти на определенные уступки и предполагает ответные действия процессуального противника, выражающиеся, например, в правдивых показаниях по инкриминируемому эпизоду преступной деятельности, выдаче части похищенного имущества, сообщении сведений об отдельных обстоятельствах, интересующих следствие.

Такой вариант поведения сторон следует отнести к одному из способов поведения в конфликтной ситуации - косвенное сообщение “информационных оснований”, из которых дедуктивно делаются ошибочные выводы о планах и намерениях противоборствующей стороны1. Здесь одновременно преследуются две цели: воздействие на противника с целью побуждения его к необходимым в интересах расследования действиям и маскировка собственных планов. Однако требуется сразу же определить границы допустимости такого мнимого “компромисса”. Во-первых, следователь не имеет права договариваться с обвиняемыми (подозреваемыми) об “условиях” такого соглашения, давать обещания, которые не немерен в дальнейшем выполнять ( например, ни при каких обстоятельствах не привлекать к ответственности за еще не вмененные преступления, ограничиться только известным объемом обвинения). Подобные действия следователя должны квалифицироваться как обман и не могут быть использованы в расследовании. Границы каких-либо обещаний следователя должны определяться имеющимися в его распоряжении правовыми возможностями, о которых сказано выше. Во- вторых, такой компромисс является одним из тактических приемов и должен отвечать всем требованиям их допустимости: законности и этичности. Любые действия не совместимые с требованиями закона и профессиональной следственной этики не

  1. Драп кип Л.Я. Указ. соч. с.271-272.

– 140 -могут иметь места при реализации этого варианта стратегии следователя. В-третьих, этот вид псевдокомпромисса не должен связывать стороны какими-либо взаимными обязательствами. Следователь имеет полное законное и моральное право изменить стратегию расследования, расширить объем обвинения, изменить меру пресечения при наличии к тому оснований. Соответственно, за противоположной стороной также остается право и возможность защищаться всеми не противоречащими закону средствами. Следователь лишь не препятствует противнику заблуждаться относительно своих намерений, ни в коем случае не сообщая ему никаких ложных сведений. Суть этого тактического приема заключается в создании обстановки “усеченного” (суженного) обвинения, в которой обвиняемый идет на признание инкриминируемых ему эпизодов с тем, чтобы предотвратить дальнейшее расследование и ограничить объем обвинения. Однако следователь, создав определенную информационно-доказательственную базу, обязан опираясь на нее продолжать эффективное расследование, достигая уже не промежуточных, а конечных результатов по делу. Для расследования КНОПД стратегическая линия компромисса должна стать наравне с третьей - преодолением противодействия - основной стратегией.

Здесь только следует ответить сразу же на вопрос: возмож- на ли полная реализация такой стратегии в расследования КНОПД? Полное устранение негативной установки, если рассматривать этот вид деятельности в качестве объективно обусловленного существованием самой ОПД как явления, не достижимо. Установка организованного криминального формирования на преступную деятельность заложена в ней объективно. Криминальная группировка не может перестать быть преступной, она. может только прекратить свое существование. Поэтому коалиция интересов криминаль-

  • 141 -ного формирования и органов расследования на стратегическом уровне невозможна. Однако не исключены такие временные, тактические коалиции на более низких уровнях. Они возможны на уровне :

а) между органами расследования и отдельных членов форми рования, в ситуации когда интересы последних противоречат ин тересам его лидеров;

б) между органами расследования и отдельными криминальны ми формированиями, при наличии конфликтов последних с другими формированиями.

Оба варианта таких временных коалиций, являющихся вариан- том тактических компромиссов, играют чрезвычайно важную роль в достижении стратегических задач расследования. Рассмотрим особенности того и другого варианта. Первый вариант тактического компромисса объективно заложен в системе функционирования организованных криминальных формирований. Определенная отстраненность лидеров от конкретных актов преступной деятельности, обеспечивающая им известную неуязвимость, в то же время создает противоречие между ними и рядовыми исполнителями, постоянно рискующими быть привлеченными к уголовной ответственности. Это противоречие во многом компенсируется мерами защиты этих формирований, в частности активным противодействием расследованию, обеспечением рядовых членов формирований квалифицирован- ной помощью адвокатов, материальным обеспечением этих лиц и их семей за счет средств формирования ( так называемого “общака”) и т.д. Как справедливо отмечает В.М.Быков, в расследовании ОПД существует закономерность, способствующая успешному расследованию: это неопределенность поведения и показаний отдельного члена группы для соучастников. Боязнь опоздать с правдивыми показаниями - с одной стороны, и давление со стороны лидера с

  • 142 -другой, и предопределяет эту противоречивость и неопределенность.1 Задача следователя в подобной ситуации
  • развитие этого противоречия. Следует активно формировать в сознании вовлеченного в сферу расследования подозреваемого или обвиняемого с одной стороны и в сознании оставшихся вне процессуальных отношений лидеров формирования и его активных функционеров с другой , состояние неопределенности в отношении позиции друг дру- га, и, по возможности, вводить ложные информационные основания для принятия желаемых для следователя решений, когда у подозреваемого будет создаваться впечатление о том, что криминальное формирование оставило его без помощи, применило стратегию “жертвы” фигуры во имя спасения всего сообщества в целом, а у лидеров будет создаваться впечатление об “измене” лица привлекаемого к уголовной ответственности. При этом у подозреваемого в сознании будет активно проявляться в качестве доминанты альтернатива: либо оказаться в положении активного организатора и исполнителя всей преступной деятельности формирования ( если об этом дадут показания его соучастники), либо дать правдивые показания о действительной его роли в преступной деятельности группировки ( т.е.дать показания об этом до того, как его оговорят остальные). Опоздать же с дачей правдивых показаний в такой ситуации равносильно кардинальному ухудшению своего положения. Создание подобных ситуаций должно осуществляться как процессуальными средствами с помощью эффективных тактических приемов, так и негласными средствами,путем проведения оперативно-розыскных
    комбинаций. В теории игр такая

1.Б ы к о в В.М. Психологические основы расследования групповых и ор- ганизованных преступлений.//Законность.1996. N 4 С.21 24. Он же. Преступная группа: криминалистические проблемы.Ташкент.1991.М а з у н и н Я.М. Тактика выявления и доказывания вины организаторов преступных групп. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1996. С. 15

  • 143 -ситуация сформулирована в классическом “парадоксе заключенного”. где признание одного участника преступления в содеянном в зависимости от позиции второго может обернуться либо минимальным наказанием (если он скажет правду, а второй останется на позиции отрицания вины), либо средним по тяжести наказанием (если оба признаются в содеянном), либо максимальным сроком наказания (если он останется на позиции отрицания, а второй соучастник признается в содеянном), либо наказанием чуть меньше максимального ( если оба останутся на позиции отрицания вины)1 . В ситуации “жертвы фигуры” во имя сохранения качества, когда лидеры формирования заинтересованы в том, чтобы “замкнуть” следствие на рядового члена своего формирования или представителя конкурирующей группировки, возможно перерастание ситуации строго соперничества следователя и обвиняемого с его защитником в ситуацию с нестрогим соперничеством. Процессуальные интересы следователя и конфликтующей стороны могут частично совпадать, и обе стороны конфликта становятся заинтересо- ванными в том, чтобы установить подлинную картину события преступления.

Проникновение в стратегию соперника как следующий этап конфликтного взаимодействия - не менее важный элемент всей структуры разрешения данных следственных ситуаций. Как же реально проникнуть в стратегию противника в расследовании столь тщательно законспирированной и укрытой от любых форм позитивного социального контроля разновидности человеческой активности каковой является КНОПД? В этом могут помочь следующие источники информации:

а) материалы уголовного дела, данные почерпнутые при про-

  1. Подробней об этом см. Л е ф о в р В. Л., Смолян Г. Л. Алгебра конфликта. М.:3нание, 1968
  • 144 -изводстве процессуальных действий;

б) данные об имеющих значение для расследования обстоя тельствах, почерпнутые при проведении ОРМ по делу;

в) данные стратегической разведки, производимой силами оперативных служб соответствующих правоохранительных органов, аккумулированные в специализированных банках данных.

г) данные типовых криминалистических характеристик КНОПД.

д) предсказательные (прогностические) версии, о которых было сказано в предыдущих разделах работы (см. гл.2 § 2), выдвигаемые на основе всех имеющихся в распоряжении следовате ля данных, используемых в качестве как фактической ( п.п. а,б), так и теоретической базы версии.

е) сведения из разнообразных банков данных, касающиеся разнообразных сторон жизнедеятельности интересующих расследо вание .

Положительным примером использования некриминалистических банков данных является уголовное дело Землянова. Стратегия данной группировки была направленна на создание искусственного алиби нескольких ее членов. В частности, Землянов, заявив об алиби на момент инкриминируемых ему деяний, предъявил железнодорожные билеты, якобы подтверждающие его пребывание в это время в другом месте, что подтвердили названные Земляновым свидетели. Однако, следователь установил, что в проверяемый период Землянов был подвергнут административному взысканию за нарушение правил дорожного движения на территории, интересующей следствие. Этот факт был зафиксирован в учетах ГАИ и подтвержден сотрудниками инспекции х .

  1. Уголовное дело по обвинению Землянова, Коточигова и др. по ст.ст. 146 ч. 2, 126 ч. 2 УК РСФСР/ Архив Железнодорожного районного народного суда г.Екатеринбурга за 1991 год.
  • 145 -

ж) сведения, накопленные в ходе расследования аналогичных уголовных дел, доказательства, полученные в ходе расследования иных уголовных дел, обобщенные знания сотрудников специализирующихся на делах этой категории( своеобразный внекомпьютерный тезаурус - см.Гл.1 § 2). Здесь уместно еще раз заметить, что расследование данной категории уголовных дел специализированными следственными и оперативными подразделениями позволяет более эффективно использовать накопленную в этих подразделениях информацию.

Методы противодействия расследованию КНОПД отличаются дос- таточным разнообразием. Наряду с традиционными методами противодействия, наиболее полно исследованными В.Н.Карагодиным1, включая сокрытие преступления, оказание давления на следователя со стороны государственных органов и различных организаций, в том числе и со стороны средств массовой информации, готовящих “заказные” статьи и телепередачи о якобы незаконных преследованиях честных предпринимателей, получили распространение наиболее об- щественно опасные формы, представляющие собой самостоятельные составы преступлений: подкуп, угрозы и насилие в отношении участников уголовного судопроизводства (См,таблицу 1 гл. 1 § 2).

Информация, послужившая теоретической базой прогностических версий о возможности противодействия по делам исследуемой категории получается из следующих источников.

ТАБЛИЦА 5 Способы получения информации, послужившей

теоретической базой версии

51.95%

Г\ Из опыта расследования аналогичных дел

17.19%

Учетов ИЦ

Из данных криминалистических учетов 19.14%

30.08%

3.

19.92%

  1. Специализированных учетов по линии УОП

  2. Из анализа данных по другим делам

17.18%

6.}Из анализа данных по делам оперативного учета
  1. К а р а г о д и и В.И. Преодоление противодействия предварительному расследованию.
    Свердловск, цш;::.
  • 146 -

Примечание: превышение итогового числа - 51.95% произошло в результате использования по многим делам нескольких способов получения информации.

Проведенные исследования показывают, что, несмотря на рас- тущий преступный профессионализм, огромные материальные ресурсы организованных преступных формирований, вероятность правильного прогнозирования их стратегии существенно повышается именно за счет объективных закономерностей функционирования группы, сообщества или его подразделений, объективно исследованных именно в теории малых групп. В этом смысле группа всегда более предсказуема, чем индивид. Следует только выявлять и грамотно использовать знания этих закономерностей.

В.М. Быков отмечает, что “в преступной группе постоянно действуют две противоборствующие силы: одна направлена на дальнейшую интеграцию и сплочение членов группы, другая - на разъединение и дифференциацию ее участников”.* При этом первая характерна для ситуации успешной деятельности группы, а вторая преобладает при неудачах. Следовательно, зная реальное состояние конкретного формирования, фазу его развития (подъем или упадок) можно с высокой степенью вероятности прогнозировать преобладающую тенденцию. В частности оценка состояния дел в группировке рядовыми членами обычно персонифицируется в его лидерах: арест лидера, а тем более его нетвердая ( с точки зрения рядовых членов) позиция, как правило, “пробивает брешь” в рядах до этого “стойких” членов объединения и “наименее стойкие” склоняются к сотрудничеству с правоохранительными ор- ганами. Здесь следует отметить, что с одной стороны у членов криминальных объединений преобладают асоциальные установки по-

1 . Б ы к о в В.М. Ука?.. г.оч. П ;м. Он же. Проблемы расследования групповых преступлений. Автореф. лисе. … д-ра юрид. наук. М., 1992. С. 17

  • 147 -ведения, но при этом сохраняется вера в определенные “воровские понятия”. Подрыв веры в незыблемость этих понятий, сомнения в соблюдении их лидерами приводят иногда к изменению установки рядовых членов на противодействие расследованию, что позволяет склонить их к временной коалиции с органами расследования.

В качестве примера использования следователем названных тенденций можно привести расследование уголовного дела по обвинению Азарченкова, когда растущее влияние его организованной преступной группы в городе вызывало негативную реакцию “конкурентов” по криминальному бизнесу. В конце концов именно эта ситуация привела к ряду межгрупповых конфликтов. Получение каких-либо весомых доказательств причастности лидера формирования к преступной деятельности не приводило к положительному результату, пока последний не допустил ошибку в выборе объекта вымогательства и не был задержан непосредственно при его совершении. Члены преступной группы, осведомленные о достаточно высоких волевых ( но не слишком высоких моральных ) качествах своего лидера опасались, что оказавшись в критической ситуации под стражей, последний во имя собственного спасения окажется способен на все, в том числе и дать показания, переложив всю вину на них. Правильная тактическая линия следствия привела к ситуации, когда осознав, что Азарченков может их опередить, рядовые члены криминального формирования первыми дали показания об участии своего лидера в ряде преступлений, подтвердили их на очных ставках с ним, показали места хранения похищенно- го, оружия и боеприпасов1 .

Эти две тенденции необходимо иметь в виду при выработке

1 . Уголовное дг.?!.’;. N г7450г1 пс обвинению Азарченкова Н.М. и др. //Архив Кировского районного парадного суда г.Екатеринбурга за 1993г.

  • 148 -стратегии конфликтного поведения. Кроме того, проведенные исследования показали, что в процессе расследования выделенной категории дел доминирующей формой конфликтной ситуации являются многосторонние, а не двусторонние конфликты, когда число противников равняется двум.1 В многосторонней ситуации, а она в явном или скрытом виде обязательна для расследования ОПД, практически всегда проявляются противоречия и действий, и интересов, как и возможная их коалиция. Несовпадение интересов (целей) и действий - важная характеристика многосторонней конфликтной ситуации. В отличии от экономической “беловорот-ничковой” ОПД, сплоченной долговременными и глубокими экономическими интересами ( не лишенными, естественно, противоречивости) криминальные группировки корыстно-насильственной ориентации гораздо менее связаны между собой интересами, а более совместной деятельностью, то есть действиями. Отсюда и коалиция членов таких формирований - это скорее всего коалиция действий, чем интересов. И, следовательно, в этой внешне устойчивой и сплоченной группе всегда зреют внутренние противоречия, которые весьма рельефно проявляются в неблагоприятной обстановке. Выявить и использовать эти противоречия в интересах расследования и есть задача следователя. Основными направлениями использования конфликтов между членами организованного преступного формирования являются следующие:
  1. Использование противоречий между лидерами и рядовыми членами формирования. В частности, использование противоречий между формальными лидерами формирования и членами последнего, претендующими на лидерство. В условиях продолжаемой криминальной деятельности такие
    ситуации раскола внутри группировки

1 . О у э н Г. Теория игр. М,:Мир, 1U71, С. 19

  • 149 -часто заканчиваются физическим уничтожением “конкурента”. Примеры убийств членов криминальных формирований корыстно-насильственной направленности в подобных ситуациях в настоящий момент широко известны.1 В ситуации расследования ОПД, когда вмешательство правоохранительных органов предотвратило подобное “разрешение конфликта” задачей следователя является форми- рование временной коалиции интересов с такими субъектами.
  1. Использование противоречий между членами противоборс- твующих группировок, чаще всего на почве передела сфер влияния. Такие конфликты в условиях продолжаемой преступной деятельности заканчиваются, как правило, также перестрелками или взрывами. Но возможны варианты когда такой конфликт может быть использован в интересах расследования .j

Пример подобной ситуации - уголовное дело по обвинению 3., в хо^е которого представителями враждебного криминального формирования было по существу инспирировано привлечение к уголовной ответственности 3. и членов его преступной группы за совершение убийства годичной давности. В расследовании нераскрытого убийства появились показания свидетелей, позволившие восстановить картину события, были обнаружены вещественные доказательства. Причиной этого явился конфликт 3. с авторитетным лидером соперничающей криминальной структуры. При этом сам 3. и члены его группировки будучи объективно изобличенными в совершении ряда преступлений и уяснив с помощью следователя, подлинный канал поступления доказательственной информации, дали показания о деятельности лидеров противоборствующего формирования, в результате чего были добыты доказательства их преступной деятельности и уголовное дело было направлено в суд с

1 . Подробнее об этом см. К о р о л ь к о в И. Кровавый передел.// Из вестия N 79 ОТ 28.04.95 г. и др.

  • 150 -квалификацией по ст.77 УК РСФСР.1 В приведенной ситуации следователь должен осознать реальную подоплеку событий, чтобы не стать орудием криминальной группировки в достижении целей последней. Однако существующий конфликт может и должен быть использован для достижения объективно полезных целей. В расследовании уголовного дела была реализована концепция коалиции действий при различии интересов. Налицо временный компромисс между органом расследования и членами преступного формирования, заинтересованными в устранении “конкурента”. Однако этот компромисс носит по существу мнимый характер, так как после получения доказательств виновность 3. в совершении убийства была сформирована иная коалиция действий между органом расследования и обвиняемым 3., направленная на доказывание вины лидеров соперничающего с ними криминального формирования. Особый интерес в этом случае представляет использование возможностей защитников обвиняемых в разрешении конфликтной ситуации. Защитники членов группировки 3. в данной ситуации были заинтере- сованы в том, чтобы следствием была установлена действительная роль их подзащитных, как рядовых членов банды, и роль лидеров формирования, как организаторов, была выявлена в полном объеме.

Стратегия процессуального соперника следователя имеет из- начально двойственный характер: она различна для разных уровней конфликтующей стороны. Для представителей организованного преступного формирования - это сохранение жизнеспособности формирования, для конкретного подозреваемого стратегическая цель - это, прежде всего, стремление избежать уголовной ответственности за содеянное, а сохранность и жизнеспособность

1 . Уголовно,; дело но обвинению 3.,К., и др. по ст.77 УК РСФСР// Архив Свердловского Обдао-упо!’” '’уда -?а 1 уч7 г.

  • 151 -патронирующего ему криминального формирования - это уже вторичная цель, по существу - средство добиться своей (первичной) цели. И если разрушить эту связь между обеими целями, то вполне вероятно изменение конфликтной позиции от ситуации строгого соперничества к ситуации с не строгим соперничеством. У адвоката-защитника стратегическая цель опять же не совпадает с целями двух других участников конфликтной ситуации. Стратегические цели защитника совпадают только с процессуальным интересом его подзащитного.

Участниками такой временной коалиции могут стать как об виняемый, так и его защитник. Они оба в этой ситуации заинте ресованы в том, чтобы истинные роли участников преступной дея тельности были установлены расследованием. При этом защитник как юрист-профессионал лучше осознает суть создавшейся ситуа ции и может оказать как безусловный авторитет для подзащитного значительное влияние на последнего, в первую очередь, в своих и подзащитного интересах, и одновременно, в основном объектив но, в интересах следствия. Л

Применительно к выработке стратегии и тактики конфликтного взаимодействия следователя с обвиняемым и его защитником следует сформулировать следующие положения:

  1. Необходимость учета в выработке тактики расследования данных о личности адвоката-защитника, его профессиональных качествах, методах и приемах работы. Сказанное не означает сбора компрометирующей информации, но предполагает осведомленность следователя о возможностях своего процессуального оппонента. Безличный подход к защитнику для расследования дел об ОПД должен быть признан неприемлемым.
  2. На наш взгляд рефлексивно-имитационное управление сле- дователем действиями защиты ( как стороны процесса, включающей
  • 152 -обвиняемого, подозреваемого и защитника, в этой ситуации целесообразнее осуществлять путем передачи информации опосредованно через адвоката-защитника, а не непосредственно обвиняемому ( подозреваемому). С одной стороны, для обвиняемого (подозреваемого) информация, поступившая от собственного защитника психологически более убедительна. С другой стороны, у следователя в этом варианте больше возможностей для маскировки своих истинных намерений вполне процессуальными мотивами: например через сознательную утечку через защитника информации о предстоящих следственных действиях и ожидаемых от них результатах. Умелая дозировка и тактически правильная подача информации при этом позволяют создать нужное для рефлексивно-имитационного управления соперником представление об уровне собственной информированности.
  1. Использование влияния защитника на его подзащитного для изменения избранной им позиции вполне возможно. Защитник вырабатывает линию защиты исходя из своих профессиональных представлений о перспективности того или иного ее варианта, но в условиях недостатка информации о действительной картине преступной деятельности формирования и роли в нем его подзащитного. Обвиняемый же подбирает линию с учетом соблюдения интересов всех уровней конфликтного противостояния, но при этом, как правило, не обладает должным багажом юридических знаний, позволяющим ему правильно оценить значение тех или иных фактов. Доведение до сведения защитника достоверной доказательст- венной информации о реальной, порой рядовой, роли его подзащитного в деятельности преступного формирования и возможных негативных последствиях избранной линии защиты, прежде чем имеющиеся доказательства будут в процессуальном порядке предъявлены на допросе, может изменить выработанную и обвиняемым, и
  • 153 -защитником линию поведения и даже отойти от конфликтной ситуации. Этот эффективный, но тактически весьма рискованный прием нельзя абсолютизировать и необходимо применять лишь четко сообразуясь с конкретной ситуацией и обязательно имея в резерве подстраховочные варианты ( дополнительные доказательства, противоречия в позиции обвиняемого, и т.д.)» Этот достаточно обо- юдоострый прием требует точно выверенной оценки объективных и субъективных факторов, формирующих следственную ситуацию.

Третий этап развития конфликтной ситуации - маскировка собственных планов, выработанных на основе анализа и прогноза имеющихся достоверных и высоковероятных фактических данных. Здесь наиболее эффективным способом такой маскировки является использование возможностей разнообразных тактических комбинаций, о чем уже упоминалось ранее в работе (см. гл.2 § 2). Следует только еще раз отметить, что в тактических комбинациях, преследующих цель маскировки собственных планов, необходимо шире использовать возможности гласных следственных действий в качестве отвлекающих мероприятий. Гласный характер большинства следственных действий позволяет без особых сложностей, но тактически грамотно демонстрировать противнику обнаружение своего умысла. Речь при этом идет не о введении в заблуждение обвиняемых, не об обмане, но о передаче соответствующих информационных оснований, предполагающих такую оценку противником ситуации, когда у последнего создается искаженное представление о возможностях следствия и об уровне информированности следователя.

Применительно к расследованию КНОПД маскировка собствен- ных планов имеет существенную особенность, обусловленную активным противодействием со стороны структур разведки и контрразведки криминальных формирований. Простая
конспирация в

  • 154 -данном случае не всегда позволит сохранить подлинные намерения следствия в тайне от противника, так как остается опасность “просчитывания” намерений следствия за счет анализа всего хода расследования. Информация о расследовании к членам криминальной группировки, находящимися на свободе, а от них обратно к обвиняемым, может поступать ( и, как правило, поступает) как по легальным источникам - от адвокатов-защитников, свидетелей, потерпевших, так и конспиративным путем через обвиняемых, содержащихся в следственных изоляторах. Поэтому наиболее эффективной стратегией маскировки своих замыслов в данном случае будет комбинация следующих методов:

а) блокировка возможных каналов утечки информации, за счет имеющихся в распоряжении правоохранительных органов воз можностей, в том числе и силами оперативных частей следствен ных изоляторов. Одним из направлений такой деятельности служат переводы арестованных обвиняемых в следственные изоляторы за пределами региона активности криминального формирования. Сюда же следует отнести сужения круга лиц ( в том числе и членов СОГ), допущенных ко всем материалам уголовного дела. Практика расследования данной категории уголовных дел показывает, что данная мера не является излишней.

б) контроль за возможными каналами поступления ( в обоих направлениях) информации, осуществляемый за счет оператив но-розыскных возможностей правоохранительных органов и даже использование этих каналов в интересах успешного расследования дела.

в) создание “информационных шумов”, искажающих действи тельный ход расследования и намерения следствия. Последний те зис нуждается в пояснении. В свое время В.Н.Карагодин обратил внимание на то, что сокрытие преступления как способ противо-

  • 15 5 -действия расследованию представляет собой искажение информации путем возведение барьеров на пути ее передачи или создания информационных шумов в ее содержании1 . Информационные шумы на пути добывания криминальными группировками интересующих их сведений о ходе и планах расследования ( что, кстати говоря, является противозаконной деятельностью) создаются за счет преднамеренных утечек информации, “неосторожных” проговоров следователя, обнаружения им своих намерений, демонстрации отработки мнимых версий. Используя военно- техническую терминологию здесь можно говорить о создании “ложных целей”. Тактический выигрыш здесь обуславливается отвлечением внимания и времени “противника” на отработку ложных целей. Здесь также следует активно использовать возможности такой “утечки информации” через защитников обвиняемых при безусловном соблюдении незыблемых правил процессуальной этики, исключающей обман. Следует подчеркнуть, что речь идет не о представлении ложной информации в предусмотренных процессуальными нормами случаях, например, ознакомления обвиняемого с фальсифицированными процессуальными документами, а об использовании следователем в законных интересах явно неправовых попыток нарушить тайну предварительного следствия и помешать ходу правосудия. Иначе говоря, следователь создает информационные шумы на пути проти- возаконной деятельности, но не дезинформирует участников судопроизводства. Примером такого создания информационных шумов является обсуждение членами СОГ в присутствии защитника каких-либо проблем, связанных с проблемами расследования иных уголовных дел таким образом, чтобы у защитника сложилось впечатление, что речь идет о деле его подзащитного. По-

1 . К а р а г о д и и В.Н. Указ. соч.С.32-4 0

  • 156 -черпнув не относящуюся к делу информацию защитник может сделать свои выводы и скорректировать соответствующим образом линию защиты, что объективно будет соответствовать интересам следствия.

Последний этап - выработка тактики отдельных мероприятий. Здесь сразу же следует отметить, что применительно к расследованию КНОПД следует оперировать категориями не отдельных следственных действий, а их комплексов, то есть тактических операций. Исследование практики расследования КНОПД показывает, что в настоящий момент тактические операции используются достаточно широко.

Примечание: суммарный процент превышает 58.98% в связи с тем, что тактические операции по некоторым делам проводились на нескольких этапах.

ТАБЛИЦА 6 Тактические операций в расследовании КНОПД

В целом тактические операции использовались по 58.98% дел В том числе На первоначальном этапе расследования 48.05% дел

На этапе предъявления обвинения 16.01% дел

На последующем этапе 11.32% дел

На заключительном этапе 1.95% дел тактические операции не проводились по 41.02% дел Анализ статистических данных, приведенных в таблицах по- казывает, что большинство тактических операций было проведено на первоначальном этапе. При этом около 15% начинались на первоначальном и переходили на второй этап (предъявления обвинения). Представляется, что сквозной характер тактических операций наиболее характерен именно для расследования КНОПД. Организационная устойчивость и преступная сплоченность предопределили необходимость непрерывного производства тактических операций по многочисленным эпизодам преступной деятельности, со- вершенными тесно связанными между собой сообщниками различного уровня. Более 30% тактических операций проводились на одном

  • 157 -первоначальном этапе и заканчивались в его рамках, что лишний раз подчеркивает тактико-разведывательный характер этапа и преимущественное производство широкомасштабных оперативно-розыскных мероприятий. В предыдущих разделах работы были уже сформулированы основные положения касающиеся проведения тактических операций ( Гл.2 § 2). Кроме того, применительно к раз- решению конфликтных ситуаций следует обратить внимание на следующие моменты:

1.Тактические операции, используемые при расследовании КНОПД должны быть классифицированы как: а) неоднородные, т.е. включающие в свой состав следственные и оперативно- розыскные действия, поскольку использование возможностей оперативных аппаратов существенно повышает эффективность операций; б) сквозные , т.е. проводимые на протяжении нескольких этапов, в первую очередь первоначального и этапа предъявления обвинения, ибо локальные операции чаще всего не позволяют достичь процессуального результата - предъявления обвинения и избрания необходимых мер пресечения членам криминальных формирований; в) непрерывные, т.е. реализуемые в относительно короткие, сжатые сроки, с максимальной интенсивностью; Это условие выигрыша во времени за счет интенсивности.1

  1. Структура и содержание тактической операции определя- ется двумя основными видами объективных закономерностей: процессуальными и криминалистическими. Первые включат в себя установленные уголовно-процессуальным законом требования к условиям проведения некоторых следственных и процессуальных действий. Например: проведению очной ставки должен предшествовать

1 . Д р а п к и и Л.Я. Тактические операции - эффективные подсистемы процесса расследования.// Следователь: теория и практика деятельности. Екатеринбург , 1995 N 1, С. е,.

  • 158 -допрос обоих ее участников, проведению опознания должен пред- шествовать допрос опознающего о приметах предъявляемого для опознания лица или предмета. Вторая группа закономерностей включает в себя установленные криминалистикой правила и рекомендации криминалистической техники, тактики и частных методик расследования отдельных видов преступной деятельности. Например: применение в процессе осмотра предметов химреактивов типа гемофана ведет к уничтожению выявленных следов биологических выделений человека и делает невозможным последующее проведения экспертных исследований этих следов (криминалистическая техника); х предпочтительная последовательность: проведение очной ставки сразу же после успешного опознания подозреваемого потерпевшим или свидетелем; желательность параллельного проведение обыска в жилище подозреваемого и наложения ареста на его имущество (тактические правила), оптимальная последовательность следственных действий при расследовании конкретных видов преступной деятельности (
    частные методики).

Следует еще раз сказать, что понятия “тактическая комбинация” и “тактическая операция” на наш взгляд не тождественны, хотя такой точки зрения по существу придерживаются различные авторы 2 . На наш взгляд,
здесь наиболее точен Р.А.Каледин,

  1. Для правильного учета закономерностей криминалистической техники в планировании тактической операции следует шире использовать возможности специалистов. Подробнее о взаимодействии следователя со специалистами см. С о -р о к о т я г и н И. Н. Специальные познания в расследовании преступлений. Ростов-на-Дону. 1984.

2.См. в частности: Б е л к и н P.O. Курс советской криминалистики. В 3-х томах. Т.З Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М., Изд-во Акад. МВД СССР, 1979.С. 128.; Лившиц Е.М., Б е л к и н Р. С. Тактика следственных действий. М., Изд-во “Новый юристъ”, 1997, С.9.; Белкин Р.С. Тактические комбинации (операции) Гл.З Разд.1// Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования./Под ред.проф. А в е р ь я н о в о й Т.В. и проф.Б е л к и н а Р.С. М., Изд-во “Новый юристъ”, 1997, С.79-89. Ы и к а н о в В.И. Теоретические основы тактических операции в расследовании преступлений. Иркутск. 1983. С. 120. Селиванов II. А. Советская криминалистика. Система понятий. М..ЮриД.ЛИТ., 1982. С.92 и др.

  • 159 -разграничивший эти два понятия по задачам, способу достижения цели и содержанию, и считающий тактическую комбинацию самостоятельным тактическим образованием, призванным решать иные, более узкие задачи, в число которых входит маскировка собственных намерений путем проведения отвлекающих действий1. Здесь следует заметить еще одно существенное отличие тактических комбинаций от тактических операций. Последние выполняют все виды функций расследования, о которых сказано выше. Тактические комбинации не реализуют первой функции - поиск источников доказательственной и тактической информации, они, как правило, известны на момент ее планирования и проведения. Основные их функции - установление обстоятельств предмета доказывания и преодоление противодействия расследованию. Диагностирование противодействия, как правило, уже также состоялось. Правообес-печительные функции также не входят в круг задач тактической комбинации, они характерны только для операций. Основной структурный элемент операции - действие ( следственное действие, оперативно-розыскное мероприятие). Для комбинации системообразующий элемент - тактический прием. Поэтому, могут существовать тактические комбинации состоящие из одного следственного действия в ходе которого проводится комбинация тактических приемов, но тактических операций состоящих из одного следственного действия быть не может. И определять тактическую комбинацию следует как совокупность тактических приемов, в то время как тактическая операция - это всегда совокупность действий, разнообразных видов и назначения, но всегда самостоятельных. Тактические приемы,
    естественно, присутствуют и в
  1. Кале дин Р.А. О содержании понятия “тактическая комбинация”.// Тактические операции и эффективность расследования. С’кордлоьск. 1980 С. 3/ 38.
  • 160 -структуре каждого следственного или оперативно- розыскного действия, но системообразующим элементом операции является действие, в то время как для тактической комбинации таким элементом является тактический прием. Разграничение этих понятий можно схематически отобразить следующим образом:

ТАБЛИЦА Соотношение тактических операций и та

Тактическая операция

актических комбинаций. Тактическая комбинация ‘

По зада чам

_i

Промеж уточны е процес - Частны е тактич ески зна- суальн о значим ые
чимые задачи рассле до- задачи рассле довани я
вания

По эле- ментному составу

Процессу альные,
опера- тивно- розыскн ые ,иные действия, включаю щие в

себя тактичес кие
приемы

Процессу альное
или k

оператив но- розыскно е действие
и такти- ческие
приемы

Все функции рас- следования

о ункция м

Только установление отдельных обстоятельств предмета доказывания и преодоление противодействия расследованию

Разработка одной или нескольких типовых тактических операций для разрешения конфликтных ситуаций в процессе расследования КНОПД в принципе невозможна в силу многообразия проявлений этой разновидности криминальной деятельности во-первых, различных оснований конфликта во- вторых (см. гл.2 § 1), и различия многочисленных версий, выдвигаемых в ходе расследования, в-третьих. Здесь имеет смысл использовать уже известные методики расследования отдельных видов преступлений, входящих в исследуемую категорию, в частности методики расследования вымогательства ( в том числе и квалифицированного)1, разбоев 2, грабежей, 3 бандитизма, но с учетом непременной специфики исследуемой категории преступной
деятельности. В частности,

  1. В а ф и н P.P. Вымогательство (“рэкет”) -криминалистические проблемы.
    Екатеринбург.1993.ДСП.
  2. 3 в и р б у л ь А.К., Смыслов В.И., Расследование краж,грабе жей и разбойных нападений.М.,1982. Федоров Ю.Д. Алгоритм действий еле дователя при расследовании грабежей и разбойных нападений. Ташкент,1990. М а каренкоЕ.И. Расследование разбойных нападений с проникновением в жи- лища. Ташкент. 1991.
  3. ДолининВ.Н. Тактические операции при расследовании грабежей и разбойных нападений, совершенных в жилище.//Перспективы развития кримина- листики. Свердловск.1991. с.133 137.
  • 161 -

при планировании и подготовке тактических операций следует использовать выработанные частными методиками закономерности для определения структуры и содержания тактических операций, при обязательном соблюдении блоковой конструкции операции, во избежании тактических и процессуальных ошибок.

Исходя из изложенного в этом и предыдущих разделах работы можно сформулировать следующие основные положения, касающиеся проведения тактических операций для разрешения конфликтных ситуаций, возникающих в процессе расследования КНОПД.

  1. Основная типовая задача таких тактических операций - диагностирование и преодоление противодействия расследованию, все остальные функции являются вспомогательными, кроме главной - установление обстоятельств предмета доказывания, но это общая и главная задача расследования, которая не решается прове- дением одной операции, и даже их комплекса.
  2. Информационной основой такой тактической операции дол- жен становиться весь массив оперативной и доказательственной информации, полученной по делу в совокупности со всеми, упомянутыми выше источниками. Вся эта информация формируется в фактическую и теоретическую базы прогностических версий, ( которые и составляют по нашему мнению основу рефлексивного метода) о возможном поведении процессуального противника, на преодоление противодействия которого и направлена операция.
  3. Планироваться и проводиться в случае необходимости должна не одна, а комплекс операций по числу отрабатываемых прогностических версий параллельно или последовательно.
  4. Что касается частных приемов и методов преодоления про- тиводействия процессуального противника, то исследования показали, что следователи чаще всего применяют:
  • 162 -

Касаясь конкретных тактических приемов, направленных на преодоление противодействия конфликтующей стороны следует за-

ТАБЛИЦА 8 Методы преодоления противодействия в расследовании корыстно-насильственной организованной преступной деятельности.

  1. Использование дополнительных технических средств фиксации полученных доказательств 69.53%
  2. Меры защиты свидетелей 27.27%
  3. Использование данных о действиях членов формирования в интересах обвиняемых в качестве дополнительных, косвенных доказательств виновности 23.04% метить, что вопросы тактики проведения отдельных следственных действий относятся к наиболее разработанным в теории криминалистики.1 На наш взгляд, наибольшую эффективность для расследования КНОПД имеют приемы, основанные на многоуровневом рефлексивном анализе и управлении действиями противодействующей стороны, сущность которого “состоит во взаимной имитации возможных планов сторон, латентной передаче противодействующему субъекту информационных, логических или эмоциональных оснований, для создания так называемых опорных точек или реперов и последующего принятия якобы “своего”, но в действительности предопределенного следователем, решения.”2

Рефлексивное управление следователем действиями тактического оппонента
может осуществляться в следующих направлениях:

I. Посредством формирования у конфликтующего субъекта со ответствующей цели.

II. Посредством формирования у конфликтующего субъекта соответствующей доктрины.

III. Посредством формирования у конфликтующего субъекта соответств ующе г о представления о возможностях и намерениях

  1. Васи ль ев А.Н..К а р н е е в а Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений,
    м.,1970. Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воронеж. НП0”Модек”, 1995;
    Г1 о р у б о в Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. Минск, Выыейш.
    школа, 1978. Доен улов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии.
    М., 1976. и др.
  2. ДрапкинЛ. Я. Основы теории следственных ситуаций. Диссертация …
    док-pa юрид. наук, Свердловск. 1987. С. 288
  • 163 -противоборствующей стороны (следователя).1

По поводу первой группы приемов (формирование целей) сле- дует заметить, что частично отдельные приемы уже освещались в данном параграфе работы применительно к предыдущим этапам разрешения конфликтной ситуации. В частности сюда относятся:

1.1. Использование разности интересов участников преступ- ной деятельности, т.е.использование внутригрупповых противоречий между рядовыми членами и лидерами формирования, коррекция целей рядовых участников в направлении собственных интересов, а не интересов преступного сообщества.

1.2.Создание у конфликтующего субъекта высоковероятной модели поведения сообщника. Это достигается за счет тактически точного маневра информацией.

1.3. Сюда же можно отнести такой прием, как передача кос- венной, скрытой информации, действующей в “обход” негативной доминанты на конфликтное противостояние, которое в силу сложных ассоциативных механизмов может привести к неожиданному “проговору”. Это касается в первую очередь “косвенного допроса”, когда следователь смещает акценты и обвиняемый допрашивается об обстоятельствах, на первый взгляд, далеких от предмета расследования. На самом же деле допрашиваемому задаются вопросы о обстоятельствах находящихся хоть и в опосредованной, но однозначной связи с интересующими следствие фактами, только вопросы ставятся так, что эта связь не очевидна для допрашиваемого. При этом следователь для “стимулирования” активной позиции допрашиваемого может ставить перед последним вопросы ка- сающиеся его причастности к преступлениям, заведомо таким лицом не совершенным. И преследуя мнимую цель избежать ответс-

  1. Подробной об этом см.Драпкин Л.Я. Указ. соч. С. 290
  • 164 -твенности за не совершенные им деяния допрашиваемый сообщает следствию действительные факты, находящиеся в опосредованной связи с расследуемым событием. Классическим примером такого смещения акцентов при косвенном допросе уточнение выдвинутого допрашиваемым алиби, выяснение конкретных мест нахождения лица в интересующий следствие момент.х

Схематически методику косвенного допроса можно изобразить следующим образом.

Схема 5 Методика косвенного допроса.

ОС» жительства предмета доказывания

<?

0 а в

*-<•] Опосредующее |обстоят-ство

тактические приемы

-{Следователь!

прямого воздействия ‘

тактические , V приемы 1

косвенного воздействия

Ко второй группе (формирование доктрины) относятся такие приемы как:

2.1. Передача правдивых сведений в ситуации когда у оппо- нента могут возникнуть сомнения в искренности следователя. 2.2. 2.3. Демонстрация намерений следователя, в том числе и уже упоминавшаяся намеренная утечка информации. 2.4. 2.5. Создание следователем “комплекса неизвестности” у оппонента вокруг собственных планов и использование психологического эффекта ожидания, ведущего к возникновению или усилению психологической напряженности. Данный прием является своего рода “подготовительным” к первым двум: отсутствие каких-либо сведений о намерениях следствия, информационный вакуум спо- 2.6. 1. Б а е в О.Я. Указ. соч. г.144 -1АЪ

  • 165 -

собствует лучшему восприятию косвенно переданной информации. Многочисленные психологические эксперименты показали, что создание состояния нервно-психического напряжения вызывает значительное снижение способностей к логическому мышлению.Так,по данным Т.А.Немчина при повышении состояния нервно-психического напряжения способность решить задачу одной и той же сложности снижалась с 72% до 46%.*

К третьей группе приемов (формирование соответствующего представления о возможностях и намерениях) можно отнести:

3.1.Тактические приемы, направленные на создание у конф- ликтующей стороны преувеличенного или преуменьшенного представления о степени осведомленности следствия. Пример первого приема, продемонстрирован в романе А.и Г.Вайнеров “Место встречи изменить нельзя”(“Эра милосердия”) в эпизоде развед-допроса карманного вора Сапрыкина Глебом Жегловым.

“Жеглов пропустил его вопрос мимо ушей, спросил невзначай:

  • Фокс у Верки по-прежнему ошивается?
  • Не знаю, не думаю. Чего ему там делать? Сдал товар и отвалил!
  • Ну уж! Верка разве сейчас берет?- удивился Жеглов. Я взглянул на него и ощутил тоненький холодок под ложечхой: по лихорадочному блеску его глаз, пружинящей стянутости догадался наконец, что Жеглов понятия не имеет ни о какой Верке, ни о каком Фоксе и бредет сейчас впотьмах, на ощупь, тихонько выставляя впереди ладошки своих осторожных вопросов.” Поддерживая у Сапрыкина впечатление о том, что ему давно известны названные лица, Жеглов получил ценную информацию о личности предпо-
    1. Н е м чин Т.А. Состояние нервно-психического напряжения. Л., Иэд-во ЛГУ, 1983., С.61-63
  • 166 -

лагаемого преступника (Фокса) и местах его возможного появления.1

3.2. Контрастным в эмоциональном, психологическом и ин- формационном отношении является тактический прием, основанный на создание впечатления о меньшей осведомленности или даже полной неосведомленности следователя и об отсутствии у него доказательств вины допрашиваемого. Y последнего возникает состояние эйфории, полного превосходства и ощущение близкой победы в конфликтной ситуации. Однако, следователь в наиболее под- ходящий момент внезапно предъявляет конфликтующему субъекту относительно слабое доказательство, сила которого многократно увеличивается за счет резкого перехода и психологического состояния полного поражения. 3.3. 3.4. Вариантом второй разновидности является такой прием, как “допущение легенды” с последующим неожиданным, а потому и эффективным предъявлением доказательств, позволяющим опровергнуть ложные показания допрашиваемого. 3.5. 3.6. Маневрирование вероятностной информацией в качестве тактического приема может быть использовано следователем для формирования ошибочного представления как об уровне осведомленности, так и для демонстрации намерений. Применительно к расследованию КНОПД такая вероятностная информация может быть почерпнута из автоматизированных учетов системы УОП, а также может быть получена следователем в результате рефлексивных рассуждений выводных предположительных данных о возможных действиях (тактической позиции) оппонента. С учетом сложност- руктурного характера конфликта рефлексивное управление может осуществляться по отношению к разноуровневым субъектам конф- 3.7. 1. В а й н е р А.Н., Вайи ер Г.Н. Место встречи изменить нельзя. (Эра милосердия) М., Изд-во “Сигма-Пресс”.1997, С.152

  • 167 -ликтного взаимодействия: на тактическом уровне - к рядовым членам и представителем второго звена ОПФ, на стратегическом уровне - по отношению к лидерам, при этом представители низшего и среднего звена могут быть использованы в многоходовых тактических операциях в качестве опосредующего звена передачи информации.

3.5 Особое место в тактике разрешения конфликтной ситуа- ции занимает фактор внезапности. Этот прием не относится к категории рефлексивных, его воздействие основано не на содержании передаваемой информации и способе ее передачи, а на создании особых условий для восприятия этой информации и затруднений в выбора ответных действий. Это прием универсальный, его можно использовать в любых комбинациях с другими приемами. Внезапность (и неожиданность для противника) может проявляться в трех вариантах: неожиданность времени действия, неожиданность места действия, неожиданность самого действия (характера действия).1 Увеличение количества неизвестных для противника составляющих качественно повышает неожиданность события и непредсказуемость последствий. Для расследования КНОПД внезапность обретает особое значение, ибо многосторонность конфликтной ситуации, большое число противостоящих следователю субъектов не затрудняет, а наоборот, облегчает следователю маневри- рование информацией, ее источником (носителем), позволяет моделировать различные и неожиданные варианты поведения и внезапно реализовывать их.

Успешное преодоление конфликтных ситуаций по делам иссле- дуемой категории невозможно без производства серии тактических операций. Представляется, что все расследование КНОПД должно

  1. Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.З Гл.9 С.245-276.
  • 168 -состоять из системы разнообразных тактических операций и оперативно-розыскных комбинаций, по крайней мере на его решающих этапах. Оптимальность производства отдельных тактических операций и их комплексов должны обеспечиваться следующими рекомендациями:

1) При планировании тактических операций необходимо обес- печить максимальную защищенность своих планов от несанкционированной утечки. Факты коррумпирования в правоохранительных органах дают почву для сомнений в том, что обеспечение секретности планов расследования представляет собой простую задачу. 2) 3) Обеспечению сохранности в тайне планов расследование содействует использование третьей группы тактических приемов, направленных на рефлексивное управление противником посредством формирования у конфликтующего субъекта соответствующего представления о возможностях и намерениях противоборствующей стороны (следователя). 4) 5) Планируя тактическую операцию желательно по возможности предусмотреть внезапность по максимальному числу парамет- ров: времени, месту и действиям. Иначе говоря, следует стремиться к неожиданности для противника момента начала действий, их характера и места. 6)

  • 169 -Глава 4. СИТУАЦИИ ТАКТИЧЕСКОГО РИСКА В ПРОЦЕССЕ ПРОИЗВОДСТВА ОТДЕЛЬНЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

§ 1. ПОНЯТИЕ И ОСОБЕННОСТИ СИТУАЦИЙ ТАКТИЧЕСКОГО РИСКА В РАССЛЕДОВАНИИ КОРЫСТНО-НАСИЛЬСТВЕННОЙ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

Начало комплексному исследованию проблем расследования в условиях тактического риска положили работы Р.С.Белкина1, И.Б.Зинкевича, В.П. Гмырко2, Ю.П. Ильченко3. Дальнейшее развитие данная проблематика получила в трудах Л.Я. Драпкина, который сформулировал понятие ситуации тактического риска, как специфического соотношения “между возможными способами действий следователя, которые не гарантируют обязательного достижения намеченной цели, и вероятностными, неоднозначными исходами (результатами) их предстоящей реализации.”4. Вопросам тактического риска посвятил свое диссертационное исследование Ю.Ю.Осипов3 ?

В условиях формирования рыночной экономики, всеобъемлющей либерализации всей общественной жизни риск становится неотъемлемым фактором любой профессиональной деятельности. Поэтому потребность в разработке научно обоснованных методов определения степени риска и способов его минимизации продиктована се-

  1. Криминалистика,-М.,1974. Раздел “Тактика очной ставки” написан Р.С.Б е л к и н ы м.
  2. Зинкевич И.Б., Г м ы р к о В.П. Некоторые проблемы тактического риска при расследовании тяжких преступлений.// Вопросы криминалистики и судебной экспертизы по делам о тяжких преступлениях.- Караганда. ВШ МВД СССР, 1982. Г м ы р к о В.П. Деятельность следователя в ситуациях тактического риска при расследовании тяжких преступлений.// Вопросы криминалистики и судебной экспертизы по делам о тяжких преступлениях.- Караганда. 1985. С.119-126
  3. Ильченко Ю.И. Эмоции и чувства в деятельности следователя. -Краснодар,
    йзд-во Кубанского ун-та, 1978.
  4. 4.ДрапкинЛ. Я. Основы теории следственных ситуаций. Диссертация … док-pa юрид. наук, Свердловск. 1987. с.296,309.

5.Осипов Ю.Ю. Деятельность следователя в условиях тактического риска. Дисс. …
канд. юрид.наук. М., 1992

  • 170 -годня новыми условиями общественной жизни. Проблемам риска, как экономической и исторической категории, посвящено в последнее время значительное количество специальных исследований в различных отраслях науки1. Даже в УК Р* предусмотрена ст. 41, исключающая преступность деяния в случаях причинения вреда при обоснованном риске.

В криминалистике также исследовались вопросы деятельности в условиях риска. При этом относительно методов определения оптимальности тактического риска сформировались две основные позиции. Так, A.M. Агушевич и B.C. Комарков полагают, что возможно точное математическое исчисление степени обоснованности тактического риска2. Другие авторы, в частности Р.С. Белкин и Л.Я. Драпкин полагают, что строгому математическому исчислению допустимость риска не поддается.3 Следует признать, что на сегодняшнем уровне развития науки криминалистики более прагматична - последняя точка зрения. В современной экономической теории риск-менеджмента используют достижения теории вероятности, согласно которой математическое ожидание какого-либо события равняется абсолютной величине этого события умноженной на вероятность его наступления. “Чтобы количественно определить величину риска, необходимо знать все возможные последствия какого-нибудь отдельного действия и вероятность самих последствий”4. При этом используются два метода определения

  1. См. С е р о в а А.В. К вопросу о профессиональном риске медицинских работников как обстоятельстве,исключающем преступность деяния (правовой аспект)// Правовая реформа в России:проблемы теории и практики. Материалы всероссийской научно- практической конференции. Екатеринбург: Изд-во Ур-ГЮА,1996. С.283-286. Балабанов И.Т. Риск-менеджмент. М.,Изд-во “Финансы и статистика”
  2. М е с к о н М.Х. , Альберт М.,Хедоур и Ф. Основы менеджмента.М. Изд-во “Дело” и др.
  3. А гуыевич A.M. К вопросу о тактике осмотра места происшествия. //Юридические науки. Алма-Ата: Изд-во КазГУ, 1973. С.26-27. К о м а р к о в B.C.
    Психологические основы очной ставки. Харьков.1976. С.23
  4. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т.З С.115-116. Драпкин Л.Я. Указ. соч. С.298
  5. 4 . БалабановИ.Т. Указ. соч. С.32-34.
  • 171 -вероятности: объективный и субъективный. Первый - это вычисление частоты с которой происходит данное событие. Второй - использование субъективных критериев: личный опыт, экспертная оценка. Для использования первого необходимо располагать достоверными статистическими данными о частоте (вероятности) наступления тех или иных событий при определенной ситуации ( от О, означающего невозможность наступления события до 1.0, означающего его достоверность) и их колеблемости, т.е. отклонении от среднего значения.1 Представляется, что такими данными современная криминалистика пока не располагает, хотя полностью исключать возможность их получения не следует. Во-вторых, математические модели исчисления степени риска в экономике предполагают оперирование числовыми ( и чаще всего денежными) значениями размеров вероятного выигрыша или проигрыша. Отсюда и произведение величины возможного дохода или убытка в денежном исчислении на частоту наступления того или иного события дает числовое значение степени риска. Следовательно, используемые в экономике математические методы исчисления непосредственно ис- пользовать в криминалистике невозможно. Поэтому в сегодняшней криминалистике остается возможность использования только субъективных критериев, при условии выработки научно обоснованных и практически апробированных рекомендаций.

К признакам ситуации тактического риска относятся следую- щие:

1.0на должна быть осознана следователем, как информацион- ная модель реальной обстановки (гл.2 § 1). Подобный подход к пониманию ситуации, сформулированный Л.Я. Драпкиным находит сторонников не только среди криминалистов, но и среди специа-

1 . Балабанов И.Т. Указ. соч. С.33

  • 172 -листов других отраслей юридической науки. В частности представляется полезным осмысление лаконичного определения ситуации предложенного В.В.Никитаевым как единства установки и обстановки. При этом под установкой им понимается “сформированная образованием, жизненным опытом, усвоением профессиональной и общей культуры предрасположенность субъекта ситуации воспринимать происходящее и реагировать на него определенным образом, а под обстановкой - состояние реальности.”1 Из этого определения вытекают два направления воздействия на ситуацию: а) воздействие на обстановку (объективную сторону), б) воздействие на установку (субъективную сторону) ситуации.
  1. Тактический риск реально возникает лишь в существенных для расследования ситуациях, выступая в качестве специального условия деятельности, когда субъект достигает особо значительной для него цели”2 . Риск должен быть обусловлен значимостью цели.
  2. В случае срыва намеченных планов и недостижения основной цели возникает реальная опасность наступления “дополнительных” вредных последствий. Это классическая характеристика риска.
  3. Отказ следователя от сопряженных с риском действий, может привести к значительно более тяжким последствиям. Например, утрате доказательств, избранию неправильной меры пресечения и т.д. Это еще раз подчеркивает объективную обусловленность, неизбежность разрешения следователем ситуаций тактичес-
  4. 1.Н и к итаев В.В. Проблемные ситуации уголовного процесса и юридическое мышление. //Состязательное правосудие. Труды научно-практических лабораторий. Часть II. Выпуск I.M.Международный комитет содействия правовой реформе,1996.С.307

2 .См. Петровский В.А. Поведение человека в ситуации опасности ( к психологии риска)// Новые исследования в психологии. М., 1974. N 1 С. 23

  • 173 -кого риска.
  1. Недопустимость нерасчетливого характера деятельности следователя. Это ограничивает сферу разрешения данных ситуаций не допуская увлечения следователем авантюристическими решениями.
  2. Тактический риск - специальное условие профессиональной деятельности следователя. Отстаивая право следователя на риск В.Т.Томин совершенно справедливо утверждает, что “эвристическая в значительной части деятельность по раскрытию и расследованию преступлений невозможна, если не позволить ищущему рисковать, принимать решения в условиях недостаточной информационной определенности.”1
  3. Следователь обязан принимать меры по предотвращению наступления негативных последствий в случае неправильного выбора решения. Ответственность следователя наступает не столько за ошибку при оценке и выборе варианта действий, сколько за пассивное поведение и непринятие необходимых мер к предотвращению негативных результатов и немедленной реализации более успешных способов действий. “Риском можно управлять, т.е. использовать различные меры, позволяющие в определенной степени прогнозировать наступление рискового события и принимать меры к снижению степени риска.”2
  4. Применительно к расследованию КНОПД особенностями ситуа- ции тактического риска являются:

  5. Повышенная степень риска в сложных следственных ситуа- циях. Это обусловлено сложностью получения исчерпывающей для принятия решения информации. По мнению экономистов неопреде-

1 . Т о м и н В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М.,ЮрИД.ЛИТ. 1991. С.109 2 3 . Балабанов А.Т. Указ. соч. С.22 4

  • 174 -ленность результата реализации того или иного решения обуславливается тремя основными факторами: отсутствием полной информации, случайностью, противодействием1 . Это актуально и для расследования ОПД. Так, 26.17% проинтервьюированных следователей отметили сложность принятия решений в связи с отсутствием достаточной информации о характере группы, способах противодействия, а также невозможность исключить случайность.
  1. Комбинированный характер сложных следственных ситуаций. Как уже было отмечено ранее ( Гл.1 § 3) ситуации такти- ческого риска в расследовании уголовных дел данной категории могут иметь место практически на любых этапах расследования. Меняется лишь их содержание. Если на первоначальном этапе расследования риск касается в основном решений о проведении следственных и розыскных действий поисковой направленности, то на остальных этапах преобладает риск принятия решений при осуществлении доказательственной деятельности, а также преодоления противодействия расследованию. Наиболее распространенными вариантами комбинированных сложных следственных ситуациях являются :

а) на первоначальном этапе - комбинации проблемных си туаций и тактического риска;

б) на этапе предъявления обвинения - комбинации конф ликтных и ситуации тактического риска, а также организационно неупорядоченных ситуаций и ситуаций тактического риска;

в) на последующем этапе - комбинации конфликтных ситуа ций и ситуаций тактического риска, а также проблемной и орга низационно-неупорядоченная ситуации, возникающей при установ-

1 . Подробнее об этом см. Хозяйственный риск и методы его измерения.-М-. , Экономика, 1979. С.14. Балабанов А.Т. Указ. соч. С.31 М е с к о н М.Х. , М.А льберт, Ф. Хедоури. Основы менеджмента.М. Изд-во “Дело”, 1993 и др.

  • 175 -лении виновности вновь выявленных членов криминального формирования, чаще всего его лидеров и их ближайшего окружения.1

г) на заключительном этапе обычно могут возникать только организационно-неупорядоченные ситуация, однако при серьезных организационных ошибках следователя возникают комбинированные ситуации - организационно-неупорядоченные и тактического риска, например, связанные с уничтожением материалов дела при выполнении требований ст.201 УПК РСФСР.

  1. Применительно к расследованию КНОПД ситуации тактичес- кого риска имеют особое значение. Их удачное разрешение предотвращает возникновение таких сложных ситуаций как проблемные и конфликтные, поскольку позволяют кратчайшим путем достигать цели расследования. Примером этого может служить уголовное дело по обвинению Ульянова и его группы. Следователь, не располагая данными о деталях совершенных членами группы преступлений и местах сокрытия похищенного, принял достаточно рискованное решение изменить меру пресечения одному из обвиняемых. Несмотря на тяжесть содеянных им преступлений этот обвиняемый был освобожден из-под стражи, но перед этим дал показания о ряде эпизодов преступной деятельности группы и показал в ходе проверки показаний места совершения описанных им действий, где и были обнаружена часть похищенного имущества, а также места проживания активных членов группы. Следователь заведомо рисковал , но в результате получил материальные доказательства преступной деятельности организованной группы и данные о неизвестных ему участниках преступной деятельности. Тем самым следователь избежал возникновения сложных проблемных ситуаций,

1 . Следует однако заметить, что переход к решению этих задач означает фактический (пусть и частичный) возврат к этапу предъявления обвинения, о чем уяе было сказано в предыдущих разделах работы ( Гл.1 § 3).

  • 176 -связанных с доказыванием отдельных эпизодов и конфликтных ситуаций с другими членами группы при доказывании этих эпизодов преступной деятельности1 .

Анализируя статическую СТРУКТУРУ ситуаций тактического риска в расследовании КНОПД, необходимо отметить, что ее со- держание: цели, оперирующая сторона, противодействующая сторона, активные средства, способы действий, обстановка проведения, возможные исходы действий, результаты осознания следователем информационной модели ситуации тактического риска по существу проиэводна от классической структуры человеческой деятельности, рассмотренной нами выше (Гл.1 § 1) применительно к криминалистической характеристике преступления: субъект, цель, объект, средства, процесс, результат. На наш взгляд, приведенная система элементов характерна все же не для ситуации, а для деятельности, в данном случае для расследования в целом. Всякая же деятельность - категория по отношению к ситуации внешняя, воздействующая на ситуацию, преобразующая ее.

В то же время результаты осознания следователем отраженной в мышлении информационной модели - это и есть идеальная модель реальной обстановки в сознании следователя, может быть лишь отраженная вторично через механизм обратной связи с воспринятой реальностью. Иначе говоря - это и есть сама следственная ситуация, а не ее элемент. Поэтому включение этого элемента в статическую структуру представляется излишним.

Содержание и структура ситуации тактического риска приме- нительно к рассматриваемой категории дел имеет свою специфику. 1) к классификации целей расследования на конечные и промежуточные, общие и локальные, отдаленные и непосредствен-

1 . Уголовное дело по обвинению Ульянова А.Т. и др.// Архив Кировского районного народного суда г. Екатеринбурга за 1993 год.

  • 177 -ные следует добавить стратегические и тактические, о чем уже говорилось в предыдущих разделах работы ( Гл.1 § 3). Следует уточнить вывод Л.Я. Драпкина, что в ситуации тактического риска чаще всего преследуются цели промежуточные, локальные и непосредственные, поскольку в расследовании выделенной категории преступной деятельности достигаются также и тактические цели. На наш взгляд, в расследовании ОПД рисковать в достижении стратегических целей, т.е. идти на стратегический риск, следует крайне осторожно, поскольку негативные последствия, в случае неудачных действий, могут быть весьма значительными, а их предотвращение предусматривает мобилизацию очень значительных сил и средств, которых в нужный момент может не оказаться. Сказанное не означает принципиального отказа от “стратегического риска”. Наоборот, отмечая сложности его предотвращения мы дополнительно предупреждаем следователя от ошибок облегченного подхода к принятию решений в ситуациях, связанных с риском.

2) оперирующая сторона в данном случае это не столько отдельный следователь, но и СОГ и орган расследования в целом. Как уже говорилось, индивидуальный метод расследования должен целиком заменяться на расследование ОПД специализированными СОГ и по возможности сформированными из числа сотрудников специализированных подразделений (УОП). На все более обостряющееся противоречие “между усиливающимся коллективизмом в практике совершения преступлений и сохраняющимся “индивидуальным” порядком их раскрытия, расследования и предупреждения” справедливо указывал В.И. Куликов х .

Исследования показали, что менее половины проинтервьиро-

  1. Куликов В.И. Проблемы расследования организованной преступной деятельности.// Современные проблемы расследования преступлений. Материалы межвузовской конференции. Волгоград. 1992. С. 102
  • 178 -ванных следователей считают, что оперативное сопровождение по делам рассматриваемой категории было оптимальным и более половины считает, что преждевременное прекращение такого сопровождения отрицательно повлияло на результаты расследования.

ТАБЛИЦА 9 Влияние оперативного сопровождения по делу

К иным негативным последствиям относится сокрытие матери- альных ценностей, невозмещение ущерба, недоказанность некото-

на результаты расследования.

оперативное сопровождение было оптимальным 37.89% оперативное сопровождение было прекращено преждевременно 43.36% Затруднились ответить 18.75% Преждевременное прекращение оперативного сопровождения повлияло на качество расследования отрицательно 57.42% В том числе: не были выявлены все участники и эпизоды преступной деятельности не было пресечено противодействие расследованию иные негативные последствия 35.94% Прекращение оперативного сопровождения по делу не повлияло на качество расследования 14.45% Затруднились ответить 28.13% рых квалифицирующих признаков преступной деятельности и т.д.

Одновременно анализ ответов проинтервьюированных следова- телей показывает, что СОГ для расследования подобных уголовных дел создавались лишь в половине случаев.

ТАБЛИЦА 10 Создание следственно-оперативных групп

для расследования КН011Д

Следственно-оперативные группы создавались практически постоянно 27.34% достаточно часто 48.83% эпизодически 15.24% практически никогда 8.59% Однако при этом деятельность такой СОГ реально ограничи-

валась раскрытием конкретного преступления в 20.7% случаев или изобличением исполнителей в конкретном расследуемом преступлении (30.08%). В целом показатели деятельности таких следственно-оперативных подразделений можно изложить в виде таблицы.

  • 179 -

ТАБЛИЦА 11 Достижение тактических и стратегических целей расследования КНОПД

Как видно из приведенной таблицы КПД таких групп в плане разрешения стратегических задач расследования составляет
16

1. Ограничивалась формальным раскрытием преступления 20.7% 2. Изобличением исполнителей в конкретном расследуемом преступлении 30.08% 3. Изобличением исполнителей во всех совершенных ими преступлениях 18.75% 4. Выявлением и изобличением организаторов и пособников конкретного преступления 23.05% 5. Выявлением и изобличением лидеров

среднего звена (бригадиров,лиц, осуществляющих

контрольные функции 12.1% б. Выявлением и изобличение лидеров высшего звена преступного формирования 3.9% процентов (общая сумма по двум последним разделам), что нельзя признать эффективной работой. Хотя следует отметить, что специализированные следственно-оперативные группы создаваемые в прокуратурах и управлениях внутренних дел субъектов Российской Федерации и центрального аппарата этих ведомств имеют несомненно более высокий коэффициент полезного действия. Однако, количество расследуемых такими группами уголовных дел достаточно ограничено.

3) противодействующая сторона - на первом, нижнем уровне это занимающие негативную позицию обвиняемый, подозреваемый, недобросовестные свидетели и потерпевшие, а также структуры организованного криминального формирования осуществляющие функции разведки и контрразведки и само формирование в лице его лидеров (второй и третий уровни). В отличие от конфликтной ситуации здесь отсутствует стратегическая неопределенность в отношении намерений и действий противоборствующей стороны. Но для исследуемой категории дел более характерна комбинация конфликтной ситуации и ситуации тактического риска. 4) 5) активные средства - это “совокупность ресурсов, в том 6)

  • 180 -числе и информационных, находящихся в распоряжении оперирующей стороны и используемых для достижения цели”1 . Применительно к исследуемой категории дел следует отметить, что в большинстве случаев такие активные средства явно недостаточны как в информационном, так и в ресурсно-организационном отношении. Это можно проследить по результатам интервьюирования следователей специализирующихся на расследования КНОПД.

ТАБЛИЦА 12 Эффективность доказывания,, признаков организованной преступной группы

Отказ от достижения стратегических целей по делам данной категории происходит: практически постоянно 23.44% достаточно часто 31.64% эпизодически 26.95% практически никогда 12.89% Затруднились ответить 5.08% При этом 56.64% сослались на отсутствие источников дока- зательств при наличии оперативной информации о характере группы. Поэтому говорить о наличии резервов активных средств достаточно затруднительно.

5) способы действий (тактика оперирующей стороны) с по- мощью которой используются активные средства. Вопросы тактики будут рассмотрены в следующем параграфе. 6) 7) обстановка проведения действий - это факторы, пол- ностыо или частично не контролируемые оперирующей стороной. Обстоятельства определяющие обстановку ситуации: 8) - негативная позиция участников процесса, не имеющих сво- его интереса в исходе расследования. Примером может быть неожиданный отказ свидетеля, потерпевшего от участия в запланированном следственном действии или изменение ими показаний в

1 . Д р а п к и н Л.Я. Указ. соч. С.303.

  • 181 -пользу обвиняемых.

  • недостаточный для решения поставленных задач уровень квалификации и профессионализма привлеченных следователем участников расследования, например, специалиста.
  • изменившиеся в неблагоприятную для расследования сторону природные, технические, социальные условия проведения следственных или розыскных мероприятий;
  • Все эти группы обстоятельств объединяет их объективный характер по отношению к следователю (субъекту расследования), и объективные трудности их контроля со стороны следователя. Однако, этого нельзя сказать о возможности их прогнозирования и адекватной оценки, о чем будет сказано ниже.

7) возможные исходы действий. Применяя экономическую тер- минологию можно выявить отрицательный, нулевой и положительный результаты1, или же благоприятные и неблагоприятные. К последним следует отнести и нулевой результат, не улучшивший, но и не ухудшивший ситуацию, но отнявший время и средства, иногда значительные.

Динамическая структура ситуации тактического риска, как и иных разновидностей сложных следственных действий, состоит из двух основных блоков: формирования и разрешения ситуации.

Первый этап: определение непосредственных целей расследо- вания. Завышение цели усложняет ситуацию, понижение - упрощает и облегчает ее разрешение, но может и привести и к негативным последствиям и поражению следователя, поскольку процессуальные, тактические, а тем более стратегические цели не будут достигнуты. Вместе с тем, временный отказ следователя от достижения нереальной в данной обстановке цели, выбор вполне дос-

1 . Балабанов И.Т. Указ. соч. С.22

  • 182 -

тижимой промежуточной цели порой снимает или существенно снижает ее сложность. Отсюда вытекает достаточно простая практическая рекомендация: прежде чем выбрать конкретную промежуточную цель, следует выстроить иерархию всех желаемых промежуточных целей на пути к достижению основной: всестороннее и полное расследования преступления (преступной деятельности). Тогда легче будет выбрать наиболее оптимальную цель. Однако забывать об основной конечной цели - недопустимо.

Второй этап - это определение и учет средств, сил и ре- сурсов , в т.ч. и информационных, находящихся в распоряжении следователя.”Причем он не просто фиксирует их, но приводит в состояние “боевой готовности”, т.е. создает и актуализирует организационную систему достижения цели”.1 Здесь, на наш взгляд, требуется некоторое уточнение. Определение средств, сил, ресурсов и их актуализация ( приведение в готовность), по нашему мнению, суть различные и достаточно самостоятельные этапы деятельности. Определение - это этап планирования, выбора. Приведение в готовность - это этап подготовки. В первом случае - это мыслительная деятельность, во втором - практическая, предметная. Поэтому вторым этапом должно быть лишь определение , (выбор) сил, средств (ресурсов).

Третий этап: сопряжение цели и средств (ресурсов), поста- новка конкретной задачи. Иначе говоря, на этом этапе следует уже не ставить цель, а формулировать задачу, ибо “задача - это цель данная в определенных условиях”2 . Применительно к расследованию КНОПД очень важно рассматривать сразу несколько ва-

1 . Д р а п к и н Л.Я. Указ. соч. С.305.

2.Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М.:Изд-во Акад.пед.наук РСФСР, 1959.-С.232.

  • 183 -риантов задачи выбирая из них ту единственную которую и придется разрешать следователю. При таком “многоцелевом” подходе остается не решенным вопрос: а является ли тактический риск объективно обусловленным? Л.Я. Драпкин отвечает на этот вопрос положительно, считая, что “определенные условия и обстоятельства, соотнесенные с целью, в значительной мере обусловливают рискованный характер возможных вариантов поведения, исключая “нерискованные” способы действий… поскольку они становятся объективно невозможными”1. Но он имеет ввиду “одноцелевой” подход. Сопряжение одной цели с объективно сложившейся обстановкой действительно может однозначно задавать только рискованный характер ситуации. В случае же многовариантного подхода к постановке цели требуется сформулировать и несколько вариантов задач, и не обязательно каждый из них будет сопряжен с риском ее разрешения. Следовательно, один из путей разрешения сложной ситуации тактического риска - разбивка общей цели на составляющие ее промежуточные и расчет возможных комбинаций из наиболее перспективных вариантов. При этом не исключается, что можно будет выбрать минимально рискованное сочетание. Другое дело, что дробление задач может увеличить количество этапов достижения объективно заданной цели расследования и приводить в конечном итоге к дополнительным организационным трудностям, значительным затратам времени, сил, средств, но в то же время уменьшает степень тактического риска, поскольку часть подзадач ( в результате расчленения основной), решается в ситуации исключающей результат связанный с риском.

Четвертый этап: предварительное выявление всех возможных способов действий, направленных на решение конкретной задачи,

1 . Д р а п к и н Л.Я. Указ. соч. С.305-306.

  • 184 -их самый общий анализ. Здесь представляется важным соблюдение правила: должны быть сформулированы все возможные варианты ре- шений. Только такой подход дает возможность выбора наиболее оптимального решения. На необходимость этого справедливо указывает В.В.Никитаев считающий, что при выработке решения “набор действий должен перекрывать все поле возможностей.”1 Проведенные исследования показали, что по данной категории количество вариантов достижения конечных целей расследования значительно превышает количество способов решения задач по другим уголовным делам. Это обусловлено множественностью участников преступной деятельности, многоэпизодным и по существу продолжаемым ее характером. Объективно увеличенный объем (т.е.количество, при неизменном качестве2 ) обстоятельств, составляющих пределы доказывания позволяет просчитывать всегда некоторое количество альтернативных или совместимых вариантов действий. Но с другой стороны расследование уголовных дел о преступной деятельности развитых группировок сопряжено со сложностью противоположного характера - избытком промежуточных целей и затрудненностью выбора оптимального варианта из множества возможных. Решение этой проблемы видится в привлечении к расследованию компьютерных разработок, систем поддержки решений следователя, о чем уже говорилось в предыдущих разделах ( Гл.2 § 2 ) работы, в основе которых должны лежать типовые тактические задачи3 . Следует согласиться с Т.С. Волчецкой полагающей, что “результаты исследования
    криминалистических ситуаций должны

1 . Никитаев В.В. Указ. соч. С.276. 2 3 . Предмет доказывания неизменен для любых уголовных дел, меняются только пределы. Наиболее точно соотношение понятий “предмет” и “пределы доказывания” определил А.А.Давлетов через соотношение категорий “качест-во”- “количество”. ДавлетовА.А. Основы уголовно-процессуального поз- нания. С.127-129. 4 3.Цветков С.И. Компьютерные системы поддержки процесса принятия следователем тактических решений. М., 1991.

  • 185 -носить характер инженерной разработки,
    направленной на создание информационной системы в рамках системы ситуационного моделирования” .1

Пятый этап: выявление множества исходов разработанных ва- риантов действий. На этом этапе следователь приходит к выводу, что ни один вариант не гарантирует намеченный результат.

Шестой этап - это осознание следователем ситуации такти- ческого риска, в процессе которого возможны варианты:

а) адекватное осознание реальной ситуации;

б) неадекватное осознание ее как простой;

в) неадекватное осознание простой как ситуации тактичес кого риска.

г) неадекватное осознание конфликтной, проблемной,органи зационно-неупорядоченной ситуации как ситуации тактического риска.

д) неадекватное осознание реальной ситуации тактического риска как конфликтной, проблемной, организационно- неупорядо ченной ситуации.2

Здесь требуется внесение некоторых корректив. На наш взгляд, шестой этап по существу дублирует третий, на котором следователь сопрягает цель с обстановкой и выявляет негаранти-рованность достижения желаемого результата, а также в определенной мере и пятого этапа, где следователь убеждается в этом. Отдельный этап осознания ситуации лишь необоснованно усложняет динамическую структуру ситуации. Операции, отнесенные Л.Я. Драпкиным к шестому этапу существенны для дела, но находятся за пределами самой ситуации. Это разбор следователем своих

1 . Волчецкая Т.е. Криминалистическая ситуалогия. Автореф. … д-ра юрид. наук. М.1997. С.37

2.ДрапкинЛ.Я. Указ. соч. С.306-307.

  • 186 -оценок и действий postfactum, когда исходная ситуация уже изменилась. Это уже оценка извне. В момент нахождения “внутри” ситуации следователь всегда убежден в том, что его оценка адекватна действительности. Поэтому, на наш взгляд, следует объединить пятый и шестой этапы, содержание которого будет составлять выявление негарантированности достижения результата ни по одному из вариантов действий.

§ 2. ОСНОВНЫЕ МЕТОДЫ РАЗРЕШЕНИЯ СИТУАЦИЙ ТАКТИЧЕСКОГО РИСКА.

Разрешение ситуации тактического риска составляет содер- жание второго блока динамической структуры этой разновидности ситуации и состоит из трех этапов.

Седьмой. этап - это анализ и оценка ранее использовавшихся в подобной ситуации вариантов действий, исходя из критерия их наименьшего риска. Этот процесс подразделяется на подэтапы:

а) выбор типового решения исходя из самой общей оценки следственной ситуации. Это самый общий подход к решению ситуа ции, которая рассматривается не как индивидуальная ситуация, а как целый класс ситуаций. Соответственно, выбираемое решение носит самый общий, типовой и поэтому недостаточно конкретный характер.

б) расчленение этого оптимального типового решения на несколько конкретных и детальных способов поведения. Здесь происходит переход от более общего уровня к конкретному.

в) выбор одного из конкретных вариантов действия по кри терию наименьшего риска и эффективности.

Восьмой этап: оптимизация выбранного способа действий для снижения степени риска и повышения эффективности. Она состоит в повторной оценке имеющихся ресурсов и привлечения при необходимости дополнительных для обеспечения полноты, быстроты,

  • 187 -экономичности, надежности достижения цели.

Девятый этап: подготовка резервных (подстраховывающих) вариантов. Их цель - не допустить, уменьшить или полностью устранить негативные результаты при достижение цели.

Все этапы второго блока целесообразно рассмотреть через призму обратных связей, так как они частично повторяют те или иные этапы первого блока. В частности, седьмой этап состоит в повторном анализе вариантов действия, что уже производилось на четвертом этапе. Восьмой этап - оптимизация ресурсов является повторением на уже ином уровне второго этапа ( определение ресурсов ). Девятый этап ( выбор резервных вариантов) является продолжением второго этапа и через корректировку задачи сводится к выбору способа действия (т.е. опять повторяет четвертый этап).

Схематически всю динамическую структуру можно представить следующим образом.

СХЕМА 6 Динамическая структура ситуации тактического риска.

1 этап Определение цели

L_

2 этап Определение ресурсов

8 этап Оптимизация ресурсов

3 этап Постановка задачи

7 этап Анализ вариантов действий

—>

_ этап Выбор способа действий

9 этап Подготов ка резервны х варианто в

5 и 6 этапы Моделирование возможных исходов

J ->-

  • 188 -

Пунктирной линией на схеме обозначены мини-блоки однотип- ных повторяющихся этапов, объединенных обратной связью, выражающейся в возврате следователя к тем или иным операциям, уже имевшим место в первом макро-блоке (формирования ситуации).

Наиболее типичными ситуациями тактического риска возника- ющими в расследовании КНОПД являются модели обстановки расследования связанные с принятием и исполнением следующих процессуальных и тактических решений:

  1. Выбор тактики расследования деятельности ОПФв целом. Речь идет о выборе вариантов:

а) нанести “удар” по руководству формирования. Военная аналогия такой тактики - решительный штурм. Степень риска наи большая, но и возможный эффект соответствующий.

б) нанести “удар” по нижнему звену формирования. Анало гия - осада. Степень риска меньше, но и ожидаемая эффектив ность существенно ниже.

в) одновременное нанесение “ударов” по обоим направле ниям. Аналогия - наступление в двух направлениях. Здесь возмо жен наибольший эффект, но в случае нехватки ресурсов или не достатков организационного характера “наступление” может ока заться неудачным.

  1. Организация физического задержания (захвата) преступ ников в случае возможного вооруженного сопротивления. Хотя эта проблема лежит вне рамок процессуальной деятельности, ее реше ние часто сопряжено с тактикой расследования и входит состав ной частью в состав тактической операции. Выбор вариантов:

а) штурм квартиры даже при максимальном использовании фактора внезапности не гарантирует от жертв со стороны штурму ющих.

б) захват на улице порождает опасность случайных жертв

  • 189 -среди прохожих.

в) использование оперативных приемов и комбинаций при захвате не гарантирует стопроцентного успеха, но степень риска существенно понижается. Удачный вариант такой комбинации приведен в повести Н.Леонова “Профессионалы”, где для захвата на улице вооруженного преступника, не расстававшегося со взведенным пистолетом была осуществлена комбинация с отвлечением внимания преступника одновременно в нескольких направлениях. Был инсценирован свадебный кортеж, цыганское семейство с телегой, появившиеся одновременно в месте нахождения преступника. Эти события отвлекли и рассеяли внимание преступника, которого удалось задержать без единого выстрела.1 Противоположный пример такой комбинации приведен в уже поминавшемся романе “Место встречи изменить нельзя”, где продуманная операция с захватом Фокса в ресторане окончилась неудачей из-за нестандартного решения преступника, использовавшего в в качестве прикрытия официантку, и покинувшего ресторан через окно 2.

  1. Выбор тактики допроса с предъявлением доказательстр. Само предъявление доказательств - это вариант конфликтной ситуации. Ситуация же тактического риска сопряжена с выбором одного из вариантов тактики: а) предъявление всей совокупности доказательств; б) предъявление наиболее весомых, решающих доказательств; в) предъявление доказательств с нарастающей силой; г) предъявление отдельных доказательств с последующим оперативным обеспечением; д) “случайная” демонстрация вещественного доказательства; е) “случайная” демонстрация предмета, сходного по своим признакам с вещественным доказательством; ж)

  2. Л е о н о в Н. Профессионалы. М.,Изд-во “Эксмо”, 1997. С.114
  3. В а й н е р А.Н., В а й к е р Г.Н. Место встречи изменить нельзя. (Эра милосердия).М. , Изд-во “Сигма-Пресс”.1997, С.152
  • 190 -использование косвенного допроса, о чем уже было сказано в предыдущих разделах работы ( Гл.З § 2); з) использование фактора внезапности;

Следует отметить, что при выборе тактики допроса без предъявления доказательств тактический риск существенно снижается, так как следователь в случае неудачи остается при нулевом результате: он не получил тактического выигрыша, но и не проиграл, поскольку не обнаружил своего реального положения в части наличия доказательств. При выборе приема связанного с предъявлением доказательств есть опасность получения отрицательного результата: следователь не добился ничего, но обвиняемый получил информацию о действительном уровне осведомленности и степени доказанности его виновности.

  1. Дринятие решения о проведение очной ставки. В силу не- гарантированности поведения ее участников это всегда рискованное следственное действие. Но повышенную степень риска имеет применение так называемой “усеченной” очной ставки. Такая очная ставка, являясь самостоятельным следственным действием, выполняет функцию структурного элемента тактической операции и применяется в ситуации, когда несколько подозреваемых (обвиняемых) занимают несогласованные позиции отрицания своего участия в преступной деятельности, признавая отдельные, но различные детали событий так или иначе связанных с преступлением. Следователь подразделяет участников предстоящей очной ставки на “изобличаемых” и “изобличающих”. Это исключительно тактическое и условное деление, так как и тот и другой свою причастность к преступлению отрицают и никого изобличать в его совершении не намерены. В процессе такой очной ставки “изобличающему” участнику ставятся вопросы только по второстепенным, признаваемым им, обстоятельствам и тщательно обходятся вопросы
  • 191 -касающиеся главных, отрицаемых им, обстоятельств преступной деятельности. После ответов на поставленные вопросы очная ставка незамедлительно прекращается, “изобличающий” участник из кабинета удаляется. В результате у “изобличаемого” должно создаться впечатление о том, что основные обстоятельства преступления следователя уже не интересуют, если о них он даже не задает вопросы, видимо подробные показания о них “изобличающий” участник уже дал. В ходе немедленно проведенного допроса “изобличаемый” полагая, что его сообщник дал правдивые показания может изменить конфликтную позицию на позицию признания. У “изобличающего” участника может сложиться впечатление, что “изобличаемый” занимает аналогичную позицию отрицания своей причастности к преступлению, отличающуюся только уточняемыми второстепенными деталей,

Примером такой операции является дело Крутикова, о дея- тельности организованной группы, совершавшей разбойные нападения с проникновением в жилища. По одному из эпизодов - нападению на квартиру Козловых Крутиков, лидер организованной группы, признавал факт наличия у него оружия - пистолета “Кольт”, изъятого у него при обыске, однако отрицал свое участие в нападениях на квартиры, в частности на квартиру Козловых. Он утверждал, что никогда не применял оружия, а лишь хранил его в квартире для коллекции, так как пистолет был старый - 1903 года выпуска, неисправный и он никогда не стрелял из этого пистолета.

Другие обвиняемые давали взаимно противоречащие показа- ния, из которых мозаично выстраивалась картина преступления в целом. Однако никто из обвиняемых не давал исчерпывающе правдивых показаний, каждый из них умышленно искажал какие-то существенные детали преступления. Так,
Габдуллин, зная об изь-

  • 192 -ятии у Крутикова пистолета, признавал наличие у Крутикова оружия, не отрицал факта своего участия в нападении на квартиру Козловых, однако утверждал, что в преступных целях вообще и при нападении на Козловых в частности, пистолет не применялся. Габдуллин рассказал, что однажды они ездили втроем в лес стрелять из этого пистолета. Насонов, в свою очередь, признавал факт нападения, но отрицал не только применение, но и наличие в группе оружия. Тарасов признавал факт нападения на квартиру, однако утверждал, что до этого не знал о наличии у Крутикова пистолета и поэтому применение оружия в эпизоде нападения на семью Козловых явилось для него полной неожиданностью.

Следователь понимал, при обычном построении очной ставки слишком велик риск того, что Крутиков склонит остальных обвиняемых к отказу от своих показаний. С учетом же того, что полностью правдивых показаний не дал ни один обвиняемый, обычные очные ставки лишь помогли бы им согласовать общую линию противодействия расследованию. Проанализировав ситуацию следователь с целью изобличения Крутикова спланировал и провел тактическую операцию состоящую из нескольких “усеченных” очных ставок по описанной схеме. Вопросы формулировались очень тщательно с тем, чтобы во-первых, у всех участников складывалось впечатление отсутствия каких-либо существенных противоречий, то есть ставились только косвенные вопросы, касающиеся частных деталей события. Во-вторых, вопросы ставились так, чтобы, ответы для “изобличающих” субъективно были направлены на смягчение ответственности Крутикова, но объективно и лишь неявно для отвечающих, изобличали последнего. В-третьих, вопросы формулировались так, чтобы “изобличающие” давали на них по возможности отрицательные ответы, что психологически более соответствовало их установке на противодействие расследованию. Все перечислен-

  • 193 -ные приемы были направлены на “подстраховку” риска наступления возможных неблагоприятных последствий.

Перед началом тактической операции Крутикову был задан прямой вопрос:”Стреляли ли Вы когда-либо из Вашего пистолета?”. Когда Крутиков ответил категорическим отрицанием в кабинет неожиданно был приглашен Габдуллин, которому был задан единственный вопрос:”Стрелял ли Крутиков в Вашем присутствии из пистолета?” Был получен ответ:”Да, но только в лесу, где из этого пистолета Крутиков упражнялся в стрельбе”. Последний был вынужден подтвердить этот факт, после чего Габдуллин был быстро удален из кабинета. Также неожиданно доставленному Насонову был поставлен вопрос:”Применялось ли Крутиковым какое-либо насилие во время нападения на квартиру Козловых?” Был получен ответ:”Нет, Крутиков никого не бил, потерпевшие все отдали добровольно”. Крутиков также подтвердил показания Насонова. Тарасову был поставлен вопрос:”Производил ли Крутиков выстрелы из пистолета во время нападения на квартиру Козловых?” Был получен ответ:”Нет, Крутиков только угрожал пистолетом”. Последний подтвердил и показания Тарасова.

После проведения серии таких “усеченных” очных ставок на дополнительном допросе Крутиков дал исчерпывающие показания по данному эпизоду преступной деятельности, так как у него закономерно сложилось впечатление, что его изобличили все члены группы, давшие исчерпывающие показания по этому эпизоду преступной деятельности.

При этом следователь при проведении операции эффективно использовал прием косвенного допроса ( гл.З § 2), когда скрываемые факты выяснялись за счет выявления опосредующих обстоятельств. Так, Габдуллин, отвечая на поставленный вопрос субъективно стремился помочь Крутикову и своим ответом хотел

  • 194 -скрыть факт применения оружия при нападении на квартиру Козловых, но при этом объяснить наличие возможных следов выстрела на изъятом оружии. Объективно же Габдуллин опроверг Крутикова, выдвинувшего версию о хранении неисправного оружия. Мотивация поведения Насонова была та же, субъективно он стремился скрыть факт применения Крутиковым насилия, но объективно он изобличил Крутикова в участии в нападении на Козловых. В свою очередь Тарасов хотел скрыть факт стрельбы из пистолета, но опять же объективно изобличил Крутикова в применении оружия. Вся операция заняла не более 15 минут. Обвиняемым не было оставлено времени на осмысление произошедшего, что явилось существенным условием снижения тактического риска при ее проведения.1

5… Приндтие решения о предъявлении личности для опозна- ния., Это традиционно “болезненное” в плане тактического риска решение. О.Я. Баев, справедливо отмечает, что присущий опознанию тактический риск, заключающийся в опасности того, что опознающий может умышленно “не узнать” предъявляемое ему лицо.2 Иллюстрацией этого может послужить пример из следственной практики диссертанта, когда потерпевшая по делу о вооруженном нападении на частный дом уверенно опознала по характерным при- л метам оружие, использовавшееся при нападении ( револьвер “Наган” с самодельным стволом). Однако при предъявлении для опознании подозреваемого Т. потерпевшая, до этого детально описавшая внешность преступника, сразу же обратила внимание на Т., но, увидев на его лице угрожающую усмешку, опустила глаза и заявила, что не опознает никого из присутствующих лиц. Тем самым установить факт использования оружия при нападении не уда-

  1. Уголовное дело по обвинению Крутикова, Габдуллина и др. по ст. 146 ч.2 УК РСФСР//Архив Первомайского районного суда Мурманской области за 1984г. 2.Б а е в О.Я. Тактика следственных действий. С. 175.
  • 195 -лось и уголовное дело в части бандитизма было прекращено.1

В свете сказанного, представляется необходимым решить вопрос о психологической защите свидетелей и потерпевших при проведении этого следственного действия. Серьезным препятствием на пути решения этой проблемы является позиция многих судов, ограничительно толкующих положения ст.165 УПК РСФСР, прямо предусматривающей опознание только по фотокарточкам и исключающих как недопустимые доказательства протоколы предъявления личности для опознания по видеозаписи. Логическое и специально юридическое толкование названной нормы процессуального права позволяет прийти к выводу, что во-первых, данная норма отражала реалии на момент принятия Кодекса, то есть почти 40-летней давности, когда промышленной видеотехники не существовало. Первый промышленный образец видеомагнитофон был создан в США лишь в 1967 году. Во- вторых, на момент принятия УПК в I960 году была совершенно иная криминогенная ситуация в стране и, соответственно, иная общественная психология. Проблемы психологической защиты свидетелей и потерпевших практически не существовало. В-третьих, аналогия принципиальной возможности предъявления для опознании фотоизображения (фотокарточки) и видеоизображения (видеограммы) основана на том обстоятельстве, что видеограмма не только ничем не уступает фотокарточке по уровню ее содержательности, но, поскольку к признакам внешности добавляются динамические элементы, очевидно ее превосходит. В-четвертых, аналогия процессуальной допустимости применения видеограммы и фотографии в части соблюдения предписания закона о проведении опознания по фотоизображению (фотокарточке) и видеоизображению ( видеограмме) только при невозможности

1 . Уголовное дело по обвинению Т. но ст. 146 ч. 2 УК РСФСР// Архив Печенгского районного суда Мурманской области за 1986 г.

  • 196 -предъявления самого лица, не вполне корректно. Использование фотокарточек при опознании было нацелено не на психологическую защиту участников процесса, а на обеспечение возможности доказывания вины скрывающихся от следствия лиц. Именно так понимается предписание ст. 165 УПК РСФСР об условиях проведении опознания по фотокарточке. В данном же случае речь идет не об опознании по видеограмме отсутствующего лица, но о проблеме опознания лица, пусть даже и не скрывающегося от следствия, в ситуации когда предъявление потерпевшему или свидетелю этого лица “в натуре” нежелательно по соображениям тактики, психологической, а порой и физической безопасности опознающего.1 Поэтому, представляется, что даже при отсутствии прямого предпи- сания закона о возможности проведения опознания личности по видеограмме не следует становиться на узко формалистическую позицию и противопоставлять формальную процедуру реалиям жизни. Еще И.Я. Фойницкий отмечал, что” особые правовые пути отыскания истины в процессе уместны и необходимы настолько лишь, насколько они вытекают из особенностей процессуальных отношений; они призваны не заменять, а лишь дополнять общие логические начала. Между тем под влиянием исторических наслоений сумма условных правил и обрядов, существующих в процессе, иногда превышает действительную в них потребность.”2 Общая же логика доказывания не выявляет препятствий на пути производства опознания личности по видеограмме. Представляется, что при принятии нового УПК эта проблема должна быть снята.

Отдельную группу составляют процессуальные решения, риск принятия которых влечет за собой неблагоприятные процессуальном. подробней об этом С о м е н ц о в В.А. Видео- и звукозапись в до казательственной деятельности следователя. Екатеринбург. 1995. С.74-75. 2.ФойницкийИ.Я. Указ. соч. т.1 С.8

  • 197 -ные и тактические последствия. К ним относятся такие как а) принятие решения о процессуальном задержании подозреваемого; б) избрание или изменение меры пресечения; в) проведение обыска; г) привлечением в качестве обвиняемого и предъявление обвинения; д) принятие решения об окончании расследования и ознакомление со всеми материалами уголовного дела.1

Кроме того, такие ситуации возникают при применении тех или иных тактических приемов или их комбинаций. В первую очередь они связаны с приемами допроса подозреваемых и обвиняемых. Здесь следует остановиться на проблеме рационализации принятия тактических и процессуальных решений следователя посредством программирования и алгоритмизации этой деятельности,

Проблемы алгоритмизации процесса расследования всегда вызывали повышенный интерес как теоретиков, так и практиков. Однако, следует признать, что в настоящий момент эти проблемы еще далеки от окончательного разрешения, хотя некоторые разработки криминалистов, в частности программы Г.А. Густова, следует считать удачным подспорьем в работе следователей. 2 Большинство ученых на сегодняшний день отмечают принципиальную ограниченность возможностей жесткого программирования расследования всего уголовного дела. В частности И.Е.Быховский считает, что типовые программы не могут быть рассчитаны на расследование всего уголовного дела, а лишь отдельных его этапов.3 Препятствием на пути разработки и использования строгих алго-

  1. Применительно к принятию этих решений проблема риска требует самос- тоятельных комплексных исследований в направлении обоснования критериев обоснованности и законности принимаемых процессуальных решений. Рассмотрение этих вопросов не ставилось целью данной работы. Следует только заметить, что чисто процессуальных рисков в расследовании нет.
  2. Г у с т о в Г. А. Програмно-целевой метод организации раскрытия убийств.
    Л.,1985.
  3. БыховскийИ.Г.. Программирование расследования: возможности и перспективы// Актуальные проблемы советской криминалистики. М.1980.
  • 198 -ритмов деятельности является творческий характер расследования, присутствие в нем эвристических приемов и методов. Л.Я.Драпкин в связи с этим отмечает, что типовые программы расследования не могут характеризоваться такими свойствами, как однозначность, массовость и элементарность, т.е. как раз теми чертами, которые и придают алгоритмам качественную определенность1 .

Не меньше проблем возникло и на пути разработки алгоритмов проведения отдельных следственных действий, и в первую очередь самого распространенного из них - допроса 2. По мнению В.Н. Карагодина “разработка общего алгоритма допроса не только невозможна, но и лишена смысла” 3. С этой позицией, если понимать алгоритм как “точное предписание о выполнении в определенном порядке некоторой системы операций,ведущих к решению всех задач данного типа” 4 следует согласиться. Единый алгоритм, обеспечивающий решение всех задач создать невозможно. Но это не означает, что проблему программирования расследования следует раз и навсегда закрыть. Определенным подступом, первоначальным подходом к проблеме, представляется позиция Л.А. Соя-Серко, считающего программирование методом “оптимизации планирования следователем предстоящей ему работы”.5

1 . Д р а п к и н Л.Я. Теоретические предпосылки и практические возможности программирования в расследовании преступлений.// Теоретические и практические проблемы программирования процесса расследования преступлений. Свердловск. 1989.С.17.

  1. СамыгинЛ., ФоркерА. Опыт создания алгоритмов расследования преступлений// Криминалистика социалистических стран. М.,1986 С.219-233. Карнеева Л.М., К е р т э с И. Система основных тактических приемов допроса и алгоритмы их применения: В сб. Уголовный процесс и криминалистика. М.,
    1983.С.18-27
  2. КарагодинВ.Н. разработка и использование программ допроса. // Теоретические и практические проблемы программирования процесса расследования преступлений.С.61.
  3. Философский словарь.М., 1987.С.13.
  4. Соя-Серко Л.А.Програмирование как метод рационализации расследования.// Теоретические и практические проблемы программирования процесса расследования преступлений. С.35. О н же Программирование расследо- вания//Соц.законность.1900. N 1,50-51
  • 199 -

На наш взгляд, сегодня может идти речь о создании и ис- пользовании программ с использованием “ослабленных” ориентирующих алгоритмов, как программ поддержки принятия тактических и процессуальных решений, оставляющих поле для использования эвристических приемов. Тем более, что какие- то аспекты деятельности следователя, наиболее стандартные ситуации могут быть представлены в виде устойчивой последовательности операций. Однако речь может идти не о строго обязательной последовательности элементарных актов на технико-технологическом уровне, а о последовательности решения типовых задач. Здесь следует согласиться с точкой зрения В.В. Никитаева, полагающего, что “никакая массовая профессиональная деятельность не обходится без алгоритмов (стандартных техник работы), знания которых есть основа компетенции специалиста.”1

Предложенный нами алгоритм допроса преследует цель именно упорядочения последовательности основных операций следователя при принятии тех или иных решений. При его создании были использованы элементы алгоритма допроса, разработанного Л.М. Карнеевой и И. Кертэсом.2 Этот алгоритм относится к категории “ослабленных”, ибо он оставляет достаточно свободы для творческого применения эвристических методов. Он направлен на снижение неопределенности в выработки общей тактики допроса для снижения риска неудачного его проведения. В нем не раскрываются особенности методики в зависимости от вида расследуемого преступления. На наш взгляд, совершенно прав М.С.Шалумов, обративший внимание на основную проблему создания программ отдельных следственных действий:
сложность оптимального объеди-

1 . Ники гаев В.В. Проблемные ситуации уголовного процесса и юридическое мышление. С.254 2 3 .К а р н о о в а Л.М. , К е р т э с И. Указ. соч .С.18-27 4

  • 200 -нения рекомендаций тактики и частных методик расследования.1 На сегодняшний день возможно только последовательное программирование, сначала на тактическом уровне, а затем внутри тактического алгоритма - разработка и использование программ методических рекомендаций с учетом общих тактических правил.

В основу предлагаемого алгоритма положен ситуативный под- ход к определению позиции допрашиваемого. В целом вся конструкция алгоритма охватывается ситуацией тактического риска (конфликтная ситуация находится “внутри” ситуации тактического риска и определяет ее комбинированный характер).В этом алгоритме содержатся как типовые варианты решений для седьмого этапа, так и элементы страховки, контроля правильности принятия того или иного решения.

Вопрос 1.Имеется ли отказ от дачи показаний?

Если ДА/То - применяется Программа 3 ( Программа преодо- ления отказа от дачи показаний).

Если НЕТ,то применяется Программа 1- ( Программа проясне- ния позиции).

Вопрос 2.Ясна ли позиция допрашиваемого?

Если ДА,то применяется Программа 2- (Программа бесконф- ликтного допроса.)

Если НЕТ,то идет возврат к Программе 1- (Программа прояс- нения позиции).

Вопрос 3 : Имеется ли конфликтная ситуация?

Если НЕТ, то, как уже говорилось, выполняется Программа 2 (Программа бесконфликтного допроса).

Если Да, ставится следующий вопрос:

1 . ШалумовМ.С. Виды программ расследования. Программы отдельных следственных действий. // Теоретические и практические проблемы прог- раммирования процесса расследования преступлений.С.133.

201

Вопрос 4. Какую программу допроса следует избрать? Возможны два варианта ответов: а) Программа 4 ( Применение приемов рационального воздействия ) б) Программа 5 ( Применение приемов эмоционального воздействия )

После отработки одной из избранных Программ ставится
следующий вопрос:Вопрос 5. Все ли возможности допроса исчерпаны? Если Да, то составляется протокол допроса. Если Нет, то идет возврат к вопросу 4, выбор иной Программы и ее выполнение.
Вопрос 5 ставится после отработки всех программ допроса.

СХЕМА 7 АЛГОРИТМ ДОПРОСА

  1. Имеется ли отказ от дачи показаний ?,

ДА

НЕТ-

Л

Программа 3 (Преодоление отказа )

Программа 1 ( Прояснение позиции)

  1. Ясна ли позиция допрашиваемого ?,

ДА

НЕТ

  1. Имеется ли конфликтная ситуация ?.

Г

V

ДА

НЕТ

Программ а 2(Бескон фликтный допрос)

  1. Какую Программу допроса следует избрать ?.

Программа 4 (Применение приемов рационального воздействия )

Программа 5 (Применение приемов эмоционального воздействия )

I

->- 5.Все ли возможности допроса исчерпаны ? ->-

-ДА-

НЕТ-

— Протокол допроса

Мы не ставим цель дать исчерпывающий обзор всего разно- образия тактических приемов допроса, которым посвящено достаточное количество научных работ, а лишь ограничимся обзором наиболее распространенных возможностей предложенного алгоритма, тем более что значительное количество тактических приемов

  • 202 -было рассмотрено1 и классифицировано в предыдущих разделах работы ( Гл. 3 § 2) применительно к рассмотрению проблемы разрешения конфликтных ситуаций.

Содержание Программы 3 составляют такие приемы как:

1) Разъяснение объективно вредных для допрашиваемого последствий отказа. В частности ему разъясняется опасность этой позиции в связи с возможным искажением действительного хода событий другими недобросовестными участниками в неблагоприятную для него сторону, что весьма характерно для групповой и организованной преступности. 2) 3) Разъяснение бессмысленности такого поведения,так как объективная картина события будет установлена другими доказательствами. 4) Проведенным исследованием установлено, что при расследовании КНОПД подозреваемые и обвиняемые достаточно часто занимали позицию отказа от дачи показаний и следователи не использовали всех возможностей преодоления отказа.

Общая последовательность Программы 1 достаточно известна: 1) Установление психологического контакта;2) Свободный рассказ; 3) Уточняющие вопросы;4) Контрольные вопросы; Имеет смысл лишь остановиться на последней разновидности вопросов - контрольных вопросах, внешне не отличающихся от уточняющих, с той лишь разницей, что следователь знает на них ответы и задает их, для проверки правдивости показаний допрашиваемого. Эффективным приемом прояснения
позиции является контрольный

1 . См. например: Васильев А.И., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М.,Юид.лит. 1970, Дулов А.В. Судебная психология. Минск,1971; Комарков B.C. Тактика предъявления доказательств на допросе обвиняемого. Автореф.дисс… канд. юрид.наук. Харьков,1973. П о р у б о в Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. Минск, Вышейы.школа, 1978.; Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воронеж. НПО “Модек”,1995; Лившиц Е.М., Б е л к и н Р.С. Тактика следственных действий. М. , “Новый Юристъ”, 1997 и др.

  • 203 -вопрос о факте, якобы произошедшем в месте и во время нахождения там допрашиваемого и который подозреваемый не мог бы не заметить действительно находясь в этом месте. Например, у подозреваемого, утверждающего, что в период совершения преступления ехал на электропоезде, можно спросить, не видел ли тот по дороге сошедший с рельс поезд, вызвавший задержку движения. Действительно находившийся в указанном им месте допрашиваемый, уверенно ответит отрицанием. Дающий ложные показания подозреваемый задумается над ответом: ответить отрицательно если это событие имело место, значит изобличить себя, так как не заметить этого было нельзя. Положительный ответ, если следователь его проверяет и события не было, означает тот же результат. Если же событие имело место, он все равно не сможет сказать на какой именно станции это было. В этой ситуации у допрашиваемого возникает состояние фрустрации, диагностирование которой, независимо от конкретного ответа с высокой степени вероятности позволяет сделать вывод о ложности показаний. Пример подобной “следственной хитрости” можно найти у Ф.М. Достоевского в “Преступлении и наказании”. Порфирий Петрович выясняя у Рас-кольникова обстоятельства посещения квартиры процентщицы спрашивает его, не заметил ли тот красильщиков на втором этаже в отворенной квартире.Раскольников отвечает отрицательно, но “напрягаясь всем существом своим и замирая от муки поскорее бы отгадать, в чем именно ловушка”.1 Однако, это стало возможным оттого, что Раскольников в действительности был на месте преступления в день его совершения, видел красильщиков и смог найти ответ “от противного”. Если бы он давал показания о событии,
    которого в действительности не наблюдал, ему бы не

1 . Достоевский Ф.М. Преступление и наказание.Собр.соч.в 12 томах. М.,1982.Том.5. С.259

  • 204 -удалось овладеть “хитростью” Порфирия Петровича. Если бы ремонт в квартире на втором этаже происходил бы не в день убийства (что и видел Раскольников), а закончился бы до него, то найти “правильный” ответ на тот же вопрос Порфирия Петровича Раскольникову было бы крайне затруднительно. Он бы просто не знал: был ли ремонт в квартире вообще в названный им день посещения процентщицы.

Программа 2 направлена на то, чтобы помочь допрашиваемому воспроизвести воспринятое им событие, приемы бесконфликтного допроса также достаточно хорошо разработаны в криминалистической тактике..

Программы 3,4 и 5 относятся к Программам конфликтного допроса. Подразделение приемов конфликтного допроса на две группы достаточно условно. Они практически не применяются в чистом виде, а только в сочетании.

Содержание Программы 4 составляют приемы основанные на эмоциональных реакциях допрашиваемого на те или иные раздражители. Наиболее распространенные приемы: обращение к положительным сторонам личности допрашиваемого, изменение доминанты поведения, использование неустойчивости эмоциональных реакций, перепадов настроения допрашиваемого.

В Программе 5 ( применение приемов рационального воздейс- твия) существует две группы тактических приемов: с использованием доказательств и направленных на маскировку их отсутствия. Разработке этих приемов также посвящено достаточное количество исследований.

Применительно к остальным, упомянутым выше ситуациям так- тического риска по делам исследуемой категории наиболее распространенными подстраховочными вариантами являются:

  1. Маневрирование имеющейся информацией о преступной дея-
  • 205 -тельности членов организованного криминального Формирования.

В частности, прогнозируя обжалование обвиняемыми и их за- щитниками законности и обоснованности ареста в порядке ст. 220-2 УПК РСФСР следователь предъявляет обвиняемым, заключаемым под стражу, обвинение по всем известным эпизодам преступной деятельности. При этом следователь сознательно идет на риск: имея формальную возможность предъявить обвинение по уже доказанным эпизодам и зная, что при рассмотрении этой жалобы дополнительные эпизоды обвинения могли бы повлиять на решение суда, он предотвращает больший вред - возможность обвиняемого скрыться от суда и следствия в случае изменения судом обвиняемому меры пресечения на не связанную с лишением свободы. В этой ситуации следователь имеет возможность вторично решить вопрос об аресте обвиняемого по новому основанию.

Здесь, конечно, нельзя допускать сопряженных с подобной тактикой процессуальных ошибок. В частности, затягивания момента предъявления обвинения, когда обвинение в полном объеме предъявляется в день объявления об окончании расследования. В этой ситуации безусловно ущемляется право обвиняемого на защиту, который с учетом объема и тяжести предъявленного обвинения не имеет возможности реализовать свои возможности защищаться от предъявленного обвинения. Другим вариантом ошибочных действий следователя является несоответствие предъявленного обви- нения избранной мере пресечения, когда большую часть потенциального обвинения следователь по совершенно недопустимым соображениям “держит в уме”, а в материалах уголовного дела остается лишь обвинение по крайне незначительному эпизоду. В такой ситуации вполне возможно решение суда об освобождении из-под стражи такого обвиняемого по формальным основаниям, что имело место с уже упоминавшимся лидеров “уралмашевской” группировки

  • 206 -Курдюмовым, освобожденным из-под стражи поскольку ему было предъявлено обвинение лишь по одному эпизоду.1
  1. Отработка каждого эпизода преступной деятельности путем доказывания различных промежуточных фактов.

Поиск источников доказательств осуществляется одновременно в нескольких направлениях. Если при этом следователь не сумеет достичь намеченной промежуточной цели в одном направлении, он имеет возможность получить другие доказательства тех же фактов из других источников, двигаясь “с другой стороны”. Здесь общая задача (промежуточная цель) разбивается на несколько частных, и доказывание идет по “многоцелевому” варианту. Этот вариант страховки путем создания дублирующих цепей наиболее логичен и широко используется в любых технических систе- мах. Примером такого решения может послужить уголовное дело по обвинению Киселева в процессе расследования которого наибольшую сложность вызывало доказывание таких квалифицирующих признаков бандитизма как устойчивость и вооруженность. Первый признак доказывался установлением фактов совместного совершения преступлений, а также путем установления фактов совместного времяпрепровождения, наличия общих ( даже некриминальных) интересов членов банды. Второй признак, кроме установления эпизодов вооруженных нападений, изъятия и исследования оружия, доказывался также путем установления фактов, свидетельствующих о проявления интереса к различным видам вооружений и лицам, имеющим к ним доступ, и даже путем установления факта самопроизвольного выстрела Киселевым из обреза в своей квартире.2

Здесь срабатывает “многоцелевая” технология расследова-

1 . Уголовное дело по обвинению Терептьева и др.//Архив Свердловского областного суда за 1997 год. 2 3 . Уголовное дело по обвинению Киселева Н.П. и др.// Архив Верх Исетского районного народного суда г.Екатеринбурга за 1995 год. 4

  • 207 -ния, обозначенная в предыдущем разделе работы: когда желаемая промежуточная цель разбита на несколько автономных задач и вместо одной цепочки действий, ведущих к цели, выстраиваются несколько дублирующих друг друга цепочек, расположенных на разных “маршрутах” движения к цели. Следует только уточнить, что дублируют эти цепочки друг друга не по содержанию, а по цели, обеспечивая повышение надежности системы доказательств. Однако существует и определенная опасность, сопряженная с ис- пользованием этого способа “страховки” в ситуациях тактического риска. Она состоит в нерациональном распылении сил и средств следствия, и, если их расчет оказался неверным, следствие может “увязнуть” в отработке многих направлений доказывания и не добиться положительного результата ни по одному из них. Тем не менее, рассматриваемый прием является одним из эф- фективных, однако требует повышенной организованности и плановости в работе, устранения организационных и управленческих трудностей.

3,. Доказывание одних и тех же эпизодов преступной дея- тельности возможно путем получения различных дрказательств из одних и тех же источников информации.

Следует согласиться с точкой зрения С.А.Пашина, считающе- го, что доказательство - это матрица, которая накладывается на тот или иной материальный источник информации или материал, по терминологии автора. Он полагает, что “ материалы, которым придана соответствующая матрице форма, и должны рассматриваться как доказательства”.1 Ранее этот же автор по этому поводу писал, что “свойства доказательств, поскольку это человеческое

1 . П а ш и н С.А. Доказательства в российском уголовном процессе. //Состязательное правосудие. Труди научно-практических лабораторий. Часть II. Выпуск I.М.:Международный комитет содействия правовой реформе,1996. С.318

  • 208 -создание, присущи ему не имманентно, а извлекаются по мере надобности”.1 Из этого положения следует логический вывод: из одного материала, которым является либо “человек, либо натуральный, либо техногенный процесс, проявление которого зафиксировано человеком”2 , возможно получение разных по форме и содержанию доказательств. Классическая иллюстрация этого положения - письменный документ, который может быть отнесен либо к вещественному доказательству, либо к иному документу, в зависимости от того, какую цель преследует следователь при доказывании. Мнение об объективной заданности доказательственной информации, содержащейся в том или ином источнике (материале по С.А. Пашину), опровергается тем соображением, что следственная деятельность “разворачиваются в пространстве возможностей, “расчерченном” материально-правовыми конструкциями составов преступлений”-3 Иначе говоря, сначала у следователя в сознании формируется уголовно-правовая модель состава расследуемого преступления, а уже потом, отталкиваясь от признаков выбранного состава, следователь формулирует конкретные задачи расследования. Одно и то же следственное действие будет иметь разные цели в зависимости от состава расследуемого преступления. Осмотр одного и того же автомобиля при расследовании нарушений правил дорожного движения или при расследовании хищения автомобиля будет совершенно различным по своим целям, методам и результатам. В первом случае следователь будет исследовать состояние агрегатов,
    следов контакта с препятствием на внешних

1 . О н ж е. Судебная реформа: юридический профессионализм и проблемы юридического образования. Дискуссии/ Отв.ред.Л.М.Карнозова М.,1995, С.319- 320 2 3 . 0 н ж е. Доказательства в российском уголовном процессе. //Состязательное правосудие. Труды научно-практических лабораторий. Часть II. Выпуск I.М. Международный комитет содействия правовой реформе,1996. С.318 4 5 . Н и к и i а е в В. В. Укай. соч.С.299 6

– 209 -поверхностях автомобиля. Во втором случае следователя будут интересовать следы проникновения в салон автомобиля, способ включения зажигания, следы пребывания посторонних лиц в салоне автомобиля. По мнению В.в. Никитаева “предварительное расследование типологически походит на инженерную деятельность. Следователь имеет ряд “типовых проектов “ (составов преступлений), и конкретный материал с не вполне ясными свойствами. Проводится прикладное исследование, на пригодность материала для реализации того или иного проекта”1 .

Применительно к расследованию КНОПД такими вариантами по- лучения альтернативных или совместимых доказательств могут быть: а) относимая информация, содержащаяся в вещественных доказательствах, кроме традиционных способов ее получения ( таких как осмотры, предъявление для опознания, проведение экспертиз) должна, по возможности, подкрепляться иными материалами. Например, могут быть получены показания свидетелей о происхождении предметов, изъятых в процессе расследования, в том числе и о возможном источнике их происхождения. Такими свидетелями могут быть лица связанные с оборотом и использованием этих или подобных объектов. По этим же вопросам могут быть истребованы и приобщены к делу в качестве иных документов различные справки учреждений и организаций.

б) получение кроме показаний потерпевших об обстоятельст вах преступления показаний свидетелей, из числа близких потер певшим лиц, осведомленных об обстоятельствах преступлений со слов самих потерпевших.

в) обязательное следственное освидетельствование задер жанных “по горячим следам” подозреваемых на предмет наличия у

1 . Т а м ж е С. 300

  • 210 -них телесных повреждений, связанных с совершением ими насильственных действий до назначения и проведения судебно-медицинской экспертизы. Подозреваемый при этом лишается возможность заявить, что получил телесные повреждения в камере ИВС во время конфликта с “сокамерниками” Достаточно распространенная защитная версия - получение телесных повреждений в процессе при- менения к нему “незаконных методов” следствия, надежно опровергается своевременным освидетельствованием подозреваемого сразу же после его физического задержания.

Сами по себе такие доказательства относятся к категории косвенных и, чаще всего - производных. Их главное назначение -“подстраховать” уже имеющиеся основные прямые доказательства от возможной фальсификации. Если те или иные доказательства будут иметь дополнительный запас прочности, за счет закрепления определенной информации в другой форме, то сразу теряется смысл их фальсификации. Детально исследовавший информационные аспекты проблемы противодействия расследованию В.Н. Карагодин отмечает, что в “случаях, когда скрывается преступный характер события, субъект преступления… изменяет уже отобразившуюся [информацию], либо уничтожает ее часть, имитируя определенные части преступных событий, создает новые следы-отражения.” Это достигается “за счет создания информационных шумов на фазе производства информации и подготовке ее к передаче”1 . Применительно к исследуемой категории дел характерно создание таких шумов не только на этапе сбора ее следователем (т.е. на стадии предварительного расследования), но и на этапе передачи этой информации суду (т.е. на стадии судебного разбирательства и последующих стадиях уголовного процес-

1 .К а р а годин Р. II. Преодоление противодействия предварительному расследованию. Свердловск. 1ч92. С. 34-ЗГ>.

  • 211 -са). Если же следователь “подстраховал” одно доказательство другим, то задача противодействующего субъекта сразу же многократно усложняется: ему предстоит не только нейтрализовать известное ему доказательство, но и выяснить, какими еще материалами косвенно подтверждаются существенные для разрешения дела обстоятельства, и какие требуется предпринять меры к нейтрализации этих доказательств.
  1. Создание условий для появления дополнительных производных доказательств.

Следует сразу же оговориться: речь идет не об искусственном создании производных доказательств, а о создании условий для их возникновения. При этом следователю они могут и не понадобиться. Но если будет оказываться воздействие на источники доказательств с целью их искажения, то такие производные доказательства могут подкрепить достоверность первоначальных доказательств.1 В этом проявляется важная прогнозирующая направленность тактики следствия.

Здесь можно выделить наиболее характерные варианты:

а) организовать контакт будущего потенциального свидетеля с источником доказательств с целью последующего процессуально го получения от него показаний;

б) организовать контакт будущего потенциального свидетеля с источником противодействия с целью восприятия фактов воз действия на источник информации;

По упоминавшемуся уголовному делу по обвинению Ульянова

1 . Англосаксонский процесс формально ограничивает производные показа ния (“hear say”). Представляется, что такое ограничение - пережиток системы формальных доказательств. Современная тенденция {в том числе и отечественного процессуального права) противоположна - в направлении к системе свободных доказательств, не запрещающих производные доказательства. Более подробно см. П а ш и н С.А. Указ. соч.С.365. ФойницкийИ.Я. Указ. соч. Т. 2, С. 252- 253. Р е i е т и и к о в а И.В. Доказательственное право Англии и США.
Екатеринбург, Игл во ургюл. 1<К)7 , С. 69-71.

  • 212 -А.Т. был реализован комбинированный вариант. С целью обеспечения безопасности Ульянова, давшего показания о действительной роли членов организованного криминального формирования, по просьбе следователя в квартире последнего поселился хороший знакомый Ульянова ставший свидетелем не только рассказов самого Ульянова,но и “визитов” членов формирования с предложением “подумать о своих показаниях”. Впоследствии этот знакомый обвиняемого был допрошен в суде об этих обстоятельствах, так как сам Ульянов на суде свои показания под давлением группировки изменил. 1
  1. Использование технических средств Фиксации. Это каса- ется в первую очередь применения видео- звукозаписи при производстве следственных действий, сопряженных с риском изменения дальнейшего поведения его участников. Например: обвиняемый (подозреваемый, потерпевший, свидетель) дал ценные показания об обстоятельствах преступной деятельности. Применительно к расследованию КНОПД следователь должен сделать высоковероятный прогноз о давлении на этого участника со стороны заинтересованных лиц и принять меры к подстраховке и сохранении доказа- тельственного значения полученных показаний. Использование видеозаписи при допросах и очных ставках, дает возможность, во-первых, существенно снизить убедительность типовой версии противодействующей стороны о применении незаконных методов расследования, и, во-вторых, позволяет блокировать вербальное и невербальное влияние на добросовестного участника при проведении очной ставки. Данный способ снижения риска наступления неблагоприятных последствий используют 69.53% опрошенных следователей.

  2. Уголовное дело по обвинению Ульянова А.Т. и др.// Архив Кировского районного народного суда г.Екатеринбрга за 1993 год.

  • 213 -

Второй вариант использования технических средств фиксации - производство оперативно-розыскных мероприятий, фиксирующих факты незаконного воздействия на источники информации ( в том числе и свидетелей, потерпевших, обвиняемых). Если речь идет о действиях, содержащих самостоятельный состав преступлений, то такие мероприятия уже не право, но обязанность органов, уполномоченных на проведение оперативно-розыскной деятельности.

  1. Меры защиты потерпевших и свидетелей. На характерную для расследования ОПД проблему обеспечения сохранности доказательств, полученных в ходе предварительного расследования, до суда обращает внимание И.Ф. Герасимов, отметивший необходимость мер защиты источников информации от незаконных форм воздействия1 . Существующие ведомственные нормативные акты еще не обеспечивают должного уровня защиты участников процесса, соответствующей степени опасности, угрожающей им со стороны криминальных формирований. Опыт Программы защиты свидетелей, осуществляемый маршальской службой США по делам об организованной преступности заслуживает детального изучения. Даже при осознании невозможности механического переноса американского опыта на отечественную почву как по экономическим, так и социальным и психологическим причинам, какие-то отработанные ее элементы ( в том числе и оперативного свойства) были бы безусловно полезны и для российского правосудия.2

1 . ГерасимовИ.Ф. Некоторые актуальные проблемы криминалистики в условиях правовой реформы// Правовая реформа в России:проблемы теории и практики.Материалы всероссийской научно-практической конференции. Екате- ринбург: Изд-во УрГЮА, 1<JQ6. С. 3-10 2 3 . Подробнее об этом см. материалы российско-американского семинара “Организованная преступность”. Екатеринбург. 14-29 мая 1997 года. 4

  • 214 -ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате выполненного исследования представляется возможным констатировать, что эффективное расследование КНОПД (как, впрочем и любых ее разновидностей), требует формирования собственных подходов к организации и тактике расследования, создания методических основ пресечения, раскрытия и расследования исследуемой в диссертации межвидовой категории преступлений (организованной преступной деятельности). Этот подход характеризуется следующими особенностями:

  1. Этапная структура расследования сложных разновидностей преступной деятельности ( в том числе и КНОПД) для эффективной его организации должна предполагать четыре основных этапа: первоначальный, предъявления обвинения, последующий и заключительный. Каждый из них имеет свои специфические задачи и особенности, наиболее характерные разновидности следственных ситуаций и соответствующие им приемы их разрешения. Для ОПД характерно постоянное возникновение сложных следственных ситуаций и необходимость их разрешения на всех этапах расследования, включая заключительный.
  2. Необходимость выдвижения и достижения, наряду с тради- ционными тактическими целями (раскрытие и расследование конкретного преступления), стратегических целей расследования ликвидации конкретного организованного криминального формирования, пресечение его деятельности.
  3. Расследование КНОПД на стратегическом и тактическом уровнях имеет свою внутреннюю функциональную структуру. Оно подразделяется на две основные функции: доказательственную и правообеспечительную. Основная - доказательственная в свою очередь подразделяется на : а) поиск и обнаружение источников
  • 215 -доказательственной и оперативно-тактической информации; б) процесс доказывания ( установление обстоятельств предмета доказывания); в) диагностирование и преодоление противодействия расследованию. Правообеспечительная деятельность (функция), подразделяется на два основных направления: уголовно- процессуальное и гражданско-правовое, каждое из которых функционально состоит из разъяснения и обеспечения соответствующих прав участников процесса. Такой подход к функциональной структуре расследования позволяет правильно распределить силы и средства органов расследования и наиболее эффективно организовать свою деятельность.
  1. Тактические операции, как наиболее эффективный метод разрешения сложных следственных ситуаций (особенно конфликтных и тактического риска) должны иметь ту же пяти-блочную структуру по числу функций следственной деятельности. В нее должны включаться мероприятия относящиеся к поиску источников доказательственной и тактической информации, установлению обстоятельств предмета доказывания, диагностированию и преодолению противодействия расследованию и двум упомянутым блокам правоо-беспечительной деятельности. Такой метод организации тактических операций позволит эффективно спланировать и осуществить многоцелевой комплекс следственных, оперативно-розыскных и иных мероприятий и не упустить ни одного из существенных для расследования элементов.
  2. Структура проанализированных криминалистических харак- теристик КНОПД обусловлена общей структурой человеческой деятельности: субъект, объект, цель, средства, процесс, результат. Это общая ее основа, которая применительно к особенностям исследуемого объекта может быть конкретизирована за счет включения в нее таких специфических элементах, как базовый, вспо-
  • 216 -могательный, побочный элементы,очаг, узел, сфера, разработанных В.И.Куликовым.
  1. Совокупность обстоятельств, входящих в криминалисти- ческую характеристику обусловлена на нормативном уровне составом преступления и предметом доказывания, с учетом того, что обстоятельства рассматриваются в их онтологическом, а не аксиологическом смысле. Криминалистику интересуют факты-явления, уголовное право и уголовный процесс - юридические факты, то есть факты в их оценочном, с точки зрения права значении.
  2. В содержание криминалистической характеристики входит информация о промежуточных (вспомогательных) фактах, установление которых способствует раскрытию и расследованию преступлений. Применительно к расследованию КНОПД такими промежуточными фактами являются обстоятельства, относящиеся к побочным элементам.
  3. Традиционный реактивный вариант расследования должен уступить место превентивному ( по результатам упреждающей оперативной разработки) или смешанному ( сочетающему в себе черты того и другого). Это предполагает согласованные и целенаправленные действия следователей и оперативных работников, объединенных в постоянно действующие следственно-оперативные группы, работающие в составе специализированных подразделений МВД и прокуратуры.
  4. Деятельность таких групп должна обеспечиваться обшир- ными данными стратегической разведки оперативных служб МВД и ФСБ, сконцентрированными в систематизированных компьютерных учетах. Эта информация должна использоваться для формирования теоретической базы версий.
  5. 10.Помимо банков данных компьютерное обеспечение должно включать компьютерные программы поддержки процессуальных и
  • 221 -ЛИТЕРАТУРА

1.НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ, ОФИЦИАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ:

1.1. Уголовный кодекс РСФСР.М., Юрид. лит. 1994.

1.1. Уголовный кодекс РФ. М., 1996. 1996. 1.2. 1.3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Спб.,1997. 1.4. 1.5. Федеральный Закон “Об оперативно-розыскной деятель- ности” от 12.08.95,// Российская газета от 18.08.95.; 1.6. 1.7. Состояние правопорядка в России и результаты борьбы с преступностью в 1994 году. Отчет Министерства внутренних дел Российской Федерации.Москва.1994.ДСП 1.8. 1.9. Приказ МВД РФ N 334 “Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений” М., 1996. 1.10. 1.11. Приказ МВД РФ N 394 ДСП “О совершенствовании дея- тельности подразделений по борьбе с организованной преступностью в системе МВД России” М., 1996. 1.12. 1.13. О состоянии борьбы с преступностью.Заключение парла- ментских слушаний в Совете Федерации РФ.// Российская газета. 1.10.97. 1.14. 1.15. О результатах работы следственного аппарата органов внутренних дел в 1 полугодии 1996 года. М., 1996. 1.16. 1.17. О результатах работы следственного аппарата органов внутренних дел в 1 полугодии 1997 года. М., 1997. 1.18. 1.10. Состояние правопорядка в Российской Федерации и ос новные результаты деятельности органов внутренних дел и внут ренних войск в 1996 году. М. 1996.

1.11. ‘Состояние правопорядка а российской Федерации и ос новные результаты деятельности органов внутренних дел и внут ренних войск в 1996 году. Москва.1996.ДСП.

  • 217 -тактических решений следователя, основанных на анализе типичных следственных ситуаций, возникающих в процессе расследования КНОПД. Эта информация должна стать основой для принятия тактических, стратегических и процессуальных решений следователя.
  1. Формирование автоматизированных банков данных (АБД) специализированных на борьбе с организованной преступностью подразделений должно основываться на специфическом для данного вида криминальной деятельности элементного состава криминалистической характеристики. Здесь должны быть данные о:
  • субъектах ( в том числе и коллективных): криминальные формирования, их состав и иерархическая структура, лидеры, динамика изменения и развития преступного сообщества (группы).
  • объектах посягательства, целях и сопутствующих им чертах обстановки (очаги, узлы и сферы криминальной деятель- ности формирования);
  • средствах ( базовый и вспомогательный элементы, методы конспирации и противодействия расследованию, в том числе и известных “домашних заготовках”);
  • типичных чертах процесса преступной деятельности (в первую очередь побочные элементы),
  • характерных результатах деятельности (типичные следы, потенциальные источники тактической и доказательственной информации)
  • В АБД должны стекаться данные стратегической разведки, проводимой силами оперативных служб правоохранительных органов. Эти данные, кроме основного назначения - служить теоретической базой версий, могут использоваться в разработке и планировании долгосрочных операций, в том числе и с использованием оперативного внедрения. Эти же данные должны служить базой

  • 218 -для краткосрочного и среднесрочного прогнозирования на уровне региона.
  1. Выдвижение и проверка типичных и специфических версий при расследовании организованной преступной деятельности должно осуществляться по концентрической трехзвенной схеме, где типовой версией является предположение о совершении преступления неизвестным организованным формированием, а специфическими уточненными версиями - совершение преступления известным криминальным формированием и далее - совершение преступления из- вестными членами конкретного криминального формирования. Иная, наиболее используемая в практике схема выдвижения версий, названная нами эксцентрической, состоит в последовательной отработке версий в следующем порядке: 1) преступление совершено лицом, принадлежащим к известной классификационной группе (типовая версия); 2) преступление совершено известным лицом (специфическая версия); 3) данное лицо является членом неизвестного криминального формирования (типовая версия); 4) это лицо является членом известного преступного формирования; 5) преступление совершено известными членами конкретного организованного преступного формирования. Последние две версии являются специфическими. Подобная удлиненная цепочка последовательно выдвигаемых и проверяемых версий влечет несвоевременное формирование задач стратегического уровня, удлиняет и усложняет версионный процесс и потому менее эффективна.
  2. Широкое привлечение возможностей предусмотренных за- коном оперативно-розыскных мероприятий в расследовании с использованием технических средств фиксации с последующей проверкой полученных данных в процессуальном режиме вещественных доказательств.Этот вывод свидетельствует, что дальнейшие разработки должны проводиться “на стыке” теории оперативно~ро-
  • 219 -зыскной деятельности, уголовного процесса и криминалистики.
  1. Для маскировки собственных планов в расследовании КНОПД следует использовать различные виды тактических комбинаций и операций, при этом роль отвлекающих мероприятий следует отводить по возможности следственным действия в силу гласного их характера. Тактические комбинации при этом должны рассматриваться как составные части тактических операций имеющих собственную внутреннюю структуру.
  2. Следует поддержать инициативу доработки и принятия Федерального Закона “О борьбе с организованной преступностью”, предусмотрев там положения, касающиеся не столько особых форм отправления правосудия, сколько правовых и организационных вопросов обеспечения интересов лиц, вовлеченных в сферу борьбы с преступностью. В первую очередь это касается технологии обеспечения безопасности свидетелей, потерпевших, обвиняемых и подозреваемых, содействовавших расследованию. Возможно стоит решать эту проблему не только на нормативно-правовом уровне, но и на организационно-техническом. С учетом важности и от- ветственности задач и активности противодействия расследованию со стороны криминальных формирований может быть имеет смысл разработать не только Закон, но и Программу защиты свидетелей, включающую в себя организационные, тактические и финансовые вопросы обеспечения секретности лиц, подпадающих под действие этой Программы.
  3. В этом же Законе необходимо разработать детальные положе- нии о возможности правового компромисса, позволяющего в нормативно предусмотренных случаях освободить от уголовной ответственности или существенно снизить наказание для лиц, оказавших значительную помощь правоохранительным органам в раскрытии, а особенно в пресечении тяжких и особо тяжких преступлений (
  • 220 -п.”и” и “к” ст.61 УК РФ и ч. 4 ст. 18 Закона об оперативно-розыскной деятельности представляются нечеткими, не полными и плохо выполняющими свое предназначение.
  1. Разработка криминалистических характеристик организо- ванной преступной деятельности должна вестись на уровне именно криминалистических, а не уголовно-правовых или оперативно-розыскных критериев. При этом статистика проявлений организованной преступности должна быть криминалистически релевантной, и иметь не карточную, в матричную форму, когда одновременно с занесением информации в компьютер должна производиться ее разноска по клеткам типовой матрицы криминалистической характе- ристики этого вида деятельности и графам частных криминалистических характеристик.
  2. Методы и содержание диссертационного исследования в значительной мере отражают современный деятельностный подход к объектам научного обобщения и анализа, что по мнению специалистов-методологов науки позволяет получить более надежные теоретические выводы и практические рекомендации.
  3. Представляется, что сформулированные по результатам про- веденного исследования предложения окажутся полезным для дальнейших теоретических исследований, и смогут быть использованы в практике расследования корыстно- насильственной организованной преступной деятельности. Кроме того, результаты исследования могут быть использованы в преподавании криминалистики, особенно в специализированных юридических ВУЗах МВД РФ, в институтах криминалистики юридических (правовых) академий Минис- терства общего и профессионального образования РФ, а также в профессиональной подготовке следователей и оперативных работников.
  • 222 -

1.12. Проект Федерального закона “О борьбе с олрганизо- ванной прступностью” М. 1994.

1.13.Проект Уголовно-процессуального кодекса РФ.// Юсти- ция, №> 11,1994, С. 35-63.

1.14.Проект Уголовно-процессуального кодекса РФ. М., МЮ, 1994

1.15.Проект Уголовно-процессуального кодекса РФ. М., ГПУ при Президенте РФ,1994.

2.МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИЙ, СИМПОЗИУМОВ

2.1. Методика расследования преступлений. Материалы науч- но-практической конференции. М., 1976. 2.2. 2.3. Актуальные проблемы борьбы с преступностью. Респуб- ликанской научно-практической конференции. Екатеринбург,1992. 2.4. 2.5. Право и рынок. Всероссийская научная конференция. Барнаул. 1994. 2.6. 2.7. Проект нового Уголовного кодекса России.//”Следова- тель: теория и практика деятельности,Екатеринбург,1995, № 3. 2.8. 2.9. Проблемы науки и практики борьбы с преступностью. Екатеринбург,1996. 2.10. 2.11. Правовая реформа в России:проблемы теории и практи- ки. Всероссийская научно-практическая конференция. Екатеринбург,1996. 2.12. 2.7.. Анализ проекта Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Американская Ассоциация Юристов и Центрально- и Восточно-Европейская Правовая Инициатива. 1996.

2.8. Американо-российский семинар “Экономические и финан- совые преступления”. Екатеринбург. 1996 г.; 2.9. 2.10. Американо-российский семинар “Организованная прес- тупность”. Екатеринбург. 1997 г.; 2.11.

  • 223 -2.10. Образовательная политика МВД России:
    проблемы и перспективы Екатеринбург, 1997.

3.МОНОГРАФИИ, ПОСОБИЯ

3.1. А л е к с е е в С.С. Общая теория права. В 2 томах. М. ,1982.

3.2.А н т о н я н Ю.М., Е н и к е е в М.И., Э м и н о в В.Е. Психология преступника и расследования преступлений. М., Изд-во “Юристъ”, 1996.

3.3. БаевО. Я. Криминалистическая тактика и уголовно- процессуальный закон. Воронеж. 1977. 3.4. 3.5. БаевО. Я. Конфликты в деятельности следователя. Воронеж. 1981. 3.6. 3.5 . БаевО. Я. Конфликтные ситуации на предваритель- ном следствии. (Основы предупреждения и разрешения). Воронеж. 1984.

3.6. БаевО.Я. Тактика следственных действий. Воронеж. НПО “Модек”,1995; 3.7. 3.8. Балабанов И.Т. Риск-менеджмент. М.,Изд-во “Финансы и статистика” 1996. 3.9. 3.10. БедняковД.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М.,1991. 3.11. 3.12. БелкинР. С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. М. 1966. 3.13.

3.10. БелкинР.С. Курс криминалистики. В 3 томах.М. Изд- во “Юристъ”, 1997. 3.11. 3.12. БелкинР.С. Криминалистика:проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частная теории. М., 1987. 3.13. 3.12.БелкинР. С. Криминалистика: проблемы, тенден- ции, перспективы. От теории - к практике. М., Юрид.лит. 1988.

  • 224 -3.13 . БелкинР.С. Криминалистическая энциклопедия. М.
    1993.

3.14. БерковВ.Ф., ЯскевичЯ.С, Павлюк ев и ч
В.И. Логика. Минск, 1997. 3.15. 3.16. Б ы к о в В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент.1991. 3.17. 3.18. Васильев А.Н. Следственная тактика. М.,1976, 3.19. 3.20. Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. М., 1978. 3.21. 3.22. Васи ль е в А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М.,Юид.лит. 1970, 3.23. 3.24. ВасильевА.Н. , ЯблоковН.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. М., 1984 3.25. 3.26. ВафинР.Р. Вымогательство (“рэкет”) -кримина- листические проблемы. Екатеринбург.1993.ДСП. 3.27. 3.21.Волчецк аяТ.С. Криминалистическая ситуало-гия. М. 1997.

3.22. ГавлоВ.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. Томск. 1985. 3.23. 3.24. ГерасимовИ. Ф . Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск. 1975. 3.25. 3.26. ГранатН.Л., РатиновА.Р. Решение следс- твенных задач. Волгоград, 1978. 3.27. 3.25.”Грязные” деньги и закон: правовые основы борьбы с легализацией преступных доходов./Под общей редакцией Е.А. А б-рамова.-М., Инфра-М. 1995.

3.26. “Г у с т о в Г.А. Програмно-целевой метод организа- ции раскрытия убийств. Л.,1985. 3.27. 3.28. Дав лето в А.А. Основы уголовно-процессуально- 3.29.

  • 225 -го познания. Екатеринбург. Изд-во Гуманитарного ун- та, 1997.

3.28. ДавлетовА.А. Подозрение’и защита. Екатерин- бург. 1997. 3.29. 3.30. Д о л я Е. А. Использование в доказывании результа- тов оперативно-розыскной деятельности. М.,199б. 3.31. 3.32. ДоспуловГ.Г. Психология допроса на предва- рительном следствии. М., 1976. 3.33. 3.34. ДрапкинЛ.Я. Основы теории следственных ситу- аций. Свердловск. 1987. 3.35. 3.36. ДубровицкаяЛ. П. , ЛузгинИ. М. Планирование расследования. М., 1972. 3.37. 3.38. Дулов А.В. Судебная психология. Минск,1971; 3.39. 3.40. Д у л о в А.В. Тактические операции при расследова- нии преступлений. Минск. 1979. 3.41. 3.42. ЗайченкоЮ.П. Исследование операций. Киев: Вища школа, 197 5. 3.43. 3.44. Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. Волгоград. 1984. 3.45. i

3.37..3 в и р б у л ь А.К., Смыслов В.И., Расследование краж,грабежей и разбойных нападений.М.,1982.

3.38. 3 и натуллинЗ.З. Уголовно-процессуальное доказывание. Ижевск. 1993. 3.39. 3.40. Ильченко Ю.И. Эмоции и чувства в деятельности следователя. Краснодар. Изд-во Кубанского ун-та, 1978. 3.41. 3.42. Каневский Л.Л. Расследование и профилактика преступлений несовершеннолетних. М. 1982. 3.43. 3.44. КаневскийЛ.Л. Криминалистические проблемы расследования и профилактики преступлений несовепршеннолетних. Красноярск.1991. 3.45. 3.42.КарагодинВ. Н. Преодоление противодействия

  • 226 -предварительному расследованию. Свердловск. 1992.

3.43. КипнисН.М. Допустимость доказательств в уго ловном процессе. М.,Юристъ, 1995.

*

3.44. КолесниченкоА.Н. Общие положения методики расследования отдельных видов преступления. Харьков. 1965. 3.45. 3.46. К омарковВ.С. Психологические основы очной ставки. Харьков, 1976, 3.47. 3.48. Криминалистика (актуальные проблемы). Под ред. 3 у-е в а Е.И. М. 1988. 3.49. 3.50. Криминалистика. Под ред. Герасимова!.., Драпкина Л.Я. М. 1994. 3.51. 3.52. Криминалистика. Под ред. ОбразцоваВ.А. М. Изд-во
“Юрист” 1995. 3.53. 3.54. Криминалистика . Под ред. Яблокова Н.П. М., Изд. БЕК,1995. 3.55. 3.56. Криминалистическое обеспечение деятельности крими- нальной милиции и органов предварительного расследования.// Под ред. проф. АверьяновойТ.В. и проф.Б е л к и н а Р.С. М., Изд-во “Новый юристъ”, 1997, 3.57. 3.58. КуликовВ.И. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности.Ульяновск.1994. 3.59. 3.60. Л а ринА.М. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М., 1970. 3.61. 3.62. Л а р и н A.M. От следственной версии к истине. М.,1976. 3.63. 3.64. Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. М.,1996, 3.65. 3.66. Л е о н т ьевА.Н. Проблемы развития психики. М.,Изд-во Акад.пед.наук РСФСР, 1959. 3.67.

  • 227 -

3.56. ЛефеврВ. Л., Смолян Г. Л. Алгебра конфликта.
М.,Знание, 1968. 3.57. 3.58. ЛИВШИЦЕ.М., БелкинР.С. Тактика следс- 3.59. Г 0

твенных действий.,М., 1997,

3.58. Л у з г и н И.М. Расследование как процесс познания. М.,1969. 3.59. 3.60. Л у з г и н И.М. Методологические проблемы рассле- дования. М. 1973. 3.61. 3.62. Луз гинМ. И. Моделирование при расследовании преступлений. М. 1981. 3.63. 3.64. МакаренкоЕ.И. Расследование разбойных нападений с проникновением в жилища. Ташкент. 19 91. 3.65. 3.66. Мафия в Екатеринбурге: общественное мнение и пресса об организованной преступности. Под ред. В.Б. Житенева. Екатеринбург, 1993, 3.67. 3.68. М е с к о н М.Х., Альберт М., X е д о у р и М., Основы менеджмента.М. Изд-во “Дело.1993. 3.69. 3.70. МинтоВ. Дедуктивная и индуктивная логика. М., 1995. 3.71. 3.72. Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессу- ального доказывания. М., Изд-во “Спарк”,1996. 3.73. 3.74. МусиенкоА.В., СомченкоВ.А. Практикум “Расследование по конкретному уголовному делу. Волгоград. 1985. 3.75. 3.76. Н е м ч и н Т.А. Состояние нервно-психического нап- ряжения. Л., Изд-во ЛГУ, 1983. 3.77. 3.68.Н и к и т и нЕ.П. Объяснение - функция науки. М. ,”Наука”,1970.

3.69, ОбразцовВ.А. Криминалистическая классифика- ция преступлений. Красноярск. 1988.

  • 228 -3.70.О б р а з ц о в В.А. Основы криминалистики. М.:Изд-во Юристъ, 1996,

3.71. Образцов В.А, Криминалистика: курс лекций.

» М.:Изд-во “Право и Закон” - “Юнифир”, 1996

3.72. Организованная преступность: проблемы, дискуссии, предложения. М.Д989. ; 3.73. 3.74. Основы борьбы с организованной преступностью. Под ред. B.C. ОБНИНСКОГО, В.Е. Э м и н о в а, Н.П. Я б л о к о в а. М.,”Инфра-М”, 1996. 3.75. 3.74.0 у э н Г. Теория игр. М,:Мир, 1371.

3.75. ПантелеевИ.Ф. Методика расследования прес- туплений. М. 1975. 3.76. 3.77. П е т рухинИ.Л. Правосудие: время реформ. М. ,1991. 3.78. 3.79. ПорубовН.И. Научные основы допроса на предва- рительном следствии. Минск, Вышейш.школа, 1978.; 3.80. 3.81. П р ошляков А.Д Взаимосвязь материального и процессуального уголовного права. Изд-во Гуманитарного ун- та. Екатеринбург.1997. 3.82. 3.83. Ратинов А. Р. Судебная психология для следо- вателей. М. 1967, 3.84. 3.85. РешетниковаИ.В. Доказательственное право Англии и США. Екатеринбург, Изд-во УрГЮА, 1997. 3.86. 3.87. Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М. 1982, 3.88. 3.89. С е л’и в а н о в Н. А. Этико-тактические вопросы расследования. М. 1981. 3.90. 3.91. *СергеичП. Искусство речи на суде. М. , 1988. 3.92. 3.93. СорокотягинИ.Н. Специальные познания в расследовании преступлений. Ростов-на-Дону.1984. 3.94.

  • 229 -

3.85. Строгович М.С. Уголовный процесс. М. 1938. 3.86. 3.87. ТоминВ.Т. Острые углы уголовного судопроиз- водства. М.,Юрид.лит. 1991. 3.88. 3.87 Т урчи нД.А. Научно-практические основы кримина- листического учения о материальных следах. Владивосток. Изд-во Дальневост. ун-та. 1996.

3.88. У р с у л А.Д. Отражение и информация. М., Мысль. 1973. 3.89. 3.90. ФедоровЮ.Д. Алгоритм действий следователя при расследовании грабежей и разбойных нападений. Таш- кент,1990. 3.91. 3.92. ФилоновЛ.Б. Психологические способы выявления скрываемого обстоятельства. М. , Изд-во МГУ, 1979. 3.93. 3.94. Ф ойницкийИ.Я. Курс уголовного судопроиз- водства. В 2-х томах. Спб, Изд-во “Альфа”,1996 3.95. 3.96. ХлюпинН.И. Методика расследования преступлений. Часть вторая. Ульяновск, 1984. 3.97. 3.98. Ц ветковС.И. Компьютерные системы поддержки процесса принятия следователем тактических решений. М. 1991. 3.99. 3.100. Ч елпановГ.И. Учебник логики. М.: Изд-во Прогресс, 1994, 3.101. 3.102. Ч е льцов М.А. Уголовный процесс. М. 1948. 3.103. 3.104. Шик ановВ. И. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. Иркутск. 1983. 3.105. 3.106. Э й с м а н А.А. Логика доказывания. М., 1971. 3.107. 3.108. Э ль к индП.С. Сущность советского уголовно- процессуального права. Л. 1965. 3.109. 3.110. Я к имовИ.Н. Криминалистика. Руководство по уголовной технике. М. 1925. 3.111. 3.100. Berg B.L. Law enforcement:an introduction to

  • 230 -police in cociety.University Indiana, Pensilvania. 1992.

4.СТАТЬИ

r t

4.1.А г у шевич A.M. К вопросу о тактике осмотра места происшествия. //Юридические науки. Алма-Ата: Изд-во Каз-ГУ, 1973. Вып.З

4.2. АлександровГ.Н. Некоторые вопросы теории криминалистической версии.// Вопросы криминалистики.1962, N 3, 4.3. 4.4. Ал е н и н Ю.П. Об основных положениях методики расследования очагов преступления. //Право и рынок. Материалы Всероссийской научной конференции. Барнаул. 1994. 4.5. 4.4.АнтонянЮ.М. ПахомовВ.Д. Организованная преступность и борьба с ней.// Советское государство и право. N 7, 1990,

4.5. Бажанов М.И. Законность и обоснованность актов обвинения в стадии предварительного расследования// Правоведение, 1965. N 3. 4.6. 4.7. Б езлепкинБ.Т. Проблемы уголовно-процессу- ального доказывания.// Сов.государство и право, 1991, N 8, 4.8. 4.9. Б рыл ев В.И. Проблемы раскрытия преступлений в сфере наркобизнеса.// Проблемы науки и практики борьбы с преступностью Материалы межвузовской научно-практической конференции. Екатеринбург, 1996. 4.10. 4.11. Б ыковВ.М. Психологические основы расследования групповых и организованных преступлений.//Законность.1996. № 4 4.12. 4.13. БыховскийИ.Е. Программирование расследования: возможности и перспективы// Актуальные проблемы советской криминалистики. М.1980. 4.14. 4.10. ВасильевА.Н. О криминалистической классифи кации преступлений.// Методика расследования преступлений (об-

  • 231 -щие положения). Материалы научно-практической конференции. М., 1976.

4.11.В о з г р и н И.А. О структуре методик расследования отдельных видов преступлений. // Вопросы теории и практики борьбы с преступностью. Л. 1974.

4.12. Волобуев А.Н. Организованная преступность и уголовный закон.//Проблемы борьбы с организованной преступностью. М.1990. 4.13. 4.14. ГавлоВ.К. О следственной ситуации и методике расследования хищений, совершаемых с участием должностных лиц.//вопросы криминалистической методологии,тактики и методики расследования. М.,1973, 4.15. 4.16. ГавлоВ.К. К вопросу о криминалистической ха- рактеристике преступлений // Вопросы повышения эффективности борьбы с преступностью. Томск. 1980, 4.17. 4.15 Г а в л о В.К. Проблемы разработки методики рассле- дования некоторых корыстно-насильственных преступлений. //Проблемы применения нового уголовного и уголовно- исполнительного законодательства Российской Федерации. Томск.1997.

4.16. ГалкинЕ.Б. ХмельА.П. Генезис организованной преступности и борьба с ней на разных этапах.// Проблемы борьбы с организованной преступностью и коррупцией. М. ,1993., 4.17. 4.18. ГерасимовИ. Ф. Принципы построения методики раскрытия преступлений//Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования. М., 1973. 4.19. 4.20. ГерасимовИ. § .Этапы раскрытия преступлений.// Следственные ситуатции и раскрытие преступлений. Сверд- ловск. 1975. 4.21. 4.22. Г ерасимовИ.Ф., Труб а ч е 2 Л.Д. О со- 4.23.

  • 232 -вершенствовании методик раскрытия и расследования
    хищений. //Труды Горьковской ВШ МВД СССР. Вып.5: Горький, 1976.

4.20. ГерасимовИ. Ф. Следственные ситуации на первоначальном этапе расследования преступлений//Соц. законность. 1977.N 7. 4.21. 4.22. Г ерасимовИ. $. К вопросу о следственной ситуации// Следственная ситуация М., 1985. 4.23. 4.24. Г е р асимовИ.Ф. Тактические операции как форма взаимодействия органов предварительного следствия и дознания// Тактические операции и эффективность расследования .Свердловск. 1986. 4.25. 4.26. ГерасимовИ.*., ИщенкоЕ.П. Проблемы программирования действий в начале расследования.// Теоретические и практические проблемы програмированимя процесса расследования преступлений. Свердловск. 1989. 4.27. 4.28. ГерасимовИ.Ф. Некоторые актуальные проблемы криминалистики в современных условиях.//Проблемы науки и практики борьбы с преступностью Материалы межвузовской научно-практической конференции.Екатеринбург, 1996. 4.29. 4.30. ГерасимовИ.§. Некоторые актуальные проблемы криминалистики в условиях правовой реформы// Правовая ре- форма в России:проблемы теории и практики.Материалы всероссийской научно-практической конференции. Екатеринбург, Изд-во УрГЮА, 1996. 4.31. 4.32. Глазырин Ф.В. Организованная преступность как правовая проблема.//Проблемы обеспечения законности в механизме правоприменения. Волгоград. 1991. 4.33. 4.34. Г м ы р к о В.П. Деятельность следователя в ситуа- циях тактического риска при расследовании тяжких преступлений.// Вопросы криминалистики и судебной экспертизы по делам о 4.35.

  • 233 -тяжких преступлениях. Караганда. 1985.

4.28. Г рибВ.Г. Противодействие организованной прес- тупности: объединение усилий и централизация руководства.// Проблемы борьбы с организованной преступностью и коррупцией. М.,1993. 4.29. 4.30. Давлетов А.А. , Вечтомов СВ. О совер- шенствовании процессуального порядка задержания подозреваемого// Сов. юстиция. 1991 N 5.; 4.31. 4.32. ДавлетовА.А. ВойтВ.Г. Институт подозрения нуждается в совершенствовании.// Законность,1996 N 7, 4.33. 4.34. Давлетов А.А. ,Семенцов В.А. Опера- тивная видеои звукозапись //Соц. законность. 1991. N 11, 4.35. 4.36. ДолининВ.Н. Тактические операции при рассле- довании грабежей и разбойных нападений, совершенных в жилище .//Перспективы развития криминалистики. Свердловск. 1991. 4.37. 4.38. ДрапкинЛ. Я. Понятие и классификация следс- твенных ситуаций//Следственные ситуации и раскрытие преступлений. Научные труды Свердловского юридического института, вып. 41. Свердловск. 1975. 4.39. 4.40. Д рапкинЛ.Я. Предмет доказывания и кримина- листические характеристики преступлений.// Криминалистические характеристики в методике расследования преступлений. Свердловск. 1978. 4.41. 4.42. Д рапкинЛ. Я. Конфликтные ситуации и конф- ликтное взаимодействие// Вопросы правовой психологии и судебной экспертизы. Свердловск. 1979. 4.43. 4.44. Драпкин Л.Я.Ситуационный подход в криминалистике и проблема периодизации процесса расследования преступле- ний.// Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений.Свердловск.1988. 4.45.

  • 234 -

4.37.ДрапкинЛ.Я. О некоторых дискуссионных проб- лемах периодизации процесса расследования.’// Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений.Сверд-

« ловск.1988.

4.38. Д р а п к и н Л.Я. Теоретические предпосылки и практические возможности программирования в расследовании преступлений.// Теоретические и практические проблемы програ-мированимя процесса расследования преступлений. Свердловск. 1989. 4.39. 4.40. Д р а п к и н Л.Я., Матвеев М.Г. Организованная преступность: структура, понятие, основные криминалисти- ческие аспекты раскрытия и расследования. // Актуальные проблемы борьбы с преступностью. Екатеринбург. 1992. 4.41. 4.42. ДрапкинЛ.Я. Тактические операции - эффективные подсистемы процесса расследования// Следователь: теория и практика деятельности. 1995. N 1 4.43. 4.44. Д р а п к и н Л.Я. Актуальные аспекты концепции борьбы с организованной преступностью.// Проблемы науки и практики борьбы с преступностью.Материалы межвузовской научно-практической конференции. 4.45. 4.46. ДрапкинЛ.Я. Тактические и доказательственные аспекты использования результатов оперативно-розыскной деятельности в процессе расследования.//Экономико- правовые и нравственные аспекты борьбы с преступностью. Сборник научных трудов.Екатеринбург.1997. 4.47. 4.48. Д у б р о в и н а А.Н. Некоторые особенности исход- ных ситуаций при расследовании грабежей и разбойных нападений, (аналитические материалы по результатам комплексного исследования) .// Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения. М.,1991. 4.49.

  • 235 -4.44.3 еленец кий B.C. Доследственые ситуации
    в советском уголовном процессе // Следственная ситуация. М. 1985

4.45. Зинкевич И.Б., Г м ы р к о В.П. Некоторые проблемы тактического риска при расследовании тяжких преступлений.// Вопросы криминалистики и судебной экспертизы по делам о тяжких преступлениях.- Караганда. ВШ МВД СССР, 1982. 4.46. 4.47. Каледин Р.А. О содержании понятия “тактическая комбинация”.// Тактические операции и эффективность расс- ледования. Свердловск. 1986. 4.48. 4.49. К ар а г о ди н В.Н. Тактические операции в дея- тельности по распознаванию и преодолению способа сокрытия преступления.// Тактические операции и эффективность расследования. Свердловск. 1986. 4.50. 4.48.К a par о дин В.Н. Тактические и психологические особенности допроса особо опасных рецидивистов.// Проблемы интенсификации деятельности по расследованию преступлений. Свердловск. 1987.

4.49. К арагодин В.Н. Разработка и использование программ допроса.// Теоретические и практические проблемы програмированимя процесса расследования преступлений. Свердловск. 1989. 4.50. 4.51. КарагодинВ.Н. Преодоление противодействия со стороны представителей организованной преступности.//Информационный бюллетень прокуратуры Свердловской области. Свердловск. 1990. 4.52. 4.51.К a par о дин В.Н. Опыт и перспективы формирования правовой базы для борьбы с организованной преступностью.// Проблемы науки и практики борьбы с преступностью. Материалы межвузовской научно-практической конференции.Екатеринбург. 1996,

  • 236 -

4.52. Карнеева Л.М., К е р т э с И. Система основных тактических приемов допроса и алгоритмы их применения/ /Уголовный процесс и криминалистика. М., 1983. 4.53. 4.54. Корноух о в В. Е. Основные положения методики расследования отдельных видов преступлений.// Материалы научной конференции. Красноярск. 1972. 4.55. 4.56. КручининаН.В., ШикановВ.И. Процес- суальные аспекты использования результатов оперативной видео-, кино-, фото-, звукозаписи при расследовании преступлений. //актуальные проблемы борьбы с преступностью. Свердловск. 1992. 4.57. 4.58. К улик о в В.И. Криминалистическая структура и содержание организованной преступной деятельности.// Вестник МГУ. Серия 11 “Право”.1991. N б, 4.59. 4.60. КуликовВ.И. Вопросы формирования криминалис- тической концепции организованной преступной деятельнос- ти. //Актуальные проблемы борьбы с преступностью.Екатеринбург.1992. 4.61. 4.62. Л а в р о в В.П. Исходные следственные ситуации как объект кафедрального научного исследования.// Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения. М.,1991. 4.63. 4.64. Ларин A.M. На подозрение 24 часа.// Сов.юсти- ция.1991. N19 4.65. 4.66. Л у з г и н И.М. Некоторые аспекты изучения органи- зованной преступности.// Вестник МГУ. Серия 11 “Право”.1991. N б, 4.67. 4.68. Ш у з г и н И.М. Методика изучения, оценки и разре- шения исходных следственных ситуаций.// Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения. М.,1991. 4.69.

  • 237 -

4.61. Малыгин С.С. К проблеме взаимодействия опера- тивного работника и следователя.//Проблемы науки и практики борьбы с преступностью. Материалы межвузовской научно-практи-ческой конференции.Екатеринбург.1996 4.62. 4.63. МитричевС.П. Методика расследования отдельных видов преступлений.// Криминалистика и судебная эксперти- за. Вып. 10. Киев. 1973. 4.64. 4.63.. Михальчук А.Е., Степанов В.В. Соот- ношение тактических операций и комбинаций -в криминалистике.// Проблемы интенсификации деятельности по расследованию преступлений. Свердловск, 1987

4.64. НикитаевВ.В. Проблемные ситуации уголовного процесса и юридическое мышление. //Состязатео1ьное правосудие. Труды научно-практических лабораторий. Часть II. Выпуск I .M. .-Международный комитет содействия правовой рефор-ме,199б. 4.65. 4.66. Образцов В.А. Танасевич В.Г. Понятие и криминалистическое значение следственной ситуации.- Сов.го-сударство и право. 1979. N 8 4.67. 4.68. ОбразцовВ.А. О некоторых дискуссионных вопросах теории криминалистической классификации преступлений.// Проблемы развития криминалистики в условиях научно- технического прогресса. Свердловск. 1982, 4.69. 4.70. О н у чинА.П. Вопросы ситуативной методики и тактических операций при расследовании преступлений.//Тактические операции и эффективность расследования.Свердловск. 1986. 4.71. 4.72. О синВ.В. Документирование преступной деятель- ности вымогателей: основания и возможности.//Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научных трудов ВНИИ МВД 4.73.

  • 238 -СССР.М.,1990.

4.69. Осин В.В., Константинов В.И. организованная преступность и правовые возможности борьбы с ней//Проблемы борьбы с организованной преступностью, сборник научных трудов ВНИИ МВД СССР.М.,1990. 4.70. 4.71. ПантелеевИ. Ф. Некоторые вопросы психологии расследования преступлений.- Труды ЕГОЗИ, вып.XXIX. М. 1973. 4.72. 4.73. П а ш и н С.А. Доказательства в российском уголовном процессе. //Состязательное правосудие. Труды научно-прак- тических лабораторий. Часть II. Выпуск I.M.:Международный комитет содействия правовой реформе,1996. 4.74. 4.75. П а ш и н С.А. Судебная реформа: юридический про- фессионализм и проблемы юридического образования. Дискуссии/ Отв.ред.Л.М.Карнозова М.,1995, 4.76. 4.77. ПетровскийВ.А. Поведение человека в ситуации опасности ( к психологии риска)// Новые исследования в психологии. М., 1974. N 1 (9), 4.78. 4.79. Пристанская О.В. Мурашов В. Г.Проблемы криминологической характеристики организованной преступ- ности в СССР ( признаки, формы, функции).// Проблемы борьбы с организованной преступностью. М., Изд. НИИ МВД СССР,1990. 4.80. 4.81. Радушевский В.Д. Риск, конфликт и неопре- деленность в процессе принятия решения и их моделирование// Вопросы психологии. 1974. N 2 4.82. 4.83. Савицкий В.М. Закон нужно совершенствовать, но не ухудшать.// Соц.законность .1990. N 1 4.84. 1.77. ‘С а м ы г и н Л. , Ф о р к е р А. Опыт создания ал горитмов расследования преступлений// Криминалистика социалис тических стран. М.,1986.

  • 239 -

4.78. СамыгинЛ.Д. Специфические признаки организо- ванной преступной деятельности.// Вестник МГУ. Серия 11 “Право”.1991. N б, 4.79. 4.80. Селивановы. А. Криминалистические характе- ристики преступлений и следственные ситуации в методике расследования. //Соц. законность. 1977, N 2. 4.81. 4.82. Селивановы. А. Типовые версии, следственные ситуации и их значение для расследования.//Соц. закон- ность, 1985. N 7. 4.83. 4.81.С е м е н ц о в В.А.. О доказательственном значении и процессуальном порядке закрепления следователем материалов видео и звукозаписи.//Следователь: теория и практика деятельности. Екатеринбург. 1995.N 1.

4.82. СероваА.В. К вопросу о профессиональном риске медицинских работников как обстоятельстве,исключающем преступность деяния (правовой аспект)// Правовая реформа в России: проблемы теории и практики. Материалы всероссийской научно-практической конференции. Екатеринбург: Изд-во УрГЮА,1996. 4.83. 4.84. СкворцоваМ.В. Информационные сети: структура и зарубежный опыт.// Правовые проблемы борьбы с организо- ванной преступностью. Екатеринбург. 1992. 4.85. 4.86. Соя-Серко Л.А. Программирование расследова- ния//^^ законность. 1980 . № 1. 4.87. 4.88. С оя-СеркоЛ.А. Программирование как метод рационализации расследования.// Теоретические и практические проблемы программирования процесса расследования преступлений. 4.89. 4.90. Су с лов А.Ф. Комплекс проверочных действий при поступлении заявлений и сообщений о преступлениях.//Тактические операции и эффективность расследования. СвердлоЕСК. 1936. 4.91. 4.92. ТанасевичВ.Г. Теоретические основы методи- 4.93.

  • 240 -ки расследования преступлений. // Сов.
    государство и право., 1976, N б.

4.88. ТанасевичВ. Г. Значение криминалистической характеристики преступлений и следственных ситуаций для методики расследования преступлений// Актуальные проблемы советской криминалистики. М.„ 1980. 4.89. 4.90. ТанасевичВ.Г., ОбразцоЕВ.А. О кри- миналистической характеристике преступлений.// Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 25. М. 1976. 4.91. 4.92. Терехов В.А. Исследование эвристик // Психо- логические исследования.М., 1969, Вып. 1 4.93. 4.94. Т и щенков.В. Классификация и оценка следс- твенных ситуаций по делам о корыстно-насильственной преступной деятельности.//Право и рынок. Материалы Всероссийской научной конференции. Барнаул. 1994. 4.95. 4.96. Т р убачев А.Д. Влияние научно-технического прогресса на развитие методики расследования хищений, совершаемых с использованием служебного положения. // Проблемы развития криминалистики в услЬвиях научно- технического прогресса. Свердловск. 1982. 4.97. 4.98. ТрубачевА.Д. Тактические операции по оказанию психологического воздействия на лиц, препятствующих уста- новлению истины по делам о хищениях. // Тактические операции и эффективность расследования. Свердловск. 1986. 4.99. 4.100. ФилипповА.В., Ковалеве.В. Ситуация как элемент психологического тезауруса// Психологический жур- нал. М.,1986. Т.7. N 1. 4.101. 4.102. -X м ы р о в А.А. Криминалистические характеристики и предмет доказывания.// Криминалистические характеристики преступлений. М., 1984. 4.103.

  • 241 -

4.96. Шал ум о в М.С. Виды программ расследования. Программы отдельных следственных действий. ‘ // Теоретические и практические проблемы програмированимя процесса расследования преступлений. 4.97. 4.98. Ш е й ф е р С.А. Условия допустимости фактических данных,полученных в процессе оперативно-розыскной деятельности органов дознания.//Актуальные проблемы борьбы с преступностью. Материалы республиканской научно- практической конференции. Екатеринбург,1992. 4.99. 4.100. Шик ановВ. И. Разработка теории тактических операций - важнейшее условие совершенствования методики расследования преступлений.// Методика расследования преступлений (общие положения). Материалы научно- практической конференции. М. , 1976. 4.101. 4.102. Ш л я х о в А.Р. Следственные версии, их виды, при- емы построения и проверки// Теория и практика криминалистической экспертизы. М.,1961. 4.103.

4.100. ЯблоковН.П. Криминалистическая характерис- тика преступления и типичные следственные ситуации как важные факторы разработки методики расследований // Вопросы борьбы с преступностью.-М.:Юрид.лит.- Вып.30.- 1979. 4.101. 4.102. ЯблоковН.П. О криминалистических проблемах раскрытия и расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами.// Вестник МГУ. Серия 11 “Право”.1991. N 6, 4.103. 4.104. Я б л о к о в Н.П.Современные тенденции развития основ методики расследования преступлений, совершенных организованными преступными сообществами.//Актуальные проблемы борьбы с преступностью.Екатеринбург.1992. 4.105. 4.106. ЯблоковН.П. Общеметодические проблемы one- 4.107.

  • 242 -ратино-розыскной деятельности в борьбе с организованной преступностью.// Вестник МГУ, Серия 11 “Право”,” 1996, N 2

4.104. Hande ImanS. The Russian “Mafiya”, “Forre-

r в

ign Affairs”, march, 1994, p. 83-96.

5.ДИССЕРТАЦИИ

5.1. БыховскийИ.Е. Процессуальные и тактические вопросы системы следственных действий. Дисс…док-pa юрид. наук. М. 1975. 5.2. 5.3. ДрапкинЛ.Я. Построение и проверка следственных версий. Дис….канд. юрид. наук. М.,1972. 5.4. 5.5. ДрапкинЛ. Я. Основы криминалнстической теории следственных ситуаций. Дисс. … д-ра юрид. наук. Свердловск. 1937. 5.6. 5.7. Карагодин В.Н. Основы криминалистического учения о преодолении противодействия расследованию. Дисс… д-ра юрид. наук. Екатеринбург.1992. 5.8. 5.9. К араханьянА.К. Криминалистические основы компьютеризации расследования. Дис… д-ра юрид. наук. 1992. 5.10. 5.11. Л юбичевС. Г. Этические основы следственной тактики. Дисс…канд. юрид. наук. М. 1976. 5.12. 5.13. Осипов Ю.Ю. Деятельность следователя в условиях тактического риска. Дис… канд. юрид. наук. М, , 1992. 5.14. 5.15. СеменцовВ.А. Использование аудио- и видеозаписи в доказательственной деятельности следователя. Дисс. … канд.юр. наук. Екатеринбург. 19 94 5.16. 5.17. ЭйсманА. А. Заключение эксперта в системе су- дебных доказательств. Дисс. … д-ра юрид. наук. М. 1965. 5.18. 5.10. ЦветковС.И. Криминалистическая теория приня тия решений. Дисс. … д-ра юрид. наук. М. 1991.

  • 243 -

6.АВТОРЕФЕРАТЫ

6.1. БатищевВ.И. Расследование неоднократных прес- туплений отдельных лиц и постоянных групп (процессуальные и криминалистические основы). Автореф. … докт.юрид.наук. Воронеж 1994. 6.2. 6.3. Б ы к о вВ.М. Проблемы расследования групповых преступлений. Автореф. дисс. … д-ра юрид. наук. М., 1992, 6.4. 6.3..ВолчецкаяТ.С. Криминалистическая ситуало- гия. Автореф. … д-ра юрид. наук. М.1997.

6.4. Г авлоВ.К. Проблемы теории и практика кримина листической методики расследования преступлений. М., 198S.

6.5. КарагодинВ.Н. Способы сокрытия преступле ния, их криминалистическое значение, методы распознавания и преодоления. Автореф. дис. … канд.юрид.наук. Свердловск. 1982.

6.6. К а рагодинВ.Н. Основы криминалистического учения о преодолении противодействия расследованию. Автореф. … докт-ра юрид.наук. Екатеринбург. 1992. 6.7. 6.8. КолесниченкоА.Н. Научные и правовые ос- новы расследования отдельных видов преступлений. Автореферат дисс… д-ра юрид. наук. Харьков, 1967, 6.9. 6.3. Комарков В.С.Тактика предъявления доказатель ств на допросе обвиняемого. Автореф.дисс… канд. юрид.наук. Харьков,1973.

6.9. МазунинЯ.М. Тактика выявления и доказывания вины организаторов преступных групп. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук.”М., 1996.

6.10. П р ошляков А.Д Взаимосвязь материального и процессугшьного уголовного права. Дисс. … д-ра юрид. наук.

  • 244 -

Екатеринбург.1997.

6.11. СергеевЛ.А. Расследование и предупреждение хищений, совершаемых при производстве строительных работ. Автореф. канд. дисс. М. , 1966,

6.12..Т у р ч и н Д.А. Теоретические основы криминалисти-еского чения о материальных следах. Автореф. дисс. … д-ра юрид.наук. М. 1989.