lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Табалдиева, Венера Шаршенбековна. - Правовая помощь по уголовным делам: По материалам Кыргыз. Респ. и РФ : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 1997 168 с. РГБ ОД, 61:98-12/13-9

Posted in:

АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ МВДРОССИИ

На правах рукописи

ТАБАЛДИЕВА ВЕНЕРА ШАРШЕНБЕКОВНА

ПРАВОВАЯ ПОМОЩЬ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

материалам Кыргызской Республики и Российской Федерации)

12.00.09 - уголовный процесс; криминалистика; теория оперативно-розыскной деятельности

Диссертация j “~~^J~^’< ?;»„?-?’.

на соискание ученой степени шл/а

кандидата юридических наук ^” ‘^ г*у7

Научный руководитель - кандидат юридических наук, доцент Родионов Константин Семенович. Научный консультант - кандидат юридических наук, доцент Колесников Иван Иванович.

Москва 1997

&

2

СОДЕРЖАНИЕ

Стр. ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА 1. СУЩНОСТЬ И ЗНАЧЕНИЕ ПРАВОВОЙ ПОМОЩИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

§ 1. Понятие правовой помощи по уголовным делам 16

§ 2. Развитие института правовой помощи по уголовным делам 32

§ 3. Нормативно-правовые основы правовой помощи по

уголовным делам 52

ГЛАВА 11. УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО - ОСНОВА,,
х/ ОСНОВА ПРАВОВОЙ ПОМОЩИ ПО УГОЛОВНЫМ ‘*” ДЕЛАМ, ПУТИ ЕГО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ.

§ 1. Организационно-правовой механизм правовой помощи

по уголовным делам 74

§ 2. Виды правовой помощи в сфере уголовного судопроизводства….94

§ 3. Выдача (экстрадиция) лиц, совершивших преступление 110

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 128

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 139

ПРИЛОЖЕНИЕ 154

3

ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы исследования.

Проблема правовой помощи в уголовном судопроизводстве неизменно актуальна. Но особо важное значение эта проблема приобретает в связи с принятием новой Конституции Кыргызской Республики1; объявлением Кыргызстана правовым государством, а также коренными изменениями, происходящими в кыргызском обществе. Осуществление в Кыргызстане обновления всей правовой основы государства органически охватывает и такую существенную ее часть, как уголовно-процессуальное право.

В процессе коренного обновления бывших республик СССР, а ныне са- мостоятельных государств, меняется доктрина взаимоотношений между ними.

Между этими государствами возникли и начали развиваться новые эко- номические, политические, культурные и другие связи. Новый толчок получил процесс демократизации общества и на качественно более высокий уровень поднялся вопрос о правах человека.

Конституция Кыргызской Республики принята на 12-й сессии Верховного Совета Республики Кыргызстан 5 мая 1993 г. Кыргызстан объявил свою независимость 31.08. 91г. Признана независимость в международных кругах в конце 1991г. Принят в Совещание по Безопасности и Сотрудничеству в Европе (СБСЕ) - позднее переименованное в Организацию по Безопасности и Сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в конце января 1992г. 2 марта 1992г. принят в ООН, в начале 1995г. в Международный Пакт о Гражданских и Политических Правах (МПГПП).

Далее, до 31.08.91г.,- Киргизская ССР; с 31.08.91г.- Республика Кыргызстан; с 5 мая 1993г.- Кыргызская Республика - в связи с чем в тексте имеются разночтения.

4

Одновременно с этим во всех возникших государствах отмечается рост преступности. В настоящее время, по оценке правоохранительных органов России, почти 410 преступных формирований имеют международный и 2013 -межрегиональный характер1. В условиях отсутствия контроля на границах и их “прозрачности” криминальные элементы стран СНГ довольно тесно взаимодействуют между собой.

Борьба с преступностью объективно вызывает необходимость установления межгосударственных контактов в сфере правовых отношений.

Все еще сохраняющаяся тесная взаимосвязь экономики стран СНГ и па- разитирующей на ней “теневой” экономики, ослабление государственной власти и управления в странах СНГ привели к бурному росту не только преступности вообще, а особенно, преступности организованной, транснациональной. Преступные нынешние сообщества многофункциональны и действуют в масштабе нескольких регионов. “Обращение к истории убеждает в том, что расширение государственных границ сопровождается усилением хаоса в той же мере, в которой происходит ослабление национального чувства. Отсутствие порядка в обществе стимулирует также и преступность в той мере, в какой это выгодно частным интересам, что является причиной постоянного роста потребности в ужесточении наказаний”2.

В противодействие преступности, у органов осуществляющих право- применительную деятельность зачастую возникает реальная потребность в

См.: Межгосударственная программа совместных мер борьбы с организо- ванной преступностью и иными видами опасных преступлений на территории государств-участников Содружества Независимых Государств на период до 2000г. Проект принятый 18.04.96г. на 11-ой встрече Министров внутренних дел государств-участников СНГ в г.Душанбе. 2 См.: Беккариа Ч. “О преступлениях и наказаниях”. - М., “Стелс”Д995г. С. 84.

5

том, чтобы определенные процессуальные действия были выполнены на тер- ритории другого государства.

На практике встречались и, особенно, в настоящее время обозначились проблемные моменты, когда, например, субъекты экономических преступле- ний на деньги, полученные преступным путем, скупают материальные ценно- сти за пределами своей страны, либо, наоборот, материальные ценности, до- бытые незаконным путем, сбывают на территории другого государства. Также отмечается много случаев, когда после совершения преступления в своей стране, преступник скрывается за ее пределами, что существенно затрудняет в дальнейшем производство процессуальных и следственных действий по уголовным делам. Здесь нельзя забывать и про лиц, которые скрываются от исполнения наказания, или лиц, совершивших побег из мест отбывания наказания.

По сути дела именно тот факт, что правительство не способно в одиночку нанести серьезный урон преступным организациям, осуществляющим свои операции на транснациональном уровне, диктует необходимость международного сотрудничества.

В связи с чем, в юридической практике государств нередко возникают ситуации, когда для расследования или рассмотрения уголовного дела в суде компетентные органы одной страны вынуждены прибегать к помощи компе- тентных органов другой страны.

Под правовой помощью по уголовным делам в межгосударственных от- ношениях понимается выполнение судами и другими учреждениями по пору- чению иностранных властей отдельных процессуальных действий по уголов- ным делам (допрос свидетелей, производство экспертизы, вручение судебных документов и т.п.).

Правовая помощь по уголовным делам может включать в себя решение вопроса о выдаче лица, совершившего преступление, хотя здесь следует ска-

6

зать о том, что мнения ученых по этому поводу разделяются, так как выдача (экстрадиция) лиц, совершивших преступления, по мнению зарубежных авторов, отдельный от правовой помощи по уголовным делам институт. Этого мнения придерживается и российский ученый К.С. Родионов1.

Помимо отмеченного, правовая помощь по уголовным делам может выражаться в производстве обысков, изъятии и передаче вещественных доказательств, вручении документов, проведении экспертиз, допросах свидетелей, обвиняемых, экспертов и др. лиц, а также осужденных ранее судами данного государства, пересылке отпечатков пальцев, транзитной перевозке по своей территории подозреваемых и обвиняемых, возбуждении уголовного дела и осуществлении уголовного преследования и выполнении других следственных и иных действий (например, обмен информацией из судебных материалов и

ДР-)-

В международном праве проблемам борьбы с преступностью посвящены конвенции (договоры) о правовой помощи по уголовным делам и выдаче лиц, совершивших преступления, многосторонние конвенции о борьбе с отдельными видами преступлений, международные акты о защите прав и свобод человека и гражданина.

Во всех межгосударственных нормативных правовых актах правовая с/ зашита человека и гражданина занимает одно из ведущих мест.

•Например, правовая защита вынесена в первую часть первого раздела2, заключенной в г. Минске 22.01.93г., Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, в частности,

1 См.: Родионов К.С. Сотрудничество государств в борьбе с преступностью. - М, 1997. С. 17,26.

2 См.: Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по граждан ским, семейным и уголовным делам. Принят в г. Минске 22.01.93г.

7

там говорится; что граждане каждой из Договаривающихся Сторон, а также лица, проживающие на ее территории, пользуются на территориях всех других Договаривающихся Сторон в отношении своих личных и имущественных прав такой же правовой защитой, как и собственные граждане данной Договаривающейся Стороны (часть 1 п.1).

Права и свободы человека, человеческое достоинство, кроме общепри- знанных принципов и норм международного права, международных догово- ров и соглашений, признаются и гарантируются Конституцией Кыргызской Республики1 и Конституцией Российской Федерации2. ». *

Одним из важных условий оказания правовой помощи по уголовным делам является наиболее полное обеспечение взаимной защиты прав и интересов граждан договаривающихся государств. Здесь хотелось бы остановиться на соблюдении договаривающимися сторонами принципа, позволяющего не применять нормы государства в случае, когда такое применение противоречит интересам другого государства. Этот принцип базируется на уважении суверенитета и невмешательства во внутренние дела государства.

В целом следует отметить, что заключение странами СНГ Минской Конвенции, а также подписание двусторонних договоров о правовой помощи, несомненно способствует сохранению и упрочению связей правовых органов, ведущих производство по уголовным делам. Помимо этого в них регламентируются и отношения, связанные с выполнением уголовно- процессуальных и оперативно-розыскных действий.

Круг вопросов, возникающих перед правоохранительными органами стран СНГ, по уголовным делам, затрагивающим не одно государство, до-

1 См. Конституция Кыргызской Республики, глава 2, раздел 2, ст.ст. 15-20, 38- 40.

2 См. Конституция Российской Федерации, глава 2, ст. ст. 17-19, 21-25, 45-55.

8

вольно широк. И эта деятельность учреждений уголовного судопроизводства стран СНГ в таком сотрудничестве несомненно нуждается в координации. В связи с чем, данная проблема должна быть предметом межведомственных соглашений.

На сегодняшний день проблема правовой помощи по уголовным делам нуждается, с одной стороны, в четком нормативном урегулировании и, с дру- гой - в выработке оптимальных механизмов быстрого и качественного оказания такой помощи.

Анализ имеющихся договоров, а также материалов практики свидетель- ствует о наличии множества недостатков, и прежде всего, об отсутствии целостной концепции регулирования правовой помощи по уголовным делам, которая отвечала бы политико-правовым реалиям в отношениях между странами СНГ. А это дает основание рассматривать правовую помощь по уголовным делам между странами СНГ как острую проблему, имеющую важное политическое и уголовно-процессуальное значение.

В данной работе проведена попытка раскрытия сущности правовой помощи по уголовным делам, ее значения, взаимосвязь правовой помощи с нормами уголовно-процессуального права, показаны виды правовой помощи, их правовое обеспечение нормами уголовно-процессуального права.

Содержание диссертационного исследования ориентировано на то, чтобы предоставить работникам, занимающимися выявлением, расследованием и предупреждением преступлений соответствующую правовую основу по этим вопросам и, следовательно, призвано помочь им в практическом применении норм уголовного, уголовно-процессуального законодательства, актов международного права, при взаимодействии с правоохранительными органами иностранных государств в совместной борьбе с преступностью. Кроме того, в данной работе впервые в юридической литературе Кыргызской Республики сделана попытка исследовать актуальные проблемы оказания взаимной пра-

9

вовой помощи в борьбе с преступностью в практике правоохранительных ор- ганов страны, дать их работникам соответствующие рекомендации.

В имеющихся нормативных актах встречается значительное число не- достатков, отсутствует организационный механизм правового регулирования оказания правовой помощи по уголовным делам, который отвечал бы новым политико-правовым реалиям, складывающимся между правоохранительными органами стран СНГ.

Отдельным вопросам, касающимся проблем правовой помощи по уголовным делам, ранее уделялось определенное внимание в трудах (относящихся к различным отраслям права) А.И. Бастрыкина, Д.К. Бекишева, А.Д. Бойкова, СВ. Бородина, P.M. Валеева, СВ. Виноградова, Л.М. Гален-ской, К.Ф. Гуценко, Г.В. Дашкова, В.П. Зимина, И.Н. Зубова, И.И. Карпеца, В.Г. Киселева, М.П. Киреева, И.И. Колесникова, Н.И. Марышевой, В.А. Михайлова, В.П. Панова, К.С Родионова, А.А. Рубанова, В.Ф. Цепелева, В.П. Шупилова, Н.П. Яблокова и других.

Однако комплексного теоретического и практического исследования всей проблемы, правовой помощи по уголовным делам не проводилось. А такое исследование необходимо в условиях проводимых в странах СНГ правовой и судебной реформ. Рассматриваемые в диссертационном исследовании вопросы, приобрели в последнее время большую остроту и для органов, ве- дущих производство по уголовным делам Кыргызской Республики.

Указанные обстоятельства дают основание рассматривать правовую помощь по уголовным делам как острую проблему, имеющую важное международное и уголовно-процессуальное значение, что подтверждает научную акту- альность темы и необходимость ее исследования.

ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ:

Целью исследования является анализ главных видов правовой помощи по уголовным делам, правовых оснований и процедуры ее оказания, а также

10

разработка на этой основе предложений и рекомендаций для органов, ведущих производство по уголовным делам Кыргызской Республики.

Достижение этой цели представляется возможным путем решения сле- дующих исследовательских задач:

  • сформулировать понятие и раскрыть содержание правовой помощи по уголовным делам;
  • провести анализ и дать оценку современного состояния международ-ного института правовой помощи по уголовным делам;
  • обобщить и проанализировать действующие законодательства Кыр- гызстана, регулирующее предварительное расследование, и практику его применения с позиций оказания правовой помощи по уголовным делам;
  • раскрыть значение и характерные черты видов правовой помощи по уголовным делам;
  • обоснования организационно-правового механизма оказания правовой помощи по уголовным делам;
  • разработать законодательные предложения, отражающие правовую помощь по уголовным делам в будущем УПК КР, адресованные практическим работникам и рекомендации для использования на нормотворческом и право применительном уровнях, касающиеся проблемы обеспечения правовой по мощи по уголовным делам в ходе предварительного расследования;

ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ.

Объектом настоящего диссертационного исследования являются обще- ственные отношения, складывающиеся в процессе оказания правовой помощи по уголовным делам в стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства, урегулированные действующими уголовно- процессуальными законодательствами Кыргызской Республики и Российской Федерации в соответствии с заключенными договорами между государствами.

11

Предметом диссертационного исследования является деятельность до- говаривающихся сторон по реализации договоренностей о правовой помощи по уголовным делам.

МЕТОДОЛОГИЯ И МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Разработка проблемы правовой помощи в уголовном судопроизводстве имеет важное методологическое значение для уголовного процесса, создает основу для глубоких теоретических исследований многих не только общих, но и частных, прикладных вопросов уголовного судопроизводства, применения норм уголовно-процессуального права, правового положения субъектов правовой помощи по уголовным делам, совершенствования уголовно-процессуального законодательства Кыргызстана.

Методологическую основу диссертационного исследования составили соответственно выработанные в мировой философии принципы познания действительности (в том числе социальной), комплексное использование исторического, сравнительно-правового, статистического, логико- юридического, конкретно-социологического и описательного методов, обеспечивающих достижение целей настоящего исследования.

В работе использованы международные договоры и соглашения, регу- лирующие правовую помощь по уголовным делам, нормы уголовно- процессуального, международного, уголовного и иных отраслей права, Государственная программа по укреплению общественного порядка и борьбе с преступностью в Кыргызской Республике на 1995-1996 годы, а также имеющие прямое отношение к объекту исследования подзаконные нормативные акты МВД Кыргызской Республики и Российской Федерации, зарубежные нормативные акты.

Эмпирический материал диссертационного исследования представлен результатами статистической информации об оказании правовой помощи по уголовным делам Кыргызской Республики и России, другими материалами по

12

исследуемой проблеме (справки, отчеты Генеральной прокуратуры и МВД Кыргызской Республики, материалы коллегии МВД РФ и др.). Использованы статистические данные ГИЦ МВД Кыргызской Республики, а также данные и результаты исследований, проведенных другими авторами по проблеме.

Диссертантом проинтервьюировано 85 сотрудников правоохранитель- ных органов КР, изучено ПО уголовных дел, связанных с оказанием правовой помощи по ним, рассматривавшихся судами Кыргызской Республики в качестве судов первой инстанции в 1992-1996 годы.

При проведении исследования автор использовал личный опыт работы в следственном управлении МВД Кыргызской Республики.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ.

Научная новизна диссертационного исследования определяется тем, что впервые в истории Кыргызской Республики проводится комплексное ис- следование проблемы оказания правовой помощи по уголовным делам, формирующейся в отношениях правоохранительных органов Кыргызской Республики и Российской Федерации.. Имеющийся положительный опыт в этой части незначительный и только выявляется, обобщенная теоретическая проработка рассматриваемой проблемы в таком объеме не осуществлялась. Поэтому данное исследование представляет собой первую попытку комплексного изучения современной системы оказания правовой помощи по уголовным делам в’ борьбе с преступностью с позиции изучения необходимости и возможности ее отражения в действующих законодательствах Кыргызстана, регули- рующих эти вопросы.

В ней формулируется целый ряд положений, относящихся к тем или иным аспектам исследуемой темы. Основная часть этих положений выносится на защиту.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ:

13

n - понятие правовой помощи по уголовным делам; 4 - сущность и значение правовой помощи по уголовным делам;

  • системное обоснование организационно-правового механизма правовой помощи по уголовным делам, способствующее последовательному иссле- дованию необходимости и возможности ее отражения в действующем законодательстве;
  • характеристика видов правовой помощи по уголовным делам, содер- жащихся в международных договорах и конвенциях, для разработки и совершенствования национального законодательства;
  • предложения, направленные на совершенствование уголовно- процессуального законодательства Кыргызской Республики по этим вопро сам;

  • проект Инструкции для практических работников правоохранительных органов КР по оказанию правовой помощи по уголовным делам;
  • положения о сфере, моменте возникновения и времени действия уго- ловно-процессуальных правоотношений при оказании правовой помощи по уголовным делам;
  • положения о субъектах уголовно-процессуальных отношений, возни- кающих при оказании правовой помощи по уголовным делам.
  • ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ И ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ. Теоретическое значение проведенного исследования заключается в том, что оно вносит определенный вклад в теорию уголовного процесса, восполняя пробел в исследовании вопросов, связанных с организационно-правовым ме- ханизмом оказания правовой помощи по уголовным делам, которым устанавливается порядок сношений правоохранительных органов, порядок выполнения поручений. Помимо этого в определении основных направлений оказания правовой помощи по уголовным делам, а также в теоретическом обосновании

14’

необходимости и возможности их внедрения в уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в разработке современной целостной концепции правового регулирования правовой помощи по уголовным делам, результаты которой могут использоваться:

  • в научно-исследовательской деятельности по проблемам совершенст- вования правового регулирования правовой помощи по уголовным делам;
  • в практической работе по совершенствованию деятельности органов, ведущих производство по уголовным делам;
  • в учебном процессе высших учебных заведений при преподавании курса уголовного процесса.
  • АПРОБАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ И ВНЕДРЕНИЕ

ИХ В ПРАКТИКУ.

Апробация результатов исследования осуществлялась в процессе высту- плений на научно-практических конференциях, в 1995 и 1996 гг., а также путем внедрении научных разработок в учебный процесс Бишкекской Высшей школы МВД Кыргызской Республики при преподавании курса уголовного процесса, при чтении лекций в органах внутренних дел Чуйской областной администрации Кыргызской Республики, а также при проведении занятий по данной проблеме в Академии МВД РФ.

Диссертант, участвуя в разработке нового проекта УПК Кыргызской Республики, внесла предложения по 2-му разделу 9-ой главы проекта УПК КР, предложения и рекомендации к законопроекту Кыргызской Республики “Об оперативно-розыскной деятельности”.

15

Предложения и рекомендации учитываются и используются в деятель- ности соответствующих комиссий Жогорку Кенеша1 Кыргызской Республики, а также в научно-исследовательской работе и в учебном процессе Бишкекской Высшей школы МВД Кыргызской Республики при преподавании курса уголовного процесса.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в трех статьях общим объемом свыше одного печатного листа.

ОБЪЕМ И СТРУКТУРА ДИССЕРТАЦИИ.

Диссертация выполнена в объеме, соответствующем требованиям ГВАК. Она состоит из введения, двух глав (шести параграфов), заключения, списка литературы и приложения.

1 Жогорку Кенеш - Верховный Совет

16

у

ГЛАВА 1. СУЩН ОСТЬ И ЗНАЧЕ НИЕ

ПРАВО ВОЙ ПОМО ЩИ ПО УГОЛ ОВНЫ М ДЕЛА М. § 1. Поняти е правов ой помощ и по уголов ным делам.

На соврем енном этапе истори ческого развити я, коорди нация деятель ности правоо хранит ельных органо в стран СНГ осущес твляетс я в целях наибол ее эффект ивного решени я задач по борьбе с преступ ностью путем опреде ления направ лений, разрабо тки и реализа ции согласо ванных действи й на основе всестор оннего анализ а кримин альной обстано вки и правоп римени тельно й практи ки.

Изучен ие практи ки показы вает, что в суверен ных государ ствами “ по- следни е годы обостря ется кримин альная обстано вка. Так, в 1992 г. сотрудн иками Главно го управл ения по организ ованно й преступ ности МВД России вы- явлены 174 организ ованны е преступ ные группы , имеющ ие трансн ациона льные связи, общей числен ностью около 600 челове к1. Террит ориаль ная сфера их деятель ности включа ла респуб лики бывшег о СССР и 29 других стран мира. Основн ыми направ лениям и преступ ных интерес ов правон арушит елей - гражда н бывшег о СССР - являют ся: незако нный оборот наркот иков (Средн яя Азия, в частнос ти Кыргыз ская Респуб лика на сегодня - это и обширн ый регион их произв одства и основн ой транзит ный путь, учитыв ая ее геогра фическ ое распол ожение, (гранич ит с 4 государ ствами: Казахст аном, Китаем , Таджик и-

1 Напомним, что к признакам, отличающих организованные преступные группы относятся: устойчивость функционирования, корыстную направленность, внутригрупповое распределение ролей (иерархию) и планирование преступлений. Для организованных преступных групп, совершающих преступления в сфере экономики, коррумпированность является обязательным признаком. -См. подробнее: Колесников И.И. Организация расследования преступлений, совершаемых преступными группами. - М.,1992. С. 8.

17

станом и Узбекистаном), кражи и перегонка (ввоз в страну) автотранспортных средств, (где, пользуясь “прозрачностью” границ, очень легко их сбыть), под- делка ценных бумаг и документов, преступления в сфере экономики (“отмывание денег”) и т.п.

Правовая помощь, прежде всего, связана с различными формами со- трудничества на этапе расследования уголовных дел в целях сбора доказа- цгельств.

Международное сообщество испытывает все большую озабоченность в связи с воздействием транснациональной организованной преступности на национальную экономику, международные отношения, стабильность, безо- пасность и мир. Решительные действия против этой формы преступности, предпринимаемые во многих странах, а также внимание, уделяемое ей Комис- сией по предупреждению преступности и уголовному правосудию директив- ными органами ООН, в частности Генеральной Ассамблеей и Экономическим и Социальным Советом, свидетельствует о том, что для государств членов СНГ решение этой проблемы является одной из первоочередных задач.

Проблемы налаживания сотрудничества в борьбе с преступностью особенно актуальны для Кыргызстана в ее взаимоотношениях с другими государ- ствами, ранее входившими в состав Союза ССР. Разрыв единого правового пространства, существовавшего в рамках СССР, самым негативным образом сказался на эффективности усилий правоохранительных органов во всех быв- ших союзных республиках. Преступники свободно пересекают “внутренние” границы стран СНГ, тогда как сотрудники органов охраны правопорядка должны, исходя из принципа уважения государственного суверенитета других государств, ограничивать проведение соответствующих оперативно- розыскных, процессуальных и иных официальных действий территорией сво- его государства.

18

В связи с этим, остро назрела необходимость во взаимном сотрудничестве правоохранительных органов1 стран СНГ в борьбе с преступностью в ее предупреждении, пресечении и расследовании, но уже с применением норм международного права.

Координация усилий государств в борьбе с отдельными видами уголовных преступлений известна из учебников древней истории. Уже тогда главным видом сотрудничества стало заключение международных соглашений. Так, в период рабовладения и феодализма широкое распространение имели

В законодательстве нет специально сформулированного понятия “правоохранительные органы”. Оно сложилось на практике. Его можно также встретить в различных документах ненормативного характера. В частности, в Федеральной программе Российской Федерации по усилению борьбы с преступностью на 1994-1995 гг., утвержденной Президентом РФ, говорится о “совещаниях правоохранительных органов” ,о “взаимодействии правоохранительных органов”, о “соглашениях правоохранительных органов стран СНГ”. Правоохранительные органы составляют определенным образом обособленную по признаку профессиональной деятельности самостоятельную группу органов государства, имеющих свои четко определенные задачи. Подробнее см.: Божьев В.П., Бородин СВ. Правоохранительные органы Российской Федерации. - М.,1996. С. 9.

Одним из признаков правоохранительных органов является: - направленность деятельности на защиту (охрану) права от каких бы то ни было действий, попирающих, ущемляющих или как-то умаляющих его, то есть не только преступных или иных противоправных посягательств, но и от любых иных проявлений бесправия, произвола, неуважения к правам и свободам человека и гражданина, правомерным интересам общества и государства. Подробнее см.: К.Ф. Гуценко. Правоохранительные органы. - М., 1996. С. 5.

19*

двухсторонние договоры о выдаче преступников1. Позднее стали заключаться договоры о взаимном исполнении следственных и судебных поручений, взаимном предоставлении сведений о некоторых преступлениях и преступниках, их розыске и задержании. Широкое распространение такое сотрудничество получило в XIX веке. Рост преступности вынудил государства искать новые виды сотрудничества, создавать специальные международные организации. Государства начали периодически созывать международные конгрессы, конференции, вырабатывать другие формы сотрудничества, где наряду с обсуждением проблем борьбы с преступностью намечались конкретные превентивные меры международного характера.

В самом общем виде международное сотрудничество в борьбе с пре- ступностью представляет собой объединение усилий государств в целях по- вышения эффективности правоохранительной деятельности, включая преду- преждение, пресечение и расследование преступлений, а также исправление правонарушителей. При этом немаловажно, что хотя борьба с преступностью традиционно входит во внутреннюю компетенцию государств, многие спе- циалисты рассматривают международное сотрудничество в качестве одного из важнейших средств обуздания роста криминальной активности2.

Интенсивный процесс демократизации в странах Восточной Европы, расширение миграции в значительной мере способствовали тому, что в ряде

С учетом презумпции невиновности юридически правильнее говорить о вы- даче лиц, или экстрадиции, а не о выдаче преступников, как это часто встре- чалось в ранней юридической литературе. 2 См.: КарпецИ.И. Международная преступность. - М., 1988г. С.89

20

зарубежных стран одной из первостепенных проблем стала проблема пре- ступности иностранцев и против них1.

Необходимость расширения и углубления международного сотрудничества в борьбе с преступностью между странами Содружества Независимых Государств проявилась после распада СССР, что, в частности, обусловленно их тесной взаимосвязью и взаимозависимостью, качественным и количественным изменением самой преступности, в первую очередь ее интернационализации, т.е. возрастание в ней удельного веса “иностранных” и “международных” элементов (например, совершение стадий или эпизодов преступления на территории двух или более государств, укрывательство и сбыт похищенного или “отмывание” доходов от преступной деятельности за границей, попытки скрыться от правосудия за рубежом и т.п.), быстрым развитием интеграционных процессов в мире, расширением политических и экономических связей, совершенствованием средств транспорта и связи.

Впервые, на I Международном пенитенциарном конгрессе в Лондоне (1872г.) обсуждались данные международной статистики по тюрьмоведению и унификации договоров о выдаче преступников. На II Конгрессе в Стокгольме рассматривался вопрос об установлении союза между полициями различных стран. В последующем, на подобных форумах на обсуждение выносились проблемы унификации антропологической процедуры для облегчения идентификации преступников, выдачи собственных граждан, уголовного наказания иностранцев, борьбы с международными преступлениями и т. п.

Направление межгосударственного сотрудничества по борьбе с престу- плениями, представляющими международную опасность, выделяет две кате-

См: Дашков Г.В. Преступления иностранных граждан и против них как ин- тернациональная проблема //Обеспечение безопасности иностранных граж- дан.-М., 1995. С.16.

21”

гории таких деяний: международные уголовные преступления и преступления международного характера.

К международным уголовным преступлениям относятся деяния, непо- средственно связанные с международными преступлениями государств1 и со- вершаемые физическими лицами, которые направляют или осуществляют преступную политику.

Преступления же международного характера - это деяния, посягающие на интересы двух или более государств или всего мирового сообщества, объ- явление преступными в соответствии с международными договорами и внут- ригосударственным законодательством и совершаемые физическими лицами, но не находящимися (в отличие от международных уголовных преступлений) в непосредственной связи с политикой того или иного государства2 (например, незаконное производство и распространение наркотических средств и психотропных веществ). В связи со сказанным, по нашему мнению при взаимодействии по уголовным делам между правоохранительными органами стран СНГ правильнее использовать термин “транснациональная преступность”.

Под международным преступлением в доктрине международного права по- нимается нарушение государством международного обязательства, столь ос- новополагающего для обеспечения жизненно важных интересов международ- ного сообщества, что его нарушение рассматривается как преступление перед всем международным сообществом в целом (например, агрессия, апартеид, геноцид). См. подробнее: Зимин В.П., Зубов И.Н. Международное сотрудни- чество в области борьбы с преступностью и охраны общественного порядка. - М., 1993. С. 13.

2 См.: Степаненко В.И. О понятии международного уголовного
права. //Правоведение. 1982. № 3. С. 70-74.

22” “”

Для каждой страны транснациональная преступность - это преимущественно деяния, совершаемые иностранцами, но не всеми, а только теми, по правонарушениям которых в дальнейшем проводится сотрудничество право- охранительных органов двух и более стран1. Так как транснациональное пре- ступление охватывает интересы двух и более государств, поэтому на наш взгляд - это деяния, совершаемые физическими лицами, выходящие за рамки национальных границ.

В настоящее время проблема преступности как негативного социального феномена приобретает во все большей степени глобальный характер, по- скольку преступность практически во всех государствах является серьезным препятствием на пути их социально-экономического, политического и куль- турного развития, существенно снижая качество жизни населения, все это предопределяет заинтересованность СНГ в совместном поиске наиболее дей- ственных путей и средств решения данной проблемы. Борьба с преступностью становится по-настоящему эффективной только при совместной, скоордини- рованной деятельности правоохранительных органов всех государств, входя- щих в СНГ.

Общность интересов и заинтересованность в продолжении правового сотрудничества стран СНГ в раскрытии и расследовании преступлений опре- деляет сущность правовой помощи по уголовным делам и вытекающее из этого, соблюдение принципов, регулирующих правовую помощь.

По нашему мнению, принципами, регулирующими правовую помощь по уголовным делам, являются: неотвратимость ответственности за совершенное деяние; неоказание правовой помощи по уголовным делам политического, ра-

1 См.: Родионов К.С. Транснациональная преступность и проблемы борьбы с нею в России // Обеспечение безопасности иностранных граждан. -М., 1995. С.85.

23

сового и религиозного характера; защита государством прав своих граждан за рубежом; добросовестное выполнение международных обязательств; уважение государственного суверенитета. Соблюдение данных принципов поставит на более качественный уровень отношения правоохранительных органов Кыргызской Республики и Российской Федерации при оказании правовой помощи по уголовным делам. И установлении правовых возможностей для совместных действий правоохранительных органов на сопредельных территориях при расследовании преступлений.

Необходимым условием этого, являются соответствующие организационная и правовая основы. В этом направлении идет определенная работа, в частности, имеются межгосударственные и межправительственные двусто- ронние договоры о правовой помощи по гражданским, семейным и уголов- ным делам, межведомственные соглашения о сотрудничестве между органами внутренних дел, безопасности и прокуратурами государств, входящих в Со- дружество, подписана Минская Конвенция 22 января 1993 г. “О правовой по- мощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным де- лам”. Создано Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории СНГ, принято положение о Совете министров внутренних дел государств- участников Содружества Независимых Государств1.

Указанные обстоятельства дают основание рассматривать правовую помощь по уголовным делам между странами СНГ как острую проблему, имеющую важное политическое и уголовно-процессуальное значение. Политическое значение правовой помощи по уголовным делам заключается в защите граждан от преступных посягательств и предупреждении преступлений.

См.: Сборник международных соглашений МВД России. - М., 1996. С. 103- 106.

24

Уголовно-процессуальное его значение заключается в обеспечении принципов уголовно-процессуального права, в частности, никто не может быть признан виновным в совершении преступления, пока его виновность не будет признана вступившим в законную силу приговором суда; никто не мо- жет дважды нести уголовную ответственность за одно и то же преступление; неотвратимость наказания; возмещение ущерба, причиненного преступлени- ем.

Здесь хочется выделить принцип неотвратимости наказания, который является одним из основных принципов и представляет собой ту основу, ко- торая делает возможным сотрудничество государств в борьбе с преступно- стью.

И по нашему мнению, именно необходимость привлечения к ответственности каждого преступника ведет к сотрудничеству государств в данной сфере и определяет формы взаимодействия.

Проблемы борьбы с преступностью обсуждаются на Конгрессах по пре- дупреждению преступности и обращению с правонарушителями (проводятся с 1955г. каждые 5 лет). Этими проблемами занимаются также Комитет по предупреждению преступности и борьбе с ней (собирается каждые два года).

Важную роль в системе международного сотрудничества в борьбе с преступностью играет Организация Объединенных Наций1.

1 В докладе Генерального секретаря ООН на Генеральной Ассамблее ООН в сентябре 1991 г., отмечалось, что “рост преступности в сочетании с процессом приобретения транснационального характера ставит под угрозу внутреннюю безопасность государств, посягает на свободу индивида жить без страха, а также может подорвать международные отношения. Все это требует создания эффективных международных механизмов и более тесного сотрудничества между государствами”.

25

Вопросы предупреждения преступности, борьбы с преступностью и об- ращения с правонарушителями рассматриваются на сессиях как Генеральной Ассамблеи ООН, Экономического и Социального Совета (ЭКОСОС) и др. Проблемы борьбы с преступностью обсуждаются на Конгрессах по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (проводятся с 1955г. каждые 5 лет). Этими проблемами занимаются также Комитет по предупреждению преступности и борьбе с ней (собирается каждые два года).

Потребность государств в согласовании и координации совместных усилий в борьбе с “международной преступностью”1 имеет свою историю и берет начало с 14 марта 1884г., когда была принята Конвенция об охране подводных телеграфных кабелей. Далее последовали - Конвенция о борьбе с распространением порнографических изделий в 1910 г.

По вопросам борьбы с отдельными видами преступлений заключены и другие конвенции, соглашения и иные международно-правовые акты.

Международная конвенция по борьбе с подделкой денежных знаков от 20 апреля 1229 г2. 25 сентября 1926 года в Женеве подписана Конвенция от- носительно рабства (изменения в Конвенцию внесены Протоколом от 7 декабря 1953г.)3. 21 марта принята Конвенция о борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией проституции третьими лицами4. 7 сентября 1956г. принята Допол-

“Международная преступность” далее будет браться в кавычки, так как этот термин в науке окончательно не определен, его деффиниции нет.

2 См.: Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключен ных СССР с иностранными государствами. Вып. YIL- М, 1933. С.40-53.

3 См.: Там же. Вып. XYII-XYIII.-M., 1960. С. 274-278.

4 См.: Там же. Вып. XYI.-M., 1957. С. 280-289.

26

нительная Конвенция об упразднении рабства, работорговли, институтов и обычаев, сходных с рабством1.

Свыше десяти конвенций, соглашений, протоколов приняты по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Сейчас действуют три: Единая конвенция о наркотических средствах от 30 марта 1961г.2. 21 февраля 1971 г. принята Венская конвенция о психотропных веществах3. В 1988 году заключена Конвенция о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ4.

Вышеперечисленные Конвенции внесли существенный вклад в развитие международного сотрудничества по борьбе с преступностью, в установлении контактов между государствами по уголовным делам. А также способствовали прогрессивному развитию международного и национального законодательства по борьбе с преступностью, организации взаимодействия государств и их органов юстиции при осуществлении производства по уголовным делам.

В 1923 году учреждена Международная комиссия уголовной полиции, которая в 1956г. переименована в ИНТЕРПОЛ - международная организация, одна из нескольких сотен других. Ее отличие от них состоит в том, что она создана для обеспечения сотрудничества ведомств уголовной полиции разных стран в их борьбе с уголовной преступностью. Свой вклад в такое сотрудни-

1 См.: Ведомости Верховного Совета СССР. 1957. № 8. Ст. 224.

См.: Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций. Вып. ХХШ.-М., 1970. С. 105-136.

3 См.: Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций. Вып. XXXY.-M., 1981. С. 416-434.

4 См.: Богатырев А.Г. Конвенции по борьбе с преступлениями международно го характера: Сборник соглашений.-М., 1990. С. 27-59.

27”

чество ИНТЕРПОЛ1 как международная организация может вносить только имеющимися в его распоряжении, специфическими для практики междуна- родного общения государств средствами. ИНТЕРПОЛ - это и механизм, и по- средник в практическом сотрудничестве служб уголовной полиции разных государств, в их повседневной работе над раскрытием конкретного преступления, в координации и кооперации, предпринимаемых ими совместных дейст-вий по наблюдению, преследованию, розыску и задержанию международных уголовных преступников. В этом механизме сотрудничества ИНТЕРПОЛ действует как единый мировой центр по выработке совместной полицейской стратегии и тактики борьбы с международной уголовной преступностью2. Местом ее пребывания определена Франция. Устав международной организации уголовной полиции (ИНТЕРПОЛа), вступивший в силу 13 июня 1966г., определяет цели, структуру и органы ИНТЕРПОЛа3.

Распад СССР привел к разрушению ранее единого правового пространства, правовой системы и системы правоохранительных органов. Граница же будучи “прозрачной” для преступников, практически стала непреодолимой для сотрудников правоохранительных органов. Преступность же сохранила свой единый характер, она стала организованной. Будучи неразрывно связанной с обшеуголовной преступностью, организованная преступность представляет наибольшую опасность для общества, так как она способна существенно, негативным образом повлиять на процессы демократизации и реформирования общества, посягает на органы власти и управления, подрывает экономику, влечет за собой иные негативные моменты, способствует активизации уголов-

Кыргызстан вступил в Интерпол 6 октября 1996 года.

2 См.: Родионов К.С. Интерпол: вчера, сегодня, завтра. М.,-1990. С. 6-7.

3 См.: Гришенков В.П. История и деятельность Интерпола. Бюллетень Главно го следственного управления МВД СССР, М.1990г.№2. с.170.

28’

ных элементов. Росту “международной преступности”, а значит, с еще боль- шей очевидностью подтолкнул все страны ближнего и дальнего зарубежья к совместной борьбе с нею. Работники органов, ведущих производство по уго- ловным делам Кыргызстана, впервые в таких масштабах столкнулись с малоизвестными для них вопросами оказания правовой помощи по уголовным делам, выдаче лиц, совершивших преступления, которым в условиях отсутствия международных договоренностей между странами и при наличии больших разночтений в их уголовных и уголовно-процессуальных законах часто удается уйти от ответственности.

В настоящее время на примере мировой практики зарубежья уже сложилась определенная система международного сотрудничества между странами СНГ, в частности между Россией и Кыргызской Республикой в области предупреждения, пресечения и расследования преступлений, при этом одним из главных направлений сотрудничества является оказание правовой помощи по уголовным делам.

На сегодняшний день проблема правовой помощи по уголовным делам как никогда явственно обозначилась и нуждается, с одной стороны, в четком нормативном урегулировании - в договорах и в национальном законодатель- стве стран, и с другой - в поиске и внедрении в практику оптимальных меха- низмов правовой помощи по уголовным делам в процессе раскрытия и рас- следования преступлений, а также при осуществлении правосудия и исполне- нии наказания.

Под правовой помощью по уголовным делам в межгосударственных от- ношениях понимается выполнение судами и другими учреждениями по пору- чению иностранных властей отдельных процессуальных действий по уголов- ным делам (допрос свидетелей, производство экспертизы, вручение судебных документов и т.п.).

Так в чем же состоит понятие “правовой помощи”?

29

В юридической литературе содержится ряд определений данного понятия.

Так, венгерский юрист Ф. Маркуш характеризует данный институт кад “помощь, оказываемую органам определенного государства при рассмотреш» конкретного уголовного дела органами другого государства; помощь, которая может заключаться в исполнении определенных процессуальных актов, необ ходимых для рассмотрения уголовного дела, или в передаче документов”1.

Французский ученый К.Ломбуа под судебной взаимопомощью по уго ловным делам понимает “совокупность мер, посредством которых одно госу дарство представляет другому государству содействие своих общественные служб или своих судебных институтов в расследовании, судебном рассмотре нии или наказании за совершенное преступление”.

Российский ученый В.П. Шупилов определяет правовую помощь п< уголовным делам “как осуществление компетентными органами одной из до говаривающихся стран действий, выполнение которых необходимо для рас следования, рассмотрения в суде уголовного дела или для исполнения назна ченного по делу наказания в другой договаривающейся стране”3.

Конечно, каждое из приведенных определений отражает те или ины характерные черты института правовой помощи. Выделив наиболее важные и них и логически объединив в единое целое, можно сформулировать боле полное и точное- определение.

По нашему мнению, правовая помощь по уголовным делам - это выпол нение одним государством (по соответствующей просьбе другого государств

См.: Шупилов В.П. Международная правовая помощь по уголовным дела\ //Советское государство и право.-М., 1974. №3. С. 86.

2 См.: Шупилов В.П. Там же. С. 86.

3 См.: Там же. С. 86.

30*

  • стороны договора) определенной деятельности в сфере уголовного судопро- изводства, необходимой для осуществления правосудия в запрашивающем государстве. Тем самым оно окажет помощь в применении права в другой стране.

Таким образом, взаимодействие стран СНГ по оказанию правовой помощи по уголовным делам свидетельствует о важности этой работы, и настоя- тельной необходимости ее расширения и укрепления. В этих целях может быть использован международный опыт, в частности, заключенная 20 апреля 1959 года в Страсбурге Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам, в которой в первом пункте первой статьи первого раздела говорится о том, что договаривающиеся Стороны обязуются оказывать друг другу, в соответствии с положениями Конвенции, самую широкую правовую помощь на взаимной основе в вопросах уголовного преследования за преступления, наказание за которые на момент просьбы о помощи подпадает под юрисдикцию судебных органов запрашивающей Стороны1.

Выражая глубокую озабоченность расширением масштабов преступности, с учетом мировых, региональных и внутригосударственных тенденций развития криминальной ситуации, исходя из стремления развивать сотрудничество с соответствующими правовыми учреждениями других стран, Кыргызстану желательно активизировать свое участие в международном сотрудничестве по борьбе с преступностью. Для обеспечения четкого и надежного правового сотрудничества, быстрого и доброкачественного выполнения ими взаимных поручений, сохранения, по возможности существовавших в едином правовом пространстве связей.

1 См.: Совет Европы: Серия Европейских договоров. № 30.1959.

31

Так как в настоящее время речь идет о независимых государствах, то обеспечить сохранение тесных прежних правовых связей можно только лишь на межгосударственном уровне.

32

§ 2. Развитие института правовой помощи по уголовным делам.

Помощь одного государства другому по уголовным делам оформилась как международно-правовой институт исторически сравнительно недавно - во 2-й половине XIX века, хотя в правовых документах более ранних эпох есть упоминания об одном из видов правовой помощи - выдаче лиц, совершивших преступление. Но и выдача как правовой институт стала оформляться только в начале XIX века, а до этого отмечались лишь единичные случаи.

В позднефеодальный период развития общества расширилась сфера со- трудничества в борьбе с преступностью, когда, с одной стороны уголовная преступность стала носить массовый характер, давая толчок к усилению раз- работки и применения, национальных и международных форм и способов борьбы с нею, с другой - расширилось международное сотрудничество в таких важных областях, как торговое мореплавание. В этот период наметилось сотрудничество государств в борьбе с конкретными видами преступлений, затрагивающих общие интересы государств, например, с морским пиратством.

Институт правовой помощи по уголовным делам между странами СНГ получил свое начало со времен Союза ССР, в УПК Киргизской ССР данный институт регламентируют ст.ст. 25 (Порядок сношения судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими учреждениями ино- странных государств), 26 (Действие уголовно-процессуального закона в отно- шении иностранных граждан и лиц без гражданства), 120 (Отдельные поручения следователя)1. В УПК РСФСР аналогичные статьи 31 (Порядок сношения судов, следователей и органов дознания с соответствующими органами других союзных республик), 32 (Порядок сношения судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими учреждениями иностранных государств), 33 (Действие уголовно- процессуального закона в отношении

1 См.: УПК Киргизской ССР. - Фрунзе., 1986. Ст.ст. 25,26,120.

зз”

иностранных граждан и лиц без гражданства)1. Здесь заслуживает внимания ст.31 УПК РСФСР, который изложен в следующей редакции: “При необходи- мости выполнения отдельных судебных или следственных действий или при- нятия розыскных мер на территории других союзных республик суды, следо- ватели и органы дознания по делам, находящимся в их производстве, непо- средственно сносятся с соответствующими органами других союзных респуб- лик.

Суды, следователи и органы дознания РСФСР обязаны были в пределах своей компетенции исполнять поручения соответствующих органов других союзных республик.

При необходимости передачи уголовного дела в орган предварительного следствия, дознания или суд другой союзной республики дело направлялось соответственно через Прокурора РСФСР или Председателя Верховного Суда РСФСР”2.

Учитывая, что при оказании правовой помощи по уголовным делам применяется внутреннее законодательство каждой стран. Национальное зако- нодательство должно регулировать сношение государства по уголовным де- лам. На сегодняшний день в УПК. Кыргызской Республики, основополагаю- щими остались вышеупомянутые статьи, где их порядок определяется законодательством Союза ССР и Киргизской ССР, и международными договорами, заключенными СССР и Киргизской ССР с соответствующими государствами. Однако эти статьи не обеспечивают всесторонней правовой помощи. Национальное законодательство не предусматривает даже обязанности выполнения обычных поручений судов о допросе свидетелей по уголовным делам, ведущимся в других странах СНГ.

1 См.: УПК РСФСР. - М., 1990. Ст.ст. 31, 32,33.

2 См.: УПК РСФСР. - М., 1990. Ст. 31.

34’

В проекте УПК Российской Федерации, опубликованном в сентябре 1995 года в газете “Юридический вестник”, проблема правовой помощи по уголовным делам, выделена в отдельный раздел XYL, которая изложена следующей редакции: “Основные положения о порядке взаимодействия судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими учреждениями и должностными лицами иностранных государств по уголовным делам”.

Сюда относятся глава пятьдесят первая: “Взаимодействие судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими учреждениями и должностными лицами иностранных государств в порядке оказания правовой помощи по уголовным делам”.

Глава пятьдесят вторая: “Выдача лица для привлечения к уголовной ответственности или для исполнения приговора”, глава пятьдесят третья: “Передача лица, осужденного к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является”1.

Конечно, данный раздел проекта УПК детально и последовательно рассматривает взаимодействие иностранных государств по уголовным делам, но вместе с тем, в ст. 516: “Исполнение требования о выдаче иностранного государства”, говорится, при наличии требований нескольких государств о выдаче лица решение, о том, какому государству лицо подлежит выдаче, принимает Генеральный прокурор Российской Федерации, но чем он при этом руководствуется не оговаривается.

На наш взгляд, здесь можно было бы указать, что в данном случае является основанием предпочтения одного государства другому.

ф ! См.: Проект УПК Российской Федерации .//Юридический вестник. -М., 1995.

С. 3-28.

35’

Далее ст. 519, предусматривает срок содержания лица под стражей в 30 суток, но по нашему мнению, учитывая масштабы территории Российской Федерации, можно было бы оговорить об установлении данного срока до 60 суток.

В перечень для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора (ст. 525) следует включить сведения о наличии судимости.

Учитывая такие принципы уголовного процесса, как охрана прав и свобод граждан при производстве по уголовным делам, презумпция невиновности, на наш взгляд, необходимо было в данном разделе указанного проекта УПК, отдельной статьей предусмотреть порядок назначения защиты при ис- полнении просьб о возбуждении уголовного преследования.

Что касается проекта уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики 1995 года, то он ограничился единственной статьей 10, изложен- ной в следующей редакции: “Порядок сношения судей или судов, прокуроров и следователей с соответствующими учреждениями иностранных государств”, где говорится: “Порядок сношения судей или судов, прокуроров и следователей с судебно-следственными органами иностранных государств, а равно порядок выполнения поручений соответствующих органов иностранных государств определяется законодательством Кыргызской Республики и международными договорами, заключенными Кыргызской Республикой с соответствующими государствами”1. Несовершенство данной статьи начинается с названия, где нет упоминания об органах дознания.

В связи с чем, по нашему мнению, в данной статье следует после слова “следователей” добавить через запятую “органов дознания”. Далее, как нам представляется нельзя ограничиться одной статьей, а необходимо выделить

1 См.: Проект УПК Кыргызской Республики//Слово Кыргызстана. -Бишкек., 1995. С. 2-25.

36

данную проблему в отдельный раздел, аналогично проекта УПК Российской Федерации, с учетом особенностей национального законодательства Кыргыз- ской Республики, а также высказанных в адрес проекта УПК РФ предложе- ний. Но все это только проекты и предложения, которые будем надеяться, в недалеком будущем, в более качественном виде, будут приняты Законода- тельными собраниями.

Мы рассмотрели только инсгатуты правовой помощи по уголовным делам, применительно внутренних законодательств, и те первые шаги, которые делаются в этом направлении в Российской Федерации и Кыргызской Респуб- лике.

Как мы указывали выше, в международной практике правовая помощь по уголовным делам рассматривается отдельным институтом от института выдачи. Выдача, как институт оформилась раньше правовой помощи по уго- ловным делам. Если Европейская Конвенция о выдаче была заключена 13 декабря 1957 года1, то Европейская Конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам заключена 20 апреля 1959 года2. Если Европейская Конвенция заключена только о взаимной правовой помощи по уголовным делам, то в свое время Советский Союз заключил с рядом государств в области правовых отношений договоры о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, т.е. не выделяя правовую помощь по уголовным делам. Такие договоры были заключены СССР с Народной Республикой Албанией (вступил в силу 29 марта 1959 г.), Народной Республикой Болгарией (вступил в силу 28 апреля 1958 г.), Венгерской Народной Республикой (вступил в силу 4 января 1959 г.), Германской Демократической Республикой (вступил в силу 12 июня 1958 г.), Корейской Народно-Демократической Республикой (вступил в силу 6

‘См.: Совет Европы: Серия Европейских договоров. № 24.1957. 2 См.: Совет Европы: Серия Европейских договоров. № 30. 2959.

37

марта 1958 г.), Монгольской Народной Республикой (вступил в силу 4 января 1959 г.), Польской Народной Республикой (вступил в силу 8 июня 1958 г.), Румынской Народной Республикой (вступил в силу 19 сентября 1958 г.), Че- хословацкой Республикой (вступил в силу 10 мая 1958 г.) и с Социалистиче- ской Федеративной Республикой Югославией (вступил в силу 26 мая 1963 г.)1 и т.д.

В развитие этого направления сотрудничества 19 июня 1959 г. было принято постановление №2 Пленума Верховного Суда СССР “О вопросах, связанных с выполнением судами договоров с иностранными государствами об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным де- лам”2. Далее последовали постановление № 5 от 30 мая 1967 г. и постановле- ние № 6 от 11 июля 1972 г.3, в которых Пленум Верховного Суда СССР дает судам руководящие разъяснения по обеспечению неуклонного и точного вы- полнения договоров с иностранными государствами. 28 февраля 1972 г. была разработана Инструкция о порядке оказания судами и органами нотариата СССР правовой помощи учреждениям юстиции иностранных государств и о порядке обращения за правовой помощью к этим учреждениям, утвержденная Министерством юстиции СССР4. К данной Инструкции были приложены формуляры, которыми должны были пользоваться суды при оказании правовой помощи. Изменения и дополнения в нее были внесены 26 июня 1985 г.

См.: Сборник Международных договоров Российской Федерации по оказа- нию правовой помощи. - М., 1996 г. С. 102-544.

2 См.: Сборник международных договоров Российской Федерации по оказа нию правовой помощи. - М., 1996. С. 606-610.

3 См.: Сборник международных договоров Российской Федерации по оказа нию правовой помощи. - М., 1996. С. 606-610.

4 См.: Там же. С. 585-605.

38

Указанная Инструкция была направлена на места с сопроводительным пись- мом Министерства юстиции СССР от 9 марта 1972 г., в котором определяется порядок сношения с учреждениями юстиции иностранных государств. Затем была принята Конвенция о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются1. Данная Конвенция от 19 мая 1978 года, ратифицирована Президиумом Верховного Совета СССР 3 апреля 1979 года и вступила в силу 26 августа 1979 г. Уже по состоянию на 1 января 1988 г. участниками Конвенции являлись: Болгария, Венгрия, ГДР, КНДР, Куба, МНР, ПНР, СССР, Чехословакия. Заслуживает особого внимания Постановление Президиума Верховного Совета СССР “О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам”, принятое 21 июня 1988 г.2, которое устанавливает, что:

Министерство юстиции СССР издает по согласованию с Верховным Судом СССР инструкцию о порядке оказания правовой помощи судами и го- сударственным нотариатом;

Генеральный прокурор СССР издает по согласованию с Министерством внутренних дел СССР и Комитетом государственной безопасности СССР ин- струкцию о порядке исполнения договоров о правовой помощи органами прокуратуры, внутренних дел и государственной безопасности;

?Министерство юстиции СССР и Прокуратура Союза ССР в случае необ- ходимости разрабатывают по согласованию с Министерством иностранных дел СССР образцы формуляров, используемых при оказании правовой помощи.

1 См.: Там же. С. 26-30.

2 См.: Постановление Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. № 9132-Х1.//Ведомости Верховного Совета СССР. 1988. № 26. Ст. 428.

39

Мы проследили развитие института правовой помощи по уголовным делам, когда существовал Советский Союз и бывшие республики, входящие в СССР, были в едином правовом пространстве.

Теперь рассмотрим развитие института правовой помощи по уголовным делам после распада Советского Союза и образования Содружества Незави- симых Государств1. В ст. 2 Соглашения о создании Содружества Независимых Государств говорится: “В целях создания условий, необходимых для реализации названного Соглашения, установить, что на территории РСФСР до принятия соответствующих законодательных актов РСФСР нормы бывшего Союза ССР применяются в части, не противоречащей Конституции РСФСР, законодательству РСФСР и настоящему Соглашению”. Согласно этому, перечисленные двусторонние договоры о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам являются важной составной частью международно-правового наследия, полученного Россией как государством-правопреемником СССР.

С преобразованием правовых отношений между бывшими республиками СССР появилась необходимость поиска новых путей сотрудничества. В развитие этого направления сотрудничества Российская Федерация заключила ряд двусторонних договоров о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам (в 1992 г. - с Республикой Кыргызстан, Литовской Республикой, Азербайджанской Республикой и Китайской Народной Республикой, в начале 1993 г. - с Эстонской Республикой, Латвийской Республикой и Республикой Молдова, в 1994 г.- Декларация о намерениях по сотрудничеству в области оказания правовой помощи по гражданским и уголовным делам между

1 См.: Постановление Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 г. О ра- тификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств .//Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1991. № 51. Ст. 1798.

40

Министерством юстиции Российской Федерации и Департаментом юстиции и полиции Швейцарской Конфедерации, в 1995 г. - с Республикой Грузия, Со- глашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Соединенных Штатов Америки о сотрудничестве по уголовно-правовым во- просам и т.д.)1-

Но наряду с этим, регулировать данные правовые отношения должны национальные законодательства.

Что касается уголовного преследования лиц, подлежащих экстрадиции, то в Конституции РФ (ст.61) и Декларации прав и свобод человека и гражданина2 (ст. 5) закреплена лишь невозможность выдачи иностранному государству собственных граждан, порядок и условия выдачи решаются в каждом конкретном случае по-разному.

В Российской Федерации с 1 января 1997 года вступил в действие новый Уголовный кодекс, где ч. 1 ст. 12 регламентирует порядок уголовного пресле- дования собственных граждан, совершивших преступления вне пределов Рос- сийской Федерации.

Ст. 13 изложенная в следующей редакции: “Выдача лиц, совершивших преступления”, состоящая из двух частей, в некоторой степени регламентиру- ет данный институт3. Так, в ч. 1 данной статьи говорится: “Граждане Россий- ской Федерации, совершившие преступление на территории иностранного го- сударства, не подлежат выдаче этому государству” и, в ч. 2.: “Иностранные

Тексты перечисленных актов см.: Сборник Международных договоров Рос- сийской Федерации по оказанию правовой помощи. -М., 1996.

2 См.: Декларация прав и свобод человека и гражданина. Принят 22.11.1991. Ст. 5.

3 См.: Статью 13 Уголовного кодекса РФ, введенного в действие с 1 января 1997г.М. 1996г.

??» • , , ?

граждане и лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации и находящиеся на территории Российской Федерации, могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором Российской Федерации”.

Проект УК Кыргызской Республики имеет ст. 6 “Действие Уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление за пределами Кыргыз- ской Республики”, которая состоит из 3 частей1. В ч.1 говорится: ‘Траждане Кыргызской Республики, а также постоянно проживающие в Кыргызской Республике лица без гражданства, совершившие преступление за пределами Кыргызской Республики, если они привлекаются к уголовной ответственности или преданы суду на территории Кыргызской Республики и не понесли наказания по приговору суда иностранного государства, подлежат ответственности по настоящему кодексу”. Части 2 и 3 аналогичны частям 1 и 2 ст. 13 УК РФ, из приведенного можно сделать вывод, что в проекте УК КР сделана попытка предусмотреть порядок уголовного преследования граждан, совершивших преступления за пределами страны, но это только проект.

По нашему мнению, в проекте УК Кыргызской Республики и УК Российской Федерации следует обозначить отягчающие и смягчающие обстоятельства, при исполнении просьб иностранного государства о возбуждении уголовного преследования.

Кроме того, в законе следует указать орган, который должен принять решение о выдаче. В соответствии с Постановлением Президиума Верховного

‘См.: Проект УК Кыргызской Республики / Слово Кыргызстана. 1996. 22 но- ября.

42”

Совета СССР от 21 июня 1988 г. решение этого вопроса было возложено на Генерального прокурора СССР1.

В то же время необходимо отметить, что еще в бытность СССР внутреннее законодательство о выдаче лиц, совершивших преступление отсутствовало и данные вопросы решались на основании упомянутых двусторонних договоров о правовой помощи.

Однако следует заметить, что и в этих документах также нет соответст- вующих положений по данным вопросам. Если, например, Россия в соответ- ствии с применяемыми ею договорами о правовой помощи с Польшей, Венг- рией, Грецией, Алжиром и другими странами - бывшими партнерами СССР по договорам - обязана была выдать этим странам по их просьбе лицо, совер- шившее преступление на условиях, предусмотренных соответствующими до- говорами, то обращенная к России аналогичная просьба Италии или Финляндии должна быть отклонена, так как Договор СССР о правовой защите и правовой помощи с Финляндией от 11.08.78 г. не имел положений о выдаче, а Договор с Итальянской Республикой от 25.01.79 касался только сотрудничества по гражданским делам.

На территории России, как уже упоминалось, как государства- преемника правоотношений СССР продолжают действовать многосторонние конвенции с участием СССР, затрагивающих правовую помощь по уголовным делам.

К сожалению, другие страны СНГ, в том числе Кыргызская Республика, как правило, занимают позицию, согласно которой действие соответствующих конвенций, принятых в бытность СССР, на их территориях не осуществля- лось.

‘См.: Постановление Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. № 9132-Х1//Ведомости Верховного Совета СССР. 1988. № 26. Ст. 3.

43

На наш взгляд, внутреннее правовое регулирование гражданам и юри- дическим лицам стран СНГ не обеспечивает действенную правовую защиту в сфере уголовного судопроизводства за пределами своей страны. В определенном смысле они оказались в странах СНГ, защищенными даже слабее, чем граждане других государств, с которыми у России договоры есть.

Неудовлетворительным остается и положение с оказанием взаимной правовой помощи по уголовным делам судами, органами следствия, прокуратуры и дознания стран СНГ.

В защите при этом нуждаются не только граждане стран СНГ, но и другие лица, которые проживают в данных странах, не являясь их гражданами, - таких людей (лиц без гражданства, иностранных граждан) достаточно много.

Следует обеспечить четкое и надежное правовое сотрудничество право- охранительных органов в части быстрого и доброкачественного выполнения ими взаимных поручений. Следует также предпринять меры по сохранению, по возможности, существовавших в едином правовом пространстве связей.

По этому вопросу заслуживает внимания точка зрения В.Ф. Цепелева, который пишет: “Способы согласования внутригосударственного и международного права различны и зависят, от законодательства и правоприменительной практики конкретного государства. Наиболее распространенным термином для обозначения процесса такого согласования является “трансформация”. Она происходит во всех случаях, когда внутригосударственное право приводится в соответствие с международным, даже если формулировки того или иного международного договора могут породить представ-

44

ление о непосредственном применении его положений для регулирования внутригосударственных отношений1”.

Вместе с тем, следует отметить, что ныне речь идет о независимых го- сударствах и сохранение тесных прежних правовых связей, возможно только на межгосударственном уровне. Путем заключения с каждой из бывших со- юзных республик двустороннего договора о правовой помощи по уголовным делам или подписания межгосударственной конвенции.

По нашему же мнению каждый из них имеет свое преимущество. Ясно, что при двусторонней договоренности можно полнее учесть взаимные интересы именно данных двух стран-партнеров, детальнее урегулировать их отно- шения.

В то же время межгосударственная конвенция, во-первых, дает возможность достигнуть единообразного регулирования, обеспечивающего общий подход к решению вопросов правовой помощи на всей территории бывшего СССР, что особенно важно с учетом рассредоточения граждан каждого из го- сударств по всей территории бывшего СССР.

Во-вторых, гражданам и учреждениям юстиции обращаться к единому межгосударственному договору (конвенции), несомненно, будет удобнее, что облегчает применение конвенции на практике.

Но следует иметь в виду, что заключение многосторонних межгосудар- ственных конвенций обычно обусловлен трудностями в согласовании позиций сразу многих государств, каждое из которых имеет свою правовую систему, свои законодательные нормы. В этом отношении двум государствам, конечно, легче найти взаимоприемлемое решение. Но в отношении стран СНГ эти

1 См.: Цепелев В.Ф. Некоторые проблемы совершенствования правовой осно- вы борьбы с преступностью на территории СНГ// Труды Академии МВД Рос- сийской Федерации.-М., 1996. С. 27-28.

45”

трудности в силу исторически сложившихся обстоятельств практически почти полностью снимаются: налицо значительная близость, а то и полное совпадение внутреннего уголовного и уголовно-процессуального законодательства бывших союзных республик в сфере отношений с участием иностранцев. Посвященные этим отношениям разделы уголовных и уголовно-процессуальных кодексов имеют общее происхождение.

В связи, с чем возникает вопрос: зачем конвенция, если внутреннее за- конодательство стран СНГ настолько близко? Но законодательство это неполно, в частности не регламентируют правовую помощь по уголовным делам, устарело и, несомненно, будет изменяться новыми государствами, что и происходит в настоящее время.

В то же время остающаяся в наследство от времен СССР близость способов законодательного регулирования облегчает поиск и внедрение устраи- вающих всех и более современных решений.

Надо также иметь в виду, что заимствование зарубежной практики не должно носить характер механического перенесения. Нужно учитывать, что каждый отдельный институт в зарубежных правовых системах - это всего лишь элемент отлаженного, сбалансированного механизма, который может и не сработать в наших условиях.

Немаловажно и то обстоятельство, что участники Содружества в равной мере заинтересованы в продолжении правового сотрудничества.

С учетом высказанных позиций, взаимной заинтересованности государств Содружества в скорейшем правовом регулировании правовых отношений, налаживания практического взаимодействия и необходимости оказания друг другу правовой помощи по уголовным делам на новых правовых основа- ниях была подписана Минская Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, подписание которой состоялось 22.01.93г. в городе Минске, в целях усовершенствования и бо-

46

лее быстрого развития института правовой помощи между государствами - членами СНГ.

Конвенция охватывает максимально широкий круг вопросов правовой помощи по уголовным делам, но вместе с тем, в практической реализации по- ложений Конвенции возникают определенные проблемы, в частности отсутствует целостный механизм оказания правовой помощи по уголовным делам. Требуют доработки отдельные статьи, в связи, с чем в настоящее время проводится определенная работа.

27-28 декабря 1995 года состоялось совещание экспертов государств- участников Содружества по внесению изменений и дополнений в Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года, инициаторами, которых были Совещания министров внутренних дел и генеральных прокуроров государств-участников СНГ, с учетом проблем, возникающих в практической реализации положений Конвенции.

19 апреля 1996 года состоялось совещание полномочных представителей и экспертов государств-участников СНГ по окончательному согласованию текста проекта Протокола к Конвенции и рассмотрению проектов других до- кументов: “О проекте типового Договора между государствами-членами СНГ о выдаче преступников”, “О проекте Договора о порядке пребывания и взаимодействия работников, правоохранительных органов на территории государств-участников Содружества”.

Текст проекта Протокола к Конвенции участники совещания решили одобрить для внесения его на рассмотрение очередных заседаний уставных и высших органов Содружества Независимых Государств.

Кроме того, в целях создания в дальнейшем единого документа, более удобного в применении для практических работников и граждан, участники

47’

совещания пришли к выводу необходимым поставить вопрос о выработке новой редакции Конвенции.

Далее Совет министров иностранных дел государств-членов Содружества с участием представителей Совета министров внутренних дел и Координа- ционного совета генеральных прокуроров государств-участников Содружества 17 октября апреля 1996 года рассмотрел проект Протокола к Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года и признал целесообразным их доработать с учетом поступивших замечаний и предложений.

12-14 ноября 1996 года в Исполнительном Секретариате Содружества (г. Минск) прошло совещание полномочных представителей государств- участников и органов СНГ по доработке и согласованию проекта Протокола к Конвенции.

Исходя из стремления сохранить и развивать сотрудничество 14 сентября 1992 г. был заключен двухсторонний Договор между Российской Федерацией и Республикой Кыргызстан “О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам”. Аналогичные Договора Кыргызская Республика заключила с Республикой Казахстан 4 июля 1996 г., Китайской Народной Республикой 6 июля 1996 г., Республикой Узбекистан 24 декабря 1996 г., Латвийской Республикой 14.04.1997 г. Принят Закон от 27 мая 1994 г. “О заключении, ратификации, исполнении и денонсации между- народных договоров Кыргызской Республики”. 5 апреля в г. Ташкенте под- писано Соглашение между Правительством Республики Казахстан, Прави- тельством Кыргызской Республики и Правительством Республики Узбекистан “О сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ и злоупотреблениями”, 4 мая в г. Ташкенте подписан Меморандум “О взаимопонимании и сотрудничестве в области контроля за

48’

незаконным производством, оборотом, злоупотреблении наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров”.

Теперь рассмотрим развитие института правовой помощи по уголовным делам между ведомствами.

8 октября 1992 г. было заключено соглашение о правовой помощи и со- трудничестве между органами прокуратуры республик Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Российской Федерацией. 18 февраля 1996г. Генеральные про- куроры республик, являющихся субъектами Содружества Независимых Государств, условились об общих принципах взаимодействия и сотрудничества между прокуратурами.

19 января 1996 года в г. Москве Совет глав государств Содружества Не- зависимых Государств, заслушав информацию Генерального прокурора Рос- сийской Федерации Ю.И. Скуратова об итогах совещания генеральных прокуроров государств-участников СНГ, состоявшегося 6-7 декабря 1995 года в г. Москве, решил:

одобрить инициативы совещания генеральных прокуроров государств участников Содружества Независимых Государств в области сотрудничества в борьбе с преступностью и укреплении правопорядка в государствах Содружества.

В преддверии празднования 275-летия российской прокуратуры в Москве, 6 января 1997 года состоялось очередное совещание Генеральных прокуроров государств - членов СНГ, где принято решение Координационного совета Генеральных прокуроров государств СНГ, в частности, предусмотрено: провести совместное заседание Координационного совета Генеральных про- куроров и Совета министров, внутренних дел в целях объединения усилий по реализации Межгосударственной программы совместных мер борьбы с орга- низованной преступностью и иными видами особо опасных преступлений на территории государств-участников СНГ на период до 2000 г. и Соглашения в

49

борьбе с преступлениями в сфере экономики; рекомендовать всем прокурату- рам государств СНГ усилить контроль за исполнением международных след- ственных поручений по уголовным делам, подготовкой и рассмотрением хо- датайств о выдаче граждан, подозреваемых в совершении преступлений.

24 апреля 1992г. в Алма-Ате состоялось совещание министров внутренних дел бывших союзных республик (кроме Республики Молдовы и стран Балтии). Данное совещание проводилось по поручению своих правительств, в развитие достигнутых 13 марта 1992г. в Москве договоренностей и по нему было принято Соглашение “О взаимодействии Министерств внутренних дел независимых государств в сфере борьбы с преступностью”. Позднее к согла- шению присоединилась Республика Молдова.

Основываясь на положениях данного Соглашения, руководители Мини- стерств внутренних дел 3 августа 1992 года в городе Чолпон-Ата Кыргызской Республики подписали два Соглашения, первое “О взаимоотношениях мини- стерств внутренних дел в сфере обмена информацией”, где в приложении к Соглашению дается перечень информации, предоставляемой в межгосударст- венный информационный банк. На данном совещании было принято и второе Соглашение между министерствами внутренних дел “О сотрудничестве в области обеспечения материально-техническими средствами и изделиями специальной техники”.

13 мая 1993 г. в Ереване подписано Соглашение о сотрудничестве между Министерствами внутренних дел по технико-криминалистическому обеспече- нию оперативно-служебной деятельности. Соглашение подписано представи- телями МВД Республики Армения, Республики Беларусь, Республики Грузия, Республики Казахстан, Республики Кыргызстан, Республики Молдова, Российской Федерации, Республики Таджикистан, Туркменистана, Республики Узбекистан, Украины, Эстонской Республики.

50”

МВД Российской Федерации, расширяя свои международные связи, за период с 1990г. по 1993г. заключили соглашения и меморандумы с МВД Италии, Республики Кипр, Австрийской Республики, Венгрии, Франции, Румынии, Монголии, Турции, Польши, КНР, Болгарии, Канады и Социалистической Республики Вьетнам.

Принятые конвенции, соглашения и договоры, как нам представляется, имеют большое практическое значение как в юридическом, социальном ас- пектах, так и в политической, экономической стабилизации отношений государств - участников. Это характеризует подписавших их государства в качестве независимых членов мирового сообщества, действительности подлинных субъектов международного права. Если Российская Федерация, являясь правопреемником СССР, приняла на себя и другие обязательства по заключенным ранее Союзом конвенциям и договорам, то бывшие союзные республики в т.ч. и Кыргызская Республика приступили к освоению института правовой помощи по уголовным делам практически с нуля.

Значение всех этих актов, как межгосударственных, так и межведомст- венных, огромно и в профилактике, и в предупреждении, и в раскрытии пре- ступлений, носящих как межгосударственный, так и национальный, внутригосударственный характер. Заключая соглашение о правовой помощи, как и любой другой международный договор, подписывающие его стороны должны гарантировать, что предусматриваемые в нем положения всякий раз вступят в действие, когда в их взаимных контактах возникнут те отношения, регулировать которые оно призвано. Характерным положением института правовой помощи по уголовным делам является то, что государство, возбуждающее соответствующее ходатайство, в полной мере сохраняет свой судебный суверенитет - оно оставляет за собой исключительное право рассмотрения уголовного дела, назначения и исполнения наказания, и именно реализации этого права и служит институт правовой помощи по уголовным делам.

51

Данный институт может послужить сближению правовых систем разных государств и шагом на пути создания единого правового пространства. Здесь уместно процитировать Л.Богораз, которая отмечает: “В Европейском сооб- ществе каждое государство живет по собственным законам, и многие из них имеют собственные конституции. Однако их конституции базируются на еди- ных принципах права, и таким образом можно считать правовое пространство ЕС единым”1.

Являясь, многие годы (еще со времен Союза ССР) информационным и аналитическим центром, МВД Российской Федерации оказывало и в состоя- нии оказывать неоценимую помощь другим странам ближнего зарубежья в борьбе с преступностью на межгосударственном уровне.

Применительно к теме настоящего исследования, можно констатировать, что восстановление прежних следственных и оперативно- криминалистических связей правоохранительных органов России и Кыргыз- стана необходимо так же, как и восстановление экономических и других не- обходимых отношений между новыми суверенными государствами.

Только комплекс взаимосвязанных и взаимосогласованных актов меж- дународного права, общего права СНГ и национального законодательства позволит создать правовую основу взаимодействия суверенных государств в рамках СНГ.

1 См.: Богораз Л. Один закон для всех?: Реально ли разработать правовую модель для СНГ или даже одной Российской Федерации // Новое время. - М.,1993.№30. С. 23.

52

§3. Нормативно-правовые основы правовой помощи по уголовным делам.

Нормативно-правовой основой правовой помощи по уголовным делам является международный договор. В международном праве этим собиратель- ным (родовым) понятием охватываются договоры, конвенции, соглашения, пакты, протоколы, обмен письмами или нотами. Могут использоваться договоренности и под иными наименованиями1.

В зависимости от того, каким органом государства от его имени заключены договоры, они подразделяются на межгосударственные2, межправитель- ственные3 и межведомственные4.

По количеству государств-участников международных актов их следует квалифицировать на две группы - двусторонние и многосторонние.

Межгосударственные правовые акты по вопросам борьбы с преступностью отличаются от межведомственных международных соглашений по этим вопросам. Первые заключаются от имени государств и подлежат ратификации органами законодательной власти, вторые - центральными правоохранитель-

1 См.: Ст.1 Федерального закона Российской Федерации “О международных договорах Российской Федерации” от 16 июня 1995 г. № 101-ФЗ.

2 Например, Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по граж данским, семейным и уголовным делам от 22.01.1993года.

3 Например, Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Соединенных Штатов Америки от 30 июня 1995 года. “О со трудничестве по уголовно-правовым вопросам”.

4 Например, Соглашение о взаимодействии министерств внутренних дел неза висимых государств в сфере борьбы с преступностью от 23-24 апреля 1992 го да.

53

ными органами (по поручению своих правительств, либо без таких поручений) и ратификации не подлежат.

Результаты мероприятий, выполненных правоохранительными органами государств в силу актов второго вида являются вспомогательными, при решении процессуальных задач и конкретных вопросов по уголовным делам. С учетом их оперативного и тактического характера эти результаты правомерно могут быть использованы лишь при планировании работы по уголовным делам, выдвижении версий, установлении источников доказательственной информации, а также для предупреждения и пресечения других преступлений, установления местонахождения подозреваемых и обвиняемых, вещественных доказательств и документов, получения ориентирующей информации.

В настоящее время мировая практика международного сотрудничества в борьбе с преступностью выработала два вида взаимодействия правоохрани- тельных органов:

1) в порядке оказания правовой помощи по уголовным делам в рамках уголовного процесса; 2) 3) вне рамок уголовного процесса. 4) Первый вид взаимодействия используют органы уголовного судопроиз- водства сотрудничающих государств. Это государственные органы, наделен- ные компетенцией осуществлять производство по уголовным делам. Приме- нительно к производству по уголовным делам в Кыргызской Республике, как и в Российской Федерации, являются органы уголовного судопроизводства в лице органов дознания, предварительного следствия и правосудия.

Второй вид взаимодействия осуществляется вне рамок уголовного судо- производства и представляет собой использование не процессуальных мето- дов и средств борьбы с преступностью: розыскных, криминалистических, профилактических, оперативно-розыскных, организационных.

54

Так, например, в качестве первого вида можно привести заключенную в Минске 22.01.93г. Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам1, которая в настоящее время является основной нормативно-правовой основой сотрудничества стран СНГ по оказанию правовой помощи по уголовным делам.

22 января 1993г. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам была подписана в Минске следующими государствами: Арменией, Белоруссией, Казахстаном, Кыргыз- станом, Молдавией, Россией, Таджикистаном, Туркменистаном, Узбекиста- ном, Украиной. Ратифицирована Россией 4 августа 1994 г. Федеральным за- коном Российской Федерации № 16-ФЗ, Кыргызстаном 17 мая 1995 года П.№ 59/1. Обмен ратификационными грамотами произошел 2 января 1996 г. По- становление Законодательного собрания № 76/1, ратификационная грамота № 2.

При подготовке и подписании Конвенции государства-участники исходили из следующих принципиальных соображений:

  • Конвенция является международным договором стран СНГ - само- стоятельных равноправных независимых государств, требующим ратифика- ции их высшими законодательными органами. Что касается присоединения к ней других, не участвующих в СНГ государств, то ст. 86 допускает такую возможность;
  • Конвенция не исключает возможность заключения участвующими в ней государствами двусторонних договоров о правовой помощи, в которых в большей мере могут быть учтены их взаимные интересы, Минская Конвенция призвана создать столь необходимую сейчас общую правовую базу в данной
  • 1 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. -М., 1995. № 17. Ст. 1462. Вступил в силу 10 декабря 1994 года. Далее Минская Конвенция.

55

сфере отношений стран СНГ, но она никак не исключает более тесных дву- сторонних правовых связей;

  • нормы Конвенции, как международного договора, имеют преимущество перед нормами внутреннего законодательства в случаях их расхождения; правила о приоритете международных договоров перед внутренним законодательством содержатся в конституциях некоторых стран СНГ1 (Кыргызстан не отдает приоритет международным договорам)2;
  • Конвенция охватывает максимально широкий круг вопросов правовой помощи, и по объему регулирования приближается к двусторонним договорам СССР с восточноевропейскими странами о правовой помощи. Она стала первым единым документом, в котором всесторонне урегулированы правовые связи стран СНГ;
  • хотя Конвенция исходит из стремления сохранить существовавшие ранее в едином правовом пространстве близкие правовые связи бывших республик СССР, она, в то же время учитывает, что теперь это добровольное согла- шение самостоятельных независимых государств. Поэтому в ней учтен меж- дународный опыт сотрудничества государств в борьбе с преступностью.
  • Кроме норм о правовой помощи, Конвенция, как и двусторонние договоры, содержит весьма важные правила, относящиеся к положению иностранцев, а также коллизионные нормы, определяющие подлежащее применению право.

1 См.: п.4 ст.15 Конституции России.

2 См.: п.З ст. 12 Конституции Кыргызской Республики. “Ратифицированные Кыргызской Республикой межгосударственные договоры и иные нормы меж дународного права являются составной и непосредственной действующей ча стью законодательства Кыргызской Республики”.

56’

Несколько подробнее остановимся на ряде положений Конвенции имеющих непосредственное отношение к теме диссертационного исследования.

Правовая защита граждан и юридических лиц. Принципиально важно, что ст.1 предусматривает: “1. Граждане каждой из Договаривающихся Сторон, а также лица, проживающие на ее территории, пользуются на территориях всех других Договаривающихся Сторон в отношении своих личных и иму- щественных прав такой же правовой защитой, как и собственные граждане данной Договаривающейся Стороны”, “2. Граждане каждой из Договариваю- щихся Сторон, а также другие лица, проживающие на ее территории, имеют право свободно и беспрепятственно обращаться в суды, прокуратуру и иные учреждения других Договаривающихся Сторон, к компетенции которых относятся гражданские, семейные и уголовные дела (далее - учреждения юстиции), могут выступать в них, подавать ходатайства, предъявлять иски и осуществлять иные процессуальные действия на тех же условиях, что и граждане данной Договаривающейся стороны”. То есть, обеспечивается свободный - на тех же условиях, что и собственным гражданам, - доступ лиц в суды, прокуратуру и иные учреждения, к компетенции которых относятся уголовные дела.

Надо обратить внимание на то, что в ст.1 речь идет о гражданах догова- ривающихся сторон, независимо от места их проживания. Таким образом, к собственным гражданам Кыргызстана, например, приравниваются в этом го- сударстве граждане Российской Федерации - как те, которые живут в России, так и те, которые живут в другом государстве.

К собственным гражданам каждой из стран-участниц ст.1 Конвенции приравнивает и других лиц, не являющихся гражданами других стран- участниц, но только если они проживают на территории какой-либо из стран-участниц. Таким образом, постоянно проживающий, например, в России гражданин, имеющий гражданство одной из стран СНГ или любого другого ино-

57

странного государства, либо лицо без гражданства будут в отношении право- вой защиты, как и любой гражданин России, приравнены в каждой из стран СНГ к ее собственным гражданам. При рассредоточении граждан СНГ по территории бывшего СССР это правило будет иметь большое практическое значение. Надо сказать, что в международной практике подобные нормы можно встретить, например, в Гаагской конвенции 1980 года о доступе к правосудию за границей. В двусторонних же договорах о правовой помощи речь идет только о гражданах договаривающихся государств.

Принцип приравнивания распространен в ст.1 Конвенции и на юридических лиц. Вопрос о том, каких юридических лиц считать принадлежащими стране-участнице (учрежденных на ее территории по ее законодательству или находящихся там, даже если они учреждены в другом государстве), может решаться по-разному. В законодательстве СССР традиционно использовался признак места учреждения. В России в некоторых новых законодательных актах используется и признак места нахождения юридического лица. Вопрос о выборе критерия оставался до последнего времени неопределенным. Однако с принятием Верховным Советом РФ решения о распространении на территорию России действия новых Основ гражданского законодательства СССР и союзных республик от 31 мая 1991г. появились основания с большей уверенностью встать на ту позицию, что в России иностранными юридическими лицами должны признаваться лица, учрежденные за пределами России по соответствующим иностранным законам. Это вытекает из ст. 161 Основ.

В Конвенции государственная принадлежность юридических лиц опре- деляется, исходя из места их учреждения. Такой подход, с нашей точки зре- ния, продолжил традицию союзного законодательства и соответствует зако- нодательной практике стран СНГ.

Нормы п. 3 ст.1 применяют данное положение и к юридическим лицам.

58

Порядок сношений при оказании правовой помощи (ст.5) не отличается от порядка, принятого в договорах о правовой помощи с восточноевропей- скими странами, при выполнении настоящей Конвенции компетентные учре- ждения юстиции Договаривающихся Сторон сносятся друг с другом через свои центральные органы, если только настоящей Конвенцией не установлен иной порядок сношений. Предложение о закреплении прямых непосредствен- ных связей между запрашивающим помощь учреждением, например, судом, рассматривающим дело, и учреждением, оказывающим такую помощь, при обсуждении проекта Конвенции не было поддержано с учетом того, что пере- сылка документов через центральные органы уголовного судопроизводства обеспечивает большую надежность и точность исполнения просьб.

Объем оказания помощи весьма широк. При этом приведенный в ст.6 перечень действий не является исчерпывающим. Он ограничен лишь требованием соответствия запрашиваемых действий законодательству государства, к которому обращена просьба. Специально предусмотрены такие виды помощи, как установление адресов лиц, проживающих на территориях стран-участниц, если это требуется для осуществления прав граждан, а также установление места работы и доходов лиц, к которым в другой стране-участнице предъявлены имущественные требования по гражданским, семейным и уголовным делам (ст. 16).

При исполнении поручений запрашиваемое учреждение будет применять в принципе свое законодательство. При решении вопроса о языке, ис- пользуемом в отношениях органов, ведущих производство по уголовным де- лам, как при оказании правовой помощи, так и по всем другим вопросам применения Конвенции (ст. 17), она исходит из того, что эти учреждения будут пользоваться языком своих государств, но для практического удобства и с учетом существовавшей ранее практики им предоставляется возможность пользоваться русским языком, как языком-посредником.

59’

Расходов, связанных с оказанием правовой помощи, запрашиваемое уч- реждение с запрашивающих властей требовать не будет (ст.18).

Как было сказано выше, Конвенция - международный договор само- стоятельных независимых государств. Подчеркивая это, ст. 19 предоставляет возможность отказа от правовой помощи, если ее оказание может нанести ущерб суверенитету или безопасности либо противоречит законодательству запрашиваемого государства. Это положение (“оговорка о публичном поряд- ке”) широко применяется в международной практике. Содержится оно и в большинстве двусторонних договоров России о правовой помощи. Вместе с тем, в отношениях с восточноевропейскими странами до сих пор не было по- водов для практического его применения. Надо думать, не будет таких пово- дов и в отношениях стран СНГ. В Конституции Российской Федерации (п.4 ст15) прямо оговорено: “Если международным договором Российской Феде- рации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то приме- няются правила международного договора”.

Как и договоры, о правовой помощи, Конвенция гарантирует неприкос- новенность свидетелю, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям, а также эксперту, явившимся по вызову в учреждение юстиции другого государства (ст.9).

Хотя практически на сегодняшний день, насколько известно, не возникает проблем с признанием официальных документов, выданных в других странах СНГ, такие проблемы в независимых государствах могут возникнуть. Граждане должны быть уверены в том, что представленный ими, например в суд, документ, выданный на территории другого государства СНГ, не будет отвергнут. Поэтому в Конвенцию включена ст. 13, обеспечивающая признание без легализации изготовленных или засвидетельствованных в одной из стран-участниц документов на территориях всех стран-участниц. Предусмотренная в ст. 15 обязанность предоставления центральными учреждениями юстиции друг

60’

другу информации по правовым вопросам может оказаться весьма актуальной, особенно в условиях динамичного развития законодательств стран СНГ.

Далее рассмотрим разграничение компетенции. Правила Конвенции о разграничении компетенции (часть 1 раздела II) являются значительным шагом вперед по сравнению с двусторонними договорами о правовой помощи: помимо правил о компетенции по отдельным категориям дел (они есть и в двусторонних договорах) Конвенция формулирует нормы о компетенции, носящие общий характер.

Весьма актуальны правила о выдаче, особенно при отсутствии разрабо- танного внутреннего законодательства в этой области. Они сформулированы в Конвенции, в основном, на базе экстрадиционных норм, имеющихся в договорах СССР о правовой помощи. Среди оснований отказа в выдаче - наличие у лица, выдача которого требуется, гражданства запрашиваемого государства (ст.57 Конвенции). Это соответствует ст.61 Конституции РФ и ст.1 Закона о гражданстве РСФСР от 28 ноября 1991г. Расходы, вызванные выдачей, возлагаются на государство, на территории которого они возникли, а расходы, связанные с транзитной перевозкой лиц, выданных третьим государством, - на государство, обратившееся с ходатайством о такой перевозке (ст.71). В статье 72 предусмотрена обязанность каждой из стран-участниц осуществлять в соответствии со своим законодательством по поручению другого государства уголовное преследование против собственных граждан, подозреваемых в том, что они совершили на территории запрашивающего государства преступление. Если, например, гражданин Кыргызстана совершит в Москве преступление, после чего сразу уедет на родину, Кыргызстан, согласно Конвенции, выдавать его не обязана, но по просьбе Российской стороны она должна возбудить против него уголовное преследование.

Большое значение имеют положения статей 75-77 Конвенции, обеспе- чивающие согласования действий учреждений юстиции по уголовным делам

61

Положения этих статей являются новыми, в двусторонних договорах о правовой помощи они отсутствуют. Статья 75 предусматривает последствия осуществления в одной из стран-участниц уголовного преследования по просьбе другой страны-участницы. Если такое преследование (как в приведенном выше примере - преследование в Кыргызстане кыргызского гражданина, совершившего в России преступление и уехавшего на родину) закончилось вынесением приговора, то после вступления его в силу учреждения запрашивающего государства (в данном случае - России) уже не могут возбуждать уголовное дело в отношении данного лица, а возбужденное ранее дело должно быть, прекращено.

Таким образом, по нашему мнению, обеспечивается признание приговора, вынесенного в одной из стран-участниц, в другой стране-участнице.

Внутреннее законодательство, как известно, признания приговоров ино- странных судов не предусматривает. В статье 5 п. 9 УПК РСФСР говорится: “Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению: в отношении лица, о котором имеется вступивший в законную силу приговор по тому же обвинению либо определение или постановление суда о прекращении дела по тому же основанию”1, но данный документ действует только внутри государства. Исходя из этого лучше обратиться к римскому праву и процитировать его принцип, который лежит в основе Конвенции: “Nemo debet bis punire pro uno delikto”- никто не может быть дважды наказан за одно и то же преступление.

Не требует законодательство и обязательного учета при расследовании преступлений и рассмотрении уголовных дел смягчающих и отягчающих об- стоятельств, предусмотренных иностранными законами. Между тем, на практике нередки ситуации, когда те или иные обстоятельства, возникающие на

1 См.: Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР.- М.,1996. П.9. Ст.5.

62’

территории иного государства, требуют по-иному учитывать указанные об- стоятельства, чем государства того, суд которого рассматривает дело.

К примеру, законодательство иного государства, оценивает их как смяг- чающие либо отягчающие ответственность данного лица, а законы страны места рассмотрения дела их таковыми не признают. В соответствии со ст.76 Конвенции суд должен будет теперь их учитывать.

По нашему мнению, тем самым допускается применение по уголовным делам - в данных пределах - иностранных уголовно-правовых норм. Правило ст.76, несомненно, будет способствовать вынесению более справедливых при- говоров: в поле зрения суда окажется более широкий круг обстоятельств, имеющих значение для дела.

В ст.77 Конвенции в целях разграничения компетенции и определения подсудности учреждений стран-участниц по уголовным делам, которые два (или более) договаривающихся государства считают себе подсудными, уста- новлено, что компетентным является суд того государства, на территории ко- торого закончено предварительное расследование. Отныне это правило опре- деленно и удобно для применения на практике. Оно должно применяться, да- же если уголовно-процессуальное законодательство какой-либо другой стра- ны-участницы считает дело подсудным своим учреждениям. Представляется, что во исполнение ст.77 Конвенции материалы возбужденного в такой стране дела Должны с соответствующим постановлением передаваться по подсудно- сти в компетентное на основании этой статьи государство.

Конвенция предусматривает также передачу предметов, которые могут иметь значение доказательств в уголовном деле, орудий преступления и т.п. (ст.78), уведомление об обвинительных приговорах и предоставление сведений о судимости (ст.79).

Сношения по вопросам выдачи и возбуждения уголовного преследования, а также исполнения следственных поручений, затрагивающих права гра-

63

ждан и требующих санкции прокурора, возложены на генеральных прокуро- ров стран-участниц (ст. 80).

Установленные Конвенцией правовые основы, формы и механизм со- трудничества государств в борьбе с преступностью, отвечающие международ- ным стандартам, позволяют органам, ведущим производство по уголовным делам стран-участниц СНГ определять и проводить общую политику по уго- ловным делам, требующих взаимодействия их правоохранительных органов.

Целесообразность воссоздания единого правового пространства на всей территории бывшего СССР, но регулируемого нормами международного права, расширения сотрудничества органов уголовной юстиции привела к заключению Россией двусторонних договоров о правовой помощи по уголовным делам и со странами, не участвующими в Минской Конвенции от 22 января 1993г. Среди них и страны, не входящие в СНГ.

По проблематике правовой помощи некоторыми странами-участницами заключены и двусторонние договоры. Так, договор, заключенный между Россией и Кыргызстаном 14 сентября 1992 г. ратифицирован Постановлением Верховного Совета Российской Федерации № 4294-1 от 14 января 1993 года1, Кыргызской Республикой Постановлением Правительства № 1233/XII от 8 мая

1993 г. Обмен ратификационными грамотами произведен в Москве 25 января 1994 1995 года. Договор вступил в силу 25 февраля 1994 г. 1996 Проведем сравнительный анализ для выявления специфики в регулиро- вании вопросов правовой помощи по уголовным делам, содержащейся в договоре России с Кыргызстаном по сравнению с Минской Конвенцией.

Сопоставление текстов показывает, что в подавляющем большинстве случаев положения договора практически совпадает с соответствующими пра-

1 См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Вер- ховного Совета Российской Федерации. -М.,1993. № 5. Ст. 156.

64

вилами Конвенции. Можно указать лишь на единичные правила договора, касающиеся правовой помощи по уголовным делам, отсутствующие в Конвенции. Такова ст. 14 п. 2 договора с Кыргызстаном, где более подробно регулируется порядок взыскания сумм в возмещение расходов, связанных с исполнением поручений; ст. 70 п. 4 - об отдельных гарантиях для задержанных лиц; ст.75 - о возможности присутствия представителей одной Договаривающейся Стороны с согласия другой Стороны при выполнении на территории последней ходатайств об оказании правовой помощи по уголовным делам.

Значительно больше расхождений в сторону детализации в Конвенции. Так, в отличие от договора, Конвенция шире определяет круг лиц, на которых распространяется правовая защита (согласно ст.1 Конвенции защищаются не только граждане стран-участниц, как в договорах, но и другие лица, если они проживают на территории этих стран); расширяет объем правовой помощи (по ст. 16 оказывается помощь также в установлении адресов, места работы и доходов); содержит намного больше коллизионных норм; включает новые правила: относительно признания приговоров, вынесенных в другой стране (ст.75), применения иностранного уголовного законодательства в отношении смягчающих и отягчающих обстоятельств (ст. 76), разграничения подсудности по уголовным делам (ст.77).

Расхождения в регулировании конкретных отношений немногочисленны. Так, например, по-иному в ст.59 Конвенции и в ст.69 данного договора определяется срок предоставления дополнительных сведений в связи с требованием о выдаче (соответственно один месяц и 15 дней).

Как видно, рассматриваемый двусторонний договор и по объему, и по способам регулирования весьма близка к Конвенции. Различия ограничиваются приведенными выше, при этом по своему характеру он едва ли основывается на каких-то особых отношениях России с Кыргызстаном.

65

По нашему мнению, двусторонние договоры имеют в своей основе как бы общий “типовой договор”: по объему и способам регулирования они (как и рассмотренный договор России с Кыргызстаном) практически идентичны. В них одинаковое число статей, которые, как правило, текстуально совпадают. Различия не носят принципиального характера и единичны. Так, есть некоторые различия в формулировке п.4 ст.70 относительно гарантий для лица, взятого под стражу, до получения просьбы о его выдаче. Различия минимальны. Близки правила двусторонних договоров и к Минской Конвенции (что отмечалось при анализе положений договора России с Кыргызстаном).

В п.1 ст.8 Минской Конвенции определяется, что “при исполнении по- ручения об оказании правовой помощи запрашиваемое учреждение применяет законодательство своей страны”. Нормы аналогичного содержания есть и в двусторонних договорах России о правовой помощи с другими странами.

Между тем, действующее уголовно-процессуальное законодательство России, Кыргызской Республики и других стран СНГ законодательство не предусматривает процедуры обращения и производства по уголовным делам в соответствии с просьбами о правовой помощи, поступивших от органов уголовной юстиции иностранных государств. В самом общем виде эти вопросы решены в статье 25 УПК Кыргызской Республики, в статье 32 УПК Российской Федерации и аналогичных статьях УПК стран-членов СНГ, в которых содержатся следующие положения: “Порядок сношения судов, прокуроров, следователей и органов дознания с судебно-следственными органами иностранных государств, а равно порядок выполнения поручений последних определяется законодательством Союза ССР, и РСФСР и международными договорами, заключенными СССР и РСФСР с соответствующими государствами”1.

1 См.: Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. -М., 1995. Ст.32.

бб’

К настоящему времени у России есть договоры о правовой помощи более чем с двадцатью государствами, большая часть которых была заключена бывшим СССР, и правопреемником которых стала Россия, “в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации” (п.2, раздел 2 Конституции РФ). Для Кыргызской Республики оказание правовой помощи - совершенно новый международно-правовой институт, который только начал формироваться в стране и осваиваться ее органами уголовного судопроизводства. Для ускорения этого процесса крайне необходимо немедленное заключение договоров о правовой помощи не только со всеми ближними, но и дальними странами. Сейчас таких договоров мало. Имеющиеся договора перечислены выше.

В международных отношениях в борьбе с преступностью, включая пра- вовую помощь, установилось обыкновение, согласно которому при отсутствии соответствующих договоров, сотрудничество по конкретным отдельным случаям может осуществляться на условиях взаимности, в рамках международной вежливости при посредничестве Министерств иностранных дел взаимодействующих государств.

По нашему мнению, институт оказания правовой помощи в своем дей- ствии опирается не только на уголовно-процессуальное законодательство стран, но и на другие законодательные акты, если они есть у государства. Однако, в Кыргызской Республике, как и в России, нет специального закона о правовой помощи и правовых отношениях по уголовным делам, что является ощутимым пробелом в функционировании института правовой помощи. А это дает основание рассматривать правовую помощь по уголовным делам в отношениях между стран СНГ как острую проблему современности.

Анализируя приведенные и другие правовые нормы действующих в Кыргызстане и России законодательств, приходится констатировать, что правовую основу международного сотрудничества по уголовным делам и в целом

67’

по борьбе с преступностью составляет не только национальное законодатель- ство взаимодействующих государств, но и международные соглашения.

Сохранение действия этих договоров вытекает из ст. 82 Конвенции и со- ответствует общепризнанному принципу, согласно которому двусторонние договоры, связывающие отдельных участников многосторонней конвенции, действуют наряду с Конвенцией; они рассматриваются как lex specialis (специальный закон). Предполагается, что государства, регулирующие в своем двустороннем договоре какой-либо вопрос иначе, чем это делается в многосторонней конвенции, в которой они участвуют, имеют намерение отказаться в этой части от коллизионной нормы многосторонней конвенции, что, на наш взгляд, следует рассматривать как противоречие.

Исходя из этого, можно прийти к выводу, что в отношениях России с Кыргызстаном целесообразнее применять двусторонний Договор; Минскую Конвенцию применять, когда возникают спорные случаи, либо исходить из конкретного случая, например, двусторонний Договор не предусматривает розыск лиц, подлежащих выдаче, поэтому в этом случае следует применить Минскую Конвенцию. Или, например, срок задержания лица, подлежащего выдаче, Минская Конвенция предусматривает 30 дней, Договор - 15. И здесь тоже надлежит применять положения Минской Конвенции.

В отношении договора России с Кыргызстаном вопрос, правда, осложняется еще тем,-что этот договор заключен до вступления Конвенции в силу для России. Не следует ли в связи с этим применить к данному случаю то при- знаваемое в международной практике и сформулированное в ст.59 Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969г. правило, по которому договор считается прекратившимся, когда его участники заключают новый договор по тому же вопросу?

С нашей точки зрения, данный принцип мог бы быть применен лишь в том случае, когда было бы установлено намерение сторон по договору заме-

68

нить его многосторонней конвенцией. Это следует и из текста п.1-а упомяну- той ст.59 Венской конвенции. При подписании Минской Конвенции о право- вой помощи ни Россия, ни Кыргызстан каких-либо заявлений на этот счет не делали. Следовательно, отдавая приоритет двустороннему договору, нужно применять и Минскую Конвенцию.

В этих условиях представляется, что параллельное действие аналогичных международно-правовых актов осложнит деятельность применяющих их учреждений юстиции. Поэтому, по нашему мнению, было бы желательно об- суждение Договаривающимися Сторонами (Россией и Кыргызстаном) вопро- сов дальнейшего действия двусторонних договоров, соотношения их правил с правилами Конвенции и возможной замены договоров Конвенцией. Это, конечно, не исключает заключения странами-участницами Конвенции в будущем двусторонних договоров о правовой помощи. Но эти договоры, на наш взгляд, не должны повторять положения Конвенции; их правила должны быть специальными, уточняющими, возможно, и иными, чем правила Конвенции, но во всех случаях оправданными спецификой отношений данных стран.

Конечно, с принятием Конвенции о правовой помощи и правовых от- ношениях по гражданским, семейным и уголовным делам в Минске 22 января 1993 года Содружеством Независимых Государств, а также других законодательных актов, действующая нормативно-правовая основа правовой помощи приобрела качественно более высокий уровень.

Но вместе с тем, был бы идеальный вариант, если бы члены СНГ подписали Конвенцию только о правовой помощи по уголовным делам и Конвенцию о выдаче, так как создание этих Конвенций является одним из условий эффективной уголовно-правовой борьбы с внутригосударственными преступлениями. Это обстоятельство обусловлено и тем, что для сближения правового регулирования борьбы с преступностью имеются как объективные, так и субъективные основания. К объективным основаниям относятся многолетний

69

опыт работы правоохранительных органов государств-членов Содружества в рамках бывшего Советского Союза, наличие в недавнем прошлом единой правовой системы, включающей практически тождественные по принципам и основному содержанию уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно- исполнительное законодательство.

К субъективным основаниям сближения уголовного законодательства, как и самого сотрудничества, в борьбе с преступностью в СНГ, относятся психологическая установка большинства работников правоохранительных органов, общность их профессионализма, сформировавшегося за годы совместной деятельности в рамках централизованных систем органов внутренних дел, государственной безопасности и прокуратуры, нынешняя готовность к более тесному сотрудничеству1.

Ко второму виду нормативно-правовой основы оказания правовой помощи по уголовным делам относятся межведомственные Соглашения. Не умаляя значения национальных правоохранительных средств и методов, на- правленных на обеспечение общественной безопасности, и признавая их приоритет, необходимо отметить, что современные условия развития общественных отношений, в том числе межгосударственного уровня, крупным планом поставили вопрос о существенном расширении сотрудничества родственных правоохранительных служб иностранных государств2. Данные Соглашения являются составной частью правовой системы и обязательны для исполнения

1 См.: Цепелев В.Ф. Некоторые проблемы совершенствования правовой осно вы борьбы с преступностью на территории СНГ //Труды Академии МВД Рос сийской Федерации. - М., 1996. С. 29.

2 См.: Маскалькова Т.Н., Слюсарь Н.Б./В книге: Сборник международных со глашений МВД России. - М., 1996. С. 3.

70’

сотрудниками правоохранительных органов. И делятся на многосторонние и двусторонние.

К многосторонним Соглашениям между министерствами внутренних дел независимых государств в сфере борьбы с преступностью относятся в ча- стности: Соглашение о взаимодействии министерств внутренних дел незави- симых государств в сфере борьбы с преступностью, достигнутое в Алма-Ате 24 апреля 1992 г.; Соглашение о взаимоотношениях министерств внутренних дел в сфере обмена информацией от 3 августа 1992 г.; Соглашение о сотруд- ничестве между министерствами внутренних дел в борьбе с незаконным обо- ротом наркотических средств и психотропных веществ от 21 октября 1992 г.; Соглашение о сотрудничестве министерств внутренних дел в сфере борьбы с организованной преступностью от 17 февраля 1994 г.; Соглашение о порядке передачи и транзитной перевозки лиц, взятых под стражу от 17 февраля 1994 г. и др.

Двусторонние Соглашения министерством внутренних дел Российской Федерации заключены на сегодняшний день почти со всеми министерствами внутренних дел стран СНГ. Рассмотрим основные положения Соглашения о сотрудничестве между Министерством внутренних дел Российской Федерации и Министерством внутренних дел Республики Кыргызстан от 25 апреля 1992 года. Данное Соглашение определяет формы сотрудничества, устанавливает порядок осуществления сотрудничества. Здесь заслуживает внимания ст. 7, где говорится, что Стороны, руководствуясь своим национальным законодательством, обязуются по принятому своими компетентными органами решению и в установленном порядке оказывать содействие:

а) в розыске, задержании лиц, скрывшихся от следствия и суда, заклю чении их в необходимых случаях под стражу;

б) в выдаче лиц, для привлечения их к уголовной ответственности или для приведения приговора в исполнение.

7 Г

Этих положений нет в двустороннем Договоре между РФ и КР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам. Немаловажным кажется и ч. 2 ст. 10, где говорится, что сотрудникам, находящимся в служеб- ных командировках, оказывается необходимая помощь в выполнении возло- женных на них обязанностей и обеспечивается их правовая защита.

Анализ содержания указанных Соглашений позволяет сделать вывод, что основными формами межведомственного сотрудничества являются:

  • исполнение запросов о проведении оперативно-розыскных мероприятий;
  • розыск лиц, скрывающихся от уголовного преследования или исполнения приговора, а также лиц, без вести пропавших;
  • обмен информацией о готовящихся или совершенных преступлениях и причастных к ним лицах;
  • обмен информацией о новых видах наркотических веществ, появившихся в незаконном обороте, о технологиях их изготовления и используемых при этом веществах, а также о новых методах исследования и идентификации наркотических средств и психотропных веществ и др.
  • Но вместе с тем следует отметить такое немаловажное обстоятельство. Они заключены между министерствами внутренних дел независимых государств и как Соглашение межведомственное оказывает лишь вспомогательное содействие при получении правовой помощи по уголовным делам.

Итак, мы сделали анализ нормативно-правовой основы по оказанию правовой помощи по уголовным делам и пришли к выводу, что на месте бывшего СССР возникли самостоятельные государства, которые обрели статус полноправных субъектов международного права. Все эти изменения не могли, не затронуть такую важную сферу международных отношений, как договорно-правовая. С учетом новой, складывающейся в обществе ситуации, потребовалось создание договорно-правовой базы, что и делается в настоящее время пу-

72

тем заключения международных договоров о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам.

Для данной категории международных договоров характерно, что они устанавливают равенство прав договаривающихся стран в отношении защиты личных и имущественных прав, судебных расходов, передачи документов и получения материалов, признания и исполнения судебных решений. В них предусматривается непосредственное сношение центральных компетентных органов, что в значительной степени сокращает сроки исполнения поручений и запросов, регулирует обмен соответствующей информацией.

Весьма оперативным образом решаются вопросы возбуждения уголовного преследования, производства различных процессуальных действий, выдачи лиц, совершивших преступления, передачи осужденных для отбывания наказания и т.п.

Итак, на основании изложенного сделаем выводы:

  1. Принцип неотвратимости наказания - один из основных принципов уголовного судопроизводства одновременно представляет собой ту основу, которая делает возможным сотрудничество государств в борьбе с преступно- стью. Именно необходимость привлечь к ответственности каждого преступ- ника ведет к сотрудничеству в данной сфере и определяет формы этого со- трудничества.

’ 2. Основное содержание международных договоров по правовой помощи составляют обязательства государств-участников признать указанные по- ложения и оказывать друг другу правовую помощь по уголовным делам. Не- укоснительное соблюдение подписанных Конвенции, Договора, Соглашения по затрагиваемому вопросу служит обоюдным интересам Кыргызстана и России.

  1. Несомненно, что внесение в национальное законодательство, в первую очередь в разрабатываемый новый Уголовно-процессуальный кодекс КР

73

изменений и дополнений, основанных на международно-правовых обязательствах по правовой помощи по уголовным делам, будет способствовать совершенствованию деятельности правоохранительных органов Кыргызстана по борьбе с преступностью.

  1. Вместе с тем, несмотря на указанные соображения, анализируемая Конвенция явилась большим шагом на пути формирования межгосударственного правового пространства в рамках стран СНГ, столь необходимого для объединения и координации совместных усилий, правоохранительных органов этих государств в деле борьбы с преступностью.

74”

Глава П. УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО - ОСНОВА ПРАВОВОЙ ПОМОЩИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, ПУТИ ЕГО СОВЕРШЕН- СТВОВАНИЯ.

§.1. Организацинно-правовой механизм правовой помощи по уголовным делам.

Правовая помощь по уголовным делам между правоохранительными ор- ганами, прежде всего между милицией (полицией) Кыргызской Республики и Российской Федерации, - важнейшая составная часть межгосударственного сотрудничества в области борьбы с преступностью, представляющего собой объединение усилий двух государств с целью повышения эффективности предупреждения преступлений, борьбы с ними и исправления правонарушителей.

Правовая помощь по уголовным делам должна осуществляться при точном и неуклонном соблюдении общепризнанных принципов международного права, прежде всего, таких, как уважение государственного суверенитета, невмешательство во внутренние дела государств, добросовестное выполнение международных обязательств, а также специальных принципов сотрудничества государств в борьбе с преступностью: неотвратимости ответственности; гуманности; защиты государством.прав своих граждан за рубежом; неоказания помощи по уголовным делам политического характера.

Объем правовой помощи по уголовным делам рассмотрен Минской Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, в которой ст.6 гласит: “Договаривающиеся стороны оказывают друг другу правовую помощь путем выполнения отдельных процессуальных действий, предусмотренных законодательством запрашиваемой Договаривающейся Стороны, в частности: составления и пересылки документов, проведения обысков, изъятия, пересылки и выдачи вещественных

75

доказательств, проведения экспертизы, допроса сторон, обвиняемых, свидетелей, экспертов и других лиц, а также путем вручения документов”1.

Вместе с тем, в ст.2 Соглашения между Министерствами внутренних дел РФ и РК говорится: “Стороны на основе национального законодательства своих государств осуществляют сотрудничество в сфере борьбы с преступностью, охраны общественного порядка, исполнения уголовных наказаний, розыска лиц, без вести пропавших, а также лиц, уклоняющихся от уплаты алиментов и исков, установления неопознанных трупов, личности неизвестных больных и детей, паспортной, визовой и разрешительной систем, обеспечения безопасности дорожного движения, пожарной безопасности, развития научных, информационных технических связей, борьбы с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, борьбы с незаконными операциями с оружием, боеприпасами, взрывчатыми, ядовитыми и радиоактивными материалами, а также в других направлениях, представляющих взаимный интерес”2.

Каждая страна - это независимое государство, не обязанное подчиняться законам другой страны, что заставляет правоохранительные органы в борьбе с преступностью выработать особые.правила взаимодействия и сотрудничества, а также правовой механизм получения правовой помощи по уголовным делам между странами.

Следует отметить, что в практике нет еще четко отработанного механизма правовой помощи по уголовным делам, о чем говорят нижеследующие факты. Уместно привести в качестве примера мнение одного из руководите-

См.: Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по граждан- ским, семейным и уголовным делам.-Минск., 1993. Ст.6. 2 См.: Сотрудничество государств в борьбе с преступностью.(Сборник доку- ментов).-М.,1993. Ст. 2. С. 64-65.

76*

лей управления внутренних дел Чуйской области, который рассказывает о сложностях, возникающих при раскрытии и расследовании преступлений, в районных отделах, граничащих с Казахстаном. В минувшем году на террито- рии области было совершено много краж скота, хищений ценных металлов на суммы, исчисляемые десятками тысяч долларов. Краденное сбывается через Казахстан в Китай. По его словам, с этими видами преступлений можно было бы бороться, если бы четко удалось отработать формы взаимодействия правоохранительных органов стран СНГ. Существующая Минская Конвенция об оказании правовой помощи, по его словам, практической пользы не приносит. “Если следовать этой Конвенции, то нам требуются недели, а то и месяцы, чтобы получить, например, разрешение на выезд в Казахстан и проведение там оперативно-следственных мероприятий”,- с сожалением отмечает он. Вряд ли с ним можно согласиться.

На наш взгляд, не следует забывать, что в настоящее время Кыргызстан, Казахстан - разные государства и теперь старая система взаимодействия их правоохранительных органов в борьбе с преступностью уже действовать не может. Необходимо создавать новые нормы сотрудничества (именно нормы, причем международные). Такие нормы уже есть - это, в первую очередь, Мин- ская Конвенция. Помимо нее действует Алма-Атинское соглашение о взаимо- действии МВД стран СНГ в сфере борьбы с преступностью от 24 апреля 1992 года. Это соглашение предусматривает прямые связи органов внутренних дел стран СНГ, причем и при раскрытии преступлений, и при их расследовании. Кроме того, имеется Соглашение о сотрудничестве между МВД Кыргызской Республики и МВД Республики Казахстан.

Следует отметить, что правоохранительными органами Кыргызстана за 4 месяца текущего года уже оказано 52 правовой помощи по уголовным делам, из них: 31 - России, 18 - Казахстану, 3 - Туркменистану. Тогда как за весь 1996 г. было оказано всего 49 правовая помощь по уголовным делам, в 1995 г

77

  • 22; 1994 г. -16. Кыргызстану оказана правовая помощь по уголовным делам соответственно за 4 месяца 1997 г. - 41, в том числе Россией - 23; 1996 г. - 37; 1995 г. - 24; 1994 г. - 35. Как показывает статистика идет тенденция роста об- ращений государств за правовой помощью по уголовным делам, что еще раз доказывает о необходимости совершенствования нормативно-правовой базы в сфере сотрудничества органов, ведущих производство по уголовным делам.

Осуществление практической правовой помощи по уголовным делам осложняются тем, что, в частности, на уровне право применения Конвенции исполнителями допускаются грубейшие нарушения ее требований: документы оформляются безграмотно, без требуемой в таких документах четкости, неразборчиво, с грубыми нарушениями уголовно-процессуального законодательства. Исполненные документы не заверяются гербовой печатью, подлинники не переводятся на русский язык. Нарушается также субординация обращения в иностранные правоохранительные органы. Так, например, уголовное дело по обвинению П. в совершении преступления, предусмотренного п.6 ст.94 УК Киргизской ССР (умышленное убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах), и ходатайство о направлении дела в РФ трижды возвращалось в прокуратуру г. Бишкека для качественного расследования и оформления материалов дела в соответствии с требованиями Минской Конвенции.

Нередки случаи некачественного и неполного выполнения отдельных поручений. Так, по отдельному поручению прокурора г. Старый Оскол из Ге- неральной прокуратуры РФ в Генеральную прокуратуру Кыргызстана посту- пило ходатайство с напоминанием о выполнении отдельного поручения в полном объеме. Нарушения были допущены прокуратурой г. Бишкек.

Нередки факты, когда вследствие некачественного выполнения ходатайств, перепоручения их исполнения органам милиции и отсутствия всякого контроля за этим исполнением в адрес Генеральной прокуратуры КР посту-

78

пают напоминания о высылке дополнительной информации. Так, в прокура- туру г. Бишкек было направлено отдельное поручение Генеральной прокуратуры РФ о задержании и аресте с последующей выдачей г-на М. правоохранительным органам России. Прокуратурой г. Бишкека данное поручение было переправлено для исполнения в ОУР УВД г. Бишкека. Вследствие отсутствия контроля, поручение было исполнено неквалифицированно, о результатах не сообщено в прокуратуру г. Бишкека, и в адрес Генеральной прокуратуры КР, что породило повторное обращение Генеральной прокуратуры России с аналогичным поручением.

Кроме того, имеют место случаи незаконного задержания на территории Кыргызской Республики ее граждан работниками правоохранительных органов стран СНГ, в основном приграничных с Кыргызстаном. Задержанные граждане, под предлогом допроса в качестве свидетелей доставляются в другие республики, т.е. страны, где арестовываются и незаконно содержатся в СИЗО и ИВС, при этом ссылаясь на согласие руководителей местных правоохранительных органов. Например, Узбекистаном, граничащим с Ошской областью КР, в 1995 г. было допущено 6 таких случаев. Этим грубо нарушаются суверенитет государства, конституционные права граждан, предусмотренные Минской Конвенцией и действующим законодательством стран.

Причинами нарушений при оказании правовой помощи по уголовным делам являются: незнание нормативно-правовой базы, в частности не все практические работники органов, ведущих производство по уголовным делам, знают положения Минской Конвенции; отсутствие надлежащего контроля за исполнением международных поручений; новизна данной проблемы; отсутствие организационно-правового механизма оказания правовой помощи по уголовным делам.

На наш взгляд, одним из условий эффективности сотрудничества кыр- гызских и зарубежных правоохранительных органов является знание руково-

19

дителями и исполнителями международных и внутригосударственных актов, регламентирующих это сотрудничество.

По нашему мнению, в этой связи необходимо продолжать, развивать и расширять международное сотрудничество по оказанию правовой помощи по уголовным делам в рамках конвенций, договоров и соглашений.

Основываясь на вышеизложенном, диссертант попытался разработать более четкий и приемлемый организационно-правовой механизм оказания правовой помощи между Кыргызской Республикой и Российской Федерацией.

Центральными органами, через которые осуществляются сношения по уголовным делам между Кыргызстаном и Россией являются:

а) Министерство юстиции, которое осуществляет эту деятельность по всем вопросам представления сведений о действующем или действовавшем в государстве законодательстве и в иных случаях, прямо предусмотренных до говорами.

б) Верховный суд - по всем вопросам судебной деятельности.

в) Генеральная прокуратура - по вопросам, связанным с возбуждением уголовного преследования, проведением дознания и предварительного след ствия, сообщением о результатах уголовного преследования, и всем другим вопросам, связанным с работой органов прокуратуры, ФСБ1, МНБ КР (Министерство национальной безопасности Кыргызской Республики), внут ренних дел, органов федеральной службы налоговой полиции2, а также в иных случаях, прямо предусмотренных договорами.

В случаях, когда международными договорами установлен иной порядок сношения, то применяются правила международного договора. В соответ- ствии с этими правилами следственные органы, органы дознания по вопросам

В Кыргызской Республике нет такой службы. В Кыргызстане налоговая полиция.

80*

уголовно- процессуальной деятельности сносятся с органами и учреждениями других государств через Генеральную прокуратуру, в необходимых случаях -при посредничестве МИД. Причем в Генеральную прокуратуру они обращаются через курирующую прокуратуру (области, края, республики субъектов Российской Федерации).

В отношениях друг с другом при осуществлении уголовно-процессуальной деятельности субъекты, пользуются государственными языками своих стран. При оказании правовой помощи сотрудники правоохранительных органов запрашиваемой стороны применяют законодательство своей страны. Однако, по просьбе учреждения юстиции другого государства Генеральная прокуратура при выполнении поручений вправе разрешить применение процессуальных норм государства, от которого исходит поручение (если эти процессуальные нормы не противоречат законодательству запрашиваемой страны). Вместе с тем, в тех случаях, когда международным договором уста- новлены иные правила, чем те, которые содержатся в уголовно- процессуальном законодательстве взаимодействующих государств, применя- ются правила международного договора. Данный принцип закреплен не только нормами международного права., но и национальным законодательством1.

Субъектами, осуществляющими производство по уголовным делам в соответствии с международными договорами и установившейся практикой на условиях взаимности в рамках международной вежливости, являются следователи, органы дознания, прокуроры и судьи2.

1 См.: п.З ст. 12 Конституции КР; п.4 ст. 15 Конституции РФ.

2 См.: Михайлов В.А. Уголовно-процессуальная деятельность федеральных органов налоговой полиции России.-М.,1994. С.233.

81

Процессуальным основанием для оказания правовой помощи по уголовным делам является поручение (требование, просьба, запрос)1, которое вы- полняется только по официально возбужденному уголовному делу. В между- народном следственном поручении об оказании правовой помощи должны быть указаны:

-наименование запрашивающего и запрашиваемого учреждений взаи- модействующих государств (орган дознания; орган следствия; соответствую- щий орган юстиции иностранного государства);

-наименование уголовного дела, по которому запрашивается правовая помощь;

-имена и фамилии свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых, осужденных, гражданских истцов, гражданских ответчиков, их местожи- тельство и место пребывание, гражданство, занятие, место и дата рождения;

  • в необходимых случаях указываются фамилии, имена, отчество родителей указанных выше лиц;

  • имена, отчество, фамилии и адреса представителей обвиняемых, по- терпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков (если таковые представители участвуют в уголовном процессе);
  • содержание поручения, а также другие сведения, необходимые для его исполнения;
  • • - описание и квалификация совершенного деяния, в связи с которым осуществляется производство по уголовному делу;

  • данные о размере ущерба, если он причинен в результате совершения преступления.

Международное поручение подписывает процессуальный орган, в про- изводстве которого находится уголовное дело (следователь; лицо, производя-

1 Далее употребляется только термин “поручение

82

щее дознание, и начальник органа дознания; прокурор; судья). Поручение скрепляется гербовой печатью правоохранительного органа, от которого оно исходит (органа внутренних дел; следственного управления (отдела); право- охранительного органа). Помимо этого следует указать точный адрес, по ко- торому ожидается ответ после исполнения поручения, и номера телефонов и факса автора поручения.

Когда содержанием международного поручения является просьба о производстве обыска, выемки, наложения ареста на имущество, денежный вклад, расчетный счет, почтово-телеграфную корреспонденцию, о производ- стве экспертизы, освидетельствования, а также о заключении лица под стра- жу, то к поручению следует приложить заверенные подписями и гербовой пе- чатью копии соответствующих постановлений (определений) о выполнении данных процессуальных действий.

Международное поручение и приложение к нему, направляемые в учре- ждения зарубежных стран выполняется в переводе на язык государства ис- полнителя-поручения. Тексты перевода подписываются лицом, в производстве которого находится уголовное дело, и переводчиком, скрепляются гербовой печатью правоохранительного органа, от которого исходит поручение.

Международное поручение и прилагаемые к нему документы через ру- ководство соответствующего ведомства или через прокурора субъекта КР на- правляются вместе с ходатайством Генеральному прокурору Кыргызской Республики.

В ходатайстве на имя Генерального прокурора Кыргызстана, МВД, УВД и др., содержится просьба об организации соответствующей правовой помощи органом юстиции или другим соответствующим органом иностранного госу- дарства.

Удостоверившись в обоснованности поручения и полноте представляемых документов, Генеральный прокурор Российской Федерации направляет

83

его со своим письменным обращением об исполнении к центральному органу юстиции иностранного государства.

При получении поручения от соответствующих учреждений иностранного государства непосредственно МВД, УВД, УВДТ или их отделами (управлениями, службами и т.п.), соответствующий орган немедленно изве- щает об этом Генерального прокурора РФ, а получив указания от последнего -их исполняет.

Выполнив поручение, орган внутренних дел (в т.ч. следственное управление, отдел и т.п.) направляют материалы в Генеральную прокуратуру КР, которая, удостоверившись в правильности и правомерности проведенных действий, направляют их по принадлежности.

При поступлении в Генеральную прокуратуру КР поручения, не отно- сящегося к ее компетенции, оно направляется компетентному органу Кыргызстана для исполнения, о чем уведомляется центральный орган юстиции иностранного государства, от которого исходило поручение.

Поручение не исполняется, если оно не соответствует положениям Минской Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам.

Отказ в правовой помощи может иметь место и в случаях, когда ее оказание нанесет ущерб суверенитету и безопасности Российской Федерации, либо Кыргызской Республике, а также когда оказание правовой помощи про- тиворечит законодательству России или Кыргызстана. Так, в правовой помо- щи будет отказано, если она запрашивается по уголовному делу, возбужден- ному за действия, которые по законам Кыргызстана, либо России не являются преступлением, или за эти действия законом предусмотрено наказание не свыше одного года лишения свободы.

Решение об отказе в правовой помощи уполномочены принимать только Генеральные прокуроры стран - КР, РФ.

84’

Расходы, связанные с исполнением поручений о правовой помощи, несут органы и учреждения той страны, которые их выполняют. По запросам другой Стороны следует сообщать сведения о размерах расходов, понесенных в связи с выполнением поручения. Если учреждение юстиции одной Стороны взыщет расходы с лица, обязанного их возместить, то взысканные суммы поступают в пользу взыскавшей Стороны.

Центральные учреждения юстиции договаривающихся государств пре- доставляют друг другу по просьбе информацию о действующем или действо- вавшем в их государствах законодательстве и о вопросах его применения уч- реждениями юстиции. Гражданам одной Договаривающейся Стороны оказы- вается бесплатная юридическая помощь и обеспечивается бесплатное судо- производство на тех же основаниях и с теми же преимуществами, как и собственным гражданам.

Общие вопросы оказания правовой помощи по уголовным делам решаются с учетом рассмотренных положений во всех государствах, с которыми Кыргызстан1 установила договорные отношения или с которыми она устанавливает контакты по уголовным делам на условиях взаимности.

Правоохранительные органы Кыргызской Республики вправе поручать консулам КР за границей производство отдельных процессуальных действий (в частности, составление, вручение и пересылка документов) в отношении граждан Кыргызстана, если это не запрещено законами государства пребывания. В свою очередь, Консульский устав СССР закрепляет обязанность выполнять поручения правоохранительных органов Кыргызстана о производстве процессуальных действий в отношении граждан КР. Указанные поручения выполняются с соблюдением процессуального законодательства Кыргызской Республики. Аналогичным образом на территории Кыргызстана консулы ино-

Аналогично Россия.

85

странных государств могут выполнять поручения своих правоохранительных органов, j

Рассмотрим процессуальный порядок оказания правовой помощи по уголовным делам ее основных видов. Органы, ведущие производство по уго- ловным делам в соответствии с нормами международного права и национального законодательства государства, с учреждениями которого они вступают через свои центральные органы (ст. 5 Минской Конвенции) во взаимоотношения, вправе в установленном порядке направлять международные поручения о вручении документов в связи с осуществлением производства по уголовным делам. Равным образом органы расследования обязаны исполнять международные поручения учреждений иностранных государств о вручении документов, когда получают такие поручения для исполнения в соответствии с указанием Генеральной прокуратуры КР.

Когда возникает необходимость вручить документы лицам, проживающим за границей, орган расследования составляет международное поручение, к которому прилагается подлежащий вручению документ. По возможности к поручению прилагается и официальный перевод документа, заверенный переводчиком и должностным лицом органа расследования и гербовой печатью. Международное поручение и приложенные к нему документ и его перевод направляются надзирающим прокурором либо органом расследования через Следственное управление МВД КР (либо через прокурора области КР) в Генеральную прокуратуру КР. Удостоверившись в обоснованности поручения, Генеральная прокуратура КР составляет по установленной форме обращение (просьбу, ходатайство) к центральному органу юстиции РФ об исполнении поручения. Обращение (просьба, ходатайство) подписывается Генеральным прокурором КР или его заместителем, скрепляется гербовой печатью Генеральной прокуратуры КР.

Поручение о вручении документа должно содержать:

86

  • его наименование, дату, место составления и номер;
  • наименование органа расследования, от которого исходит поручение;
  • наименование учреждения России, которому направляется поручение;
  • номер статьи международного договора, в соответствии с которой на- правляется поручение;
  • просьбу органа расследования вручить документ, указывается точное наименование, номер (если имеется и дата документа, подлежащего вруче- нию);
  • указание о приложении к поручению перевода документа, подлежащего вручению;
  • фамилию, имя, отчество, гражданство, адрес гражданина, которому надо вручить документ;
  • краткую сущность уголовного дела, в связи с производством которого следует вручить документ;
  • просьбу произвести вручение документа с соблюдением процессуальных правил, предусмотренных кыргызским законодательством (приводится описание процессуальных правил, предусмотренных соответствующими статьями УПК КР; к поручению прилагаются заверенные выписки статей УПК КР, предусматривающих процедуру вручения документа);
  • просьбу сообщить об обстоятельствах, препятствующих исполнению поручения;
  • подпись должностного лица, составившего поручение; гербовую печать органа расследования.
  • Международное поручение учреждения иностранного государства о вручении документа в Кыргызстане может быть направлено Генеральным прокурором КР для исполнения в орган расследования непосредственно либо через Следственное управление МВД КР. Начальник Следственного управле- ния МВД КР дает указание об исполнении соответствующему следственном)

87

органу МВД, УВД, УВДТ либо подразделению Следственного управления МВДКР.

Соответствующий следователь вручает присланный учреждением России документ в соответствии с порядком, установленным в Кыргызстане, если документ составлен на русском языке (в силу старых традиций между право- охранительными органами России и Кыргызстана оставлен русский язык для деловых бумаг).

В соответствии с просьбой правоохранительных органов России Гене- ральная прокуратура КР может разрешить органу расследования произвести вручение документа по правилам, установленным в государстве поручителя, если эти правила не противоречат законодательству Кыргызстана.

При вручении документа сотрудник органа расследования составляет подтверждение о вручении документа. В подтверждении указывается фами- лия, имя, отчество лица, которому вручен документ его адрес, дата, способ, место и время вручения, фамилия, имя, отчество и должность следователя, выполнившего данное действие. Указывается также точное наименование, номер (если имеется) и дата врученного документа. Подтверждение подписывает лицо, которому вручен документ, и следователь, оно скрепляется гербовой печатью органа расследования. Если подтверждение не составлялось, орган расследования (следователь) составляет справку, в которой должны быть указаны способ, место и время вручения документа. Подтверждение (справка) о вручении документа через Генеральную прокуратуру КР направляется поручителю.

Если документ не мог быть вручен адресату, указанному в поручении, то исполнитель принимает меры для установления его точного адреса. При невозможности установить адрес лица, которому необходимо вручить доку- мент, орган расследования возвращает документ через Следственное управле-

88

ние МВД КР в Генеральную прокуратуру КР с указанием, что было сделано для установления и розыска адресата.

Неврученный документ Генеральная прокуратура КР отсылает учреждению России с уведомлением о причинах неисполнения поручения.

Аналогично рассмотрим процедуру, касающуюся международного по- ручения о выдаче предметов.

В качестве предметов и документов, подлежащих выдаче, могут быть предметы (документы) имеющие значение для установления объективной ис- тины по уголовному делу. Эти предметы (документы) передаются и в том случае, если выдача лица, совершившего преступление, невозможна из-за его смерти, побега либо по иным обстоятельствам.

Если предметы и документы необходимы взаимодействующему учреждению иностранного государства в качестве доказательств по уголовному делу, их передача может быть, отсрочена до окончания производства по делу.

Права третьих лиц на передаваемые предметы и документы остаются в силе. После окончания производства по делу эти предметы (документы) без- возмездно возвращаются учреждению государства, которое их передало.

Международное поручение о. выдаче предметов (документов), составленное органом расследования, в производстве которого находится уголовное дело, передается надзирающим прокурором КР в Генеральную прокуратуру КР.
:

Удостоверившись в обоснованности международного поручения, Гене- ральная прокуратура КР направляет его со своим обращением (просьбой, хо- датайством) об исполнении центральному органу юстиции России. Обраще- ние подписывается Генеральным прокурором КР, либо его заместителем, скрепляется гербовой печатью прокуратуры КР.

Международные поручения учреждений иностранных государств о выдаче предметов (документов) Генеральная прокуратура направляет для испол-

89

нения соответствующему органу, ведущему производство по уголовным де- лам.

Если подлежащие выдаче предметы (документы) относятся к сфере дея- тельности органов расследования, Генеральная прокуратура КР избирает их в качестве исполнителей таких поручений. Следственное управление МВД КР дает указание об исполнении международного поручения органу расследова- ния МВД, УВД, УВДТ, либо соответствующему подразделению Следственно- го управления.

Орган расследования, которому дано указание исполнить международное поручение о выдаче предметов (документов), обязан в соответствии с нормами уголовно-процессуального кодекса:

  • оформить изъятие соответствующим постановлением и протоколом;

-подробно описать в протоколе предметы (документы), подлежащие выдаче, по адресу, указанному Генеральной прокуратурой КР.

Об исполнении международного поручения немедленно направляется уведомление в Генеральную прокуратуру КР, которая, в свою очередь, ставит об этом в известность Генеральную прокуратуру России.

Далее рассмотрим вопросы, касающиеся международного поручения о производстве следственных или розыскных действий.

Органы расследования вправе поручать производство следственных или розыскных действий по находящимся в их производстве уголовным делам со- ответствующим учреждениям иностранных государств. Юридическим осно- ванием для направления таких международных поручений является часть третья статьи 25 УПК Киргизской ССР и соответствующей статьи международного договора о правовой помощи и правовых отношениях (при отсутствии договорных отношений в ряде случаев руководствуются условиями взаимности в рамках международной вежливости).

90

Письменное международное поручение органа расследования о производстве следственных (розыскных) действий с приложением сослгветствующих материалов направляется в Генеральную прокуратуру КР через надзирающего прокурора. Генеральная прокуратура КР, удостоверившись в законности и обоснованности международного поручения и полноте прилагаемых материалов, пересылает международное поручение со своим письменным обращением (просьбой, ходатайством) о его исполнении Генеральной прокуратуре России. Письменное обращение (просьба, ходатайство) об исполнении поручения подписывается Генеральным прокурором КР, либо его заместителем и скрепляется гербовой печатью Генеральной прокуратуры КР.

Поручение о производстве следственного (розыскного) действия должно содержать:

  • наименование документа, дату, место составления и его номер;
  • наименование органа расследования, от которого исходит поручение;
  • наименование учреждения иностранного государства, которому адресуется выполнение поручения;
  • номера статей международного договора, предусматривающие обяза- тельства взаимодействующих сторон по выполнению отдельных следственных (розыскных) действий1;
  • просьбу органа расследования о выполнении поручения (подробно из- лагается, какие следственные (розыскные) действия и в отношении каких лиц следует произвести на территории иностранного государства);
  • наименование и суть уголовного дела, в связи с производством по которому дано поручение о выполнении следственных (розыскных) действий на
  • 1 Как было отмечено выше, при отсутствии международного договора основанием для направления поручения о производстве отдельного следственного (розыскного) действия являются условия взаимности.

91

территории иностранного государства (описание сущности дела, состава пре- ступления и его квалификация, фамилия, имя, отчество обвиняемого (подозреваемого), свидетеля и другие сведения о них, а также другие сведе- ния, необходимые для проведения следственных (розыскных) действий);

  • при необходимости производства допроса перечисляются вопросы, которые следует выяснить;
  • просьбу сообщить об исполнении поручения органу расследования, его срочность, выслать протоколы и другие документы, составленные в связи с исполнением поручения (указывается точное наименование органа расследования, его адрес и номер телефона);
  • просьбу сообщить об обстоятельствах, препятствовавших исполнению поручения, когда его исполнение оказалось невозможным;
  • подпись должностного лица органа расследования, составившего по- ручение. Далее поручение должно быть, заверено гербовой печатью органа расследования;
  • в случаях, не терпящих отлагательства, могут делаться запросы и в устной форме, но при этом немедленно направляется письменное подтверждение, в том числе с использованием технических средств передачи текста (телетайп, телеграф, факс и т.п.).
  • К международному поручению о производстве обыска, выемки, наложения ареста на имущество, денежный вклад, расчетный счет, почтово- телеграфную корреспонденцию, о производстве экспертизы и освидетельствования прилагаются заверенные копии постановлений (определений). Помимо этого, к поручению прилагаются заверенные выписки из статей УПК КР, по которым квалифицируются действия лиц, в отношении которых осуществляется производство по уголовному делу. В поручении дается гарантия того, что в связи с изъятием указанных в поручении предметов (документов) не будут нарушены права третьих лиц.

92

Международные поручения учреждений иностранных государств о про- изводстве отдельных следственных (розыскных) действий на территории Кыргызстана поступают в Генеральную прокуратуру КР, которая с учетом компетенции органа расследования может дать указание соответствующему правоохранительному органу Кыргызстана об исполнении таких поручений. Чаще всего такое поручение исполняется органом расследования МВД, УВД, УВДТ.

Международное поручение о производстве следственных действий должно быть выполнено в срок не более десяти дней с момента его поступления в орган расследования. В исключительных случаях, связанных с выполнением сложных следственных действий, этот срок может быть, продлен Генеральной прокуратурой КР до одного месяца по письменному ходатайству исполнителя (органа расследования). По исполнении международного поручения все материалы орган расследования направляет через надзирающего прокурора в Генеральную прокуратуру КР, откуда они пересылаются поручителю.

В соответствии с Минской Конвенцией и другими документами выполнение следственных поручений не требует финансовых затрат заинтересованной стороны за исключением проведения тех видов экспертиз, которые требуют расходов.

Данный организационно-правовой механизм правовой помощи по уго- ловным делам автором исследования разработан на основах Минской Кон- венции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семей- ным и уголовным делам, двустороннего Договора между Российской Федера- цией и Республикой Кыргызстан о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, а также национального уголовно-процессуального законодательства.

На основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

93

  1. Знание нормативно-правовой базы и организационно-правового меха- низма практики оказания правовой помощи по уголовным делам, надлежащий порядок ее оказания крайне необходимы в условиях возникших правоотношений между странами Содружества Независимых Государств, роста преступности на всей ее территории, особенно организованной, носящей транснациональный характер.
  2. Как нам представляется, имеет смысл создание специального отдела при Генеральных прокуратурах всех стран СНГ, где каждое ходатайство об оказании правовой помощи по уголовным делам находилось бы под контро- лем.
  3. В связи с тем, что Россия - огромная страна, полномочия по оказанию и контролю за оказанием правовой помощи по уголовным делам целесообраз- нее возложить на областных прокуроров, с созданием отделений из двух-трех сотрудников в каждой прокуратуре области по контролю за качественным и своевременным исполнением ходатайств.
  4. Прокурорский надзор за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью при оказании правовой помощи по уголовным делам предполагает, что прокурор в.соответствии с уголовно-процессуальным законом следит, выполняют или не выполняют правоохранительные органы стоящие перед ними задачи, соблюдаются ли законы при осуществлении уго- ловно-процессуальных и оперативно-розыскных действий, достаточно ли ак- тивно ведут процессуальную и оперативно-розыскную деятельность.

\

94

§ 2. Виды правовой помощи в сфере уголовного судопроизводства.

Все конвенции, договора, соглашения содержат статьи, которые уста- навливают, что договаривающиеся стороны оказывают друг другу правовую помощь путем выполнения отдельных процессуальных действий.

Все виды правовой помощи, объем которых предусмотрен Минской Конвенцией1, двусторонним Договором между Российской Федерацией и Рес- публикой Кыргызстан, могут быть разделены на процессуальные, т.е. преду- смотренные национальным процессуальным законодательством, и виды, производство которых регламентируется межведомственными нормативными актами2: Соглашением между МВД Российской Федерацией и МВД Республики Кыргызстан; Соглашением о взаимоотношениях министерств внутренних дел СНГ в сфере обмена информацией; Соглашение министерств внутренних дел стран СНГ в сфере борьбы с преступностью и др.

К первой группе видов правовой помощи относятся: производство экспертиз, допросы, осмотр, заключение под стражу, и др. Ко второй группе -доставка лиц, содержащихся под стражей, на территорию другого государства для допроса в качестве свидетелей; выдача лиц для привлечения к уголовной ответственности или для отбытия наказания по приговору суда; выдача вещей, являющихся вещественными доказательствами по уголовному делу; транзитная перевозка лиц, содержащихся под стражей; сообщение сведений об осужденных и т.д.3.

‘См.: Указ. Конвенция ст. 6. Договор ст. 3

2 См.: Сотрудничество государств в борьбе с преступностью.(Сборник доку ментов).^., 1993.

3 См.: Бастрыкин А.И. Взаимодействие советсткого уголовно- процессуального и международного права.-Ленинград.,1986. С.28.

95

В числе процессуальных действий могут быть выделены следственные, т.е. действия, прямо направленные на обнаружение, проверку и закрепление доказательств1. Классификацией, которая наиболее точно отражает особен- ность процессуальных действий по договорам о правовой помощи, является разделение их на 1) действия, предусмотренные самими договорами; 2) действия, предусмотренные как договорами, так и внутренним уголовно- процессуальным законодательством; 3) действия, предусмотренные только внутренним уголовно-процессуальным законодательством2.

Рассмотрим отдельные виды правовой помощи по уголовным делам, оказываемые в объеме Минской Конвенции.

Ст. 15 Минской Конвенции регламентирует информацию по правовым вопросам. Обмен информацией является одним из важнейших видов правовой помощи по уголовным делам. Существуют два метода получения информации из другой страны, полезной для следствия, ведение которого выходит за пределы государства. Первый метод, так называемый неофициальный, получение несекретной информации во время расследования дел, через каналы связи, оставшиеся со времен СССР между сотрудниками правоохранительных органов. Способ этот не является приемлемым в смысле получения документального или другого свидетельства для предъявления в суде. Другой метод получения информации или документов, полезных для следствия, а также проведения следственных действий, представляет собой процедуру, регламентируемую правовыми актами. Согласно п. б ст.2 Соглашения министерств СНГ в сфере

‘См.: Гаврилов А.К., Ефимичев СП., Михайлов В. А., Туленков П. А. Следст- венные действия по советскому уголовно-процессуальному праву. - Волго- град., 1975. С. 5; Шейфер С.А. Следственные действия: Система и процессу- альная форма.-М.,1981. С. 18. 2 См.: Бастрыкин А.И. Указ. раб. С. 28.

96

борьбы с преступностью одной предусматривается такой вид помощи как об- мен оперативно-розыскной, оперативно-справочной и криминалистической информацией о готовящихся или совершенных преступлениях и причастных к ним лицах, а также архивной информацией. Можно сказать, что эта форма сотрудничества едва ли не самая часто встречающаяся в сфере взаимодействия Министерств внутренних дел СНГ, что потребовало более четкого регламентирования и вполне естественно данное обстоятельство нашло отражение в специальном соглашении, подписанном Министерствами внутренних дел в г. Чолпон-Ата (Кыргызской Республики) 3 августа 1992 года. Соглашение называется “О взаимоотношениях Министерств внутренних дел в сфере обмена информацией”1. Это соглашение было действительно продиктовано необходимостью сохранения информационного взаимодействия при решении задач борьбы с преступностью и защиты прав и свобод граждан. В наш бурно раз- вивающийся век, как никогда возрастает роль и ценность достоверной информации. Можно не исполнять поручения, просьбы, запросы, не содействовать в проведении оперативно-розыскных мероприятий и процессуальных действий, а также иных форм сотрудничества, но если форма взаимодействия как обмен информацией не будет осуществляться должным образом - это существенным образом повредит делу борьбы с преступностью, которая в последнее время приобретает характер межрегиональной в рамках СНГ. Все чаще и чаще орга-

К данному Соглашению прилагается “Перечень информации, предоставляе- мой в межгосударственный информационный банк (МГИБ). Согласно ст.5 указ. Соглашения, держателем централизованных оперативно-справочной и дактилоскопической картотек, автоматизированного банка данных, криминалистических и иных учетов, а также архивной информации (в дальнейшем - межгосударственного информационного банка) будет являться МВД Российской Федерации.

97

низованные преступные группировки стали совершать преступления в разных местностях СНГ. Все это, а также с учетом исторически сложившихся условий организации централизованных оперативно-справочных, розыскных, криминалистических и иных учетов бывшим МВД СССР, и перешедшим затем в ведение МВД РФ, привело к созданию и развитию на этой основе межгосударственного информационного банка, предусмотренного Соглашением.

В межгосударственном информационном банке сосредоточиваются 3 категории информации: 1. Под учетные лица; 2. Предметы преступного пося- гательства, утраченные, изъятые, бесхозные вещи; 3. Нераскрытые преступления (тяжкие). Фактически деятельность межгосударственного информационного банка осуществляется в рамках и через Главный Информационный центр МВД РФ, который обеспечивает обработку, хранение и выдачу безвозмездно по запросам сторон имеющихся в МГИБ сведений об объектах централизованного учета; осуществляет с помощью оперативно-справочных и розыскных учетов информационную работу по розыску лиц, объявленных сторонами в межгосударственный розыск; информирует Стороны о перечне ретроспективной информации и т.п1.

Взаимодействующие стороны (в нашем случае МВД стран СНГ) должны придерживаться следующих принципов в сфере обмена информацией:

  • добровольность участия в содержании МГИБ и использовании его массивов;

  • обеспечение полноты и достоверности предоставляемой информации и использование ее только по прямому назначению, без ущерба для стороны, ее предоставившей;

‘См.: Сотрудничество государств в борьбе с преступностью. (Сборник доку- ментов). -М.,1993. С. 27.

98

  • не предоставление информации Сторон-участников Соглашения третьим сторонам;

  • безвозмездное предоставление друг другу по запросам имеющиеся у Стороны сведения, содержащиеся в учетах, автоматизированных системах, архивах, а также обмен научно-техническими, информационно- аналитическими и нормативно-методическими материалами по вопросам борьбы с преступностью, представляющими взаимный интерес;
  • поддержание МГИБ в актуальном состоянии, что означает своевременное пополнение, корректировка информации, представляемой Сторонами;
  • долевое участие в содержании МГИБ, исходя из количества учетных материалов, поступающих в межгосударственный информационный банк от каждой из Сторон.
  • Порядок и сроки исполнения запросов на предоставление (получение) информации осуществляется в соответствии с нормативными актами испол- няющей Стороны. В практической действительности взаимоотношения МВД в сфере обмена информацией пока не приобрело характер тесного и взаимо- выгодного сотрудничества и взаимодействия, что связано с процессами суве- ренизации стран СНГ и со всеми, из этого вытекающими, негативными для взаимодействия последствиями (отсутствие дисциплины, надлежащего кон- троля в исполнении Сторонами этого Соглашения, большой объем работы, недостаточно техническое оснащение МГИБ, нехватка специалистов, сбой в работе почтово-телеграфных учреждений и т.п.), а также иными факторами, связанными с общим ухудшением и кризисным состоянием общества. Вместе с тем, в Соглашении предусматриваются дополнительные возможности для более совершенного обмена информацией, например, дальнейшая компьюте- ризация ОВД, совершенствование информационного обеспечения, создание единой автоматизированной системы передачи данных, что, возможно, позво-

99

лит поднять на более высокий уровень борьбу с преступностью и обеспечение надежной защиты прав и свобод граждан в СНГ.

Какие же документы вручаются при правовой помощи в сфере уголовного судопроизводства? Минская Конвенция не называет, какие документы могут вручаться в порядке оказания правовой помощи по уголовным делам. По нашему мнению, к таким документам относятся: повестки, постановления: о признании гражданским истцом; гражданским ответчиком; о привлечении в качестве обвиняемого; избрания меры пресечения; об удовлетворении ходатайств; об отказе в удовлетворении ходатайств; об отказе в возбуждении уголовного дела; о прекращении уголовного дела; о признании вещественным доказательством; о наложении ареста на имущество, а также приговоры, определения судов и другие процессуальные документы, составляемые при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел.

Минская Конвенция гласит: “Договаривающиеся Стороны имеют право вручать документы собственным гражданам через свои дипломатические представительства или консульские учреждения”1. Вручение документов че- рез соответствующие правоохранительные органы осуществляются также на основании Минской Конвенции. Причем правоохранительные органы, к которым обращено такое поручение, осуществляют вручение в соответствии с порядком, действующим в отношении вручения документов по законам запрашиваемого государства. При этом вручаемые документы должны быть написаны на его языке или на русском, либо снабжены заверенным переводом на эти языки. В противном случае документы вручаются только при условии, что получатель согласен их добровольно принять. Но Минская Конвенция не говорит о том, как надлежит поступить, если такой отказ будет заявлен. В п.З ст. 12 Минской Конвенции говорится о том, что нельзя применять средства

1 См.: Указ. Конвенция. П.1. Ст.12.

100

принуждения или угрозу ими при вручении документа. Как нам представляется, скорее всего, в этой ситуации следует составить протокол об отказе в получении документа в произвольной форме, но с обязательным указанием места, времени, способа, которым осуществлялось вручение документа, а также сведения о получателе документа. В составленном документе должны быть отражены мотивы, по которым получатель отказался от принятия документа. Если получатель отказался принять документ из-за отсутствия перевода, то, нет необходимости отсылать документ отправителю, так как это надолго отсрочит повторное их вручение. Необходимый перевод может быть, осуществлен и заверен тем органом, который исполняет поручение о вручении документа, либо дипломатическим или консульским представительством запрашиваемого государства. Заслуживает одобрения и такой вариант. В настоящее время в ряде регионов в центральных аппаратах правоохранительных органов вводятся штатные единицы переводчиков, к услугам которых можно обра- титься и в нашем случае.

Когда отказ принять документы вызван более серьезными причинами, документы должны быть возвращены запрашиваемой стороне с изложением этих причин и с приложением копии протокола об отказе принять документы.

Теперь рассмотрим вопросы, касающиеся передачи предметов. Еще в ст. 852.11. Устава уголовного судопроизводства от 20 ноября 1864 года говори- лось О том, что -вещи, добытые преступным деянием, орудия оного, а также все отобранное от лица, выдача которого требуется, и вообще вещественные доказательства передаются иностранному государству, в случае предъявления о сем требования. Передача этих вещей и предметов производится и в том случае, когда последовавшее на выдачу согласие не могло быть приведено в исполнение за смертью или побегом обвиняемого, Вышеозначенные вещи и предметы могут быть временно удержаны, если в них встречается надобность при производстве уголовного дела, возникшего в России. За третьими лицами

101

сохраняется право на означенные вещи и предметы, которые по окончании дела о преступном деянии, по поводу которого последовала выдача, должны быть возвращены им безвозмездно1.

Следует отметить, что Минская Конвенция передачу предметов преду- сматривает в ст. 75, и в принципе эта статья по своему содержанию аналогич- на статье 852.11. Уголовного судопроизводства 1864 г.

Органы расследования во взаимоотношениях с учреждениями иностранных государств по требованию могут выдавать друг другу предметы и документы, имеющие значение для уголовных дел и установления фактиче- ских обстоятельств. Установление фактических обстоятельств составляет сердцевину всей уголовно-процессуальной деятельности, поэтому значительная часть норм уголовно-процессуального закона регулирует порядок собирания, проверки и оценки фактических данных о происшедшем событии. В качестве таковых могут быть предметы (документы), которые были использованы при совершении преступлений. Впоследствии это действие может повлечь выдачу лица в соответствии с нормами международного права и национального законодательства взаимодействующих государств, а также выдачу и орудий преступления. Ими могут быть предметы (документы), приобретенные в результате преступления, либо в качестве вознаграждения за преступление, или предметы (документы), которые преступник получил взамен предметов (документов), приобретенных преступным путем. Могут быть выданы также предметы (документы), принадлежащие лицу, подлежащему выдаче, в случае невозможности его выдачи по причине смерти, побега и др. обстоятельств, препятствующие его выдаче.

1 См.: Свод законов Российской Империи. Том 16. Часть 1. 1864. Государст- венная Типография.-Петроградь., 1914. Устав Уголовного Судопроизводства . С.74.

102’

Предметы (документы), полученные из центральных органов компетентных учреждений другой страны (стороны договора) Кыргызстаном, в порядке оказания правовой помощи по уголовным делам могут рассматриваться в качестве вещественных доказательств только в том случае, если они обладают признаками, указанными в ст. 69 УПК КР (83 УПК РСФСР). Они становятся источником доказательств только после приобщения их к делу в качестве вещественных доказательств, о чем составляется постановление лица, про- изводящего дознание, следователя, прокурора или определение суда.

В соответствии с договорами (например, ст. 78 Минской Конвенции, ст. 73 Договора между РФ и РК) права третьих лиц на предметы, подлежащие выдаче, остаются неприкосновенными. Поэтому после окончания производст- ва по делу эти предметы должны быть возвращены тому зарубежному госу- дарству, которое выдало их.

Если государству, к которому обращено требование о выдаче предметов, последние необходимы в качестве доказательств по уголовному делу, то их выдача может быть, отсрочена до окончания производства по делу.

Изъятие и отправка предметов, подлежащих выдаче, могут быть выполнены либо непосредственно Генеральной прокуратурой, Следственным управлением МВД КР. При этом в соответствии с национальным законода- тельством, для изъятия предметов выносится соответствующее постановление и само изъятие оформляется протоколом. В нем подробно описываются пред- меты и документы, подлежащие выдаче, а также их индивидуальные призна- ки.

Предметы, подлежащие выдаче, тщательно упаковываются, опечатываются и направляются запрашивающей стороне.

Передача предметов (документов) в порядке оказания правовой помощи по уголовным делам осуществляется для познания происшедших событий и всех обстоятельств, подлежащих установлению по уголовному делу, а также в

103*

целях установления объективной истины и формирования достоверных выводов по уголовному делу.

Выполняя международные договоры, с соблюдением национальных за- конодательств страны СНГ обязаны осуществлять производство следственных действий. После того как орган расследования принял уголовное дело к своему производству, он использует всю полноту своих полномочий по расследованию преступлений и несет ответственность за его ход и исход. Для своевременного и полного осуществления возложенных на него задач орган расследования совершает многообразные, различные по своему характеру действия. Действия по собиранию доказательств именуются в законе следственными действиями.

Производство следственных действий сложная процедура, так как каждое из них представляет собой известное вторжение в сферу охраняемых законом прав и интересов человека и гражданина, поэтому оно может быть, проведено лишь при наличии определенной цели и достаточных оснований для его проведения. Когда производство следственных действий выходит за пределы своего государства, данная процедура осложняется вдвойне, поскольку предполагается уже “вторжение” в другое государство.

Производство следственных действий в порядке оказания правовой помощи по уголовным делам, возможно только по возбужденным уголовным делам (кроме осмотра места происшествия, здесь как в УПК КР, так и в УПК РФ этот вид следственного действия является единственным, которое можно произвести до возбуждения уголовного дела). Причем, производство следст- венных действий осуществляется при наличии достаточных оснований о не- обходимости их выполнения за пределами своего государства.

Как говорилось выше, правовая помощь другому государству по произ- водству следственных действий должна осуществляться по национальному уголовно-процессуальному законодательству запрашиваемого государства. Но

104

вместе с тем, на основании Минской Конвенции, по просьбе запрашивающего учреждения оно может применить и процессуальные нормы запрашивающей Договаривающейся Стороны, если только они не противоречат законодательству запрашиваемой Договаривающейся Стороны.

Объективным критерием, позволяющим судить о возможности применения процессуальных норм другого государства в своей стране, является со- ответствие этих норм содержанию, целям и принципам уголовно- процессуального права и процесса запрашиваемого государства.

Производство следственных действий при оказании правовой помощи по уголовным делам иностранному государству должно проходить в условиях законности, охраны прав и законных интересов участников процесса и иных участвующих в производстве по делу лиц.

Средством организации взаимоотношений между государствами должны служить не только правовые нормы, но и нормы морали, нравственности. “Мораль в области уголовного судопроизводства выполняет роль дополни- тельной гарантии четкого, точного и неуклонного выполнения правовых норм. В этом проявляется ее гарантирующая роль, или, иначе, функции моральной гарантии, дополняющей гарантии правовые”1.

К международным поручениям надо относиться очень ответственно, ведь органы расследования исполняют поручение от лица своего государства. Органу - исполнителю следует при этом приложить все усилия, чтобы уло- житься в срок (что нередко очень трудно выполнить в 10-дневный срок, из-за растущей преступности и нехватки специалистов и по ряду других причин). Не секрет, что быстрое, полное и объективное расследование преступления обеспечивает правильное применение уголовного закона. По этому поводу в

См.: Бойков А.Д. Уголовное судопроизводство и судебная этика.-М., 1989. С. 186.

105’

свое время писал Ч. Беккариа следующее: “Я сказал, что наказание тем эф- фективнее, чем скорее оно следует за преступлением, ибо чем меньший про- межуток времени отделяет наказание от преступления, тем сильнее и прочнее закрепится в душах людей взаимосвязь этих двух идей: преступления и нака- зания”1.

Как же осуществляется уголовное преследование в рамках правовой помощи по уголовным делам? Данному вопросу в Минской Конвенции уделена II часть, которая так и называется: “Осуществление уголовного преследова- ния”. В частности, в ст. 71 говорится, об обязанностях осуществления уголов- ного преследования, причем установлено, что каждая Договаривающаяся Сторона обязуется по требованию другой Договаривающейся Стороны возбу- ждать в соответствии со своим законодательством уголовное преследование против своих граждан, подозреваемых в том, что они совершили на террито- рии другой Договаривающейся стороны преступление.

Выполняя требования данной статьи Минской Конвенции, Кыргызская. Республика с соблюдением своего законодательства обязана осуществлять уголовное преследование против своих граждан, подозреваемых в совершении преступлений, на территории запрашивающих сторон. Равным образом Кыргызстан вправе требовать, чтобы Договаривающиеся Стороны осуществляли уголовное преследование против собственных граждан, совершивших преступления в КР и выехавших к себе на родину.

Известно, что в соответствии с законом для возбуждения уголовного преследования необходимы поводы и основания. В нашем случае поводом яв- ляется международное поручение правоохранительного органа государства, на территории которого гражданин Кыргызстана совершил уголовное престу- пление, адресованное в Генеральную прокуратуру КР.

1 См.: Ч.Беккариа. Указ.раб. С.138-139.

106

Основанием для возбуждения уголовного преследования являются дос- таточные данные, указывающие на признаки преступления (ст. 108 УПК РСФСР; ст. 95 УПК Кыргызской Республики). Достаточность данных такую их совокупность и качество, которые позволяют сделать обоснованное пред- положение о совершении или подготовке преступления. Именно поэтому все конвенции и договоры подчеркивают, что к поручению о возбуждении уго- ловного преследования прилагаются имеющиеся в распоряжении запраши- вающей Договаривающейся Стороны материалы уголовного преследования, а также доказательства (ст. 73 Минской Конвенции; ст. 60 Договора между РФ и КР). При передаче предметов, являющихся орудиями преступления или попавших к преступнику в результате такого преступления, следует указать, что после окончания производства по делу эти предметы должны быть возвращены (при условии, что имеются законные права третьих лиц на данные предметы).

При этом следует иметь в виду, что в соответствии с международными договорами возбуждение уголовного преследования обусловливается объек- тивными данными, которые дают основания подозревать конкретное лицо в совершении определенного преступления, которое влечет выдачу подозревае- мого, т.е. совершение которого может повлечь за собой (согласно законода- тельства сотрудничающих государств) наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года и более тяжкое.

В отличие от этого общего требования, Договор о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенный Россией с Республикой Кыргызстан, не ставит вопрос о возбуждении уголовного преследования в зависимость от тяжести совершения преступления, влекущего выдачу, лица совершившего правонарушение. По смыслу данного Договора уголовное преследование может быть, возбуждено при совер-

107’

шении и менее тяжких преступлений1 (аналогично решается данный вопрос и Минской Конвенцией).

При наличии оснований к подозреваемым, обвиняемым применяются меры процессуального принуждения, включая задержание, заключение под стражу и иные меры пресечения. При этом учитываются предусмотренные законами КР и сотрудничающего с нею государства смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства независимо от того, на территории какого из данных государств они возникли.

Если обвиняемый в момент направления поручения об осуществлении преследования содержится под стражей на территории запрашивающей Договаривающейся Стороны, он доставляется на территорию запрашиваемой Договаривающейся Стороны (ст. 73 Минской Конвенции).

Поручения о правовой помощи, поступившие от зарубежных стран о возбуждении уголовного преследования в отношении граждан КР, совершив- ших преступления на территории других государств, рассматриваются Гене- ральной прокуратурой Кыргызстана. В необходимых случаях производится проверка обоснованности международного поручения о возбуждении уголов- ного преследования.

Убедившись в законности и обоснованности международного поручения, а также полноте приложенных к нему материалов (полноте проведенного расследования по уголовному делу), Генеральная прокуратура поручает соответствующему органу, ведущему производство по уголовным делам.

Уведомление о результатах проверки и расследования направляется органу государства, приславшему поручение. Делается это только через Гене- ральную прокуратуру КР. Если по делу состоялся приговор, то к извещению должна быть приложена заверенная копия приговора, вступившего в закон-

1 См.: Михайлов В.А. Указ раб. С. 248.

108

ную силу. Если дело прекращено, направляется копия постановления (определения) о прекращении уголовного дела (уголовного преследования).

Если возникает необходимость в возбуждении уголовного преследования в отношении граждан других государств, совершивших преступления на территории Кыргызстана и выехавших к себе на родину, все материалы по этому вопросу или уголовное дело, если оно возбуждено, направляются в Ге- неральную прокуратуру КР. Здесь решается вопрос о направлении централь- ным органам уголовного судопроизводства соответствующего государства поручения о возбуждении уголовного преследования.

Возбуждение уголовного преследования, расследование дела и его судебное рассмотрение по поручению компетентного учреждения иностранного государства на территории Кыргызстана осуществляется в соответствии с кыргызским законодательством.

При обвинении одного лица или группы лиц в совершении нескольких преступлений, дела о которых подсудны судам двух и более сторон договора, рассматривать их компетентен суд той стороны договоры, на территории ко- торой закончено предварительное расследование.

Уголовное преследование не может быть возбуждено, а возбужденное производство подлежит прекращению:

  • при наличии общих оснований, исключающих оказание правовой помощи по уголовным делам, то есть когда возбуждение уголовного преследования может нанести ущерб суверенитету или безопасности государства, которому адресовано поручение о возбуждении уголовного преследования, либо противоречит законодательству данного государства;
  • когда в соответствии с поручением требуется привлечение к уголовной ответственности лица, которому государством - исполнителем поручения пре- доставлено территориальное либо политическое убежище;

109’

  • когда правовая помощь по уголовным делам требуется в отношении деяний, которые не являются уголовно наказуемыми по законодательству государства - исполнителя поручения;
  • когда правовая помощь по уголовным требуется по поводу преступлений, не влекущих выдачу в соответствии с международными договорами;
  • когда поручение о возбуждении уголовного преследования направлено после вступления в законную силу приговора, определения или постановления о прекращении дела по тому же обвинению;
  • когда имеются иные основания для отказа в возбуждении уголовного преследования или его прекращении в соответствии с национальным законо- дательством хотя бы одного из взаимодействующих государств.

по

§ 3. Выдача (экстрадиция) лиц, совершивших преступление.

Выше диссертантом дана характеристика отдельных видов правовой помощи по уголовным делам. Одним из важнейших видов оказания правовой помощи по уголовным делам является выдача (экстрадиция) запрашиваемой стране, лиц, совершивших преступление. Но, как показывает практика, это отдельный институт и поэтому диссертантом этот вид помощи рассматривается отдельным параграфом.

Основу института выдачи составляет принцип “ant dedere ant judicare” (лицо, совершившее преступление, должно понести суровое наказание в стране, где оно было задержано, либо в стране совершения преступления).

В настоящее время объективно неизбежно международное сотрудничество в борьбе с преступностью по тем направлениям и в том объеме, как это считают для себя приемлемым государства, в том числе, путем выдачи (экстрадиции) лиц, совершивших преступление. Институт выдачи имеет глу- бокие корни. Еще в 1764 г. классик юридической мысли Ч. Беккариа в своей книге “О преступлениях и наказаниях” посвятил данному вопросу отдельный параграф: “О вознаграждении за выдачу преступника”, где в частности писал: “Преступник находится или вне или в пределах своей страны. В первом случае суверен подстрекает граждан к совершению преступлений, что ведет к их наказанию. В результате он наносит оскорбление и узурпирует власть в чужих владениях, наделяя тем самым другие страны правом поступать в отношении него аналогичным образом”1.

Данная проблема была также отражена в Уставе уголовного судопроиз- водства Российской Империи 1864 г., 12 глава которого называется: “О выдаче преступников по требованиям иностранных государств” и состоит она из нижеприведенных статей:

1 См.: Беккариа Ч. Указ. раб. С. 212-213.

Ill

852.1. Иностранец, учинивший вне пределов России преступное деяние, влекущее за собою по уголовным законам как России, так и государства, тре- бующего выдачи, наказание не ниже заключения в тюрьме, подлежит выдачи согласно договору, заключенному с государством, требующим выдачи, или установившейся в этом отношении с сим государством взаимности. Выдача может последовать на началах взаимности за указанные преступные деяния, хотя бы они не были предусмотрены в договоре, заключенном с государством, требующим таковой.

Постановления этой статьи применяются и к наказуемым покушению на указанные преступные деяния и соучастию в оных.

852.3. Выдача русского поданного не допускается, хотя бы вступление в русское подданство последовало после совершения преступного деяния, но до получения Министерством Иностранных Дел требования о выдаче. 852.4. 852.5. Выдача не допускается: 852.6. 1) когда она требуется по поводу того же самого преступного деяния, за которое лицо, выдача которого требуется, было в России осуждено, оправдано или освобождено от наказания в установленном порядке, и 2) когда установленные действующим в России уголовным законом сроки давности судебного преследования, осуждения или наказания истекли до получения требования о выдаче.

852.7. Выдача может иметь место не иначе, как при условии, чтобы лицо, выдача которого требуется:

1) не было преследуемо либо подвергнуто наказанию в государстве, которому оно выдается, за какое-либо иное, не указанное в требовании о выдаче, но предшествовавшее таковой, преступное деяние без согласия Российского Правительства, которое может требовать предъявления одного из документов, упомянутых в статье 852.13 и 2) не было выдаваемо за преступное деяние,

112

указанное в предшедшем пункте настоящей статьи, третьему государству без согласия Российского Правительства.

В статье 852.9. говорится о том, что если выдачи требуют несколько го- сударств, то выдача производится той стране, где он совершил преступное деяние. В случае учинения преступных деяний в нескольких государствах, выдача производится тому государству, чьим поданным он является, а если этим государством такого требования не предъявлено тому из государств, требование которого о выдаче получено раньше.

852.10. Если выдача требуется несколькими государствами за разные преступные деяния, то лицо, выдача которого требуется, выдается тому госу- дарству, в котором учинено более тяжкое деяние. Если преступные деяния одинаково тяжки, то выдача производится по правилам, указанным во второй части предшедшей (852.9) статьи. При выдаче одному государству может быть условленно, чтобы выдаваемый после суда и наказания был выдан другому государству, требовавшему его выдачи1.

Анализ приведенных статей говорит о том, что данные нормы весьма актуальны и сегодня. Хотя в целом они схожи с положениями Минской Кон- венции, некоторые статьи Устава Уголовного Судопроизводства, по нашему мнению, более шире рассматривают данный институт и заслуживают внима- ния. В частности, ст. 852.1 предусматривает выдачу только за преступления по “уголовным законам как России, так и государства, требующего выдачи наказание не ниже заключения в тюрьме”, далее ст. 852.3 предусматривает отказ в выдаче “русского поданного”, даже если русское подданство получено после совершения преступления, но до получения требования о выдаче. Осо-

‘См.: Свод законов Российской Империи 1864 г. Том Шестнадцатый. Часть 1. Издание 1914 года. Государственная Типография. Петроградь. Устав Уголов- ного Судопроизводства стр. 143-144

113

бенно ст.ст. 852.9 и 852.10 где дан примерный перечень коллизий, которые могут возникнуть при постановке вопроса о выдаче. Минская Конвенция по данному вопросу ограничилась одним предложением: “Если требования о выдаче поступят от нескольких государств, запрашиваемая Договаривающаяся Сторона самостоятельно решает, какое из этих требований должно быть удов-летворено”(ст. 65). Тогда как Устав уголовного судопроизводства дает более полный ответ на данный вопрос, то есть если выдачи требуют несколько государств, то выдача производится стране, где он совершил преступное деяние.

В случае совершения преступных деяний в нескольких государствах, предпочтение отдается тому государству, чьим поданным он является, если это государство не требует его выдачи, то тому из государств, требование ко- торого о выдаче получено раньше. Если имеется требование выдачи несколь- ких государств за совершение разных преступлений, то здесь приоритет отда- ется тяжести совершенного преступного деяния. Лицо, совершившее преступ- ное деяние, выдается тому государству, в котором совершено более тяжкое преступление.

Далее установлена выдача нескольким государствам. “При выдаче одному государству может быть условленно, чтобы выдаваемый после суда и наказания был выдан другому государству, требовавшему его выдачи”.

По нашему мнению, данное положение о коллизиях требований о выдаче можно было бы предусмотреть в уголовно-процессуальном законодательстве Кыргызстана, где к сожалению данный вопрос оставлен открытым.

Выдача лиц, совершивших преступления, является одной из важных форм правовой помощи по уголовным делам между государствами. Вместе с тем, проблема выдачи лиц, совершивших преступления, является самой сложной во взаимодействии правоохранительных органов государств в борьбе с преступностью, так как непосредственно затрагивает суверенитет заинтересо- ванных государств.

114

Экстрадиция означает выдачу иностранному государству лица, нару- шившего законы этого государства. В международном праве под экстрадици- ей понимают выдачу лиц, совершивших международные или уголовные пре- ступления, для привлечения их к уголовной ответственности или исполнения вынесенных судами приговоров в отношении данных лиц.

Правовыми основаниями экстрадиции являются многосторонние согла- шения по борьбе с отдельными видами международных преступлений, дву- сторонние соглашения о правовой помощи по уголовным делам, националь- ное законодательство. Не исключается и применение принципа взаимности1.

Особенность института выдачи лиц, совершивших преступления, за- ключается в том, что государство, обращающееся с просьбой о выдаче, оставляет лишь за собой право рассмотрения уголовного дела, назначения и исполнения наказания. Также очевидно, что серьезные ограничительные действия должны осуществляться с соблюдением гарантий в отношении прав выдаваемого лица.

Нельзя забывать при этом о политических и иных интересах государства, рассматривающего просьбу о выдаче по конкретному уголовному делу, и которое, исходя из этих интересов, зправе отклонить поступившую просьбу о выдаче лица, если удовлетворение просьбы окажется нежелательным. Другими словами, экстрадиция - это процесс передачи преступника в соответствии с нормами международного права другому государству для применения уголовного наказания.

Из вышесказанного видно, что все вопросы, связанные с экстрадицией, входят в компетенцию государства в лице его полномочных органов. Только государство заключает международные соглашения, принимает свои законы и осуществляют практическую деятельность при выдаче преступников. Это яв-

1 См.: Михайлов В.А. Указ.раб. С. 255.

115”

ляется следствием наличия у государства определенной территории. Однако история человечества знает случаи выдачи преступников в средние века цер- ковными органами.

Сегодня является общепризнанной точка зрения, в соответствии с которой выдача преступников - это право государства, а не его обязанность. Такая точка зрения полностью соответствует международно-правовому принципу уважения государственного суверенитета и подтверждается в межгосударст- венной практике. При этом любое государство в силу своего суверенитета об- ладает правом решать вопрос о привлечении к уголовной ответственности лиц, находящихся на его территории. Даже при наличии специального дого- вора экстрадиция применяется, как будет отмечено, с большими оговорками. Следует также иметь в виду, что сама по себе выдача лиц не является наказа- нием, а становится лишь мерой, способствующей применению его в после- дующем. Вполне обоснованной в этой связи является ст.1 Оксфордской резо- люции Института международного права, где было подчеркнуто, что выдача в определенной мере является средством предупреждения преступности1.

Разрешение экстрадиционных дел - обычно довольно длительная процедура, так как в ней участвует, даже в рамках одного государства, несколько заинтересованных ведомств. Бывают случаи, когда она длится около года и даже дольше. Если не принять своевременных мер, преступник может скрыть- ся и из этого государства и избежать наказания. Между тем принцип неотвра- тимости наказания является одним из основных принципов уголовного права2.

Л.Н. Галенская отмечает, этот принцип “представляет собой ту основу, которая делает возможным сотрудничество государств в борьбе с преступно-

См.: Панов В.П. Сотрудничество государств в борьбе с международными уголовными преступлениями.- М, 1993. С. 106. 2 См.: Родионов К.С. Интерпол: вчера, сегодня, затра.-М,.1990. С. 99.

11б’

стью”1. С целью предупреждения уклонения виновного от ответственности Минская Конвенция установила, что лицо, которое подлежит выдаче, может быть взято под стражу и до получения требования (ходатайства). Более того, учитывая особенности борьбы с преступностью, Минская Конвенция преду- сматривает возможность взятия лица под стражу даже без указанного выше ходатайства, если имеется обоснованное подозрение, что данное лицо совер- шило на территории другой Договаривающейся Стороны преступление, вле- кущее выдачу2.

Чаще всего вопросы выдачи преступников решаются на основе много- сторонних конвенций по борьбе с отдельными видами международных пре- ступлений (речь идет о так называемых экстрадиционных преступлениях), к ним относятся, например, Конвенция о не применении срока давности к воен- ным преступникам и преступлениям против человечества (26 ноября 1968 г.)3, Гаагская конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (16 де- кабря 1970 г.)4 и Монреальская конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (23 сентября 1971 г.)5 Международная Конвенция о пресечении преступления апартеида и нака-

1 См.: Галенская Л.Н. Правовые проблемы сотрудничества государств в борь бе с преступностью.-Л., 1978. С. 23.

2 П. 2. Ст. 60. Указ. Конвенции.

3 См.: Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключен ных СССР с иностранными государствами. Вып. XXYL- М., 1973. С. 118- 121.

4 См.: Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключен ных СССР с иностранными государствами. Вып. XXYII.- М., 1974. С. 292-296.

5 См.: Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключен ных СССР с иностранными государствами. Вып. XXIX.- М., 1975. С. 90-95.

117’

зании за него (30 ноября 1973 г.)1, и др. В них, как и в двусторонних экстради- ционных договорах, указываются принципы “двойной преступности” или “двойного вменения”, согласно которым лицо подлежит выдаче лишь в слу- чае, когда совершенное им деяние квалифицируется как преступление по за- конодательству запрашивающего и запрашиваемого государств. Кроме этого, в уголовных законах обоих государств за преступление, влекущее выдачу преступника, должно быть предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок не менее одного года или более тяжкое наказание, согласно П. 2. ст. 55. Минской Конвенции.

Бездоговорная выдача преступников возможна по усмотрению государства в соответствии с его национальным законодательством или на основе принципа взаимности. Статья 5 названной выше Оксфордской резолюции относит взаимность к области политики, а не права. Такую позицию нельзя признать обоснованной потому, что в экстрадиционном законодательстве часто встречаются нормы о выдаче преступников на основе взаимности. При этом взаимность “предполагает единообразное поведение государств: если одна сторона удовлетворяет требования о выдаче другой, то последняя может претендовать на такое же поведение контрагента”.

В международно-договорной практике государства, придерживаясь раз- личных взглядов по отдельным вопросам экстрадиции, делают исключения из своей обычной - практики. Например, предусматривают в исключительных случаях выдачу своих граждан, если другая сторона договора поступит так же. Если конкретное дело о выдаче сложно по своей юридической квалификации, спорно и возникает впервые в практике отношений двух государств, то его

См.: Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключен- ных СССР с иностранными государствами. Вып. XXXII.- М, 1978. С. 58-63.

118”

разрешение полностью зависит от усмотрения государства, у которого испра- шивается выдача преступника.

Примером разрешения экстрадиционных дел на основе взаимности могут служить взаимоотношения между СССР и Турцией. Например, турецкими властями был выдан советский гражданин Костюрин. Работая в Одесском управлении мер и весов он похищал и распродавал ценную аппаратуру специального назначения, учинял подлоги документов. После возбуждения уголовного дела, пытаясь избежать уголовной ответственности, он нелегально перешел границу и бежал в Турцию. Здесь он был задержан турецкими властями. По просьбе советской стороны он по решению турецкого правительства был передан советскому государству1.

В другом случае матросы Серокваш и Макушешсо угнали из порта Новый Афон катер в целях побега в Турцию. Войдя в турецкие территориальные воды, преступники бросили катер и причалили к берегу на лодке.

Здесь они были задержаны турецкими властями. На допросах в полицейском управлении они заявили, что работали в морском порту и совершили там ряд уголовных преступлений, за что их должны были привлечь к строгой ответственности. Еще до запроса. нашего государства Министерство ино- странных дел Турции уведомило советское посольство в Анкаре, что по реше- нию правительства Турции указанные лица могут быть выданы советским властям на основе взаимности. После переговоров такая выдача преступников состоялась.

Несмотря на отсутствие экстрадиционного договора между СССР и Турцией советские власти на основе взаимности выдали турецкой стороне их гражданина Редтеба, совершившего на территории Турции несколько грабе-

1 См.: Панов В.П. Сотрудничество государств в борьбе с международными уголовными преступлениями., М.-1993. С.108.

119’

жей и бежавшего в нашу страну1. В данном случае выдача преступников но- сила фактически характер “обмена преступниками”, который действующими нормами международного права не предусмотрен.

Субъектом выдачи могут быть только физические лица, обвиняемые в совершении преступлений или осужденные за их совершение. Именно эти две категории лиц именуются преступниками в экстрадиционных нормах международного и национального права. В большинстве государств выдача собственных граждан запрещена. В этой связи, например, ст.9 Уголовного кодекса Турции гласит: “Выдача преступника правительством может быть разрешена, если установлено, что лицо, о выдаче которого поступил запрос, является иностранцем и что действие, которое оно совершило, относится к уголовным преступлениям”. Запрет на выдачу своих граждан содержится также в конституциях или законах о гражданстве, как это сделано в России. Аналогичные нормы можно встретить и в экстрадиционных договорах.

Лица без гражданства по своему правовому статусу в отличие от граждан могут быть выданы по усмотрению государства, на территории которого они постоянно проживают. Лица с двойным и более гражданством подлежат защите на территориях всех государств, гражданами которых они являются, т.е. наравне с гражданами этих государств.

Сложнее обстоит дело с выдачей граждан третьих стран. Нормы Минской Конвенции не обязывают производить выдачу в таких случаях. Каждое государство при этом руководствуется национальным законодательством. В практике нередки случаи, когда государства выдают граждан третьих стран. Например, в 1993г. Кыргызская Республика выдала Узбекистану российского гражданина, обвиняемого в совершении преступлений на территории Узбекистана.

1 См.: Панов В.П. Указ. раб. С. 108.

120

В некоторых экстрадиционных договорах имеются нормы, требующие предварительного согласия от государства гражданства выдаваемого преступника. Однако это скорее всего исключение из общего правила - государство не берет на себя договорных обязательств по отношению к третьему государству в случае выдачи преступника и поступает по своему усмотрению.

Выдача возможна лишь после совершения экстрадиционного преступления. Так, не подлежат выдаче лица, совершившие политические преступления, за которые им предоставлено право убежища. При этом само понятие по- литического преступления трактуемая в разных странах по-разному, оно сложно по своей юридической природе особенно в тех случаях, когда полити- ческое преступление сопряжено с одновременным совершением уголовных преступлений. В уголовном законодательстве России, а также Кыргызстана, вообще нет термина “политическое преступление”, а есть “государственное преступление”. В действующей Конституции Российской Федерации есть упоминания о возможности предоставления Президентом политического убе- жища и невозможности его лишения без согласия Государственной Думы России. Однако, понятие “политическое убежище” не раскрывается и о запре- те на выдачу лиц, пользующихся правом убежища, ничего не говорится. В не- которых странах часто содержатся нормы, неоправданно сужающие круг лиц, не подлежащих выдаче из-за неоднозначной квалификации совершенного деяния. Сужает-этот круг лиц и различное толкование законов, и их нарушение. История знает немало таких примеров.

Классическим в этом плане является известное дело отца и сына Бра- зинскасов, которые в 1970г. совершили вооруженное нападение на экипаж са- молета, убили бортпроводницу, ранили двух членов экипажа и вынудили экипаж лететь в Турцию с 45 пассажирами на борту. СССР обратился к правительству Турции с просьбой о выдаче преступников для их уголовного преследования. Однако суд г.Трабзона, которому были переданы нашей страной

121

материалы уголовного дела, не счел нужным содержать преступников под стражей. Такое решение суд мотивировал тем, что это преступление было со- вершено по политическим мотивам, поэтому никакие правовые санкции не могут быть применены.

Хотя данное преступление носит явно уголовный характер, совершено на территории нашего государства и нашими гражданами, просьба Советского правительства о выдаче преступников была отклонена. Такое решение было подвергнуто критике союзом адвокатов Турции. В заявлении союза говори- лось, что нельзя считать политическим преступлением угон самолета, сопро- вождавшийся убийством людей и смертельной опасностью для пассажиров. Турецкая печать опубликовала требования о выдаче преступников, в парла- мент были внесены законопроекты о необходимости выдачи угонщиков самолетов. Несмотря на это Верховный суд Турции утвердил решение суда г.Трабзона.

Только через год пленум Верховного суда Турции квалифицировал пре- ступные действия Бразинскасов как уголовное преступление. Однако в ре- зультате попустительства властей в 1974г. они были освобождены из тюрьмы и переведены в лагерь для перемещенных лиц, откуда беспрепятственно со- вершили побег и укрылись в посольстве США. После этого они были переда- ны турецким властям и по решению суда освобождены из-под стражи. Пред- ставитель МИД Турции заявил, что им разрешено выехать в любую страну, которая предоставит право убежища. Воспользовавшись таким решением, они выехали в США.

В настоящее время в соответствии с Гаагской конвенцией о борьбе с не- законным захватом воздушных судов (1970г.) государства обязаны выдать или судить преступника, угнавшего самолет в другое государство (ст.6). Сам же угон воздушного судна должен квалифицироваться как преступление экстра-диционного характера. Оно подлежит внесению в перечень щжпгуплений,

122’

включающих незаконный захват самолета в любой договор о выдаче (ст.8). Наглядным подтверждением незаконности решения турецких властей является и ссылка на Декларацию о территориальном убежище, единодушно одобренный в 1967г. Генеральной Ассамблеей ООН. “Данная декларация, - записано в ст. 1, - не должна применяться к лицам, совершившим уголовные преступления”.

В Европейской конвенции о выдаче преступников (1957г.) указывается, что если совершенное деяние наказуемо в запрашивающей стране смертной казнью, а законодательство запрашиваемой страны такой меры наказания за это преступление не предусматривает, то выдача может быть разрешена только на основании заверения запрашивающей страны в том, что смертная казнь применена не будет. Аналогичные нормы содержатся в ряде других договоров о выдаче преступников. Тяжесть наказания не принимается во внимание в отношении осужденных лиц после вступления в законную силу приговора суда.

Выданное лицо может быть привлечено к уголовной ответственности и наказано лишь за то преступление, которое явилось юридическим основанием для его выдачи.

Переходя к процессуальным вопросам выдачи преступников, осуществ- ляемой по дипломатическим каналам либо соответствующими органами юстиции, рассмотрим понятие “предпочтительная юрисдикция”. Дело в том, что в ряде случаев выдачи одновременно требуют не одно, а несколько государств (преступление совершено на территории нескольких государств, направлено против нескольких государств и т.п.). Решение вопроса о выдаче в таких случаях может быть различным. Однако практика межгосударственных отношений в подобных ситуациях отдает предпочтение государству, на территории которого совершено преступление. И это не просто традиция. В ст.9 Оксфордской резолюции Института международного права говорится: “Если имеется несколько требований о выдаче за одно и то же деяние, предпочтение должно

123

быть отдано государству, на территории которого данное преступление было совершено”. Подобная же норма имеется в ст.1 Проекта Конвенции о выдаче преступников Ассоциации международного права.

Однако по Минской Конвенции страны СНГ не придерживаются принципа “предпочтительной юрисдикции”. По данной Конвенции запрашиваемая Договаривающаяся сторона самостоятельно решает, какое из этих требований должно быть удовлетворено1.

Совокупность документов, направляемых запрашивающим государством, именуется как “требование о выдаче”. Оно оформляется в письменном виде и должно иметь следующие реквизиты: наименование запрашивающего учреждения; текст закона, на основании которого деяние признается преступлением; описание внешности преступника, его фотографию, сведения о личности, гражданство, местожительство и местопребывание; размер причиненного преступлением материального ущерба; заверенную копию постановления

0 заключении под стражу с описанием фактических обстоятельств дела. Если выдача производится для приведения в исполнение приговора, то прилагается копия приговора с отметкой о вступлении его в законную силу и текст уго ловного закона, по которому назначено наказание. Все документы оформля ются, а затем переводятся на язык государства, в которое они направляются. Если осужденный уже отбыл часть наказания, сообщаются также данные об этом.’

Получив требования о выдаче, запрашиваемая сторона немедленно берет под стражу лицо, выдача которого требуется. Ходатайство о его аресте может быть передано заранее по почте, телеграфу или телексу. Арест может быть произведен и без такого ходатайства, если у страны пребывания запра- шиваемого лица, имеется обоснованное подозрение, что оно совершило пре-

1 См.: Ст. 64 Минской Конвенции.

124

ступление, влекущее выдачу. О его взятии под стражу государству немедлен- но сообщается в письменном виде. Однако взятое под арест лицо может быть освобождено, если в течение одного месяца со дня отправки уведомления не поступит требование о выдаче.

В Минской Конвенции также имеются нормы об отсрочках выдачи пре- ступников, о выдаче на время (время, установленное 3 мес), расходах по вы- даче, транзитных перевозках, повторной выдаче, передаче выданного лица.

Место и время передачи преступника устанавливает запрашиваемая сторона. Если, к примеру, запрашивающее государство не примет такое лицо в течение 15 дней после установления даты выдачи, то выдаваемое лицо должно быть освобождено из-под стражи1.

Договор между Российской Федерацией и Республикой Кыргызстан о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уго- ловным делам предусматривает (в ст. 64) выдачу на время, это целесообразно, если отсрочка выдачи может повлечь за собой истечение срока давности уго- ловного преследования или серьезно затруднит расследование преступления. Выдача на время обусловливается также обоснованным ходатайством и гарантиями, что выданное лицо будет немедленно возвращено после проведения процессуальных действий, для которых оно выдано, и не позднее 3 месяцев со дня выдачи. В обоснованных случаях данный срок может быть продлен (аналогичное положение содержится и в Минской Конвенции, ст. 63).

Особый правовой режим установлен для выдачи военных преступников государству, на территории которого они совершили преступления. Москов- ская декларация 1943г. закрепила обязанность участников отсылать военных преступников “в страны, в которых были совершены их отвратительные дей-

1 Ведомости Верховного Совета CCCP.-1983.-N 29.-С.503-508.

125’

ствия, для того чтобы они могли быть судимы и наказаны”1. В мирных дого- ворах 1947 г. содержались нормы, согласно которым выдаче подлежали соб- ственные граждане из числа военных преступников (ст. 45 Мирного договора с Италией, ст.6 - с Румынией и Венгрией). В 1946г. Генеральная Ассамблея ООН предложила принять меры для розыска, ареста и высылки военных преступников в те страны, где они совершили преступления для суда и наказания по законам этих стран2. Примерно через год Генеральная Ассамблея вновь потребовала “продолжить с неустанной энергией выполнять лежащие на государствах обязанности по выдаче и преданию суду преступников войны”3.

Следует подчеркнуть, что государства обязаны выдавать таких преступ- ников независимо от наличия экстрадиционных договоров, гражданства и национального уголовного законодательства. Указанные нормы закрепляют территориальную подсудность этих преступлений государству, на территории которых они совершены эти преступления, независимо от сроков давности.

В 1973г. Генеральная Ассамблея ООН утвердила принципы международного сотрудничества в отношении обнаружения, ареста, выдачи и наказания лиц, виновных в военных преступлениях и преступлениях против человечества. При этом всем государствам предоставлено право самим судить своих граждан за такие преступления, выдавать их для суда в другие государства, на территории которых совершены преступления, принимать национальные законы, карающие за такие преступления и т.п.

Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны.- М.Д946.Т. 1.С.418.

2 Резолюции, принятые Генеральной Ассамблеей на первой части I сессии.- Лондон., 1946. С.10.

3 Резолюции, принятые Генеральной Ассамблеей на II сессии.-Нью-Йорк 1947. С. 62.

126

Как было отмечено, на выдачу военных преступников не распространяются сроки давности привлечения к уголовной ответственности.

В последние годы только в системе ООН заключено свыше 60 междуна- родных соглашений по правам человека. Этими документами охвачен широ- чайший круг проблем, которыми обеспокоено человечество. Не обойден вни- манием и институт выдачи преступников, затрагивающий существенные права человека и требующий приведения его в соответствие с нормами Международного Билля о правах человека и другими международно- правовыми актами. При этом намечается тенденция к установлению ограничений на возможность экстрадиции в конкретных ситуациях. Среди оснований отказа в выдаче преступника в Конвенции названо “наличие у лица, выдача которого требуется, гражданства запрашиваемого государства”. Это соответствует и ст.1 Закона о гражданстве РСФСР 1991г.

Статья 3 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г., в частности, устанавливает: “Ни одно государство-участник не должно высылать, воз- вращать или выдавать какое-либо лицо другому государству, если существуют серьезные основания полагать, что. ему может угрожать там применение пыток”1. Чтобы определить, есть ли такие основания, компетентные власти запрашиваемого государства принимают во внимание все относящиеся к делу обстоятельства, включая существование в данном государстве постоянной практики грубых, вопиющих и массовых нарушений прав человека. Ни один человек не может подвергаться пыткам, истязаниям или антигуманным, унизительным наказаниям.

Таким образом, выдача лиц, совершивших преступления является важным средством борьбы с международными и внутригосударственными пре-

1 См.: Сборник международных договоров СССР. Вып. XLIII.- М., С. 115-125.

127

стутшениями. Она обеспечивает неотвратимость наказания и позволяет вести ее на международном уровне, несмотря на территориальные разграничения юрисдикции разных стран.

Отмечая принципиально важное значение существования правовой рег- ламентации выдачи лиц, совершивших преступления между Кыргызстаном и некоторыми странами, нельзя не обратить внимание на то, что в настоящее время количество таких договоров незначительно, правопреемство их четко не решено и с учетом быстрого роста преступности во всем мире не отвечает современным требованиям.

19 апреля 1996 г. прошло совещание полномочных представителей и экспертов государств-участников Содружества Независимых Государств по внесению изменений и дополнений в Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года и рассмотрению проектов других документов в г Минске, где 2 вопросом повестки дня был: “О проекте типового Договора между государствами-членами СНГ о выдаче преступников”. В сказанном проекте ст. 11 предусматривает коллизию просьб о выдаче, так п.1 “на территории которого совершено преступление, представляющее наибольшую общественную опасность”; п. 2 “исходя из первоочередности поступления запросов”.

Данный проект типового Договора между государствами-членами СНГ о выдаче преступников, говорит о попытке выделения в отдельный институт, выдачи от правовой помощи по уголовным делам. Но к сожалению, инициа- тива не была поддержана участниками совещания в ходе обсуждения.

Желательным и даже необходимым шагом было бы принятие Кыргыз- станом закона, регулирующего вопросы, связанные с выполнением судебным и другими правоохранительными органами договоров с иностранными государствами об оказании правовой помощи по уголовным делам и выдачи лиц, совершивших преступления.

128 “

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Сложившаяся обстановка настоятельно диктует необходимость принятия соответствующих межгосударственных мер, направленных на совершенствование информационного обеспечения государств, на гармонизацию и унификацию правовой базы, проведение конкретных согласованных мероприятий правоохранительных и иных органов системы уголовной юстиции в борьбе с организованной преступностью и иными опасными видами преступной деятельности. На сегодняшний день одним из основных противодействий в борьбе с преступностью является недостаточно налаженная пока правовая помощь по уголовным делам.

Основываясь на результатах научных исследований и практике оказания взаимной правовой помощи по уголовным делам между правоохранительными органами Кыргызской Республики и Российской Федерации можно сформулировать следующие выводы и предложения.

  1. Общность интересов и заинтересованность в продолжении правового сотрудничества стран СНГ в раскрытии и расследовании преступлений определяет сущность правовой помощи по уголовным делам.

Результаты проведенного исследования дают основание рассматривать правовую помощь по уголовным делам между странами СНГ как острую проблему, имеющую важное политическое и уголовно-процессуальное значение.

Политическое значение правовой помощи по уголовным делам заключается в защите граждан от преступных посягательств и предупреждении преступлений.

Уголовно-процессуальное его значение заключается в обеспечении принципов уголовно-процессуального права, в частности, никто не может быть признан виновным в совершении преступления, пока его виновность не будет признана вступившим в законную силу приговором суда; никто не

129

может дважды нести уголовную ответственность за одно и то же преступление; неотвратимость наказания; возмещение ущерба, причиненного преступлением.

Тут хочется выделить принцип неотвратимости наказания, который является одним из основных принципов и представляет собой ту основу, которая делает возможным сотрудничество государств в борьбе с преступностью.

Под правовой помощью по уголовным делам в межгосударственных отношениях понимается выполнение судами и другими органами уголовного правосудия по поручению иностранных властей отдельных процессуальных действий (допрос свидетелей, обвиняемых, вручение судебных документов, производство экспертизы и т.п.) по уголовным делам. В юридической литературе содержится ряд детальных определений правовой помощи по уголовным делам.

По нашему же мнению, правовая помощь по уголовным делам - это если одно государство выполнит (по соответствующей просьбе другого государства - стороны договора) определенную деятельность в сфере уголовного судопроизводства, тем самым оно оказывает помощь в применении права для осуществления правосудия в другой стране.

На сегодняшний день проблема правовой помощи по уголовным делам как никогда нуждается, с одной стороны, в четком нормативном урегулировании. С другой - в выработке оптимальных механизмов оперативного оказания правовой помощи в процессе расследования, раскрытия преступлений, а также при осуществлении правосудия и исполнения наказания.

Взаимодействие стран СНГ по оказанию правовой помощи по уголовным делам является одним из важных условий эффективной борьбы с транснациональной преступностью. Другими, не менее важными условиями,

130

являются быстрое и доброкачественное выполнение ими взаимных поручений, сохранение, по возможности, существовавших в едином правовом пространстве связей.

Так как в настоящее время речь идет о независимых государствах, то обеспечить сохранение прежних правовых связей возможно только лишь на межгосударственном уровне.

Восстановление прежних следственных и оперативно-криминали стических связей правоохранительных органов России и Кыргызстана необходимо так же, как и восстановление экономических и других жизненно необходимых отношений между новыми суверенными государствами. Действующее уголовно-процессуальное законодательство Кыргызстана не вполне еще сориентировано на взаимное сотрудничество в борьбе с преступностью. В частности, нуждаются в изменении нормы, регламентирующие действие уголовного и уголовно-процессуального законов в пространстве.

  1. На месте бывшего СССР возникли самостоятельные государства, которые обрели статус полноправных субъектов международного права. Все эти изменения не могли не затронуть такую важную сферу международных отношений, как договорно-правовая.

С учетом новой ситуации потребовалось создание договорно-правовой базы, что и делается в настоящее время путем заключения международных договоров о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Для них характерно то, что они устанавливают равенство прав договаривающихся стран в отношении защиты личных и имущественных прав, судебных расходов, передачи документов и получения материалов, признания юридической силы полученных и исполненных документов. В них предусматриваются непосредственное сношение центральных компетентных органов, стран- участниц договоров, что в

131

значительной степени сокращает сроки исполнения поручений и запросов, обмен соответствующей информацией о законодательстве и опытом правоприменительной практики.

Как показало исследование, внесение в национальное законодательство, в первую очередь, в разрабатываемый новый Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики изменений и дополнений, основанных на международно-правовых обязательствах в области борьбы с преступностью, будет способствовать совершенствованию деятельности правоохранительных органов стран Содружества Независимых Государств, укреплению их международного авторитета и повышению эффективности борьбы с транснациональной преступностью.

  1. Из нашего исследования следует, что нормативно-правовой основой правовой помощи является международный договор. Страны СНГ приняли по данной проблеме Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам в Минске 22 января 1993 года, подписали аналогичные по названию двусторонние договоры, а также межведомственные Соглашения о сотрудничестве министерств внутренних дел в сфере борьбы с преступностью, с принятием которых оказание правовой помощи по уголовным делам приобрело качественно более высокий уровень.

Конвенция - международный договор самостоятельных независимых государств, подписанием которой все ее участники показали свою общую заинтересованность в продолжении правового сотрудничества. Минская Конвенция дает возможность достигнуть единообразного регулирования, обеспечивающего общий подход к проблемам правовой помощи по уголовным делам на большей части территории бывшего СССР, облегчает положение применяющих ее должностных лиц, которым, несомненно, удобнее обращаться к единому тексту.

132

Важнейшая задача Минской Конвенции - обеспечить четкое функционирование органов уголовного судопроизводства при оказании ими взаимной правовой помощи по уголовным делам, создать правовую базу для согласованных действий по борьбе с преступностью, и тем самым оказывать правовую помощь в более короткие сроки.

В то же время, в качестве одного из приоритетных направлений данной деятельности, по нашему мнению, следует признать заключение договоров о правовой помощи только по уголовным делам, не примешивая в эти договоры норм об оказании правовой помощи по гражданским и семейным делам.

Сейчас, в условиях роста преступности во всех странах СНГ, особенно организованной и носящей транснациональный характер, при активно налаживающихся связях правоохранительных органов этих стран, их сотрудникам крайне необходимо знать нормативно-правовую базу, организационно-правовой механизм и порядок оказания правовой помощи по уголовным делам.

Имеет смысл создание специального отдела при Генеральных прокуратурах всех стран СНГ, где каждое ходатайство об оказании правовой помощи по уголовным делам находилось бы под контролем.

В связи с тем, что Россия - огромная страна, полномочия по оказанию и контролю за оказанием правовой помощи по уголовным делам целесообразнее возложить на областных прокуроров, с созданием в каждой прокуратуре области отделений из двух - трех сотрудников и возложить на них функции контроля за качественным и грамотным исполнением ходатайств.

Прокурорский надзор за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью при оказании правовой помощи по уголовным делам предполагает, что прокурор как бы стоит над правоохранительным органом, исполняющим зарубежное поручение, и следит за тем, выполняют или не выполняют они стоящие перед ними задачи, соблюдаются или нет

133 ~

законы при осуществлении уголовно-процессуальных и оперативно- розыскных действий, активно или пассивно ведется процессуальная и оперативно-розыскная деятельность.

  1. Исследование позволило установить, что не все правовые и организационные положения Минской Конвенции соответствуют требованиям сегодняшнего дня, некоторые из них нуждаются в доработке. В частности, статья 65 “Коллизия требований о выдаче”, изложенная в следующей редакции: “Если требования о выдаче поступят от нескольких государств, запрашиваемая Договаривающаяся Сторона решает, какое из этих требований должно быть удовлетворено” не отвечает нормам международного права. В ст. 17 “Конкурирующие запросы” Европейской Конвенции о выдаче (заключена в Париже 13 декабря 1957г.) говорится: “Если выдача запрашивается одновременно более чем одним государством за одно и то же правонарушение или за различные правонарушения, запрашиваемая Сторона принимает свое решение с учетом всех обстоятельств и особенно относительной тяжести и места совершения правонарушения, соответствующих дат запросов, гражданства требуемого лица и возможности последующей выдачи другому государству”. При доработке проекта Протокола Конвенции, разрабатываемое экспертами в настоящее время, данное положение было бы разумно взять за основу.

Ст. 80 “Порядок сношений по вопросам выдачи и уголовного преследования” предусматривает осуществление надзора за этими вопросами генеральными прокурорами стран-участниц Конвенции. Вместе с тем следует учесть, что реализовать это положение на должном уровне пока сложно, так как потребует много времени из-за размеров территории России, и больших материально-финансовых затрат к которым правоохранительные органы не готовы.

134

Далее, в части, касающейся признания и исполнения решений, Конвенция предусматривает только решения судов по уголовным делам о возмещении ущерба (ст. 51.). На наш взгляд, в Конвенцию следует включить норму о “признании и исполнении судебных решений по уголовным делам”. Ее лучше всего включить в статью 6 Конвенции “Объем правовой помощи”. Помимо этого следует предусмотреть обмен необходимой информацией по уголовным делам.

  1. В диссертационном исследовании дана характеристика видов правовой помощи. Все виды правовой помощи могут быть разделены на процессуальные, т.е. предусмотренные национальным процессуальным законодательством стран, и виды, исполнение запросов по которым регламентируется межведомственными нормативными актами.

Классификацией, которая наиболее точно отражает особенность процессуальных действий по договорам о правовой помощи, является разделение их на: 1) действия, предусмотренные самими договорами; 2) действия, предусмотренные как договорами, так и внутренним уголовно- процессуальным законодательством.

Производство следственных действий при оказании правовой помощи по уголовным делам иностранному государству должно проходить в условиях законности, охраны прав и законных интересов участников процесса и иных участвующих в нем лиц.

Применение процессуальных норм запрашивающего государства в запрашиваемой стране, возможно, только если эти нормы соответствуют содержанию, целям и принципам уголовно-процессуального права и процесса запрашиваемого государства.

Производство следственных действий в порядке оказания правовой помощи возможно только по возбужденным уголовным делам (кроме осмотра места происшествия, здесь как в УПК ЮР, так и в УПК РФ этот вид

135

следственного действия является единственным, которое можно произвести до возбуждения уголовного дела), при наличии достаточных оснований о необходимости тех или иных следственных действий за пределами своего государства.

  1. Выполняя требования ст. 72 Минской Конвенции, страны СНГ с соблюдением своего законодательства обязаны осуществлять уголовное преследование против своих граждан, подозреваемых в совершении преступлений на территории запрашивающих сторон. В соответствии с законом для возбуждения уголовного преследования необходимы поводы и основания.

Поводом для возбуждения такого преследования является международное поручение правоохранительного органа государства, на территории которого гражданин запрашиваемого государства совершил уголовное преступление. Такое поручение должно быть адресовано в Генеральную прокуратуру страны, гражданином которой является подозреваемый.

Основанием для возбуждения уголовного преследования являются достаточные данные, указывающие на признаки преступления (ст. 108 УПК РСФСР; ст. 95 УПК Кыргызской Республики). Достаточность данных означает такую их совокупность и качество, которые позволяют сделать обоснованное предположение о совершении или подготовке преступления.

Уголовное преследование не подлежит возбуждению, а возбужденное производство подлежит прекращению, в случаях, когда оно может нанести ущерб суверенитету или безопасности государства, которому адресовано поручение о возбуждении уголовного преследования, либо противоречит законодательству данного государства; когда в поручении речь идет о привлечении к уголовной ответственности лица, которому государством- исполнителем поручения предоставлено политическое убежище; когда

136

поручение об уголовном преследовании направлено после вступления в законную силу приговора, определения или постановления о прекращений дела по тому же обвинению; а также когда имеются иные основания для отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращении в соответствии с национальным законодательством хотя бы одного из взаимодействующих государств.

  1. Заключенное 3 августа 1992 в г. Чолпон-Ата (Кыргызская Республика) между министерствами внутренних дел стран СНГ Соглашение “О взаимоотношениях Министерств внутренних дел в сфере обмена информацией” было продиктовано необходимостью сохранения информационного взаимодействия, создания межгосударственного информационного банка (МГИБ) при решении задач борьбы с преступностью. Держателем МГИБ является МВД Российской Федерации.

Взаимодействующие стороны должны придерживаться следующих принципов в сфере обмена информацией:

  • добровольность участия в содержании и поддержании МГИБ, и использовании его массивов;

  • обеспечение полноты и достоверности представляемой информации и использование ее только по прямому назначению, без ущерба для стороны, ее предоставившей;

  • не предоставление информации Сторон-участников Соглашения третьим странам;

  • безвозмездное предоставление друг другу по запросам имеющихся у Стороны сведений, содержащихся в учетах, автоматизированных системах, архивах, а также обмен научно-техническими, информационно- аналитическими и нормативно-методическими материалами по вопросам борьбы с преступностью, представляющими взаимный интерес;

137

  • поддержание МГИБ в актуальном состоянии, что означает своевременное пополнение, корректировка информации, предоставляемой Сторонами;

  • долевое участие в содержании МГИБ, исходя из количества учетных материалов, поступающих в межгосударственный информационный банк от каждой из Сторон.

  1. В диссертационном исследовании выявлены и показаны особенности выдачи лиц, совершивших преступления. В настоящее время, объективно неизбежно международное сотрудничество в борьбе с преступностью по тем направлениям и в том объеме, как это считают для себя приемлемым государства, в том числе, путем выдачи (экстрадиции) лиц, совершивших преступления.

Выдача лиц, совершивших преступления, является одной из важных форм правовой помощи по уголовным делам между государствами. Вместе с тем, проблема выдачи является самой сложной, так как непосредственно затрагивает суверенитет заинтересованных государств. Основу института выдачи составляет принцип: лицо, совершившее преступление, должно понести суровое наказание в стране, где им было совершено преступление, либо в стране, где оно было задержано, либо в стране в наибольшей степени пострадавшей от преступления. Государство, рассматривающее просьбу о выдаче по конкретному уголовному делу, исходя из своих интересов, вправе отклонить поступившую просьбу о выдаче лица, если ее удовлетворение окажется нежелательным.

Выдача лиц, совершивших преступления, обеспечивает неотвратимость наказания, несмотря на территориальные разграничения юрисдикции разных стран, где совершено преступление и где скрывшийся преступник был установлен.

138

  1. Предлагается проект Инструкции для органов, ведущих производство по уголовным делам Кыргызстана (приложение).

139 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

НОРМАТИВНЫЕ И ДРУГИЕ ОФИЦИАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ.

Конституция (Основной Закон) Кыргызской Республики.- Бишкек: Илим, 1996 г.

Конституция (Основной Закон) Российской Федерации.- М.: Инфрам-Норма 1996 г..

Декларация прав и свобод человека и гражданина //Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1991, № 52, Ст. 1865.

Всеобщая декларация прав человека. Принята и провозглашена резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10.12.48 г.

Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г.//Права человека и судопроизводство. Собрание международных документов. 1996.

Закон “О заключении, ратификации, исполнении и денонсации международных договоров Кыргызской Республики” от 27.05.94 г. Бишкек: Илим, 1996 г.

Федеральный закон Российской Федерации “О международных договорах Российской Федерации” от 16 июня 1995. № 101-ФЗ //Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, № 29. Ст. 2757.

Закон “Об органах внутренних дел Кыргызской Республики”. Принят 11 января 1994 г. /Слово Кыргызстана от 24 января 1994 года.

Закон РСФСР “О милиции” //Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1991, № 16.

Уголовный кодекс Кыргызской Республики. - Бишкек: Илим, 1994.

Уголовный кодекс Российской Федерации.- М.: Объединенная редакция МВД России, 1996.

140

Уголовно-процессуальный кодекс Киргизской ССР. - М.: Фрунзе “Кыргызстан”, 1986.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М: Юрид. лит., 1990.

Указ Президента Кыргызской Республики от 10 февраля 1994 года “О неотложных мерах по укреплению правопорядка и усилению борьбы с правонарушениями” /Слово Кыргызстана от 14 февраля 1994 года.

Постановление Правительства Кыргызской Республики от 17 мая 1995 года № 172. Об утверждении Государственной программы по укреплению общественного порядка и борьбе с преступностью в Кыргызской Республике на 1995-1996 годы /Слово Кыргызстана от 24 мая 1995.

Закон РСФСР “О гражданстве РСФСР” от 28 ноября 1991 года //Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1992. №6. Ст. 243.

О порядке сношений государственных учреждений СССР и их должностных лиц с учреждениями и должностными лицами иностранных государств. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 16 декабря 1947 года //Ведомости Верховного Совета СССР, 1948. № 5.

Договоры об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенные СССР с другими социалистическими государствами //Сб. текстов. - М.: Юрид. лит., 1988.

Инструкция о порядке исполнения поручений об оказании правовой помощи в соответствии с Договорами о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенными СССР с другими социалистическими государствами. Утверждена Генеральным прокурором СССР 19 ноября 1958 года, согласована с МВД СССР 17 ноября 1958 года //Сборник действующих приказов и инструкций Генерального прокурора СССР. - М.: изд-во “Известия”, 1966.

141

Конвенция о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются, от 19 мая 1978 года //Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. - М.: Спарк, 1996. С. 26-30.

Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года //Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, № 17. Ст. 1462.

Договор между Российской Федерацией и Республикой Кыргызстан о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 14 сентября 1992 года //Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. - М: Спарк, 1996.

Договор между Российской Федерацией и Республикой Молдова о правовой помощи и правовых отношений по гражданским, семейным и уголовным делам от 25 февраля 1993 года // Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. - М.: Спарк, 1996.

Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам. Заключена в Страсбурге 20 апреля 1959 года //Совет Европы: Серия Европейских договоров. № 30. 1959. Дополнительный протокол 1978 г.

Европейская конвенция о выдаче. Заключена в Париже 13 декабря 1957 года //Совет Европы: Серия Европейских договоров. № 24. 1957.

Единая конвенция о наркотических средствах 1961 г.- Нью-Йорк: ООН, 1977.

Конвенция ООН о психотропных веществах 1971 г. - Нью-Йорк: ООН, 1977.

Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. - Нью-Йорк: ООН, 1991.

142

Соглашение о сотрудничестве между министерствами внутренних дел в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ от 21 октября 1992 г. / в книге: Сборник международных соглашений МВД России. - М.: Спарк, 1996. С. 55-58.

Соглашение о взаимодействии министерств внутренних дел независимых государств в сфере борьбы с преступностью от 24 апреля 1992 г. / в книге: Сборник международных соглашений МВД России. - М.: Спарк, 1996.

Соглашение о взаимоотношениях министерств внутренних дел в сфере обмена информацией от 3 августа 1992 г. / Сотрудничество Согударств в борьбе с преступностью. Сборник документов. Выпуск 1. - М.: Министерство внутренних дел Российской Федерации, 1993.

Соглашение о сотрудничестве между Министерством Российской Федерации и Республикой Кыргызстан от 25 апреля 1992 г. /Сотрудничество государств в борьбе с преступностью. Сборник документов. Выпуск 1. - М.: Министерство внутренних дел Российской Федерации. 1993.

Соглашение о сотрудничестве министерств внутренних дел с сфере борьбы с организованной преступностью от 17 февраля 1994 г. / в книге: Сборник международных соглашений МВД России - М.: Спарк, 1996.

О порядке выполнения ходатайств об оказании правовой помощи: Указание Генерального прокурора РФ от 9 марта 1992 года № 5/20 //Интерпол-информ. - М.: МВД Российской Федерации, 1995.

Об изменении порядка выполнения ходатайств об оказании правовой помощи: Указание Генерального прокурора РФ от 20 января
1993 г. //Интерпол-информ. - М.: МВД Российской Федерации, 1995. КНИГИ И МОНОГРАФИИ

Аверин Д.Д. Положение иностранцев в советском гражданском процессе. - М.: изд-во МГУ, 1966.

143 “

Арбузкин A.M. Государственно-правовой статус иностранцев в зарубежных социалистических странах Европы. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1983.

Арбузкин А.М., Мураметс О.Ф. принципы правового регулирования пребывания в СССР иностранцев. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1979.

Баглай М.В., Габричидзе Б.Н. Конституционное право Российской Федерации. - М.: Инфра, 1996.

Барчукова Н.С. Международное сотрудничество государств в области туризма. М.: Междунар. отнош., 1986.

Бастрыкин А.И. Взаимодействие советского уголовно-процессуального и международного права. - Л.: ЛГУ, 1986.

Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях . - М.: Стеле, 1995.

Беляев Н.А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. - Л.: ЛГУ, 1986.

Бельсон ЯМ. Международная организация уголовной полиции (Интерпол) /Под ред. И.И. Карпеца. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1981.

Блум М.И. Действие советского уголовного закона в пространстве. -Рига: изд-во Лат.ГУ, 1974.

Бобылев Г.В., Зубков Н.Г. Основы консульской службы. - М.: Междунар.отнош., 1980.

Богуславский М.М., Рубанов А.А. Правовое положение иностранцев в СССР. - М.: Междунар.отнош., 1962.

Божьев В.П. Уголовно-процессуальные отношения. - М.: Юрид.лит., 1975.

Божьев В.П., Павлов Н.Е. Вопросы Общей части уголовного процесса (по законодательству СССР и других социалистических государств). - М.: Академия МВД СССР, 1986.

Бородин СВ., Ляхов Е.Г. Международное сотрудничество в борьбе с уголовной преступностью: Проблемы деятельности ООН в
области

144

предупреждения преступности и обращения с правонарушителями . - М.: Междунар.отнош., 1983.

Ветрова Г.Н. Уголовно-процессуальная ответственность. - М: Наука, 1987.

Витрук Н.В. Правовой статус личности в СССР. - М.: Юрид.лит., 1985.

Галенская Л.Н. Международная борьба с преступностью. - М.: Междунар.отнош., 1972.

Галенская Л.Н. Правовое положение иностранцев в СССР. -М. Междунар.отнош., 1982.

Галенская Л.Н. Правовые проблемы сотрудничества государств в борьбе с преступностью. - Л.: ЛГУ, 1978.

Галенская Л.Н. Право убежища. (Международно-правовые вопросы). - М.: Междунар.отнош., 1968.

Гаухман Л.Д. Правила квалификации преступлений. - М.: ГУВД Мосгорисполкома, 1978.

Гуценко К.Ф., Ляхов Е.Г. Устав ООН, его цели и принципы и актуальные проблемы разработки и применения международных норм, касающихся уголовного правосудия: YI Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. (Каракас, август- сентябрь 1980 г.).-М.: 1980.

Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. - Л.: ЛГУ, 1982.

Дергай Б.И. Особенности расследования уголовных дел о преступлениях, совершенных иностранцами и в отношении иностранных граждан /Под ред. В.А. Петрукевича.- Минск: МВШ МВД СССР, 1979.

Захаров В.Ф. Обеспечение органами внутренних дел контроля за соблюдением иностранцами правил проживания в СССР. - Киев: КВШ МВД СССР, 1979.

145

Захарова Н.В. Выполнение обязательств, вытекающих из международного договора. - М.: Наука, 1987.

Зимин В.П., Зубов И.Н. Международное сотрудничество в области борьбы с преступностью и охраны общественного порядка. - М.: НИИ МВД России, 1993.

Зимин В.П. Международное сотрудничество правоохранительных органов. - М.: Академия МВД СССР, 1990.

Зорин В.А. Основы дипломатической службы. - М.: Междунар.отнош., 1977.

Карпец И.И. Преступления международного характера. - М.: Юрид.лит., 1979.

Киреев М.П. Проблемы правового регулирования борьбы с терроризмом. Проблемы расследования преступлений в условиях формирования правового пространства СНГ и развития международного сотрудничества.

Колесникова А.Г. Социально-психологические рекомендации по общению сотрудников органов внутренних дел с иностранными гражданами при обеспечении охраны общественного порядка и борьбы с преступностью. - М.: Академия МВД СССР, 1980.

Колесников И.И. Организация расследования преступлений, совершаемых преступными группами. - М.: Академия МВД СССР, 1992.

Колосова В.И. и др. Ответственность иностранцев за правонарушения, совершенные на территории СССР. - Горький: ГВШ МВД СССР, 1979.

. Крамарев А.Г., Лавров В.П. Особенности допроса граждан иностранных государств. - М.: Академия МВД СССР, 1976.

Криминология. /Под ред. Н.Ф.Кузнецовой, Г.М.Миньковского . - М.: Изд- во МГУ, 1994.

146

Кузнецов М.Н. и др. Гражданско-правовое положение иностранцев в СССР. - М.: Академия МВД СССР, 1981.

Курс международного права. В 6-ти томах. - М.: Наука. - Т. 3. 1967., Т. 4. 1968.

Ларин A.M. Уголовный процесс: Структура права и структура законодательства. - М.: Наука, 1985.

Международное право. - М.: Юрид.лит., 1994.Международно-правовые основы Межгосударственного сотрудничества. - М.: Институт государства и права АН СССР, 1983.

Михайлов В.А. Уголовно-процессуальная деятельность федеральных органов налоговой полиции России. - М.: Департамент налоговой полиции Российской Федерации, 1994.

Михайлов В.А. Организация взаимодействия учреждений юстиции России и других государств по раскрытию и расследованию преступлений. -М., 1994.

Мурометс О.Ф. Принципы правового регулирования пребывания в СССР иностранцев. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1979.

Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. /Под общей ред. Лебедева В.М. - М.: изд-во “Спарк”, 1995. Национальное центральное бюро Интерпола в Российской Федерации. - М.: МВД Российской Федерации, 1995.

Некоторые особенности расследования преступлений, совершаемых иностранцами и в отношении их. - Киев: МВД УССР, 1979.

Никифоров Д.С., Борунков А.Ф. Дипломатический протокол в СССР: Принципы, нормы, практика. - М.: Междунар.отнош., 1985.

Острога Е.К. Особенности возбуждения и расследования уголовных дел с участием иностранных граждан. - Минск: МВШ МВД СССР, 1987.

147

Основы борьбы с организованной преступностью. Под ред. B.C. Овчинского, Н.П. Яблокова.-М.,”Инфра-М”. 1996. w Панов В.П. Сотрудничество государств в борьбе с международными

уголовными преступлениями. - М: Юрист, 1993.

Постольник В.А. Правовое положение иностранных граждан и лиц без гражданства в СССР. - М.: Академия МВД СССР, 1983.

Правоохранительные органы Российской Федерации. /Под ред. Божьева В.П. -М.: изд-во”Спарк”, 1996.

Рабочая книга социолога. - М.: Наука, 1983. ^ Родионов К.С. Интерпол: вчера, сегодня, завтра. - М.: Междунар.отнош.,

1990.

Родионов К.С. Интерпол: миф и действительность. - М.: Междунар.отнош., 1982.

Родионов К.С. Сотрудничество государств в борьбе с преступностью. -М.: Академия МВД России, 1997

Романова А.Г., Степанов Е.А. Особенности Участия иностранцев в советском уголовном процессе. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1980.

Сборник международных договоров Российской Федерации по тл оказанию правовой помощи. - М.: изд-во “Спарк”, 1996.

Сборник международных соглашений МВД России ./Сост.: Маскалькова Т.Н., Слюсарь Н.Б.- М.: изд-во “Спарк”, 1996.

Советский энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия, 1980.

Сотрудничество государств в борьбе с преступностью. /Сборник документов. - М.: МВД Российской Федерации, 1993.

Тарасов М.Д. Административно- правовое положение иностранцев и ф лиц без гражданства в СССР. - М.: ВШ МВД СССР, 1973.

Уголовный процесс/Под общ. ред. Лупиской П.А., - М.: Юристь, 1995.

148

Чангули Г.И. Конституционные принципы уголовного судопроизводства зарубежных социалистических стран. - Киев: Наукова Думка, 1981. ^ Черниченко СВ. Личность и международное право. -
М.:

Междунар.отнош., 1974.

Юридический энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия, 1984.

СТАТЬИ.

Альтометов В.В. Некоторые особенности организации профилактики щ преступлений против иностранцев и совершаемых иностранцами //Вопросы

раскрытия и расследования преступлений. - М.: Академия МВД СССР, 1982.

Бастрыкин А.И. О совершенствовании норм об иностранцах в советском уголовном праве //Государственное управление и право: история и современность. - Л.: ЛГУ, 1984.

Блатова Н.Т. Основные направления и формы борьбы с преступностью в международном праве //Актуальные вопросы теории современного международного права. - М., 1985.

Бляблин В.Г. Некоторые .вопросы толкования современной ф международно-правовой доктрины норм международного права,

регулирующих дипломатические привилегии и иммунитеты. - Советский ежегодник международного права, 1985. - М.: Наука, 1986.

Богатырев А.Г. Конвенции по борьбе с преступлениями международного характера: Сборник соглашений. - М., 1990.

Богач О.Ю. Отсылка к международным договорам в советском уголовном законодательстве //Международное и внутригосударственное право: проблемы сравнительного правоведения. - Свердловск: Свердл. юрид. # ин-т, 1984.

149

Богораз Л. Один закон для всех?: Реально ли разработать правовую модель для СНГ или даже одной Российской Федерации? //Новое время. - М, • 1993. № 30.

Васильев A.M. О системах советского и международного права //Сов. гос-во и право, 1985. № 1.

Воробьев М.Н. Правовые основы предупреждения органами внутренних дел правонарушений, совершаемых в СССР иностранцами //Вопросы совершенствования деятельности аппаратов милиции и криминалистических подразделений. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1980. щ Гришенков В.П. История и деятельность Интерпола //Бюллетень ГСУ

МВД СССР. - М., 1990. № 2.

Дашков Г.В. Преступления иностранных граждан и против них как интернациональная проблема //Обеспечение безопасности иностранных граждан. - М.: Академия МВД России, 1995.

Данилова Р.В. Некоторые проблемы расследования преступлений, связанных с гражданами иностранных государств //Обеспечение безопасности иностранных граждан. - М.: Академия МВД России, 1995.

Ерилин Н.П. Организационно-правовые формы деятельности по охране ф общественного порядка в местах пребывания иностранных рабочих // Вопросы

усиления борьбы органов внутренних дел с правонарушениями . - М.: ВНИИ МВД СССР, 1981. -

Ермаков Е.А. О порядке сношений органов внутренних дел с консульскими представительствами иностранных государств // Вопросы совершенствования деятельности аппаратов милиции и криминалистических подразделений. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1980.

Игнатенко Г.В. Международное и советское право: проблемы Щ взаимодействия правовых систем // Сов. гос-во и право, 1985. № 1,

150

Каланда В. А. Правовые меры обеспечения безопасности лиц, пользующихся международной защитой //Обеспечение безопасности иностранных граждан. - М.: Академия МВД России, 1995.

Колодкин Л.М. Иностранные граждане - жертвы и субъекты преступлений в России //Обеспечение безопасности иностранных граждан. -М.: Академия МВД России, 1995.Колонтаевский Ф.Е. Компетенция органов внутренних дел по оказанию помощи иностранным гражданам в осуществлении их прав и законных интересов //Обеспечение безопасности иностранных граждан. - М.: Академия МВД России, 1995.

Магунова М.И. К вопросу об особенностях предупреждения административных проступков, совершаемых иностранцами // Вопросы совершенствования деятельности аппаратов милиции и криминалистических подразделений. - М: ВНИИ МВД СССР, 1980.

Марышева Н.И. Признание в СССР иностранных судебных решений // Сов. гос-во и право, 1980. №11.

Масленникова Л.Н. Обеспечение безопасности иностранных государств, потерпевших от преступлений в России // Обеспечение безопасности иностранных граждан. - М.: Академия МВД РФ, 1995.

Миньковский Г.М. Вопросы совершенствования уголовного законодательства в сфере охраны безопасности иностранного бизнеса в России // Обеспечение безопасности иностранных граждан. - М.: Академия МВД РФ, 1995.

Миронов Н.В. Правовое положение иностранных граждан в СССР// Сов. гос- во и право, 1982. № 3.

Мураметс О.Ф., Немов А.А. Пути совершенствования правового регулирования выдворения из СССР иностранцев // Совершенствование административно-правовой деятельности органов внутренних дел. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1984.

151

Назарова И.А. Развитие принципа равноправия в советском законодательстве об иностранцах // Вестник МГУ. Серия XII. Право, 1984. №

4

Немов А.А. Режим проживания в СССР иностранных граждан как объект административно-правового регулирования // Проблемы теории и практики административной ответственности. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1983.

О мерах по усилению борьбы с противоправными проявлениями в

отношении иностранных граждан и совершенствование практики

расследования уголовных дел данной категории. Методический обзор // МВД

*? СССР. Главное следственное управление/ Бюллетень ГСУ МВД СССР.№

4(49). 1986.

Ревин В.П. Влияние открытости общества на консолидацию международных преступных сообществ в России //Обеспечение безопасности иностранных граждан. - М.: Академия МВД России, 1995.

Родионов К.С. Транснациональная преступность и проблемы борьбы с нею //Обеспечение безопасности иностранных граждан. - М.: Академия МВД России, 1995.

Рубанов А.А., Корнильс К. Применение иностранного права в уголовном ф праве // Сов. гос-во и право., 1981. № 1.

Рыжкова М.Н. Правовое положение иностранных граждан в СССР // Социалистическая законность, 1983. № 2.

Степаненко В.И. О понятии международного уголовного права //Правоведение., 1982. № 3.

Степанова Т.А. Анализ состава иностранцев как условие предупреждения преступлений в местах их пребывания // Вопросы совершенствования деятельности аппаратов милиции и криминалистических ф подразделений. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1980.

152

Цепелев В.Ф. Уголовно-правовые проблемы обеспечения безопасности иностранных граждан в России //Обеспечение безопасности иностранных граждан. - М.: Академия МВД России, 1995.

Цепелев В.Ф. Некоторые проблемы совершенствования правовой основы борьбы с преступностью на территории СНГ //Особенности развития уголовной политики в современных условиях. - М.: Академия МВД России, 1996.

Шупилов В.П. Международная правовая помощь по уголовным делам //Сов.гос-во и право, 1974. № 3.

Щупилов В.П. Международно-правовая помощь по уголовным делам // Сов. гос-во и право, 1971. №5.

Яблоков Н.П. Организационно-правовые и криминалистические проблемы борьбы с организованной преступностью в рамках межгосударственного правового пространства СНГ. //Вестник Московского университета. Cep.ll, Право. -1994. №3.

Авторефераты, диссертации

Аверин Д.Д. Вопросы гражданского процессуального права в договорах Союза ССР с социалистическими государствами об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам: Автореф. дисс. канд. юрид. наук /МГУ им.Ломоносова. - М., 1965 г.

Бекишев Д. К. Взаимодействие органов дознания и следствия стран СНГ при расследовании преступлений: Авторев. дисс. канд. юрид наук: /МВД РФ НИИ,-М., 1996 г.

Бастрыкин А.И. Проблемы расследования уголовных дел с участием иностранных граждан (комплексное криминалистическое, уголовно- процессуальное и уголовно-правовое исследование) : Авторев. дисс. канд. юрид. наук. - Л., 1980.

153

Блум М.И. Действие советского уголовного закона в пространстве и времени: Автореф.диссдокт.юрид.наук. -М, 1975.

Касенова М.Б. Исполнение международно-правовых договорных норм в СССР: Автореф.дисс.канд.юрид.наук. - М., 1987.

Марышева Н.И. Международная правовая помощь по гражданским и уголовным делам: Дисс. док. юрид наук в форме научного доклада: /Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации. - М., 1996.

Нефедов Б.И. Правовое положение иностранных граждан в СССР (Теоретические вопросы соотношения международно-правового и внутригосударственного регулирования): Автореф. дисс. канд. юрид. наук. -Свердловск, 1986.

Острога Е.К. Особенности возбуждения и расследование уголовных дел в советском уголовном процессе с участием иностранных граждан: Автореф.дисс.канд.юрид.наук. - Минск, 1985.

Степаненко В.И. Влияние международных договоров на содержание и сферу действия советского уголовного права: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - Свердловск, 1982.

Цепелев В.Ф. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с преступлениями, совершаемыми иностранными гражданами на территории СССР: Диссертация канд.юрид.наук. - М., 1988.

Яворский В.Д. Правовое положение иностранцев в СССР: Автореф.канд.юрид.наук. - Киев, 1977.

154

Приложение Проект Инструкции о порядке выполнения (направления) поручений об оказании правовой помощи по уголовным делам.

Настоящий проект Инструкции разработан на основе законодательства Кыргызской Республики, Конвенции “О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам” от 22 января 1993 года, заключенных Кыргызстаном двусторонних и многосторонних договоров об оказании взаимной правовой помощи, с учетом общепринятых международно-правовых стандартов и норм в области предупреждения преступности и уголовного правосудия.

  1. Общие положения

1.1. Процессуальным основанием для оказания правовой помощи по уголовным делам является поручение запрашивающего правоохранительного органа. Такими основаниями могут быть также требования, просьбы либо запросы. Международное следственное поручение (требование, просьба, запрос) выполняется только по официально возбужденному уголовному делу. В поручении (требовании, просьбе, запросе) об оказании правовой помощи должны быть указаны:

  • наименование запрашивающего и запрашиваемого учреждений взаимодействующих государств (орган дознания; орган следствия; соответствующий орган юстиции иностранного государства);

  • наименование уголовного дела, по которому запрашивается правовая помощь;

  • имена и фамилии свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых, осужденных, гражданских истцов, гражданских ответчиков, их

155

местожительство и местопребывание, гражданство, занятие, место и дата рождения;

  • в необходимых случаях указываются фамилии, имена, отчество родителей указанных выше лиц;
  • имена, отчество, фамилии и адреса представителей обвиняемых, потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков (если таковые представители участвуют в уголовном процессе);
  • содержание поручения (требования, просьбы, запроса), а также другие сведения, необходимые для его исполнения;
  • описание и квалификация совершенного деяния, в связи с которым осуществляется производство по уголовному делу;
  • данные о размере ущерба, если он причинен в результате совершения преступления.
  • 1.2. Международное поручение (требование, просьбу, запрос) подписывает орган уголовного процесса, в производстве которого находится уголовное дело (следователь; лицо, производящее дознание, и начальник органа дознания; прокурор; судья). Поручение (требование, просьба, запрос) скрепляется гербовой печатью правоохранительного органа, от которого оно исходит ( органа внутренних дел; следственного управления (отдела); правоохранительного органа). Помимо этого следует указать точный адрес, по которому ожидаетея ответ после исполнения поручения, и номера телефонов и факса автора поручения.

1.3. Когда содержанием международного поручения (требования, просьбы, запроса) является просьба о производстве обыска, выемки, наложения ареста на имущество, денежный вклад, расчетный счет, почтово-телеграфную корреспонденцию, о производстве экспертизы, освидетельствования, а также о заключении лица под стражу, то к поручению следует приложить заверенные

156

подписями и гербовой печатью копии соответствующих постановлений (определений) о выполнении данных процессуальных действий.

1.4. Международное поручение (требование, просьба, запрос) и приложения к нему, направляемые в учреждения зарубежных стран выполняются в переводе на язык государства-исполнителя поручения (требования, просьбы, запроса). Тексты перевода подписываются лицом, в производстве которого находится уголовное дело, и переводчиком, скрепляются гербовой печатью правоохранительного органа от которого исходит поручение (требование, просьба, запрос) 1.5. 1.6. Международное поручение (требование, просьба, запрос) 1 и прилагаемые к нему документы через руководство соответствующего ведомства или через прокурора субъекта Кыргызской Республики направляются вместе с ходатайством Генеральному прокурору. 1.7. 1.8. В ходатайстве на имя Генерального прокурора Кыргызской Республики, МВД, УВД и др. просят организовать соответствующую правовую помощь со стороны органа юстиции или другого соответствующего иностранного государства. 1.9. 1.7. Удостоверившись в обоснованности поручения и полноте представляемых документов, Генеральный прокурор Республики направляет его со своим письменным обращением об исполнении к центральному органу юстиции иностранного государства.

1.8. При получении поручения от соответствующих учреждений иностранного государства непосредственно МВД, УВД, УВДТ или их отделами (управлениями, службами и т.п.), соответствующий орган немедленно извещает об этом Генерального прокурора КР, а получив указания от последнего - их исполняет.

Далее употребляется только термин “поручение”.

157

1.9. Выполнив поручение, орган внутренних дел (в т.ч. следственное управление, отдел и т.п.) направляют материалы в Генеральную прокуратуру КР, которая, удостоверившись в правомерности проведенных действий, направляют их по принадлежности.

1.10. При поступлении в Генеральную прокуратуру КР поручения, не относящегося к ее компетенции, оно направляется компетентному органу Кыргызстана для исполнения, о чем уведомляется центральный орган юстиции иностранного государства, от которого исходило поручение. 1.11. 1.12. Поручение не исполняется, если оно не соответствует принципам Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, если уголовное преследование лица ведется из-за политических взглядов, принадлежности к определенной социальной группе, расе, религии. 1.13. 1.14. Отказ в правовой помощи может иметь место и в случаях, когда ее оказание нанесет ущерб суверенитету и безопасности Кыргызской Республики, а также когда оказание правовой помощи противоречит законодательству КР. Так, отказ в правовой помощи будет иметь место в ситуациях, когда такая помощь требуется в отношении действий, которые по законам нашей страны не является преступлением, или за эти действия законом предусмотрено наказание не свыше одного года лишения свободы. 1.15. 1.16. Решение об отказе в правовой помощи уполномочен принимать только Генеральный прокурор Кыргызской Республики. 1.17. 1.18. Расходы, связанные с исполнением поручений о правовой помощи, несут органы и учреждения Кыргызской Республики, которые их выполняют. По запросам другой Стороны следует сообщать о размерах расходов, понесенных в связи с выполнением поручения. Если учреждение юстиции иностранного государства взыщет расходы с лица, обязанного их возместить, то взысканные суммы поступают в пользу взыскавшего государства. 1.19.

158

1.15. Центральные учреждения юстиции договаривающихся государств предоставляют друг другу по просьбе информацию о действующем или действовавшем в их государствах законодательстве и о вопросах его применения учреждениями юстиции. Гражданам одной Договаривающейся Стороны оказывается бесплатная юридическая помощь и обеспечивается бесплатное судопроизводство на тех же основаниях и с теми же преимуществами, как и собственным гражданам. 1.16. 1.17. Общие вопросы оказания правовой помощи по уголовным делам решаются с учетом рассмотренных положений во всех государствах, с которыми Кыргызстан установил договорные отношения или с которыми она устанавливает контакты по уголовным делам на условиях взаимности. 1.18. 1.19. МВД, УВД, УВДТ, (следственное управление, (отделы)) вправе поручать консулам КР за границей производство отдельных процессуальных действий в отношении граждан Кыргызстана, если это не запрещено законами государства пребывания. Указанные поручения выполняются с соблюдением процессуального законодательства Кыргызской Республики. Аналогичным образом на территории Кыргызстана, консулы иностранных государств могут выполнять поручения своих органов юстиции. 1.20. 2. Международное поручение о вручении документов.

Следственные аппараты и органы дознания в соответствии с нормами международного права и национального законодательства государства, с учреждениями которого они вступают во взаимоотношения, вправе в установленном порядке направлять международные поручения о вручении документов в связи с осуществлением производства по уголовным делам. Равным образом органы расследования обязаны исполнять международные поручения учреждений иностранных государств о вручении документов, когда получают такие поручения для исполнения в соответствии с указанием Генеральной прокуратуры КР.

159

2.1. Наиболее часто поручения могут касаться вручения следующих документов:

  • повесток о приглашении для участия в следственных действиях свидетелей, потерпевших, гражданских ответчиков и их представителей, подозреваемых и обвиняемых, экспертов, специалистов;

  • уведомления заявителей о возбуждении уголовных дел, либо об отказе в возбуждении дел, о направлении заявлений по подследственности или подсудности;

  • уведомления пострадавших от преступлений о признании их потерпевшими;

  • постановлений о признании гражданскими истцами и привлечении в качестве гражданских ответчиков;

  • уведомлений потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков и их представителей об окончании расследования и письменных разъяснений указанным участникам процесса о их праве на ознакомление с делом, которое окончено производством;

  • постановлений об отказе в удовлетворении ходатайств, заявленных потерпевшими, гражданскими истцами, гражданскими ответчиками и их представителями;

  • уведомление потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков и их представителей о прекращении и основаниях прекращения уголовных дел;

  • копий обвинительных заключений (для вручения обвиняемым) и приговоров (для вручения осужденным).

2.3. В международных поручениях могут быть предусмотрены и другие документы, подлежащие вручению.

2.4. Когда возникает необходимость вручить документы лицам, проживающим за границей, орган расследования составляет международное

160

поручение, к которому прилагается подлежащий вручению документ. По возможности к поручению прилагается и официальный перевод документа, заверенный переводчиком и должностным лицом органа расследования и гербовой печатью. Международное поручение и приложенные к нему документ и его перевод направляются надзирающим прокурором либо органов расследования через Следственное управление МВД КР (либо через прокурора субъекта КР) в Генеральную прокуратуру республики. Удостоверившись в обоснованности поручения, Генеральная прокуратура КР составляет по установленной форме обращение (просьбу, ходатайство) к центральному органу юстиции иностранного государства об исполнении поручения. Обращение (просьба, ходатайство) подписывается Генеральным прокурором КР или его заместителем, скрепляется гербовой печатью Генеральной прокуратуры. 2.5. Поручение о вручении документа должно содержать:

  • его наименование, дату, место составления и номер;
  • наименование органа расследования, от которого исходит поручение;
  • наименование учреждения иностранного государства, которому направляется поручение;

  • номер статьи международного договора, в соответствии с которой направляется поручение;
  • просьбу органа расследования вручить документ (указывается точное наименбвание, номер (если имеется и дата документа, подлежащего вручению);
  • указание о приложении к поручению перевода документа, подлежащего вручению;
  • фамилию, имя, отчество, гражданство, адрес гражданина, которому надо вручить документ;
  • краткую сущность уголовного дела, в связи с производством которого следует вручить документ;

161

просьбу произвести вручение документа с соблюдением процессуальных правил, предусмотренных кыргызским законодательством (приводится описание процессуальных правил, предусмотренных соответствующими статьями УПК КР; к поручению прилагаются заверенные выписки статей УПК КР, предусматривающих процедуру вручения документа);

  • просьбу сообщить об обстоятельствах, препятствующих исполнению поручения;
  • подпись должностного лица, составившего поручение; гербовую печать органа расследования.
  • 2.6. Международное поручение учреждения иностранного государства о вручении документа в Кыргызстане может быть направлено Генеральным прокурором республики для исполнения в орган расследования непосредственно либо через Следственное управление МВД КР. Начальник Следственного управления МВД КР дает указание об исполнении соответствующему следственному органу МВД, УВД, УВДТ либо подразделению Следственного управления МВД КР.

2.7. Соответствующий следователь вручает присланный учреждением иностранного государства документ в. соответствии с порядком, установленным в Кыргызстане, если документ составлен на русском языке, либо к нему приложен заверенный перевод. Если документ составлен на языке поручителя, такой документ - вручается при условии, что получатель добровольно соглашается его принять. При отказе лица принять документ, об этом составляется протокол (форма протокола произвольная).

2.8. В соответствии с просьбой учреждения иностранного государства Генеральная прокуратура КР может разрешить органу расследования произвести вручение документа по правилам, установленным в государстве поручителя, если эти правила не противоречат национальному законодательству.

162

2.9. При вручении документа сотрудник органа расследования составляет подтверждение о вручении документа. В подтверждении указывается фамилия, имя, отчество лица, которому вручен документ его адрес, дата, способ, место и время вручения, фамилия, имя, отчество и должность следователя, выполнившего данное действие.

Указывается также точное наименование, номер (если имеется) и дата врученного документа. Подтверждение подписывает лицо, которому вручен документ, и следователь, оно скрепляется гербовой печатью органа расследования. Если подтверждение не составлялось, орган расследования (следователь) составляет справку, в которой должны быть указаны способ, место и время вручения документа. Подтверждение (справка) о вручении документа через Генеральную прокуратуру КР направляется поручителю.

2.10. Если документ не мог быть вручен по адресу, указанному в поручении, то исполнитель принимает меры для установления точного адреса. При невозможности установить адрес лица, которому необходимо вручить документ, орган расследования возвращает документ через Следственное управление МВД КР в Генеральную прокуратуру КР с указанием, что было сделано для установления и розыска адресата. 2.11. 2.12. Неврученный документ Генеральная прокуратура КР отсылает учреждению иностранного государства с уведомлением о причинах неисполнения поручения. 2.13. Вручение документов гражданам Кыргызстана, проживающим в иностранных государствах, производится через дипломатические или консульские представительства КР в соответствии с поручениями Следственного управления МВД Кыргызской Республики.

  1. Международное поручение о выдаче предметов

3.1. Органы расследования во взаимоотношениях с учреждениями иностранных государств по требованию могут выдавать друг другу предметы и

163

документы, имеющие значение для уголовных дел. В качестве таковых могут быть те, которые были использованы при совершении преступлений, влекущих выдачу лица в соответствии с нормами международного права и национального законодательства взаимодействующих государств, в том числе орудия преступления. Ими могут быть предметы (документы), приобретенные в результате преступления, либо в качестве вознаграждения за преступление, или предметы (документы), которые преступник получил взамен предметов (документов), приобретенных преступным путем. В качестве предметов и документов, подлежащих выдаче, могут быть имеющие значение доказательств по уголовным делам. Эти предметы (документы) передаются и в том случае, если выдача преступника невозможна из-за его смерти, побега либо по иным обстоятельствам.

3.2. Если перечисленные выше предметы и документы необходимы взаимодействующему учреждению иностранного государства в качестве доказательств по уголовному делу, их передача может быть, отсрочена до окончания производства по делу.

3.3. Права третьих лиц на передаваемые предметы и документы остаются в силе. После окончания производства по делу эти предметы (документы) безвозмездно возвращаются учреждению государства, которое их передало.

3.4. Международное поручение о выдаче предметов (документов), составленное органом расследования, в производстве которого находится уголовное дело, передается надзирающим прокурором либо Следственным управлением МВД КР в Генеральную прокуратуру КР.

Удостоверившись в обоснованности международного поручения, Генеральная прокуратура КР направляет его со своим обращением (просьбой, ходатайством) об исполнении центральному органу юстиции иностранного государства. Обращение подписывается Генеральным прокурором КР либо его заместителем, скрепляется гербовой печатью прокуратуры КР.

164

3.5. Международные поручения учреждений иностранных государств о выдаче предметов (документов) Генеральная прокуратура направляет для исполнения. 3.6. 3.7. Если подлежавшие выдаче предметы (документы) относятся к сфере деятельности органов расследования, Генеральная прокуратура КР избирает их в качестве исполнителей таких поручений. Следственное управление МВД КР дает указание об исполнении международного поручения органу расследования МВД, УВД, УВДТ, либо соответствующему подразделению Следственного управления. 3.8. 3.7. Орган расследования, которому дано указание исполнить международное поручение о выдаче предметов (документов), обязан в соответствии с нормами уголовно-процессуального кодекса:

  • оформить изъятие соответствующим постановлением и протоколом;

  • подробно описать в протоколе предметы (документы), подлежащие выдаче, по адресу, указанному Генеральной прокуратурой КР.

3.8. Об исполнении международного поручения немедленно направляется уведомление в Генеральную прокуратуру КР, которая в свою очередь, ставит об этом в известность центральный орган юстиции иностранного государства.

  1. Международное поручение о производстве следственных или розыскных действий.

4.1. Органы расследования вправе поручать производство следственных или розыскных действий по находящимся в их производстве уголовным делам соответствующим учреждениям иностранных государств. Юридическим основанием для направления таких международных поручений является статья 121 УПК Кыргызской Республики и соответствующие статьи международного договора о правовой помощи и правовых отношениях (при отсутствии договорных отношений - условия взаимности в рамках международной вежливости).

165

4.1.1. Письменное международное поручение органа расследования о производстве следственных (розыскных) действий с приложением соответствующих материалов направляется в Генеральную прокуратуру КР через надзирающего прокурора или Следственный комитет МВД РФ. Генеральная прокуратура РФ, удостоверившись в законности и обоснованности международного поручения и полноте прилагаемых материалов, пересылает международное поручение со своим письменным обращением (просьбой, ходатайством) о его исполнении центральному органу юстиции иностранного государства. Письменное обращение (просьба, ходатайство) об исполнении поручения подписывается Генеральным прокурором, либо его заместителем и скрепляется гербовой печатью Генеральной прокуратуры РФ.

4.2. Поручение о производстве следственного (розыскного) действия должно содержать:

  • наименование документа, дату, место составления и его номер;
  • наименование органа расследования, от которого исходит поручение;
  • наименование учреждения иностранного государства, которому адресуется выполнение поручения;
  • номера статей международного договора, предусматривающие обязательства взаимодействующих сторон по выполнению отдельных следственных (розыскных) действий2;
  • просьбу органа расследования о выполнении поручения (подробно излагаются, какие следственные (розыскные) действия и в отношении каких лиц следует произвести на территории иностранного государства);

При отсутствии международного договора основанием для направления поручения о производстве отдельного следственного (розыскного) действия являются условия взаимности.

166

  • наименование и сущность уголовного дела, в связи с производством по которому дано поручение о выполнении следственных (розыскных) действий на территории иностранного государства (описание сущности дела, состава преступления и его квалификация, фамилия, имя, отчество обвиняемого (подозреваемого), свидетеля и другие сведения о них, а также другие сведения, необходимые для проведения следственных (розыскных) действий);
  • просьбу сообщить об исполнении поручения органу расследования, его срочность, выслать протоколы и другие документы, составленные в связи с исполнением поручения (указывается точное наименование органа расследования, его адрес и номер телефона);
  • просьбу сообщить об обстоятельствах, препятствовавших исполнению поручения, когда его исполнение оказалось невозможным;
  • подпись должностного лица органа расследования, составившего поручение; гербовую печать органа расследования.

4.3. К международному поручению о производстве обыска, выемки, наложения ареста на имущество, денежный вклад, расчетный счет, почтово- телеграфную корреспонденцию, о производстве экспертизы и освидетельствования прилагаются . заверенные копии постановлений (определений). Помимо этого, к поручению прилагаются заверенные выписки из статей УПК Кыргызской Республики, по которым квалифицируются действия лиц, в отношении которых осуществляется производство по уголовному делу. В поручении дается гарантия того, что в связи с изъятием указанных в поручении предметов (документов) не будут нарушены права третьих лиц. 4.4. 4.5. Международные поручения учреждений иностранных государств о производстве отдельных следственных (розыскных) действий на территории Кыргызстана поступают в Генеральную прокуратуру республики, которая с учетом компетенции органа расследования может дать указание Следственному 4.6.

167

управлению МВД КР об исполнении таких поручений. По предложению начальника Следственного управления МВД КР международное поручение исполняется подразделением Следственного управления МВД КР, либо органом расследования МВД, УВД, УВДТ.

4.5. Международное поручение о производстве следственных действий должно быть выполнено в срок не более десяти дней с момента его поступления в орган расследования. В исключительных случаях, связанных с выполнением сложных следственных действий, этот срок может быть, продлен Генеральной прокуратурой РФ до одного месяца по письменному ходатайству Следственного управления МВД КР (органа расследования). По исполнении международного поручения все материалы орган расследования направляет через Следственное управление МВД КР в Генеральную прокуратуру КР, откуда они пересылаются поручителю.

4.6. Все следственные и розыскные действия при исполнении международного поручения производятся с соблюдением процессуальных и иных норм, действующих на территории Кыргызской Республики. В то же время по просьбе поручителя Генеральный прокурор КР вправе разрешить применение при выполнении международного поручения процессуальных норм государства, от учреждения которого исходит поручение, если эти нормы не противоречат кыргызскому уголовно-процессуальному законодательству.

  1. Просьба о выдаче.

5.1. Просьба о выдаче должна содержать:

  • наименование запрашиваемого учреждения;
  • наименование запрашивающего учреждения;
  • описание фактических обстоятельств деяния, включая время и место его совершения. Прилагается к просьбе также текст закона запрашивающей

168

Договаривающейся Стороны, на основании, которого это деяние признается преступлением;

  • фамилию, имя, отчество, место и дату рождения лица, которое подлежит выдаче, его гражданство, сведения о месте жительства или пребывания, по возможности, описание внешности, фотографии, отпечатки пальцев и другие сведения о его личности, а также фамилии и имена родителей (при отсутствии близких родственников);

  • указание на размер ущерба, причиненного преступлением, если таковой имеется.

5.2. К просьбе о выдаче для привлечения к уголовной ответственности или вынесения приговора должны быть приложены оригинал или заверенная копия постановления о заключении под стражу. 5.3. 5.4. К просьбе о выдаче для приведения приговора в исполнение должны быть приложены заверенная копия приговора с отметкой о вступлении его в законную силу и текст положения уголовного закона, на основании которого лицо осуждено. Если осужденный уже отбыл часть наказания, сообщаются также сведения об этом и о не отбытой части наказания. 5.5. 5.6. Просьба о выдаче и приложенные к ней документы составляются в письменном виде на русском языке. Просьба подписывается Генеральным прокурором Кыргызской Республики или его заместителем и скрепляется гербовой печатью. - 5.7. 5.5. Просьба о выдаче подлежит рассмотрению в срок, не превышающий одного месяца с момента ее поступления.