lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Сокол, Валерий Юрьевич. - Тактико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений: Методол. и орг. аспекты : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 1998 188 с. РГБ ОД, 61:98-12/289-1

Posted in:

АКАДЕМИЯ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Кафедра криминалистики

На правах рукописи

Сокол Валерий Юрьевич

ТАКТИКО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ РАСКРЫТИЯ И РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

(методологические и организационные аспекты)

Специальность 12.00.09 -

“Уголовный процесс; криминалистика;

теория оперативно-розыскной деятельности’

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель -начальник кафедры криминалистики Академии ФСБ России доктор юридических наук доцент А.С. Подшибякин

Москва- 1998

2

ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ РЕКОМЕНДАЦИЙ в ПРАКТИКЕ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ 11

1.1. Новые методологические подходы в криминалистических исследованиях. Внедрение криминалистических рекомендаций как задача криминалистики 11 1.2. 1.3. Криминалистическая инновационная деятельность как объект криминалистических исследований …32 1.4. ГЛАВА 2. СИСТЕМА ТАКТИКО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ РАСКРЫТИЯ И РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ 45

2.1. Понятие и сущность тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений 45 2.2. 2.3. Структура системы тактико-криминалистического обеспечения раскрытия 2.4. и расследования преступлений 65

2.3. Понятие тактического потенциала практических работников 78

ГЛАВА 3. ХАРАКТЕРИСТИКА ОСНОВНЫХ СРЕДСТВ ТАКТИКО- КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ РАСКРЫТИЯ И РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ 85

3.1. Понятие тактики раскрытия и расследования преступлений 85 3.2. 3.3. Понятие и система тактико-криминалистических методов раскрытия и расследования преступлений 114 3.4. 3.5. Понятие и классификация тактических приемов 135 3.6. 3.4. Тактическая комбинация 156

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 168

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

179

3

ВВЕДЕНИЕ

Стратегической целью для России на современном этапе является переход к устойчивому социальному развитию, одним из условий которого является борьба с преступностью, проникнувшей во все сферы государственной и общественной жизни России, представляющей существенную угрозу безопасности личности, общества и государства.

Темпы роста преступности за последние 35 лет обгоняли темпы роста населения в 4,6 раз. В конце 80-х - начале 90-х годов волна преступности захлестнула страну, увеличилось число тяжких преступлений; появились новые формы преступности; активизировалась деятельность организованных преступных групп и сообществ, имеющих межрегиональные и международные связи; получила дальнейшее распространение коррупция в органах власти и управления, в системе уголовной юстиции и т.д..

Ухудшение криминогенной ситуации наряду с другими факторами во многом определяется ослаблением борьбы с преступностью, происходящей на фоне снижения профессионального уровня сотрудников следственных и оперативных подразделений правоохранительных органов, текучести кадров, их недостаточной профессиональной подготовки и т.п.. Преступники же, зная (из разных источников) о силах, средствах и методах правоохранительных органов, осуществляющих борьбу с преступностью, совершенствуют противоправную деятельность, принимают различные меры по сокрытию преступлений и противодействию расследованию.

Кардинальное улучшение состояния борьбы с преступностью возможно лишь в результате проведения в России правовой реформы, изменения организационных структур правоохранительных органов, укрепления их кадровой и материально-технической оснащенности и т.д.. Указанные меры потребуют значительных материальных затрат и длительного времени, серьезного научного обеспечения.

4

Криминалистикой накоплены значительные знания, расширен арсенал разработанных ею для нужд борьбы с преступностью криминалистических методов, приемов и средств. Вместе с тем, многие проблемы криминалистики настоятельно требуют дальнейшего исследования, что в значительной степени обусловлено наличием спорных и малоизученных вопросов, несовпадением взглядов на сущность и структуру ее научных категорий. И как результат этого - разработанные криминалистикой методы и приемы выявления, собирания и исследования значимой для раскрытия и расследования преступления информации зачастую используются в практической деятельности бессистемно и эпизодически. Отмечается обострение противоречия между уровнем развития криминалистических знаний и крайне низким уровнем их использования в практике борьбы с преступностью. Один из невостребованных резервов повышения эффективности раскрытия и расследования преступлений заключается в оптимизации использования практическими работниками разрабатываемого криминалистикой арсенала средств борьбы с преступностью, что обусловливает необходимость проведения исследований вопросов криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений.

Коренное изменение за последние годы характера общественных отношений российского общества оказало влияние на статус, функции, дисциплинарное строение и организацию самого научного криминалистического знания. Представления о предмете, задачах и функциях криминалистики нуждаются в дополнительном исследовании на основе использования современных методологических подходов, что позволит осмыслить место и роль криминалистики на современном этапе ее развития в обеспечении эффективных изменений практики борьбы с преступностью.

Но, если к вопросам разработки и применения технико-криминалистических методов и средств в раскрытии и расследовании преступлений постоянно привлекается внимание ученых-криминалистов (Т.В. Аверьянова, Р.С. Белкин, А.И. Винберг, А.Ф. Волынский, Г.И. Грамович,

5

Г.Л. Грановский, А.А. Леви, Н.А. Селиванов, А.Р. Шляхов и другие ученые), то вопросам, связанным с использованием на практике разрабатываемого криминалистикой тактического арсенала средств борьбы с преступностью, не уделяется должного внимания, хотя имеются разработки как общих, так и отдельных аспектов этой проблемы. В частности, вопросы криминалистической тактики исследовались такими видными учеными как Р.С. Белкин, О.Я. Баев, И.Е. Быховский, А.Н. Васильев, И.Ф. Герасимов, Ф.В. Глазырин, Л.Я. Драпкин, А.В. Дулов, А.А. Закатов, Г.А. Зорин, З.И. Кирсанов, В.И. Комиссаров, Н.И. Порубов, А.Р. Ратинов, Н.А. Селиванов, В.Г. Танасевич, В.А. Образцов, В.И. Шиканов, Н.П. Яблоков и др.. Вместе с тем, эти исследования ограничивались преимущественно вопросами разработки и совершенствования тактико- криминалистических методов и средств, оставляя без внимания вопросы обеспечения их внедрения в практическую деятельность. Изложенное обусловливает актуальность проблемы тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений и вызывает необходимость проведения соответствующего исследования.

Цель исследования заключалась в разработке методологических и организационных аспектов тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений.

Эта цель определила конкретные задачи:

  • раскрыть сущность системы тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений, проанализировать ее структуру, выявить основные противоречия и пути оптимизации ее функционирования;
  • определить сущность тактики как аспекта деятельности практических работников;
  • выявить сущность тактико-криминалистических методов в системе криминалистических методов, дать их классификацию;

6

  • выявить сущность таких основных средств тактического воздействия, как тактический прием и тактическая комбинация, разработать классификацию тактических приемов, удобную для усвоения и применения на практике;
  • рассмотреть методологические аспекты внедрения в практическую деятельность разрабатываемых криминалистикой методов, приемов и средств;
  • исследовать механизм использования практическими работниками криминалистических методов, приемов и средств.
  • Объектом диссертационного исследования является тактико- криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений.

Предметом исследования являются методологические и организационные аспекты тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений.

Методология и методы исследования. Методологической основой исследования являются: материалистическая диалектика; философские знания, определяющие требования к научным теориям; криминалистическая методология; общетеоретические концепции криминалистики. При решении поставленных задач использовался широкий круг методов научного исследования: общенаучные методы, методы криминалистики.

В диссертации автор использовал литературу по философии, психологии, педагогике, информатике, теории систем, а также исследования видных отечественных ученых-криминалистов: О.Я. Баева, Р.С. Белкина, И.Е. Быховского, А.Н. Васильева, А.Ф. Волынского, И.Ф. Герасимова, Ф.В. Глазырина, Л.Я. Драпкина, А.В. Дулова, А.А. Закатова, В.Д. Зеленского, Г.А. Зорина, З.И. Кирсанова, В.И. Комиссарова, Н.И. Порубова, А.Р. Ратинова, Н.А. Селиванова, В.Г. Танасевича, В.А. Образцова, СИ. Цветко-ва, В.И.Шиканова, Н.П. Яблокова и др..

7

В работе соискатель опирался на Конституцию Российской Федерации, действующее законодательство, ведомственные нормативные акты.

Теоретические положения и рекомендации, содержащиеся в работе, основываются на материалах анкетирования и интервьюирования следователей и оперативных работников, личном опыте работы автора.

Научная новизна работы определяется исследованием методологических и организационных аспектов системы тактико - криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений, позволяющим определить пути повышения эффективности её функционирования в интересах оптимизации борьбы с преступностью.

Основные положения, отвечающие критерию научной новизны, могут быть сведены к следующему:

  • определена сущность тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений;
  • описана структура системы тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений;
  • обоснована самостоятельность тактико-криминалистических методов в системе криминалистических методов, раскрыта их сущность, дана классификация;
  • исследована сущность таких основных средств тактического воздействия, как тактический прием и тактическая комбинация, разработана классификация тактических приемов;
  • обоснован самостоятельный характер такой задачи криминалистики как внедрение в практическую деятельность разрабатываемых ею кри- миналистических методов, приемов и средств;
  • выделен новый объект криминалистических исследований - кри- миналистическая инновационная деятельность;
  • предложена идея разработки частной криминалистической теории “криминалистическая инноватика”.

Основные положения, выносимые на защиту:

8

  1. Понятие и структура тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений.
  2. Определение “тактического потенциала” практического работника.
  3. Понятие тактики как аспекта деятельности практических работников.
  4. Уточненное понятие тактико-криминалистического метода.
  5. Уточненное понятие тактического приема.
  6. Усовершенствованная классификация тактико - криминалистических методов и приемов.
  7. Описание криминалистической инновационной деятельности как объекта криминалистических исследований.
  8. Теоретическое и практическое значение работы определяется тем, что автор проанализировал с единых методологических подходов сущность, структуру и функциональную направленность системы тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений и на этой основе сформулировал предложения по совершенствованию организационных условий повышения эффективности использования тактико- криминалистических методов и средств в практической деятельности.

Апробация и внедрение в практику результатов исследования. Сформулированные в диссертации теоретические положения и рекомендации используются в практической деятельности оперативных и следственных подразделений УФСБ РФ по Краснодарскому краю, ГУВД Краснодарского края, а также в учебном процессе по курсу “Криминалистика” Академии ФСБ России, Московского юридического института и Краснодарского юридического института МВД России. Положения диссертации докладывались на Всероссийской научно-практической конференции 14-16 июня 1995 года, проходившей в Краснодарском юридическом институ-

9

те МВД России, использовались соискателем на занятиях по повышению квалификации сотрудников УФСБ РФ по Краснодарскому краю.

Основные положения диссертационного исследования нашли отражение в 7 опубликованных научных статьях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы.

Во введении обосновывается актуальность, новизна, теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования, формулируются его цель и задачи, определяются объект и предмет исследования, характеризуется методологическая база работы, апробация полученных результатов, дается перечень основных положений, выносимых на защиту.

В первой главе диссертации “Проблема использования криминалистических рекомендаций в практике борьбы с преступностью” обосновывается необходимость комплексного использования при проведении кри- миналистических исследований традиционных и новых методологических подходов. В качестве самостоятельного объекта криминалистических ис- следований выделяется криминалистическая инновационная деятельность. Обосновывается необходимость разработки концепции формирующейся частной криминалистической теории - криминалистической инноватики.

Во второй главе “Система тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений” рассматривается понятие, сущность и структура системы тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений. Даются рекомендации по оптимальной организации и управлению указанной системой. Обосновывается необходимость выделения в качестве самостоятельного понятия “тактического потенциала практического работника”.

В третьей главе “Характеристика основных средств тактико- криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений” на основе определения сущности тактики как аспекта деятельности практических работников обосновывается самостоятельность тактико-

10

криминалистических методов, раскрывается их сущность, дается класси- фикация. Производится характеристика основных тактических средств (тактических приемов и их систем - тактических комбинаций), раскрывается их сущность, предлагается усовершенствованная классификация.

В заключении излагаются выводы, сделанные автором по результатам проведенного исследования и рекомендации по совершенствованию тактико- криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений.

11

Глава 1. ПРОБЛЕМА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ РЕКОМЕНДАЦИЙ В ПРАКТИКЕ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

1.1. Новые методологические подходы в криминалистических исследованиях. Внедрение криминалистических рекомендаций как задача криминалистики

В условиях развивающейся демократии и становления рыночной экономики российское общество не справляется с интенсивно растущей и динамично приспосабливающейся к новым социально-экономическим условиям преступностью. Процессы криминализации общества носят объективный характер и основаны на социально-экономических факторах, влиять на которые правоохранительные органы напрямую не могут. Только реализация комплексных мер, направленных на подъем национального промышленного производства, сохранение жизни и здоровья граждан России, искоренение бедности, изменение структуры потребления, уменьшение дифференциации в доходах населения и т.п. позволит обеспечить благоприятное развитие социально-экономической ситуации в стране.

Изменение за последние годы социальных, политических и экономических условий не могло не сказаться на содержании деятельности пра- воохранительных органов, поскольку их деятельность реализуется в обществе, а потому тесно связана с его социальными, правовыми, нравственными и духовными проблемами1. Государство поставило правоохранительные органы и их сотрудников в новые условия, не обеспечив в полной мере необходимыми средствами успешной борьбы с преступностью. С учетом этого, стратегия правоохранительных органов по противодействию преступности должна заключаться в максимально эффективном использо-

1 См.: Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. - М.,1996. Сб.

12

вании имеющихся сил и средств, тогда как эти средства на практике зачастую используются бессистемно, без учета особенностей и обстоятельств конкретной ситуации.

Разные стороны практической деятельности правоохранительных органов исследуются усилиями различных наук уголовно-правового цикла, прежде всего, уголовного права, уголовного процесса, криминалистики и теории оперативно-розыскной деятельности. Особая роль отводится криминалистике, само возникновение которой было обусловлено потреб- ностями практики борьбы с преступностью в научных методах и средствах раскрытия, расследования и предупреждения преступлений. Коренное из- менение за последние годы российского общества не могло не оказать влияние на функции, дисциплинарное строение и организацию криминалистического знания, обеспечивающего практические потребности правоохранительных органов в борьбе с преступностью. Ранее наше общество, в котором совершались преступления, было обществом равновесным, со стабильным типом властных, организационных и управленческих связей. Общество высокой степени стабильности имело свою гносеологию, практику познания, раскрытия и расследования преступлений. Современное общество представляет собой систему с высокой степенью неопределенности, характеризуется неравновесностью, конфликтностью, нелинейностью связей и отношений. Кризис централизованного планирования явился частным выражением кризиса прежней формы рационализма, который должен быть преодолен и в практике познания. В науковедении все больше утверждается мысль, что получение знания, адекватного действительности, является основной, но не единственной целью познавательного процесса. Оптимальность организации знания мыслится как самостоятельная и относительно независимая от основной цель познания1.

1 См.: Разумовский О.С. Закономерности оптимизации в науке и практике. - Новосибирск, 1990. - С.117.

13

Несмотря на накопленные криминалистикой значительные знания, многие ее проблемы настоятельно требуют дальнейшего исследования, что обусловлено наличием спорных и малоизученных вопросов. Это имеет негативное значение для науки, поскольку отсутствуют единые позиции по ряду ее принципиальных положений, и для практической деятельности органов, призванных вести борьбу с преступностью на научной основе, поскольку разработка и использование действенных методов и средств раскрытия и расследования преступлений предполагает наличие прочной методологической базы, развитой системы основных теоретических положений. По мнению В.А. Образцова, современной криминалистике присуще состояние, характеризующееся пересмотром взглядов и представлений, некогда казавшихся незыблемыми, избавлением от давно известного науке недуга - иллюзии общеизвестности, элементарности отдельных понятий и положений, которые на самом деле не так просты и очевидны; сменой научных парадигм1. А.Ф. Волынский отмечает, что дальнейшее развитие криминалистики, повышение эффективности выполнения возложенной на нее социальной функции и задач в современных условиях настоятельно требуют расширения ее познавательных возможностей, углубленного изучения природы этой науки, закономерностей ее формирования, обеспечения практической реализации знаний2. Требуется совершенствование механизма интеграции науки криминалистики и практики3.

1 См.: Образцов В.А. Криминалистика. - М., 1994. - С.4-5.

2 См.: Волынский А.Ф. Криминалистика: наука - техника - право - специалист // Проблемы криминалистики и методики ее преподавания: Тезисы выступлений участников совещания-семинара преподавателей криминалистики ( г. Пермь, 14-15 июня 1994 г.). - М., 1994. - С.9.

3 См.: Лапин А.В. Методические вопросы оценки эффективности ин теграции криминалистики и следственной практики // Современные дос тижения науки и техники в борьбе с преступностью: Тез. науч.-практ. конф. - Минск, 1992. - С.50.

14

Перед учеными-криминалистами встают сложные методологические задачи организации криминалистического знания, разработки вопросов оптимизации и управления криминалистическими исследованиями, формирования их “политики”, от определения и решения которых зависит успешность разрешения насущных вопросов практики борьбы с преступностью. Возрастает потребность в методологическом использовании философских категорий, поскольку с “философских позиций возможно рассмотреть ряд устоявшихся в криминалистической науке понятий, чтобы выяснить, удовлетворяют ли они требованиям сегодняшнего дня. В иных случаях рассмотрение отдельных положений теории криминалистики в философском аспекте позволяет либо сделать вывод о недостаточной их обоснованности и наметить пути такого обоснования, либо аргументировать их непосредственно с помощью тех или иных философских концепций”1. Необходимо рассмотреть традиционные представления о предмете, задачах и функциях криминалистики, методологической базой понимания которых служит теория познания и методология материалистической диалектики, с использованием разрабатываемых в современной философии новых аспектов системного метода и синергетики, рассматриваемой как позитивная эвристика, как способ увидеть мир по-другому и активно встроиться в этот мир, рассмотреть старые проблемы в новом свете, переформулировать вопросы, переконструировать проблемное поле науки2.

Важнейшим достижением научной мысли XX века является идея о множественности форм существования организованностей мышления и деятельности, допускающая множество разных подходов в способах онто- логического видения и представления мира, в средствах и методах мысли-

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 т. Т. 1: Общая теория крими налистики. - М.,1997. - С.206.

2 См.: Князева Е.Н., Курдюмов СП. Антропный принцип в синергети ке // Вопросы философии. - 1997. - N 3. - С.70.

15

тельной работы. “Разным подходам соответствуют не только разные схемы исследования и “логики”, но и суждения по поводу “основ” тоже приобретают множественный характер”1. Методологические подходы в познании действительности являются культурно-исторической позицией субъекта по отношению к объекту. Важное значение приобретает определение методологических установок исследователя. “Меняется сама исходная схема исследовательского (или познавательного) отношения: сперва мы должны самоопределиться в своем подходе, методах и средствах исследования и только в ходе и результате этой работы получим ту или иную (но при всех условиях - вторичную) онтологическую картину объекта”2.

В отличие от классического мировоззрения, при котором эволюци-онность мира заключается в процессах упрощения организации, деградации структур и образований, господстве стабильности, порядка, логики, современные представления исходят из понимания того, что устройство мира не линейное, не закрытое, не конечное, не моноцентрическое, а многомерное, открытое, бесконечное и полицентрическое. Переход системы от одного состояния к другому однозначно не запрограммирован. Современные представления об истине столь же радикально отличаются от классических. Исчезла вера в возможность абсолютного познания чего-либо. Вера во всемогущество разума мифологична. Современное науковедение перечеркнуло мифы о научном познании как беспристрастном “чтении книги природы” и об ученом, живущем в “башне из слоновой кости”, поскольку познающий субъект не столько “читает книгу природы”, сколько выражает себя, внося в знание об объекте субъективность3.

1 Рац М.В. К вопросу о фундаментальном и прикладном в науке и об разовании // Вопросы философии. - 1996. - N 6.- С.171.

2 Там же.-С. 173.

3 См.: Юревич А.В., Цапенко И.П. Мифы о науке // Вопросы филосо фии. - 1996. -N6. -С.59.

16

Происходит переход от внешнего к внутреннему, от количественного критерия - к качественному, вслед за переосмыслением закона причинности. Сама причина перемещается из внешней сферы во внутреннюю, ее ищут не во внешнем, механическом воздействии, а в саморазвертывании внутренней формы, имманентной сущему. Если причина внутри, то невозможен прежний детерминизм, нельзя предугадать ход событий, можно лишь предположить возможные пути самоорганизации. Отсюда смещение доминанты: вместо наблюдения за внешним объектом, предметом, сосредоточенность на внутренней форме, на тонком мире, на том сущностном, что невидимо присутствует1. “Не субъект дает рецепты и управляет нелинейной ситуацией, а сама нелинейная ситуация, будь то природная, ситуация общения с другим человеком или с самим собой, как-то разрешается и в том числе строит самого субъекта. Нелинейное, творческое отношение к миру, таким образом, означает открытие возможности сделать себя творимым. Позволить нелинейной ситуации или другому человеку влиять на себя. Строить себя от другого”2. Только на пути творения и созидания возможно полное пробуждение и развертывание сил и способностей индивида, самореализация личности.

Неклассическая парадигма позволяет иначе рассмотреть принципиальнейший вопрос в современной методологической и науковедческой ситуации - соотношение “фундаментального и прикладного”. Традиционный подход в виде прописной истины выглядит следующим образом: фундаментальное знание является глубинным и сущностным, оно является теорией, на основе которой развивается прикладное знание. В таком случае традиционная схема связи фундаментального и прикладного - “фундаментальная наука - прикладные исследования - производство” - является ре-

1 См.: Григорьева Т.П. Синергетика и Восток // Вопросы философии. - 1997.-N3.-С.96.

2 Князева Е.Н., Курдюмов СП. Указ. соч. - С.71.

17

зультатом классической парадигмы научного познания. В основании названной триады лежит “фундаментальная наука” - изучение наиболее общих законов природы и общества, над ней надстраивается слой прикладной науки, назначение которой - разработка методов и средств практического использования фундаментальных знаний. Наконец, наверху располагается слой собственно практической деятельности, где и пожинаются плоды устроенной таким образом системы научно-технического прогресса.

Отечественная методологическая схема “фундаментального и прикладного”, являясь одной из возможных, но, зачастую, рассматриваемая как единственно верная, продолжает удерживать исследователей в рамках неэффективной парадигмы познания и деятельности, ведущей по пути отрыва теории от практики.

Статус фундаментальности имеет ценностную, релевантную культуре, природу. Например, в современной американской и современной японской культуре фундаментальность прямо коррелятивна социальному заказу и исходит из признания “прикладных изысканий” приоритетными, фун- даментальными, поскольку “прикладное” обусловливается насущными проблемами, возникающими в практике. Но далеко не всякий “социальный заказ”, идущий из практики, выполняется наукой прямо и непосредственно, поэтому над прикладной наукой надстраивается для этого следующий этаж - теоретический, или по принятой у нас терминологии - фундаментальный, назначение которого заключается в том, чтобы обеспечить решение прикладных задач. Теоретические знания, отражающие закономерности природы и общества, уже рассматриваются не как основа, а как средство, обеспечивающее решение прикладных проблем практики. Хотя, с другой стороны, они формирует и наши представления о мире, научную картину мира.

Другой важный аспект проблемы соотношения “прикладного и фун- даментального” обнаруживает себя при рассмотрении категории “превра-

18

щенных форм”, противопоставлявшихся К. Марксом человеческому мыш- лению и деятельности. “Природа” превращенных форм - “вещей, явлений и событий” - двойственна, поскольку, с одной стороны, их можно мыслить как организованности материала, законы естественной жизни которого изучает классическая наука. С другой ( и с не меньшим успехом) - как ор- ганизованности материала, те самые “превращенные формы”, “природа” которых связана не только и не столько с материалом, сколько с порож- дающими эти формы мышлением и деятельностью1.

Становится возможным иначе осмыслить разработанную в отечественной методологии классификацию научно-исследовательских работ: на объектно- ориентированные (НИР-1) и деятельностно-ориентированные (НИР-2)2. Традиционные объектно-ориентированные НИР - 1 нацелены на изучение законов жизни материала человеческой деятельности и призваны обеспечивать новыми знаниями главным образом производственную деятельность. НИР-2 получают знания о самой деятельности, которые нужны преимущественно лицам, занимающимся управленческой деятельностью. В СССР преобладали объектно-ориентированные научно-исследовательские работы.

Изложенное позволяет по-новому понять “знаменитую” проблему “внедрения” или, вернее говоря, “невнедрения”, “невосприимчивости к новшествам” нашей общественно-политической системы. “Продуктом” НИР-1 являются разнообразные новации - результаты объектно-ориентированного знания, которые для вхождения в существующие системы деятельности нуждаются в продуктах НИР-2, обеспечивающих это

1 См.: Рац М.В. Указ. соч. - С. 172.

2 См.: Поливанов СБ., Щедровицкий Г.П. Методологическая органи зация мышления и деятельности как условие и средство комплексной ор ганизации НИР // Комплексный подход к научному поиску: проблемы и перспективы. -Свердловск, 1979.4.2.

19

встраивание. Для современной России наиболее актуальными также остаются собственно деятельностные новшества, которые связаны не столько с новыми материалами или механизмами, сколько с новыми формами организации мышления и деятельности. В этих условиях в области научной деятельности должно произойти существенное перераспределение научно- исследовательских работ, отражающее повышающуюся роль и значение НИР- 2. Альтернативная традиционной концепция соотношения “фундаментального и прикладного” в научном знании позволяет вывести исследователей из тупиков созерцательного подхода к его использованию на путь жесткой прагматической ориентации, проявляющейся в требовании от науки быть источником эффективных изменений практики.

Организационно-когнитивная структура современной науки все еще во многом ориентирована на отдельные дисциплины, в результате любая попытка унификации предпринимается, главным образом, в границах отдельных дисциплин, причем исследователи, работающие в конкурирующих между собой академических департаментах, с недоверием относятся к попыткам исследователей, работающих вне их специальной области, вторгнуться на их территорию1.

Большинство криминалистов исходит только из “стандартной концепции науки”, которая основана на представлении о предзаданности объектов исследования и классической субъект-объектной схеме, в которой познающий субъект противополагается познаваемому объекту. В частности, Р.С. Белкин при рассмотрении вопроса о предмете криминалистики отмечает, что “ … “сфера познания” каждой науки зависит от ее предмета: именно в этой сфере осуществляется отражение конкретной наукой объективной действительности, т.е. отражение, составляющее содержание этой,

1 См.: Ласло Э. Основания транс дисциплинарной единой теории // Вопросы философии. - 1997. - N 3. - С.80.

20

а не другой области знания”’. Е.Р. Российская, отмечая связь криминалистики с другими юридическими и неюридическими науками, указывает, что “ каждая из них занимает свою “нишу”, определенную ее предметом и задачами”2.

Диалектика научного прогресса такова, что дифференциация и интеграция научного знания находятся в состоянии сложных противоречий, по мере углубления профиля исследования, специализации и научного поиска между отраслями научных знаний образуются своеобразные “щели”, “раз-рывы’°. Исследования объектов на основе отдельных научных дисциплин, разделенных жесткими “перегородками”, не могли не способствовать увеличению числа этих “щелей”. Узость классической науки, противопоставившей человека- субъекта всему остальному миру, не могла быть в полной мере преодолена и широким распространением в ее рамках системных исследований, признанных одной из особенностей формирования нового стиля научного мышления в ходе современной научно-технической революции4, поскольку была основана на модели мира, созданной классической термодинамикой, обусловившей соответствующий тип мышления, логики, культуры, психологии т.п.. Поэтому, несмотря на развернутое обоснование системно-структурного метода исследований в криминалистике, активная разработка которого началась с середины 60-х годов на-

Белкин Р.С. Курс криминалистики в Зт. Т.1: Общая теория криминалистики. - М., 1997. - С.73.

2 Криминалистика: Учебник / Под ред. А.Г. Филиппова и А.Ф. Волын ского. - М., 1998.-С.13.

3 См.: Журавлев В.И. Педагогика в системе наук о человеке. - М., 1990.-С. 13-14.

4 См.: Смирнов С.Н. Элементы философского содержания понятия “система” как ступени развития познания и общественной практики // Системный анализ и научное знание. - М., 1978. - С.60.

21

шего столетия, следует отметить, что его познавательные возможности используются не в полной мере.

Понятие системы, как и системный метод в целом, формировалось постепенно, по мере того как наука и практика овладевали разными типами, видами и формами целостных объединений предметов и явлений. В самом общем и широком смысле слова под системным исследованием предметов и явлений окружающего нас мира понимают такой метод, при котором они рассматриваются как части или элементы определенного целостного образования, причем части или элементы, взаимодействуя друг с другом, определяют новые, целостные свойства системы, которые отсутствуют у отдельных ее элементов.

Фундаментальная роль системного метода определяется тем, что с его помощью достигается наиболее полное выражение единства научного знания, заключающееся в установлении связей и отношений между самыми различными по сложности организации, уровню познания и целостности охвата концептуальными системами, с помощью которых и отображаются рост и развитие знания о природе и обществе. Чем обширнее рассматриваемая система, чем сложнее она по уровню познания и иерархической организации, тем больший круг явлений она в состоянии объяснить. “При создании топологически правильной организации из более простых структур (при определенной степени их взаимодействия и при определенной симметрии архитектуры создаваемой единой структуры) осуществляется выход на новый, более высокий уровень иерархической организации, т.е. делается шаг в направлении к сверхорганизации. Тем самым ускоряется развитие той структуры, которая интегрируется в сложную”’.

“Если не исходить из предположения о том, что будто природа внутренне разделена на отдельные отсеки, то вряд ли следует настаивать на том, чтобы исследования природы непременно должны проводиться на

1 Князева Е.Н., Курдюмов СП. Указ. соч. - С.69-70.

22

основе отдельных научных дисциплин, разделенных непроницаемыми пе- регородками”1. Соответственно, признание целостности деятельности, свя- занной с борьбой с преступностью, предполагает при исследовании путей ее оптимизации необходимость применения системного способа ее познания на основе интеграции научного знания.

Прежде чем криминалистика как наука смогла перейти к системным исследованиям такого рода, она должна была исследовать отдельные стороны, особенности, свойства и отношения тех или иных предметов и явлений, изучать части в отвлечении от целого, простое отдельно от сложного. Этому периоду развития криминалистического знания соответствовал дисциплинарный подход, когда наука сосредоточивала все внимание на исследовании специфических закономерностей изучаемого ею круга явлений.

Такой подход не дает возможности раскрыть более глубоко закономерности, присущие широкому классу взаимосвязанных явлений, не говоря уже о том, что он оставляет в тени взаимосвязь, существующую между разными классами явлений, каждый из которых был предметом обособленного изучения отдельной науки. Р.С. Белкин отмечает, что “процессы интеграции и дифференциации научного знания, определяющие тенденции развития современной науки, не могут не влиять на представление о природе частных наук, в том числе и криминалистики”2. А.Ф. Волынский обоснованно утверждает, что “процесс интеграции и дифференциации научных знаний, формирования новых криминалистических учений и теорий, поиск наиболее оптимальных связей криминалистики с другими нау-

’ См.: Ласло Э. Указ. соч. - С.82.

2 Белкин Р.С. Общая теория криминалистики на современном этапе ее развития // Использование достижений науки и техники в предупреждении, раскрытии и расследовании преступлений. - Саратов, 1994. - С.9.

23

ками и практикой продолжаются”1. Можно констатировать, что современное развитие криминалистики должно быть сопряжено с междисциплинарным подходом, дополняющим дисциплинарный.

Изменение методологической организации криминалистического знания происходит под углом зрения доминирования деятельностного, предметно- технологического и прагматического подходов к этой науке, обусловливая дополнение системы науки новым элементом - вопросами внедрения в практическую деятельность разрабатываемых криминалистикой методов и средств с учетом особенностей деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.

Формирование стратегии развития криминалистики, основу которой, по мнению А.Ф. Волынского, должны составлять комплексные (межнаучные) исследования2, позволит разрушить прежние “перегородки” между наукой, образованием и практикой, обеспечить практическое функционирование криминалистического знания. Такая стратегия развития криминалистики позволит раскрыть более глубоко закономерности изучаемой деятельности, оптимизировать связи между криминалистикой, образованием и практикой использования криминалистических рекомендаций, выявить скрытые резервы оптимизации деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.

Изменение в понимании “фундаментального и прикладного” в криминалистике означает начало процесса изменения способа деятельности в самой науке, обеспечивая действительную направленность результатов науки к решению насущных задач практики. Криминалистические методы,

1 Волынский А.Ф. Криминалистика: наука - техника - право - специа лист // Проблемы криминалистики и методики ее преподавания: Тезисы выступлений участников совещания-семинара преподавателей кримина листики (г.Пермь, 14-15 июня 1994 г.). - М, 1994. - С.9.

2 См.: там же,- С.9.

24

приемы и средства приобретают статус фундаментального знания, поскольку только его непосредственное использование способно целенаправленно изменять содержание практической деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. Криминалистическое знание, отражающее соответствующие закономерности, приобретает статус прикладного, обеспечивающего разработку и совершенствование криминалистического арсенала средств оптимизации борьбы с преступностью.

Хотелось бы отметить, что использование в криминалистических ис- следованиях подходов, основанных на неклассической парадигме, не означает, что нужно оставить прежние, классические, традиционные представления и обратиться только к неклассическим, нетрадиционным. Вывод другой: используя классическую методологию, нужно осознавать, что она дает слишком упрощенную картину мира, человека, познания, деятельности, тогда как неклассическая методология имеет более эвристический характер. Комплексное использование при проведении криминалистических исследований традиционных и новых методологических подходов позволит не только уточнить предмет и задачи криминалистики, но и выявить скрытые резервы оптимизации деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.

Наука как особая область человеческой деятельности имеет внутреннюю “логику” своей эволюции, которую, бесспорно, необходимо учитывать, однако ставить ее во главу угла, предоставив течение событий естественному ходу - такая же экстремистская позиция, как и игнорирование этой внутренней логики, попытка подчинить ее только искусственным воздействиям извне1. В связи с этим, важно определить основные типы стоящих перед криминалистикой задач, решение которых обеспечивает реализацию ею своей социальной функции, поскольку общеизвестно, что

1 См.: Рац М.В. Указ. соч. - С. 176.

25

цели (задачи) криминалистики определяют содержание и направление ее развития1.

По мнению Н.А. Селиванова, общей задачей криминалистики, состоящей в разработке технического, тактического и методического аппаратов предварительного следствия, подчинен ряд частных задач: изучение и обобщение следственной практики для получения информации о новых способах совершения преступлений, выявления и при необходимости усо- вершенствования криминалистических приемов, созданных практическими работниками, уяснения потребностей в новых средствах и методах рас- следования, а также степени надежности и перспективности тех, которые были ранее рекомендованы к внедрению; приспособление достижений ес- тественных, технических и гуманитарных наук к нуждам предварительного следствия; изучение положительного опыта зарубежной следственной практики, рекомендаций, разработанных иностранными криминалистами, и их использование в дальнейших научных исследованиях2.

Р.С. Белкин из общей задачи криминалистики, заключающейся в содействии борьбе с преступностью своими специфическими силами и средствами, выделяет ее специальные задачи: дальнейшее изучение объективных закономерностей действительности, составляющих основу предмета криминалистики; развитие ее общей и частных теорий как базы кримина- листических средств и методов судебного исследования и предотвращения преступлений; разработку новых и совершенствование существующих технико-криминалистических средств, тактических приемов и методических рекомендаций по собиранию, исследованию и использованию доказательств; разработку и дальнейшее совершенствование организационных,

1 См.: Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной такти ки. - Саратов, 1987. -СИ.

2 См.: Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. И.Ф. Герасимо ва, Л.Я. Драпкина. - М.,1994. - С.8-9.

26

тактических и методических основ предварительного и судебного следствия, организационных и методических основ криминалистической экспертизы; разработку и совершенствование криминалистических средств и методов предотвращения преступлений; изучение и использование зарубежного опыта использования криминалистических средств и методов борьбы с преступностью’. Общая и специальные задачи криминалистики реализуются через решение её конкретных задач на данном этапе развития2.

В.Я. Колдин к задачам, отражающим внутреннюю структуру криминалистики и ее методологию, относит: 1) исследование объективных закономерностей и явлений, относящихся к предмету криминалистики; 2) формирование и совершенствование научного аппарата криминалистики (понятий, принципов, классификаций учений, теорий и т.п.); 3) разработку и совершенствование методов научного криминалистического исследования; 4) разработку и совершенствование методов практической деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений3.

Н.П. Яблоков к числу задач, обусловленных служебной функцией криминалистики, относит прежде всего: разработку и совершенствование имеющихся технико-криминалистических средств, тактических приемов и методов раскрытия, расследования и предупреждения преступлений с учетом последних достижений науки и техники и особенностей складывающейся практики борьбы с преступностью; прогнозирование изменений в характере, способах и иных структурных элементах отдельных видов преступной деятельности, в особенностях проявления вовне их признаков и соответственно возможных изменений средств и методов криминалисти-

1 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 т. Т.1: Общая теория криминалистики. - М., 1997. - С.227.

2См.:тамже.-С230.

-1 См.: Криминалистика социалистических стран / Под ред. В.Я. Кол-дина. - М., 1986. -С.7.

27

ческой деятельности по их раскрытию и расследованию; изучение зару- бежного опыта криминалистических средств, приемов и методов борьбы с преступностью и использование всего позитивного из этого опыта1.

Несмотря на некоторые различия в содержании, изложенные выше классификации задач криминалистики допускают взаимное нахождение в одном ряду теоретических и прикладных задач криминалистики, что основано на традиционном понимании соотношения “фундаментального и прикладного” в науке, при котором теоретические задачи науки рассматриваются в качестве фундаментальных, основных, приоритетных. В частности, рассматривая частные задачи криминалистики, В.Я. Колдин отмечает, что задача исследования объективных закономерностей и явлений, относящихся к предмету криминалистики, является базисной2. Несомненно, что теоретическое знание имеет важное значение, однако нельзя упускать из вида, что теоретические знания выступают не как основа, а как способ, обеспечивающий разработку криминалистического арсенала средств решения практических задач.

В связи с этим, особый интерес представляет классификация задач (целей) криминалистики, предложенная А.Я. Гинзбургом, который выделил общие цели криминалистики, являющиеся отражением закономерностей развития всей науки; частные цели, отражающие закономерности её отдельных систем, частных теорий, и частные задачи криминалистики, к числу которых он отнес: единое руководство научными криминалистическими исследованиями на базе научно обоснованного перспективного планирования; координацию научных криминалистических исследований; коллективизм в научно- исследовательской работе; внедрение криминали-

1 См.: Яблоков Н.П. Объект и предмет криминалистического изучения // Вестник МГУ. Сер. 11, Право. 1997. - N 1. - С.ЗО.

2 См.: Криминалистика социалистических стран / Под ред. В.Я. Кол- дина. - М., 1986.-С.7.

28

стических рекомендаций в практику борьбы с преступностью; заботу о подготовке кадров криминалистов; обмен опытом научных криминали- стических исследований; распространение криминалистических знаний и т.п.1. Следует обратить внимание, что А.Я. Гинзбург был одним из первых криминалистов, определившим в качестве самостоятельных задач крими- налистики необходимость управления криминалистическими исследованиями и внедрения криминалистических рекомендаций в практику борьбы с преступностью.

Однако, большинство криминалистов не называют в качестве самостоятельной задачи криминалистики необходимость исследования вопросов внедрения разрабатываемых ею рекомендаций в практическую деятельность. Перечисленные А.Я. Гинзбургом частные задачи Р.С. Белкин исключает из числа задач криминалистики, полагая, что это вопросы организации науки, возникающие при проведении научных исследований, либо условия эффективности последних2.

В то же время, следует отметить, что, не выделяя в качестве самостоятельной задачи криминалистики внедрение криминалистических рекомендаций в практическую деятельность, В.Я. Колдин, тем не менее, отмечает, что криминалистика должна соединять в себе как разработку фундаментальных принципов криминалистической технологии, так и внедрение, адаптацию, опытную проверку эффективности криминалистических методов и средств в условиях расследования конкретных преступлений3. Бесспорно утверждение В.Я. Колдина, что “… сколь бы совершенна ни бы-

1 См.: Гинзбург А.Я. Принципы советской криминалистики. - Кара ганда, 1974.-С. 38, 42, 43.

2 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 т. Т.1: Общая теория криминалистики. - М.,1997. - С.227.

3 См.: Криминалистика социалистических стран / Под ред. В.Я. Кол дина. - М., 1986.-С. 12.

29

л а теория, сколь “чистыми” ни были бы результаты лабораторных экспе- риментов, главный критерий истинности и эффективности дает практика их применения в “полевых” условиях, практика расследования конкретных преступлений. Без такого рода опытной проверки и внедрения цикл научной разработки криминалистических методик и рекомендаций не может считаться завершенным”1. Е.Р. Российская указывает, что “повышение эффективности и качества расследования преступлений неразрывно связано с активным внедрением в деятельность правоохранительных органов современных достижений науки и техники”2. A.M. Кустов утверждает, что внедрение рекомендаций в практику окажет положительное влияние на повышение эффективности деятельности уполномоченных opraHOBJ. C.A. Шейфер наиболее существенную причину недостаточного профессионализма части следственных работников видит в отсутствии механизма внедрений достижений науки в следственную практику4.

Изложенное позволяет иначе рассматривать систему задач криминалистики. Для их классификации используем предложенную Р.С. Белкиным конструкцию разделения целей (задач) науки на внешние и внутренние, где внешними выступают цели, ради достижения которых существует нау-

1 См.: Криминалистика социалистических стран / Под ред. В.Я. Кол- дина. - М., 1986.-С. 12.

2 Российская Е.Р. Проблемы совершенствования технико - кримина листической подготовки следователей // Проблемы криминалистики и ме тодики ее преподавания: Тезисы выступлений участников совещания- семинара преподавателей криминалистики (г. Пермь, 14-15 июня 1994 г.). -М., 1994.-С.14.

3 Кустов A.M. Криминалистическое учение о механизме преступле ния: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1997. - С.9.

4 См.: Шейфер С.А. О путях совершенствования качества следствен ной деятельности // Укрепление законности предварительного расследова ния в условиях перестройки: Сб. науч. тр. - Волгоград, 1990. - С.21-30.

30

ка, тогда как внутренние цели обеспечивают реализацию внешних целей, стимулируя развитие самой науки1. На наш взгляд, следует выделить сле- дующие основные внешние специальные задачи криминалистики:

  • изучение практики раскрытия, расследования и предупреждения преступлений для уяснения потребностей в новых методах, приемах и средствах борьбы с преступностью;
  • разработка новых и совершенствование существующих криминалистических методов, приемов и средств оптимизации борьбы с преступностью;
  • приспособление достижений естественных, технических и гуманитарных наук к нуждам борьбы с преступностью;
  • внедрение в практическую деятельность разрабатываемых криминалистикой методов, приемов и средств раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.
  • К основным внутренними задачами криминалистики относятся следующие:

  • изучение закономерностей, составляющих предмет криминалистики, выражающихся в механизме преступления и следообразования и про- являющихся в поисково-познавательной деятельности правоохранительных органов;
  • формирование и совершенствование научного аппарата криминалистики, оптимальная организация криминалистического знания;
  • разработка и совершенствование методов научного криминалистического исследования;
  • управление криминалистической научно-теоретической деятельно стью, исследование вопросов оптимизации этого управления.

См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 т. Т.1: Общая теория криминалистики. - М.,1997. - С.224-225.

31

  • изучение положительного опыта зарубежной криминалистической науки и практики борьбы с преступностью.

Реализация названных выше внешних и внутренних специальных задач криминалистики будет способствовать успешной реализации ею своей социальной функции. Выделение в качестве самостоятельной такой задачи криминалистики как внедрение в практическую деятельность раз- рабатываемых ею методов, приемов и средств послужит ориентиром для привлечения внимания криминалистов к проблеме, требующей комплексного исследования вопросов обеспечения “выхода” криминалистических рекомендаций в практическую деятельность.

32

1.2. Криминалистическая инновационная деятельность как объект криминалистических исследований

Традиционные представления о криминалистике как о науке исходят из того, что она - “наука о закономерностях преступления, возникновения информации о преступлении и его участниках, собирания, исследования, оценки и использования доказательств и основанных на познании этих закономерностей специальных средствах и методах судебного исследования и предотвращения преступлений”1. Широкое распространение в криминалистике получила точка зрения о двух объектах или двуедином объекте познания, согласно которому криминалистика изучает преступную деятельность и деятельность по ее раскрытию и расследованию. Указанную точку зрения отстаивают, в частности, Р.С. Белкин, В.Я. Колдин, Н.П. Яблоков и другие. Так, В.Я. Колдин отмечает, что “основным объектом криминалистического исследования является человеческая деятельность: с одной стороны, поведение преступника (в первую очередь как объект познания), с другой - деятельность криминалиста как объект управления и оптимизации”2. Н.П. Яблоков указывает, что “целесообразнее всего выделять в криминалистике два объекта или двуединый объект познания - преступную деятельность и деятельность по ее раскрытию и расследованию”3.Соответственно этой точке зрения, изучаемые кримина- листикой закономерности, составляющие её предмет, формируются в сле- дующие основные две группы:

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 т.Т. 1: Общая теория кримина листики. - М., 1997. - С.112.

2 Криминалистика социалистических стран / Под ред. В.Я. Колдина. - М., 1986. - С.8.

3 Яблоков Н.П. Объект и предмет криминалистического изучения / Вестник МГУ. - Сер. 11, Право. - 1997. - N 1. - С.27.

33

1 - закономерности, выражающиеся в механизме совершения преступлений и следообразования; 2 3 - закономерности, проявляющиеся в деятельности органов, осуществляющих раскрытие и расследование преступлений. 4 На основе познания этих закономерностей криминалистика разрабатывает и совершенствует специальные методы, приемы и средства оптимизации борьбы с преступностью.

Н.П. Яблоков отмечает, что предметом криминалистического изучения применительно к деятельности по раскрытию и расследованию преступлений являются поисково-познавательные процессы в ходе такой деятельности, требующие от следователя и других помогающих ему криминалистов соответствующего технико-технологического и тактико-методического подхода к их осуществлению1. Однако, прежде чем успешно использовать соответствующие технико-технологические и тактико-методические подходы к осуществлению поисково-познавательных процессов в ходе деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, необходимо сделать их достоянием практических работников, что предполагает внедрение этих подходов в практическую деятельность, организацию их усвоения конкретными практическими работниками и т.п.. Проведенное Е.Р. Российской анкетирование следователей и сотрудников уголовного розыска по поводу наличия у них информации, получаемой в результате применения новых методик исследования вещественных доказательств, показало, что у 46 процентов респондентов такая информация отсутствует2. Как отмечает Е.Р. Российская, “зачастую реальные возможно-

1 См. Яблоков Н.П. Объект и предмет криминалистического изучения / Вестник МГУ. - Сер. 11, Право. - 1997. - N 1. - С.28.

2 См.: Российская Е.Р. Проблемы совершенствования технико - кри миналистической подготовки следователей // Проблемы криминалистики и методики ее преподавания. - М., 1994. - С. 15-16.

34

сти получения криминалистически значимой для розыска и доказывания информации не реализуются только потому, что заинтересованные лица просто не знают о них”1. Семьдесят три процента опрошенных нами следователей и оперативных работников выразили неудовлетворенность имеющимися у них по месту работы возможностями получения информации о тактико- криминалистических методах и средствах борьбы с преступностью. В криминалистической литературе также отмечается, что многие современные методы криминалистики могут быть активно использованы в практике борьбы с наиболее опасными проявлениями организованной преступности, однако информация о них порой просто не доходит до адресатов - следователей и оперативных работников2.

Противоречие между уровнем развития криминалистических научных знаний и уровнем их использования в практической деятельности правоохранительных органов приобрело особую остроту. Диалектика соотношения научного знания и его использования в практической деятельности предопределяется объективным характером существования указанного противоречия. Это противоречие обусловлено, в частности, большей мобильностью научного знания, тогда как для практического использования нового знания требуется определенное время, в течение которого должна быть обеспечена его методическая обработка, переподготовка кадров и пр.. В оптимальном разрешении названного противоречия заключается один из резервов повышения эффективности деятельности правоохранительных органов в борьбе с преступностью.

Исследование проблемы использования практическими работниками разрабатываемых криминалистикой рекомендаций оптимизации борьбы с

1 Российская Е.Р. Указ. соч. - С. 16.

2 См.: Особенности принятия тактических решений при расследова нии преступлений, совершаемых организованными преступными группа ми. - М., 1996. - С.6-7.

35

преступностью требует рассмотрения криминалистических знаний не только как предметной системы, но и как области деятельностного отношения к практике борьбы с преступностью. Использование деятельностного подхода к самой криминалистике позволяет находить пути разрешения противоречия между научными знаниями - “продуктами” науки и практикой их использования. В литературе отмечается необходимость формирования в криминалистике системы научных положений, объединенных в теорию, обеспечивающих “выход” из системы научного знания и “вход” в практическую деятельность с единственной целью - оптимизировать процесс реализации научных рекомендаций криминалистики1. На наш взгляд, такая теория должна называться “криминалистическая инновати-ка”, ее объектом является специальный вид деятельности - криминалистическая инновационная деятельность, предметом - специфические закономерности этой деятельности.

Правомочно вести речь о выделении в качестве самостоятельного объекта криминалистических исследований такого вида деятельности как криминалистическая инновационная деятельность, которая носит обслу- живающий по отношению к деятельности по раскрытию и расследованию преступлений характер, теоретическим отражением которой является формирующаяся концепция “криминалистическая инноватика”. Необходимость разработки этой концепции объективно обусловлена и актуальна в контексте современной социально-политической ситуации в стране, ослабления государственной системы контроля над преступностью. В СССР и других бывших социалистических странах введение в практику всего нового (новшеств) осуществлялось методами активного государственного воздействия, администрирования, и, как правило, бюджетного финансиро-

1 См.: Особенности принятия тактических решений при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами. - М., 1996. - С.10-11.

36

вания. В современных условиях старые механизмы внедрения нового уже не работают, а новые только формируются, причем, зачастую, бессистемно. Требуется комплексное научное обеспечение государственной системы в области внедрения и освоения нововведений, отражающее произошедшие в обществе изменения. Изложенное в полной мере относится к научной разработке проблемы обеспечения внедрения разрабатываемых кри- миналистикой методов, приемов и средств оптимизации борьбы с пре- ступностью.

Осознание возрастающей роли инновационных процессов в обществе относится к числу важнейших направлений современной научной мысли, отражением которой и явилось появление новой области знания, специальных исследований, необходимых для более эффективного решения задач интенсификации и ускорения - науки о нововведениях1. Основоположник инновационного менеджмента американский ученый Дж. Козмет-ский отмечал, что управление со стороны любой организации происходит в двух основных направлениях: стимулировании возникновения новых идей и практическом их внедрении.

Долгое время проблема инноваций рассматривалась главным образом в области экономических исследований, создания и внедрения научно- технических инноваций. Однако со временем встала необходимость ис- следования инновационных изменений и в других сферах общественной жизнедеятельности, поскольку инновационный путь изменений выступает как форма управляемого развития различных областей человеческой дея- тельности, её изменения в целях оптимизации, улучшения, преодоления инерционности и консерватизма.

Острая необходимость исследования криминалистических инновационных процессов назрела в интересах оптимального разрешения проти-

1 См.: Пригожий А.И. Нововведения: стимулы и препятствия (Социальные проблемы инноватики). - М., 1989. - С.20.

37

воречий между имеющимися криминалистическими знаниями и практикой их использования. Если криминалистика научно не обеспечит “вход” разработанных ею методов, приемов и средств борьбы с преступностью в существующие системы деятельности, тем самым она не в полной мере реализует свою социальную функцию. Криминалистика в современных условиях эффективно может способствовать реальному повышению эф- фективности раскрытия и расследования преступлений только последова- тельным решением двуединой задачи - разработкой и совершенствованием эффективных криминалистических методов, приемов и средств, а также обеспечением их внедрения в практику борьбы с преступностью.

Под криминалистическим новшеством понимается новый метод, новый прием, новое средство, новая методика и т.п., разработанные криминалистикой для нужд практики в целях оптимизации деятельности, связанной с раскрытием и расследованием преступлений. Понятие “новое” (“новизна”), являющееся основным свойством нововведения, имеет относительный и конкретно- исторический характер. Можно говорить о двух типах нового:

1 - впервые созданное новое, адекватное открытию, новой истине; 2 3 - новое, имеющее примесь старого, или точнее, новое, состоящее из слоя старого и слоя нового, что, соединившись, дает конкретизацию и дополнение прежнего знания1. 4 По своему типу криминалистические нововведения могут быть материально- техническими и социальными. Материально-технические нововведения включают в себя прежде всего технику, материалы; социальные нововведения - методы, приемы, методики и т.п.. Социальные нововведения осуществляются особенно трудно, поскольку неопределенность их па-

См.: Сластенин В.А., Подымова Л.С. Педагогика: Инновационная деятельность. - М., 1997. - С. 14.

38

раметров и результатов позволяет имитировать требуемые изменения без фактической реализации1.

С момента принятия к распространению новшество становится нововведением (инновацией). Процесс переведения новшества в нововведение связан с определенного рода деятельностью - инновационной деятельностью.

Различают жизненный цикл (период времени) новшества и жизненный цикл нововведения (инновации). Указанные циклы тесно связаны, взаимообусловлены и невозможны один без другого, однако их следует отличать друг от друга. Разница заключается в том, что в одном случае происходит процесс формирования новшества, в другом - процесс его применения2.

Жизненный цикл новшества включает в себя следующие стадии -разработка (фундаментальные исследования, прикладные, теоретические расчеты), проектирование (оформление документации, создание конструкций, чертежей, реализация их в опытном образце), изготовление ( установочной и полной серии), использование, устаревание ( исчерпание возможностей, появление альтернативного новшества)3.

Применительно к нововведению понятие “жизненный цикл” будет означать следующую стадийность: зарождение (осознание потребности и возможности изменений, поиск соответствующего новшества); освоение (внедрение на объекте, эксперимент, осуществление производных изменений); диффузия (тиражирование, многократное повторение нововведений на других объектах); рутинизация (нововведение реализуется в стабильных, постоянно функционирующих элементах соответствующих объек-

1 См.: Пригожий А.И. Указ. соч. - С.34.

2 См.: там же. - С.31.

3 См.: там же. - С.20-30.

39

тов)1. Нововведение не может считаться завершенным, если оно остановилось на любой из промежуточных стадий.

Оба жизненных цикла охватываются более общим понятием “инновационный процесс”. Указанные жизненные циклы могут быть успешными, если отдельные стадии цикла взаимосвязаны между собой и полностью реализованы. Причем, эти жизненные циклы могут не совпадать. Так, новшество может быть разработано, однако, если оно устаревает до начала своего распространения, то можно констатировать, что нововведение так и не началось.

Осуществление целенаправленных изменений затрагивает интересы различных социальных групп - профессиональных, организационных и др., в этом - главный источник рассогласований в инновационных процессах, сопротивления нововведениям2. Противоречия между изменениями и групповыми интересами, неудавшийся опыт предшествующих нововведений формирует антиинновационное сознание у носителей этих интересов, отрицательную установку не только на конкретное нововведение, но и на нововведения вообще, тогда как успех одного нововведения готовит почву для успеха последующих3.

Несложно заметить, что в современной криминалистике основной упор делается на жизненном цикле новшества и то с ослабленным вниманием к его последним стадиям. Тогда как жизненный цикл нововведения, представляющий собой относительно самостоятельный процесс, отличающийся от жизненного цикла новшества, остается без должного внимания исследователей. По нашему мнению, указанное обстоятельство обусловлено методологическими просчетами, не позволяющими различать

1 См.: Пригожий А.И. Указ. соч. - С.ЗО.

2 См.: там же.- С.78.

3 См.: там же.- С.25, 78-79.

40

криминалистическое новшество и нововведение, а также процесс деятельности по его осуществлению. Тем самым обнаруживается “практическая узость” современной криминалистики.

Упрощенно говоря, наука как определенная сфера человеческой деятельности призвана решать “социальный заказ”, идущий из практики. Для криминалистики этот “социальный заказ” заключается в содействии борьбе с преступностью своими положениями и рекомендациями, использование которых практическими работниками оптимизирует деятельность по установлению истины по уголовным делам1.

Складывается парадоксальная ситуация, при которой современная криминалистика, разрабатывая методы, приемы и средства оптимизации деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, не занимается исследованием разнообразных факторов практической деятельности, могущих оказывать существенное влияние на эффективность практического использования её рекомендаций, способствующих или препятствующих их успешному применению.

З.И. Кирсанов верно отмечает, что полученные криминалистикой знания, практические рекомендации, её методики могут оказаться бесполезными (мертвыми), если ими не овладеют практические работники, которым они были адресованы, для чего требуется не только информировать широкий круг следователей, оперативных работников и специалистов-криминалистов о новых научных разработках, но и обучить их, создать им условия для получения соответствующих практических навыков2. З.И. Кирсанов выделяет в качестве самостоятельной такую функцию криминалистики как разработка проблем обучения практических работников кри-

1 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 т.Т.1: Общая теория кри миналистики. - М., 1997. - С.224.

2 См.: Кирсанов З.И. Система общей теории криминалистики. - М., 1992.-СП.

РОССИЙСКАЯ

миналистическим методикам, вооружение их криминалистическими знаниями1.

Отсутствие должного внимания в криминалистике к инновационной деятельности явилось отражением развития самой криминалистики как отрасли научного знания. Становление криминалистики происходило на фоне ряда сложившихся и самостоятельных отраслей научного знания и было связано с необходимостью передела “сфер влияния”, что во многом предопределило приоритет исследования вопросов определения места криминалистики в системе научного знания и ее предмета. Именно этим объясняется характерная для последних лет криминалистики интенсивная разработка прежде всего её науковедческих аспектов2.

Обоснованно отмечаемая в криминалистической литературе зависимость криминалистических рекомендаций от потребностей оперативно-розыскной, следственной, судебной и экспертной практики, которая носит необходимый, общий и устойчивый характер, определяя направление научного поиска и являясь одним из законов развития криминалистической науки3, не охватывает своим содержанием вопросы внедрения этих рекомендаций. Решение криминалистикой задачи внедрения разрабатываемых ею рекомендаций предполагает выделение и всестороннее изучение в предмете криминалистики относительно самостоятельной, однородной группы закономерностей, характеризующих использование на практике криминалистических методов, приемов и средств оптимизации борьбы с

1 См.: Кирсанов З.И. Система общей теории криминалистики. - М., 1992.-СП.

2 См.: Криминалистика социалистических стран / Под ред. В.Я. Кол- дина. - М., 1986. - С.6.

3 См.: Белкин Р.С. Общая теория советской криминалистики. - Сара тов, 1986.-С. 189.

42

преступностью - закономерностей криминалистической инновационной деятельности.

При рассмотрении проблемы внедрения в практическую деятельность криминалистических методов, приемов и средств необходимо четко различать закономерности функционирования двух относительно самостоятельных систем деятельности: 1) той, в которую криминалистические методы, приемы и средства внедряются (собственно деятельность по раскрытию и расследованию преступлений), и которая должна при этом так или иначе качественно измениться; 2) той, посредством которой это внедрение, встраивание должно осуществляться (инновационная деятельность).

К числу закономерностей инновационной деятельности относятся закономерности распространения криминалистических методов, приемов и средств, в том числе в зависимости от среды внедрения; закономерности восприятия их практическими работниками; технологии инновационной подготовки кадров; преодоления ими психологических барьеров и т.д..

Исходя из понятия частной криминалистической теории и требованиям к ней, сформулированным Р.С. Белкиным1, становится возможным вести речь о необходимости разработки частной теории “криминалистическая инноватика”.

Объектом указанной частной теории является практика внедрения в практическую деятельность криминалистических методов, приемов и средств. Предметом - закономерности инновационной деятельности. Кри- миналистическая инноватика как частная криминалистическая теория призвана решать следующие основные задачи:

1) поиск и селекцию разрабатываемых криминалистикой новаций, отвечающих современным потребностям практической деятельности;

1 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частная теории. - М., 1987. - С. 136-137.

43

2) разработку методик внедрения криминалистических новаций в практическую деятельность; 3) 4) адаптацию новых форм передового опыта и знаний (в том числе зарубежного) к специфическим условиям деятельности различных право- охранительных органов и их сотрудников; 5) 6) обеспечение эффективной связи криминалистических знаний с криминалистическим образованием и деятельностью практических работ- ников. 7) В криминалистике уже имеются отдельные работы, в которых ученые исследуют инновационные процессы. Так, Г.А. Зориным разработана методика внедрения эвристических методов в учебный процесс1.

Создание криминалистических инновационных фондов позволит систематизировать разрабатываемые криминалистикой передовые методы, приемы и средства борьбы с преступностью, в том числе и посредством преобразования их в компьютерные базы знаний, что оптимизирует процесс их дальнейшего освоения практическими работниками.

Мы не ставим своей целью в диссертации рассмотреть все существенные аспекты процесса инновационной криминалистической деятельности. Нашей задачей является обратить внимание на то, что назрела острая необходимость исследования этих процессов в практической деятельности, поскольку мощные источники оптимизации борьбы с преступностью скрыты в повышении эффективности инновационной деятельности. Поэтому рассмотрение данного вопроса в работе носит постановочный характер. Обстоятельный анализ проблем криминалистической инновационной деятельности требует специального исследования.

См.: Зорин Г.А. Проблемы применения специальных логико-психологических методов при подготовке и проведении следственных действий: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1991. - С.З.

44

Способность криминалистики как науки успешно решать возникаю- щие практические и теоретические проблемы характеризует её эвристический потенциал, выражающий творческую роль криминалистического знания, его интеллектуальную продуктивность, тогда как ее инновационный потенциал отражает ее способность осваивать и реализовывать новшества, своевременно избавляться от всего устаревшего, тормозящего дальнейшее развитие.

45

Глава 2. СИСТЕМА ТАКТИКО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ РАСКРЫТИЯ И РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

2.1. Понятие и сущность тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений

Реализация объективной возможности познания обстоятельств совершенного преступления в действительности зависит от множества факторов объективного и субъективного характера. Н.А. Якубович верно отмечает, что “трудности раскрытия преступления нередко связаны с условиями, в которых было совершено преступление (они могут быть неблагоприятными для сохранения его следов); с поведением преступника (он может противодействовать раскрытию преступления); с уровнем развития научных методов и средств исследования тех или иных доказательств (наука еще не может достичь соответствующего уровня в их разработке)”1. Причем, трудности, с которыми приходится сталкиваться практическим работникам при раскрытии и расследовании преступлений, - трудности практического, а не гносеологического порядка, для преодоления которых требуется использование познавательных методов, приемов и средств, обеспечивающих получение максимального количества информации о совершенном преступлении и его участниках.

Нередко при характеристике деятельности того или иного следователя (оперработника) используются выражения типа “искусство раскрытия преступления”, “искусство допроса”, “мастерство следователя” и т.п.. Корни такой оценки их деятельности заключаются в индивидуальных особенностях этих лиц, которые в процессе выполнения служебных обязанностей не просто соблюдают требования нормативной регламентации их деятель-

1 Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. -М., 1971.-С.9.

46

ности, а используют остроумные и удачные способы решения возникающих познавательных задач. Зачастую “открытие” и использование таких познавательных средств практическими работниками происходит интуитивно, в то время как указанные способы действий уже изучены криминалистикой и сформулированы в виде криминалистических рекомендаций, однако в силу различных причин ранее не были известны этим работникам. В частности, 87 процентов опрошенных нами практических работников на вопрос “В какой мере повлияло на уровень Ваших профессиональных знаний знакомство с книгой профессора Р.С. Белкина “Курс криминалистики ?” ответили, что с этой книгой не знакомы, но хотели бы прочить. Знание и умение практических работников применять на практике основанный на последних научных достижениях криминалистический арсенал средств борьбы с преступностью выступают в качестве важнейших условий эффективности деятельности по установлению истины.

Но одного этого недостаточно. Требуется, чтобы практические работники были внутренне готовы к осуществлению такой деятельности. Успех раскрытия и расследования преступления во многом зависит от наличия у следователя (оперработника) целенаправленности на активную деятельность1.

Рассмотрение механизма использования практическими работниками криминалистических рекомендаций целесообразно произвести в рамках исследования такой категории как правовое поведение. Поведение как практическая предметная деятельность, представляющая собой систему поступков людей, означает превращение внутреннего состояния человека в действия по отношению к социально значимым объектам2. Исходя из

1 См.: Хайдуков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц. - Саратов, 1984. - С.28.

2 См.: Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. - М., 1994. - С.304.

47

принципа единства сознания и деятельности, отмечается взаимное соот- ветствие правового поведения и особенностей правового сознания1. Значение правосознания отдельного человека определяется тем, что оно выступает в качестве непосредственного регулятора его поведения2. Объяснение поведения практических работников, связанного с использованием или неиспользованием разработанных криминалистикой рекомендаций, следует искать в конечном счете в правосознании этих работников.

Произвольная регуляция поведения человека возможна постольку, поскольку у него формируется внутренняя динамическая модель действительности. Сознание определяет предварительную, мысленную модель действий, предвидит их последствия, контроль и управление поведением человека^.

В основе познавательной деятельности человека лежит определенная сумма знаний и умений. Однако, люди не остаются равнодушными к полученным знаниям, которые они соотносят с прошлым опытом, потребностями, интересами, в результате чего к этим знаниям у человека вызываются определенные оценочные отношения и, будучи значимыми для него, приобретают известный смысл, квалифицируются как ценности4. Оценка -это всегда сравнение, в результате которого субъект выбирает как раз то, что соответствует потребностям и интересам, ценностям его сознания5.

1 См.: Ратинов А.Р., Ефремова Г.Х. Правовая психология и преступ ное поведение. Теория и методология исследования. - Красноярск, 1988. - С.92.

2 См.: Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Ла зарева. - М., 1994.-С. 159.

J См.: Васильев В.Л. Юридическая психология: Учебник для вузов. -М., 1991.- С. 124.

4 См.: Ратинов А.Р., Ефремова Г.Х. Указ. соч. - С.87.

5 См.: там же.- С.87.

48

Роль ценностей в жизни человека определяется тем, что они служат мотивообразующими факторами, являются основой принятия решений, критерием того, к чему следует стремиться и чего следует избегать; вносят устойчивость в поведение личности1.

Сотрудники правоохранительных органов должны не только обладать определенной суммой криминалистических знаний, но и осознавать их социальную ценность, важность использования в своей практической деятельности. Но сами по себе ценностные отношения как интеллектуально- эмоциональные образования еще не обладают способностью к практической реализации, поскольку нуждаются в движителе, роль которого выполняет воля как сознательная и целенаправленная активность, связанная с преодолением препятствий2. Включение этого компонента приводит к новому интеллектуально-эмоционально-волевому образованию, именуемому правовой установкой, под которой понимается сформированная на основе прошлого опыта способность воспринимать и оценивать какой-либо объект определенным образом и готовность действовать в отношении его в соответствии с этой оценкой3.

В своей совокупности установки организуются в систему ценностных ориентации, направляющую поведение людей по отношению к этим ценностям в условиях их сложного взаимодействия4. Таким образом, регулятивная функция правосознания личности осуществляется посредством правовых установок и ценностно-правовых ориентации, определяющих направленность личности, ее жизненную позицию, формирующих про-

1 См.: Ратинов А.Р., Ефремова Г.Х. Указ. соч. - С.8.

2 См.: Васильев В.Л. Юридическая психология: Учебник для вузов. - М., 1991.-С.57.

3 См.: Ратинов А.Р., Ефремова Г.Х. Указ. соч. - С.91.

4 Там же. - С.91.

49

грамму ее деятельности в юридически значимых ситуациях, имея результатом этой регуляции определенную поведенческую реакцию1.

Наряду с понятием установки существует понятие готовности к деятельности. Не вдаваясь в подробности соотношения указанных понятий, что может увести в сторону от нашего основного исследования, считаем необходимым высказать мнение, что в своей работе исходим из понимания установки и готовности как синонимов. Причем, при использовании термина “готовность” нами подчеркивается поведенческий аспект деятельности личности.

Готовность как устойчивая характеристика личности представляет собой структуру, в которую входят: 1) положительное отношение к тому или иному виду деятельности, профессии; 2) адекватные требованиям деятельности, профессии черты характера, способности, темперамент, мотивации; 3) необходимые знания, навыки, умения; 4) устойчивые профессионально важные особенности восприятия, внимания, мышления, эмоциональных и волевых процессов2. Значение готовности определяется тем, что она является существенной предпосылкой целенаправленной деятельности человека, обеспечивающей ее осуществление, устойчивость и эффективность.

Названное понимание психологической готовности следует признать базовым для уяснения специфики готовности практических работников к использованию на практике криминалистического арсенала. Криминали- стическая готовность представляет собой предрасположенность личности использовать на практике криминалистические методы, приемы и средства оптимизации борьбы с преступностью, включающая осознание возникаю-

1 См.: Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Ла зарева. - М., 1994. - С. 160-161.

2 См.: Дьяченко М.И., Кандыбович Л.А. Психологические проблемы готовности к деятельности. - М., 1976. - С.20.

50

щих по делу криминалистических задач, возможных способов деятельности, оценку своих возможностей, определение модели предстоящего поведения и т.п..

Готовность как психологический феномен является объектом изучения, главным образом, психологических и педагогических наук. Перед криминалистикой стоит задача на основе интеграции различных областей научного знания, обеспечивающей учет их внешних связей, произвести всестороннее исследование организационно-функциональной системы, комплексное функционирование элементов которой обеспечивает целена- правленное формирование криминалистической готовности практических работников и поддержание ее на определенном уровне, соответствующем насущным потребностям практики борьбы с преступностью. Эта система называется криминалистическим обеспечением раскрытия и расследования преступлений. Обеспечить, значит, снабдить кем-, чем-либо в достаточном количестве; создать все необходимые условия для осуществления чего-либо, гарантировать что-либо1. Деятельность по раскрытию и расследованию преступлений по сути своей является криминалистической, однако, ее реальное криминалистическое содержание определяется объемом практического
использования криминалистических рекомендаций, направленных на её оптимизацию. Формирование у практических работников криминалистической готовности использовать в своей деятельности разрабатываемые криминалистикой рекомендации выступает в качестве фундаментального условия обеспечения эффективного решения ими возникающих криминалистических задач. Функционирование системы криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений (КОРРП) носит вспомогательный, обслуживающий характер по отношению к
урегулированной законом оперативно-розыскной и уголовно-

1 См.: Словарь русского языка: В 4-х т./ АН СССР, Ин-т рус.яз.; Под ред. А.П. Евгеньевой. - М., 1985 - 1988. - Т.2. К-О. 1986. - С.529.

51

процессуальной деятельности, создавая предпосылки повышения эффек- тивности процессуальных и иных действий посредством формирования готовности практических работников к систематическому использованию на практике криминалистических рекомендаций и создания необходимых условий для её практической реализации. Целью этой системы является образование таких установок, опыта, мастерства и свойств работников правоохранительных органов, которые обеспечивают им возможность сознательно и добросовестно применять имеющийся криминалистический арсенал средств борьбы с преступностью.

В научной литературе последних лет обоснованно отмечается, что производство нового знания, распространение научной информации и подготовка людей, способных практически применять и развивать научное знание, представляют собой целостную систему тесно взаимосвязанных элементов1. Общеизвестно, что даже самые великие научные идеи и открытия играют роль производительной силы только тогда, когда имеется достаточное число людей, способных воспринять их и творчески использовать в своей деятельности. Исследование системы криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений соответствует современным задачам криминалистики.

Термин “криминалистическое обеспечение” активно используется в криминалистической литературе последних лет. Его появление было обу- словлено назревшими потребностями практики борьбы с преступностью в комплексной разработке, внедрении и применении в практической дея- тельности криминалистических методов, приемов и средств выявления, собирания, исследования и использования значимой для раскрытия и рас- следования преступлений информации. Хотя исторически наибольшее развитие и распространение в криминалистике получил термин “ технико-

! См., например: Колесников Л.Ф., Турченко В.Н., Борисова Л.Г. Эф- фективность образования. - М., 1991. - С.93-94, 151.

52

криминалистическое обеспечение”, который активно стал использоваться в литературе, начиная с 80-х годов1.

Р.С. Белкин выделяет понятие “криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования”, понимая под ним систему криминалистических знаний и основанных на них навыков и умений их сотрудников использовать научные криминалистические рекомендации, применять криминалистические средства, методы и технологии их использования в целях предотвращения, выявления, раскрытия и расследования преступлений2.

З.И. Кирсанов криминалистическое обеспечение борьбы с преступностью рассматривает не только как решение прикладных задач криминалистики, состоящих в разработке и предоставлении судебно-следственным, оперативно- розыскным и другим правоохранительным органам криминалистических средств и методик получения, оценки и использования информации, необходимой для выявления, предотвращения и раскрытия преступлений, но и как решение дидактической функции, заключающейся в разработке проблем обучения практических работников

1 См. например: Волынский В.А. Технико-криминалистическое обес печение раскрытия преступлений (Методологические, организационные и правовые проблемы). - Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1991. - С.31 ; Шата лов А.С Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и рассле дования преступлений, совершаемых в условиях массовых беспорядков: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1993. - 22 с; Пампушко И.П. Со вершенствование правовых и организационных основ применения крими налистической техники в раскрытии преступлений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1996. - СП; Зернов СИ. Теоретические и прикладные проблемы применения специальных познаний при выявлении и расследо вании преступлений, сопряженных с пожарами: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. -М., 1997. - С.25-26 и др..

2 См.: Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования / Под ред. Т.В. Аверьяновой и Р.С. Белкина. - М, 1997. - С.64.

53

криминалистическим методикам, вооружение их криминалистическими знаниями1.

Следует отметить, что указанные определения криминалистического обеспечения деятельности, связанной с раскрытием и расследованием пре- ступлений, при его характеристике ограничиваются главным образом по- знавательными компонентами его содержания - криминалистическими знаниями, умениями, навыками. Указанные элементы, бесспорно, имеют важнейшее значение при характеристике содержания, однако, не исчерпывают его. Как отмечалось ранее, одних знаний и основанных на них умений и навыков недостаточно для того, чтобы криминалистический арсенал средств борьбы с преступностью систематически использовался на практике, для этого необходимы мотивационные, эмоциональные и волевые компоненты готовности его использования. В частности, в криминалистической литературе обосновывается необходимость создания специфического аппарата духовно- нравственного формирования личности эксперта-криминалиста2.

Криминалистическая готовность работников правоохранительных органов представляет собой адекватную требованиям профессиональной деятельности характеристику их личности, включающую черты характера, способности, темперамент, криминалистические знания, убеждения, умения, навыки, мотивы, чувства, оценки, волевые качества, установки, настроенность на определенное поведение. В единстве мотивационных, познавательных, эмоциональных и волевых составляющих криминалистиче-

1 См.: Кирсанов З.И. Система общей теории криминалистики. Научно- методическое пособие. - М., 1992. - С. 10-11.

2 См.: Владимиров Ю.В. Духовно-нравственные аспекты профессио нальной подготовки экспертов-криминалистов в системе МВД РФ // Про блемы криминалистики и методики ее преподавания: Тезисы выступлений участников совещания-семинара преподавателей криминалистики (г. Пермь, 14-15 июня 1994 г.). - М., 1994. - С.39.

54

ской готовности проявляется криминалистическая активность сотрудников правоохранительных органов к решению возникающих в процессе раскрытия и расследования преступлений криминалистических задач посредством применения соответствующих им методов, приемов и средств решения, а для решения творческих задач, когда недостаточно выбрать один из имеющихся алгоритмов решения, готовых на основе анализа условий таких задач создавать новые схемы действий.

Таким образом, в направленности на формирование криминалистической готовности к использованию криминалистических методов и средств и создание условий для ее реализации заключается социальная ценность системы криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений. Заслуживает особого внимания определение В.А. Волынским технико-криминалистического обеспечения раскрытия преступлений, по мнению которого, технико-криминалистическое обеспечение выступает как организационно-функциональная система, направленная на создание условий постоянной готовности служб и подразделений правоохранительных органов к быстрому и эффективному решению технико-криминалистических задач, и на практическую реализацию этих условий в целях получения, накопления, обработки криминалистически значимой информации и её использования в процессе раскрытия преступлений1. Несмотря на то, что определение В.А. Волынского характеризует технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений, отражающего, на наш взгляд, только одну из функций системы КОРРП, в нем указаны такие важные признаки как системность и направленность на создание готовности правоохранительных органов к

1 См.: Волынский В.А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия преступлений (Методологические, организационные и правовые проблемы). - Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1991. - С.31.

55

быстрому и эффективному решению криминалистических задач и условий для практической реализации этой готовности.

Функционирование системы КОРРП представляет разновидность социального управления. Совершенствование криминалистического обес печения деятельности правоохранительных органов, в том числе и разра ботка оптимальных критериев оценки деятельности следственных и кри миналистических подразделений, их руководителей, следователей и экс пертов, путей дальнейшего повышения эффективности использования криминалистических средств и методов борьбы с преступностью, улучше ния материально-технического обеспечения технико- криминалистическими средствами и расходными материалами, внедрения новых средств и приемов в практику обоснованно относится Р.С. Белки ным к числу управленческих задач, решение которых, наряду с другими задачами, необходимо для эффективной организации работы по преду преждению, раскрытию и расследованию преступлений1.

Система КОРРП призвана оказывать направленное влияние на организацию и регулирование поведения (деятельности) кадров правоохранительных органов посредством определенных управляющих воздействий, содержательную основу которых составляет сложная динамическая система информации, процесс передачи которой обеспечивает формирование готовности кадров правоохранительных органов к систематическому использованию криминалистического арсенала средств борьбы с преступностью.

Формирование указанной готовности характеризует собой потенциальную возможность использования практическим работником разрабатываемых криминалистикой рекомендаций. Реальное поведение сотрудника правоохранительных органов является результатом действия разнообраз-

1 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 Т..Т.1: Общая теория криминалистики. - М., 1997. - С.219-220.

56

ных факторов объективного и субъективного характера, определяемых со- держанием конкретной ситуации раскрытия и расследования преступления. В криминалистическом обеспечении раскрытия и расследования преступлений необходимо выделять различные уровни, которые условно можно назвать как макроуровень (научно-дидактический) и микроуровень (ситуационный, исполнительский). На макроуровне происходит формирование постоянной (длительной) готовности кадров правоохранительных органов применять на практике криминалистические рекомендации. Указанная готовность выступает как целостное выражение личности, как ее устойчивая характеристика и действует постоянно, ее не нужно формировать каждый раз, когда возникают криминалистические задачи при раскрытии и расследовании конкретного преступления. Тогда как на микроуровне КОРРП должны создаваться такие условия, действие которых, основанное на учете особенностей конкретной ситуации, обеспечивало бы реализацию на практике постоянной криминалистической готовности.

Наряду с постоянной готовностью существует состояние временной (ситуационной) готовности, отражающее особенности и требования скла- дывающейся оперативно-розыскной или следственной ситуации при раскрытии и расследовании конкретного преступления. Временная готовность - это актуализация приобретенных ранее установок, знаний, умений, навыков, опыта и мотивов для решения возникающих конкретных задач, состояние мобилизованности личности на целенаправленное поведение в конкретных условиях.

Постоянная и временная готовность находятся в сложном взаимодействии. Возникновение временной готовности определяется долговременной готовностью, характеризует качественность постоянной готовности в данной ситуации. Будучи реализованным, состояние временной готовности, в свою очередь, оказывает обратное управляющее воздействие на компоненты постоянной готовности.

57

Ключевой проблемой раскрытия и расследования конкретного преступления является сложный процесс избрания (выбора) наиболее целесообразных в данной ситуации криминалистических методов, приемов и средств, направленных на решение познавательных задач раскрытия и расследования преступления, учитывающий не только познавательные возможности используемых криминалистических рекомендаций, но и имеющиеся ресурсные возможности его исполнителей. Если признать, что криминалистические знания реализуются следователями (оперработниками) в момент принятия криминалистических решений, то фундаментальной предпосылкой правильного выбора и использования оптимального в данных условиях криминалистического метода, приема или средства решения конкретной познавательной задачи является наличие ситуативной готовности следователя (оперработника) своевременно и обоснованно применять на практике криминалистические рекомендации.

Таким образом, криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений может быть определено как особая организационно- функциональная система, направленная на формирование и поддержание на определенном уровне постоянной готовности работников правоохранительных органов к систематическому использованию в практической деятельности криминалистического арсенала средств борьбы с преступностью (макроуровень, научно-дидактический уровень), а также на реализацию этой готовности в каждом случае раскрытия и расследования преступления, обусловливаемом конкретной оперативно-розыскной или следственной ситуацией (микроуровень или исполнительский уровень).

Рассматривая КОРРП как деятельность, необходимо определить субъектов ее реализации, к которым относятся лица, осуществляющие управляющие воздействия, направленные на формирование криминалистической готовности кадров правоохранительных органов и создание условий для ее реализации . К этим лицам относятся носители криминалистических знаний: сотрудники
управленческих структур правоохрани-

58

тельных органов, их научно - исследовательских институтов, учебных за- ведений, занимающиеся разработкой криминалистического арсенала средств борьбы с преступностью, их внедрением, криминалистической подготовкой и воспитанием кадров. Субъектами КОРРП являются также практические работники (прокуроры-криминалисты, следователи, оперра- ботники, эксперты-криминалисты), деятельность которых направлена на формирование и поддержание на определенном уровне криминалистической готовности других практических работников и оказание им помощи при проведении конкретных следственных и иных действий. В этом случае необходимо отличать особенности их положения, определяемые уровнем системы КОРРП: 1) как субъектов системы КОРРП макроуровня, деятельность которых направлена на формирование криминалистической готовности других сотрудников правоохранительных органов; 2) как субъектов микроуровня, являющихся непосредственными исполнителями криминалистических рекомендаций, деятельность которых направлена на оказание помощи другим практическим работникам при производстве конкретных действий.
Например, на сотрудников экспертно-криминалистических подразделений правоохранительных органов возложены задачи как разработки современных криминалистических методов, приемов и средств борьбы с преступностью, обобщения и распространения передового опыта их использования и т.п., так и непосредственной практической реализации криминалистических рекомендаций в ходе раскрытия и расследования преступлений в ходе осмотров мест происшествий, других следственных действий и оперативно - розыскных мероприятий, при проведении специальных исследований и экспертиз. Тем самым, характер осуществляемой указанными лицами деятельности определяет их положение в качестве субъектов КОРРП преступлений соответствующего уровня.

Рассмотрение системы криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений под углом зрения исследования ее

59

функциональной структуру позволяет в рассматриваемой системе выделить ее функциональные подсистемы. Понимая под функциями наиболее типичные, однородные и четко выраженные виды (направления) деятельности, служащие интересам достижения целей управляющего воздействия1, можно отметить, что функционирование системы криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений направлено на формирование готовности кадров правоохранительных органов к решению следующих основных видов задач - организационно-криминалистических, технико-криминалистических и тактико- криминалистических задач, а также на реализацию этой готовности в каждом конкретном случае раскрытия и расследования преступления посредством использования соответствующих этим задачам организационных, технических и тактических средств их решения. Функциональная структура системы криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений характеризует функциональную активность её субъектов.

Каждая из названных основных функций системы КОРРП, отражая общую направленность этой системы, вместе с тем характеризуется особенностями своего предмета, содержания и способов реализации. Предмет каждой функции системы КОРРП указывает те стороны, аспекты деятельности кадров правоохранительных органов, которые подлежат определенному управляющему воздействию с использованием соответствующих средств. Содержание каждой функции КОРРП определяется конкретными задачами управляющего воздействия на деятельность сотрудников правоохранительных органов и пределами такого воздействия. Способ реализации указанных функций характеризуется особенностями используемого арсенала средств управляющего воздействия на кадры правоохранительных органов.

1 См.: Козлов Ю.М., Фролов Е.С. Научная организация управления и право.-М., 1986.-С. 13.

60

Если понятие технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений получило широкое распространение в кри- миналистической литературе, то понятия организационно- криминалистического и тактико-криминалистического обеспечения относятся к числу малоисследованных.

Организационно-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений, на наш взгляд, направлено на формирование условий, необходимых для создания оптимальной структуры раскрытия и расследования преступлений, его этапов и отдельных действий. Если технико- криминалистическое и тактико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений направлены прежде всего на повышение эффективности деятельности по поиску, обнаружению, исследованию и использованию информации, содержащейся в её материальных и личностных источниках, то организационно-криминалистическое (или структурно- криминалистическое) обеспечение раскрытия и расследования преступлений призвано оптимизировать структуру самой этой деятельности, эффективное функционирование составляющих ее элементов, их взаимосвязь и взаимодействие.

Термин “тактико-криминалистическое обеспечение” активно используется в криминалистической литературе1. Однако, до настоящего времени не дано четкого определения этого понятия, не исследовано его содержание. Рассмотрение вопросов тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений во многом осложняется тем, что многие проблемы криминалистической тактики относятся к числу дискуссионных и настоятельно требуют дальнейшего исследования.

1 См., например: Дулов В.А. Тактические операции при расследовании преступлений. - Мн.,1979. - С.7; Лукьянчиков Е.Д., Кузьмичев B.C. Тактические основы расследования преступлений. - Киев, 1989. - С. 10; Подшибякин А.С. Криминалистическое учение о холодном оружии: Авто-реф. дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1997. - С.42 и др..

61

Самостоятельное изучение вопросов тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений обусловлено необ- ходимостью исследования факторов, влияющих на эффективное использование практическими работниками тактического арсенала средств борьбы с преступностью, основанным на закономерностях возникновения, суще- ствования и использования информации о преступлении, содержащейся в её личностных носителях, человеческом сознании (психике). Значение тактико- криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений заключается в формировании готовности практических работников применять на практике тактический арсенал и создании необходимых условий для ее реализации в интересах решения тактических задач раскрытия и расследования преступлений с учетом складывающихся конкретных ситуаций.

Таким образом, под тактико-криминалистическим обеспечением раскрытия и расследования преступлений следует понимать сложную организационно- функциональную систему, направленную на формирование и поддержание на уровне, отвечающем потребностям практики, постоянной готовности работников правоохранительных органов к систематическому использованию в практической деятельности тактического арсенала средств борьбы с преступностью (макроуровень, научно-дидактический уровень), а также на реализацию этой готовности в каждом конкретном случае для решения возникающих тактических задач (микроуровень, исполнительский уровень).

Тактико-криминалистическая готовность работников правоохранительных органов, как результат функционирования системы тактико- криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений, представляет собой адекватную требованиям профессиональной деятельности характеристику их личности, включающую следующие основные компоненты:

62

1 - познавательные (или интеллектуальные) - тактико-кримина листические знания, навыки, умения;

2 - мотивационные - стремление стать работником соответствующей юридической профессии, успешно выполнять служебные обязанности, добиться успеха в работе т.п.); 3 4 - эмоциональные - чувство ответственности за результаты служебной деятельности, уверенность в своих силах и т.п.; 5 6 - волевые - способность проявлять сознательное усилие и овладевать собой, преодолевать сомнения и мобилизовывать свои силы и т.п.. 7 Только в единстве функционирования познавательных, мотивацион- ных, эмоциональных и волевых компонентов проявляется тактическая го товность практических работников. Система тактико - криминалистиче ского обеспечения раскрытия и расследования преступлений призвана обеспечить интеграцию научно-исследовательской, учебно-

воспитательной (дидактической) и сервисной криминалистической дея- тельности, подчиняющихся задаче соединения в единый процесс планирования научных исследований, получения соответствующего запросам практики нового тактико-криминалистического знания, его распространения, подготовки и воспитания работников, способных практически применять и развивать это знание, помощи практическим работникам при реализации определенного тактического средства при раскрытии и расследовании конкретного преступления.

Тактико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений имеет три основных взаимосвязанных аспекта функционирования, которые условно можно назвать как научно-исследовательский, дидактический и операционный (практический) .

Научно-исследовательский аспект системы отражает необходимость: 1) разработки и совершенствования тактико-криминалистического арсенала средств борьбы с преступностью, 2) обеспечения внедрения указанного

63

арсенала в практическую деятельность на основе познания закономерностей криминалистической инновационной деятельности.

Дидактический аспект заключается в обеспечении синхронизации развития науки и образования. Требуется определить характер и содержание конкретных задач, которые должны решаться в ходе учебно-воспитательного процесса, в частности, фактический объем криминалистических знаний, которые должны быть усвоены кадрами правоохранительных органов, набор определенных умений, навыков, способностей, качеств, которыми они должны обладать в результате их криминалистического образования, включая развитие способностей творчески подходить к работе.

Операционный аспект системы заключается в создании необходимых условий практическим работникам при раскрытии и расследовании конкретного преступления в выборе и непосредственной реализации определенного способа направленного тактического воздействия в интересах решения возникшей тактической задачи. При раскрытии и расследовании конкретного преступления уполномоченное должностное лицо несет полноту ответственности за свои действия: определение тактических задач; конкретизацию обстоятельств, подлежащих установлению; выбор методов и средств решения этих задач; планирование их использования; создание оптимальных условий для реализации криминалистических средств получения информации в рамках производства следственных и иных действий и непосредственную реализацию выбранного способа решения тактической задачи. Вместе с тем, требуется наличие такой развитой службы кри- миналистического сервиса, которая была бы способна оказать в случае возникновения у практического работника затруднений необходимую помощь при решении им тактической задачи. Эта помощь может заключаться в диагностике лиц, на которых планируется осуществить тактическое воздействие, создании необходимых условий для реализации направленного тактического воздействия, интерпретации полученной в результате

64

реализации тактического средства информации вербального и невербального характера и т.п., В связи с этим, представляется узким высказанное в криминалистической литературе мнение, что в задачу криминалистической службы входит лишь технико-криминалистическое обеспечение, за- ключающееся “в непосредственном участии специалистов-криминалистов в следственных действиях и оперативных мероприятиях, в оказании помощи следователю и оперативному работнику в эффективном применении криминалистической техники и в предоставлении им информации, полученной в результате обнаружения и исследования материальных объек-тов**1.

Полагаем, что организация служб криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений не ограничивается только технико- криминалистическим сервисом, а включает также и организацию тактико- криминалистического сервиса, удобного практическим работникам при проведении следственных и иных действий. Это создаст необходимые предпосылки для повышения эффективности деятельности практических работников и уменьшения тактических ошибок в процессе раскрытия и расследования преступлений.

1 Кирсанов З.И. Указ. соч. - С. 19-20.

65

2.2. Структура системы тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений

Категория “система” отражает такие всеобщие моменты объективной реальности, как наличие у каждого материального образования, с одной стороны, поведения (деятельности), с другой - материального носителя поведения (т.е. структуры); с третьей стороны, существование объективной связи поведения со структурой1. Поэтому всестороннее исследование системы тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений предполагает необходимость изучения его структуры - “материального носителя”, оптимальность организации элементов которого напрямую влияет на эффективность реализации системой своей социальной функции. Недостаток работ, посвященных анализу структуры КОРРП, объясняется не только новизной указанной проблемы, но и широким распространением в криминалистических исследованиях деятельностного подхода, использование которого зачастую оставляло в тени вопрос о структуре системы. Так, при исследовании технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений внимание уделялось его рассмотрению как совокупности организационных, правовых, научно- технических, учебно-методических и иных мер, направленных на решение задач уголовного судопроизводства2.

1 См.: Смирнов С.Н. Элементы философского содержания понятия “система” как ступени развития познания и общественной практики // Системный анализ и научное знание. - М., 1978. - С.67.

2 См., например: Шаталов А.С. Технико-криминалистическое обеспе чение раскрытия и расследования преступлений, совершаемых в условиях массовых беспорядков. - Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1993. - СП; Зернов СИ. Теоретические и прикладные проблемы применения специальных познаний при выявлении и расследовании преступлений, со пряженных с пожарами: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - М.,1997. - С.25-27 и др..

66

В этой связи особый интерес представляют называемые А.Ф. Волынским элементы технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений, охватывающие сферу организационных и правовых отношений, характерных для разработки, освоения и практического применения средств криминалистической техники:

  • собственно криминалистическая техника и деятельность, связанная с ее совершенствованием, с разработкой рекомендаций и методик по ее применению;
  • правовое регулирование применения криминалистической техники;
  • технико-криминалистическая подготовка субъектов применения криминалистической техники (специалистов-криминалистов, следователей, оперативных работников и др.);
  • организация применения криминалистической техники в процессе раскрытия и расследования преступлений1.
  • Как мы выяснили ранее, технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений, как и тактико-криминалистическое обеспечение, являются функциональными подсистемами системы криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений. Поэтому их организационная структура определяется структурой этой системы.

Р.С. Белкин в криминалистическом обеспечении выделяет криминалистические знания, криминалистическое образование, криминалистическую технику2.

1 См.: Криминалистика / Под ред. А.Г. Филиппова и А.Ф. Волынского. -М., 1998.-С.39.

2 См.: Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования / Под ред. Т.В. Аверьяновой и Р.С. Белкина. - М., 1997. - С.64.

67

Структура любой системы характеризуется теми взаимосвязанными компонентами, из которых она образована. Такими компонентами являются, как правило, подсистемы или элементы системы в зависимости от того, какие единицы принимаются за основу деления. Подсистемы представляют собой наибольшие части системы, которые обладают определенной автономностью, и в то же время подчинены и управляются системой, взаимосвязаны с другими подсистемами. Элементами называют наименьшие относительно самостоятельные единицы системы.

Структура системы криминалистического обеспечения, предложенная Р.С. Белкиным, на наш взгляд, нуждается в дальнейшей детализации посредством рассмотрения ее элементов. К числу основных элементов, составляющих КОРРП, на наш взгляд, относятся:

  • криминалистические знания, прежде всего криминалистические методы, приемы и средства борьбы с преступностью;

  • криминалистические навыки и умения;
  • криминалистическая техника;
  • криминалистическое образование ( включая и самообразование);
  • организация криминалистических учреждений, в том числе служб криминалистического сервиса;
  • правовое регулирование криминалистического обеспечения рас крытия и расследования преступлений.

Криминалистические знания, являющиеся результатами развития криминалистики как науки, представляют собой знания, добытые благодаря раскрытию закономерностей ее предмета, а также ее собственные и разработанные ею на базе данных других наук криминалистические методы, приемы и средства борьбы с преступностью. Как отмечается в крими- налистической литературе, практические работники зачастую склонны подходить к криминалистическим знаниям с прагматических позиций, нередко проявляя негативное отношение к теоретическим знаниям, позво-

68

ляющим глубже понять сущность практических рекомендаций . Любой прием, рекомендуемый теорией как оригинальная находка, на практике может стать штампом. Необходимо знание закономерностей развития явлений, на основе которых возможен последующий переход от этих закономерностей к анализу частных случаев, позволяющий увидеть связи одного приема со многими другими в конкретных ситуациях2.

Повышение эффективности раскрытия и расследования преступлений неразрывно связано с активным внедрением в деятельность правоох- ранительных органов технико-криминалистических средств. В данном случае под криминалистической техникой понимается совокупность технических средств криминалистики, т.е. приборы, аппаратура, оборудование, инструменты, приспособления, принадлежности, материалы, используемые для собирания, исследования и использования криминалистически значимой информации в интересах установления истины.

Для того, чтобы криминалистические знания стали орудием практики они должны трансформироваться в элемент профессиональных знаний и умений сотрудников правоохранительных органов3. Процесс формирования знаний, навыков и умений работников правоохранительных органов должен в максимальной степени исходить из потребностей практической деятельности. Соответственно, требуется криминалистическое обучение как процесс и результат подготовки высококвалифицированных кадров, вооруженных знаниями, умениями и навыками применения криминалистических рекомендаций, в которых отражены новейшие достижения в

1 См.: Кирсанов З.И. Система общей теории криминалистики - М., 1992.-СИ.

2 См.: там же. -СП.

3 См.: Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования / Под ред. Т.В. Аверьяновой и Р.С Белкина. - М, 1997. - С66.

69

различных отраслях науки и техники, изучен и обобщен передовой опыт раскрытия и расследования преступлений.

Формирование готовности кадров правоохранительных органов к использованию криминалистического арсенала средств борьбы с преступ- ностью предполагает не только то, чтобы кадры правоохранительных органов овладели определенной суммой криминалистических знаний, навыками и умениями их использования, но и “пропустили их через себя”, признали их значимость для своей деятельности. Криминалистическое воспитание как самостоятельный элемент системы КОРРП направлен на формирование таких установок, ценностных ориентации, которые приводят к осознанию практическими работниками социальной ценности криминалистических знаний, навыков и умений, их важности и необходимости использования в своей практической деятельности.

“Образование” является категорией, синтезирующей понятия “обучение” и “воспитание”. Функцией образования является систематическое обучение и воспитание членов общества, ориентированное на овладение определенными знаниями (прежде всего научными), идейно-нравственными ценностями, умениями, навыками, нормами поведения, содержание которых в конечном счете определяется социально-экономическим и политическим строем данного общества и уровнем его материально-технического развития’. Нередко содержание криминалистического образования ограничивается только обучением. В частности, Р.С. Белкин отмечает, что “криминалистическое образование - это интегрированная в соответствии с социальными функциями и структурированная адекватно параметрам моделей подготавливаемых специалистов система обучения использованию методов и средств криминалистики в практиче-

1 См.: Колесников Л.Ф., Турченко В.Н., Борисова Л.Г. Эффективность образования. - М., 1991. - С.5.

70

ской деятельности и привития обучающимся необходимых для такого ис- пользования умений и навыков”1.

Жизнь опровергла представления о сути образования как системы передачи определенного объема стандартных данных. Образование должно не только вооружать человека знаниями, но и развивать и совершенствовать его как личность2. Уместно вспомнить высказывание В.Ф. Шаталова, что “образование без воспитания - это меч в руках сумасшедшего”3.

Криминалистическое воспитание представляет собой процесс, заключающийся в целеустремленном и систематическом воздействии на кадры правоохранительных органов с целью привития им определенных качеств, обладание которыми способствует использованию практическими работниками криминалистических знаний в повседневной деятельности. Эмпирические обобщения опыта практической деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, социологические опросы и анкетирование позволяют сделать выводы о тех признаках, которыми должен обладать высокоэффективный работник с высокой степенью криминалистической готовности.

Система образования представляет собой сложный, многомерный объект, уровень развития которого таков, что в рамках какой -либо одной научной дисциплины его нельзя описать достаточно полно, чтобы им можно было эффективно управлять как целым. Учебно-воспитательный процесс, его механизмы и закономерности представляют относительно са-

1 Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной ми лиции и органов предварительного расследования / Под ред. Т.В. Аверья новой и Р.С. Белкина. - М., 1997. - С.66.

2 См.: Колесников Л.Ф., Турченко В.Н., Борисова Л.Г. Эффективность образования. - М., 1991. - С.9.

3 Педагогика наших дней / Ш.А. Аманашвили, В.Ф. Шаталов, С.Н. Лысенкова / Сост. В.П. Бедерханова. - Краснодар, 1989. - С.48.

71

мостоятельную сферу общественной жизни, функционирование которой происходит по специфическим законам педагогики. Криминалистика же должна определить характер и содержание конкретных задач, которые должны решаться в ходе учебно-воспитательного процесса, в частности, фактический объем теоретических криминалистических знаний, которые должны быть усвоены кадрами правоохранительных органов, набор определенных умений, навыков, способностей, качеств, которыми они должны обладать в результате их криминалистического образования.

Криминалистическое образование может быть определено как относительно самостоятельная подсистема, представляющая собой систематическое обучение и воспитание сотрудников правоохранительных органов, направленная на овладение ими криминалистическими знаниями, умениями, навыками, идейно-нравственными ценностями и качествами, обеспечивающими применение на практике разработанных криминалистикой рекомендаций борьбы с преступностью. Понимание криминалистического образования не исчерпывается отражением основ криминалистики, включая в свое содержание наряду с ним развитие способностей творчески подходить к работе, формирование инновационного потенциала каждого практического работника.

Наряду с названными выше элементами системы криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений необходимо выделить такой ее элемент, который выражается в организации криминалистических учреждений и, прежде всего, служб криминалистического сервиса. Практические потребности правоохранительных органов должны оказывать непосредственное влияние на формирование сети криминалистических организаций экспертно-исследовательского, научно-практического и учебно- научного типа.

Другим элементом системы КОРРП является её правовое регулирование. С помощью правовых норм закрепляются полномочия соответствующих
субъектов, их юридические обязанности. Так, уголовно-

72

процессуальное законодательство устанавливает оптимальный порядок и основные правила производства следственных действий, нарушение которых недопустимо ни при каких обстоятельствах. Тем самым правовое ре- гулирование указанных отношений в области раскрытия и расследования преступлений воздействует на волевое поведение участников этих отношений1, определяя вид и меру должного либо возможного поведения участников общественных отношений, правовые рамки его криминалистической активности. Правовое регулирование поведения (деятельности) практических работников в ходе раскрытия и расследования преступлений способно оказывать влияние на мотивацию их поведения, процесс принятия решений и т.д..

Названные выше элементы системы КОРРП имеют основополагающее значение, поскольку их взаимодействующее функционирование способно формировать постоянную готовность кадров правоохранительных органов к использованию на практике разрабатываемых криминалистикой методов, приемов и средств решения возникающих криминалистических задач. Только комплексное изучение элементов системы и их взаимосвязей (взаимодействий) позволит познать закономерности механизма функционирования системы криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений и формирования криминалистической готовности кадров правоохранительных органов к систематическому использования в практической деятельности разрабатываемого криминалистикой арсенала средств борьбы с преступностью. Причем, каждый из элементов этой системы, в свою очередь, обладает сложной структурой и своими закономерностями функционирования. Раздельное рассмотрение указанных элементов не позволит познать те целостные свойства, которые присущи только системе и отсутствуют у
отдельных ее элементов, поскольку

1 См.: Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т. Т.1. - М.,1981. -С.293.

73

эмерджентные свойства системы возникают вследствие взаимодействия составляющих ее элементов.

На основе изложенного, представляется возможным определить основные элементы системы тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений:

  • тактико-криминалистические знания,
  • тактические навыки и умения;
  • тактико-криминалистическое образование;
  • организация криминалистических подразделений, осуществляющих тактико- криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений;
  • правовое регулирование тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений.
  • Между названными элементами системы тактико-

криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений также существуют взаимные связи, характеризующие ее целостность. Взаимодействующие функционирование указанных элементов направлено на формирование у практических работников необходимых компонентов их тактической готовности к использованию тактико-криминалистического арсенала средств борьбы с преступностью. Основная задача исследования структуры системы тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений заключается в изучении специфики составляющих ее элементов и особенностей взаимодействия между ними под углом зрения совершенствования их организации и управления в интересах оптимального решения этой системой своей социальной функции - формирования тактической готовности сотрудников правоохранительных органов.

Представляется необходимым высказать предложения по поводу со- вершенствования функционирования элементов системы тактико-

74

криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений.

Развитие криминалистического знания должно осуществляться с учетом предложенного нами нового аспекта соотношения фундаментального и прикладного знания в интересах эффективной реализации криминалистикой социальной функции. Особое значение приобретает получение таких криминалистических знаний, которые связаны с разработкой и со- вершенствованием тактико-криминалистических методов, приемов и средств раскрытия и расследования преступлений. Именно эти знания требуют приоритетного внедрения в практическую деятельность, поскольку напрямую способны оказать влияние на повышение её эффективности.

В системе криминалистического обучения приоритетное направление должно заключаться в направленности на приобретение практическими работниками умений и навыков использования тактико-криминалистического арсенала. В литературе отмечается недостаточная ориентация учебного процесса на приобретение работниками практических навыков и умений, необходимых им в будущей работе1. А.Ф. Волынский, в частности, указывает на необходимость четкой ориентации на профессиональную милицейскую систему подготовки кадров, где бы учили бороться с преступностью, раскрывать и расследовать преступления, а не готовили юристов широкого профиля2. Становится понятной важность и необходимость детальной проработки учебного плана и программы, предусматривающих оптимизацию стремительно нарастающего
объема

1 См.: Особенности принятия тактических решений при расследова нии преступлений, совершаемых организованными преступными группа ми. - М., 1996. - С.5.

2 См.: Волынский А.Ф. Криминалистика: наука - техника - право - специалист // Проблемы криминалистики и методики ее преподавания: Тезисы выступлений участников совещания-семинара преподавателей криминалистики (г. Пермь, 14-15 июня 1994 г.). - М., 1994. - С. 13.

75

научной криминалистической информации, отбираемой для её усвоения в рамках учебно-образовательного процесса.

Нередко при интерпретации основных положений учебной программы криминалистики ее идеи переносятся в литературу механически, с недостатками, обусловленными спорными, иногда просто ошибочными точками зрения авторов. Указанная ситуация имеет объективный характер и является отражением проблем информатизации общества на современном этапе развития. Отмечается, что до 30 % информации в современных научных и околонаучных публикациях оказывается ошибочной, что актуализирует проблему отбора информации, повышения внимания к методологии1.

Необходимо отметить диалектическое противоречие между содержанием науки (научными знаниями) и содержанием образования, в частности, содержанием соответствующего предмета обучения. Такие элементы науки как научные факты, научные понятия, законы науки и научные теории находят своеобразное, а не зеркальное, отражение в содержании обучения. Проблема заключается в охвате этого “отражения”, чтобы оно носило непротиворечивый характер и исключало опасность для обучающихся принять научные гипотезы за апробированные утверждения2. Как отмечается в литературе по дидактике, “ в ходе преподавания все искусство сводится прежде всего к подбору содержания и способу его передачи, причем от характера содержания и его “подачи” зависит уровень усвоения

1 См.: Беспалов В.М. Отбраковка ненадежной информации при пере даче научных знаний // Информатизация и проблемы гуманитарного обра зования. Международная научная конференция Краснодар-Новороссийск 14-15 сентября 1995 г.: Тезисы докладов. - Краснодар, 1995. - С.55-56.

2 См.: Оконь В. Введение в общую дидактику / Пер. с польск. Л.Г. Кашкуревича, Н.Г. Горина. - М., 1990. - С. 104-106.

76

знаний учащимися и прочность их запоминания”1. К числу факторов, влияющих на усвоение знаний, относится их структурированность, опре- деленная иерархия, при которой каждый элемент знаний имеет собственное место и связан с другими. Исследование спорных и малоизученных вопросов, избавление от ненаучного балласта, создает тем самым условия для эффективности образования кадров правоохранительных органов, обеспечивающего получение достоверных научных знаний обучающимися, их преобразование в умения и навыки, способности ставить и оригинально решать стандартные и нестандартные тактические задачи.

Рассмотрение системы тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступления будет неполным без определения субъектов ее реализации, к которым относятся: а) сотрудники управленческих структур правоохранительных органов, их научно - исследовательских институтов, учебных заведений, занимающиеся разработкой тактико-криминалистического арсенала средств борьбы с преступностью, их внедрением, криминалистической подготовкой и воспитанием кадров; б) практические работники (прокуроры-криминалисты, следователи, оперработники, эксперты- криминалисты), деятельность которых направлена на формирование и поддержание на определенном уровне тактико-криминалистической готовности других практических работников. В связи с этим представляется, что следует вести речь о необходимости решения такой организационной задачи как создание органа, деятельность которого была бы направлена на координацию субъектов системы криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений в интересах оптимизации деятельности по формированию и подержанию на определенном уровне, отвечающем потребностям практике, готовности сотрудников правоохранительных органов (в рамках всей системы правоохранительных органов государства или отдельных ее звеньев - органов

1 См.: Оконь В. Указ. соч. - С.271.

77

МВД, ФСБ, таможни и т.д.) к использованию на практике криминалистического арсенала средств борьбы с преступностью. Основными задачами такого органа являлись бы: определение и руководство приоритетными научными криминалистическими исследованиями; формирование криминалистической инновационной политики и инновационной деятельности; выработка стандарта криминалистического образования работника правоохранительных органов, направлений учебно-воспитательной работы и т.д..

Таким образом, структура и функционирование системы тактико- криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений должны способствовать оптимальному формировании постоянной готовности практических работников к использованию на практике тактического арсенала средств борьбы с преступностью (макроуровень). Это достигается интеграцией научно-исследовательской и учебно-воспитательной (дидактической) деятельности, соединением в единый процесс планирования и получения соответствующего запросам практики нового тактико-криминалистического знания, его распространения, подготовки и воспитания работников, способных практически применять и развивать это знание. На микроуровне система тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования конкретного преступления должна создавать необходимые условия для практической реализации указанной тактической готовности, актуализации приобретенных ранее установок, знаний, умений, навыков, опыта для решения возникающих тактических задач с учетом конкретно складывающихся ситуаций.

78

2.3. Понятие тактического потенциала практических работников

Тактический арсенал средств борьбы с преступностью представляет собой совокупность отвечающих современному уровню развития науки и запросам практики тактико-криминалистических методов и средств, использование которых позволяет оптимизировать деятельность по установлению истины. Тактический арсенал средств борьбы с преступностью -часть интеллектуальной собственности государства, которую необходимо сделать достоянием каждого практического работника.

Г.А. Зорин при характеристике уровня профессионализма следователя, складывающегося из всех знаний и умений, которыми он обладает, использует термин “тактический репертуар следователя”1. Рассматривая тактический репертуар следователя в качестве средства реализации возможностей достижения целей следственного действия, которыми оно потенциально обладает, Г.А. Зорин выделяет понятие “тактический потенциал следственного действия”, понимая под ним комплекс доказательственной информации, находящейся в скрытом состоянии в источниках доказательств и которая может быть обнаружена, исследована и интерпретирована следователем (если, конечно, он располагает должным тактическим репертуаром, чтобы эту информацию извлечь из ее источников)2. В.А. Образцов также использует понятие “тактический потенциал следственного действия”3.

Потенциал следственного действия - категория вероятностная и слагается из теоретических возможностей получения информации безотноси-

1 См.: Зорин Г.А. Тактический потенциал следственного действия: Уч. пос. по части курса “Криминалистика” для студентов специальности 02.11 - “Правоведение”. - Мн., 1989. - Сб.

2 См.: там же. - С.5.

3 См.: Образцов В.А. Криминалистика. - М., 1994. - С. 100.

79

тельно к личности следователя, тогда как тактический репертуар следователя - это категория реальная, полностью зависящая от личностных качеств следователя, а также определяемая реальной динамикой целей конкретного следственного действия1. Эффективность того или иного следственного действия Г.А. Зорин обоснованно связывает с личностью следователя.

Следственное действие - это комплекс регламентированных уголовно- процессуальным законом и осуществляемых следователем поисковых, познавательных и удостоверительных операций, соответствующих осо- бенностям следов определенного вида и приспособленных к эффективному отысканию, восприятию и закреплению содержащейся в них доказа- тельственной информации2. Структура следственного действия определяется усмотрением законодателя, закрепляющего его нормативную характеристику (основания проведения, условия выполнения, содержание и форму познавательных, правообеспечительных и удостоверительных операций), и усмотрением практического работника, его осуществляющего.

Р.С. Белкин отмечает, что одно из центральных положений концепции “тактического потенциала следственного действия” Г.А. Зорина уязвимо, поскольку Г.А. Зорин хотя и признает, что “потенциал следственного действия” - категория вероятностная и слагается из теоретических возможностей получения информации безотносительно к личности следователя, но реализацию этого потенциала связывает напрямую с личностью

1 См.:Зорин Г.А. Тактический потенциал следственного действия: Уч. пос. по части курса “Криминалистика” для студентов специальности 02.11 - “Правоведение”. - Мн., 1989. - Сб.

2 См.: Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе: методологические и правовые проблемы. - Саратов, 1986. - С.104.

80

следователя, игнорируя иные, объективные условия реализации возможностей следственного действия.1

Категория “тактический потенциал следственного действия”, рассматриваемая в контексте тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений, не в полной мере отражает поисково- познавательную активность практических работников. На наш взгляд, в качестве самостоятельной категории необходимо выделить такое понятие как “тактический потенциал” практического работника (прежде всего следователя, оперработника), как собирательной категории, отражающей модель необходимых знаний, навыков, умений и способностей, обладание которыми необходимо для оптимального решения практическими работниками тактических задач раскрытия и расследования преступлений. “Тактический потенциал” практического работника (следователя, оперработника) характеризует познавательный (или интеллектуальный) компонент их тактической готовности использовать в практической деятельности тактический арсенал средств борьбы с преступностью.

Главными условиями формирования тактического арсенала средств следователя, как отмечает Г.А. Зорин, являются:

а) наличие в памяти, в стереотипах поведения системы тактических приемов и методов, характеризуемых необходимым количеством и каче ством;

б) наличие умений и практических навыков по оптимальному их ис полнению в структуре выполняемого действия при обнаружении, фикса ции, изъятии, исследовании и оценке доказательственной информации;

в) наличие в памяти моделей типовых следственных ошибок, а также навыков по их прогнозированию в конкретной ситуации, предотвращению и своевременному исправлению.1

1 См.: Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики.- Волгоград, 1993.- С.136.

81

Содержание “тактического потенциала” включает знание тактических основ раскрытия и расследования преступлений; знание и умение пользоваться (распоряжаться) тактическим арсеналом средств борьбы с преступностью; умение своевременно и точно определять возникающую тактическую задачу и совокупность условий, в которых требуется ее решать; способность оценивать имеющиеся в распоряжении возможности; умение избирать конкретные способы решения тактической задачи и т.д., а также способность ставить и оригинально решать нестандартные тактические задачи, усваивать новое, самому творить новое на основе пробуждения собственных творческих сил. Целесообразно отметить, что высокий тактический потенциал практического работника выступает в качестве характеристики его способности создавать новые оптимальные тактические средства решения возникающих тактических задач. Степень обладания отдельным практическим работником тактическим потенциалом обеспечивает его дальнейшую активность по использованию в процессе раскрытия и расследования преступления тактического арсенала, характеризуя его стиль - индивидуальный способ использования тактико- криминалистического арсенала средств раскрытия и расследования пре- ступлений.

Речь не случайно идет именно о тактическом потенциале практических работников, в отличие от которого их реальное поведение есть результат действия многих других переменных, к числу которых, прежде всего, относится содержание конкретной следственной (или розыскной) ситуации, в том числе и индивидуальные особенности участвующих в раскрытии и расследовании преступления лиц. Содержание тактического потенциала практических работников является динамической категорией,

См.: Зорин Г.А. Тактический потенциал следственного действия: Уч. пос. по части курса “Криминалистика” для студентов специальности 02.11 - “Правоведение”. - Мн., 1989. - С.6,7.

82

отражающей насущные проблемы практики раскрытия и расследования преступлений. Исследование вопросов формирования тактического потен- циала имеет комплексный характер, требующий объединения усилий ученых и практических работников и должно основываться на знании основных компонентов поисково-познавательной деятельности, отвечающей требованиям соответствующей профессии. Юридические профессиограм-мы отражают наиболее значимые характеристики этой деятельности с тесной увязкой их с потребностями практики раскрытия и расследования преступлений. Учет соответствующих профессиограмм позволяет определить конкретную “модель” знаний, навыков, умения и способностей, которые должны составлять содержание тактического потенциала практических работников той или иной юридической профессии.

В ходе раскрытия и расследования преступления следователю (опер- работнику) приходится действовать в условиях многообразия конкретных ситуаций, которые требуется адекватно воспринимать и оценивать, а при необходимости - воздействовать на отдельные их элементы в интересах решения возникающих задач.

Организация криминалистического научного знания, ориентированного на конкретные ситуации, является важнейшим условием повышения эффективности криминалистических рекомендаций1. Ныне практические работники в подавляющем большинстве действуют в различных конкретных ситуациях исходя либо из своего опыта, либо интуитивно, поскольку в большинстве вузов обучение криминалистике далеко не всегда ведется с учетом ситуационных факторов2.

1 См.: Волчецкая Т.С., Яблоков Н.П. Предпосылки формирования криминалистической ситуалогии. Вестник МГУ. Серия 11, Право. - 1997. - N3.-C.42.

2 См.: там же. - С.42.

83

Практические работники нуждаются в приобретении практических умений и навыков, необходимых им в повседневной работе, к числу которых следует отнести навыки правильной оценки следственных и розыскных ситуаций (типичных и индивидуальных), а также умения и навыки принятия тактических решений. В структуре тактического решения, рассматриваемого как сложный мыслительный процесс можно выделить следующие элементы: 1) анализ исходной ситуации; 2) выбор цели и вывод о необходимости принятия решения; 3) определение средств реализации решения; 4) представление о процедуре исполнения решения, сроках и исполнителях; 5) прогнозирование результатов реализации решения; 6) подготовку запасных вариантов решения1.

Дидактическая деятельность должна исходить из необходимости ориентации содержания учебного процесса по криминалистике в направлении отработки умений и навыков следователей (оперработников) адекватно воспринимать и анализировать ситуации, могущие складываться в ходе раскрытия и расследования преступлений, оперативно осознавать возникающие тактические задачи, принимать и реализовывать оптимальные тактические решения.

Другим слабым местом деятельности практических работников, на что обоснованно указывается в литературе, являются процессы общения следователя (оперработника) с другими участниками этой деятельности, прежде всего, при производстве следственных действий2. Если процессу-

1 См.: Закатов А.А. Некоторые организационные аспекты розыскной деятельности следователя // Проблемы совершенствования деятельности следственных и экспертных подразделений органов внутренних дел: Сб. науч. тр. - Волгоград, 1989. - С.51.

2 См., например: Хайдуков Н.П. Содержательные основы психологии общения в следственной работе // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Современные проблемы криминалистики: Межвуз. сб. науч. тр. Выпуск 9. - Саратов, 1994. - С.26.

84

альные нормы выполняются достаточно строго, то, как справедливо отмечает Г.А. Зорин, тактическое исполнение следственного действия, содержит значительное число упущений, ошибок, а также нередко характеризуется слабостью процессов профессионального общения с участниками следственного действия1. Важным элементом тактического потенциала практических работников является совокупность навыков профессионального общения в интересах решения возникающих тактических задач. Необходимо овладение практическими работниками психотехниками общения2.

Реализация тактического потенциала практического работника обеспечивается наличием у него других составляющих компонентов его тактической готовности - мотивационных, эмоциональных и волевых. Наличие у практического работника глубоких и широких знаний, умений, навыков и способностей использования тактического арсенала средств борьбы с преступностью, нестандартного мышления, устойчивой мотивационно- эмоциональной заряженности и сильной воли на осуществление именно данной деятельности являются необходимыми условиями, обеспечивающими высокую эффективность последующего применения тактического арсенала средств борьбы с преступностью при раскрытии и расследовании преступления.

1 См.: Зорин Г.А. Тактический потенциал следственного действия. - Мн., 1989. -С.З.

2 См.: Руденский Е.В. Основы психотехнологии общения менеджера. - М., 1997. - С.8.

85

Глава 3. ХАРАКТЕРИСТИКА ОСНОВНЫХ СРЕДСТВ ТАКТИКО- КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ РАСКРЫТИЯ И РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

3.1. Понятие тактики раскрытия и расследования преступлений

Термин “тактика” используется в криминалистической литературе с начала нынешнего века, с того момента как в 1912 году А. Вайнгарт опубликовал свое руководство к расследованию преступлений, назвав его “уголовной тактикой”. Однако, до настоящего времени среди криминалистов не сложилось единого мнения о сущности криминалистической тактики в целом и ее основополагающего понятия - тактического приема. Многообразие научных позиций определяется различными подходами ученых к сущности и значению криминалистической тактики, что негативно отражается на разработке тактико- криминалистических методов и приемов, снижает эффективность их применения в практической деятельности. “Размывание” границ криминалистической тактики в силу её различного понимания приводит к включению в число тактических приемов раскрытия и расследования преступлений различных технических, элементарно организационных, общепсихологических и иных приемов1.

Понятие “криминалистическая тактика” может рассматриваться в двух аспектах: как форма практической деятельности уполномоченных лиц государства и как одноименный раздел науки криминалистики, изучающий эту сторону практической деятельности2. Между указанными ас-

1 См.: Филющенко А.А. Предмет и содержание криминалистической тактики // Теоретические проблемы криминалистической тактики: Меж- вуз. сб. науч. тр. - Свердловск, 1981. - С.5.

2 См., например: Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. - Волгоград, 1993. - С. 12 и др..

86

пектами существует закономерная связь, поскольку тактика, как раздел криминалистики, является научным отражением одноименной формы практической деятельности, прежде всего ее закономерностей, тогда как разрабатываемые криминалистической тактикой, как разделом науки, научные положения и основанные на них рекомендации реализуются в практической деятельности, обеспечивая оптимальность достижения целей уголовного судопрозводства.

Соответственно двум аспектам понятия “криминалистическая тактика” необходимо исследовать их сущность, раскрыть содержание каждого из них. Следует оговориться, что термины “криминалистическая тактика” и “следственная тактика” не являются синонимами, поскольку первое понятие охватывает тактику не только следственных, но и оперативно-розыскных и других действий1. Дальнейшее изучение проблем криминалистической тактики не должно ограничиваться только процессуальной сферой деятельности правоохранительных органов. Скрытые тактические резервы повышения эффективности деятельности правоохранительных органов в борьбе с преступностью таятся в непроцессуальной сфере деятельности этих органов. Криминалистическая тактика как раздел науки должна исследовать в комплексе тактические аспекты деятельности практических работников в ходе процессуальной деятельности и в процессе ее оперативно-розыскного сопровождения в интересах эффективного решения задач уголовного судопроизводства.

В криминалистической литературе понятие тактики зачастую определяется как совокупность тактических приемов и средств для достижения целей расследования2. А.Н. Васильев определял тактику как “систему так-

1 См.: Криминалистика социалистических стран / Под ред. В.Я. Кол- дина. - М., 1986.-С.90.

2 См., например: Пантелеев И.Ф. Теоретические проблемы советской криминалистики. - М., 1980. - С.61.

87

тических приёмов, разработанных на основе специальных наук, главным образом, логики, психологии, научной организации труда, а также обобщения следственной практики для применения логических методов познания, формирования психологии отношений следователя с участниками следственных действий, организации планомерного расследования пре- ступления в целях эффективного собирания доказательств в соответствии с нормами УПК”1. По мнению Н.А. Селиванова, “следственная тактика -это система применяемых для расследования и предупреждения преступлений тактических приемов и научных положений, на которых они основаны”2. Р.С. Белкин в содержание криминалистической тактики включает криминалистическую версию, планирование, розыск и др.3. В организации расследования он отмечает наличие тактического уровня, представляющего собой “организацию проведения отдельного следственного действия или организационно-технического мероприятия, тактической или оперативно- тактической комбинации”4. Тем самым, вопросы организации раскрытия и расследования преступления этого уровня включаются им в содержание криминалистической тактики. Подробный анализ существующих определений тактики достаточно широко освещен в криминалистической литературе5.

1 Васильев А.Н. Следственная тактика.- М.,1976. - С. 32.

2 Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. - М., 1982. - С.93.

3 См.: Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики.- Волгоград, 1993.-С.13-14.

4 Там же,- С. 16.

5 См.: Белкин Р.С. Общая теория советской криминалистики. - Сара тов, 1986. - С.266-273; Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. - Волгоград, 1993. - С.5-15; Филющенко А.А. Предмет и содержание кри миналистической тактики // Теоретические проблемы криминалистиче ской тактики: Межвуз. сб. науч. тр. - Свердловск, 1981. - С.3-5 и др..

88

Следует согласиться с И.И. Артамоновым, отмечающим, что позиция ученых, которые при характеристике тактики ограничиваются указанием, что она представляет собой систему тактических приемов, уязвима, так как представляет собой “порочный круг”, поскольку тактика определяется через тактические приемы без раскрытия их тактической сущности1.

Широким является понимание тактики как системы приемов по наиболее целесообразному и эффективному выполнению деятельности в определенных условиях2. Вся практическая деятельность по раскрытию и расследованию преступлений представляет собой систему действий, производимых в определенной последовательности и направленных на наиболее качественное раскрытие и расследование преступлений, однако, далеко не все приемы и способы действия являются тактическими3.

Характеризуя тактические приемы, составляющие содержание тактики, ученые отмечают, что эти приемы должны обладать такими признаками как законность, научная обоснованность, соответствие нормам морали, гибкость, избирательность и т.п.4.

1 См.: Артамонов И.И. Психологический анализ возможностей теории игр в следственной тактике // Вопросы судебной психологии и кримина листики. - Минск, 1972. - С. 10-20; Артамонов И.И. Природа и сущность криминалистической (следственной) тактики // Материалы научно- практической конференции по проблемам борьбы с преступностью. - Ал ма-Ата, 1974.-С. 11-29.

2 См.: Якушин СЮ. Тактические приемы при расследовании престу плений. - Казань, 1983. - С.22.

3 См.: Филющенко А.А. Предмет и содержание криминалистической тактики // Теоретические проблемы криминалистической тактики: Меж- вуз. сб. науч. тр. - Свердловск, 1981. - С.5.

4 См.: Якушин СЮ. Указ. соч. - С.8; Бахин В.П., Кузьмичев B.C., Лукьянчиков Е.Д. Тактика использования внезапности в раскрытии пре ступлений органами внутренних дел. - Киев, 1990. - СЛ1; Образцов В.А. Криминалистика. - М., 1994. - С. 101 и др..

89

Указанные признаки не позволяют отграничивать тактические приемы от других ( организационных, технических и др.) приемов, используемых в процессе раскрытия и расследования преступлений, поскольку не являются сущностными специфическими признаками только тактических приемов. Требуется четкое представление о сущности тактики, специфике методов и средств ее осуществления.

В познавательной деятельности практических работников выделяются эмпирический и теоретический уровни познания, представляющие собой систему практических операций, направленных на получение знаний в результате взаимодействия с носителями информации, и мыслительных (прежде всего, логических) операций с этой информацией. Хотя это разграничение уровней познания носит условный характер, поскольку они являются неразрывно связанными моментами единого процесса познания, оно позволяет выявить различие в источниках знаний, методах их получения, проверки и оценки. Чувственно-практический уровень познания обстоятельств совершенного преступления характеризуется тем, что здесь на первый план выступают практические действия, с помощью которых осуществляется прямой контакт субъекта с реальными явлениями действительности1.

В гносеологическом аспекте сфера тактики как практической деятельности уполномоченных субъектов государства охватывается преимущественно чувственно-практическим уровнем познания обстоятельств совершенного или готовящегося преступления и связана с осуществлением тактических действий, направленных на решение возникающих в ходе раскрытия и расследования преступления тактических задач.

Процесс раскрытия и расследования преступления в значительной мере заключается в непосредственном взаимодействии следователя (опер-

1 См.: Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе: методологические и правовые проблемы. - Саратов, 1986. - С. 19.

90

работника) с другими участниками этой деятельности, регулируемом за- конодательством. Значение правового регулирования этой деятельности заключается в том, что оно, определяя правовое положение участников раскрытия и расследования преступления, указывает на должное или доз- воленное их поведение во взаимодействии друг с другом в целях обеспечения установления истины. Следователь (оперработник) должен занимать ведущую роль во взаимодействии с другими участниками этой деятельности. Раскрытие и расследование преступления - это не просто работа со следами, это, прежде всего, работа с людьми по следам преступлений, предполагающая необходимость знать, что управляет человеческим поведением, владеть искусством общения, эффективного и правомерного воздействия на людей1.

Отмечая зависимость результатов следственных действий от взаимоотношений следователя с их участниками, В.Е. Далин выделяет в системе следственной тактики такую категорию как “тактическое поведение”, представляющее собой обусловленный нормами уголовно-процессуального закона и особенностями деятельности образ действий следователя во взаимоотношениях его с участниками уголовного процесса, формирующийся под влиянием потребности наиболее эффективного выполнения следственных действий и направленный на достижение конкретных целей, отвечающих этой потребности2. А.Н. Гусаков и А.А. Фи-лющенко, характеризуя тактические приемы, верно указывают, что они

1 См.: Ратинов А.Р., Ефимова Н.И. Указ. соч. - С.4; Зорин Г.А. Такти ческий потенциал следственного действия: Уч. пос. по части курса “Кри миналистика” для студентов специальности 02.11 - “Правоведение”. - Мн., 1989.-С.З и др..

2 См.: Далин В.Е. Поведение следователя как элемент следственной тактики // Наука и техника на службе предварительного следствия. Вып. 12. - Волгоград, 1976. - С.64.

91

своим объектом имеют человека, его поведение, его позицию, психологию взаимоотношений субъектов1.

Сфера тактики как практической деятельности обоснованно связывается с областью межличностных отношений следователя (оперработника) с другими участниками деятельности по раскрытию и расследованию преступления, прежде всего, с подозреваемыми, обвиняемыми, потерпевшими и свидетелями. Межличностное взаимодействие (в узком смысле) понимается как “система взаимно обусловленных индивидуальных действий, связанных циклической причинной зависимостью, при которой поведение каждого из участников выступает одновременно и стимулом, и реакцией на поведение остальных”2.

Если поведение лиц - носителей значимой для раскрытия и расследования преступления информации не противоречит интересам установления истины по делу, то процесс общения следователя (оперработника) с таким лицом протекает в форме согласованного взаимодействия, направленного на получение фактических данных о преступлении. Но этот процесс нередко осложняется, поскольку связан с преодолением возможных ошибок восприятия, переработки, запечатления, сохранения, воспроизведения и передачи сведений лиц - носителей информации о преступлении, а иногда и прямого противодействия со стороны этих лиц. Для достижения закрепленных в законодательном порядке задач уголовного судопроизводства зачастую необходимо решить ряд промежуточных по отношению к ним задач, от чего напрямую зависит успешность установления истины по делу. В криминалистической литературе нередко любые вспомогательные (подчиненные по. отношению к конечным задачам расследования) задачи

1 См.: Гусаков А.Н., Филющенко А.А. Следственная тактика: (в во просах и ответах). - Екатеринбург, 1993. -СП.

2 Психология. Словарь / Под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Яро- шевского. - М., 1990. - С.52.

92

признаются тактическими1. Такое понимание тактических задач следует признать чрезвычайно широким, поскольку оно лишает самостоятельности возникающие в процессе раскрытия и расследования преступлений технико- криминалистические задачи. Тактические задачи раскрытия и расследования преступлений возникают тогда, когда появляются какие-либо осложнения в процессе межличностного взаимодействия практических работников (следователя, операботника) с другими лицами, поведение которых препятствует получению необходимой для раскрытия и расследования преступления информации. Возникновение тактических задач обусловливает необходимость использования соответствующих способов их решения - тактико-криминалистических методов и средств. Следует согласиться с мнением В.Е. Далина, что тактическое поведение следователя изменяется под влиянием системы препятствующих факторов, которой определяется система тактических целей, а средства и способы их осуществления составляют содержание тактического поведения следователя2. На деятельность следователя (оперработника) могут оказывать негативное влияние, препятствующее успешному раскрытию и расследованию преступления, ряд факторов, обусловливаемых действиями других лиц, которые, в частности, могут проявляться в виде рефлексивных действий, действий-помех и противодействия3.

Особое место среди них занимает противодействие раскрытию и расследованию преступления со стороны недобросовестных лиц, имеющее

См., например: Шиканов В.И. Теоретические основы тактических операций при расследовании преступлений. - Иркутск, 1983. - С.9.

2 См.: Далин В.Е. Поведение следователя как элемент следственной тактики // Наука и техника на службе предварительного следствия. Вып.12. - Волгоград, 1976. - С.64.

3 См.: Дулов А.В. Судебная психология. - Минск, 1975. - С.283-284.

93

различные формы своего проявления . А.А. Закатов и СИ. Цветков отмечают, что в результате проведенного ими исследования только семнадцать процентов опрошенных следователей указали, что не сталкивались с какими-либо формами противодействия2. В самом общем виде деятельность по противодействию расследованию может быть определена как система противоправных действий, направленных на дезорганизацию работы по раскрытию и расследованию преступления, воспрепятствование достижению объективной истины по уголовному делу и осуществлению правосудия, осуществляемых различными лицами, заинтересованными в уклонении от ответственности виновного3.

Противодействие может выступать как фактически существующее (отказ от дачи показаний, умолчание о фактах, обман и т.д.) и как реально возможное, обусловливаемое поведением преступника (и других лиц) в момент совершения преступления или после его совершения4.

Несмотря на условность сравнения криминалистической тактики с военной тактикой нельзя не заметить, что сфера применения термина “тактика” обоснованно связывается с такими видами деятельности, в которых

См.: Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. - Волгоград, 1993. - С. 132-133; Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации: Материалы к проведению круглого стола (29-30 октября 1996 года, г.Руза). - М., 1996. - 90 с. и др..

2 См.: Закатов А.А., Цветков СИ. Тактика допроса при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами. - М., 1996.-Сб.

3 См.: Кустов A.M. Механизм преступления и противодействие его расследованию. - Ставрополь, 1997. - С.112.

4 См.: Бахин В.П., Кузьмичев B.C., Лукьянчиков Е.Д. Тактика исполь зования внезапности в раскрытии преступлений органами внутренних дел. -Киев, 1990.-С. 13.

94

проявляются элементы, характеризующие столкновение интересов, отношения соревнования , соперничества, борьбы, противоборства, протекающие в специфических формах определенного взаимоотношения между людьми1. Несовпадение, противоречие и столкновение человеческих интересов в процессе раскрытия и расследования преступления и обусловливает необходимость тактики2.

Под конфликтом понимается взаимодействие, общение субъектов, обладающих несовместимыми целями или способами достижения этих целей3. В зависимости от характера несовпадения целей следователя и допрашиваемых им лиц, обусловленных их интересами, Г.Г. Доспулов обоснованно выделяет конфликтные ситуации с нестрогим соперничеством и конфликтные ситуации со строгим соперничеством4. Конфликтные ситуации определяются объективными и субъективными факторами, проявляющимися в условиях взаимодействия участников раскрытия и расследования преступления.

Сам факт совершения преступления вызывает конфликт субъекта преступления с установленным правопорядком, с обществом и как возможный результат этого - стремление преступника избежать ответственности путем уклонения от правоохранительных органов, фальсификации

1 См.: Васильев А.Н. Следственная тактика. - М.,1976. - С.30; Филю- щенко А.А. Предмет и содержание криминалистической тактики // Теоре тические проблемы криминалистической тактики: Межвуз. сб. науч. тр. - Свердловск, 1981. - С. 10-11 и др..

2 См.: Ратинов А.Р., Ефимова Н.И. Психология допроса обвиняемого. -М., 1988.-С.63.

3 См.: Дулов А.В. Судебная психология. - Минск, 1975. - С. 100.

4 См.: Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следст вии. - М, 1976.-С.13-14.

95

доказательств, дачи ложных показаний и т.п.’. Не только сам преступник, но и другие субъекты отношений, складывающихся в ходе раскрытия и расследования преступления, нередко имеют различные интересы, далеко не всегда соответствующие интересам борьбы с преступностью, могут стремиться ввести в заблуждение следствие и суд, помешать познанию истины по делу; в частности, свидетель , желая выгородить, или наоборот, оговорить обвиняемого, может дать заведомо ложные показания и др.2. Основная причина противодействия установлению истины заключается в повышенной значимости сведений, которыми располагает их обладатель, поскольку эти сведения могут затрагивать интересы многих лиц, таить в себе угрозу их жизненному благополучию.

Результативность и полнота достижения целей деятельности следователя (оперработника) находятся в прямой зависимости от того, насколько полно и быстро удается преодолеть это противодействие со стороны заинтересованных лиц, поскольку наличие этого противодействия во многом определяет особенности поиска, сбора и установления доказательств при расследовании преступлений3. Разрабатываемые криминалистикой тактические средства, прежде всего, направлены на преодоление противодействия установлению истины по делу со стороны лиц - участников деятельности по раскрытию и расследованию преступления. А.А. Филющенко верно отмечает, что главный и определяющий признак криминалистической тактики заключается в направленности на преодоление противодей-

См.: Филющенко А.А. Предмет и содержание криминалистической тактики // Теоретические проблемы криминалистической тактики: Меж-вуз. сб. науч. тр. - Свердловск, 1981. - С. 10-11.

2 См.: Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уго ловно-процессуальном праве. - Л., 1976. - С. 12.

3 См.: Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступ лений. - Мн., 1979.-С. 19.

96

ствия заинтересованных лиц и устранение факторов, препятствующих ус- тановлению истины1. Представляется, что с мнением А.А. Филющенко о сущности тактики можно согласиться при уточнении, что называемые им “факторы, препятствующие установлению истины” являются результатом деятельности лиц, имеющих отношение к раскрываемому преступлению (а не обусловлены, например, неблагоприятными условиями сохранения ма- териальных следов преступления и т.п.) и могут быть преодолены (ней- трализованы) посредством оказания уполномоченным субъектом раскрытия и расследования преступления на этих лиц правомерного тактического воздействия.

Следователь (оперработник) должен быть готов к противодействию, допуская его возможность2. Однако, следует избегать такой крайности, когда сотрудники правоохранительных органов в каждом человеке видят лицо, противодействующее раскрытию и расследованию преступления, и к подозреваемому или обвиняемому относиться как к преступнику, поскольку несогласие лица с предъявленным обвинением не всегда может рассматриваться как “конфликтная ситуация”, которую следователю надо разрешить не в пользу противоборствующей стороны3. Обвиняемый может не соглашаться с обвинением независимо от своей вины или невиновности. Задача состоит в том, чтобы разобраться в этих противоречиях, выяснить их причины, по возможности, устранить4.

1 См.: Филющенко А.А. Указ. соч. - С.5.

2 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспек тивы. От теории - к практике. - М., 1988. - С.98.

3 См.: Бахин В.П., Кузьмичев B.C., Лукьянчиков Е.Д. Тактика исполь зования внезапности в раскрытии преступлений органами внутренних дел. -Киев, 1990.-С.8.

4 См.: Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. - М., 1996. -С. 103-104.

97

Содержание тактики не сводится только к приемам, направленным на преодоление противодействия ходу установления истины со стороны заинтересованных лиц, а включает также приемы, которые направлены на оказание помощи отдельным участникам раскрытия и расследования пре- ступления, в частности, для преодоления добросовестного заблуждения с их стороны в отношении некоторых обстоятельств, для оказание им помощи в воспоминании определенных фактов и т.п.1. Это связано с тем, что нередки случаи несознательного искажения информации людьми при ее получении (восприятии), запечатлении (сохранении в памяти) и воспроизведении следователю (оперработнику). В подобных случаях действиями указанных лиц также создаются препятствия для объективного установления обстоятельств совершенного преступления. Указанные ситуации могут трактоваться как ложноконфликтные, поскольку затрудняют процесс установления истины, в то время как позиция этого лица соответствует (или, по крайней мере, не противоречит) задачам уголовного судопроизводства. Следователю (оперработнику) необходимо применять эффективные тактические методы и средства, основанные на знании закономерностей поведения лиц, вовлеченных в сферу уголовного процесса, которые бы в интересах раскрытия и расследования преступления позволяли выявлять, преодолевать и предупреждать действительное или возможное противодействие установлению истины со стороны добросовестных и недобросовестных участников этой
деятельности. Осознание следователем (оперработником) конкретной
следственной (розыскной) ситуации как конфликтной (или ложноконфликтной), выявление обстоятельств, препятствующих установлению следователем (оперработником) с носителем информации согласованного взаимодействия в интересах получения от него полных и правдивых сведений, побуждает уполномоченных субъектов

1 См., например: Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. - М.,1994. - С.222.

98

раскрытия и расследования преступления к активности, направленной на снятие этого конфликта (его причин) посредством применения системы тактических средств его преодоления.

В процессе раскрытия и расследования преступления следователю (оперработнику) приходится взаимодействовать не только с носителями личностной информации о преступлении, но и вступать в различные отношения с другими участниками этой деятельности - понятыми, специалистами и т.п.. От следователя (оперработника) требуется применение соответствующих методов, повышающих психическую и физическую активность этих лиц, необходимую для эффективного выполнения возложенных на них функций.

Таким образом, выбор и применение следователем (оперработником) конкретных тактических средств зависит от характера конкретных ситуаций раскрытия и расследования преступлений, их сложности и конфликтности. Неприменение следователем (оперработником) соответствующего арсенала тактических средств направленного воздействия на других участников раскрытия и расследования преступления, в частности, в случаях намеренного оказания ими противодействия установлению истины, существенно ограничивает познавательные возможности следователя (оперработника), обеззоруживает его, что может не только затруднить раскрытие и расследование преступления, но и сделать это невозможным. Своевременное применение следователем (оперработником) допустимых тактических средств решения возникающих тактических задач расширяет его познавательные возможности, обеспечивая тем самым успешное установление истины.

Познавательная роль тактики реализуется посредством оказания воздействия на личностных носителей информации в целях получения от них данных, значимых для установления обстоятельств преступления. Термин “воздействие” широко применяется во многих областях социальной деятельности, в том числе, и в деятельности правоохранительных ор-

99

ганов, осуществляющих борьбу с преступностью. В отличие от термина “деятельность” термин “воздействие” содержит в себе не только момент самого действия, но и его определенный результат, выражение того влияния, той силы, которые возникают в процессе и вследствие данного действия, раскрывая момент отношения между управляющей и управляемой подсистемами1. Воздействия выступают связующим звеном между управленческой деятельностью и ее результатами, состоящими в определенных восприятиях, реакциях, изменениях управляемых объектов2. Во многих случаях в самом содержании воздействий заложена желаемая (прогнозируемая) модель поведения людей3.

По форме внешнего выражения воздействие на человека может быть физическим или психическим. Физическое воздействие на человека всегда сопряжено с применением к нему физической силы и направлено на его тело (организм в целом или его отдельные органы), в то время как психическое воздействие направлено на психику человека. Физическое воздействие на человека в процессе раскрытия и расследования преступления по общему правилу недопустимо, исключения из этого правила допускаются только в случаях и в пределах, прямо указываемых законом, при наличии законных оснований и касаются лишь мер процессуального принуждения (задержания, заключения под стражу в качестве меры пресечения, привода, принудительного освидетельствования и получения образцов для срав- нительного исследования)4. Воздействие на психику человека возможно

1 См.: Атаманчук Г.В. Сущность советского государственного управ ления. - М, 1980.-С.21.

2 См.: там же. - С.43.

3 См.: там же. - С.21.

4 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспек тивы. От теории - к практике. - М., 1988. - С.150.

100

только в форме правомерного тактического воздействия (содержание и пределы допустимости которого будут рассмотрены далее). В криминалистике активно используется термин “тактическое воздействие”1. Р.С. Белкин определяет тактическое воздействие как “всякое правомерное воздействие на тот или иной объект, осуществляемое с помощью тактических приемов или на основе тактики использования иных криминалистических средств и методов - как собственно криминалистических, так и обязанных своим происхождением смежным областям знания”2. Такое определение тактического воздействия носит широкий характер и нуждается в уточнении, поскольку, во-первых, не раскрывает сущность тактического воздействия, а во-вторых, под объектом тактического воздействия понимает чрезвычайно широкий круг элементов: следственную ситуацию в целом, отдельные ее компоненты, материальные образования, людей и др.3.

Тактическое воздействие представляет собой частный случай воздействия одного человека на другого, под которым понимается осуществляемый в личных или общественных интересах процесс передачи информации путем использования различных методов и средств с целью вызвать необходимую реакцию со стороны лица, на которое оказывается воздействие, и тем самым обусловить желательную позицию и поведение этого лица в нужном направлении4. В сфере оперативно-розыскной деятельности и уголовного судопроизводства тактическое воздействие необходимо для

См., например: Далин В.Е. Поведение следователя как элемент следственной тактики // Наука и техника на службе предварительного следствия. - Волгоград, 1976. - С. 71.

2 Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. - Волгоград, 1993.-С.84.

3 См.: там же. - С.80.

4 См.: Хайдуков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц. - Саратов, 1984. - С. 13.

101

осуществления процесса установления истины по делу . Рассматривая процесс речевого общения следователя и участника следственного действия, Г.А. Зорин обоснованно отмечает, что они постоянно оказывают друг на друга психическое воздействие, сообщают о своих психических состояниях, обмениваются самой разнообразной, часто не контролируемой информацией2. Особенность тактического воздействия определяется тем, что его субъект - практический работник (в частности, следователь, оперработник) - оказывает целенаправленное воздействие на психику участника деятельности по раскрытию и расследованию преступления.

В упрощенном виде механизм воздействия на психику человека может быть представлен следующим образом. В каждом управляющем воздействии содержится определенная информация3. Психическая функция мозга человека включает анализ, переработку и хранение информации, моделирование картины мира и управление состоянием и поведением4. Стимулом для мозга является любая информационная посылка ( любое изменение информационной среды), которая влечет за собой изменение психической деятельности и необходимое для сохранения гомеостаза изменение поведения5. “Соответствие реакций воздействующему стимулу есть результат предшествующего анализа того, какие изменения состояния, поведения и информационной среды, развивающиеся после прежнего

1 См.: Дулов А.В. Судебная психология. - Минск, 1975. - С.164.

2 См.: Зорин Г.А. Тактический потенциал следственного действия: Уч. пос. по части курса “Криминалистика” для студентов специальности 02.11 -“Правоведение”.-Мн., 1989. - С.30.

3 См.: Атаманчук Г.В. Сущность советского государственного управ ления. - М., 1980. - С.44.

4 См.: Психотехнологии: Компьютерный психосемантический анализ и психокоррекция на неосознаваемом уровне. - М., 1995. - С. 10.

5 См.: там же. - С.10-12.

102

воздействия стимула, содержат полезный результат: избегание боли, полу- чение удовольствия, удовлетворение потребности”1. Все категории психи- ческого являются дериватами многомерных связей памяти, представляющей собой непрерывную самоорганизующуюся семантическую систему с многомерными связями между ее элементами, поэтому любая воспринятая информация, являющаяся семантической информацией, немедленно попадает в ассоциативную сеть уже имеющихся психосемантических элементов, получая цепочку адресных кодов, с помощью которых эту информацию можно актуализировать (например, осознать)2. Например, предъявляя человеку какое- либо слово, можно ожидать от него не случайного реагирования, а закономерного, так или иначе связанного со значением предъявленного слова3.

Изложенное позволяет использовать указанные знания психических закономерностей деятельности человека в практической деятельности уполномоченных субъектов раскрытия и расследования преступления в целях побуждения отдельных лиц к поведению в социально одобряемом направлении, диагностики сообщаемых ими сведений. В частности, осно- вываясь на том, что совершение преступления вызывает у преступников аффективные следы, обладающие свойствами доминанты - временно гос- подствующей рефлекторной системы, обусловливающей работу нервных центров в данный момент и тем самым придающей поведению определенную направленность4, а также учитывая постоянное сложное состояние

См.: Психотехнологии: Компьютерный психосемантический анализ и психокоррекция на неосознваемом уровне. - М., 1995. -СП.

2 См.: там же. - С68, 71.

3 См.: там же. - С156.

4 См.: Психология. Словарь / Под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. - М., 1990. - С.110.

103

внутреннего напряжения преступников, стало возможным вновь воспро- изводить это состояние под влиянием схожего (или того же) раздражителя, тем самым выявляя причастность этого лица к совершению преступления. Указанная закономерность психической деятельности использовалась А.Р. Лурия для разработки в 20-е годы сопряженного ассоциативно-моторного метода диагностики следов аффекта у преступников.

Тактическое воздействие следует рассматривать как систему мер, направленных на такое изменение установок, взглядов, мотивов, психических процессов и состояний участника раскрытия и расследования преступления, которое способствует формированию у него общественно полезной позиции в интересах установления истины, например, даче правдивых показаний.

Технико-криминалистические средства (например, при исследовании материальных объектов и др.) также могут оказывать правомерное воздействие на тот или иной объект, являющийся носителем криминалистически значимой информации, однако, указанное воздействие не является тактическим, поскольку оно направлено на получение данных, содержащихся в материальных объектах. В основе этого воздействия лежат информационные процессы между человеком и предметом материального мира. Другое дело, когда воздействие тех же технико-криминалистических средств на материальный объект производится в целях оказания определенного влияния на психику лиц - участников следственных или розыскных действий. В этом случае указанное воздействие носит тактический характер, поскольку призвано оказать направленное влияние на позицию и поведение этих лиц, имеющее целью получение от них достоверной информации об обстоятельствах преступления или устранение факторов, могущих отрицательно влиять на получение от них такой информации. Специфика тактических средств, призванных реализовывать тактическое воздействие, обусловливается их способностью оказывать не любое, а прежде всего психическое воздействие на поведение людей, заключающееся в пе-

104

редаче соответствующему лицу информации ( или ограничении доступа к нему определенной информации), содержание которой ( или особенности ее передачи) побуждает его к изменению (закреплению) определенной линии поведения1.

Но психологическое воздействие зачастую требует соблюдения логических законов, правил умозаключения, а также умения выявлять их нарушения у лица, подвергающегося тактическому воздействию. Соответственно, тактическое воздействие имеет логико-психологический характер, оказывающий определенное влияние на интеллектуальную, эмоциональную и волевую сферы психики воздействуемого лица - участника деятельности по раскрытию и расследованию преступления в интересах решения тактических задач. Признавая условность традиционного разделения психики на определенные сферы (интеллектуальную, эмоциональную и волевую), необходимо отметить, что эти сферы охватывают взаимно связанные психические процессы. Так, говоря об интеллектуальном воздействии на психику человека, необходимо помнить, что его реализация путем на- правленного влияния на интеллектуальную сферу психики человека способна, оказывать определенное влияния и на другие сферы его психики (эмоциональную, волевую) и наоборот. Знание указанных особенностей взаимосвязи и взаимопроникновения психических процессов требует при реализации тактического воздействия учитывать все возможные последствия его влияния на психику человека.

Тактика как аспект деятельности практических работников всегда носит направленный и избирательный характер, предполагающий определенное влияние на психику конкретного лица для достижения от него оп-

1 См.: Дулов А.В., Новик Ю.И. Понятие и структура тактического решения, принимаемого следователем при производстве следственного действия // Теоретические проблемы криминалистической тактики: Межвуз. сб. науч. тр.- Свердловск, 1981. - С.45.

105

ределенного изменения поведения. Направленность тактического воздействия характеризуется также и тем, что это воздействие должно давать по- ложительный эффект только в отношении того лица, на которое это воз- действие направлено, оставаясь нейтральным в отношении других лиц.

В психологической науке прочно утвердилось положение, что реакция человека, весь строй его внутренней жизни зависит от особенностей личности, которые сложились у него в процессе его социального опыта, -от его потребностей и мотивов, интересов и установок, т.е. системы отношений к действительности1. Следователь (оперработник), основываясь на знании закономерностей психической деятельности, результатах изучения личности конкретного лица и избирательно воздействуя на сознательные и бессознательные сферы его психики, решает возникающие тактические задачи. Результативность тактического воздействия опосредуется двумя основными условиями: во-первых, характером внешнего воздействия, предполагающего функционально-ролевое влияние на воздействуемое лицо, интенсивность и направленность которого (влияния) определяется ролевыми позициями следователя (оперработника) , и индивидуально-специфическим влиянием субъекта тактического воздействия, его личностным авторитетом2, и, во- вторых, от того, насколько это воздействие соотносится с внутренними индивидуальными особенностями психики воз-действуемого лица, направленностью его личности, познавательной и эмоционально-волевой сферами и т.п..

Необходимо различать воздействие, содержащее элементы психического насилия, и воздействие, содержанием которого является положительное психического влияние, создающее оптимально благоприятные условия для развития нормальных психических процессов, например, ориен-

1 См.: Васильев В.Л. Юридическая психология. - М., 1991. - С.40.

2 См.: Психология. Словарь / Под общ. ред. А.П. Петровского, М.Г. Ярошевского. - М, 1990. - С. 136.

106

тирующее допрашиваемого на наиболее точное и полное воспоминание и воспроизведение имеющих значение для дела обстоятельств1. Разграничивая психическое насилие и правомерное психическое воздействие, ученые по- разному определяют его критерии. Так, П.С. Элькинд признает недопустимым использование психического влияния на участников судопроизводства в направлении нарушения их нормальной психической деятельности2.

Грань между психологическим насилием и правомерным воздействием определяется наличием свободы выбора той или иной позиции, выбора линии поведения, в то время как при насилии человек существенно ограничен или вовсе лишен возможности выбирать для себя линию поведения3. “В отличие от насилия правомерное психическое влияние само по себе не диктует конкретное действие, не вымогает показания того или иного содержания, а, вмешиваясь во внутренние психические процессы, формирует правильную позицию человека, сознательное отношение к своим гражданским обязанностям и лишь опосредованно приводит его к выбору определенной линии поведения”4. Правильно применяемые тактические приемы обладают избирательным действием, оказывая воздействие

См.: Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно- процессуальном праве. - Л., 1976. - С.132-133.

2 См.: там же. - С. 133.

3 См.: Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следст вии. - М., 1976. - С.53; Дулов А.В., Новик Ю.И. Понятие и структура так тического решения, принимаемого следователем при производстве следст венного действия // Теоретические проблемы криминалистической такти ки: Межвуз. сб. науч. тр. - Свердловск, 1981. - С.45 ; Хайдуков Н.П. Такти ко-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц. - Саратов, 1984. - С.26; Ратинов А.Р., Ефимова Н.И. Психология допроса обвиняемого. - М., 1988. - С.94 и др..

4 Ратинов А.Р., Ефимова Н.И. Указ. соч. - С.95.

107

только в отношении лиц, испытывающих трудности в воспроизведении ранее воспринятого материала, дающих заведомо ложные показания или отказывающихся от дачи показаний1.

А.Р. Ратинов и Н.И. Ефимова на основе теоретических и эмпирических исследований сформулировали и расположили по иерархии общие критерии допустимости средств воздействия на участвующих в деле лиц2. Ряд общих критериев допустимости средств воздействия составляют:

а) юридический (соответствие духу и букве закона, соблюдение прав граждан и выполнение обязанностей );

б) этический ( нравственная приемлимость с точки зрения морали и норм профессиональной этики);

в) гносеологический ( познавательная ценность и научная обосно ванность);

г) психологический ( учет психологических особенностей ситуации общения и индивидуальных особенностей ее участников)3.

Выделение в качестве самостоятельного психологического критерия допустимости средств тактического воздействия, несмотря на его практи- ческую важность, все же следует признать недостаточно корректным, по- скольку познавательная ценность и научная обоснованность средств так- тического воздействия зачастую обеспечивается именно учетом законо- мерностей психической деятельности и индивидуальных особенностей ее участников. Исходя их этого, полагаем, что называемый А.Р. Ратиновым и Н.И. Ефимовой психологический критерий охватывается содержанием гносеологического критерия.

1 См.: Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следст вии. - М., 1976. - С.52.

2 См.: Ратинов А.Р., Ефимова Н.И. Указ. соч. - С.93-94.

3 См.: там же. - С.93-94.

108

Некоторые криминалисты в качестве критерия допустимости тактического воздействия в процессе осуществления тактических приемов обоснованно называют его избирательность, предполагающую направленность воздействия только на конкретных лиц ( реципиентов) при полной нейтрализации по отношению к остальным1. Избирательность тактического воздействия входит в качестве составляющего компонента содержания гносеологического критерия, поскольку является отражением его научности и познавательной ценности.

Значение критериев допустимости средств тактического воздействия обусловливается тем, что только одновременно соответствующие им так- тические средства направленного воздействия на участников раскрытия и расследования преступления могут применяться практическими работниками в процессе установления истины. В системе взаимосвязанных критериев следует отметить безусловность высшего из них - юридического (процессуально- правового) критерия, опосредующего все остальные2. Значение данного критерия обусловливается тем, что средства тактического воздействия не должны противоречить требованиям закона, не нарушать законных прав и интересов любого участника раскрытия и расследования преступления.

Таким образом, значение тактики определяется тем, что она призвана решать своими специфическими средствами стоящие перед практическими работниками тактические ( промежуточные по отношению к процессуальным) задачи, лежащие в сфере его межличностных взаимоотно-

См., например: Хайдуков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц. - Саратов, 1984. -С.93; Михальчук А.Е. Тактические комбинации при производстве следственных действий. - Саратов, 1991. - С.66 и др..

2 См.: Ратинов А.Р., Ефимова Н.И. Психология допроса обвиняемого. -М., 1988.- С.94.

109

шений с другими участниками этой деятельности, связанные с необходи- мостью выявления носителей личностной информации о преступлении, получения от них фактических данных, значимых для раскрытия и рассле- дования преступления, определения истинности или ложности получаемых сведений; установления отношений делового сотрудничества с участниками деятельности по раскрытию и расследованию преступления, обеспечивающих их активность; предотвращения, преодоления или нейтрализации противодействия установлению истины со стороны заинтересованных лиц; оказания помощи добросовестным лицам в сообщении достоверной доказательственной или розыскной информации о преступлении.

Сущность тактики как аспекта деятельности практических работников заключается в обусловленном конкретными ситуациями раскрытия и расследования преступления допустимом тактическом (логико- психологическом) воздействии на лиц - участников этой деятельности в целях получения от них криминалистически значимой информации, а также предотвращения, нейтрализации или преодоления с их стороны дейст- вительного или ложного противодействия нормальному ходу установления истины.

Изложенное понимание тактики позволяет определить содержание основ ее научной рефлексии, в соответствии с которым тактика как раздел науки криминалистики должна представлять собой систему научных положений и основанных на них тактических средствах, отражающих закономерности тактической деятельности. Следует согласиться с высказанным в литературе мнением о закономерностях тактики как части науки, к которым относятся: психологические закономерности возникновения, сохранения и передачи идеальной информации; закономерности поведения обвиняемого, потерпевшего, свидетеля до, в момент и после совершения преступления; закономерности, оказывающие прямое или опосредованное

110

влияние на взаимоотношения следователя (оперработника) с другими лицами1.

Организация раскрытия и расследования преступления не входит в его тактику2. Законодатель в ряде случаев исходит из необходимости раз- граничения вопросов организации и тактики, в частности, в Федеральном Законе РФ “Об оперативно-розыскной деятельности” 1995 г. в ст. 12 в перечне сведений об оперативно-розыскной деятельности, составляющих государственную тайну, указывается раздельно на организацию и тактику проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Организация деятельности по раскрытию и расследованию преступления выражается в определении ее целей; конкретизации обстоятельств, подлежащих установлению по уголовному делу; выявлении методов и средств достижения этих целей; планировании их использования; создании оптимальных условий для производства следственных и иных действий; определении и осуществлении необходимого взаимодействия1. Обоснованно мнение В.Д. Зеленского, что организация расследования преступления не может входить в следственную тактику уже потому, что ни один из ее элементов не является тактическим приемом, содержание и значение каждого из них выходит за рамки следственной тактики4.

’ См.: Божкова Н.Р., Власенко В.Г., Комиссаров В.И. Следственная (криминалистическая) тактика. Часть I. - Саратов, 1996. - С.20.

2 См., например: Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. - М.,1982. - С.93; Зеленский В.Д. Организация расследования преступлений. Криминалистические аспекты. - Ростов н/Д, 1989. - С.57, 58; Михальчук А.Е. Тактические комбинации при производстве следст венных действий. - Саратов, 1991. - С.42 и др..

3 См.: Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступ лений. - Мн., 1979. - С.49; Зеленский В.Д. Организация расследования преступлений. Криминалистические аспекты. - Ростов н/Д, 1989. - С.40.

4 См.: Зеленский В.Д. Указ. соч. - С.58.

ш

Очень тесно переплетаются вопросы организации и тактики применительно к производству следственных действий, имеющих целью получение информации от личностных носителей. Определяя структуру будущего следственного действия (в частности, цель, место, время, участников), следователь одновременно решает вопрос и о способах осуществления действия - тактических приемах, да и выбор места, времени действия нередко носит ярко выраженный тактический характер - связь организации с тактикой в данном случае особенно наглядна1. Однако, указанное не дает никаких оснований для отождествления вопросов организации и тактики при производстве следственного действия, поскольку основное назначение организации следственного действия заключается в создании его структуры и организационных условий оптимального производства. В то время как о тактике следственного действия можно говорить как о деятельности практических работников при производстве следственного действия, направленной на решение возникшей тактической задачи, путем оказания направленного логико-психологического воздействия на участников раскрытия и расследования преступлений в целях получения от них фактических данных о преступлении.

Характеристика тактического аспекта деятельности по раскрытию и расследованию преступления будет неполной, если не отметить, что помимо направленного тактического воздействия, являющегося результатом специальной деятельности практических работников, воздействие логико- психологического характера на участников этой деятельности может фор- мироваться в результате объективно складывающейся предметно-социальной среды раскрытия и расследования конкретного преступления, способной также оказать положительное влияние на поведение участника этой деятельности в интересах решения тактической задачи. Тактическое воздействие на психику участвующих в процессе раскрытия и расследова-

1 См.: Зеленский В.Д. Указ. соч. - С.57.

112

ния преступления лиц может оказываться в ходе реализации некоторых процессуальных решений, например, при избрании меры пресечения, при- влечении лица в качестве обвиняемого и т.д.. Как верно отметил Р.С. Белкин, в основе таких процессуальных решений лежит тактическое начало1. Рассматривая такие решения в определенном аспекте как тактические,2 необходимо учитывать, что содержащееся в них тактическое начало (или тактическое содержание^) имеет сопутствующий по отношению к основному назначению этих решений характер. Следователь (оперработник) при реализации таких решений должен учитывать содержащееся в них тактическое начало для оказания положительного воздействия на поведение участников этой деятельности в интересах установления истины. Так, правомерное физическое воздействие на человека в процессе раскрытия и расследования преступления, осуществляемое в случаях и пределах, указываемых законом, при наличии законных оснований, может иметь сопутствующий тактический характер и в результате правомерного применения способно оказывать на это лицо определенное положительное воздействие.

Комплексная реализация направленного тактического воздействия, формируемого и осуществляемого следователем (оперработником) по- средством использования разнообразных тактических средств, избираемых в зависимости от характера подлежащих решению тактических задач и особенностей конкретной ситуации, и использование сопутствующего тактического воздействия на участников раскрытия и расследования пре-

1 См.: Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. - Волгоград, 1993.-С.84.

2 См.: там же. - С.84.

3 См.: Филющенко А.А. Тактика действий следователя, связанных с применением уголовно-процессуального принуждения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Свердловск, 1974. - С.6.

113

ступления в процессе реализации определенных процессуальных действий обеспечивают всестороннее положительное тактическое воздействие на участников этой деятельности в интересах эффективного установления истины.

114

3.2. Понятие и система тактико-криминалистических методов раскрытия и расследования преступлений

Понятие метода как элемента сознательной человеческой деятельности, отображающего закономерности познания, имеет важное значение для уяснения ее активного, преобразующего действительность, характера. Метод играет ключевую роль - роль компаса, который дает возможность ориентироваться в фактах действительности1. Как и в других областях че- ловеческой деятельности при раскрытии и расследовании преступления следователь (оперработник) для решения возникающих задач использует различные познавательные методы.

Разработка и внедрение в практическую деятельность научно обоснованных методов раскрытия и расследования преступлений связывается с наукой криминалистикой. Вместе с тем, как справедливо отмечается в литературе, разработка методов раскрытия и расследования преступлений до настоящего времени в криминалистике осуществляется недостаточно2. Указанное обстоятельство “отрицательно сказывается на развитии теории криминалистики, не способствует эффективной разработке полезных для практики методов расследования и плодотворной реализации полученных при этом знаний в процессе подготовки будущих следственных кадров, повышения профессионального мастерства следователей”3. Г.А. Зорин от-

1 См.: Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т. Т.1. - М., 1981. - С.

23.

2 См.: Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступ лений. - Мн., 1979. - С.36.

3 Образцов В.А., Донцов В.В. Понятие и содержание метода рассле дования (криминалистический аспект) // Теория криминалистики и мето дика расследования преступлений: Сб. науч. тр. - М., 1990. - С.51.

115

мечает: “Поиск продуктивных и гибких специальных методов представляет сейчас самое фундаментальное направление в криминалистике”1.

Традиционным является определение метода как способа познания, представляющего собой совокупность (систему) упорядоченных и взаимо- связанных действий, операций, приемов, применяемых в определенных условиях для решения познавательных задач2. Вместе с тем, это определение не отражает в полной мере гносеологическую направленность метода. Понимание социальной ценности метода возможно в процессе исследования его неразрывной взаимосвязи с объектом познания и с целями познавательной деятельности. Существуя в сознании человека как представление о способе достижения определенной цели, метод имеет объективную основу, которой являются содержание и законы развития познаваемого объекта3. Научное отражение закономерностей познаваемого объекта выступает в качестве теоретической основы формирования соответствующих методов. Гносеологическая функция метода заключается в том, что он выступает в качестве способа обнаружения и использования информации о преступлении4. Эта способность методов определяется тем, что в их основе лежат познанные закономерности деятельности, связанной с раскрытием и расследованием преступлений. Метод представляет собой определен-

1 См.: Зорин Г.А. Проблемы применения специальных логико- психологических методов при подготовке и проведении следственных действий: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1991. - С.1.

2 См.: Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. - М., 1973. - С.98; Криминалистика / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. -М., 1994.-С.12идр..

3 См.: Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе: методологические и правовые проблемы. - Саратов: Изд-во Са ратов. ун-та, 1986. - С.94.

4 См.: Криминалистика социалистических стран / Под ред. В .Я. Кол- дина. - М., 1986.-С. 13.

116

ный способ решения возникающих в процессе раскрытия и расследования преступления познавательных задач, основанный на закономерностях этой деятельности, направленный на получение конкретной искомой информации, значимой для установления истины.

Понятие “метод” может рассматриваться в двух аспектах - теоретическом и практическом. Поскольку метод отображает закономерности познания и определяется объектом познания, он представляет собой идеальное отражение этой реальности, облеченное в теоретическую форму. Г.А. Зорин отмечает, что метод может рассматриваться “как логическая модель, которая в процессе разработки и практического использования постоянно детализируется, уточняется, совершенствуется, обрастает специальным инструментарием”1. Любой метод может быть реализован на практике только путем совершения ряда практических действий, совокупность и последовательность которых отражают его сущность2. Только в этом случае может проявиться его функция способа познания действительности, направленная на получение искомой информации об объекте познания. Практический аспект метода заключается в реализации существующего в теоретической форме определенного способа решения познавательных задач, возникающих в процессе раскрытия и расследования преступления, посредством совершения системы практических действий, обеспечивающих получение информации об обстоятельствах преступления.

В юридической литературе обоснованно отмечается, что следует различать методы науки криминалистики и методы практической деятель-

1 Зорин Г.А. Тактический потенциал следственного действия. - Мн., 1989.-С.9.

2 См.: Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступ лений. - Минск, 1979. - С.40; Зорин Г.А. Тактический потенциал следст венного действия. - Мн., 1989. - С.9.

117

ности1. Первые выступают в качестве способов научного познания зако- номерностей криминалистики, ее дальнейшего развития, тогда как вторые разрабатываются для использования в практике борьбы с преступностью, в деятельности практических работников. Это разграничение методов не должно влечь их противопоставление, поскольку, во-первых, в практической деятельности, как и в криминалистическом научном исследовании могут применяться одноименные методы познания ( например, измерение, сравнение и т.п.), гносеологическая сущность которых не зависит от сферы применения2, а во-вторых, методы практической деятельности чаще всего разрабатываются наукой на основе ее методов и их научная обоснованность обеспечивает им наибольшую эффективность3.

До настоящего времени вопросы о сущности и систематизации кри- миналистических методов относятся к числу спорных. Руководствуясь философскими представлениями о методах частных наук, Р.С. Белкин сконструировал систему методов криминалистики4. В основе этой системы лежит диалектический метод, на базе которого образуются общенаучные (частные) и специальные методы науки. Причем, специальные методы криминалистики подразделяются им на собственно криминалистические, возникающие в криминалистике и применяемые в ней или в некоторых областях научного знания, и на специальные методы других наук, исполь-

1 См.: Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. - М., 1982. - С.28; Белкин Р.С. Общая теория советской криминалистики. - Саратов, 1986. - С.337 и др..

2 См.: Белкин Р.С. Общая теория советской криминалистики. - Сара тов, 1986.-С.337.

3 См.: Методология криминалистики / Отв. ред. Пантелеев И.Ф. - М., 1982. -С.20.

4 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспек тивы. Общая и частные теории. - М., 1987. - С.118-129.

118

зуемые криминалистикой, но от этого не становящиеся криминалистическими1. По мнению Н.А. Селиванова, система методов криминалистики состоит из четырех элементов: 1) материалистической диалектики; 2) общих методов; 3) частных методов; 4) специальных методов2. К числу частных методов он отнес применяемые в криминалистике методы других наук, а к специальным - методы, разрабатываемые криминалистикой3.

И.М. Лузгин, характеризуя криминалистические методы познания, применяемые следователем, отмечал, что их специфика “ состоит в том, что они разрабатываются для следственной, судебной, экспертной и розыскной практики в целях обнаружения, фиксации, изучения и оценки доказательств. Эти методы направлены на борьбу с преступностью, разрабатываются с учетом специфики объекта познания - события, содержащего признаки преступления, условий и целей познавательной деятельности”4. В зависимости от формы отражения действительности И.М. Лузгин различает криминалистические методы, обеспечивающие установление, изучение и оценку предметов, веществ, материально фиксированных следов преступления, а также - получение, исследование и оценку показаний свидетелей, потерпевших, обвиняемого (подозреваемого)5. Соответственно, он определяет их как технические и тактические6.

См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. - М., 1987. - С. 123.

2 См.: Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. - М., 1982.-С.27.

3 См.: там же. - С.27.

4 Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. - М., 1973. -С.100.

5 См.: там же. -С. 100.

6 См.: там же .-С. 100

119

Если понимание в криминалистической литературе технико- криминалистических методов в целом однозначно, то определение сущности и содержания тактико-криминалистических методов остается дискуссионным. Причина этого заключается в неоднозначной трактовке учеными тактики раскрытия и расследования преступлений. Объективное основание разграничения технико-криминалистических и тактико-криминалистических методов получения информации о преступлении, как способов решения конкретных познавательных задач, заключается в различных закономерностях отражения информации в следах преступления, определяемых природой ее носителей - материальных предметов или людей. Верно выделяя основание разграничения технико - криминалистических и тактико-криминалистических методов, заключающееся в различных формах отражения следов преступления, И.М. Лузгин указанными методами и ограничивает все содержание криминалистических методов. Эта позиция не учитывает того обстоятельства, что существует также группа криминалистических методов, которые условно можно назвать организационно-криминалистическими. В отличие от технико - криминалистических и тактико-криминалистических методов, организационно-криминалистические методы обусловливаются закономерностями организации и осуществления поисково-познавательной деятельности. Исходя из закономерной связи между объектом, целью и методами познания, следует отметить, что различия в непосредственных объектах познания и характере познавательных задач обусловливают специфику и самостоятельность таких специальных методов как технико-, тактико- и организационно-криминалистические методы раскрытия и расследования преступлений.

Р.С. Белкин, анализируя криминалистические методы, выделяет технико- криминалистические и структурно-криминалистические методы1. Он

1 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. - М., 1987. - С. 124.

120

отмечает, что технико-криминалистические методы используются пре- имущественно в области технико-криминалистических исследований1. Структурно-криминалистические методы - это “методы выбора и накопления исходной информации, необходимой для построения структуры, определения путей развертывания структуры и ее использования в практической деятельности”2. На базе этих структурных систем, составляющих системы основных элементов планирования расследования преступлений; тактических приемов, образующих тактику отдельных следственных действий; рекомендаций, составляющих отдельные методики расследования различных видов преступлений, и т.п. вырабатываются тактико-криминалистические методы собирания, исследования, оценки и использования доказательств3. В доказывании используются не сами структурно-криминалистические методы, а результаты их применения в научных криминалистических исследованиях, т.е. те структурные системы, которые разрабатываются в процессе применения этих методов4.

Нельзя не заметить, что в число методов, называемых Р.С. Белкиным структурно-криминалистическими, входят все те методы, которые не являются технико-криминалистическими. Конструкция структурно-криминалистических методов, предложенная Р.С. Белкиным, не отражает самостоятельность такого вида специальных криминалистических методов как тактико- криминалистические методы. На наш взгляд, методы, которые определяют содержание и последовательность типизированных действий лиц, носящий организационно-управленческий характер, следует относить

1 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспек тивы. Общая и частные теории. - М., 1987. - С. 124.

2 См.: там же.-С. 124.

3 См.: там же. - С. 124, 129.

4 См.: там же.-С. 129.

121

к структурно-криминалистическим (или организационно - криминалисти- ческим) методам. Специфика методов организации и осуществления дея- тельности, связанной с раскрытием и расследованием преступлений (или организационно-криминалистических методов), заключается в том, что они представляют собой способы создания структуры этой деятельности как в целом, так и составляющих ее элементов, а также способы управления ею, т.е. поддержания в организованном состоянии, в то время как тактико- криминалистические методы раскрытия и расследования преступлений выступают способами допустимого тактического воздействия на участников этой деятельности в интересах получения от них информации о преступлении или создания необходимых условий для ее получения.

Понимание специфики тактико-криминалистических методов основывается на том, что эти методы являются способами решения тактических задач раскрытия и расследования преступлений1. Тактические задачи, как было рассмотрено ранее, связаны с необходимостью познания криминалистически значимой информации о преступлении из ее личностных носителей - людей, наделенных сознанием. Для успешного решения этих задач и требуется применение следователем (оперработником) тактических способов их решения - тактико- криминалистических методов, реализующих самостоятельные функции в процессе раскрытия и расследования преступления, выступая в качестве способов направленного тактического воздействия на участников этой деятельности.

Тактико-криминалистические методы обусловлены как юридически, поскольку задачи, условия, порядок и форма их применения в деятельности по раскрытию и расследованию преступления зависят от правового регулирования, так и психологически, поскольку основаны на учете различных закономерностей психической деятельности человека, опреде-

1 См.: Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. - Мн., 1979. - С.67-68.

122

ляющих содержание конкретного тактического воздействия. Разнообразие тактико-криминалистических методов как способов допустимого воздействия на психику участников раскрытия и расследования преступления обусловливается особенностями правовой регламентации и характером закономерностей психической деятельности человека, лежащих в основе конкретных механизмов осуществления такого воздействия. Тактико- криминалистические методы как методы допустимого логико- психологического воздействия отличаются от всех сходных методов Других наук ( в частности, общей психологии), поскольку обусловлены спе- цифическими целями и сферой применения, особыми ограничениями пра- вового и нравственного характера при воздействии на психику участника деятельности по раскрытию и расследованию преступления.

Механизм заключенного в тактико-криминалистических методах направленного воздействия на психику участников раскрытия и расследования преступления своей содержательной стороной имеет информационный процесс, основанный на закономерностях передачи различными способами воздействуемому лицу такого рода информации, которая побуждает его, формируя мотивацию, к определенным действиям (поведению).

Таким образом, тактико-криминалистический метод можно определить как основанный на познании закономерностей тактической деятельности и существующий в теоретической форме способ решения тактической задачи, заключающийся в допустимом логико-психологическом воздействии на участников раскрытия и расследования преступления в интересах получения от них информации о преступлении или создания необходимых условий для ее получения.

Выбор следователем (оперработником) конкретных методов тактического воздействия зависит от характера возникающих тактических задач, а также от различных факторов конкретной следственной (или розыскной ситуации) и, прежде всего, от индивидуальных особенностей личности отдельных участников этой деятельности.

123

Важным вопросом, настоятельно требующим своего исследования, является определение системы методов тактического воздействия, который также является дискуссионным в криминалистике. Так, Г.А. Зорин в классификации специальных логико-психологических методов, направленных на оптимизацию подготовки, проведения и анализа следственных действий, выделяет в качестве самостоятельной группы методы воздействия на участников следственного действия, однако, не называет их тактическими1.

Основываясь на изложенном ранее понимании тактико-криминалистических методов, следует признать, что называемые в криминалистической литературе такие методы как метод внутреннего диалога следователя, метод рефлексии, метод логического преобразования информации, метод криминалистической интерпретации следственной или оперативной ситуации, метод изучения личности участника следственного или розыскного действия и др. не могут быть отнесены к числу тактико-криминалистических методов, поскольку не представляют собой способы тактического воздействия на личностных носителей информации, являясь преимущественно методами мыслительной деятельности субъекта познания (следователя, оперработника), анализа им особенностей личности и поведения участников следственного (розыскного) действия в складывающейся ситуации, оценки полноты и достоверности получаемой от них информации и определяют дальнейший выбор тактико- криминалистических методов. Представляется, что указанные методы логико- познавательного характера относятся к организационно-

1 См.: Зорин Г.А. Тактический потенциал следственного действия: Уч. пос. по части курса “Криминалистика” для студентов специальности 02.11 - “Правоведение”. - Мн., 1989. - С.13; Зорин Г.А. Проблемы применения специальных логико-психологических методов при подготовке и проведении следственных действий: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1991.-С.8.

124

криминалистическим методам, отражающим закономерности организации поисково-познавательной деятельности в ходе раскрытия и расследования преступления. Тогда как методы тактического воздействия в отличие от методов мыслительной деятельности являются способами направленного логико-психологического воздействия на психику участников раскрытия и расследвания преступлений, побуждая последних к определенному пове- дению. Значение методов логико-познавательного характера обусловливается тем, что они определяют последующий выбор не только методов тактического воздействия, но и влияют также на выбор и применение технико- криминалистических методов.

Исходя из обусловленности тактико-криминалистических методов закономерностями психической деятельности человека, представляется целесообразным для определения содержания системы этих методов ис- следовать разработанные психологией методы воздействия на личность. В отечественной психологии, отмечающей научную и практическую важность проблемы методов психологического воздействия на личность и группу, накоплены определенные знания о способах такого влияния. В частности, А.В. Дулов, рассматривая систему судебно-психологических методов выделяет следующие судебно-психологические методы воздействия на личность: метод передачи информации, метод убеждения, метод приказа, метод примера, метод регулируемых общений, метод постановки и варьирования мыслительных задач1. Называются также такие методы как убеждение, принуждение, внушение, метод примера, изобличение и маневрирование информацией и т.п.2. Причем, названные выше методы воздействия, в свою очередь, подразделяются на подвиды.

См.: Дулов А.В. Судебная психология. - Минск, 1975. - С.162-187.

2 См., например: Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. - М., 1995.-С. 15-18, 57-88 и др..

125

Руководствуясь необходимостью создания четкой системы методов тактического воздействия, которая способствовала бы их эффективному осмыслению, усвоению и последующему применению в практической деятельности, основываясь на разработанных психологией и криминалистикой методах воздействия на личность, считаем возможным предложить следующую классификацию этих методов, позволяющую практическим работникам не только ориентироваться в их многообразии, но и устанавливать между ними взаимные связи.

В зависимости от характера влияния на сознательные и бессознательные сферы психики воздействуемого лица тактико-криминалистические методы могут подразделяться на:

  1. Методы влияния на психологические процессы человека, предпо лагающие воздействие на его сознание, обращение к критическому вос приятию сообщаемой информации, составляющей содержательную сторо ну этого воздействия:
  • метод убеждения,
  • метод принуждения.
    1. Методы влияния на совокупность психических процессов, актов и состояний человека, минуя критическое восприятие им сообщаемой ин формации, при которых он не отдает себе отчета:
  • метод выведывания,
  • метод внушения.
  • Под убеждением понимают метод воздействия на сознание личности через обращение к ее собственному критическому суждению, предполагающий отбор, логическое упорядочение фактов и выводов согласно единой функциональной задаче’. Воздействуя на человека в процессе убеждения ему предоставляется определенный объем информации, влияющий на

1 См.: Психология. Словарь / Под общ. ред. А.П. Петровского, М.Г. Ярошевского. - М., 1990. - С.413.

126

систему его взглядов, установок и мотивов, формирующий определенную ориентацию и позицию. Убеждению в значительной мере присущ логический характер, соблюдение логических законов и правил умозаключения. Критически анализируя, правильно оценивая сообщаемую информацию, вытекающие из нее выводы, соглашаясь с ними, воздействуемое лицо изменяет свои установки, взгляды, мотивы. Свидетели могут убеждаться в необходимости дачи полных и правдивых показаний в результате восприятия различных доводов (например, убеждающих в важности показаний этого свидетеля для установления истины по делу и т.п.), имеющих целью изменить сформировавшееся у них негативное отношение к даче показаний. Обвиняемого (подозреваемого) зачастую приходится убеждать в не- обходимости дачи им показаний ( например, как средства реализации своего права на защиту); отказа от продолжения им действий, препятствующих установлению истины и т.п.. Результативность убеждения зависит от возбуждения мыслительной деятельности убеждаемого лица, предпола- гающего активизацию его критического отношения к своим действиям и действиям других лиц, восприятие убеждающих доводов, в противном случае, если лицо, на которое предполагается оказать убеждающее воздействие, не готово участвовать в акте коммуникации, то оно останется безучастным к применяемым в отношении него убеждающим воздействиям. Важное значение приобретает установление психологического контакта с воздействуемым лицом, характеризующегося положительным отношением к убеждающему, желанием воспринимать его доводы, наличием действительно полного восприятия и понимания передаваемой им информации1.

А.В. Дулов указывает основные требования, которым должно удовлетворять убеждение: отвечать уровню развития убеждаемого; строиться с учетом профессиональных, возрастных, образовательных и иных индивидуальных психических особенностей данной личности; быть последова-

1 См.: Дулов А.В. Судебная психология. - Минск, 1975. - С. 179-180.

127

тельным, логическим, доказательным; возбуждать психическую активность убеждаемого; содержать как обобщенные положения, выводы, так и конкретные факты, примеры; содержать анализ обоюдно известных фактов; убеждающий должен сам искренно верить в то, в чем он убеждает; учитывать возможности и особенности самого убеждающего1.

Необходимо особо указать на такое условие убеждения, обеспечивающего его успешность, как истинность сведений (аргументов, доводов, сравнений и т.п.), сообщаемых воздействуемому лицу. Если убеждаемое лицо придет к выводу, что исходящая от следователя (оперработника) информация не соответствует действительности, то становится невозможным его согласие с такими убеждающими доводами.

Называемый некоторыми учеными в качестве самостоятельного метод изобличения есть не что иное как разновидность убеждения, поскольку предполагает воздействие на сознание воздействуемого лица, обращение к критическому восприятию сообщаемой информации, заставляет его задуматься над линией своего поведения, что может повлечь изменение им своих установок, взглядов и т.п. в интересах установления истины. Убеждение в зависимости от особенностей убеждающего воздействия на психику, связанного с различными формами его реализации, подразделяется на различные виды: разъяснение (объяснение), доказывание (доказательство), опровержение, переубеждение.

Метод убеждения должен рассматриваться в качестве основного метода, применяемого в процессе раскрытия преступлений, поскольку обращен к логике и здравому смыслу участников этой деятельности. Но не всегда его применение может дать положительный результат, в частности, не поддаются убеждению люди, не наделенные богатством воображения, не способные к эмоциональному восприятию символов; социально неконтактные люди, проявляющие признаки отчужденности; люди с параноид-

1 См.: Дулов А.В. Судебная психология. - Минск, 1975. - С. 180.

128

ными тенденциями; “криминальные психопаты” и др.. В случаях, когда исходя из совокупности психических свойств и качеств личности воздей-ствуемого лица и его психического состояния в конкретной ситуации использование метода убеждения не сможет оказать на него положительное влияние в пользу общественно целесообразного поведения, требуется применение других методов тактического воздействия.

Принуждение внутренне присуще следственной деятельности, проявляясь в процессуальных и тактических мерах преодоления противодействия1. Уголовно-процессуальное принуждение характеризуется следующими особенностями: “ а) оно применяется только в сфере уголовного су- допроизводства; б) лица, к которым такое принуждение может применяться, основания и порядок его применения точно регламентированы уголовно- процессуальным законодательством; в) законность и обоснованность применения уголовно-процессуального принуждения обеспечивается сис- темой процессуальных гарантий личности, строжайшим судебным и про- курорским надзором”2. Принуждение применяется и для предупреждения предполагаемых нарушений соответствующих требований и дозволений. В этих, как и в других случаях, законодатель указывает на необходимость располагать достаточными объективными основаниями ( а не просто субъ- ективным мнением) считать, что применение той или иной меры принуждения составляет необходимое средство предупреждения правонарушения или достижения конкретной цели при выполнении процессуального действия ( обыска, выемки, освидетельствования и др.)3-

1 См.: Лукьянчиков Е.Д., Кузьмичев B.C. Тактические основы рассле дования преступлений. - Киев, 1989.- С. 13.

2 Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно- процессуальном праве. - Л., 1976. - С.88.

3 См.: там же. - С.88.

129

Модель социально одобряемого поведения участников раскрытия и расследования преступления закрепляется в нормах права, отражающих соответствующие правила их поведения, права и обязанности как участников этой деятельности. Если участник этой деятельности не выполняет возложенных на него законом обязанностей или злоупотребляет предос- тавленным ему правом, требуется оказание на него направленного воздей- ствия, имеющего целью привести его деятельность в соответствие с рамками дозволенного или запрещенного поведения. Тактические методы воздействия, основанные на принуждении, имеют целью побудить человека к определенной деятельности вопреки его желаниям, поэтому их применение может быть признано допустимыми только в пределах и на основаниях, предусмотренных законом. В процессе психологического принуждения воздействуемое лицо побуждается к выполнению определенной деятельности (поведению) при негативной мотивации, в состоянии внутреннего протеста, например, опасаясь наступления для себя неблагоприятных последствий, ущерба и т.п.. При принуждении воздействуемое лицо делает выбор в сторону социально полезного поведения, осознавая угрозу наступления определенных законом неблагоприятных для него последствий в случае выбора им антиобщественного поведения. Понимание угрозы применения к таким лицам санкций, основанных на законе, в случае оказания с их стороны противодействия установления истины по делу направляет их поведение в желательное для общества русло. Например, свидетель побуждается к даче показаний, опасаясь возможного привлечения к уголовной ответственности в случае отказа от дачи показаний. Разновидностями метода тактического воздействия путем принуждение являются предупреждение и запрещение (запрет). Принуждение в виде угрозы, содержание которой противоречит правовым нормам, не может рассматриваться в качестве допустимого метода тактического воздействия на определенное лицо, поскольку содержит элементы психического насилия, подавляющего его волю и ограничивающего свободу выбора лицом опреде-

130

ленного поведения, нарушая права и законные интересы человека. Соот- ветственно, обвиняемый (подозреваемый) не может принуждаться к даче показаний, поскольку дача показаний - это их право, а не процессуальная обязанность.

Внушение (или суггестия) представляет собой “процесс воздействия на психическую сферу человека, связанный со снижением сознательности и критичности при восприятии и реализации внушаемого содержания, с отсутствием целенаправленного активного его понимания, развернутого логического анализа и оценки в соотношении с прошлым опытом и данным состоянием субъекта1. Использование внушения основано на таком качестве человеческой психики как внушаемость, степень которой различна у отдельных людей и зависит от свойств их нервной системы, а также от переживаемого ими психического состояния . Внушение может быть прямым или косвенным. Прямое внушение заключается в использовании специальных “словесных формул”, которые внедряются в психическую деятельность суггеренда и становятся активными элементами его сознания и поведения, в то время как косвенное внушение характеризуется использованием информации в замаскированном, скрытом виде и неосознанным, незаметным, непроизвольным его усвоением2. Поскольку сущность тактико- криминалистических методов внушения заключается в некритическом восприятии и принятии сообщаемой информации, его применение допустимо только для оказания положительного влияния на эмоциональное состояние, мотивацию, установки и т.д. участника деятельности по раскрытию и расследованию преступления и не должно оказывать влияния на достоверность и полноту сообщаемых им сведений. В частности, внушение может применяться для разрушения пассивности участника раскрытия

1 См.: Психология. Словарь / Под общ. ред. А.П. Петровского, М.Г. Ярошевского. - М.: Политиздат, 1990. - С.57.

2 См.: там же. - С.57.

131

и расследования преступления, вызывая его готовность вступить в общение с практическим работником. Использование метода внушения может нацеливать работу воображения у лица, имеющего отношение к совершенному преступлению, таким образом, чтобы у него формировалось преувеличенное представление об осведомленности следователя в обстоятельствах расследуемого дела, что в конечном счете может побудить это лицо дать правдивые и полные сведения.

Группа методов, имеющих целью оказание направленного воздействия на участника раскрытия и расследования преступления, чтобы побудить его к неосознанному сообщению сведений, которыми от располагает, но скрывает от окружения относится к методам выведывания значимой для раскрытия и расследования преступления информации1.

Результативность выведывания напрямую зависит от неосведомленности лица, что в отношении него осуществляется воздействие в виде выведывания. В результате использования методов выведывания информации воздействуемое лицо побуждается к непроизвольной речевой репродукции (непроизвольным высказываниям) фактов, имеющих отношение для установления истины, или к непроизвольным физическим и экспрессивным действиям, содержащим соответствующую информацию2.

При получении выведываемой информации не всегда следует акцентировать на этом внимание воздействуемого лица, чтобы не побудить его тем самым отказаться от дальнейшего общения со следователем (оперработником). Основные разновидности метода выведывания определяются особенностями механизмов психологического воздействия на психику человека, побуждающих его к неосознанной передаче скрываемой информации. Эти механизмы могут быть основаны на ассоциации; семантической

1 См.: Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. - М, 1995. - С.78- 83.

2 См.: там же. - С.80.

132

генерализации ; эмоциональном стрессе и т.д.. На методах выведывания основаны также действия практических работников, направленные на оказание помощи добросовестным лицам в сообщении достоверной доказательственной или розыскной информации о преступлении. Разница в использовании методов выведывания для получения информации от недобросовестных и добросовестных лиц, основываясь на единых психологических механизмах ее получения, заключается в различных условиях их практической реализации.

Выбор определенных тактико-криминалистических методов обусловливается складывающимися конкретными ситуациями раскрытия и расследования преступления, требующими решения определенных тактических задач. Так, для решения тактических задач, требующих получения фактических данных о значимых для раскрытия и расследования преступления обстоятельствах, содержащихся в личностных носителях информации, скрывающих свою осведомленность о преступлении и не желающих давать правдивые показания либо для подтверждения данных о виновной осведомленности определенных лиц о преступлении, необходимо применять разнообразные методы выведывания, в то время как для решения тактических задач, направленных, например, на установление с участниками раскрытия и расследования преступления психологического контакта избираются соответствующие конкретной ситуации тактико-криминалистические методы убеждения, принуждения или внушения.

Методы тактического воздействия в процессе раскрытия и расследования преступления могут применяться как отдельно, так и в различных сочетаниях друг с другом. Зачастую только комплексное использование тактико- криминалистических методов способно оказывать направленное воздействие на познавательную, эмоциональную и волевую сферы психической деятельности личностных носителей информации, побуждая их к

1 См.: Чуфаровский Ю.В. Указ. соч. - С.81.

133

сообщению полной и достоверной информации о преступлении или создавая необходимые условия для ее получения.

Наряду с указанными основными методами тактического воздействия на участников раскрытия и расследования преступления - убеждением, принуждением, внушением и выведыванием - в литературе в качестве са- мостоятельных методов воздействия на личность указывается ряд других методов, которые являются разновидностями названных выше отдельных методов или их комплексов. Так, А.В. Дулов в качестве самостоятельного метода воздействия называет метод передачи информации, сущность которого, по его мнению, заключается в том, что “заранее собранная и в определенном порядке, условиях, способах передаваемая информация включает в интеллектуальные, эмоциональные, волевые процессы лицо, на которое оказывают воздействие, перерабатывается им, что и приводит к достижению запланированной цели воздействия”1. Любой метод тактического воздействия, а не только метод передачи информации, следует рассматривать как информационный процесс, имеющий целью посредством передачи воздействуемому лицу определенной информации побудить его к поведению в желательном направлении. В противном случае, тактическое воздействие, впрочем как и любое другое, становится бессодержательным, а общение становится фатическим2. В связи с изложенным, следует признать неоправданным выделение в качестве самостоятельного метода воздействия на личность метода передачи информации, фактически подменяющего собой все существующие тактические методы воздействия.

Изложенное относится и к методу воздействия, называемому А.В. Дуловым эмоциональным экспериментом, сущность которого “заключается в неожиданном предъявлении обвиняемому, подозреваемому материа-

1 Дулов А.В. Судебная психология. - Минск, 1975. - С. 170.

2 См.: Общая психология: Учеб. для студентов пед. ин-тов / Под ред. А.В. Петровского. - М., 1986. - С. 138.

134

лизованной информации (вещественного доказательства, человека и т.д.), связанной с совершением преступления, действиями по подготовке, сокрытию следов преступления, с целью вызова реакции обвиняемого, порожденной воздействием предъявленной ему информации, и наблюдения за ней. Реакция обвиняемого на предъявленную ему информацию позволяет сделать вывод о его действительном отношении к определенным событиям, фактам, а затем и изменить его линию поведения при допросе”1. “Эмоциональный эксперимент” является не чем иным как разновидностью метода выведывания, основан на эмоциональном воздействии ( эмоциональном стрессе) на человека, рассчитан на усиление его состояния внутреннего эмоционального напряжения, связанного с совершенным преступлением, что способно побудить это лицо к передаче скрываемой им информации.

Любой тактико-криминалистический метод как способ решения возникающих тактических задач может быть реализован только путем совершения уполномоченными должностными лицами ряда практических действий. Эти действия, совокупность и последовательность которых отражает сущность соответствующего метода, выступают в качестве тактических средств реализации тактико-криминалистических методов воздействия на поведение участников раскрытия преступления. Их выбор зависит от особенностей складывающейся конкретной ситуации.

1 Дулов А.В. Судебная психология. - Минск, 1975. - С.322.

135

3.3. Понятие и классификация тактических приемов

Методы тактического воздействия, представляя определенные способы воздействия практического работника на психику других участников деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, непосредственно не обладают активной побуждающей силой, поскольку существуют в виде теоретических конструкций, основанных на познании закономерностей тактической деятельности следователя (оперработника). В тактико- криминалистических методах заключается потенциальная энергия направ- ленного тактического воздействия, нуждающаяся в практических средствах своей реализации, в практических действиях. Эти действия, их совокупность и последовательность, отражая сущность соответствующего тактико- криминалистического метода, исходя из особенностей складывающейся конкретной ситуации, обеспечивают непосредственное побуждающее воздействие на поведение определенных участников раскрытия и рас- следования преступления. В криминалистике активно используется термин “ тактические средства” (“средства тактического воздействия”), который в самом общем виде означает тактические приемы и их системы - тактические комбинации1.

Тактический прием является основным элементом системы средств тактического воздействия, однако, его понятие до настоящего времени также остается дискуссионным, на что обоснованно обращается внимание в криминалистической литературе2. Вопросы о понятии, сущности и кри-

1 См.: Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. - Волгоград, 1993.-С.96.

2 См., например: Ищенко Е.П. Тактический прием и место научно- технических средств в его структуре // Теоретические проблемы кримина листической тактики: Межвуз. сб. науч. тр. - Свердловск, 1981.- С.48; Якушин СЮ. Тактические приемы при расследовании преступлений. - Казань, 1983. - С.З и др..

136

териях допустимости тактических приемов при раскрытии и расследовании преступлений неоднократно рассматривались в работах отечественных криминалистов, однако, решались они разноречиво и не всегда убедительно.

При характеристике тактического приема ученые делают указание на такие его свойства как гибкость и зависимость от следственной ситуации, свобода выбора как осознанная его необходимость, законность, направленность на проведение в жизнь соответствующей нормы уголовно-процессуального закона, научная обоснованность, соответствие его принципам нравственности, избирательность его действия, эффективность, способность помогать применению научно-технических средств и т.п.1. Названные свойства тактического приема характеризуют его различные качественные стороны, не раскрывают его сущности, что затрудняет его отграничение от других криминалистических приемов, применяемых в ходе раскрытия и расследования преступлений.

Вопрос о сущности тактического приема напрямую связан с разрешением вопроса о соотношении понятия приема и метода. Под методом нередко понимается прием, система приемов; способ или образ действия2. Прием, в свою очередь, также характеризуется как способ, образ действий при осуществлении чего-либо3. Указанные термины зачастую рассматриваются как синонимы, однако, различаются по степени общности и ис-

1 См.: Васильев А.Н. Следственная тактика. - М., 1976. - С.33-34; Якушин СЮ. Тактические приемы при расследовании преступлений. - Казань, 1983. - С.8; Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следствен ной тактики. - Саратов, 1987. - С.67; Михальчук А.Е. Тактические комби нации при производстве следственных действий. - Саратов, 1991. - С.64 и ДР-

2 См.: Словарь русского языка: В 4-х т./ Под ред. А.П. Евгеньевой. - М.: Русский язык, 1985-1988. - Т.2 К - О. 1986. - С. 261.

3 См.: там же. - С.407.

137

пользуются, исходя из конкретного контекста. Термин “прием” может ис- пользоваться как для обозначения этапов, частей более сложного метода, так и для обозначения определенных разновидностей, вариантов одного и того же метода1. Соотношение указанных понятий исходит из того, что метод, определяясь объектом познания, отображает закономерности познания, тогда как прием по своей гносеологической сущности является элементом метода как пути познания. Любой метод как способ получения необходимой информации может быть реализован только путем совершения ряда практических действий, совокупность и последовательность которых отражают его сущность2. Тактические приемы представляют собой специфически организованные поступки, действия и комбинации действий, направленные на установление, контроль и регулирование отношений взаимодействия в соответствии с поставленной целью и избранным образом действий3. Тактико- криминалистические методы, как было рассмотрено ранее, представляют собой наиболее общие пути решения возникающих по делу тактических задач, определяющие основные способы направленного тактического воздействия на участников раскрытия и расследования преступления. Специфика тактических приемов заключается в том, что они выступают в качестве способов практической деятельности, направленных на фактическую реализацию содержания соответствующих тактико-криминалистических методов, посредством совершения опреде-

1 См.: Образцов В.А., Донцов В.В. Понятие и содержание метода рас следования (криминалистический аспект) // Теория криминалистики и ме тодика расследования преступлений: Сб. науч. тр. - М., 1990. - С.52.

2 См.: Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступ лений. - Мн., 1979. - С.40.

3 См.: Далин В.Е. Поведение следователя как элемент следственной тактики // Наука и техника на службе предварительного следствия. - Вол гоград, 1976. - С.66.

138

ленных действий (их совокупностей), избираемых с учетом конкретно складывающихся ситуаций. Можно сказать, что тактические приемы выступает в качестве проводника, способа практической реализации тактико- криминалистических методов.

А.Н. Гусаков и А.А. Филющенко верно отмечают, что тактический прием - это прежде всего активное действие, хотя иногда он может проявиться в форме пассивного поведения следователя1. В.А. Образцов, характеризуя тактические приемы, указывает, что в их качестве могут выступать следующие виды и формы сознательного, целеустремленного проявления активности субъекта поисково-познавательной деятельности -различные ходы, шаги, меры, поступки, действия и воздержания от них, линия поведения, жесты, произнесенные тексты и другие акты2. Тактические приемы представляют собой внешнюю, предметно-чувственную форму существования соответствующих тактико-криминалистических методов и как способы практических действий обеспечивают фактическую передачу реципиенту информации, отражающей содержательную сторону соответствующего метода тактического воздействия, тем самым оказывая на поведение этого человека направленное тактическое влияние.

В криминалистической литературе даются различные определения тактического приема, при характеристике которого ученые преимущественно оперируют понятиями “рекомендация” или “способ действия”. Так, А.Н. Васильев определял тактический прием “как рекомендацию, разработанную на основе данных специальных наук, и главным образом логики, психологии, научной организации труда, а также обобщения следственной практики для правильного применения логических методов познания, формирования психологии отношений следователя с участниками следст-

1 См.: Гусаков А.Н., Филющенко А.А. Следственная тактика: (в вопросах и ответах). - Екатеринбург, 1993. - С.9.

2 См.: Образцов В.А. Криминалистика. - М., 1994. - С. 101.

139

венных действий, организации планомерного расследования преступления в целях успешного собирания доказательств в рамках уголовно-процессуальных норм”1. В.И. Комиссаров определяет тактический прием как научно обоснованную рекомендацию о наиболее оптимальном поведении, способе действия следователя, разработанную с учетом типичных ситуаций производства следственных действий в целях создания эффективных условий подготовки, организации выявления, собирания и оценки доказательственной информации2.

Наиболее распространенным является мнение, что тактический прием представляет не тактическую рекомендацию, а отвечающий определенным требованиям способ реального действия или наиболее целесообразную линию поведения. По мнению Е.П. Ищенко, тактический прием - это “оптимальный для данной следственной ситуации способ действий следователя (органа дознания, судьи), направленный на выявление, собирание, фиксацию, исследование и использование доказательств в рамках норм уголовно-процессуального закона”3. СЮ. Якушин характеризует тактический прием как “практически доступный способ действия, свободно избираемый следователем в зависимости от особенностей следственной ситуации, соответствующий уголовно-процессуальному закону, принципам коммунистической нравственности, основывающийся на достижениях специальных наук и следственной практики, применяемый в целях рационального и эффективного выполнения следственного действия.”4 Р.С. Бел-

1 Васильев А.Н. Следственная тактика. - М., 1976. - С.ЗЗ.

2 См.: Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной такти ки. - Саратов, 1987. - С. 65.

3 Ищенко Е.П. Тактический прием и место научно-технических средств в его структуре // Теоретические проблемы криминалистической тактики: Межвуз. сб. науч. тр. - Свердловск, 1981. - С.53.

4 Якушин СЮ. Указ. соч. - С.7.

140

кин тактический прием определяет “как самый рациональный и эффективный способ действия или наиболее целесообразную линию поведения при собирании, исследовании, оценке, использовании доказательств и предот- вращении преступлений”1.

А.И. Баянов верно отмечает, что тактическая рекомендация - это категория, в которой в идеальной форме содержится совет действовать упорядоченным образом в конкретной “эталонной” ситуации, т.е. мысленная модель предстоящего образа действия, в то время как тактический прием представляет собой реализацию рекомендации в ходе практической деятельности2.

Между характеристиками тактического приема как рекомендации, либо как способа действия нет и не должно быть противопоставления. Это следует объяснять тем, что понятие “прием” может рассматриваться в двух аспектах - теоретическом и практическом. При характеристике приема как продукта научной разработки криминалистики, представляющего собой практическую рекомендацию, следует исходить из его понимания как научно обоснованного предписания (указания), модели, алгоритма предстоящего образа действий, рассчитанного на применение в условиях типичной ситуации. Практический аспект приема заключается в реализации практическим работником составляющих его содержание рекомендаций в условиях конкретной ситуации посредством совершения практических действий. Понятия “способ действия” и “рекомендация” являются неразрывными, однако, не тождественными, отражающими различные аспекты такого явления как тактический прием. Как правильно отмечает А.А. Фи-лющенко, тактический прием как способ реального действия используется

1 Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. - Волгоград, 1993. -С.105.

2 См.: Баянов А.И. Информационное моделирование в тактике следст венных действий: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. - М., 1978, - С. 15.

141

в условиях конкретной следственной ситуации со всеми ее индивидуальными особенностями, в то время как тактическая рекомендация, разработанная в криминалистической тактике, рассчитана на применение в условиях типичной следственной ситуации, когда складываются основные условия эффективности тактического приема1. Необходимо различать тактический прием как способ реального действия на практике, описание этого способа действия в научных работах и тактическую рекомендацию как научно обоснованный совет о применении того или иного приема в типичной следственной ситуации, содержащий описание не только самого тактического приема, но и условий, в которых этот прием может быть использован с наибольшим эффектом2.

Таким образом, тактический прием можно определить как допустимый законом и избираемый с учетом конкретной ситуации способ практических действий следователя (оперработника) по реализации тактического (логико- психологического) воздействия, отражающего сущность соответствующего тактико-криминалистического метода, на лиц - участников раскрытия и расследования преступления, обеспечивающий целенаправленное влияние на их поведение в интересах решения тактической задачи.

Необходимо высказать замечания по поводу обоснованности использования термина “линия поведения” наряду со “способом действия” при характеристике тактического приема3. В криминалистической литера-

См.: Филющенко А.А. Предмет и содержание криминалистической тактики // Теоретические проблемы криминалистической тактики: Меж-вуз. сб. науч. тр. - Свердловск, 1981. - С. 10.

2 См.: Гусаков А.Н., Филющенко А.А. Следственная тактика: (в во просах и ответах). - Екатеринбург, 1993. - С. 10.

3 См.: Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. - М., 1973. - С. 108 ; Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. - Волго град, 1993.-С. 105 и др..

142

туре высказывались мнения, что трактовка тактического приема как “линии поведения” является неточной, в частности, СЮ. Якушин отмечает, что понимание линии поведения следователя должно связываться не с отдельным тактическим приемом, а с совокупностью методов практического осуществления следственных действий, направленных на отыскание, сбор и фиксацию доказательств в целях установления истины по расследуемому делу1.

Основываясь на трактовке поведения как внешней практической деятельности, состоящей из социально значимых действий или поступков2, следует признать, что употребление термина “линия поведения” может быть обоснованным только для указания на некоторую совокупность (систему) действий ( внешне активных или в виде бездействия), охватываемых единым тактическим замыслом, в противном случае применение этого термина не несет особой смысловой нагрузки, являясь синонимом “способа действия”. В интересах упорядочения понятийного аппарата криминалистики целесообразно отказаться от совместного использования однопорядковых терминов “линия поведения” и “способ действия”, поскольку поведение не существует вне системы действий (поступков) человека. Таким образом, понятие “способ действия” является родовым при характеристике тактического приема. Следует согласиться с высказанным в криминалистической литературе мнением, что только совокупность использования терминов “действие”, “последовательность действий”, “линия поведения”, “выбор условий выполнения действий” позволяет отразить многообразие природы тактических приемов3.

1 См.: Якушин СЮ. Тактические приемы при расследовании престу плений. - Казань, 1983. - Сб.

2 См.: Ратинов А.Р., Ефремова Г.Х. Указ. соч. - С14-15.

3 См.: Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. - М, 1982. -С.80-81.

143

Исходя из изложенного выше понимания тактического приема становится возможным отграничить тактические приемы от всех остальных фактических действий практических работников, в том числе и других криминалистических приемов. В частности, приемы построения и проверки версии, планирования не относятся к тактическим приемам, поскольку не представляют собой способы практических действий по реализации методов тактического воздействия на участников раскрытия и расследования преступления. Указанные приемы следует относить к организационно-криминалистическим приемам, носящим преимущественно мыслительный характер.

Не относится, на наш взгляд, к тактическим приемам раскрытия и расследования преступления и психологический контакт, поскольку он также не является способом тактического воздействия на участников деятельности по раскрытию и расследованию преступления.

В.А. Образцов обоснованно отмечает, что психологический контакт определяется как состояние отношений, характеризуемое определенным уровнем доверия, взаимоуважения и взаимопонимания, создающих воз- можность для конструктивного взаимодействия следователя с его партнерами и другими участниками следственного действия1. “Понятие контакта определяется наличием желания субъекта вступить в общение, его готов- ностью, способностью воспринимать, перерабатывать информацию, по- ступающую в процессе общения, готовностью и способностью решать по- ставленные мыслительные задачи, активизацией и направленностью пси- хических процессов на решение этих поставленных задач”2.

Установление психологического контакта для следователя (оперработника) является тактической задачей раскрытия и расследования пре-

1 См.: Образцов В.А. Криминалистика. - М., 1994. - С. 107.

2 Дулов А.В. Судебная психология. - Мн., 1975. - С. 109.

144

ступления, решение которой создает основные условия для последующего получения криминалистически значимой информации от ее личностных носителей. Необходимо вести речь о тактических приемах решения такти- ческой задачи установления психологического контакта, представляющих собой практические действия, направленные на оказание соответствующего конкретной ситуации логико-психологического воздействия на участников раскрытия и расследования преступления в интересах создания оптимальных условий для общения с ними уполномоченных должностных лиц, обеспечивающих формирование необходимых предпосылок для по- следующего получения от личностных носителей информации о преступлении.

Выступая в качестве практического действия, тактический прием представляет собой не единственный, а один из серии возможных способов, вариантов реализации соответствующего метода, и, соответственно, как один из возможных вариантов решения тактической задачи, избираемый с учетом особенностей объектов тактического воздействия и сложившейся ситуации. Многообразие тактических приемов определяется разнообразием применяемых средств их реализации. “Средством применения тактического приема будет то, посредством чего тактический прием осуществляется”’.

СЮ. Якушин к средствам реализации тактических приемов относит устную речь, неязыковые средства - мимику, пантомимические движения, включающие жестикуляцию, различные формы предъявления доказательственной информации, создание соответствующей обстановки или определенных условий , в которых осуществляется следственное действие и применяется конкретный тактический прием2.

1 Доспулов Г.Г. Понятие, структура, и психологические механизмы воздействия тактических приемов допроса. - Алма-Ата, 1973. - С.ЗЗ.

2 См.: Якушин СЮ. Указ. соч. - С.22.

145

Многочисленность тактических приемов обусловливается не только разнообразием методов тактического воздействия, способами реализации которых они выступают, но и многообразием внешних конкретных форм самих приемов и особенностей передачи ими содержания информационного воздействия (знания, взгляды, оценки, мотивы и т.д.). Информация не существует сама по себе, она имеет материальную форму существования, которую называют сигналом, знаком и т.п.. Любое сообщение рассматривается как единство двух моментов - смысла (идеального содержания мысли) и его материального носителя - сигнала1. Физические свойства сигнала как материального носителя информации не имеют никакого отношения к содержанию передаваемой ими информации и при соблюдении правил кодирования передаваемой информации один сигнал может быть заменен другим без ущерба для ее содержания2. Различные внешние формы реализации тактических приемов обусловливают их многообразие, что позволяет выбирать из них те, которые в конкретных ситуациях способны наиболее эффективно решать возникшую тактическую задачу.

При характеристике тактических приемов необходимо отметить, что они должны соответствовать общим критериям допустимости средств тактического воздействия ( юридическому, этическому, гносеологическому), а также ряду праксеологических критериев эффективности всякого действия, среди которых в литературе обоснованно называются: целесообразность - пригодность данного способа для достижения желаемого результата; надежность - вероятность получения нужного эффекта; продуктивность - получение наибольшей пользы; рентабельность - соразмерность расхода

См.: Лазарев Ф.В., Трифонова М.К. Структура познания и научная революция. - М., 1980.- С.98.

2 См.: там же. - С.99.

146

времени, сил и средств с ценностью результата; безопасность - минимизация риска нежелательных последствий и т.д.1.

Теория криминалистической тактики и практика борьбы с преступностью выработали значительное количество тактических приемов, классификации которых должны не только способствовать теоретическим исследованиям, в частности, дальнейшему познанию закономерностей классифицируемых объектов, совершенствованию имеющихся и созданию новых тактических приемов, но и быть полезными практическим работникам, позволяя им выбирать и использовать в практической деятельности наиболее эффективные тактические приемы, адекватные складывающимся ситуациям в ходе раскрытия и расследования преступления.

В.И. Комиссаров, анализируя имеющиеся в криминалистической литературе классификации тактических приемов, выявил порядка 17 оснований их классификации2.

Широкое распространение в криминалистике получила классификация тактических приемов, предложенная А.Н. Васильевым, основанная на специальных науках, положения которых лежат в основе того или иного тактического приема3. По мнению А.Н. Васильева, в соответствии с этим признаком разграничиваются: а) тактические приемы применения логических методов познания, б) тактические приемы психологии отношений следователя с участниками следственных действий; в) тактические приемы организации расследования4.

1 См.: Ратинов А.Р., Ефимова Н.И. Указ. соч. - С.94.

2 См.: Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной такти ки. - Саратов, 1987. - С.71.

3 См.: Васильев А.Н. Следственная тактика. - М., 1976. - С.ЗЗ.

4 См.: там же.- С.ЗЗ.

147

А.Н. Васильев обоснованно отмечает, что, хотя классификация тактических приемов дается применительно к логике, психологии и НОТ, поскольку они являются определяющими в следственной тактике, в формировании тактических приемов могут использоваться данные и других специальных наук, например, педагогики, кибернетики, науки управления1. Достоинствами указанной классификации тактических приемов является то, что она дает более широкие возможности совершенствования каждого приема с учетом специфических условий его “сквозного” применения в различных следственных действиях, а также побуждает к использованию в тех следственных действиях, в которых он ранее не применялся2. Вместе с тем, в криминалистической литературе обоснованно утверждается, что указанная классификация в значительной степени носит условный характер, поскольку зачастую сложно выделить такие тактические приемы, в основе которых в чистом виде использовались положения указанных наук3. Очевидно, что в основе всякого тактического приема лежат положения нескольких отраслей научного знания, среди которых можно выделить преимущественное использование положений той или иной науки.

Используя в качестве основания классификации направленность тактических приемов, используемых следователем при работе с доказательствами, СЮ. Якушин предлагает следующую их классификацию:

1) тактические приемы производства следственных действий, направленных на выявление и сбор доказательственной информации, 2) 3) тактические приемы производства следователем действий , направленных на фиксацию доказательственной информации, 4) 1 См.: Васильев А.Н. Следственная тактика. - М., 1976. - С.ЗЗ.

2 См.: Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. - М, 1984. - С.61.

3 См.: Якушин СЮ. Указ. соч. - С. 14, 48.

148

3) тактические приемы производства действий, направленных на проверку, анализ и оценку полученной доказательственной информации, 4) 5) тактические приемы производства следователем действий, направленных на дальнейшее использование полученной доказательственной информации, 6) 7) тактические приемы производства следователем действий, непосредственно не направленных на работу с доказательственной информацией1. 8) При конструировании указанной классификации тактических приемов СЮ. Якушин исходил из необоснованно широкого понимания тактического приема как отвечающего определенным требованиям любого способа действия, применяемого при производстве следственного действия2. При таком определении тактического приема происходит фактически “растворение” собственно тактических приемов в общей массе способов действий следователя (оперработника), осуществляемых в ходе раскрытия и расследования преступления. Названная классификация не учитывает и того, что многие тактические приемы имеют “сквозной” характер и могут применяться вне рамок отдельных следственных действий.

Заслуживает внимания классификация тактических приемов, предложенная В.А. Образцовым, который систематизировал эти приемы и правила в зависимости от специфики объектов, на которые воздействует следователь с помощью указанных средств: а) приемы и правила как средства управления следователем собственными чувствами и поведением; б) приемы как средства управления следователем поведением других участников следственного действия; в) приемы и правила как средства овладения и управления ситуацией; г) приемы и правила как средства организа-

1 См.: Якушин СЮ. Указ. соч. - С. 14-15.

2 См.: там же. - С7.

149

ции работы по поиску и взаимодействию с неговорящими объектами (живой и неживой природы)’.

Обоснованно отмечая, что тактический прием представляет собой адекватный ситуации способ речевого и неречевого воздействия на объект, В.А. Образцов, на наш взгляд, слишком расширительно подходит к вопросу о содержании объекта тактического воздействия, понимая под ним фрагмент объективной действительности, документ, предмет и человека2. Тем самым происходит стирание грани между понимаемыми им тактическими приемами и технико- криминалистическими приемами. Тогда как технико-криминалистические приемы представляют собой, главным образом, отвечающие определенным требованиям способы воздействия на неодушевленные предметы материального мира - носители информации о преступлении.

Неясна природа и содержание приемов, которые В.А. Образцов определяет как средства овладения и управления ситуацией. Следует отметить спорность отнесения В.А. Образцовым к тактическим приемов и правил как средств управления следователем собственными чувствами и поведением. Указанное управление - не самоцель, а средство решения следующих двух групп задач, возникающих в процессе раскрытия и расследования преступления, которые связаны с необходимостью: а) создания необходимых условий для обеспечения нормальной мыслительной деятельности следователя, связанной с анализом ситуаций раскрытия и расследования преступления, принятия необходимых решений по делу и т.д.; б) практической реализации принятых по делу решений. Названные В.А. Образцовым приемы управления собственными чувствами и поведением следователя, направленные для решения первой группы задач в силу их

См.: Образцов В.А. Криминалистика. - М, 1994. - С. 103. 2 См.: там же. -С. 101.

150

характера, характеризующего мыслительную деятельность следователя, следует относить не к тактическим приемам, а к организационно- управленческим приемам, создающим необходимые организационные предпосылки для последующей реализации на практике принимаемых по делу решений.

Приемы и правила управления следователем своими чувствами и поведением могут рассматриваться как конкретные способы реализации принятых по делу решений, в том числе и тактических. Если управление следователем (оперработником) своими чувствами и поведением является реализацией принятого тактического решения и представляет собой соответствующее конкретной ситуации направленное тактическое (логико-психологическое) воздействие на поведение других участников этой деятельности, то приемы реализации такого управления выступают в качестве средства реализации тактического воздействия на участников раскрытия и расследования преступления, являясь средством управления поведением этих лиц в интересах установления истины.

Р.С. Белкин полагает, что практическое значение имеют две классификации тактических приемов: по содержанию и сфере реализации тактического приема1. По содержанию тактические приемы разделяются им на деятельностные (операционные), представляющие собой действия следователя для достижения поставленных целей, и поведенческие, представляющие собой рекомендуемую ему линию поведения; по сфере реализации тактические приемы группируются по тем следственным действиям, для осуществления которых они предназначены2.

Предложенное Р.С. Белкиным деление тактических приемов на деятельностные (операционные) и поведенческие является нестрогим, по-

1 См.: Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики: - Волгоград, 1993.-С.111.

2 См.: там же. - С.111.

151

скольку, понимание поведения исходит из его представления как внешней практической деятельности, состоящей из социально значимых действий или поступков1.

Систематизация тактических приемов в зависимости от следственных действий, в которых они реализуются, не отражает в полной мере “сквозного” характера тактических приемов, допуская применение одинаковых тактических приемов при производстве различных следственных действий ( например, тактических приемов установления психологического контакта или оказания помощи в воспоминании определенных обстоятельств в ходе допросов добросовестных лиц, занимающих разное процессуальное положение по делу), а также вне производства отдельных следственных действий.

В литературе имеются и другие классификации тактических приемов, основаниями которых являются, в частности, такие признаки как принадлежность к структурным элементам криминалистической тактики2, степень сложности, степень общности3. Указанные выше классификации тактических приемов, как и многие другие, имеют определенное познава- тельное значение, характеризуют различные стороны, признаки и свойства тактических приемов, однако, как отмечается в литературе, они зачастую недостаточно эффективны4.

1 См., например: Ратинов А.Р., Ефремова Г,Х. Указ. соч. - С. 14-15.

2 См.: Советская криминалистика. Теоретические проблемы. - М., 1978.-С.144.

3 См.: Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. - М., 1982. -С.84 и др.

4 См., например: Шостак Г.С. Соотношение тактического приема и тактического решения // Актуальные вопросы советской юридической науки. - Саратов, 1978. - С.131-132, Комиссаров В.И. Теоретические про блемы следственной тактики. - Саратов, 1987. - С.79.

152

Классификация тактических приемов должна основываться на отражении их тактической сущности, способствовать их внедрению и дальнейшему применению практическими работниками в повседневной деятельности. Наибольшее практическое значение, на наш взгляд, представляют две взаимосвязанные классификации тактических приемов, основанные : 1) на тактических задачах раскрытия и расследования преступления, практическими способами решения которых они являются, 2) на особенностях механизма тактического воздействия на участников раскрытия и расследования преступления, обусловливаемых характером соответствующих тактико- криминалистических методов, обеспечивающих побуждение лиц к определенному поведению.

В зависимости от характера тактических задач тактические приемы могут быть разделены на два подкласса:

1) направленные на получение фактических данных о значимых для раскрытия и расследования преступления обстоятельствах, содержащихся в личностных носителях информации, в частности, обеспечивающие выявление носителей личностной информации о преступлении; получение от них фактических данных, значимых для раскрытия и расследования преступления, а также определение истинности или ложности получаемых сведений. 2) 3) направленные на создание необходимых условий для согласованного юаимодействия следователя (оперработника) с другими участниками деятельности в целях последующего получения значимой для установления истины информации, в частности, тактические приемы: а) установления психологического контакта с носителями личностной информации о преступлении; б) отношений делового сотрудничества с другими участниками деятельности по раскрытию и расследованию преступления, в том числе предотвращения, нейтрализации или преодоление противодействия установлению истины с их стороны. 4)

153

Применение тактических приемов второго подкласса имеет подчиненный, обеспечивающий характер по отношению к тактическим задачам непосредственно направленным на получение информации о преступлении, поскольку их использование создает необходимые условия для последующего получения следователем ( оперработником) фактических данных (информации) о преступлении от личностных носителей.

В зависимости от механизма направленного логико-психологического воздействия на участников раскрытия и расследования преступления, отражающего особенности реализуемых тактико-криминалистических методов различаются:

  1. Тактические приемы выведывания.
  2. Тактические приемы убеждения.
  3. Тактические приемы принуждения.
  4. Тактические приемы внушения.
  5. Тактические приемы выведывания представляют собой практические способы действий, побуждающие участника деятельности по раскрытию и расследованию преступления к передаче информации, находящейся в скрытом от его сознания состоянии или сознательно им скрываемой. В зависимости от позиции, занимаемой носителем личностной информации, приемы, основанные на выведывании, разделяются на тактические приемы получения информации от недобросовестных лиц и тактические приемы оказания помощи добросовестным лицам в получении от них сведений о преступлении ( в частности, приемы преодоления добросовестного заблуждения с их стороны, оказания помощи в воспоминании определенных фактов и т.п.). Получение от указанных лиц криминалистически значимой информации основано на единых закономерностях психической деятельности человека, однако, отличается различными условиями практической реализации механизма воздействия на соответствующего участника в зависимости от его позиции в процессе общения со следователем (оперработником). Например, получение информации от ее носителей может быть

154

основано на механизме ассоциации ( по сходству, смежности и контрасту), однако, при его реализации в отношении недобросовестного лица необхо- димым условием успешности является внезапность применения соответст- вующего тактического приема, способная резко изменить эмоциональное состояние этого лица и побудить его к неосознанной передаче скрываемой информации. В то время как получение информации от добросовестного лица, основанное на том же механизме воздействия на психику, не требует в качестве обязательного условия эффективной реализации приема ис- пользование фактора внезапности.

Тактические приемы выведывания, основанные на одном из механизмов ассоциации, в зависимости от используемых средств реализации побуждающего воздействия, могут быть представлены в виде:

  • демонстрации определенных действий или конкретных предметов;

  • вербального воздействия посредством лингвистических средств (например, использование смежной темы разговора; детализация сообщаемых сведений; постановка определенного вопроса, сообщение сведений и т.д.);
  • воздействия посредством экспрессивных средств (мимика, пантомимика и т.п.);
  • воздействия наглядно-знаковыми или условно-знаковыми средствами ( чертежи, схемы, карты, различные условные знаки и т.д.).
    1. Приемы убеждения в зависимости от особенностей убеждающего воздействия на психику подразделяется на приемы, основанные на :
  • разъяснении (объяснении),
  • доказывании (доказательстве),
  • опровержении,
  • переубеждении.
    1. Приемы тактического воздействия, основанные на принуждении:
  • предупреждение,
  • запрещение (запрет).

155

  1. Приемы внушения оказывают воздействие на психическую сферу человека при снижении сознательности и критичности восприятия и реализации внушаемого содержания:
  • внушающая команда (приказ),
  • внушающее наставление,
  • совет (предложение),
  • намек,
  • косвенное одобрение,
  • косвенное осуждение,
  • обходной маневр,
  • обманутое ожидание - “взрыв” - обращение к чувству собственного достоинства,
  • проявление равнодушия,
  • “игра” на чувстве собственного достоинства,
  • проявление участия и другие.
  • Названные классификации тактических приемов носят открытый характер, оставляя место для тех тактических приемов, которые могут быть выявлены и описаны наукой в перспективе. Однако, сущность новых тактических приемов, создаваемых практикой или в результате научных исследований, также будет определяться содержанием названных ранее тактико-криминалистических методов, способами практической реализации которых они выступают.

156

3.4. Тактическая комбинация

Успешность решения той или иной тактической задачи определяется реализацией различных по сложности структуры тактических приемов. А.В. Васильев верно отмечал, что одни из тактических приемов представляют собой несложное разовое действие, а другие - сложное действие, состоящее из нескольких частей, запрограммированных в самом действии, причем, есть такие тактические приемы, каждый из которых состоит фактически из нескольких приемов, имеющих более или менее самостоятельный характер1. Особое значение для решения возникшей тактической задачи имеет проведение различных по характеру и содержанию тактических приемов, объединенных единством замысла их осуществления, когда реализация отдельного тактического приема не может решить возникшую тактическую задачу и требуется применение определенной совокупности тактических приемов. Использование в практической деятельности совокупностей тактических приемов для решения тактических задач раскрытия и расследования преступлений связывается в криминалистике с проблемой тактических комбинаций.

Понятие тактической комбинации в криминалистической литературе относится к числу спорных. Так, Р.С. Белкин употребил термин “тактическая комбинация” для обозначения тех тактических приемов допроса, которые именовались “психологическими ловушками” или “следственными хитростями”, позднее расширив понятие тактической комбинации, включив в него сочетание не только тактических приемов, но и следственных действий2.

1 См.: Васильев А.Н. Следственная тактика. - М., 1976. - С.36-37.

2 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспек тивы. От теории - к практике. - М, 1988. - С. 140.

157

По мнению Р.С. Белкина, “тактическая комбинация - это определенное сочетание тактических приемов или следственных действий, преследующее цель решения конкретной задачи расследования и обусловленное этой целью и следственной ситуацией”1. Под тактической комбинацией Р.С. Белкин понимает сочетание тактических приемов в рамках одного следственного действия ( или в рамках конкретного процессуального действия)2, а также определенное сочетание следственных действий в рамках одного акта расследования. Предложенная Р.С. Белкиным конструкция тактической комбинации допускает одновременное присутствие различных системных образований - системы тактических приемов и системы следственных действий, обладающих присущими каждой из них эмерд-жентными особенностями, отражающими их различную природу, сущность и назначение.

Общая направленность на решение возникающих тактических задач не может быть основанием объединения системы тактических приемов и системы следственных действий в рамках одной теоретической конструкции. К тому же и сам Р.С. Белкин отмечает, что последовательность следственных действий может рассматриваться как категория криминалистической методики, когда идет речь об их типичном круге и последовательности, наиболее характерных и эффективных при расследовании преступлений определенной категории, а также как тактико-криминалистическая категория, имея в виду такое упорядочение их системы, которое наилучшим образом обеспечивает собирание, исследование и использование доказательств в конкретной следственной ситуации3. Изложенное также яв-

1 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспек тивы. От теории - к практике. - М, 1988. - С. 145.

2 См.: Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики; - Волгоград, 1993.-С.106.

3 См.: там же. - С Л 20.

158

ляется аргументом против включения в содержание тактической комбинации различных по своей природе компонентов.

Не вдаваясь в дальнейшую дискуссию о понятии и содержании тактической комбинации и ее соотношениях с тактической операцией, ограничимся указанием на то, что считаем более верной позицию тех ученых, которые разграничивают понятия “тактическая комбинация” и “тактическая операция”. В частности, под тактической комбинацией понимается оптимальное сочетание тактических приемов, направленное на решение конкретной тактической задачи и обусловленное сложившейся ситуацией1, тогда как тактическая операция выступает в качестве средства, используемого для решения тактических задач такого общего класса, где отдельное следственное действие решить задачу не может2. В отличие от тактической комбинации тактическая операция представляет такую форму организации расследования, которая включает систему следственных действий, оперативно-розыскных мер и сопутствующих им тактических приемов, объединенных решением конкретной промежуточной задачи расследования и проводимых по единому согласованному плану3. Следует отметить, что тактическая операция, рассматриваемая как средство реализации методов

1 См.: Михальчук А.Е. Тактические комбинации при производстве следственных действий. - Саратов, 1991. - С.ЗЗ; Криминалистика: / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. - М., 1994. - С. 225; Закатов А.А., Цветков СИ. Тактика допроса при расследовании преступлений, совер шаемых организованными преступными группами: Лекция. - М., 1996. - С.18.

2 См.: Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступ лений. - Мн., 1979. - С. 44.

3 См.: Криминалистика / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. - М., 1994. - С. 225; Подшибякин А.С. Тактические операции и охрана за конных прав и интересов граждан при расследовании преступлений // Проблемы правового статуса личности в уголовном процессе. - Саратов, 1981.-С.142.

159

раскрытия и расследования преступлений1, может быть не только средством реализации тактико-криминалистических методов раскрытия и расследования преступления, но и других, в том числе технико-криминалистических и организационно-криминалистических методов. С учетом изложенного, тактическая операция является особой формой организации деятельности по раскрытию и расследованию преступления, направленной на решение задач, возникающих в процессе раскрытия и расследования преступления, когда их решение не может быть достигнуто производством отдельных тактических приемов ( их комбинаций) или отдельных следственных действий, а требуется проведение комплекса взаимосвязанных следственных, оперативно-розыскных и иных действий.

Использование тактических комбинаций нередко связывают только с производством отдельных следственных действий. В частности, В.Я. Решетников, рассматривая в своей диссертации соотношение понятий “тактическая операция” и “тактическая комбинация” однозначно отмечает, что тактическая комбинация реализуется в рамках отдельного следственного действия2. При таком подходе существенно ограничиваются рамки применения тактических комбинаций, которые могут реализовываться вне следственных действий для решения возникающих по делу тактических задач.

Специфика тактических комбинаций заключается в том, что направленное тактическое воздействие на психику (и, соответственно, на поведение) участника раскрытия и расследования преступления обеспечивается реализацией не одного тактического приема, а определенной их системы.

1 См.: Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступ лений. - Мн., 1979. - С.36-38.

2 См.: Решетников В.Я. Следственные ситуации и тактические опера ции по делам о завладении из жилища имуществом граждан: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Саратов, 1995. - С. 16.

160

Эффективность направленного тактического воздействия является результатом совокупного осуществления тактических приемов, образующих тактическую комбинацию. Необходимо исследовать структуру тактической комбинации, взаимные связи составляющих ее тактических приемов, определяющие системность тактической комбинации.

Например, в процессе раскрытия и расследования преступления может сложиться ситуация, когда получение полных и достоверных фактических данных о преступлении затруднено тем, что добросовестный свидетель (потерпевший) забыл в силу различных причин обстоятельства, имеющие значение для установления истины. Перед следователем встает тактическая задача, связанная с необходимостью оказания помощи этому человеку в воспоминании этих фактов. Методом решения указанной тактической задачи является тактико-криминалистический метод выведывания информации, реализация которого осуществляется посредством совершения одного (из серии возможных) тактического приема, избираемого с учетом конкретной ситуации и личности лица, на которое планируется осуществить воздействие. Но успешность применения тактического приема, основанного на выведывании, зависит от наличия у воздействуемого лица такого психического состояния, которое соответствует методу воздействия, способствуя активизации психической деятельности реципиента в ходе тактического воздействия. Поскольку каждый метод воздействия рассчитан на определенную реакцию, которая находится в прямой зависимости от состояния человека в данное время, требуется приведение психического состояния допрашиваемого в соответствие с предполагаемым методом воздействия, чтобы реакция на данный метод воздействия была как можно более активной1. Указанное психическое состояние у реципиента может складываться объективно, т.е. в результате естественного развития событий. В этом случае практическому работнику требуется использовать

См.: Дулов А.В. Судебная психология. - Минск, 1975. - С.315.

161

реально сложившееся, благоприятное для применения соответствующего тактического приема, психическое состояние реципиента, обеспечивающее эффективность тактического воздействия. Применяя избранный тактический прием выведывания, основанный на одном из механизмов ассоциации, реализуя побуждающее воздействие на психику реципиента, активизируя у него процесс восстановления временных ( и иных) связей, следователь (оперработник) помогает указанному лицу вспомнить всю последовательность событий. В данном случае тактическая задача решается применением одного тактического приема.

Чаще всего практическому работнику требуется своими действиями формировать определенное психическое состояние того лица, на которое предполагается оказать направленное тактическое воздействие, применяя для этого соответствующие тактические приемы. Только таким образом можно решить возникшую тактическую задачу. Так, если представить, что в рассматриваемом нами случае свидетель (потерпевший) находится в психическом состоянии, которое снижает его психическую активность в процессе общения со следователем (оперработником), например, в состоянии подавленности, растерянности и т.п., это может затруднить процесс оказания ему помощи в воспоминании значимых для установления истины обстоятельств. Прежде чем применять тактический прием, основанный на выведывании, следователю (оперработнику) необходимо осуществить так- тические приемы (например, косвенного внушения) , направленные на из- менение отрицательно действующего на допрашиваемого переживаемого им психического состояния. Успешность применения тактического приема выведывания зависит от результативности осуществления тактического приема косвенного внушения на допрашиваемого, изменяющего его психическое состояние в направлении активизации психической активности. Указанное сочетание тактических приемов, направленных на оказание помощи добросовестному участнику раскрытия и расследования преступления в припоминании определенных обстоятельств, является примером

162

простой тактической комбинации, когда применение одного тактического приема создает необходимые предпосылки для успешного применения другого тактического приема, непосредственно разрешающего возникшую тактическую задачу.

Возможны другие ситуации, когда решение тактической задачи предполагает комплексное применение нескольких тактических приемов, объединяемых рамками одной тактической комбинацией. Например, для выяснения причастности определенного лица к совершению преступления в условиях ситуации информационной неопределенности, когда это лицо отрицает свою причастность к нему, в то время как есть сомнения в этом и отсутствуют другие возможности их разрешения. В этом случае методом решения указанной тактической задачи является использование следователем (оперработником) тактического метода, основанного на выведывании у этого лица определенной информации, позволяющей судить о его осведомленности о преступлении. Ситуация осложняется тем, что при общении следователя (оперработника) с лицом, подозреваемым в совершении преступления, занявшим позицию оказания воспрепятствования установлению истины, последний осознает, что следователь (оперработник) будет применять в отношении него определенные меры воздействия, чтобы получить признание в совершенном преступлении. Поэтому необходимо при реализации тактического воздействия обеспечить внезапность его реализации. Следует различать понятия “внезапность” и “неожиданность”. Как верно отмечается в литературе, внезапность выступает в качестве характеристики действий лиц, организующих ее применение, тогда как неожиданность - это следствие внезапных действий, их результат, явление, возникающее для соответствующих лиц непредвиденно1.

1 См.: Бахин В.П., Кузьмичев B.C., Лукьянчиков Е.Д. Тактика использования внезапности в раскрытии преступлений органами внутренних дел. -Киев, 1990.- С. 17.

163

В условиях недостатка информации, как доказательственной, так и ориентирующей, подтверждающей причастность лица к совершению пре- ступления, в качестве одного из возможных вариантов решения указанной тактической задачи может быть использована следующая комбинация по- следовательно реализуемых тактических приемов: тактического приема косвенного внушения, направленного на создание у лица преувеличенного представления об осведомленности следователя (оперработника) об об- стоятельствах совершенного преступления , и тактического приема, осно- ванного на выведывании, направленного на формирование у проверяемого лица определенных ассоциативных связей с совершенным преступлением, побуждающих его к передаче необходимой информации. В указанном примере прослеживается связь, когда реализация одного тактического приема создает предпосылки для успешного применения другого тактического приема, непосредственно направленного на разрешение возникшей тактической задачи. Однако, применение тактических приемов выведывания скрываемой информации автоматически не обеспечивает последующее получение полных и правдивых сведений от воздействуемого лица, выступая средством определения его осведомленности о преступлении. Поэтому, в случае, если применение тактического приема выведывания информации подтвердит причастность лица к совершению преступлению, но не приведет к изменению его позиции, направленной на отказ от дачи правдивых показаний, необходимо последующее применение других приемов тактического воздействия, в частности, одного из тактических приемов, основанных на убеждении этого лица в необходимости дачи полных и правдивых сведений о совершенном преступлении. В этом случае последовательное применение тактических приемов, основанных на выведывании и убеждении, несмотря на различный характер влияния на сознательные и бессознательные сферы психики воздействуемого лица, обеспечивает направленность и непрерывность положительного тактического воздействия на этого человека, побуждая его к социально полезному

164

поведению в интересах установления истины. Сочетание тактических приемов, образующих комбинации, может быть различным, практически не поддающимся полному перечислению. Это разнообразие определяется существованием различных тактико-криминалистических методов и мно- гообразием практических форм их реализации, представляющих собой внешнее по отношению к реципиенту воздействие, которое должно соот- ветствовать обстоятельствам конкретной ситуации и учитывать индивиду- альные особенности личности человека, на которого планируется осуществить направленное тактическое воздействие.

Практический аспект проблемы тактических комбинаций напрямую связан с вопросами использования в практической деятельности тактических приемов, характеризуемых как “следственные хитрости”, “психологические ловушки” и т.п..

В криминалистической литературе при рассмотрении “психологических хитростей”, “следственных ловушек” обосновано отмечается неудач-ность, двусмысленность, сомнительность, неточность, а следовательно, и малоприемлимость указанных терминов, ассоциирующихся нередко с об- маном1. Названные выше термины по сути дела не объясняют содержание соответствующих тактических приемов. Следует согласиться с теми учеными, которые обоснованно предлагают отказаться от применения терминов “следственная хитрость”, “ловушка” и т.п.. В частности, А.Н. Васильев предлагал заменить их употреблением термина “приемы активного психо- логического воздействия”2. Исходя из того, что природа “следственных хитростей” определяется тем, что они представляют собой комбинации

1 См. например: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. - М., 1988. - С. 139; Михальчук А.Е. Тактические комбинации при производстве следственных действий. - Са ратов, 1991. - С. 49,50 и др..

2 См.: Васильев А.Н. Следственная тактика. - М., 1976. - С.131.

165

тактических приемов, объединенных одной целью, на наш взгляд, более точным следует называть их термином “ тактические комбинации активного воздействия”. Указание на слово “активный” подчеркивает, что практические работники при осуществлении направленного тактического воздействия на участников этой деятельности не просто учитывают естественно складывающиеся факторы, но и своими действиями создают определенные условия, обеспечивающие результативность тактического воздействия в интересах раскрытия и расследования преступления.

Рассматривая описываемые в литературе варианты “следственных хитростей”, Р.С. Белкин отмечает, что составляющие их тактические приемы представляют собой либо приемы сокрытия значимой для дела информации от заинтересованных лиц, либо приемы создания такой обстановки, которая может быть двояко оценена этими лицами, либо приемы формирования у них выгодных для следствия целей, причем, нужное воздействие эти приемы оказывают, как правило, не своим содержанием, а временем, местом, последовательностью применения1. Следует отметить, что указанное понимание воздействия, реализуемого тактическими приемами, составляющими тактическую комбинацию, не учитывает того важного обстоятельства, что именно содержание воздействия (информационный компонент) обеспечивает его гносеологическую направленность, из- бирательность воздействия, тогда как условия его реализации (время, место, последовательность и т.п.) оказывают непосредственное влияние на его результативность (эффективность).

Роль “тактических комбинаций активного воздействия” характеризуется тем, что они выступают эффективными средствами решения тактических задач в проблемных ситуациях раскрытия и расследования преступления. А.Е. Михальчук верно отмечает, что применяются так называемые

1 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. - М., 1988. - С. 139.

166

“следственные хитрости” чаще всего на начальном этапе раскрытия и рас- следования преступления, характеризующимся информационной неопре- деленностью и тогда, когда иные тактические приемы не дали ощутимых результатов, когда исчерпаны иные возможности следователя и сложилась ситуация, при которой отказ от применения подобных совокупностей так- тических приемов приведет к потере времени, наступательной инициативы, что, естественно, отрицательно скажется на раскрытии преступлений, изобличении виновных1. Вся “хитрость” тактических комбинаций активного воздействия на участников деятельности по раскрытию и расследованию преступления заключается в том, что они в условиях информационной неопределенности выступают активными средствами положительного влияния на поведение лиц, противодействующих установлению истины, и получения от них значимой для раскрытия и расследования преступления информации. Результативность тактических комбинаций обеспечивается учетом психических закономерностей деятельности лиц, осведомленных об обстоятельствах преступления. Применяя систему допустимых тактических приемов следователь (оперработник) может воздействовать на психику лица, скрывающего обстоятельства совершенного преступления, борьбу его мотивов , состояние внутреннего напряжения и т.д., побуждая тем самым это лицо к передаче значимой информации или другому поведению, обеспечивающему решение задач уголовного судопроизводства.

В качестве примера тактических комбинаций активного воздействия следует привести называемый А.В. Дуловым эмоциональный эксперимент, сущность которого “заключается в неожиданном предъявлении обвиняемому, подозреваемому материализованной информации (вещественного доказательства, человека и т.д.), связанной с совершением преступления, действиями по подготовке, сокрытию следов преступления, с целью вызо-

1 См.: Михальчук А.Е. Тактические комбинации при производстве следственных действий. - Саратов, 1991. - С.60, 68.

167

ва реакции обвиняемого, порожденной воздействием предъявленной ему информации, и наблюдения за ней. Реакция обвиняемого на предъявленную ему информацию позволяет сделать вывод о его действительном отношении к определенным событиям, фактам, а затем и изменить его линию поведения при допросе”1. “Эмоциональный эксперимент” является не чем иным как тактической комбинацией, состоящей, как правило, из: а) тактического приема (приемов), обеспечивающего формирование у воз-действу емого лица такого психического состояния, которое создает необходимые предпосылки для эффективного применения б) тактического приема, реализующего метод выведывания информации, рассчитанного на усиление состояния внутреннего эмоционального напряжения воздейст-вуемого лица, связанного с совершенным преступлением, и побуждающего его к передаче скрываемой им информации. “Следственные хитрости” представляют системы тактических приемов, применяемых в ходе выполнения отдельных следственных и иных действий, для решения тактических задач раскрытия и расследования преступления.

1 Дулов А.В. Судебная психология. - Минск, 1975. - С.322.

168

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основе проведенного исследования представляется возможным сформулировать следующие выводы и рекомендации по совершенствованию тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений:

  1. Коренное изменение за последние годы характера экономических и общественно-политических отношений в России не могло не оказать влияние на статус, функции и структуру криминалистики, концентрированным выражением которого является требование к науке быть источником эффективных изменений практики борьбы с преступностью. Рассмотрение традиционных представлений о предмете, задачах и функциях кри- миналистики, методологической базой понимания которых служит теория познания и методология материалистической диалектики, дополненное использованием разрабатываемых в современной философии новых аспектов системного подхода и синергетики, дает возможность переконструировать проблемное поле науки в направлении обеспечения направленности ее результатов к решению практических задач. Переосмысление соотношения “фундаментального и прикладного” в научном знании приводит к пониманию, что криминалистические методы, приемы и средства борьбы с преступностью приобретают статус “фундаментального” знания, поскольку их непосредственное использование способно целенаправленно изменять содержание практической деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, тогда как криминалистическое знание, отражающее соответствующие закономерности деятельности, приобретает статус “прикладного”, обеспечивающего разработку и совершенствование кри- миналистического арсенала средств борьбы с преступностью. Указанное изменение в понимании “фундаментального и прикладного” в криминалистике означает изменение способа деятельности в самой науке, обеспечи-

169

вая направленность результатов науки к решению насущных задач практики.

  1. Отражением происходящих процессов интеграции различных областей научных знаний, является проведение криминалистических исследований, сопряженных с междисциплинарным подходом, дополняющим дисциплинарный. Такая стратегия развития криминалистики позволяет раскрыть более глубоко закономерности изучаемой деятельности, выявить и оптимизировать связи между криминалистикой, образованием и практикой использования криминалистических рекомендаций.
  2. Противоречие между уровнем развития криминалистических научных знаний и уровнем их использования в практической деятельности правоохранительных органов, приобретшее в настоящее время особую остроту, обусловливает необходимость выделения в качестве самостоятельной задачи криминалистики необходимость внедрения разрабатываемых ею рекомендаций в практику борьбы с преступностью. Криминалистика призвана не только разрабатывать и совершенствовать криминалистические методы, приемы и средства борьбы с ней, но и обеспечивать их внедрение в практику борьбы с преступностью.
  3. Для оптимального разрешения противоречия между имеющимися научными криминалистическими знаниями и практикой их использования в криминалистике должна быть сформирована система научных положений, обеспечивающих “выход” из системы научного знания и “вход” в практическую деятельность с единственной целью - оптимизировать процесс реализации научных рекомендаций криминалистики - частная кри- миналистическая теория “криминалистическая инноватика”. Объектом указанной частной теории является практика внедрения в практическую деятельность криминалистических методов, приемов и средств. Предметом - закономерности инновационной деятельности. При рассмотрении проблемы внедрения в практическую деятельность разрабатываемых криминалистикой методов, приемов и средств различаются закономерности

170

функционирования двух относительно самостоятельных систем деятельности: 1) той, в которую криминалистические методы, приемы и средства внедряются, встраиваются (собственно деятельность по раскрытию и расследованию преступлений), и которая должна при этом так или иначе качественно измениться; 2) той, посредством которой это внедрение осуществляется (инновационная деятельность). К числу закономерностей криминалистической инновационной деятельности относятся, в частности, закономерности распространения криминалистических методов, приемов и средств, в том числе в зависимости от среды внедрения; закономерности восприятия их практическими работниками; технологии инновационной подготовки кадров; преодоления ими психологических барьеров и т.д..

  1. Деятельность по раскрытию и расследованию преступлений по сути своей является криминалистической, однако ее реальное криминалистическое содержание определяется объемом практического использования криминалистических рекомендаций, направленных на её оптимизацию. Всестороннее исследование проблемы использования практическими работниками криминалистических рекомендаций в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений предполагает ее изучение на меж- дисциплинарном уровне, позволяющем рассматривать криминалистические знания в качестве важнейшего, но не единственного элемента сложной системы, называемой криминалистическим обеспечением раскрытия и расследования преступлений.

Криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений может быть определено как особая организационно-функциональная система, направленная на формирование и поддержание на определенном уровне постоянной готовности работников правоохранительных органов к систематическому использованию в практической деятельности криминалистического арсенала средств борьбы с преступностью , а также на реализацию этой готовности в каждом случае раскрытия

171

и расследования преступления, обусловливаемом конкретной оперативно- розыскной или следственной ситуацией.

К числу основных элементов структуры криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений относятся:

  • криминалистические знания, прежде всего криминалистические методы, приемы и средства борьбы с преступностью;

  • криминалистические навыки и умения;
  • криминалистическая техника;
  • криминалистическое образование (в том числе и самообразование);
  • организация криминалистических учреждений, в том числе служб криминалистического сервиса;
  • правовое регулирование криминалистического обеспечения рас крытия и расследования преступлений.

Названные элементы системы КОРРП имеют основополагающее значение, поскольку только их взаимодействующее функционирование способно формировать постоянную готовность кадров правоохранительных органов к использованию на практике разрабатываемых криминалистикой методов, приемов и средств решения возникающих криминалистических задач. Комплексное изучение элементов системы и их взаимосвязей (взаимодействий) позволит познать закономерности механизма функционирования этой системы и использовать полученное знание в интересах повышения эффективности использования разрабатываемых криминалистикой методов, приемов и средств в практической деятельности.

Система криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений оказывает направленное влияние на организацию и регулирование поведения (деятельности) кадров правоохранительных органов посредством определенных управляющих воздействий, содержательную основу которых составляет сложная динамическая система информации, процесс передачи которой обеспечивает формирование готов-

172

ности кадров правоохранительных органов к систематическому использо- ванию криминалистического арсенала средств борьбы с преступностью.

  1. К субъектам реализации криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений относятся носители криминалистических знаний: сотрудники управленческих структур правоохранительных органов, их научно
    • исследовательских институтов, учебных заведений, занимающиеся разработкой криминалистического арсенала средств борьбы с преступностью, их внедрением, криминалистической подготовкой и воспитанием кадров. Субъектами криминалистического обеспечения являются также практические работники (прокуроры-криминалисты, следователи, оперработники, эксперты- криминалисты), деятельность которых направлена на формирование и поддержание на определенном уровне криминалистической готовности других практических работников и оказание им помощи при проведении конкретных следственных и иных действий.
  2. Тактико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений - функциональная подсистема криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений, представляющая собой сложную организационно-функциональную систему, направленную на формирование и поддержание на уровне, отвечающем потребностям практики, постоянной готовности работников правоохранительных органов к систематическому использованию в практической деятельности тактического арсенала средств борьбы с преступностью, а также на реализацию этой готовности в каждом конкретном случае для решения возникающих тактических задач.
  3. Система тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений имеет следующие взаимосвязанные аспекты функционирования: научно-исследовательский, дидактический и операци- онный (практический) .

173

Научно-исследовательский аспект системы отражает необходимость: 1) разработки и совершенствования тактико-криминалистического арсенала средств борьбы с преступностью, 2) обеспечения внедрения указанного арсенала в практическую деятельность.

Дидактический аспект заключается в обеспечении синхронизации развития криминалистической тактики и образования, определении характера и содержании конкретных задач, которые должны решаться в ходе учебно- воспитательного процесса, в частности, фактический объем кри- миналистических знаний, которые должны быть усвоены кадрами право- охранительных органов, набор определенных умений, навыков, способностей, качеств, которыми они должны обладать в результате их криминалистического образования, включая развитие способностей творчески подходить к работе.

Операционный аспект системы заключается в создании необходимых условий практическим работникам при раскрытии и расследовании конкретного преступления в выборе и непосредственной реализации определенного способа направленного тактического воздействия в интересах решения возникшей тактической задачи.

  1. Тактико-криминалистическая готовность работников правоохранительных органов как результат функционирования системы тактико- криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений представляет собой адекватную требованиям профессиональной деятельности характеристику их личности, включающую следующие основные компоненты:

а) познавательные (или интеллектуальные) - тактико - криминали стические знания, навыки, умения;

б) мотивационные - стремление стать работником соответствующей юридической профессии, успешно выполнять служебные обязанности, до биться успеха в работе т.п.);

174

в) эмоциональные - чувство ответственности за результаты служеб ной деятельности, уверенность в своих силах и т.п.;

г) волевые - способность проявлять сознательное усилие и овладе вать собой, преодолевать сомнения и мобилизовывать свои силы и т.п..

  1. Структура тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений включает:
  • тактико-криминалистические знания,
  • тактические навыки и умения;
  • тактико-криминалистическое образование (обучение и воспитание);
  • организацию криминалистических подразделений, осуществляющих в том числе и тактико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений ;
  • правовое регулирование тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений.
  • Между названными элементами системы криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений существуют взаимные связи, которые отражают структуру этой системы, характеризуя ее целостность. Только комплексное взаимодействие указанных элементов направлено на формирование у практических работников необходимых компонентов их тактической готовности к систематическому использованию тактико- криминалистического арсенала средств борьбы с преступностью. Соответственно, основная задача исследования структуры системы тактико- криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений заключается в изучении специфики составляющих ее элементов и особенностей взаимодействия между ними под углом зрения совершенст- вования их организации и управления в интересах оптимального решения системой своей социальной функции - формирования готовности сотрудников правоохранительных органов к систематическому использованию в практической деятельности тактического арсенала.

175

  1. “Тактический потенциал” практического работника” - собирательная категория, отражающая модель необходимых знаний, навыков, умений и способностей, обладание которыми необходимо для оптимального решения практическими работниками тактических задач раскрытия и расследования преступлений. “Тактический потенциал” практического работника (следователя, оперработника) характеризует познавательный (или интеллектуальный) компонент их тактической готовности использовать в практической деятельности тактический арсенал средств борьбы с пре- ступностью. “Тактический потенциал” практических работников является динамической категорией, содержание которой определяется потребностями практики раскрытия и расследования преступлений.
  2. Значение тактики определяется тем, что она призвана решать своими специфическими средствами, стоящие перед следователем (оперработником) тактические ( промежуточные по отношению к процессуальным) задачи, лежащие в сфере его межличностных взаимоотношений с другими участниками этой деятельности, связанные с необходимостью: выявления носителей личностной информации о преступлении; получения от них фактических данных, значимых для раскрытия и расследования преступления; определения истинности или ложности получаемых сведений; установления отношений делового сотрудничества с участниками деятельности по раскрытию и расследованию преступления, обеспечивающих их активность; предотвращения, преодоления или нейтрализации противодействия установлению истины со стороны заинтересованных лиц; оказания помощи добросовестным лицам в сообщении достоверной доказательственной или розыскной информации о преступлении.
  3. Сущность тактики как аспекта деятельности практических работников заключается в обусловленном конкретными ситуациями раскрытия и расследования преступления допустимом логико-психологическом воз- действии на лиц - участников этой деятельности в целях получения от них криминалистически значимой информации, а также предотвращения, ней-

176

трализации или преодоления с их стороны действительного или ложного противодействия нормальному ходу установления истины.

  1. Тактико-криминалистический метод можно определить как ос нованный на познании закономерностей тактической деятельности и су ществующий в теоретической форме способ решения тактической задачи, заключающийся в допустимом логико-психологическом воздействии на участников раскрытия и расследования преступления в интересах получе ния от них информации о преступлении или создания необходимых усло вий для ее получения.

Тактико-криминалистические методы обусловлены как юридически, поскольку задачи, условия, порядок и форма их применения зависят от правового регулирования, так и психологически, поскольку основаны на учете различных закономерностей психической деятельности человека, определяющих содержание конкретного тактического воздействия.

Тактико-криминалистический метод непосредственно не обладает активной побуждающей силой, поскольку существует в виде теоретической конструкции, основанной на познании определенных закономерностей тактической деятельности следователя (оперработника) в специфических условиях раскрытия и расследования преступлений. Заключенная в тактико- криминалистических методах потенциальная энергия направленного тактического воздействия нуждается в практических средствах своей реализации - тактических приемах и их системах (тактических комбинациях).

  1. В зависимости от характера влияния на сознательные и бессозна тельные сферы психики воздействуемого лица тактико- криминалистические методы могут подразделяться на:

а) методы влияния на психологические процессы человека, предполагающие воздействие на его сознание, обращение к критическому восприятию сообщаемой информации, составляющей содержательную сторону этого воздействия:

177

  • метод убеждения,
  • метод принуждения.
  • б) методы влияния на совокупность психических процессов, актов и состояний человека, минуя критическое восприятие им сообщаемой информации, при которых он не отдает себе отчета:

  • метод выведывания,
  • метод внушения.
  1. Тактический прием - это допустимый законом и избираемый с учетом конкретной ситуации способ практических действий следователя (оперработника) по реализации тактического (логико-психологического) воздействия, отражающего сущность соответствующего тактико- криминалистического метода, на лиц - участников раскрытия и расследования преступления, обеспечивающий целенаправленное влияние на их поведение в интересах решения тактической задачи.
  2. В зависимости от механизма направленного тактического (логико- психологического) воздействия на участников раскрытия и расследования преступления, отражающего особенности реализуемых тактико- криминалистических методов различаются:
  3. а) тактические приемы выведывания;

б) тактические приемы убеждения;

в) тактические приемы принуждения;

г) тактические приемы внушения.

  1. Специфика тактических комбинаций заключается в том, что на правленное тактическое воздействие на психику (и, соответственно, на по ведение) участника раскрытия и расследования преступления обеспечива ется реализацией не одного тактического приема, а определенной их сис темы. Эффективность направленного тактического воздействия является результатом совокупного осуществления тактических приемов, образую щих тактическую комбинацию.

178

Так называемые “следственные хитрости” представляют системы тактических приемов, применяемых в ходе выполнения отдельных следственных и иных действий для решения тактических задач раскрытия и расследования преступления. Представляется целесообразным вместо термина “следственные хитрости” использовать термин “тактические комбинации активного воздействия”.

Таким образом, значение исследования методологических и организационных аспектов тактико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений определяется тем, что на этой основе становится возможным определить меры, направленные на дальнейшее совершенствование организационных условий повышения эффективности использования тактико-криминалистических методов и средств в практической деятельности.

179

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т. Т.1. - М.: Юрид. лит., 1981.-360с.
  2. Атаманчук Г.В. Сущность советского государственного управления. - М.: Юрид. лит., 1980. - 256 с.
  3. Артамонов И.И. Психологический анализ возможностей теории игр в следственной тактике // Вопросы судебной психологии и криминалистики. - Минск: Вышейшая школа, 1972. - С. 10-20.
  4. Артамонов И.И. Природа и сущность криминалистической (следственной тактики) // Материалы научно-практической конференции по проблемам борьбы с преступностью. - Алма-Ата: Изд-во КазГУ, 1974. - С-11-29.
  5. Бабанский Ю.К. Оптимизация процесса обучения (Общедидактический аспект). - М.: Педагогика, 1977. - 256 с.
  6. Бахин В.П., Кузьмичев B.C., Лукьянчиков Е.Д. Тактика использования внезапности в раскрытии преступлений органами внутренних дел: Учебное пособие. - Киев: НИиРИО КВШ МВД СССР им. Ф.Э. Дзержинского, 1990. - 48.
  7. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории
    • к практике. - М.: Юрид. лит., 1988. - 304 с.
  8. Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 т.Т.1: Общая теория криминалистики. - М.: Юристъ, 1997. - 408 с.
  9. Белкин Р.С. Общая теория криминалистики на современном этапе ее развития // Использование достижений науки и техники в предупреждении, раскрытии и расследовании преступлений. - Саратов: СВШ МВД РФ, 1994. - С.7-9.
  10. Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики: Учебное по собие. - Волгоград: ВСШ МВД РФ, 1993. - 200 с.

180

  1. Беспалов В.М. Отбраковка ненадежной информации при передаче научных знаний // Информатизация и проблемы гуманитарного образования. Международная научная конференция Краснодар-Новороссийск 14- 15сентября 1995 г.: Тезисы докладов. - Краснодар, 1995. - С.55-56.
  2. Божкова Н.Р., Власенко В.Г., Комиссаров В.И. Следственная (криминалистическая) тактика: Учебное пособие. Часть I. - Саратов: Саратов. гос. академия права, 1996. - 126 с.
  3. Васильев А.Н. Следственная тактика. - М.: Юрид. лит., 1976. -200 с.
  4. Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. - М.: Изд-во МГУ, 1984. - 144 с.
  5. Васильев В.Л. Юридическая психология: Учебник для вузов. -М.: Юрид. лит., 1991.-462 с.
  6. Владимиров Ю.В. Духовно-нравственные аспекты профессиональной подготовки экспертов-криминалистов в системе МВД РФ // Проблемы криминалистики и методики ее преподавания: Тезисы выступлений участников совещания-семинара преподавателей криминалистики ( г. Пермь, 14-15 июня 1994 г.). - М.: ЮИ МВД РФ, 1994. - С.39.
  7. Волынский А.Ф. Криминалистика: наука - техника - право - специалист // Проблемы криминалистики и методики ее преподавания: Тезисы выступлений участников совещания-семинара преподавателей криминалистики (г. Пермь, 14-15 июня 1994 г.). - М.: ЮИ МВД РФ, 1994. - С.9-14.
  8. Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1997. - 50 с.
  9. Волчецкая Т.С, Яблоков Н.П. Предпосылки формирования кри- миналистической ситуалогии // Вестн. Моск. Ун-та, сер.11, Право. - 1997. -№3.- С.41-50.

181

  1. Волынский В.А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия преступлений (Методологические, организационные и правовые проблемы): Дис…. канд. юрид. наук. - М., 1991. - 183 с.
  2. Герасимов И.Ф. Криминалистическая тактика и следственные ситуации // Теоретические проблемы криминалистической тактики: Межвузовский сборник научных трудов. - Свердловск: УрГУ, 1981. - С. 13-18.
  3. Гусаков А.Н., Филющенко А.А. Следственная тактика: (в вопросах и ответах): Учебное пособие. - Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 1993. -152 с.
  4. Далин В.Е. Поведение следователя как элемент следственной тактики // Наука и техника на службе предварительного следствия. - Волгоград, ВСШ МВД СССР, 1976. - С.64-72.
  5. Драпкин Л.Я. Проблемы общей теории раскрытия преступлений и криминалистическая тактика // Теоретические проблемы криминалистической тактики: Межвузовский сборник научных трудов. - Свердловск: Изд-во УрГУ,
    • С.27-39.
  6. Дулов А.В. Судебная психология. - Минск: Вышейшая школа, 1975.-462 с.
  7. Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. - Мн.: Изд-во БГУ, 1979. - 128 с.
  8. Дулов А.В., Новик Ю.И. Понятие и структура тактического решения, принимаемого следователем при производстве следственного действия // Теоретические проблемы криминалистической тактики: Межвузовский сборник научных трудов. - Свердловск: Изд-во УрГУ, 1981. -С.39-47.
  9. Дьяченко М.И., Кандыбович Л.А. Психологические проблемы готовности к деятельности. - Мн.: Изд-во БГУ, 1976. - 176 с.
  10. Ефимова Н.И., Ратинов А.Р. Психология допроса обвиняемого: Методическое пособие. - М.: Юрид. лит., 1988. - 114 с.

182

  1. Журавлев В.И. Педагогика в системе наук о человеке. - М.: Педагогика,
    • 246 с.
  2. Закатов А.А. Некоторые организационные аспекты розыскной деятельности следователя // Проблемы совершенствования деятельности следственных и экспертных подразделений органов внутренних дел: Сб. науч. тр. - Волгоград, ВСШ МВД СССР, 1989. - С. 46-54.
  3. Закатов А.А., Цветков СИ. Тактика допроса при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами: Лекция. - М.: МИ МВД РФ, 1996. - 56 с.
  4. Зеленский В.Д. Организация расследования преступлений: Кри- миналистические аспекты. - Ростов н/Д: Изд-во Ростовского ун-та, 1989. -152 с.
  5. Зернов СИ. Теоретические и прикладные проблемы применения специальных познаний при выявлении и расследовании преступлений, со- пряженных с пожарами: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1997. - 50 с.
  6. Зорин Г.А. Тактический потенциал следственного действия: Учебное пособие по части курса “Криминалистика” для студентов специ альности 02.11 - “Правоведение”. - Мн.: БГУ им. В.И. Ленина, 1989. - 80 с.

  7. Зорин Г.А. Проблемы применения специальных логико- психологических методов при подготовке и проведении следственных действий. Автореф. дис…. д-ра юрид. наук. - М., 1991.- 46 с.

  8. Ильенкова СД. Инновационный менеджмент. - Ростов/Д., 1997. - 327 с.
  9. Использование достижений науки и техники в предупреждении, раскрытии и расследовании преступлений. - Саратов: СВШ МВД РФ, 1994. - 128 с.
  10. Ищенко Е.П. Тактический прием и место научно-технических средств в его структуре // Теоретические проблемы криминалистической

183

тактики: Межвузовский сборник научных трудов. - Свердловск: УрГУ, 1981.-С. 48-55.

  1. Кирсанов З.И. Система общей теории криминалистики: Научно- методическое пособие. - М.: РИО в/ч 33965, 1992. - 32 с.
  2. Князева Е.Н., Курдюмов СП. Антропный принцип в синергетике // Вопросы философии. - 1997. - № 3. - С.62-79.
  3. Козлов Ю.М., Фролов Е.С. Научная организация управления и право. - М.: Изд-во МГУ, 1986. - 245 с.
  4. Колдин В.Я., Полевой Н.С. Информационные процессы и структуры в криминалистике.- М.: Изд-во МГУ, 1985. - 134 с.
  5. Колесников Л.Ф., Турченко В.Н., Борисова Л.Г. Эффективность образования. - М.: Педагогика, 1991. - 270 с.
  6. Комиссаров В.И. Научные, правовые и нравственные основы следственной тактики. - Саратов: Изд-во Саратов, ун-та, 1980. - 126 с.
  7. Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. - Саратов: Изд-во Саратов, ун-та, 1987. - 156 с.
  8. Комиссаров В.И., Комиссарова Г.К. Диалектические аспекты целей и средств криминалистики // Известия вузов. Правоведение. - 1985. -№3.-С.33-38.
  9. Копылов И.А. Тактическое решение следователя // Проблемы совершенствования деятельности следственных и экспертных подразделений органов внутренних дел: Сборник научных трудов. - Волгоград, ВСШ МВД СССР, 1989. - С. 26-38.
  10. Котов Д.П., Шиханцов Г.Г. Психология следователя. - Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1976. - 134 с.
  11. Краснобаев Ю.И. Совершенствование предварительного следствия и предмет советской криминалистики: Учебное пособие. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1979. - 94 с.
  12. Криминалистика: Учебник / Под ред. А.Г. Филиппова и А.Ф. Волынского. - М.: Спарк, 1998. - 543 с.

184

  1. Криминалистика: Учебник / Под ред. И.Ф. Пантелеева, Н.А. Селиванова. - М.: Юрид. лит., 1993. - 592 с.
  2. Криминалистика: Учебник для вузов / И.Ф. Герасимов, Л.Я. Драпкин, Е.П. Ищенко и др. - М.: Высш. шк., 1994. - 528 с.
  3. Криминалистика социалистических стран / Под ред. В.Я. Колди-на. - М.: Юрид. лит., 1986. - 512 с.
  4. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования / Под ред. Т.В. Аверьяновой и Р.С. Белкина.- М.: Новый Юрист, 1997. - 400 с.
  5. Куликов В.И. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. - Ульяновск: Филиал МГУ, 1994. - 256 с.
  6. Кустов A.M. Криминалистическое учение о механизме преступления: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1997. - 36 с.
  7. Лазарев Ф.В., Трифонова М.К. Структура познания и научная революция: Монография. - М.: Высш. школа, 1980. - 127 с.
  8. Лапин А.В. Методические вопросы оценки эффективности интеграции криминалистики и следственной практики // Современные достижения науки и техники в борьбе с преступностью: Тезисы научно-практической конференции.
    • Минск: НИИПККиСЭ, 1992. - С.50-52.
  9. Ласло Э. Основания трансдисциплинарной единой теории // Вопросы философии. - 1997. - № 3. - С.80-84.
  10. Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. Научно-практическое и учебное пособие. - М.: БЕК, 1996. - 112 с.
  11. Леонтьев А.А. Психология общения. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Смысл, 1997.-365 с.
  12. Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. - М.: Юрид. лит., 1973.-215 с.
  13. Лукьянчиков Е.Д., Кузьмичев B.C. Тактические основы расследования преступлений: Учебное пособие. - Киев: КВШ МВД СССР им. Ф.Э. Дзержинского, 1989. - 48 с.

185

  1. Лунеев В.В. Рыночная экономика и преступность // ОНС. - 1996. -№3.-С.40- 80.
  2. Методология криминалистики / Отв. ред. Пантелеев И.Ф. - М.: ВЮЗИ, 1982.- 120 с.
  3. Михальчук А.Е. Тактические комбинации при производстве следственных действий. - Саратов: Изд-во Саратов, ун-та, 1991. - 128 с.

  4. Образцов В.А., Донцов В.В. Понятие и содержание метода расследования (криминалистический аспект) // Теория криминалистики и методика расследования преступлений: Сборник научных трудов. - М., 1990. -С. 8-16.
  5. Образцов В.А. Криминалистика: Учебное пособие. - М.: Юри-кон, 1994. - 208 с.
  6. Образцов В.А. Криминалистика: курс лекций. - М., 1996. - 448 с.
  7. Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. - М.: Юрист, 1994. - 360 с.
  8. Оконъ В. Введение в общую дидактику / Пер. с польск. Л.Г. Кашкуревича, Н.Г. Горина. - М.: Высш. шк., 1990. - 382 с.
  9. Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации: Материалы к проведению круглого стола (29-30 октября 1996 года, г. Руза). - М.: ЮИ МВД РФ, -1996. - 90 с.
  10. Особенности принятия тактических решений при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами: Учебное пособие - М.: МИ МВД РФ, 1996. - 84 с.
  11. Пампушко И.П. Совершенствование правовых и организационных основ применения криминалистической техники в раскрытии преступлений. - Автореф. дисс…. канд. юрид. наук. - М., 1996. - 20 с.
  12. Подшибякин А.С. Криминалистическое учение о холодном оружии: Дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1997. - 50 с.

186

  1. Подшибякин А.С. Тактические операции и охрана законных прав и интересов граждан при расследовании преступлений // Проблемы правового статуса личности в уголовном процессе. - Саратов: Изд-во Са ратов. ун-та, 1981. - С. 46-52.

  2. Пригожий А.И. Нововведения: стимулы и препятствия. - М.: Политиздат,
    • 271 с.
  3. Проблемы криминалистики и методики ее преподавания: Тезисы выступлений участников совещания-семинара преподавателей кримина- листики (г. Пермь, 14-15 июня 1994 г.). - М.: МИ МВД РФ, 1994. - 76 с.
  4. Психотехнологии: Компьютерный психосемантический анализ и психокоррекция на неосознаваемом уровне. - М.: Издательская группа “Прогресс”-Культура, 1995. - 416 с.
  5. Разумовский О.С. Закономерности оптимизации в науке и пра-практике. - Новосибирск: Наука, Сиб. отделение, 1990. - 176 с.
  6. Ратинов А.Р., Ефремова Г.Х. Правовая психология и преступное поведение. Теория и методология исследования. - Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та,
    • 180 с.
  7. Рац М.В. К вопросу о фундаментальном и прикладном в науке и образовании // Вопросы философии. - 1996.- № 6. - С.169-177.
  8. Решетников В.Я. Следственные ситуации и тактические опера ции по делам о завладении из жилища имуществом граждан: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Саратов, 1995. - 20 с.

  9. Российская Е.Р. Проблемы совершенствования технико- криминалистической подготовки следователей // Проблемы криминали стики и методики ее преподавания: Тезисы выступлений участников со вещания-семинара преподавателей криминалистики ( г. Пермь, 14-15 июня 1994 г.). - М.: ЮИМВДРФ, 1994. - С. 14-20.

  10. Руденский Е.В. Основы психотехнологии общения менеджера: Учебное пособие. - М.: ИНФРА-М; Новосибирск: НГАЭиУ, 1997. - 180 с.

187

  1. Самыгин СИ., Столяренко Л.Д. Менеджмент персонала. - Ростов н/Д: Феникс, 1997. - 480 с.
  2. Самыгин Л.Д. О сущности и содержании следственной тактики. Вестник Моск.ун-та. Серия
  3. Право. - 1989. - № 1. - С.70-78.
  4. Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. -М.: Юрид. лит., 1982. - 150 с.
  5. Сластенин В.А., Подымова Л.С. Педагогика: инновационная деятельность. - М.: Магистр,
    • 224 с.
  6. Смирнов С.Н. Элементы философского содержания понятия “система” как ступени развития познания и общественной практики // Системный анализ и научное знание. - М.: Наука, 1978. - С.45-70.
  7. Советская криминалистика. Теоретические проблемы. - М.: Юрид. лит., 1978. - 192 с.
  8. Филющенко А.А. Тактика действий следователя, связанных с применением уголовно- процессуального принуждения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Свердловск, 1974. - 22 с.
  9. ф 94. Хайду ков Н.П. Содержательные основы психологии общения в

следственной работе // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Современные проблемы криминалистики: Межвузовский сборник научных трудов Выпуск 9. - Саратов: Изд-во Саратов, ун-та, 1994. - С.26-30.

  1. Хайдуков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц. - Саратов: Изд-во Саратов, ун-та, 1984.- 126 с;
  2. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. - М.: Юристъ, 1995. - 256 с.
  3. Шаталов А.С. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений, совершаемых в условиях массовых беспорядков: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1993. - 22 с.

188

  1. Шейфер С.А. О путях совершенствования качества следственной деятельности // Укрепление законности предварительного расследования в условиях перестройки: Сборник научных трудов - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1990.- С.21-30.
  2. Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе: методологические и правовые проблемы. - Саратов: Изд-во Саратов. ун-та,
    • 147 с.
  3. Шиканов В.И. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. - Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1983. - 200 с.
  4. Шостак Г.С. Соотношение тактического приема и тактического решения // Актуальные вопросы советской юридической науки. Часть 2. -Саратов: Изд-во Саратов, ун-та, 1978. - С. 131-133.
  5. Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно- процессуальном праве. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1976. - 143 с.
  6. Юревич А.В., Цапенко И.П. Мифы о науке // Вопросы философии. - 1996 г.
    • № 6. - С.59-64.
  7. 104 Яблоков Н.П. Объект и предмет криминалистического изучения // Вестн. Моск. ун-та. - Серия 11, Право. - 1997. - № 1. - С.20-30.

  8. Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия: Учебное пособие. - М.: Юрид. лит., 1971. - 144 с.
  9. Якушин СЮ. Тактические приемы при расследовании преступлений. - Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1983. - 102 с.