lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Пастухов, Павел Сысоевич. - Конституционный принцип равенства всех перед законом и судом в уголовном процессе Российской Федерации: Досудеб. пр-во : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 1998 202 с. РГБ ОД, 61:98-12/315-4

Posted in:

МИНИСТЕРСТВОВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МВД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

На правах рукописи

ПАСТУХОВ ПАВЕЛ СЫСОЕВИЧ

КОНСТИТУЦИОННЫЙ ПРИНЦИП РАВЕНСТВА ВСЕХ ПЕРЕД ЗАКОНОМ И СУДОМ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ (ДОСУДЕБНОЕ ПРОИЗВОДСТВО)

Специальность: 12.00.09 -уголовный процесс; криминалистика; теория оперативно-розыскной деятельности

Диссертация на соискание

ученой степени

кандидата юридических наук

Научный руководитель: Заслуженный юрист Российской Федерации кандидат юридических наук, профессор Белозеров Юрий Николаевич

Москва • 1998

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

Глава I. Правовая природа принципа равенства всех перед законом и судом

§ 1. Понятие принципа равенства всех перед законом и судом и его содержание 13

§ 2. Исторический очерк развития принципа равенства 45

§ 3. Принцип равенства всех перед законом и судом в системе принципов уголовного судопроизводства 68

Глава II. Реализация принципа равенства всех перед законом и судом в досудебных стадиях уголовного процесса

§ 1. Реализация принципа равенства всех перед законом и судом в стадии возбуждения уголовного дела 91

§ 2. Реализация принципа равенства перед законом и судом в стадии предварительного расследования
117

§ 3. Особенности привлечения к уголовной ответственности

лиц, обладающих иммунитетами и привилегиями
146

Заключение
172

Список литературных и правовых источников, используемых при написании диссертации 179

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Одной из современных задач российской юридической науки, нормотворческой деятельности и правоприменительной практики, связанных с утверждением демократических начал и созданием подлинно правового государства в России, является реальное обеспечение и защита прав и свобод человека и гражданина в соответствии с конституционным принципом равенства всех перед законом и судом. Согласно положениям этого принципа государство гарантирует равенство прав и свобод любому человеку независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации (ст. 19 Конституции РФ - далее Конституции).

Однако уголовно-процессуальное законодательство не отвечает кон- ституционным требованиям и закрепляет только равенство граждан перед законом и судом (ст. 14 УПК РСФСР - далее УПК). Таким образом, сложилось противоречие между Конституцией и уголовно- процессуальным законом. Кроме того, закрепление в УПК принципа равенства не отвечает общепринятым принципам и нормам международного права, которые, согласно ч.4 ст. 15 Конституции, являются составной частью правовой системы Российской Федерации. Между тем, такие нормы являются приоритетными по отношению к внутригосударственному праву.

Впервые в отечественной юриспруденции человек, его права и свободы признаны высшей ценностью, а за государством закрепляется обя- занность по признанию, закреплению и защите этих прав и свобод (ст.2 Конституции). Новое конституционное законодательство стоит на позици-

4

ях признания основных прав и свобод человека неотчуждаемыми и принадлежащими каждому от рождения (ст. 17 ч.2 Конституции). Это получило свое выражение прежде всего в том, что впервые, причем на конституционном уровне, юридически признана категория “права человека”. “Права и свободы человека и гражданина, - говорится в ст. 18 Конституции, - являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием”.

В основе концепции прав человека лежит принцип формального ра- венства. Спецификой и отличительным свойством этого принципа является всеобщий и равный масштаб свободы личности. Права человека, основанные на формальном равенстве, стали одним из главных ценностных ориентиров общественного развития, они оказали огромное влияние на характер государства, сделались ограничителем его всевластия, способствовали установлению демократического взаимодействия между государственной властью и индивидом.

Особую актуальность принцип равенства всех перед законом и судом приобретает в силу признания международного права внутренним правом страны, превращая гражданина государства в гражданина планеты. Ни одно государство не должно отказывать человеку в каком-то субъективном праве на том основании, что оно не зафиксировано в Конституции данного государства. В этом смысле принцип равенства имеет огромное значение для каждого человека, столкнувшегося с российским уголовным судопроизводством^ призван защищать любого человека независимо от гражданства, каких либо свойств и особенностей личности. Так, по данным ГИЦ МВД РФ,в 1996 году иностранными гражданами и лицами без гражданства совершено 37065 1фесгуплений, из них 30693 преступлений совершено гражданами СНГ; 664 преступления совершено гражданами стран Балтики. При этом на территории России зарегистрировано 12826 преступлений в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства.

5

В 1997 году иностранными гражданами и лицами без гражданства со- вершено 27953 преступления, из них 24196 преступлений совершено гражданами СНГ; 506 преступлений совершено гражданами стран Балтики. На территории России зарегистрировано 8775 преступлений в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства.

Значение принципа равенства всех перед законом и судом в современ- ной России становится острее из-за наплыва беженцев, вынужденных переселенцев, незаконной миграции. Так, по данным Федеральной пограничной и миграционной служб, сейчас в России живут свыше 700 тысяч незаконных мигрантов, из них около 400 тысяч обосновались в Москве и Московской области. В столичном регионе обитают 80-90 тысяч афганцев, 90 тысяч китайцев, от 30 до 50 тысяч вьетнамцев. Численность так называемой шриланкийской диаспоры, куда включают граждан стран Юго-Восточной Азии, оценивается в 30 тысяч.’ По данным паспортного управления ГУВД Москвы, официально зарегистрировано более 15 тысяч вынужденных переселенцев. Число незарегистрированных лиц составляет свыше 100 тысяч. Эти лица зачастую становятся жертвами преступлений и во- прос о их защите в уголовном процессе не теряет своей актуальности.

На наш взгляд, в настоящее время принципу равенства всех перед за- коном и судом в российской правовой литературе уделено недостаточно внимания. Проблема равенства всех перед законом и судом специальному монографическому исследованию не подвергалась. Этот принцип традиционно рассматривался и освещался многочисленными авторами при написании учебников по уголовному процессу и работ, посвященных принципам уголовного процесса. Авторы этих работ касались данной проблемы фраг- ментарно, главным образом исследуя равенство человека и гражданина при привлечении к уголовной ответственности. При этом уголовно-процессуальный статус всех участников уголовного процесса с точки зрения конституционного принципа равенства не рассматривался.

Российская газета. 1997. 29 августа.

6

Тем не менее имеющиеся наработки ученых - процессуалистов, не- смотря на дискуссионность сделанных им выводов, заслуживают уважения и высокой оценки внесенного вклада. В числе основных ученых, уделивших внимание разработке рассматриваемой проблемы, - Г.Н. Агеева, Ю.Н.Белозеров, В.П. Божьев, СВ. Бородин, К.Ф. Гуценко, Т.Н. Добровольская, В.И. Зажицкий, А.С. Кобликов, A.M. Ларин, П.А.Лупинская, Н.С.Малеин, Г.Н.Манов, B.C. Нерсесянц, И.Л.Петрухин, В.М. Савицкий, М.С. Строгович, И.В. Тыричев, Л.Т. Ульянова, Г.П. Химичева, М.А. Чельцов, М.Л. Якуб, и другие ученые- процессуалисты. Работы указанных авторов позволили вплотную приблизиться к разработке самого понятия принципа равенства всех перед законом и судом, его существенных признаков, назначения, условий, оснований применения в уголовном процессе.

Недостаточное внимание к затронутой проблеме выразилось в неудов- летворительном уровне регулирования правоотношений в соответствии с конституционным принципом равенства всех перед законом и судом в уголовном процессе. Достаточно сказать, что несмотря на конституционную формулировку принципа равенства,имеется пять других его определений у различных авторов. От этого происходит различное толкование этого принципа. Образовавшиеся противоречия между конституционно-правовым, международно-правовым и уголовно-процессуальным статусом личности вынужден разрешать Конституционный Суд Российской Федерации.

Известное несовершенство и различное толкование принципа равенст- ва порождает труднопреодолимые проблемы и неразрешимые вопросы. Это ведет зачастую к искаженному правосознанию и, как следствие, к нарушению законности по уголовному делу.

Цель и задачи исследования. Целью настоящего исследования явля- ется разработка научных рекомендаций, направленных на совершенствование законодательства, деятельности органов предварительного расследования, прокуроров и судей для защиты каждого человека, вовлеченного в

7

сферу уголовного судопроизводства на основе конституционного принципа равенства всех перед законом и судом.

Для реализации поставленной цели решались следующие исследова- тельские задачи:

  • исследование содержания принципа равенства всех перед законом и судом, закрепленного в Конституции РФ, его толкование в конституционном и международном праве;
  • исследование уголовно-процессуального содержания принципа ра- венства граждан перед законом и судом;
  • выявление оптимального соотношения сферы действия конституци- онного и уголовно-процессуального требований принципа равенства;
  • историческое исследование становления и развития принципа равен- ства в уголовно-процессуальной деятельности;
  • определение сферы действия принципа равенства на стадиях досу- дебного производства;
  • дальнейшая конкретизация правового содержания принципа равен- ства в уголовно-процессуальной деятельности;
  • выявление проблемных ситуаций, связанных с недостатками право- вого регулирования и толкования принципа равенства в Конституции РФ и уголовном процессе.
  • Объектом исследования являются правоотношения между субъек- тами и участниками уголовного процесса, связанные с реализацией принципа равенства всех перед законом и судом в сфере досудебного уголовного судопроизводства.

Предмет исследования составляют уголовно-процессуальные и кон- ституционные нормы, закрепляющие и регулирующие равенство всех участников уголовного судопроизводства, а также практика применения соответствующих правовых норм.

Методология и методика диссертационного исследования. Методо- логической основой исследования послужили положения
материали-

8

стической диалектики; теоретическую основу работы составили достижения науки уголовно-процессуального права.

При подготовке диссертационного исследования использовались все доступные современной юридической науке методы научного исследования (системный, логико-правовой, историко-правовой, сравнительно-правовой, социологический).

Сделанные выводы и предложения базируются на положениях Кон- ституции РФ, международных актах о правах человека, уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве, постановлениях Пленума Верховного Суда РФ и постановлениях Конституционного Суда. Приняты во внимание подготовленные в последние годы проекты УПК РФ. Теоретической базой исследования явились научные труды ведущих российских ученых в области исследуемой темы.

Эмпирической базой диссертации явились результаты анкетирования 220 следователей г. Перми, Москвы, Калининграда, Кировской, Московской областей, а также изучение 280 конкретных уголовных дел, рассмотренных судом и находящихся в производстве органов предварительного расследования. Исследовалась опубликованная практика Верховного Суда РФ, областного суда Пермской области, а также статистические показатели работы органов расследования, характеризующие состояние борьбы с преступностью за последние годы. При изучении и анализе правоприменительной практики использован личный опыт работы диссертанта в должности следователя органов внутренних дел.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые на моно- графическом уровне осуществлено исследование конституционного принципа равенства всех перед законом и судом. Основными новеллами среди полученных результатов исследования являются выводы о том, что впервые в истории российского конституционного законодательства вообще и уголовно-процессуального в частности, все участники уголовного процесса рассматриваются с точки зрения принципа равенства всех перед законом и судом.

9

Наряду с традиционным толкованием принципа равенства как реали- зации уголовного закона по привлечению к уголовной ответственности человека и гражданина, в рамках единого подхода и равного отношения к каждому человеку, независимо от каких-либо условий и обстоятельств, указанных в ч.2 ст. 19 Конституции, ст. 14 УПК, автор рассматривает правой статус всех участников уголовного процесса. Отсюда, принцип равенства и соблюдение законных интересов каждой личности в уголовном процессе нами рассматриваются как две взаимосвязанные проблемы. Их связь видится диссертанту в том, что принцип равенства служит каждому вовлеченному в уголовное судопроизводство, опираясь на неотъемлемое право не подвергаться нарушениям прав, свобод и законных интересов.

С этой точки зрения принцип равенства заключается, во-первых, в обеспечении законных интересов граждан и их правопреемников, нарушенных преступлением, посредством уголовно-процессуальной деятельности и применения к нарушителю мер уголовного наказания или иных, предусмотренных законом мер государственного принуждения, а также возмещения причиненного преступлением вреда.

Во-вторых, в обеспечении законных интересов каждого, вовлеченного в сферу уголовного судопроизводства, от возможного ущемления в ходе уголовно-процессуальной деятельности.

В-третьих, в обеспечении государственных и общественных интересов, необходимых для нормального функционирования государства, под- держания сложившегося равновесия в гражданском обществе.

Учитывая сложившееся противоречие между вновь принятой Консти- туцией и действующим уголовно-процессуальным законодательством в вопросе принципа равенства, этот принцип рассматривается с точки зрения общепризнанных норм и принципов международного права, конвенций и договоров универсального характера, которые заложили основы для правовой защиты человека.

Принцип равенства всех перед законом и судом рассматривается так- же с учетом позиции Конституционного Суда Российской Федерации, ко-

10

торый несколько раз касался данной проблемы в своих постановлениях за три последних года.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Концепция принципа равенства всех перед законом и судом в досу- дебных стадиях российского уголовного судопроизводства. Первый и центральный аспект принципа закрепляет равенство перед законом и судом любого человека, привлекаемого к уголовной ответственности. Второй аспект регулирует равенство любого участника уголовного процесса перед законом и судом в соответствии с его уголовно- процессуальным статусом.
  2. Общим и единым основанием такой классификации является равен- ство всех перед законом и судом независимо от пола, расы, националь- ности, языка, происхождения, имущественного и должностного поло- жения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принад- лежности к общественным объединениям, а также других обстоя- тельств.
  3. В связи с тем, что в уголовном процессе нет единого правового статуса участника уголовного процесса, принцип равенства реализуется за счет предоставления равнозначных прав всем его участникам независимо от каких-либо условий и обстоятельств, указанных в ч.2 ст. 19 Конституции, ст. 14 УПК.

  4. Сформулированное диссертантом понятие и социальное назначение принципа равенства всех перед законом и судом в уголовном процессе.
  5. Вывод о том, что содержание, объем, сфера действия принципа ра- венства закрепляется в качестве основного стабилизирующего стержня уголовно-процессуальных правоотношений.
  6. Положение о том, что в поддерживаемой нами конституционной редакции принцип равенства установил новые параметры взаимоотношений между государством и личностью, признавая их равнообязанными субъектами, наделенными взаимной ответственностью.
  7. Конституционное закрепление принципа равенства призвано сдер- живать крайние и незаконные проявления со стороны должностных лиц, а

11

также эгоистические интересы отдельных участников уголовного процесса при расследовании уголовных дел.

  1. Международно-правовые и конституционные нормы, закрепляющие принцип равенства, представляют собой составную часть самостоятельных смешанных смежных уголовно-процессуальных институтов российского уголовного судопроизводства.
  2. Равенство перед законом и судом не исключает фактических раз- личий и необходимости их учета законодателем. Любые исключения из принципа равенства должны быть устроены так, чтобы от них можно было ожидать преимущества для достижения целей уголовного судопроизводства, а не личной выгоды отдельным лицам.
  3. Установленный в законодательстве порядок возбуждения уголов ных дел в отношении судей не согласуется с принципом равенства всех пе ред законом и судом и не обеспечивает своевременную защиту потерпев ших от преступлений.

Теоретическая значимость работы. Исследованию подвергнут но- вый конституционный принцип, тенденции его реализации, и по- новому раскрыто его многоуровневое содержание на основе общепризнанных норм и принципов международного права. Не претендуя на исчерпывающее исследование всего комплекса отношений, связанных с закреплением, толкованием и применением принципа равенства всех перед законом и судом, диссертация призвана обратить внимание процессуалистов на противоречия уголовно-процессуальной и конституционной сферы действия данного принципа.

Практическая значимость результатов исследования состоит в том, что диссертант, опираясь на материалы изученных уголовных дел, преобладающее мнение практических работников, сформулировал предложения по уточнению, изменению и дополнению уголовно- процессуального законодательства в части, касающейся закрепления конституционного определения принципа равенства всех перед законом и судом в проект УПК РФ, а также основные положения, представляющие ис-

12

ключения из принципа равенства. Выводы и предложения, сформулированные в результате исследования, могут быть использованы для дальнейшей разработки теоретических проблем уголовного процесса, учтены в законопроектной работе по подготовке нового уголовно-процессуального законодательства.

Практические рекомендации, изложенные в диссертации, могут быть использованы при подготовке постановлений Пленума Верховного Суда РФ, ведомственных нормативных актов. Результаты исследования могут быть также использованы в научно- исследовательской деятельности и в учебном процессе.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссер- тационного исследования изложены в пяти опубликованных работах автора, обсуждались на научно-методической конференции. Некоторые результаты исследования использованы при подготовке учебно-методического пособия для слушателей всех форм обучения на тему: “Принцип равенства всех перед законом и судом и особенности правового положения иностранных граждан в уголовном процессе России” и применяются в учебном процессе по курсам: “Уголовный процесс” и “Правоохранительные органы Российской Федерации” в Юридическом институте МВД России.

Структура и объем работы определяются целями, задачами и логи- кой исследования. Диссертантом в ходе исследования собраны, изучены и обобщены теоретические и эмпирические материалы, которые составляют основное содержание диссертационного исследования. Диссертация выполнена в объеме, предусмотренном ВАК РФ, и состоит из введения, двух глав (шести параграфов), заключения и списка использованной литературы.

13

ГЛАВА 1. ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ПРИНЦИПА РАВЕНСТВА ВСЕХ

ПЕРЕД ЗАКОНОМ И СУДОМ

§1. Понятие принципа равенства всех перед законом и судом.

В науке уголовного процесса приемлемой является точка зрения, что принципы правосудия - это “исходные руководящие идеи”, “общие правовые начала”, имеющие нормативно-правовой характер. Они отражают наиболее существенные стороны уголовного судопроизводства, его задачи, характер и систему процессуальных форм, стадий и институтов1. Обладая высокой степенью общности, принципы синхронизируют всю систему процессуальных норм и придают глубокое единство механизму уголовно-процессуального воздействия. Своим адресатом принципы уголовного судопроизводства имеют человека и гражданина и соответствующие государственные органы. Все органы, ведущие процесс, должны действовать на основе установленных принципов и нести все последствия, связанные с . их нарушением.

Сказанное непосредственно относится к принципу равенства всех перед законом и судом, который получил новое определение и содержание с принятием Конституции Российской Федерации 1993 года.

См., например: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., Наука. 1968. Т.1. С.124-180; Якуб М.М. Демократические основы советского уголовно-процессуального права. М.5МГУ. 1960. С.26; Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1962. С.43; Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. М. 1971. С. 9; Уголовный процесс БССР. Минск, 1979. С.5; Бибило В.Н. Конституционные принципы правосудия, их реализация в стадии исполнения приговора. Минск, 1986. С.8; Химичева ГЛ.. Принципы уголовного процесса. Лекция. М., 1992. С.5; Химичева Г.П., Ульянова Л.Т. Конституция РФ и принципы уголовного судопроизводства. М.,1995. С.8.; Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова, И.И. Карпеца. М.Д989. С.136.

14

Основное содержание данного принципа нашло отражение в ст. 19 Конституции РФ (далее Конституции). Часть первая Основного Закона закрепляет: “Все равны перед законом и судом”, а вторая часть этой статьи устанавливает: “Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности”. В соответствии с частью третьей, “мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации”.

Конституционная формулировка принципа равенства всех перед зако- ном и судом придала новое звучание данному принципу, отвечающему общепринятым нормам и принципам международного права. Именно международное право оказало огромное влияние на становление и развитие этого принципа. Благодаря сотрудничеству различных государств были созданы универсальные и региональные международно-правовые документы, которые выработали единые стандарты защиты прав и свобод человека и гражданина. К числу таких документов относятся Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., Международная Конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации от 21 декабря 1965 г., Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., Декларация основных принципов правосудия для жертв пре-ступлений и злоупотребления властью и др. Россия является участником этих соглашений и поэтому обязана гарантировать права и свободы согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.

2 Алексеева Л.Б., Жуйков В.М., И.И.Лукашук. Международные нормы о правах человека и применение их судами Российской Федерации. М.,1996.

15

Российская Конституция, основываясь на международных нормах, те- перь исходит из того, что необходимо защищать права и свободы человека и гражданина любого государства. Правовая защита всякого человека необходима еще и потому, что в настоящее время на территории нашей страны появились новые группы людей, у которых правовой статус отличается от гражданина России: беженцы’ , вынужденные переселенцы , незаконные мигранты, О них действующее уголовно-процессуальное законодательство ничего не говорит. Поэтому конституционная норма, закрепляющая равенство всех, направлена на защиту каждого человека. Так мы можем утверждать, основываясь на прямом действии и непосредственном применении Конституции.

Таким образом, Россия, являясь непосредственно членом мирового сообщества, признает и закрепляет на конституционном уровне общепризнанные принципы и нормы международного права в области прав человека и, в частности, принцип равенства всех людей перед законом и судом. Отсюда, неотъемлемым признаком принципа равенства всех перед законом и судом является равенство человека и гражданина.

В Конституции различие между правами человека и правами гражда- нина проводится в самих формулировках соответствующих статей. Для обозначения субъекта прав человека обычно употребляются формулы “каждый”, “все”, “каждый человек”, “никто”, “ни один человек” или безличные формулы типа “признается право”, “гарантируется свобода” и т.п. Во всех случаях это относится к каждому человеку. Применительно

3 Закон Российской Федерации “О беженцах” от 19 февраля 1993 г. // Ве домости СНД РФ И ВС РФ. 1993. № 12. Ст. 425. См. также: Конвенция о статусе беженцев. Принята 28 июля 1951 г. Конференцией полномочных представителей по вопросу о статусе беженцев и апатридов, созванной в соответствии с резолюцией 4299 Генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1950 г. Вступила в силу 22 апреля 1954 г.

4 Закон Российской Федерации “О вынужденных переселенцах” от 19 фев раля 1993 г. // Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1993. № 12. Ст. 427.

16

же к правам гражданина в статьях конституции прямо указывается: “граждане имеют право”, “гражданин может” и т.д. Эти два понятия близки, но не совпадают по своему содержанию. Они отражают различные v аспекты статуса личности. Первое из них подчеркивает неотъемлемость прав человеческой личности как таковой. Второе исходит из незыблемых прав личности как гражданина государства. Поэтому Конституция , характеризуя этот статус, применяет оба понятия, фиксируя права и свободы человека и гражданина.

В вышеупомянутых международных документах тоже не делается раз- личия между правами человека и правами гражданина, и все права трактуются как принадлежащие всем людям. В ст.1 Всеобщей декларации установлено, что “все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Вторая статья гласит, что каждый человек должен обладать всеми правами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального положения. Далее Декларация провозглашает, что все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией и законом”.

В качестве особого объекта принципа равенства Конституция выделяет равные права и свободы мужчины и женщины и равные возможности для их реализации. Текущее законодательство предусматривает развернутую систему мер по реализации данного конституционного принципа.

Согласно ст.1 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин среди прочих мер по ликвидации дискриминации, Конвенция налагает обязательства на государства: включить принцип равноправия мужчин и женщин в свои национальные конституции…; установить юридическую защиту прав женщин на равной основе с мужчинами и обеспечить с помощью компетентных национальных судов и других госу-

17

дарственных учреждений эффективную защиту против любого акта дискриминации; принимать все соответствующие меры, включая законодательные, для изменения или отмены действующих законов, постановлений, обычаев и практики, которые представляют собой дискриминацию в отношении женщин; отменить все положения уголовного законодательства, которые представляют собой дискриминацию в отношении женщин (п.п. а , с , ф , ж ст.2).

В демократическом государстве норма права должна быть равной для всех граждан, единым масштабом их поведения. Поэтому подлинно правовым может быть лишь такое государство, в котором обеспечено равенство всех его граждан перед законом, где обеспечивается верховенство закона для всех и каждого человека или государственного органа.

Равенство всех перед законом означает, что закон, его предписания в равной мере обязательны для всех. Как указывают К.Ф. Гуценко и М.А. Ковалев “равенство перед законом - это одинаковое применение положений, закрепленных в законодательстве, ко всем гражданам. При этом имеются в виду не только предоставление прав, их реализация, но и возложение обязанностей, возможность применения и применение ответственности в соответствии с теми законодательными актами, которые регламентируют осуществление правосудия”5.

Понятие равенства перед судом не отличается существенно от понятия равенства перед законом. Оно означает наделение всех граждан, пред- стающих перед судом в том или ином качестве, равными процессуальными правами и соответствующими обязанностями. Если, скажем, кто-то вызывается в суд в качестве свидетеля, то это значит, что он, независимо от своего происхождения, социального, должностного и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности и т.д., обязан явиться и дать правдивые показания.

5 Гуценко К.Ф., Ковалев М.А. Правоохранительные органы. Учебник. М., 1996. С.70.

18

Равенство каждого субъекта правовых отношений перед законом ха- рактерно других систем права и других государств. Например, оно применимо к основному принципу британского правосудия - принципу господства или верховенства права, что выражено в понятии (rule of law). Этот принцип никогда не был определен в каком-либо законодательном акте. Существуют множество его истолкований и значений6. Одной из важнейших черт этого принципа является мысль о том, что в Англии нет никого, кто бы был выше закона, что там всякий человек, каково бы ни было его звание или положение, подчиняется обыкновенным законам государства и подлежит юрисдикции судов общегражданской юрисдикции.

Взаимосвязь принцип равенства обнаруживается с таким принципом американского судопроизводства как “надлежащая правовая процедура” (due process of law)7. По своей сути и содержанию “надлежащая правовая процедура” многоступенчата, но содержит главное требование об обязательности исполнения закона всеми. Причем каждое решение должностных лиц должно быть мотивировано и любое решение должно быть основано на надежных, проверяемых и согласующихся доказательствах или свидетельствах.

“Равенство перед законом”, указанное в абз.1 ст.З Основного закона ФРГ 1949 г., К. Хессе характеризует как формальное правовое равенство, которое “требует осуществления действующего права без исключения для кого бы то ни было, невзирая на личность: в результате нормирования прав каждый наделен в равной мере правами и обязанностями и, наоборот,

6 Более подробно см.: Фриман Э., Стебе В. Опыты по истории английской конституции. Mv1880. С. 102; Дайси Ф.В. Основы государственного права Англии. М.,1907. С.212-213, 222-226; Боботов СВ. Конституционная юстиция. М.Д994. С.8-9.

Более подробно см.: Чельцов - Бебутов М.А. Курс уголовно- процессуального права. Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. С-Петербург, 1995. С.572 - 580; см. также; Боботов СВ. Цит.соч. С.46-47.

19

любой государственной власти запрещено использовать действующее право в интересах или в ущерб отдельной личности. Правовое равенство без затруднения можно определить как коренное требование правового государства.8

Российское законодательство обеспечивает только юридическое, т.е. формальное равенство между людьми. Смысл формального равенства состоит в предоставлении всем равных возможностей, реализация которых зависит от таланта, разума каждого человека. С правовой точки зрения каждый индивид признается формально равным субъектом права. Признание различных индивидов формально равными - это “признание их равной правоспособности”, - отмечает В.А. Кучинский.9

Равенство возможностей реализуется через субъективные права. Суть субъективных прав и обязанностей состоит в том, что они в равной мере уравнивают граждан в их возможностях, поскольку устанавливают общие для всех (и для каждого) пределы возможного и должного поведения, возможность выбора определенного варианта поведения в установленных нормой права пределах. Данный принцип означает, с одной стороны, предоставление всем гражданам, участвующим в уголовном процессе, равных возможностей защитить свои права и законные интересы, используя предоставленные им права. С другой стороны - это обращение к органам и должностным лицам, осуществляющим уголовное судопроизводство, требования обеспечить такие возможности всем участникам уголовно- процессуальной деятельности. Поэтому роль принципа равенства за- ключается в том, что при определении прав и свобод, он самым оптимальным путем ограничивает пределы и границы дозволенного поведения участников уголовного процесса.

Хессе К. Основы конституционного права ФРГ. М.,1981. С.214-215. 9 Более подробно см.: Кучинский В.А. Свобода, личность, право. М., 1978, С.109; ВАПатюлин Государство и личность в СССР. М.,1974. С.217 - 218.

20

Закрепляя принцип равенства, уголовно-процессуальное законода- тельство провозглашает: “Правосудие по уголовным делам осуществляется на началах равенства граждан перед законом и судом независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств” (ст. 14 УПК).

Разница между этими двумя конституционным и уголовно- процессуальным определениями заключается в том, что конституционная формулировка закрепляет равенство «всех», а уголовно-процессуальная формулировка провозглашает равенство «граждан» перед законом и судом. Из анализа указанных норм вытекает следующее.

  1. Круг субъектов уголовно-процессуальной нормы охватывает граж- дан своего государства.
  2. В число субъектов равенства конституционная норма включает, иностранных граждан, лиц без гражданства или с двойным гражданством, беженцев, т.е. всех участников правоотношений.
  3. В основе уголовно-процессуальной нормы лежит только равенство граждан при привлечении их к уголовной ответственности.
  4. В основе конституционной нормы лежат права и свободы, которые предоставляются каждому человеку и гражданину независимо от каких-либо признаков, условий и обстоятельств.
  5. Исходя из буквального толкования уголовно-процессуального закона следует, что его действие принципа равенства распространяется только на граждан своего государства, а правовой статус всех неграждан регулируется иными нормами УПК и отраслевым законодательством10. Так, закрепляя правовое положение иностранных граждан Российской Федерации в

Закон СССР “О правовом положении иностранных граждан В СССР” (в ред. Федеральных законов от 19.05.95 N 82-ФЗ, от 15.08.96 N 114- ФЗ)

21

уголовном процессе действующее уголовно-процессуальное законодательство гласит: “Судопроизводство по делам о преступлениях, совершенных иностранными гражданами и лицами без гражданства, ведется на территории РСФСР в соответствии с правилами настоящего Кодекса” (ст.ЗЗ УПК). При этом, обращая внимание на лиц, совершивших преступления уголовно- процессуальный закон ничего не говорит о других участниках - потер- певших, гражданских истцах, гражданских ответчиках и иных участниках уголовного процесса, являющихся иностранными гражданами.

Таким образом, на основе общепринятого определения уголовного процесса, как “деятельности, основанной на законе и направляемой законом, органов предварительного расследования, прокуратуры и суда по реализации уголовного закона”, мы выделяем две основные составляющие принципа равенства. Уголовно-процессуальное закрепление данного принципа имеет своей задачей обеспечение реализации уголовного закона по привлечению к уголовной ответственности человека и гражданина, в рамках равного подхода и равного отношения к каждому лицу, независимо от каких - либо условий и обстоятельств, указанных в ч.2 ст. 19 Конституции, ст. 14 УПК. Из ч.1 ст. 19 Основного закона следует, что наряду с реализаци- ей уголовного закона, в него включается правоспособность всех субъектов и участников уголовного процесса. Иными словами, Конституция предоставляет равные права и равные возможности для их реализации, установленные соответствующим правовым статусом.

Исходя из сказанного, принцип равенства напрямую нами связывается с соблюдением прав любой личности в уголовном процессе. По тради- ции эта проблема рассматривается прежде всего применительно к статусу обвиняемого (и подозреваемого)11. При этом не уделяется достаточного

// Ведомости ВС СССР. 1981. № 26. Ст.836.; Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам СНГ. Заключена в Минске 22.01.93. “СЗ РФ”, 24.04.95, N 17, ст. 1472. 11 См. например: Алексеев В.Б. Комментарий к УПК РСФСР. М.,1995. С.28 - 29.

22

внимания лицам, пострадавшим от преступления. На наш взгляд, это узкий взгляд на принцип равенства. В России для этого есть особые основания. На протяжении десятилетий миллионы россиян стали жертвами ложных обвинений и подозрений. К произволу привыкли и властвующие, и подвластные. Но и независимо от исторического фона, положение личности обвиняемого пребывает в центре внимания процессуалиста-правоведа, т.к. с ним связано решение главного вопроса уголовного дела - вопроса об уголовной ответственности за совершение преступления.

Придерживаясь такой позиции мы исходим из того, что в уголовном процессе участвует множество людей, нуждающихся в защите своих прав и свобод. Эти группы состоят из нескольких подмножеств.

Во-первых, это лица, понесшие - прямо или косвенно - ущерб от пре- ступления: потерпевший, гражданский истец, а также их представители и правопреемники . Во-вторых, это субъекты права на защиту от обвинения или подозрения: обвиняемый, подозреваемый, а также оказывающий тому или другому юридическую помощь защитник. В- третьих, защита прав и свобод может понадобиться и тем, кого не обвиняют, не подозревают и не предполагают понесшими ущерб от преступлений, но привлекают к участию в следственных и судебных действиях для получения от них или с их участием информации об обстоятельствах дела: свидетели, владельцы обыскиваемых помещений, подвергаемого аресту имущества, изымаемых предметов, документов и др.

Анализируя содержание принципа равенства всех перед законом и су- дом следует отметить, что юриспруденции известны два сходных понятия:

Согласно ст.965 ГК РФ к страховой компании, возместившей ущерб от преступления, переходит право на иск в пределах этой суммы к лицу, причинившему ущерб. Верховный Суд РСФСР по аналогии распространил это положение и на органы вневедомственной охраны внутренних дел, возмещающих ущерб владельцу охраняемого объекта, например в случае кражи (см. Постановления и определения по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. 1981-1988. М.,1989. С.349-352).

23

равенство и равноправие. Эти понятия имеют общее основание, но содержат разные аспекты регулирования правового статуса личности Под равенством понимается полное совпадение, сходство, одинаковое положение людей друг к другу, в том числе и к закону. Под равноправием понимается обладание равными правами13.

Из сказанного следует, что понятие “равенство” более широкое понятие по сравнению с “равноправием”. Подчеркнем, что равенство - это воз- можность человека обладать всеми правами, установленными законом для конкретного участника любых правоотношений. Поэтому равенство перед законом не означает обладание одинаковыми правами каждым участником уголовного процесса так как их правовой статус может быть разным.14 В то же время эти понятия взаимосвязаны и не могут существовать друг без друга. Исходя из конституционной нормы (ч.2 ст. 19) следует, что равенство может быть реализовано только через предоставление прав и свобод.

Равноправие - это наделение конкретными правами субъектов с оди- наковым правовым статусом. Например, все обвиняемые равноправны между собой. Равноправие также может быть у сторон на определенном этапе или в определенных сферах уголовного судопроизводства (ст. 123 Конституции, ст.245, 429, 446 УПК). Вместе с тем, указанное равноправие характеризуется тем, что оно распространяется только на ограниченный круг участников по представлению доказательств, участию в исследовании доказательств и заявлению ходатайств.

Выделяя основные тенденции в исследовании принципа равенства в юридической литературе прошлых лет, прежде всего отметим,
зачастую

Словарь современного русского литературного языка. Т. 12. М., 1961. С.34,43; Ожегов СИ. Словарь русского языка. 23 издание / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М.,1990. С.637.

14 В уголовном процессе нет единого правового статуса личности. Каждое участвующее в деле лицо имеет свой процессуальный статус - обвиняемого, потерпевшего, истца и т.д. См.: Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М.,1985. С.7.

24

происходит смешение этих двух понятий, или одно заменяют другим. Так, например, Е.А. Лукашева пишет: “ Принцип равноправия означает равенство всех граждан перед законом независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств15. Н.В.Витрук указывает: “Законодательно закрепленный принцип равенства есть равенство граждан перед законом и включает в себя равенство прав и свобод, т.е. равноправие граждан, равенство обязанностей для всех граждан, равные основания их юридической ответственности, равенство перед судом и т.п.”.16 Авторы комментария УПК тоже говорят о равноправии, когда раскрывают принцип равенства, закрепленный в ст. 14 УПК.17

Во-вторых, принцип равенства зависел от политики и идеологии того времени, т. к. был основан на марксистко-ленинской концепции. Из этого вытекало, что принцип напрямую был связан с уничтожением частной собственности, ликвидацией эксплуататорских классов, а в конечном счете и классов вообще. В-третьих, упор делался на социальное, экономическое и фактическое равенство, а не на юридическое. “Подлинное равенство граждан перед законом, в том числе равенство в правах и свободах (равноправие), основывается на достигнутом в социалистическом обществе социальном равенстве, т.е. одинаковом отношении к средствам производства”, - подмечали почти все авторы.18

Лукашева Е.А. Социалистическое право и личность. М.Д987. С.38-39, 85. 16 Витрук Н.В. Правовой статус личности в СССР. М.,1985. С.24.

См.,например: Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. А.М. Ренкункова, А.К. Орлова. М.,1981. С.21., Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под общей ред. В .М.Лебедева М.,1996. С.29.

18Кучинский В.А. Личность, свобода, право. М.,1978. С.14; Курицын В.М. Развитие прав и свобод в советском государстве. М., 1983. С. 12,62; Витрук Н.В. Правовой статус личности в СССР. М.Д985. С.25; см. также: Лукашева Е.А. Социалистическое право и личность. М.,1987. С.38-39, 87.

25

После принятия Конституции, а также в связи с проведением судебной реформы, в России ускорилась работа над созданием нового уголовно- процессуального законодательства. В связи с этим, в 1994-1995 гг. были разработаны проекты УПК различными коллективами ученых. Несмотря на конституционное определение принципа как “равенства всех перед законом и судом” в представленных проектах, формулировки этого принципа оказались различными. Например, в проекте, представленном от имени Главного правового управления Президента РФ, этот принцип называется как “равенство всех перед законом и судом.19. В проекте УПК, вынесенном на обсуждение большой группой ученых от имени Министерства юстиции20, а также в проекте УПК, представленного от имени НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ , принцип звучит как “равенство граждан перед законом и судом”.

Одновременно появилось множество учебников и публикаций по уголовному процессу, где раскрывается содержание принципа равенства. Причем, разные авторы даже называют этот принцип по-разному, а большинство авторов рассматривают принцип равенства только в одной плоскости - равенства человека и гражданина перед законом и судом. Так, в учебнике уголовного процесса под редакцией П.А. Лупинской данный принцип называется “равенством прав человека и гражданина перед зако-ном и судом”. В учебнике под редакцией В.П.Божьева этот принцип формулируется как “принцип всеобщего равенства перед законом и су-дом” , а в учебнике под редакцией К.Ф. Гуценко - “ осуществление пра-

19 Российская юстиция. 1994. № 9. ?

20 Юридический вестник. 1995. № 31. Уголовно-процессуальный кодекс. Проект. М., 1994.

22 Уголовный процесс. Учебник / Под общ. ред. П.А. Лупинской. М.Л995. С.94; Уголовно-процессуальное право / Под общ. ред. П.А.Лупинской. М., 1997. С.98.

23 Уголовный процесс. Общая часть. Учебник / Под общ. ред. В.П. Божье- ва. М..1997.С.56.

26

восудия на началах равенства всех перед законом и судом”. Г.П.Химичева и Л.Т.Ульянова называют этот принцип как “равенством каждого перед законом и судом”.25 Р.Х. Якупов предлагает назвать его “принципом обеспечения равенства прав и свобод всякого человека и гражданина перед законом и процессуальными органами”.26

Мы полагаем, что формулировка принципа равенства должна быть конституционной, т.е. “равенство всех перед законом и судом”, поэтому ее применение должно быть однообразным. Это необходимо не столько из-за формы, сколько из-за содержания принципа равенства.

Правоту нашего мнения косвенно подтверждает позиция Конституционного Суда РФ, который при разрешении правовых споров, в том числе в сфере уголовного судопроизводства, каждый раз использует только конституционную формулировку принципа равенства всех перед законом и судом.

Как мы уже отметили, в уголовном процессе нет единого правового статуса, следовательно, не может быть равноправия его участников. Тем не менее, уголовно-процессуальная деятельность основана на принципе равенства. Суть его заключается в том, что Конституция, международное и уголовно- процессуальное законодательство предоставляет всем его участникам равнозначные права по защите своих прав и законных интересов. Так, например, каждому участнику уголовного судопроизводства предоставлено право обжалования действий и решений должностных лиц, право на защиту, неприкосновенность и т.д. Из сказанного заметим, например, содержание и предмет, цели права на обжалование или права на равную защиту закона будет различным у обвиняемого и потерпевшего (нет равноправия). В то же время, указанные участники имеют равную

Уголовный процесс. Учебник / Под ред. К.Ф.Гуценко М.,1996. С.53.

25 Химичева Г.П., Ульянова Л.Т. Конституция РФ и вопросы уголовного процесса. Лекция. М.,1995. С.8.

26 Якупов Р.Х. Уголовный процесс /Под ред. В.Н. Галузо М.,1998. С.81.

27

возможность использовать эти права в соответствии с их уголовно- процессуальным статусом, а равно потребовать реализации этого права у государственных органов и должностных лиц, ответственных за уголовное судопроизводство. Равнозначные права позволяют всем его участникам равным образом защищать свои права и законные интересы, что является необходимым условием и гарантией принципа равенства.

Таким образом, мы выделяем и отстаиваем двухуровневое содержание принципа равенства всех перед законом и судом в уголовном процессе Российской Федерации.

  1. Равенство любого человека и гражданина перед законом и судом, привлекаемого к уголовной ответственности - центральная часть принципа равенства.
  2. Равенство всех участников уголовного процесса перед законом и судом в соответствии с их правовым статусом.
  3. Общим и единым основанием такой классификации является защита личности, ее прав, свобод и законных интересов как полноправного субъекта уголовно-процессуальных правоотношений независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Центральной частью сферы действия принципа равенства всех перед законом и судом в уголовном судопроизводстве является реализация уголовного закона, т.е. привлечение каждого виновного к уголовной ответственности, а также недопущение привлечения к ответственности и осуждения невиновных. Специфика этого аспекта принципа равенства состоит в том, что фактически различные люди (участники уголовного процесса) рассматриваются в уголовно-процессуальных правоотношениях в качестве свободных индивидов - субъектов права (абстрактных правовых личностей), чьи взаимоотношения
регулируются, “взвешиваются”,

28

“измеряются” и оцениваются на единых “весах правосудия” посредством всеобщего масштаба, одинаковой для всех равной меры. Как пишет Г.Н. Манов, “своим всеобщим масштабом и равной мерой право измеряет, “отмеряет” и оформляет свободу индивида”. Сходную позицию занимает B.C. Нерсесянц, который указывает: “В качестве всеобщего и равного масштаба свободы выступает право, спецификой и отличительным свойством которого является принцип формального равенства”.28

Равенство перед законом выражается в том, что при производстве рас- следования по уголовным делам применяется одно и то же уголовное и уголовно-процессуальное законодательство. Уголовное законодательство устанавливает для всех людей общие основания уголовной ответственности (ст.8 УК РФ29), общие основания назначения наказания (ст.60 УК), общие основания освобождения от уголовной ответственности и наказания (гл.11,12 УК).

Равенство всех перед законом и судом проявляется в равной обязан- ности всех подчиняться уголовному и уголовно-процессуальному закону и нести равную ответственность за его нарушение. Равная уголовная ответственность характеризуется специфическим уголовно- правовым содержанием. В этом случае равенство проявляется лишь в том: все лица, совершившие преступления, независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (ст.4 УК) равнъш образом, т.е. в пределах санкции статьи Особенной части УК, подлежат уголовной ответственности.

27 Теория государства и права. Учебник / Под ред. Г.Н. Манова. М.,1996. С.288.

28 Нерсесянц B.C. История идей правовой государственности и современ ность // Социалистическая законность. М.,1989. № 1. СП.; он же: Фило софия права. М.Л997. С.17-31, 84-90.

Далее по тексту УК.

29

Таким образом, принцип равенства граждан перед уголовным законом несет в себе по самой сути определенные противоречия: к любому гражданину, независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям и т.д., закон, с одной стороны, предъявляет абсолютно одинаковые требования и устанавливает одинаковые меры уголовной ответственности (в рамках санкции статьи УК), а с другой, он же, учитывая личность правонарушителя и иные конкретные смягчающие обстоятельства совершенного преступления, допускает возможность назначить наказание ниже низшего предела или вообще освободить от уголовной ответственности и наказания.

Равенство, согласно ч.З ст. 15 Конституции, проявляется в том, что любые нормативные акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. Это конституционное требование относится и к уголовному закону. Причем уголовный закон должен ясно и четко определять элементы преступления. Как подчеркнул судья Конституционного Суда РФ А.Л. Кононов, отсутствие четко выраженных юридических различий состава преступления ведет к очевидному произволу правоприменителя и, следовательно, нарушает конституционный принцип равенства всех перед законом и судом.30

Кроме того, в Постановлении от 25.04.95 г. Конституционный Суд РФ отметил: “Возможность произвольного применения закона является
нару-

Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ А.Л.Кононова по делу о проверке конституционности ряда положений пункта “А” статьи 64 УК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А.Смирнова от 20 декабря 1995 г. // Российская газета. 1996г. 18 января.

30

шением провозглашенного Конституцией равенства всех перед законом и судом”.31

Таким образом, одной из гарантий принципа равенства всех перед за- коном рассматриваемого уровня, является равная защита законом. В уголовном процессе эта норма выражается и гарантируется рядом правил, относящихся к организации и деятельности органов предварительного расследования, прокуратуры и суда, а также предоставление права только суду признавать обвиняемого виновным. Уголовно-процессуальное законодательство имеет своей задачей создание необходимых условий и гарантий для реализации уголовного закона с целью не допустить необоснованного привлечения к уголовной ответственности ни одного невиновного и его осуждения, реабилитации каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию (ст.2 УПК).

Гарантией равной защиты законом является обязанность суда, проку- рора, следователя и лица, производящего дознание, принять все преду- смотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства. Совершившие преступления лица не подвергаются репрессивному закону, а согласно ст.20 УПК закон обязывает должностных лиц беспристрастно и непредвзято и без обвинительного уклона провести расследование, обеспечить всем лицам, привлекающимся к уголовной ответственности, право на защиту: разъяснить их права, пригласить защитника, рассмотреть все их жалобы, заявления и ходатайства и др.

Завершающей гарантией равенства первого уровня означает, что суд в равной мере доступен для всех. При этом суд должен руководствоваться только законом, а не какими-либо посторонними соображениями, не при-

Постановление Конституционного Суда в связи с жалобой гражданки Л.Н.Ситаловой от 25 апреля 1995 г. // Российская газета. 1995г.5 мая

31

нимать во внимание не предусмотренные законом особенности лица, обращающегося за судебной защитой или отвечающего перед судом за свои действия. Здесь не имеет значения правовой статус человека - все, т.е. каждый человек, как граждане так и иностранные граждане, лица без гражданства, беженцы, вынужденные переселенцы предстают перед судом в равном статусе, получая равную защиту своих законных прав. Любая форма запрета требовать обвиняемого судебного разбирательства будет прямым нарушением принципа равенства всех перед законом и судом. Поэтому мы считаем совершенно справедливым решение Конституционного Суда признавшего, что “уголовное дело не может быть прекращено, если лицо против этого возражает и ходатайствует о продолжении производства по делу. В этом случае производство по делу должно продолжаться в обычном порядке”32. Именно так решен этот вопрос в ст.6 УПК, принятой в новой редакции в соответствии со ст.77 УК.

Таким образом, одним из важнейших условий равенства каждого человека при привлечении к уголовной ответственности является равное право каждого на справедливое (законное) судебное разбирательство.

Согласно ч.1 ст. 47 Конституции, “ Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом”. Установление Конституцией права на законного судью означает наделение гражданина субъективным правом, опирающимся на принцип равенства всех перед законом и судом, сформированным в установленном законом порядке и состоящим из судей, отвечающих надлежащим требованиям и компетентных для рассмотрения

Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке консти- туционности ст.6 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина О.В. Сушко-ва. от 28 октября 1996 г. //Вестник Конституционного Суда РФ. № 5.

32

именного этого дела ~.

Право каждого на справедливое судебное разбирательство неразрыв- но связано с правом на эффективное восстановление нарушенных прав и признанием того факта, что наиболее адекватным органом, способным обеспечить такое восстановление, является суд. Поэтому и Всеобщая декларация прав человека, и Пакт о гражданских и политических правах закрепляют прежде всего само право на судебную защиту, или обеспечение доступа к правосудию. В этом международном документе устанавливается общее положение в этой области: “Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или зако- ном”(ст.8); , “Каждый человек для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом” (ст. 10).

Международный пакт о гражданских и политических правах идет дальше и указывает обязательства государств, участвующих в Пакте: “…обеспечить любому лицу, права и свободы которого, признаваемые в настоящем Пакте, нарушены, эффективное средство правовой защиты, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве” (п.а ст.2). Пункт 1 ст. 14 провозглашает: “Все лица равны перед судами и трибуналами. Каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, или при определении его прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе на

См. также: Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности ст.44 УПК РСФСР и ст. 123 ГПК РСФСР в связи с жалобами ряда граждан от 16 марта 1998 г. // Российская газета. 1998 г. 26 марта.

33

справедливое и публичное разбирательство дела компетентным независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона”.

Из этого следует, что основным элементом всего разбирательства яв- ляется доступ каждого к процедуре со всеми атрибутами судебной формы контроля: государство не может ограничить или установить судебный контроль в определенных областях. Доступ к правосудию должен быть реальным, а не формальным.

Европейская конвенция в защите прав человека и основных свобод кардинально не отличается от Пакта в части, устанавливающей процедурные гарантии: “Каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при определении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона” (п.1 ст.6).

Аналогичные положения содержатся в ст.46 Конституции. В соответ- ствии с этой конституционной нормой в Российской Федерации гарантируется право на судебную защиту каждому человеку от любых нарушений без каких-либо ограничений.

Таким образом, каждый человек, считающий, что его право или охра- няемый интерес нарушены, может обратиться в суд на основании общей нормы Конституции, несмотря на то, что отсутствует специальная норма, допускающая судебную защиту данного права, либо сохраняется в других законах запрет на обращение в суд34.

Основное значение и цель принципа равенства первого уровня за- ключается в обеспечении социальной справедливости за счет равной для

34 Принципиальное значение для понимания и применения положений права каждого на судебную защиту имеет Постановление Конституционного Суда по делу о проверке конституционности п.5 ч.2 ст.371, ч.З ст.374 и п.4 ч.2 ст.384 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан К.М.Кульнева, В.С.Валуева, Ю.В.Лукашова, и И.П. Серебренникова от 2 февраля 1996 г. // Российская газета. 1996 г. 15 февраля.

34

всех меры (нормы) при привлечении к уголовной ответственности, равной защиты законом и возложения равной ответственности за совершенное преступление.

Второй уровень, согласно отстаиваемой концепции, заключается в равенстве всякого человека и гражданина в рамках своего процессуального положения по защите своих прав и законных интересов.

Выделение этого уровня позволяют уже проведенные исследования этого принципа некоторыми авторами. Так, например Л.Т. Ульянова пишет: “Все субъекты, занимающие одинаковое процессуальное положение, пользуются одной и той же совокупностью прав и обязанностей”. “Процессуальное положение гражданина и человека определяется не имущественными, социальными или иными факторами, а тем, каким субъектом каких прав он является: гражданским истцом, потерпевшим, подозреваемым, обвиняемым, защитником, свидетелем и т.п.”, - пишет В.П.Божьев36. Далее он продолжает, что каждый из них в рамках своего процессуального положения обладает равной возможностью пользоваться предусмотренными законом процессуальными правами и в равной мере исполнять возложенные на него обязанности.

Таким образом, мы считаем, что чЛ ст. 19 Конституции, закрепляю- щая равенство всех перед законом и судом имеет относительно самостоятельное значение от ч.2 ст. 19 Конституции. Такое толкование нами принципа равенства направлено на обеспечение подлинного равенства и обеспечение конституционных прав каждому участнику уголовного процесса. В такой интерпретации принцип равенства призван устанавливать и поддерживать в уголовном судопроизводстве состояние относительного равновесия. Наша позиция соответствует решениям Конституционного Суда РФ,

Ульянова Л.Т. В кн.: Уголовный процесс. Учебник / Под ред. К.Ф. Гу- ценко. М., 1998. С.63.; см. также: Тыричев И.В. В кн.: Уголовный процесс. Учебник / Под ред. П.А. Лупинской. М., 1995 С.94. 36 Божьев В.П. Уголовеый процесс. М.,1997. С.56.

35

который в своих постановлениях каждый раз ссылается на ч.1 ст. 19 Кон- ституции37. Такой же позиции придерживается A.M. Ларин. Он, например пишет, что различия в правах по действующему уголовно-процессуальному законодательству обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца и граж- данского ответчика знакомиться с материалами уголовного дела нарушают принцип равенства всех перед законом и судом38.

Мы полагаем, что основная задача принципа равенства всех перед законом и судом заключается в том, что он должен обеспечивать такой порядок судопроизводства, который защищает человека и гражданина, путем создания условий раскрытия преступления, осуждения виновного, возмещения ущерба, нанесенного преступлением, при строгом соблюдении ‘ процессуальных норм, охраняющих права и законные интересы, честь и достоинство всех участников судопроизводства и иных лиц. В этой связи, равную защиту законом мы связываем с обеспечением равной безопасности всех участников уголовного процесса: лиц, привлекающихся к уголовной ответственности; должностных лиц, осуществляющих уголовно-процессуальную деятельность; лиц, содействующих уголовному правосу-дню .

Таким образом, главная ценность и цель второго уровня принципа равенства заключается в достижении правового компромисса не за счет

37 Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке консти туционности статей 2201 и 2202 УПК РСФСР в связи с жалобой граждани на В.А.Аветяна //Российская газета. 1995. 12 мая; см.также: Постановление Конституционного Суда от 20 февраля 1996 г.//Российская газета. 1996. 26 февраля; Постановление Конституционного Суда РФ от 20 декабря 1995 г. //Российская газета. 1996. 18 января; Постановление Конституционного Суда РФ от 16 марта 1998 г. // Российская газета. 1998. 16 марта.

38 Ларин A.M. Конституционное правосудие и проблемы ограничения прав и свобод. В кн.: Общая теория прав человека. М.1996. СЛ62,176, 180,219.

39 В эту группу мы включаем всех остальных участников уголовного про цесса, которые не входят в первые две группы, т.е. свидетели, потерпев шие, переводчики и т.д.

36

отказа от частных интересов, не путем подчинения одних частных интересов другим частным интересам, а посредством упорядочения деятельности всех участников уголовного процесса, координации их поступков, предотвращения противоречий, противоборства, конфликтов.

Конституционная формулировка принципа равенства всех перед зако- ном и судом (ч.1 ст. 19) создает теоретическую базу под законное противостояние человека незаконной и необоснованной деятельности государственных органов по защите своих прав и свобод, что должно исключить произвол и насилие со стороны правоприменителя.

Мы исходим из того, что в уголовном процессе (как и в любой другой сфере деятельности) существуют противоположные интересы у различных его участников. Государственные органы и должностные лица сами, наравне с другими участниками уголовного процесса, выполняют требования закона, и в то же время, играют ведущую роль в сдерживании взаимоисключающих интересов и потребностей, создают для этого условия, обеспечивая тем самым формальное равенство. Уголовно-процессуальная деятельность, основанная на принципе равенства, устанавливает и поддерживает состояние относительного равновесия, искореняет обвинительный уклон из практики правоохранительных органов. Поэтому, одна из основных идей принципа равенства, как формы и метода уголовно- процессуальной деятельности состоит в обеспечении общих для всех интересов, при одновременной защите личности от произвола государства.

Принцип равенства, в этом смысле, отвечает идее правового государ- ства, которая преследует двойную цель: в равной .мере ограничивать и обеспечивать деятельность государства, чтобы таким образом гарантировать права и свободы человека, справедливость и правовую защищенность его как в отношениях с государственной властью, так и между индивидами. В вышеупомянутом постановлении Конституционный Суд РФ подчеркнул, что “личность в ее взаимоотношениях с государством выступает не как объект государственной деятельности, а как равноправный

37

субъект, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его орга- нов”40. Никто не может быть ограничен в защите перед судом своего достоинства, а также всех связанных с ним прав. С точки зрения этого принципа, впервые суд становится арбитром между гражданином и властью, что является несомненным подтверждением равенства государства и личности перед законом и судом.

На обеспечение равенства нацелена норма Федерального конституци- онного закона “О судебной системе Российской Федерации”.41 В ч.2 ст.7 этого закона закреплено, что “суды не отдают предпочтения каким-либо органам, лицам, участвующим в процессе сторонам по признакам их государственной, социальной…политической принадлежности либо в зависимости от их происхождения, имущественного и должностного положения…”.

Гарантией равенства служит ч.1 ст.6 данного закона, которая гласит: “Вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации” (ст.358 УПК).

Кроме обжалования действий (бездействия) должностных лиц и ор- ганов, осуществляющих уголовное судопроизводство, заинтересованные участники уголовного процесса также могут противостоять незаконной и необоснованной деятельности
государства через такие уголовно-

4и Российская газета. 1995. 12 мая.

41 Федеральный конституционный закон “О судебной системе Российской

Федерации” от 26 декабря 1996г. // Российская газета. 1997 .6 января.

38

процессуальные средства и механизмы как, отводы (ст.23, 59-67’, 272, 338 УПК), заявление ходатайств (131, 200, 204, 223, 267 УПК), требование возмещения материального и морального ущерба (ст.52, 53 Конституции, (ст.58(1)УПК).

В такой интерпретации принцип равенства всех перед законом и судом в уголовном судопроизводстве обладает статусом общесоциальной ценности, т.к. способствует установлению подлинного демократического гражданского общества на базе любых государственных устройств, форм уголовного процесса. Провозглашенный принцип равенства создает такой баланс прав и обязанностей, который обеспечивает необходимое равновесие в уголовном судопроизводстве.

Такое толкование нами принципа равенства призвано сдерживать крайние и незаконные проявления со стороны должностных лиц и сторон, таких как обвинительный уклон, злоупотребление властью, превышение полномочий, попустительство, халатность и др. при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел. Обладая сдерживающими качествами принцип равенства является, в своем роде, системой “сдержек и противовесов” в уголовном судопроизводстве. Требования этого принципа вынуждают всех участников уголовного процесса поступать в соответствии с предписаниями закона, т.к. каждому незаконному действию противостоит законный интерес другого участника. Выполняя роль рычага (элемента) сдерживания, этот принцип является методом самоорганизации и саморегуляции уголовно- процессуальных отношений без каких-либо крайних проявлений.

Реализация принципа равенства всех перед законом и судом возможна только при его гарантированности. Такие гарантии лежат в основе уголовно- процессуального законодательства и направлены на исключение произ

39

вола в уголовном судопроизводстве.

Наиболее распространенной гарантией этого принципа является пре- доставление каждому человеку равных возможностей для защиты своих прав и законных интересов посредством: а) государственной защиты, б) судебной защиты, в) правовой защиты, г) юридической помощи адвоката-защитника, д) защита своих прав и свобод (самозащита), ж) конституционной защиты, з)международной защиты. Эти понятия отчасти совпадающие, пересекающиеся, взаимодополняющие друг друга в контексте уголовного судопроизводства. Главное свойство права на защиту заключается в том, что им наделяется каждый человек, несмотря на то, что законодатель иногда использует термин “гражданин”.

Так, например, согласно чЛ ст.96 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” правом на обращение в Конституционный Суд РФ с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод обладают граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, и объединения граждан, а также иные органы и лица, указанные в федеральном законе. Однако Конституционный Суд в своем постановлении подчеркнул, что возможность защиты прав и свобод посредством конституционного правосудия должна быть обеспечена каждому, в том числе и иностранным гражданам и лицам без гражданства, если законом нарушены их права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации.43

42 Более подробно см.: Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном судопроизводстве. М.,1973. С. 128; Белозеров Ю.Н., Марфицин СП. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии возбужде ния уголовного дела. М.,1994. С.23; Мичурина О.В. Обеспечение прав и законных интересов личности в уголовном процессе. М.Д996. С.6.

43 Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке консти туционности положения ч.2 ст.31 Закона СССР от 24 июня 1981 г. “О пра вовом положении иностранных граждан в СССР” в связи с жалобой Яхья Дашти Гафура от 17 февраля 1998 года // Российская газета. 1998. 3 марта.

40

В уголовном судопроизводстве, Конституции установлен целый ком- плекс процессуальных гарантий, которыми наделяется всякий человек, попавший в сферу уголовного судопроизводства: гарантия каждому свободы и неприкосновенности личности, частной жизни, переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, жилища (ст22 - 25); право каждому судебной защиты его прав и свобод (ст.46); право каждого обращаться с жалобой в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся средства правовой защиты внутри государства (ч.З ст.46); презумпцию невиновности каждому обвиняемому в совершении преступления; право каждого на обжалование решений и действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц в суд (ст.22, 218 -220 УПК, ст.46 Конституции РФ); запрет на повторное осуждение любого лица за одно и то же преступление (ст. 50); право каждого осужденного за преступление на пересмотр приговора вышестоящим судом, а также просить о помиловании или смягчении наказания (ч.З ст.50); право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом (1 ст.51); запрет на привлечение к ответственности за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением (ст. 54).

Существенной гарантией принципа равенства служит право каждого знакомиться с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом (ч.2 ст.24 Конституции). Это конституционное требование в уголовном процессе реализуется через обязанность должностных лиц информировать каждого участника уголовного судопроизводства, чьи права, свободы и законные интересы затрагиваются уголовно- процессуальной деятельностью (ст. стЛ09,113,200-204,209 УПК).

В соответствии со ст.52, 53 Конституции любое лицо, понесшее ущерб от преступлений и злоупотреблений властью имеет право на воз-

ч

меще ние вреда . Прич ем госуд арств о берет на себя обяза тельс тво обес- печит ь потер певш им досту п к прав осуди ю и комп енсац ию прич иненн ого ущер ба. Лицо, понес шее матер иальн ый ущер б от прест уплен ия, вправ е при прои зводс тве по уголо вном у делу пред ъявит ь обви няем ому или лица м, несу щим матер иальн ую ответ ствен ность за дейст вия винов ного, граж дан- ский иск, котор ый рассм атрив ается вмест е с уголо вным дело м (ст.29 УПК) .

Конс титуц ия в ч.2 ст.26 гаран тируе т право кажд ого на польз овани е родн ым языко м. В силу указа нной конст итуци онно й норм ы орган ы пред- варит ельно го рассл едова ния, прок урор и суд обяза ны обесп ечить кажд ому из участ вующ их в деле лиц их прав о делат ь заявл ения, дават ь объяс нения и показ ания, заявл ять ходат айств а и высту пать в суде на родн ом языке (ст.ст. 17, 52(4), 57(1, 2), 148(6 ,7) УПК) .

При
прове дении
уголо вно- проц ессуа льно й
деяте льнос ти
долж но строг о собл юдат ься равно е право на уваж ение чест и и дост оинс тва.

В соотв етств ии со ст.4 Всео бщей декла раци и прав челов ека: “Ник то не долж ен подве ргать ся пытк ам или жесто ким, бесче ловеч ным или уни- жаю щим его досто инств о обра щени ю и наказ анию “. Межд унар одны й пакт о граж данск их и полит ическ их права х воспр оизво дит полн ость ю данн ую норм у (ст. 7). Анал огичн ые норм ы содер жит Евро пейск ая конве нция о защи те права челов ека и основ ных свобо д. Стать я 8 пров озгла шает, что “каж дый челов ек имеет прав о на уваж ение его личн ой и семей ной жиз- ни…”

Конс титуц ия защи щает досто инств о личн ости, устан авлив ая абсо- лютн ый прин цип: “ Ничт о не може т быть основ ание м для его умал ения” . В само м текст е ст. 21 этот прин цип раскр ывает ся через запре т подве ргать пытк ам, насил ию, друг ому жесто кому или униж ающе му челов еческ ое досто инств о обра щени ю или наказ анию, а также без добр оволь ного согла сия меди цинск им, науч ным или иным опыт ам. Вклю чение норм ы об ува- жени и досто инств а челов ека в Конс титуц ию свиде тельс твует о том, что

42

оно является правовой обязанностью должностных лиц и всех работников государственных структур.

Наиболее действенной гарантией равенства всех перед законом и су- дом является ст. 136 УК , которая предусматривает уголовную ответственность за нарушение равноправия граждан в зависимости от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, причинившее вред правам и законным интересам граждан.

Таким образом, предоставление уголовно-процессуальных гарантий каждому человеку, вовлеченному в уголовное судопроизводство является прямым выражением конституционного принципа равенства всех перед законом и судом.

На основании проведенного исследования можно сделать вывод, что сущность принципа равенства всех перед законом и судом в уголовном процессе заключается в следующем.

Первое. Каждый участник уголовного процесса в пределах конкрет- ного уголовного дела будет восприниматься, признаваться, функционировать, иметь права и обязанности, испытывать на себе те или иные процессуальные решения и действия (например, привлечение в качестве обвиняемого, задержание в качестве подозреваемого или применение других мер уголовно-процессуального принуждения) в зависимости не от своего имущественного, социального или другого положения, не от национальной или религиозной принадлежности, не от пола и расового происхождения, а исходя из того обстоятельства, что на основании объективных и достоверных доказательств он приобретает в уголовном деле соответствующий правовой статус потерпевшего, обвиняемого, свидетеля, понятого, специалиста и т.п. с вытекающими из этого его правами и обязанностями.

Второе. Принцип равенства всех перед законом и судом означает, что иностранные граждане и лица без гражданства в российском уголовном

43

судопроизводстве имеют одинаковые права и несут обязанности наравне с гражданами России, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации.

Третье. В процессе осуществления уголовно-процессуальной дея- тельности запрещается ограничение или умаление прав и свобод участников уголовного процесса в зависимости от пола, расы, нацио- нальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, при- надлежности к общественным объединениям, а также других об- стоятельств.

В соответствии с предложенной нами концепцией следует еще раз выделить основные положения, составляющие основу принципа равенства всех перед законом и судом в уголовном судопроизводстве: равенство любого человека, привлекающегося к уголовной ответственности; равенство участников уголовного процесса по защите своих прав и законных интересов в соответствии с их правовым статусом; равенство человека и гражданина; равноправие мужчины и женщины; равная защита законом; равная ответственность по закону.

Кроме того, в целях реализации принципа равенства при осуществ- лении уголовно-процессуальной деятельности каждый ее участник должен обладать равнозначными правами: на судебную защиту его прав и свобод; на справедливое (законное) судебное разбирательство; на защиту; на установленный объем гарантий при ограничения его прав и свобод; на охрану чести и достоинства; на безопасность; на неприкосновенность; на квалифицированную юридическую помощь; на возмещение ущерба; на пользование родным языком; равных возможностей; на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы; на обжалование в суд действий и решений, нарушающих права и сво- боды граждан: не свидетельствовать против самого себя и своих близких. По мере движения уголовного дела, каждый человек приобретает те или

44

иные права и свободы независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Основываясь на выделенных нами положениях, мы предлагаем сформулировать определение принципа равенства всех перед законом и судом следующим образом. Конституционный принцип равенства всех перед законом и судом в уголовном процессе Российской Федерации - это требование закона, равным образом обращенное ко всем его участникам и направленное на признание, соблюдение, охрану и защиту прав, свобод и законных интересов личности в соответствии с уголовно-процессуальным статусом, независимо от каких-либо природных (естественных) или общественных (социальных) признаков, при расследовании и судебном разбира- тельстве уголовных дел.

Суммируя вышесказанное, мы полагаем, что в подготавливаемом в Государственной Думе РФ проекте УПК необходимо закрепить конституционное определение принципа равенства, т.к. это в наибольшей степени отвечает демократизации уголовного судопроизводства, защите прав, свобод и законных интересов личности, провозглашенных Конституцией Российской Федерации.

45

§ 2. Исторический очерк развития принципа равенства всех перед законом и судом.

Принцип равенства всех перед законом и судом имеет свою долгую историю становления и развития. Этот принцип, как никакой другой, аккумулировал в себе мировой опыт и оказал эволюционное значение для российского уголовного судопроизводства. “История права - это история прогрессирующей эволюции содержания, масштаба и меры формального (правового) равенства при сохранении самого этого принципа как принципа самой системы права вообще”, - пишет Г.Н. Манов.1 Он справедливо отмечает, что разным этапам исторического развития свободы и права в человеческих отношениях присущи свой масштаб и своя мера свободы, свой круг субъектов и отношений свободы и права - словом, свое содержание принципа формального (правового) равенства. Так что принцип формального равенства представляет собой постоянно присущий праву принцип с исторически изменяющимся содержанием.

Идея всеобщего равенства, основанная на теории естественного права, возникла уже в древности. Кратко суть этой идеи заключается в том, что все люди от рождения свободны и равноправны, что им в силу рождения принадлежит ряд неотчуждаемых (естественных) прав. Но для ее осуществления потребовалось более двух тысячелетий. И осуществлена она была, как известно, после буржуазных революций в рамках капиталистического строя в виде признания формального (правового) равенства и свободы всех членов общества независимо от их имущественного положения и иных различий.

При определении исторического содержания принципа на разных этапах развития общества мы будем исходить из предложенной нами схемы принципа равенства всех перед законом и судом в уголовном судопроиз-

1 Теория государства и права. Учебник для вузов / Под ред. Г.Н. Манова. М., 1996. С.290.

46

водстве, суть которой заключается в том, что: существующий закон обязателен для исполнения государственными органами, должностными лицами и каждым человеком; человек и гражданин имеют одинаковую правоспособность в уголовном процессе; провозглашенные в законе права и свободы являются обязательными для всех других участников уголовного процесса; суды не отдают предпочтения каким-либо органам, лицам, участвующим в процессе сторонам по признакам их государственной, социальной, половой, расовой, национальной, языковой или политической принадлежности либо в зависимости от их происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, места рождения, отно- шения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а равно и по другим, не предусмотренным федеральным законом основаниям.

С этой точки зрения, первым историческим документом, положившем начало закреплению принципа равенства всех перед законом и судом в начале 13 века является Великая хартия вольностей.2

Определяя место Великой хартии вольностей в конституционной ис- тории Англии, необходимо проводить различие между тем, чем она была в 1215 г., и тем значением, которое впоследствии стали приписывать этому документу.

Некоторые западные ученые, особенно английские, объявляют Вели- кую хартию вольностей “краеугольным камнем демократии”, “наиболее важным конституционным документом во всей человеческой истории”, “краеугольным камнем английской свободы”, содержащей в себе основы

Magna Charta Libertatum подписана в 1215 г. королем Иоанном Безземельным. Более подробно см. Петрушевский Д.М. Великая Хартия Вольностей и конституционная борьба в английском обществе во второй половине ХШ века. М.,1918.; Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства в двух томах. Т.1. Напечатан по третьему изданию. Спб. 1910. С-Петербург, 1996. С. 184.; Конституция буржуазных государств Европы. М.,1957. С.39.

47

конституционного, правового государства. Однако несмотря на то, что Хартия является в основном выражением интересов крупных феодалов, в ней нашли место и некоторые положения об отправлении правосудия, выгодные для других групп населения, страдавших от неограниченного произвола королевских чиновников. Хартия, часто в недостаточно точно определенных формулировках, содержала ряд обещаний короля о соблюдении некоторых общих условий минимального порядка в администрации и в суде, ограждения от произвола королевских чиновников. Совокупность этих положений, разбросанных по Хартии, и дала основание впоследствии буржуазным историкам права выдвинуть концепцию созданного Хартией “господства права”, “системы гарантий личной свободы граждан”.

Наибольшее значение имела многочисленная группа статей, направ- ленных на упорядочение деятельности королевского судебно- административного аппарата. Данная группа статей (ст. 18-20, 38,39, 40, 45 и др.) подтверждает и закрепляет сложившиеся с 12 века судебно-административные и процессуальные институты, ограничивает произвол королевских чиновников в центре и на местах. Особую известность получила ст.39, которая гласила, что “ни один свободный человек не будет арестован или заключен в тюрьму, или лишен владения, или каким-либо (иным) способом обездолен, и мы не пойдем на него и не пошлем на него иначе, как по приговору равных его (пэров) и по закону страны”. С этой статьей связана и следующая ст.40: “Никому не будем продавать права и справедливости, никому не будем отказывать в них или замедлять их”. Как видим, здесь закреплен сугубо феодальный принцип “суда пэров” (суда равных), которого бароны добивались для себя в противовес установленному в ст.20 Хартии обязательному для всех остальных подданных правилу расследования уголовных дел присяжными.

3 Федоров К.Г. История государства и права зарубежных стран. Ленинград, 1977. С.93.

48

Д.М. Петрушевский, рассматривая в этом плане приведенные выше ст.ст.39 и 40 в специальной работе, посвященной Хартии, высказал взгляд на нее как на документ, вводящий ограничения королевской власти в интересах феодальной знати.4 Такую же точку зрения высказывали многие другие авторы.5

Н.Н. Полянский считает, что такое содержание стало вкладываться в ст.39 Хартии в период борьбы буржуазии за власть, когда ей было выгодно доказывать существование в Англии в течение ряда веков “господства права”.6

Несмотря на различные толкования, нельзя не оценить прогрессивность самой идеи, заключенной в Великой Хартии вольностей 1215 г., которая ставила известные преграды феодальному произволу и развивала идею равенства, хотя и в ограниченной классово-сословной интерпретации.

Следующим по значимости для развития принципа равенства в Англии стало принятие “Акта о лучшем обеспечении свободы подданного и о предупреждении заточению за морями” (Habeas Corpus Amendment Act) 1679г.7

4 Указ. соч. С.18.

5 Профессор Савин А.Н. придерживается такой же точки зрения и показыва ет, что “суд равных”, упоминаемый в ст.39 Великой Хартии, - это суд пэров, перед которыми король должен возбуждать дела против своих вассалов”. “О 39 статье Великой Хартии” // Исторические известия. 1917. Вып.2. С.87.; С ними согласен и Чельцов - Бебутов М.А. Курс уголовно- процессуального права. Санкт - Петербург, 1995. С.317.

См. Полянский Н.Н. Уголовное право и уголовный суд в Англии. Юриздат. 1937. С.313.

‘J

Федоров К.Г. История государства и права зарубежных стран. Ленинград, 1977. С.144; История государства и права зарубежных стран / Под ред. О.А.Жидкова и Н.А.Крашенинниковой. 4.2. 1988. Изд- во МГУ. С.20; Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. М.9 Изд-во Юристъ.1996. С.251; Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства в двух томах. Т.1. Напечатан по третьему изданию. Спб. 1910. С-Петербург, 1996. С.184.

49

Акт 1679 г., наряду с Великой хартией, приобрел значение одного из основных конституционных документов Англии, содержащих ряд юридически действенных гарантий неприкосновенности личности. Он воплощал в себе требования о презумпции невиновности, соблюдения законности при задержании, быстрого и оперативного суда, совершаемого с надлежащей процедурой и по месту совершения проступка. Этот акт завершил развитие института судебной проверки правильности арестов. В английской юридической литературе Habeas Corpus Act считается высшей гарантией права личной свободы, предметом национальной гордости англичан.

Становление уголовного процесса в буржуазной Англии было завер- шено “Биллем о правах”, принятым 23 октября 1689г. Его основные положения, касающиеся принципа равенства, состоят в следующем:

а) всякий закон исходит только от парламента;

б) никто, кроме парламента, не может освобождать из-под действия закона, отменять закон или приостанавливать его.9

Идея “билля о правах” была заимствована американскими колониста- ми из правовой доктрины и практики Великобритании. Но в английской доктрине традиционно считалось, что “билли о правах” должны гарантировать права народа от произвола только со стороны короля как единоличного правителя. В Америке концепция “билля о правах” трактовалась значительно шире. В принятии “биллей” колонисты видели важные конституционные гарантии личных свобод, защиту от произвола любого государственного органа. В Декларации независимости США 1776 г. говорится: “Мы считаем очевидным следующие истины: все люди сотворены равными и все они одарены своим Создателем некоторыми неотчуждаемыми правами…”. Таким образом, США были первой буржуазной страной, которая стала на путь формально-конституционного закрепления прав человека.

8 Дерюжйнский В.Ф. Там же. С.78.

9 Всеобщая история государства и права. М Изд-во Юристь. 1996. С.252.

50

В декабре 1791г. были приняты 10 поправок к федеральной конститу- ции. Четвертая, пятая, шестая и восьмая поправки содержали нормы уголовно-процессуального характера, гарантии неприкосновенности личности, которые нашли свое выражение в установлении определенных процессуальных форм.

Конституционное закрепление норм, направленных на устранение произвола исполнительной и судебной власти, явилось, несомненно, одной из исторически-прогрессивных целей “Билля о правах”. Закрепление основных компонентов законного судебного разбирательства как бы прямо отрицало деспотическое абсолютистское правосудие, главные положения инквизиционного судопроизводства. Именно поэтому и были записаны гарантии “надлежащего судебного разбирательства “.

Так, четвертая поправка “Билля о правах” была направлена против необоснованных обысков и арестов и предусматривала, что ордера будут выдаваться только при наличии достаточных оснований. В ней содержится предписание точно указывать место обыска, лиц, подлежащих аресту, и предметы, которые должны быть изъяты.

Пятая поправка устанавливала ряд правил уголовного процесса, дав- но известных английскому “общему праву”. “Никто не должен привле- каться к ответственности за тяжкое или иное позорящее преступление, как по постановлению или обвинению, вынесенному присяжными…; никто не должен дважды отвечать жизнью или телесной неприкосновенностью за одно и то же преступление; никто не должен принуждаться свидетельствовать против самого себя в уголовном деле; никто не должен лишаться жизни, свободы или имущества без законного судебного разбирательства; никакая частная собственность не должна отбираться для общественного пользования без справедливого вознаграждения”.

51

Первые американские “билли о правах” оказали непосредственное влияние на конституционное законодательство революционной Франции. После свершения Французской Буржуазной революции 1789 года важнейшие права и свободы были сформулированы в Декларации прав человека и гражданина. В основу этого документа положена концепция школы естественного права. Знаменитая Декларация прав человека и гражданина уже изначально была задумана как документ, применимый к любому человеку и любому обществу.

В Декларации 1789 года сформулированы принципы уголовной бур- жуазной политики: “Все люди равны по природе и перед законом” (ст.З); “никто не может быть наказан иначе, как в силу закона, надлежащим образом примененного, изданного и обнародованного до совершения преступления” (ст.4); “Никто не может подвергнуться обвинению, задержанию или заключению иначе “как в случаях, предусмотренных законом , и при соблюдении форм, предписанных законом” (ст.7, 10); “…каждый предполагается невиновным, пока не установлено обратное” (ст.9, 13); “Граждане не могут быть лишены законной подсудности никакими специальными указами, ни иными распоряжениями…” (ст.4 гл.5 разд. Ш Конституции 1791г.).

Декларацию прав человека и гражданина с определенными дополне- ниями традиционно стали повторять многие последующие конституции Франции, а Французский кодекс упразднил сословия и исходил из пршщипа равенства всех перед законом.

Постатейный сравнительный анализ Декларации 1789 г. убедительно свидетельствует, что значительная часть положений, содержащихся в со- временных международно-правовых актах, уходит своими корнями именно во Французскую революцию. Так, из тридцати статей Всеобщей Деклара-

Более подробно см.: Еллинек Г. Декларация прав человека и гражданина. М.,1906. С. 13-14; Вильданова М.М. Источники права Франции. Академия наук СССР. 1987.

52

ции прав человека как минимум двадцать частично или полностью, в том числе даже текстуально, совпадают с положениями, содержащимися в документах Французской революции.

Значение буржуазной революции для уголовного процесса за- ключается в том, что были созданы условия для осуществления равенства всех перед законом и судолг. судебная власть была отделена от исполнительной и, как следствие, администратор, чиновник перестал быть судьей в своем собственном деле; вместо прежней феодальной множественности судов и инстанций заняла “трехчленная система” судебной организации; принципом буржуазной судебной организации становится несменяемость судей; буржуазная революция сохранила и упрочила суд присяжных заседателей. В конце 19 в. (может быть , по примеру Англии) европейские страны стали допускать к некоторому участию в предварительном расследовании адвокатуру; судебное следствие приобретает, как правило, состя- зательный характер. Из объекта (предмета) исследования, каким подсудимый был в средневековом процессе, он становится “стороной”. Он имеет право на защиту, осуществляемую лично или через адвоката (последнее при условии, что есть средства для оплаты его услуг). Он приобретает право ( по крайней мере - в законе) заявлять ходатайства, участвовать в допросе свидетелей, представлять доказательства; на смену “теории формальных доказательств” приходит теория “свободной оценки доказательств”. Предполагается, конечно, что эта оценка основана на фактических обстоятельствах, связанных с конкретным делом и по “внутреннему убеждению”; произошел отказ от принуждения подсудимого к сознанию; буржуазная революция закрепила правило, называемое “презумпцией невиновности”: “каждый предполагается невиновным, пока противное не будет доказано”.

В России до середины 19 в. суд был организован по сословному прин- ципу: для дворян, мещан и государственных крестьян. Кроме того, судебные функции выполняли не только суды, но и представители местной ад-

53

министрации и полиции. Как пишет В. Случевский, “суды, построенные на сословном начале, действуют нередко произвольно, разнообразно и весьма часто в виду интересов своего сословия и что они не могут развивать ни единства в действиях, ни беспристрастия, - этого необходимого условия деятельности суда”.12

Судебные Уставы 20 ноября 1864г. определили новые демократические принципы судоустройства и процесса. Суть изменений в судоустройстве свелась к законодательному закреплению отделения судебной власти от административной, независимости и несменяемости судей, введению всесословного суда и мировой юстиции, предназначенной для рассмотрения менее значимых дел, сокращалось число судебных инстанций (с 14 до 3), установлению в окружных судах для рассмотрения уголовных дел института присяжных заседателей, учреждению адвокатуры и реорганизации прокуратуры.13

На принцип равенства граждан перед законом были направлены: п.1, который закреплял право на рассмотрение уголовных дел и наказание граждан исключительно за судами. Этот пункт гласил: “Никто не может быть наказан за преступления или проступки, подлежащие ведомству су-

11 История государства и права СССР. 4.1 / Под ред. О.И. Чистякова, И.Д. Мартысевича. М.,1985. С. 196.

Случевский В.К. Учебник Русского уголовного процесса. Судоустройство - судопроизводство. С.-Петербург, 1895. С.95; см. также: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. В двух томах. Т. 1. Напечатан по третьему изданию. Спб. 1910. С-Петербург, 1996. С.122-123.

” Более подробно см.: Виленский Б.В. Судебная реформа и контрреформа в России. 1969. С. 34.; Джаншиев Г.А. Первая новелла. Закон о присяжных 12 июня 1884 г. М., 1885; он же Суд над судом присяжных. М.Д895; он же Основы судебной реформы. М.;1891; Гогель С. Суд присяжных и экспертиза в России. Ковна. 1894; Головачев А.А. Десять лет реформ 1861-1871гг. СПб. 1872; Кони А.Ф. Отцы и дети судебной реформы. М.,1914; Титов А.А. Реформы Александра П и их судьба. М.,1910; Российское законодательство X-XX веков. Т.8. М.,1991; Радутная Н.В. Суд присяжных (исторические, социальные и правовые аспекты). М..Правовая академия. 1991.

54

дебных мест, не быв присужден к наказанию приговором надлежащего суда, вошедшим в законную силу”. П.З гласил: “Власть обвинительная отделяется от судебной…”. П.7: “Заседания, кроме случаев, указанных в законе, происходят публично…”. П.8: “Теория доказательств, основанная единственно на их формальности, отменяется…”. П. 17: “Различие подсудности по сословиям отменяется…” }А

Ведение прогрессивного судопроизводства было призвано “…водворить… суд скорый, правый, милостивый к равный для всех поддан ных наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоя тельность и вообще утвердить в народе нашем то уважение к закону, без которого невозможно общественное благосостояние”15. В этот период за вершилось выделение в самостоятельную отрасль уголовно- процессуального права, достижением которого в России было провозгла шение таких демократических принципов правосудия, как устность, глас ность, состязательность, непосредственность, право обвиняемого на защи ту. Хотя в самодержавном государстве эти принципы не могли наблюдать ся полностью, все же сам факт закрепления их в правовых нормах явился значительным прогрессивным шагом перестройки феодального правосудия в соответствии с началами буржуазного уголовно-процессуального права.

Важное значение имело провозглашение в уголовно-процессуальном праве презумпции невиновности, согласно которой любое лицо считалось невиновным до тех пор пока его виновность не будет установлена приговором суда. При этом отменялась система формальных доказательств, характерных для феодального права. На смену им пришла буржуазная система свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению.

14 Судебные уставы 20 ноября 1864года. Часть вторая. Устав уголовного судопроизводства. СПб. .,1866. С.7 - 18.; Устав уголовного судопроизводства от 20 ноября 1864г. История государства и права (Сборник документов) 4.1. М., 1968.С.429 -433.

15 Указ Правительствующему сенату императора Александра П от 20 ноября 1864г. // Российское законодательство Х-ХХ веков. Т.8. 1991. С.28.

55

Новое советское уголовное судопроизводство, пришедшее в результате Октябрьской революции на смену российскому уголовному процессу, рождалось в условиях ожесточенной классовой борьбы. Уголовное судо- производство организовывалось в соответствии с классовыми интересами. Уже первый декрет о суде16 от 24 ноября 1917г. наряду с обычными судами учреждал и систему революционных трибуналов “для борьбы против контрреволюционных сил”, получившую широкое развитие в период гражданской войны и интервенции.

В декабре 1917г. была создана Всероссийская чрезвычайная комиссия (ВЧК), а в октябре 1918г. - местные чрезвычайные комиссии для “непосредственной борьбы с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности на всей территории РСФСР”.17

Постановление ВЦИК от 17 февраля 1919 г. предусматривало право непосредственной расправы дня пресечения преступлений. По всем делам, возникающим в чрезвычайных комиссиях, реорганизованные трибуналы не были связаны в определении наказания, имели право вызывать или не вызывать свидетелей, допускать или не допускать защиту и обвинение в судебное разбирательство. Приговоры не подлежали обжалованию в аПеЛЛЯ-ционном порядке.

В местностях, объявленных на военном положении до издания на- стоящего постановления, ВЧК и губернским чрезвычайным комиссиям то-

1ЬСУ 1917. №4. Ст.50.

1 “7

О всероссийских и местных чрезвычайных комиссиях по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности (Положение) Декрет ВЦИК от 28 октября 1918 г. // СУ 1918. № 80. Ст.842; О всероссийской чрезвычайной комиссии Постановление ВЦИК от 17 февраля 1919 г. // СУ

1919 г. №12. ст.130.

18 Положение “О революционных трибуналах”! Декрет ВЦИК от 18 марта

1920 г. // СУ 1920. № 22- 23. Ст.115.

56

же принадлежало право непосредственной расправы, но уже вплоть до расстрела.19

Укрепление “революционной законности” понималось прежде всего как наведение порядка “железной рукой”, методами чрезвычайных комиссий, беспощадной расправой с “классовыми врагами”. Характерно в этом отношении принятое У1 Всероссийским Чрезвычайным Съездом Рабочих и Крестьянских депутатов 8 ноября 1918 года постановление “О точном соблюдении законов”.20

Из этого законодательного акта, рассматриваемого во всех специаль- ных исследованиях и в учебной литературе как краеугольный камень в фундаменте социалистической законности, цитируется обычно только содержащийся в п.1 призыв ко всем гражданам, органам и должностным лицам “к строжайшему соблюдению законов РСФСР”. Однако не меньше половины его текста, не случайно оставляемой исследователями без внимания, устанавливает допустимость для борьбы с контрреволюцией “принятия экстренных мер, не предусмотренных в действующем законодательстве или отступающих от него’”.

Принципы прав и свобод человека и неприкосновенности личности не могли вписаться в главную концепцию революции - диктатуру пролетариата, опирающуюся на насилие и не связанную никакими законами21. Диктатура пролетариата - это антипод правового государства, поскольку она отрицает юридическое равенство и, по выражению Ленина, “дает ряд изъя-

19 Об изъятии из общей подсудности в местностях объявленных на военном положении. Декрет ВЦИК от 20 июня 1919 г. СУ 1919 г. №, ст.301

20 О точном соблюдении законов Постановление У1 Всероссийского Чрезвычайного Съезда Советов Рабочих и Крестьянских Депутатов от 8 ноября 1918 г.// СУ 1918 г. № 90. Ст.9084; см. также: “О красном терро ре”. Постановление СНК РСФСР от 5 сентября 1918 г. // СУ 1918 г. № 65. Ст.710.

21 См.: Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т.ЗЗ. С.87 -90.

57

тий из свободы” по отношению к лицам, принадлежащим к чуждым классам.

Наибольшее значение на становление принципа равенства оказало международное сообщество через создание международных норм универсального характера. Первым и основополагающим таким международным соглашением, провозгласившим принцип равенства людей перед законом и судом, стала Всеобщая декларация прав человека, утвержденная Генеральной Ассамблеей ООН 10 Декабря 1948 г. Всеобщая декларация признала естественных характер прав человека и в первой же статье провозгласила, что “все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах”. Вторая статья закрепила, что “каждый человек должен обладать всеми правами, провозглашенными настоящей декларацией, без какого бы то ни было различия, как то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального положения”.

Далее Декларация провозглашает, что все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона. Все люди имеют право на равную защиту от какой бы то ни было дискриминации, нарушающей настоящую Декларацию, и от какого бы то ни было подстрекательства к такой дискриминации. Человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией и законом.

Естественные права и свободы были предоставлены каждому, незави- симо от того, где и в каком государстве он проживает. Их содержание не может определяться исключительно государством.

Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т.41. С. 384.

58

Хотя Декларация носила программный, рекомендательный характер, она заложила огромный политико-правовой и социально- нравственный потенциал для любого внутреннего и международного законодательства.

Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод закрепила и развила положения Декларации, придав им положение императивных норм. Конвенция закрепила равное право каждого: на запрет подвергаться пыткам или унижающим его достоинство обращению или наказанию (ст.З), на свободу и личную неприкосновенность (ст.5), на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок, презумпцию невиновности, на выбор языка и переводчика, на защиту (ст.6). Аналогичные нормы содержатся в Пакте о гражданских и политических правах 1966 года.

На рубеже 50-60-х годов была проведена реформа уголовно- процессуального законодательства в РСФСР и Советском Союзе в целом. Принятие Основ (1958г.) и уголовно-процессуальных кодексов союзных республик (1959-1961гг.) явилось значительной мерой по устранению наиболее одиозных последствий в уголовном судопроизводстве23. В ст.8 Основ принцип равенства был закреплен в следующей редакции: “Правосудие по уголовным делам осуществляется на началах равенства перед законом и судом всех граждан независимо от их социального, имущественного и служебного положения, национальной и расовой принадлежности, вероис- поведания”. При этом в Основах не было упоминания об осуществлении уголовного судопроизводства с участием иностранных граждан и лиц без гражданства.

Аналогичная норма, регулирующая равенство граждан, была воспро- изведена в УПК РСФСР 1960 года ( ст. 14). Ключевым словом в обеих статьях является “все”.

Закон СССР от 25 декабря 1958 г. Ведомости ВС СССР. 1958. № 1.Ст.15.

59

Однако в Конституции СССР 1977 года принцип равенства был закре- плен следующим образом: “Правосудие в СССР осуществляется на началах равенства граждан перед законом и судом” (ст. 156). В представленной редакции уже отсутствует фраза “всех граждан “. Еще более определенно понятие равенства закреплено в Конституции РСФСР 1978 года24, в которой закрепляется только равенство граждан республики. Так, статья 32 закрепляет: “Граждане РСФСР равны перед законом и судом независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств”. При этом в ст.34 Конституции подчеркивалось, что граждане РСФСР различных рас и национальностей имеют равные права. В то же время “иностранным гражданам и лицам без гражданства в РСФСР гарантировались предусмотренные законом права и свободы, в том числе и право на обращение в суд и иные государственные органы для защиты принадле- жащих им личных, имущественных, семейных и иных прав” (ст. 35).

С принятием Закона О судоустройстве РСФСР25, норма, регулирующая равенство граждан была закреплена несколько иначе по сравнению с Конституцией РСФСР. В статье 5 было записано: “Правосудие в РСФСР осуществляется на началах равенства граждан перед законом и судом, независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств”. В отличие от Конституции, в представленной норме уже нет ссылки только на равенство граждан РСФСР.

После принятия Конституции СССР 1977 г. и Конституции РСФСР 1978 г. были внесены дополнения и изменения в Основы уголовного судо-

1* Ведомости ВС РСФСР. 1978. № 15. Ст.406.

25 Закон РСФСР “О судоустройстве” от 8 июля 1981 г. // Ведомости ВС

РСФСР. 1981. № 28. Ст.976.

60

производства с целью приведения этого нормативного акта в соответствие с указанными конституциями26. С учетом дополнений и изменений новая редакция ст.8 была закреплена следующим образом: “Правосудие по уголовным делам осуществляется на началах равенства граждан перед законом и судом независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств”.

Подобные изменения были произведены в ст. 14 УПК . Из формули- ровок статьи 8 Основ и статьи 14 УПК были исключены фразы “всех граждан”. Как указывалось в аннотации к указанному закону, данное изменение было сделано с целью приведения в соответствие с Конституцией СССР 1977 г. и Конституцией РСФСР 1978 г.

На наш взгляд, первоначальная формулировка статьи была более де- мократичной и отвечала защите прав и свобод каждого человека, во- влеченного в российское уголовное судопроизводство. Под понятие “все” подпадали граждане других государств. Принцип равенства, исходя из буквального толкования, охватывал граждан РСФСР, других союзных республик и граждан других государств. С новой формулировкой принципа равенства неграждане России как бы стали самостоятельной категорией людей. Хотя эта часть людей была приравнена к гражданам России в защите их прав и свобод.

Указанное нововведение трудно объяснить, так как в это время СССР уже подписал Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 года. Статья 14 пакта закрепила равенство всех людей перед судами и трибуналами. Меж-

О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Указ Президиума ВС СССР от 13 августа 1981 г. //Ведомости ВС СССР. 1981. № 33. Ст.966. 27 Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1983. № 32. Ст.1153.

61

дународный пакт о гражданских и политических правах развил и дополнил положения, касающиеся равенства всех людей в уголовном судопроизводстве, а самое главное стал юридическим документом, обязательным к исполнению всеми странами-участницами, подписавшими его. В пакте сказано: “Каждое участвующее в настоящем пакте государство обязуется уважать и обеспечивать всем находящимся в пределах его территории лицам права, признаваемые в настоящем Пакте…”.

Этот пакт послужил предпосылкой для появления в Международном праве императивных норм, т.е. таких норм, которые создаются международным сообществом в целом и от которых государства не могут отступать даже по взаимному соглашению. Иными словами эти нормы стали называться общепризнанными нормами международного права.28

Принципиальное значение в Конституции СССР 1977 года имело за- крепление права советского гражданина на судебную защиту от посягательств на честь и достоинство, жизнь и здоровье, на личную свободу и имущество (ст.57). Впервые появилась и норма, предоставляющая гражданину право на обжалование в суд действий должностных лиц, совершенных с нарушением служебных полномочий (ст.58).

Однако вплоть до 1983 года действующее уголовно-процессуальное законодательство среди задач уголовного судопроизводства даже и не упоминало об “охране интересов, прав и свобод гражданина” (ст.2 УПК).

Указом от 8 августа 1983 г29. УПК РСФСР был дополнен рядом нор- мативных положений, призванных усилить правовые гарантии личности в уголовном процессе. Особенно следует отметить законодательное дополнение ст.2 УПК РСФСР, расширявшее задачи уголовного судопроизводства. Впервые в круг задач уголовного
судопроизводства законодатель

Более подробно см.: Алексеева Л.Б., Жуйков В.М., Лукашук И.И. Международные нормы о правах человека и применение их судами Российской Федерации. М, 1996. С.8-9. 29 Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1983. № 32. Ст.1153.

62

включил не только охрану интересов общества, но и охрану прав и свобод гражданина.

Были внесены также существенные дополнения и уточнения в уголов- но-процессуальные нормы, развивающие демократический порядок судопроизводства (ст.ст.13, 14, 15, 17, 18 УПК РСФСР), относящиеся к процессуальному положению обвиняемого, потерпевшего и других участников процесса (ст.ст.19, 20, 53, 250 УПК).

Следующий важный шаг по пути демократизации уголовного судо- производства был сделан с принятием Декларации прав и свобод человека Съездом народных депутатов СССР 5 сентября 1991 года.” В Декларации было впервые провозглашено, что “высшей ценностью нашего общества является свобода человека, его честь и достоинство”. Также было отмечено, “что никакие групповые, партийные или государственные интересы не могут быть поставлены выше интересов человека”. При этом на государственные органы возложена обязанность обеспечивать и охранять права и свободы человека как высшие социальные ценности (ст.1).

Огромное значение Декларация оказала на принцип равенства. В ста- тье 3 было заявлено: “Все граждане равны перед законом и имеют равное право на защиту закона независимо от национального или социального происхождения, языка, пола, политических и иных убеждений, религии, места жительства, имущественного положения или иных обстоятельств. Никакие лица, социальные слои и группы населения не могут пользоваться преимуществами и привилегиями, противоречащими закону”.

Отличительной чертой формулировки принципа равенства, представ- ленной в Декларации явилось признание равенства за всеми гражданами, а не только за гражданами России. Такое толкование вытекает из ст.1 названного документа, где все права и свободы признаются естественными, неотъемлемыми, ненарушимыми и принадлежат каждому от рождения.

Ведомости СНД СССР. 1991. № 37. Ст. 1083.

63

Кроме того заявлено, что все права и свободы, закрепляемые в законах, должны соответствовать Всеобщей декларации прав человека, Международным пактам о правах человека, другим международным актам. А как мы уже отметили, что названные международные документы предоставляют равные права и свободы каждому человеку, вне зависимости от его гражданства.

Дальнейшим шагом по демократизации нашего общества и обновления законодательства был связан с принятием Верховным Советом РСФСР Декларации прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 года.

Принцип равенства снова претерпел изменения (ч.З). Часть первая провозгласила “ равенство всех перед законом и судом”, а вторая часть закрепила, что “равенство прав и свобод гарантируется государством независимо от расы, национальности, языка, социального происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств”. Также было провозглашено, что “мужчина и женщина имеют равные права и свободы”. Указанная формулировка принципа равенства почти дословно впоследствии была включена в Конституцию РФ (ст. 19).

Из анализа обеих Деклараций следует, что значительное количество норм посвящено правам и свободам человека, затрагиваемым в уголовном судопроизводстве. Все перечисленные права и свободы в данной сфере правоохранительной деятельности, в соответствии с принципом равенства, принадлежат каждому независимо от каких-либо перечисленных обстоятельств. К числу основных из них относятся право каждого: на право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения; на неприкосновенность; на получение информации, касающейся его прав и свобод; на

31 Постановление Верховного Совета РСФСР от 22 ноября 1991 г. // Ведомости СНД РСФСР. 1991. № 52. Ст. 1865.

64

судебную защиту его прав и свобод; на обжалование в суд решений, действий (бездействия) должностных лиц, органов государства и общественных организаций; на презумпцию невиновности; не свидетельствовать против себя, своего супруга и близких родственников; на получение квалифицированной юридической помощи и др.

Таким образом, обе Декларации оказали огромное влияние на разви- тие уголовно-процессуального законодательства вообще и принцип равенства всех перед законом и судом в частности. Это влияние, во- первых, выразилось в том что, они основаны на теории естественного права и общепризнанных нормах и принципах международного права. Во-вторых, было провозглашено равенство всех перед законом и судом и равную защиту законом независимо от каких-либо обстоятельств. В-третьих, положения Декларации имеют прямое действие и обязательны к исполнению всеми государственными органами, должностными лицами, общественными организациями и гражданами. В целом же, принятые Декларации способствовали обновлению организации российского правосудия, ее основной цели - приближения ее к цивилизованной демократической модели, соответ- ствующей требованиям международных конвенций о правах человека.

С учетом принятых деклараций были сделаны наиболее важные из- менения в уголовно-процессуальное законодательство, направленные на реализацию равенства всех перед законом и судом были внесены законами № 2825 - 1 от 23 мая 1992 г.32, № 2869 - 1 от 29 мая 1992 г.33, № 5451-1 от 16 июля 1993 г.34. Этими законами предусмотрен ряд принципиально новых правовых установлений, которые инкорпорированы в УПК 1960 г. С принятием этих законов стало возможным участие защитника на стороне каждого, привлекающего к уголовной ответственности, т.е. не только об-

ВВС. 1992. №25. Ст. 1389.

Там же. №> 27. Ст. 1560.

Там же. 1993. №33. Ст. 1313.

65

виняемого, но и подозреваемого, притом как на предварительном следствии, так и на дознании.

Главным шагом, направленным на становление и закрепление прин- ципа равенства всех перед законом и судом, стала Конституция Российской Федерации 1993 года. В Основном законе принцип равенства получил логическое развитие и закрепление на основе и с учетом развития российского и международного законодательства.

Конституционная формулировка принципа равенства имеет универ- сальное определение и обеспечивает равную защиту законом всем субъектам права, при нарушении, охране и защите их прав, свобод и законных интересов. В первую очередь это касается уголовно- процессуальной деятельности, где наиболее часто нарушаются и ограничиваются права и свободы, закрепленные в Конституции. Заметим, что при закреплении принципа равенства, речь уже не идет только о гражданах государства, а упоминается понятие “все”. Включение этого термина в определение понятия равенства дает нам основание предположить, что в него включаются все субъекты уголовно-процессуальной деятельности, т.е. граждане, должностные лица, органы государства и общественные организации. Такая фор- мулировка принципа равенства имеет наиболее демократическое содержание, позволяющая каждому участнику уголовно- процессуальных правоотношений (и не только уголовно- процессуальных) защищать свои права, свободы и законные интересы наравне с любым другим субъектом права.

Законодательное признание юридического равенства людей на основе наделения их правами и свободами - едва ли не главный признак и основа гражданского общества. Если политическим выражением средневекового способа производства, подчеркивали Маркс и Энгельс, являлась привилегия, неравное для каждого из феодальных сословий право, то выражением современного способа производства, является “просто право, равное пра-

66

во”” . Они отмечали, что становление и утверждение в качестве основы общественной жизни юридического равенства людей, положившее начало Новому времени, - столь же глубокий переворот в истории, как, скажем, разрушение первобытной общины доисторического времени и переход к классово-сословному строю Древнего мира. На смену вертикальным феодальным структурам пришло преобладание горизонтальных отношений, основанных на юридическом равенстве и договорных началах свободных людей, отношений, составляющих суть гражданского общества. Глубокий переворот в праве состоял в замене сословного неравенства всеобщим юридическим равенством, определившим качественно новое социальное положение личности. Таким образом, мы пришли к следующим выводам.

  1. В целом историческая эволюция содержания, объема, сферы дейст- вия принципа равенства не опровергает, а наоборот, подкрепляет значение данного принципа в качестве основного и регулирующего стержня права. С учетом этого можно сказать, что принцип равенства в уголовном судопроизводстве является нормативной формой выражения свободы.

  2. Принцип равенства всех перед законом и судом носит естественно- правовой характер и поэтому он неотъемлем и неотчуждаем. Он возни- кает с рождением человека и присущ всем людям независимо от каких бы то ни было условий. Любые исключения из принципа равенства противоречат самой справедливой теории естественного права и поэтому вызывают неприятие у людей.
  3. Значительное влияние на развитие и становление принципа равенства всех перед законом и судом оказали два обстоятельства, внутренне связанные между собой. Речь идет об интернационализации и интеграции современного человеческого общества конца XX в.
  4. В процессе исторического развития принципа равенства существенно обогатился и усложнился. Он прошел путь от установления крайне ог-

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.З. С.320.

67

раниченного понимания между людьми одного класса до всеобщего равен ства между любыми субъектами права, в том числе, уголовно - процессуальных правоотношений.

  1. При всем историческом многообразии и различии его проявлений принцип равенства имеет универсальное значение для всех исторических типов и форм права и выражает специфику и отличительную особенность правового способа регулирования общественных отношений. Везде, где действует принцип формального равенства, есть правовое начало и правовой способ регуляции. Где нет этого принципа равенства, там нет и права как такового. В целом историческая эволюция содержания, объема, сферы действия принципа равенства не опровергает, а наоборот, подкрепляет значение данного принципа в качестве основного и регулирующего стержня права.
  2. Рассматривая конституционный принцип равенства всех перед за- коном и судом в качестве общепризнанного принципа международного права, диссертантом утверждается его несомненный ведущий характер и по сравнению с другими институтами и организующими началами уголовного процесса. На наш взгляд, приведенное исследование доказывает правомерность такого подхода, поскольку именно этот принцип обладает уникальным свойством придавать демократически развивающуюся во всех направлениях структуру, свободную от перекосов и недозволенных воздействий со стороны любого из его участников.
  3. Таким образом, закрепление принципа равенства всех перед законом и судом в конституционной редакции, на наш взгляд, имеет эволюционное значение для построения российского правового государства и каждого человека, столкнувшегося с российским уголовным судопроизводством.

68

§ 3. Принцип равенства в системе принципов уголовного судопроизводства

Чтобы глубже понять роль и значение принципа равенства всех перед законом и судом, необходимо рассмотреть его место в системе принципов уголовного судопроизводства. В этой целостной системе сущность и значение каждого принципа обуславливается не только собственным содержанием, но и функционированием всей системы. Нарушение любого принципа приводит обычно к нарушению других принципов, и тем самым к нарушению законности при производстве по делу.

Выявить место принципа равенства в системе других принципов необ- ходимо еще и потому, что в последнее время в нашей стране был принят ряд важнейших нормативных актов, которые оказали значительное влияние на систему принципов уголовного судопроизводства.1 Принятые документы значительно изменили содержание не только принципа равенства, но и всей системы принципов. Более того, в России продолжается судебно-правовая реформа, которая оказывает существенное воздействие на наш объект исследования.

С учетом этих нововведений и в связи с расширением сферы деятель- ности судебной власти правосудие теперь призвано исходить из равенства всех субъектов гражданского общества. Это следует из того, что российская юриспруденция признала человека субъектом права, а не его объектом. Руководствуясь этим утверждением и основываясь на теории естественного права, субъект права должен обладать таким же комплексом прав и свобод по сравнению с другими субъектами права (себе подобными) по

1 К их числу относятся: принятие на законодательном уровне Концепции судебной реформы, одобренной Верховным Советом РСФСР 24 октября 1991 г.; принятие Декларации прав и свобод человека от 5 сентября 1991 г.; введение в действие Декларации прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 г.

69

отстаиванию своих прав и законных интересов, нарушенных преступлени ем, или ущемления своих прав в ходе уголовно-процессуальной деятельно сти. Именно поэтому, на наш взгляд, Конституция закрепляет равенство в такой формулировке, как “равенство^^ех^^не^ролько “равенство граж дан” перед законом и судом. ^^~-^-^

Вместе с тем существуют различные точки зрения по вопросу о ко- личестве принципов уголовного процесса. Каждый, кто сколько- нибудь занимался освещением вопроса о принципах уголовного процесса, предлагает свою систему принципов, количество которых сильно различается у каждого из авторов.

Так, по мнению одних авторов для уголовного судопроизводства оп- тимальное количество принципов равно четырнадцати2. Вторые считают, что основополагающих начал двадцать. Третьи указывают, что исходные начала уголовного процесса насчитывают восемнадцать принципов4. Четвертые считают, что в уголовном судопроизводстве действует тринадцать принципов правосудия,5 пятые утверждают, что в уголовном процессе функционирует одиннадцать принципов процесса.6 Количество принципов, включаемых в систему, у Т.Н. Добровольской ограничено семнадцатью7, а у В.П. Нажимова их количество доходит до 27.8 Некоторые иссле-

См.: Быков В.М. Принципы уголовного процесса по Конституции РФ 1993 года. // Российская юстиция. 1994. № 8. С.8-9.

” Тыричев И.В., Лупинская П.А. Принципы уголовного процесса //В кн.: Уголовный процесс. М. ,1995. С.90-126; Уголовно-процессуальное право РФ / Под ред. П.А.Лупинской. М.,1997. С.92

См.: Проект Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, принятый Государственной Думой в первом чтении (ст.7- 24 гл.2). // Юридический вестник. 1995. №31. С.3-4.

5 См.: Ульянова Л.Т. Принципы уголовного процесса // В кн.: Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. М.,1996. С.49-60.

6 См.: Кобликов А.С. Принципы уголовного процесса // В кн.: Уголовный процесс. М.,1995. С.27 - 43.

7 Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. С.38-41.

70

дователи полагают, что “достаточную систему составляет
пятнадцать принципов уголовного процесса” . ±

Мы не ставим перед собой задачу сконструировать в данной работе свою собственную систему принципов (ибо это выходит за пределы предмета нашего исследования), а поэтому ограничимся только исследованием места и роли принципа равенства всех перед законом и судом в системе принципов уголовного судопроизводства. Не вступая в дисскуссию о количестве принципов уголовного процесса, мы остановимся на тех принципах, которые находятся в диалектической связи с принципом равенства и реализуются посредством друг друга в досудебном судопроизводстве. К числу таких принципов мы относим: 1) законность; 2) публичность; 3) право на обжалование действий и решений государственных органов и должностных лиц в уголовном процессе; 4) право каждого на судебную защиту его прав и свобод; 5) осуществление правосудия на сюн^ве_с^остяза-_ тельности^^]авноправия сторон; 6) язык судопроизводства. В то же время мы признаем, что принцип равенства всех перед законом и судом лежит в основе всех прав и свобод и принципов уголовного судопроизводства. Это вытекает из того, что принципы распространяются на каждого человека, вовлеченного в уголовное судопроизводство, независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств, указанных в ч.2 ст. 19 Конституции.

Исследование принципа равенства в системе принципов уголовного судопроизводства целесообразно, на наш взгляд, начать с принципа законности, который является принципом принципов. Тем более, что реализа-

Нажимов В.П. Развитие системы демократических принципов советского уголовного процесса в свете новой Конституции СССР // В сб.: Вопросы осуществления правосудия в СССР. Калининград, 1979. Вьш.7. С. 3-13. 9 Громов Н.А., Николайченко В.В. Указ.соч. С.40.

71

ция принципа равенства всех перед законом и судом возможна только при условии соблюдения принципа законности. Как отмечается в правовой литературе, процессуальные (специализированные) принципы - это реали- * зация законности в уголовном процессе10. Единство принципа равенства и законности следует выразить словами М.С. Строговича: “Советская социалистическая законность - это есть и неуклонное соблюдение и исполнение советских законов всеми государственными органами и общественными организациями, должностными лицами и гражданами”п.

Как следует из ч.2 ст. 15 Конституции, - “органы государственной вла- сти, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию и законы”. Следовательно, закон обязателен для всех субъектов уголовного процесса. Конкретизация принципа законности через принцип равенства всех перед законом и судом заключается в том, что требования точного и неуклонного соблюдения и исполнения законов закреплены за всеми субъектами уголовно-процессуальной деятельности: должностными лицами органов предварительного расследования, прокуратуры, суда и всеми физическими лицами, участвующими в деле.

Для органов государства, осуществляющих производство по делу, со- блюдение материальных и процессуальных законов составляет их обязанность перед государством и личностью, за нарушение которой к ним могут быть применены различные санкции, а процессуальные акты, вынесенные с нарушением закона, признаны недействительными. С точки зрения принципа равенства всех перед законом и судом принцип законности проявляется в том, что органы государства должны действовать в рамках установленной для них законом компетенции, охранять права и свободы человека, установленные законодательством. Равенство перед законом проявляется в

См. например: Тыричев И.В, Принципы советского уголовного процес- са. М., 1983. С. 120.

11 Строгович М.С. Социалистическая законность - незыблемый принцип нашей общественной жизни. М.,1969. С.4.

72

том, что закон подлежит применению, пока он не отменен высшим законодательным органом страны.

Один из органов, призванных надзирать за правильным исполнением и соблюдением законности в стадии предварительного расследования, является прокуратура. При этом прокурор, сам соблюдая закон, надзирает за соблюдением законности во всех стадиях уголовного судопроизводства, следит, чтобы законы правильно и единообразно исполнялись органами дознания, предварительного следствия и судами, своевременно принимает меры к устранению любых нарушений законов, от кого бы эти нарушения ни исходили, в том числе и в отношении иностранных граждан, используя для этого различные формы и методы.

В свете этих требований и с учетом положений Конституции РФ Ге- неральный прокурор РФ 21 февраля 1995 г. издал специальный приказ “Об организации прокурорского надзора за расследованием и раскрытием преступлений”. В нем он конкретизирует задачи прокурорского надзора на современном этапе и особо предписывает нижестоящим прокурорам “при осуществлении прокурорского надзора за законностью и обоснованностью задержаний граждан исходить из того, что эти действия, связанные с ограничением конституционного права на свободу и личную неприкосновенность, должны проводиться в точном соответствии с нормами уголовно- процессуального законодательства, которые полностью распространяются и на иностранных граждан, подозреваемых в совершении преступления на территории Российской Федерации, за исключением дипломатических представителей, пользующихся неприкосновенностью”.12

Законность в уголовном процессе не ограничивается требованием со- блюдения закона в деятельности лишь указанных органов государства. Соблюдать закон призваны все органы и лица, так или иначе участвующие

Комментарий к Федеральному закону “О прокуратуре Российской Федерации”. С приложением ведомственных актов /Под ред. Ю.И.Скуратова. М.Л996. С.455.

73

в уголовном судопроизводстве, - представители общественных организаций и коллективов (общественные обвинители и общественные защитники), потерпевшие и гражданские истцы, обвиняемые и др. Это значит, что все они вправе действовать не иначе как в пределах предоставленных им законом процессуальных прав и возложенных на них процессуальных обязанностей, только средствами, дозволенными законом, в порядке, установленном законом. Компетентные органы государства (дознание, следователь, прокуратура, суд) должны не только сами действовать в точном соот- ветствии с законом, но и пресекать любые незаконные действия участников уголовного процесса.

Таким образом, принцип равенства всех перед законом и судом во взаимосвязи с принципом законности характеризуется тем, что:

  • все государственные органы и должностные лица действуют в пре- делах полномочий, предоставленных им законом;
  • за невыполнение закона наступает ответственность независимо от ранга государственного органа или должностного положения лица;
  • соблюдение процессуальной формы - залог выполнения принципа равенства всех перед законом и судом;
  • все ограничения прав и свобод человека и гражданина возможны только на основании закона и в соответствии с законом;
  • запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной при- надлежности.
  • Взаимосвязь принципа равенства с принципом публичности за- ключается в обязанности государственных органов и должностных лиц должным образом отреагировать на совершение преступления во всех случаях и принять меры к защите каждого пострадавшего от преступления. Сущность этого принципа вытекает из формулировки ст.З УПК; “Суд, прокурор, следователь и орган дознания обязаны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков

74

преступления, принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, и к их наказанию”.

Единство принципа публичности и принципа равенства всех перед законом и судом в социальном государстве проявляется в органичном сочетании интересов государства в охране прав и свобод человека и гражданина с тем, чтобы каждому потерпевшему был обеспечен доступ к правосудию и компенсация причиненного ущерба, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию, и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден. Защита прав и законных интересов всех участвующих в деле лиц является публично-правовой обязанностью государственных органов.

Таким образом, единство принципа публичности и равенства всех перед законом и судом заключается в:

  • привлечении каждого виновного к уголовной ответственности;
  • освобождении от уголовной ответственности и наказания каждого невиновного;
  • возмещении ущерба каждому потерпевшему от преступления. Необходимой формой реализации и защиты принципа равенства

является конституционный принцип, гарантирующий право каждому на обжалование действий и решений органов государственной власти и должностных лиц в уголовном процессе (ст.46). Несмотря на то, что ст. 33 Конституции наделяет правом на обращение только граждан РФ, а ч.2 ст.46 применяет термин “каждый”, на практике этим правом пользуются все лица, в том числе и иностранцы и лица без гражданства. Анализ конституционных положений, сформулированных в ст. 2 (“признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства”), ст. 17 (“в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей

75

Конституцией”), ч.2 ст. 19, гарантирующей равенство прав и свобод человека и гражданина, а также запрещение любых форм ограничения прав, позволяет нам распространить действие права на обжалование не только на граждан России, но и на иностранцев и лиц без гражданства.

Кардинальное решение проблема защиты прав человека через воз- можность предоставления права обжалования каждому человеку незаконных действий должностных лиц и государственных органов нашла в Декларации прав и свобод человека от 5 сентября 1991 г. В ст.22 Декларации говорится: “Каждый имеет право на судебное обжалование незаконных действий должностных лиц, государственных органов и общественных организаций”. Поскольку Декларация принята законодательным органом, и ее положения имеют прямое действие и обязательны к исполнению всеми государственными органами, должностными лицами и гражданами (ст.2), то Верховный Суд РФ уточнил, что положения Декларации имеют прямое действие и обязательны к исполнению всеми государственными органами, должностными лицами, общественными организациями и гражданами13.

Причем следует иметь в виду, что право человека на обжалование в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц является, согласно ч.1 ст.46 Конституции, гарантией всех других прав и свобод, и, следовательно, ограничению не подлежит. Именно такую позицию занял Конституционный Суд, который в своих постановлениях неоднократно подчеркивал, что право каждого на судебную защиту прав и свобод, на судебное обжалование решений и действий (или бездействия) любых органов, общественных объединений, должностных лиц (ст.46 Конституции) “не знает исключений”. Поэтому на любой стадии предварительного расследования по уголовному делу возможно

п.14 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10 “О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан” от 21 декабря 1993г.

76

обжалование действий (бездействия) соответствующих должностных лиц . Таким образом, любые существующие положения действующего уголовно-процессуального законодательства, ограничивающие или исключающие возможность подачи аналогичной жалобы в суд, рассматриваются как неконституционные.

Однако в уголовном судопроизводстве предусмотрен специальный порядок обжалования, установленный УПК(ст.ст.22, 218-2202). Кроме того, возникает вопрос о круге действий, которые можно обжаловать в суд, когда уголовное дело находится еще в стадии дознания или предварительного следствия. Так, ст.22 закрепляет, что действия и решения суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, могут быть обжалованы в установленном УПК порядке заинтересованными гражданами, предприятиями, учреждениями и организациями.

Такие же требования содержатся в Законе Российской Федерации “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан”15. Верховный Суд РФ поддержал эту точку зрения’б. В качестве иллюстрации Пленум привел пример, где указал круг вопросов должностных лиц, которые не могут быть обжалованы в суд в порядке, предусмотренном Законом Российской Федерации “Об обжаловании в суд действий и

Постановление Конституционного Суда № 14-П от 13 июня 1996 г. по делу о проверке конституционности ч.5 ст.97 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Щелухина // Российская газета. № 124. 2 июля 1996 г.; см. также: Постановление Конституционного суда РФ по делу о проверке конституционности ч.5 ст.209 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан P.M. Самигуллиной и А.А. Апанасенко от 13 ноября 1995г. // Собрание законодательства РФ. 1995. №47. Ст.4551.

15 Закон Российской Федерации “Об обжаловании в суд действий и реше ний, нарушающих права и свободы граждан” от 27 апреля 1993 г.(в ред. Федерального закона от 14.12.95) .Российская газета. 26 декабря 1995г.

16 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан”

77

решений, нарушающих права и свободы граждан”: действия суда, судьи, прокурора, следователя, дознавателя, судебного исполнителя, органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях, в отношении которых уголовно-процессуальным, гражданским процессуальным законодательством, законодательством об административных правонарушениях установлен иной порядок судебного обжалования.

Таким образом, существует противоречие между Конституцией, кото- рая предоставляет право каждому обжаловать любые действия и решения должностных лиц, и уголовно-процессуальным законодательством, устанавливающим иной порядок обжалования.

Основываясь на принципе равенства всех перед законом и судом, мы считаем, что в новом УПК необходимо сохранить существующий процессуальный порядок обжалования. Вместе с тем, граждане, несогласные с решениями прокурора по обжалуемым вопросам в период предварительного расследования, должны иметь конституционное право обратиться в суд по тем же вопросам во время судебного разбирательства. В тех случаях, когда уголовное дело не доходит до суда (в связи с прекращением дела), гражданам необходимо предоставить право обратиться в суд с жалобой на действия и решения должностных лиц в любом случае. Так, например, если уголовное дело прекращено в стадии предварительного расследования, то его участники, несогласные с прекращением, должны иметь право обратиться в суд и требовать восстановления своих нарушенных интересов. Именно такую позицию занял Конституционный Суд РФ в указанном постановлении от 13 ноября 1995 года, когда признал ч.5 ст.209 УПК РСФСР не соответствующей Конституции в той мере, в какой эта норма по смыслу, придаваемому ей сложившейся правоприменительной практикой, ограничивает возможности судебного обжалования. Речь идет об участниках уголовного процесса, чьи права и законные интересы затрагиваются пре-

78

кращением производства по делу, и которые оказались лишенными права обжаловать в суд действия следователя. В этом случае должна непосредственно применяться ст.46 Конституции. Законом № 163-ФЗ от 31 декабря 1996г. ч.5 ст.209 приведена в соответствие с Конституцией17.

Таким образом, принцип, гарантирующий право каждому на обжа- лование действий и решений государственный органов и должностных лиц, осуществляющих судопроизводство, несет в себе двойную нагрузку для реализации принципа равенства. Во-первых, это право предоставлено каждому человеку, независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям и иных других обстоятельств. Во-вторых, возможность обжалования является самым эффективным средством для восстановления нарушенного принципа равенства.

Принцип равенства самым тесным образом связан с конституцион- ными принципами права каждого на судебную защиту. Конституционное право каждого на судебную защиту означает, что любое лицо может подать жалобу о нарушении его прав и свобод в соответствующий суд, а последний обязан ее принять, рассмотреть по существу и вынести законное и обоснованное решение.

В соответствии со ст. 18 Конституции права и свободы человека и гра- жданина обеспечиваются правосудием, а в силу ст.46 каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. При этом, ст.49, устанавливая презумпцию невиновности, провозглашает: “Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральном законе порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда”. Добавим, что этот принцип закреплен в ч.2 ст. 13 УПК, которой предусматривается важное

7 Российская газета. 4 января 1997 г.

79

положение, раскрывающее саму суть правосудия: признать лицо виновным в совершении преступления, а также подвергнуть его уголовному наказанию полномочен только суд своим приговором и применить к лицу принудительные меры медицинского характера (ст.410 УПК).

Поэтому в новом УК не нашли своего подтверждения такие виды ос- вобождения от уголовной ответственности, которые были связаны с привлечением лица к административной ответственности, с передачей его на поруки, с передачей дела в товарищеский суд, в комиссию по делам несовершеннолетних. По этим соображениям из УПК исключены ст. ст. б1, б2 и 10, а также ст. ст.7, 8 и 9 (в прежней редакции).

Специально нужно сказать об отмене ст. 10 УПК, которая предусмат- ривала возможность направления материалов для применения мер общественного воздействия без возбуждения уголовного дела. Эта норма с самого начала подвергалась резкой критике ввиду того, что ее использование грубо нарушало элементарные правила процесса: без возбуждения уголовного дела и, следовательно, без производства расследования она позволяла констатировать факт совершения преступления, степень его общественной опасности, возможность исправления лица мерами общественного воздействия.

Наконец восстановлено равенство в институте прекращения уголов- ного дела вследствие изменения обстановки. Трудно было объяснить существовавшие нормы, позволявшие при прекращении дела следователем по любому нереабилитирующему основанию (истечению срока давности, амнистия, передача на поруки и др.), где обвиняемый вправе был настаивать на своей реабилитации по суду, а если дело прекращалось ввиду изменения обстановки, его лишали возможности требовать направления дела в суд. Данное несоответствие закона в том числе принципу равенства было устранено Конституционным Судом РФ по жалобе О.В. Сушкова, просившего признать неконституционной ст.6 УПК, не позволявшую ему доби-

80

ваться реабилитации по суду . Конституционный Суд признал, что “уголовное дело не может быть прекращено, если лицо против этого возражает и ходатайствует о продолжении производства по делу”. В этом случае производство продолжается в обычном порядке. Именно так решен вопрос в ст.6 УПК, принятой в новой редакции в соответствии со ст.77 УК.

Право на судебную защиту отнесено согласно ч.З ст.56 Конституции к таким правам и свободам, которые не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах. Как подчеркнул Конституционный Суд, право на судебную защиту выступает как гарантия в отношении всех конституционных прав и свобод19. Допустимые ограничения конституционных прав в соответствии с ч.З ст.55 Конституции могут быть введены законодателем только в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Как подчеркивается в ст. 1 Федерального конституционного закона “О судебной системе Российской Федерации”, судебная власть в Российской Федерации осуществляется только судами в лице судей и представителей народа. Никакие другие органы не вправе принимать на себя осуществление правосудия. Судебная власть самостоятельна и действует независимо от законодательной и исполнительной власти. Конституционный принцип, предусматривающий исключительное право суда осуществлять правосудие, не допускает переложения данной функции ни на один внесудебный орган государства, а также запрещает создание чрезвычайных судов. Этот

Постановление Конституционного Суда РФ от 28 октября 1996 г. по делу о проверке конституционности ст.6 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина О.В.Сушкова. Вестник Конституционного Суда РФ. № 5. С. 11-14. 19 п.4 постановления Конституционного Суда от 3 мая 1995 г. по делу о проверке конституционности статей 2201 и 2202 уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В. А. Аветяна // Российская газета. №91. 12 мая 1995г.

81

принцип создает прочную гарантию того, что ни один человек не может быть признан виновным с применением к нему уголовного наказания.

Устанавливающие презумпцию невиновности формулировки содер- жатся в международных документах. Так, согласно п.1 ст. 11 Всеобщей декларации прав человека, “каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты”.

Пункт 2 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах устанавливает: “Каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону”. Аналогичная формулировка содержится в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (п.2 ст.6).

Различия в формулировках презумпции невиновности, содержащиеся в Декларации и в Пакте, влекут различия в способах или процедурах ее опровержения.

Согласно Декларации, презумпция невиновности может быть опро- вергнута только в результате судебного разбирательства. Из определения презумпции невиновности, содержащегося в Пакте и Конвенции, следует, что она может быть опровергнута и другим, установленным законом способом.

Толкуя термин “согласно закону”, Европейская комиссия разъяснила, что порядок опровержения презумпции может различаться “с учетом важности того, что поставлено на карту” и с дополнительными гарантиями на

20

защиту.

Алексеева Л.Б., Жуйков В.М., Лукашук И.И. Международные нормы о правах человека и применение их судами Российской Федерации. М.,1996. С.182.

82

Конституция содержит формулировку презумпции невиновности об- виняемого, существенно отличающуюся как от определений Пакта и Конвенции, так и от формулировки, содержащейся в Декларации. Согласно российскому законодательству, обвиняемый считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Суть различий состоит в том, что право обвиняемого быть судимым в соответствии с принципом презумпции невиновности превращается в обязанность быть j судимым, поскольку указанная презумпция может быть опровергнута/ только приговором суда.

Таким образом, формулировка презумпции невиновности, содержа- щаяся в Конституции РФ, ставит обвиняемых в такое положение, которая позволяет устанавливать различные процедуры опровержения невиновности, в зависимости от того, “что поставлено на карту”, т.е. в зависимости от правовых последствий, вытекающих из установленной виновности. Если обвиняемому угрожает уголовное наказание, то, конечно же, презумпция невиновности должна опровергаться только приговором суда, поставленным в результате гласного судебного разбирательства. Если обвиняемый может быть освобожден от уголовной ответственности и наказания, то процедура опровержения презумпции его невиновности может быть и иной, при этом обвиняемому, безусловно, должны быть предоставлены все средства защиты от обвинения.

Несмотря на то, что ст. 49 Конституции предусматривает обязанность обвиняемого быть судимым, действующее уголовно-процессуальное законодательство, основываясь на нормах Уголовного кодекса, предусматривает возможность прекращения уголовного дела на стадии предварительного расследования по следующим основаниям: в отношении несовершеннолетнего, который в силу отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог во время совершения общественно опасного деяния в полной мере осознавать фактический характер и обще-

83

ственную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ч.З, ст.20 УК, ст.5 УПК); в отношении несовершеннолетнего, впервые совершившего преступление небольшой и средней тяжести и его исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия (ст.80 УК, ст. 8 УПК); вследствие изменения обстановки (ст.77 УК, ст.6 УПК); в связи с деятельным раскаянием (ст.75 УК, ст.7 УПК); за примирением с потерпевшим в делах публичного обвинения (ст.86 УК, ст.9 УПК).

Надо отметить, что данное противоречие закона было отмечено Коми- тетом конституционного надзора СССР еще в 1990 году21. В его за- ключении говорится, что положения действующего закона, дающие возможность признать лицо виновным в совершении преступления без рассмотрения дела в суде, не соответствует ст. 160 Конституции СССР, закрепившей принцип, в соответствии с которым никто не может быть признан виновным в совершении преступления иначе как по приговору суда и в соответствии с законом. Однако практика не поддержала вышеуказанное заключение, и уголовно-процессуальное законодательство сохраняет прежний порядок прекращения уголовных дел, но в измененном виде.

Указанные нормы являются, несомненно, исключением из принципа равенства всех перед законом и судом, но не являются его нарушением в связи с теми гарантиями, которые предоставляются участникам уголовного процесса во время и после прекращения уголовного дела. Это, в первую очередь, освобождение от уголовной ответственности всех лиц, совершивших преступления, в отношении которых прекращается уголовное дело.

Заключение Комитета конституционного надзора СССР от 13 сентября 1990 г. О несоответствие норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, определяющих основания и порядок освобождения от уголовной ответственности с применением мер административного взыскания или общественного воздействия, Конституции СССР и международным актам о правах человека. Ведомости СНД СССР. 1990. № 39. Ст.775.

84

Во-вторых, прекращение уголовного дела следователем и органом дознания возможно только с согласия прокурора. Далее, разъяснение лицу основания (оснований) прекращения дела и права возражать против прекращения дела по данному основанию; уведомление потерпевшего и предоставление ему права в течение пяти суток обжаловать постановление или определение о прекращении уголовного дела. При этом не допускается прекращение уголовного дела, если лицо, совершившее преступление, возражает против прекращения дела по данному основанию22.

Придерживаться такой позиции нам позволяет ряд следующих об- стоятельств. Во-первых, собственная практика работы в качестве следователя органов внутренних дел показывает, что более 20 процентов потерпевших по некоторым категориям уголовных дел не желают привлекать обвиняемого к уголовной ответственности. Особенно это проявляется по делам о причинении телесных повреждений на бытовой почве. Зачастую создается такое положение, когда следователю приходится убеждать потерпевшего дать правдивые показания и даже изобличать его в предоставлении ложных сведений. Поэтому создается парадоксальная ситуация, когда привлечение виновного не нужно потерпевшим и тем более не нужно обвиняемому. При этом для государства и общества это тоже лишний груз в виде чрезмерной нагрузки на следственных и судебных работников. Остается единственное заинтересованное лицо - следователь, который в силу закона обязан расследовать это дело и направить в суд. Поэтому мы полагаем, что оптимальный выход в данной ситуации - это прекращение уголовного дела в стадии расследования за примирением обвиняемого или по иным основаниям, установленным в законе.

Более подробно см.: Григорьев В.Н., Гуляев А.П. Общий комментарий и постатейная таблица изменений и дополнений внесенных в УПК РСФСР в связи с принятием УК РФ (вступительная статья) // Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Общий комментарий и постатейная таблица изменений и дополнений. М.,1997. С.26-27.

85

Еще одно обстоятельство, которое позволяет нам утверждать, что прекращение уголовного дела в досудебных стадиях не является нарушением принципа равенства, заключается в том, что отказ от уголовного преследования и направления дела в суд не может считаться “осуществлением правосудия” в том смысле, который заключен в ст.ст.49, 118 Конституции, ст.1 Федерального конституционного закона о судебной системе, ст. 13 УПК. В этом случае лицо не подвергается уголовному наказанию, в отношении его не выносится приговор, к нему не применяются меры процессуального принуждения. Именно такую позицию занял Конституционный Суд РФ, который заявил, что “решение о прекращении уголовного дела не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено статьей 49 Конституции Российской Феде-рации .

Все сказанное позволяет нам утверждать, - институт прекращения уголовного дела в досудебных стадиях не рассматривается нами как нарушение принципа равенства, хотя является его исключением. Изучение деятельности следственных подразделений показывает, что прекращение уголовных дел по различным основаниям довольно часто применяется на практике. Так, по данным ГИЦ МВД РФ за 1996 год следователями прокуратуры, МВД и дознавателями прекращено всего 265393 дела. Из них вследствие акта амнистии в отношении лица - 1281; вследствие изменения обстановки - 34381; в отношении несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного характера - 12403. За 1997 год прекращено 310111 дел. Из них вследствие акта амнистии в отношении лица 2690 случая; вследствие изменения обстановки 43479 дела; в отношении

23 Постановление Конституционного Суда РФ от 28 октября 1996 г. по делу о проверке конституционности ст.6 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина О.В.Сушкова. Вестник Конституционного Суда РФ. № 5. С. 11-14.

86

несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного характера 5011; в связи с деятельным раскаянием 25376 ; в связи с примирением с потерпевшим 49427.

Несомненна связь принципа равенства всех перед законом и судом с конституционным принципом состязательности. Конституция в ст. 123 закрепляет, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Принцип равенства всех перед законом и судом в принципе состязательности трансформируется в равноправие сторон в стадии судебного разбирательства. По самому своему существу состязательность подразумевает процессуальное равноправие сторон, отстаивающих перед судом свои интересы. Признание права на состязание - это признание права за состязающимися использовать равные средства и возможности для обоснования своих утверждений и требований и для оспаривания утверждений и требований других сторон. Процессуальное равноправие означает, что все, что вправе делать обвинитель для доказывания обвинения, вправе делать защита для его опровержения; все, что вправе делать гражданский истец для поддержания иска, вправе делать ответчик для возражения против него.

Конституция провозглашает равенство сторон перед законом и судом, а ст.ст.245, 429 УПК конкретно указывают, что обвинитель (государственный, частный, общественный), подсудимый, его защитник (общественный защитник), а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители пользуются в судебном разбирательстве равными правами по представлению доказательств, исследованию доказательств и заявлению ходатайств. Несмотря на то, что конституционная норма, закрепляющая состязательность, упоминает о судебном разби- рательстве, некоторые процессуалисты распространяют ее действие на всю

87

уголовно-процессуальную деятельность . Однако многие процессуалисты отмечают, что принцип состязательности и равноправия сторон наиболее характерен для судебных стадий производства по делу и находит всестороннюю свою реализацию именно в этих стадиях25.

В основе состязательности лежит принцип равенства всех перед за- коном и судом, установленный Конституцией и уголовно- процессуальным законодательством. Основной закон (ст.ст.45-54) устанавливает совокупность принадлежащих прав, которые согласно ч.З ст.56 Конституции не могут быть ограничены и могут быть использованы в уголовном процессе. Именно принцип равенства создает практическую базу для состязательности, исключая обвинительный уклон или бездействие правоохранительных органов.

Принцип равенства устанавливает некоторую форму честного сопер- ничества для каждого человека при осуществлении уголовно- процессуальной процедуры как для людей между собой, так и с правоохранительными органами и должностными лицами. Данный принцип означает, с одной стороны, предоставление всем гражданам, участвующим в уголовном процессе, равных возможностей защитить свои права и законные интересы, используя предоставленные им права. С другой стороны -это обращение к органам и должностным лицам, осуществляющим уголовное судопроизводство, требование обеспечить такие возможности всем участникам уголовно- процессуальной деятельности.

Равенство состоит в возможности иметь такие права, которые не пре- вышают и не нарушают права других лиц. При этом равенство возможностей характеризуется правом действовать по своему усмотрению, не выходя из рамок закона. Таким образом, равенство - это объективная возможность, которая указывает направление и формы использования своих прав

Пашин С.А. Проблемы реформы уголовно-процессуального законодательства в проектах УПК РФ. М.,1995. С.29. 25 Божьев В.П. Уголовный процесс. Общая часть. М.,1997. С.67.

88

и свобод. Право человека не может быть абсолютным. Оно ограничено таким же состоянием других людей, границей которого является принцип равенства.

Оставаясь основой принципа состязательности, принцип равенства нормативно закрепляет взаимодействие участников уголовного процесса, упорядочивает их правоотношения, координирует их поступки и деятельность, предотвращает противоречия, противоборства, конфликты. По своему существу принцип равенства обеспечивает условия и способы демократического характера судопроизводства, которые объективно необходимы для правового государства.

Российская Федерация страна многонациональная, ее народы ис- пользуют множество языков. Поэтому Конституция РФ в ч.2 ст.26 гарантирует право каждого на пользование родным языком. В силу указанной конституционной нормы, а также ст. 1О Закона о судебной системе органы предварительного расследования, прокурор и суд обязаны обеспечить каждому из участвующих в деле лиц их право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства и выступать в суде на родном языке. Нормы УПК (ст.ст. 17, 52(4), 57(1,2), 148(6,7) и др.) развивают и детализируют это положение Конституции, обеспечивая равную возможность в использовании своего родного языка.

Необеспечение обвиняемому (подсудимому), не владеющему языком, на котором ведется судопроизводство, возможности пользоваться услугами переводчика Пленум Верховного Суда РФ отнес к существенным нарушениям уголовно-процессуального закона, влекущим отмену пригово-ра. Не менее четко Верховный Суд определил свою позицию по поводу

Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ. 1991-1993. М., 1994. С.272.;см. также: Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 31 октября 1995 г. “О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия” // Бюллетень ВС РФ. 1996. № 1. С. 3-6.

89

неблагоприятных процессуальных последствий в случае нарушения при осуществлении правосудия права лица на пользование родным языком.

Уголовно-процессуальный кодекс (ст. 17) распространяет действие принципа на все стадии уголовного процесса. В каждой из них выбор языка судопроизводства определяется законом, а не волею следователя, прокурора и суда. Ведущие же производство по делу лица не вправе даже кратковременно выполнять функцию переводчика.

Эти права должны быть разъяснены каждому, и обеспечена возмож- ность их реализации. В частности, обвиняемому должны быть своевременно вручены следственные и судебные документы в переводе на его родной язык или на другой язык, которым он владеет. Это правило распространяется на всех участников процесса, которым должны быть вручены процессуальные документы. Участникам судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором оно ведется, обеспечивается равенство прав делать заявления, давать показания, заявлять ходатайства и отводы, подавать жалобы и выступать в суде на своем родном языке. В этих случаях, а также при ознакомлении сторон с материалами уголовного дела они вправе пользоваться бесплатной помощью переводчика.

Исследование принципа равенства всех перед законом и судом в системе принципов уголовного судопроизводства позволяет прийти к следующим выводам.

  1. Принцип равенства всех перед законом и судом в этой системе за- нимает особое положение, т.к. он лежит в основе всех других принципов и поэтому обладает свойством универсальности.

  2. Рассматривая принцип равенства всех перед законом и судом в качестве общепризнанного принципа международного права, мы утверждаем его несомненный базисный характер в уголовном процессе.
  3. Основным и первичным условием этого принципа является созда- ние базисной структуры уголовного судопроизводства, т.е. устройство главных уголовно-процессуальных институтов в рамках единой схемы

90

деятельности на основе равного подхода и равного отношения ко всем участникам этой деятельности.

  1. Каждый принцип распространяется на любого участника уголовно- го процесса независимо от пола, расы, национальности, языка, проис- хождения, имущественного и должностного положения, места житель- ства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к обществен- ным объединениям, а также других обстоятельств.
  2. Предоставление возможности каждому пользоваться всеми принци- пами уголовного судопроизводства является одновременно условием и гарантией принципа равенства всех перед законом и судом.
  3. Принцип равенства имеет статус общесоциальной ценности в уго- ловном судопроизводстве, т.к. способствует установлению подлинного демократического уголовного судопроизводства в такой многонациональной, раздираемой конфликтами, стране, как Россия.
  4. Провозглашенный принцип равенства создает такой баланс прав и обязанностей, полномочий, свобод и законных интересов, который обеспечивает необходимее равновесие в уголовном судопроизводстве. Принцип не допускает, чтобы потеря свободы одними оправдывалась большими благами для других.
  5. Закрепление принципа равенства всех перед законом и судом - не- обходимое условие утверждения социальной справедливости, между людьми, государственными органами и должностными лицами, которая представляет собой важнейшее слагаемое качественного совершенствования, нравственного оздоровления общества, с учетом исторических ошибок тоталитарного государства.
  6. Именно этот принцип позволяет демократизировать весь уголовный процесс, т.к. он делает личность субъектом уголовно-процессуальных правоотношений, а не его объектом.

91

ГЛАВА 2. РЕАЛИЗАЦИЯ ПРИНЦИПА РАВЕНСТВА ПЕРЕД ЗАКОНОМ И СУДОМ В ДОСУДЕБНЫХ СТАДИЯХ

§1. Реализация принципа равенства всех перед законом и судом в стадии возбуждения уголовного дела.

Формула принципа равенства всех перед законом и судом в УПК вы- глядит так: “Правосудие по уголовным делам осуществляется на началах равенства граждан перед законом и судом независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств” (ст. 14 УПК).

Как мы уже отметили, в Конституции РФ формулировка отличается по своему содержанию: “Государство гарантирует равенство прав, свобод человека и гражданина независимо от пола, расы…” и т.д. (ч.2 ст. 19). Отсюда следует, что конституционная норма не ограничивает действие рассматриваемого принципа только сферой правосудия (деятельности судей)1 и только в отношении граждан. Следовательно, нужно признать, что принцип равенства оказывает воздействие на все стадии уголовного процесса и не только на своих или иностранных граждан, но и на лиц без гражданства.

Распространяя принцип равенства на всех участников уголовного процесса, В.П.Божьев пишет: “…равенство граждан распространяется и на

Понятия “уголовный процесс” и “уголовное судопроизводство” используются в теории и на практике как синонимы. В отличие от уголовного процесса термин “правосудие” охватывает только деятельность суда (в этом смысле этот термин является более узким, чем сравниваемое понятие), но состоящую в разбирательстве не только уголовных дел, но и гражданских дел (в этой части понятие “правосудие” является более широким); см. также: ст.118 Конституции РФ.

92

отношения гражданина с судом, и на его отношения с лицом, производящим дознание, со следователем, прокурором…“.2

Рассматривая реализацию принципа равенства в стадии возбуждения уголовного дела, отметим, что принципы уголовного процесса это не просто ведущие идеи декларативного характера. Как указывает Р.Х. Якупов,

“это особый слой особых правовых норм, представляющих собой руково-

«»з дящие положения при решении конкретных юридических
ситуации .

Причем их реализация обеспечивается силой государственного принуждения.

Предпосылки для начала действия принципа равенства всех перед за- коном и судом в уголовном процессе создаются с того момента, когда государственные органы получают сведения о совершенном или готовящемся преступлении. На данном этапе уголовного судопроизводства еще не происходит привлечения лица к уголовной ответственности, а тем более правосудия в его буквальном понимании. Поэтому реализация принципа равенства имеет свои особенности. Требования принципа создают для этого лишь предпосылки. Основываясь на конституционных требованиях, мы рассматриваем этот принцип с точки зрения равенства предоставленных прав и свобод всем участникам, вовлеченным в эту стадию и непосредственно заинтересованным в результате рассмотрения заявлений и сообщений о преступлении.

В соответствии со ст. 108 УПК сведения о совершенном преступлении может предоставить любой заинтересованный гражданин, должностное лицо организаций или их объединений в установленной законом форме. Именно здесь начинает реализовываться конституционное право каждого на судебную защиту его прав и свобод (ст.46). Отсюда следует, что каждый человек, считающий, что его право или охраняемый интерес нарушены

БожьевВ.П. Уголовный процесс. Учебник. М.,1997. С.56. 3 Якупов Р.Х. Уголовный процесс. Учебник для вузов. М.,1998. С.83.

93

преступлением, может обратиться в органы предварительного расследования или в суд, что влечет за собой, при наличии законных оснований, возбуждение уголовного дела.

Таким образом, предоставление права каждому человеку обратиться в органы предварительного расследования для защиты своего нарушенного права является самым первым и необходимым выражением принципа равенства всех перед законом и судом в стадии возбуждения уголовного дела.

Для обеспечения выполнения этого условия принципа равенства на стадии возбуждения уголовного дела уголовно-процессуальным законом установлена обязанность должностных лиц должным образом отреагировать на полученное сообщение о готовящемся или совершенном преступлении, т.е. принять решение о возбуждении уголовного дела или отказать в возбуждении уголовного дела, или же передать сообщение по подследственности (ст.ст.З, 109, 114 УПК). Данное требование вытекает из многозадачности принципа равенства, которая подразумевает своевременную защиту каждого человека от необоснованного подозрения, от незаконного ограничения ее прав и свобод, защиту интересов общества и государства от преступлений, изобличения и привлечения к уголовной ответственности лиц, их совершивших, возмещения ущерба пострадавшим от преступлений (ст.2 УПК). Выполнение данных требований закона и принципа равенства невозможно без своевременного возбуждения уголовного дела и, как следствие, начала производства предварительного расследования.

Задачи по своевременной защите личности осуществляются и обес- печиваются путем быстрого реагирования на полученное сообщение об уголовно-наказуемом деянии. Уголовно-процессуальное законодательство требует, чтобы уголовное дело было возбуждено не позднее трех суток со дня получения сведений о совершенном преступлении, а в исключительных случаях не позднее 10 суток. Соблюдение вышеуказанных

94

сроков, по мнению законодателя, должно способствовать предотвращению случаев волокиты при возбуждении уголовного дела, что в свою очередь будет способствовать скорейшему раскрытию преступления и наказанию виновных.

На практике правила о сроках возбуждения уголовного дела, к сожа- лению, часто нарушаются. Промедление же с возбуждением уголовного дела резко снижает эффективность первоначальных следственных действий и способствует тому, что преступления остаются нераскрытыми. К примеру, из числа изученных уголовных дел, возбужденных милицией общественной безопасности, 3 % дел были возбуждены в течение суток с момента поступления заявления и сообщения; 55,4 % - в срок до 3-х суток; 30,2 % - до десяти суток; 11,4 % - в срок, превышающий десять суток, хотя признаки преступления во всех случаях были очевидны. Нераскрытое преступление нарушает провозглашенное в Конституции РФ право на свободу, которая означает право каждого не подвергаться незаконным ограничениям, а тем более преступным действиям (ч.2 ст.8, ч.З ст.17, 21 и др.).

Наряду с требованиями о быстроте и активности государственных органов на стадии возбуждения уголовного дела начинается также реализация требований принципа равенства всех перед законом и судом по обеспечению объективного подхода к собиранию, исследованию и оценке имеющихся фактических данных.

При этом установление этих данных, отражая принцип равенства в предварительной проверке, должен включать в себя выяснение обстоя- тельств, исключающих производство по делу (ст.5 УПК), а не только обстоятельств, направленных на установление события преступления. Учитывая ограниченность во времени и средствах доказывания, макси- мально должны быть проверены все заявления о невиновности или о наличии доказательств, оправдывающих подозреваемого, а также смягчающих его ответственность. Примечательно, что проект УПК России уже включает в предмет доказывания нормы, которые обязывают должно-

95

стных лиц одновременно устанавливать обстоятельства,
исключающие преступность деяния (п.7 ст.72).

Единство процесса доказывания и принципа равенства в стадии воз- буждения уголовного дела состоит также и в том, что они преследуют одни и те же цели и задачи: по изобличению каждого виновного, совершившего преступление; недопущение привлечения к уголовной ответственности невиновного; создание условий для возмещения ущерба каждому пострадавшему в дальнейших стадиях уголовного процесса. Только после возбуждения уголовного дела органы предварительного расследования могут выполнить основные требования принципа равенства - создать условия для возмещения вреда, причиненного преступлением потерпевшему, всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства дела, гарантировать защиту личности, ее прав и свобод, обеспечить защиту от необоснованного обвинения и осуждения, от незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина, таким образом обеспечить интересы всех заинтересованных в деле лиц. По выражению Г.П.Химичевой, возбуждение уголовного дела служит “правовым основанием” для всех дальнейших процессуальных действий при расследовании и разрешении уголовного дела4.

С этих позиций нам видится, что непременным условием принципа равенства в этой стадии является обязательная регистрация заявлений и сообщений о преступлениях. Случаи сокрытия преступлений от учета, как отмечается в юридической литературе, не являлись отличительной чертой какого-либо региона. Одной из причин этого являлось, во-первых, то, что длительное время деятельность правоохранительных органов оценивалась в основном только по количеству раскрытых преступлений. Такие факты встречались повсеместно. Кроме того, подобная практика продолжается в настоящее время. Так, по данным ГИЦ МВД РФ, поступило жалоб на ук-

Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. М.Д997. С.12.

96

рытие преступлений от учета за 1994 год - 16; 1995 - 30; 1996 - 4; 1997 -2 случая.

Однако статистические показатели ГИЦ МВД РФ не отражают ре- альной картины происходящего, а являются приукрашиванием статистики. Об этом было сказано на совещании в МВД РФ. Проверка в г. Санкт-Петербурге выявила, что только за 1997 год в городе было сокрыто 605 преступлений, из которых 399 - тяжкие5.

Даже показатели, прозвучавшие на совещании, далеки от действи- тельности. Опрос сотрудников милиции г.Москвы и Московской области показал, что число незарегистрированных заявлений и сообщений значительно выше. Особенно удручающая картина складывается на оптовых рынках, г. Москвы, где число карманных краж неимоверно высоко. Однако заявления не принимаются, не регистрируются, несмотря на просьбы пострадавших. Автор был трижды свидетелем подобных происшествий.

Незарегистрированное правонарушение затрудняет или даже ис- ключает в дальнейшем раскрытие преступлений, что само по себе является нарушением принципа равенства. В данном случае пострадавшие от преступления не получают государственной и судебной защиты, установленной Конституцией РФ (ст. 45 - 46, 53). Криминогенная ситуация продолжает оставаться напряженной, т.к. не принимаются меры к пресечению преступлений.

Между тем, в соответствии с п.3.1. Инструкции, регистрация ин- формации о преступлениях и происшествиях должна производится в дежурных частях органов внутренних дел незамедлительно6 Уго-

5 Российская газета. 1998. 15 апреля.

6 Примерная инструкция о порядке приема, регистрации, учета и разреше ния в органах и учреждениях внутренних дел заявлений, сообщений и дру гой информации о преступлениях и происшествиях. Утверждена Приказом Министерства внутренних дел СССР от 11 ноября 1990 г. N 415. // Сборник нормативных актов МВД Росси. М.,1996.

97

ловно-процессуальное законодательство (ст. 109 УПК) обязывает прокурора, следователя, орган дознания принимать заявления и сообщения о любом совершенном или подготовляемом преступлении и принимать по ним решения. Это по сути означает недопустимость отказа в принятии заявления (сообщения) о преступлении, например, по мотивам: обратиться в другой орган расследования, к компетенции которого относится ведение дознания или предварительного следствия. В каждом органе внутренних дел организован круглосуточный прием заявлений и сообщений о преступлениях. Они подлежат принятию вне зависимости от места и времени их совершения и полноты сообщаемых сведений.

На выполнение этих требований направлены указания Генерального прокурора Российской Федерации.7 Этим приказом Генеральный прокурор предписывает нижестоящим прокурорам выработать систему надзора с тем, чтобы проверками своевременно охватывались находящиеся на рассмотрении заявления и сообщения, не допускалось промедления в возбуждении уголовного дела при очевидных признаках преступления, проведения не вызванных необходимостью проверочных действий, принятия незаконных и необоснованных решений. При выявлении нарушений порядка приема, регистрации, учета заявлений и сообщений о преступлениях, фальсификации материалов доследственной проверки ставить вопрос об ответ- ственности виновных вплоть до возбуждения уголовного преследования.

Для защиты прав потерпевших принимаются меры на международном уровне. Так, в соответствии со ст.1 Кодекса поведения должностных

Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 21 февраля 1995 г. № 10 “Об организации прокурорского надзора за расследованием и раскрытием преступлений”. Комментарий к Федеральному закону “О прокуратуре Российской Федерации” (с приложением ведомственных нормативных актов) / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова. М.,1996. С.457.; см. также: п.З Приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 29 июня 1994 г. № 31 “О повышении роли органов прокуратуры в борьбе с пре- ступностью и ее предупреждении”. Там же. С.397.

98

лиц, “должностные лица по поддержанию правопорядка постоянно вы- полняют возложенные на них законом обязанности, служа общине и за- щищая всех лиц от противоправных актов…“.8 Из этих же требований ис- ходит п.4 Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, где закреплено право пострадавших на доступ к механизмам правосудия и скорейшую компенсацию нанесенного ущерба.9

Таким образом, любое ограничение или невыполнение доступа по- терпевших от преступления к государственной и судебной защите является прямым нарушением принципа равенства всех перед законом и судом, закрепленного в ст. 19 Конституции РФ.

Требованием принципа равенства в стадии возбуждения уголовного дела является возбуждение уголовного дела только при наличии законных поводов и достаточных оснований (ст. 108 УПК). Такие условия обеспечивают единство применения закона для всех лиц, причастных к преступлению в первой стадии уголовного процесса, независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Согласно ст. 108 УПК поводами к возбуждению уголовного дела служат: заявления и письма граждан; сообщение общественных организаций; сообщения предприятий, учреждений, организаций и должностных

Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка от 17 декабря 1979 г. Принят 34-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН, приложен к резолюции 34/169 от 17 декабря 1979 г. В кн.: Международные нормы о правах человека и применение их судами Российской Федерации / Под общей ред. В.М. Жуйкова. М.,1996. С.413- 418.

9 Резолюция 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН. Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью от 29 ноября 1985 г. Там же. 418-423.

99

лиц; статьи, заметки и письма, опубликованные в печати; явка с повинной; непосредственное обнаружение органом дознания, следователем, прокурором и судом признаков преступления.

Как следует из п.1 указанной статьи, поводом служит заявление гра- жданина. Однако, исходя из расширительного толкования нами термина “гражданин”, как любого человека, который пострадал от преступления и, следовательно, подпадающего под статус участника уголовно-процессуальных правоотношений, то поводом может служить заявление не только гражданина страны, а также иностранного гражданина и лица без гражданства, если ему причинен вред преступлением. Это означает, что при наличии заявления любого из указанных лиц уголовное дело возбуждается на общих (единых) основаниях, т.е. при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления (ч.2 ст. 108).

Характерной чертой принципа равенства в стадии возбуждения уго- ловного дела является то обстоятельство, что правом возбуждать уголовные дела наделены только определенные должностные лица, указанные в законе: суд, прокурор, следователь и орган дознания (ст.З УПК). Однако новым моментом для разрабатываемого уголовно- процессуального законодательства России является то, что среди органов, имеющих право возбуждать уголовные дела, в п.5 не указан суд, хотя он относится к системе правоохранительных органов. Мы полагаем, что это не нарушает принцип равенства , т.к. суд предназначен исключительно для разрешения уголовного дела. Это означает, что на суд не могут быть возложены любые иные функции. Это вытекает из ч. 1 ст. 118 Конституции, которая предусматривает за судами исключительную компетенцию - осуществление правосудия. Из названной конституционной нормы следует, с одной стороны, что никакой другой орган не может принимать на себя функции отправления правосудия, а с другой - что на суд не может быть возложено выполнение каких бы то ни было функций, не согласующихся с его положением органа

100

правосудия. Как подчеркнул Конституционный Суд, “возбуждение уголовного преследования и поддержание обвинения перед судом является задачей специальных органов - дознания, предварительного следствия и прокуратуры”.10 Конституционный Суд при этом указал, что суд обязан прове- * рять результаты их деятельности, объективно и беспристрастно решая вопрос о законности и обоснованности выдвигаемых против лица обвинений, а также рассматривая жалобы на действия и решения должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство на досудебных стадиях.

Из такого же понимания статуса суда исходит и Международный пакт о гражданских и политических правах, провозглашающий, что каждый, кому предъявлено уголовное обвинение, имеет право на справедливое разбирательство его дела компетентным, независимым беспристрастным судом (п.1 ст. 14). Аналогичная норма содержится в Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (п.1 ст.6). Это, кроме всего прочего, означает, что справедливое правосудие предполагает возложение на суд лишь задачи принять решение по поводу уже предъявленного лицу уголовного обвинения, а не самостоятельно его формулировать.

ч

Судья, возбудив в отношении конкретного лица уголовное дело и сформулировав обвинение, оказывается_связанньш такими своими реше- ниями. Это затрудняет для судьи объективное исследование и правовую оценку в судебном заседании обстоятельств дела, тем более что вынесение оправдательного приговора или иного решения в пользу подсудимого мо- \ жет восприниматься как свидетельство ошибочности его прежних выводов по данному делу.

Установление в законе единого процессуального порядка возбуждения уголовного дела способствует эффективной реализации принципа ра-

Постановление Конституционного Суда по делу о проверке конституци- онности ст.418 УПК РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края // Российская газета. 6 декабря 1996г.

101

венства. Так, согласно ст. 112 УПК, при наличии повода и основания к возбуждению уголовного дела прокурор, следователь, орган дознания, судья обязаны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело. О возбуждении уголовного дела прокурор, следователь, орган дознания и судья выносят постановление. В постановлении должны быть указаны время, место, кем оно составлено, повод и основание к возбуждению уголовного дела, статья уголовного закона, по признакам которого оно возбуждается, а также дальнейшее направление дела. Копия постановления о возбуждении уголовного дела, вынесенного следователем или органом дознания, немедленно направляется прокурору. Одновременно с возбуждением уголовного дела должны быть приняты меры к предотвращению или пресечению преступления, а равно к закреплению следов преступления.

Не вступает в противоречие с принципом равенства порядок передачи по подследственности заявления (сообщения) о преступлении (114, 126,132 УПК). Гарантией этого принципа служит требование закона, обязывающее должностных лиц принять меры к предотвращению или пресечению преступления, а равно к закреплению следов преступления, о чем сообщается органу, которому передается заявление или сообщение. Такое требование закона обеспечивает равную защиту пострадавших от преступления и оптимальные условия для предварительной проверки.

При принятии решения о направлении заявлений или сообщений о преступлении по подследственности или подсудности особое значение имеет соблюдение процессуальных сроков. Статья 109 УПК для этого вида решения органа дознания устанавливает те же сроки, что и для решения о возбуждении уголовного дела и об отказе в этом. Исследование показало, что в 32% случаев заявления и сообщения были переданы по подследственности в течение одних; в 47% - трех; в 21% - десяти суток. Однако личный опыт в должности следователя органов внутренних дел, а также опрос работников милиции показывает, что значительная часть сообщений

102

и заявлений о преступлениях, совершенными военнослужащими, направ- ляется сразу в военную прокуратуру без регистрации в органах внутренних дел. Это делается при условии, если не надо закреплять следы преступления по горячим следам. Такой порядок практикуется в городах, где расположены воинские части и военные прокуратуры. Причем передача материала решается за считанные часы.

При поступлении заявлений и сообщений о преступлениях, связанных с иностранными гражданами, а равно при непосредственном обнаружении процессуальными органами признаков такого преступления органы дознания и предварительного следствия руководствуются общими правилами, установленными ст. 108-116 УПК. Однако необходимо учитывать некоторые особенности:

  • каков уголовно-правовой статус иностранного гражданина, лица без гражданства;

  • обоснованность его пребывания в России (по месту и времени);
  • степень владения языком, на котором ведется предварительное следствие, и предоставление переводчика в случае необходимости;
  • какие меры следует принять для предупреждения или пресечения преступления, а равно для закрепления и сохранения следов преступления;
  • нет ли обстоятельств, препятствующих возбуждению уголовного дела (иммунитеты и привилегии).11
  • Указанные особенности представляют собой дополнительные гарантии прав и законных интересов личности и не нарушают равенство в зави- симости от гражданства, закрепленного в российском законодательстве.

11 Более подробно см. Расследование преступлений, связанных с иностран- ными гражданами (методические рекомендации) // Информационный бюллетень СК МВД РФ. 2 (87)96 г. С.61-67.; Колесников И.И., Иващук В.К. Организация расследования преступлений, совершаемых иностранными гражданами / Лекция. МЛ994.

103

Порядок возбуждения дел частного и частно-публичного обвинения представляет собой исключение из общего правила публичного начала судопроизводства.12 Основная особенность производства по делам этой категории состоит в том, что возбуждение дел возможно только при наличии жалобы лица, считающего себя потерпевшим. Отсутствие такой жалобы влечет отказ в возбуждении уголовного дела в соответствии с п.7 чЛ ст.5 УПК.

Учитывая, что решение судьи о возбуждении уголовного дела и на- значении судебного заседания одновременно является актом привлечения лица, на которого подана жалоба, к уголовной ответственности, судья должен в каждом конкретном случае проверять изложенные в жалобе сведения. В этих целях следует истребовать объяснения лица, на которого подана жалоба, иные материалы, подтверждающие фактические обстоятельст-

п ва .

Одной из особенностей производства по делам частного обвинения является обязанность судьи разъяснить потерпевшему право на примирение с лицом, которое он просит привлечь к уголовной ответственности, и принять меры к примирению при вызове их для совместной беседы.

При поступлении в суд наряду с жалобой потерпевшего встречного заявления лица, на которого подана жалоба, судья вправе объединить их в данном производстве.

См.: постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 26 сентября 1979 г. № 4, в ред. постановления Пленума от 21 декабря 1993 г. № 11, с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 25 декабря 1996 г. № 10 “О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, чЛ ст. 130 и ст.131 УК РСФСР” // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. 1961 - 1996. С.251 - 257.

См.: Божьев В. Применение норм уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении дел частного обвинения // Советская юстиция. 1992. №15-16. С.20.

104

Мы считаем, что дифференциация уголовного судопроизводства не нарушает принципа равенства всех перед законом и судом, если при этом гарантируется равенство прав и свобод независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Принцип равенства в стадии возбуждения уголовного дела предпо- лагает наделение одинаковыми правами и обязанностями участников, занимающих одинаковое процессуальное положение. В отдельных случаях лица, занимающие одинаковое положение в этой стадии, не только наделяются отличными друг от друга правами и обязанностями, но и именуются законом по-разному. Между отдельными нормами рассматриваемого правового института отсутствует согласованность, а порой возникают коллизии.

В зависимости от инициаторов и появления поводов к возбуждению уголовного дела законодатель по-разному определяет круг участвующих в этой стадии лиц. При этом, инициаторы возбуждения уголовного дела в законе могут быть названы по разному: заявитель (ст.271, п.1 ч.1 ст. 108, УПК), должностное лицо (п.З ст. 108, УПК), лицо, заявившее о повинной, т.к. заявление о повинной - это разновидность заявления человека о преступлении (п.5 ч.1 ст. 108 УПК), пострадавший (ч.2 ст. 159 УПК), потерпевший (ст.27 УПК), гражданский истец (ст.54 УПК).

Используя термин “заявитель”, законодатель не всегда имеет в виду только физическое лицо. Значение термина “заявитель” гораздо шире и включает в себя не только физическое лицо, но и юридическое лицо: предприятие, учреждение или общественную организацию, от которых поступило заявление или сообщение о преступлении. Иное толкование закона привело бы к отрицанию права предприятий, учреждений, организаций, фирм и должностных лиц, сделавших сообщение о преступлении, знать о

105

принятом решении, чем был бы нарушен принцип равенства всех перед законом и судом.

Всех перечисленных участников уголовного процесса объединяет то, что их права, свободы и законные интересы нарушены преступлением или могут быть подвергнуты ограничению и поэтому они являются основными участниками стадии возбуждения уголовного дела. Поэтому реализация принципа равенства всех перед законом и судом по нашему мнению состоит в том, что этим участникам должны быть предоставлены равные права, предусмотренные конституционно- правовым статусом. В юридической литературе уже высказывались подобные мнения. Так, Ю.Н.Белозеров и П.Г. Марфицин предлагают предоставить равные права всем участникам стадии возбуждения уголовного дела (заявитель, пострадавший, потерпевший с одной стороны; лицо на которого подана жалоба (ст. 109), правонарушителя (ст.415), лицо, в отношении которого возбуждается уголовное дело (ст.256) с другой).14

Первейшее право, каким должны обладать участники стадии возбуж- дения уголовного дела, - это знать о принятых, принимаемых решениях в данной стадии. Это необходимо для того, чтобы знать о деятельности должностных лиц по защите их прав, свобод и законных интересов, своевременно реагировать на нарушения законности этими должностными лицами или другой стороной, а также воспрепятствовать волоките при расследовании уголовного дела.

Согласно ч.2 ст.24 Конституции РФ государственные органы, учреждения и должностные лица обязаны обеспечить каждому возмож- ность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом. Действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает

Белозеров Ю.Н., Марфицин П.Г, Обеспечение прав и законных интере- , сов в стадии возбуждения уголовного дела. М.Л994. С.8.

106

уведомление лица, предприятие, учреждение или общественной организации, от которых поступило заявление или сообщение в случае отказа в возбуждении уголовного дела, а также разъяснение им права на обжалование этого постановления (ч.З ст. 113 УПК). При этом закон ничего не говорит об уведомлении указанных заявителей после возбуждения уголовного дела, направления заявления или сообщения по подследственности или подсудности (ст.114 УПК).

Тем не менее, в соответствии с п. 2.6. действующей Инструкции о порядке приема, регистрации, учета и разрешения в органах и учреждениях внутренних дел заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях/5 при приеме заявления или сообщения о преступлении заявителю выдается талон-уведомление, а также сообщается регистрационный номер и дата регистрации сделанного им заявления или сообщения.

При этом подавать заявления и другую информацию о преступлениях и иных происшествиях могут иностранные граждане и лица без гражданства (п.6 Инструкции). В данном случае существуют некоторые особенности, которые на наш взгляд не нарушают принципа равенства, а служат единственной цели - полного, объективного исследования обстоятельств дела. Так, при принятии заявлений и сообщений о преступлениях от иностранных граждан и лиц без гражданства в соответствующем протоколе должно быть отражено: гражданство заявителя; время прибытия в Россию и в данный населенный пункт; цель приезда; место жительства в России; время выезда из России16.

Примерная инструкция о порядке приема, регистрации, учета и разрешения в органах и учреждениях внутренних дел заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях. Утверждена Приказом Министерства внутренних дел СССР от 11 ноября 1990 г. N 415. // Сборник нормативных актов МВД России, М.,1996.

Острога Е.К. Особенности возбуждения и расследования уголовных дел в советском уголовном процессе с участием иностранных граждан: Дис. …

107

Талон-уведомление состоит из двух частей - отрывного листка и ко- решка, имеющих одинаковый регистрационный номер. Отрывной листок, содержащий сведения о дате приема заявления или сообщения, получившем его должностном лице и заявителе, в соответствии с требованиями пункта 2.6 настоящей Инструкции вручается заявителю, о чем последний расписывается на корешке талона-уведомления и проставляет время и дату.

Предоставляемое Конституцией право ознакомления с документами и материалами, затрагивающими права и свободы, связано с некоторыми ограничениями: ознакомиться с такими документами и материалами могут только лица, чьих прав и свобод они касаются. Следовательно, круг лиц ограничивается непосредственно заинтересованными лицами, а круг документов и материалов - только теми, в которых затрагиваются права и свободы обращающихся за информацией лиц. Применительно к уголовному процессу это будут лица, кто сообщает о правонарушении, и те, против кого выдвигаются обвинения по материалам проверки и возбуждению уголовного дела.

Заслуживают поддержки положения проекта УПК РФ, где установле- ны гарантии своевременного информирования. В отличие от действующего УПК, в проекте предусматривается выдача заявителю документа о регистрации принятого заявления или сообщения о преступлении с указанием лица, принявшего заявление или сообщение, времени его регистрации и времени, когда должно быть принято решение по заявлению или сообщению (ч.2 ст. 155 проекта). Заявителю сообщается о принятом по поступившему заявлению или сообщению о преступлении (ч.З ст. 155, п.2 ч.2 ст. 157, ч.б ст.258 проекта). Аналогичная формулировка предусмотрена для лица, заявившего о повинной. Таким же правом наделено лицо, привлекаемое к

канд. юрид. наук. Минск, 1985. С.48-53.; см. также: Химичева Г.П. Указ. соч. С.45.

108

уголовной ответственности по делам частного обвинения (п.З ст.363 проекта). Уведомление предусмотрено во всех случаях, когда по заявлению или сообщению о преступлении отказывается в возбуждении уголовного дела (ч.2 ст. 161 проекта).

Закрепление в проекте УПК положений, гарантирующих право кале- дому, чьи права и свободы затронуты преступлением, быть информированным о принятых по его заявлению или сообщению мерах, является демократическим проявлением судебно-правовой реформы. Предоставлено право также знать об основаниях отказа в возбуждении уголовного дела, а также обжаловать данное решение прокурору. В новом проекте закона фактически сформулировано не субъективное право, а скорее обязанность должностного лица сделать такое уведомление. Доступность информации о принимаемых действиях и решениях, затрагивающих интересы участника этой стадии уголовного процесса, является первичным и неотъемлемым выражением принципа равенства каждого на судебную защиту его прав и свобод. Неуведомление заявителей о принятом решении нару- шает конституционное право человека на получение информации (ч.2 ст.24). А неизвестность, порожденная отсутствием информации, препятствует пострадавшим самим предпринимать энергичные меры по защите своих прав и законных интересов.

Проведенный анализ уголовных дел и материалов в г. Перми, по ко- торым отказано в возбуждении уголовного дела по различным категориям преступлений, показал, что информирование лиц, участвующих в предварительной проверке заявлений и сообщений о преступлениях, не обеспечиваются в ходе осуществления уголовно- процессуальной деятельности. Так, о принятом в этой стадии решении заявителю было сообщено лишь в 65% случаев. Большая часть таких уведомлений (84%) направлялась по факту отказа в возбуждении уголовного дела и лишь в 0,6 % возбужденных

109

уголовных дел заявителю сообщено о решении, принятом по его информации о преступлении.

Информирование каждого лица, чьи права и свободы затрагиваются преступлением, о результатах принимаемых решений в стадии возбуждения уголовного дела наделяет заинтересованное лицо возможностью заявлять ходатайства. Возможность заявлять ходатайства является одним из наиболее важных процессуальных прав любого участника уголовного процесса.

Необходимым условием объективного и всестороннего исследования обстоятельств дела является беспристрастность таких процессуальных фигур, как следователь, лицо, производящее дознание, специалист, переводчик. Закон предусматривает условия, при которых названные лица не могут быть участником конкретного дела (ст.ст.59, 64, 66, 661, 67 УПК). Хотя в стадии возбуждения уголовного дела участвует только ограниченное число должностных лиц, тем не менее возможность отвода необъективных и заинтересованных должностных лиц должна быть закреплена в законе. Так, например, необходимость участия специалиста (по делам глухонемых, инвалидов и др.), переводчика может возникнуть с момента приема заявления о преступлении. Между тем, при предварительной проверке может обнаружиться необъективность или некомпетентность этого переводчика или специалиста. Следовательно, наделение правом отвода со стадии возбуждения уголовного дела является гарантией принципа равенства.

К гарантиям принципа равенства в стадии возбуждения уголовного дела следует отнести конституционную норму, закрепляющую право каждого не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом (ст.51).

Круг лиц, которые не могут допрашиваться в качестве свидетелей, устанавливается ч.2 ст. 72 УПК действующего уголовно- процессуального законодательства.

по

Поскольку Конституция РФ допускает установление федеральным законом “иных случаев” освобождения лица от дачи свидетельских показаний, то в соответствии с принципом равенства, а также исходя из неотъемлемого права каждого человека на защиту себя или своих близких, права каждого человека не свидетельствовать против самого себя и не быть принуждаемым к даче таких показаний вытекает, что как в части 1, так и в части 2 статьи 51 в число лиц, которые освобождаются от обязанности давать свидетельские показания, включаются те, кто обладает доверительной информацией, будь то в силу родственных связей или по роду своей профессиональной деятельности (адвокат, священник и т.п.). Доверительную информацию по роду своей деятельности может получить и депутат. Распространение такой информации в форме свидетельских показаний по существу означает, что лицо, сообщившее (доверившее) ее, ставится в положение, когда оно фактически (посредством доверителя) свидетельствует против самого себя. Поэтому совершенно справедливым было решение Конституционного Суда РФ, согласно которому должны быть освобо- ждены от обязанности давать свидетельские показания те, кто обладает доверительной информацией, будь то в силу родственных связей или по роду своей профессиональной деятельности (депутат, адвокат, священник и т.п.)17.

Конституция РФ в ч.2 ст.26 гарантирует право каждого на пользование родным языком. В силу указанной конституционной нормы органы предварительного расследования, прокурор и суд обязаны обеспечить каждому из участвующих в деле лиц их право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства и выступать в суде на родном языке.

17 ,

Постановление Конституционного Суда РФ от 20 февраля 1996 г. по делу о проверке конституционности положений ч.1 и 2 ст. 18, 19 и ч.2 ст.20 Федерального закона от 8 мая 1994 года “О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации”. Российская газета. 1996. 29 февраля.

Ill

В соответствии со ст.17 УГЖ, лицам, не владеющим языком, на ко- тором ведется судопроизводство, обеспечивается право делать заявления, давать показания, заявлять ходатайства, знакомиться со всеми материалами дела, выступать в суде на родном языке и пользоваться услугами переводчика. Указанные требования закона распространяются и на стадию возбуждения уголовного дела. В соответствии с п.2.8 Инструкции № 415 заявитель может пользоваться языком, на котором ведется делопроизводство, либо языком, которым владеет. В этой связи при приеме заявления о преступлении от лица, не владеющего языком, на котором ведется судопроизводство, ему должен быть обеспечен переводчик. Осуществление рассматриваемого права гарантирует права и национальные интересы всех участвующих в деле лиц, не владеющих языком судопроизводства. Эти права должны быть разъяснены, и обеспечена возможность их реализации.

Следует поддержать положения проекта УПК, направленные на обеспечение равных возможностей для использования языка. Новелла состоит в том, что наряду с людьми, не владеющими языком, упоминаются лица, “недостаточно владеющие” языком (п.2 ст.23 проекта). Это в большей степени соответствует гарантии равенства всех перед законом и судом в нашей многонациональной стране.

Важной дополнительной правовой гарантией равенства независимо от национальности является конституционная норма о том, что никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности (ч.1 ст.26). В официальных анкетах, в том числе и уголовно-процессуальных документах не допускается постановка вопроса о национальности, Человек может пользоваться своим языком, где бы он не находился, имеет равные языковые права независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, отношения к религии и места проживания.

112

Принцип языка судопроизводства делает доступным и понятным уголовное судопроизводство для граждан, гарантирует равенство всех участвующих в деле лиц перед законом и судом независимо от национальной принадлежности, создает условия для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, позволяет заинтересованным лицам использовать предоставленные им законом средства для защиты своих прав и интересов. Отсюда - нарушение правил о языке судопроизводства является нарушением принципа равенства всех перед законом и судом.

Принцип равенства предполагает равную защиту законом всем его участникам. В стадии возбуждения уголовного дела это выражается разъяснении прав участникам процесса и обеспечение возможности осуществлять свои процессуальные права. Это достигается не только путем провозглашения в законе общих указаний (ст. 17, 19, 58 УПК), но и установлением специальных процессуальных средств. К их числу относятся обязанности должностных лиц, осуществляющих проверку заявлений и сообщений о преступлении своевременно рассмотреть заявленные ходатайства, отводы. Предоставление квалифицированной юридической помощи реализуется через допуск к участию в деле представителей пострадавших от преступления.

Составной частью равной защиты законом является обеспечение безопасности всем участникам первой стадии уголовного судопроизводства. Такая обязанность предусмотрена задачами милиции. Согласно ст.2 Закона РСФСР от 18 апреля 1991 г. “О милиции”18 обеспечение личной безопасности граждан стоит на первом месте. Наряду с личной безопасностью задачами милиции также являются обеспечение общественной безопасности, оказание помощи гражданам, должностным лицам, предприятиям, учреждениям, организациям и общественным объединениям в осуще-

8 Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. 1991. № 16. Ст.503.

из

ствлении их законных прав и интересов. Для выполнения этих задач на милицию возлагается осуществление уголовно-процессуальной деятельности. Таким образом, обеспечение безопасности всем участникам стадии возбуждения уголовного дела служит выражением принципа равенства всех перед законом и судом и подчеркивает его универсальное значение.

В стадии возбуждения уголовного дела конституционному принципу равенства всех перед законом и судом соответствует конституционное право каждого на обжалование решений и действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц в суд (ст. 46).

Вместе с тем, уголовно-процессуальный кодекс не предусматривает возможности обжалования в суд отказа в возбуждении уголовного дела, поэтому не определен соответственно и порядок такого обжалования. Однако, постановлением Конституционного Суда ч.5 ст.209 УПК была признана неконституционной в той мере, в какой эта норма по смыслу, придаваемому ей сложившейся правоприменительной практикой, ограничивает возможность судебного обжалования постановления о прекращении уголовного дела19. Часть 4 ст. 113 УПК аналогична ч.5 ст.209 УПК, поэтому вопрос судебного обжалования отказа в возбуждении уголовного дела должен решаться с учетом положений, содержащихся в постановлении Конституционного Суда РФ, и установленного уголовно-процессуальным законом порядка судебной проверки иных действий органов дознания, следователя и прокурора20.

Поддерживая точку зрения Г.П. Химичевой, мы считаем, во избежание неоднозначного толкования закона необходимо прямо предусмотреть в ст. 113 УПК возможность обжалования в суд решения об отказе в возбуждении уголовного дела, а также подробно регламентировать процедуру та-

19 Собрание законодательства РФ. 1995. № 47. Ст.4551.

20 Судебная переписка: Кому пожаловаться на отказ в возбуждении уголовно го дела // Рос. юстиция. 1997. № 7. С.36.

114

кого обжалования21, но только с одним условием. Надо сначала исчерпать альтернативные варианты обжалования, например, обращение к прокурору, т.к. это позволит наиболее оперативно устранить нарушения закона. Закрепленное в уголовно-процессуальном законе такое право будет в полной мере отвечать конституционному принципу равенства и требованиям защиты прав, свобод и законных интересов каждого человека. Поэтому, на наш взгляд, нецелесообразно устанавливать единственное право обжалования прямо в суд всех процессуальных решений и действий, совершаемых при возбуждении уголовного дела. Сейчас подобные новеллы в законодательстве неприемлемы ввиду кадровой, финансовой, организационной и др. неподготовленности к этому судебной системы.

Целесообразно поддержать предложение авторов проекта УПК России об установлении следующего порядка: предоставить заявителю право обжаловать отказ в возбуждении уголовного дела прокурору в течении четырнадцати суток с момента вручения копии постановления; в свою очередь отказ прокурора в удовлетворении жалобы может быть обжалован вышестоящему прокурору или в суд (ст. 156).

Также заслуживает поддержки предлагаемый проектом УПК порядок обжалования на необоснованный отказ в приеме заявления и сообщения о преступлении (ст. 150). О том, что эта проблема в стадии возбуждения уголовного дела существует, подтверждается статистическими данными. Так по данным ГИЦ МВД РФ, в 1995 году поступило 30 жалоб на не- обоснованный отказ в возбуждении уголовного дела; в 1996 году поступило 70 жалоб; в 1997 году поступило 63 жалобы.

Представляется целесообразным ввести последовательный судебный контроль за отказом прокурора в удовлетворении жалобы на отказ в регистрации заявления о преступлении, на нарушения закона при отказе в воз-

Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. МЛ 997. С. 128-129.

115

буждении уголовного дела, который должен срабатывать, когда решение прокурора по жалобе не удовлетворяет гражданина22.

Жалобы на действия прокурора, органа дознания и следователя - это не только средство обеспечения прав и законных интересов граждан и ор- ганизаций, но и способ обнаружения и устранения нарушений и ошибок, допущенных в стадии возбуждения уголовного дела.

Таким образом, возбуждение уголовного дела - это проверочная стадия уголовного процесса, призванная обеспечить выполнение требований о том, чтобы правильно был применен закон и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и в дальнейшем осужден (ст.2 УПК). В то же время, на стадии возбуждения уголовного дела выявляются уголовно-правовые предпосылки, необходимые для процессуальной деятельности. Только посредством этой деятельности органы предварительного расследования смогут раскрыть преступление, изобличить виновных и запптгить от преступных посягательств каждого пострадавшего от преступления.

Исследование первой стадии уголовного процесса позволяет нам вы- делить круг субъективных прав, которые обеспечивают надлежащую социально-правовую защиту личности на первоначальном этапе уголовного судопроизводства в соответствии с конституционным принципом равенства всех перед законом и судом2”. Участники этой стадии должны обладать правом: 1) знать о принятом решении, 2) знакомиться с материалами предварительной проверки и получать копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, 3) заявлять ходатайства, 4) обжаловать действия и решения должностных лиц, 5) заявлять отводы, 6) представлять дополни-

Изотова О.В. Проблемы судебного контроля при возбуждении и предварительном расследовании уголовных дел: Автореф. Дис. …канд. юр. наук. Киев. 1996. С.13.

2 Белозеров Ю.Н., Марфицин П.Г. Обеспечение прав и законных интересов в стадии возбуждения уголовного дела. М.,1994. С.22.

116

тельные данные, 7) пользоваться услугами переводчика, 8) не свидетельствовать против себя, своего супруга и близких родственников, 9) иметь гарантию личной безопасности.

Указанные права предоставляются каждому человеку, в соответствии с его правовым статусом, независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств, указан- ный в ч.2 ст. 19 Конституции РФ, ст. 14 УПК.

Рассматриваемый круг субъективных прав в целом является доста- точным для обеспечения прав личности в первоначальной стадии уголовного процесса. Это означает, что такой совокупностью прав должно обладать каждое лицо, участвующее в предварительной проверке заявлений и сообщений о преступлениях. Хотя при наделении правовым положением конкретного участника должна существовать определенная дифференциация, тем не менее перечисленные права вытекают из требований принципа равенства и должны строго соблюдаться в уголовном судопроизводстве.

117

§ 2. Реализация принципа равенства всех перед законом и судом на стадии предварительного расследования.

Основное назначение принципа равенства всех перед законом и судом в уголовном судопроизводстве заключается в реализации уголовного закона в отношении человека, совершившего преступление, независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств, указанных в ч.2 ст. 19 Конституции РФ, ст. 14 УПК.

Для характеристики этого принципа в стадии предварительного рас- следования существенное значение имеют положения о пределах действия соответствующих законов во времени, в пространстве и по кругу лиц. Поэтому совершенно прав В.П.Божьев, который говорит, что в основе принципа равенства лежит “единство права”1.

Действие уголовно-процессуального закона, как и других законов Российской Федерации, во времени определяется правилом, которое в ч.2 ст.1 УПК изложено следующим образом: “При производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий соответственно во время дознания, предварительного следствия либо рассмотрения дела судом”2.

Территориальные пределы действия уголовно-процессуального зако- нодательства сформулированы в ч.З ст.1 УПК: “Независимо от места совершения преступления производство по уголовным делам на территории РСФСР во всех случаях ведется в соответствии с Уголовно- процессуальным кодексом РСФСР”. Понятие территории РФ в УПК, а равно в УК не

1 Божьев В.П. Уголовный процесс. Учебник для вузов. М.1997. С. 56.

2 См.: ст.6 Федерального закона РФ от 14 июня 1994 г. “О порядке опубли кования и вступления в силу федеральных конституционных законов, фе деральных законов, актов палат Федерального Собрания” //Российская га зета. 1994. 15 июля.

118

раскрыто. Оно определяется Конституцией и другими законами РФ и включает расположенные в пределах государственных границ РФ сухопутные, подземные, воздушные и водные пространства.3

Это означает, что “лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также
других обстоятельств” (ст.4 УК).

Проявлением принципа равенства всех перед законом и судом в стадии предварительного расследования является требование закона, устанав- ливающее “единый и обязательный порядок судопроизводства по всем уголовным делам и для всех судов, органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания” (ч.4 ст.1 УПК). Установленный уголовно-процессуальным законом порядок производства по уголовным делам является единым также в применении к гражданам Российской Федерации, иностранцам и лицам без гражданства, за исключением лиц, пользующихся личной неприкосновенностью в силу дипломатического иммунитета от уголовной юрисдикции страны пребывания (ст.33 УПК).

Однако указание на единый порядок не точно. УПК устанавливает дифференцированный порядок судопроизводства в зависимости от вида преступления, физических и психических особенностей обвиняемого и предусматривает в этой связи разный объем процессуальных гарантий (ст.27, гл. 9, 32, 33, 34 УПК). Закрепляя сложившуюся практику, проект УПК уже не предусматривает термин “единый”. В статье указано только, что “установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок

3 См.: ст.67 Конституции РФ; ст.1 Закона РФ от 1 апреля 1993 г. “О государственной границе Российской Федерации” //Российская газета. 1994. 4 мая; ст. 14-16,18 Водного кодекса РФ // Российская газета. 1995. 23 ноября; ст. 1,5 и 6 Федерального закона РФ от 30 ноября 1995 г. “О континентальном шельфе Российской Федерации” // Российская газета. 1995. 7 декабря.

119

производства является обязательным для всех судов, органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания, а также для всех участников процесса” (ч.2 ст. 1 УПК).

Существующая дифференциация досудебного производства является отступлением от “единого и обязательного” порядка, а следовательно принципа равенства всех перед законом и судом, но она вызвана объективными причинами и вполне оправданна. Важно только, чтобы каждое лицо, чьи действия составляют предмет судопроизводства, обладало достаточным комплексом процессуальных прав и гарантий для защиты своих интересов. В противном случае это будет уже не отступление от принципа равенства всех перед законом и судом, а его нарушение.

Независимо от дифференциации, а также от пола, расы, националь- ности, языка, происхождения, имущественного и должностного поло- жения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принад- лежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств каждый обвиняемый имеет право: на защиту4; знать в чем он обви- няется, и давать объяснения по предъявленному обвинению; представлять доказательства; заявлять ходатайства; обжаловать в суд законность и обоснованность ареста или продления срока содержания под стражей; знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, а также с материалами, направляемыми в суд в подтверждение

В юридической литературе высказан взгляд на защиту от обвинения и подозрения как на особый случай (вид) судебной защиты прав и свобод человека и гражданина в смысле ст.45-53 Конституции РФ. См. например: Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. М., 1984.; Лукашевич В.З. Гарантии права обвиняемого на защиту в советском уголовном процессе. Л., 1959; Стецовский Ю.И. Право обвиняемого на защиту. М.,1988. Иная позиция заключается в том, что защита представляет собой противодействие уголовному преследованию. См. например: Кокорев Л.Д. Конституция СССР - основа развития и совершенствования уголовного судопроизводства // Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы. Воронеж. 1979. С.21; Ларин А.М. расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М., 1986. С.9.

120

законности и обоснованности применения к нему заключения под стражу в качестве меры пресечения и продления срока содержания под стражей, а по окончании дознания или предварительного следствия - со всеми материалами дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме; иметь защитника с момента, предусмотренного статьей 47 УПК; участвовать при рассмотрении судьей жалоб в порядке, предусмотренном статьей 2202 УПК; заявлять отводы; приносить жалобы на действия и решения лица, производящего дознание, следователя прокурора и суда; защищать свои права и законные интересы любыми другими средствами и способами, не противоречащими закону (ст.46 УПК).

Досудебное производство предусматривает также различную под- следственность, под которой понимается совокупность установленных законом юридических признаков уголовного дела, на основе которых устанавливается конкретный орган, правомочный и обязанный осуществлять предварительное расследование данного дела (ст. 126 УПК)5. Выделяются следующие основные признаки уголовного дела, на основе которых определяется его подследственность: а) предметный (родовой); б) территориальный (местный); в) персональный (личный), г) альтернативный. На основе данных признаков разграничивается подследственность между следователями, органами дознания различных ведомств. Из сказанного следует, что дифференциация предусматривается в зависимости от признаков преступления, а не от каких-то свойств или качеств личности, что не является исключением из принципа равенства.

Вместе с тем, персональный (личный) признак определяет подслед- ственность уголовных дел в зависимости от конкретных признаков субъекта преступления, его возраста, состояния здоровья, служебного положения и других подобных обстоятельств, что казалось бы вступает в противо-

5 Подробный анализ различных взглядов на понятие и классификацию видов подследственности дан в работе: Зинатуллин 3.3., Салахов М.С., Чулюкин Л.Д. Подследственность уголовных дел. Казань, 1986. С.5 - 18.

121

речие с положениями ст. 19 Конституции РФ и ст. 14 УПК. Так, например, в силу персонального признака подследственности следователи военной прокуратуры расследуют дела о преступлениях, совершенных военнослужащими, военнообязанными, лицами, призванными на сборы, военными строителями, рабочими и служащими воинских частей и учреждений (ч.З ст. 126 УПК).

На наш взгляд, требование уголовно-процессуального закона о пер- сональной подследственности не является нарушением принципа равенства всех перед законом и судом, т.к. во время предварительного расследования применяется одно и то же уголовное, уголовно- процессуальное законодательство с вытекающими из него гарантиями.

Так, например, порядок производства по делам несовершеннолетних правонарушителей определяется общими правилами судопроизводства и, кроме того, особыми правилами, предусмотренными ст.391-398 гл.32 УПК.6 Установленный порядок предоставляет несовершеннолетним дополнительные гарантии. Следует согласиться с Э.Б. Мельниковой, которая пишет: “Возрастная неадаптированность несовершеннолетних является одной из главных причин необходимости повышенной юридической защиты несовершеннолетних…” .7

Однако, дифференциация досудебного производства предусматривает протокольную форму досудебной подготовки материалов, где участие защитника до недавнего времени не предусматривалось. Внесенными изменениями и дополнениями в ст. 415 Уголовно-процессуального кодекса

При этом следует иметь в виду принятые Генеральной Ассамблеей ООН “Минимальные стандартные правила, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних” от 10 декабря 1985 г., известные как Пекинские правила. Уголовный процесс России. Лекции - очерки / Под ред. В.М. Савицкого. М.1997. С.281-292. 7 Э.Б. Мельникова. Там же. С. 199.

122

РСФСР от 15 ноября 1997 года предусматривается участие защитника на стороне лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело.

Кроме того, существует еще одна форма дифференциации уголовного судопроизводства - дела частного и частно-публичного обвинения. По делам такого рода лицу, в отношении которого подана жалоба, защитник законом не предусмотрен. Данное положение закона не согласуется с принципом равенства всех перед законом и судом по той причине, что лицо, в отношении которого подана жалоба, обвиняется в совершении преступления, следовательно он имеет право на защиту наряду с любым лицом, которое привлекается к уголовной ответственности.

Наше утверждение косвенно подтверждает название данной формы дифференциации, которая называется “производство по делам частного и частно-публичного обвинения”. Заметим, что речь идет именно об обвинении. При этом здесь не играет роли, кто формулирует обвинение - следователь, орган дознания или пострадавшее лицо как частный обвинитель. Известно, что в жалобе потерпевшего содержится не только сообщение о случившемся, но и прямо выраженная просьба привлечь виновного к уголовной ответственности. Таким образом, если в отношении лица осуществляется уголовное преследование, следовательно, это лицо должно иметь защитника.

С нашей позицией согласуется точка зрения Конституционного Суда, который в п.6 мотивировочной части своего Постановления от 28 нояб- ря 1996 года9 подчеркнул, что полномочиями возбуждать уголовное преследование и формулировать обвинение наделен и потерпевший. Наше утверждение соответствует подпункту “d” пункта 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, где указывается, что

8 Российская газета. 19 ноября 1997 г.

9 Постановление Конституционного Суда от 28 ноября 1996 г. по делу о проверке конституционности ст. 18 УПК РСФСР в связи с запросом Кара- тузского районного суда Красноярского края // Российская газета. № 234. 6 декабря 1996г.

123

лицо, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, имеет право защищать свои права и свободы всеми избранными им способами, не запрещенными законом, как лично, так и посредством выбранного им защитника”.

Конституция РФ (ст.48) и уголовно-процессуальное законодательство (ст.47) предоставляет право каждому задержанному, заключенному под стражу, обвиняемому в совершении преступления выбрать защитника по своему усмотрению. Право гражданина на самостоятельный выбор адвоката (защитника) по любому уголовному делу подтверждено Постановлением Конституционного Суда РФ от 27 марта 1996 года.10

Для того, чтобы возможность использования прав была реальной, за- кон устанавливает дополнительные гарантии лицам, которые по разным причинам не могут защищать свои права и законные интересы. Так, закон устанавливает обязательное участие защитника по делам несовершеннолетних, немых, глухих, слепых и других лиц, которые в силу своих физических и психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту (ст.49 УПК).

Право каждого на выбор защитника по своему усмотрению тесно связано с правом каждого на получение квалифицированной юри- дической помощи и правом пользоваться помощью адвоката (защитника) на всех стадиях уголовного судопроизводства.

В то же время, ч.4 ст. 47 УПК предусматривает, что в качестве за- 11ЩТНИКОВ допускаются: адвокат по предъявлении им ордера юридической консультации, представитель профессионального союза или другого общественного объединения, являющийся защитником, по предъявле- нии соответствующего протокола, а также документа, удостоверяющего

10 Постановление Конституционного Суда от 27 марта 1996 г. № 8-П по делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. “О государственной тайне” в связи с жалобами граждан В.М. Гурджиянца, В.Н. Синцова, В.Н. Бугрова и А.К. Никитина // Российская газета. № 64. 4 апреля 1996г.

124

его личность. В соответствии с частью пятой статьи 47 УПК по определе- нию суда или постановлению судьи в качестве защитников могут быть допущены близкие родственники и законные представители обвиняемо- го, а также другие лица. Из этого следует, что норма, устанавливая пра- вила допуска защитников в уголовном судопроизводстве, определяет круг лиц, которые могут быть допущены в качестве защитников на стадии дознания и предварительного следствия, включая в него лишь адвокатов и представителей профессионального союза или иного общественного объединения. При этом, норма уголовно - процессуального закона как по своему буквальному смыслу, так и по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, фактически исключает допуск в качестве защитника иных лиц, например частнопрактикующих юристов11, не являющихся членами коллегий адвокатов.

Конституционный Суд в своем постановлении от 28 января 1997 г12. признал положение ч.4 ст.47 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, согласно которому в качестве защитника допускается адвокат по предъявлении им ордера юридической консультации, не противо- речащим Конституции РФ.

Однако, четыре члена Конституционного Суда не согласились с большинством состава суда по данному вопросу и выразили особые мне- ния. “ При этом все судьи, выразившие особые мнения, однозначно заяви-

11 См. Положение о лицензировании деятельности по оказанию платных юридических услуг на территории Российской Федерации, утвержденное Постановлением Правительства Российской Федерации // Собрание зако- нодательства РФ. № 17. 1995.

Постановление Конституционного Суда от 28 января 1997 г. № 2- П по делу о проверке конституционности ч.4 ст. 47 УПК РСФСР в связи с жа- лобами граждан Б.В. Антипова, P.JI. Гитиса и СВ. Абрамова // Российская газета. 1997. 18 февраля.

13 См. особые мнения судей Конституционного Суда В.О. Лучина, Э.М. Аме-тистова, В.И. Олейника и Н.Т. Ведерникова к постановлению Конституционного Суда от 28 января 1997 г. Там же.

125

ли, что часть четвертая статьи 47 УПК в той мере, в какой она препятствует допуску в качестве защитников по уголовным делам профессиональных юристов, не являющихся членами коллегий адвокатов, но получивших от государства подтверждение своей юридической квалификации, не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 8, 45 (часть 2) и 48 (часть 1).

Нам представляется более обоснованной и аргументированной пози- ция, выраженная в особых мнениях, т.к. она соответствует общепризнанным нормам и принципам международного права. Закрепление в ч.2 ст.48 Конституции РФ право каждого обвиняемого (подозреваемого) пользоваться помощью адвоката не может рассматриваться как наличие у него обязанности обращаться за оказанием помощи по защите от обвинения только к членам коллегии адвокатов. Отсутствие у обвиняемого такой обязанности подтверждается предоставлением ему возможности вообще отказаться от помощи защитника и самостоятельно осуществлять свою защиту (ст. 50 УПК).

Для проведения в жизнь принципа равенства в некоторых случаях должностные лица вынуждены применять меры уголовно- процессуального принуждения, составной частью которых являются меры пресечения обвиняемому (ст.89 УПК). Сложившаяся правоприменительная деятельность по избранию мер пресечения может быть истолкована как нарушение принципа равенства. Такой вывод может быть сделан из анализа ст. 89 УПК, которая предполагает, во- первых, право должностного лица применить меру пресечения или не применить. Во-вторых, право избрать любую меру пресечения, от наиболее строгой (арест) до самой мягкой, что может показаться кому- то несправедливо по отношению к аналогичному случаю или по отношению к другому человеку.

Мы придерживаемся той позиции, что меры пресечения избираются при наличии предусмотренных законом оснований и обстоятельств, которые классифицируются нами на три группы: общие, особенные и еди-

126

ничиые . Часть первая ст.89 УПК устанавливает: “При наличии доста- точных данных полагать, что обвиняемый скроется от дознания, предварительного следствия или суда, или воспрепятствует установлению истины по уголовному делу, или будет заниматься преступной деятельностью, а также для обеспечения исполнения приговора лицо, производящее дознание, следователь, прокурор и суд вправе применить в отношении обвиняемого одну из мер пресечения…”.

Применяя меры пресечения к обвиняемому или подозреваемому не- обходимо учитывать общие условия, установленные ст.91 УПК, которые в данной статье именуются обстоятельствами. Ими являются обстоятельства, характеризующие: тяжесть предъявленного обвинения, личность подозреваемого или обвиняемого, род его занятий, возраст, состояние здоровья, семейное положение и другие обстоятельства.

Общие основания и обстоятельства, учитываемые при применении всех мер пресечения, - это те, которые являются едиными для применения всех мер пресечения, свойственны всем и касаются всех мер пресечения.

Личность может характеризоваться положительными и отрицатель- ными качествами, и те и другие должны быть установлены материалами уголовного дела (доказательствами). Подлежат обязательному учету при избрании той или иной меры пресечения и ее применении возраст, пол и состояние здоровья обвиняемого15. Также нельзя не согласиться с высказанным в литературе безоговорочным предложением не подвергать аресту, независимо от иных обстоятельств дела, лиц, если они престарелого возраста, тяжело больны, а также беременных женщин со сроком беременно-

14 См.: Михайлов В.А. Уголовно-процессуальные меры пресечения в судо производстве Российской Федерации. М.,1997. С.52-55; он же: Меры пре сечения в уголовном судопроизводстве. Тюмень,1994. С.24-26.

15 Постановление Пленума Верховного Суда СССР № 10 от 28 июня 1973 г. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1973. № 4; Постановление Верховно го Суда СССР № 5 от 11 июля 1972 г. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1972. №4.

127

сти не менее пяти месяцев и женщин, имеющих детей в возрасте до двух лет16. Это мнение хотя и направлено на исключение из принципа равенства, но отвечает гуманным средствам и методам защиты прав личности.

Особенные основания, учитываемые при применении мер пресечения, вытекают из положений статей, которые предусматривают каждый из видов мер пресечения и подлежат учету при избрании конкретной из мер пресечения. Так, с учетом смысла подписки о невыезде особенными основаниями для ее избрания являются доказательства, свидетельствующие о том, что избрание данной меры пресечения обеспечит неотлучку обвиняемого (подозреваемого) с места его жительства или временного нахождения без разрешения соответствующего лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда (ст.93 УПК).

Единичные основания, учитываемые при избрании мер пресечения, -это отдельные, индивидуальные обстоятельства, которые выражают их от- носительную обособленность, дискретность, отграниченность от общих и особенных оснований и обстоятельств. Единичные основания присущи главным образом одной мере пресечения - заключению под стражу. Эти основания следует учитывать, прежде всего, при применении меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетнего обвиняемого (ст. 392 и 393 УПК). Для лиц, страдающих психическими недостатками, единичные основания и обстоятельства, учитываемые при их заключении под стражу, вытекают из ст.403, 404 и 188 УПК.

Для отдельных категорий лиц единичные основания и обстоятельства вытекают не из норм УПК, а из статей Конституции Российской Феде- рации, федеральных законов и норм международного права, предусматривающих привилегии и иммунитеты. Подобные исключения из принципа равенства не зафиксированы в уголовно-процессуальном законодательстве, что существенным образом затрудняет нормальное правоприменение в

16 Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. М. 1989. С.252.

128

борьбе с преступностью. Более того, указанные изъятия не предусмотрены и в опубликованных проектах УПК. Совокупность общих, особенных и единичных оснований и обстоятельств не нарушает принципа равенства, а является необходимым условием для объективного подхода к личности правонарушителя в каждом конкретном уголовном деле.

Проведенное исследование обстоятельств, связанных с применением ареста следователями и дознавателями органов внутренних дел в г. Перми, Калининграде, Москве показало следующее. В 91 % постановлений было указано на тяжесть совершенного преступления в качестве основания для заключения под стражу. В 20 % постановлений было указано, что обвиняемый скроется от дознания, предварительного следствия и суда, т.к. у него не было постоянного места жительства или он был иногородним.

В то же время увеличивается количество случаев залога в качестве меры пресечения. Автор это связывает с имущественным расслоением населения страны. Так, например 98 % случаев залога применялись к людям, занимающимся бизнесом. По нашему мнению это не нарушает принцип равенства, т.к. принцип предполагает равенство возможностей.

Резко отличается статистика, связанная с применением ареста в зави- симости от пола. В групповых преступлениях, с участием мужчин и женщин, последние подвергались аресту в 6 % случаев по сравнению с мужчинами.

Принцип равенства в стадии предварительного расследования прояв- ляется в том, что закон устанавливает единый порядок привлечения в качестве обвиняемого (ст.4, 143 УПК). Только при наличии достаточных доказательств орган расследования формулирует первоначальное обвинение и предъявляет это обвинение лицу. Таким образом, привлечение в качестве обвиняемого “не иначе как на основаниях и в порядке, установленном законом” является одним из важнейших проявлений пршшипа равенства всех перед законом и судом в стадии предварительного расследования.

129

Основным средством защиты принципа равенства в стадии предва- рительного расследования является право обвиняемого на обжалование (ст. 46 Конституции, ст.22, 218-220 УПК). Это положение закона за- ключается в том, что любой человек, считающий, что при привлечении к уголовной ответственности проявляются любые формы ограничения его прав по признаку социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности или иным образом ущемлены его интересы, то он вправе принести жалобу на любое действие и решение следователя или прокурора.

Исследование уголовных дел показало, что уроженцы кавказских республик в 62 % жалоб на незаконность и обоснованность ареста в по- рядке ст. 220] УПК указывают на то, что арест к ним применен из-за на- циональной принадлежности. Между тем их доводы не подтверждались материалами дела. Эти лица совершили тяжкие преступления: кражи (ст.158 УК), грабежи (ст. 161 УК), сбыт наркотиков (ст.228 УК). У следователей имелись все основания для ареста обвиняемых. Опрос следователей показал, что иная другая мера пресечения оказывалась неэффективной. Оставаясь на свободе, обвиняемые уезжали в свои республики и оставались безнаказанными из-за несовершенства во взаимодействии правоохранительных органов и нестабильной политической обстановки.

В практике правоохранительных органов возникает вопрос: имеет ли право человек, задержанный по подозрению в совершении преступления, его защитник или законный представитель обжаловать его действие в суд? Важность и сложность вопроса вызвана тем, что УПК, предусматривающий задержание подозреваемого только на кратковременный срок - до 72 часов (ст. 122), такого права не предоставил, допуская судебную проверку законности и обоснованности лишь ареста (ст.11, 2201, 2202 УПК).

Пленум Верховного Суда РФ разрешил этот вопрос на основании прямого применения Международного пакта о гражданских и поли- тических правах и его верховенства над внутренним законодательством.

130

Так, в п.2 постановления № 6 “О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993г. № 3 “О практике судебной проверки законности ареста или продления срока содержания под стражей” от 29 сентября 1994 г. Пленум указал: “Разъяснить судам, что в соответствии со ст.9 Международного пакта о гражданских и политических правах, вступившего в силу 23 марта 1976г., нормы которого в силу ч.4 ст. 15 Конституции Российской Федерации являются составной частью правовой системы Российской Федерации и имеют верховенство над ее внутренним законодательством, каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно.17 Тем самым Верховный Суд РФ подтвердил право на обжалование применения органами расследования и прокурором не только меры пресечения в виде за- ключения под стражу, но и задержания.

Аналогичную позицию занял Конституционный суд, который отметил, что “право на судебную защиту прав и свобод, на судебное обжалова- ние решений и действий (или бездействия) любых органов, общественных объединений, должностных лиц. (статься 46 Конституции РФ) не знает исключений.18 Конституционный Суд подчеркнул, что такой подход к гарантиям от произвольного ареста развивается в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах и принятым Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1988 года Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, согласно которым лицо, задержанное по уголовному обвинению,

Сборник постановлений Пленумов по уголовным делам. С.568 - 569. 18 Постановление Конституционного Суда РФ от 13 июня 1996 г. по делу о проверке конституционности ч.5 ст.97 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В.Щелухина. “Российская газета” от 2.07.1996г.

131

имеет право в любое время возбудить разбирательство перед судебным или иным органом для оспаривания законности задержания.

Так по данным ГИЦ МВД РФ в 1995 году поступило 30 жалоб на не- обоснованное задержание по подозрению в совершении преступления, в 1996 году - 83 жалобы; в 1997 году - 89 жалоб. Однако, сложившаяся правоприменительная практика не представляет надлежащих условий в течение 72 часов получить, рассмотреть и принять решение по жалобе. Предполагается, что этот вопрос будет решен с введением в действие ст. 22 Конституции РФ.

Согласно нашей концепции принципа равенства всех перед законом и судом, распространяется не только на лиц, привлекающихся к уголовной ответственности, но и на всех участников уголовного процесса. Как пишет В.П. Божьев: “Процессуальное положение гражданина определяется не имущественными, социальными или иными факторами, а тем, каким субъектом каких прав он является: гражданским истцом, потерпевшим, подозреваемым, обвиняемым, защитником, свидетелем и т.п.”19.

Соблюдением принципа равенства в стадии предварительного рас- следования является обязательное выполнение органом дознания, следователем и прокурором установленной законом при производстве расследования процессуальной формы.20 Этот порядок должен гарантировать последовательную реализацию принципа равенства. Так, например, перед каждым следственным действием орган дознания, следователь, т.е. любое лицо, уполномоченное проводить следственное действие, обязано разъяснить права и обязанности всем, участвующим в данном действии лицам (ст.58 УПК). Каждое действие следователя выполняется в установленном законом порядке и надлежащим образом оформляется. Закон определяет необ-

19Божьев В.П. Уголовный процесс. Учебник для вузов. МЛ997. С. 56.

Строгович М.С. Природа советского уголовно-процессуального права и его характерные черты. - В кн.: Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. М., 1979. С. 16.

132

ходимые реквизиты, которые должны содержаться в протоколе, такие, как место, время составления, участники того действия, по поводу которого составлен протокол, содержание самого действия, полученные результаты (ст.141 УПК)21.

Фиксирование следователем в протоколе всего хода следственного или иного действия в установленной процессуальной форме позволяет ка- ждому заинтересованному лицу, чьи интересы затронуты этим действием, ознакомиться с ним, принести свои замечания на него и заявить ходатайства в случае необходимости. Такое требование закона обеспечивает каждому участнику следственного действия возможность отреагировать на допущенное нарушение и потребовать от должностного лица восстановления нарушенного права.

Принцип равенства всех перед законом и судом реализуется не только в следственном, но и в любом процессуальном действии должностного лица, производящего расследование. Так, любое постановление по уголовному делу может быть только при наличии на то оснований, уголовно-процессуальным законодательством установлены общие (единые для всех) основания появления в деле того или иного участника процесса. Так, гражданин признается потерпевшим, если ему непосредственно преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред (ст.53 УПК). Признание потерпевшим, - разъяснил Пленум Верховного Суда СССР, - не зависит от его возраста, физического или психического состояния.22

Считаем правильным употребление в проекте УПК термина “лицо”, а не гражданин. Использование термина “гражданин” в ч.2 ст.53 УПК действующего уголовно-процессуального законодательства не является синонимом термина “физическое лицо” и не охватывает всех случаев противо-

Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском судопроизводстве. М., 1981.; Он же. Курс советского уголовного процесса . М., 1989. Гл.У 22 Бюллетень Верховного Суда СССР. 1986. № 1. СЮ.

133

правных посягательств на физических лиц, когда эти лица являются ино- странными гражданами или лицами без гражданства.

Самым тесным образом принцип равенства всех перед законом и судом связан с обеспечением уважения чести и достоинства каждого участника уголовного процесса.

В преамбуле Международного пакта о гражданских и политических правах закреплено, что признание достоинства, присущего всем членам человеческого общества, является основой свободы, справедливости и всех неотъемлемых прав личности. В соответствии со ст.4 Всеобщей деклара- у ции прав человека: “Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию”. Международный пакт о гражданских и политических правах воспроизводит полностью данную норму (ст.7).

В соответствии со ст.21 Конституции РФ этот принцип раскрывается через запрет подвергать пыткам, насилию, другому жестокому или уни- жающему человеческое достоинство обращению или наказанию, а также без добровольного согласия медицинским, научным или иным опытам.

В ряде норм уголовно-процессуального закона законодатель запрещает следователю, судье проведение всякого рода процессуальных действий, способных причинить ущерб достоинству человеческой личности. Так, при производстве выемки и обыска следователь обязан принимать меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные при этом обстоятельства интимной жизни лица, занимающего данное помещение, или других лиц (ст. 170 УПК). Личный обыск может производиться только лицом одного пола с обыскиваемым и в присутствии понятых того же пола (ст. 172 УПК). Освидетельствование в тех случаях, когда это следственное действие сопровождается обнажением освидетельствуемого лица производится в присутствии понятых того же пола. Следователь не присутствует при освидетельствовании лица другого пола, если освидетельствование сопровождается обнажением этого лица. В этом случае освидетельствование произво-

134

дится врачом в присутствии понятых. При освидетельствовании не допускаются действия, унижающие достоинство или опасные для здоровья осви-детельствуемого лица (ст. 181 УПК). Производство следственного эксперимента допускается при условии, что при этом не унижаются достоинство и честь участвующих в нем лиц и окружающих и не создается опасность для их здоровья (ст. 183 УПК).

Уважение чести и достоинства каждого, вовлеченного в уголовное судопроизводство, обеспечивают прочный культурный и этический фундамент уголовно-процессуальных правоотношений. Это формирует гуманистическую направленность уголовного преследования всей процедуры уголовно-процессуальной деятельности

Уважение чести и достоинства каждого участника уголовного процесса зависит от обеспечения безопасности всех участников уголовного процесса при раскрытии, расследовании и рассмотрении уголовных дел. Обеспечение равной безопасности вытекает из основополагающих международных документов, Конституции РФ 1993г., уголовно- процессуального законодательства. При этом под безопасностью всех мы понимаем: лиц, привлекающихся к уголовной ответственности; должностных лиц, осуществляющих уголовно-процессуальную деятельность; лиц, содействующих уголовному правосудию23.

Так, ст.7 Всеобщей декларации прав человека гласит: “Все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона…”. Международный пакт о гражданских и политических правах налагает обязательство на каждое участвующее в Пакте государство “…обеспечить любому лицу права и свободы которого нарушены…” (п.а ст.2), “…обеспечить правовую защиту для любого лица, требующего такой защиты… (п.б ст.2). Декларация основных принципов правосудия для

В эту группу мы включаем всех остальных участников уголовного про- цесса, которые не входят в первые две группы, т.е. свидетели, потерпев- шие, переводчики и т.д.

135

жертв преступлений и злоупотреблений властью предусматривает “предоставление надлежащей помощи жертвам преступлений на протяжении всего судебного разбирательства” (п.с ст.6), “принятия мер для сведения к минимуму неудобств для жертв преступлений, охрану их личной жизни в тех случаях, когда это необходимо, и обеспечения их безопасности, а также безопасности их семей и свидетелей с их стороны и их защиты от запугивания и мести” (п.”д” ст.6)24.

На защиту прав и свобод первой категории лиц за последнее время принято значительное число конституционных, уголовно- процессуальных и других отраслевых норм, гарантирующих от необоснованного привлечения к уголовной ответственности и обеспечения их безопасности. Среди них можно выделить ст.7 УК РФ, которая провозглашает: “Уголовное законодательство Российской Федерации обеспечивает безопасность человека”. Для обеспечения личной безопасности служит ст. 19 Федерального закона “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”, которая гласит: “при возникновении угрозы жизни и здоровью подозреваемого или обвиняемого либо угрозы совершения преступления против личности со стороны других подозреваемых или обвиняемых сотрудники мест содержания под стражей обязаны немедленно принять меры по обеспечению личной безопасности подоз- реваемого или обвиняемого”25.

В целях обеспечения безопасности должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство служит федеральный закон “ О государ-

Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью (принята резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 г.

Федеральный закон “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” от 15 июля 1995г. // Российская газета. № 139. 20 июля 1995г.

136

ственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов” от 20 апреля 1995Г26.

Под действие этого закона подпадают: 1) судьи всех судов общей юрисдикции и арбитражных судов, народные заседатели, присяжные заседатели; 2) прокуроры; 3) следователи; 4) лица, производящие дознание; 5) лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность; 6) сотрудники органов внутренних дел, осуществляющие охрану; 7) сотрудники органов контрразведки; 8) сотрудники федеральных органов налоговой полиции; 9) судебные исполнители… и родственники всех указанных лиц (ст.2 Закона).

Для обеспечения защиты жизни и здоровья защищаемых лиц и сохранности их имущества органами, обеспечивающими безопасность, могут применяться с учетом конкретных обстоятельств следующие ме- ры безопасности: 1) личная охрана, охрана жилища и имущества; 2) выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности; 3) временное помещение в безопасное место; 4) обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах; 5) перевод на другую работу (службу), изменение места работы(службы) или учебы; 6) переселение на другое место жительства; 7) замена документов, изменение внешности.

В целях реализации указанного закона министром внутренних дел

?7

был издан приказ и временная инструкция о порядке обеспечения госу-

Федеральный закон “О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов” от 20 апреля 1995г. // Российская газета. № 82. 26 апреля 1995г.

Приказ Министра внутренних дел по реализации федерального закона “О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов” от 20 декабря 1995 г. N 483 // Российские вести. № 48. 14 марта 1996г.

137

дарственной защиты указанных лиц28. Этими документами регламентирован широкий перечень средств и методов по реализации данного закона для обеспечения безопасности этих лиц.

Наибольшую тревогу вызывает обеспечение безопасности лиц, содей- ствующих уголовному судопроизводству в связи с тем, что на законодательном уровне пока не принимается достаточных мер в этом направлении. Как уже неоднократно указывали многие авторы самыми незащищенными среди этих лиц остаются потерпевшие и свидетели29.

В соответствии со ст.27 Основ уголовного судопроизводства в случае появления достаточных данных, свидетельствующих об угрозе убийством, применения насилия, уничтожения или повреждения имущества либо применения иных противоправных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или других участвующих в деле лиц, а также членов их семей или близких родственников, орган дознания, следователь, прокурор, суд обязаны принять предусмотренные законодательством меры к охране жизни, здоровья, чести, достоинства и имущества этих лиц, а также к установлению виновных и привлечению их к ответственности.

Аналогичная норма была предусмотрена Законом РСФСР “О мили- ции” , где провозглашена обязанность милиции принимать меры по охране лиц, участвующих в уголовном деле, а также членов их семей и близких, если здоровье, жизнь или имущество этих лиц находится в опасности (п.24 ст.10).

Временная инструкция о порядке обеспечения государственной защиты судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов к Приказу МВД России от 20 декабря 1995 г. N 483. Там же.

29 См. например Белозеров Ю.Н., Марфицин П.Г. Обеспечение прав и за конных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела. М., С.33-34.; Щерба СП., Зайцев О.А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам. М.}1996. С.42; Абабков А. Защитить права потерпев шего //Российская юстиция. 1997. № 3. С Л 6-17.

30 Закон РСФСР “О милиции” в ред. Закона от 18 февраля 1993г. // ВВС РСФСР и СНД. 1001. №16.

138

В соответствии с Законом РФ “Об оперативно-розыскной деятельно- сти’“1 от 12 августа 1995г. органы, осуществляющие оперативно- розыскную деятельность, обязаны содействовать обеспечению личной безопасности, сохранности имущества участников уголовного судопроизводства, членов их семей, близких от преступных и иных противоправных посягательств (п.6 ст. 14). Генеральный прокурор предписал нижестоящим прокурорам “считать своей важнейшей обязанностью защиту прав и законных интересов потерпевших от преступлений. Внимательно подходить к рассмотрению их жалоб и заявлений, исключить проявления бездушия и формализма, принимать все необходимые меры к восстановлению нарушенных прав, возмещению морального и материального ущерба, обеспечению личной безопасности потерпевших, членов их семей и близких родственников”.32

Хотя эти и другие существующие нормативные акты предписывают должностным лицам правоохранительных органов обеспечивать безопасность потерпевших и свидетелей, но в то же время они не определяют порядок предоставления такой безопасности. Отсутствие процессуального порядка вынуждает должностных лиц проявлять собственную инициативу, которая может нарушать действующие законы. Это утверждение подтверждается собственным примером из практики расследования уголовных дел.

В 1993 году автором расследовалось уголовное дело в г. Перми о вымогательстве. Первоначально из оперативных источников стало известно о группе вымогателей из 8 человек, которые постоянно взимали “дань” с владельцев коммерческих киосков и лоточных торговцев. Пострадавшие,

31 Российская газета. 18 августа 1995г.

32 Приказ Генерального прокурора РФ от 21 февраля 1995 г. № 10 “Об ор ганизации прокурорского надзора за расследованием и раскрытием пре ступлений’’. Комментарий к Федеральному закону “О прокуратуре РФ” (С приложением ведомственных актов) / Под ред. Ю.И. Скуратова. М. 1996. С.456.

139

запуганные вымогателями, боялись обратиться в милицию за помощью. Более того, все попытки убедить этих людей написать заявление в милицию и дать показания не увенчались успехом. Только, когда совместно с прокурором района было принято решение не раскрывать данные о потерпевших и свидетелях, пострадавшие сделали заявление о совершенном преступлении, после чего было возбуждено уголовное дело. После возбуждения уголовного дела все вымогатели были задержаны, а затем арестованы. Но самое сложное оказалось впереди. Обвиняемые и их адвокаты обжаловали в суд законность и обоснованность ареста в порядке ст.2201 УПК, в результате чего обвиняемые были выпущены из-под стражи. Основным доводом судей явилось утверждение, что сторона обвинения нарушила уголовно-процессуальное законодательство. Заметим, что действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает такой процессуальный порядок, когда данные о свидетелях и потерпевших не разглашаются.

Все вышесказанное позволяет нам утверждать, что в уголовном про- цессе не в полной мере обеспечивается безопасность всех его участников, вовлеченных в уголовное судопроизводство. Для того, чтобы обеспечить реальную безопасность каждого участника уголовного процесса необходимо скорее принять закон о защите свидетелей и потерпевших по аналогии с законом о защите должностных лиц, который обсуждается в Государственной Думеь.

Следует поддержать положения проекта УПК (ч.8 ст. 176, ч.З ст.249 и ч.5 ст.324), допускающие чтобы по мотивам безопасности потерпевшие и свидетели фигурировали в деле под псевдонимами, а действительные их имена и другие сведения об этих лицах были известны прокурору и суду, но не обвиняемому и защитнику. Мы не согласны с точкой зрения А.Ларина на это нововведение как на “грубейшее извращение принципов

^ Более подробно см.; Палеев М. Почему Президент России отклонил закон о защите потерпевших и свидетелей // Российская юстиция. 1998. № 1.

140

состязательности и объективной истины”/ По нашему мнению эта пред- полагаемая норма сильно запоздала во времени. Отсутствие такой нормы в условиях криминализации общества не позволяет потерпевшим обращаться в милицию, а свидетелям давать правдивые показания, что в свою очередь порождает латентную преступность.

Реализацией принципа равенства в стадии предварительного рассле- дования является возмещение ущерба каждому, понесшему ущерб в ре- зультате совершения преступления и при его расследовании (ст.52 Конституции). Само возмещение ущерба неразрывно связано с задачами, стоящими перед уголовным судопроизводством. Конституционная гарантия в таких случаях состоит не только в том, чтобы восстановить нарушенное право и обеспечить его реализацию, но и в возмещении причиненного человеку материального и морального вреда, а также право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст.53 Конституции).

Так, уголовно-процессуальный закон охраняет права потерпевших от преступления, предоставляет им определенные процессуальные права (ст.53 УПК). Лицо, понесшее материальный ущерб от преступления, имеет право потребовать возмещения этого ущерба посредством предъявления гражданского иска (ст.54 УПК).

На выполнение требований принципа равенства направлено закреп- ленное в законе право на возмещение ущерба и восстановление прав каждого, кто необоснованно пострадал в сфере уголовного судопроизводства. Нормативной базой для определения размера и условий подлежащего возмещению ущерба реабилитированному гражданину являются: ст.53 Конституции РФ; ст.38 Декларации прав и свобод человека и гражданина; ст. 150-152, 1070, 1081, 1099-1101 ГК РФ; ст.581 УПК; действующее в настоя-

  • А. Ларин. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности в проекте УПК-1997 // Российская юстиция. 1997. № 9. С. 10.

141

щее время в Российской Федерации Указ Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. “О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей”; Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда33; Инструкция по применению Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда^6. Кроме того, Пленумом Верховного Суда СССР было принято 23 декабря 1988 г. Постановление “О некоторых вопросах применения в судебной практике Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. “О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей”37.

Этими нормативными документами был установлен порядок возме- щения в полном объеме, независимо от вины должностных лиц за счет средств федерального бюджета в случаях незаконного вовлечения гражданина в сферу уголовного преследования при последующей его реабилитации. Само возмещение ущерба неразрывно связано с задачами, стоящими

j5 Ведомости Верховного Совета СССР. 1981. № 21. Ст.741; см. также: Пленумом Верховного Суда СССР было принято 23 декабря 1988 г. Постановление “О некоторых вопросах применения в судебной практике Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. “О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей”.

?7/Г

” Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств. 1984. № 3. С. 3-

10.

“7 Бюллетень Верховного Суда СССР. 1989. № 1.

142

перед уголовным судопроизводством, поэтому отрывать его от породивших уголовно-процессуальных отношений неоправданноj8.

Провозглашенное Конституцией право каждого на ознакомление с документами и материалами (ч.2 ст. 24) в стадии предварительного расследования предоставлено участникам уголовного процесса, чьи права и свободы затрагиваются преступлением. В уголовном процессе затрагиваются права и свободы подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, и поэтому указанные лица имеют право на получение информации по уголовному делу. Их права на получение необходимых сведений по расследованному уголовному делу закреплены в соответствующих статьях, определяющих права и обязанности (см. ст.ст.46, 52, 53, 54).

Основные положения, гарантирующие получение необходимой ин- формации о принимаемых и принятых решениях по уголовному делу, закреплены в ст. 58 УПК, где зафиксирована обязанность должностных лиц “разъяснить участвующим в деле лицам их права и обеспечить возможность осуществления этих прав”.

Вместе с тем круг лиц, участвующих в деле, включает не только ука- занных субъектов уголовно-процессуального права (участников уголовного процесса), перечисленных в третьей главе УПК, но и других лиц, в частности экспертов, специалистов, свидетелей, общественных защитни-

Более подробно по этому вопросу см.: Безлепкин Б.Т. Возмещение вреда, причиненного гражданину в уголовном судопроизводстве: Дис… докт. юр. наук. М. 1981; Полякова М.Ф. Возмещение имущественного ущерба в случаях реабилитации - одна из гарантий прав личности в советском уголовном процессе. М. 1986; Прокудина Л.А. Возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов. М. 1997.; см. также: Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда /Постановление Шенума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 3.

143

ков, законных представителей, понятых, статистов, которые тоже имеют право на получение необходимой информации по уголовному делу.

При этом законодатель не ограничивается общим указанием на разъ- яснение прав участникам уголовного судопроизводства, а применительно к стадии предварительного расследования конкретизирует в отдельных нормах (ст.ст.123, 1331 - 138, 149 УПК). Так, например, перед допросом подозреваемому должны быть разъяснены его права, предусмотренные ст. 52 УПК. Ему должно быть объявлено, в совершении какого преступления он подозревается (ч.2 ст. 123 УПК). Следует сказать, что по действующему законодательству права подозреваемому разъясняются в момент допроса, а не в момент задержания.

В настоящее время все большее число процессуалистов склоняются к предоставлению аналогичного права подозреваемому в российском уго- ловном процессе^9. Причем в некоторых регионах России уже создан и выдается задержанному на руки документ - декларация прав подозреваехмого, где перечислены права и свободы человека и гражданина, закрепленные в Конституции РФ, уголовно- процессуальном законодательстве, указаны конкретные способы защиты прав подозреваемого40.

Придавая особое значение обеспечению участия тех или других лиц при проведении конкретных процессуальных действий, законодатель особо обязывает должностных лиц, осуществляющих производство по делу, разъяснять определенным субъектам их особые права на данном этапе (ст.ст.152, 184, 200, 201 УПК).

Мы считаем, что закрепленное в действующем законодательстве по- ложение не соответствует принципу равенства, согласно которому при : окончании дознания потерпевший, гражданский истец, гражданский от- ветчик и их представители извещаются об окончании дознания и направ-

?* Ст.79 проекта УПК. Российская юстиция. 1994. № 9.

40Лушников Ю. Не только защита прав человека // Законность. 1996. № 10.

С.6-8.

144

ления дела прокурору, но материалы дела для ознакомления им не предъявляются (ч.2 ст. 120 УПК).

В стадии предварительного расследования закон не ограничивает предоставление информации по уголовному делу его участникам только при направлении дела в суд с обвинительным заключением. При прекращении уголовного дела по любым основаниям следователь письменно уведомляет о прекращении и основаниях прекращения уголовного дела лицо, привлекавшееся в качестве обвиняемого, потерпевшего, а также лицо или учреждение, по заявлениям которых дело было возбуждено, и разъясняет порядок обжалования. При этом действующее законодательство ничего не говорит об ознакомлении заинтересованных участников по прекращенному уголовному делу.

Мы полагаем, это не соответствует конституционному требованию, гарантирующему право каждому на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы (ч.2 ст.24), а следовательно и принципу равенства всех перед законом и судом.

Исследование принципа равенства всех перед законом и судом в стадии предварительного расследования позволяет нам сделать следующие выводы.

Первое. Основная задача названного принципа в стадии предвари- тельного расследования заключается в реализации уголовного закона посредством привлечения обвиняемого к уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств, указанных в ч.2 ст. 19 Конституции РФ, ст.14УУПК.

Второе. Принцип равенства обязывает должностное лицо, произво- дящее расследование, гарантировать каждому участнику уголовного процесса, независимо от его социальных (общественных), политических, ее-

145

тественных (природных) свойств и качеств, равенство возможностей для осуществления его прав и свобод, закрепленных в Конституции РФ, уголовно-процессуальном и международном законодательстве.

В целях реализации этого принципа должностные лица обязаны: уве- домить каждого участника уголовного процесса, в качестве кого лицо участвует в предварительном расследовании; разъяснить им права и обязанности; принять меры по охране личных и имущественных прав, законных интересов лиц, участвующих в деле; обеспечить права подозреваемого и обвиняемого знать, какое преступление им инкриминировано; обеспечить право давать объяснения и показания; обеспечить право подозреваемому и обвиняемому иметь защитника; обеспечить право иметь представителя; обеспечить право знакомиться с материалами дела, затрагивающими их права, свободы и законные интересы; обеспечить право приносить жалобы; обеспечить право на заявление отвода; обеспечить право заявлять ходатайства; обеспечить право представлять предметы и документы для приобщения к делу в качестве доказательств; обеспечить охрану чести и достоинства; обеспечить безопасность; обеспечить право на квалифицированную юридическую помощь; обеспечить возмещение ущерба; обеспечить право не свидетельствовать против самого себя и своих близких; обеспечить возможность пользоваться услугами переводчика.

146

§ .5. VJCOOCKKOCTK привлечения к уголовкой ответственности лиц, обладающих иммунитетами и привилегиями

Уголовно-процессуальное законодательство устанавливает, что пра- восудие по уголовным делам осуществляется на началах равенства граждан перед законом и судом (ст. 14 УПК). Вместе с тем, государство устанавливает через систему международных, конституционных и иных законодательных актов определенные исключения из общих правил привлечения к уголовной ответственности лиц отдельных категорий, которые обладают иммунитетами и привилегиями.1

Исследование норм процессуальных институтов об иммунитетах и привилегиях, предусмотренных законами России и обязательными для нее международными договорами, показало, что соответствующими изъятиями из общего порядка уголовного судопроизводства и особыми преимуществами, льготами в этой сфере наделены 187 категорий российских и иностранных граждан в связи с выполнением ими специфических функций в межгосударственных, государственных и общественных отношениях. Среди них 34 категории российских граждан, пользующихся иммунитетами и привилегиями по законам России и 153 категории иностранных и российских граждан, наделенных иммунитетами и привилегиями на основании международных договоров и Положения о дипломатических и кон- сульских представительствах иностранных государств на территории СССР от 23 мая 1966 года.

Привилегия - исключительное право, предоставляемое кому-либо в от- личие от других; льгота, которой кто-либо пользуется; преимущество. Льгота - полное или частичное освобождение от соблюдения установленных законом общих правил, выполнения каких-либо обязанностей. Словарь русского языка в 4-х томах / Под ред. Евгеньева А.П. Т.З. М. 1983. С. 396.; Иммунитет - нераспространение некоторых законов на лиц, занимающих особое положение в государстве; изъятие кого-либо из-под действия некоторых законов. От лат. Immunitas, unmunitatis - освобождение от чего-либо. Там же.: Т.1. С. 362.

147

^ .UL/GU.JLWLS XX \J V/ JU4/ATAAJA JLVV/AJLAVL/Vf 1111МЛ JTXJ L>« i ПГА JCJL ААЬ^^ГАЛ.». V JLU,VV Il> J lVUOUliAAWH/V

категорий граждан существенно различны. Данное обстоятельство позволяет вести речь о видах иммунитетов и привилегий применительно к субъектам, обладающими этими иммунитетами.

Различаются иммунитеты и привилегии также по объектам гаранти- рования. В этом аспекте можно рассматривать в качестве видов иммунитетов и привилегий личную неприкосновенность, неприкосновенность служебных помещений и частных резиденций, привилегии связи, неприкосновенность имущества, активов, служебной переписки, архивов либо иных документов, иммунитет от уголовной юрисдикции, всякого рода судебно-процессуальный иммунитет, свидетельский иммунитет и т.п.

Перечисленные иммунитеты и привилегии, составляя определенные “наборы”, образуют содержание особого правового положения указанных выше категорий российских и иностранных граждан. Причем по своему характеру и назначению иммунитеты и привилегии для тех или иных групп категорий граждан являются общими. Ввиду данного обстоятельства такие относительно обособленные, общие для отдельных групп категории граждан, иммунитеты и привилегии, как представляется, заслуживают рассмотрения в рамках самостоятельных укрупненных процессуальных институтов.

Анализ более 20 общих, многосторонних, международных (межгосударственных), конвенций, соглашений и протоколов и мно- гочисленной группы специальных, двусторонних, международных договоров, обязательных для Российской Федерации и содержащих правовые нормы о привилегиях и иммунитетах, позволяет выделить прежде всего такой вид процессуальных иммунитетов как ‘’"’иммунитеты и привилегии дипломатических представителей “2.

2 Более подробно см.: Венская Конвенция о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 г.// Ведомости ВС СССР. 1964. № 18. Ст.221.; Венская Конвенция о консульских сношениях от 24 апреля 1963 г. // Ведомости СНД СССР и ВС СССР. 1989. № 12. Ст.275; Положение о диплома-

148

Диплома шческие привилегии “< иммуттитеты в полном объеме или с ограничениям, предусмотренными международными договорами, прямо распространены на членов семей дипломатов, на лиц персонала, не имеющих дипломатических рангов, работников иностранных торговых представительств.

Международной защитой пользуются представители и должностные лица международных организаций (ООН, Совета Европы, Дунайской Комиссия, Европейского Суда по правам человека, Международного Суда ООН и др.). Представляется, что нормы, закрепляющие эти привилегии и иммунитеты, образуют единый процессуальный институт “иммунитета лиц, пользующихся международной защитой “J.

Анализ норм более 20 законодательных актов России (Конституции РФ, федеральных конституционных законов и федеральных законов РФ) позволяет выделить в качестве самостоятельного процессуального института “депутатский иммунитет”.

Близко примыкают к данному институту нормы об иммунитетах и привилегиях, зарегистрированных в установленном порядке кандидатов в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания РФ, органа представительной власти субъекта РФ, а также на должность главы исполнительного органа власти (Президента) субъекта Российской Федерации или выборный орган местного, самоуправления, нормы об иммунитете зарегистрированных кандидатов на должность Президента Российской Феде-

тических и консульских представительствах иностранных государств на территории СССР. Указ Президиума ВС СССР от 23 мая 1966 г. Ведомости ВС СССР. 1966. № 22. Ст.387. Утвержден Законом СССР от 3 августа 1966 г. // Ведомости ВС ССР. 1966. № 32. Ст. 701.

Более подробно см.: Конвенция о привилегиях и иммунитетах ООН от 13 февраля 1946 г.; Конвенция о привилегиях и иммунитетах Дунайской Комиссии от 15 мая 1963 г. Ведомости ВС СССР. 1964. № 13. Ст.152.; Конвенция о правовом статусе, привилегиях и иммунитетах межгосударственных, экономических организаций, действующих в определенных областях сотрудничества от 5 декабря 1980 г.// Ведомости ВС СССР. 1984. Х° 26. Ст.453.

149

n’JHNM ТТпМЩМПрГММ \/ir’J7’JUULIV i * 11 -» >I V/M-‘V l’M’Vl,H i HUMTl, U ?* (TL4 1-ГЧ/Т4~1 7~iV\/T7TTV

“иммунитет кандидатов в депутаты органов представительной власти и на должность Президента “.

Выделяется группа правовых норм, предусматривающих иммунитеты и привилегии Уполномоченного по правам человека в Российской Фе- дерации, должностных лиц Счетной палаты РФ, судей, прокуроров и следователей прокуратуры, должностных лиц иных правоохранительных и контролирующих органов. Общим, интегрирующим их свойством, является наделение указанных лиц процессуальными иммунитетами и привилегиями в силу особого должностного положения указанных лиц в сфере надзора, контроля и правоохраны. В этой связи представляется возможным именовать данные иммунитеты и привилегии “должностным иммунитетом судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов “.

В отличии от лиц, обладающих должностных иммунитетов, члены избирательных комиссий с правом решающего голоса, члены комиссий по проведению референдума с правом решающего голоса, народные заседатели, присяжные заседатели призываются к выполнению особых функций по содействию в решении государственных задач не в силу должностного положения, а особых общественных обязанностей. В силу данного обстоятельства иммунитеты указанных лиц, думается, могут быть условно обозначены “иммунитетом общественных представителей “.

Таким образом, в уголовно-процессуальном праве (и уголовно- процессуальной науке), как нам представляется, необходимо различать следующие виды иммунитетов: а) дипломатический иммунитет, б) иммунитет лиц, пользующихся международной защитой, в) депутатский иммунитет, г) иммунитет кандидатов в депутаты органов представительной власти, на должность Президента субъекта РФ, Президента РФ, д) должностной иммунитет судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, ж) иммунитетом общественных представителей.

150

Одним из наиболее сложных вопросов, связанных с иммунитетами и привилегиями, является теоретическое обоснование необходимости их предоставления. История становления и развития права свидетельствует о том, что всегда было характерно наличие двух противоборствующих тенденций: одной, направленной на ограничение иммунитетов и привилегий, и другой, направленной на их расширение.4 Этот вопрос не теряет своей актуальности с древних времен. Потребность в теории, раскрывающей юридическую природу иммунитетов и привилегий, обусловлена не только интересами собственно науки уголовного процесса, но и назревшей практической необходимостью сдерживания коррупции и злоупотреблением служебным положением в коридорах государственной власти, где работают упомянутые лица. Это также необходимо для выработки единых стандартов и эталонов привлечения к уголовной ответственности виновных лиц, исходя из принципа равенства всех перед законом и судом.

Такая теория могла бы иметь также важное практическое значение для толкования действующих иммунитетов и привилегий, при разрешении спорных ситуаций, когда необходимо установить конкретный объем того или иного иммунитета и их реализации.

Исследование иммунитетов и привилегий показало, что наибольшими исключениями из принципа равенства всех перед законом и судом об- ладают дипломатические работники. Так, ч.2 ст.33 УПК устанавливает: “В отношении лиц, обладающих правом дипломатической неприкосновенности, процессуальные действия, предусмотренные настоящим Кодексом, производятся лишь по их просьбе или с их согласия. Согласие на производство этих действий испрашивается через Министерство иностранных дел”.

См. например: Левин Д.Б. Дипломатический иммунитет. М. 1949. С.7, 130; Демин Ю.Г. Статус дипломатических представительств и их персонала. М. 1995. С.21; Депутат парламента в зарубежных странах / Под ред. Д.А. Ковачева. М. 1995.

151

Круг лиц, обладающих правом дипломатической неприкосновенности, и само содержание этого права в уголовно-процессуальном законода- тельстве не конкретизируется. Исключение составляет ст. 173 УПК, где речь идет о производстве обыска и выемки в помещениях, занимаемых дипломатическими представителями, а равно в помещениях, в которых проживают члены дипломатических представительств и их семьи, с согласия дипломатического представителя.

Статья 33 УПК не учитывает также положений ст.32 Венской кон- венции о дипломатических сношениях 1961 г.3 о том, что право отказа от иммунитета от юрисдикции принадлежит аккредитующему государству, а не лицам, обладающими этим иммунитетом. Не учитывает ст.33 и требований ст. 12 Положения о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории Союза СССР 1966 г.6 о том, что такие процессуальные действия, как задержание или арест, ни при каких условиях не могут применяться в отношении лиц, обладающих дипломатической неприкосновенностью.

Отмеченные расхождения впредь до их устранения в законодатель- ном порядке должны решаться в пользу приоритета международных правил.

В стадии возбуждения уголовного дела, так или иначе связанных с иностранными гражданами, обладающими дипломатическими иммунитетами и привилегиями, процессуальные действия допускаются лишь по их просьбе или с их согласия. При проведении проверочных действий в порядке ч.2 ст. 109 УПК с участием иностранного гражданина, не владеющего языком, на котором ведется судопроизводство, необходимо приглашать переводчика и обеспечивать право делать заявления, давать объяснения и

5 Ведомости ВС СССР. 1964. № 18. Ст. 221.

6 Там же. 1966. № 28. Ст.387.

152

заявлять ходатайства на родном языке или другом языке, которым владеет иностранный гражданин (ст. 17 и 57 УТЖ)7.

При принятии решения об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с установлением права иностранного гражданина на иммунитет от уголовной юрисдикции возникает вопрос о правовом основании данного решения.

Представляется, что материально-правовым основанием освобождения от уголовной ответственности в таких случаях является наличие им- мунитета от уголовной юрисдикции, а процессуальным основанием - отсутствие согласия аккредитующего государства. Хотя такое основание в ст. 5 УПК не предусмотрено, тем не менее ст. 113 УТЖ не ограничивается только этими пределами и предусматривает наряду с отсутствием оснований - наличие обстоятельств, исключающих производство по делу. Отсутствие указанного согласия необходимо рассматривать как обстоятельство, исключающее производство по делу.

Во избежание пробела в уголовно-процессуальном законе, а также недопущения следственных ошибок, мы полагаем, что в УПК необходимо предусмотреть самостоятельное основание, исключающее производство по делу - отказ аккредитующего государства на привлечение лица, обладающего иммунитетом от уголовной ответственности, к уголовной ответственности.

Если уже в стадии предварительного расследования выясняется, что лицом совершившим преступление, является иностранный гражданин, обладающий дипломатическими иммунитетами и привилегиями, то необходимо применять следующие особенности:

См.: Инструкция о порядке извещения иностранных и консульских представительств на территории СССР о задержаниях и арестах граждан представляемого ими государства, а также порядке посещения консульскими должностными лицами и сотрудниками посольств задержанных, арестованных и осужденных к лишению свободы граждан (утв. Прокуратурой СССР, Верховным Судом СССР, МВД СССР, МИД СССР и КГБ СССР 5 июня 1987 г. № 39/17/144/35/107/35).

154

Великой Французской революции и вызывалась потребностями момента: подчиненные королю суды могли репрессировать депутатов после явного их неповиновения приказу короля разойтись, - пишет Л.А. Шаланд.9

В России институт депутатской неприкосновенности впервые был введен Учреждением от 20- февраля 1906 г., превратившим Государственную Думу в законодательный орган. Статья 16 его ставила лишение свободы депутата в зависимость от согласия на то Думы. В советское время неприкосновенность была закреплена конституционно и особенно данный институт развивался в последние годы.

В настоящее время институт депутатского иммунитета в уголовном процессе включает нормы ст. ст. 8 и 9 Раздела второго “Заключительные и переходные положения” Конституции Российской Федерации, ст. ст. 18-20 Федерального закона РФ от 8 мая 1994 г. “О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации”10. При этом следует учитывать постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 февраля 1996 года по делу о проверке конституционности положения частей первой и второй статьи 18, статьи 19 и части второй статьи 20 приведенного Федерального закона от 8 мая 1994 года.11

В содержание данного института входят также нормы ст. 18 Феде- рального закона РФ от 12 августа 1995 г. “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации”,12 ст.2 Федерального закона РФ от 23 октября 1996 г. “Об обеспечении конституционных

9 Шаланд Л.А. Иммунитет народных представителей. Т.2. Юрьев. 1913. С.5.

Федеральный закон “О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” от 8 мая 1994 г (в ред. Федерштьного закона от 12.03.96 N 24-ФЗ) // Российская газета. 12 мая 1994г.

11 Российская газета. 4 декабря 1996г.

12 Федеральный Закон Об общих принципах организации местного само управления в Российской Федерации от 28 августа 1995 года N 154-ФЗ. (ред. от 17.03.97) // Собрание законодательства РФ. 1995. № 35. Ст.3506.

155

прав граждан Российский Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления”13 и ст. ст. 44-46 Временного положения о проведении выборов депутатов представительных органов местного самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления в субъектах Российской Федерации, не обеспечивших реализацию конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления”, утвержденного Федеральным законом РФ от 23 октября 1996 года.14 При этом следует сказать, что в УПК нет ни одной нормы, которая регулировала бы иммунитеты и привилегии.

Во избежание следственных и судебных ошибок мы считаем целесо- образным принять единый федеральный закон, где необходимо закрепить все иммунитеты и привилегии, устанавливающие изъятие из общих норм уголовно-процессуальной деятельности.

Согласно статье 98 Конституции Российской Федерации члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы обладают не- прикосновенностью в течение всего срока их полномочий; они не могут быть задержаны, арестованы, подвергнуты обыску, кроме случаев задержания на месте преступления, а также подвергнуты личному досмотру, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других людей . По смыслу статьи 98 Конституции РФ в соотнесении с ее статьями 22, 23, 24, 25 неприкосновенность парламентария не ограничивается только его личной неприкосновенностью. Из этого следует, что без согласия соответствующей палаты Федерального Собрания не может быть нарушена не только личная неприкосновенность парламентария, но и неприкосновенность занимаемых им жилых и служебных помещений, используемых им личных и служебных транспортных средств, средств связи, принадлежащих ему документов и багажа, а значит не могут быть произведены такие

ь См.: Российская газета. 4 декабря 1996г. 14 См.: Российская газета. 4 декабря 1996г.

156

процессуальные меры, как обыск помещения, выемка (изъятие)
определенных предметов, досмотр вещей, принадлежащих депутату.

Часть первая статьи 18 Федерального закона “О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации”, воспроизводя конституционные положения о депутатской неприкосновенности, о недопустимости задержания, ареста, обыска, а также личного досмотра депутата, предусматривает также невозможность привлечения его к уголовной ответственности, налагаемой в судебном порядке, и его допроса без согласия соответствующей палаты Федерального Собрания. Однако, Конституционный Суд РФ указал, что федеральный закон устанавливает более широкий, чем указанный в Конституции РФ, перечень случаев, при которых парламентарий не может быть лишен неприкосновенности без согласия соответствующей палаты Федерального Собрания. Расширительное понимание неприкосновенности в таких случаях ведет к искажению публично- правового характера парламентского иммунитета и его превращению в личную привилегию, что означает, с одной стороны, неправомерное изъятие из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (чЛ ст.19 ), а с другой - нарушение конституционных прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью (ст. 52). Поэтому Конституционный Суд отметил; что положения Федерального закона “О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 15 (ч.1), 19 (чЛ), 52, 98, в той мере, в какой эти положения препятствуют возбуждению уголовного дела, проведению дознания и предварительного следствия}5

Постановление Констшуционного Суда от 20 февраля 1996 г. по делу о проверке конституционности положений ст.ст.18, 19 и 20 Федерального закона от 8 мая 1994 г. “О статусе депутата Совета Федерации и статусе де-

157

Неприкосновенность парламентария не означает освобождения его от ответственности за совершенное правонарушение, если такое правона- рушение совершено не в связи с осуществлением собственно депутатской деятельности. Конституционным Судом РФ было отмечено, что в отношении парламентария допустимо осуществление судопроизводства на стадии дознания и предварительного следствия вплоть до принятия решения о передаче дела в суд в соответствии с положениями УК и УПК, без согласия соответствующей палаты Федерального Собрания. Тем самым Конституционный Суд в резолютивной части своего постановления предписал законодателю разрешить вопрос о допустимости и порядке осуществления следственных действий в случае возбуждения уголовного дела с лицами обладающими депутатским иммунитетом.

Вместе с тем это не означает лишение парламентария не- прикосновенности. По смыслу статьи 98 (часть 2) Конституции Рос- сийской Федерации и статьи 20 закона о статусе депутата следственные действия в отношении членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы должны осуществляться под непосредственным надзором Генерального прокурора РФ, ибо именно он вносит в соответствующую палату Федерального Собрания представление о лишении парламентария неприкосновенности. И если по завершении предварительного следствия Генеральный прокурор РФ придет к выводу о необходимости передать дело об уголовном преследовании в суд, он должен незамедлительно внести представление в соответствующую палату Федерального Собрания. В целях обеспечения гарантий неприкосновенности депутатов Генеральный прокурор дал указание нижестоящих прокурорам и

путата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” // Российская газета. № 41, 29.02.96.

158

органам предварительного расследования, где предусмотрен процессуальный порядок лишения депутатов неприкосновенности.16

Совет Федерации или Государственная Дума не позднее чем в недельный срок со дня внесения представления Генерального прокурора России рассматривает это представление в порядке, установленном регламентом соответствующей палаты, принимает по нему мотивированное решение и в трехдневный срок извещает о нем Генерального прокурора РФ. С 9 июня 1995 г. для принятия в Государственной Думе решения о лишении депутата неприкосновенности требуется простое большинство голосов (до этого - квалифицированное).17

Если палата, рассмотрев представление, установленным большинством голосов не примет на основании имеющихся материалов решения о лишении депутата неприкосновенности, вопрос о его предании суду снимается. Без согласия палаты судебное разбирательство не может иметь места.

В науке конституционного права является аксиоматичным положение о том, что депутатский иммунитет - характерная черта статуса парла- ментариев, гарантия их деятельности и независимости в целом. Хотя в вышеупомянутом постановлении Конституционный Суд отметил, что установления статьи 98 Конституции РФ являются “определенным ис- ключением” из общей конституционной нормы о равенстве всех перед законом и судом, вместе с тем он подчеркнул, что данное требование обусловлено необходимостью конституционной защиты специального статуса

16 Указание Генерального прокурора РФ от 10.04.95 г. № 23/15 “О порядке подготовки материалов для внесения представлений о лишении неприкосновенности депутатов Совета Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации // Комментарий к Федеральному закону “О прокуратуре РФ” с приложением ведомственных актов / Под ред. Ю.И.Скуратова. М. 1996. С.428.

См. Постановление Государственной Думы от 9.06.95 г. № 852-1 Госу- дарственной Думы “О внесении изменений в Регламент” // Российская газета. 20 июня 1995 г.

159

парламентария как члена федерального представительного и законода- тельного органа”. По своему содержанию это гарантия более высокого уровня по сравнению с общими конституционными гарантиями не- прикосновенности личности. Она не является личной привилегией, а имеет публично-правовой характер, призвана служить публичным интересам, обеспечивая повышенную охрану законом личности парламентария в силу осуществляемых им государственных функций, ограждая его от необоснованных преследований, способствуя беспрепятственной деятельности парламентария и тем самым - парламента, их самостоятельности и независимости. В силу данного обстоятельства депутаты наделяются особыми правами, иммунитетами и привилегиями, позволяющими депутатам беспрепятственно и независимо от неправомерного воздействия со стороны органов государства, его должностных лиц выполнять свои представительские функции. По данным Генеральной прокуратуры РФ в период с 1993 по 1995 годы прокурорами было вынесено в соответствующие представительные органы РФ и субъектов РФ 659 представлений о лише-

IS

нии депутатского иммунитета .

Уголовно-процессуальный институт депутатского иммунитета включает правовые нормы о неприкосновенности и привилегиях депутата субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления. Согласно Федеральному закону-РФ от 12 августа 1995 г. “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации”19 депутат местного самоуправления на территории муниципального образования не может быть задержан (за исключением случаев задержания на месте преступления), подвергнут обыску по месту жительства или работы, арестован, привлечен к уголовной ответственности без согласия прокурора субъекта Российской Федерации (п. 8 ст. 18).

Информация Генеральной прокуратуры РФ № 1724-5. 19 См.: Собрание законодательства РФ. 1995. № 35. Ст.3506.

160

M»nr>’mnt.iP npni’TOT^V”A Т1цил\штгг»т11 i u ппииигтдгпи 1Т1Ш -ч/”Эк ‘jm/Лип^д

J.J.U^l^UllliXUV ^VA1> 1U1V1VI1V XJUUJfl V 111Л Л V Л X>1 -“ JLA?JX A ASMARA’S* Л fill ^A^iifl «»V JU*\V11VIU

распространены на членов выборных органов местного самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления.

Наряду с настоящим Федеральным законом иммунитеты и привилегии выборных лиц на уровне субъекта РФ регулируется на данном этапе и в региональном законодательстве20. Как правило, для этого требуется испрашиваемое через соответствующего прокурора согласие того законодательного (представительного) органа, членом которого является лицо, на чье привлечение к уголовной ответственности испрашивается разрешение. Так, например, в соответствии со ст. 12 Закона о статусе депутата представительного органа местного самоуправления Пермской области “депутат обладает неприкосновенностью в течение всего срока его полномочий в порядке и на условиях, установленных федеральными законами”. Часть 2 этой статьи определяет, что “депутат на территории муниципального обра- зования не может быть задержан (за исключением случаев задержания на месте преступления), подвергнут обыску по месту жительства или работы, арестован, привлечен к уголовной ответственности без согласия прокурора Пермской области”. Аналогично вопрос о лишении депутатской неприкосновенности решен в Конституции Республики Коми (ст.79).21

См., например, Закон Республики Коми от 13 декабря 1994 г. “О статусе депутата Государственного Совета Республики Коми и депутата местного представительного органа власти” (ст. ст. 13 и 14) // Красное знамя. 1 ноября 1994г.; Закон Саратовской областной Думы в ред. от 28 февраля 1995 г. “О статусе депутата Саратовской областной Думы” (ст. 17 “Неприкосновенность депутата Думы”); постановление Калининградской областной Думы от 8 июля 1994 г. “Об утверждении Временного положения об обеспечении деятельности депутатов Калининградской областной Думы” (ст.23 и 24); Закон Пермской области от 23 марта 1995 г. “О статусе депутата Законодательного Собрания Пермской области” (ст. 13) //Пермские новости. 13 апреля 1995г.

21 Принята на внеочередной 18 сессии Верховного Совета Республики Коми 12 созыва 17.02.94г.

161

До принятия Федерального закона имели место попытки представи- тельных органов субъектов Российской Федерации установить неприкосновенность депутатов и других лиц органов местного самоуправления собственными правовыми актами. Так, 16 февраля 1995 года Законодательным Собранием Пермской области был принят закон “О внесении дополнений в Положение о местном самоуправлении в Пермской области”. Статья 13 этого закона определяла неприкосновенность “выборных лиц местного самоуправления (старост, депутатов и членов представительных органов”. По протесту прокурора области этот закон самим Законодательным Собранием был отменен.22

Аналогичная ситуация произошла в Калининградской области. По протесту прокурора судебная коллегия по гражданским делам признала решение противоречащим ст. ст.71, 73, 76 Конституции РФ, которым вопросы, регулирующие уголовную ответственность, отнесены к исключительному ведению Федерации.23

Схожая ситуация произошла с Уставом Тамбовской области, которая повлекла за собой разбирательство юридического спора о неприкосновенности в Конституционном Суде РФ24.

Согласие прокурора требуется для привлечения кандидатов в депутаты Государственной Думы РФ, кандидатов в депутаты других представи- тельных (законодательных) органов. Они не могут быть привлечены без согласия прокурора (соответственно уровню выборов) к уголовной ответственности, арестованы, подвергнуты мерам административного взыска-

См.: Закон Пермской области от 23 марта 1995 г. об отмене закона Пермской области “О внесении дополнений в Положение о местном самоуправлении в Пермской области”.

Справка по изучению практики выполнения судами региона положений Конституции РФ при осуществлении правосудия по уголовным делам. Материалы Верховного Суда РФ.

24 Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности ряда положений Устава (Основного закона) Тамбовской области от 10 декабря 1997 г. // Российская газета. 24 декабря 1997г.

162

кия, налагаемым Б судебном порядке. При даче согласия прокурор извещает об этом избирательную комиссию, осуществившую регистрацию кандидата (ст.22 ч.б).25

Должностной иммунитет судей, должностных лиц правоохрани- тельных и контролирующих органов.

В развитие положений ст. 122 Конституции РФ, устанавливающей неприкосновенность судей всех видов юрисдикции, 19 мая 1995 года принят Федеральный закон РФ “О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации “О статусе судей в Российской Федерации” от 26 июня 1992 года26.

В этом законе в качестве одной из гарантий независимости судей, предусмотренных ст. 9, предусматривается “неприкосновенность судьи”. Понятие неприкосновенности судьи раскрывается в ст. 16 данного закона, согласно которой в числе привилегий и иммунитетов, имеющих уголовно-процессуальное значение названы следующие.

  1. Личность судьи неприкосновенна. Неприкосновенность судьи распространяется также на его жилище и служебное помещение, ис- пользуемые им транспорт и средства связи, его корреспонденцию, при- надлежащие ему имущество и документы.

  2. Судья не может быть привлечен к административной и дис- циплинарной ответственности. Судья не может быть привлечен к какой-

Федеральный закон “О выборах депутатов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации” от 21. 06.95 г. // Российская газета. 28 июня 1995 г. (ч.9 ст.44); Федеральный закон “Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации” от 6 декабря 1994 г. // СЗ Российской Федерации. № 33. Ст.3406.

Закон О статусе судей в Российской Федерации, (в ред. Закона РФ от 14.04.93 N 4791-1, Федерального закона от 21.06.95 N 91-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 1995. № 26. Ст.2399. Вопросы неприкосновенности судей, народных, присяжных и арбитражных заседателей урегулированы также ст. 16 Федерального констхггуционного закона РФ от 26 декабря 1996 года “О судебной системе Российской Федерации” // Российская газета. 6 января 1997г.

163

либо ответственности за выраженное ИМ при осуществлении правосудия мнение и принятое решение, если вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена его виновность в преступном злоупотреблении.

  1. Уголовное дело в отношении судьи может быть возбуждено только Генеральным прокурором Российской Федерации или лицом, исполняющим его обязанности, при наличии на то согласия соответствующей квалификационной коллегии судей.
  2. Судья не может быть привлечен к уголовной ответственности, за- ключен под стражу, подвергнут приводу без согласия соответствующей
  3. квалификационной коллегии судей. Заключение судьи под стражу допускается не иначе как с санкции Генерального прокурора Российской Федерации или лица, исполняющего его обязанности, либо решением суда.

  4. Судья не может быть в каком бы то ни было случае задержан, а рав но принудительно доставлен в какой бы то ни было государственный ор ган в порядке производства по делам об административных право нарушениях. Судья, задержанный по подозрению в совершении пре ступления, задержанный или доставленный в орган внутренних дел, дру гой государственный орган в порядке производства по делам об адми нистративных правонарушениях, по установлении его личности должен

быть немедленно освобожден.

  1. Проникновение в жилище или служебное помещение судьи, в личный или используемый им транспорт, производства там досмотра, обыска или выемки, прослушивание его телефонных переговоров, личный досмотр и личный обыск судьи, а равно досмотр, изъятие и выемка его корреспонденции, принадлежащих ему имущества и документов про изводятся с соблюдением Констшуции Российской Федерации, федераль ных законов и только в связи с производством по уголовному делу в от ношении этого судьи.

164

перечисленные привилегии и иммунитеты предоставляются лицу в период пребывания в должности судьи. Эти же привилегии и иммунитеты распространены в полном объеме на народных заседателей и присяжных заседателей27, а также арбитражных заседателей28.

Конституционный Суд признал, что судейская неприкосновенность (кстати, так же как и депутатская) является определенным исключением из принципа равенства всех перед законом и судом и по своему содержанию выходит за пределы личной неприкосновенности (ст.22 Конституции РФ) . Вместе с тем, судейская неприкосновенность является не личной привилегией гражданина, занимающего должность судьи, а средством защиты публичных интересов, и прежде всего интересов правосудия. Однако как практика показывает, это становится зачастую неопределимым препятствием для привлечения судей к уголовной ответственности. Так, по данным министерства юстиции РФ с 1994 по 1997 год доведено до суда 10 уголовных дел по обвинению судей, одно из которых за взяточничество. За первое полугодие 1997 года квалификационной коллегией прекращено 45 полномочий судей за действия, порочащие деятельность судьи или умаляющих авторитет судебной власти. За этот же период квалификационные

См.: статьи 75 и 87 Закона РСФСР от 8 июля 1981 года “О судоустройстве РСФСР”, с послед, изм. и доп. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1981. № 28. Ст.976; Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. №27. Ст. 1560; № 30. Ст. 1794; 1993. № 33. Ст.1313; Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст.ЗЗОО.

См..: части 1-3 ст.8 Федерального закона РФ от 5 апреля 1995 года “О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации”// Российская газета. 16 мая 1995г.; ст.8 Федерального конституционного закона РФ от 26 декабря 1996 года “О судебной системе Российской Федерации” /У Российская газета. 6 января 1997г. Условия, основания и пределы предоставления привилегий и иммунитетов арбитражным заседателям определяется по аналогии закона - статьей 87 Закона РСФСР от 8 июля 1981 года “О судоустройстве РСФСР”.

Постановление Конституционного Суда РФ от 7 марта 1996 г. по делу о проверке конституционности п.З ст. 16 закона Российской Федерации “О статусе судей в Российской Федерации” в связи с жалобами граждан Р.И. Мухаметшина и А.В.Барбаша. // Российская газета. 19 марта 1996г.

165

коллегии рассмотрели / представлении 1 снеральнои прокуратуры. Мз них 4 о даче согласия на возбуждение уголовного дела и 3 - о даче согласия на привлечение к уголовной ответственности. С доводами Генерального прокурора квалификационные коллегии согласились по всем 7 представлениям30. Это при том, что существует трудно реализуемый порядок возбуждения уголовных дел и соответственно первоначальный сбор доказательств сразу после совершения преступления. Поэтому мы считаем совершенно правильным решение Конституционного Суда признавшего право гражданина на обжалование в Высшую квалификационную коллегию судей или в суд решение квалификационной коллегии об отказе в даче согласия на воз- буждение уголовного дела в отношении судьи. Это решение компенсирует установленное законом неравенство.

Несколько меньшим объемом привилегий и иммунитетов наделены судьи Конституционного Суда РФ/1 Согласно ст. 15 Федерального конституционного закона РФ о Конституционном Суде РФ судья этого Суда неприкосновенен. Он не может быть привлечен к уголовной ответственности, арестован, подвергнут обыску и задержанию (за исключением случаев задержания на месте преступления) без согласия Конституционного Суда Российской Федерации. Судья данного Суда, личность которого не могла быть известна в момент задержания, по выяснении его личности подлежит немедленному освобождению. •

Должностное лицо, произведшее задержание судьи Конституционного Суда РФ на месте преступления, немедленно уведомляет об этом Кон- ституционный Суд РФ, который в течение 24 часов должен принять решение о даче согласия на дальнейшее применение этой процессуальной меры или об отказе в даче согласия.

Судья указанного Суда обладает абсолютным уголовно-процессуаль- ным иммунитетом от всякой ответственности, в том числе и по истечении

J Судьи чистят свои ряды // Российская юстиция. 1998. № 1. jl См.: Российская газета. 23 июля 1994г.

166

срока его полномочий, за мнение, выраженное им в заседании Суда, а также за принятое этим Судом решение.

Вопрос об иммунитетах и привилегиях судей конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации пока не получил законодательного урегулирования.

Кроме того, нормы об уголовно-процессуальном иммунитете содер- жатся в Федеральном законе РФ от 24 апреля 1996 года “О государственной охране”32, в Федеральном законе РФ от 18 ноября 1994 года “О Счетной палате”33, в Федеральном конституционном законе РФ от 12 февраля 1997 года “Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации’“4.

Еще меньшим объемом привилегий и иммунитетов наделены проку- роры и следователи органов прокуратуры. В соответствии со ст.42 Федерального закона РФ от 25 октября 1995 года “О прокуратуре Российской Федерации”35: “1. Любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором или следователем в органах прокуратуры, возбуждение против них уголовного дела (за исключением случаев, когда прокурор или следователь застигнут при совершении при совершении преступления), производство расследования является исключительной компетенцией органов прокуратуры.

На период расследования возбужденного в отношении прокурора или следователя уголовного дела они отстраняются от должности.

  1. Не допускается задержание, привод, личный досмотр прокурора и следователя, досмотр их вещей и используемого ими транспорта, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других лиц, а также задержания при совершении преступления”.

32 См.: Российская газета. - 6 июня 1996г.

33 См.: Собрание законодательства РФ. 1995. № 3. Ст. 167.

34 См.: Российская газета. 4 марта 1997г.

°5 См.: Собрание законодательства РФ. 1995. № 47. Ст.4472.

167

Б п. I ст.42 Закона имеются в виду только прокуроры, перечисленные в абз.1 ст.54 Закона, а также следователи, указанные в п.4 ст. 14, п.З ст. 15 и ст. 16. На иных работников органов и учреждений прокуратуры данный порядок проведения проверок сообщений о фактах совершенных ими правонарушений, возбуждения уголовного дела и производства расследования не распространяется. В отношении их действуют общие правила о подследственности, расследовании преступлений.

В отношении военных прокуроров и военных следователей возбуж- дение и расследование уголовных дел также является исключительной прерогативой прокуратуры и производится не иначе, как с согласия органа, назначившего этих лиц на должность36.

Сотрудники (должностные лица) федеральных органов государст- венной охраны37 и сотрудники органов федеральной службы безопасности38, органов внешней разведки39 при исполнении служебных обязанностей не могут быть подвергнуты приводу (а сотрудники ФСБ и задержанию) без специального представителя соответствующего органа государственной охраны или органа ФСБ либо без решения суда.

Председатель Счетной палаты РФ, заместитель Председателя Счетной палаты и аудиторы этой Палаты не могут быть задержаны, аре- стованы, привлечены к уголовной ответственности без согласия той палаты

См.: ч.З ст.35 Положения о военной прокуратуре, утв. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 августа 1981 года // Ведомости Верховного Совета СССР. 1981. № 32. Ст.956; ст.2 постановления Президиума Верховного Совета РФ от 13 января 1992 года “Об органах военной прокуратуры” // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 5. Ст.202.

”* См.: ст.20 Федерального закона РФ от 24 апреля 1996 года “О государственной охране” // Российская газета. 6 июня 1996г.

См.: ст. 17 Федерального закона РФ от 22 февраля 1995 года “Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации” // Собрание законодательства РФ. 1995. № 15. Ст. 1269.

39 См.: пункт 11 ст.6 и ст.8 Федерального закона РФ от 8 декабря 1995 года “О внешней разведке” // Российская газета. 17 января 1996 г.

168 Федерального Собрания РФ, которая их назначила на
должность в Счетную палату. Уголовное дело в отношении указанных должностных лиц может быть возбуждено только Генеральным прокурором РФ.

Инспектор Счетной палаты РФ при выполнении им служебных обя- занностей не может быть привлечен к уголовной ответственности без согласия Коллегии Счетной палаты.40

Совершенно новым в России являются законодательные нормы, ус- танавливающие неприкосновенность Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, а также его компетенцию, организационные формы и условия деятельности.41 В соответствии со ст. 12 закона “уполномоченный обладает неприкосновенностью в течение всего срока его полномочий. Он не может быть без согласия Государственной Думы привлечен к уголовной или административной ответственности, налагаемой в судебном порядке, задержан, арестован, подвергнут обыску, за исключением случаев задержания на месте преступления, а также подвергнут личному досмотру, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других лиц. Неприкосновенность Уполномоченного распространяется на его жилое и служебное помещения, багаж, личное и служебное транспортное средства, переписку, используемые им средства связи, а также на принадлежащие ему документы.

В случае задержания Уполномоченного на месте преступления должностное лицо, произведшее задержание, немедленно уведомляет об этом Государственную Думу, которая должна принять решение о даче согласия на дальнейшее применение этой процессуальной меры. При непо-

См.: ст.29 Федерального закона РФ от 18 ноября 1994 года // Собрание законодательства РФ. 1995. № 3. Ст. 167.

Федеральный конституционный закон “Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации” (ст.ст. 1,2,3,10, 12 и 24) от 26 февраля 1997 г. // Российская газета. 4 марта 1997 г.

169

лучении в течение 24 часов согласия Государственной Думы на задержание Уполномоченный должен быть немедленно освобожден”.

Итак, отмечая различия в объемах привилегий и иммунитетов, наде- ляемыми должностных лиц, осуществляющих надзор, контроль и правоох-рану в сфере уголовного судопроизводства, нам представляется необходимым отметить в целом правильный, дифференцированный, подход при “распределении” этих преимуществ. Однако в некоторых случаях возникают недоумения, вызываемые либо пробелами в правовой защите рассматриваемой категории должностных лиц, либо другими недостатками и даже излишествами в этом деле.

Несмотря на закрепленную неприкосновенность
вышепе-

речисленных государственных работников, в тех же нормах имеются положения, которые предусматривают своего рода “исключения”, которые возвращают лицо, обладающее неприкосновенностью, под юрисдикцию общей нормы.

Поэтому все действующие законы, закрепляющие неприкосновенность, допускают задержание на месте происшествия или непосредственно после него. Кроме задержания в порядке ст. 122 УПК, как нам представляется, обоснован захват с поличным частными лицами. Такой захват на практике встречается тогда, когда противоправный характер действий лица, обладающего иммунитетами и привилегиями очевиден для окружающих. Частные лица, задержав, по их мнению, преступника, передают его представителям органов власти. Так, например, частные лица могут задерживать лицо в порядке необходимой самообороны против этого лица; в целях предупреждения совершения им преступления.

Исследование иммунитетов и привилегии, действующих в современном российском уголовном судопроизводстве, их истории возникновения, теоретических воззрений на их социальную и сложившуюся нормо- творческую и правоприменительную практику с точки зрения принципа равенства всех перед законом и судом позволяет сформулировать следующие основные выводы, предложения и рекомендации.

170

1.1срмкн “иммунитеты является сооирательным понятием, включающим: иммунитеты в собственном значении этого слова или особые права, льготы, преимущества, основой которых является неприкосновенность.

  1. Ввиду особого назначения иммунитетов в уголовном процессе, они представляют собой дополнительные процессуальные гарантии закон- ности и обоснованности вовлечения указанных граждан в сферу уголовного судопроизводства и применения к ним мер процессуального принуждения и иных правоограничений.
  2. Общим правовым признаком всех иммунитетов и привилегий яв- ляется их распространение только на тех лиц, которые прямо предусмотрены соответствующими правовыми нормами, и только в том объеме и в тех пределах, в которых они очерчены международным договором или законодательным актом.
  3. В опубликованных проектах УПК РФ, включая и одобренный в первом чтении Государственной Думой Федерального Собрания РФ, вопросы и иммунитетов и привилегий не получили исчерпывающего разрешения. Традиционно допускаемое смешение уголовно- процессуальных институтов с институтами других отраслей права привело к тому, что обычно рассматриваемые нормы исследуются с позиций институтов международного права, государственного права и т.д., которое порождает на практике трудно преодолимые препятствия при реализации иммунитетов в сфере уголовно-процессуальных отношений.

  4. Предусмотреть в проекте УПК РФ базовые нормы соответствующих функциональных институтов привилегий и иммунитетов путем допол- нений прежде всего общих положений, посвященных принципу равенства всех перед законом и нормой следующего содержания: Привилегии и иммунитеты, предоставляемые российским законодательством и международно-правовыми актами не освобождают лиц, обладающих этими преимуществами, от уголовной ответственности и принудительных процессуальных действий. Эти преимущества имеют правовое значение в уголов-

171

игл** птлл! M’V’p пышк u ITJ u-»* “гии нГчЮни MTfiTT»^M”t4fV T~ ЪУ~\А’Ш~С1Л~\Я O’T Jnt^i i Г1Я кПл/Тг”мКО-

го применения мер процессуального принуждения, незаконного при- влечения лица к уголовной ответственности в связи с выполняемыми им особыми функциями”.

  1. Следует также текстуально дополнить условия применения институтов задержания, меры пресечения в виде ареста, предъявления обвинения и других предметных институтов специальными нормами об иммунитетах частного характера, касающимися лиц, обладающих соответствующими привилегиями и иммунитетами. В частности, ст.96 УПК РСФСР (и соответствующую статью проекта УПК РФ) целесообразно дополнить частью 7 следующего содержания: “Арест лиц, обладающих диплома- тической, депутатской и иной неприкосновенностью, установленной зако- нодательством или международно-правовыми актами в целях обеспечения повышенной защиты этих лиц от неправомерных процессуальных действий в связи с выполнением особых функций, допускается лишь после лишения этих лиц соответствующего иммунитета в установленном законом порядке”.
  2. Необходимо принять единый федеральный закон, который регулировал бы условия, основания и пределы неприкосновенности депутатов и выборных лиц субъектов РФ всех уровней. В этом законе установить пре- дельно конкретные и исчерпывающие перечни случаев, являющиеся осно- ванием к отказу в даче согласия представительным органом на лишение той или иной привилегии или иммунитета. Отсюда отказ должен быть мо- тивирован. В случае отказа, при несогласии пострадавшего от преступле- ния, прокурора, внесшего представление, им следует прямо предоставить в законе право обращения в суд.
  3. Особый порядок возбуждения дел в отношении судей не согласу ется с принципом равенства всех перед законом и судом, явно противо- у речит срокам и интересам правосудия, изначально направлен в односто ронних интересах судей.

172

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Диссертационное исследование на избранную тему позволило автору изложить научную концепцию принципа равенства всех перед законом и судом в досудебных стадиях уголовного судопроизводства. Составной частью данной концепции являются научные основы правовой характеристики международных, конституционных и уголовно-процессуальных норм, гарантирующих равенство всех участников уголовного процесса перед законом и судом, а не только лиц, привлекаемых к уголовной ответственности.

Основываясь на выделенных нами положениях, диссертант предлагает сформулировать определение принципа равенства всех перед законом и судом следующим образом. Конституционнь1Й принцип равенства всех перед законом и судом в уголовном процессе России - это требование закона, равным образом обращенное ко всем его участникам и направленное на признание, соблюдение, охрану и защиту прав, свобод и законных интересов человека в соответствии с его уголовно-процессуальным статусом, независимо от каких-либо природных (естественных) или общественных (социальных) признаков, при расследовании и судебном разбирательстве уголовных дел.

По результатам проведенного исследования возможно сформулировать следующие основные выводы и предложения, призванные обеспечить эффективную реализацию принципа равенства всех перед законом и судом. 1. Принцип равенства всех перед законом и судом это многогранное, но единое по своей природе явление, представляющее систему норм, правил и положений уголовного процесса на основе равного подхода и равного отношения ко всем участникам независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принад-

173

лежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

  1. В сферу деятельности принципа равенства всех перед законом и судом мы включаем: равенство любого человека, привлекаемого к уголовной ответственности; равенство всех участников уголовного процесса перед законом и судом в соответствии с их уголовно- процессуальным статусом.

3.Особенность принципа равенства всех перед законом и судом состоит в том, что его действие связано с действием всех прав и свобод, про- возглашенных Конституцией РФ, уголовно-процессуальным законодательством, общепризнанными принципами и нормами международного права.

  1. Рассматривая принцип равенства всех перед законом и судом в качестве общепризнанного принципа международного права, диссертантом утверждается его несомненный базисный характер, который лежит в основе всех институтов уголовного процесса.
  2. С этой точки зрения принцип равенства заключается, во-первых, в обеспечении законных интересов граждан, нарушенных преступлением, посредством уголовно-процессуальной деятельности и применении к нарушителю мер уголовного наказания или иных, предусмотренных законом мер государственного осуждения, а также возмещения причиненного преступлением ущерба. Во-вторых, в обеспечении законных интересов каждого вовлеченного в сферу уголовного судопроизводства от возможного ущемления в ходе уголовно- процессуальной деятельности.
  3. При всем историческом многообразии и различии его проявлений принцип равенства имеет универсальное значение для всех исторических типов и форм права и выражает специфику и отличительную особенность правового способа регулирования общественных отношений. Везде, где действует принцип формального равенства, есть правовое начало и правовой способ регуляции. Где нет этого принципа равенства, там нет и права как такового. В целом историческая эволюция содержания, объема, сферы

174

действия принципа равенства не опровергает, а наоборот, подкрепляет значение данного принципа в качестве основного к регулирующего стержня права.

  1. В этом смысле принцип равенства и соблюдение законных интересов личности в уголовном процессе рассматриваются как две взаимосвязанные проблемы. Их связь видится диссертанту в том, что принцип равенства служит каждому субъекту, вовлеченному в уголовное судопроизводство, опираясь на неотъемлемое право не подвергаться нарушениям прав, свобод и законных интересов.
  2. Конституционное закрепление принципа равенства определило новые параметры взаимоотношений между индивидом и должностными лицами, осуществляющими уголовное судопроизводство. Новый подход к содержанию принципа равенства исходит из признания человека высшей ценностью, примата общечеловеческих ценностей и означает провозглаша- ет человека и государство равнообязанными субъектами, наделенными взаимной ответственностью.
  3. В то же время принцип равенства не отрицает ведущей роли долж- ностных лиц, управомоченных осуществлять уголовно-процессуальную деятельность, но препятствует превышению власти этими лицами и ее злоупотреблением.
  4. Этот принцип призван сдерживать крайние и незаконные проявления со стороны должностных лиц и сторон, таких как обвинительный уклон, злоупотребление властью, и др. при расследовании преступлений. Каждое явное нарушение закона дает право пострадавшему лицу через ус- тановленную законом процедуру восстановить свои нарушенные права и законные интересы.
  5. Обладая сдерживающими качествами, принцип равенства является, в своем роде, системой “сдержек и противовесов” в уголовном судо- ^ / производстве. Требования этого принципа вынуждают всех участников уголовного процесса поступать в соответствии с предписаниями закона,

175

т.к. каждому незаконному действию противостоит законный интерес другого участника. Выполняя роль рычага (элемента) сдерживания, этот принцип является методом самоорганизации и саморегуляции уголовно-процессуальных отношений без каких-либо крайних проявлений.

  1. Из предыдущего вывода следует, что принцип равенства выступает нормативной формой взаимодействия участников уголовного процесса, упорядочения их взаимоотношений, координации всей деятельности в целом, предотвращения противоречий, противоборства, конфликтов. По своему существу он нормативно формулирует те условия и способы уголовно-процессуальной деятельности, которые объективно необходимы для обеспечения демократического функционирования уголовного судопроизводства.
  2. Главное достоинство этого принципа среди указанных целей -это обеспечение сочетания общественных и личных интересов. Таким об- разом устанавливается такой баланс отношений, когда правоохранительные органы осуществляют свои функции раскрытия преступлений, преследования и изобличения виновных при одновременной защите этих лиц от произвола и нарушений законности должностными лицами.
  3. Фундаментальное содержание принципа равенства состоит в том, что он имеет формальное значение. Этот принцип не уничтожает (и не может уничтожить) исходных различий между разными участниками уголовного процесса, их правовым статусом, но лишь формализует и упорядочивает эти различия по единому основанию.
  4. Признание различных участников формально равными - это при- знание их равной правоспособности, возможности приобрести те или иные права, закрепленные в законе для данного участника уголовного судопроизводства. При формальном равенстве и равной правоспособности различных людей их реально приобретенные права неизбежно (в силу различий между самими людьми, их возможностями, условиями и обстоятельствами осуществления своих прав и т.д.) будут разными. Такое различие в

176

приобретенных правах у равных лиц является необходимым результатом как раз соблюдения, а не нарушения принципа формального (правового) равенства этих лиц, их равной правоспособности.

  1. Благодаря этому принципу определяется единый для всех масштаб поведения через возможность выбора определенного варианта пове- дения в установленных нормой права пределах. Этот принцип обес- печивает точную меру возможного и должного (дозволенного) поведения каждым участником уголовно-процессуальных правоотношений, в соответствии со своим правовым статусом.
  2. Установленное в законе равенство не ликвидирует неравенства в его осуществлении. Равенство не может быть абсолютным. Принцип равенства устанавливает некоторую форму честного соперничества для каждого человека при осуществлении уголовно-процессуальной процедуры как для людей между собой, так и с правоохранительными органами и должностными лицами. Данный принцип означает, с одной стороны, предоставление всем гражданам, участвующим в уголовном процессе, равных возможностей защитить свои права и законные интересы, используя предоставленные им права. С другой стороны, это обращение к органам и должностным лицам, осуществляющим уголовное судопроизводство, обеспечить такие возможности всем участникам уголовно-процессуальной деятельности.
  3. Равенство возможностей для всех - основа свободы. Равенство состоит в возможности иметь такие права, которые не превышают и не нарушают права других лиц. При этом равенство возможностей характеризуется правом действовать по своему усмотрению не выходя из рамок закона.
  4. Диалектика принципа равенства предполагает взаимный контроль и взаимоограничения со стороны каждого участника уголовного судопроизводства, таким образом образуя и поддерживая демократический характер судопроизводства, что способствует защите и объективизации собранных по делу доказательств. Применение этих доказательств в последую-

177

щем исключает влияние на оценку фактических данных каких-либо субъективных и иных факторов (необоснованная дезавуация, опровержение, фальсификация, подмена и т.п.).

  1. Обеспечивая демократический характер судопроизводства, прин цип равенства вместе с тем усложняет процедуру расследования. Должно стные лица, осуществляющие судопроизводство, теперь вынуждены согла совывать свои действия со всеми его участниками (своевременно уведом лять их о принятых решениях, предоставлять им возможность обжалования этих решений и т.д.).

  2. Принцип равенства имеет статус общесоциальной ценности в уголовном судопроизводстве, т.к. способствует установлению подлинно демократического гражданского общества на базе любых государственных устройств, форм уголовного процесса. Лежащие в основе такого общества юридическое равенство, права и свободы личности, другие демократические институты создают государственно- правовую оболочку, которая препятствует попыткам какому-либо лицу, группе навязать обществу свои интересы. Провозглашенный принцип равенства создает такой баланс прав и обязанностей, полномочий, свобод и законных интересов, который обеспечивает необходимое равновесие в уголовном судопроизводстве. Принцип не допускает, чтобы потеря свободы одними оправдывалась большими благами для других.
  3. Закрепление принципа равенства всех перед законом и судом - необходимое условие утверждения социальной справедливости между людьми.
  4. Обеспечение необходимого равновесия в уголовно- процессуальных отношениях между его участниками создает внутреннее психологическое равновесие у каждого человека, соприкоснувшегося с уголовным процессом, оказывая при этом воздействие на достоинство личности. Этим самым обеспечивается прочный культурный и этический фундамент этой отрасли права. Кроме того, выполнение этих условий

178

принципа равенства формирует гуманистическую направленность уголовного преследования и всей процедуры уголовного судопроизводства при соблюдении и защите человека как высшей ценности.

  1. Будучи ядром системы уголовно-процессуального права, принципы равенства всех перед законом и судом осуществляет общее авангардное регулирование при появлении новых субъектов уголовного процесса или новой сферы применения уголовно-процессуального закона. Действие этого принципа немедленно распространяется на вновь появившихся субъектов.
  2. Во избежание следственных и судебных ошибок мы считаем це- лесообразным принять единый федеральный закон, где необходимо закрепить все иммунитеты и привилегии, устанавливающие изъятие из общих норм уголовно-процессуальной деятельности.
  3. Предусмотреть в проекте УПК РФ базовые нормы, регулирующие деятельность правоохранительных органов по привлечению к уголовной ответственности лиц, обладающих иммунитетами и привилегиями.

179

ЛИТЕРАТУРА

Международные правовые акты

  1. Всеобщая декларация прав человека. Принята резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 217 /Ш/ от 10 декабря 1948 г. // Международная защита прав и свобод человека: Сборник нормативных актов и документов. М. 1990.
  2. Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него от 9 декабря 1948 г. // Международная защита прав и свобод человека: Сборник нормативных актов и документов. М. 1990.
  3. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. // Российская газета. 1995. 5 апреля.
  4. Устав ООН и Статус Международного Суда. Нью-Йорк. М.: 1964.
  5. Устав Совета Европы от 5 мая 1949 г. // Собрание законодательства РФ. 1997. №12. Ст. 1390.
  6. Конвенция о специальных миссиях 1969 г. // Советский ежегодник международного права. М. 1970.
  7. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания // Международная защита прав и свобод человека: Сборник нормативных актов и документов. М. 1990.
  8. Конвенция о правовом статусе, привилегиях и иммунитетах межгосударственных, экономических организаций, действующих в определенных областях сотрудничества от 5 декабря 1980 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1984. № 26. Ст.453.
  9. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по граждан ским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. // Сборник международных договоров РФ по оказанию правовой помощи. М. 1996.

180

  1. Венская Конвенция о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 г.//Ведомости ВС СССР. 1964. № 18. Ст.221.

  2. Венская Конвенция о консульских сношениях от 24 апреля 1963 т.II Ведомости СНД СССР и ВС СССР. 1989. № 12. Ст.275.

  3. Конвенция о политических правах женщин от 31 марта 1953 г. Открыта для подписания и ратификации резолюцией 649 Генеральной Ассамблеи ООН от 20 декабря 1952 г. СССР подписал 31 марта 1953 г. // Международная защита прав и свобод человека: Сборник документов. М. 1990.
  4. Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью (принята резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985г.) // Международная защита прав и свобод человека: Сборник документов. М. 1990.
  5. Конвенция о статусе беженцев. Принята 28 июля 1951 г. Конференцией полномочных представителей по вопросу о статусе беженцев и апатридов, созванной в соответствии с резолюцией 4299 Генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1950 г. // Международная защита прав и свобод человека: Сборник документов. М. 1990.
  6. Конвенция о привилегиях и иммунитетах Дунайской Комиссии от 15 мая 1963 г. // Ведомости ВС СССР. 1964. № 13. Ст. 152.
  7. Конвенция о правовом статусе, привилегиях и иммунитетах межгосударственных, экономических организаций, действующих в определенных областях сотрудничества от 5 декабря 1980 г. // Ведомости ВС СССР. 1984. № 26. Ст.453.
  8. Законодательные и иные нормативные документы

  9. Конституция Российской Федерации. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 33.

  10. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. М. 1994.

181

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации. М. 1996.
  2. Закон РСФСР “О милиции” в ред. Закона от 18 февраля 1993г. // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1993. 1001. №16.
  3. Закон СССР “О правовом положении иностранных граждан в СССР” //Ведомости ВС СССР. 1981. № 26. Ст.836.
  4. Постановление Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 г. “О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств // Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. № 51. Ст. 1798.
  5. Закон Российской Федерации “О беженцах” от 19 февраля 1993 г. // Ведомости СНД РФ И ВС РФ. 1993. № 12. Ст. 425
  6. Закон Российской Федерации “О вынужденных переселенцах” от 19 февраля 1993 г. // Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1993. № 12. Ст. 427.
  7. Декларация прав и свобод человека от 5 сентября 1991 года. // Ведомости Съезда народных депутатов СССР. 1991. № 37. Ст. 1083;
  8. Декларация прав и свобод человека и гражданина // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного РСФСР. 1991. №
  9. Ст.1865.
  10. Заявление Государственной Думы от 24 июня 1994 г. о соблюдении Российской Федерацией стандартов в области прав человека // Российская газета. 1994. 26 июля.
  11. Федеральный закон “О прокуратуре Российской Федерации” от 17 ноября 1995 года // Собрание законодательства РФ. 1995. № 47.
  12. Федеральный конституционный закон “О судебной системе Российской Федерации” от 26 декабря 1996г. // Российская газета. 6 января 1997 г.
  13. Судебные уставы 20 ноября 1864 года. Часть вторая. Устав уголовного судопроизводства. СПб. 1866.
  14. Устав уголовного судопроизводства от 20 ноября 1864г. // История государства и права (Сборник документов). 4.1. М. 1968.

182

  1. Указ Правительствующему сенату императора Александра П от 20 ноября 1864г. // Российское законодательство Х-ХХ веков. Т.8. 1991.
  2. Положение “О всероссийских и местных чрезвычайных комиссиях по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности”. Декрет ВЦИК от 28 октября 1918 г. // СУ. 1918. № 80. Ст.842.
  3. О всероссийской чрезвычайной комиссии. Постановление ВЦИК от 17 февраля 1919 г. // СУ. 1919 г. № 12. Ст. 130.
  4. Положение “О революционных трибуналах”. Декрет ВЦИК от 18 марта 1920 г. //СУ. 1920 г. № 22- 23. Ст.115.
  5. Об изъятии из общей подсудности в местностях объявленных на военном положении. Декрет ВЦИК от 20 июня 1919 г.
  6. О точном соблюдении законов. Постановление У1 Всероссийского Чрезвычайного Съезда Советов Рабочих и Крестьянских Депутатов от 8 ноября 1918 г. // СУ. 1918 г. № 90, ст.908.
  7. “О красном терроре”. Постановление СНК РСФСР от 5 сентября 1918 г.//СУ. 1918 г. №65. Ст.710.
  8. Закон СССР от 25 декабря 1958 г. // Ведомости ВС СССР. 1958. №
  9. Ст. 15.
  10. Закон РСФСР “О судоустройстве” от 8 июля 1981 г. // Ведомости ВС РСФСР. 1981. № 28. Ст.976.
  11. О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Указ Президиума ВС СССР от 13 августа 1981 г. // Ведомости ВС СССР.
  12. № 33. Ст.966.
  13. Постановление Верховного Совета РСФСР от 22 ноября 1991 г. // Ведомости СНД РСФСР. 1991. № 52. Ст. 1865.
  14. Примерная инструкция о порядке приема, регистрации, учета и разрешения в органах и учреждениях внутренних дел заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях. Утверждена Приказом Министерства внутренних дел СССР от 11 ноября 1990 г. N 415. // Сборник нормативных актов МВД России. М. 1996.

183

  1. Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 21 февраля 1995 г. № 10 “Об организации прокурорского надзора за расследованием и раскрытием преступлений”. // Комментарий к Федеральному закону “О прокуратуре Российской Федерации” (с приложением ведомственных нормативных актов). / Под общ. ред. Скуратова Ю.И. М. 1996.
  2. Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 29 июня 1994 г. № 31 “О повышении роли органов прокуратуры в борьбе с преступностью и ее предупреждении” // Комментарий к Федеральному закону “О прокуратуре Российской Федерации” (с приложением ведомственных нормативных актов). / Под общ. ред. Скуратова Ю.И. М. 1996.
  3. Закон о судоустройстве РСФСР от 8 июня 1981 г. (в ред. Законов РФ от 29.05.92 N 2869-1, от 03.07.92 N 3200-1,от 16.07.93 N 5451-1, Федерального закона от 28.11.94 N 50-ФЗ).
  4. О счетной палате Российской Федерации: Федеральный закон от 11 января 1995 г. // Собрание законодательства РФ. 1995. № 3. Ст. 167.
  5. О выборах Президента Российской Федерации: Федеральный конституционный закон от 17 мая 1995 г. // Собрание законодательства РФ. 1995. №21. Ст. 1924.
  6. Федеральный закон “О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” от 8 мая 1994 г (в ред. Федерального закона от 12.03.96 N 24-ФЗ). // Собрание законодательства РФ. 1994. № 2. Ст.74.
  7. О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации: Федеральный закон от 21 июня 1995 г. // Собрание законодательства РФ. 1995. № 26. Ст.2398.
  8. Об основных гарантиях прав граждан Российской Федерации: Федеральный закон от 6 декабря 1994 г. // Собрание законодательства РФ. 1994. № 33. Ст. 3406.

184

  1. Федеральный Закон Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации от 28 августа 1995 года N 154-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1995. № 35. Ст.3506.
  2. О референдуме Российской Федерации: Федеральный конститудион-ный закон от 10 октября 1995. (ст.20) // Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 21. - Ст.1924; - № 26. - Ст.2398;. - №
    • Ст.3921.
  3. О Конституционном Суде Российской Федерации: Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. (ст. 15) // СЗ РФ. - 1994. - № 13. -Ст. 1447.
  4. Закон О статусе судей в Российской Федерации (в ред. Закона РФ от 14.04.93 N 4791-1, Федерального закона от 21.06.95 N 91-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 1995. № 26. Ст.2399.
  5. Федеральный конституционный закон РФ от 26 декабря 1996 года “О судебной системе Российской Федерации” // Российская газета.
  6. 6 января.
  7. О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации “О прокуратуре Российской Федерации”: Федеральный закон от 17 ноября 1995 г. // Собрание законодательства РФ. 1995. №
  8. Ст. 4472.
  9. Федеральный закон “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” от 15 июля 1995г. // Российская газета. 1995. 20 июля.
  10. Федеральный закон “О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов” от 20 апреля 1995г. // Российская газета. 1995. 26 апреля.
  11. Приказ Министра внутренних дел по реализации федерального закона “О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов” от 20 декабря 1995 г. N 483 // Российские вести. 1996.14 марта.
  12. Временная инструкция о порядке обеспечения государственной защиты судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих

185

органов к Приказу МВД России от 20 декабря 1995 г. N 483. // Российские вести. 1996 .14 марта.

  1. Приказ Генерального прокурора РФ от 21 февраля 1995 г. № 10 “Об организации прокурорского надзора за расследованием и раскрытием преступлений” // Комментарий к Федеральному закону “О прокуратуре РФ” с приложением ведомственных актов / Под ред. Ю.И.Скуратова. М. 1996.
  2. Инструкция о порядке возмещения расходов и выплаты вознаграждения лицам в связи с их вызовом в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру и суд. Утверждена постановлением Совета Министров РСФСР от 14 июля 1990 г. N 245 (в ред. постановления Правительства РФ от 02.03.93 N 187).
  3. Положение о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории СССР. Указ Президиума ВС СССР от 23 мая 1966 г. // Ведомости ВС СССР. 1966. № 22. Ст.387.
  4. Закон СССР “О статусе народного депутата СССР и Верховного Совета СССР” (в ред. от 31 мая и 30 августа 1991 г.) // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. № 24. Ст. 443 и 1991. №37. Ст.1069;
  5. Закон РСФСР от 30 октября 1990 г. “О статусе народного депутата местного Совета народных депутатов РСФСР” // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. - №
  6. Ст.443.
  7. Закон РФ от 4 марта 1992 года “О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации” // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ.
  8. № 13. Ст.663.
  9. Федеральный Закон Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации от 28 августа 1995 года N 154-

186

ФЗ. (ред. от 17.03.97) // Собрание законодательства РФ. 1995. № 35. Ст.3506.

  1. Указание Генерального прокурора РФ от 10.04.95 г. № 23/15 “О порядке подготовки материалов для внесения представлений о лишении неприкосновенности депутатов Совета Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации // Комментарий к Федеральному закону “О прокуратуре РФ” с приложением ведомственных актов / Под ред. Ю.И.Скуратова. М. 1996.
  2. Постановление Государственной Думы от 9.06.95 г. № 852-1 Государственной Думы “О внесении изменений в Регламент” // Российская газета. 20 июня 1995 года.
  3. Закон Республики Коми от 13 декабря 1994 г. “О статусе депутата Государственного Совета Республики Коми и депутата местного представительного органа власти” // Красное знамя. 1 ноября 1994 года.
  4. Закон Саратовской областной Думы в ред. от 28 февраля 1995 г. “О статусе депутата Саратовской областной Думы”.
  5. Постановление Калининградской областной Думы от 8 июля 1994 г. об утверждении Временного положения об обеспечении деятельности депутатов Калининградской областной Думы”.
  6. Закон Пермской области от 23 марта 1995 г. “О статусе депутата Законодательного Собрания Пермской области” // Пермские новости. 13 апреля 1995 года.
  7. Закон о статусе депутата представительного органа местного само- управления Пермской области от 23 ноября 1995 г.
  8. Устав г. Перми. Утвержден решением Пермской Городской Думы от 13.03.96 г.
  9. Закон Пермской области от 23 марта 1995 г. об отмене закона Пермской области “О внесении дополнений в Положение о местном самоуправлении в Пермской области”.

187

  1. Федеральный закон “О выборах депутатов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации” от 21. 06.95 г. // Российская газета. 28 июня 1995 г.
  2. Федеральный закон “Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации” от 6 декабря 1994 г.// Собрание законодательства РФ. № 33. Ст.3406.
  3. Федеральный закон РФ от 5 апреля 1995 года “О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации”// Российская газета. 16 мая 1995.
  4. Постановление Президиума Верховного Совета РФ от 13 января 1992 года “Об органах военной прокуратуры” // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - 1992. - № 5. - Ст.202.
  5. Федеральный закон РФ от 24 апреля 1996 года “О государственной охране” // Российская газета. - 1996, 6 июня.
  6. Федеральный закон РФ от 22 февраля 1995 года “Об органах феде- ральной службы безопасности в Российской Федерации” // Собрание законодательства РФ. 1995. № 15. Ст. 1269.
  7. Федеральный закон РФ от 8 декабря 1995 года “О внешней разведке” // Российская газета. 1996 . 17 января.
  8. Федеральный конституционный закон “Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации” от 26 февраля 1997 г. // Российская газета. 1997. 4 марта.
  9. Закон Российской Федерации “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан” от 27 апреля 1993 г. (в ред. Федерального закона от 14.12.95) // Ведомости ВС.1993. №
  10. Ст.685., Российская газета. 26 декабря 1995.
  11. Заключение Комитета конституционного надзора СССР от 13 сентября 1990 г. О несоответствие норм уголовного и уголовно- процессуального законодательства, определяющих основания и поря- док освобождения от уголовной ответственности с применением мер

188

административного взыскания или общественного воздействия, Кон- ституции СССР и международным актам о правах человека. // Ведомости СНД СССР. 1990. № 39. Ст.775.

  1. Положение о лицензировании деятельности по оказанию платных юридических услуг на территории Российской Федерации, утвержден- ное Постановлением Правительства Российской Федерации. // Собра- ние законодательства РФ. №17. 1995.
  2. Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности ряда положений Устава (Основного закона) Тамбовской области от 10 декабря 1997 г. // Российская газета. 24 декабря 1997 года.
  3. Постановление Конституционного Суда от 3 мая 1995 г. по делу о проверке конституционности статей 2201 и 2202 уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А.Аветяна//Российская газета. 1995. 12 мая.
  4. Постановление Конституционного Суда РФ от 7 марта 1996 г. по делу о проверке конституционности п.З ст. 16 закона Российской Федерации “О статусе судей в Российской Федерации” в связи с жалобами граждан Р.И. Мухаметшина и А.В.Барбаша. Российская газета. 1996. 19 марта.
  5. Постановление Конституционного Суда от 20 февраля 1996 г. по делу о проверке конституционности положений ст.ст.18, 19 и 20 Федерального закона от 8 мая 1994 г. “О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации”// Собрание законодательства РФ. № 9. 26.02.96.
  6. Постановление Конституционного суда РФ по делу о проверке кон- ституционности ч.5 ст.209 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан P.M. Самигуллиной и А.А. Апанасенко от 13 ноября 1995г. // Собрание законодательства РФ. 1995. №47. Ст.4551.
  7. Постановление Конституционного Суда от 28 января 1997 г. № 2- П по делу о проверке конституционности ч.4 ст. 47 УПК РСФСР в связи с

189

жалобами граждан Б.В. Антипова, Р.Л. Гитиса и СВ. Абрамова // Рос- сийская газета. 1997. 18 февраля.

  1. Постановление Конспггуционного Суда № 14-П от 13 июня 1996 г. по делу о проверке конституционности ч.5 ст.97 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Щелухина // Российская газета. 1996. 2 июля.
  2. Постановление Конституционного Суда от 28 ноября 1996 г. по делу о проверке конституционности ст.418 УПК РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края // Российская газета. 1996. 6 декабря.
  3. Постановление Конституционного Суда по делу о проверке конституционности п.5 ч.2 ст.371, ч.З ст.374 и п.4 ч.2 ст.384 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан К.М.Кульнева, В.С.Валуева, Ю.В.Лукашова, и И.П.Серебренникова от 2 февраля 1996 г. // Российская газета. 1996. 15 февраля.
  4. Постановление Конституционного Суда от 25 апреля 1995 г. в связи с жалобой гражданки Л.Н.Ситаловой // Российская газета. 1995. 5 мая.
  5. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 мая 1996г. по делу,о проверке конституционности пункта “г” статьи 18 закона Российской Федерации “О гражданстве Российской Федерации” в связи с жалобой А.Б.Смирнова. // Российская газета.
  6. 28 мая.
  7. Постановление Конституционного Суда от 27 марта 1996 г. № 8- П по делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. “О государственной тайне” в связи с жалобами граждан В.М. Гурджиянца, В.Н. Синцова, В.Н. Бугрова и А.К. Никитина // Российская газета. 1996. 4 апреля.
  8. Определение Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности п.5 ч.2 ст.371, ч.З ст.374 и п.4 ч.2 ст.384 УПК // Российская газета. 1997. 24 июня.
  9. Постановление Конституционного Суда РФ от 20 декабря 1995 г. по делу о проверке конституционности ряда положений пункта “а” статьи

190

64 Уголовного кодекса РСФСР в связи с жалобой
гражданина В.А.Смирнова // Российская газета. 1996. 18 января.

  1. Постановление Конституционного Суда РФ от 6 июня 1995г. по делу о проверке конституционности абзаца 2 ч.7 ст. 19 Закона РСФСР от 18 апреля 1991г. “О милиции” в связи с жалобой гражданина В.М.Минакова//Российская газета. 1995. 15 июня.
  2. Постановление Конституционного Суда РФ от 28 октября 1996 г. о проверке конституционностист.6 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина О.В. Сушкова II Вестник Конституционного Суда РФ. № 5.
  3. Постановление Конституционного Суда РФ от 23 мая 1995г. по делу о проверке конституционности статей 2.1 и 16 Закона РСФСР от 18 октября 1991 года “О реабилитации жертв политических репрессий” в связи с жалобой гражданки З.В.Алешниковой // Российская газета. 1995. 31 мая.
  4. Постановление Конституционного Суда РФ от 24 июня 1981 г. по делу о проверке конституционности положения ч.2 ст.31 Закона СССР “О правовом положении иностранных граждан в СССР” в связи с жалобой Яхья Дашти Гафура от 17 февраля 1998 года // Российская газета. 1998 г. 3 марта.
  5. Постановление Конституционного Суда РФ от 16 марта 1998 г. по делу о проверке конституционности ст.44 УПК РСФСР и ст. 123 ГПК РСФСР в связи с жалобами ряда граждан // Российская газета.
  6. 26 марта.
  7. Постановление Конституционного Суда РФ от 29 апреля 1998 г. по делу о проверке конституционности ч.4 ст. 113 Уголовно- процессуального Кодекса РСФСР в связи с запросом Костомукшского городского суда Республики Карелия //Российская газета. 1998. 7 мая.
  8. Постановление Верховного Суда СССР № 5 от 11 июля 1972 г. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1972. № 4.

191

ПО. Постановление Верховного Суда СССР “О некоторых вопросах применения в судебной практике Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. “О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей”.

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ №10 “О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан” от 21 декабря 1993г. // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов по уголовным делам. М. 1996.
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 31 октября 1995 г. “О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия” // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов по уголовным делам. М. 1996.
  3. Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда. Постановление Пленума Верховного Суда Россий- ской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. №3.
  4. Проект УПК РФ, подготовленный НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации. М. 1994.
  5. Проект УПК России, подготовленный рабочей группой Министерства юстиции РФ // Юридический вестник. 1995. № 31 (122).
  6. Проект УПК РФ, подготовленный авторским коллективом Правового управления Президента РФ // Российская юстиция. 1994. № 9.
  7. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель /Под ред. В.М.Савицкого. - М. 1990.
  8. Основы уголовно-процессуального законодательства Союза СССР и республик (проект опубликован в соответствии с Постановлением Верховного Совета СССР от 11 июня 1991 г.) //Известия. 1991. 28 июня.

192

Специальная литература

  1. Авдеев М.Н., Алексеев В.Б., Бойков А.Д. и др. Эффективность правосудия и проблема устранения судебных ошибок. М. 1975. т.1.
  2. Алексеев С.С. Социальные ценности в советском праве. М. 1971.
  3. Алексеева Л.Б., Жуйков В.М., Лукашук И.И. Международные нормы о правах человека и применение их судами Российской Федерации. М. 1996.
  4. Арсеньев В.Д. Доказывание фактических обстоятельств дела в от- дельных стадиях советского уголовного процесса. - “Вопросы борьбы с преступностью по советскому законодательству”. Иркутск, 1969.
  5. Арчер А. Английская судебная система. М. 1959.
  6. Багдасаров В.Ю. Права человека в российской правовой мысли второй половины 19 - начала 20 века. ЮИ МВД РФ. М. 1996.
  7. Баглай М.В., Габричидзе Б.Н. Конституционное право Российской Федерации. М. 1996.
  8. Безлепкин Б.Т. Возмещение вреда, причиненного гражданину в уголовном судопроизводстве: Дис. … докт. юр. наук. М. 1981.
  9. Белозеров Ю.Н., Гуткин И.М., Чувилев А.А., Чугунов В.Е. Органы дознания и предварительного следствия системы МВД и их взаимодействие: Учебное пособие. М. 1973.
  10. Белозеров Ю.Н., Ефимичев СП. Обвинительное заключение в уго- ловном процессе. М. 1992г.
  11. Белозеров Ю.Н., Ефимичев СП. Окончание предварительного расследования с составлением обвинительного заключения. М. 1996.
  12. Белозеров Ю.Н., Карнеева Л.М. Протокольная форма досудебной подготовки материалов органами дознания в советском уголовном процессе. М. 1987.

193

  1. Белозеров Ю.Н., Марфицин П.Г. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела. М. 1994.
  2. Белозеров Ю.Н., Николюк В.В. Производство по делам несовершеннолетних: Учебное пособие. М. 1985.
  3. Белозеров Ю.Н., Рябоконь В.В. Производство следственных действий: Учебное пособие / МВД СССР. Главное управление по работе с личным составом. М. 1990.
  4. Белозеров Ю.Н., Чувилев А.А. Проблемы обеспечения законности и обоснованности возбуждения уголовного дела: Учебное пособие. М. 1973.
  5. Белозеров Ю.Н., Чутунов В.Е., Чувилев А.А. Дознание в органах милиции и его проблемы. М. 1972.
  6. Бибило В.Н. Конституционные принципы правосудия, их реализация в стадии исполнения приговора. Минск. 1986.
  7. Боботов СВ. Конституционная юстиция. М. 1994.
  8. Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правовые отношения. М. 1976.
  9. Божьев В.П. Уголовный процесс. Общая часть. М. 1997.
  10. Виленский Б.В. Судебная реформа и контрреформа в России. Саратов. 1969.
  11. Вильданова М.М. Источники права Франции. Академия наук СССР. 1987.
  12. Витрук Н.В. Правовой статус личности в СССР. М. 1985. I/
  13. Всеобщая история государства и права. М. 1996. С.252.
  14. Гогель С. Суд присяжных и экспертиза в России. Ковна. 1894.
  15. Головачев А.А. Десять лет реформ 1861-1871гг. СПб. 1872.
  16. Григорьев В.Н. Обнаружение преступлений органами внутренних дел. Ташкент. 1986.
  17. Григорьев В.Н., Гуляев А.П. Общий комментарий и постатейная таблица изменений и дополнений внесенных в УПК РСФСР в связи с при-

194

нятием УК РФ (вступительная статья) / Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Общий комментарий и постатейная таблица изменений и дополнений. М. 1997.

  1. Даев В.Г. Иммунитеты в уголовно-процессуальной деятельности // Уголовно-правовые проблемы борьбы с преступностью. Калининград, 1995.
  2. Дайси Ф.В. Основы государственного права Англии. М. 1907.
  3. Демин Ю.Г. Статус дипломатических представительств и их персонала. М. 1995.
  4. Депутат парламента в зарубежных странах / Под ред. Ковачева Д.А. М. 1995.
  5. Дерюжинский В.Ф. Habeas Corpus Act и его приостановка по английскому праву. Юрьев. 1985.
  6. Джаншиев Г.А. Первая новелла. Закон о присяжных 12 июня 1884г. М. 1885.
  7. Джаншиев Г.А. Основы судебной реформы. М. 1891.
  8. Джаншиев Г.А. Суд над судом присяжных. М. 1895.
  9. Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. М. 1971.
  10. Еллинек Г. Декларация прав человека и гражданина. М. 1906.
  11. Ефимичев СП., Кулагин н.И., Ямпольский А.Е. Допрос: Учебное пособие. Волгоград: ВСШ МВД СССР. 1978.
  12. Ефимичев СП., Кулагин н.И., Ямпольский А.Е. Следственный ос мотр: Учебное пособие. Волгоград: ВСШ МВД СССР. 1983.

  13. Жогин Н.В., Фаткулин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. М. 1961.
  14. Иеринг Рудольф, фон. Цель в праве. Спб. 1881.
  15. Ильин И.А. Общее учение о государстве и праве. Собр. соч. в 10 т. Т.4. М. 1994.
  16. История государства и права зарубежных стран / Под ред. О.А.Жидкова и Н.А.Крашенинниковой. 4.2. Изд-во МГУ. 1988.

195

  1. История государства и права СССР. 4.1 / Под ред. О.И.Чистякова, И.Д.Мартысевича. М. 1985.
  2. История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу. 1955-1991. Сборник правовых актов / Отв. ред. Р.Х.Якупов, сост. В.НГалузо. М. 1997.
  3. Кобликов А.С. Законность - конституционный принцип советского уголовного судопроизводства. М. 1979.
  4. Кобликов А.С. Принципы уголовного процесса // В кн.: Уголовный процесс. М. 1995.
  5. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. М. 1995.
  6. Козюк М.Н. Правовое равенство и привилегия депутатской непри- косновенности // В кн.: Личность и власть. Ростов-на-Дону. 1995.
  7. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под общ. ред. В.М.Лебедева. М. 1996.
  8. Комментарий к Уголовному Кодексу РФ. М. 1997.
  9. Кони А.Ф. Отцы и дети судебной реформы. М. 1914.
  10. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Общая часть / Под ред. Страшун Б.А. М. 1996.
  11. Конституция буржуазных государств Европы. М. 1957.
  12. Концепция судебной реформы в РСФСР. М. 1992.
  13. Кучинский В.А. Личность, свобода, право. М. 1978.
  14. Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. Воронеж. 1983.
  15. Курицын В.М. Развитие прав и свобод в советском государстве. М. 1983.
  16. Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова, И.И. Карпеца. М. 1989.
  17. Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном судопроизводстве. М. 1973.

196

  1. Лазарев Б.М. Органы Советского общенародного государства. М. 1979.
  2. Левин Д.Б. Дипломатический иммунитет. М. 1949.
  3. Лукашева Е.А. Социалистическое право и личность. М. 1987.
  4. Марксисгко-ленинская общая теория государства и права. Основные понятия и институты. М. 1970.
  5. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.З. С.20.
  6. Матузов Н.И. Личность. Права. Демократия. Теоретические проблемы субъективного права. Изд-во Саратовского университета. 1972.
  7. Международное право в документах / Сост. Н. Г. Самарцева. М. 1996.
  8. Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. М. 1996.
  9. Михайлов В.А. Уголовно-процессуальные меры пресечения в судопроизводстве Российской Федерации. М. 1997.
  10. Мичурина О.В. Обеспечение прав и законных интересов личности в уголовном процессе. М. 1996.
  11. Нажимов В.П. Развитие системы демократических принципов советского уголовного процесса в свете новой Конституции СССР / В сб.: Вопросы осуществления правосудия в СССР. Калининград. 1979.
  12. Нерсесянц B.C. Право и закон. М. 1983.
  13. Нерсесянц B.C. Право и закон: их различие и соотношение // Вопросы философии. 1988. № 5.
  14. Нерсесянц B.C. Право: многообразие определений и единство понятия // Советское государство и право. 1983. № 10.
  15. Нерсесянц B.C. Философия права. М.1997.
  16. Общая теория прав человека / Под общ. ред. Е.А.Лукашевой. М. 1996.
  17. Ожегов СИ. Словарь русского языка. 23 издание. Под ред. Н.Ю. Шведовой. М. 1990.

197

  1. Острога Е.К. Особенности возбуждения и расследования уголовных дел в советском уголовном процессе с участием иностранных граждан: Дис. … канд. юрид. наук. Минск. 1985.
  2. Патюлин В.А. Государство и личность в СССР. М., 1974.
  3. Пашин С.А. Проблемы реформы уголовно-процессуального законодательства в проектах УПК РФ. М. 1995.
  4. Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. М. 1989.
  5. Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М. 1985.
  6. Петрушевский Д.М. Великая Хартия Вольностей и конституционная борьба в английском обществе во второй половине ХШ века. М. 1918. Поздняков Э.А. Философия государства и права. М. 1995.
  7. Полякова М.Ф. Возмещение имущественного ущерба в случаях реабилитации - одна из гарантий прав личности в советском уголовном процессе. М. 1986.
  8. Полянский Н.Н. Уголовное право и уголовный суд в Англии. М. 1937.
  9. Право Совета Европы и Россия. Краснодар. 1996.
  10. Прокудина Л.А. Возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов. М. 1997.
  11. Радутная Н.В. Суд присяжных (исторические, социальные и правовые аспекты). М. Правовая академия. 1991.
  12. Российское законодательство Х-ХХ веков. Т.8. М. 1991.
  13. Руднев В.И. Иммунитеты в уголовном судопроизводстве: Авто- реф.дис. …канд. юрид. наук. М. 1997.
  14. Савин А.Н. “О 39 статье Великой Хартии”, “Исторические известия”. 1917. Вып.2.
  15. Словарь русского языка в 4-х томах / Под ред. А.П. Евгеньева М. 1983.

198

  1. Словарь современного русского литературного языка. Т. 12. М. 1961.
  2. Случевский В.К. Учебник Русского уголовного процесса. Судоустройство - судопроизводство. С.-Петербург. 1895.
  3. Стецовский Ю.С., Ларин A.M. Конституционный принцип обес- печения права обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. М. 1984.
  4. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М. 1968. Т.1.
  5. Строгович М.С. Социалистическая законность - незыблемый принцип нашей общественной жизни. М. 1969.
  6. Теория государства и права: Учебник / Под ред. Г.Н.Манова. М. 199?.
  7. Титов А.А. Реформы Александра П и их судьба. М. 1910.
  8. Тыричев И.В. Принципы советского уголовного процесса. М. 1983.
  9. Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. Н.И.Ветрова, Ю.И.Ляпунова. М. 1997.
  10. Уголовный процесс / Под ред. М.А.Чельцова М. 1969.
  11. Уголовный процесс / Под ред. Н.С. Алексеева, В.З. Лукашевич, П.С.Элькинд. М. 1972.
  12. Уголовный процесс БССР. Минск. 1979.
  13. Уголовный процесс. Общая часть: Учебник / Под общ. ред. В.П. Божьева. М. 1997.
  14. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. К.Ф. Гуценко. М. 1996.
  15. Уголовный процесс: Учебник / Под общ. ред. П.А. Лупинской. М. 1995.
  16. Уголовный процесс: Учебник / Под. ред. В.А. Викторова. 1970.
  17. Фарбер И.Е. Свобода и права человека в советском государстве. Саратов. 1974.
  18. Федоров К.Г. История государства и права зарубежных стран. Ленинград. 1977.

199

  1. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства в двух томах. Т.1. Напечатан по третьему изданию, Спб. 1910. С-Петербург. 1996.
  2. Фриман Э., Стебе В. Опыты по истории английской конституции. М. 1880.
  3. Хессе К. Основы конституционного права ФРГ. М. 1981.
  4. Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. М. 1997.
  5. Химичева ГЛ., Ульянова Л.Т. Конституция РФ и вопросы уголовного процесса. Лекция. М. 1995.
  6. Химичева Г.П.. Принципы уголовного процесса. Лекция. М. 1992.
  7. Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. С-Петербург. 1995.
  8. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М. 1962.
  9. Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. М. 1996.
  10. Шаланд Л.А. Иммунитет народных представителей. Т.2. Юрьев. 1913.
  11. Щерба СП., Зайцев О.А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам. М. 1996.
  12. Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном процессе. М. 1981.
  13. Якуб М.Л. Демократические основы советского уголовно- процессуального права. М. МГУ, 1960.
  14. Якупов Р.Х. Уголовный процесс. М. 1998.
  15. Статьи

  16. Абабков А. Защитить права потерпевшего // Российская юстиция.
  17. № 3.

200

  1. Андреева Ирэн. Еще раз о льготах, привилегиях и депутатской этике //Народный депутат. 1991. № 10.
  2. Базылев Б.Т. Об институте юридической ответственности. // Совет- ское государство и право. 1975. № 1.
  3. Базылев Б.Т. Сущность санкций в советском праве. // Правоведе- ние. 1979. №3.
  4. Безопасность человека и преступность (Международная научно- практическая конференция) // Государство и право. № 12. 1995.
  5. Бляблин, В.Г. Некоторые вопросы толкования современной международно-правовой доктриной норм международного права, регулирующих дипломатические привилегии и иммунитеты // Советский ежегодник международного права, 1985. М. 1986.
  6. Бондарь Н.С. Конституционный принцип равноправия граждан: сочетание материальных и процессуальных начал // Вопросы взаимо- связи уголовного права и процесса. Калинин. 1988.
  7. Быков В.М. Принципы уголовного процесса по Конституции РФ 1993 года. //Российская юстиция. 1994. № 8.
  8. Вайгенд Е. Принцип равенства граждан перед законом и судом в уголовном и уголовно-процессуальном праве ФРГ // Актуальные вопросы современного уголовного права, криминологии и уголовного процесса. Тбилиси, 1986.
  9. Голик Ю. Нигилятина // Правда. 16 марта 1991 года.
  10. Громов Н.А., Николайченко В.В. Принципы уголовного процесса, их понятие, система. // Государство и право. 1997. № 7.
  11. Даев В.Г. Иммунитеты в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 1996. № 8.
  12. Денисов А. А. Трудное детство демократии // Гласность. 1991. № 32.
  13. Ефимичев СП. Уголовно-процессуальный кодекс РФ: принятый в первом чтении проект нуждается в уточнениях // Журнал российского права. 1998. №1.С.66-77.

201

  1. Каз Ц.М. Уголовно-процессуальные гарантии равенства граждан перед законом и судом // Актуальные проблемы борьбы с преступно- стью. Саратов. 1988.
  2. Лушников Ю. Не только защита прав человека // Законность.
  3. №10.
  4. Малеин Н.С. Правовые принципы, нормы и судебная практика.// Государство и право. 1996. № 6.
  5. Нерсесянц B.C. История идей правовой государственности и современность // Социалистическая законность. М. 1989. № 1.
  6. Ошеров А. Особый статус грешника с мандатом. // Российская газета. 6 января 1993 года.
  7. Палеев М. Почему Президент России отклонил закон о защите потерпевших и свидетелей // Российская юстиция. 1998. № 1.
  8. Писарев Е. Юридический бронежилет по-тамбовски. // Российская газета. 19 декабря 1997 года.
  9. Савицкий В. Последние новеллы УПК: прекращение уголовного дела, состав суда, подсудность, подследственность // Российская юстиция. 1997. № 4.
  10. Судьи чистят свои ряды // Российская юстиция. 1998. № 1.
  11. Честь депутата // Россия. 25 сентября 1991 года.
  12. Чангули Г.И. Реализация принципа равенства граждан перед законом и судом в советском уголовном праве и процессе : (Сообщение) // Актуальные вопросы современного уголовного права, криминологии и уголовного процесса. Тбилиси. 1986.
  13. Чеботарева А.С. Защита прав женщин в Европейском союзе // Государство и право. № 2. 1995.
  14. Шибико В.П. Осуществление конституционного принципа равенства граждан перед за коном и судом в советском уголовном судопроизводстве//Проблемы правоведения. Киев. 1987. Вып.48.

202

  1. Ткаченко В. Принцип равной уголовной ответственности // Сов. юстиция. М. 1989. N 9.
  2. Федоров, А. Депутатская неприкосновенность и уголовная ответственность // Сов. юстиция. - М. 1993. N11.
  3. Якуб М.Л. О понятии принципа уголовного права и уголовного процесса. // Правоведение. 1976. № 1.