lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Слепнева, Инна Евгеньевна. - Проверка судом законности и обоснование процессуальных решений органов расследования в досудебных стадиях: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Волгоград, 1998 234 с. РГБ ОД, 61:98-12/366-9

Posted in:

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ВОЛГОГРАДСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

На правах рукописи

СЛЕПНЁВА ИННА ЕВГЕНЬЕВНА

ПРОВЕРКА СУДОМ ЗАКОННОСТИ И ОБОСНОВАННОСТИ

ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ РЕШЕНИЙ ОРГАНОВ РАССЛЕДОВАНИЯ

В ДОСУДЕБНЫХ СТАДИЯХ

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс; криминалистика; теория оперативно-розыскной деятельности.

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель - начальник ка- федры уголовного процесса ВЮИ МВД России, кандидат юридических наук, доцент С. А. Колосович

^ fa’/fd

<?С // ,&

Волгоград 1998

-2-

Содержание

Введение 3

Глава 1. Понятие и сущность судебной проверки законности и

обоснованности решений органов расследования в досудебных стадиях 12

§ 1. Решения органов расследования в системе уголовно- процессуальных решений как объект судебной проверки 12

§ 2. Исторический очерк и зарубежный опыт развития института судебной проверки законности и обоснованности

процессуальных актов органов расследования в досудебных стадиях 40

§ 3. Общая характеристика действующего института судебной

проверки процессуальных решений органов расследования 58

§ 4. Перспективы развития института судебной проверки решений

органов расследования в досудебных стадиях 92

Глава 2. Обжалование в суд ареста или продления срока содержания под стражей и судебная проверка законности и обоснованности

соответствующих решений 111

§ 1. Судебное обжалование решений органов расследования о заключении под стражу как специфическая форма обжалования в

уголовном процессе 111

§ 2. Процессуальный порядок обжалования в суд решений органов

расследования о заключении под стражу 124

§ 3. Продление срока содержания под стражей и право на

обжалование соответствующих решений 167

Заключение .• 177

Список использованной литературы. 187

Приложения 209

Введение

Актуальность темы исследования. Задача построения демократиче- ского государства выдвинула перед правовыми науками и правоприменительной практикой России целый комплекс проблем, среди которых одно из ведущих мест занимает проверочно- контролирующая деятельность суда в досудебных стадиях. Вопросы осуществления органами правосудия Российской Федерации определенных контролирующих функций в настоящее время не- достаточно полно исследованы в юридической литературе. Однако в большей или меньшей степени ученые-юристы проявляли к ним интерес, что нашло отражение в трудах С. В. Абросимова, А. Д. Бойкова, В. М. Бозрова, В. Л. Будникова, В. П. Верина, А. Г. Драчёнова, 3. Д. Еникеева, А. Ф. Епихи-на, 3. 3. Зинатуллина, 3. Ф. Ковриги, Г. Н. Козырева, Н. А. Колоколова, В. М. Корнукова, Н. И. Кулагина, А. М. Ларина, В. И. Летучих, А. П. Лобанова, П.

A. Лупинской, Ю. В. Манаева, Л. Н. Масленниковой, В. А. Михайлова, В. И. Никандрова, С. А. Пашина, И. Л. Петрухина, М. Ю. Рагинского, В. Г. Рудне ва, В. С. Смирнова, А. Ф. Соколова, В. М. Савицкого, Ю. И. Стецовского, А.

B. Стуканова, Э. Н. Тенчева, А. Л. Цыпкина, А. А. Чувилёва, В. С. Шадрина,

C. П. Щербы и других.

В последнее время произошли некоторые изменения, касающиеся рас- сматриваемой проблемы. В основном они сводятся к расширению границ контроля судом законности и обоснованности процессуальных решений органов расследования непосредственно на досудебных стадиях уголовного процесса. Ранее такой контроль осуществлялся лишь в ходе судебного разбирательства и при решении вопроса о его назначении в силу реализации традиционного подхода о ревизионном начале любой стадии уголовного процесса по отношению к предшествующим стадиям.

Законом Российской Федерации от 23 мая 1992 года “О внесении изме-

-4-

нений и дополнений в Уголовно процессуальный кодекс РСФСР”1 был введен институт обжалования в суд и судебной проверки законности и обоснованности ареста в качестве меры пресечения и продления срока содержания под стражей (ч. 2 ст. 11; ч. 1 ст. 60; ч. 5 ст. 96; ч. 7 ст. 97; ч. 1 ст. 102; ст. 220г-2202; п. 3 ч. 1 ст. 331 УПК). Таким образом были значительно усилены процессуальные гарантии законности и обоснованности содержания под стражей.

Конституция Российской Федерации2 содержит правовые основания осуществления в стадии расследования предупредительного судебного контроля в целях охраны конституционных прав граждан и для дальнейшего развития данного вида контроля. Уже в стадии расследования реализуются отдельные контрольные функции суда, направленные, в частности, на охрану права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23 Конституции). Согласно ч. 2 ст. 23 Конституции ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

В соответствии со ст. 25 Конституции жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище иначе как на основании судебного решения либо в случаях, установленных федеральным законом. Как известно в уголовном процессе перечисленные действия осуществляются с санкции прокурора. Несмотря на то, что указанные нормы Конституции имеют прямое действие с 12 декабря 1993 года, широкого распространения истребование судебного решения для их производства не получило. Причина этого прежде всего в отсутствии уголовно процессуальной регламентации.

В связи с тем, что доказательство в правовом государстве приобретает значение “универсального” средства обеспечения процесса правопримене-

1 Далее-УПК.

2 Далее - Конституция.

ния, особенно актуально законодательное гарантирование соответствующего уровня правового регулирования производства следственных действий, вновь вводимых в сферу уголовного процесса, - новых уголовно-процессуальных процедур.

Если Конституцией установлено, что одной из гарантий от злоупотреб- лений представителей государственной власти, осуществляющих раскрытие и расследование преступлений, служит судебное решение, необходимо строго регламентировать процедуру получения такого решения суда. До недавнего времени законность уголовно- процессуальной деятельности на стадии предварительного расследования обеспечивал прокурорский надзор, но, кроме того, он распространялся на оперативно-розыскную деятельность органов до- знания и в известной мере - на деятельность суда. Это представляется чрезмерным, что нередко обусловливало обвинительный уклон производства расследования по уголовным делам.

В условиях построения правового государства в России, признания прав и свобод человека и гражданина в качестве высшей ценности необходимо введение дополнительных гарантий защищенности прав граждан, чем и призвана стать в числе прочих судебная проверка. Она имеет давнюю историю существования и развития в странах англосаксонской системы права. С 1679 года в Англии действует Habeas Corpus Act. Процедура его применения по уголовным делам заключается в том, что каждый арестованный по обвинению, которое он считает неправильным, может обратиться в суд. Аналогичные Habeas Corpus Act законы были приняты в Шотландии (1701 год) в Ирландии (1781 год). В настоящее время подобная процедура существует в США, Германии, Франции.

Как отмечено выше, проблема указанного направления уголовно- процессуальной деятельности суда в юридической литературе еще не нашла должного отражения, в связи с чем и предлагается ее углубленное теоретиче-

-6-

ское исследование с последующей апробацией на практике. До настоящего времени не было специального научного исследования по данной теме. Однако надо упомянуть диссертации В. Л. Будникова “Обжалование действий и решений следователя” (1990 год), в которой речь велась об обжаловании в органы прокуратуры, и Н. А. Колоколова “Судебный контроль в стадии предварительного расследования преступлений: важная функция судебной власти” (1998 год), в которой автор рассматривает проблему судебного контроля через призму ведомственного контроля и прокурорского надзора, начиная с ретроспективного анализа возникновения и развития классической теории разделения властей. В нашем исследовании дается исходное понятие процессуального решения в узком и широком значении, анализируются требования, предъявляемые к решениям, далее рассматривается проверочная деятельность суда по отношению к уголовно-процессуальным решениям органов расследования.

Глубокое изучение указанной проблемы и разработка конкретных ре- комендаций прикладного характера будут способствовать совершенствованию деятельности правоприменительных органов, критическому осмыслению существующей практики. Выводы и положения исследования могут быть использованы, в частности, при работе с личным составом органов внутренних дел в вопросах соблюдения и укрепления законности в их деятельности в стадии предварительного расследования, а также помогут сотрудникам след- ственных аппаратов, прокурорским и судебным работникам осуществлять уголовно-процессуальную деятельность по защите прав и законных интересов граждан.

Объектом диссертационного исследования является судебная про- верка законности и обоснованности деятельности органов расследования, прокурора, сотрудников СИЗО по принятию процессуальных решений об избрании мер пресечения в виде ареста и продления срока содержания под

-7-

стражей, а также выемке почтово-телеграфной корреспонденции, обыске, прослушивании телефонных переговоров.

Предметом исследования выступает состояние правового урегулиро- вания института обжалования в суд ареста и продления срока содержания под стражей, а также выемки почтово-телеграфной корреспонденции, обыска, прослушивания телефонных переговоров и принятия мер к устранению неправомерного нарушения прав и свобод человека и гражданина.

Целями исследования являются: определение совокупности наиболее значимых теоретических положений, отражающих современное состояние института проверки судом законности и обоснованности процессуальных решений органов расследования в досудебных стадиях, и разработка практических рекомендаций по его совершенствованию в условиях формирования правового государства.

Для достижения указанных целей в работе предпринята попытка раз- решить следующие задачи: теоретически обосновать понятие судебной проверки уголовно-процессуальных решений органов расследования в досудебных стадиях; дать их классификацию на основе изучения практики правоприменительной деятельности, в том числе производств по жалобам на незаконный арест в порядке ст. 2201; 2202 УПК; выявить и проанализировать типичные ошибки и недостатки названной деятельности; сформулировать конкретные предложения и рекомендации по совершенствованию законодательства в данной сфере и практики его применения.

Методология и методика исследования. Общеметодологическую базу диссертационного исследования составляет диалектический метод, требующий рассмотрения предмета познания в его непрерывном развитии, изменении и связях с другими явлениями. В нем нашел применение традиционный для такого рода исследований логико- теоретический метод, базирующийся на проверенных практикой положениях историко-материалистического учения

-8-

об обществе, праве и государстве. В исследовании также использовались: сравнительно-правовой метод анализа норм Конституции, международно-правовых актов по правам человека, уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, проектов УПК, зарубежных правовых актов, конкретно- социологические методы в виде анализа уголовных дел, анкетирования следственных работников, руководителей горрайлинорганов, проку- рорских работников, адвокатов, судей; анализ статических данных и документов, имеющих отношение к теме исследований. По вопросам темы было изучено в судах г. Волгограда 291 производство по жалобам на незаконный и необоснованный арест в порядке ст. 2201 и 2202 УПК и материалы, указывающие на нарушение конституционных прав граждан на тайну телефонных переговоров, почтово-телеграфной корреспонденции и неприкосновенность жилища, а также 173 производства по жалобам в судах г. Саратова и 265 - в г. Астрахани; опрошено 208 следственных работников, 51 руководитель гор- райлинорганов различных областей, которые проходили переподготовку на курсах повышения квалификации Волгоградского юридического института МВД России, кроме этого, опросы проводились в Саратовской и Астраханской областях, где на вопросы анкеты ответили 34 прокурорских работника, 46 адвокатов и 306 судей.

Научная новизна результатов исследования заключается в том, что автором осуществлено комплексное монографическое исследование института судебной проверки законности и обоснованности решений органов расследования в досудебных стадиях.

Проанализированы отдельные решения органов следствия и дознания, подвергаемые проверочной деятельности суда, а именно: о заключении под стражу, о продлении сроков содержания под стражей, выемке, обыске, прослушивании телефонных переговоров. Даны их научное определение и классификация.

-9-

Выдвинут ряд теоретических предложений и практических рекоменда- ций по совершенствованию данного института на основании Конституции, действующего УПК, проектов УПК, с учетом истории формирования законодательства России и зарубежного опыта.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Объектом судебной проверки предупредительного (предварительного) и последующего характера являются решения органов расследования, принимаемые в досудебных стадиях уголовного процесса, связанные с непосредственным ограничением основных конституционных прав граждан.

  2. Предметом судебной проверки является установление соблюдения органами расследования законности и обоснованности принимаемых ими решений, которые представляют собой целостную систему взаимозависимых и взаимообусловленных признаков, черт и проявлений, подлежащих выяснению и оценке в результате проверочной деятельности.
  3. Институт судебной проверки решений органов расследования в до- судебных стадиях уголовного судопроизводства известен российскому уголовному процессу как дореволюционного, так и советского периода. Его качественное развитие в настоящее время обусловлено необходимостью приведения национального законодательства в соответствие с общепризнанными международно-правовыми нормами и реализации конституционного установления судебной власти в качестве главного гаранта прав и свобод граждан. Зарубежный опыт функционирования института судебной проверки имеет давние традиции, проверен практикой и может быть учтен при кон- струировании соответствующих норм нового российского уголовно- процессуального законодательства.
  4. К общим признакам характеризующим действующий институт су- дебной проверки законности и обоснованности решений органов расследова-

-10-

ния, следует относить:

  • конституционное закрепление перечня решений, могущих быть объ- ектом проверки;
  • исключительная компетенция суда по окончательной оценке закон- ности и обоснованности решений;
  • независимость суда при рассмотрении решений.
  1. Судебная проверка решений органов расследования в досудебных стадиях представляет собой деятельность суда по осуществлению самостоятельной уголовно-процессуальной функции, выражающей полномочия судебной власти по проверке законности и обоснованности решений о задержании, заключении под стражу и продлении срока содержания под стражей, об аресте и выемке почтово-телеграфной корреспонденции, прослушивании телефонных и иных переговоров, обыске, осмотре жилища и принятию мер к устранению неправомерных ограничений прав и свобод человека и гражданина.
  2. Обжалование решений о продлении срока содержания под стражей является составной частью института обжалования в суд решений органов расследования о заключении под стражу, что обусловлено единством цели -обеспечение защиты права гражданина на свободу и личную неприкосновенность, сходством содержания жалоб и сущности проверочной деятельности суда.
  3. Авторские предложения по совершенствованию норм действующего УПК и конструированию норм нового УПК России, касающихся института судебной проверки законности и обоснованности решений органов расследования, предполагающие:
  • изменения сроков обжалования и рассмотрения жалоб в порядке ст. 2201 и 2202 УПК;
  • возможность рассмотрения указанных жалоб в судах по месту произ-

водства предварительного расследования;

  • расширение круга субъектов обжалования за счет включения в их число близких родственников, перечень которых определяется федеральным законом, а также п. 9 ст. 34 УПК;
  • жалоба, принесенная в порядке ст. 2201 УПК, принимается только в письменной форме.
  • Теоретическая и практическая значимость диссертации состоит в том, что в ней с учетом особенностей современной правоприменительной практики формулируются и обосновываются предложения по совершенствованию нового уголовно-процессуального института судебной проверки решений органов расследования в досудебных стадиях, результаты которой могут быть использованы при разработке нового Уголовно-процессуального кодекса.

Некоторые результаты исследования могут быть использованы в дея- тельности органов дознания и предварительного следствия, прокуратуры и суда, а также в учебном процессе высших и средних учебных заведений.

Апробация и внедрение результатов диссертационного исследова- ния.

Основные положения нашли отражение в пяти опубликованных автором статьях; в сборнике научных трудов кафедры уголовного процесса ВЮИ МВД России за 1997 г., в научных сообщениях: на межвузовской научно-практической конференции студентов и молодых ученых Волгоградской области (г. Волгоград, 1996 г.), межвузовской научно- практической конференции (г. Орел, 1997 г.), межвузовской научно- практической конференции (г. Волгоград, 1997 г.), межвузовской научно-практической конференции (г. Ростов-на-Дону, 1998 г.). Кроме того, диссертантом осуществлены практические внедрения в деятельность правоохранительных органов: Волгоградского областного суда, Управления юстиции администрации Волгоградской облас-

-12-

ти, следственного Управления УВД Волгоградской области.

Структура и объем работы определены содержанием темы и задачами исследования. Диссертация выполнена в объеме, предусмотренном ВАК Российской Федерации, и состоит из введения, двух глав (семи параграфов), заключения, списка использованной литературы и приложений.

Глава 1. Понятие и сущность судебной проверки законности и обоснованности решений органов расследования в досудебных стадиях.

§ 1. Решения органов расследования в системе уголовно- процессуальных решений как объект судебной проверки.

В системе органов государственной власти Российской Федерации важное место принадлежит правоохранительным органам: суду, прокуратуре, органам следствия и дознания. Результаты их процессуальной деятельности по выполнению стоящих перед ними задач в конечном счете выражаются в принятии и исполнении предусмотренных законом решений.

Решения в уголовном процессе довольно многолики. Для наиболее полного представления об их сущности необходимо комплексное рассмотрение самого понятия “решение” с учетом его смыслового разнообразия, используя знания таких наук, как общая теория права и государства, логика, психология, криминалистика, наука управления и других.

Разработка основных положений, их научный анализ, а в дальнейшем - формулирование рекомендаций судьям по осуществлению проверки за законностью и обоснованностью принимаемых органами расследования процессуальных решений невозможны без тщательного и всестороннего анализа самих решений. Чтобы раскрыть значение и дать им оценку (как и вообще, для любой оценки чего бы то ни было), необходимы критерии, которые можно выявить, лишь сформулировав определение, адекватное сущности изучае-

-13-

мого понятия.

Так, в толковом словаре русского языка слово “решение” трактуется как: 1) заключение, вывод из чего-нибудь; 2) ответ к задаче, искомое выражение1.

В Большой Советской Энциклопедии решение определяется как “один из необходимых моментов волевого действия, состоящий в выборе цели действия и способов его выполнения. Волевое действие предполагает предварительное осознание цели и средств действия, мысленное совершение действия, предшествующее фактическому действию, мысленное обсуждение оснований, говорящих “за” или “против” его выполнения и т. п. Этот процесс заканчивается принятием решения”2. Как правильно заметил Р. С. Белкин, данное определение носит явно психологическую окраску3.

В трудах по философии решение рассматривается как прообраз буду- щего, созданного человеком на основе анализа и оценки настоящего состояния, как самой системы, так и окружающей ее среды4.

В трудах по общей теории права решения в области уголовного судо- производства трактуются как индивидуальные акты применения права5. При этом справедливо отмечается, что данным положениям уделяется недоста-

1 См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка. - М., 1989. - С. 554.

2 БСЭ. 3-е изд. - М., 1975. - Т. 22. - С. 78.

3 См.: Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. - М., 1979. - Т. 3. -С. 86.

4 См.: Коршунов А. М. Отражение, деятельность, познание. - М, 1979. -С. 44.

5 См.: Алексеев С. С. Общая теория социалистического права. - Сверд ловск, 1966; Он же. Проблемы теории права. - Свердловск, 1973. - Т. 2.; Дю- рягин И. Я. Применение норм советского права. - Свердловск, 1973 и др.

-14-

точно внимания1.

В теории права и государства базовым понятием решения является определение, предложенное С. С. Алексеевым: “Решение юридического дела представляет собой интеллектуальную, мыслительную деятельность, которая должна подчиняться правилам точного и правильного мышления, т. е. правилам формальной логики”2. Здесь решение характеризуется как: а) формально логический процесс; б) творческий процесс; в) государственно-властная управленческая деятельность компетентных органов. При этом утверждается, что установление фактических обстоятельств, а также выбор и анализ право- вой нормы - подготовительные стадии правоприменения. Принятие же решения является завершающей и вместе с тем основной стадией применения норм права. Ее сущность заключается в вынесении компетентным органом индивидуально-конкретного государсвенно- властного веления с соответствующим документальным закреплением. С формально-логической точки зрения решение представляет собой силлогизм: большой посылкой выступает норма права, малой - фактические обстоятельства, умозаключением - решение. Однако это лишь простейшая логическая схема. В практических ситуациях дело обстоит значительно сложнее. С. С. Алексеев в этой связи отмечает, что решение юридического дела выражается, как правило, в построении не одного, а нескольких силлогизмов, поскольку компетентный орган, в силу системности права, применяет по одному делу сразу несколько юридических

1 См., например: Алексеев С. С. Проблемы теории права. - С. 280; До- дин Е. В. Доказывание и доказательства в правоприменительной деятель ности органов советского государственного управления. - Киев, 1976. - С. 18.

2 Алексеев С. С. Проблемы теории права. - Свердловск, 1973. - Т. 2. - С. 280,281.

-15-

норм1.

В уголовно-процессуальном законе понятие “решение” употреблено при разъяснении содержания таких процессуальных актов, как “приговор”, “определение”, “постановление”. Общим признаком названных актов является то, что они содержат ответы на правовые вопросы (пп. 10, 11, 12, ст. 34 УПК), что позволяет отличать решения, в частности, от протоколов следственных и судебных действий, в которых удостоверяется факт производства, содержание и результаты этих действий. Именно общее свойство позволяет именовать указанные акты решениями.

Уголовно-процессуальный закон определяет достаточно широкий пере- чень процессуально-правовых вопросов, по которым могут быть вынесены решения в ходе производства по делу. Очевидно, что во всех таких актах не только даются ответы на вопросы, касающиеся наличия или отсутствия юридически значимых обстоятельств, при которых возможно совершение определенных правовых действий, но и указывается решение о самом действии (возбудить уголовное дело, привлечь в качестве обвиняемого, прекратить производство по делу и др.). Таким образом, процессуально-правовые решения содержат ответы на вопросы: что установлено и как действовать для достижения поставленной цели.

В процессуальной литературе в целом довольно обстоятельно раскрыта социальная и правовая природа решений как актов применения уголовно-процессуального права. В частности, выделяются следующие их характерные черты: решения могут быть вынесены только органами государственной власти и их должностными лицами, ведущими уголовное судопроизводство, в пределах своей компетенции; процессуальные решения выражают властное веление органов государственной власти, порождают, изменяют или прекращают
уголовно-процессуальные отношения, подтверждают наличие или

1 См.: там же. - С. 282.

-16-

устанавливают отсутствие материально-правовых отношений; они должны быть вынесены в установленном законом порядке и выражены в определенной законом форме1.

В трудах по юриспруденции даются различные определения понятия “решение”. Например, П. А. Лупинская рассматривает решения в уголовном судопроизводстве как продукт сознательной деятельности человека. Она справедливо расценивает их как разновидность управленческих решений, что позволяет более отчетливо представить социальное значение процессуальных решений.

В ее трактовке процессуальное решение в уголовном судопроизводстве есть “правовой акт, обличенный в установленную законом процессуальную форму, в котором орган дознания, следователь, прокурор, судья или суд в пределах своей компетенции в определенном законом порядке дают ответы на возникающие по делу правовые вопросы и выражают властное волеизъявление о действиях, вытекающих из установленных обстоятельств и предписаний закона, направленных на достижение задач уголовного судопроизводства”2.

В порядке уточнения этого общего понятия решения Ю. В. Манаев вы- деляет специфические признаки следственных решений, дает их определение и называет их виды. Он отмечает, что решения следователя: являются актами применения права; принимаются представителями органов государственной власти, осуществляющими правоохранительную деятельность; имеют властный и распорядительный характер, поскольку опираются на силу и авторитет

1 См., например: Манаев Ю. В. Применение норм гражданского и ад министративного права в решениях по уголовному делу // Вопросы борьбы с преступностью. - 1980. - Вып. 32. - С. 111-120.

2 Лупинская П. А. решения в уголовном судопроизводстве: Их виды, содержание и формы. - М., 1976. - С. 6,18.

-17-

государства, а исполнение их обеспечивается соответствующими принудительными мерами; являются во всех случаях актом выбора; облечены в форму письменного документа и должны обладать свойствами законности и обоснованности. С учетом изложенного предлагается следующее определение: решения следователя - “это направленные на достижение целей уголовного судопроизводства правоприменительные акты, которые отвечают требованиям законности и обоснованности и содержат обязательные для исполнения властные волеизъявления и выводы по правовым вопросам, возникающим в процессе возбуждения, расследования и рассмотрения уголовного дела
.

Кроме следственных решений, в юридической литературе определяется понятие “судебные решения”. Ими считают “властные волеизъявления суда как органа государственной власти, которыми завершается рассмотрение дела в соответствующей судебной стадии уголовного судопроизводства”2.

Осуществляя правосудие, суды в соответствии с пп. 10-12 ст. 34 УПК выносят приговоры, определения и постановления, которые, как подчеркивается в законе, являются решениями суда по тем вопросам, которые должны найти свое разрешение в соответствующем процессуальном документе3.

1 Манаев Ю. В. Законность и обоснованность процессуальных решений следователя о применении меры пресечения: Труды ВСШ МВД СССР. - Волгоград, 1976. - Вып. И. - С. 138; Он же. Процессуальные решения следо вателя: Виды, гарантии законности и обоснованности, рекомендации по со ставлению. -Волгоград, 1979. - С. 7-12.

2 Грошевой Ю. М. Сущность судебных решений в советском уголовном процессе. - Харьков, 1979. - С. 8.

3 В литературе называют и такую новую форму судебного решения, как вердикт коллегии присяжных заседателей. Об этом см.: Уголовный процесс: Учебник / Под ред. П. А. Лупинской. М, 1995. - С. 37.

-18-

Однако отдельные авторы дают нередко обобщенные определения су- дебных решений, не затрагивающие сущности понятия. М. А. Чельцов и П. А. Лупинская именуют приговор, определение, постановления суда “решениями”1, М. С. Строгович наряду с решениями называет их “судебными постановлениями”2, М. И. Бажанов - “процессуальными актами”3, М. А. Гурвич - “постановлениями”4, В. А. Теплов - “актами правосудия”5.

Уголовно-процессуальный закон не конкретизирует понятие процессу- ального решения. Слово “решение” употреблено для разъяснения наименований приговора, определения, постановления.

В ряде норм УПК не указаны виды документов, которые должен соста- вить следователь при принятии некоторых решений, хотя необходимость этого очевидна. Например, закон допускает возможность самоотвода следователя (ст. 59,64 УПК), однако не предусматривает форму документа, с помощью которого он доводит до сведения прокурора свое решение. На практике в таких случаях следователь составляет рапорт.

Не всегда законом регламентируется процессуальная форма принятого

1 См.: Чельцов М. А. Уголовный процесс. - М., 1969. - С. 386; Лупин ская П. А. Законности и обоснованность решения в уголовном судопроиз водстве.-М.,-1972.-С. 11.

2 См.: Строгович М. С. Курс советского уголовного процесс. Т. 1. - М., 1968.-С. 220.

3 См.: Бажанов М. И. Законность и обоснованность основных судебных актов в советском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - Харьков, 1967. - С. 6.

4 См.: Гурвич М. А. Судебное решение. - М., 1976. - С. 86.

5 См.: Теплов В. А. Определение суда первой инстанции по уголовному делу. - Саратов, 1977. - С. 34.

-19-

следователем решения, но предполагается, что такой формой должно быть постановление. Это относится к принятию следователем решений: 1) о приводе свидетеля и эксперта (ст. 73 УПК); 2) передаче детей заключенного под стражу на попечение соответствующих лиц или учреждений (ст. 98 УПК); 3) об отдаче несовершеннолетнего под присмотр (ст. 394 УПК). В то же время решение следователя о задержании (ст. 122 УПК) оформляется протоколом, а не постановлением.

Отдельное поручение в порядке ст. 132 УПК, которое обычно так и оза- главливается. Аналогично этому, поручение следователя, даваемое органам дознания в порядке ст. 127 УПК, хотя и должно быть облечено в письменную форму, но не является постановлением.

К решениям следователя нужно отнести и обвинительное заключение (ст. 205 УПК) - документ, завершающий предварительное следствие, кото- рый отвечает всем критериям понятия процессуального решения следователя.

Таким образом, по нашему мнению, закон, регламентируя процессу- альные акты, содержащие решения следователя, относит к ним постановление, обвинительное заключение, ходатайство, протокол задержания, рапорт следователя, поручение органу дознания и отдельное поручение.

Принимаемое по уголовному делу решение должно быть правильным и целесообразным. Мотивом, побуждающей причиной для принятия решения должна быть потребность достижения целей уголовного судопроизводства на стадиях возбуждения уголовного дела и производства предварительного следствия1.

Оценка процессуальных решений органов расследования с точки зрения их целесообразности есть некоторый суммарный показатель, взаимосвя- занной с другими критериями; правильность, полезность
определяются,

1 См.: Манаев Ю. В. Законность и обоснованность процессуальных ре- шений. -Волгоград, 1987. - С. 12.

-20-

условно говоря, в контексте всего уголовного дела, с учетом не только конкретной ситуации, но и дальнейших перспектив расследования.

Другими словами, следователю при принятии решений необходимо с максимальной полнотой проанализировать последствия, которые наступят после его реализации. Например, возбуждение уголовного дела, проведение неотложных следственных действий не только расширяют возможности следствия, но и оповещают виновных о грозящей им опасности изобличения. Обыск создает ситуацию, в которой соседи, сослуживцы, знакомые сразу заподозрят лицо, у которого производят обыск, в “делах нечистых” и т. д.

Следователю также важно учитывать, что невыполнение установленных законом требований к форме актов влечет признание их незаконными и последующую отмену. В законе указаны конкретные требования к содержанию и форме актов, что дает возможность судить *мтом, соб^одены ли процессуальные правила производства того или иного действия, правильно ли решен конкретный вопрос, “соответствует ли решение обстоятельствам дела (фактическое основание) и правовым нормам (юридическое основание).

Уголовно-процессуальные решения выражаются в документе, имеющем определенную форму, которая включает вводную, описательно- мотивировочную и резолютивную части. В документе - решении должны точно и правильно отражаться фактические и юридические основания, мотивы и выводы о правовых последствиях реализации принятого решения.

П. А. Лупинская указывает, что форма всех процессуальных решений включает вводную, описательную (описательно-мотивировочную) и резолютивную части1. Однако она относит к процессуальным решениям не только акты, имеющие столь жесткую структуру, но и другие, например, резолюцию,

См.: Лупинская П. А. Решения в уголовном судопроизводстве: их виды, содержание и формы. - М., 1976. - С. 142.

-21-

санкцию прокурора1.

С. А. Шейфер применительно к понятию процессуального решения о производстве следственных действий различает решения, имеющие процессуальное значение и не имеющие такового. Последние следователь принимает предварительно, решая включить производство того или иного следственного действия в план расследования.

Процессуальное значение решению следователя придает внешнее оформление, в силу которого оно становится юридическим фактом, порождающим определенные правоотношения. Внешнее оформление, по мнению автора, может быть выражено в постановлении, повестке, телефонограмме или устном объявлении следователя, например об осмотре2.

П. А. Лупинская выделяет следующие основания классификации про- цессуальных решений: по содержанию; функциональному значению; субъектам, правомочным принимать решения; времени принятия и длительности действия; процессуальному порядку постановления решения и требованиям к их форме; юридической силе; основаниям и условиям принятия решений. При этом она отмечает, что каждое решение характеризуется несколькими классификационными признаками3.

Предложенные основания классификации процессуальных решений выделяют и другие авторы. Однако некоторые указывают на возможность разделения их на обязательные, т. е. такие, которые в обязательном порядке

1 См.: Лупинская П. А. Теоретические основы принятия решений в со- ветском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. -М., 1973.-С. 9.

См.: Шейфер С. А. Следственные действия: Система и процессуальная форма. - М., 1981. - С. 49.

3 См.: Лупинская П. А. Решения в уголовном судопроизводстве: их ви- ды, содержание и формы. - М., 1976. - С. 26-39.

-22-

составляются по любому уголовному делу, и факультативные, принятие ко-А
торых зависит от обстоятельств конкретного дела. Также отмечается, что по своему состоянию процессуальные акты бывают законными и незаконными, не соответствующими требованиям правовых норм1.

Классифицируя процессуальные решения по содержанию, Н. И. Кулагин и П. А. Лупинская делят их на основные и вспомогательные. Критерий разделения - отвечает ли решение на основной вопрос всякого уголовного дела: совершил ли обвиняемый данное преступление, виновен ли он в его совершении, или на иные вопросы, служащие разрешению основного либо носящие дополнительный характер (например, разрешение гражданского иска)2.

Применительно к стадии предварительного расследования Ю. В. Мана-|: ев относит к основным решениям следователя те, в которых дается оценка ^’ совокупности собранных доказательств и на этой основе решается вопрос о событии преступления и наличии или отсутствии вины конкретного лица. Основными решениями автор считает постановление о привлечении в качестве обвиняемого, постановление о прекращении дела, обвинительное заключение, постановление о направлении дела в суд для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера. Вспомогательные - решения, направленные на собирание доказательств, применение мер процессуального принуждения, решения, имеющие целью реализацию гарантий

1 См.: Михайленко А. Р. Уголовно-процессуальные акты и их роль в обеспечении законности // Проблемы охраны прав граждан в сфере борьбы с преступностью. - Иваново, 1980. - С. 119-121.

2 См.: Кулагин Н. И. Становление руководителя подразделения. - Вол гоград, 1995. - С. 40, 41; Лупинская П. А. Указ. соч. - С. 26.

-23-

прав участников процесса1.

М. И. Бажанов к основным относит только судебные акты (приговор или определение о прекращении дела), а акты, выносимые в досудебных ста- диях, - к вспомогательным2.

Л. Д. Кокорев, классифицируя процессуальные решения в зависимости от того, по общим либо частным (отдельным) вопросам они принимаются, к общим относит процессуальные решения: о возбуждении уголовного дела; о привлечении лица в качестве обвиняемого; о составлении обвинительного заключения; о прекращении дела; о постановлении приговора. К частным -решения: о проведении отдельных следственных действий; об удовлетворении или отклонении ходатайств, связанных с доказыванием; об отборе из всей получаемой информации при проведении следственных, судебных дей- ствий тех сведений, которые необходимо процессуально оформить в качестве доказательств; об окончании расследования, судебного следствия3.

Решения, принимаемые в уголовном судопроизводстве, имеют свое вы- ражение в указанной в законе форме - в постановлениях, определениях, приговоре, а также в такой форме, как санкция, согласие прокурора, выраженные в его резолюции. Определены и требования, предъявляемые к процессуальным решениям. Некоторые из них закреплены в уголовно-процессуальном

1 См.: Манаев Ю. В. Процессуальные решения следователя: виды, га рантии законности и обоснованности, рекомендации по составлению. - Вол гоград, 1979. - С. 4.

2 См.: Бажанов М. И. Законность и обоснованность основных судебных актов в советском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - Харьков, 1967. - С. 6.

3 См.: Кокорев Л. Д., Горский Г. Ф., Элькинд П. С. Проблемы доказа тельств в советском уголовном процессе. - Воронеж, 1978. - С. 217.

-24-

законе, другие выработаны теорией уголовного процесса1.

Основополагающим является требование законности. Законность - универсальный, всеохватывающий принцип, который находит выражение во всех принципах и нормах процессуального права, характеризует все стороны судопроизводства и потому не может рассматриваться наравне с собственно процессуальными принципами. Она занимает особое место и среди иных общеправовых принципов, действующих в уголовном судопроизводстве.

Проблематика законности всегда находилась в центре внимания совет- ской юридической мысли, и в основе понимания данного феномена лежали идеи, изложенные в трудах основоположников марксизма- ленинизма и развившиеся впоследствии в директивах и теоретических положениях коммунистической партии. В советской юридической науке сложилось и стало господствующим понимание законности как строгого и неуклонного исполнения законов и подзаконных нормативных актов всеми субъектами права - государственными органами, общественными организациями, должностными лицами и гражданами. Такое понимание законности было доминирующим в монографической литературе и с теми или иными вариациями кочевало из учебника в учебник вплоть до последнего времени2. При этом широко освещались различные вопросы теории “социалистической законности”: понятие, сущность, принципы, требования, гарантии, роль в жизни общества, в том числе в обеспечении прав и свобод граждан, ее связи с экономикой, демокра- тией, культурой, правом, правосознанием, другими социальными явлениями,

1 См.: Лупинская П. А. решения в уголовном судопроизводстве. - С. 142; Манаев Ю. В. Законность и обоснованность процессуальных решений следователя о применении меры пресечения: Труды ВСШ МВД СССР. - Волгоград, 1976. -Вып. 11. -С. 136.

2 См., например: Алексеев С. С. Теория государства и права. - М., 1985. -С. 401.

-25-

история возникновения и развития. Как правило, существенного разнообразия во взглядах и оценках авторов не проявлялось1. Отдельные попытки по-новому подойти к раскрытию содержания категории законности не находили поддержки, серьезно не обсуждались и, как правило, дружно опровергались по соображениям политико- идеологического либо сугубо прагматического порядка.

Сложившийся в советский период истории и ставший в значительной степени традиционным подход к изучению проблематики законности, как на общетеоретическом уровне, так и относительно практики конкретных государственных органов сегодня во многом уже невозможно применять. Требуется принципиальное изменение понимания ее сущности и содержания. И это естественно: теория законности не может оставаться неизменной. Она находится в динамике сообразно развитию общества и его государственных институтов.

Справедливости ради стоит сказать, что современная отечественная мысль уже сделала шаг вперед, основательно аргументировав необходимость распространения содержания законности на сферу правотворчества2.

Для понимания законности как неотъемлемого качественного признака правовой системы в целом, особого состояния общественной и государственной жизни, режима функционирования правового государства существенное значение имеет содержательная характеристика самих норм права (Конституции, законов, подзаконных, включая ведомственных, актов и др.), их оценка. Содержание законности составляет не действующее законодатель-

1 Высказывались, между тем, и перспективные идеи, например, о кон ституционной законности. См.: Еременко Ю. П. Советская конституция и за конность. - Саратов, 1982.

2 См., например: Витрук Н. В. Законность: понятие, защита и обеспече ние // Общая теория права: Курс лекций. - Н. Новгород, 1993. - С. 513- 525.

-26-

ство, пусть даже совершенное с точки зрения юридической техники, а наиболее полно воплощающее фундаментальные правовые принципы, общечеловеческие идеалы и ценности, насущные потребности и интересы человека, объективные тенденции социального прогресса, устои свободного демократического общества. Иными словами, действующие законы, начиная с Конституции, должны адекватно выражать идеальное право как “меру свободы”. Применительно к практической деятельности органов государственной власти, законность означает соответствие Конституции и других нормативных актов принципам и нормам международного права, международным стандар- там.

В последнее время все чаще при определении понятия законности при- нимается во внимание не столько действующее на сегодняшний день законодательство, сколько законодательство, призванное адекватно воплощать базовые правовые принципы.

Так, профессор В. К. Бабаев под законностью понимает “идею, требо- вание и систему реального выражения права в законах государства, в самом законотворчестве, в подзаконном нормотворчестве”1.

И. В. Ростовщиков считает, что законность есть “гарантии прав и свобод человека и гражданина, причем - со стороны именно тех лиц, которые наделены властью”, и, кроме того, приходит к выводу, что “законность начитается с самого законодательства, которое должно быть не только юридически качественным, но изначально соответствовать праву в его истинно демократических началах, включающих неотъемлемые права человека”2.

1 Общая теория права: Курс лекций / Под ред. В. К. Бабаева. - Н. Нов город, 1993. - 522-523.

2 Ростовщиков И. В. Обеспечение и защита прав и свобод личности: во просы теории и практика органов внутренних дел: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - М, 1997. - С. 8, 32.

-27-

Еще Дж. Локк, ратуя за режим законности, подчеркнул, что закон в подлинно правовом смысле - отнюдь не любое предписание, исходящее от гражданского общества в целом или от установленного людьми законодательного органа. Законом должен признаваться лишь тот акт, который отвечает интересам человека и служит общему благу, который сохраняет свободу личности, гарантирует ее от произвола и деспотической воли других лиц1.

В действующей Конституции Российской Федерации получил развитие целый ряд общеполитических принципов. Прежде всего это относится к принципу законности, которому посвящена ст. 15, в ч. 1 которой подчеркнуто, что Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории России. Законы и иные правовые акты не должны противоречить Конституции.

Часть 2 ст. 15 устанавливает общий характер действия принципа закон- ности - обязанность органов государственной власти, местного самоуправления, должностных лиц, граждан и их объединений соблюдать Конституцию и законы России.

В сфере уголовного судопроизводства законность понимается как тре- бование точного и безусловного соблюдения законов всеми участниками предварительного расследования и судебного разбирательства3.

Понятие законности процессуального решения в общем виде дано в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР применительно к решению суда по гражданскому и уголовному делу: “Решение является законным, если

1 См.: История политических и правовых учений. -М., 1984. -С. 194— 195.

2 См.: Конституция Российской Федерации. - М., 1993. - С. 8.

3 См., например: Очередин В. Т. Обеспечение законности при рассле довании преступлений несовершеннолетних следователями органов внутрен них дел. - Волгоград, 1990. - С. 5.

-28-

оно вынесено в строгом соответствии с подлежащими применению по делу нормами материального права и при точном соблюдении норм процессуального права. В решении должны быть указаны нормы материального и процессуального права, которыми руководствовался суд при разрешении дела”1.

М. И. Бажанов предложил критерии законности процессуального реше- ния в уголовном судопроизводстве. Решение законно, если: его вынесение предусмотрено УПК; оно принято компетентным органом; постановлено при наличии к тому условий, установленных в законе; его постановление облечено в установленную законом процессуальную форму; содержит все необходимые для него реквизиты2.

Мы полностью поддерживаем и разделяем понятие законности процес- суального решения, определенное Ю. В. Манаевым, “законность процессуального акта означает соответствие изложенных в нем фактов объективной действительности, то есть его обоснованность, истинность, мотивированность”3.

Материалы изучения и обобщения следственно-судебной практики дают основания для вывода о том, что в деятельности правоохранительных органов имеют место нарушения законности процессуальных решений. Нельзя добиться соблюдения законности в актах предварительного расследования и

1 О судебном решении: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 9 июля 1982 г. // Бюллетень Верховного Суда СССР. - 1982. - № 4. - С. 20.

2 См.: Бажанов М. И. Законность и обоснованность основных судебных актов в советском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - Харьков, 1967. - С. 9.

3 Манаев Ю. В. Законность и обоснованность процессуальных решений следователя о применении меры пресечения // История органов внутренних дел и борьбы с преступностью. 1976. Вып. 11. - С. 154.

-29-

судебного разбирательства, пока законность не стала основой социальной политики, государства, жизни общества. В отдельных сферах жизнедеятельности людей факты нарушений встречаются чаще. Кризис законности в стране, несмотря на некоторые “прорывы”, в целом преодолевается медленно.

Не отрегулирован должным образом процесс правотворчества. Отстала от жизни, приобрела “многослойный”, внутренне противоречивый характер законодательная база1.

В юридической литературе в последнее время все чаще появляются суждения о том, что непременное условие законности - укрепление и развитие правовой основы государственной и общественной жизни2. Но, как справедливо подмечено, “не надо обманываться ожиданиями, будто появление нового уголовно-процессуального законодательства способно само по себе кардинально повысить эффективность правоохранительной деятельности. Человечество уже неоднократно убеждалось, что наличие хороших законов еще не есть гарантия их практического осуществления, а лишь необходимая предпосылка для этого”3.

При рассмотрении вопроса о соотношении законности и целесообраз- ности решения мы исходим из того, что целесообразность заложена в самом законе и, в частности, в том, как именно закон регулирует поведение правоприменителя: предписывает ему строго определенное поведение или предо-

1 См.: Концептуальные вопросы развития прокуратуры в период право вой реформы в Российской Федерации: Выступление Генерального прокуро ра Российской Федерации Ю. Скуратова // Законность. - 1997. - № 3. - С. 6.

2 См.: например: Ростовщиков И. В. Реализация прав личности и дея тельность органов внутренних дел. - Волгоград, 1996. - С. 79.

3 Колосович С. А., Кузнецов И. А. соотношение уголовно- процессуального и уголовного права. (В свете современной концепции су дебной реформы) // Государство и право. - 1996. - № 12. - С. 83.

доставляет известный простор для проявления усмотрения. В своей деятельности правоприменитель должен исходить из того, что действующий закон считает целесообразным. Следовательно, о целесообразности решений можно судить только в пределах закона, на основе закона, в соответствии с законом, а не вопреки закону, не в отступлении от закона1.

Рассматривая такое требование, предъявляемое к процессуальным ре- шениям органов предварительного расследования, как обоснованность, П. А. Лупинская отмечает: “Обоснованность решения - это соответствие всех изложенных в нем выводов тем фактическим данным, которые получены в результате предшествовавшей решению деятельности по собиранию, проверке и оценке доказательств.

В основе каждого решения должны лежать доказательства, исследован- ные и оцененные в тех пределах, которые необходимы для данного решения”2.

Ю. В. Манаев под обоснованностью процессуальных решений следова- теля понимает “взаимосвязанное с их законностью нормативное требование, состоящее в доказательности, мотивированности и - как следствие этого -истинности фактов и обязательств, которые необходимо установить при возбуждении уголовного дела и на различных этапах стадии предварительного расследования”3.

1 См.: Элькинд П. С. Сущность советского уголовно- процессуального права.-Л., 1963.-С. 155.

2 Лупинская П. А. Решения в уголовном судопроизводстве. - С. 150.

3 Манаев Ю. В. Обоснованность процессуальных решений следователя // Сов. гос-во и право. - 1978. - № 5. - С. 88.

Справедливости ради надо отметить, что данное понятие (обоснованность процессуального решения) на сегодняшний день исследовано довольно полно. См., например: Бажанов М. И. Законность и обоснован-

-31-

Одним из элементов обоснованности, как следует из приведенного определения, является мотивированность. Требование выносить мотивированное решение содержится в законе применительно к постановлению и определению о применении меры пресечения (ст. 92 УПК), постановлению о привлечении в качестве обвиняемого (ст. 143 УПК), постановлению о производстве обыска (ст. 168 УПК), постановлению о возобновлении предварительного следствия (ст. 198 УПК), приговору (ст. 301 УПК).

Обращаясь к нормам закона, можно выделить несколько видов мотиви- ровки. Так, в одних нормах содержится требование приведения оснований решения (ст. 109,144 УПК); в других - установленных по делу обстоятельств и анализа доказательств, на которых основаны выводы (ст. 314 УПК); в-третьих - фактических оснований решения и мотивов, объясняющих, почему избирается данный вариант поведения (ст. 92 УПК).

Вообще вопрос о мотивированности, как требовании предъявляемом к процессуальным решениям органов расследования, достаточно изучен учеными-процессуалистами. Значительное место в их исследовании уделено

ность основных судебных актов в советском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - Харьков, 1967.; Лупинская П. А. Законность и обоснованность решений в уголовном судопроизводстве. - М., 1972; Дорохов В. Я., Николаев В. С. Обоснованность приговора в советском уголовном процессе. - М., 1959; Сергейко П. Н, Законность, обоснованность и справедливость судебных актов. - Краснодар, 1974; Белозеров Ю. Н., Чуви-лев А. А. Проблемы обеспечения законности и обоснованности возбуждения уголовного дела. - М., 1973; Чувилев А., Лобанов А. Судебный контроль за законностью и обоснованностью ареста и продления срока содержания под стражей // Сов. юстиция. - 1993. - № 6; Щерба С, Цоколова О. Исследование доказательств обвинения при проверке законности и обоснованности ареста // Российская юстиция. - 1994. - № 12. - С. 45-46.

-32-

раскрытию мотивированности основного акта правосудия - приговора1. Большое значение придается характеристике мотивированности постановления о привлечении в качестве обвиняемого2, обвинительного заключения3, постановления о применении меры пресечения4. Дискуссионным является вопрос о соотношении мотивированности и обоснованности уголовно-процессуальных решений органов расследования. Как правило, подчеркивается тесная взаимосвязь этих понятий. Некоторые авторы мотивированность рассматривают в качестве неотъемлемого признака обоснованности5.

На наш взгляд, следует признать верным определение мотивирован- ности, включающее 1) наличие совокупности мотивов, доводов, аргументов для обоснования производства процессуального действия или принятия процессуального решения; 2) приведение этих мотивов, доводов, аргументов в

1 См.: Перлов И. Д. Приговор в советском уголовном процессе. - М, 1960; Фактуллин Ф. Н. Обвинение и судебный приговор. - Казань, 1965; Кобликов А. С. Судебный приговор. - М., 1966 и др.

2 См.: Карнеева Л. М. Привлечение в качестве обвиняемого. - М., 1962; Она же. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснован ность. - М., 1971; Давыдов П. М. Обвинение в советском уголовном процес се. - Свердловск, 1974.

3 См.: Манаев Ю. В., Лещенко В. А. Обвинительное заключение: значе ние и отражение в нем данных, входящих в предмет доказывания по уголов ному делу: Труды ВСШ МВД СССР. - Волгоград, 1970. - Вып. 3 и др.

4 См.: Зинатуллин 3. 3. Уголовно-процессуальное принуждение и его эффективность. - Казань, 1981. - С. 45,46 и др.

5 См.: Манаев Ю. В. Указ. работа. - С. 86; Тюхтенев С. С. Акты предва рительного расследования и основные к ним требования в советском уголов ном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. -М., 1972. - С. 21-22.

-33-

убедительную систему с тем, чтобы показать достаточность доказательств для принятия правильного решения1.

В юридической литературе требования, предъявляемые к решениям ор- ганов предварительного расследования, делят на группы: 1) определенные уголовно-процессуальным законом (законность, обоснованность, мотивированность, своевременность и справедливость), 2) вытекающие из принципов уголовного процесса (полнота, всесторонность, объективность), 3) сформулированные следственно- судебной практикой и процессуальной наукой (определенность, грамотность, логичность, культура оформления)2.

В настоящей работе исследуются лишь те решения органов расследо- вания, которые могут являться объектом судебной проверки. Тем не менее все перечисленные требования в полной мере необходимо относить и к данному кругу решений, тем более, что они, как правило, наиболее значимы в процессе расследования.

Вместе с тем законодатель, регламентируя содержание проверочной деятельности суда, чаще всего предусматривает лишь проверку законности и обоснованности решений. Тем самым подчеркивается базовое значение этих признаков в системе иных. Действительно, нельзя считать законным решение, не учитывающее требований справедливости и своевременности. Обоснованное решение не может быть неполным, невсесторонним, необъективным, неграмотным и нелогичным. Все эти признаки изначально присущи понятиям законности и обоснованности.

Несколько сложнее соотношение понятий обоснованности и мотивиро- ванности. Они самым тесным образом связаны. И прав Ю. В. Манаев,

1 Муратова Н. Г. Процессуальные акты органов предварительного рас следования. - Казань, 1989. - С. 66.

2 Подробнее об этом см.: Кулагин Н. И. Указ соч. - С. 39-46; Муратова Н. Г. Процессуальные акты органов предварительного расследования. Казань, 1989.-С. 48-87.

-34-

утверждая, что чаще всего через мотивированность выражается и обоснованность. Однако даже в этимологическом, а не только в юридическом значении данные понятия совпадают не полностью. Если основания - это фактическая база, исходя из которой принимается решение, то мотивы - побудительные причины принятия соответствующего решения. Видимо, не случайно законодатель в ряде случаев прямо разделяет эти понятия. Так, в соответствии со ст. 122 УПК протокол задержания лица по подозрению в совершении преступления должен содержать, помимо оснований ссылку на мотивы задержания. Причем, явно подразумеваются именно фактические данные, указывающие как на обстоятельства, могущие служить законными основаниями задержания, так и на наличие побудительных мотивов его применения, то есть возможность скрыться, помешать установлению истины и др. Именно это позволяет указывать на взаимосвязанность понятий обоснованности и мотивированности применительно к процессуальному решению.

Таким образом, говоря о законности и обоснованности следует учиты- вать все многообразие проявлений названных понятий. Другими словами -предметом судебной проверки решений органов расследования является выяснение их соответствия требованиям законности и обоснованности.

Одним из направлений концепции судебно-правовой реформы является обязательное проведение судебной проверки за решениями органов расследования на этапе досудебного производства. Предполагается осуществление проверки за различными видами решений. Один из них установлен ст. 2201, 2202 УПК и состоит в судебной проверке законности и обоснованности ареста и продления срока содержания под стражей1. Деятельность суда по проверке других видов решений органов расследования не урегулированы

1 Согласно Постановлению Верховного Суда Российской Федерации № 6 от 29 сентября 1994 г. возможность обжалования соответствующих решений распространяется и на применение задержания.

-35-

УПК, их применение вытекает из норм Конституции. Речь идет об усилении судебного контроля за соблюдением конституционных прав и свобод граждан на предварительном следствии, в связи с чем только по решению суда возможны обыск, выемка почтово-телеграфной корреспонденции, прослушивание телефонных переговоров, а в дальнейшем суд должен получить право рассматривать жалобы на действия должностных лиц, если их решения преграждают путь к правосудию1.

В этой связи возникает вопрос о правомерности отнесения последних видов решений к решениям органов предварительного расследования, так как в Конституции недвусмысленно говорится о необходимости принятия в таких случаях именно “судебного решения”. Но здесь нам хотелось бы отметить, что судья не знает материалов дела в той степени, в какой их изучил следователь, при вынесении своего решения он оперирует предоставленной ему органом предварительного расследования информацией.

Практика дает массу примеров подобной аналогии. Так процессуальный акт - постановление о возбуждении ходатайства о продлении сроков предварительного расследования и содержания под стражей - в отличие от многих других наиболее детально и глубоко проработан. В описательно-мотивировочной части значительное место отводится доказательствам, обосновывающим необходимость вынесения постановления. Его содержание можно соотнести с обвинительным заключением, где соглашение прокурора выражается в санкции, обусловленной проверкой аргументов следователя. Таким образом, решение судьи не отличается от решения прокурора (санкции на предусмотренные уголовно-процессуальным законом следственные дей- ствия), поэтому, как нам кажется, в данном случае судебное решение менее значимо, так как оно - не что иное, как согласие с решением органа рассле-

1 См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации. Издание Верховного Совета Российской Федерации. - М., 1992.

-36-

дования. По сути дела судья не выносит самостоятельного решения, а просто накладывает резолюцию на инициируемые следователем решения, а поскольку возможность реализации этого решения зависит от суда, то судебное решение является ни чем иным, как результатом судебной проверки.

Исходя из изложенного, мы считаем нецелесообразным в настоящем исследовании вести речь о судебном решении впредь до принятия нового Уголовно-процессуального кодекса.

Законом Российской Федерации от 23 мая 1992 года “О внесении изме- нений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР”, вновь введенными статьями 2201 и 2202 было предоставлено право жаловаться на незаконный или необоснованный арест как обвиняемому (подозреваемому), так и его защитнику и законному представителю1.

Судебная же проверка законности и обоснованности арестов и продле- ния их сроков в силу принятия вышеуказанного закона достаточно четко регламентирована в уголовном процессе и апробирована правоприменительной практикой.

Жалоба, поданная в порядке ст. 2201 УПК в течение 24-х часов направ- ляется следователем или прокурором вместе с материалами, подтверж- дающими правильность заключения под стражу, судье по месту предварительного заключения этого лица. Жалоба может быть подана и через администрацию места содержания под стражей. Судья рассматривает жалобу не позднее трех суток со дня получения материалов в закрытом заседании с участием сторон и обязательным вызовом лица, содержащегося под стражей, после чего немедленно освобождает последнего, либо оставляет жалобу без удовлетворения.

Непредоставление прокурором, следователем в судебное заседание

1 См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. - 1992. - № 25. - Ст. 1389.

-37-

надлежащих материалов в ряде случаев служит свидетельством необоснованности ареста и влечет освобождение арестованного.

В судебной практике проверки законности и обоснованности арестов и продления сроков содержания под стражей уже сложились определенные требования, соблюдение которых позволяет органам дознания, следователям и прокурорам избежать многих ошибок.

Итак, под решениями органов расследования как предметом судебной проверки будем понимать облеченные в письменную форму правоприменительные акты о задержании, заключении под стражу и продлении срока содержания под стражей, о выемке почтово- телеграфной корреспонденции, обыске, прослушивании телефонных переговоров, законность и обоснованность применения которых проверяется судом.

В заключении, подводя итог, хочется отметить следующее: решения органов расследования должны отвечать ряду таких требований, как законность, обоснованность и мотивированность, своевременность, правильность, целесообразность, полнота, всесторонность, объективность, определенность, грамотность, логичность, культура оформления.

Совокупность этих требований в обобщенном виде проявляется в со- держании понятий законности и обоснованности. К формам закрепления, т. е. внешнего выражения решений органов расследования в системе уголовно-процессуальных решений, относятся: постановление, обвинительное заключение, ходатайство, протокол задержания, рапорт следователя, поручение следователя органу дознания и отдельное поручение.

Таким образом, решения органов расследования, принимаемые в досу- дебных стадиях уголовного процесса, которые могут быть подвергнуты судебной проверке, исходя из приведенного перечня, представляют собой решения, связанные с ограничением конституционных прав граждан: на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22), на тайну переписки, телефонных

-38-

переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23), права неприкосновенности жилища (ст. 25), на обжалование в суд решений и действий органов государственной власти и должностных лиц (ст. 46).

В зависимости от предназначения можно выделить два основных вида предупредительный (предварительный) судебный контроль за решениями органов расследования, осуществляемый до их реализации, и реализуемый лишь на основании судебного решения;

  • последующий судебный контроль, осуществляемый в отношении конкретных, уже реализованных или реализуемых, решений органов расследования на основании жалоб лиц, чьи интересы затрагиваются в результате их принятия.

К первому виду судебного контроля следует отнести проверку решений органов расследования о прослушивании телефонных и иных переговоров, наложении ареста, выемки и осмотра почтово-телеграфной корреспонденции; в определенной мере - решений о производстве обысков и осмотров жилищ; решений о продлении содержания под стражей на срок свыше полутора лет.

Ко второму виду в настоящее время относится проверка законности и обоснованности решений об аресте обвиняемых и подозреваемых и их продлении на срок до полутора лет, а также, как нам представляется, проверка любых решений органов расследования, производимая в порядке ст. 46 Конституции. Последний вид судебного контроля может иметь место не только в стадии предварительного расследования, но и в стадии возбуждения уголовного дела в результате обжалования решений о возбуждении уголовного дела, отказе в возбуждении уголовного дела и направлении материалов по подследственности, а также действий, связанных с данными решениями.

При этом следует исходить из конституционно установленных принци- пов дальнейшего развития уголовно-процессуального законодательства, предполагающих, в частности, всемерное расширение предупредительных

-39-

видов судебного контроля за решениями органов расследования, в том числе за счет трансформирования их в некоторые виды контроля, осуществляемого в отношении конкретных решений,

Названное обстоятельство предопределяет ряд проблем теоретического и практического характера, требующих тщательной проработки. Далее в настоящей работе будет предпринята попытка разрешения некоторых из них. Однако представляется, что основа правильного и объективного анализа соответствующих вопросов заложена в четком определении сущности проверочной деятельности суда на досудебных стадиях процесса.

В заключение сделаем некоторые выводы.

  1. Решения органов расследования, принимаемые в досудебных стадиях уголовного процесса, связанные с непросредственным ограничением основных конституционных прав граждан, могут представлять объект судебной проверки как предупредительного, так и иного характера.
  2. Предметом судебной проверочной деятельности является выяснение соблюдения органом расследования требований законности и обоснованности соответствующих решений. При этом названные требования обладают определенными чертами, которые в силу взаимозависимости и взаимообусловленности образуют целостную систему признаков, подлежащих выявлению и оценке в результате этой деятельности.
  3. Вопросу о проверке судом законности и обоснованности решений ор- ганов расследования в досудебных стадиях еще предстоит научный анализ, взвешенная оценка практического применения этого института с целью его дальнейшего совершенствования, отвечающего задачам судебно-правовой реформы, который не столько является нововведением, сколько возрождением исторических традиций русского уголовного процесса с учетом опыта других стран, что и составляет содержание следующего параграфа.

-40-

§ 2. Исторический очерк и зарубежный опыт развития института судебной проверки законности и обоснованности процессуальных актов органов расследования в досудебных стадиях.

Суд, наряду с другими органами принуждения, появляется с возникно- вением государства. Анализ судебника Киевской Руси - Русской Правды свидетельствует о том, что как орган государственной власти суд существовал уже в X в., не будучи отделенным от административных органов. Это был суд самого князя, поставленных им судей - тиунов, заменявших его, или посадников.

Время царствования Петра Великого было периодом укрепления и рас- цвета феодального абсолютистского государства. На смену коллегиальному решению судебных дел в Боярской Думе, которая согласно Уложению 1649 г. была признана высшим судом, приходит царь-судья, который либо единолично разбирает судебные дела по своему усмотрению, либо утверждает судебные решения, вынесенные Сенатом - судебным органом, созданным в 1711 г. Сенат по компетенции во многом напоминает Боярскую Думу, но в его статусе есть определенные изменения. Например, Н. Н. Ефремова в своей работе “Судоустройство в России в XVII-первой половине XIX вв.” отметила по этому поводу: “Если деятельность Боярской Думы основывалась преимущественно на обычном праве, то деятельность Сената была строго регламентирована законом”1.

Таким образом, вплоть до 1864 г. отсутствовал институт судебной про- верки в силу неразделения судебных и административных функций.

Судебной реформой 1860 г. в России был введен институт судебных

1 Ефремова Н. Н. Судоустройство в России в XVII - первой половине XIXвв.-М., 1993.-С. 32.

РОССИЙСКАЯ

п::,г.;!г>л;. ‘” “^м* -41 - ;r ‘-^; ‘vx*

следователей, за которым сразу же закрепилось представительство судебной власти. Применение всех мер пресечения было отнесено исключительно к компетенции судебных следователей.

Отмена крепостного права повлекла за собой серию реформ, одной из которых и явилась судебная реформа 1864 г. Она вводила в стране новые судоустройство и судопроизводство, базирующиеся в основном на принципах буржуазного права континентального типа. В соответствии с Уставом уголовного судопроизводства 1864 г. за полицией сохранилось право применять краткосрочное задержание, а вопрос о применении взятия под стражу и прочих мер пресечения решал судебный следователь, которому полиция предоставляла задержанного по подозрению. Правом заключения обвиняемого под стражу обладали судебный следователь, окружной суд, судебная палата, Сенат. Они же могли отменять или изменять меру пресечения. Основанием заключения под стражу служило мотивированное постановление следователя или определение суда.

Так, согласно Уставу уголовного судопроизводства от 20 ноября 1864 г. на действия полиции жалобы приносились прокурору, а на действия следователя, как предпринятые собственной властью, так и по требованию прокурора или его товарища, - окружному суду (ст. 493).

Постановление судебного следователя о взятии под стражу обвиняемый мог обжаловать в окружной суд. Жалоба рассматривалась в первый присутственный день после ее поступления. Жалобщик мог дать свои объяснения, если он явился в суд. Определение окружного суда могло быть обжаловано в судебную палату.

Вообще, судебный следователь был далеко не последней фигурой в до- революционном уголовном процессе. Судебные следователи учреждались при окружных судах, имели судейские звания, как и на судей на них распространялось право несменяемости. Позднее при некоторых судах были учреж-

-42-

дены должности следователей по важнейшим, а затем и по особо важным делам. Первые по указанию суда и прокуратуры расследовали уголовные дела на всей территории окружного суда, при котором состоял следователь, вторые вели следствие на территории всей Российской Империи по указанию министра юстиции. Формально судебный следователь не находился в подчинении прокурора, но фактически был от него зависим.

Следствием руководил прокурор, указания которого не мог игнориро- вать следователь.

Фактически царские суды дореволюционной России не рассматривали материалов о проверке правильности арестов, хотя ст. 10 утвержденного Александром II 20 ноября 1864 г. Устава уголовного судопроизводства гласила: “Каждый судья и каждый прокурор, который в пределах своего участка или округа удостоверится в задержании кого-нибудь под стражей без постановления уполномоченных на то мест и лиц, обязан немедленно освободить неправильно лишенного свободы”1.

Приверженцам идеи введения института судебных следователей в Рос- сийском судопроизводстве можно противопоставить справедливое утверждение профессора В. С. Шадрина, которое мы полностью разделяем: “Было бы заблуждением считать положение судебного следователя совершенно идиллическим. Возрождение института судебных следователей не является панацеей от всех проблем, связанных с нынешним состоянием расследования. Объективность требует признать: судебные следователи в России всегда на-

1 См.: Чельцов-Бебутов М. А. Курс уголовно-процессуального права. - СПб., 1995. - С. 734-769; Кони А. Ф. Судебная система дореволюционной России. Собр. соч. Т. 1. - М., 1966. - С. 496-513; Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. - СПб., 1896. - С. 104-106; Судебные уставы императора Александра II с законодательными мотивами и разъяснениями. Подгот. С. Г. Щегловитовым. - СПб., 1913.

-43-

ходились под сильным влиянием обвинительной власти в уголовном процес-се”1.

При советской власти следователи находились в подчинении суда до 1929 г. В соответствии с законодательными актами революционных лет аресты производились следственными комиссиями или следователями с утверждением народным судьей или прокурором.

В первые годы советской власти обжалование действий и решений ор- ганов расследования в суд также практиковалось. Так, Положение о военных трибуналах от 20 ноября 1919 г. предусматривало, что обвиняемый и потерпевший могли приносить жалобы на всякое следственное действие, нарушающее или стесняющее их права. Тем самым, по существу впервые, была нормативно установлена возможность обжаловать в суд не только решения об аресте, но и иные решения следователя. В марте и октябре 1920 г. были приняты новые положения “О революционных трибуналах” и “О народном суде РСФСР”, в которых устанавливались инстанционный порядок и сроки обжалования2.

С принятием УПК РСФСР 1922 г. институт обжалования сформировал- ся окончательно. Так, ст. 216 названного кодекса предусматривала “принесение жалоб суду того района, в котором расположена камера следователя, или тому суду, при котором следователь состоит”.

Однако, начиная с 1922 г., место суда в осуществлении контроля за действиями следователей постепенно занимает прокуратура. Прокуратура была учреждена как принципиально новый, централизованный орган, кото-

1 Шадрин В. С. Обеспечение прав личности при расследовании пре ступлений. - Волгоград, 1997. - С. 54.

2 См.: История законодательства СССР и РСФСР по уголовному про цессу и организации суда и прокуратуры. - М., 1955. - С. 112-119, 126- 134, 149-155.

-44-

рый должен осуществлять надзор за точным и единообразным исполнением законов в государстве, пресекать попытки их нарушения.

С годами круг полномочий прокурора по надзору за законностью, в том числе его обязанность осуществлять надзор за деятельностью органов дознания и предварительного следствия, постепенно расширялся. Прокурор, как орган надзора за исполнением законов, приобрел право: отменять или изменять решение органов расследования; отстранить лицо, производящее дознание, или следователя от дальнейшего производства по дблу; передать уголовное дело другому следователю или принять к своему производству; избрать, изменить или отменить избранную следователем меру пресечения и т. д. Он был наделен правом возбудить уголовное дела, санкционировать арест, обыск, отстранение обвиняемого от должности и т. д. Прокурор вправе также участвовать в выполнении следователем любого процессуального действия или самостоятельно расследовать преступление.

Эти многочисленные и разноплановые функции, возложенные на одно лицо, видимо, и обусловили установление и вполне эффективное применение в досудебных стадиях процесса действующего до сих пор порядка рассмотрения жалоб граждан прокурором. Идея установления судебной проверки за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия в новейшей истории российского уголовного процесса получила воплощение в Законе Российской Федерации от 23 мая 1992 г. внесшем изменения и дополнения в УПК РСФСР. Он был дополнен ст. 2201 и 2202 предусматривающими возможность обжалования в суд постановления о применении меры пресечения в виде заключения под стражу или срока содержания под стражей1.

1 См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. - 1992. - № 265. - Ст. 1389. Однако нельзя не отметить, что еще задолго до принятия названного закона суд по существу выполнял определенные контрольные функции за деятельностью

-45-

Соответствующие предпосылки реализации данной идеи были созданы достаточно давно.

18 сентября 1976 г. Союз ССР ратифицировал Международный пакт о гражданских и политических правах (вступил в силу 23 марта 1976 г.), в п. 4 ст. 9 которого указано: “Каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно”1.

Однако отраслевое законодательство последующий длительный период времени оставалось без изменений.

Первый шаг к установлению в нашей стране процедуры типа Habeas Corpus Act был сделан, когда 5 сентября 1991 г. в СССР приняли имеющую прямое действие Декларацию прав и свобод человека и гражданина, в которой, в частности, признано право граждан на судебную проверку ареста или содержания под стражей (ч. 2 ст. 15)2.

органов расследования, которые вытекали из необходимости реализации системообразующего принципа организации уголовного судопроизводства, где каждая последующая стадия уголовного процесса является контрольной по отношению к предшествующим. Это прежде всего выражалось в том, что при возвращении уголовного дела на доследование суд одновременно формулировал конкретные указания органам расследования о необходимости исследовать те или иные обстоятельства. Выполнение соответствующих указаний являлось обязательным. Сущность этого вида контроля подробнее будет про- анализирована в следующем параграфе.

1 Сборник универсальных и региональных международных документов. -М., 1990.-С. 46.

2 См.: Ведомости Съезда народных депутатов СССР. - 1991. - № 37. -

-46-

24 октября 1991 г. Верховный Совет РСФСР одобрил предложенную Президентом Российской Федерации Концепцию судебной реформы. В ней анализировались причины “униженного” положения судебной власти и предлагались некоторые первоочередные меры, в числе которых было требование “подтвердить признанную мировым сообществом прерогативу судебной власти защищать граждан от необоснованного ареста”1.

Декларация прав и свобод человека и гражданина, принятая Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г. провозгласила право каждого на свободу и личную неприкосновенность, на обжалование в суде как задержания, так и других, ограничивающих права граждан деяний государственных органов и должностных лиц (ст. 8, 32).

Однако ей не была придана обязательная сила. Декларация, равно как и Концепция судебной реформы, юридически представляла собой заявление законодателя о намерениях, но никак не влияла на правоприменительную практику2.

Часть 4 ст. 15 закрепила приоритет международных правовых норм над национальными, а ч. 2 ст. 22 допускает возможность ареста лишь на основании судебного решения. Практически реализация данного намерения по существу состоялась лишь с принятием Конституции Российской Федерации в 1993 г. Статья 23 Конституции закрепляет основы регламентации процессуального порядка наложения ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию и прослушивание телефонных переговоров, а ст. 25 - порядка производства обыска.

Ст. 1083.

1 Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М., 1992. - С. 41.

2 См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. - 1991. - № 52. - Ст. 1865.

-47-

Важнейшей составной частью судебной реформы в Российской Феде- рации является совершенствование уголовно-процессуального законодательства. Сегодня, когда столь обширными и разносторонними стали взаимоотношения между Россией и другими странами, судебная реформа вряд ли может быть успешной без учета опыта зарубежных стран, анализа их недостатков и достижений. Многие вопросы использования зарубежного опыта в правотворческой и правоприменительной деятельности уже довольно хорошо изучены.

В настоящее время в европейских странах (Франции, Италии и др.) су- дебная проверка процессуальных решений следователя осуществляется следственным судьей и обвинительной камерой, сохранен и функционирует институт судебных следователей.

Судебный порядок выдачи ордера (приказа) на арест, обыск, выемку, контроль и запись телефонных переговоров существует в большинстве цивилизованных государств: США, Англии, Германии, Франции и многих других. Сохраняется, кроме того, процедура “Habeas Corpus” принятая в Англии в 1679 г.

При проверке законности произведенного ареста суд не принимает во внимание его фактические основания. Приказ об аресте может быть признан недействительным только в том случае, если выдавшее его лицо превысило свою компетенцию. Следует указать, что задержание и арест в уголовно-процессуальном законодательстве многих стран не различаются. Разделение осуществляется по другому критерию: арест по предварительному приказу судьи и арест без приказа.

Можно заметить некоторую аналогию между арестом без приказа и за- держанием подозреваемого (согласно УПК России), так как арест без приказа применяется обычно полицией в неотложном порядке с целью пресечь преступление и не дать преступнику скрыться. После произведенного задержа-

-48-

ния полиция в краткие сроки представляет субъекта в суд для решения вопроса об аресте.

В Германии судебный контроль за арестами носит публичный характер: он производится во всех случаях ареста обвиняемого независимо от жалоб и заявлений (ст. 112-126 УПК ФРГ). Только судья решает вопрос о допустимости и продолжительности ареста, производстве обыска (ст. 105 УПК ФРГ), выемки (ст. 100 УПК ФРГ), контроле и записи телефонных переговоров, а также дает санкцию на арест имущества (ст. 111 УПК ФРГ)1.

Согласно УПК ФРГ, задержанный немедленно доставляется к судье, который обязан не позже чем на следующий день допросить его. Для проверки обоснованности ареста судья вправе провести следственные действия. УПК допускает в исключительных случаях вынесение приказа об аресте прокурором или полицейским инспектором. Тогда необходимо незамедлительно получить судейское подтверждение.

Если после доставления к судье и допроса обвиняемого приказ об аресте остается в силе, то рассматривается вопрос о возможности замены су- дьей ареста менее радикальными мерами, но достаточными для достижения целей ареста: запретом покидать место жительства, домашним арестом, залогом. Если замены не последовало, наступает новый этап проверочной деятельности, осуществляемой в двух формах: 1) обжалование судейского приказа об аресте в частной жалобе; 2) рассмотрение вопроса о законности и обоснованности ареста в порядке специального судебного производства. Частная жалоба на судейский приказ об аресте обвиняемого рассматривается судом второй инстанции в порядке устного судебного разбирательства с заслушиванием прокурора, обвиняемого и его защитника. Специальное судебное производство или проверка ареста производится единолично судьей уча-

1 См.: Уголовно-процессуальный кодекс Федеративной Республики Германии. - М., 1994.

-49-

сткового суда. Обвиняемый вправе в любое время ходатайствовать о судебной проверке ареста с целью его отмены или замены другими мерами. В судебном порядке решается также вопрос о продлении срока содержания под стражей.

В уголовном процессе США арест понимается как взятие лица под стражу с целью привлечь его к ответу за совершенное правонарушение. Сотрудники полиции могут арестовать человека, если у них имеются достаточные основания полагать, что он совершил преступление. Полиция обязана незамедлительно доставить арестованного к. судье. Вместе с тем полиции разрешено держать лицо под арестом столько времени, сколько нужно для выполнения всех необходимых процедур, связанных с регистрацией ареста и с расследованием преступления. Если сотрудники полиции решат, что уголовное преследование начинать не следует, лицо освобождается из-под ареста и к судье не доставляется.

На практике большинство лиц, подвергнутых аресту, вскоре отпускается полицией и перед судом не предстает. Если преступление малозначительно, задержанный может быть освобожден в полицейском участке, получив предписание явиться к судье-магистрату на следующий день.

Чаще полицейские сами доставляют арестованного в суд. При наличии оснований полагать, что лицо может скрыться от правосудия, судья- магистрат вправе отдать распоряжение содержать его под стражей до тех пор, пока готовится обвинение, либо освободить под поручительство. Из-за проволочек с судебным рассмотрением уголовного дела досудебное заключение может продолжаться многие месяцы.

В уголовном процессе Англии также различают арест по приказу и арест без приказа. Лицо, арестованное без приказа, находится в полицейском участке, откуда его в течение 24-х часов должны доставить в суд для проверки оснований содержания под стражей. Вместе с тем, в соответствии с Зако-

-50-

ном о судах-магистратах 1952 г. офицер полиции в зависимости от обстоятельств дела решает, отпустить задержанного под залог или оставить под стражей. Тот же закон указывает, что арестованный доставляется к судье “так быстро, как это практически возможно”.

Во Франции полиция имеет право задерживать подозреваемых без санкции судебных властей на 24 часа. Срок может быть продлен еще на 24 часа прокурором. Решение о применении предварительного заключения под стражу которое носит название “временное заключение”, принимает следственный судья, ведущий предварительное следствие. Предельная продолжительность временного заключения под стражу не установлена.

Уголовный процесс Италии различает арест и задержание. Судебная полиция имеет право производить и то и другое. Арест обязателен, если преступление очевидно. Полиция обязана доставить арестованного в течение 24-х часов к прокурору или претору, которые могут направить дело в суд для рассмотрения в порядке “процедуры непосредственного вызова” или вынести постановление об аресте на срок до 20-ти дней.

Задержание применяется, если лицо подозревается в совершении тяж- кого преступления, но не было застигнуто на месте преступления. О задержании лица в течение 48-ми часов полиция извещает прокурора или претора, который в течение 48-ми часов обязан допросить задержанного и принять решение об аресте. Прокурор имеет право применять предварительное заключение под стражу на срок до 40 дней, а претор - 30-ти дней.

Однако наиболее широкими полномочиями по применению предвари- тельного заключения под стражу обладает следственный судья, ведущий формальное следствие. Сроки предварительного заключения могут составлять до двух лет.

В Дании полиция имеет право задерживать подозреваемого на срок до 24-х часов. По решению суда задержание может быть продлено на трое суток.

-51-

Предварительное заключение под стражу применяется по решению суда.

В Швеции прокурор может санкционировать задержание подозре- ваемого на срок до пяти суток. По истечении этого срока дело передается прокурором в суд. Судья выносит постановление об аресте на срок до одного месяца, а дело передается следователю.

Несмотря на разнообразие процессуального порядка применения пред- варительного ареста в разных странах, четко просматриваются два общих правила:

1) право производить краткосрочный предварительный арест или за- держание предоставлено полиции, при чем срок ареста, как правило, достаточен для того, чтобы полиция могла произвести неотложные действия по сбору и фиксации доказательств виновности арестованного лица, и только после этого предоставить указанное лицо суду для решения вопроса о дальнейшем содержании под стражей. Кроме того повсеместно полиция имеет право самостоятельно принять решение об освобождении лица из-под стражи; 2) 3) решение о применении предварительного заключения под стражу применяется только судебной властью: судом, судьей единолично, судьей магистратом, следственным судьей, судебным следователем. 4) В ряде стран решение о предварительном заключении под стражу при- нимается тем же должностным лицом, которое производит предварительное следствие по делу. При этом не возникает сомнений в беспристрастности данного должностного лица. Более того, в Швейцарии, например, в ряде кантонов допускается осуществление судебного разбирательства тем же лицом, которое ранее по тому делу производило предварительное расследование в качестве следственного судьи1.

1 См.: Быкова Е. В. Судебный контроль за предварительным расследо- ванием преступлений во Франции: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М.,

-52-

В современной практике полицейских органов США используются прослушивание телефонных разговоров и электронное наблюдение.

Многие юристы небезосновательно утверждают, что прослушивание по своей сути мало чем отличается от обыска с целью изъятия доказательств преступления, поскольку фиксацией разговора можно “изъять” инкриминируемое лицу сведение. Поэтому проведение прослушивания в конституционном смысле следует приравнять к обыску и изъятию, и на него должно распространяться действие поправки 4.

Однако даже если принять прослушивание за “обыск” по смыслу по- правки, то в ордер на такой “обыск” просто невозможно включить “подробное описание” предмета, подлежащего изъятию, т. к. прослушивание неизбирательно, ведется “вслепую”, пока не будет зафиксирован интересующий разговор. Все это делает прослушивание грозным инструментом вторжения в конституционно охраняемое “правейси”1.

Первое дело, связанное с толкованием прослушивания как эквивалента

    • С. 8, 11, 16; Филимонов Б. А. Судебный контроль за арестами в уголовном процессе ФРГ // Вестник МГУ. - Серия “Право”. - 1994. - №
    • С. 36-44; Он же. Сущность и характеристика института заключения под стражу в уголовном процессе ФРГ // Вестник МГУ. - Серия “Право”. - 1982. - № 4. -С. 35; Уайнреб Л. Л. Отказ в правосудии: уголовный процесс в США. - М., 1985. - С. 50, 51, 55, 73-76; Лубенский А. И. Предварительное расследование по законодательству капиталистических государств. - М., 1977. - С. 123-126, 127-131, 145- 147; Решетников Ф. М. Уголовная юстиция современной Швейцарии. // Сов. гос-во и право. - 1991. - № 11. - С. 128.

1 Этим термином в США в последние годы обозначают все аспекты правовой охраны частной жизни человека: интимный мир, сферу личных отношений, неприкосновенность частной переписки, записей, дневников, свободу высказываний и религиозных убеждений.

-53-

обыска в свете поправки 4, было рассмотрено Верховным Судом США в 1928 г. При рассмотрении дела Верховный Суд признал, что если государственные служащие физически не вторгаются в то или иное помещение обвиняемого, то никаких нарушений не происходит, поскольку прослушивание телефонных разговоров - не обыск. Таким образом, Верховный Суд отказался приравнять прослушивание к обыску и изъятию, если он не связан с физическим вторжением, проникновением в помещение и изъятием материальных объектов. Малейшее нарушение данного принципа исключало полученное доказательство из судебного рассмотрения. Так, в 1967 г. Верховный Суд США отклонил доказательства, полученные с помощью прослушивающего устройства, на несколько дюймов внедренного в стенку дома подозреваемого. При этом указывалось, что полиция осуществила незаконный обыск.

В том же году Верховный Суд США в двух решениях пересмотрел фе- деральную практику и распространил новые положения на штаты. Первое связано с отменой судебного решения штата, признавшего правомочность произведенного полицией прослушивания. Полицейские, в соответствии с законом штата Нью-Йорк, получили ордер на установку в контре подозреваемого прослушивающего устройства. Верховный Суд США признал и эти действия, и сам закон противоречащими 4 поправке к Конституции США. Этим же решением были установлены конкретные условия выдачи ордера на прослушивание, а именно: 1) должно существовать достаточное основание предполагать, что конкретное преступление совершено или совершается, доказательства чего будут получены путем прослушивания; 2) темы разговоров, которые планируется перехватить, должны быть четко обозначены в ордере; 3) прослушивание должно быть ограничено во времени; 4) продление времени прослушивания может быть разрешено только при новом представлении достаточного основания; 5) прослушивание должно быть прекращено, как только искомые доказательства получены; 6) запрос на выдачу ордера должен

-54-‘

быть представлен в письменной форме, за исключением безотлагательных ситуаций; 7) ордер должен быть возвращен по исполнении с детальным описанием перехваченных разговоров.

Второе решение Верховного Суда по делу К. отменило ранее действо- вавшее правило признания законным прослушивания без “физического” проникновения. Любое прослушивание было приравнено по своим юридическим последствиям к обыску и изъятию, а следовательно, без надлежащего оформления ордера становилось незаконным. Результаты незаконного прослушивания, как и результаты незаконного обыска, не могли впредь рассматриваться в суде в качестве доказательств.

Законодательно прослушивание было разрешено в 1986 г. когда Кон- гресс США принял объединенный закон о контроле над преступностью и обеспечением безопасности на улицах.

Третий раздел закона, озаглавленный “Прослушивание телефонных пе- реговоров и электронное прослушивание”, включил в раздел 18 Свода законов США новую главу № 19, призванную урегулировать и унифицировать полицейскую практику по этому вопросу.

В новом законе была предпринята попытка сбалансировать потребности правоприменительных органов в борьбе с преступностью и соблюдение прав граждан на защиту от необоснованного вторжения государства в их частную жизнь. Кроме того, был введен ряд ограничений, не предусмотренный ранее в решениях Верховного суда, прежде всего четко определен перечень преступлений, при расследовании которых могло применяться прослушивание.

Закон запретил прослушивания с помощью любых устройств без соот- ветствующего судебного ордера. При этом правила прослушивания различались в отношении устных переговоров и переговоров, осуществляемых с помощью средств связи. Первые могли прослушиваться на основании ордера

-55-

лишь в тех местах, которые конституционно охраняются от государственного вторжения (квартира, место работы, номер в отеле и т. д.). Для прослушивания в иных местах, например в тюрьме, ордер не требовался. Во втором случае прослушивание без ордера вообще запрещалось. Нарушение этих правил признавалось фелонией, за совершение которой предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет и (или) штраф до 10-ти тысяч долларов США. Доказательства, добытые с нарушением установленных правил, автоматически исключались из любого судебного разбирательства. Потерпевшим от незаконных действий возмещались все понесенные расходы.

По общему правилу ордер на прослушивание выдается на срок до 30-ти дней. Он может быть в исключительных случаях продлен, но не более чем на 30 дней. Если расследование затрагивает интересы национальной безопасности, то закон допускает при крайней необходимости и исключительной срочности произвести или начать прослушивание без ордера, но он должен быть получен в течение 48 часов. Все общие условия получения ордера при этом сохраняются.

Допускается прослушивание без ордера, если хотя бы один из участни- ков разговора добровольно разрешает сделать это.

Закон установил также, что ордер на прослушивание, как на федераль- ном уровне, так и на уровне штатов может быть выдан строго определенным кругом судей и лишь по тем обращениям полиции, которые завизированы высшими должностными лицами государственной атторнейской службы. Кроме того, закон предусмотрел возможность отказа судьи в выдаче ордера, даже если все формальности соблюдены, но нет достаточного основания.

Немедленно по окончании срока действия ордера, подлинник звукоза- писи переговоров должен быть предоставлен в распоряжение выдавшего ордер судьи, по указанию которого пленка с записью опечатывается и хранится в определенном им месте в течение не менее 10-ти лет. Она может быть

-56-

уничтожена по распоряжению судьи, выдавшего ордер на электронное прослушивание.

Аналогичным образом должны быть опечатаны и храниться в течение не менее 10-ти лет ходатайство и ордер на проведение электронного прослушивания. Разглашение содержания этих документов допустимо лишь с разрешения судьи соответствующей юрисдикции и только в интересах осуществления правосудия. Должностные лица, виновные в незаконном разглашении, могут быть наказаны за неуважение к суду.

Принципиальным новшеством стало наблюдение за блуждающим объ- ектом, подразумевающее прослушивание не конкретного средства связи, указанного в ордере, а лица, где и какой бы связью он ни пользовался. В Меморандуме Министерства юстиции США, сопровождающим проект нового закона, подчеркнуто, что закон не содержит точного указания предмета прослушивания и, таким образом, позволяет получать ордер на прослушивание разговоров конкретного лица, а не телефонного аппарата или помещения.

В настоящее время осуществление прослушивания и электронного на- блюдения при расследовании уголовных дел узаконено во многих странах, в том числе и в России. И это вполне оправдано. Поскольку всевозможные подслушивающие устройства возможно без труда приобрести, нельзя ставить правоохранительные органы в неравные условия по сравнению с преступниками и простыми гражданами1.

Полагаем, что некоторые из указанных процессуальных правил, прове- ренных временем, могут оказаться полезными и для российского уголовного процесса. Рассмотренный выше зарубежный опыт, на наш взгляд, свидетельствует о том, что институт судебной проверки законности и обоснованности решений и действий органов
предварительного расследования является

1 См.: Пешков М. Прослушивание и электронное наблюдение в уголов- ном процессе США // Российская юстиция. - 1997. - № 4. - С. 55-57.

-57-

сформировавшимся правовым институтом, основанным на демократических принципах.

Подытоживая изложенное, сделаем краткие выводы:

  • институт судебной проверки решений органов расследования в досу- дебных стадиях уголовного судопроизводства известен российскому уголовному процессу как дореволюционного, так и послереволюционного периода;
  • бурное качественное развитие этого института в настоящее время об- условлено принятием Концепции судебной реформы в Российской Федерации (в 1991 г.) и Конституции Российской Федерации (в 1993 г.), рассматривающих судебную власть в качестве главного гаранта прав и свобод граждан, что, в свою очередь, связано с обязательствами государства о приведении национального законодательства в соответствие с общепризнанными международно-правовыми нормами;
  • зарубежный опыт функционирования института судебной проверки имеет давние традиции, проверен многолетней практикой и может быть заимствован при конструировании соответствующих норм нового российского уголовно-процессуального законодательства.
  • “Суд - крепкая охрана права. Под охраной ее каждый спокойно разви вает свою личную, общественную и политическую деятельность”1, - писал П. И. Люблинский в 1915 г. В настоящее время, когда уголовный процесс находится в стадии реформирования, ведутся поиски оп тимального варианта нового Уоголовно-процессуального кодекса России, возможно, стоит прислушаться к словам классика науки российского уголов ного процесса и законодательно наделить судебную власть такими правовы ми гарантийными предписаниями, чтобы она нашла свою практическую реа лизацию как “крепкая охрана права”.

1 Люблинский П. И. Суд и права личности // Судебная реформа. - Т. 2. - М., 1915.-С. 40.

-58-

§ 3. Общая характеристика действующего института судебной проверки процессуальных решений органов расследования.

Концепция судебной проверки законности и обоснованности процессу- альных решений органов расследования возникла не на современном этапе развития. Еще в трудах теоретиков советской уголовно- процессуальной науки неоднократно выдвигались предложения установить контроль суда за важнейшими процессуальными действиями следователя и органа дознания. Наиболее часто высказывалась идея о введении контроля за применением предварительного заключения под стражу в стадии предварительного расследования, как важной гарантии законности и обоснованности применения этой меры пресечения1.

В работах многих авторов, которые предлагали ввести в уголовно- процессуальное законодательство институт судебной проверки за решениями органов дознания и следствия, все-таки не исключалась идея о сохранении прокурорского надзора. Например. А. Л. Цыпкин высказался за наделение суда правом проверки законности избрания мерой пресечения заключение под стражу, а также решения прокурора о продлении срока содержания обвиняемого под стражей, за возложение на суд обязанности решать вопрос об аресте обвиняемого на основании материалов предварительного следствия. Причем автор предлагал процедуру, весьма близкую к установленной ст. 220\ 2202 УПК, предусматривающую рассмотрение судом вопросов на осно-

1 См.: Кокорев Л. Д. Подсудимый в советском уголовном процессе. - Воронеж, 1973. - С. 154; Савицкий В. М, Некоторые соображения о совершенствовании судебной процедуры, вытекающие из предписаний Конституции СССР // Развитие и совершенствование уголовно- процессуальной формы. -Воронеж, 1979.-С. 12.

-59-

вании изучения материалов уголовного дела, с вызовом обвиняемого при участии прокурора1.

Суть другого мнения, высказанного в уголовно-процессуальной литера- туре по вопросу о судебной проверке за законностью и обоснованностью предварительного заключения под стражу и о продлении его сроков сводится к предоставлению суду права проверять лишь законность санкции прокурора на следственный арест, его законность и обоснованность2.

Тот факт, что вначале концепция судебного контроля за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия ограничивалась проверкой законности содержания под стражей на стадии предварительного расследования является вполне объяснимым. Несмотря на то, что прокуратура СССР и союзных республик уделяла исключительно большое внимание вопросам проверки законности арестов подозреваемых и обвиняемых, случаи неосновательного применения этой наиболее суровой меры пресечения повторялись из года в год3.

Некоторые авторы в своих работах предлагают и такой вариант судеб- ной проверки арестов, как производство в порядке Habeas Corpus Act, никто

1 См.: Цыпкин А. Л. Очерки советского уголовного судопроизводства. - Саратов, 1975.-С. 27, 42.

2 См.: Чистяков Н. Ф. Об усилении гарантий прав обвиняемого в уго ловном судопроизводстве // Проблемы правосудия и уголовного права. - М., 1978. - С. 48; Савицкий В. М. Некоторые теоретические проблемы социали стического правосудия // Конституция СССР и дальнейшее укрепление за конности и правопорядка. - М., 1979. - С. 126.

3 См.: Чувилев А. А., Сергеев А. И., Даныыина Л. И. Применение орга нами расследования меры пресечения - заключения под стражу. - М., 1975. - С. 34; Чувилев А. А. Заключение под стражу в качестве меры пресечения. - М., 1989.-С. 45.

-60-

без разрешения суда не может подвергнуть кого-либо задержанию или аресту, а каждый арестованный по обвинению, которое он считает непра-вильным, имеет право на судебное разбирательство .

Так, И.Л. Петрухин, выдвигая идею о судебной проверке законности и обоснованности ареста, предполагает, что обвинительная власть не должна обладать правом санкционировать аресты граждан. Для этого существует су- дебная власть - беспристрастная, справедливая и независимая. Преимущества судебного порядка санкционирования арестов или судебного контроля за арестами состоят в том, что решение следователя или прокурора об аресте проверяется с точки зрения его законности и обоснованности выборным ор- ганом - судом, не зависящим от следствия и прокурорского надзора. Судья не отвечает за раскрываемость преступлений и качество следствия. Он не

Kk связан обвинительной установкой и узковедомственными интересами и поэтому способен наилучшим образом защищать права граждан2.

Идея установления судебной проверки за законностью и обоснованностью арестов на стадии предварительного расследования сразу же нашла своих сторонников и противников. Возражения высказывали и ученые-юристы, и практические работники, в том числе прокуратуры и суда.

Так, М. Ю. Рагинский писал, что практика свидетельствует об отсутствии каких- либо оснований изменения существующего порядка надзора прокурора за применением заключения под стражу в качестве меры пресечения и единственно, что следовало бы изменить в законе, так это вместо права

*? прокурора на допрос лица, на арест которого испрашивается санкция, предусмотреть обязанность такого допроса3.

1 См.: Петрухин И. Л. Свобода личности и уголовно- процессуальное принуждение. - М., 1985. - С. 200-204.

2 См.: Петрухин И. Л. Указ соч. - С. 200,202.

3 См.: Рагинский М. Ю. О функциях советской прокуратуры // Консти-

-61-

Вместе с тем надо иметь в виду, что комментируемая позиция, при всей ее убедительности, обосновывалась в условиях действия совершенно иной социально-правовой ситуации, при ином, по сути, общественно- политическом строе.

В правовом государстве наиболее эффективной формой обеспечения прав личности выступает судебная защита. В Конституции России установлено: “Права и свободы человека и гражданина … обеспечиваются правосудием” (ст. 18). Часть 1 ст. 46 Конституции провозглашает: “Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод”. В соответствии с ч. 2 ст. 46 решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд1.

Из указанных конституционных установлений следует, что человек мо- жет опереться на судебную власть, когда государственные органы пытаются отказать ему в праве быть личностью2.

Он может обратиться.в суд даже тогда, когда отраслевым законода- тельством, в том числе уголовно-процессуальным, для конкретного случая право гражданина прибегнуть к судебной защите непосредственно не предусмотрено3.

Особый порядок реализации права граждан на судебное обжалование в уголовном судопроизводстве, безусловно, необходим и оправдан. Уголовно-

туция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. - М, 1979.-С. 197-198.

1 Конституция Российской Федерации. -М., 1993. - С. 10,18.

2 См.: Савицкий В. М. Прошу у суда защиты // Защита прав личности в современном мире. - М., 1993. - С. 27.

3 См.: Шадрин В. С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. - Волгоград, 1997. - С. 43.

-62-

процессуальная деятельность органов следствия, дознания, прокурора и суда всегда так или иначе связана с принуждением, с предусмотренным законом ограничением конституционных и иных прав и законных интересов граждан. Реализация данного права обеспечивает судебную защиту от посягательства на личные блага гражданина, гарантированные Конституцией: жизнь и достоинство, свободу и личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, жилища, личную и семейную тайну.

Гражданин может не только обжаловать неправомерные действия госу- дарственных органов и должностных лиц в порядке гражданского и уголовного судопроизводства, но и обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на несоответствие того или иного нормативного акта (или отдельной его нормы) Конституции.

Вступление России в Совет Европы обусловило распространение на ее территории юрисдикции Европейского суда по правам человека, в практике которого рассмотрение жалоб частных лиц на нарушения их прав, допускаемые при производстве по уголовным делам, не являются редкостью. Поэтому нужно быть готовыми - и юридически, и психологически - к возможному появлению в Европейском суде дел, наподобие, например, дела Белько-сема и Коча о нарушении права обвиняемого на помощь переводчика, предусмотренного п. 3 ст. 6 Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод. Можно, конечно, рассматривать подобную перспективу как сравнительно отдаленное будущее. Но мы являемся свидетелями движения к нему у же сейчас1.

Законом от 23 мая 1992 г. в уголовно-процессуальном законодательстве предусмотрен порядок обжалования ареста или продления срока содержания под стражей в суд, который активно начал применяться на практике2.

1 См.: Шадрин В. С. Указ. соч. - С. 44.

2 См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и

-63-

Нельзя не заметить, что в уголовно-процессуальной литературе, осо- бенно с принятием указанного закона, получило широкое распространение мнение о необходимости замены прокурорского надзора за законностью производства предварительного следствия и дознания судебным контролем1.

Эта идея обусловила разработку ряда конкретных предложений: введе- ние института следственного судьи, существующего в таких странах, как Франция, Австрия, Греция, Испания и Португалия, готовящего дело к рассмотрению путем собирания и предварительной проверки доказательств2; продление судом, а не Генеральным прокурором времени содержания под

Верховного Совета Российской Федерации. - 1992. - № 25. - Ст. - 1389.

1 См.: Дмитриевская С. О судебном контроле за арестом и содержанием под стражей // Советская юстиция. - 1992. - № 2. - С. 14-15; Она же, Судебный контроль за действиями и решениями, нарушающими права и свободы граждан // Сов. юстиция. - 1993. - № 7. - С. 5-6; Дроздов Г. Судебный контроль за расследованием преступлений // Сов. юстиция. - 1992. - № 8. - С. 15-16; Епихин А. Содержание под стражей: прокурорский надзор и судебный контроль // Рос. юстиция. - 1995. - № 2. - С. 39-40; Козырев Г. Участие прокурора и следователя в судебном контроле за арестами и продлением срока содержания под стражей // Законность. - 1994. - № 6. - С. 39-44; Масленникова Л. Н. Судебный контроль за законностью процессуальной деятельности органов дознания и предварительного следствия. - М., 1994; Чувилев А., Ло- банов А. Судебный контроль за законностью и обоснованностью ареста и продления срока содержания под стражей // Сов. юстиция. - 1993. - № 6. - С. 21-22.

См.: Быкова Е. Следственный судья во Франции // Российская юстиция. - 1994. - № 6. - С. 59-60; Коган В. М. Почему бы не быть следственному судье? // Сов. юстиция. - 1988. - № 7. - С. 26-27; Решетников Ф. М. Пра- вовые системы мира. -М., 1993. - С. 16, 70, 100, 165.

-64–

стражей1; прекращение судом производства по уголовному делу и т. д.2

В ч. 2 ст. 22 Конституции указано: “Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускается только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов”.

В результате участники процесса фактически оказываются лишенными конституционного права на доступ к правосудию, а решения органов расследования “выпадают” из сферы судебного контроля. В этой связи, на наш взгляд, заслуживает внимание предложение В. А. Михайлова. Для устранения данного противоречия он предлагает дополнить УПК разделом, регламентирующим основания и механизм обжалования в суд и судебной проверки жалоб участников процесса на действия (бездействие) и решения органов расследования (прокурора, органов и должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность), которые нарушают их права и законные интересы. По мнению В. А. Михайлова, до принятия таких новелл можно ис- пользовать по аналогии механизм, предусмотренных ст. 2201 и 2202.3

Усиление судебного контроля за соблюдением конституционных прав и свобод граждан на предварительном следствии состоит в том, что только по решению суда возможны арест, заключение под стражу, обыск, выемка поч-

1 См.: Верин В. П. Судебная проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей. - М., 1994; Михайлов В. А. меры пресечения в советском уголовном судопроизводстве. - М., 1991; Шимановский В. Сроки предварительно следствия: порядок их исчисления и продления // Законность. - 1995. - № 3. - С. 16-18.

См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 3 мая 1995 г. // Российская газета. - 1995. - 12 мая.

” См.: Михайлов В. А. Меры пресечения в уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1996. - С. 17-18.

-65-

тово-телеграфной корреспонденции, прослушивание телефонных переговоров. В дальнейшем суд должен получить право рассматривать жалобы на действия должностных лиц, если их решения ограничивают право граждан на доступ к правосудию (например, решение прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела; прекращение производства по делу может быть обжаловано в суд потерпевшим и обвиняемым при определенных в законе условиях).

Основой для разработки процессуальных норм, регламентирующих по- рядок применения задержания и заключения под стражу на стадии предварительного расследования, является ст. 22 Конституции, устанавливающая право каждого на свободу и личную неприкосновенность.

Статья 23 Конституции закрепляет основы регламентации процессу- ального порядка выемки почтово-телеграфной корреспонденции и прослушивания переговоров: каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

На положениях ст. 25 Конституции должны базироваться процессуаль- ные нормы, касающиеся порядка производства обыска: жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

Положение 6 раздела второго Конституции устанавливает, что до при- ведения уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации в соответствие с положениями Конституции сохраняется прежний порядок ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления.

Однако уже 24 декабря 1993 г. Пленум Верховного Суда России в По- становлении № 13 “О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации”, исходя из того, что Конститу-

-66-‘

ция России имеет высшую юридическую силу и прямое действие, рекомендовал судам субъектов Федерации и соответствующим судам принимать к своему рассмотрению материалы, подтверждающие необходимость ограничения права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Районные (городские) суды не могут отказать в рассмотрении таких материалов в случае представления их в эти суды. Исходя из того, что никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения, вышеназванные суды должны рассматривать материалы, подтверждающие необходимость проникновения в жилище, если таковые представляются в суд.

В Постановлении указывается, что материалы представляются судье уполномоченными на то органами и должностными лицами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством и Законом Российской Федерации “Об оперативно-розыскной деятельности”. По результатам рассмотрения материалов судьей выносится мотивированное постановление о разрешении провести оперативно- розыскные или следственные действия, связанные с ограничением права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений или с проникновением в жилище, либо об отказе в этом.

В случае если судья не дал разрешения на проведение указанных дей- ствий, уполномоченные на то органы и должностные лица вправе обратиться по тому же вопросу в вышестоящий суд. Материалы рекомендуется рассматривать незамедлительно, обеспечивая надлежащий учет и хранение принятых судебных решений.

Указанное решение не противоречит Конституции, согласно которой до принятия нового уголовно-процессуального законодательства откладывается только введение судебного порядка решения вопроса о заключении под

-67-

стражу на предварительном следствии. В Постановлении речь ведется о санкционировании судом обыска, выемки почтово-телеграфной корреспонденции и прослушивания телефонных переговоров. Последнее относится в соответствии со ст. 6 Закона “Об оперативно-розыскной деятельности” к оперативно-розыскным мероприятиям.

Обыск и выемка почтово-телеграфной корреспонденции являются следственными действиями и должны выполняться в соответствии с требованиями УПК. По вопросу о том, кто должен санкционировать их производство суд или прокурор - УПК вступает в противоречие с Конституцией. Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на все территории Российской Федерации (ч. 1 ст. 15). Поэтому Верховный Суд Российской Федерации предложил судам рассматривать вопросы о даче разрешения на выполнение вышеназванных следственных действий.

В настоящее время с разрешения суда осуществляются оперативно- розыскные мероприятия, ограничивающие конституционные права граждан, в частности, контроль почтовых отправлений, прослушивание телефонных и иных переговоров. Чаще всего возникает необходимость прослушивания телефонных переговоров. В г. Волгофаде, например, установлен следующий порядок выдачи таких разрешений. Одному из судей Волгофадского областного суда вменено в обязанность рассмотрение соответствующих ходатайств органов внутренних дел. Для того чтобы получить разрешение, работник органа дознания должен составить мотивированное ходатайство, которое согла- совывается с начальником ОВД. К нему прилагается справка с изложением фактических данных, на основании которых принято решение о проведении мероприятия, и та информация, которую предполагается получить. Перечисленные документы представляются вышеуказанному судье, который после ознакомления с ними выносит решение, оформленное в виде постановления, где указывается, разрешается ли проведение оперативно-розыскного меро-

-68-

приятия и на какой срок. Ходатайство и справка подшиваются в специальное производство.

Материалы рассматриваются судьей без задержек и проволочек, каких- либо осложнений в деятельности суда и органов, проводящих соответствующее мероприятие, такой порядок выдачи разрешений не вызывает.

Попыткой создания правовой базы для реализации ст. 23, 25 Конститу- ции стал Федеральный закон от 12 августа 1995 г. “Об оперативно- розыскной деятельности”1. И хотя практика применения этого закона до конца пока не сложилась, уже сейчас очевидны трудности его реализации. Так, проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих выделенные конституционные права граждан допускается на основании судебного решения. Поэтому в Законе должны быть указаны конкретные мероприятия, ограничивающие эти права, для проведения которых необходимо разрешение суда. Кроме того, из текста Закона трудно понять, какие именно суды должны рас- сматривать соответствующие материалы. В ст. 9 Закона содержится не совсем определенная формулировка, что это суды расположенные “как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении”.

По действующему УПК прокурор несет ответственность за качество расследования, ведет надзор за ним, санкционирует важнейшие решения следователя, может сам проводить следственные действия, утверждает обвинительное заключение, а затем поддерживает обвинение в суде. Излишне широкий перечень полномочий приводит к тому, что прокурор в ряде случаев не выявляет нарушений закона, допущенных в ходе расследования, не предъявляет должных требований к качеству расследования при утверждении обвинительного заключения, а затем защищает утвержденное им или подчинен-

1 См.: Оперативно-розыскная работа. - 1995. - № 4. - С. 3-20; Закон- ность. - 1996. - № 12. - С. 43-53.

-69-

ным ему прокурором обвинительное заключение при поддержании обвинения в суде. Выполняя различные надзорные полномочия, прокуроры не всегда имеют практическую возможность участвовать в судебных разбирательствах в качестве государственных обвинителей, что нередко приводит к переложению обвинительной функции на судью (например, допрос ведет судья, а не сторона, вызвавшая свидетеля в суд), что лишает судебный процесс принципа состязательности.

Идеи радикальных изменений уголовного процесса с целью его демо- кратизации и гуманизации выражены в Концепции судебной реформы в Российской Федерации, разработанной группой экспертов и одобренной Верховным Советом РСФСР1. Предложения по судебной реформе были обсуждены и на съезде судей Российской Федерации2.

Одно из таких предложений заключается во введении судебного кон- троля за предварительным расследованием, как дополнительная гарантия защищенности прав граждан в условиях построения правового государства в России и признания в качестве высшей ценности прав и свобод человека и гражданина.

Слово “контроль” означает “проверка, а также наблюдение с целью проверки”3. Необходимой функцией управления любой социальной системы выступает контроль. Не является в этом смысле исключением и сфера предварительного расследования. Ранее судебный контроль над следствием осуществлялся лишь в ходе стадии предания суду, которая сейчас называется “назначение судебного заседания”. Суд, осуществляя контрольную деятельность, устанавливал по материалам уголовного дела: проведено ли предвари-

1 См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации. Издание Верховного Совета Российской Федерации. - М., 1992.

2 См.: Сов. юстиция. - 1991. - № 6. - С. 22.

3 См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка. -М., 1989. - С. 237.

-70-

тельное расследование в строгом соответствии с законом; выяснены ли с необходимой полнотой и всесторонностью все обстоятельства дела; соблюдены ли требования закона по обеспечению прав обвиняемого; собраны ли в отношении обвиняемого достаточные доказательства, позволяющие поставить его в положение подсудимого. Сама стадия назначения судебного заседания и была единственной и основной формой участия суда в досудебных стадиях.

В связи с изложенным хотелось бы отметить, что каждая последующая стадия уголовного процесса является контрольной по отношению к предшествующим. Так, стадия судебного разбирательства, следующая за назначением дела к слушанию в суде, представляет собой рассмотрение уголовного дела в заседании суда первой инстанции. В целях правильного разрешения дела в судебном разбирательстве проводится исследование всех обстоятельств уголовного дела, чем и обеспечивается проверка законности и обоснованности действий, выводов и решений органов расследования. Кроме этого, широкий круг участников судебного разбирательства и его гласность создают условия, способствующие осуществлению контроля в судопроизводстве, в том числе за действиями и решениями органов расследования и прокуратуры. Кассационный суд (пересмотр решений, не вступивших в законную силу) и надзорное производство (пересмотр решений, вступивших в законную силу) также выполняют в известной мере контролирующую функцию, так как дело слушается новым составом суда, который фактически заново изучает обстоятельства и проводит слушание уголовного дела.

Тем не менее представляется важным указать на принципиально иной характер данного вида контрольной деятельности суда по сравнению с анализируемыми в настоящей работе законодательными новеллами о судебном контроле за решениями по уголовному делу в досудебных стадиях.

Ранее речь шла о реагировании суда на ошибки и существенные нару- шения закона, допущенные органами расследования, что, как правило, не по-

-71-

зволяло принять окончательного решения по делу. Новые же виды судебного контроля носят чаще всего упреждающий характер и распространяются на конкретные следственные решения. В зависимости от решения судьи реализация соответствующих решений может не состояться вообще, если будет признана их незаконность и необоснованность. Таким образом суд в предусмотренных законом случаях напрямую участвует в правоотношениях, возникающих в стадии предварительного расследования. Поэтому можно утверждать, что на сегодняшний день полномочия суда на стадии предварительного расследования претерпели значительные изменения. Пределы уголовно- процессуальной проверки судом законности и обоснованности процес- суальных решений органов расследования на этапе досудебного производства расширились.

Несмотря на введение в УПК правил об обжаловании в суд процессу- альных решений, принятых органами предварительного следствия и дознания Конституционный Суд Российской Федерации признал, что отдельные уголовно-процессуальные нормы применяются без учета действий конституционный нормы (ст. 46) о праве на обжалование в суд действий и решений должностных лиц, ответственных за ведение уголовного дела. Имеются в виду решения Конституционного Суда по вопросам: а) признания права гражданина на обжалование в суд постановлений органов расследования о прекращении уголовного дела1; б) признания не соответствующим ст. 46 Конституции положений ст. 220! УПК, ограничивающей круг лиц, имеющих право на судебное обжалование постановлений о применении на предварительном следствии и дознании мер пресечения в виде заключения под стражу, только лицами, содержащимися под стражей. Данное право было признано и за лицами, в отношении которых вынесены такие постановления, хотя и не

1 См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 13 ноября 1995 г // Российская газета. - 1995. - 28 ноября.

-72-

приведены в исполнение1.

Тем самым решение Конституционного Суда, ориентирующего суды на применение ст. 46 Конституции, способствовало расширению круга лиц, имеющих право в рассматриваемых случаях на жалобу, что полностью соответствует ч. 1 ст. 15 Конституции, установившей прямое действие и высшую юридическую силу конституционных норм (в данном случае - норм, содержащихся в ст. 46).

Реализация института судебной пройерки процессуальных решений ор- ганов расследования направлена на обеспечение прав и свобод человека и гражданина. Но, обращая внимание суда на допущенные нарушения закона, субъекты права на жалобу способствуют обеспечению законности и установлению истины по делу.

А правомерно ли вообще судебную проверку процессуальных решений органов расследования именовать термином “институт”?

Для ответа на этот вопрос необходимо обратиться к юридической лите- ратуре по теории права и государства. Суть множества различных дефиниций понятия “правовой институт” сводится к следующему: правовой институт -часть отрасли права, состоящая из норм, регулирующих определенный вид, сторону однородных общественных отношений, а отрасль права - совокупность правовых норм, регулирующих конкретную сферу общественных отношений2.

1 См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 3 мая 1995 г. // Российская газета. - 1995. - 12 мая.

2 По этому вопросу см., например: Синюков В. Н. Курс лекций по тео рии государства и права. - Саратов, 1993. - С. 59.

-73-

Согласно общепринятой классификации правовых институтов все они подразделяются на: 1) отраслевые и межотраслевые, 2) регулятивные и охранительные, 3) простые, сложные, комплексные, материальные1.

В соответствии с данной классификацией судебную проверку процес- суальных решений органов расследования можно отнести к процессуальным правовым институтам, отличительным признаком которых является то, что они имеют общую юридическую базу - Конституцию.

Каждый правовой институт имеет свой предмет и метод правового ре- гулирования. Предмет правового регулирования образует правоотношения, характеризующиеся следующими чертами: 1) устойчивостью и повторяемостью, что дает возможность законодателю с достаточной точностью фиксировать правоотношения субъектов; 2) возможность осуществления внешнего правового контроля, например судебного; 3) заинтересованность субъектов в их правовом опосредовании.

Правовой метод включает в себя: а) общее правовое положение субъек- тов: б) основания возникновения их прав и обязанностей; в) характер юридических мер воздействия; г) способы формирования прав и обязанностей; д) средства гарантирования прав и обязанностей субъектов2,

Выделенные признаки в совокупности составляют основания для отне- сения судебной проверки процессуальных решений органов расследования к уголовно-процессуальному институту.

Существует мнение, согласно которому смысл судебной проверки предопределен более высоким, чем у следователя уровнем профессиональной подготовки судей. Поэтому судья в состоянии верно оценить деятельность следователя, выявить и исправить допущенные им ошибки3.

1 См.: Там же.

2 См., например: Синюков В. Н. Указ. соч. - С. 62-65.

3 Об этом см., например: Колоколов Н. Прокурорский надзор и судеб-

-74-

Исходя из такой точки зрения надо прийти к выводу, что судья лучше, более грамотно составит процессуальный документ-постановление “об аресте”.

Должность не определяет ни квалификацию, ни профессиональную подготовку, ни опыт, ни знания и умения. Конечно, как правило, на должность судей назначают опытных специалистов, имеющих стаж юридической работы не менее пяти лет (не редко наличие у судьи следственного стажа). Но вместе с тем немало и следователей специалистов самого высокого уровня. Смысл судебной проверки в осуществлении контроля за деятельностью следователя. Подобно тому, как сотруднику ОТК не обязательно иметь более высокую квалификацию, чем мастеру-изготовителю: у них разные функции. Если следователь в ходе производства следственных действий, общаясь со свидетелями, потерпевшими, обвиняемыми, подозреваемыми, как и любой человек, не может полностью отрешиться от эмоций, симпатий и антипатий, что так или иначе может повлиять на суть принимаемых решений, то судья в силу своего процессуального положения в состоянии дать объективную и непредвзятую оценку. Таким образом, судебная проверка процессуальных решений, принимаемых следователем по уголовному делу, заключается в обеспечении присущими данному виду проверки средствами строго соблюдения действующих законов, с тем, чтобы эти решения были направлены на раскрытие и расследование преступления, никто не подвергался незаконному и необоснованному привлечению к уголовной ответственности или иному незаконному ограничению в правах, чтобы были приняты все предусмотренные законом меры для всестороннего полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Обобщенные нами мнения ученых-юристов и практиков позволяют

ный контроль в стадии предварительного расследования // Законность. 1997. -№10.-С. 7-10.

-75-

сделать вывод о том, что в меньшинстве те, кто возражает против расширения пределов судебной проверки с распространением ее на стадию предварительного расследования, как того требует Конституция (ст. 22, 23, 25). Вообще, по вопросу о пределах судебной проверки прослеживается деление на два “идейных лагеря”. Так, прокурорские работники в основном на страницах печати отстаивают убеждения типа: “Не надо нам слепо копировать западную правоохранительную систему, по вопросу о предоставлении суду право принимать решение о заключении под стражу, выдавая органам следствия и дознания ордер на арест. Где гарантия того, что судьи не допустят ошибок при избрании меры пресечения? Неужели судья всегда профессионально грамотнее прокурора или следователя. Ведь судья не может лучше знать все тонкости дела, личность подозреваемого и обвиняемого”1.

<А судьи, придерживаются точки зрения, согласно которой “предоставление участникам уголовного процесса права приносить жалобы на действия органов дознания, следователя и прокурора на досудебных стадиях уголовного судопроизводства - одна из важнейших гарантий прав человека и гражданина. Этот механизм защиты интересов личности давно проверен временем и показал свою жизнестойкость во многих странах мира”. При этом все единодушно подчеркивают, что “нормализация судебно-контрольной деятельности на досудебных’ стадиях уголовного судопроизводства гарантирует выигрыш всем участникам процесса, так как следственные ошибки будут выявляться и устраняться на более ранних этапах расследования”2.

“Любое лицо, арестованное или задержанное по подозрению в совер- шении преступления, должно незамедлительно предстать перед судьей или

1 Клочков В. Судебный контроль за обоснованностью заключения под стражу // Законность. - 1996. - № 8. - С. 34-35.

2 Колоколов Н. Указ соч. - С. 7-10. •

-76-

другим судебным работником, уполномоченным законом осуществлять судебные функции”, - гласит п. 3 ст. 5 Европейской Конвенции о защите прав и основных свобод человека1.

Европейская Конвенция, без сомнения, под влиянием англосаксонской системы права в вопросе обеспечения защиты прав личности возлагает ответственность в основном на судей и суды. Их независимость и беспристрастность обусловленные особенностями статуса, а также осуществлением специальных функций, ставит их в положение пользующихся доверием посредников между государством и личностью, подчиняющихся только закону, который они толкуют и применяют в соответствии с правилами, вытекающими из существующих традиций и доктрины.

Ранее в России эта роль была предоставлена прокуратуре. Да и сейчас в Российском судопроизводстве действует промежуточный вариант - судебное обжалование прокурорских решений об аресте.

У каждого есть право на свободу, не подлежащее произвольному огра- ничению органами уголовного преследования. Если же это право ограничивается, то только судом при условии представления обвинительной властью веских доказательств, обосновывающих применение подобной меры пресечения. Но, как справедливо отмечает В. С. Шадрин, “по-прежнему сохраняется ориентация следователей на обеспечение в первую очередь раскрываемости преступлений и изобличение виновных, а уже затем на обеспечение прав и законных интересов личности”2. Но здесь мы полностью разделяем позицию Н. И. Кулагина о том, что совершенствование деятельности следственного

1 Европейская Конвенция о защите прав и основных свобод человека // Сборник универсальных и региональных международных документов. Права человека.-М., 1990. С. 85.

2 Шадрин В. С. Обеспечение прав личности и предварительное рассле дование в уголовном процессе // Гос-во и право. - 1994. - № 4. - С. 97.

-77-.

аппарата зависит от правильного решения вопросов управленческого харак- - тера1. Так, из проведенного профессором Н. И. Кулагиным анкетирования

1240 следователей - 836 выразили свою неудовлетворенность методами работы своих руководителей, отметили их неумение воздействовать на подчиненных так, чтобы не задевать, без необходимости, их самолюбия и достоинства2.

? Судебная власть, будучи гарантом соблюдения государственными органами Конституции, уполномочена вмешаться в тех случаях, когда действия органов уголовного преследования затрагивают права человека.

Понятие от латинского sanctio - “строжайшее постановление” имеет следующие значения: 1) утверждение высшей инстанцией какого-либо акта, придающее ему правовую силу; 2) часть правовой нормы статьи закона, в ко-

Ш торой указываются правовые последствия нарушения данного закона; 3) ме-

ры воздействия против государств, нарушающих международные договоры; 4) одобрение, разрешение3.

Санкционируя постановление следователя, прокурор утверждает его от имени высшего государственного органа, надзирающего за законностью, и разрешает его исполнение, однако само решение принимается именно следователем. Сохраняя за собой надзор за органами предварительного следствия и дознания, прокуратура имеет возможность контролировать расследование любого уголовного дела. По каждому уголовному делу ведется надзорное производство, собираются копии важнейших процессуальных документов.

^ Прокурор в силу своих обязанностей знаком со следственной ситуацией,

1 Кулагин Н. И. Структура и функции управления в системе предвари тельного следствия. - Волгоград, 1994. - С. 3.

2 Кулагин Н. И. Становление руководителя подразделения. - Волго град, 1995.-С. 2.

3 См.: Словарь иностранных слов. -М., 1987. - С. 442.

-78-

складывающейся в ходе расследования важных и сложных уголовных дел. На основании имеющихся материалов, а также процессуальной и не процессуальной информации, предоставленной ему следователем, прокурор принимает обоснованное решение о санкционировании того или иного следственного действия.

? В обязанности суда в настоящее время не входит осуществление постоянного, систематического контроля за деятельностью органов дознания и предварительного следствия. Суд выполняет только проверку законности и обоснованности ареста и продления срока содержания под стражей. При этом суд не принимает решения об аресте или о продлении срока содержания под стражей, за исключением случаев, предусмотренных ч. 5 ст. 97 УПК, а лишь проверяет законность и обоснованность решений, принятых следственными органами и санкционированных прокуратурой. Вместе с тем судья не может в полном объеме знать следственную ситуацию, сложившуюся по уголовному делу, не имеет по делу никаких надзорных документов и поэтому ему труднее, чем прокурору принять обоснованное решение о санкционировании меры пресечения или следственного действия.

Поэтому передача в суд функций прокурора по санкционированию аре- стов и иных мер процессуального принуждения представляется преждевременной: она осложнит деятельность суда, а также органов дознания и предварительного следствия. Эта мера будет оправдана только после принятия нового уголовно-процессуального законодательства, вся система которого, а не отдельные положения будет строиться в соответствии с требованиями Конституции.

На наш взгляд, есть необходимость более детального рассмотрения права граждан на тайну телефонных переговоров, тем более что ограничение этого права допускается не только декларативно (ч. 2 ст. 23 Конституции), но и практически.

-79-

Для такой деятельности издавна создавались специальные государ- ственные учреждения. Еще в древности некоторые здания строились таким образом, чтобы можно было не привлекая внимания, следить за находящимися там людьми, выявляя их намерения, а затем в нужный момент наносить упреждающие удары.

Распространение телефонной связи существенно расширило возмож- ности слежки. Прослушивание телефонных переговоров всегда широко практиковалось органами ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ для обнаружения “крамолы” и расправы с инакомыслящими.

Тайна переписки была возведена в ранг конституционной нормы еще в 1936 г. Вопрос о телефонных переговорах в ней не ставился. Лишь в Конституции СССР 1977 г. а вслед за ней в Конституции РСФСР провозглашалась охрана тайны телефонных переговоров. И только спустя пять лет, в 1982 г. в Уголовном кодексе РСФСР появилась норма (ст. 135), признавшая нарушение тайны телефонных переговоров преступлением. Позже Законом СССР от 12 июня 1990 г. Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик1 были дополнены статьей 351 “Прослушивание телефонных и иных переговоров”. Речь в ней идет о прослушивании как следственном действии, производящемся в процессе расследования преступления и являющимся одним из средств установления его обстоятельств.

Данная норма продолжает действовать и сейчас в той мере, в какой она не противоречит Конституции и законам России. Как нам представляется, противоречием такого рода следует считать возможность прослушивания на основании санкции прокурора без соответствующего судебного решения. И несомненно, что в подобном случае вступают в силу правила ч. 2 ст. 23 Конституции.

Статья 35’ Основ, разрешающая прослушивание телефонных и иных

1 Далее - Основы.

-80-

переговоров, повышает возможности органов дознания, следствия и суда по сбору доказательств. Вместе с тем, как показывает опыт, эффективность ее применения снижается из-за недостаточно четкого изложения оснований и порядка проведения этого следственного действия, поскольку предполагалась конкретизация республиканским законодательством.

Прослушивание телефонных и иных переговоров возможно, если есть достаточные основания полагать, что будут получены сведения, имеющие существенное значение для дела, либо установлена угроза совершения насилия, вымогательства или других противоправных действий в отношении потерпевшего или свидетеля по заявлению этих людей, либо с их согласия.

Под достаточными основаниями понимают как доказательства в про- цессуальном смысле, так и сведения, не являющиеся доказательствами, например, сообщение органа дознания, основанное на оперативных источниках.

Проверка следственным путем сообщений органа дознания зачастую позволяет подтвердить их процессуально. На наш взгляд, целесообразно было бы назвать в ст. 351 Основ достаточными основаниями производства этого следственного действия наличие доказательств и данных оперативно-розыскной деятельности органов дознания.

Указанные в ст. 351 Условия прослушивания переговоров (возбуждение уголовного дела, постановление органа дознания, следователя, санкция прокурора) служат гарантиями соблюдения законности. Но, по нашему мнению, необходимо предоставить возможность органу дознания, следователю поручать оперативно-техническим службам проведение прослушивания и звукозаписи переговоров без санкции прокурора в тех случаях, когда промедление может привести к утрате информации. Конечно, о прослушивании нужно немедленно уведомить прокурора, который в суточный срок либо санкционирует это следственное действие, либо отказывает в санкции. Определенной гарантией законности и обоснованности такого решения могло бы стать соот-

-81-

ветствующее заявление потерпевшего или свидетеля, чьи переговоры предполагается прослушивать.

Закон “Об оперативно-розыскной деятельности” принятый Государ- ственной Думой 5 июля 1995 г.1 прослушивание телефонных и иных переговоров относит к оперативно-розыскным мероприятиям. Рассмотрим основания, условия и порядок проведения этого оперативно-розыскного мероприятия. Тайна каких переговоров охраняется законом? Ранее упомянутые Основы и Закон об ОРД речь ведут о прослушивании “Телефонных и иных переговоров”. В статье 351 Основ указывается, что “прослушивание может осуществляться в отношении переговоров, ведущихся по телефону и другим пе- реговорным устройствам”. Значит ли это, что “иные переговоры” это переговоры, осуществляемые посредством других переговорных устройств (например, радио, телетайпа, спутниковой связи)? Вероятно ответ будет положительным.

Орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, обязан предоставить судье “оперативно-служебные документы”, содержащие информацию о сведениях, в представлении которых было отказано заявителю. В случае признания необоснованным решения данного органа судья может обязать его представить заявителю соответствующие сведения.

Данные полученные в уголовно-процессуальном порядке, хранятся в течение периода, пока хранится само дело. Вместе с делом хранятся и фонограммы, но лишь имеющие отношение к делу. Все “лишние” фонозаписи уничтожаются после вступления приговора в законную силу. Данные оперативно-розыскного прослушивания переговоров лиц, виновность которых в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке, хранятся в течение года, а затем уничтожаются.

По закону (ст. 351 Основ) допускается прослушивание переговоров по-

1 Далее - Закон об ОРД.

-82-

дозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетелей и “иных причастных к преступлению лиц”. Кого следует понимать под “иными лицами”? Если это все те, кто имеет хоть какое-то отношение к преступлению, то предполагается возможность прослушивания переговоров практически любого человека. Кроме того, при прослушивании телефонов участников уголовного процесса неизбежно прослушиваются и все, кому они звонят и кто звонит им, в том числе их адвокаты.

В соответствии со ст. 35 * Основ допускается прослушивание перегово- ров лиц, в отношении которых возбуждены уголовные дела. Данное положение является гарантией тайны переговоров. Но Закон об ОРД его игнорирует. По этому Закону прослушивание телефонных и иных переговоров возможно и вне уголовного процесса.

Однако факт возбуждения уголовного дела не влечет автоматического разрешения на прослушивание переговоров. Для принятия решения о проведении этого мероприятия нужны фактические и юридические основания. Согласно ст. 351 Основ необходимы достаточные основания полагать, что в результате прослушивания будут получены сведения, имеющие существенное значение для дела. Кроме того, прослушивание переговоров осуществляется при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства или других противоправных действий в отношении потерпевшего или свидетеля.

Прослушивание переговоров, ведущихся с переговорных устройств по- терпевшего и свидетелей, допускается по заявлению этих лиц либо с их согласия. Аналогично решается вопрос о прослушивании в случае возникновения угрозы жизни, здоровью и собственности отдельных лиц.

Юридическим основанием для прослушивания телефонных и иных пе- реговоров служит санкционированное прокурором постановление органа дознания или следователя либо определение суда. По ст. 23 Конституции ограничение тайны телефонных переговоров допускается только на основании

-83-

судебного решения. Однако до сегодняшнего дня не предусмотрен порядок принятия подобного решения. Хотя надо отметить, ст. 200 проекта УПК “Контроль переговоров” регламентирует контроль и запись телефонных переговоров с использованием иных средств связи по судебному решению1.

По закону об ОРД для принятия решения вопроса о прослушивании те- лефонных переговоров не нужны не только судебное решение, но и санкция прокурора. В случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению террористического акта или диверсии, прослушивание телефонных и иных переговоров допускается на основании мотивированного заключения одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Правда, в этом случае Закон предписывает незамедлительно уведомить прокурора и в течение 24 часов получить от него санкцию. Есть еще исключение из общего правила. При возникновении угрозы жизни, здоровью, собственности отдельных лиц по их заявлению или с их согласия разрешается прослушивание переговоров, ведущихся с их телефонов или других переговорных устройств, на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Необходимо подчеркнуть вопрос о времени прослушивания перегово- ров. В соответствии со ст. 35] Основ как процессуальное действие оно не может продолжаться более шести месяцев. Продление его не предусмотрено. Истечение шестимесячного срока служит безусловным основанием для прекращения прослушивания. Что касается оперативного прослушивания, то его срок не ограничен.

1 См.: О проекте Федерального закона “О введении в действие Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации”: Постановление Госу- дарственной Думы Федерального собрания Российской Федерации от 6 июня 1997 года. Официальная рассылка. № 1499-И ГД.

-84-

Результаты оперативного прослушивания переговоров могут быть ис- пользованы в качестве доказательств по уголовному делу, только если они получены с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства. Они используются для подготовки и проведения других оперативно-розыскных мероприятий по предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, а также следственных действий. Полученные при прослушивании данные помогают организовать и успешно провести, например, задержание лиц, заподозренных в совершении преступлений, обыск, допрос, способствуют предупреждению тяжкого преступления, а в ряде случаев и пресечению его.

Право на ознакомление граждан со сведениями, полученными в ходе прослушивания переговоров закон предоставляет не всем. К числу лиц, переговоры которых могут прослушиваться, относятся: обвиняемый, его защитник, потерпевший, гражданский истец и их представители. По окончании предварительного следствия, перед передачей дела в суд, им предоставляется возможность ознакомиться со всеми материалами дела, в том числе и с данными прослушивания переговоров как следственного действия. Если дело прекращено по тому или иному основанию, то ни одно из названных лиц права ознакомиться с содержанием прослушивания переговоров не имеет. Однако согласно Закону об ОРД, в отличие от Уголовно-процессуального законодательства, лицо, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке, вправе истребовать от органа, осу- ществляющего оперативно-розыскную деятельность, сведения о характере полученной в отношении его информации.

Но здесь возникают другие осложнения. Лицу, виновность которого в совершении преступления не доказана, в реализации своего права ознакомиться с собранной в отношении него информацией нужно “полагать, что в отношении его проводилось оперативно-розыскное мероприятие”, решать:

-85-

было это или не было, удовлетворить или не удовлетворить любопытство “непойманного вора”, - органу, осуществляющему оперативно-розыскную деятельность. Орган же может сообщить, что мероприятие не проводилось или что “ничего затрагивающего ваши права и свободы не добыто”. Поди, докажи, что это не так.

Постановление Государственной Думы “О проекте Федерального зако- на” О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации” предусматривает осмотр жилого помещения (ч. 8 ст. 187) и наложение ареста на почтово-телеграфные отправления (ст. 199) на основании судебного решения1.

Ныне действующий УПК процедур истребования судебного решения для производства соответствующих следственных действий не предусматривает.

Осмотр жилого помещения в соответствии с Проектом УПК произво- дится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения. Если проживающие в нем лица возражают против осмотра, следователь с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о проведении осмотра. Мотивированное постановление о возбуждении такого ходатайства подлежит рассмотрению судьей по месту производства предварительного следствия или проведения следственного действия в течение шести часов с момента поступления ходатайства в суд. В целях проверки достаточности оснований для производства осмотра судья вправе получить от следователя необходимые пояснения и материалы. По рассмотрению ходатайства судья выносит постановление о производстве осмотра или отказе в его про-

1 См.: О проекте Федерального закона “О введение в действие Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации”: Постановление Госу- дарственной Думы от 6 июня 1997 года. - С. 100-101, 107-108. Официальная рассылка. № 1499-П ГД.

-86-

ведении с указанием мотивов отказа.

Если жилое помещение является местом происшествия и его осмотр не терпит отлагательств, то он может быть произведен по постановлению следователя, но с последующим уведомлением судьи в суточный срок о произведенном осмотре для проверки его законности. Получив указанное уведомление, судья проверяет законность произведенного осмотра и выносит постановление о его законности или незаконности. В случае если принято решение о незаконности произведенного осмотра, его результаты не могут быть допущены в качестве доказательств по делу.

При наличии достаточных оснований полагать, что письма, телеграммы, радиограммы, бандероли, посылки, другие почтово-телеграфные отправления могут содержать сведения, документы и предметы, имеющие значение для дела, на них может быть наложен арест.

Наложение ареста на почтово-телеграфные отправления в почтово- телеграфных учреждениях производится только на основании судебного решения, при этом следователь выносит мотивированное постановление о возбуждении перед судом ходатайства о наложении ареста на почтово- телеграфные отправления.

Рассматривая институт судебной проверки, нельзя обойти вниманием решения Конституционного Суда Российской Федерации. Он не полномочен издавать нормативные акты, обязательные для организаций, должностных лиц и граждан. Однако принимаемые им решения могут вносить коррективы в действующее законодательство. Осуществляя конституционный контроль, суд по представлению государственных органов, круг которых строго ограничен, либо при определенных условиях по жалобе гражданина вправе признать какой- то закон полностью или частично противоречащим Конституции России. Такое решение, по сути означает, что закон в целом или его часть не подлежат применению. В сфере конституционного контроля может оказаться

-87-

и закон, регламентирующий уголовное судопроизводство. Поэтому, чтобы правильно применять уголовно-процессуальное законодательство, нужно знать соответствующие постановления Конституционного Суда России. Практика такого рода пока не распространена, однако уже есть постановления, существенно повлиявшие на содержание законодательных предписаний в сфере уголовного судопроизводства. Одно из них было принято 3 мая 1995 г.1 в связи с жалобой по делу о привлечении к уголовной ответственности гражданина Аветяна В. А. за злостное уклонение от уплаты алиментов и клевету. До заключения под стражу он пытался обжаловать, в судебном порядке санкционированное прокурором постановление о его аресте. Но его жалоба не была принята к рассмотрению судом со ссылкой на то, что ст. 22О1 УПК предусматривает возможность подачи такой жалобы лицом, находящимся под стражей, и в суд по месту содержания под стражей (ст. 2202).

В соответствии с этими статьями формально отказ в рассмотрении можно было признать законным. Однако Конституционный Суд России, опираясь на предписания ст. 18 и ч. 2 ст. 55 Конституции, признал положения ст. 2201 и 220” УПК о том, что арест может обжаловать лицо, находящееся под стражей, только в суд по месту его содержания противоречащими Конституции, а следовательно, не подлежащими применению.

’ Для решения вопросов, возникающих при производстве по уголовным делам представляет интерес и Постановление Конституционного Суда России от 13 ноября 1995 г. № 13-П “По делу о проверке конституционности части пятой статьи 209 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР” в связи с жа-

1 См.: Постановление конституционного Суда Российской Федерации от 3 мая 1995 г. по делу о проверке конституционности статей 2201 и2202 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина Аветяна В. А. // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1995. - № 19. - Ст. 1764.

-88-

лобами граждан Р. Н. Самигулиной и А. А. Апанасенко”1.

Суть заключалась в том, что названным гражданам, которые при рас- следовании конкретных уголовных дел были признаны потерпевшими, суды отказали в принятии и рассмотрении жалоб на постановления следователей о прекращении производства расследования по соответствующим делам. Свой отказ суды мотивировали ссылками на ч. 5 ст. 209 УПК, которая предусматривает возможность обжалования такого рода постановлений прокурору, но не в суд. Подобная практика существовала и ранее и была использована в данном случае, несмотря на положение ст. 46 Конституции, в соответствии с которой “каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд”.

Конституционный Суд России признал такую практику противоречащей Конституции указав, что в судебном порядке можно обжаловать все дей- ствия следователя или прокурора, совершаемые при производстве по уголовным делам.

Итак, институту судебной проверки процессуальных решений органов расследования присущи некоторые общие признаки.

К общим мы относим те признаки, которые характерны для всех видов судебной проверки процессуальных решений органов расследования. Первым, важнейшим из таких признаков следует считать конституционное закрепление. Перечень решений органов расследования, подвергаемых судебной проверке (ст. 11, 12 УПК) прямо содержится в Конституции (ст. 22, 23, 25).

Конституционное право каждого на свободу и личную неприкосновен-

1 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. - 1995. - № 47.-Ст. 4551.

-89-

ность (ст. 22) гарантируется тем, что арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускается только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов (ч. 2 ст. 22 Конституции).

Представление права ограничивать личную неприкосновенность граж- данина в связи с производством по уголовному делу только суду вытекает из особых полномочий суда и не должно быть предоставлено органам, осуществляющим уголовное преследование.

До приведения уголовно-процессуального законодательства в соответ- ствие с Конституцией подозреваемому и обвиняемому предоставлено право обжалования в суд ареста или продления срока содержания под стражей (ст. 2201, 2202 УПК).

Конституционное право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ст. 23 Конституции) должно гарантироваться в уголовном процессе. Ограничение этого права путем наложения ареста на почтово- телеграфную корреспонденцию, ее осмотр и изъятие, прослушивание телефонных переговоров допускается только на основании судебного решения.

Статья 25 Конституции устанавливает неприкосновенность жилища: “Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц, иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения”. Перечисленные выше решения направлены на защиту прав и свобод человека и гражданина.

Второй общий признак, присущий институту судебной проверки, - ис- ключительная компетенция суда по окончательной оценке законности и обоснованности решения органа расследования. Имеется в виду, что во многих случаях подобную функцию вправе осуществить прокурор, однако только суд вправе принять окончательное решение в спорных вопросах. Более того,

-90-.

только суд по существу узаконивает некоторые из решений органов расследования.

Согласно ст. 46 Конституции каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Ограничение конституционных прав и свобод граждан мерами уголовно-процессуального принуждения требует судебного разрешения (ст. 23, 25 Конституции). Государственный орган - суд обязан принять соответствующую жалобу и рассмотреть изложенные в ней требования.

И, наконец, третьим общим признаком является независимость суда при рассмотрении решений органов расследования. Суть его заключается в том, что судья, рассматривая жалобу, не связан доводами, приведенными в ней, и обязан всесторонне проверить законность и обоснованность обжалуемого процессуального решения органов расследования, что в полной мере распространяется и на случаи проверок следственных решений, производимых не по конкретной жалобе, а по иным основаниям. Кроме этого, суд в отличие от прокурора и следователя, не является представителем органа обвинения, также как он не представляет сторону защиты. Данное обстоятельство предполагает непредвзятость и независимость суда.

  • Подытоживая изложенное, подчеркнем следующее. Идея о передаче ряда контрольных функций за решениями органов дознания и предварительного следствия от прокурора судье реализована с принятием в Российской Федерации новой Конституции. Согласно нормам Основного закона суд (или судья) санкционирует арест, обыск, а также арест почтово-телеграфной корреспонденции и прослушивание телефонных и иных переговоров. Кроме того, в соответствии со ст. 46 Конституции все иные решения органов расследования, затрагивающие права и свободы граждан, могут быть объектом судебного обжалования. На наш взгляд, такой порядок способствует более объ- ективной оценке ситуации, позволяет избежать предвзятости, нередко свойственной прокурорскому надзору. Суд станет гарантом соблюдения законных

-91-

прав граждан, вовлеченных в сферу судопроизводства, в первую очередь, подозреваемых и обвиняемых.

Деятельность суда по реализации норм института судебной проверки законности и обоснованности процессуальных решений органов расследования - это самостоятельная уголовно-процессуальная функция суда, которая выступает одним из условий соблюдения законности в досудебных стадиях, позволяющая во многих случаях оказывать необходимую защиту прав и законных интересов граждан.

Принимая во внимание изложенное, судебную проверку уголовно- процессуальных решений органов расследования в досудебных стадиях будем понимать как деятельность суда по осуществлению самостоятельной уголовно-процессуальной функции, выражающей полномочия судебной власти по проверке законности и обоснованности решений о задержании, заключении под стражу и продлении срока содержания под стражей, об аресте и выемке почтово-телеграфной корреспонденции, прослушивании телефонных и иных переговоров, обыске, осмотре жилища и принятию мер к устранению других неправомерных ограничений прав и свобод человека и гражданина.

-92-

§ 4. Перспективы развития института судебной проверки решений органов расследования в досудебных стадиях.

В настоящей работе мы неоднократно затрагивали проблему реформи- рования и дальнейших перспектив развития как уголовно- процессуального законодательства в целом, так и конкретно института судебной проверки или судебного обжалования. Еще одним поводом обращения к этой теме послужило принятие Государственной Думой в первом чтении проекта УПК1, который реализовал конституционное положение, согласно которому исключительное право осуществления правосудия принадлежит суду. На досудебных стадиях уголовного процесса судьи в порядке судебного контроля рассматривают жалобы на действия и решения органов уголовного преследования, а также выносят решения о применении заключения под стражу, дают согласие на производство отдельных следственных действий.

Если в ныне действующем УПК такое понятие как “судебная проверка” закреплено в ст. 2202, в которой речь идет о проверке судьей законности и обоснованности применения органом дознания, следователем, прокурором заключения под стражу в качестве меры пресечения, то в вышеуказанном проекте, в связи с воплощением конституционного права каждого на свободу и личную неприкосновенность, говорится об обжаловании решения судьи низшего звена о применении или неприменении меры пресечения в виде заключения под стражу в суд субъекта Федерации и приравненные к нему суды (ст. 129 проекта).

Так, согласно ст. 129 проекта УПК, жалобы на постановление судьи районного суда о применении или неприменении заключения под стражу в

1 См.: О проекте Федерального закона “О введении в действие Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации”: Постановление Госу- дарственной Думы от 6 июня 1997. Официальная рассылка. № 1499 - II ГД.

-93-.

качестве меры пресечения, а равно о продлении (об отказе в продлении) срока содержания под стражей приносятся прокурором, обвиняемым (подозреваемым), его защитником или законным представителем в судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда республики, краевого, областного суда, судов городов федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа непосредственно, либо через суд, вынесший решение, либо через администрацию места содержания под стражей.

Жалобы на постановление судьи Верховного суда республики, област- ного, краевого суда, суда автономной области, суда автономного округа, судов городов федерального значения о продлении (об отказе в продлении) срока содержания под стражей приносятся указанными в части первой названной статьи лицами в президиум того же суда непосредственно либо через администрацию места содержания под стражей.

Суд по получении жалобы незамедлительно истребует у прокурора ма- териалы, подтверждающие необходимость заключения под стражу и содержания под стражей подозреваемого или обвиняемого.

Администрация места содержания под стражей по получении адресо- ванной суду жалобы обязана зарегистрировать ее и немедленно направить в соответствующий суд с уведомлением о том надзирающего прокурора.

Прокурор обязан направить в суд указанные материалы в течение двад- цати четырех часов с момента получения от администрации места содержания под стражей уведомления о подаче жалобы либо с момента получения требования судьи о предоставлении ему материалов, подтверждающих необходимость заключения под стражу или продления срока содержания под стражей.

Таким образом, проект УПК предлагает ряд нововведений: 1) обжало- вать можно не только применение, но и неприменение заключения под стражу в качестве меры пресечения; 2) прокурор, обвиняемый и подозревав-

-94-

мый, их защитники или законные представители вправе подать жалобу в судебную коллегию по уголовным делам как о продлении срока содержания под стражей, так и об отказе в продлении срока содержания под стражей. Эти своевременные новеллы способствуют укреплению защиты граждан, чье право на свободу и личную неприкосновенность было нарушено.

В связи с этим представляется своевременным внесение предложения о расширении круга субъектов, правомочных подать жалобу на судебное решение о применении или неприменении меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока содержания под стражей, а также об отказе в продлении.

На наш взгляд, необходимо наделить правом подачи жалобы в судеб- ную коллегию по уголовным делам Верховного суда республики, краевого, областного суда, судов городов федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа непосредственно либо через суд, вынесший решение, либо через администрацию места содержания под стражей не только обвиняемого (подозреваемого), их защитников и законных представителей, но и близких родственников, перечень которых определен федеральным законом. Подаче жалобы от имени обвиняемого родителями (несовершеннолетнего обвиняемого), братьями, сестрами, бабушками, дедушками и супругами никак не ограничит прав лиц, заключенных под стражу.

Некоторые судьи при проведении опроса отметили, что встречаются обвиняемые, которые не способны связно и последовательно излагать свои мысли, жалобы пишут под диктовку сокамерников, а впоследствии не могут объяснить сущность своей жалобы в суде. Поэтому в ряде случаев будет приемлемым, если жалобу подаст родственник обвиняемого, который сможет аргументировано изложить ее в суде. Кроме того, по разным причинам (болезнь, искреннее заблуждение в бессмысленности такого шага, неосве-

-95-

домленность, некоммуникабельность, безграмотность и многие другие) обвиняемые не способны самостоятельно подать жалобу.

Далее, как мы полагаем, нужно пересмотреть часть 3 ст. 129 проекта УПК, в соответствии с которой суд по получении жалобы незамедлительно истребует у прокурора материалы, подтверждающие необходимость заключения под стражу и содержания под стражей подозреваемого или обвиняемого. Здесь важно указать срок в часах или сутках. Например: “Суд по получении жалобы в течение трех часов …” Для того чтобы суду незамедлительно истребовать материалы, надо постоянно находиться в “состоянии ожидания жалобы”, но это возможно лишь теоретически. При поступлении жалобы ни судьи, ни секретаря судебного заседания может не оказаться на месте. Поэтому с термином “незамедлительно” мы согласиться не можем. На наш взгляд, уместнее была бы следующая формулировка: “Суд по получении жалобы в течение 48 часов истребует у прокурора материалы, подтверждающие необходимость заключения под стражу и содержания под стражей подозреваемого или обвиняемого”.

Представляется необоснованным установление двадцати четырех часо- вого срока для направления в суд указанных материалов прокурором с момента получения требования судьи о предоставлении ему материалов, подтверждающих необходимость заключения под стражу или продления срока содержания под стражей (ч. 5 ст. 129 проекта УПК). Установленные в ст. 129 проекта УПК сроки несомненно солидаризируются с общей теорией прав человека, которая сегодня приобрела особую актуальность. Однако задача незамедлительного исполнения данной процедуры практически невыполнима в силу запоздалого прибытия почтовых отправлений или повреждения теле- фонных сетей и других объективных причин.

Статья 130 проекта УПК регламентирует рассмотрение жалобы на за- конность и обоснованность применения или неприменения заключения под

-96-

стражу в качестве меры пресечения, а равно продления (отказа в продлении) срока содержания под стражей судебной коллегией по уголовным делам вышестоящего суда или президиума соответствующего суда. Суд проверяет законность и обоснованность заключения под стражу или продления срока содержания под стражей не позднее 72 часов со дня получения материалов, подтверждающих законность и обоснованность примененной меры пресечения.

Судебная проверка производится в закрытом заседании с участием прокурора. Неявка сторон, своевременно извещенных о дне рассмотрения жалобы, не является препятствием для судебной проверки. По усмотрению суда в судебное заседание могут быть вызваны обвиняемый (подозреваемый), его защитник и законный представитель, лицо, в производстве которого находится уголовное дело. В начале заседания председательствующий судья объявляет, какая жалоба подлежит рассмотрению, представляется явившимся в заседание лицам, разъясняет им права и обязанности. Затем, заявитель, если он участвует в рассмотрении жалобы, обосновывает ее, после чего заслушиваются другие явившиеся в заседание лица.

В результате судебной проверки суд выносит одно из следующих опре- делений:

1) об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу и осво- бождении лица из-под стражи; 2) 3) о применении меры пресечения в виде заключения под стражу; 4) 5) об оставлении жалобы без удовлетворения. 6) В случае если в заседание не были представлены материалы, под- тверждающие законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно продления срока содержания под стражей, суд выносит определение об отмене этой меры пресечения и освобождении лица из-под стражи.

-97-

Копия определения суда направляется прокурору и заявителю, а при принятии решения об освобождении лица из-под стражи также по месту содержания лица, заключенного под стражу, для немедленного исполнения. Если лицо, содержащееся под стражей, участвует в заседании, оно в указанном случае освобождается судом из-под стражи немедленно в зале судебного заседания.

Если жалоба оставлена без удовлетворения, повторное рассмотрение судом жалобы того же лица по тому же делу в порядке, предусмотренном настоящей статьей, допускается при каждом новом продлении срока содержания под стражей.

В случае отмены судебного решения о применении меры пресечения в виде заключения под стражу суд вправе избрать другую, более мягкую меру пресечения.

Требования, предъявляемые проектом УПК к форме жалобы, аналогич- ны требованиям ныне действующего Уголовно-процессуального кодекса. Жалобы могут быть устные и письменные (ст. 121 проекта). Устные жалобы заносятся в протокол, который подписывают заявитель и должностное лицо, принявшее жалобу. Жалобы, излагаемые гражданами на приеме у соответствующих должностных лиц, разрешаются на общих основаниях с жалобами, представленными в письменном виде.

К жалобе могут быть приложены дополнительные материалы. Жалобы подаются в тот государственный орган или тому должностному лицу, ответственному за производство по уголовному делу, которые уполномочены законом рассматривать жалобы и принимать по ним решения.

Лицу, не владеющему языком, на котором ведется производство по уголовному делу, обеспечивается право подавать жалобы на родном языке или языке, которым он владеет.

В соответствии со ст. 125 запрещается поручать рассмотрение жалобы

-98-

тому дознавателю, следователю, прокурору или судье, действие которого обжалуется, а равно должностному лицу, утвердившему обжалуемое решение.

Рассматривая жалобу, прокурор или судья обязаны всесторонне прове- рить изложенные в ней доводы, истребовать дополнительные материалы, а при необходимости получить пояснения относительно обжалуемых действий и решений.

Они обязаны в пределах своих полномочий немедленно принять меры к восстановлению нарушенных прав и законных интересов участников уголовного процесса, а также иных граждан, равно учреждений, предприятий и организаций. Если обжалуемыми неправомерными действиями или решениями гражданину причинен моральный, физический или имущественный вред, ему должны быть разъяснены право на возмещение или устранение вреда и порядок возмещения.

Согласно ст. 127 проекта УПК гражданин или юридическое лицо вправе обратиться с жалобой в суд на отказ в приеме заявления о преступлении или нарушения закона при отказе в возбуждении уголовного дела, приостановлении или прекращении уголовного дела, если его жалоба не была удовлетворена прокурором или не разрешена в установленный срок.

Жалоба может быть подана в районный суд по месту нахождения про- куратуры в течение одного месяца со дня получения уведомления прокурора об отказе в ее удовлетворении или со дня истечения месячного срока после подачи жалобы, если не был получен на нее ответ.

Жалоба рассматривается судьёй единолично в течение десяти суток с момента ее поступления с уведомлением заявителя и прокурора о времени ее рассмотрения.

Неявка в судебное заседание заявителя или прокурора не служит пре- пятствием к рассмотрению жалобы, однако судья может признать явку указанных лиц обязательной.

-99-

Прокурор обязан представить в суд материалы по жалобе. Прокурор и заявитель вправе дать пояснения.

Судья, признав жалобу обоснованной, выносит постановление об обя- занности прокурора устранить допущенное нарушение прав и свобод гражданина или юридического лица. Установив, что обжалуемые действия совершены в соответствии с законом в пределах полномочий прокурора и права либо свободы гражданина или юридического лица не нарушены, суд выносит постановление об отказе в удовлетворении жалобы.

Копия постановления судьи направляется заявителю и прокурору. По- становление судьи, вынесенное в соответствии с правилами настоящей статьи, обжалованию и опротестованию не подлежат.

Законодатель устанавливает срок рассмотрения жалоб, поданных на решения прокурора, - 10 суток. Предоставление столь продолжительного срока рассмотрения предопределено, вероятно, статусом должностного лица. На наш взгляд, срок рассмотрения жалоб, поступающих от граждан и юридических лиц на решения прокурора, целесообразно сократить до семи суток.

Что касается жалоб на действия и решения дознавателя, органа дознания и следователя, то они по-прежнему подаются прокурору, надзирающему за исполнением законов при производстве предварительного следствия и дознания. Жалобы на действия и решения прокурора подаются вышестоящему прокурору (ст. 126).

Статья 128 проекта УПК является законодательным нововведением и дает перечень возможных случаев подачи жалобы на решения судьи, принимаемые в ходе досудебного производства. Все они подаются в вышестоящий суд, обязательно в письменной форме и должны быть рассмотрены не позднее 24 часов с момента их поступления.

Таким образом, законодатель, вопреки традиционному подходу о сво- боде выбора устной или письменной формы жалобы, предусматривает ис-

-100-

ключительно письменную форму, тем самым подтверждая значимость данной процедуры.

Итак, в ходе досудебного производства решение судьи о помещении в медицинское учреждение либо о применении меры процессуального принуждения вправе обжаловать подозреваемый и обвиняемый, в отношении которых избраны эти меры, а также их законный представитель или защитник.

Решение судьи о проведении следственного действия вправе обжаловать любое лицо, интересы которого затрагивает это следственное действие.

Решение судьи об отказе в помещении в медицинское учреждение, проведении следственного действия, а также в применении иной меры процессуального принуждения может быть опротестовано прокурором.

Жалоба (протест прокурора) рассматривается судьей единолично с предварительным уведомлением о времени рассмотрения заявителя и прокурора, которые вправе участвовать в заседании. Их неявка не служит препятствием рассмотрению жалобы (протеста).

Участвующие в заседании лица вправе высказать свое мнение по рас- сматриваемому вопросу, привести доводы и представить необходимые документы.

В результате рассмотрения жалобы (протеста) судья своим мотивиро- ванным постановлением принимает одно из следующих решений:

  1. Об удовлетворении жалобы (протеста) и отмене.обжалуемого судеб- ного решения;
  2. Об оставлении жалобы (протеста) без удовлетворения.
  3. Копии постановления судьи, вынесенного в результате рассмотрения жалобы, (протеста) немедленно направляются прокурору и заявителю.

Постановление Государственной Думы “О проекте Федерального закона “О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации” предусматривает осмотр жилого помещения (ч. 8 ст. 187) и на-

—101 -

ложение ареста на почтово-телеграфные отправления (ст. 199) на основании судебного решения1.

Ныне действующий УПК этих процедур не знает.

Осмотр жилого помещения производится только с согласия про- живающих в нем лиц или на основании судебного решения. Если про- живающие в нем лица возражают против осмотра, следователь с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о проведении осмотра. Мотивированное постановление о возбуждении такого ходатайства подлежит рассмотрению судьей по месту производства предварительного следствия или проведения следственного действия в течение шести часов с момента поступления ходатайства в суд. В целях проверки достаточности оснований для производства осмотра судья вправе получить от следователя необходимые пояснения и материалы. По рассмотрению ходатайства, судья выносит постановление о производстве осмотра или отказе в его проведении с указанием мотивов отказа.

Если жилое помещение является местом происшествия и его осмотр не терпит отлагательства, то он может быть произведен по постановлению следователя, но с последующим уведомлением судьи в суточный срок о произведенном осмотре для проверки его законности. Получив указанное уведомление, судья проверяет законность осмотра и выносит соответствующее постановление. В случае если принято решение о незаконности произведенного осмотра, его результаты не могут быть допущены в качестве доказательств по делу.

При наличии достаточных оснований полагать, что письма, телеграм-

1 См.: О проекте Федерального закона “О введение в действие Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации”: Постановление Госу- дарственной Думы от 6 июня 1997. - С. 100-101; 107-108. № 1499 - II ГД. Официальная рассылка.

-102-

мы, радиограммы, бандероли, посылки, другие почтово-телеграфные отправления могут содержать сведения, документы и предметы, имеющие значение для дела, на них может быть наложен арест.

Наложение ареста на почтово-телеграфные отправления в почтово- телеграфных учреждениях производится только на основании судебного решения, при этом следователь выносит мотивированное постановление о возбуждении перед судом ходатайства о наложении ареста на почтово- телеграфные отправления.

В уголовно-процессуальной литературе высказаны справедливые суж- дения, например, о содержании части 5 ст. 130 рассматриваемого проекта УПК, в которой указывается: “В случае, если в заседание не были предоставлены материалы, подтверждающие законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно продления срока содержания под стражей, суд выносит определение об отмене этой меры пресечения и освобождении лица из-под стражи”.

По мнению С. П. Ефимичева, такое основание для освобождения из-под стражи неприемлемо. “Выходит, что, если должностное лицо проявляло халатность, небрежность, своевременно не представило материалы, то злостный преступник будет освобожден из-под стражи. Будет страдать потерпевший, общество, и торжествовать преступник. В этом случае суд должен принять меры и получить материалы. В крайнем случае вынести в адрес органов расследования, прокурора частное определение и довести об этом до сведения вышестоящих должностных лиц, а если материалы не будут представлены в течение 48 часов, то суд может констатировать отсутствие оснований для содержания под стражей (но не в связи с непредставлением материалов)”1.

1 Ефимичев С. П. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Феде- рации: принятый в первом чтении проект нуждается в уточнениях // Журнал

-Нерассмотренный проект УПК требует доработки. Нужно еще раз пересмотреть сроки судебной проверки, расширить круг субъектов, наделенных правом подачи жалобы в суд о применении или неприменении меры пресечения в виде заключения под стражу, а также о продлении (об отказе в продлении) срока содержания под стражей. Необходимо регламентировать производство обыска по судебному решению: проект УПК не реализует это конституционный принцип, оставляя санкционирование производства обыска по-прежнему в компетенции прокурора и его заместителя.

Кроме того, предложенный проект Уголовно-процессуального кодекса не содержит принципиально нового подхода к созданию уголовно- процессуального института судебного обжалования в стадии предварительного расследования дела, во многом дублирует ныне действующий УПК. На наш взгляд, было бы уместнее не перелагать на суд те функции по санкционированию следственных действий, которые ныне осуществляет прокуратура, а напротив - придать следственным органам некоторые функции судебных органов. Следственный аппарат, в том числе следственный аппарат органов внутренних дел, обладает огромным потенциалом, значительными организационными и процессуальными возможностями. Вопрос о необходимости изменения статуса следователя неоднократно поднимался на страницах перио- дических изданий. Так, Б. Тетерин в порядке обсуждения проекта УПК, выдвинутого Министерством юстиции, справедливо указывает, что этот проект значительно усиливает контроль суда за законностью действий следователя (дознавателя), ограничивающих в интересах расследования конституционные права граждан при производстве арестов, обысков и т. п. Причем уже четко обозначенные на практике трудности в’ проекте оказались обойденными. “Давно замечено, - пишет он, - что увеличение количества инстанций, контролирующих правильность какого-либо решения, совсем не обязательно по-

Российского права. - № 1. - 1998. - С. 73.

-104-

вышает его качество. А вот тенденция понижения ответственности просматривается достаточно четко. Введение судебного контроля за арестами не повысило ответственности за эти решения следователя, но привело к негативным последствиям в виде уклонения обвиняемых от следствия и суда при полном отсутствии ответственности судей за необоснованное освобождение из-под стражи опасных преступников. Может быть, - рассуждает автор, -следует вернуться к практике дореволюционной России и советского законодательства 30-х годов. Тогда прокуроры находились при судах, имели статус судебных работников, а следователи назывались судебными следователями, и это снимало вопрос о дублировании полномочий указанных ветвей судебной власти”1.

Конечно, законодательное возведение следователя до уровня судебного следователя требует длительного глубокого осмысления и подготовки организационной базы. Такие изменения не могут осуществляться в спешном порядке. Следственный аппарат органов внутренних дел в том виде, в каком он сейчас существует не может выполнять судебные функции и нуждается в реформировании.

По нашему мнению, процессуальный порядок заключения под стражу по судебному решению предполагает: 1) изменение статуса следователя на статус судебного следователя; 2) осуществление публичного судебного контроля за законностью арестов, не зависимого от наличия жалобы обвиняемого; 3) закрепление в законе конкретных оснований избрания меры пресечения, определяемых тяжестью предъявленного обвинения.

Таким образом, при наличии оснований подозревать лицо в совершении преступления оно задерживается по постановлению следователя на срок до 48 часов (Право задержания подозреваемого должно быть также предо-

1 См.: Тетерин Б. Законопроект не учел мнения юридической обще- ственности // Рос. юстиция. - 1994. - № 12. - С. 17.

-Поставлено органам дознания). Предъявив обвинение, следователь, исходя из установленных УПК оснований, решает вопрос о мере пресечения и выносит соответствующее постановление.

В случае, если обвиняемый, учитывая тяжесть совершенного преступ- ления, подлежит заключению под стражу, следователь выносит соответ- ствующее постановление, которое вступает в силу немедленно. Для начала его исполнения не требуется чьей-либо санкции. Постановление объявляется обвиняемому. Обвинение должно быть предъявлено и постановление о заключении под стражу объявлено до 48 часов с момента задержания или, в крайнем случае, в течение следующего часа после их истечения.

После этого следователь в течение суток обязан уведомить соответ- ствующий суд о применении в качестве меры пресечения заключение под стражу. Уведомляется также прокурор. Речь идет именно о том, чтобы информация в течение суток уже поступила в суд, а не о том, чтобы она была туда направлена. В данном случае приемлемы различные формы: официальная телефонограмма, сообщение по факсу, письменное уведомление через курьера. Неприемлемо лишь направление письменного уведомления по почте. Получив уведомление, судья назначает время рассмотрения материалов об аресте - в течение трех суток с момента уведомления. Практика судебного контроля за законностью и обоснованностью арестов показывает, что трехдневный срок рассмотрения материалов наиболее оптимален. Обвиняемого, ожидающего процедуры судебного контроля за арестом, целесообразно не доставлять в следственный изолятор, а продолжать содержать в изоляторе временного содержания.

В назначенное время следователь с материалами уголовного дела яв- ляется в суд, куда под конвоем доставляется обвиняемый. Судья знакомится с материалами уголовного дела, проверяет обоснованность предъявленного обвинения имеющимися в деле доказательствами, изучает характеристики

-106-

личности обвиняемого, а также соответствие закону оснований ареста. Ознакомившись с постановлением и материалами уголовного дела, судья начинает рассмотрение дела. Заседание должно быть закрытым, присутствуют следователь, обвиняемый, прокурор, если считает нужным, может также присутствовать защитник, законный представитель обвиняемого, потерпевший и его представитель. Судья допрашивает обвиняемого, при необходимости задает вопросы другим присутствующим лицам. После этого выносится решение: 1) санкционировать арест, произведенный судебным следователем; 2) отменить арест и освободить обвиняемого из-под стражи, избрав ему иную меру пресечения; 3) отложить судебное заседание на срок до трех суток для выяснения обстоятельств дела, имеющих отношение к аресту; 4) отменить постановление следователя о привлечении в качестве обвиняемого и освободить арестованного из-под стражи. Любое решение судьи должно быть объявлено здесь же в заседании. В случае санкционирования ареста обвиняемому под расписку вручается копия постановления, после чего он под конвоем препровождается в следственный изолятор.

Таким образом, определенный Конституцией срок задержания соблю- ден, арест произведен судебной властью в лице судебного следователя, а затем проконтролирован вышестоящей судебной инстанцией в лице судьи. Принципиальным является то, что судебный контроль носит публичный характер и не зависит от наличия жалобы арестованного.

Важно и то, что судья имеет возможность контролировать не только обоснованность ареста, но и обоснованность предъявленного обвинения.

Возможен также арест без предварительного задержания подозре- ваемого. Задержание, как известно - неотложная мера, применяемая обычно при неожиданном обнаружении преступления и преступника. Если следователь приходит к выводу о виновности лица, подтвержденному собранными доказательствами, то, как правило, лицо становится обвиняемым, не будучи в

-107-

положении подозреваемого. В таком случае, если за данное преступление предусмотрена мера пресечения - заключение под стражу, следователь, предъявив обвинение, выносит постановление о заключении под стражу и далее действует в вышеизложенном порядке.

Иногда постановление о привлечении в качестве обвиняемого выносится в отношении лица, находящегося в розыске. Одновременно следователь избирает и меру пресечения. Постановление начнет действовать с момента фактического задержания лица и предъявления ему постановления об аресте. Далее порядок действий следователя тот же.

Необходимо разработать порядок обжалования решения судьи в суд второй инстанции. Вопрос о продлении срока содержания под стражей при таком порядке ареста должен рассматриваться судом на основании мотивированного постановления следователя о продлении, представленного в суд заблаговременно до окончания срока. В случае отказа судьи санкционировать постановление судебного следователя повторный арест возможен при предъявлении нового, более тяжкого обвинения. Полагаем, что арест, санкционированный судом, может быть отменен в связи с изменившимися обстоятельствами только по судебному решению.

Возможен следующий порядок заключения под стражу по судебному решению. Следователь, предъявив лицу обвинение и найдя достаточные основания для избрания в качестве меры пресечения заключение под стражу, составляет постановление о представлении уголовного дела мировому судье для применения к обвиняемому указанной меры пресечения. Одновременно составляется постановление о приводе в суд обвиняемого, которое подлежит исполнению сотрудниками милиции того территориального отделения, в котором расследуется уголовное дело. Затем следователь представляет уголовное дело с данным постановлением мировому судье, который назначает время судебного заседания, но не позже 24 часов с момента поступления поста-

-108-

новления в суд. Если лицо задержано по подозрению в совершении преступления, то указанное постановление должно быть составлено и представлено в суд до истечения срок задержания. Время представления уголовного дела в суд означает окончание срока задержания подозреваемого, далее он должен ожидать решения суда об избрании ему меры пресечения.

К назначенному времени следователь или дознаватель лично является к судье, туда же доставляется обвиняемый. Может присутствовать защитник, если он участвует в деле. Решение вопроса о заключении обвиняемого (подозреваемого) под стражу производится в закрытом судебном заседании. В начале заседания судья объявляет, какой вопрос подлежит рассмотрению, представляется явившимся в заседание лицам. Далее оглашается постановление следователя, выслушиваются его пояснения. После этого заслушиваются пояснения обвиняемого и его защитника. Затем судья выносит решение в зале судебного заседания. Решение оформляется в виде постановления. Может быть принято три вида решений: о заключении под стражу; об избрании иной меры пресечения; об отказе от избрания меры пресечения. Постановление вручается следователю, в случае заключения под стражу копия поста- новления вручается начальнику конвоя, который приглашается в зал судебного заседания.

Подытоживая изложенное, нам хотелось бы отметить следующее: су- дебная проверка законности и обоснованности арестов является активно действующим правовым институтом, способствующим соблюдению и укреплению законности в стадии предварительного расследования. Для более эффективного его применения необходимо увеличить срок подготовки материалов по жалобе до трех суток, а срок рассмотрения жалобы до семи суток с момента поступления жалобы; ограничить срок обжалования; проверку производить в суде по месту производства предварительного расследования; предусмотреть возможность опротестования постановления судьи; исключить

-109 -.

возможность ознакомления обвиняемого (подозреваемого) и защитника с материалами дела, представленными по жалобе; следователям в установленный срок направлять в суд по жалобе не уголовное дело, а копии материалов, имеющих отношение к аресту, чаще использовать объяснения. При вынесении судьей постановления по жалобе должны учитываться все обстоятельства дела, имеющие отношение к аресту, тяжесть предъявленного обвинения и личность жалобщика, с тем чтобы исключить возможность необоснованного освобождения из-под стражи.

В постановлении Государственной Думы “О проекте Федерального за- кона “О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации” от 6 июня 1997 г. нашло отражение конституционное положение, согласно которому исключительное право осуществления принадлежит суду как органу судебной власти.

В досудебных стадиях уголовного процесса судьи в порядке судебного контроля рассматривают жалобы на действия и решения органов уголовного преследования, а также выносят решения о применении заключения под стражу и некоторых других мерах процессуального принуждения, дают согласие на производство отдельных следственных действий (осмотр, обыск и выемка в жилом помещении, наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, контроль и запись переговоров).

Но наряду с этим, законопроект сохраняет порядок, при котором граж- дане могут обращаться за защитой своих прав и законных интересов к прокурору. Прокурор в пределах своей компетенции, при наличии к тому оснований, вправе принести протест на принятые по делу судебные решения.

Кроме того, как отмечалось, нуждается в совершенствовании и проце- дура судебной проверки решений органов расследования о продлении сроков содержания обвиняемых под стражей. Речь, прежде всего, идет о необходимости уточнения перечня материалов дела, предоставляемых в таких случаях

-110 -

в суд. В первую очередь это касается постановления о возбуждении ходатайства о продлении соответствующих сроков, поскольку, как указывалось, ознакомление обвиняемого с содержанием названного постановления чаще всего чревато созданием дополнительных трудностей в деле установления истины по уголовному делу.

В этой связи представляется целесообразным предложение об изменении установленной структуры описательно-мотивировочной части поста- новления. Вместо изложения сведений о собранных по делу доказательствах и указания направлений последующего расследования, можно было бы ограничиться лишь констатацией фактов общего характера. Одновременно к постановлению могла бы прилагаться справка, предназначенная для судьи и, содержащая все данные, необходимые для оценки законности и обоснованности предлагаемого решения о продлении сроков.

-Ill-Глава 2. ОБЖАЛОВАНИЕ В СУД АРЕСТА ИЛИ ПРОДЛЕНИЯ СРОКА СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ И СУДЕБНАЯ
ПРОВЕРКА ЗАКОННОСТИ И ОБОСНОВАННОСТИ
СООТВЕТСТВУЮЩИХ РЕШЕНИЙ.

§ 1. Судебное обжалование решений органов расследования о заключении под стражу как специфическая форма обжалования в уголовном процессе.

Как уже отмечалось ранее обжалование в суд ареста и продления его срока является специфическим видом судебной проверки законности и обоснованности решений органов расследования. В отличие от других видов судебной проверки ее механизм довольно подробно урегулирован в УПК и ее применение апробировано правоприменительной практикой. Тем не менее накопленный опыт применения соответствующих норм уголовно-процессуального законодательства обусловливает необходимость их некоторого совершенствования. То обстоятельство, что проект нового УПК устана- вливает во многом сходный порядок производства всех видов судебных проверок, предопределяет важность более глубокого анализа и выработки на этой основе предложений по конструированию норм нового закона.

Содержание настоящей главы представляет собой попытку разрешения этой задачи. Институт судебного обжалования процессуальных решений органов расследования в силу своей относительной новизны пока еще недостаточно исследован в уголовно-процессуальной литературе. В то время как институту обжалования в досудебных стадиях в органы прокуратуры ученые-юристы уделили значительно больше внимания.

Органы дознания, следователь и прокурор в досудебных стадиях осу- ществляют в соответствии с законом деятельность по возбуждению и предварительному расследованию уголовного дела. Она не может проводиться про-

-112-

извольно, по личному усмотрению и желанию должностного лица, а только в таких рамках и форме, которые прямо определены уголовно- процессуальным законом. В законодательстве предусмотрена некая совокупность конкретных правовых средств строгого и неуклонного исполнения нормативных предписаний, назначение которых состоит в обеспечении правильной реализации закона при расследовании преступлений. Такие средства в теории уголовного процесса принято называть гарантиями законности.

Как одну из гарантий уголовного процесса В. Л. Будников рассматри- вает институт обжалования действий и решений должностных лиц1. В юридической литературе рассмотрены и другие виды обжалования, например, содержания подозреваемого под стражей2.

Органы предварительного следствия в своей деятельности в основном строго соблюдают законность. Однако встречаются различного рода нарушения требований уголовно-процессуального закона со стороны должностных лиц при расследовании преступлений. Если они не выявлены и не устранены с помощью прокурорского надзора и ведомственного процессуального контроля, важную роль в восстановлении законности играют обоснованные жалобы участников процесса. Обжалование действий и решений следователя является прежде всего эффективным средством восстановления нарушенных прав и законных интересов граждан.

В. Л. Будников правильно, на наш взгляд, считает обоснованной жалобу “в которой указывается на действительное, а не мнимое нарушение законности, выступает в качестве побудительной причины начала деятельности соответствующего государственного органа по устранению указанных в ней не-

1 См.: Будников В. Л. Обжалование действий и решений следователя. - Волгоград, 1990.

2 См.: Колосович С. А., Парий А. В. Правовой статус подозреваемого и проблемы его совершенствования. - Волгоград, 1997. - С. 55.

— 113 —

достатков и нарушений”. Граждане обращаются в прокуратуру прежде всего и главным образом по поводу нарушения их личных прав или ограничения их законных интересов и требуют устранения отмеченных нарушений. При этом они подчас не задумываются над тем, что их жалобы в какой-то мере могут послужить улучшению деятельности органов предварительного следствия1.

Однако именно в этом и состоит еще одно значение института обжало- вания в досудебном производстве, характерное для любой другой процессуальной гарантии законности. Правильное рассмотрение и разрешение жалобы в определенной мере способствует повышению качества расследования преступления, обоснованные жалобы свидетельствуют о недостатках и упущениях в работе по раскрытию и расследованию преступлений, помогают соответствующим органам своевременно реагировать на указанные недостатки, быстро их устранять, проводить в дальнейшем профилактическую, разъясни- тельную работу по недопущению подобных ошибок в деятельности следователей.

Значительное число жалоб отражает реакцию на явно незаконные дей- ствия и решения следователей: волокиту, необъективность и просто равнодушие к судьбе людей, так или иначе втянутых в орбиту расследования по уголовному делу. Нередко жалоба помогает соответствующим органам убедиться в некомпетентности следователя, его слабой правовой и профессиональной подготовке, в отсутствии необходимых моральных качеств. В то же время право на жалобу используется отдельными лицами для затягивания срока следствия. Умысел таких жалобщиков направлен на то, чтобы опорочить следователя, отвлечь внимание от обнаружения и исследования обстоя- тельств их преступной деятельности, запутать и увести предварительное следствие в ложном направлении2.

1 См.: Будников В. Л. Указ. соч. - С. 5.

2 См.: Там же. -С. 6.

-114-

В отличие от других обращений граждан, таких как заявления, сообще- ния, ходатайства, основой жалобы является требование заинтересованного лица устранения нарушения его личных прав и законных интересов1.

В юридической литературе жалоба обычно определяется как действие по обращению лица к соответствующему государственному органу в защиту своих процессуальных прав и законных интересов2.

На наш взгляд, более приемлемо другое определение, жалоба облечен- ная в письменную форму или выраженное устно обращение участника процесса к надлежащему прокурору, в котором указывается на действительное или предполагаемое нарушение следователем его субъективных прав и законных интересов, а также содержится просьба или требование об устранении отмеченного нарушения3.

Формулируя обращение как призыв участника уголовного процесса к соответствующему государственному органу рассмотреть его просьбу, можно отграничить жалобу от заявления и ходатайства. Все они представляют собой специфические формы обращения граждан. Но если в жалобе привлекается внимание к нарушенному субъективному праву гражданина, то в заявлении сообщается о нарушении права другого лица либо нормативных предписаний вообще. В таком случае содержанием обращения, именуемого ходатайством, является просьба о производстве определенных действий, направленных на реализацию принадлежащих гражданину прав, льгот, преимуществ.

На практике и в теории нередко происходит смешивание видов обра- щений граждан: жалобы именуются заявлениями и наоборот, ходатайства же

1 См.: Будников В. Л. Указ. соч.- С. 7. См., например: Летучих В. И. Обжалование в стадиях возбуждения и расследования уголовных дел с советском уголовном процессе: Автореф. дис. … кандидатаюрид. наук. - Свердловск, 1972.

3 См.: Там же. -С. 7.

-115-

считаются чуть ли не синонимом заявлений1.

Поэтому мы разделяем точку зрения, согласно которой предмет жалобы - это конкретное содержание соответствующего обращения, а обжалование -деятельность гражданина, направленная на формулирование содержания жалобы, ее подачу в прокуратуру, а также деятельность прокурора по рассмотрению и разрешению полученной жалобы2.

Очевидно то, что деятельность по подаче, приему, рассмотрению и раз- решению жалобы должна протекать в строгом соответствии с уголовно- процессуальным законом. Правам подателя жалобы корреспондируют соответствующие обязанности прокурора и - наоборот, поэтому имеет смысл в данном случае говорить о наличии уголовно-процессуальных правоотношений. Таким образом, обжалование, с одной стороны, это правовой институт, который представляет собой совокупность правовых норм, регламентирующих деятельность соответствующих субъектов по подаче, приему, рассмотрению и разрешению жалоб в досудебных стадиях. С другой - собственно деятельность заинтересованного лица по реализации права на жалобу, или иначе - обжалование в узком смысле слова.

Характеризуя обжалование как уголовно-процессуальный институт обеспечения защиты и восстановления прав и законных интересов участников процесса В. Л. Будников говорит, что эта процедура состоит из правил (условий): 1) свобода обжалования; 2) отсутствие обязательной формы жалобы: 3) ревизионный порядок рассмотрения жалобы; 4) оптимальный режим проверки жалобы и принятия по ней решения3.

Свобода обжалования в досудебном уголовном производстве - право подачи жалобы всяким его участником, признаваемым в соответствии со ст.

1 См.: Будников В. Л. Указ. соч.- С. 8.

2 См.: Там же. -С. 8.

3 См.: Там же. - С. 10.

-116-

22 УПК заинтересованным лицом. Гарантией соблюдения этого права выступает безусловная обязанность соответствующего государственного органа принять и рассмотреть жалобу по существу изложенного в ней требования.

Нельзя дать полную характеристику свободы обжалования без четкого определения круга его субъектов, которые в законе (ст. 22 УПК) названы заинтересованными гражданами, предприятиями, учреждениями и организациями. Однако в данной правовой норме не содержится указания на критерий, в соответствии с которым можно было бы в каждом конкретном случае определить, является ли лицо, подавшее жалобу, субъектом этого права.

Среди юристов нет однозначного мнения по названному вопросу. С точки зрения одних ученых, право на обжалование действий и решений следователя имеют любые граждане, в той или иной степени участвующие в процессе, чьи права и законные интересы нарушены. В соответствии с ней круг субъектов рассматриваемого права шире, чем круг непосредственных участников досудебных стадий, но в то же время он ограничен определенными пределами. Основной критерий - любая, даже незначительная степень личной причастности к процессу. В наиболее общем виде указанная позиция сформулирована П. А. Лупинской, которая полагает, что право на жалобу установлено “не только для участников процесса, перечисленных в главе третьей УПК, но и для таких субъектов процесса, как свидетели, эксперты, спе- циалисты, понятые, переводчики, лица, у которых производится обыск или выемка, если при производстве по делу нарушены права и интересы”1.

Актуальность изучения рассматриваемой проблемы обусловлена со- временным состоянием законодательства. В настоящее время оно существенно обновилось. Конституция установила гарантии судебной защиты прав и

1 Лупинская П. А. Право жалобы в уголовном судопроизводстве в свете Конституции СССР // Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. - М., 1979. - С. 154.

  • 117 -

свобод человека и гражданина.

Закон “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан” предоставил фактически неограниченные возможности обжалования в суд решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, а также их должностных лиц. В Конституции закреплено также право требовать возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Весьма актуальной является сегодня проблема низкой эффективности государственной власти, ее бездеятельности и неисполнительности. Как было подчеркнуто в ежегодном послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию, “абсолютное большинство возникших проблем в России порождено, с одной стороны, пренебрежительным отношением к правовым нормам, а с другой -неумелыми действиями власти или ее пассивностью”1. С сожалением приходится констатировать, что факты попустительства, бюрократизма, коррупции, халатности, бездействия власти в современный период российской государственности встречаются все чаще. Позиция, если не сказать политика “невмешательства” в процесс реформирования общества, проведения преобразований в экономике уже привела к существенным нарушениям интересов довольно значительной части населения страны, росту организованной пре- ступности, иным негативным последствиям. В частности, как показала проведенная Конституционным Судом Российской Федерации проверка конституционности указов Президента и постановлений Правительства, касающихся Чеченской Республики, опасная ситуация сложилась в том числе в результате того, что центральные органы власти России ослабили правозащитную деятельность в данной республике, проявили пассивность в деле налаживания взаимоотношений с ней как с субъектом Российской Федерации.

1 Российская газета. - 7 марта. - 1997.

— 118 —

В этой связи возникает вопрос о правовой защите граждан, их прав и свобод от властного усмотрения, бездействия властных структур. Нередкими являются ситуации, при которых государство вмешивается в жизнь общества там, где не должно этого делать, а в необходимых случаях бездействует. Таким образом, назрела необходимость указания в законе, в каких случаях гражданин имеет право на вмешательство государственных органов и должностных лиц в процесс осуществления данных ему свобод, а в каких - право на защиту от возможного незаконного бездействия.

Проблема заключается в том, что специальная процедура защиты прав и интересов граждан от неправомерного бездействия государства, его органов отсутствует. Руководители городов и областей в условиях неплатежей, нехватки средств на выплату пенсий, пособий и заработной платы вынуждены обращаться с исками к правительству о невыполнении взятых на себя обязательств перед населением страны.

В качестве позитивного можно назвать то обстоятельство, что Консти- туция закрепила возможность обжалования через суд бездействия органов государственной власти и их должностных лиц. В ст. 52 Закона Российской Федерации “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации”, принятом Государственной Думой 12 августа 1995 г., также указано, что бездействие органов местного самоуправления может быть обжаловано в суд или арбитражный суд в установленном законом порядке. Речь идет, в том числе о компенсации морального вреда за противоправное бездействие на основании Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г.1. Однако реализовать предоставленные правовые возможности крайне сложно, поскольку не определено, в чем же конкретно должно быть выражено бездействие должностных лиц,

1 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1995. - №

3.

  • 119 -

которое может быть обжаловано и подразумевает компенсацию морального вреда. Да и сами граждане порой отказываются от права на защиту, как из-за недостаточной юридической осведомленности, так и по причине кризиса доверия к правосудию, властным структурам. Представляется, что существующая российская правовая система не обеспечивает надежной защиты и быстрого восстановления нарушенных прав и свобод граждан, привлечения должностных лиц к юридической ответственности за невыполнение законно установленных правовых обязанностей.

Бездействие власти заслуживает более серьезного наказания, нежели меры дисциплинарной ответственности. Известно, что не получила широкого распространения такое средство, как отставка должностных лиц, когда в их деятельности выявлены факты существенных упущений, повлекшие нарушение общественного порядка, работы государственных учреждений, ведомств, охраняемых прав и законных интересов отдельных граждан.

Вопрос о юридической ответственности должностных лиц, в том числе высших, необходимо решать с учетом занимаемой должности, объема осуществляемых функций и обязанностей, прав и полномочий. Прецедент известен: в апреле 1996 г. бывшему президенту Азербайджана Муталибову инкриминировалось попустительство, бездействие при решении вопроса о вводе войск на территорию страны. Однако значительная часть фактов невыполнения, нарушения должностных обязанностей оказывается вне сферы юридической ответственности. Между тем например, конституционная ответственность сегодня может применяться к более широкому кругу лиц, от которых зависят принятие и реализация наиболее важных государственных решений.

Реалии современной жизни таковы, что конституционная доктрина вы- ражает идеи современного общества и правового государства, предпола- гающие приоритет общечеловеческих ценностей над классовыми и нацио- нальными; уважение, закрепление и обеспечение прав, свобод и интересов

-120-

личности; реализацию прав и обязанностей в практике отношений личности и государства; подчинение наиболее значимых сторон общественной жизни четкой и детальной правовой регламентации.

В настоящее время в жизни российского государства особую актуаль- ность приобретают вопросы правовой и социальной защищенности человека, обеспечения его прав и свобод. Провозглашение Конституцией человека, его прав и свобод высшей ценностью общества, обусловливает необходимость их государственной защиты. Данной проблеме Основной Закон уделяет должное внимание, отдавая приоритет судебной защите.

Между тем предписания Конституции носят общий характер. Много- образие аспектов предопределяет специфику реализации права на защиту в зависимости от особенностей юридического статуса субъектов, участвующих в охранительных правоотношениях, в частности сотрудников органов внутренних дел. Они обладают специальной гражданской правоспособностью, специфика которой связана с условиями службы. С одной стороны, предусмотрены запреты и ограничения в пользовании определенными правами, с другой стороны, данным субъектам предоставлены известные льготы и привилегии. Достаточно долгое время нарушения прав сотрудников органов внутренних дел не могли быть обжалованы в суд. И лишь в 1992 г. Закон РСФСР “О милиции” впервые предусмотрел такую возможность, предоставив сотрудникам право обжаловать в суд приказ об увольнении.

Отсутствие судебной защиты прав лиц рядового и начальствующего со- става, наряду с отсутствием системы общественного контроля и прокурорского надзора, расценивалось как особенности службы в органах внутренних дел. Поэтому все спорные ситуации разрешались в порядке подчиненности. Но в действительности такое положение вряд ли могло быть оправдано чем-то иным, кроме как существовавшим ранее строго императивным характером отношений между государством и личностью, который затрагивал и правовой

—121 -

статус сотрудников правоохранительных органов.

В системе органов власти российской Федерации назрела необходимость повышения уровня судебной защиты для соблюдения прав граждан. На сегодняшний день уголовно-процессуальное законодательство в целом находится в стадии преобразования. Это относится и к институту обжалования. В новых условиях может измениться как процессуальный порядок, так и юридические основания его применения.

Проект нового УПК России, исходя из необходимости приведения уго- ловно-процессуального законодательства в соответствие с Конституцией, ориентируется на существенное расширение форм института судебной проверки решений органов расследования в досудебных стадиях. Поэтому представляется весьма актуальным теоретическое и законодательное разрешение вопроса о характере соотношения судебного контроля и прокурорского надзора. В юридической литературе данная проблема исследована недостаточно и, видимо, именно это направление станет одним из приоритетных в развитии науки уголовного процесса.

Судебный контроль и прокурорский надзор - это способы обеспечения законности, защиты прав и свобод граждан. Прокурорский надзор на протяжении многих лет осуществляет свою основную задачу - реагирование на нарушение или неисполнение закона органами предварительного расследования. Судебный же контроль существует сравнительно недавно. В настоящее время на практике реально действует такой его вид, как обжалование в суд решений органов расследования о заключении под стражу и продлении его сроков. Универсальность судебной защиты прав и свобод граждан заключается в ее независимости, гарантированной Конституцией. В качестве инстру- ментария, который приводит в действие институт судебного контроля, служит жалоба гражданина на незаконность или необоснованность решения органа расследования об аресте. Принятие решения о применении меры пресе-

-122 -

чения в виде заключения под стражу и о ее продлении до полутора лет инициируется органом расследования. Прокурор, санкционируя это решение органов расследования, до их реализации осуществляет упреждающий, предупредительный контроль. Судья же приступает к участию в уголовном деле, когда решение состоялось, таким образом он осуществляет судебный контроль. Нормы вышеназванного законопроекта воссоздают конституционные положения о передаче суду функций предупредительного контроля.

Нельзя полностью согласиться с мнением о необходимости резкого вмешательства в деятельность этих структур. На наш взгляд, здесь необходимо найти баланс, позволяющий осуществлять и прокурорский надзор и судебный контроль наиболее эффективными способами.

Ранее нами отмечалась позиция отдельных ученых-юристов, высту- пающих за сохранение надзорных полномочий у прокурора. Одним из основных их аргументов является тезис о том, что в уголовном судопроизводстве гипертрофированная независимость суда, свободного от всякого стороннего контроля и надзора, открывает путь бюрократизации, произволу и т. д. Но между тем произвол суда еще не есть следствие отсутствия надзора за ним. Точно так же, как и надзор за судами не исключает судейского произвола. Достаточно сослаться на нынешнее состояние уголовного судопроизводства, при котором судья волею закона обречен быть обвинителем, а значит, способен творить произвол в отношении обвиняемого. Тревожность сегодняшней ситуации уголовного судопроизводства состоит еще в том, что даже и освобождаясь от влияния обвинителя, судьи остаются в плену идеи обвинения, и эта форма зависимости зачастую не осознается ими.

Вообще, применительно к современному состоянию судопроизводства до сих пор остается актуальным замечание по поводу французского Конве-вента более 200 лет назад: “Ищу судей - вижу обвинителей”1.

Кони А. Ф. Нравственные начала в уголовном процессе // Журнал

щ

-123 -

Прои звол долж ностн ого лица, будь то судья или прок урор, стано вится возм ожны м при непра вильн ой орган изаци и систе мы социа льног о взаим одей- ствия , в резул ьтате чего нару шаетс я равн овеси е завис имост ей и взаим озави симос тей сторо н, когда одна из них прио брета ет боль шие возм ожно сти в огран ичени и друг ой, неже ли те, с помо щью котор ых можн о было огран ичить ее. Стал о быть, “прот ивояд ием” судей ском у прои зволу долж ен служ ить не прок урор - “надз ирате ль” а систе ма уголо вно- проц ессуа льног о взаим одей- ствия , устро енная по опре делен ному прин ципу (взаи мозав исим остей и в силу этого - взаим онадз ора). Здесь не долж но быть главн ых и негла вных участ ни- ков, с тем чтоб ы в обяза тельн ом проц ессе обесп ечить самос тояте льнос ть но- сител ей функ ций обви нения , защи ты и прав осуди я.

Мини стерс тва юсти ции. - 1902. - № 1. - С. 5.

  • 124-

§ 2. Процессуальный порядок обжалования в суд решений органов расследования о заключении под стражу.

Построение правового государства предполагает приведение уголовно- процессуального законодательства России в соответствие с общепризнанными международными правовыми стандартами. Именно в этом русле следует рассматривать возникновение отечественного института судебного обжалования решений органов расследования о заключении под стражу, именуемого в юридической литературе “промежуточным вариантом ареста по решению суда”1, нормы которого закреплены законом Российской Федерации от 23 мая 1992 г. “О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР” (путем дополнения кодекса статьями 2201 и 2202) и вступили в действие с 17 июня 1992 г.2.

В настоящее время это, по существу, единственный вид судебной про- верки, порядок которого урегулирован непосредственно УПК. Именно поэтому институт судебной проверки законности и обоснованности ареста и продления срока содержания под стражей прочно закрепился в уголовном процессе. Первоначально возникавшие трудности в настоящее время во многом преодолены: Опубликовано разъясняющее Постановление Пленума Верховного Суда российской Федерации от 27 апреля 1993 г. № 3 “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей”3, а затем Постановление Пленума Верховного Суда

1 См.: Михайлов В. А. Меры пресечения в российском уголовном про- цессе. - М., 1996. - С. 253-254.

См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации 1992. -№ 25. - Ст. 1389.

3 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1993. - № 7.-С. 6.

-125 -

Российской Федерации от 29 сентября 1994 г. № 6 “О выполнении судами постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 года № З”1, в котором, в частности, указано на распространение действия ст. 2201, 2202 УПК и на задержанных подозреваемых. Однако, с учетом кратковременности уголовно- процессуального задержания, следовало бы предусмотреть специальный, более ускоренный механизм разрешения соответствующих жалоб задержанных2.

Верховным Судом неоднократно делались обзоры судебной практики3. Рассматриваемый закон активно реализуется на практике. Так, за второе полугодие 1995 г. - первое полугодие 1996 г. районные суды г. Волгограда и городской суд г. Волжского рассмотрели 255 жалоб на применение органами дознания, следствия, прокурорами заключения под стражу в качестве меры пресечения. За аналогичный период прошлого года поступление жалоб возросло примерно на 30 % и пропорционально увеличению поступления в суды уголовных дел. Наибольшее количество жалоб поступает в Центральный районный суд г. Волгограда, который за указанный период рассмотрел порядка 30 % жалоб от их общего количества, Красноармейский районный суд рас- смотрел около 20 % жалоб. Примерно по 12 % общего количества жалоб рассмотрено Тракторозаводсксим и Краснооктябрьским районными судами, по 5 % - Дзержинским, Советским районными судами. Из 255 удовлетворена 51 жалоба, что составляет 20 % от общего количества рассмотренных жалоб. То есть, как правило, суды в удовлетворении жалоб отказывают.

1 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации 1995. - № 1. -С. 3-4.

2 См.: Колосович С. А., Парий А. В. правовой статус подозреваемого и проблемы его совершенствования. -Волгоград. 1997. - С.58.

3 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1993. - № 9. - С. 6-12; 1995. -№ 2. - С. 12-16.

-126-

За второе полугодие 1996г. - первое полугодие 1997 г. судами г. Волго- града и городским судом г. Волжского рассмотрено 265 жалоб. Из них только 63 удовлетворены, а 202 - отклонены. Из общего количества рассмотренных жалоб 23 %удовлетворены, в результате чего 63 человека были освобождены из-под стражи.

Абсолютное большинство жалоб рассмотрено председателями судов, что свидетельствует об их повышенной ответственности за соблюдение законности в отношении граждан. Анализ конкретных материалов показал, что судьи, руководствуясь действующим законодательством и с учетом разъяснений Пленума, в основном правильно разрешают поступающие к ним жалобы. Во всех истребованных материалах имеются протоколы судебного заседания. Участникам разъяснены их права и обязанности. В постановлениях, как правило, мотивы принятого решения аргументированы.

Вместе с тем в деятельности судов по осуществлению предусмотренного законом контроля за применением арестов в качестве меры пресечения имеются ошибки и недостатки.

В соответствии с п. 2 ст. 2202 УПК проверка судом законности и обос- нованности ареста или срока содержания под стражей должна быть осуществлена не позднее трех судок со дня получения материалов, подтверждающих обоснованность заключения гражданина под стражу в качестве меры пресечения. Однако 60 % жалоб по изученным материалам рассмотрены с нарушением сроков, что обусловлено как недостатками в работе конвойных подразделений по обеспечению доставки в судебное заседание лиц, содержащихся под стражей (в отсутствие такого лица рассмотрение возможно лишь в случае, если оно ходатайствует об этом, либо по собственной инициативе отказывается от участия в заседании), так и неудовлетворительной организацией такой работы в самих судах.

Так, с 10 по 21 января 1997 г. находился в производстве Центрального

-127-

суда материал в отношении Дворецкого. Около двух месяцев не рассматривалась жалоба адвоката в отношении обвиняемого Портянко. Почти месяц этим же судом не рассматривались жалобы в отношении Баландина, Дудова и других1.

Хотя и единичны, но имеют место случаи, когда судьи превышают пре- делы исследования материалов о законности ареста: в постановлении высказывают мнение о доказанности участия лица в совершенном преступлении, о виновности или невиновности обвиняемого, дают оценку собранных доказательств. Например, Центральный районный суд по жалобе в отношении Еро-хиной, обвиняемой по ч. 3 ст. 147 УК РСФСР, отказал в изменении меры пресечения, мотивировав тем, что ей “… предъявлено обвинение в совершении тяжкого преступления, вина доказана”.

При решении вопроса об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу и об освобождении лица из-под стражи иногда допускается формальное, поверхностное рассмотрение материалов не учитываются в достаточной степени личность обвиняемого, тяжесть инкриминируемого ему деяния, а также иные существенные обстоятельства дела.

Так, при изменении меры пресечения - содержание под стражей на подписку о невыезеде Коновалову, обвиняемому по ч. 2 ст. 163 УК, судья Советского районного суда г. Волгограда не только не учел общественной опасности предъявленного ему обвинения, характеризующие его данные но, приняв во внимание его состояние здоровья, никак не отреагировал на тот факт, что Коновалов был выписан из больницы за нарушение режима2.

1 См.: Обобщение судебной практики по делам, вынесенным в соот- ветствии со ст. 2201, 2202 УПК РСФСР со второго полугодия 1995 г. до первого полугодия 1997 г. (г. Волгоград и область).

См.: Обобщение судебной практики по делам, вынесенным в соот- ветствии со ст. 2201, 2202 УПК РСФСР со второго полугодия 1995 г. до пер-

-128-

Материалы должны содержать заверенные копии постановления о воз- буждении уголовного дела, протокола задержания подозреваемого, постановления о привлечении в качестве обвиняемого, постановления о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения, протоколов допроса подозреваемого и обвиняемого, а также сведения об их личности и другие данные, которые лицо, производящее дознание, следователь и прокурор представляют в суд для подтверждения законности и обоснованности применения заключения под стражу.

Из проверенных при обобщении материалов, представленных Цент- ральным судом, 20 % не отвечают предъявленным требованиям. Аналогичная недоработка имеет место и в других судах г. Волгограда и области.

В этой связи вызывает сомнение правильность принятого решения по жалобе адвоката Винокуровой в отношении Лозового. Как видно из материала, Лозовой нигде не работающий по предварительному сговору проник путем взлома в квартиру потерпевшей, откуда похитил имущество на сумму около 6 млн. руб. Имеющаяся в материале характеристика - трехлетней давности. Предоставленные суду документы не заверены. Несмотря на это судья отменила Лозовому меру пресечения в виде заключения под стражу. А в материале в отношении Солодченко, рассмотренном той же судьей, необходимые документы: копии протоколов допроса обвиняемого, сведения о его личности отсутствовали вообще. Несмотря на это, жалоба была рассмотрена по существу.

Как показало обобщение 60 % жалоб на изменение меры пресечения - содержание под стражей, имели обоснование по причинам раскаяния в содеянном и состояния здоровья. Остальные - на необоснованность ареста в связи с невинностью, по семейным обстоятельствам, истечением срока содержания под стражей.

вого полугодия 1997 г. - (г. Волгоград и область).

  • 129-

При отказе в удовлетворении жалоб обвиняемых и их адвокатов об от- мене ареста, судьи при отказе в изменении меры пресечения, ссылались, как правило, на ч. 2 ст. 96 УПК, предусматривающую перечень преступлений, за совершение которых возможно применения данной меры, по мотивам одной лишь опасности преступления. Причем, принятое в этом случае судьей решение являлось крайне лаконичным. Чаще других подобная ошибка встречается по жалобам, рассмотренным судьями Центрального суда, а мотивировка принятого решения выглядит обычно так: “… в соответствии с ч. 2 ст. 96 УПК РСФСР мера пресечения в виде заключения под стражу может быть применена по мотивам одной лишь опасности”.

Мы полагаем, что подобная позиция не всегда является правильной. Указание, содержащееся в ч. 2 ст. 96 УПК, не освобождает судью от обязанности тщательно проверить законность и обоснованность избрания в качестве меры пресечения - содержание под стражей, и не лишает его права отменить либо изменить ее при наличии к тому оснований.

Круг лиц, присутствие которых обязательно при проверке законности и обоснованности ареста, определен в п. 3 ст. 2202 УПК. Однако это положение выполняется не всегда. Если участие прокурора обеспечено, за редким исключением, по всем материалам (97 %), то присутствие защитника, участвующего в деле обвиняемого часто игнорируется, что, безусловно, влечет отмену постановлений.

С 1 января 1997 г. Федеральным Законом от 15 декабря 1996 г. внесены изменения в ст. 331 УПК РСФСР, в соответствии с которыми постановления, вынесенные в порядке ст. 2201, 2202 УПК РСФСР могут быть обжалованы и опротестованы (что еще в 1996 г. было невозможно). Всего в кассационном порядке было рассмотрено за первое полугодие 1997 г. по г. Волгограду 13 материалов; Центральным судом - 10 (из них 3 отменены), Советским - 2 (оба отменены), Красноармейским - 1 (отменено).

-130-

Между тем некоторые судьи, игнорируя вновь принятый закон, про- должают указывать в постановлениях, что оно “… обжалованию не подлежит”, либо вообще не разъясняют это право в постановлениях.

Судьями допускаются и другие ошибки: жалобы рассматриваются не в закрытом, а в открытом заседании, явившимся в заседание лицам не разъясняются их права и обязанности, при наличии к тому оснований адвокаты и законные представители не предупреждаются о недопустимости разглашения данных предварительного следствия или дознания.

Вообще жалобы на применение органом дознания, следователем, про- курором заключения под стражу в качестве меры пресечения приносятся в суд лицом, содержащимся под стражей, его защитником или законным представителем непосредственно либо через лицо, производящее дознание следователя или прокурора (ч. 1 ст. 2201 УПК). В данной ситуации содержащимся под стражей признается лицо, в отношении которого на предварительном следствии избрана мера пресечения - заключение под стражу. Это может быть либо обвиняемый, либо подозреваемый, в отношении которого мера пресечения избрана до предъявления обвинения в порядке ст. 90 УПК. Согласно ч. 2. ст. 11 лицо, подвергнувшееся аресту, имеет право на обжалование и судебную проверку законности и обоснованности содержания его под стражей. Право обвиняемого1 обжаловать в суд законность и обоснованность ареста закреплено в ч. 3 ст. 46 УПК.

Возможны следующие способы подачи жалобы: а) обвиняемым через администрацию места содержания под стражей; б) защитником и законным

1 Далее в понятие “обвиняемый” будем включать и подозреваемого, так как это следует из Указания Пленума Верховного Суда России от 27 апреля 1993 г. и в полной мере относится и к лицам, задержанным в порядке ст. 122 УПК. (См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1993. - № 7.-С. 6-8).

— 131 —

представителем непосредственно в суд; в).каждым из этих лиц - через следователя, прокурора, лицо, осуществляющее дознание. Последний способ обжалования, хотя и предусмотрен законом, используется редко. Исследования, проведенные в судах г. Волгограда показали, что основная часть жалоб подается лицами, содержащимися под стражей, каждая шестая жалоба подается защитником и только в редчайших случаях - законным представителем.

В Октябрьский районный суд г. Иваново большинство жалоб на обос- нованность ареста (85,5 %), подано самими обвиняемыми, небольшая часть (0,8 %) - их законными представителями. Остальные 14,7 % жалоб исходили от адвокатов1.

В законе четко определен круг лиц, которые могут обжаловать в суд арест, однако иногда суды принимают жалобы от родственников обвиняемых и иных лиц, не наделенных законом правом обжалования. Так, судья Кировского районного суда г. Астрахани рассмотрел жалобу Кургановой, в которой она просила изменить меру пресечения в виде заключения под стражу ее мужу. Такую практику следует признать ошибочной, так как Курганова не являлась законным представителем мужа, жалобу следовало вернуть без рассмот-рения . Хотя при поступлении жалоб от родственников обвиняемых, положение последних не ухудшается.

Актуален вопрос не только о круге лиц, которым принадлежит право обжалования ареста, но и, собственно, о предмете жалобы, а именно: может ли быть обжаловано задержание подозреваемого в совершении преступления? Проблема возникла после введения в действие Указа Президента Российской Федерации от 14 июня 1994 г. № 1226 “О неотложных мерах по за-

1 См.: Драченов А., Тенчев Э. Судебная проверка законности и обосно ванности арестов // Сов. юстиция. - 1993. - № 19. - С. 24.

2 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1995. - № 2.-С. 12.

-132-

щите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности”, установившего срок задержания по соответствующим уголовным делам до тридцати суток. Иногда судьи принимали жалобы на задержание, рассматривали их по существу и даже освобождали задержанных из-под стражи, иногда, напротив, не принимали такие жалобы, считая, что их должна рассматривать прокуратура.

Пленум Верховного Суда России 29 сентября 1994 г. постановил: “Разъяснить судам, что в соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, вступившего в силу 23 марта 1976 года, нормы которого в силу ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации являются частью правовой системы Российской Федерации и имеют верховенство над ее внутренним законодательством, каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно. Исходя из этого, жалоба лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, его защитника или законного представителя относительно законности и обоснованности задержания должна приниматься судом к производству и разрешаться по существу применительно к порядку и по основаниям, предусмотренным уголовно- процессуальным законодательством”1.

Анкетирование следователей показало явное непонимание позиции Верховного Суда по данному вопросу и расхождение ее с реальной практикой деятельности следственных органов и органов дознание, принимая во внимание установленные сроки и порядок рассмотрения судом жалоб на незаконное содержание под стражей, можно признать выполнимым осущест-

1 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. - № 1. -С. 4.

-133 -

вление судебного контроля за законностью задержания, произведенного на срок до 30 суток, несмотря на то, что в силу отмены действия упомянутого указа Президента в настоящее время это лишено практического смысла. В дальнейшем, например при введении чрезвычайного положения на определенной территории, подобный опыт может быть вновь востребован.

Все же нереально проконтролировать до истечения срока законность задержания подозреваемого в порядке ст. 122 УПК. Либо следователь будет все 72 часа заниматься подготовкой и направлением материалов в суд и не успеет вследствие этого собрать доказательства, достаточные для предъявления обвинения, либо суд займется рассмотрением жалобы уже после окончания срока задержания, что не имеет смысла.

Однако, чтобы своевременно устранить нарушения закона, ограничи- вающие свободу и неприкосновенность личности, установлены укороченные сроки подготовки к рассмотрению и рассмотрения жалоб на незаконный, необоснованный арест. Администрация места содержания лица под стражей по получении адресованной суду жалобы данного лица на арест обязана немедленно и, во всяком случае, не позднее 24 часов с момента ее получения направить жалобу в соответствующий суд с уведомлением о том прокурора. Изученные нами в судах г. Волгограда материалы показали, что во всех следственных изоляторах эти требования выполняются. Вместе с тем сроки пересылки жалобы по почте составляют не менее 7 дней, поэтому жалоба реги- стрируется в суде только на 9-11 день после ее подачи.

Если жалоба была принесена через администрацию места содержания под стражей, прокурор обязан направить в суд материалы, подтверждающие законность и обоснованность ареста, и объяснения в течение 24 часов с момента получения от администрации места содержания под стражей уведомления о подаче этим лицом жалобы. Поэтому прокурор, получив уведомление, в свою очередь, должен поставить в известность следователя, чтобы по-

-134 -

следний в течение суток подготовил для суда необходимые материалы.

Однако в результате опросов следователей выяснилось, что не всегда следователи узнают о жалобе от прокурора: 46 % опрошенных следователей были уведомлены судом, 20,5 % - администрацией следственных изоляторов, 14 % - адвокатами, а 18 % узнали от обвиняемого1. Очевидно, что механизм подготовки к судебной проверке законности и обоснованности ареста действует не вполне четко. Положительной представляется практика тех судов, которые, получив жалобу, телефонограммой извещают об этом соответствующее следственное подразделение, дублируя уведомление, поступившее от прокурора.

Заслуживает внимания предложение судьи Воркутинского горсуда А. Епихина, о том, что оперативнее и целесообразнее было бы администрации мест содержания под стражей адресовывать жалобы непосредственно следователю или прокурору, которые обязаны в суточный срок направить судье материалы по жалобе вместе с самой жалобой. Затем судья в течение трех суток с момента получения материалов проверяет жалобу по существу, в течение этого же срока у него есть возможность известить стороны, а также затребовать дополнительные материалы2.

Если жалоба подана через прокурора, следователя, лицо, производящее дознание, последние обязаны в течение 24 часов направить ее в суд, сопроводив соответствующими материалами, а при необходимости - также и своими объяснениями.

Трудно уложиться в этот короткий срок: необходимо определить объем направляемых в суд материалов, сделать с них копии. Если дело групповое, многоэпизодное, времени на подготовку материалов потребуется больше.

1 См.: Приложение № 1.

2 См.: Епихин А. судебный контроль - прогрессивный принцип // Рос. юстиция. - 1995. - № 2. - С. -40.

  • 135 -

Возможны сложности с доставкой материалов в суд, находящийся в ином населенном пункте (по месту расположения следственного изолятора). Кроме прочего, укороченный срок подготовки материалов по жалобе срывает плановую работу по уголовным делам, находящимся в производстве данного следователя. Из опрошенных 58 следователей ГУВД г. Москвы, а также УВД г. Красноярска лишь 24 % подготовили материалы в суд в предоставленный законом срок - за 24 час, 61 % - за 3 суток, 8 % - за 5 суток, 5 % - свыше 5 суток. “Предусмотрев предельно краткие сроки направления жалоб и материалов в подтверждение законности и обоснованности арестов в суд, законодатель как будто запрограммировал их нарушения”1.

Чем руководствовался законодатель, устанавливая 24-х часовой срок для направления жалобы и материалов по ней в суд? Разработчиками проекта закона указанный срок обосновывался, в частности, тем, что согласно нормам общего права Англии, а также ст. 115 УПК Германии, лицо, арестованное полицией, должно быть доставлено к судье для разбирательства в течение 24 часов с момента ареста.

Ссылки делались также на ст. 499 Устава уголовного судопроизводства Российской Империи. Исходя из этого утверждалось, что “срок, равный 24 часам, вполне приемлем для оформления материалов, необходимых для су-

„„”2

да .

В действительности требования закона о направлении материалов по жалобе в суд в течение 24 часов с момента уведомления оказались невыполненными. Законодательное увеличение установленного в ст. 2201 УПК срока представления в суд материалов, подтверждающих законность и обоснован-

1 Селезнев М. Процессуальные вопросы судебной проверки законности и обоснованности арестов // Законность. - 1993. - № 7. - С. 42.

2 См.: Дмитриевская С. О судебном контроле за арестом и содержанием под стражей // Сов. юстиция. - 1992. - № 2. - С. 14-15.

-136-

ность ареста или продления срока содержания под стражей, до 72 часов позволило бы, не затягивая сроки рассмотрения жалобы, качественно подготовить вышеуказанные материалы.

Вместе с тем направление жалобы и материалов по ней в суд не гаран- тирует того, что указанные документы действительно туда попадут. Как известно, уголовные дела в суд доставляет курьер, жалобы в порядке ст. 220’ УПК и материалы по ним направляются и по почте, в результате чего могут прийти с большой задержкой или вообще затеряться. Целесообразно было бы заменить в ч. 3 ст. 2201 УПК слово “направить” на слово “представить”, увеличив при этом, как выше указано, срок представления жалобы и материалов по ней в суд до 72 часов с момента уведомления или момента получения жалобы, если она подана через следователя. Такая формулировка создавала бы гарантию доставления материалов в суд в установленный срок.

Кроме того, закон не предусматривает уведомление прокурора в том случае, если жалоба подана непосредственно в суд. Этот пробел необходимо устранить.

Часть 3 ст. 2201 УПК можно изложить в следующей редакции: “Лицо, производящее дознание, следователь и прокурор обязаны в течение 72 часов представить в суд поступившую жалобу вместе с материалами, подтверждающими законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей, а при необходимости - также и со своими объяснениями. В случае, если жалоба была принесена через администрацию места содержания под стражей, либо непосредственно в суд, прокурор обязан представить в суд указанные материалы и объяснения в течение 72 часов с момента получения уведомления о подаче жалобы”.

Установление сокращенных сроков рассмотрения жалобы на незакон- ный, необоснованный арест или продление срока содержания под стражей,

  • 137 -

очевидно, было рассчитано на немедленное после применения обжалования избранной меры пресечения заключение под стражу. Наши исследования показали, что жалобы подаются в среднем через 2 недели после ареста.

В Октябрьский райнарсуд г. Иваново лишь 0,8 % жалоб подано в пре- делах трех суток с момента заключения под стражу, еще 14,6 % - в срок до 10 дней, 16,9 % - в 20-тидневный срок и около 15 % - в срок до одного месяца. Остальные 53 % адресованных суду заявлений об освобождении из-под стражи поданы после истечения месячного срока пребывания под арестом1.

Во многих случаях обвиняемые и их защитники медлят с обжалованием ареста, несмотря на то, что обстоятельства, на основании которых арест может быть признан незаконным и необоснованным, возникают с момента применения этой меры пресечения. Обвиняемому и его защитнику достаточно было бы несколько дней, чтобы обдумать эти основания и подать жалобу. Также и в случае продления срока содержания под стражей.

Исходя из смысла закона, жалоба в порядке ст. 2201 УПК может быть подана на любом этапе предварительного следствия, до момента передачи уголовного дела в суд. Неограниченный срок обжалования ареста или продления срока содержания под стражей вызывает на практике сложности процессуального и организационного характера.

Представители судебной власти и прокуратуры вносят предложения об ограничении периода в течение которого возможно обжалование ареста или продления срока содержания под стражей. Предлагалось, например, ограничиться временем поступления уголовного дела прокурору с обвинительным заключением. Не лишены оснований многочисленные предложения обл судов запретить обжалование законности и обоснованности ареста с момента объявления об окончании предварительного следствия.

Высказывались мнения об установлении срока обжалования в течение

1 См.: Драченов А., Тенчев Э. Указ соч. - С. 23.

-138-

3-х, 7-ми, 10-ти суток с момента уведомления о заключении под стражу или о продлении срока содержания под стражей1.

Статья 328 УПК устанавливает срок обжалования приговора суда пер- вой инстанции осужденным, содержащимся под стражей, в течение семи суток со дня вручения ему копии приговора, соблюдая принцип стабильности приговора. Хотя мера пресечения не является уголовным наказанием, применяемым по приговору суда, для успешного расследования уголовного дела также необходима ее стабильность. Установление срока обжалования ареста или продления срока содержания под стражей в течение 7-10 суток с момента вручения обвиняемому соответствующего уведомления, во-первых, предоставило бы обвиняемому и его защитнику достаточно времени для оценки своего положения и подачи жалобы, во-вторых позволило бы суду оперативно устранить допущенные органами предварительного следствия нарушения закона, в-третьих, в случае отклонения жалобы судом, обеспечило бы следователю уверенность в правильности своих действий и стабильность избранной меры пресечения.

Изучение 291 производства по жалобам в судах г. Волгограда выявило следующее: 1) лишь 37 % от общего количества жалоб содержат ссылки на те или иные нарушения процессуального закона, допущенные при производстве ареста или продлении срока содержания под стражей. Чаще всего жалуются на то, что в постановлении о применении меры пресечения - заключение под стражу не указаны предусмотренные законом основания ареста, а также на то, что допущены нарушения процессуального закона при продлении срока содержания под стражей; 2) 31 % жалоб поданы на необоснованность обвинения и ареста и мотивированы тем, что заключенное под стражу лицо преступлений не совершало, доказательства его вины отсутствуют; 3) в 8 % жа-

1 См.: Селезнев М. Указ. соч. - С. 43; Неткачев В. Судебное обжалование арестов // Законность. - 1993. - № 8. - С. 32.

  • 139 -

лоб указывается, что арест был незаконным и необоснованным, так как следователем не учтены обстоятельства, предусмотренные ч. 1 ст. 89 и ст. 91 УПК, а именно то, что обвиняемый признает вину, от следствия не скрывается, ходу следствия помешать не может, кроме того, положительно характеризуется, либо он несовершеннолетний и т. д.; 4) 43 % , то есть самую многочисленную группу жалоб, составляют те, в который арест признается законным и обоснованным, но содержатся просьбы об изменении меры пресечения. При этом ссылаются на плохое состояние здоровья, тяжелое семейное положение, хорошую характеристику, отсутствие судимости. К этой же категории можно отнести ничем не мотивированные просьбы следующего содержания: “Прошу рассмотреть ходатайство об избрании меры пресечения и не отказать” или “Прошу освободить меня из-под стражи, в связи с тем, что хочу быть полезным в горячих точках за пределами России”1.

По данным А. Драченова, Э. Тенчева, только 39,2 % арестованных или их адвокатов жаловались на отсутствие оснований к аресту или допущенные в ходе следствия нарушения закона, в остальных случаях в заявлениях фигурировали, главным образом, просьбы гуманного отношения к арестованному, а в 7,6 % жалоб вообще не приводились никакие мотивы2.

Жалобы, не содержащие указаний на незаконность, необоснованность ареста, по существу, являются ходатайствами об изменении меры пресечения, которые в соответствии со ст. 101 УПК, могут быть разрешены прокурором, следователем или лицом, производящим дознание. Однако в настоящее время они направляются в суд, составляя большую часть всех жалоб, рассматриваемых в порядке ст. 2202 УПК.

1 См.: Архив Центрального районного суда г. Волгограда. Уголовное дело № 0862/134 по обвинению Кострюкова О. Г. по ч. 2 ст. 146 УК, а также уголовное дел № 9217/8715.

2 См.: Драченов А., Тенчев Э. Указ соч. - Сю. 23.

  • 140-

Жалоба лица, содержащегося под стражей, его защитника, законного представителя является основанием для возбуждения судебного производства по проверке законности и обоснованности ареста. Закон не предусматривает возможности и проведения такой проверки по инициативе суда.

Жалоба, как процессуальный документ, должна быть составлена в со- ответствии с определенными требованиями и из нее должно быть ясно, считает ли обвиняемый применение меры пресечения незаконным и необоснованным и чем мотивирует свою позицию.

Заявления арестованных, не содержащие указанных атрибутов, не мо- гут, на наш взгляд, быть признаны жалобами, поданными в порядке ст. 220’ УПК. Администрация места содержания под стражей, получив подобное заявление, должна вернуть его подателю для того, чтобы последний более конкретно изложил цель подачи заявления и свои доводы. Если обвиняемый в силу малограмотности не в состоянии сформулировать жалобу, он может воспользоваться помощью защитника.

Как отмечается, производство по жалобе анализируемой категории со- стоит из трех взаимосвязанных, взаимообусловленных частей. Первая часть -досудебная. Она начинается с момента получения жалобы соответствующим адресатом и завершается передачей ее в суд. Назначение этой стадии в том, чтобы дать жалобе законный ход в установленный ст. 2201 срок.

Вторая часть - производства - судебная и связана с подготовкой жалобы к рассмотрению в суде. Она предназначена для того, чтобы, во-первых, определить подсудность жалобы конкретному суду; во-вторых, затребовать или получить необходимые материалы к жалобе. Третья часть - разрешение судом жалобы по существу1.

Судья, получив в порядке ст. 220х УПК заявление, содержащее просьбу

1 См..: Бозров В. Судебный контроль над арестом: проблемы и перспек- тивы // Законность. - 1996. - № 3. - С. 34-39.

  • 141 -

об изменении меры пресечения при отсутствии ссылок на законность, не- обоснованность ареста, должен не возбуждая производства по жалобе, направите ее соответствующему прокурору для разрешения в порядке ст. 101 УПК. Если же подобное ходатайство получено прокурором, следователем, лицом, производящим дознание, то без направления документов в суд вопрос разрешается ими.

В соответствии с Минимальными стандартными правилами обращения с заключенными, арестованный обладает правом свободной подачи жалоб компетентными органами, соблюдая определенную для этого форму. Администрация места содержания под стражей, получив от обвиняемого соответствующее заявление, могла бы предложить ему изложить мотивы, согласно которым он считает арест необоснованным или незаконным, а в случае отказа ~ рассматривать заявление как ходатайство об изменении меры пресечения и адресовать его следователю или прокурору, правомочным разрешить ходатайство. Аналогичным образом могли бы поступать и судьи, получившие за- явление, в котором, по сути, не оспаривается законность санкционирования ареста1.

Принесение жалобы впредь до ее разрешения не приостанавливает дей- ствия постановления о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения и не влечет освобождения лиц из-под стражи, если это не найдет нужным сделать лицо, производящее дознание, следователь или прокурор. Это положение закона указывает на то, что следователь, получивший уведомление о поступлении жалобы в суд от лица, содержащегося под стражей, должен перед направлением материалов в суд проверить, не изменились ли обстоятельства дела настолько, что отпадает дальнейшая необходимость в применении меры пресечения - заключении под стражу и она может быть заменена на более мягкую либо вообще отменена.

1 См.: Драченов А., Тненчев Э. Указ. соч. - С. 24.

  • 142 -•

Так, несовершеннолетний Лапин 17 июня 1993 г. подавший жалобу в Дзержинский райнарсуд г. Москвы с просьбой “рассмотреть вопрос о законности задержания”, 14 июля 1993 г. до рассмотрения жалобы судом был освобожден из-под стражи прокурором с формулировкой: “В связи с незаконностью содержания под стражей”. Каждая жалоба на незаконность и необоснованность ареста, по мнению ряда авторов, должна побуждать прокурора, надзирающего за следствием, немедленно еще раз проверить материалы дела и, если по нему допущены какие-либо нарушения закона, устранить их1.

В случае, если следователь или прокурор до рассмотрения жалобы су- дом своим решением изменяют или отменяют меру пресечения, судебная проверка законности и обоснованности ареста не производится, и производство по жалобе прекращается.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. разъясняется: “Материалы, направляемые в суд для проверки законности и обоснованности ареста, должны содержать, в частности, надлежаще заверенные копии постановления о возбуждении уголовного дела, протокола задержания подозреваемого, постановления о привлечении в качестве обвиняемого, постановления о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения, протоколов допроса подозреваемого и обвиняемого, а также сведения об их личности и другие данные”.

Перечень документов, необходимых суду для решения вопроса о за- конности и обоснованности ареста, не является исчерпывающим и может дополняться в зависимости от конкретных обстоятельств уголовного дела. Следователь должен тщательно подготовить направляемые в суд материалы, с тем, чтобы в судебном заседании бесспорно доказать законность и обосно-

1 См.: Чувилев А., Лобанов А. Судебный контроль за законностью и обоснованностью ареста и продления срока содержания под стражей // Сов. юстиция. - 1993. -№ 6. - С. 22.

  • 143 -

ванность применения избранной меры пресечения. При необходимости в суд могут быть направлены копии протоколов допросов свидетелей, заключения экспертиз и другие, содержащиеся в уголовном деле документы, если они подтверждают вину обвиняемого.

Иногда следователи ограничиваются направлением в суд справок, но- сящих информационный характер, что является явным нарушением, так как не позволяет суду сделать вывод о законности и обоснованности ареста. В то же время суды в нарушение закона порой запрашивали у прокурора не материалы, подтверждающие законность и обоснованность заключения под стражу в качестве меры пресечения, а уголовные дела1. Согласно ч. 3 ст. 2201 УПК, судом должны рассматриваться именно материалы, а не уголовное дело.

Материалы, подтверждающие законность и обоснованность ареста, должны представляться следствием в суд не в подлинниках, а в копиях. Однако проведенное исследование показало, что 54 % следователей представляли в суд оригиналы материалов уголовного дела, а 30 % следователей - уголовное дело полностью. Такая практика должна быть признана ошибочной. Как указано в постановлений Верховного Суда России, представление в суд всего, порой многотомного уголовного дела, по которому еще не завершено расследование, последующая гласная проверка судьей с участием сторон всех имеющихся в деле материалов не основаны на законе и могут серьезно помешать дальнейшему расследованию уголовного дела, а в ряде случаев - по- ставить под угрозу личную безопасность потерпевших, добросовестных свидетелей. Кроме того, пересылка дела по почте и нахождение его в суде прерывают следствие, что удлиняет сроки расследования, а значит, и сроки содержания под стражей. Трудно представить, как судья сможет предъявить

1 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1995. - № 2.-С. 15.

  • 144 -

обвиняемому, подозреваемому, защитнику требуемые материалы, содержащиеся в уголовном деле, и в то же время не дать возможности знакомиться со всеми остальными материалами уголовного дела, с которыми следователь по причинам тактического характера не вправе до окончания следствия знакомить вышеназванных лиц1.

Обвиняемому, подозреваемому, защитнику предоставляется право ознакомиться с материалами, направленными в суд в подтверждение законности и обоснованности применения заключения под стражу в качестве меры пресечения (ч. 3 ст. 46, ч. 2 ст. 51, ч. 2 ст. 52 УПК), хотя прямых указаний УПК не содержит, но по смыслу закона ознакомление должен провести следователь в те же 24 часа, предоставленные ему для подготовки материалов.

Этим руководствуются в большинстве регионов страны, несмотря на то, что при этом создаются дополнительные трудности по соблюдению установленных сроков. Если в суде адвокат и обвиняемый заявляют ходатайство об ознакомлении с материалами, поступившими в суд, в подтверждение законности и обоснованности ареста, судья обязан предоставить им такие материалы и определить время, необходимое для ознакомления.

В г. Волгограде ознакомление обвиняемого и адвоката с материалами, подтверждающими законность и обоснованность ареста, производится в суде. В большинстве случаев с материалами знакомится только защитник, так как по мнению судей, обвиняемые обычно не проявляют интереса к содержанию уголовного дела. Однако арестованные доставляются в суд к началу судебного заседания и у них нет времени на ознакомление с материалами дела, а ходатайство о переносе заседания на более позднее время они предпочитают не заявлять, чтобы “не восстановить судью против себя”. Таким образом, в суде у арестованного еще меньше возможностей реализовать свое право на озна-

1 См.: Обзоры судебной практики: Бюллетень Верховного Суда Россий- ской Федерации. - 1993. -№ 9 - С. 8.; 1995. -№ 2. - с. 15.

-145-

комление с вышеназванными материалами, чем до направления этих материалов в суд. При законодательном увеличении срока представления материалов по жалобе в суд до 72 часов с момента уведомления проблема была решена наиболее эффективно.

Вместе с тем, не вполне соответствующей общей концепции российского уголовного процесса представляется идея законодателя, закрепившего в ст. 46, 51, 52 УПК право обвиняемого, подозреваемого, защитника знакомиться с материалами, направляемыми в суд в подтверждение законности и обоснованности применения заключения под стражу в качестве меры пресечения, с материалами уголовного дела, предварительное следствие по которому не закончено. Действие принципа гласности в стадии предварительного расследования имеет известные ограничения. Статья 139 УПК устанавливает возможность разглашения данных предварительного следствия лишь с разрешения следователя или прокурора. Сохранение тайны предварительного следствия является условием обеспечения быстрого и полного раскрытия преступления.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. судьям предлагается перед началом судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей, при наличии к тому оснований, предупреждать защитника, законного представителя, переводчика о недопустимости разглашения данных предварительного следствия по ст. 310 УК, о чем отбирается подписка (п. 7). Однако по существу это - формальность.

В определенных ситуациях жалоба на арест подается с целью попы- таться выяснить, какими доказательствами располагает следователь. Некоторые обвиняемые заявляли ходатайство об отклонении жалобы после -ознакомления с материалами представленными в суд в подтверждение законности и обоснованности ареста.

-146-

В большинстве случаев ознакомление обвиняемого до окончания пред- варительного следствия с имеющимися по делу доказательствами или постановлением о продлении срока содержания под стражей, в котором излагаются собранные по делу доказательства, является крайне нежелательным. Судья в праве знакомиться с любыми документами уголовного дела. Обвиняемый и защитник излагают свою позицию в жалобе, доводы которой судья может сопоставить с материалами уголовного дела.

Если бы обвиняемому и защитнику не предоставлялось право ознаком- ления с материалами уголовного дела, следователь мог бы представлять в суд весь объем процессуальных документов, подтверждающих законность и обоснованность ареста, что повысило бы достоверность выводов суда. В настоящее время возможности следователя ограничены необходимостью соблюдения следственной тайны.

В то же время следователь может изложить доказательства в письмен- ном объяснении, направляемом в суд вместе с материалами дела, указав при этом, почему тот или иной процессуальный документ не может быть представлен. Направление лицом, производящим дознание, следователем, прокурором в суд вместе с соответствующими материалами при необходимости, также и своих объяснений, предусмотрено ч. 3 ст. 2201 УТЖ. Объяснение нужно рассматривать как процессуальный документ, направляемый в суд в обоснование необходимости содержания лица под стражей.

Возникает вопрос, что понимать под необходимостью направления объяснений?

Такая ситуация может возникнуть в двух случаях: во-первых, когда объяснение считают необходимым направить лицо, производящее дознание, следователь и прокурор; во-вторых по требованию суда1.

По смыслу закона, объяснение не входит в перечень материалов, под-

1 См.: Селезнев М. Указ. Соч. - С. 43.

  • 147 -

тверждающих законность и обоснованность ареста соответственно, оно не предъявляется для ознакомления обвиняемому, подозреваемому, защитнику. Объяснение можно рассматривать как документ, предназначенный для судьи.

Лишь 14 % опрошенных следователей направляли в суд материалы вместе со своими объяснениями. Надо шире использовать предоставленную законом возможность, так как объяснения следователя могут существенно повлиять на решение судьи по жалобе арестованного. В указанном документе следователь, не участвующий в закрытом судебном заседании, может выразить свое мнение по поводу жалобы, сообщить судье важные сведения об обстоятельствах преступления и личности арестованного, которые по каким-либо причинам не нашли отражения в представленных в суд материалах дела.

По каждой поступившей в суд в порядке ст. 220’ УПК жалобе возбуж- дается судебное производство, при этом собираются документы, имеющие отношение к судебной проверке законности и обоснованности ареста: сама жалоба, уведомления, копии материалов, подтверждающих законность и обоснованность ареста, протокол судебного заседания, постановление судьи, вынесенное в результате проверки. К уголовному делу перечисленные материалы не приобщаются.

Судебная проверка законности и обоснованности применения заключе- ния под стражу производится судьей по месту содержания лица под стражей, причем учитывается место фактического содержания лица под стражей на момент проведения проверки. Изложенное, однако, не означает, что жалобу в порядке ст. 220 УПК следует рассматривать только в помещении следственного изолятора, хотя многие суды предпочитают именно такой порядок: при этом не возникает трудностей с доставкой арестованных и сокращаются сроки рассмотрения жалоб. Судья должен определить место рассмотрения конкретной жалобы и уведомить участников судебной проверки о том, когда и

-148-

где именно состоится ее рассмотрение1.

Исследования показывают, что подавляющая часть жалоб рассматри- вается в помещениях судов.

В крупных городах суды по месту нахождения следственных изолято- ров оказываются перегруженными в связи с большим числом поступающих жалоб. В целях равномерного распределения нагрузки и оперативного рассмотрения жалоб возникла необходимость в расширении круга судов, которые могут производить проверку.

На совещании председателей районных судов и сотрудников прокура- туры г. Москвы обсуждена сложившаяся в судах города обстановка по рассмотрению жалоб, поступивших в порядке ст. 2201 УПК. Подсудность жалоб на незаконный арест в судах определена в соответствии со ст. 41 УПК, предусматривающей рассмотрение уголовного дела в том суде, в районе деятельности которого совершено преступление. Если определить место совершения преступления невозможно, дело подсудно тому суду, в районе деятельности которого закончено предварительное следствие или дознание по делу. Это помогло нормализовать нагрузку в судах, на территории которых расположены следственные изоляторы2.

Представляется не вполне обоснованной позиция законодателя, опре- делившего местом производства судебной проверки законности и обоснованности ареста место содержания лица под стражей. Прежде всего, это противоречит ст. 41 УПК, установившей общее правило о территориальной подсудности. Безусловно, в вышеприведенной норме речь идет о законченном расследованием уголовном деле, однако принцип територриальности соблюдается уголовно-процессуальным законом также и в отношении уголовных

1 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1993. - № 9.-С. 7.

2 См.: Там же - 1993. - № 9. - С. 9.

  • 149-

дел, по которым предварительное следствие только начато или производится: ч. 1 ст. 132 УПК устанавливает, что предварительное следствие производится в том районе, где совершено преступление.

Отступление в тексте ст. 220 УПК от принципа территориальной под- судности создает на практике значительные трудности и вынуждает вносить коррективы в предусмотренный законом порядок рассмотрения жалоб. Следственный изолятор нередко расположен за многие десятки (а иногда и сотни) километров от места проведения расследования. Надзирающий за следствием прокурор, имеющий наибольшую заинтересованность в подтверждении необходимости ареста фактически устраняется .от участия в судебной проверке из-за невозможности прибыть к месту рассмотрения жалобы. Следственным органам также сложнее контактировать с судом, расположенным в другом районе: следователь вовремя не уведомляется о поступлении в суд жалобы аре- стованного, затягиваются сроки представления в суд материалов, подтверждающих законность и обоснованность ареста, либо в результате недоразумений материалы в суд вообще не попадают. Указанные и иные проблемы являются результатом того, что расследование уголовного дела организуется согласно территориальному принципу, с которым норма о судебной проверке законности и обоснованности ареста вступает в противоречие.

Приведение положения ст. 2202УПК в соответствие с общим принципом территориальной подсудности помогло бы решению перечисленных проблем. По всей видимости, наиболее приемлема следующая редакция ч. 1 ст. 2202 УПК: “Судебная проверка законности и обоснованности применения заключения под стражу, а равно законности и обоснованности продления сроков содержания под стражей производится судьей по месту производства предварительного расследования”.

Проверка законности и обоснованности ареста производится судьей единолично. Судья, проверяющий законность и обоснованность ареста не

  • 150 -

может участвовать в рассмотрении того же дела в суде первой и второй инстанции или в порядке надзора, однако вправе рассматривать повторную жалобу в порядке, предусмотренном ст. 2202 УПК (ч. 1 ст. 60).

Указанное ограничение создает труднопреодолимые сложности для од- носоставных судов, каких довольно много в сельских районах страны. Рассмотрев жалобу в порядке ст. 2202 УПК, таким судам приходится передавать уголовное дело для рассмотрения по существу в другие суды, решая вопрос через суды субъектов Федерации, что удлиняет сроки рассмотрения уголовных дел.

Опросы судей показывают, что они выступают за отмену ограничения, предусмотренного ст. 60 УПК, обосновывая свою позицию тем, что на последующих стадиях процесса судья решает вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого лица, что не отстраняет его от участия в рассмотрении дела по существу. А именно, согласно п. 5 ст. 222 УПК, назначая судебное заседание, судья обязан решить в отношении каждого обвиняемого вопрос, подлежит ли изменению или отмене избранная ему мера пресечения, после чего тот же судья рассматривает дело по существу.

Предусмотренная ч. 1 ст. 60 УПК норма не дает гарантии объективности судьи. Возможно, судья более тщательно осуществлял бы проверку за- конности и обоснованности ареста, предполагая, что впоследствии он будет рассматривать то же уголовное дело по существу.

Судья проверяет законность и обоснованность ареста не позднее трех суток со дня получения соответствующих материалов. Изучение судебных производств по жалобам в порядке ст. 2201, 2202 УПК не позволяет с достоверностью определить, нарушаются ли эти сроки, так как дата поступления в суд материалов почти никогда не указывается. В среднем, с момента регистрации жалобы в суде до ее рассмотрения проходит 7 дней, а с момента подачи жалобы до ее рассмотрения - 16 дней. Иногда эти сроки значительно

— 151 -

превышаются: Так, постановление по жалобе арестованного Чирвы, поданной и 10 января 1993 г. через администрацию следственного изолятора, вынесено в Сокольническом райнарсуде г. Москвы 28 мая 1993 г. Жалоба оставлена без рассмотрения, поскольку уголовное дело 26 мая поступило в суд для рассмотрения по существу.

По данным прокуратуры г. Санкт-Петербурга, в трехдневный срок со дня получения жалобы обвиняемого или его защитника рассмотрено лишь 8 % дел.

Суды Республики Тува из 80 материалов рассмотрели в трехдневный срок только 2,5 %\

Возможно, следует признать целесообразными предложения работников суда и прокуратуры об увеличении срока, в течение которого судья дол- жен провести проверку жалобы после получения материалов, с трех до семи суток по причине трудностей с доставкой арестованного в суд для участия в заседании по жалобе, особенно в сельской местности. Вполне обоснованным является и предложение одного из судей о том, что необходимо предусмотреть в УПК возможность продления сроков рассмотрения жалоб до 10 суток, поскольку количество жалоб велико и, находясь у них “в плену”, судья несомненно будет торопиться в ущерб качеству, полноте и объективности их рассмотрения2.

Кроме того, не совсем логичным представляется требование закона ис- числять предельный срок назначения судебного заседания со дня получения материалов, подтверждающих законность и обоснованность ареста, а не со дня получения жалобы. Материалы по разным причинам могут вообще не

1 См.: Стуканов А. О практике рассмотрения жалоб на аресты // Закон ность. - 1994. - № 1. - С. 33.; Бюллетень Верховного Суда Российской Феде рации. - 1995.-№ 2.-С. 13.

2 См.: Епихин А. Указ. соч. - С. 40.

-152-

поступать в суд. Нечеткие временные рамки позволяют откладывать рассмотрение жалобы на неопределенное время, ограничивая права обвиняемого.

Целесообразнее было бы увеличить срок проведения судебной проверки до 7 суток и исчислять его с момента поступления жалобы в суд. Это значительно сократило бы реальные сроки рассмотрения жалоб. Судья в таком случае будет располагать достаточным количеством времени для подготовки заседания, а следователь - для подготовки материалов. Часть 2 ст. 22О2 УПК может быть сформулирована так: “Судья проверяет законность и обоснованность ареста или продления срока содержания под стражей не позднее 7 суток со дня представления жалобы в суд”.

Судебная проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей производится в закрытом заседании с участием прокурора, защитника, если он участвует в деле, а также законного представителя лица, содержащегося под стражей. Судья вызывает в заседание лицо, содержащееся под стражей. Неявка без уважительной причины сторон, своевременно извещенных о дне рассмотрения жалобы, не является препятствием для судебной проверки. Требование закона о проведении судебной проверки законности и обоснованности ареста в закрытом судебном заседании вполне оправдано, так как рассмотрение материалов в открытом судебном заседании может привести к разглашению данных предварительного следствия. В первом полугодии 1993 г. .14 материалов рассмотрены районными судами г. Санкт-Петербурга в открытом судебном заседании, что является прямым нарушением закона1.

Нельзя согласиться с предложением сделать процесс судебной проверки законности и обоснованности ареста гласным2.

1 См.: Стуканов А. Указ соч. - С. 33.

2 См.: Руднев В. Защита прав арестованного (задержанного) // Закон ность. - 1993. -№ 9. - С. 38.

-153 -

Принцип гласности реализуется в стадии судебного разбирательства уголовного дела, а судебная проверка законности и обоснованности ареста проводится на стадии предварительного следствия, когда действие принципа гласности ограничено. Рассмотрение жалобы в закрытом заседании ни в коей мере не ограничивает прав арестованного и других участвующих в деле лиц, так как соблюдаются те же правила ведения процесса, что и в открытом заседании.

В судебной проверке законности и обоснованности ареста обычно уча- ствует не прокурор, давший санкцию на арест, или заместитель прокурора, осуществляющий надзор над следствием и дознанием, а помощник прокурора, участвующий в судебном рассмотрении уголовных дел, из прокуратуры того района, где находится суд. Такая практика оправдана при условии, что он заранее готовится к участию в судебном заседании по жалобе: при необходимости получает информацию от прокурора давшего санкцию на арест, принимает меры к направлению в суд дополнительных материалов, подтверждающих законность и обоснованность ареста.

Пленум Верховного Суда России в постановлении от 27 апреля 1993 г. разъясняет, что закон предусматривает участие защитника в судебной проверке законности и обоснованности ареста при условии, что он уже участвует в деле. Однако, если обвиняемый или подозреваемый одновременно с подачей жалобы лицу, производящему дознание, следователю, прокурору или в суд, заявляет ходатайство об участии в судебной проверке избранного им защитника, то указанные должностные лица или судья должны принять меры к обеспечению участия в проверке этого защитника. При невозможности последнего явиться в суд в течение длительного срока названные должностные лица вправе предложить лицу, содержащемуся под стражей, пригласить дру- гого защитника или назначить ему защитника через коллегию адвокатов (п. 6).

-154-

Во время производства по делу именно следователь решает вопрос о допуске конкретного адвоката в процесс в качестве защитника. Судья не вправе разрешать его самостоятельно. В противном случае адвокат может оказаться допущенным в процесс на стадии расследования без ведома следователя и будет иметь доступ к материалам дела.

Таким образом, если адвокат, не участвующий в уголовном деле, желает принять участие в судебном заседании при рассмотрении жалобы по проверке законности и обоснованности ареста, он должен представить ордер с отметкой следователя о допуске его в процесс1.

Судебная проверка законности и обоснованности ареста в отсутствие лица, содержащегося под стражей, допускается лишь в исключительных случаях, когда это лицо ходатайствует о рассмотрении жалобы в его отсутствие либо по собственной инициативе отказывается от участия в заседании.

Иногда лицо, содержащееся под стражей, к моменту судебного заседа- ния находится на стационарной судебно-психиатрической экспертизе. В связи с этим высказано мнение о том, что было бы целесообразно предусмотреть еще одну возможность рассмотрения жалобы без участия лица, содержащегося под стражей, но с обязательным участием защитника2.

Возможно, данное предложение заслуживает внимания. Однако расши- рительно толковать перечень случаев, когда проверка законности и обоснованности ареста допускается в отсутствие лица, содержащегося под стражей, недопустимо.

Участие при рассмотрении судьей жалоб в порядке, предусмотренном ст. 2202 УПК, является одним из важных процессуальных прав обвиняемого и подозреваемого и закреплено соответственно в ч. 3 ст. 46 и ч. 2 ст. 52 УПК.

1 См.: Козырев Г. Роль адвоката в судебном контроле за арестами // Рос. юстиция. - 1994. - № 3. - С. 45.

2 См.: Селезнев М. Указ. соч. - С. 45.

-155-

Кроме того, это - один из принципов рассматриваемого уголовно- процессуального института. Иногда выдвигаются предложения исключить ч. 4 ст. 2202 УПК, предусматривающую обязательное участие арестованного в рассмотрении жалобы по причине трудностей доставки обвиняемого в суд в течение трех суток, особенно в сельской местности.

Проведение судебной проверки в порядке ст. 2202 УПК в отсутствие арестованного, возможно, сократило бы сроки рассмотрения жалоб, но при этом был бы нарушен демократический принцип функционирования данного правового института. Сущность судебной проверки законности и обоснованности ареста в том и заключается, чтобы предоставить возможность лицу, содержащемуся под стражей, лично изложить судье и иным участникам закрытого заседания свои возражения против действий и решений следователя, применившего к нему в качестве меры пресечения заключение под стражу. Поэтому любые предложения об отстранении арестованного от участия в су- дебной проверке жалобы неприемлемы.

Вместе с тем, как указывалось выше, предусмотренные законом сроки проведения судебной проверки законности и обоснованности арестов слишком сокращены и поэтому на практике их соблюдение почти невозможно. Однако решить эту проблему можно путем незначительного увеличения сроков рассмотрения жалобы, а не путем ограничения прав лица, содержащегося под стражей.

В начале заседания судья объявляет, какая жалоба подлежит рассмот- рению, представляется явившимся в заседание лицам, разъясняет им права и обязанности. Затем заявитель, если он участвует в рассмотрении жалобы, обосновывает ее, после чего заслушиваются другие лица.

В судебной практике до настоящего времени не выработана единая точка зрения в вопросе объема прав и обязанностей, которые судья разъясняет явившимся в заседание лицам. Очевидно, следует разъяснять права, пред-

-156-

усмотренные ст. 46, 51, 52 УПК, относящиеся к судебной проверке законности и обоснованности ареста, а именно право знакомиться с материалами, направляемыми в суд в подтверждение законности и обоснованности ареста. Кроме того, как было отмечено, в п. 7 названного постановления Пленума Верховного Суда России указывается, что перед началом судебной проверки законности и обоснованности ареста судья, при наличии к тому оснований, предупреждает защитника, законного представителя лица, содержащегося под стражей, а также переводчика о недопустимости разглашения данных предварительного следствия или дознания без разрешения прокурора, следователя или лица, производящего дознание, о чем отбирается подписка с предупреждением об ответственности по ст. 310 УК, которая приобщается к уголовному делу.

Среди множества возникающих в связи с судебной проверкой закон- ности и обоснованности ареста вопросов основной касается цели проверки, ее предмета и пределов. Если цель можно определить как устранение нарушений закона при применении меры пресечения - заключения под стражу на предварительном следствии, то предметом проверки, очевидно, является законность и обоснованность применения указанной меры пресечения. Пленум Верховного Суда России в п. 1 постановления подчеркивает, что под законностью ареста следует понимать соблюдение всех норм уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих порядок применения указанной меры пресечения, а под обоснованностью - наличие в представленных материалах сведений, в том числе о личности содержащегося под стражей, которые подтверждают необходимость применения заключения под стражу в качестве меры пресечения (ст. 11, 89-92, 96-97 УПК).

Устанавливая законность ареста, судья проверяет, в частности, сле- дующие обстоятельства: возбуждено ли уголовное дело; предъявлено ли обвинение лицу, содержащемуся под стражей; допрошено ли лицо в качестве

  • 157-

обвиняемого в соответствии с требованиями ст. 148 УПК; соблюдены ли сроки предъявления обвинения лицу, если мера пресечения избрана в порядке ст. 90 УПК; вынесено ли постановление о применении меры пресечения надлежащим лицом (принято ли данным следователем дело к своему производству); соответствует ли постановление о заключении под стражу требованиям мотивированности, указаны ли в нем преступление, в котором обвиняется данное лицо и основания избрания меры пресечения; имеется ли в постановлении отметка об объявлении его лицу, в отношении которого оно вынесено, и о разъяснении ему права на обжалование применения меры пресечения; вручена ли обвиняемому (подозреваемому) копия постановления об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу; санкционирован ли арест прокурором; предусмотрено ли статьей, по которой лицу предъявлено обвинение в совершении преступления, наказание в виде лишения сво- боды на срок свыше одного года; достиг ли обвиняемый к моменту совершения общественно опасного деяния возраста, по достижении которого, согласно закону, наступает уголовная ответственность.

При проверке обоснованности ареста судье необходимо проанализиро- вать и оценить основания, которыми руководствовались следователь и прокурор, избирая в качестве меры пресечения для данного лица именно содержание под стражей. Прежде всего, при избрании меры пресечения принимается во внимание тяжесть совершенного преступления. Поэтому судья должен иметь возможность оценить тяжесть предъявленного обвинения, последствия совершенного преступления, выяснить, принимал ли обвиняемый меры к возмещению ущерба, причиненного преступлением, и иные обстоятельства, смягчающие и отягчающие его вину. Судье также необходимо установить, имеются ли основания полагать, что, находясь на свободе, обвиняемый скроется от следствия и суда, или будет заниматься преступной деятельностью. Если мера пресечения в отношении подозреваемого применена в порядке ст.

-158-

90 УПК, важно разобраться, в чем состоит исключительность данного случая.

При проверке обоснованности ареста нужно также установить, учтены ли при избрании меры пресечения личность подозреваемого или обвиняемого, род его занятий, возраст, состояние здоровья, семейное положение, наличие судимостей и другие обстоятельства.

В теории и на практике до сих пор нет однозначного ответа на вопрос, каковы пределы разбирательства при проведении судебной проверки законности и обоснованности ареста. Пленум Верховного Суда России в п. 9 постановления указал “проверяя законность и обоснованность ареста или продления срока содержания под стражей, судья не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности содержащегося под стражей в инкриминируемом ему преступлении”.

Однако судья, проверяя законность и обоснованность ареста, неизбежно приходит к необходимости оценить обоснованность предъявленного об- винения совокупностью имеющихся по делу доказательств. В противном случае проверка превращается в формальность в виде выявления недочетов процессуального характера, которые встречаются достаточно редко. Изучение фактов освобождения из-под стражи в порядке ст. 2202 УПК показало, что только 2 % решений принято в связи с процессуальными нарушениями, имевшими место при аресте. Остальные лица освобождены судом по другим мотивам.

Следователи ответственно подходят к принятию решений об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Над следователем осу- ществляет контроль начальник следственного отдела, руководство вышестоящего следственного управления. Наконец, прокурор, санкционируя арест или продлевая срок содержания под стражей, прежде всего обращает внимание на соблюдение требований процессуального характера. Поэтому весьма маловероятно, что какая- либо серьезная процессуальная ошибка не будет вы-

-159-

явлена и исправлена до передачи материалов в суд.

Следователь при заключении обвиняемого под стражу и прокурор при даче санкции на арест прежде всего руководствуются тяжестью предъявленного обвинения и наличием доказательств, подтверждающих участие обвиняемого в совершении преступления, и только при этих условиях принимают в расчет основания, изложенные в ст. 89 УПК, а также обстоятельства, имеющие отношение к личности обвиняемого. Если не подтверждено участие лица в совершении преступления, значит, оно не может быть арестовано.

Таким образом, обоснованность обвинения - главное условие обосно- ванности ареста. Именно поэтому судья, проверяющий законность и обоснованность ареста, не изучив доказательства, положенные в основу обвинения, не может вынести мотивированное решение в порядке ст. 2202 УПК. Грань, отделяющая его от решения вопроса о виновности арестованного в совершении преступления, здесь весьма зыбкая.

Как отмечалось, в теории и на практике существуют различные подходы к решению вопроса об оценке судьей доказательств законности и обоснованности ареста. Наиболее распространенным является мнение, согласно которому, судья должен воздерживаться от оценки доказательств совершения обвиняемыми вменяемых им преступлений. Однако это неизбежно ведет к выхолащиванию сути проводимой проверки и превращению ее в формальное исполнение статьи закона.

Приемлемым представляется мнение о том, что судья должен по су- ществу оценить доказательства обвинения, не ограничиваясь выяснением наличия реальных оснований опасаться совершения каких-либо из перечисленных в ст. 89 УПК действий со стороны обвиняемого (подозреваемого). Следует отметить, что при обращении за санкцией на арест прокуроры в первую очередь выясняют, какие доказательства совершения лицом преступления имеются в деле. Судья, проверяющий по жалобе законность и обоснован-

-160-

ность ареста обвиняемого или подозреваемого, также может принять правильное решение, если будет располагать сведениями об уликах1.

Лицо, содержащееся под стражей, и его защитник при обжаловании за- конности и обоснованности ареста, как правило, оспаривают именно достаточность имеющихся по делу доказательств. Изучение жалоб, поданных в порядке ст. 2201 УПК в различные районные суды г. Волгограда за первое полугодие 1997 г. показало, что 31 % таких жалоб мотивированы ссылками на то, что заключенное под стражу лицо преступлений не совершало, доказательства его вины отсутствуют. Если судья при проведении проверки по такой жалобе отстраняется от изучения улик то остаются без внимания приводимые адвокатом и обвиняемым аргументы невиновности и вынесенное постановление оказывается недостаточно мотивированным.

Верховный Суд Российской Федерации разъясняет, что в процессе су- дебной проверки законности и обоснованности ареста судья обязан проверить и обсудить доводы, изложенные в жалобе, в том числе ссылки на невиновность, и отсутствие доказательств, подтверждающих факт совершения преступления. При этом он не должен решать вопрос о виновности лица в совершении преступления, но обязан убедиться в том, что следственные органы, решая вопрос о применении заключения под стражу, располагали данными, дающими основания для привлечения лица к уголовной ответственности и избрания указанной меры пресечения2.

Невозможно установить четкую грань между исследованием и оценкой доказательств обоснованности ареста и теми же действиями в отношении доказательств, на которых основывается обвинение. Тот минимум фактических данных, при отсутствии которого предъявленное лицу обвинение становится

1 См.: Чувилев А., Лобанов А. Указ. соч. - С. 21.

2 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1993. - № 9.-С. 11.

-161 -

голословным, необоснованным и, следовательно, необоснованным становится и сам арест, обязательно должен быть всесторонне исследован и в процессе судебной проверки. Если этого не происходит, проверка законности и обоснованности ареста превращается в формальность.

С тех же позиций должны исследоваться и доводы содержащегося под стражей: если они голословны, не подкреплены ссылками на фактические данные, доступные для проверки в процессе судебного заседания, они не могут быть приняты судьей во внимание.

У судьи есть все возможности произвести в процессе проверки закон- ности и обоснованности ареста исследования доказательств обвинения. В его распоряжении находятся материалы уголовного дела, имеющие отношение к избранию меры пресечения, в том числе постановление о привлечении в качестве обвиняемого, протоколы допросов подозреваемого и обвиняемого, иные процессуальные документы, направленные следователем в подтверждение законности и обоснованности ареста, недостающие для принятия решения материалы суд может истребовать дополнительно.

Вместе с тем, важно не выйти за рамки проводимого процессуального действия, целью которого является устранение возможных нарушений закона при применении заключения под стражу в качестве меры пресечения, а не установление виновности лица и не рассмотрение дела по существу. Перечень обстоятельств совершения противоправного деяния, подлежащих исследованию, должен быть крайне ограниченным и касаться только обвиняемого.

В результате судебной проверки судья выносит одно из следующих по- становлений: 1) об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу и об освобождении лица из-под стражи; 2) об оставлении жалобы без удовлетворения.

Мотивируя свое решение об освобождении обвиняемого из-под стражи, судьи как правило, ссылаются не на одно, а на несколько обстоятельств: на-

-162 -

пример, лицо не выражает намерений скрываться от следствия и суда; признает вину; материальный ущерб возмещен; обвиняемый ранее не судим; характеризуется положительно. При составлении приведенной классификации в постановлениях выделены основные, доминирующие мотивы освобождения того или иного лица. Такой комплексный подход к оценке всех обстоятельств, относящихся к аресту, следует признать правильным. Изучение судебных производств по проверке законности и обоснованности арестов показывает, что в большинстве случаев решения об освобождении лиц из-под стражи являются продуманными и обоснованными.

Однако обращает на себя внимание тот факт, что 60 % случаев решения об освобождении из-под стражи мотивируются отнюдь не нарушениями процессуального закона, а обстоятельствами, имеющими в той или иной мере отношение к личности арестованного. При этом зачастую не учитывается, что арестованному предъявлено обвинение в тяжком преступлении. Такое нарушение баланса сторон явно неприемлемо и ведет к неоправданным послаблениям в борьбе с преступными проявлениями. Решение об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу может привести к тому, что обвиняемый скроется от следствия и суда и будет продолжать свою преступную деятельность. Возможно даже возникновение угрозы жизни и здоровью потерпевших и свидетелей по делу.

Судья вправе одновременно с вынесением постановления об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу избрать любую другую, предусмотренную законом меру пресечения. Как следует из закона, избрание иной меры пресечения является правом, а не обязанностью судьи.

По данным исследования, проведенного ГПУ Президента Российской Федерации, при освобождении арестованных подписка 6 невыезде применялась в 65 % случаев1.

1 См.: Пашин С. Практика обжалования в суд арестов // Законность. -

  • 163 -

Наиболее эффективной из мер пресечения, не связанных с лишением свободы, является залог. Это мнение разделяют и теоретики и практики1. Залог, безусловно, более эффективная мера пресечения, чем подписка о невыезде, однако ставки залога и механизм его внесения не вполне разработаны. Имели место случаи, когда освобожденные под залог лица скрывались от следствия, так и не внеся залога.

Мы разделяем мнение В. А. Михайлова о том, что судья не вправе в за- ле судебного заседания освобождать обвиняемого из-под стражи при избрании новой меры пресечения до: внесения залога; принятия на себя заслуживающими доверия лицами письменного обязательства в том, что они ручаются за надлежащее поведение и явку обвиняемого по вызовам лица, производящего расследование, прокурора и суда (когда в качестве меры пресечения, вместо задержания или ареста судья избирает личное поручительство); представления общественной организацией письменного обязательства в том, что она ручается за надлежащее поведение и явку обвиняемого; передачи обвиняемого командованию воинской части под наблюдение; принятие на себя родителями, опекунами, попечителями обязательства обеспечивать надлежащее поведение и явку несовершеннолетнего по вызовам следователя, проку- рора, суда2.

Постановление судьи об освобождении лица из-под стражи, вынесенное в результате судебной проверки, подлежит немедленному исполнению (ч. 2 ст. 11 УПК). Копия постановления судьи направляется прокурору и заявителю, а в случае принятия решения об освобождении лица из-под стражи -

1994.-№7.-С. 39.

1 Об этом см., например: Михайлов В. А. Залог ?*? мера пресечения в уголовном судопроизводстве. - М., 1993. - С. 27.

См.: Михайлов В. А. меры пресечения в Российском уголовном про- цессе. - М., 1996. - С. 251-252.

-164-

также по месту содержания лица, заключенного под стражу, для немедлен- . ного исполнения. Если лицо, содержащееся под стражей, участвует в заседа-

нии, оно в указанном случае освобождается судьей из-под стражи немедленно в зале судебного заседания.

Заслуживает внимания предложение Л. Масленниковой изменить редакцию ч. 2 ст. 11 УПК таким образом: “Постановление судьи об освобождении лица из-под стражи, вынесенное в результате судебной проверки, обращается к исполнению не позднее трех суток со дня его принятия”, с тем, чтобы следователь в течение этого срока решил вопрос об избрании иной, не связанной с лишением свободы, меры пресечения1. Такое положение целесообразно было бы внести в ч. 10 ст. 2202 УПК и кроме того указать, что лицо, в отношении которого избрана мера пресечения в виде залога, освобождается

/Ь после внесения означенной суммы.

Правомерен вопрос о том, в какой степени результаты судебной проверки законности и обоснованности ареста определяют дальнейшую судьбу уголовного дела? Нельзя забывать, что выводы судьи касаются только избрания меры пресечения. Оценка доказательств обоснованности ареста, полученная в результате судебной проверки, не делает их более достоверными. В дальнейшем, при составлении следователем обвинительного заключения или при рассмотрении судом уголовного дела по существу, эти фактические данные подлежат оценке наравне с прочими. Если жалоба не удовлетворена, это не означает, что лицо признано виновным в совершении преступления, кото-

^* рое ему инкриминируется, а удовлетворение жалобы не свидетельствует об отсутствии оснований для привлечения к уголовной ответственности. Ни сле- дователь, ни прокурор, ни суд не связаны в ходе дальнейшего расследования и судебного рассмотрения уголовного дела результатами судебной проверки,

1 См.: Масленникова Л. Обжалование ареста в суд: трудности практики // Законность. - 1993. - № 6. - С. 41.

-165-

произведенной в порядке ст. 2202 УПК.

Однако назрела необходимость сделать исключение из этого правила. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в указанном постановлении разъясняет: если при проверке законности и обоснованности ареста судья выявит нарушение закона, ущемляющее права подозреваемого, обвиняемого или других участников процесса, он доводит об этом до сведения прокурора, осуществляющего надзор за дознанием и предварительным следствием, путем вынесения частного постановления (п. 15). В этой связи представляется возможным возложить на судей обязанность при проверке законности и обоснованности ареста по уголовному делу, которое в соответствии с ч. 1 ст. 421 УПК может быть в перспективе подсудно суду присяжных, выявлять доказательства, полученные с нарушением закона либо недопустимые по иным основаниям, и при вынесении постановления по результатам проверки исключать их из дела.

Возможны случаи, когда в ходе судебной проверки будет установлена явная незаконность привлечения лица к уголовной ответственности, что обязывает следователя и прокурора прекратить уголовное дело. Однако такое встречается редко.

В заключение хотелось бы отметить, что институт судебной проверки законности и обоснованности ареста в настоящее время прочно занял надлежащее место в российском уголовно-процессуальном законодательстве. Он выступает важной гарантией обеспечения прав и законных интересов лиц, подвергнутых аресту и заключению под стражу. И нельзя согласиться с предложением об альтернативном порядке судебного обжалования на нарушение органами предварительного расследования конституционных прав и свобод граждан1. Предпочтительнее позиция тех, кто находит, что судебный кон-

1 См.: Изотова О. Обжалование в суд следственных действий // Закон- ность. - 1996. - № 6. - С. 45-47.

-166-

троль не может быть заменен иным видом деятельности1. * Тем не менее практика применения норм рассматриваемого института

свидетельствует о необходимости их дальнейшего совершенствования.

А

1 См.: Колоколов Н. А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования преступлений: важная функция судебной власти: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. -М., 1998. -С. 19.

-167-

§ 3. Продление срока содержания под стражей и право на обжалование соответствующих решений.

В отличие от жалоб на арест жалобы на незаконность и необоснован- ность продления срока содержания под стражей поступают значительно реже. Еще реже встречаются жалобы на незаконное и необоснованное задержание. Уменьшение количества поступления жалоб обусловлено, в известной мере, принятием Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1994 г. № б1.

Как правильно отмечается в литературе, судебная проверка законности и обоснованности продления срока содержания под стражей наряду с арестами выступает одним из эффективнейших способов обеспечения прав подозреваемого в уголовном процессе2.

Проблем, возникающих при обжаловании продления сроков содержа- ния под стражей, значительно меньше, чем при обжаловании арестов.

При обжаловании продления срока содержания под стражей в суд представляется надлежаще заверенная копия постановления о возбуждении ходатайства о продлении срока этой меры пресечения. В случае необходимости направляются и другие документы согласно ранее указанному Постановлению Пленума Верховного Суда от 27 апреля 1993 г. Перечень документов, требуемых суду для решения вопроса о законности и обоснованности

1 См.: О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 года “О практике судебной провер ки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей”: Постановление Пленума Верховного Суда российской Федерации от 29 сентября 1994 г. № 6 // Рос. юстиция. - 1995. - № 1. - С. 51-52.

2 См.: Колосович С. А., Парий А. В. правовой статус подозреваемого и проблемы его совершенствования. - Волгоград, 1997. - С. 57.

-168-

ареста или продления срока содержания под стражей, не является исчерпывающим и может меняться в зависимости от конкретных обстоятельств уголовного дела. Следователь должен тщательно определять состав и объем направляемых в суд материалов, чтобы в судебном заседании бесспорно доказать законность и обоснованность применения именно заключения под стражу. При необходимости в суд могут быть направлены копии протоколов допросов свидетелей, заключений экспертиз и других, содержащихся в уголовном деле документов, если они подтверждают участие обвиняемого в совер- шенном преступлении.

На наш взгляд, верно утверждение А. Епихина о том, что, имея в рас- поряжении только постановление о продлении сроков содержания под стражей, нельзя проверить обоснованность этого продления, можно проверить только его законность: вынесение постановления уполномоченным лицом в установленные сроки, санкционирование уполномоченным прокурором в пределах компетенции, наличие всех необходимых атрибутов - подписей, печати. Судья требует, чтобы следователь представлял документы, подтверждающие действительную невозможность закончить уголовное дело, исходя из конкретных причин (неполучение заключения экспертизы, данных о личности, обязательность проведения дополнительных следственных действий), а также необходимость содержания лица под стражей при одновременном исполнении и устранении причин, способствовавших продлению срока содержания под стражей. “Какие материалы необходимо направлять судье? Такие, которые представляют прокурору при решении вопроса об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей. То есть, какими документами руководствуется прокурор, давший санкцию на арест, таким должен руководствоваться и судья, проверяющий прокурора. Это несомненно и логично”1.

При проверке законности срока содержания под стражей необходимо

1 Епихин А. Указ. соч. - С. 40.

-169-

установить, не нарушен ли срок содержания лица под стражей, соблюдены ли требования ст. 97 УПК, надлежащий ли прокурор продлил срок содержания под стражей.

Проверка обоснованности продления срока содержания под стражей требует установления причин длительного срока содержания под стражей, а также выяснения вопроса о том, не утрачены ли к моменту рассмотрения жалобы основания, по которым мерой пресечения было избрано именно содержание под стражей.

Продление срока содержания под стражей является поводом для обжа- лования в суд содержания под стражей и судебной проверки его законности и обоснованности (ч.7 ст. 97 УПК). В этой связи Пленум Верховного Суда России разъяснил, что оставление судьями без удовлетворения жалобы на применение срока содержания под стражей; равно оставление без удовлетворения жалобы на продление срока указанной меры пресечения не лишает соответствующих лиц права на обжалование очередного продления срока содержания под стражей. Таким образом, обжаловать можно каждое очередное продление срока содержания под стражей.

Судья прежде всего проверяет, вынесено ли постановление о продлении срока содержания под стражей, и при отсутствии такового освобождает обвиняемого.

При проверке законности и обоснованности продления срока содержа- ния под стражей судья проверяет также, продлен ли он соответствующим прокурором1. Продление этого срока заместителем прокурора района или города до трех месяцев, заместителем прокурора области, края, республики -свыше трех месяцев является превышением ими своих процессуальных полномочий и справедливо рассматривается судьями как незаконное.

1 См.: Стецовский Ю. содержание под стражей: право и прокурорская практика // Рос. юстиция. - 1994. - № 2. - С. 12.

-170-

Продление срока содержания под стражей обвиняемого - процессуаль- ное решение, которое в силу прямого указания закона может обжаловаться независимо от того, что ранее судья признал арест законным и обоснованным.

Судья при рассмотрении жалоб на незаконность и необоснованность продления срока содержания под стражей не выясняет основания избрания меры пресечения, даже если ранее арест не обжаловался. Он решает, следует ли обвиняемого содержать под стражей в дальнейшем. Если судья убеждается, что мера пресечения избрана обоснованно, то жалоба остается без удовлетворения. Если судья приходит к выводу, что нет необходимости содержать обвиняемого под стражей и его освобождение не повлечет уклонения от расследования, не чревато совершением новых преступных действий или созданием помех в доказывании по делу, жалоба удовлетворяется.

При обжаловании законности и обоснованности ареста перечень мате- риалов, которые необходимо представлять в обоснование избрания меры пресечения, более или менее определен. Но этого нельзя сказать применительно к обжалованию срока содержания обвиняемого под стражей.

Для правильного решения этого вопроса судья должен располагать не только постановлением о продлении срока содержания обвиняемого под стражей, но и другими материалами дела, которые, по мнению следователя и прокурора, подтверждают обоснованность принятого ими решения. В материалах дела должна усматриваться необходимость дальнейшего ведения следствия, а также то, что изменение меры пресечения на другую, не связанную с лишением свободы, может привести к неблагоприятным последствиям (обвиняемый скроется, совершит новое преступление, будет оказывать противодействие расследованию путем давления на потерпевших, свидетелей и др.). С учетом этих требований продление срока содержания под стражей будет обоснованным.

— 171 —

В юридической литературе высказано мнение о том, что требование за- кона (ч. 2 ст. 92 УПК) о немедленном вручении копии постановления о применении меры пресечения лицу, в отношении которого оно было вынесено, означает, что в случае продления срока содержания под стражей арестованному должна быть вручена копия постановления о продлении срока ареста и разъяснены права и порядок обжалования продления срока ареста в суд. Если копия постановления о продлении срока ареста не вручена, то арестованный лишается возможности составить полноценную и обоснованную жалобу1.

Нам представляется, что такое решение неприемлемо, так как данное требование не основано на законе: нормы, предусматривающей вручение арестованному копии постановления о продлении срока содержания под стражей, в УПК нет. По этому же основанию нельзя согласиться с мнением А. Ф. Соколова, который предлагает поступить по аналогии, ориентируясь на требования ч. 2 ст. 92 УПК. Кроме того, следуя Указанию Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 23 июня 1995 г. № 36/15 “Об усилении прокурорского надзора за соблюдением сроков предварительного следствия и содержания обвиняемых под стражей” в постановлении о возбуждении ходатайств о продлении процессуальных сроков нужно обязательно указывать: дату возбуждения уголовного дела, краткое содержание, сведения о личности обвиняемых, обоснования необходимости дальнейшего содержания под стражей, а также сведения о движении дела с предоставлением данных о назначении экспертиз, ознакомлении с материалами дела, сроках и объеме предстоящей работы по делу, при этом должен быть предоставлен подробный анализ доказательств, Здесь возникает вопрос: какой смысл вручать обвиняемому копию постановления о продлении срока ареста, если из нее ему сразу

1 См.: Соколов А. Ф. Обоснование ареста // Проблемы повышения ка- чества следствия в органах прокуратуры: Мат. науч.-метод, конф. 21-22 апреля 1994. - Саратов, 1994. - С. 59-60.

  • 172-

станет известно обо всех направлениях предварительного следствия?

Таким образом, предложение Соколова нецелесообразно, так как это будет помехой в деятельности следователя по установлению истины по уголовному делу, быстрому и полному раскрытию преступления, изобличению виновных и т. д.

13 июня 1996 г. Конституционный Суд Российской Федерации вынес постановление, которым признал часть пятую ст. 97 УПК неконституционной, а следовательно, не подлежащей применению. Практически это означало, что обвиняемые, содержащиеся под стражей, к моменту окончания предельного срока, установленного законом, подлежат освобождению независимо от того, ознакомлены или нет они к этому моменту с материалами дела.

Значит, при исчислении общего срока содержания обвиняемого под стражей в него должно включаться время ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела.

11 декабря 1996 г. Государственная Дума приняла Закон “О внесении изменений и дополнений в статьи 26, 97, 133 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР”. 31 декабря 1996 г. Закон был подписан Президентом Российской Федерации и вступил в силу с 4 января 1997 г.1

В настоящем исследовании проанализируем изменения и дополнения, внесенные в ст. 97 УПК которые имеют отношение к рассматриваемой теме. Изменения ст. 97 УПК касаются продления сроков содержания под стражей на стадии предварительного расследования. В данной статье приведены в соответствие с действующим Федеральным законом “О прокуратуре Российской Федерации” наименования должностей прокуроров, уполномоченных продлевать сроки содержания под стражей. Так, заместитель Генерального

*См.: О внесении изменений и дополнений в статьи 26, 97, 133 Уголов- но-процессуального кодекса РСФСР: Федеральный Закон от 11 декабря 1996 г. // Рос. газета. 1997. - 4 янв.

-173-

прокурора Российской Федерации вправе продлевать срок на полгода - с 6 до 12 месяцев, а Генеральный прокурор - еще на полгода, и уже срок содержания обвиняемого под стражей может быть продлен судьей суда субъекта Федерации сверх полутора лет еще до шести месяцев, если, по мнению соответствующего прокурора, ознакомление обвиняемого и его защитника с делом невозможно до истечения предельного срока. Чаще всего это необходимо, когда дело состоит из многих томов или если по делу к уголовной ответственности привлечено несколько лиц. При ознакомлении именно с такими уголовными делами у обвиняемых возникают поводы для жалоб на продление срока содержания под стражей.

Так, прокурор Волгоградской области, рассмотрев материалы уголов- ного дела № 059601 по признакам пп. “а”, “б”, ч. 2 ст. 146, п. “е” ст. 102 УК по факту разбойного нападения на Филоненко С. А. и Филоненко В. А. и обнаружения трупа Филоненко С. А. с признаками насильственной смерти вынес постановление о возбуждении ходатайства о продлении сроков содержания под стражей, мотивировав свое решение большим объемом материалов уголовного дела и большим количеством обвиняемых по настоящему уголовному делу, учитывая, что предельные сроки содержания под стражей обвиняемых истекли1.

Судья суда субъекта Федерации (Волгоградского областного суда), рассмотрев это постановление, принял решение о продлении срока содержания под стражей на шесть месяцев для ознакомления обвиняемых и их защитников с материалами уголовного дела..

Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает по вышеназванной процедуре вынесение постановления любым судей областного суда и приравненным к ним. В Волгоградской области это входит в полномочия наибо-

1 См.: Уголовное дело № 059601 // Архив Волгоградского областного суда.

-174-

лее опытного и компетентного судьи - председателя коллегии по уголовным делам суда субъекта Российской Федерации. За год действия ч. 5 ст. 97 УПК от прокурора Волгоградской области поступило только два постановления о возбуждении ходатайства о продлении сроков содержания под стражей обвиняемых по соответствующим основаниям. В дальнейшем, с увеличением количества таких постановлений несомненно возрастет и нагрузка судей, правомочных рассматривать ходатайства. Мы считаем, что подобная практика не совсем верна: каждому судье уголовной коллегии суда субъекта Российской Федерации необходимо участвовать в принятии таких решений.

Судья в срок не позднее пяти суток со дня получения ходатайства вы- носит одно из следующих постановлений:

1) о продлении срока содержания под стражей до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела и направления прокурором дела в суд, но не более чем на шесть месяцев; 2) 3) об отказе в удовлетворении ходатайства прокурора и об освобожде- нии лица из-под стражи. 4) Судья вправе отказать прокурору. Если он с ним согласен, то срок со- держания под стражей увеличивается до двух лет. Кроме этого, теперь суд имеет возможность продлить срок содержания под стражей в случае необходимости удовлетворения ходатайства обвиняемого или его защитника о дополнении предварительного следствия, причем такое продление производится, как указано в законе “в том же порядке”, в каком осуществляется продление срока на ознакомление с материалами дела. Одно дело, если воспользовавшись правом, закрепленным в ч. 6 ст. 97 УПК, обвиняемые или их защитники заявляют ходатайство по существу, но нередко с помощью ходатайства обвиняемые стремятся к искусственному затягиванию производства по уголовному делу. Так, обвиняемый Ярыгин И. В. заявил ходатайство о дополнении предварительного следствия в связи с тем, что при ознакомлении с мате-

-175-

риалами дела ему якобы не показали видеокассеты, о существовании которых он узнал только от своего адвоката. В удовлетворении этого ходатайства было отказано на основании собственноручной записи Ярыгина И. В. о том, что он просмотрел все 10 видеокассет в протоколе о предъявлении обвиняемому и его защитнику материалов уголовного дела1.

Вполне вероятна и законодательно предусмотрена ситуация, когда судья продлил до шести месяцев срок на ознакомление с делом, а затем по хо- датайству прокурора дал возможность следователю в течение еще такого же срока выполнить ходатайство обвиняемого или его защитника, т. е. юрисдикция судьи продлевать срок содержания обвиняемого под стражей и соответствующие полномочия прокурора обеспечивают обвиняемому два с половиной года предварительного заключения. Такую продолжительность срока объясняют низким профессионализмом следователей и надзирающих прокуроров, несовершенной технической базой расследования, отсутствием четкой координации работы правоохранительных органов, но здесь мы разделяем мнение о том, что “можно в полемике кто виноват насобирать вдоволь примеров как непрофессионализма, волокиты со стороны следователей, так и явного затягивания времени ознакомления с делом со стороны обвиняемых. Только какой в этом смысл, если общеизвестно, что опытные следователи бегут в коммерческие структуры, а на их место из-за безысходности берут студентов-заочников первого курса юридического факультета, что элементарная экспертиза, без которой дело не может сдвинуться с мертвой точки порой длится месяцами, что условия содержания в следственных изоляторах людей, которые, возможно, ни в чем не виноваты, сродни кругам Дантова ада?”2.

1 См.: Уголовное дело № 509263 //Архив волгоградского областного суда.

2 Савицкий В. Последние новеллы УПК: порядок и сроки содержания под стражей // Рос. юстиция. - 1997. - № 5. - с. 16-19.

-176-

Подводя итог изложенному, необходимо отметить следующее: обжало- вание продления срока содержания под стражей не является самостоятельным правовым институтом, а лишь составной частью института обжалования в суд решений органов расследования о заключении под стражу, так как судебная проверка претензий, содержащихся в жалобе, направлена на защиту права гражданина на свободу и личную неприкосновенность.

Судебная проверка законности и обоснованности решений о продлении заключения под стражу в порядке ст. 2202 УПК осуществляется в отношении конкретных, уже реализованных решений органов расследования на основании жалоб лиц (обвиняемых или их защитников), чьи интересы затрагиваются этими решениями. Решение же о продлении содержания под стражей на срок свыше полутора лет в порядке ч. 5 ст. 97 УПК судья принимает самостоятельно, вынося постановление, осуществляет предупредительный судебный контроль. Прежде чем принять решение о продлении срока содержания под стражей обвиняемого до шести месяцев судья изучает постановление о возбуждении ходатайства о продлении срока содержания под стражей, представленное прокурором. Таким образом, законодатель впервые допустил трансформацию судебного контроля реализованных решений в предупредительный вид контроля.

  • 177 -

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

  1. Уголовно-процессуальный институт проверки судом законности и обоснованности процессуальных решений органов расследования в досудеб ных стадиях наряду со многими другими правовыми институтами имеет за конодательное закрепление в Конституции Российской Федерации. Так, кон ституционное право каждого на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22), гарантирующее арест, заключение под стражу и содержание под стра жей только по решению суда, воспроизведено в ст. 11 УПК.

Первоочередной задачей является реализация данного положения на практике, так как до настоящего времени санкционирование ареста входит в компетенцию прокурора. Ограничение конституционного права на неприкосновенность частной жизни, на личную и семейную тайну путем наложения ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, прослушивания телефонных переговоров (ст. 23), производства обыска и осмотра жилища (ст. 25) по судебному решению находит свое отражение в ст. 12 УПК. Этот правовой институт имеет свой предмет и метод правового регулирования. Он довольно активно действует на практике. С 1992 г. производится обжалование незаконного и необоснованного ареста в суд. С принятием Конституции 1993 г. прослушивание телефонных переговоров допускается только по решению судьи суда субъекта Федерации.

  1. Судебная проверка процессуальных решений органов расследования в досудебных стадиях, как правило, осуществляется в стадии предваритель ного расследования. Тем не менее каждая последующая стадия уголовного процесса является контрольной по отношению к предшествующим. Так, су дебное разбирательство представляет собой рассмотрение уголовного дела в заседании суда первой инстанции. В целях правильного разрешения дела в ходе судебного разбирательства проводится исследование всех обстоятельств уголовного дела и тем самым обеспечивается проверка законности и обосно-

-178-

ванности действий, выводов и решений органов расследования. Кассационный суд и надзорное производство также имеют в известной степени контролирующий характер, так как дело слушается новым составом суда, который фактически заново изучает обстоятельства и проводит слушание уголовного дела. Что касается предварительного расследования, то решения, принимаемые в этой стадии, всегда являются предметом оценки судьи на основе изучения материалов следствия при решении вопроса о назначении судебного разбирательства.

  1. Предметом судебной проверки является выяснение соблюдения ор- ганами расследования требований законности и обоснованности прини- маемых ими решений, которые представляют собой целостную систему взаимозависимых и взаимообусловленных признаков, черт и проявлений, подлежащих выяснению и оценке в результате проверочной деятельности. Решения указанных органов должны отвечать, кроме того, ряду таких требований, как законность, мотивированность, своевременность, правильность, целесообразность, полнота, всесторонность, объективность, определенность, грамотность, логичность, культура оформления. Совокупность названных признаков в обобщенном виде составляет содержание понятий законности и обоснованности.
  2. Судебная проверка уголовно-процессуальных решений органов рас- следования в досудебных стадиях - это процесс реализации властных полномочий суда, состоящих в проверке законности и обоснованности решений о задержании, заключении под стражу и продлении срока содержания под стражей, об аресте и выемке почтово-телеграфной корреспонденции, прослушивании телефонных переговоров и принятии мер к устранению неправомерного нарушения прав и свобод человека и гражданина.
  3. В соответствии со своим характером и предназначением выделяются два основных вида судебной проверки (контроля). 1. Предупредительный

-179-

судебный контроль за решениями органов расследования, осуществляемый до их реализации и лишь на основании судебного разрешения; 2 Последующий судебный контроль, осуществляемый в отношении конкретных, уже реализованных или реализуемых решений органов расследования на основании жалоб лиц, чьи интересы затрагиваются этими решениями. К первому виду следует отнести проверку решений органов расследования о прослушивании телефонных и иных переговоров, наложении ареста, выемке и осмотре почтово-телеграфной корреспонденции; в определенной мере - решений о производстве обысков и осмотров жилищ; решений о продлении содержания под стражей на срок свыше полутора лет.

Ко второму виду судебного контроля за решениями органов расследо- вания в настоящее время относится проверка законности и обоснованности решений об аресте обвиняемых и подозреваемых и продлении срока их содержания под стражей до полутора лет, а также, как нам представляется, проверка любых решений органов расследования, производимая в порядке ст. 46 Конституции. Указанный вид судебного контроля осуществляется не только в стадии предварительного расследования, но и в стадии возбуждения уголовного дела в результате обжалования решений о возбуждении уголовного дела, об отказе в возбуждении уголовного дела и направлении материалов по подследственности, а также действий, связанных с данными решениями.

При этом следует исходить из конституционно установленных принци- пов дальнейшего развития уголовно-процессуального законодательства, предполагающих, в частности, расширение предупредительных видов судебного контроля за решениями органов расследования.

  1. Согласно ст. 25 Конституции “жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения”. В настоящее время решение этого вопроса прерогатива прокурора.

-180-

В связи с тем, что Конституция имеет прямое действие необходимо передать санкционирование обыска из компетенции прокурора суду. Обыск должен производится по мотивированному постановлению следователя, а в случаях, не терпящих отлагательства, без санкции судьи, с последующим уведомлением прокурора в давадцати четырех часовой срок.

  1. Судебная проверка законности и обоснованности ареста или продле- ния содержания под стражей с 1992 г., в связи с ранее упомянутым Законом Российской Федерации от 23 мая 1992 года “О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР”, стала неотъемлемой частью уголовно-процессуального права. Для наиболее продуктивного ее осуществления необходимо: увеличить срок подготовки материалов по жалобе до трех суток, а срок рассмотрения жалобы до семи суток с момента поступления жалобы в суд; ограничить срок обжалования; проверку осуществлять в суде по месту производства предварительного расследования; предусмотреть возможность опротестования постановления судьи; исключить возможность ознакомления обвиняемого (подозреваемого) и защитника с некоторыми материалами дела, предоставленными по жалобе. Следователям в установленный срок направлять в суд по жалобе не уголовное дело, а копии требуемых материалов, чаще использовать объяснения для аргументации своих решений. При вынесении судьей постановления по жалобе должны учитываться все обстоятельства дела, тяжесть предъявленного обвинения и личность обвиняемого (подозреваемого), с тем, чтобы не допустить необоснованного освобождения из-под стражи.
  2. Представляется целесообразным ст. 220’ УПК изложить в следующей редакции: “Статья 2201. Обжалование в суд содержания под стражей и продления его сроков. Письменная жалоба на применение органом дознания, следователем, прокурором заключения под стражу в качестве меры пресечения, продления срока содержания под стражей, а также задержания подается

— 181 -

в суд подозреваемым, обвиняемым, их близкими родственниками, законными представителями или защитниками непосредственно либо через лицо, производящее дознание, следователя или прокурора.

Администрация места содержания лица обязана зарегистрировать такую жалобу и немедленно, во всяком случае не позднее 24 часов с момента ее получения, направить жалобу в соответствующий суд с уведомлением прокурора.

Лицо, производящее дознание, следователь и прокурор обязаны не позднее 72 часов представить в суд поступившую жалобу вместе с материалами, подтверждающими законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения, продления срока содержания под стражей, задержания, а при необходимости со своими объяснениями.

При подаче жалобы непосредственно в суд о ее поступлении уведом- ляется прокурор, который в течение 72 часов с момента.уведомления обязан направить в суд материалы, подтверждающие законность и обоснованность ареста, продления срока содержания под стражей, задержания. Судья вправе истребовать дополнительные материалы. Подача жалобы впредь до ее разрешения не приостанавливает действия постановления о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения, продления срока содержания под стражей и задержания и влечет освобождение лица из-под стражи по усмотрению лица, производящего дознание, следователя или прокурора”.

Статью 220 УПК изложить в следующей редакции:

“Статья 220 . Судебная проверка законности и обоснованности содер- жания под стражей и продления его сроков.

Судебная проверка законности и обоснованности применения заключе- ния под стражу в качестве меры пресечения, продления срока содержания под стражей и задержания осуществляется судьей по месту производства предварительного расследования.

-182-

Судья проверяет законность и обоснованность ареста, продления срока содержания под стражей не позднее семи суток, а задержания - не позднее двух суток со дня получения материалов, в том числе запрошенных им самим, явившихся основаниями для избрания меры пресечения, а также задержания.

Судебная проверка законности и обоснованности ареста, продления срока содержания под стражей и задержания производится в закрытом заседании. Судья вызывает в заседание подозреваемого, обвиняемого, прокурора (если считает необходимым), защитника, законных представителей, близких родственников (если от их имени была подана жалоба). Неявка сторон не является препятствием для проведения судебной проверки. Судебная проверка законности и обоснованности ареста, продления срока содержания под стражей в отсутствие подозреваемого, обвиняемого допускается лишь в исключительных случаях, когда перечисленные лица ходатайствуют о рассмотрении жалобы в их отсутствие, либо по собственной инициативе отказываются от участия в заседании. При невозможности обеспечить доставку подозреваемого, обвиняемого судья вправе отложить судебное разбирательство.

В начале заседания судья объявляет, какая жалоба подлежит рассмот- рению, представляется явившимся в заседание лицам, разъясняет им права и обязанности: обосновать поданную жалобу, участвовать в исследовании представленных материалов, давать объяснения по поводу их достоверности и достаточности и дополнительные объяснения после дачи прокурором заключения, заявлять ходатайства, разъяснять данные предварительного расследования, о которых стало известно в результате ознакомления с представленными в суд материалами.

В результате судебной проверки судья выносит одно из следующих по- становлений:

1) об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу и об

-183-

освобождении лица из-под стражи;

2) об изменении меры пресечения; 3) 4) об оставлении жалобы без удовлетворения. 5) В случае, если в заседание не были представлены материалы, под- тверждающие законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения, продления срока содержания под стражей и задержания, а также, если они недостаточны для убеждения судьи в правильности принятого органом дознания, следователем и прокурором решения, судья выносит постановление об отмене меры пресечения и об освобождении лица из-под стражи.

При наличии достаточных оснований судья изменяет содержание под стражей на иную меру пресечения”.

  1. Институт судебной проверки решений органов расследования в до судебных стадиях уголовного судопроизводства известен российскому уго ловном процессу как дореволюционного (до 1917 г.), так и послереволюци онного периода.

Бурное качественное развитие этого института в настоящее время обус- ловлено принятием Концепции судебной реформы в российской Федерации (в 1991 г.) и Конституции Российской Федерации (в 1993 г.), рассматривающих судебную власть в качестве главного гаранта прав и свобод граждан, что, в свою очередь, обусловлено обязательствами государства о приведении национального законодательства в соответствие с общепризнанными международно-правовыми нормами. Зарубежный опыт функционирования института судебной проверки имеет давние традиции, проверен многолетней практикой и может быть в известной степени заимствован при конструировании соответствующих норм нового российского уголовно-процессуального законодательства.

  1. Идея о передаче ряда функций контроля за решениями органов до-

-184-

знания предварительного следствия от прокурора судье реализована с принятием в Российской Федерации новой Конституции. Согласно нормам Основного закона, суд (или судья) санкционирует арест, обыск, а также арест поч-тово-телеграфной корреспонденции и прослушивание телефонных и иных переговоров. Кроме того, в соответствии со ст. 46 Конституции все иные решения органов расследования, затрагивающие права и свободы граждан, могут быть объектом судебного обжалования. Суд станет гарантом соблюдения законных прав граждан, вовлеченных в сферу судопроизводства, в частности, подозреваемых и обвиняемых. Суд имеет возможность выслушать обе стороны: и следователя, который настаивает на аресте или обыске, и подозреваемого, обвиняемого или их защитников, возражающих против этого. Взвесив доводы сторон, суд объективно приходит к верному решению.

  1. Обжалование продления срока содержания под стражей не является самостоятельным правовым институтом, а лишь составной частью института обжалования в суд решений органов расследования о заключении под стражу, так как претензии, содержащиеся в жалобе, направлены на защиту права гражданина на свободу и личную неприкосновенность.
  2. Процедура судебной проверки решений органов расследования о продлении сроков содержания обвиняемых под стражей нуждается в совершенствовании. Речь прежде всего идет о необходимости уточнения перечня материалов дела, предоставляемых в таких случаях в суд. В первую очередь, это касается постановления о возбуждении ходатайства о продлении соответствующих сроков, поскольку, как указывалось, ознакомление обвиняемого с его содержанием создает дополнительные трудности в деле установления истины по уголовному делу.
  3. В этой связи представляется уместным предложение об изменении установлений структуры описательно-мотивировочной части постановления. Вместо изложения сведений о собранных по делу доказательствах и указани-

-185-

ях направлений последующего расследования, можно было бы ограничиться констатацией фактов общего характера. Одновременно к постановлению целесообразно прилагать справку, предназначенную для судьи и содержащую все данные, необходимым для оценки законности обоснованности предлагаемого решения о продлении сроков.

  1. Четко наметилась перспектива расширения границ предупредитель- ного судебного контроля. На данном этапе законодатель не считает необходимым изменять действующий механизм всех видов судебной проверки. С учетом современной практики реализации института судебной проверки решений органов расследования об аресте и продлении сока содержания под стражей можно предположить, что судебный контроль будет распространяться и на иные решения названных органов. В этой связи представляется возможным рекомендовать некоторые предложения по формированию данного механизма, в частности, следующий порядок заключения под стражу.

При наличии оснований подозревать лицо в совершении преступления оно задерживается по постановлению следователя на срок до 48 часов. Право задержания подозреваемого должно быть также предоставлено органам дознания. Предъявив обвинение, следователь, исходя из установленных УПК оснований, решает вопрос о мере пресечения и выносит соответствующее постановление.

В случае, если обвиняемый, с учетом тяжести предъявленного обвинения подлежит заключению под стражу, следователь выносит соответствую- щее постановления, которое, вступает в силу немедленно. Для начала его исполнения не требуется чьей-либо санкции. Постановление объявляется обвиняемому. Обвинение должно быть предъявлено и постановление о заключении под стражу объявлено до 48 часов с момента задержания или, в крайнем случае, в течение его следующего часа после их истечения.

Затем следователь в течение суток обязан уведомить соответствующий

-186-

суд о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу. Получив уведомление, судья назначает время рассмотрения материалов об аресте, в течение трех суток с момента уведомления. В назначенное время следователь с материалами уголовного дела является в суд, куда под конвоем доставляется обвиняемый. Судья знакомится с материалами уголовного дела, проверяет обоснованность предъявленного обвинения имеющимися в деле доказательствами. Ознакомившись с материалами уголовного дела, судья начинает рассмотрение дела. После этого выносится решение: 1) санкционировать арест, произведенный судебным следователем; 2) отменить арест и освободить обвиняемого из-под стражи, избрав ему иную меру пресечения; 3) отложить судебное заседание на срок до трех суток для выяснения обстоятельств дела, имеющих отношение к аресту; 4) отменить постановление следователя о привлечении в качестве обвиняемого и освободить арестованного из-под стражи. Любое решение судьи должно быть объявлено здесь же в заседании.

-187-

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Нормативные акты

1.1. Конституция Российской Федерации. - М., 1993. - 64 с. 1.2. 1.3. О судебном решении: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 9 июля 1982 г. // Бюллетень Верховного Суда СССР. -1982.- №4.-С. 20. 1.4. 1.5. О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР: Закон Российской Федерации от 23.05.92 г. // Ведо- мости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верхов- ного Совета Российской Федерации. - 1992. - № 25. - Ст. 1389. 1.6. 1.7. О прокуратуре Российской Федерации: Закон Российской Федерации от 17.11.95 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1995. - № 47. - Ст. 4472. 1.8. 1.9. Об оперативно-розыскной деятельности: Закон Российской Федерации от 12.08.95 г. // Рос. газета. - 1995. - 18 авг. 1.10. 1.11. О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений: Закон Российской Федерации от 20.07.95 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1995. - № 29. -Ст. 2759. 1.12. 1.13. О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР в связи с принятием Уголовного кодекса Российской Федерации: Закон Рос- сийской Федерации от 15.12.96. г. //Рос. газета. - 1996. - 25 дек. 1.14. 1.15. О внесении изменений и дополнений в статьи 26, 97, 133 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР: Закон Российской Федерации от 11.12.96 г.//Рос. газета. - 1997.-4янв. 1.16. 1.17. О судебной системе Российской федерации: Закон Российской Федерации от 26.12.96 г. // Рос газета. - 1997. - 6 янв. 1.18.

-188-

1.10. О судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации: Закон Российской Федерации от 08.01.98 г. // Рос. газета. - 1998. - 14 янв. 1.11. 1.12. О деятельности Прокуратуры в период поэтапной конституционной реформы в Российской Федерации: Указ Президента Российской Федерации от 20.10.93 г. № 1685 // Рос. газета. - 1993. - 22 окт. 1.13. 1.14. О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности: Указа Президента Рос- сийской Федерации от 14.06.94 г. № 1226 // Рос. газета. - 1994. - 17 июня. 1.15. 1.16. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М., 1992. - 159 с. 1.17. 1.18. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - СПб., 1997. - 225 с. 1.19. 1.20. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. - 1991. - № 44. - Ст. 1435. 1.21. 1.22. Сборник универсальных и региональных международных документов. -М., 1990.-586 с. 1.23. 1.24. Декларация прав и свобод человека от 05.09.91 г. // Ведомости Съезда народных депутатов СССР. - 1991. - № 37. - Ст. 1083. 1.25. 1.26. Обзор “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей” // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации - 1993. - № 9. - С. 6-12. 1.27. 1.28. Обзор “Судебная практика проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей” //Бюллетень Верховного Суда российской Федерации. - 1995. - № 2. - С. 12-16. 1.29.

-189-

1.20. О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей: Постановление Пленума Верховного Суда российской Федерации от 27.04.93 г. № 3 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1993. - № 7. - С. 6-8. 1.21. 1.22. О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.12.93 г. № 13 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1994. - № 3. - С. 12. 1.23. 1.24. О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.04.93 г. “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содер- 1.25. Ьц жания под стражей”: Постановление Пленума Верховного Суда рос-

сийской Федерации от 29.09.94 г. № 6 // Рос. юстиция. - 1995. - № 1. -С. 51-52.

1.23. По делу о проверке конституционности статей 2201 и 2202 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой В. А. Аветяна: Постановление конституционного Суда Российской Федерации от 3.05.95 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. -1995. -№19. 1.24. 1.25. По делу о проверке конституционности ч. 5 ст. 209 УПК РСФСР в связи с жалобами гр-н Р. Н. Самигулиной и А. А. Апанасенко: По- 1.26. •^ становление Конституционного Суда Российской Федерации
от

13.11.95 г. № 13-П // собрание законодательства российской Федерации. - 1995. - № 47. - Ст. 45, 51.

-190-

1.25. Права человека, гарантированные Конституцией, неподсудны: По- становление Конституции Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами ряда граждан от 2.07.98 г. // Рос. газета. - 1998. - 14 июля. 1.26. 1.27. Обжаловать приговор - право осужденного: Постановление Конституции Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности части пятой статьи 325 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В. В. Шагиля от 6.07.98 г. // Рос. газета. - 1998. - 15 июля. 1.28. 1.29. Указание Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 36/15 от 23 июня 1995 года. 1.30. j* 1.28. Приказ министра Внутренних дел Российской Федерации от 15.12.97

г. №825.

1.29. Приказ министра Внутренних дел Российской Федерации от 03.10.97 г. №642. 1.30. 1.31. Приказ министра Внутренних дел Российской Федерации от 15.11.97 г. № 767. 1.32. 1.33. Приказ министра Внутренних дел Российской Федерации от 20.07.96 г. № 334. 1.34. 2. Монографии. Учебники. Учебные пособия.

2.1. Алексеев С. С. Общая теория социалистического права. - Свердловск, 1966. - Вып. 4. - 278 с. 2.2. 2.3. Алексеев С. С. Проблемы теории права. - Свердловск, 1973. - Т. 2. -236 с. 2.4. 2.5. Алексеев Н. С, Даев В. Г., Кокорев Л. Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. - Воронеж, 1980. - 252 с. 2.6.

— 191 -

2.4. Бабаев В. К. Общая теория права. - Н. Новгород, 1993. - 544 с. 2.5. 2.6. Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. - М, 1979. - Т. 3. - 302 с. 2.7. 2.8. Белкин Р. С. Курс криминалистики в 3-х т. М., 1997. - Т. 1. - 408 с. 2.9. 2.10. Белозеров Ю. Н., Чувилев А. А. Проблемы обеспечения законности и обоснованности возбуждения уголовного дела. - М., 1973. 125 с. 2.11. 2.12. Березин М. Н., Гуткин И. М., Чувилев А. А. Задержание в советском уголовном судопроизводстве. - М., 1975. - 93 с. 2.13. 2.14. Боботов С. В. Правосудие во Франции. - М., 1994. - 198 с. 2.15.

2.10. Большая советская энциклопедия. - 3-изд. - М., 1975. 2.11. 2.12. Будников В. Л. Обжалование действий и решений следователя. - Волгоград, 1990. - 64 с. 2.13. 2.14. Верин В. П. Судебная проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей. - М., 1994. - 17 с 2.15. 2.16. Власов В. И., Гончаров Н. Ф. История розыскного процесса в России (законодательство и практика). - М., 1997. - 318 с. 2.17. 2.18. Григорьев В. Н. Задержание подозреваемого органами внутренних дел. - Ташкент, 1989. - 120 с. 2.19. 2.20. Грошевой Ю. М. Сущность судебных решений в советском уголовном процессе. - Харьков, 1979. - 144 с. 2.21. 2.22. Гурвич М. А. Судебное решение. - М., 1976. - 176 с. 2.23. 2.24. Гуткин И. М. Актуальные вопросы уголовно-процессуального задержания. - М., 1980. - 88 с. 2.25. 2.26. Давыдов П. М. Обвинение в советском уголовном процессе. - Свердловск, 1974. - 67 с. 2.27. 2.28. Денежкин Б. А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. -Саратов, 1982. - 142 с. 2.29.

-192-

2.20. Додин Е. В. Доказывание и доказательства в правоприменительной деятельности органов советского государственного управления. -Киев, 1976.-127 с. 2.21. 2.22. Дорохов В. Я., Николаев В. С. Обоснованность приговора в советском уголовном процессе. - М., 1959. - 237 с. 2.23. 2.24. Дюрягин И. Я. Применение норм советского права. - Свердловск, 1973-247 с. 2.25. 2.26. Еникеев 3. Д. Меры процессуального принуждения в системе средств обеспечения обвинения и защиты. - Уфа, - 1978. - 72 с. 2.27. 2.28. Еременко Ю. П. Советская конституция и законность. - Саратов, 1982.-164 с. 2.29. 2.30. Ефимичев С. П., Кулагин Н. И. О профессии следователя. - Волгоград, 1975.-39 с. 2.31. 2.32. Ефимичев С. П. Оформление уголовного дела. - Волгоград, 1990. -20 с. 2.33. 2.27 Ефремова Н. Н. Судоустройство в России в XVII - первой половине XIX вв. -М., 1993.-122 с.

2.28. Жогин Н. В., Фактуллин Ф. Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М., 1965. - 367 с. 2.29. 2.30. Зинатуллин 3. 3. Уголовно-процессуальное принуждение и его эффективность. - Казань, 1981. - 136 с. 2.31. 2.32. История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры. - М., 1955. - 637 с. 2.33. 2.34. История политических и правовых учений. - М., 1996. - 728 с. 2.35. 2.36. Карнеева Л. М. Привлечение в качестве обвиняемого. - М., 1962. -93 с. 2.37. 2.38. Карнеева Л. М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. - М., 1971. - 133 с. 2.39.

  • 193 -

2.34. Кипнис Н. М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. -М., 1995. - 128 с. 2.35. 2.36. Кобликов А. С. Судебный приговор. - М., 1966. - 135 с. 2.37. 2.38. Коврига 3. Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. - Воронеж, 1975.-175 с. 2.39. 2.40. Козырев Г. Н. Судебная проверка законности и обоснованности ареста. - Н. Новгород, 1994. - 62 с. 2.41. 2.42. Кокорев Л. Д. Подсудимый в советском уголовном процессе. - Воронеж, 1973. -271 с. 2.43. 2.44. Кокорев Л. Д., Горский Г. Ф., Элькинд П. с. Проблемы доказа- тельств в советском уголовном процессе. - Воронеж, 1978. - 303 с. 2.45. 2.46. Колосович С. А., Парий А. В. правовой статус подозреваемого и проблемы его совершенствования. - Волгоград, 1997. - 65 с. 2.47. 2.48. Кони А. Ф. Собрание соч. в 8-ми т. - Т. 1. - М., 1966. - 568 с. 2.49. 2.50. Корнуков В. М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводств. - Саратов, 1978. - 137 с. 2.51. 2.52. Корнуков В. М. Конституционные основы положения личности в уголовном судопроизводстве. - Саратов, 1987. - 178 с. 2.53. 2.54. Коршунов А. М. Отражение, деятельность, познание. - М., 1979. -216 с. 2.55. 2.56. Кудин Ф. М. Принуждение в уголовном судопроизводстве. - Красноярск, 1985. - 135 с. 2.57. 2.58. Кулагин Н. И. Становление руководителя подразделения: Лекция. -Волгоград, 1995. - 72 с. 2.59. 2.60. Кулагин Н. И. Структура и функции управления в системе предварительного следствия: Учебное пособие. -Волгоград, 1994. - 76 с. 2.61. 2.62. Ларин А. М. Расследование по уголовному делу, планирование, организация, - М., 1970. - 224 с. 2.63.

-194-

2.49. Летучих В. И. Конституционный принцип обжалования в досудебных стадиях советского уголовного процесса. - Омск, 1981. - 68 с. 2.50. 2.51. Лившиц Ю. Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. -М., 1964. - 138 с. 2.52. 2.53. Липец А. Я., Сивачев А. В., Осин В. В. Законность и обоснованность предъявления обвинения. - М., 1988. - 84 с. 2.54. 2.55. Лубенский А. И. Предварительное расследование по законода- тельству капиталистических государств. - М., 1977. - 160 с. 2.56. 2.57. Лупинская П. А. Законность и обоснованность решения в уголовном судопроизводстве. - М., -1972. - 143 с. 2.58. 2.59. Лупинская П. А. Решения в уголовном судопроизводстве: их виды, содержание и формы. - М., 1976. - 168 с. 2.60. 2.61. Лупинская П. А. Уголовный процесс. - М., 1995. - 544 с. 2.62. 2.63. Манаев Ю. В. Законность и обоснованность процессуальных решений. - Волгоград, 1987. - 32 с. 2.64. 2.65. Масленникова Л. И. Судебный контроль за законностью процессуальной деятельности органов дознания и предварительного следствия. - М., 1994. - 31 с. 2.66. 2.67. Михайлов В. А. Меры пресечения в Российском уголовном судопроизводстве. - М., 1991. - 188 с. 2.68. 2.69. Михайлов В. А. Залог - мера пресечения в уголовном судопроизводстве. - М., 1993. - 59 с. 2.70. 2.71. Михайлов В. А. Меры пресечения в Российском уголовном процессе. - М., 1996. - 304 с. 2.72. 2.73. Михайлов В. А. Уголовно-процессуальные меры пресечения в судопроизводстве Российской Федерации. - М., 1997. - 644 с. 2.74. 2.75. Муратова Н. Г. Процессуальные акты органов предварительного расследования. - Казань, 1989. - 120 с. 2.76.

-195-

2.63. Мусиенко А. В. Применение киносъемки, видео и звукозаписи при расследовании преступлений. - Волгоград, 1987. - 48 с. 2.64. 2.65. Николайчик В. М. США: полицейский контроль над обществом. -М., 1987.-192 с. 2.66. 2.67. Общая теория права: Курс лекций / Под ред. В. К. Бабаева. - Н. Новгород, 1993. - 544 с. 2.68. 2.69. Ожегов С. И. Словарь русского языка. - М., 1989. - 917 с. 2.70. 2.71. Очередин В. Т. Обеспечение законности при расследовании пре- ступлений несовершеннолетних следователями органов внутренних дел. - Волгоград, 1990. - 84 с. 2.72. 2.73. Очередин В. Т. Недопустимость по уголовным делам доказательств, полученных с нарушением закона (по материалам дел, рассмотренных судами присяжных). - Волгоград, 1996. - 12 с. 2.74. 2.75. Очередин В. Т. производство в суде присяжных. - Волгоград, 1997. -48 с. 2.76. 2.77. Очередин В. Т. Допустимость и недопустимость по уголовным делам доказательств. - Волгоград, 1998. - 42 с. 2.78. 2.79. Пашин С. А. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М.,1992. - 111 с. 2.80. 2.81. Перлов И. Д. Приговор в советском уголовном процессе. - М., 1960. - 262 с. 2.82. 2.83. Петрухин И. Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. - М., 1989. - 252 с. 2.84. 2.85. Петрухин И. Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. - М., 1985. - 238 с. 2.86. 2.87. Петуховский А. А. Направление уголовных дел на дополнительное расследование и проблемы повышения качества дознания и предварительного следствия. - М., 1990. - С. 86 2.88.

-196-

2.76. Петуховский А. А. Роль уголовно-процессуального законодательства в регулировании деятельности органов внутренних дел по борьбе с преступностью. - М, 1992. - 28 с. 2.77. 2.78. Печников Г. А. Принцип презумпции невиновности на предварительном следствии. - Волгоград, 1992. - 60 с. 2.79. 2.80. Полянский Н. Н. вопросы теории советского уголовного процесса. -М., 1956.-271 с. 2.81. 2.82. Решетников Ф. М. Правовые системы мира. - М., 1993. - 256 с. 2.83. 2.84. Ростовщиков И. В. Права личности в России: их обеспечение и защита органами внутренних дел. - Волгоград, 1997. - 192 с. 2.85. 2.86. Ростовщиков И. В. Реализация прав личности и деятельность органов внутренних дел. - Волгоград, 1996. - 194 с. 2.87. 2.88. Сергейко П. Н, Законность, обоснованность и справедливость судебных актов. - Краснодар, 1974. - 65 с. 2.89. 2.90. Следственные действия / Под ред. Б. П. Смагоринского. - М., 1994. - 243 с. 2.91. 2.92. Словарь русского языка / Под ред. А. П. Евгеньевой. - М., 1982. - Т. 2.-736 с. 2.93. 2.94. Случевский В. К. Учебник русского уголовного процесса. Ч. 1я Судоустройство. - СПб., 1891. - 320 с. 2.95. 2.96. Строгович М. С. Курс советского уголовного процесс. Т. 1. - М., 1968.-472 с. 2.97. 2.98. Теплов В. А. Определение суда первой инстанции по уголовному делу. - Саратов, 1977. - 172 с. 2.99. 2.100. Уайнреб Л. Л. Отказ в правосудии. Уголовный процесс в США. -М., 1985.-190 с. 2.101. 2.102. Фактуллин Ф. Н. Обвинение и судебный приговор. - Казань, 1965. -146 с. 2.103.

-197-

2.90. Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. - СПб., 1896. -594 с. 2.91. 2.92. Цыпкин А. Л. Очерки советского уголовного судопроизводства. -Саратов, 1975. - 120 с. 2.93. 2.94. Чельцов М. А. Уголовный процесс. - М., 1969. - 386 с. 2.95. 2.96. Чельцов-Бебутов М. А. Курс уголовно-процессуального права. -СПб., 1995.-846 с. 2.97. 2.98. Чувилев А. А., Сергеев А. И., Даньшина Л. И. Применение органами расследования меры пресечения - заключения под стражу. - М., 1975.-89 с. 2.99. 2.100. Шадрин В. С. Обеспечение прав личности при расследовании пре- ступлений. - Волгоград, 1997. - 220 с. 2.101. j, «^ 2.96. Шейфер С. А. Следственные действия: система и процессуальная

т

форма.-М., 1981.-128 с.

2.97. Щегловитов С. Г, Судебные уставы Императора Александра II с за- конодательными мотивами и разъяснениями. Устав уголовного су- допроизводства. Изд. 7-е. - СПб., 1901. - 1208 с. 2.98. 2.99. Элькинд П. С. Сущность советского уголовно-процессуального права.-Л., 1963.-156 с. 2.100. 3. Статьи из сборников научных трудов и периодических изданий.

3.1. Абросимов С. О законности содержания под стражей // Законность. ?* -1997.-№2. -С. 41-42.

3.2. Анисимов П. В. Права человека в условиях правовой реформы в со- временной России // Межуз. сб. науч. тр. - Современные проблемы правовой реформы: Волгоград, 1997. - С. 4-9. 3.3. 3.4. Бажанов С. Изменение оснований приостановления предварительного расследования // Законность. - 1997. - № 10. - С. 35-36. 3.5.

-198-

3.4. Бажанов С. Изменение оснований приостановления предварительного расследования // Законность. - 1996. - № 3. - С. 32- 34. 3.5. 3.6. Бозров В. Судебный контроль над арестом: проблемы и перспективы // Законность. - 1996. - № 3. - С. 34-39. 3.7. 3.8. Быкова Е. Следственный судья во Франции // Российская юстиция. -1994.-№6.-С. 59-60. 3.9. 3.10. Быкова Е. Обвинительная камера - хранительница законности во Франции//Российская юстиция. - 1994. -№11.-С. 18-19. 3.11. 3.12. Ваксян А. Где затерялся новый УПК? // Рос. юстиция. - 1997. - № 6. -С. 1-7. 3.13. 3.14. Вологин С. М. Проблемы организации взаимодействия следователя с представителями органа дознания при расследовании преступлений // проблемы организаторской работы следователя. - Волгоград. -1991.-С. 14-22 3.15.

3.10. Глебов В. Г. О достаточности оснований производства следственных действий // Современные проблемы расследования преступлений, -Волгоград, 1992. - С 75-77. 3.11. 3.12. Глебов В. Г. Место принуждения в собирании доказательств // Актуальные вопросы предварительного расследования. - Волгоград. - 1997.-С. 108-115 3.13. 3.12 Гуляев А. Новые нормы старого УПК // Рос. юстиция. - 1997. - № 3. - С. 35-36.

3.13. Джатиев В. Обвинение и защита // Рос. юстиция. - 1995. - № 3. - С. 17-18. 3.14. 3.15. Дмитриевская С. О судебном контроле за арестом и содержанием под стражей // Сов. юстиция. - 1992. - № 2. - С. 14-15. 3.16.

-199-

3.15. Дмитриевская С. Судебный контроль за действиями и решениями, нарушающими права и свободы граждан // Сов. юстиция. - 1993. -№7.-С. 5-6 3.16. 3.17. Драченов А., Тенчев Э. Судебная проверка законности и обоснованности арестов // Сов. юстиция. - 1993. - № 19. - С. 23-24. 3.18. 3.19. Дроздов Г. Судебный контроль за расследованием преступлений // Сов. юстиция. - 1992. - № 8. - С. 15-16 3.20. 3.21. Елизаров А. Извините, Вас подслушивают // Рос. газета. - 1998. - 5 февраля. - 22 (1882). 3.22. 3.23. Епихин А. Содержание под стражей: прокурорский надзор и судебный контроль // Рос. юстиция. - 1995. - № 2. - С. 39-40 3.24. 3.25. Ефимичев С. П. Уголовно-процессуальный кодекс РФ: принятый в первом чтении проект нуждается в уточнениях // Журнал Российско- го права. - № 1. - 1998. - С. 66-78. 3.26. 3.27. Жеребцов А. Кодексу чести судьи придать нормативный характер // Рос. юстиция. - 1997. - № 3. - С. 2-7. 3.28. 3.29. Журавлева О. Обжалование в суд незаконных действий и решений: как повысить его эффективность // Рос. юстиция - 1998. - № 1. - С. 25-28. 3.30. 3.31. Закатов А. А. Взаимодействие следователей и органов дознания в розыскной деятельности // Криминалистические средства и методы раскрытия преступлений. - Волгоград. - 1982. - С. 32-33. 3.32. 3.33. Изотова О. Обжалование в суд следственных действий // Законность. -1996.-№ 6.-С. 45-47. 3.34. 3.35. Клочков В. Судебный контроль за обоснованностью заключения под стражу // Законность. - 1996. - № 8. - С. 34-35. 3.36. 3.37. Клямко Э. Обратная сила уголовно-процессуальных норм // Законность. - 1998. - № 8. - С. 46-49. 3.38.

  • 200 -.

3.27. Коган В. М. Почему бы не быть следственному судье? // Сов. юстиция. - 1988. -№ 7. - С. 26-27 3.28. 3.29. Козырев Г. Роль адвоката в судебном контроле за арестами // Рос. юстиция. - 1994. - № 3. - С. 45^6. 3.30. 3.31. Козырев Г. Участие прокурора и следователя в судебном контроле за арестами и продлением срока содержания под стражей // Законность. - 1994. - № 6..- С. 39^14 3.32. 3.33. Колоколов Н. Прокурорский надзор и судебный контроль в стадии предварительного расследования // Законность. 1997. - № 10. - С. 7-10. 3.34. 3.35. Колоколов Н. Судебный контроль за арестами // Рос. юстиция. - 1998.-№3.-С. 10-11. 3.36. 3.37. Колоколов Н. Институт народных заседателей: отвергнуть или реформировать? // Рос. юстиция. - 1998. - № 5. - С, 8-10. 3.38. 3.39. Колосович С. А. Методические рекомендации по обеспечению участия защитника на ранних этапах предварительного расследова- ния // Бюллетень Главного следственного управления МВД СССР. - 1990.-№5(67).-С. 35-41. 3.40. 3.41. Колосович С. А., Кузнецов И. А. соотношение уголовно- процессуального и уголовного права. (В свете современной концеп- ции судебной реформы) // Государство и право. - 1996. - № 12. - С. 76-83. 3.42. 3.43. Кони А. Ф. Нравственные начала в уголовном процессе // Журнал Министерства юстиции. - 1902. - № 1. - С. 5. 3.44. 3.45. Ларин А., Махов В. срок содержания под стражей при расследовании преступлений // Рос. юстиция.’ 1997. - № 3. - С. 27-31. 3.46. 3.47. Ларин А. Всегда ли прав суд, даже если он Конституционный //Рос. юстиция. - 1997. - № 4. - С. 53-55. 3.48.

-201-

3.38. Лещенко В. А. Обвинительное заключение: значение и отражение в нем данных, входящих в предмет доказывания по уголовному делу // Труды ВСШ МВД СССР. - 1970. - Вып. 3. - С. 63- 80. 3.39. 3.40. Лукашевич В., Шимановский В. Новые уголовно- процессуальные нормы // Законность. 1997. - № 5. - С. 18-21. 3.41. 3.42. Лупинская П. А. Право жалобы в уголовном судопроизводстве в свете Конституции СССР // Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. -М., 1979. - С. 154. 3.43. 3.44. Люблинский П. И. Суд и права личности, сборник “Судебная ре- форма”. Т. 2. - М., -.1915. С. 40. 3.45. 3.46. Манаев Ю. В. Законность и обоснованность процессуальных решений следователя о применении меры пресечения // История органов внутренних дел и борьбы с преступностью. Труды ВСШ МВД РФ. -Волгоград, 1976. - Вып. И. - С. 138-154. 3.47. 3.48. Манаев Ю. В. Обоснованность процессуальных решений следователя // Сов. гос-во и право. - 1978. - № 5. - С. 88. 3.49. 3.50. Манаев Ю. В. Процессуальные решения следователя: Виды, гарантии законности и обоснованности, рекомендации по составлению. -Волгоград, 1979. - С. 7-12. 3.51. 3.52. Манаев Ю. В. Применение норм гражданского и административного права в решениях по уголовному делу // Вопросы борьбы с преступностью. - 1980. - Вып. 32. - С. 111-120. 3.53. 3.54. Масленникова Л. Обжалование и судебная проверка законности и обоснованности ареста // Законность. - 1993. - № 2. - С. 21-27. 3.55. 3.56. Масленникова Л. Обжалование ареста в суд: трудности практики // Законность. - 1993. - № 6. - С. 37-42. 3.57.

-202-

3.48. Михайленко А. Р. Уголовно-процессуальные акты и их роль в обеспечении законности // Проблемы охраны прав граждан в сфере борьбы с преступностью. - Иваново, 1980. - С. 119-121. 3.49. 3.50. Некрасов С. Исчисление сроков предварительного следствия и содержания под стражей // Законность. - 1997. - № 6. - С. 41-43. 3.51. 3.52. Неткачев В. Судебное обжалование арестов // Законность. - 1993. -№8.-С. 32. 3.53. 3.54. Никандров В. И. Институт судебной проверки правомерности ареста: практика применения и проблемы совершенствования // Гос-во и право. - 1996. - № 7. - С. 114-122. 3.55. 3.56. Овсепян Ж. И. Судебный конституционный контроль в РФ: проблемы деполитизации // Государство и право. - 1996. -№ 1. - С. 32- 43. 3.57. 3.58. Пашин С. Практика обжалования в суд арестов // Законность. - 1994. -№7.-С. 39. 3.59. 3.60. Пешков М. прослушивание и электронное наблюдение в уголовном процессе США // Российская юстиция. - 1997. - № 4. - С. 55- 57. 3.61. 3.62. Пешков М. А. Функции суда, прокуратуры и полиции США при производстве арестов и обысков // Государство и право. - 1998. - № 1.- С. 92-96. 3.63. 3.64. Примов Н. Расширить сферу судебного обжалования // Рос юсти- ция. - 1996. - № 3. - С. 46-48. 3.65. 3.66. Рагинский М. Ю. О функциях советской прокуратуры // Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. -М, 1979. -С. 197-198. 3.67. 3.68. Решетников Ф. М. Уголовная юстиция современной Швейцарии. // Сов. гос-во и право.-1991.-№ 11.-С. 128. 3.69. 3.70. Руднев В. Защита прав арестованного (задержанного) // Законность. -1993.-№9. -С. 38. 3.71.

-203-

3.60. Савицкий В. М, Некоторые соображения о совершенствовании судебной процедуры, вытекающие из предписаний Конституции СССР // Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы. -Воронеж, 1979.-С. 12. 3.61. 3.62. Савицкий В. М. Некоторые теоретические проблемы социалистического правосудия //Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. - М, 1979. - С. 126. 3.63. 3.64. Савицкий В. Последние новеллы УПК: прекращение уголовного дела, состав суда, подсудность, подследственность // Рос. юстиция. - 1997. №4.-С. 18-21. 3.65. 3.66. Савицкий В. Последние новеллы УПК: порядок и сроки содержания под стражей // Рос. юстиция. - 1997. - № 5. - с. 16-19. 3.67. 3.68. Селезнев М. Процессуальные вопросы судебной проверки законности и обоснованности арестов // Законность. - 1993. - № 7. - С. 41-45. 3.69. 3.70. Синюков В. Н. Система права и систематизация законодательства // Курс лекций по теории государства и права. Часть 2. - Саратов, 1993.-С. 56-76. 3.71. 3.72. Соколов А. Ф. Обоснование ареста // Проблемы повышения качества следствия в органах прокуратуры: Матер, науч.-метод. конф. 21-22 апреля 1994. - Саратов, 1994. - С. 59-60. 3.73. 3.74. Стецовский Ю. Содержание под стражей: право и прокурорская практика // Рос. юстиция. - 1994. - № 2. - С. 12. 3.75. 3.76. Стуканов А. О практике рассмотрения жалоб на аресты // Закон- ность. - 1994. -№ 1. - С. 33-34. 3.77. 3.78. Сухарев А. Право прокурора информировать - под контролем?! // Законность. - 1996. - № 11. - С. 13-16. 3.79.

-204-

3.70. Теребилов В. Судебно-правовая реформа // Законность. - 1996. - № 3.-С. 39-42. 3.71. 3.72. Тетерин Б. Законопроект не учел мнения юридической общественности // Рос. юстиция. - 1994. - № 12. - С. 17. 3.73. 3.74. Филимонов Б. А. Судебный контроль за арестами в уголовном процессе ФРГ // Вестник МГУ. - Серия “Право”. - 1994. - № 3. - С. 36- 44 3.75. 3.76. Филимонов Б. А. Сущность и характеристика института заключения под стражу в уголовном процессе ФРГ // Вестник МГУ. - Серия “Право”. - 1982. - № 4. - С. 35 3.77. 3.78. Чистяков Н. Ф. Об усилении гарантий прав обвиняемого в уголовном судопроизводстве // Проблемы правосудия и уголовного права. -М., 1978. -С. 48 3.79. 3.80. Чувилев А., Лобанов А. Судебный контроль за законностью и обоснованностью ареста и продления срока содержания под стражей // Сов. юстиция. - 1993.-№ 6. - С. 21-22. 3.81. 3.82. Чурилов А., Винокуров А. Охрана прав и свобод гражданина: обеспечение международных обязательств Российской Федерации // За- конность. - 1997. - № 6. - С. 7-15. 3.83. 3.84. Чурилов А. Прокурорский надзор за соблюдением прав и свобод граждан // Законность. - 1997. - № 8. - С. 8-14. 3.85. 3.86. Шадрин В. С. О соотношении дознания и предварительного следствия // Органы внутренних дел в условиях судебно-правовой ре- формы в России. - Омск, 1993. - С. 50-53. 3.87. 3.88. Шадрин В. С. Обеспечение прав личности и предварительное расследование в уголовном процессе // Гос-во и право. - 1994. - № 4. - С. 96-105. 3.89.

-205-

3.80. Шимановский В. Сроки предварительно следствия: порядок их ис числения и продления // Законность. - 1995. - № 2. - С. 21-23.

Щ

3.81. Шимановский В. Сроки содержания под стражей на предварительном следствии: порядок их исчисления и продления// Законность. -1995.-№3.-С. 16- 18. 3.82. 3.83. Щерба С, Цоколова О. Исследование доказательств обвинения при проверке законности и обоснованности ареста // Российская юстиция. - 1994. - № 12. - С. 45-46. 3.84. 3.85. Ямшанов Б. В борьбе с преступностью перевал не пройден // Рос. газета. - 1998. - 10 февраля. - № 25 (1885). - С. 2. . 3.86. 4. Диссертации.

д.% 4.1. Бутов В. Н. Уголовное судопроизводство Австрийской Республики:

опыт и проблемы организации и деятельности: Дис. … д-ра юрид. наук. -М., 1995. -461 с.

4.2. Быкова Е. В. Судебный контроль за предварительным расследованием преступлений во Франции: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1996. -173 с. 4.3. 4.4. Гранат Н. Л. Правовые и нравственно-психологические основы обеспечения законности на предварительном следствии: Дис. … д-ра юрид. наук. - М, 1992. - 589 с. 4.5. 4.4. Замылин Е. И. Тактико-психологические основы допроса в Кон- ^ фликтной ситуации: Дис. … канд. юрид. наук. - Волгоград, 1996. -

201с.

4.5. Колосович С. А. Правовой статус подозреваемого и проблемы его совершенствования: Дис. … канд. юрид. наук. - Волгоград, 1991. - 240 с.

-206-

4.6. Летучих В. И. Обжалование в стадиях возбуждения и расследования уголовных дел с советском уголовном процессе: Дис. … кандидата юрид. наук. - Свердловск, 1972. - 472 с. 4.7. 4.8. Пономарев Г. С. Прокуратура в условиях кризиса законности и правовых реформ в России: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1995. - 325 с. 4.9. 4.10. Шибико В. П. Правовой статус обвиняемого в уголовном процессе Германской Демократической Республики: Дис. … канд. юрид. наук. -Киев, 1983.-249 с. 4.11. 4.12. Шумилин С. Ф. Законность и обоснованность судебных решений, принимаемых в стадии предания суду: Дис. … канд. юрид. наук. -Харьков, 1981.-208. 4.13. 5. Авторефераты диссертаций

5.1. Бажанов М. И. Законность и обоснованность основных судебных актов в советском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - Харьков, 1967. - 34 с. 5.2. 5.3. Будников В. Л. Обжалование действий и решений должностных лиц в уголовном судопроиводетве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. -М., 1984.-23 с. 5.4. 5.5. Быкова Е. В. Судебный контроль за предварительным расследованием преступлений во Франции: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. -М., 1996.-22 с. 5.6. 5.7. Глебов В. Г. Проблема эффективности освидетельствования при расследовании уголовных дел: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Киев, 1989.-20 с. 5.8.

  • 207 -

5.5. Зайцева Е. А. Совершенствование правового института судебной экспертизы в стадии расследования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Волгоград, 1993. - 24 с. 5.6. 5.7. Земскова А. В. Правовые проблемы использования результатов оперативно-розыскных мероприяий в уголовно-процессуальном дока- зывании: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. -М., 1998. - 204 с. 5.8. 5.9. Колоколов Н. А. Судебный контроль в стадий предварительного расследования преступлений: важная функция судебной власти: Ав- тореф. дис. … канд. юрид. наук. -М., 1998. - 23 с. 5.10. 5.11. Колосович С. А. Правовой статус подозреваемого и проблемы его совершенствования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1991. -23 с. 5.12. 5.13. Летучих В. И. Обжалование в стадиях возбуждения и расследования уголовных дел в советском уголовном процессе Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Свердловск, 1972. - 17 с. 5.14.

5.10. Лупинская П. А. Теоретические основы принятия решений в советском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. -М., 1973. -42 с. 5.11. 5.12. Масленникова Л. Н. Процессуальное значение результатов проверочных действий в доказывании по уголовному делу: Автореф. дис … канд. юрид.наук. - М., 1990. -20 с. 5.13. 5.14. Михайлов В. А. Меры пресечения в уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1996. - 48 с. 5.15. 5.16. Ростовщиков И. В. Обеспечение и защита прав и свобод личности: вопросы теории и практика органов внутренних дел: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1997. - 42 с. 5.17.

-208-

5.14. Тюхтенев С. С. Акты предварительного расследования и основные к ним требования в советском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1972. - 26 с. 5.15. 5.16. Федоров И. 3. Применение в досудебных стадиях уголовного процесса конституционных норм, допускающих ограничения прав и свобод человека и гражданина: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. -М., 1998. -32 с. 5.17.

*

-209-

ПР ИЛ О Ж ЕН ИЯ

-210-

Приложение№ 1 АНКЕТА

к практически работникам правоохранительных органов1. УВАЖАЕМЫЕ КОЛЛЕГИ! Кафедра уголовного процесса Волгоградского юридического института МВД России разрабатывает проблему проверки судами законности и обоснованности действий и решений органов расследования в досудебных стадиях. Важное место в этой работе отводится мнению практических работников.

Просим Вас ответить на предлагаемые вопросы, соответственно подчеркнув, где это необходимо, тот или иной пункт анкеты, или указав свой вариант ответа. Заранее благодарим за оказанную помощь.

№ Вопросы (укажите нужный вариант ответа) Количество от 70.1 опро- п/п

шенного

в абсолют- в процент-

ных цифрах ном отно- шении 1 2 3 4 1. Ваша должность 208 29

а) следователь (ст. следователь) горрайлиноргана; 12 1,7

б) работник следственной части СУ (СО) МВД-УВД- УВДТ; 7 0,9

в) работник контрольно-методического подразделе- ния СУ (СО) МВД-УВД- УВДТ; 51 7,2

д) руководитель следственного аппарата МВД-УВД- УВДТ; ‘ 4 0,57

е) дознаватель; 24 3,4

ж) работник СИЗО; 9 1,2

з) адвокат; 46 ‘6,56

и) прокурор (зам прокурора); 34 4,8

к) судья 306 4,3 2. Регион (Волгоградская, Саратовская и Астраханская область.)

3. Ваш возраст:

а) от 20 до 30 лет; 13 1,8

б) от 30 до 40 лет; 218 31 Анкетирование проводилось среди работников правоохранительных органов Волгоградской, Саратовской и Астраханской областей.

-211-

в) от 40 до 50 лет; 462 65 1 2 3 4

свыше 50 лет. 8 1,1 4. Стаж работы в должности:

а) менее 1 года; 6 0,8

б) от 1 года до 3 лет; 126 17

в) от 3 лет до 5 лет; 371 52

г) от 5 лет до 10 лет; 184 . 26

д) от 10 лет и выше. 14 1,9 5. Чем Вы руководствуетесь при избрании ареста в ка- честве меры пресечения?

а) обвиняемый не имеет постоянного места житель- ства; 637 90,8

б) может скрыться; 642 91

в) личность обвиняемого свидетельствует о том, что он может совершить новое преступление; 635 90,5

г) имеет прошлые судимости; 682 97

д) иное (указать, что именно). 64 9,1 6. Чем Вы обосновываете свое решение в постановле- нии о заключении под стражу

а) тяжестью обвинения (в соответствии с УК); 701 100

б) опасностью совершенного общественно опасного деяния (в соответствии со ст. 96 УПК) 701 100

в) доказанностью обвинения; 2 0,28

г) находясь на свободе, лицо скроется, совершит новое преступление, воспрепятствует установлению истины (в соответствии со ст. 89 УПК); 701 100

д) отрицательными данными характеристики лич- ности обвиняемого (в соответствии со ст. 91 УПК); 701 100

е) иное. 25 3,5 7. Источники информации о том, что лицо, содержа- щееся под стражей, подало жалобу на решение об избрании ему меры пресечения:

а) судья; 328 46

б) прокурор; ? - -

в) защитник; 101 14

г) администрация следственного изолятора; 144 20,5

д) обвиняемый. 128 18 8. Достаточно ли установленного ст. 2201УПК срока (24 часа) для направления жалобы в суд и уведом- ления об этом прокурора?

а) да 98 1,3

б) нет 603 86 9. Назовите трудности, возникающие при подготовке материалов в суд:

а) большая текущая загруженность; 437 62

б) несвоевременное получение жалобы; 259 36

в) иное (указать) 5 0,7

-212-

10. Достаточно ли установленного законом срока (24 часа для направления жалобы в суд вместе с материалами и объяснениями?)

а) да 125 • 17 1 2 3 4

б) нет 576 82 11. Часто ли Вам приходится сталкиваться с жалобами, в которых основанием для отмены (изменения) меры пресечения указаны причины, не содержащие ссылок на допущенные нарушения норм уголовно- процессуального закона?

а) да 695 99

б) нет 6 0,8 12. Согласны ли Вы с тем, что участие адвоката обяза- тельно при рассмотрении жалобы на незаконный и необоснованный арест (задержание), продление срока содержания под стражей в судебном заседании?

а) да 312 44

б) нет 389 ‘ 55 13. Считаете ли Вы, что при рассмотрении жалобы в порядке ст. 2202 УПК

а) участие прокурора необходимо; 116 16,5

б) рассмотрение жалобы возможно без участия про- курора; 407 58

в) участие прокурора обеспечивается по усмотрению суда; 59 8,4

г) иное 119 16 14. Считаете ли Вы необходимым присутствие аресто- ванного при рассмотрении его жалобы в судебном заседании

а) да 617 88

б) нет 84 11 15. Укажите причину несвоевременного рассмотрения жалоб в суде:

а) волокита; 17 2,4

б) загруженность по другим делам; 339 48

в) несвоевременное получение жалобы и материалов, подтверждающих законность и обоснованность данной меры пресечения; 256 36

г) слишком короткие сроки, предусмотренные за- коном для данной категории жалоб. 89 12 16. Достаточно ли установленного законом ст. 2202 УПК срока (трое суток) для судебной проверки законности и обоснованности ареста или срока содержания под стражей

а) да 393 56

б) нет 308 43

-213-

17. Какие материалы необходимы представлять в суд для разрешения вопроса об обоснованности ареста или продления его сроков?

а) копии протокола задержания подозреваемого; 701 100

б) копии постановления о привлечении в качестве обвиняемого; 701 100

в) копии постановления о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения; 701 100 1 2 3 4

г) копии протокола допроса подозреваемого и об- виняемого; 701 100

д) данные, характеризующие личность. 701 100

е) материалы уголовного дела в полном объеме; 9 1,2

ж) иные материалы (укажите, какие). 24 3,4 18. Ваши предложения по совершенствованию института судебной проверки законности и обоснованности ареста и продления срока содержания под стражей. СПАСИБО’

-214-

Приложение № 2 АНКЕТА

Кафедра уголовного процесса Волгоградского юридического института МВД России разрабатывает проблему проверки судами законности и обоснованности действий и решений органов расследования в досудебных стадиях. Важное место в этой работе отводится эмпирическому исследованию1.

№ Вопросы Из 729 производств по жа- п/п

лобам в порядке ст. 220’ и

2202 УПК

в абсолют- в процент-

ных цифрах ном отно- шении 1 2 3 4 1. Архивный номер уголовного дела, дата рассмотре- ния

2. Наименование суда

3. Квалификация преступления

4. Фабула дела

5. В результате судебной проверки судьей принято решение:

а) об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу и об освобождении лица из-под стражи; 621 85

б) об оставлении жалобы без удовлетворения. 108 14,8 6. При отмене заключения под стражу избрана иная мера:

а) подписка о невыезде; 14 0,19

б)зало; 715 98

в) другая.

- 7. Жалоба на обоснованность ареста подана

а) самим обвиняемым; 496 68

б) его законным представителем; 38 0,52

в) защитником; 121 16,5

г) лицом, не указанным в законе 74 1,1 1 2 3 4 1 По вопросам темы в судах г. Волгограда было изучено 291 производство по жалобам на незаконный и необоснованный арест в порядке ст. 220’ и 2202 УПК, а также 173 производства по жалобам в судах г. Саратова и 265 -г. Астрахани.

-215-

8. В какой срок обвиняемый (лицо, предусмотренное УПК) подал жалобу на незаконность или необосно- ванность ареста (задержания), продления срока со- держания под стражей?

а) менее 24 часов после применения следователем, дознавателем меры пресечения; 26 0,35

б) в течение от 3 до 7 дней; 126 17

в) в 10-тидневный срок; 534 73,2

г) в 2-хнедельный срок и более 43 0,58 9. Сроки подготовки материалов в суд:

а) установленный законом срок (24 часа); 127 17,1

б) до 3 суток; 341 46,7

в) до 5 суток; 237 32

г) свыше 5 суток; 16 0,21

д) свыше 10 суток и более. 8 0,109 10. Содержание жалоб на незаконность и необоснован- ность заключения под стражу:

а) ссылки на нарушение УПК; 62 0,85

б) изложено только ходатайство об изменении меры пресечения без ссылок на уголовно-процессуальное законодательство 134 18,3

в) ссылки на обстоятельства, имеющие отношение к личности обвиняемого; 512 70,2

г) иные обстоятельства 41 0,56 11. Имеются ли в деле сведения об участии при рас- смотрении жалобы в порядке ст. 2202 УПК:

а) прокурора; 31 0,42

б) адвоката; 114 15

в) заключенного под стражу 584 82 12. Срок рассмотрения жалобы судьей:

а) установленный законом (3 суток); .682 93

б) с нарушением закона 47 0,64 13. На основании каких материалов судья делает вывод об обоснованности или необоснованности приме- ненной меры пресечения:

а) копия протокола задержания; 729 100

б) копия постановления о привлечении в качестве обвиняемого; 729 100

в) копия постановления о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения; 729 100

г) копия протокола допроса подозреваемого и об- виняемого; 729 100

д) данные, характеризующие личность; 729 100

е) иные материалы (укажите, какие) 23 0,31 14. Какие из биографических сведений о заключенном под стражу чаще всего влияют на решение судьи при проверке жалоб на незаконность и необоснованность ареста (задержания)?

а) пол; 729 100

б) место работы и должность; 365 50,06

*

-216

в) семейное положение; 729 100 1 2 3 4

г) наличие судимости; 729 100

д) несовершеннолетний возраст арестованного (заключенного под стражу); 729 .100

е) иное (укажите, что именно) 68 0,93 15. решение суда о рассмотрении жалобы:

а) об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу и об освобождении лица из-под стражи; 79 1,8

б) мера пресечения в виде заключения под стражу изменена на другую (какую); 492 67

в) жалоба оставлена без удовлетворения 158 21 16. причины несвоевременного рассмотрения жалоб в судах:

а) несвоевременность направления жалоб след- ственным органом в суд; 715 98

б) недостатки в работе конвойной службы; 729 100

в) некомпетентность администрации мест содержа- ния под стражей; *~~ —

г) неизвещение прокурора о направлении жалобы в суд администрацией мест содержания под стражей; “ ““*”

д) отсутствие взаимосвязи всех должностных лиц, причастных к производству по жалобе 291 39

е) другие причины 52 V

-217-

Приложение № 3 ОБОБЩЕНИЕ

судебной практики рассмотрения жалоб на применение органами дознания, следствия, прокурорами заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей 25 сентября 1995 года г. Волгоград

Согласно плану работы на II полугодие 1995 года управлением юстиции Волгоградской областной администрации совместно с Волгоградским областным судом и адъюнктом кафедры уголовного процесса Волгоградского юридического института МВД России Слепневой И. Е. проанализирована судебная практика рассмотрения районными судами города Волгограда и городским судом г. Волжского жалоб на применение органами дознания, следствия, прокурорами заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей за период с января по август 1995 года.

Цель обобщения - анализ количества, качества, сроков рассмотрения указанной категории жалоб, выявление причин нарушения сроков их рассмотрения, определение возможностей для устранения этих причин, координация работы правоохранительных органов и судов в этом направлении.

Основой обобщения послужили письменные сообщения указанных судов о рассмотрении жалоб, а также данные, полученные специалистами управления юстиции в результате выездов в Ворошиловский и Центральный районные суды г. Волгограда.

  1. Количество поступления жалоб

За анализируемый период времени районными судами города Волго- града и городским судом города Волжского рассмотрено 255 жалоб на применение органами дознания, следствия, прокурорами заключения под стражу

-218-

в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей.

За аналогичный период прошлого года поступление жалоб возросло примерно на 30 % и пропорционально увеличено поступления в суды уголовных дел.

Наибольшее количество жалоб поступает в Центральный районный суд г. Волгограда, которым за указанный период рассмотрено порядка 30% от их общего количества, на втором месте по поступлению жалоб красноармейский районный суд, рассмотревший около 20 % жалоб, примерно по 12 % общего количества жалоб рассмотрено Тракторозаводским и Краснооктябрь-ским районными судами, по 5 % - Дзержинским, Советским районными судами, городским г. Волжского и по 3% - Ворошиловским и Кировским районными судами.

  1. Качество рассмотрения жалоб

Качество рассмотрения жалоб, поступивших в суды в порядке ст. 220’ УПК РФ, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года не изменилось, а именно: из 255 жалоб удовлетворена 51 жалоба, что составляет 20% от общего количества рассмотренных жалоб. То есть, как правило, суды в удовлетворении жалоб отказывают.

Так, из рассмотренных Дзержинским районным судом 15 жалоб, в 12 случаях было отказано, производство по 3 жалобам было прекращено, ни одной жалобы не удовлетворено.

Наибольшее количество жалоб удовлетворено Кировским районным судом: из 9 рассмотренных - удовлетворено 5 жалоб, что составляет более 50%.

При рассмотрении жалоб суды исследуют материалы, подтверждающие законность и обоснованность применения меры пресечения в виде содержания под стражей.

Как правило, жалобы удовлетворяются при отсутствии в материалах

-219-

данных об обоснованности ареста, а именно сведений, в том числе о лич- ности содержащегося под стражей, которые подтверждают необходимость применения заключения под стражу в качестве меры пресечения.

Например, Красноармейский районный суд при рассмотрении жалобы гр-ки Захаровой Н. И., обвиняемой в покушении на убийство бывшего мужа, установил, что потерпевший обманул обвиняемую, вступив в сожительство с другой женщиной и скрыв рождение ребенка. Захарова Н. И. ранее не судима, положительно характеризуется как по месту работы, так и по месту жительства, имеет двоих несовершеннолетних детей. Кроме того у нее большой срок беременности, она страдает токсикозом и нуждается в медицинской помощи. Жалоба Захаровой Н. И. удовлетворена.

Кировским районным судом рассмотрена жалоба Шабашова Ю. В., обвиняемого в краже. Суд установил, что подследственный находится в крайне тяжелом состоянии, нуждается в срочной госпитализации в условиях гастроэнтерологического отделения городской больницы. Жалоба удовлетворена.

Незаконность ареста, т. е. несоблюдение всех норм уголовно- процессуального законодательства, регламентирующих порядок применения указанной меры пресечения и продления срока ее действия, так же является основанием для удовлетворения жалоб.

Тракторозаводским районным судом удовлетворена жалоба Прохорова И. М., 1970 года рождения. При рассмотрении жалобы установлено, что Прохоров И. М. содержался под стражей с 19 марта 1994 года, срок содержания под стражей был продлен до 19 июня 1994 года. С 20 июня 1994 года по 17 октября 1994 года Прохоров И. М. два-три раза в месяц вызывался для ознакомления с материалами дела, после 17 октября никаких следственных действий с его участием не производилось.

  1. Сроки рассмотрения жалоб
  • 220 -

Жалобы анализируемой категории рассматриваются судами с нару- шением сроков, предусмотренных ст. ст. 220 и 220 УПК РФ. Единичные случаи рассмотрения жалоб в срок. Всего в срок рассмотрено 12 жалоб, что составляет менее 5 %, причем в некоторых судах в срок не было рассмотрено ни одной жалобы. В основном жалобы рассматриваются в течение двух-трех недель после их поступления в суды.

наибольшее количество жалоб в срок рассмотрено городским судом г. Волжского, а именно из 16 жалоб в срок рассмотрено 5, что составляет более 30 %.

Причины несвоевременного рассмотрения жалоб различны:

а) зачастую следственным органом материал по жалобе направляется в суд несвоевременно.

Почти через два месяца после поступления в Центральны районный суд была рассмотрена жалоба адвоката Пацкова В. В. в интересах его подза- щитных Мкртчан А. Г. и Мкртчан С. Г. Жалоба поступила в суд 18 июля 1995 года. Только через десять дней судья Прохорчук С. М. истребовала из областной прокуратуры материал по жалобе. Длительное время судья не принимала мер для рассмотрения жалобы и повторный запрос был ею направлен через месяц и семь дней. Жалоба была рассмотрена 15 сентября 1995 года. Длительное нерассмотрение жалобы повлекло неоднократные обоснованные жалобы в управление юстиции.

Жалоба Носова А. Г. Поступила в Центральный районный суд 20 июня 1995 г. Через неделю после поступления жалобы судья Прохорчук С. М. истребовала из Центрального РУВД материал по жалобе. Повторные запросы были направлены ею 14 июля и 7 августа. Запросы суда исполнены старшим следователем Каркачевой Г. В. лишь 1 августа 1995 года, т. е. почти через полтора месяца после поступления в суд жалобы. Материалы поступили в суд 16 августа, судья назначает рассмотрение жалобы на 28 число. Жалоба

-221 -

рассмотрена через 2 месяца и 8 дней после ее поступления.

Образцом длительного нерассмотрения жалобы является производство, длившееся три месяца. Жалоба адвоката Плотникова В. Ф. в интересах Макарова А. Я. поступила в суд 12 мая 1995 года. Судья Прохорчук С. М. истребовала материал по жалобе у следователя областной прокуратуры Иванова С. С. 16 мая и 30 мая. 14 июля поступает повторная жалоба, в которой адвокат указывает о необходимости изменения меры пресечения его подзащитному, поскольку не представлены материалы по жалобе. Судья направляет запрос следователю вновь 27 июля, т. е. после поступления повторной жалобы. Запрос суда исполнен следователем только 1 августа, в этот же день ма- териал поступил в суд. Жалоба рассмотрена 7 августа 1995 года, удовлетворена.

Длительное неисполнение запросов судов характерно практически для всех следственных органов. Например, в течение около трех и более недель материалы не представляли:

  • следователь СО УФСБ Волгоградской области Роадченко А.. В. (жалоба адвоката Пономарева Ю. В. в интересах Барзударяна Н. А.);
  • старший следователь Центральной прокуратуры Лосев Ю. С. (жалоба адвоката Давлитшина Р. Ш. в интересах Джабарова К. С.-оглы);
  • следователь областной прокуратуры Иванов С. С. (жалоба адвоката Горева Г. В. в интересах Калайджиди Ф. К.);
  • начальник следственного отделения областной прокуратуры Сухов В. Л. (жалоба Нестерова С. А.) и многие другие.
  • б) суды, имея реальную возможность своевременного разрешения жалоб, не рассматривают их длительное время по различным причинам.

Например, жалоба адвоката Эмир-Суиновой Л. Ю. в интересах Ореш- кина С. и. поступила в следственное управление областной прокуратуры 27 января 1995 года и в тот же день - 27 января - с приложением материала бы-

-222-

ла направлена в Центральный районный суд. В суд жалоба поступила 30 января 1995 г.

По существу жалоба была рассмотрена судьей Мун Г. И. 10 марта 1995 года, т. е. почти через полтора месяца после ее поступления одновре- менно с материалом по ней (следователь областной прокуратуры Шутов Н.

В.)-

В течение 24-х часов были исполнены запросы суда:

  • следователем СО Центрального РУВД Яковлевой С. В. по жалобе адвоката Варакина Г. Г. в интересах Чикова В. В. (однако судьей Ванюхиным Н. Н. жалоба рассмотрена на 7 день после поступления материала);
  • следователем областной прокуратуры Бурасовым В. И. по жалобе адвоката Маурина А. в. в интересах Кондратенко А. А. (однако судьей Ани-ковичем А. И. жалоба рассмотрена через месяц после ее поступления);
  • старшим следователем ЛОВД на ст. Волгоград Гафуровым Р. А. по жалобе адвоката Мурашова Г. М. в интересах Калинина С. В. (судьей Воробьевым В. В. рассмотрена жалоба на 11 день после ее поступления).
  • в) администрациями мест содержания лиц под стражей не исполняются требования ст. 2201 УПК РФ, постановления № 3 Пленума Верховного Суда РФ “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей” от 27 апреля 1993 года (с последующими изменениями), которыми предусмотрено одновременно с немедленным направлением жалобы в суд уведомление об этом прокурора. Прокуроры в известность о направлении жалоб в суды не ставятся, соответственно, они не контролируют своевременность направления в суд материалов по жалобам.

В качестве сопроводительных писем к жалобам администрации уч- реждений используют типовые, заранее подготовленные бланки, которыми не предусмотрено извещение прокурора о направлении жалобы в суд.

-223-

Кроме того, зачастую сопроводительные письма администраций не содержат необходимой информации для производства по жалобе. А именно, не указываются год рождения подследственного, следователь, в производстве которого находится дело, следственный орган. Работники суда затрачивают дополнительно время для установления этих данных, что также увеличивает общий срок производства по жалобе.

Анализ причин несвоевременного рассмотрения жалоб показывает, что необходима координация работы всех должностных лиц, причастных к производству по жалобам, т. к. в результате их совместной работы рассмотрение жалоб носит затяжной характер, нарушаются права следственно-заключенных на судебную проверку законности и обоснованности ареста.

Судам, в свою очередь, следует усилить контроль за надлежащим ис- полнением судебных запросов о представлении материалов по жалобам, проявлять больше требовательности для своевременного исполнения судебных поручений, принимать предусмотренные законом меры при их неисполнении, ставить в известность управление юстиции, органы следствия и их руководство об установленных фактах неисполнительности и необходимости ответственности должностных лиц.

На основании изложенного,

ВНОСИМ ПРЕДЛОЖЕНИЯ:

  1. Настоящее обобщение направить в суды области и города Волго- града, в волгоградскую областную прокуратуру, Управление внутренних дел для ознакомления, устранения вскрытых недостатков.
  2. Обратить внимание председателей судов, судей на необходимость усилить контроль за своевременным рассмотрением жалоб на обоснованность ареста. Делопроизводство при их рассмотрении привести в соответствие с Инструкцией по делопроизводству в районном суде.
  3. Рекомендовать судам чаще использовать право, предоставленное
  • 224 -

суду ст. 212 УПК РФ, и выносить частные определения (постановления), ко- торыми обращать внимание государственных организаций, частных лиц на факты, требующие принятия соответствующих мер.

4.. Результаты обобщения обсудить на заседании коллегии управления юстиции и Президиуме областного суда.

-225-

Приложение № 4 ОБОБЩЕНИЕ

Судебной практики по делам, вынесенным в соответствии со ст. ст. 2201,2202 УПК РСФСР

Судебная проверка законности и обоснованности применения заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно законности и обосно- ванности продления срока содержания под стражей, регулируется ст. ст. 2201 2202 УПК РСФСР, постановлением № 3 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей” и Постановлением № 6 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 298 сентября 1994 г. “О выполнении судами Постановления пленума ВСРФ от 27 апреля 1993 года”.

Для обобщения были истребованы материалы из 4-х судов г. Волгограда, которые рассматривают наибольшее количество жалоб по указанным выше основаниям.

Всего изучено 265 материалов на 266 человек.

Статистика по судам выглядит следующим образом

Наименование

суда Год Количество ма- териалов Результаты рассмотрения С участием прокурора

Удовл. отклон.

Центральный 1996 1997 112 44 23 12 89

32 107 44 Итого

156 35 или 22% 121 151 Краснооктябрьск

ий 1996 1997 46 9 13 2 33 7 44 9 Итого

55 15 или 27% 40 53 Ворошиловский 1996 1997 29

7 6

3 • 23 4 29

7 Итого

36 9 или 25 % 27 36 Дзержинский 1996 1997 15 3 3 1 12 2 15 ‘ 3 Итого

18 . 4 или 22% 14 18 Всего:

265 63 или 23% 202 258 или 97%

-226-

231 жалоба поступила на изменение меры пресечения и 34 жалобы на необоснованность содержания под стражей.

Подавляющее большинство жалоб рассмотрено председателям судов, что свидетельствует об их повышенной ответственности за соблюдением за- конности в отношении граждан.

Так, председателем Центрального района Пучкиным И. В. рассмотрено 46 материалов, председателем Краснооктябрьского суда Абрековым Т. М. - 37 материалов, Ворошиловского района - Степановым И. П. - 27. Из 18 материалов, представленных для обобщения Дзержинским районным судом, председателем Рабочим В. Г. рассмотрено 8. С участием прокуроров рассмотрено 97 % жалоб.

Из общего количества рассмотренных жалоб 23 % были удовлетворены, в результате чего 63 человека были освобождены из-под стражи.

Анализ конкретных материалов показал, что судьи, руководствуясь действующим законодательством и с учетом разъяснений Пленума, в основном правильно разрешают поступающие к ним жалобы. Во всех истребованных материалах имеются протоколы судебного заседания. Участникам разъяснены их права и обязанности. В постановлениях, как правило, мотивы принятого решения аргументированы.

Вместе с тем, в деятельности судов по осуществлению предусмотренного законом контроля за применением ареста в качестве меры пресечения имеются ошибки и недостатки.

В соответствии со ст. 2202 п. 2 УПК РСФСР проверка судом законности и обоснованности ареста или срока содержания под стражей должна быть осуществлена не позднее трех суток со дня получения материалов, под- тверждающих обоснованность заключения гражданина под стражу в качестве меры пресечения.

-227-

Однако 60 % жалоб по изученным материалам рассмотрено с наруше- нием сроков их рассмотрения. (Исключение составляют жалобы, рассмотренные Краснооктяброьским районным судом, где нарушение сроков единично).

Вызвано это как недостатками в работе конвойных подразделений по обеспечению доставки в судебное заседание лиц, содержащихся под стражей (в отсутствие такого лица рассмотрение возможно лишь в случае, если оно ходатайствует об этом, либо по собственной инициативе отказывается от участия в заседании), так и неудовлетворительной организацией этой работы в самих судах.

Например, с 10 по 21 января 1997 года находился в производстве Центрального суда материал в отношении Дворецкого.

Около 2-х месяцев не рассматривалась жалоба адвоката в отношении обвиняемого Портянко.

Почти месяц этим же судом не рассматривались жалобы в отношении Баландина, Дудова и др.

Следует заметить, что судьи Центрального суда (Пучкин И. В., Воробьев В. В., Коновалов Ю. М., Салямова С. А.) на несвоевременность предо- ставления документов в 1996 году реагировали представлениями, письмами в адрес следственных органов и прокурора, что не преминуло сказаться на сокращении сроков рассмотрения жалоб в 1997 году.

Хотя и единичны, но имеют место случаи, когда судьи выходят за пределы исследования материалов о законности ареста. В постановлении высказывают мнение о доказанности участия лица в совершенном преступлении, о виновности или невиновности обвиняемого, дают оценку собранным доказательствам, чего делать не вправе. Например, Центральный районный суд по жалобе в отношении Ерохиной, обвиняемой по ст. 147 ч. 3 УК РСФСР, отказ в изменении меры пресечения мотивировал тем, что ей “предъявлено обвинение в совершении тяжкого преступления, вина в совершении которого

-228-

доказана”. (Центр. Рулев А. И.).

Этот же судья вошел в обсуждение доказанности вины по жалобе Хе- тагури.

С учетом “его активного участия в 13 -ти кражах” отказано в удовлет- ворении жалобы Харлашину (Ворошиловский суд).

При решении вопроса об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу и об освобождении лица из-под стражи иногда допускается фор- мальное, поверхностное рассмотрение материалов, не учитываются в достаточной степени личность обвиняемого, тяжесть инкриминируемого ему деяния, а также иные существенные обстоятельства дела. Например, при изменении меры пресечения - содержание под стражей, на подписку о невыезде Коновалову, обвиняемому по ст. 163 ч. 2 УК РФ, Советский районный суд (Опфер Т. В) не только не учел общественной опасности предъявленного обвинения Коновалову, характеризующие его данные, но, приняв во внимание его состояние здоровья, никак не среагировал на тот факт, что Коновалов был выписан из больницы за нарушение режима.

Крайне лаконична мотивировка в постановлении об отказе в удовлет- ворении жалобы адвоката об изменении меры пресечения Торновом. “обвиняется в совершении тяжкого преступления, нарушений норм УПК при избрании меры пресечения не имеется” (Центр. Рулев А. И.).

Аналогичное обоснование этим же судьям дано по жалобам в отношении Севырина. Котомкина.

Или, постановлением судьи Центрального района (Коновалов Ю. М.) отменена мера пресечения - содержание под стражей Васильеву, которому следствием было предъявлено обвинение по ст. 148 ч. 5 УК РФ.

При рассмотрении данного материала судья допустил несколько ошибок. Во-первых, освободив Васильева из-под стражи, судья руководствовался ст. ст.2391, 191-197 УПК РФ, тогда как Закон предусматривает вынесение

  • 229 -

данного постановления на основании ст. 22О2 УПК РСФСР.

Кроме того, с 12.03.96 г. уголовное дело по обвинению Васильева А. Г. и др. по ст. 148 ч. 5 УК РФ находилось в производстве другого суда (Ленинского района), мера пресечения Ленинским судом при назначении дела к слушанию была Васильеву оставлена прежняя - содержание под стражей, следовательно, судья Центрального суда не вправе был рассматривать жалобу адвоката в интересах Васильева А. Г. об изменении ему меры пресечения. Кроме того, в нарушение ст. 2202 УПК РФ судебная проверка обоснованности ареста Васильева проводилась судом без участия прокурора.

Постановление отменено в порядке надзора. Изменен 3.06.96 г. Воро- шиловским районным судом арест на залог в отношении гр. Вадры - цыганки, не работавшей, проживавшей в Саратовской области, занимавшейся при- обретением с целью сбыта наркотиков, отрицавшей свою причастность к пре- ступлению и отказавшейся давать показания.

Судья принятое решение мотивировал тем, что Вадра, “… находясь на свободе, не может помешать расследованию”. Какие-либо документы, харак- теризующие личность обвиняемой, в материале отсутствовали.

Следует отметить, что материалы, направляемые в суды для проверки законности и обоснованности ареста, не всегда отвечают предъявляемым требованиям.

Они, в частности, должны содержать надлежаще заверенные копии постановления о возбуждении уголовного дела, протокола задержания подо- зреваемого, постановления о привлечении в качестве обвиняемого, поста- новления о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения, протоколов допроса подозреваемого и обвиняемого, а также сведения об их личности и другие данные, которые лицо, производящее дознание, следователь и прокурор представляют в суд для подтверждения законности и обос- нованности применения заключения под стражу.

-230-

Из проверенных при обобщении материалов, представленных Цент- ральным судом, 20 % не отвечают предъявляемым требованиям (в отношении Авдюхова, Загарева, Курина и многих других).

Аналогичная недоработка имеет место и в других судах.

Ненадлежаще оформлены документы в отношении Божжова, Оглы (Ворошиловский суд), Трубникова, Попова (Краснооктябрьский суд), Коршунова, Гончарова, Мещерякова (Дзержинский суд, Рабочий В. Г.).

В этой связи вызывает сомнение правильность принятого решения по жалобе адвоката Винокуровой в отношении Лозового. Как усматривается из материала, Лозовой по предварительному сговору проник путем взлома в квартиру потерпевшей, откуда похитил имущество на сумму около 6 млн. руб. Лозовой нигде не работал, не учился. Имеющаяся в материале характеристика - 3-х летней давности. Предоставленные суду документы не заверены.

Несмотря на это судья (Дзержинский суд - Логинова В. В.) отменила Лозовому меру пресечения в виде заключения под стражей.

А в материале в отношении Солодченко, рассмотренном тем же судьей, необходимые документы: копии протоколов допроса обвиняемого, све- дения о его личности отсутствуют вообще.

Несмотря на это, жалоба была рассмотрена по существу, то есть фор- мально.

Как показало обобщение, 60% жалоб на изменение меры пресечения - содержание под стражей, имели обоснование по причинам раскаяния в содеянном и состояния здоровья. Остальные - на необоснованность ареста в связи с невиновностью, по семейным обстоятельствам, истечением срока содержания под стражей.

При отказе в удовлетворении жалоб обвиняемых и их адвокатов об отмене ареста, судьи судов по изученным материалам, при отказе в измене-

-231-

нии меры пресечения, ссылались, как правило, на ч. 2 ст. 96 УПК РСФСР, предусматривающую перечень преступлений, за совершение которых возможна эта мера, по мотивам одной лишь опасности преступления.

Причем, принятое в этом случае судьей решение являлось крайне ла- коничным.

Чаще других подобная ошибка встречается по жалобам, рассмотренным судьями Центрального суда, а мотивировка принятого решения выглядит обычно так: “… в соответствии со ст. 96 ч. 2 УПК РСФСР мера пресече- ния в виде заключения под стражу может быть применена по мотивам одной лишь опасности” (Малюков, Федоров и др.).

Полагаю, что подобная позиция не всегда является правильной. Ука- зание, содержащееся в ч. 2 ст. 96 УПК РСФСР, не освобождает судью от обязанности тщательно проверить законность и обоснованность избрания в качестве меры пресечения - содержания под стражей, и не лишает его права отменить либо изменить ее при наличии к тому оснований.

Круг участников лиц, присутствие которых обязательно при проверке законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей, определен п. 3 ст. 2202 УПК РСФСР.

Однако требование этого закона выполняется не всегда.

Если участие прокурора обеспечено, за редким исключением, по всем материалам (97 %), то присутствие защитника, участвующего деле обвиняемого, нередко игнорируется, что, безусловно, влечет отмену постановлений.

так, судьей Центрального районного суда т. Анисковечем А. И. было отказано в удовлетворении жалобы в изменении меры пресечения Саломеди-ну и Груину (руководители РДС).

По жалобе адвокатов оба постановления были отменены в кассационном порядке за нарушением ст. 2202 УПК РСФСР (докл. Чистяков в. П.).

Из материалов усматривается, что защиту Саломадина осуществляют

  • 232 -

три Адвоката, а Груизан - два адвоката..

Однако к участию в рассмотрении жалоб были судом допущены лишь адвокат Ключников (по Саламадину) и адвокат Копылов (по Грузину), чем было нарушено право на защиту обоих обвиняемых.

А вот по жалобе адвоката Сысоева, защищавшего интересы Коваленко, судьи Ворошиловского районного суда Рубцова Л. В. производство по жалобе прекратила, признав отказ адвоката от жалобы обоснованным, хотя какие-либо мотивы тому вначале отсутствуют.

Присутствовавший в судебном заседании Ковалев по этому поводу не опрошен. Его позиция на предмет обоснованности ареста в качестве меры пресечения протокол не содержит.

Эта “недоработка” привела к повторному разрешению жалобы Кова- ленко.

Кстати, в отдельных случаях, как это видно из протоколов судебного заседания, доставленные в суд лица, содержащиеся под стражей, лишены возможности обосновать свою жалобу, т. к. судьей не заслушиваются, Чаще других этот грубейший недостаток просматривается по материалам, рассмотренным судьями Ворошиловского районного суда (в орошении Грачева, Дорофеева, Елисеева и др.). В кассационном порядке отменено судебной коллегией 4.06.97 г. по протесту прокурора постановление судьи Центрального суда (Коновалов Ю. Н.) в отношении Кротова А. М., которому содержание под стражей отменено, а в качестве меры пресечения избран залог в сумме 10 млн. руб.

Судья при решении вопроса не учел, что Кротов, обвинение которому предъявлен за подстрекательство к даче взятки должностному лицу и др. преступления, в ходе расследования дела пытался оказать влияние на свидетелей, убеждая их дать ложные показания. Находясь на свободе, он снова мог влиять на ход следствия по делу. (Гапченко О. А., -д., Денисов Л. П., Дмит-

  • 233 -

риева Л. А.).

Определением судебной коллегии от 4 марта 1997 года (Чистяков Е. И. - д., Абрамов Б. Н., Ночвин Л. Н.) отменено постановление Красноармей- ского районного суда от 5.02.97 г. (Лавилова С. Л.) в отношении Николаевой А. Н. Как видно из материала, Николаевой предъявлено обвинение и она была осуждена 16.05.96 г. по ст. ст. 148 ч. 5, 17, 108 ч. 2 УК РСФСР на 8 лет лишения свободы. Взята судом под стражу 5 ноября 1996 г. Ее жалоба об изменении меры пресечения была оставлена без удовлетворения, (приговор был отменен с направлением дела на доследование). 27 января 1997 года Николаева вновь написала в суд жалобу по тем же мотивам об изменении ей меры пресечения. Суд, без каких-либо данных, которые бы давали к тому основания, отменил ей содержание под стражей”.

Всего в кассационном порядке было рассмотрено за текущий период 1997 года 13 материалов: Центральным судом - 10 (3 отменены), Советским -2 (оба отменены), Красноармейским - 1 (отменено). 1 постановление в отношении Васильева - Центральный суд, явилось предметом рассмотрения в надзорном порядке.

В 1996 году постановления, вынесенные в соответствии со ст. ст. 220’, 2202 УПК РСФМР, обжалованию и опротестованию не подлежали. Эта возможность появилась с 1 января 1997 года на основании Федерального Закона, принятого Государственной Думой 15.12.96 года, которым внесены изменения в ст. 331 УПК РСФСР

Однако, некоторые судьи, игнорируя вновь принятый закон, продол- жают указывать в постановлениях, что оно “… обжалованию не подлежит”, либо вообще не разъясняют это право в постановлениях (Центральный суд по жалобам Тернового, Котомки на, Хетагури, Степаненко, Авдюхова, Чайкина, Ерозиной, Малюкова, Павликова, Портянко).

Подобные ошибки встречаются в работе и остальных судов, а ленин-

-234-

ский районный суд возвратил частную жалобу адвоката на постановление в отношении Воронова,”… так как постановление обжалованию не подлежит”, Постановление вынесено 21.04.97 года.

Судьями допускаются и другие ошибки при рассмотрении жалоб: за- седание производится не в закрытом, а в открытом заседании, явившимся в заседание лицам не разъясняются их права и обязанности, при наличии к тому оснований, адвокаты и законные представители не предупреждаются о недопустимости разглашения данных предварительного следствия или дознания.

Возможно, указанные ошибки являются следствием ненадлежащего составления секретарями протоколов судебного заседания, в связи с чем судьям следует повысить к последним требовательность при составлении столь важного процессуального документа.

С целью предупреждения ошибок при рассмотрении жалоб в порядке ст. ст. 2201, 2202 УПК РСФСР, полагаю необходимым результаты обобщения обсудить на кустовых совещаниях судей по итогам работы за 1 полугодие.