lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Петросян, Вардан Олегович. - Использование криминалистических методов и средств в розыске без вести пропавших граждан: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 1998 186 с. РГБ ОД, 61:98-12/405-3

Posted in:

f

ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МВД РОССИИ

На правах рукописи

Петросян Вардан Оникович

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ МЕТОДОВ И СРЕДСТВ В РОЗЫСКЕ БЕЗ ВЕСТИ ПРОПАВШИХ ГРАЖДАН.

(специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика, теория оперативно- розыскной деятельности)

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

Научный руководитель

кандидат юридических наук,

профессор А.Ф. Волынский

т

Москв а - 1998

ОГЛАВЛЕНИЕ

стр.

Введение 3

Глава 1. Научные основы использования криминалистических

методов и средств в розыске без вести пропавших граждан 12

§1 Человек как источник розыскной и
идентификационной

информации 12

§2. Научно-технические средства и методы собирания и исследования

следов-носителей информации о человеке 28

§3. Особенности технико-криминалистического обеспечения розыска

без вести пропавших граждан 52

Глава 2. Тактика использования криминалистических методов и средств в розыске без вести пропавших граждан в
процессе

расследования 78

§1. Планирование розыска без вести пропавшего
гражданина.

Следственные версии 78

§2. Особенности тактики отдельных следственных действий при

розыске без вести пропавших граждан 92

§3. Взаимодействие следователя, оперативного работника и специалистов при расследовании дел о безвестном исчезновении

граждан ПО

§4. Идентификация без вести пропавшего лица после установления

места его нахождения или обнаружения трупа 129

Заключение 147

Список литературы 152

Приложение 166

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Общие негативные тенденции, проявляющиеся в последние годы в динамике и структуре преступности, в ее качественных и количественных показателях самым прямым образом отражаются на проблеме розыска без вести пропавших и установления личности погибших граждан по их трупам.

В 1996 году, по сравнению с 1990 годом, количество без вести пропавших граждан в России увеличилось более чем 2,5 раза. За это же время возросло количество обнаруживаемых трупов неизвестных лиц почти в 5 раз. В Армении с 1992 по 1997 г.г., соответственно на & 1,5 и в 1,8 раза. При этом отмечается парадоксальный факт - количество без вести пропавших граждан за указанные годы в России по статистике оказалось меньше, чем обнаружено трупов неизвестных лиц. Хотя, по логике должно быть и всегда было, наоборот. Этот факт, по нашему мнению, в значительной мере объясняется возросшей и практически неконтролируемой миграцией населения не только с ближнего, но и дальнего зарубежья. А свидетельствует он о серьезных недостатках в рассматриваемой сфере деятельности. По состоянию на 1 января 1997 года в России по данным ГИЦ МВД РФ состоит на учете более 25 тыс. без вести пропавших граждан и свыше 34 тыс. неопознанных трупов1; в Армении, соответственно, 949 и 535. При этом очевидна тенденция осложнения этой проблемы (см. Приложение 1).

Очевидное обострение данной проблемы обусловлено не только общей криминализацией общества, но и участившимися случаями техногенных катастроф, аварий на транспорте, военных конфликтов и тому подобных явлений, связанных с массовой гибелью людей. Вместе с тем, примерно в каждом третьем случае обнаружения трупов неизвестных лиц констатируются

1 Состояние преступности в России за 1997 год. -М: ГИЦ МВД РФ, 1988.

4

криминальные причины их смерти, что обусловливает необходимость возбуждения уголовных дел и проведения расследования в целях раскрытия преступлений и установления лиц виновных в их совершении.

По существу в таких ситуациях правоохранительные органы призваны решать названные задачи, используя прежде всего традиционные криминалистические методы и средства. Более того, общим состоянием системы криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений во многом предопределяется результативность работы и в этом направлении. Однако, известное своеобразие рассматриваемых явлений (безвестное исчезновение лица, обнаружение трупа неизвестного лица), обусловливает существенные особенности возникающих при этом розыскных и следственных задач, а соответственно, организации и тактики использования криминалистических методов и средств в целях их решения.

Кроме того, в последнее время рядом исследователей констатируется факт активизации организованного противодействия расследованию (Р.С. Белкин, И.В. Бобровский, В.Д. Грабовский, М.М. Каминский, В.И. Куликов, В.П. Лавров и др.). Это явление характеризуется не только психологическим (шантаж, подкуп, угрозы, и т.п.), но и физическим воздействием на участников уголовного процесса и других лиц, ставших опасными для криминальных структур (похищения и истязания людей, захват заложников и убийства, в том числе с сокрытием или уничтожением трупов). По нашим ориентировочным расчетам, проведенным на основе статистических данных, публикаций в прессе, опроса практических работников, убийства в целях противодействия расследованию составляют примерно полтора-два процента от общего количества ежегодно регистрируемых преступлений этого вида1. Очевидно, что розыск пропавших без вести при указанных обстоятельствах

1 В.О. Петросян. Безвестное отсутствие лица как признак противодействия расследованию. Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. // Материалы научно-практической конференции - 29-30 октября 1996г., г.Руза. - М.: ЮИМВДРФ. 1996 С. 137-139.

5

людей существенно усложняется, а в конечном итоге сопряжен с расследова- нием специфических по мотивам и способам совершения тяжких преступле- ний. Однако возникающим при этом проблемам в криминалистической литературе должного внимания пока не уделялось.

Отмечаемое на уровне критического состояние в работе по розыску без вести пропавших граждан и установлению личности погибших граждан по их трупам, объясняется многими причинами, в том числе социально- экономического, демографического, правового характера. В их ряду не последнее место занимают причины, непосредственно связанные с деятель- ностью органов внутренних дел в данном направлении. В самой общей формулировке их суть заключается в том, что органы внутренних дел оказались не готовыми и медленно адаптируются к решению соответст- вующих задач в новых, существенно усложнившихся условиях формиро- вания рыночных отношений. В частности, при относительно высоком уровне разработок конкретных научно-технических методов, средств решения задач розыска без вести пропавших и установления личности погибших граждан по их трупам, фактически до сих пор остаются без должного внимания проблемы системного анализа организационного, правового, методического обеспечения в целом данной деятельности и разработки на этой основе комплекса взаимосвязанных мер по ее совершенствованию. Разумеется, что такие проблемы не могут быть решены иначе, как в аспекте освоения органами внутренних дел современных информационных технологий, что, в свою очередь, предопределяет необходимость совершенствования имеющихся и разработки новых криминалистических методов и средств сбора, накопления и систематизации соответствующей информации.

Таким образом, практическая значимость проблемы розыска без вести пропавших граждан, явно обострившейся в современных условиях, и ее недостаточная теоретическая разработка свидетельствует об актуальности данной темы диссертационного исследования.

6

Научная новизна исследования. Розыск без вести пропавших и уста- новления личности погибших граждан по их трупам - одна из злободневных проблем криминалистики. Свидетельством тому являются целевые Исследова- ния И.Н.Голубкова, А.А.Закатова, В.Е.Корноухова, М.Я.Пахиса, В.М. Шванкова и др. Вопросы технико-криминалистического и судебно-медицинского обеспечения осуществляемой в этом направлении деятельности, особенно в части разработки конкретных методов, средств, методик решения возникающих при этом задач, довольно обстоятельно освещены в трудах как судебных медиков, так и криминалистов: Г.Д.Гладковой, В.А.Жбанкова, Е.И.Зуева, А.В.Капустина, В.Е.Корноухова, М.В.Кисина, С.Д.Кустановича, В.Я.Колдина, И.Д.Кучерова, И.Ф.Крылова, М.Я.Сегая, СИ. Цветкова, Ю.П. Дубягина, Б.А. Федосюткина, О.П. Коровянского, А.И. Хвыли-Олинтера и других ученых.

Однако, в большинстве своем, работы названных авторов по предмету данного исследования опубликованы в 70-80-е годы и по этой причине в них не нашли и не могли найти отражение особенностей организации тактики использования криминалистических средств и методов в розыске без вести пропавших и установлении личности погибших граждан по их трупам. Особенности, которые обусловлены коренными изменениями в социально- экономической жизни общества за последние годы. Кроме того, некоторые из этих работ посвящены сугубо научно-техническим аспектам рассматриваемой нами проблемы. Целевое монографическое исследование, вопросов исполь- зования по существу в новых условиях криминалистических методов и средств или криминалистического обеспечения розыска без вести пропавших и установления личности погибших граждан пока не проводилось.

В этой связи автор диссертации, исходя из результатов анализа научных трудов о человеке, как источнике криминалистически значимой информации, современных методах и средствах ее получения, исследования и использования в названных целях, а также на основе изучения соответ-

7

ствующей практики деятельности органов внутренних дел Российской Федерации и Республики Армения, излагает и аргументирует ряд предложений по совершенствованию организаций и тактики использования криминалистических методов и средств в розыске без вести пропавших и установлении личности погибших граждан по их трупам.

Новизна исследования в определенных пределах нашла свое отражение в положениях, выносимых на защиту. Это:

  • результаты системного анализа криминалистически значимых признаков и свойств человека, их генетически обусловленных корреляционных взаимосвязей;
  • предложения по увеличению объема и улучшению качества фиксации приз- наков и свойств человека в поисковых карточках криминалистического учета без вести пропавших граждан и неопознанных трупов;
  • обоснование необходимости рассмотрения на практике факта безвестного исчезновения лица как одного из признаков противодействия расследованию;
  • предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законода- тельства в части использования криминалистических методов и средств в целях получения розыскной и доказательственной информации, с учетом особенностей практики розыска без вести пропавших и установления личности погибших граждан по их трупам;
  • рекомендации по совершенствованию организации и тактики использования криминалистических методов и средств при осуществлении
    поисковых мероприятий в целях розыска без вести пропавших и установления личности погибших граждан по их трупам;
  • особенности планирования и тактики отдельных следственных действий по розыску без вести пропавшего по уголовному делу;
  • особенности взаимодействия следователя с сотрудниками других служб органов внутренних дел, общественностью и средствами массовой инфор мации в розыске без вести пропавшего.

8

Цель и задачи исследования. Общая цель данного исследования заключается в том, чтобы с учетом современных потребностей практики розыска без вести пропавших и установления личности погибших граждан по их трупам, провести всесторонний объективный анализ возможностей повышения результативности использования криминалистических методов и средств в указанных целях, а на этой основе определить и научно обосновать конкретные практические меры реализации таких возможностей.

Данная цель исследования обусловила постановку и решение следующих основных научных задач:

  • анализ признаков и свойств человека как источника генетически обусловленной криминалистически значимой розыскной и идентифика ционной информации;

  • анализ и оценка возможностей современных методов и средств собирания, исследования и использования розыскной и идентификационной информации о признаках и свойствах человека;
  • сбор, обобщение и анализ эмпирического материала, характеризующего современную практику использования криминалистических методов и средств в аспекте предмета данного исследования;
  • анализ современных достижений науки и техники, в том числе в области информационных технологий, в целях выявления возможностей их преломле- ния к практике розыска без вести пропавших и установления личности погибших граждан;
  • выявление проблемных вопросов в организации, тактике осуществления с использованием криминалистических методов и средств отдельных розыск- ных мероприятий и следственных действий (в случаях возбуждения уголов- ных дел по фактам безвестного исчезновения человека или обнаружения трупа неизвестного лица с признаками насильственной смерти);
  • разработка предложений и рекомендаций, направленных на повышение результативности использования криминалистических методов и средств в

9

рассматриваемой сфере деятельности органов внутренних дел.

Предмет исследования - закономерности, характеризующие: во-первых, такое социальное явление как безвестное исчезновение граждан и обнаружение трупов неизвестных лиц;

во-вторых - процесс возникновения и формирования индивидуальных признаков и свойств человека и механизм их отображения в окружающей среде; в-третьих - деятельность органов внутренних дел по использованию криминалистических методов и средств в целях розыска без вести пропавших граждан и их идентификации.

Объект исследования - теория и практика использования криминалис- тических методов и средств в целях розыска без вести пропавших, установ- ления личности погибших граждан по их трупам, а также раскрытия и рассле- дования связанных с этим преступлений; законодательные и подзаконные правовые акты по предмету исследования.

Методология и методика исследования. Методологической и теоретической основой исследования послужили положения отечественной философии и науковедения о познании реальной деятельности в ее диалектическом единстве. В процессе его проведения использовались как общенаучные, так и специальные методы: конкретно-социолопмеский, сравнительно-правовой, статистический, логико-юридический и др. Выводы, предложения и рекомендации, изложенные в работе, основаны также на результатах научного анализа литературы по проблемам криминологии, уголовного права, уголовного процесса, информатики, теории оперативно-розыскной деятельности, научной организации управления и других отраслей знания. Особое внимание при этом уделялось работам в области биологии, психологии, физиологии человека, в том числе зарубежных авторов (Р.В. Макельсаар, В.А. Маккюсик, П. Мильнер, Ниль Дж., Шелл У. и др.).

Методологические проблемы по теме исследования анализировались с учетом
научных трудов ведущих отечественных криминалистов: Т.В.

10

Аверьяновой, Р.С. Белкина, З.И. Кирсанова, Ю.Г. Корухова, В.П. Лаврова, Е.Р. Российской, Н.А. Селиванова, Ш.Н. Хазиева, Л.Г. Эджубова и др.

Нормативную базу исследования составляют Законы Российской Федерации, подзаконные акты МВД РФ и Республики Армении.

Эмпирическая база исследования представляет собой результаты:

  • изучения по специально разработанным анкетам (Приложения 2, 3) в Москве, Московской области и в Армении 308 розыскных дел на без вести пропавших граждан, 260 уголовных дел, возбужденных по фактам обнаруже ния трупов неизвестных лиц с признаками криминальной причины смерти;

  • анализа фактических данных, отражаемых в поисковых картах на указанные категории лиц в ГИЦ МВД РФ - 438 на без вести пропавших граждан и 320 на трупы неизвестных лиц;
  • опроса 163 сотрудников розыскных подразделений (Приложение 4) и 112 следователей органов внутренних дел (Приложение 5) Российской Федерации и Республики Армении. По отдельным вопросам (например, о добровольной дактилоскопической регистрации населения) проводились дополнительные опросы в режиме эксперимента.
  • Репрезентативность исследования обеспечивалась его географией, количеством изученных дел, а также поисковых карточек в учетах ГШД МВД РФ.

Практическая значимость и внедрение результатов исследования. Достижение выше обозначенной цели исследования обусловило практичес- кую значимость его результатов. В диссертации, с учетом потребностей практики и современных возможностей науки и техники, сформулированы конкретные предложения и рекомендации по совершенствованию организа- ции использования криминалистических методов и средств в розыске без вести пропавших и установлении личности погибших граждан по их трупам, а также тактики осуществления отдельных поисковых мероприятий и следственных действий (в случаях, когда возбуждено уголовное дело).

11

Практическая реализация таких предложений и рекомендаций, по мнению автора, положительно скажется на результативности деятельности органов внутренних дел в этом направлении.

Отдельные предложения и рекомендации уже нашли свою реализацию в МВД Республики Армении, в учебном процессе ЮИ МВД РФ по курсу «Криминалистика» и «Теория оперативно-розыскной деятельности» (см. Приложение 6).

Основные теоретические положения диссертации опубликованы в трех научных статьях, были доложены на научно-практической конференции по проблемам противодействия судопроизводству (Москва, ЮИ МВД РФ, 1996г.), обсуждались на кафедре криминалистики ЮИ МВД РФ.

Структура диссертации соответствует логике и содержанию исследования. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложений.

12

ГЛАВА 1. НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ МЕТОДОВ И СРЕДСТВ В РОЗЫСКЕ

БЕЗ ВЕСТИ ПРОПАВШИХ ГРАЖДАН.

§ 1. Человек как источник розыскной и идентификационной информации.

Человек представляет собой сложноорганизованную систему, все свойства и признаки которой находятся во взаимосвязи. Вместе с тем эта система иерархическая, поскольку в ней имеются разные уровни организации и существования материи, характеризующейся многокачественностью ее компонентов и свойств. Именно поэтому человек является объектом изучения многих наук, каждая из которых выделяет свой предмет.

В криминалистике в качестве предмета изучения в системе «Человек» традиционно рассматриваются прежде всего такие ее свойства и признаки, которые отражаются в окружающей среде в виде материальных и идеальных следов. Признаки и свойства таких отображений определяются тем, что человек выступает одновременно как биологическое и социальное существо. Это «… два аспекта одной и той же реальности’».

Человек как социальное существо это личность, представляющая собой некую совокупность свойств и признаков, формирующихся у него в конкрет- ных общественно-исторических условиях, в сфере социальных отношений. Как биологический вид человек обладает свойствами и признаками, данными ему от природы и развивающимися (изменяющимися) в процессе его жизне- деятельности. В частности, такие свойства характеризуют: анатомические особенности, нервную систему человека, половые различия, процессы обмена веществ и т.п. Свойства психики и биологии человека органически взаимосвязаны, что дает основание говорить о психофнзиоло-

1 Жбанков В. А. Человек как носитель криминалистически значимой информации - М : 1993. С. 3-5; Сужанитов В.Ф. Философские проблемы биологии человека - Л: 1974. С. 60

13

гическом базисе личности1 .

В психологии психические процессы рассматриваются как деятельность, связанная с ощущением и восприятием, с мышлением и воображением, с воспоминанием и воспроизведением, с эмоциями и волевыми качествами человека. При этом проявляются такие его свойства, как способность, темперамент, направленность, характер2.

Вместе с тем, рассматривая свойства человека в аспекте их системной организации, психологи выделяют восемь их уровней: генетический и биохимический; метаболической организации клетки, тканей, органов, систем и организма в целом; морфологический; сенсорноперцептивный, психомотор- ный, интеллектуальный; личностный; социальный. Последние два присущи только человеку, остальные - для особей всего животного мира.

Очевидно, что в качестве следов человека в материальной среде отображаются не все его названные свойства. Более того, криминалистов интересует не сам процесс проявления этих свойств, а их конечный материально выраженный продукт. Например, биологические свойства человека отражаются в его запахе, поте, моче, в компонентах организма (кровь, волосы, кости и т.п.). Особенности морфологических свойств (строения тела) человека проявляются в следах рук, ног, губ и т.п.

Классификации свойств и признаков человека в криминалистике уделяется значительное внимание. Так, ГЛ. Самойлов подразделяет их на соматические и социальные; В.П. Колмаков - на физические и социальные3 . Однако обращает на себя внимание несовершенство подобных классификаций. В частности, в них отсутствует целевая направленность и

1 Мильнер П. Физиологическая психология (пер. с англ.) - М.: 1973. С.5; Русалов Б.М. Биологические основы индивидуально-психологических различий. -М; 1979. С.349.

2 Ковалев А.Г. Психология личности. - М: 1995. С. 22-41

3 Самойлов Г.А. Основы криминалистического учения о навыках. - М.: 1968. С. 3; Колмаков В.П. Сущность и задачи идентификации личности в советской криминалистике. // Ученые записки Харьковского юридического института. -Харьков: 1955, вып. IV. С. 101.

14

единство оснований для систематизации. Например, группа физических свойств действительно характерна для человека, поскольку физическое тело обладает весом, плотностью, объемом и т.п. Но такие свойства, в их прямом смысле не представляют интерес для криминалистики. Кроме того, выделяя группу соматических свойств (Г. А. Самойлов), необходимо иметь в виду, что соматология - это часть раздела морфологии науки антропологии, изучающая строение человеческого тела в целом (закономерности вариации роста, веса, окружностей груди и т.п.). Субстратные и морфологические свойства человека выпадают за рамки ее предмета.

Более предпочтительной нам представляется позиция В.Я. Колдина, который подразделяет свойства и признаки человека по информационным полям: трасологическое поле (внешнее строение ладонной поверхности рук, ног, головы, зубов и т.п.); функционально-динамическое поле (признаки почерка, речи, жестикуляции и т.п.); субстанциональное поле (состав крови, волос, биологических вьщелений и т.п.)1 . Однако, и в этом случае очевидны различные основания классификации: структура, функция, динамика, качест- венная характеристика. Например, анатомоморфологические свойства также функциональны, а функциональные неоднородны по своему составу; пись- менная или устная речь по существу является социальным свойством и одновременно функционально-динамическим.

Представляется, что при решении вопроса о криминалистической классификации свойств и признаков человека следует исходить из системного представления о человеке, обладающем определенным генотипом, который содержит в своей основе филогенетическую программу, устойчиво детерми- нирующую признаки рода, расы, пола и т.п. Эта точка зрения на данную проблему в последние годы приобретает все большее признание в кримина- листике, разумеется, не без связи в целом с достижениями генетики, а в частности, с их успешным использованием в целях решения
крими-

1 Колдин В.Я. Идентификация при расследовании преступлений. - М.: 1978. С. 26.

15

налистических задач . В этой связи любая классификация признаков человека носит условный характер, что дает нам право придерживать традиционной, представленной в большинстве учебников по криминалистике их классификации.

Здесь же заметим, что генотип рассматривается как «норма реакции», как исторически обусловленная реакционная база»2 . Генотип предопределяет различия в строении отдельных частей скелета мужчины и женщиньг, в частоте встречаемости полового хроматина4. Генотипически обусловлены различия полов, в том числе по социальным свойствам человека, например, по частоте встречаемости некоторых признаков почерка .

Генотип в своей основе предопределяет свойства крови, волос и других компонентов субстративной системы человека. Его возможности, а точнее говоря, устойчивость, индивидуальность и даже наследственность генной системы взяты на вооружение криминалистики в решении задач идентифи- кации человека, установления его родственных связей .

Иначе говоря, индивидуальность человека, его признаков и свойств обусловлена генетически. Она характерна не только для субстративной, но и морфологической подструктуры его организма. Индивидуальные вариации длины тела, отмечают Я.Я. Рогинский и М.Г. Левин, значительно больше

1 Стегаова Т.В., Иоаннсян Л.С, Сыроквашкина Е.Ю., Пименов Н.Г., Рогаев Е.И. Исследование крови человека методом генотипоскопии. // Методические рекомендации.-М.: ВНЦК МВД РФ. 1991.

2 Шмальгаузер И.И. Организм как целое в индивидуальности и в историческом развитии. - М.: 1942. С.28-35.

3 Пашкова В.И. Очерки судебно-медицинской остеологии. - Ставрополь: 1963. С. 102-109.

4 Любинская СИ. Диагностика половой принадлежности слюны и волос. - М.: 1973. С. 16; Капустин А.В. Судебно-медицинская диагностика пола по половым различиям в клетках. - М.: 1969 С. 11-46.

5 Кулагин П.Г. Методика дифференциации рукописи на мужские и женские. //Материалы 5-го Международного криминалистического симпозиума. 2.2. - М.: 1968.5

6 Стегаова Т.В. и др. Экспертная оценка и математическая обработка результатов исследования объектов, содержащих ДНК двух и более лиц. // Методические рекомендации. - М.: ЭКЦ МВД РФ. 1997.

16

групповых. Крайне редко встречаются люди однородной популяции с длиной тела, выходящей за среднеарифметические пределы, что характерно и для иных антропометрических признаков1. Об этом свидетельствуют исследо- вания признаков внешности человека, в частности, проведенные И.Ф. Виниченко, A.M. Зининым, В.А. Снетковым, а в области дактилоскопии - Г.Л. Грановским. Закономерность взаимозависимости различных признаков внеш- ности человека убедительно была доказана В.Е. Корноуховым, который на большом фактическом материале (20 тыс. отпечатков пальцев рук) показал, что частота встречаемости признаков папиллярных узоров и их количест- венных совокупностей находятся в зависимости от пальца руки и вида узора .

Более или менее устойчивая закономерность прослеживается во взаимозависимости признаков почерка, письменной и устной речи. Индивидуальность почерка, отмечают В.Ф. Орлова и А.И. Манцветова, обусловлена индивидуальностью комплекса внутренних и внешних факторов. И далее, «наиболее известны те причины, со стороны которых предполагалось более непосредственное влияние на почерк или ( и ) это влияние имело более или менее выраженный закономерный характер»” .

Изучение закономерных взаимозависимостей различных признаков и свойств человека, при всей несомненной значимости их индивидуальности, имеет особо важное значение в условиях задач розыска без вести пропавших и установлении личности погибших граждан по их трупам. В таких законо- мерностях проявляются общие, но имеющие важное розыскное ориентиру- ющее значение признаки и свойства человека. В условиях дефицита розыск- ной информации, особенно на первоначальном этапе решения указанных задач, пренебрегать такими возможностями было бы серьезным тактическим

1 Рогинский Л.Я., Левин М.Г. Антропология. - М.: 1963. С. 54.

2 Корноухов В.Е. Комплексное судебно-экспертное исследование свойств человека. Изд-во Красноярского университета. -Красноярск: 1982. С. 128-134.

3 Манцветова А.И., Орлова В.Ф. Предмет судебного почерковедения и задачи экспертизы. //Судебно- почерковедческая экспертиза. - М.: 1968. С. 17-18.

17

просчетом.

Разумеется, что при этом предполагается весьма сложное комплексное исследование различных признаков и свойств человека в их взаимосвязи, частного в общем, единичного в целом. В этой связи вряд ли можно согла- ситься с мнением И. Д. Кучерова о необходимости исключения из теории идентификации позиции о всеобщей индивидуальности, поскольку «… непов- торимая индивидуальность каждой вещи есть реальный факт. И дело состоит не в том, чтобы отрицать это, а в том, чтобы признать ограниченность такого понимания вещи, которое исходит из ее самой» ‘. Правда, при этом Н.Д. Кучеров, на наш взгляд, справедливо отмечает необходимость исследования индивидуальности свойств объектов идентификации с учетом выбранных информационных характеристик. Например, идентификационное исследова- ние всегда предполагает оценку пределов идентификационного периода с учетом устойчивости соответствующих признаков, закономерностей измене- ний их свойств во времени, при определенных условиях и т.п.

Необходимо отметить, что в субстративной подструктуре человека наиболее устойчивы исходные (дислокационные) свойства крови. Они не изменяются на протяжении всей жизни человека. «Изменение условий жизни, питания, заболевания и пр. могут только сказаться на степени выраженности того или иного фактора» .

В рамках предмета данного исследования весьма важное значение имеют возрастные изменения человека, которые наиболее наглядно проявляются в его морфологической подструктуре. Принято различать ряд фаз развития человека (детская, юношеская, зрелости и старости), обусловливающих изменения его внешнего облика, зубного аппарата, скелета и т.п. Хотя характер и степень таких изменений различных признаков не одинаковы. Например, рисунок папиллярных линий практически не изменяется на

1 Кучеров И. Д. Соотношение тождества и различия. - Минск: 1968. С. 96-97.

2 Кисин MB., Туманов АХ Следы крови. - М: 1972. С.19.

18

протяжении всей жизни человека, не считая его размерных величин. Наибольшее число последних отпечатков в 8-10-летнем возрасте, затем происходит его уменьшение (10-20 лет), потом снова увеличение (20-40 лет) и уменьшение1 .

Аналогичные тенденции наблюдаются и в изменениях признаков почерка, что позволило криминалистам выделить четыре их фазы: обучение письму; переход к быстрому связному письму; устойчивый, стабильный почерк; поздние возрастные изменения.

Комплексное изучение свойств и признаков человека в их взаимосвязи, с учетом факторов, закономерно обусловливающих их изменения, позволяет:

а) устанавливать факт тождества лица, включая без вести пропавших и неопознанные трупы, в тех случаях, когда одно идентификационное поле компонента недостаточно информативно;

б) ограничивать круг проверяемых объектов, в том числе трупов неизвестных граждан и без вести пропавших лиц;

в) устанавливать пол, возраст, расу и т.п. признаки лиц по их следам.

Такие возможности наиболее четко проявляются в части использования признаков человека, характеризующих его субстративную, морфологическую и социальную подструктуры.

Диагностика пола применительно к рассматриваемой проблеме имеет практически важное значение, в частности при обнаружении частей расчле- ненного трупа или его костных останков. Признаки половых различий прояв- ляются в составе крови, слюны, иных выделений человека, в том числе в неодинаковой частоте встречаемости X и У - хроматина. На уровне морфологической подструктуры различия проявляются по качественным и

а Гладкова Т.Д. Кожные узоры кисти и стопы обезьян и человека. - М.: 1966. С. 50. 2 Любинская СИ. Диагностика половой принадлежности слюны и волос. - М.: 1973. С. 5-6; Королева Е.И. Ревннтская Л.А. Определение половой принадлежности клеток по V- хроматину в наложениях непосредственно на клинках колюще-режущих орудий. // Сб.: Вопросы судебно-медицинской экспертизы и криминалистики. -Горький: 1977. №6. С.46-48.

19

количественным признакам1.

Показательны в этом отношении результаты исследования В.Е. Корноухова, доказавшего возможность диагностики половой принадлежности по узорам папиллярных линий., в частности с учетом частоты встречаемости и особенностей расположения по полю узора, количественных совокупностей таких признаков как «начало-окончание», «слияние-разветвление», «крючок», «мостик» и др.2.

В розыске без вести пропавших граждан и установлении личности неопознанных трупов широко используются признаки патологии (временной и наследственной), информация о которой может содержаться в различных подструктурах человека - субстративной, морфологической и социальной. Причем некоторые наследственные заболевания отражаются в каждой из них. Например, у лиц, больных шизофренией отмечается повышенное содержание магния в моче и некоторых аминокислотах, наличие характерных особен- ностей в почерке, в устной и письменной речи и даже в строении узоров папиллярных линий на ладонях рук3. По этим же узорам диагностируется лейкемия, врожденные пороки центральной нервной системы, сердца, язвы желудка и т.п.4. Обобщенная и наиболее полная информация по этим вопросам представлена, в частном, в работе В.А. Маккьюсика5.

Особую практическую значимость, особенно в последнее время, в решении задач, связанных с розыском вез вести пропавших граждан и установлением личности погибших (трупов) неизвестных лиц приобретают генетические
признаки. В них содержится информация о расовой

1 Пашкова В.И. Очерки судебно-медицинской остеологии. -Ставрополь: 1963. С. 13-31.

2 Корноухов В.Е. Указ. соч. С. 131-133

3 Микельсаар Р.В. Особенности дерматоглифики при шизофрении. // Сб. Вопросы медицинской генетики и генетики человека. - Минск: 1971. С.141-142; Ниль Дж., Шелл У. Наследственность человека (пер. с англ.). - М: 1958. С. 194.

4 Малов В. Диагноз по узорам. - Комсомольская правда. 13 марта 1976г. № 61.

5 Маккьюсик В.А. Наследственные признаки человека (Пер. с англ.). - М.: 1976. С. 659.

20

принадлежности, о наследственных заболеваниях и др. В частности, уста- новлены расовые различия по антигенам в крови, по частоте встречаемости фенотипов, талосемия, качественным характеристикам сывороточных систем и др. признакам1.

Естественно, наиболее значительная информация о расовых признаках содержится в морфологической подструктуре человека. Она детально анали- зируется в трудах антропологов, в частности, в упоминавшейся уже работе Я.Я. Рогинского и М.Г. Левина. Криминалисты давно и успешно используют наиболее общие признаки расовой принадлежности при описании внешности человека. Менее известны и практически реализуемыми остаются законо- мерности связей различных расовых признаков. Между тем, Т.Д. Гладкова отмечает, что распределение узоров папиллярных линий на ладонях рук и пальцах имеет явно выраженные особенности у различных народов и обус- ловлено территорией их проживания2.

Более детально этот феномен был исследован В.Е. Корноуховым, который на значительном статистическом материале показал различия, отмечаемые в этом отношении у народов, проживающих на территории бывшего СССР. Например, среди народов Кавказа наименьшее количество дуг у мегрелов ( 0,9%), а наибольшее количество у ингушей (10,2%), наибольшее количество петель (70%) у грузин, а наименьшее (49,2%) у лезгин, завитки встречаются у лезгин и армян чаще (47,1%), чем у ингушей (24,8%). Аналогичные факты выявлены в уральской, южно-сибирской, индо-средиземноморской, центрально-азиатской и др. расах’ .

Указанные признаки человека приобретают более существенную прак- тическую значимость при их оценке в совокупности с иными признаками, в частности отражающими территориальные связи. К их числу относятся

1 Косяков ПН. Изоангены и изоантитела человека в корме и патологии. -М.: 1974. С.226-240,266-274.

2 Гладкова Т.Д Кожные узоры кисти и стопы обезьян и человека. - М: 1966. С. 98-113.

3 Корноухов В.Е. Указ. соч. С. 29-30.

21

признаки устной и письменной речи. При этом, как отмечает Н.И. Клименко. особое значение имеют диалектные признаки - отклонение от национального литературного языка1, а в устной речи, кроме того, и говор: «оканье», «аканье», «гиканье» и т.п.

В решении задач розыска и идентификации человека важное значение имеют признаки, характеризующие его состояние (наличие болезни, опьянение, воздействие наркотиков, медикаментов и т.п.) и волевые процессы. Наиболее выраженно такие признаки проявляются в почерке. В зависимости от состояния человека наблюдаются изменения, в частности, в форме и в направлении движений, в размещении точек их начала и окончания, в стро- ении букв и др. При этом заметно нарушается координация движений, появ-

2

ляется неустойчивость наклона, разгона, снижается темп письма и т.п. . Признаки волевых процессов проявляются при умьшшенном искажении почерка: изменение наклона, размера, строения букв, протяженности движе- ний по горизонтали и вертикали и т.п. При этом значительным искажениям подвергаются частичные признаки почерка3. Волевым усилием могут быть изменены признаки устной и письменной речи: стиль изложения, лексика, грамотность и т.п.

Знание свойств и признаков, характерных для различных подструктур человека, позволяет конкретизировать их взаимосвязи и взаимообуслов- ленности, что чрезвычайно важно для криминалистической теории и прак- тики, в том числе в решении задач розыска и идентификации человека. При этом изучение признаков одного свойства человека позволяет опосредствованно судить (предполагать, прогнозировать) о наличии и

1 Клименко Н.И. Особенности исследования рукописей, выполненных на украинском языке. // Сб. Криминалистическое исследование рукописей, выполненных на некоторых языках народов СССР. М.: 1973. С. 25.

2 Трубникова В.А. Признаки необычного выполнения рукописей. // Кн. Судебно-почерковедческая экспертиза. М: 1971. С. 152-158.

3 Трубникова В.А. Указ. соч. с. 163-173.

22

особенностях других признаков и свойств. Получаемая таким образом сум- марная, ориентирующая информация несомненно более содержательна и ценна в решении розыскных задач. Следует отметить и то, что изучение указанных взаимосвязей является предпосылкой для комплексного исследования следов преступлений при осмотре мест происшествий, с чем многие криминалисты связывают надежды, и не без оснований, на обеспечение качественно иной результативности этого следственного действия1 .

В этой связи практически важно проследить взаимосвязи признаков, в частности, субстративной и морфологической подструктур: лопоухость корректируется с системой крови М (величина коэффициента Р-0,035); размер уха - с РТС (Р-0,001); рыжий цвет волос - со стрембизом (Р-0,001); доминантный цвет глаз с формой волос (Р-0,01-0,001); форма мочки уха - с РТС (Р-0,05-0,02); цвет волос - с кариесом зубов (Р- 0,025); система крови АВО - с аллергией (Р-0,045) и т.д. Исследователи отмечают, что у умственно отсталых людей, по сравнению со здоровыми, значительно больше выделя- ется в моче метионина, тирозина, иролина и т.п. У лиц, больных шизоф- ренией, на ладонной поверхности правой руки повьппена частота поперечных складок, имеет особенности относительная частота типа узоров, наблюдаются отклонения (особенности ) в письменной, устной речи и в почерке2.

Акинщикова Г. И. указывает на наличие определенной взаимосвязи антропометрических признаков с дуговыми узорами папиллярных линий на руках (в процентном соотношении к общему числу типов узоров), например, с нижне-скуловым диаметром (0,7), скуловым диаметром (0,6). Более того, признаки дерматоглифики, отмечает она, связаны со всеми уровнями органи- зации человека’ . По данным Ниль Дж. и Шел У. физическое развитие чело-

1 См., например, Волынский А.Ф. Место происшествия - следы ведут к преступнику. // Журнал «Советская милиция». 1984. № 5. С. 22-25.

2 Ниль.Дж., Шелл У. Наследственность человека (пер. с англ.). - М.: 1958. С.55, 144.

3 Акинщикова Г.И. Соматическая и психофизиологическая организация человека. -М: 1973. С. 118- 119.126-129

23

века связано с его субстративной конструкцией. Например, у полных людей по сравнению с худыми в моче повышено содержание кальция и фосфора1 .

Естественно, криминалисты основное внимание уделяют исследованию взаимосвязей морфологических признаков и свойств человека, судебные медики - субстративных. Но при этом остается без должного внимания связь между указанными группами свойств и признаков, детерминированная геном- ными корреляциями и единством биохимических процессов человека. Более детально такие связи изучены применительно к одновидовым признакам и свойствам, например, в криминалистике это признаки и свойства, отражаемые в узорах папиллярных линий, в письме, в размерных величинах частей тела и др.; в судебной медицине это взаимосвязи антигенов АВО с группой крови (по системе Льюс), группы крови с фенотипами и т.д. И тем не менее уже достигнутые в этом отношении результаты открьгоают для криминалистов весьма перспективные возможности в решении задач розыска и идентифика- ции человека.

Так, В. А. Андрианова, исследуя связи папиллярных узоров, расположенных на одноимённых пальцах правой и левой рук, выявила закономерно проявляющиеся симметрии. Такая связь, в частности, проявляется по типам узоров2. В.Е. Корноухов установил ее наличие не только между узорами пальцев различных рук, но и ладонной поверхности - пальцев рук’. Такие взаимосвязи уже сегодня практически используются для выведения основной вероятной дактилоскопической формулы, необходимость в чем нередко возникает при ведении дактилоскопического учета, в том числе без вести пропавших граждан и трупов неизвестных лиц.

При розыске без вести пропавших и установлении личности погибших

1 Ниль Дж. Шел У. Указ. соч. с. 194.

2 Андрианова В.А. Исследование связей папиллярных узоров, расположенных на одноименных пальцах правой и левой рук. // Труды ВНИИОП №9. -М.: 1965. С. 26-32.

3 Корноухов В.Е. Указ. соч. С. 99-122

24

граждан по их трупам важное значение имеют корреляционные связи частей тела. Их взаимозависимости, изучавшиеся в антропологии, привлекали внима- ние криминалистов еще в период зарождения их науки. В дальнейшем был проведен ряд целевых исследований, в том числе с разработкой корреляци- онных таблиц о соотношении роста и частей тела человека (длина кисти руки, длина и ширина пальцев рук, ладони, ступни ног и т.д.).

Например, по данным Дашкова В.Г. у мужчин ростом 152 см. длина указательного пальца 6,2 см., длина ладони 10,3 см., длина кисти ладонной поверхности 17,5 см. и т.д. У женщин названные части тела имеют те же размеры, но при росте меньше примерно на 2 см.1.

Точно так же проявляются закономерные зависимости частей скелета и роста человека (хотя они подвержены влиянию возраста, пола, расы и т.д.)2; пола и строения ладони3 , зубного аппарата и черт лица4.

В контексте исследуемой нами проблемы очень важно проследить закономерности отражения названных признаков и свойств человека в мате- риальной среде. Традиционно в криминалистике результаты подобных отражений рассматриваются в виде самых разнообразных следов преступлений. Следовательно, соответствующие положения и рекомендации вполне могут быть распространены на ситуации, связанные с обнаружением трупов неизвестных граждан, особенно при наличии признаков их насильственной смерти.

С учетом видов энергии, характеризующей контакт человека с окружающей средой, различают взаимодействие механическое, физическое, биологи-

1 Дашков В.Г. Установление некоторых признаков человека по следам рук // Сб.: Вопросы выявления и криминалистического исследования следов рук. - М.: 1971. С. 50-59.

2 Пашкова В.И., Резников Б.Д. Судебно-медицинское отождествление личности по костным останкам.- Саратов: 1978. С. 211.

3 Акинщикова Г.И., Полуэктова С.А. Дерматоглифика в системе комплексного изучения человека. // Сб.: Человек н общество ;-Л.: 1971, вып. 8. С. 155-162.

4 Миронов А.И. Возможности розыска преступников по зубам. -Вильнюс: 1963. вып. 1. С. 201-202.

25

ческое, социальное или их сочетания . При этом проявляются соответствую- щие способы передачи признаков взаимодействующих объектов (человек со средой), например, вещества как части целого (крови, слюны, волос, запахо- вых веществ и т.п.); внешнего строения (узора папиллярных линий, зубов, губ, ног, внешнего облика и т.п.); навыка (способ действий, почерк я т.п.).2 .

Поскольку свойства и признаки человека многокачественные в отображении может фиксироваться сущность не одного из них, а нескольких. Например, в следах пальцев рук отображаются структура узора папиллярных линий, качественный состав потожирового вещества, что позволяет не только идентифицировать человека, но и диагностировать его групповую принад- лежность, заболевания и т.п., что нередко находит свою практическую реали- зацию в розыске без вести пропавших граждан и идентификации личности погибших граждан по их трупам.

Взаимодействие всегда представляет собой двухсторонний процесс, т.е. один объект отображается на другом, воспринимая одновременно в виде следов его признаки и свойства. Это дает возможность использовать в решении указанных задач обратные или встречные информационные связи . При этом процесс взаимодействия человека с окружающей средой проявляется через его деятельность.

Сущность данного явления в криминалистике раскрывается в основном через способ преступления, поэтому его значение связывается с розыском лиц, совершивших преступления, с целенаправленным расследованием и предупреждением преступлений4. В ряде работ справедливо отмечается

1 Тюхтин B.C. Отражение и информация. // Вопросы философии, 1967. № 3. С. 42.

  • Колднн В.Я. Идентификация и ее роль в установлении_истин по уголовным делам. - М: Изд-во

МГУ. 1969. С. 15-28.

3 Колдин В.Я Указ. соч. С. 110-114; Сегай М.Я Методология судебной идентификации. - Киев: РИО МВД УССР, 1970. С. 106-114

4 Зуйков Г.Г. Методологическое значение изучения способа совершения преступлений. // Кн. Криминалистика. Т. 1- М.: 1969.. С 57-71.

26

методологическое значение способа преступления в разработке методики его расследования, в создании условий для комплексного (суммированного) использования следов в этих целях1. Однако, основные положения учения о способе преступления применимы к случаям обнаружения трупов неизвест- ных граждан с признаками насильственной смерти, хотя подобные ситуации заслуживают в этом отношении более детального целевого изучения в рамках криминалистической характеристики убийств.

Несколько необычная ситуация отмечается в случаях безвестного исчезновения лица, причем, как свидетельствует практика, не всегда связанного с совершением преступления. Следовательно, говорить в таких ситуациях только о способе вообще и способе преступления, в частности, было бы некорректно. Здесь предметом изучения, в определенном смысле, становится в целом личность и деятельность человека. Дело в том, что человек во вне представляется через деятельность как внутреннюю, харак- теризующую его психическую деятельность, так и внешнюю, которая выра- жается в его реальном поведении, объединяющем такие элементы деятель- ности как цель, средство, процесс, результат2. В деятельности реализуются психические свойства личности (мотивы, интересы), которые в конкретной жизненной ситуации выражаются в содержании и направленности поступков3. В процессе деятельности человек взаимодействует с материальной средой, с людьми, со средствами, что приводит к передачи информации, энергии и вещества, к различным формам отражения . В качестве результата такого отражения в криминалистике рассматриваются следы человека. В них содержится информация о признаках и свойствах человека, а применительно к преступлению - и о способе его действий. Следовательно деятельность и

1 Корноухов В.Е. Указ. сдач. С. 70-80.

2 Коган М.С. Человеческая деятельность (Опыт системного анализа). М: Политиздат, 1974. С.39; Юдин Б.Г. Систелишй подход и принцип деятельности. -М.: Наука, 1978. С. 268.

3 Кудрявцев В.Н. Причинность в криминалогни. - М: Юрид. лит., 1968. С. 15,132-144. “ Тюхтин B.C. Отражение и информация. // Вопросы информации, 1967, №3. С. 42.

27

способ действий - разнопорядковые явления, хотя в криминалистической литературе способ иногда отождествляется с деятельностью1.

Деятельность по своему содержанию значительно шире способа действий. Это не просто некая система действий, приемов, операций, объединенных общей целью, но психологически обусловленные, организа- ционно обеспечиваемые цели, мотивы, условия и т.п.2. Способ представляет собой внешнюю сторону деятельности. Он детерминирован множеством субъективных и объективных факторов, которые обусловливают его повторя- емость. В случае же безвестного исчезновения человека обращается внимание именно на его деятельность (в быту, на работе) в целях получения инфор- мации о его отношениях, о состоянии здоровья, о материальных носителях сведений, касающихся его внешности и т.п. То есть информации, необходимой для установления обстоятельств его исчезновения и розыска. Проблема способа преступления в таких случаях возникает при установлении объек- тивных данных, свидетельствующих о причинной связи исчезновения человека с преступлением.

В розыске без вести пропавших граждан определенное значение имеют и функциональные признаки человека: особенности почерка, жестикуляции, речи и т.п. Они индивидуализируют человека и могут использоваться как в целях его розыска, так и идентификации.

Таким образом, человек, будучи сложнейшей, многокомпонентной системой, обладает множеством генетически обусловленных, разнообразных по своей природе и идентификационной значимости признаков и свойств. Все они так или иначе взаимосвязаны и взаимообусловлены, что позволяет, прослеживая их корреляционные связи, получать суммированную (в том числе прогнозируемую) информацию о признаках и свойствах человека. Такая

1 Жордания И.Ш. Понятие, классификация и правовое значение способов совершения преступлений. Автореф. канд. дис. -Тбилиси: 1971. С. 5.

2 Леонов АН. Деятельность. Сознание. Личность. -М.: 1975. С. 101.

28

информация используется для:

а) розыска без вести пропавших граждан;

б) идентификации лица по неизвестному трупу;

в) установления и розыска лиц, совершивших убийство (преступление).

В порядке решения этих задач используются все средства и методы выявления, фиксации, исследования признаков и свойств человека, разрабо- танные в криминалистике, судебной медицине, судебной психиатрии и других науках о человеке. Система таких методов и средств применительно к различ- ным источникам материально отражаемой информации рассматривается в следующем параграфе диссертации.

§ 2. Научно-технические средства и методы собирания и исследования следов-носителей информации о человеке.

В процессе розыска без вести пропавшего лица и идентификации человека по трупу решается широкий круг разноуровневых тактических и научно-технических задач, направленных на достижение общих конечных целей: установление места нахождения человека, а в случаях его гибели (смерти) - идентификация его по трупу; наконец, в ситуациях, когда устанавливается факт насильственной смерти - раскрытие и расследование преступления Все это сопряжено с собиранием, исследованием самой разнообразной криминалистически значимой (розыскной и доказательственной) информации.

В решении этих задач, в щзинципе одинаково важное значение имеют и идеальные, и материальные источники розыскной и доказательственной ин- формации. И тем не менее, последние (материальные источники), особенно на первоначальном этапе работы по розыску без вести пропавшего или обнару- жения трупа неизвестного лица, имеют особое значение как носители исход- ной объективной информации о его признаках. В качестве таких источников выступают:

29

а) следы жизнедеятельности человека (пропавшего без вести);

б) следы преступления (убийства), если обнаруживается труп без вести пропавшего с признаками насильственной смерти;

в) собственно человек или труп человека.

Вне зависимости от названных событий (происшествий), такие следы имеют общую природу происхождения, они причинно связаны либо с жизне- деятельностью человека, либо с совершенным преступлением и, как правило, содержат информацию о признаках и свойствах лица, их оставившего. При этом такое лицо выступает во вне в единстве своих внутренних и внешних свойств. А конкретная жизненная ситуация определяет содержание и направ- ленность его действий, в результате которых остаются следы, характери- зующие его свойства и признаки.

Процесс взаимодействия человека с окружающей обстановкой (средой) применительно к преступлению наглядно в виде схемы представил Р.С. Белкин1.

I. Отражаемые объекты П. Средства отражения

действия

Субъект (индивид)

I

Свойства человека ) средства и способы

действия

4

Ш. Отражающие

объекты IV. Результат

отражения

Окружающая у —^ Предмет

обстановка посягательства

(элементы среды, в которой

происходит событие) I I

Изменения Изменения

1 Белкин Р.С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы криминалистики. - М.: 1970. С. Ю.

30

По нашему мнению, эти же взаимосвязи характеризуют взаимодействие человека с окружающей средой в процессе его жизнедеятельности. То есть и в иных ситуациях (а не только при совершении преступления) человек остав- ляет следы, причинно связанные с его действиями. В учении о розыске без вести пропавших такие следы рассматриваются в качестве объектов изучения, а при решении этой задачи на практике они собираются, исследуются в целях получения как можно более полной и достоверной информации о признаках и свойствах розыскиваемого человека. При этом зачастую исследуется не только внешняя сторона жизнедеятельности человека, но и связи между его волей и действиями, между факторами внешней среды и личностью, между действиями и их последствиями (следами). И, конечно, в любом случае очень важно установить относимость таких последствий (следов) конкретному разыскиваемому человеку.

В качестве таких следов, и их носителей, судя по изученным нами розыскным делам, чаще всего выступают описание внешности, фотоснимки, реже следы рук, образцы почерка, тканей одежды, иногда ног, крови, волос и т.п. объекты. Для их обнаружения и изъятия используются традиционные средства и методы криминалистической техники. Особенности проявляются, конечно, в тактике поиска этих следов, в установлении их причинной связи с жизнедеятельностью человека, пропавшего без вести. В таких случаях поиск следов осуществляется по месту жительства, работы, отдыха человека пропавшего без вести.

Результаты технико-криминалистической работы в этом отношении по розыскным делам характеризуются следующими показателями: только по 8% дел изымались по месту жительства или работы следы пальцев рук без вести пропавших лиц; фотоснимки таких лиц имелись по 89% дел(кстати, около половины из них любительские, групповые и т.п.); информация о болезни, о перенесенных заболеваниях (медицинские справки, показания родственников и т.п.) содержалось в 43% дел; описание внешних признаков лица, с

31

различной степенью детализации, было представлено практически во всех делах (98%), а особые приметы - в 13% дел. Вместе с тем, почти в 80% дел отсутствовало описание зубного аппарата, в 11% дел описание одежды.

С точки зрения тактики поиска следов, в частности, рук необходимо иметь в виду, что чаще всего они обнаруживаются и изымаются на предметах личного пользования: ручка зонтика, дипломата, телефонный аппарат на рабочем столе, реже- на мебели, посуде и т.п. предметах общего пользования.

Следует отметить явно проявляющуюся тенденцию активизации использования в целях розыска без вести пропавших лиц средств массовой информации: передачи по телевидению, публикации в печати, специальные стенды и т.п. Если в 1992г. такие факты отмечаются по 13% розыскных дел, то в 1996г. - около 27%. соответственно в 2,5 раза увеличилось поступление информации от граждан, способствующей розыску указанных лиц.

На первоначальном этапе розыска исключительно важное значение имеют показания родных, знакомых пропавшего без вести лица. Их роль выражается не только в конкретизации примет и обстоятельств исчезновения человека (время, место, обстановка, причины и т.п.), но и в поиске возможных следов их жизнедеятельности.

Специфические задачи, требующие применения соответствующих средств и методов, возникают в случаях обнаружения трупов неизвестных лиц. Это, во- первых, установление давности и причины смерти; во-вторых, если причина смерти криминальная, то установление средств и способа убийства, собирание и исследование следов лица, совершившегося преступления, наконец, в-третьих, идентификация трупа.

Давность наступления смерти - одна из ключевых задач, решаемых в случаях обнаружения трупов неизвестных граждан. Условия, в которых находился труп, и, как правило, относительно длительное время, прошедшее с момента смерти человека, обусловливают его необратимые изменения, затрудняющие, а порой и исключающие однозначное решение этой задачи.

32

Следует отметить, что из общей массы трупов неизвестных граждан, взятых на учет в ГИЦ МВД РФ, более трети (34%) уже гнилостно разложившихся или мумифицированньгх, а порой представляющих собой костные останки.

И тем не менее, в криминалистике и судебной медицине разработан ряд довольно эффективных методов и средств установления давности смерти и в таких ситуациях. Как правило, для этого используется совокупность методов и средств, с учетом состояния трупа. Если труп неразложившийся, учитываются прежде всего ранние трупные изменения (наличие и окраска трупных пятен, характер окоченения различных групп мышц, охлаждение и высыхание трупа), разумеется, с учетом особенностей среды его нахождения (температура, влажность, наличие агрессивных веществ и т.п.).

Определенные закономерности проявляются и на более позднем этапе трупных изменений. В частности, признаки гниения трупа (вздутие кишечника) проявляются уже через 6-12 часов после смерти человека. Через 3-4 суток этот процесс выражается в появлении так называемой гнилостной венозной сети (хорошо видимый грязно-зеленый рисунок вен), в очевидном вздутии трупа (гнилостная эмфизема), в расслоении кожи. Гнилостный распад мягких тканей трупа полностью происходит в пределах 3-4 недель, естественно, в подходящих для гниения условиях. Затем в пределах до 6 месяцев происходит полное скелетирование трупа, которое в течение года завершается его распадом на отдельные кости.

При определении давности смерти учитываются и такие трупные изменения как мумификация, омыление тканей (начинаются через 1-2 месяца и длятся до 1 года).

Указанные явления, а точнее их результаты, проявляются в определенном комплексе признаков, которые в основе своей для специалиста-медика очевидны, однако их умозрительная оценка с целью конкретизации времени смерти оказывается весьма условной. Именно это обстоятельство побуждает ученых и практиков - криминалистов, судебных медиков искать

33

научно-технические возможности решения данной проблемы.

Прежде всего обращают на себя внимание попытки комплексного исследования и оценки признаков, характеризующих давность смерти. Наиболее показательный в этом отношении пример - это разработанный В.Е. Локтевым и Б.А. Федосюткиным определитель давности наступления смерти (см. Приложение 8), который нашел широкое применение в следственной практике непосредственно при осмотрах трупов на месте происшествий. Результаты его применения корректируются в лабораторных условиях с применением более точных методов исследования.

Например, учитывая, что со временем в крови гемоглобин превращается в оксигемоглобин, А. К. Туманов и Ф.К. Гуров предложили для установления давности образования соответствующих следов использовать спектр отражения света, который регистрируется с помощью спектрографа ИСП-51 с фотоэлектронным преобразователем ФЭП-11. Г.А. Ботезату в этой связи обращает внимание на биохимические методы, которые позволяют, по сравнению с умозрительной оценкой динамики развития трупных явлений, более точно определять время наступления смерти. В этих же целях используются реакции мышц на механическое или электрическое воздействие, реакция зрачков на атропин и пилокарпин .

Хотя и эти методы позволяют устанавливать давность смерти лишь относительно, в комплексе с другими методами они дают возможность конкретизировать искомый ответ на этот непростой и практически очень важный вопрос. Именно поэтому данный в опрос остается актуальным и при

1 Туманов А.К. Основы судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств. С. 235.

2 Ботезату Г. А. Судебно-медицинская диагностика давности наступления смерти. - Кишинев: 1975. С. 106-121.

3 Локтев В.Е. Федосюткин Б.А. Определение давности смерти на месте происшествия. -М:

Юринформ. 1992 . С. 32.

34

назначении судебно-медицинской экспертизы трупа1.

В целях решения вопроса о давности смерти, особенно по криминальным причинам, необходимо иметь в виду всю совокупность следов, характерных на только для трупа, но и окружающей его обстановки. При изучении нами розыскных дел отмечались такие показательные в этом отношении факты: в кармане одежды трупа разыскиваемого три месяца человека было обнаружено датированное заявление на имя руководителя организации; в другом случае - авиабилет (человек должен был вылететь в другой город и пропал без вести); в третьем ?- на руке трупа лица, разыскиваемого более 7 месяцев, оказались самозаводящиеся механические часы, на циферблате которых были зафиксированы дата и время их остановки. Аналогичные случаи, пусть менее показательные, проявляются не редко. В совокупности с другими фактами, в частности с учетом времени исчезновения лица, они позволяют конкретизировать время наступления его смерти, а в криминальных случаях- время совершения преступления.

В этих же целях могут быть использованы разработанные в криминалистике методы и средства установления давности происхождения иных следов, например пальцев рук. Так, Г.Л. Грановский предложил для решения этой задачи использовать «нингидриновую пробу». В зависимости от давности следов изменяется состав потожирового вещества, что явно сказывается на его цвете после обработки раствором нингидрина. Яркость цвета (от светло- до темно-фиолетового) измеряется спектрофотометром. Проявляется она, начиная со следов двухнедельной давности, и не зависит от условий их хранения (среды нахождения)2 .

Представляет также интерес предложенный опять же Г.Л. Грановским

См. Правила работы врача специалиста в области судебной медицины при наружном осмотре трупа на месте его обнаружения (происшествия). - М.: 1978; Правила судебно-медицинской экспертизы трупа.-М: 1996. 2 Грановский Г.Л. Основы трасологии. Часть особенная; -М: 1974. С. 136

35

метод определения давности образования следов пальцев рук с исполь- зованием радиоактивных изотопов. Следы обрабатываются формальдегидом, меченного С-14. Плотность ауторадиограмм понижается в зависимости от давности образования следов1 .

Причина смерти - проблема, которая имеет принципиальное значение не только с точки зрения установления факта совершения преступления, но и сбора розыскной и доказательственной информации, необходимой для его раскрытия и расследования. Зачастую, хотя и не всегда, эти задачи решаются уже при осмотре места происшествия и трупа. Место нахождения трупа, его состояние, наличие на нем повреждений, их характер и тому подобные факты порой однозначно свидетельствуют о криминальной причины смерти. Однако окончательно данный вопрос решается экспертизой, поскольку внепше признаки криминальной причины смерти не всегда очевидны (например, отравление, удушение и т.п.), и однозначно оцениваемые, например, при наличии повреждений на трупе, несовместимых с жизнью, неизбежно встает вопрос о времени их появления - при жизни или посмертно. Решение этих вопросов предполагает проведение сложных, зачастую комплексных лабораторных исследований, например, для установления времени образования странгуляционной борозды (при жизни или после смерти) применяется целый ряд методов, вплоть до анализа макро-или микроэлементов, свободного гистамина в коже человека на месте расположения этой борозды2.

Качественный анализ следов преступлений, проводимый в форме комплексной экспертизы, позволяет не только устанавливать их относимость к определенным объектам, но и идентифицировать такие объекты. Например,

1 Грановский Г.Л. Радиография при дактилоскопических исследованиях.// Сб. Вопросы 1фиминалистики.-М.: Юрид. лит., 1963, №8-9. С. 195-200.

2 Ананьев Г.В. Исследование содержания макро- и микроэлементов н свободного гистамина для определения прижизненной странгуляционной борозды. // Материалы 5 всесоюзной конференции судебных медиков, т.1.- Л.: 1963. С. 436-437.

36

такие задачи, как правило, возникают при обнаружении скелектированных трупов или их частей, а разрешаются они проведением идентификации человека по костным останкам. При этом, естественно, учитывается взаимосвязь причины (смерти) и следствия, условий их проявления. Анализируя взаимосвязь подобных явлений, А.А. Эйсман правильно отмечал «… чем подробней описание сложного причинного отношения, чем полнее перечень условий, тем надежнее обоснованно утверждение… возможности наступления результата при данной причине»1. То есть обстоятельное, детальное экспертное изучение последствий проявления причины в определенных условиях является основой для ее возможного моделирования и познания. При этом устанавливается характер причины (случайная или необходимая), ее соотношение с условием и закономерности проявления (динамические или статические) и т.п. В частности, для динамических закономерностей связи между причиной и следствием характерна жесткая детерминированность (функциональная связь) , а при статических такая связь проявляется как некая вероятность. Это значит, что она может быть выявлена лишь при массовых (неоднократно повторяющихся) испытаниях (опытах) с изменением условий или очередности их проявления.

Причинные связи проявляются как в пространстве, так и во времени. В частности, последовательность нанесения повреждений на теле и одежде человека может быть определена с учетом места расположения следов таких повреждений, степени их тяжести. По характеру повреждений можно судить также об особенностях орудия преступления, о его форме, функциональном назначении (режущее, рубящее, дробящее) и т.д.

В случаях обнаружения возможного орудия преступления решается вопрос об его идентификации по следам-повреждениям на трупе. При этом очень важно учитывать не только прямые, но и обратные связи признаков следообразующего и следовоспринимающего объектов. В частности, на

1 Эйсман А.А. Заключение эксперта. Структура и научное обоснование. - М.: 1967. С. 15-16. 21.

37

орудии преступления в рассматриваемых ситуациях, как правило, остаются волокна одежды, следы крови и иные следы, содержащие весьма ценную информацию о событии преступления, о лице, его совершившем, и методах, средствах его действий.

Поскольку происхождение таких следов обусловлено общей причиной они, как уже отмечалось, взаимосвязаны и очень важно получить по ним суммарную информацию. Это возможно только путем проведения комплексных экспертиз, в которых используются или точнее реализуются специальные познания криминалистов и судебных медиков, биологов, химиков и других специалистов. По данным нашего исследования подобные (комплексные) экспертизы составляют около 41% от общего количества экспертиз, проводившихся по уголовным делам, возбужденным по фактам обнаружения трупов неизвестных граждан, и примерно 8% от экспертиз и исследований, проводившихся по розыскным делам. Одновременно заметим, что более 58% вопросов (от их общего количества), ставившихся на разрешение экспертов, носили идентификационный характер. При этом идентификация осуществлялась как на приметоописательном, так и признаковом уровне.

В первом случае она характеризовалась установлением тождества по описанию в материалах дела и, соответственно, в поисковых картах - внешнего облика человека, его особых примет, перенесенных им заболеваний, особенностей одежды и т.п. Такая идентификация проводилась практически по всем делам рассматриваемых категорий, а по некоторым многократно. Иногда ей предшествовало восстановление внешнего облика человека по черепу (2% от общего количества изученных нами дел). Идентификация на приметоописательном уровне характеризуется, как правило, умозрительным восприятием и субъективной оценкой совокупности признаков соответствующих объектов.

Во втором случае - идентификация на признаковом уровне - характерно

38

использование научно обоснованных данных о частоте встречаемости, устойчивости, а соответственно, и идентификационной ценности признаков, индивидуализирующих сравниваемые объекты. К числу таких объектов относятся отпечатки пальцев рук, рукописные тексты, огнестрельное и холодное оружие, следы его применения и т.п.

И в том, и в другом случае нередко возникает необходимость использования не только криминалистических методов и средств, но и специальных познаний из других отраслей науки, что и обусловливает проведение комплексных экспертиз. Например, при отождествлении человека по черепу используются данные судебной медицины (наличие и характер повреждений, пол), антропологии (расовые признаки), криминалистики (признаки внешности) и т.д. Комплексное исследование в таких случаях является гарантией полноты и объективности выводов о тождестве. Само содержание такого исследования, участие в нем зачастую нескольких специалистов различного профиля знания предопределяет его комплексность. Хотя некоторые авторы говоря о сущности комплексной экспертизы акцентируют внимание на ее конечной цели - установление тождеств1. Нам представляется, что подобная цель максимально желаема при проведении любого вида идентификационных экспертиз, но в определенных ситуациях она достижима только при органическом сочетании возможностей (методов, средств) различных отраслей науки, что и характеризует комплексную экспертизу.

Более того ряд идентификационных исследований (например, по следам зубов, ушей, губ, ногтей и т.п.) традиционно проводится комплексно, где судебные медики изучают и оценивают особенности образования следов, а специалисты - криминалисты - их признаки. Однако с развитием судебно- медицинской трасологии, ориентированной на решение проблем идентифика-

1 Шиканов В.И. Комплексная экспертиза и ее применение при расследовании убийств. - Иркутск: Вост-Сибир. кн. изд-во, 1976. С. 249

39

ции человека по названным видам следов, комплексность подобных экспертиз подвергается сомнению1 . Но нельзя забывать, что такие следы не всегда выступают в «чистом виде». На практике, как известно, чаще всего они обнаруживаются в совокупности со следами помады, лака для ногтей, подногтевого вещества, не говоря уже о биологических выделениях, что, по нашему мнению, делает такие экспертизы объективно необходимыми, соответственно с привлечением к их проведению специалистов-биологов, фармацевтов, почвоведов, химиков и др. Только таким образом отдельные частные связи (причины и следствия) могут быть «объединены» и оценены в совокупности, вне пределов одновидовой методики с ориентацией на вывод о тождестве. Причем место их проведения (в судебно-медицинском или криминалистическом учреждении) здесь не имеет принципиального значения. Комплексная сущность таких экспертиз от этого не меняется.

Впрочем, точно также комплексность экспертизы нельзя ставить в зависимость от количества участвующих в ней экспертов, как считают некоторые исследователи этой проблемы2. Комплексная экспертиза, как отмечает И.Ф. Крылов, может быть проведена и одним экспертом (а не только комиссией), обладающим специальными познаниями в различных областях науки и техники”. Например, эксперт - судебный медик, обладающий специальными познаниями в области трасологии или баллистики, вполне успешно может провести комплексную судебно- медицинскую и криминалистическую экспертизу, не говоря уже о том, что судебно-медицинская экспертиза сама по себе предполагает использование комплекса методов

1 Колмаков В.П. Разграничение объектов криминалистической и судебно-медицинской трасологии по делам о преступлениях против жизни. // Сб. Вопросы судебной экспертизы. - Тбилиси: 1962. С. 64- 67; Кустанович С. Д. Судебно-медицинская трасология - М.: 1975. С. 167.

2 Виноградов И.В., Кочаров Г.И., Селивонов Н.А. Экспертизы на предварительном следствии. Справочное пособие. - М: 1959. С. 10; Селина Е.В. Экспертиза как средство доказывания в суде первой инстанции по уголовным делам. Автор канд. дисс. - Краснодар: 1997. С 12.

3 Крылов И.Ф. Судебная экспертиза вуголовяом процессе. - Л.: 1963. С. 290.

40

(гистологического, серологического, биологического, рентгеновского, микро- скопического и др.), что дает основание в таких случаях говорить о ней как о комплексной, хотя и в рамках одновидовой методики, составляющей суть судебно-медицинской экспертизы. Эта точка зрения следует из самой практики производства судебно-медицинских экспертиз. Они проводились фактически по всем изученным нами уголовным делам, возбужденным по фактам обнаружения трупов неизвестных граждан, и при этом, как правило, применялся комплекс методов.

Показателен в этом отношении уже описанный в специальной литературе пример - идентификации Г. Дикаревой по трупу, обнаруженному в реке, спустя 6 месяцев после ее исчезновения. Судебно-медицинский эксперт не смог установить причину смерти, родственниками она была установлена в основном по одежде (труп был полуразложившимся). После этого труп захоронили, но вскоре возник вопрос об его эксгумации и идентификации. Была назначена комплексная судебно-медицинская и криминалистическая экспертиза, в процессе которой применялись самые разнообразные методы, в том числе изготовление гипсовой маски после обработки лица специальным раствором, что позволило родственникам уверенно опознать потерпевшую. Кроме того, на кожном покрове лица, после его восстановления, были обна- ружены ссадины, разрьшы тканей, которые могли образоваться от захвата и сдавливания носо-ротовой области и шеи руками. Дальнейшее исследование участков мягких тканей с указанными повреждениями сняло всякие сомнения в части причины смерти Г. Дикаревой. И только после этого было возбуждено уголовное дело1.

В специальной литературе высказывается мнение, что методы, составляющие содержание методики проведения определенного вида экспертиз, являются вспомогательными, а их комплексное использование

1 Дубягин Ю.П.. Бронников А.Г. Криминалистическое установление личности граждан по неопознанным трупам с помощью масок и слепков с отдельных частей тела.- Пермь: 1989. С. 6-7.

представляет собой комплексно-вспомогательную форму их практической реализации1. Подобная трактовка данного вопроса нам представляется небес- спорной. Методы, составляющие основное содержание методики, объективно не могут быть вспомогательными. Естественно, решающее значение имеют объект исследования и поставленные перед экспертом вопросы. Например, при исследовании костных останков человека в целях установления его пола, возраста, расовой принадлежности, остеологические, анатомо-морфоло- гические методы являются основными. Но если при этом на экспертизу поступают, например, прижизненные рентгеновские снимки погибшего, а соответственно, применяются рентгеновские методы исследования трупа, вряд ли их можно отнести в такой ситуации к вспомогательным.

Именно объекты исследования и его задачи, даже в рамках одного и того же вида экспертизы, определяют значимость методов исследования. Применительно к рассматриваемым нами проблемам в качестве таких объек- тов судебно-медицинской экспертизы, содержащих самостоятельное иденти- фикационное поле, выступают : труп, череп и иные костные останки, зубной аппарат, кровь, волосы и др. Эти же объекты нередко бывают носителями сугубо криминалистической информации (например, следов орудия повреждения или расчленения трупа, механизма образования следов крови и др.) и тогда они становятся объектами криминалистического исследования, а как правило, - комплексной экспертизы. Аналогичные ситуации отмечаются при обнаружении трупов с огнестрельными ранениями, с повреждениями (травмами) в результате дорожно-транспортных происшествий.

Естественно, прежде всего, труп человека или его отдельные части (в случаях разложения или расчленения трупа) представляют собой комплексный объект исследования всего многообразия признаков и свойств, характерных для человека, в том числе в целях решения идентификационных задач.

1 KODHOVXOB B.E. Указ. соч. С. 58-60.

42

При этом, как уже отмечалось, для решения идентификационных вопросов может использоваться суммарная информация, содержащаяся в объектах различных идентификационных полей. Единство механизма следообразования, системы признаков и свойств человека, отображаемых в его следах, дает для этого вполне достаточное основание. Более того, поскольку человек, взаимодействуя с окружающей средой, не только отображает в ней свои признаки и свойства, но и воспринимает какие-то ее элементы в виде следов отображения, нередко предметом подобных исследо ваний становятся встречные информационные связи. Так по следам на теле трупа, его одежде и в целом на месте происшествия могут быть идентифици рованы орудия преступления, обувь и даже личность преступника. Но в таких ситуациях соблюдается определенная последовательность исследования известных объектов. В начале осуществляется их дифференциация по природе происхождения: органические, неорганические; биологические,

небиологические и т.д. В первую очередь исследуются объекты органического происхождения, следы-вещества, а на завершающем этапе - следы механического, термического и т.п. происхождения.

Комплексные исследования, с соблюдением определенной последова- тельности применяемых методов и средств особенно характерны в практике идентификации лица по гнилостно измененным, разложившимся и скелети- рованным трупам. Решение этой задачи предполагает сбор идентифи- кационных признаков с использованием научно обоснованных сведений из области анатомии, антропологии, биологии, криминалистики и многих других отраслей знания, которые положены в основу специальных методик комплексных лабораторных исследований1. Сложность и трудоемкость таких исследований, необходимость выявления и оценки идентификационной

1 Федосюткин Б.А. Получение идентификационной и розыскной информации о личности погибшего (умершего). -М.: ВНИИ МВД СССР. 1988; Федосюткин Б. А., Коровянский О.П., Усачева Л.Л. и др. Восстановление лица по черепу в криминалистике. -М.: ВНИИ МВД СССР. 1990.

43

значимости значительного количества разнообразных признаков исследуемых объектов объективно обусловили использование в этих целях компьютерных технологий. Именно с их помощью было установлено принципиальное положение, что математическая связь размеров признаков черепа человека имеет биологический смысл и вполне реально создание специальных программ компьютерного моделирования элементов внешности вне зависимости от возрастных, половых, расовых особенностей человека. Одна из таких программ «Мегаробот» разработана и практически используется специалистами ЭКЦ МВД РФ1.

Отдавая должное специальному учету без вести пропавших граждан и трупов неизвестных лиц, следует отметить возможности и иных видов криминалистических и оперативно-справочных учетов в решении задач розыска указанных лиц и идентификации их по трупам. В частности, в этих целях могут использоваться учеты угнанного, похищенного автотранспорта; утраченного и похищенного оружия, паспортов и др. Например, при изучении розыскных дел нами выявлено два случая, когда человек, пропавший без вести, выехал из дома (с работы) на автомашине. В результате розыскных действий устанавливались места нахождения автомашин, а в дальнейшем - места захоронения трупов их владельцев.

Значительный интерес в современной зарубежной и отечественной литературе проявляется к так называемым нетрадиционным методам и средствам раскрытия и расследования преступлений. К их числу, в частности применительно к предмету нашего исследования, можно отнести: - полиграфические методы изучения психофизиологических реакций, в целях выявления скрываемой или сложной информации, например, при опросе лиц, возможно причастных к безвестной пропаже человека, при проведении осмот-

Коровянский О.П., Алексеев П.Ю. Восстановление лица по черепу с использованием компьютерных технологий.// Материалы IV Всероссийского съезда судебных медиков. Проблемы идентификации в теории и практике судебной медицины, (г. Владимир). -М.: 19%. С. 53-54.

44

ров, обысков и в тому подобных ситуациях;

  • методы гипноза, экстрасенса при розыске без вести пропавших лиц и установлении места захоронения трупов;

  • средства поиска и исследования объектов, содержащих криминалистически значимую информацию, например, тепловизоры для поиска трупов, лазерные приборы для обнаружения следов рук и др.

В этом ряду следует упомянуть методы и средства, базирующие на современных возможностях электроники, информатики, кибернетики, а также используемые при проведении
генотипоскопических, дерматоглифических и других нетрадиционных видов экспертиз.

Не трудно заметить, что все эти методы и средства направлены на получение и исследование не только материальной, но и вербальной информации, что особенно важно в практике решения проблем, являющихся предметом данного исследования. Важно и то, что постепенно названные достижения науки и техники завоевывают признание криминалистов конкретными фактами их результативного применения в практике борьбы с преступностью1. Именно в этой связи, признавая дискуссионность проблемы доказательственного значения результатов применения некоторых из указанных средств и методов, автор полагает, что нельзя их огульно исключать из арсенала средств обеспечения оперативно-розыскной деятель- ности, в том числе при решении задач розыска без вести пропавших и установления личности неизвестных граждан в случаях обнаружения их трупов. Именно по этим соображениям позволим себе рассмотреть несколько подробней проблему научной состоятельности и практической значимости некоторых из названных методов.

Значительное внимание в последние годы отмечается в криминалистической
теории и практике к возможностям методов полиграфии и

1 Каневский Л.Л., Безруков Ю.Н. О нетрадиционных методах расследования в криминалистике. // Западно-сибирские криминалистические чтения. -Тюмень: ТЮИ МВД РФ. 1997. С. 32-35.

45

«определителей стрессов». Заметим, что их применение в борьбе с преступ- ностью ряда зарубежных стран уже имеет свою историю и очень богатый положительный опыт. С помощью этих методов выявляются факты осведом- ленности испытуемого об обстоятельствах, которые могли стать ему извест- ными, если он сам был участником определенного события и располагает о нем «виновными сведениями». Как правило, результаты проверки на полиг- рафе и «определителе стрессов» не используются в качестве доказательств. Они рассматриваются всего лишь как ориентирующая информация.

Многочисленные исследования за рубежом и в нашей стране, показали, что указанные методы позволяют объективно зафиксировать психологическое состояние человека в процессе «целевого» тестирования и с достаточно высокой степенью достоверности установить правдивость сообщенных им сведений. По данным зарубежных исследо-вателей уровень надежности показаний и «определителя стрессов» достигает 96%, хотя, по данным самих разработчиков и изготовителей данного прибора, он не превышает 75% .

По общему мнению исследователей этой проблемы указанные приборы во многих случаях способствуют раскрытию преступлений или позволяют исключить из числа подозреваемых лиц, непричастных к преступлению. Они с успехом могут быть применены при обыске для обнаружения орудий преступления, ценностей, добытых преступным путем, а также места нахождения трупов. Широкое поле их применения усматривается при получении вербальной информации, например, при допросе.

Так «определитель стресса» фиксирует спектр звуковых колебаний, не воспринимаемых человеком на слух. Такие колебания образуются мышцами

1 Полиграфические исследования в праве. -Торунь: 1976. Зннкевич И.Б. Проблемы испытания полиграфа при расследовании преступлений в ПНР. -Караганда: ВСШ МВД СССР. 1980. С. 1%;

2 Тимошенко П.Ю. Пути создания технических систем для определения эмоционального состояния говорящего человека в криминалистических целях.// Актуальные проблемы обеспечения следственной практики научно-техническими достижениями. -Киев: ВСШ МВД СССР. 1987. С. 46-53.

46

голосового аппарата под влиянием психологических факторов и в принципе не могут контролироваться или управляться говорящим. Такой прибор можно использовать для изучения эмоционального состояния человека по речи, записанной на магнитную пленку - какие вопросы, факты вызвали у допрашиваемого необычное волнение. С учетом этого определяется содержание и тактика следующего допроса. Применение этого метода не связано с необходимостью установки датчиков на теле допрашиваемого лица, что исключает связанное с этим его волнение или волевое противодействие, и, кстати, лишает противников подобных методов одного из принципиальных контраргументов, связанного с нарушением прав личности и в целом законности.

Полагаем, что приведенные факты, при условии их непредвзятой оценки, убеждают в правоте тех криминалистов-ученых и практиков, которые доказывают не только возможность, но и необходимость активного внедрения подобных средств и методов в практику оперативно-розыскной деятельности1. Отрицание, неприятие подобных методов под любым предметом, включая и борьбу за законность, что наглядно проявилось у A.M. Ларина, нам представляются несостоятельными. Нельзя в борьбе за законность забьюать о борьбе с преступностью - самым злостным и опасным для общества нарушением законности2.

В последнее время криминалисты более пристальное внимание обратили на проблему дерматоглифики. В частности, установлено наличие особых дерматоглифических маркеров, содержащих информацию о генетических признаках человека, в том числе хромосомных отклонений

1 Слынько П.П. , Черновицкий Л.М. Вопросы прихофизиологического обеспечения следственного процесса. // Проблемы совершенствования деятельности следственных н экспертных подразделений органов внутренних дел. -Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1989; Нетреба В.А. Проблемы допустимости использования полиграфа в оперативно-розыскной деятельности.// Роль ОВД в формировании правового государства. -М.: ВШМ МВД СССР. 1991. С. 208-213.

2 Ларин А.М. Криминалистика и паракриминалистика^ - М.: 1995.

47

(эпилепсия, шизофрения и т.п.) Имеется ряд положительных примеров установления с помощью таких исследований спорного Отцовства, национальных и территориальных признаков личности. В перспективе не исключаются возможности создания банка дерматоглифических признаков и его использование в целях идентификации человека1 .

Весьма противоречивое мнение наблюдается в специальной литературе по поводу так называемых экстраординарных способностей человека и возможностей их использования в криминалистической практике. Теоретически такие способности объясняются известной в философии кон- цепцией существования одного энергоинформационного поля, каждая точка которого содержит информацию в аспекте «пространство-время». При этом утверждается возможность восприятия такой информации лицами, которые непосредственно ее не наблюдали (ясновидцами, экстрасенсами и т.п.). Научная обоснованность данной теории в ряде источников иллюстрируется ссылками на примеры из практики, порой поразительные. Так, А.И. Скрьшников и Л.П. Гримак описьшают факт раскрытия сотрудниками УВД Пермской области с помощью экстрасенса более 20 преступлений2.

Однако есть и другие факторы, вызывающие серьезные сомнения в достоверности подобной информации. Например, в 1995 году Конгресс США прекратил финансирование трех лабораторий ЦРУ, занимавшихся проблемами парапсихологии и ясновидения, поскольку за 20 лет их существования они, по заключению специалистов, не оставили «никаких документальных данных о какой-либо пользе» своей деятельности. «Их данные содержали не относящуюся к делу, а зачастую вводящую в заблуждение информацию».

1 Яровенко В.В. Применение дерматоглифических исследований в криминалистике. Дисс. докг. юр. наук 1996.

2 Скрьшников А.И. и Гримак ЛИ Нетрадиционные методы раскрытия преступлений в свете теории всеобщих энергоинформационных связей. // Нетрадиционные методы раскрытия преступлений. - М.: 1994. С. 91.

48

В докладе комиссии, изучавшей этот вопрос, содержатся объяснения и положительным примером использования помощи экстрасенсов. Многие из них ранее работали в секретных службах и сохранили связи со своими сослуживцами, получали необходимую информацию и из иных источников1 .

Аналогичная оценка возможностей экстрасенсов, ясновидцев, парапси- хологов превалирует и в отечественной литературе. В обобщенном виде ее выразила в 1992 году в открытом письме группа авторитетных деятелей медицинской науки (Н. Трапезников, В. Ковалев, А. Абрамов и др.)2 . В этой связи, полагаем, уместно напомнить некоторые факты из практики работы правоохранительных органов, тоже опубликованные в печати:

  • Галина Семенова, разыскивая пропавшего в Чечне сына, обратилась к известному экстрасенсу Александру Ильину. Глядя на фотографию сына, прорицатель изрек: - «Жив, больше ничего сказать не могу», и взял у матери 350 тыс. руб. А к тому времени прошел уже год, как сын погиб .

  • Сверхъестественные возможности экстрасенсов использовались при расследовании по делу Камуза. Он был приговорен к смертной казни, а позже реабилитирован .

  • В Брянской области за поджоги домов матерей-одиночек и пенсионеров по приметам, названным гадалкой, был задержан В.Почтовый, который, как потом выяснилось, никакого отношения к указанным преступлениям не имел5.

Факт существования экстрасенсорики сам по себе не отрицается даже в трудах маститых ученых, однако, по данным Тодора Дичева за последние 50 лет рождается один из четырех миллионов человек, обладающий в этом

1 Стуруа М. Пентагон и ЦРУ тоже увлекались аккулътизмом. «Известия». 1995. 8 декабря.

2 Медики предупреждают: колдуны и экстрасенсы опасны для нашего здоровья. Комсомольская правда. 1992. 10 марта.

3 Комсомольская правда. 19%. 15 марта.

4 Применение адвокатами психологических знаний. - М.: НИИ судебной защиты. 1988 . С 24.

5 Комсомольская правда. 1996. 15 марта

49

отношении исключительными способностями. Комиссионно с его участием было проверено 617 дипломированных «целителей». Многие из них не могли отличить живого человека от манекена. И только два испытуемых проявили слабовыраженные способности1. Судя по всему, такие способности не склонны переоценивать и сами обладатели «исключительных способностей». Показательно, что на предложение всем астрологам мира, которое после- довало от общества исследования паранаук (Германия, Падерборне) составить гороскоп на личности и события на 1995 год, никто из них не откликнулся .

Положительные примеры использования помощи экстрасенсов в раскрытии и расследовании преступлений, а в частности в розыске без вести пропавших граждан, объясняются либо случайным угадыванием (например, по фотографии «жив или мертв»), либо получением соответствующей инфор- мации из нелегальных источников. Во всяком случае эта практика пока не располагает научно обоснованным, статистически достоверным материалом. А современная наука категорически отвергает существование мифических явлений3.

По изученным нами розыскным делам (в том числе и путем опроса оперативных работников, в ведении которых были эти дела) выявлено 4 случая использования помощи экстрасенсов. В одном из них прогноз оказался просто ложным (человек, пропавший без вести, был жив, а экстрасенс утверждал обратное и даже предсказал место его захоронения). В двух случаях прогноз был неконкретный, ничего не дающий для розыска,. И только в одном случае экстрасенс «угадал», что искомый человек жив, находится «в заточении» под домом (в подвале) в пригородном селе. В последствии его прогноз подтвердился. Но удача экстрасенса в этом случае во многом объяс-

Лискин Ю. О биолокации и возможностях ее исследования в розыскной и следственной практики М.: 1995. С. 175

2 Тревопш П. Приглашение к эксперименту, что могут астрологи?. Известия. 1993. 24 декабря.

3 Александров А.А. Теневая наука. Ж-л «Наука и жизнь». 1994. №3. С. 55-58.

50

няется его ознакомлением с материалами дела, опросом оперативных работников. Не исключается, по мнению опрошенного по данному факту оперативного работника, и связь предсказателя с преступниками. Через три дня было обнаружено место содержания пропавшего лица, но его там уже не было, а вскоре последовало требование о выкупе.

Несколько более обнадеживающие факты и научные обоснования наблюдаются в части использования в расследовании преступлений гипноза. В литературе опубликованы уже не единичные случаи, иллюстрирующие его возможности, в частности при допросах лиц, перенесших эмоциональные или посттравматические амнезии1. Такая возможность базируется на достаточно серьезном теоретическом обосновании. Однако по изученным нами уголовным и розыскным делам факты гипнотического воздействия на допрашиваемых лиц не зафиксированы.

Лишь условно можно отнести к числу нетрадиционных методов раскрытия преступлений одорологический метод. Возможности достоверной выборки человека по запаху с использованием «биологического детектора» (собак) доказаны не только многолетней практикой правоохранительных органов многих стран, но и научными исследованиями. И тем не менее, в отечественной специальной литературе эта проблема остается дискуссионной, а на практике отмечаются лишь отдельные удачные примеры одорологической «идентификации» человека.

По нашему мнению, весьма убедительные аргументы в ее пользу дают экспериментальные исследования, проведенные во ВНИИ МВД РФ в 1983- 1988г.г. Было изучено в общей сложности 3562 образца запаха различных людей, а в результате разработана методика лабораторной кинологической идентификации человека, включая интерпретацию и оценку сигнального

1 Гольдамский В.А. Почему мы верим в чудо? АиФ. 19%. №14. С. 14.

2 Шмидт Р. Интегративные функции нервной системы. Физиология человека (перевод с немецкого) - М.: 1985. С. 256.

51

поведения собаки.

Во всяком случае, в настоящее время, хотя дискуссию по этому поводу нельзя считать завершенной, нами разделяется мнение Р.С. Белкина о том, что «достаточно отчетливо определились возможные пути решения проблемы использования запаховых следов в раскрытии и расследовании преступлений. Что касается процессуального оформления и доказательственного значения результатов одорологического исследования (наиболее острый дискуссион- ный вопрос), то и здесь, на наш взгляд, вполне состоятельны предложения Р.С. Белкина, считающего возможным оформлять их в виде такого следственного действия как эксперимент1. Полагаем, что в условиях нашей страны вполне могла бы пригодиться и практика, сложившаяся в Венгрии. По законодательству этой страны к уголовному делу приобщается протокол применения служебно-розыскной собаки - кинологического исследования. При этом выборка проводится в присутствии понятых, которые могут быть допрошены в качестве свидетелей, как впрочем, и специалист-кинолог2.

Анализ средств и методов выявления, фиксации и исследования признаков и свойств человека, отображаемых в виде следов, возможностей их комплексного исследования в целях розыска без вести пропавших и установления личности погибших граждан (по их трупам) свидетельствует об их довольно высоком уровне совершенства, соответствующем современному уровню развития в целом науки и техники. Однако, как показьшает изучение практики их применения, оставляет желать лучшего организованное, правовое, научно-методическое обеспечение их исследования в каждом конкретном случае решения указанных задач. Рассмотрение этих вопросов в их взаимосвязи предопределило содержание следующего параграфа диссертации.

Белкин Р.С. Курс криминалистики. Том первый. -М.: 1997. С. 89. 2 Корнеева Л.М,
КЭРТЕС И. Источники доказательств по Советскому, Венгерскому законодательству. М: 1985. С. 24.

52

§ 3. Особенности технико-криминалистического обеспечения розыска без вести пропавших граждан.

Понятие «технико-криминалистическое обеспечение» появилось в криминалистике в начале 80-х годов этого столетия как результат поиска новых форм и методов интеграции достижений науки и техники в практику раскрытия и расследования преступлений. Этому в значительной мере способствовали уточнение в философской, науковедческой и правовой литературе сущности научно-технического прогресса как элемента общественного прогресса; констатация органического единства научного знания (вопреки бытовавшего мнения об обособленности естественно-технических и общественных наук); наконец, явно выраженная тенденция обострения в стране криминогенной ситуации и возросшие в этой связи потребности практики борьбы с преступностью в более активном использовании современных научно-технических достижений1.

В настоящее время в криминалистике превалирует мнение, что технико- криминалистическое обеспечение представляет собой своеобразный вид деятельности, осуществляемой правоохранительными органами в целях эффективности использования научно-технических методов и средств в раскрытии и расследовании преступлений2. Как и любая иная деятельность, тем более в сфере борьбы с преступностью, где затрагиваются права и законные интересы граждан, технико-криминалистическое обеспечение успешно может осуществляться при условиях его: а) должной правовой регламентации;

1 ЭскархопулоАА. Основы криминалистической теории. -С-Пб. Изд-во СП университета. 1992. С.3-10.

2 Волынский В. А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия в расследования преступлений. -М.: ВНИИ МВД РФ, 1994. С. 5-18; Голубенке Г.А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия квартирных краж на первоначальном этапе расследования// Канд. дисс. - М.: 1993. С. 13-33.

53

б) оснащения субъектов этой деятельности современной криминалистической техникой, в том числе компьютерной и соответствующими программами, методическими рекомендациями по ее применению;

в) организации, адекватной возможностям современной криминалистической техники, в том числе информационным технологиям, активно осваиваемым в настоящее время криминалистической наукой и практикой.

В рамках технико-криминалистического обеспечения по существу прослеживается системный подход к определению содержания и сущности этой деятельности, к проблеме ее совершенствования. Не случайно В.А. Вольшский рассматривает технико-криминалистическое обеспечение не только как деятельность, но и как организащ^онно-функциональную систему, нацеленную на сбор, обработку, накопление и использование криминалистики значимой информации. Все элементы этой системы (технический, правовой, методический, организационный и др.) взаимосвязаны и взаимообусловлены1. Несовершенство одного из них обусловливает несовершенство всей системы. По аналогии: прочность всей цепи определяется слабостью одного из ее звеньев.

Совершенствование технико - криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений - предмет уже состоявшихся (В.А. Вольшский, Г.А. Голубенко, А.С. Шаталов и др.) и, вне сомнении, будущих комплексных специальных исследований. Это позволяет нам, с одной стороны, использовать в качестве базовых те теоретические положения по данной проблеме, которые получили в кругу криминалистов общее признание, с другой - обозначить некоторые соображения в контексте данного исследования.

Во-первых, некоторые криминалисты подвергают сомнению само название данной деятельности «технико-криминалистическое обеспечение», поскольку это, по их мнению, принижает статус экспертно-криминалистических подразделений, органов внутренних дел, ущемляет их

1 Вольшский В.А. Указ. соч. С. 16.

54

самостоятельность, ставя их в положение подчиненности по отношению к другим службам1. Полагаем, что подобные сомнения не имеют под собой никаких оснований. При этом следует иметь в виду, что технико- криминалистическое обеспечение выступает как общая научно-практическая категория, характерная для деятельности всех правоохранительных органов, а не только органов внутренних дел и тем более их экспертно- криминалистических подразделений. Следовательно, субъектом этой деятель- ности являются не только эксперты органов внутренних дел, а значительно более широкий круг должностных лиц, уполномоченных по закону, осущест- влять деятельность по раскрытию, расследованию преступлений и осуществлению правосудия. К тому же, предлагаемое В.А. Снетковым назва- ние рассматриваемой категории - «Деятельность по применению экспертно- криминалистических методов и средств экспертно-криминалистическими подразделениями ОВД» тавтологично (деятельность по применению средств и методов - как самоцель?!), а по существу не отражает содержание довольно объемной, многоаспектной деятельности по формированию арсенала технико- криминалистических средств и методов на основе современных достижений науки и техники (т.е., по совершенствованию технического и методического обеспечения соответствующих органов внутренних дел, в том числе экспертно-криминалистических подразделений); по упорядочению организа- ционной системы и правового регулирования использования средств и мето- дов криминалистической техники в раскрытии и расследовании преступлений.

Очевидно, понимание этого изъяна в «деятельности по применению ЭКМС» сотрудниками ЭКП…, побудило В.А. Снеткова обозначить наличие еще
одной деятельности, а именно - экспертно-криминалистических

1 Снетков В.А. Применение криминалистических методов и средств сотрудниками экспертно- криминалистических подразделений.// Деятельность экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел по применению экслертио-кримнналистических методов и средств в раскрытии и расследовании преступлений. Учебное пособие. -М: ЭКЦ МВД РФ. 1996. С. 4.

55

подразделений, задачами которых, по его мнению, являются: «обеспечение применения ЭКМС сотрудниками ЭКП, внедрение ЭКСМ в работу…, организационно-методическое руководство экспертно-криминалистическими подразделениями1». Не трудно заметить, что речь идет при этом только о задачах экспертно-криминалистической службы, которая является важней- шим, но всего лишь одним из многих элементов оргшЕизационно-структур- ного построения системы технико-криминалистического обеспечения.

Что касается статуса самостоятельности экспертно-криминалисти- ческих подразделений органов внутренних дел, то он, по нашему мнению, проявляется в деятельности специалистов этой службы не только «по при- менению методов и средств…», но и в решении широкого круга весьма специ- фических организационных и методических задач повышения уровня (степе- ни) готовности других служб использовать такие средства и методы в целях раскрытия и расследовании преступлений. Здесь очевидны проблемы разработки и внедрения в практику следственной и оперативно-розыскной работы новых средств и методов криминалистической техники, освоения современных информационных технологий, и прежде всего ИПС технико- криминалистического назначения, где приоритетна роль экспертно- криминалистической службы. (Прежде чем что-то «применять», необходимо это «что-то» создать, как, впрочем, и оптимальные условия его применения).

Да и непосредственное участие специалистов этой службы в раскрытии и расследовании преступлений не ограничивается «применением технико- криминалистических методов и средств». Зачастую чрезвычайно полезно участие этих сотрудников в планировании расследования, выдвижении и проверке версий, при выборе тактических приемов осуществления отдельных следственных действий, в организации ведения криминалистических учетов и т.д. и т.п.

И тем не менее, по отношению к конечной цели, в качестве которой

1 Снетков В.А. Указ. соч. С. 8.

56

нами рассматривается установление преступника, доказывание его вины и предание суду, деятельность специалистов в уголовном судопроизводстве (любого профиля знаний и вне зависимости от их принадлежности к тому или иному ведомству, к той или иной службе) представляется всего лишь обеспечивающей, в определенном смысле вспомогательной.

Во-вторых, коль скоро технико-криминалистическое обеспечение рассматривается как вид деятельности, в рамках которой, естественно, должны решаться организационные, управленческие, правовые, информационно- технологические задачи, возникает сомнение о правомерности ее отнесения к предмету криминалистики. В этом отношении нами полностью разделяется достаточно аргументированная позиция В.А. Волынского, который, исходя из современных представлений о синтезированной природе криминалистики, о ее задачах (аккумулировать и внедрять в практику раскрытия и расследования преступления достижения других отраслей знания, не исключая гуманитарные науки), отвергает подобные сомнения и считает, что технико-криминалисти- ческое обеспечение вполне может сформироваться в виде частной кримина- листической теории1. К этому можно добавить только одно - не исключено, что по мере своего развития такая теория, с учетом специфики предмета ее изучения, в будущем сформируется в самостоятельную отрасль знания.

В - третьих, при рассмотрении сущности и содержания технико- криминалистического обеспечения, как и в целом предмета криминалистики, до сих пор многие ученые - криминалисты акцентируют внимание на задачах расследования преступлений, на процессуальных аспектах этой деятельности и упускают из вида технико-криминалистические задачи, возникающие в процессе оперативно-розыскной деятельности.

Этим обстоятельством, по нашему мнению, можно объяснить тот факт, непосредственно касающейся рассматриваемого вида деятельности, что некоторые ученые категорически, а порой воинственно, отрицают

1 Волынский В.А. Указ. соч. С. 16-18.

57

возможность использования в раскрытии преступлений так называемых нетрадиционных криминалистических методов и средств. Наглядный пример тому - упоминавшаяся уже книга В.М. Ларина «Криминалистика и паракриминалистика». Нам представляется, что криминалистика в целом, а в частности отдельные отрасли ее знания, призваны «обслуживать» все виды и формы деятельности, направленной как на раскрытие, так и на расследование преступлений. Тем более, что речь идет об органически взаимосвязанных, ориентированных на единую конечную цель (установление истины по делу и обеспечение неотвратимости наказания виновного) формах деятельности.

Следовательно, технико-криминалистическое обеспечение распространяется и на оперативно-розыскную деятельность, а точнее на деятельность осуществляющих ее оперативно-розыскных аппаратов, применяющих и те средства, методы, которые позволяют получать лишь ориентирующую, розыскную информацию. К числу таких средств относятся полиграф, «определитель стрессов», одорология и т.п. Это очень важно с точки зрения предмета данного исследования, поскольку розыск без вести пропавших и установление личности трупов неизвестных граждан - одна из самостоятельных задач оперативно-розыскных аппаратов. И в этой связи правомерно говорить о технико-криминалистическом обеспечении деятель- ности, осуществляемой в данном направлении.

Разумеется, что современное состояние технико-криминалистического обеспечения розыска без вести пропавших и установления личности неизвестных граждан по трупам во многом определяется общим уровнем развития в целом этой системы. И тем не менее здесь имеются свои особен- ности, обусловленные спецификой решаемых технико-криминалистических и тактических задач. Сбор и фиксация, систематизация и использование фактических данных в целях розыска без вести пропавшего человека во многом отличается (по организации, тактике, техническому обеспечению) от осуществления аналогичных действий при раскрытии и
расследовании

58

преступлений при очевидных признаках его состава, а решение задач установления личности погибшего (неизвестного трупа) характеризуется применением специально разработанных методик, например, восстановления внешнего облика по черепу, установления идентификационных признаков человека по костным останкам и др. К тому же, следует добавить, что будучи взаимосвязанными эти две проблемы обусловили существование двуединого, а по существу наиболее важного, оригинального и весьма действенного вида криминалистического учета без вести пропавших граждан и неопознанных трупов.

По существу этот учет и все, что с ним связано, представляют собой научно- техническую основу розыска без вести пропавших и установления личности погибших граждан по их трупам. Именно по этим соображениям в данном параграфе диссертации акцентируется внимание на проблемах, касающихся ведения и обеспечения функционирования названного вида учета. При этом, как и в целом в технико-криминалистическом обеспечении, нами различаются два уровня деятельности, связанной с рассматриваемым видом учета - создание условий готовности к выполнению задач, возложенных на этот вид учета и их практическая реализация в каждом конкретном случае розыска без вести пропавшего или установления личности погибшего по трупу.

Прежде всего следует отметить, что в 70-е годы количество иденти- фицированных трупов неизвестных лиц не превышало 25%1. В последующее десятилетие (начиная со середины 80-х годов) произошли коренные изме- нения в идеологии технико-криминалистического обеспечения данного вида учета. В решении его проблем однозначно проявилась ориентация на современные информационные технологии. Начало этим изменениям

1 Карпец И.И.. Волков А.М. Взаимодействие работников уголовного розыска и криминалистов • важнейшее условие эффективного использования научно-технических средств и методов в борьбе с преступностью.// Экспертная практика. - М: 1979. Вып. 14. С. 10.

59

положила система «Опознание», разработанная в ГИЦ МВД СССР и объявленная приказом министерства № 0036 от 29 декабря 1984г. «Об утверждении и введении в действие Инструкции о порядке регистрации веде- ния дел оперативного учета и организации оперативно-справочной работы». В соответствии с этим приказом учет трупов неизвестных лиц был переведен на машинную обработку. Для этого были разработаны специальные единого образца опознавательные карты, обязательные для заполнения во всех случаях безвестного исчезновения лица или обнаружения трупов неизвестных граждан. Полнота, достоверность представляемой в систему информации, ее унификация - важнейшие условия эффективности данной системы.

Следует заметить, что по рекомендации Международной организации уголовной полиции (Интерпола) использование вычислительной техники полицейскими службами «целесообразно начинать с создания ориентированных на раскрытие определенных преступлений систем. В настоящее время в США функционирует около 200 автоматизированных проблемно-ориентированных информационно-поисковых систем. При этом американцы руководствовались правилами:

  • исключить субъективизм к кодировании;

  • приспособиться к ответу на вопросы, которые могут возникнуть
    при сложных ситуациях;
  • создать благоприятные условия для общения с ЭВМ оперативным расчетником1 .
  • Содержание опознавательных карт, направляемых в учетные центры, по существу представляет собой типовой план действий следователя и специалиста по собиранию соответствующей информации. Проблема заключается в полноте и точности вьшолнения этого «плана», особенно на первоначальном этапе работы, характеризующемся выявлением и фиксацией идентификационных признаков лица, пропавшего без вести, или трупа. Такая

1 Каратаев О.Г. Криминалистическая информатика. -М: Знание. 1991. С. 30.

60

работа, с учетом специфики указанных объектов осмотра, должна быть выполнена безотлагательно.

Уже на начальном этапе функционирования этой системы отмечалась резко возрастающая результативность работы по установлению личности граждан по их трупам. Так, если в 1983 году из общей массы неопознанных трупов идентифицировалось около 25%, то в 1989 году, по данным ГИЦ МВД РФ этот показатель увеличился почти в полтора раза. И тем не менее это правомерно рассматривать как результат реализации аппаратных программных возможностей системы, но не упорядочения в связи с ними организации оперативно-розыскных, технико-криминалистических и судебно- медицинских мероприятий. Именно этим, наряду с усложнением криминалистической ситуации, по нашему мнению, объясняется существенное снижение показателей этой работы в 90-е годы.

По данным ГИЦ МВД РФ в течение последних лет в России поставлено на учет около 30 тыс. неопознанных трупов. Из них ежегодно в среднем устанавливается личность лишь 13,5%. По данным нашего исследования, в случаях обнаружения трупов неизвестных граждан осмотр мест происшествий с участием следователей проводился в 53% от общего количества изученных уголовных дел, с участием судебно-медицинских экспертов - 62%, с участием экспертов-криминалистов - 57%. Осмотр места происшествия (а соответственно и трупа) вообще не проводился в 16% случаев. Более чем в 23% от числа изученных уголовных дел осмотр трупов в моргах проводился, спустя трое суток после их обнаружения, хотя в соответствии с требованиями Приказа МВД РФ № 213 1993 г. это должно делаться в течение одних суток. Почти 1/3 таких осмотров (32%) не сопровождалось выполнением одного или комплекса таких видов работ как опознавательная фотосъемка, детальное описание внешности по системе словесного портрета, дактилоскопирование гнилостно измененных трупов, не говоря уже о таких действиях как рентгенографирование, изготовление масок и т.п. Более того, на 18% из них

61

имелись татуировки, но фотосъемка этой особой приметы, важного идентификационного признака не проводилась почти в каждом третьем случае. И только в одном из двадцати случаев изымались препараты кожи с татуировкой (от общего количества трупов с этой особой приметой). Нередко отмечаются случаи, когда опознавательная фотосъемка трупа проводится после его вскрытия, что обусловливает искажение внешних признаков лица.

Еще более сложное положение, с точки зрения технико-криминалистического обеспечения, отмечается в работе по розыску без вести пропавпшх граждан. При отсутствии явно выраженных признаков состава преступления (а это около 88% изученных нами розыскных дел) осмотры по месту жительства, работы, отдыха пропавшего без вести человека практически не проводились. В процессе первоначальных розыскных мероприятий (10 дней) завершение относительно полного сбора соответствующей информации отмечается, примерно, по 1 из 5 дел. Эта работа ведется вплоть до заключительного этапа оформления материалов для объявления в федеральный розыск. Однако упущенные во времени возможности зачастую затем уже нельзя ком- пенсировать. Следы жизнедеятельности человека, как источники идентифи- кационной информации, необратимо изменяются или вообще уничтожаются.

Приведенные факты, по нашему мнению, можно объяснить недостаточным профессионализмом работников розыскных подразделений, издержками в организации их работы, несовершенством нормативно-правового регулирования процесса розыска без вести пропавпшх граждан и установления лица по трупу. Например, в соответствии с упомянутым приказом МВД РФ (№213-1993г.) все внепшие идентификационные признаки трупа неизвестного лица должны быть зафиксированы в течение одних суток, а в случае безвестного исчезновения человека срок этой работы подобным образом не конкретизирован даже, если очевидны признаки преступления и есть основания для возбуждения уголовного дела. При этом ясно, что осмотр места происшествия в подобных ситуациях и по содержанию, и по целям не

62

может заменить работу по сбору розыскной и идентификационной информации о лице, пропавшем без вести.

Или другой пример, на которой обратил внимание Ю.П. Дубягин. Инструкции об организации и тактике установления личности граждан по неопознанным трупам всего лишь согласовываются в заинтересованных ведомствах, что не исключает формального отношения к их содержанию. Необходимо, чтобы они совместно готовились и утверждались этими ведомствами. Тогда бы, очевидно, наряду с предписанием, обязывающим следователя организовать туалет трупа, следовало бы указание, а кто должен это сделать. Сейчас этого нет и в Положении о бюро судебно-медицинской экспертизы (Приказ МЗ СССР №182 от 09.07.1991г.) в отличие от ранее действовавшего1.

В целом на основе указанных фактов можно констатировать несовершенство деятельности по созданию условий постоянной готовности работников розыскных подразделений к применению криминалистических методов и средств в решении задач розыска без вести пропавших граждан и идентификации лиц по трупам. Суть проблемы заключается в том, что ранее существовавшие и остающиеся во многом неизменными формы организации этой работы, ее правовое регулирование и методическое обеспечение не в полной мере соответствуют реально существующей криминогенной ситуации и новым техническим возможностям, современным информационным технологиям. Иначе говоря, система организации деятельности по розыску и идентификации соответствующих лиц не отвечает современному уровню развития и возможностям используемой в этих целях техники. Обеспечение функционирования автоматизированной системы «Опознание» объективно обусловливает качественно иные требования к работе с источниками и носителями криминалистически значимой информации, требования, которые обеспечивают надежность системы или ее способность не пропускать объект

1 Дубягин Ю.П. Руководство по розыску и расследованию неочевидных убийств. -М: 1998, С. 16.

63

поиска в базе данных; избирательность системы, то есть ее способность не включать в рекомендательный список «ложные» объекты из числа проверяемых.

Реализация этих требований, помимо, а точнее наряду, с совершенствованием аппаратно-программных средств системы, предполагает:

  • правовое решение вопроса о регистрации в опознавательных картах более широкого круга идентификационных признаков;

  • повышение качества фиксации идентификационной информации, ее описания в опознавательных картах;

обеспечение полноты заполнения таких карт и своевременного представления в идентификационные центры.

Решении этих задач обеспечивается прежде всего должной организацией ведения учета без вести пропавших и установления личности граждан по их трупам и профессионализмом работников, выполняющих эту работу. Показательны в этом отношении результаты опроса по специально разработанной анкете (Приложение 9) 83 сотрудников розыскных и оперативно-розыскных подразделений органов внутренних дел Армении, занимающихся на практике решением указанных задач. Только 6 из числа опрошенных имеют навыки работы на ПЭВМ, немногим более половины (53% респондентов) убеждены в необходимости безотлагательно (в течение суток) собирать розыскную и идентификационную информацию о без вести пропавшем лице при наличии признаков состава преступления, лишь 27% (по их собственной оценке) владеют приемами опознавательной фотосъемки трупа, о возможностях рентгенографии, изготовления слепков и масок более -менее четкое представление имеют 32% опрошенных. Отмечаемые факты, по крайней мере, свидетельствуют о наличии серьезных резервов совершенствования рассматриваемого вида деятельности на пути повышения профессионализма сотрудников розыскных подразделений.

Состояние дел в части ответственности и служебной дисциплинь! (что

64

имеет прямое отношение к организации) характеризуется ответом респон- дентов на следующий вопрос: «Всегда ли Вы при розыске без вести пропавших граждан действуете строго в соответствии с требованиями нор- мативных актов?» Практически все опрашиваемые (96%) ответили отрица- тельно. Но при этом основные причины они видят в объективных обстоятель- ствах, а не в самих себе: 1 - чрезмерная нагрузка по работе (37%), 2-несовер- шенство нормативных актов (18%), 3 - отсутствие необходимой учебно- методической литературы (17%), 4 - отсутствие должного взаимодействия со специалистами-криминалистами и судебными медиками (14%), 5 - отсутствие у респондентов достаточного опыта работы и знаний (10%), 6 - иные причины или не ответили (4%). Оценка этих ответов нами осуществлялась с учетом ответов на вопросы, касающиеся стажа работы респондентов в должности (36% - до года, 43% - от 1 года до 3 лет, 21% - свыше 3 лет), а также знаний ими нормативных актов (78% респондентов не могли полностью назвать перечень действий, связанных с заполнением опознавательной карты, 24% не правильно обозначили сроки объявления в розыск и т.д.). Иначе говоря, и здесь очевидны прежде всего субъективные факторы.

На это обстоятельство нами обращается особое внимание потому, что никакая самая совершенная и «умная» техника не даст положительный эффект в решении задач розыска без вести пропавших граждан и идентификации человека по трупу без профессионально грамотных, ответственно относящихся к делу специалистов, обеспечивающих на должном качественном уровне сбор соответствующей информации и ее направление в учетные центры. Уровень их профессиональной подготовки и организация работы должны соответствовать возможностям техники. Более того, при этом следует учитывать, по крайней мере, два важных обстоятельства: первое -непрерывное и постоянно ускоряющееся совершенствование информационных технологий, второе - очевидная обусловленность совершенствования традиционных криминалистических средств и методов и разработки новых в

65

соответствии с требованиями этих технологий. А значит процесс соответству- ющей подготовки и переподготовки кадров должен быть непрерывным. Вместе с тем из выше указанного числа опрошенных нами работников только 6% на последние 5 лет были на сборах повышения квалификации по профилю работы.

Данное обстоятельство не может не сказываться негативно на качество представляемой в учетные центры информации. Многие реквизиты опознавательных карт, что уже отмечалось ранее, не заполняются или заполняются произвольно (по памяти) с существенными искажениями. Особенно часто такие недостатки наблюдаются при заполнении опознавательных карт на без вести пропавших граждан. Положение дел в этом отношении усугубляется отсутствием в большинстве органов внутренних дел информационных подразделений, которые бы осуществляли контроль за качеством заполнения учетной документации, оказывали бы методическую помощь сотрудникам розыскных подразделений. Весьма ограниченное количество таких специалистов в экспертно-криминалистических подразделениях. Имеются в виду прежде всего специалисты - судебные медики и криминалисты, специализирующиеся в этой сфере деятельности, поскольку функционирование АИПС «Опознание» заключается в автоматизированном сравнении по описаниям различных по своему состоянию объектов (живой человек и труп), причем с использованием различных способов описания (описание внешнего облика человека по памяти и натурное описание трупа).

Такие специалисты, по нашему мнению, должны быть в каждом территориальном органе внутренних дел. Более того, Ю.П. Дубягин считает перспективным создания в ОВД «института художников-криминалистов и медиков-криминалистов (антропологов-криминалистов)1. И с ним трудно не согласиться. При этом на эффективность функционирования АИПС «Опознание» положительно будет сказываться не только их непосредственное

1 Дубягин Ю.П. Руководство по розыску и расследованию неочевидных убийств. -М.: 1998. С 11.

66

участие в выявлении индивидуализирующих объекты опознания признаков и в заполнении опознавательных карт, но и в оргшшзационно-методическом обеспечении этой работы среди широкого круга работников в области АИПС «Опознание», в формировании у них убежденности в ее действенности и соответствующего отношения к работе в рамках этой системы. Положитель- ные в этом отношении тенденции, по данным ГИЦ МВД РФ, отчетливо проявились в частности, в УВД Воронежской, Калужской, Омской, Ростовской, Томской и Тульской областей, где в соответствии с Приказом МВД РФ № 320-1995 года в штаты экспертно-криминалистических подразделений были введены должности специалистов - судебных медиков. С их участием за полгода проведено 5745 сигналетических фотосъемок, выполнено 5378 дактилоскопирований трупов, у 5007 из них проведено описание зубных аппаратов, составлено 4591 словесный портрет и т.д. Это почти в 2 раза больше (не говоря уже о качестве работы), чем в среднем по другим регионам страны.

Анализ технико-криминалистического обеспечения розыска без вести пропавших граждан и идентификации лиц по трупам, а в частности эффективности АИПС «Опознание» свидетельствует о перспективности дальнейшего освоения в этих целях возможностей современных информаци- онных технологий. Однако решение этой задачи находится в прямой зависимости в целом от проблем компьютеризации правоохранительных органов, от ее общей идеологии и правового обеспечения. Между тем, в этом отношении нет единства мнений ни в нашей стране, ни за рубежом. С одной стороны, признается, что современные информационные технологии становятся «нервной системой» общества и его организационных структур, что компьютеризация правоохранительных органов - объективная реальность, а с другой, возникают проблемы, которые принимают уродливые, порой опасные формы, вызывают настороженность и недоверие в обществе.

В настоящее время во многих развитых зарубежных странах в практике

67

борьбы с преступностью используются универсальные системы государственной регистрации населения с применением личного кода - идентификатора каждого человека. В ряде зарубежных стран такой код вводится человеку специально, например при пломбировании зубов1. В целом названные системы содержат информацию о состоянии здоровья человека, его криминальном прошлом, выплачиваемых налогах, банковских операциях, найме жилья и в конечном итоге об идентификационных признаках человека. В странах ЕЭС (Англии, ФРГ и др.) кодирование граждан осуществляется по европаспорту. Полицейский, имея доступ к ЭВМ, может получить «досье» на владельца паспорта в течение 2 сек.2. В ряде стран создаются ИПС, специализированные по роду службы, например, погранично-таможенной службы, налоговой службы и т.п. В США в таких системах содержится информация на 114 млн. граждан, В Англии - на 113 млн. При этом общество настораживает использование таких систем не столько в борьбе с уголовной преступностью (в этом отношении нет принципиальных возражений), сколько в целях тотального контроля за инакомыслящими, преследования политических противников. Тем более, что спецслужбы практически беспрепятственно используют полицейскую информацию. Общество настораживает возможность «кибернадзора», «компьютерной слежки», а в конечном итоге - «электронной диктатуры»3.

По этим соображениям во Франции в 1980 году комиссия по информатике и свободам заставила МВД этой страны отказаться от реализации проекта введения национального удостоверения личности с оптической кодовой полоской. В начале 90-х годов аналогичная идея активно прорабатывалась в России, но также не нашла пока своего положительного решения. И тем не менее компьютеризация правоохранительных органов

1 См. Дубягин Ю.П. Руководство по розыску и расследованию неочевидных убийств. -М: 1998. С 358

2 «За рубежом», 1985, №41. С. 15.

3 Батурин Ю.М. Право и политика в компьютерном курсе. Буржуазная демократия и «электронная» диктатура». -М.: «Наука». 1987. С. 71-85.

68

объективно обусловлена и продолжается все нарастающими темпами. Более того в рамках европейского сообщества наметилась тенденция к объединению полицейских ИПС - преступность не знает границ. Без этого сегодня немыслима борьба с терроризмом, с незаконным оборотом наркотиков, с международными финансовыми аферами и т.п. преступлениями.

Условия рынка настоятельно диктуют необходимость реализации адекватных мер борьбы с преступностью. При этом следует иметь в виду, что хотя человеческая природа изменяется не так быстро, как наука и техника, среди преступников нередко встречаются чрезвычайно изобретательные, успешно овладевшие самыми современными их достижениями. Наглядный пример - компьютерная преступность. Ежегодно потери от компьютерной преступнос- ти во Франции доходят до 1 млрд. франков и возрастают ежегодно на 30- 40%; в ФРГ - около 4 млрд. марок1 . Причем отмечается ошибочность мнения о беловоротничковом характере компьютерной преступности. Компьютер как средство совершения преступлений используется во всех группах сущест- вующей классификации преступников. В журнале «Микрокомпьютер» (ФРГ) было опубликовано объявление: «Если вы собираетесь ограбить банк, не забудьте обратиться в нашу фирму. Только здесь с помощью компьютера «Комодор» вы рассчитаете оптимальную модель преступления»2 .

Преступники, вооруженные компьютером, широко использующие современные достижения науки и техники, по существу бросают вызов не только и не столько правоохранительным органом, сколько современной правовой системе. Парадокс, по выражению Чарльза Сакаби (США), заключается в том, что «мы имеем дело с преступностью XXI века и законами XIX века3 ». Наука и техника дают преступникам уникальные возможности совершенствовать свое ремесло, и нет тому ни каких препятствий. Правоохра-

1 «Советская Россия, 1984,26 июля.

2 «Новое время», 1984, № 25. С. 32.

3 Us news and World Report, 1982, Dec. 27/1983. Jan. 3.

69

нительные органы испытывают острую, объективно обусловленную потреб- ность в адекватных мерах противостояния преступности, и вынуждены считаться не только с ограниченными финансовыми возможностями, но и несовершенством закона. Законодатель медлит, демонстрируя традиционно гфисущий ему консерватизм, как правило, под предлогом борьбы за законность. А в борьбе за законность упускаются реально существующие проблемы борьбы с преступностью - самым грубым нарушением законности.

По существу в этом, в самой общей формулировке заключается суть проблемы Правового обеспечения борьбы с преступностью в целом и рассматриваемого нами вида деятельности - в частности. Опыт зарубежных стран, да и отечественный, доказывает, что механизм законодательного решения этой сложнейшей противоречивой проблемы лежит в сфере политики и социально-экономических отношений.

Следовательно, очевидна возрастающая роль в целом криминалистики, как науки, в популяризации ее реальных возможностей в борьбе с прес- тупностью, в формировании соответствующего общественного мнения, вклю- чая необходимость создания системы правовых, организационных, научно- методических гарантий соблюдения законных интересов и прав человека, которая бы не препятствовала внедрению современных достижений науки и техники (криминалистических методов и средств) в деятельность по борьбе с преступностью, а вместе с тем исключала бы их использование в иных целях.

Все это имеет самое непосредственное отношение к технико- криминалистическому обеспечению розыска без вести пропавших и установлению личности погибших граждан, к использованию в этих целях современных информационных технологий. Хотя это и частный случай прак- тической реализации концепции компьютеризации деятельности правоохра- нительных органов, в нем реально проявляются общие закономерности осуществляемой в этом направлении деятельности, общие требующие своего решения проблемы.

70

Обозначим липа некоторые из таких проблем, касающихся средств доказывания в уголовном процессе, и возможные пути их решения в аспекте предмета нашего исследования. Сразу же заметим, что многие из них уже были предметом обсуждения ученых-процессуалистов и криминалистов, нашли свое отражение в специальной литературе, но пока - не законодательное разрешение. Более того оставлены без внимания в проекте УПК РФ, принятом в первом чтении Государственной Думой 6 июня 1997г.

Прежде всего это проблема законодательного расширения средств доказывания, в частности, изменения в этих целях правовой оценки результатов так называемых предварительных исследований, признания их источниками доказательств1. Такие исследования по существу определяют во многом содержание розыскной работы (пропавших без вести лиц) и идентификации граждан по трупам. По изученным нами уголовным делам они составляют около 60% от общего количества исследований и экспертиз, проводимых в указанных целях, но их результаты не признаются в качестве источников доказательств. Дублирование таких исследований в виде экспертиз после возбуждения уголовных дел - это не только искусственно создаваемый объем работы, неоправданные материальные затраты, но и существенно увеличиваемые сроки расследования, что создает благоприятные условия для противодействия расследованию.

В качестве таких источников доказательств в ряде случаев, по нашему мнению, вполне можно было бы признать результаты (справки) проверки по криминалистическим учетам, особенно объектов, обладающих комплексом зрительно воспринимаемых, внешне выраженных и однозначно оцениваемых идентификационных признаков. Такие признаки объектов учета, как известно, представляются в учетные центры как в виде формализованных описаний, так и в виде изображений (фотоснимки, отпечатки), т.е. в совокупности подобные

1 Пампушко И.П. Совершенствование правовых и организационных основ применения криминалистической техники в раскрытии преступлений. Дисс канд. юр. наук -М: 19%. С. 120-131.

71

носители информации содержат достаточно полное и объективное представление об идентификационных признаках объекта.

Например, обнаружен труп неизвестного гражданина. Его дактилоскопировали, описали внешность. В учетном центре с использованием дактилокартотеки его идентифицировали. При этом совпали описательно представленные признаки внешности, одежды. Что в таком случае может дополнительно дать, скажем, дактилоскопическая экспертиза, кроме соблюдения неких формальностей - представить документ в виде заключения эксперта. То же самое можно сказать, имея в виду пулегильзотеку, следотеку и другие виды учетов. Представляется, что экспертизы в таких случаях следовало бы назначать только в тех ситуациях, когда объективно возникают сомнения в достоверности фактов, констатируемых в справках учетного центра, когда они противоречат иным доказательствам по делу.

Алогичность существующего в этом отношении положения, закрепленного в УПК РСФСР кстати, и в проекте УПК РФ), очевидна еще и потому, что результаты предварительных исследований и проверки по учетам признаются достаточными «доказательствами» для принятия серьезных процессуальных решений (возбуждение уголовного дела, задержание подозреваемых и т.д.), но после возбуждения уголовного дела они почему-то утрачивают этот статус1.

Как первая попытка первой практической реализации этой идеи нами рассматривается факт создания в ЭКУ ГУВД г. Москвы специального подразделения дактилоскопического учета, сотрудники которого, имея соот- ветствующую экспертную подготовку, результаты проверки по автоматизи- рованному учету будут сразу же оформлять в виде заключения эксперта (но опять же, если возбуждено уголовное дело).

Проблема расширения средств доказывания тесно связана с проблем-

1 Волынский В. А. Указ. соч. С. 61: Лысов Н.Н. Справка специалиста, как источник доказательств// Актуальные проблемы обеспечения следственной практики научно-техническими достижениями. - Киев: 1987. С. 53-58.

72

ной допустимости научно-технических методов и средств в уголовном процессе. В проекте УПК РФ, как и в действующем УПК РСФСР, эта проблема решается путем формального перечня технических средств, причем применительно лишь к некоторым следственным действиям и, что не менее странно, в разном объеме. Например, при осмотре места происшествия (ст. 187 п.2 проекта УПК) применяются: измерение, фотографирование, звуко и видеозапись, составление схем, планов и т.д. А при проведении обыска (ст. 196 п.5), следственного эксперимента (ст. 192) допроса (ст. 203 п.6) - проведение киносъемки. И ничего не говорится о технических средствах при проведении выемки (ст. 196 п. 15), очной ставки (ст. 208), опознания (ст.209) проверки показаний на месте (ст. 211).

Подобная трактовка данного вопроса в УПК не просто (редакционная погрешность). Она абсурдна и опасна. Во-первых, она дает возможность защите подвергать сомнению результаты применения технических средств и методов, если таковые не упоминаются в соответствующих статьях кодекса. Во-вторых, формальный перечень технических средств является серьезным препятствием на пути в целом научно-технического прогресса в уголовном судопроизводстве. Показательный пример - тот же проект УПК РФ, где ничто не говориться о таких носителях доказательственной информации как компьютеры, средствах их фиксации, изъятия т.п.

Анализ соответствующих положений статей проекта УПК РФ еще раз убедительно свидетельствует о необходимости закрепления в этом законе лишь общих принципов допустимости и порядка использования научно- технических средств и методов в уголовном процессе. Об этом уже давно и аргументировано писали Р.С. Белкин, А.А. Леви, Н.Н. Порубов, Н.А. Селиванов, В.И. Шиканов, А.А. Эксахархопуло, В.А. Вольшский, И.П. Папнушко, Г.А. Голубенко и многие другие ученые - криминалисты1. Во

1 См., например, Гайдук А.П. Использование научно-технических средств в
раскрытии и расследовании вымогательств. Дисс. канд. юр. наук -М.: 1995. С. 73-74.

73

всяком случае возражения по этому поводу в специальной литературе нами не обнаружены. Из чего можно сделать вывод о формально- инерционном подходе авторов проекта УПК к решению данной проблемы.

Не лишено в этой связи оснований предложение И.П. Пампушко о создании межведомственного научно-консультативного органа (совета, комиссии), возможно при министерстве юстиции или Верховном суде РФ, который, руководствуясь принципами, закрепленными в УПК (безопасность, научная обоснованность, эффективность), давал бы экспертную оценку конкретным техническим средствам и методам, формулировал бы рекомендации о порядке их применения1.

Подобное решение данного вопроса позволит значительно упростить, без ущерба для прав и законных интересов граждан, процедуру использования современных криминалистических средств и методов в уголовном судопро- изводстве, а в частности, при расследовании преступлений, связанных с безвестным исчезновением людей и обнаружением трупов неизвестных граждан. Особенно это важно в аспекте чрезвычайно осложнившейся в современных условиях проблемы противодействия расследованию, когда, с одной стороны, искусственно создаваемые препятствия на пути научно-технического прогресса в уголовном судопроизводстве обусловливают благоприятные условия для такого противодействия, а с другой - его следствием нередко становится безвестное исчезновение людей, ставших опасными для криминальных структур2 .

Весьма важной в аспекте нашего исследования является проблема расширения комплекса идентификационных признаков, отражаемых в поисковых картах. Идеальный вариант задействования в этих целях автоматизированной государственной системы регистрации населения с

1 Пампушко И.П. Указ. соч. С. 159-160.

2 Петросян В.О. Безвестное исчезновение лица как признак противодействия расследованию. // Противодействие судопроизводству и меры по его нейтрализации. Материалы научно-практической конференции. -М.: ЮИМВДРФ. 1996. С.

74

использованием специального кода, о чем говорилось ранее. Однако эта проблема довольно сложная в материальном, научно-техническом и специальном плане. Ее положительное решение - дело будущего. То же самое можно сказать и о перспективах использования в этих целях генотипных признаков человека.

В современных условиях более реальными представляются для этого возможности дактилоскопии. Узоры папиллярных линий на пальцах рук человека - самой природой дарованные ему индивидуальные идентификаци- онные признаки. В ряде зарубежных стран возможность дактилоскопической идентификации человека давно уже реализуются не только в сфере борьбы с преступностью, но и для решения иных социально важных проблем. В США, например, добровольная дактилоскопическая регистрация всего населения введена с начала 20-х годов этого века. Это давало повод советским идеологам утверждать, что дактилоскопию «особенно широко используют империалисты США в борьбе против прогрессивных и революционных деятелей»1. В настоящее время в базе данных ФБР хранятся дактилокарты почти на 200 млн. человек. Свои картотеки имеют и другие не только государственные, но и частные фирмы, точнее службы их охраньГ. В ФРГ возможность дактилоскопической регистрации населения обсуждалась еще в 80-х годах, но не нашла законодательного решения. Тем не менее в дактилоскопической системе этой страны «Инпол» содержится более 20 млн. отпечатков пальцев рук*.

В настоящее время вопрос о дактилоскопической регистрации населения рассматривается в Государственной Думе РФ - принят в первом чтении законопроект. При этом, как можно было предполагать, противники такого законопроекта ссылаются на:

1 Юридический словарь. -М: Изд-во юрид. лиг. 1953. С. 146.

2 Клименко Д., Сосновский С., Голенков В. Общество и дактилоскопия. // Журнал «Эхо ядаветы» №2 (197). 1992. С. 4-8; Волынский А.Ф. Узоры на пальцах. Там же. С. 8-9.

75

а) возможные нарушения прав и свобод человека;

б) неизбежные крупные материальные затраты.

Однако следует иметь в виду, первое, что речь идет в основе своей о добровольной регистрации (за некоторым исключением) и что в государстве, проповедующем демократические принципы, каждый гражданин имеет право сам решать подобные вопросы; второе, в 20-е годы США были еще в более затруднительном экономическом положении, но и законодатель, и основная масса населения доброжелательно отнеслись к такому нововведению, осознав, что угроза преступности самим основам государственности реальна и более опасна, чем некие расходы на дактилоскопию как средство борьбы с ней.

К сказанному можно добавить только одно - в странах СНГ, особенно в России, в настоящее время сложилась социально - экономическая и, в частности, миграционная ситуация, во многом напоминающая ситуацию 20-х годов в Америке, но еще в более усложненном варианте, с одной стороны, коренными преобразованиями, а с другой - негативными явлениями научно- технического прогресса конца XX века, (передел собственности, резкое соци- альное расслоение и криминализация общества, рост практически неконтро- лируемой миграции населения, наличие скоростных средств его передви- жения, увеличение техногенных катастроф, военные конфликты и т.д. и т.п.). Поэтому дактилоскопию правомерно рассматривать не только как средство борьбы с преступностью, но и решения таких социальных проблем как:

  • розыск без вести пропавших граждан, в том числе больных, малолетних;
  • идентификация трупов неизвестных лиц, в том числе погибших в результате военных конфликтов, аварий и т.п.;
  • идентификация лиц без гражданства, иностранцев в целях контроля за их передвижением;
  • создание специальных пропускных систем на режимных объектах;
  • обеспечение защиты от подделки документов, в том числе удостоверяющих
  • 3 Каратаев О.Г. Криминалистическая информатика. -М.: Знание. 1991. С. 31.

76

личность и т.п.

Очень важно при этом не пугать голословно население дактилоскопической регистрацией, а разъяснять ему, что она дает в плане безопасности человека, защиты его прав и интересов. В этом отношении показательны результаты экспериментального опроса студентов юридического факультета МИЭПП (53 человека). При формальной постановке вопроса о целесообразности добро- вольной дактилоскопической регистрации населения положительные ответы дали 9 человек (~ 17%); 32 человека (~ 60%) - отрицательный и воздержались от ответа -12 человек (~ 23%). Однако после разъяснения сущности предлага- емой меры и социальной значимости ее практической реализации, сопровож- давшегося дискуссией, результаты опроса резко изменились: «да» - 43 человек (~ 80%), «нет» -3 человека (~ 6%) и воздержались от ответа 7 человек (~ 14%). При этом все из числа опрошенных, кто служит или служил в армии и в правоохранительных органах (их было 19 человек), ответили положительно1.

Разумеется, нельзя игнорировать возможные злоупотребления в использовании возможностей дактилоскопической регистрации населения и для их предупреждения необходимо разработать комплекс мер - организационных, правовых, включая уголовную ответственность. Полагаем, что «возможные случаи злоупотребления» - это всего лишь случаи (их можно и нужно предупреждать), а в решении подобных проблем следует ориентиро- ваться на закономерности, на систему, позволяющую решать социально важ- ные и достаточно масштабные задачи в интересах безопасности всего насе- ления, а в конечном итоге в целях защиты прав и свобод каждого человека.

В заключение этой главы диссертации отметим, что в настоящее время криминалистика располагает достаточно объемными, научно обоснованными системными представлениями о природе и взаимосвязи различных признаков

1 Пегросян В.О. К вопросу о дактилоскопической регистрации населення.//Концешлня развития органов внутренних дел и внутренних войск МВД РФ: Теория и практика. Тезисы и доклады межвузовской научно-практической конференции 25-26 июня. -Белгород БВШ МВД РФ, 1966.

77

и свойств человека (в том числе на генетическом уровне), многие из которых (каждый в отдельности) представляют собой самостоятельное идентификаци- онное поле. Индивидуальность, идентификационная ценность таких признаков и свойств обусловлены генетически, что предопределяет их корре- ляционные зависимости, возможность получения и использования в целях розыска без вести пропавших граждан и установления личности погибших (трупов) суммарной идентификационной информации.

Успешному решению этой задачи на практике способствуют разработанные в криминалистике и судебной медицине специальные методы, средства, методики. Очевидны перспективы их дальнейшего развития на уровне современных достижений науки и техники, включая информационные технологии. Однако анализ практической реализации уже имеющихся научно-технических возможностей свидетельствует о наличии сдерживающих этот процесс факторов - недостатков в организации, правовом регулировании технико-криминалистического обеспечения деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, а в частности, в розыске без вести пропавших и идентификации лиц по трупам. Устранение таких недостатков сопряжено с серьезными изменениями в уголовно-процессуальном законодательстве, прежде всего, касающихся средств доказывания.

Ключевой проблемой повышения результативности розыска без вести пропавших граждан и установления личности погибших по их трупам остается проблема совершенствования организации научно- технического и программного обеспечения функционирования автоматизированной системы соответствующего учета. При этом очень важно в сферу такого учета задействовать максимально возможное количество индивидуализирующих человека признаков. В этом отношении существенные резервы видны и могут быть задействованы, в частности, при положительном законодательном решении вопроса о добровольной дактилоскопической регистрации населения.

78

ГЛАВА 2. ТАКТИКА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ

МЕТОДОВ И СРЕДСТВ В РОЗЫСКЕ БЕЗ ВЕСТИ ПРОПАВШИХ

ГРАЖДАН В ПРОЦЕССЕ РАССЛЕДОВАНИЯ.

§ 1. Планирование розыска без вести пропавшего гражданина. Следственные версии.

Планирование розыска без вести пропавшего сразу после возбуждения уголовного дела является обязательным условием успешного розыска. При этом планирование по уголовному делу по существу является логическим продолжением планирования розыскной работы, осуществляющейся до возбуждения дела.

Поскольку планирование розыска по уголовному делу есть часть планирования расследования по этому делу в целом, на него распространяются общие положения криминалистического учения о плани- ровании и версиях, достаточно глубоко разработанные в криминалистике1. Речь идет как о принципах, так и о технике планирования.

Специфика же заключается прежде всего в первоочередных задачах планирования розыска, в конкретных основаниях для выдвижении версий, в содержании самих типичных версий, в исходных следственных ситуациях, из содержания которых определяется круг и последовательность розыскных (включая и следственные) действий.

Рассмотрим эту специфику. Главные задачи розыска без вести пропавшего при расследовании состоят, на наш взгляд, в следующем: 1. Создать необходимую и достаточную базу для идентификации лица после

1 См. Ларин AM.. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. -М: Юрид. лит., 1970; Дубровицкая ЛП., Лузгин И.М.. Планирование расследования. -М.: ВШ МВД СССР, 1973; Сергеев Л А., Соя-Серко Л. А., Якубович Н.А.. Планирование расследования. -М: Институт прокуратуры СССР, 1975; Арцишевский Г.В.. Выдвижение и проверка следственных версий. М.: Юрид. лит., 1978 и др.

79

установления места его нахождения либо после обнаружения его трупа.

  1. Установить, что безвестно отсутствующий жив и определить
    его местонахождение.
  2. Доказать, что он умер и идентифицировать погибшего.
  3. Ясно, что вторая и третья задачи альтернативны. Следует отметить, что планирование деятельности по решению этих задач тесно связано с решением и других вопросов расследования, таких как мотивы, по которым лицо скрылось с места жительства и не сообщало о своем местонахождении; место, время, способ причинения смерти - при обнаружении трупа; лицо, совершившее преступление - при наличии на трупе признаков убийства или при обнаружении похищенного лица; иные обстоятельства, подлежащие доказыванию при расследовании в соответствии с требованиями статьи 68 УПК РСФСР.

Для уголовных дел, связанных с розыском без вести пропавшего, характерны четыре типичные следственные ситуации:

  1. Человек исчез, и по факту его исчезновения сразу возбуждено уголовное дело - когда есть признаки преступления.
  2. Человек исчез, по факту его исчезновения было заведено розыскное дело и в процессе работы по нему обнаружены признаки преступления в отношении исчезнувшего.
  3. Выполнены все необходимые розыскные мероприятия по розыскному делу, истек срок «административного» розыска, а исчезнувший так и не обнаружен.
  4. Факт исчезновения лица (свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого и т.д.) имел место в ходе расследования по уголовному делу о любом преступлении и есть признаки того, что он связан с этим расследованием.
  5. Содержание планирования розыска и в целом планирования расследования по имеющемуся в таких ситуациях уголовному делу зависит от

80

характера ситуации и имеющейся исходной информации.
Ядром планирования розыска является выдвижение и проверка розыскных версий.

В научном (да и в практическом) отношении интересным является вопрос о соотношении понятий «розыскные» и «следственные» версии. В литературе по этому вопросу изложены различные позиции. Полагаем, что, поскольку розыскные версии в данном случае выдвигаются следователем и ответственность за их проверку несет следователь, версии по розыску исчезнувшего лица по уголовному делу является разновидностью следственных версий.

С точки зрения классификации версий по объекту такие розыскные версии могут рассматриваться и как общие, и как частные. Общими они могут быть по отношению к процессу розыска, частными - по отношению ко всему расследованию. В то же время в процессе розыска могут выдвигаться и частные розыскные версии: это предположения, объясняющие не всю картину исчезновения человека и его безвестного отсутствия, а лишь отдельные, хотя и важные элементы происшедшего: кто мог последним видеть исчезнувшего; где может находиться он сам или его труп; каковы мотивы исчезновения или убийства исчезнувшего и т.п.

В большинстве случаев основания для выдвижения розыскных версий к началу следствия уже известны - особенно при наличии административного розыскного дела о безвестном отсутствии; материалов оперативной проверки, произведенной в соответствии со ст.ст. 6-11 Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности»; проверки, проведенной в порядке ст. 109 УПК РСФСР. Нередко они совпадают с основаниями для возбуждения уголовного дела по факту безвестного отсутствия человека.

Многие из этих оснований перечислены в указании Генеральной прокуратуры и МВД Российской Федерации «О соблюдении законности при разрешении
заявлений и сообщений о безвестном исчезновении граждан»

81

№15-16-92 и № 1/5152 от 22 декабря 1992г.

В числе указанных оснований называются:

  • отсутствие данных о намерении лица уехать, причин для сокрытия от близких своего отъезда; наличие личных документов и вещей, без которых человек не может обойтись в случае длительного отсутствия;
  • малолетний возраст пропавшего; отсутствие заболеваний, которые могут обусловить скоропостижную смерть, потерю памяти, ориентировки во времени и пространстве;
  • исчезновение с автотранспортным средством или крупной суммой наличных денег;
  • постоянные конфликты в семье, угрозы в адрес исчезнувшего лица, преступные связи;

  • противоречивые объяснения и нелогичное поведение тех, кто контактировал с пропавшим перед исчезновением;

  • обнаружение в ходе розыска следов, получение иных сведений, свидетельствующих о возможном совершении преступления.

Нетрудно заметить, что, во-первых, большая часть оснований, входящих в этот перечень, относится лишь к одной из двух типичных общих версий, выдвигаемых по факту исчезновения человека - «исчезнувший умер». Во-вторых, сам этот перечень, даже применительно к данной типичной общей версии, может быть существенно дополнен в условиях современной российской «криминальной революции».

Так, основаниями для выдвижения версий о смерти пропавшего могут быть данные о его причастности к организованной преступной группе и в связи с этим - о его убийстве или переходе на нелегальное положение; сведения о наличии у исчезнувшего крупных долгов, угроз со стороны кредиторов, посещении его рэкетирами; переход имевшейся у него жилой площади в собственность других лиц при сомнительных обстоятельствах заключения сделки.

82

Основаниями для выдвижения версии о том, что исчезнувший жив, является сообщение о появлении его в определенных местах, наличие данных о совершении им преступления и возможном в связи с этим уклонении от ответственности, получение родственниками или знакомыми писем, телеграмм, почтовых переводов, посылок от без вести отсутствующего и т.п.

При этом не исключается, а при определенных обстоятельствах предполагается инсценированность подобных оснований со стороны лиц, заинтересованных в сокрытии подлинных обстоятельств исчезновения пропавшего без вести, в том числе - факта его смерти.

При планировании розыска без вести пропавшего должны, по нашему мнению, соблюдаться следующие общие требования (кроме общих принципов планирования расследования):

  1. Обеспечение полноты круга версий, и прежде всего - обеспечение выдвижения и проверки двух взаимоисключающих версий «исчезнувпши жив» и «исчезнувший мертв» (по крайней мере, до получения достаточных доказательств правильности одной из них);
  2. Следственные розыскные версии должны быть логическим продолжением розыскных версий, проверявшихся по «административному)) делу о розыске пропавшего либо хотя и не проверявшихся, но вытекающих из имеющихся материалов розыскного дела;
  3. Необходимость тесного взаимодействия при планировании розыска с оперативными работниками, особенно с лицами, осуществляющими местный, федеральный, а то и международный розыск;
  4. Розыскные версии следователя должны выдвигаться, а
    проверка и осуществляться на основе сочетания
    индивидуальности планирования с использованием типовых розыскных версий.
  5. В литературе по планированию расследования многократно отмечалась необходимость выдвижения и проверки всех необходимых в конкретном случае версий, большая опасность увлечения лишь
    одной из них,

83

показавшейся наиболее правдоподобной, и оставления без внимания других возможных объяснений случившегося. Практика розыска без вести пропавших подтверждает правильность этого научного тезиса.

Практика подтверждает и второй из перечисленных выше «принципов» - о необходимости планирования проверки следственным путем ряда розыскных версий, выдвигавшихся по розыскному делу о безвестном отсутствии или до возбуждения уголовного дела.

При выдвижении следователем розыскных версий по делам, связанным с безвестным отсутствием, с успехом могут быть использованы рекомендации ряда частных криминалистических методик, и прежде всего таких, для которых в исходной ситуации типично отсутствие сведений о месте нахождения потерпевшего. Это методика расследования так называемых «убийств без трупа», похищений людей, дел об организованной преступной деятельности, о нераскрытых преступлениях прошлых лет1.

Непростым является вопрос о плане розыска пропавшего по уголовному делу. В криминалистической литературе по этому поводу высказываются различные позиции. Одни авторы (например, Е.В. Коновалов) полагают, что следователем должен составляться отдельный план розыска исчезнувшего, другие (например, А.А. Закатов) - что мероприятия по розыску («направления и средства розыска») следует включать в общий план

’ См., например, Мудьюгин Г.Н. Расследование убийств по делам, возбужденным в связи с исчезновением потерпевшего. -М.: Институт прокуратуры СССР, 1967; Руководство по расследованию убийств. -М.: Юридическая литература, 1977.; Дубровина АН.. Организация и методика расследования похищения или подмены детей. -М.: ВЮЗШ МВД СССР, 1988; Анфиногенова И. А Проблемы расследования и предупреждения похищений людей, совершаемых из корыстных побуждений. Автореф. дисс… канд. юрид. наук -М.: ЮИ МВД РФ, 19%; Лавров В.П. Особенности расследования организованной преступной деятельности. -Ставрополь: Ставропольский университет, 19%.; В.П. Лавров. Особенности расследования нераскрытых преступлений прошлых лет. - М.: ВШ МВД СССР, 1972; Лавров В.П. Методика расследования преступлений, дела о которых приостановлены за необнаружением виновных. //Курс лекций по криминалистике. Вып. 9. -М.: ЮИ МВД РФ. 1997.

84

расследования по делу как часть этого плана; третьи - что эти мероприятия могут быть в общем плане расследования и предусмотрены применительно к отдельным версиям о причине отсутствия лица и возможных местах его нахождения.

В то же время некоторые ученые подчеркивают, что в случаях особой сложности розыска, большого объема поисковой работы, по делам об особо тяжких преступлениях, а также по приостановленным на основании п.1 ст. 195 УПК РСФСР делам целесообразно составлять самостоятельные планы розыска1.

Нам представляется, что к решению этого вопроса следует подходить диалектически. Следственные действия и иные мероприятия могут входить в общий план расследования по уголовному делу. Это не мешает им в более детальном и конкретизированном варианте быть включенными в совместный план следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по раскрытию преступления, составляемый следователем совместно с оперативным работником, осуществляющим оперативное обеспечение розыска без вести пропавшего или раскрытия преступления.

Возможен и такой вариант: в случае, когда отсутствие пропавшего существенно осложняет расследование, а все неотложные следственные действия уже выполнены, составляется отдельный план розыска исчезнувшего. Это характерно, когда признаки преступления налицо, а доказательств, необходимых для предъявления кому-либо обвинения, недостаточно, либо пропавшее лицо, скорее всего, может быть признано потерпевшим.

Учитывая принцип динамичности планирования любого расследования, подчеркнем необходимость корректирования плана розыска по мере получения результатов отдельных запланированных мероприятий и анализа

1 См. Закатов А.А. Криминалистическое учение о розыске. Автореф. дисс… докт. юр. наук - Киев.: ЮГУ. 1987. С. 22

85

иной поступающей информации, имеющей значение для розыска.

По своему содержанию план розыска без вести пропавшего по уголовному делу включает мероприятия, которые условно можно разбить на три большие группы: следственные действия, организационные мероприятия, иные поисковые действия следователя по розыску без вести пропавшего.

Следственным действиям, направленным на розыск исчезнувшего посвящен следующий параграф диссертации, поэтому рассмотрим, хотя бы кратко, организационные и иные поисковые действия следователя по такому розыску.

К организационным мерам относятся такие, как составление плана розыска (о чем уже писалось выше); объявление лица в розыск; направление в учетные органы регистрационных документов в соответствии с требованиями ведомственных нормативных актов; организационные меры по изучению личности пропавшего; меры по организации взаимодействия с другими службами органов внутренних дел и иными правоохранительными органами.

К иным действиям следователя по розыску пропавшего можно отнести: направление розыскной ориентировки; запросы в органы внутренних дел по местам возможного пребьюания без вести пропавшего; проверку по учетам органов внутренних дел (в первую очередь - по учету задержанных, арестованных; учету неопознанных трупов; учету лиц, не могущих сообщить своих установочных данных); меры по привлечению общественности и средств массовой информации к розыску пропавшего и т.п.

В Ленинграде РУВД г. Москвы поступило заявление о безвестном исчезновении Мироновой, 32 лет, которая ушла из дома и не вернулась. Последний раз ее видели живой в районе метро «Водный стадион». На без вести пропавшую была заведена информационная карта, предусмотренная ведомственными нормативными актами. Основную информацию для ее заполнения сообщили муж и сын пропавшей. Собранная информация использовалась при проверке по учетам без вести пропавших ГУВД г.

86

Москвы и ГУВД Московской области, а также в беседах с работниками розыска, дознания и следствия Москвы и прилегающих районов Московской области.

Поисковая работа, основанная на сопоставлении признаков Мироновой с данными об обнаруживаемых неопознанных трупах, продолжалась в течение нескольких месяцев. Поиск не давал результатов, пока в городе Видное Московской области не был обнаружен расчлененный труп неопознанной женщины. По факту обнаружения трупа возбудили уголовное дело. Труп предъявлялся многим заявителям о без вести пропавших, в том числе и родным Мироновой. В документах на пропавшую и расчлененный труп были установлены совпадения ряда обстоятельств: пол, возраст, время исчезно- вения и время наступления смерти. Однако одежда, которая была на Мироновой в день ее ухода из дома, на трупе отсутствовала. Родственники Мироновой не опознали ее при предъявлении им расчлененного трупа.

При допросах родных Мироновой с участием специалиста-криминалиста были предприняты попытки расширить идентификационное поле, позволяющее увеличить сопоставимость сравнительного трупного материала и данных о Мироновой. Выяснилось, в частности, что у Мироновой были мелкие и очень редкие белые зубы. Был проведен повторный осмотр расчлененного трупа неизвестной женщины, обнаруженного в г. Видное. Осмотром установили наличие у трупа мелких, редких белых зубов. Исполь- зовать этот признак при проведении криминалистической фотопортретной экспертизы было нельзя, так как среди множества фотографий Мироновой не было ни одной, где бы были видны ее зубы.

Поэтому было решено изготовить слепки с зубного аппарата неизвестного трупа для использования в предъявлении для опознания (гнилостные изменения не позволили опознать погибшую по другим признакам). С помощью стоматолога были изготовлены 10 слепков зубных аппаратов
нескольких женщин с похожими общими признаками. Муж

87

Мироновой и ее близкие родственники (отдельно друг от Друга) при предъявлении им слепков опознали пропавшую по отмеченньш выше признакам ее зубов. Идентификация убитой позволила следователю в дальнейшем правильно спланировать расследование и вскоре изобличить убийцу1.

Весь процесс розыска в соответствии с его основными задачами можно (опять таки условно, в научных и учебных целях) разбить на три этапа: 1) собирание и уточнение информации о признаках подлежащего розыску объекта и объявление его розыска; 2) поиск исчезнувшего лица; 3) идентификация пропавшего после установления места его пребывания или обнаружения трупа.

Четкая временная граница между названными этапами на практике отсутствует: Собирание и уточнение информации о признаках лица может продолжаться и в процессе поиска, особенно если он ведется по горячим следам, вскоре после исчезновения. Идентификационные действия могут сопутствовать поисковым или быть логическим продолжением последних. Например, обнаружение похожего на разыскиваемого человека по розыскной ориентировке влечет за собой безотлагательную проверку его документов, допрос, или опрос предъявление для опознания и иные действия по идентификации. Идентификация может не состояться, и тогда поиск без вести пропавшего продолжается.

Однако с гносеологической точки зрения, с позиций содержательного, целевого подхода выделение указанных трех этапов, на наш взгляд, целесообразно.

Тактические рекомендации для работы, относящейся к первому этапу, в криминалистике разработаны достаточно детально и всеохватывающе. Имеются в виду не только диссертации и учебные пособия по розыскной деятельности, перечислявшиеся в первой главе, но и труды ученых-

1 Из практики Ю.П. Дубяпша.

88

криминалистов по методике изучения личности
подозреваемого (обвиняемого)1.

Отметим, что эти последние рекомендации должны применяться с учетом разницы в процессуальном положении объекта изучения. Поскольку речь идет в одном случае об изучении подозреваемого (обвиняемого), а в другом случае - пропавшего человека - то есть скорее потенциального потерпевшего, при розыске исчезнувшего гораздо меньше роль принудительных действий, меньше в принципе следует ожидать противодействия, сопротивления со стороны родственников, близких знакомых разыскиваемого, если, конечно, не идет проверка версии о его убийстве этими лицами.

Уже на первом этапе работы по розыску исчезнувшего важнейшим мероприятием является составление и рассылка розыскной ориентировки. Поскольку это мероприятие главной своей целью имеет привлечение к розыску исчезнувшего широкого крута субъектов (органов внутренних дел, иных правоохранительных органов, а также граждан), проблемы, связанные с розыскной ориентировкой, будут специально рассмотрены нами ниже - в §3 настоящей главы, посвященном взаимодействию следователя с другими службами, органами внутренних дел и с общественностью.

В параграфе же о планировании необходимо остановиться на одной из проблем розыска без вести пропавших, получивших особое звучание в связи с изменением характера преступности, ростом организованной преступности.

1 См., например, Коршик М.Г., Степичев С.С. Изучение личности обвиняемого на предварительном следствии. -М.: Юридическая литература. 1969; Кривошеев АС. Изучение личности обвиняемого в процессе расследования. -М.: Юридическая литература. 1971; Гдазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. - Свердловск: 1973. Ведерников Н.Т. Изучение личности преступника в процессе расследования. - Томск: 1968; Гаухман Л. Д. Деятельность следователя органов внутренних дел по изучению личности обвиняемого. -М: ВНИИ МВД СССР; Лавров B.IL Изучение личности подозреваемого (обвиняемого) в процессе расследования // Курс лекций по криминалистике для слушателей следственного ф-та Вып. 11, -М: ЮИ МВД РФ. 1997.

89

Речь идет о проблеме противодействия расследованию в целом и противодействия розыску без вести пропавших лиц, в частности1.

Противодействие, как совокупность действий преступника и связанных с ним лиц, направленных на воспрепятствование установлению истины по уголовным делам, становится все более серьезной помехой выполнению функций уголовного судопроизводства в России2. Подтверждает этот тезис и проведенный нами опрос 163 следователей органов внутренних дел Москвы и Подмосковья: 37% опрошенных считают, что противодействие в той или иной форме проявляется не менее, чем по двум из трех уголовных дел, возбуждаемым по фактам неочевидных корыстных и насильственных преступлений. Около 73% опрошенных следователей отметили наличие фактов неправомерного воздействия лично на них, в том числе 17% - в форме угроз им и их родственникам.

В числе приемов противодействия не последнее место занимает физическое воздействие на участников процесса, вплоть до их похищения, истязаний и убийства. В таких случаях труп скрывается, похищенный подчас становится пропавшим без вести (если факт похищения не был очевиден и по

1 На все возрастающее значение проблемы противодействия расследованию в современных российских условиях неоднократно указывается в криминалистической и процессуальной литературе последних лет. См., например, Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. - Свердловск.: Изд-во Уральского ун-та. 1992; Основы борьбы с организованной преступностью. Под ред. B.C. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. -М: ИНФРА-М. 1996, гл. IV, § 5; Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. Под. ред. Т.В. Аверьяновой, Р.С. Белкина. -М: Новый Юрист. 1997, гл. 5; А.Ф. Волынский, В.П. Лавров. Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений (проблемы теории и практики) // В сб. Организованное противодействие расследованию и меры по его нейтрализации. -М.: ЮИ МВД РФ. 1997.

2 См.,например, диссертационные исследования И.А. Бобракова «Воздействие преступников на свидетелей и потерпевших и криминалистические методы его преодоления».-М.: ЮИ МВД РФ. 1997); И.В.Бобровского («Социальная обусловленность квалифицированного вымогательства и его расследование»).-М.:ЮИ МВД РФ. 1996.; А.В. Кучерова («Противодействие расследованию по делам о воинских гфеступлениях и методы его преодоления». -М.: Военный университет МО РФ. 1997).

90

этому факту не возбуждалось уголовное дело).

Применительно к проблеме противодействия в свете темы диссертации можно выделить два аспекта:

1) безвестное отсутствие лица как признак противодействия выявлению, раскрытию, расследованию какого-либо преступления; 2) 3) безвестное отсутствие лица как результат (и признак) его убийства, не связанного с другим преступлением. Противодействие здесь имеет гораздо более узкую цель, чем в первом случае. 4) На практике различия этих двух своего рода ситуаций все еще должным образом не учитываются. Правоохранительные органы, как и прежде, ориентированы на обособленные действия по розыску без вести пропавших и по раскрытию связанных с этим преступлений. В тех же статистических отчетах о пропавших без вести соответствующие лица и обстоятельства их исчезновения не дифференцируются по признакам, которые хотя и ориентировочно, но указывают на возможную связь данных явлений (характер трудовой деятельности лица, пропавшего без вести; его деловые и преступные связи, социальное положение, причастность к расследованию преступлений и т.п.).

В ряде случаев по таким признакам с большой степенью вероятности можно предполагать, что за фактом исчезновения лица скрывается серьезное преступление. Изучение практики показывает, что уголовные дела по фактам безвестного отсутствия граждан даже при наличии некоторых признаков убийства или похищения нередко возбуждаются несвоевременно или не возбуждаются вообще.

В контексте изложенного представляется необходимость пересмотреть практику заведения розыскных дел без вести пропавших граждан и возбуждения уголовных дел только в связи с обнаружением их трупов с признаками насильственной смерти. Между тем в ряде случаев признаки преступления, а нередко - их комплекс, очевидны уже изначально при

91

безвестном исчезновении лица (следы борьбы, кровь, объяснение очевидцев, наличие острой конфликтной ситуации и др.). Нам представляется, что в подобных случаях (их необходимо выделить в законе по четко сформулированным критериям) следовало бы сразу же возбуждать уголовные дела по признакам ст.ст. 105 (убийство), 126 (похищение человека), 152 (торговля несовершеннолетними) УК РФ - в зависимости от содержания признаков - оснований для возбуждения дела.

Попытка сформулировать в межведомственном нормативном акте перечень признаков, «которые прямо или косвенно указывают на то, что без вести пропавший стал жертвой преступления», была предпринята еще в 1992 году - в письме Генеральной прокуратуры России и МВД России № 15-16-92 от 22 декабря 1992г. «О соблюдении законности при разрешении заявлений и сообщений о безвестном исчезновении граждан»1), но и она положения не изменила. Уголовные дела по фактам безвестных исчезновений граждан с признаками их убийств возбуждаются несвоевременно или не возбуждаются вообще, а требования указанного письма Генеральной прокуратуры и МВД России на практике не выполняются.

В определенной мере способствует этому неполнота типичных признаков (достаточных) оснований для возбуждения дела при исчезновении человека, приводимых в перечне в данном письме Генеральной прокуратуры и МВД. В частности, в перечне целесообразно было бы упомянуть и оперативно-розыскные данные, как один из источников получения сведений о совершении в отношении исчезнувшего преступления. Это соответствовало бы как ст. 108 действующего УПК РСФСР, так и Федеральному Закону «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995г. (особенно ст. 11 п.2 этого Закона).

Включение соответствующей вьппеизложенному нормы не в ведомс-

1 См. Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие. Под. ред. Качалова А.Я. -М; Изд- во «СПАРК». 19%. С. 182-183.

92

твенный акт, а в уголовно-процессуальный кодекс повысило бы ответственность органов дознания и предварительного следствия в работе по делам о безвестном исчезновении граждан, способствовало бы более эффективному розыску исчезнувших и расследованию совершенных в отношении них преступлений.

§2. Особенности тактики отдельных следственных действий при розыске без вести пропавших граждан.

Наибольшую специфику в решении криминалистических задач при розыске без вести пропавших лиц1 имеют такие следственные действия, как следственный осмотр, допрос, выемка, прослушивание и звукозапись телефонных и иных переговоров, назначение экспертизы.

Из всех видов следственного осмотра в целях розыска чаще всего проводятся осмотр места происшествия, осмотр предметов и документов и осмотр трупа. В ситуациях, когда исчезнувший пропал вместе с транспортным средством, а затем оно было обнаружено, обязательным будет осмотр этого транспортного средства. Освидетельствование и осмотр животных (как разновидности следственного осмотра) для рассматриваемой категории дел гораздо менее характерны.

Общей целью осмотра любого вида, кроме осмотра трупа, является собирание информации о признаках исчезнувшего, необходимых для его розыска и идентификации. Еще до возбуждения уголовного дела на практике обычно производится осмотр места происшествия. По рассматриваемым делам местами происшествия являются: а) место, где проживал (постоянно

1 Эти задачи подробно исследованы в кандидатской диссертации Вытовтовой Н.И. «Решение криминалистических задач деятельности по розыску без вести пропавших лиц». -Ижевск: Удмуртский государственный университет, 1997.

93

или временно) исчезнувший; б) место последней -постоянной или временной - его работы; в) место исчезновения, т.е. место, где его последний раз видели перед исчезновением; г) место обнаружения трупа, когда предполагается, что это может быть труп без вести пропавшего.

Для мест происшествия, относящихся к одной из первых трех групп, можно выделить три основные задачи осмотра:

1) поиск доказательств, позволяющих прояснить обстоятельства, мотивы исчезновения, места возможного появления исчезнувшего (если он жив) или обнаружения его трупа; 2) 3) изучение личности пропавшего без вести, что также должно привести к определению возможных причин исчезновения и мест обнаружения разыскиваемого; 4) 5) создание базы для будущей идентификации без вести пропавшего после его обнаружения. 6) В любом случае первоочередное внимание уделяется обнаружению при осмотре личных документов исчезнувшего: паспорта, свидетельства о рождении, водительского удостоверения, служебного удостоверения, студенческого билета, трудовой книжки и т.д. Внимательно изучаются ежедневники, записные книжки, почтовая корреспонденция, особенно относя- щаяся к периоду перед исчезновением. Нельзя проходить мимо сберегательных книжек, акций и других ценных бумаг, документов, свидетельствующих о расчетах с различными физическими и юридическими лицами, о выездах в другие населенные пункты (использованные железнодорожные или авиабилеты, счета гостиниц, различных оитанций и т.п.).

Чтобы обеспечить идентификацию исчезнувшего или его трупа, необходимо в ходе осмотра по месту жительства или месту работы постараться обнаружить и зафиксировать следы пальцев рук без вести пропавшего, оставленные им на предметах личного обихода; изъять его фотографии, которые могут быть использованы для
фотопортретной

94

идентификационной экспертизы; написанные исчезнувшим документы, как свободные образцы его почерка, необходимые для возможной в будущем почерковедческой экспертизы; изъять документы о перенесенных травмах, серьезных заболеваниях и операциях, оставляющих следы.

В идентификационных целях по возможности фиксируются антропометрические признаки пропавшего лица, а также образцы тканей одежды, в которой был пропавший (если таковые имеются).

Осмотр места происшествия четвертой из выделенных нами групп (места обнаружения трупа) одной из главных своих целей имеет исследование погибшего, позволяющее обосновать версию о том, что погибший и есть разыскиваемый, а также проверить эту версию - то есть получить доказательственный материал, необходимый для процессуального сравнения с имеющимися исходными данными.

При этом возможны две следственные ситуации:

1) вели розыск исчезнувшего по уголовному делу о его безвестном отсутствии, нашли в результате этого розыска труп или обнаружили без вести пропавшего в числе живых: 2) 3) сначала был обнаружен труп с явными признаками убийства, а затем установили при расследовании дела по этому факту, что убитый и есть чело- век, о безвестном отсутствии которого в другом правоохранительном органе имеется заявление. В принципе, вторая ситуация должна быстро и эффективно разрешаться с помощью централизованного учета без вести пропавших и учета неопознанных трупов. Но по ряду причин (масштабы России, несоблюдение требований нормативных актов о порядке регистрации подлежащих учету объектов и т.д.) система уголовной регистрации автоматически подчас не срабатывает, о чем свидетельствуют многочисленные примеры из следственной практики. И тогда к успеху приводит целеустремленный следственный поиск с соблюдением рекомендаций по тактике осмотра и других следственных действий. Приведем ставший классическим пример по широко из- 4)

95

вестному российским криминалистам делу об убийстве в Москве Надежды М.

28 апреля 1966г. в Москве во дворе дома №25 по Дмитровскому шоссе был обнаружен фибровый чемодан, в котором находился труп жещцины без головы и конечностей. 30 апреля в подъезде дома №40 на проспекте Мира была найдена хозяйственная сумка с головой и некоторыми частями конечностей. Наконец 6 мая также в Москве обнаружили рюкзак с остальными частями трупа. Все части трупа, по заключению судебно- медицинской экспертизы, принадлежали одной женщине в возрасте 18-23 года. Лицо трупа было изуродовано - отрезан нос, на щеках имелись глубокие порезы, часть зубов на верхней челюсти выбита.

Труп дактилоскопировали, однако проверка по алфавитно-дактилоско- пическому учету осужденных, привлекавшихся к ответственности и задержи- вавшихся лиц положительных результатов не дала. Учет без вести пропавших лиц по г. Москве также не помог. Были исследованы материалы о нескольких женщинах, значившихся пропавшими с апреля 1966г. и имевшими подходящий возраст. Однако их признаки с признаками убитой не совпали.

А в это время милиция города Люберцы Московской области разыскивала без вести пропавшую М., 21 года, которая, по заявлению ее матери, 24 апреля ушла из дома и не вернулась. М. работала секретаршей директора одного из заводов, жила одна, отдельно от родителей, свой семьи не имела.

Установив факт безвестного отсутствия М., оперативные работники МУРа по поручению следователя прокуратуры предъявили матери М. фото- изображение сложенного из обнаруженных частей трупа. Однако мать М. заявила, что не может утверждать, что на снимке изображена ее дочь, поскольку лицо трупа сильно изуродовано. Тогда оперативные работники выехали в Люберцы и произвели осмотр комнаты М., на пудренице и дамской сумочке, которыми пользовалась М., и были найдены следы пальцев. Изъяли также фотографии, где М. была изображена в возрасте 12, 16 и 20 лет. Сле- дователь прокуратуры назначил две экспертизы: дактилоскопическую и порт-

96

ретную (идентификации личности по фотоизображениям). И та, и другая дали категорические заключения: 1) следы пальцев рук, обнаруженные в квартире М., и следы на дактокарте убитой оставлены пальцами одного и того же чело- века, другими словами - следы из комнаты М. - следы убитой; 2) на фотогра- фиях М. и на фотографии головы трупа изображено одно и то же лицо.

Установление того факта, что без вести пропавшая в Люберцах М. и есть убитая, чей расчлененный труп обнаружен в Москве, привело к активизации работы по раскрытию убийства. Изучение личности М. показало, что она была женщиной легкого поведения. Допросами ее подруги, с которой М. находилась вместе в день исчезновения, установили обстоятельства, при которых подруга и один из водителей такси видели в центре Москвы, где жил композитор Б. В подвале комнаты Б. и в самой комнате при обыске были обнаружены неопровержимые доказательства убийства: орудие убийства - туристский топорик, орудия расчленения трупа, следы крови под новыми обоями, частицы костной ткани, вещи убитой и др. Убийство было совершено Б. на сексуальной почве1.

При осмотре трупа в целях последующего установления связи между обнаруженным неопознанным трупом и исчезнувшим лицом, а затем и идентификации исчезнувшего должно быть принято ряд мер. В их числе - фотографирование трупа по правилам сигналетической (опознавательной) съемки; дактилоскопирование трупа; подробное описание в протоколе внешних признаков погибшего с использованием системы «словесного портрета», тщательное описание всей одежды умершего и имеющихся при нем вещей, принятие мер к сохранению этих вещей и одежды; снятие посмертной маски и слепков с различных частей тела.

Последний прием является относительно новым в криминалистике. Он получил свое признание в науке и криминалистической практике во многом

1 Уголовное дело по обвинению Б. в умышленном убийстве. Находится в архиве Московского городского с\да.

97

благодаря трудам кандидата юридических наук Ю.П. Дубягина1. Маски и слепки могут использоваться как объекты при предъявлении для опознания и в экспертном идентификационном исследовании. Маски и слепки, в отличие от фотоизображений, передают натуральную величину и объем лица человека и других частей его тела, анатомо-морфологическую выраженность морщин, складок, асимметрию лица, размерность характеристик. Трупные пятна на маске и слепке не передаются, ссадины и повреждения тканей легко устранимы. Маска (слепок) позволяют обеспечить близкий к прижизненному облик погибшего. Банк информации, который содержат пластические модели, может способствовать в дальнейшем реконструкции лица по черепу с помощью пластических элементов внешности, классифицированных по типическим признакам2.

Для всех видов осмотра места происшествия по делам об исчезновении человека обязателен учет возможных версий о причине отсутствия пропавшего.

Так, при наличии предположения о возможности похищения исчезнув-шего обращается внимание, в частности, на следующие обстоятельства: сведения о роде деятельности пропавшего (официальной или скрываемой); угрозы, выраженные в письменном виде, требования выплаты определенных

1 См., например, Дубягин Ю.П. Новые виды фиксации признаков внешности неизвестных погибших с помощью пластических моделей. -М: 1990; Он же: Руководство по розыску и расследованию неочевидных убийств. -М: БУКВИЦА, 1997.

2 См. Аленин А.П., Дубягин Ю.П., Кузнецов А.А. Использование словесного портрета в розыскной деятельности ОВД. -Омск: Омский юридический институт МВД РФ, 1996, С. 63-64.

3 Мы не случайно постоянно выделяем згу версию: диссертационные и иные научные исследования последних лет показывают, что число похищений людей в России начиная с 1990-х годов значительно растет, и более 20% из них сейчас связано с тем, что похищенных прячут в соседних городах, областях Российской Федерации и даже на территории других государств СНГ, где для их обнаружения приходится проводить обыск идя осмотр. См. Анфиногенова И.А. Проблемы расследования и предупреждения похищений людей, совершаемых из корыстных побуждений. Авторефер. дисс… канд. юрид. наук. -М.: ЮИ МВД РФ, 1996. С. 5,19.

98

денежных сумм; признаки того, что пропавший скрывался от кредиторов; наличие у пропавшего (на счетах, сберкнижках, в тайниках, у родственников) крупных сумм денег и иных ценностей; следы борьбы в жилище или в рабочем кабинете пропавшего без вести.

При наличии версии о похищении при осмотре изымаются записные книжки, календари - ежедневники (где могут быть записи о намерениях исчезнувшего на день исчезновения или на ближайшие к нему дни); считываются записи с электронной памяти телефонного аппарата, персонального компьютера. Тщательно изучаются фотоальбомы, имеющиеся в жилище исчезнувшего, отдельные фотографии, особенно сделанные в последние месяцы. Обращается внимание на документы вещей (ценных или просто имеющих номера), которые могут быть с исчезнувшим и потому подлежат розыску: автомашина, часы престижных марок, видеокамера, плеер и т.п.

Особую большую группу обстоятельств, подлежащих выявлению и тщательному исследованию при осмотре по месту жительства и месту работы исчезнувшего, составляют следы, предметы, документы, которые дают основания для выдвижения и проверки версии об убийстве исчезнувшего. Тактика обнаружения, исследования и фиксации таких объектов хорошо разработана и детально описана в криминалистической литературе по методике расследования убийств1, поэтому позволим себе на ней в диссертации не останавливаться.

В криминалистической литературе некоторые авторы (Мудьюгин Г.Н., Селиванов Н.А. и др.) рассматривают значение и тактику осмотра и обыска

1 См., например, Мудьюгин Г.Н. Расследование убийств по делам, возбужденным в связи с исчезновением потерпевшего. -М: Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1967; Лавров В.П. Расследование убийств и причинения телесных повреждений. // В уч. «Криминалистика», под. ред. Белкина Р.С. и Зуйкова Г.Г., I-П -М-; ВШ МВД СССР, 1970, гл. 34; Карагодин В.Н., Никитина Е.В., Зашляшга Л.А. Расследование убийств. - Екатеринбург: Уральская гос. юрид. академия, 1993; Селиванов Н.А., Соя-Серко Л.А. Расследование убийств. -М.: Издательская фирма «Манускрипт», 1994, гл. XTV.

99

вместе, соединяя их как предмет исследования в одном разделе Пособий о следственных действиях по розыску исчезнувшего («обыск й осмотр квартиры», «обыск и осмотр предполагаемого места убийства»)1. Исходя из того, что каждое из названных действий правильно считается самостоятель- ным, все же, на наш взгляд, следовало бы более четко провести разграничение конкретных задач и ситуаций использования обыска и осмотра на первом этапе расследования по делу о безвестном исчезновении человека.

Начнем с того, что осмотр места исчезновения может быть произведен еще до возбуждения дела. Обыск же даже по возбужденному делу требует дополнительных фактических оснований и соблюдения процессуальной гарантии в виде получения санкции прокурора. И лишь в особой ситуации («в случаях, не терпящих отлагательства» - ст. 168 УПК РСФСР) обыск может быть произведен без санкции прокурора, да и то с последующим сообщением прокурору в суточный срок о проведенном обыске.

По своей сути обыск - действие принудительное, и его главная задача состоит в поиске и обнаружении скрываемых объектов, а потому тактика обыска отличается от тактики осмотра места происшествия2.

При осмотре места жительства пропавшего без вести или места его работы возможны ситуации, когда следователь, производящий осмотр, обнаруживает признаки совершенного на этом месте убийства и, будучи уверен, что средства и приемы осмотра в данном случае недостаточны (необходимо вскрытие полов, обследование запертых хранилищ, поиск тайников и т.п. действия), принимает решение о производстве обыска в данном помещении, при этом следователь обязан вынести постановление о производстве

1 См., налримф,С^ливановН.А.,Соя-СфкоЛ.А.Расследованиеубийс^ - М.:Мавускрипт,1994,С. 126. Это убедительно показано в литературе, посвященной обыску. - См., например, Ратинов А.Р. Обыск и выемка. -М: Госюриздат, 1961; Михайлов А.И., Юрин Г.С. Обыск. -М.: Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1971; Порубов Н.И. Тактика обыска и выемки. // В учебном пособии Андреева И.С., Грамовича Г.И., Порубова Н.И. «Криминалистика». -Минск: Вышэйшая школа. 1997, Глава 17.

100

обыска, а если осмотр производился до возбуждения уголовного дела * немедленно возбудить дело, по которому и будет производиться обыск. Сказанное относится и к соотношению осмотра участка местности, принадлежащего определенному лицу (физическому или юридическому), и обыска этого участка местности.

Если осмотр является средством получения объективно фиксированных признаков исчезнувшего, материальных следов, сопровождавших его исчез- новение, то допросы заявителя и других свидетелей на первоначальном этапе являются важнейшим средством получения вербальной информации о без вести пропавшем о его намерениях. Эта информация, с одной стороны значительно расширяет круг сведений, получаемых осмотром места происшествия, но, с другой стороны, вербальная информация во многом носит субъективный, опосредованный характер; ее содержание зависит от целого ряда факторов, влияющих на восприятие, запоминание и воспроизведение воспринятого как элементы формирования показаний. Поэтому материальные следы события, обнаруживаемые при осмотре, требуют своего дальнейшего исследования в целях получения новой информации об исчезнувшем и обстоятельствах исчезновения. Показания же заявителя требуют прежде всего их тщательной проверки, с точки зрения их правдивости и полноты.

Вопросы, выясняемые при допросах заявителя и лиц, знавших исчезнувшего, можно разбить на восемь больших групп:

1) характер связи между заявителем (иным свидетелем) и исчезнувшим, отношения между ними; 2) 3) обстоятельства исчезновения безвестно отсутствующего лица; 4) 5) основные анкетные данные и приметы исчезнувшего; 6) 7) образ жизни исчезнувшего, его характеристика, связи с окружающими, особенно в других городах и иных населенных пунктах; 8) 9) описание одежды, обуви, документов, ценностей, находившихся при исчезнувшем; 10)

101

6) намерения исчезнувшего, возможные мотивы и причины исчезновения; 7) 8) поведение заявителя, родных и близких без вести пропавшего после его исчезновения; 9) 10) не имеется ли подозрений в отношении конкретных лиц,
возможно причастных к исчезновению безвестно отсутствующего. 11) В первую очередь должны быть выяснены вопросы о том, где, когда и при каких обстоятельствах допрашиваемый в последний раз видел исчезнувшего, когда и кто первый обратил внимание на его отсутствие. При необходимости задаются вопросы, конкретизирующие, детализирующие обстоятельства исчезновения: видел ли допрашиваемый сам, как исчезнувший последний раз выходил из дома, кто при этом присутствовал, как был одет уходивший, что имел в руках, не садился ли он в автомашину и т.д.

Выясняется также, высказывал ли пропавший намерения выехать из населенного пункта, где проживал; если да, то куда именно и с какой целью, на какое время собирался уехать, - или же его уход (отъезд) был для допраши- ваемого полной неожиданностью; не было ли перед уходом (отъездом) пропавшего каких-либо необычных телефонных звонков, получения писем, телеграмм и т.п.; не нарушил ли исчезнувший договоренности о встрече с допрашиваемым, другими лицами (сослуживцами, родственниками и др.); не было ли отклонений от обычного образа жизни в последние дни и часы перед исчезновением.

Если пропавший ушел (уехал) не один, то выясняется, кто это был, о чем они говорили, куда направлялись. Если спутник пропавшего незнаком допрашиваемому, допросом устанавливаются признаки его внешности.

Задаются вопросы о материальном положении пропавшего, его взаимо- отношениях с коммерческими гфедприятиями, а также с лицами, которые, возможно, могли принадлежать к преступным группировкам.

Важно при допросах выяснить, не пытался ли безвестно отсутствую- щий после исчезновения каким-либо образом установить связь с заявителем,

102

родственниками, сослуживцами: телефонные звонки, получение писем, посылок, телеграмм, переводов.

Допрос может служить средством получения оснований для выдвижения и проверки не только версии об убийстве, но и иных типовых ситуационных версий о причине безвестного отсутствия: не мог ли исчезнувший попасть в безлюдную местность (лес, горы, пустыня, камышовые заросли и т.п.), заблудиться там и погибнуть; не мог ли исчезнувший утонуть в одном из близлежащих водоемов (море, озеро, пруд, канал, водохранилище), если да, то какие конкретные данные указывают на такую возможность; не страдал ли исчезнувший заболеванием, которое могло вызвать скоропостижную смерть; нет ли оснований для предположения о самоубийстве исчезнувшего; не занимался ли он шабашничеством и не могло ли быть исчезновение связано с этой деятельностью; не был ли без вести пропавший склонен к бродяжничеству, не уходил ли ранее в связи с этим из дома (особенно когда речь идет о подростке); нет ли у без вести пропавшего оснований скрываться в связи совершенным им правонарушением (о котором, возможно, даже неизвестно правоохранительным органам).

При получении от допрашиваемого конкретных сведений, позволяющих выдвинуть одну или несколько из перечисленных вьпие версий, каждое такое предположение тщательно проверяется с использованием как общих, так и характерных следственных и оперативно-розыскных средств и приемов. О некоторых из указанных версий и методах их проверки уже говорилось в §1 главы II, при рассмотрении проблем планирования расследования дел о безвестном отсутствии.

При допросе заявителей и других свидетелей, близко знавших пропавшего (родственников, проживавших вместе с ним, лиц, состоявших с ним в интимной связи и т.д.) следует учитывать, что они нередко заинтересованы в сокрытии истинных причин и обстоятельств исчезновения безвестно отсутствующего. В этом отношении можно выделить по меньшей мере три

103

типичных ситуаций:

  1. Заявитель - убийца или соучастник убийства человека, об исчезновении которого сделал заявление. С целью скрыть убийство и свою причастность к нему он дает ложные показания.
  2. Заявитель знает о факте похищения и возможном месте нахождения похищенного «без вести пропавшего», но боится сказать правду из страха перед похитителями либо опасаясь за жизнь похищенного.
  3. Заявителю известны неблаговидные поступки скрывшегося родственника (близкого лица), послужившие причиной его отъезда, но из боязни мести, жалости к отсутствующему или по договоренности с ним, носящей корыстный характер, он умалчивает об истинных причинах исчезновения или дает ложные показания.
  4. Поэтому в случае обнаружения противоречий в заявлении, результатах осмотра места происшествия, в показаниях свидетелей необходимо при подго- товке к допросу и в ходе самого допроса заявителя выяснить, как заявитель относится к факту исчезновения без вести пропавшего, в каких они находились взаимоотношениях, в чем причины противоречий между содержанием заявления и другими материалами дела. Если следователь предполагает, что ложными являются объяснения именно заявителя, следует обязательно установить мотивы дачи ложных показаний. Сделать это можно путем допро- сов, проведением оперативно - розыскных мероприятий, а при необходимости
    • и с помощью такого нового следственного действия, как прослуши- вание и звукозапись телефонных и иных переговоров заявителя1.

1 Об этом действии и тактике его проведения см. Криминалистика. Том 2. Техника, тактика, организация и методика расследования преступлений. Под. ред. Филиппова А.Г., Кузнецова А. А -Омск: Омская высшая школа милиции МВД РФ, 1993. Гл. 11; Михайлов В.А- Уголовно-процессуальная деятельность федеральных органов налоговой полиции России. -М.: 1995. С. 424-454; Кузнецов В.В. Тактика использования прослушивания и звукозаписи переговоров, ведущихся с телефонов и других переговорных устройств. //Криминалистика. Курс лекций для слушателей следственного факультета ЮИ МВД РФ. Вып. 11. -М.: ЮИМВД РФ. 1998.

104

Важным источником информации о разыскиваемом являются архивные и действующие дела, заведенные в связи с учебой без вести пропавшего, его военной и иной службой, научной деятельностью; получе- нием наград, присвоением ученых званий и присуждением ученых степеней, привлечением к административной, гражданской и уголовной ответственнос- ти; проверкой заявлений и сообщений о преступлениях, закончившейся отка- зом в возбуждении уголовного дела, и другими событиями в жизни исчезнув- шего гражданина, требующими составления определенных документов, образующих дело.

Наше исследование показало, что многие следователи и оперативные работники плохо представляют себе богатые возможности получения инфор- мации, которые дают изучение указанных выше дел, особенно архивных уголовных дел и отказных материалов, связанных с личностью без вести пропавшего, ограничиваясь лишь истребованием справки о судимости, копии приговора суда.

Между тем основные направления, правовые, организационные и тактические основы использования архивных уголовных дел и материалов в расследовании разработаны и глубоко освещены в криминалистической литературе1. Остановимся лишь на тех аспектах, которые имеют наибольшее значение применительно к теме диссертации.

Основным критерием отбора архивных дел для их истребования и изучения является относимость их к личности исчезнувшего. Дополнительный критерий - относимость к времени, месту, другим обстоятельствам, в частности, предполагаемым причинам исчезновения -используется в зависимости от содержания уже имеющихся сведений по делу.

1 См., например, Лавров В.П. Использование материалов архивных уголовных дел при расследовании преступлений. -М.: ВНИИ МВД СССР, 1971; Мещеряков Н.Е. Архивные уголовные дела как источники информации при расследовании и раскрытии преступлений. // Уголовный закон и совершенствование правоприменительной деятельности. Сб. науч. тр. Калининградского ун-та. - Калининград: 1992, и другие работы этих авторов.

105

Архивные дела являются источниками главным образом ориентирующей (а не доказательственной) информации, к тому же относящейся чаще всего к прошлому пропавшего гражданина. Отдельные свойства, качества его личности могли со временем претерпеть значительные изменения. И тем не менее прошлое всегда бывает в той или иной степени связано с настоящим. Установить эту связь и использовать полученные сведения в поиске без вести пропавшего помогают материалы архивных дел.

Эти материалы содержат сведения, глубоко и многосторонне характеризующие разыскиваемого, освещают его прошлую деятельность, поведение в быту, наклонности, привычки, поведение на следствии, в суде, при отбывании наказания. Такие данные можно получить путем ознакомления с протоколами допросов подозреваемого (обвиняемого), потерпевшего, свидетелей по архивному делу, особенно лиц, проживавших или работавших вместе либо по соседству с без вести пропавшим; с характеристиками на него, имеющимися в архивном деле; с заключениями судебных экспертиз, особенно судебно-психиатрической, судебно-медицинской, наркологической, судебно- психологической, а также с другими материалами дела, в которых содержатся характеризующие обвиняемого (подсудимого) сведения - справками, рапортами, обвинительным заключением, протоколом судебного заседания, приговором, кассационными жалобами и т.д.

Ценнейшим источником информации является архивное личное дело осужденного, комплектовавшееся в период отбывания им наказания. Фотографию, дактилоскопическую карту, данные о связях осужденного, уста- новленных и поддерживаемых им во время отбывания наказания в местах лишения свободы и многие другие важные для розыска без вести пропавшего объекта сведения можно получить путем изучения указанных архивных дел. Эти сведения помогут выдвинуть версии о мотивах выезда лица, определенных причинах его исчезновения, таких, например, как боязнь мести в связи с определенным поведением в местах отбывания наказания; убийство,

106

связанное с гомосексуальными отношениями; выезд к лицам, с которыми вместе отбывал наказание и договорился после их освобождения продолжить совершать преступления, и др.

Важными источниками доказательств, как и ориентирующей информации могут послужить материалы служебных (ведомственных) расследований, проводившихся в связи с деятельностью без вести пропавших - как до, так и после их исчезновения, а также в связи с различными событиями, к которым мог быть с какой-то стороны причастен пропавший. Такие материалы могут быть использованы также при допросах в качестве свидетелей лиц, принимавших участие в служебном (ведомственном) расследовании. Имеются в виду прежде всего акты служебного расследования катастроф, аварий, крупных пожаров на железнодорожном, речном, морском и воздушном транспорте; авиапроисшествий, аварий на объектах газового хозяйства, нефтяной и угольной промышленности; материалы ведомственного расследования случаев недостачи и повреждения грузов на транспорте; материалы служебной проверки законности действий работников органов внутренних дел и применения ими оружия1.

В завершение параграфа рассмотрим еще один вопрос, не получивший до сих пор специального освещения в работах, посвященных розыску без вести пропавших - вопрос об этичности в деятельности лиц, производящих розыск пропавших.

Проблемы этики всегда были теснейшим образом связаны с производством расследования и судебного разбирательства. Не случайно в учебные планы подготовки следователей и оперативных работников в высших учебных заведениях МВД включался не просто курс «Этика» (как это сейчас

1 О правовой основе таких ведомственных (служебных) расследований, лицах (органах), их производящих, о сроках хранения материалов указанных расследований, см. в пособии Генеральной прокуратуры и Следственного комитета МВД РФ «Вопросы расследования престушгеннй», под. ред. Качанова А.Я. -М.: СПАРК, 1996. С. 332-336.

107

предусмотрено Государственным образовательным стандартам), но и специальные курсы «Судебная этика», «Профессиональная этика сотрудников органов внутренних дел».

Повышенное внимание современного российского общества к правам и свободам человека и гражданина; многочисленные нарушения нравственных норм должностными лицами, осуществляющими правоохранительную деятельность; небольшой стаж и низкий уровень квалификации многих следователей и оперативных работников - все это обусловило необходимость исследования этических проблем при разработке обпщх положений и конкретных аспектов уголовно-процессуальной и криминалистической деятельности в трудах многих известных юристов (Ароцкер Л.Е., Асташенков В.Г., Бойков А.Д., Быховский И.Е., Горский Г.Ф., Гранат Н.Л., Кокорев А.Д., Котов Д.П., Лузгин И.М., Лупинская П.А., Любичев С.Г., Москалькова Т.Н., Петрухин И.Л., Селиванов Н.А., Томин В.Т. и др.)1.

Применительно к теме нашего диссертационного исследования вопросы этики получают особое звучание. Оно, на наш взгляд, состоит в следующем.

На первоначальном этапе расследования по факту исчезновения человека исходная следственная ситуация обычно носит сложный, порой конфликтный характер. Недостаток информации у следователя; стрессовое, подавленное состояние у родных, близких пропавшего, а с другой стороны -наличие негативных обстоятельств, противоречащих содержанию объяснений лиц, заявивших об исчезновении человека, требуют особого рода такта в обращении следователя со свидетелями, повышенной осторожности при

1 См., например, Ароцкер Л.Е. Тактика и этика судебного допроса. -М: Юридическая литература, 1969; Быховский И., Захарченко Н. Этика проведения следственных действий. //Сон, законность, 1973, №12; Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Судебная этика. - Воронеж ВГУ, 1973; Любичев С.Г. Этические основы следственной тактики. -М: Юридическая литература, 1980; Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования). -М: СПАРК, 19%.

108

вторжении в частную (личную) жизнь граждан, проникновении в личные и семейные тайны, которые «производим от извечных моральных ценностей, которые основаны на самом человеческом естестве и охрана которых, так же как охрана чести и человеческого достоинства, поднята на самый высокий правовой уровень (ст. 23 Конституции)»1 .

Указанная группа уголовно-процессуальных отношений,

вьщеляющихся своим нравственным содержанием, в процессе розыска без вести пропавшего проявляется чаще всего при осмотре жилища исчезнувшего, обыске принадлежащих ему помещений и участков местности, выемки и иных действиях, носящих принудительный характер, к тому же требующих присутствия при их проведении посторонних лиц - понятых.

Необходимость глубокого изучения личности исчезнувшего, задача определения мотивов поведения и причин исчезновения пропавшего обязывает следователя исследовать нравственные, моральные аспекты взаимоотношений безвестно отсутствующего человека с обществом и отдельными его членами. С другой стороны - любое негативное, хотя бы предположительное, даже в форме вопроса, высказывание следователя о причинах исчезновения, не совпадающих с «версией заявителя», может вызвать у последнего нежелательную психологическую реакцию, привести к психологическому конфликту между заявителем и следователем. Поэтому следователю рекомендуется быть предельно осторожным в своих высказываниях, не подчеркивать без необходимости выявленных им нарушений этических норм со стороны пропавшего. В то же время эти нарушения нравственного характера должны учитываться при оценке совокупности доказательств и принятии решений на том или ином этапе расследования. В этом, по нашему мнению, состоит одно из проявлений взаимодействия морали и права.

1 Москалькова Т.Н. Нравственные основы уголовного процесса (стадия предварительного расследования. Авторефер. дисс… доктора юрид. наук. -М.: Академия МВД РФ, 1997, С. 23.

109

Морально-психологическая ситуация еще более обостряется при обнаружении трупа разыскиваемого. Предъявление для опознания расчлененного, обезображенного, разложившегося или скелетированного трупа требует не только создания специальных условий, необходимых для достижения основной тактической цели умершего - его идентификации, но и действий, имеющих морально-этическое значение, таких, например, как моральная подготовка опознающего к предъявлению ему подобного объекта, туалет трупа и т.п.

Следует поддержать высказываемое в юридической литературе последних лет предложение о необходимости включения в УПК Российской Федерации общей нормы - принципа, предусматривающей обязанность должностных лиц, осуществляющих расследование по уголовному делу, уважать честь, достоинство и иные моральные интересы личности при производстве любого процессуального действия и принятии любого процессуального решения1.

Требования этики имеют прямое отношение, кроме указанных нами ранее следственных действий, проводимых с участием родных и близких разыскиваемого, также к производству допросов указанных лиц, получению образцов для сравнительного исследования, назначению экспертиз.

Поскольку вопросы назначения экспертиз чаще всего бывают связаны как с поиском, так и с отождествлением обнаруженного человека или его трупа, они будут специально рассмотрены нами в §4 данной главы диссертации, специально посвященной решению идентификационной задачи.

1 Эта позиция сформулирована в названной выше монографии. Москалысовой Т.Н., с. 41-42 и в ее докторской диссертации «Нравственные основы уголовного процесса (стадия предварительного расследования)» -М.: 1997. (с. 19 авторефер. этой диссертации).

по

§3. Взаимодействие следователя, оперативного работника и специалистов при расследовании дел о безвестном исчезновении граждан.

Под взаимодействием в юридической (прежде всего процессуальной и криминалистической) литературе принято понимать основанную на законе, согласованную по цели, месту и времени деятельность следователя, оперативного работника, направленную на решение общих или отдельных (специальных) задач расследования.

Успешный розыск без вести пропавшего во многом зависит от правильного взаимодействия следователя с оперативными работниками, сотрудниками экспертно-криминалистических подразделений, других служб и подразделений органов внутренних дел, а также с общественностью, средствами массовой информации. Правовые основы такого взаимодействия являются общими для решения любых задач по взаимодействию в процессе расследования. Это прежде всего статьи 3, 109, 114, 117, 118, 119, 120, 126, 127, 197 действующего УПК РСФСР, положения главы I и главы П Федерального закона от 12 августа 1995г. «Об оперативно-розыскной деятельности»1. Подчеркнем, что в указанном Федеральном законе в числе задач оперативно-розыскной деятельности прямо указано осуществление розыска без вести пропавших лиц (ст.2), а среди оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий называются и ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов (ст. 7).

Юридическая база взаимодействия в процессе розыска конкретизируется в ведомственных и межведомственных нормативных актах МВД Генеральной прокуратуры, ФСБ и других органов, осуществляющих дознание

1 См. Собрание законодательства Российской Федерации. 1995, №33. С. 3349.

Ill

и предварительное следствие .

Общими являются и основные цели, формы, методы и тактические приемы взаимодействия, которые достаточно глубоко исследованы в уголовно - процессуальной и криминалистической литературе . Тем не менее многие из них имеют и свою специфику применительно к теме нашего диссертационного исследования. Эти особенности и являются предметом настоящего параграфа.

Сущность и основное значение взаимодействия при розыске без вести пропавшего состоят в наиболее целесообразном объединении задач по обнаружению исчезнувшего лица, достижении этой общей для различных субъектов цели совместными, согласованными действиями, с учетом различия компетенции, используемых ими средств и методов.

Чтобы не возвращаться впоследствии к этому вопросу, отметим сразу общие требования (принципы) указанного взаимодействия при расследовании: строгое соблюдение законности; разграничение компетенции субъектов взаимодействия; самостоятельность субъектов в выборе гфисущих им средств и методов для достижения общей цели при организующей роли

1 См., например: Приказ МВЛ РФ № 334 от 20 июня 1996г. «Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии 1феступленнй»; Письмо Генеральной прокуратуры и МВД РФ № 15-12-97; 1/3003 от 22 июня 1994г. «О мерах по соблюдению регистрационной и исполнительной дисциплины в проведении работы по розыску пропавших без вести и установлению личности неопознанных трупов»; Инструкция об организации и тактике установления личности граждан по неопознанным трупам, больных и детей, которые по состоянию здоровья или возрасту не могут сообщить о себе сведения. Утверждена приказом МВД России от 5 мая 1993. Согласовано с Генеральной прокуратурой России.

2 См., например: Взаимодействие следователей прокуратуры и органов милиции при расследовании и предупреждении преступлений. Под. ред. Карпеца А.А., Шейнина А.Н.. -М.: 1965; Гапанович Н.Н., Мартинович И.И. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений. -Минск БГУ, 1983; Вопросы взаимодействия следователя и других участников расследования преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. -Свердловск: Свердловский юридический институт. 1984; Взаимодействие следователя и эксперта-криминалиста при производстве следственных действий. Под ред. Кожевникова И.Н. -М.: ЭКЦМВДРФ. 1995.

112

следователя; неразглашение при взаимодействии сведений, полученных негласным путем, а также источников их получения; систематичность взаимодействия вплоть до полного решения общей задачи (применительно к теме - вплоть до обнаружения без вести пропавшего или его трупа и идентификации разыскиваемого).

Субъектами взаимодействия при розыске без вести пропавших лиц, как показывает современная практика правоохранительных органов, чаще всего являются - следователь органов внутренних дел; сотрудник розыскного аппарата этих органов; оперативные работники уголовного розыска, служб борьбы с экономической преступностью, с незаконным оборотом наркотиков, с организованной преступностью; сотрудники паспортной и визово- разрешительной служб; сотрудники экспертно-криминалистических подразделений; информационных центров, судебно-медицинских бюро и другие специалисты.

В определенных ситуациях в качестве субъектов взаимодействия при розыске без вести пропавшего выступают также сотрудники учреждений, исполняющих наказания; сотрудники ФСБ, налоговой полиции, таможенной службы, пограничной службы, Национального центрального бюро Интерпола, других органов, осуществляющих функции дознания или оперативно-розыскной деятельности.

Субъектами взаимодействия, хотя и особого рода, следует, по нашему мнению, признать также сотрудников средств массовой информации: радио, телевидения, периодической печати, обращение к которым нередко бывает весьма эффективным в розыске без вести пропавших.

Вопрос о субъектах взаимодействия при розыске тесно связан с вопросом о его формах. Поэтому прежде, чем более детально говорить о разграничении компетенции между отдельными субъектами, следует определиться по поводу форм взаимодействия.

В литературе все формы взаимодействия делят на две большие группы:

113

1) процессуальные формы и 2) непроцессуальные (их еще называют орхшшзаггяонно-тактическими). При этом некоторые авторы справедливо, по нашему мнению, подчеркивают условность такого деления.

Поскольку многие из относящихся к указанным группам формы используются при розыске без вести пропавшего, остановимся на этой проблеме более подробно.

Процессуальными формами считают: совместную работу следователя с органами дознания с начала расследования; производство оперативно- розыскных мер органами дознания по делу, по которому не установлено лицо, совершившее преступление, после передачи этого дела следователю; выполнение органами дознания поручений следователя о производстве следственных и розыскных действий; содействие следователю со стороны органов дознания при выполнении отдельных следственных действий1; производство следователем процессуальных действий одновременно с принятием органом дознания согласованных оперативных мер; уведомление следователя о результатах проводимых органом дознания оперативно- розыскных мероприятий2; Возгрин И.А. вместо форм говорит о видах взаимодействия, полагая, что «одним из типичных видов взаимодействия в ходе расследования уголовного дела является согласованный между следователем и оперативным органом розыск» .

В вопросах определения непроцессуальных форм взаимодействия также имеются разночтения: совместный выезд следователя и работников органов дознания на место происшествия; совместное или согласованное планирование расследования по делу; создание следственно- оперативных групп (Герасимов И.Ф.); проведение следователями и работниками органов

1 Герасимов И.Ф. Вопросы взаимодействия следователя в других участников расследования преступлений. //Межвузовский сборник научных трудов. -Свердловск: СЮИ, 1984. Сб.

2 Драпкин Л.Я. Организационно-управленческие аспекты взаимодействия участников
процесса раскрытия преступлений. //Межвузовский сборник научных трудов.-Свердловск: СЮИ, 1984. С. 16- 17.

Возгрин И.А. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений. Курс лекций.Часть Ш.-Санкт-Петербург:Санкт-Петербургский юридический институт МВД РФ,1993,С. 50.

114

дознания тактических операций (Драпкин Л.Я.); передача следователю оперативной информации, полученной оперативным работником из негласных источников; совместное обсуждение результатов розыскной деятельности, выявление недостатков в осуществлении взаимодействия и принятие мер к их устранению1, совместные выезды в другие районы для производства следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, в том числе в розыскных целях2 .

Констатировав сам факт расхождений в определении форм взаимодействия и не имея возможности (в силу ограниченности объема диссертации) подробно рассмотреть указанные выше точки зрения, сформулируем свое отношение к этим формам, применительно к теме диссертации.

Анализ практики деятельности следователей по розыску без вести пропавших лиц позволяет считать наиболее распространенными следующие процессуальные формы взаимодействия их с другими субъектами:

  1. Дача поручений и указаний следователем органу дознания о производстве отдельных следственных действий по розыску без вести пропавшего и их выполнение (в порядке ст. 119 и ст. 127 УПК РСФСР).
  2. Дача поручений и указаний следователем органу дознания о производстве розыскных действий, входящих в компетенцию органа дознания, в том числе оперативно-розыскных мероприятий, и их выполнение ( в порядке ст. 119 и ст. 127 УПК РСФСР).
  3. Содействие сотрудников органа дознания при производстве следственных действий (в порядке ст. 127 УПК РСФСР).
  4. Поручение производства следственных или розыскных действий в другом
  5. См. Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. -Волгоград: Высшая следственная школа МВД РФ, 1993. С. 56.

2 См. Якубович Н.А. Организация взаимодействия следователей прокуратуры и органов милиции при расследовании преступлений. //Взаимодействие следователей прокуратуры и органов милиции при расследовании и предупреждении преступлений. -М: Институт Прокуратуры. 1964. С. 57-59.

115

районе и их выполнение (в порядке ст. 132 УПК РСФСР).

  1. Участие специалиста в производстве следственного действия, имеющего целью решение задач по розыску без вести пропавшего (в порядке ст. 133 УПК РСФСР).
  2. Взаимодействие следователя с экспертом при проведении экспертизы (в порядке ст. ст. 184, 186, 190, 191 УПК РСФСР), с соблюдением ст.ст. 78-82 УПК РСФСР.
  3. К непроцессуальным (организационно-управленческим, поисковым, тактическим) формам взаимодействия при розыске относятся:

  4. Совместное обсуждение имеющихся по делу сведений при принятии следователем решения о возбуждении уголовного дела и на различных этапах расследования по делу.
  5. Совместное (согласованное) планирование розыска без вести пропавшего или отдельных оперативно-тактических операций по розыску.
  6. Взаимный обмен полученной в ходе розыска информацией.
  7. Консультации следователя у специалистов по вопросам, относящимся к розыску и требующим специальных познаний.
  8. Создание следственно-оперативной группы и работа в ее составе.
  9. Направление розыскных ориентировок и использование их в розыске.
  10. Проверка по криминалистическим и оперативно-справочным учетам.
  11. Важными условиями эффективности взаимодействия при розыске без вести пропавшего должны быть его комплексность и систематичность. Комплексность, по нашему мнению, состоит в привлечении к взаимодействию всех необходимых по конкретному делу субъектов и в их совместной работе по решению комплекса задач, обеспечивающих эффективность розыска. Систематичность проявляется в совместной, согласованной работе субъектов взаимодействия на всех этапах розыскной деятельности по уголовному делу - начиная со сбора информации и регистрации исчезнувшего и кончая идентификацией разыскиваемого после

116

установления места его пребывания или обнаружения трупа. Поэтому мы не можем согласиться с позицией профессора Возгрина И.А., утверждающего, что «взаимодействие - не постоянное, а временное состояние координации усилий следственных и оперативных органов, требующее активного осуществления» .

Конечно, все расследование по делу имеет определенные временные рамки, но внутри этих рамок взаимодействие при решении столь сложной задачи, как розыск без вести пропавшего, должно все-таки охватывать по меньшей мере весь период расследования.

Практика в настоящее время усиленно ищет конкретные организационные и тактические пути совершенствования взаимодействия как в целом, так и применительно к розыску без вести пропавших. Об этом свидетельствуют изданные в последние годы приказы и указания Генеральной прокуратуры и МВД Российской Федерации, нормативные акты некоторых субъектов федерации, а также публикации в периодической печати2 .

Так, в системе МВД организованы медико-криминалистическое подразделения, сотрудники которых работают с трупным материалом на предмет установления личности неопознанных трупов. Первый заместитель начальника Экспертно-криминалистического центра МВД РФ С. Панкратов расценивает это как «еще одно новое направление нашей работы»’ .

1 Возгрин И.А. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений. Курс лекций. Часть ГО. СпБ: Санкт-Петербургский юридический институт МВД РФ. С. 49.

2 Отметим среди них письмо Генеральной прокуратуры и МВД РФ № 15-12-94; 1/3033 от 22 июня 1994г. «О мерах по соблюдению регистрационной и исполнительной дисциплины в проведении работы по розыску пропавшего без вести и установлению личности неопознанных трупов»; Письмо Генеральной прокуратуры и МВД России №15-24-94; 1/1026 от 9 марта 1994г. «О серьезных недостатках в работе по установлению личности неопознанных и невостребованных трупов»; Инструкция об организации и тактике установления личности граждан по неопознанным трупами, больных и детей, которые по состоянию здоровья или возраста не могут сообщить о себе сведения. Утверждена приказом МВД России 1993г.

3 Милиция. 1997, № 4. С. 68.

117

В структуре ГУВД г. Москвы совместным постановлением Правительства Москвы и главы администрации Московской области создан отдел по регистрации несчастных случаев, на которой возложены регистрация неопознанных трупов лиц, пострадавших в результате несчастных случаев; организация срочного оповещения и обмена информацией между службами милиции и органами здравоохранения на территории Москвы и Московской области. Этот отдел находится в подчинении оперативно-розыскного отдела ГУВД г. Москвы1 .

Отметим некоторые специфические направления участия отдельных субъектов взаимодействия в розыске без вести пропавших лиц.

Сотрудники экспертно-криминалистических подразделений и бюро судебно-медицинских экспертиз областных и городских отделов здравоохра- нения начиная с осмотра места происшествия (места жительства и работы пропавшего) помогают следователю своими специальными познаниями в сборе материально выраженной информации об исчезнувшем, необходимой для регистрации лица в качестве без вести пропавшего, а также для его последующей идентификации.

Специалисты ЭКП помогают выявлять и фиксировать следы рук, кровь, волосы и другие объекты криминалистического происхождения, подбирать удовлетворяющие будущих экспертов образцы почерка пропавшего, фотоизображения как материал для проведения портретной идентификацион- ной экспертизы. Сотрудники ЭКП оказывают следователю квалифицирован- ную консультационную помощь в составлении опознавательной карты на лицо, пропавшее без вести и на неопознанные трупы в части, касающейся словесного портрета, состояния зубного аппарата, описания одежды, обуви и т.д.; производят дактилоскопирование лиц, проживающих вместе с исчезнувшим,

1 См. Постановление Правительства Москвы и главы администрации Московской области №1147-259 от 29 декабря 1992г. «О создании отдела по регистрации несчастных случаев в Москве и Московской области» // Вестник мэрии Москвы, 1992, № 3 (1233).

118

и сравнительное исследование полученных таким образом отпечаткоь пальцев с обнаруженными в жилище исчезнувшего следами рук, чтобы выявить (хотя бы предположительно) следы исчезнувшего. Последнее особенно важно, если проверка по учетам и другие методы изучения личности приводят к выводу, что лицо, пропавшее без вести, ранее не судимо и к уголовной ответственности не привлекалось, а, значит, вероятность того, что в органах внутренних дел можно найти его дактокарту, весьма незначительна.

Специалисты-криминалисты создают с помощью родственников и других лиц, близко знавших исчезнувшего, его субъективный (композиционный) портрет - в тех случаях, когда в распоряжении следствия нет пригодных для целей розыска фотоизображений разыскиваемого.

Участковые инспекторы, а также сотрудники постовой и патрульной службы осуществляют поиск пропавшего на территории закрепленных за ними участков, в районе расположения постов и маршрутов патрулирования. При этом они используют сведения, изложенные в розыскной ориентировке, полученные на инструктаже от работников розыскной службы и сотрудников уголовного розыска, а также фоторепродукции изображений разыскиваемого. Участковые инспекторы привлекают к работе по розыску своих внештатных помощников, членов добровольных народных дружин. В определенных ситуациях особое внимание они, как и сотрудники уголовного розыска, долж- ны уделять поиску разыскиваемого в среде лиц без определенных занятий и места жительства, бродяг и попрошаек, лиц, нарушающих установленные для населенного пункта правила регистрации прибывающих туда граждан.

Большое значение при этом приобретает взаимодействие с органами транспортной милиции. Приведем лишь один пример из практики белорусских органов внутренних дел. В 1997г. во время проверки пяти тысяч поездов в ходе операции «Усиленный вариант», которую провело управление внутренних дел на транспорте МВД Белоруссии, было выявлено 948 правонарушений, раскрыто 25 преступлений, задержано 6 преступников,

119

находившихся в розыске, и установлены личности трех человек, считавшихся пропавшими без вести1.

Работники уголовного розыска и других оперативных аппаратов используют имеющиеся в их распоряжении специальные источники инфор- мации, в том числе граждан, сотрудничающих на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность (глава IV Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» 1995 года). Ими используются такие предусмотренные ст. 6 закона об ОРД оперативно- розыскные мероприятия, как опрос граждан, наведение справок, наблюдение, а в отдельных случаях - при наличии соответствующих фактических основа- ний - прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с техни- ческих каналов связи и контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений.

Многое в розыске без вести пропавших зависит от четкой работы сотрудников информационных центров МВД-УВД, которые осуществляют сбор, регистрацию и обработку розыскной информации о без вести пропавших, проверку по учетам указанных в поступающих запросах лиц и неопознанных трупов, а также выдачу заинтересованным сотрудникам информации о результатах этой проверки.

Следователи и дознаватели, будучи проинформированы о факте безвестного отсутствия и признаках пропавшего, выявляют разыскиваемых среди привлекаемых к уголовной ответственности, задерживаемых в качестве подозреваемых по находящимся у них в производстве уголовным делам2.

Организатором взаимодействия розыска без вести пропавшего по горячим следам в соответствии с действующими нормативными актами МВД является дежурная часть органа внутренних дел, куда поступило заявление

1 Цравда, 1997г., 23 декабря. С. 4.

На эту их обязанность (применительно к следователям и дознавателям органов внутренних дел) прямо указывается в Инструкции МВД РФ по организации розыскной деятельности. ( 1993г.).

120

(сообщение) об исчезновении человека. Дежурный по органу внутренних дел обязан зарегистрировать это заявление в книге регистрации заявлений и сообщений о преступлениях, а также заполнить формализованный бланк протокола заявления.

Изучение практики показывает, что при составлении этого очень важного в информационном отношении и весьма объемного документа допускается много ошибок. К их числу относятся прежде всего неполнота ответов на вопросы бланка протокола, неверное указание роста пропавшего человека, невьыснение состояния зубного аппарата и обуви, отсутствие сведений о вещах, документах, находившихся при без вести пропавшем. Это существенно затрудняет работу по выявлению разыскиваемого и его опознанию с помощью учетов.

Поэтому следует поддержать высказанную в литературе рекомендацию

0 необходимости сводить воедино характеристики элементов и признаков внешности разыскиваемого, полученные в процессе опроса разных лиц, составления опознавательной карты, заполнения бланка протокола-заявления, информационно-поисковой карты1 .

По мере развития процесса розыска меняется и основной ответственный за взаимодействие - организатор розыска. В цепочке «дежурный по органу внутренних дел - сотрудник розыскного подразделения - следователь» при получении заявления об исчезновении ведущую роль играет, как мы уже отмечали, дежурный; затем, после заведения розыскного дела о безвестном отсутствии, ответственность за розыск берет на себя сотрудник розыскного подразделения. После возбуждения уголовного дела по факту исчезновения (при наличии признаков преступления) организатором взаимодействия становится следователь, в производстве которого находится уголовное дело.

1 См. Алеют А.П., Дубягин Ю.П., Кузнецов А.А. Использование словесного портрета в розыскной деятельности ОВД. -Омск: Омский юридический институт МВД РФ, 1996. С. 87.

121

В результате совместных, согласованных действий субъектов взаимодействия расследование по уголовному делу может привести & одной их трех ситуаций:

  1. Обнаружен разыскиваемый, числившийся без вести пропавшим или похищенным. Путем его допроса и проверки его показаний установлены мотивы и иные обстоятельства исчезновения.
  2. Обнаружен труп разыскиваемого.
  3. Ни сам разыскиваемый, ни его труп не обнаружены, хотя срок расследования истек и оснований для его продления не имеется.
  4. Как уже отмечалось ранее, по состоянию на 1 января 1998 года, по данным ГИЦ МВД РФ, состоит на учете 44.178 без вести пропавших граждан и 47.220 неопознанных трупов. Логично предположить, что именно эти цифры в значительной их части обусловлены преступлениями в отношении соответствующих лиц.

Наиболее типичной является первая ситуация: около 98% разысканных обнаруживаются в числе живых. Так, в 1993г. в Российской Федерации безвестно исчезло 83.996 граждан. Разыскано же было 63.921. Из них 986 человек (т.е. 1,5% от всех разысканных) стали жертвами преступления. В 1995г. было объявлено в розыск 57.850 без вести пропавших лиц, что на 12,8% меньше, чем в 1994г. Из них было найдено 47.863, т.е. 82,7%. В том числе 762 человека оказались жертвами преступления (1,9%). В 1996г. положение существенно не изменилось: объявлено в розыск 51.932 без вести пропавших, установлено из них 44.004 человека (84,7%). Как видно из приведенных данных, процент найденных лиц за указанные годы снизился (на 3,3%), число лиц, ставших жертвами преступления (из числа установленных) увеличилось с 1,5 до 2,8%!.

1 Состояние преступности в России за 1993г. ГИЦ МВД России. -М.: 1994. С. 18; Состояние преступности в России за 1995г. ГИЦ МВД России. -М.: 1996. С. 19; Состояние цреступности в России за 1996г. ГИЦ МВД России. -М.: 1997. С. 21.

122

Аналогичная тенденция наблюдается в работе по установлению личности по неопознанных трупов. Общий остаток дел, по которым имеются неопознанные трупы, ежегодно увеличивается. Проблема же идентификации погибших, как уже отмечалось ранее, тесно связана с розыском без вести пропавших.

Поэтому рассмотрим более подробно некоторые особенности расследования дел при наличии во второй из трех указанных нами ранее следственных ситуаций: обнаружен труп человека, личность умершего не установлена, можно предполагать, что человек находился в розыске, как без вести пропавший. Исключительно важное значение при этом имеет взаимодействие следователя со специалистами и оперативными аппаратами.

Известно, что установление личности неопознанного трупа производится с использованием целого комплекса приемов, методов и средств: криминалистических, судебно-медицинских, антропологических, оперативно- розыскных и многих других. Взаимодействуют в этой деятельности следователи органов внутренних дел и прокуратуры, оперативные работники, сотрудники уголовного розыска, розыскных подразделений, сотрудники экспертно-криминалистических подразделений МВД и Министерства юстиции, судебные медики, сотрудники учетных аппаратов, информационных центров, паспортных подразделений, дежурных частей органов внутренних дел.

При организации взаимодействия в случае обнаружения неопознанного трупа в силу специфики ситуации «лидерами» становятся дежурный по органу внутренних дел; руководитель оперативной или следственно-оперативной группы, выезжающей на место происшествия; начальник органа внутренних дел; следователь, в производстве которого находится дело, у которого имеется дело, связанное с розыском без вести пропавшего - когда появляется предположение о том, что обнаружен труп этого без вести пропавшего человека.

123

Установление, идентификация личности умершего - важная веха на пути к доказыванию связи между двумя событиями: исчезновением человека и обнаружением трупа. Промежуточным звеном в решении этой эвристической задачи и должно служить использование учета без вести пропавших лиц и неопознанных трупов. К сожалению, указанная система на практике далеко не всегда срабатывает. Одной из основных причин этого является несоблюдение взаимодействующими субъектами своих прямых функциональных обязанностей, в целом четко определенных ведомственными нормативными актами для рассматриваемой ситуации (обнаружение трупа неизвестного лица).

В обязанности дежурного по органу внутренних дел по Инструкции 1993г.5 указанной ранее, входит обеспечение прибытия на место обнаружения такого трупа следственно-оперативной или оперативной группы со специалистами экспертно-криминалистической и судебно-медицинской служб: он же (дежурный) информирует прокурора.

В последующем письме Генеральной прокуратуры и МВД России от 9 марта 1994г. обязанность обеспечивать незамедлительный выезд на место обнаружения неопознанного трупа следственно-оперативной и оперативной группы, укомплектованной специалистами, а также своевременное принятие решения о возбуждении или отказе в возбуждении дела возлагается уже на начальника органа внутренних дел. Такое разночтение в двух руководящих документах по одному и тому же вопросу вряд ли способствует единообразию в практике организации работы.

На начальнике органа внутренних дел лежит также обязанность разрешить захоронение трупов неизвестных лиц при соблюдении двух обязательных условий: 1) отсутствие оснований к возбуждению уголовного дела; 2) выполнение исчерпывающих мер по фиксации и документированию опознавательных признаков.

Почему-то не на следователя, а на руководителя оперативной или

124

следственно-оперативной группы инструкция (пункт 2.1.) возлагает организацию выполнения «обзорной, узловой, детальной и опознавательной фотосъемки» до и после туалета трупа; дактилоскопирование или диагностическое исследование по получении пригодных для идентификации отпечатков с кистей рук неопознанного трупа; изъятие одежды, обуви, предметов и других вещей, обнаруженных на трупе и на месте происшествия, для подготовки их на опознание и экспертные исследования»1. Полагаем, что здесь налицо явная подмена следователя, производящего осмотр, нарушение его компетенции, процессуальной самостоятельности при осмотре. Фотосъемка же в ходе осмотра входит в его содержание, а потому обеспе- чивать ее должен не руководитель группы, а следователь, производящий осмотр. То же относится и к дактилоскопированию неопознанного трупа, изъятию осматриваемой одежды и обуви и других предметов, обнаруженных «на трупе» на месте происшествия2.

Вопрос о захоронении трупа после его осмотра и исчерпьшающих мер по фиксированию и документированию их опознавательных признаков, согласно Инструкции 1993г., разрешается следователем или руководителем органа внутренних дел по согласованию с начальником бюро судебно-медицинских экспертиз. Вьппе мы отметили, что письмом Прокуратуры и МВД 1994г. эта обязанность - разрешать захоронение трупов неизвестных лиц - в ситуации, когда основания к возбуждению уголовного дела отсутствуют, возлагается на одного начальника органа внутренних дел. Думается, что если следователь проводил осмотр и выносил затем постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, он (следователь) и должен решать вопрос о захоронении трупа.

1 Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие. -М.: СПАРК, 1996. С. 185. “ Кстати, в инструкции имеются и другие спорные места: так, в п. 1.3. записано, что «оперативно-розыскные действия по установлению личности проводятся под руководством следователя или лица, производящего дознание, в рамках уголовного и оперативно- поискового дела». Думается, что руководить оперативно-розыскными действиями следователь ни в коем случае не должен.

125

Все указанные выше ведомственные и межведомственные нормативные акты о работе по установлению личности неопознанных трупов категорически запрещают кремирование неопознанных трупов. Между тем изучение практики показывает, что кремация неопознанных и невостребованных трупов продолжает иметь место, причем многие из этих трупов не дактилоскопируются, сигналетическая фотосъемка их не проводится, опознавательные карты заполняются небрежно. В результате кремации трупов в таких случаях происходит необратимая утрата возможностей их идентификации.

Большое внимание ученых и практиков привлекает вопрос о таком важном инструменте розыска с привлечением сил различных служб и подразделений правоохранительных органов, а также общественности (да и всего населения), как розыскные ориентировки. Эти ориентировки затем объединяются в рассылаемые на места сборники (бюллетени) ориентировок

Розыскные ориентировки, содержащие сведения о признаках и элементах внешности без вести пропавших и неопознанных трупов, широко применяются в практике деятельности правоохранительных органов России. При этом подход к содержательной стороне таких ориентировок в различных регионах весьма различается. А.П. Аленин (Омский юридический институт МВД РФ) изучил и проанализировал около 3.000 розыскных ориентировок, телефонограмм, информационных публикаций, в Омской, Новосибирской, Кемеровской областях. Опубликованные им результаты исследования1, особенно сведения о допускаемых ошибках и недостатках, типичны и для других регионов.

России, а также и для других государств СНГ, в частности - Республики Армения.

Существуют две крайности: тексты ориентировок либо слишком кратки, либо, наоборот, излишне многословны. Нередко указывают лишь 4-5

1 См. Аленин А.П., Дубягин Ю.П., Кузнецов А.А. Использование словесного портрета в розыскной деятельности ОВД. -Омск: Омский юридический институт МВД РФ, 19%. С. 74-80 и др.

126

признаков, носящих к тому же усредненный характер. Сотрудникам, производящим розыск по такой ориентировке, трудно даже представить себе мысленный образ личности, которую надо выделить из большого круга лиц. В других случаях описывается слишком большое количество - от 30 до 60 признаков. Такое обилие признаков не позволяет выделить и запомнить те, которые имеют основное розыскное значение.

Составляя и используя ориентировку, следует учесть, что она не заменяет собой опознавательную карту без вести пропавшего лица или неопознанного трупа. И хотя общая цель у них одна (идентификация лица), объем информации, субъекты и конкретные методы использования ориентировок и опознавательных карт различаются. Объем информации об элементах внешности в ориентировке гораздо меньше, чем в опознавательной карте. Поэтому ориентировка должна включать как основные, определяющие личность признаки (пол, возраст, рост, телосложение и т.п.), так и особые, броские приметы (наличие шрамов, татуировок, некоторые функциональные признаки и др.). Правильной, по нашему мнению, является рекомендация А.П.Аленина не включать в ориентировку признаки, относящиеся к средним параметрам (если информации много), а также те элементы внешности, которые затрудняют создание мысленного образа устанавливаемого.

Возраст указывается «на вид», хотя и точные данные (год рождения без вести пропавшего) в ориентировке должны присутствовать. Возраст погибшего в ориентировке о неопознанном трупе указывается на основании мнения специалиста - судебного медика или заключения судебно-медицинской экспертизы.

Рост умершего указывается в абсолютных значениях - в сантиметрах, рост без вести пропавшего (если нет точных данных) указывается обычно с округлением и определенным допуском: 160-165см., 165-170см. и т.д.

В ориентировку следует включить цвет волос, имеющий три десятка различных оттенков, а также цвет глаз (более десяти оттенков).

127

Сложным для практики является вопрос об антропологических (расово- этнических) чертах без вести пропавшего лица или трупа. В криминалистике выделяют европейский, монгольский, кавказский и среднеазиатский типы лица1. Аленин А.П., Дубягин А.А., Кузнецов А.А. в упоминавшемся выше учебно-практическом пособии 1996г. высказывают мнение, что целесообразно писать в ориентировке не о типе лица (что непонятно очевидцам или иным лицам, участвующим в розыске), а о «сходстве разыскиваемого или умершего с национальностями, обладающими типичными, характерными чертами внешности. Например, разыскиваемый похож на цыгана, русского, татарина, прибалта и т.п.»2.

Очевидно, что отказ от сложившейся в габитологии научной концепции, разработанной российскими учеными (Снетков В.А., Зинин A.M., Виниченко И.Ф., Овсянникова М.Н. и др.,)3 , вряд ли обоснован, даже применительно к такому практическому средству розыска, как ориентировка. Во-первых, теряется единая научная основа при определении типа лица; во- вторых, увеличивается возможность нарушения системного подхода (даже в приведенном примере - татарин - национальность, а прибалт - житель определенного региона - Прибалтики); в-третьих, увеличивается опасность различного, субъективного понимания критериев отнесения лица к определен- ным национальностям.

Думается, что предложенный Алениным А.П., Дубягиным Ю.П. и Кузнецовым А.А. подход может быть использован при составлении ориентировки как дополнительный к основному (традиционному): «тип лица - монголоидный, похож на бурята» или «тип лица - кавказский, похож на чеченца или дагестанца».

1 Криминалистика. Под рея. Герасимова И.Ф., Дралкина Л.Я. -М.: Высшая школа, 1994. С. 188.

2 Указанная работа Аленина А.П. и других. С.76.

3 См., например, пособие Снеткова В.А., Зиннна А.М., Виниченко И.Ф. «Типы и элементы внешности». -М.: ВНИИ МВД СССР, 1970; Криминалистическое описание внешности человека. -М: 1984.

128

Следует решительно поддержать указанных авторов, предлагающих обязательно включать в розыскные ориентировки фотографии без вести пропавшего. При этом следует приложить необходимые усилия к обнаружению и использованию фотографий надлежащего размера и качества, хорошо передающих внешние признаки исчезнувшего, важные для его узнавания. На практике же нередко используют те фотоизображения пропавшего без вести, которые легче всего получить в свое распоряжение: фотографии с военного билета, паспорта, из личного дела, относящиеся к давно прошедшему времени, недостаточно отражающие внешний облик человека на момент его исчезновения.

Отрицательный результат усилий всех взаимодействующих субъектов деятельности по установлению личности неопознанного трупа получает свое отражение и оценку в официальном документе следователя или работника органа дознания. Это справка о проведенных следственных и оперативно- розыскных действиях по установлению личности потерпевшего, которая в обязательном порядке должна приобщаться к уголовному делу при его приостановлении, прекращении или окончании следствия (дознания). Такая справка должна приобщаться и к материалу об отказе в возбуждении уголов- ного дела по факту обнаружения трупа неизвестного лица. Правда, из следст- венных действий в этой справке в данной ситуации речь может идти только об осмотре места происшествия, поскольку только это следственное действие УПК РСФСР разрешает проводить без возбуждения уголовного дела.

Возможна ситуация, когда по уголовному делу, возбужденному по факту безвестного исчезновения человека (с признаками его убийства или похищения), в процессе расследования не будет получено достаточных доказательств, свидетельствующих о том, что пропавший без вести стал жертвой преступления. В таких случаях, несмотря на то, что пропавший так и не обнаружен, при условии истечения срока расследования и выполнения всех необходимых следственных действий, уголовное дело прекращается по п. 1

129

ст.5 УПК РСФСР. Розыск же пропавшего продолжается по розыскному делу.

Когда без вести пропавший в результате его розыска обнаружен, орган внутренних дел или следователь (при наличии уголовного дела) сообщает об этом заявителю. Однако при этом нормативные акты требуют согласия на это сообщение обнаруженного в результате розыска лица - если он не является несовершеннолетним или психически больным. Эта оговорка представляется нам довольно сомнительной с точки зрения ее законности и соблюдения прав граждан, установленных Конституцией Российской Федерации. С одной стороны, обнаруженный имеет право на свою частную (личную) жизнь, личную и семейную тайну (ст. 23 Конституции) и может быть незаинтересован в сообщении заявителю о месте его пребывания. С другой стороны, заявитель - тоже гражданин, и его права и интересы могли быть затронуты исчезновением обнаруженного розыском лица.

Поэтому, как нам представляется, решать этот вопрос следователь или начальник органа дознания должны не на основе получения согласия обнаруженного розыском лица на извещение заявителя, а на основе тщательного анализа всех материалов дела, на основе учета законных прав и интересов обеих сторон - и заявителя, и обнаруженного розыском лица. Как представители государства, следователь и орган дознания, производивший розыск, должны иметь право, а, на наш взгляд, и обязанность решать вопрос об уведомлении заявителя о положительном результате розыска вне зависимости от согласия находившегося в розыске и обнаруженного лица.

§4. Идентификация без вести пропавшего лица после установления места его нахождения или обнаружения трупа.

Как показывает изучение уголовных и розыскных дел, а так же анализ статистических данных (ГИЦ МВД РФ), обстоятельства и причины безвестного исчезновения людей довольно разнообразны. Они связаны с возрастом,
болезнью пропавших без вести, их семейно-бытовыми

130

неурядицами, с выяснением «деловых» отношений и совершением в этой связи преступлений (вымогательства, разбойных нападений, убийств и др.). Соответственно, розыск без вести пропавших граждан завершается (если он успешный) обнаружением либо живых лиц, либо трупов.

В любом из этих случаев возникает задача идентификациа человека, средства и методы решения которой предопределяются исходной ситуацией, наличием и идентификационной значимостью признаков, характеризующих обнаруженного человека (или трупа). К числу таких ситуаций при обнаружении живого человека относятся:

  • человек сообщает необходимые сведения и о себе, и о своих родственниках;

  • человек в силу малолетства или болезни не в состоянии представить сведения о себе, о родственниках и месте их жительства;
  • человек практически здоров, но не желает сообщить о себе требуемые сведения.
  • Во всех этих ситуациях вопрос об идентификации без вести пропавшего и обнаруженного затем человека (трупа) решается, прежде всего, путем осуществления следственных и розыскных действий (установление места нахождения родственников, предъявление им на опознание непосредственно без вести пропавшего или его трупа, фотографий и т.д.).

В ситуациях, когда человек не в состоянии или не желает сообщить о себе требуемые сведения, осуществляется проверка по учету без вести пропавших, проверяются розыскные версии о возможном месте его жительства, о родственниках. В подобных ситуациях важную роль играют криминалис- тические фотопортретные экспертизы, если имеются фотоснимки таких лиц (например, в учетах) или соответствующие видеозаписи, изготовленные до их исчезновения. Необходимость в этом чаще всего возникает, когда без вести пропадает малолетний ребенок и обнаруживается он, спустя много лет, или когда не установлено место нахождения лиц, способных опознать пропавшего без вести, но имеются его фотоснимки. Проведение подобных исследований

131

на практике не представляет особой сложности.

В целом успешное решение задачи установления личности без вести пропавшего и обнаруженного живого человека во многом предопределяется объемом и качеством собранной о нем и сосредоточенной в учетах идентифи- кационной информации. В каждом конкретном случае источники такой информации и места ее возможного нахождения могут быть различны (см. таблицу 1) и, конечно, в порядке розыскных действий все они «отрабатыва- ются» по необходимости, с ориентацией на общую в данном случае цель - собрать максимально возможную идентификационную информацию.

Значительно сложней и трудней представляются на практике задачи идентификации без вести пропавшего человека по трупу.

Методические, научно-технические аспекты решения таких задач довольно обстоятельно освещены в специальной литературе1. Вместе с тем, судя по результатам анализа практики идентификации без вести пропавших граждан по трупам, есть все основания утверждать, что наиболее слабым звеном в этой деятельности остается ее организационное и тактическое обеспечение. Это касается и собирания идентификационной информации, и ее исследования в указанных целях. Прежде всего напомним, что идентификация без вести пропавших граждан по трупам характеризуется накоплением и исследованием розыскной и доказательственной информации (о тех и других) как непосредственно по розыскным и уголовным делам, так и опосредствовано - через систему криминалистического учета. Такой учет по существу представляет

1 См., например, Федосюткин Б.А. Получение идентификационной и розыскной информации о личности погибшего (умершего). -М.: ВНИИ МВД СССР, 1988; Дубягин Ю.Л., Бронников А.Г. Криминалистическое установление личности граждан по неопознанным трупам с помощью масок и слепков с отдельных частей тела. -Пермь: 1989; Б.А. Федосюткин, О.П. Коровянский, Л.Л. Усачева, В.М Кузин, А.В. Савушкин, А.Е. Хохлов. Восстановление лица по черепу в криминалистике. -М.: ВНИИ МВД СССР, 1990; Б.А. Федосюткин, О.П. Коровянский, Л.Л. Усачева, В.М. Кузин, А.В. Савушкин, АЕ. Хохлов. Комбинированный графический метод восстановления лица по черепу. -М.: ВНИИ МВД СССР. 1991.

132

собой двуединый «информационный поток», с одной стороны, о без вести пропавших гражданах, а с другой - о трупах неизвестных лиц. При этом установление личности последних (трупов) представляется одним из важнейших направлений розыска без вести пропавших. По статистике ГИЦ МВД РФ примерно один из пяти без вести пропавших обнаруживается (устанавливается) из числа трупов неизвестных лиц. А если учесть, что по учетам ГИЦ МВД РФ без вести пропавших значится неразысканными, примерно, столько же, сколько неопознанных трупов и предположить (а тому есть все основания), что в большинстве случаев все это связано с криминальными причинами, не остается сомнений в исключительной общественной опасности именно этого явления и в необходимости особого внимания к работе по розыску без вести пропавших в данном направлении.

Обращает на себя внимание и такой важнейший организационно-тактический аспект, как сочетание розыскных и следственных действий с системой соответствующих учетов. Вся вновь получаемая идентификационная информация, в результате проведения указанных действий и медико-кримина- листического исследования трупа, должна безотлагательно находить отраже- ние в учетных документах (в поисковых картах), а результаты проверки по учетам использоваться для разработки и проверки розыскных версий. По этим соображениям продолжающееся во времени заполнение поисковой карты на труп неизвестного лица правомерно рассматривать как промежуточную цель его исследования по отношению к конечной цели - идентификация лица по трупу.

Вне зависимости от причин безвестного исчезновения человека (которые, кстати, на первоначальном этапе его розыска не всегда очевидны), сбор, анализ и оценка розыскной и доказательственной (идентификационной) информации начинается немедленно с момента поступления соответствую- щего заявления.

133

Таблица 1 Места возможного нахождения идентификационной информации о без вести пропавшем человеке

№ № N. Места возможного ч^нахождения ин- Иденти ч^формации фикационная >v инф- я и ее носителиЧ. Место жит-ва Место работы Паспор- тное подраз- делен Воен- комат Мед. учреж дения Учеты ОВД Место лише- ния своб. 1. Фотоснимки ? ? ? +

+ + 2. Отпечатки (следы) пальцев рук ? ?

? + 3. Признаки внешности (словесный портрет) ? ?

+

+ + 4. Особые приметы ? ?

+ D + 5. Группа крови, рентгенограммы +

D

6. Состояние зубов +

?

7. Заболевания

?

8. Одежда (фасон, размер, материал) ? +

9. Сведения о судимости ? + 4-

?

Места возможного нахождения информации: | | - основные + - дополнительные

134

Уже заявитель, как правило, сообщает конкретные данные не только об обстоятельствах происшествия, но и о некоторых признаках и свойствах личности, приметах его одежды. В дальнейшем такая информация уточняется и дополняется путем опроса (допроса) родственников, друзей, знакомых, сослуживцев исчезнувшего лица, путем проведения иных розыскных и следственных действий. При этом особое внимание обращается на возможность получения материально фиксируемых, объективных ее носителей (фотоснимков, рентгенограмм, отпечатков пальцев рук и т.п.). Места возможного нахождения такой информации для краткости изложения и наглядности представлены в виде таблицы (см. таблицу 2).

Результаты изучения розыскных и уголовных дел, возбужденные по фактам обнаружения трупов неизвестных лиц, позволяют определить типичные исходные ситуации по идентификации трупа в зависимости от его состояния.

  1. Трупы без явно выраженных последствий наружных гнилостных изменений, с хорошо сохранившимися идентификационными признаками. Они составляют, примерно 21% от общего количества обнаруживаемых трупов;
  2. Трупы с очевидными последствиями начала разложения, повлекшего необратимые изменения или уничтожение некоторых идентификационных признаков. Такие трупы составляют около 47%;
  3. Трупы с очевидными поздними гнилостными изменениями (разложение, мумификация, жировоска) - примерно 29%.
  4. Трупы скелетированные, т.е. останки в виде костей скелета без мягких тканей - 3%.
  5. В особую группу можно было бы выделить расчлененные, обезображенные, сожженные и тому подобные трупы, но они составляют незначительное количество ( немногим более 2%), а их состояние с точки зрения сохранности идентификационных признаков, также во многом зависит от среды нахождения и времени обнаружения после смерти.

135

Таблица 2 Идентификационная информация о трупе неизвестного человека и ее источники.

№ №

п/п >.
Источники

N. информации

Содержание >v информации N. протокол осмотра места проис- шествия Протоколы

следст- венных действий опознава- тельная карточка наНТ Заклю- чения экспертов Заклго-
1 чения (справка) специа- листов 1. Опознавательные фотоснимки ? +

+ ? 2. Отпечатки пальцев рук ?

? 3. Признаки внешности (словесный портрет) ? + + ? ? 4. Особые приметы ? + + ? + 5. Группа крови, рентгенограммы

+ ? + 6. Состояние зубов + + + ? ? 7. Заболевания

+ + ? + 8. Одежда ? + + + + 9. Профессиональные признаки ? 4- + ? + Места нахождения информации I | - основные + -дополнительные

136

Кстати, заметим, что подобные действия преступников свидетельствуют об их стремлении исключить или хотя бы усложнить установление личности погибшего, и тем самым затруднить расследование, завести его в тупиковую ситуацию. Иногда в этих же целях преступники подбрасывают к трупу документы других лиц, меняют одежду и т.д. Подобные факты необходимо учитывать при выдвижении версии о лицах, совершивших прес- тупление. По данным М.Я. Пахиса такие способы сокрытия преступления, как правило, используют либо родные, либо знакомые потерпевшего. В частности, ими совершается 85% убийств с расчленением трупа1.

Учитывая, что любая из названных ситуаций в конечном итоге может быть связана с совершением преступления, очень важно провести тщательный осмотр не только трупа на месте его обнаружения, но и окружающей местности. По данным нашего исследования, более 14% следов преступлений (вещественных доказательств), от общего числа изъятых на местах происшествий, обнаруживались на расстоянии свыше 2 м. от трупа. В их числе окурки, коробки от сигарет, бутылки, клочки бумаги, различные тряпки, гильзы, орудия убийства, следы обуви, транспортных средств и т.п. Иногда на некоторых из таких объектов обнаруживаются остатки слюны, микроследы следы обуви, одежды преступника и даже следы пальцев рук. Подобные объекты малозначительны для установления личности погибшего, но они нередко незаменимы, имеют решающую роль в раскрытии связанного с этим преступления.

Однако основной объем и наиболее ценную идентификационную информацию о погибшем лице содержит его труп. Поэтому уже при осмотре трупа, вне зависимости от его состояния, принимаются все возможные меры, в том числе с использованием криминалистических методов и средств, в целях
выявления и фиксации характеризующей его совокупности

1 Пахнс М.Я. Особенности расследования убийств, связанных с расчленением трупа. Автореф. канд. дисс. -М.: 1977. С.5.

137

идентификационных признаков (опознавательная фотосъемка лица и особых примет, описание одежды, схематическое изображение зубного аппарата, дактилоскопирование, собирание образцов волос, крови и т.п.). Собранная на месте происшествия информация о трупе в дальнейшем дополняется, уточняется по результатам его медико-криминалистических исследований, которые, как правило, проводятся в моргах, где труп хранится до 7 дней. Просчеты в этой работе иногда обусловливает необходимость эксгумации трупов и их дальнейшего исследования, что всегда сопряжено с дополнительными трудностями1.

Следует заметить, что в работах некоторых криминалистов предлагается различать постоянные и непостоянные признаки человека2 . С точки зрения методики идентификационных исследований такое деление, нам представляется, условным. Более правильно было бы, как это и принято, говорить об общих и частных признаках. Общие - это пол, рост, возраст, расовая принадлежность, группа крови, анатомические особенности строения тела и т.п. Частные признаки - это относительно устойчивые изменения внешности и внутренних органов человека, возникающие в процессе его жизнедеятельности (увечья, рубцы, особенности зубного аппарата, последствия перенесенных заболеваний и т.п.) Кстати, и общие, и частные признаки могут быть и «постоянные», и «непостоянные», врожденные или приобретенные.

Названные выше исходные ситуации, в зависимости от состояния трупа, позволяют определить возникающие при этом типовые тактико- технические задачи по установлению личности погибшего, а соответственно криминалистические методы и средства их решения. В тех случаях, когда труп обнаружен неповрежденным, без серьезных гнилостных изменений,

1 Дубягин Ю.П., Бронников АХ. Указ. соч. С. 6-7.

2 См., например, Федосюткин Б.А. Получение идентификационной и розыскной информации о личности погабшего (умершего). -М.: ВНИИ МВД СССР. 1988. С. 12.

138

основная задача заключается в максимально полной и качественной фиксации его идентификационных признаков, а в первую очередь таких, которые представляют собой самостоятельное идентификационное поле, позволяющее положительно решить вопрос о личности погибшего. Имеются в виду сигналетическая фотосъемка, дактилоскопирование, описание и фотосъемка особых примет (татуировки, рубцов и т.п.). Разумеется, это не исключает необходимость фиксации и иных признаков, например, характеризующих зубной аппарат, одежду погибшего и других - в соответствии с содержанием поисковой карты. Не трудно себе представить ситуации - они встречаются нередко на практике - когда в розыскном деле на без вести пропавшего отсутствуют его дактилокарта, следы пальцев рук и фотоснимки. Иные признаки приобретают в таких случаях решающую роль.

Для фиксации признаков трупа используются общие, распространенные в криминалистической практике методы и средства обнаружения, фиксации и изъятия следов преступлений, естественно, с учетом особенностей характерных для осмотра трупа.

В этой ситуации не исключается возможность добиться положительного решения вопроса по установлению личности погибшего путем такого следственного действия, как предъявление для опознания непосредственно трупа или его материального отображения (фотоснимка, посмертной маски, предметов одежды и т.п.) Из общего числа изученных уголовных дел, возбужденных по фактам обнаружения трупов неизвестных граждан, опознание проводилось: трупов по 43% дел (из них положительный результат отмечается в 26% случаев); вещей - по 76% дел (из них положительный результат - в 53% случаев); опознавательных фотоснимков трупов по 24% дел (соответственно, положительный результат - в 17% дел).

В ситуациях, когда обнаруживаются трупы с очевидными поздними гнилостными изменениями или расчлененные, обезображенные и когда уже утрачена значительная часть идентификационных признаков,
задача их

139

выявления и фиксации существенно усложняется. Например, для сигнале- тической фотосъемки и опознания недостаточно сделать только туалет или даже «глубокий» туалет трупа. Необходимо, используя специальные методики, при возможности восстановить (реставрировать) внешний облик его лица. Дактилоскопирование таких трупов (если оно вообще возможно) нередко сопряжено с отчленением кистей рук и с отслоением соответствующих участков кожи на пальцах с последующим восстановлением на них узора папиллярных линий. Даже изменение роста погибшего человека (трупа) требует особой тщательности, с учетом последствий его окоченения или разложения. В таких ситуациях исключительно важное значение приобретают так называемые иные признаки. Они не всегда очевидны, зрительно воспринимаемые, а потому их выявление требует применения специальных методов и средств, а зачастую проведения медико- криминалистических исследований именно в этих целях.

Предъявление таких трупов на опознание дает положительный результат в редких случаях, когда на них сохраняются особые приметы (татуировки, родинки, рубцы и т.п.), совокупность признаков которых однозначно воспринимается и оценивается опознающим. С большим успехом это делают близкие родственники, которые хорошо знают и помнят расположение таких примет на всем теле погибшего.

В этой ситуации с частей трупа изготовляются слепки, а иногда производится восстановление внешнего облика погибшего по его черепу. Следует заметить, что большинство практических работников, из числа опрошенных нами (79%), ошибочно считают, что такие действия осуществляются только по отношению к лицевой части или черепу трупа. Вместе с тем в специальной литературе отмечается практическая важность изготовления слепков с иных частей трупа, например, с ушной раковины, с костей рук, со ступней ног, прижизненно травмированных суставов и др. Такие слепки много информативней, чем фотоснимки и в ряде случаев оказы-

140

ваются просто незаменимы в идентификации человека по трупу .

На это обстоятельство обратил внимание еще в 1947 году Б.М. Комаринец, анализируя опыт раскрытия убийства Гинзбурга. «Экспертизой, - писал он, - было установлено, что ботинки, найденные у Галинского, принадлежали Гинзбургу. Это было доказано путем сравнения специально изготовленных гипсовых слепков и матриц с внутренних частей обуви со слепками и матрицами, сделанными с ног трупа, между которыми было найдено полное совпадение по особенностям ступни и пальцев ног»2.

Кроме того изготовление слепков со ступней ног в ряде случаев позволяет дифференцировать следы ног преступника и потерпевшего, в целом моделировать обстановку места происшествия, ориентировочно определить иные признаки человека (рост, возраст, патологические и функциональные аномалии и др.), что крайне важно при расследовании преступлений, в том числе связанных с безвестным исчезновением человека3.

В этой связи возникает вопрос о доказательственном значении масок (слепков лицевой части головы или иных ее элементов), а также слепков иных частей трупа. Хотя действующий УПК РСФСР прямо не указывает на такую возможность применительно к розыску без вести пропавших, но в нем содержится ряд статей, регламентирующих порядок проведения отдельных следственных действий, в которых допускается получение слепков и оттисков (например, ст. 141). Некоторые авторы (Г.М. Миньковский, В.Г. Танасевич) относят их к производным вещественным доказательствам4, другие (Р. С. Белкин, А.И. Винберг, Г.И. Кочаров, С.С. Степичев)считают, что подобные

1 Дубягин Ю.П., Бронников А.Г. Криминалистическое установление личности граждан по неопознанным трупам с помощью масок и слепков с отдельных частей тела. -Пермь: 1989. С.12-15.

2 Комаринец Б.М., Борунов И.В. Осмотр места происшествия. -М.: 1947. С. 192.

3 Зуев Е.И. Использование следов ног и обуви в оперативной и следственной практике. Автореф. канд. дисс. -М.: 1962. С.5; Грановский Г.Л. Криминалистическое исследование следов ног. - Киев: 1970. С.67.

4 Теория доказательств в советском уголовном процессе, (часть особенная). -М.: 1967. С. 306-307.

141

копии (слепки) подходят под общее определение вещественных доказательств (ст. 83 УПК РСФСР) - «все другие предметы, которые могут служить средствами к обнаружению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных…»1 .

Маски по существу представляют собой разновидность слепков. Следо- вательно, на них распространяется общеправовой режим приобщения к делу и оценки доказательственного значения. Факт изготовления маски отражается в протоколе осмотра места происшествия (трупа) или в заключении эксперта, к которым она и прилагается. Только в этом случае маска приобретает качества источника доказательственной информации. Коль скоро производные вещественные доказательства достаточно полно и точно отражают признаки оригинала, ими вполне можно оперировать как подлинными вещественными доказательствами2 . Они могут выступать в качестве объектов опознания и экспертного исследования, поскольку объективно отображают элементы лица человека. В этом отношении они не отличаются от фотокарточек. Более того имеются некоторые преимущества. Они передают объемно в натуральную величину все черты лица и его частные признаки (их размер, конфигурацию и т.д.). Хотя следует иметь в виду и некоторые недостатки, например, маски не передают цвет лица, волос, радужин глаз и т.п. Поэтому маски желательно предъявлять на опознание вместе с фотоснимками лица (лучше - цветными).

По своему назначению и целям изготовления принято различать следующие виды масок: собственно криминалистические (изготавливаемые в порядке производства следственных и розыскных действий), антропологические, медицинские, театральные, бытовые (художественные), исторические .

1 Теория доказательств в советском уголовном процессе. -М.: 1973. С. 645.

2 Селиванов Н.А. Основания и формы применения научно-технических средств и специальных познаний при расследовании преступлений. //Вопросы криминалистики, № 12 (27). -М.: 1964. С.21.

3 Дубягин Ю.П., Бронников А.Г. Указ. соч. С. 31-35.

142

При определенных обстоятельствах все они (за исключением пожалуй, исто- рических масок) могут выступать в качестве вещественных доказательств, поскольку обладают необходимыми для этого признаками, основными из которых, по мнению Н.А. Селиванова, являются: вещный характер, материальность объекта (это очевидно); наличие прямой или косвенной связи с расследуемым событием (принадлежность маски одному из его участников); способность содействовать установлению признаков состава преступления (объекта преступного посягательства); возможность приобщения к делу в качестве вещественного доказательства1. К этому можно добавить только одно - некриминалистические маски могут использоваться в качестве вещественных доказательств при условии установления следственным путем их достоверности и относимости к пропавшему без вести человеку.

В целях розыска без вести пропавших, при обнаружении трупов неизвестных лиц изготовленные с них маски прежде всего используются для предъявления на опознание. Особенности масок как объектов опознания обусловливают некоторую специфику этого следственного действия. В целом оно осуществляется с соблюдением общих требований, определенных в УПК РСФСР (ст. ст. 164-166) - на опознание предъявляются маски не менее трех лиц одного и того же антропологического типа и примерно одного возраста. Вместе с тем, опознающее лицо, в порядке подготовки к этому следственному действию, обстоятельно информируется о способе, времени изготовления маски, состоянии трупа, иных обстоятельствах, которые следует ему иметь в виду при опознании.

Исследуя особенности этого следственного действия, Ю.П. Дубягин обратил внимание, что даже цвет маски может повлиять на результаты опознания. В этой связи он рекомендует с использованием красителей, в частности гримерных театральных красок, придавать маскам нейтральный цвет, но напоминающий естественное состояние лица. Не рекомендуется

1 Селиванов RA. Вещественные доказательства. -М.: 1971. С. 10.

143

окрашивать маски в яркие, броские цвета. Существенно на результат опозна- ния влияет степень раскрытия глаз человека (или трупа), когда с его лица снимается маска. Открытые глаза более выраженно передают черты лица1.

Вот почему к изготовлению масок с лица трупа и слепков с иных частей его тела очень важно привлекать не просто судебных медиков и специалистов - криминалистов, а непременно тех из них, кто имеет опыт проведения подобных действий. Вместе с тем организационно выполнение этого требования, как уже отмечалось, на практике не обеспечивается и не без оснований связывается с положительным решением вопроса о введении в штаты экспертно - криминалистических подразделений органов внутренних дел специалистов - судебных медиков. А в перспективе, очевидно, следует решать вопрос о создании в этих подразделениях своеобразной службы идентификации человека. Например, в США имеется такая служба - коронеров (медицинских обследователей). «Как только медицинский обследователь получает уведомление о случае смерти, он должен немедленно выехать на место происшествия и согласно Закону взять на себя все заботы о трупе» .

Говоря о недостатках работы по фиксации идентификационных признаков трупа неизвестного лица, следует отметить не достаточно высокие профессионализм и требовательность следователей, а порой и пренебрежение важными положениями уголовно-процессуального законодательства. Например, ряд статей УПК РСФСР прямо указывают на необходимость изготовления тех же слепков (ст.ст. 133,180 и др.), о привлечении к этой работе специалистов, т.е. лиц, имеющих соответствующие знания и опыт.

При проведении подобных медико-криминалистических исследований трупов очень важно непосредственное присутствие следователя, который при этом
имеет возможность скорректировать задание экспертам, зрительно

1 Дубягин Ю.П., Бронников AT. Указ. соч. С. 40-43.

2 Гонзалес Т.В., Вансн М. и др. Судебная медицина, патология и токсикология. 2-е изд. Нью-Йорк, 1954. (Цитируется по работе Б.А. Федосюткина. Получение идентификационной и розыскной информации о личности погибшего (умершего). -М.: 1988. С.5.).

144

воспринимать процесс и объективно оценить результаты исследования. Вместе с тем, анализ заключений экспертов свидетельствует, что этим процессуальным правом следователи пользуются крайне редко (в 7% заключении экспертов). В этой связи, казалось бы, особенно требовательно, следует подходить к содержанию отношения (постановления) о назначении таких исследований, к формулировке задания и вопросов, требующих своего решения. Вместе с тем во всех отношениях и в большинстве постановлений о назначении судебно-медицинских исследований трупов такие задания сформулированы в самой общей форме. Конкретно они формулируются только в отношении времени и причины смерти. Что касается фиксации идентификационных признаков, то только в 83% постановлений требуется заполнение опознавательной карты. Но формальное задание провоцирует формальное отношение к его выполнению.

В этой связи, нам представляется, принципиально важным в постановлении (отношении) о назначении медико-криминалистического исследования трупа конкретно указьшать, какие признаки трупа следует выявить и зафиксировать. Например, произвести опознавательную фотосъемку лица и особых примет, дактилоскопировать, описать внешность, зубной аппарат, сделать рентгенограмму и т.п. В таком случае задание следователя приобретает форму процессуального требования, а не только методической рекомендации. Оно должно быть обязательно вьшолнено, а если и отклонено, при отсутствии такой возможности, то непременно мотивировано. Конкретизировать подобные задания следователь в состоянии, исходя из результатов осмотра трупа на месте его обнаружения. К тому же он имеет возможность получить необходимую консультацию у специалистов. Кроме того, следователь, назначая подобные исследования, располагает информацией, получаемой в результате проведения следственных действий и розыскных мероприятий в целях розыска без вести пропавших и установления личности граждан по трупам, которая обусловливает определенные версии,

145

требующие проверки, в том числе путем проведения медико- криминалистических исследований.

Такие исследования, наряду с осмотром трупа на месте его обнаружения, по существу являются важнейшими средствами получения анализа и оценки идентификационной информации. Ими фактически сопровождается весь процесс (от момента обнаружения трупа) установления личности погибшего, а затем и процесс расследования связанных с этим преступлений.

Наиболее сложная ситуация складывается при идентификации лица по скелетировнному трупу, на котором сохраняется весьма ограниченное количество идентификационных признаков, а их выявление, анализ и оценка всегда сопряжены с проведением специальных медико-криминалистических исследований. Как уже отмечалось, такие ситуации случаются на практике относительно редко и, как показывает анализ соответствующих уголовных дел, в абсолютном больпишстве случаев становятся известными из показаний лиц, подозреваемых в совершении убийства данного человека (с захоронением трупа) или иных преступлений. И тем не менее в любом случае (есть подозреваемый или нет) возникает задача идентификации человека по костным останкам.

При этом решаются вопросы: о принадлежности костных останков (человеку или животному); если труп был расчленен - о принадлежности его частей одному человеку. Во всех случаях решаются вопросы о поле, возрасте, росте, расовой принадлежности погибшего, о времени наступления смерти и ее причине. Если у следователя уже имеются версии о личности погибшего, решается вопрос о принадлежности костных останков именно этому конкретному без вести пропавшему человеку. Для этого на экспертизу представляются:

а) все объекты - носители идентификационной информации о без вести пропавшем (фотоснимки, рентгенограммы, описание и схема зубного аппара-

146

та, справки медицинских учреждений и т.п.);

б) костные останки обнаруженного трупа и материалы (результаты) их предварительного исследования, в том числе восстановленный по черепу внепший облик лица.

Необходимо отметить, что идентификационная информация о погибшем человеке в тех или иных пределах содержится в любой части его костных останков. Ее получение - всегда результат сложных лабораторных исследований, проводимых специалистами многих отраслей знания о человеке. Однако наиболее информативным признается череп человека1, индивидуальность которого характеризуется более чем ста признаками, позволяющими воссоздать внепший облик человека. На практике эта задача решается путем пластической реконструкции (метод М.М. Герасимова) или с использованием комбинированного графического метода . В последние годы в этих целях разработана и успешно используется в ЭКЦ МВД РФ методика восстановления лица по черепу с применением компьютерных технологий3.

1 Федосюткин Б. А. Указ. соч. С. 58-66

2 Федосюткин Б.А., Коровянский О.П. и др. Комбинированный графический метод восстановления лица по черепу. -М: ВНКЦМВДРФ. 1991.

3 Коровянский О.П., Алексеев П.Ю. Восстановление лица по черепу с использованием компьютерных технологий. // Материалы IV Всероссийского съезда судебных медиков «Проблемы идентификации в теории и практике судебной медицины», ч. 1. -Владимир; 1966. С. 53-54.

147

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Проведенное нами исследование позволяет сделать следующие выводы:

  1. Розыск без вести пропавших граждан и установление (идентификация) погибших по их трупам, в современных условиях криминализации общества, приобрели характер чрезвычайно осложнившейся и имеющей тенденцию к обострению социальной проблемы. Об этом как и о серьезных недостатках практического решения данной проблемы свидетельствует тот факт, что в последние годы, по данным ГИЦ МВД РФ, число обнаруживаемых трупов неизвестных лиц устойчиво превышает число без вести пропавших граждан. (по состоянию на 1.01.98г., соответственно, 47.220 и 44.178). результативность розыска без вести пропавших в последние годы не превышает 14%.
  2. Анализ практики розыск без вести пропавших граждан и идентификации погибших по их трупам, изучение соответствующих розыскных и уголовных дел свидетельствует о серьезных недостатках в организации этой работы, ее правовом и научно-методическом обеспечении. К настоящему времени усилиями ученых-криминалистов и судебных медиков, с учетом достижений иных естественных, технических и гуманитарных наук, определена четкая система идентификационных признаков и свойств человека и средства их выявления, фиксации, исследования, в том числе на уровне генетически обусловленных корреляционных взаимосвязей. Однако внедрение в практику розыска без вести пропавших граждан таких методов и средств оставляет желать лучшего. В целом уровень организации работы в этом направлении не соответствует реальным возможностям, предлагаемым практике криминалистической науки.
  3. Уровень технико-криминалистического обеспечения розыска без вести пропавших граждан во многом предопределяется общим состоянием данного вида деятельности. Однако специфика решаемых при этом
    технико-

148

криминалистических задач в целях розыска без вести пропавших граждан и идентификации погибших по их трупам обусловливает ее (деятельности) существенные особенности по объектам розыска, по его методам и средствам, организации и научно - методическому обеспечению их исследования в указанных целях. Наиболее наглядно такие особенности проявляются в формировании и использовании соответствующих учетов. На пути их совершенствования очевидны важнейшие резервы повышения результа- тивности розыска без вести пропавших граждан и идентификации погибших по их трупам.

  1. Безвестное исчезновение граждан в ряде случаев является следствием организованного противодействия расследованию иных преступлений. В этой связи следует различать сокрытия преступлений (как один из элементов полноструктурного способа преступлений) и противодействие расследованию преступлений (как элемента организованной преступной деятельности). Это значит, что в определенных ситуациях как типовую следует рассматривать версию безвестного исчезновения человека вследствие противодействия расследованию. Такие ситуации характеризуются социальным положением пропавшего без вести (место, условия его работы, доходы и т.п.), отношениями в семье, с сослуживцами, связями с представителями преступных формирований и тому подобными факторами.
  2. Безвестное исчезновение человека, при наличии признаков состава преступления, является основанием для возбуждения уголовного дела. Специфика следственной ситуации в таких случаях - отсутствие потерпевшего
    • во многом предопределяет особенности организации и планирования расследования, тактику осуществления розыскных мероприятий и следственных действий, взаимодействия следователя с сотрудниками оперативно-розыскных аппаратов и специалистов. В аспекте этих особенностей более убедительно проявляется необходимость законодательного решения проблем в части допустимости

149

криминалистических методов и средств в уголовное судопроизводство, изменения правовой оценки результатов их применения.

Результаты исследования положены в основу ряда предложений по совершенствованию организации, правового, научно-технического обеспечения розыска без вести пропавших граждан и методики расследования уголовных дел, возбужденных по признакам связанных с этим преступлений. Основные из них:

1) в целях повышения ответственности следователей и органов дознания в работе по розыску без вести пропавших граждан (по аналогии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» 1995г.) включить в новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации соответствующие задачи и основания действий при расследовании преступлений. Применительно к действующему УПК РСФСР это ст.ст. 118, 119, 127, 128; 2) 3) включить в УПК Российской Федерации норму, обязывающую следователей и органы дознания проводить экспертизу (в том числе до возбуждения уголовного дела) для выявления и фиксации совокупности идентификационных признаков лица по его трупу, а также для идентификации погибшего в случаях его сходства с без вести пропавшим и разыскиваемым человеком; 4) 5) включить в УПК Российской Федерации нормы, разрешающие использование в качестве источников доказательств результаты предварительных исследований трупов неизвестных лиц и их проверки по криминалистическому учету; 6) 7) создать единую государственную систему регистрации населения с использованием специальных кодов. Важным элементом такой системы могла бы стать добровольная дактилоскопическая регистрация населения, проект закона о введении которой рассматривается в настоящее время Государственной Думой Российской Федерации; 8)

150

5) создать специальную государственную службу регистрации населения (в том числе переселенцев, беженцев, лиц без гражданств и т.п.) и идентификации неизвестных лиц (в том числе по трупам). Первьш этапом на пути формирования такой службы могло бы стать организационное, штатное укрепление розыскных подразделений органов внутренних дел, введение в их штаты или штаты экспертно-криминалистических подразделений специалистов-криминалистов, судебных медиков, художников, антропологов. При этом очень важно разработать и внедрить единую для стран СНГ поисковую карту (по типу используемой Интерполом); 6) 7) активизировать работу по созданию двуединой автоматизированной системы местных и централизированного учетов без вести пропавших граждан и трупов неизвестных лиц. На уровне местных учетов, наряду с используемыми формами регистрации идентификационной информации об указанных лицах, необходимо более широко практиковать создание фотоальбомов, видеоальбомов, картотек субъективных портретов, а также использование средств массовой информации. В поисковых картах на без вести пропавших граждан необходимо отражать не только их анатомические (внешние) признаки, но и функциональные, психофизиологические (особенности походки, жестикуляции, употребление жаргонных слов и т.п.). 8) 9) организовать систематическую, целевую подготовку сотрудников розыскных подразделений органов внутренних дел по специально разработанной программе - с учетом особенностей решаемых ими задач по собиранию, исследованию и использованию идентификационной информации о без вести пропавших гражданах. Не исключается возможность организации соответствующих краткосрочных курсов на межгосударственном уровне на основе договоров между МВД стран СНГ. 10)

151

  • *

*

В аспекте выявленных при исследовании проблем использования криминалистических методов и средств в розыске без вести пропавших граждан и возможных путей их решения особо актуальной представляется задача криминалистики (как науки) в части популяризации современных научно- технических достижений, включая информационные технологии, которые могут быть использованы в розыскной работе органов внутренних дел. Необходимо, чтобы общество и законодательство более четко представляли себе, что в преступности проявляется реальная и более серьезная опасность по сравнению с возможными нарушениями законности в борьбе с ней. К тому же деятельность правоохранительных органов регламентирована законом и контролируема, в отличие от преступной стихии.

152

СПИСОК

ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Законы и нормативные акты.

1.1. Конституция (основной закон) Российской Федерации. -М: 1992. 1.2. 1.3. Уголовный кодекс Российской Федерации. -М.: Инфра-М-Норма, 1996. 1.4. 1.5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. -Екатеринбург: Каменный пояс - книга, 1994. 1.6. 1.7. Закон «О милиции». // Ведомости съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФС; 1991, № 16. 1.8. 1.9. Закон «Об оперативно-розыскной деятельности». // Собрание законода- тельства РФ, 1995, № 33. 1.10. 1.11. Закон «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации. // Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ, 1992, № 17. 1.12. 1.13. Указ Президента Российской Федерации по военнопленным, интернированных и пропавших без вести». // Собрание законодательства РФ, 1997, № 9. 1.14. 1.15. Постановление Правительства РФ «О заключении соглашения о сотрудничестве между Министерством внутренних дел Российской Федерации и компетентными ведомствами иностранных государств». // Собрание законодательства РФ, 1997, № 28. 1.16. 1.17. Решение Комитета по безопасности Государственной Думы Российской Федерации «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации» № 315-2281 от 5 декабря 1997г. 1.18. 1.10. Постановление Правительства Москвы и главы администрации Московской области № 1147-259 от 29 декабря 1992г. «О создании отдела по регистрации несчастных случаев в Москве и Московской области». // Вестник мэрии Москвы, № 3 (1233). 1992.

153

1.11. Приказ МВД РФ № 400 от 31 августа 1993г. «О формировании и ведении централизованных оперативно - криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел Российской Федерации. 1.12. 1.13. Письмо Генеральной прокуратуры и МВД РФ № 15-12-94; 1/3003 от 22 июля 1994г. «О мерах по соблюдению регистрационной исполнительной дисциплины в проведении работы по розыску пропавших без вести и установлению личности неопознанных граждан». 1.14. 1.15. Приказ МВД СССР № 0036-19.12.1984г. «Об утверждении и введении в действие Инструкции о порядке регистрации, ведения дел оперативного учета и организации оперативно-справочной работы. 1.16. 1.17. Приказ МВД РФ № 10-14.01.1986г. «Об утверждении Инструкции об организации и тактике установления личности граждан по неопознанным трупам, больных и детей, которые по состоянию здоровья или возрасту не могут сообщить о себе». 1.18. 1.19. Приказ МВД РФ № 213-5.05.1993г. «Об утверждении Инструкции об организации и тактике розыскной работы органов внутренних дел и Инструкции об организации и тактике установления личности граждан по неопознанным трупам, больных и детей, которые по состоянию здоровья или возраста не могут сообщить о себе сведения.» 1.20. 1.21. Приказ МВД РФ № 334 от 20 июля 1996г. «Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений». 1.22. 1.23. Правила работы врача специалиста в области судебной медицины при наружном осмотре трупа на месте его обнаружения (происшествия). -М.: 1978. 1.24. 1.25. Правила судебно-медицинской экспертизы трупа. -М.: 1996г. 1.26. 2. Учебники, учебные пособия, монографии. 2.1.Акинщикова Г.И. Соматическая и психологическая организация человека. -М.: 1973.

154

2.2. Аленин А.П., Дубягин Ю.П., Кузнецов А.А. Использование словесного портрета в розыскной деятельности ОВД. -Омск: Омский юр. ин-т МВД РФ. 1996. 2.3. 2.4. Арцишевский Г.В. Выдвижение и проверка следственных версий. -М.: Юрид. лит. 1978. 2.5. 2.6. Афанасьев В.Г. Основы философских знаний. -М.: Мысль, 1986. 2.7. 2.8. Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии (основы предупреждения и разрешения). -Воронеж: Изд-во ВГУ, 1984. 2.9. 2.10. Белкин Р.С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы криминалистики. -М.: ВШ МВД СССР 1970. 2.11. 2.12. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы тенденции, перспективы. От теории к практике. -М.: Юрид. лит., 1988. 2.13. 2.14. Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. -Волгоград: ВСШ МВД РФ. 1993. 2.15. 2.16. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. -М.: Изд-во «БЕК», 1997. 2.17.

2.10. Белкин Р.С. Курс криминалистики: Том I. Общая теория криминалистики. -М.: Юристъ, 1997. 2.11. 2.12. Белкин Р.С. Курс криминалистики: Том П. -М.: Юристъ, 1997. 2.13. 2.14. Белкин Р.С. Курс криминалистики: Том Ш. Криминалистические средства, приемы, рекомендации. -М.: Юристь, 1997. 2.15. 2.16. Ботезату Г.А. Судебно-медицинская диагностика давности наступления смерти. -Кишинев: 1975. 2.17. 2.18. Ведерников Н.Т. Изучение личности преступника в процессе расследования. -Томск: 1968. 2.19. 2.20. Взаимодействие следователя и эксперта - криминалиста при произ- водстве следственных действий. Под ред. Кожевникова И.Н. -М.: ЭКЦ МВД РФ. 1995. 2.21.

155

2.16. Виноградов И.В., Кочаров Г.И., Селиванов Н.А. Экспертизы на предварительном следствии. Справочное пособие. -М.: 1959. 2.17. 2.18. Возгрин И.А. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений. // Курс лекции. Часть Ш. -Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский ЮИ МВД РФ. 1993. 2.19. 2.20. Волынский В.А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений. -М: ВНИИ МВД РФ, 1994. 2.21. 2.22. Вопросы расследовании преступлений. Справочное пособие. Под. ред. Качалова А.Я. -М.: Изд-во «СПАРК». 1996. 2.23. 2.24. Гаухман Л.Д. Деятельность следователя органов внутренних дел по изучения личности обвиняемого. -М.: ВНИИ МВД СССР. 1985. 2.25. 2.26. Глазкова Г.Д. Кожные узоры кисти и стопы обезьян и человека. -М.: 1966. 2.27. 2.28. Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. -Свердловск: 1973. 2.29. 2.30. Грановский Г.Л. Криминалистическое исследование следов ног. -Киев: 1970. 2.31. 2.32. Грамович Г.И. Основы криминалистической техники (процессуальные и криминалистические аспекты). -Минск: Высш. школа, 1981. 2.33. 2.34. Грановский Г.Л. Основы трасологии. Часть особенная. -М.: 1974. 2.35. 2.36. Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. -Свердловск: Изд- во Уральского университета, 1987. 2.37. 2.38. Дубровина А.Н. Организация и методика расследования похищения или подмены детей. -М.: ВЮЗШ МВД СССР. 1988. 2.39. 2.40. Дебровицкая Л.П., Лузгин И.М. Планирование расследования. -М.: ВШ МВД СССР. 1973. 2.41. 2.42. Дубягин Ю.П., Бронников А.Г. Криминалистическое установление личности гражданина по неопознанным трупам с помощью масок и слепков с отдельных частей тела. -Пермь: 1989. 2.43.

156

2.30. Дубягин Ю.П. Новые виды фиксации признаков внешности неизвестных погибших с помощью пластических моделей. -М.: 1990. 2.31. 2.32. Дубягин Ю.П. Руководство по розыску и расследованию неонознаниых убийств. -М.: 1998. 2.33. 2.34. Жбанков В.А. Человек как носитель криминалистически значимой информации. -М.: 1993. 2.35. 2.36. Зинкевич И.Б. Проблемы испытания полиграфа при расследовании преступлений в ПНР. -Караганда: 1980. 2.37. 2.38. Ищенко Е.П. Использование современных научно-технических средств при расследовании уголовных дел (комплект лекций). -Свердловск: СЮИ, 1985. 2.39. 2.40. Ищенко Е.П. ЭАМ в криминалистике. Учебное пособие. -Свердловск: 1987. 2.41. 2.42. Каган М.С. Человеческая деятельность (опыт системного анализа). -М.: Полит, литер. 1974. 2.43. 2.44. Капустин А.В. Судебно-медицинская диагностика пола по половым различиям в клетках. -М.: 1969. 2.45. 2.46. Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. -Свердловск: Изд-во Уральского университета. 1992. 2.47. 2.48. Карагодин В.Н., Никитина Е.В., Зашляпин Л.А. Расследование убийств. - Екатерибург: Уральская гос. юрид. академия. 1993. 2.49. 2.50. Каратаев О.Г. Криминалистическая информатика. -М.: Знание. 1991. 2.51. 2.52. Кисин MB., Тумаков А.К. Следы обуви . -М.: 1972. 2.53. 2.54. Ковалев А.Г. Психология личности. -М.: 1965. 2.55. 2.56. Колдин В.Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по уголовным делам. -М.: Изд-во МГУ. 1969. 2.57. 2.44. Колдин В.Я. Идентификация при расследовании преступлений. -М.: 1978.

157

2.45. Комаринец Б.М., Борунов И.В. Осмотр места происшествия. -М.: 1947. 2.46. 2.47. Корнеев Л.М., Кертес И. Источники доказательств по Советскому, ?*% Венгерскому законодательству. -М.: 1985. 2.48. 2.49. Корноухов В.Е. Комплексное судебно-экспертное исследование свойств человека. Изд-во Красноярского университета. - Красноярск: 1982. 2.50. 2.51. Коршик М.Г., Степичев С.С. Изучение личности обвиняемого на предварительном следствии. -М.: Юрид. лит. 1969. 2.52. 2.53. Косяков П.Н. Изоангены и изоантитела человека в норме и патологии. -М.: 1974. 2.54. 2.55. Кривошеев А.С. Изучение личности обвиняемого в процессе следствия. - М: Юрид. лит. 1971. 2.56. 2.57. Криминалистика, (под ред. Яблокова Н.П., Колдина В.Я.). -М.: Изд-во МГУ, 1990. 2.58. 2.59. Криминалистика. Под ред. Герасимова И.Ф. и Драпкина Л.Я. -М.: Высшая школа. 1994. 2.60. 2.61. Криминалистика. Учебник. (Под. ред. Белкина Р.С., Коломацкого В.Г., Лузгина И.М.). -М.: Академия МВД РФ, 1995. 2.62. 2.63. Кудрявцев В.Н. Причинность в криминалогии. -М.: Юрид. лит., 1968. 2.64. 2.65. Кузьмин В.П. Категория меры в марксистской диалектике. -М.: 1966. 2.66. 2.67. Кустанович С.Д. Судебно-медицинская трасология. -М.: 1975. 2.68. 2.69. Кучеров И.Д. Соотношение тождества и различия. -Минск: 1968. 2.70. 2.71. Крылов И.Ф. Судебная экспертиза в уголовном процессе. - Л.: 1963. 2.72.

2.59. Крылов И.Ф. Криминалистическое учение о следах. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1976. 2.60. 2.61. Лавров В.П. Расследование убийств и причинения телесных повреждений. // «Криминалистика». (Под. ред. Белкина Р.С. и Зуйкова Г.Г.). - М: ВШ МВД СССР. 1970. 2.62.

158

2.61. Лавров В.П. Использование материалов архивных уголовных дел при расследовании преступлений. -М.: ВНИИ МВД СССР. 1971. 2.62. 2.63. Лавров В.П. особенности расследования нераскрытых преступлений прошлых лет. М.: ВШ МВД СССР. 1972. 2.64. 2.65. Лавров В.П. Методика расследования преступлений, дела о которых приостановлены за необнаружением виновных. // Курс лекции по криминалистике. Вып. 9. -М.: ЮИ МВД РФ. 1996. 2.66. 2.67. Ларин А.М. Расследование по уголовному делу. Планирование расследования. -М.: Юрид. лит. 1970. 2.68. 2.69. Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. -М.: 1995. 2.70. 2.71. Леонтьев П.Н. Деятельность. Сознание. Личность. -М.:1977. 2.72. 2.73. Лискин Ю. О биолокации и возможностях ее использования в розыскной и следственной практике. -М.: 1995. 2.74. 2.75. Локтев В.Е., Федосюткин Б.А. Определение давности смерти на месте происшествия. -М.: 1992. 2.76.

2.69. Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. -М.: ВШ МВД СССР, 1969. 2.70. 2.71. Любинская СИ. Диагностика половой принадлежности слюны и волос. - М.: 1973. 2.72. 2.73. Маккюсик В.А. Наследственные признаки человека (пер. с англ.). -М.: 1975. 2.74. 2.75. Миронов А.И. Возможности розыска преступников по зубам. -Вильнюс: 1963. 2.76. 2.77. Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования). -М.: «СПАРК». 1996. 2.78. 2.79. Мильнер П. Физиологическая психология (пер. с англ.) -М.: 1973. 2.80. 2.81. Музьюгин Г.Н. Расследование убийств по делам, возбужденным в связи с исчезновением потерпевшего. -М.: Институт прокуратуры СССР. 1967. 2.82.

159

2.76. Ниль Дж., Шелл У. Наследственность человека (пер. с англ.). -М.: 1958. 2.77. 2.78. Образцов В.А. Криминалистика. -М.: Юрикон, 1994. 2.79. 2.80. Пашкова В.И. Очерки судебно-медицинской остеологии. - Ставрополь: 1963. 2.81. 2.82. Пашкова В.И., Резников Б.Д. Судебно - медицинское отождествление личности по костным останкам. -Саратов: 1978. 2.83. 2.80. Руководство по расследованию убийств. -М.: Юрид. лит. 1977. 2.81.Русалов В.М. Биологические основы индивидуально-психологических

различий-М.: 1979.

2.82. Рогинский Я.Я., Левин М.Г. Антропология. -М.: 1963. 2.83. 2.84. Самойлов Г.А. Основы криминалистического учения о навыках. -М.: ВШ МВД СССР, 1968. 2.85. 2.86. Сегай М.Я. Методология судебной идентификации. -Киев.: РИО МВД УССР, 1970. 2.87. 2.88. Селиванов Н.А. Вещественные доказательства. -М.: 1971. 2.89. 2.90. Селиванов Н.А., Соя-Серко Л.А. Расследование убийств. -М.: Изд.во «Манускрипт». 1994. 2.91. 2.92. Снетков В.А., Зинин A.M., Виниченко И.Ф. Типы и элементы внешности. - М.: ВНИИ МВД СССР. 1970. 2.93. 2.94. Сергеев Л.А., Соя-Серко Л.А., Якубович Н.А. Планирование расследования. -М.: Институт прокуратуры СССР. 1975. 2.95. 2.96. Стегнова Т.В., Иоанисян Л.С., Сыроквашкина Е.Ю., Пименов Н.Г., Рогаев. Исследование крови человека методом генетипоскопии. // Методические рекомендации. -М.: ВНЦК МВД РФ. 1991. 2.97. 2.98. Стегнова Т.В. и др. Экспертная оценка и математическая обработка результатов исследования. // Методические рекомендации. -М.: ЭКЦ МВД РФ. 1997. 2.99. 2.100. Сужанитов В.Ф. Философские проблемы биологии человека. -Л.: 1974. 2.101.

160

2.92. Теория доказательств в советском уголовном процессе (часть особен- ная). -М.: 1967. 2.93. 2.94. ТорвальдЮ. Век криминалистики. -М.: Прогресс, 1991. 2.95. 2.96. Федосюткин Б.А. Получение идентификационной и розыскной инфор- мации о личности погибшего (умершего). -М.: ВНИИ МВД СССР. 1988. 2.97. 2.98. Федосюткин Б.А., Коровянский О.П., Усачева Л.Л., Кузин В.М., Савушкин А.В., Хохлов А.Е. Восстановление лица по черепу в криминалистике. -М.: ВНИИ МВД СССР. 1990. 2.99. 2.100. Федосюткин Б.А., Коровянский О.П., Усачева Л.Л., Кузин В.М., Савушкин А.В., Хохлов А.Е. Комбинированньш графический метод восстановления лица по черепу. -М.: ВНИИ МВД СССР. 1991. 2.101. 2.102. Шиканов В.И. Комплексная экспертиза и ее применение в расследовании убийств. -Иркутск: Восточно-Сибирское книжное изд-во. 1976. 2.103. 2.104. Шмельгаузер И.И. Организмы как целое в индивидуальности и в историческом развитии. -М.: 1942. 2.105. 2.106. Шмидт Р. Интегративные нервные системы физического человека (пер. с англ.) -М.: 1985. 2.107.

2.100. Эйсман А.А. Заключение эксперта. Структура и научное обоснование. - М.: 1967. 2.101. 2.102. Эксахархопуло А.А. Основы криминалистической теории. -С-П.: Изд-во С-П. Университета, 1992. 2.103. 2.104. Юдин Б.Г. Системный подход и принцип деятельности. -М.: Наука, 1978. 2.105. 2.106. Юридический словарь. -М.: Изд-во Юрид. лит. 1953. 2.107. 2.108. Яблоков Н.П. Криминалистическая методика расследования. -М.: Изд- во МГУ, 1985. 2.109.

161

  1. Статьи.

3.1. Акишцикова Г.И., Полуэктова С.А. Дерматоглифика в системе комплексного изучения человека. //Сб. Человек и общество. -Л.: 1971.

3.2. Александров А.А. Теневая наука. //Ж-л «Наука и жизнь». -1991, № 3. З.З.Ананьев Г.В. Исследование содержания макро- и микроэлементов и

свободного чистамина для определения прижизненной странгуляционной борозды. // Сб. Материалы 5 Всесоюзной конференции судебных медиков. Том I -Л.: 1963.

3.4. Андрианова В.А. Исследование связей паппилярных узоров, расположенных на одноименных пальцах правой и левой рук. // Труды ВНИИОП, № 9. -М.:, 1965. 3.5. 3.6. Бутник Ю.Ф., Жарков Ю.Ф., Салтевский М.В., Тимошенко П.Ю. Пути создания технических систем для определения эмоционального состояния говорящего человека в криминалистических целях. //Актуальные проблемы обеспечения следственной практики научно-техническими достижениями. - Киев.: 1987. 3.7. 3.8. Вольшский А.Ф. Место происшествия - следы ведут к преступнику. // Ж-л Советская милиция, № 5, 1984. 3.9. 3.10. Вольшский А.Ф., Лавров В.П. Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений. // Материалы научно- практической конференции. -М.: ЮИ МВД РФ. 1996. 3.11. 3.12. Глазырин Ф.В. Об использовании данных других наук в методике расследования отдельных видов преступления. // Научные труды. Вып. 50.- Свердловск: СЮИ, 1976. 3.13. 3.14. Гольданский В.А. Почему мы верим в чудо. // АиФ, 1996. № 14. 3.15. 3.10. Грановский Г.Л. Радиография при дактилоскопических исследованиях. //Сб. Вопросы криминалистики. -М.: 1963, № 8-9.

162

3.11. Дашкова ВТ. Установление некоторых признаков человека по следам рук. //Сб. Вопросы выявления и криминалистического исследования следов рук. -М: 1971. 3.12. 3.13. Драпкин Л.Я. Организационно-управленческие аспекты взаимодействия участников процесса раскрытия преступлений. //Межвузовский сборник научных трудов. -Свердловск: СЮИ. 1984. 3.14. 3.15. Зуйков Г.Г. Методологическое значение изучения способа совершения преступлений. //Кн. Криминалистика. Том 1. -М.: 1969. 3.16. 3.17. Каминский М.К. Криминалистическая категория «след преступления» и ее содержание. // Специальные знания в сфере борьбы с посягательствами на социалистическую собственностью -Горький: ГВШ МВД СССР, 1984. 3.18. 3.19. Клименко Н.И. Особенности исследования рукописей, выполненных на украинском языке. // Сб. Криминалистическое исследование рукописей, выполненных на некоторых языках народов СССР. -М.: 1973. 3.20. 3.21. Колмаков В.П. Сущность и задачи идентификации личности в советской криминалистике. //Ученые записи Харьковского юридического института. - Харьков: 1955. Вып. VI. 3.22. 3.23. Колмаков В.П. Разграничение объектов криминалистической и судебно- медицинской трасологии по делам о преступлениях против жизни. -Сб. Вопросы судебной экспертизы. -Тбилиси: 1962. 3.24. 3.25. Коневский Л.Л., Безруков Ю.Н. О нетрадиционных методах расследования в криминалистике. //Западно-Сибирские криминалисти- ческие чтения. -Тюмень: 1997. 3.26. 3.27. Королева Е.И., Ревнитская Л.А. Определение половой принадлежности клеток по V- хроматину в наложениях непосредственно на клинках колюще- режущих орудий. -Сб. Вопросы судебно-медицинской экспертизы и криминалистики. -Горький: 1977. 3.28.

163

3.20. Кулагин П.Г. Методика дифференциации рукописи на мужские и женские. // Материалы V Международного криминалистического симпозиума, 2.2. -М.: 1968. 3.21. 3.22. Малов В. Диагноз по узорам. //Комсомольская правда. 1976. 13 марта. 3.23. 3.24. Манцветова А.И., Орлова В.Ф. Предмет судебного почерковедения и задачи экспертизы. // Судебно-почерковая экспертиза. -М.: 1968. 3.25. 3.26. Медики предупреждают: колдуны и экстрасенсы опасны для нашего здоровья. // Комсомольская правда. 1992. 10 марта. 3.27. 3.28. Мекельсаар Р.В. Особенности дерматоглифики при шизофрении. //Сб. Вопросы медицинской генетики и генетики человека. -Минск: 1971. 3.29. 3.30. Мещеряков Н.Е. Архивные уголовные дела как источники информации при расследовании и раскрытии преступлений. //Уголовный закон и совершенствование противоприменительной деятельности. -Калининград: Калининградский ун-т. 1992. 3.31. 3.32. Нетреба В.А. Проблемы допустимости использования полиграфа в оперативно-розыскной деятельности. //Роль ОВД в формировании правового государства. -М.: ВШМ МВД СССР, 1991. 3.33. 3.34. Петросян В.О. Безвестное исчезновение лица как признак противодействия расследованию. //Материалы научно-практической конференции. М.: ЮИ МВД РФ. 1996. 3.35. 3.36. Применение адвокатами психологических знаний. -М.: НИИ судебной защиты. 1988. 3.37. 3.38. Селиванов Н.А. Основания и формы применения научно-технических средств и специальных познаний при расследовании преступлений. // Вопросы криминалистики, № 12 (27). -М.: 1964. 3.39. 3.40. Скрыпников А.И., Гримак Л.П. Нетрадиционные методы раскрытия преступлений в свете теории всеобщих энергоинформационных связей. //Нетрадиционные методы раскрытия преступлений. -М.: 1994. 3.41.

164

3.31. Сльшько П.П., Черновецкий Л.М. Вопросы психобиологического обеспечения следственного процесса. // Проблемы совершенствования деятельности следственных и экспертных подразделений органов внутренних дел. -Волгоград: ВСШ МВД СССР. 1989. С. 30-35. 3.32. 3.33. Тревогин П. Приглашение к эксперименту, что могут астрологи? //Известия. 1993, 24 декабря. 3.34. 3.35. Трубникова В.А. Признаки необычного выполнения рукописей. // Кн. Судебно-почерковедческая экспертиза. -М.: 1971. 3.36. 3.37. Тюхтин B.C. отражение и информапия.//Вопросы философии, 1967, № 3. 3.38. 3.39. Стуруа М. Пентагон ЦРУ тоже увлекались аккультизмом. //»Известия». 1995. 8 декабря. 3.40. 4. Диссертации и авторефераты.

4.1. Анфиногенова И.А. Проблемы расследования и предупреждения похищения людей, совершаемых из корыстных побуждений. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - М.; ЮИ МВД РФ. 1996. 4.2. 4.3. Бобраков И.А. Воздействие преступников на свидетелей и потерпевших и криминалистические методы его преодоления. Дисс… канд. юр. наук -М.: ЮИ МВД РФ. 1997. 4.4. 4.5. Вытовгова Н.И. Решение криминалистических задач деятельности по розыску без вести пропавших. Дисс… канд. юр. наук. - Ижевск: 1977. 4.6. 4.7. Гайдук А.П. Использование научно-технических средств в раскрытии и расследовании вымогательств. Дисс… канд. юр. наук. -М.: ЮИ МВД РФ, 1995. 4.8. 4.9. Голебенко Г.А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия квартирных краж на первоначальном этапе расследования. Дисс… канд. юр.наук. -М.: ЮИ МВД РФ, 1993. 4.10. 4.11. Жордания Н.Ш. Понятие, классификация и правовое значение способов совершения преступлений. Автореф. дисс… канд. юр. наук. -Тбилиси: 1971. 4.12.

165

4.7. Закатов А.А. Криминалистическое учение о розыске. Автореф. дисс… докт. юр. наук. -Киев: КГУ. 1987. 4.8. 4.9. Зуев Е.И. Использование следов ног и обуви в оперативной и следственной практике. Автореф. дисс… канд. юр. наук. -М.: 1962. 4.10. 4.11. Кучеров А.В. Противодействие расследованию по делам о воинских преступлениях. Дисс… канд. юр. наук. -М.: ВУ МО РФ. 1997. 4.12.

4.10. Москалькова Т.Н. Нравственные основы уголовного процесса (стадия предварительного расследования). Автореф. дисс… канд. юр. наук. -М.: Академия МВДРФ. 1997. 4.11. 4.12. Пампушко И.П. Совершенствование правовых и организационных основ применения криминалистической техники в раскрытии преступлений. Дисс… канд. юр. наук. -М.: ЮИ МВД РФ, 1996. 4.13. 4.14. Похис М.Я. Особенности расследования убийств, связанных с расчленением трупа. Автореф. дисс. канд. юр. наук. -М.: ВНИИ МВД СССР, 1977. 4.15. 4.16. Селина Е.В. Экспертиза как средство доказывания в суде первой инстанции по уголовным делам. Автор, канд. дисс. -Краснодар: 1997. 4.17. 4.18. Хазиев Ш.Н. Криминалистическое моделирование преступника по его следам. Дисс… канд. юр. наук. - М.: Академия МВД СССР, 1986. 4.19. 4.20. Хвыля-Олинтер А.И. Использование криминалистической характеристики преступлений в автоматизированных информационно- поисковых системах тахнико-криминалистического назначения. Дисс… канд. юр. наук. -М.: ЮИ МВД РФ, 1995. 4.21. 4.22. Яровенко В.В. Применение дерматоглифических исследований в криминалистике. Дисс. докт. юр. наук. -Екатеринбург: 1996. 4.23.

166

Приложение №1

ДАННЫЕ О БЕЗ ВЕСТИ ПРОПАВШИХ В РЕСПУБЛИКЕ АРМЕНИЯ

с 1992г. по 1997г.

год

Пропавшие без вести Трупы неизвест. лиц

Всего установлено % Опознано Остаток 1992 по Республике 268 133 49,6 5 68

г. Ереван 104 57 54,8 1 о 31 1993 по Республике 268 99 37,2 4 76

г. Ереван ПО 48 43,6 2 46 1994 по Республике 287 118 41,1 3 88

г. Ереван 118 52 44,1 - 56 1995 по Республике 281 116 41,3 8 112

г. Ереван 138 73 52,8 6 62 1996 по Республике 275 123 43,2 12 122

г. Ереван 146 80 54,7 8 58 1997 по Республике 333 174 52,3 11 112

г. Ереван 188 119 63,3 2 64 Данные ИЦ МВД РА

167

Приложение 2

АНКЕТА ПО ИЗУЧЕНИЮ РОЗЫСКНЫХ ДЕЛ НА БЕЗ ВЕСТИ ПРОПАВШИХ ГРАЖДАН

  1. Орган внутренних дел
  2. № дела дата заведения
  3. Фабула дела
  4. Данные о без вести пропавшем лице:

4.1. Пол ; 4.2. 4.3. Возраст ; 4.4. 4.5. Место работы (должность) ; 4.6. 4.7. Судимость ; 4.8. 4.9. Место жительства (здесь и далее ненужное подчеркнуть): город, поселок, деревня; 4.10. 5. Место, где последний раз видели исчезнувшего лица (нужное подчеркнуть):

5.1. Место работы ; 5.2. 5.3. Местожительства ; 5.4. 5.5. Место отдыха ; 5.6. 5.7. Общественный транспорт ; 5.8. 5.9. Иное место (указать) ; 5.10. 6. Обстоятельства, предшествовавшие исчезновению лица:

6.1. Конфликт по месту жительства; 6.2. 6.3. Конфликт с коллегами по работе; 6.4. 6.5. Конфликт с незнакомыми лицами; 6.6. 6.7. Неудача в делах, финансовые затруднения; 6.8.

168

6.5. Отсутствие конфликтных ситуаций; 6.6. 6.7. Иные обстоятельства (какие?) 6.8. 7. Осмотр в целях поиска идентификационной информации о БГО1 проводился:

7.1. По месту жительства: ДА, НЕТ; 7.2. 7.3. По месту работы: ДА, НЕТ; 7.4. 7.5. По месту временного пребывания: ДА, НЕТ ; 7.6. 7.7. В иных местах: ДА, НЕТ; 7.8. 8. В осмотре участвовали:

8.1. Следователь; 8.2. 8.3. Оперативный работник; 8.4. 8.5. Эксперт-криминалист; 8.6. 8.7. Эксперт-судебный медик; 8.8. 8.9. Участковый инспектор; 8.10. 8.11. Иные работники (указать) . 8.12. 9. В результате осмотра обнаружены и изъяты (зафиксированы) объекты:

9.1. Фотоснимки без вести пропавшего; 9.2. 9.3. Следы пальцев рук; 9.4. 9.5. Следы возможного преступления; 9.6. 9.7. Медицинские документы; 9.8. 9.9. Образцы материалов, веществ; 9.10. 9.11. Иные объекты (какие?) . 9.12. 10. Лица, опрошенные по факту безвестного исчезновения гражданина в течение 10 дней после заявления (в квадрате указать количество):

10.1. Родственники, проживающие совместно ;

10.2 . Родственники, проживающие в других местах J ; 10.3 10.4 . Коллеги по месту работы | | ; 10.5 10.6 . Знакомые по месту работы I ! ; 10.7 1 ‘ I 1

10.5 . Коллеги по прежнему месту работы   ;

169

0.6 . Иные лица (указать)   ;
  1. Лица, опрошенные по факту безвестного исчезновения гражданина, спустя 10 дней (в квадрате указать количество):

1.1. Родственники, проживающие совместно I I ; 1.2. 1.3. Родственники, проживающие в других местах ; 1.4. 1.5. Коллеги по месту работы ] ] ; 1.6. 1.7. Знакомые по месту жительства 1.8. 1.9. Коллеги по прежнему месту работы 1 | ; 1.10. 1.11. Иные лица (указать) ; 1.12. 2. Идентификационная информация о без вести пропавшем гражданине запрошена в :

2.1. Паспортном подразделении; 2.2. 2.3. Военкомате; 2.4. 2.5. Медицинском учреждении; 2.6. 2.7. Учетном подразделении ОВД; 2.8. 2.9. Место лишения свободы. 2.10. 3. Идентификационная информация о без вести пропавшем лице, отраженная в поисковой карте:

3.1. Фотоснимки; 3.2. 3.3. Описание внешности; 3.4. 3.5. Следы пальцев рук; 3.6. 3.7. Наличие и характер болезни; 3.8. 3.9. Рентгенограммы; 3.10. 3.11. Группа крови; 3.12. 3.13. Образцы тканей одежды; 3.14. 3.15. Описание и схема зубного аппарата; 3.16. 3.17. Иные (указать) . 3.18. 4. Срок направления поисковой карты в ИЦ МВД, УВД региона после поступления заявления о безвестном исчезновении гражданина:

170

14.1. В течение 10 дней; 14.2. От 10 до 30 дней;

14.3. От 1 до 2 месяцев; 14.4. От 2 месяцев и более.

  1. В процессе местного розыска осуществлялись: 15.1. Публикация в СМИ: газета - телевидение;

15.2 . Размещение информации на специальных стендах; 15.3 15.4 . Опрос населения; 15.5 15.6 . Иные розыскные действия (какие?) 15.7 16. Без вести пропавший гражданин объявлен в Федеральный розыск после поступления заявления в течение:

16.1. До 2 месяцев; 16.2. От 2 до 3 месяцев; 16.3.Свыше 3 месяцев.

  1. Признаки преступления в отношении без вести пропавшего гражданина, установленные в результате первоначальных поисковых мероприятий:

17.1. Следы применения огнестрельного оружия; 17.2. 17.3. Следы борьбы, крови; 17.4. 17.5. Исчезновение дорогостоящих вещей; 17.6. 17.7. Показание очевидцев; 17.8. 17.9. Иные (указать) . 17.10. 18. По факту безвестного исчезновения гражданина уголовное дело возбуждено: ДА, НЕТ.

18.1. До 10 дней; 18.2. От 10 до 20 дней;

18.3. От 20 до 30 дней; 18.4. От 1 до 2 месяцев;

18.1. Свыше 2 месяцев.

  1. Основания для возбуждения уголовного дела:

19.1. Показания очевидцев (свидетелей); 19.2. 19.3. Результаты осмотра места происшествия; 19.4. 19.5. Результаты проведения иных следственных (розыскных) действий (каких?) . 19.6. 20. Экспертизы и специальные исследования, проводившиеся по делу (в квадрате указать спустя какое время - в днях - после поступления

171

заявления о безвестном исчезновении гражданина, назначена экспертиза, исследование: ;

20.1. Судебно-медицинская ; 20.2. 20.3. Баллистическая | | ; 20.4. 20.5. Трасологическая | | ; 20.6.

20.4. Почерковедческая 20.5. 20.6. Микрообъектов 20.7. 20.8. Фотопортретная ] ] ; 20.9. 20.10. Иные (какие?) | | . 20.11. 21. Характер экспертизы - исследования (указать соответствующую позицию предыдущего пункта - «20»).

21.1. Комиссионная ; 21.2. 21.3. Комплексная ; 21.4. 22. Результат экспертизы - исследования (указать соответствующую позицию пункта «20»):

22.1. Положительный ; 22.2. 22.3. Отрицательный ; 22.4. 22.5. Вероятный . 22.6. 23. Обстоятельства, отрицательно влиявшие на эффективное применение научно-технических средств и методов в розыске без вести пропавшего гражданина (изложить ниже)

172

Приложение 3.

АНКЕТА ПО ИЗУЧЕНИ. УГОЛОВНЫХ ДЕЛ, ВОЗБУЖДЕННЫХ ПО ФАКТАМ ОБНАРУЖЕНИЯ ТРУПОВ НЕИЗВЕСТНЫХ ГРАЖДАН.

  1. Орган внутренних дел (прокуратура, суд)

  2. № дела дата возбуждения
  3. Фабула дела
  4. Осмотр места происшествия проводился: ДА, НЕТ.
  5. Участники осмотра места происшествия (здесь и далее нужное подчеркнуть):
  6. 5.1. Следователь; 5.2. Оперативный работник;

5.3. Участковый инспектор; 5.4. Эксперт-криминалист;

5.5. Эксперт-судебный медик; 5.6. 5.7. Иные . 5.8. 6. Время истекшее с момента поступления заявления до начала осмотра места происшествия:

6.1. До 3 час. 6.2. От 3 до 5 час. 6.2. 6.3. От 5 до 12 час. 6.4. От 12 до 24 час. 6.5. От 1 до 2 суток 6.6. От 2 до 5 суток 6.4. 6.7. От 5 до 10 суток 6.8. Свыше 10 суток.

  1. В результате осмотра места происшествия и трупа на месте его обнаружения выяснены и зафиксированы:

7.1. Признаки насильственной смерти; 7.2. 7.3. Следы применения огнестрельного оружия; 7.4.

173

7.3. Следы ножевых ранений; 7.4. 7.5. Объекты утерянные, брошенные преступниками; 7.6. 7.7. Иные объекты ; 7.8. 7.9. Указать общее количество изъятых объектов , из них: 7.10. непосредственно на трупе и его одежде , на расстоянии от

трупа: до 1м. , от 1 до 2 м. , от 2 до 4 м. ,

свыше 4 м.

  1. При осмотре трупа на месте происшествия производилось:

8.1. Описание внешних признаков погибшего ; 8.2. 8.3. Описание одежды погибшего; 8.4. 8.5. Сигналитическая фотосъемка трупа; 8.6. 8.7. Дактилоскопирование трупа; 8.8. 8.9. Фотосъемка места происшествия; 8.10. 8.11. Иные действия по фиксации идентификационных признаков трупа (какие?) 8.12. 9. Состояние трупа:

9.1. Нормальное; 9.2. 9.3. Начало разложения; 9.4. 9.5. Полуразложившийся; 9.6. 9.7. Разложившийся; 9.8. 9.9. Скелетированный. 9.10. 10. Исследование трупа в морге проведено в течение:

10.1. До 1 суток 10.2. От 1 до 3 суток

10.3 От 3 до 5 суток 10.4. Свыше 5 суток.

  1. В результате исследования трупа в морге установлены и зафиксированы:

11.1. Время смерти ; 11.2. 11.3. Причина смерти ; 11.4. 11.5. Идентификационные признаки: 11.6.

174

? особые приметы; ? ? наличие травм, перенесенных заболеваний; ? ? вредные привычки; ? ? иные . ? 12. При проведении исследования трупа в морге изготавливались:

12.1. Маска лица; 12.2. 12.3. Слепки с иных частей тела; 12.4. 12.5. Рентгенограммы; 12.6. 12.7. Описание и схематическое изображение зубов; 12.8. 12.9. Сигналитическая фотосъемка лица; 12.10. 12.11. Фотосъемка особых примет; 12.12. 12.13. Препарация кожи с особыми приметами; 12.14. 12.15. Иные объекты - носители идентификационной информации (какие?) 12.16. 3. Уголовное дело по факту убийства (обнаружения трупа) возбуждено в течение:

3.1. От 1 до 3 суток 13.2. От 3 до 10 суток

З.З.От 10 до 30 суток 13.4. Свыше 30 суток.

  1. План следственно-оперативных мероприятий составлен после возбуждения уголовного дела в течение:

.4.1. От 1 до 3 суток 14.2. От 3 до 5 суток

4.3. От 5 до 10 суток 14.4. Свыше 10 суток.

  1. В плане следственно-оперативных мероприятий предусмотрено:

5.1. Назначение экспертиз (исследований); 5.2. 5.3. Запросы идентификационной информации о погибшем в иных учреждениях ; 5.4. 5.5. Проведение оперативных мероприятий ; 5.6. 5.7. Проведение первоначальных следственных действий 5.8.

175

15.5. Проведение последующих следственных действий

  1. Личность погибшего установлена после поступления заявления об обнаружении трупа в течение:

16.1. От 1 до 3 суток 16.2. От 3 до 5 суток 16.2. 16.3. От 5 до 10 суток 16.4. От 10 до 30 суток 16.5. От 30 суток до 2 мес. 16.6. Свыше 2 мес. 16.7. Личность погибшего не установлена. 16.4. 17. Какие следственные действия или оперативно-розыскные мероприятия имели решающую роль в установлении личности погибшего (описать кратко):

В том числе с использованием каких научно-технических средств:

  1. Лицо, совершившее преступление (убийство) установлено после обнаружения трупа в течение:

18.1. 10 суток 18.2. От 10 до 20 суток

18.3. От 20 до 30 суток 18.4. От 30 суток до 2 мес.

18.5. Свыше 2 месяцев.

  1. Доказательства, имеющие решающую роль в установлении личности преступника:

176

Приложение 4.

ОПРОСНЫЙ ЛИСТ Сотрудников розыскных подразделений ОВД

  1. Краткие сведения о себе:

1.1. Ваш возраст ; 1.2. 1.3. Место службы (ОВД) ; 1.4. 1.5. Стаж службы в ОВД , из них ; 1.6. 1.7. Образование ; 1.8. 1.9. Проходили краткосрочную подготовку по специальности (сборы, курсы и т.п.): ДА, НЕТ. 1.10.

  1. Сколько розыскных дел на без вести пропавших граждан находилось в Вашем производстве в 1996г. , в 1997г. .
  2. Назовите ведомственные нормативные акты, которыми
    Вы руководствовались в работе по розыску без вести пропавших граждан
  3. Перечислите виды идентификационной информации, которую необходимо отражать в опознавательной карте на без вести пропавшего гражданина

  4. Перечислите источники получения идентификационной информации о без вести пропавших гражданах

  5. Приходилось ли Вам лично осуществлять следующие виды работ:

6.1. Опознавательную фотосъемку: ДА, НЕТ; 6.2. 6.3. Дактилоскопирование лица: ДА, НЕТ; 6.4.

177

6.3. Описание внешнего облика человека по показаниям других лиц ДА, НЕТ.

  1. Как Вы сами оцениваете уровень своей профессиональной подготовки: недостаточный, удовлетворительный, хороший.
  2. В чем, по Вашему мнению, вьфажаются основные причины низкой работы по розыску без вести пропавших граждан (начиная от «1», обозначьте цифрами приоритет).

8.1. Несовершенна нормативно-правовая база j ] ; 8.2. 8.3. Отсутствие необходимых методических рекомендаций 8.4. 8.5. Слабое взаимодействие со специалистами 8.6. 8.7. Чрезмерно большая нагрузка ; 8.8. 8.9. Несовершенна служебная подготовка j ] ; 8.10. 8.11. Низкая квалификация сотрудников розыскных подразделений | j ; 8.12. 8.13. Иные (какие?) 8.14. ?

  1. Как Вы оцениваете эффективность своего взаимодействия со следователями: неудовлетворительно, удовлетворительно, хорошо.

  2. Всегда ли Вы действуете в розыске без вести пропавших строго в соответствии с требованиями ведомственных нормативных актов:

ДА, НЕТ.

  1. Имеете ли Вы навыки работы на ПЭВМ: ДА, НЕТ.

Спасибо за ответы.

178

Приложение 5.

ОПРОСНЫЙ ЛИСТ СЛЕДОВАТЕЛЕЙ ОВД.

  1. Краткие сведения о себе:

1.1. Ваш возраст ; 1.2. 1.3. Место службы (ОВД) ; 1.4. 1.5. Стаж службы в ОВД , в том числе 1.6. в следственном изоляторе ;

в занимаемой должности ;

1.4. Образование ; 1.5. 1.6. Специализируетесь ли Вы на расследовании уголовных дел, связанных с безвестным исчезновение граждан или расследуете их наряду с другими делами: Специализируюсь, НЕТ. 1.7.

  1. Сколько уголовных дел, связанных с безвестным исчезновение граждан, расследовано Вами за 1996-1997г.г. .
  2. Как Вы оцениваете эффективность своего взаимодействия:
    • с розыскными подразделениями:

Неудовлетворительно, Удовлетворительно, Хорошо

  • со специалистами криминалистами:

Неудовлетворительно, Удовлетворительно, Хорошо

  • со специалистами - судебными медиками:

Неудовлетворительно, Удовлетворительно, Хорошо - с оперативно- розыскными аппаратами:

Неудовлетворительно, Удовлетворительно, Хорошо

  1. Какие основные недостатки Вы отметили бы в работе розыскных подразделений:

179

  1. Считаете ли Вы оправданной практику возбуждения уголовных дел по фактам безвестного исчезновения граждан при наличии сведений о возможном преступлении (конфликтная ситуация, следы борьбы и т.п.:

ДА, НЕТ.

  1. Используете ли Вы типовые планы расследования уголовных дел, связанных с безвестным исчезновением граждан: ДА, НЕТ.
  2. Практикуется ли Вами составление планов следственных и оперативно- розыскных мероприятий совместно с оперативными работниками и специалистами-криминалистами: всегда, иногда, никогда.
  3. Как Вы оцениваете эффективность в розыске без вести пропавших граждан:
    • криминалистического учета этих граждан:

Неудовлетворительно, Удовлетворительно, Хорошо.

  • технико-криминалистических средств и методов:

Неудовлетворительно, Удовлетворительно, Хорошо.

  1. Как Вы сами оцениваете уровень своих профессиональных знаний и умений, необходимых для расследования указанных уголовных дел:

Неудовлетворительно, Удовлетворительно, Хорошо

  1. Имеете ли Вы навыки осуществления:
  • фотосъемки: ДА, НЕТ.
  • дактилоскописрования: ДА, НЕТ.
  • работы на ПЭВМ: ДА, НЕТ.
    1. Какие меры, по Вашему мнению, следует принять для повышения эффективности работы по расследованию данной категории уголовных дел.

Спасибо за ответы.

180

Приложение б.

<UeUUSUVfr <U’U41’‘)t7SnM&enKb

ЪРЬЧиХгЬ

чиррпыэ-зпкь

v	

REPUBLIC OF ARMENIA

YEREVAN DEPARTMENT OF INTERNAL AFFAIRS

РЕСПУБЛИКА АРМЕНИЯ

УПРАВЛЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ Г.ЕРЕВАНА

bpliuiQ 375025, KjmQyjuiO ф. 51. ЪЬо. 5WW232 Yercvw 375025. Ktangian tt. 51. td. 596-Й2 Ереин 375025. уя. Хшожшш. 51, ты. 596- 232

ЭТВВДДАЮ:: Начальник УВДго.,. ЕРЕВАНА

^ —харяь’

МЛЛАЦ*;…!

1996г.

АКТ вкед^енья результатов диссертационного Есследоваь^ч

майора мзи;шщиь Ыет^осяна В.О. ио теме ?.Использование к^лм^ал^стотеских методов ь средств

в розыске без веста*, н^опавиюс г^ачцан”

Я, начальник отдела /головного ,озыска УВД г. Еревана иодиольоы.^.к .?.^I. А’^- аиетяв Валери Владимирович, яачальвтгк отделения ..озыска каштан ха-л. Восканян Вардан Меружаьов^ч и ст. опера ^вкы?’ /^ольомочен -к” того чс отдолы’^я старшей ле«тера«т Асода Завеи Ашотов^ч но Ван<уц/ ;,о^ чеш-.ю составил растений акт1 о том, что и^едставлезггные В.О. дет-оельоь материалы его диссертационного исследования и срорм/лт-ровак^ие йо ,,х результатам предложения до совершенствованию розыска без вести Киоаав-UL-VX использованы njt/ia. решена организащовко-уцравленческ^х задач в этом направлении деятельности, а так же при подготовке соответствующих проектов нормативных документов. Это дает нам основание оценить указав-ннепредложения как несомненно актуальные, способствующие решению конкретных практических задач.

Нач. отдела уголовного розыска

Нач. отделения розыска

Ст оперативный уполномоченный

Приложение У.

УТВЕРЖДАЮ

Заместитель начальник,:

Юошпгческого икс

» (!->ТТ Г\Ж

iiU^nuuni

;?iiibi-ii^,i*.ii ,

АКТ ВНЕДРЕНИЯ

I/-

мисси я ка&ед ры коими надис тики Е

гаье

Б.П. Двет кова

Л.И.Сл«

j”4 p ТТ, ,(><—.

i. lipC^Cw

датель), доцента и.ь.дуоровика, старшего преподавателя пневой 10 марта 1998 г. составила настоящий акт в тем. что ре -ы диссертационного исследования адъюнкта Е.О.Петросяна “Исполь-? криминалистических методов и средств в розыске бев вести про граждан” внедрены в учебный процесс кафедры, в частности, при >вке учебно-методических материалов для проведения саклтий по

темам:

ния щ

“Технико-криминалистическое обеспечен вступлений”;

“Розыскная деятельность следователя”; “Методика расследования убийств”.

1лены комиссии:

TJ-n^TJ’

^yC-iJ. ИЛ. i. j.!CT. ‘-uiT^Wi^Cl

182

Приложение 8.

ОДС-1

дпом

мимыш Яш тактик!

юдоями,

СОШТДЫИЫЬ ДШОЯИ ШСВВДВШ СДОН)

и мм* жите лшш юяитче ишша, и вином - а ишзпаш.

on гянщим кмнав 1-х нзшпт сжить * шишшом асш вяхш. jr-e - 1 атасм.

КаНЗПШ BN8RM1:

дшосп илпши cam оиедшпея во щщ,

» * 1-е ижтзиш ма шеттмвш вигам ? - ю ИИМХДЮВ «он I emaicnai п - » птшт я»щ

чУ - ЛАВИОС» аии»! ^” г4 - огши ошв* ‘“^4”*»,”^ омэшеа (шит) ля

/z - юнтсво ишша.

го i,a ахпаш им ш шияпмхв* wwnrtnwm м-2» оокмсаш шп и ашяшш нашивки

50-5» ПМШМ ЩШ Ш ШКДШВ «П. «*СИ«

. 55 - «« Я9Пос аыявнаи! ?? -s» ятиввми» 55 - в» юзаша опав

IT»»!» Я7Щ

ЛЦПШОГО

иыаи

штамм

0.«5в 0,50° 0,50* 0,?5е 0.75е

ГРШС/ЧАС

0,75» !.«• 1,50е 0,ЭО° 0,75е

0,5»° 1.Ю0

0,80е 0,55*

ВХПЫ» 5Ч.П0

ста. 5 ч,яо

-*- S4.B0

-*? зч.во

! СМИ

183

Приложение 9.

ОПРОСНЫЙ ЛИСТ сотрудников розыскных подразделений Республики Армения.

  1. Краткие сведения о себе:

1.1. Ваш возраст ;

1.2. Место службы (ОВД)

1.3. Стаж службы в ОВД , в том числе

в розыскных подразделениях

в занимаемой должности ;

1.4. Образование

1.5. Проходили краткосрочную подготовку по специальности: ДА, НЕТ. Если «ДА», то как давно: до 1 года, 2 лет, 3 лет, 5 лет, свыше 5 лет.

  1. Имеете ли Вы навыки работы на ПЭВМ: ДА, НЕТ.
  2. Владеете ли Вы опознавательной фотосъемкой: ДА, НЕТ.
  3. Укажите какие идентификационный признаки можно зафиксировать путем:
  • рентгенографии ;
  • изготовления масок и слепков
    1. В течение какого времени, по Вашему мнению, необходимо осуществить осмотр места жительства (работы, отдыха) без вести пропавшего лица:

1 суток, 3 суток, 10 суток.

  1. Осуществляя розыск без вести пропавшего лица, Вы строго соблюдаете положения действующих нормативных актов: ДА, НЕТ.

Если «НЕТ», почему (обозначьте, начиная от «1» приоритет):

6.1. Несовершенство нормативных актов | ] ; 6.2. 6.3. Чрезмерная нагрузка по работе | ] ; 6.4. 6.5. Отсутствие учебно-методической литературы 6.6. 6.7. Слабое взаимодействие со специалистами 6.8. П;

184

6.5. Недостаточный опыт Вашей работы в должности 6.6. 6.7. Иные (какие?) 6.8. 7. Какие, по Вашему мнению, меры следует принять для повышения эффективности Вашей работы по розыску без вести пропавших граждан

Спасибо за ответы.

185

Приложение 10.

ОПРОСНЫЙ ЛИСТ по проблеме государственной дактилоскопической регистрации населения

(респонденты - студенты-заочники юридического факультета МИЭП - 54 человека).

  1. Кратко о себе:

1.1. место работы (службы) 1.2. 1.3. Должность 1.4.

1.3. Стаж работы 1.4. 1.5. На каком курсе института учитесь 1.6. 2. Ваше мнение относительно дактилоскопической регистрации населения (необходимое подчеркнуть)

2.1. До разъяснения сути вопроса:

  • Положительно - 9 (17%);
  • Отрицательно - 32 (60%)
  • Затрудняюсь ответить - 12 (23%).
  • 2.2. После разъяснения сути вопроса1

  • Положительно - 43 (80%);
  • Отрицательно - 3 (6%)
  • Затрудняюсь ответить - 7 (14%).
    1. Вы изменили свое мнение? (Почему?) (в квадрате пронумеруйте приоритеты, начиная с «1»).

3.1. Возможность регистрации иностранцев, лиц без гражданства 3.2. 3.3. Возможность розыска без вести пропавших граждан 3.4.

3.3. Возможность установления личности при финансовых делах 3.4. 3.5. Возможность создания пропускных систем на режимные объекты 3.6. 1 Этот и последующий разделы предлагается для заполнения на отдельном листе.

186

*

3.5. В озмож ность регист рации прест упник ов 3.6. 3.7. В озмож ность актив изаци и борьб ы с прест упнос тью в целом 3.8. 3.9. И ные возмо жност и (указа ть, какие) 3.10.

Р

Спаси бо за ответ ы.