lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Фадеев, Виталий Иванович. - Расследование инсценировок преступных событий: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Воронеж, 1998 183 с. РГБ ОД, 61:98-12/413-4

Posted in:

ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Фадеев Виталий Иванович

РАССЛЕДОВАНИЕ ИНСЦЕНИРОВОК ПРЕСТУПНЫХ СОБЫТИЙ

Специальность 12.00.09 -уголовный процесс, криминалистика, теория оперативно-розыскной

деятельности

ДИССЕРТАЦИЯ На соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель:

Доктор юридических наук, Профессор О.Я. Баев

Воронеж 1998

1

ОГЛАВЛЕНИЕ

ОГЛАВЛЕНИЕ 2

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА I. ИНСЦЕНИРОВКИ В КРИМИНАЛИСТИКЕ 9

§1. Понятие инсценировки в криминалистике 9

§2. Виды криминальных инсценировок 28

§3. Инсценировка преступного события как разновидность криминальной инсценировки 44

§4. Уголовно - правовая оценка инсценировок преступных событий 56

ГЛАВА II. МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РАССЛЕДОВАНИЯ ИНСЦЕНИРОВОК ПРЕСТУПНЫХ СОБЫТИЙ 69

§1. Криминалистический анализ инсценировок преступных событий 69

§2. Использование программно - целевого метода для разоблачения инсценировок преступных событий 92

§3. Использование метода моделирования в расследовании инсценировок преступных событий 105

ГЛАВА III. ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ ИНСЦЕНИРОВОК ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ ПРЕСТУПНЫХ СОБЫТИЙ 115

§1. Особенности расследования инсценировок изнасилований 115

§2. Особенности расследования инсценировок событий краж и разбойных нападений 135

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 154

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 161

ПРИЛОЖЕНИЯ 180

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования

В течение последних десяти лет криминогенная обстановка в стране резко обострилась. Возросло число совершенных преступлений, укрепилась организационная и материальная база преступности. Как свидетельствует следственная практика, способы совершения и сокрытия преступлений стали более совершенными, повысилось, причем весьма существенно, противодействие расследованию преступлений в различных формах.

Особую тревогу вызывает использование преступниками таких ухищренных способов сокрытия преступной деятельности, как инсценировки криминально- значимых событий. Как правило, ими чаще всего маскируются тяжкие и особо тяжкие преступления, что, несомненно, повышает в целом общественную опасность данного способа сокрытия преступной деятельности.

Изучение уголовных дел и результаты проведенного нами опроса следственных работников свидетельствуют о том, что следователи испытывают существенные трудности при расследовании инсценировок, маскирующих криминальные деяния различного вида. Значительное количество преступлений различных видов, замаскированных инсценировками, остается нераскрытыми, либо в целом латентными. В определенной степени это обусловлено недостаточной обеспеченностью работников следствия и дознания разработками актуальных проблем расследования преступлений, к числу которых в полной мере можно отнести создание методических основ разоблачения инсценировок криминально- значимых деяний.

В то же время, нельзя не сказать, что многие проблемы, касающиеся различных аспектов расследования инсценировок, уже подвергались исследованиям в криминалистической литературе. В частности, серьезные работы.

4

посвященные непосредственно разоблачению инсценировок были созданы Е.В. Барановым, Р.С. Белкиным, Г.Н. Мудъюгиным, В.А. Овечкиным и другими авторами. Однако, отметим, что работы данных авторов в подавляющем большинстве были опубликованы достаточно давно, и в силу объективных причин не в полной мере отражают качественные и количественные изменения, произошедшие в исследуемой разновидности криминальной деятельности. Кроме этого подчеркнем, что указанные авторы и другие исследователи традиционно при рассмотрении проблем разоблачения инсценировок концентрировали свое внимание на «классических» инсценировках, то есть инсценировках, маскирующих ранее совершенные преступления.

Практически неисследованными являются вопросы, касающиеся ра- зоблачения инсценировок преступных событий, т.е. преступлений, которых в действительности не было. Произошедшие в последнее время радикальные изменения в общественной и экономической жизни страны, прежде всего «коммерциализация» общества, выступили в роли катализатора распространения именно этого вида инсценировок. Поскольку в большинстве случаев такие инсценировки детерминируются корыстными побуждениями, резко возросло число инсценировок событий изнасилования, краж личного имущества с целью получения страхового возмещения и инсценировок иных событий преступлений, в результате которых создатели инсценировки стараются получить материальную выгоду. Отметим также, что разоблачение инсценировки преступного события, которое в подавляющем большинстве случаев

1 Баранов Е.В. Криминалистическая сущность инсценировок и методы их разоблачения при расследовании преступлений. Автореферат дисс. канд. юр. наук. - М.. 1977. - 18 с; он же: К вопросу о понятии инсценировок и значение их своевременного распознания в процессе расследования преступлений.//Сборник статей адъюнктов и соискателей. Вып. 11. -М.: ВШ МВД СССР. 1973. - С. 32 - 35.

Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 томах. - Москва. 1997. -372 с.

Мудьюгин Г.Н. Расследование убийств, замаскированных различными инсценировками. -м!, 1954.-302 с,

Овечкин В.А. Расследование преступлений, скрытых инсценировками. Учеб. пособие. - Харьков: Изд-во Харьков. Юрид. ин-та. 1979. - 64 с; он же: Общие положения методики расследования преступлений, скрытых инсценировками. - Харьков. 1975. - 98 с.

5

тщательно планируется и достаточно искусно осуществляется, представляет для следователей повышенную трудность.

При всей несомненной теоретической и практической значимости, проблемы, касающиеся указанного вида инсценировок, и методики их расследования, не получили своего отражения на уровне системного комплексного монографического изучения. Сказанное и обусловило выбор темы настоящего диссертационного исследования, его новизну и актуальность.

Цели и задачи исследования

Целью настоящего исследования явилась разработка теоретических положений, раскрывающих криминалистическую сущность инсценировки события преступления, обоснование и формулирование на их основе типовой программы расследования указанного вида криминальных инсценировок. Данная цель предопределила постановку ряда задач, основными из которых являются:

  • определение понятия и сущности криминальной инсценировки;
  • выявление закономерностей, присущих инсценировкам событий преступлений;
  • разработка системы критериев, позволяющих разграничить инсце- нировку преступного события от иных видов криминальных инс- ценировок;
  • определение криминалистической значимости инсценировок событий преступлений в общей системе преступного поведения;
  • определение возможности и эффективности использования для расследования инсценировок преступных событий метода моделирования и программно-целевого метода;
  • конструирование криминалистических характеристик отдельных разновидностей инсценировок криминальных событий и разработка на этой основе типовых программ их расследования;

6

  • обоснование и формулирование соответствующих тем исследования законодательных предложений;
  • обоснование и формулирование соответствующих теме исследова-ния законодательных предложений.
  • Методология и методы исследования

Общетеоретические и криминалистические аспекты исследуемой про- блемы рассматривались на основе материалистической диалектики как общенаучного метода познания. В ходе исследования также применялись метод и познавательные процедуры системного анализа, сравнительно- правовой метод, метод конкретно-социологических исследований.

При написании работы исследовалось действующее уголовное и уго- ловно-процессуальное законодательство, труды криминалистов, представителей процессуальной науки и смежных юридических дисциплин. Теоретической базой при рассмотрении темы работы явились труды известных российских и зарубежных криминалистов: О.Я. Баева, Р.С. Белкина, А.Н. Васильева, И.А. Возгрина, Г.А. Густова, В.А. Образцова, В.И. Шиканова, B.C. Бурдановой, И.М. Лузгина, В.Е. Баранова, В.Е. Коноваловой, В.А. Овечкина, Г.Н. Мудьюгина и других.

Рекомендации и предложения по оптимизации расследования инсце- нировок событий преступлений основаны на результатах сплошного изучения по специально разработанной программе уголовных дел о преступлениях, замаскированных инсценировками, рассмотренных судами г. Курска и Курской области в 1995 - 1998 гг.; на базе Санкт- Петербургского института повышения квалификации следственных работников автором проведен опрос 150 следователей из различных регионов Российской Федерации и стран ближнего зарубежья; использован также и личный 15-летний опыт работы автора в должности старшего следователя прокуратуры г. Курска.

7

Научная новизна и основные положения, выносимые на защиту Автором впервые на уровне комплексного монографического исследования рассмотрена и определена криминалистическая сущность инсценировок события преступления и сконструирована типовая программа расследования таких инсценировок.

В соответствии с целями и задачами исследования на защиту выносятся следующие основные положения:

  • обоснование вывода о криминалистическом своеобразии инсценировок преступных событий, определяющем роль и значение данного вида деятельности в комплексе криминальных инсценировок;
  • классификация криминальных инсценировок в целом и классификация инсценировок преступных событий в частности;
  • определение типовых криминалистически - значимых признаков последней разновидности криминальных инсценировок, сведения о которых являются информационной базой для создания типовой программы их расследования;
  • обоснование вывода о целесообразности и эффективности использования при расследовании инсценировок событий преступлений методов криминалистического моделирования и программно-целевого метода;
  • раскрытие практической значимости имеющихся в работе теоретических обобщений путем формирования рекомендаций и предложений, направленных на повышение эффективности расследования преступлений, замаскированных инсценировками.
  • Теоретическая и практическая значимость исследования Теоретическая значимость исследования заключается в том, что оно представляет собой оригинальное научное исследование недостаточно изученной проблемы криминалистической тактики и методики и потому может быть использована в дальнейших разработках этих разделов науки кримина-

8

листики, в частности, ее практическая значимость проявляется в том, что со- держащиеся в ней рекомендации и предложения могут быть непосредственно внедрены в правоохранительную деятельность и способствовать повышению эффективности расследования отдельных видов криминальных инсценировок.

Теоретические положения и выводы могут быть использованы в ходе дальнейшей разработки проблем сокрытия криминальной деятельности в целом и такого способа противодействия расследованию, как криминальные инсценировки. Данные выводы также могут быть использованы при разработке учебных и учебно-методических пособий по курсу «Криминалистика» и спецкурсу «Расследование отдельных видов преступлений», а также в учебном процессе при подготовке специалистов для органов уголовной юстиции.

Апробация результатов исследования

Основные положения, выводы и практические рекомендации отражены в пяти опубликованных автором работах; обсуждались на заседаниях кафедры криминалистики и правовой информатики юридического факультета Воронежского государственного университета. Автор неоднократно докладывал результаты проведенного исследования в институте повышения квалификации следственных работников (г. Санкт-Петербург). Кроме того, результаты исследования стали предметом обсуждения и были положительно оценены на научно-практической конференции, посвященной проблемам организованной преступности в Санкт-Петербургском гуманитарном университете 24 октября 1997 г.

Структура работы

Структура диссертации обусловлена целями и задачами проведенного исследования. Работа включает в себя введение, три главы, заключение, список использованной литературы и приложения.

9

Глава I. ИНСЦЕНИРОВКИ В КРИМИНАЛИСТИКЕ

§1. Понятие инсценировки в криминалистике

Приемы и средства, применяемые преступниками в целях введения следствия в заблуждение, стали объектом внимания исследователей уже на первом этапе развития криминалистики как самостоятельной области научного знания. Отметим, что первоначально совокупность всех средств и способов, используемых преступниками в данных целях, как правило, именовалась «симуляция преступления».

Достаточное распространение указанный термин получил и в работах видных российских криминалистов, проводивших свои исследования в начале двадцатого века. Так, И.Н. Якимов в своей работе «Криминалистика» подробно рассматривает различные уловки, к которым прибегают преступники с целью отвести от себя подозрение (создание фальшивых следов, ложного алиби, подбрасывания других вещей, уничтожение следов), именуя указанные действия симуляцией преступлений. Симуляция, указывал И.Н. Якимов. выражается чаще всего в изменении обстановки места происшествия, или приведения ее в порядок . Употребление аналогичной терминологии можно обнаружить в трудах В.И. Громова “ и других ученых-криминалистов.

Наиболее важные теоретические обобщения, позволяющие выделить из содержания, вкладываемого в понятие «симуляция преступления», категорию «инсценировка преступления», появились в 60-70 гг. К этому времени необходимость разграничения данных категорий стала очевидной. Действительно, термин «симуляция преступления» нельзя признать в принципе

1 Якимов И.Н. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике. - М.. 1925. -127 с.

2 Громов В.И. Дознание и предварительное следствие. Теория и техника расследования преступлений. - М.. 1925. - 86 с.

10

удачным для определения способов сокрытия преступления, основанных на создании «фальшивых следов и измененной обстановки места происшествия» и т.д. Начнем исследование этого вопроса с напоминания о том, что термин «симуляция» привнесен из области судебной психиатрии и судебной медицины. В данных областях знаний термином «симуляция» обозначается притворное поведение субъекта с целью создания видимости каких-то заболеваний . В то же время, известный специалист в области судебной медицины М.И. Авдеев, также понимая под симуляцией притворство, ложное изображение действительности, отмечал, что в судебно-медицинской практике приходится встречаться не только с симуляцией болезней, но и симуляцией различных происшествий (несчастных случаев, нападений, ограблений, самоубийств и т.д.); по его мнению, различные симуляции могут быть предприняты с целью сокрытия растраты, служебных злоупотреблений, убийств, для уклонения от воинской службы, а также с целью террористического акта. шантажа, вымогательства, мести, изнасилования и по другим мотивам”.

С таким подходом согласиться, по нашему убеждению, нельзя. Как верно отметил А.Р. Ратинов, понятие, определяющее поведение личности, неприменимо к обстановке места происшествия. В этом случае следует говорить об инсценировке события под которым, по его мнению, «следует понимать не просто уничтожение преступником следов или воспрепятствование их появлению, и создание ложной обстановки места происшествия».’

Появлению серьезных теоретических обобщений, посвященных проблемам инсценировок преступления, предшествовало накопление теоретического материала и «актуализация» темы исследования. Так, с момента создания и выхода в свет сборника «Следственная практика» (1947 г.) в его выпусках стали появляться статьи, которые свидетельствовали о достаточной рас-

1 Бокариус Н.С. Судебная медицина для медиков и юристов. - Харьков. 1930. - 225 с.

“Авдеев М.И. Курс судебной медицины. - М., 1959. - 276с.

” Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М.. 1967. - 250с.

11

пространенности и тщательности исполнения отдельных видов инсценировок, применяемых преступниками в целях сокрытия преступления. В подавляющем большинстве случаев авторы описывали конкретные уголовные дела, ограничиваясь при этом, в силу ряда субъективных и объективных причин, изложением методики установления признаков инсценировки и ее разоблачения в каждом конкретном случае1.

Постоянное «пополнение» уголовных дел, связанных с раскрытием преступлений, замаскированных инсценировками, освещаемых в «Следственной практике» и других изданиях, свидетельствовало о том, что это очень важная проблема, для разрешения которой необходим научный анализ.

Такие научные исследования вскоре появились. Укажем на наиболее важные, по нашему мнению, работы. В 1966 году B.C. Бурдановой ~ была защищена кандидатская диссертация, в которой подробно освещались вопросы расследования уголовных дел об убийствах, замаскированных инсценировкой самоубийства. В 1970 году вышла в свет монография Г.Г. Зуйкова, в которой рассматривались и обосновывались возможности поиска преступника по признакам способа совершения преступления. Автор глубоко исследовал понятие способа совершения преступления, включая в него действия по его сокрытию, и непосредственно касался проблем разоблачения инсценировок. ‘ В 1973 году была опубликована монография Г.Н. Мудьюгина «Расследова-

1 См.: Бурак О.В. К вопросу об инсценировке убийства. //Следственная практика. Вып. 41. - М. 1961. - С. 20 -26.; Кежоян А.Н. Негативные обстоятельства по делам об убийст- вах.//Социалистическая законность. - 1971. - № 7. - С. 42 - 43.: Ковтун И.И. Как была раскрыта симуляция кражи.//Следственная практика. Вып. 12. - М. 1946. - С. 28 - 32.: Минусская Р.А. Расследование поджогов, совершенных в условиях инсценировок других преступлений. - М.. 1975. - 65 с: Разоблаченная инсценировка разбойного нападе- ния.//Следственная практика. Вып. 24. - М.. 1955. - С. 159 -165.

” Бурданова B.C. Расследование уголовных дел об убийствах, замаскированных инсценировкой самоубийства и дел о доведении до самоубийства. Автореферат канд. диссертации. ЛГУ, 1966. -16 с: она же: Использование негативных обстоятельств при расследовании убийств.// Вопросы борьбы с убийствами. Материалы науч.-практ. конф. - М.. 1969. - с. 89-105.

3 Зуйков Г.Г. Поиск преступников по признакам способов совершения преступлений. - М.. 1970.-с. 85-95. 112-127.

ние убийств, замаскированных инсценировками» . Данное исследование, не- сомненно, в немалой степени обогатило литературу о криминальных инсце- нировках. В том же году было опубликовано учебное пособие С .И. Медведева, в котором были рассмотрены и предложены способы выявления и использования негативных обстоятельств при производстве некоторых следственных действий. При этом основное внимание было обоснованно уделено автором выявлению негативных обстоятельств в ходе осмотра места происшествия.”

В 1975 году в г. Харькове В.А. Овечкиным была защищена кандидатская диссертация и опубликована работа на тему «Общие положения методики расследования преступлений, скрытых инсценировками», в которых он произвел не только обобщение имеющихся точек зрения на сущность инсценировки преступления, но и предложил свое достаточно интересное определение этой категории следующим образом: инсценировка - это обстановка места определенного события, созданная искусственным путем, которая может сочетаться с соответственным притворным поведением и сообщением ложных сведений лицом, создавшим эту обстановку, с целью вызвать у следователя и других лиц ошибочное объяснение происшедшего события, и таким образом скрыть истину/

В 1977 году Е.В. Баранов в кандидатской диссертации на тему «Кри- миналистическая СУЩНОСТЬ инсценировок и методы их разоблачения при расследовании преступлений» предложил следующее определение этого фе- номена. Инсценировка - это сознательная, умышленная деятельность право- нарушителя, направленная на сокрытие преступления или некриминального события, путем видоизменения обстановки на месте происшествия или в

1 Мудъюгин Г.Н. Расследование убийств, замаскированных инсценировками. М.. 1973. - 156 с.

2 Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их использование при расследовании пре ступлений. - Волгоград. 1973. - 158 с.

”’ Овечкин В.А. Общие положения методики расследования преступлений, скрытых инсценировками. - Харьков. 1975. - 98 с.

13

ином месте, с целью создать представление о подлинности инсценируемого события и замаскировать истинное событие, и тем самым направить следствие по ложному пути.1

Наиболее глубокий анализ проблем сокрытия преступной деятельности в целом и криминальных инсценировок на наш взгляд, был осуществлен Р.С. Белкиным, который в ряде своих работ определил сущность и значение категории «инсценировка преступления», предложил ряд классификационных оснований, по которым возможно разделение данного вида преступной деятельности “. Из последних известных нам работ, посвященных данной проблеме, отметим главу в цикле лекций по курсу «Криминалистика» В.А. Образцова, которая именуется: «Выявление и разоблачение инсценировки» \

Такой интерес криминалистов к данной проблеме обусловлен потребностями в ней правоохранительной практики.

Как справедливо отмечала по этому вопросу B.C. Бурданова еще в 1969 г., «расследование преступлений, при совершении которых преступник умышленно искажает истину происходящего события, надеясь уйти от наказания, представляет собой особую трудность. Поскольку преступления, за- маскированные инсценировками, представляют собой особую сложность для расследования, производство по этим делам зачастую приостанавливается, ввиду особо изощренного способа сокрытия, и в таком случае они переходят в категорию так называемых «старых дел». Не понеся заслуженного наказания, преступники чувствуют свою безнаказанность, совершают особо тяжкие

Баранов Е.В. Криминатистическая сущность инсценировок и методы их разоблачения при расследовании преступлений. Автореферат дисс. канд. юр. наук. - М.. 1977. -16 с. Баранов Е.В. «К вопросу о понятии инсценировок, и значение их своевременного распознания в процессе расследования преступлений». Сборник статей адъюнктов и соискателей. Вып. П.. М.. ВШ МВД СССР. 1973’ -с.32-35

2 Белкин Р.С. Курс криминалистики // Криминалистика. М.Л979. - 372с.

“1 Образцов В.А. Криминалистика. - М: Юрист. 1996. - с. 325 - 372.

14

преступления, совершенствуют способы сокрытия преступной деятельности, приобретают устойчивые навыки криминальной «деятельности»1.

В современных условиях сложность расследования преступлений, за- маскированных инсценировками, усугубляется рядом негативных факторов как внешнего, так и внутреннего характера. К внешним факторам относится упрочение организованной преступности, «профессионализация преступной деятельности» и, как следствие, резкое увеличение не только умышленных. но и, так называемых, предумышленных преступлений, а также такое же резкое возрастание удельной доли корыстной мотивации преступлений. Одновременно происходит и целенаправленное противодействие процессу расследования таких преступлений: криминальные структуры принимают меры активного давления на свидетелей, потерпевших и иных лиц, обладающих значимой для расследования информацией. К внутренним факторам относится понижение профессионального уровня работников следствия и дознания ввиду повышения текучести кадров, отсутствия материальных и моральных стимулов расследования особо опасных, замаскированных форм криминальной активности.

Изложенные основания предопределяют необходимость углубленного изучения такого способа сокрытия преступной деятельности, как криминальные инсценировки, и разработку с учетом современных криминальных реалий рекомендаций по выявлению, распознаванию, фиксации и оценке признаков, характеризующих отдельные виды инсценировок, и в первую очередь определение этого понятия и раскрытие его современного содержания.

Одним из первых известных нам определений инсценировки преступления является, по нашему мнению, определение, предложенное В.И. Поповым. По его мнению, инсценировка есть «искусственное создание преступ-

1 Бурданова B.C. Использование негативных обстоятельств при расследовании убийств. // В сб. “Вопросы борьбы с убийствами”. Материалы научно-практической конференции. М.. 1969.-с. 89-105.

15

ником такой обстановки, которая может ввести в заблуждение следствие и направить его по ложному пути» . Достоинством данного определения является сам факт использования термина «инсценировка» в противовес распространенному в те годы термину «симуляция преступления». Кроме того, и это представляется нам особенно важным для целей нашего исследования. автор подчеркнул необходимость вести речь о создании обстановки не обязательного криминального деяния, необязательно преступления. Совершенное преступление необязательно маскируется инсценировкой иного преступления, чаще всего инсценируется некриминальное событие, позволяющее замаскировать преступление. Так, преступник, совершивший убийство, вполне может инсценировать самоубийство либо несчастный случай.

Впоследствии в литературе, как уже отмечалось, предлагались различные понятия инсценировок. Данному вопросу уделили достаточное внимание Р.С.Белкин, А.Р. Ратинов, А.Н. Васильев, И.Н. Коненкова, В.А. Овеч-кин и другие авторы. Особый интерес, по мнению автора, вызывает определение инсценировки, предложенное Р.С. Белкиным. Он дает следующее определение исследуемой категории: «Инсценировка преступления - это создание обстановки, не соответствующей фактически происшедшему на этом месте событию, что может дополняться согласуемыми с обстановкой поведением и ложными сообщениями как исполнителей инсценировки, так и связанных с ними лиц»”. Более лаконично, определяет инсценировку В.А. Образцов, понимая под ней «создание на месте происшествия заинтересованным лицом (лицами) обстановки, не соответствующей фактически происшедшему на этом месте»”1. Данные определения, хотя не являются бесспорными по нашему мнению, в целом объективно отражают сущность исследуемого явления. В частности, правильно отмечается, что инсценировка мо-

1 Попов В.И. Осмотр места происшествия. - М.. 1959. - 56 с.

” Р.С. Белкин. Курс криминалистики. В 3-х т. - М.. 1997. - Т. 3. - 372 с.

3 В.А. Образцов. Криминалистика. - М.: Юрист. 1996. - с. 325 -330

16

жет быть осуществлена не только преступником, но любым лицом, которое заинтересовано в определенном восприятии сущности происшедшего события.

Обоснуем наше мнение по этой проблеме. В самом общем виде мы понимаем под инсценировкой попытку виновного (его пособников) управлять действиями следователя и других лиц в своих интересах путем использования ситуативной дезинформации и подготовленных им ложных признаков определенного события, с целью завести правоохранительные органы в заблуждение и навязать принятие решения, угодного инсценировщику.

На наш взгляд, для инсценировки, так же, как и для преступления, характерно единство двух составляющих: с одной стороны, она есть видимость того, что якобы имело место (например, не убийство, а самоубийство, изнасилование, а не добровольное вступление в половую связь), с другой стороны, она обладает комплексом признаков, которые возникают в результате целенаправленных действий лица, осуществляемых в целях маскировки преступления или создание инсценировки преступного события. Вместе с тем. любая инсценировка, как результат целенаправленной деятельности правонарушителя, всегда отражает, внутренне содержит в себе некоторые элементы действительно произошедшего события. Это особое отношение сущности и явления в инсценировке, когда явление становится видимостью (мнимым деянием) и в то же время отражает в себе элементы сущности действительного преступления, необходимо рассматривать в качестве одной из закономерностей инсценировки.

Другая закономерность, отражающая сущность инсценировки, состоит в особой связи между явлениями ее образующими. Инсценировка и скрываемое ею деяние - это два разных события, каждое из которых имеет свою собственную систему связей, однако, в какой-то части эти связи могут «переплетаться». Например, преступник совершил убийство, удушив свою ^-жертву при помощи удавки, а затем инсценировал самооповешание с подве-

17

шиванием тела жертвы на этой удавке. В этом случае внешние связи двух событий - преступления и инсценировки, будут тесно переплетены. Однако, в то же время, по воле преступника эти связи внешне видоизменяются. Действия преступника направлены в данном случае на видоизменение последствия деяния для того, чтобы оно приобрело другой вид и рассматривалось как иное деяние. Но, изменяя внешние связи, преступник по объективным причинам не может воздействовать в полной мере на внутренние связи. Иными словами, создавая видимость одного события, он все же не в состоянии изменить сущность содеянного им.

Так несколько теоретических примеров к сказанному. Преступник. совершив убийство, может впоследствии придать этому деянию, видимость самоубийства или гибели от несчастного случая, но сущность первоначальных действий останется неизменной - умышленное лишение жизни. Для создания инсценировок изнасилования заявительница вступает с оговариваемым ею лицом в добровольную половую связь, а затем причиняет себе телесные повреждения для «объективизации» своих объяснений о применении к ней насилия (биологическая сущность остается при этом неизменной). И при действительном совершении квартирной кражи, и при ее инсценировке (для создания которой, разумеется, будут скрыты похищенные ценности) следователь при осмотре мета происшествия столкнется с отсутствием этих ценностей, в первую очередь в тех местах, где они ранее находились.

Знание указанных закономерностей не только объясняет природу криминальной инсценировки, но и служит ключом к определению путей ее выявления и разоблачения.

Инсценировку преступления следует изучать с двух позиций: как деятельность, направленную на сокрытие подготавливаемого или уже совершенного преступления, и как итог, результат этой деятельности. Для разоблачения всякого вида криминальной деятельности большое значение имеет уяснение психологической природы этой деятельности. Уяснение психиче-

18

ских детерминантов поведения лица, прибегшего к инсценировке, позволяет определить механизм следообразования, определить месторасположение и характеристики следов, а в конечном итоге, установить криминальную сущность содеянного.

Как правило, преступник, перед инсценировкой той или иной обстановки, психологически готовит себя к этому. Поэтому роль импульса в создании инсценировки играет определенный комплекс факторов. Эти факторы могут быть различны и, в значительной мере, зависеть от психических характеристик лица, создающего инсценировку. Так, у натур уравновешенных, с сильной волей в качестве основного мотивообразующего фактора может выступать стремление уклониться от ответственности в сочетании с желанием «обыграть противника в рефлексии» и сочетается с его уверенностью в своем умении это сделать.

У лиц с более слабой волей в качестве основного мотивообразующего фактора выступает стремление уйти от ответственности и страх возмездия за совершенное преступление. Отметим, что хотя в мотивационном комплексе первой из названных групп преступников, страх, хотя и не является превалирующим фактором, тем не менее, он все равно присутствует. Страх побуждает человека к активному поиску средств сокрытия преступления, активизируя его фантазию, толкает его на неординарные решения. В данном случае это чувство выступает в качестве негативного фактора, осложняющего расследование преступления, замаскированного инсценировкой. В то же время, особенно когда преступление было совершено под влиянием сильного душевного волнения, или по неосторожности, страх и эмоции довлеют над преступником и поэтому мешают ему тщательно реализовать замысел на сокрытие следов преступления, то есть, выступает в качестве положительного для расследования фактора. В этих случаях инсценировка не отличается изощренностью, так как она делается наспех, в ней заметны ошибки, промахи, противоречия, которые опытный следователь в состоянии быстро обнаружить.

19

Опасность возможного последующего разоблачения может осознаваться и на стадии формирования умысла и приготовления к преступлению. В этих случаях содержание инсценировки тщательно продумывается, для ее осуществления подыскиваются специальные средства. Эмоциональный момент уступает рациональному и страх разоблачения переходит в сферу осознанного расчета. Инсценировка всегда имеет своего адресата. Она является своеобразной психологической коммуникацией между преступником и следователем. Совершенно верно отмечает В.И. Попов о том, что инсценировка имеет целью воздействие на психику следователя, дезориентацию, попытку направить мышление следователя по ложному пути . Преступник как бы подбрасывает следователю ложную версию, оставляя ему на месте происшествия немых лжесвидетелей.

Создавая инсценировку, преступник не только видоизменяет обстановку на месте происшествия так, чтобы она соответствовала его представлениям о том, как якобы произошло инсценированное им событие. В ряде случаев он в дальнейшем «разъясняет» органам следствия значимость той или иной созданной им детали обстановки, ненавязчиво подводит их к тому, чтобы они сами сделали из этого желаемый ему вывод о сущности якобы произошедшего события.

Вот как описывает этот процесс (создания, как бы мы сейчас сказали. инсценировки убийства, совершенного третьим, посторонним лицом) великий писатель и психолог Ф.М. Достоевский:

(Смердяков) - «… Они вдруг навзничь и повалились, лицом кверху. все-то в крови. Осмотрел я: нет на мне крови, не брызнуло, пресс-папье обтер, положил, за образа сходил, из пакета деньги вынул, а пакет бросил на пол и ленточку эту самую розовую подле…»

Попов В.И. О теории осмотра места происшествия.// Правовые науки и журнатистика. Вып. 2. - Алма-Ата. 1970. - с. 56 - 72.

20

(Иван Карамазов) - «… Скажи ты мне хоть это одно: зачем ты пакет распечатал, и тут же на полу оставил? Зачем не просто в пакете унес… Ты когда рассказывал, то мне показалось, что будто ты так говорил про этот пакет, что так и надо было поступить… а почему так надо - не могу понять…»

(Смердяков) - «А это я так сделал по некоторой причине-с. Ибо будь человек знающий и привычный, вот как я, например, который эти деньги сам видел заранее и, может быть, их сам же в тот пакет ввертывал и собственными глазами смотрел, как его запечатывали и надписывали, то такой человек-с какой же бы стати, если примерно это он убил, стал бы тогда, после убийства, этот пакет распечатывать, да еще в таких попыхах, зная и без того совсем уж наверно, что деньги эти в том пакете беспременно лежат-с? Напротив. будь это похититель, как бы я, например, то он бы просто сунул этот пакет в карман, нисколько не распечатывая, и с ним поскорее утек-с. Совсем другое тут Дмитрий Федорович: они о пакете только понаслышке знали, его самого не видели, и вот как достали его примерно будто из-под тюфяка, то поскорее распечатали его тут же, чтобы справиться: есть ли в нем, в самом деле, эти самые деньги? А пакет тут же бросили, уже не успев рассудить, что он уликой им после них останется, потому что они вор непривычный-с и прежде никогда ничего явно не крали. Я эту самую мысль прокурору в опросе моем не то, что ясно сказал, а. напротив, как будто намеком подвел-с, точно как бы сам не понимаючи, и точно как бы это они сами выдумали, а не я им подсказывал -с, - так у господина прокурора от этого самого намека моего даже слюнки потекли-с…

Так неужели ты все это тогда же так на месте и обдумал? - воскликнул Иван Федорович вне себя от удивления… - Помилосердуйте, да можно ли это все выдумать в таких попыхах -с? Заранее все обдумано было (Выделено нами В.Ф.) ».

1 Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы. Полн. собр. соч. Т. 3. - М.: Мысль. 1%5. - с. 156- 157.

21

Преступления, скрываемые инсценировками, не только умышленные, но чаще всего, так называемые, предумышленные. Человек, задумавший убийство близкого к нему лица, одновременно обдумывает и то, каким образом будет скрываться это преступление: выбор способа убийства обусловливается видом события, которое предполагается инсценировать для сокрытия убийства и, соответственно этому, вид инсценировки обусловлен способом. которым предполагается совершить убийство.

Вот как, например, обдумывал эти проблемы герой одного детективного рассказа, решивший убить свою жену:

«Теперь осталось решить «когда» и «как». В моем распоряжении были четыре способа убийства: убийство, представленное как несчастный случай, убийство, представленное как самоубийство, убийство, представленное как естественная смерть, и убийство, представленное как убийство.

Несчастный случай я исключил сразу. Месяцами я измышлял всевозможные несчастные случаи для Дженис и, в конце концов, понял, что все они кажутся мне весьма маловероятными. А если уж я, который больше всего на свете желал, чтобы с Дженис произошел какой-нибудь очень несчастный случай, сам мало верил в возможность этого, то, как же могла поверить полиция?

Что же касается самоубийства, то я не сомневался в том, что многочисленные приятельницы Дженис все, как один, присягнут на Библии, что они не встречали человека более счастливого и довольного своей жизнью. чем моя жена, и что у нее абсолютно не было поводов покончить с собой.

Что до естественной смерти, то я слишком мало понимаю в медицине. чтобы переиграть следователя на его поле.

Оставалось убийство. Убийство, представленное как убийство. И я занялся разработкой соответствующего плана» .

1 Старк Ричард. Исповедь на электрическом стуле. Серия «Роковой поединок». - Сверд- ловск. 1991.-с. 89-90.

00

Изучение места происшествия позволяет с большей или меньшей сте- пенью вероятности судить о психологических особенностях личности преступника, его замыслах, поставленной им цели, мотивах. Лицо, прибегающее к инсценировке, естественно старается внести такие изменения в обстановку. чтобы, во-первых, не была видна истинная картина события. Во-вторых, для данного лица необходимо, чтобы созданная им с целью сокрытия сущности содеянного обстановка отражалась в сознании лиц, которые будут проводить расследование, в нужном для него направлении, то есть в соответствии с его замыслом.

B.C. Бурданова, рассматривая проблемы расследования убийств, за- маскированных инсценировками самоубийства, справедливо отмечает, что преступник, оставляя ложные следы, внешне создающие обстановку самоубийства, пытается оказать своеобразное психологическое воздействие на следователя, пытаясь заставить его построить только одну версию о самоубийстве. Умысел преступника, прибегнувшего к инсценировке, характеризуется желанием воздействовать на психологию следователя таким образом. чтобы убедить его в истинности обстановки, созданной с целью сокрытия происшедшего события. При этом преступник, имеющий достаточно времени для подготовки и создания инсценировки, как правило учитывает и такой психологический фактор, влияющий на восприятие следователя, как «эффект ожидаемого»1. В данном случае имеются в виду особенности восприятия человека, которые обусловлены наличием достаточно жесткой зависимости между ожидаемым и действительным, особенно в случае стереотипного вос- приятия. Если человек видит именно то, что он ожидал увидеть в данной обстановке, его внимание понижается и он может не заметить отдельных несоответствий, противоречий в обстановке места происшествия, так называемых

1 Бурданова B.C. Использование негативных обстоятельств при расследовании убийств. “ Вопросы борьбы с убийствами. Материалы научно-практической конференции. - М.. 1%9. -С. 89-105

23

негативных обстоятельств. Данный расчет преступников имеет под собой определенную рациональную основу. Например, в подавляющем большинстве случаев, когда по несколько раз в день следователь производит осмотр трупов и не обнаруживает в ходе осмотра признаков, указывающих на криминальную причину смерти, то вырабатывается определенный стереотип, «настрой» на выдвижении версии о самоубийстве или несчастном случае.

Планируя осуществление замысла по сокрытию преступления и претворяя его в действительность, преступник в большинстве случаев старается учесть так называемую обратную связь, то есть определить, как будет воспринята и оценена следователем обстановка, инсценированная на месте происшествия. Весьма часты в связи с этим попытки лиц, прибегающих к инсценировке, поставить себя на место следователя, попытаться обнаружить возможные несоответствия, промахи и недостатки и устранить их. В большинстве случаев эти попытки обречены на неудачу, так как в основной массе «инсценировщики» излишне самоуверенны и не обладают достаточными знаниями о приемах и методах расследования и разоблачения отдельных видов инсценировок.

С учетом данных обстоятельств, следователь, преступив к осмотру. должен мысленно поставить себя на место преступника, попытаться создать модель поведения преступника, сопоставляя при этом свои рассуждения с 1 обнаруженными фактами.

Рассматривая психологическое содержание инсценировки преступления, следует учитывать и дополнительные субъективные факторы, которые предопределяют действия преступника во время создания и осуществления инсценировки. К ним, в частности, следует отнести психические и психологические особенности характеристики личности, уровень его интеллектуального развития, способность концентрировать свое внимание в условиях стрессовых ситуаций и некоторые другие факторы.

24

Как отмечалось нами ранее, создание инсценировки является разновидностью криминальной деятельности и, как всякая деятельность, представляет собой процесс, протекающий в определенных временных характеристиках. Иными словами возможно выделение этапов создания и реализации указанной деятельности. В соответствии с целями нашего исследования попытаемся проанализировать этапы создания и реализации инсценировки преступления, рассматривая ее как подсистему способа совершения преступления. При этом обратим внимание, на то, что теория и практика расследования преступлений, замаскированных инсценировками, подтверждает вывод Г.Г. Зуйкова о том, что многие из обстоятельств, такие как действия, по уничтожению следов преступлений, инсценировки, фактически могут быть элементами способа совершения преступления, образуя вместе с другими входящими в него действиями единую взаимосвязанную систему1.

Если рассматривать действия по сокрытию преступления или созданию инсценировки преступного события с позиции системно-структурного подхода, то они образуют собой подсистему способа совершения преступления и, в свою очередь, состоят из нескольких элементов, отражающих стадии реализации данных действий.

Первый элемент отражает начальную стадию инсценировки и включает в себя:

1) определение цели инсценировки и принятие решения о ее осуществлении; 2) 3) мысленное представление о средствах и методах, посредством которых данное лицо предполагает осуществить инсценировку. Данный элемент включает в себя и мысленное представление результатов сокрытия. И это вполне естественно: для того, чтобы план, схема предстоящей деятельно- 4) Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступления. Докт. дисс.-М.. 1970.- с. 307.

Зуйков Г.Г. Поиск преступников по признакам способов совершения преступлений. М.. 1970.-с.85-95. 112-127

25

сти выглядели убедительно, субъект представляет себе не только то, что ему предстоит сделать, но и результаты содеянного.

Второй элемент рассматриваемой системы - подготовительные действия, включает в себя уже практическую деятельность: подыскание вещей, предметов, их апробирование. Сюда же входят и практические тренировочные действия, и наблюдение за потенциальной жертвой преступления или оговоры. На данном же этапе лицо обычно разрабатывает и запоминает свою «легенду», линия своего поведения в предстоящих общениях со следователем либо оперативными работниками органа дознания. Следственная практика расследования событий, замаскированных инсценировками, дает основание говорить, как уже отмечалось, что в большинстве случаев преступники не только создают искусственную обстановку места происшествия, но и соответствующим образом ведут себя в этой обстановке, а в процессе расследования соответствующим образом себя ведут и сообщаются соответствующие ложные сведения. Небольшие примеры из следственной практики диссертанта. В ходе расследования уголовного дела об убийстве К. было установлено, что, находясь на кладбище в одной из деревень Курской области, после ссоры со своей знакомой К., Л. железным прутом нанесла потерпевшей несколько ударов по голове, а когда убедилась в том, что она мертва, решила инсценировать совершенное преступление убийством К. другими лицами по сексуальным мотивам. С этой целью она спустила до колен трико и трусы погибшей, а железный прут, которым совершила убийство, вставила в задний проход погибшей К., что по ее мнению обосновывало именно такой мотив убийства. В процессе расследования Л. с целью увести следствие по ложному пути дала показания о том, что когда они проходили по кладбищу, то на них напали двое мужчин, которые свалили ее подругу с целью изнасилования, а ей самой удалось бежать1.

1 Архив Курского областного суда за 1985 год. Уголовное дело № 151/1 -85 (номер дела судебный).

26

Н., находясь в нетрезвом состоянии, в очередной раз издеваясь над своим престарелым отцом П., надел на правую руку валенок и избивал последнего до тех пор, пока не убил, после чего, с целью инсценировать несчастный смертельный случай, открыл погреб и опустил труп отца, искусственно создав обстановку того, что якобы его отец сам упал в погреб и погиб. В ходе предварительного следствия гр-н Н. неоднократно давал показания о том, что когда он пришел домой, то увидел, что погреб открыт, и, подойдя поближе, увидел там своего отца, находящегося в погребе. Однако после проведения судебно- медицинской экспертизы, следственного эксперимента и других следственных действий гр-н Н. был вынужден признаться в совершении убийства1.

Третий элемент включает в себя действия, непосредственно направленные на сокрытие следов преступления либо внесения изменений в обстановку некриминального события, то есть на создание инсценировки. Осуществляемая лицом, создающим инсценировку, ситуативная дезинформация призвана побудить адресата, во-первых, к восприятию ложных данных, во-вторых, к оценке их как достоверных, в-третьих, к принятию по ним решения, угодного автору инсценировки.

В качестве «пускового механизма» инсценировщик использует либо факт неизбежного обнаружения правоохранительными органами того или иного криминалистически - значимого события, либо подачу в эти органы заявления о таком событии. При этом данное лицо учитывает правовое положение, статус адресата, его добросовестность и обязанность должным образом отреагировать на поступившую информацию. Лицо, создающее инсценировки, инсценирует не один, пусть даже очень важный след, а целую систему ложных следов и обстоятельств (следовую обстановку). Это предопре-

1 Архив Курского районного суда Курской области за 1984 год. Уголовное дело № 86/1 - 84 (номер дела судебный).

щ

27

деляе т реаль ную возм ожно сть следо вател я разоб лачит ь всяку ю инсце ниро вку путем прове дения следс твенн ых и опера тивно - розы скны х дейст вий.

С учето м изло женн ых ранее обсто ятель ств, мы счита ем возм ожны м I пред ложи ть следу ющее опре делен ие крим иналь ной инсце ниро вки. Это ис-\ кусст венно созда ваема я субъе ктом следо вая обста новка (мате риал изова нная 1 ложь) , имит ирую щая отоб раже ние опре делен ного собы тия и адрес ованн ая лица м и орган ам, рассл едую щим данн ое деяни е, с цель ю вызва ть у после д-i них желае мое ему предс тавле ние о рассл едуем ом собы тии и побу дить их к прин ятию реше ния, угодн ого субъе кту инсце ниро вки.

§2. Виды криминальных инсценировок

Значение классификации для любой науки очень велико, ибо «… на основе классификации осуществляется и сбор нового фактического материала, и организация исследовательских процедур, и выработка единой научной терминологии, и открытие новых законов, и систематизация, свертка и сокращение вновь полученных знаний, и обоснование отдельных разделов теории, и предсказание новых, еще неизвестных типов исследуемых объектов. путей и форм их развития».

Под классификацией обычно понимается деление множества исследуемых объектов на подмножества в соответствии с их сходством или различием в определенном отношении, то есть построение системы классов. Сущность классификации, по нашему мнению, можно определить как организацию накопленного эмпирического материала в соответствии с целью исследования. В систему всякой классификации входит выявление структуры объектов, создание их иерархии, выявление внешних и внутренних связей между выделенными объектами.

На различных этапах развития криминалистической науки учеными- криминалистами постоянно обращалось внимание на необходимость разработки теории криминалистической классификации. Этому вопросу уделяется значительное внимание в трудах Р.С. Белкина, А.И. Винберга, В.А. Образцова, А.А. Эйсмана1 и других ученых.

Значение классификации для криминалистики как для отрасли научного знания также немаловажно. Она служит средством проникновения в

1 Р.С. Белкин. А.И. Винберг Криминалистика. -М.. 1973 .- 258с; В.А. Образцов Криминалистическая классификация преступлений. -Красноярск. 1998. -175с:

Образцов В.А. Криминалистическая классификация преступлений. - Красноярск. Изд-во Краснояр. ун-та. 1988. 175 с.

Эйсман А.А. Логика доказывания. -М. 1971-132 с

29

сущность познаваемых явлений и предметов, способом установления связей между ними, выражения отношений между элементами структуры. Криминалистическая классификация преступлений, подсистемой которой выступает классификация криминальных инсценировок, в свою очередь, является важным средством проникновения в глубинные, базисные слои исследуемого объекта, необходимым условием обеспечения продуктивного движения мысли исследователей от исходного целого к образующим его частям и от них снова к целому для выявления закономерностей, знание которых необходимо для его научного объяснения и описания.

В соответствии с целями нашего исследования рассмотрим в данном разделе один из видов криминалистической классификации - классификацию криминальных инсценировок. В литературе предпринято немало попыток классифицировать криминальные инсценировки по различным основаниям.

В качестве первого классификационного основания большинство авторов (В.А. Овечкин, Е.В. Баранов и др.) обоснованно выделяют цели совер- шения инсценировки. Не вызывает сомнений выделение в системе крими- нальных инсценировок двух больших групп:

1) инсценировок, осуществляемых с целью сокрытия преступления; 2) 3) инсценировок с целью сокрытия некриминального события. 4) По мнению Е.В. Баранова, в первый из указанных классов входят четыре разновидности”. Автор делит инсценировки этого класса, предложив в качестве классификационных оснований особенности субъекта совершения инсценировки (одним преступником или группой, другими лицами по указанию преступника, преступником в соучастии с другими лицами); время инс-

1 В.А. Овечкин. Расследование преступлений, скрытых инсценировками. Учеб. пособие.

Харьков, юрид. ин-т. 1979.-64с.

Овечкин В.А. Общие положения методики расследования преступлений, скрытых инсце- нировками. Харьков., 1975. -98с.

2 Е.В. Баранов К вопросу о понятии инсценировок и значение их своевременного распо знания в процессе расследования преступлений. Сборник статей адъюнктов и соискате лей. Вып.П., М. ВШ МВД СССР. 1973-с. 32-35.

30

ценировки (предварительные, совпадающие по времени с моментом совершения преступления, осуществляемые после совершения преступления); место инсценировки (на месте совершения преступления и вне места его совершения); способ осуществления (сокрытие иного преступления, некриминального события, отдельных обстоятельств события).1 Выбор этих признаков автором был сделан не случайно, так как анализ уголовных дел о преступлениях, связанных с инсценировками, показывает, что только в случае установления всех четырех названных признаков появляется возможность получить полную информацию о происшедшем событии, а при отсутствии хотя бы одного из них, сделанный вывод о том, что в данном случае имела место инсценировка, может быть ошибочным. Действительно, если мы установим время, место и способ совершения преступления, но не установим его субъекта, то версия об инсценировке может так и остаться версией. В другом случае, когда установленными окажутся субъект, способ и место совершения преступления, но не установлено время, а лицо, подозреваемое в совершении преступления, выдвигает алиби, при отсутствии возможности проверить алиби путем сопоставления его со временем совершения преступления мы не сможем найти подтверждение выдвинутой версии об инсценировке и, тем самым, о преступлении ею скрываемом. Подобная ситуация может возникнуть и при отсутствии данных о месте совершения преступления. Например: преступник, совершив изнасилование, а затем убийство в своей квартире, одевает жертву и переносит ее на полотно железной дороги, чтобы создать видимость наступления смерти от несчастного случая. При этом, не установив места совершения преступления и инсценировки, мы не получим полной информации о событии, происшедшем в действительности. Не меньшее значение имеет, и установление способа совершения преступления инсценировки, так как в этом случае мы не можем быть уверены в том, что подозревае-

1 Баранов Е.В. Криминалистическая сущность инсценировок и методы их разоблачения при расследовании преступлений. Автореферат дне. канд. юр. наук. - М.. 1977.-18 с.

31

мый мог совершить определенные действия (например, в виде своего малого роста, незначительной силы и т.д.). Таким образом, лишь при наличии достаточной информации о совокупности названных признаков версия об инсценировке может получить свое подтверждение. Кроме этого, в зависимости от обстоятельств дела в каждом конкретном случае могут быть установлены и другие признаки, создающие более полную картину инсценировки, но в любом случае они будут дополнительными по отношению к названным. Такими обстоятельствами могут быть, например, установление ущерба, причиненного инсценировкой, который находится в прямой зависимости от способа ее осуществления, выявление мотива, который может быть понятен при изучении личности субъекта, совершившего инсценировку и т.д.

Предложенная Е.В. Барановым классификация инсценировок является значительным шагом в развитии теоретических разработок сущности инсце- нировки, хотя не свободна от некоторых недостатков. Так, по нашему мнению, следует уточнить, что в зависимости от ситуации иные лица могут совершить инсценировку не только по указанию преступника, но и по собственной инициативе. Далее необходимо отметить, что в предложенной Е.В. Барановым классификации инсценировок в качестве классификационного основания выделяется способ совершения инсценировок, а указываются «…объекты инсценирования: сокрытие преступления, некриминального события, отдельных обстоятельств события». Также представляется, что предложенная данным автором классификация нуждается в дополнениях.

Более детальную классификацию в зависимости от целей создания инсценировок предложил Р.С. Белкин. Он выделил следующие классификационные группы:

Баранов Е.В. Криминалистическая сущность инсценировок и методы их разоблачения при расследовании преступлений. Автореферат дис. канд. юр. наук. - М.. 1977. - 1 8 с.

32

1) инсценировки, целью которых является создание видимости совершения в определенном месте иного преступления и сокрытия признаков подлинного события; 2) 3) инсценировки, целью которых является создание видимости происшедшего на данном месте события, не имеющего криминального характера, для сокрытия совершенного преступления; 4) 5) инсценировки, целью которых является создание видимости совершения преступления для сокрытия фактов аморального поведения, беспечности и иных поступков, не имеющих криминального характера; 6) 7) инсценировки, целью которых является создание ложного представления об отдельных деталях фактически совершенного преступления или об отдельных элементах его состава: инсценирование совершения преступления другим лицом, в другом месте, в иных целях и по иным мотивам, в другое время и т.д.1 8) Теоретическая и практическая значимость предложенной классификации несомненна. Однако отметим, что она не охватывает все случаи совершения инсценировок с целью сокрытия некриминального события. Автор ограничивает круг данных инсценировок лишь теми, которые предприняты с целью создания видимости совершения преступления, для сокрытия фактов аморального поведения, беспечности, иных поступков, не имеющих криминального характера. Между тем, инсценировки события преступления, представляющие собой непосредственный объект нашего исследования, могут быть направлены на осуществление и других, не отраженных в данной классификации, целей. Н. вместе со своей взрослой дочерью, обнаружив, что ее муж покончил жизнь самоубийством, вынесли тело погибшего из дома и инсценировали его убийство на улице. Это было сделано из стремления получить крупную сумму, на которую была застрахована жизнь погибшего.

1 Р.С. Белкин Курс криминалистики // Криминалистика. М..1979. -372 с.

Инсценировщицы с этой целью, убрав все в доме, собрав кровь в ванной, полили ею резаные раны лежащего на улице погибшего, создав обстановку убийства на улице, жена покойного утром вызвала работников милиции, симулировав истерику при «обнаружении» трупа. Однако, при осмотре места происшествия следователь обнаружил несоответствие количества крови при резаных ранах вен. Также были выявлены негативные обстоятельства - труп находился в чистой одежде, хотя лежал на мокрой после дождя земле. Изучение личности живущих с ним позволило следователю выдвинуть версию об инсценировке, а после проведения обыска в доме были найдены следы. свидетельствующие о наступлении смерти именно в помещении .

Поэтому представляется необходимым выделение в качестве само- стоятельного вида инсценировок, имеющих цель создания видимости пре- ступления, которого в действительности не было. Данный классификационный вид в дальнейшем может быть подразделен на подвиды, одним из которых является совершение инсценировки путем создания видимости совершения преступления для сокрытия фактов аморального поведения, беспечности и т.д. Подробнее на особенностях данного классификационного вида инсценировок мы остановимся в последующих разделах нашей работы.

С учетом изложенных обстоятельств рассмотрим более подробно ви- довые характеристики инсценировок, входящих в первый классификационный класс, а именно, инсценировки, имеющие цель сокрытия преступления.

  1. Особенности субъекта инсценировки.

Субъектом инсценировки может быть либо преступник, либо иное лицо (лица). Возможны и различные их сочетания: преступник и лицо, которое с ним связано, преступник и лицо, привлеченное к инсценировке в момент совершения преступления либо после этого и т.д. Причем лицо, прини- мающее участие в совершении инсценировки, иногда может не догадываться

1 Архив Владимирского областного суда за 1990 год. Уголовное дело № 105/2-90 (номер дела судебный)

34

о криминальной сущности совершаемых действий. Однако, как свидетельствуют результаты обобщения следственной практики, чаще всего субъектом инсценировки является только преступник. Так, по 70% изученным нами делам, виновные лица являлись исполнителями инсценировок. Например, почтальон Л., растратив подотчетные ей деньги, сама инсценировала ограбление. Для этого в подъезде одного из домов она разбросала газеты, письма, журналы и стала звать на помощь. При заявлении в отдел милиции она сообщила, что в подъезде на нее напал какой-то мужчина, ударил в живот, по лицу и вырвал сумку, в которой были деньги, и убежал. Однако, созданная ею инсценировка была разоблачена, так как по результатам судебно-медицинского освидетельствования никаких побоев и телесных повреждений выявлено не было. В процессе расследования версия об инсценировке самой Л. полностью подтвердилась. Таким образом, гр-ка Л., решившись на преступление, продумала линию своего поведения после ограбления и обнаружения ее другими лицами, подготовила аргументацию, соответствующую инсценированной ею обстановке. То есть Л. сама запланировала совершенное преступление, способ его сокрытия (инсценировку ограбления и полностью осуществила преступный план)1. Проанализируем еще один пример из следственной практики: кассир Ш. допустила растрату, но решила избежать ответственности. Ее брат, к которому она обратилась за помощью, уговорил своих друзей 3. и М. инсценировать ограбление. Все четверо разработали план инсценировки, причем Ш. сообщила 3. и М. время, в которое обычно происходит подсчет дневной выручки в магазине перед сдачей ее инкассатору. Кроме того, Ш. начертила схему магазина, указав на ней комнату, в которой подсчитываются деньги.

Архив Льговского районного суда Курской обл. за 1989 год. Уголовное дело № 12/06-89 (номер дела судебный)

35

В день совершения преступления перед приходом 3. и М. растратчица открыла двери, ведущие в эту комнату. Передав сообщникам деньги, она позволила им спокойно уйти, после чего стала кричать, а затем симулировать истерику.

Работникам милиции, прибывшим на место происшествия, ход события первоначально представлялся следующим: преступники, проникнув в магазин и угрожая кассиру, похитили дневную выручку и скрылись. В ходе дальнейшего установлено, что имелось два пути проникновения в помещение, где Ш. подсчитывала выручку: через торговый зал, либо через служебный вход, дверь которого открывалась лишь во время прихода работников магазина утром и перед уходом вечером. Допросы продавцов гастрономического и бакалейного отдела позволили установить, что накануне «ограбления» через торговый зал в подсобное помещение из посторонних лиц никто не проходил. Следовательно, преступники проникли через служебный вход. На допросе рабочий К. дал показания, что примерно за 20-30 минут до «ограбления» он, доставляя товары в бакалейный отдел, дважды проходил мимо двери служебного входа, которая была закрыта на крюк. Данное обстоятельство позволило выдвинуть версию о том, что преступники могли действовать в сговоре с кем-либо из сотрудников магазина. Отработка этой версии привела к раскрытию инсценировки .

  1. Время инсценировки.

Инсценировка может предварять само совершение преступления, совпадать с ним по времени или следовать за преступлением. В первом случае преступник осуществляет инсценировку в процессе подготовки к преступлению (например, решив скрыть замышляемое убийство инсценировкой самоубийства тем или иным образом обеспечивает собственноручное написание жертвой текста, который затем можно выдать за его предсмертную записку).

1 Архив Кореневского районного суда Курской обл. за 1985 год. Уголовное дело № 12/07-85 (номер дела судебный)

36

Во втором случае действия, направленные на совершение преступления, одновременно преследуют цель создания соответствующей инсценировки. Например, преступник совершает убийство при обстоятельствах, допускающих версию о несчастном случае. Небольшой пример из следственной практики.

Кладовщица молочного завода Д., грузчики М. и Н., а также водители А. и К. днем похитили из холодильной камеры семь ящиков сливочного масла и пять фляг сметаны (продукты были реализованы через один из магазинов города). Перед окончанием рабочего дня М. и Н. инсценировали взлом входной двери холодильной камеры: погнули дужки замка и бросили его на землю, принесли к двери ломик, снятый со щита противопожарных инструментов. Утром следующего дня Д., спустившись в подвальное помещение. «обнаружила взлом» холодильной камеры, «пропажу» молочных продуктов и сообщила об этом администрации завода .

  1. Место инсценировки.

Инсценировки чаще всего совершаются на месте преступления. Продавец X. систематически похищала деньги из выручки, допустив растрату около 4000 рублей. Чтобы скрыть хищения, X. инсценировала в магазине взлом окна, воспользовавшись кусачками, которые забыла потом на прилавке. Это обстоятельство способствовало ее разоблачению”.

А вот пример инсценировки вне места совершения преступления. Продавец С, похитила значительные денежные средства. Для сокрытия хищений С. инсценировала у себя в квартире взлом входной двери, сожгла в печке часть собственных вещей, создала беспорядок в комнате и заявила, что преступники в ее отсутствие похитили у нее вещи и выручку за несколько

Архив Конышевского районного суда Курской обл. за 1993 года. Уголовное дело № 12/08- 93 (номер дела судебный) 2 Архив Курского района суда Курской обл. за 1987 год. Уголовное дело № 11/03-87 (номер дела судебный)

37

дней, которую она не успела сдать. При осмотре квартиры С. в печке обнаружены несгоревшие остатки вещей, которые по ее заявлению якобы были украдены. Установление этого обстоятельства противоречило показаниям заявительницы.

Выявленное противоречие легло в основание версии о возможности кражи с целью сокрытия ранее совершенного хищения, что подтвердилось дальнейшим расследованием’.

  1. Объект инсценировки.

В зависимости от объекта возможны инсценировки, как уже отмечалось, иного преступления, некриминального события, отдельных обстоятельств события либо инсценировки инсценировок. Наиболее распространенными являются инсценировки иного преступления. Это объясняется тем. что скрыть преступление легче, придав ему видимость другого, чем выдать его за некриминальное событие.

Продавец магазина 3. договорилась со своим мужем о сокрытии совершенной ею растраты (7500 рублей). Она отдала мужу ключи от сейфа с деньгами, закрыла его на ночь в магазине и ушла. Муж 3. открыл сейф, создал в магазине беспорядок, затем отключил сигнализацию, выдавил оконное стекло и покинул магазин. Утром 3. заявила о краже”.

Как видно из приведенного примера, преступница с целью сокрытия хищения, совершенного путем злоупотребления служебным положением, с помощью мужа инсценировала тайное похищение государственного имущества.

Примером инсценировки некриминального события могут служить действия Р., Ш. и С. Во время ссоры с К., переросшей в драку, преступники

Архив Мантуровского районного суда Курской обл. за 1991 год. Уголовное дело № 14/01-91 (номер дела судебный) “” Архив Болынесолдатского районного суда Курской обл. за 1994 год. Уголовное дело № 10/02-94 (номер дела судебный)

38

удушили К., а затем на его брючном ремне повесили труп, инсценировав са- моубийство .

С целью направить следствие по ложному пути преступник часто инсценирует отдельное обстоятельство, создавая, например, видимость, что преступление совершил не он, а некое иное конкретное лицо.

К., пытаясь похитить деньги, был застигнут сторожем на месте преступления. В завязавшейся борьбе преступник ранил сторожа, но и сам получил незначительные ранения. Желая повести следствие по ложному пути, он направился к дому Ф.. умышленно оставляя следы крови. Когда кровь из раны перестала капать, преступник нажимал здоровой рукой на раненую с тем. чтобы усилить кровотечение. У двери Ф. он вытер окровавленную руку о калитку”.

В практике встречаются случаи так называемой «инсценировки инсценировок». С. обокрал несколько небольших магазинов и киосков. Причем во всех случаях все замки оставались целы: преступник ничего не брал, кроме денег и двух-трех бутылок вино - водочных изделий; в торговых помещениях он создавал нарочитый беспорядок, ненужные разрушения и всегда одно оконное стекло было выбито наружу. Почти во всех случаях первоначально выдвигалась одна версия - об инсценировке со стороны материально ответственных лиц. Позднее был задержан действительный преступник. Им оказался некто С, ранее неоднократно судимый. Будучи разоблаченным, он показал, что, совершая кражи, проникал в помещение через оконную форточку, открывая ее специальным приспособлением. Затем он закрывал форточку изнутри, забирал выручку, инсценировал видимость инсценировки со

Архив Глушковского районного суда Курской обл. за 1994 год. Уголовное дело № 17/02-94 (номер дела судебный) “ Архив Курского районного суда Курской обл. за 1986 год. Уголовное дело № 1 7/01 -86 (номер дела судебный).

39

стороны материально-ответственных лиц, выдавливал в этих же целях стекло изнутри наружу и через образовавшееся отверстие покидал магазин .

Помимо целей инсценировок в литературе выделяются и иные клас- сификационные основания, в зависимости от которых можно подразделить исследуемый вид криминальной деятельности. Например, Р.С. Белкин предлагает различать инсценировки по способу легализации и длительности воздействия. Выделение указанных классификационных оснований представляется нам обоснованным. Р.С. Белкин предлагает различать инсценировки в зависимости от способа легализации, выделяя здесь следующие классификационные группы:

1) рассчитанные на обнаружение их в результате сообщения исполнителя инсценировки или связанных с ним лиц; 2) 3) рассчитанные на обнаружение посторонними лицами. Точнее здесь говорить не об обнаружении инсценировки, ведь лицо, к ней прибе- гающее, как правило, преследует цель скрыть подлинный характер и само наличие инсценировки, а об обнаружении обстановки, созданной в результате инсценировки (исключение составляют случаи инсценирования инсценировки)”. 4) Также трудно согласиться с мнением Р.С. Белкина о необходимости выделения в зависимости от длительности воздействия следующих классификационных групп инсценировок:

1) рассчитанных на то, что подлинное событие не будет установлено вообще; 2) 3) рассчитанных на получение преступником выигрыша во времени (например, для подыскания убежища, сокрытия похищенного и т.д.). 4) Архив Медвенского районного суда Курской обл. за 1989 год. Уголовное дело № 19/08-

89 (номер дела судебный). 2 Белкин Р.С. Следственный осмотр. //Криминалистика. Учебник для средних юридических школ. -М. 1959. -58с.

40

По нашему мнению, при осуществлении инсценировки преступник или иное лицо, прибегающее к инсценировке в любом случае стремится к со- крытию сущности происшедшего события и надеется, что оно вообще не будет установлено. Указанный вывод подтверждается и результатами проведенного нами обобщения следственной практики, в результате которого не обнаружено ни одного уголовного дела, где преступник, осуществляя инсценировку, стремился бы получить таким образом «выигрыш во времени».

С учетом приведенных обстоятельств, классификацию инсценировок. по нашему мнению, можно осуществить по следующим основаниям:

1)По направлению умысла маскирующих действий:

а) инсценировки, осуществляемые для маскировки преступного события в целом;

б) инсценировки, осуществляемые для маскировки отдельных об стоятельств преступления.

В свою очередь, вторую классификационную группу можно подразде- лить на следующие виды:

  • осуществляемые для сокрытия места совершенного преступления;
  • осуществляемые для сокрытия времени совершения преступления;
  • осуществляемые для сокрытия субъекта преступления;
  • осуществляемые для сокрытия преступного умысла, а также мотивов преступления;
  • осуществляемые для сокрытия способа совершения преступления;
  • в) инсценировки, осуществляемые для маскировки некриминаль ного события (подробный анализ таких инсценировок будет дан нами далее).

2) По объекту инсценирования:

а) инсценирование преступления. В структуре данного класса инсценировок можно выделить следующие виды:

  • инсценировки, совершенные для маскировки преступления путем создания обстановки иного преступления;

  • инсценировки, совершенные для маскировки некриминального события путем создания обстановки преступления;

б) инсценирование некриминального события;

в) инсценирование инсценировки. 3)По субъекту инсценировки:

а) инсценировки, осуществляемые преступниками, совершивши ми маскируемое преступление (одним лицом или группой);

б) инсценировки, осуществляемые иными лицами;

в) инсценировки, осуществляемые преступниками в соучастии с иными лицами.

4) По времени осуществления инсценировки:

а) инсценировки, осуществляемые до совершения преступления. то есть при подготовке к совершению преступления;

б) во время совершения преступления или иного некриминально го события;

в) после совершения преступления или некриминального собы тия.

5) По месту осуществления инсценировки их можно подразделить на следующие виды:

а) инсценировки, совершаемые на месте совершения преступле ния;

б) инсценировки, осуществляемые на месте, не совпадающем с местом совершения преступления.

6) По степени связанности с иными способами маскировки преступ лений:

а) инсценировки, не сопряженные с иными способами сокрытия преступлений или некриминальных явлений;

б) инсценировки, предпринимаемые в совокупности с иными способами маскировки скрываемого события.

Во втором случае лицо прибегает к использованию дополнительных средств и методов сокрытия, когда у него нет уверенности, что инсценировка материальной обстановки на месте происшествия или ином месте достаточно убедительна, чтобы направить следствие по ложному пути.

Как отмечалось ранее, криминальные инсценировки прежде всего подразделяются на два больших вида: инсценировки сокрытия преступлений и инсценировки события преступлений, которых в действительности не было. Инсценировки, входящие во вторую классификационную группу, выступают в качестве непосредственного объекта предпринятого нами исследования. В связи с указанным обстоятельством в данном разделе работы речь прежде всего шла об инсценировке сокрытия преступления. Подробное же описание и классификация инсценировок, принадлежащих ко второму классу, составляет основу нашей работы и приведены далее.

Таким образом, на основании анализа изложенного ранее следует предложить следующую классификацию инсценировок.

I. Инсценировки, направленные на сокрытие события совершенного преступления; так по делам об убийствах возможны следующие виды инсценировок:

  1. Инсценировка самоубийства (путем самоповешания, с применением огнестрельного оружия, с применением холодного оружия, самоутопления, самосожжения, падения с высоты и т.д.).
  2. Инсценировка несчастного случая (в домашних условиях, в быту. на транспорте, на производстве).
  3. Инсценировка естественной смерти.
  4. Инсценировка совершения убийства (другим лицом, по иным мотивам и т.д.).

43

II. Инсценировка, направленная на сокрытие отдельных элементов со бытия преступления (иного мотива, иного места, иного времени, иного лица, иного умысла).

III. Инсценировка преступного события, которого на самом деле не было.

  1. Преступления против общественной безопасности, например, террористический акт, покушение на убийство из политических целей.
  2. Преступления против половой неприкосновенности (изнасилование, и иные насильственные действия сексуального характера).
  3. Преступления против собственности (кража, разбой, грабеж. вымогательство, умышленное уничтожение и повреждение имущества, инсценировка угона автомашин с целью получения страховки).
  4. Инсценировка в сфере экономической деятельности (ложное банкротство).
  5. Инсценировка взятки (провокация взятки).
  6. Преступления против свободы (похищение человека).
  7. Цель построения данной классификации и применения ее в практической деятельности состоит в том, что инсценировка, будучи рассмотренной отдельно по каждому ее виду, легче поддается изучению, проверке и оценке. что, в конечном итоге, облегчает своевременное распознание инсценировок и их разоблачение.

44

§3. Инсценировка преступного события как разновидность криминальной инсценировки

Инсценировка сокрытия преступления, как отмечалось нами, выступала и ранее в качестве объекта научного исследования в трудах многих видных криминалистов. Большинство из изучавших эту проблему авторов выде- ляли в качестве самостоятельной классификационной группы и инсценировки события преступлений, которых в действительности не было. Однако углубленного исследования инсценировок данного вида не предпринималось. Между тем, необходимость изучения таких инсценировок представляется нам очевидной. Обусловлено это рядом обстоятельств. К числу важнейших из данных обстоятельств относятся следующие факторы:

Во-первых, результаты проведенного нами обобщения уголовных дел и опроса значительного числа следственных работников свидетельствуют о повышении удельного веса данных инсценировок в системе общих методов сокрытия криминальной деятельности. За последние годы количество таких инсценировок не только непрерывно возрастает, расширяется спектр «мотивации» совершения инсценировок этого вида, в частности, появились инсценировки событий преступлений с целью привлечения к себе общественного внимания. Мощный толчок к распространению инсценировок данного вида был обусловлен произошедшими в стране экономическими преобразованиями. Так, по сравнению с 1995 годом количество вышеназванных инсценировок в 1998 году возросло на 33%. Преступники уяснили, что создание инсце- нировок события преступлений может являться выгодным в материальном плане криминальным видом деятельности. Во многом это обусловливает резкое увеличение, например, случаев инсценировки изнасилований, разбойных нападений и других не менее тяжких преступлений.

45

Отметим, что произошедшие в криминальной действительности изменения, связанные с распространением данного вида сокрытия криминалистически значимой информации, в определенной мере застали и теоретиков и практических работников следствия врасплох. Во многих пособиях и др. исследованиях, посвященных разоблачению инсценировок, о данном виде маскировки деятельности далеко не всегда даже упоминается. Предложенные далее положения представляют собой попытку восполнить существующий пробел, «вооружив» практических работников знанием основных положений методики разоблачения инсценировок события преступления.

Прежде всего, необходимо отграничить инсценировки исследуемого вида от сходных форм криминальной деятельности. Изучение следственной практики и анализ криминалистической литературы позволяет, как нам представляется, выделить следующие признаки, позволяющие отграничить инсценировки события преступления от «традиционных» инсценировок, то есть инсценировок, направленных на сокрытие преступления, имевшего место в действительности.

  1. Направленность действия создателя инсценировки. Традиционные инсценировки имеют своей целью сокрытие преступления, отдельных его элементов, своего участия в совершении преступления. Здесь же инсценировка, напротив, направлена на создание видимости совершения преступления. Если в традиционных инсценировках субъект, прибегающий к инсценировке, старается склонить работников правоохранительных органов к необнаружению преступления или к констатации его менее опасной формы, то в рассматриваемом виде инсценировок данный субъект стремится, напротив, убедить следователя в совершении кем-то преступления, мобилизуя его. таким образом, на активный поиск.
  2. Структура деятельности по созданию инсценировки. Инсценировки. предпринимаемые с целью сокрытия преступления, имевшего место в дейст- вительности, имеют два последовательно сменяющих друг друга события:

46

а) деятельность виновного, направленная на совершение преступле ния;

б) деятельность виновного, направленная на создание инсценировки. Каждый из этих видов деятельности оставляет на месте происшествия соот ветствующие следы (отображения). В результате на месте происшествия по являются две следовые обстановки, «накладываемые» друг на друга.

Инсценировка же события преступления, какого-либо «конкурирующего» явления не имеет и отражается в одной следовой обстановке. В этом случае инсценировщик стремится доказать, что инсценируемое событие было в реальности и оно является преступным. «Чистая» от шумов следовая обстановка выглядит здесь весьма правдоподобно, что и может ввести следователя в заблуждение.

  1. Уровень подготовки и исполнения. Инсценировка события престу- пления отличается от «традиционной» инсценировки повышенным уровнем подготовки и исполнения. Это, как правило, деяние в высшей степени предумышленное. Располагая временем, виновный тщательно разрабатывает сценарий инсценировки и готовит его к реализации. При этом он зачастую прибегает к помощи соучастников, используя их либо в качестве консультантов по сценарию либо исполнителей при реализации. Например, во время расследования уголовного дела по обвинению Н. в совершении хищения в отношении него была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Его жена, опасаясь конфискации принадлежащей Н. автомашины, вступила в преступный сговор со своим родственником. С его помощью был сбит навесной замок гаража, где находилась автомашина, так как одной ей это было сделать затруднительно. Затем родственником данная машина была перепрятана в другое место. Когда же работники милиции пришли налагать арест на имущество, данная гражданка, стремясь придать инсценировке большую

47

убедительность, сделала вид, что узнала о пропаже машины в присутствии следователя, когда ей предложили пройти к гаражу .

В сценарии создания инсценировки события преступления, преду- сматриваются способы оставления следов-отображений имитируемого события преступления. Намечаются способы «наведения» работников правоохранительных органов на инсценируемое место преступления. Определяются пути и средства передачи следователю информации о преступлении, якобы имевшем место, просчитывается возможная реакция с его стороны. Лицо. прибегающее к инсценировке, в большинстве случаев «отрабатывает» детали своего поведения на допросе в связи с расследуемым событием. Самостоятельную задачу составляет подготовка средств для изготовления следов «преступления», предметов, которым надлежит стать вещественными «доказательствами». Тем не менее, лицу, которое непосредственно не воспринимало событие, но создает его искусственную модель, не в состоянии безошибочно выполнить комплекс запланированных им действий. Неизбежно, в силу причин объективного и субъективного характера, отдельные детали будут свидетельствовать о противоречии предлагаемой модели и оригинала. Характерен в этом отношении следующий пример из следственной практики:

Художник К. неоднократно брал деньги в долг и в положенный срок не мог вернуть долг кредиторам. Для маскировки причин, по которым он не мог возвратить долг, К. решил инсценировать разбойное нападение на свою мастерскую. В ходе создания инсценировки К. создал в мастерской беспорядок, разбросал картины, выдвинул ящики из столов. Затем он обратился с заявлением в милицию о совершении на его мастерскую разбойного нападения двумя мужчинами в масках и находившейся с ними девушкой. Для большей правдоподобности он сообщил приметы девушки, которую незадолго до этого рисовал, полагая, что установить личность этой девушки будет невозмож-

1 Архив Кировского районного суда г. Курска за 1990 год. Уголовное дело № 12/05-90 (номер дела судебный)

48

но. Тем не менее, в ходе проведения следственных и оперативно- розыскных действий была найдена девушка - «натурщица». После проведения допросов была установлена непричастность ее «участия» в совершении разбойного нападения. Инсценировка, предпринятая К., была разоблачена’.

  1. Существенно отличается инсценировка события преступления и по способу их совершения. Ради убедительности субъект инсценировки нередко демонстрирует на себе последствия «преступления», симулирует болезненное состояние, соответствующее тяжести совершенного над ним «насилия». может даже назвать «виновного», или опознать его, изобличить на очной ставке и т.д.
  2. Отличается инсценировка события преступления и степенью обще- ственной опасности. В традиционной инсценировке скрывается преступление под видом непреступного события или менее опасного, чем скрываемое. При успехе такой инсценировки остается нераскрытым какое-то преступление. Иная угроза возникает при инсценировке события преступления. В таких случаях достаточно велика вероятность привлечения к уголовной ответственности и даже осуждения невиновного человека. Инсценировка события особо опасного преступления может вызвать резкое недовольство каким-то кругом лиц, в ряде инсценированных ситуаций породить социальную и (или) национальную рознь, спровоцировать массовые беспорядки. Такая инсценировка может привлечь незаслуженное внимание общественности к какому-то лицу, возвысить его и, таким образом, создать условия для крупных злоупот- реблений в дальнейшем. Наконец, и это весьма важно, расследование инсценировок отвлекает силы правоохранительных органов, мешает раскрытию других преступлений.
  3. Архив Октябрьского районного суда Курской обл. за 1993 год. Уголовное дело № 16/0?- 90 (номер дела судебный)

49

Отмеченные признаки позволяют рассматриваемое явление определить следующим образом:

Инсценировка события преступления - это предумышленная, искусственно создаваемая следовая обстановка (материализованная ложь), имитирующая отображение криминального события, которого фактически не было и адресованная правоохранительным органам с целью вызвать у них ошибочную констатацию факта совершения преступления, побудить к активной деятельности по его расследованию, принятию решения, угодного субъекту инсценировки, в том числе зачастую и в отношении лица, якобы совершившего инсценированное преступное событие.

В соответствии с целями нашего исследования криминалистическую важность представляет анализ отдельных элементов, составляющих в своей совокупности исследуемый вид криминальной деятельности. Особую криминалистическую значимость имеют, по нашему мнению, анализ таких элемен-тов, как субъект, мотивация инсценировки, место и способ ее совершения.

Субъект инсценировки выполняет в каждом случае несколько «ролей»: инициатора инсценировки, разработчика сценария, исполнителя, а в некоторых случаях и «потерпевшего» от воображаемого посягательства. По- лифункциональность деятельности, направленной на создание инсценировки события преступления, обусловливает необходимость преодоления для лица. прибегающего к инсценировке, объективных трудностей: запомнить и передать большой объем вымышленной информации, выполнить определенные действия, как правило, в условиях стрессовой ситуации, продемонстрировать «криминальные навыки» и т.д.

Представляет интерес мотивация лиц, осуществляющих инсценировку события преступления. Помимо «традиционной» корыстной мотивации такие инсценировки все чаще обусловливаются стремлением отомстить конкретному лицу либо представителям власти, осуществляющим, например, уголовное преследование, либо представителям администрации, хозяевам пред-

50

приятии, где они работают. Например, женщина - корреспондент одной из газет, не желая ехать в командировку в отдаленный район, инсценировала свое похищение: спряталась в небольшую расщелину в горе, заложив вход камнями, связала себе ноги и руки, затолкала кляп в рот и в таком положении была обнаружена через пять дней после исчезновения. В поисках «исчезнувшей», а затем и «виновников похищения» участвовало несколько десятков человек .

Как отмечалось ранее, диапазон такой мотивации постоянно расширяется. В последнее время зафиксированы случаи инсценировки события преступлений, обусловленные стремлением разжечь национальную рознь, спровоцировать на этой почве конфликтные межнациональные отношения, либо реализовать с помощью такого рода инсценировок свои политические амбиции, привлечь внимание общественности.

Инсценировка события преступления всегда связана с конкретным местом, которое субъект, стремится представить в качестве места совершения преступления: убийства, изнасилования, разбойного нападения и т.д. Место инсценировки - это пространственное поле, на котором действует инсценировщик и где он создает ложную следовую обстановку. Более широким является понятие обстановки инсценировки, которое включает в себя такие компоненты, как: объекты, находящиеся в условиях данного пространства, рельеф местности, фауна, флора, погодные условия, освещенность и т.д. В ряде случаев в качестве компонента обстановки инсценировки события преступления выступает тело инсценировщика, находящаяся на нем одежда. обувь. Данные объекты выступают и в роли носителей ложных следов.

Место и время инсценировки являются объективными факторами, оп- ределяющими реальные возможности субъекта инсценировки и влияющими на ее содержание. Эти факторы оказывают существенное влияние на характер имитируемых следов, их локализацию, способы фальсификации. Напри-

1 Следственная практика № 3. 1961 - 12 с.

51

мер, гражданка С. обратилась с заявлением в органы милиции о ее изнасиловании двумя мужчинами «кавказской» национальности. В действительности имела место инсценировка события преступления с целью оправдания своего отсутствия в семье в ночное время. Создавая инсценировку, С. выбрала место в парковой зоне, через которое она обычно возвращалась домой. На этом месте ею была вытоптана трава, обломан кустарник. Одежду С. выпачкала в траве на этом месте, измяла ее. Далее гр-ка С. оставила в кустах на месте инсценировки принадлежащую ей косынку, испачкала себе ноги. Разоблачение инсценировки потребовало в данном случае проведения объемной и кропотливой работы следователя .

Безусловно важное криминалистическое значение имеют отдельные элементы «места происшествия», названного заинтересованным лицом, которые могут свидетельствовать о его инсценированности. Как правило, именно выявление данных признаков позволяет разоблачить инсценировку события преступления. К числу основных признаков данного вида относятся:

  1. Отсутствие на месте происшествия следов, которые бы подтверждали существенные обстоятельства якобы имевшего место быть преступления, в совершении которого заявитель старается убедить следователя. Например, потерпевший утверждает, что неизвестные проникли в его квартиру на первом этаже через форточку, открыли окно и через него вынесли мебель, холодильник и другие ценные вещи. При осмотре места происшествия и на полу и подоконнике были обнаружены следы перемещения названных предметов. Сомнение, а затем и уверенность в наличии инсценировки вызвало отсутствие следов выполнения заключительной фазы кражи - следов за окном.
  2. Наличие на месте происшествия излишнего множества следов, в том числе указывающих на выполнение виновным ненужных в данной обстановке действий - взломов, разбросанных вещей и т.д. Как верно отмечает
  3. 1 Архив Курского областного суда Курской обл. за 1988 год. Уголовное дело № 10/02-88 (номер дела судебный)

52

В.А. Образцов, преступник, создавая инсценировку, может оставить чрез- мерно, нереально большое количество следов имитируемого события, придав им ярко выраженный характер, броский вид . Подчас такое «перевыполнение цели», накладывающее на создаваемый образ отпечаток неестественности, может сыграть обратную роль: не убедить следователя в том, что все было так, как ему объясняют слова или действия заинтересованных лиц, а вызвать у него сомнения в реальности события.

  1. Обнаружение на месте происшествия явно ложных следов, например, пальцевого отпечатка, изготовленного с помощью «клише», повреждений на теле потерпевшего, которые могли быть причинены им самим, или не соответствуют сообщаемому заявителем времени якобы совершенного на него посягательства.
  2. Отсутствие на месте происшествия объективных условий, позволяющих совершить посягательство в данном месте, в данное время и таким образом как это утверждает потерпевший.
  3. Атипичное поведение потерпевшего, в частности депрессия, возбу- жденность, паника (эмоциональный перебор, переигрывание).
  4. Чрезвычайная настойчивость заявителя в попытках убедить следо- вателя в своей версии, выражающаяся в слишком большом числе доводов (аргументов).
  5. Повторность аналогичных посягательств на одного и того же по- терпевшего при одних и тех же обстоятельствах.
  6. Отрицательная характеристика заявителя, склонность его ко лжи и фантазированию.
  7. Проговорки и противоречия в объяснениях и показаниях «потер- певшего».
  8. Образцов В.А. О предмете методики расследования преступления. //Вопросы борьбы с преступностью. 1979. Вып.31 -112с.

53

В заключение несколько выводов, которые, по нашему мнению, могут облегчить выявление и расследование рассматриваемой разновидности инсценировки.

Преступление, как реальное явление действительности, неизбежно составляет систему связанных между собой следов (соответствующую следовую обстановку) и отображается в ней. Соответственно механизму следооб-разования отдельного вида преступлений, к которому относится расследуемое’.

Инсценировка события преступления содержит лишь следы отдельных действий инсценировщика (инсценировщиков) и объективно не может иметь отображения полного «набора» следов того явления, констатацию которого хотят вызвать у представителя правоохранительных органов.

Отсутствие минимально необходимой системы следов преступления (каким бы очевидным оно на первый взгляд не казалось) означает, что событие преступления в реальности не существовало, а имеет место его инсценировка.

Поэтому, наряду с поиском следов, подтверждающих совершение преступления, надлежит не менее внимательно выяснить также и то, нет ли фактов, ставящих под сомнение или опровергающих этот вывод, в частности. негативных обстоятельств и фактов отсутствия следов, которые неизбежно должны быть в случае реального посягательства.

Сама по себе инсценировка события преступления выступает в качестве одной из наиболее важных характеристик личности создавшего ее человека. Доказательственное, а главным образом криминалистическое ее значение имеет два аспекта: с одной стороны, факт инсценировки свидетельствует

0 мотивации действий инсценировщика; с другой - он характеризует его лич ность, изощренность, криминальные навыки, лживость натуры, умение ис-

1 Баев О.Я. Сущность методических основ исследования преступлений. //Руководство для следователей. М. 1997 -377с.

54

кать выход в сложной ситуации, грозящей разоблачением в совершенном преступлении. И все это следует учитывать при определении тактики проведения допроса такого лица и других следственных действий с его участием.

Согласно общепринятому определению, доказательственные факты -это проверенные фактические данные, которыми оперирует следователь (суд) при построении выводов и которые представляют собой достоверные знания об отдельных обстоятельствах, входящих в предмет доказывания по головному делу .

Так, основываясь на результатах осмотра, показаниях свидетелей, заключении эксперта и других доказательствах, которые тщательно проверены и правильно оценены, следователь имеет право утверждать, что подозреваемый сам себе причинил телесные повреждения или сам выдавил стекло оконной рамы. Это знание явится основой для построения выводов, доказательственным фактом, о наличии инсценировки преступного события.

Инсценировка как доказательственный факт имеет, на наш взгляд. специфические особенности. Они состоят в следующем:

  1. Признаки инсценировок прежде всего могут иметь материальное воплощение в конкретных предметах и потому выявляться при осмотре места происшествия. Это, чаще всего, материально - фиксированные следы.

С другой стороны, признаки инсценировок могут проявляться в негативной форме: в виде отсутствия определенных обстоятельств, которые должны быть, если имело место действие предполагаемой причины либо присутствия обстоятельств, которых не должно было быть.

  1. Признаки инсценировок могут быть установлены посредством ос мотра, допроса свидетелей, потерпевших, подозреваемых, заключений экс пертов, изучения документов, а также путем сопоставления показаний и до кументов с реальной обстановкой.

Теория доказательств в советском уголовном процессе. М.. 1973 -417с

55

Признаки инсценировок подлежат проверке и исследованию наряду с другими доказательствами с использованием всех средств расследования и лишь после этого данные об инсценировке включаются в систему доказательств. Следует согласиться с СИ. Медведевым, что признаки инсценировок в системе доказательств могут быть как прямыми, так и косвенными1.

Выступая чаще всего в качестве косвенных доказательств по отношению к главному факту, признаки инсценировок указывают на умысел преступника и способ сокрытия преступления.

Анализ практики расследования инсценировок преступных событий свидетельствует о том, что доказательственное значение разоблачения инс- ценировки быстро становится ясным и для преступника. Как правило, сразу же после того, как следователю удается убедительно опровергнуть версию, «сконструированную» преступником, или доказать факт инсценировки, пре- ступник дает правдивые показания.

Таким образом, сам факт разоблачения инсценировки рассматриваемого вида приводит к выводу об отсутствии в исследуемом деянии преступного события и о необходимости решения вопроса об ответственности лица. создавшего инсценировку.

Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их использование при расследовании пре- ступлений. Волгоград. 1973. -158с.

56

§4. Уголовно - правовая оценка инсценировок преступных событий

Криминалистическая характеристика инсценировок различных классов в обязательном порядке должна быть дополнена их уголовно — правовой оценкой, в которой отражаются руководящие идеи, методы реализации уголовной политики государства, направленные на борьбу с преступностью, на устранение причин и условий, способствующих существованию и распространению преступлений. Уголовно-правовая оценка инсценировок получила свое отражение в работах:

Герасимова И.Ф. «Некоторые проблемы раскрытия преступлений»’, Левкова В.Н. “Ситуационная обусловленность следственных версий»”, Хан-Магомедова Д.О. «Ответственность за заведомо ложный донос»’1. Ханина В.Ф., Новгородова В.Л. «Инсценировка как способ сокрытия преступлений» , Хлюпина Н.И. «Структура принципов методики расследования преступление5, Шостак Г.С. «Следственные ситуации как критерий принятия реше-« 6

НИИ» .

Новый Уголовный Кодекс Российской Федерации вступивший в действие с 1 января 1997 года, выражает собой определенный уровень теоретического и практического освоения защищаемых общественных отношений. отводит инсценировкам преступлений значительное место.

Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск: Ср. - Урал. Кн. Изд-во. 1975.-184 с.

” Левков В.Н. Ситуационная обусловленность следственных версий. //Криминалистика и суд. Экспертизы-1987. -Вып. 34 -с. 45-49

J Хан-Магомедов Д.О. Ответственность за заведомо ложный донос. «Советская юстиция» №23.М.. 1969

Ханин В.Ф. Новгородов В.Л. Инсценировка как способ сокрытия преступлений. // Уголовно- правовые проблемы борьбы с преступностью. Калининград. 1995. - с.95-105 ? Хлюпин Н.И. Структура принципов методики расследований преступлений. //’ Вопросы осуществления правосудия в СССР.- Калининград. 1979.-с.59-75

6 Шостак Г.С. Следственная ситуация как критерий принятия решения. //Вопросы уголовного процесса. 1984. -Вып. 3. -с.92-95

57

Правда, следует сразу указать на то, что термина «инсценировка» в статьях Кодекса нет, но при отсутствии обозначения понятия имеет место значительное сходство составов, описываемых в Кодексе, ряда преступлений с составом инсценировок. На наш взгляд, к ним можно отнести:

Статью 173. Лжепредпринимательство. «Лжепредпринимательство, то есть создание коммерческой организации без намерения осуществлять пред- принимательскую или банковскую деятельность, имеющихся целью получения кредитов, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности… »;

Статью 176. Незаконное получение кредита. « 1. Получение индивидуальным предпринимателем или руководителем организации кредита либо льготных условий кредитования путем предоставления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации…»;

Статью 182. Заведомо ложная реклама. «Использование в рекламе заведомо ложной информации относительно товаров, работ или услуг, а также их изготовителей (исполнителей, продавцов), совершенные из корыстной за- интересованности »;

Статью 195. Неправомерные действия при банкротстве. «1. Сокрытие имущества или имущественных обязательств, сведений об имуществе, о его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, передача имущества в иное владение, отчуждение или уничтожение имущества, а равно сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность… »;

Статью 196. Преднамеренное банкротство. «Преднамеренное банкротство, то есть умышленное создание или увеличение неплатежеспособности, совершенные руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем в личных интересах или интересах других лиц… »;

58

Статью 197. Фиктивное банкротство. «Фиктивное банкротство, то есть заведомо ложное объявление руководителем или собственником ком- мерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем о своей несостоятельности в целях введения в заблуждение кредиторов для получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов, а равно для недоплаты долгов… »;

Статью 207. Заведомо ложное сообщение об акте терроризма. «Заведомо ложное сообщение о готовящемся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинение значительного имуще- ственного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий… »;

Статью 303. Фальсификация доказательств. « 1. Фальсификация дока- зательств по гражданскому делу лицом, участвующем в деле или его представителем… 2. Фальсификация доказательств по уголовному лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником… »:

Статью 304. Провокация взятки либо коммерческого подкупа. «Про- вокация взятки либо коммерческого подкупа, то есть попытка передачи должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия денег, ценных бумаг. иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления или шантажа…»;

Статью 306. Заведомо ложный донос. « 1. Заведомо ложный донос о совершении преступления… 2. То же деяние, соединенное с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, либо с искусственным созданием доказательств обвинения…»;

Статью 339. Уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иными способами. « 1. Уклонение военнослужащего от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции бо-

59

лезни, или причинения себе какого - либо повреждения (членовредительства), или подлога документов, или иного обмана…».

В статье 63 Общей части Уголовного кодекса. Обстоятельства, отягчающие наказание, определено, что при назначении наказания «отягчающими обстоятельствами признаются … совершение преступления … с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение.». Возникает закономерный для отечественной судебной и следственной практики вопрос -являются ли инсценировки преступлением? На этот счет в юридической науке существует два подхода. Суть первого выражена СМ. Медведевым : «Если инсценировка произведена для того, чтобы скрыть другое преступление. то лицо, совершившее это преступление, несет за него ответственность» . То есть, инсценировка как способ сокрытия преступления, по его мнению самостоятельного преступления не образует.

Другую позицию занимают Е.В. Баранов и И.М. Лузгин, правда, в отношении не всех видов инсценировок, а только инсценировок некриминальных событий, считая их преступлением, действия которого охватываются бывшей статьей 180 УК РСФСР, (в настоящее время статьей 306 ч.2 УК России).

Е.В. Баранов дает подробный анализ состава этого преступления: объект - правильная деятельность органов правосудия и охраняемые законом права и интересы граждан. Объективная сторона - есть заведомо ложное сообщение органам правосудия и другим государственным органам, призванным бороться с правонарушителями, сведений о якобы совершенном преступлении. При этом, для наличия состава преступления, они ложный донос считают оконченным с момента поступления в органы, куда он направлен.

Медведев СМ. Негативные обстоятельства и их использование при расследовании пре- ступлений. Волгоград. 1973. -158 с.

60

независимо от того, приняты ли содержащиеся в нем сведения в качестве до- казательств при привлечении к ответственности или вынесении приговора.’

При этом, сообщаемые заявителем ложные сведения, составляющие содержание заведомо ложного доноса, должны либо касаться события преступления, либо изобличить определенное лицо прямо или косвенно, в подготовке или совершении преступления. С субъективной стороны - заведомо ложный донос - преступление, совершенное лицом с прямым умыслом.

И.М. Лузгин считает, что «… при сопоставлении заведомо ложного доноса и инсценировок, совершаемых с целью сокрытия некриминального события, признаки, образующие состав этого преступления, характерны и для инсценировок названного вида».” Так, оба автора считают, что эти деяния посягают на нормальную деятельность органов правосудия. Оба они заключаются в сообщении органам, ведущим борьбу с преступностью, заведомо ложных сведений о якобы имевшем место преступлении, при этом заявители сознают, что они сообщают ложные сведения.

То и другое деяние сопровождается созданием ложных доказательств, и тем самым могут принести большой вред органам правосудия и повлечь за собой судебную ошибку. Также, говоря о схожести этих двух понятий, распознание и разоблачение этих деяний зачастую занимает много времени и сил у сотрудников органов милиции и прокуратуры, ведущих расследование. То есть и в первом и во втором случае, после первоначальной проверки, возможно возбуждение уголовного дела по признакам состава другого преступления, что часто бывает на практике.

Разделяя мнение ряда авторов (Фефелова П.А., Баранова Е.В., Лузгина И.М. и др.)”’ об особой общественной опасности инсценировок, мы стоим на

Е.В. Баранов Расследование преступлений. М. 1995.-210 с.

” Лузгин И.М. Построение и проверка версий при производстве расследования по уголов- ному делу. “Вопросы криминалистики”.№8-9. М.. 1963.

"’Фефелов П.А. Общественная опасность преступного деяния и основания уголовной от- ветственности. М.. 1972г.

61

позиции необходимости признания всех инсценировок преступлениями. В самом деле, это всегда предумышленное деяние повышенной общественной опасности, нарушающее нормальное функционирование правоохранительных органов и суда, в случае реализации которой виновное лицо избегает ответственности, а к ней может быть привлечено невиновное лицо.

Законодательство ряда стран прямо предусматривает уголовную от- ветственность за инсценировки. Так, в разделе 3 § 229 УК Германии говорится: «Кто инсценирует совершение преступного деяния перед государственными органами правосудия или органами безопасности, тот наказывается лишением свободы на срок до 2-х лет или условным осуждением, штрафом или общественным порицанием».

Из содержания данной статьи видно, что законодатель говори о том, что все лица могут привлекаться за совершение данного общественно - опасного деяния, тем самым не исключается возможность привлечения к уголовной ответственности по совокупности и других лиц, которые совершили преступления, а затем прибегли к инсценировке, с целью сокрытия ранее совершенного деяния.

УК Польши также предусматривает аналогичную норму права. § 251 УК говорит: «Кто уведомит о преступлении орган, призванный привлекать к уголовной ответственности, зная, что в действительности преступление совершено не было, подвергается лишению свободы на срок до 2-х лет, ограничению свободы или штрафу».”

Баранов Е.В. К вопросу о понятии инсценировок и значение их своевременного распознания в процессе расследования преступлений. //Сборник статей адъюнктов и соискателей. Вып. П.. М. ВШ МВД СССР, 1973.-с.32-35 (к стр. 61) Лузгин И.М. Проблемные вопросы методики расследования отдельных видов преступлений. //Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Саратов. 1982. — Вып. 4.-с. 9-19. (к стр. 61)

1 Баранов Е.В. Криминалистическая сущность инсценировок и методы их разоблачения при расследовании преступлений. Автореферат дис. канд. юр. наук. - М.. 1977.-18 с.

2 Баранов Е.В. Криминалистическая сущность инсценировок и методы их разоблачения при расследовании преступлений. Автореферат дис. канд. юр. наук. - М.. 1977.-19 с.

62

Данным составом этой статьи охватывается деяние, посягающее на нормальную деятельность органов правосудия, сутью которого является ложное заявление о совершенном преступлении.

Из диссертации Баранова Е.В. «Криминалистическая сущность инсценировок и методы их разоблачения при расследовании преступлений» видно. что итальянский кодекс 1930 года помимо ст. 368 - предусматривающей от- ветственность за ложный донос, содержит ст. 367 следующего содержания: «Кто в донесении, жалобе, требовании или заявлении, направленных хотя бы анонимно или под фальшивым именем, судебной власти или власти, обязанной их передать последней, ложно заявит, что имело место преступное деяние, или симулирует следы преступного деяния, так что может быть начато уголовное расследование, наказывается исправительным домом сроком от 1 года до 3 лет»’.

Из диспозиции данной нормы следует, что преступными и уголовно -наказуемыми (с точки зрения уголовного кодекса Италии) являются деяния, суть которых составляет либо ложное заявление о якобы имевшем место преступлении, либо симуляции (инсценировки).

Многолетний опыт работы в правоохранительных органах, проведенные опросы следственных работников в процессе работы над диссертацией, изучение литературных источников, говорят о чрезвычайно широком распространении инсценировок в криминалистической практике.

Так гр-ка К. работая продавцом, договорилась о проведении инсценировки по поводу нападения на киоск. С этой целью она со своим сожителем Н. создали обстановку, характерную для разбойного нападения, причем, когда сожитель вывез материальные ценности и взял выручку, то продавец К. разбила стекла, причинив себе рану от стекла и стала кричать из киоска о том, что ее ограбили, призывая к месту прохожих.

1 Баранов Е.В. Криминалистическая сущность инсценировок и методы их разоблачения при расследовании преступлений. Автореферат дис. канд. юр. наук. - М.. 1977.-18 с.

63

По другому уголовному делу гр - н В. обратился с заявлением о том, что из его гаража был похищен автомобиль, причем им был сорван замок и оставлены следы якобы от взлома и угона автомобиля. Причем гр - н В. сразу же после создания инсценировки угона автомобиля обратился в орган страхования, где ему через определенное время была выплачена страховая сумма за машину.

При расследовании автором работы одного уголовного дела, по факту изнасилования, было установлено, что несовершеннолетние Н. и Р. добровольно договорились с тремя молодыми людьми в квартире показать им лесбийскую любовь, на что последние согласились. После демонстрации лесбиянства, трое парней вступили с ними добровольно в половую связь, но деньги за увиденное лесбиянство они платить отказались. Тогда «девушки» решили «проучить» их. Они порвали на себе нижнее белье, нанесли себе ссадины и царапины и заявили об этом в органы милиции о совершении якобы группового изнасилования.

И еще один пример уголовного дела: Так гр-ка К. обратилась в отдел милиции с заявлением о том, что якобы в ее отсутствие, когда дома оставалась ее пятилетняя неродная дочь, то к ней в дом вошли мужчина с женщиной и совершили ограбление, при этом избили ребенка. После возбуждения уголовного дела следственно - оперативные органы на протяжении определенного времени разыскивали мужчину и женщину, по словесному портрету ребенка по чертам внешности. В доме действительно была создана обстановка совершенного ограбления и выноса материальных ценностей. Однако в последствии удалось выяснить, что инсценировку преступного события создала сама гр - ка К. после того как в состоянии сильного алкогольного опьянения избила неродную дочь, причинив ей телесные повреждения и с целью избежать ответственности, психологически заставила 5 — летнюю дочь рассказать работникам милиции о якобы совершенном ограблении и ее избиении неизвестными МУЖЧИНОЙ И женщиной, вошедшими в дом.

64

!

В ходе выявления и расследования сложных инсценировок преступных событий проделывается кропотливая работа оперативно - следственным составом, проводятся различные экспертизы, следственные эксперименты и другие следственные действия для установления истины.

Все опрошенные автором следователи органов внутренних дел и прокуратуры высказываются за необходимость уголовно - правовой оценки инсценировок. И дело не только в том, что они хотят «облегчить» себе жизнь. Сегодня, на наш взгляд, законодатель вольно или невольно нарушил конституционные принципы справедливости и равенства граждан перед законом. Преступник, совершая инсценировку с целью сокрытия преступления или инсценировку некриминального события зачастую уходит от ответст- венности из - за пробелов в действующем законодательстве, ему их делать позволено.

За аналогичное по криминалистическому содержанию деяние по фальсификации документов. Следователь, прокурор, адвокат или иные лица, участвующие в уголовном или в гражданском деле привлекаются к уголовной ответственности.

Введенные в Новый Уголовный Кодекс вышерассмотренные статьи > устанавливающие ответственность за совершение специфических инсценировок недостаточны иля усиления превентивного уголовно - правового воздействия на преступника, использующего инсценировки по всему полю уголовного Закона. На наш взгляд, необходимо сегодня уточнить содержание статьи 306. Заведомо ложный донос, дающий наиболее общую характеристику инсценировок.

Во - первых, мы не согласны с теми авторами, которые считают, что инсценировка преступного события и заведомо ложный донос идентичны. Инсценировка преступного события предполагает собой сознательную активную деятельность лица, направленную на создание преступного события, с целью демонстрации и видимости признаков состава преступления, путем

65

видоизменения обстановки, на месте происшедших событий, с целью создать представление о подлинности инсценируемого преступного события и замас- кировать истинное событие и тем самым направить следствие по ложному пути, активно добиваясь реализации своего умысла, обусловленного тем или иным мотивом.

В отличие от заведомо ложного доноса, суть которого заключается в заведомо ложном сообщении лица о совершенном преступлении, инсценировка преступного события отличается тем, что субъектом инсценировки воссоздается место преступного события. Искусственно вносятся негативные обстоятельства в процесс следообразования на месте инсценируемого события. Лицо, инсценирующее обстановку места события, тщательным образом продумывает аргументацию своего поведения на месте события, непосредственно являясь участником совершенного деяния. Заведомо ложный донос является более узким понятием по совершаемым действиям и, на наш взгляд. является составной частью, элементом инсценировки с целью сокрытия некриминального события.

Так, например, в следственной практике известно уголовное дело в отношении гр- ки Г., которая, побыв на приеме у начальника милиции г. Пятигорска по поводу ее прописки в этом городе и получив отрицательный ответ, решила инсценировать совершение изнасилования ее начальником милиции. С этой целью она для большей достоверности своего заявления на начальника милиции, на железнодорожном переезде бросилась под поезд. После такого потрясения молодая девушка попала в городскую больницу. В отношении начальника милиции было возбуждено уголовное дело. И только благодаря тщательному изучению личности потерпевшей и противоречивым деталям в ее показаниях, удалось восстановить истину по делу. Дело в отно-

66

шении начальника милиции было прекращено, а в отношении гр-ки Г. было начато уголовное преследование и она была осуждена.

На этом примере мы можем утверждать, что на первой стадии был заведомо ложный донос, а затем имела место инсценировка преступного события, что свидетельствует о том, что инсценировка преступного события есть более широкое понятие нежели заведомо ложный донос.

На практике и в теории инсценировка события преступления зачастую сопряжена с заведомо ложным доносом, ответственность за который предусмотрена в ст.306 УК РФ, согласно которой уголовно наказуемым признается заведомо ложный донос, а также заведомо ложный донос, соединенный с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления либо с искусственным созданием доказательств обвинения.

Прежде всего, отметим, что инсценировка и заведомо ложный донос есть разновидности деятельности, направленной против правосудия. И в том. и в другом случае субъектом указанной деятельности является человек, действующий умышленно и целенаправленно. И в том, и в другом случае имеется цель - ввести в заблуждение правоохранительные органы и направить их работу в нужное для субъекта русло. Однако, несмотря на указанное сходство, данные виды деятельности не являются тождественными.

Инсценировка события преступления отражается на материальных объектах живой и неживой природы, в памяти людей: участников и очевидцев инсценирования или других лиц, тем или иным образом получивших со- ответствующую информацию. Сведения об инсценировке могут быть получены в результате исследования места происшествия, обнаруженных там объектов, а также на основе работы с людьми-носителями этой информации. Что же касается заведомо ложного доноса, то эти действия осуществляются прежде всего путем подачи заявления (устного или письменного) о соверше-

Следственная практика №9. 1968. М.. с. 27-34.

67

нии преступления. Создание искусственных доказательств обвинения не просто доносом, а именно инсценировкой представляет собой выполнение реальной системы действий на месте происшествия в полном объеме инсценируемого события. При инсценировке события преступления создается материально-вещественная обстановка, в том числе в ряде случаев и доказательства обвинения в отношении конкретного лица. Общественная опасность таких действий очевидно более высока, чем «простого» доноса.

В этой связи мы полагаем необходимым внести предложение о до- полнении ст. 306 УК РФ частью 3 примерно в следующей редакции: «Те же действия, сопряженные с созданием инсценировок события преступления, то есть предумышленной искусственно создаваемой следовой обстановки, имитирующей отображение криминального события, которого фактически не

В соответствии с вышесказанным, статью 306 и ее диспозицию можно изложить в следующей редакции:

Статья 306. Заведомо ложный донос и инсценировки преступлений.

  1. Заведомо ложный донос о совершении преступления…
  2. То же деяние, соединенное с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, либо с искусственным создание доказательств обвинения…
  3. То же деяние, сопряженное с созданием инсценировки события преступления, т.е. предумышленной создаваемой следовой обстановке и имитирующей отображение криминального события, которого фактически не было, называется …
  4. Поскольку инсценировка в качестве способа сокрытия преступления или облегчения совершения другого преступления имеет свое уголовно - правовое значение (инсценировка может использоваться в подавляющем числе известных преступлений ), на наш взгляд, необходимо уточнить и пункт «е» статьи 63. Обстоятельства, отягчающие наказание, изложив его в следующей редакции: «совершение преступления по мотиву национальной.

68

расовой, религиозной ненависти или вражды, из мести за правомерные действия других лиц, а также преступлений и инсценировок преступных событий с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение ».

При более радикальном подходе возможно было бы пойти по пути германского законодателя, определившего состав всех видов инсценировок наиболее обще, но и предлагаемые нами меры могут значительно усилить превентивный характер уголовного закона в борьбе с преступностью.

69

Глава II. МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РАССЛЕДОВАНИЯ ИНСЦЕНИРОВОК ПРЕСТУПНЫХ СОБЫТИЙ

§1. Криминалистический анализ инсценировок преступных событий

Под криминалистической характеристикой в литературе принято по- нимать устойчивые, криминалистически важные (т.е. важные для расследования) признаки определенного вида, подвида преступлений, которые воплощаются в системе материальных и идеальных следов, образованных последовательными в пространстве и времени действиями при совершении преступления и взаимосвязей между ними . Без уяснения признаков данного вида невозможно построить наиболее рациональную методику расследования преступлений определенного вида.

Как нам представляется, правомерно говорить не только о криминали- стической характеристике преступлений, но и о криминалистической характеристики деятельности, строго говоря, не являющейся преступной. Например, применительно к тематике нашего исследования действия лиц, создающих инсценировку события преступления до определенного момента (а именно до момента заявления, содержащего заведомо ложный донос) по действующему уголовному законодательству, строго говоря, не являются преступными. Тем не менее, необходимость изучения такой деятельности в криминалистическом плане является бесспорной, ведь данная деятельность неразрывно связана с преступной деятельностью, под которую она маскируется, и предопределяет необходимость сложной и длительной деятельности правоохранительных органов. Иными словами, для того, чтобы определить криминальную сущность содеянного необходимо глубокое уяснение основ

1 Образцов В.А. Криминалистическая классификация преступлений. -Красноярск. I Ьд- во Красноярск. Ун-та. 1988. -175 с.

70

не только собственно преступной деятельности, но и деятельности, направленной на инсценировку криминального события.

Как нам представляется, центральным элементом криминалистической характеристики, «работающим» на разоблачение исследуемого вида инсценировок, является механизм с ледообразования.

Под механизмом следообразования понимается специфическая конкретная форма протекания процесса, взаимодействия следообразующего и следовоспринимающего объекта, в результате которого происходит образование следа - отображения. Впервые все элементы механизма следообразования были названы и проанализированы Б.И. Шевченко в его работе «Научные основы современной трассологии». Представленная им схема процесса следообразования выглядит следующим образом: воздействие на объекты следообразования приводит к их взаимодействию, в результате чего возникает следовой контакт. В свою очередь следовой контакт вызывает формирование следа, обусловленное системой сил, определяющих направление взаимных перемещений объектов следообразования. В результате данного процесса образуется след - отображение, представляющий собой материальное отражение признаков внешнего строения и иных свойств объектов, имеющих устойчивые внешние границы.

Для целей нашего исследования важными представляются следующие выводы:

  • Отображение есть продукт взаимодействия двух или более материальных систем, след такого взаимодействия, в котором фиксируются изменения, возникающие в результате этого процесса.
  • Все взаимодействующие между собой объекты по их роли в процессе конкретного взаимодействия подразделяются в литературе на два класса:
  • Шевченко Б.И. Научные основы трассологии. М, 1981. - 115с.

1\

1) объекты, передающие свои свойства или, если пользоваться кри- миналистической терминологией, идентифицируемые объекты; 2) 3) объекты, отображающие свойства воздействующего на него объекта - идентифицирующие объекты. 4) Практически в качестве отображающего объекта могут выступать либо неживая природа, либо сознание человека. Поэтому отображения могут выступать в двух видах: либо в форме материально - фиксированных в неживой природе следов- оттисков, либо в форме образов сознания людей. Что же касается отображаемых объектов, то ими могут быть как материальные предметы и явления, так и люди и их действия. Отображение, как носитель отобразившихся в нем данных о свойствах и признаках отображаемого объекта, в акте познания может выполнять функцию источника сведений о нем. а также о механизме самого взаимодействия. Все это позволяет рассматривать механизм функционирования этой системы как частный случая проявления законов материалистической диалектики как науки о всеобщей связи и развитии, а отображение результатов ее функционирования во внешней среде - как частный случаи проявления свойства, присущего всем объектам материального мира - свойства отражения. Отсюда следует, что любое событие преступления неминуемо сопровождается возникновением отображающих его образований, которые могут относиться как к сфере неживой, так и живой природы. Образования, относящиеся к сфере неживой природы, по своей сущности являются элементарными формами отображения и реализуются в виде материально фиксированных следов-оттисков, тех или иных особенностей взаимодействующих объектов. Это, в сущности, то, что в криминалистике именуется следами преступления и преступника. Образование же в сфере живой природы, в частности, формируемые в сознании человека (свидетеля, потерпевшего и преступника) являются высшей формой отображения и реализуются в виде мысленных образов отображаемых объектов, явлений и

72

действий .

Механизм следообразования, в результате инсценировок событий преступлений, имеет свою специфику относительно «традиционных» инсценировок некриминальных событий. В результате последних на месте происшествия отображаются две следовые обстановки, причем следовая обстановка преступления является своеобразным фоном, на который накладывается следовая обстановка инсценировки. Инсценировка же события преступления базируется только на своей созданной обстановке, отображающей имитацию преступного события. Особо важным для уяснения сущности механизма следообразования, а в конечном итоге и разоблачения инсценировки, имеет следующее обстоятельство. При имитации события, механизм следообразования в силу объективных и субъективных причин не может адекватно отражать следовую обстановку реального преступления. Данный механизм неизбежно будет “дефектным”, по сравнению с механизмом следообразования в случае совершения реального преступления.

Признаки «дефектности» механизма следообразования при создании инсценировки события преступления обнаруживаются в ходе выявления так называемых негативных обстоятельств. Понятие и сущность «негативных обстоятельств» исследовались в трудах достаточно большого количества авторов, занимающихся проблемами расследования преступлений, замаскированных инсценировками. На необходимость выявления данных обстоятельств обращали внимание уже основоположники криминалистики. В частности, Г. Гросс в своем труде «Руководство для судебных следователей как система криминалистики» рассматривая возможности симуляции со стороны преступников отмечал, что признаками симуляции могут быть отрицатель-

Значение механизма следообразования в результате совершения преступлений опреде- ленного вида для создания соответствующих частных криминалистических методик убе- дительно и подробно обосновано О.Я. Баевым. См. О.Я. Баев Указ.соч.: Он же. Расследование преступлений: практические приложения общего метода расследования // Расследование преступлений: вопросы теории и практики. Воронеж. 1997. - с.4-20.

73

ные данные. Автор не давал определения названных им признаков, но анализ описания сущности «отрицательных данных», позволяет сделать вывод о том, что он понимал под этим такие обстоятельства, которые противоречат общей версии о происшествии1.

Известный российский криминалист Н. Д. Сергиевский, называя признаки, характеризующие симуляцию преступления, указывал на «несообразности, лишние предметы», которые обнаруживаются на месте происшествия”.

Р. А. Рейс называл эти признаки ложными следами, понимая под ними чужеродные для обстановки места происшествия предметы1.

По мере накопления криминалистических знаний о сущности инсценировок и конструировании методических основ их расследования, все большее распространение получил термин «негативные обстоятельства». Они стали традиционно рассматриваться как универсальный признак инсценировок.

Однако, несмотря на обилие точек зрения, единого понятия «негативное обстоятельство» на современном этапе исследований не выработано. Так, Р.С.Белкин, говоря о негативных обстоятельствах, определяет их как «об- стоятельства, противоречащие представлению об обычном ходе и признаках события, сложившегося на основе осмотра места происшествия» . Аналогичной точки зрения придерживаются в частности, B.C. Бурданова, В.ПЛисицын Бурак О.В. и некоторые другие авторы.”^

Гросс Г. Руководство для судебных следователей. Смоленск.. 189м\ 2 Сергиевский Н.Д. Немые свидетели. (Практика осмотра) Вестник полиции. 1907 г. вып. 1,2; 1908 г.. вып. 5.6.10. “, Рейсе Р.А. Научная техника расследования преступлений. С.-Пб.. 1912г.

4 Белкин Р.С. Эксперимент в следственной, судебной и экспертной практики. М.. 1964. - 68 с.

5 Лисицын В.П. Значение негативных обстоятельств при осмотре места происшествия. Алма-Ата. 1959.

74

Несколько иначе трактует понятие негативных обстоятельств А.Н.Васильев, который относит к их числу:

1) противоречащие обстоятельства, т.е. наличие следов или предметов, которые противоречат первоначально сложившейся версии о характере происшествия; 2) 3) «негативные обстоятельства» - разновидность противоречий -отсутствие признаков, которые должны быть, если бы первоначально сложившаяся версия о событии была правильной . 4) Достаточно представительная группа криминалистов считает, что негативные обстоятельства прежде всего характеризуется отсутствием объектов, которые должны были иметь место в соответствии с общей картиной происшедшего события. В частности, такой точки зрения придерживаются Комаринец Б.М., Ратинов А.Р. и другие авторы.”

По нашему мнению, понятия, в которых негативные обстоятельства определяются через термин «противоречие» в большей степени отражают сущность исследуемой категории, нежели те, в которых суть данной категории сводится к отсутствию объектов.

Обусловлено это следующим обстоятельством: отсутствие на месте происшествия каких-либо объектов, равно как и наличие чужеродных следов. свидетельствуют о противоречии отдельных обстоятельств обстановке в целом. В связи с этим нам импонирует определение негативных обстоятельств,

Бурданова B.C. Использование негативных обстоятельств при расследовании убийств. // В сб. ‘“Вопросы борьбы с убийствами”. Материалы научно-практической конференции. М.. 1969.- С.89-105

Бурак О.В. К вопросу об инсценировке убийства. Следственная практика. Вып. 41. М.. “1961 - с.20-25

1 Васильев А.Н. Тактика осмотра места происшествия. //Криминалистика. МГУ. 1971.

” Комаринец В.М. Составление протоколов осмотра мест преступлений. //Осмотр места преступления. М..1947.

Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их использование при расследовании пре- ступлений. Волгоград, 1973г.-158 с.

Ратинов А.Р. Использование версий при осмотре места происшествия. //Осмотр месга происшествия. М„ 1959.

75

предложенное С. И. Медведевым, который достаточно широко трактует со- держание указанной категории. По его мнению, негативные обстоятельства представляют собой любые фактические данные, которые противоречат обычному объяснению факта в соответствии с определенной версией .

Ранее, характеризуя механизм следообразования при создании инсценировки события преступления, мы обращали внимание на «дефектность» данного механизма в сравнении с механизмом следообразования реального преступления. Возникает вопрос: обязательна ли такая «дефектность» механизма следообразования при создании всякой инсценировки события преступления, или иными словами, обязательно ли наличие признаков, негативных обстоятельств, по которым можно распознать такую инсценировку? По нашему мнению, ответ на это вопрос должен быть положительным. Выделяется ряд факторов объективного и субъективного характера, которые делают невозможным «безошибочное» осуществление инсценировки события преступления. К числу факторов объективного характера относятся следующие обстоятельства:

  • невозможность искусственного создания следов преступления, пол ностью совпадающих по общим и частным признакам со следами реального преступления; обусловлено это в первую очередь тем обстоятельством, что процесс преступления ведет к образованию следов на многочисленных объ ектах, причем значительная часть этих следов остается в результате «некон тролируемых действий преступника на месте происшествия»,

  • невозможность возникновения в такой ситуации следов преступни ков, которые однозначно бы свидетельствовали о совершении преступления именно этими лицами (речь прежде всего идет о следах биологического про исхождения, микро следах).

К числу факторов субъективного характера относятся:

1 Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их использование при расследовании пре- ступлений. Волгоград. 1973г.-158 с.

76

  • отсутствие опыта и навыков в создании инсценировок;
  • отсутствие у преступников достоверных знаний об особенностях и деталях обстановки инсценируемого преступления в той или иной ситуации;
  • стрессовое состояние преступника, действующего, как правило, в условиях необычной для него ситуации, в результате чего нарушается самоконтроль, и допускаются ошибки в реализации замысла инсценировки;
  • случайные помехи, которые невозможно предвидеть и которые мешают преступнику довести инсценировку до логического конца;
  • влияние климатических или иных факторов, непредвиденных действий людей, животных, в результате которых следы инсценировки могут быть уничтожены.
  • Несомненную криминалистическую значимость имеет предложенная В.А. Образцовым классификация следов, которые указывают на осуществление инсценировки:

  • обнаруженные на месте происшествия следы, которых не должно быть, если бы исследуемые события были не мнимыми, а реальными (следы наличия);
  • следы, которые не обнаружены в силу их отсутствия, но которые с необходимостью должны были возникнуть, в случае реальности инсцениро- ванного события (следы присутствия);
  • обнаруженные на месте происшествия следы относятся к числу характерных для инсценированного события следов, однако, их состояние не соответствует тому, в котором они должны находиться в сложившейся ситуации (по внешнему виду, количеству, качеству) .
  • Анализ следственной практики показывает, что указанные группы следов обнаруживаются при расследовании инсценировок всех видов преступных событий, однако прослеживаются некоторые зависимости между

1 Образцов В.А. Криминалистическая классификация преступлений. - Красноярск. Изд- во Краснояр. ун-та. 1988. -17 с.

77

видом криминальной деятельности, под которую маскируют некриминальное деяние, и преобладанием следов той или иной классификационной группы. Так, для хищений характерно наличие следов первых двух названных классификационных групп - следов наличия и следов отсутствия. Например, в ходе осмотра места происшествия - торгового предприятия следователем было установлено, что с двери был сорван замок, крышка люка, ведущего в помещение, была распилена, рядом были видны явные следы рук и ног, в магазине был создан хаос и беспорядок, все вещи с полок были сброшены, пол был устлан различными шелковыми тканями. После осмотра места происше- ствия была выдвинута версия об инсценировке кражи. Подозрение пало на заведующего магазином, тем более, что он накануне составлял отчет. Однако, через некоторое время была задержана группа лиц, совершившая ряд краж из магазинов, члены которой признались в том, что инсценировка ^кражи была предпринята ими1. Целью инсценировки в данном случае явилась месть заведующему магазином, которого они ранее хорошо знали, и с которым находились в неприязненных отношениях.

Что касается следов третьей классификационной группы, то они, прежде всего, характерны для инсценировок событий преступлений против жиз- ни, здоровья, половой неприкосновенности, и некоторых других.

Одним из непременных атрибутов создания инсценировки события преступления являются ложные следы действий «преступников». Наиболее распространенными ложными следами при совершении инсценировок, маскирующих деяния посредством создания обстановки преступления против жизни и здоровья, половой неприкосновенности являются самоповреждения. Например, в результате расследования уголовного дела, возбужденного по заявлению 3. и Г. об изнасиловании их гражданами Пакистана были уста-

Архив Курского областного суда за 1989 год. Уголовное дело № 16/06-89 (номер дела судебный)

78

новлены следующие обстоятельства. Данные гражданки добровольно прибыли в квартиру последних, где также добровольно вступили с ними в половую связь. В дальнейшем, преследуя цель получения 2000 долларов США, 3. и Г. решили инсценировать изнасилование. Для придания большей убедительности своим заявлениям об изнасиловании, они нанесли друг другу телесные повреждения в области спины, бедер, груди, и сообщили, что их насильно затащили в квартиру, где проживали иностранцы, после чего проживающие там лица избивали их ногами, угрожали ножом, а затем совершили с ними насильственные половые акты. Первоначально инсценировщикам удалось осуществить задуманное: было возбуждено уголовное дело, товарищи оговоренных ими лиц собрали требуемую сумму денег и передали ее «потерпевшим». Инсценировка же преступления была раскрыта в результате проведенной судебно-медицинской экспертизы, из заключения которой следовало, что механизм нанесения обнаруженных телесных повреждений не совпадает с механизмом нанесения повреждений, описанным заявительницами .

При совершении инсценировок грабежей и разбойных нападений виновный (субъект инсценировки) иногда для большей убедительности созданной им ложной обстановки или вымышленного сообщения об этом событии также наносит себе повреждения на теле и одежде и образует следы, характерные, с его точки зрения, для инсценируемого им преступления. Как правило, такого рода следы должны убедительно свидетельствовать о насилии со стороны других лиц и явиться следами нападения, избиения, следами борьбы. Например, к созданию следов события на самом деле могут прибегать материально-ответственные лица для сокрытия хищений вверенных им средств путем инсценировки разбойного нападения посторонних лиц. Нанесение себе повреждений встречается при инсценировках кражи охраняемого объекта, с целью завоевания себе авторитета или получения поощрения, а

1 Архив Санкт-Петербургского городского суда за 1995 год. Уголовное дело № 10/12-95 (номер дела судебный).

79

также в связи с инсценировкой самоубийства по мотивам шантажа.

Необходимо также отметить, что создание следов инсценируемого события на себе требует продумывания и подчас тщательной подготовки. Поэтому все случаи такого рода действий имеют подготовительный период. Иногда для создания следов события на себе преступники могут прибегать к помощи посторонних лиц.

Анализ следственной практики показывает, что среди наиболее распространенных способов нанесения самоповреждений можно выделить случаи нанесения телесных повреждений при помощи тупых предметов, колюще-режущего холодного и огнестрельного оружия. В результате самоповреждений тупыми орудиями, кулаком, ногтями, зубами, концами пальцев, при падении на теле появляются кровоподтеки круглой, овальной формы. Эти повреждения могут находиться на голове, лице, мягких тканях туловища и конечностей.

Например, при инсценировке изнасилования женщина предъявляет ряд повреждений в виде кровоподтеков и ссадин, которые, по её мнению, должны свидетельствовать о факте насилия. Такие повреждения могут находиться на бедрах, нижней части живота и половых органах. Кроме этого, в подобных случаях могут наноситься укусы и кровоподтеки на наружной поверхности обоих плеч и молочных железах, если они могут быть приближены ко рту.

Инсценировка самообороны от нападений с целью убийства или грабежа характеризуется нанесением самоповреждений колюще-режущими и рубящими орудиями.

Они представляют собой раны линейной формы или колотого характера с гладкими ровными краями, сопровождающиеся кровотечением. Все такого рода повреждения носят, как правило, неопасный характер. Обычно они бывают многочисленными и параллельными, характеризуются наличием пробных насечек и располагаются на передней поверхности тела, на верхних

80

конечностях, на груди и животе, реже на шее и верхней части спины, то есть там, где удобно достать своей рукой, не подвергая себя серьёзной опасности.

Особое внимание, на наш взгляд, обращают самоповреждения, причи- няемые с помощью огнестрельного оружия. Чаще всего самовредительство имеет место при уклонении лиц от несения срочной службы в рядах вооруженных сил. Если повреждения, нанесенные колюще-режущим или тупым оружием, иногда доверяется производить посторонним лицам, то огнестрельное повреждение, как правило, причиняется самому себе, так как огнестрельное оружие по своей эффективности значительно более опасно, нежели холодное оружие. И поэтому лицо, причиняющее себе ранение из огнестрельного оружия, принимает все меры в целях исключения возможности причинения себе серьёзных телесных повреждений.

Обычно ранения из огнестрельного оружия наносят себе лица, хорошо владеющие таким оружием, которое они или имеют в личном пользовании или которое им доступно. При этом лицо сообщает, что огнестрельное повреждение ему было нанесено выстрелом из оружия нападающих или из отнятого у него оружия в момент его сопротивления. Нередки случаи использования огнестрельных самоповреждений при инсценировке покушения на самоубийство.

Огнестрельные повреждения путем выстрелов производятся в различные части руки (ладонь, пальцы) в упор или с очень близкого расстояния. Ра- нения ладони и пальцев руки, стопы, голени и других частей конечностей производятся в мягкие ткани или в виде касательных ранений кожи. Иногда производят выстрелы в левую сторону груди. Для этого оттягивают кожу в сторону, делают складку и простреливают её. Такое ранение является сквозным, повреждающим только кожные покровы, и выглядит опоясывающим. когда пуля проходит под кожей от одного отверстия к другому как бы по дуге.

В ряде случаев преступники могут знать, что при выстрелах с близко-

81

го расстояния обязательно остаются следы выстрела в виде копоти, несго- ревших порошинок, оставшихся в области раны, ожогов, разрывов ткани. В связи с этим при производстве саморанений преступники используют, так называемые, «поглотители» (прокладки) - предметы, которые помещаются между оружием и повреждаемой частью тела. Цель этих прокладок - поглотить порошинки, копоть, предохранить от ожога, от действия столба сжатого воздуха, газов и т.д. В качестве таких предметов применяются куски дерева. фанера, жесть, предметы одежды, несколько слоев ткани, подушки, полотенца, куски хлеба, мяса, пластилина и т.д.

При инсценировке события преступления следы создаются также путем самоповреждения слизистой оболочки полости носа для того, чтобы за- пачкать кровью отдельные части своего тела или одежду.

Значительный интерес представляют вопросы, относящиеся к механизму повреждения одежды при саморанении. Практика показывает, что на- несение саморанений лишь в редких случаях производится через одежду. Как правило, преступник предварительно освобождает от одежды поражаемый участок тела, наносит повреждение и только после этого повреждает одежду. Повреждения, нанесенные своей рукой, характеризуются некоторыми устойчивыми признаками, используя которые, можно отличить самоповреждения от ранений, нанесенных посторонним лицом.

Наиболее важным признаком самоповреждений является их локализация. Это означает, что все такого рода повреждения располагаются обычно на тех местах тела, которые удобно достать своей рукой. В.И. Попов считает, что «у праворуких, повреждения располагаются на левой стороне - на левой руке, главным образом на кисти и предплечье, на левой ноге, главным образом на бедре и голени, реже на левом боку или левой стороне живота. Повреждения на правой стороне встречаются реже. Самоповреждения на спине

82

очень редки» .

Разумеется, в тех случаях, когда самоповреждения наносятся с помощью посторонних лиц, они могут находиться в любом месте тела, и картина саморанений выглядит более правдоподобной. Однако, привлечение к нанесению ранений постороннего влечет за собой большую опасность для здоровья лица, решившего инсценировать событие путем нанесения себе повреждений.

Э. Кноблох приводит случай, когда сообщник по просьбе одного пре- ступника «наложил ему на шею петлю, затянул её, однако, это затягивание было произведено с большей силой, чем преступник первоначально замышлял, в результате чего, он впал в бессознательное состояние и свалился на землю. Сообщник, будучи напуган этим падением, которого он не ожидал, чтобы симулировать самоубийство, положил тело головой в водоотвод», где последний захлебнулся и погиб”.

Важным признаком самоповреждений является их сравнительно не- большая тяжесть. Причиняя себе повреждение, лицо стремится сделать так. чтобы оно не угрожало его жизни. Такого рода повреждения обычно располагаются на должном расстоянии от жизненно важных центров (мозг, сердце. печень, легкие, желудок, крупные сосуды), не задевают их и представляют собой, как правило, легкие телесные повреждения.

Другим важным признаком самоповреждений является также их не- соответствие типичным повреждениям, которые наносятся при совершении соответствующих преступлений, по их тяжести, локализации, направлению, взаиморасположению, количеству и т.д.

Одним из признаков самоповреждений является несоответствие по- вреждений на одежде повреждениям на теле по их взаиморасположению.

1 Попов В.И. О теории осмотра места происшествия. //Правовые науки и журналистика.

вып. 2. Алма-Ата. 1970.-е. 56-72

” Кноблох Э. Медицинская криминалистика. Прага. 1959. с. 47

83

размерам, направлению, времени образования. В следственной практике известен, например, такой случай: гр. С. вечером в окровавленной одежде с криком о помощи прибежал в дом соседа и рассказал ему, что при входе в сени своего дома он подвергся нападению неизвестных лиц. Когда соседи вошли в дом пострадавшего, то увидели там труп матери гр. С. При осмотре одежды С. и его освидетельствовании было установлено, что на его левом предплечье и груди имелись пять поверхностных разрезов кожи. Однако повреждения на его одежде не соответствовали повреждениям на теле. Дальнейшим расследованием было установлено, что гр. С. во время ссоры, убив свою мать ударом молотка по голове, решил инсценировать её убийство посторонними лицами. Для этого он перочинным ножом нанес себе несколько повреждений сначала на теле, а потом на одежде1. И, наконец, немаловажным признаком самоповреждений является несоответствие повреждений на одежде и теле «потерпевшего» объективной обстановке на месте происшествия, а также его объяснениям об обстоятельствах нападения.

Своевременное выявление признаков самоповреждений имеет большое значение для разоблачения инсценировок. Это достигается путем последовательного проведения ряда неотложных следственных действий. Так, например, осмотр места происшествия следует проводить немедленно после заявления «потерпевшего» и, по возможности, в его присутствии, что позволит выявить обстоятельства и механизм события, в результате которого он получил повреждения. В процессе осмотра необходимо обращать особое внимание на обнаружение и фиксацию различного рода оружия, боеприпасов, стреляных пуль и гильз иных приспособлений для нанесения телесных повреждений.

Отметим, что криминальная практика «обогащается» новыми, ранее не встречавшимися способами создания ложных следов действий «преступ-

1 Архив Курского районного суда Курской области за 1991. Уголовное дело № 10/02-91 (номер дела судебный).

84

ников» при создании инсценировки события преступления.

Так, в настоящее время для зарубежной и российской криминалистики представляет интерес как в научном, теоретическом, так и в практическом аспектах проблема создания искусственных папиллярных узоров (ИПУ), с которой уже столкнулись криминалисты США и стран Западной Европы. В работе Тан Лэя «Судебная экспертиза в уголовном процессе» большое внимание уделяется искусственно - папиллярным узорам - искусственно воспроизведенные на перчатках (или иных поверхностях) папиллярные узоры. совпадающие с естественными папиллярными узорами пальцев донора. В настоящее время перчатки ИПУ производятся компаниями, специализирующимися на выпуске протезов для инвалидов. В результате использования новейшей технологии и копировальной техники воспроизведения перчатки с ИПУ могут быть очень схожи с кожей живых рук не только по размеру, цвету, упругости, но и по папиллярным узорам, относительно крупным флек-торным линиям кожи, мелким ее складкам. Создание ИПУ ставит перед криминалистами ряд вопросов. Понятно, что прежде всего это дает возможность любому человеку, который имеет перчатки с ИПУ, дублировать отпечатки пальцев донора - использование перчаток с ИПУ в процессе совершения преступления в ряде случаев может позволить преступнику не только скрыть свою причастность к преступлению, но и навести подозрения на невиновных лиц.

Иными словами, можно сказать, что если ранее идентификация обнаруженных отпечатков пальцев однозначно свидетельствовала, что именно это лицо их оставило, то в настоящее время проблема усложнилась и в какой-то степени приблизилась к проблеме доказательственной оценки идентификации следов обуви, так как они могут быть оставлены как самим владельцем этой обуви, так и лицом, надевшим ее для совершения преступления или по

1 О проблеме ИПУ см. подробнее: Тан Лэй Судебная экспертиза в уголовном процессе КНР и СССР (Опыт сравнительного исследования). - Воронеж: Изд-во ВГУ. 1992. -124 с.

85

иным причинам. В этой связи очень важно поставить вопрос о распознании отпечатков пальцев человека и отпечатков ИПУ. В настоящее время установлены следующие различия ИПУ: морфологические - в процессе соприкосновения силикона с воском, при изготовлении моделей могут образовываться многие дефекты, следы удаления которых отображаются и на перчатках. Во время обработки мастерами изделий, на последних остаются малозаметные следы резцов и других инструментов, которыми велась обработка. Такие следы являются основанием для распознания ИПУ. Указанные следы в основном расположены в выпуклых частях ладони, в корнях пальцев, перчатки ИПУ могут включать отображения следов длительного ношения перчаток (срок эксплуатации около года), также существуют различия и по внешнему виду. Ввиду ограниченной поверхности протеза, оставленные им отпечатки имеют вид узкой прямоугольной полоски. Данное различие исчезает, когда используется перчатка ИПУ, которая полностью покрывает поверхность руки. По химическому составу на ИПУ не бывает потовых желез, поэтому в выделяющемся веществе не может быть аминокислоты и хлора. В связи с этим отпечатки искусственных папиллярных узоров не проявляются при использовании ангидрида или азотнокислого серебра. Указанные различия позволяют при внимательном исследовании достаточно четко распознать искусственные папиллярные узоры1.

Особая общественная опасность такого рода инсценировок с одной стороны, объективная сложность их выявления с другой, указывает на необходимость их выделения в самостоятельную подгруппу и разработки соответствующей криминалистической методики по их расследованию, в частности, важно выявить разновидности рассматриваемого явления и всесторонне изучить их, как в теоретическом плане, так и в практическом аспекте.

Проводя криминалистический анализ инсценировок преступных со-

1 О проблеме ИПУ см. подробнее: Тан Лэй Судебная экспертиза в уголовном процессе КНР и СССР (Опыт сравнительного исследования). - Воронеж: Изд-во ВГУ. 1992. -124 с.

86

бытии, необходимо рассмотреть разновидности и характеристики отдельных элементов инсценировок события преступлений.

Из методических соображений рассматриваемую разновидность инсценировок целесообразно разделить на группы в зависимости от рода инсценируемых субъектом преступлений, например, инсценировки преступлений против жизни и здоровья, свободы, половой неприкосновенности, преступлений против собственности, их непосредственного объекта, мотива, способа осуществления.

Каждая из названных групп и подгрупп инсценировок имеет своего субъекта или субъектов. Они выполняют в каждом из названных случаев несколько ролей: инициатора инсценировки, разработчика сценария, исполнителя инсценировки, а в некоторых случаях и роль потерпевшего от воображаемого посягательства. Причем все эти функции могут быть выполнены как-разными лицами, так и одним человеком.

Мотивы действия инсценировщика весьма разнообразны. Это может быть и месть, и корысть, и желание привлечь к себе внимание общественности, подчеркнуть свою социальную значимость. Иногда мотивом может стать боязнь ответственности, общественного осуждения за какой-то общественно порицаемый поступок. Следственной практике, как уже отмечалось, известны случаи инсценировки события преступления, совершенные с целью разжечь национальную рознь, спровоцировать на этой почве межнациональные столкновения, либо реализовать с помощью такого рода инсценировок свои политические, военные или иные устремления.

Чтобы отомстить «обидчику» инсценируют изнасилования, вымогательство взяток, применение к ним недозволенных методов допроса и т.д. Например, весьма показательна в этом отношении история, когда жена, желая отомстить своему мужу за бесчеловечное отношение к ней, искусно инсценировала свое убийство с последующим сокрытием трупа, а сама тайно уехала в отдаленную часть страны. Обидчик был осужден на длительный срок

87

лишения свободы, а пока он отбывал наказание «погибшая» жена спокойно проживала в отдаленной части страны1.

Из корыстных побуждений, из желания скрыть растрату, получить страховку, неправомерно удержать ценности в своем владении и т.п. виновные инсценируют ограбление, кражу, изнасилование и даже убийство. Так. гр-ка Н. вместе со своей взрослой дочерью, обнаружив, что ее муж, вскрыв вены на руках, покончил жизнь самоубийством, вынесли тело погибшего на улицу с целью инсценировки его убийства на улице. Инсценировка же эта была вызвана их желанием получить крупную сумму, на которую была застрахована жизнь потерпевшего. По данному делу работали две следственно-оперативные группы (13 человек). В причастности к убийству подозревались два человека, приметы которых назвали инсценировщицы”.

Инсценировки с целью привлечь к себе внимание общественности и показать свою социальную значимость осуществляют, как правило, лица, занимающие достаточно высокое положение. С помощью инсценировки они желают:

  • подняться по служебной лестнице,
  • удержаться на занимаемой должности, когда есть угроза ее потерять,
  • создать повод для расправы с кем-то неугодным,
  • объяснить причину невыполнения какого-либо задания и т.д. Чтобы добиться ожидаемого результата виновный инсценирует в этом

случае покушение на убийство или похищение человека. Так, например, женщина - корреспондент одной из газет, не желая ехать в командировку в отдаленный район, инсценировала свое похищение: спряталась в небольшую расщелину в горе, заложила вход камнями, связала себе руки и ноги, затол-

1 Следственная практика № 4, 1955. -.9 с.

2 Архив Владимирского областного суда за 1989 год. Уголовное дело № 85/05-89 (номер дела судебный).

88

кала кляп в рот и в таком положении была обнаружена через пять дней после исчезновения. В поисках исчезнувшей, а затем и «виновных» участвовали несколько десятков человек. По делу были обнаружены и проанализированы следующие следы инсценировки:

Во-первых, при действительном похищении невозможно заложить вход камнями изнутри, во-вторых, ноги и руки были связаны очень слабо. что свидетельствовало о возможности самой производить различные действия, а веревочные узлы на руках и ногах были таковы, что их возможно было завязать самому. Так же, если бы кляп во рту находился в течение пяти суток, то, по заключению судебно-медицинского освидетельствования, имело бы место пересыхание дыхательных путей. Кроме того, за указанный период должны были бы рефлекторно сократиться мышцы, что повлекло бы сжатие челюстей и образование повреждений зубной эмали, но следов этого обнаружено не было и, наконец, целых пять суток она не могла не отправлять естественные надобности, однако следов мочеиспускания и дефекации обнаружено не было. Все эти негативные обстоятельства позволили выдвинуть версию об инсценировке, которая нашла подтверждение и при расследовании1. Однако, следует иметь в виду, что инсценировки покушения на убийство, похищение человека и по другим категориям дел нередко совершаются при помощи соучастников, которые, выполняя просьбу субъекта инсценировки оказывают ему всяческое содействие по подготовке и реализации сценария созданной им инсценировки.

Инсценировка события преступления всегда связана с конкретным временем и местом, которое субъект стремится представить в качестве места совершения преступления: убийства, изнасилования, разбойного нападения и т.д. Чаще это бывает место работы или проживания потерпевшего, место исполнения им каких-то поручений или место нахождения имущества «жерт-

1 Следственная практика № 5 га 1956.

89

вы».

Место инсценировки это то пространственное «поле», на котором действует инсценировщик и в которое вносит ложную следовую обстановку. Это те условия, та реальная обстановка, в которой находится инсценировщик: конкретные объекты, транспортные линии, связь, рельеф, флора, фауна места, погода и т.д. Важно еще и то, что в обстановку места происшествия инсценировщик включает и свое тело, свою одежду и обувь, имитируя на них необходимые, по его сценарию, следы. Место и время инсценировки выступают в качестве объективных факторов, определяющих реальные возможности субъекта по инсценировке и влияющих на ее содержание. Они (эти факторы) оказывают существенное влияние на характер имитируемых следов, их локализацию, способы фальсификации.

Время создания имитируемой следовой обстановки обычно совпадает со временем реальных действий инсценировщика на месте происшествия. Вместе с тем, время реальных действий субъекта по созданию инсценировки не всегда совпадает со временем совершения преступления, которое он инсценирует. Последнее обстоятельство весьма важно иметь в виду при расследовании инсценировки.

В большинстве ситуаций после создания инсценировки ее субъект вынужден играть роль потерпевшего - обращаться с заявлением о нападении. стараться помочь следователю найти «следы» при осмотре места происшествия, описывать приметы преступников, напавших на него, требовать найти и наказать «виновного», писать жалобы на следователя, имитируя стремление к раскрытию преступления и наказанию виновного.

В самом общем виде факт наличия инсценировки можно заподозрить по трем, обычно взаимосвязанным, признакам: по ошибкам при фальсификации следовой обстановки на месте происшествия; по уликам поведения субъекта («потерпевшего»), как до, так и после материализации им сценария инсценировки, в том числе и в процессе расследования; по особенностям неко-

90

торых личностных качеств заявителя в сравнении с личностными качествами называемого им «преступника».

На ложность следовой обстановки и инсценировку события преступления в целом могут указывать:

  1. Наличие на месте происшествия следов, подтверждающих лишь часть или отдельные элементы события, в совершении которого заявитель старается убедить следователя. Например, потерпевший утверждал, что неизвестные проникли в его квартиру на первом этаже через форточку, открыли окно и через него вынесли мебель, холодильник и другие ценные вещи. При осмотре места происшествия на полу и подоконнике были обнаружены следы перемещения названых предметов. Сомнение вызвало отсутствие следов выполнения заключительной фазы кражи - следов за окном1.
  2. Наличие на месте происшествия излишнего множества следов, в том числе, указывающих на выполнение виновным ненужных в данной обстановке действий, взломов, разбрасывания вещей и т.д.
  3. Обнаружение в следовой обстановке негативных обстоятельств, например, какого-либо следа, фальсификация которого становится очевидной. Например, пальцевого отпечатка, изготовленного с помощью «клише», повреждений на теле потерпевшего, которые вероятно нанесены им самим или не соответствуют времени посягательства.
  4. Отсутствие на месте происшествия объективных условий, позволяющих совершить посягательство в данном месте, в данное время и таким образом, как это утверждает потерпевший.
  5. Странности в поведении потерпевшего, в частности, депрессия, возбужденность, паника, не вытекающие из случившегося (эмоциональный перебор, «переигрывание»).
  6. Чрезвычайная настойчивость заявителя в попытках убедить следо-
  7. 1 Архив Московского городского суда за 1985 год. Уголовное дело № 45/11 -85 (номер дела судебный)

91

вателя в своей версии, выражающаяся в большом числе доводов и аргументов.

  1. Повторность аналогичных посягательств на одного и того же потерпевшего при одних и тех же обстоятельствах.
  2. Отрицательная характеристика заявителя, склонность его ко лжи и фантазированию.
  3. Проговорки «потерпевшего».
  4. В заключение, несколько выводов, которые, по нашему мнению, могут облегчить выявление и расследование рассматриваемой разновидности инсценировки:
  • преступление как реальное явление действительности неизбежно оставляет систему связанных между собой следов (соответствующую следовую обстановку) и отображается в ней,
  • инсценировка события преступления содержит лишь следы действий инсценировщика (инсценировщиков), но она не имеет и объективно не может иметь отображений (следов) того явления, констатацию которого хотят вызвать у представителя правоохранительных органов,
  • отсутствие системы следов преступления, каким бы очевидным оно не казалось, означает, что события преступления в реальности не было, а имеет место его инсценировка,
  • во избежание ошибки, наряду с поиском следов, подтверждающих совершение преступления, надлежит не менее внимательно выяснить также и то, нет ли факторов, ставящих под сомнение или опровергающих этот вывод. в частности, негативных обстоятельств и фактов отсутствия следов, которые неизбежно должны быть в случае реального посягательства.

92

§2. Использование программно - целевого метода для разоблачения инсценировок преступных событий

Программно - целевой метод - один из методов организации и управ- ления процессом расследования. Создателем данного метода является профессор Густов Г.А.1 В основе данного метода лежит научный анализ, организация расследования и получение по уголовному делу новых знаний с помощью заранее разработанных типовых криминалистических программ. Рассмотрим вкратце, суть данного метода.

Типовая криминалистическая программа представляет собой систему рекомендаций «имеющих цель оказания работникам следствия помощи в организации расследования и получении по делу криминалистически значимой информации. Программы, аккумулируя результаты изучения следственной практики и методической литературы являются источником информации о типовых задачах расследования, методах, средствах, приемах их решения. помогают верно оценить имеющуюся и поступающую в ходе расследования по конкретному делу информацию, найти оптимальное решение. Методологической базой криминалистических типовых программ являются сведения о закономерностях события преступления и закономерностях процесса расследования».

Обоснованным представляется выделение следующих классификаций типовых криминалистических программ:

1) По степени общности различают программы, рассчитанные на ор- ганизацию расследования видов, подвидов преступлений и программы рассчитанные на решение отдельной задачи расследования по тому или иному виду (подвиду) преступлений.

1 Густов Г.А. Программно-целевой метод организации раскрытия умышленных убийств. -Л.Л980.

93

2) По объекту различают программы, направленные на организацию расследования уголовного дела в целом, отдельных тактических операций и отдельных следственных действий. 3) 4) По структуре типовые криминалистические программы могут быть краткими и развернутыми. Краткие представляют собой систему логи- чески упорядоченных типовых задач, рекомендуемых для исследования определенного объекта. Данные программы представляют собой «банк» вопросов, работа с которым помогает следователю определить, что необходимо выяснить при расследовании данного вида преступлений, изучить конкретное обстоятельство, решить определенные задачи. К этой группе относятся следующие типы программ: 5) а) программы, в которых названы только основные типовые задачи расследования.

Их применение помогает организовать анализ исходных материалов дела, сгруппировать, систематизировать, использовать имеющуюся информацию, определить основные задачи, стратегию расследования дела.

б) программы, в которых наряду с основными задачами названы про межуточные и частные задачи.

Такие программы помогают, уже в начале работы, определить комплекс задач по делу, что значительно облегчает организацию работы и по- зволяет проводить ее одновременно в нескольких направлениях.

в) программы, в которых типовые задачи сформулированы примени тельно к определенной ситуации.

Развернутые программы наряду с созданием банков вопросов, содержит банк решений. Они в свою очередь делятся на две группы: непрогности- ческие и прогностические.

ГУСТОВ Г.А. Комплексный подход в раскрытии умышленных убийств. - Л.. 1982.

94

Непрогностические программы строятся по схеме: типовая задача - типовые средства решения (тактические операции, следственные действия, иные мероприятия). Такие программы могут увязываться с определенными ситуациями, но в них не называются определенные результаты действий, не указываются направления действий с учетом полученных результатов. Названный недостаток компенсируется развернутыми прогностическими программами.

Данные программы строятся по схеме: Типовая задача - типовые средства - методы решения - возможные результаты - дальнейшие действия следователя.

Основное значение типовых криминалистических программ заключается в обеспечении системной работы с имеющейся информацией и целена- правленном поиске недостающих данных. Использование программно - целевого метода позволяет избегать субъективного подхода в расследовании. когда следователь при определении направлений следственного поиска опирается главным образом на здравый смысл и личный опыт.

Следует отметить, что типовые криминалистические программы содержат лишь общие задачи расследования и не отражают индивидуальные задачи по конкретным уголовным делам. Поэтому анализ полученных по делу информации необходимо завершать синтезом данных, заложенных в программу и полученных в ходе конкретного расследования. Синтез - это непременный элемент технологии организации расследования с помощью типовых программ.

В качестве объекта синтеза выступают следующие элементы:

а) данные о событии преступления,

б) данные о потерпевшем и его поведении (информационная модель потерпевшего),

в) данные о лице, совершившем преступление или (информационная модель виновного),

95

г) задачи расследования данного преступления.

Эффективность синтеза значительно повышается при использовании следующих вспомогательных элементов: типовой блок-схемы события преступления, типовых схем криминалистических характеристик виновного и жертвы. Используя результаты анализа и синтеза, принимаются решения о задачах, направлении, стратегии и тактики расследования, выборе следственных действий.

Типовые программы следует применять уже при осмотре места происшествия.

С учетом того, что на месте происшествия следователю приходится работать в экстремальных условиях, к программам следует вернуться после проведения данного следственного действий, перед определением общих и частных задач расследования конкретного дела.

В целом технологию разработки плана расследования с помощью программно- целевого метода отражает следующая система операций.

Во-первых, необходимо выбрать краткую типовую программу, соответствующую данной ситуации или решаемой задачи расследования.

Во-вторых, необходимо уяснить требования первого пункта выбранной программы, конкретизировав его применительно к данному делу.

В третьих, необходимо вернуться к материалам дела, выяснить имеются ли в первичной информации сведения по рассматриваемому вопросу. Затем необходимо сформулировать вывод и попытаться углубить знания. Для этого необходимо поставить вопросы, конкретизирующие сделанный вывод (например, если смерть наступила не на месте обнаружения трупа, а на другом, необходимо проанализировать, откуда, когда, как мог быть доставлен труп на место его обнаружения: если погибший лежал, то нужно выяснить, где и т.д.) .

1 Густов Г.А. Комплексный подход в раскрытии умышленных убийств. - Л.. 1982.

96

В полной мере программно - целевой метод может быть применим и для разоблачения инсценировок событий преступления. Основными, базовыми положениями, которые необходимо учитывать при построении типовой криминалистической программы расследования инсценировки события пре- ступления являются следующие положения, некоторые из которых были подробно рассмотрены нами выше.

Несмотря на то, что в настоящее время при расследовании инсценировок преступных событий отсутствуют специфические методики расследования, основные положения программно - целевого метода могут лечь в основу программы расследования инсценировок событий преступления.

Проиллюстрируем сформулированные выше положения примером расследования инсценировки изнасилования. Так, гр-ка Л., находясь в гостинице с гр - ом Н., решила инсценировать свое изнасилование. Для этого она, дождавшись, пока Н. уснул, порвала на себе одежду, нанесла на своем теле повреждения, характерные для самообороны, разбросала вещи в комнате и с криком «Помогите!» выскочила из номера. На возникший шум прибежали дежурные по этажу, которые явились очевидцами последней фазы инсценировки. Вызванные на место происшествия работники милиции произвели осмотр места происшествия, задержали гр - на Н.. лежащего в постели, который не отрицал факта добровольного вступления в половую связь, так как на протяжении полутора лет совместно проживал с ней. Однако, на основании объективной видимой картины места происшествия и наличия телесных повреждений на теле потерпевшей, было возбуждено уголовное дело, а гр - н Н. задержан органами следствия. По данному делу был применен метод программно - целевого исследования всех обстоятельств, а именно: следователь проверял версию, высказанную потерпевшей, по краткой программеусобытий изнасилования и выяснил все обстоятельства по программе:

  1. Кто, когда и при каких обстоятельствах обнаружил заявительницу.
  2. Что произошло (изнасилование или его инсценировка).

97

  1. Каким способом.
  2. В каких положениях находились подозреваемый и потерпевшая в момент совершения изнасилования.
  3. Каков мотив и цель якобы совершенного преступления.
  4. Какие события предшествовали совершению изнасилования.
  5. Что побудило потерпевшую заявить на своего сожителя.
  6. В процессе установления истины каждый вопрос исследовался и ана- лизировался с различных сторон на месте происшествия, то есть при проверке версии так называемой потерпевшей, следователем была применена типовая блок — схема события изнасилования, смысл которой заключается в том. что путем детализации обстановки места происшествия и события преступления, сразу же были выявлены негативные обстоятельства, которые заставили усомниться следователя в достоверности данного преступления. Типовая блок - схема позволила распознать инсценировку изнасилования, так как были тщательно отработаны следующие вопросы:

  7. Где находились виновный и потерпевшая в период нахождения в одной комнате…
  8. Чем занимались виновный и потерпевшая в период нахождения в одной комнате…
  9. Когда прибыли туда…
  10. Откуда прибыли…
  11. На чем прибыли…
  12. Каким путем прибыли…
  13. С кем прибыли…
  14. Зачем прибыли…
  15. Что делают на месте происшествия до совершения полового акта… 10.Что делают на месте происшествия после совершения полового ак та…(выполняли какую то работу, занимались каким то делом и т.д.)

98

11 .Была ли ссора между ними и по какой причине… 12.Какова динамика сближения гр-на Н. с потерпевшей заявительницей… 13.Как ведут себя потерпевшая и нападавший… 14.Используются ли какие-либо орудия нападавшим для достижения

своей цели… 15.Сколько наносится ударов, куда, в какие части тела и в какой по- следовательности.. . 16.В каком положении находился нападавший и потерпевшая, имеются ли на теле последней следы самообороны. Характерны ли они для последовательности излагаемых событий… 17.Когда и как заявительница покидает место происшествия… Детальная отработка всех вопросов типовой программы приводит к выявлению негативных обстоятельств, так как всякое несоответствие и противоречия в показаниях заявительницы и наличие следов на месте происшествия приводит следователя к убеждению, что на самом деле имело место не преступление, а инсценировка. В данном примере при применении программно-целевого метода после проведения судебно- медицинской экспертизы, показаний потерпевшей, проведения очной ставки с подозреваемым следователем были выявлены явные следы инсценировки, которые заключаются в противоречиях инсценируемого заявительницей события.

В другом примере при расследовании разбойного нападения на квартиру гр-на Е. была выявлена инсценировка с целью объяснения отсутствия крупной суммы денег в размере сорока тысяч долларов США. При осмотре места происшествия в квартире были обнаружены следы от нападения на хозяина квартиры, которого, по его показаниям, вошедшие трое в масках связали, нанесли удар по голове, а сами в это время завладели деньгами, которые находились в серванте. В ходе расследования был применен программно-целевой метод, где вновь была использована типовая программа события:

99

  1. Как стало известно о разбойном нападении…
  2. Как характеризуется потерпевший…
  3. Где, когда и при каких обстоятельствах его видели последний раз…
  4. Какие события предшествовали разбойному нападению…
  5. Каковы мотивы разбойного нападения…
  6. Кому было известно о наличии такой суммы денег в квартире…
  7. Сколько человек участвовало в разбойном нападении…
  8. Какие средства были применены к пострадавшему…
  9. Как стало известно о совершенном разбойном нападении…
  10. Какие следы были зафиксированы на месте происшествия…
  11. Какие телесные повреждения были зафиксированы на пострадав- шем…
  12. В процессе производства следственных действий (осмотра места про- исшествия, проведения экспертизы и т.д.) по делу о разбойном нападении были выявлены негативные обстоятельства, которые противоречили естественному ходу событий, а именно: после проведения судебно- медицинской экспертизы на голове и теле потерпевшего были обнаружены такие повреждения, которые по механизму их причинения не соответствовали показаниям потерпевших. Также в ходе осмотра места происшествия были выявлены следы, которые не соответствовали показаниям и являлись необъяснимо лишними. Успех в расследовании данного дела и выявлении лиц, создавших инсценировку, зависит от правильного и последовательного применения программно-целевого метода, глубокой проработки каждого вопроса типовой программы, т.е. изначально следует уяснить вопрос программы, конкретизировать его применительно к данному делу, затем следует выяснить, имеются ли в деле сведения по данному вопросу. Если да, то достаточно ли сведений для достоверного вывода, который можно сформулировать. Если по делу сведений недостаточно и не представляется возможным сделать вывод, то необходимо принять меры к сбору недостающих сведений, используя тем

100

самым развернутые программы, пытаясь углубить свои знания по данному вопросу. И только после того, как полностью исследован весь вопрос программы, следует переходить к отработке следующего вопроса.

В другом случае при расследовании уголовного дела об ограблении кассы банка некий г-н К. являясь сотрудником банка по предварительному сговору с кассиром банка завладев крупной суммой денежных средств в размере 200 000 000 (неденоменированных) рублей решили направить следствие по ложному пути инсценировав ограбление банка с участием гражданина Н. следующим образом, зайдя в кассу г-н Н. применил баллончик со слезотач-вым газом в лицо кассиру, после того как она потеряла сознание г-н Н. якобы завладев ключами похитил из кассы крупную сумму денег в размере 200000000 рублей и скрылся а кассир якобы придя в сознание подняла крик и сама сообщила об ограблении ее кассы. После приезда работниками милиции сразу же ими стала отрабатываться версия о реальном ограблении кассы банка, где в течении длительного времени следствие шло по пути отработки версии высказанной кассиром которая для убедительности совершенного ограбления неоднократно демонстрировала болезненное состояние, испуг, периодическую потерю сознания и симулятивным путем направляла ход следствия по выгодному ей пути. Кроме этого кассиром был составлен словесный портрет предполагаемого лица кавказской национальности который применил в отношении нее баллончик со слезоточивым газом, и тем самым ход следствия был направлен по пути поиска лица скрывшегося с места происшествия. На протяжении месяца результаты оперативно - розыскных меро- приятий в отношении вышеназванного лица положительных итогов не принесли, тогда для восстановления истины был проведен программно - целевой метод раскрытия данного преступления, где была использована примерная программа изучения события разбойного нападения и полно и всесторонне были исследованы все вопросы типовой программы а именно:

1) Как стало известно об ограблении кассы;

101

2) Как характеризуется потерпевший кассир; 3) 4) Небыли ли ей нарушены инструкции по исполнению своих служебных обязанностей в должности кассира; 5) 6) Где, когда, при каких обстоятельствах мог подойти в кассу постороннее лицо; 7) 8) Как и при каких условиях не установленное лицо могло завладеть ключами от кассы банка; 9) 10) Каково было взаиморасположение кассира по отношению к лицу похитившему денежные средства и приведшим ее в беспомощное состояние; 11) 12) Была ли возможность грабителю достать ключи со стола в кассе при об- стоятельствах указанных потерпевшей; 13) 14) Как вела себя потерпевший кассир при обстоятельствах имеющихся следов выявленных на месте происшествия; 15) 16) Каков механизм поведения не установленного лица по отношению к кассиру после завладения им деньгами, была ли возможность нападавшему нейтрализовать и привести в длительное беспомощное состояние очевидца кассира. 17) При использовании программно-целевого метода каждый вопрос выше перечисленной программы отрабатывался с учетом имеющихся в деле сведений их достаточностью необходимой для формулирования определенного вывода, и только после этого следствие изучало следующий вопрос программы. И как только рассматривался вопрос о личности потерпевшей и причинах нарушения инструкций сразу же были выявлены негативные обстоятельства на предмет того как могли ключи от сейфа попасть в руки постороннего лица. Вызванное сомнение следователя было проверено им при производстве следственного эксперимента на предмет возможно ли через окно кассы достать рукой ключи после приведения кассира в беспомощное состояние. Про-

102

ведение следственного эксперимента исключило такую возможность. Что вызвало сомнения в правдоподобности показаний которые давала потерпевший кассир. В ходе проведения судебно-медицинской экспертизы также было выявлено несоответствие попадания слезоточивого газа в лицо и наступление тех последствий о которых свидетельствовала потерпевшая. При исследовании личности потерпевшей в совокупности собранных доказательств (следственный эксперимент и судебно-медицинская экспертиза) под давлением названных улик кассир чистосердечно во всем призналась, заявив при этом что на эти действия при инсценировке подтолкнул сотрудник банка который настаивал на возможности безнаказанно проведенной инсценировке с целью завладения денежных средств, так как являлся ее сожителем.

Однако, как показывает изучение следственной практики при использовании программно-целевого метода, чаще всего допускаются следующие ошибки, существенно понижающие результативность программно-целевого метода организации расследования:

  1. Не конкретизируются требования типовой программы примени тельно к материалам расследуемого дела.

Эти ошибки встречаются при решении следующих вопросов:

Что произошло (в частности не всегда делаются выводы: преступление это или инсценировка).

  1. Не всегда делаются промежуточные выводы о том, какое орудие использовал виновный, каков механизм образования телесных повреждений, нередко упускаются из вида взломы и иные повреждения на предметах обстановки места происшествия.
  2. Не всегда в полном объеме следователь выясняет, каким способом совершена инсценировка, не делается вывод о том, как виновный проник на место происшествия.
  3. При анализе не используются развернутые типовые программы.
  4. Информация о событии преступления или инсценировки не обоб-

103

щается (отсутствует картина изучаемого события). Основными, базовыми положениями, которые необходимо учитывать при построении типовой
криминалистической программы расследования инсценировки события преступления являются следующие положения:

  • Преступление как реальное явление действительности неизбежно оставляет систему связанных между собой следов (соответствующую следовую обстановку) и отображается в ней.
  • Инсценировка события преступления содержит лишь следы действия инсценировщика (инсценировщиков), но она не имеет и объективно не может иметь отображений (следов) того явления, к констатации которого стремится лицо, прибегающее к инсценировке.
  • Отсутствие системы следов преступления, каким бы очевидным оно не казалось, означает, что событие преступления в реальности не было, а имела место инсценировка.
  1. Попытайтесь уг- лубить знания.
  2. Используйте знания для орга- низации рассле- дования, принятия решений.
  3. Переходите к следующее вопросу программы
  4. Схема

!

5

о

. Л S3

S

3

», *с

о

^s.

1— з;

_,

й г*,

S

^-.

?V1

S

к: о В- о

3

Е S

i

3

им S -* —?i.

Да,

о Д<% аз

а. sis О

22 а

5 5

? о X 5

к о

о о

& 23

г5

аз

1

о Е

О.

0J

1. 5 b

?5 о

3

S3 О Е

•22

1” 5 О §

2 3

-

с п

s

А

Нет

Нет

Соберите недостающие сведения. Используйте развернутые программы

104

Как показывает изучение следственной практики, при правильном применении программно-целевого метода по любому конкретному делу как правило приводит к успешному раскрытию преступления или инсценировки. Последовательность операций образующих технологию программно-целевого метода можно проследить по схеме. При правильном применении каждого вопроса примерной типовой программы по конкретному делу приводит к качественному исследованию всех обстоятельств и установлению истины по делу. В этом заключается универсальное применение программно-целевого метода по организации расследования как конкретных преступлений так и инсценировок преступных событий.

Густов Г.А. Программно-целевой метод организации раскрытия умышленных убийств. -Л.Л980.

105

§3. Использование метода моделирования в расследовании инсценировок преступных событий

Установление истины в любой познавательной деятельности, в том числе криминалистической, возможно лишь в случае использования достоверных методов познания. Основным, базовым методом, используемым в криминалистической теории и практике, является диалектический метод познания исследуемых объектов и явлений. Сущность данного метода заключается в системном, непрерывном изучении объектов и явлений в единстве с иными объектами материального мира, с учетом их непрерывного развития и изменчивости.

Если говорить о практической направленности методологии, то необходимо, в первую очередь, обратить внимание на общенаучные методы выявления, обнаружения, исследования и оценки криминалистически значимой информации: сравнения, наблюдения, описания, измерения, эксперимента и. главным образом, моделирования.

На повышенную криминалистическую значимость данного метода для выявления и разоблачения инсценировок справедливо указывал Р.С. Белкин, который отмечал, что в данном случае имеет место сравнение существующего с должным1. Если инсценировщик демонстрирует событие преступления, то оно по замыслу данного лица должно совпадать по всем признакам с событием реального преступления. Применение метода сравнения и моделирования при разоблачении инсценировок исследуемого вида имеет свою специфику. Заключается она в мысленном сравнении обстановки на месте происшествия как с преступным деянием, под которое замаскировано данное событие, так и с действительным «некриминальным» событием, за-

1 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики- М.Л997.Т.З.. -372с.

106

маскированным под преступление.

При таком сравнении активизируется деятельность мышления, уве- личивается объем сравниваемых признаков, т.к. поиск и выделение отдельных признаков исследуемой обстановки места события осуществляется осмысленно на основе сравнения с определенными моделями, образами. Процесс сравнения имеет в данном случае несколько взаимосвязанных этапов: от сравнения мысленного образа- отражения с аналогичным представлением, к выделению и осмыслению общих и частных признаков, а затем на более высоком уровне общности сопоставление модели с образом-отражением.

Отметим, что при использовании метода сравнения, оценке должна подвергаться не только обстановка места происшествия, но и поведение лица и сообщаемые им сведения по поводу этой обстановки. Такую оценку необходимо осуществлять следующими приемами:

  • путем сравнения всех факторов должного события со всеми факторами существующего события;
  • путем сравнения отдельных факторов должного события с отдельными соответствующими факторами существующего события;
  • путем сопоставления каждого из факторов с другими факторами для решения опросов об их соответствии.
  • Можно без преувеличения сказать, что мысленное моделирование как метод познавательной деятельности помогает решению следователем всех важнейших задач расследования. Однако, особенно важна роль моделирования в установлении события преступления, формы вины, мотивации содеянного. В этой связи данный метод приобретает особую важность для выявления и разоблачения инсценировок события преступления.

Проблемами моделирования и использованием данного метода в криминалистической деятельности занимались, в частности, И.М. Лузгин.

107

М.Н. Хлынцов и д.р. Исследования Г.А. Густова имеют ярко выраженную практическую направленность, им, как уже отмечалось, разработан программно- целевой метод раскрытия преступлений, основу которого также составляет метод моделирования. ~ Между тем, возможности применения метода моделирования при выявлении и разоблачении инсценировок, в том числе инсценировок события преступления, рассмотрены в литературе фрагментарно, в контексте общих возможностей использования данного метода при расследовании преступлений. В этой связи остановимся на этой проблеме более подробно.

Моделирование представляет собой мыслительное или материальное конструирование моделей, имитаций определенных процессов или явлений с тем, чтобы полученные при этом знания служили основой для суждения о другом изучаемом предмете или явлении. Применительно к криминалистической деятельности метод моделирования позволяет решать следующие задачи:

  • объясняет события, факты, происхождение которых неизвестно (как верно отмечает М.Н. Хлынцов, моделирование восполняет неизвестные нам знания об объекте исследования с помощью знаний известных, отраженных в модели объекта);”
  • облегчает постановку задач, которые необходимо решить при расследовании преступления;
  • помогает в условиях ограниченной информации выдвинуть версии и организовать их надлежащую проверку;
  • повышает эффективность статистического метода обнаружения ви-
  • ’ Хлынцов М.Н. Криминалистическая информация и моделирование при расследовании преступлений. Саратов, 1982.-c.48 { Лузгин И.М. Моделирование и расследование преступлений. М. Юрид. лит. 1981. -152 с. \i 2 Густов Г.А. Комплексный подход в раскрытии умышленных убийств. - Л.. 1982.

3 Хлынцов М.Н. Криминалистическая информация и моделирование при расследовании преступлений. Саратов. 1982. -с.

108

новного.

Кроме этого, весьма высокая эффективность данного метода проявляется в ходе построения системы доказательств по уголовному делу. В частности, использование данного метода дает следователю следующие возможности:

  • правильно, с исчерпывающей полнотой и конкретно определить об- стоятельства, подлежащие доказыванию по делу;
  • установить связь между фактическими данными, имеющимися в деле, и обстоятельствами, подлежащими доказыванию;
  • сгруппировать доказательства и сделать вывод об установлении того или иного обстоятельства;
  • сформировать систему доказательств по делу.
  • Процесс моделирования, как нам представляется, во всяком случае, должен состоять, по крайней мере, из трех этапов:

1) построение модели изучаемого объекта, 2) 3) изучение данной модели, 4) 5) проверка модели и использование знаний, полученных с помощью модели. 6) Проанализируем далее каждый из названных этапов более подробно. рассматривая в качестве объекта действия следователя, направленные на вы- явление и разоблачение инсценировки события преступления. Процесс по- строения криминалистической модели инсценировки проходит следующие стадии:

  • выбор компонента модели;
  • создание основы модели;
  • детализация модели;
  • фиксация модели.
  • Состав компонентов модели определяет сам следователь в зависимости от того, какие элементы объекта существенны для решаемой им практи-

109

ческой задачи. Поэтому, модель всегда индивидуальна и субъективна. Она может соответствовать действительным обстоятельствам происшедшего события либо не соответствовать им. Модели, которые соответствуют действительным обстоятельствам происшедшего события, являются основанием для получения «положительной» информации по делу. При этом, подчеркнем это особо, следует обращать внимание на компоненты модели, которые противоречат общему типу выстроенной модели. Выявление этих компонентов дает знания тех свойств, которыми не обладает оригинал, в качестве которого выступает криминальная деятельность.

Применительно к тематике нашего исследования укажем, что следователь, изучая обстановку на месте происшествия и обнаружив негативные обстоятельства, мысленно строит три модели: модель преступного поведения, под которое было замаскировано в действительности происшедшее событие; модель действий лица, прибегнувшего к инсценировке, по созданию этой инсценировки; и модель действий, которые имели место на месте происшествия и впоследствии были замаскированы инсценировкой.

Типичными компонентами создаваемой следователем криминалистической модели происшедшего события в данном случае выступают следующие обстоятельства:

  • объект посягательства;
  • субъект преступления или инсценировки;
  • поведение виновного;
  • место совершения преступления и время его совершения;
  • последствия содеянного.
  • Построив основу мысленной модели, ее необходимо конкретизировать.

Наиболее типичными вопросами, конкретизирующими модель преступления против личности, являются: когда, с кем, зачем, откуда, на чем прибыл, в каком положении находились потерпевший и виновный, чем нане-

по

сены повреждения, сколько ударов и т.д. В поисках ответа на поставленные вопросы следует обратиться к материалам уголовного дела, имеющейся информации, к своему жизненному и профессиональному опыту. Существенную помощь в ответах на конкретизирующие вопросы может оказать и специалист. Практика также показывает, что искомый ответ получить гораздо легче, если расположить его в такой последовательности, когда ответ на предыдущий вопрос помогает ответить на последующие. Разумеется, некоторые ответы могут носить вероятностный характер, но для этого и создается мо-дель, чтобы проверить имеющиеся знания и получить новые.

Конкретизирующие вопросы очень ценны еще потому, что они помогают получить новые знания, как бы выступают в роли своеобразного наве- дения на догадку, расширяют воображение следователя и его интеллект в направлении, нужном для решения конкретной практической задачи. Найденные ответы при необходимости подвергаются дальнейшей детализации, конкретизации, уточнению. Детализируя модель произошедшего события, можно найти не один какой-то ответ, а несколько. В результате, следователь получает многовариантную модель, отображающую познавательный объект с разных точек зрения. Такую модель можно условно назвать максимальной. она помогает обеспечить объективность и полноту познания и в процессе расследования гарантирует в какой-то мере следователя от ошибок. Работая с моделью в стадии построения, перед нами также стоит задача обнаружения тех деталей, которых не существует в оригинале. В процессе факторного анализа и мысленного эксперимента на последующей стадии моделирования несуществующие детали будут обнаружены и удалены из модели.

Из сказанного следует важный в практическом отношении вывод: проверяя версии с помощью моделирования, надлежит построить не одну, а все возможные модели, соответствующие данной версии. Выполнение этого правила позволяет в значительной степени обеспечить объективность и полноту расследования.

Ill

После построения модели ее необходимо изучить. Изучение криминалистической модели предполагает следующие стадии:

  • логический анализ обстоятельств, входящих в содержание модели;
  • выведение суждений о фактах, обнаружение которых позволяет принять правильные криминалистические и процессуальные решения по делу и, в конечном итоге, получить достоверные знания об оригинале.
  • При изучении построенной модели следователь рассуждает следующим образом: если отображенное моделью деяние имело место в реальности. то субъектом данного деяния должны быть выполнены определенные действия. Если указанные действия выполнены, то в реальности на определенных местах, обусловленных особенностями механизма следообразования данных действий, должны будут образовываться соответствующие следы - отображения. Осуществляя на следующем этапе проверку модели путем исследования реальной обстановки и оценивая полученные результаты, следователь делает вывод о достоверности модели.

Практически рассматриваемая стадия криминалистического моделирования осуществляется путем выполнения следующих операций:

определения обстоятельств, подлежащих выяснению для проверки соответствия модели оригиналу;

  • проверка наличия (либо отсутствия) в первичной информации сведений об обстоятельствах, подлежащих выяснению;
  • определение мероприятий для поиска недостающей информации;
  • организация и выполнение намеченных мероприятий.
  • Затем наступает стадия оценки результатов проверки модели. Здесь возможно получение двух вариантов произведенной оценки. В первом случае, при обнаружении совпадения признаков обстановки исследуемого события с признаками модели преступления делается вывод о наличии признаков реального преступления и отсутствии инсценировки. Во втором случае, когда зафиксировано несовпадение данных признаков, делается вывод о наличии

112

признаков инсценировки и отсутствии признаков реального преступления. Прежде чем сделать указанные выводы, необходимо убедиться в следующих обстоятельствах:

  • имеют ли обнаруженные следы отношение к расследуемому событию, не появились ли они до или после совершения расследуемого события при обстоятельствах, не имеющих значение для дела;
  • отсутствуют обстоятельства, которые видоизменили содержание обнаруженных следов: не изменили ли следы свой вид в результате сил природы, иных процессов, не связанных с происшедшим событием, не были ли они уничтожены в результате указанных факторов, лишь после этого допустимо выдвижение версии о маскировке расследуемого события инсценировкой.
  • Проиллюстрируем указанные теоретические положения на примере конкретных уголовных дел, в ходе расследования которых были разоблачены инсценировки события преступления.

Так, при расследовании похищения 5 тонн гречневой крупы с сельского склада были обнаружены следы незначительной россыпи гречневой крупы, ведущие к объездной дороге, тогда как сторож склада М. заявляла о том, что неизвестные похитили гречневую крупу в мешках через чердак. При осмотре места происшествия следователь, используя метод моделирования, обнаружил явные несоответствия в следообразовании и показаниях заявительницы, что послужило ключом к раскрытию преступления1.

По другому делу были установлены следующие обстоятельства. Работник вневедомственной охраны, потеряв табельный пистолет в парке, решил инсценировать совершенное на него разбойное нападение. С этой целью он выбрал место в парке, испачкал свою одежду в траве, порвал на себе пиджак и рубашку, нанес самоповреждения в виде кровоподтеков на лице и го-Архив Большесолдатского районного суда Курской области за 1982 год. Уголовное дело № 156/7-82 (номер дела судебный).

113

лове. Прибывшие с заявителем на место происшествия следователи и оперативные работники милиции осмотрели место, указанное заявителем и обнаружили на этом месте заранее оставленную инсценировщиком расческу и записную книжку, которые якобы выпали у него из кармана во время нападения. В созданную следователем модель разбойного нападения «не вписалось» следующее обстоятельство: в ходе осмотра потерпевший заявил, что в результате причиненные ему телесных повреждений он потерял сознание и очнулся спустя длительное время после совершения нападения. Однако оперативно проведенное освидетельствование показало, что повреждения на голове и лице «заявителя», несмотря на их множество, носят поверхностный характер и не могли повлечь последствий, указанных «потерпевшим». Выдвинутая на основе данной информации версия об инсценировке события преступления в дальнейшем подтвердилась1.

Процесс криминалистического моделирования можно проиллюстрировать на следующей схеме.

Исходные данные —

ч Преобразование модели

Построение модели - Изучение модели

Проверка модели

Достоверн ые

знания об

объекте

*

Таким образ ом, приме нение метод а мысле нного модел ирова ния явля- ется эффек тивны м средс твом для разоб лачен ия и рассл едова ния инсце ниро- вок прест упных событ ий. Он позво ляет, созда в мысле нную модел ь событ ия. тщате льным образ ом изучи ть и прове рить обста новку места проис шеств ия на предм ет соотв етстви я или несоо тветст вия реаль ности имею щейся следо вой

Архив Пензен ского област ного суда за 1988 год. Уголов ное дело № 1655- 3/88 (номер дела судебн ый).

114

обстановки, т.е. системы следов и материальных объектов, находящихся на месте происшествия, отображающей событие, протекавшее на данном месте ранее. Изучение следовой обстановки позволяет представить картину реально, определить правовую сущность участников и другие элементы случившегося.

115

Глава III. ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ ИНСЦЕНИРОВОК ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ ПРЕСТУПНЫХ СОБЫТИЙ

§1. Особенности расследования инсценировок изнасилований

Анализ следственной практики показывает, что инсценировки изнасилований занимают среди всех инсценировок событий преступлений лидирующее место. Как нам представляется, обусловлено это рядом факторов, к числу основных из которых относятся:

  1. Распространенность данного преступления (так в 1996 году в г. Курске зафиксировано свыше 115 случаев официально зарегистрированных изнасилований).
  2. Особенности механизма следообразования и формирования доказа- тельственной базы по делам данной категории.
  3. Основным источником и носителем криминалистически значимой информации (объектом, на котором остаются следы) при расследовании изнасилований является потерпевшая1. Специфика же данного вида преступлений заключается в том, что необходимо при расследовании многих из них. прежде всего, установить имело ли место добровольное половое сношение или изнасилование. Решающее значение для решения этого вопроса имеют показания заявительницы о совершении полового сношения с применением насилия или угрозой его применения. В современных же условиях, когда на потерпевших, в том числе по делам данной категории, оказывается массированное воздействие со стороны обвиняемых и их окружения, возникают объективные трудности с оценкой показаний потерпевших по поводу криминальной сущности случившегося. Следователю необходимо затратить немало

Баев О.Я. Расследование изнасилований и иных насильственных действий сексуального характера // Расследование преступлений против личности. Воронеж. 1998. - 67с.

116

усилий, чтобы распознать в конкретном случае, что изнасилование имело место, хотя потерпевшая впоследствии отказалась от ранее данных показаний в результате негативного воздействия со стороны преступника и его окружения, либо имела место инсценировка, предпринятая «потерпевшей», а изнасилования в действительности не было.

В результате обобщения следственной и судебной практики нами выделено три основные типа мотивации женщин, создавших инсценировки изнасилования.

Первый тип мотивации можно определить как «корыстный». В данном случае женщина добровольно вступила в половое сношение с мужчиной, имея намерение дальнейшего шантажа этого мужчины с целью получения от него «компенсирующей суммы» за не сообщение в органы милиции о совершении в отношении нее «изнасилования» или за «аннулирование» поданного заявления. Иногда цель получения подобных компенсаций возникает после совершения полового акта, когда женщина стремится извлечь из данной ситуации материальную выгоду, «пользуясь случаем». Как показало изучение уголовных дел, поведение инсценировщиц носило в подавляющем большинстве случаев интимный, иногда явно провоцирующий характер. Проведение обобщения уголовных дел, связанных с инсценировками изнасилований, показало, что создание подобных инсценировок наиболее характерно для молодых женщин в возрасте от 16 до 22 лет, как правило, малообеспеченных, социально неустроенных, с низким уровнем образования. Соответственно, доминирующим мотивом их поведения является корысть.

Второй тип мотивации мы определяем как мотивацию мести. В данном случае обоснованным, по нашему мнению, является выделение в общей структуре данного типа мотивации двух подвидов:

  • первый подвид образует мотивация мести, сформированная в результате конфликта между «потерпевшей» и знакомым ей мужчиной, когда между ними отсутствует какая либо служебная или иная зависимость;

117

  • второй тип образует мотивация мести, отражающая конфликты в области служебных и иных отношений, когда имеет место зависимость «потерпевшей» от «насильника».

В первом случае характерными для создания инсценировки изнасило- вания являются стремление отомстить за отказ вступить в брак, измену, оскорбительное поведение. Во втором случае характерными являются мотивы, основу которых составляет стремление отомстить мужчине за сексуальные домогательства, за отказ выполнить определенные требования или оказать определенную услугу, компрометация мужчины. Как показывает проведенный анализ следственной практики по делам данной категории, «потерпевшими» в этих случаях являются женщины в возрасте от 28 до 35 лет, замужние, зачастую имеющие перспективу в продвижении по службе.

Третий тип мотивации условно можно определить как мотивацию “стыда”. Характерными мотивами данной классификационной группы является стремление женщины, прибегнувшей к инсценировке избежать огласки позорящих ее сведений. Такая мотивация характерна в основном для двух типов потерпевших:

Первую группу образуют женщины, имеющие семью, как правило. положительно характеризующиеся по месту работы и жительства. Создавая инсценировку, они стремятся правдоподобно объяснить факт продолжительного отсутствия, особенно в ночное время, которое в действительности обусловлено супружеской изменой или другими обстоятельствами, связанными с интимной жизнью.

Другую группу образуют несовершеннолетние или недавно достигшие совершеннолетия «инсценировщицы». В основе мотивации лежит в дан- ном случае стремление сохранить «свое реноме». Характерной в данном случае является ситуация, когда такая «потерпевшая» застается родителями или иными лицами во время совершения полового акта или непосредственно после его совершения, или не может объяснить родителям свое длительное от-

118

сутствие или позднее возвращение. Несмотря на то, что половое сношение в данном случае было добровольным, «потерпевшая» заявляет об изнасиловании, перекладывая таким образом вину за аморальное поведение на своего партнера. Иногда женщина прибегает к созданию инсценировки изнасилования, когда обнаруживается ее беременность. В этом случае ответственность за совершение поступков, рассматриваемых окружающими как предосудительные, также перекладывается на мужчину.

Процесс инсценировки события изнасилования проходит все этапы, обозначенные нами ранее. Вначале женщина, прибегающая к инсценировке. осмысливает, оценивает ситуацию, в которой она оказалась, затем, приняв решение об инсценировке, она создает мысленную модель события, которое предполагается инсценировать, а затем приступает к ее реализации. В ходе создания инсценировки лицо, ее осуществляющее, пытается создать правдоподобное событие, отображаемое в материально - вещественной обстановке на месте происшествия. Зачастую «потерпевшие» наносят себе самоповреждения, подтверждающие применение к ним насилия. При этом заявительница готовит и объяснения, рассчитанные на то, чтобы убедить следователя в правдоподобности инсценируемого события.

Например, диссертантом было расследовано уголовное дело, когда несовершеннолетняя Г., преследуя цель получения крупных денежных сумм, вступила в половую связь с группой мужчин - работников автотранспортного предприятия. Для создания инсценировки изнасилования Г. нанесла в области нижней части бедер самоповреждения, характерные для изнасилования. После поступления заявления об изнасиловании подозреваемые были задержаны. В ходе расследования следователь обратил внимание на следующие обстоятельства: изучение личности «потерпевшей» свидетельствовало о том, что она отличается лживостью. Показания ее противоречили друг другу, не совпадали в деталях. Склонность ко лжи и фантазированию подтвердила и судебно-психологическая
экспертиза. Согласно заключению судебно-

119

медицинской экспертизы нанесение телесных повреждений Г. самой себе не исключалось. Сущность происшедшего окончательно прояснилась, когда следователем были получены доказательства, свидетельствующие о требовании Г. передать ей определенные суммы за «прекращение» дела. Умело построив тактику допроса, следователь изобличил Г. в создании инсценировки изнасилования. В последующем она была осуждена за заведомо ложный донос1.

По другому делу М. и С. договорились за плату показать Д. и Р. сеанс «лесбийской любви». Выполнив свои обещания, они затем вступили в добро- вольные половые сношения с Д. и Р., но денег от последних они так и не получили. Для того чтобы отомстить Д. и Р., «потерпевшие» инсценировали изнасилование. С этой целью они порвали на себе нижнее белье, нанесли на собственном теле повреждения в области внутренних частей бедер и на других частях тела. При этом они учитывали наличие следов спермы на кровати. оставшиеся от добровольного вступления в половую связь. По заявлению М. и С. было возбуждено уголовное дело. Инсценировка была разоблачена лишь при рассмотрении дела в суде. На стадии расследования следователь недостаточно внимания уделил изучению личности, образа жизни лиц, признанных потерпевшими по данному делу и не обратил внимание на ряд негативных обстоятельств, которые свидетельствовали об инсценировке. В частности, в данном случае имело место «перевыполнение цели» инсценировки, «потер- певшие» создали чересчур много следов, подтверждающих изнасилование, механизм образования которых противоречил описаниям, данным ими в ходе первоначального допроса”.

Рассмотрим далее тактические особенности проведения следователем

1 Архив Ленинского районного суда г. Курска за 1990 год. Уголовное дело № 237/8-90 (номер дела судебный).

” Архив Ленинского районного суда г. Курска за 1996 год. Уголовное дело № 155/1-96 (номер дела судебный).

120

следственных действий, направленных на разоблачение инсценировки события изнасилования.

Прежде всего, следователь, принимая заявление об изнасиловании, предупредив заявительницу об уголовной ответственности за ложный донос. должен подробно её опросить (когда нет оснований для немедленного возбуждения дела и проведения допроса). При этом, как показывает изучение следственной практики, целесообразно выполнение следующих рекомендаций.

Независимо от того, какое первоначальное впечатление заявительница произвела на следователя, необходимо установить с ней психологический контакт. В силу этого первую «ознакомительную» беседу целесообразно проводить наедине с заявительницей, внимательно выслушать, не перебивая ее рассказ. При этом следователь должен мысленно наметить план предстоящего опроса, сформулировать уточняющие вопросы. Необходимо проявлять повышенную тактичность, помня о том, что потерпевшей от реально имевшего место изнасилования, как правило, причиняется психическая травма.

Ситуацию, предшествующую официальному допросу, в ходе которой между следователем и заявительницей достигается психологический контакт. можно отнести к категории бесконфликтных ситуаций или конфликтных с нестрогим соперничеством . Следователь в условиях данных ситуаций не может слепо доверяться заявительнице, полностью исключая версию об оговоре. В свою очередь, потерпевшая от реального изнасилования не может сразу побороть в себе стыд, страх перед новой ситуацией, новыми социальными контактами, другие чувства, сдерживающие ее от полного откровения. Поэтому проведение беседы, по сути, представляет собой определенный тактический прием. По мнению Г.Г. Доспулова, сущность его сводится к тому. что следователь, беседуя с потерпевшей перед допросом, проводит разъясни-

Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии (основы предупрежде- ния и разрешения). - Воронеж. 1984. -113 с.

121

тельную работу. Беседа, основанная на строгом учете индивидуальных осо- бенностей заявительницы, имеет целью завоевание расположения, побуждение к даче правдивых показаний и отказу от оговора, побуждение продумать и оценить свое поведение на предстоящем допросе и в ходе дальнейшего следствия. Для достижения указанных целей вполне допустимым можно признать обращение следователя к положительным свойствам личности заявительницы. Интерес каждого человека к своей персоне, чисто психологически. является универсальным. А поэтому, апеллируя к честности заявительницы, к ее заслугам в прошлом, к авторитету в коллективе, в семье, служебному положению, можно побудить ее к откровенности и правдивости на предстоящем допросе .

На данном этапе необходимо провести диагностику так называемых «слабых мест в психике» заявительницы. Полученные сведения затем можно использовать при допросе и проведении иных следственных действий для получения правдивых показаний. Под слабым местом психики мы понимаем такие особенности психики, используя которые можно добиться объективных показаний и разоблачения оговора. Слабым местом психики заявительницы может оказаться склонность к меланхолическим переживаниям.

Необходимо также подробно разъяснить заявительнице смысл ст. 27 уголовно- процессуального закона, где закреплено правило, согласно которому уголовное дело «возбужденное по признакам статьи 131 УК РФ прекращению за примирением потерпевшей и обвиняемого (обвиняемых) не подлежит».

В процессе беседы также необходимо в тактичной форме сообщить заявительнице о том, что в практике возникают случаи разоблачения сообщений о ложных изнасилованиях. Рекомендуется также привести в качестве примера конкретный случай привлечения к ответственности женщины, заявившей о ложном изнасиловании. Обоснованным представляется в такой си-

1 Доспулов Г.Г. Тактика проведения допросов потерпевших от изнасилования М. 1 с>83.

туации и использование тактического приема, получившего в литературе на- именование «демонстрация возможностей». Реализуя этот тактический прием, следователь демонстрирует заявительнице возможности расследования, объясняет возможности судебно-медицинских, трассологических и других экспертиз в части разоблачения инсценировок события изнасилования. Также следует предостеречь ее от возможного сговора с лицом, которое она подозревает (если таковой имеется). Следует также проинформировать заявительницу о мерах безопасности, которые будут предприняты следствием в случае оказания на нее негативного воздействия со стороны преступников. Приступая к собственно опросу необходимо обратить внимание на выяснение следующих вопросов:

  • Кому принадлежит инициатива в подаче заявления об изнасилова нии. Если заявительница сообщает, что инициатива его подачи принадлежит ей, необходимо уточнить мотивацию этого: не связана ли подача заявления с беременностью, оглаской интимной связи с кем-либо, или обнаружением следов фактического полового акта близкими.

  • Не оказывалось ли на нее воздействие со стороны близких либо иных лиц с целью принуждения к подаче заявления об изнасиловании.
  • Сразу после случившегося или нет подается заявление. (Если имеется интервал между этими событиями необходимо подробно выяснить причину несвоевременной подачи заявления).
  • Исследуя обстоятельства, при которых стало известно об «изнасиловании» и сопоставляя результаты изучения с установленными впоследствии данными о месте, времени совершения полового сношения с информацией о личности заявительницы нередко удается собрать доказательственную информацию, указывающую на добровольный характер полового акта и понять мотивы оговора.

После принятия заявления и возбуждения уголовного дела, необходимо определить содержание исходной следственной ситуации, прежде всего

123

круг известных и неизвестных на данный момент обстоятельств и выдвинуть все возможные на данном этапе версии, в том числе версию об инсценировке изнасилования. Независимо от возникшей на момент возбуждения уголовного дела следственной ситуации, первоначальным следственным действием по делам данной категории является допрос потерпевшей, естественно, если этому не препятствует ее психическое или физическое состояние. В ходе допроса необходимо задавать вопросы, ответы на которые важны для определения криминальной сущности содеянного. Прежде всего, необходимо обращать внимание на выяснение условий, в которых совершался половой акт. В частности, необходимо выяснить, могли насильнику помешать посторонние лица, не было ли иных условий, препятствующих совершению посягательства в данном месте, в данное время и таким образом, как это утверждает заявительница.

Следующий «блок» вопросов, которые необходимо задавать заявительнице, направлен на выяснение наличия либо отсутствия следов насилия. Необходимо не только фиксировать качественные характеристики названных следов, но и выяснять механизм их образования. Зачастую, именно несовпадение локализации и характера телесных повреждений и повреждений одежды с описанным заявительницей механизмом их образования позволяет разоблачить инсценировку события изнасилования.

Необходимо получить тщательное описание всех действий преступника на месте совершения преступления. В частности, необходимо выяснять каким образом произошло обнажение потерпевшей, положение ее одежды перед совершением полового акта и после него. Особенно внимательно следует отнестись к описанию заявительницей своего поведения до момента посягательства, во время совершения насильственных действий и после их завершения.

При допросе очень важно также выяснить в каких отношениях находились заявительница и лицо, названное ею в качестве насильника до рассле-

124

дуемого события. Для ответа на этот вопрос должны быть изучены не только личные, но и служебные, семейные, имущественные взаимоотношения между названными лицами. Особое внимание необходимо обратить на выяснение следующих обстоятельств:

  • встречались ли заявительница и подозреваемый ранее, если встре- чались, то где, когда, как часто происходили эти встречи, какой характер они носили, пытался ли ранее подозреваемый склонить заявительницу к совершению полового акта,
  • допускала ли заявительница возможность в ходе таких встреч полового сношения,
  • не было ли в отношениях между заявительницей и подозреваемым событий, которые могли испортить взаимоотношения между ними (измена со стороны подозреваемого, оскорбление, отказ зарегистрировать брак и т.д.),
  • не находилась ли заявительница в служебной или иной зависимости от подозреваемого. Если такая зависимость имела место, необходимо выяс- нить, как обращался с ней подозреваемый и не было ли событий, которые могли вызвать резкую неприязнь (так, если заявительницей является дочь или падчерица подозреваемого, необходимо выяснить, обеспечивал ли он ее всем необходимым, заботился ли о ее воспитании, не отказывал ли в приобретении каких-либо вещей, не запрещал ли осуществление каких- либо желаний, не избивал ли ее. Если подозреваемый и заявительница находились в служебных взаимоотношениях, необходимо выяснить обращалась ли она к нему по служебным вопроса и каким именно, устраивало ли ее принятое решение и как она реагировала на него). Перечисленные обстоятельства выясняются как при допросе заявительницы, так и при допросе подозреваемого и свидетелей, в качестве которых выступают близкие заявительницы и подозреваемого, их соседи, сослуживцы. Кроме того, необходимо тщательным образом выяснять, как развивались отношения между заявительницей и подоз- реваемым, после половых сношений. Этот вопрос должен быть изучен в 2-х

125

аспектах:

Во-первых, в ходе допроса необходимо проверить, не указывает ли развитие дальнейших отношений на добровольный характер сношений. В этих целях следует предложить допрашиваемой ответить на вопрос, не было ли дальнейших встреч ее с предполагаемым насильником, где, когда они происходили, какой характер носили, не продолжалась ли половая связь.

Во-вторых следует установить, не появились ли причины оговора после полового сношения. При этом надлежит исследовать все названные выше отношения, на почве которых могут возникнуть причины оговора. Также необходимо иметь в виду, что неприязненные отношения между подозреваемым и заявительницей могут возникнуть под влиянием близких для нее лиц (родные и т.д.). Если отношения между ними плохие, то эти лица могли отрицательно влиять на заявительницу, уговорить или понудить подать ложное заявление. Причем влияние возможно не только на несовершеннолетних, но и на взрослых. Такие факты можно выявить, изучая лиц, близких заявительнице, исследуя характер отношений между заявительницей и близкими ей людьми, с одной стороны, и подозреваемым и этими людьми - с другой. Особое внимание следует обратить на выявление силы влияния на заявительницу, со стороны ее близких и степень внушаемости самой заявительницы. В случае необходимости для решения данного вопроса можно обратиться за помощью к психологу и психиатру. Также очень важно знать, как реагировали близкие потерпевшей на сообщение о половом сношении. Важно выяснить, не высказывались ли в ее адрес упреки, не расспрашивали ли заявительницу об обстоятельствах совершения полового сношения и виновном, не стыдили ли ее за распущенность, не высказывалось ли мнение об изнасиловании. Если такие факты имели место, то не исключен оговор и инсценировка из-за страха или стыда перед близкими. Ценные сведения для решения этих вопросов может дать выяснение моральных взглядов лиц, близких заявительнице, изучение ее характера, состояния нервной системы. Работа в

этом направлении позволит представить сцену домашнего «допроса» и правильно оценить правдоподобность показаний потерпевшей на допросе у своих домашних и в кабинете следователя.

Если в ходе допроса заявительницы, следователь сможет правильно и тактично сформулировать вопросы, направленные на выяснение вышеперечисленных обстоятельств, то в результате могут быть выявлены негативные обстоятельства, о которых упоминалось ранее. Так, например, в первых строках заявления указывалось, что бывший муж гражданки О., некий М., придя к последней с ночное время суток, изнасиловал ее, предварительно избив. Однако в ходе допроса О. было выяснено, что, несмотря на оформление развода, О. и М. периодически продолжали сожительствовать. На почве пьянства между О. и М. происходили ежедневные скандалы, чего О. не отрицала. Также она пояснила, что последнее время М. должен был ей определенную сумму денег, отдавать которую не желал, и О. предостерегала его, что «поса- дит». Такое несоответствие фактов, отраженных в заявлении, и выясненных в ходе допроса, привело следователя к мысли, что в данном случае имеет место оговор и инсценировка в совершении изнасилования. В процессе проверки данной версии такое предположение нашло подтверждение и было установлено, что по совету соседки, решив реализовать свою цель «посадить своего бывшего мужа», О. специально спровоцировала ссору и драку, дабы получить от него телесные повреждения, а затем, после перемирия и совместного распития спиртных напитков, вступила с ним в половую связь, объективизируя тем самым инсценировку изнасилования. В данной ситуации, именно выявление негативных обстоятельств сыграло свою изобличающую роль, факты, выясненные в ходе допроса, а затем в ходе следствия явно не соответст- вовали заявленному первоначальному событию .

Сразу же после допроса заявительницы проводится осмотр места про-

1 Архив Кировского районного суда г. Курска за 2992 гол. Уголовное дело №187/05-92 (номер дела судебный).

127

исшествия. Решение о привлечении потерпевшей к осмотру следователь в каждом случае принимает индивидуально в зависимости от конкретных обстоятельств дела. В случае, когда версия об инсценировке изнасилования получила определенное подтверждение, участие потерпевшей в осмотре места происшествия представляется целесообразным. Следует однако иметь ввиду, что поведение женщины - инсценировщицы на месте происшествия, как правило, заранее обдумывается, т.е. является частью инсценировки, предусмотренной соответствующим сценарием. Как правило, «потерпевшая» в таких случаях своим поведением старается привлечь внимание следователя к ложным следам, созданным ею на месте происшествия, причем такое «обнаружение» дополняется эмоциональным воздействием на следователя. «Потерпевшая» всеми силами, зачастую чересчур эмоционально, старается убедить следователя в наличии события преступления. В связи с этим особое значение приобретает в ходе осмотра места происшествия наблюдение за поведенческими реакциями заявительницы. Как неоднократно отмечалось ранее. следователь в ходе осмотра места происшествия при проверке версии об инсценировке события преступления должен обратить особое внимание на наличие либо отсутствие негативных обстоятельств. В число данных обстоятельств в данном случае входят следующие признаки:

  • наличие объективных условий, препятствующих возможности со- вершения изнасилования в обстановке исследуемого места происшествия (открытый характер местности, наличие поблизости значительного количества людей, отсутствие запоров в помещении и другие факторы);
  • отсутствие следов насилия, борьбы (отсутствие примятой травы, сломанных веток, предметов которыми наносились повреждения, в помещении - аккуратно застеленная постель). При расследовании уголовного дела. возбужденного по заявлению А., «потерпевшая» дала показания о том, что насильник вначале повалил ее на журнальный столик, а затем перетащил на кровать. В ходе осмотра места происшествия следователь обратил внимание

128

на то, что на журнальном столике находится слой нетронутой пыли, что указывало на инсценировку события изнасилования1;

  • чрезмерное множество следов, указывающих на насильственный половой акт, несоответствие разрушений и беспорядка на месте происшествия обстановке, описываемой заявительницей либо обстановке «ненасильственного полового акта». Так, при осмотре места происшествия, проводимом в связи с заявлением гражданки Б. при активном участии заявительницы были обнаружены пучки волос потерпевшей. Заявительница утверждала, что насильник вырвал волосы с целью подавления ее сопротивления. Между тем, множественность названных следов насилия и отсутствие их на кровати, где по заявлению потерпевшей был совершен насильственный половой акт. указывала на признаки инсценировки. В ходе дальнейшего расследования версия об инсценировке изнасилования была подтверждена.

Именно тщательный и внимательный осмотр места происшествия. проведенный с учетом криминалистических рекомендаций позволяет обнаружить несоответствие элементов исследуемой обстановки событию, действительно случившемуся в данном месте. К сожалению, на практике эти рекомендации далеко не всегда выполняются, осмотры зачастую проводятся так называемым «экспрессным методом», в результате чего инсценировщику удается реализовать содеянное. Как верно отмечал В.П. Колмаков «у нас еще немало следователей, стремящихся на месте происшествия перед изумлением понятых и специалистов открывать «истины», заявляя о том, что обстановка «ясна», расследуемое событие очевидно, особенно если эта очевидность согласуется с предвзятым (иногда и показным) отношением следователя»”.

Подчеркнем также необходимость тщательной фиксации негативных обстоятельств в протоколе осмотра места происшествия в соответствии с

1 Архив Курского областного суда за 1991 год. Уголовное дело № 672/06-91 (номер дела

судебный)

” Колмаков В.П. Следственный осмотр. Юрлитерат\ра. М.. 1969. -81 с.

требованиями процессуальной формы. Иногда следователи допускают просчеты и ошибки при составлении указанного протокола, в частности, делают предварительные выводы о наличии события преступления, или напротив -об установлении инсценировки события преступления. Отметим, что выявленные в ходе осмотра негативные обстоятельства нуждаются в тщательной проверке и должны быть оценены в совокупности с другими доказательствами по делу. Только исчерпав все предусмотренные законом средства для установления криминальной сущности расследуемого события и сформировав необходимую доказательственную базу, следователь вправе сделать вывод о наличии или отсутствии инсценировки события преступления.

Достаточно эффективным по делам данной категории является при- менение в ходе осмотра места происшествия видеозаписи. Запечатление полной обстановки места происшествия на видеопленку позволяет сделать впоследствии неторопливый и тщательный анализ следов, обнаруженных на месте происшествия, что в значительной мере облегчает проверку версии о наличии либо отсутствии инсценировки преступления.

К числу неотложных следственных действий по делам данной категории относится осмотр одежды и предметов туалета заявительницы. В ходе проведения данного следственного действия необходимо обращать внимание на следующие обстоятельства:

  • имеют ли поврежденные вещи значительную ценность. Как показывает практика, женщины, прибегающие к инсценировке изнасилований, чаще всего, создавая ложные следы, приводят в негодность вещи, не представ- ляющие особой ценности (необходимо, в частности, проверить соответствуют ли поврежденные вещи уровню материального положения заявительницы);
  • имеют ли поврежденные вещи следы ношения. Иногда заявительницы, создавая ложные следы, берут выстиранные чистые вещи, которых не было на них в момент совершения описываемого посягательства;

130

  • имеются ли на одежде заявительницы следы полового акта, либо следы взаимодействия с одеждой «преступника»;
  • соответствует ли характер повреждений механизму их причинения, описанному заявительницей (так, необходимо проверять, нет ли на одежде, представленной заявительницей, следов разреза или надреза поверхностей; кк правило, заявительницы сообщают, что вещи были разорваны насильником).
  • По делам, связанным с инсценировкой изнасилования, как правило, необходим повторный допрос заявительницы. Необходимость проведения повторного допроса обусловлена следующими факторами:
  1. Во время подачи заявления женщина, заявляющая о ее изнасиловании, если оно действительно имело место, находится в большинстве случаев в остром, посттравматическом состоянии и не может вдумчиво и тщательно ответить на все вопросы следователя. Для целей же нашего исследования немаловажно следующее обстоятельство. Повторный допрос дает возможность сравнить поведение допрашиваемой на первоначальном и последующих допросах. Отсутствие адекватного эмоционального (чаще всего подавленного) состояния на первом и последующих допросах может свидетельствовать об инсценировке заявительницей события преступления. При совершении действительного преступления, поведение заявительницы на первом и последующим допросах существенно не отличается, хотя степень стрессового состояния и может снижаться со временем.
  2. В большинстве случаев в первые часы после подачи заявления об изнасиловании, следователь не обладает достаточным резервом времени для производства всестороннего и полного допроса, так как ему необходимо осуществить ряд неотложных следственных действий (осмотры, выемки и т.д.), задержка проведения которых может привести к утрате важной доказа- тельственной информации. Поэтому первоначальный допрос заявительницы носит, как правило, ориентировочный характер.

131

  1. В случае подтверждения версии об инсценировке изнасилования в ходе повторного допроса можно подтвердить наличие противоречия между показаниями, данными заявительницей на первоначальном допросе и иными доказательствами, полученными в ходе расследования. Изучение следственной практики показывает, что в ходе повторных допросов эти противоречия не только подтверждаются, но и множатся. Происходит это в силу того, что инценировщица с целью придания своим показания большей достоверности вынуждена «изобретать» детали совершения посягательства, которого в действительности не было. Не имея специальной подготовки, лицу весьма затруднительно запомнить большой объем информации о деталях несуществующего преступления, в результате чего при повторном допросе, оно как правило, допускает ошибки и упущения.

Дальнейшие следственные действия по делам исследуемой категории должны быть направлены на получение сведений о личности заявительницы. Особое внимание необходимо обратить на выяснение степени внушаемости потерпевшей. Также очень важно выяснить психологическую полноценность заявительницы, в частности, отсутствие предрасположенности к фантазированию. Иногда для придания большей убедительности инсценировке изнасилования, «потерпевшая» симулирует «безразличие к жизни», а также прибегает к инсценировке самоубийства. В ходе проверки данных обстоятельств необходимо установить, насколько реальной была опасность наступления смерти и иные обстоятельства, свидетельствующие об инсценировке. В частности, необходимо обратить внимание на поведение заявительницы, когда она, по ее мнению, выходит из-под контроля посторонних, как она проводит свободное время, с кем встречается и т.д.

Важное значение для разоблачения инсценировки события изнасилования имеет использование возможностей различных экспертиз. Как отмечалось ранее, заявительницы, прибегшие к инсценировке, зачастую наносят себе самоповреждения, имитируют следы совершения полового акта и насилия

132

на своем теле. Значительно реже они при этом прибегают к помощи иных лиц. В этой связи решающее значение приобретает назначение следователем судебно-медицинской экспертизы. Перед экспертом в таком случае необходимо ставить следующие вопросы:

  1. Жила ли потерпевшая половой жизнью?
  2. Имеются ли у потерпевшей повреждения, каков их характер, чем они могли быть причинены, какова давность повреждений?
  3. Были ли повреждения причинены посторонней рукой?
  4. Не могла ли потерпевшая причинить себе повреждение сама?
  5. Нарушена ли девственная плева у потерпевшей, если да, то какова давность этого нарушения?
  6. Причинено ли нарушение девственной плевы половым членом или другими действиями?
  7. Допускает ли строение девственной плевы потерпевшей невозможность совершения полового сношения без её нарушения?
  8. Имеются ли в половых путях потерпевшей или на частях её тела следы спермы, крови? К какой группе они относятся?
  9. Имеются ли данные о введении полового члена во влагалище?
  10. Имеются ли на одежде потерпевшей следы спермы, крови? Какова их групповая принадлежность?
  11. Имеются ли у подозреваемого какие-либо изменения или следы в области половых органов, свидетельствующие о введении полового члена во влагалище?
  12. Имеются ли у подозреваемого какие-либо повреждения, каков их характер и происхождение?
  13. Имела ли данная женщина беременность?
  14. Имеются ли признаки, свидетельствующие о прерывании бере- менности, на каком месяце это имело место? Каков способ прерывания беременности?

Заключения судебно-медицинской экспертизы по делам об изнасилованиях являются одним из наиболее объективных доказательств, изобличающих субъекта создаваемой инсценировки изнасилования. Поэтому своевременному и неотложному проведению судебно-медицинских экспертиз следует придавать первостепенное значение.

Очень важно тщательнейшее изучение взаимоотношений заявительницы с лицом, которое ею оговаривается в совершении изнасилования.

Анализ дел данной категории по заявлению «потерпевшими» на конкретных лиц показал, что зачастую на почве возникших неприязненных взаимоотношений между ранее известными друг другу, а нередко совместно проживающими, возникают подобные заявления о якобы совершенных изнасилованиях. При расследовании автором уголовного дела, возбужденного по заявлению гр-ки Р. о ее изнасиловании ранее знакомым А. было выявлено, что заявительница около года сожительствовала с гражданином А. и после возникших между ними неприязненных отношений, вызванных систематическими побоями, гр-ка Р. подала заявление в прокуратуру .

При расследовании уголовного дела по заявлению гр-ки С. об изнасиловании ее неизвестными лицами в Первомайском саду г. Курска, был выявлен ложный оговор неустановленных лиц ввиду того, что на месте, указанном потерпевшей, невозможно было совершить те действия, о которых она писала в заявлении. Причиной поведения заявительницы в данном случае по-служила необходимость объяснения своего отсутствия дома в ночное время”. По другому делу расследования инсценировки изнасилования, возбужденному по заявлению гр-ки И. было выяснено, что заявительница в вечернее время каталась на машине с лицами кавказской национальности, где в последствии вступала с ними добровольно в половую связь, после чего, пресле-

1 Архив Курского районного суда Курской области за 1988 год. Уголовное дело № 205/08-88 (номер дела судебный).

’ Архив Ленинского районного суда г. Курска за 1997 год. Уголовное дело № ЗЛ)?-97 (номер дела судебный).

134

дуя корыстный мотив, она заявила в районную прокуратуру. Инсценировка была выявлена после тщательного исследования личности заявительницы и имеющихся на ее теле телесных повреждений, которые она причинила себе сама, о чем свидетельствовала судебно-медицинская экспертиза1.

Архив Краснодарского областного суда за 1986 год. Уголовное дело № 1315/01-86.

135

§2. Особенности расследования инсценировок событий краж и разбойных нападений

Как показали результаты проведенного автором исследования, наибольшее распространение в криминальной практике получили инсценировки событий краж со взломом. Как правило, основным мотивом лиц, создающих инсценировки краж со взломом является корысть (конкретные случаи могут быть различными: желание получить страховую сумму, возмещение якобы причиненного ущерба и т.п.). Более редки случаи мотивации мести, когда инсценировщик указывает на невиновное лицо как на предполагаемого преступника.

Субъектами данной категории инсценировок в 94% случаев являлись мужчины. Ввиду распространенности этого вида преступления создание таких инсценировок возможно для любого возраста субъекта. В 25% случаев субъекты создания инсценировок краж со взломом действуют группой лиц по предварительному сговору.

Для создания рассматриваемого вида инсценировок их субъекты действуют с применением каких-либо подручных средств (лом, топор, гвоздодер и т.п.), но могут использовать и более сложные технические средства. Своими действиями субъекты придают наглядность имитируемого события, а именно: срывают замки, взламывают двери, выбивают филенчатые части дверей, создавая значительное количество ложных следов, направляющих следствие по пути, угодному инсценировщику.

Основной массив негативных обстоятельств, являющихся основанием для выдвижения версии о наличии инсценировки, по делам исследуемой категории выявляется в ходе осмотра места происшествия.

В систематизированном виде негативные обстоятельства, выявляемые в ходе осмотра по делам данной категории можно определить следующим

136

образом:

  1. Наличие следов взлома изнутри помещения или иного хранилища. При инсценировке кражи с использованием взлома подполья наличие следов рычага (в качестве которого обычно используются топоры и другие бытовые инструменты) не со стороны подполья, а с внутренней - «жилой стороны». При обстоятельствах, когда следы рычага со стороны подполья все же имеются, они не отражают действий, направленных на взлом, поскольку в большинстве случаев инсценировщик осуществляет взлом заранее с более удобной для него стороны, т. е. со стороны помещения. Если при инсценировке взлома таким образом применялся топор, то направление трасс от лезвия топора, царапины и не прорубленные до конца доски, покажут, откуда совершен взлом: из помещения или из подполья.
  2. Наличие неоправданного беспорядка в помещении, где осуществлена инсценировка кражи. При этом, однако, необходимо учитывать возможность осуществления «инсценировки инсценировки». В ходе расследования одного из дел следователь, проведя осмотр помещения магазина, выдвинул версию о совершении инсценировки события кражи директором магазина. В качестве дополнительного основания для выдвижения такой версии выступила информация о том, что директор накануне составлял отчет. Между тем, вещи, иные объекты в помещении магазина находились в хаотическом состоянии, не отражая каких-либо логически обоснованных действий «преступников», что «бросалось в глаза в первую очередь» .
  3. Отсутствие следов орудий взлома на запирающих устройствах, либо наличие на данных устройствах следов, не отражающих механизм следо-образования при совершении «реального взлома». Так, на ригеле врезного замка можно обнаружить следы отжима. При реальном взломе они должны проходить от свободного конца ригеля, в сторону лицевой планки замка. Об-
  4. 1 Архив Санкт-Петербургского городского суда за 1992 год. Уголовное дело № 1145/2-92 (номер дела судебный).

137

ратное их направление будет свидетельствовать о наличии инсценировки, поскольку, совершая действия по взлому в обратном направлении его осуществить невозможно.

О наличии инсценировки могут свидетельствовать вмятины от орудий взлома на ригеле замка, а не следов скольжения, которые должны были бы остаться в случае реального взлома. Также при осмотре места происшествия к признакам инсценировки исследуемого вида краж относится наличие обширных разрушений навесного, врезного или прирезного замков при отсутствии следов взлома на наружной двери. О признаках инсценировки может также свидетельствовать наличие перепиленной дужки навесного замка и одновременно отсутствие металлических опилок, на полу и иных местах помещения. В том случае, если дужка замка перепилена, следует также обратить внимание на место распила, ибо иногда инсценировщик, действуя зачастую в условиях дефицита времени, определяет место распила, руководствуясь со- ображениями удобства, и перепиливает дужку в таком месте, которое скрывается в коробе замка при замкнутом положении.

  1. В качестве негативного обстоятельства также выступает отсутствие следов «взломщика», которые непременно должны были бы остаться при совершении реального взлома. К таким следам относится, в частности, отсутствие следов ног на полу, на мягком грунте или на снегу около места взлома, на пыльном подоконнике, ненарушенная старая паутина в месте пролома, отсутствие следов транспорта при хищении большого количества товара, отсутствие грязи на чистом полу помещения.
  2. Одним из негативных обстоятельств, выявленных при осмотре места происшествия, является несоответствие размеров проломов, отверстий, лазов, габаритам украденных вещей, росту, массе тела преступника. Так, при расследовании одного из дел, при осмотре места происшествия была установлена следующая обстановка: в магазине зафиксирован беспорядок, однако входная дверь была закрыта и следов взлома не имела. В потолке тамбура

138

был открыт люк, а через него с чердака спускалась веревка. Исходя из обстановки данного места происшествия, воры должны были проникнуть в магазин через чердачное окно, затем через люк в тамбуре, а через него - в торговый зал. При таком варианте на крыше, в проеме, чердачном окне и на чердаке должны были остаться следы ног, ладоней, других частей тела воров и следы их одежды. Однако таких следов на крыше и в чердачном проеме при осмотре обнаружено не было. Более того, на данных объектах ровным слоем лежала пыль. В то же время на площади чердака от чердачного окна до люка были обнаружены и зафиксированы следы босых ног малого размера и следы женской обуви. В ходе расследования были разоблачены действия заведующей магазином и ее 18 летней дочери, осуществивших инсценировку кражи «чужими ворами с целью сокрытия хищения ценностей, находящихся в подотчете»1. В другом случае, следователь, предположив, что воры проникли на крышу торговой базы через пробитое в крыше отверстие, обнаружил на крыше многочисленные следы ног. Однако, исследование обстановки места происшествия показало, что на крышу воры могли попасть только по сложенному у магазина штабелю пустых ящиков. Между тем, на всех ящиках и около них ровным слоем лежал снег, выпавший за сутки до того, как помещение было заперто и сдано под охрану”.

  1. На признаки инсценировки совершения кражи также может указывать «ненормальное» расположение мелких частиц взломанной преграды. Так, при выдавливании стекла, осколки падают в сторону направления давления, Такое же явление наблюдается при вырезании, вырубании филенок дверей, при пробивании стен.

Если воздействию орудия взлома подвергалась деревянная или железная преграда, то так называемые заусенцы свободной своей частью будут об-

1 Архив Фатежского районного суда Курской области за 1988 год. Уголовное дело № 109/1-88 (номер дела судебный).

*” Архив Золотухинского районного суда Курской области за 1995 год. Уголовное дело № 85/7-95 (номер дела судебный).

139

ращены также в сторону приложения силы. Перечисленные признаки с оче- видностью указывают на наличие инсценировки взлома. Следует также учитывать, что предусмотрительные инсценировщики убирают крупные осколки стекла, кирпичей и иного материала преграды. В этом случае необходимо с лупой искать микрочастицы, оставшиеся с внутренней стороны помещения или иного хранилища. Именно так поступил следователь одной из районных прокуратур в ходе осмотра места происшествия по заявлению о совершении кражи со взломом из магазина. В ходе осмотра по данному делу следователь обнаружил, что стекло было вывалено, но микрочастицы его лежали не на полу и подоконнике, а на земле у наружной стены. Это обстоятельство определило направление расследования. Впоследствии работники данного магазина, осуществившие инсценировку, были привлечены к уголовной ответственности за хищение ценностей из магазина, находящихся в их подотчете’.

  1. Признаками инсценировки являются также несоразмерность проделанных в преградах отверстий и атипичное их расположение. Стремясь проникнуть в помещение путем пролома стены либо потолка, преступник, естественно, выбивает отверстие такого размера, который допускает его проникновение и вынос похищенного имущества. В случае возникновения в ходе осмотра места происшествия сомнения о возможности проникновения в помещение через данный пролом и вынос через него похищенного, необходимо осуществление следственного эксперимента, направленного на разоблачение возможной инсценировки взлома.

Так, в ходе осмотра места происшествия, столкнувшись с такой ситуацией, следователь провел следственный эксперимент, в ходе которого через пролом в помещение не мог пролезть даже семилетний мальчик.

На осуществление инсценировки кражи со взломом может указывать также «ненормальный», нелогичный характер повреждений, которые обна-

1 Архив Краснопресненского районного суда г. Москвы за 1996 год. Уголовное дело № 32-11/1-96.

140

ружены при исследовании пролома в стене или потолке. Например, в ходе осмотра по одному из дел, было установлено, что отверстие находится на такой высоте от земли, что пробить его с улицы мог только человек, имеющий рост, значительно превышающий 2 метра, а изнутри это мог сделать только человек малого роста. Обусловлено это было тем. что пол склада, из которого совершалась кража, находился на уровне от земли на высоте около 2 метров .

Что касается инсценировки краж, совершаемых без взлома, то здесь лица, инсценирующие событие кражи в своих интересах, в большинстве случаев также допускают ошибки в ходе фальсификации следовой обстановки на месте происшествия.

Например, гражданка Ф. В ходе расследования утверждала, что ранее известный ей Н. напал на нее на улице, сорвав с нее бриллиантовые серьги. которые при обыске были обнаружены в квартире последнего. Однако при осмотре серег следователь установил, что их застежка не позволяет сорвать серьгу без причинения разрыва мочек ушей. Таких телесных повреждений у Ф. не имелось, а впоследствии выяснилось, что свои серьги она подбросила Н., с целью привлечь его к уголовной ответственности на почве личных неприязненных отношений”.

Наряду с осмотром места происшествия, существенную роль в разоблачении инсценировок краж также играет и проведение допроса. Субъект инсценировки кражи нередко выполняет несколько ролей: инициатора инсценировки, разработчика сценария, исполнителя инсценировки, а в некоторых случаях и потерпевшего от мнимого преступления. Мотивы его действий весьма разнообразны: стремление скрыть другое преступление, корысть. месть, стремление привлечь к себе внимание общественности, подчеркнуть свою социальную значимость. После создания инсценировки кражи субъект

1 Архив Клинского районного суда Московской области за 1996 год. Уголовное дело № 117/1-96 (номер дела судебный).

” Архив Курчатовского районного суда Курской области за 1994 год. Уголовное дело № 209/9-94 (номер дела судебный).

141

в подавляющем большинстве случаев вынужден «играть» во время следствия роль потерпевшего. Он обращается с заявлением о совершении преступления, нередко впоследствии активно «старается» помочь следователю найти виновного и наказать его. Нередко субъект инсценировки прибегает до или после ее осуществления к распространению среди окружающих заведомо ложных сведений, «подтверждающих» факт совершения преступления чужими ворами. Таким образом, им расширяется ложная доказательственная база мнимого преступления.

В связи с изложенным важное значение приобретает получение и анализ информации от заявителя и иных лиц в ходе проведения допроса. Сопоставление сведений, полученных в ходе допроса, с информацией, выявленной при исследовании материальных источников, зачастую позволяет раскрыть криминальную сущность расследуемого деяния и разоблачить инсценировку.

Если следователь в ходе следственных действий обнаружит негативные обстоятельства, свидетельствующие об инсценировке, не следует преждевременно в ходе первого допроса ставить об этом в известность заявителя. Неоправданно поспешное предъявление такой информации, может привести к тому, что лицо, прибегнувшее к инсценировке, быстро сориентируется в обстановке и опорочит выявленные доказательства.

При проведении допроса лица, которое подозревается в создании инсценировки, необходимо стремиться к наибольшей детализации показаний и тщательной ее фиксации. Чем больше фактов и мелких деталей будет выявлено и зафиксировано в протоколе, тем вероятнее возможность выявления противоречий как в самих показаниях, так и несоответствия данных показаний иной информации, собранной по делу, а также не следует преждевременно ставить в известность «заявителя» о выявленных негативных обстоятельствах.

При проведении допроса лица, заподозренного в совершении инсценировки, допустимым и обоснованным является использование приема, по-

142

лучившего в криминалистике наименование «допущение легенды». Исполь- зование этого приема предполагает предоставление подозреваемому возможности максимально полно изложить свою версию произошедшего события. Обоснованным представляется в данном случае «психологическое подыгрывание» заподозренному, усыпление его бдительности. Следователь своим поведением должен убедить допрашиваемого в том, что версия происшедшего события, предлагаемая допрашиваемым, не вызывает у него никаких сомнений. После того как следователь получит полные показания инсценировщика и надлежащим образом их процессуально зафиксирует, он может без излишней поспешности продумать пути и средства разоблачения данных показаний, построить стратегию и тактику разоблачения инсценировки.

Использование указанного приема позволяет получить и иную криминалистически важную информацию. В частности, давая лицу возможность без помех рассказать следователю о его «видении» происшедшего события, следователь получает возможность наблюдать за психофизиологическими реакциями, эмоциональным обоснованием инсценировки ее создателем. Как отмечалось ранее, лицо, прибегнувшее к инсценировке, в таком случае нередко допускает эмоциональное переигрывание, эмоциональный перебор.

Немаловажное значение для расследования инсценировок краж имеет тактически грамотное проведение обыска. В то же время трудно согласиться с мнением С. И. Медведева о том, что при расследовании инсценировок иногда вместо осмотра целесообразно проводить обыск, который позволяет более глубоко и детально изучить обстановку на предполагаемом месте кражи. разбойного нападения, покушения на убийство . Видимо речь здесь следует вести не о проведении обыска вместо осмотра места происшествия, поскольку первичная информация о негативных обстоятельствах выявляется в ходе именно данного следственного действия, а о проведении обыска после опера-Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их использование при расследовании преступлений. Волгоград. 1973г. -158с.

143

тивного анализа информации о тех или иных негативных обстоятельствах. Именно сведения о признаках инсценировки, выявленные в ходе осмотра (иногда и некоторых иных действий) являются основаниями для проведения обыска, в ходе которого версия о наличии инсценировки события преступления получает свое подтверждение либо опровержение.

Так, в ходе расследования одного из уголовных дел инсценировщица заявила, что посетившие ее цыгане похитили у нее золотые украшения и иные драгоценности. Следователь после проведения осмотра и допроса заявительницы, в ходе которых были обнаружены негативные обстоятельства, опровергающие версию о совершении кражи чужим вором, внезапно произвел обыск у заявительницы, в ходе которого были обнаружены «похищенные» ювелирные изделия .

Большое значение при расследовании инсценировок краж играет и такое следственное действие, как следственный эксперимент. Он проводится с целью проверки собранных доказательств, опровергающих версию о совершении реальной кражи, и получения новой доказательственной информации по делу.

Сущность следственного эксперимента глубоко и полно была сформулирована Р.С. Белкиным, который определил его как «…проведение специальных опытов, испытаний с целью получения новых и проверки имеющихся доказательств, а также проверки и оценки следственных версий о возможности или невозможности существования тех или иных фактов, имеющих значение для дела»”. Следственный эксперимент после его проведения может дать совершенно новое доказательство, опровергающее версию заявителя о совершении кражи. Характерен в этом отношении следующий пример: гр-ка

1 Архив Пензенского областного суда за 1989 год. Уголовное дело № 1065/8-89 (номер де ла судебный).

2 Белкин Р.С. Эксперимент: в следственной, судебной и экспертной практики. 1964. М..

168с.

144

К. заявила о краже из ларька денежных средств неизвестными преступниками. Проводя осмотр места происшествия, следователь установил, что в нижних звеньях рамы отсутствуют стекла, однако металлическая решетка не повреждена. Следователь усомнился в таком способе хищения и решил проверить показания кассира с помощью следственного эксперимента. После проведения следственного эксперимента было установлено, что ни с помощью палки, ни руками, ни крючком извлечь деньги из ящика не представляется возможным. В этом случае следственный эксперимент проводился с целью установления возможности совершения какого-либо действия (в данном случае возможности извлечения денег из ящика)1.

Значительный удельный вес в общем массиве инсценировок событий преступления, составляют инсценировки разбойных нападений. Наиболее распространенными мотивами создания таких инсценировок являются стремление скрыть таким образом преступление (чаще всего должностное хищение) или аморальный поступок, а также корыстные побуждения и месть.

Механизм следообразования при создании инсценировки разбойного нападения имеет следующие качественные особенности:

как правило, для большей убедительности, инсценировщик наносит себе самоповреждения, а также причиняет повреждения своей одежде. Таким образом он как бы включает тело и одежду в обстановку места проис- шествия;

место и время инсценировки выступают в качестве объективных факторов, определяющих реальные возможности субъекта по созданию инс- ценировки разбойного нападения. Оба эти фактора оказывают существенное влияние на характер имитируемых следов, их локализацию, способы фальсификации;

как правило, после создания инсценировки, субъект активно игра-

1 Архив Щигровского районного суда Курской области за 1990 год. Уголовное дело № 211/11- 90 (номер дела судебный).

145

ет на следствии роль потерпевшего, в том числе высказывает недовольство ходом и качеством расследования.

Первоначальным и неотложным следственным действием при разо- блачении инсценировок данного вида является осмотр места происшествия. Если имеется возможность, то осматривать место происшествия рекомендуется с участием заявителя. Внимательное изучение обстановки места происшествия и оперативное освидетельствование заявителя в большинстве случаев позволяют выявить негативные обстоятельства, указывающие на совершение инсценировки.

Например, в прокуратуру поступило заявление о нападении на работника милиции, в ходе которого у него был похищен автомат. При тщательном осмотре мест происшествия было установлено, что следы от произве- денных «преступниками» выстрелов находились исключительно на потолке комнаты, где находился заявитель; анализ данных следов позволял сделать вывод о том, что не был произведен ни один выстрел в сторону потерпевшего, хотя по его словам, он оказывал им активное сопротивление. Принимая во внимание это обстоятельство, а также направление выстрелов, исключающих опасность причинения повреждений данному лицу, следователь выдвинул версию об инсценировке нападения. В последующем данная версия подтвердилась. В ходе расследования было установлено, что заявитель инсценировал разбойное нападение с целью сокрытия факта утери закрепленного за ним табельного оружия1.

Родители пятилетнего ребенка, находясь в нетрезвом состоянии, избили сына, за то, что он потерял ключ от квартиры, а на следующий день ре- шили инсценировать разбойное нападение на квартиру. С этой целью они вынесли ценные застрахованные вещи, создали следовую обстановку их перемещения и убедили сына объяснить, что в дом зашли дяди в масках, забра-

1 Архив Белгородского городского суда за 1991 год. Уголовное дело № 177/03-91 (номер дела судебный).

146

ли вещи, а его побили. На основании наличия телесных повреждений у ребенка, и факта отсутствия вещей было возбуждено уголовное дело по факту разбойного нападения. Однако, при осмотре места происшествия, было зафиксировано множество следов, противоречащих якобы произведенным нападавшими действиям. Также, при освидетельствовании ребенка выяснилось, что механизм нанесенных ему «преступниками» телесных повреждений не соответствует имеющимся синякам и кровоподтекам. В поведении родителей ребенка проявлялась настойчивость в попытках убедить следователя в своей версии. Более того, матерью ребенка были названы два человека, которые могли совершить это разбойное нападение. Установлено, что они находились с ней в неприязненных отношениях .

Наряду с осмотром места происшествия и допросами большую роль и значение играет в разоблачении инсценировок разбойных нападений судебно-медицинская экспертиза, которая, при существующих методиках, имеет возможность однозначно заявить о том, что телесные повреждения были причинены или самим лицом, или носили характер самообороны. Зачастую выводы эксперта, отраженные в заключении, являются отправным моментом в расследовании этих деяний. Информация, содержащаяся в заключении эксперта, может явиться негативной, а имеющиеся в ней фактические данные -негативными обстоятельствами. Такие негативные обстоятельства, находясь в противоречии с проверяемым предположением, являются основанием для выдвижения соответствующей версии.

Нередко инсценировщик, задумывая сценарий инсценировки, принимает меры к тому, чтобы факт совершения «мнимого» разбойного нападения был обнаружен посторонними лицами, подтверждая тем самым объективность данного факта.

Например, рано утром в 200 метрах от собственного дома соседями

1 Архив Ленинского районного суда г. Курска за 1997 гол. Уголовное дело № 301/33-97 (номер дела судебный).

147

была обнаружена лежащей на земле заведующая магазином гр-ка Б., которая после оказания ей медицинской помощи заявила, что около получаса назад на нее было совершено разбойное нападение, в ходе которого ее ударили бутылкой по голове. На месте происшествия была обнаружена бутылка. Следователь принял меры для госпитализации потерпевшей и осмотрел ее сумку, в которой ключи от магазина отсутствовали. Сразу же был произведен осмотр магазина, в ходе которого было обнаружено, что его дверь открыта, товар разбросан, а дорожка, ведущая к магазину, присыпана табаком.

В ходе лечения Б. был поставлен диагноз: сотрясение головного мозга. Следователь не имел возможности допросить потерпевшую несколько суток, так как по заявлению лечащего врача это могло нанести существенный вред ее здоровью.

Несмотря на активные оперативные и следственные мероприятия установить преступников не удалось. Лишь после того, как дактилоскопическая экспертиза дала заключение о том, что отпечатки пальцев на бутылке оставлены заявительницей, был выдвинута версия о совершении инсценировки разбойного нападения. Версия получила свое подтверждение, когда стали известны результаты ревизии, выявившей крупную недостачу товарно-материальных ценностей, которая не могла образоваться только в результате действий разбойников, даже если бы они действовали оперативно и имели в своем распоряжении транспорт. Результаты проведенной судебно-медицинской экспертизы показали необоснованность диагноза, поставленного потерпевшей. При проведении обыска по месту жительства Б. были обнаружены некоторые товары, входящие в ассортимент магазина, которым она заведовала и этикетки от данных товаров. Под тяжестью собранных доказательств Б. призналась, что осуществила инсценировку, с целью сокрытия образовавшейся недостачи для чего воспользовалась помощью подруги - врача районной больницы, куда она, как и предполагалось заранее, была доставле-

148

на после ее обнаружения .

Самостоятельную задачу для лица, задумавшего инсценировку, составляет подготовка средств для изготовления нужных следов «преступления», а также предметов, которым, по его мнению, надлежит сыграть роль вещественных доказательств. Инсценировщик готовит себя к встрече со следователем психологически. Ради большей убедительности субъект инсценировки демонстрирует на себе последствия преступления: симулирует болезненное состояние, соответствующее тяжести совершенного над ним «насилия», может даже назвать виновного или опознать его, изобличить на очной ставке и т.д., что свидетельствует о повышенной общественной опасности таких инсценировок в плане привлечения невиновного лица к уголовной ответственности. Сложность в выявлении и разоблачении инсценировки заключается в том, что обстановку созданного события инсценировщик, как правило, дополняет самоповреждениями. Следует учитывать, что само по себе наличие телесных повреждений, особенно наглядно выраженных, в психологичном плане вызывает у следователя сочувствие к «потерпевшему», что в целом затрудняет разоблачение инсценировки.

На особенностях разоблачения самоповреждений при инсценировках разбойных нападений следует остановиться более подробно, поскольку именно несовпадение между характером и особенностями причинения данных самоповреждений и иной информацией, полученной в ходе расследования, является в большинстве случаев отправным моментом для выдвижения версии о наличии инсценировки. По делам данной категории, в качестве самоповреждений, как правило, наносятся повреждения, причиненные «мнимым преступником» или следы борьбы с ним. Нередко лиц, прибегающих к инсценировке, находят связанными на месте происшествия. Отметим здесь. что в качестве негативного обстоятельства выступает связывание потерпев-

1 Архив Тамбовского областного суда за 1986 год. Уголовное дело № 76-27/7-86 (номер дела судебный).

149

шего способом, который позволяет это сделать ему самохму. Изучение следственной практики показывает, что наиболее часто самоповреждения наносятся при помощи тупых предметов (в том числе при падении), колюще-режущего и огнестрельного оружия. Нередко «потерпевшие», особенно при создании инсценировки разбойного нападения, сопряженного с изнасилованием, наносят себе на теле укусы и кровоподтеки на наружной поверхности плеч и молочных железах.

Например, продавец одного из коммерческих киосков договорилась со своим сожителем об инсценировке разбойного нападения на киоск, замаскировав таким образом хищение выручки от продажи товаров за день. Для того чтобы у работников правоохранительных органов не оставалось никаких сомнений в совершении нападения неизвестными преступниками, данные лица решили дополнить инсценировку разбойного нападения инсценировкой изнасилования.

Осуществляя свой замысел, инсценировщики изменили обстановку на месте происшествия, нанесли повреждения на плечах, молочных железах, бедрах, нижней части живота и половых органах «потерпевшей». Кроме того, для убедительности они совершили половой акт, следы которого нанесли на тело и одежду «потерпевшей». Затем они заявили в правоохранительные органы о том, что во время ночной смены в киоск постучали два человека, одетых в форму работников милиции. Они пустили их в киоск, после чего данные лица избили их, совершили изнасилование потерпевшей и похитили суточную выручку.

Инсценировка была так искусно подготовлена, что прибывший на место происшествия следователь немедленно возбудил уголовное дело и вы- двинул в качестве основной версии предположение о совершение разбойного нападения преступниками, надевшими милицейскую форму. В течение двух недель шла напряженная работа по установлению лиц, переодетых в милицейскую форму, однако результатов она не принесла. Инсценировку удалось

150

разоблачить только на основе анализа информации о личности сожителя «потерпевшей», полученной в ходе оперативно-розыскных и следственных мероприятий. Окончательно картина прояснилась после того, как по месту жительства инсценировщиков был произведен обыск, и была обнаружена часть товаров из ассортимента, находящегося в киоске1.

Ранее нами были рассмотрены некоторые общие признаки, указывающие на наличие самоповреждений. Здесь же остановимся на некоторых дополнительных экспертных возможностях, позволяющих распознать, что повреждения были причинены мнимым потерпевшим самому себе.

В частности, значительная роль в разоблачении инсценировок разбойных нападений принадлежит судебно-медицинской экспертизе. На экспертизу в таких случаях направляется не только заподозренный, но и предметы его одежды, обувь со следами повреждений, а также обнаруженные в ходе ос- мотра или представленные заявителями орудия нанесения данных повреждений. При расследовании уголовных дел исследуемой категории экспертизу нужно назначать как можно быстрее, так как по мере заживления раны исчезают важные признаки, указывающие на наличие самоповреждений. В частности, первоочередное значение для разоблачения инсценировок разбойных нападений имеет выяснение следующих вопросов:

Каково было взаимное положение потерпевшего и преступника в момент получения телесных повреждений.

В каком наиболее вероятном положении находился потерпевший в момент причинения ему телесных повреждений.

Могли ли телесные повреждения быть получены потерпевшим при обстоятельствах, о которых он сообщил.

Соответствуют ли объективным данным показания потерпевшего об орудии преступления.

1 Архив Рязанского областного суда за 1989 год. Уголовное дело № 55-7/7-89 (номер дела судебный).

151

Какова давность повреждений на теле потерпевшего. Могли ли быть причинены данные повреждения рукой самого потерпевшего.

Ярким примером, иллюстрирующим возможности судебно-медицинской экспертизы при разоблачении инсценировок события разбойного нападения является расследование уголовного дела по обвинению Ш.

Заведующий магазином Ш. пошел сдавать большую сумму денег в ОРС. Через пять суток Ш. был обнаружен в лесу услышавшими его крики лесниками. Он был привязан к дереву, руки его также были связаны. Когда его развязали, то он рассказал, что когда он проходил с деньгами по лесу, то двое преступников напали на него и отобрали деньги, а его привязали к дереву. Казалось бы все продумал гр-н Ш., связав себя и привязав к дереву лыком, а в рот вставил палку для убедительности, однако, при расследовании уголовного дела был выявлен целый ряд негативных обстоятельств.

Во-первых, во рту у него была палка, а лицо обвязано портянкой, значит, в таком состоянии он громко кричать не мог, лесники же услышали его крик на расстоянии 2 км.

Во-вторых, температура воздуха была 3-5 градусов, и он, находившись без теплой одежды в течении 5 суток, должен был погибнуть от пере- охлаждения.

В третьих, после того, как Ш. развязали, он без посторонней помощи прошел до деревни, расположенной на расстоянии 7 км, что по заключению судебно-медицинской экспертизы сделать было невозможно, если считать версию потерпевшего истинной. Затем г-н Ш. после 5- суточного голодания безболезненно съел 700 гр. хлеба и выпил 1 литр молока. На самом же деле прием такого количества пищи должен был вызвать тяжелые физические последствия.

Кроме того, по заключению судебно-медицинской экспертизы у Ш. должны были рефлекторно сократиться мышцы, что повлекло бы сжатие че-

152

люстей и палка, вставленная в рот, сломалась бы или повредила зубы. Однако на самом деле этого не произошло. После пребывания в течение пяти суток с открытым ртом у Ш. неизбежно должно было наступить резкое высыхание дыхательных путей, но и этого не случилось.

Наконец, целых пять суток Ш. не мог отправлять естественных надобностей, тем более, что по его словам, он находился в бессознательном состоянии, а при таком состоянии наступает непроизвольное мочеиспускание и дефекация, этого также обнаружено не было.

И последнее, на что было обращено внимание; узлы на руках были такие, что их вполне возможно завязать самому. Все вышеперечисленные обстоятельства позволили выдвинуть версию об инсценировке, которая впоследствии полностью подтвердилась. После проведения судебно-медицинских экспертиз, допроса свидетелей перед совокупностью собранных следователем доказательств Ш. вынужден был признаться в созданной им, инсценировке для того, чтобы оправдать себя в утере им денежных средств, поэтому он и решил применить такой комплекс действий для наибольшей убедительности совершенного в отношении него разбойного нападения1.

При осуществлении инсценировки разбойного нападения, сопряженного с применением огнестрельного оружия важное значение имеют результаты судебно- баллистического исследования. Данный вид экспертиз помимо общих вопросов о месторасположении потерпевшего и нападавшего дает ответы на следующие немаловажные для разоблачения исследуемого вида криминальной деятельности вопросы:

  • Из представленного ли оружия выстреляна пуля, обнаруженная на месте происшествия.
  • Из данного ли оружия стреляна гильза, обнаруженная на месте про-
  • 1 Следственная практика. - I960.- № 5.

153

ис шествия.

  • С какого расстояния был произведен выстрел.
  • Имеются ли следы близкого выстрела на одежде (теле) потерпевшего.
  • Мог ли потерпевший сам причинить себе данное огнестрельное ранение.
  • Думается, что сформулированные и обоснованные в этой главе положения и рекомендации могут быть положены в основу создания методик разо- блачения и расследования инсценировок и иных видов преступных событий.

154

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Результаты проведенного нами исследования позволили сформулировать и обосновать ряд теоретических выводов и рекомендаций, реализация которых позволит, на наш взгляд, оптимизировать процесс расследования инсценировок событий преступления. К числу основных из них относятся следующие положения:

Криминальная инсценировка представляет собой искусственно создаваемую субъектом следовую обстановку (материализованную ложь), имитирующую отображение определенного события и адресованную лицу, обладающему определенными полномочиями с целью вызова у последнего ошибочного объяснения представленного события и побуждения его к принятию решения, угодного субъекту инсценировки.

Классификация инсценировок криминальных событий производится по следующим классификационным основаниям:

По направлению умысла криминальные инсценировки делятся на:

  • инсценировки, осуществляемые для маскировки другого преступного события в целом;
  • инсценировки, осуществляемые для маскировки отдельных обстоятельств другого преступления;
  • инсценировки события преступления.
  • По объекту инсценирования инсценировки разделяются на:

  • инсценировки, совершенные для маскировки преступления путем создания обстановки иного преступления;
  • инсценировки, совершенные для маскировки некриминального события путем создания обстановки преступления.
  • По субъекту инсценировки делятся на:

155

  • инсценировки, осуществляемые преступниками, совершившими маскируемое преступление (одним лицом или группой);
  • инсценировки, осуществляемые иными лицами;
  • инсценировки, осуществляемые преступниками в соучастии с иными лицами.
  • Иные классификационные основания носят вспомогательный характер.

Результаты проведенного нами исследования свидетельствуют о резком повышении удельного веса инсценировок события преступления в общем массиве криминальных инсценировок. Мощный толчок к распростране- нию инсценировок данного вида был обусловлен происшедшими в стране экономическими преобразованиями. Преступники уяснили, что создание инсценировок события преступления может являться выгодным в материальном плане криминальным видом деятельности.

Под инсценировкой преступного события следует понимать преду- мышленную, искусственно создаваемую следовую обстановку (материализованную ложь), имитирующую отображение криминального события, которого фактически не было, и адресованную правоохранительным органам с целью вызвать у них ошибочную констатацию факта совершения преступления, побудить к активной деятельности по его расследованию, принятию решения, угодного субъекту инсценировки.

Изучение следственной практики и анализ криминалистической лите- ратуры делают возможным выделение следующих критериев, позволяющих отграничивать инсценировки события преступления от инсценировок, направленных на сокрытие преступления, имевшего место в действительности. Различаются данные инсценировки по следующим признакам:

  1. Направленность действий инсценировщика.

«Традиционные» инсценировки имеют своей целью сокрытие престу- пления, отдельных его элементов или своего участия в совершении преступ-

156

ления. Если в традиционных инсценировках субъект, прибегающий к инсценировке, старается склонить работников правоохранительных органов к необнаружению преступления или к констатации его менее опасной формы, то в рассматриваемом виде инсценировок данный субъект стремится убедить следователя в совершении кем-то преступлений, «мобилизуя» его таким образом на активный поиск.

  1. Структура инсценировки.

Инсценировки, предпринимаемые с целью сокрытия преступления, имевшего место в действительности, имеют два последовательно сменяющих друг друга события: деятельность виновного, направленную на совершение преступления, и деятельность виновного, направленную на создание инсценировки. Каждый из этих видов деятельности оставляет на месте происшествия соответствующие следы-отображения. В результате на месте происшествия появляются две следовых обстановки, «накладываемые» друг на друга. Инсценировка события преступления, в свою очередь, какого-либо «конкурирующего» явления не имеет и отражается в одной следовой обстановке. В данном случае инсценировщик стремится доказать, что инсценируемое событие было в реальности и оно является преступным. «Чистая» от шумов следовая обстановка выглядит здесь весьма правдоподобно, что может ввести следователя в заблуждение.

  1. Уровень подготовки и осуществления.

Инсценировка события преступления отличается от «традиционной» инсценировки повышенным уровнем подготовки и исполнения. Это, как правило, деяние в высшей степени предумышленное. Располагая временем, виновный тщательно разрабатывает сценарий инсценировки и готовит его к реализации.

  1. Повышенная общественная опасность.

В «традиционной» инсценировке скрывается преступление под видом непреступного события. При успехе такой инсценировки остается нераскры-

157

тым какое-либо преступление. В случае успешной реализации инсценировки события преступления, достаточно велика вероятность привлечения к уголовной ответственности и даже осуждения невиновного человека. Инсценировка события особо опасного преступления может вызвать резкую национальную рознь, вызвать массовые беспорядки. В связи с изложенным автором обосновывается предложение об изменении действующего уголовного закона, а именно ст.306 УК РФ, в которой, по его мнению, следовало бы предусмотреть ответственность за создание инсценировки на месте происшествия.

С учетом приведенной системы критериев инсценировка события преступления определяется как предумышленная искусственно создаваемая следовая обстановка (материализованная ложь), имитирующая отображение события, которого фактически не было и адресованная правоохранительным органам с целью вызова у них ошибочной констатации преступления, побуждения к активной деятельности по его расследованию, принятию решения. угодного субъекту инсценировки.

Основным элементом криминалистической характеристики инсценировки преступных событий является механизм следообразования, под которым в данном случае понимается специфическая конкретная форма протекания процесса квазивзаимодействия следообразующего и следовосприни-мающего объектов, в результате которого происходит образование следов-отображений. При имитации события преступления механизм следообразования в силу объективных и субъективных причин не может адекватно отражать следовую обстановку реального преступления. Данный механизм в силу действия указанных факторов, подробно описанных в работе, неизбежно будет «дефектным» по сравнению с механизмом следообразования в случае совершения реального преступления. Это обстоятельство делает принципиально возможным разоблачение инсценировки криминального события.

158

Признаки «дефектности» механизма следообразования при создании инсценировок событий преступления обнаруживаются в ходе выявления «негативных обстоятельств», которые подразделяются на следующие группы:

  • следы наличия, то есть следы, которые обнаружены на месте про- исшествия, но которых не должно быть, если бы исследуемые события были не мнимыми, а реальными;
  • следы отсутствия, то есть следы, которые не обнаружены в силу их отсутствия, но которые с необходимостью должны были возникнуть в случае реальности инсценированного события;
  • несоответствие обнаруженных следов (прежде всего следов само- повреждений) по своим параметрам следам реально совершенного преступления.
  • Ведущую роль в ходе расследования инсценировки событий преступлений играет метод моделирования. Сущность данного метода заключается в мысленном сравнении обстановки на месте происшествия как с преступным деянием, под которое замаскировано данное событие, так и с действительным некриминальным событием, замаскированным под преступление. При использовании метода сравнения оценке должна подвергаться не только обстановка места происшествия, но и поведение лица и сообщаемые им сведения по поводу этой обстановки. Такую оценку необходимо осуществлять следующими приемами:

  • путем сравнения всех факторов должного события со всеми факторами существующего события;
  • путем сравнения отдельных факторов данного события с отдельными соответствующими факторами существующего события;
  • путем сопоставления каждого из факторов с другими факторами для решения вопроса об их соответствии.

159

Основными компонентами создаваемой следователем криминалистической модели происшедшего события, в данном случае выступают следующие обстоятельства:

  • объект посягательства;
  • субъект преступления или инсценировки;
  • поведение виновного;
  • место совершения преступления и время его совершения;
  • последствия содеянного.
  • Эффективным методом, используемым для расследования инсценировок события преступления является программно-целевой метод. В основе данного метода лежит научный анализ организации, расследования и получение по делу новых знаний с помощью заранее разработанных типовых криминалистических программ. Программы, аккумулируя результаты изучения следственной практики и методической литературы, являются источниками информации о типовых задачах расследования инсценировок событий преступлений, методах, средствах и приемах их решения. Методологической базой криминалистических типовых программ являются в данном случае сведения о закономерностях процесса расследования этой деятельности.

Метод моделирования и программно-целевой метод могут с успехом использоваться при разоблачении и расследовании инсценировок событий преступлений, получивших наибольшее распространение: инсценировок изнасилований и инсценировок краж и разбойных нападений.

В диссертации приведены подробные типовые криминалистические программы расследования указанных видов инсценировок событий преступления. В частности, сформулированы развернутые криминалистические характеристики отдельных следственных действий, осуществляемых следователем при расследовании данных видов криминальной деятельности. Так. приводятся программы осмотра места происшествия по делам о разоблачении инсценировок изнасилований, первоначального и последующего допроса

160

заявительницы, допроса иных свидетелей, проходящих по делу, назначения соответствующих экспертиз. Применительно к расследованию инсценировок краж и разбойных нападений сформулированы программы осмотра места происшествия, проведения следственного эксперимента, допроса заявителя. и других типовых следственных действий.

Внесено и обосновано предложение о дополнении ст. 306 УР РФ частью 3 следующего содержания: « Те же действия, сопряженные с созданием инсценировок события преступления, то есть предумышленной искусственно создаваемой следовой обстановки, имитирующей отображение события, которого фактически не было, наказывается…», а также изложения п. «е» статьи 63 УК РФ в следующей редакции: «совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, из мести за правомерные действия других лиц, а также преступлений и инсценировок преступных событий с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение».

161

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993. -М.: Юридическая литература, 1993. - 64 с. Уголовный кодекс Российской Федерации. - М., 1996. - 220 с. Уголовный кодекс Российской Федерации. - М., 1926. - 240 с. Уголовный кодекс Российской Федерации. - М, 1961. - 232 с. Комментарий к УК РСФСР. - М, 1971.

Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР. - М., 1964. - 221 с. Уголовный и уголовно - процессуальный кодексы Чехословацкой Республики. - М., Юридическая литература, 1951.

Уголовное законодательство Союза ССР и союзных республик. В 2-х томах. -М, 1963.

Уголовное и уголовно-процессуальное законодательство Германской Демократической Республики.- М., Юридическая литература, 1969. Уголовный, уголовно-процессуальный и уголовно-исправительный кодексы Польской Народной Республики - М., Юридическая литература, 1973.

Абрамов Н.А. Дар слова. Искусство допрашивать. - СПб., 1911. Авдеев М.И. Курс судебной медицины. М., Госюриздат, 1959.-276с. Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кудряков Ю.Н. Изнасилования: причины и предупреждение. - М. ВНИИ МВД СССР, 1990.- 191с. Баев О.Я. Сущность методических основ исследования преступлений. Руководство для следователей - М.. 1997.- 377 с. Баев О.Я. Тактика следственных действий. - Воронеж: Изд-во Воронеж. ун- та, 1992. -205с.

162

i

  1. Б аев О.Я. Рассл едова ние изнас илова ния и иных насил ьствен ных дейст- вий сексу ально го харак тераУ /Рассл едова ние прест уплен ий проти в лич- ности
    • Ворон еж, 1998.
  2. Б аев О.Я. Конф ликтн ые ситуа ции на предв арите льном следс твии (Ос- новы преду прежд ения и разре шения ). - Ворон еж, 1984.
  3. Б арано в Е.В. Крим инали стиче ская сущно сть инсце ниров ок и метод ы их разоб лачен ия при рассл едова нии прест уплен ий. Автор ефера т дис. канд. юр. наук. - М, 1977.- 18 с.
  4. Б арано в Е.В. К вопро су о понят ии инсце ниров ок и значе ние их свое- време нного распо знани я в проце ссе рассл едова ния прест уплен ий. //Сбор ник статей адъюн ктов и соиск ателе й. Вып. П., М., ВШ МВД СССР, 1973.- С.32- 35
  5. Б арано в Е.В. Рассл едова ние прест уплен ий. М., 1995, -210 с.
  6. Б айэр А., Эйхго рн В., Кребе р Г., Филос офия и прогн остик а. М.,
  7. Шуль це Г., Сегет В., Вестн ик К.Д.
  8. Б елкин Р.С, Винбе рг А.И. Крим инали стика и доказ ывани е. — М.: Юри- дичес кая литер атура 1969.- 216с.
  9. Б елкин Р.С. Следс твенн ый осмот р. Крим инали стика. Учебн ик для средн их юрид ическ их школ.
    • М., 1959.
  10. Б елкин Р.С. Экспе римен т в следс твенн ой, судеб ной и экспе ртной прак- тике. М., 1964.- 68 с.
  11. Б елкин Р.С. Ленин ская теори я отраж ения и метод ологи чески е пробл емы советс кой крими налис тики. М., ВШ МВД СССР, 1970.
  12. Б елкин Р.С. Следс твенн ый осмот р. Руков одств о для следо вателе й. М., 1971.
  13. Б елкин Р.С, Винбе рг А.И. Крим инали стика. М., 1973.
  14. Б елкин Р.С. Курс крими налис тики // Крим инали стика. М„19
  15. - С.372
  16. Б окари ус Н.С Судеб ная медиц ина для медик ов и юрист ов. Харьк ов. 1930.- 225 с

163

  1. Болтнов Н.Н., Лавров Ю.И. О психологических ‘хитростях’ в следственной практике. “Следственная практика” Вып. 71.,М, 1971.
  2. Болдин Г.Я. Расследование краж личного имущества граждан, грабежей и разбойных нападений. “Криминалистика”, МГУ,М.,1971.
  3. Большая советская энциклопедия. (БСЭ). Том 21.- Издание 2-е.
  4. Бурданова B.C. О понятии и значении негативных обстоятельств. В кн. “Вопросы предупреждения преступности”. М, 1965 .
  5. Бурданова B.C. Расследование уголовных дел об убийствах, замаскированных инсценировкой самоубийства и дел о доведении до самоубийства. Автореферат канд. диссертации. ЛТУ. 1966. -16 с.
  6. Бурданова B.C. Использование негативных обстоятельств при расследовании убийств. // В сб. “Вопросы борьбы с убийствами”. Материалы научно-практической конференции. М., 1969.- С.89-105
  7. Бурак О.В. К вопросу об инсценировке убийства. “Следственная практика”. Вып. 41. М, 1961.-С.20-26
  8. Булаков К.А. Ситуация расследования и тактика проведения следственных действий // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы: Проблемы следственной тактики. - Саратов, 1989. - С 34-40.
  9. Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий М.: Юридическая литература, 1981.-112с.
  10. Васильев А.Н. Тактика осмотра места происшествия. Криминалистика. МГУ. 1971.
  11. Васильев А.Н. Расследование убийств. //Криминалистика. М., МГУ. 1971.
  12. Величкин С.А. Вопросы теории следственной практики // Изв. Вузов. Правоведение. - 1985. - № 3.- С. 93-96.
  13. Вейнгард А. Уголовная тактика. С.-Пб., 1910.
  14. Винберг А.И. Следственный осмотр. //Криминалистика. Учебник для средних юридических школ. М., 1959.

164

  1. Винберг А.И. Осмотр места происшествия. //Криминалистика. Учебник для средних юридических школ. М., 1959.
  2. Винберг А.И., Белкина Р.С. Криминалистика. М., 1973.
  3. Власов И.С., Тяжкова И.М. Ответственность за преступления против правосудия. М., 1968.
  4. Власов В.И. Расследование преступлений. Проблемы качества. - Саратов: Изд-во Саратов. Ун-та 1988. - 199с.
  5. Возгрин И.А. Криминалистическая методика расследования преступлений. Минск Высш. Шк., 1983. - 215с.
  6. Врублевский П. Симуляция или ограбление. //Суд-мед. эксп. - М.,1929. С. 109-112.
  7. Гавло В.К. О понятии, значении и задачах методики расследования отдельных видов преступлений // Борьба с преступностью на современном этапе Барнаул, 1982.-С. 109-118.
  8. Гавло В.К. Обстановка преступления как структурный компонент криминалистической характеристики преступления // Проблемы совер- шенствования тактики и методики расследования преступлений. - Ир- кутск, 1980.-С. 49-55.
  9. Гаджиев Н. Выявление и профилактика подлогов // Законность.
  10. -№1 С. 25-27.
  11. Гамбург A.M. Симуляциясамо повешения. //Криминалистика и научно - судебная экспертиза. - Киев, 1948, Вып. 2. - С. 253-261.
  12. Гаухман Л.Д., Степичёв С.С. Расследование грабежей и разбойных нападений. М.,ВНИИ МВД СССР. 1971.
  13. Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск: Ср.- Урал. Кн. Изд-во, 1975. - 184 с.
  14. Гилинский Я.И., Позднякова М.Е., Рыбакова Л.Н. Криминалистическая характеристика изнасилований // Здоровый образ жизни и борьба с социальными болезнями. -М., 1988. - С. 150-160.

165

  1. Голунский С.А. Планирование расследования. “Советская криминалистика на службе следствия”. Вып. 10. М., 1958.
  2. Громов В.И. Дознание и предварительное следствие. Теория и техника расследования преступлений. М.,1925. - 86 с
  3. Гросс Г. Руководство для судебных следователей. Смоленск., 1895.
  4. Густов Г.А. Программно-целевой метод организации раскрытия умыш- ленных убийств. - Л., 1980.
  5. Густов Г.А. Моделирование в работе следователя. - Л., 1980.
  6. Густов Г.А. Комплексный подход в раскрытии умышленных убийств. -Л., 1982.
  7. Гусаков А.Н. Следственная тактика: учеб. пособие Свердловск, Изд-во Урал. Ун-та, 1991.- 147с.
  8. Далин В. Е. Поведение следователя как элемент следственной тактики. //Высш. след. школа МВД СССР. - 1976. - вып. 12 С. 64-72.
  9. Доспулов Г.Г. Тактика проведения допросов потерпевших от изнасило- вания М., 1983.
  10. Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы. Полное собрание соч. Т.З, М.. «Мысль». 1965.-с. 156-157
  11. Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. - Свердловск: Изд-во Урал. Ун-та, 1987. - 163 с.
  12. Дубривный В.А. Деятельность следователя: структура, аспекты // Вопр. угол, процесса .- 1984. - вып. 3. - С.44-50.
  13. Дубовицкая Л.И., Лузгин И.М. Организация планирования расследования преступлений. М., 1971.
  14. Евгеньев М.К. Методика и техника расследования преступлений. Киев. 1940.
  15. Зорин Г.А. Криминалистический риск. Минск, 1990, 89 с.
  16. Зорин Г.А. Эвристические методы формирования стратегии и тактики следственной деятельности. // Гродно, 1991, 88 с.

166

  1. Зорин Г.А. Методы эвристической интерпретации криминалистической информации. Гродно, 1991,89 с.
  2. Зорин Г. А. Криминалистическая эвристика // Том 1, Гродно, 1994, -212с.
  3. Зорин Г.А., Левонец В.И. Криминалистическая методология преодоления латентных ошибок. // Часть 1. Гродно, 1994, - 80 с.
  4. Зуйков Г.Г. Криминалистическое понятие и значение способа совершения преступлений.М.1967.
  5. Зуйков Г.Г. К вопросу об уголовно-правовом понятии и значении способа совершения преступлений. Труды ВШ МВД СССР, вып.19,М.,1968.
  6. Зуйков Г.Г. Психологический аспект способа совершения преступлений. Труды ВШ МВД СССР,вып.24,М.,1969.
  7. Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступлений. Автореферат докторской диссертации. М., 1970. -465с.
  8. Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступлений. Докторская диссертация. М., 1970. - С.85-95, 112-127
  9. Зуйков Г.Г. Поиск преступников по признакам способов совершения преступлений. М., 1970.
  10. Камаринец В.М. Составление протоколов осмотра мест преступлений. //Осмотр места преступления. М.,1947.
  11. Кармышев Г.П. Логика Гегеля. Алма-Ата., 1972.
  12. Карпец И.И. Отягчающие и смягчающие обстоятельства в уголовном праве. М.,1969.
  13. Кежоян А.Н. Негативные обстоятельства по делам об убийствах. “Социалистическая законность’”, №7, М., 1971. -с.42-43
  14. Киселев Т.В. Самоубийство или убийство? //Из практики лучших следователей Киргизии. Фрунзе. 1951. С. 11-16.

167

  1. Китаев Н. Судебно-психологическая экспертиза при разоблачении инс- ценировок несчастных случаев и само- убийств. // Законность. 1995. №12. С. 15- 16.
  2. Колесниченко А.О. О проверке следственных версий //Соц. Законность. - 1985.-№12. С. 52-63.
  3. Комисаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. Саратов: Изд-во Саратов, ун-та, 1987.- 154 с.
  4. Корнаухов В.И., Богданов В.М., Захватов А.А. Основы общей теории криминалистики. Красноярск. 1993.-160 с.
  5. Кривицкий С. Установление симуляции в преступлении. //Соц. законность.
  6. №5. С. 70-72.
  7. Криминалистика: техника, тактика, организация и методика расследований преступлений. Учеб. для вузов МВД России: в 3-х т.- Волгоград: ВСШ, 1994.- Т.2- 559с.
  8. Криминалистика. Под редакцией Образцова. М.,1995.
  9. Кирпичников А.И. О некоторых психологических приёмах допроса. “Следственная практика’\вып.73, М.,1967.
  10. Ковтун И.И. Как была раскрыта симуляция кражи. “Следственная практика’\вып.12, М.,1946. -с.28-32
  11. Корнеенков И.Я. Расследование краж. //Криминалистика. М., 1959.
  12. Кривицкий Р.Г. Установление симуляций в преступлении. “Социалистическая законность”, №5, М., 1937.
  13. Кутушев В.Г. Использование негативных обстоятельств для выявления хищений замаскированных инсценировкой кражи. //Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. - Саратов, 1978. - Вып.З. С. 92 - 100.
  14. КузнецовIHLO. Преступление и преступность. М., МГУ., 1969.
  15. Курс советского уголовного права. Издание АН СССР. М., 1971. В 6 томах.

168

  1. Кноблох Э. Сокрытие преступлений. “Журнал криминалистики”. Прага, 1954.
  2. Кноблох Э. Медицинская криминалистика. Прага. 1959.
  3. Левков В.Н. Ситуационная обусловленность следственных версий. //Криминалистика и суд. экспертиза. - 1987.- Вып. 34.- С. 45 - 49.
  4. Лисиченко В.К., Батюк О.В. Взаимосвязь следственных ситуаций с тактикой производства следственных действий. // Криминалистика и суд. Экспертиза. - 1990.
    • Вып. 40. - С. 23 - 30.
  5. Лосовец В.И. Криминалистическая методология преодоления латентных ошибок. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук в форме научного доклада. Минск, 1994.
  6. Лавров В.П. Особенности расследования преступлений прошлых лет. М., 1972.
  7. Лавров Ю.И., Болтнов В.Н. О психологических “хитростях” в следственной практике. “Следственная практика”, вып.71.
  8. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М., 1970.
  9. Ларин A.M. От следственной версии к истине. М., 1967.
  10. Лефевр В.А. Смолин Г.Л. Алгебра конфликта. М., 1968.
  11. Липпман О. Психология лжи. Харьков, 1938.
  12. Лисицын В.П. Значение негативных обстоятельств при осмотре места происшествия. Алма-Ата, 1959. -с
  13. Личность преступника. Под редакцией В.Н. Кудрявцева, Г.М. Минь- ковского, А.Б. Сахарова М., 1975.
  14. Ломакин В.П. Научно-технические приёмы и средства помогли разоблачить симуляцию кражи. “Следственная практика”, вып. 14, М., 1947.

169

  1. Лузгин И.М. Построение и проверка версий при производстве расследования по уголовному делу. “Вопросы криминалистики”.№8-9, М., 1963.
  2. Лузгин И.М. Расследование как процесс познания М., 1969.
  3. Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. //Докторская диссертация. 1970.
  4. Лузгин И.М. Тактика следственного эксперимента. Гл. ХШ. “Криминалистика”. М., 1967.
  5. Лузгин И.М., Дубровицкая Л.П Организация планирования расследования преступлений. М., 1971.
  6. Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. М., 1073.
  7. Лузгин И.М. Моделирование и расследование преступлений. М. Юрид. лит.
  8. 152 с.
  9. Лузгин И.М. Проблемные вопросы методики расследования отдельных видов преступлений. //Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Саратов, 1982. - Вып. 4. - С. 9 - 19.
  10. Лузгин Н.М. Расследование как процесс. М.,1969.
  11. Леонтьев А. Убийство или самоубийство. //Судебно-мед. Экспертиза. М.1927.Кн. 5.-С.92.
  12. Лисенко Б.В. Самоповреждения как один из способов инсценировки преступного события. // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. - Саратов, 1978. - Вып. 2. - С. 80 - 86.
  13. Малышкин П.В. Негативные обстоятельства как логическое следствие созданной инсценировки: (К раскрытию преступлений) //27 съезд КПСС и вопросы юридической науки и практики. - КазаньЛ988. С. 130 - 133.
  14. Малышкин П.В. Сокрытие хищений государственного и общественного имущества с помощью осуществления преступных инсценировок. //

170

Роль права в экономическом развитии региона. Саранск,1990. 0.101-109.

  1. Мажитов Ш.М., Поспулов Т.Г. Психология показаний свидетелей и потерпевших. Алма-Ата, 1975. - 158 с.
  2. Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их использование при расследовании преступлений. Волгоград, 1973. -158с.
  3. Миловидов СМ. О психологии допроса обвиняемого. “Вопросы криминалистики”, Вып. 10. М., 1962.
  4. Минусская Р.А. Расследование поджогов, совершенных в условиях инсценировок других преступлений. М., 1975. - 65с.
  5. Мишаевский Л.Г. Разоблаченная инсценировка самоубийства. // Следственная практика. М.,1955. Вып. 22. С. 74 - 92.
  6. Моисеенко И.Я. Выявление закономерностей формирования способов маскировки хищений в промышленности методами экономического анализа. // Актуальные процессуальные и тактические аспекты предварительного следствия./ Перм. Гос ун-т. Пермь,!987. С. 28-
  7. Деп. в ИНИОН АН СССР 10.04.87, №29069.
  8. Моисеенко И.Я. Классификация инсценировок. //Совершенствование форм и методов борьбы с преступностью. Рига,
  9. С.89 - 96.
  10. Моисеенко И.Я. Понятие и виды инсценировок как способа маскировки хищения //Оптимизация расследования преступлений. - Иркутск, 1982. С 78 - 84.
  11. Мудьюгин Г.Н. Некоторые недостатки расследования убийств, сопровождающихся инсценировкой самоубийств и разбойного нападения. //Следственная практика. М,1954 Вып. 17. - С. 208 - 232.
  12. Мудьюгин Г.Н. Расследование убийств, замаскированных инсценировками. М.:Б.и.,1973. - 156 с.
  13. Мудьюгин Г.Н. Расследование убийств, замаскированных различными инсценировками. // Расследование убийств. М.,1954. С.274 - 302.

171

  1. Насильственные преступления: природа, расследование, предупреждение.- М.: ВНИИ МВД РФ, 1994, 137 с.
  2. Нестеренко П.Д., Дулов А.В. Тактика следственных действий. Минск, 1971.
  3. Образцов В.А. Криминалистическая классификация преступлений. - Красноярск. Изд-во Краснояр. ун-та. 1988. 175 с.
  4. Образцов В.А. О предмете методики расследования преступлений.// Вопр. борьбы с преступностью. - 1979. -Вып. 31. С. 100-112.
  5. Образцов В.А. Объекты криминалистической методики расследования преступлений // Алгоритмы и организация решений следственных задач. Иркутск.
    • С. 9 - 25.
  6. Овечкин В.А. Общие положения методики расследования преступлений, скрытых инсценировками. Харьков., 1975. -98с.
  7. Овечкин В.А. Расследование преступлений, скрытых инсценировками. Учеб. пособие. -Харьков, юрид. ин-т.1979. - 64с.
  8. Образцов В.А. Криминалистика. М., Юрист, 1996. - 160 с.
  9. Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования престу- плений. - Свердловск: Юрид. ин-т. 1988. - 144 с.
  10. Поленова В.Ф., Бергер В.Е. Особенности расследования инсценировки вооружённого разбойного нападения. // Криминалистика и судебная экспертиза. -
  11. Вып. 29. С. 58 - 62.
  12. Павловские среды. Том III. M. - Л., 1949.
  13. Паскулов Т.Г., Мажитов Ш.М. Психология показаний свидетелей и по- терпевших. Алма-Ата, 1975.
  14. Пещак Я. Следственные версии. М., 1976.
  15. Познышев С.Г. Косвенные улики и их значение в расследовании пре- ступлений. Учёные записки ВИЮН, вып.2. М.,1941.
  16. Позняков Н.Ф. Неудавшаяся попытка направить следствие по ложному пути. “Следственная практика”,Вып.22, М.,1955.

172

  1. Платонов К.К. Проблемы способностей. М., 1972.
  2. Пономарёв Я.А. Психика и интуиция. М, 1967.
  3. Попов В.И. Осмотр места происшествия. М., 1959. -75с.
  4. Попов В.И. О теории осмотра места происшествия. “Правовые науки и журналистика”, вып. 2. Алма-Ата, 1970. - С.56-72
  5. Распутина Г.А. К вопросу о процессуальном реагировании на случаи насильственной смерти и определении её вида. //Оптимизация расследования преступлений. - Иркутск.,1982. С. 134 - 135.
  6. Разоблачённая инсценировка разбойного нападения. // Следственная практика. - М.,1955. - Вып. 24. _ С. 159 - 165.
  7. Разданов К.Г. Инсценировка не помогла. //Следственная практика, вып.40М, 1952.
  8. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967.
  9. Ратинов А.Р. Использование версий при осмотре места происшествия. Гл.III. В кн. Осмотр места происшествия. М, 1959.
  10. Ратинов А.Р. О допустимости и правомерности тактических приёмов. “Следственная практика”, вып. 64. М., 1965.
  11. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967.-250с.
  12. Ратинов А.Р. Теория рефлексивных игр в приложении к следственной практике. В сб. “Правовая кибернетика”’. М., 1970.
  13. Ратинов А.Р., Скотникова Т.А. Самооговор. М, 1973.
  14. Рашковская Ш.С. Преступления против социалистического правосудия. М., 1957.
  15. Резников Л.О. Гносеологические вопросы семиотики. ЛГУ., Л., 1964.
  16. Рейсе Р.А. Научная техника расследования преступлений. С.-Пб., 1912.
  17. Розова С.С. Научная классификация и её виды. Кандидатская диссертация. Новосибирск. 1966.
  18. Рыбников Б.Б. О разработке актуальных проблем криминалистики в свете философского наследия В.И. Ленина. В сб, “Материалы конфе-

173

ренции на тему: Философские проблемы в криминалистике”. Рига, 1970г.

  1. Руководство для следователей. Под ред. Жогина Н.В. М., “Юридическая литература”, 1971.
  2. Рюмин В.О. О причинах заблуждений. М., 1821.
  3. Самыгин Л.Д. Расследование преступлений как система деятельности. - М.: Изд-во Моск. Ун-та. - 182 с.
  4. Седова Т.А. Значение криминалистической характеристики преступлений для разработки программ расследования. //Теоретические и практические проблемы программирования процесса расследования преступлений. - Свердловск, 1989. С. 47-52.
  5. Селиванов Н.А., Соя-Серко Л.А. Расследование убийств. - М.: Манускрипт, 1994.-224 с.
  6. Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодей- ствие, тактика. - М.:Рос. право,1992. 172 с.
  7. Селиванов М.А., Соя-Серко Л.А. Расследование убийств. М.; Манускрипт, 1994,-224 с.
  8. Сергиевский М.Д. Немые свидетели. Практика осмотра. «Вестник по- лиции». 1907, Вып. 1,2; 1908 Вып. 5,6,10.
  9. Степаненко Д.А. Моделирование как метод научного исследования в приложении к решению задач уголовного судопроизводства. // Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Томск. 1996.
  10. Скотникова Т.А., Ратинов А.Р. Самооговор. М.. 1973.
  11. Славин А.А. Наглядный образ в структуре сознания. М., 1971.
  12. Славская К.А. Мысль в действии. М., 1968.
  13. Симуляция преступлений. Методическое пособие. Управление НКВД МО. М., 1945.

174

  1. Старк Ричард. Исповедь на электрическом стуле. Серия «Роковой по- единок». Свердловск, 1991. -с.99-91
  2. Степичев С.С., Гаухман Л.Д. Расследование грабежей и разбойных на- падений. М., 1971.
  3. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Том 1. М., 1967.
  4. Судебная психиатрия. Под ред. Морозова Г.В.. Калашникова Д.М. Учебник для вузов. М., 1967.
  5. Свенссон А., Вендель О. Раскрытие преступлений. М.. 1957.
  6. Сергиевский Н.Д. Немые свидетели. (Практика осмотра) Вестник по- лиции.1907 г. вып. 1,2; 1908 г., вып. 5,6Л0.
  7. Словарь русского языка. М., 1957.
  8. Словарь иностранных слов. М., 1949.
  9. Тан Лэй Судебная экспертиза в уголовном процессе КНР и СССР (Опыт сравнительного исследования). - Воронеж: Изд-во В ГУ, 1992. — 124 с.
  10. Теория доказательств в уголовном процессе. М.„ 1973. -417с.
  11. Трубачёв А.Д. Следственные ситуации в расследовании взяточничества. //Межвуз сб. Науч. Тр./ Свердлов, юрид. ин-т. 1978.- Вып. 72. - С.75 - 81. Тарасов- Родионов П.И. Предварительное следствие. М.. 1955.
  12. Тихенко СИ. Осмотр места происшествия. В книге “Криминалистика и научно-судебная экспертиза” № 3. Киев, 1949.
  13. Тяжкова И.М., Власов И.С. Ответственность за преступления против правосудия. М., 1968.
  14. Учебное пособие - Криминалистика. Под редакцией Яблокова. М.,1995.
  15. Филонов Л.Б. Психологические способы выявления скрываемого об- стоятельства. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1979, _ 99 с.
  16. Фефелов П.А. Общественная опасность преступного деяния и основания уголовной ответственности. М., 1972.

175

  1. Философский словарь. М.. 1968.
  2. Хабибуллин М.Х. Личность лжесвидетеля и лжедоносчика. Гл. 5. в монографии “Личность преступника”. Казань, 1972.
  3. Хабибуллин М.Х. Ответственность за заведомо ложный донос и заведомо ложное показание по советскому уголовному праву. Автореферат кандидатской диссертации. Казань, 1972.
  4. Хабибуллин М.Х. Ответственность за заведомо ложный донос и заведомо ложное показание по советскому уголовному праву. Кандидат- ская диссертация. Казань, 1972.
  5. Хан-Магомедов Д.О. Ответственность за заведомо ложный донос. “Советская юстиция”. № 23. М., 1969.
  6. Ханин В.Ф., Новгородов В.Л. Инсценировка как способ сокрытия преступлений. // Уголовно - правовые проблемы борьбы с преступностью. - Калининград, 1995. - С. 99 -105.
  7. Хлюпин Н.И. Структура принципов методики расследования преступлений. //Вопросы осуществления правосудия в СССР. - Калинин- град,1979. С. 59-75.
  8. Хлынцов М.Н. Криминалистичеся информация и моделирование при расследовании преступлений. Саратов, 1982., -97с.
  9. Шарыгин Н.Д. Разоблачённая симуляция. // Следственная практика. М.. 1950. - Вып. 3.-С. 63-70.
  10. Шаламов М.П. Теория улик. М, 1960.
  11. Шевчено Б.И. Научные основы современной трассологии. М. 1981.,-115с.
  12. Шнейкерт Г., Штибер В. Практическое руководство для работников уголовного розыска. М., 1926.
  13. Шостак Г.С. Следственные ситуации как критерий принятия решения. //Вопросы уголовного процесса. 1984. -Вып. 3. - С. 92 - 95.
  14. Эйсман Логика доказывания. -М., 1971

176

  1. Эксархопуло А.А. Основы криминалистической теории. С-Пб,1952, -120 с.
  2. Энциклопедический словарь. Том 21. - М, 1963.
  3. Юридический словарь. М., 1953.
  4. Яблоков Н.П. Следственные ситуации в методике расследования и их оценка. /ЛВестн. Моск. ун-та. Сер. П.Право 1983. № 5. - С. 12-17.
  5. Якимов И.Н. Практическое руководство к расследованию преступлений. М., 1924.
  6. Якимов И.Н. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике. М, 1925. -127с.
  7. Якимов И.Н. Осмотр. М., 1925.
  8. 223 224 225 226 227 228

Яковлев A.M. Преступность и социальная психология. М.. 1971.

Следственная практика № 4. М., 1955. -9с.

Следственная практика № 9. М., 1956. -10с.

Следственная практика № 5. М., 1961. -12с.

Следственная практика № 9. М., 1968.- Зс.

Следственная практика № 1-102, М., 1973. -10с.

Архив Курского областного суда за 1985 год. Уголовное дело № 15/1-

85 (номер дела судебный).

  1. Архив Курского областного суда за 1988 год. Уголовное дело № 10/02-

88 (номер дела судебный).

  1. Архив Курского областного суда за 1989 год. Уголовное дело № 16/06-

89 (номер дела судебный).

  1. Архив Курского районного суда за 1984 год. Уголовное дело № 86/1 -84 (номер дела судебный).
  2. Архив Курского районного суда за 1986 год. Уголовное дело № 17/01 -
  3. 86 (номер дела судебный).

  4. Архив Курского районного суда за 1991 год. Уголовное дело № 10/02- 91 (номер дела судебный).

177

  1. Архив Курского районного суда за 1998 год. Уголовное дело № 205/08-88 (номер дела судебный).
  2. Архив Медвенского районного суда за 1989 год. Уголовное дело № 19/08- 89 (номер дела судебный).
  3. Архив Льговского районного суда за 1989 год. Уголовное дело № 12/06-89 (номер дела судебный).
  4. Архив Кореневского районного суда за 1985 год. Уголовное дело № 12/07- 85 (номер дела судебный).
  5. Архив Конышевского районного суда за 1993 год. Уголовное дело № 12/08- 93 (номер дела судебный).
  6. Архив Мантуровского районного суда за 1991 год. Уголовное дело № 14/01-91 (номер дела судебный).
  7. Архив Большесолдатского районного суда за 1994 год. Уголовное дело № 10/12-94 (номер дела судебный).
  8. Архив Большесолдатского районного суда за 1982 год. Уголовное дело № 156/07-82 (номер дела судебный).
  9. Архив Глушковского районного суда за 1994 год. Уголовное дело № 12/02- 94 (номер дела судебный).
  10. Архив Октябрьского районного суда за 1993 год. Уголовное дело № 16/03- 90 (номер дела судебный).
  11. Архив Щигровского районного суда за 1990 год. Уголовное дело № 211/11- 90 (номер дела судебный).
  12. Архив Фатежского районного суда за 1995 год. Уголовное дело № 85/07-85 (номер дела судебный).
  13. Архив Фатежского районного суда за 1988 год. Уголовное дело № 109/01- 88 (номер дела судебный).
  14. Архив Кировского районного суда г. Курска за 1990 год. Уголовное дело № 12/05-90 (номер дела судебный).

178

  1. Архив Кировского районного суда г. Курска за 1992 год. Уголовное дело № 187/05-92 (номер дела судебный).
  2. Архив Ленинского районного суда г. Курска за 1990 год. Уголовное дело № 237/08-90 (номер дела судебный).
  3. Архив Кировского районного суда г. Курска за 1996 год. Уголовное дело № 155/01-96 (номер дела судебный).
  4. Архив Кировского районного суда г. Курска за 1997 год. Уголовное дело № 3/03-97 (номер дела судебный).
  5. Архив Кировского районного суда г. Курска за 1997 год. Уголовное дело № 101/03-97 (номер дела судебный).
  6. Архив Курчатовского районного суда за 1994 год. Уголовное дело № 209/09-94 (номер дела судебный).
  7. Архив Клинского районного суда Московской обл. за 1996 год. Уголовное дело № 117/01-96 (номер дела судебный).
  8. Архив Краснопресненнского районного суда г. Москвы за 1996 год. Уголовное дело № 11/01-96 (номер дела судебный).
  9. Архив Московского городского суда за 1985 год. Уголовное дело № 45/11-85 (номер дела судебный).
  10. Архив С.-Петербургского городского суда за 1992 год. Уголовное дело № 1145/02-92 (номер дела судебный).
  11. Архив С.-Петербургского городского суда за 1995 год. Уголовное дело № 10/12-95 (номер дела судебный).
  12. Архив Белгородского областного суда за 1991 год. Уголовное дело № 177/03-91 (номер дела судебный).
  13. Архив Тамбовского областного суда за 1986 год. Уголовное дело № 27/07-86 (номер дела судебный).
  14. Архив Краснодарского областного суда за 1989 год. Уголовное дело № 85/05-89 (номер дела судебный).

179

  1. Архив Краснодарского областного суда за 1986 год. Уголовное дело № 1315/01-86 (номер дела судебный).
  2. Архив Владимирского областного суда за 1990 год. Уголовное дело № 105/02-90 (номер дела судебный).
  3. Архив Пензенского областного суда за 1988 год. Уголовное дело № 1655/03-88 (номер дела судебный).
  4. Архив Пензенского областного суда за 1989 год. Уголовное дело № 1065/08-89 (номер дела судебный).
  5. Архив Рязанского областного суда за 1989 год. Уголовное дело № 7/07-89 (номер дела судебный).

180

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1

АНКЕТА

по опросу об инсценировках событий преступлений (изнасилований и

разбойных нападений) 150 следователей в Санкт-Петербургском

институте повышения квалификации следственных работников

Прокуратуры Российской Федерации

  1. Ваш стаж работы следователем?

1.1. До 5 лет 36 1.2. 1.3. 6-10 лет 37 1.4. 1.5. 11-15 лет 49 1.6. 1.7. 16-20 лет 21 1.8. 1.9. Более 20 лет 7 1.10. 2. Приходилось ли Вам расследовать инсценировки преступлений

2.1. Да 137 2.2. 2.3. Нет 13 2.4. 3 Приходилось ли Вам расследовать инсценировки

изнасилований и разбойных нападений

3.1. Да 129 3.2. 3.3. Нет 21 3.4.

4.

С чего начин алась работ а

181

4.1. С факта 25 4.2. 4.3. С заявления 115 4.4. 4.5. По другим основаниям 10 4.6. 5. Если с факта, то что инсценировалось

5.1. Действие каких то лиц 59 5.2. 5.3. Место происшествия 49 5.4. 5.5. Последствия (результат) события 42 5.6. *

  1. Если с заявления, то :

6.1. Указывались конкретные лица, время и место 104 преступления 6.2. 6.3. На месте происшествия (теле, одежде и др.) имелись 67 следы преступления 6.4. 7. Какое процессуальное решение принималось

7.1. Отказ от проверки 4 7.2. 7.3. Проверка - отказ 7 7.4. 7.5. Проверка - возбуждение уголовного дела 118 7.6. 7.7. Возбужденное дело прекращено 14 7.8. 7.9. Дело направлено в суд 104 7.10. 8. Создавались ли следственные группы, бригады для раскрытия преступления

  • превышение суммарного результата ооъясняется тем. что инсценировались и деиствмя и место происшествия и последствия

182

8.1. Да 104 8.2. 8.3. Нет 46 8.4. 9. Инсценировки преступлений требовали дополнительных затрат времени на раскрытие

9.1. Да 151 9.2. 9.3. Нет 5 9.4. 10. Какие обстоятельства позволили Вам предположить наличие инсценировки

10.1. Личности участников по делу 50 10.2. 10.3. Наличие «негативных следов» на месте 94 происшествия, теле, одежде и т.п. 10.4. 10.5. Поведение участников дела 42 10.6. 10.7. Информация полученная от других лиц 19 10.8. 11. Когда у Вас окончательно сложилось убеждение на наличие инсценировки

11.1. Во время опросов свидетелей, потерпевших. 7 подозреваемых 11.2. 11.3. В результате допроса 47 11.4. 11.5. При осмотре места происшествия 50 11.6. 11.7. По результатам судебно-медицинских и иных 70 экспертиз 11.8. 12. Требуется ли, на Ваш взгляд усилить уголовную ответственность за инсценировки

12.1. Да 150 12.2. 12.3. Нет 12.4.

А

183

  1. Соотв етству ет диспо зиция ст. 306 завед омо ложн ый донос потре бност ям судеб но- следс твенн ой практ ики рассл едова ния и оценк и инсце ниров ок

13.1. Д а 14 13.2. 13.3. Н ет 136 13.4.

184

Приложение 2

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ

ответов на вопросы анкеты об инсценировках изнасилований и разбойных нападений

Содержание вопросов Всего ответов Распределение ответов следователей при стаже работы

До 5 лет 6-10 лет 11-15 лет 16-20 лет Более 20 лет

отв. % отв. % отв. % отв. % отв. % 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 1 .Приходилось ли Вам расследовать инсценировки преступлений

ш

1.1.Да 137 25 16,7 35 23,3 49 32,7 21 14 7 4,7 1.2. Пет 13 11 7,3 2 1,3 -

-

- - 2. Приходилось ли Вам расследовать инсценировки изнасилований и разбойных нападений

2.1. Да 129 21 14 31 20,7 49 32,7 21 14 7 4,7 2.2. Нет 21 15 10 6 4 - - - - -

185

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 3. С чего начиналась работа

3.1. С факта 25 6 4 9 6 6 4 2 1,3 2 1,3 3.2. С заявления 115 29 19,3 28 18,7 39 26 16 10,7 3 1 3.3. По другим основаниям 10 1 0,7 - - 4 2,7 3 2 2 1,3 *

  1. Если с факта, то что инсценировалось

12

4.1. Действие каких то лиц 59 9 6 11 7,3 25 16,7

8 2 1 1,3 0,7 4.2. Место происшествия 49 22 5 14,7 8 5,3 12 8 6

3 4

4.3. Последствия (результат) события 42

3,3 18 12 12 8

2 4 2,7 5. Если с заявления, то :

5.1. Указывались конкретные лица, время и место преступления 104 28 18,7 20 18 13,3 37 24,7 12 18 8 7 4,7 5.2. fla месте происшествия (теле, одежде и др.) имелись следы преступления 67 9 6

12 17 11,3

12 5 3,3 - превышение суммарного результата объясняется тем, что инсценировались и действия и место происшествия и последствия

186

1 2 3 4 5 6 7 8 9 1 10 11 12 6. Какое процессуальное решение принималось

6.1. Отказ от проверки 4 I 0,7 - - ( 0,7

0,7 1 0,7 6.2. Проверка - отказ 7 1 0,7 1 0,7 19,3 1,3 2 1,3 2

18

2 1,3 1 0,7 6.3. Проверка - возбуждение уголовного дела 118 31 20,7 29

36 24

12 4 2,7 6.4. Возбужденное дело прекращено 14 3 2 2

5 3,3

1,.3 2 1,3 6.5. Дело направлено в суд 104 28 18,7 27 18 31 20,7 16

20 1

20 10,7 2 1,3 7. Создавались ли следственные
группы, бригады для раскрытия преступления

7.1. Да 104 21 14 25 16,7 8 33 22 10,7

32

13,3 0,7

13,3 5 3,3 7.2. Пет 46 15 10 12

16

2 1,3 8. Инсценировки преступлений требовали дополнительных затрат времени на рас- крытие

8.1. Да 151

6,7

36 24 37 24,7 48

10

187

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 8.2. Нет 5 - - - - 1 0,7 1 0,7 3 2 9. Какие обстоятельства позволили Вам предположить наличие инсценировки

9.1. Личности участников по делу 50 7 4,7 12 8 12 8 12 8 7 4,7 9.2. Наличие «негативных следов» на месте происшествия, теле, одежде и т.п. 94 12 8 18 12

2,7 38 25,3 19 12,7 7 4,7 9.3. Поведение участников дела 42 9

8 6 4

11 7,3 1,3 11 4

12 II 21 7,3 7 4,7 9.4. Информация полученная от других лиц 19

5,3 3 2 2

2,7 2 1,3 10. Когда у Вас окончательно сложилось убеждение на наличие инсценировки

10.1. Во время опросов свидетелей, по- терпевших, подозреваемых 7 4 2,7 11 - 2 1,3

- 1 0,7 10.2. В результате допроса 47 5 3,3

7,3 13,3 15 10

8 4 2,7 10.3. При осмотре места происшествия 50 8 5,3 20

9 6

15,3

7,3 2 1,3 10.4. По результатам судебно-медицинских и иных экспертиз 70 19 12,7 6 4 23

14 1 0,7

188

1 2 3 4 5 6 1 8 9 10 11 12 11. Требуется ли, на Ваш взгляд усилить уголовную ответственность за инсцени- ровки

11.1. Да 150 36 24 37 24,7 49 32,6 21 14 7 4,7 11.2. Нет - - - - - - - - - - - 12. Соответствует диспозиция ст. 306 заве- домо ложный донос потребностям судеб- но-следственной практики расследования и оценки инсценировок

12.1. Да 14 2 1,3 2 1,3 3 2 3 2 4 2,7 12.2. Нет 136 34 22,7 35 Jim, *J f-J 46 30,7 18 12 3 2