lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Назаров, Александр Дмитриевич. - Проблемы следственных ошибок в досудебных стадиях уголовного процесса: По материалам Средне-Сибирского региона : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 1999 297 с. РГБ ОД, 61:99-12/387-4

Posted in:

&>Ш-м/м~г~у

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ

ПРОБЛЕМ УКРПЕЛЕНИЯ ЗАКОННОСТИ И ПРАВОПОРЯДКА

ПРИ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЕ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

На правах рукописи

НАЗАРОВ АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВИЧ

Проблемы следственных ошибок

в досудебных стадиях уголовного процесса

(по материалам Средне-Сибирского региона)

Специальность 12.00.09. -уголовный процесс, криминалистика, теория оперативно-розыскной деятельности

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

И^Р

Научный руководитель

доктор юридических наук

ТОКАРЕВА МАРГАРИТА ЕВСТАФЬЕВНА

Москва - 1999

Содержание

Введение 4

Глава I. ХАРАКТЕРИСТИКА СЛЕДСТВЕННЫХ ОШИБОК И ИХ ПРИЧИН

1.1. Понятие и классификация следственных ошибок 14 1.2. 1.3. Следственные ошибки, связанные с несоблюдением в уголовном процессе конституционных прав и свобод человека и гражданина 28 1.4. 1.5. Односторонность, неполнота исследования обстоятельств уголовного дела 58 1.6. 1.7. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона 83 1.8. 1.9. Неправильное применение уголовного закона 94 1.10. 1.11. Причины следственных ошибок 106 1.12. Глава И. ВЫЯВЛЕНИЕ, УСТРАНЕНИЕ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ СЛЕДСТВЕННЫХ ОШИБОК В ДОСУДЕБНЫХ СТАДИЯХ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

125 141 155 193

2.1. Проблемы совершенствования правовых основ выявления, устранения и предупреждения следственных ошибок в досудебных стадиях уголовного процесса 2.2. 2.3. Ведомственный контроль - как средство выявления, устранения и предупреждения следственных ошибок 2.4. 2.5. Прокурорский надзор - как средство выявления, устранения и предупреждения следственных ошибок 2.6. 2.7. Судебный контроль - как средство выявления, устранения и предупреждения следственных ошибок 2.8. 2

2.5. Особенности деятельности защитника по

предупреждению, выявлению и принятию мер

к устранению следственных ошибок 212

Глава III. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ УСТРАНЕНИЯ

ОБЩИХ ПРИЧИН СЛЕДСТВЕННЫХ ОШИБОК

3.1. Взаимодействие юридических ВУЗов с органами, осуществляющими предварительное следствие, в подготовке

и повышении профессионализма следственных кадров 225

3.2. Совершенствование организационной структуры следственных аппаратов и специализации следователей 240 3.3. 3.4. Внедрение компьютерной техники в деятельность следователей и прокуроров 256 3.5. Заключение 273

Список использованной литературы 279

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы и уровень ее научной разработки.

Обобщение материалов судебной, прокурорской и следственной практики последних лет со всей очевидностью показывает, что в досудебных ста- диях уголовного процесса по уголовным делам допускается немалое количество всякого рода ошибок, связанных с нарушениями закона.

Как результат этого, по данным наших исследований в Средне-Сибирском регионе (Красноярском крае и Республике Хакасия) ежегодно четверть уголовных дел возвращается судами и прокурорами для дополнительного расследования. Незаконно задерживается в порядке ст. 122 УПК РСФСР по подозрению в совершении преступлений и заключается под стражу до пятнадцати процентов подозреваемых и обвиняемых. В связи с неуста- новлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых, приостанавливается ежегодно до десяти процентов уголовных дел. Значительно количество ежегодно прекращаемых дел - до тринадцати процентов, в том числе, до восьми процентов - по реабилитирующим основаниям. Каждое десятое постановление следователя отменяется прокурором как незаконное или необоснованное. Оправдательные приговоры выносятся ежегодно примерно по трем процентам уголовных дел. Прокурорами рассматривается значительное число жалоб, принесенных участниками процесса на незаконные или необоснованные действия следователя, и каждая седьмая из них удовлетворяется как обоснованная. Каждый пятнадцатый следователь МВД и прокуратуры ежегодно наказывается в дисциплинарном порядке за нарушения требований закона при производстве предварительного расследования.

Следственные ошибки являются существенным препятствием на пути к достижению цели уголовного судопроизводства, создают сложности в эф- фективном выполнении задач уголовного процесса (ст. 2 УПК РСФСР).

4

При непрекращающемся росте преступности, ее профессионализации, перерождении в наиболее опасные организованные формы общество все более нетерпимо к фактам беспомощности следственных органов в раскрытии и расследовании “громких” дел, к проявлениям непрофессионализма и недобросовестности следователей при исполнении своих служебных обязанностей, влекущих за собой нарушения закона и прав личности.

В юридической науке проблемам следственных ошибок уделялось немало внимания. Весомый вклад в их разработку внесли А.Д.Бойков, В.И.Власов, И.Ф.Демидов, А.Т.Дугин, А.С.Каретников, Ю.В.Кореневский, В.А.Лазарева, А.М.Ларин, А.А.Леви, П.А.Лупинская, В.Н.Махов, А.И.Михайлов, Т.Г.Морщакова, Я.О.Мотовиловкер, И.Л.Петрухин, В.М.Савицкий, А.Б.Соловьев, Н.Г.Стойко, М.С.Строгович, М.Е.Токарева, С.А.Шейфер, С.Н.Щерба, А.Г.Халиулин, Ю.К.Якимович, Н.А.Якубович и другие ученые, специализирующиеся в уголовном процессе, криминалистике и прокурорском надзоре.

Среди фундаментальных работ обращают на себя внимание проведенное в 70-е годы исследование коллектива ученых Института государства и права Академии наук Российской Федерации под руководством И.Л.Петрухина проблем эффективности правосудия и устранения судебных ошибок, в основе которых нередко лежат следственные ошибки1, а также специальное исследование следственных ошибок, их причин и путей устранения в досудебных и судебных стадиях уголовного процесса, проведенное в конце 80-х годов в НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ межведомственным авторским коллективом под руководством А.Д.Бойкова и А.Б.Соловьева”’. В последнем, будучи аспирантом НИИ, принимал определенное участие диссертант.

1 Эффективность правосудия и проблемы устранения судебных ошибок. М., 1975.

2 В дальнейшем - НИИ Генеральной прокуратуры РФ.

3 Выявление и устранение следственных ошибок при судебном рассмотрении уголовных дел. Методическое пособие. М., 1990; Характер, причины и способы устранения ошибок в стадии предварительного следствия. Методическое пособие. М., 1991.

5

Однако, названные и другие работы, затрагивающие проблемы след- ственных ошибок, выполнялись, как правило, в иных, нежели теперь, условиях-до выделения Российской Федерации в самостоятельное суверенное государство с новым социально-экономическим укладом и правовой системой, до принятия Конституции РФ 1993 г., нового Уголовного кодекса, Федерального закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности», целого ряда концептуальных изменений в законодательстве, регламентирующем уголовный процесс, включая его досудебные стадии. Россия в последние годы последовательно интегрируется в мировое сообщество: с 1997г. она входит в Совет Европы, а с 1 ноября 1998г. - под юрисдикцию Европейского Суда по правам человека. Существенно изменились за истекший период структура и условия деятельности органов, осуществляющих предварительное расследование преступлений, характер и объем выполняемой ими работы.

Все это требует новых научных исследований проблем следственных ошибок, необходимых для поиска оптимальных, законодательных и иных путей их устранения в современных условиях, что и определяет актуальность темы настоящей диссертации.

Диссертант исходил из того, что в условиях проведения в России судебно- правовой реформы, совершенствования уголовного и уголовно- процессуального законодательства (прежде всего - в связи с рассмотрением в Государственной Думе Федерального Собрания РФ проекта нового УПК РФ), требуется переосмысление результатов проведенных ранее исследований по проблеме следственных ошибок, и актуальными, как никогда, стоят на повестке дня предложения по повышению эффективности и качества предварительного расследования.

Основным объектом исследования явилась деятельность следователей, при осуществлении которой были допущены ошибки в виде неправильных действий или неправомерного бездействия. Кроме того, объектом иссле- дования служила контрольная деятельность начальника следственного отде-

6

ла, суда, а также надзорная деятельность прокурора по принятию предусмотренных законом мер к своевременному выявлению, устранению и предупреждению следственных ошибок. Непосредственным предметом исследования явились сами следственные ошибки и их причины.

Целью исследования является внесение вклада в повышение эффек- тивности предварительного расследования преступлений и обеспечение прав участвующих в нем лиц путем дальнейшей разработки с учетом произошедших в последнее десятилетие изменений теоретических основ изучения следственных ошибок, выразившихся в определенных нарушениях закона по уголовным делам, выявления особенностей их проявления, определения оптимальных путей предупреждения и устранения в условиях современности.

Для достижения этой цели были определены конкретные задачи:

  • разработать исходные теоретические положения по проблемам след- ственных ошибок, в том числе, сформулировать понятие, дать классифика- цию следственных ошибок;
  • проанализировать действующее и находящееся в стадии разработки уголовно-процессуальное законодательство по вопросам выявления, устранения и предупреждения следственных ошибок;
  • изучить распространенность, структуру и динамику следственных ошибок по уголовным делам, расследуемым в настоящее время;
  • установить причины следственных ошибок и условия, способствующие их появлению в ходе расследования преступлений в современный период;
  • на основании проведенного изучения внести предложения по совер- шенствованию правового регулирования и организации деятельности органов расследования;
  • разработать рекомендации по совершенствованию систем ведомст- венного, судебного контроля и прокурорского надзора применительно к выявлению, устранению и предупреждению следственных ошибок;
  • 7

  • выявить наиболее оптимальные пути возможной реорганизации следственного аппарата России, перспективные направления в научно- техническом обеспечении процесса расследования преступлений, варианты эффективного взаимодействия правоохранительных органов и юридических ВУЗов при подготовке высококвалифицированных кадров следователей.

Методология и методика исследования базируется на положениях и выводах общей теории познания, основой которой является диалектический метод, междисциплинарном, конкретно-историческом и системных подходах. Применялись также статистический, сравнительно- правовой, конкретно-социологический методы.

В процессе исследования автор опирался на Конституцию Российской Федерации, а также международно-правовые документы, относящиеся к теме диссертации. Были проанализированы действующие законодательство, Указы Президента Российской Федерации, проекты УПК РФ и других федеральных законов, постановления Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, приказы и указания Генерального прокурора Российской Федерации, затрагивающие вопросы предварительного расследования. Проанализирована имеющаяся по теме литература, позво- лившая автору построить работу как логическое продолжение и развитие с учетом новых реалий ранее проводившихся исследований следственных ошибок, сопоставить с ними полученные результаты.

По разработанной автором программе в Красноярском крае и Республике Хакасия изучены 640 уголовных дел, прекращенных, приостановленных в ходе предварительного расследования, а также рассмотренных судами в 1994-1998 годах. Проанализированы статистические отчеты за 1994-1998 годы органов внутренних дел, прокуратуры, суда Средне-Сибирского региона. Опрошены свыше 130 следователей, работников дознания, прокуроров, судей.

8

Наряду с этим при подготовке диссертации использован многолетний опыт работы диссертанта в качестве следователя прокуратуры, прокурора района, председателя районного суда, адвоката юридической консультации, а в последнее время - преподавателя кафедры уголовного процесса юридического факультета Красноярского государственного университета.

Научная новизна и теоретическая значимость диссертационного исследования. Данная диссертация - одна из первых специальных, выпол- ненных на монографическом уровне работ по проблеме следственных ошибок, анализирующая под этим углом зрения практику применения в досудебных стадиях уголовного процесса Конституции РФ 1993г., изменений в ходе правовой реформы уголовного, уголовно- процессуального и другого законодательства, а также действия международно-правовых актов Европейского сообщества, особенности деятельности следственных аппаратов в специфических условиях последнего десятилетия, к которым следует отнести, в частности, введение на предварительное следствие судебного контроля, допуск в уголовный процесс защитника на ранних этапах расследования, появившиеся в связи с принятием в 1992 и 1995 годах Законов “Об оперативно-розыскной деятельности” проблемы использования результатов этой деятельности в доказывании, организационно-структурные изменения следственного аппарата страны, а также новые сложные задачи, поставленные перед ним в связи с негативными изменениями преступности, ростом ее организованных и транснациональных форм при одновременном снижении профессиональной квалификации следователей. Все это во многом предопределило новизну полученных при исследовании результатов, содержащихся в диссертации выводов и предложений.

В диссертации сформулировано уточненное в сравнении с существующим понятие следственных ошибок, дана их новая классификация, впервые изучены распространенность и структура следственных ошибок в совре- менный период на базе не исследовавшегося ранее в этом аспекте Средне-

9

Сибирского региона, предложены соответствующие изменившимся требованиям сегодняшнего дня пути совершенствования правовых основ выявления, устранения и предупреждения следственных ошибок, повышения эффективности ведомственного и судебного контроля, прокурорского надзора в обеспечении требований законности в досудебных стадиях уголовного процесса.

Исследованы недостаточно изученные проблемы взаимодействия пра- воохранительных органов и юридических высших учебных заведений в подготовке высокопрофессиональных кадров следователей. По этому вопросу диссертантом разработаны конкретные предложения и рекомендации.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Уточненное определение следственной ошибки, под которой следует понимать не содержащее признаков уголовно-наказуемых деяний не- законное или необоснованное действие или бездействие следователя, осуществляющего предварительное расследование по уголовному делу, выразившееся в неполноте и односторонности исследования им обстоятельств дела, несоблюдении конституционных прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе, существенном нарушении уголовно-процессуального закона, неправильном применении уголовного закона, направленное по субъективному мнению следователя на выполнение целей и задач уголовного судопроизводства, но объективно препятствующее их достижению.
  2. Классификация следственных ошибок с учетом современного со- стояния правовых основ уголовно-процессуальной деятельности в Россий- ской Федерации. В структуру следственных ошибок наряду с ранее выделенными их видами (односторонность и неполнота исследования обстоятельств уголовного дела, существенные нарушения уголовно- процессуального закона, неправильное применение материального закона) необходимо включить новый вид - несоблюдение конституционных прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе.
  3. ю

При классификации следственных ошибок, связанных с неправильным применением уголовного закона, по их содержанию целесообразно выделить:

  • неприменение органами расследования нормы УК РФ, которая подлежит применению;
  • применение нормы, не подлежащей применению;
  • неправильное истолкование закона, противоречащее его точному смыслу.
  1. Выявленные при исследовании особенности причин следственных ошибок в современный период. Несмотря на то, что общий перечень причин следственных ошибок не претерпел существенных изменений за последние десять лет, все большее значение среди них приобретают недостатки кадрового обеспечения следственных аппаратов, профессионального отбора и профессиональной подготовки следователей, прежде всего - в органах внутренних дел.
  2. Важным условием сокращения числа следственных ошибок является совершенствование уголовно-процессуальной процедуры предварительного расследования: а)дальнейшая дифференциация форм, предполагающая введение особого порядка расследования тяжких и особо тяжких преступлений и упрощение порядка расследования иных преступлений при соблюдении прав и законных интересов участников процесса, б) научно-обоснованное распределение подследственности уголовных дел между существующими следственными аппаратами с учетом основных направлений деятельности ведомств, к которым они принадлежат, в) рациональное применение института прекращения уголовных дел по нереабилитирующим основаниям и др. В диссертации сформулированы соответствующие предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства.
  3. Перспективные направления повышения результативности выявления, устранения и предупреждения следственных ошибок средствами про- курорского надзора, ведомственного и судебного контроля.
  4. И

  5. Надлежащее кадровое обеспечение и повышение профессиональ ного уровня следственного аппарата - одно из наиболее важных условий предупреждения и своевременного устранения следственных ошибок.

В диссертации показано значение раннего профессионального отбора и подготовки будущих следователей для поступления в юридические высшие учебные заведения, начинающейся с первых лет обучения в ВУЗе следствен- но-криминалистической специализации как важного условия предупреждения следственных ошибок.

  1. Сформулированные в диссертации единые требования к кандидатам на должности следователей всех ведомств по образованию, состоянию здоровья и др.
  2. Предложения по укреплению научно-технической базы предварительного расследования за счет его компьютеризации, научной организации труда следователей.
  3. Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что автором сформулированы научно-обоснованные конкретные реко- мендации по повышению эффективности деятельности следователей, преду- преждению следственных ошибок по уголовным делам, разработаны пред- ложения по укреплению режима законности в досудебных стадиях уголовного процесса.

Результаты исследования могут быть использованы при доработке проекта нового уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, подготовке приказов и указаний Генерального прокурора Российской Федерации, составлении новых программ обучения юристов в высших учебных заведениях России, преподавании специальных курсов в уголовно- процессуальном праве, прокурорском надзоре и криминалистике.

Полученные данные позволяют более целенаправленно, с использованием достижений науки осуществлять прокурорский надзор за дознанием, предварительным следствием и оперативно-розыскной деятельностью.

12

Апробация и внедрение результатов исследования.

Результаты диссертационного исследования изложены в 9 опублико- ванных автором и в 2-х подготовленных к печати статьях, докладывались им на 5 Всероссийских научно-практических конференциях (в Томске, Красноярске, Кемерово, Барнауле), на 3-х совещаниях работников правоохранительных органов Красноярского края.

На основе материалов диссертации составлены и действуют программы спецкурсов по уголовному процессу, прокурорскому надзору для студен- тов Красноярского государственного университета и Красноярского филиала Санкт-Петербургского Института управления и экономики, читаются лекции, проводятся семинарские занятия и производственная практика.

Структура диссертации.

Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих в себя 14 параграфов, заключения и списка литературы. Структура изложения мате- риала определена предметом и задачами исследования.

13

ГЛАВА J.

ХАРАКТЕРИСТИКА СЛЕДСТВЕННЫХ ОШИБОК

И ИХ ПРИЧИН

1.1. Понятие и классификация следственных ошибок.

Всякая ошибка в общеупотребительном значении представляет собой неправильность, неточность, погрешность, ляпсус, недочет, промах, невер- ную мысль, неверный или ложный шаг, неправильное действие или бездействие и т.п. В словарях русского языка ошибка трактуется как неправильность в действиях, поступках, высказываниях, мыслях1.

В уголовном процессе ошибки могут иметь место при принятии про- цессуальных решений и производстве процессуальных действий. В мысли- тельной деятельности ошибки также могут быть, например, при оценке собранных по делу доказательств. Но такие ошибки, не будучи объективно выраженными в принимаемых по уголовному делу решениях и производимых процессуальных действиях, юридического значения не имеют.

В научной литературе и в практической деятельности органов уголовной юстиции для обозначения ошибок предварительного расследования употребляется множество терминов: “упущения предварительного следст- вия”, “пробелы предварительного следствия”, “недостатки предварительного расследования”, “следственные ошибки”, “нарушения законности”, “нарушения норм права” (процессуального, материального), в том числе -“существенные нарушения…”, “уголовно-процессуальные правонарушения”, “отступления от норм закона”, “процессуальные ошибки предварительного следствия” и т.д. Вне всякого сомнения, что все эти понятия неоднозначны.

1 Толковый словарь русского языка. Т. 2 - М.:1938. С. 1088; Ожегов. СИ. Словарь русского языка. - М; 1987. С. 419.

14

Нас же, в связи с проблематикой исследования, прежде всего интересует определение “следственная ошибка”.

В уголовно-процессуальном законодательстве термин “следственная ошибка” не употребляется. Однако, в уголовно-процессуальной науке понятие “следственной ошибки”, несмотря на его условность, доказало право на свое существование.

Исходя из терминологического смысла “следственная ошибка” - это ошибка, допущенная должностными лицами, производящими предварительное расследование по уголовным делам - следователями, лицами, производящими дознание, и приравненными к процессуальному статусу указанных лиц иными должностными лицами, ведущими уголовный процесс (в дальнейшем изложении - следователями).

В ходе производства предварительного расследования следователь до- пускает различные следственные ошибки: в применении материального, процессуального законодательства, иные ошибки (неправильное применение тактических рекомендаций криминалистики, психологии, виктимологии, экс-пертологии и т.п.).

В данном исследовании, исходя из решаемых задач, мы останавливаемся лишь на следственных ошибках, связанных с неправильным применением процессуального и материального закона.

Важно подчеркнуть, что следственная ошибка - это ошибка, допущенная следователем при возбуждении уголовного дела и предварительном рас- следовании, то есть на досудебных стадиях уголовного процесса.

Специфическим видом следственных ошибок выглядят ошибки, допу- щенные при расследовании вновь открывшихся обстоятельств. В ходе такого расследования согласно ст.386 УПК1 могут производиться допросы, осмотры, экспертизы, выемки и иные необходимые следственные действия. Специфичность данного вида следственных ошибок будет состоять лишь в том, что

1 Здесь и далее, если иное специально не оговорено, имеется в виду УПК РСФСР.

15

они могут быть допущены не в досудебных стадиях уголовного процесса, а в стадии возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Во всем остальном данный вид следственных ошибок не отличается от ошибок, допускаемых в досудебных стадиях уголовного процесса.

Ошибки, допущенные судом (судьей) по уголовным делам в досудебных и судебных стадиях уголовного процесса, в стадии исполнения приговора, принято называть судебными ошибками.

Предметом нашего исследования являются ошибки, допущенные именно следователем, а не прокурором, начальником следственного отдела, судьей. Перечисленные должностные лица в досудебных стадиях и при производстве расследования по вновь открывшимся обстоятельствам могут также, как и следователь, допускать ошибки. Однако, это ошибки несколько иного порядка. Деятельность прокурора, начальника следственного отдела, судьи состоит в том, чтобы средствами прокурорского надзора, ведомственного, судебного контроля выявить, устранить и предупредить ошибки следователя.

Рассматривая определение понятия следственной ошибки, необходимо заметить, что в науке по вопросу о терминах необходима точность. Терминологическая точность - необходимый элемент правовых исследований, а отступление от этого требования чревато многими неблагоприятными последствиями, особенно если речь идет об отправных теоретических положениях.

В уголовно-процессуальной науке к определению понятия следственной ошибки обращался сравнительно ограниченный круг ученых- процессуалистов. Поэтому, есть смысл рассмотреть сформулированные ими дефиниции.

16

Авторским коллективом ученых-процессуалистов НИИ Генеральной прокуратуры РФ дано следующее определение понятия “следственные ошибки”:

Следственные ошибки - это “незаконные и необоснованные действия следователя по привлечению к уголовной ответственности и заключению под стражу граждан, приостановлению, прекращению, передаче прокурору с обвинительным заключением для направления в суд уголовных дел, которые по ошибочному представлению следователя являлись правомерными и якобы были направлены на обеспечение задач уголовного судопроизводства”2.

Как и ученые НИИ Генеральной Прокуратуры РФ, мы не относим к следственным ошибкам умышленные действия следователя, направленные на привлечение заведомо невиновного лица к уголовной ответственности (ст. 299 УК РФ)\ на незаконное освобождение от уголовной ответственности (ст. 300 УК РФ), на незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей (ст. 301 УК РФ), на принуждение к даче показаний (ст. 302 УК РФ), на фальсификацию доказательств (ст. 303 УК РФ), а также последствия уголовно-наказуемого злоупотребления следователем своими должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), превышения им своих должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), получения взятки (ст. 290 УК РФ), служебного подлога (ст. 292 УК РФ), уголовно-наказуемой халатности (ст. 293 УК РФ).

Подобные действия (или бездействия) следователя есть ничто иное, как совершение преступления против правосудия, государственной власти и интересов государственной службы.

1 В состав авторского коллектива входили ученые: В.Н.Исаенко, Л.П.Исмакаев, В.А.Лазарева, А.А.Леви, В.Н.Махов, Е.С.Радутная, А.Б.Соловьев, (руководитель коллек тива) М.Е.Токарева (заместитель руководителя), С.АШейфер.

2 Характер, причины и способы устранения ошибок в стадии предварительного следствия. Методическое пособие. - М., 1991, с.7 - 8.

” Здесь и далее, если иное специально не оговорено, имеется в виду Уголовный Кодекс Российской Федерации (УК РФ).

17

В.И. Власов считает, что следственные ошибки - “это любые непред- намеренные нарушения закона, недостатки и упущения, допущенные при возбуждении уголовных дел, всякая неправильность в процессуальной деятельности, в том числе и мыслительном процессе компетентного лица, носителя соответствующих прав и обязанностей”1.

Данный подход представляется нам достаточно спорным. Приведенное выше определение не включает в себя, к примеру, преднамеренных, но не преступных нарушений следователем законов, что также в конечном итоге приводит к следственным ошибкам. В то же время нельзя понимать под ошибкой “неправильности… в мыслительном процессе компетентного лица”, так как невозможно выявить ошибочность мыслительного процесса до тех пор, пока он не найдет отражения в конкретном действии должностного лица и соответствующем процессуальном решении.

А.Д.Бойков в качестве следственной ошибки понимает “любое незаконное или необоснованное решение, вызванное неправильным действием или бездействием”2. В число ошибок им включаются грубые процессуальные нарушения, совершаемые вполне осознанно, и неправильное применение уголовного закона, незаконность и необоснованность которых констатирована соответствующим должностным лицом или органом. Указание в определении таких признаков ошибки, как “незаконность” и “необоснованность” решения, каждого самостоятельно, имеет значимость, поскольку позволяет различать ошибки по характеру их образования и точно установить способ их исправления.

Наряду с понятием “следственные ошибки” в схожих ситуациях упот- ребляется термин “процессуальные ошибки”.

Власов В.И. Расследование преступлений. Проблемы качества. Саратов, 1988. С.63. 2 Бойков А.Д. Вопросы укрепления законности и повышения эффективности уголовного судопроизводства в свете решений XXVII съезда КПСС // Вопросы укрепления законности и устранения следственных ошибок в уголовном судопроизводстве. - М.: 1988. С. 14-15.

18

В частности, А.М.Барановым под процессуальной ошибкой на предва- рительном следствии понимается “непреднамеренное нарушение процессу- ального закона, выразившееся в неисполнении или ненадлежащем исполнении его требований следователем либо иным процессуальным органом и признанное таковым компетентным субъектом в соответствующем правовом акте”1.

Вне всякого сомнения, понятие следственной ошибки - более широкое, нежели понятие процессуальной ошибки, связанной лишь с нарушениями процессуального закона. Кроме того, А.М.Барановым не признаются в качестве ошибок преднамеренные нарушения закона. Мы же являемся сторонниками того, что к ошибкам можно относить преднамеренные, осознанные действия или бездействия следователя, если они не являются преступными и, по мнению следователя, направлены на достижение задач уголовного судопроизводства.

Одним из существенных признаков, позволяющих квалифицировать решение или деятельность следователя и равнозначных ему субъектов как ошибку, является признание его таковым соответствующим правовым актом.

По мнению Н.Н.Вопленко, правоприменительная ошибка есть результат властной деятельности специальных субъектов правоприменения, проти- воречащий нормам материального или процессуального права, недостигающий истинных целей правового регулирования, квалифицируемый компетентным органом в качестве ошибочного. Определением Н.Н.Вопленко охватываются такие признаки правовой ошибки, как нарушение закрепленных законодательством норм материального и процессуального права; несоответствие целям правового регулирования; наличие решения, действия или бездействия не любого субъекта, а только наделенного властными полномочиями

! Баранов A.M. Процессуальные ошибки, совершаемые на этапе окончания предваритель- ного следствия и способы их устранения. Лекция. - Омск. 1996. СП.

19

специального субъекта правоприменения; констатация подобной деятельности как ошибочной компетентным лицом либо органом1.

Имеет смысл определиться также с соотношением понятий “следственные ошибки” и “уголовно-процессуальные правонарушения”.

А.Т.Дугин полагает, что “правомерным является такое уголовно- процессуальное действие, которое произведено органом расследования своевременно, при наличии достаточных оснований и в порядке, установленном нормами уголовного и уголовно-процессуального права вне зависимости от полученного при этом результата”. То есть А.Т.Дугин, при условии правомерности уголовно-процессуального действия следователя, допускает возможность неосознанного совершения им следственных ошибок, добросовестного заблуждения, с чем, безусловно, необходимо согласиться. В понятие “уголовно-процессуального правонарушения” А.Т.Дугин вкладывает следующий смысл: “… это посягающее на уголовно-процессуальный порядок общественно-опасное либо вредное виновное действие, исполненное вопреки требованиям уголовных и уголовно-процессуальных норм без достаточных оснований или несвоевременно, или с несоблюдением установленного порядка, а равно противоправное бездействие, когда имелись достаточные основания для производства необходимых процессуальных действий”2.

Нам представляется, что А.Т.Дугин, не используя понятия следственных ошибок, тем не менее имеет их в виду, когда в спектр уголовно- процессуальных правонарушений включает допущенные следователем по небрежности, неопытности, самонадеянности нарушения норм УПК, УК, пробелы предварительного расследования. В то же время А.Т.Дугин в понятие уголовно-процессуальных правонарушений включает и преступные действия

1 Вопленко Н.Н. Ошибки в правоприменении: понятие и виды. // Советское государство и право, 1981, №4, с.41.

2 Дугин А.Т. Проблемы борьбы с уголовно-процессуальными правонарушениями при рас следовании преступлений средствами прокурорского надзора. Дисс… канд. юрид. наук,. -М., 1995, С.59.

20

следователя, что, как отмечалось выше, не может рассматриваться в качестве следственных ошибок.

Говоря об определении следственной ошибки, авторский коллектив НИИ Генеральной прокуратуры РФ саму ошибку видел в односторонности или неполноте исследования обстоятельств дела, существенном нарушении уголовно-процессуального закона, неправильном применении уголовного закона. 1

Мы остаемся в целом приверженцами этой конструкции следственных ошибок, однако, полагаем, что как отдельный вид ошибок в условиях действия Конституции РФ в уголовном процессе необходимо выделить несоблюдение конституционных прав и свобод человека и гражданина. С учетом наших подходов к понятию следственной ошибки, оно формулируется нами следующим образом:

Следственная ошибка - это не содержащее признаков уголовно- наказуемых деяний незаконное или необоснованное действие или бездействие следователя, осуществляющего предварительное расследование по уголовному делу, выразившееся в неполноте и односторонности исследования им обстоятельств дела, несоблюдении в уголовном процессе конституционных прав и свобод человека и гражданина, существенном нарушении уголовно-процессуального закона, неправильном применении уголовного закона и направленное по субъективному мнению следователя на выполнение целей и задач уголовного судопроизводства, но объективно препятствующее их достижению.

*

*

Следственные ошибки - весьма сложное и многообразное явление в юриспруденции, а поэтому необходима их научно-обоснованная классифика-

1 Характер, причины и способы устранения ошибок в стадии предварительного следствия. Методическое пособие. -М., 1991, с. 18.

21

ция. Правильная, отвечающая запросам науки и практики, основанная прежде всего на изучении материалов уголовных дел и опыта практических работников классификация следственных ошибок имеет большое теоретическое значение, способствуя систематизации накопленных знаний, уяснению природы допускаемых в ходе предварительного расследования нарушений, упущений, недостатков, и выработке мер по их устранению.

Ученые, исследовавшие проблемы следственных ошибок на досудебных стадиях уголовного процесса, предлагали различные варианты их клас- сификации.

Так, В.И.Власов делит следственные ошибки на логические (ошибки в мыслительной деятельности субъектов, ведущих расследование дел) и фактические (несоблюдение ими же требований УПК). Он же подразделяет следственные ошибки на материально-правовые и процессуально- правовые; следственные ошибки при возбуждении уголовных дел, при проведении следственных действий, при привлечении лиц в качестве обвиняемых, при соединении и выделении уголовных дел, при приостановлении расследования, при выполнении требований ст. ст. 200- 201 УПК, при окончании расследования; ошибки несущественные (которые не помешали достичь истины по делу), существенные (когда они повлияли или могли повлиять на достоверность знания или принятие законного, обоснованного решения по делу), безусловно существенные (которые всегда свидетельствуют о неправильности выводов и решений следователя или ставящие их под основательное сомнение); следственные ошибки, влекущие обвинительный или оправдательный уклон; ошибки спорные и бесспорные, явные и скрытые, нераспространенные, относи- тельно распространенные и типичные; следственные ошибки, допущенные следователем, прокурором…; ошибки простые (одно нарушение) и сложные (совокупность нарушений); ошибки, требующие прекращения, приостановления дела, изменения обвинения, дополнительного расследования, оправдания

22

подсудимого); следственные ошибки, ввиду неопытности, добросовестного заблуждения, преднамеренных действий следователя1.

Отсюда очевидно, что классификация следственных ошибок может производиться по различным основаниям.

Нам представляется значимым рассмотреть классификацию следственных ошибок разработанную в процессе настоящего исследования, отражаю- щую суть их понятия по следующим основаниям:

/. По сущностной характеристике:

1) Следственные ошибки, выразившиеся в неполноте, односторонности исследования обстоятельств дела; 2) 3) Следственные ошибки, выразившиеся в несоблюдении в уголовном процессе конституционных прав и свобод человека и гражданина; 4) 5) Следственные ошибки, выразившиеся в существенных нарушениях уголовно-процессуального закона; 6) 7) Следственные ошибки, выразившиеся в неправильном применении уголовного закона. 8) II. В зависимости от характера ошибки, допущенной следователем:

1) Ошибочное возбуждение (невозбуждение) уголовного дела; 2) 3) Ошибочное задержание (незадержание) лица по подозрению в со- вершении преступления, ошибочные - избрание (неизбрание) меры пресечения в отношении подозреваемого (обвиняемого), прежде всего заключение под стражу подозреваемого (обвиняемого), возбуждение (невозбуждение) ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей; 4) 5) Ошибочное привлечение (непривлечение) лица в качестве обвиняемого; 6) Власов В.И. Расследование преступлений. Проблемы качества. - Саратов, 1988. С. 64, 92; Власов В.И. Следственные ошибки по делам несовершеннолетних. // Актуальные проблемы расследования преступлений несовершеннолетних. - М., 1982. С. 112-113.

23

4) Ошибочное проведение (непроведение) какого-либо следственного или процессуального действия; 5) 6) Ошибочное приостановление предварительного расследования; 7) 8) Ошибочное прекращение (непрекращение) уголовного дела (полностью или в части предъявленного обвинения); 9) 10) Ошибочная квалификация уголовно-наказуемых деяний и иные ошибки в применении материального закона. 11) ///. В зависимости от субъекта уголовно-процессуальной деятельности, выявившего следственные ошибки:

1) Следственные ошибки, выявленные прокурором в процессе осуще- ствления прокурорского надзора и обозначенные им в постановлениях об отмене незаконных постановлений следователя, в сопроводительном документе о возвращении уголовного дела следователю со своими письменными указаниями для производства дополнительного расследования, в постановлениях об изменении обвинения, меры пресечения, о прекращении уголовного дела, в письменных указаниях по делу, в представлениях и др. 2) 3) Следственные ошибки, выявленные начальником следственного отдела в процессе осуществления им ведомственного контроля, и обозначенные им в письменных указаниях следователю, в представлениях прокурору об отмене незаконных и необоснованных постановлений следователя. 4) 5) Следственные ошибки, выявленные судьей в ходе судебных проверок ж&чоб о законности и обоснованности задержания по подозрению в со- вершении преступлений, заключения подозреваемых и обвиняемых под стражу, продлении сроков содержания обвиняемых под стражей, иных жалоб и обозначенные судьей в постановлениях об удовлетворении таких жалоб. 6) 7) Следственные ошибки, выявленные судьей (судом) при производстве по делу в суде (при назначении судебного заседания, в ходе судебного разби- рательства в суде первой, кассационной, надзорной инстанций, при возоб- новлении дел по вновь открывшимся обстоятельствам) и обозначенные в по- 8) 24

становлении судьи (определении суда) о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования, в приговоре суда, о применении принудительных мер воспитательного воздействия или медицинского характера, в кассационном определении суда, в постановлении суда надзорной инстанции, в постановлении (определении) судьи (суда) о прекращении уголовного дела, в частном постановлении (определении) судьи (суда).

5) Следственные ошибки, выявленные руководителем следственной, следственно-оперативной группы, самим следователем и устраненные им путем принятия законных и обоснованных решений по делу. 6) 7) Следственные ошибки, выявленные иными участниками уголовно- процессуальной деятельности (адвокатами, представителями и т.п.), обозначенные ими в жалобах, ходатайствах, заявлениях, удовлетворенных в установленном законом порядке. 8) IV. В зависимости от мотивации действия или бездействия следователя:

1) Следственные ошибки, допущенные следователем, неосознанно, не- преднамеренно в силу недостаточности знаний, опыта, следственной ситуа- ции, складывающейся на данный момент расследования (т.е., следователь, добросовестно заблуждаясь или действуя в соответствии с предписаниями уголовно-процессуального, уголовного законов, полагает, что его действия или бездействие абсолютно правомерны и не должны привести к следственным ошибкам, однако впоследствии в силу различного рода причин и обстоятельств следственные ошибки по делу все же “проявляются”). 2) 3) Следственные ошибки, допущенные следователем преднамеренно в силу пренебрежения некоторыми требованиями Закона, расцениваемыми им как малозначащими для расследования дела, несущественными и не препят- ствующими достижению целей и задач уголовного судопроизводства. 4) При такой мотивации своих действий или бездействий следователь не желает затрачивать “чрезмерные” усилия на расследование преступлений,

25

рассчитывая, что допускаемое им упрощенчество и нарушение соответст- вующих требований не повлекут за собой каких-либо негативных последствий, а если они и наступят, то в дальнейшем смогут быть исправлены, преодолены самим следователем, прокурором или судом (судьей).

*

Результаты исследований, проведенных в конце 80-ых годов коллективом ученых НИИ Генеральной прокуратуры РФ, показали, что в структуре следственных ошибок удельный вес односторонности и неполноты предварительного следствия составляет 60,4%, существенных нарушений уголовно-процессуального закона - 25,5%, неправильного применения уголовного закона - 14,1 %\

Наши исследования, проведенные в Средне-Сибирском регионе в 90-х годах, представляют структуру следственных ошибок следующим образом:

? односторонность, неполнота исследования обстоятельств дела -59,7%; ? ? несоблюдение конституционных прав и свобод человека и гражданина - 7,4%; ? ? существенные нарушения уголовно-процессуального закона - 17,3%; ? ? неправильное применение уголовного закона - 15,6%. ? Заметим, что несоблюдение конституционных прав и свобод человека и гражданина в силу их особой значимости выделены нами в самостоятельный вид следственных ошибок. Он тесно взаимосвязан с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона. Если сложить процентные показатели этих двух видов следственных ошибок, то в сумме - 24,7% этот наш показатель будет примерно равен показателю (25,5%) существенных нарушений

Характер, причины и способы устранения ошибок в стадии предварительного следствия. Методическое пособие. - М., 1991, с.8.

26

уголовно-процессуального закона, полученного в свое время коллективом ученых НИИ Генеральной прокуратуры РФ.

Сопоставление приведенных выше данных показывает, что за истекший с конца 80-х годов период структура следственных ошибок не претерпела принципиальных изменений.

27

1.2. Следственные ошибки, связанные с несоблюдением в уголовном процессе конституционных прав и свобод человека и гражданина

Несоблюдение в уголовном процессе конституционных прав и свобод человека и гражданина рассматривается нами в данном исследовании как новый элемент в структуре следственных ошибок. Удельный вес этого вида ошибок по нашим данным составляет, как уже отмечалось выше, 7,4%. Однако, несмотря на сравнительно небольшую распространенность этих ошибок нельзя недооценивать их значимость.

Изменившиеся в последние годы политические, экономические и соци- альные условия в России привели к появлению новой системы ценностей, высшей из которых, согласно статьи второй Конституции РФ, объявлен человек с его правами и свободами, защищаемыми государством. Основной Закон страны, имеющий прямое действие, закрепил конкретные гарантии прав граждан в уголовном процессе, учитывающие требования современности и международные стандарты. Возведены в ранг конституционных основополагающие принципы уголовного судопроизводства. К примеру:

  • Каждый обвиняемый в совершении преступления считается неви новным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном феде ральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приго вором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неустра нимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого (Ст. 49 Конституции РФ).

  • Все равны перед законом и судом (4.1 ст. 19 Конституции РФ).
  • Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Решения и действия (или бездействия) органов государственной власти, органов мест- ного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (4.1 и ч.2 ст.46 Конституции РФ).
  • 28

  • Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи (Ч. 1 ст. 48 Конституции РФ).

  • При осуществлении правосудия не допускается использование дока зательств, полученных с нарушением федерального закона (4.2 ст. 50 Кон ституции РФ).

Особое внимание уделено обеспечению прав лиц, подозреваемых и об- виняемых в совершении преступлений, а также потерпевших от преступле- ний.

Данный вид следственных ошибок возникает вследствие несоблюдения в уголовном судопроизводстве:

? презумпции невиновности (ст.49 Конституции РФ); ? ? равенства перед законом и судом (ст. 19 Конституции РФ); ? ? права на судебную защиту прав и свобод и судебное обжалование решений и действий (или бездействия) должностных лиц (ст.46 Конституции РФ); ? ? права на получение квалифицированной юридической помощи (ст.48 Конституции РФ); ? ? права на свидетельский иммунитет (ст. 51 Конституции РФ); ? ? права потерпевшего на доступ к правосудию и компенсацию причи- ненного ущерба (ст.53 Конституции РФ); ? ? права на неприкосновенность личности, жилища, тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст.ст.22, 23, 25 Конституции РФ); ? ? права на неприменение незаконных (недозволенных) методов ведения предварительного расследования (ст.ст.21, 50 Конституции РФ). ? В своем исследовании мы остановимся лишь на тех конституционных правах и свободах человека и гражданина, которые чаще всего не соблюдаются в уголовном процессе.

29

#

Ст. 48 Конституции РФ гарантирует каждому право на получение квалифицированной, в том числе в случаях, предусмотренных законом, бесплатной юридической помощи.

“Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения”.

Конституционное право на получение квалифицированной юридической помощи касается любых участников уголовного судопроизводства: по- дозреваемых, обвиняемых, потерпевших, гражданских истцов и ответчиков, а также свидетелей (право свидетеля являться на допрос со своим адвокатом предусмотрено в ч.4 ст.55 проекта УПК РФ).1 Однако, чаще всего оно не соблюдается по отношению к подозреваемому, обвиняемому, для защиты прав и свобод которых законодателем, учитывая их статус, предусмотрены повышенные гарантии. По данным нашего исследования, в 46,7% случаев несоблюдение конституционных прав личности приходится именно на нарушения права на защиту подозреваемых и обвиняемых.

Право на защиту - широкое понятие, включающее в себя совокупность правомочий обвиняемого и, соответственно, следственные ошибки, связан- ные с нарушениями права на защиту, могут проявляться в различных формах. Например:

1) Нарушение права иметь защитника. Самым существенным нару- шением этого права является производство предварительного расследования без участия защитника в тех случаях, когда по закону его участие обязательно

1 Здесь и далее, если иное специально не оговорено, имеется в виду проект уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ), подготовленный ко второму чтению в Комитете Государственной Думы по законодательству и судебно-правовой реформе Федерального Собрания Российской Федерации.

30

(ст.49 УПК РСФСР). Данное нарушение является основанием обязательного направления дела судом на дополнительное расследование, отмены состоявшегося приговора по делу (ст.345 УПК РСФСР). Судебная практика требовательно подходит к вопросам участия защитника в деле, его заменам в процессе, к вопросам отказов обвиняемых от защитников, защите одним защитником двух и более лиц.

Судебная коллегия по уголовным делам Красноярского краевого суда отменила приговор Северо-Енисейского районного суда по уголовному делу П. и К., обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 145 ч. 2. 148 ч. 3 УК РСФСР и направила дело на дополнительное расследование по следующим основаниям. Как видно из материалов дела, в ходе следствия и судом было нарушено требование ст. 49 УПК РСФСР. Согласно ст. 16 Положения “Об адвокатуре РСФСР”, адвокат не вправе принять поручение об оказании юридической помощи в случаях, если по данному делу оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицам, интересы которых противоречат интересам лица, обратившегося с просьбой о ведении дела.

Защиту в ходе следствия и в суде К. и П. осуществлял один адвокат К., хотя в их показаниях имеются существенные противоречия: П. уличает К. в совершении преступлений, К. свою причастность к преступлениям категорически отрицает. Следовательно, право К. и П. на защиту было нарушено. По мнению суда, указанные нарушения норм уголовно- процессуального закона являются существенными, влекущими безусловную отмену приговора с направлением дела на новое расследование1.

2) Ещё одной разновидностью нарушения права на защиту являются случаи, когда следователь предъявляет обвинение лицу, не находящемуся под стражей, за день или даже в день окончания предварительного следствия. “Тем самым обвиняемый, который весь период предварительного

1 Архив Красноярского краевого суда. 1996 г. Дело № 1 - 392.

31

следствия допрашивался в качестве свидетеля, фактически лишался права на получение помощи защитника до окончания расследования по делу”1.

Практически по каждому третьему изученному нами уголовному делу обвиняемому сначала предъявляется, так называемое, “первоначальное” (“дежурное”) обвинение, а по окончании расследования дела (зачастую - в день ознакомления с материалами дела) обвинение перепредъявляется. Нет необходимости говорить о значительных различиях в содержании и объеме первоначального и последующего обвинения, что явно не в пользу обеспечения обвиняемому его права на защиту.

Полагаем, что в проекте УПК РФ необходимо закрепить положение, согласно которому окончательно сформулированное обвинение должно быть предъявлено обвиняемому не менее, чем за 10 дней до истечения срока расследования по делу.

3) Ограничения права обвиняемого и его защитника на заявление ходатайств являются серьезными нарушениями права на защиту, так как заявление ходатайств - одно из средств защиты в уголовном процессе. Чаще всего эти ограничения выражаются в следующем.

Во-первых, в создании следствием условий, затрудняющих заявление ходатайств обвиняемым и его защитником или мешающих обжалованию ими отказа в удовлетворении их ходатайств. Причины этого в том, что в действующем УПК нет нормы, указывающей, в течение какого времени после ознакомления с материалами дела обвиняемый и его защитник могут заявить ходатайство, в какой срок оно должно быть рассмотрено следователем. Нет также нормы о запрете направлять дело в суд до тех пор, пока рассмотрение ходатайства не закончено. В результате при подаче защитником письменного ходатайства, ему иногда сообщают, что дело уже направлено в суд. В новом

Особенности предварительного расследования преступлений, осуществляемых с участием защитника. Методическое пособие. -М., 1995, С. 18.

32

УПК РФ норма о порядке и сроках рассмотрения ходатайств обвиняемого и его защитника должна быть.

Во-вторых, право на заявление ходатайств ограничивается в случае необоснованного отказа в его удовлетворении. О существовании таких фактов красноречивее всего свидетельствуют цифры. Проведённое исследование показало, что из 81 заявленных ходатайств было удовлетворено только 18, т.е. не удовлетворено 77,8% от числа заявленных. А около половины отказов, на наш взгляд, были необоснованны.

4) Нарушение права обвиняемого и его защитника на ознакомление со всеми материалами дела.

Рассматривая по первой инстанции уголовное дело А.-М., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 15, 117 ч. 4 УК РСФСР, судебная коллегия Красноярского краевого суда в г.Норильске установила, что при выполнении требований ст. 201 УПК РСФСР нарушено право обвиняемого на защиту. В частности, следователь А. 17 апреля 1996 года составил протокол о предъявлении для ознакомления обвиняемому всех материалов дела на 175 листах. Однако, затем следователь П. принял дело к своему производству и дополнил его еще 16- ю листами, когда уже шло ознакомление с материалами дела и никакого дополнения быть не могло. Суд признал данное нарушение уголовно- процессуального закона существенным и направил дело на новое расследование1.

Необходимо отметить, что в ходе обсуждения проекта УПК РФ пред- ставители МВД России на рабочих совещаниях высказывают предложения обеспечить принцип состязательности в досудебных стадиях и отказаться от ознакомления со всеми материалами дела, ограничившись представлением обвиняемому и защитнику для ознакомления протоколов следственных действий, проведенных с их участием или по их ходатайству, мотивируя это тем, что сторона обвинения не знакомится с материалами, имеющимися до суда у

1 Архив Красноярского краевого суда, 1996 г. Дело № 06-353.

33

защиты. Полагаем, что реализация этого предложения может стать серьезным

препятствием для осуществления права обвиняемого на защиту.

*

  • *

Статья 51 Конституции РФ предусматривает возможность свиде- тельского иммунитета в судопроизводстве.

“1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

  1. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи осво- бождения от обязанности давать свидетельские показания”.

Следственные ошибки, связанные с нарушениями свидетельского им- мунитета, состоят прежде всего в том, что подозреваемому, обвиняемому, их близким родственникам, допрашиваемым в качестве свидетелей и потерпевших, не всегда разъясняются под подпись (в протоколе допроса или в отдельном протоколе) положения статьи 51 Конституции РФ и не всегда соблюдается сложившаяся в таких ситуациях процедура допроса проходящих по делу лиц. К примеру, если такие свидетели и потерпевшие после разъяснения им положений ст. 51 Конституции РФ соглашаются или желают дать показания, их необходимо письменно предупредить об уголовной ответственности лишь по ст. 307 УК РФ - за дачу заведомо ложных показаний и не предупреждать об уголовной ответственности по ст.308 УК РФ за отказ от дачи показаний. Полагаем, что данная, выработанная практикой процедура, должна быть предусмотрена в ст.203 проекта УПК РФ, в которой идет речь об общих правилах допроса свидетелей и потерпевших.

По данным наших исследований, в 32 % случаев в ходе предварительного расследования положения ст. 51 Конституции РФ не разъяснялись по- дозреваемым и обвиняемым, в 31 % - свидетелям и потерпевшим. И, как результат этого упущения, по 14 % уголовных дел доказательства, полученные

34

при проведении следственных действии с участием указанных лиц с нарушением сложившейся процедуры обязательного разъяснения им ст. 51 Конституции РФ, признавались судами недопустимыми.

В ч.З ст.55 проекта УПК РФ содержится закрытый перечень лиц, на ко- торых распространяются правила свидетельского иммунитета. Полагаем, что данный круг лиц нуждается в уточнении и добавлении за счет включения в него дипломатов, депутатов, работающих с адвокатами переводчиков, врачей, частных детективов и др.

Ст. 53 Конституции РФ устанавливает, что права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причинённого ущерба.

В уголовном судопроизводстве наблюдаются медленные, но заметные изменения по отношению к охране прав и законных интересов жертв преступлений. Кроме того, обеспечение прав потерпевшего в уголовном процессе, защита потерпевших, свидетелей и иных лиц, содействующих правосудию, от неправомерного воздействия на них, значительно снижает количество следственных ошибок по уголовным делам.

Потерпевшими от преступлений граждане признаются, как правило, именно в досудебных стадиях (в нашем исследовании- по 96% дел). В тоже время имеют место случаи (по 21% уголовных дел ) признания потерпевшими не на первоначальных этапах расследования, когда для этого уже были основания, а на завершающих.

Наблюдается тенденция к увеличению на стадии предварительного расследования признания потерпевших также и гражданскими истцами (1995 г. - по 19 % дел, 1996 г. - по 27 % дел, 1997 г. - по 34 % дел). Происходит это, прежде всего потому, что потерпевшие от преступлений чаще стали за-

35

являть исковые требования о компенсации причиненного им морального вреда, а суды чаще стали удовлетворять такие иски на основании ст. ст. 151, 1099, 1100 ПС РФ.

Изучение следственной и судебной практики показывает, что гаранти- рованное ст. 48 Конституции РФ право каждого на получение квалифицированной юридической помощи не всегда используется потерпевшим от преступлений. Лишь по 2 % изученных дел в досудебном производстве и в 7 % дел в ходе судебного разбирательства дела на стороне потерпевшего участвовал его представитель - юрист.

Крайне незащищёнными выглядят потерпевшие в случаях нераскрытия преступлений, когда виновное лицо успело реализовать похищенное имущество и следственные органы не установили, куда и кому оно сбыто и когда виновное лицо не имеет собственного имущества, надлежащих источников дохода (особенно, находясь в период следствия под стражей, а затем отбывая наказание в местах лишения свободы). Предложения о возмещении ущерба потерпевшим от преступления за счет государства или из специально создаваемых Фондов не могут быть реализованы в силу экономической нестабильности.

Как уже отмечалось, проблема появления в деле следственных ошибок возникает и тогда, когда под воздействием виновных лиц, их друзей, знакомых, родственников, адвокатов потерпевшие свидетели в ходе предварительного расследования уголовного дела (в 9 % случаев), а чаще - в суде (в 11 % случаев), начинают отказываться от ранее данных ими показаний по изобличению обвиняемых или существенно изменяют свои показания в их пользу. И, построенная в значительной степени на их показаниях система доказательств виновности обвиняемого, начинает рушиться, что делает необходимым поиск дополнительных доказательств, усложняет их оценку, а подчас приводит к освобождению (полному или частичному) виновного лица от уголовной ответственности.

36

В этой связи вопросы повышения эффективности правовой защищенности граждан в уголовном судопроизводстве приобретают особую актуаль- ность1.

В настоящее время в нашей стране еще в полной мере не осознаны размах и социальные последствия преступных воздействий на субъекты уголовно- процессуальных отношений, добросовестно исполняющих свой служебный и гражданский долг. Несмотря на рост масштабов оказания противо- правного давления на участников уголовного процесса, все еще бытует мнение, что традиционные нормы уголовного права и процесса могут быть достаточно эффективно применены в борьбе с ним. Государственные органы оказались слабо подготовленными к решительным действиям по защите участников уголовного судопроизводства.

К сожалению, наше национальное законодательство не обладает опытом по блокированию противоправного воздействия на участников уголовного процесса. В связи с этим необходимо принимать во внимание позитивный опыт правовых систем США, Германии, Франции, Италии, Украины и других стран дальнего и ближнего зарубежья, где создана достаточно единообразная, стройная и эффективная система защиты рассматриваемой категории лиц.

Федеральный Закон РФ “О государственной защите потерпевших, сви- детелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству” в 1997 году был принят Государственной Думой и одобрен Советом Федерации, однако его не подписал Президент РФ. В нем предусмотрен целый комплекс конкретных правовых и организационных мер в отношении указанных в названии участников уголовного процесса и их близких, а также механизм применения и отмены этих мер. Законом предполагалось ввести такие нетрадиционные способы защиты, как выдача средств связи, оружия и специальных

1 См.: Щерба СП., Зайцев О.А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным де- лам: Практ. пособие / Под ред. С.П.Щерба. - М.: Спарк, 1996.

37

средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности, переселение на другое место жительства, изменение места работы или учебы, замена документов, удостоверяющих личность, иных документов защищаемого лица с изменением фамилии, имен, отчества и других данных, а также изменение его внешности1.

В связи с принятием нового уголовного законодательства отдельные вопросы правовой защищенности граждан в уголовном судопроизводстве были разрешены. Так, новый УК предусмотрел уголовно-правовую норму, устанавливающую ответственность за принуждение ряда участников уголовного процесса к даче показаний, уклонению от них либо к неправильному переводу со стороны лиц, заинтересованных в принятии по делу незаконных и необоснованных решений (ст. 309).

Удачным, на наш взгляд, является положение, указанное в ч.б ст. 12 проекта нового УПК, следующего содержания: “При наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным лицам, участвующим в уголовном процессе, а также членам их семей или иным близким родственникам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением имущества, либо иными опасными противоправными действиями, суд, судья, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны в пределах своей компетенции принять предусмотренные законом меры к охране жизни, здоровья, чести, достоинства и имущества этих лиц”. Данная норма является самостоятельной частью более общего принципа уголовного процесса, названного “Охрана прав и свобод граждан при производстве по уголовным делам” (ст. 12).

В ч.8 ст. 176 проекта УПК РФ указано, что для обеспечения безопасности потерпевшего, его представителя, свидетеля и их близких, следователь вправе в протоколе следственного действия не приводить данные об их лич-

1 Аналогичные меры защиты предусмотрены также в действующем Законе РФ «О госу- дарственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» // СЗ РФ, 1995, № 17.

38

ности. В этом случае выносится постановление, в котором излагаются причины принятого решения о сохранении в тайне данных о личности участника следственного действия, указывается псевдоним и приводится образец подписи, которые он будет использовать в протоколах следственных действий с его участием. Постановление помещается в опечатанный конверт, с содержанием которого, кроме следователя, могут знакомиться только надзирающий прокурор и судья. Согласно ст.249 проекта УПК РФ, в приложении к обвинительному заключению также должны содержаться только псевдонимы потерпевших, свидетелей, подлежащих вызову в судебное заседание, без указания их места жительства.

В то же время ч.8 ст. 176 проекта УПК РФ предоставляет право обви- няемому и его защитнику, при наличии у них разумных сомнений, ходатайствовать перед прокурором и судом о проверке реальности существования анонимного потерпевшего или свидетеля.

Нередко при производстве опознания потерпевшие и свидетели испы- тывают чувство страха от непосредственного общения с обвиняемым. Это чувство сковывает опознающего, может привести к негативному результату, особенно тогда, когда опознаваемый недвусмысленно дает понять о возможных последствиях для лица, изобличающего его в преступлении. Ситуация осложняется, если в отношении обвиняемого избрана мера пресечения, не связанная с лишением свободы. Правоприменительная практика знает немало примеров, когда опознающий в ходе следственного действия заявляет о том, что он никого не знает из предъявленных ему лиц, а затем, оставшись один на один со следователем, сообщает последнему, что он сразу же узнал преступника, но побоялся об этом сказать. Наиболее часто подобная ситуация встречается, если опознающий является несовершеннолетним, а опознавае- мый - взрослым.

В этой связи ч.8 ст.210 проекта УПК РФ допускает предъявление лица для опознания вне визуального наблюдения опознаваемым опознающего.

39

Адекватная сегодняшней криминогенной обстановке в России реакция законодателя и правоприменителя в обеспечении защиты прав потерпевших от преступлений и достижения целей и задач уголовного судопроизводства соответствует международным стандартам и одобрительно воспринимается обществом. Широкое применение со стороны государства мер по защите лиц, вовлеченных в орбиту уголовного судопроизводства, способствует его эффективности.

Защищаемых лиц целесообразно вызывать в суд через органы, обес- печивающие их безопасность. В этих целях необходимо внести соответст- вующие изменения в уголовно-процессуальное законодательство (ст.238 УПК).

В целях создания наиболее благоприятных условий для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, а также защиты участников уголовного процесса, целесообразно дополнить ст. 18 УПК еще одним исключением из общего правила, предусматривающим возможность закрытого судебного заседания.

Суд также должен быть наделен правом получения показаний защи- щаемого лица без оглашения данных о его личности в условиях, препятст- вующих узнаванию допрашиваемого другими участниками процесса. В этих целях председательствующий в суде может запретить осуществление видео-и звукозаписи судебных действий с участием защищаемых лиц. Изучение су-дебно-следственной практики показало, что у большинства свидетелей вызывает шок то обстоятельство, что им приходиться в присутствии друзей подсудимого сообщать свою фамилию, имя, отчество и другие сведения, касающиеся его личности.

Необходимо допустить допрос защищаемого лица в отсутствие подсу- димого по правилам, предусмотренным ст.285 УПК. После возвращения подсудимого в зал судебного разбирательства ему должны быть сообщены полу-

40

п- - - - • ченные результаты и предоставлена возможность письменно задаватй’вЪпрб-

сы защищаемому лицу.

Принцип непосредственности обязывает судей получать интересующую их информацию по делу из первоисточника, все собранные доказательства исследовать с участием сторон и основывать приговор лишь на доказа- тельствах, рассмотренных в судебном заседании. Соблюдение этого принципа исключает преобладание материалов предварительного расследования над данными судебного разбирательства, поэтому отступление от него законом предусмотрено только в строго определенных случаях.

Вполне обоснованным выглядит предложение закрепить в УПК поло- жение, предусматривающее оглашение показаний отдельных участников процесса, данных ими в ходе предварительного расследования, в связи с их неявкой по соображениям обеспечения их личной безопасности. По этому пути пошли и разработчики нового УПК (ст. 322).

Предлагаемые исключения из принципа непосредственности обязывают суд более тщательно и всесторонне исследовать полученную информацию по уголовному делу, а также сопоставлять ее с уже имеющимися доказа- тельствами.

Хотя в настоящее время и существует норма, запрещающая разглашение данных предварительного следствия, но на практике почти не встречаются дела, где бы участник процесса письменно предупреждался об этом, со- гласно ст. 139 УПК. Кроме того, необходимо закрепить в УПК обязанность должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование, предупреждать обвиняемого и подозреваемого о недопустимости оказания противоправного давления на участников процесса и о возможных для них последствиях в случае нарушения ими этого обязательства.

  • *

41

Распространённый характер имеют следственные ошибки, связанные с нарушениями статей 22, 23 и 25 Конституции РФ.

Указанные статьи Конституции РФ вводят судебный порядок по- лучения разрешений на применение органами дознания и предварительного следствия меры пресечения - содержания под стражей, а также на производство следственных действий, сопряжённых с вторжением в жилище, ограничивающих право граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Следует заметить, что согласно ч.2 ст.6 раздела второго “Заключительные и переходные положения” Конституции РФ, действие ст. 22 Основного Закона приостановлено “до приведения уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации в соответствие с положениями настоящей Конституции”.

В настоящее время сохраняется прежний порядок задержания лиц, по- дозреваемых в совершении преступлений (в соответствии со ст. 122 УПК РСФСР на срок до 72 часов), прежний порядок заключения под стражу и продления сроков содержания под стражей (с санкции прокурора).

Однако, как переходный вариант законодателем на основании ст. ст. 2201, 2202 УПК РСФСР введён судебный контроль за процессуальными дей- ствиями, ограничивающими конституционное право граждан на свободу и личную неприкосновенность. Подозреваемый и обвиняемый, их защитники и законные представители, вправе обжаловать в суд заключение под стражу или продление срока содержания под стражей, а также и задержание по подозрению в совершении преступления.

Согласно проведённого нами исследования, самой распространённой следственной ошибкой, связанной с нарушением конституционного права граждан на свободу и личную неприкосновенность, является отсутствие надлежащих оснований для задержания лиц, подозреваемых в совершении пре-

42

ступлении, их заключения под стражу, продления сроков содержания под стражей.

Так, в 29% случаев в качестве оснований для задержания лица в порядке ст. 122 УПК РСФСР указывалось “наличие иных данных” без обозначения содержания “иных данных”, хотя из смысла содержания данной части статьи Закона следует необходимость обязательной расшифровки этих данных, а также применение этого основания лишь в случаях, если “лицо покушалось на побег или когда не установлена личность подозреваемого”.

Как результат нарушения требований закона при задержании подозре- ваемых в совершении преступлений, из 72 задержанных в 1997 году арестованы были 58 человек (81%), а осуждено в последующем к лишению свободы 31 (43%). На основании постановлений прокурора из ИВС было освобождено 3 подозреваемых (4%), незаконно задержанных. По постановлениям судей в порядке судебного контроля было освобождено из ИВС 12 (17%) незаконно задержанных.

Аналогичная ситуация с задержанием под стражу и продлением сроков содержания под стражей. Следует учесть, что согласно проведенного нами исследования в порядке ст. ст. 220-1, 220-2 УПК РСФСР обжалуется: задержание по подозрению в совершении преступления в 9% случаев, заключение под стражу - в 47% случаев, продление сроков содержания под стражей - в 7%). Судьями заключение под стражу отменялось или изменялось на более мягкую меру пресечения для 7 подозреваемых и обвиняемых (12%), для 2 обвиняемых (3%) судьи отменили продление сроков содержания под стражей или заменили заключение под стражу на более мягкую меру пресечения. Судами в отношении 27 подсудимых, содержащихся под стражей, 12 (44%) назначено наказание, не связанное с лишением свободы.

В случае незаконного и необоснованного заключения обвиняемого под стражу и последующей его реабилитации, у гражданина появляется право на

43

возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями должностных лиц органов предварительного расследования1.

Согласно данным Управления Федерального Казначейства по Красно- ярскому краю, такой ущерб стал возмещаться в регионе лишь с 1997г.

В 1997г. шестерым реабилитированным гражданам было выплачено 34.553.000 рублей (в ценах 1997г.) - от 52069 руб. до 11.450.000 руб. (в основном большую часть возмещенных средств составлял утраченный заработок и суммы уплаченные за оказание юридической помощи. Моральный вред возмещен лишь в одном случае - 2.000.000 руб.).

Значительное количество (97%) следственных ошибок, связанных с на- рушениями положений ст. 23 Конституции РФ, состоит в том, что следователи при наложении ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию и проведении её выемки руководствуются требованиями ст. 174 УПК РСФСР, а не указанной ст.23 Конституции РФ, имеющей прямое действие и предписывающей для проведения подобных арестов и выемок получение судебного решения, а не санкции прокурора.

Вторжение в жилище вопреки воле проживающих в нем лиц (к примеру, для производства осмотра, обыска, выемки, наложения ареста на имуще- ство) согласно ст.25 Конституции РФ допустимо как по правилам, установ- ленным ныне действующем УПК РСФСР (с санкции прокурора), так и на основании судебного решения.

В ходе проведённого нами исследования не выявлено ни одного случая, когда в ходе досудебного производства по делу для проведения указанных выше следственных действий испрашивались бы судебные решения.

Согласно ст. 168 УПК РСФСР, обыск без санкции прокурора, но с по- следующим сообщением ему в суточный срок о проведении данного следственного действия, допустим лишь в случаях, не терпящих отлагательства.

См.: Необоснованное обвинение и реабилитация в уголовном процессе. Методическое пособие. -М., 1995.

44

Однако, по нашим данным, в 44% случаев обыск в жилище был проведен без санкции прокурора. В 11% случаев после проведённого обыска не было сделано последующего уведомления прокурору (как правило, когда в результате обыска ничего относящегося к делу не обнаружено).

Таким образом, обыск в жилище без санкции прокурора из категории следственных мероприятий, проводимых в случаях, не терпящих отлагательства, переходит в категорию рядовых следственных мероприятий.

Уголовное судопроизводство, несмотря на его властный, государственно- принудительный характер, не может быть антигуманным и бесчеловеч- ным.

Статья 21 Конституции РФ гласит:

  1. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления.
  2. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам.
  3. Отступления следователя от требований, изложенных в данной статье, есть не что иное, как незаконные (недозволенные) методы ведения пред- варительного следствия.

При проведении исследования мы не встретили ни одного доказанного случая, свидетельствующего о том, что лично следователь по отношению к своим подследственным применял незаконные методы в виде пыток, физического насилия.

Исследование показало, что в 7% случаев во время предварительного расследования и в 12% случаев в ходе судебного разбирательства уголовного дела обвиняемые, (а также их защитники, законные представители) делали

45

заявления о применении к ним в процессе дознания или предварительного следствия незаконных методов ведения расследования (чаще всего угрозы, избиение оперативными работниками или содержание в так называемых “пресс-хатах” СИЗО, и др.).

По всем таким заявлениям проводились служебные и прокурорские проверки (руководителями подразделений органов внутренних дел, прокурорскими работниками), однако, в разряд доказанных уголовно- наказуемых деяний попадали лишь единицы таких сигналов- 0,8%, как правило, наиболее вопиющие, наглядные, приковавшие к себе внимание правозащитных организаций или средств массовой информации, такие, как например, следующий:

“В Саяногорске взяты под стражу двое сотрудников милиции. Они за- нимались поисками убийц А. Байко. В причастности к этому преступлению был заподозрен А. Муравьев. В ходе допроса он категорически отрицал свою вину. Тогда сотрудники милиции вывезли подозреваемого на мороз, раздели донага, обещая заморозить или расстрелять, если он не сознается в убийстве. По словам Муравьева, его неоднократно изощренно избивали, закапывали в снег, для устрашения возили на кладбище. Позднее пострадавший, вырвавшийся из рук мучителей, был доставлен в городскую больницу в тяжелом состоянии с переломанными ребрами и обморожениями конечностей”1.

Таких примеров можно привести множество. Последние годы все средства массовой информации чуть ли не ежедневно сообщают об очередном избиении в стенах милиции. Но наибольшую тревогу вызывают даже не сами факты избиений, а то, что, во-первых, мы это начали принимать как данность, как естественный порядок вещей, и, во-вторых, то, что должностные лица, использующие незаконные методы ведения следствия, нередко остаются безнаказанными.

1 Изверги в погонах // Красноярский рабочий. № 31 за 19 февраля 1998 года.

46

Вот некоторые статистические данные, характеризующие ненормальное положение дел в органах МВД:

В 1996 г. из органов МВД за предательство интересов службы, связь с преступными группировками и другие правонарушения уволено со службы 21.347 сотрудников.

1 кв. 1997 г.: За различные нарушения законности привлечены к ответ- ственности 1444 сотрудника МВД (плюс 10% к уровню прошлого года), за преступления - 788 сотрудников (плюс 20% к уровню прошлого года).1

Аналогичная картина наблюдается и в правоохранительных органах Средне-Сибирского региона.

Незаконные методы ведения предварительного расследования - будь то преступные (как выявленные, так и невыявленные, как доказанные, так и недоказанные), или непреступные, по результатам наших исследований, приводили в процессе доказывания по уголовному делу:

  • к оговору или самооговору невиновных - 9% случаев;
  • к неполноте, односторонности, необъективности в установлении всех об- стоятельств по делу - 27% случаев;
  • к существенным нарушениям уголовно- процессуального закона -13% случаев;
  • к существенным нарушениям уголовно-процессуального закона - 13% случаев.
  • Обращение в диссертационном исследовании к проблеме незаконных методов ведения расследования диктуется как их актуальностью и необходимостью искоренения из уголовного судопроизводства России, так и специфичностью влияния этих методов на ход нормального процесса доказывания по уголовным делам.

Насилие в органах МВД. Сборник материалов. Общественный центр содействия реформе уголовного правосудия. - М., 1998. с. 25 - 26.

47

Незаконные методы ведения следствия (прежде всего физическое, психическое насилие и пытки), скрывая от следователя, прокурора, чаще всего применяют работники милиции (сотрудники уголовного розыска, участковые инспектора и другие). Они, как правило, первыми, нежели следователь, устанавливают будущих подозреваемых, обвиняемых по уголовному делу, имеют возможности для процессуальных и непроцессуальных встреч с ними - как на свободе, так и в условиях их изоляции (в ИВС, СИЗО).

Эффективность служебной деятельности милиции (и прежде всего - подразделений уголовного розыска, службы участковых инспекторов, отделов по борьбе с организованной преступностью, экономическими преступлениями, незаконным оборотом наркотиков и др.) оценивается показателями выявленных и раскрытых преступлений. И для повышения этих показателей, от которых зависит материальное вознаграждение сотрудников, их служебный рост, ими используются все средства, в том числе, не согласующиеся с требованиями закона.

Подозреваемый, обвиняемый в результате применения к нему со стороны работников милиции незаконных методов, будучи запуганным и психоло- гически сломленным, на допросах у следователя “добровольно” дает признательные показания, которые могут быть как истинными (подозреваемый, обвиняемый, действительно, виновен, совершил преступление, но признательные показания дал лишь после применения к нему насилия и пыток), так и ложными, в том числе - оговор, самооговор. С таких неправильных, неполных, неточных показаний и начинается цепь следственных ошибок.

Вот как писал А.Д.Бойков о расследовании и судебном разбирательстве по известному уголовному делу Михасевича, закончившемуся трагическими результатами для многих невиновных лиц:

“Какими словами характеризовать работу профессиональных юристов по этому делу? Ясно, что оперативные работники милиции и следователи, выбивая признание у невиновных, действовали из чисто карьеристских сооб-

48

ражении - отрапортовать о раскрытии тяжкого преступления. А судья и государственный обвинитель? Они скажут потом, что были введены в заблуждение доказательствами, собранными предварительным следствием. Но это -неубедительные объяснения. Натяжки следствия, его пробелы, процессуальные нарушения были видны невооруженным глазом. Не была проявлена элементарная добросовестность в изучении материалов и в их проверке на судебном следствии”.

И далее, на наш взгляд, А.Д.Бойков делает важный вывод:

“А пока стоны жертв правосудия не утихают. Они подобно пеплу Клаа-са стучат в сердце, все так же безнадежно и бесперспективно.

Это значит, что проблема совершенствования условий судебного познания и ослабления действия негативных факторов в правосудии остается. Остается надолго и является стимулом как фундаментальных научных исследований, так и поиска оптимальных решений, связанных с судебно- правовой реформой в нашей стране”1.

Крайне актуальным в сложившейся ситуации в правоохранительных органах России выглядит незамедлительное осуществление организационных и процессуальных мер по предупреждению незаконных методов ведения предварительного расследовании. Например, таких:

  1. При задержании лица по подозрению в совершении преступления до водворения в камеру изолятора временного содержания:

а) провести его обязательное медицинское освидетельствование;

б) обеспечить его защиту избранным им защитником или дежурным адвокатом; до начала допроса предоставить задержанному и его адвокату встречу наедине;

в) незамедлительно под подпись вручить задержанному “Декларацию прав задержанного”, в которой, кроме всех прочих прав, особо выделялись

1 Бойков А.Д. Третья власть в России. Очерки о правосудии, законности и судебной ре- форме 1990 - 1996 гг. - М, 1997. С. 47-48.

49

бы право и процедура подачи жалобы в суд на незаконность и необоснованность задержания;

г) незамедлительно и именно следователем при участии адвоката предъявить постановление о привлечении лица в качестве подозреваемого. “Это способствовало бы не только соблюдению прав подозреваемого, но и созданию условий для получения допустимых доказательств”1.

При допросе о преступлениях, относящихся к категории тяжких или особо тяжких, в обязательном порядке использовать видеосъемку. По этим же преступлениям приказом Генерального прокурора Российской Федерации сделать обязательным участие надзирающего прокурора (или его заместителя, помощника) в допросе подозреваемого.

До приведения в жизнь процедуры судебного ареста аналогичные пра- вила должны действовать и при избрании подозреваемому (обвиняемому) содержания под стражей в качестве меры пресечения.

  1. При содержании следственных заключенных в следственных изоля- торах:

а) обеспечить ежедневное медицинское освидетельствование каждого заключенного;

б) перед выдачей заключенного на допрос к кому-либо из оперативных работников и следователей, а также после возвращения с допроса, проводить его медицинское освидетельствование.

На наш взгляд, целесообразно, чтобы медицинские работники ИВС, СИЗО не состояли в штате этих учреждений и не состояли бы даже в штате учреждений здравоохранения, а являлись бы сотрудниками с медицинским образованием аппарата Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации.

1 Халиулин А.Г. Осуществление функций уголовного преследования прокуратурой Рос- сии. - Кемерово, 1997. С. 184.

50

Мы полагаем, что в ст. 37 п.6 проекта УПК РФ сформулировано важное положение:

“Сотрудники органов, осуществляющих оперативно-розыскную дея- тельность, могут иметь свидания с задержанными только с разрешения, а допрашивать их либо производить с ними другие следственные действия только на основании письменного поручения того следователя, в производстве которого находится уголовное дело”.

В юридической литературе, в частности, Шадриным B.C.1, высказывается заслуживающее поддержки предложение о необходимости внесения в проект УПК РФ специальной статьи, раскрывающей суть незаконных методов ведения расследования, так как положения ч.З ст.20 (“Запрещается домогаться показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путём насилия, угроз и иных незаконных мер”), ч.З ст. 69 (“Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в статье 68 настоящего Кодекса”) ныне действующего УПК РСФСР не раскрывают содержания данных незаконных методов.

Заметим, что в проекте УПК РФ разрозненно содержится ряд положений, связанных с незаконными методами ведения расследования:

? “Действия и решения, совершенные или вынесенные с нарушением закона, не имеют юридической силы” (п. 5 ст. 7); ? ? “Никто из участвующих в уголовном процессе лиц не может подвер- гаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению” (п.5 ст. 11); ? ? “Доказательство является недопустимым, если оно получено с нару- шением требований настоящего Кодекса. ? Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. Автореферат на соискание учёной степени кандидата юридических наук. - М., 1997, с.22.

51

Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения” (п.п.З, 4 ст.71);

? “При производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создание опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц” (п.4 ст. 175).

Однако, было бы оправданным поместить в проекте УПК РФ специальную статью, акцентирующую внимание на недопустимость незаконных методов ведения предварительного расследования.

Исходя из смысла ст.21 Конституции РФ, положений главы 16 УК РФ, международно-правовых документов, мы предлагаем следующую формулировку статьи в проект УПК РФ, которая могла бы идти следом за ст. 175 “Общие правила производства следственных действий”.

“Ст. 175-1 Незаконные методы ведения расследования по уголовным делам

Не допускается вести расследование уголовного дела с применением к участникам процесса:

  1. физического насилия, т.е. с причинением вреда здоровью различной тяжести, нанесением побоев или совершением иных насильственных дейст- вий, причинивших физическую боль.
  2. психического насилия, т.е. издевательств, тяжких оскорблений, иных противоправных или аморальных действий (бездействия), а так же угроз совершения физического или психического насилия над личностью.
  3. пыток, т.е. различных лишений и тягот: лишение сна, пищи, воды, медицинской помощи, шумовое воздействие и др., применение изощренного насилия.
  4. жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения, т.е. помещения в опасные для жизни и здоровья условия содержания, не соответствующие международно-правовым стандартам обращения с заключенными.
  5. 52

  6. научных и иных опытов, т.е. гипноза, медикаментозного воздействия и других опытов, не получивших официального признания, или без со- гласия участников уголовного судопроизводства, подвергаемых допустимым опытам.

Все доказательства, полученные с применением незаконных методов расследования, являются недопустимыми и не могут быть использованы при доказывании”.

Актуальность того, чтобы данная статья была в Российском УПК, дик- туется крайне неблагополучными условиями, в которых проводится расследование по уголовным делам.

В международном праве отличаются три категории запрещенного по- ведения:

  1. Пытка - намеренное бесчеловечное обращение, вызывающее весьма серьезные и жестокие страдания.
  2. Бесчеловечное обращение - нанесение сильных физических и нравст- венных страданий.
  3. Унижающее достоинство обращение - плохое обращение, направленное на то, чтобы вызвать у жертв чувство страха, боли и неполноценности, которые могут унизить и опозорить их и, возможно, сломать их физиче- ское или моральное сопротивление1.
  4. К сожалению, все эти три варианта недозволенного поведения присут- ствуют в нашем уголовном процессе и оказывают искажающее воздействие на результаты расследования, то есть, способствуют появлению по уголов- ным делам следственных ошибок.

Считаем необходимым остановиться на ненормальной ситуации, когда внешне вполне законно орган дознания, следователь, прокурор, суд на досудебный и судебный период, когда еще действует презумпция невиновности,

1 Донна Гомьен, Девид Харрис, Лео Зваак Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. - М.: Издательство Московского неза- висимого института международного права. 1998. С. 136.

53

применяя меры процессуального принуждения, помещают подозреваемого, обвиняемого, подсудимого под стражу в условия, которые с позиций цивили-зационных европейских и мировых стандартов, Конституции РФ можно отнести к тем трем категориям запрещенного поведения, о которых шла речь выше.

Официальные власти России, ученые-юристы, международные эксперты признают, что места предварительного содержания подследственных переполнены. В них не созданы надлежащие бытовые и санитарно- гигиенические условия, наличествует скудное питание, низкое медицинское обслуживание, распространены инфекционные, кожно-венерические заболевания, процветает произвол администрации.

Доклады представителей комиссии ООН по правам человека1 содержат в большом изобилии такие изречения:

“Специальному докладчику понадобились бы поэтический талант Данте и художественное мастерство Босха, чтобы точно изобразить адские условия, с которыми он столкнулся в этих камерах. Восстают чувства обоняния, осязания, вкуса и зрения. Условия являются жестокими, бесчеловечными и унижающими достоинство; они сами по себе являются пытками. Поскольку подозреваемые лица содержатся там, чтобы ускорить проведение следствия, сломив их волю с целью получения признания и информации, вполне можно считать, что они подвергаются пыткам”.

“… При входе в общую камеру в лицо ударяет волна душного, тяжелого и зловонного газа с запахами пота, мочи и испражнений, которыми здесь дышат люди. В таких общих камерах находится один грязный рукомойник с краном, из которого не всегда течет вода, а на уровне пола расположен унитаз, который заключенные иногда отгораживают куском материи, чтобы иметь минимум уединения и скрыть жалкий вид этого “сооружения”. Через

Права человека в России - международное измерение. Выпуск 1. Сборник документов. Москва, Издательство “Права человека”, 1995. С. 304 - 305, 296, 297.

54

закрытые или зарешеченные окна сюда практически не попадает дневной свет и не поступает свежий воздух. Электрическое освещение очень тусклое и подается с перебоями”.

“… Некоторые заключенные лежат на полу под самой нижней полкой (примерно 50 см. над уровнем пола). У всех содержащихся в таких камерах людей опухают ноги из-за того, что им приходится подолгу стоять. Заключенные, как правило, полураздеты и даже находятся в одних трусах… Их тела покрыты потом; здесь ничто не может высохнуть из-за высокой влажности. Несмотря на возможность получения кое-какой медицинской помощи и даже наличие лазарета (в котором зачастую не хватает лекарств), переполненные общие камеры неизбежно становятся рассадниками заболеваний. У многих заключенных на теле есть гнойники и чирьи; большинство, если не все заключенные, страдают кожными заболеваниями, вызывающими сильную чесотку.

Во всех местах предварительного заключения задержанным разрешается лишь часовая прогулка на свежем воздухе. Принять душ они могут раз в неделю. Пища, которая не всегда имеется в достаточном количестве из-за задолженности учреждений, примитивна и состоит из жирной супообразной массы. Кормят заключенных в камере, и в камере же они испражняются”.

Безусловно, пенитенциарная система нуждается в коренной технической реконструкции. И это одна из целей при передаче ее из ведения МВД в ведение Министерства юстиции.

В тоже время уже сегодня можно улучшить положение следственных заключенных, если более тщательно и гибко относиться к выбору меры пресечения: не только содержание под стражей, но и залог, личное поручительство; если применять содержание под стражей, действительно, лишь в исключительных случаях и ограничить применение ареста к лицам, впервые совершившим преступления, к несовершеннолетним, к совершившим ненасильственные преступления, по возможности брать под стражу в случае на-

55

значения наказания, связанного с лишением свободы, лишь после вступления приговора в законную силу.

Вне всякого сомнения, эффективной представляется в проекте УПК РФ (ст. 103) мера пресечения в виде домашнего ареста.

Проявлять гибкость лиц, ведущих расследование по делу, заставило бы следующее, предлагаемое нами, дополнение в Закон РФ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”. “Ст. 50-1 Недопустимость сверхнормативного содержания следственных заключенных в ИВС и СИЗО

Количество содержащихся под стражей подозреваемых и обвиняемых в ИВС и СИЗО должно быть в пределах санитарно-гигиенических норм по количеству мест в указанных учреждениях.

Начальник ИВС, СИЗО на основании вынесенного им мотивированного постановления имеет право не принимать в ИВС и СИЗО задержанных и арестованных до появления в учреждении свободных мест”.

Подобное полномочие начальника места содержания под стражей было бы вторым значимым шагом по соблюдению прав человека, после его полномочия освобождать из ИВС, СИЗО своим постановлением лиц, у которых истекли законные основания для содержания их под стражей (ст.ст.49, 50 Закона).

Таким образом, незаконные методы проведения расследования, при- меняемые, как правило, работниками милиции в тайне от следователя, прокурора, приводят к серьезным следственным ошибкам. Применение этих методов является причиной получения следователем не соответствующих действительности доказательств, препятствует всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела.

Следователь при расследовании дела и надзирающий прокурор должны незамедлительно реагировать на заявления подследственных о примене- нии к ним со стороны работников милиции, “сокамерников” насилия, не ос-

56

тавлять без внимания наличие у содержащихся под стражей телесных повреждений, интересоваться их неадекватным психическим состоянием.

Своевременные и объективные проверки всех этих фактов, наказание виновных лиц, допускающих произвол при исполнении своих служебных обязанностей, являются эффективным способом предупреждения следственных ошибок как последствий такого произвола.

57

1.3. Односторонность и неполнота предварительного расследования.

В структуре следственных ошибок пробелы предварительного рассле- дования, связанные с его односторонностью, неполнотой всегда занимали первое место: 60,4% - удельный вес пробелов расследования в структуре следственных ошибок по данным исследований, проведенных в 80-е годы НИИ Генеральной Прокуратуры РФ1, 59,7% - удельный вес пробелов расследования по данным наших исследований в 90-е годы.

Расхождение в показателях довольно незначительное и может быть объяснимо лишь некоторым увеличением в настоящее время количества следственных ошибок, связанных с неправильным применением уголовного закона (15,6% против 14,1).

Понятие “пробел предварительного расследования” не используется в уголовно-процессуальном законе, однако, широко употребляется в уголовно-процессуальной литературе, в следственной и судебной практике.

Ю.В.Кореневский считает, что термин “пробел следствия” является синонимом его недостатков и в узком смысле служит для обозначения не- полноты проведенного расследования.2

Е.Г. Веретехин на основании закрепленного в ст. 20 УПК РСФСР принципа всестороннего, полного и объективного исследования обстоя- тельств дела определял пробелы предварительного расследования как “такие его недостатки, которые выражаются в односторонности, неполноте и необъективности исследования обстоятельств дела в ходе дознания или предварительного следствия”.’5

1 Характер, причины и способы устранения ошибок в стадии предварительного следствия. Методическое пособие. - М., 1991, С.8.

2 Кореневский Ю.В. Судебная практика и совершенствование предварительного рассле дования.-М, 1974, С. 23.

”” Веретехин Е.Г. Проблемы предварительного расследования и их восполнение в суде первой инстанции. -Казань, 1988. С.8.

58

М. И. Бажанов, Е. Г. Мартынчик, Т. А. Михайлова, Я. О. Мотовилов-кер, И. Д. Перлов, И. В. Тыричев оперируют понятием “пробел” для характе- ристики определенной части недостатков предварительного расследования, а именно - его односторонности и неполноты, что вполне оправдано и поддерживается нами, так как объективность относится к оценке доказательств1.

В настоящем исследовании под проблемами предварительного рас- следования нами понимается неисполнение требований закона о всестороннем и полном исследовании обстоятельств дела, не выявление или ненадлежащее выявление как уличающих, так и оправдывающих обвиняемого, а также смягчающих или отягчающих его ответственность обстоятельств.

В определении понятия односторонности и неполноты исследования обстоятельств дела нет единства мнений среди ученых-процессуалистов.

Л.А.Богословская полагает, что односторонним и неполным является дознание, предварительное следствие, в котором не установлены какие- либо обстоятельства, входящие в предмет доказывания, не привлечены, не использованы или неправильно использованы доказательства, с достоверностью устанавливающие наличие или отсутствие этих обстоятельств.2

О. Н. Темушкин убежден, что неполнота или односторонность предва- рительного или судебного следствия проявляется в неисследованности раз- личных сторон состава преступления/

1 Бажанов М.И. Предание суду в советском уголовном процессе. (Конспект лекций). - Харьков, 1965, С. 14; Мартынчик Е.Г. Гарантии прав обвиняемого в суде первой инстан ции. -Кишинев, 1975, С. 102; Михайлова Т.А. Предание суду в советском уголовном процессе. - М., 1981, С. 33; Мотовиловкер Я.О. Некоторые вопросы теории уголовного процесса в свете нового уголовно- процессуального законодательства. - Кемерово, 1962, С. 77, Перлов И.Д. Судебное следствие в советском уголовном процессе. - М., 1955, С. 53; Тыричев И.В. Кассационные основания. -В кн.: Советский уголовный про цесс. (Под редакцией Л.М. Карнее- вой, П. А. Лупинского, И.В. Тыричева). - М., 1980, С. 416.

2 Богословская Л. А. Основания к отмене или изменению приговоров. - Харьков, 1981. С. 43.

” Темушкин О.Н. Основание отмены или изменения приговоров в кассационном и над- зорном производстве. // Советская юстиция, 1976, № 19. С. 7.

59

В. А. Познанский и И.И.Потеружа высказывают мысль, что односторонне исследованным дело будет в том случае, если следователь или лицо, производящее дознание, выясняют обстоятельства дела только под углом зрения обвинения или защиты.1

По мнению В.В.Воскресенского, “под неполнотой следствия необходимо понимать неустановление всех обстоятельств, входящих в предмет до- казывания, а под односторонностью следствия - исследование обстоятельств дела с точки зрения одной версии при игнорировании остальных версий”.2

Представляет интерес определение понятий всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств уголовного дела, данных А.И.Михайловым, А.Б. Соловьевым и М.Е.Токаревой.

Всесторонность исследования означает обязанность следователя вы- двигать все основанные на материалах дела версии о характере преступного деяния и лицах, причастных к его совершению, и принимать все необходимые меры к доскональной проверке каждой версии.

Полнота расследования означает обязанность следователя устанавливать по делу все обстоятельства, характеризующие преступление и в своей совокупности образующие предмет доказывания.

Объективность расследования означает, что в выборе средств для по- лучения доказательств, в проведении самих следственных действий, в оценке собранного материала и принятии на этой основе процессуальных решений следователь не должен допускать элементов субъективизма, предвзятости, односторонности .”

1 Познанский В. А. Односторонность или неполнота предварительного и судебного следствия как основание к отмене или изменению приговора. - Ученые записки Саратов ского юридического института. Выпуск VIII. - Саратов, 1959, С. 34; Потеружа И. И. Роль суда второй инстанции в укреплении законности. -Минск, 1980, с. 106.

2 Воскресенский В. В. Теория и практика производства дополнительного расследования по делам об умышленных убийствах. - М., 1988, С. 21.

  • Михайлов А.И., Соловьев А.Д., Токарева М.Е. Прокурорский надзор за исполнением законов при раскрытии преступлений. Методическое пособие. -М., 1998. С. 38.

60

Позже А. Б. Соловьев совместно с Ф. Н. Багаутдиновым, М. Н. Филип- повым уточнил определения рассматриваемых понятий.

Под всесторонностью ими обоснованно понимается выявление всех обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с законом (ст.68 УПК), при исчерпывающей проверке всех объективно возможных версий. Односторонность предварительного расследования - это увлечение одной из версий, недостаточное исследование с точки зрения объективно возможных версий обстоятельств дела.

Под полнотой расследования - получение такой совокупности доказа- тельств, которая является необходимой и достаточной для достоверного установления того или иного обстоятельства, подлежащего доказыванию по уголовному делу.

Объективность исследования обстоятельств дела, по мнению упомянутых авторов, означает отсутствие какой-либо личной заинтересованности в исходе дела; выявление как уличающих, так и оправдывающих обвиняемого, а также смягчающих и отягчающих его ответственность обстоятельств; непредвзятый подход при оценке собранных доказательств и принятии решений по уголовному делу. Объективность - это, прежде всего, требование к оценке собранных доказательств.1

Мы целиком разделяем подход указанных авторов в определении понятий всесторонности, полноты, объективности исследований обстоятельств дела. Действительно, расследование преступлений должно проводиться все- сторонне и полно, а оцениваться собранные и проверенные доказательства должны объективно. Лишь при соблюдении этих условий можно избежать пробелов расследования.

1 Соловьев А.Б., Багаутдинов Ф.Н., Филиппов М.Н. Прокурорский надзор за всесторон- ностью, полнотой и объективностью расследования преступлений. - М., 1996, С. 8-9.

61

Проанализируем положения действующего УПК РСФСР, относящиеся к применению понятий полноты, всесторонности и объективности исследо- вания обстоятельств уголовного дела.

Неполнота предварительного расследования служит основанием для возвращения уголовного дела на дополнительное расследование из стадии назначения судебного заседания, если она не может быть восполнена в су- дебном заседании (ст. 232 УПК РСФСР). При обнаружении неполноты предварительного расследования во время судебного разбирательства (ст. 258 УПК РСФСР) суд руководствуется также положениями ст. 232 УПК РСФСР.

Пробелы предварительного расследования в форме его односторонности не получили отражения в ст. ст. 232 и 258 УПК РСФСР в качестве основания для возвращения дела на дополнительное расследование. Поэтому соз- дается впечатление, что односторонность не является основанием для воз- вращения уголовного дела на дополнительное расследование ни из стадии назначения судебного заседания, ни из стадии судебного разбирательства.

При сопоставлении содержания ст. 232 и ст. 343 УПК РСФСР невольно напрашивается вывод, что неполнота предварительного расследования является основанием для направления дела на дополнительное расследование из суда как первой инстанции, так и суда второй инстанции, а его односторонность - только из суда второй инстанции.

Наиболее развернутая характеристика односторонности или неполноты предварительного расследования содержится в ст. 343 УПК РСФСР, согласно которой односторонним или неполно проведенным признается дознание, предварительное следствие, оставившие невыясненными такие обстоятельства, установление которых могло иметь существенное значение при постановлении приговора. В ч. 2 ст. 343 УПК РСФСР определены конкретные недостатки, при наличии которых дознание и предварительное следствие признаются всегда односторонним или неполным.

62

Представляется поэтому, что перечисленные в ст. 343 УПК РСФСР не- достатки предварительного расследования могут служить основанием для направления дела на дополнительное расследование, как прокурором, так и судьей (судом) при назначении судебного заседания, при разбирательстве дела по существу, из кассационной, надзорной стадий.

Согласно данным исследований следственных ошибок, проведенных НИИ Генеральной Прокуратуры РФ, односторонность и неполнота предвари- тельного следствия составляет 60,4% всех следственных ошибок и охватывает 82,4% изученных дел.

По общему правилу, эти ошибки состоят в том, что принятое следователем решение (о направлении дела в суд, о приостановлении или прекращении дела) не опирается на необходимую и достаточную совокупность доказа- тельств.

Данные ошибки, в свою очередь, можно подразделить на ошибки в предмете доказывания (следователь не выяснил какие-либо из указанных в ст. 68 УПК РСФСР существенные обстоятельства) и ошибки в пределах доказывания (следователь не собрал достаточно надежную совокупность доказательств, чтобы считать установленным каждый факт, входящий в предмет доказывания). Половину всех случаев односторонности и неполноты составило недостаточное исследование такого элемента предмета доказывания, как виновность обвиняемого. Около трети ошибок этого вида допущено при исследовании события преступления. Остальные упущения касались исследования личности обвиняемого, характера и размера ущерба.1

Сказанное еще раз свидетельствует о практической значимости изучения пробелов предварительного расследования, способов их выявления и восполнения.

1 Шейфер С.А. Структура и общая характеристика следственных ошибок. // Вопросы ук- репления законности и устранения следственных ошибок в уголовном судопроизводстве. Сборник научных трудов. -М., 1988. С. 19.

63

Классификация пробелов предварительного расследования заключается в изучении всей их системы как целостного образования, отдельных подсис- тем этого комплекса, связей между ними и анализе ее единичных элементов.

Практическая значимость классификации пробелов предварительного расследования заключается в том, что она может служить определенным ориентиром при оценке качества расследования и при восполнении пробелов, как во время следствия, так и в суде.

На основе изучения следственной и судебной практики, а также дейст- вующего уголовно-процессуального законодательства, представляется возможным классифицировать пробелы предварительного расследования по нескольким основаниям.

По характеру встречающихся пробелов предварительного рассле- дования их можно подразделить на:

  1. Пробелы в установлении обстоятельств, составляющих предмет до- казывания.
  2. Пробелы в оценке достаточности собранных доказательств.
  3. Пробелы в исследовании версий.
  4. По признаку возможности или невозможности их восполнения в суде первой инстанции пробелы предварительного расследования можно подразделить на:

  5. Пробелы, невосполнимые ни при назначении судебного заседания, ни непосредственно в судебном разбирательстве.
  6. Пробелы, невосполнимые при назначении судебного заседания, но восполнимые в судебном разбирательстве.
  7. Пробелы, восполнимые и при назначении судебного заседания, и в судебном разбирательстве.
  8. Пробелы в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, могут быть как восполнимыми, так и невосполнимыми. О критериях восполнимости - невосполнимости пробелов будет сказано ниже.

64

А пока заметим, что практически всегда восполнимы при судебном разбирательстве пробелы, связанные с выяснением причин и условий, способствовавших совершению преступления, характера и размера ущерба, причиненного преступлением, установлением смягчающих и отягчающих обстоятельств, влияющих на степень ответственности обвиняемого. По изученным нами уголовным делам мы не встретили ни одного, где бы самостоятельным и единственным основанием возвращения дела на дополнительное расследование были указанные выше. При наличии в деле данных пробелов они восполнялись в судебном заседании.

Так, по уголовному делу М., обвиняемого в совершении изнасилования Ш., суд при осмотре в ходе судебного следствия вещественных доказательств - разорванных и поврежденных подсудимым при совершении преступления вещей, принадлежащих потерпевшей, с участием последней и приглашенного в суд товароведа, оценил их и указанную сумму ущерба, не установленную в ходе предварительного следствия, но доказанную в суде, взыскал с подсудимого М. при постановлении приговора.1

По уголовному делу несовершеннолетнего Н., ранее судимого, кроме данных о личности, допроса родителей, ничего больше о причинах и условиях, которые способствовали совершению им нового преступления, в материалах дела, направленного в суд, не было. Для восполнения данного пробела в судебное заседание был вызван и допрошен инспектор подразделения по профилактике правонарушений несовершеннолетних (ПППН) РОВД, ответственный секретарь районной комиссии по делам несовершеннолетних, мастер производственного обучения СПТУ. При постановлении приговора, выяснив все причины и условия, которые способствовали совершению преступления подсудимым, суд вынес также частное определение в адрес РОВД о недостаточном контроле и воспитательной работе ПППН с подростками, со-

1 Архив Абанского районного суда Красноярского края, 1995. Дело № 1-147.

65

стоящими на учете в милиции, восполнив тем самым пробел предварительного следствия в указанном моменте.1

Остальные обстоятельства предмета доказывания, как показали наши исследования, могут быть восполнимыми и невосполнимыми в суде в зави- симости от конкретных обстоятельств дела.

При изучении судебной и следственной практики нас интересовали дела, по которым в суде без направления на доследование восполнялись пробе- лы предварительного следствия.

Так, по делу X., совершившего умышленное убийство С. путем причи- нения ему ножевых ранений, в ходе следствия не было обнаружено орудие преступления - нож. В процессе расследования обвиняемый не отрицал факта убийства; были добыты и другие доказательства его виновности; было оценено заключение судебно-медицинского эксперта о характере ранения и орудии, которым оно могло быть причинено; были допрошены свидетели и обвиняемый по характеристикам ножа, чтобы исключить его как холодное оружие.

С учетом указанного, а также того обстоятельства, что преступление было совершено зимой, не исключалась возможность выброса ножа в снег (обвиняемый этого не отрицал, заявляя, что не помнит, куда он дел нож), активные мероприятия по его поиску не предпринимались.

Рассмотрение дела в суде проходило весной. К этому времени снег рас- таял, и невдалеке от места происшествия гражданами был обнаружен кухонный нож, который был ими представлен в суд. X. его опознал по имеющимся индивидуальным признакам, и суд в процессе судебного следствия, осмотрев данный нож, приобщил его к делу в качестве вещественного доказательства. Так в суде был восполнен пробел предварительного следствия.2

! Архив Абанского районного суда Красноярского края. 1997, Дело № 1-116 2 Архив Железнодорожного районного суда г. Красноярска, 1995. Дело № 2-354.

66

Неполнота следственного материала влечет за собой и неустановление обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

В ходе анализа изученных уголовных дел мы пришли к выводу, что пробелы в доказательствах проявляются в дефиците доказательств и их противоречивости. Под дефицитом доказательств следует понимать их недостаточность для установления всех элементов либо какого-нибудь элемента предмета доказывания по конкретному уголовному делу.

Рассмотрим пределы и способы восполнения пробелов предварительного расследования при назначении судебного заседания.

Согласно п.1 ч.1 ст.232 УПК РСФСР судья направляет дело для допол- нительного расследования в случае неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, которая не может быть восполнена в судебном заседании.

В юридической литературе предложены различные критерии, по которым неполноту предварительного расследования можно признать невоспол- нимой в судебном заседании.

Проверяя полноту предварительного следствия и дознания при назна- чении дела к слушанию, судья не может входить в оценку доказательств по существу, определять их достоверность. Поскольку при назначении судебного заседания не решается вопрос о виновности обвиняемого, то оценка доказательств носит ограниченный характер: они оцениваются только с точки зрения относимости, допустимости, а также достаточности для рассмотрения дела в судебном заседании по существу. Оценка доказательств с точки зрения их достаточности необходима и для решения вопроса о целесообразности направления дела на дополнительное расследование, если их недостаточность не может быть восполнена в судебном заседании.

Нам представляется интересной позиция И.М.Гальперина и В.З.Лукашевича, которые считают, что за основу решения о предании обви-

67

няемого суду при проверке полноты расследования, достаточности и обоснованности обвинения могут быть взяты следующие положения:

1) Имеются ли доказательства, обосновывающие как обвинение, так и каждое обстоятельство, входящее в предмет доказывания.

2) Законность источников доказательств и соблюдение требований УПК РСФСР о порядке получения доказательств.

3) Достаточность доказательств для вывода о доказанности обвинения в случае их подтверждения при рассмотрении дела, а также достаточности для обоснования каждого обстоятельства. 4) 5) Относимость доказательств к делу, все ли обстоятельства, входящие в предмет доказывания, исследовались в стадии предварительного расследо- вания. 6) 7) Проверены ли иные возможные версии1. 8) Однако И. М. Гальпериным и В. 3. Лукашевичем не предложены какие- либо рекомендации о возможности или невозможности восполнения пробелов предварительного следствия.

Естественно, что уголовные дела, в которых содержатся невосполнимые пробелы расследования, целесообразнее направлять на дополнительное расследование при назначении судебного заседания, не дожидаясь судебного разбирательства, а еще лучше - прокурором при принятии решения по делу, поступившему к нему с обвинительным заключением или постановлением о направлении в суд для применения принудительных мер, назначаемых судом.

В этом случае производится значительно меньше материальных затрат, не отвлекаются от работы свидетели, потерпевшие, эксперты и другие участ- ники судебного разбирательства, продуктивнее используется время судей.

Гальперин И. М., Лукашевич В. 3. Предание суду по советскому уголовно- процессуальному праву. -М., 1965, С. 34.

68

Возвращение дела на дополнительное расследование из судебного раз- бирательства, как правило, связано с большими осложнениями, чем возвращение его при назначении судебного заседания (или прокурором при утверждении обвинительного заключения или постановления о направлении дела в суд).

Мы полагаем, что критерии, на основе которых можно обеспечить еди- нообразный подход к решению вопроса о восполнимости или невосполнимо-сти пробелов предварительного расследования при назначении судебного заседания, следующие:

  1. Пробелы предварительного расследования нельзя восполнить при назначении судебного заседания, если для их восполнения требуется поиск новых доказательств.
  2. Пробелы предварительного расследования нельзя восполнить при назначении судебного заседания, если их восполнение повлечет ухудшение положения обвиняемого.
  3. Пробелы предварительного расследования нельзя восполнить при назначении судебного заседания вследствие ограниченных процессуальных возможностей при таком назначении.
  4. Судебное заседание может быть назначено только при наличии доста- точных оснований для рассмотрения дела в судебном разбирательстве (ст.22 УПК РСФСР). При недостаточности таких оснований при назначении судебного заседания судьей могут быть приняты и другие решения: о приостановлении производства по делу, о направлении дела по подсудности, о возвращении дела для производства дополнительного расследования, о прекращении дела (ст. 221 УПК РСФСР).

При наличии невосполнимых пробелов предварительного расследования дело должно быть направлено на дополнительное расследование.

Пробелы предварительного расследования невозможно восполнить в стадии назначения судебного заседания из-за ограниченности способов соби-

69

рания доказательств. Судья не вызывает свидетелей и экспертов, не назначает экспертиз, не проводит каких-либо следственных действий.

В соответствии со ст. 223 УПК РСФСР при разрешении вопроса о на- значении судебного заседания судья обязан рассмотреть имеющиеся хода- тайства и заявления лиц и организаций о допуске к участию в деле, о даль- нейшем направлении дела, об истребовании дополнительных доказательств, об изменении меры пресечения, гражданском иске и мерах его обеспечения. При этом, если возникает сомнение в обоснованности ходатайства, судья вправе вызывать для объяснений лицо или представителя организации, заявивших ходатайство. Ходатайства о вызове дополнительных свидетелей и истребовании других доказательств подлежат удовлетворению во всех случаях.

Как известно, институт дополнительного расследования в ходе обсуждения проекта УПК РФ, особенно со стороны представителей МВД России, подвергается большой критике вплоть до полной его ликвидации.

Подготовленный ко второму чтению проект УПК РФ в ст. 272 уже не содержит в качестве самостоятельного основания возвращения дела на до- полнительное расследование обнаружившуюся при назначении судебного заседания неполноту и односторонность предварительного расследования, которая не может быть восполнена при разбирательстве дела.

На наш взгляд, целям и задачам уголовного судопроизводства соответ- ствовало бы следующее добавление в ст. 272 проекта УПК РФ:

“5) когда о возвращении дела для производства дополнительного расследования ходатайствует хотя бы одна из сторон, полагающая, что предварительное расследование по делу проведено односторонне, неполно и в судебном заседании невозможно восполнить допущенные пробелы предварительного расследования”.

Рассмотрим пределы восполнения пробелов предварительного рассле- дования в судебном разбирательстве уголовных дел.

70

Специфичные условия судебного разбирательства обусловливают здесь особенности и пределы восполнения пробелов предварительного расследования. Особенности восполнения пробелов расследования проявляются в процессуальной процедуре и в средствах, используемых судом. На восполнение пробелов расследования в судебном разбирательстве существенным образом влияет коллегиальность рассмотрения определенной категории дел, гласность, непосредственность, устность и непрерывность судебного разбирательства, равенство прав участников судебного разбирательства по представлению доказательств и участию в их исследовании (ст. ст. 240, 245 УПК РСФСР).

Пробелы предварительного расследования, выявленные в судебном разбирательстве, можно также подразделить на восполнимые в нем и невосполнимые. Правовым основанием для разделения пробелов предварительного расследования на восполнимые и невосполнимые в судебном заседании являются предписания ст. ст. 232, 258 УПК РСФСР. Выявление в судебном разбирательстве невосполнимых пробелов следствия служит основанием для возвращения дела на дополнительное расследование.

В литературе высказаны различные суждения относительно критериев, по которым пробелы предварительного расследования следует считать вос- полнимыми в ходе судебного заседания либо невосполнимыми в нем.

Ряд авторов (Л.Е.Ароцкер, С.В.Бородин, Г.А.Воробьев, С.В.Ефимичев, И.В.Тыричев, Т.Б.Чеджемов, В.Д.Шундиков) проблему отграничения вос- полнимых пробелов следствия от невосполнимых в судебном заседании решают в зависимости от возможностей суда производить то или иное следственное действие, направленное на восполнение таких пробелов.1

1 Ароцкер Л.Е. Тактика и этика судебного допроса. - М, 1969. С. 141; Бородин С. В. Рассмотрение судом уголовных дел об убийствах. - М., 1964, С. 55; Воробьев Г.А. Соот- ношение предварительного и судебного следствия. Автореф. дисс… канд. юр. наук. - М., 1967, С. 3; Ефимичев СВ. Правовые и организационные вопросы окончания предвари- тельного расследования с обвинительным заключением. - Волгоград, 1977. СИ; Тыри-чев И.В. Принцип непосредственности исследования доказательств при судебном разби-

71

Ю. В. Кореневский полагает, что суд не обязан восполнять пробелы расследования, если для этого требуется провести большую работу по обнаружению и закреплению доказательств. По его мнению, суд не должен выполнять большой объем следственных действий для собирания новых доказательств в течение длительного времени, так как это по существу означало бы производство нового предварительного расследования. Он вполне справедливо, на наш взгляд, считает, что в условиях судебного разбирательства проведение некоторых следственных действий затруднено или невозможно (опознание, обыск).1

Определение критериев, с учетом которых пробелы предварительного расследования следует разграничивать на восполнимые и невосполнимые в ходе судебного разбирательства, имеет исключительно важное практическое значение, так как именно при рассмотрении дела по существу возвращается на дополнительное расследование их подавляющее количество.

На основании того рационального, что предложено в литературе, а также основываясь на материалах проведенного нами исследования, мы полагаем, что при разграничении пробелов предварительного расследования на восполнимые и невосполнимые в судебном разбирательстве необходимо руководствоваться следующими критериями:

Пробелы предварительного расследования нельзя восполнить в су- дебном заседании:

  • если придется разыскивать новые доказательства, то есть осуществлять несвойственную для суда функцию;
  • если потребуется собрать и исследовать большой объем новых дока- зательств, для чего необходимо значительное время;
  • рательстве уголовных дел. // Советская юстиция, 1982, № 16. С. 19; Чеджемов Т.Б. Су- дебное следствие. - М., 1979. С. 10, 74; Шундиков В.Д. Принцип непосредственности при расследовании и рассмотрении уголовного дела. - Саратов, 1974. С. 123. 1 Кореневский Ю.В. Судебная практика и совершенствование предварительного расследования. - М.,
    1. С. 77.

72

  • если их восполнение повлечет ухудшение положения подсудимого;
  • если для их восполнения необходимо производство таких следственных действий, осуществить которые в условиях судебного разбирательства невозможно или весьма затруднительно.
  • Наш взгляд основывается также и на положениях постановления Пленума Верховного Суда РСФСР1, где указано, что невосполнимой в суде может быть признана, в частности, такая неполнота собранных органами дознания или предварительного следствия доказательств, для устранения которой требуется проведение следственно-розыскных действий, связанных с отысканием новых доказательств или установлением других лиц, причастных к совершению преступления, либо производство следственных действий в другой местности или в значительном объеме.

При выявлении неполноты дознания или предварительного следствия суд обязан в силу ст. 20 и 70 УПК РСФСР принимать необходимые меры к ее восполнению, в том числе путем проверки обстоятельств, имеющих сущест- венное значение для дела, но неполно выясненных органами дознания или предварительного следствия, а также исследовать новые обстоятельства, о которых стало известно в ходе судебного разбирательства.

Если для устранения неполноты дознания или предварительного следствия требуется производство экспертизы, в том числе - комплексной, допол- нительной, повторной, то суд направляет с этой целью дело для дополни- тельного расследования только в тех случаях, когда проведение экспертизы связано с необходимостью отыскания и изъятия дополнительных документов, вещественных доказательств и образцов, а также установлением новых данных, которые могут повлечь изменение обвинения на более тяжкое или суще-

1 Постановление Верховного суда РСФСР “О некоторых вопросах, связанных с применением судами уголовно-процессуальных норм, регулирующих возвращение дел для дополнительного расследования” от 17.04.84 № 2, в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 21 декабря 1993 года № 11. Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации: 1961 - 1993. - М.. 1994. С. 240.

73

ственно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, со- держащегося в обвинительном заключении.

Рассматривая вопросы, связанные с предварительным расследованием, отметим, что, на наш взгляд, качественным должно признаваться предварительное расследование в том случае, когда в суде не было необходимости восполнять какие-либо его пробелы, так как они отсутствовали. В определенной степени качественным можно признать также расследование, когда при назначении судебного заседания или в судебном разбирательстве оказалось возможным восполнить пробелы предварительного расследования. Отсутствие такой возможности свидетельствует о низком качестве предварительного расследования и, чаще всего, влечет направление дела на доследование.

Наш взгляд на эффективность предварительного расследования совпадает с мнениями, высказанными А.Б.Соловьевым и Г.С.Казиняном при рас- смотрении проблем эффективности следственных действий.

“Эффективность функционирования системы следственных действий прежде всего предполагает эффективность составляющих ее элементов - от- дельных следственных действий. Последняя… определяется:

1) оптимальной процессуальной регламентацией общих положений, ка- сающихся способов собирания доказательств, а также порядка производства конкретных следственных действий; 2) 3) правильным выбором следователем надлежащего в определенной ситуации расследования действия; 4) 5) создание путем осуществления организационных и подготовительных мероприятий благоприятных условий для их проведения; 6) 7) получением всей возможной в конкретной ситуации расследования доказательственной информации”1. 8) 1 Казинян Г.С., Соловьев А.Б. Проблемы эффективности следственных действий. - Ере- ван, 1987. С.32-33.

74

Возможность восполнить в суде некоторые пробелы предварительного следствия не должна ориентировать следователей на послабления в рассле- довании уголовных дел. Наоборот, зная критерии невосполнимости в суде пробелов предварительного расследования, следователь должен постоянно держать ориентир на проведение качественного и эффективного следствия по делу.

Изучение уголовных дел показало распространенность следующих пробелов предварительного расследования:

По 41% уголовных дел нам встретились пробелы, связанные с допросами подозреваемых, обвиняемых: доводы обвиняемого, не признающего себя виновным, частично признающим себя виновным, изложены неконкретно, без детализации; в ходе допроса неполно выяснены обстоятельства, относящиеся к предъявленному обвинению; обвиняемому, не признающему свою вину, не предъявлялись доказательства, уличающие его в совершении преступления; не были проведены необходимые очные ставки, проверки показаний на месте и др.

По 53% уголовных дел мы встретили пробелы, связанные с допросами свидетелей, потерпевших: несвоевременность их допроса и, как результат, заметные искажения действительных фактов в их показаниях; игнорирование содержащихся в показаниях противоречий и некоторых утверждений допрашиваемого; невыяснение в ходе допроса важных обстоятельств по делу; неверное определение предмета допроса, в результате чего многие свидетели допрашивались неоднократно, а важные сведения были получены несвоевременно; в ходе допроса при наличии необходимости не осуществлялось предъявление имевшихся в распоряжении следователя доказательств; чрезмерная краткость записи показаний в протоколе допроса, в связи с чем оказались не зафиксированы существенные обстоятельства, искажено содержание показаний; не были проведены необходимые очные ставки, проверки показаний на месте; не были предприняты меры для избежания воздействия со

75

стороны обвиняемого и его окружения на потерпевших, свидетелей с целью изменения их показаний и позиций по делу.

Отметим, что 8 % допросов подозреваемых, обвиняемых записывачось на видеокамеру, а допросы потерпевших, свидетелей на видеомагнитофон за- писывались лишь в 3% случаев. Аудиозапись в допросах обвиняемых применялась в 4% случаев, в допросах свидетелей, потерпевших - в 4,1% случаев.

По 32% уголовных дел мы обнаружили пробелы, связанные с осмотром места происшествия: не осматривались прилегающие к месту происшествия территории, помещения; не осматривались возможные пути подхода и ухода преступника; не выявлялись все имевшиеся на месте происшествия следы и иные вещественные доказательства; имевшие отношение к делу следы и вещественные доказательства не изымались с места происшествия; в ходе осмотра не применялись научно-технические средства, помощь специалистов; протоколы осмотра не содержали полной информации об обстановке места происшествия и следах преступления; осмотр проводился несвоевременно.

По 19% уголовных дел имелись пробелы, связанные с назначением и проведением судебных экспертиз: не проводились необходимые экспертизы; перед экспертом не были поставлены все необходимые вопросы; экспертизы были проведены ненадлежаще; на экспертизы был представлен ненадлежаще упакованный, собранный не в полном объеме материал.

По 7% уголовных дел выявлены пробелы, связанные с проведением опознания, обыска, выемки, освидетельствования.

По-прежнему, узким местом в проведении расследования является вы- движение и проверка версий по делу. Если в 80-е годы учеными НИИ Генеральной прокуратуры РФ отмечалось, что по 47,5% уголовных дел не были выдвинуты и проверены все обоснованные версии, а по 41,7% дел отмечено увлечение одной версией при недостаточном внимании к другим, то в настоящее время ситуация ненамного изменилась к лучшему: согласно данным нашего исследования по 41,3% уголовных дел также не выдвигались и не

76

проверялись необходимые версии и производство по уголовным делам шло со значительными отступлениями от методических рекомендаций криминалистики по расследованию отдельных видов преступлений.

8 июня 1998 года военный суд Сибирского военного округа приговорил Е. к высшей мере наказания за серию убийств, сопряженных с изнасиловани- ем, совершенных им на протяжении с 1992 по 1996 годы.1 Действуя безнаказанно на протяжении четырех лет, “сибирский Чикатило” практически после каждого убийства через сутки-двое возвращался на место происшествия проверить - стало ли совершенное им преступление известно милиции. И ни разу работники милиции не выставляли засады на месте данных убийств, хотя криминалистами настойчиво рекомендуется проведение этого мероприятия с целью установления личности преступника.2

По этому же преступлению лишь после задержания Е. все уголовные дела, возбужденные ранее, были соединены в одно производство, хотя способ совершения всех преступлений - нападение на потерпевшую неожиданно сзади, сильное сдавливание руками шеи с заваливанием агонизирующей жертвы на землю, позволял с самого начала выдвигать версию о серийных убийствах на сексуальной почве и целенаправленно проводить расследование по всем уголовным делам, соединив их в одно производство незамедлительно.

Нами отмечено при изучении уголовных дел, что наибольшую сложность в расследовании представляют так называемые “громкие дела” (дела об особо тяжких преступлениях с участием должностных лиц, занимающих ответственные посты, криминальных “авторитетов”, а также дела, ставшие сенсационными, в результате сообщений о них средств массовой информации). По ним выявляется наибольшее количество пробелов предварительного следствия.

1 Архив Военного суда Сибирского военного округа 1998 г. Дело № 45 - 0158.

2 Самойлов Ю.М. Кровавые похождения остановит засада // Прокурорская и следственная практика. - № 3, 1997. С. 112-118.

77

Прокуратурой Красноярского края закончено расследование по уголов- ному делу бывшего главы администрации г.Минусинска Ч., обвиняемого в должностных преступлениях, в хищениях, а также в организации убийства по найму.

При изучении данного уголовного дела отмечено, что по нему достаточно приближенно использовались рекомендации по расследованию такого рода убийств, изложенные в работах А.Ф.Козусева, Н.А.Селиванова1. По делу не была своевременно сформирована следственно-оперативная группа; не надлежащим образом проводились неотложные следственные действия; с запозданием началась оперативная проработка коррумпированных связей Ч. Единственный свидетель по убийству, давший изобличающие показания на допросе, на последующих допросах отказался от своих предыдущих показаний, не будучи защищенным от воздействия на него оставшегося на свободе криминального окружения Ч.

Результаты нашего исследования позволяют констатировать также такие недостатки в расследовании данной категории дел, как несвоевременная и неполная передача следователю информации от оперативных подразделе- ний, добытой ими в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, несанкционированная следователем инициатива оперативных работников в проведении допросов подозреваемых и важных свидетелей, недостаточно активная работа следственно-оперативной группы “по горячим следам” и др.

Следует заметить, что аналогичные упущения в расследовании тяжких и особо тяжких преступлений, в частности убийств, отмечают в своих иссле- дованиях А.И.Михайлов, А.Б.Соловьев и другие2.

1 Козусев А.Ф. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании уголов ных дел об убийствах по найму. (Учебное пособие). - М, 1988; Селиванов Н.А. Общая схема расследования убийств, совершенных по найму. // Прокурорская и следственная практика. - № 1, 1998. С.178-180.

2 Михайлов А.И., Соловьев А.Б. и др. Деятельность следователя и прокурора на первона чальном этапе расследования убийств. М., 19g7.

78

В ходе изучения указанного выше уголовного дела Ч., а также рассле- дуемого прокуратурой Красноярского края уголовного дела бывших: первого заместителя губернатора края К., начальников планово- экономического и финансового управлений администрации края Ч. и А., других “громких дел”, обращает на себя внимание тенденция нарастающего использования в доказывании результатов оперативно- розыскной деятельности (запись телефонных переговоров, скрытая видеосъемка, помощь “конфедентов” и др.).

Пробелы, возникающие при получении подобного рода доказательств, объясняются недостаточным законодательным регламентированием данного вида доказывания, неготовностью следователей и оперативных работников профессионапьно работать по схемам оперативного обеспечения процесса расследования преступлений, позволяющим информации, полученной оперативным путем, придавать статус доказательств по делу.

Необходимо отметить, что в юридической литературе проблемам ис- пользования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе в последние годы стало уделяться значительное внимание, в том числе - и в специальных периодических изданиях для следователей1. Значительным шагом в оптимизации процесса доказывания с использованием в нем результатов оперативно-розыскной деятельности стало издание в 1998 году совместного приказа ФСНП, ФСБ, МВД,
ФСО, ФПС, ГТК, СВР

! См.: Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной дея- тельности. М., Издательство “Спарк”, 1996; Шумилов А.Ю. Основы правового регулиро- вания оперативно-розыскной деятельности. Спецкурс лекций. М., Фирма ABC, 1997; Комментарий к Федеральному закону “Об оперативно-розыскной деятельности”. Отв. ред. и рук. авт. кол-ва А.Ю.Шумилов. М, Издательство “Вердикт”, 1997; Шумилов А.Ю. Новый оперативно-розыскной закон России: учебно-практическое пособие. М., Фирма ABC, 1997; Зникин В.К. Использование оперативно-розыскной информации в уголовно- процессуальном доказывании. Дисс… канд. юрид. наук. Томск, 1998; Зайковский В.Н., Голубев В.В. Методика использования в расследовании результатов оперативно- розыскной деятельности // Следователь, 1997, № 2; Голубев В.В. К вопросу о допустимо- сти в процессе доказывания результатов ОРД // Следователь, 1997, № 1; Голубев В.В. О роли прокурорского надзора в организации совместной работы оперативно-розыскных служб и органов предварительного следствия // Юридический консультант, 1988, № 5 и др..

79

России, согласованного с Генеральной прокуратурой РФ и зарегистрированного Министерством юстиции РФ, утвердившего Инструкцию о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд 1.

В ст.200 проекта УПК РФ в качестве одного из следственных действий предусмотрено осуществление контроля переговоров по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, что является существенным продвижением вперед в вопросах легализации результатов оперативно- розыскной деятельности в уголовно-процессуальном доказывании.

Отечественных законодателей и ученых-правоведов все больше стал интересовать опыт зарубежных стран - США, Англии, Франции, Германии по использованию в уголовном судопроизводстве результатов деятельности спецслужб. В частности, при проведении реформирования уголовно-процессуального законодательства России небезинтересен опыт США и других зарубежных государств, где допускается, к примеру, “свидетельство по слуху”: принятие судьей решения о производстве ареста или обыска на основании показаний сотрудника полиции со ссылкой на анонимного осведомителя2.

Вне всякого сомнения, что широкое использование в доказывании по уголовным делам результатов оперативно-розыскной деятельности, будет способствовать полному и всестороннему расследованию преступлений, сокращению числа следственных ошибок.

Проблема сокращения пробелов предварительного расследования в на- стоящий момент может быть в определенной мере решена за счет умелого применения следователями рекомендаций ученых-юристов
по

1 Приказ ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК Рос-
сии, СВР России, от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56 «Об утверждении Инст-
рукции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу
дознания, следователям, прокурору или в суд». Зарегистрировано Министерством Юсти-
ции РФ 3 сентября 1998. Регистрационный № 1603. // Бюллетень нормативных актов Ми-
нистерств и Ведомств Российской Федерации, 1992, № 10.

Николайчик В.М. США. “Билль о правах” и полицейское расследование. - М., 1973, С.224.

80

“объективизации” доказывания, то есть установления и фиксации фактиче- ских данных, не подверженных или в значительной степени менее подвер- женных воздействию субъективных факторов.

Пути “объективизации” доказывания представляются следующими:

? широкое использование при проведении следственных действий криминалистической техники, экспресс-исследований вещественных доказательств; ? ? широкое использование возможностей экспертиз; ? ? привлечение помощи специалистов; ? ? использование данных оперативно-розыскной деятельности; ? ? создание условий, защищающих потерпевших и свидетелей. Данные нашего исследования показывают, что по 38 % уголовных дел

прокурор, суд признали необходимым назначить ту или иную судебную экспертизу. Специалисты в 94 % случаев привлекались лишь для осмотра места происшествия, а при проведении иных следственных действий их участие было лишь в каждом 7-8 деле.

В среде юристов неоднократно высказывалось мнение, поддерживаемое и нами, что в новом УПК РФ необходимо предусмотреть статьи, ориен- тирующие следователя на применение научно-технических средств в процессе расследования (в том числе, обязательная аудио- или видеозапись допроса обвиняемого, осмотра места происшествия и др.), а также перечисляющие основные требования, предъявляемые к научно- техническим средствам, используемым на предварительном следствии и судебном разбирательстве:

а) соответствие современным достижениям науки и техники;

б) ненарушение прав граждан; их безопасность для жизни и здоровья;

в) неунижение чести и достоинства;

г) не вызывающие изменения объектов, к которым они применяются;

81

д) достоверность результата.

1 Участники уголовного процесса и прокурорский надзор за обеспечением органами рас- следования их прав и законных интересов. Методическое пособие. Якубович Н.А., Леви А.А. и др. - М., 1995. С.44-45.

82

1.4. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона

С самого начала изложения подчеркнем еще раз то, что, учитывая зна- чимость для уголовного судопроизводства положений Конституции РФ, нами рассматривается несоблюдение конституционных прав и свобод человека и гражданина, как отдельный вид в структуре следственных ошибок, что тесно взаимосвязано с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона.

Суммарное количество (24,7%) существенных нарушений уголовно- процессуального закона (17,3%) и несоблюдения конституционных прав и свобод человека и гражданина (7,4%), согласно данных нашего исследования в 90-е годы, примерно одинаково, и даже чуть ниже показателя количества существенных нарушений уголовно- процессуального закона, согласно данных исследования, проведенного в 80-е годы НИИ Генеральной прокуратуры РФ (25,5% в структуре следственных ошибок). Это может быть объяснено тем, что правоприменительная практика, проводимая Генеральной прокуратурой и Верховным Судом РФ, стала более строгой в вопросах соблюдения требований Конституции РФ и процессуального закона в уголовном судопроизводстве.

Законодательное закрепление положения о существенном нарушении уголовно-процессуального закона нашло наиболее полное отражение в ст.345 УПК РСФСР:

“Существенными нарушениями уголовно-процессуального закона при- знаются такие нарушения требований статей настоящего Кодекса, которые путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников процесса при рассмотрении дела или иным путем помешали суду всесторонне разобрать дело и повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора”.

83

В юридической литературе нарушения уголовно-процессуального закона рассматриваются по-разному. Одни авторы считают, что это нарушения установленного законом порядка расследования и рассмотрения дел, что может иметь последствием стеснение и ограничение прав сторон и вынесение неправильного приговора по делу.1

Другие - рассматривают нарушение уголовно-процессуального закона как несоблюдение правил УПК при расследовании и разбирательстве дела в суде.2

Третьи - нарушения уголовно-процессуального закона трактуют, как разновидность следственных и судебных ошибок, которые проявляются в ошибочных действиях или являются результатом акта познания/

Нарушение уголовно-процессуального закона характеризуется так же как “допущенное всяким способом несоблюдение любых требований уголовно- процессуального законодательства судьей, прокурором, следователем и лицом, производящим дознание, при возбуждении, расследовании и рассмотрении уголовных дел”.4

Позиции представленных авторов показывают, как широко понятие “нарушения уголовно-процессуального закона”. Однако, значимыми для уголовного судопроизводства являются последствия не всех нарушений уголовно-процессуального закона, а лишь последствия существенных нарушений.

Различный подход в трактовке существенных нарушений уголовно- процессуального закона связан с их оценочной природой.

А.А.Ширванов полагает, что “существенное нарушение уголовно- процессуального закона - это правонарушение, допущенное государственны-

1 М.М.Городзинский. Кассационное и надзорное производство в советском уголовном процессе. -М., 1949, С. 102.

2 М.С.Строгович. Проверка законности и обоснованности судебных приговоров. - М., 1956, С. 77.

^ Эффективность правосудия и проблемы устранения судебных ошибок. - М.,1975,ч.2,

С.117.

4 Г.А.Ерофеев. Нарушения уголовно-процессуального закона как основания пересмотра

приговоров: Дисс… канд. юрид. наук. -Свердловск, 1977, С. 18.

84

ми органами и должностными лицами, ведущими производство по уголовному делу, а также участниками процесса, требований конституционных и уголовно-процессуальных норм, которое путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников процесса либо иным способом, помешало всесторонне расследовать либо рассмотреть дело и повлекло, либо могло повлечь, незаконность и необоснованность принимаемого решения, а под несущественным нарушением уголовно-процессуального закона, по его мнению, следует понимать “отступление органа дознания, следователя, прокурора, судьи и суда от предписаний уголовно-процессуального закона относительно порядка производства процессуальных действий; реквизитов уголовно- процессуальных актов; причин и условий, способствующих совершению преступлений; процессуальных сроков, если они не повлияли и не могли повлиять на законное разрешение дела, а также уклонение субъектов и лиц, не являющихся субъектами процесса, от исполнения процессуальных обязанностей”.1

Вопрос о разграничении существенных и несущественных нарушений уголовно-процессуального закона рассматривался Л. А. Воскобитовой, которая считает, что главным и единственным признаком, отличающим существенные и несущественные нарушения, являются последствия, т.е. степень их влияния на постановление правосудного приговора.

В связи с этим она выделяет три критерия существенности:

  1. Нарушение мешает всесторонне разобрать дело, в связи с чем может привести к необоснованности и незаконности приговора.
  2. Нарушение каким-либо иным путем влияет на постановление право- судного приговора.
  3. 1 А.А.Ширванов. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона как осно- вание возвращения дел для дополнительного расследования. Дисс… канд. юрид. наук. М., Академия управления МВД РФ, 1999, с. 69, 85.

85

  1. Нарушение непосредственно может повлиять на постановление за- конного и обоснованного приговора.1

Таким образом, признак существенности нарушений уголовно- процессуального закона вполне справедливо связывается правоведами с уголовно-процессуальными последствиями, которые наступили или могли наступить в результате таких нарушений.

На наш взгляд, существенными нарушениями уголовно- процессуального закона признаются такие его нарушения, которые путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников процесса при расследовании дела или рассмотрении его в суде, привели или могли привести к направлению уголовного дела для дополнительного расследования или к признанию доказательств недопустимыми, что повлияло или могло повлиять на принятие законного и обоснованного итогового решения по делу.

В своем исследовании мы и остановимся на характеристике существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые приводят к воз- вращению дел на дополнительное расследование или к признанию доказа- тельств по делу недопустимыми.

В законе не дается конкретного перечня нарушений уголовно- процессуального законодательства, которые в любом случае влекут направление дела на дополнительное расследование.

В теории уголовного процесса и в судебной практике таковыми при- знаются следственные ошибки:

? если расследование проводилось без возбуждения уголовного дела или без принятия возбужденного дела к своему производству следователем;

1 Воскобитова Л. А. Система оснований к отмене приговора в кассационном порядке. -М, 1985, С.22

86

? если вместо предусмотренного законом предварительного следствия проведено дознание либо производство велось по правилам протокольной формы досудебной подготовки материалов; ? ? если расследование проведено лицом, подлежавшим отводу по осно- ваниям, предусмотренным законом; ? ? если не выполнено требование закона о предоставлении переводчика обвиняемому, не владеющему языком, на котором производилось предварительное расследование; ? ? если не обеспечено право обвиняемого на защиту, особенно в случаях обязательного участия защитника в соответствии со ст. 49 УПК РСФСР;1 ? ? не обеспечены права обвиняемого и его защитника на ознакомление со всеми материалами законченного дознания или предварительного следст- вия; ? ? если по делу не проведена экспертиза в случаях, когда проведение ее в соответствии со ст. 79 УПК РСФСР является обязательным. ? Следует отметить, что данный перечень не является закрытым.

По иным нарушениям уголовно-процессуального закона право решать вопрос о существенности несоблюдения уголовно-процессуальных требова- ний предоставлено прокурору, суду (судье).

Результаты наших исследований показывают, что чаще всего на допол- нительное расследование прокуроры, суды (судьи) направляют уголовные дела при обнаружении следующих существенных нарушений уголовно- процессуального закона:

  1. Не проведена экспертиза в случаях, когда проведение ее в соот- ветствии со ст. 79 УПК РСФСР является обязательным (10,2% всех существенных нарушений УПК).

1 Заметим, что данное нарушение УПК РСФСР рассматривается нами как ошибка, связан- ная с несоблюдением конституционного права лица на получение квалифицированной, в том числе и бесплатной юридической помощи - ст.48 Конституции РФ.

87

В подавляющем большинстве случаев не проводится судебно-медицинская экспертиза, особенно по делам о причинении легкого вреда здоровью и побоев. Следователь ограничивается проведением освидетельствования потерпевшего с участием медицинского работника, медицинскими справками, не назначая по различным мотивам (очевидная ясность характера телесных повреждений, неявка потерпевших на экспертизу и т.д.) судебно-медицинской экспертизы.

  1. Существенные нарушения принципа языка судопроизводства, установленного ст. 17 УПК РСФСР (9,8% всех существенные нарушений УПК).

Усиливающиеся процессы миграции приводят к тому, что в разряд уча- стников процесса попадают лица, не владеющие или слабо владеющие язы- ком судопроизводства.

К примеру, в Красноярском крае имеется значительное количество ки- тайцев, а также “лиц, кавказской национальности”, занимающихся коммерческой деятельностью. Именно при расследовании уголовных дел с участием данных лиц (в качестве подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, свидетелей) следователи допускали нарушения, связанные с языком судопроизводства.

Так, по уголовному делу китайца Н. следователь в качестве переводчика привлек китайца-коммерсанта, который 4 года проживал в Красноярске и с большим акцентом изъяснялся на русском языке. Никаких письменных переводов (постановлений о заключении под стражу, привлечении в качестве обвиняемого, обвинительного заключения) такой переводчик по данному делу не сделал.

Суд, на наш взгляд, вполне обоснованно возвратил уголовное дело Н. на дополнительное расследование и указал в определении, чтобы следствие привлекло к участию в деле квалифицированного переводчика (к примеру, с англо-китайского отделения факультета современных иностранных языков

88

Красноярского госуниверситета) и обеспечило письменный перевод для обвиняемого основных процессуальных документов.1

По другому уголовному делу, возвращая его на дополнительное рас- следование, суд усомнился в квалификации сурдопереводчика, участвовав- шего на предварительном следствии, так как тот с затруднением понимат жестовый и дактильный язык глухонемого обвиняемого.2

Верховный Суд Республики Хакасия возвратил на дополнительное рас- следование уголовное дело О., мотивируя это тем, что участковый инспектор С. (хакас по национальности), проводивший дознание по делу, в недостаточной степени сам владеет русским языком.”

Как видим, процессы национализации кадров правоохранительных ор- ганов в национальных республиках Российской Федерации порождают проблемы знания русского языка работниками правоохранительных органов.

Мы полагаем, что редакция ст. 58 проекта УПК РФ о переводчике вполне удачная, предполагающая его участие в деле на основании постановления следователя, прокурора, судьи, определения суда после проверки его компетентности и для обеспечения как устного, так и письменного перевода основных процессуальных документов.

  1. Иные нарушения уголовно-процессуального закона (77,8% суще- ственных нарушений УПК).

К примеру, уголовное дело П. суд возвратил на дополнительное рас- следование в силу того, что обвиняемому в один день были предъявлены для ознакомления 8 заключений экспертов и все материалы законченного следствия по делу, а, следовательно, он оказался лишенным права надлежаще ознакомиться с заключениями экспертов и всеми иными доказательствами для осуществления своей защиты от предъявленного обвинения.4

1 Архив Ленинского районного суда г. Красноярска. 1998 г. Дело № 23 - 434.

2 Архив Центрального районного суда г. Красноярска. 1997 г. Дело № 13 - 123. “ Архив Верховного Суда Республики Хакасия. 1997 г. Дело № 1 - 367.

4 Архив Центрального районного суда г. Красноярска. 1997 г. Дело № 3 - 235.

89

Значительно количество нарушений требований УПК при предъявлении обвинения, когда в его формулировке следователь допускает неточность, неконкретность, не индивидуализирует обвинение, когда фактические об- стоятельства содеянного не соответствуют юридическим признакам инкри- минируемого деяния, когда юридическая квалификация обвинения дана не в соответствии с терминологией УК РФ, когда содержание обвинения в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого имеет расхождения с содержанием обвинения во вводной, резолютивной частях обвинительного заключения.

В ходе проведения исследования мы встретили и иные нарушения уго- ловно-процессуального закона, которые признавались прокурором, судом (судьей) существенными и влекли направление дела на дополнительное расследование (например, отсутствие подписи прокурора или его заместителя на обвинительном заключении в уголовном деле, поступившем в суд, или утверждение обвинительного заключения помощниками прокурора, отказ заинтересованным лицам в удовлетворении ходатайств, имеющих значение для дела (ст. 131 УПК), нарушение правил соединения и выделения уголовных дел, предусмотренных ст. 26 УПК РСФСР и др.)

В ст. 252 проекта УПК РФ сказано, что прокурор имеет право возвратить дело, поступившее к нему с обвинительным заключением, следователю со своими письменными указаниями для устранения выявленных недостатков, в том числе - и нарушений уголовно-процессуального закона.

С этим есть смысл согласиться.

В ст. 272 проекта УПК РФ содержится закрытый перечень оснований возвращения судом дела на дополнительное расследование:

1) производство расследования лицом, не уполномоченным на то законом либо подлежащим отводу;

90

2) нарушение требований УПК РФ об обязательном участии защитника, законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого при производстве предварительного следствия; 3) 4) нарушение требований УПК РФ о предоставлении переводчика об- виняемому; 5) 4) необходимость составления обвинительного заключения по делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительных мер медицинского характера.

Мы полагаем, что примерный перечень обязательных оснований воз- вращения судом дел на доследование в законе должен быть. Однако, суду, исходя из обстоятельств конкретного дела и характера допущенного нарушения, должно быть предоставлено право направлять дело на дополнительное расследование и в иных случаях, о чем должно быть сказано в п.5 ч.1 ст. 272 проекта УПК РФ. Аргументом в поддержку данного предложения является большой процент (77,8 %), по результатам наших исследований, иных существенных нарушений уголовно- процессуального закона, которые невозможно заранее предусмотреть.

Помимо направления дела на дополнительное расследование в результате допущенных существенных нарушений уголовно-процессуального закона, последствием таких нарушений может быть признание прокурором, судом (судьей) отдельных доказательств недопустимыми. То есть, дело может и не направляться на дополнительное расследование, однако по постановлению прокурора, судьи, определению суда доказательство, полученное с сущест- венными нарушениями УПК, признается недопустимым и исключается из числа доказательств (из доказательственной базы), на которые можно ссы- латься и, прежде всего, в поддержку обвинения, так как допустимость дока- зательств есть их пригодность с точки зрения соблюдения процессуальной формы - законности источников, методов и приемов их получения.

91

В ходе диссертационного исследования установлено, что чаще всего признавались недопустимыми доказательства, полученные:

? в результате проведения следственных действий до возбуждения уголовного дела или принятия его к производству (кроме осмотра места происшествия, допускаемого и до возбуждения дела); ? ? с нарушением процессуального порядка проведения следственных действий: допрос лица, совершившего преступление, в качестве свидетеля; неотобрание подписки от свидетелей, потерпевших, эксперта, переводчика о предупреждении их об уголовной ответственности по ст. 307, а свидетелей и потерпевших - также и по ст. 308 УК РФ; неучастие при производстве осмотра, обыска, выемки, освидетельствования, а также в других следственных действиях, предусмотренных УПК РСФСР, понятых (участие одного понятого или заинтересованных в деле понятых); грубые нарушения правил оформления протокола следственного действия (отсутствие даты, неоговоренные исправления, дописки и т.п.); грубые нарушения процедуры проведения следственных действий и др.; ? ? с нарушением порядка сношения следователей с соответствующими органами других государств и др.. ? В своем исследовании мы не встретили ни одного случая признания прокурором, судом существенными нарушениями уголовно- процессуального закона:

? несоблюдение процессуальных сроков задержания (ст. 122 УПК); со- держания под стражей (ст.97 УПК); дознания (ст. 121 УПК); предварительного следствия (ст. 133 УПК) и др.; ? ? невручение заинтересованным лицам копий протоколов процессуальных документов, когда такое вручение предусмотрено (ст. 92 УПК - копия постановления или определения о применении меры пресечения, ст. 99 УПК -копия протокола залога, ст. 177 УПК - копия протокола обыска, выемки, на- ? 92

ложения ареста на имущество), уведомлений о прекращении уголовного дела (ст. 209 УПК);

? нарушения порядка вызова на допрос (подозреваемого, обвиняемого (ст.ст. 123, 395 УПК); свидетеля (ст.ст. 155, 156 УПК); потерпевшего (ст. 161 УПК)); ? ? нарушения требований ст.58 УПК РСФСР об обязанности разъяснения и обеспечения прав участвующим в деле лицам. ? На наш взгляд, в свете сегодняшних подходов к защите прав личности в уголовном процессе эти нарушения уголовно-процессуального закона должны признаваться существенными, влекущими или направление уголовного дела на дополнительное расследование, или признание определенных доказательств при нарушении указанных требований УПК недопустимыми.

93

1.5. Неправильное применение уголовного закона

Исследуя проблемы, связанные с применением уголовного закона, мы анализировали следственную и судебную практику Средне-Сибирского ре- гиона за 1997 и 1998 годы, то есть за период действия уже нового УК РФ.

По данным наших исследований, неправильное применение уголовного закона в структуре следственных ошибок составляет 15,6 %. В исследованиях 80-х годов ученых НИИ Генеральной прокуратуры РФ неправильное применение уголовного закона составляло 14,1%.

Некоторое расхождение в цифровой характеристике можно объяснить вступлением с 1 января 1997 г. в действие УК РФ, содержащего новые, подчас сложные, конструкции уголовно-наказуемых деяний и оценочные понятия.

Неправильное применение уголовного закона в уголовном судопроиз- водстве является основанием к отмене или изменению приговора как в кассационной инстанции (ст. 342 УПК), так и в порядке надзора (ст. 379 УПК). Согласно ст.346 УПК, неправильным применением уголовного закона является следующая дизъюнкция:

? неприменение судом закона, который подлежит применению; ? ? применение закона, не подлежащего применению; ? ? неправильное истолкование закона, противоречащее его точному смыслу. ? Применяя правила процессуальной аналогии, полагаем, что следственные ошибки, связанные с неправильным применением уголовного закона, за- ключаются:

? в неприменении органами расследования нормы УК РФ, которая подлежит применению; ? ? применение ими нормы, не подлежащей применению; ? 94

? неправильное истолкование закона, противоречащее его точному смыслу.

Для уяснения вопросов, связанных с применением в уголовном судо- производстве уголовного закона, необходимо определиться, что такое уго- ловный закон.

В юридической литературе уголовный закон определяется как норма- тивный акт, принятый законодательной властью и содержащий в себе правовые нормы, который отличается от других законов только содержанием. Уголовный закон устанавливает основания и принципы уголовной ответственности, определяет, какие общественно опасные деяния признаются преступлениями и какие наказания предусматриваются за их совершение, регламентирует основания освобождения от уголовной ответственности и наказания.*

Как видно, понятие уголовного закона в основном не претерпело изменений в сравнении с его определением, данным в советский период.2

В соответствии со ст. 1 УК РФ “Уголовное законодательство России состоит из настоящего Кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в настоящий Кодекс”. Таким об- разом, буквальное толкование ст. 1 УК РФ приводит к выводу, что уголовное законодательство исчерпывается самим Кодексом, и, следовательно, основанием отмены или изменения приговора является только неправильное применение УК РФ. Однако, думается, что под уголовным законом в ст.346 УТЖ РСФСР понимается не только УК.

Прежде всего само употребление в ст.346 УПК понятия “закон” исключает толкование его, как только нормативного акта, принятого в установленном порядке законодательным органом. Ведь буквальное толкование приме- нения закона, не подлежащего применению, или неприменения закона, под-

1 Российское уголовное право. Общая часть: Учебник Под ред. академика В. Н. Кудряв цева, и проф. А.В.Наумова -М: Изд-во “Спарк”, 1997, С. 37.

2 Курс советского уголовного права (Часть Общая). Т.1 -Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1968, С.50.

95

лежащего применению, означает, что речь идет именно о нормативных актах, являющихся внешним выражением правовых норм. При этом проблема “тот” закон или “не тот” заключалась бы только в определении действия того или иного уголовного закона во времени.

Однако, изученная нами судебная практика показывает, что подавляющее число приговоров отменяется или изменяется в связи с применением нормы, которая не подлежала применению, и неприменением нормы, которая подлежала применению, при этом обе нормы установлены одним и тем же уголовным законом УК.

Поэтому неправильное применение уголовного закона означает не только неправильное применение нормативного акта, но и неправильное применение норм одного и того же уголовного закона. В связи с этим точнее было бы термин “закон” в ст.346 УПК заменить на термин “норма”.

Во-вторых, как уже отмечалось, согласно ст.1 УК уголовное законода- тельство состоит из УК, что дало основание специалистам утверждать о полной кодификации уголовного законодательства1. Однако общепринятая формулировка уголовного закона рассогласуется с подобным законодательным “составом” уголовного законодательства. Так, в ст.7 Федерального закона “О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации” от 13 июня 1996 г. устанавливается, что лица, признанные особо опасными рецидивистами в соответствии со ст.24-1 УК РСФСР, отбывают наказание в виде лишения свободы в исправительно- трудовых колониях особого режима. Строго в соответствии со ст. 1 УК РФ названный Федеральный закон не относится к уголовному законодательству, так как он не является частью УК. Однако этот федеральный закон содержит все признаки именно уголовного закона: принят законодательным органом в установленном для принятия федеральных законов порядке и содержит норму, определяющую вид исправительного уч-

Российское уголовное право. Общая часть: Учебник Под ред. академика В. Н. Кудрявцева, и проф. А.В.Наумова-М.: Изд-во “Спарк”, 1997, С. 57.

96

реждения для лиц, признанных особо опасными рецидивистами по ранее действующему УК (новый УК содержит норму о рецидиве, но не о рецидивистах). Конечно, установление вида исправительного учреждения не отражено в понятии уголовного закона, сформулированном в теории, но в нем не указано и определение соучастия, стадий и других собственно уголовно-правовых институтов. Поэтому есть все основания считать Федеральный закон от 13 июня 1996 года тоже уголовным законом.

Существует и еще одна проблема толкования “уголовного закона” в ст.346 УПК. Дело в том, что среди уголовно-правовых норм имеются нормы с так называемой бланкетной диспозицией, в которой не определяются все признаки состава преступления. Для их установления нужно обращаться к законодательным или иным нормативным актам из других отраслей права. Так, чЛ. ст.222 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за незаконное приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств. Для установления предмета этого преступления правоприменителю необходимо обратиться к Федеральному закону “Об оружии” от 13 декабря 1996 года1, а для установления незаконности перечисленных в диспозиции деяний как к названному Закону, так и к иным нормативным актам, например, Правилам оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 21 июля 1998 года2; Постановлению Правительства РФ от 2 февраля 1998 года “О мерах по обеспечению служебным оружием и специальными средствами должностных лиц, выполняющих задачи по охране объектов животного мира” 3 и другим актам.

Еще к большему числу нормативных актов необходимо обращаться для уяснения признаков экологических преступлений. К примеру, признак неза-

1 Собрание законодательства РФ. 1996. № 51. Ст.5681.

2 Российская газета. 1998. 20 августа. “” Российская газета. 1998. 20 февраля.

97

конности охоты в ст.258 не может быть установлен иначе как путем обращения к целому ряду нормативных актов в ранге от законов (например, Закон РФ “О животном мире” 1 , Закон РСФСР “Об охране окружающей природной среды” 2 ) до нормативных актов органов исполнительной власти субъектов Федерации (последние принимают Правила охоты).

Бланкетными являются большинство норм главы 22 УК,3 ряд норм других глав Уголовного кодекса.

Конечно, ни законы, ни подзаконные акты, регулирующие различные общественные отношения, к уголовным законам в собственном смысле отнести нельзя. Однако, толкование признака незаконности или признака нарушения каких-либо правил либо понятий, раскрываемых в других отраслях права, использованных в диспозициях УК РФ, невозможно без обращения к неуголовно-правовым нормам, и не только федеральным, но и субъектов федерации.

Таким образом, понятием уголовного закона охватываются не только уголовно-правовые нормы, но и нормы других отраслей права, которые, образно говоря, становятся относимыми к уголовному закону, потому что без них невозможно установление признаков того или иного состава преступления. Иначе невозможно объяснить присутствие в актах кассационной или надзорной инстанций ссылок (иногда и неоднократных) на эти неуголовно-правовые акты.

В.Н.Кудрявцев отмечает, что один из этапов применения нормы уго- ловного права состоит в принятии решения о том, какая именно уголовно- правовая норма предусматривает совершенное преступление, и в закреплении

1 Собрание законодательства РФ. 1995. № 17. Ст.14620.

2 Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1992. № 10. Ст.457.

3 Горелик АС, Шишко И.В., Хлупина Г.Н. Преступления в сфере экономической дея тельности и против интересов службы коммерческих и иных организаций. КГУ. - Красноярск, Изд-во Красноярского госуниверситета, 1998, С. 8; Лопашенко Н.А. Вопро сы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности. - Саратов. Изд-во Саратовского госуниверситета, 1997, С.8.

98

этого решения в уголовно-процессуальном акте. И это является квалификацией деяния1.

Другие авторы дают несколько иное определение квалификации. Так, Б. А. Куринов определял квалификацию как процесс установления тождества конкретного случая признакам состава преступления, указанного в норме Особенной части УК .

Такие определения квалификации по-разному воспринимаются практи- ческими работниками. Дело в том, что второе определение квалификации означает только неправильное применение (необоснованное неприменение) норм Особенной части, ибо именно в нормах этой части УК описываются признаки отдельных составов преступлений.

Воду на мельницу такого понимания “льет” и определение квалификации в последних учебниках. К примеру, квалификацию определяют как уста- новление точного соответствия (тождества) совершенного лицом деяния (действия или бездействия) всем и в полном объеме признакам конкретного состава преступления, предусмотренного данной нормой Особенной, а в над-лежащих случаях и Общей части УК. Иными словами, последнее может породить представление о квалификации как о процессе применения преимущественно норм Особенной части. Однако, нам представляется, что неправильное применение уголовного закона, (применение закона, не подлежащего применению) касается практически всех норм Уголовного кодекса.

Виды следственных ошибок, связанных с неправильным применением уголовного закона, можно классифицировать в соответствии со структурой УК РФ:

1 Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. - М.: Юрид. лит., 1972. С.18.

3 Куринов Б. А. Научные основы квалификации преступлений. -М.: МГУ, 1976. С.7. 3 Уголовное право России. Особенная часть: учебник Отв. ред. проф. Б.В.Здравомыслов. - М.:Юристь, 1996. С. 12.

99

  1. Ошибки, связанные с неправильным толкованием действия уголов ного закона во времени и в пространстве - глава 2 УК РФ.

В настоящее время являются актуальными вопросы, связанные с пра- вильным применением правила об обратной силе уголовного закона, закрепленного в ст. 10 УК РФ.

  1. Ошибки, связанные с неправильным толкованием неоднократности, совокупности, рецидива преступлений - гл. 3 УК РФ.
  2. Ошибки, связанные с неправильным разрешением вопросов о возрасте, с которого наступает уголовная ответственность, о невменяемости и уго- ловной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости - глава 4 УК РФ.
  3. В частности, в ч.З ст.20 УК содержится норма-новелла, согласно которой не подлежит уголовной ответственности несовершеннолетний, достигший возраста уголовной ответственности, если он вследствие отставания в психическом развитии не мог в полной мере осознавать фактический харак- тер и общественную опасность своих действий либо руководить ими.

Органами предварительного следствия Железнодорожного района г.Красноярска действия Б. были квалифицированы, как покушение на изна- силование, предусмотренного ст.30, п. “в” ч.З ст. 131 УК РФ. Однако, из материалов дела видно, что Б. по умственному развитию отстает от своих сверстников. Обучаясь в школе, он не научился писать и считать. По заключению экспертов, у Б. имеются признаки врожденного умственного недоразвития в форме олигофрении в легкой степени дебильности, и, с учетом его личностных особенностей развития, Б. не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность совершенных им действий и не мог в полной мере руководить ими. С учетом указанных данных судебная коллегия по уголовным делам Красноярского краевого суда освободила Б. от уголовной ответственности на основании ч.З ст.20 УК РФ1.

1 Архив Красноярского краевого суда. 1998 г. Дело № 12 - 562.

100

  1. Ошибки, связанные с неправильным установлением формы вины в содеянном - глава 5 УК РФ.
  2. Ошибки, связанные с неправильным определением оконченного и неоконченного преступления - приготовления к преступлению и покушения на преступление, добровольного отказа от преступления - глава 6 УК РФ.
  3. Ошибки, связанные с неправильным определением соучастия в пре- ступлении, эксцесса исполнителя преступления - глава 7 УК РФ.
  4. Как показали наши исследования, особую сложность представляет для практических работников разграничение преступлений, совершенных по предварительному сговору группой лиц, организованной группой или преступным сообществом.

Введенный в УК РФ состав преступления, предусмотренный ст.210 - “Организация преступного сообщества (преступной организации)”, является практически бездействующим (нами не встречено в ходе исследования ни одного уголовного дела по ст.210 УК РФ, прошедшего через Красноярский краевой суд), хотя актуальность наказания за данные преступления, исходя из криминогенной обстановки в России, очевидна. Преградой на пути движения в суд по данному составу являются большие сложности в его доказывании.

  1. Ошибки, связанные с неправильным определением обстоятельств, исключающих преступность деяния - глава 8 УК РФ (необходимая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, край няя необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснован ный риск, исполнение приказа или распоряжения).

Как видим, УК РФ содержит значительное количество новых, по срав- нению с прежним УК РСФСР, обстоятельств, исключающих преступность деяния.

По-прежнему актуальным и сложным является определение ситуации необходимой обороны.

101

А.Ф.Истоминым приводятся интересные данные по практике применения определения необходимой обороны правоохранительными органами Мо- сквы и Московской области (статьи УК приводятся те, которые действовали до 1997 года).:

а) на предварительном следствии по ст. 105 УК квалифицированы дей ствия только 35,7% обороняющихся, совершивших убийство при эксцессе обороны;

б) судами 1-ой инстанции со ст. 103, ч.2 ст. 108 УК РСФСР переквали фицировано на ст. 105 УК действия 48,2% осужденных;

в) из числа преданных суду оправдано 5,4% обороняющихся, действия которых признаны совершенными в состоянии необходимой обороны;

г) судами кассационной и надзорной инстанции переквалифицировано со ст. 102, 103 УК на ст. 105 УК преступления 10,7% ранее осужденных за бо лее опасные виды умышленного убийства без смягчающих обстоятельств.1

Наше исследование, проведенное в условиях действия УК РФ 1996 года, показало практически аналогичную картину в определении следственными и судебными органами ситуаций необходимой обороны.

  1. Иные ошибки в квалификации общественно-опасных деяний.

Проведенное нами исследование показало, что в практической деятель- ности допускаются следующие ошибки при квалификации преступлений:

? “ завышение” следователем квалификации (70,9% случаев); ? ? неправильное определение объекта преступного посягательства (6,3%); ? ? неправильное определение формы вины (6,2%); ? ? неправильное применение правил неоднократности, совокупности, рецидива преступлений (5,8%); ? ? неправильное определение соучастия в преступлении (5,6%); ? 1 Истомин А.Ф. Ответственность за убийство при превышении пределов необходимой обороны (уголовно-правовые и криминалистические аспекты). Автореф. дисс… канд. юрид. наук - М, 1995. С.7-8.

102

? иные (неправильное определение обстоятельств, исключающих пре- ступность деяния, оконченность-неоконченность преступления и т.д. - 5,2%).

Учитывая, что проблемы правильной квалификации являются предметом уголовно-правовых исследований ученых-юристов, специализирующихся в области уголовного права, мы в своем диссертационном исследовании коснемся лишь самой распространенной ошибки в квалификации, допускаемой подчас следователем и даже прокурором сознательно - “завышения” квалификации деяния.

Начнем с того, что квалификация уголовно-наказуемого деяния, данная следователем, является всегда предварительной. Ее могут исправить прокурор, суд (судья) при дальнейшем продвижении дела на соответствующих этапах уголовного процесса.

Однако, существование правила “запрета поворота к худшему” при пе- реквалификации уголовно-наказуемого деяния порождает ситуации появления в деле следственных ошибок, исправление которых при утверждении обвинительного заключения прокурором и в суде без возвращения уголовного дела на дополнительное расследование становится невозможным.

Ученые-процессуалисты, поддерживающие существование подобного правила, обосновывают его целесообразность и ценность тем, что оно обеспечивает обвиняемому право на защиту, так как при существенном изменении обвинения (как по объему, так и по квалификации в сторону их увеличения) обвиняемый оказывается не готовым к защите.

Практические работники правоохранительных органов в стремлении застраховать себя от возвращения им дела на дополнительное расследование широко применяют при квалификации обвинения на следствии и дознании способ так называемой “квалификации с запасом”, то есть в сложной ситуации с квалификацией уголовно-наказуемого деяния для подстраховки они квалифицируют его по более тяжкой статье (или части статьи) УК РФ, предусматривающей все квалифицирующие признаки деяния и максимальную ме-

103

ру наказания в санкции, рассуждая при этом, что при неподтверждении обвинения, при недостаточности доказательств, при изменениях в показаниях проходящих по делу лиц, прокурор, суд (судья) всегда без возвращения дела на дополнительное расследование смогут переквалифицировать деяние в сторону смягчения его квалификации.

Подобного рода практика искусственно создает появление в уголовном деле следственных ошибок, имеет неблагоприятные уголовно- процессуальные последствия для обвиняемого, выражающиеся прежде всего в том, что квалификация его деяния по более тяжкой статье (части статьи) уголовного закона может повлечь применение к нему самой строгой меры пресечения в виде содержания под стражей (по мотиву одной лишь общественной опасности преступления - ст.96 УПК РСФСР), отстранение от должности (ст. 153 УПК РСФСР).

В связи с этим, приобретает актуальность вопрос об отказе в законода- тельном порядке от существования в уголовном процессе правила “запрета поворота к худшему” при переквалификации обвинения, так как оно при обеспечении определенных процессуальных процедур не влияет на право обвиняемого на защиту.

Возвращение уголовного дела на дополнительное расследование для переквалификации преступления - это оттяжка во времени в наступлении момента наказания. Вполне разумным было бы для прокурора при утверждении обвинительного заключения с изменением квалификации деяния в худшую сторону при неизменных фактических обстоятельств дела, установленных следствием, тут же ознакомить со своим постановлением обвиняемого и его защитника, предоставить им возможность и разумно-необходимое время для подготовки к защите от новой квалификации их деяния, для дополнительного ознакомления с материалами дела, для дачи соответствующих пояснений в ходе допроса обвиняемого и заявления новых ходатайств..

104

В судебном заседании спор о квалификации идет открыто в прениях, и государственный обвинитель первый предлагает квалификацию деяния.

Защитник, подсудимый в дальнейшем могут в своих выступлениях, в прениях, в реплике, наконец, в последнем слове подсудимого возражать против изменения государственным обвинителем квалификации. Если им необходимо время и материалы уголовного дела для подготовки к возражениям и защите от предъявленного обвинения, суд (судья) по ходатайству защитника, подсудимого могут сделать перерыв в судебном заседании на необходимые для этого время.

В свете проводимой судебной реформы суд при постановлении приговора исходя из отведенной ему роли арбитра в споре сторон обвинения и за- щиты, принципа состязательности в уголовном процессе, должен признать аргументы какой-либо из сторон убедительными и вынести законный и справедливый приговор.

В проекте УПК РФ сделан шаг к избавлению от этого запрета в уголовном судопроизводстве. Так, при рассмотрении уголовного дела в порядке апелляции суд проводит новое исследование доказательств и может вынести новый приговор, изменив в нем квалификацию уголовно- наказуемого деяния, совершенного подсудимым, на более тяжкую, нежели ту, что была по первоначальному приговору. И это без возвращения уголовного дела на дополнительное расследование.

Полагаем также, что ст. 96 УПК РСФСР требует изменения в том, что никак нельзя на предварительном следствии ставить мотивы применения меры пресечения в виде содержания под стражей подозреваемого, обвиняемого в зависимость от одной лишь общественной опасности инкриминируемого им деяния. Необходимо во всех случаях учитывать конкретные обстоятельства совершенного преступления и все данные о личности лица, которое подозревается или обвиняется в его совершении.

105

1.6. Причины следственных ошибок

Стремление свести к минимуму допускаемые в практике расследования преступлений следственные ошибки обязывает исследователя рассмотреть причины следственных ошибок.

Правоведы, чьи научные труды были связаны с проблемами качества предварительного расследования, его недостатками, допускаемыми нарушениями законности, всегда каким-то образом касались вопросов о причинах низкого качества следствия, об условиях, которые способствуют этим недостаткам, нарушениях законов и т.п.

Так, А.Т.Дугин выделяет объективные и субъективные причины про- цессуальных правонарушений. В объективных причинах нарушений уголовно-процессуального закона А.Т.Дугин рассматривает профессиональную характеристику особенностей следственной работы, предопределяющую возможности допущения следователями ошибок. Причины субъективного характера, выделяемые А.Т.Дугиным, представляют собой определенную профес-сиограмму некоторых отрицательных качеств следователя, безусловно, сказывающихся на допускаемых им следственных ошибках.!

В.И.Власов также по-своему рассматривает причины следственных ошибок, называя среди них такие:

  1. Низкий уровень деловых качеств следователя.
  2. Отсутствие должных политических, моральных, а также некоторых специальных, необходимых для профессии следователя качеств, их недостаточное развитие.
  3. Организационные недостатки, перегрузки в работе следователя. Кроме того, он выделяет условия, способствующие совершению след ственных ошибок:

1 Дугин А.Т. Причины процессуальных нарушений. // Современные проблемы уголовного права, процесса и криминалистики. М. - Кемерово, 1996. С. 61.

106

  1. Недостатки в осуществлении прокурорского надзора.

  2. Недостатки участия адвокатов в предварительном расследовании.1 Однако, это лишь беглый взгляд на сложную проблему причин след ственных ошибок в уголовном судопроизводстве.

Множество причин, каждая из которых в отдельности, безусловно, правильная, выделяют Л.Д.Калинкина и А.А.Ширванов, изучавшие существенные нарушения уголовно-процессуального закона.2

Однако, на наш взгляд, наиболее полно, логично и научно обоснованно дана характеристика причин следственных ошибок в исследованиях, про- веденных в 80-е годы учеными-процессуалистами НИИ Генеральной прокуратуры РФ, которые все многообразие этих причин подвергли ранжировке:

непосредственные причины, которые характеризуют недостатки в рас- следовании конкретных дел (первый уровень причин);

причины следственных ошибок, связанные с деятельностью следователя: с личностью следователя (субъективные причины) и условиями, в которых осуществляется данная деятельность (объективные причины). Эти субъ- ективные и объективные причины составили второй уровень причин, или “причины причин первого уровня”;

факторы, обуславливающие причины первого и второго уровней и связанные с условиями деятельности органов предварительного следствия в целом в России (третий уровень причин).”

1 Власов В.И. Расследование преступлений. Проблемы качества. - Саратов, 1988. С. 97, 113.

2 Л. Д. Калинкина. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона и их от граничение от несущественных: Дисс… канд. юрид. наук. - Казань, 1981, С. 78; А. А. Ширванов. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона как основание возвращения дел для дополнительного расследования. Дисс… канд. юрид. наук. - М., Академия управления MBД РФ, 1999. С. 139.

”” А.Б.Соловьев. Причины следственных ошибок // Вопросы укрепления законности и уст-ра нения следственных ошибок в уголовном судопроизводстве. Сборник научных трудов. М., 1988. С.29-36; Характер, причины и способы устранения ошибок в стадии предварительного следствия. Методическое пособие. -М., 1990. С. 10-15.

107

Классификация причин следственных ошибок по схеме - “дело-следователь- следственный аппарат”, позволяет глубоко их исследовать, а, самое главное, научно обосновать рекомендации по нейтрализации действия данных причин.

Проведенное в конце 80-х - начале 90-х годов исследование НИИ Ге- неральной прокуратуры РФ причин следственных ошибок не потеряло своей актуальности.

В тоже время “нельзя не учитывать, что в последние годы в связи с изменением социально-экономического строя, перераспределением собст- венности, обнищанием значительной части населения серьезно изменилась криминальная обстановка в стране. Эти годы характеризуются появлением новых, представляющих значительную общественную опасность, трудных для раскрытия и расследования преступлений в экономике и банковской сфере, размахом коррупции и организованной преступности, широким использованием в преступной деятельности оружия и технических средств, распространенностью насилия по отношению к участникам уголовного судопроизводства”1 .

Рост и усложнение структуры преступности, многократное повышение профессионализма, технической оснащенности, вооруженности преступников и их сообществ не получили адекватной реакции со стороны государства.

Более того, недопустимое с профессиональной точки зрения несоответствие служебного и бытового, материально-технического и кадрового обеспечения правоохранительных органов с многократно усложнившимися условиями труда, повлекли неизбежные при таком положении отрицательные результаты борьбы с преступностью. Эти просчеты и неудачи, сопровождающиеся несбалансированной, часто несправедливой, огульной критикой в средствах массовой информации, привели к потере престижности работы в

Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. - Москва-Кемерово, 1997. С. 143.

108

правоохранительных органах, что не только заметно ослабило приток в органы талантливых молодых специалистов, но и повлекло массовый уход опытных квалифицированных кадров в другие отрасли, замещение их работниками без опыта работы и необходимых специальных знаний, особенно в следственном аппарате органов внутренних дел.

Нарушилась преемственность поколений практических работников, а вместе с ней почти иссяк и наиболее эффективный способ обучения менее опытных более опытными профессионалами в процессе повседневной практической деятельности. Это привело к ослаблению и даже утрате профессиональных традиций, воспитывающих уважение к закону, правам и интересам, добросовестное отношение к исполнению служебного долга и профессиональную гордость, настойчивость в достижении поставленной цели и иные, необходимые для надлежащей эффективной работы, профессиональные качества.

Из-за многочисленных вакансий и преобладания малоопытных незрелых работников сократился, а в некоторых местах и вовсе иссяк резерв для выдвижения на руководящие должности, многие из которых оказались занятыми по этой причине неподготовленными работниками, либо пенсионерами, мало заинтересованными в работе на перспективу.

В то же время нельзя признать положительной деятельность самих правоохранительных органов в целом.

Так, в Красноярском крае за 1997 год за должностные преступления привлечено к уголовной ответственности 11 работников правоохранительных органов, что составляет 18% от числа привлеченных к ответственности коррумпированных лиц.

Статистические данные прокуратуры Красноярского края отмечают устойчивую тенденцию роста количества жалоб граждан на действия и решения следователей (1995 год - 218 жалоб, 1996 год - 269, 1997 год - 291).

109

Увеличилось количество удовлетворенных жалоб (в 1995 году - прак- тически каждая девятая, в 1996 году - каждая восьмая, в 1997 году - каждая пятая).

Состояние законности в деятельности органов дознания и предвари- тельного следствия Средне-Сибирского региона соответствует в основном и российской тенденции. Так, если в 1996 году прокуроры разрешили около 234 тысяч жалоб по вопросам следствия и дознания и почти 50 840 из них удовлетворили (21,7%), то в 1997 году обоснованными были признаны 60 676 жалоб или свыше 23%.

Особую тревогу вызывает рост количества жалоб, в том числе удовле- творенных, на применение незаконных методов расследования. В 1996 году их было 6 368, в том числе 416 (6,5%) удовлетворенных. В 1997 году соответственно 6 661 жалоба при увеличении удовлетворения жалоб до 7,5%.

В 1997 году за порочащие поступки из органов прокуратуры уволены 28 следователей. В том же году возбуждены уголовные дела в отношении 54 работников прокуратуры, подозреваемых и обвиняемых во взяточничестве, злоупотреблении служебным положением, бытовых преступлениях1.

Таковы, в общих чертах, криминальный фон современного состояния общественных отношений в России и обобщенная характеристика правоохранительной системы нашего государства, обуславливающие наличие в уголовном судопроизводстве следственных ошибок и причин, их порождающих.

Следственные ошибки в деятельности органов дознания и следователей обусловлены целым комплексом обстоятельств, без выяснения и нейтра- лизации которых нельзя надеяться на серьезное улучшение качества и по- вышение эффективности предварительного расследования.

Многоуровневый подход к анализу причин следственных ошибок предполагает, прежде всего, рассмотреть их первый уровень - непосредст-

Состояние законности в Российском Федерации (1996 - 1997 годы). - М., 1998. С.71-72.

110

венные причины следственных ошибок, которые характеризуют недостатки по изученным нами уголовным делам.

  1. Непроведение или ненадлежащее проведение следственных или иных процессуальных действий.

Данная ошибка отмечена нами по 94 %уголовных дел, содержащих следственные ошибки.

Чаще всего следователи не проводят всех необходимых по делу судебных экспертиз (в 43% случаев ошибок по исследованным нами делам), не приобщают к делу необходимые вещественные доказательства и документы (26% ошибок), не проводят проверки показаний на месте (13% ошибок). Ненадлежащим образом проводятся следователями осмотры места происшествия (54% ошибок), первоначальные допросы подозреваемых (31% ошибок) и свидетелей (24% ошибок).

  1. Существенные недостатки в планировании, организации рассле дования уголовных дел, в выдвижении и проверке версий.

В ходе проведенного нами исследования в 56% случаев следственных ошибок мы встретили указанные недостатки. По значительному количеству уголовных дел ход расследования представлен следующей картиной: “поверхностные, лишенные логической связи, непоследовательные первоначальные действия; порой своего рода штурмовщина, когда в течение дня протоколы допросов составляют одновременно несколько следователей и работников дознания, порой неоправданные паузы, когда в течение нескольких дней по делу ничего не предпринимается; противоречия, возникающие в материалах дела, своевременно не устраняются; свидетели, явно необходимые в первый же день, допрашиваются гораздо позже, когда они уже многого не помнят и т.д.

Встречается и другое. В результате энергичных первоначальных след- ственных действий или благодаря стечению обстоятельств, быстро обнару- жен подозреваемый. Казалось бы, следствие на прямом пути к истине. Но тут

ill

расследование утрачивает темп и активность, с большим интервалом выполняются третьестепенные следственные действия.

И вот обвиняемый свои показания изменяет, появляются свидетели, подтверждающие алиби, всплывают версии, ранее не учтенные, а теперь уже не поддающиеся проверке, и путь расследования, сначала казавшийся таким надежным, превращается в трясину.

Причина подобных осложнений и неудач в недостатках планирования и организации расследования”.1

Часто следователи, особенно по так называемым “несложным делам”, предпочитают не составлять планов следственно-оперативных мероприятий с выдвижением для проверки соответствующих версий, планов расследования, планов проведения отдельных следственных действий.

Чтобы организационно обеспечить надлежащее планирование рассле- дования уголовных дел, есть необходимость на ведомственном уровне ввести практику ведения следователем для служебного пользования следственного производства по каждому уголовному делу по аналогии с надзорным производством прокурора, надзирающего за расследованием уголовного дела.

В таком следственном производстве как раз и сосредотачивались бы планы следственно-розыскных мероприятий, планы расследования преступления, планы проведения отдельных следственных действий, протоколы опе- ративных совещаний по расследуемому делу, другие материалы, содержащие служебную тайну и материалы организационного характера, которые не имеют прямого отношения к расследуемому делу.

Наличие следственного производства по делу сделало бы ведомственный контроль и прокурорский надзор за его расследованием и дознанием бо- лее действенным и эффективным, способствовало бы предупреждению и своевременному устранению следственных ошибок.

1 Ларин А. М. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. - М., Изд- во “Юрид. лит.”, 1970. С. 57-58.

112

  1. Неправильная оценка собранных по делу доказательств.

Ученые НИИ Генеральной прокуратуры РФ в своих исследованиях в 80-е годы обращали внимание на то, что “наиболее часто встречающейся ошибкой в оценке доказательств, свойственной более чем половине изучен- ных дел, является то, что в основу выводов по делу кладется недостаточная совокупность доказательств. В каждом третьем случае допускалась недооценка показаний обвиняемого, отрицавшего свою вину, и эти показания должным образом не проверялись. В каждом четвертом случае следователи безмотивно отвергали доказательства, противоречащие избранной ими версии, в каждом третьем - выводы следствия противоречили имеющимся в деле доказательствам либо были внутренне противоречивы”.1

Проведенное нами исследование уголовных дел в Средне-Сибирском регионе в 90-е годы показало аналогичную картину в оценке следователем собранных по делу доказательств.

Причины второго уровня определяются прежде всего условиями дея- тельности следователей и носят объективный либо субъективный характер.

Субъективные, относящиеся к личности следователя, причины напрямую связаны со следственной ошибкой. Объективные же причины связаны со следственной ошибкой опосредованно через следователя, который в ряде случаев может нейтрализовать отрицательное влияние этих факторов и не допустить, чтобы они превратились в причину следственных ошибок.

Изучение уголовных дел, содержащих следственные ошибки, показало, что в качестве наиболее распространенных причин следственных ошибок объективного характера встречаются следующие:

  1. Нахождение в производстве у следователей одновременно зна- чительного количества уголовных дел.

1 Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. -Москва-Кемерово, 1997. С. 147.

113

Так, в 1997 году в среднем ежемесячно в производстве следователей районных прокуратур города Красноярска находилось 14 уголовных дел, у следователей РОВД (РУВД) г. Красноярска - 31 уголовное дело.

Перегрузка следователей не замедлила сказаться на качестве рассле- дованных ими дел: за 1997 год следователи районных прокуратур и следователи РОВД (РУВД) города Красноярска получили на дополнительное расследование в среднем от прокуроров 4 и 11 дел соответственно, из судов - 6 и 14 дел.

  1. Неблагоприятная нравственно-психологическая атмосфера в коллективе прокуратуры или в отделе (управлении) внутренних дел, от- сутствие деловой взаимопомощи.
  2. Сложности, возникающие с вызовом свидетелей, назначением и проведением экспертиз, ревизий, их оплатой. Неудовлетворительные условия для работы (сложности с транспортом, бумагами, бланками, кабинетами и др.), слабая научная организация труда следователя.
  3. Неисполнительность в работе сотрудников милиции, низкое качество исполнения ими отдельных поручений следователей, отсутствие необходимого взаимодействия в работе со следователями.
  4. Недостаточный ведомственный контроль со стороны начальника следственного подразделения за организацией и ходом расследования уголовных дел.
  5. Упущения в прокурорском надзоре за исполнением законов при расследовании преступлений.
  6. Как и в исследованиях НИИ Генеральной прокуратуры РФ в 80-е годы, мы в своем исследовании также вынуждены констатировать, что свыше 90% всех объективных причин следственных ошибок связаны с недостатками и упущениями в организации и осуществлении прокурорского надзора и ведомственного контроля за ходом расследования уголовных дел.

114

Учитывая значимость прокурорского надзора, ведомственного, а также судебного контроля в выявлении, устранении и предупреждении следст- венных ошибок, мы отдельно рассматриваем данные вопросы во второй главе диссертации.

Результаты исследований показывают, что влияние причин объективного характера на следственные ошибки меньше, чем влияние причин субъ- ективного характера, так как в большинстве случаев следователям, несмотря ни на что, удается преодолеть неблагоприятные условия работы и не допускать, чтобы эти условия превращались в причины следственных ошибок.

Таким образом, “основными причинами следственных ошибок являются обстоятельства, относящиеся к личности следователя. Именно в их уст- ранении кроются… главные резервы повышения эффективности работы следователей”.1

К субъективным причинам следственных ошибок, по результатам наших исследований, мы относим следующие:

  1. Отсутствие у следователей необходимых профессиональных познаний и навыков в работе.

Чтобы объективно подтвердить существенность данной причины, покажем на примере следственных аппаратов МВД России и УВД Красноярского края их качественный состав.

Качественный состав следственных кадров МВД РФ в сравнении на 1.01.1992 года и 1.01.97 года.

Доля следователей, имеющих высшее образование, падает: с 81,6% в 1992 г. до 67,5% в 1997 г.

Снижается количество следователей, имеющих высшее юридическое образование: с 78,1% в 1992 г. до 45,4% в 1997 г.

1 Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. -Москва-Кемерово, 1997. С. 151 - 152.

115

Растет доля следователей со средним специальным образованием: с 14,0% в 1992 г. до 24,5% в 1997 г.

Растет доля следователей со средним юридическим образованием: с 11,3% в 1992 г. до 17,4% в 1997 г.

Растет доля следователей со средним общим образованием: с 3,6% в 1992 г. до 8,0% в 1997 г.

Количество следователей, прослуживших менее года, увеличилось: с 1,4% в 1992 г. до 8,6% в 1997 г.

Количество следователей, прослуживших менее года, увеличилось: с 1,4% в 1992 г. до 8,6% в 1997 г.1

СВЕДЕНИЯ

характеризующие состав следственного аппарата

УВД администрации Красноярского края

1996 1997 1 2 3 Всего по штату

Некомплект

Всего с высшим образованием

В том числе юристов

Всего со средним спец. Образованием

В том числе юристов

Со средним общим образованием 1190(100%)

21 (1,8) 609(52,1) 333 (28,5) 518(44,3) 427 (36,5) 42 (3,6) 1176(100%) 19(1,6) 538 (46,5) 270 (23,3) 607 (52,5) 505 (43,6) 12(1,0) Всего обучается в ВУЗах

в том числе на последнем курсе

Работает женщин 50 (4,3)

19(38,0)

656 (56,1) 56 (4,8)

28 (50,0)

684(59,1) “Сведения о составе кадров ОВД по должностной группе “Начальствующий состав следственных аппаратов МВД России за 1992-1997 гг.”, М., 1998. С.94.

116

В возрасте до 30 лет 31-45 46-50

Свыше 51 года 582 (49,8) | 443 (37,9) 137(11,7) 7 (0,6) 646 (55,8)

375 (32,4)

128(11,1)

8 (0,7) Работают в следствии до 1 года

1-3 лет 3-10 лет 10 лет и более

Имеют общую выслугу более 20 лет 162 (13,9)

516(44,1)

392 (33,5)

99 (8,5)

72 (6,2) 188(16,3)

314(27,1)

540 (46,7)

115(9,9)

75 (6,5) Вновь принято всего в том числе из высших школ МВД из средних школ МВД из других служб из гражданских ВУЗов 107 (9,2) 6

20

26 (24,3)

1 159(13,7)

43

23 24(15,1)

7 Всего убыло в том числе уволено из них по отрицательным мотивам переведено в другие службы 163 (13,9)

119(10,2)

14

44 (3,8) 191 (16,5)

116(10,0)

9

75 (6,5) Наказано всего Поощрено всего 109 (9,3)

53 86 (7,4) 40 Это наиболее распространенная субъективная причина следственных ошибок, обусловленная, прежде всего, серьезными недостатками в организации учебы, подбора и расстановки кадров.

Учитывая значимость влияния этой причины на качество предварительного расследования, мы в главе третьей нашего исследования отдельно проанализируем эти проблемы подбора.

117

  1. Пренебрежительно-нигилистическое отношение следователей к выполнению предписаний уголовно-процессуального закона (стремление к процессуальному упрощенчеству).

Следователи, допустившие следственные ошибки, в большинстве случаев избирательно относились к требованиям, содержащимся в нормах УПК РСФСР, противопоставляли соблюдение норм закона собственным понятиям “целесообразности”, делили процессуальные нормы на “важные”, которые необходимо соблюдать, и “менее важные”, выполнение которых необязательно. Сказанное в первую очередь относится к обеспечению прав и законных интересов участников процесса, соблюдению порядка производства следственных действий, проявляется в расширительном толковании оснований задержания, заключения под стражу, привлечения к уголовной ответственности.

  1. Обвинительный уклон, некритичность и самонадеянность сле дователей при принятии процессуальных решений, при оценке получен ных доказательств.

Принадлежность следователей к ведомствам, ведущим борьбу с пре- ступностью (Россия, к сожалению, не идет по пути создания института бес- пристрастных судебных следователей или единого, независимого, вневедомственного, следственного аппарата) объективно подчас ориентирует их на обвинительный уклон в следственной деятельности.

Обвинительный уклон, некритичность, самонадеянность следователей являются или результатом их непрофессионализма, или проявившейся профессиональной деформации следователя.

Практика показывает, что появившаяся у следователей с длительным стажем работы по специальности профессиональная деформация приводит порой к серьезным по своим последствиям нарушениям закона, привлечению к уголовной ответственности и длительному содержанию под стражей невиновных лиц.

118

  1. Недобросовестное отношение следователей к выполнению служебного долга в расчете на достижение результатов без выполнения необходимого объема работы по расследуемому уголовному делу.

Стремление к нетворческому, непрофессиональному подходу в проведении расследования, желание наименьшими усилиями достичь необходимого результата ввергает следователей на путь “облегченного” порядка рас- следования по стереотипу: “задержание - получение признательных показаний (“царицы доказательств”) - закрепление этих показаний”.

“Такие следователи стараются избегать в целях перестраховки на- правления в суд дел, обвинение по которым построено на косвенных доказательствах. А ведь доказывание с помощью улик всегда считалось высшим проявлением следственного мастерства”.1

Процессуальные решения по этим уголовным делам принимаются на основе неполного и внутренне противоречивого доказательственного мате- риала, используются для “закрепления” признаний повторные допросы с их аудио-видео записью, в присутствии понятых, очные ставки при отсутствии видимых противоречий в показаниях, “выводка на место” (то есть проверка показаний на месте, не выходящих за рамки проведенного ранее допроса) и т.д.

Свою недобросовестность следователи пытаются оправдать отдачей ими приоритета раскрытию преступления, действуя по принципу “цель оп- равдывает средства”. Такие следователи находят себе “объективные” оправдания и направляют в суд дела с пробелами в исследовании обстоятельств преступления с расчетом на то, что недостатки следствия будут восполнены судом. Без преодоления такого рода негативных установок в сознании части следователей нельзя серьезно рассчитывать на сокращение числа следственных ошибок.

1 Шейфер С.А., Лазарева В.А., Исмакаев Л.П. Следственные ошибки и их причины. // Проблемы дальнейшего укрепления социалистической законности при расследовании преступлений органами внутренних дел. - Киев, 1988. С. 110.

119

Причинами третьего уровня - обобщенными факторами, своего рода “причинами причин”, которые характеризуют условия деятельности следственных аппаратов в целом, являются:

1) Дефекты правового и нравственного сознания следователя, оп ределяющие неправильное отношение к работе.

Исследования показывают, что в правовом и нравственном сознании части следователей имеются дефекты, вызванные недопониманием своей роли и ответственности вершителя судеб людей, что отрицательно сказывается на результатах расследования уголовных дел.

2) Недостатки в подготовке следственных кадров и в организации повышения их профессионального мастерства. 3) 4) Недостатки в реагировании руководства следственных аппаратов на следственные ошибки и иные нарушения законности. 5) Говоря об этих причинах, необходимо пересмотреть многие вопросы, связанные с подбором, подготовкой, расстановкой и воспитанием следственных кадров, своевременным выявлением в их среде коррумпированных и морально неустойчивых лиц с целью освобождения от них.

Профессия прокурора и следователя предъявляет повышенные требования к личностным характеристикам их психологических и моральных качеств. Антисоциальные установки личности, направленные на удовлетворение эгоистических потребностей, психологическая неуравновешенность, не- контролируемое поведение, злоупотребление алкоголем негативно отражается на состоянии морально-психологического климата в коллективах прокуратур, на служебной дисциплине и результатах труда, способствует совершению порочащих поступков, несовместимых со службой в органах прокуратуры, вплоть до преступлений.1

1 Куприянова В.И. Профилактическое значение решений в работе с кадрами в органах прокуратуры // Вопросы теории управления в органах прокуратуры. - Москва, 1997. С. 21.

120

К сожалению, на должности прокуроров и следователей назначаются люди, далеко не всегда соответствующие по своим личным качествам необ- ходимым для работы требованиям. Показателен в этом плане помещенный в краевой газете “Красноярский рабочий” ответ прокуратуры Красноярского края о факте изнасилования несовершеннолетней, совершенном в 1998 году прокурором одного из районов края.

“Прокуратура края в ходе расследования факта о насильственных дей- ствиях в отношении гражданки Л. пришла к выводу о причастности к этому прокурора района К.. В настоящее время он отстранен от должности, арестован и находится в следственном изоляторе. Уголовное дело по этому факту принято к производству и расследуется начальником отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры края. О результатах расследования будет дана дополнительная информация”.1

Представляются обоснованными поступающие от руководителей про- куратур субъектов федерации предложения, согласно которым приему на работу в органы прокуратуры, прежде всего на должности следователей, должна предшествовать тщательная проверка деловых и личностных качеств претендентов, в том числе с применением специальных психологических тестов. Совпадают с выводами по результатам исследований и предложения прокуроров о том, чтобы на должности городских и районных прокуроров, а также прокуроров, осуществляющих надзор за исполнением законов органами дознания, следователями, работниками оперативно-розыскных подразделений, назначались лица со стажем следственной работы. Наряду с другими, реализация этих предложений явится важным условием обеспечения законности расследования преступлений.

В этой связи концепция подбора, расстановки, закрепления и воспитания кадров органов прокуратуры особый упор делает на необходимость их укомплектования честными, бескорыстными людьми, в максимальной степе-

1 Красноярский рабочий, 14 апреля 1998 г.

121

ни пригодными по своим внутренним убеждениям к правоохранительной деятельности.1

Существенную помощь в решении указанных задач может оказать научно- обоснованная система психологической оценки прокурорских работников и кандидатов на службу в органы прокуратуры. С 1991 года подобная система начала создаваться в управлении кадров Генеральной прокуратуры РФ. Профессионально- психологическому отбору работников прокуратуры посвящен целый ряд научных публикаций.2

Разработанная система психологической оценки, помимо использования для психологической диагностики кандидатов на руководящие должности органов прокуратуры, может быть использована для решения следующих задач:

психологического отбора абитуриентов на специализированные факультеты юридических вузов (с последующим зачислением выпускников на службу в органы прокуратуры);

психологического отбора кандидатов на службу в органы прокуратуры (помимо выпускников специализированных вузов и факультетов);

психологической оценки кадрового резерва на выдвижение;

1 Концепция подбора, расстановки, закрепления и воспитания кадров органов прокурату ры (кадровая политика). -М., 1995, С. 13.

2 Васильев В. Л., Мамачук И.И. Психологические аспекты формирования личности следо вателя. // Преподавание юридической психологии и ее практическое применение в свете решений XXVI съезда КПСС. Тарту, 1986 Кроз М.В. Профессионально- психологический отбор прокурорских работников: разработки и перспективы. // Про блемы совершенствования прокурорского надзора. - М., 1997. С. 172; Кроз М.В., Рома нов В.В. Методическое руководство по профессиональному психологическому отбору абитуриентов, поступающих на юридический факультет института. - М, 1996; Кроз М.В., Романов В.В, Психологическая оценка руководящих работников органов прокура туры РФ. // Психологический информационный бюллетень. - 1995. - № 8; Романов В.В, Кроз М.В. Руководство по профессиональному психологическому отбору кандидатов на службу в органы прокуратуры РФ. - М., 1994; Романов ВВ., Кроз М.В. Психологиче ская оценка при профессиональном отборе кадров для прокуратуры (современное со стояние и перспективы). // Вопросы психологии. - 1994. - Ш 3.

122

психологической оценки прокурорских работников при проведении аттестации кадров.

Кроме общей профессиограммы и психограммы прокурорско-следственной деятельности от ученых настоятельно требуется получить разработанные профессиограммы по конкретным специальностям прокурорских работников с учетом специфики профессиональной деятельности по каждой специализации (например, военного прокурора, следователя по особо важ- ным делам и т.д.).

Психологическая оценка прокурорских работников может быть эффективно использована для решения широкого круга задач по совершенствованию кадровой политики в органах прокуратуры. Это подчеркнуто и в приказе Генерального прокурора РФ № 66 от II ноября 1996 года “Об основных направлениях работы с кадрами в органах прокуратуры Российской Федерации”.

Вполне допустимо высказать предложение о том, чтобы при принятии на службу в органы прокуратуры кандидату давались бы письменные (одна- две) рекомендации практических работников или его преподавателей из ВУЗа. Моральная ответственность и общепризнанный авторитет лиц, дающих такие рекомендации, способствовали бы чистоте рядов прокурорско-следственных работников.

В ФСБ, МВД, ФСНП, ГТК, СВР и в ряде других структур действуют соответствующие подразделения собственной безопасности, наделенные За- коном РФ “Об оперативно-розыскной деятельности” полномочиями по про- ведению оперативно-розыскных мероприятий в целях обеспечения безопас- ности указанных органов.

123

В прокуратуре РФ с 1999 года начинает создаваться система обеспечения собственной безопасности, потребность в которой обосновывалась не раз.1

Высказанные предложения по улучшению работы с кадрами органов прокуратуры вполне приемлемы и для работы с кадрами следователей иных структур.

Продолжая рассматривать причины следственных ошибок, относящихся к деятельности следственных аппаратов, необходимо отметить еще две причины:

4) Недостатки в оценке и стимулировании труда следователей: не- высокий уровень оплаты их труда, задержки в выплате зарплаты, вызывающая критику система показателей работы следователей и т.п.. 5) 6) Несовершенство в организации работы следственных органов и нормативной базы их деятельности. 7) Влияние факторов (причин третьего уровня) на следственные ошибки происходит опосредованно - через причины второго и первого уровней. Это позволяет определить среди них те, которые в решающей мере влияют на следственные ошибки.

Глава третья диссертации как раз и посвящена рассмотрению наиболее значимых факторов, предопределяющих следственные ошибки.

1 Пашков А.Н. Органы прокуратуры как объект собственной безопасности и субъект ее обеспечения (проблемно-управленческий аспект). // Вопросы теории управления в орга- нах прокуратуры. Москва, 1997. С. 40.

124

ГЛАВА П.

ВЫЯВЛЕНИЕ, УСТРАНЕНИЕ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ СЛЕДСТВЕННЫХ ОШИБОК В ДОСУДЕБНЫХ СТАДИЯХ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

2.1. Проблемы совершенствования правовых основ выявления,

устранения и предупреждения следственных ошибок

в досудебных стадиях уголовного процесса

В основе уголовного процесса России, как и любого другого правового государства, лежит принцип законности. С ним согласуются цели и задачи уголовного судопроизводства, все другие принципы, все институты этой от- расли права. Он распространяется на все стадии уголовного процесса, в том числе - и досудебные стадии. Действия и решения органов и должностных лиц, ведущих процесс, детально регламентированы законом и должны полностью соответствовать ему.

“Придание законности статуса основополагающего принципа строго ограничивает уголовно-процессуальную деятельность установленными законом рамками, обеспечивает ее направленность на достижение сформулированных в законе задач: быстрого и полного раскрытия преступления, изобличения виновных, их справедливого наказания.

Не менее важна и другая сторона значения принципа законности в уго- ловном процессе: обеспечение прав, свобод, законных интересов человека и гражданина, потерпевшего от преступления, подозреваемого, обвиняемого, любого другого лица, попавшего в сферу уголовного судопроизводства. Особую актуальность в законотворческой и законоприменительной деятельности она приобрела с провозглашением Конституцией РФ 1993 года человека, его прав и свобод высшей ценностью, а соблюдение, защиту этих прав и свобод -обязанностью государства. Защите прав и свобод человека и гражданина на

125

предварительном следствии и в суде посвящены многие нормы подписанных Россией международных правовых актов, в том числе, правовых актов Совета Европы, в соответствии с которыми приводится сейчас наше законодательство”.1

Неуклонное соблюдение следователями требований принципа законности позволяет избегать значительного количества допускаемых при расследо- вании уголовных дел следственных ошибок.

Последовательное осуществление принципа законности - необходимое условие правильной корректировки законодательного регулирования порядка расследования в готовящемся УПК РФ, а также принятия обоснованных управленческих решений в сфере правоприменительной деятельности соответствующих государственных органов.

Повышение эффективности расследования преступлений преимущественно зависит от качества правоприменительной деятельности и прежде всего обусловлено профессиональным уровнем и добросовестностью работников органов дознания и следователей. Однако, важное значение в этом принадлежит также совершенствованию законодательной регламентации предварительного расследования.

Правовые основы выявления, устранения и предупреждения следственных ошибок в досудебных стадиях уголовного процесса как раз и состоят из предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством правовых процедур эффективной регламентации процесса расследования уголовных дел.

Существует настоятельная необходимость решения ряда вопросов за- конодательного характера в новом проекте УПК РФ.

Токарева М.Е. Современные проблемы законности и прокурорский надзор в досудебных стадиях уголовного процесса. Дисс.док. юрид. наук. - М., 1997. С. 18.

126

На количестве допускаемых следственных ошибок, на эффективности предварительного расследования, безусловно, сказались бы реформации в дифференциации форм расследования.

Рост числа заказных убийств, преступлений, совершенных бандами и иными организованными преступными группировками, убийств, совершенных маньяками, захваты заложников и беспрецедентные требования выкупа за них, террористические акты, немыслимые финансовые махинации и коррумпированность в органах государственной власти и управления, массовые беспорядки с явно политическим оттенком, годами раскрываемые убийства священнослужителя Александра Меня, телеведущего Владислава Листьева, журналиста Дмитрия Холодова, депутата Галины Старовойтовой и многих-многих других позволяют принципиально ставить вопрос об особом порядке расследования особо тяжких преступлений.

Трехлетняя практика действия Указа Президента Российской Федерации от 14 июня 1994 г. № 1226 “О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности” показала оправданность экстраординарных мер в борьбе с преступностью в ее самых опасных проявлениях. По мнению ряда ученых, в частности, Н.А.Якубович, “некоторое отступление в данном случае от принципа законности оправдано во имя цели защиты жизни, здоровья и имущественных интересов граждан, обеспечения безопасности общества и государства, имеющих по шкале социальных ценностей приоритетное значение. Исходя из этого, представляется необходимым предусмотренные Указом ограничения прав и свобод подозреваемых в совершении особо тяжких преступлений законодательно закрепить не только применительно к бандитизму (ст.209 УПК РФ), но и к таким преступлениям, как убийство, совершенное по найму, а равно сопряженное с

127

разбоем, вымогательством или бандитизмом (п.З ст. 105 УК); похищение человека (ст. 126 УК); терроризм (ст.205 УК).1

Поддерживая позицию Н.А.Якубович, мы полагаем, что для надлежащего обеспечения раскрытия и расследования особо тяжких преступлений законодатель в проекте УПК РФ должен в изъятие из общей процедуры расследования предусмотреть:

а) особую подследственность таких дел; мы полагаем, что расследо вание таких преступлений необходимо поручать смешанной следственно- оперативной группе из числа “элитных” подразделений прокуратуры, МВД, ФСБ, ФСНП;

б) особое оперативное обеспечение расследования таких дел, позво ляющее расширить возможности по использованию в качестве доказательств виновности лиц результатов оперативно-розыскной деятельности;

в) особый порядок получения в процессе доказывания показаний потерпевших и свидетелей, позволяющий исключать какое-либо воздейст вие со стороны обвиняемого и его окружения на данных участников;

г) возможность проведения до возбуждения уголовного дела опреде ленных экспертиз (судебно-медицинских, судебно-криминалистических и других), результаты которых в дальнейшем могли бы быть использованы как доказательства;

д) возможность задержания по подозрению в совершении преступ ления на срок более 48 часов с уведомлением судьи, который по опыту ряда зарубежных стран (США и др.) активно отслеживал бы результативность дея тельности правоохранительных структур по сбору доказательств для предъ явления задержанному лицу обвинения и устанавливал бы сроки задержания (промежуточный, предельный, к примеру, до 15-30 суток).

1 Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. - Москва-Кемерово, 1997. С. 117

128

Заслуживает поддержки предложение О.Д. Жука о создании специализированной межрегиональной прокуратуры по осуществлению надзора за соблюдением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность и предварительное расследование дел о преступлениях, совершенных членами организованных преступных формирований. “Сотрудники этой прокуратуры поддерживали бы обвинение в судах по таким делам. Наряду с созданием специализированного следственного аппарата, решение вышеуказанного вопроса в значительной степени улучшило бы возможности оперативных служб в борьбе с организованной преступностью”.1

Жесткий прессинг со стороны виновных лиц и их окружения, который испытывают в настоящее время потерпевшие и свидетели по значительному количеству уголовных дел (особенно по тяжким и особо тяжким преступлениям), неминуемые в таких ситуациях отказы потерпевших, свидетелей от дачи показаний, изменение показаний, вынужденная дача ложных показаний и, как следствие этого, “развал” расследуемого или расследованного и рассматриваемого в суде уголовного дела, в число актуальных задач выдвигает быстрейшее принятие Закона РФ “О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству”, действие которого резко сократило бы количество следственных ошибок по уголовным делам2.

Укрепляя процессуальные гарантии и процедуры расследования основной массы преступлений, особенно тяжких, особо тяжких, необходимо разгрузить суды и следователей от уголовного судопроизводства по нетяжким преступлениям за счет широкого применения упрощенных производств. Как

1 Жук О.Д. Особенности возбуждения уголовных дел о преступлениях, совершенных ор ганизованными преступными формированиями, - Томск. Изд. Томского университета. 1998. С. 17.

2 Напомним, что Закон РФ “О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству”, принят Государственной Думой ]4 мая 1997 года, одобрен Советом Федерации 10 июня 1997 года, однако был не подписан Президентом РФ.

129

правильно отметил П.Ф.Пашкевич “Сокращенное производство - это обычная нормальная форма по малозначительным делам”1.

На наш взгляд, дифференциация форм расследования в уголовном су- допроизводстве в сторону упрощения должна развиваться в новом проекте УПК РФ следующим образом:

  1. Выделение из числа уголовно-наказуемых деяний уголовных проступков, за которые могут быть применены все уголовные наказания, кроме лишения свободы.

Идеи оптимального решения проблемы о преступлениях небольшой общественной опасности неоднократно поднимались учеными-юристами, в частности В.Курляндским и работавшими с ним учеными, которые разрабо-тали даже Кодекс уголовных проступков.

Уголовные проступки, исходя из характера их общественной опасности, предусмотренных за них уголовных наказаний, а также судебной проце- дуры назначения такого наказания, были бы промежуточным видом правонарушений между административными правонарушениями и преступлениями.

Именно для уголовных проступков была бы применима протокольная форма досудебной подготовки материалов, которая, по справедливым оценкам С.Л.Лоня, решает следующие задачи:

“1) приближение ответственности к моменту совершения преступления и повышение ее эффективности;

2) упрощение порядка производства по выделенной категории преступ- лений, усиление внимания административных органов на них и повышение тем самым уровня неотвратимости наказания; 3) 4) сокращение объема работы следственных органов; 5) 1 Пашкевич П.Ф. О процессуальной экономии в досудебных стадиях Советского уголов ного судопроизводства. // Проблемы совершенствования советского законодательства. Тр. ВНИИСЗ. -М., 1974. С. 160.

2 Курляндский В. Преступление или проступок. // Лит. Газета, 1972, 17 мая; 1973, 31 ян варя, 9 мая, 4 июля.

130

4) соотносимость процессуальных затрат правоохранительных органов и тяжести совершенных преступлений”.1

И, вне всякого сомнения, такие протоколы об уголовных преступлениях рассматривать в судебном заседании должны мировые судьи.

Полагаем, что наш подход к протокольному производству в определенной степени совпадает с позицией А.Б.Соловьева и М.Е.Токаревой, отме- чающих, что в проекте УПК РФ “упразднение протокольной формы пред- ставляется вполне оправданным. В сравнении с иными формами расследования (предварительное следствие и дознание, как самостоятельная форма расследования), протокольная форма значительно хуже обеспечивала полноту, всесторонность и объективность расследования, а также права и законные интересы участников процесса”.

В определенной степени наша позиция и позиция указанных ученых совпадают в том, что протокольная форма досудебной подготовки материалов не является и не должна являться формой расследования преступлений. Мы за сохранение протокольной формы, однако, при условии выделения из числа преступлений уголовных проступков с определенной санкцией наказания, о которой мы упоминали выше. Тем более, что проведенное нами изучение уголовных дел, рассмотренных судами по протоколам, свидетельствует о минимальном количестве ошибок, которые послужили поводом для возвращения их на дополнительное расследование.

  1. Введение новой формы дознания по делам, по которым производ- ство предварительного следствия не обязательно.

Данная новация предусмотрена в проекте УПК РФ, полностью нами поддерживается, и ее следует расценивать в качестве альтернативы прото- кольной форме. Поскольку здесь предусмотрено больше гарантий установле-

1 Лонь С.Л. Протокольное производство в уголовном процессе. - Томск. 1996. С. 17-18.

2 Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Дугин А.Т. Прокурорский надзор и судебный контроль при расследовании преступлений // Правовые формы и эффективность доказывания по уголовным делам. -Тольятти, 1994. С. 39.

131

ния истины по делу и более полно обеспечиваются права личности, то новая форма дознания представляется оправданной и удачной.

Такое нововведение оправдано еще и потому, что отражает то различие, которое должно существовать между дознанием и предварительным следствием и которого, к сожалению, нет в действующем УПК РСФСР. Несмотря на общую направленность на решение задач уголовного судопроизводства, дознание и предварительное следствие достаточно самостоятельные правовые институты и виды процессуальной деятельности, о чем свидетельствуют их цели. Представляется обоснованной позиция Следственного комитета МВД РФ о нецелесообразности ведения предварительного следствия по единой процессуальной процедуре как следователями, так и органами дознания, что предусмотрено проектом УПК РФ. Такое предложение соответствует содержащемуся в уголовном процессе функциональному принципу, в соответствии с которым основной функцией следователей является расследование преступлений, а органов дознания - розыскная и оперативно-розыскная работа. Органы дознания должны сосредоточить свои усилия на раскрытии, а не на расследовании преступлений. И если они участвуют в расследовании, то должны выполнять неотложные следственные действия по делам, по которым обязательно производство предварительного следствия, а также проводить дознание в измененной проектом УПК РФ форме.

Мы полагаем, что в проекте УПК РФ совершенно оправданы процессу- альные изменения процедуры предлагаемого самостоятельного дознания по уголовным делам: срок дознания до 10 суток и продлевается прокурором до 20 суток; уголовное дело возбуждается в отношении лица; производятся следственные действия; обвинение не предъявляется, вместо него составляется постановление, которым лицо признается обвиняемым и в отношении его при направлении дела в суд может быть избрана мера пресечения; защитник допускается с момента ознакомления с делом; потерпевший знакомится с материалами дела; предусмотрена возможность проведения по этим делам

132

предварительного следствия. Такое дознание предполагается проводить по 49 составам, причем сюда полностью отнесены все те составы ст. 414 УПК РСФСР, по которым сейчас производство осуществляется в протокольной форме.

Говоря о дознании, нельзя не остановиться на предложениях МВД, зву- чащих при обсуждении проекта УПК РФ: расследование по неочевидным преступлениям до установления личности обвиняемого должно вестись органом дознания, а не следователем. И лишь после раскрытия преступления дело должно быть передано для дальнейшего расследования следователю.

Полагаем, что такие предложения не будут выдерживать никакой критики по крайней мере до тех пор, пока профессиональный, образовательный уровень кадров органов дознания хотя бы сравняется с профессиональным, образовательным уровнем следователей правоохранительных ведомств.

  1. Сокращения числа следственных ошибок можно достичь за счет широкого применения на стадии предварительного расследования ин- ститута прекращения уголовных дел.

Ведь не секрет, что суды в настоящее время перегружены уголовными делами, рассматривают их с большими нарушениями процессуальных сроков, что за прошествием времени подчас искусственно порождает ситуации с появлением следственных ошибок (изменение показаний участниками процесса, забывание существенных деталей происшедшего события и т.д.)

Очевидно и то, что на практике довольно широко распространен взгляд на расследование прекращаемых дел, как на второстепенную работу, и гос- подствующим показателем в оценке труда следователей признается количество дел, направленных в суд с обвинительным заключением.

На самом деле, принципиальных различий между теми и другими уго- ловными делами нет и не должно быть.

Правильное освобождение лиц от уголовной ответственности не проти- воречит целям и задачам уголовного судопроизводства.

133

Прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основания ни в коей мере не нарушает положений Конституции РФ о том, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом (ч.1 ст. 118) и что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (чЛ ст.49). При прекращении уголовных дел по нереабилитирующим основаниям уголовно-процессуальным законом установлен целый ряд гарантий прав личности:

  1. Согласие лица, совершившего общественно-опасное деяние, на пре- кращение уголовного преследования, что равносильно добровольному признанию своей вины перед государством и обществом.
  2. Отсутствие возражений на прекращение дела со стороны потерпевшего, что равносильно отказу от судебной процедуры разрешения правового спора.
  3. Особые условия для прекращения дела:

? лицо впервые совершило нетяжкое преступление; ? ? изменилась обстановка, и лицо, или совершенное им деяние, перестали быть общественно-опасными (ст. 6 УПК); ? ? лицо, совершившее общественно-опасное деяние, деятельно раскаивается (ст.7 УПК); ? ? признание того, что исправление несовершеннолетнего, совершившего общественно-опасное деяние, может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 8 УПК); ? ? лицо, совершившее общественно-опасное деяние, примирилось с по- терпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред (ст. 9 УПК). ? 4. Необходимость получения согласия прокурора на прекращение уго ловного дела.

134

  1. Возможность для заинтересованных лиц обжаловать прекращение дела прокурору или в суд (ч.5 ст.209 УПК).

Полагаем важным запретить в УПК положение об обязательном озна- комлении лица, совершившего общественно-опасное деяние, со всеми мате- риалами прекращаемого дела.

При данных гарантиях основная задача правосудия - справедливое и законное разрешение правового спора в интересах личности, общества и государства может быть успешно разрешена и вне рамок судебного разбирательства, тем более, что возможности судебного контроля за прекращением уголовных дел и при необходимости процедура судебного разбирательства дела наличествуют.

Действующий УПК РСФСР предоставляет следователю (ст. 2 08) и про- курору (ч.1 п.2 ст.213) все возможности для прекращения уголовных дел на досудебных стадиях. Однако, как показали результаты наших исследований, желание иметь в активе лучшие показатели в работе (количество дел, направленных в суд с обвинительным заключением) заставляет следователей, прокуроров направлять в суд наибольшее количество дел, в том числе и те, которые вполне разумно и законно можно было бы прекратить по нереабили-турющим основания. Этот факт признали при интервьюировании 83% опрошенных следователей и прокуроров, 68% из них откровенно ответили, что они прекращают по основаниям, предусмотренным в ст.ст. 6-9 УПК РСФСР, лишь те дела, которые не имеют так называемой “судебной перспективы” (то есть из-за недостаточности доказательств могут быть возвращены на дополнительное расследование или по таким делам может быть постаио&яен судом оправдательный приговор).

Изученная нами следственная практика показывает, что изменение об- становки, становление лица из общественно-опасного в необщественно- опасное происходит тогда, когда после совершения преступления виновное лицо призвано на действительную военную службу в Вооруженные Силы

135

Российской Федерации; поступило после школы, профтехучилища на учебу в средне-специальное, высшее учебное заведение и сменило место жительства; выехало на датанейшую учебу, работу на новое место жительства; уехало в длительную командировку, в экспедицию, в загранплавание и т.п.; покинуло пределы России; совершило после преступления общественно-значимый положительный поступок и т.д.

Так, К. открыто похитил из акционерного общества “Устьянское” трех поросят и был привлечен следователем Абанского РОВД к уголовной ответственности по чЛ ст. 161 УК РФ. Спустя месяц после совершения преступления К. на реке Усолка во время весеннего ледохода спас двух подростков, упавших в воду с льдины.

Следователь, с учетом благородного поступка К., прекратил в отношении него уголовное дело вследствие изменения обстановки.1

Институт деятельного раскаяния является некоторым подобием поло- жительно зарекомендовавших себя “сделок о признании вины” (“сделок с правосудием”) в американском уголовном процессе2. Уголовный кодекс РФ при добровольном отказе лица от доведения преступления до конца предусматривает освобождение его от уголовной ответственности (ст.31). Кроме того, законодатель в 10-и статьях УК РФ (ст.ст. 126, 204, 205, 206, 208, 223, 228, 275, 291, 307) специально оговорил условия освобождения лиц от уголовной ответственности при наличии содействия правосудию с их стороны. Полагаем, что “сделка с правосудием” при этих условиях, а также в иных подобных ситуациях (лицо дает ценную информацию о каких-либо готовящихся или совершенных преступлениях, разыскиваемых преступниках, о совершенных им самим преступлениях и т.п.) закономерно требует поощрения такого поведения лица. Дело в отношении него должно быть прекращено, что будет способствовать меньшему количеству следственных ошибок по нему.

Архив Абанского РОВД Красноярского края, 1997 г. Дело № 44223119. 2 Уайнреб Л.Л. Отказ в правосудии. Уголовный процесс США. - М: Юрид. лит., 1985.

136

Изложенное выше позволяет высказать следующее:

? прокуроры, начальники следственных отделов должны быть более требовательны к качеству расследования прекращенных дел, так как в них в значительном количестве случаев содержатся следственные ошибки; ? ? в ведомственные показатели эффективности работы следователя не- обходимо внести корректировки, позволяющие основным показателем считать количество расследованных дел. ? Мы полагаем, что Генеральная прокуратура, МВД Российской Федерации должны сориентировать правоприменительную практику на то, чтобы по уголовным делам приоритетно решался вопрос о возможности их прекращения по основаниям, предусмотренным ст.ст.6-9 УПК РСФСР, и лишь при отсутствии таких возможностей дело направлялось в суд.

Следует признать, что наш российский уголовный процесс достаточно сильно заформализован. Опыт ряда зарубежных европейских стран свиде- тельствует о том, что соблюдение принципа экономичности и рациональности уголовного судопроизводства, его оптимизация дают большой положительный эффект.

К примеру в Швеции, возбуждение уголовного дела, предъявление лицу обвинения, направление дела в суд во многом связаны с усмотрением про- курора с точки зрения целесообразности указанных процессуальных действий и наличествующих доказательств.

Если в России прекращение уголовных дел по нереабилитирующим ос- нованиям строго регламентировано и трудно применимо на практике, то в Швеции предрешение обвинения прокурором, (что равносильно прекращению уголовного преследования) - распространенное явление. Там считают, что лучше не вовлекать людей в уголовный процесс в тех случаях, когда нет надлежащих для судебного разбирательства доказательств, когда преступление малозначительно или лицо, его совершившее, мало подвержено криминализации. Кроме того считается, что в условиях роста числа криминатизи-

137

рованных деяний невозможно в финансовом и административном плане применить закон во всех случаях.

Поэтому, прокуроры в Швеции ратуют за тенденцию растущей свободы их собственного усмотрения в вопросах возбуждения уголовных дел, их расследования и направления в суд.

Безусловно, предоставление прокурору большей свободы в разрешении уголовных дел, без доведения их до судебного разбирательства, имеет свои отрицательные моменты. Внешне подчас отказ прокурора от обвинения воспринимается правонарушителями как обычное предупреждение.

В тоже время прокурор - официальное лицо государства, и в этом качестве он в некотором смысле может от имени государства и наказывать, что ни в коей мере не признается за прокурором российским уголовно- процессуальным законом.

Шведский уголовный процесс предполагает как неоспоримую истину то, что прокурор в своей деятельности руководствуется принципом объектив- ности и служебный долг обязывает его принимать лишь справедливые решения (презумпция добросовестности прокурора).

Шведская система уголовного судопроизводства имеет интересную особенность, не свойственную российскому уголовному процессу, однако могущую быть очень полезной, если сделать попытку применить ее в нашей стране. Прокурор в Швеции может выдать ордер на так называемое совместное взыскание штрафа.

Совместное взыскание штрафа имеет несложное устройство. На основании полицейского сообщения прокурор устанавливает в письменной форме описание преступления, которое, как он с уверенностью считает, совершил подозреваемый, и назначает ему соответствующий штраф. Постановление прокурора доводится до сведения подозреваемого, который может в определенный срок выбрать между принятием предложения прокурора или отрицанием своей вины (оспариванием суммы назначенного штрафа). Согласие ли-

138

ца с предложением прокурора о штрафе расценивается в шведском уголовном процессе как признание подозреваемым своей вины и назначенного наказания.

Кроме основного вида наказания - штрафа, прокурор может предложить подозреваемому лицу также и дополнительную меру наказания - конфи- скацию имущества. Подозреваемый принимает все предлагаемые прокурором санкции, если хочет избежать обвинения через суд.

Порядок совместного наказания не применяется, если не включает все правонарушения, совершенные подозреваемым лицом, а также если потер- певший намерен принести в суд частное требование о возмещении ему убытков от преступления или требует обвинения виновного лица через суд.

Детально процедуру совместного наказания излагает Генеральный про- курор Швеции в своих инструкциях. Необходимо заметить, что суды Швеции не назначают штрафы ниже пределов тех, которые предусмотрены прокурорскими инструкциями, так как не хотят выглядеть в глазах населения снисходительными.

Недостатки системы совместного наказания - отсутствие предварительного расследования, опасность, что невиновный скорее признает свою вину и согласится с предложением прокурора, чем рискнет быть участником судебного разбирательства, компенсируются экономическими и другими выгодами.

В целом эта система является для Швеции удачной, так как в органах прокуратуры там работают высокопрофессиональные, дисциплинированные, ориентированные на человеческое отношение к людям кадры.1

В свете проводимой в России реформы уголовно-процессуального за- конодательства, исходя из положительного опыта деятельности прокуратуры Швеции, было бы полезным расширить полномочия прокуроров России в

1 Nils Jarebord. Essaus in Criminal Law Justus Forlag Juridiskei Koreningen in Yppsala. 1988; Criminal Justice Sistems in Europe: Sweden. Esoteborg. 1995.

139

решении вопросов о возбуждении уголовного дела или о его невозбуждении при малозначительности совершенного преступления, целесообразности или нецелесообразности процедур предварительного расследования и судебного разбирательства. В порядке эксперимента вполне возможно было бы в ряде регионов России законодательно разрешить прокурорам по некоторым категориям уголовных дел при наличии согласия подозреваемых лиц применять к ним в качестве наказания за совершенные преступления штраф, конфискацию имущества, исправительные работы.

Таким образом, гибкая регламентация в уголовно-процессуальном законе различных форм расследования уголовных дел - от усложненных (по особо тяжким преступлениям), обычных (по остальным преступлениям) и до упрощенных (дознание), а также применение протокольной формы по уголовным проступкам, усмотрения прокурора на возбуждение и финал уголовного преследования - это и есть те правовые основы, которые способствовали бы созданию оптимальных условий для расследования и предупреждения значительного количества следственных ошибок по уголовным делам.

140

2.2. Ведомственный контроль - как средство выявления, устранения и предупреждения следственных ошибок.

Ведомственным контролем принято называть деятельность начальника следственного отдела или руководителя вышестоящего следственного ор- гана по принятию мер к наиболее полному, всестороннему и объективному производству предварительного следствия по уголовным делам.

История института ведомственного контроля ведет свой отсчет с начала 60-х годов, когда в соответствии со ст. 127-1 УТЖ РСФСР на начальника следственного отдела законодатель возложил контроль за своевременностью действий следователей по раскрытию и предупреждению преступлений и наделил его для этого рядом значимых полномочий.

В соответствии со ст. 34 УТЖ РСФСР под начальником следственного отдела понимается начальник следственного комитета, управления, службы, отдела, отделения, группы органов внутренних дел, органов федеральной службы безопасности, федеральной службы налоговой полиции и его заместители, действующие в пределах своей компетенции.

На наш взгляд, ведомственный контроль на досудебных стадиях уго- ловного процесса осуществляют в пределах своей компетенции:

  1. Начальники (исполняющие их обязанности, заместители) следственных подразделений всех четырех ведомств, имеющих следственные аппараты - прокуратуры, МВД, ФСБ, ФСНП, начиная от низового звена и до высшего звена.

Причем, как показали наши исследования, ведомственный контроль за предварительным следствием в прокуратурах низовых звеньев, где отсутствуют следственные части, осуществляют непосредственно сам прокурор, его заместитель или помощник, а также в ряде случаев - один из старших следователей, которому прокурор поручает осуществлять распределение уголовных дел между следователями прокуратуры для расследования, повседнев-

141

ный контроль за ходом следствия (особенно - у начинающих следователей, стажеров в порядке наставничества), составление отчетности о работе, гра- фика дежурств и т.д. Для прокурорских работников ведомственный контроль совпадает одновременно и с осуществлением ими прокурорского надзора.

  1. Начальники (исполняющие их обязанности, заместители) органов дознания - от низового звена до высшего звена.
  2. Руководители (их заместители) следственных, следственно- оперативных групп (бригад, супербригад и т.п.) при расследовании кон- кретных преступлений (согласно ч.З ст. 129 УПК РСФСР, руководитель следственной группы принимает дело к производству и руководит действиями других следователей; о контрольных полномочиях руководителя следственной группы указано также и в ст.ст. 172, 173 проекта УПК РФ). Следует заметить, что если в состав следственной, следственно-оперативной группы входят работники различных ведомств, то руководитель такой группы осуществляет межведомственный контроль за ходом расследования дела.
  3. Для удобства изложения в дальнейшем в своей работе, касаясь вопросов ведомственного контроля за предварительным расследованием, мы будем называть его субъектом лишь начальника следственного отдела, а не всех должностных лиц, которых указали выше.

Надлежаще осуществляемый ведомственный контроль позволяет опе- ративно раскрывать преступления, полно, всесторонне и объективно расследовать уголовные дела, выявлять, устранять и предупреждать следственные ошибки на досудебных стадиях уголовного процесса.

С самого начала необходимо подчеркнуть, что наделяя начальника следственного отдела определенными процессуальными полномочиями, законодатель не ставил своей задачей создание дополнительного, наряду с прокурором, надзорного органа.

Х.С.Таджиев справедливо полагает, что “роль и назначение начальника следственного отдела в уголовном судопроизводстве заключается в том,

142

чтооы надлежащим образом организовать следственную работу в возглав- ляемом подразделении, процессуально, то есть, используя предусмотренные в уголовно-процессуальном законе формы и методы, руководить расследованием уголовных дел, обеспечить его высокое качество, полноту, всесторонность и объективность”.1

Кроме процессуального, в деятельности начальника следственного отдела, как руководителя подразделения, прослеживается и контрольный аспект: он повседневно проверяет законность и качество работы по уголовным делам подчиненных ему следователей, применяя к ним в случае необходимости меры процессуального и административного (дисциплинарного) реагиро- вания.

Для обеспечения качества и эффективности расследования уголовных дел, выявления, устранения и предупреждения следственных ошибок начальник следственного отдела располагает достаточно широкими полномочиями, предусмотренными в ст. 127-1 УПК РСФСР:

  1. Проверка находящихся в производстве подчиненных ему следо вателей уголовных дел, а также материалов, требующих разрешения в порядке ст. 109 УПК РСФСР.

Такая проверка позволяет отслеживать процесс разрешения материалов и расследования уголовных дел и, при необходимости, оперативно вме- шиваться в него, дает возможность оценить работу следователя.

  1. Дача указаний следователю о производстве предварительного следствия, о привлечении в качестве обвиняемого, о квалификации пре ступления, и об объеме обвинения, о направлении дела, о производстве отдельных следственных и процессуальных действий.

В ч. 3 ст. 127-1 УПК РСФСР предписывается, чтобы такие указания начальника следственного отдела давались следователю в письменной форме.

1 Х.С.Таджиев. Прокурорский надзор и ведомственный контроль за расследованием пре- ступлений. -Ташкент, 1985. С.71.

143

Изучение нами уголовных дел и опросы практических работников по- казали, что в подавляющем большинстве случаев указания начальника следственного отдела даются устно и чаще всего - в виде совета, рекомендации, консультации.

В виде отдельного документа письменные указания начальника след- ственного отдела в порядке ст. 127-1 УПК РСФСР встретились нам лишь по 4% изученных дел, что свидетельствует о явном пренебрежении начальниками следственных отделов этим видом предоставленных полномочий, хотя такие указания, особенно для следователей МВД, крайне необходимы.

По 34 % изученных уголовных дел на первых листах материалов, уго- ловных дел (на спецсообщениях, рапортах, заявлениях, сопроводительных письмах и др.) содержались развернутые резолюции начальников следственных отделов, по сути своей являющихся письменными указаниями для следователей.

Анализ этих резолюций (“примите дело к производству и составьте план следственно-оперативных мероприятий”, “задержите в порядке ст. 122 УПК РСФСР”…, “проведите повторный, тщательный осмотр места происшествия…” и т.п.) показывает, что они во многом задают в общих чертах программу раскрытия преступления и направление расследования уголовного дела, позволяют избежать многих следственных ошибок, особенно для начинающих, неопытных следователей.

  1. Передача дела от одного следователя другому.

Прерогативой начальника следственного отдела является поручение расследования уголовного дела конкретному следователю в зависимости от загруженности следователей делами, сложности дела и т.п.

Как правило, значительная часть уголовных дел следователями (особенно в органах МВД) возбуждается в их “дежурные сутки”. Дежурный следователь, отработав по возбужденному им делу сутки, проведя необходимые неотложные следственные действия, передает такие дела начальнику

144

следственного отдела, который и распределяет их с учетом изложенных выше факторов между подчиненными ему следователями.

Начальник следственного отдела может изымать дело из производства одного подчиненного ему следователя и передавать его для расследования другому следователю (при уходе следователя в отпуск, его болезни, отъезде в командировку, а также с целью устранения волокиты в расследовании дела, избежания ненужных жалоб со стороны заинтересованных лиц, для квалифицированного и эффективного раскрытия и расследования дела и т.п.).

Мы полагаем, что с целью обеспечения законности и обоснованности таких передач уголовных дел от одного следователя другому, для обеспечения статуса процессуальной самостоятельности следователя начальник след- ственного отдела должен в указанных случаях выносить мотивированное постановление о передаче уголовного дела для дальнейшего расследования.

4 Поручение расследования дела нескольким следователям.

Практика расследования сложных, многоэпизодных, групповых уго- ловных дел показала высокую эффективность работы по ним следственных групп, бригад, супербригад. Именно такая организация расследования дела позволяет своевременно раскрыть преступление, качественно провести расследование и избежать следственных ошибок.

Велика ответственность начальника следственного отдела по форми- рованию для расследования таких дел коллектива работоспособных, психологически совместимых профессионалов-следователей. Не часто, но имеют место случаи, когда руководство такой следственной бригадой начальник следственного отдела возлагает на себя, что, безусловно, положительно влияет на ход расследования дела.

Представляются заслуживающими положительной оценки действия начальников следственных отделов, которые в состав следственных бригад включают молодых, начинающих следователей с целью повышения их про-

145

фессионального мастерства в ходе совместной работы по конкретному сложному делу под руководством более опытных коллег-следователей.

  1. Личное проведение предварительного следствия с использованием, при этом, полномочий следователя.

Как правило, начальники следственных отделов, их заместители - это опытные следователи. По наиболее сложным делам, а также в силу ряда иных причин (помощь начинающим следователям, ответственный характер следственного действия по делу и т.п.) начальники следственных отделов участвуют в проведении подчиненными им следователями следственных действий или проводят их от начала до конца сами в порядке ст. 127-1 УПК РСФСР, не принимая дело к производству.

Изучение уголовных дел показало, что в горрайотделах внутренних дел начальники следственных отделов, их заместители имеют в собственном производстве до десятка уголовных дел. Как правило, это наиболее сложные дела по тяжким и особо тяжким преступлениям.

С одной стороны, личное проведение начальником следственного отдела отдельных следственных действий, а также расследования уголовного дела в целом сводит к минимуму количество допускаемых следственных ошибок, а с другой стороны, отвлечение начальника следственного отдела на проведение расследования уголовных дел в полном объеме отрицательно сказывается на эффективности осуществления им ведомственного контроля.

Нами были проанализированы результаты работы двух примерно оди- наковых следственных подразделений г.Красноярска за полгода. В подразделении, где начальник следственного отдела имел в собственном производстве уголовные дела, количество дел, возвращенных прокурором и судом на дополнительное расследование, было в 1,4 раза больше, нежели в подразделении, где начальник следственного отдела не имел у себя в производстве уголовных дел, а сосредоточился лишь на организации действенного ведомственного контроля.

146

Сказанное позволяет высказать предложение о том, что личное произ- водство начальником следственного отдела предварительного следствия должно осуществляться в исключительных случаях, так как обратное неза- медлительно скажется на качестве осуществляемого им ведомственного контроля и количестве допускаемых подчиненными ему следователями следственных ошибок.

В статье 127-1 УПК РСФСР особо подчеркнуто, что указания начальника следственного отдела обязательны для следователя, а обжалование (и только надзирающему прокурору!) не приостанавливает их исполнения, кроме случаев, предусмотренных ч.2 ст. 127 УПК РСФСР. Однако, среди процессуальных полномочий начальника следственного отдела нет, на наш взгляд, одного наиболее существенного - полномочия отменять своим постановлением любые незаконные и необоснованные постановления подчиненных ему следователей.

В ходе осуществления начальником следственного отдела ведомственного контроля и выявления незаконных и необоснованных постановлений подчиненных ему следователей, он вынужден обращаться неофициально или официально (к примеру, через представление, информационное письмо, ходатайство и т.п.) к прокурору, которому и предоставлено право своим постановлением отменять незаконные и необоснованные постановления следователя (как, впрочем, и постановления, письменные указания начальника следственного отдела).

Видимо, законодатель, не предоставив начальнику следственного отдела права своим постановлением отменять незаконные и необоснованные постановления подчиненных ему следователей, не хотел практически уравнивать в процессуальных правах начальника следственного отдела и прокурора, а также не хотел ограничивать статус процессуальной самостоятельности следователя. Однако, эти аргументы не могут быть более весомыми по сравнению с теми, которые говорят в пользу эффективности и оперативности ве-

147

домственного контроля, цель которого в конечном итоге - обеспечение быстрого, полного, всестороннего и объективного расследования уголовного дела, предупреждение следственных ошибок.

В связи с этим, мы полагаем, что в ст. 171 проекта УГЖ РФ, помимо полномочия начальника следственного отдела о возобновлении производства по необоснованно приостановленным делам, необходимо добавить полномочие по отмене незаконных или необоснованных постановлений следователя. Данное полномочие не посягает на процессуальную самостоятельность следователя, у которого всегда есть возможность оспорить решения и указания начальника следственного отдела у надзирающего прокурора.

По изученным нами уголовным делам резолюция начальника следст- венного отдела “согласен “ стояла на следующих процессуальных документах следователя:

? в обвинительном заключении, постановлении о направлении дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера или вос- питательного воздействия - по 100% дел.; ? ? в постановлении о возбуждении ходатайства о продлении сроков следствия, содержания обвиняемого под стражей - 100% дел; ? ? в постановлении о прекращении уголовного дела - по 74% дел; ? ? в иных постановлениях (о привлечении в качестве обвиняемого, о приостановлении следствия, о заключении под стражу и др.) - по 3% дел. ? С целью осуществления действенного ведомственного контроля и с учетом сложившейся практики мы полагали бы возможным в ст. 171 проекта УПК РФ внести добавление о том, что начальник следственного отдела вы- ражает свое согласие или несогласие с решениями следователя о направлении дела в суд с обвинительным заключением или постановлением о применении принудительных мер медицинского характера или воспитательного воздействия; о прекращении производства по уголовному делу.

148

Данное полномочие начальника следственного отдела ничуть не умаляло бы процессуальную самостоятельность следователя, так как даже при резолюции “не согласен” окончательное решение по делу принималось бы надзирающим прокурором. Значение же данного предусмотренного в законе полномочия для качества расследования дел очевидно.

Кроме процессуальных полномочий, начальник следственного отдела в соответствие с ведомственными приказами обязан выполнять и админист- ративно-управленческую функцию по организации работы подчиненного ему аппарата следователей.

Начальник следственного отдела:

  1. Планирует работу следственного отдела, контролирует выполне ние плановых мероприятий.

Все текущие вопросы: подбор, расстановка, обучение кадров, распре- деление нагрузки, составление графика отпусков, проведение общих планерок, оперативных совещаний, совещаний по раскрытию и расследованию конкретных уголовных дел, разрешение вопросов о дисциплинарных наказаниях, о поощрениях, распространении положительного опыта, разрешение организационных и хозяйственных вопросов, социально-бытовых проблем подчиненных и т.п. - повседневно приходится решать начальнику следственного отдела, так как они опосредовано, но сказываются на результаты следственной работы по уголовным делам.

  1. Организует взаимодействие с другими службами МВД, ФСБ, ФСНП и др.

В системе МВД, к примеру, начальник следственного отдела является по должности заместителем руководителя органа внутренних дел. Это позво- ляет ему эффективно решать многие организационные вопросы по деятель- ности следственного подразделения: выезды на место происшествия и для

149

проведения иных следственных действии, доставка свидетелей на допрос, задержание подозреваемых, доставка повесток, выполнение иных отдельных поручений следователя сотрудниками органа внутренних дел, организация эффективной работы следственно-оперативной группы, эффективного проведения оперативно-розыскных мероприятий (оперативного обеспечения процесса расследования уголовных дел) и т.д.

Там, где деловое, конструктивное взаимодействие следственных и иных подразделений МВД, ФСБ, ФСНП начальником следственного отдела обеспечено, качество расследования уголовных дел находится на надлежа- щем уровне.

В ходе изучения уголовных дел нами обнаружено немало примеров негласной договоренности прокуроров, начальников органов дознания и начальников следственных отделов о том, чтобы в обвинительном заключении, составленном лицом, производившим дознание, дополнительно (а подчас - и как единственная от имени начальника органа дознания), стояла резолюция начальника следственного отдела “согласен”, что, безусловно, гарантирует более высокий уровень ведомственного контроля за предварительным расследованием в форме дознания, хотя и не согласуется с положениями ныне действующего УПК РСФСР.

  1. Контролирует выполнение решений коллегий, приказов и указаний вышестоящих органов, надзирающего прокурора (в том числе организует рассмотрение представлений прокурора и принятие мер по устранению отмеченных недостатков).
  2. Докладывает руководству о состоянии следственной работы и об уголовных делах, заслуживающих особого внимания, составляет статисти- ческие отчеты и анализирует показатели следственной работы, выполняет ряд других управленческих обязанностей.
  3. Наличие в уголовном судопроизводстве института ведомственного контроля ставит вопрос о соотношении его с прокурорским надзором.

150

Сложность разграничения прокурорского надзора и ведомственного контроля обусловлена рядом обстоятельств, среди которых наиболее существенными являются следующие: 1) прокурор и начальник следственного отдела, действуя самостоятельно и во многом параллельно, направляют усилия следователя на решение задач уголовного судопроизводства при расследовании преступлений; 2) ряд полномочий прокурора и начальника следственного отдела совпадают (как и прокурор, начальник следственного отдела вправе проверять уголовные дела, давать указания следователю, передавать дело от одного следователя другому, поручать расследование дела нескольким следователям, а также участвовать в производстве предварительного следствия и лично проводить его)”.1

Несмотря на то, что термины “надзор” и “контроль” близки по значению, суть обоих их есть наблюдение с целью проверки, различия прокурор- ского надзора и ведомственного контроля весьма существенны.

Во-первых, деятельность начальника следственного отдела поднад-зорна прокурору также, как и деятельность следователя.

Во-вторых, круг полномочий прокурора шире полномочий начальника следственного отдела.

И тот, и другой осуществляют процессуальное руководство расследо- ванием. Однако, начальник следственного отдела делает это в рамках своего ведомства, а прокурор осуществляет и вневедомственное процессуальное руководство.

Следует заметить, что не все ученые-правоведы являются сторонниками принадлежащего прокурору права осуществлять процессуальное руко- водство расследованием преступления.

Так, Михайлов А.И. полагает, что концепция процессуального руко- водства прокурора деятельностью следователя: “а) вступает в противоречие с

1 Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. -Москва-Кемерово, 1997. С. 62.

151

положением закона о процессуальной самостоятельности следователя (ст.71, 127 УПК); б) снижает ответственность начальников следственных подразделений МВД, ФСБ, ФСНП за полноту и всесторонность расследования уголовных дел”.1

Категорична позиция и Якимовича Ю.К.: “Ненормальным представляется положение, когда одно и то же лицо (прокурор) дает разрешение на арест, сам арестовывает, соглашается с прекращением уголовного дела и сам может его прекратить и т.д.

Прокуратура должна осуществлять только надзор, но не руководство предварительным расследованием.

Органы прокуратуры не должны сами расследовать или участвовать в расследовании уголовных дел. Это также противоречит функции надзора…

Прокурор (поскольку сам он уже не сможет отменять постановление следователя) должен иметь право приносить в суд протест на всякое неза- конное постановление следователя”.2

Необходимо признать, что сложившаяся на сегодняшний день ситуация, когда начальники следственных отделов, особенно - в системе МВД, не везде и не всегда в полной мере выполняют возложенные на них обязанности по процессуальному руководству расследованием, осуществляемым подчиненными им следователями, побуждает надзирающих прокуроров заниматься этой работой в целях улучшения показателей следствия. Существующее положение, когда прокурор в известной мере ответственен за ту деятельность, за законностью которой он призван осуществлять надзор, нельзя считать нормальным. Это влияет на объективность надзорной деятельности (не случайно, что количество дел, направленных на дополнительное расследование судами, всегда выше количества дел, возвращенных на доследование прокурорами), побуждает прокурора непосредственно заниматься организацией

1 Михайлов А.И. Проблемы эффективности предварительного следствия: Автореф. дисс…

д-ра юрид. наук. - М., 1980, с.44-45. 2Якимович ЮЖ. Избранные статьи. - Томск, 1997. С. 55 - 57.

152

расследования преступлении - выдвижением и проверкой версий, планированием расследования, организацией взаимодействия, передачей дел для расследования конкретным следователям и т.д. А в результате, в силу возникающего при этом дефицита времени, прокуроры нередко бывают лишены возможности всесторонне и полно выполнять свое основное предназначение, указанное в ст. 1 и ст. 29 Закона РФ “О прокуратуре Российской Федерации”, - осуществлять надзор за исполнением законов при расследовании преступлений органами дознания и следователями.

В то же время нельзя не признать, что предоставленные в настоящее время ст. 211 УПК РСФСР прокурору полномочия могут быть использованы как для осуществления надзора, так и в целях процессушхьного руководства расследованием.

Г.И. Скаредов справедливо замечает, что каждое из полномочий про- курора, будучи средством надзора, то есть предупреждения, выявления и устранения нарушений закона, является в то же время конкретной процессуальной формой руководства следствием.1

Такого рода двойственная направленность полномочий прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства не может служить основанием для лишения его властно-распорядительных полномочий, без которых прокурор не сможет эффективно предупреждать и устранять нарушения закона, чем будет нанесен существенный ущерб предусмотренным Конституцией РФ правам и законным интересам участников расследования, общества в целом, не замедлит сказаться на возрастании числа допускаемых по делам следственных ошибок.

“С точки зрения разделения функций в уголовном судопроизводстве предпочтительным следует признать такое положение, когда начальник следственного отдела органов внутренних дел осуществляет процессуальное ру-

Скаредов Г.И. Прокурорский надзор и процессуальная самостоятельность следователя. // Вестник МГУ. 11. Право. 1980, №6. С.12.

153

ководство расследованием по делам подчиненных ему следователей, а прокурор всецело сосредотачивается на надзорной деятельности. Вместе с тем, на практике возможны отдельные ситуации, например, при очевидной некомпетентности следователя и бездеятельности начальника следственного отдела, которые побуждают надзирающего прокурора вмешиваться в ход расследования с целью предотвращения нарушений закона и брать на себя руководство расследованием. Важно, чтобы такая ситуация была исключительной и прокурор не подменял начальника следственного отдела”.1

И с этим нельзя не согласиться.

Вместе с тем, требует совершенства изложение ст. 20 УПК РСФСР. Прокурор должен быть исключен из перечня органов и должностных лиц, непосредственно обеспечивающих всесторонность, полноту и объективность расследования, но в то же время начальник следственного отдела должен быть включен в этот перечень должностных лиц. Прокурору же целесообразно посвятить специальный пункт этой статьи о том, что он осуществляет надзор за исполнением этого требования закона и при необходимости дает указания об обеспечении всестороннего, полного и объективного расследования.

1 Соловьев А.Б., Багаутдинов Ф.Н., Филиппов М.Н. Прокурорский надзор за всесторон- ностью, полнотой и объективностью расследования преступлений. - М., 1996. С.34.

154

2.3. Прокурорский надзор - как средство выявления, устранения и предупреждения следственных ошибок.

Роль прокуратуры в обеспечении законности в досудебных стадиях уголовного процесса определяется прежде всего ее местом в современном Российском государстве.

Конституция РФ вообще не упоминает о прокурорском надзоре. Ст. 129 Основного Закона содержит лишь положения о том, что прокуратура Российской Федерации составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору Российской Федерации, а также определяет порядок назначения прокуроров различных уровней.

Содержание данной статьи не может в полной мере отражать реальную роль прокуратуры в нашем государстве. Не вполне логично и включение ст. 129 Конституции РФ в главу VII “Судебная власть”.

Анализ текста ст. 129 Конституции РФ, а также Федерального Кон- ституционного закона РФ “О судебной системе Российской Федерации” не дает каких-либо оснований считать прокуратуру частью судебной власти.

Следует согласиться с компромиссным объяснением Ю.И.Скуратова и В.И. Шинда, что такое включение хотя и нацеливает на более тесное сотрудничество прокуратуры с судом, но в большей степени несет юридико-технический, чем конституционный характер1.

Поскольку прокуратура в России не является частью судебной власти, было бы логичным изменить название главы VII Конституции РФ на сле- дующее: “Судебная власть и прокуратура”, а также расширить содержание статьи 129 за счет закрепления в ней основной функции прокуратуры - надзора за соблюдением и исполнением законов Российской Федерации.

Скуратов Ю.И.. Шинд В.И. Конституционные основы места прокуратуры в государственном механизме Российской Федерации // Конституционная законность и прокурорский надзор. - М., 1994. С. 24.

155

В то же время прокуратуру нельзя отнести ни к одной ветви государ- ственной власти: ни к законодательной (представительной), ни к исполни- тельной (президентской), ни к судебной власти.

Основное назначение прокуратуры заключается в том, что она уста- навливает и принимает меры к устранению любых нарушений законов, от какой бы власти, должностных лиц этой власти они ни исходили. “При этом прокуратура способствует взаимодействию властей, их согласованному функционированию как единой государственной власти, заинтересованной в соблюдении законов в государстве. Эти свойства, как представляется, позволяют отнести прокуратуру к системе “сдержек и противовесов”.1

Специфика прокуратуры, по обоснованному, на наш взгляд, мнению В.Б. Ястребова, заключается в том, что “прокуратура является единственным государственным органом, для которого надзор за исполнением законов со-ставляет смысл, сущность и основу деятельности”.

Исходя из места прокуратуры в системе органов государственной власти, небезынтересно предложение Ю.К.Якимовича о том, что “назначаться Генеральный прокурор должен парламентом по представлению Президента, согласованному с высшими судебными органами России. Таков же должен быть и порядок смещения Генерального прокурора со своего поста”.3

Вместе с тем нельзя согласиться с позицией ряда авторов, в том числе и Ю.К.Якимовичем, о возможности функционирования в федеративном государстве двух систем прокуратур: федеральной и субъектов федерации. “Федеральные прокуроры не должны иметь никакого отношения к надзору за соблюдением законов республиканских - для этого в самих республиках мо-

1 Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. - Москва-Кемерово, 1997. С. 18.

2 Ястребов В.Б. Надзор за исполнением законов как основная функция прокуратуры. // Проблемы совершенствования прокурорского надзора. -М. 1997. С. 15.

“л Якимович Ю.К. Избранные статьи. - Томск, 1997. С. 34.

156

гут быть образованы свои собственные, не подчиняющиеся федеральным прокурорам, прокуратуры”.1

Такие предложения подрывают оправдавший себя временем принцип единства и централизации в организации и деятельности прокуратуры (ст. 4 Закона РФ “О прокуратуре Российской Федерации”), противоречат положениям ст. 129 Конституции РФ.

Более того, критично воспринимается сегодня действующее положение ст. 13 Закона РФ “О прокуратуре Российской Федерации”, согласно которому прокуроры субъектов Российской Федерации назначаются на должность Генеральным прокурором РФ по согласованию с органами государст- венной власти субъектов Российской Федерации.

Вопрос о месте прокуратуры, ее организационном построении и дея- тельности является далеко не праздным для уголовного судопроизводства. Попытки ликвидировать надзорную функцию прокуратуры, превратить ее только в одну из сторон (сторону обвинения) в уголовном процессе, не соответствуют реальным потребностям сегодняшнего дня.

Заменить прокуратуру в уголовном судопроизводстве (введением ин- ститутов судебного контроля, парламентского уполномоченного по правам человека и др.) не может ни один государственный орган. Лишь прокуратура способна эффективно и профессионально обеспечить постоянное слежение за исполнением законов на всех стадиях уголовного процесса, что реально дает возможность достигать цели и задачи уголовного судопроизводства, своевременно и быстро выявлять, устранять и предупреждать как следственные, так и судебные ошибки.

Вот лишь некоторые показатели деятельности прокуратуры Российской Федерации по выявлению и устранению недостатков предварительного следствия.2

1 Якимович Ю.К. Избранные статьи. - Томск, 1997. С. 35.

2 Состояние законности в Российской Федерации (1996 - 1997 годы). Аналитический доклад. Москва, 1998.

157

В 1996 году выявлено и поставлено прокурорами на учет 47 842 пре- ступления, а в 1997 году - уже 50 477. В Красноярском крае и Республике Хакасия в 1996 году выявлено и поставлено на учет 1 329 преступлений, в 1997 году - 1 602 преступления.

Необходимо отметить, что органами внутренних дел не регистрируются те преступления, в которых отсутствуют прямые указания на лиц, их со- вершивших, или установление последних представляет немалую сложность.

Прокурорами освобождено из изоляторов временного содержания в связи с неподтверждением подозрения: в 1996 году - 6006 человек из 574 315 задержанных; в 1997 году - 5 525 человек из 536 027 задержанных. В Средне-Сибирском регионе эти показатели выглядят следующим образом: в 1996 году освобождено из ИВС 194 человека из 98 074 задержанных; в 1997 году -169 человек из 89 955 задержанных.

В ходе расследования уголовных дел прокурорами, а также судами ос- вобождены из-под стражи по различным основаниям: в 1996 году - 34 507 человек из 418 205 арестованных; в 1997 году уже 52 406 человек. В Средне-Сибирском регионе из-под стражи в 1996 году освобождено 305 человек из 96 769 арестованных; в 1997 году - 376 человек из 95 478 арестованных.

Конечно, не все случаи освобождения обвиняемых из-под стражи есть результат незаконного избрания самой меры пресечения. И все же значительный рост числа освобожденных из-под стражи на досудебных стадиях свидетельствует о неблагополучии с обеспечением процессуальных гарантий прав обвиняемого, диктует необходимость усиления ответственности следователей и прокуроров за законность и обоснованность избрания содержания под стражей по расследуемым делам.

В течение последних двух лет прокурорами России отменяется прак- тически каждое 5-6 постановление о прекращении уголовного дела, растет количество дел, возвращенных прокурорами, судами для производства дополнительного расследования, нарушаются сроки следствия по уголовным

158

делам и сроки содержания обвиняемых под стражей. Все это, наряду с воз- росшей принципиальностью и требовательностью органов прокурорского надзора и судебного контроля, свидетельствует также о снижении уровня профессионализма и процессуальной дисциплины следователей, значительных нагрузках на них.

В досудебных стадиях уголовного процесса, на основании полномочий, предоставленных прокурору ст.ст. 116, 211-217, 218-220 и иными стать- ями УПК РСФСР, ст. 29-31 Закона РФ “О прокуратуре Российской Федерации”, соответствующими статьями (ст.ст. 51, 17, 21 и др.) Закона РФ “О содержании под стражей подозреваемых обвиняемых в совершении преступления”, приказами Генерального прокурора Российской Федерации №31 от 18 июня 1997 года “Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием”, № 34 от 26 июня 1997 года “Об организации работы органов прокуратуры в борьбе с преступностью”, он использует следующие средства прокурорского надзора по выявлению, устранению и предупреждению следственных ошибок:

  1. Надзор за ходом расследования по поступающим от следователей копиям основных процессуальных документов, сосредотачивающихся в надзорном производстве прокурора (копии постановлений о возбуждении уголовного дела, принятии его к производству, соединении или выделении уголовных дел, о возбуждении ходатайств о продлении сроков следствия, содержания под стражей, об избрании меры пресечения, о привлечении в качестве обвиняемого, о приостановлении, прекращении уголовного дела, сообщения о задержании по подозрению в совершении преступления, о произведенном обыске, копии обвинительных заключений и др.).

Осуществляя надзор за расследованием по поступающим копиям ос- новных процессуальных документов, прокурор имеет возможность в первую очередь реагировать на допускаемые следователем нарушения конституционных прав и свобод личности, существенные
нарушения уголовно-

159

процессуального закона. В необходимых случаях прокурор истребует для проверки уголовные дела.

Необходимая информация с данных документов заносится в компьютер, и прокурор может организовать действенный контроль за сроками рас- следования, содержания под стражей, предъявления обвинения и др..

Материалы надзорного производства дают определенную информацию о ходе и результатах расследования дела, необходимую прежде всего проку- рору для ответов на поступающие запросы, жалобы, для поддержания государственного обвинения в суде, принесения кассационного или частного протестов и т.п.

  1. Санкционирование прокурором заключения под стражу подозре- ваемого, обвиняемого, залога в качестве меры пресечения, производства обыска, отстранения обвиняемого от должности.

Необходимо заметить, что санкционирование прокурором обыска в жи- лище, заключения под стражу подозреваемого, обвиняемого, продление сроков их содержания под стражей, сохранится до принятия нового УПК, так как, согласно Конституции РФ, для ограничения конституционных прав личности в уголовном судопроизводстве (в том числе для производства обыска и осмотра в жилище, ареста и др.) следователю необходимо будет получить судебное решение.

При даче санкции прокурор имеет возможность выслушать доклад сле- дователя о ходе расследования дела и необходимости проведения тех следственных и процессуальных действий, на которые испрашивается санкция прокурора. Прокурор, изучив материалы дела, может задать следователю вопросы, дать ему свои рекомендации, а при необходимости - и письменные указания по ходу расследования преступления.

При аресте несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого прокурор в обязательном порядке допрашивает его. Об обязательности допроса взрослого подозреваемого, обвиняемого в законе ничего не сказано.

160

По данным наших исследований, в 89% случаев прокуроры ограничи- ваются беседой с подозреваемым, обвиняемым в присутствии следователя, конвоиров. А в некоторых случаях, по признанию самих прокуроров, они дают санкцию на арест, даже не вызвав к себе на беседу подозреваемого, обвиняемого, то есть арестовывают заочно.

Для предупреждения следственных ошибок представляется целесооб- разным, чтобы до момента вступления в действие процедуры судебного ареста прокурор лично допрашивал всех подозреваемых, обвиняемых при даче санкции на арест.

Такой допрос полезно проводить прокурору наедине с подозреваемым, обвиняемым, так как основными вопросами должны стать следующие: при- знает или не признает допрашиваемый свою вину, если не признает или частично признает, то причины этого; имеются ли у допрашиваемого жалобы, претензии к следователю, работникам милиции; не применяются ли к нему незаконные методы ведения расследования; разъяснены ли ему его права; обеспечено ли ему право на защиту; имеются ли у него какие- либо просьбы, ходатайства, заявления.

Проведение такого допроса прокурором позволяет избежать следственных ошибок, является гарантией полного, всестороннего и объективного ис- следования обстоятельств дела, особенно, когда в ходе расследования дела или в судебном заседании обвиняемый (подсудимый) отказывается от своих первоначальных показаний, делает заявление о применении к нему со стороны следователя, работников милиции незаконных методов ведения расследования, заявляет, что ему не разъяснялись предусмотренные законом права подозреваемого, обвиняемого, не обеспечивалось право на защиту, что протоколы допросов сфальсифицированы или подписаны им без прочтения изложенного в них и т.д.

В свете реформирования уголовно-процессуального законодательства обсуждается ряд значимых для содержания прокурорского надзора вопросов:

161

  1. Санкционирование прокурором залога, отстранения обвиняемого от должности.

Радикально настроенные ученые-процессуалисты высказывают идею передачи суду контрольных полномочий по всем мерам процессуального принуждения (аресту, залогу, обыску, отстранению от должности и т.д.), с чем по причинам, которые излагаются нами при рассмотрении проблем судебного контроля, мы согласиться не можем.

Другая группа ученых и практиков (прежде всего из ведомств МВД, ФСБ, ФСНП) полагает, что санкционирование прокурором залога, отстранения обвиняемого от должности не вызывается какой-либо необходимостью и ограничивает процессуальную самостоятельность следователя.

С этой позицией мы также не можем согласиться, так как применение залога как меры пресечения, помимо всего прочего (после заключения под стражу - это вторая по строгости мера пресечения), ограничивает в опреде- ленной степени одно из значимых социально-экономических конституцион- ных прав личности - право частной собственности, предусмотренное ст.35 Конституции РФ. Кроме того, основания применения залога, его размер, вид, порядок внесения в настоящее время настолько несовершенны и неотработанны, что не позволяют его применять, минуя санкцию прокурора.

Аналогично и отстранение обвиняемого от должности. Ограничение одного из основных конституционных прав личности - права на свободный труд (ст.37 Конституции РФ), возможные неблагоприятные последствия для государства (прежде всего - материальные при реабилитации) в случае следственной ошибки в применении этой меры процессуального принуждения, диктуют необходимость санкционирования отстранения обвиняемого от должности прокурором.

  1. Статья 23 Конституции РФ, имеющая прямое действие, предписыва ет следователю допускать ограничения права на тайну переписки, телефон ных разговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений только на осно-

162

вании судебного решения. То есть сегодня при расследовании уголовных дел не прокурор должен санкционировать арест почтово-телеграфной кор- респонденции и ее выемку, а на это должно быть получено судебное реше- ние, чего, как мы уже излагали выше, при проведении своего исследования не встретили.

Статья 25 Конституции РФ допускает проникновение в жилище против воли проживающих в нем лиц, как с санкции прокурора, согласно действующего уголовно-процессуального закона, так и на основании судебного решения.

По результатам нашего исследования, в 100% случаев обыск в жилище проводится не на основании судебного решения. В 43% случаев обыск проводится вообще без санкции прокурора, и следователи объясняют эту ситуацию предусмотренными в ст. 168 УПК РСФСР “случаями, не терпящими отлагательства”. Прокуроры получают уведомления о проведенных без их санкции обысков, но никак не реагируют на это.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ по применению ст.ст. 23, 25 Конституции РФ лишь рекомендует судам принимать к своему рассмотре- нию ходатайства следователей, прокуроров, в которых они просят ограни- чить судебным решением права личности на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, неприкосновенность жилища.1

По результатам наших исследований, доказательства, полученные с от- ступлением от требований ст.ст. 23, 25 Конституции РФ, во всех случаях признавались судами допустимыми.

Разрешить существующие проблемы можно лишь при постоянном ори- ентировании Верховным Судом и Генеральной прокуратурой Российской Федерации деятельности правоохранительных органов в соответствии с Кон-

1 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 13 от 24 декабря 1993 г. “О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации” // Российская юстиция. - 1993. - № 3. - С. 55.

163

ституцией РФ, быстрейшем принятии нового УПК и задействовании в пол- ном объеме устанавливаемого им и Конституцией РФ института судебного контроля.

  1. Продление сроков расследования дела и содержания обвиняемых под стражей в качестве меры пресечения.

Напомним, что продление прокурором сроков содержания обвиняемых под стражей сохраняется как временный порядок до принятия нового УПК РФ. Но тем не менее, мы считаем важным остановиться на этом полномочии прокурора.

При поступлении от следователя постановлений с ходатайствами о продлении сроков расследования дела и содержания обвиняемых под стражей прокурор вновь имеет возможность изучить материалы дела, выслушать доклад следователя, задать ему вопросы, при необходимости дать свои рекомендации или письменные указания по ходу расследования дела, а при обнаружении волокиты в расследовании дела, грубых следственных ошибок -возбудить дисциплинарное производство в отношении недобросовестного следователя, изъять дело у него из производства и передать его для расследования другому следователю.

Подобного рода действия прокурора, не формально, а скрупулезно ра- зобравшегося с сутью ходатайства следователя о продлении сроков расследования дела, содержания обвиняемого под стражей, есть существенная гарантия предупреждения следственных ошибок.

Действующая практика продления прокурором сроков содержания об- виняемого под стражей не предусматривает ни беседы, ни, тем более, допроса обвиняемого прокурором при продлении таких сроков. По данным наших исследований, нет случаев, чтобы прокурор при продлении сроков содержания обвиняемого под стражей делал это очно, а не заочно, т.е. беседовал бы с обвиняемым или допрашивал его.

164

Во избежание нарушений конституционных прав личности и иных следственных ошибок, полагали бы необходимым приказом Генерального прокурора РФ обязать надзирающих прокуроров в обязательном порядке при продлении сроков содержания под стражей допрашивать лично обвиняемых по вопросам признания вины, заявления ходатайств, о незаконных методах ведения следствия, обеспечении права на защиту и т.д.

Безусловно, подобная проблема исчезнет, когда будет принят новый УТЖ РФ, начнет в полном объеме действовать процедура судебного контроля за заключением под стражу и содержанием под стражей, которые станут возможными в отношении подозреваемых и обвиняемых лишь на основании судебного решения, вынесенного в судебном заседании.

  1. Вынесение прокурором постановления об отмене незаконных и необоснованных постановлений следователей.

На основании поступающих к прокурору жалоб на действия или без- действие следователя, по результатам проверки уголовных дел, поступивших к прокурору с итоговым решением, прокурор при обнаружении незаконно и необоснованно вынесенных постановлений следователей, отменяет их и принимает собственное решение о ходе дальнейшего расследования уголовного дела.

Следует признать правильной сложившуюся во многих регионах прак- тику, когда так называемые “отказные материалы”, т.е. материалы проверки, по которым компетентным должностным лицом вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, уголовные дела с постановлениями об их приостановлении, прекращении незамедлительно без какого-либо запроса прокурора направляются ему для проверки.

После прокурорской проверки такие материалы и дела с визой прокурора “согласен” вновь направляются соответствующим адресатам или проку- рор выносит постановление об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя, а может также предложить без вынесения поста-

165

новления устранить по проверенным материалам, делам отдельные недочеты. Все это способствует предупреждению следственных ошибок.

Следует заметить, что сторонники наделения прокурора лишь функцией надзора за следствием и дознанием, не допускающей осуществления им процессуального руководства расследованием, не приемлют данного полномочия прокурора. Кроме того, в наличии данного полномочия прокурора волевым порядком отменять своим постановлением постановления следователя, сторонники данной позиции видят ущемление процессуальной самостоятельности следователя.

Так, Ю.К.Якимович полагает, что “прокурор (поскольку сам он уже не сможет отменять постановление следователя) должен иметь право приносить в суд протест на всякое незаконное постановление следователя”.1

Мы, безусловно, не являемся сторонниками тех ученых-процессуалистов, которые пытаются разрушить годами сложившийся и эффективно действующий механизм прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, предусмотренный ст. ст. 28-31 Закона РФ “О прокуратуре Российской Федерации” и надежно защищающий конституционные права личности в уголовном судопроизводстве.

  1. Участие прокурора в расследовании уголовных дел.

Прокурор может по своей инициативе возбудить уголовное дело (или отказать в его возбуждении), прекратить либо приостановить производство по уголовным делам, провести лично расследование любого дела в полном объеме, вплоть до составления обвинительного заключения и направления дела в суд, принять личное участие в производстве любого следственного действия по делам, находящимся в производстве у следователя (или в качестве присутствующего лица при производстве данных действий, или в качестве активно участвующего в их проведении, или провести их лично от начала до

1 Якимович Ю.К. Избранные статьи. - Томск, 1997. С. 57.

166

окончания), дать отдельное поручение органу дознания о производстве ка- ких-либо следственных, процессуальных действий.

Как показало наше изучение практики, значительный эффект в иссле- довании обстоятельств по делу достигается в тех случаях, когда прокурор участвует в осмотре места происшествия по делам об особо тяжких, тяжких, неочевидных преступлениях, лично (и лучше - наедине) допрашивает подозреваемого, обвиняемого.

Допрос прокурором подозреваемого, обвиняемого, особенно не при- знающего свою вину, склонного к изменению своих показаний, вступающего в конфликт со следователем имеет особую эффективность. Ведь психологически такой подозреваемый (обвиняемый) в большой степени доверяет прокурору, так как прекрасно осознает наличие у него больших властных полномочий по осуществлению надзора за действиями и решениями следователей, работников милиции, понимает, что именно позиция прокурора в суде будет определяющей при назначении ему наказания.

Все это опять же способствует предупреждению следственных ошибок по уголовным делам.

Необходимо заметить, что сторонники точки зрения, предписывающей прокурору лишь функцию надзора за дознанием и предварительным следствием, а не осуществление им процессуального руководства, не допускают возможности не только личного проведения прокурором расследования дела в полном объеме, но и проведения им отдельных следственных действий.

Мы в очередной раз подчеркиваем, что не являемся сторонниками по- добной позиции, так как прокурору в уголовном процессе, регулирующем “наиболее острые общественные отношения, определяющие взаимоотношения личности и государства в репрессивной сфере”,1 должны быть отведены особые полномочия в осуществлении надлежащего надзора за предварительным следствием и дознанием. Однако, мы полагаем, что проведение проку-

1 Бойков А.Д. Третья власть в России. - М., 1997. С. 62-63.

167

рором расследования уголовного дела в полном объеме должно быть, действительно, исключительным случаем (вакансия или отсутствие следователя прокуратуры, невозможность по каким-либо причинам для следователя прокуратуры провести расследование дела, особая общественная значимость дела и т.п.), так как сосредоточение прокурора на ходе расследования конкретного дела, выполнение по нему отнимающей много времени текущей организационной и технической работы снижает качество и эффективность осуществления прокурорского надзора по другим уголовным делам. К тому же теоретическое предположение о том, что если прокурор, используя полномочия следователя, проводит в полном объеме расследование по уголовному делу, то прокурорский надзор за ним в этом случае осуществляет вышестоящий прокурор, не срабатывает на практике, так как никакого прокурорского надзора по такому делу нет: прокурор сам, а не вышестоящий, санкционирует необходимые следственные действия, сам соглашается с прекращением дела по нереабилитирующим основаниям, сам утверждает свое обвинительное заключение и направляет дело в суд и т.п.

Следует обратить внимание на требование, содержащееся в ст. 173 УПК, согласно которому при производстве выемки и обыска в помещениях дипломатических представительств обязательно присутствие прокурора, что является дополнительной гарантией предупреждения следственных ошибок в соблюдении международных стандартов в обеспечении дипломатического иммунитета.

  1. Истребование прокурором для проверки любых материалов, уго- ловных дел, находящихся в производстве следователей.

Подобного рода проверки прокурором уголовных дел и материалов служат действенным методом осуществления надзора за исполнением требований закона в ходе расследования дела, за установлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых, за повседневной работой следователей по расследуемым ими делам.

168

Такие проверки дел и материалов способствуют предупреждению след- ственных ошибок.

  1. Дача прокурором письменных указаний следователям по рассле дуемым ими уголовным делам.

Письменные указания - один из эффективных способов воздействия прокурора на активность следователей при расследовании ими уголовных дел.

Как опытный юрист, (а подчас - и опытный следователь), прокурор своими указаниями может заложить оптимальную программу раскрытия и расследования дела, сориентировать следователя на предупреждение следственных ошибок по делу и их устранение.

  1. Заслушивание прокурором докладов следователей по расследуе мым ими делам.

Такая форма оперативного контроля за ходом расследования дела сти- мулирует деятельность следователя, лица, производящего дознание, позволяет корректировать их действия, предупреждать следственные ошибки и, как правило, сочетается с изучением дела.

  1. Разрешение прокурором жалоб и заявлений участников процесса. Это один из эффективных способов выявления нарушений закона по

уголовным делам. Расследование уголовного дела, особенно если по нему не установлены лица, подлежащие привлечению в качестве обвиняемых, если совершенное преступление приобрело особый общественный резонанс, если следователи допускают волокиту, грубость, бюрократизм, личную заинтересованность, непрофессионализм, нередко сопровождается потоком жалоб и заявлений от подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, их родственников, защитников и представителей, от других участников процесса.

Вдумчивое, законное и справедливое разрешение прокурором таких жалоб и заявлений посредством проверки материалов уголовных дел, личных встреч с лицами, подавшими жалобу, заявление, другими методами надзор-

169

ной деятельности в конечном итоге позволяет вести расследование уголовного дела в строгом соответствии с требованиями закона, минуя следственные ошибки.

В последнее время нередки случаи, когда одним из крайних проявлений реакции на бездушное и формальное отношение следователей, работников милиции к жалобам и заявлениям участников процесса, особенно обви- няемых, содержащихся под стражей, становятся акты объявления этими участниками голодовок, попытки суицида и другие крайние меры.

Такие конфликтные ситуации не способствуют качественному рассле- дованию уголовных дел, повышают вероятность появления по делу значи- тельного количества следственных ошибок. Должная реакция прокурора на жалобы и заявления участников процесса снимает многие проблемные ситуации.

  1. Изъятие прокурором уголовного дела из производства одного следователя и передача его для расследования другому следователю.

Данное полномочие прокурора обеспечивает наиболее полное и объек- тивное расследование, так как нередки ситуации, когда прокурор обоснованно считает, что конкретное уголовное дело наиболее быстро и качественно будет расследовано более опытным и авторитетным следователем.

Прокурор принимает во внимание, что наиболее сложные, получившие общественный резонанс уголовные дела целесообразнее расследовать не следователю МВД, а следователю прокуратуры, имеющему право исключительной подследственности.

И делается это в целях устранения и предупреждения нарушений закона, обеспечения всесторонности, полноты, объективности расследования.

Это полномочие прокурора также подвергается определенной критике со стороны ученых и практических работников.

Одни полагают, что наделение прокурора правом изымать уголовные дела из производства следователей одного ведомства и передавать их в про-

170

изводство следователям другого ведомства, а тем более - из производства одного следователя в производство другому следователю, недопустимо, так как это подрывает процессуальную самостоятельность следователя, является вторжением прокурора в прерогативу ведомственного контроля, порождает необъективность, заинтересованность прокурора в расследовании дела.

Другие полагают, что допустимы изъятие и передача уголовного дела от следователей одного ведомства следователям другого ведомства, но по мотивированному постановлению прокурора и без определения конкретного следователя, которому поручается расследование данного дела, так как это -прерогатива начальника следственного отдела.

Мы поддерживаем последнюю позицию, хотя допускаем, что в условиях сегодняшней реальной действительности в исключительных случаях при явной заинтересованности, некомпетентности, недобросовестности началь- ника следственного отдела и в интересах раскрытия преступления, быстрого, полного, всестороннего и объективного его расследования, прокурор может своим мотивированным постановлением изъять дело от одного следователя и передать его для расследования другому конкретному следователю, минуя начальника следственного отдела.

  1. Возбуждение прокурором дисциплинарного производства в от- ношении следователей.

Крайней мерой прокурорского реагирования на нерадивость, непрофес- сионализм, халатность следователей является возбуждение прокурором в отношении них дисциплинарных производств, хотя закон РФ “О прокуратуре РФ” не предусматривает за прокурором подобного права.

Использование прокурором в необходимых случаях этого полномочия, неблагоприятные последствия для следователей (в служебном, материаль- ном, моральном плане) при наложении дисциплинарных наказаний, заставляют их вести расследование уголовных дел в соответствии с законом, избегая следственных ошибок.

171

  1. Надзор прокурора за условиями содержания лиц в изоляторах временного содержания (ИВС) и следственных изоляторах (СИЗО).

Регулярное проведение прокурором проверок ИВС, СИЗО дает ему возможность выслушивать и незамедлительно разрешать жалобы и заявления лиц, находящихся под следствием, как по условиям содержания, так и по ходу расследования их уголовных дел.

Генеральный прокурор РФ в п. 1.6 своего приказа № 31 от 18 июня 1997г. “Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием” требует от подчиненных ему прокуроров ежедневно проверять законность содержания подозреваемых, обвиняемых в ИВС и на гауптвахтах, практиковать проверки в нерабочее время.

Использование прокурором права бесед с подследственными наедине позволяет ему узнать, не применяются ли к обвиняемому незаконные методы ведения следствия, не возникло ли у него желание дать правдивые показания, имеются ли у него какие-либо ходатайства, жалобы, заявления по расследуемому делу и в отношении следователя.

  1. Дача прокурором согласия на прекращение уголовного дела следователем в тех случаях, когда это предусмотрено законом.

Прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям, направление дела в суд для применения к лицу, совершившему общественно-опасное деяние, принудительных мер медицинского характера, допускается лишь с согласия прокурора. Прежде чем согласиться с итоговым решением следователя, прокурор тщательно изучает материалы уголовного дела, чтобы выявить и устранить следственные ошибки.

Стремление к оптимизации уголовного судопроизводства придает этому надзорному действию прокурора особую значимость, так как принятие за- конного, обоснованного, справедливого и мотивированного итогового решения по делу замыкается на прокуроре.

172

При проверке наличия законных оснований к прекращению уголовного дела, прокурор должен убедиться в присутствии в материалах дела письменного согласия обвиняемого на его прекращение. Полезным было бы на ведомственном уровне обязать прокурора при даче согласия на прекращение дела лично провести беседу с обвиняемым, (с лицом, совершившем общественно-опасное деяние), чтобы убедиться в его согласии на прекращение дела, в знании им последствий такого прекращения, в первую очередь, о возможности предъявления к нему со стороны заинтересованных лиц иска в порядке гражданского судопроизводства.

Такая встреча, в конце концов, имела бы для обвиняемого профилакти- ческое значение, а для прокурора служила бы гарантией того, что какие- либо следственные ошибки по делу исключены.

  1. Возвращение прокурором уголовного дела для производства до- полнительного расследования.

Прокурор, изучая уголовное дело, поступившее к нему с итоговым ре- шением следователя (с обвинительным заключением, постановлением о прекращении уголовного дела по различным основаниям), и выявив следственные ошибки, имеет возможность возвратить уголовное дело для производства дополнительного расследования со своими указаниями по ходу доследования.

Нет сомнений, что возвращение уголовного дела прокурором на досле- дование - мощный фильтр предупреждения и устранения следственных ошибок на стадии предварительного расследования дела, гарантия направления в последующем (после производства дополнительного расследования) в суд уголовного дела, не содержащего следственных ошибок.

Актуальность возвращения на доследование уголовного дела именно прокурором и именно на стадии предварительного расследования в настоящее время вызывается и тем, что из сферы судебного разбирательства уго-

173

ловного дела институт возвращения судом (судьей) уголовного дела для производства дополнительного расследования вытесняется.

  1. Утверждение прокурором обвинительного заключения и на- правление уголовного дела в суд.

При поступлении от следователя расследованного уголовного дела ре- визионная деятельность прокурора по проверке его с целью выявления следственных ошибок приобретает особое значение. Ведь утверждая обвинительное заключение, прокурор берет на себя ответственность в том, что дело не содержит следственных ошибок и может быть рассмотрено судом (судьей) без каких-либо осложнений, без возвращения его судом (судьей) на доследование.

Выполняя надзорные полномочия, прокурор может вернуть дело органам предварительного следствия со своими письменными указаниями для производства дополнительного расследования, вынести постановление о прекращении уголовного дела в полном объеме или в части обвинения, может возвратить дело органу предварительного следствия со своими письменными указаниями для пересоставления обвинительного заключения, составленного ненадлежащим образом, или составить свое, новое обвинительное заключение, а ранее составленное следователем из дела изъять и возвратить ему с указанием обнаруженных неправильностей.

Представляется важным, чтобы прокурор, изучая дело и утверждая об- винительное заключение, получил положительный ответ на вопрос: «Имеется ли в деле совокупность разнообразных доказательств, позволяющих доказать виновность обвиняемого как не признающего свою вину, так и признающего, на случай, если в суде он изменит свои показания или откажется от них?»

В этой связи вполне оправдано было бы в законодательном или ведом- ственном порядке обязать прокуроров на заключительном этапе расследования дела по определенной категории дел (особо тяжкие и тяжкие преступления, в случае не признания обвиняемым своей вины, по делам, где обвиняе-

174

мый содержится под стражей) проводить наедине или с защитником допрос обвиняемого по результатам расследования дела, основным содержанием которого стало бы выяснение вопросов: считает ли обвиняемый свою вину доказанной, почему он не признает или признает частично себя виновным, не применялись ли к нему со стороны следователя, работников милиции незаконные методы ведения следствия, был ли у обвиняемого со следователем психологический контакт, разъяснялись ли обвиняемому его права, обеспечено ли ему было право на защиту, имеет ли он какие-либо просьбы, ходатайства и др..

Такой допрос обвиняемого прокурором, как и допрос обвиняемого при даче согласия на прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям, при избрании меры пресечения в виде содержания под стражей, ни в коей мере не умаляют авторитет следователя, не являются мелочной опекой, заформализованностью.

Если вести речь о действенном прокурорском надзоре за предваритель- ным расследованием уголовных дел, обеспечивающим выявление, устране- ние и предупреждение следственных ошибок, то такой надзор не может строиться лишь по документам и докладам следователя.

Живое общение с центральной фигурой уголовного процесса - обви- няемым подчас может оказаться наиболее эффективным в обеспечении це- лей и задач уголовного судопроизводства.

Невозможно обойти вниманием еще одно полномочие прокурора, пре- дусмотренное в ст.201 УПК РСФСР, согласно которому, прокурором утверждается постановление следователя об установлении обвиняемому и его защитнику определенного срока для ознакомления с материалами уголовного дела, когда они явно затягивают время, необходимое для такого ознакомления.

На практике и в юридической литературе звучат предложения об отмене такого полномочия прокурора, которое опять-таки якобы посягает на про-

175

цессуальную самостоятельность следователя. Однако, мы не может согла- ситься с подобным мнением, так как надлежащее выполнение требований ст.201 УПК РСФСР есть важный аспект реализации конституционного права обвиняемого на защиту, предусмотренного ст.48 Конституции РФ.

  1. Надзор прокурора за деятельностью начальника следственного отдела.

Осуществление ведомственного контроля начальником следственного отдела поднадзорно прокурору.

Во-первых, прокурору поднадзорна деятельность начальника следст- венного отдела как следователя при расследовании им конкретных уголовных дел.

Во-вторых, прокурор осуществляет надзор за исполнением начатьни-ком следственного отдела полномочий, предоставленных ему ст. 127-1 УПК РСФСР. При этом прокурор отменяет незаконные и необоснованные пись- менные указания начальника следственного отдела по уголовным делам, находящимся в производстве следователей, разрешает их жалобы и обращения по поводу действий начальника следственного отдела.

Осуществляя надзор, прокурор не оставляет без должного реагирования просчеты начальника следственного отдела в организации работы подчи- ненного ему следственного подразделения, которые приводят к волоките в расследовании дел, к нераскрытию преступлений, к ненадлежащему расследованию дел, направлению их на дополнительное расследование, принесению жалоб участниками процесса и т.п. При проведении исследования мы чаще всего встречали именно эти упущения со стороны начальника следственного отдела, а также упущения, связанные с несозданием или несвоевременным созданием следственно-оперативных групп для раскрытия и расследования неочевидных и сложных преступлений, с организацией ненадлежащего контроля за выполнением подчиненными ему следователями письменных указаний прокурора, определений суда при возвращении дел на допол-

176

нительное расследование, с несоблюдением сроков следствия и содержания обвиняемых под стражей по уголовным делам и т.п.

Самым распространенным способом процессуального реагирования прокурора на серьезные недостатки в деятельности начальника следственного отдела, как показали результаты нашего исследования, является представление в адрес вышестоящего руководителя данного начальника. В среднем ежегодно в Средне-Сибирском регионе в адрес начальников следственных подразделений органов внутренних дел субъектов Федерации вносится до 35 представлений на начальников следственных отделов органов внутренних дел городов и районов.

На значимость рассматриваемого полномочия прокурора в предупре- ждении следственных ошибок по уголовным делам не раз обращалось внимание в научно-методических изданиях ученых НИИ Генеральной прокуратуры РФ.1

В приказе № 31 от 18 июня 1997 года “Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием” Генеральный прокурор РФ требует от подчиненных ему прокуроров «средствами прокурорского надзора добиваться повышения ответственности руководителей следственных подразделений и органов дознания за надлежащую реализацию своих процессуальных полномочий по осуществлению контроля за законностью действий следователей и дознавателей, за качественным расследованием и раскрытием преступлений.»

  1. Осуществление прокурором координации деятельности по борьбе с преступностью органов внутренних дел, федеральной службы

1 См.: Деятельность областной прокуратуры по надзору за исполнением законов при осу- ществлении дознания и предварительного следствия в органах внутренних дел. Методи- ческое пособие. - М., 1995, С.91-99; Соловьев А.Б., Багаутдинов Ф.Н., Филиппов М.Н. Прокурорский надзор за всесторонностью, полнотой и объективностью расследования преступлений. Методическое пособие. - М., 1996, С.31-36; Организация и методика про- курорского надзора за законностью расследования преступлений органами дознания и следователями МВД. Методическое пособие. - М., 1997, С. 12-18.

177

безопасности, налоговой полиции, таможенной службы и других правоох- ранительных органов.

Успешное взаимодействие правоохранительных органов в проведении мероприятий по борьбе с преступностью способствует ее снижению в стране и, соответственно, снижению количества уголовных дел и следственных ошибок по ним.

Данная функция прокуратуры предусмотрена ст.ст.1 и 8 Закона РФ “О прокуратуре Российской Федерации”, а порядок взаимодействия прокуратуры и других правоохранительных органов определен “Положением о коорди- нации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью”, утвержденным Указом Президента РФ от 18 апреля 1996 года № 567 }

В целях обеспечения координации деятельности правоохранительных органов прокурор созывает и проводит координационные совещания, истре бует статистическую и другую необходимую информацию из различных пра-
. воохранительных и иных государственных и негосударственных органов, J участвует в организации совместных следственных оперативных групп

(бригад) органов прокуратуры, внутренних дел, безопасности, налоговой по- ^ лиции по раскрытию и расследованию определенных преступлений.1 V

Конечной целью подобной деятельности прокурора является эффективное проведение мероприятий по борьбе с преступностью. Однако, успешно и планомерно осуществляемая координация деятельности правоохранительных органов сказывается на количестве и качестве следственных ошибок по конкретным уголовным делам, так как снижение уровня преступности, увеличение показателей раскрываемости преступлений, деловое и плодо- творное взаимодействие правоохранительных ведомств, следственных и опе-

” Положение о координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с пре- ступностью (утверждено Указом Президента Российской Федерации № 567 от 18 апреля 1996 г. // Российская газета. 1996, 5 мая.

1 Положение о совместных следственных оперативных группах (бригадах) органов про- куратуры, внутренних дел, безопасности и налоговой полиции для пресечения и рассле-

178

ративных подразделений определенным образом связаны с устранением и предупреждением следственных ошибок.

Практика свидетельствует, что координация усилий правоохранительных органов является важным организационным средством повышения эф- фективности борьбы с преступностью, с помощью которого успешно решаются непосредственные задачи. Вместе с тем, координационные совещания при Генеральном прокуроре (не говоря уже о региональном уровне) не обладают полномочиями и возможностями по определению политики государства и стратегии борьбы с преступностью, не определяют приоритетов в законотворческой деятельности, лишены возможности принятия комплекса мер экономического, социального, научно- технического, организационного и иного характера, призванным в масштабе страны обеспечить необходимые предпосылки для успешного функционирования системы правоохранительных органов и выполнения ими задач уголовного судопроизводства.

В настоящее время обеспечение правопорядка и законности стало при- оритетной задачей государственного уровня, от успешного решения которой во многом зависит стабильность в обществе и государстве. Она является важной составляющей обеспечения безопасности личности, общества и государства.

Ряд задач приоритетного характера по борьбе с преступностью возложен на Совет Безопасности Российской Федерации, возглавляемый Прези- дентом РФ. Совет Безопасности является конституционным органом, осуществляющим подготовку решений Президента РФ в области обеспечения безопасности. Среди рассматриваемых им вопросов - обеспечение стабильности и правопорядка, а среди задач Совета Безопасности - разработка стратегии обеспечения безопасности и организация подготовки федеральных программ. Создана межведомственная комиссия Совета безопасности по защите прав

дования деятельности организованных преступных групп” - совместный Приказ руко- водителей правоохранительных органов от 22 мая 1995 года № 32/119, № 73/278

179

граждан и общественной безопасности, борьбе с преступностью и коррупцией.

Как отмечается в Законе РФ “О безопасности”1, безопасность достигается проведением единой государственной политики, системой мер экономи- ческого, политического, организационного и иного характера, адекватным угрозе жизненно важным интересам личности, общества и государства. Предоставленные Совету Безопасности полномочия уже сейчас позволяют возложить на указанную межведомственную комиссию подготовку и обсуждение вопросов, относящихся к определению стратегии борьбы с преступностью и разработке наиболее важных мер по совершенствованию условий функционирования правоохранительной системы.

  1. Надзор прокурора за исполнением законов органами, осущест- вляющими оперативно-розыскную деятельность.

Нами уже освещены положения, которые показывают, что оперативное обеспечение процесса раскрытия и последующего расследования преступления способствует быстрому и эффективному достижению целей и задач уголовного судопроизводства, позволяет избежать значительного количества следственных ошибок по делу.

Согласно ст.21 Закона РФ “Об оперативно-розыскной деятельности”,2 Генеральный прокурор РФ и уполномоченные им прокуроры осуществляют надзор за исполнением законов Российской Федерации органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

В ст. 8 данного закона предусмотрено, что проведение оперативно- розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных разговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи,

1 Федеральный Закон РФ «О безопасности». // Российская газета. - № 103, 6 мая 1992 г.

2 Федеральный закон РФ “Об оперативно-розыскной деятельности (в ред. Федеральных законов от 18.07.97 N 101-ФЗ, от 21.07.98 N 117-ФЗ, от 05.01.99 N 6-ФЗ).

180

а также право на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения.

Последующий надзор за законным и обоснованным проведением пре- дусмотренных судебным решением действий органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, возлагается не на суд, а на прокурора, причем не всегда на того, кто осуществляет повседневный надзор за расследованием уголовных дел.

Данным законом прокурору предоставлено право рассматривать жалобы граждан по поводу законности и обоснованности проведения в отношении них оперативно-розыскных мероприятий (ст.5 Закона и другие статьи).

Следует отметить, что лишь в связи с изменением в 1999 году редакции ст. 21 закона РФ “Об оперативно-розыскной деятельности” прокуроры получили необходимые полномочия в осуществлении надлежащего надзора за оперативно-розыскной деятельностью.

Так, по требованию соответствующих прокуроров руководители органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, представляют им оперативно-служебные документы, включающие в себя дела оперативного учета, материалы о проведении оперативно-розыскных мероприятий с ис- пользованием оперативно-технических средств, а также учетно- регистрационную документацию и ведомственные нормативные правовые акты, регламентирующие порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Сведения о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных, негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность, а также о лицах, оказывающих содействие этим органам на конфиденциальной основе, представляются соответствующим прокурорам только с письменного согласия перечисленных лиц, за исключением случаев, требующих их привлечения к уголовной ответственности.

181

Прокуроры обеспечивают защиту сведений, содержащихся в представ- ленных документах и материалах. Неисполнение законных требований прокурором, вытекающих из его полномочий по надзору за оперативно- розыскной деятельностью, влечет за собой установленную законом ответственность.

*

  • #

В юридической литературе достаточно широко рассматриваются вопросы прокурорского надзора на различных этапах досудебных стадий про- изводства по уголовному делу.

В соответствии с предоставленными ст. 116 УПК РСФСР полномочиями прокурор осуществляет надзор за законностью возбуждения и отказов в возбуждении уголовных дел, а на основании ст. 211 УПК РСФСР он не реже одного раза в месяц проверяет исполнение требований закона о приеме, регистрации и разрешении заявлений о совершенных или готовящихся преступлениях.

Значительное количество следственных ошибок вскрывается и устраняется прокурором на данной стадии уголовного процесса.

Разработаны и успешно применяются различные методики выявления скрытых от учета и регистрации преступлений: изучение жалоб, заявлений и сообщений о преступлениях, материалов проверок по ним, учетной документации правоохранительных органов и сопоставление содержащейся в ней информации с информацией иных ведомств (прежде всего - медучреждений) и др. В частности, прокурор обязан проверить:

  • “уведомлен ли заявитель о принятом решении и порядке его обжало- вания;
  • приняты ли профилактические меры, если в этом есть необходимость;
  • 182

  • направлены ли соответствующие документы для привлечения лица к административной ответственности в случае отсутствия состава преступле- ния, но при наличии административного правонарушения;
  • направлены ли при наличии оснований необходимые документы для привлечения виновного к материальной, дисциплинарной ответственности;
  • направлены ли копии постановлений и других необходимых документов в случае отказа в возбуждении уголовного дела в отношении несовер- шеннолетних по п. 5 ст. 5 УПК РСФСР за недостижением возраста для по- становки на учет в комиссию по делам несовершеннолетних при главе администрации”, и др.1
  • Во избежание следственных ошибок прокурор осуществляет повседневный контроль за сроками возбуждения уголовного дела или отказе в таком возбуждении (ст. 109 УПК РСФСР).

Ст. 178 УПК РСФСР, как известно, допускает в случаях, не терпящих отлагательства, проводить до возбуждения уголовного дела единственное следственное действие - осмотр места происшествия. По изученным нами делам такой осмотр был проведен в 62% случаев, что свидетельствует о значимости своевременного и качественного проведения осмотра места происшествия как для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, так и для последующего качественного его расследования.

В то же время как по визуально рассмотренным процессуальным доку- ментам, так и исходя из результатов проведенных опросов оперативных работников и следователей, последние практически по каждому четвертому делу допрашивали с “открытой датой” (то есть без проставления даты и времени допроса) свидетелей по делу до его возбуждения (когда не было уверенности будет возбуждено дело или нет, когда не было желания вызывать свидетелей впоследствии повторно на допрос в случае, если первоначально от них

1 Организация и методика прокурорского надзора за законностью расследования преступлений органами дознания и следователями МВД по делам, завершившимся обвинительным заключением. (Методическое пособие для горрайпрокуроров), Гродно, 1991. С. 46.

183

отбиралось объяснение, когда не было уверенности явится ли свидетель повторно на допрос, не изменит ли он в последующем свои показания и т.п.). Соответственно, нами встречено значительное количество “отказных материалов”, где бланки протоколов допроса свидетелей путем зачеркивания заголовка, подписей об отобрании подписки об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний, разъяснении прав свидетеля зачеркивались (заклеивались, заштриховывались) и этот документ становился “объяснением”, а его содержание - не “показаниями”, а “пояснениями”. Нет необходимости аргументировать недопустимость, незаконность подобного рода упрощенчества.

Представляется важным рассмотреть актуальный вопрос о допустимости проведения некоторых следственных действий до возбуждения уголовного дела помимо осмотра места происшествия, тем более, что отмененный 14 июня 1997 года Указ Президента № 1226 от 14 июня 1994 года “О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности” породил за период его действия практику проведения экспертиз до возбуждения уголовного дела.1

Анализ изученной нами практики, исследования ученых-процессуалистов2 свидетельствуют о необходимости закрепить в новом УПК РФ возможность проведения до возбуждения уголовного дела экспертиз, которые при расследовании должны признаваться доказательствами. В первую очередь, во избежание следственных ошибок, необходимо проведение до возбуждения уголовного дела экспертиз: судебно- медицинских (и прежде всего - по трупам для полноты судебно- медицинского исследования и

1 Указ Президента Российской Федерации “О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности” от 14 июня 1994 г. № 1226. // СЗ РФ . - 1994. - № 8 . - Ст. 804.

2 Жук О.Д. Особенности возбуждения уголовных дел о преступлениях, совершенных ор ганизованными преступными формированиями. - Томск. Изд. Томского госуниверсите та. 1998. С. 17.

184

избежания в последующем эксгумации трупа), судебно- криминалистических по оружию, наркотическим веществам.

Для предупреждения следственных ошибок, особо тщательной проку- рорской проверке должны подвергаться материалы, по которым отказано в возбуждении уголовного дела с применением положения ч. 2 ст. 14 УК РФ, т.е. за малозначительностью деяния и именно конкретно установленного ли- ца, а не абстрактного, не установленного виновника.

Не желая возбуждать уголовные дела, работники милиции подчас ис- пользуют надуманные основания для отказа в возбуждении уголовных дел.

Например, при наличии информации о самых распространенных сегодня, но сложно раскрываемых, преступлениях - кражах личного имущества, при отказе в возбуждении уголовного дела могут использоваться следующие необоснованные основания:

  • потерпевший не принял должных мер к охране утраченного имущества;
  • утраченное имущество не представляло существенной ценности;
  • материальный ущерб для потерпевшего не является существенным;
  • факт наличия утраченного имущества не доказан потерпевшим;
  • событие кражи имущества не установлено;
  • потерпевший не желает расследования и просит прекратить уголовное дело.1
  • Следует заметить, что определенные возможности не возбуждать уго- ловные дела, предусмотренные главой 23 УК РФ “Преступления против ин- тересов службы в коммерческих и иных организациях”, предоставляет вве- денная в 1996 году ст. 27-1 УПК РСФСР. Этим неминуемо воспользовались практические работники органов дознания и следствия, не желая тратить усилия на раскрытие и расследование обозначенной категории уголовных

1 Соловьев А.Б., Багаутдинов Ф.Н., Филиппов М.Н. Прокурорский надзор за всесторон- ностью, полнотой и объективностью расследования преступлений. -М., 1996, С. 5-14.

185

дел, практически приравненных законодателем к рангу дел частного обвинения.

При поступлении информации о фактах хулиганства необоснованными основаниями отказа в возбуждении уголовного дела нередко являются:

непризнание места совершения противоправных действий “общественным”;

  • вывод о совершении противоправных действий на почве личных не- приязненных отношений;
  • отсутствие телесных повреждений у потерпевшего;
  • отказ потерпевшего от прохождения судебно-медицинской экспертизы, примирение его с виновным;
  • отрицательная характеристика потерпевшего;
  • оценка уголовно-наказуемого хулиганства, как мелкого (административно- наказуемого) хулиганства.

Значительному уменьшению количества следственных ошибок способ- ствует надлежащий прокурорский надзор за законностью, обоснованно- стью и оперативностью деятельности органа дознания и следователя при производстве неотложных следственных действий, предусмотренных ст. 119 УПК РСФСР.

Неотложные следственные действия выполняются на начальном этапе расследования, когда есть максимальные возможности выявить и закрепить доказательства, определяющие успех в раскрытии преступления и изобличении лица, его совершившего.

Изучение уголовных дел показало, что нередки случаи нарушения 10- дневного срока проведения органом дознания неотложных следственных действий, несмотря на очевидную их необходимость (особенно - обысков, освидетельствований, допросов свидетелей), поверхностного отношения к закреплению в протоколах следственных действий всех выявленных фактических данных о совершенном преступлении, запоздалого создания следствен-

186

но-оперативных групп, следственных бригад для раскрытия неочевидных преступлений, отсутствия отдельных поручений следователя органу дознания (или общие формулировки поставленных в них заданий), и согласованных планов следственно-оперативных мероприятий (или ненадлежащее их составление, особенно - в выдвижении и проверке версий по делу).

Изучение уголовных дел показало, что практически по каждому третьему делу не выполняется указание Генерального прокурора Российской Фе- дерации, содержащееся в п. 1.4 приказа № 31 от 18 июня 1997 года “Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием”, о необходимости личного выезда прокуроров или их заместителей либо других ответственных работников прокуратуры на место происшествия при получении сообщения об убийстве, террористическом акте, бандитизме, массовых беспорядках, о принятии прокурором мер к проведению качественного осмотра места происшествия, неотложных следственных и оперативно-розыскных действий, организационному обеспечению квалифицированного расследования и раскрытия преступления, к должному взаимодействию следователей и органов дознания. При необходимости прокурор должен определять подследственность уголовного дела, поручать расследование группе следователей.

Предупредить следственные ошибки призван надлежаще организованный прокурорский надзор за исполнением законов при задержании и обеспечении прав подозреваемого.

Учитывая широкую распространенность применения на досудебных стадиях задержания лиц в порядке ст. 122 УПК РСФСР, а, соответственно, и значительное количество допускаемых при этом органами дознания, следователями ошибок, связанных с нарушением конституционных прав личности, Генеральный Прокурор РФ в п.п. 1.5-1.8 своего приказа № 31 от 18 июня 1997 года “Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием” предписывает прокурорам своевременно проверять за-

187

конность задержания подозреваемых, предъявления обвинения и применения мер пресечения. При осуществлении прокурорского надзора за законностью задержаний и арестов граждан исходить из того, что эти действия, связанные с ограничением конституционного права на свободу и личную неприкосновенность, должны проводиться в точном соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства. Незамедлительно принимать меры по жалобам на незаконность задержания. При получении заявления задержанного о применении незаконных методов следствия незамедлительно проводить проверку всех доводов с принятием решения о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела. Пресекать задержание подозреваемых в совершении преступлений на основании протоколов об административных правонарушениях. Устанавливать фактическое время водворения граждан в ИВС по протоколам об административном задержании. В случае нарушений законности решать вопрос об ответственности виновных. Не допускать использования задержания и ареста как средства получения от подозреваемого или обвиняемого признания вины в совершении преступления.

При изучении практики прокурорского надзора нами не встречено ни одного случая, чтобы прокурору не направлялись письменные уведомления о произведенном задержании лица в порядке ст. 122 УПК РСФСР, однако, нередко такие уведомления приходят к прокурору по истечении 24 часов (особенно при задержаниях в выходные и праздничные дни).

По-прежнему распространена практика первоначального задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, в административном порядке (“до вытрезвления”), получения в таких случаях от судьи постановления о наказании административным арестом на срок до 15 суток и проведение в течение этого срока необходимых следственных и оперативно-розыскных действий. Подобную практику никак нельзя одобрять, хотя внешне все в таких случаях выглядит законным и убедительным.

188

Имеют место случаи, особенно в отдаленных, сельских районах, когда фактическое задержание лица по подозрению в совершении преступления (к примеру, помещение его в специальный отсек милицейского автомобиля) в протоколе задержания не указывается, а в графе “время фактического задержания” проставляется время и дата составления протокола, хотя разрыв подчас достигает суток.

Расширительно толкуют следователи и оперативные работники основания задержания, особенно ч.2 ст. 122 УТЖ РСФСР, где говорится об “иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления”.

Нами встречено немало случаев, когда в числе “иных данных” должно- стные лица указывали - “оперативная информация”, не расшифровывая ее содержания.

Возможность задержания лица без санкции прокурора, без судебного решения, объективная невозможность оперативного рассмотрения жалобы задержанного судьей используется, особенно оперативными работниками, для психического воздействия на лицо, от которого пытаются получить признательные показания.

Считаем недопустимым, чтобы протокол задержания лица в порядке ст. 122 УПК РСФСР оформляли оперативные работники уголовного розыска, участковые инспектора, оперативные дежурные и др. “по поручению следо- вателя”. Если дело принято к производству следователем, то именно он и должен с соблюдением всех процессуальных правил оформлять задержание лица в порядке ст. 122 УТЖ РСФСР.

Легковесно подходят следователи, оперативные работники к проведению личного обыска задержанного. В 100% случаев это делают сотрудники дежурной части или ИВС, привлекая в качестве понятых административно- задержанных или иных правонарушителей. Это подчас приводит к утрате важных доказательств по уголовному делу.

189

Полагаем, что личный обыск и освидетельствование задержанного должен также проводить следователь. К тому же освидетельствование задер- жанного в каждом случае позволит иметь необходимые аргументы в официально оформленных документах по поводу применения - неприменения к ним незаконных методов ведения расследования (медицинские работники есть в штате всех ИВС).

Значительное количество следственных ошибок касается сроков и порядка допроса подозреваемых: неразъяснение (неполное разъяснение) прав задержанного, положений ст. 51 Конституции РФ, сути подозрения, права на защиту.

Проблематичным выглядит ситуация, когда задержанный желает иметь (или в соответствии со ст.49 УПК РСФСР обязан иметь) защитника, а по различным причинам (выходные, праздничные дни, занятость адвокатов в других процессах и др.) адвокат в течение суток не может прибыть на допрос. Принимая компромиссное решение, следователь в этом случае по истечение суток с момента задержания без адвоката допрашивает задержанного, а затем передопрашивает его уже с участием адвоката.

Значительного количества следственных ошибок можно избежать при надлежаще организованном прокурорском надзоре за исполнением законов при привлечении к уголовной ответственности, аресте и обеспечении прав обвиняемых.

Полагаем важным в УПК закрепить положение о том, что при предъ- явлении обвинения следователь в обязательном порядке должен представить каждому обвиняемому после дачи им пояснений по существу предъявленного обвинения все без исключения доказательства, на основании которых и вынесено постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого. Последующий допрос обвиняемого в этом случае как раз и строился бы на выслушивании пояснений обвиняемого по существу предъявленных доказательств.

190

При таком подходе к предъявлению обвинения не нарушались бы никакие рекомендации следственной тактики и конституционное право обви- няемого на защиту. Допрос обвиняемого, построенный на предъявлении доказательств, допускал бы лишь законное и обоснованное предъявление лицу обвинения.

В проекте УПК РФ необходимо сделать особый акцент на обязательности следственной проверки всех доводов обвиняемого, высказываемых им на допросах и в своих ходатайствах.

Мы полагаем, что обвиняемому в порядке судебного контроля должно быть предоставлено право обжаловать постановление о привлечении в качестве обвиняемого в суд, о чем мы скажем дальше в своей работе.

Мы уже указывали на необходимость при санкционировании заключения под стражу лично прокурору (или по его поручению - заместителю, по- мощнику прокурора) допросить обвиняемого, а в случае подачи в суд обвиняемым жалобы в порядке ст.ст. 220-1 и 220-2 УПК РСФСР участие прокурора в судебном заседании, последующее опротестование судебного постановления в случае необходимости, приобретают особую важность.

Усилия прокурора должны быть направлены на предупреждение след- ственных ошибок при осуществлении надзора за исполнением законов о правах потерпевших, гражданских истцов.

В ст. 52 Конституции РФ особо говорится об охране законом прав по- терпевших. Надзирая за расследованием уголовного дела, прокурор должен своевременно реагировать на запоздалое появление в деле процессуальных фигур потерпевшего, гражданского истца, на ненадлежащее разъяснение их прав при расследовании дела, среди которых - использование помощи представителей-юристов, заявление иска о возмещении вреда, обеспечение следователем заявленного иска путем наложения ареста на имущество, вклады и т.п. обвиняемого, гражданского ответчика, принятие мер по защите потер-

191

певшего от какого-либо воздействия со стороны обвиняемого и его окружения.

Апогеем прокурорской деятельности на досудебных стадиях уголовного судопроизводства является осуществление им надзора за исполнением законов, регулирующих окончание расследования.

В ст.213 УПК РСФСР дан исчерпывающий перечень вопросов, подле- жащих разрешению по делу, поступившему с обвинительным заключением.

По сути дела - это первый “барьер”, позволяющий не пропустить в су- дебное разбирательство дело, содержащее следственные ошибки.

Максимальное использование на данном этапе расследования прокурором своих полномочий - возвращение дела на доследование, прекращение уголовного преследования в полном объеме или в части предъявленного обвинения, изменение меры пресечения, пересоставление обвинительного заключения и т.п. позволяет выявить и устранить имеющиеся в деле следственные ошибки и создать условия для надлежащего его рассмотрения в суде.

Разнообразная по представленным полномочиям деятельность прокурора в досудебных стадиях по предупреждению, выявлению и устранению нарушений предписаний ст.20 УПК о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств преступления направлена на достижение задач уголовного судопроизводства и на обеспечение прав и законных интересов обвиняемого и других участников уголовного процесса.

192

2.4. Судебный контроль - как средство выявления, устранения и предупреждения следственных ошибок.

В Постановлении Верховного Совета РСФСР “О концепции судебной реформы в РСФСР” поставлен вопрос о судебном контроле и судебном надзоре за законностью применения мер процессуального принуждения в ходе предварительного расследования уголовных дел, о перераспределении надзорных полномочий в пользу суда.1

Введение в уголовное судопроизводство института судебного контроля, вне всякого сомнения, способствует повышению качества проведения предварительного расследования уголовных дел, выявлению и своевременному устранению в ходе досудебного производства следственных ошибок. Ведь до начала 90-х годов лишь прокурор был практически единственным гарантом надлежащего исполнения законов органами дознания и следователями, активно вмешивающимся в расследование уголовных дел в целях предотвращения и устранения нарушений закона.

В процессе проведения правовой реформы при решении отдельных вопросов предварительного расследования, затрагивающих конституционные права и свободы человека и гражданина, стало требоваться решение суда. При этом сфера деятельности суда по контролю за законностью расследования постепенно расширяется путем передачи суду полномочий прокурора по окончательному решению вопросов о заключении под стражу и продлении сроков содержания под стражей, наложении ареста на корреспонденцию, прослушивание телефонных и иных переговоров, разрешение жалоб на действия органов дознания и следователей. В отличие от прежнего порядка теперь в суд могут быть обжалованы действия на предварительном следствии и самого прокурора (ст. 46 Конституции РФ).

1 Концепция судебной реформы в Российской Федерации (Сост. С.А. Пашин). - М., 1992. С. 91.

193

Чтобы показать механизм действия института судебного контроля по выявлению, устранению и предупреждению следственных ошибок, необхо- димо определиться с содержанием и соотношением понятий “судебный надзор”, “судебный контроль”, “судебная проверка”.

В ст. 24 УПК РСФСР идет речь о надзоре вышестоящих судов за судебной деятельностью нижестоящих судов. Данное правило закрепляет про- цедуры кассационного надзора и надзора за приговорами (определениями, постановлениями), вступившими в законную силу. Причем, указания как кассационной (ст. 352 УПК РСФСР), так, безусловно, и надзорной инстанции обязательны для нижестоящих судов.

Осуществляя судебный надзор, Верховный Суд Российской Федерации, согласно ст. 19 Закона РФ “О судебной системе РФ”, дает разъяснения по вопросам судебной практики, которые обязательны как для судов общей юрисдикции, так и для иных правоохранительных органов, вовлеченных в орбиту уголовного судопроизводства.

Таким образом, в понятие судебного надзора нами включается проверка вышестоящими судами судебных решений нижестоящих судов в касса- ционном, надзорном, а в перспективе и в апелляционном порядке, а также дача высшей судебной инстанцией руководящих разъяснений нижестоящим судам и иным правоприменителям по вопросам уголовного судопроизводства.

Далее необходимо заметить, что суд, отправляя правосудие, осуществляет судебную проверку уголовного дела в полном объеме при назначении судебного заседания, а также в ходе разбирательства дела по существу. Причем в ходе такой проверки (особенно в ходе судебного следствия) выявляются и устраняются следственные ошибки, а если суд направляет дело на дополнительное расследование, то его указания для органа дознания, следователя, прокурора об исследовании обстоятельств в ходе доследования являются обязательными (ст. 343 УПК РСФСР).

194

Понятие судебного контроля применимо лишь для проверочной дея- тельности суда на досудебных стадиях уголовного судопроизводства. Судебный контроль распространяется на сравнительно ограниченный круг следственных действий и сводится к досудебной проверке законности и обоснованности следственных действий, затрагивающих конституционные права граждан.

М.Е. Токарева и А.Г. Халиулин различие между судебным контролем и судебным надзором за действиями органов расследования, ограничиваю- щими права и свободы граждан, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства, видят в том, что, осуществляя судебный контроль, суд не санкционирует эти действия, а проверяет законность и обоснованность санкционированного прокурором постановления органа расследования о применении меры процессуального принуждения. Осуществляя судебный надзор, “суд несет ответственность за законность и обоснованность указанных действий, дозволяя органу расследования их производство путем дачи санкции”.*

Вне всякого сомнения, теоретический подход к характеристике различий между судебным контролем и судебным надзором на досудебных стадиях М.Е. Токаревой и А.Г. Халиулиным дан правильно. Однако, по сложив- шейся на практике традиции все действия суда по принятию решений на досудебных стадиях принято называть судебным контролем.

Большинство правоведов, в том числе А.Б. Соловьев, Н.А. Якубович, признают, что “сама по себе идея судебного контроля за соблюдением в этих случаях предписаний закона заслуживает поддержки, поскольку является дополнительной гарантией законности”.2

Говоря о соотношении прокурорского надзора и судебного контроля за предварительным расследованием уголовных дел, необходимо заметить,

1 Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. -Москва-Кемерово, 1997. С. 51.

2 Соловьев А.Б., Якубович Н.А. Предварительное расследование и прокурорский надзор в свете судебной реформы // Законность. - 1995. - № 8. С. 5.

195

что прокурор осуществляет повседневный и полный надзор за ходом следствия, начиная от возбуждения дела и до передачи его в суд. Судебный же контроль носит эпизодический характер, и необходимые случаи получения следственными органами судебного решения для проведения действий, ограничивающих права и свободы человека и гражданина, прямо указаны в Конституции РФ.

Однако, как мы полагаем, в УПК необходимо закрепить положение о том, что если в Конституции РФ прямо не сказано о получении следственными органами судебного решения для проведения действий, которые каким- либо образом все же вторгаются в орбиту конституционных прав и свобод личности и в определенной степени ограничивают их, то для их проведения необходима санкция прокурора (например, для применения залога, отстранения от должности, наложения ареста на имущество, принудительного освидетельствования, получения образцов для сравнительного исследования и т.п.).

Юридическим основанием для осуществления судами контрольной функции непосредственно в стадии предварительного расследования по уголовным делам служит Конституция РФ. Анализ ее содержания позволяет нам выделить три вида судебного контроля на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

Первый вид судебного контроля предусмотрен ст. 22 Конституции РФ, которая гласит, что арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускается только по судебному решению. Однако, на основании п. 6 раздела второго Конституции РФ до приведения уголовно- процессуального законодательства Российской Федерации в соответствие с положениями Конституции РФ сохраняется прежний порядок ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления.

Как компромиссный вариант между конституционными положениями о судебной процедуре заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу,

196

продления сроков содержания обвиняемого под стражей и ныне действую- щим порядком ареста, содержания под стражей и задержанием лиц, подозреваемых в совершении преступлений, ст.ст. 220-1 и 220-2 УПК РСФСР предусматривают возможность для подозреваемого, обвиняемого, их защитников, законных представителей обжаловать в суд задержание по подозрению в совершении преступления, арест или продление срока содержания под стражей. Действующая процедура судебной проверки задержания, ареста, продления срока содержания под стражей, когда в судебном заседании с участием подозреваемого, обвиняемого, их законных представителей, защитников, прокурора скрупулезно исследуются фактические и юридические обстоятельства, послужившие основаниями применения мер процессуального принуждения, позволяет своевременно выявить и устранить следственные ошибки, связанные с ограничением конституционного права человека и гражданина на свободу и личную неприкосновенность.

В свете действующей сегодня процедуры судебной проверки жалоб задержанных, арестованных и содержащихся под стражей возникает ряд теоретически и практически значимых проблем.

Во-первых, должен ли суд при проверке подобных жалоб исследовать фактические обстоятельства (доказательства), подтверждающие законность и обоснованность задержания, ареста, продления сроков содержания под стражей, или суду достаточно проверить лишь законность процессуального оформления данных мер принуждения?

Анализ статей 220-1, 220-2 УПК РСФСР позволяет сделать однозначный вывод, что в суд представляются все материалы, подтверждающие за- конность и обоснованность задержания, ареста, продления срока содержания под стражей, а при необходимости и объяснения лица, производящего расследование дела.

Таким образом, судебная проверка жачобы не сводится лишь к проверке процессуального оформления задержания, ареста, продления срока со-

197

держания под стражей. Практически с использованием элементов судебного следствия (вызов в суд заинтересованных лиц, их заслушивание, разрешение заявлений и ходатайств и т.п.) исследуются вопросы факта, послужившего основанием для применения и сохранения меры процессуального принуждения (то есть исследование определенной доказанности наличия преступного деяния и виновности в нем задержанного, арестованного, содержащегося под стражей). Именно исследование доказательств факта виновно-совершенного деяния, инкриминируемого задержанному, арестованному, содержащемуся под стражей, позволяет суду квалифицированно, своевременно выявлять и устранять следственные ошибки, связанные с нарушением конституционного права на свободу и неприкосновенность личности.

М.Е.Токарева, А.Г.Халиулин полагают, что “предпочтительнее была бы несколько иная процедура судебного контроля, предусматривающая про- верку судом законности и обоснованности действий органов расследования на основании документов, однако, с представлением судье права при необходимости вызывать для дачи объяснений подозреваемого (обвиняемого), его защитника и представителя, а также прокурора”.]

Мы считаем, что действующая процедура проверки жалоб подследст- венных в порядке ст.ст. 220-1, 220-2 УПК РСФСР наиболее приемлема, так как именно непосредственное в ходе судебного заседания исследование доказательств в части применения мер процессуального принуждения обеспечивает большую объективность, полноту, всесторонность, нежели проверка жалобы лишь по представленным материалам.

В последнее время сформировался и механизм исправления судебной ошибки при разрешении подобных жалоб. Заинтересованные лица имеют возможность обжаловать или опротестовать вынесенное судебное решение в вышестоящий суд.

! Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. -Москва-Кемерово, 1997. С. 52.

198

Во-вторых, ст.60 УПК РСФСР не позволяет судье, разрешившему жалобу в порядке, предусмотренном ст. 220-2 УПК РСФСР, рассматривать данное дело по первой, второй инстанции, а также в порядке надзора, так как у него уже сложилось по нему определенное внутреннее убеждение и могут появиться сомнения в его беспристрастности, то есть, личной, прямой или косвенной заинтересованности в исходе дела.

Более того, получила распространение точка зрения, сторонником которой является М.Е.Токарева, что в указанной выше ситуации целесообразно вести речь “не только о конкретном судье, а в целом о районном, городском суде, работники которого, будучи членами единого трудового коллектива, связаны определенными, и не только формальными, межличностными отно- шениями, несут в какой-то мере солидарную ответственность за общие ре- зультаты и не могут беспристрастно относиться к ошибкам коллег”.1

В юридической литературе, в частности Колоколовым Н.А.,2 высказывается иная точка зрения, согласно которой нет никаких оснований сомневаться в пристрастности судьи, разрешившего жалобу в порядке ст.220-2 УПК РСФСР, если он будет рассматривать в дальнейшем данное дело по су- ществу. Как аргумент приводится то обстоятельство, что судья как при на- значении уголовного дела к слушанию, так и при его разбирательстве по существу имеет возможность самостоятельно избрать в отношении подсудимого меру пресечения в виде заключения под стражу, однако, это не значит, что тем самым он при определении вида наказания однозначно назначит такому подсудимому лишение свободы.

Нам представляется, что обе точки зрения имеют свои сильные и слабые стороны. Было бы идеальным вариантом, если бы в судебной системе Российской Федерации имелся институт следственных судей как специализи-

1 Токарева М.Е. Современные проблемы законности и прокурорский надзор в досудебных стадиях уголовного процесса. Дисс….док. юрид. наук. -М., 1997, с.57.

2 Колоколов Н.А. Судебный контроль: некоторые проблемы истории и современности. - Курск, 1996, С. 77-78.

199

рованный федеральный суд, полностью отделенный от судов общей юрис- дикции.

В частности, И.Ф.Демидов выступает за “создание института специа- лизированных органов судебной власти - федеральных следственных судей, осуществляющих исключительно функцию судебного контроля и свободных от полномочий по отправлению правосудия не только по делу, по которому они принимали решение на этапе досудебного производства, но также по любому другому делу. Следственный судья не может входить в состав какого-либо суда, однако должен иметь свой офис с соответствующим вспомогательным персоналом”.]

Следует заметить, что в ст.26 Закона РФ “О судебной системе РФ” предусмотрена возможность учреждения специализированных федеральных судов, но лишь для рассмотрения гражданских и административных дел. Иные задачи и у мировых судей (ст. 28 указанного Закона).

Мы являемся сторонниками идеи возрождения института следственных судей, в связи с чем предлагаем ст.26 Закона РФ “О судебной системе РФ” сформулировать следующим образом:

“Ст. 26 Специализированные федеральные суды.

  1. Специализированные федеральные суды по рассмотрению гражданских и административных дел, а также для осуществления судебного кон- троля за ограничением конституционных прав и свобод личности при осуществлении дознания, предварительного следствия и оперативно- розыскной деятельности, учреждаются путем внесения изменений и дополнений в настоящий Федеральный Конституционный закон.

1 Демидов И.Ф. Судебная реформа и новые проблемы науки уголовного процесса // Вопросы укрепления законности в уголовном судопроизводстве в свете правовой реформы. Материалы конференции. Москва - Тюмень, 1995. С. 24 -25.

Идею возрождения института следственных судей поддерживает также М.Е, Токарева и А.Г. Халиулин. См.: Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. - Москва-Кемерово, 1997. С. 59.

200

  1. Полномочия, порядок образования и деятельности специализированных федеральных судов устанавливаются федеральным конституционным законом”.

Однако, пока института следственных судей нет, нам представляется оправданным имеющееся в ст. 60 УПК РСФСР ограничение, не допускающее повторного участия судьи в рассмотрении дела по существу, если им уже по данному делу разрешалась жалоба в порядке, предусмотренном ст. 220-2 УПК РСФСР, так как он при рассмотрении жалобы не должен ограничиваться проверкой отдельных процессуальных моментов, а, принимая решение, должен высказать свое мнение по фактической стороне деяния, что само по себе уже предполагает начало формирования внутреннего убеждения по существу дела и виновности подозреваемого, обвиняемого. С таким, даже пусть еще не полностью сформированным внутренним убеждением, судье нельзя в последующем разрешать дело по существу, так как он волей-неволей будет уже пристрастен.

Идея корпоративной пристрастности судей, приверженцем которой является М.Е. Токарева, небезосновательна, но в условиях сегодняшней реальной действительности вряд ли разрешима. Кроме того рассмотрение уголовного дела по существу иным судом, нежели тем, в котором была разрешена жалоба в порядке, предусмотренном ст. 220-2 УПК РСФСР, нарушило бы положение ст.47 Конституции РФ, где указано, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Мы полагаем, что в проекте УПК РФ должна быть сохранена процедура выдачи судебного решения на заключение под стражу, продление сроков содержания под стражей подозреваемого, обвиняемого именно в судебном заседании с участием всех заинтересованных лиц: подозреваемого, обви- няемого, их законных представителей, защитников, прокурора, при необходимости лица, производящего дознание, следователя, с исследованием за-

201

конности и обоснованности не только процессуальных аспектов применения мер принуждения, но и фактических обстоятельств, послуживших основанием для их избрания или продления для дальнейшего применения.

Только такая процедура позволит своевременно выявлять, устранять и предупреждать следственные ошибки, связанные с применением к подслед- ственным заключения под стражу как самой строгой меры пресечения и надлежаще охранять их конституционное право на свободу и неприкосновенность.

В юридической литературе, в частности И.Л.Петрухиным, высказана точка зрения, что нет необходимости перед обращением следственных органов в суд за выдачей судебного решения, получать сначала санкцию прокурора, хотя возможен вариант - “следственный орган перед обращением к судье ставит об этом в известность прокурора и при отсутствии возражения пе- редает материалы в суд, где сам обосновывает необходимость проведения следственного действия. Но если прокурор считает, что его участие в суде будет способствовать принятию законного и обоснованного решения, то он делает это”.1

Мы придерживаемся иной позиции, сторонниками которой являются также А.Б.Соловьев, М.Е.Токарева и другие ученые, что следователь не должен сам непосредственно обращаться в суд за получением судебного решения, ограничивающего конституционные права и свободы человека и граж- данина: он должен представить постановление с подобным ходатайством надзирающему прокурору и тот, санкционировав данное ходатайство, представляет все материалы в суд. Это не будет волокитой, посягательством на процессуальную самостоятельность следователя, так как там, где идет речь о существенных ограничениях конституционных прав и свобод личности, “юридический консилиум” нескольких юристов
(следователь, начальник

1 Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебный контроль за следствием // Российская юстиция, № 9, 1998. С. 12.

202

следственного отдела, прокурор, судья, адвокат) просто необходим как более надежная гарантия предупреждения ошибки.

Второй вид судебного контроля в досудебных стадиях уголовного судопроизводства предусмотрен статьями 23 и 25 Конституции РФ.

В силу ст.23 Конституции РФ ограничение права каждого на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сооб- щений допускается исключительно на основании судебного решения. В соответствие со ст. 2 5 Конституции РФ обеспечивается соблюдение права личности на неприкосновенность жилища.

Верховный Суд РФ в своем постановлении “О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции РФ” от 24 декабря 1993 года сориентировал суды на осуществление вышеперечисленных кон- трольных функций.1

Выдача судьями судебных решений, ограничивающих предусмотренные статьями 23 и 25 Конституции РФ права личности, проводится вне рамок судебного заседания, что представляется нам недопустимым, так как нивелируется граница между санкционированием этих действий прокурором и судом.

Рассмотрение ходатайств должностных лиц органов дознания, следствия, подразделений, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, об ограничении прав личности, предусмотренных ст.ст. 23 и 25 Конституции РФ, должно производиться судьей в закрытом судебном заседании с обязательным участием представителей этих органов и прокурора, с исследованием не только процессуальных аспектов испрашиваемых ограничений, но и фактических обстоятельств, подтверждающих их законность и обоснован-

1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 13 от 24 декабря 1993 г. “О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации” // Российская юстиция. - 1993. - № 3. - С. 55.

203

ность. Конфеденциальность такого заседания обеспечивалась бы официальным предупреждением секретаря судебного заседания об уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования, а в заседаниях по вопросам осуществления оперативно- розыскной деятельности должны принимать участие лишь те лица, которые имеют официальный допуск для работы со сведениями, составляющими государственную тайну.

До появления в уголовном судопроизводстве института следственных судей правила ст. 60 УПК РСФСР должны быть применимы и для судей, вынесших судебное решение, ограничивающее конституционные права и свободы личности, предусмотренные ст.ст. 23 и 25 Конституции РФ.

*

  • *

Третий вид судебного контроля в досудебных стадиях уголовного судопроизводства предусмотрен ст. 46 Конституции РФ, которая предписывает суду рассматривать жалобы на любые действия и решения органов государственной власти, нарушающие права и свободы граждан.

Вопрос о реализации этого конституционного положения в досудебных стадиях уголовного процесса в настоящее время в уголовно- процессуальном законодательстве не урегулирован и вызывает разное понимание у участников уголовного судопроизводства.

Вместе с тем, в соответствии со ст. 3 Закона РФ от 27 апреля 1993 года “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан”, суды рассматривают жалобы на любые действия и решения го- сударственных органов и должностных лиц за двумя исключениями: 1) проверка которых отнесена к исключительной компетенции Конституционного Суда РФ и 2) относительно которых предусмотрен иной порядок судебного обжалования.1

1 Закон Российской Федерации “Об обжаловании в суд действий и решений нарушающих права и свободы граждан” от 27 апреля 1993 г., С изменениями от 15 ноября 1995 г. /7 Вед. РФ. - 1993. - № 19. - Ст. 685; Российская газета. 1995, 26 декабря

204

Верховный Суд РФ разъяснил судам, что под иным порядком судебного обжалования действий и решений государственных органов и должно- стных лиц, нарушающих права и свободы граждан, следует понимать порядок, специально установленный законодательством. По этой причине не подлежат судебному рассмотрению в порядке, установленном Законом РФ от 27 апреля 1993 года, жалобы на незаконность действий суда, судьи, прокурора, следователя, дознавателя, в отношении которых уголовно- процессуальным законодательством установлен иной порядок судебного обжалования.1

Важная роль в обеспечении законности в ходе предварительного рас- следования принадлежит сегодня Конституционному Суду РФ. По запросам судов общей юрисдикции и жалобам граждан на нарушения конституционных прав и свобод граждан он проверяет конституционность отдельных норм уголовно-процессуального закона.

Так, к примеру, Конституционный Суд РФ признал не соответствующим Конституции положение ст. 220-1 УПК РСФСР, ограничивающее круг лиц, имеющих право на обжалование в суд постановления о заключении под стражу в качестве меры пресечения непосредственно лицами, содержащимися под стражей, а также положение ст. 220-2 УПК РСФСР о проверке законности и обоснованности применения этой меры пресечения только судом по месту содержания лица под стражей.2

В другом случае при проверке конституционности ч.5 ст. 209 УПК РСФСР Конституционный Суд РФ признал, что положение этой нормы об обжаловании прокурору постановления о прекращении уголовного дела не

1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 10 от 21 декабря 1993 г. “О рассмотре нии судами жалоб на неправильные действия, нарушающие права и свободы граждан” // БВС РФ. - 1994. - № 3. - С. 4.

2 Постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. “ По делу о проверке Кон ституционности статей 220-1 и 220-2 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Авитяна” // Вестник Конституционного Суда РФ. - 1995. -№ 2-3.

205

должно служить основанием для отказа в судебном обжаловании этого по- становления. 1

Возвращаясь к рассматриваемому виду судебного контроля, преду- смотренному ст. 46 Конституции РФ и осуществляемому судами общей юрисдикции, представляется необходимым привести небезинтересную точку зрения, высказанную Н.А.Колоколовым. “На основании анализа конституционного и уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации и других государств, результатов судебно- контрольной деятельности мы приходим к выводу, что судебный контроль в стадии предварительного расследования включает в себя: во-первых, статусный контроль, то есть рассмотрение материалов, когда в установленном законом порядке уполномоченными на то субъектами уголовного процесса, оперативно-розыскной деятельности ставится вопрос об ограничении конституционных прав граждан, если такое ограничение допустимо не иначе, как на основании судебного решения; во-вторых, рассмотрение жалоб всех заинтересованных участников уголовного судопроизводства, когда органами предварительного расследования, прокурором вынесено решение, препятствующее движению дела в суд (отказ в принятии заявления о совершенном преступлении, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, о приостановлении, прекращении уголовного дела); в-третьих, когда перечисленные в уголовно-процессуальном законе органы, осуществляющие ведомственный и прокурорский надзор, в установленном порядке не рассматривают жалобы на действия и решения дознавателя, органа дознания, следователя и нижестоящего прокурора в установленные законом сроки. Если в первом случае судебный контроль носит преимущественно превентивный характер, предупреждая возможность незаконного ограничения конституционных прав человека и гражданина, то во втором и треть-

1 Постановление Конституционного Суда РФ от 13 ноября 1995 г. “По делу о проверке конституционности части 5 статьи 209 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Р.Н. Самигуллиной и А.А. Ананасенко” // СЗ РФ. - 1995. - № 47.-Ст. 4551.

206

ем он является правовосстановительным, поскольку пресекает уже допущенные органами предварительного расследования нарушения.1

Позиция Н.А.Колоколова нам представляется правильной, так как он отвергает идею “беспробельности” судебного контроля в стадии предвари- тельного расследования, поскольку она неизбежно привела бы к недопустимому ограничению процессуальной самостоятельности следователя, прокурора, могла бы парализовать их работу, негативно сказаться на результатах этой работы, ибо объектом судебной проверки должны быть уже состоявшиеся итоговые решения, которые повлекли ограничение прав, свобод и интересов личности, а не отдельные процедурные моменты, предшествующие их принятию.

Важным в этой связи представляется предложение, высказанное А.Б.Соловьевым и Н.А. Якубович о том, что “права и обязанности суда по контролю за законностью предварительного следствия должны быть строго ограничены рамками, обусловленными положениями Конституции РФ и ратифицированными РФ международными правовыми актами. При этом целесообразно, чтобы механизм реализации в досудебных стадиях уголовного процесса ст.46 Конституции РФ об обжаловании в суд решений и действий органов государственной власти и должностных лиц предусматривал бы по общему правилу предварительное обращение с жалобой к прокурору. Это необходимо, чтобы оградить суд от непосильной для него по объему работы, которую в настоящее время с большим напряжением выполняет аппарат органов прокуратуры”.2

Своеобразный взгляд на предназначение судебного контроля, полностью разделяемый и нами, имеется у Ю.К.Якимовича.

1 Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования преступ лений: важная функция судебной власти. Автореферат дисс… канд. юрид. наук. - М., 1998. С.18-19.

2 Соловьев А.Б., Якубович Н.А. Предварительное расследование и прокурорский надзор в свете судебной реформы // Законность. - 1995. - № 8. С. 9.

207

Судебный контроль (не надзор, а контроль) нужен тем более сейчас, когда, к сожалению, прокуратура далеко не в достаточной степени осуществляет надзор за производством предварительного расследования. Судебный контроль должен выражаться в рассмотрении жалоб на определенные, указанные в Законе, действия органов предварительного расследования и прокуратуры и в праве суда выносить по этим жалобам судебные приказы.

В первую очередь, суду должно быть предоставлено право рассматривать жалобы на законность привлечения лица в качестве обвиняемого, ведь именно с актом привлечения в качестве обвиняемого связаны все негативные последствия для этого лица.

Поэтому, обвиняемого и его защитника следует наделить правом об- жаловать в суд законность и обоснованность привлечения в качества обви- няемого, а суд - правом отменять указанное постановление в случае необоснованного или незаконного привлечения в качестве обвиняемого.

И это самое главное. Все остальное, в том числе, и обжалование ареста, связано именно с рассмотренным выше правом. Иначе рассмотрение жа- лобы на арест превращается в пустую формальность: суд не входит в рас- смотрение вопроса о законности привлечения в качестве обвиняемого, а ст.96 УПК позволяет арестовать только на основании тяжести преступления любого обвиняемого”.1

Как видим, идея судебного контроля за предварительным расследованием, оперативно-розыскной деятельностью по-разному воспринимается в юридической науке.

Последовательным сторонником идеи судебного контроля за рассле- дованием является И.Л.Петрухин, полагающий: доводы о том, что данный институт заимствован из англо-американского процесса и связан с отступлением от российской традиции; что этим институтом вводится “состязательность” на предварительном следствии, но у нас этого не должно

1 Якимович Ю.К. Избранные статьи. - Томск, 1997. С. 56 - 57.

208

быть; что недопустимо выполнение надзорных функций сразу двумя органами - прокуратурой и судом; что суд не может обеспечить постоянный и оперативный характер надзора; что суды не готовы к этой работе и не справляются с ней; что судебный контроль нарушает тайну следствия; что недопустимо возлагать на суды принятие решений о прослушивании телефонных переговоров и наложения ареста на почтово- телеграфную корреспонденцию, (а поэтому следует приостановить действие ряда норм Конституции РФ и восстановить прокурорский порядок выдачи санкций) - все эти доводы являются несостоятельными.1

“Приверженцы старого предостерегают, что осуществление судом контроля в стадии предварительного расследования не только парализует следствие, воспрепятствует борьбе с преступностью, но и подорвет авторитет правосудия как самостоятельного вида государственной деятельности, поскольку суды будут связаны принятыми ими решениями в стадии предвари-тельного расследования”.

Тот же Ю.К.Якимович предостерегает, что “судебный контроль не должен превращаться в надзор, а суд подменять прокурора. Поэтому непро- думанны, либо скорее конъюнктурны положения Конституции, возлагающие на суд обязанность санкционировать аресты и даже обыски. Еще дальше идут авторы, подготовившие от имени Минюста проект УПК. По этому проекту суд по существу заменяет прокурора по осуществлению надзора за предварительным расследованием. Кроме ареста и обыска суд санкционирует применение в качестве меры пресечения залога, отстранение обвиняемого от должности и т.д. Практическая реализация этих положений приведет к тому, что

1 Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебный контроль за следствием // Российская юстиция, № 9, 1998. С. 12.

2 Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования преступ лений: важная функция судебной власти. Автореферат дисс… канд. юрид. наук. - М., 3998, С.12.

209

суд попадет в зависимость, станет заложником принятых им же ранее ре- шений. Одно дело рассматривать жалобы на арест, обыск и т.п., и другое дело санкционировать, разрешать производство этих действий. И дело не только в сужении прав и функционального назначения прокуратуры. В последнем случае, по существу, произойдет объединение следственной и судебной власти. Такой суд в еще большей степени утратит качество арбитра между сторонами обвинения и защиты, еще в большей степени превратится в следственный орган”.’

Не может быть воспринят и радикальный подход, принцип “беспробельности” контроля ни от кого и ни от чего независящим “арбитром”, “который только тем и занимается, что разрешает споры между сторонами обвинения и защиты. Согласиться с их мнением о сущности судебного контроля нельзя, поскольку деятельность суда в таких случаях сводится к разрешению административно-управленческих конфликтов между различными инстанциями, что функцией судебной власти не является”.2

На наш взгляд, подводя итоги изложенного выше, оптимальными видами судебного контроля на досудебных стадиях будут являться:

  1. Выдача судебных решений на заключение подозреваемых, обви- няемых под стражу, на продление сроков содержания обвиняемых под стражей (до приведения уголовно-процессуального законодательства в соответствие с положениями Конституции Российской Федерации в переходном периоде осуществляется судебный контроль в виде проверки судом жалоб заинтересованных лиц о законности и обоснованности задержания по подозрению в совершении преступления в порядке ст. 122 УПК РСФСР, заключе-

1 Якимович Ю.К. Избранные статьи. - Томск, 1997, С. 56.

2 Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования преступ лений: важная функция судебной власти. Автореферат дисс… канд. юрид. наук. - М„ 1998. С. 11.

210

ния подозреваемых, обвиняемых под стражу, продления сроков содержания обвиняемых под стражей).

  1. Выдача судебного решения на ограничение права на тайну пе- реписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, на неприкосновенность жилища.
  2. Рассмотрение жалоб участников уголовного судопроизводства:

? на решения органов расследования, прокурора, препятствующие движению дела в суд (на отказ в принятии заявления о совершенном преступлении; на постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, его приостановлении, прекращении), а также на постановление о привлечении в качестве обвиняемого. ? ? на иные действия и решения органов расследования, прокурора, если заинтересованные лица не удовлетворены ответами на их первоначальные жалобы надзирающего или вышестоящего прокурора, а также, если первоначальные жалобы оставлены прокурором без рассмотрения. ? Безусловно, представляется важным найти оптимальное соотношение между прокурорским надзором, ведомственным и судебным контролем, чтобы с одной стороны прокурорский надзор был сохранен в качестве основной функции специального органа прокуратуры, а с другой - появились дополнительные гарантии законности, предупреждения следственных ошибок в уголовном судопроизводстве.

Рассмотренные нами выше процедуры судебного контроля наглядно показывают, что он не заменяет и не дублирует прокурорского надзора, тем более ведомственного контроля, а наряду с ними обеспечивает соблюдение прав и законных интересов человека и гражданина, оказывает положительное влияние на эффективность расследования.

211

2.5. Деятельность защитника

по предупреждению, выявлению и принятию мер

к устранению следственных ошибок

Значимыми фигурами, деятельность которых способствует предупреж- дению и устранению следственных ошибок, являются защитники подозре- ваемого, обвиняемого, представители потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.1

Прежде чем вести речь о методах деятельности защитника по преду- преждению или устранению следственных ошибок, необходимо остановиться на проблемной ситуации, сложившейся в результате того, что действующее уголовно-процессуальное законодательство не признает за юристами не из традиционных коллегий адвокатов права на участие в защите подозреваемых, обвиняемых на предварительном расследовании уголовных дел.

Вступление в уголовный процесс таких юристов возможно по опреде- лению (постановлению) суда (судьи) лишь с момента судебного разбирательства уголовного дела, что явно непривлекательно ни для такого защитника, ни для подсудимого, так как многое в защите прав и законных интересов обвиняемого можно осуществить только при расследовании уголовного дела.

Монополия адвокатов из традиционных коллегий на участие в предва- рительном расследовании уголовных дел в качестве защитников подозреваемых, обвиняемых не способствует успешной реализации целей и задач уголовного судопроизводства, не обеспечивает обвиняемому права на защиту,

1 В своей работе для удобства изложения мы рассмотрим лишь деятельность защитника (адвоката) подозреваемого, обвиняемого, имея в виду, что представители потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, а в перспективе - и свидетеля, особенно если такие представители являются профессиональными юристами, также могут способ- ствовать, правда, односторонне - в пользу своего клиента, предупреждению, выявлению и принятию мер к устранению следственных ошибок.

212

так как в таких коллегиях адвокатов работают не всегда самые лучшие и опытные юристы, количество адвокатов в этих коллегиях невелико, а увеличение численности искусственно сдерживается самими коллегиями из меркантильных интересов, гонорары за защиту такими адвокатами испрашиваются подчас в астрономических для обвиняемого размерах.

Боязнь законодателя допустить со стадии предварительного расследования в качестве защитников подозреваемых, обвиняемых любых избранных ими лиц, объясняется неготовностью следственного аппарата всех ведомств вести профессиональное расследование уголовных дел в условиях реальной состязательности.

Отсутствие нового федерального Закона “Об адвокатуре в Российской Федерации” делает неопределенным статус лиц, оказывающих юридические услуги вне рамок традиционных коллегий адвокатов, а также не позволяет гарантировать добросовестное исполнение такими адвокатами своих профессиональных обязанностей и оказание ими квалифицированной помощи.

Полагаем, что в проекте Закона РФ “Об адвокатуре в Российской Фе- дерации” необходимо устранить монополию традиционных коллегий адвокатов на участие в уголовном судопроизводстве и предусмотреть единые требования ко всем кандидатам в адвокаты вне зависимости от организационных форм адвокатских формирований, единый статус всех адвокатов в уголовном процессе, единые меры ответственности ко всем им за недобросовестное выполнение профессионального долга.

Деятельность любых адвокатских формирований, регламентируемая федеральным Законом “Об адвокатуре в Российской Федерации”, есть государственная гарантия реализации конституционного права каждого лица на получение квалифицированной юридической помощи (чЛ ст.48 Конституции РФ). Вместе с тем в Конституции РФ не сказано, что такая помощь должна следовать только от профессиональных адвокатов. В ч.2 ст.48 Конституции РФ указано, что обвиняемый имеет право пользоваться помощью адвоката

213

(защитника). Такими защитниками признаются близкие родственники и за- конные представители обвиняемого, а также другие лица (ч.5 ст.47 УПК РСФСР). Они могут быть и не юристами.1

Выбор иного лица, а не адвоката, в качестве защитника со стороны об- виняемого может быть обоснован его большим доверием к такому лицу, уверенностью в том, что именно это лицо сумеет защитить его интересы и оказать ему необходимую помощь, доступностью для него такой помощи, исходя из материального положения и др.

Мы полагаем, что лишать обвиняемого права на выбор себе защитника - неконституционно, и другие лица (родственники, сослуживцы, иные юри- сты, специалисты и т.п.), об участии которых в качестве защитников в своих заявлениях ходатайствуют подозреваемый, обвиняемый, должны допускаться по постановлению следователя, прокурора.

Если же следователь, прокурор будут иметь веские аргументы о том, что подозреваемый, обвиняемый выбор себе защитника осуществил лишь с намерением чинить препятствия следствию, уничтожить с помощью такого защитника следы преступления, вещественные доказательства, спрятать ценности, полученные преступным путем, оказать воздействие на потерпевших, свидетелей с целью дачи ими ложных показаний и т.п., то своим мотивированным постановлением они могут не допустить такое лицо в качестве защитника подозреваемого, обвиняемого.

Следует заметить, что не всеми правоведами признается право на участие в предварительном расследовании широкого круга защитников. В част- ности, А.А.Леви ч.5 ст.47 УПК РСФСР трактует следующим образом:

1 К примеру, А.А.Ширванов полагает, что по ряду дел (автодорожные и др.) квалифици- рованную помощь обвиняемому при его защите лучше сможет оказать специалист в об- ласти науки и техники. См.: Ширванов А.А. Существенные нарушения уголовно- процессуального закона как основание возвращения дел для дополнительного расследо- вания. Дисс… канд. юрид. наук. - М., Академия управления МВД РФ, 1999, С. 139.

214

Что касается ч.5 ст.47 УПК РСФСР, гласящей, что “по определению суда или постановлению судьи в качестве защитников могут быть допущены близкие родственники и законные представители обвиняемого, а также другие лица”, то это относится к участию защитника в судебном заседании, когда суд, прежде чем допустить кого-либо из перечисленных лиц в качестве защитников, может проверить, в состоянии ли они ответственно и квалифицированно выполнять эти функции”.1

Мы не можем согласиться с позицией А.А.Леви, так как и следователь, и прокурор, прежде чем допустить кого-либо, кроме адвокатов, в качестве защитников, также могут проверить, в состоянии ли они ответственно и квалифицированно осуществлять защиту обвиняемого. И лишь после такой проверки, которая может заключаться в получении объяснений от обвиняемого (о мотивах выбора защитника) и от претендента на статус защитника (о его согласии, профессиональной подготовке), приобщении к делу необходимых документов (копия диплома об образовании лица, его характеристика и т.п.), следователь, прокурор выносят мотивированное постановление о допуске лица в качестве защитника по делу.

Мы полагаем, что ч.2 ст.44 проекта УПК РФ должна быть сформулиро- вана следующим образом:

“В качестве защитников допускаются адвокаты, а при наличии обоснованного ходатайства подозреваемого, обвиняемого могут быть допущены также их законные представители, родственники, представители общественных организаций, а также иные лица. Допуск всех лиц, кроме адвокатов, для участия в деле в качестве защитников производится на основании мотивированного постановления следователя, прокурора, судьи, определения суда”.

1 Леви А.А. Участие защитника на предварительном следствии. // Прокурорская и следст- венная практика. Москва, № 3, 1997. С. 127 - 128.

215

Конституционный Суд РФ, принимая постановление по делу о проверке конституционности части 4 статьи 47 УПК РСФСР, отметил, что она не противоречит Конституции РФ, т.е. согласно ч.4 ст.47 УПК РСФСР в качестве защитника допускается адвокат по предъявлению им ордера юридической консультации. “Иные условия, профессиональные критерии и организационно- правовые формы, обеспечивающие оказание квалифицированной юридической помощи в уголовном процессе, определяются законодателем”.1

Отсылка Конституционного Суда к законодателю в вопросе совершенствования форм оказания квалифицированной юридической помощи является подкреплением нашей позиции о расширении корпуса защитников, которые

могут участвовать в предварительном расследовании по уголовным делам.

*

Методы защиты интересов подозреваемого, обвиняемого разнообразны. Они достаточно подробно описаны в многочисленной юридической литературе, посвященной деятельности адвоката в уголовном процессе.2

Об использовании возможностей защитника в предупреждении, выявлении и устранении следственных ошибок вели речь в своих исследованиях Л.В.Батищева, Е.И.Конах, А.А.Леви, Н.А.Якубович, изучавшие особенности предварительного расследования преступлений, осуществляемого с участием защитника.3

1 Постановление Конституционного Суда РФ от 28 января 1997 года по делу о проверке конституционности ч. 4 статьи 47 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Анти- пова, Р.Л. Гитиса, СВ. Абрамова. //Российская газета. 18 февраля, 1997г.

2 Барщевский М. Ю. Организация и деятельность адвокатуры в России. Научно- практическое пособие. - М., Издательство “Юристь”, 1997; Бойков А.Д. Этика профес сиональной защиты по уголовным делам. Москва, “Юридическая литература”, 1971; Бойков АД. Адвокатура в России в условиях судебно-правовой реформы // Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. Сборник научных трудов. - М., 1997.

”” Особенности предварительного расследования преступлений, осуществляемого с участием защитника. Методическое пособие. - М, 1995.

216

Используя исследования ученых-процессуалистов, а также собственные исследования, рассмотрим некоторые методы деятельности защитника, эф- фективно влияющие на выявление, устранение и предупреждение следственных ошибок по уголовным делам.

  1. Заявление защитником различного рода ходатайств о допросе свидетелей, проведении очных ставок, экспертиз, о приобщении к делу доку ментов и т.п.

В свете проводимой в России реформы уголовно-процессуального за- конодательства совершенно обоснованно выдвигается ее авторами предло- жение об обязательном удовлетворении следователем ходатайств защитника, направленных на получение новых доказательств.

Чаще всего при расследовании уголовных дел защитник обвиняемого заявляет ходатайства о приобщении к делу документов, связанных с характеристикой личности обвиняемого, допросе свидетелей, проведении иных следственных действий, направленных на проверку доводов обвиняемого о его непричастности к совершению преступления, на подтверждение его алиби. Надлежащее разрешение подобного рода ходатайств защитника в немалой степени способствует предупреждению или устранению следственных ошибок.

Данные нашего исследования показывают, что по 37% уголовных дел защитники для обеспечения полноты, всесторонности и объективности рас- следования преступлений заявляли различного рода ходатайства. 81% заявленных ходатайств были следователем и прокурором удовлетворены. 13% неудовлетворенных на следствии ходатайств адвокаты повторно заявляли в суде, и 9% из них были судом удовлетворены. Приведенные цифры свидетельствуют о значимости объективного подхода следователя к ходатайствам, заявляемых защитником.

  1. Принесение защитником жалоб на действия (бездействия) следова теля.

217

Такие жалобы, как правило, подаются прокурору или в суд. В последнее время в суд от защитников обвиняемых приносится значительное количе- ство жалоб на применение заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно на продление срока содержания под стражей.

Данные проведенного нами исследования показывают, что защитники по 24% уголовных дел подавали жалобы начальникам следственных отделов, прокурорам всех рангов на незаконные действия, волокиту, необъективность со стороны следователей. Из числа поданных жалоб полностью или частично было удовлетворено 58% жалоб.

Результаты исследования по жалобам, направленным защитником в суд, приведены выше при рассмотрении вопросов судебного контроля на предварительном расследовании.

Следовательно, надлежащее разрешение прокурором, судьей и иными компетентными должностными лицами принесенных защитником жалоб способствует предупреждению, а также устранению следственных ошибок.

  1. Участие защитника в производстве следственных действий.

Активное участие защитника в следственных действиях положительно сказывается на предупреждении и устранении следственных ошибок, так как защитник имеет возможность задать свои вопросы допрашиваемым лицам и получить на них ответы, подлежащие занесению в протокол следственного действия, сформулировать свои вопросы при назначении экспертиз и т.п.

Наше исследование показало, что защитники, особенно если они вы- ступают “по назначению” в порядке ст.49 УПК РСФСР, неохотно участвуют в производстве следственных действий. Так, если при предъявлении обвинения в допросе обвиняемого защитник участвовал всегда (по крайней мере, его подпись имелась в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в протоколе допроса обвиняемого), то в последующих допросах обвиняемого - в $9% случаев, в очных ставках с участием обвиняемого - в 26% случаев, в проверке показаний на месте обвиняемого в 23% случаев, в следственном

218

эксперименте с участием обвиняемого - в 36% случаев. В 83% случаев за- щитник знакомился с постановлением о назначении экспертизы, при этом редакцию своих вопросов эксперту давал лишь в 8% случаев.

  1. Заявление защитником отводов лицам, ведущим процесс, иным участникам процесса.

Надлежащая реализация защитником предусмотренного законом права отвода участникам процесса способствует достижению целей и задач уголовного судопроизводства, прежде всего его объективного проведения без следственных ошибок.

  1. Представление защитником доказательств.

Доказательства по делу могут быть переданы защитнику защищаемым лицом и иными частными и юридическими лицами, обнаружены им непо- средственно при выезде на место происшествия, получены по запросу от предприятий, учреждений, организаций и т.п.

Представление защитником в порядке ст.70 УПК РСФСР следователю доказательств, безусловно, способствует предупреждению по расследуемому делу следственных ошибок.

  1. Официальный запрос защитника к соответствующим должностным лицам, в органы власти, на предприятия, в учреждения, организации с прось бой представить какие-либо справки, документы, материалы и т.п., касаю щиеся защищаемых лиц и существа расследуемого дела (личные запросы или от имени юридической консультации).

Полученные ответы, справки, документы и иные материалы защитник использует для осуществления защиты, заявляя ходатайства о приобщении их к делу в качестве доказательств. Подчас такие доказательства от защиты способствуют предупреждению следственных ошибок.

  1. Использование защитником помощи частно-детективных служб. Непроцессуальная информация позволяет оптимизировать процесс до казывания по уголовному делу. Однако, полномочия защитника по использо-

219

ванию в доказывании этой информации ограничены и недостаточно гарантированы. Результаты оперативно-розыскной деятельности не могут быть представлены защитником, так как оперативно-розыскные мероприятия по его прямой инициативе не проводятся.

Возможен лишь опосредованный путь - заявление ходатайства защитника следователю о даче им поручений органам дознания в порядке ст. 127 УПК РСФСР при наличии к тому достаточных оснований. Результат разрешения ходатайства всецело зависит от воли следователя, использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании зависит не от защитника, а от усмотрения должностных лиц, ведущих предварительное расследование и осуществляющих оперативно- розыскную деятельность.

Таким образом, основной путь использования непроцессуальной ин- формации в доказывании - это представление защитником справок, характеристик, иных документов, истребованных через юридическую консультацию и заявление ходатайств о приобщении их к материалам дела.

В то же время уже сегодня у защитника имеются возможности получать непроцессуальную информацию не только через юридическую консуль- тацию, но и через частные организации, созданные в соответствии с Законом РФ “О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации”.1

Ст. 3 данного Закона предусматривает перечень видов частной детек- тивной и охранной деятельности - всего 12 видов услуг. Среди них - сбор сведений по уголовным делам на договорной основе с участниками процесса.

В соответствии со ст. 5 указанного Закона, в ходе частной сыскной дея- тельности для сбора сведений по уголовному делу допускается устный опрос граждан и должностных лиц (с их согласия), наведение справок, изучение

1 Федеральный Закон РФ «О частной детективной и охранной деятельности. // Российская газета. - № 100, 30 апреля 1992 г.

220

предметов и документов (с письменного согласия их владельцев), внешний осмотр строений, помещений и других объектов, наблюдение.

Перечисленные мероприятия вправе проводить лишь частный детектив, для которого сыск является основным видом деятельности. Защитник, как, впрочем, и другие участники процесса, может заключить договор с частным детективом на оказание сыскных услуг. И это органически связано с его процессуальным положением, которое определяется наличием у него прав, интересов и осуществляемыми ими уголовно- процессуальными функциями в целях достижения конкретного процессуального результата.

В свете реформы уголовно-процессуального законодательства необходимо закрепить право защитника прибегать к услугам частных детективов или частных детективных предприятий для получения относящихся к делу сведений.

Защитнику следует иметь в виду, что при представлении следователю сведений, добытых частным детективом, содержащихся в материальных объектах (видеозапись, фотоснимки), встанет вопрос об обстоятельствах и условиях получения данных объектов, их источниках и исполнителях. Защитнику необходимо быть готовым к допросу частного детектива об обстоятельствах и условиях получения им представляемого объекта в реальной действительности. Ведь действующий УПК РСФСР и Закон РФ “О частной детективной и охранной деятельности” не предусматривают охраны профессиональной тайны частного детектива. Детектив не указан в перечне лиц, которые не могут допрашиваться в качестве свидетеля (то есть он не обладает свидетельским иммунитетом).

В течение суток с момента заключения контракта с клиентом на сбор сведений частный детектив обязан письменно уведомить об этом лицо, производящее дознание, следователя, прокурора или суд, в чьем производстве находится уголовное дело. В письменном уведомлении о заключении кон-

221

тракта детектив должен указать, с кем из участников процесса заключен контракт, на какой срок, что является предметом контракта.

Такое уведомление, как следует из смысла Закона РФ “О частной де- тективной и охранной деятельности”, необходимо для координации действий частного детектива и следователя и должно учитываться при организации планирования расследования по делу, а также при производстве следственных действий. Однако, в каком направлении должна проводиться данная координация, в законе не указывается. О факте заключения договора с частным детективом о проведении сыскных действий лицо, производящее расследование по делу, будет извещено в обязательном порядке. В п. 1 ст. 7 упомянутого Закона, сказано, что частному детективу запрещается скрывать от правоохранительных органов ставшие ему известными факты готовящихся или совершенных преступлений.

Таким образом, если следователь или прокурор обращаются к частному детективу за сведениями, добытыми им в ходе частного сыска, то детектив обязан дать объяснения об известных ему фактах готовящихся или совер- шенных преступлений. Информация, добытая частным детективом, может оказаться свидетельствующей как в пользу клиента, так и наоборот. При этом возникает коллизия между интересами клиента, который оплачивает услуги, и задачами, стоящими перед следователем (ст. 2, 20 УПК).

Законодатель, на наш взгляд, исходил из того, что в данном случае приоритет должен быть отдан интересам государственной правоохранительной деятельности, а не частной детективной. Поэтому необходимо, чтобы клиент о возможности подобной ситуации был заранее предупрежден еще при заключении с ним договора.

Кроме того, ранее частные детективы при недонесении о ставших им известных готовящихся или совершенных преступлениях могли нести уго- ловную ответственность в соответствии со ст. 190 УК РСФСР. С принятием нового УК РФ произошла декриминализация недонесения о преступлениях.

222

В настоящее время, в случае неисполнения обязанностей по информирова- нию правоохранительных органов, частный детектив может быть лишен права на продление лицензии, или вообще его лицензия может быть аннулирована.

В законе не определены последствия гражданско-правового характера для детектива как стороны договора. И это не гарантирует защитнику и его подзащитному того, что частный детектив, получив сведения, свидетельст- вующие не в пользу подзащитного, не сообщит их следователю. Данная проблема может разрешиться лишь при включении в закон нормы, предусматривающей охрану профессиональной тайны частного детектива, хотя бы в части предоставления ему права самому решать вопрос о том, какие сведения он может сообщить правоохранительным органам, а какие - нет.

Необходима в законе и норма о том, что частному детективу запрещается разглашать собранные им сведения или использовать их вопреки закон- ным интересам клиента.

Возможность получения защитником непроцессуальной информации не только через юридическую консультацию, но и с помощью частного де- тектива, означает не что иное, как определенное расширение состязательности в стадии предварительного расследования.

  • *

В ходе проведения судебно-правовой реформы затрагивается проблема предоставления адвокату права в условиях состязательности уголовного процесса и равноправия сторон обвинения и защиты проводить независимое от официального “параллельное” адвокатское расследование. Такое “параллельное” адвокатское расследование предусматривалось, в частности, в проекте УПК РФ, подготовленного в Главном Правовом Управлении Администрации Президента РФ.

223

Мы полагаем, что придание ‘параллельному адвокатскому расследованию официального статуса в УПК РФ дезорганизует уголовное судопроиз- водство, так как правосудие - это прерогатива только государства. И никого более.

А непроцессуальное, не нарушающее требований закона адвокатское расследование существует и существовало всегда. Оно предполагает актив- ную деятельность защитника в сборе информации и доказательств по уголовному делу посредством встреч и неофициальных бесед с людьми, неофициальных осмотров места происшествия, проведения определенных экспериментов, исследований, консультаций со специалистами и т.п.

Давно уже высказана точка зрения о предоставлении защитнику права в обоснование своих ходатайств о проведении определенных следственных действий, предоставлять фотоснимки и схемы места происшествия, осмот- ренные им самим или с участием приглашенных специалистов. “Никто не запрещает защитнику, не совершая никаких процессуальных действий, выяснять сведения, необходимые для осуществления защиты, получать предварительные консультации у специалистов… Перечисленные действия защитника никаким “параллельным расследованием” не являются и вполне отвечают принципу состязательности в уголовном процессе, лишь подчеркивая его демократические начала”.1

Полученные таким образом документы, материалы после удовлетворения заявленных защитником ходатайств приобретают в уголовном деле статус вещественных доказательств или документов.

Подобная активность защитника в определенной степени способствует предупреждению по расследуемому делу следственных ошибок.

1 Леви А. А. Участие защитника на предварительном следствии. // Прокурорская и следст- венная практика. Москва, № 3, 1997. С. 131.

224

ГЛАВА HI

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПОДГОТОВКИ

СЛЕДСТВЕННЫХ КАДРОВ И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ

УСЛОВИЙ ИХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ЗЛ. Взаимодействие юридических ВУЗов с органами,

осуществляющими предварительное следствие, в подготовке

и повышении профессионализма следственных кадров

Исследование, проведенное нами, а также результаты научных изысканий, проводимых известными учеными-юристами и практиками (в частности, учеными-процессуалистами НИИ Генеральной прокуратуры РФ), пока- зывают, что одними из наиболее значимых факторов, которые влияют на допущение следственных ошибок, являются недостатки в профессиональной подготовке следственных кадров.

Совершенствование подготовки следственных кадров продолжает ос- таваться актуальной проблемой. Ее успешное разрешение требует коренного улучшения работы по ряду взаимосвязанных направлений: от раннего профессионального отбора будущих следователей и подготовки их в юридических ВУЗах до совершенствования системы повышения квалификации следователей в процессе практической деятельности.

Ранний профессиональный отбор и подготовка будущих следователей для поступления в юридические ВУЗы.

В ходе проведенного нами в 1998 году интервьюирования 415 школьников г.Красноярска в возрасте от 14-17 лет 75 из них (т.е. 18%) хотели бы быть юристами и получить профессию следователя, прокурора. Среди побу- дительных мотивов в выборе данных профессий они называли общественную значимость фигур следователя, прокурора в борьбе с преступниками, высо-

225

кии авторитет и имидж следователя, прокурора, интересный характер их работы. Эти же школьники ответили, что основную информацию о работе следователя, прокурора они почерпнули из кинофильмов и художественной литературы.

Анализ профориентационной работы учреждений образований Крас- ноярского края показывает, что имеется значительное количество жизнеспособных форм эффективного сотрудничества педагогов и работников судеб-но-правоохранительных органов.

Практические работники, прежде всего системы МВД, прокуратуры, суда, участвуют в пропаганде права и профессии юриста, в освещении от- дельных тем на уроках “Основы государства и права”, в деятельности все- возможных “Школ права”, “Школ будущего юриста”, “Милицейских Академий” и т.п.

Красноярский Госуниверситет использует следующие формы довузовской подготовки будущих юристов:

  1. Очно-заочный факультет дополнительного образования: очный -для школьников 10-П классов г.Красноярска и его пригородов, заочный - для школьников других населенных пунктов Красноярского края. Работа данного факультета со слушателями организована таким образом, что кроме дополнительных знаний по истории Отечества, праву, русскому языку и литературе, они получают полезную информацию о профессии юриста, в том числе и от практических работников. Ежегодно 85-90% выпускников данного факультета становятся студентами-юристами госуниверситета.
  2. При Красноярском Государственном университете уже несколько лет как его структурное подразделение действует гуманитарно-правовой лицей.
  3. На протяжении двух лет обучения учащиеся 10-11 классов общеобра- зовательных школ г.Красноярска получают солидную подготовку по истории Отечества, русскому языку, основам государства и права, слушают лекции

226

ведущих преподавателей юридического факультета университета, пишут рефераты, участвуют в краевых предметных олимпиадах и конференциях школьников, знакомятся с профессией юриста, успешно сдают по окончанию лицея государственные экзамены и становятся студентами юридического факультета Красноярского госуниверситета.

  1. Преподаватели и студенты юридического факультета Красноярского государственного университета выступают в качестве организаторов, чле- нов жюри краевых научных олимпиад и конференций школьников по юриспруденции, летних интенсивных правовых школ, интенсивов по праву в течение учебного года.

Наше исследование показало, что наиболее подготовлены для поступления в юридические ВУЗы:

  • абитуриенты, прошедшие всевозможные формы довузовской подготовки, (в 1998 году 84% студентов первого курса юридического факультета Красноярского государственного университета набраны из числа таких абитуриентов);
  • абитуриенты, родители и родственники которых являются юристами, в том числе работниками суда, правоохранительных органов (у 38% студен- тов первого курса юридического факультета Красноярского государственного университета, поступивших в 1998 году родители, родственники - юристы).
  • Мы полагаем, что необходимо внести изменения и дополнения в дей- ствующие правила приема в высшие юридические заведения страны.

Юридические факультеты государственных университетов финансируются из федерального бюджета. Следовательно, выпускники этих юридических заведений, обученные за счет бюджета, должны, прежде всего следуя государственному заказу на подготовку кадров, идти работать в органы правосудия и правоохранительные органы государства, а не в частные коммерческие структуры или иные сферы.

227

Именно с таким условием приемные комиссии юридических факультетов могли бы вести конкурсный набор в бюджетные группы для обучения.

Для лиц, поступающих в такие группы, полезным было бы ввести профессионально-отборочное тестирование, предусматривающее оценку общей правовой эрудиции, нравственно-психологических качеств, подготовленности к будущей профессии через всевозможные формы довузовской подготовки и т.п. Для придания объективности профессиональному тестированию мы предлагаем создать авторитетную коллегию из числа опытных преподавателей юридического ВУЗа, практических работников судебно-правоохранительных органов, психологов. Коллективная оценка в подобного рода собеседовании во многом основывалась бы на жизненном и профессиональном опыте, интуиции членов коллегии, знании требований профессиональной пригодности к работе в сфере уголовного судопроизводства.

Все это позволило бы приемной комиссии юридических ВУЗов среди большого по количеству потока абитуриентов, многие из которых поступают на юридический факультет лишь из-за его престижности, из-за возможности после окончания заниматься высокооплачиваемой деятельностью, выявлять лиц, действительно склонных к следственной, прокурорской, судебной работе и желающих ею заниматься в качестве профессионалов своего дела, а не из иных соображений.

Учеными - юристами не раз высказывались предложения об установлении системы отбора абитуриентов юридических ВУЗов и подбора кадров правоохранительных органов на основе соответствия определенному перечню качеств и способностей специалиста конкретного профиля1, разработаны

1 Любавин А. А. О некоторых негативных факторах в подготовке следственных кадров и путях ее совершенствования. // Проблемы повышения уровня подготовки специалистов для работы в органах предварительного следствия. - Ленинград-Уфа, 1991. с. 30.

228

методики профессионально-психологического отбора абитуриентов, посту- пающих на юридические специальности.1

Ранний профессиональный отбор будущих следователей предполагает активное участие в этом кадровых служб судебных и правоохранительных органов.

У них имеется определенный опыт формирования резерва на выдвижение работников своих структур на руководящие, вышестоящие должности. По аналогии с этим необходимо формировать резерв из числа школьников, молодежи (особенно проходящей службу в армии, пришедшей из армии) для поступления на учебу в юридические ВУЗы и последующей работы в правоохранительных органах. Для проведения этой работы требуется умелое использование кадровыми службами научно разработанных программ и методик выявления лиц, желающих трудиться в правоохранительных органах и склонных по определенным критериям к подобного рода деятельности.

Как финал работы с выявленным контингентом для поступления в юридические ВУЗы, кадровые службы правоохранительных органов могли бы использовать следующие, уже сложившиеся в повседневной практике формы своих партнерских взаимосвязей с юридическими ВУЗами. К ним относятся:

  1. Контрактная подготовка.

Так, согласно ст. 40 Закона РФ “О прокуратуре РФ”, предусмотрена возможность контрактной подготовки юридическими ВУЗами кадров для органов прокуратуры. Согласно договору, выпускник ВУЗа, обучение которого оплачено Генеральной прокуратурой РФ, обязан отработать в органах прокуратуры не менее 5 лет (в противном случае при ряде предусмотренных зако-

1 Кроз М.В., Романов В.В. Методическое руководство по профессиональному психологическому отбору абитуриентов, поступающих на юридический факультет института. - М., 1996; Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М.: Издательство: “Юрид. лит.”, 1967.

229

ном условий возможно применение санкций гражданско-правового характера).

Аналогичную возможность договорной подготовки кадров необходимо предусмотреть и для иных правоохранительных органов, прежде всего системы МВД.

Ю.К.Якимович предлагает контрактную форму подготовки кадров юристов для государственных структур организовать следующим образом: за счет государства, т.е. на бюджетной основе, должны обучаться лишь те студенты, которые, как и в предыдущем случае, обязуются затем отработать в государственных структурах в течение определенного срока (5 лет). “По-прежнему абитуриенты будут зачисляться по итогам вступительных экзаменов. Но при этом, если зачисляемый абитуриент выбирает бесплатную форму обучения, с ним должен быть заключен трехсторонний контракт с взаимными правами и обязанностями. Сторонами этого контракта будут являться: юридический институт, абитуриент и та государственная структура, в которой по окончании института должен приступить к работе контрактник”.]

Контрактная система, по мнению Ю.К.Якимовича, позволит уком- плектовать правоохранительные органы квалифицированными кадрами, не разбазаривать государственные средства на подготовку специалистов для коммерческих структур, повысит активность и эффективность участия руководителей и кадровых подразделений правоохранительных органов в работе по подготовке кадров.

Мы полностью поддерживаем предложение Ю.К.Якимовича о восста- новлении планового начала в подготовке специалистов для правоохранительных органов, в том числе следователей.

  1. Целевая подготовка.

Практика приема на юридический факультет Красноярского государ- ственного университета выработала подобную форму подготовки специали-

1 Якимович Ю.К. Избранные статьи. - Томск, 1997. С.51 - 52..

230

У

стов для правоохранительных органов, которая схожа с контрактной подготовкой, но имеет свои особенности.

При целевой подготовке заключается трехсторонний договор между абитуриентом (и его родителями в случае несовершеннолетия), руково- дством правоохранительных структур краевого и городского уровня (как правило, это краевая, городская прокуратура, краевой суд, управление юстиции, горУВД, крайУВД и др.) и юридическим факультетом Красноярского государственного университета.

Данный договор, обычно не носит гражданско-правового характера, так как не связывает стороны материальными обязательствами (хотя по таким договорам могут в порядке спонсорской помощи передаваться юридическому факультету иными сторонами договора оргтехника, транспорт, мебель, литература и т.п.).

Основное содержание данного вида договора состоит в следующем:

  • правоохранительный орган, как сторона в договоре, представляет юридическому факультету КрасГУ кандидатуру абитуриента для внекон- курсного зачисления на очное или заочное отделения и обязуется оказывать факультету содействие в организации производственной практики студентов, в проведении некоторых лекций, семинаров, спецкурсов, в обеспечении факультета статистическими и иными данными, ведомственными учебно-методическими изданиями, имеющимися в данном правоохранительном органе, в предоставлении возможности изучать архивные уголовные и гражданские дела и т.п.;
  • абитуриент обязуется после окончания юридического ВУЗа поступить на службу, на работу в правоохранительный орган, направивший его це- левым порядком для обучения на юридический факультет Красноярского государственного университета.
  • *

231

Ориентир молодежи на осознанный выбор профессии следователя, работника милиции, прокурора, судьи и т.п. в значительной мере определяется имиджем профессий указанных лиц. А имидж этих профессий во многом задается их умелым, грамотным, положительным преподнесением аудитории через средства массовой информации, художественную литературу, кинематограф, видеофильмы.

Представляется актуальным, чтобы прежде всего из недр правоохра- нительных структур шла инициатива и поддержка в создании имиджа своих профессий, в том числе и посредством нечто схожего, что представляли в свое время телесериал “Следствие ведут знатоки”, фильмы “Петровка, 38”, “Огарева, 6”, литературные произведения “Сержант милиции”, “Я, следователь…” и т.п.

Совершенствование системы обучения будущих следователей в юридических ВУЗах.

Подготовку будущих юристов в России ведут государственные, ве- домственные и негосударственные средне-специальные и высшие учебные заведения.

Вне всякого сомнения, то, что наиболее предпочтительной с точки зрения качества подготовки специалистов-следователей выглядят среди всех этих учебных юридических заведений государственные (юридические фа- культеты, институты госуниверситетов) и ведомственные (прежде всего систем Генеральной прокуратуры РФ, МВД, ФСБ).

Однако, недостатки организации учебы в юридических ВУЗах очевидны, и в первую очередь - это оторванность обучения от практики.

Совершенствование учебного процесса по уголовно-правовой (следственно-криминалистической, судебно-прокурорской) специализации необходимо корректировать в следующих направлениях:

232

  1. Повышение профессионального мастерства профессорско- преподавательского состава за счет их интенсивной научно- исследовательской деятельности в различных формах: выборочных ежегод ных стажировках в качестве следователей, помощников прокуроров, проку роров-криминалистов, занятиях частной юридической практикой по защите и представительстве участников уголовного процесса в суде и др.;

  2. Корректировка учебных планов.

Необходимо увеличить количество часов занятий по уголовному праву, уголовному процессу, криминалистике, прокурорскому надзору, юриди- ческой психологии, спецкурсам и другим предметам уголовно-правового цикла за счет сокращения часов занятий по иным дисциплинам и в целом пересмотреть государственный общеобразовательный стандарт высшего профессионального образования по специальности «юриспруденция», утвержденного 22 октября 1996 г.

В организации занятий по уголовно-правовой специализации необходимо придерживаться практического аспекта, отдавая ему приоритет над тео- ретическим. С этой целью для проведения отдельных занятий, спецкурсов необходимо чаще привлекать опытных практических работников.

Все указанное выше, а также то, что следственно-криминалистические отделения юридических факультетов должны начинать со 2-3 курсов раннюю специализацию студентов, признается многими учеными и практиками.1

В Красноярском госуниверситете сделаны первые шаги по организации работы кафедры юридической практики. Кафедра юридической практики, созданная на базе юридического факультета, учреждений МВД, прокура- туры, суда, адвокатуры, объединяющая научных и практических работников,

1 Кравцев В.И. О повышении уровня профессионализма работников следственного аппарата. // Проблемы повышения уровня подготовки специалистов для работы в органах предварительного следствия. - Ленинград-Уфа, 1991; Любавин А.А. О некоторых негативных факторах в подготовке следственных кадров и путях ее совершенствования. // Проблемы повышения уровня подготовки специалистов для работы в органах предварительного следствия. - Ленинград-Уфа, 1991.

233

берет на себя организацию проведения спецкурсов со студентами, прохождение ими производственной практики.

Студенты, избравшие профессию следователя, уже со 2-3 курсов начинают работать общественными помощниками следователей, и эта деятельность засчитывается им в качестве производственной практики. В следственных подразделениях органов прокуратуры, МВД, ФСНП г.Красноярска организованы стажировочные площадки, где студенты 4 курса под руководством опытных следователей и прокурорских работников проходят по специальной программе,1 практику в качестве референтов следователей.

На протяжении ряда лет при Красноярском госуниверситете работает общественное объединение “Правозащитники”. Студенты под руководством преподавателей безвозмездно занимаются правозащитной деятельностью, осуществляя прием граждан, пострадавших от действий органов власти и управления (особенно местных администраций, милиции, прокуратуры, суда, органов безопасности и администраций пенитенциарных учреждений), кон- сультируя их, представляя их интересы в суде и иных государственных структурах, помогая оформлять им заявления, жалобы в соответствующие инстанции и т.п.2

  1. Укрепление материальной базы учебного процесса.

Необходимо, чтобы выпускник юридического ВУЗа мог профессионально работать на компьютере, умело владел навыками фотовидеосъемки,

1 Данная программа для студентов Красноярского госуниверситета разработана автором диссертации.

2 Автор диссертации в феврале 1999 года являлся участником российско-американского семинара “Клиническое юридическое образование”, проводимого Фондом Форда в г.Ставрополе. Такая форма обучения студентов предполагает создание на базе юридиче ского факультета юридической клиники, где студенты 3-4 курсов под руководством опытных преподавателей проходят специальные практические курсы и одновременно ве дут прием клиентов, консультируют их, представляют их интересы в суде и других орга нах, оказывают им иную юридическую помощь. Практика постоянной работы с “живым” клиентом в сочетании с интерактивными формами обучения и за рубежом, и уже в России показала свою эффективность. Подобная клиника создана и при Красноярском госуни верситете под руководством автора диссертации и его коллег.

234

криминалистической техникой, особенно помогающей в поиске, экспресс- анализе вещественных доказательств и следов преступления.

На юридическом факультете современного ВУЗа необходимы компь- ютерные аудитории и библиотеки, оборудованные криминалистические лаборатории (в том числе и передвижные), полигоны для осмотра места происшествия, проведения следственного эксперимента, обыска, проверки показаний на месте, оборудованный в соответствии с действующим законодательством и сложившимися традициями судопроизводства зал судебного заседания, архив из числа учебных уголовных дел.

Совершенствование системы повышения квалификации следователей в процессе практической деятельности

Окончательное формирование молодого специалиста происходит в процессе работы в правоохранительных органах. Погрузившись с первых же дней в значительный по объему труд, выпускник ВУЗа воспринимает прежде всего методы и стиль деятельности, сложившиеся в коллективе, перенимает опыт коллег по работе, особенно своего наставника, руководителя.

Этот процесс сложен, поскольку идет интенсивное накопление молодым специалистом практических навыков. Возникают и психологические трудности, связанные с вхождением в новую среду, с необходимостью принимать самостоятельные решения и нести за них персональную ответственность.

Положение осложняется в тех случаях, когда выпускник сталкивается на практике с явлениями, о которых при его обучении в ВУЗе ему не было известно, а в борьбе нового со старым, законного и незаконного, гуманного и антигуманного не каждый оказывается способным противостоять сложившимся стереотипам отношений, проявить принципиальность в отстаивании своей позиции, пойти на конфликт ради торжества законности и справедливости. Именно это приводит порой к тому, что молодой специалист воспри-

235

нимает не только положительную, но и отрицательную практику, становится продолжателем плохих традиций.

В то же время, некоторым молодым специалистам не хватает самокритичности в оценке своей работы, стремления разобраться в деле досконально, умения осознать и вовремя исправить свои ошибки, которые объективно не исключаются на первых порах работы. В этой связи институт стажировки молодых специалистов- следователей под руководством их опытных коллег приобретает особую значимость в повышении квалификации, (а точнее, достижении должной квалификации) следователей в процессе их практической деятельности.

“Представляется, что во всех ведомствах стажировка должна завершаться сдачей экзамена. Экзамену должна предшествовать проверка работы стажера авторитетной комиссией, состоящей из опытных практических и научных работников.

В порядке подготовки к экзамену стажер должен представить реферат, свидетельствующий об умении осмысливать им теоретически те или иные вопросы практики. Это служило бы стимулом к изучению литературы по специальности, изучению и обобщению практики.

Важно, чтобы экзамен принимался публично, в присутствии всех работников соответствующего учреждения, где проходил стажировку выпускник, чтобы все могли принять участие в обсуждении достоинств и недостатков молодого специалиста. Успешная сдача экзамена являлась бы формальным основанием для представления молодого специалиста к назначению на соответствующую должность”. *

1 Каз Ц.М. Профессиональная подготовка кадров - важный фактор обеспечения качества уголовного судопроизводства // Вопросы укрепления законности и устранения следственных ошибок в уголовном судопроизводстве. - Москва, 1988. С. 43. Автором диссертации во время стажировки в 1998 году в университете Пассау изучалась модель юридического образования, принятая в Германии. Там после четырех лет очного обучения (в ФРГ нет заочного юридического образования) студенты сдают первый государственный экзамен, успешное прохождение которого дает им право на занятие стажировочных должностей в государственных структурах или на работу в частных

236

Помимо стажировки молодых специалистов, широкого привлечения их к участию в расследовании уголовных дел в составе следственных групп и бригад вместе с опытными следователями-профессионалами, требуют дальнейшего совершенствования оправданные временем такие формы повышения квалификации, как самообразование, выполнение индивидуальных учебных заданий, проведение учебных семинаров, конференций по обмену опытом работы и др.

В статье 43-4 новой (1999 г.) редакции закона РФ “О прокуратуре РФ” особо подчеркнуто, что повышение квалификации является служебной обязанностью прокуроров и следователей. Отношение к работе и рост профессионализма учитываются при решении вопросов о соответствии прокурора или следователя занимаемой должности, его поощрении и продвижении по службе.

На наш взгляд, во всех следственных аппаратах на ведомственном или вневедомственном уровнях должен быть введен раз в неделю День служеб- ной подготовки следователей, начальников следственных отделов и прокуроров, на котором, на основании заключенных договоров о сотрудничестве, регулярно выступали бы ведущие профессора и доценты юридических высших учебных заведений. В выполнении поставленных в законе РФ “О прокуратуре РФ” целей обеспечения высокого уровня профессиональной подготовки работников без помощи ведомственной и вневедомственной науки не обойтись.

Источником получения регулярных знаний о новых законодательных актах и руководящих разъяснениях Пленумов Верховного Суда Российской Федерации, передовом опыте раскрытия и расследования преступлений,

фирмах. После двух лет практической работы студенты сдают второй государственный экзамен, после успешного прохождения которого они и получают диплом о высшем юридическом образовании. Полагаем, что германская модель высшего юридического образования в этой части была бы полезной и для России.

237

следственно-прокурорской и судебной практике являются периодическая и специальная печать, электронные системы и носители информации.

Из-за финансовых сложностей в последние годы работники судебно- правоохранительных органов практически перестали выписывать свои профессиональные газеты и журналы, что представляется явно негативным фактором, влияющим на качество их деятельности.

Аналогичная ситуация с личной подпиской сложилась и среди препо- давателей юридического факультета Красноярского госуниверситета. Руководством ВУЗа было принято решение оплачивать подписку преподавателей в установленных размерах.

Думается, что схожее решение об оплате практическим работникам подписки на юридическую периодику целесообразно принять и руководством судебно-правоохранительных органов.

А в самих судебно-правоохранительных учреждениях очень важно иметь надлежаще укомплектованные кодификационные кабинеты, библиотеки научной и специальной юридической литературы.

Важная роль в повышении квалификации следователей принадлежит ведомственным Институтам повышения квалификации.

В системе прокуратуры Российской Федерации первичным звеном по- вышения квалификации следователей являются региональные учебные цен- тры. Однако, следует заметить, что расширение сети ведомственных высших учебных заведений Генеральной прокуратуры РФ сделает излишней “в действующем виде сеть региональных учебных центров органов прокуратуры. В настоящее время они выполняют преимущественно задачи по минимальной адаптации молодых специалистов, окончивших общие юридические вузы (факультеты) широкого профиля, к условиям работы в органах прокурату-ры .

1 Рябцев В.П. Координация деятельности - залог успеха борьбы с преступностью // Рос- сийская юстиция. - 1996. - № 4. - С. 50.

238

В тоже время, как свидетельствуют результаты наших опросов следо- вателей и прокуроров, практические работники (100%) дают оценку “хорошо” и “отлично” процессу обучения в Институте повышения квалификации руководящих кадров Генеральной прокуратуры РФ (Москва), Институте повышения квалификации прокурорско-следственных работников Генеральной прокуратуры РФ (Санкт-Петербург), Институте повышения квалификации прокурорских работников Генеральной прокуратуры РФ (Иркутск).

Периодичность обучения, надлежащая техническая оснащенность Ин- ститутов, высокая результативность занятий, проводимых профессорско- преподавательским составом, видными учеными-юристами, авторитетными практиками и руководителями Генеральной прокуратуры РФ, возможность профессионально за месяцы обучения пообщаться со своими коллегами из других регионов, делают высокоэффективной подобную форму повышения своей квалификации прокурорско- следственным работникам в процессе их практической деятельности. Именно после обучения в этих Институтах у ряда слушателей-практиков появляется желание закончить аспирантуру, защищать кандидатскую диссертацию. Ученая степень кандидата юридических наук повышает профессиональный статус следователя, прокурора, руководителя правоохранительных структур.

239

3.2. Совершенствование организационной структуры следственных аппаратов и специализации следователей

Согласно ст. 125 УПК РСФСР, предварительное следствие по уголовным делам производится следователями прокуратуры, а также следователями органов внутренних дел, следователями органов федеральной службы безопасности и следователями федеральных органов налоговой полиции.

Ст. 126 УПК РСФСР устанавливает порядок определения подследст- венности уголовных дел между следственными аппаратами, закрепляя право исключительной подследственности за следователями прокуратуры, относя к подследственности следователей МВД самую значительную часть общеуголовных преступлений.

В уголовном процессе полномочия следователей всех существующих следственных аппаратов - следователей прокуратуры (в том числе и военных прокуратур), следователей МВД, следователей ФСБ, следователей ФСНП, едины (ст. 127 УПК РСФСР).

В условиях проведения судебно-правовой реформы и принятия нового уголовно-процессуального законодательства проблемы реформирования следственного аппарата в России становятся также актуальными и значительными.

Предложения о выделении следственного аппарата из прокуратуры, МВД, ФСБ, ФСНП обсуждаются с разной интенсивностью примерно в течение трех последних десятилетий. Одно время усиленно ставился вопрос о возложении производства предварительного следствия на Министерство юстиции. Затем стала разрабатываться проблема образования специального ведомства по вопросам предварительного следствия.

“В 1980-90 гг. в литературе, в основном, обсуждался вопрос о целесо- образности создания следственного комитета. При этом одни отстаивали идею полного сосредоточения предварительного следствия в рамках специ-

240

ального государственного органа. Другие считали возможным основной объем предварительного следствия возложить на следственный комитет, сохранив при этом небольшие следственные структуры в рамках прокуратуры, а осуществление предварительного следствия по делам о государственных преступлениях оставить за следователями органов безопасности”.1

Одновременно в юридических кругах шла дискуссия о подчиненности следственного комитета. Единый следственный аппарат рассматривается учеными и практиками как эффективное средство установления гарантий соблюдения процессуальной самостоятельности органа предварительного следствия и непосредственно-следователя.

Для того чтобы исследовать проблемы, связанные с реформированием следственного аппарата в России, необходимо рассмотреть важнейшие этапы становления и деятельности органов предварительного следствия в постреволюционной (с 1917 г.) России.

Функция расследования общеутоловных преступлений в первые годы после образования советского государства была возложена на специальные следственные комиссии, состоявшие при судах и трибуналах, а также Всероссийскую чрезвычайную комиссию и органы милиции. К компетенции милиции и уголовного розыска относилось расследование дел, переданных им народными судами или следственными комиссиями. Для этого в аппаратах уголовного розыска вводились должности следователей.

В дальнейшем органы расследования претерпели серьезные изменения.

На четвертом всероссийском съезде деятелей советской юстиции было высказано мнение, что “административные следственные аппараты для ведения следствия по общеутоловным делам при ЧК, уголовном розыске и прочих административных органах должны быть ликвидированы, функции их

1 Божьев В.П. Проблемы организации следственного аппарата в России // Инф. Бюл. СК МВД РФ. №2, 1993. С. 35.

241

должны перейти к нормальным следственным органам, состоящим при суде и подчиненным надзору прокурора”.1

Двадцать пятого мая 1922 года постановлением 3-й сессии ВЦИК был принят первый УПК РСФСР. В соответствии с ним весь следственный аппарат сосредотачивался в системе органов юстиции, а в уголовном розыске упразднялся. Одновременно расширялась и компетенция органов дознания. Если на следователей возлагалось производство предварительного расследования по 60 составам преступлений, то на органы дознания по 89.

В сентябре 1927 было ликвидировано двойное подчинение следователей путем изъятия их из ведения суда и передачи в исключительное ведение прокуратуры.

Важное решение было принято в ноябре 1929 года: прокурорам пред- ставлялось право поручать милиции расследование любого преступления. На практике это привело к тому, что в течение последующих тридцати лет милиция, не являясь по закону органом предварительного следствия, тем не менее, расследовала в полном объеме уголовные дела практически всех категорий.

Для обеспечения этой деятельности в 40-50 гг. в органах внутренних дел были созданы свои следственные подразделения во главе со следственным отделом Главного управления милиции МВД СССР.

Принятые 25 декабря 1958 года Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик наделили правом производства предварительного следствия только следователей прокуратуры и госбезопасности. В связи с этим следственный аппарат милиции был снова ликвидирован.

Вместе с тем практика показала, что из-за большой нагрузки следователи прокуратуры оказались не в состоянии обеспечить расследование всего массива уголовных дел. Органы дознания (милиция) по существу продолжали выполнять функции предварительного следствия и передавали возбужден-

Гончаров И.Д. Возникновение и развитие института предварительного следствия в со- ветском уголовном процессе. -Киев, 1980. С. 19.

242

ные дела для окончания расследования в прокуратуру лишь тогда, когда значительный объем работы по ним был выполнен. Поэтому указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1963 года право производства предварительного следствия было предоставлено Министерству Охраны Общественного Порядка РСФСР, позднее переименованного в МВД РСФСР.

Было установлено, что наряду со следователями органов прокуратуры и государственной безопасности предварительное следствие по уголовным делам производится следователями органов охраны общественного порядка и что последние при производстве предварительного следствия руководствуются нормами уголовно-процессуального законодательства, предусмотренными для предварительного следствия.

Введение данного Указа в действие с 1 июля 1963 года положило начало официального существования следственного аппарата органов внутренних дел.

Итоги многолетней деятельности показали, что следственный аппарат органов внутренних дел стал одним из ведущих звеньев системы МВД и, наряду с оперативными службами милиции, внес свой вклад в дело борьбы с преступностью.

За это время подследственность следователей МВД постоянно расши- рялась. В 1965 году за счет наиболее сложных уголовных дел о хищениях государственного и общественного имущества в особо крупных размерах. В 1978 году в их компетенцию переданы дела о всех преступлениях, совершаемых несовершеннолетними.

Ежегодно следователи органов внутренних дел расследуют до 85% всех общеуголовных преступлений и свыше 95% уголовных дел, по которым предусмотрено предварительное следствие.

В 90-е годы органы предварительного следствия были ликвидированы в органах ФСБ, а спустя некоторое время восстановлены. В 1995 году органы следствия появились и в налоговой полиции.

243

В настоящее время основная идея создания Следственного комитета РФ выражена в ст.1, принятого Верховным Советом РФ в первом чтении 31 марта 1993 года проекта Закона РФ “О Следственном комитете РФ”, в которой объявляется, что органами предварительного следствия РФ являются Следственный комитет Российской Федерации и подотчетные ему следственные комитеты республик в составе РФ, территориальные и отраслевые следственные управления и отделы.

Безусловно, в создание следственного комитета заложены определенные положительные идеи организационного отделения оперативно-розыскных служб и подразделений дознания от учреждений следственной власти, судебного контроля за применением следователем мер процессуального принуждения, предоставления следователю особого статуса и дополни- тельных гарантий защиты его прав, установления ответственности за некоторые формы воспрепятствования его законной деятельности, создания мощной материально-технической базы следственного аппарата, возможности более качественной подготовки кадров, повышения процессуальной самостоятельности следователя и т.д.

Однако, образование Следственного комитета породит и многочисленные проблемы. С.А.Пашин считает, что “сосредоточение в одном лице Председателя следственного комитета функций организации работы следственного аппарата, (в том числе посредством ведомственного нормотворчества) и обеспечения достоверности статистической отчетности и государственного учета сведений о характере, объеме и результатах следственной работы консервирует причины манипуляции информацией и укрытия преступлений от учета”.1

По мнению В.И.Теребилова, принимая во внимание сегодняшнюю си- туацию в стране, необходимо оставить следственный аппарат в Министерстве

1 Пашин С.А. Судебная реформа и проблемы предварительного следствия. // Инф. Бюл. СК МВД РФ. № 2, 1995, С. 42.

244

внутренних дел, придав ему большую автономию. В прокуратуре необходимо сохранить некоторое количество следователей для расследования лишь наиболее важнейших дел. Федеральной службе безопасности следует сохранить функцию дознания с передачей некоторых дел для окончания в прокуратуру.1

В концепции судебной реформы РФ также предусмотрено создание Следственного комитета. Комитет должен представлять собой единую, цен- трализованную, самостоятельную, независимую от других ведомств, структуру. Следственный комитет должен быть подотчетен только Парламенту Российской Федерации.2

Представляется, что принятие в сегодняшнее время решения о реорга- низации в условиях сложной криминогенной обстановки в стране неминуемо приведет к торможению в деятельности следственных подразделений, снижению их активности. Нельзя не учитывать и человеческий фактор. Многие следователи не захотят переходить на службу в другое ведомство.

Реорганизация следствия кроет опасность в появлении разобщенности следователей и оперативных работников. Практика знает множество примеров подлинного взаимодействия оперативно-розыскных и следственных служб в рамках одного ведомства. Кроме того любая реформа сопряжена с большими финансовыми затратами, что для Российской Федерации в настоящее время нежелательно. К тому же “всякая реорганизация - по существу, развал прежних структур и создание новых. А на это требуется очень много времени и вряд ли преступный мир будет ждать окончания подобных реформ”.3

Нецелесообразность в сегодняшнее время создания единого Следственного аппарата России подтверждается печальным опытом деятельности Следственного Комитета в бывшей союзной республике - Казахстане.

1 Теребилов В.И. Судебно-правовая реформа. // Законность. № 3, 1996. С. 41.

2 Концепция судебной реформы в Российской Федерации (Сост. С. А. Пашин). - М., 1992. ~ Гуценко К. Следственный комитет - благо ли? // Социалистическая законность. № 3, 1991. С.20

245

Так, в октябре 1995 года Указом Президента Республики Казахстан на базе следственных подразделений МВД и Прокуратуры был создан Государственный Следственный Комитет, напрямую подчиненный Президенту. В Государственный Следственный Комитет вошли также оперативные и экспертные подразделения органов внутренних дел, учреждения и организации, обслуживающие его деятельность. В декабре того же года в ведение Следственного Комитета были переданы два ведущих ВУЗа системы МВД: Алма-Атинская и Карагандинская высшие школы, которые готовили следователей, оперативных работников и экспертов.

“Были внесены изменения в статьи процессуального закона, определяющие подследственность следователей Комитета национальной безопасности и ГСК республики Казахстан. Расширены полномочия начальников след- ственных подразделений обеих структур. Прокуратуры, будучи освобожденными от проведения расследования в полном объеме, осуществляют теперь только надзорные функции. Их компетенция заключается в даче указаний о принятии необходимых мер по раскрытию преступлений. Прокуроры также освобождаются от утверждения обвинительного заключения при направлении делав суд”.1

Но положительных результатов реформа не дала, и Государственный Следственный Комитет был упразднен Указом Президента Казахстана в 1997 году.

Все это убеждает в нецелесообразности и, тем более, в отсутствии не- обходимости реорганизации следственного аппарата РФ в современных условиях, но это не значит, что этот вопрос следует забыть, не продолжать его научное и практическое изучение.

В настоящее время при обострении криминогенной ситуации в стране, экономическом упадке проведение реформы с созданием Следственного Ко-

1 Кургалиев Б.М. Государственный следственный комитет республики Казахстан. // Инф. Бюл. СК МВД РФ. № 4, 1996, С. 61.

246

митета РФ не даст реальной возможности усилить борьбу с преступностью, но в будущем, возможно, и возникнет необходимость в создании единого Следственного Комитета.

Не исключено, что, опираясь на имевшийся положительный исторический опыт России, это будет единый аппарат судебных следователей, т.е. в рамках судебного ведомства, следственные судьи которого будут на досудебных стадиях осуществлять предусмотренный Конституцией РФ судебный контроль за расследованием уголовных дел судебными следователями.

Вполне вероятно, что следственный аппарат будет представлен особым ведомством, так как предпочтительно выделить органы предварительного следствия в республиканский следственный комитет.

Мы полагаем, что в настоящее время необходимо разрешить другую проблему, связанную со следователями в рамках существующих следственных аппаратов.

Логичным было бы для закрепления единства статуса всех следователей России законодательно определить основные единые требования, предъ- являемые к кандидатам на должности следователей всех четырех ведомств.

В качестве ориентира здесь могли бы служить положения, предусмот- ренные ст.40 Закона РФ “О прокуратуре РФ”, где законодательно закреплены требования, предъявляемые к лицам, назначаемым на должности следователей прокуратуры: гражданство Российской Федерации, высшее юридическое образование (или, как исключение, для следователей прокуратур городов, районов и приравненных к ним прокуратур - незаконченное высшее юридическое образование, но не меньше, чем три законченных курса, с условием продолжения обучения по юридической специальности в высших учебных заведениях, имеющих государственную аккредитацию), необходимые профессиональные и моральные качества, способность по состоянию здоровья исполнять возлагаемые на них обязанности.

247

С этих позиций хотелось бы обратить пристальное внимание на со- держание требований к кандидатам на должности следователей МВД.

Следует сразу же заметить, что статус следователя МВД регламентируется Положением о службе в органах внутренних дел, утвержденном по- становлением Верховного Совета РФ 23 декабря 1992 года за № 4202-1.

В данном Положении указано, что на должности среднего и старшего начальствующего состава, к которому относятся и следователи, принимаются граждане РФ, имеющие соответствующее среднее специальное или высшее образование (причем, “соответствующее” - не значит только “юридическое”, как понимается это на практике в системе МВД).

В порядке исключения на должности среднего начальствующего состава принимаются граждане, окончившие специальные курсы по программе, утвержденной министром внутренних дел РФ.

Своеобразно в системе МВД выглядит должность младшего следователя. Согласно “Примерному положению о функциональных обязанностях младшего следователя…”, утвержденного 13 января 1991 года за № 21/15/42 совместным указанием Главного Управления кадров и следственным комитетом МВД России, на должность младшего следователя разрешается назначать граждан России, достигших 18 лет, имеющих среднее или неполное высшее образование, положительно характеризующихся по месту работы, учебы или жительства и проявляющих интерес к следственной работе. Младшие следователи первый год службы работают под началом опытных следователей, а после аттестации могут самостоятельно расследовать несложные уголовные дела.

Законодателю и МВД необходимо принять Закон или нормативный акт, которые уравняли бы по предъявляемым требованиям лиц, назначаемых на должности следователей, как в системе прокуратуры, так и в системе МВД, и в первую очередь, по образованию.

248

Полагаем, что, несмотря на все сложности подобного шага, планка образовательного ценза следователей и прокуратуры, и МВД уже сегодня должна быть единой. Подобный шаг заставил бы руководство МВД серьезно расширить и укрепить существующую сеть своих ведомственных высших учебных заведений (Высших школ милиции, институтов и их филиалов), а также пойти на сотрудничество в подготовке кадров с юридическими факультетами госуниверситетов.

Согласно Приказа МВД № 370 от 2 октября 1995 года “О порядке проведения военно-врачебной экспертизы в органах внутренних дел…”, кандидаты на должности следователей МВД проходят жесткий медицинский отбор через окружные военно-врачебные комиссии, также, как и кандидаты на другие должности в системе МВД.

Так, к примеру, кандидаты на должности следователей МВД (третья группа предназначения, согласно приказа № 370), должны быть не ниже 155 см, иметь остроту зрения не ниже 0,5-1 диоптрий, воспринимать шепотную речь не менее, чем с 6 м, не должны иметь косоглазия, сужения слухового прохода, умеренного заикания, ожирения свыше 1 степени и т.п.

Определенная часть выпускников юридических ВУЗов и юристов- практиков желала бы работать следователями МВД, однако строгий меди- цинский отбор является для них преградой.

Установление медицинских ограничений для кандидатов не вызывается необходимостью, так как, основным содержанием деятельности следова- телей является их мыслительная работа, и чаще всего в кабинете.

Использование следователей МВД в проведении оперативных, военно- мобилизационных мероприятий, рейдов, задержаний преступников, проверок несения патрульно-постовой службы и соблюдения паспортного режима, патрулирований не допустимо на основании приказа МВД России № 197 от 15 июня 1992 года “О неотложных мерах по улучшению деятельности следственных аппаратов ОВД”.

249

Исходить лишь из единства требований к состоянию здоровья, предъ- являемых ко всем служащим системы МВД, не всегда оправдано.

Общая специфика следственной работы позволяет выработать единые требования к состоянию здоровья как следователей прокуратуры, так и следователей МВД, главные из которых отсутствие тяжких хронических заболеваний и психическое здоровье. Единое расписание болезней и патологий, препятствующих профессиональной следственной деятельности, должно быть разработано специалистами системы Министерства здравоохранения России при участии Генеральной прокуратуры и МВД.

К лицам мужского пола, желающим после окончания гражданского юридического ВУЗа (или в период обучения в нем) пойти на службу в МВД в качестве следователей, предъявляется необоснованное требование: иметь за плечами срочную действительную военную службу в Вооруженных Силах РФ.1

Служба в армии не является определяющей для профессионализма следователя. Более того, государственный интерес в наличии профессио- нально подготовленных кадров, раскрывающих и расследующих преступления, специфика следственной работы вполне оправданно диктуют необходимость предоставления отсрочки от военной службы выпускникам и студентам-заочникам гражданских юридических ВУЗов, работающих на должностях следователей как в системе прокуратуры, так и в системе МВД.

Единообразие и определенность в правовом статусе следователей любого из ведомств, имеющих следственный аппарат, повышение требований к их образовательному и профессиональному уровню, положительно скажется на эффективности и качестве раскрытия и расследования уголовных дел, будет реальным шагом на пути перспективного создания единого следственного аппарата в Российской Федерации.

В Германии, к примеру, к кандидатам в полицейские не предъявляется требования о том, чтобы они отслужили в бундесвере.

250

  • *

Вопрос о специализации следователей в настоящее время прежде всего связан с проблемами распределения подследственности уголовных дел между следователями существующих следственных аппаратов.

В процессе обсуждения проекта УПК РФ правоохранительные ведомства не оставляют без пристального внимания проблемы подследственности.

На рабочих совещаниях представителей всех правоохранительных ор- ганов звучат самые разнообразные предложения по изменению подследст- венности.

Предполагаются, например, такие варианты:

а) сокращение подследственности органов прокуратуры.”

  • исключить составы преступлений о порче земли, нарушении правил использования недр, умышленном уничтожении имущества, незаконном про изводстве аборта;

б) расширение подследственности следователей органов ФСБ России:

  • передача всех дел о государственной измене, посягательстве на жизнь государственного деятеля, диверсии, разглашении государственной тайны, утрате документов, содержащих государственную тайну, распространении оружия массового поражения в их подследственность, независимо от субъекта;
  • дополнение подследственности статьями, направленными на борьбу с коррупцией и на обеспечение экономической безопасности: присвоение или растрата; легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем; контрабанда; незаконный экспорт технологий; невозвращение предметов художественного достояния народов РФ; незаконный оборот драгоценных металлов и т.д.;
  • 251

  • передача из альтернативной подследственности в основную, престу- плений о злоупотреблении должностными полномочиями и превышении должностных полномочий;
  • наделение дополнительной подследственностью по статьям о получении взяток, даче взяток и служебном подлоге;
  • в) изменение подследственности следователей органов внутренних дел:

  • передача органам дознания для расследования в форме сокращенно го производства дополнительно 32 статей УК РФ (13 составов - о преступле ниях небольшой тяжести и 19 - средней тяжести);

  • отнесение к подследственности следователей органов внутренних дел 21 статьи о преступлениях небольшой тяжести и 37 - средней тяжести, по которым на органы дознания возложить производство расследования до об наружения лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого;

г) расширение подследственности следователей органов налоговой полиции:

  • за счет преступлений, имеющих “налоговую природу” и отнесение всех должностных преступлений из главы 30 УК РФ, если эти преступления совершены в системе налоговых органов.

Таким образом, имеющиеся следственные аппараты стремятся увеличить объемы своей подследственности за счет получения в свою компетенцию расследования должностных, экономических и прочих преступлений, ибо это, в конечном итоге, определяет их имидж, финансовое благополучие, власть, а самое главное - позволяет ослабить для МВД, ФСБ, ФСНП возможности прокурорского влияния на ход расследования уголовных дел.

От ведомств МВД, ФСБ, ФСНП настойчиво звучат предложения лик- видировать следственный аппарат прокуратуры или законодательно закрепить запрет для прокурора изымать дела из следственного аппарата одного ведомства и передавать их для расследования следователям другого ведомст-

252

ва (что в настоящее время, исходя из криминальной обстановки в России, делать недопустимо).

Мы полагаем, что разумно расширяя или сужая подследственность следователей разных ведомств, необходимо укреплять следственный аппарат прокуратуры, сохранять институт исключительной подследственности следователей прокуратуры, организующими совместно со следователями других ведомств расследование (в том числе и по особой процедуре) тяжких и особо тяжких преступлений.

Как видим, отсутствие в теории и практике четких критериев предметного разграничения подследственности порождает сложности во взаимо- отношениях ведомств, имеющих следственные аппараты, что в конечном итоге не обеспечивает надлежащей специализации следователей.

На наш взгляд, в основу разграничения процессуальной компетенции следователей разных ведомств должна быть положена специфика деятельности органов, в структуре которых состоит следственный аппарат: следователи ФСБ должны специализироваться в основном на расследовании преступлений, представляющих угрозу миру и безопасности человечества, безопасности государственному и общественному строю России; следователи ФСНП должны расследовать преступления, нарушающие налоговое законодательство и преступления, имеющие так называемую “налоговую природу”; следователи прокуратуры, вне всякого сомнения, должны специализироваться в рас- следовании преступлений, посягающих на конституционные права и свободы человека и гражданина, правосудие и порядок управления, (а следователи военных прокуратур также по преступлениям против военной службы); следователям МВД надлежит расследовать основную массу так называемых “общеуголовных преступлений”.

Представляет интерес и другой аспект специализации следователей - расследование ими лишь наиболее значимых преступлений (к примеру, как считают в ведомстве МВД, тяжких и особо тяжких), а по всем остальным

253

преступлениям, как и в США, Англии, Германии - проведение полицейского дознания. Предполагается, что это позволит существенно повысить оперативность уголовно-процессуального воздействия на преступность, освободить следователей от работы по преступлениям, по которым обстоятельства их совершения известны, но закон требует формального соблюдения громоздкой и затратной процедуры расследования.

Мы полагаем, что реализовать это предложение в полном объеме в России будет невозможно до тех пор, пока не появятся высокопрофессиональные кадры в органах дознания. В той же Германии, к примеру, в полиции работают служащие, прошедшие в обязательном порядке квалифицированное очное обучение в полицейских школах и Академиях. К тому же Германия, Австрия и ряд других стран не имеют в системе своих органов уголовной юстиции процессуальной фигуры следователя: расследование преступлений там проводится полицией под руководством прокуратуры и под контролем суда.

Полагаем, что распределение уголовных дел по подследственности между следователями существующих следственных аппаратов можно условно назвать “большой” специализацией следователей.

Однако, и в каждом следственном аппарате существует положительно зарекомендовавшая себя специализация следователей по расследованию определенных видов преступлений (ее можно условно назвать “малой” специализацией следователей).

Так, в следственных аппаратах прокуратуры определенные следователи специализируются на расследовании убийств, бандитизма (в прокуратурах субъектов федерации созданы по этим делам специализированные отделы), другие - на расследовании должностных, хозяйственных преступлений.

В следственных аппаратах МВД определенные следователи специали- зируются на расследовании неочевидных преступлений, дел о незаконном обороте наркотиков, автодорожных преступлениях, дел несовершеннолетних и т.п.

254

Разумная специализация следователей, вне всякого сомнения, повышает качество расследования уголовных дел и способствует предупреждению следственных ошибок.

255

3.3. Внедрение компьютерной техники в деятельность следователей и прокуроров1

Планирование, организация расследования уголовных дел, выдвижение и проверка версий строятся следователем на основе имеющихся у него знаний и профессионального опыта. Этим важным вопросам в уголовном судопроизводстве посвящено значительное количество научных и методических публикаций.

Однако, даже добросовестный следователь не в состоянии уследить за всем тем новым и полезным, что содержится в этих трудах.

“В самом общем виде решение указанной проблемы может быть реа- лизовано путем обеспечения следователей так называемым “информационным сервисом”, который понимается как предоставление специалисту (в данном случае - следователю) в нужный момент максимального объема только необходимой информации. Это обычно связывают с автоматизацией информационных процессов посредством использования электронно-вычислительных устройств - персональных компьютеров (ПК)”.2

Острая нехватка правовой, криминалистической, методической, опе- ративной и справочной информации ощутима на узловых участках деятельности следственных подразделений прокуратуры, МВД, ФСБ, ФСНП, а также при осуществлении прокурорского надзора за исполнением законов органами предварительного следствия и дознания.

На федеральном и местном уровнях действуют около 700 тысяч законов, указов, постановлений и ведомственных нормативных актов общего применения. В целом они включают миллионы правовых предписаний, что значительно превосходит возможности человеческого восприятия. Поэтому

1 При написании данного раздела использовались также материалы исследований ученых НИИ Генеральной прокуратуры РФ Б.В.Андреева и Е.М.Гуркиной.

2 Соя-Серко Л.А. Программирование и компьютеризация расследования. //Прокурорская и следственная практика. - М., № 2, 1998, С. 115-116.

256

упорядочение, логическая систематизация такой информации является, по- жалуй, одним из самых эффективных средств совершенствования работы в сфере правоохранения. И без компьютеров здесь не обойтись.

Компьютеризация работы следователя призвана в значительной степени создать благоприятные условия для творческой деятельности, без которой эффективность расследования преступлений немыслима. Рассчитывать на успех в раскрытии и расследовании значительной части преступлений, особенно наиболее тяжких, совершенных организованными преступными группами, без применения вычислительной техники в настоящее время чрезвычайно трудно.

Сложные многоэпизодные, групповые дела сейчас расследуются бри- гадами, состоящими из десятков, а то и сотен следователей. Обширная ин- формация, полученная ими, содержится в сотнях, а то и тысячах протоколах следственных действий - осмотров, допросов, обысков, заключениях судебных экспертиз и т.д.

Анализировать и обобщать информацию в таких объемах - задача чрезвычайно сложная, но требующая, тем не менее, обязательного решения, для того чтобы обеспечить оперативность рассмотрения проблем, возникающих перед следствием, полноту, всесторонность и объективность расследования. Внедрение в работу следственных бригад компьютеров, позволяющих изменить ситуацию, послужило важным подспорьем в достижении конечных целей расследования. При этом следует отметить, что и при расследовании менее объемных уголовных дел применение компьютеров оказывает положительное влияние на качество и сроки следствия.

Учеными разработаны и успешно апробированы на практике компью- терные программы по обеспечению расследования хулиганства, убийств, грабежей и разбоев.

Использование программ в процессе расследования преступлений по- лучило наименование - “программирование расследования”. По существу, это

257

первый шаг в направлении исследований по автоматизации информационных процессов для нужд следствия, т.к., с одной стороны, “компьютеризация расследования” базируется на достижениях метода программирования, а с другой - является продолжением и дальнейшим развитием этого метода”.1

Компьютерное обеспечение расследования уголовного дела позволяет следователю правильно спланировать как весь ход расследования, так и проведение отдельных следственных и процессуальных действий, выдвинуть по делу максимально возможные и необходимые следственные версии, а на основе имеющейся первоначальной информации, вводимой в компьютер, получить научно-обоснованные рекомендации по проведению мероприятий, связанных с проверкой выдвигаемых версий по конкретно- расследуемому уголовному делу.

Использование компьютерных программ при расследовании преступ- лений, вне всякого сомнения, позволит повысить качество предварительного расследования уголовных дел и сократить количество следственных ошибок.

“Применение в следственной деятельности программ, в которых на основе полученных данных аккумулирован предыдущий опыт раскрытия и расследования аналогичных преступлений, в значительной степени освобождает практических работников от рутинной работы, экономит время для глубокого осмысления сложившейся ситуации и составления плана расследования”.2

Проблемы правовых и организационных аспектов автоматизации и информационного обеспечения процесса расследования по уголовному делу

1 Соя-Серко Л.А. Программирование и компьютеризация расследования. // Прокурорская и следственная практика. -М., № 2, 1998, С. 117-118.

2 Баянов А.И., Первухина Л.Ф. Научные предпосылки программирования раскрытия и расследования преступления. // Актуальные проблемы правоведения в современный пе риод. - Томск, 1993, с. 120.

258

изучались и изучаются учеными-процессуалистами.

В банке данных информационных служб прокуратуры, органов внутренних дел, федеральной службы безопасности, федеральной службы налоговой полиции с использованием различных программ идет накопление необходимой информации по учету преступлений, уголовной регистрации, по движению уголовных дел и т.п. Модемная связь информационных систем у ведомств, ведущих борьбу с преступностью, позволяет эффективно использовать обмен информацией для раскрытия и расследования преступлений.

Персональный компьютер следователя (стационарный, переносной) позволяет ему постоянно в необходимых случаях обращаться в банк данных соответствующих информационных систем, сверять свои действия с содержащимися там методическими и тактическими рекомендациями, вносить для работы в имеющийся банк данных свою информацию по расследуемому уголовному делу с целью быстрейшего его раскрытия и качественного расследования.

Остановимся на технической оснащенности следственных подразделений прокуратур в Российской Федерации. В соответствии с Концепцией компьютеризации органов прокуратуры, техника, находящаяся в распоряжении следователя, должна быть обеспечена оборудованием, позволяющим

1 Андреев Б.В. Автоматизация информационного обеспечения прокурорского надзора за исполнение законов органами, осуществляющими дознание и предварительное следствие. Дисс… канд. юрид. наук., 1996; Андреев Б.В., Гуркина Е.М. Автоматизация информационного обеспечения прокурорского надзора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия системы МВД. // В кн.: Деятельность областной прокуратуры по надзору за исполнением законов при осуществлении дознания и предварительного следствия в органах внутренних дел. Методическое пособие. - М., 2995. С. 140 - 150; Андреев Б.В., Гуркина Е.М. Компьютеризация прокурорского надзора в районной прокуратуре. //В кн.: Организация и методика прокурорского надзора за законностью расследования преступлений органами дознания и следователями МВД. Методическое пособие. - М., 1997. С. 91 - 105; Доспулов Г.Г. Оптимизация предварительного следствия. Наука, Алма-Ата, 1984; Караханьян А.К. Криминалистические основы компьютеризации расследования. Дисс… канд. юрид. наук. - М., 1993; Густов Г.А., Кононов А. А. Методологические аспекты компьютеризации расследования // Современные проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, прокурорского надзора. Сборник научных трудов. - М-С-Пб- Кемерово, 1998; Голубев В.В. Использование компьютера для организации работы следователя // Следователь, 1998, № 2 и др.

259

подключаться к информационным ресурсам как органов прокуратуры, так и других правоохранительных органов. Прежде всего, это системы правовой информации. По сложившейся практике система органов прокуратуры является активным пользователем правовых систем:

? ФАПСИ “Официальные периодические сборники правовой ин- формации в электронном виде”. Распространяется в регионах центрами правительственной связи в рамках Соглашения между Генеральной прокуратурой и ФАПСИ; ? ? Консультант-Плюс. Правовая система “Консультант-Плюс” имеет достаточно широкое распространение, в первую очередь, из-за наличия базы данных региональных правовых актов; ? ? Эталон. Правовая база данных федерального законодательства, распространяемая Министерством юстиции РФ. ? Генеральная прокуратура РФ заключила соответствующие соглашения на использование баз данных правовых систем “Консультант-Плюс” и “Эталон”. Кроме того следователи пользуются такими правовыми система- ми, как “Гарант”, “Кодекс”, “Юсис”.

Использование следователем указанных выше информационных систем позволит ему максимально избежать, в первую очередь, следственных ошибок, связанных с неправильным применением уголовного закона, так как, помимо положений УК РФ, он может оперативно получить информацию о законах, к которым отсылают бланкетные нормы уголовного права, проанализировать руководящие разъяснения Пленумов Верховного Суда РФ, судебную практику по схожей категории дел, а также Постановления Конституционного Суда РФ по вопросам уголовного права и процесса, действующие приказы Генерального прокурора РФ по вопросам следствия, ведомственные нормативные акты и т.п.

Для удовлетворения потребностей следователей Институтом Генеральной прокуратуры РФ за последние годы разработан ряд функционирующих в

260

составе локальных вычислительных сетей и АРМов автоматизированных систем и комплексов задач. Созданы экспертные системы, обеспечивающие не только разрешение уголовно-правовых задач и применение действующего законодательства, но и универсальные, для практического использования в иных видах деятельности: расследовании преступлений, осуществлении прокурорского надзора, обучении прокурорско- следственных работников профессиональному мастерству.

Перечислим некоторые из этих систем и комплексов задач.

Автоматизированная информационно-справочная система

“Судебные экспертизы”, которая имеет в своем составе три блока, объединенных единой схемой.

Первый блок - “Учреждения”, представляет собой электронный спра- вочник экспертных учреждений Министерства юстиции, МВД и Министерства здравоохранения России. На соответствующих страницах, к которым обеспечен быстрый доступ, указаны: наименование экспертного учреждения, почтовый адрес, телефон и те виды экспертиз, которые проводятся в этом учреждении.

Второй блок - “Предметы” концентрирует информацию по объектам, изъятым в ходе предварительного следствия и подлежащим экспертному исследованию. По каждому объекту дан перечень и очередность проведения экспертиз, а также дается список вопросов, которые могут быть поставлены на разрешение эксперта. При этом, выбранные следователем вопросы по конкретному предмету автоматически вставляются в имеющиеся в базе данных бланки постановлений о назначении экспертизы.

Третий блок - это электронный справочник экспертиз по видам пре- ступлений с приведением вопросов, подлежащих разрешению экспертом. При этом система за счет иерархических меню обеспечивает быстрый поиск нужной информации.

261

Обращение следователя к информационным ресурсам данной системы позволит ему, исходя из имеющихся объектов для экспертного исследования, во-первых, в полном объеме провести по делу все экспертные исследования, а, во-вторых, правильно определить последовательность проведения судебных экспертиз, чтобы предыдущие экспертизы не уничтожили материал для экспертного исследования последующих экспертиз.

Данная система позволяет свести к минимуму пробелы предварительного расследования, связанные с назначением и проведением судебных экс- пертиз.

Другой автоматизированной системой, призванной облегчить труд сле- дователя, является АИСС “Процессуальные следственные акты”. Вся уго- ловно-процессуальная деятельность, начиная со стадии возбуждения уголовного дела и до окончания расследования, сопровождается составлением соответствующих процессуальных документов. Важность процессуально правильного, грамотного составления следственных актов совершенно очевидна. Приведенные в системе следственные акты структурированы по следующим блокам:

? стадия возбуждения уголовного дела; ? ? общие условия производства предварительного следствия; ? ? допрос свидетеля и потерпевшего; ? ? допрос и задержание подозреваемого; ? ? осмотр и освидетельствование; ? ? предъявление обвинения и допрос обвиняемого; ? ? избрание меры пресечения; ? ? очная ставка и предъявление для опознания; ? ? выемка, обыск, наложение ареста на имущество; ? ? производство экспертиз; ? ? приостановление и окончание предварительного следствия; ? 262

? оформление отдельных следственных действий и служебных доку ментов по уголовному делу.

Всего в базе данных системы содержится 180 процессуальных документов. Эта система предоставляет следователю возможность не только составлять документы на любом этапе расследования по приведенным образцам, но и распечатывать их на соответствующих бланках, которые хранятся в базе данных систем.

Помимо организационного сервиса, использование данной системы по- зволит следователю в значительном количестве случаев избежать существенных нарушений уголовно-процессуального закона в виду унификации процессуальных бланков, наличия в них всех необходимых уголовно-процессуальных реквизитов, особенно - перечней прав и обязанностей участников процесса.

В 1998 году сотрудниками Института Генеральной прокуратуры РФ со- вместно с Главным Информационным Центром МВД РФ разработана автоматизированная информационно-справочная система по централизованным учетам органов внутренних дел.

Целью создания “АИСС - Учеты” является повышение эффективности использования оперативно-справочных, розыскных, криминалистических учетов подразделениями прокуратуры и органов внутренних дел России в раскрытии и расследовании преступлений. Достижение указанной цели мо- жет быть обеспечено путем:

? повышения информационной осведомленности пользователей о воз- можностях этих учетов, способах и форме обращения к ним; ? ? сокращения времени и исключения ошибок при подготовке пользо- вателем носителей информации (применение в АИСС бланков документов, проблемно ориентированных на вид учета и способ доставки информации, автоматическое занесение в банк постоянных сведений о пользователе, нали- ? 263

чие “подсказок” по заполнению документов) при взаимодействии с учетами и коллекциями МВД России;

? внедрения новых технологий в процесс подготовки информации при взаимодействии с системой учетов.

Информационная база Системы соответствует “Наставлению по фор- мированию и ведению централизованных оперативно-справочных, розыскных и криминалистических учетов, экспертно-криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел Российской Федерации”, утвержденному приказом МВД России от 31 августа 1993 года № 400, и иным нормативным актам МВД РФ, регламентирующим ведомственные учеты.

Система состоит из четырех блоков:

? Запрос на получение информации из системы централизованных уче тов или экспертно-криминалистических коллекций. Этот блок работает в двух режимах:

а) подготовка запроса в режиме самостоятельного выбора пользовате лем уровня и вида учетов;

б) подготовка запроса в систему централизованных учетов или эксперт но-криминалистических коллекций посредством обращения пользователя к типовым запросам.

? Постановка объекта на учет в систему централизованных учетов или экспертно-криминалистических коллекций; ? ? Внесение изменений или дополнений в сведения об объекте, постав- ленном пользователем на учет; ? ? Изъятие из системы централизованных учетов или экспертно- криминалистических коллекций объекта, ранее поставленного пользователем на учет. ? АИСС - “Учеты” - программный комплекс, технология разработки ко- торого ориентирована на ее использование в создаваемой телекоммуникационной среде органов прокуратуры. Размещение программного обеспечения

264

на сервере НИИ Генеральной прокуратуры РФ и использование шифрованного протокола обеспечат непосредственный доступ к АИСС “Учеты” пользователей из регионов.

При создании данной системы разработан единый документ “Руководство пользователя”, интегрирующий описание, функциональные возможности и правила эксплуатации системы.

Использование АИСС “Учеты” помогает следователю в раскрытии пре- ступлений, в изобличении виновных лиц, максимально способствует полному и всестороннему исследованию обстоятельств дела во избежание пробелов предварительного следствия.

Помимо перечисленных автоматизированных систем, Институтом в помощь следователю разработаны также компьютерные методики расследования конкретных составов преступлений. Они представляют собой информационные системы, снабженные вопросно-ответными операторами и информационными блоками пояснений. К ним относятся:

? Расследование крушений и аварий на железнодорожном транспорте. ? ? Информационно-справочная система расследования воднотранспортных преступлений, совершенных на речных и морских судах. ? ? Расследование убийств, совершенных при проникновении в жилище. ? ? Расследование умышленных убийств, совершенных на сексуальной почве. ? ? Расследование убийств на бытовой почве. ? ? Расследование умышленных убийств с целью завладения автотранс- портом. ? ? Информационно-справочная система поиска аналогов по делам об убийствах. ? Для следователя созданы электронные версии учебных уголовных дел по расследованию отдельных видов преступлений.

265

Непреходящее значение компьютерных методик расследования престу- плений, особенно для начинающих следователей, очевидно. Данные системы могут значительно снизить порог следственных ошибок, связанных с планированием расследования, выдвижением версий по делу, проведением неотложных следственных действий, розыскных мероприятий и т.п.

Как в 70-80-е годы большой успех в расследовании убийств приносили “схемы Видонова”,1 так и в настоящее время профессиональное использование качественных компьютерных методик расследования отдельных видов преступлений, основанных также на системе типовых версий, позволяют достичь цель быстрого и полного раскрытия преступлений и изобличения виновных лиц.

Существует класс программных продуктов, применение которых сле- дователем оправдано их высокой эффективностью и качеством разработки. Это экспертные системы принятия уголовно-правовых решений. Доказано, что наибольшую эффективность применения в сфере искусственного интел- лекта имеют узко специализированные экспертные системы. В сфере уголовного правоприменения НИИ Генеральной прокуратуры РФ разработаны экспертные системы уголовно-правовой оценки преступлений против личности; преступлений с оружием, взрывчатыми веществами, боеприпасами и взрывными устройствами; преступлений с наркотическими и психотропными веществами. Системы построены на анализе ситуаций, возникающих при расследовании вышеперечисленных категорий дел.

Проведенное в органах прокуратуры изучение и анализ информационных ресурсов автоматизированных систем показал, что в настоящее время повсеместно распространена практика применения следователями в процессе расследования уголовных дел различных текстовых редакторов. Это объясняется тем, что при расследовании преступлений письменная речь является од-

1 Бидонов Л.Г. Криминалистические характеристики убийств и системы типовых версий о лицах, совершивших убийства без очевидцев. Методические рекомендации. - Горький, 1978.

266

ним из основных средств массовой коммуникации. Поэтому, перед следователем стоит задача эффективным образом использовать текстовые форматы файлов. Нужно обеспечить быстрый поиск информации, ее группировку по интересующим следствие вопросам, непосредственное прочтение документов.

С этой целью применяются так называемые структурно-аналитические технологии, реализованные в виде программных средств, которые ориентированы на максимальное сочетание возможностей человека и ЭВМ при обработке информации.

Указанные технологии ориентированы на обработку текстовой инфор- мации и предоставляют принципиально новые возможности при работе с документами и разнообразными информационными материалами. НИИ Генеральной прокуратуры РФ в настоящее время проводятся исследования по возможности применения комплекса аналитических технологий при расследовании преступлений.

Инструментальные средства этого комплекса предназначены для обра- ботки документов, информационных материалов и потока текстовых сообщений; сортировки аналитических справок и докладов по многоаспектным проблемам; подготовки программ и планов мероприятий; свободного анализа совокупности справок по проблеме в целях подготовки обобщенной справки; экспертизы проектов документов с точки зрения выявленных противоречий и несогласованности в них; выявления в документах и потоках сообщений наиболее значимой информации, а также скрытой (латентной) информации.

При работе с документами и сообщениями эти средства обеспечивают многовариантное представление содержания документа; автоматизированное формирование новых информационно-аналитических материалов из фрагментов исходных текстов; подбор и анализ аргументации для обоснования решений; выявления скрытых тенденций и назревающих проблем.

267

Аналитическая обработка информации средствами комплекса позволяет не просто подобрать нужную информацию, а прежде всего структурировать всю проблему, т.е. выявить характер и природу взаимосвязей между компонентами проблемы, охватить все ее аспекты, определить наиболее существенную и значимую информацию и представить в виде, обеспечивающем понимание проблемы, оценку ситуации и анализ путей ее развития.

Из четырех программных средств, входящих в комплекс, укажем “Гипернет” - инструментальное средство для аналитической работы с большими объемами текстовой информации, основанное на технологии графической обработки смысловой структуры информации. Для использования “Гипернет” при расследовании нужно прежде всего структурировать и представить в виде графа (дерева) процесс производства по уголовному делу. В узлах сосредоточена вся информация по делу. Связи между узлами имеют тоже информационную природу и в дальнейшем определяют эффективность использования этой структуры. Помимо перечисленных комплексов задач, созданных в помощь следователю, НИИ Генеральной прокуратуры РФ разработан еще одни класс информационно близких систем, обеспечивающих прокурорский надзор за исполнением законов органами, осуществляющими дознание и предварительное следствие. Их использование даст ощутимый эффект.

Приведем здесь неполный перечень этих систем:

? надзор за рассмотрением заявлений и сообщений о преступлениях. ? ? учет движения уголовных дел. ? ? контроль за сроками следствия и содержания обвиняемых под стражей. ? ? жалобы и заявления граждан по вопросам следствия и дознания. ? ? учет нераскрытых убийств. ? ? учет и анализ компьютерных преступлений. ? 268

При ознакомлении с предлагаемыми к использованию системами и комплексами задач может возникнуть ощущение их обособленности друг от друга. Это соответствует действительности и объясняется “дискретным” подходом к компьютеризации, который был ранее, когда органы прокуратуры наполнялись отдельными компьютерами, не связанными между собой и каждая автоматизированная система или комплекс задач мог функционировать автономно. Создание транспортной среды прокуратуры как части информационно-телекоммуникационной системы для органов государственной власти и управления (ИТКС), вызывает необходимость разработки соответствующих программных средств, применение технологии распределенной обработки и хранения данных в вычислительных сетях.

С учетом таких подходов НИИ Генеральной прокуратуры РФ заплани- рована разработка автоматизированного рабочего места следователя, которое будет включать в свой состав:

? Блок “Планирование”, в котором предусмотрены планы - схемы для каждого этапа расследования по уголовному делу; планирование отдельных, наиболее сложных следственных действий по видам расследуемого преступления; календарные планы работы следователя; ? ? Блок, содержащий описание вспомогательных автоматизированных систем (“Судебные экспертизы”, “Процессуальные акты”, “АИСС - Учеты”, “Типовые версии по делам об умышленных убийствах”, и другие); ? ? Блок компьютерных методик по расследованию некоторых видов преступлений, подследственных следователям прокуратуры; ? ? Блок, в котором будут содержаться материалы конкретных уголовных дел, находящихся в производстве следователя. ? В базу данных “АРМа следователя” для удовлетворения потребностей следователя в нормативных документах будет включена одна из правовых систем по законодательству.

269

Необходимо отметить, что автоматизированные системы и комплексы задач информационного обеспечения расследования преступлений являются частью “АСИО - прокуратуры” и в силу этого должны быть согласованы с общей концепцией информатизации органов прокуратуры.

Сложности, прежде всего финансовые, во внедрении компьютерной техники в деятельность следователей и прокуроров имеются. Согласно данных нашего исследования, лишь 16% следователей МВД и 19,5% следователей прокуратуры используют в работе возможности компьютерной информации для раскрытия и расследования преступлений. Для подавляющего большинства следователей стоящий в кабинете компьютер ни больше ни меньше, как печатный станок для бланков, для исполнения протоколов следственных действий и иных процессуальных документов.

Лишь 8% следователей МВД и 12% следователей прокуратуры признали, что в совершенстве могут владеть навыками работы по компьютерным программам.

Следовательно, решение проблем разработки компьютерных программ, обеспечивающих результативность расследования уголовных дел, должно сопровождаться насыщением следственных органов компьютерной техникой, а самое главное - серьезным обучением как студентов юридиче- ских ВУЗов, так и практических работников, навыкам работы с компьютером.

Наше исследование показало также, что 74% следователей прокуратуры Красноярского края, где компьютерное обеспечение деятельности по рас- следованию преступлений достаточно высокое, успех в расследовании уго- ловных дел во многом связывают с “компьютерным сопровождением” всего процесса расследования (оперативным получением и анализом данных уголовной регистрации, использованием компьютерных программ - типовых рекомендаций по выдвижению версий, их проверке, направлениям расследования, его планированию и т.п., по квалификации преступлений, по обеспечению организационного сервиса расследуемого дела и т.п.).

270

Например, в настоящее время следователь прокуратуры Красноярского края, посредством персонального компьютера с подключенным телефонным модемом и специальным программным обеспечением, в течение 30 секунд получает доступ из своего кабинета к информационным базам данных край-УВД, которые содержат данные всех криминалистических учетов (пофамильный, дактилоскопический, учет утраченного и выявленного огнестрельного оружия, угнанных автомобилей, номерных вещей и т.п.). При этом следователь самостоятельно работает с базой данных, проводя поиск необходимой информации, корректируя и уточняя его направление сообразно получаемым данным. Он может немедленно получить найденную инфор- мацию на бумаге посредством печатающего устройства, подключенного к его персональному компьютеру. На поиск нужной информации при данной технологии уходит от 10 до 30 минут. Сходный доступ следователь имеет к информации горУВД, включая информацию о совершенных за каждые сутки преступлениях, о зарегистрированных происшествиях. Для выяснения телефона, адреса определенного лица, выяснения данных учредителей определенного предприятия и т.п. следователь прокуратуры края может воспользоваться базами данных, хранящихся непосредственно в памяти компьютеров, установленных в этом правоохранительном органе, на что тоже уходят считанные минуты. Та же ситуация с информацией о действующем законодательстве - в прокуратуре доступны всем оперативным работникам информационно- справочные базы данных законодательных актов “Кодекс”, “Эталон”, “Консультант-плюс”. Следователи прокуратуры края в своей работе используют собственные оригинальные технологии, позволяющие формировать обвинительное заключение по уголовным делам (нередко превышающее объем 200 печатных листов) в течение нескольких часов (по сути, оно формируется в памяти персонального компьютера в процессе проведения следственных действий). Используются безбумажные технологии передачи рабочей непроцессуальной информации следователей в одной следственной группе. Следо-

271

ватели прокуратуры края имеют возможность использовать переносные персональные компьютеры, что позволяет пользоваться информацией из установленных на них баз данных прямо на месте происшествия или проведения следственного действия. И так далее.

Для решения задач обучения персонала, поддержания компьютерных систем прокуратуры в работоспособном состоянии, развития этих систем и внедрения новых компьютерных технологий в аппарате прокуратуры края с 1992 года создана специальная компьютерная группа со штатными специалистами в области компьютерной техники.

В настоящее время в прокуратуре края эксплуатируется только персо- нальных компьютеров более 150, масса периферийного оборудования к ним, множество системных и прикладных программных продуктов. Практика свидетельствует, что для эффективной работы всей этой массы компьютерной техники необходима каждодневная ее поддержка со стороны компьютерных специалистов. С другой стороны, компьютерная техника настолько прочно вошла в деятельность оперативных работников прокуратуры, в частности следственного аппарата, что сбои в работе компьютеров неизбежно сказывается на эффективности его работы.

Сходная ситуация в компьютеризации расследования наблюдается и в других правоохранительных органах, обладающих своим следственным аппаратом. УВД администрации Красноярского края, например, имеет в своей структуре специальный вычислительный центр с десятками специалистов по компьютерам в штате, выполняющий сходные задачи.

Вне всякого сомнения, что внедрение компьютерной техники в дея- тельность следователей и прокуроров улучшает качество расследования уголовных дел и сокращает число следственных ошибок.

272

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Результаты диссертационного исследования позволяют сформулировать ряд приводимых ниже научных положений, а также предложений по со- вершенствованию уголовно-процессуального законодательства и практической деятельности по расследованию уголовных дел и прокурорского надзора в этой отрасли:

  1. Следственная ошибка становится все более признаваемым учеными и практическими работниками понятием, под которым подразумевается не содержащее признаков уголовно-наказуемых деяний незаконное или необоснованное действие или бездействие следователя, осуществляющего предварительное расследование по уголовному делу, выразившееся в неполноте и односторонности исследования им обстоятельств дела, несоблюдении конституционных прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, существенном нарушении уголовно- процессуального закона, неправильном применении уголовного закона, направленное, по субъективному мнению следователя, на выполнение целей и задач уголовного процесса, но объективно препятствующее их достижению.
  2. Исследования, проведенные диссертантом в 90-е годы, при сопостав- лении их с результатами исследований, проведенных в 80-е годы учеными НИИ Генеральной прокуратуры РФ, позволяют сделать вывод, что структура следственных ошибок изменилась незначительно: по-прежнему на первом месте - неполнота и односторонность исследования обстоятельств дела, на втором - несоблюдение конституционных прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе и иные существенные нарушения уголовно-процессуального закона, на третьем - неправильное применение уголовного закона.
  3. Учитывая значимость неукоснительного соблюдения Конституции (Основного Закона) Российской Федерации, автор диссертационного иссле-
  4. 273

дования в структуре следственных ошибок в качестве самостоятельного вида выделяет несоблюдение в уголовном процессе конституционных прав и свобод человека и гражданина.

  1. Основываясь на положениях Конституции РФ и с учетом опыта зару- бежных стран, автор приводит свои аргументы о необходимости повышения эффективности правовой защищенности граждан в уголовном судопроизводстве, прежде всего жертв преступлений и свидетелей. Автор выступает за быстрейшее принятие специального закона о государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству, где предусматриваются, кроме традиционных, и нетрадиционные способы защиты (выдача оружия, средств связи, переселение на другое место жительства, замена документов, изменение внешности и др.).
  2. В диссертационном исследовании автор показал влияние незаконных методов ведения предварительного расследования на появление в деле следственных ошибок. Предложены организационные меры, нейтрализующие применение в ходе следствия незаконных методов (обязательное медицинское освидетельствование задержанных, арестованных и содержащихся под стражей, обязательное участие защитника по всем делам, где избирается мера пресечения в виде заключения под стражу, вручение “Декларации прав подозреваемых (обвиняемых)”, видеозапись допросов подозреваемых, обвиняемых по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях и т.п.). С учетом меж- дународно-правовых стандартов сформулировано предложение о внесении в проект УПК РФ статьи “Незаконные методы ведения следствия”, а также предложения о дополнении закона РФ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” положением о недопустимости сверхнормативного содержания следственных заключенных в ИВС и СИЗО.
  3. Автор диссертации не является сторонником полной отмены в на стоящее время института дополнительного расследования уголовных дел.

274

Однако, основания возвращения из суда уголовных дел для производства дополнительного расследования должны быть уточнены. Дело, по его мнению, может направляться на дополнительное расследование по ходатайству одной из сторон лишь при невосполнимости пробелов предварительного следствия в суде.

  1. Мы полагаем, что к существенным нарушениям уголовно- процессуального закона, влекущим направление уголовного дела на дополни тельное расследование или признание доказательств недопустимыми, Пленум Верховного Суда РФ мог бы своим руководящим постановлением отнести несоблюдение процессуальных сроков предварительного расследования, за держания, содержания под стражей, невручение заинтересованным лицам копий протоколов процессуальных документов, когда такое вручение преду смотрено УПК, нарушения требований об обязанности должностных лиц разъяснить и обеспечить права участвующим в деле лицам.

  2. Автор диссертации, как и ученые НИИ Генеральной прокуратуры РФ, придерживается многоуровневого подхода в анализе причин следственных ошибок, предлагает свои варианты устранения данных причин. В част- ности, для устранения существенных недостатков в планировании, организации расследования уголовных дел, в выдвижении и проверке версий необходимо компьютеризировать процесс расследования уголовных дел, обязать на ведомственном уровне ввести следственное производство по каждому уголовному делу, где были бы сосредоточены планы следственно-оперативных мероприятий, розыскные задания органам дознания, протоколы оперативных совещаний и другие документы.
  3. Автор диссертации, поддерживая современные подходы ученых - правоведов и практических работников, обосновал необходимость профес- сионально-психологического тестирования при подборе и расстановке кадров следователей и прокуроров.
  4. 275

  5. Проблемы совершенствования правовых основ выявления, устранения и предупреждения следственных ошибок автор диссертационного иссле- дования связывает с дифференциацией форм расследования уголовных дел. В частности, в ведении особой формы расследования тяжких и особо тяжких преступлений, включающей в себя некоторые изъятия из общей процедуры расследования: особую подследственность таких дел, особое оперативное обеспечение, особый порядок получения в процессе доказывания показаний, даваемых потерпевшими и свидетелями и другое, а также с введением упрощенных процедур расследования по иным преступлениям.
  6. Особое место в работе уделено возможностям выявлять, устранять и предупреждать следственные ошибки средствами прокурорского надзора. Учитывая непрекращающиеся дискуссии о месте и роли прокуратуры, автор показал значимость данных органов в деле укрепления законности и борьбы с преступностью, необходимость повышения статуса прокуратуры в системе государственных органов РФ. Автор диссертации не является сторонником лишения прокурора права осуществлять процессуальное руководство расследованием. В этой связи автор показывает особую значимость в выявлении, устранении и предупреждении следственных ошибок средств ведомственного контроля при сохранении за прокурором полномочия осуществлять надзор за соблюдением законности в деятельности начальника следственного отдела.
  7. Рассматривая возможность выявления, устранения и предупреждения следственных ошибок средствами судебного контроля при проверке за- конности задержания, избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу, при продлении сроков содержания под стражей, при выдаче судебных решений, ограничивающих конституционные права и свободы человека и гражданина, при рассмотрении жалоб граждан на незаконные действия органа дознания и лиц, производящих дознание, следователей, прокуроров, в диссертации обосновывается значимость этого нового вида контроля за пред-
  8. 276

варительным расследованием. Автор выступает за обжалование в суд законности и обоснованности привлечения лица в качестве обвиняемого. В ст.26 закона РФ “О судебной системе РФ” автор предлагает расширить перечень специализированных судов за счет введения института следственных судей, осуществляющих судебный контроль за ограничением конституционных прав и свобод личности при осуществлении дознания, предварительного следствия и оперативно- розыскной деятельности.

  1. В диссертационном исследовании показана роль защитника в пре- дупреждении, выявлении и принятии мер к устранению следственных оши- бок. Автор предложил осуществлять допуск на предварительное расследование по постановлению следователя, прокурора, лица, производящего дознание, любых компетентных специалистов (и не только юристов), могущих оказать лицу предусмотренную в числе конституционных прав квалифицированную юридическую помощь.
  2. Как преподаватель государственного университета, занимающийся вопросами подготовки кадров следователей, прокуроров, автор излагает свой взгляд на проблемы взаимодействия юридических ВУЗов с органами, осуществляющими предварительное следствие. Это - ранний профессиональный отбор и подготовка будущих следователей для поступления в юридические ВУЗы; профессионально-психологический отбор абитуриентов следственно-криминалистической специализации; целевая, контрактная подготовка будущих следователей; связь обучения с практикой; стажировки преподавателей ВУЗов в правоохранительных органах и т.п.
  3. Автор диссертации реально осознает все сложности с созданием единого Следственного комитета России или введением института судебных следователей. Поэтому, как компромиссный вариант, рассматривает идею о единстве требований к кандидатам на должности следователей всех четырех ведомств, имеющих следственные аппараты: по образованию (только высшее юридическое или в исключительных случаях для следователей низового зве-
  4. 277

на - незаконченное высшее после трех лет обучения и при условии продол- жения заочного получения образования в юридическом ВУЗе, имеющем государственную аккредитацию), по состоянию здоровья, по предоставлению отсрочки от службы в Вооруженных Силах РФ и т.д.

  1. Как перспективное направление автором рассмотрены проблемы внедрения компьютерной техники в деятельность следователей, прокуроров, высказаны в связи с этим необходимые рекомендации.

Выявление, устранение и своевременное предупреждение следственных ошибок в деятельности следователей, несомненно, будет способствовать укреплению режима законности и, тем самым, становлению Российской Федерации как правового государства.

278

Список использованной литературы

  1. Конституция (Основной Закон) Российской Федерации: Принята все- народным голосованием 12 декабря 1993 г. М., 1993.
  2. Федеральный конституционный закон РФ: “О судебной системе Рос- сийской Федерации” от 23 октября 1996 г. // Российская газета. 1997, 6 января.
  3. Федеральный закон РФ “Об оперативно-розыскной деятельности” от 12 августа 1995 г. // Российская газета. 1995, 18 августа.
  4. Федеральный закон РФ “О внесении изменений и дополнений в феде- ральный закон РФ “Об оперативно-розыскной деятельности” от 05.01.99. // Собрание Законодательства РФ. 1999. № 1. Ст. 233.
  5. Федеральный закон РФ “Об оружии” от 13 декабря 1996 г. // Собрание законодательства РФ. 1996. №51. Ст. 5681.
  6. Федеральный закон РФ “О Прокуратуре Российской Федерации” (в ред. Федерального закона от 10.02.99 № 31-ФЗ).
  7. Федеральный закон РФ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” от 21 июня 1995 г. // Собрание Законодательства РФ. - 1995. № 29. Ст. 2759.
  8. Федеральный закон РФ “О мировых судьях” от 17 декабря 1998 года. // Собрание Законодательства РФ 1998. № 51. Ст. 6270.
  9. Федеральный закон РФ “О государственной защите судей, должност- ных лиц правоохранительных и контролирующих органов” от 20 апреля 1995 года. // Собрание Законодательства РФ 1995. № 17.
  10. Уголовный кодекс РФ. М., 1996.
  11. Закон РФ “О частной детективной и охранной деятельности РФ” от 11 марта 1992г. // Российская газета, 1992, 30 апреля.
  12. Закон РФ “О безопасности” от 5 марта 1992. // Российская газета, 1992, 6 мая
  13. Закон РФ “О животном мире” // Собрание законодательства РФ.
  14. № 17. Ст. 1462.
  15. Закон РФ “Об обжаловании в суд действий и решений нарушающих права и свободы граждан” от 27 апреля 1993 г., с изменениями от 15 ноября 1995 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1993. № 19. Ст. 685; Российская газета. 1995, 26 декабря.
  16. Закон РСФСР “Об утверждении Положения об адвокатуре РСФСР” от 20 ноября 1980г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1980. № 48. Ст. 1596.
  17. Закон РСФСР “О милиции” // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 16.
  18. Закон РСФСР “Об охране окружающей природной среды” // Ведомо- сти Верховного Совета РСФСР, 1992. № 10. Ст. 457.
  19. Уголовный кодекс ФРГ. М., 1996.
  20. 279

  21. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. С-Пб., 1998.
  22. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 3 мая 1995 г. “По делу о проверке Конституционности статей 220-1 и 220-2 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Авитяна” // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации.
  23. №2-3.
  24. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 13 ноября 1995 г. “По делу о проверке конституционности части 5 статьи 209 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Р.Н. Самигуллиной и А.А. Ананасенко” // Собрание Законодательства РФ.
  25. № 47. Ст. 4551.
  26. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 13 июня 1996 г. “По делу о проверке конституционности части 5 статьи 97 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами гражданина В.В. Щелухина” // Законность. 1996. № 12.
  27. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 28 октября 1996 г. “По делу о проверке конституционности статьи 6 Уго- ловно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами гражданина О.В. Сушкова” // Собрание Законодательства РФ. 1996. № 45.Ст. 5203.
  28. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 28 января 1997 года по делу о проверке конституционности ч. 4 статьи 47 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, Р.Л. Гити-са, СВ. Абрамова. // Российская газета. 1997г., 18 февраля.
  29. Указ Президента Российской Федерации “О неотложных мерах по за- щите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности” от 14 июня 1994 г. № 1226. // Собрание Законодательства РФ. 1994. № 8. Ст. 804.
  30. Указ Президента Российской Федерации “О мерах по реализации концепции судебной реформы в РФ” от 22 ноября 1994 // Российская юс- тиция. 1995. № 1.
  31. Указ Президента Российской Федерации “О признании утратившими силу некоторых актов Президента Российской Федерации” от 14 июня 1997 г. № 503. // Собрание Законодательства РФ. 1997. № 25. Ст. 2898.
  32. Указ Президента Российской Федерации “О передаче уголовно- исполнительной системы МВД РФ в ведение министерства юстиции РФ” от 28.07.98. // Собрание Законодательства РФ 1998. № 31. Ст. 3841.
  33. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 3 от 27 апреля 1993 г. “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей” // Советская юстиция. 1993. № 12.
  34. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10 от 21 декабря 1993 г. “О рассмотрении судами жалоб на неправиль-
  35. 280

ные действия нарушающие права и свободы граждан” // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 3.

  1. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 13 от 24 декабря 1993 г. “О некоторых вопросах, связанных с приме- нением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации” // Российская юстиция. 1993. №3.
  2. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6 от 29 сентября 1994 г. “О выполнении судами Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. № 3. “О практике судебной проверки законности ареста или продления срока содержания под стражей”// Российская юстиция. 1995. № 1.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 8 от 31 октября 1995 г. “О некоторых вопросах применения судами Кон- ституции Российской Федерации при осуществлении правосудия” // Российская газета. 1995, 28 декабря.
  4. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. Издание 4-ое. М., Издательство “СПАРК”, 1996.
  5. Постановление Правительства РФ от 2 февраля 1998 г. “О мерах по обеспечению служебным оружием и специальными средствами долж- ностных лиц, выполняющих задачи по охране объектов животного мира” // Российская газета 1998, 20 февраля.
  6. Положение о координации деятельности правоохранительных орга- нов по борьбе с преступностью (утверждено Указом Президента Рос- сийской Федерации № 567 от 18 апреля 1996 г. // Российская газета. 1996, 5 мая.
  7. Приказ Генерального прокурора РФ №31 от 17 июня 1997. “Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием”.
  8. Указание Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Мини- стерства Внутренних дел Российской Федерации, Федеральной службы контрразведки Российской Федерации “О порядке реализации норм Указа Президента Российской Федерации” от 14 июня 1994 г. № 1226, “О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности” от 24 июня 1994 г. // Российская газета. 1994, 29 июня.
  9. Приказ МВД РФ № 197 от 15 июня 1992 “О неотложных мерах по улучшению деятельности следственных аппаратов органов внутренних дел”.
  10. Приказ ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России, от 13 мая 1998г. №» 175/226/336/201/286/410/56 “Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователям, прокурору или в суд”. Зарегистрировано
  11. 281

Министерством Юстиции РФ 3 сентября 1998. Регистрационный № 1603. // Бюллетень нормативных актов Министерств и Ведомств Российской Федерации, 1998, № 10

  1. Правила оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации: Утв. Постановлением Пра- вительства от 21 июля 1998. // Российская газета, 1998, 20 августа.
  2. Положение о совместных следственных оперативных группах (бригадах) органов прокуратуры, внутренних дел, безопасности и на- логовой полиции для пресечения и расследования деятельности орга- низованных преступных групп. Совместный Приказ руководителей правоохранительных органов от 22 мая 1995 года № 32/119, № 73/278.
  3. Основы уголовно-процессуального законодательства Союза ССР и союзных республик. М., 1965.
  4. Основы уголовно-процессуального законодательства Союза ССР и республик. Проект // Известия. 1991, 29 июня.
  5. Проект общей части Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации / С.А. Пашин, СЕ. Вицин, И.Б. Михайловская и др. М., 1994.
  6. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Проект Л.Б. Алексеева, М.М. Боброва, В.П. Божьева и др. М., 1994.
  7. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Проект А.Д. Бойков, И.Ф. Демидов, Ю.В. Кореневский и др. М., 1994.
  8. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Проект //Российская юстиция. М., 1994. № 9.
  9. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Проект // Российская юстиция. М., 1994. №11.
  10. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Проект // Юридический вестник. 1995. № 31/122.
  11. Модельный уголовно-процессуальный кодекс для государств- участников СНГ. Рекомендательный законодательный акт // Приложение к Информационному бюллетеню Межпарламентской Ассамблеи. 1996. №10.
  12. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Общая часть. М., 1996.
  13. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Особенная часть. М., 1996.
  14. Комментарий УПК РСФСР / Под ред. председателя Верховного Суда РФ Лебедева В.М. М., 1996.
  15. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. М., 1981.
  16. Комментарий к Федеральному Закону “Об оперативно-розыскной деятельности”. Рук. авт. кол-ва А.Ю. Шумилов. М., 1997.
  17. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному ко- дексу РСФСР. Изд. 2-е, переработанное и дополненное. М., 1997.
  18. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР: Теоретическая модель / Под ред. В.М. Савицкого. М., 1990.
  19. Концепция судебной реформы в Российской Федерации (Сост. С.А.
  20. 282

Пашин). М., 1992.

  1. Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие / Под. ред. Качанова А.Я. М., 1996.
  2. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. // Российская газета. 1995, 5 апреля.
  3. Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловеческо- го или унижающего достоинство обращения или наказания. // Собрание законодательства РФ. 1998. № 36. Ст. 4465.
  4. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по граждан- ским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. (Минск) // Собрание законодательства РФ. 1995. № 15. Ст. 1684.
  5. Всеобщая декларация прав человека. Принята и провозглашена резо- люцией 217А (III). Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г. // Права человека и судопроизводство. Собрание международных до- кументов. Варшава, 1996.
  6. Заключение № 193 (1996) по заявке России на вступление в Совет Ев- ропы от 25 января 1996г. // Российская юстиция. 1996. № 4.
  7. Андреев Б.В. Автоматизация информационного обеспечения проку- рорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими дознание и предварительное следствие. // Дисс… канд. юрид. наук. М., 1996.
  8. Антонян Ю.М., Верещагин С.А., Потапов С.А., Шостакович Б.В. Се- рийные сексуальные убийства. Учебное пособие. М., 1997.
  9. Ароцкер Л.Е. Тактика и этика судебного допроса. М., 1969.
  10. Бажанов М.И. Предание суду в советском уголовном процессе. (Конспект лекций). Харьков, 1965.
  11. Барабаш А.С. Сущность уголовного процесса и его роль в формировании ответственности правонарушителя. Красноярск, 1997.
  12. Баранов A.M. Процессуальные ошибки, совершаемые на этапе окон- чания предварительного следствия и способы их устранения. Лекция. Омск. 1996.
  13. Барщевский М. Ю. Организация и деятельность адвокатуры в России. Научно-практическое пособие. М., 1997.
  14. Баянов А.И., Первухина Л.Ф. Научные предпосылки программирования раскрытия и расследования преступления. // Актуальные проблемы правоведения в современный период. Томск, 1993.
  15. Безлепкин Б.Т. Судебно-правовая защита прав и свобод граждан в отношениях с государственными органами и должностными лицами. М., 1997
  16. Бердичевский Ф.Ю., Степичев С.С., Кочаров Г.И. Почему некоторые дела об убийствах возвращаются на доследование. М., 1968.
  17. Богословская Л. А. Основания к отмене или изменению приговоров. Харьков, 1981.
  18. Божьев В.П. Проблемы организации следственного аппарата в России
  19. 283

// Информационный Бюллетень СК МВД РФ. 1993. № 2.

  1. Божьев В.П. Прокуратура России: Какой ей быть? // Российская юстиция. 1995. № 9.
  2. Бойков А.Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. М., 1971.
  3. Бойков А.Д. Третья власть в России. Очерки о правосудии, законности и судебной реформе 1990 - 1996 гт. М., 1997.
  4. Бойков А.Д., Скуратов Ю.И. Пояснительная записка к проекту Уго- ловно-процессуального кодекса РФ, подготовленного НИИ при Гене- ральной прокуратуре РФ // Судебная реформа и проблемы уголовного судопроизводства. Сборник научных трудов. М., 1995.
  5. Бойков А.Д. Адвокатура в России в условиях судебно-правовой ре- формы // Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой ре- формы. Сборник научных трудов. М., 1997.
  6. Бойков А.Д. Защита жертв преступлений в уголовном судопроизвод- стве российской Федерации. // Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений. Сборник научных трудов и нормативных материалов. М., 1997.
  7. Бойков А.Д. Вопросы укрепления законности и повышения эффек- тивности уголовного судопроизводства в свете решений XXVII съезда КПСС. // Вопросы укрепления законности и устранения следственных ошибок в уголовном судопроизводстве. М. 1988.
  8. Бойков А.Д. Доклад на научно-практической конференции: Проблемы реформы уголовно-процессуального законодательства в проектах УПК РФ // Проблемы реформы уголовно-процессуального законодательства в проектах УПК РФ. Материалы научно-практической конференции 15-16 декабря 1994 г. М., 1994.
  9. Бородин С. В. Рассмотрение судом уголовных дел об убийствах. М., 1964.
  10. Быкова Е. Следственный судья во Франции // Российская юстиция.
  11. № 6.
  12. Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М., 1970.
  13. Васильев В.Л., Мамачук И.И. Психологические аспекты формирова- ния личности следователя. // Преподавание юридической психологии и ее практическое применение в свете решений XXVI съезда КПСС. Тарту, 1986.
  14. Веретехин Е.Г. Пробелы предварительного расследования и их вос- полнение в суде первой инстанции. Казань, 1988.
  15. Бидонов Л.Г. Криминалистические характеристики убийств и система типовых версий о лицах совершивших убийство без очевидцев. Мето- дические рекомендации. Горький, 1957.
  16. Власов В.И. Направление судами уголовных дел для дополнительного расследования. Кемерово, 1977.

284

  1. Власов В.И. Следственные ошибки по делам несовершеннолетних. / Актуальные проблемы расследования преступлений несовершеннолетних. М., 1982.
  2. Власов В.И. Расследование преступлений. Проблемы качества. Сара- тов, 1988.
  3. Вопленко Н.Н. Ошибки в правоприменении: понятие и виды. // Совет- ское государство и право. 1981. № 4.
  4. Вопросы расследования преступлений: Справочное пособие. 2-ое изд. / Под ред. И.Н. Кожевникова. М., 1997.
  5. Вопросы теории управления в органах прокуратуры. Сборник науч- ных трудов. М., 1997.
  6. Вопросы укрепления законности и устранение следственных ошибок в уголовном судопроизводстве. Сборник научных трудов. М., 1997.
  7. Воробьев Г.А. Соотношение предварительного и судебного следствия. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. М., 1967.
  8. Воробьев Г.А. Тактика и психологические особенности судебных дей- ствий. Учебное пособие. Краснодар, 1986.
  9. Воскобитова Л. А. Система оснований к отмене приговора в кассаци- онном порядке. М., 1985.
  10. Воскресенский В. В. Теория и практика производства дополнительно- го расследования по делам об умышленных убийствах. М., 1988.
  11. Выявление и устранение следственных ошибок при судебном рас- смотрении уголовных дел. Методическое пособие. М., 1990.
  12. Гальперин И. М., Лукашевич В. 3, Предание суду по советскому уго- ловно-процессуальному праву. М., 1965.
  13. Голубев В.В. некоторые особенности уголовно-правовой квалифика- ции бандитизма // Юридический консультант. 1998. № 3.
  14. Голубев В.В., Петуров A.M. Расследование деятельности преступных сообществ (организаций): первый опыт. // Следователь, 1998, № 3.
  15. Гончаров И.Д. Возникновение и развитие института предварительного следствия в советском уголовном процессе. Киев, 1980.
  16. Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.Н. Преступления в сфере эко- номической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Красноярск 1998.
  17. Гродзинский М. М. Кассационное и надзорное производство в совет- ском уголовном процессе. М., 1949.
  18. Гродзинский М. М. Кассационное и надзорное производство в совет- ском уголовном процессе. М., 1953.
  19. Густов Г.А., Кононов А.А. Методологические аспекты компьютериза- ции расследования. // Современные проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, прокурорского надзор. Сборник научных трудов. М. - С-Пб - Кемерово, 1998.
  20. Гуценко К. Следственный комитет — благо ли? // Социалистическая законность. № 3. 1991.
  21. 285

  22. Давыдов П. М. Обвинение в советском уголовном процессе. Сверд- ловск, 1974.
  23. Давыдов П.М., Сидоров Д.В., Якимов П.П. Судопроизводство по но- вому УПК РСФСР. Свердловск, 1962.
  24. Демидов И.Ф. Борьба с преступностью и обеспечение прав человека - основные проблемы уголовного судопроизводства // Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. Сборник научных трудов. М., 1997.
  25. Демидов И.Ф. Судебная реформа и новые проблемы науки уголовного процесса // Вопросы укрепления законности в уголовном судопроизводстве в свете правовой реформы. Материалы конференции. М. — Тюмень, 1995.
  26. Демидов И.Ф. Проблемы прав человека в российском уголовном про- цессе. М., 1995.
  27. Демидов И.Ф. Проблемы Реформы уголовно-процессуального законодательства в проектах УПК Российской Федерации // Судебная ре- форма и проблемы уголовного судопроизводства. Сборник научных трудов. М., 1995.
  28. Деятельность областной прокуратуры по надзору за исполнением за- конов при осуществлении дознания и предварительного следствия в органах внутренних дел. Методическое пособие. М., 1995.
  29. Деятельность следователя и прокурора на первоначальном этапе рас- следования убийств. Методическое пособие. М., 1987.
  30. Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно- розыскной деятельности. М., 1996.
  31. Донна Гомьен, Девид Харрис, Лео Зваак .Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М, 1998.
  32. Доспулов Г.Г. Оптимизация предварительного следствия. Наука. Ал- ма-Ата, 1984.
  33. Дугин А.Т. Причины процессуальных нарушений. // Современные проблемы уголовного права, процесса и криминалистики. М.— Кемерово, 1996.
  34. Дугин А.Т. Проблемы борьбы с уголовно-процессуальными правона- рушениями при расследовании преступлений средствами прокурорского надзора. // Дисс… канд. юрид. наук. М., 1995.
  35. Ефимичев СВ. Правовые и организационные вопросы окончания предварительного расследования с обвинительным заключением. Волгоград, 1977.
  36. Жук О.Д. Особенности возбуждения уголовных дел о преступлениях, совершенных организованными преступными формированиями. Томск, 1998.
  37. Зайковский В.Н., Голубев В.В. Методика использования в расследова- нии результатов оперативно-розыскной деятельности. // Следователь.
  38. 286

  39. №2.

  40. Защита прав потерпевшего в уголовном процессе (сравнительное ис- следование). / Под ред. A.M. Ларина. М., 1993.
  41. Защита прав человека и борьба с преступностью. Документы Совета Европы / Сост. Т.Н. Москалькова и др. М., 1998.
  42. Зникин В.К. Использование оперативно-розыскной информации в уголовно-процессуальном доказывании. Дисс… канд. юрид. наук. Томск, 1998.
  43. Изверги в погонах // Красноярский рабочий. 1998, 19 февраля.
  44. Использование компьютера для организации работы следователя. (В.В.Голубев) // Следователь. 1998. № 2.
  45. Истомин А.Ф. Ответственность за убийство при превышении пределов необходимой обороны (уголовно-правовые и криминалистические аспекты). Автореф. дисс… канд. юрид. наук. М., 1995.
  46. Каз Ц.М. Восполнение пробелов предварительного следствия по де- лам несовершеннолетних в ходе судебного разбирательства. // Актуальные проблемы расследования преступлений несовершеннолетних. М., 1982.
  47. Каз Ц.М. Профессиональная подготовка кадров - важный фактор обеспечения качества уголовного судопроизводства // Вопросы укрепления законности и устранения следственных ошибок в уголовном су- допроизводстве. М., 1988.
  48. Казинян Г.С., Соловьев А.Б. Проблемы эффективности следственных действий. Ереван, 1987.
  49. Калинкина Л.Д. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона и их отграничение от несущественных. Дисс… канд. юрид. наук. Казань, 1981.
  50. Караханьян А.К. Криминалистические основы компьютеризации рас- следования. Дисс… канд. юрид. наук. М., 1993.
  51. Каретников А. С. Процессуальные основания возвращения уголовно- го дела к доследованию. Саратов, 1978.
  52. Карнеева Л. М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. М., 1971.
  53. К вопросу о допустимости в процессе доказывания результатов ОРД (В.В.Голубев)// Следователь. 1997. № 1.
  54. Кислицын Г.В. Правовые и организационные аспекты автоматизации информационного обеспечения прокуратуры района (города). Дисс… юрид. канд. наук. М., 1991.
  55. Козусев А.Ф. Прокурорский надзор за исполнением законов при рас- следовании уголовных дел об убийствах по найму. Учебное пособие. М., 1998.
  56. Колоколов Н.А. Судебный контроль: некоторые проблемы истории и современности. Курск, 1996.
  57. Колоколов Н.А. Судебный контроль на предварительном расследова-
  58. 287

нии (сравнительно-правовое исследование). Курск, 1997.

  1. Колоколов Н.А.. Судебный контроль в стадии предварительного рас- следования преступлений: важная функция судебной власти. Автореферат дисс… канд. юрид. наук. М., 1998.
  2. Концепция подбора, расстановки, закрепления и воспитания кадров органов прокуратуры (кадровая политика). М., 1995.
  3. Кореневский Ю.В. Судебная практика и совершенствование предва- рительного расследования. М., 1974.
  4. Кореневский Ю.В. Доклад на научно-практической конференции: Проблемы реформы уголовно-процессуального законодательства в проектах УПК РФ. Материалы научно-практической конференции 15 - 16 декабря 1994. М., 1994.
  5. Кравцев В.И. О повышении уровня профессионализма работников следственного аппарата. // Проблемы повышения уровня подготовки специалистов для работы в органах предварительного следствия. Л.— Уфа, 1991.
  6. Кроз М.В. Профессионально-психологический отбор прокурорских работников: разработки и перспективы. // Проблемы совершенствования прокурорского надзора. М., 1997.
  7. Кроз М.В., Романов В.В. Методическое руководство по профессио- нальному психологическому отбору абитуриентов, поступающих на юридический факультет института. М., 1996.
  8. Кроз М.В., Романов В.В. Психологическая оценка руководящих ра- ботников органов прокуратуры РФ. // Психологический информационный бюллетень. 1995. № 8.
  9. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972.
  10. Кузнецов В. Суд должен рассмотреть жалобу на решение прокурора // Российская юстиция. 1996. № 7.
  11. Куприянова В.И. Профилактическое значение решений в работе с кад- рами в органах прокуратуры. // Вопросы теории управления в органах прокуратуры. М., 1997.
  12. Кургалиев Б.М. Государственный следственный комитет республики Казахстан. // Информационный Бюллетень СК МВД РФ. 1996. № 4.
  13. Курляндский В. Преступление или проступок. // Литературная газета.
  14. 17 мая; 1973. 31 января, 9 мая, 4 июля.
  15. Куринов Б.А. Научная основа квалификации преступлений. М., 1976.
  16. Курс Советского уголовного права (часть общая). Т. 1. Л., 1968.
  17. Курс Советского уголовного процесса. / Под ред. А.Д. Бойкова., И.И. Карпеца. Общая часть. М., 1989.
  18. Куцова Э. Ф. Советская кассация как гарантия законности в правосу- дии. М., 1957.
  19. Ларин А. М., Мельников Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции-очерки. М., 1997.
  20. Ларин А. М. Расследование по уголовному делу. Планирование, орга-
  21. 288

низация. М., 1970.

  1. Леви А. А., Горюнов Ю. А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве. М., 1983.
  2. Леви А.А. Участие защитника на предварительном следствии. // Про- курорская и следственная практика. М., 1997. № 3.
  3. Леви А. А. Научно-технические средства в суде. М., 1974.
  4. Леви А. А. Научно-технические средства в уголовном судопроизвод- стве. М., 1981.
  5. Лонь С.Л. Протокольное производство в уголовном процессе. Томск. 1996.
  6. Лопащенко Н.А. Вопросы квалификации преступлений в сфере эко- номической деятельности. Саратов, 1997.
  7. Любавин А.А. О некоторых негативных факторах в подготовке след- ственных кадров и путях ее совершенствования. // Проблемы повышения уровня подготовки специалистов для работы в органах предварительного следствия. Л.—Уфа, 1991.
  8. Макаров М.И. Проблемы совершенствования качества следственной работы в органах прокуратуры. // Проблемы повышения качества следственной работы в органах прокуратуры. Саратов, 1994.
  9. Мартынчик Е.Г. Гарантии прав обвиняемого в суде первой инстанции. Кишинев, 1975.
  10. Материалы республиканского научно-практической конференции по проблеме “Следственные ошибки, их причины и пути устранения”. Алма- Ата, 1989.
  11. Махов В.Н. О месте и роли предварительного следствия в уголовном процессе Российской Федерации. // Проблемы уголовного судопроиз- водства. Сборник научных трудов. М. - Кемерово, 1998.
  12. Махов В.Н., Ястребова О.М. Правовые и организационные вопросы обжалования в суд ареста в качестве меры пресечения // Расследование и прокурорский надзор за законностью деятельности следователей. Н. Новгород, 1994.
  13. Методика расследования серийных убийств. Методическое пособие. М., 1998.
  14. Методология и методика изучения следственных ошибок. Сборник научных трудов. М., 1986.
  15. Миньковский Г.М., Ратинов, А.Р. Следственные действия. // Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973.
  16. Михайлов А.И., Соя-Серко Л.А., Соловьев А.Б. Научная организация труда следователя. М. 1974.
  17. Михайлов А.И., Соловьев А.Б. и др. Деятельность следователя и про- курора на первоначальном этапе расследования убийств. М., 1987.
  18. Михайлов А.И. Проблемы эффективности предварительного следст- вия: Автореф. дисс… док. юрид. наук. М., 1980.
  19. Михайлов А.И., Соловьев А.Д., Токарева М.Е. Прокурорский надзор

289

за исполнением законов при раскрытии преступлений. Методическое пособие. М., 1998.

  1. Михайлова Т.А. Предание суду в советском уголовном процессе. М., 1981.
  2. Мотовиловкер Я.О. Некоторые вопросы теории уголовного процесса в свете нового уголовно-процессуального законодательства. Кемерово,
  3. /1962.

  4. V Моршакова Т.Г. Направление уголовных дел судом первой инстанции

для дополнительного расследования. // Комментарий судебной практики за 1980 г. М., 1981.

  1. Насилие в органах МВД. Сборник материалов. Общественный центр содействия реформы уголовного правосудия. М., 1998.
  2. Необоснованное обвинение и реабилитация в уголовном процессе. Методическое пособие. М., 1997.
  3. Никандров В.И. Институт судебной проверки ареста: практика приме- нения и проблемы совершенствования // Государство и право. 1996. №7.
  4. Николайчик В.М. США “Билль о правах” и полицейское расследова- ние. М., 1973.
  5. Николайчик Н. И. Требование всесторонности, полноты и объектив- ности на предварительном следствии. Автореф. дисс… канд. юр. наук. М., 1966.
  6. Ожегов. СИ. Словарь русского языка. М.,Т987.
  7. Ольков С.Г. Кодификация уголовно-процессуальных правонарушений. // Вопросы укрепления законности в уголовном судопроизводстве в свете правовой реформы. М. — Тюмень, 1995.
  8. Организация и методика прокурорского надзора за законностью рас- следования преступлений органами дознания и следователями МВД. Методическое пособие. М., 1997.
  9. Организация и методика прокурорского надзора за законностью рас- следования преступлений органами дознания и следователями МВД по делам, завершившимся обвинительным заключением. Методическое пособие для горрайпрокуроров. Гродно, 1991.
  10. О роли прокурорского надзора в организации совместной работы опе- ративно-розыскных служб и органов предварительного следствия (В.В.Голубев) // Юридический консультант. 1998. № 5.
  11. Особенности предварительного расследования преступлений, осуще- ствляемых с участием защитника. Методическое пособие. М., 1995.
  12. Пантелеев В.И. Последствия неполноты расследования, выявленной в стадии предания суду. // Социалистическая законность. 1965. № 12.
  13. Пашин С.А. Судебная реформа и проблемы предварительного следст- вия. // Информационный Бюллетень СК МВД РФ. 1995. № 2.
  14. Пашкевич П.Ф. О процессуальной экономии в досудебных стадиях Советского уголовного судопроизводства. // Проблемы совершенство-
  15. 290

вания советского законодательства. Тр. ВНИИСЗ, М., 1974.

  1. Пашков А.Н. Органы прокуратуры как объект собственной безопасности и субъект ее обеспечения (проблемно-управленческий аспект). // Вопросы теории управления в органах прокуратуры. М., 1997.
  2. Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уго- ловном процессе. М., 1989.
  3. Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебный контроль за следст- вием // Российская юстиция. 1998. № 9.
  4. Петрухин И.Л. Судебные гарантии прав личности в уголовном про- цессе // Актуальные вопросы борьбы с преступностью в России и за рубежом. Выпуск 3. М., 1992.
  5. Перлов И.Д. Судебное следствие в советском уголовном процессе. М, 1955.
  6. Пещак Я. Следственные версии. Криминалистическое исследование. М., 1976.
  7. Познанский В. А. Односторонность или неполнота предварительного и судебного следствия как основание к отмене или изменению приговора. — Ученые записки Саратовского юридического института. Выпуск VIII. Саратов, 1959.
  8. Потеружа И. И. Роль суда второй инстанции в укреплении законно- сти. Минск, 1980.
  9. Права человека в России - международное измерение. Выпуск 1. Сборник документов. М., 1995.
  10. Правовая система Нидерландов. Под. Ред. В.В. и Л.В. Бойковых. М., 1998.
  11. Практика органов внутренних дел по расследованию дел о бандитизме (В.В.Голубев) // Юридический консультант. 1998. № 7.
  12. Проблемы совершенствования прокурорского надзора (к 275-летию Российской прокуратуры). Материалы научно-практической конференции. М., 1997.
  13. Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. Сборник научных трудов. М., 1997.
  14. Прокуратура Российской Федерации. Концепция развития на пере- ходный период / Под ред. Ю.И. Скуратова. М., 1994.
  15. Прокуратура в правовом государстве. Многосторонняя встреча, организованная Советом Европы совместно с Генеральной прокуратурой Российской Федерации. М., 1997.
  16. Прокурор в суде присяжных. Методическое пособие. М., 1995.
  17. Расследование и прокурорский надзор за законностью деятельности следователей. Сборник научных статей. Н. Новгород, 1994.
  18. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967.
  19. Романов В.В., Кроз М.В. Руководство по профессиональному психо- логическому отбору кандидатов на службу в органы прокуратуры РФ. М., 1994.
  20. 291

  21. Романов В.В., Кроз М.В. Психологическая оценка при профессио- нальном отборе кадров для прокуратуры (современное состояние и перспективы). //Вопросы психологии. 1994. № 3.
  22. Российское уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. Акаде- мика В.Н. Кудрявцева, и проф. А.В. Наумова. М., 1997.
  23. Руководство по расследованию убийств (Под ред. Ларина A.M., Мудьюгина Г.Н.) М., 1977.
  24. Рябцев В.П. Научные основы организации и управления в органах прокуратуры // Вопросы теории управления в органах прокуратуры. М., 1997.
  25. Рябцев В.П. Координация деятельности — залог успеха борьбы с пре- ступностью//Российская юстиция. 1996. №4.
  26. Савицкий В.М. Уголовный процесс России на новом витке демократии // Государство и право. 1994. № 6.
  27. Самойлов Ю.М. Кровавые похождения остановит засада // Проку- рорская и следственная практика. 1997. № 3.
  28. Селезнев М. Законность в оперативно-розыскной деятельности // Рос- сийская юстиция. 1994. № 3.
  29. Селиванов Н.А. Общая схема расследования убийств, совершенных по найму. // Прокурорская и следственная практика. 1998. № 1.
  30. Скаредов Г.И. Прокурорский надзор и процессуальная самостоятель- ность следователя. // Вестник МГУ. 11. Право. 1980. № 6.
  31. Скуратов Ю.И., Шинд В.И. Конституционные основы места прокура- туры в государственном механизме Российской Федерации // Консти- туционная законность и прокурорский надзор. М., 1994.
  32. Скуратов Ю.И. Концептуальные вопросы развития прокуратуры в пе- риод правовой реформы в Российской Федерации (Выступление Гене- рального прокурора РФ) // Законность. 1997. № 3.
  33. Соловьев А.Б. Актуальные проблемы прокурорского надзора за за- конностью предварительного расследования // Судебная реформа и проблемы уголовного судопроизводства. Сборник научных трудов. М., 1995.
  34. Соловьев А.Б. Актуальные проблемы процессуально доказывания в досудебных стадиях уголовного судопроизводства // Современные проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, прокурорского надзора. Сборник научных трудов. М. - С-Пб - Кемерово, 1995.
  35. Соловьев А.Б., Центров Е.Е. Допрос на предварительном следствии. Методическое пособие. М., 1986.
  36. Соловьев А.Б. О функциях прокуратуры в досудебных стадиях уго- ловного судопроизводства // Проблемы совершенствования прокурорского надзора (к 275-летию Российской прокуратуры). Материалы научно- практической конференции. М., 1997.
  37. Соловьев А.Б. Функция уголовного преследования в досудебных ста-
  38. 292

днях // Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. Сборник научных трудов. М., 1997.

  1. Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе. М., 1981.
  2. Соловьев А.Б. Причины следственных ошибок. // Вопросы укрепления законности и устранения следственных ошибок в уголовном судопроизводстве. М., 1988.
  3. Соловьев А.Б. Следственные действия на первоначальном этапе рас- следования преступлений. Кемерово, 1994.
  4. Соловьев А.Б. Следственные ошибки и вопросы повышения профес- сиональной квалификации следователей. // Проблемы повышения уровня подготовки специалистов для работы в органах предварительного следствия. Л.-Уфа, 1991.
  5. Соловьев А.Б., Багаутдинов Ф.Н. Прокурорский надзор за исполнением законов, направленных на борьбу с квартирными кражами, М., 1996.
  6. Соловьев А.Б., Багаутдинов Ф.Н., Филиппов М.Н. Прокурорский над- зор за всесторонностью, полнотой и объективностью расследования преступлений. М., 1996.
  7. Соловьев А.Б., Токарева М.Е. Проблемы координации борьбы с пре- ступностью и прокурорского надзора в досудебных стадиях уголовного процесса. // Проблемы уголовного судопроизводства. Сборник научных трудов. М. — Кемерово, 1998.
  8. Соловьев А.Б., Токарева М.Е. Современное состояние законности и актуальные направления совершенствования предварительного рас- следования преступлений. // Сборник научных трудов. М. - Кемерово, 1998.
  9. Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Дугин А.Т. Прокурорский надзор и судебный контроль при расследовании преступлений // Правовые формы и эффективность доказывания по уголовным делам. Тольятти, 1994.
  10. Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Якубович Н.А. Закон- ность в досудебных стадиях уголовного процесса России. М. — Кемерово, 1997.
  11. Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Шейфер С.А. Устранение следствен- ных ошибок и иных нарушений закона при расследовании преступлений. // Охрана прав граждан в уголовном судопроизводстве. М., 1989.
  12. Соловьев А.Б., Халиулин А.Г. Процессуальные и тактические вопросы дополнительного расследования. Учебно-методическое пособие. М. — Кемерово, 1996.
  13. Соловьев А.Б., Якубович Н.А. Предварительное расследование и про- курорский надзор в свете судебной реформы // Законность. 1995. № 8.
  14. Состояние законности в Российской Федерации (1993 - 1995 годы). Аналитический доклад. М., 1995.
  15. Состояние законности в Российской Федерации (1996 - 1997 годы). Аналитический доклад. М., 1998.
  16. 293

  17. Соя-Серко Л.Я. Программирование и компьютеризация расследова- ния. // Прокурорская и следственная практика. М., 1998. № 2.
  18. Становление правового государства в Российской Федерации и функ- ция прокуратуры (“Круглый стол” журнала “Государство и право”) // Государство и право. 1994. № 5.
  19. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. В 3-х томах. М., 1968.
  20. Строгович М.С. Проверка законности и обоснованности судебных приговоров. М., 1956.
  21. Строгович М.С, Алексеева Л.Ю., Ларин A.M. Советский уголовно- процессуальный закон и проблемы его эффективности. М., 1979.
  22. Судебный контроль и права человека. Материалы российско- британского семинара. Москва, 12—13 сентября 1994г. / Под. общ. ред. В.М. Савицкого. М., 1996.
  23. Таджиев Х.С. Прокурорский надзор и ведомственный контроль за расследованием преступлений. Ташкент, 1985.
  24. Темушкин О.Н. Основание отмены или изменения приговоров в кас- сационном и надзорном производстве. // Советская юстиция, 1976, № 19.
  25. Теребилов В.И. Судебно-правовая реформа. // Законность. 1996. № 3.
  26. Толковый словарь русского языка. Т. 2 М., 1938.
  27. Токарева М.Е. О разработке гарантий законности в досудебных стадиях уголовного процесса. // Прокуратура и правосудие в условиях су- дебно-правовой реформы. Сборник научных трудов. М., 1997.
  28. Токарева М.Е. Доклад на научно-практической конференции: Про- блемы реформы уголовно-процессуального законодательства в проектах УПК РФ. Материалы научно-практической конференции 15 -16 декабря 1994 г. М., 1994.
  29. Токарева М.Е. Проблемы регламентации правового статуса основных участников предварительного расследования преступления. // Современные проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, прокурорского надзора. Сборник научных трудов. М. — С-Пб -Кемерово, 1998.
  30. Токарева М.Е. Современные проблемы законности и прокурорский надзор в досудебных стадиях уголовного процесса. Дисс… док. юрид. наук. М., 1997.
  31. Трубникова Т.В. Упрощенные судебные производства в уголовном процессе России. Дисс… канд. юрид. наук. Томск, 1997.
  32. Тыричев И.В. Кассационные основания. — В кн.: Советский уголов- ный процесс. / Под ред. Л.М. Карнеевой, П.А. Лупинского, И.В. Ты-ричева. М., 1980.
  33. Тыричев И.В. Принцип непосредственности исследования доказа- тельств при судебном разбирательстве уголовных дел. // Советская юстиция,
  34. № 16.
  35. 294

  36. Уаинреб Л.Л. Отказ в правосудии. Уголовный процесс США. М, 1985.

  37. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник. / Под ред. д. ю. н., проф. Б.В. Здравомыслова. М., 1996.
  38. Уголовный процесс. Общая часть. Учебник / Под ред. В.П. Божьева. М., 1995.
  39. Уголовный процесс / Под ред. Гуценко К.Ф. М., 1996.
  40. Уголовный процесс / Под ред. П.А. Лупинской. М., 1995.
  41. Участники уголовного процесса и прокурорского надзора за обеспе- чением органами расследования их прав и законных интересов. НИИ проблем укрепления законности и правопорядка. Методическое пособие. М, 1995.
  42. Учебник Уголовного процесса / Под ред. А.С. Кобликова. М., 1995.
  43. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства в 2-х томах. С- Пб., 1996.
  44. Халиулин А.Г. Осуществление функций уголовного преследования прокуратурой России. Кемерово, 1997.
  45. Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за обеспечением конституцион- ных прав подозреваемых и обвиняемых. Дисс… канд. юрид. наук. М., 1988.
  46. Характер, причины и способы устранения ошибок в стадии предвари- тельного следствия. Методическое пособие. М., 1991.
  47. Чеджемов Т.Б. Судебное следствие. М., 1979.
  48. Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. С-Пб., 1995.
  49. Чувилев А. Применение конституционных норм в уголовном судо- производстве // Российская юстиция. 1992. № 2.
  50. Чувилев А. Прокурорский надзор за применением законов в оперативно-розыскной деятельности // Законность. 1994. №11.
  51. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступ- лений. Автореферат на соискание учёной степени кандидата юридических наук. М., 1997.
  52. Шаргородский М.Д. Уголовный закон. М., 1948.
  53. Шевченко П.В. Основания возвращения дела на доследование нужда- ется в уточнении. // Советская юстиция. 1972. № 24.
  54. Шейфер С.А., Лазарева В.А., Исмакаев Л.П. Следственные ошибки и их причины. // Проблемы дальнейшего укрепления социалистической законности при расследовании преступлений органами внутренних дел. Киев, 1988.
  55. Шейфер С.А., Соловьев А.Б., Токарева М.Е. Актуальные вопросы со- вершенствования работы следователей. // Реализация уголовной от- ветственности: материально-правовые и процессуальные аспекты. Самара, 1992.
  56. Шейфер С.А. Структура и общая характеристика следственных оши- бок. // Вопросы укрепления законности и устранения следственных
  57. 295

ошибок в уголовном судопроизводстве. Сборник научных трудов. М., 1988.

  1. Ширванов А.А, Существенные нарушения уголовно-процессуального закона как основание возвращения дел для дополнительного расследования. Дисс. канд. юрид. наук. М., Академия управления МВД РФ, 1999.
  2. Ширшов М. И., Мотовиловкер Я. П. Направление дела для дополни- тельного расследования в стадии предания суду. // Советская юстиция. 1983. №11.
  3. Шумилов А.Ю. Новый оперативно-розыскной закон России. Учебно- практическое пособие. М., 1997
  4. Шумилов А.Ю. Основы правового регулирования оперативно- розыскной деятельности. Спецкурс лекций. М., 1997.
  5. Шундиков В.Д. Принцип непосредственности при расследовании и рассмотрении уголовного дела. Саратов, 1974.
  6. Щерба СП. Влияние физических и психических недостатков обви- няемого на его показания и позицию по уголовному делу // Проблемы предварительного следствия и дознания. М., 1993.
  7. Щерба СП., Зайцев О.А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам: Практическое пособие / Под ред. СП. Щербы. М., 1996.
  8. Эффективность правосудия и проблемы устранения судебных ошибок. М., 1975, ч. 2.
  9. Якимович Ю.К. Избранные статьи. Томск, 1997.
  10. Якимович Ю.К. Контрактная система подготовки кадров юристов для правоохранительных органов и иных федеральных и местных госу- дарственных органов власти и управления. // Якимович Ю.К. Избранные статьи. Томск, 1997.
  11. Якубович Н.А. Некоторые вопросы прокурорского надзора за закон- ностью расследования при участии в нем защитника // Проблемы со- вершенствования прокурорского надзора (к 275-летию Российской прокуратуры). Материалы научно-практической конференции. М., 1997.
  12. Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. М., 1971.
  13. Якубович Н.А. Право на защиту в уголовном процессе и его пробле- мы. // Современные проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, прокурорского надзора. Сборник научных трудов. М. - С- Пб - Кемерово, 1998.
  14. Якубович Н.А. Предварительное расследование. Методологические, уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы. Дисс… док. юрид. наук. М. 1977.
  15. Якубович Н.А., Батищева Л.В., Радутная Е.С, Пичкалева Г.И. Охрана конституционных прав личности на предварительном следствии. Ме-
  16. 296

тодическое пособие. М., 1988.

  1. Якубович Н.А., Леви А.А. и др. Участники уголовного процесса и прокурорский надзор за обеспечением органами расследования их прав и законных интересов. Методическое пособие. М. 1995.
  2. Ястребов В.Б. Надзор за исполнением законов как основная функция прокуратуры. // Проблемы совершенствования прокурорского надзора. М. 1997.
  3. Nils Jareborg. Essays in Criminal Law Justus Forlag Juridiskei in Yppsala. 1988.
  4. Criminal Justice Systems in Europe: Sweden. Esoteborg. 1995.
  5. 297