lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Переверзев, Михаил Михайлович. - Негативные обстоятельства, связанные с применением огнестрельного оружия: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Саратов, 2001 160 с. РГБ ОД, 61:02-12/239-2

Posted in:

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

САРАТОВСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

На правах рукописи

ПЕРЕВЕРЗЕВ Михаил Михайлович

НЕГАТИВНЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, СВЯЗАННЫЕ С ПРИМЕНЕНИЕМ ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ

Специальность 12.00.09-уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель -Заслуженный юрист России кандидат юридических наук, профессор А. Г. ЕГОРОВ

Саратов-2001

2

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ И ВИДЫ

НЕГАТИВНЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ 12

1.1. Развитие представлений о негативных обстоятельствах 12 1.2. 1.3. Понятие и классификация негативных 1.4. обстоятельств. 32

Глава 2. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕГАТИВНЫХ

ОБСТОЯТЕЛЬСТВ,СВЯЗАННЫХ С ПРИМЕНЕНИЕМ ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ 57

Глава 3. ВОЗМОЖНОСТЬ ВОЗНИКНОВЕНИЯ

НЕГАТИВНЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ПРИ

УСТАНОВЛЕНИИ МЕСТА ВЫСТРЕЛА 73

3.1.Криминалистическое исследование места

происшествия при реконструкции траектории полета снаряда 73

3.2. Влияние пробиваемой неподвижной

преграды на траекторию полета снаряда 93

3.3. Изменение траектории полета снаряда

как фактор, способствующий возникновению

ошибочных негативных обстоятельств 119

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 136

БИБЛИОГРАФИЯ

139

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. Актуальность настоящего диссертационного исследования определяется следующими факторами: во-первых, значительным количеством преступлений, совершаемых с применением огнестрельного оружия; во-вторых, важной ролью негативных обстоятельств в расследовании неочевидных и замаскированных преступлений; в-третьих, наличием многих проблемных вопросов, связанных с понятием негативных обстоятельств, их местом в процессе расследования и факторами, способствующими их возникновению; в-четвертых, возможностью применения результатов исследования в практической правоприменительной деятельности органов уголовного преследования и правосудия.

В настоящее время состояние преступности в нашей стране оставляет желать лучшего. В течение последнего десятилетия уровень преступности остается очень высоким и имеет тенденцию роста. Значительную долю в ее структуре составляют преступления против личности, совершаемые с применением огнестрельного оружия, которое не случайно пользуется среди преступников большой популярностью. Будучи конструктивно предназначенным для лишения человека жизни, оно является в этом отношении непревзойденным инструментом. И хотя доля преступлений, совершаемых с применением огнестрельного оружия, в общем объеме преступности не очень велика, эти деяния характеризуются наибольшей степенью общественной опасности, так как посягают на самый ценный объект - человеческую жизнь. Рост числа преступлений и их жестокости вынуждает правоохранительные органы
применять к

4

совершающим их лицам адекватные меры. Это стало причиной того, что за последние годы резко возросло число случаев применения огнестрельного оружия служащими органов правопорядка.

Происходящие в преступной среде изменения затрагивают не только количественные, но и качественные ее стороны. Интеллектуальный уровень преступников растет. Уходят в прошлое те времена, когда посягательства на человеческую жизнь происходили в основном на почве хулиганских побуждений или внезапно возникших личных неприязненных отношений (как принято говорить - на «бытовой» почве) и были по большей части очевидными. С каждым годом все большую часть среди преступлений, связанных с применением огнестрельного оружия, занимают деяния лиц, сделавших преступный промысел своим основным занятием и став таким образом «профессиональными» преступниками. Среди общественно-опасных посягательств на личность человека увеличивается количество неочевидных преступлений. Зачастую такие преступления совершаются наемными убийцами и приобретают большой общественный резонанс.

Качественное изменение преступлений неизбежно привело к тому, что все большую долю преступлений против жизни составляют тщательно спланированные деяния, совершая которые преступник заботится не только о достижении желаемых им общественно-опасных результатов, но и о том, чтобы скрыть свое преступление или направить расследование по ложному пути. «Преступники-профессионалы», совершающие преступления не «по горячке», а «по холодному расчету» используют любые способы для сокрытия или маскировки своих деяний и уничтожения их следов. Зачастую совершаемые ими преступления маскируются под несчастный случай или самоубийство, порою инсценируются отдельные элементы состава преступления (например, мотив) для того, чтобы отвести от себя подозрение в его совершении. Но,

5

даже попадая под подозрение, современные преступники не спешат раскаяться в совершенном преступлении и дать правдивые показания, напротив, - они применяют всяческие уловки для того, чтобы уйти от ответственности.

Раскрытие таких преступлений и доказывание вины совершивших их лиц сильно затруднено. Но как бы ни старался преступник, невозможно полностью скрыть следы преступления или замаскировать его. Даже в обстановке тщательно инсценированного события можно отыскать такие обстоятельства, которые противоречат ложной картине происшествия (то есть негативные обстоятельства) и помогают разобраться в истинной сути того, что произошло. Но негативные обстоятельства могут играть двоякую роль. С одной стороны они могут помочь разоблачить маскировку преступления, а с другой (если начнут противоречить правильному представлению о происшествии) - еще больше его запутать. С этой точки зрения негативные обстоятельства пока еще очень мало изучены, и их исследование позволит повысить эффективность расследования преступлений.

Цели и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является системное рассмотрение такого явления как негативные обстоятельства, а также выявление и изучение ситуаций, в которых возможно возникновение негативных обстоятельств, связанных с применением огнестрельного оружия. Достижению этой цели способствовало решение задач, направленных:

на уточнение сущности негативных обстоятельств и их места среди других обстоятельств происшествия;

на выявление и изучение признаков и свойств негативных обстоятельств;

на оптимизацию понятийного аппарата;

6

на изучение влияния преграды на траекторию пробившего ее снаряда как фактора, порождающего негативные обстоятельства;

на разработку научно-обоснованных рекомендаций по совершенствованию методики установления места дальнего выстрела.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются негативные обстоятельства как элемент информации о расследуемом происшествии и деятельность субъектов расследования при наличии негативных обстоятельств.

Предметом исследования были:

сущность, признаки и свойства негативных обстоятельств;

виды негативных обстоятельств;

факторы, способствующие возникновению негативных обстоятельств;

методика установления места выстрела из огнестрельного оружия;

влияние преграды на траекторию пробившего ее снаряда;

признаки, позволяющие определить наличие и характер отклонения снаряда от первоначальной траектории при пробивании преграды.

Методологические основы исследования. Диссертационная работа выполнялась на основе философских законов и категорий логического мышления, теоретических положений криминалистики, судебной экспертизы и судебной баллистики, данных науки уголовного процесса и естественных наук.

При изучении предмета диссертации широко использовался системно-структурный подход, основывающийся на принципах целостности, структурности, иерархичности, многомерности,

множественности описаний. Этот метод позволил рассмотреть негативные обстоятельства как самостоятельное явление,
имеющее собственную

7

структуру и место в системе всей информации о происшествии. Этот метод позволил свести все операции по установлению места выстрела в единую логически стройную систему.

Вследствие того, что диссертационное исследование тесно связано с изучением внешних проявлений различных явлений, связанных с полетом снаряда, при ее написании широко применялись такие общенаучные методы как наблюдение, эксперимент, измерение, сравнение, а также методы естественных наук.

Так как криминалистика в целом и ее отдельные положения служит исключительно для удовлетворения потребностей уголовного процесса, данные уголовно-процессуальной науки использовались как основа, определяющая как обоснованность и необходимость самих исследований, так и актуальность полученных с помощью них результатов.

Материал, положенный в основу диссертационного исследования. При работе над диссертацией использовались научные труды следующих авторов: Аханова B.C., Бекмана М.Е., Белкина Р.С, Бронникова А.Г., Бурдановой B.C., Васильева А.Н., Винберга А.И., Винницкого Л.В., Герасимова И.Ф., Голдсмита В., Григорьева Г.А., Глассона Г.А, Джонаса А.Зукаса, Дулова А.В., Егорова А.Г., Карагодина В.Н., Кириченко В.В., Колмакова В.П., Комаринца Б.М., Корухова Ю.Г., Кустановича С.Д., Ларина A.M., Максутова И.Х., Медведева СИ., Моисеенко И.Я., Образцова В.А., Овечкина В.А., Плескачевского В.М., Попова В.И., Рассейкина Д.П., Ратинова А.Р., Ручкина В.А., Сапожникова Ю.С., Селиванова Н.А., Силкина П.Ф., Сильникова М.В., Смыслова В.И., Стальмахова А.В., Сумароки A.M., Сухарева А.Г., Филиппова А.Г., Хилобока М.П., Химичева В.А., Центрова Е.Е., Чулкова И.А., Шаламова М.П., Шекшуевой О.Н., Шепитько В.Ю., Шиканова В.И., Яблокова Н.П., Якимова И.Н. и др.

8

В эмпирическую основу диссертации положены данные интервьюирования следователей и экспертов-криминалистов, а также результаты проведенных совместно с начальником кафедры криминалистического оружиеведения СЮИ МВД России кандидатом физико-математических наук В. А. Федоренко научных экспериментов по исследованию влияния преград на полет пробивших их снарядов. Всего в ходе экспериментов было произведено более 300 выстрелов различными снарядами в преграды из листового силикатного стекла и триплекса.

Правовой основой диссертационного исследования являются положения Конституции Российской Федерации и Уголовно- процессуального кодекса РСФСР.

Научная новизна исследования. Научная новизна исследования заключается в следующем:

Во-первых, в системном рассмотрении сущности негативных обстоятельств как самостоятельного явления, а не как признака инсценировки и, как следствие, в формировании целостной концепции понятия негативных обстоятельств.

Во-вторых, в исследовании негативных обстоятельств, связанных с применением огнестрельного оружия.

В-третьих, в исследовании ситуаций, при которых могут возникнуть негативные обстоятельства, связанные не с инсценировкой, а с ошибочным представлением субъекта расследования о происшествии.

В-четвертых, в системном рассмотрении процесса установления места выстрела из огнестрельного оружия.

В-пятых, в исследовании влияния различных преград, пробиваемых снарядом, на дальнейшую траекторию его полета.

В-шестых, в разработке методических рекомендаций по совершенствованию методики установления места дальнего выстрела.

9

Положения, выносимые на защиту.

  1. Уточненное определение негативных обстоятельств; уточненная классификация негативных обстоятельств.
  2. Выявленные эффекты, связанные с изменением траектории полета снаряда при пробивании преграды (нормализация движения снаряда и отклонение снаряда в сторону рикошета).
  3. Методические рекомендации, направленные на совершенствование методики определения места дальнего выстрела.
  4. Теоретическая и практическая значимость результатов исследования. Теоретическое значение исследования состоит в уточнении понятия негативных обстоятельств и их места в познавательной деятельности при расследовании преступлений, выявлении их основных признаков и видов. Помимо этого теоретическую ценность представляет адаптация данных физики в области динамики удара и пробивания твердых преград применительно к потребностям криминалистического исследования места происшествия, связанного с применением огнестрельного оружия. Как с теоретической, так и с практической точек зрения большое значение имеют выявленные в результате исследования эффекты, связанные с отклонением снаряда от первоначальной траектории при пробивании различных преград. Полученные результаты могут служить основой для дальнейших научных исследовании данной проблемы.

Практическое значение работы заключается также в том, что ее результаты и данные на их основе рекомендации могут быть применены при расследовании происшествий, связанных с применением огнестрельного оружия, а также при профессиональной подготовке сотрудников органов уголовного преследования и правосудия.

Внедрение и апробация результатов исследования. Материалы диссертации докладывались и были одобрены на заседании
научно-

10

практического межкафедрального семинара. Основные положения, содержащиеся в диссертации, нашли свое отражение в следующих работах:

Переверзев М. М. «Негативные обстоятельства» как составная часть преподавания криминалистических дисциплин». // Проблемы повышения эффективности учебно-воспитательного процесса в условиях реализации государственных образовательных стандартов второго поколения. Материалы научно-методической конференции. 4.2. - Саратов: СЮИ МВД России, 2001. С. 68-69.

Федоренко В. А., Переверзев М. М. Изменение траектории полета снаряда при пробивании им преграды. // Судебная экспертиза: Межвуз. сб. н. ст. / Под научной редакцией заслуженного юриста России, профессора А. Г. Егорова. Вып.1. - Саратов: СЮИ МВД России, 2001. С. 29-33.

Федоренко В. А., Переверзев М. М. Особенности определения места выстрела по огнестрельным повреждениям в преграде. // Актуальные вопросы экспертной практики: Сб. н. ст. - Саратов: СЮИ МВД России, 2001. С. 128-130.

Федоренко В. А., Переверзев М. М. Изменение траектории полета пули при пробивании цельного листового стекла и триплекса (принята к изданию в журнале ЭКЦ МВД России «Экспертная практика»).

Федоренко В. А., Переверзев М. М. Возможность возникновения негативных обстоятельств при установлении места выстрела методом визирования (принята к изданию в журнале «Вестник Саратовской государственной академии права». 2001. №6.).

Федоренко В.А., Переверзев М.М. Границы применимости метода визирования в судебной баллистике. // Труды XXVIII научно- технической конференции «Проектирование систем», 30.01- 1.02.2001г., МГТУ им.Н.Э.Баумана. - Москва, 2001.

11

Результаты исследования рекомендованы к использованию в практической деятельности Экспертно-криминалистического управления ГУ ГУВД Саратовской области.

Структура диссертации.

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии.

12

Глава 1. ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ И ВИДЫ НЕГАТИВНЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

1.1. РАЗВИТИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О НЕГАТИВНЫХ

ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ

Негативные обстоятельства, возникающие при расследовании преступлений, связанных с применением огнестрельного оружия, являются разновидностью общего понятия негативных обстоятельств. Название «негативные» уже само по себе дает понять, что обстоятельства такого рода существенно отличаются от других обстоятельств, подлежащих исследованию по делу, и имеют особое значение при расследовании преступлений.

Термин «негативные обстоятельства» впервые был предложен Якимовым И.Н. еще в начале двадцатого века. Под ним он понимал такие обстоятельства расследуемого преступления, которые «нарушают обычный, ожидаемый порядок, который всегда неизменно наблюдается при известных условиях»1. Однако не стоит думать, что до этого, криминалисты оставляли без внимания подобные явления.

Но и раньше такие обстоятельства криминалистами не оставлялись без внимания. Еще Г. Гросс, считающийся
основоположником

Якимов И.Н. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике. -М, 1925, СП.

13

криминалистической науки, писал, что при расследовании некоторых преступлений « .. .совершенно невольно наталкиваешься на противоречия, пробелы и несообразности…», «уклонения от природы» в обстановке происшествия, которые «имеют место в том случае, когда эта обстановка была создана обманным путем, так, как будто она произошла в действительности…».” Русский профессор Н.Д. Сергиевский, упоминая о негативных обстоятельствах еще до Октябрьской революции, называл их «лишними предметами», «несообразностями»3, а М. Е. Евтеньев-«отрицательным фактом»4.

Нельзя не отметить, что среди ученых были и такие, которые вовсе отрицали существование такого явления как негативные обстоятельства. К их числу относится A.M. Ларин, который считал, что «…понятию негативных обстоятельств не соответствует достаточно определенный класс реальных явлений. Использование таких понятий в теории и практике нецелесообразно»5. Однако такой взгляд не нашел поддержки, так как и теория и практика свидетельствуют о том, что негативные обстоятельства не только существуют в действительности, но и имеют огромное значение для расследования преступлений.

Несмотря на то, что явление, получившее название «негативных обстоятельств» известно криминалистам издавна, до настоящего времени в науке не выработалось единого определения этого явления. С одной

2 Гросс Г. Руководство для судебных следователей, как
система криминалистики.-СПб, 1908. С.801-802.

3 Сергиевский Н.Д. Немые свидетели (практика осмотров).// «Вестник полиции». 1907. № 1;№2; 1908. №5; №7; №10.

4 Евгеньев М.Е. Методика и техника расследования
преступлений. - Киев, 1940. С. 63.

5 Ларин A.M. От следственной версии к истине. - М.: Юридическая литература, 1976. С. 180.

14

стороны, это объясняется тем, что одно и то же явление можно описать по-разному. С другой стороны, это происходит из-за того, что многие ученые, называя негативными обстоятельствами примерно одни и те же явления, наполняют этот термин несколько различным содержанием.

Сторонники одной точки зрения считают, что негативными обстоятельствами следует называть отсутствие тех следов или признаков, которые должны быть в данной обстановке.

Профессор А. Н. Васильев сформулировал следующее определение: «Негативные обстоятельства (разновидность противоречащих обстоятельств) - отсутствие признаков, которые должны быть, если бы первоначально сложившаяся версия была правильной».6 При этом под противоречащими обстоятельствами он понимал «наличие следов или предметов, которые противоречат первоначально сложившейся версии о характере происшествия».7 А М. П. Шаламов считал, что негативные обстоятельства «характеризуются отсутствием того, что при обычном положении должно было быть».8 Подобного же мнения придерживаются А. Р. Ратинов9, СИ. Тихенко10,

6 Васильев А.Н. Тактика осмотра места происшествия. В кн.: Криминалистика. / Под ред. Васильева А.Н. - М: Изд-во Московского ун-та, 1971. С. 304.

См. также: Васильев А.Н. «В.Попов. Осмотр места происшествия (рецензия на книгу)». // «Социалистическая законность». 1961. № 7. С.95.

7 Там же. С. 304.

8 Шаламов М.П. Теория улик. - М: Госюриздат, 1960. С. 8.

9 Ратинов А.Р. Использование версий при осмотре места происшествия. В кн.: Осмотр места происшествия. -М.: Госюриздат, 1960. С. 75.;

Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М: ВШ МООП СССР, 1967. С. 132.

10 Тихенко СИ. Осмотр места происшествия. // Криминалистика и научно- судебная экспертиза. №3.-Киев, 1949. С.227.

15

Ю.Н. Лукин11, П.И. Тарасов-Родионов12, Г.А. Глассон и Б.М. Комаринец13, В.П. Колмаков14 и другие ученые.

Несмотря на то, что данная точка зрения подверглась острой и вполне справедливой критике, она до их пор находит своих сторонников. 15

Критике же эта точка зрения подверглась на том основании, что в соответствии с ней негативные обстоятельства ограничивались только случаями отсутствия того, что должно было бы быть. Однако практика расследования преступлений свидетельствует о том, что не менее часто встречаются случаи, когда среди обстоятельств расследуемого происшествия устанавливается наличие того, чего не должно было бы быть.

11 Лукин Ю.Н. Расследование убийств, совершенных из огнестрельного оружия. (Первоначальные следственные действия). / Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - М., 1968.

12 Тарасов-Родионов П.И. Предварительное следствие. - М: Госюриздат, 1955.С.93-94.

13 Глассон Г.А, Комаринец Б.М. Составление протокола осмотра места происшествия. В кн.: Осмотр места происшествия. - М., 1947. С.33.

14 Попов В.И. Осмотр места происшествия. - Алма-Ата: Казгосиздат, 1957. С.148.

15 См. например:

Крючков В.П. Тактические и логические аспекты исследования обстановки места происшествия.// Теоретические проблемы криминалистической тактики. /Межвуз. сб. н. т. - Свердловск: Изд-во Уральского ун-та, 1981. С. 85.

Жданов А.Г., Ивашков В.А., Калинин С.Г., Матвеев К.К. и др. Осмотр места происшествия. / Под ред. Статкуса В.Ф. - М.: ЭКЦ МВД РФ, 1995. С. 104.

Шиканов В.И. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. - Иркутск: Изд-во Иркутского ун-та, 1983. С.145-147.

16

Ограничительное понимание сущности негативных обстоятельств возникло у многих ученых вероятно из-за неправильного понимания смыслового содержания слова «негативный». В русском языке это слово является синонимом слова «отрицательный» в значении «заключающий отрицание, отвергающий что-нибудь».16 Указанные же авторы, по мнению

1 *7 1 й

СИ. Медведева и B.C. Бурдановой , отрицание осмысливали как «отсутствие», и на основании этого под негативными обстоятельствами понимали только отсутствие того, что при обычном положении должно было бы быть.

А. Н. Васильев также отмечал, что обстоятельства, противоречащие выдвинутой версии, могут выразиться не только в отсутствии следов, которые должны быть, но и в наличии следов, которых не должно быть. Однако он считает, что «необходимо различать эти два вида противоречащих обстоятельств, не объединяя единым термином»,19 обосновывая это тем, что «наличие противоречащих обстоятельств легко замечается…; отсутствие каких-то обстоятельств, которые должны быть, если бы первоначальное представление о событии преступления было

16 Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. - М.: Российская АН, Российский фонд культуры, 1995. С. 394, 470.

17 Медведев. СИ. Негативные обстоятельства и их использование в раскрытии преступлений. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1973. С 8.

18 Бурданова B.C. О понятии и значении негативных обстоятельств. // Вопросы предупреждения преступности. - М.: Юридическая литература, 1965. С. 32.

См. также: Бурданова B.C. Расследование уголовных дел об убийствах, замаскированных инсценировкой самоубийства и дел о доведении до самоубийства (уголовно-процессуальное и криминалистическое исследование). / Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - Л., 1966.

19 Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. - М.: Юридическая литература, 1981. С. 38.

17

правильным, обнаружить можно лишь при условии нацеленного внимания, которому способствует специальный термин - «негативные обстоятельства».20

С этим утверждением трудно согласиться. Установить в обстановке происшествия наличие каких-либо обстоятельств не всегда проще, чем отсутствие таковых. Но главное даже не это. Важнее то, что в нашем случае и отсутствие, и наличие признаков - явления одного рода. И то и другое имеет одинаковую природу, порождается одними и теми же причинами и имеет для расследования преступления одинаковое значение. Например, в случае инсценировки, на месте происшествия может обнаружиться не только отсутствие необходимых признаков инсценированного события, но и наличие не уничтоженных преступником признаков реального события, то есть таких, которых не должно было быть исходя из обстановки инсценированного события. Из этого следует заключить, что к негативным обстоятельствам следует относить не только отсутствие того, что должно быть, но и наличие того, чего быть не должно.

Такого мнения в настоящее время придерживаются большинство криминалистов. В частности, Д. П. Рассейкин считал, что «под негативными обстоятельствами следует понимать отсутствие таких следов, предметов, которые обязательно должны быть при данных конкретных обстоятельствах, либо наличие таких следов, обстоятельств, которые должны наблюдаться не в том виде, в каком они обнаружены».21 А Е. Е. Центров дал следующее определение: негативные обстоятельства-

Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. - М.: Юридическая литература, 1981. С. 38.

Рассейкин Д.П. Осмотр места происшествия и трупа при расследовании убийств. - Саратов: Приволжское книжное издательство, 1967. С. 115.

18

это «такие фактические данные, которые, судя по развитию происшедшего события и объяснениям конкретных лиц, не должны находиться в обстановке места происшествия либо наоборот, должны быть, но их в наличии не оказалось».22

В соответствии с логическими правилами построения определений, они должны отражать наиболее существенные отличительные признаки определяемого явления. Определение любого явления должно отражать в сконцентрированном виде его сущность, то есть его «внутреннюю основу, содержание, смысл…».23 А отсутствие того, что должно быть, также как и наличие того, чего быть не должно, сами по себе не являются признаками, отражающими сущность негативных обстоятельств, выделяющими их из всей совокупности схожих явлений. Они являются лишь их проявлениями вовне, формами их существования. Поэтому отталкиваться от них, формулируя определение негативных обстоятельств, не совсем правильно. Не говорим же мы, давая определение огнестрельному оружию, о том, что это - пистолеты, ружья и т.п. Мы указываем на признаки, отражающие его сущность, то есть на его предназначенность для поражения цели на расстоянии снарядом, получившим направленное движение за счет сгорания взрывчатого вещества.

Основным же отличительным признаком, отражающим сущность негативных обстоятельств, является противоречие. Факты наличия «того, чего быть не должно», равно как и отсутствия «того, что должно быть»,

” Центров Е.Е. Тактика осмотра места происшествия. В кн.: Криминалистика. / Под ред. Яблокова Н.П. - М: Бек, 1995. С. 401. Центров Е.Е. Тактика осмотра места происшествия. В кн.: Криминалистика. / Под ред. Яблокова К.П., Колдина В.Я. - М.: Изд- во Московского ун-та, 1990. С. 247.

Ожегов СИ. Толковый словарь русского языка. - М.: Русский язык, 1985. С. 679.

19

сами по себе не имеют значения для расследования преступления, а приобретают его только в том случае, если вступают в противоречие с представлением субъекта расследования24 о характере произошедшего события. Но в такое противоречие они могут и не вступить, например, в том случае, когда указанные наличие или отсутствие не будут иметь значения для установления истины по делу. В таком случае они не будут негативными обстоятельствами.

Поэтому более правильной следует признать точку зрения тех авторов, которые формулируют определение негативных обстоятельств исходя из самого существенного их признака - противоречия.

Овечкин В.А., например, сформулировал такое определение: «негативные обстоятельства - это такие фактические данные, которые противоречат предположению вследствие того, что являются не соответствующими действительности, не относимыми к делу, либо по причине неадекватности предположения объективной реальности».25 Все сказанное в этом определении правильно, однако оно также не отражает в полной мере сущности исследуемого нами явления. В частности потому, что автор не уточняет, какому предположению противоречат эти обстоятельства, а вместо свойств самого определяемого явления указывает причины, его порождающие.

24 Подавляющее большинство ученых рассматривают негативные обстоятельства только применительно к деятельности следователя, забывая при этом, что в расследовании одного и того же преступления, помимо следователя, принимают не меньшее (а подчас даже большее) участие представители других служб и подразделений, которые также могут столкнуться с негативными обстоятельствами. Поэтому, представляется более правильным объединить всех этих субъектов единым названием - субъекты расследования.

Овечкин В.А. Расследование преступлений, скрытых инсценировками. -Харьков: ХЮИ, 1979. С.44.

20

Другие ученые считают, что негативные обстоятельства противоречат объективным закономерностям развития расследуемого события. Например, И. Я. Моисеенко и А. Г. Бронников полагают, что «негативные обстоятельства - это обстоятельства, противоречащие объективным закономерностям образования следов события, расследуемого следователем».26 Близкое по смыслу определение предложил Ян Цзун Хуэй.27 А Ю. Д. Федоров под негативными обстоятельствами понимает «факты, противоречащие объективным закономерностям развития какого-либо события».28

С этой точкой зрения нельзя согласиться по следующим соображениям. Сущность любого противоречия заключается в том, что одно из противоречащих явлений исключает другое.29 Иными словами, при наличии одного из противоречащих явлений, существование другого (по крайней мере, в том виде как оно есть) полностью исключается. Анализируя с этой позиции указанные определения, неизбежно приходим к выводу, что существование одного из явлений: либо негативных обстоятельств, либо указанных объективных закономерностей - полностью исключается. Но существование объективных закономерностей невозможно
исключить никогда и ни в какой ситуации. Поэтому,

Моисеенко И.Я., Бронников А.Г. Разоблачение инсценировок при расследовании преступлений. - Пермь: СУ УВД Пермского облисполкома, 1988. С. 63.

Ян Цзун Хуэй. Криминалистическая характеристика и стратегия раскрытия преступных инсценировок. / Автореферат на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - Гродно, 1997. СИ.

Федоров Ю.Д. Логические аспекты осмотра места происшествия. - Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1987. С. 35.

Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. - М.: Российская АН, Российский фонд культуры, 1995. С. 614.

21

получается, что всегда будет исключаться существование негативных обстоятельств, что явно не соответствует действительности.

Схожим недостатком обладает определения С. Г. Любичева, называющего негативными обстоятельствами «факты и явления, противоречащие логике происшедшего события»,30 и Васильева В.Л., дающего практически аналогичное определение.31 Дело в том, что в данном контексте «логика происшедшего события» означает его «разумность, внутреннюю закономерность»,32 и в этом отношении эти определения аналогичны указанным выше.

Формулируя свои определения, указанные ученые не учли того, что все обстоятельства расследуемого происшествия, в том числе и негативные, подчиняются объективным закономерностям развития этого события и потому не могут им противоречить.

Другой ученый - В. И. Смыслов считает, что негативные обстоятельства - это «факты, явления, явно не соответствующие данной, конкретной обстановке».’ Но может ли какое-либо обстоятельство, пусть даже негативное, противоречить обстановке происшествия? Очевидно, что нет, потому что эта обстановка
сама по себе представляет собой

Любичев С.Г. Тактика осмотра места происшествия. В кн.: Криминалистика. / Под ред. Пантелеева И.Ф. Селиванова И.А. - М.: Юридическая литература, 1988. С. 354.

Васильев В.Л. Психологические аспекты раскрытия убийств, совершенных в условиях неочевидности. В кн.: Проблемы раскрытия и расследования преступлений, совершенных в условиях неочевидности. -Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1989. С. 90.

Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. - М.: Российская АН, Российский фонд культуры, 1995. С. 324.

Смыслов В.И. Тактика осмотра места происшествия. В кн.: Криминалистика. / Под ред. Пантелеева И.Ф., Селиванова Н.А. - М: Юридическая литература, 1984. С. 269.

22

совокупность всех обстоятельств расследуемого события, в том числе и негативных, а часть не может противоречить целому (то есть отрицать само его существование). На это же обращал внимание и Л. М. Ларин, подчеркивавший, что «… обстоятельства - это фрагменты реальной действительности и противоречить они могут лишь версиям, но не реальным событиям».34 В. И. Шиканов писал по этому поводу следующее: «являясь фактами, дискретными «кусками» реальной действительности, негативные обстоятельства могут противоречить представлению о механизме того или иного явления, но никогда - самому явлению, сущность которого они отражают».35 Иными словами, негативное обстоятельство не может противоречить объективной действительности, так как оно само является ее частью.

Таким образом, можно подытожить, что негативные обстоятельства противоречат не самой объективной действительности, а нашей субъективной оценке этой действительности, нашему представлению о ней. Но среди ученых нет единого мнения в вопросе о том, какой оценке и каких именно частей объективной действительности противоречат негативные обстоятельства.

И. X. Максутов, например, считал, что негативные обстоятельства - это «обстоятельства, противоречащие обычным представлениям о последствиях, которые возникают в подобной обстановке».36 Но с таким пониманием негативных обстоятельств согласиться трудно, так как этот

34 Ларин A.M. От следственной версии к истине. - М.: Юридическая литература, 1976. С. 180.

35 Шиканов В.И. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. - Иркутск: Изд-во Иркутского ун-та, 1983. С. 145.

36 Максутов И.Х. Тактика осмотра места происшествия и других видов осмотра. В кн.: Криминалистика. / Под ред. Крылова И.Ф. - Л.: изд-во Ленинградского ун-та, 1976. С. 3 15.

23

подход необоснованно ограничивает их сущность противоречием представлению только о последствиях совершенного преступления. При этом упускается из виду, что эти обстоятельства могут также противоречить представлениям и о многих других сторонах расследуемого происшествия, таких как: характер произошедшего события (убийство, самоубийство, несчастный случай и т.д.), механизм преступления, виновность определенных лиц в его совершении, и так далее.

Известный ученый в области криминалистики - профессор Р. С. Белкин - под негативными понимал «обстоятельства (признаки явлений, действий), противоречащие представлению об обычном ходе вещей в данной ситуации».3! В настоящее время среди криминалистов эта точка зрения является наиболее распространенной. Такого же мнения придерживаются М. П. Хилобок38, В. П. Колмаков39, В. А. Ручкин40, Т. В. Аверьянова, Ю. Г. Корухов, Е. Р. Российская41, А. В. Дулов, П. Д. Нестеренко42 и многие другие отечественные криминалисты.

Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М.: Бек, 1997. С. 135.

См также: Белкин Р.С. Эксперимент в следственной, судебной и экспертной практике. - М: Юридическая литература, 1964. С. 215;

Хилобок М.П. Следственный осмотр. В кн.: Криминалистика. / Под ред. Викторова Б.А., Белкина Р.С. - М: Юридическая литература, 1976. С. 258.

Колмаков В.П. Следственный осмотр. - М.: Юридическая литература, 1969. С. 54.

Ручкин В.А. Установление в процессе следственного осмотра места совершения убийства. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1985. С.4.

Аверьянова Т.В., Белкин Р.С, Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалистика. / Под ред. Белкина Р.С. - М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 1999. С. 561.

Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. - Минск: «Вышейшая школа», 1971. С. 135.

24

Но и такое понимание негативных обстоятельств не лишено недостатков. В частности, вызывает большое сомнение, можно ли говорить об «обычном ходе вещей» в «данной ситуации»? Толковый словарь русского языка разъясняет слово «данный» как «этот, именно этот»,43 а это предполагает, что в указанном определении имеется в виду конкретное происшествие, индивидуальная ситуация. Но у конкретного и, следовательно, единственного в своем роде происшествия не может быть обычного (то есть постоянного, привычного44) или необычного хода вещей. В индивидуальной ситуации ход вещей может быть только один -тот, который был в действительности, и никакой другой. Следовательно, оценить его с точки зрения обычности или необычности невозможно. В данном контексте правильнее было бы говорить об обычном ходе вещей не в «данной ситуации», а в «подобных ситуациях», что предполагает противоречие не конкретному происшествию, а типовой ситуации, для которой применимы понятия обычности и необычности.

Однако и с такой поправкой указанное понимание негативных обстоятельств трудно признать абсолютно правильным. Здесь следует согласиться с мнением В. Н. Карагодина, что «не совсем верным …является положение о том, что негативные обстоятельства противоречат конкретному представлению об обычном для подобной ситуации ходе вещей, негативные обстоятельства противоречат конкретному представлению о конкретном событии, выраженному в предположении о

Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. -М.: Российская АН, Российский фонд культуры, 1995. С. 147.

Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. -М: Российская АН, Российский фонд культуры, 1995. С. 433.

25

характере события, отдельных обстоятельствах и фактах участия в нем определенных лиц.».45

При более тщательном анализе приведенного выше определения, предложенного Р.С. Белкиным, можно прийти к выводу, что оно в полной мере не отражает истинную сущность негативных обстоятельств по причине того, что слишком расширяет это понятие, включая в него любые обстоятельства, противоречащие представлению об обычном ходе вещей. На самом же деле, не все такие обстоятельства будут негативными. Ведь сам по себе факт такого противоречия не всегда будет иметь значение для установления истины по делу. В некоторых случаях субъект расследования может столкнуться с обстоятельством, необычным для подобных ситуаций, но, несмотря на это, вполне объяснимым, и, следовательно, не противоречащим сложившемуся у него мнению о произошедшем событии. На это обращает внимание и В.Н. Карагодин, отмечая, что «в ряде случаев нетипичное для этого вида события обстоятельство будет вполне объяснимым применительно к конкретному исследуемому событию уже на момент его обнаружения».46 В указанном случае это обстоятельство будет исключать обычный ход вещей, то есть свидетельствовать о нетипичности произошедшего события. Такое обстоятельство будет необычным, но оно не повлияет на ход расследования, так как принципиально не будет отличаться от остальных обстоятельств происшествия, то есть не будет негативным.

Карагодин В.Н. Выдвижение версий об обстоятельствах скрываемого преступления. // Версии и планирование расследования. / Межвуз. сб. н. ст. - Свердловск, 1985. С.22.

Там же. С.22.

См также: Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. - Свердловск: Изд-во Уральского ун-та, 1992. С. 84.

26

Из сказанного можно сделать вывод, что обстоятельство, противоречащее представлению об обычном ходе вещей, то есть необычное обстоятельство, не всегда будет обстоятельством негативным. Таковым его можно считать, если оно будет противоречить нашей оценке исследуемого события.

Более удачное, с этой точки зрения, определение негативным обстоятельствам дал профессор А. И. Винберг. Негативными он считал «такие обстоятельства, которые противоречат определенному объяснению характера события, не соответствуют обычному ходу вещей, который имел бы место, если бы это объяснение отвечало действительности».47 Это определение отличается в лучшую сторону от предыдущих тем, что в нем указывается на то, что негативные обстоятельства противоречат объяснению характера расследуемого происшествия, то есть оценке этого события. Однако вторая часть предлагаемой им формулировки также содержит спорное выражение «обычный ход вещей», присущее определениям, рассмотренным нами ранее. Кроме этого, исходя из смысла анализируемого определения, оно не охватывает такие обстоятельства, которые противоречат соответствующему действительности объяснению характера произошедшего события. Хотя в действительности нередки случаи, когда субъект расследования, правильно оценив характер расследуемого события, неправильно истолковывает отдельное обстоятельство, в результате чего оно начинает противоречить сформировавшемуся у него представлению о происшествии, то есть становится негативным обстоятельством.

Подобная же однобокость присутствует и в определении Л.В. Винницкого, которое выглядит следующим образом: «Негативные обстоятельства - это любые фактические данные, противоречащие тем,

27

которые должны были бы иметь место, если бы выдвинутая вначале версия о характере события или конкретных его обстоятельствах была правильной».48

Другие ученые полагают, что негативные обстоятельства противоречат выдвинутой следователем версии. По мнению B.C. Бурдановой, «негативные обстоятельства можно определить как обстоятельства, свидетельствующие о несоответствии фактических данных выдвинутой версии».50 Другой отечественный криминалист, наиболее основательно занимавшийся изучением интересующего нас вопроса, -СИ. Медведев писал по этому поводу следующее: «Не может идти речи о негативных обстоятельствах без связи с другими обстоятельствами, без связи с определенной версией. Вернее даже не связи, а антисвязи с версией, так как обстоятельство будет негативным только в том случае, если оно противоречит этой версии, отрицает эту версию, не подтверждает ее».51

Однако, сама формулировка предложенного СИ. Медведевым определения противоречит его же собственному высказыванию.
Давая

Винберг А.И. Осмотр места происшествия. В кн.: Криминалистика. - М.: Госюриздат, 1956. С. 237.

Винницкий Л.В. Тактика следственного осмотра и освидетельствования. В кн.: Криминалистика. Т.2. - Волгоград: ВСШ МВД России, 1994. С. 133.

Руководство по расследованию убийств. - М.: Юридическая литература, 1977. С.69.

Бурданова B.C. Расследование уголовных дел об убийствах, замаскированных инсценировкой самоубийства и дел о доведении до самоубийства (уголовно-процессуальное и криминалистическое исследование). / Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - Л., 1966. С.32.

Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их использование
в раскрытии преступлений. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1973. С.26.

28

определение негативным обстоятельствам, СИ. Медведев, почему-то, отвел версии второстепенную роль, указав, что «негативными обстоятельствами являются любые фактические данные, которые противоречат (до их логического разрешения) обычному объяснению факта в соответствии с определенной версией».5 Следует отметить, что данному определению присущи те же недостатки, что и предыдущим. Противоречие обстоятельства «обычному объяснению факта» также как и его противоречие «представлению об обычном ходе вещей» свидетельствуют лишь о необычности этого обстоятельства, а не о его противоречии версии.

Профессор А. Н. Васильев относил к негативными обстоятельствам признаки, противоречащие именно версии, но только такие, которые заключаются в отсутствии следов, которые должны бы быть.53 Но такое понимание, как мы уже выяснили, необоснованно сужает понятие рассматриваемого нами явления.

Профессор же А. Г. Филиппов считает, что «негативные обстоятельства - это любые фактические данные, имеющие отношение к делу, которые невозможно объяснить исходя из первоначальной версии (из версии, кажущейся вначале наиболее вероятной)»54. Но здесь возникает вопрос: разве существует принципиальное различие между обстоятельствами, противоречащими первоначальной версии, и обстоятельствами, противоречащими версиям последующим? Ведь, как справедливо отмечал С. И. Медведев, «негативные
обстоятельства

52 Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их
использование в раскрытии преступлений. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1973. С.44.

53 Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. -
М.: Юридическая литература, 1981. С. 38.

29

выявляются в ходе всего процесса расследования преступления». А так как версии о произошедшем событии могут неоднократно меняться на протяжении расследования, то невозможно исключить появления обстоятельств, противоречащих не первоначальной, а последующим версиям.

Н.А. Селиванов под негативными обстоятельствами понимал признаки, с помощью которых устанавливаются инсценировки, и относил их к контрверсионным признакам, то есть признакам, противоречащим версии.56

Многие криминалисты, разделяя мнение о том, что негативные обстоятельства противоречат версии, в своих определениях указывают еще и на их противоречие обычному ходу вещей. К числу таких ученых относятся, например, М. П. Хилобок, считающий, что негативными следует считать «обстоятельства, противоречащие версии и обычному для подобной ситуации ходу событий»,57 и В. В. Кириченко, дающий подобное

58

же определение.

Некоторые криминалисты, помимо противоречия версии и обычному ходу вещей, упоминают в определении негативных обстоятельств еще и об

Филиппов А. Г. Тактика следственного осмотра и освидетельствования. В кн.: Криминалистика. / Под ред.: Филиппова А.Г., Волынского А.Ф. -М.:«Спарк», 1998. С. 243.

Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их использование в раскрытии преступлений. -Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1973. С. 45.

Селиванов Н.А. Тактика осмотра места происшествия. В кн.: Герасимов И.Ф., Драпкин Л.Я., Ищенко Е.П. и др. Криминалистика. - М.: Высшая школа, 1994. С. 247.

Хилобок М.П. Тактика следственного осмотра. В кн.: Криминалистика. Т.2. / Под ред. Белкина Р.С., Лузгина И.М. - М.: Академия МВД СССР, 1980. С.89.

Кириченко В.В. Тактика следственного осмотра. / Лекция. - Ленинград: Ленинградские высшие курсы МВД СССР, 1989. С. 15.

30

их противоречии «объяснениям конкретных лиц». В качестве примера можно привести определение, содержащееся в справочнике следователя по осмотру места происшествия: «Негативными обстоятельствами называются обнаруживаемые при производстве следственного действия фактические данные, которые противоречат обычному, характерному для данного события механизму его совершения, а также версиям, выдвинутым следователем или объяснениям конкретных лиц».59 Такой же точки зрения придерживается В. Ю. Шепитько.60 Даже если упустить из виду признак обычности, о котором уже много говорилось, с этой формулировкой трудно согласиться, так как в соответствии с ней обстоятельства, противоречащие объяснениям «конкретных лиц», следует считать негативными, что на самом деле далеко не так.

Представим себе такую ситуацию. Какое-то обстоятельство расследуемого происшествия противоречит объяснениям подозреваемого, по причине их лживости. Но версии следователя о произошедшем событии оно не противоречит, так как тот правильно оценил это событие и сознает лживость объяснений подозреваемого. Очевидно, что в такой ситуации ни о какой «негативности» такого обстоятельства говорить не приходится, хотя, в соответствии с указанным выше определением, оно должно считаться таковым.

Видимо, стремление указанных ученых к использованию нескольких определяющих понятий возникло потому, что ни одно из них в отдельности в полной мере не отражает сущности
негативных

Осмотр места происшествия. Справочник следователя. -
М.: Юридическая литература, 1982. С. 14.

Шепитько В.Ю. Роль негативных обстоятельств в расследовании преступлений, совершенных в условиях неочевидности. // Проблемы раскрытия и расследования преступлений, совершенных в условиях неочевидности. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1989. С. 82.

31

обстоятельств. Наверное, они посчитали недостаточным указания в определении на противоречие негативных обстоятельств только версии или только «обычному ходу вещей» и, в качестве уточнения, ввели дополнительные признаки. Но, как мы выяснили, объединение таких различных по своей сути определяющих понятий также не способно абсолютно точно выразить сущность определяемого явления.

Таким образом, можно констатировать, что, несмотря на то, что в настоящее время существует большое количество самых разнообразных определений негативных обстоятельств, ни одно из них в полной мере не отражает их сущности, не позволяет четко отграничить их от схожих явлений.

32

1.2. ПОНЯТИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ НЕГАТИВНЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

До настоящего времени в криминалистике не сформировалось однозначного понятия и достаточно точного определения негативных обстоятельств. Это можно объяснить сложностью и многогранностью этого явления, заключающихся в том, что, с одной стороны, эти обстоятельства представляют собой довольно узкую группу явлений, достаточно редко встречающихся и заключающих в себе особое противоречие, но с другой стороны, негативные обстоятельства - довольно широкое понятие, так как они могут выступать в самых различных вариантах и формах.

Многие авторы, давая определение рассматриваемому явлению, стараются как можно больше его детализировать, думая, что от этого оно будет точнее, но, как мы уже выяснили, при таком подходе происходит совсем обратное - либо понятие негативных обстоятельств необоснованно сужается, либо смешивается с другими схожими явлениями.

Представляется, что определение должно в сконцентрированной форме отразить сущность обстоятельств, называемых негативными, отграничив их от схожих явлений и одновременно охватив все возможные их варианты. С другой стороны, определение должно быть максимально кратким, простым для понимания и запоминания.

Для того чтобы сформировать правильное понятие о каком-либо явлении и дать ему грамотное определение, нужно сначала выяснить все признаки, отражающие его сущность и отличающие от других, схожих явлений. Поэтому мы не будем спешить с формулировкой определения

33

негативных обстоятельств, а сначала остановимся на более подробном изучении всех присущих им свойств.

Как уже отмечалось ранее, большинство ученых-криминалистов выделяют в качестве основного отличительного свойства негативных обстоятельств то, что эти обстоятельства порождают противоречие. В. Н. Карагодин писал в этой связи: «Негативные обстоятельства представляют собой элемент информационной системы в проблемных следственных ситуациях. В ее структуре могут быть выделены две части. Одну из них составляет информация, являющаяся основанием для создания определенной модели события и его участников. Вторую образуют негативные обстоятельства, которые опровергают достоверность созданной модели или выдвинутого представителями органов расследования предположения. Связи этих элементов информационной системы с точки зрения логики описываются как отношения тезиса (А) и антитезиса (не Л): Л = не А».61

В такой логической схеме негативное обстоятельство выступает в качестве антитезиса. Но что будет представлять собой в этой схеме тезис? Иными словами, чему будут противоречить негативные обстоятельства? Как мы выяснили, в этом вопросе среди ученых нет единства во взглядах. Наиболее обоснованной, и, как представляется на первый взгляд, более близкой к истине является точка зрения о том, что негативные обстоятельства противоречат версии о происшествии. Но только ли версии могут противоречить негативные обстоятельства?

В соответствии с основными криминалистическими требованиями, «по каждому уголовному делу, по которому нет достаточной информации об обстоятельствах преступления или лице, его совершившем, должны

61 Карагодин В.Н. Преодоление противодействия
предварительному расследованию. - Свердловск, 1992. С.83.

34

быть выдвинуты все версии, для которых есть какие-либо основания». Иными словами, субъекты расследования должны выдвигать и проверять все возможные и обоснованные в конкретной ситуации версии. Версия -это хоть и обоснованное, но все же лишь предположительное суждение. Версия существует только в тех случаях, когда выдвигающее ее лицо не обладает достаточным объемом информации о расследуемом событии. Но суждение субъекта расследования о преступлении может выступать не только в форме вероятного знания, каковым является версия. Как отмечал A.M. Ларин, «развитие процесса доказывания как познавательной деятельности находит выражение в переходе от вероятности к достоверности».63 О. Н. Шекшуева пишет по этому поводу: «Категории вероятности и достоверности в уголовном процессе
не разделены

непроходимой гранью В каждом вероятном выводе есть момент

достоверного. Вероятность не только связана с достоверностью, она превращается в достоверность с развитием, увеличением обоснованности знания…». Переход от вероятности к достоверности осуществляется не мгновенно, а постепенно. В ходе расследования следователь получает все

Герасимов И.Ф., Яблоков Н.П. Учение о криминалистических версиях. В кн.: Криминалистика. / Под ред. Яблокова Н.П., Колдина В.Я.. - М., 1990. С.46.

См. также: Образцов В.А. Теория криминалистической модели и криминалистического моделирования. Версия. В кн.: Криминалистика. / Под ред. Образцова В.А.- М., 1995. С. 69.

Ларин A.M. Переход от вероятности к достоверности при проверке версий на предварительном следствии. // Советская криминалистика на службе следствия. Вып. 12. - М.: Гос. изд-во юридической литературы, 1959. С. 27.

Шекшуева О.Н. Вероятность и достоверность в уголовно- процессуальной деятельности органов предварительного расследования. / Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - М., 1998. СП.

35

более и более полную информацию о расследуемом событии. Увеличение объема информации приводит одновременно к сужению круга версий и увеличению их достоверности. Постепенно следователь начинает считать достоверной одну из рассматриваемых им версий, и в определенный момент у него складывается вполне определенное мнение о том, что же на самом деле произошло, иными словами, у него формируется внутреннее убеждение о том, как в действительности развивались события расследуемого происшествия. Такое внутреннее убеждение выступает как версия, нашедшая, с точки зрения следователя, свое подтверждение, то есть такое представление о происшествии, которое в его понимании является истинным знанием.

Так как личная оценка характера происшествия может носить как вероятный, так и категорический характер, становится очевидным, что если согласиться с пониманием негативных обстоятельств, как обстоятельств, противоречащих версии, то это понятие необоснованно сузится, так как в него не войдут такие обстоятельства, которые противоречат внутреннему убеждению о расследуемом происшествии. Термином же «представление о происшествии» охватывается все стадии оценки события, как выдвижение версии, так и формирование внутреннего убеждения. Поэтому думается, что более правильно было бы считать негативными те обстоятельства, которые противоречат возникшему у субъекта расследования представлению о происшествии.

Такое представление (по аналогии с версией) может сложиться как относительно расследуемого события в целом, так и относительно отдельных его элементов. В данном случае под представлением о происшествии в целом следует понимать такое представление, в котором отражается событие в единстве и взаимосвязи всех составляющих его элементов. Общее представление о происшествии отражает наиболее значимые свойства события, а именно: характер происшествия (убийство,

36

самоубийство, несчастный случай и т.д.), способ его совершения (например: убийство с помощью огнестрельного оружия или кухонного ножа), объект посягательства, субъект преступления и виновность конкретных лиц. Иными словами, представление о происшествии в целом - это целостная картина происшествия в воображении субъекта расследования.

Общее представление о происшествии складывается
из

представления следователя об отдельных его элементах. Представлением же об отдельных элементах происшествия следует считать такое мнение субъекта расследования, которое не характеризует событие в целом, а отражает отдельно взятые его черты, например: модель примененного оружия, место выстрела, виновность конкретного лица и т. п. Таким образом, представления субъекта расследования о происшествии по аналогии с делением версий можно дифференцировать на общие и частные.

На основании вышеизложенного, представляется, что негативными следует называть только обстоятельства, противоречащие представлению субъекта расследования о происшествии в целом или отдельных его элементах. В этой связи нельзя не отметить, что термин «негативные обстоятельства», предложенный Якимовым И.Н., как нельзя лучше подходит для данной группы явлений. Негативное обстоятельство действительно можно сравнить с негативным участком изображения на позитивной фотокарточке, который предполагает, что, либо этот участок, либо все остальное изображение не соответствует действительности

Негативные обстоятельства могут противоречить как общему, так и частным представлениям субъекта расследования. Также одно из частных представлений субъекта может противоречить его общей оценке события, и в этом случае содержание данного частного представления будет являться негативным обстоятельством. Так,
например, следователь на

37

основании данных осмотра помещения, которое на момент обнаружения в нем трупа было заперто изнутри, пришел к выводу, что имело место самоубийство (представление о происшествии в целом), однако после более тщательного исследования огнестрельного повреждения на трупе, у него сложилось представление о том, что пострадавший не мог выстрелить в себя сам (частное представление), которое вступило в противоречие со сложившимся у него ранее общим представлением. Так же негативные обстоятельства могут, не отрицая правильность суждения субъекта о происшествии в целом, противоречить только представлению об отдельных его элементах. Примером таких негативных обстоятельств может служить невозможность произвести выстрел с того места, на которое указывают произведенные баллистические расчеты. Если вовремя не разрешить противоречия, возникшего между негативным обстоятельством и представлением об отдельном элементе происшествия, это противоречие может распространиться и на общее представление о происшествии.

Для более полного понимания сущности негативных обстоятельств, следует также выяснить, к какой сфере: объективной или субъективной, принадлежит это явление. Большинство ученых
негативные

обстоятельства явлением объективным. В. Н. Карагодин, например, пишет следующее: «Негативные обстоятельства существуют объективно и независимо от того, учтены ли они определенной версией или нет».65 Такого же мнения придерживаютс я

И. Я. Моисеенко и А.Г.Бронников, считающие, что «…существование негативных обстоятельств является объективным фактором…», что
они

Карагодин В.Н. Выдвижение версий об обстоятельствах скрываемого преступления. // Версии и планирование расследования. / Межвуз. сб. н. т. - Свердловск, 1985. С. 22.

38

«существуют независимо от того - выявит или не выявит их лицо, производящее расследование…».66

Действительно, неверно было бы отрицать объективную сторону в сущности негативных обстоятельств. Любое обстоятельство преступления является частью окружающей действительности и, представляя собой отражение уже произошедшего события, не зависит от воли и желания субъекта расследования - и в этом смысле имеет для субъекта расследования объективный характер.

Но только ли объективные черты присущи негативным обстоятельствам? Представляется, что нет. Ведь, как уже отмечалось ранее, основным отличительным признаком таких обстоятельств является их противоречие нашим представлениям, которые носят субъективный характер. Негативные обстоятельства не только проходят через призму нашего субъективного восприятия, но и оцениваются с точки зрения их противоречия нашим субъективным же представлениям. Иными словами, если объективное обстоятельство не будет противоречить нашим субъективным представлениям, оно не может быть названо негативным. И в этом смысле роль субъективного фактора в существовании негативных обстоятельств очень велика.

И. Я. Моисеенко и А. Г. Бронников отмечали, что «одни и те же обстоятельства, в зависимости от знаний, наблюдательности и умения следователя использовать логические приемы, могут быть по-разному оценены: один признает их негативными, другой - нет». Признавая какое-либо обстоятельство негативным, мы судим о нем со своей субъективной точки зрения на основе нашего субъективного
же

66 Моисеенко И.Я., Бронников А.Г. Разоблачение инсценировок при расследовании преступлений. - Пермь: СУ УВД Пермского облисполкома, 1988. С. 62.

Там же. С. 62.

39

восприятия этого обстоятельства. Поэтому одно и то же обстоятельство для разных субъектов расследования может иметь разный характер. Одного оно поставит в тупик, противореча его представлениям о существе произошедшего, и станет, таким образом, негативным. Другой же сразу правильно оценит это обстоятельство, либо сразу распознает в обстановке происшествия инсценировку, и у него такое обстоятельство не вызовет противоречий, а стало быть не станет негативным. Третий же может попросту не обратить на него внимания. Все это зависит от многих индивидуальных особенностей сотрудника: уровня его профессиональной подготовки, его опыта, психического состояния, черт характера (наблюдательности, внимательности, настойчивости, целеустремленности) и т.д.

Сказанное свидетельствует о том, что негативные обстоятельства в объективной действительности не обладают признаком негативности, а существуют как обычные «нейтральные» обстоятельства - признак негативности они получают только после того, как начинают противоречить нашим субъективным представлениям. Таким образом, можно подытожить, что само обстоятельство, как совокупность определенной информации о событии, имеет объективный характер, а признак негативности - субъективный. Следовательно, негативные обстоятельства представляют собой единство объективного и субъективного начал.

Из сказанного можно сделать вывод, что обстоятельство не может быть изначально, уже на момент появления, негативным, так как неизвестно, как это обстоятельство воспримет субъект расследования: у одного оно породит противоречия, у другого - нет. Негативным обстоятельство может стать только после того, как оно наряду со всеми остальными обстоятельствами по делу было подвергнуто оценке субъектом расследования и только в том случае, если
оно станет

40

противоречить сложившемуся у него представлению о расследуемом происшествии.

Конечный же момент возникновения негативных обстоятельств определить невозможно. Они могут появиться как во время предварительного расследования, так и во время судебного рассмотрения уголовного дела, и даже после вступления приговора в законную силу. Ведь даже приговор суда представляет собой ни что иное, как представление суда об исследованном событии, в правильности которого он внутренне убежден.

Также невозможно четко очертить круг субъектов, для которых могут возникнуть негативные обстоятельства. Это могут быть сотрудники органа дознания или следователь, специалист или прокурор, эксперт или суд, потерпевший или свидетель и даже совершенно не причастное к официальному расследованию лицо. Так как понятие негативных обстоятельств не юридическое, а гносеологическое, они могут возникнуть для любого лица, изучающего обстоятельства происшествия.

Еще одну особенность негативных обстоятельств позволили выявить результаты интервьюирования следователей и экспертов- криминалистов. В подавляющем большинстве случаев негативные обстоятельства не фиксируются в материалах уголовного дела, так как следователи и эксперты стремятся разрешить противоречие до составления процессуальных актов.

На основании изложенного представляется, что определение негативных обстоятельств должно выглядеть следующим образом:

НЕГАТИВНЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА - это обстоятельства, противоречащие представлению о расследуемом происшествии в целом или отдельных его элементах.

ТЮССМ’^СКАЯ

41 $СУД* ‘•$

Большинство ученых сходятся во мнении, что негативные обстоятельства могут существовать в двух формах:

1) в форме наличия следов или признаков, которых быть не должно, 2) 3) в форме отсутствия следов или признаков, которые должны были бы быть. 4) Следует иметь в виду, что к негативным обстоятельствам следует относить не сами следы или признаки, а только факты их наличия или отсутствия В.Н. Карагодин отмечал по этому поводу: «Вряд ли след является негативным обстоятельством по той причине, что его нет в действительности, тем более что в ряде случаев невозможно определить какие именно следы должны сохраниться в данных условиях».69 Таким образом, можно заключить, что негативными обстоятельствами нужно признавать не имеющиеся в наличии или отсутствующие следы, а само наличие или отсутствие этих следов.

По каким же причинам появляются негативные обстоятельства, иными словами, почему возникает противоречие между нашим представлением о расследуемом событии и отдельными его обстоятельствами? Долгое время считалось, что негативные обстоятельства могут возникнуть только в результате инсценировки события, что привело к тому, что многие криминалисты отождествляют

См., например:

Рассейкин Д.П. Осмотр места происшествия и трупа при расследовании убийств. - Саратов: Приволжск. кн. изд., 1967. С. 115.

Центров Е.Е. Тактика осмотра места происшествия. В кн. Криминалистика. / Под ред. Яблокова Н.П.- М.: Бек, 1995 С. 401.

Карагодин В.Н. Выдвижение версий об обстоятельствах скрываемого преступления. // Версии и планирование расследования. / Межвуз. сб. н. т. - Свердловск, 1985. С. 22.

42

негативные обстоятельства с признаками инсценировки. С. И. Медведев одним из первых обратил внимание на то, что негативные обстоятельства в определенных случаях могут возникнуть и в обстановке, когда инсценировки не было. К таким случаям он относит:

1) неправильное объяснение связи с событием преступления, когда эти обстоятельства появились не в связи с действиями преступника, а в результате случайных причин (такие негативные обстоятельства он называет ложными); 2) 3) трансформация реально позитивного обстоятельства в негативное в результате его неправильного истолкования; 4) 5) переплетение наложившихся друг на друга признаков различных преступных деяний.71 6) Описывая эти явления, ученый, почему-то, не относит их к причинам возникновения негативных обстоятельств и называет их «случаями». При этом в качестве причин появления негативных обстоятельств он выделяет субъективные и объективные. По его мнению, «к объективным относится сама картина инсценируемого происшествия, которая не может соответствовать подлинному событию», а к субъективным - «действия определенного лица (совершающего
преступление - прим. автора) в

70 См. например:

Селиванов Н.А. Тактика осмотра места происшествия. В кн.: Герасимов И.Ф., Драпкин Л.Я., Ищенко Е.П. и др. Криминалистика. / Под ред.: Герасимова И.Ф., Драпкина Л.Я. - М.: Высшая школа, 1994. С. 247.

Смыслов В.И. Тактика осмотра места происшествия. В кн.: Криминалистика. / Под ред. Пантелеева И.Ф., Селиванова Н.А. - М.: Юридическая литература, 1984. С. 269.

Моисеенко И.Я., Бронников А.Г. Разоблачение инсценировок при расследовании преступлений. - Пермь: СУ УВД Пермского облисполкома, 1988. С. 60 - 67.

71 Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их
использование в раскрытии преступлений. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1973. С. 38.

43

каждом конкретном случае». В данном случае разделение
на

субъективные и объективные причины он проводит с точки зрения самого преступника, а не лица, расследующего преступление. Однако правильнее было бы рассматривать негативные обстоятельства именно с точки зрения субъекта расследования, для которого и проводятся исследования этого явления.

Так же ошибочно относить к причинам возникновения негативных обстоятельств «картину инсценируемого происшествия». Картина происшествия - это ни что иное, как упоминавшееся выше представление о происшествии в целом. Представляется, что относить к причинам нужно не само представление, а его несоответствие тому, что было в действител ьности.

Спорен также и термин «ложные негативные обстоятельства», используемый С. И. Медведевым для обозначения негативных обстоятельств, появляющихся в результате случайных причин. Ложность предполагает, что такие обстоятельства ошибочно принимаются за негативные, на деле таковыми не являясь. Но если такие обстоятельства в действительности не являются негативными, тогда не следует включать их в квалификацию таковых. На самом же деле случайные факторы (погодные условия, действия посторонних лиц, животных и т.п.) могут существенно повлиять на обстановку места происшествия: изменить либо уничтожить существующие следы, или внести новые. А это, в свою очередь, может породить рассматриваемые нами противоречия. Однако, не следует называть такие негативные обстоятельства ложными, ведь, несмотря на случайный характер порождающих их причин, их противоречие общей картине происшествия будет реальным.

” Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их
использование в раскрытии преступлений. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1973. С. 40-42.

44

Кроме того, можно было не выделять в качестве отдельной причины «переплетение наложившихся друг на друга признаков различных преступных деяний», так как оно является частным случаем «случайных причин». В подобных случаях действия лиц, совершающих одно деяние, являются случайным фактором по отношению к другому деянию. Например, убийство сторожа и кража скота с фермы могут быть совершены в одно и то же время разными лицами, не знающими о действиях друг друга. В данном случае имеют место два отдельных преступления, однако, многие обстоятельства одного из них накладываются на другое, что с большой долей вероятности может породить противоречия. Но для каждого деяния, взятого в отдельности, признаки другого деяния будут случайными, «внесенными извне» и не отражающими его сущности.

Более стройную классификацию причин возникновения негативных обстоятельств предложил В.Л. Овечкин .73 По его мнению, они появляются вследствие одной из трех причин:

1) несоответствия действительности; 2) 3) неотносимости к делу; 4) 5) неадекватности предположения объективной действительности. 6) Под неотносимостью к делу автор понимает случайные причины, однако, называть обстоятельства, возникшие в результате случайности неотносимыми к делу неправильно. Если обстоятельство действительно неотносимо к делу, то между ним и картиной происшествия не может возникнуть противоречия, так как такое обстоятельство безразлично для

Овечкин В.А. Расследование преступлений, скрытых инсценировками. -Харьков: ХЮИ, 1979. С.44.

45

расследования. Поэтому-то и не может быть негативных обстоятельств, неотносимых к делу.

Говоря о причинах возникновения негативных обстоятельств, следует помнить, что они являются не причинами возникновения обстоятельств как таковых, а причинами преобразования обстоятельств нейтральных в негативные. В этом смысле, говоря о возникновении негативного обстоятельства, следует иметь в виду не образование нового явления, а принятие им другой формы, которая наделяет его новыми свойствами. Причина появления самого обстоятельства как такового нас в данном случае не интересует, так как одно и то же обстоятельство в зависимости от условий может стать или не стать негативным, а потому не может рассматриваться в качестве причины появления именно негативного обстоятельства. Нас интересует причина, по которой объективно существующее обстоятельство становится негативным. Думается, что ключ к решению вопроса о причинах возникновения при расследовании негативных обстоятельств лежит в выяснении причин порождаемого ими противоречия.

На основании изложенного выше, можно выделить две основные причины преобразования нейтральных обстоятельств в негативные (то есть причин возникновения противоречия между обстоятельством и представлением о происшествии):

1) несоответствие действительности представления
о происшествии, вследствие:

а) инсценировки,

б) неправильного осмысления информации о происшествии;

2) несоответствие действительности негативного обстоятельства, вследствие:

а) несоответствия обстоятельства действительности,

б) неправильной оценки обстоятельства.

46

Под воздействием первой причины возникают негативные обстоятельства, соответствующие истине и противоречащие неправильному представлению о происшествии. Для краткости такие негативные обстоятельства следовало бы именовать как достоверные. Их возникновение обусловлено тем, что любое происшествие (будь то преступление или случай), находит свое отражение в оставляемых им многочисленных следах, поэтому в случае искусственного изменения обстановки происшествия при инсценировке, практически невозможно полностью уничтожить следы реально произошедшего события. С другой стороны, инсценировщик далеко не всегда может искусственно создать все необходимые следы инсценируемого события. А так как обычно инсценируется событие, прямо противоположное тому, что имело место в действительности (или, по крайней мере, сильно от него отличающееся), то отсутствие необходимых признаков, либо наличие не уничтоженных признаков реального события, при их обнаружении неизбежно станет противоречить общей картине происшествия. При отсутствии инсценировки противоречие может возникнуть из-за неправильного истолкования информации о происшествии, приведшего к формированию неправильного представления о расследуемом событии.

По второй из перечисленных ранее причин возникают негативные обстоятельства, противоречащие истинному представлению о происшествии. Причиной противоречия в данном случае является ошибка при установлении самих этих обстоятельств, а потому такие негативные обстоятельства следовало бы называть ошибочными.

Несоответствие обстоятельства действительности означает то, что это обстоятельство воспринимается не таким, каково оно есть на самом деле. Такое несоответствие обстоятельства действительности может возникнуть в силу некачественности проведения действий, направленных на выяснение этого обстоятельства.
Неправильная оценка

47

соответствующего действительности обстоятельства может выразиться в ошибочном установлении причинно-следственных или временных связей между этим обстоятельством и совокупностью других обстоятельств события, что в свою очередь может привести к возникновению противоречия.

Поясним сказанное на примере. При исследовании обстоятельств происшествия, связанного со смертью человека от огнестрельного ранения, у следователя сложилось представление о том, что имело место самоубийство. Но в обстановке происшествия обнаруживается обстоятельство, противоречащее этому представлению, например, отсутствие следов близкого выстрела на теле жертвы, говорящее о том, что убитый не мог выстрелить в себя сам. Таким образом, это обстоятельство становится негативным. Противоречие между этим обстоятельством и представлением следователя могло возникнуть вследствие того, что его представление о самоубийстве не соответствует истине, так как на самом деле имело место убийство, замаскированное под самоубийство, или убийство, обстоятельства которого следователем были неправильно логически осмыслены. Но, с другой стороны, может оказаться, что причина возникшего противоречия кроется в том, что вывод следователя об отсутствии следов близкого выстрела на теле действительного самоубийцы не соответствует действительности, что могло явиться следствием поверхностного осмотра, либо исчезновения следов с трупа под воздействием внешних причин. Кроме того, может случиться, что следователь при осмотре достоверно установил отсутствие на теле жертвы следов близкого выстрела, но неправильно оценил это обстоятельство как результат дальнего выстрела, тогда как не самом деле следов не было обнаружено по причине того, что кто-то (родственники или похитители) снял с трупа верхнюю одежду, на которой эти следы имелись.

48

В последних двух случаях, отсутствие следов близкого выстрела станет ошибочным негативным обстоятельством.

Как отмечалось ранее, понятие негативных обстоятельств близко к понятию признаков инсценировки. Сходство их объясняется тем, что и те и другие могут указывать на наличие инсценировки. Однако, выясненная нами сущность негативных обстоятельств и причины их возникновения свидетельствуют о том, что между этими понятиями существуют значительные различия.

Первое отличие в том, что негативные обстоятельства могут возникнуть по любой из перечисленных выше причин, а признак инсценировки - только вследствие инсценировки. В этом случае понятие негативных обстоятельств шире понятия признака инсценировки, то есть не все негативные обстоятельства могут быть признаками инсценировки.

Второе отличие заключается в том, что признаки инсценировки возникают в обстановке происшествия практически во всех случаях ее осуществления.74 Однако инсценировка далеко не всегда порождает негативные обстоятельства. Если инсценировка произведена не достаточно тщательно (относительно опыта и аналитических способностей субъекта расследования), ее признаки (следы скрываемого события и внесенные изменения) будут заметны сразу. В таком случае следователь сразу распознает инсценировку и у него не возникнет «навязываемого» ему инсценировщиками неправильного
представления о сущности

74 В данном случае мы не рассматриваем случаи идеальной инсценировки, когда все следы скрываемого события или явления замещаются признаками инсценируемого, потому что хотя теоретически такая инсценировка и возможна, однако в реальности вряд ли осуществима. Такую инсценировку было бы невозможно распознать, так как она не породила бы ни негативных обстоятельств, ни признаков инсценировки.

49

произошедшего. Признаки, указывающие на инсценировку, не вступят в противоречие с его представлением о сущности события и не станут негативными обстоятельствами. С этой точки зрения понятие признака инсценировки шире понятия негативного обстоятельства. Соотношение между понятиями негативных обстоятельств и признаков инсценировки можно представить следующим образом: некоторые негативные обстоятельства являются признаками инсценировки, равно как некоторые признаки инсценировки являются негативными обстоятельствами (рис. 1).

Таким образом, мы видим, что в определенных случаях понятие негативных обстоятельств действительно совпадает с понятием признаков инсценировки. Но это происходит только тогда, когда имела место довольно успешная инсценировка, которая сформировала у субъекта расследования ошибочное представление о происшествии, но не идеальная, так как в обстановке происшествия остались обстоятельства, противоречащие инсценированному событию. В остальных случаях понятия негативных обстоятельств и признаков инсценировки различаются.

Классификация любого явления имеет особое значение в науке, так как придает упорядоченность научному знанию и способствует наиболее глубокому и всестороннему познанию изучаемого явления. Одна из первых классификаций негативных обстоятельств была разработана В. Е Коноваловой, которая разделила негативные обстоятельства на следующие виды:

1) по форме отображения:

материально - фиксированные следы, предметы;

50

НЕ*АТИВНЫЕ / ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

ПРИЗНАКИ ШСЦЕНИРОВКИ

Рис. 1. Соотношение понятий негативных обстоятельств и признаков

инсценировки

51

2) по доступности:

явные (не требующие специальных приемов обнаружения),

скрытые (для обнаружения необходимо применить

специальные приемы обнаружения).75

Представляется, что предложенная классификация по второму

основанию не имеет смысла, потому что, как мы уже
выяснили,

обстоятельство становится негативным, только после того, как оно будет

оценено и вступит в противоречие с представлением о преступлении.

Следовательно, с точки зрения доступности для изучения, негативные

обстоятельства не могут быть скрытыми, они всегда являются явными.

В. А. Овечкин расширил классификацию Коноваловой по первому основанию, добавив в нее такой вид негативных обстоятельств как «сведения».76 Но даже такое дополнение не лишает эту классификацию недостатков, потому что в ней отдельные виды обстоятельств недостаточно изолированы друг от друга. С точки зрения современной криминалистики, термином «след» охватываются не только следы-отображения внешнего строения предметов, но также любые материальные изменения в обстановке происшествия. Поэтому любые предметы, имеющие отношение к совершенному или предполагаемому преступлению (например: оружие, пули, гильзы, трупы и др.), являются следами преступления. Следовательно, такую разновидность негативных обстоятельств, как «предметы», следует считать подвидом «материально -фиксированных следов», а не выделять в отдельный вид.

Коновалова В.Е. Проблемы логики и психологии в следственной тактике. - Киев: МВД УССР, 1970. С.85.

Овечкин В.А. Общие положения методики расследования преступлений, скрытых инсценировками. / Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - Харьков, 1975. С.107.

52

Наиболее обоснованную классификацию негативных обстоятельств по форме их отображения предложил В. Ю. Шепитько,77 который разделил негативные обстоятельства на:

материально - фиксированные следы и действия.

Однако эту классификацию нельзя признать исчерпывающей и следует дополнить таким видом негативных обстоятельств как идеальные следы, то есть информация, содержащаяся в памяти очевидцев происшествия или иных лиц, обладающих определенной информацией о расследуемом событии.

В. А. Овечкин, помимо указанных выше оснований классификации, предложил выделять среди негативных обстоятельств следующие виды:

1) по отношению к действительности:

  • несоответствующие действительности;
  • искусственные;
  • соответствующие действительности.
  • 2) по форме существования:

  • отсутствие того, что должно быть;
  • наличие того, чего быть не должно;
  • несоответствие вида следов или признаков тому, который должен иметь место.
  • Представляется, что в делении негативных обстоятельств по отношению к действительности отдельные их виды недостаточно изолированы друг от друга, потому что, например, соответствующие

Шепитько В.Ю. Роль негативных обстоятельств в расследовании преступлений, совершенных в условиях неочевидности. // Проблемы раскрытия и расследования преступлений, совершенных в условиях неочевидности. / Сб. н. т. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1989. С. 82.

53

действительности обстоятельства могут быть одновременно и искусственными.

Выделение же такого вида негативных обстоятельств как «несоответствие вида следов или признаков тому, который должен иметь место» следует признать не совсем обоснованным, так как такое несоответствие в зависимости от обстоятельств можно расценить как наличие того, чего не должно бы быть, либо как отсутствие того, что должно бы быть. Поэтому, классификацию негативных обстоятельств по признаку формы существования следует ограничить двумя видами, а именно: наличием того, чего быть не должно и отсутствием того, что должно бы быть.

Любое изучаемое явление можно разделить на разные совокупности видов в зависимости от того, какой критерий будет положен в основу классификации. Критериев такого деления может быть очень много. Однако действительную ценность приобретает не та классификация, в основание которой положено множество оснований, а та, в которой отдельные виды отличаются друг от друга по наиболее существенным признакам, определяющим различное значение этих видов для теории и практической деятельности. В этой связи представляется, что наибольшее значение будет иметь классификация негативных обстоятельств по такому основанию как характер противоречия, от которого зависит их значение для расследования преступления. По указанному основанию негативные обстоятельства можно подразделить на следующие виды:

  • негативные обстоятельства, противоречащие неправильному представлению о происшествии;
  • негативные обстоятельства, противоречащие правильному представлению о происшествии.
  • Так как первый вид негативных обстоятельств соответствует истине, такие негативные обстоятельства можно называть достоверными. Второй

54

же вид таких обстоятельств возникает вследствие ошибки в их установлении, поэтому такие негативные обстоятельства для краткости можно именовать как ошибочные.

Негативные обстоятельства также можно классифицировать по объему противоречия на следующие виды:

  • противоречащие представлению о происшествии в целом (общие);
  • противоречащие представлению об отдельных элементах происшествия (частные).
  • Среди негативных обстоятельств можно также выделять виды в зависимости от того специфического объекта, воздействие которого на внешнюю среду их порождает. Например, рассматриваемые нами негативные обстоятельства, связанные с применением огнестрельного оружия, или негативные обстоятельства, связанные с использованием в преступных целях транспортных средств и т.п.

Представляется, что общая классификация негативных обстоятельств должна выглядеть так, как она показана на схеме 1.

Несмотря на то, что негативные обстоятельства встречаются в практике довольно редко, их значение для расследования преступлений велико, но далеко не однозначно. Положительное значение имеют те негативные обстоятельства, которые возникают по причине ошибочности представления о происшествии. Негативные обстоятельства, возникающие вследствие инсценировок, играют особую роль в распознании факта инсценировки и ее разоблачении. Негативные обстоятельства, возникающие вследствие неправильного анализа обстоятельств происшествия, указывают субъекту расследования на несоответствия, «заставляют» глубже анализировать материалы расследования, искать другие объяснения характера и механизма происшедшего.

55

ш

Схема 1. Классификация негативных обстоятельств

Ма термально - фиксированные следы

наличие того,
чего быть не должно

идеальные следы

действия лиц в
процессе расследования

отсутствие того,
что должно бы быть

по форме отображения

по форме
существования

НЕГАТИВНЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

по характеру

противоречия

по объему

противоречия

противоречащие неправильному представлению о происшествии (достоверные)

противоречащие представлению о происшествии в целом (общие)

противоречащие правильному представлению о происшествии (ошибочные)

противоречащие представлению об отдельных элементах происшествия (частные)

56

Прямо противоположное значение имеют негативные обстоятельства, возникающие по причине ошибочности в установлении самого негативного обстоятельства. Такие негативные обстоятельства препятствуют установлению истины, так как противоречат истинному представлению о расследуемом событии, усложняют и запутывают процесс расследования, вызывают необходимость осуществления дополнительных следственных и оперативно-розыскных действий для устранения противоречий. В худшем случае, если вовремя не распознать характер таких негативных обстоятельств, они могут привести к невыполнению основных задач уголовного судопроизводства, закрепленных в ч.1 ст. 2 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР, то есть виновный в совершении преступления может избежать заслуженного наказания, а невиновный может быть ошибочно привлечен к уголовной ответственности.

57

*

Глава 2. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

НЕГАТИВНЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ, СВЯЗАННЫХ

С ПРИМЕНЕНИЕМ ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ

Говоря о негативных обстоятельствах, связанных с применением огнестрельного оружия, следует отметить, что они представляют собой такие обстоятельства, возникновение и существование которых напрямую связано с теми изменениями во внешней среде, которые производит применение огнестрельного оружия. Под применением огнестрельного оружия принято понимать его использование по прямому назначению, что

  • означает производство из него выстрелов. Поэтому под негативными обстоятельствами, связанными с применением огнестрельного оружия, следует понимать только такие негативные обстоятельства, которые связаны с явлениями, порождаемыми выстрелом. В этой связи необходимо заострить внимание на различии таких понятий, как «негативные обстоятельства, связанные с применением огнестрельного оружия» и «негативные обстоятельства при расследовании преступлений, связанных с применением огнестрельного оружия». Первым понятием охватываются
  • только такие обстоятельства, возникновение которых напрямую связано с явлениями выстрела. Второе же понятие - шире, так как включает в себя любые обстоятельства этого вида преступлений, в том числе и совсем не связанные с функционированием оружия (например, отсутствие следов ног на полу комнаты, в которой обнаружен якобы застрелившийся человек, у которого подошвы ботинок выпачканы грязью). Из сказанного следует, что
  • ?*-

58

негативные обстоятельства, связанные с применением огнестрельного оружия, характеризуются в первую очередь тем, что их появление обусловлено таким фактором, как производство выстрела из огнестрельного оружия.

При расследовании происшествий, связанных с применением огнестрельного оружия, негативные обстоятельства могут возникнуть по любой из перечисленных нами ранее причин. Значительную часть таких негативных обстоятельств составляют те, что возникают вследствие инсценировки. В происшествиях, связанных с применением огнестрельного оружия, обычно инсценируется самоубийство или несчастный случай при обращении с оружием. К инсценировке убийства прибегают в редких случаях (например, для того, чтобы наследники могли получить страховое возмещение). В случае инсценировки самоубийства или несчастного случая негативными могут стать следующие обстоятельства:

  1. Отсутствие вблизи трупа оружия, стреляных гильз и снарядов при таком характере ранения, который свидетельствует о немедленной смерти.
  2. Отсутствие на трупе следов близкого выстрела или выстрела в упор, отсутствие продуктов сгорания пороха на руках трупа.
  3. Наличие на трупе нескольких повреждений, каждое из которых смертельно само по себе.
  4. Физическая невозможность нанесения имеющихся на трупе ранений собственной рукой, что может выразиться в наличии ран в тех местах, до которых потерпевший не мог дотянуться, или несоответствии направления раневого канала возможностям жертвы.
  5. Обнаружение оружия не в доминирующей, привычной для манипуляций руке. (Например: потерпевший - левша, оружие - в правой руке).

59

  1. Выстрел был произведен не из оружия, обнаруженного на месте происшествия.

Каждое из таких обстоятельств отрицает представление о самоубийстве или несчастном случае. Однако это еще не означает, что такое представление автоматически следует считать ложным. Ведь может оказаться, что эти негативные обстоятельства порождены не инсценировкой, а неправильной оценкой самого этого обстоятельства. В таких случаях эти негативные обстоятельства станут противоречить истинному представлению о произошедшем событии и превратятся из достоверных в ошибочные. Давайте еще раз, но уже с этой новой позиции, рассмотрим перечисленные ранее негативные обстоятельства.

  1. Отсутствие оружия, стреляных пуль и гильз возле потерпевшего может иметь место не только при инсценировке самоубийства или несчастного случая. Отсутствие оружия рядом с трупом может объясняться тем, что его кто-то похитил. Л гильза или пуля могли вылететь в открытое окно или оказаться в другом труднодоступном месте. Сапожников Ю.С. описывает интересный случай, когда пуля, пробив голову жертвы, попала в стену, где проделала борозду, и, отрикошетив, упала на то место, на которое следом за ней упал убитый, и таким образом оказалась под трупом . Известен также случай, когда выброшенная из пистолета гильза попала на расположенную под потолком комнаты круглую трубу и осталась на ней.

Отсутствие вблизи трупа оружия может объясняться также тем, что после причинения себе смертельных ран потерпевший переместился с места происшествия. Одним из показательных примеров способности к активным действиям при смертельных телесных повреждениях является

Сапожников Ю.С. Криминалистика в судебной медицине. - Киев, 1970 С. 128.

60

случай, описанный И. И. Чуйко. Сторож заметил, что в его сторону крадется Ш., который внезапно вскочил и побежал к нему. Когда расстояние между ними сократилось до нескольких метров, сторож выстрелил в него. После этого Ш. резко повернул и побежал в другую сторону примерно 45 метров и только после этого упал и умер. При осмотре места происшествия установлено, что от пункта, где находился Ш. в момент выстрела, до места расположения трупа четко видны следы ног бежавшего человека, слева и справа от них на земле и траве имеются многочисленные брызги крови. При исследовании трупа Ш. было установлено, что в результате выстрела ему было причинено смертельное ранение в виде обширных повреждений сердца (правая половина сердца практически отсутствовала).

  1. Отсутствие следов близкого выстрела на теле самоубийцы может объясняться тем, что с потерпевшего до осмотра кто-то (похитители или родственники) сняли верхнюю одежду. В практике имел место случай, когда родственники, перед тем как вызвать милицию, обмыли, переодели самоубийцу и уложили на постель, чтобы умерший предстал перед посторонними в «приличном» виде. Подобными причинами может объясняться и отсутствие продуктов выстрела на руках самоубийцы (например, руку застрелившегося могла лизать собака и тем самым стереть продукты сгорания пороха).
  2. Наличие на трупе нескольких смертельных повреждений может наблюдаться не только при насильственной смерти, но и при самоубийстве. Одной из причин этого может стать особенность работы механизма использованной самоубийцей модели оружия. Так, например,
  3. Загрядская А.П., Джемс-Леви Д.Е. Судебно-медицинская оценка способности к активным действиям при смертельных механических повреждениях. - Горький: Горьковский медицинский институт им С.М.Кирова, 1978. С. 24.

61

огнестрельное оружие, стреляющее очередями (автоматы, пистолеты- пулеметы, автоматические пистолеты), в результате единичного нажатия на спусковой крючок производит серию выстрелов. При этом стрельба не прекращается до тех пор, пока спусковой крючок не будет отпущен. Так как стрельба происходит в быстром темпе (несколько сотен выстрелов в минуту), то прежде, чем самоубийца ослабит давление на спусковой крючок или выронит оружие, оно успевает выстрелить несколько раз и нанести ему несколько ран, каждая из которых может оказаться смертельной. Такой же эффект может наблюдаться, если самоубийца использовал неисправное самозарядное оружие, конструктивно не предполагающее автоматической стрельбы. При отказе механизма разобщения или износе боевого выступа шептала, оно может автоматически произвести серию выстрелов от одного нажатия на спусковой крючок.

Наличие нескольких смертельных ран на теле самоубийцы может быть связано также с его способностью к активным действиям после нанесения себе первой смертельной раны. Примером может служить случай, описанный М.В. Григорьевым и В.П. Десятовым. В закрытой изнутри квартире был обнаружен труп К., свободно висящий в петле из ремня, прикрепленного к крюку у верхнего косяка двери. Рядом лежал опрокинутый табурет. В центре комнаты в трех метрах от трупа была лужа крови и лежал самодельный пистолет. От этого места к трупу тянулись капли и брызги крови. Под ногами трупа находилась вторая лужа крови, на его груди была огнестрельная рана с признаками выстрела в упор, а на шее - странгуляционная борозда. При внутреннем исследовании трупа было

Загрядская А.П., Джемс-Леви Д.Е. Судебно-медицинская оценка способности к активным действиям при смертельных механических повреждениях. - Горький: Горьковский медицинский институт им С.М.Кирова, 1978. С. 23-24.

62

обнаружено, что огнестрельная рана вызвана повреждением левого легкого и обширным разрушением сердца. Кроме того, обнаружены признаки механической асфиксии. Таким образом, произведя выстрел, вызвавший обширное разрушение сердца, К. прошел около трех метров, залез на табурет и повесился. Нельзя также исключить того, что петля могла быть приготовлена уже после выстрела.

  1. Наличии на трупе ран, которые потерпевший казалось бы не мог причинить себе собственной рукой, может объясняться тем, что самоубийца для выстрела применил какой-либо необычный прием стрельбы из оружия или дополнительные приспособления (например, нажимая на спусковой крючок винтовки пальцем ноги или палкой и т.п.). Помимо этого нужно учитывать то, что многие модели пуль могут изменить траекторию движения в теле жертвы, что приведет к тому, что сопоставление входного и выходного отверстий не будет отражать реального направления движения снаряда. Это в первую очередь относится к экспансивным пулям и пулям с мягким кончиком. Применение необычного снаряда может привести также к ошибке в определении входного и выходного отверстий на теле жертвы. Традиционно считается, что выходное отверстие всегда имеет большую площадь, чем входное. В качестве исключения обычно называется действие разрывных пуль, которые могут образовывать входное отверстие по размеру большее, чем выходное, что объясняется действием взрывчатого вещества. Однако в последнее время появились новые типы неразрывных пуль, которые при попадании во многие виды материалов образуют входное отверстие, значительно большее по размеру, чем выходное. Примером такого снаряда может служить пуля THV, разработанная французской фирмой SFM. Особенность этой пули состоит в том, что в мягкой цели происходит ее

63

разворачивание, при этом «раневой канал имеет наибольший диаметр на

81

входе» .

  1. Обнаружение оружия не в доминирующей, привычной для манипуляций руке, может быть обусловлено тем, что самоубийца сам по тем или иным причинам использовал непривычную для себя руку. Это в частности может быть обусловлено конструкцией рукоятки или предохранительных устройств оружия. Так, многие модели спортивных пистолетов имеют так называемые «анатомические» рукояти, отформованные под правую руку. Предохранительные устройства большинства моделей пистолетов односторонние и рассчитаны на управление правой рукой. Кроме того, может оказаться, что оружие переложили из привычной для самоубийцы руки в непривычную, чтобы инсценировать убийство.
  2. Категоричный отрицательный вывод эксперта при производстве идентификационной экспертизы также может стать ошибочным негативным обстоятельством. Вот наглядный тому пример. В августе 1983 года в поселке Юриш Заводского района г. Саратова группа подростков совершила убийство троих своих сверстников из гладкоствольного охотничьего ружья. Преступление было раскрыто по горячим следам. В течение считанных часов совершившие его подростки были задержаны, у них было изъято орудие преступления и стреляные гильзы. Преступники сознались в содеянном. Все собранные по делу доказательства неопровержимо подтверждали виновность обвиняемых. Может быть, именно поэтому, следователь, получив заключение судебно-баллистической экспертизы, настолько был уверен в том, что она только подтвердит виновность обвиняемых, что, не ознакомившись с выводами
  3. С.Федосеев. Все о пистолете. Справочник и самоучитель в одной книге. -М.:Элакос, 1995. С. 37 - 38.

64

эксперта, приобщил его к делу и направил в суд. В суде же выяснилось, что заключение эксперта противоречит обвинительному заключению следователя, так как, проведя идентификационное исследование, эксперт -баллист на основании различия общих и частных признаков в следах бойка на исследуемых и экспериментальных гильзах сделал вывод о том, что найденные на месте происшествия гильзы стреляны не в ружье, изъятом у обвиняемых. Таким образом, выводы идентификационной экспертизы стали негативным обстоятельством для выраженного в обвинительном заключении представления о виновности обвиняемых (подсудимых). С целью разрешения противоречия суд назначил повторную судебно- баллистическую экспертизу, при производстве которой выяснилось, что в действительности изъятые с места происшествия гильзы были стреляны в ружье, изъятом у обвиняемых, а выявленные при производстве первой экспертизы различия признаков в следе бойка объясняются тем, что обвиняемые перед совершением преступления «чтобы убить наверняка» снарядили патроны увеличенным в два раза зарядом пороха, что кардинально изменило механизм образования следов на капсюлях и привело к ошибочному выводу. Таким образом, мы видим, что ошибочные выводы эксперта тоже могут стать негативными обстоятельствами.

С похожей ситуацией столкнулся другой эксперт, производивший идентификационное баллистическое исследование по следам на гильзах. В 1987 году в пос. Красный Кут Саратовской области в милицию пришел стрелок ВОХР Н. и заявил, что он только что убил из служебного карабина свою жену и тещу. Эксперту было поручено решить вопрос, стреляны ли гильзы, изъятые с места происшествия, в карабине Н. Сравнив экспериментальные следы бойка на капсюлях с исследуемыми, экспертом было установлено, что след на одной из гильз оставлен бойком карабина Н., в то время как признаки на второй исследуемой гильзе полностью отличались от признаков в экспериментальных следах и признаков в следе

65

на капсюле первой исследуемой гильзы. Создавалось впечатление, что одна из исследуемых гильз стреляна в другом экземпляре оружия. Так как эксперт в общих чертах был осведомлен об обстоятельствах преступления, различие признаков в следах бойка стало негативным обстоятельством для представления эксперта о происшествии и побудило более тщательно исследовать причины различия признаков. Им было сделано предположение о том, что различие признаков в следах бойка объясняется нестандартным снаряжением того патрона, на стреляной гильзе которого признаки отличались от признаков на остальных гильзах. Это побудило эксперта провести дополнительные эксперименты для получения большего числа экспериментальных следов. В итоге после проведения экспериментальных выстрелов несколькими сотнями патронов, в одном из следов отобразились признаки, совпадающие с признаками на второй исследуемой гильзе, достаточные для категорического положительного вывода о том, что эта гильза стреляна в карабине Н. Таким образом, успешное разрешение противоречия на ранней стадии его возникновения позволило избежать возможных затруднений в процессе расследования данного преступления.

Во многих случаях различие признаков может объясняться изменением внешнего строения одного и того же следообразующего объекта вследствие износа, коррозии или умышленного изменения признаков, либо различными условиями следообразования. Именно поэтому методика проведения идентификационной экспертизы предполагает, что «…необходимым условием заключения об отсутствии тождества… является установление стойких различий в общих признаках… или сравнительно крупных частных признаках, которые не могут быть объяснены изменениями огнестрельного
оружия после

66

происшествия или различиями в условиях выстрела на
месте

82

происшествия и экспериментальных выстрелов» .

Но возможны и такие ситуации, в которых довольно сложно объяснить различия признаков в следах несовпадением механизма следообразования или возможностью изменения следообразующего объекта. Например, если в ходе решения вопроса о том, в одном или разных экземплярах оружия стреляны две гильзы одной модели, установлено полное различие общих и частных признаков бойка в следах на капсюлях, при этом известно, что интервал между этими двумя выстрелами составлял считанные секунды. В этой ситуации различия признаков будут выглядеть далеко не случайными, и вывод об отсутствии тождества, на первый взгляд, будет вполне обоснованным. Но представим себе такую ситуацию, что обе эти гильзы были стреляны в одном образце оружия, боек которого был подвержен коррозии. После первого выстрела частички коррозировавшего металла бойка отделились от него, в результате чего в течение нескольких мгновений полностью изменился его идентификационный комплекс признаков, и совокупность признаков в следах на капсюле второй гильзы будет кардинально отличаться от признаков в следах на капсюле первой гильзы. В таком случае категорический отрицательный вывод окажется ошибочным. Не имея на исследовании самого оружия, эксперт может только гипотетически предполагать такое развитие событий, но отрицать его возможность в любом случае он не может.

Схожая ситуация может наблюдаться при идентификации охотничьих ружей по следам бойка на капсюле гильзы. Конструкция многих моделей гладкоствольных охотничьих ружей позволяет бойкам,

Комаринец Б.М. Судебно-баллистическая экспертиза огнестрельного оружия./ Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - М. 1975. С. 43.

67

расположенным под углом к донышку гильзы, свободно вращаться вокруг своей оси. К числу таких моделей относятся ружья ИЖ-54, ИЖ-26, модификации ружья ИЖ-18 и другие.83 В других конструкциях ружей для предотвращения проворачивания бойков служит штифт и лыска на корпусе бойка. Но при замене бойка такого ружья на самодельный, его обычно изготавливают на токарном станке по упрощенной технологии и, вместо лыски, на его корпусе делается кольцевая проточка, которая позволяет ему вращаться. При проворачивании бойка на большой угол, след от него на капсюле может кардинально измениться, что также может спровоцировать ошибочный вывод эксперта об отсутствии тождества.

Нужно отметить, что даже при получении следов в идеальных условиях лабораторных экспериментов иногда признаки в следах одного и того же следообразующего объекта будут разительно отличаться. В этом автору совместно с сотрудниками кафедры криминалистического оружиеведения СЮИ МВД РФ и экспертами ЭКУ ГУ ГУВД Саратовской области пришлось убедиться на собственном опыте, проводя эксперименты, связанные с изучением возможностей идентификации гладкоствольного огнестрельного оружия по следам на полиснарядах (дроби и картечи) по методике, разработанной В. Ф. Гущиным. Эксперименты были проведены в условиях, максимально облегчающих

Изметинский Н.Л., Михайлов Л.Е. Ижевские ружья. Ижевское оружие. Т.1. - Ижевск: Издательство Удмуртского университета, 1995.

См. также: Трофимов В.Н. Охотничье оружие. Устройство, неисправности, уход. - М.: «Издательство Рученькина», Мн.: «Современное слово», 1997.

Гущин В.Ф. Идентификация гладкоствольных ружей по следам на снарядах. - Киев, 1973.

См. также: Вопросы совершенствования методики криминалистической идентификации гладкоствольного оружия по следам на снарядах. - М.: ВНИИСЭ, 1981.

68

сравнение и поиск совпадающих признаков в следах. В частности, выстрелы производились не из ружья, а из обреза охотничьего ружья 16 калибра; в качестве снарядов использовалась согласованная картечь диаметром 8 и 8,5 мм. В качестве снарядов для получения сравнительных образцов были использованы снаряды В. Ф. Гущина СГ-1, каждый из которых состоит из двух свинцовых дисков диаметром примерно на 1 мм больше диаметра ствола около дульного среза, закрепленных на стержне.

Исследование следов на снарядах Гущина показало, что канал ствола обреза ружья имеет своеобразный, ярко выраженный рельеф, хорошо отобразившийся на снарядах. При сравнении экспериментальных следов на снарядах друг с другом, наблюдалось совпадение подавляющего большинства признаков канала ствола.

Однако при сравнении следов на большинстве картечин с экспериментальными следами наблюдалось практически полное различие отобразившихся в них частных признаков канала ствола. Лишь на небольшом количестве картечин были обнаружены признаки, совпадающие с признаками в экспериментальных следах и позволяющие с большей или меньшей степенью достоверности сделать вывод о тождестве оставившего их объекта.

Все сказанное выше свидетельствует о том, что к формулированию категорического вывода об отсутствии тождества при идентификационной экспертизе следует подходить очень осторожно, так как иногда даже полное различие частных и некоторых общих признаков не является следствием того, что эти следы оставлены разными объектами.

В этой связи нельзя не подвергнуть критике точку зрения некоторых ученых, которые различие признаков в следах отождествляют с различием объектов. В частности Н. А. Новоселова пишет: «Отсутствие нужного количества совпадающих признаков, то есть индивидуальной совокупности, необходимой для вывода о
тождестве, не позволяет

69

эксперту объяснять различие какой бы то ни было причиной, кроме той, что след оставлен не тем объектом, который прислан как подозреваемый на исследование. …Если даже предмет действительно тот, который был в свое время связан с расследуемым событием, но к моменту производства экспертизы вид его так изменился, что при сравнении с отображением не обнаружилось достаточного количества совпадений в признаках, это значит, что налицо фактически уже иной, новый предмет».85 Такую позицию можно считать обоснованной только с философской точки зрения, но не с юридической. С точки зрения права, предмет, утративший в трасологи ческом плане индивидульный комплекс признаков, не становится другим предметом. Поэтому для следователя и суда (для которых собственно и проводятся экспертизы) даже вещи с полностью уничтоженными идентифицирующими признаками (например, автомобиль с уничтоженными идентификационными номерами кузова и агрегатов) не становятся новыми, другими, а продолжают считаться теми же вещами, какими они были до произошедших изменений. Поэтому категорический отрицательный вывод, сделанный в соответствии с упомянутой концепцией, вряд ли будет понят следователем или судом, может породить противоречия и, таким образом, стать негативным обстоятельством

Но, как мы уже выяснили ранее, ошибочные негативные обстоятельства могут возникать как вследствие неправильной оценки этих обстоятельств, так и вследствие их несоответствия действительности. И в том и в другом случае причиной ошибки может послужить недостаточность знаний о некоторых особенностях механизма образования следов ввиду отсутствия научно разработанных положений по данному вопросу.

8э Новоселова Н.А. Криминалистическая идентификационная экспертиза. -Минск: «Беларусь», 1966. С. 133.

70

Наиболее ярким примером таких негативных обстоятельств можно назвать обстоятельства, связанные с феноменом Виноградова. В период Великой Отечественной войны некоторые советские солдаты попадали под подозрение в том, что огнестрельные повреждения они причинили себе собственной рукой. Сами раненые, а также многочисленные заслуживающие доверия свидетели утверждали, что ранение причинено выстрелом врага, находящегося на значительном расстоянии от пострадавшего. Однако было обстоятельство, противоречащее их показаниям: на одежде раненых солдат около пулевого отверстия имелись дополнительные следы выстрела в виде отложений копоти, которые, как было известно, образовываются на преграде при выстрелах с близкой дистанции. В данном случае наличие копоти стало негативным обстоятельством, так как в указанной ситуации копоти на потерпевшем не должно было бы быть. При тщательном изучении И. В. Виноградовым данного негативного обстоятельства было установлено, что копоть может отлагаться на преграде, значительно отдаленной от оружия, в случаях, когда указанная преграда является второй по счету, которую пробивает пуля, и расположена на расстоянии нескольких сантиметров от первой, а пуля имеет большую скорость полета. В указанном примере в качестве первой преграды могли выступать плащ-палатка, шинель и т.п. Данное явление получило название «феномен Виноградова» по фамилии ученого, его открывшего.

Примером «ошибочных» негативных обстоятельств также может служить неправильное установление какого-либо элемента обстановки места происшествия, который будет противоречить представлению следователя об истинном механизме произошедшего события. Эксперименты, проведенные на кафедре Криминалистического оружиеведения СЮИ МВД РФ, показали, что такая ошибка может возникнуть, например, при установлении направления и места дальнего

71

выстрела с использованием результатов метода визирования в случае незнания субъектом расследования некоторых факторов, влияющих на траекторию полета пули.

Следует отметить, что до последнего времени в криминалистической и учебной литературе если и уделялось некоторое внимание негативным обстоятельствам, то это в основном относилось к тем негативным обстоятельствам, которые возникают в результате инсценировки. Об «ошибочных» негативных обстоятельствах если и упоминалось, то вскользь. Однако, их значение для расследования преступлений не меньшее, хотя оно и несколько иное по характеру. Если негативные обстоятельства, возникающие в результате инсценировки, имеют положительное значение, так как только с их помощью можно распознать и разоблачить инсценировку, то «ошибочные» негативные обстоятельства имеют прямо противоположное значение. Они препятствуют установлению истины, так как противоречат правильному представлению о расследуемом событии, усложняют и запутывают процесс расследования, вызывая необходимость осуществления дополнительных следственных и оперативно-розыскных действий для устранения противоречий. Поэтому для быстрого и успешного расследования необходимо не допустить возникновения таких обстоятельств, а если они возникли - как можно раньше разрешить возникшее противоречие.

Из всего сказанного выше следует, что возникновение негативных обстоятельств не ведет к автоматическому отказу от представления, сложившегося на основе оценки всей совокупности данных о происшествии, а побуждает исследователя более тщательно осмысливать обстоятельства происшествия.

Приведенный выше перечень негативных обстоятельств, связанных с применением огнестрельного оружия, является далеко не полным. Да и возможно ли вообще составить полный список всех возможных вариантов

72

негативных обстоятельств? С одной стороны, таких ситуаций может быть очень большое количество, и описанию их всех не хватило бы места в рамках одного диссертационного исследования. С другой стороны, распыление усилий на охвате широкого круга негативных обстоятельств, связанных с применением огнестрельного оружия, неизбежно привело бы к поверхностному изучению проблемы и не дало бы ощутимых, значимых для практической деятельности результатов. Поэтому в дальнейшем мы более подробно остановимся на изучении только одного фактора, способствующему возникновению негативных обстоятельств, а именно влияния пробиваемой преграды на дальнейшую траекторию снаряда.

73

Глава 3. ВОЗМОЖНОСТЬ ВОЗНИКНОВЕНИЯ НЕГАТИВНЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ПРИ УСТАНОВЛЕНИИ МЕСТА ВЫСТРЕЛА.

3.1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ МЕСТА ПРОИСШЕСТВИЯ ПРИ РЕКОНСТРУКЦИИ ТРАЕКТОРИИ

ПОЛЕТА СНАРЯДА

При расследовании преступлений, связанных с применением стрелкового огнестрельного оружия, перед оперативно- следственными органами довольно часто встает необходимость решения ряда ситуационных задач, связанных с изучением траектории полета снаряда.

Посредством изучения траектории полета пули на месте происшествия можно установить:

1) направление полета пули в горизонтальной или вертикальной плоскости, 2) 3) дистанцию дальнего выстрела, 4) 5) место, откуда был произведен выстрел. 6) Место выстрела является объединяющим понятием, поскольку оно устанавливается путем соединения данных о дистанции выстрела и его направлении. Установление места выстрела всегда имеет большое значение для расследования преступлений, связанных с применением стрелкового оружия. Это значение определяется, с одной стороны, тем, что место выстрела является местом сосредоточения следов, по
которым

74

можно установить преступника (следов ног, следов приклада, стреляных гиль5, окурков, оброненных им вещей и т.п.). С другой стороны, информация о месте выстрела позволяет сформировать более точное и целостное представление о расследуемом событии, помогает разобраться в характере происшествия в тех случаях, когда подозреваемый отрицает свою вину, ссылаясь на то, что выстрел был неприцельным, а попадание в жертву - случайным, а в некоторых случаях может оказать существенное влияние на доказывание вины как самого исполнителя преступления, так и его соучастников (например, пособника, предоставившего убийце помещение, из которого тот вел стрельбу).

Установить место выстрела можно двумя способами: с помощью очевидцев преступления и по материальным следам выстрела на месте происшествия. Наиболее простым и эффективным способом установления места выстрела является опрос очевидцев происшествия. Однако специфика преступлений, совершаемых с помощью огнестрельного оружия, делает применение первого способа весьма ограниченным. Ведь стреляющий из стрелкового оружия может находиться на значительном удалении от жертвы, и очевидцы могут не заметить его на таком расстоянии. Да и сам выстрел с момента нажатия на спусковой крючок до поражения цели может длиться меньше секунды, поэтому свидетели могут просто не успеть обнаружить, из какого места был произведен выстрел. Кроме этого, не нужно сбрасывать со счетов и особенности современной российской криминальной действительности, в которой очевидцы преступления, запуганные дерзостью и безнаказанностью преступников, опасаясь за свою безопасность, не желают сотрудничать с органами расследования.

Поэтому, во многих случаях единственным источником информации, позволяющим установить место выстрела, являются материальные следы выстрела на месте происшествия. И от того, насколько грамотно будет

75

произведено исследование места происшествия, насколько верно будут оценены его результаты и сделаны правильные выводы, настолько будет зависеть быстрота, а зачастую и успех расследования преступления.

Установление места выстрела всегда является конечной целью криминалистического исследования траектории полета снаряда. Но подчас, по многим объективным причинам, установить его с помощью баллистических методов не представляется возможным. В этих случаях органам расследования приходится довольствоваться либо данными о направлении выстрела, либо данными о его дистанции. В этом случае место выстрела определяется с помощью прочесывания местности по следующим признакам: расположению следов обуви, стреляных гильз, отпечаткам приклада и т.п. Но поисковые мероприятия требуют большого количества людей и длительного времени, что негативно отражается на быстроте и экономичности расследования. Потеря времени на начальном этапе расследования может иметь нежелательные последствия, так как в течение него могут быть утрачены (смыты дождем, затоптаны, унесены кем-либо, уничтожены самим преступником и т.д.) следы присутствия стрелявшего, оставленные им на месте выстрела. Поэтому всегда выгоднее сначала устанавливать место выстрела с помощью технико-баллистических средств, так как даже приблизительное определение места выстрела либо определение только направления или только дистанции выстрела позволяют значительно сузить сектор поиска конкретного места выстрела. Для поиска следов преступника в этом ограниченном секторе потребуется значительно меньшее количество людей, чем для сплошного прочесывания местности, а высвобожденный личный состав сможет сосредоточиться на решении других, не менее важных для расследования задач.

Кроме того, более точное определение места выстрела с помощью баллистических методов позволит исключить излишнее
ущемление

76

конституционных прав граждан, так как позволит избежать обысков в тех помещениях, из которых возможно было произвести выстрел, но которые на самом деле не являются местом преступления.

Таким образом, быстрое и точное определение места выстрела баллистическими методами позволяет значительно ускорить процесс поиска и закрепления следов, оставленных преступником, способствует раскрытию преступления по «горячим следам», сужает необходимость ущемления в процессе расследования основных прав граждан.

В случаях дальнего выстрела86 восстановить элементы траектории полета снаряда по материальным следам на месте происшествия можно двумя способами: с помощью исследования признаков траектории на самом огнестрельном повреждении или с помощью визирования по двум огнестрельным повреждениям, причиненным одним и тем же снарядом (здесь и далее под огнестрельными повреждениями имеются в виду только те, которые причиняются непосредственно самим снарядом).

Сбор базовой информации для реконструкции траектории полета снаряда производят непосредственно на месте происшествия с помощью методов наблюдения и измерения. Впоследствии эти данные анализируются и подвергаются математической обработке, а полученные результаты сравниваются с опытными данными, зафиксированными в таблицах, графиках или памяти исследователя. В некоторых случаях может возникнуть необходимость в реконструкции обстановки происшествия и создании моделей.

То есть выстрела с такого расстояния от преграды, при котором на ней не проявляются такие дополнительные следы выстрела как опадение, окопчение и опорошение. Для разных моделей оружия и патронов граница между близким и дальним выстрелом может иметь различное числовое измерение.

77

В процессе определения места выстрела возникает ряд промежуточных задач, результаты решения которых будут использоваться для решения основного вопроса. Думается, что с учетом этих промежуточных задач, всю процедуру определения места выстрела следует разделить на несколько этапов:

  1. Обнаружение огнестрельных повреждений и выстрелянных снарядов.
  2. Частичная реконструкция разрушенной преграды.
  3. Определение лицевой стороны преграды (то есть той стороны, с которой снаряд попал в преграду).
  4. Дифференциация повреждений, причиненных одним из снарядов, от повреждений, нанесенных другими снарядами.
  5. Определение последовательности нанесения повреждений одним и тем же снарядом.
  6. Установление линии подлета снаряда к пробитой преграде.
  7. Изучение характера местности, в пределах которой может находиться место выстрела, и погодных условий на момент выстрела.
  8. Оценка полученных результатов с целью определения направления дистанции и места выстрела.
  9. Эти этапы проходят не изолированно друг от друга, а в тесной взаимосвязи и могут проводиться одновременно или повторяться во время исследования.

Целью первого этапа является обнаружение всех огнестрельных повреждений на месте происшествия, а также всех выстрелянных снарядов, образовавших эти повреждения. На этом этапе важно разграничить огнестрельные повреждения от повреждений неогнестрельного характера (например, отверстий, просверленных сверлом или пробитых пробойником, разрушения предмета не
в результате

78

действия пули и т.п.). Отличить огнестрельные повреждения
от неогнестрельных можно по следующим признакам:

1) признаки ударного воздействия снаряда; 2) 3) пояски обтирания пули о внутренние стенки пробоины (пояски загрязнения и металлизации); 4) 5) следы термического действия пороховых газов (опадение) и не сгоревших в стволе зерен пороха; 6) 7) отложение несгоревших зерен пороха (опорошение) и копоти (окопчение) вокруг повреждения; 8) 9) отложение смазочных веществ вокруг повреждения; 10) 11) отпечаток дула (штанцмарка). 12) Но последние четыре группы признаков могут остаться только на первом по счету повреждении, причиненном пулей (за исключением феномена Виноградова). Последующие повреждения будут характеризоваться только первыми двумя группами признаков.

В большинстве случаев повреждения, причиняемые снарядом, бывают в виде сквозных или несквозных (слепых) пробоин. Однако в случае рикошета также может образоваться след скольжения или выбоины. Попадая в хрупкие или небольшие по размеру предметы (вазы, глиняные статуэтки, посуда и т.п.), пуля может полностью их разрушить.

Пулевые пробоины, как правило, характеризуются формой, в сечении близкой к кругу или овалу, и размером, соотносимым с диаметром образовавшего их снаряда. В упругих материалах (таких как древесина, пластмасса) за счет их податливости пробоина может быть несколько меньше диаметра снаряда, а в твердых и хрупких материалах (таких как стекло, керамика, кирпич), напротив, иметь больший диаметр, чем пуля, за счет растрескивания и осыпания материала по краям пробоины. В мягких и пластичных материалах (таких как пластилин, мокрая глина) размеры пробоины могут
оказаться намного больше диаметра снаряда из-за

79

гидродинамического воздействия пули на боковые стенки пробоины. На ткани пробоина может выразиться в виде разрыва.

Исследование места происшествия необходимо вести с особой тщательностью, так как даже одно необнаруженное повреждение по пути следования пули может привести в дальнейшем к серьезной ошибке при установлении направления и места выстрела. Это может произойти, например, в том случае, если пуля, пробив одну преграду (стекло окна), отрикошетила от другой (стены), а затем застряла в третьей (двери). Если след рикошета останется необнаруженным, результаты визирования по двум обнаруженным повреждениям (в стекле окна и двери) неизбежно дадут ошибочный результат (рис. 2) , что может в свою очередь породить негативные обстоятельства ошибочного характера. Если выстрел был один, то ошибочные данные визирования могут вступить в противоречие с представлением о том, откуда был произведен выстрел. В случае если выстрелов было несколько, результаты исследования траекторий разных пуль будут ошибочно указывать на то, что выстрелы производились из разных мест, что может послужить основанием для суждения о том, что стреляли двое, либо то, что стрелявший перемещался на местности между выстрелами. Первое из этих суждений может вступить в противоречие с представлением о том, сколько лиц причастно к преступлению, а второй -с представлением о том, что выстрелы следовали один за другим.

Обнаруженные огнестрельные повреждения фиксируются по общим правилам фиксации следов на месте происшествия. Однако следует обратить внимание на необходимость более точного, чем в остальных случаях, определения их пространственного расположения для обеспечения при необходимости возможности для последующей реконструкции места происшествия. Большинство криминалистов указывают на необходимость составления масштабных планов
в

80

*

Рис. 2. Схем а места прои сшест вия, показ ываю щая велич ину возм ожно й

ошиб ки при устан овлен ии траек тори и полет а пули в случа е рико шета, где:

1 - проб оина в стекл е, 2 - место рико шета, 3 - слепа я проб оина в стене,

4 - траек тория полет а пули, 5 - лини я визир овани я.

81

вертикальном и горизонтальном разрезах, а в случаях
обнаружения огнестрельных повреждений на потолке помещения
- развернутых

87

планов .

После обнаружения огнестрельных повреждений иногда возникает необходимость в частичной реконструкции преграды. Это относится к хрупким преградам (например, таким как стекло), которые при попадании в них пули сильно разрушаются. Задачей частичной реконструкции такой преграды является восстановление взаиморасположения ее осколков до разрушения с целью определения конкретного места на ее поверхности, в которое ударила пуля. Знание места попадания пули в преграду важно для последующего определения линии подлета пули к ней методом визирования. Восстановив взаиморасположение осколков стекла до разрушения, по линиям разломов можно определить, с какой стороны оно было пробито. Собранные осколки преграды можно соединять между собой, склеивая по линиям разломов, либо наклеивая на подложку, в виде бумаги или пленки, а также скреплять с помощью липкой ленты.

После обнаружения пробоин встает задача определения лицевой стороны преграды. Решение этого вопроса в большей степени сводится к определению того, какое из отверстий сквозной пробоины является входным, а какое выходным для пробившего его снаряда. Необходимость выяснения такого вопроса относительно слепых пробоин отпадает сама собой, так как такая пробоина имеет всего одно отверстие - входное.

На то, с какой стороны была пробита преграда, указывают: расположение дополнительных следов выстрела; характер пробоины; расположение выбитых из преграды частиц.

87 См. например: Аханов B.C. Криминалистическая экспертиза огнестрельного оружия и следов его применения. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1979. С. 199.

82

В случаях близкого выстрела наиболее характерными признаками входного отверстия является расположение вокруг него таких дополнительных следов выстрела как опаление, окопчение и опорошение. При выстреле же с дальнего расстояния определить, какое из отверстий является входным, а какое выходным, становится возможным только по характеру самой пробоины или расположению выбитых пулей частиц преграды.

При выстреле с большой дистанции устойчивым признаком входного отверстия является наличие пояска обтирания. Кроме того, при пробитии изделий из древесины около выходного отверстия образуется отщеп части материала преграды, а при пробивании хрупких материалов, например: стекла, штукатурки, кирпича и т.п., вокруг выходного отверстия образуется откол. На то, с какой стороны пуля пробила металлическую преграду, может указывать также форма краев отверстий: у входного отверстия края вогнутые, у выходного - выгнутые. Однако следует иметь ввиду, что при скоростях столкновения снаряда с преградой 1000 м/с и более как у входного, так и у выходного краев пробоины образуется выброс расплавленного металла, который может быть ошибочно принят за сдвиг металла по направлению движения пули.

Во многих случаях на то, с какой стороны был пробит объект, могут указать выбитые пулей элементы преграды. Большинство частиц материала, выбитых пулей из преграды, располагается со стороны, противоположной той, с которой пуля попала в цель. Порою на то, с какой стороны преграда была пробита, могут указать не только расположение выбитых пулей из преграды частиц, но и образовавшиеся на них во время разрушения преграды признаки. В первую очередь это относится к осколкам стекла, на плоскостях разлома которых образуются трассы, концы которых у одной из плоскостей осколка как бы собираются в пучки, а у другой расходятся метелкой. Восстановив расположение осколков в

83

листе стекла до разрушения, можно определить, с какой стороны этот лист стекла был пробит пулей, так как пучки трасс у радиальных трещин метелкой направлены соответственно направлению полета пули, а у

ее

концентрических - в противоположную сторону.

Определить, с какой стороны была пробита преграда, можно также по последовательности, в которой были нанесены одной и той же пулей несколько огнестрельных повреждений.

Необходимость дифференциации повреждений, причиненных одной из пуль, от повреждений, нанесенных другими пулями, возникает в следующих ситуациях:

  • когда было произведено несколько выстрелов,
  • когда неизвестно, сколько выстрелов было произведено, но на месте происшествия имеется несколько огнестрельных повреждений.
  • В перечисленных ситуациях необходимость решения этого вопроса обусловливается тем, что реконструкция траектории полета снаряда невозможна без данных о том, какие именно из имеющихся на месте происшествия повреждений были оставлены этим снарядом. В этом случае основной задачей становится определение пути каждого снаряда по имеющимся на месте происшествия повреждениям, то есть выяснить, какие именно из имеющихся повреждений нанесены одной и той же пулей и в какой последовательности. Это нужно для последующего определения тех огнестрельных повреждений, по которым будет производиться реконструкция траектории полета образовавшей их пули.

При наличии множественных огнестрельных повреждений разграничение тех из них, которые причинены одной и той же пулей от

88 См. например: Плескачевский В. М. Криминалистическое оружиеведение. В кн.: Криминалистика. / Под ред. Филиппова А.Г., Волынского А.Ф. -М: «Спарк», 1998. С. 124.

84

повреждений, нанесенных другими пулями, сопряжено со значительными трудностями. Порою прийти к однозначному выводу по этому вопросу удается только после окончания траекторных исследований. Однако и проводить реконструкцию траектории без его решения также невозможно. Поэтому когда не удается однозначно ответить на этот вопрос, необходимо решить его хотя бы в вероятной форме для того, чтобы иметь возможность перейти к другим этапам исследования. В случае если дальнейшие исследования покажут ошибочность такого вероятного вывода, следует вновь вернуться на этот этап и проверить другие возможные варианты.

Дифференцировать огнестрельные повреждения, причиненные одной и той же пулей, от повреждений, нанесенных другими пулями, можно следующими способами:

  • по расположению на месте происшествия пуль, образовавших повреждения, относительно самих повреждений;
  • если повреждения образованы разными по конструкции пулями - по характерным особенностям повреждений, причиняемых этими моделями снарядов;
  • если повреждения причинены пулями, выстрелянными из одного экземпляра оружия, то это дает основание с большой долей достоверности предполагать, что стрельба велась из одного места;
  • предварительно установив последовательность причинения повреждений каждой из пуль в отдельности.
  • Определить последовательность нанесения повреждений одной и той же пулей можно по следующим признакам:

  • по взаимному расположению повреждений с учетом того, с какой стороны они были пробиты пулей;
  • по местонахождению снаряда относительно повреждений;

85

  • по остаткам вещества предыдущих преград на снаряде и последующих преградах.

Выяснив указанные выше вопросы, можно приступать к установлению линии подлета пули к пробитой преграде. Под линией подлета пули следует понимать линию, касательную к траектории пули в точке ее встречи с преградой, иными словами, линия подлета - это линия, по которой пуля двигалась непосредственно перед контактом с преградой.

Линия подлета характеризуется такими основными показателями:

  • угол встречи пули с преградой, то есть наименьший угол, образуемый между линией подлета и поверхностью преграды, вне зависимости от того в какой плоскости это угол будет находиться;
  • угол подлета, то есть угол между линией подлета и поверхностью преграды в горизонтальной плоскости;
  • угол падения, то есть угол между линией подлета и горизонтом. Установить линию подлета можно двумя способами: с помощью

изучения морфологических признаков самого огнестрельного повреждения или с помощью визирования по двум огнестрельным повреждениям, причиненным одной и той же пулей.

Если внешняя часть преграды достаточно прочная и пластичная (например: древесина, пластмасса, металл и т.п.), то угол встречи снаряда с преградой можно определить по форме входного отверстия. Однако, при совершении преступлений с использованием огнестрельного оружия наиболее часто в роли первой преграды, пробиваемой пулей насквозь, выступает листовое стекло (в окне дома или салоне автомобиля). Стекло является очень твердым и хрупким материалом, поэтому пробоина в нем не содержит информации о том, под каким углом пуля его преодолела, следовательно, по самой пробоине в нем установить направление выстрела не представляется
возможным. В таких случаях применяется метод

86

визирования по двум огнестрельным повреждениям, причиненным в результате одного и того же выстрела. Следует отметить, что применение одного из этих методов не исключает использования другого. Напротив, одновременное применение обоих этих методов (когда это возможно) позволяет получить более точные результаты.

По форме входного отверстия или пояска обтирания вокруг него

89

установить линию подлета пули можно следующим образом . Если отверстие или поясок обтирания имеют круглую форму, это свидетельствует о том, что пуля вошла в преграду перпендикулярно к его плоскости. Если пуля проникла в поврежденный предмет не перпендикулярно к его плоскости, очертания входного отверстия или пояска обтирания приобретают форму эллипса. По соотношению величин меньшего и большего диаметров этого эллипса можно вычислить угол встречи снаряда с поверхностью преграды, так как отношение этих величин равно тангенсу угла встречи. Зная угол встречи пули с поверхностью неподвижной преграды, можно путем несложных математических операций определить угол падения пули и угол ее подлета к преграде, а, зная величины этих углов, - определить линию подлета.

Сущность же метода визирования заключается в том, что, если через два огнестрельных повреждения провести мысленную прямую (линию визирования), она укажет направление выстрела. В качестве повреждений, через которые производится визирование, могут быть использованы две сквозные пробоины или одна сквозная пробоина и слепое повреждение, либо след рикошета. Точками визирования также могут служить входное и выходное отверстия одного сквозного
пулевого канала. Для этого

89 См. например: Стальмахов А.В., Сумарока A.M., Егоров А.Г., Сухарев А.Г. Судебная баллистика и судебно-баллистическая экспертиза. -Саратов: СЮИ МВД, 1998. С. 144.

87

канал должен быть прямым (не изменять направление) и достаточно протяженным. По мнению Аханова B.C., «иногда по пулевой пробоине в одной такой преграде удается создать искусственный канал, по которому можно визировать. Вставив в сквозную пулевую пробоину на листовом металле пружинящую трубку из полоски бумаги, можно визировать через нее» . Однако, точность результатов такого визирования будет очень мала. Наконец, применение метода визирования возможно при наличии одного слепого пулевого канала, если он настолько глубок, что в него можно вставить стержень (зонд), который позволяет установить направление канала.

Вышесказанное позволяет выделить условия, при которых возможно применение метода визирования:

  • наличие двух последовательных огнестрельных повреждений, причиненных в результате одного выстрела;
  • наличие одного, но прямого и достаточно протяженного сквозного или слепого пулевого канала.
  • В зависимости от условий применения метода визирования можно выделить несколько способов его осуществления:

  • непосредственное визирование без использования дополнительных приспособлений;
  • с помощью трубки;
  • с помощью натянутой нити;
  • с помощью стержня-зонда;
  • с помощью геодезических инструментов (нивелира, теодолита);
  • с помощью луча лазера.
  • Аханов B.C. Криминалистическая экспертиза огнестрельного оружия и следов его применения. - Волгоград, ВСШ МВД СССР, 1979. С.201.

88

Непосредственное визирование без приспособлений целесообразно применять, если имеются две сквозные пробоины, расположенные на таком расстоянии друг от друга, которое достаточно для того, чтобы сконцентрировать поле зрения. При этом пробоины зрительно совмещаются, и на местности засекается точка, на которую укажет воображаемая линия визирования. Визирование без приспособлений применимо только в тех случаях, когда нет необходимости фиксировать для дальнейших расчетов пространственное положение линии визирования, то есть, когда выстрел был произведен с небольшого расстояния, на протяжении которого траекторию полета пули можно считать почти прямолинейной. В этом случае линия визирования укажет непосредственно на то место, с которого произведен выстрел.

Визирование с помощью пружинящей трубки применяется, когда две сквозные пробоины расположены очень близко, что не позволяет достаточно сконцентрировать зрение.

Визирование с помощью натянутой нити осуществляется в следующих ситуациях:

  • если две сквозные пробоины расположены на таком расстоянии друг от друга, при котором угол зрения чрезмерно сужается;
  • когда вторая пробоина слепая;
  • когда есть необходимость в измерении и фиксации пространственного положения линии визирования.
  • В этих случаях между двумя пробоинами натягивают нить, реконструируя тем самым траекторию движения пули на этом участке, и осуществляют визирование по участку нити, расположенному ближе к первой пробоине. При провисании нити, под нее подставляют какие-либо предметы. При необходимости с помощью отвеса или уровня и транспортира измеряется наклон линии визирования относительно горизонта, а с помощью компаса - ее азимут.

89

Если на месте происшествия от одного выстрела образовалась только одна слепая пробоина с прямым каналом и достаточной глубиной, визирование осуществляется с помощью зонда, который представляет собой прямой легкий стержень, имеющий большую длину, чем глубина пробоины. Одним концом такой стержень вставляют в пробоину и визируют по оставшейся снаружи части. При необходимости вдоль стержня и параллельно ему можно натянуть нить и визировать по ней.

Современные технологии предоставляют новые возможности для решения традиционных задач. Широкое использование в технике свойств лазера привело к тому, что Г. А. Григорьев предложил новый способ визирования с использованием лазерного луча.91 Так как лазерное визирование по своей сущности не отличается от традиционных способов визирования, а в качестве источника лазерного луча вполне может подойти обычная лазерная указка, применение этого нового способа не вызывает особых трудностей и во многих случаях может упростить работу и ускорить получение результатов.

Установив линию подлета пули к первой преграде, мы можем определить направление выстрела в горизонтальной плоскости и выделить на местности сектор, в пределах которого находится место выстрела. Ход дальнейшей работы по установлению места выстрела будет зависеть от того, по какой (настильной или навесной) траектории летела пуля.

Если пуля летела по настильной (прямой) траектории, то установленная линия подлета пули к пробитой преграде будет указывать

91 Григорьев Г.А. Методика лазерного моделирования траектории полета пули. // Экспертная техника. Вып. 3. - М: ВНИИСЭ, 1990. С. 3- 7.

Григорьев Г.А. Современные возможности лазерного моделирования траектории полета снаряда на месте происшествия. // Новые разработки и дискуссионные проблемы теории и практики судебных экспертиз. Вып. З.-М., 1986.

90

направление выстрела как в горизонтальной, так и в вертикальной плоскости, иными словами, место выстрела будет находиться на линии подлета пули к пробитой преграде. В этом случае место выстрела, как справедливо отмечает Аханов B.C., «…может оказаться не только у конечной точки визирования, но и у любой другой промежуточной точки на прямой или под ней…», потому что стрелок в момент выстрела мог находиться на каком-либо возвышении (ограде, дереве, стремянке, транспортном средстве), либо лежать на земле.

Если же выстрел произведен издалека по навесной траектории, то линия подлета пули к преграде будет указывать направление выстрела только в горизонтальной плоскости, так как в этом случае траектория полета пули будет иметь вид параболы и в вертикальной плоскости не совпадет с линией подлета. В таких случаях место выстрела определяют, предварительно установив его дистанцию по углу падения пули.93 Затем, соотнеся данные о горизонтальном направлении выстрела и его дистанции, можно определить конкретное место выстрела.

Но и в том и в другом случае возникает необходимость в предварительном изучении характера местности в пределах того сектора, где должно находиться место выстрела. В первую очередь, это нужно, чтобы установить, по навесной или настильной траектории летела пуля. Так, если линия подлета пули направлена снизу вверх (по ходу движения)

” Аханов B.C. Криминалистическая экспертиза огнестрельного оружия и следов его применения. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1979. С. 205-203.

3 См. например: Дворянский И. А. Установление места производства выстрела при больших дистанциях стрельбы. / Судебно- баллистическая экспертиза. Вып. 2. - М., 1976; Аханов B.C. Криминалистическая экспертиза огнестрельного оружия и следов его применения. -Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1979. С. 205-211.

91

или горизонтально, то это свидетельствует об относительно близком выстреле и относительной прямолинейности траектории полета снаряда. Направление же линии подлета пули сверху вниз характерно как для выстрела с большой дистанции по навесной траектории, так и для прямого выстрела с места, располагающегося выше огнестрельных повреждений (например: с крыши высокого здания, с более высокого этажа стоящего напротив здания, с дерева, холма или утеса и т.п.). В этом случае на основе данных о характере местности, в пределах которой может находиться место выстрела, оценивается возможность такого прямого выстрела.

В дальнейшем данные о характере местности используются для установления конкретного места выстрела. При прямом выстреле важно установить все места, через которые проходит траектория и которые могли быть использованы для стрельбы (например, траектория может указывать на окно соседнего дома, проходя при этом сквозь ветви стоящего неподалеку дерева). Для точного определения дальности навесного выстрела большое значение имеет перепад высот между точкой попадания и местом выстрела, так как если между ними будет существенная разница, угол падения пули будет отличаться от расчетного.

Погодные условия также оказывают значительное влияние на полет снаряда. Наиболее существенное влияние имеет ветер, который может изменить траекторию пули как в вертикальной (при попутном или встречном направлении), так и горизонтальной плоскости (при направлении сбоку). Сильный боковой ветер может настолько изменить траекторию пули в горизонтальной плоскости, что она станет представлять собой параболическую кривую, отклоняющуюся в сторону ветра. Если не учитывать такие погодные факторы, то это может привести к серьезным ошибкам в определении как направления, так и дистанции выстрела.

На последнем этапе исследования оцениваются все полученные данные. По результатам оценки на местности или плане определяется

92

участок, на котором в соответствии с расчетами должно находиться место выстрела. После чего производят тщательный осмотр этого участка с целью обнаружения следов присутствия стрелявшего (следов ног, оружия, стреляных гильз). Если на этом участке следы не удается обнаружить, границы участка раздвигаются. Если расчеты показывают на то, что местом выстрела является какое-либо помещение, то это является основанием для производства в нем обыска и проверки лиц, которым оно принадлежит, на причастность к преступлению.

С учетом изложенного выше можно констатировать, что в настоящее время одним из основных методов реконструкции траектории полета снаряда является визирование. Но, несмотря на то, что этот метод используется уже много лет, многие аспекты его применения до настоящего времени остаются недостаточно разработаны в криминалистике. Некоторые из таких моментов мы рассмотрим далее.

93

3.2. ВЛИЯНИЕ ПРОБИВАЕМОЙ НЕПОДВИЖНОЙ ПРЕГРАДЫ НА ТРАЕКТОРИЮ ПОЛЕТА СНАРЯДА

Опираясь на изложенное выше, можно прийти к заключению, что визирование в большинстве случаев производится по двум огнестрельным пробоинам. Но, мысленно соединяя два огнестрельных повреждения, мы реконструируем не всю траекторию полета снаряда, а только ту ее часть, которая расположена между ними. О том, какова была траектория полета пули до пробития ею первой преграды, мы можем судить только по результатам исследования небольшого отрезка этой траектории, расположенного между двумя указанными повреждениями, поэтому оставшуюся часть траектории мы домысливаем как продолжение этого отрезка.

Но всегда ли траектория за пределами двух пробоин будет прямым продолжением реконструированного отрезка? Ведь при соударении не только снаряд действует на преграду, но и преграда в свою очередь воздействует на снаряд. А это не может не вызвать изменений в поведении снаряда. Современные исследования в области динамики удара показывают, что при определенных условиях, проходя сквозь преграду, снаряд может существенно изменить свою траекторию. Сотрудник баллистической научно-исследовательской лаборатории США Джонас А. Зукас, сконцентрировавший в своей работе «Проникание и пробивание твердых тел» результаты исследований десятков зарубежных ученых, пишет по этому поводу: «Если снаряд попадает в преграду по нормали к ее поверхности, то развивается двумерное напряженное состояние. При ударе под углом к
нормали задача усложняется, так как в результате

94

асимметричного нагружения возникают изгибающие напряжения. При определенном сочетании формы снаряда, характеристик материалов снаряда и мишени, а также скорости соударения совместное действие изгибающих и растягивающих напряжений может привести к разрушению снаряда или его рикошету». При этом под рикошетом понимается не только отскок снаряда от поверхности мишени, но и пробивание мишени с изменением траектории.95

В обосновании своего мнения Зукас указывает на результаты экспериментов, в ходе которых производились выстрелы цилиндрическими стержнями из инструментальной стали массой 65 г по плитам катаной гомогенизированной броневой стали толщиной 25,4 мм под углом 60 градусов к направлению стрельбы. При попадании такого снаряда в мишень с предельной баллистической скоростью,96 которая в данном случае была равна 1202 м/с, траектория его движения резко искривлялась, поворачиваясь почти на 60 градусов к тыльной поверхности преграды. С ростом скорости отклонение снаряда от первоначальной траектории уменьшалось до тех пор, пока при превышении баллистического предела в 1,5
раза траектория снаряда перестала

Джонас А. Зукас. Проникание и пробивание твердых тел. В кн.: Динамика удара. - М.: Мир, 1986. С. 117.

См. также: Сильников М.В., Химичев В.А. Средства индивидуальной бронезащиты. - СПб: Фонд «университет», 2000. С. 77.

Джонас А. Зукас. Проникание и пробивание твердых тел. В кн.: Динамика удара. - М.: Мир, 1986. С.112.

Под предельной баллистической скоростью или баллистическим пределом принято понимать минимальную скорость снаряда, необходимую для пробивания преграды навылет.

95

отклоняться от первоначального направления. Такое отклонение траектории движения снаряда от первоначального направления получило название нормализации движения снаряда, потому что оно направлено в сторону нормали (то есть перпендикуляру) к тыльной стороне преграды (рис. 3).

Однако явление нормализации наблюдается не во всех преградах. Бекман и Голдсмит предложили разделять все преграды на следующие виды:

1) полубесконечные, тыльная сторона которых не влияет на процесс проникания в нее снаряда; 2) 3) толстые, влияние тыльной поверхности которых сказывается лишь после того, как снаряд пройдет в материале преграды значительное расстояние; 4) 5) промежуточной толщины, тыльная поверхность которых оказывает значительное влияние на процесс движения снаряда в течение всего времени его нахождения в материале преграды; 6) 4) тонкие, напряжения и деформации в которых постоянны по толщине преграды.98

Явление нормализации движения снаряда свойственно в основном для второго и третьего из перечисленных типов преград. Но, как справедливо отмечает Д. А. Зукас, различные
«материалы

сталкивающихся тел могут разрушаться по-разному. Действительный механизм разрушения зависит от таких переменных, как
свойства

Джонас А. Зукас. Проникание и пробивание твердых тел. В кн.: Динамика удара. - М.: Мир, 1986. С. 117 - 118.

Там же. С. 118.

96

Рис. 3. Нормализация движения снаряда при пробивании преграды, где:

1 - преграда; 2 - первоначальная траектория снаряда;

3 - траектория снаряда после пробития преграды; А - угол встречи снаряда

с преградой; В - угол отклонения снаряда при пробивании преграды;

N - нормаль к тыльной поверхности преграды.

97

материала, скорость соударения, форма снаряда, способ крепления мишени

99

и относительные размеры снаряда и мишени».

В случае применения метода визирования для установления обстоятельств выстрела отклонение пули от первоначальной траектории будет иметь колоссальное значение. Представим, что, пробив первую преграду на месте происшествия, пуля отклонится от первоначального направления и только после этого попадет во вторую преграду. Если произвести визирование по повреждениям, причиненным такой пулей, то можно получить неправильные результаты, которые могут стать негативным обстоятельством ошибочного типа для представления о месте выстрела. Ошибка при определении места выстрела в таком случае может оказаться очень существенной и выразится в десятках и даже сотнях метрах разницы между реальным местом выстрела и тем местом, на которое укажут результаты визирования.

В связи с тем, что основные положения методики определения места выстрела разрабатывались до описанных выше научных исследований в области динамики удара, в подавляющем большинстве криминалистических литературных источников, как учебного, так и научного характера, о возможности отклонения снаряда при пробивания им преграды не упоминается вовсе. Если же в отдельных работах и упоминается о возможности такого отклонения, то лишь вскользь, без объяснения его причин и характера100. Максимальная величина отклонения снаряда от первоначальной траектории в таких случаях указывается в

Джонас А. Зукас. Проникание и пробивание твердых тел. В кн.: Динамика удара. - М.: Мир, 1986. С. 119.

См. например: Кустанович С.Д. Судебная баллистика. - М., 1956. С. 256; Аханов B.C. Криминалистическая экспертиза огнестрельного оружия и следов его применения. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1979. С. 202.

98

пределах 1,5 градуса для тонких преград (оконное стекло, листовое железо и т.п.) и 3,5 градуса для толстых (бревно) или «высокопрочных» (автомобильное стекло) преград.101 Но такое отклонение нельзя признать сколько-нибудь существенным с криминалистической точки зрения, так как оно находится в пределах погрешности измерения, либо погрешности в установлении линии визирования, либо в рамках естественного разброса пуль.

Из отечественных криминалистов более тщательно к изучению данного вопроса подошел И. А. Чулков, который установил, что величина отклонения пули при пробивании листового стекла зависит от угла встречи пули со стеклом и его толщины и может достигать 6 градусов.102 Однако в его работе не указано, какие снаряды использовались для получения таких экспериментальных данных , нет сведений о скорости движения снаряда и о том, как и в какую сторону отклоняется пуля, пробивая стекло.

Чулков также указывает, что «при простреле из малокалиберной винтовки в сухую сосновую доску под углом 90° отклонение пуль достигает 4° по направлению волокон годовых колец; под углом 45° указанное отклонение увеличивается до 5°».104 По этому поводу следует

101 Самончик А.Н.. Осмотр и исследование следов выстрела. // Сборник работ по криминалистике № 4 НИИМ - М, 1958. С. 62.

Силкин П.Ф. Установление по следам выстрела его направления и дистанции. В кн.: Криминалистическая экспертиза. Вып. 5. - Волгоград, 1967. С. 108.

1 П?

Чулков И.А. Предварительные судебно-баллистические исследования на месте происшествия. - Волгоград, 1997. С. 29-30.

103 В тексте указывается «малокалиберная винтовка», что позволяет предположить, что указанные результаты были получены для свинцовой безоболочечной пули 5,6 мм спортивно-охотничьего патрона кольцевого воспламенения.

104 Там же. С. 30.

99

заметить, что древесина очень неоднородный материал и спрогнозировать поведение пули в нем чрезвычайно сложно. При установлении же направления выстрела на месте происшествия гораздо проще вычислить угол подлета пули к древесной преграде не путем визирования, а по форме пояска обтирания и входного отверстия пробоины, тем более что она хорошо отображается на древесине.

Данные новейших научных исследований в области динамики удара и практически полное отсутствие криминалистически значимых исследований в данной области побудили автора этой работы совместно с кандидатом физико-математических наук В. А. Федоренко провести научные исследования, целью которых было оценить с криминалистической точки зрения влияние пробиваемой преграды на траекторию движения снаряда.

При выборе материала преграды для проведения экспериментов учитывалось, что вследствие многообразия предметов материального мира, на месте происшествия в качестве первой пробитой преграды может встретиться предмет из любого материала. Это может быть и деревянная панель, и листовой металл, и гипсолитовая перегородка. Однако в качестве экспериментальных преград нами было выбрано листовое силикатное стекло, широко использующееся при остеклении окон, и триплекс105, из которого изготавливаются автомобильные стекла. Этот выбор был обусловлен несколькими причинами. Во- первых, тем, что эти материалы наиболее часто выступают в качестве первой преграды, пробиваемой пулей на месте происшествия. Во- вторых, по самой пробоине в стекле в большинстве случаев невозможно установить линию подлета пули, как это

Триплекс состоит из двух внешних слоев из листов стекла, соединенных внутренним слоем из прозрачного полимерного материала. При растрескивании такое стекло не рассыпается на осколки, так как отдельные куски стекла удерживаются эластичным внутренним слоем.

100

можно сделать в случае пробивания других материалов (например: древесины, металла). Единственным методом, позволяющим установить линию подлета пули при пробивании стекла, является метод визирования, точность которого очень сильно зависит от возможного отклонения пули при прохождении первой преграды. Характер же огнестрельных повреждений на триплексе, пока что вообще мало изучен с криминалистической точки зрения.

Для экспериментов нами использовалось листовое силикатное стекло с гладкой поверхностью наиболее распространенной толщины - 3, 4 и 5 мм, и триплекс толщиной 7 мм.

В качестве снарядов было решено использовать пули наиболее часто применяющихся в криминальных целях патронов, а именно:

безоболочечные свинцовые пули с оживальной (закругленной)

головной частью 5,6 мм спортивно-охотничьих патронов

кольцевого воспламенения;

оболочечные со стальным сердечником и полусферической

головной частью пули 9 мм патронов к пистолету Макарова;

оболочечные со стальным сердечником и оживальной

(закругленной) головной частью пули 7,62 мм патронов к

пистолету ТТ;

оболочечные со стальным сердечником и веретенообразной

головной частью пули патронов 7,62x39 образца 1943 г. Выстрелы
каждым из указанных боеприпасов производились из моделей оружия, для которого эти патроны являются штатными, а именно:

пистолета Марголина;

пистолета Макарова (ПМ);

пистолета Токарева (ТТ);

автомата Калашникова модернизированного (АКМ).

101

Для снижения начальной скорости пуль и приближения ее к баллистическому пределу для каждого вида преграды мощность порохового заряда всех патронов была уменьшена. Масса заряда, обеспечивающая скорость пули, близкую к предельной баллистической, для каждого вида преграды подбиралась экспериментально.

Для проведения экспериментов использовалась специально сконструированная установка, изображенная на рисунке 4. С целью обеспечения надежной (исключающей разброс пуль) фиксации оружия (3) при стрельбе, в этой установке предусмотрены тиски (2). Для установки пробиваемой преграды под определенным углом к линии стрельбы (7) служит специальный вращающийся зажим (5), расположенный на расстоянии двух метров от тисков. Этот зажим представляет собой две вращающиеся на подставке (6) стальные рамки размером 300x500 мм, стягивающиеся с помощью болтов и тем самым зажимающие между собой лист стекла или триплекса. Места контакта экспериментальной преграды с рамками уплотнены по периметру тонкой полосой резины. Зажим соединен с подставкой посредством вертикальной оси, позволяющей поворачивать его в горизонтальной плоскости относительно подставки и тем самым изменять угол встречи пули с поверхностью стекла в соответствии со шкалой на подставке. Между оружейным дулом и зажимом устанавливался блок датчиков (4) электронного регистратора скорости PC - 4М, с помощью которого производилось измерение скорости пули до ее контакта с преградой. На расстоянии же одного метра позади простреливаемой преграды располагалась контактная мишень (8), представляющая собой лист бумаги, натянутый на деревянную рамку размером 1x3 метра и служащий для выявления траектории пули после пробивания преграды.

102

Рис. 4. Схема установки, использовавшейся для определения угла

отклонения пули при пробивании преграды, где: 1 - станина, 2 ~ тиски, 3 - оружие, 4 - блок датчиков регистратора

скорости пули, 5 - зажим со стеклом, 6 - подставка со шкалой в градусах, 7 - линия стрельбы, 8 - контактная мишень.

103

Таким образом, в процессе экспериментальных выстрелов пуля, покидая ствол, сначала пролетала сквозь блок датчиков регистратора скорости, посредством которых измерялась ее скорость, затем пробивала установленную под требуемым углом экспериментальную преграду, после чего попадала в расположенную за ней контактную мишень.

Процесс экспериментальной стрельбы выглядел следующим образом. Сначала из зажима удалялась экспериментальная преграда, после чего из закрепленного в тисках оружия производилось несколько выстрелов по контактной мишени, чем проверялась надежность крепления оружия в тисках и отсутствие существенного рассеивания пуль. Полученные таким образом пробоины в контактной мишени отмечались как исходные, то есть соответствующие прямолинейной траектории полета пули. Затем производилась серия выстрелов сквозь преграду, закрепленную во вращающемся зажиме под требуемым углом к линии стрельбы. При проведении опытов каждый из перечисленных типов преград простреливался под разными углами между линией стрельбы и плоскостью преграды в промежутке от 30 до 60 градусов. После выстрелов замерялось расстояние между пробоинами в контактной мишени, образованной выстрелами без преграды, и пробоинами, образованными при выстреле через стекло. Полученные значения величины отклонений пересчитывались в градусы. После каждых 5-10 выстрелов сквозь преграду проверялась надежность фиксации оружия в тисках, для чего снова производились выстрелы без преграды. В общей сложности было проведено более 300 экспериментальных выстрелов различными снарядами в различные преграды.

В результате проведенных опытов было установлено, что, несмотря на то, что листовое стекло и триплекс являются очень хрупкими материалами, они оказывают значительное влияние на дальнейший полет пробившей их пули. Так, пробивая стекло под углом менее 60 градусов со

104

скоростью, не намного превышающей баллистический предел, пуля может отклониться от первоначальной траектории на угол, превышающий 25 градусов (что составляет около 45 метров на каждые 100 метров дистанции). При таких же условиях, пробивая триплекс, пуля может изменить свою траекторию еще сильнее, отклонившись от первоначального направления на угол, превышающий 50 градусов (что составляет более 100 метров на каждые 100 метров дистанции).106 При пробивании двух стекол, расположенных на некотором расстоянии друг от друга (например, двойная оконная рама), величина отклонения может увеличиться еще на несколько градусов. Но отклонение снарядов при пробивании экспериментальных преград далеко не всегда было направлено в сторону нормали. Так, если при пробивании триплекса пули отклонялись преимущественно в сторону нормали к тыльной поверхности стекла (рис. 5), то при пробивании листового силикатного стекла большинство видов пуль стабильно отклонялось в противоположную нормали сторону, то есть в сторону рикошета (рис. 6).

При пробивании силикатного листового стекла под углом менее 60 градусов со скоростями, не намного превышающими баллистический предел, используемые нами снаряды вели себя следующим образом:

  1. Безоболочечная 5,6 мм пуля при попадании в стекло под углом от 60 до 45 градусов стабильно отклонялась в сторону рикошета на угол до 15 градусов. При меньших углах встречи пуля в большинстве случаев фрагментировалась (рис. 7), и отдельные ее части в
    разных случаях

’ Следует отметить, что все приводимые нами здесь и далее данные об отклонении пуль действительны только для тех условий, в которых проводились эксперименты. Не исключается возможность того, что величина максимального отклонения тех же пуль от первоначальной траектории при пробивании, как цельного листового стекла, так и триплекса может оказаться еще больше при изменении условий пробивания ими преграды.

105

%

Рис. 5. Откл онени е пули от перво начал ьной траек тори и в сторо ну норм али к тыль ной повер хност и прегр ады при проб ивани и

матер иала «три плекс », где:

1 - прегр ада; 2 - лини я стрел ьбы; 3 - траек тория полет а пули;

4 - круп ные оскол ки стекл а; 5 - мелк ие оскол ки стекл а; 6 - норм аль

к лицев ой повер хност и прегр ады; 7 - норм аль к тыль ной повер хност и

прегр ады; А - угол встре чи пули с прегр адой; В - угол откло нения пули

при проб ивани и прегр ады.

Рис. 6. Отклонение пули от первоначальной траектории

в сторону рикошета при пробивании листового силикатного стекла, где:

1 - преграда; 2 - линия стрельбы; 3 - траектория полета пули;

4 - крупные осколки стекла; 5 - мелкие осколки стекла;

6 - нормаль к лицевой поверхности стекла; 7 - нормаль к тыльной

поверхности стекла; А - угол встречи пули с преградой; В - угол

отклонения пули при пробивании преграды.

107

jfill)l»ll li!f »IMjiiJ   lj!i ii!   !i i

0 * 2 3 4

Рис. 7. Наиболее крупные фрагменты пуль 5,6 мм патрона кольцевого воспламенения после пробивания ими листового силикатного стекла и

триплекса.

108

отклонялись от первоначальной траектории либо в сторону нормали, либо в сторону рикошета, а максимальный угол отклонения самых крупных фрагментов пули достигал 25 градусов.

  1. Пуля патрона ПМ практически не изменяла своей траектории (отклонения были несущественными и не превышали 3 градусов, что можно отнести на счет погрешности измерений и возможного рассеивания пуль по причинам, не связанным с преодолением преграды).
  2. Пуля патрона ТТ отклонялась в сторону рикошета, при этом если угол встречи был менее 45 градусов, отклонение присутствовало почти во всех случаях, достигая 10 градусов, тогда как при углах встречи более 45 градусов пуля иногда, преодолевая преграду, сохраняла прямолинейное направление полета
  3. Пуля патрона 7,62x39 при пробивании листового силикатного стекла стабильно отклонялась в сторону рикошета на угол до 15 градусов.
  4. При пробивании триплекса под углом менее 60 градусов со скоростями, не намного превышающими баллистический предел, используемые нами снаряды вели себя следующим образом:

  5. Несмотря на то что при пробивании триплекса под углом менее 45 градусов безоболочечная 5,6 мм свинцовая пуля также как и при пробивании листового силикатного стекла фрагментировалась, ее отклонение (или отклонение наиболее крупных ее фрагментов) от первоначальной траектории во всем диапазоне углов встречи от 30 до 60 градусов происходило устойчиво в сторону нормали, достигая 50 градусов.
  6. Пуля патрона ПМ стабильно отклонялась от первоначальной траектории в сторону нормали к тыльной поверхности преграды на угол до 30 градусов.

109

  1. Пуля патрона ТТ стабильно изменяла свою траекторию в сторону нормали к тыльной поверхности преграды на угол до 30 градусов.
  2. Отклонение пули патрона 7,62x39 от первоначальной траектории полета порою превышали 35 градусов, однако его направление было очень нестабильно: в половине случаев она отклонялась в сторону нормали, а в другой половине - в противоположную сторону. Вероятно, это можно объяснить более сложным взаимодействием ее остроконечной головной части с многослойной структурой триплекса.
  3. Для наглядности результаты проведенных экспериментов сведены в представленную ниже таблицу.

Анализируя результаты экспериментов, можно выявить некоторые наиболее существенные факторы, влияющие на траекторию полета пули после пробивания преграды:

1) угол встречи снаряда с преградой; 2) 3) скорость снаряда; 4) 5) свойства преграды; 6) 7) конструктивные особенности снаряда. 8) Далее мы рассмотрим, какое влияние каждый из этих факторов оказывает на поведение пули.

  1. Угол встречи снаряда с поверхностью преграды оказывает огромное влияние на его дальнейшую траекторию (рис. 8). Так при углах встречи, равных или близких к 90 градусам, снаряды практически не изменяли своего направления движения (отклонения от первоначальной траектории не превышали 3 градусов). Более или менее значительное отклонение начинало проявляться при величине угла встречи менее 60 градусов и возрастало с его уменьшением.
    При этом следует отметить,

110

Таблица

Влияние пробиваемой неподвижной преграды на дальнейшую траекторию полета снаряда

1 № Тип преграды 1 Вид снаряда

листовое силикатное

стекло (толщина 3-5 мм) Триплекс (толщина 7 мм) №

1 2 Пуля 5,6 мм патрона кольцевого воспламенения 1 1) фрагментация пули;

2) существенное (более 3 градусов) отклонение
проявляется при скорости пули вплоть до 300 м/с;

3) при угле встречи от 60 до 45
градусов отклонение наиболее крупных фрагментов
в сторону рикошета на угол до 10 градусов;

4) при угле
встречи менее 45
градусов отклонение наиболее крупных фрагментов
на угол до 25 градусов, как в сторону нормали, так и в сторону рикошета. 1) фрагментация пули;

2) существенное (более 3
градусов) отклонение проявляется при скорости пули вплоть до 300 м/с;

3) отклонение наиболее крупных фрагментов пули в сторону нормали на угол до 50 градусов.

Ill

Продолжение таблицы

Вид снаряда № Тип преграды

листовое силикатное

стекло (толщина 3-5 мм) Триплекс (толщина 7 мм) №

1 2 Пуля патрона ПМ 2 Отклонение

несущественно (менее 3

градусов). 1) отклонение в сторону нормали на угол до 30 градусов;

2) существенное (более 3 градусов) отклонение проявляется при скорости пули вплоть до 320 м/с. Пуля патрона ТТ 3 1) отклонение в сторону рикошета на угол до 10 градусов;

2) существенное (более 3 градусов) отклонение проявляется при скорости пули менее 250 - 300 м/с. 1) отклонение в сторону нормали на угол до 30 градусов;

2) существенное (более 3 градусов) отклонение проявляется при скорости пули менее 160 м/с. Пуля патрона 7,62x39 4 1) отклонение в сторону рикошета на угол до 15 градусов;

2) существенное (более 3 градусов) отклонение проявляется при скорости пули менее 200 - 250 м/с. 1) отклонение как в сторону нормали, так и в сторону рикошета на угол до 35 градусов;

2) существенное (более 3 градусов) отклонение проявляется при скорости пули менее 300 м/с.

112

е-25-

к

К

«

К 20-

зона фрагментации

а

10-

0)

а

о К К Я. P>i К о О,

о Н

60

50

30

40

угол встречи, град.

-10

з -

V-to

40

о

!

10-1 о

  • У.

. а

5-

i к о о. о ь о

30

4^

en

i’11 “JtiV’i ?*лЛ– »’11’1 ‘“fi

угол встречи, град.

8«-

14

К

к

30

40

SO 60

угол встречи, град..

Рис. 8. Графики зависимости величины отклонения

пули от угла встречи с листовым силикатным стеклом толщиной 4 мм:

а) пули 5,6 мм патрона кольцевого воспламенения при скорости

150-300 м/с, б) пули патрона ТТ при скорости 150-300 м/с,

в) пули патрона 7,62x39 при скорости 150-250 м/с.

113

что при угле встречи пули с поверхностью стекла менее 45 градусов отклонение проявляется очень устойчиво (практически во всех случаях).

Сразу следует оговориться, что угол встречи измерялся между плоскостью преграды и линией подлета к ней пули, при этом нутация пули не учитывалась. Так как обычно величина нутации пули не превышает нескольких градусов, мы сочли возможным пренебречь ею и считать, что при подлете к преграде ось пули соответствовала линии подлета.

Так как при одинаковых углах встречи пули с преградой выстрелы производились с разными скоростями, то и численное значение отклонения пули при одном и том же угле встречи менялось в зависимости от скорости. Например, при стрельбе из АКМ под углом 30 градусов к поверхности стекла и скорости пули в пределах 150-190 м/с были получены следующие значения отклонения от первоначального направления движения снаряда: 15, 13, 12, 7 и 5 градусов, поэтому графики на рис.8 представляют собой не линии, а полосы, ширина которых соответствует получившемуся разбросу отклонений снаряда в зависимости от его скорости. Кроме того, величины отклонений при одинаковых углах встречи и близких значениях скорости пули (в пределах ±20 м/с) могут несколько отличаться друг от друга. Вероятно, наличие разброса определяется такими факторами как неточность изготовления пуль и особенности их деформации при столкновении с преградой, свойства самого стекла и характер его поверхности (гладкий, слегка волнистый, с отдельными дефектами или загрязнениями и т. п.) и многими другими, учесть которые полностью в принципе невозможно.

  1. Говоря о значении такого фактора как скорость снаряда, следует отметить, что ее значение очень велико, так как сколько-нибудь существенные отклонения снарядов проявляются при скоростях, близких к баллистическому пределу, и при прочих равных условиях среднее отклонение снаряда тем больше, чем ближе скорость к
    предельной

114

баллистической. С увеличением скорости отклонение снаряда уменьшается и в определенный момент практически исчезает. По нашим приблизительным расчетам отклонение перестает проявляться при превышении снарядом предельной баллистической скорости примерно в два раза.

  1. Как показали проведенные нами опыты, от свойств преграды зависит не только величина, но и направление отклонения. Материал, из которого изготовлена преграда, в первую очередь влияет на то, в какую сторону отклонится пуля при ее пробитии. Внешне влияние этого фактора выражается в том, что одни и те же снаряды при попадании в преграды из различных материалов ведут себя по- разному: так большинство из использованных нами снарядов при пробивании триплекса отклонялись в сторону нормали, а при пробивании листового силикатного стекла - в сторону рикошета.

Прочность преграды (то есть ее способность сопротивляться разрушению) влияет на изменение траектории пробившего ее снаряда в том отношении, что с повышением прочности, соответственно, увеличивается предельная баллистическая скорость, необходимая для ее пробития, а, следовательно, диапазон скоростей, при которых проявляется отклонение, смещается в сторону увеличения. Например, при толщине стекла 3 мм отклонение пули патрона 7,62x39 наиболее ярко проявляется при скорости соударения пули с цельным листовым стеклом до 200 м/с, при больших скоростях отклонение уменьшается и может вообще исчезнуть. С увеличением толщины стекла увеличивается значение предельной баллистической скорости, поэтому при пробивании стекла толщиной 5 мм сколько-нибудь существенное изменение траектории этой пули наблюдается при скоростях до 250 м/с, а при пробивании триплекса -до 350 м/с.

115

  1. Влияние конструктивных свойств снаряда на его отклонение при пробитии преграды проявляется в том, что при попадании в одну и ту же преграду различные снаряды ведут себя по-разному. Так, например, величина отклонения пули патрона 7,62x39 после пробивания ею стекла при одинаковых условиях в среднем на 30-40 процентов больше, чем пули патрона ТТ. Пуля же патрона ПМ при пробивании листового силикатного стекла указанной толщины от первоначальной траектории практически не отклонялась. По нашему предположению основными свойствами снаряда, влияющими на его отклонение, являются: форма головной части и распределение массы.

Все описанные выше результаты были получены при скорости снаряда, несколько превышающей баллистический предел. При скорости же снаряда ниже предельной баллистической и малых углах встречи снаряда с поверхностью стекла (менее 45 градусов) возможен другой интересный эффект, который удалось выявить с помощью экранов из тонкой бумаги, натянутых на расстоянии 3-5 миллиметров от лицевой и тыльной поверхностей преграды. Эти экраны позволяли не только выявить характер разлета осколков, но и уточнить траекторию полета пули (рис. 9). Оказалось, что при скорости ниже баллистического предела и малом угле встречи, пуля может отрикошетить от стекла, проделав в нем сквозную пробоину (рис. 10). При этом ни сама пробоина, ни характер разлета осколков стекла практически не отличаются от тех случаев, когда пуля пробивает стекло со скоростью, близкой к предельной баллистической. Похожий эффект наблюдается и при стрельбе по триплексу. При рикошете пули от его поверхности растрескивание и осыпание внешних стеклянных слоев мало отличается от случаев, когда пуля пробивала этот материал насквозь, и внешне повреждение выглядит как сквозная пробоина, однако при этом во внутреннем полимерном слое отверстие отсутствует, либо имеет размер, намного меньший, чем диаметр пули.

116

На основании всего вышеизложенного можно подвести итог:

  1. При пробивании преграды под острым углом со скоростью, не намного превышающей баллистический предел, пуля может существенно изменить свою траекторию.
  2. Направление отклонения снаряда зависит от вида материала, из которого состоит преграда, и от конструктивных особенностей самого снаряда.
  3. Величина отклонения снаряда от первоначальной траектории зависит как от собственных его характеристик, так и от свойств преграды, и при прочих равных условиях отклонение тем больше, чем меньше угол встречи снаряда с поверхностью преграды и ниже его скорость.
  4. При скорости ниже баллистического предела и малом угле встречи с преградой пуля, отрикошетив от листового стекла, может пробить в нем отверстие, внешне схожее с отверстием, которое образуется при пробивании стекла пулей насквозь со скоростью, близкой к баллистическому пределу.

Рис. 9. Цифровой снимок бумажного экрана, натягивавшегося перед

лицевой поверхностью стекла (пояснения по тексту), где:

1 - пулевая пробоина перед попаданием в преграду, 2 - пулевая пробоина

после рикошета от преграды, 3 - пробоины от мелких осколков стекла.

118

Рис. 10. Рикошет пули от стекла с образованием пробоины, где:

1 - преграда; 2 -линия стрельбы; 3 - траектория полета пули;

4 - крупные осколки стекла; 5 - мелкие осколки стекла; 6 - нормаль

к лицевой поверхности стекла; А - угол встречи пули с преградой;

В - угол отклонения пули при пробивании преграды.

119

3.3. ИЗМЕНЕНИЕ ТРАЕКТОРИИ ПОЛЕТА СНАРЯДА

КАК ФАКТОР, СПОСОБСТВУЮЩИЙ ВОЗНИКНОВЕНИЮ

ОШИБОЧНЫХ НЕГАТИВНЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

Как мы уже выяснили ранее, изменение траектории снаряда при пробивании даже таких хрупких преград как листовое силикатное стекло и триплекс, может быть очень существенным. Стоит ли говорить о том, что более прочные преграды будут оказывать еще большее влияние на траекторию полета снаряда? При этом следует отметить, что в реальной ситуации отклонение пули от первоначальной траектории полета может произойти как в горизонтальной, так и в вертикальной плоскости, а также в вертикальной и в горизонтальной плоскостях одновременно.

На познавательной стороне расследования преступлений описанный эффект может отразиться тем, что данные визирования могут привести к ошибке в установлении направления выстрела в вертикальной (при настильной траектории) (рис. 11) или горизонтальной плоскости (рис. 12) или к ошибке в установлении дистанции выстрела по углу падения пули в случае дальнего навесного выстрела (рис. 13). В этом случае результаты визирования либо введут субъекта расследования в заблуждение и направят по ложному следу, либо станут противоречить другой имеющейся информации. Незнание субъектом расследования истинных причин такого противоречия неизбежно приведет к тому, что результаты визирования в данной ситуации либо сами станут негативным обстоятельством (если субъект расследования будет считать истинными данные осмотра предполагаемого места выстрела), либо станут причиной их возникновения (если субъект расследования посчитает истинными данные визирования). Рассмотрим несколько возможных ситуаций.

120

Рис. 11. Схема, показывающая возможность ошибки при определении

вертикального направления и места прямого выстрела в результате

отклонения пули от первоначальной траектории при пробивании ею

листового силикатного стекла под острым углом, где:

1 - пробоина в стекле, 2 - пробоина в полу, 3 - линия визирования,

4 - предполагаемое место выстрела, 5 - траектория подлета пули к стеклу,

6 - реальное место.

121

Рис. 12. Схема места происшествия, показывающая возможность ошибки

при определении горизонтального направления и места выстрела в

результате отклонения пули патрона 7,62x39 от первоначальной

траектории при пробивании ею листового силикатного стекла

под острым углом, где:

1 - пробоина в стекле, 2 - пробоина в стене, 3 - линия визирования,

4 - предполагаемое место выстрела, 5 - линия подлета пули к стеклу,

6 - реальное место выстрела, 7 - нормаль к лицевой поверхности стекла.

122

?

Рис. 13. Схем а, показ ываю щая возм ожно сть ошиб ки при опре делен ии диста нции и места навес ного выст рела в резул ьтате откло нения пули от перво начал ьной траек тори и при проб ивани и ею силик атног о листо вого

стекл а под остр ым угло м, где:

1 - проб оина в стекл е, 2 - проб оина в полу, 3 - расче тная траек тория

полет а пули, 4 - пред полаг аемое место выст рела, 5 - реаль ная траек тория

подле та пули, 6 - реаль ное место выст рела.

123

  1. Результаты визирования указали на определенное место, при осмотре которого выясняется, что выстрел с этого места был невозможен, либо маловероятен. Например, если выстрел был прямым, ошибочные результаты визирования могут указать на окно, рамы которого давно не открывались -и т.п., а в случае дальнего навесного выстрела
    • на место в середине густого лесного массива или акватории широкого водоема.
  2. Отклонение пули от первоначальной траектории вследствие пробивания преграды может выразиться в изменении угла ее падения. Это может привести к тому, что результаты визирования могут ошибочно указать на то, каким был выстрел - прямым или навесным. Например, при пробитии листового силикатного стекла данные визирования, указывающие на то, что траектория проходила значительно выше расположенных рядом возвышений (деревьев, строений, возможно используемого преступником автомобиля и т.п.), могут породить неправильное представление о том, что выстрел был навесным, а не прямым. При пробитии же триплекса, наоборот, данные визирования, указывающие на близкое к горизонтальному направление полета пули, могут стать причиной ошибочного представления о том, что выстрел был прямым, в то время как в действительности он был навесным.
  3. Данные,. полученные с помощью метода визирования, могут противоречить показаниям стрелявшего относительно того, где он находился в момент выстрела.
  4. В ходе расследования заслуживающий доверия подозреваемый (например, милиционер или сотрудник другого специального органа) указывает на то, что, стреляя сквозь прозрачную преграду, не желал попадать в пострадавшего, и выстрел был направлен не в него, а в другой предмет (например, в горящую электрическую лампочку

124

с целью ввести задерживаемого в замешательство), однако пуля попала в жертву.

  1. Преступник, намечая своей жертвой одного из нескольких человек, находящихся за прозрачной преградой (оконное стекло, стекло в автомобиле), попадает в другого, совершенно случайного человека, никак с ним не связанного (например, преступник попадает в водителя автомобиля вместо пассажира или наоборот).

Нужно ли добавлять, что это далеко не полный перечень ситуаций, способных породить негативные обстоятельства ошибочного типа.

Однако, это не говорит о том, что от метода визирования следует отказаться, так как это не решит проблемы, и вот по каким причинам: во-первых, в определенных случаях визирование является единственно возможным методом, дающим базовую информацию для установления места выстрела, следовательно, в таких случаях заменить его нечем; во-вторых, далеко не во всех случаях визирование дает ошибочные результаты, ведь, как мы уже выяснили ранее, существенное отклонение появляется только при вполне определенных условиях.

Очевидно, что нужно искать другие способы решения данной проблемы. Здесь сразу следует отметить, что как показали наши эксперименты, вряд ли возможно добиться однозначного решения вопроса о том, на какой угол отклонится пуля в результате пробивания преграды, или относительно того, будет ли снаряд отклоняться в пограничной зоне между условиями, в которых отклонение стабильно, и условиями, в которых снаряд не изменяет свою траекторию. Это объясняется тем, что на поведение пули после пробивания преграды действует множество самых различных факторов, которые практически невозможно полностью учесть в процессе экспериментальной работы, а тем более в реальной обстановке. Поэтому при решении данной проблемы на первый план выходит необходимость выявления признаков, по которым можно
определить

125

ситуации, в которых снаряд изменяет траекторию своего полета, то есть таких признаков, которые указывали бы на:

1) малый (существенно меньше 90 градусов) угол встречи снаряда с поверхностью преграды;

2) скорость снаряда, близкую к баллистическому пределу. Кроме того, чтобы иметь возможность даже в тех случаях, когда пуля изменила свою траекторию, установить место выстрела, нужно найти способы прогнозировать поведение снаряда после пробития преграды.

Что же можно предложить в этом плане уже сейчас? Эксперименты, проведенные нами, позволили выявить следующие признаки, позволяющие распознать ситуации, в которых возможно отклонение снаряда от первоначальной траектории при пробивании преграды, а также помогающие спрогнозировать величину и направление такого отклонения:

  1. Признаки на преградах. Воздействуя на преграду, снаряд

оставляет на ней признаки, помогающие установить скорость снаряда и факт пробивания ее под острым углом. Так, при скорости пули, значительно превышающей баллистический предел, размер пробоины в силикатном стекле будет близок к диаметру пули, а растрескивание стекла распространится на небольшую площадь; если же скорость снаряда близка к баллистическому пределу, размер отверстия будет значительно превышать диаметр пули, а большая площадь растрескивания может привести даже к полному осыпанию осколков. С увеличением скорости снаряда число периферийных (расположенных за пределами зоны контакта снаряда с преградой) радиальных трещин увеличивается, а концентрических - уменьшается, что одинаково верно и для силикатного стекла и для триплекса (рис. 14).

Признаком, указывающим на пробивание силикатного стекла снарядом под острым углом при скорости, близкой к
баллистическому

126

Рис. 14. Цифровой снимок лицевой стороны пробоин в триплексе,

образованных пулей 7,62 мм патрона ТТ, подлетавшей

к преграде слева - направо в плоскости преграды:

а) при скорости 140 м/с, б) при скорости 210 м/с.

127

пределу, служит несимметричное выпадение периферийных (не контактировавших со снарядом) осколков. Как правило, периферийные осколки выпадают сильнее со стороны, противоположной той, к которой была наклонена линия подлета пули (рис. 15). При скоростях, значительно превышающих баллистический предел, на то, что угол встречи пули со стеклом острый, обычно указывает овальная форма отверстия.

В случае пробивания триплекса комплексным показателем, одновременно указывающим и на скорость снаряда и на его угол встречи с преградой, является несовпадение между точкой его попадания в первый стеклянный слой триплекса и отверстием в среднем полиэтиленовом слое. Такое несоответствие начинает проявляться только при скоростях, близких к баллистическому пределу, и остром угле встречи. Если же скорость значительно превышает баллистический предел, либо угол встречи близок к 90 градусам, отверстия во всех трех слоях триплекса совпадают. Расстояние между отверстием в первом стеклянном слое триплекса и отверстием в его среднем полиэтиленовом слое обратно пропорционально углу встречи снаряда с преградой (чем меньше угол -тем больше расстояние) и скорости пули (чем меньше скорость - тем больше расстояние) (рис. 16, 17). Как показали эксперименты, наличие значительного несовпадения отверстий в различных слоях триплекса (при котором расстояние между центрами отверстий превышает калибр снаряда) является достаточно надежным признаком, свидетельствующим о существенном отклонении снаряда при пробивании такой преграды.

Скорость пули при подлете к пробитой преграде, через которую проводится визирование, можно оценить, измерив глубину ее внедрения во вторую преграду (или степень ее разрушения). Для этого можно использовать имеющиеся в криминалистической литературе графики полученной экспериментально зависимости
глубины пробоины от

128

Рис. 15. Схема выпадения периферийных осколков листового силикатного стекла при пробивании его снарядом под острым углом (серым цветом выделены выпавшие осколки), где: 1 - центр пробоины, 2 - линия подлета снаряда.

129

%

Рис. 16. Цифр овой сним ок лицев ой сторо ны проб оин в трип лексе,

образ ованн ых пулей патро на 7,62x 39 образ ца 1943 г., подле тавш ей к

прегр аде слева - напр аво в плоск ости прегр ады:

а) пр и угле встре чи 60 граду сов,

б) пр и угле встре чи 50 граду сов,

в) пр и угле встре чи 40 граду сов,

г) при угле встре чи 30 граду сов.

130

%

Рис. 17. Цифр овой сним ок лицев ой сторо ны проб оин в трип лексе, образ ованн ых 9 мм патро на ПМ с полус фери ческо й голов ной часть ю,

подле тавш ей к прегр аде слева - напр аво в плоск ости прегр ады:

а) пр и угле встре чи 60 граду сов,

б) пр и угле встре чи 50 граду сов,

в) пр и угле встре чи 40 граду сов,

г) пр и угле встре чи 30 граду сов.

131

расстояния выстрела или скорости пули . Такая оценка может строиться как на личном опыте исследователя, так и на проведенных им экспериментах, в ходе которых производится ряд опытных выстрелов во вторую преграду или аналогичный ей материал такими же снарядами, как и исследуемый с разными скоростями. С помощью сравнения экспериментальных результатов с реальным повреждением определяется приблизительная скорость подлета пули к преграде. При этом нужно учитывать, что часть своей энергии пуля тратит на пробивание первой преграды, и, следовательно, скорость пули при подлете к ней будет несколько выше скорости подлета ко второй преграде.

  1. Признаки на снарядах. Попадание пули в преграду вызывает повреждения как в самой преграде, так и в пробившем ее снаряде. Многие из таких повреждений могут быть полезными при восстановлении траектории полета пули. Так, например, установить, попадала ли пуля при полете в стекло, можно по многочисленным мелким царапинам и заусеницам, образующимся на головной части пули при пробивании силикатного стекла и триплекса (рис. 18). Кроме того, при пробивании стекла на головных частях пуль (особенно в углублениях заусениц) образуется налет в виде белого порошка, состоящий из мельчайших осколков стекла. Если пуля не будет деформирована от удара во вторую преграду, на угол встречи пули с первой преградой в виде листового силикатного стекла или триплекса может указать плоская вмятина, образующаяся на головной части пуль в результате удара о поверхность преграды. Угол между плоскостью вмятины и продольной осью пули при этом близок к углу встречи пули с поверхностью стекла (рис. 19).

См. например: Чулков И.А. Предварительные судебно- баллистические исследования на месте происшествия. - Волгоград, 1997. С. 28.

132

?

Рис. 18. Цифр овой сним ок цара пин и заусе ниц на пуля х 7,62 патро на ТТ

(ввер ху) и пуля х патро на 7,62x 39 образ ца 1943 г. (вниз у) после проб ития

ими силик атног о листо вого стекл а, где:

1 - цара пины, 2 - заусе ницы.

133

*

Рис. 19. Цифр овой сним ок пуль 7,62 мм патро на ТТ (ввер ху) и пуль патро на 7,62x 39 образ ца 1943 г. (вниз у) после проб ития ими силик атног о

листо вого стекл а под остр ым угло м, где: 1 - прод ольна я ось пули, 2 - плоск ость дефо рмац ии, А - угол, равн ый углу

встре чи пули со стекл ом.

134

  1. Пространственные признаки. Одним из признаков, указывающих на возможность изменения траектории полета снаряда при пробивании преграды, является расположение линии визирования относительно плоскости преграды. При пробивании силикатного стекла существенное отклонение снаряда от первоначальной траектории возможно только в тех случаях, когда линия визирования, соединяющая пробоину в стекле и следующее за ней огнестрельное повреждение, расположена к плоскости стекла под острым углом (см. рис. 12). Если же угол между ними близок к прямому, отклонение снаряда маловероятно, либо несущественно.

Так как при пробивании триплекса отклонение происходит преимущественно в сторону нормали, то вероятность отклонения снаряда от первоначальной траектории выше в тех случаях, когда угол между линией визирования и плоскостью преграды находится в пределах 40-70 градусов. При меньших значениях угла вероятность отклонения резко уменьшается. Близкий к прямому угол между линией визирования и поверхность триплекса может наблюдаться как при нормализации движения снаряда, так и при пробивании его по нормали без отклонения от первоначальной траектории.

Другим признаком, указывающим на наличие и направление отклонения, можно считать характер разлета выбитых снарядом осколков преграды. С помощью бумажного экрана, устанавливаемого на расстоянии 1 - 2 сантиметров от лицевой и тыльной поверхностей преграды (рис. 9) установлено, что осколки, образующиеся в результате столкновения пули как с листовым силикатным стеклом, так и с триплексным, условно можно разделить на два типа: крупные, размером от нескольких миллиметров до нескольких сантиметров, и мелкие, размер которых не превышает 2-3 миллиметра. Из этого можно сделать предположение, что мелкие осколки, вероятно, образуются в начальный момент соударения пули со стеклом, а

135

крупные - в ходе последующего растрескивания и осыпания стекла. При попадании снаряда в преграду под острым углом разлет мелких осколков с лицевой стороны преграды происходит асимметрично: подавляющее большинство осколков отлетает в сторону противоположную той, с которой пуля подлетала к преграде (см. рис. 5, 6, 9, 10).

Представляется, что на основании полученных экспериментальных данных, можно дать следующие рекомендации:

  1. При исследовании места происшествия с целью реконструкции траектории полета пули следует обращать особое внимание на признаки, указывающие на факторы, при которых возможно отклонение снаряда при пробивании преграды, то есть признаки, указывающие на малый (существенно меньше 90 градусов) угол встречи снаряда с поверхностью преграды и скорость снаряда, близкую к баллистическому пределу.
  2. Принимая во внимание возможность изменения траектории полета снаряда при прохождении им преграды, для уменьшения погрешности определения места выстрела избирать для визирования только пробоины в первой и второй из пробитых пулей преград (а не во второй и третьей, или первой и третьей и т.п.).
  3. При определении места и направления выстрела методом визирования необходимо учитывать возможное отклонение пули после пробития ею преграды, а также возможность полного рикошета с образованием сквозной пробоины в стекле.
  4. При решении в рамках экспертизы вопросов о направлении и месте выстрела, взаиморасположении различных объектов при выстреле, а также о том, возможно ли в конкретной ситуации изменение траектории полета пули при пробивании преграды и какова ее величина, выводы эксперта могут носить только вероятный характер.

136

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итог диссертационному исследованию, следует отметить, что его целью не было осветить все ситуации, при которых могут возникнуть негативные обстоятельства, связанные с криминальным применением огнестрельного оружия. И вот почему. С одной стороны, таких ситуаций может быть большое количество и описанию их всех не хватило бы места в рамках одного диссертационного исследования. С другой стороны, распыление усилий на охвате широкого круга негативных обстоятельств, связанных с применением огнестрельного оружия, неизбежно привело бы к поверхностному изучению проблемы и не дало бы ощутимых, значимых для практической деятельности результатов. Именно поэтому, помимо изучения общих теоретических основ учения о негативных обстоятельствах, наибольшее внимание в данной работе было уделено одному малоизвестному фактору, способному породить негативные обстоятельства, значительно усложняющие расследование происшествия, связанного с применением огнестрельного оружия. Зато этот фактор был достаточно подробно изучен, что дало возможность получить вполне ощутимый и применимый в практической деятельности результат, выражающийся в следующем.

При работе над теоретическими основами негативных обстоятельств были тщательно проанализированы различные взгляды ученых- криминалистов о сущности такого явления как негативные обстоятельства, более тщательному изучению и систематизации подверглись основные признаки, отличающие негативные обстоятельства от других обстоятельств расследуемого происшествия. Это позволило уточнить понятие негативных обстоятельств и
их место среди остальных

137

обстоятельств происшествия. На основе уточненного понятия было сформулировано новое определение негативных обстоятельств как обстоятельств, противоречащих обоснованному представлению о расследуемом происшествии в целом или отдельных его элементах, была составлена новая классификация негативных обстоятельств, а также предложен новый термин для обозначения разных видов негативных обстоятельств. Кроме того, было указано на различие понятий негативных обстоятельств и признаков инсценировки, которые совпадают лишь в отдельных случаях, когда имела место довольно успешная инсценировка, которая сформировала у субъекта расследования ошибочное представление о происшествии, но не идеальная, так как в обстановке происшествия остались обстоятельства, противоречащие

инсценированному событию. В остальных случаях понятия негативных обстоятельств и признаков инсценировки различаются. Таким образом, соотношение между этими понятиями выглядит следующим образом: лишь некоторые негативные обстоятельства являются признаками инсценировки, равно как лишь некоторые признаки инсценировки являются негативными обстоятельствами.

Помимо этого, при написании диссертации были произведены анализ и обобщение разных видов негативных обстоятельств, связанных с применением огнестрельного оружия, с которыми можно столкнуться при расследовании убийств, самоубийств и несчастных случаев.

При изучении возможности появления негативных обстоятельств, связанных с установлением места выстрела, были перечислены некоторые ситуации, способные их породить. С криминалистической точки зрения применительно к негативным обстоятельствам проанализированы результаты отечественных и зарубежных научных исследований в области динамики удара и пробивания твердых преград. В целях адаптации данных этих научных исследований к
потребностям криминалистики автором

138

диссертации совместно с кандидатом физико-математических наук В. А. Федоренко были проведены эксперименты, в ходе которых производились выстрелы различными снарядами в листовое силикатное стекло и материал «триплекс».

В результате проведенных экспериментов установлено, что при пробивании преграды снаряд может отклониться не только в сторону нормали, но и в сторону рикошета. Направление отклонения зависит в первую очередь от типа преграды, например, при пробивании триплекса большинство снарядов изменяло траекторию в сторону нормали, а при пробивании листового силикатного стекла - в сторону рикошета. Проведенные эксперименты позволили также выяснить условия, при которых происходит изменение траектории снаряда при пробивании преграды (острый угол встречи снаряда с преградой и скорость снаряда, близкая к баллистическому пределу), и признаки, позволяющие судить о наличии отклонения, его направлении и возможной величине. На основе полученных результатов даны практические рекомендации, направленные на предотвращение ошибок при определении места выстрела и, следовательно, на предотвращение возникновения ошибочных негативных обстоятельств. Кроме того, был алгоритмизирован процесс установления места выстрела, все его этапы выстроены в единую логически стройную систему.

139

БИБЛИОГРАФИЯ

  1. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С, Корухов Ю.Г., Российская
    Е.Р.

Криминалистика. / Под ред. Белкина Р.С. - М: Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 1999.

  1. Адам Р. Личное огнестрельное оружие. / Пер. с англ. Альтова В.В. -М.: Мир, 1995.
  2. Актуальные проблемы следственной деятельности. / Межвуз. сб. н. тр. - Свердловск: ЮИ, 1990.
  3. Актуальные проблемы теории и практики криминалистической и судебной экспертизы (материалы для обсуждения). - М: ВНИИСЭ, 1978.
  4. Андреев И.С, Грамович Г.И., Порубов Н.И. Криминалистика. / Под ред. Н.И. Порубова - Минск, 1997.
  5. Арестанесян Л.Г, Организация и тактика расследования преступлений, совершенных в условиях неочевидности. - М., 1984.
  6. Арцишевский Г.В. Выдвижение и проверка следственных версий. -М.: Юридическая литература, 1978.
  7. Аханов B.C. Криминалистическая экспертиза огнестрельного оружия и следов его применения. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1979.
  8. Баев О.Я., Одиноких А.С. Расследование убийств, замаскированных инсценировками. В кн.: Расследование отдельных видов преступлений. - М.: Учебно-методический центр МВД России, 1995.
  9. Баранов Е.В., Торбин Ю.Г. Раскрытие инсценировок при расследовании преступлений. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1981.
  10. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М.: БЕК, 1997.

140

  1. Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х томах. - М.: Юрист, 1997.
  2. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. - М.: Наука, 1966.
  3. Белкин Р.С. Тактика следственного осмотра. В кн.: Криминалистика. Т. 2. / Под ред. Белкина Р.С, Зуйкова Г.Г. - М: ВШ МВД СССР, 1970.
  4. Белкин Р.С. Эксперимент в следственной и экспертной практике. -М.: Юридическая литература, 1964.
  5. Бишманов Б. М. Возможности поражения выстрелом из огнестрельного оружия. - Саратов: СВШ МВД, 1995.
  6. Божкова Н.Р. и др. Следственная (криминалистическая) тактика. -Саратов, 1996.
  7. Болотин Д.Н. История советского стрелкового оружия и патронов. -СПб.: Полигон, 1995.
  8. Болотин Д.Н. Советское стрелковое оружие. - М.: Воениздат, 1990.
  9. Бурданова B.C. О понятии и значении негативных обстоятельств. // Вопросы предупреждения преступности. -М.: Юридическая литература, 1965.
  10. Бурданова B.C. Расследование уголовных дел об убийствах, замаскированных инсценировкой самоубийства и дел о доведении до самоубийства (уголовно-процессуальное и криминалистическое исследование). / Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - Л., 1966.
  11. Быховский И.Е. Некоторые вопросы оценки результатов первоначальных следственных действий. // Криминалистика на службе следствия: материалы научно-практической конференции следственных работников Литовской ССР 15-17 декабря 1966 года. - Вильнюс, 1967.
  12. Быховский И.Е. Осмотр места происшествия. - М., 1979.

141

  1. Васильев А.Н. «В. Попов. Осмотр места происшествия (рецензия на книгу)».// «Социалистическая законность». 1961. № 7.
  2. Васильев А.Н. Тактика осмотра места происшествия. В кн.: Криминалистика. / Под ред. Васильева А.Н. - М: Издательство Московского университета, 1971.
  3. Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. - М.: Юридическая литература, 1981.
  4. Васильев В.Л. Психологические аспекты раскрытия убийств, совершенных в условиях неочевидности. // Проблемы раскрытия и расследования преступлений, совершенных в условиях неочевидности.
    • Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1989.
  5. Васильев В.Л. Психология осмотра места происшествия. - Ленинград, 1986.
  6. Велданов В.А., Исаев А.Л. Использование технологий, основанных на ударно-проникающем взаимодействии. / Двойные технологии. 1998. №2. С.63-75.
  7. Версии и планирование расследования. / Межвуз. сб. н. ст. - Свердловск, 1985.
  8. Винберг А.И., Шавер Б.М. Криминалистика. - М.: Юридическая литература, 1980.
  9. Винберг А.И. Осмотр места происшествия. В кн.: Криминалистика. -М.: Госюриздат, 1956.
  10. Винберг А.И. и др. Косвенные доказательства в советском уголовном процессе. - М.: Госюриздат, 1956.
  11. Виницкий Л.В. Осмотр места происшествия: организация, процесс и тактические вопросы. - Караганда, 1986.
  12. Винницкий Л.В. Тактика следственного осмотра и освидетельствования. В кн.: Криминалистика. / Под ред. Смагоринского Б.П. - Волгоград: ВСШ МВД России, 1994.

142

  1. Владимиров В.Ю. Криминалистическая (судебная) баллистика и ее практическое использование в раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений. - СПб.: ЮИ МВД, 1995.
  2. Волченская Т.С. Криминалистическая ситуалогия. / Автореферат на соискание ученой степени доктора юридических наук. - М., 1997.
  3. Вопросы расследования преступлений. / Под ред. Кожевникова.
    • М.: Спарк, 1997.
  4. Вопросы раскрытия и расследования преступлений. / Сб. н. т. - М.: Академия МВД, 1982.
  5. Вопросы совершенствования методики криминалистической идентификации гладкоствольного оружия по следам на снарядах. - М.:ВНИИСЭ, 1981.
  6. Вопросы совершенствования методики расследования преступлений. / Сб. н. т. - Ташкент: ТВШ МВД, 1984.
  7. Вопросы судебной экспертизы. / Материалы научной конференции 28 июня - 2 июля 1960. - Л.: ЛНИИСЭ, 1960.
  8. Вопросы судебной экспертизы. / Сб. ст. - М.: ВНИИСЭ, 1971.
  9. Вопросы судебной экспертизы. / Сб. ст. - М.: ВНИИСЭ, 1977.
  10. Вопросы теории криминалистической и судебной экспертизы. / Сб. н. т. -М: ВНИИ МВД, 1990.
  11. Вопросы теории криминалистических и судебных экспертиз. / Материалы научной конференции декабрь 1969. Вып 1-2. - М.: НИИСЭ, 1965.
  12. Вопросы теории и практики судебной экспертизы. /Сб. н. т. - М.: ВНИИСЭ, 1983.
  13. Вопросы теории судебной экспертизы и совершенствования деятельности судебно-экспертных учреждений. / Сб. н. т. - М.: ВНИИСЭ, 1988.

143

  1. Гаухман Л.Д., Степичев С.С. Расследование грабежей и разбойных нападений. - М, 1971.
  2. Герасимов И.Ф., Яблоков Н.П.. Учение о криминалистических версиях. В кн.: Криминалистика. / Под ред. Яблокова Н.П., Колдина В.Я.-М., 1990.
  3. Глассон Г.А, Комаринец Б.М. Составление протокола осмотра места происшествия. В кн.: Осмотр места происшествия. - М., 1947.
  4. Гордон Э.С., Кравец СП. Осмотр места происшествия. - Ижевск: Издательство Удмуртского университета, 1993.
  5. Григорьев Г.А. Методика лазерного моделирования траектории полета пули. // Экспертная техника. Вып. 3. - М.: ВНИИСЭ, 1990. С.3- 7.
  6. Гранат Н.Л., Ратинов А.Р. Решение следственных задач. - Волгоград: ВСШМВД, 1978.
  7. Григорьев Г.А. Современные возможности лазерного моделирования траектории полета снаряда на месте происшествия. // Новые разработки и дискуссионные проблемы теории и практики судебных экспертиз. Вып. 3. - М., 1986.
  8. Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики. - СПб., 1908.
  9. Гущин В.Ф. Идентификация гладкоствольных ружей по следам на снарядах. - Киев, 1973.
  10. Гущин В.Ф. Идентификация гладкоствольных ружей по следам канала ствола на снарядах. // «Криминалистическое исследование охотничьего ружья и боеприпасов». - М., 1973.
  11. Дворянский И. А. Установление места производства выстрела при больших дистанциях стрельбы. // Судебно-баллистическая экспер- тиза. Вып. 2. - М., 1976.

144

  1. Драпкин Г. Я. Основы теории следственных ситуаций. - Свердловск: Издательство уральского университета, 1987.
  2. Драпкин Л.Я. Разрешение проблемных ситуаций в процессе расследования. - Свердловск: СЮИ, 1985.
  3. Джонас А. Зукас. Проникание и пробивание твердых тел. В кн.: Динамика удара. -М.: «Мир», 1986.
  4. Дубягин Ю.П. Руководство по розыску и расследованию неочевидных убийств. - М: БУКВИЦА, 1997.
  5. Дулов А.В., Нестеренко П.Д.. Тактика следственных действий. -Минск, 1971.
  6. Евгеньев М. Е. Методика и техника расследования преступлений. -Киев, 1940.
  7. Егоров А.Г. Определение дистанции и направления выстрела по делам, связанным с применением дробовых охотничьих ружей. / Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - Саратов: СЮИ МВД, 1982.
  8. Егоров А.Г. Установление дистанции и направления выстрела из охотничьего оружия по рассеиванию дроби. - Волгоград: ВСШ МВД, 1982.
  9. Егоров Б., Кириченко В.В. Основы криминалистического исследования огнестрельного оружия и следов его применения. - Л.: ЛВК МВД СССР, 1988.
  10. Ермоленко Б.И. Определение расстояния выстрела из дробового оружия и кинетической энергии снаряда. - Киев, 1974.
  11. Ермоленко В. Теоретические и практические проблемы судебной баллистики. - М., 1976.
  12. Еникеев М.И., Черных Э.А. Психология осмотра места происшествия. - М.: ВЮЗИ, 1987.
  13. Жбанов Е. Вокруг версии. - М.: Известия, 1990.

145

  1. Жданов А.Г., Ивашков В.А., Калинин С.Г., Матвеев К.К. и др. Осмотр места происшествия. / Под ред. Статкуса В.Ф. - М: ЭКЦ МВД РФ, 1995.
  2. Жук А.Б. Винтовки и автоматы. - М.: Воениздат, 1997.
  3. Жбанков В.А. Криминалистические средства и методы раскрытия неочевидных преступлений. - М.: Академия МВД, 1987.
  4. Жук А.Б. Револьверы и пистолеты. 2-ое издание. - М.: Воениздат, 1990.
  5. Жук А.Б. Справочник по стрелковому оружию. - М.: Воениздат, 1993.
  6. Загрядская А.П., Джемс-Леви Д.Е. Судебно-медицинская оценка способности к активным действиям при смертельных механических повреждениях. - Горький: Горьковский медицинский институт им. С. М. Кирова, 1978.
  7. Звирбуль А.К. Расследование убийств. - М.: ВЮЗИ, 1980.
  8. Иваликов В.А., Слепкова Л.И. Предварительное исследование материальных объектов на месте происшествия: методические рекомендации.
    • М.: ЭКЦ МВД, 1992.
  9. Из опыта расследования преступлений. / Сб. ст. - М.: ВШ МООП, 1964.
  10. Изметинский Н.Л., Михайлов Л.Е. Ижевские ружья. Ижевское оружие. Т.1. - Ижевск: Издательство Удмуртского университета, 1995.
  11. Использование специальных знаний на первоначальном этапе расследования. / Сб. н. т. - Волгоград: ВСШ МВД, 1983.
  12. Карагодин В.Н. Выдвижение версий об обстоятельствах скрываемого преступления. // Версии и планирование расследования. / Межвуз. сб. н. т. - Свердловск, 1985.

146

  1. Карагодин В.Н. Выявление способа сокрытия преступления в процессе осмотра места происшествия. / Криминалистическая сущность, средства и методы установления способов сокрытия следов преступления. / Сб. т. - М.: Академия МВД, 1987.
  2. Карагодин В.Н. Криминалистическое значение данных о способе сокрытия преступления. // «Правоведение». 1990. № 2.
  3. Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. - Свердловск: Издательство Уральского университета, 1992.
  4. Кежоян А. Негативные обстоятельства по делам об убийствах. // «Социалистическая законность». 1971. № 7.
  5. Кириченко В.В. Следственная комбинация и тактическая комбинация при расследовании. - Л.: ЛВК МВД, 1950.
  6. Кириченко В.В. Тактика следственного осмотра: лекция - Л.: Ленинградские высшие курсы МВД СССР, 1989.
  7. Китаев Н.И., Тельцов А.П. Проблемы расследования отдельных видов умышленных убийств. - Иркутск: Издательство Иркутского университета, 1992.
  8. Колмаков В.П.. Следственный осмотр. - М.: Юридическая литература, 1969.
  9. Комаринец Б.М. Судебно-баллистическая экспертиза огнестрельного оружия. / Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - М., 1975.
  10. Комаринец Б.М., Шевченко Б.И. Руководство по осмотру места происшествия. -М., 1938.
  11. Коновалов Е.Ф. Осмотр места происшествия (состояние практики и повышение ее эффективности). - Минск: МВШ МВД, 1987.
  12. Коновалова В.Е. Проблемы логики и психологии в следственной тактике. - Киев: МВД УССР, 1970.

147

  1. Коновалова В.Е. Психология расследования преступлений. - Харьков: ХГУ, 1978.
  2. Копылов И.А. Следственная ситуация и тактика расследования. - Волгоград: ВСШ МВД, 1988.
  3. Косоплечев Н.П. Осмотр места происшествия по делам, связанным с применением огнестрельного оружия. - М.: Госюриздат, 1956.
  4. Криминалистика. Т. 1. История, общая и частная теории: учебник для слушателей ВУЗов МВД. / Под ред. Белкина Р.С., Коломацкого В.Г., Лузгина И.М. - М.: Академия МВД, 1995.
  5. Криминалистика. Т.2.: учебник для слушателей ВУЗов МВД. / Под ред. Белкина Р.С, Лузгина И.М. - М.: Академия МВД, 1980.
  6. Криминалистика. - М.: Юридическая литература, 1993.
  7. Криминалистика (актуальные проблемы). / Под ред. Зуева Е.И. - М.: Академия МВД СССР, 1988.
  8. Криминалистика. / Под ред. Белкина Р.С. - М.: Юридическая литература, 1986.
  9. Криминалистика. / Под ред. Корухова Ю.Г., Коломацкого В.Г. - М.: Академия МВД СССР, 1984.
  10. Криминалистика. / Под ред. Белкина Р.С, Зуйкова Г.Г. - М.: Юридическая литература, 1968.
  11. Криминалистика. / Под. ред. Васильева А.Н. - М.: МГУ, 1963.
  12. Криминалистика. / Под ред. Голунского А.С. - М.: Юридическая литература, 1959.
  13. Криминалистика. / Под ред. Дулова А.В. - Минск: ИП Экоперспектива, 1998.
  14. ПО. Криминалистика и научно-судебная экспертиза. - М.: Горюриздат, 1950.

148

  1. Криминалистическая экспертиза: трасологические и судебно- баллистические исследования. / Межвуз. сб. н. ст. - Саратов: СВШ МВД, 1997.
  2. Криминалистическое исследование контактно- взаимодействующих объектов: материалы семинара, (г. Пермь, сентябрь 1981 ). - М.: ВНИИСЭ, 1982.
  3. Криминалистическое исследование следов выстрела. / Обзор экспертной практики. - М: ЦНРШСЭ, 1970.
  4. Криминалистическая экспертиза: справочное пособие для следователей и лиц, производящих дознание. - М: ВНИИ МООП СССР, 1967.
  5. Крылов И.Ф. В мире криминалистики. - Л., 1980.
  6. Крючков В.П.. Тактические и логические аспекты исследования обстановки места происшествия. // Теоретические проблемы криминалистической тактики. / Межвуз. сб. н. т. - Свердловск: Издательство Уральского университета, 1981.
  7. Куваков В.В. Реконструкция при производстве криминалистических экспертиз. - Караганда: КВШ МВД, 1974.
  8. Кустанович С.Д. Судебная баллистика. - М., 1956.
  9. Кутушев В. Г. Использование негативных обстоятельств для выявления хищений, замаскированных инсценировкой кражи. / Теория и практика криминалистической и судебной экспертизы. Вып.З. - Саратов: Издательство Саратовского университета, 1978.
  10. Лаврухин СВ. Раскрытие умышленных убийств. - Саратов: СВШ МВД РФ, 1996.
  11. Лаптух Э.В. Сокрытие убийств. / Материалы международной научно-практической конференции МВД России - 200 лет. 28-29 мая
  12. Ч.З.- СПб., 1998.

149

  1. Ларин A.M. От следственной версии к истине. - М.: Юридическая литература, 1976.
  2. Ларин A.M. Переход от вероятности к достоверности при проверке версий на предварительном следствии. // Советская криминалистика на службе следствия. Вып. 12. / Сб. ст. - М.: Государственное издательство юридической литературы, 1959.
  3. Лисенко Б.В. Самоповреждения как один из способов инсценировки преступного события. / Теория и практика криминалистической и судебной экспертизы. Вып.2. - Саратов: СГУ, 1978.
  4. Лисицын В.П. Значение негативных обстоятельств при осмотре места происшествия. // Вопросы советской криминалистики. - Алма- Ата, 1959.
  5. Лузгин И.М. Реконструкция в расследовании преступлений. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1981.
  6. Лузгин Л.М. Моделирование при расследовании преступлений. - М.: Юридическая литература, 1981.
  7. Лузгин Л.М. Расследование как процесс познания. - М.: НИ и РИО, 1969.
  8. Лузгин И.М., Кузнецов В.В. Инсценировка как способ сокрытия преступлений. / Криминалистическая сущность, средства и методы установления способов сокрытия следов преступления. / Сб. т. - М.: Академия МВД, 1987.
  9. Лукин Ю.Н. Расследование убийств, совершенных из огнестрельного оружия. (Первоначальные следственные действия). / Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - М., 1968.
  10. Любичев С.Г. Тактика осмотра места происшествия. В кн.: Криминалистика. / Под ред. Пантелеева И.Ф., Селиванова Н.А. - М.: Юридическая литература, 1988.
  11. Максутов И.Х. Осмотр места происшествия. - Л., 1965.

150

  1. Максутов И.Х. Тактика осмотра места происшествия и других видов осмотра. В кн.: Криминалистика. / Под ред. Крылова И.Ф. - Ленинград, 1976.
  2. Медведев СИ. Использование негативных обстоятельств при осмотре места происшествия. // Труды высшей следственной школы МВД СССР. Вып. 5. - Волгоград, 1971.
  3. Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их использование в раскрытии преступлений. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1973.
  4. Медведев СИ. Негативные обстоятельства при обыске. \ В кн.: Труды ВНИИ ООП. № 12. - М, 1968.
  5. Меликсетян Г.Г. Анализ обстановки места происшествия по делам об убийствах. / Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - М., 1973.
  6. Методика криминалистической экспертизы. / Сб. ст. № 2. - М.: ЦКЛ, 1961.
  7. Методика проведения отдельных видов криминалистических исследований. / Криминалистическая экспертиза. Выпуск VIII. - М.: ВСШ МВД, 1973.
  8. Методические рекомендации по определению дистанции выстрела из автомата конструкции Калашникова. - М.: ВНИИСЭ, 1988.
  9. Методические рекомендации по судебно-баллистической экспертизе. -М.:ЦНИИСЭ, 1979.
  10. Методические рекомендации по предварительному исследованию следов на месте происшествия и использование полученных результатов в раскрытии преступлений по горячим следам. - М., 1983.
  11. Моисеенко И.Я., Бронников А.Г. Разоблачение инсценировок при расследовании преступлений. - Пермь: СУ УВД Пермского облисполкома, 1988.

151

  1. Молчанов В.И. и др. Огнестрельные повреждения и их судебно- медицинская экспертиза. -Л.: Медицина, 1990.
  2. Мудъюгин Г.Н. Расследование убийств по делам, возбужденным в связи с исчезновением потерпевшего. -М., 1967.
  3. Мураховский В.И., Федосеев С.Л. Оружие пехоты. - М.: Арсенал-Пресс, 1997.
  4. Мурэ Жан-Коэль. Револьверы и пистолеты мира. / Пер. с англ. Дацко В.- М., 1996.
  5. Мухачев А.А., Новгородов В.Л. О соотношении криминалистической версии и криминалистической модели. - Актуальные проблемы правоохранительной деятельности. Вып. 2. -Калининград, 1995.
  6. Мухачев А.А., Фридлянд Н.В. Психологическая сущность осмотра места происшествия. / Современные проблемы криминалистики. Труды Аппарата управления МВД России. - М., 1998.
  7. Натура А.И. Познавательная деятельность субъекта процессуальных отношений в ходе построения, конкретизации и проверки криминалистических версий. - Саратов: СВШ МВД РФ, 1993.
  8. Новоселова Н.А. Криминалистическая идентификационная экспертиза. - Минск: «Беларусь», 1966.
  9. Обобщение практики производства судебно-баллистической экспертизы по установлению дистанции выстрела из стрелкового оружия. / Обзорная информация Вып. 7. - М.: ВНИИСЭ, 1980.
  10. Образцов В.А. Криминалистика: курс лекций. - М.: Право и закон, «Юнифер», 1996.
  11. Образцов В.А. Криминалистика: теория, понятие и виды криминалистической техники, тактика основных следственных действий, общие методики расследования. - М.: Юрикон, 1994.

152

  1. Образцов В.А. Теория криминалистической модели и криминалистического моделирования. Версия. В кн.: Криминалистика. / Под ред. В.А. Образцова. - М., 1995.
  2. Овечкин В.А. Расследование преступлений, скрытых инсценировками. -Харьков: ХЮИ, 1979.
  3. Овечкин В.А. Общие положения методики расследования преступлений, скрытых инсценировками. / Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. -Харьков, 1975.
  4. Ожегов СИ. Толковый словарь русского языка. - М.: Русский язык, 1985.
  5. Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. - М.: Российская АН, Российский фонд культуры, 1995.
  6. Определение последовательности нанесения огнестрельных повреждений при стрельбе из автомата Калашникова и револьвера Наган.-М.:ВНИИСЭ, 1981.
  7. Определение расстояния выстрела. Выпуск 1. (методическое пособие для экспертов). - М: РФЦСЭ, 1995.
  8. Определение расстояния выстрела. Выпуск 2. (методическое пособие для экспертов). - М: РФЦСЭ, 1995.
  9. Осмотр места происшествия. Справочник следователя. - М.: Юридическая литература, 1982.
  10. Особенности расследования тяжких преступлений (руководство для следователей). / Под ред. Смагоринского Б.П., Закатова А.А. - Волгоград: ВЮИ МВД РФ, 1995.
  11. Пещак Ян. Общетеоретические проблемы криминалистики. - М: Академия МВД, 1977.

153

  1. Плескачевский В.М. Криминалистическое оружиеведение. В кн.: Криминалистика. / Под ред. Филиппова А.Г., Волынского А.Ф.. - М.: «Спарк», 1998.
  2. Плескачевский В.М. Осмотр места происшествия по делам, связанным с применением огнестрельного оружия. - М.: УМЦ ГУК МВД, 1992.
  3. Плесовских Ю.Г. Теоретические основания и практика производства предварительного исследования на месте происшествия. / Автореферат на соискание ученой степени кандидата юридических наук. -М.: Академия МВД, 1991.
  4. Попов В.И. Осмотр места происшествия. - Алма-Ата: Казгосиздат, 1957.
  5. Попов В.И. Обнаружение и использование в процессе осмотра негативных обстоятельств. - Алма-Ата, 1957.
  6. Попов В.И., Ханин В.Д. Теоретические вопросы выдвижения следственных версий. / Актуальные проблемы правоохранительной деятельности. Вып. 1. -Калининград, 1995.
  7. Порубов Н.И. Особенности осмотра места происшествия по делам об убийствах. - Минск: ВШ МВД СССР, 1985.
  8. Практика криминалистической экспертизы. / Сб. ст. № 1. - М.: Госюриздат, 1961.
  9. Проблемы раскрытия и расследования преступлений, совершенных в условиях неочевидности. / Сб. н. т. - Волгоград: ВСШ МВД, 1989.
  10. Просолова Э.М. Теория и практика криминалистической экспертизы. - М., 1985.
  11. Рассейкин Д.П. Баллистическая экспертиза. В кн.: Расследование преступлений против жизни. - Саратов, 1965.
  12. Рассейкин Д.П. Осмотр места происшествия и трупа при расследовании убийств. - Саратов, 1967.

154

  1. Рассейкин Д.П. Расследование преступлений против жизни. - Саратов, 1965.
  2. Ратинов А.Р. Использование версий при осмотре места происшествия. В кн.: Осмотр места происшествия. - М.: Госюриздат, 1960.
  3. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М.: ВШ МООПСССР, 1967.
  4. Робозеров В.Ф. Раскрытие преступлений, совершенных в условиях неочевидности. - Л., 1990.
  5. Руководство для следователей. - М.: Лига Разума, Инфра-М, 1997.
  6. Руководство по расследованию убийств. - М.: Юридическая литература, 1977.
  7. Русаков М.Н. Криминалистическое исследование оружия и следов его применения. - Омск: ОВШМ, 1981.
  8. Ручкин В.А. Установление в процессе следственного осмотра места совершения убийства. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1985.
  9. Самончик А.Н.. Осмотр и исследование следов выстрела. // Сборник работ по криминалистике № 4 .-М.: НИИМ, 1958.
  10. Самсонов Г.А. Судебно-баллистическое исследование охотничьих гладкоствольных ружей, боеприпасов к ним и следов действия этого оружия. / Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - М., 1954.
  11. Сапожников Ю.С. Криминалистика в судебной медицине. - Киев, 1970.
  12. Сборник работ по криминалистике. № 4. -М.: НИИМ, 1958.
  13. Седых-Бондаренко Ю.П. Криминалистическая неидентификационная экспертиза. - М.: ВШ МВД, 1979.

155

  1. Селиванов Н.А. Тактика осмотра места происшествия. В кн.: Герасимов И.Ф., Драпкин Л.Я., Ищенко Е.П. Криминалистика. / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина - М.: Высшая школа, 1994.
  2. Селиванов Н.А. Советская криминалистика; система понятий. - М.: Юридическая литература, 1982.
  3. Селиванов Н.А., Соя-Серко Л.А. Расследование убийств. - М.: Манускрипт, 1994.
  4. Сергиевский Н.Д. Немые свидетели (практика осмотров). // «Вестник полиции». 1907. № 1; № 2. 1908. № 5; № 7; № 10.
  5. Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация взаимодействия, тактика. - М.: Российское право, 1992.
  6. Сидоров В.Е. Особенности раскрытия преступлений по горячим следам (деятельность следователя). - М.: ВНИИ МВД, 1981.
  7. Силкин П.Ф. Установление по следам выстрела его направления и дистанции. В кн.: Криминалистическая экспертиза. Вып. 5. - Волгоград, 1967.
  8. Сильников М.В., Химичев В.А.. Средства индивидуальной бронезащиты. - СПб: Фонд «Университет», 2000.
  9. Следственные ситуации и раскрытие преступлений. / Сб. н. т. Вып. 41. - Свердловск: СЮИ, 1975.
  10. Следственная ситуация и раскрытие преступлений. / Научные труды. Вып. 41. - Свердловск, 1975.
  11. Словарь основных терминов теории и практики судебно- баллистической экспертизы. - М.: ВНИИСЭ, 1984.
  12. Смыслов В.И. Осмотр места происшествия. - М.:ВЮЗИ, 1980.
  13. Смыслов В.И. Тактика осмотра места происшествия. В кн.: Криминалистика. / Под ред. Пантелеева И.Ф., Селиванова Н.А. - М.: Юридическая литература, 1984.

156

  1. Современное стрелковое оружие: справочное пособие. - Минск: Элайда, 1997.
  2. Современные вопросы криминалистических экспертиз. / Сб. н. т. -Волгоград: ВСШ МВД, 1981.
  3. Современные проблемы расследования преступлений. / Материалы межвуз. конференции. - Волгоград: ВСШ МВД, 1992.
  4. Соловьев М,Я. Методика расследования преступлений, совершенных с применением огнестрельного оружия. / Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - М.: ЮИМВД, 1994.
  5. Состояние экспертной практики определения дистанции выстрела и перспективы ее развития. Вып. 2. / Обзорная информация.
    • М.: ВНИИСЭ, 1981.
  6. Стальмахов А.В., Сумарока A.M., Егоров А.Г., Сухарев А.Г. Судебная баллистика и судебно-баллистическая экспертиза. -Саратов: СЮИ МВД, 1998.
  7. Тарасов-Родионов П.И. Предварительное следствие. - М.: Госюриздат, 1955.
  8. Теоретические проблемы криминалистической тактики. / Межвуз. сб. н. т. - Свердловск: СЮИ, 1991.
  9. Теория и практика криминалистической и судебной экспертизы. / Межвуз. сб. н. т. - Саратов: СГУ, 1982.
  10. Теория и практика криминалистической и судебной экспертизы. / Межвуз. сб. н. ст. Вып.2. - Саратов: СГУ, 1988.
  11. Теория и практика криминалистической и судебной экспертизы. / Межвуз. сб. н. ст. Вып. 8. - Саратов: СГУ, 1989.
  12. Теория и практика криминалистической экспертизы. / Сб. ст. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1980.

157

*

  1. Т еорет ическ ие проб лемы крим инал истич еской такти ки. / Межв уз. сб. н. ст. - Свер дловс к: УрГУ , 1981.
  2. Т ихенк о СИ. Осмо тр места прои сшест вия. // Крим инал истик а и науч но- судеб ная экспе ртиза . №3 .- Киев, 1949.
  3. Т ихон ов Е.Н. Суде бно- балл истич еская экспе ртиза . - Барн аул: Алта йский госуд арств енны й униве рсите т, 1991.
  4. Т рофи мов В.Н. Охот ничье оруж ие. Устр ойств о, неисп равн ости, уход.
    • М: «Изд атель ство Руче нькин а», Мн.: «Сов реме нное слово », 1997.
  5. Т урчи н Д.А. Иссле дован ие места прои сшест вия (техн ическ ие, такти чески е и психо логич еские вопр осы осмот ра). / Авто рефе рат на соиск ание учено й степе ни канди дата юрид ическ их наук.
    • Л., 1968.
  6. У
    части
    е
    специ
    алист
    а-
    крим
    инал
    иста
    в
    осмот
    ре
    места
    прои
    сшест
    вия,
    связа
    нного
    с
    прим
    енени
    ем
    огнес
    трель
    ного
    оруж
    ия. -
    Волг
    оград
    ВСШ МВД РФ, 1994.
  7. Ф едор ов Ю.Д. Логи чески е аспек ты осмот ра места прои сшест вия. - Ташк ент: ТВШ МВД ССС Р, 1987.
  8. Ф едор ов Ю.Д. Осмо тр места прои сшест вия (посо бие для следо вател ей). - Ташк ент: ТВШ МВД ССС Р, 1969.
  9. Ф едосе ев С. Все о писто лете. Спра вочн ик и само учите ль в одно й книге . -М.: Элак ос, 1995.
  10. Ф илип пов В.В. и др. Совет ское отече ствен ное ручн ое огнес трель ное оруж ие военн ых образ цов и патро ны к нему: справ очное пособ ие. - М.- .ЭКЦ МВД РФ, 1996.
  11. Ф илип пов А. Г. Такти ка следс твенн ого осмот ра и освид етель ствов ания. В кн.: Крим инал истик а. / Под ред. Фили ппова А.Г. - М.:С парк, 1998.
  12. Х асан Б.И. Такти чески е и психо логич еские особе нност и перво начал ьных
    следс твенн ых дейст вий
    по дела м,
    связа нным
    с

158

применением огнестрельного оружия. / Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - Свердловск, 1979.

  1. Хилобок М.П. Тактика следственного осмотра. В кн.: Криминалистика. Т.2. / Под ред. Белкина Р.С, Лузгина И.М. - М.: Академия МВД СССР, 1980.
  2. Хилобок М.П. Следственный осмотр. В кн.: Криминалистика. / Под ред. Викторова Б.А., Белкина Р.С. - М.: Юридическая литература, 1976.
  3. Хилобок М.П. Выявление и разоблачение инсценировок. В кн.: Криминалистика. / Под ред. Образцова В.А. - М.: Юрист, 1995.
  4. Хлыпцов М.Н. Криминалистическая информация и моделирование при расследовании преступлений. / Под ред. Власенко В.Г. -Саратов: СГУ, 1982.
  5. Хлыпцов М.Н. Версия и моделирование. В кн.: Актуальные вопросы современной юридической науки. Т.2. - Саратов, 1978.
  6. Центров Е.Е. Тактика осмотра места происшествия. В кн.: Криминалистика. / Под ред. Яблокова Н.П. - М.: Юрист, 1999.
  7. Центров Е.Е. Тактика осмотра места происшествия. В кн.: Криминалистика. / Под ред. Яблокова Н.П. - М.: Бек , 1995.
  8. Центров Е.Е. Тактика осмотра места происшествия. В кн.: Криминалистика. / Под ред. Яблокова Н.П., Колдина В.Я. - М.: Издательство Московского университета: 1990.
  9. Черваков В.Ф. Очерки судебной баллистики. - М.: Госюриздат, 1953.
  10. Чулков И.А. Предварительные судебно-баллистические исследования на месте происшествия. - Волгоград, 1997.
  11. Шаламов М.П. Осмотр места происшествия. - М.: ВЮЗИ, 1966.
  12. Шаламов М.П. Теория улик. - М.: Госюриздат, 1960.

159

  1. Шевченко В.М. Психология инсценировки как способ сокрытия преступления. / Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук. - М., 1993.
  2. Шекшуева О.Н. Вероятность и достоверность в уголовно- процессуальной деятельности органов предварительного расследования. / Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - Москва, 1998.
  3. Шепитько В.Ю. Роль негативных обстоятельств в расследовании преступлений, совершенных в условиях неочевидности. // Проблемы раскрытия и расследования преступлений, совершенных в условиях неочевидности / Сб. н. т. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1989.
  4. Шиканов В.И.. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. - Иркутск: Издательство Иркутского университета, 1983.
  5. Эйдлин Л.М. Огнестрельные повреждения (врачебное и криминалистическое распознавание и оценка). - Ташкент: Медгиз УЗССР, 1963.
  6. Юридический словарь. - М., 1953.
  7. Юрин А.И. Осмотр места происшествия по фактам, связанным с

применением огнестрельного оружия (судебно-медицинский аспект). - Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1983.

  1. Якимов И.Н. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и

тактике. - М., 1925.

  1. Ян Цзун Хуэй. Криминалистическая характеристика и
    стратегия

раскрытия преступных инсценировок. / Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - Гродно, 1997.

«УТВЕРЖДАЮ» ЭКУ ГУ «ГУВД Саратовской полковник милиции

И.А. Есин

» сентября 2001 г.

АКТ

о внедрении в практику ЭКУ ГУ «ГУВД Саратовской области»

методических рекомендаций по установлению места выстрела методом

визировании, подготовленных начальником кафедры

криминалистического оружиеведения СЮИ МВД РФ В.А. Федоренко

и адъюнктом СЮИ МВД РФ М.М. Переверзевым

Мы, нижеподписавшиеся:

1) заместитель начальника отдела ЭКУ ГУ «ГУВД Саратовской области» майор милиции Белоусов И.Н., 2) 3) старший эксперт ЭКУ ГУ «ГУВД Саратовской области» майор милиции Тучин А.В., 4) 5) старший эксперт ЭКУ ГУ «ГУВД Саратовской области» майор милиции Шабалин Д.В., 6) составили настоящий акт о внедрении в практическую деятельность ЭКУ УВД Саратовской области методических рекомендаций по установлению места выстрела методом визирования, подготовленных начальником кафедры криминалистического оружиеведения СЮИ МВД РФ В.А. Федоренко и адъюнктом СЮИ МВД РФ М.М. Переверзевым.

Данные рекомендации имеют практическую значимость и используются при проведении баллистических экспертиз и осмотров мест происшествий, способствуют повышению их эффективности.

сентября 2001 г.

Подписи

(Белоусов И.Н.) (Тучин А.В.) (Шабалин Д.В.)