lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Жердев, Владимир Алексеевич. - Криминалистическая характеристика краж, грабежей и разбойных нападений: Методика расследования и методы раскрытия групповых преступлений : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Саратов, 2001 231 с. РГБ ОД, 61:02-12/26-8

Posted in:

САРАТОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ПРАВА

На правах рукописи

ЖЕРДЕВ ВЛАДИМИР АЛЕКСЕЕВИЧ

Криминалистическая характеристика краж, грабежей и разбойных нападений: методика расследования и методы раскрытия групповых преступлений.

Специальность: 12.00.09 - уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно - розыскная деятельность.

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор В.И. Комиссаров.

Саратов-2001

V

ОГЛАВЛЕНИЕ с

Введение 3

Глава I - ОСОБЕННОСТИ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ХАРАКТЕРИСТИКИ КРАЖ, ГРАБЕЖЕЙ И РАЗБОЕВ, СОВЕРШЕННЫХ ОРГАНИЗОВАННЫМИ ПРЕСТУПНЫМИ ГРУППАМИ

1.1 Понятие и содержание типовой криминалистической характеристики преступлений 12

1.2. Преступная деятельность в механизме преступления 32 1.3. 1.4. Механизм деятельности организованной преступной группы (сообщества) 58 1.5. 1.6. Особенности криминалистической характеристики краж, грабежей 1.7. и разбоев, совершаемых организованными группами 80

Глава II -ТИПИЧНЫЕ СИТУАЦИИ, ХАРАКТЕРНЫЕ ДЛЯ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ЭТАНА РАССЛЕДОВАНИЯ КРАЖ, ГРАБЕЖЕЙ И РАЗБОЕВ, СОВЕРШАЕМЫХ ОРГАНИЗВАННММИ ПРЕСТУПНЫМИ ГРУППАМИ.

2.1 Особенности формирования и использования исходных данных по уголовным делам 94

2.2. Выдвижение версий и особенности планирования 104 2.3. 2.4. Тактические приемы допроса обвиняемого в условиях конфликтной ситуации 118 2.5. 2.6. Проблемы реализации непроцессуальных форм взаимодействия следователя и органа дознания 146 2.7.

1

Глава III - ОПЫТ ВЫЯВЛЕНИЯ, РАСКРЫТИЯ И РАССЛЕДОВАНИЯ

КОРЫСТНО-НАСИЛЬСТВЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ

ОРГАНИЗОВАННЫМИ ПРЕСТУПНЫМИ ГРУППАМИ.

3.1. Особенности раскрытия преступлений, совершенных организован - ными преступными группами 162 3.2. 3.3. Выявление участников организованной преступной группы, зани- мающейся совершением серийных краж, грабежей и разбойных напа- дений 168 3.4. 3.5. Документирование преступной деятельности, совершенной орга- низованной преступной группой Пайзуллаева И.Х 175 3.6. 3.7. Проведение предварительного расследования по организованной преступной группе Пайзуллаева И.Х 181 3.8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ 187

Список используемой литературы
192

Приложением 1-16
211

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что на современном этапе развития российского общества обострилась проблема борьбы с преступно- стью. Это вызвано политическим, социальным и экономическим кризисом, раз- разившимся в России в последнее десятилетие XX века.

Развитие нашего государства на данном этапе характеризуется межна- циональными конфликтами, в том числе на Северном Кавказе, спадом произ- водства в регионах, ростом безработицы и обнищанием значительной части на- селения, снижением уровня его социальной защиты. Названные факторы яв- ляются питательной средой для роста корыстных преступлений, в том числе краж, грабежей и разбоев. При этом методы, применяемые правоохранитель- ными органами по оздоровлению криминальной ситуации в Северо- Кавказском регионе и в целом по стране, все еще не соответствуют предъявляемым требованиям. Как показали исследования диссертанта, одной из основных осо- бенностей современной преступности на Северном Кавказе является интеграция преступных элементов, их объединение в криминальные группировки (со- общества) разного уровня развития и организованности, проникновение в раз- личные сферы деятельности акционерных и государственных структур.

Анализ статистических данных преступности в Северо-Кавказском регионе свидетельствует о том, что каждые две трети зарегистрированных преступлений относятся к преступлениям против собственности. Поэтому четкая организация раскрытия и расследования преступлений против собственности ( в том числе краж, грабежей и разбоев), выявление причин и условий, способствовавших их совершению, может оказать эффективное влияние на сокращение имущественных преступлений по Северо-Кавказском)’ региону.

В связи с этим актуальной проблемой продолжает оставаться обеспечение надежной защиты интересов граждан от преступных посягательсгв на тайное ( или открытое ) хищение их имущества.

Об актуальности поставленной в диссертационном исследовании пробле-

4

мы свидетельствует также широкая распространенность в Северо-Кавказском регионе совершения краж, грабежей и разбоев.

В Северо-Кавказский регион входят: 8 республик, 2 края и 3 области. Из 13 субъектов РФ наиболее сложная оперативная обстановка по зарегистриро- ванным кражам, грабежам и разбоям в течение 1995-1999 г.г. сложилась в Краснодарском и Ставропольском краях, в Волгоградской и Ростовской облас- тях, на долю которых приходится свыше 80% этого вида преступлений.

В связи с этим исследование структуры преступности против собственности проводилось нами в суммарном выражении по этим четырем субъектам рассматриваемого региона.1

Несмотря на некоторое увеличение количества дел. оконченных рассле- дованием, и сокращение числа прекращенных уголовных дел данной категории, организация работы следственных отделов ГО - РОВД и их руководителей по повышению уровня предварительного следствия требует значительного улучшения.

Не на должном уровне осуществляется контроль за исполнением требований ст.1271 УПК РСФСР. Остается значительным число лиц, скрывшихся от следствия, особенно в Северо-Кавказском регионе.

В этих условиях особое значение приобретает четкая организация рассле- дования уголовных дел о кражах, грабежах и разбоях.

Среди общего количества краж в Ставропольском крае ( с 1995 - по 1999 г.г. ) произошел рост краж - на 22,9 %; рост грабежей - на 23,7 % и рост разбоев - на 17,0%.

Так. по данным Информационного центра I УВД на территории Ставро- польского края было зафиксировано в 1995 г.: краж - 16 342, грабежей -1216 и разбоев - 580; в 1996 г.: краж - 17 169, грабежей - 1 261 и разбоев - 540; в 1997 г. - краж - 16 897, грабежей -1 194 и разбоев - 537: в1998 г. краж - 18 698,

1 - Статистические данные ГИЦ МВД РФ за 1995 -1999 г.г. см.гПриложение № 2, 3, 4

грабежей - 1 259 и разбоев - 649; в 1999 г. - краж - 21 094, грабежей - 1 560 и разбоев - 632.’ (приложение № 5)

Таким образом, кражи, грабежи и разбои занимают значительное место в общей структуре преступности. Более того, если они связаны с проникновением в жилище граждан, то причиняют наибольший материальный, физический и моральный ущерб потерпевшим.

К сожалению, далеко не по всем случаям обращения граждан в правоох- ранительные органы с заявлением о совершении краж, грабежей и разбоев уда- ется привлечь виновных лиц к уголовной ответственности. Это обусловлено многими причинами, в том числе и отсутствием современных методических рекомендаций по расследованию этой категории преступлений в новых соци- ально-экономических условиях.

Все это требует от правоохранительных органов не просто повышения эффективности работы но раскрытию и расследованию краж, грабежей и раз- боев, особенно совершенных криминальными группировками (сообществами) на Северном Кавказе, но и разработку, реализацию новых методик расследова- ния.

Отдельные вопросы методики расследования краж, грабежей и разбоев, в том числе совершаемых из жилищ, ранее исследовались в научных трудах Н.Н.Баранова, Н.А.Бурнашова, А.П. Броуна, В.М. Быкова, ‘).П. Вечернина, В.В. Губанова, Е.А. Елисеева, В.И.Комисарова, В.Л. Мамуркова, Н.Я. Маркова, А.Г.Мусейбова, Л.Ф. Первухиной, В.Н. Нетрунева, В.Я. Решетникова, М.В.Субботиной и др.

Однако считать, что все проблемы расследования этих видов преступлений в работах названных ученых разрешены, было бы ошибочным.

На современном этапе развития криминалистики перед учеными- криминалистами встает ряд актуальных задач в разработке дополнительных на- учно обоснованных рекомендаций по расследованию серийных краж, грабежей и разбоев, совершенных организованными преступными группами ( еообщест-

1 - Статистические данные ИЦ ГУВД Ставропольского края за 1995-1999 г.г.

6

вами), с учетом современных условий правового развития и экономических изменений, происходящих в российской действительности.

Актуальность данной темы также обусловлена тем, что большинство вопросов тактики производства отдельных следственных действий и взаимодействия следователя с органами дознания на первоначальном этапе расследования краж, грабежей и разбоев еще недостаточно разработаны.

В юридической литературе последних лет отсутствует единая трактовка понятия первоначального этапа расследования этих преступлений, не разрабо- тан алгоритм производства первоначальных и неотложных следственных дей- ствий применительно к типовым ситуациям начала расследования, нет должной ясности в правовом статусе взаимодействия с органами дознания, в особенно- сти при производстве оперативно-розыскных действий.

Совокупность указанных обстоятельств и предопределила выбор темы диссертационного исследования.

Цель и задачи диссертационного исследования состоят в дальнейшей раз- работке методических рекомендаций по повышению эффективности первона- чального этапа расследования краж, грабежей и разбоев, совершенных органи- зованными преступными 1руппами, и совершенствования правовых основ взаимодействия следователя с органами дознания на указанном этапе на основе проведенного обобщения и анализа следственной, оперативно-розыскной и су- дебной практики по делам данной категории.

Цель исследования достигается решением следующих задач:

  • проанализировать статистические данные и изучить динамику роста краж, грабежей и разбоев в Краснодарском, Ставропольском краях и в Волгоградской и Ростовской областях Северо-Кавказского региона за период с 1995 г. по 1999 г.;
  • разработать концептуальный подход к формированию криминалистической характеристики корыстно-насильственных преступлений;
  • определить и теоретически обосновать особенности криминалистической

7

характеристики краж, грабежей и разбоев;

  • сформулировать и обосновать понятие и содержание первоначального этапа расследования указанной группы преступлений ;
  • выявить и классифицировать типичные следственные ситуации, склады- вающиеся на первоначальном этапе расследования краж, грабежей и разбоев;
  • разработать научно обоснованные рекомендации по организации планиро- вания, выдвижению версий в типичных следственных ситуациях и определить основные направления производства отдельных следственных действий на пер- воначальном этапе расследования этих преступлений;
  • подвергнуть анализу правовое регулирование и организационные формы взаимодействия следователя с органами дознания на первоначальном этапе расследования краж, грабежей и разбоев;
  • сформулировать дополнительные нормы УПК. регулирующие взаимодейст- вие следователя с работниками оперативно-розыскных органов;
  • выявить и систематизировать типичные следственные ошибки на первона- чальном этапе расследования краж, грабежей и разбоев и на этой основе разра- ботать тактические и методические рекомендации по оптимизации расследова- ния уголовных дел рассматриваемой категории.
  • Объектом исследования являлось изучение проблем совершенствования первоначального этапа расследования квартирных краж, грабежей и разбоев, оптимизация взаимодействия следователя и органа дознания на данном этапе.

Предметом исследования являлась разработка дополнительных рекомендаций и научных положений процессуального и криминалистического характера первоначального этапа расследования краж, грабежей и разбоев. Теоретическая основа и методологическая база диссертационного исследования. Разработка теоретических проблем и практических рекомендаций дисер-тационного исследования осуществлялась на основе трудов видных ученых: Н.Н. Баранова,
О.Я. Баева, В.И. Батищева, Р.С.Белкина, Н.Т.Ведерникова,

8

И.А.Возгрина, В.К. Гавло, И.Ф. Герасимова, Ф.В. Глазырина, Л.Я. Драпки- на,А.А.Закатова, В.Д.Зеленского, А.Н. Колесниченко, В.И.Комиссарова, И.М. Лузгина, Н.А. Николайчука, В.А. Образцова, Н.А. Селиванова, А.А.Хмырова, В.И. Шиканова, А.А. Эйсмана, Н.П. Яблокова и других, а также трудов россий- ских и зарубежных философов, психологов, социологов и представителей дру- гих наук.

Подготовка диссертационного исследования осуществлялась также на основе действующего законодательства. Постановлений Конституционного Суда РФ, Постановлений Пленума Верховного Суда РФ, Приказов и Инструкций МВД РФ.

При написании работы автор использовал как общенаучный диалектический метод познания, так и специальные методы, в том числе: сравнительно- аналитический, статистический, исторический, формально-логический, социо- логический и др.

Эмпирическую основу диссертации составили:

  • статистические данные о зарегистрированных кражах, грабежах и разбоях в Ставропольском крае с 1995 по 1999 года:
  • материалы 320 уголовных дел, рассмотренных судами Ставропольского края в 1995-1999 г.г., по которым осуждено 93 человека:
  • материалы 270 приостановленных по ч.З ст. 195 УПК РСФСР уголовных дел ГО-РОВД Ставропольского края за 1995-1999 года;
  • результаты интервьюирования 108 следователей и оперуполномоченных криминальной милиции ГО-РОВД Ставропольского края;
  • анализ 105 заключений экспертов, провиденных по данной категории дел;
  • материалы Следственного Управления при ГУВД Ставропольского края по усилению борьбы с кражами, грабежами и разбойными нападениями на жилища граждан;
  • опубликованная следственная и судебная практика:
  • результаты работы следственных подразделений ГО-РОВД и судов Ставро-

9

польского края за период 1995-1999 г.г.

Научная новизна результатов исследования. Настоящая диссертация характеризуется новизной постановки проблем и решения задач методики расследования краж, грабежей и разбоев, по сравнению с ранее предлагавшимися в криминалистической литературе рекомендациями, которые в ряде случаев были недостаточно эффективны, а некоторые из них, в силу сложившихся правовых и экономических перемен в государстве, в настоящее время устарели и не соответствуют требованиям, предъявляемым к расследованию преступлений против собственности.

Научная новизна исследования заключается и в том, что автор впервые глубоко исследовал ряд преступлений, совершенных организованной преступной группой, комплексно проанализировал правовые, организационные, тактические, методические и другие проблемы взаимодействия следователя и работников органов дознания на первоначальном этапе расследования краж, грабежей и разбоев.

На защиту диссертационного исследования выносятся следующие положения и рекомендации:

  • концептуальный подход к формированию обобщенной криминалистической характеристики корыстно-насильственных преступлений;
  • дополнительно обоснованное понятие и структура криминалистической ха- рактеристики краж, грабежей и разбойных нападений;
  • уточненное понятие и классификация типичных следственных ситуаций, ха- рактерных для первоначального этапа расследования краж, грабежей и разбоев, обусловленных установлением лица, совершившего преступление;
  • алгоритм (программы) производства оперативно-розыскных мероприятий и отдельных следственных действий на первоначальном этапе расследования;
  • теоретическое обоснование безотлагательности проведения осмотра места происшествия, определяемое спецификой преступлений против собственности, как форма обеспечения дальнейшего успешного расследования;

10

  • дополнительные рекомендации по более четкому правовому регулированию организационных форм взаимодействия следователя с органами дознания;
  • тактика взаимодействия следователя с органами дознания при производстве отдельных следственных действий на первоначальном этапе расследования ко- рыстно-насильственных преступлений;
  • новеллы в УПК РФ, регулирующие взаимодействие работников ряда право- охранительных органов в стадии предварительного расследования преступле- ний;
  • тактика преодоления отдельных видов противодействия раскрытию престу- плений;
  • методические и тактические рекомендации по устранению следственных ошибок, выявленных в результате анализа первоначального этапа расследова- ния краж, грабежей и разбоев.
  • Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что положения и выводы, содержащиеся в работе, могут быть использованы в дальнейшем исследовании проблем как общей методики расследования преступлений против собственности, так и частной методики расследования краж, грабежей и разбоев, в разработке отдельных норм УПК, регулирующих стадию предварительного расследования преступлений

Результаты исследования могут быть также использованы при подготовке лекций, учебно-методических пособий, спецкурсов и проведении практических занятий по криминалистике как в учебных заведениях юридического профиля, так и на курсах повышения квалификации работников правоохранительных ор- ганов.

Конкретные предложения и рекомендации, разработанные диссертантом по особенностям проведения следственных действий и специфике осуществления оперативно-розыскных мероприятий на первоначальном этапе расследования краж, грабежей и разбоев призваны способствовать повышению эффективности деятельности органов следствия и дознания непосредственно при

и

расследовании данной категории уголовных дел.

Апробация результатов диссертационного исследования. Основные положения, выводы и практические рекомендации диссертационного исследования доведены до сведения юридической общественности и практических ра- ботников и получили одобрение на научно-практических конференциях Став- ропольского кооперативного института (1999 - 2000 г.г.). Автором диссертаци- онного исследования в 2000 году подготовлены и опубликованы три моногра- фии по проблемам криминалистических характеристик и методик расследова- ния краж, грабежей и разбоев.

Результаты исследования были использованы при подготовке учебно- методических пособий по криминологии, криминалистике и деятельности пра- воохранительных органов. Кроме того, на практических примерах по расследо- ванию и раскрытию серийных корыстно-насильственных преступлений, совер- шенных организованной преступной группой И.Х. Пайзуллаева. прослежива- лась связь теоретических положений науки и практики их реализации в борьбе с преступностью.

Ряд студентов - выпускников Ставропольского кооперативного института ( выпуска 1999-2000 г.г.) использовали материалы исследования автора при подготовке дипломных работ по криминалистике, уголовному процессу и кри- минологии.

Выполненное исследование является составной частью научно- исследовательской целевой профаммы Российской Федерации по усилению борьбы с преступностью ( 1999 - 2000 г.г.) и должно способствовать раскрытию и расследованию краж, фабежей и разбоев в субъектах Северо-Кавказского и других регионов Российской Федерации.

ГЛАВА I -ОСОБЕННОСТИ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ

ХАРАКТЕРИСТИКИ КРАЖ, ГРАБЕЖЕЙ И РАЗБОЕВ, СОВЕРШЕННЫХ ОРГАНИЗОВАННЫМИ ПРЕСТУПНЫМИ

ГРУППАМИ.

1.1 ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ТИПОВОЙ

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ.

Методика расследования отдельных видов преступлений состоит их двух разделов: общих положений и частных методик расследования. В первом раз- деле изучаются закономерности, проявляющиеся в процессе криминальной деятельности, разрабатывается понятийный аппарат этого раздела науки, задачи и принципы криминалистической методики, решаются проблемные вопросы дальнейшего развития методики и др. Эти положения обеспечивают и раскры- вают системность частных методик, их научную обоснованность и взаимосвязь. Особое место в общих положениях методики расследования занимает учение о криминалистической характеристике преступлений.

Этому вопросу юристы постоянно уделяют пристальное внимание и он до сих пор остается дискуссионным. Одни криминалисты склонны преувеличивать роль криминалистической характеристики, другие - недооценивают, а третьи - порой даже отрицают значимость этого элемента общих положений и в науке, и практике расследования преступлений. И все же, по признанию многих веду- щих криминалистов (Р.С.Белкин, А.Н. Васильев, И.Ф. Герасимов. В.Г.Танасевич, В.И.Шиканов и др.), криминалистическая характеристика преступлений - основа конструирования оптимальных методик расследования.

Прежде чем высказать свое суждение по данному вопросу, проследим эволюцию формирования этой категории науки - ее понятие и содержание.

Одно из первых упоминаний научного термина «криминалистическая ха- рактеристика преступлений» содержится в работах Л.А.Сергеева, связанных с

расследованием и предупреждением хищений, совершаемых при производстве строительных работ. Он впервые описал содержание криминалистической ха- рактеристики.

В своем исследовании Л.А.Сергеев пришел к выводу о том, что: «Особенности преступлений отдельных видов, имеющие криминалистическое значение, т.е. значение для следственной практики и для разработки научных рекомендаций. изучаются криминалистикой и отражаются в соответствующих частных методиках расследования. В совокупности они составляют криминалистические характеристики отдельных видов преступлений.»

Содержание криминалистической характеристики, по его мнению, должны составлять особенности способов и следов соответствующих видов престу- плений, обстоятельства, характеризующие участников преступлений и их пре- ступные связи, объективную сторону, время, место и обстановку совершения преступлений, объект посягательства и взаимосвязь перечисленных факторов .

Главной особенностью криминалистической характеристики, отмечал Л.А. Сергеев, является то, что она в пределах каждого вида преступлений выделяет признаки способов, следов и преступных связей и т.д., типичных для отдельных групп и видов преступлений. Именно они и являются основой д.’я построения частных криминалистических методик.

Такое понятие криминалистической характеристики являлось верным по своей сути, получило определенное признание в науке, хотя и нуждалось в дальнейшем уточнении.

С появлением этой категории в криминалистике возникла научная дискуссия, которая породила множество самых разнообразных точек зрения, непо- средственно связанных с теоретическим осмыслением этой проблемы.

При изучении методики расследования отдельных видов преступлений, писан
С.П.Митричев, следует обращать внимание на типичные признаки,

  1. Сергеев Л.А. « Сущность и значение криминалистической характеристики преступле- ний». РУКОВОДСТВО ДЛЯ следователей. Юрид. литература. М., 1971 г., с.438

14

имеющие криминалистическое значение, на особенности данного вида престу- плений, выражающиеся в способах совершения преступлений, характерных следах, оставляемых на месте преступления, преступных связях, профессио- нальных и преступных навыках преступника, т.е. на все то, что является типич- ным, общим и включается в криминалистическую характеристику7 преступле- ний. Видовая криминалистическая характеристика должна включать наиболь- шее количество признаков, имеющих криминалистическое значение’.

Не раскрывая в своей работе общего понятия криминалистической харак- теристики, СП. Митричев, определяя ее содержание, называл три основных взаимосвязанных элемента: способ совершения преступления, следы, оставляе- мые преступником и личность преступника. Однако он уточнил, что это далеко не полное содержание криминалистической характеристики, т.к. она должна содержать большое количество признаков, имеющих криминалистическое значение.

Аналогичную по существу позицию занял И.Ф. Пантелеев. К криминали- стической характеристике конкретного вида преступлений им была отнесена характеристика «типичных ситуаций данного вида преступлений, наиболее распространенных способов их совершения, применяемых преступниками тех- нических средств, характеристика типичных материальных следов, могущих иметь значение вещественных доказательств по уголовному делу, наиболее ве- роятных мест их обнаружения, тайников, способов сокрытия следов преступле- ния и других средств маскировки преступников, характеристика их профессио- нальных преступных навыков, преступных связей и т.д.»” . Как видим, И.Ф. Пантелеев существенно расширил совокупность элементов криминалистиче- ской характеристики, включив в их число типичные ситуации и способы сок -

1- Митричев СИ. «Методика расследования отдельных видов преступлений» М., 1973 г., с, 13-14

2 - Пантелеев И.Ф. « Методика расследования преступлений» -Учебное пособие - М., 1975 г.. с.9-10

рытия следов преступления. И все же нельзя согласиться с тем, что в содержание криминалистической характеристики включаются и типичные следственные ситуации, и способы сокрытия преступления и др. и вместе с тем отсутствуют субъект преступления и его жертва.

Еще более широкое понимание содержания криминалистической характеристики содержится в работах А.Н.Колесниченко. Изучив ее сущность, он писал: «криминалистической характеристикой открывается изложение каждой частной методики, поэтому вначале освещаются и некоторые другие важные вопросы, например, состояние преступности (данного вида), раскрываемости, качества раскрывания, задачи повышения эффективности следственной работы и т.д.»

В числе основных групп методических вопросов, которые она охватывает, он называет:

  • классификацию преступлений данного вида на разновидности и группы;
  • типичные следственные ситуации и основные направления расследования; характеристику способов совершения преступлений данного вида, разновидностей оставляемых ими следов и возможных путей установления преступника;
  • характеристику способов сокрытия преступлений, типичные признаки сокрытия преступления и их роль в установлении преступления и преступника.
  • Включая в криминалистическую характеристику общие сведения, касающиеся преступлений отдельных видов, А.Н. Колесниченко значительно расширил ее содержание за счет дополнительной информации, касающейся расследования.

На наш взгляд, полностью согласиться с автором нельзя, т.к. он к крими- налистической характеристике не совсем оправданно относил сведения о типичных следственных ситуациях, основных направлениях расследования «возможных пу-тях установления преступника» и пути повышения эс|х|)ективности следственной работы.

1- Колесниченко А.Н. «Общие положения методики расследования отдельных видов престу- плений», Харьков - 1976 г., е.20-21

16

С А.Н. Колесниченко можно согласиться в том, что содержание работы по расследованию и раскрытию преступления во многом определяется кри- миналистическими данными, характеризующими этот вид или группу преступ- лений. Но вызывает сомнение отождествление понятий «преступление» и «рас- следование». И здесь нельзя не заметить, что криминалистическая характери- стика не может характеризовать процесс расследования в силу его индивиду- альности. Она может содержать сведения только о виде или группе преступле- ний.

Несколько позднее В.Г.Танасевич и В.А. Образцов, подвергнув критике определение Л.А.Сергеева, писали, что оно не «раскрывает сущности особен- ностей преступлений, которые имеют криминалистическое значение.

Тем самым не позволяет отграничить понятие криминалистической ха- рактеристики от соответствующих понятий, характеризующих преступление с позиций уголовного, уголовно-процессуального права и других научных дис- циплин.

Каждая из которых по-своему- может быть связана с решением проблем
разработки частных методик расследования преступлений.»1

На уровне единичного явления рассматривал криминалистическую харак- теристику’ Н.А.Селиванов. Он фактически отождествил ее с обстоятельствами конкретного преступления. По его мнению, «криминалистическая характери- стика включает любые обстоятельства расследуемого преступления и, более то- го, факты, которые, строго говоря, не относятся к ЧИСЛУ’ обстоятельств престу- пления, при условии, конечно, что они способствуют расследованию».

Полагая, что познать криминалистическую характеристику значит раскрыть преступление, Н.А. Селиванов предлагает классифицировать все ее эле -

I- Танасевич В.Г., Образцов В.Л. «О криминалистической характеристике преступлений»» Вопросы борьбы с преступностью. Вып.25 «Юридическая литература». М., 1976 г., с.97.

17

менты на четыре группы по данным, относящимся:

  • к объекту преступного посягательства ( в том числе личности потерпевшего);
  • к обстоятельствам преступления ( место, время, способ совершения);
  • к его последствиям (изменения в объекте преступного посягательства и ок- ружающей его обстановке ( в т.ч. и следы преступника);
  • к объективной стороне и личности преступника.
  • Однако такая позиция не полностью учитывает теоретическое и практическое значение криминалистической характеристики видов и групп преступлений. Оно состоит, прежде всего , в том, чтобы выявить объективные закономерности и на их основе разработать рекомендации по расследованию этих преступлений.

Возгрин И.А. считает, что под криминалистической характеристикой отдельных видов преступлений следует понимать описание состояния и особенностей борьбы с различными категориями преступных действий. Она «имеет комплексное содержание, в котором используются данные как смежных юри- дических наук, так и положения, разработанные непосредственно криминали- стикой».”

Развивая эту мысль, он пишет: «основными частями криминалистической характеристики преступлений являются:

  • понятие отдельных видов преступлений и общие уголовно-процессуальные условия их расследования;
  • состояние и значение борьбы с данным видом преступлений;
  • криминалистическая классификация конкретных видов преступлений:

по способу совершения; личности преступников; по личности потер -

1 - Селиванов Н.А. «Криминалистические характеристики преступлений и следственные си- туации в методике расследования». Соц.Законность - 1977 г., № 2, с.56-57, 2 3 - Возгрин И.А. «Общие положения методики расследования отдельных видов преступле- ний. Ленинград, 1976 г., с.6 4

18

певших.»1.

Такое понимание криминалистической характеристики было подвергнуто обоснованной критике. В работе криминшшстов указывалось, что конкретные сведения о состоянии и значении борьбы с тем или иным видо^ преступлений применительно к определенному периоду времени, бесспорно, необходимы. Но такая информация не входит в предмет науки криминалистики и в содержание криминалистической характеристики.

« Не говоря о том, что эти данные не являются стабильными, - писал Р.С.Белкин, - они ничего не дают методике расследования, как комплексу практических рекомендаций.

Эти данные важны для криминалистической науки, поскольку показывают, на разработке и совершенствовании методик расследования каких видов преступлений следует сосредоточить внимание и усилия.

По своем}7 существу они представляют собой элемент криминологичее-ской и уголовно-правовой, а не криминалистической характеристики.»’

Позже Возгрин И.А. скорректировал свой взгляд на криминологической характеристику с учетом критических замечаний. В более поздних работах он пишет, что «криминалистическая характеристика преступлений представляет собой систему обобщенных фактических данных и основанных на них научных выводах и рекомендациях о наиболее типичных криминалистически значимых признаках преступных деяний, значение которых необходимо для организации и осуществления их всестороннего, полного, объективного и быстрою рассле- дования и раскрытия».

В криминалистическую характеристику им включены:

  • определение того преступления для раскрытия, расследования и предотвра- щения которого разрабатывается частная методика;
  • описание наиболее типичной исходной информации;
  • 1 - Возгрин И.А. Указ. работа, с.43.

2- Белкин Р.С. « Kvpc советской криминалистики». Том 3. М., 1979 г., с.191-192

19

  • система данных о способах совершения и сокрытия преступления и типич- ных последствиях их применения;
  • сведения о личности вероятного преступника и потерпевших;
  • описание обстоятельств, подлежащих выяснению при расследовании рас- сматриваемого вида преступления.’
  • По определению Горбачева А.В., криминалистическая характеристика пре- ступлений представляет собой интегрированную систему признаков подлежа- щего расследованию события и существенных черт процесса расследования.” В систему ее элементов он включает:

  • географию преступления, т.е. распространенность преступлений данного вида в пределах определенных регионов или отраслей хозяйства;
  • развитие преступления во времени (обстоятельства возникновения, длитель- ность. постоянство основных признаков способа содержания);
  • основные типичные этапы развития преступной деятельности;
  • характеристику- процессов следообразования;
  • причины и условия, способствующие совершению преступления.”,
  • Выше нами уже указывалось, что «геофафию преступления» не следует рассматривать в качестве элемента криминалистической характеристики. То, что касается «развития преступления во времени» и этапов преступления, то они охватываются понятием события преступления и акцентировать внимание на этих «элементах» в содержании криминалистической характеристике не стоит.

1 - Возгрин И.А.= Научные основы криминалистической методики расследования преступ- лений. Часть 4 СПб: Санкт-Петербургский институт МВД РФ. - 1993 г.,е.35 2 3 - Горбачев А.В. = Криминалистические основы выбора методики расследования. Труды Горьковской высшей школы МВД СССР. Вып.9, Горький, 1977 г., с.70. 4 5 - Горбачев А.В. = Основания, содержание и значение криминалистической характеристики преступлений. Труды Горьковской высшей школы МВД СССР. Вып.8, чЛ. Горький, 1977 г., с.70 6

Несколько преувеличенная роль криминалистической характеристики в методике расследования преступлений дана в работах Герасимова И.Ф.. Он считает, что это такой структурный компонент, который «… как представляется, должен пронизывать всю методику и все этапы расследования.»

Криминалистическая характеристика преступлений в методике расследования не может быть соотнесена и поставлена в один ряд с другими структурными элементами (например, первоначальные следственные действия, обстоя- тельства, подлежащие доказыванию и т.д.)1

В содержание и объем криминалистической характеристики И.Ф.Герасимов включает следующие составные части:

а) распространенность и общественная опасность преступления;

б) особенности объекта преступного посягательства, имеющие криминалисти - ческое значение;

в) наиболее характерные особенности обнаружения и выявления преступлений, механизм следообразования в широком смысле слова;

г) степень сокрытия, маскировки преступления;

д) личностные особенности подозреваемых и обвиняемых, как объект кримина листического исследования:

е) способ совершения преступления;

ж) особенности места, обстановки, среды, условий, в которых совершаются те или иные преступления, по отдельным видам преступлений характеристика временных факторов, связанных с преступными действиями;

з) характеристика типичных обстоятельств, влияющих на формирование след ственных ситуаций, возникающих при расследовании тех или иных групп или видов преступлений.

Далее указывается, что предложенный круг вопросов, которые должна

] - Герасимов И.Ф. = Вопросы развития и совершенствования методики расследования от- дельных видов преступлений. = Вопросы методики расследования преступлений. Научные труды. Вып.50. Свердловск, 1976 г., с. 13.

решать криминалистическая характеристика, не является исчерпывающим, и автором допускается существование других параметров этой категории.

Поэтому Герасимов И.Ф. предлагает определить криминалистическую характеристик)’’ преступления как «совокупность сведений о таких общих, ти- пичных признаках, особенностях, обстоятельствах и иных характерных чертах определенного вида (группы) преступных деяний, которая, являясь структур- ным элементом криминалистической методики, имеет важное организационное и тактическое значение для раскрытия, расследования и предупреждения этого вида (группы) преступлений».

При этом подчеркивается, что «элементы криминалистической характеристики преступлений должны наличествовать в каждом структурном компоненте», и что «криминалистическая характеристика преступлений является одним из общих методов построения и систематизации методики расследования, связывающим воедино все ее структурные элементы».

Позиция И.Ф.Герасимова разделялась многими криминалистами, хотя данное им определение криминалистической характеристики выглядело не достаточно конкретным. За истекшее время только типичные обстоятельства, влияющие на формирование следственных ситуаций, выпали из этого перечня, поскольку они не могут входить в криминалистическую характеристику в качестве самостоятельного элемента, так как полносгью отражаются в других ее элементах. Что касается позиции И.Ф. Герасимова о том, что криминалистиче- ская характеристика преступлений должна «пронизывать всю методику», то она была еще ранее подвергнута серьезной критике в специальной литературе. Пантелеев И.Ф. по этому поводу писал: «криминалистическая характеристика отдельных видов преступлений, являясь важной и актуальной проблемой курса криминалистики, представляет собой составную часть, структурное подразде-

1 - Герасимов И.Ф. - Криминалистические характеристики преступлений в методике рассле- дования. Методика расследования преступлений (общие положения). Материалы научно- практической конференции. М., 1976 г., с.93-97.

ление ее третьего раздела, а не методический принцип, не общее положение методики расследования».1

Не нашла поддержки идея Басалаева А.Н. и Гуняева В.А., которые предложили ввести в криминалистику новое понятие — «состав события преступления», предназначенное по их мнению, в отличие от уголовно-правового понятия «состав преступления», служить только методическим целям, т.е. раскрывать фактическое содержание любого конкретного события преступления и со- путствующих ему обстоятельств, прояснить механизм с ледообразования при совершении этого преступления, определять пути доказывания и т.д. Они писали, что криминалистической характеристикой преступления можно назвать состав события данного вида преступления, указывающий на его устойчивые признаки, проявляющиеся вовне в качестве определенной по содержанию, жестко связанной системы материальных и интеллектуальных следов».2

Недостаток этого предложения видится в том, что если состав события конкретного преступления - это и есть его криминалистическая характеристика, тогда трудно понять, с какой целью нужно вводить термин «состав события преступления»,

Наиболее обстоятельно содержание и сущность криминалистической характеристики были исследованы в работах Танасевича В.Г. и

1 - Пантелеев И.Ф. - Методика расследования преступлений. Учебное пособие. М., 1975 г.. с. 10. 2 3 - Басалаев А.Н,, Гуняев В.А. - Криминалистическая характеристика преступления (общее понятие и практическое значение) - Методика расследования преступлений (общие положения). Материалы научно-практической конференции. М., 1976 г., с.99-100. 4

Образцова В.А..

В качестве центрального элемента они называют способ совершения пре- ступления.

Кроме него они включают в криминалистическую характеристик)” а) об- становку, в которой совершается преступление; б) непосредственный предмет преступного посягательства; в)условия охраны его от посягательства; г) об- стоятельства. связанные с подготовкой к совершению преступления и сокрытию его следов, а также лиц, его совершивших; д) личность преступника и его поведение до и после совершения преступления.

Они считали, что «в основе криминалистической характеристики тех или иных преступлений, разработку которой можно осуществить, отправляясь от закономерностей образования доказательств, главным образом, путем обобще- ния следственной и судебной практики, должно лежать описание таких связан- ных между собой понятий, как: механизм совершения преступления; типичных отражающих и отражаемых объектов; особенностей образования фактической информации, возникающей в результате взаимодействия названных объектов». Основываясь на этом утверждении, авторы делают вывод, что криминали- стическая характеристика преступления - это «система объективных данных о механизме преступного деяния, типичных отражаемых и отражающих объектах. взаимодействующих в процессе совершения преступления, об особенно-

1 - Танасевич В.Г. - Теоретические основы методики расследования преступлений. Мето- дика расследования преступлений (общие положения). Материалы научно-практической конференции. М., 1976 г., с.8; Танасевич В.Г, - Советская криминалистика. Теоретические проблемы. М„ 1978 г., с. 182.

Образцов В.А. - К вопросу о предмете методики расследования отдельных видов преступлений. Методика расследования преступлений (общие положения). Материалы научно-практической конференции. М., 1976 г., с.61.

Танасевич В.Г., Образцов В.А. - О криминалистической характеристике преступлений. - Вопросы борьбы с преступностью. Вып.25, М.: Юридическая литература, 1976 г., с.94- 104.

24

стях и источниках формируемой им фактической информации, имеющей значение для решения задач уголовного судопроизводства, путем применения обусловленных ими криминалистических средств, приемов и методов.1

Практически без изменений приводятся перечисленные элементы кри- миналистической характеристики и в другой, более поздней их работе.2

Однако здесь необходимо отметить новые моменты. Во-первых, - авторы сформулировали понятие элементов криминалистической характеристики, которыми, по их мнению, являются « наиболее характерные отображения, проявления во внешней среде тех или иных сторон того или иного преступления». Во-вторых, определение криминалистической характеристики стало более кратким.

В новой редакции оно сформулировано как «система объективных данных, отражающая механизм преступного деяния, особенности оставляемых ими следов, имеющих значение для решения задач уголовного судопроизводства и обусловливающая применение криминалистических средств, приемов и методов»/

Несомненным достоинством этого определения явилось то, что в нем содержится указание на то, что система данных, составляющих криминалистичес-

1 - Танасевич В.Г., Образцов В.А. - О криминалистической характеристике преступлений. -Вопросы борьбы с преступностью. Вып.25, М.: Юридическая литература, 1976 г., с. 101-102. Позднее В.А.Образцов уточнил и достаточно обстоятельно обосновал свою позицию по содержанию криминалистической характеристики преступления, (см.: Образцов В.А. Криминалистика: курс лекций: М., 1996 г., с.29-48). 2 3 - Казарина А.Х., Образцов В.А., Танасевич В.Г. - Криминалистическая характеристика преступлений и ее значения для методики расследования. Проблемы предварительною следствия. Вып.6. Волгоград, 1997 г., с.25-33., 4 5 - Казарина А.Х., Образцов В.А., Танасевич В.Г. - Криминалистическая характеристика преступлений и ее значения для методики расследования. Проблемы предварительного следствия. Выи.6. Волгоград, 1997 г., с.27-33 6

25

кую характеристику, обусловливает применение криминалистических средств, приемов и методов.

Это положение подчеркивает криминалистический характер понятия и помогает отграничить его от понятий других юридических наук, имеющих отношение к расследованию преступлений.

Вместе с тем вызывает возражение то, что авторы в своем определении пишут о криминшшетичееких особенностях не самого преступления, а оставляемых им следов, и элементами криминалистической характеристики называют не те или иные стороны преступления, а отображения, проявления этих сторон во внешней среде.

Однако из анализа перечисленной совокупности элементов криминали- стической характеристики напрашивается вывод, что речь идет о самом пре- ступлении. Называть следами преступления либо отображениями преступления

  • обстановку, в которой было совершено преступление, способ его соверше ния, предмет преступного посягательства и т.п., будет методологически невер но.

Поскольку это не что иное, как обстоятельства самого преступления. Они являются элементами криминалистической характеристики, так как характери- зуют преступление в криминалистическом отношении.

«Криминалистическая характеристика преступления, - пишет Гавло В.К.,

  • представляет собой краткое и точное описание главных отличительных свойств и признаков того или иного вида (группы) преступлений, структурную основу которой составляют: сведения о механизме преступного деяния в целом с указанием места, времени, способа подготовки, совершения и сокрытия пре ступления; личности виновного; о характере вины: мотивов и последствий пре ступления; доказательств, являющихся типичными; обстоятельств, способство вавших совершению преступления.

В криминалистическую характеристику входят сведения, относящиеся к элементам состава преступления и специфические криминалистические сведе-

26

ния, которые, хотя и не являются таковыми, но важны для расследования как промежуточные сведения, определяющие пути и средства установления истины по делу, указывающие на то, что типично для данного вида (группы) преступ- лений и что отличает его от других.»

В целом правильно раскрывая сущность и содержание рассматриваемого понятия, Гавло В.К. ошибочно включает в состав элементов криминалистиче- ской характеристики преступления характер вины, т.е. категорию, относящуюся к предмету уголовного права, а не криминалистики.

Здесь нельзя не заметить того обстоятельства, что многие криминалисты, разрабатывая общую (а не видовую) модель криминалистической характери- стики, акцентируют внимание то на способе преступления, то на механизме криминального события, не делая различия этих категорий науки. В других частях нашего исследования мы уделим внимание общему и особенному: дей- ствию, деянию и механизму7 преступного поведения.

По мнению Белкина Р.С., характеристика отдельного вида преступления должна включать характеристику исходной информации, системы данных о способе совершения и сокрытия преступления и типичных последствиях его применения, личности вероятного преступника и вероятных мотивах и целях преступления; о некоторых обстоятельствах совершения преступления (место, время, обстановка), причем все эти элементы составляют единую систему.

Он считает, что поскольку описание способов совершения и сокрытия преступления включает описание их следов, не следует выделять в качестве са- мостоятельного элемента криминалистической характеристики типичные мате-

I - Гаело В.К. - К вопросу об актуальных направлениях развития криминалистической ме- тодики и тактики расследования. Актуальные направления развития криминалистической методики и тактики расследования.// Материалы расширенного заседания Ученого совета Всесоюзного института по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности//. М., 1978 г., с.ЗО.

риальные следы и вероятные места их нахождения.1

Такая трактовка в целом не вызывает возражений. За исключением того, что характер исходной информации не должен входить в общую (типовую) криминалистическую характеристику, так как она относится главным образом к расследованию, а не к виду или группе преступлений. Иное понимание этого вопроса необоснованно позволяет широко толковать содержание криминалистической характеристики и включать в него не только то, что присуще преступлениям определенных видов, но и то, что связано с их расследованием, а также состояние борьбы с данным видом преступлений и т.д.

Содержание деятельности по раскрытию и расследованию преступления во многом обусловлено криминалистической характеристикой, но само преступление и его расследование - это разные понятия/

Таким образом, к настоящему времени сформировался широкий спектр представлений о криминалистической характеристике преступлений.

Отсутствие единого подхода к пониманию этой категории позволяет предположить, что в науке продолжается процесс ее теоретического осмысления.

Рассматривая эту проблему с позиции потребностей следственной практики следует заметить, что все сведения, содержащиеся в криминалистической характеристике, должны представлять собой научно обоснованные данные об обстоятельствах, типичных для преступлений конкретного вида или группы.

  1. Белкин Р.С. - Курс советской криминалистики. Том 3. Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М„ 1979 г., с. 190-192.
  2. Похожие понимания сущности анализируемой категории можно проследить в работах А.Г.Филиппова (общие положения методики расследования отдельных видов преступлений - Материалы к лекции. - М., 1981 г.), Образцов В.А. (курс лекций. - М., 1996 г.), Каневский Л.Л. (Разработка типовых криминалистических характеристик преступлений и их использование в процессе расследования // Российский юридический журнал. № 2. 2000 г. с. 101- 111) и др.

28

Нами упоминалось, что в криминалистической литературе есть предложение рассматривать криминалистическую характеристику на уровне отдельного преступления. По мнению некоторых авторов ( В.К. Гавло, Н.А.Селиванов,В-И. Шиканов и др.) допустимо понятие криминалистической характеристики не только видовой, групповой, но и конкретного преступления. Н.А.Селиванов, в частности, писал: «качественное расследование заканчивается получением полной и подробной криминалистической характеристики преступления».1 В этом суждении ярко проявилось определенное логическое несоответствие. Если все авторы справедливо отмечают, что криминалистическая характеристика преступления может рассматриваться лишь как вероятностная модель и используется следователем только в качестве ориентирующей информации” , то выделение криминалистической характеристики отдельного преступления свидетельствует не о какой-то модели ориентирующего характера, а о результате деятельности следователя, что не одно и то же. Выявленные способы, обстоятельства расследования преступления являются базой, источ- ником частичного формирования типовой криминалистической характеристики.

Анализ перечисленных точек зрения позволяет утверждать, что содержанием криминалистической характеристики является определенная система данных.

Они предназначены для организации расследования преступлений с исполь- зованием криминалистических методов, приемов и средств. Это научная основа для научных рекомендаций, предназначенных органам предварительного рас- следования, о выдвижении следственных и розыскных версий; определении ос- новных направлений расследования и решении других важных задач.

В структуре частной криминалистической методики расследования кри -

  1. Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. - М., 1982. С. 131 -132.

  2. См., например: Шиканов В.И. Теоретические основы тактических операций в расследова нии преступлений. Иркутск, 1983. С.24.

29

миналистическая характеристика является важнейшим элементом, поскольку предстает в качестве источника сведений о преступлении и преступнике, служит для организации эффективной работы по конкретным уголовным делам.

Таким образом, под общей криминалистической характеристикой, являющейся составной частью общих положений методики расследования отдельных видов преступлений, следует понимать систему научной информации о типичных, криминалистически значимых признаках вида (группы) преступлений, обусловливающих применение криминалистических методов, приемов и средств для быстрого и полного раскрытия, расследования преступлений. Кри- миналистическая характеристика в качестве исходных положений своей струк- туры должна опираться на признаки преступления, содержащиеся в уголовно- правовой характеристике преступлений. На базе этой характеристики разраба- тываются криминалистические характеристики отдельных видов преступлений.

Научной базой для ее разработки являются криминалистические учения о причинности, прогнозировании, способах подготовки, совершения и сокрытия преступлений.

Эмпирической базой криминалистических характеристик являются сведения о практике раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.

Классификация преступлений в действующем уголовном законодательстве обусловила необходимость научной дифференциации криминалистических характеристик.

Условно они могут подразделяться на: групповые и видовые.

Видовая криминалистическая характеристика представляет собой крими- налистическое описание отдельных, предусмотренных уголовным законом, общественно опасных деяний (например: кража чужого имущества (ст.158 УК РФ); грабеж (ст. 161 УК РФ); разбой (ст. 162 УК РФ) и т.д.).

Групповая характеристика содержит криминалистическое описание пре- туплений, объединенных общим предметом посягательства, иначе говоря, это криминалистическая характеристика нескольких преступлений (например, прс-

30

ступления против личности, имущественные преступления и др.).

К числу обобщенных элементов криминалистической характеристики, по нашему мнению, следует отнести:

  • способ подготовки, совершения и сокрытия преступления;
  • типичные следы преступления и места их вероятной локализации;
  • личность преступника;
  • обстановка совершения (время, место, обстоятельства, способствующие со- вершению преступления и др.);
  • предмет преступного посягательства;
  • личность потерпевшего по отдельным видам преступлений.
  • Способ совершения преступления (т.е. подготовка совершения и сокрытия) - это самый важный элемент криминалистической характеристики. Исследование этой категории связывается с установлением наиболее распространенных видов орудий и средств, применяемых при совершении краж, грабежей или разбойных нападений.

Практическое значение таких сведений заключается в возможности ис- пользования полученных данных при выдвижении версий о лице, совершившем преступление; в определении степени его подготовленности и осведомленно- сти. Такое же значение имеет и способ сокрытия преступлений.

Описание типичных следов преступлений и мест их вероятной локализации, как справедливо отмечалось в научной литературе, должно производиться параллельно с описанием действия или бездействия, с помощью которых дос- тигаются цели преступного посягательства и типичных последствий примене- ния того или иного способа. Их отдельное описание не достигает цели, по- скольку его надо производить «либо от следов применения данного способа с тем, чтобы по ним раскрыть механизм преступления, либо к следам этого спо- соба, чтобы, зная его, суметь обнаружить доказательства совершения преступ- ления и установить личность преступника.1

1 - Белкин Р.С. - Курс советской криминалистики. Том 3. Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М., 1979 г., с.191.

31

Криминалистическое описание личности преступника - это определение его социального статуса; рода занятий; преступного опыта; мотивов действий; целевой установки; преступных связей; свойств характера; патологических на- клонностей и многого другого. Выявление этих обстоятельств позволяет пра- вильно выбрать оптимальное направление раскрытия и расследования преступ- лений.

Важную информацию содержат и другие элементы криминалистической характеристики.

Следует заметить, что приведенный перечень не является исчерпывающим и должен уточняться и пополняться по мере появления новых криминали- стических знаний.

В связи с этим представляются заслуживающими внимания в перспективе предложения о включении в криминалистическую характеристику классифика- ции преступлений и установление комплекса элементов для каждого вида пре- ступления с определением их закономерных корреляционных связей и зависи- мостей в виде количественных показателей.1

Существует и иной взгляд на рассматриваемую проблем)’, в соответствии с которым «пригодных для непосредственного практического применения криминалистических характеристик преступлений не существует, поскольку окончательно сформировать прикладную модель того или иного вида преступ- ной деятельности может только сам практик, исходя из оперативной обстановки в регионе.»” С этим можно не согласиться, т.к. в данном случае мы видим

1 - Герасимов И.Ф. - Некоторые проблемы раскрытия преступлений - Свердловск: Средне- Уральское кн. Издательство, 1975 г., с.151-168.

Гумашвили Л.Э. - К вопросу о научных основах и значении криминалистических классифи- каций -//Вестник Московского университета, серия «Право», 1979 г.. № 1 - с.28-34. Возгрин И.А. - Указ. работа - с.27-28.

2 - Криминалистика: Расследование преступлений в сфере экономики. =Учебник=// Под ред. В.Д.Грабовского, А.Ф.Лубина // - Нижний Новгород ВШ МВД РФ, 1995 г., с.53-56.

определенное смещение научной концепции, как категории науки, в прикладной характер криминалистики.

1.2. ПРЕСТУПНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В МЕХАНИЗМЕ

ПРЕСТУПЛЕНИЯ.

Юристы, занимающиеся борьбой с преступностью, особое внимание уделяют проблемам совершенствования методов и средств расследования уголовных дел. Отправной точкой разработки таких методов является уяснения такой категории науки как механизм преступления. При этом многие юристы спра- ведливо полагают, что механизм преступления - это сложная динамическая система, характеризующая содержание преступной деятельности. Как и всякая система, механизм преступления формируется под воздействием определенных закономерностей. Предметом же методики расследования преступлений, как составной части криминалистики, является познание следующих закономгрно- стей: возникновение и развитие межличностных связей и взаимоотношений внутри механизма преступления; формирование и реализация способа совер- шения преступления; возникновение и течение связанных с преступлением яв- лений, процессов до, в момент и после криминального события и играющих особую роль в построении алгоритмов (программ) действий следователя в це- лях установления истины по делу.’

Криминальная деятельность в механизме преступления является основным звеном в цепи взаимосвязанных и взаимообусловленных действий (бездействия) и движений участников преступного события, связанных с подготовкой, совершением преступления и сокрытием его следов. Криминалистикой

  1. См., например: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. М., 1987; Он же. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997; Кудрявцев В.Н. Природа преступного поведения и его механизм. Механизм преступного поведения. М, 1981; Лавров В.П. Криминалистика: Учебник для вузов … Под.ред. проф. А.Ф.Волынского.— М., Закон и право, ЮНИТИ - ДАНА. М., 1999. с.28; Яблоков Н.П., Колдин В.Я. Криминалистика: Учебник (Огв.ред. Н.П.Яблоков. - М.: Юристь, 1999. с.41 и работы других авторов.

изучается более длительный отрезок деятельности виновного по подготовке, совершению и сокрытию преступления, чем это необходимо для уголовно- правовой оценки, поскольку ее интересуют истоки зарождения противоправных замыслов, действия по подысканию средств совершения преступления, по изу- чению преступником будущей жертвы и предмета посягательства, которые, как известно, длительное время находятся в достаточно скрытом от окружающих и правоохранительных органов состоянии. Так, по одному из уголовных дел деятельность группы следователей по раскрытию и расследованию краж, грабежей и разбойных нападений, совершенных организованной преступной группой И. на территории Ставропольского края, не заканчивалась установле- нием фактов непосредственного нападения и ограбления потерпевших, а охва- тывала длительный период деятельности преступной группы с момента ее за- рождения до привлечения их к уголовной ответственности.1

Следователей при расследовании этих преступлений интересовало, как и где подыскивались орудия преступления и соучастники, как планировалось уничтожение следов преступного события и сокрытие похищенного имущества. Разрабатывались приемы и методы «вычисления» факторов преступной дея- тельности виновных, особенности установления действий потерпевших и дру- гих случайных участников преступного события.

С методологических позиций содержание главной схемы научного кри- миналистического объяснения преступной деятельности может быть рассмот- рено как система, обладающая сложным уровневым строением.

Эта система в ходе своего возникновения, функционирования и развития вовлекает в себя самые разнообразные объекты, изменяет их состояния и, тем самым , запечатлевает (первично отражает) в этих измененных состояниях свои стороны, то есть характеристики различных уровней своей организации.

Если природа этих отражений такова, что в них рассматриваются структуры воздействующих объектов (орудий преступлений, предметов и вещей,

1- Архивный материал Краевого Ставропольского суда за 1997 г.

34

процессов, частей тела человека, его знаний, умений, навыков, движений и т.д.), то они могут быть вторично отражены познающим субъектом уголовного процесса (оперативным работникам, экспертом, прокурором, следователем и др.), упорядочены в систему, и таким образом создается возможность восста- новления, реконструкции преступного события.1

Преступная деятельность как элемент механизма преступления является системой, так как состоит из взаимосвязанных и взаимообусловленных подсис- тем и элементов. Она динамична, ибо всегда представляет сложный процесс взаимоотношений, взаимодействия, т.е. постепенное, поэтапное изменение ее состояния, переход из одного состояния в другое. В содержание преступной деятельности обычно включают действия, операции и движения как основные ее составляющие, объединенные одной общей направленностью на достижение определенного результата.”

Здесь надо отметить, что действием называют часть деятельности, имеющую вполне самостоятельную, осознанную человеком цель, а операцией именуют способ осуществления действия.

Характер операций по достижению преступного результата зависит от условий выполнения действий, от имеющихся у преступника умений и навыков, от наличия у него инструментов и средств осуществления действия. На основе анализа специальной литературы преступная деятельность включает сле- дующие детерминирующие подсистемы:

  • свойства и качества преступника (субъект деятельности);
  • способ совершения преступления - связи в деятельности, причем связи представляют собой разнообразные сочетания взаимоотношений и взаимодей- ствий, которые в разные периоды времени предшествуют друг другу, сменяют друг друга или сосуществуют и сочетаются друг с другом.
  1. Каминский М.К. = Криминшшстические основы деятельности по выявлению и раскрытию = Горький, 1982 г., с.381-384.
  2. Зуйков Г.Г. = Установление способа совершения преступления = М., 1970 г., с. 16.

35

Это свойство деятельности объединяет субъект, объект, орудия и средства в единую целостную систему:

  • средства совершения преступления (средства деятельности);
  • предмет преступного посягательства (объект деятельности);
  • конечный преступный результат (цель деятельности).
  • Надо отметить, что практическая значимость криминалистического аспекта преступной деятельности виновного видится еще и в использовании при расследовании данных о тех элементах поведения субъекта, которые хотг и не носят собственно преступного характера, но связаны с совершением преступ- ления.

Поэтому можно сказать, что преступная деятельность - это совокупность преступных и непреступных действий, операций и движений, связанных между собой единым криминалистически значимым временным отрезком, включающим несколько стадий.

Стадии, из которых складывается преступная деятельность, - подготовка, непосредственное совершение преступления и сокрытие его последствий.

Каждой из них соответствуют определенные поведенческие акты виновного, которые образуют действия. Сочетание действий, поведенческих актов и используемых средств представляет собой способ выполнения действий.

На наш взгляд, принимая во внимание все аспекты преступной деятельности субъекта, наиболее верную, научно и практически значимую криминали- стическую классификацию разновидностей преступной деятельности, отра- жающую реалии криминальной практики, дал В.И. Куликов. Он выделил:

  • персонально - элементарную преступную деятельность;
  • персонально профессиональную преступную деятельность;
  • групповую элементарную преступную деятельность;
  • групповую профессиональную преступную деятельность;
  • элементарно-организованную преступную деятельность;
  • организованную профессиональную преступную деятельность.

Такой подход дает возможность по-новому взглянуть на современную преступность, сузить исследование группы преступлений и преступников до объемов, поддающихся эффективному исследованию, макеиматьно учитывать все криминальные особенности при выработке криминалистических рекомен- даций.1

а) Личность преступника в механизме преступления. Криминалистическое изучение личности преступника представляет собой один из частных случаев изучения человека и различных аспектов его деятельности. Человек в данном случае рассматривается как особый социальный тип личности - носитель существенных и относительно устойчивых свойств и качеств, закономерно сформировавшихся под воздействием различных обстоятельств социальной среды.

Уголовный и уголовно-процессуальный закон не использует термин «человек», а оперирует лишь термином «личность», поэтому’ ранее и в дальнейшем мы употребляем данный термин, включая в него и свойства человека как индивида, и общие свойства, присущие человеку. Ему присуща совокупчость физических, биологических и социальных свойств, информация о которых отображается в процессе его деятельности в виде материальных и идеальных следов. При этом трудно выделить информацию , имеющую чисто криминалистическое значение, хотя в научном плане правомерно ставят вопрос о криминалистически значимых свойствах и качествах личности как преступника, так и других участников преступления, о криминалистическом аспекте в изучении личности обвиняемого, потерпевшего и других.

Из всего множества свойств и качеств личности преступника интерес криминалистики, на наш взгляд, вызывают лишь те из них, которые участвуют в процессе детерминации механизма преступления, обусловливают особенности его отражательных возможностей и процесса следообразования и вместе с

  1. Более подробно см.: Куликов В.И. = Основы криминалистической теории организо*анной преступной деятельности.= Ульяновск, 1994 г.

37

тем испытывают на себе и запечатлевают воздействия других лиц, предметов и процессов, взаимодействующих с ними.

Преступная деятельность виновного представляет собой процесс взаимо- действия указанного лица с окружающей средой и другими участниками пре- ступного события, порождающий изменения соответственно в окружающей среде и на участниках, органическое единство всех этапов этой деятельности на стадии, предшествующей преступлению, в условиях непосредственного совер- шения преступления и после него.

Всякая преступная деятельность включает детерминирутощую подсистему - свойства и качества преступника, которые участвуют в управлении этой деятельности и включены в ее регуляцию.

К ним относятся: поза, походка, мимика, артикуляция, жестикуляция, знания, умения, навыки, привычки, установки, темперамент и другие свойства личности субъекта. В криминалистике эти признаки принято классифицирэвать на биологические, психологические группы свойств и особую группу.

Известно, свойства личности не располагаются в одной плоскости, а об разуют сложную иерархическую структуру, где одни из них являются фундаментом для развития других, последние в той или иной степени оказывают влияние на развитие нижележащих структур. В этой связи заслуживает внимания высказывание К.К.Платонова. Он отметил, что структура личности состоит: из социально обусловленных свойств (направленность, мораль) и биологических (темперамент, задатки, инстинкты, потребности); опыта (объем и качество знаний, навыков, умений, привычек); индивидуальности психических процессов, которые образуют иерархическую динамико - функциональную

I - Салтевский М.В. = Следы человека и приемы использования их для получения информа- ции о преступнике и обстоятельствах преступления. Киев - 1983; Он же: Следы человека (криминалистическая гомеоскопия). В кн.: Специализированный курс криминалистики … Учебник. - Киев, 1987. = Криминалистическое описание человека. М., - 1998 г., с.3-6

38

структуру внешнего облика человека ( в ней высшим уровнем являются соци- альные свойства, выражающие личность и представляющие иные свойства).

Вышеозначенные свойства образуют основную группу функциональных (динамических) признаков внешности человека и детерминируют способ вы- полнения определенных действий и операций виновного. Например, особенно- сти ухода с места происшествия; способы держать и тушить сигарету; знако- миться с будущей жертвой; сокрытия похищенного имущества, орудий престу- пления и т.д.

Проявления свойств личности дают возможность классифицировать пре- ступников на энергичных и апатичных, аккуратных и неряшливых, спокойных и суетливых, педантичных и разболтанных, замкнутых и общительных и т.д. Такая классификация представляется интересной в теоретическом плане и в практике расследования преступлений, поскольку от этого зачастую зависит весь ход расследования преступления. Для вдумчивого и информированного следователя неоценимую помощь окажут рекомендации по фундаментальной типологии и классификации личности, в частности, серийных убийц, состав- ленные специалистами Отдела поддержки расследования Национального цен- тра по изучению насильственных преступлений при Академии ФБР (США), а именно, деление их на 2 категории: организованный нсеоциачьный преступник и дезорганизованный асоциапьный преступник. В этом аспекте заслуживают внимания суждения М.К.Тереховой, которая пишет: «Организованный пре- ступник во всем организован. Таким же «организованным» он ведет себя и при совершении преступлений. Асоциальный дезорганизованный индивид одинок … Стиль его жизни и психологическое состояние также дезорганизованы. Данные личностные особенности определяют характер преступления: спонтанность ность, дефицит элементов продуманного планирования».-

  1. Платонов К.К. = О системе психологии = М., - 1972 г., с. 125

  2. Терехова М.К. Основания для выдвижения версии о деятельности сексуального маньяка- убийца.// Проблемы криминалистического распознавания: Материалы научно- практической конференции, 23 апреля 1999 г. - Москва - Иркутск: Изд-во ИГЭА, 1999. С. 106.

39

Анализ специальной литературы, практика расследованных диссертантом уголовных дел насильственно-корыстного характера свидетельствуют, что наи- большей наглядностью обладают соматические свойства личности виновного. выражающиеся в привычных положениях тела, движениях рук или ходьбы, ре- чевого обращения т .п.

К ним относятся:

  • привычная поза, походка, мимика, артикуляция;
  • жестикуляция, манеры.
  • Они определяются положением, взаимоположением и движениями частей тела и обладают относительной устойчивостью, индивидуальностью, рефлекторно- стью. Эти свойства личности преступника позволяют следователю (свидетелю, потерпевшему) наиболее полно и наглядно представить и описать внешний об- лик человека и в какой-то мере предугадать характер его действий. Значительно увеличивается ценность данных свойств в случаях существенного изменения внешности преступников при совершении разбойного нападения, когда им ис- пользуются для изменения внешности парики, накладные усы и бакенбарды или перед совершением преступления на голову натягиваются колготки. Так, при расследовании уголовного дела по факту разбойного нападения на гр.Амирова З.И. в с.Грачевка Ставропольского края было установлено, что преступники по наводке одного из работников заготовительного пункта в с.Грачевка, где руководителем предприятия был потерпевший, в период его выезда в командировку по краю совершили данное преступление. По предварительному сговору члены организованной преступной группы Дикапского, состоящей из пяти человек, по вызову наводчика приехали из г.Элиста Республики Калмыкия в с.Грачевка для совершения разбояЮдин из престл-пников предварительно, чтобы изменить внешний вид, одел на голову парик и приклеил усы, затем он вошел во двор дома, выставил оконное стекло, проник в дом и, угрожая оружием домработнице Ф., связал ее, пригласил остальных участников преступной группы, и они открыто совершили хищение ценностей и денег,

40

принадлежащих гр. А., причинив ему ущерб в особо крупных размерах. На ме- сто происшествия выезжала следственно-оперативная группа, которая провела осмотр места происшествия и опросила домработницу Ф. о совершенном пре- ступлении. Затем со слов домработницы в РОВД был составлен «фоторобот» одного из преступников.

Для раскрытия и расследования уголовного дела была создана следственно- оперативная группа УВД Ставропольского края, которая на первоначальном этапе расследования установила через районный узел связи номер телефона по городу Элиста, по которому в течение одного месяца каждый день кто-то зво- нил в заготовительный пункт с.Грачевка. При содействии ОУР Элистинского ГОВД Республики Калмыкия был установлен владелец телефона. Им оказался ранее судимый гр.С, житель г.Элисты. Последний был приглашен в Элистин- ский ГОВД для беседы, в ходе которой он признался в совершении разбойного нападения в с.Грачевка Ставропольского края. Гр. С. был доставлен из г.Элисты в с.Грачевка, и при проведении с ним оперативно-следственных действий последний рассказал обо всех участниках преступной группы, назвал их адреса, указал место хранения похищенных вещей и фамилию соучастника, у которого хранилось огнестрельное оружие. В дальнейшем следственно- оперативной группой УВД все участники разбоя были задержаны, их пре- ступная деятельность полностью задокументирована. Во время предвари тель- ного расследования было установлено, что данная организованная преступная группа Диканского совершила в г.Элисте и в пос.Яшалта Республики Калмыкия еще 10 разбойных нападений в домовладениях граждан. ‘

Сложность восприятия, запоминания и воспроизведения признаков и свойств личности преступника приводит на практике к ограниченном)’ их ис- пользованию, хотя для моделирования механизма совершенного преступления это очень важно. В криминалистическом плане важно акцентировать внимание на совокупности знаний у виновного об определенных сторонах той или иной 1- Архивный материал районного суда с.Грачевка, за 1997 г.

mswIigJUj^ f 41

t***M^n—ф

деятельности, без которой определенная преступная деятельность невозможна. Сюда можно отнести:

  • знание особенностей некоторой области деятельности, в которую вторгается преетупник.(Например, не зная сведений о процессе изготовления и свойствах бумаги, нельзя добиться высокого качества подделки документов или денежных купюр);
  • знание специальных средств выражения языка и тайных его сигналов,( знание «воровского» языка или жаргона, языка определенного социального слоя населения, тайнописи и других тайных «воровских» сигналов и т.д.);
  • знание методик производственной деятельности на предприятии или в уч- реждении (технологических процессов, методики завышения или занижения производства выходной продукции или расхода сырья: и др.);
  • знание методик отдельных преступных действий или операций;
  • знание физических способностей будущей жертвы и методов деятельности правоохранительных органов (например, возможные приемы, которыми вос- пользуется при сопротивлении потерпевший или возможные действия жертвы после совершения преступления; методы обнаружения и исследования следов преступления, имеющиеся на вооружении у эксперта-криминалиста и т.д.);
  • понимание содержания и планирование путей и методов решения задач преступной деятельности.
  • Умение - это свойство субъекта, позволяющее ему что-либо делать с высоким качеством, т.е. внешнее выражение качеств преступника.

Умения обычно включают в себя автоматически выполняемые части, назы- ваемые навыками, но в целом представляют собой сознательно контролируемые части деятельности, по крайней мере, в основных промежуточных пунктах и конечной цели.

Из специальных умений для внешнего выражения качеств человека могут иметь значение признаки, характеризующие степень овладения этими умениями, и выработанные, ставшие привычными, движения при осуществлении оп-

42

ределенных действий по подготовке, совершению или сокрытию преступного события. Особенно наглядны признаки умений ручного труда при изготовлении орудий и средств совершения преступления, спортивных умений. Например, владение приемами рукопашного боя, самбо, каратэ и др.

Внешние признаки специальных навыков могут проявляться лишь при осуществлении определенных действий, ведь навыки - это полностью автома - тизированные, инстинкте подобные компоненты умений, реализуемые на уровне бессознательного контроля. При автоматизации действия и движения пре- вращаются в навыки, а сливаясь в единый, целостно протекающий акт, - в уме- ния, при этом лишние, ненужные движения исчезают, а количество ошибочных резко падает. Особенно наглядны признаки владения инструментами, меха- низмами и аппаратурой, а также использования различных предметов - отмы- чек, игральных карт, трости и др.

Владение навыками может быть плохим, средним, хорошим, и рассматривать его надо с позиции определенной профессии, при необходимости используя знания специалиста или специальную литературу. В результате координации навыков, их объединения в системы с помощью действий, которые находятся под сознательным контролем, образуются умения. Через регуляцию таких действий осуществляется оптимальное управление умениями. Оно состоит в том, чтобы обеспечить безошибочность и гибкость выполнения действия или движения.

Действия, совершаемые человеком в связи с удовлетворением каких-либо потребностей (включая и бытовые) автоматически, называют привычками. Привычка - это свойство субъегга, позволяющее ему выполнять действия или движения механически, не имея при этом сознательной цели или явно выра- женного продуктивного задержания. Привычка может в определенной степени сознательно контролироваться. Сформировавшийся у определенного лица сте- реотип привычных движений является, как правило, устойчивым идентифика-

ционным комплексом, позволяющим решать не только вопросы отождествления человека, но и диагностические задачи.

Преступная деятельность во многом обусловлена особенностями психо- логических свойств личности преступника (тип нервной системы, темперамент и т.д.).Они накладывают свой особый «отпечаток» на действия и поступки ви- новного, на внешний облик, манеру держать себя или одеваться и т.д. Тем не менее, как свидетельствует практика, теоретические исследования психологи- ческих особенностей виновного не совсем полно освещают картину преступной деятельности.

Например, выбор способа непосредственного совершения преступления нередко осуществляется не только с учетом психологических свойств преступ- ника, но и его психической специфики.

Совершение определенного действия субъектом обусловливается как внешней ситуацией, так и установками субъекта, одна из которых на уровне сознания превращается в умысел. Эти установки аккумулируют прошлый жизненный опыт субъекта, являются результатом его воспитания, влияния езмьи, определенной социальной группы или ее лидера и т.п. В большинстве случаев катализатором, активизирующим преступную установку, является алкоголь, ко- торый усиливает проявление агрессии и «утяжеляет» ее. Агрессивные действия в основном проявляются в угрозах, нанесении побоев, избиении жертвы при разбойных нападениях и т.д.. Соответствующим лицам, как показывает анализ практики, была присуща жестокость, ранее проявлявшаяся в обращении с жи- вотными, детьми, престарелыми - женщинами и мужчинами.

Как показали наши исследования, на характер действий преступника влияет его нервное напряжение. Эмоции, т.е. переживание человеком своего личного отношения к реальной действительности, выражаются у преступника в виде ярости или страха. Особенностями эмоций является их непосредственная связь с потребностями. Пока потребность человека не удовлетворена, преступник не может быть удовлетворенным своей деятельностью, а это в свок оче-

44

редь приводит к изменению характера действий. Высшим эмоциональным пе- реживанием. протекающим с большой, резко выраженной интенсивностью, яв- ляется аффект. Он захватывает личность преступника целиком, его ум, чувства и волю. В этой ситуации он может совершать различные, порой необдуманные, действия.

б) Способ совершения преступления в механизме преступления.

В системе «преступная деятельность» основной подсистемой является способ совершения преступления. Сведения о способе совершения преступления содержат большой объем криминалистически значимой информации о пре- ступном событии и его участниках, позволяющей сориентироваться в сути происшедшего и наметить оптимальные методы раскрытия и расследования со- вершенного преступления, так как выявление способа совершения преступле- ния позволяет следователю сформировать модель механизма преступного со- бытия. легче и быстрее изобличить преступника, разыскать похищенное иму- щество. выяснить все иные существенные для расследования дела обстоятель- ства.

Это объясняется тем, что способ совершения преступления не может из- бираться преступником произвольно. Он детерминирован обстановкой, где планируется совершение преступления, непосредственным предметом (объек- том) посягательства, используемыми виновным орудиями и средствами, при- влеченными к участию в преступном событии лицами, без которых совершение преступных действий невозможно либо затруднительно и свойствами личности самого преступника.

В юридической литературе существуют различные определения способов совершения преступления, их содержания, с учетом проблематики диссертаци- онного исследования, и классификации.1

1 - Белкин Р.С. = Курс советской криминалистики = М., 1979 г.. т.З, с. 183-192. Он же. Кри- миналистическая энциклопедия. М., 1998; Зуйков Г.Г. = Установления способа совершения преступления = М., 1970 г., с.6-16; Лузгин И.М., Лавров СП. - Сокрытие преступления и его криминалистическое значение М., 1980 г., с.6-21; Белкин А.Р. Криминалистические класси- фикации М.. 2000. с.21, 54 и др.

Наиболее предпочтительной является концепция Г.Г.Зуйкова, который криминалистическое понятие способа совершения преступления определил как «систему взаимообусловленных подвижно детерминированных действий, на- правляемых на подготовку, совершение и сокрытие преступления, связанных с использованием соответствующих орудий и средств, а также времени, места и других способствующих обстоятельств, объективной обстановки совершения преступления.»1 Преступная деятельность, как динамическая система, включает в себя следующие компоненты:

  • действия виновных по подготовке преступления;
  • действия виновных по непосредствен ному совершению преступления - реа- лизация преступного замысла;
  • действия виновных по сокрытию последствий преступления.
  • Не вызывает сомнения взаимосвязь способа совершения и способа сокрытия преступления, проявляющаяся в том, что сокрытие является составной частью способа совершения преступления. При этом нужно отметить, что действия по сокрытию могут носить самостоятельный характер и не входить в структуру способа преступления. Например, действия по сокрытию следов квартирной кражи, грабежа или разбоя с проникновением в жилище граждан, выполненные не преступником, а иными лицами - без предварительной договоренности с ними. Такие действия выходят за рамки полноструктурного способа преступления. Они могут иметь место после реализации способа преступления, включающего в себя и приемы сокрытия, если ранее принятые меры по сокрытию оказались неэффективными и возникла угроза разоблачения.

При совершении преступлений против чужой собственности подготовительные действия как по изучению личности будущей жертвы, его жилища и предмета посягательства, так и по подготовке средств маскировки внешности соучастников и своей подчинены главной для виновного цели - достижению преступного результата. Эти действия обычно предшествуют изъятию из квар -

I - Зуйков Г.Г. = Установление способа совершения преступления = М., 1970 г., с.15-16

46

тиры потерпевшего, например, ценностей, вещей, денежных средств, ценных бумаг, изделий из меха и т.д.. Здесь приемы сокрытия входят в комплексное полноструктурное понятие «способ совершения преступления» как обязатель- ный элемент.

Совершаемые преступником или его соучастником различные операции могут относиться к приготовлению, совершению или сокрытию преступления и преследовать как общие, так и частные цели. Они, как правило, не отделены четкими границами друг от друга. В частности, выполнение подготовительных действий является признаком предумышленного преступления, особенно если они отстают по времени от собственно события преступления, носят сложный характер, подробно разработаны и замаскированы. Так, подготовка к разбойно- му нападению, как и к другим преступлениям против собственности, организо- ванная преступная группа П. связывала с комплексом действий по изучению места и других условий обстановки (подъезд дорог к намечаемому месту со- вершения преступлений и маршрут удаления коротким путем от этого места), где планировалось непосредственное совершение преступления (17,8% случа- ев). При этом заранее определялись место укрытия (3,3% случаев) и пути сбыта похищенного имущества (9,6% случаев), а также достигалась предварительная договоренность с будущим приобретателем похищенных ценностей (8,5% слу- чаев).В этом заключаегся отличие предумышленного преступления от ситуаци- онного, которое совершается по внезапно возникшему умыслу.

Вместе с тем надо отличать ситуацию, от случая, когда в подготовку входит поиск благоприятной обстановки для разбойного нападения на жертву или совершения грабежа. С этой целью преступник может ходить по неосвещенным переулкам города, караулить жертву в выбранном для этого месте, посещать пивные бары или всевозможные питейные заведения и др.

Исследования, проведенные диссертантом, показывают - когда для совершения того или иного преступления против собственности используются всевозможные документы (как показали наши исследования, такие случаи

47

встречаются крайне редко), то в них вносятся ложные сведения или они полно- стью подделываются виновным (0,1% случаев). В 3,6% случаев преступник знакомится с будущей жертвой сам или через наводчика.

Цель сближения с жертвой, вступления с нею в психологический контакт - создание ситуации, удобной для совершения непосредственно преступных действий либо использование уже имеющихся. Форма вступления в психологи- ческий контакт зависит от свойств и качеств виновного и жертвы. Преступником или его соучастниками изучаются, а затем учитываются свойства и качества жертвы (физическое развитие, коммуникативность, возраст и т.п.). Сбор и анализ необходимых сведений преступником или его соучастниками произво- дятся путем личного наблюдения, опроса знающих будущего потерпевшего лиц, а иногда и знакомства с будущей жертвой.

Действия по сокрытию могут совпадать по времени с подготовкой к нему, когда преступник заранее, еще до изъятия у жертвы ценностей, применяет приемы сокрытия, но могут быть и отделены от изъятия определенным периодом времени. Так, в 6,2% случаев преступником готовятся средства сокрытия своей внешности и запаха (очки, маски, вещества, нейтрализующие запах, перчатки); в 3% случаев видоизменялись участки тела виновного, а в 2,8% - па стадии подготовки к совершению преступления преступником или его помощниками осуществлялась подготовка к инсценировке места происшествия (имитировались материальные следы, действия, подделывались предметы бу- дущего посягательства и т.п.). На стадии подготовки к преступлению преступ- ник и его соучастники в 7,6% случаев готовили алиби, «своих» свидетелей и т.д.

Поэтому анализ этих подготовительных действий позволяет конкретизировать научно-методические рекомендации по раскрытию и расследованию преступлений. Осуществлению подготовительных к преступлению действий обычно предшествует принягие преступником решения о его совершении. На этой стадии преступник определяет, что можно похитить ( личное имущество,

48

денежные средства, изделия из драгоценных металлов или иное ), планирует и нередко осуществляет действия по сокрытию следов будущего преступления, а также решает другие частные задачи. На стадии подготовки устанавливаются достаточно длительные по времени контакты с соучастниками для планирования преступления, распределения ролей и других мероприятий (23% случаев) и будущими приобретателями похищенного (8,5 % случаев). Будущая преступная деятельность на этом этапе определяется целью и предметом преступного посягательства, а также составом преступной группы и ролью каждого члена.

При организации преступной группы, по наблюдениям диссертанта, в практике которого преобладали преступления такого рода, согласуются конкретные действия каждого участника будущего преступления (23% случаев), устанавливается определенный контакт с неосведомленными в замыслах преступников для возможного их использования в преступлении. Затем следует стадия непосредственного совершения преступления - реализации преступного умысла, изъятие различными приемами ценностей. Эта стадия наиболее «насыщена» преступными действиями по проникновению в жилище или иное хранилище, оказанием насилия в отношении жертвы, отысканию искомых предметов и их изъятии, уходу с места происшествия и выносу похищенного в целях последующего распоряжения им. При совершении разбойного нападения или грабежа и изъятии ценностей в 10% случаев жертва оказывала сопротивление преступнику.

Так, по одному из преступлений пятеро преступников из организованной преступной группы по предварительному сговору с целью кражи автомашины «КАМАЗ» приехали в с.Московское Изобильненского района Ставропольского края, где возле дома № 3 по ул.Садовой обнаружили автомашину «КАМАЗ» и попытались ее украсть. Двое из них вскрыли двери автомашины, завели ее и стали отъезжать от дома, но машина заглохла. В это время на шум из дома вышел водитель Лосенков, которому была вверена по работе данная автомашина и потребовал возврата автомашины. Заметив Лосенкова, находившиеся в кабине

49

выскочили из автомашины и побежали к лесополосе, водитель побежал за ними, затем вернулся. После чего четверо из пяти преступников подошли к машине, около которой стоял Лосенков и с целью завладения автомашиной «КАМАЗ» стали угрожать последнему, что они применят к нему насилие, опасное для жизни и здоровья, и заявили, что взорвут его дом. Лосенков, увидев вооруженных палками людей, реально воспринял угрозу и спрятался у себя дома, после чего преступники похитили автомашину и скрылись. В результате преступление начатое как кража переросло в разбойное нападение.1 Подав- ление сопротивления жертвы виновными осуществлялось, как видно из приме- ра, различными средствами и приемами.

К типичным приемам и средствам, выявленным и сгруппированным нами, можно отнести:

  • угрозы, демонстрацию оружия или предмет, его заменяющего;
  • демонстрацию преступником физической силы;
  • использование «мрачных» особенностей места и обстановки, выбранных для совершения непосредственного нападения;
  • физическое насилие - нанесение ударов, причинение ранений; использование различных орудий и средств преступления (огнестрельное 62 %, холодное 24 %, подручное 16 %).”
  • Эти приемы и средства направлены на дезорганизацию потерпевшего, блокирование его возможностей к сопротивлению, а если сопротивление имеет
  1. Архивный материал Шпаковского районного суда Ставропольского края за 1998 г.
  2. По данным А.А.Протасевича огнестрельное оружие при нападениях корыстного характе- ра совершается в 60% преступлениях (см.: Протасевич А.А. Проблемы предмета и средств раскрытия серийных преступлений, сопряженных с насилием. Автореф…. докт. дис. Воро- неж, 1999, с.17.). Подробнее по этому вопросу см. также - Прилуцкий Г.Ю. Взаимодействие органа предварительного следствия и дознания в борьбе с корыстно-насильственными пре- ступлениями (правовая, организационные и тактико-методические аспекты) научно- практическое пособие. Краснодар, 2000.

место, то на приведение жертвы в беспомощное, покорное состояние. Их при- менение оставляет всевозможные повреждения на теле жертвы, которые с це- лью подавления сопротивления могут наноситься виновным как руками, так и орудиями. Оружие (огнестрельное, холодное), колющие или режущие орудия, которые не подпадают под признаки холодного оружия, удавки использовались с целью угрозы либо с их помощью наносились удары, надрезы, уколы п т.п.. Необходимо отметить, что в период осуществления запланированного преступ- ления виновными с учетом изменившейся обстановки или других обстоятельств нередко совершаются иные, ранее незапланированные преступные действия, которые тем или иным образом связаны с совершаемым преступлением, но в ходе расследования квалифицируются следователем по другим статьям уголовного законодательства.

На стадии изъятия предметов и ценностей, являющихся предметом завладения ( по нашим исследованиям - это 70% случаев) и денежных средств (30% случаев) большое значение имеет способ доступа, изъятия, выноса и реализации похищенного. Нередко раскрытие и расследование преступлений против собственности начинается с выявления факта сбыта или использования похи- щенного. Особое место в действиях виновного при реализации преступного умысла занимают действия по проникновению в хранилище ( по подходу к месту будущего грабежа или разбойного нападения и изъятию ценностей и де- нежных средств). Если предметом преступления являются денежные средства, преступники хранят их дома или расходуют, а в тех случаях, когда предметом хищения являются различные ценности, представляющие непосредственный потребительский интерес, хранят в специально оборудованных местах или ис- пользуют в личных целях, а также продают или дарят.

Наконец, важная стадия преступления - его сокрытие. Вопросам изучения этого элемента криминалистической характеристики уделяли внимание многие криминалисты (В.Н.Карагодин, И.А.Николайчук.А.А.Протасевич и др.). Здесь нельзя не согласиться, в частности, с И.А.Николайчуком, который, опре-

делив средства реализации целей сокрытия преступления, объекты и субъекты сокрытия, пришел к выводу, что «способ сокрытия преступления - это детер- минируемая объективными и субъективными факторами система действий (бездействие), направленных на воспрепятствование получению субъектом до- казывания значимой для установления истины по делу информации, ее искаже ние или уничтожение».

Анализ этих источников, другой специальной литературы, а также обобщение следственной практики позволили диссертанту сделать вывод о том, что приемы, к которым прибегают преступники для сокрытия преступных событий рассматриваемой категории уголовных дел, разнообразны, однако их использо- вание преследует, по нашему мнению, чаще всего следующие цели:

а) сокрытие следов, образовавшихся в результате проникновения в помещение, поиска и изъятия ценностей или денежных средств, а также ухода с места про исшествия ;

б) сокрытие похищенного имущества и последствий владения, распоряжения и пользования им;

в) принятие мер по противодействию поиску, осуществляемому потерпевшим и другими лицами, сочувствующими ему (разоблачение);

г) принятие мер противодействия установлению истины в целом ( например, использование приемов сокрытия похищенных денежных средств и ценностей. добытых в результате преступления).

Наиболее распространенными из них, как показано проведенное нами ис- следование, является:

  1. Николайчук И.А. Сокрытие преступлений как форма противодействия расследования. Ав-торефер. докт.дис. Воронеж, 2000. с. 18. Подробнее по этому вопросу см. гакже: Карагодин В.Н. Основы криминалистического учения о преодолении и противодействия расследования. Автореф. докт.дис. Екатеринбург, 1992; Протасевич А.А. Проблемы предмета и средств раскрытия серийных преступлений, сопряженных с насилием. Автореф. докт. дис. Воронеж, 1999.
  • сокрытие ценностей в тайниках или специально приспособленных хранили- щах (13,8% случаев);
  • передача другим лицам для хранения или реализации (19,4% случаев);
  • «отмывание» денежных средств, полученных преступным путем, через «легальные» учреждения;
  • уничтожение хранилища путем поджога (чтобы исключить возможность вы- явления факта изъятия денежных средств и ценностей из хранилища, преступ- ники прибегают к специфическом}’ для данного рода преступлений способу со- крытия следов, образовавшихся на месте происшествия).
  • Чтобы направить следствие по ложному пути, преступники инсценируют другое преступление (0,9% случаев) или внешние признаки иного события, например, несчастного случая (1,9%), а также имитируют иные следы (0,7% случаев) и т.д.

Когда требуется быстро скрыть следы преступления (как правило, это делают преступники - гастролеры), похищенное сбывается в местах наибольшего скопления людей ( на рынках крупных городов). Там за небольшие суммы похищенные ценности или имущество продаются преступниками посторонним лицам. Реже похищенное передается знакомым или скупщикам краденого для будущей его реализации. Действия по сокрытию последствий преступления могут указывать на отношение виновного и жертвы, уровень интеллекта пре- ступника или его преступную квалификацию.

Изложенное выше позволяет автору сделать следующие выводы:

а) способ совершения преступления является подсистемой преступной дея тельности (особенно групповой) и в этом качестве входит в механизм преступ ления;

б) способ совершения преступления иногда включается в механизм преступле ния, но не тождествен ему.

Способ характеризует лишь образ (систему) действий преступника, а именно:

в) способ преступления раскрывает не «технологическую», а качественную сторону криминального события;

Эта система описывает пространственно - временной и причинно - следственный порядок связи отдельных стадий подготовки, непосредственного совершения и сокрытия последствий преступления, позволяющих смоделировать, воссоздать картину процесса его совершения;

г) способ совершения преступления характеризуется разнообразными как не преступными, так и преступными, зачастую продолжительными действиями виновного по подготовке, непосредственном}’ совершению и сокрытию престу пления, оставляющими определенные материальные и интеллектуальные сле ды;

д) способ преступления в криминалистическом смысле можно определить как обусловленную различными объективными и субъективными факторами сис тему продуманных и взаимосвязанных действий преступника по подготовке, непосредственному совершению и сокрытию преступления, направленных на достижение преступного результата.

Следует отметить, что в неосторожных преступлениях способа в общепринятом смысле нет, а механизм неосторожного преступления есть. Этот механизм включает действия (бездействия), которые сами по себе ненреступны, но вызывают в итоге преступный результат.

в) Средства совершения преступления.

Субъект, реализуя преступные цели, не может воплотить в жизнь свои замыслы, намерения, не вступая в процесс взаимодействия с объектами и предметами окружающего его мира. В этот процесс он вовлекает отдельные элементы окружающей его среды, которые затем сознательно и целеустремленно пре- образуются (или нет) и используются для достижения преступного результата. В качестве средств здесь могут выступать различные вещества, инструменты, орудия и иные предметы, которыми он пользуется, выполняя определенные действия, операции или движения. На месте происшествия следователь может

найти такие средства, которые позволят при расследовании совершенного пре- ступления сделать предположительный вывод о профессии преступника. Так, например, обнаружение на месте происшествия какого-либо столярного или слесарного инструмента является основанием для предположения, что среди участников преступного события могли быть, соответственно, столяр, плотник или слесарь.

О совершении преступления общеопасным способом может свидетельствовать характер орудия (под орудиями преступления в уголовном процессе по- нимаются предметы, непосредственно использованные при посягательстве в целях достижения преступного результата: например, холодное или огне- стрельное оружие, боеприпасы, орудия взлома и поджога, инструменты, под- ложные документы и др.)1

Анализ специальной литературы показывает, что ряд авторов необоснованно отождествляет такие понятия, как «средства совершения преступления» и «орудия преступления». На наш взгляд, первое - более широкое понятие и охватывает не только предметы и вещества, но и процессы, которые могут ис- пользоваться для воздействия на участников преступного события и предмет посягательства, второе - более узкое понятие.

Преступник при подготовке к преступлению определяет способ своих действий и для их облегчения подготавливает, приспосабливает различные инструменты, орудия, вещества и иные средства. Поэтому в криминалистике орудия и иные средства совершения преступления должны рассматриваться в связи с установлением способа подготовки, совершения и сокрытия преступления. Так, например, для реализации преступного замысла виновный заранее подготавливает рюкзаки или мешки, рукавицы, перчатки, веревки, фонарики. пилы по металлу и ножовочные полотна, различные столярно-слесарные инст -

1 - Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Феде- рации). М.: Спарк, 1997 г.

рументы как промышленного образца, так и специально изготовленные для со- вершения взломов, предметы для изменения внешности, специальные порошки или табак для устранения запаховых следов и т.д.. Для перевозки похищенных ценностей, громоздких предметов и вещей преступник использует личный или угнанный автотранспорт. Использование преступником определенных орудий или иных средств свидетельствует о наличии у него профессиональных знаний и навыков, а также о возможности их изготовить в определенных условиях, приспособить или приобрести в определенном месте. Таким образом, можно сделать вывод, что средства совершения преступления - это любые материаль- ные вещества и предметы, которые используются при совершении преступле- ния, а также психические и иные процессы, которые могут использоваться для воздействия на предмет посягательства, потерпевшего, других участников пре- ступного события для достижения ожидаемого преступного результата (на- пример, радиация, электрический ток, парализующий газ и т.д.). Такие средства подразделяются на несколько больших групп:

а) оружие и боеприпасы, вещества, различные взрывные устройства, докумен ты, источники повышенной опасности (транспорт, если он используется для достижения преступного результата);

б) процессы, осуществляемые или используемые при совершении преступле ний;

в) иные. Заметим, что эти группы средств виновными применяются не во всех случаях.

По исследованным нами уголовным делам видно, что в 33% случаев пре- ступники использовали при подготовке или непосредственном совершении преступления различные средства как физического, так и психического воздей- ствия в отношении потерпевших и иных лиц, могущих изобличить виновных.

Это говорит о том, что виновные, если использовали оружие, документы или иные технические средства, то избирательно. И там, где они их использовали, преступления признавались квалифицированными, а сами средства опре-

деляли качественное своеобразие исполнения преступного деяния.

Общим для всех возможных приготовительных действий является то, что приискание и приспособление средств для облегчения задуманного создают различную степень реальности совершения преступного деяния, способствуют его совершению, содержат реальную возможность наступления преступного результата. Например, изготовленный или приобретенный набор отмычек, при помощи которых виновный намеревался проникнуть в квартиру для совершения хищения антиквариата или ценных предметов, является одним из необходимых условий совершения квартирной кражи, так как без их помощи кража не может быть совершена.

Параллельно с подготовительными действиями преступниками изучается личность будущей жертвы (при совершении грабежа или разбоя на жилища граждан): время ее работы и отдыха, места частого посещения и их особенно- сти, режим дня и т.д.

В таких ситуациях в качестве средств совершения преступления виновными чаще всего используются:

  • природный газ (используется в быту);
  • ядовитые вещества, которые оказывают отравляющее воздействие на орга- низм человека при употреблении в малых дозах (мышьяк, сулема, цианистый калий и др.);
  • сильнодействующие вещества, которые могут причинить вред здоровью че- ловека при употреблении в малых дозах (обезболивающие, снотворные и дру- гие лекарственные препараты).
  • В некоторых случаях, как показывает нам опыт расследования преступлений, использовались иные средства совершения преступления: в частности физические явления - температура, электрический ток, радиация и др.

Так, по ряду уголовных дел вымогатели для пыток жертвы использовали утюг, кипятильник и даже оголенный электрический провод и т.д..

В качестве средств совершения преступления преступниками могут ис-

пользоваться действие сил и явлений природы: горение (огонь), обвал и др. Учитывая особенности Северо-Кавказского региона, преступники используют обвал при подготовке к преступлению, когда необходимо прекратить движение автомашины, где находится будущая жертва разбойного нападения, при непо- средственном совершении и сокрытии самого преступления или его последст- вий.

Необходимо иметь в виду, что в механизме преступления отдельные предметы материального мира могут при совершении одних преступлений быть предметом посягательства, а при совершении других - средством совершения преступления. Например, при подделке документов они являются предметом преступления , а при их использовании выступает в качестве средств совершения преступления.

Предметы посягательства, как свидетельствует изучение следственной практики, в ряде случаев могут приобретать другое «правовое состояние». Так. по одному из уголовных дел виновный в момент угона автомашины со стоянки обнаруживает «слежку» со стороны сотрудника милиции и, чтобы скрыться. наезжает на него, наносит тяжкий вред здоровью и скрывается. В этом случае автомобиль во время совершения кражи являлся предметом посягательства, а когда преступник использовал его для нанесения увечья работнику миллции, «перешел» в состояние средства совершения преступления.

В связи с изложенным можно прийти к выводу: средства совершения преступления находятся в тесной взаимосвязи с предметом преступного пося- гательства. Установление следователем средств совершения преступления по- зволяет ему сделать обоснованное предположение о направленности действий виновного и потерпевшего, о предмете посягательств и т.д. Средства соверше- ния преступления обусловливают способ реализации преступных и иных дей- ствий как прямых, так и косвенных участников преступного события. Их при- менение с одной стороны создает условия, облегчающие субъекту осуществле- ние преступного умысла и достижение задуманной цели, а с другой - условия, корректирующие действия других участников преступного события.

В большинстве исследованных нами уголовных дел выбор способа непос-

редственного совершения преступления жестко детерминировался количест- венными и качественными характеристиками средств совершения преступления. Таким образом, средства совершения преступления находятся в тесной связи с обстановкой преступного события. Объективные условия, факторы обстановки влияют на выбор преступником тех или иных средств и орудий. В 2% случаев на выбор средств совершения преступления повлияло изменение обстановки, а в 0,15% случаев средство совершения преступления в связи е изменением обстановки использовалось виновным как средство обороны от нападения.

1.3 МЕХАНИЗМ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНИЗОВАННОЙ

ПРЕСТУПНОЙ ГРУППЫ (СООБЩЕСТВА).

а) Организованная преступность и деятельность преступных групп (сообществ).

Анализ специальной литературы и обобщение следственной практики показывают, что в современных условиях грабежи и разбои совершаются уже не «одиночками», а преступными группами (сообществами), что накладывает свой отпечаток на формирование научных рекомендаций и специфику их реа- лизации в практике борьбы с преступностью. В этой связи научные положения и рекомендации авторов, разработанные примерно 10 лет назад уже не удовле- творяют запросы работников правоохранительных органов. Предпринятое нами диссертационное исследование позволяет несколько иначе взглянуть на столь важную в социальном плане проблему.

Преступность, а особенно ее новая разновидность - организованная, стала одной из серьезных проблем нашего общества. Криминальная обстановка в стране значительно обострилась за счет организованной преступности. Она приобрела ярко выраженную корыстно-насильственную направленность. Более того, хищения путем разбоя, грабежа, кражи достигли уровня двух третей от общего количества совершенных преступлений.1 Преступная деятельность для значительного числа лиц превратилась в основной источник существования. Возвратились уголовные традиции и обычаи. Масштабы деятельности отдсль -

1 - Статистические данные ГИЦ МВД по Российской Федерации за 1995 - 1999 г.г.

59

ных преступников, групп лиц по предварительному сговору, организованных групп или преступных сообществ (преступных организаций) значительны.

Если брать криминологический аспект организованной преступности, то в результате анализа криминальной статистики можно прийти к следующему выводу: из общего числа преступлений группами совершено примерно 20%.

Этот вывод можно проиллюстрировать следующими фактами и цифрами:

? в 1992 г. по предварительному сговору лиц совершено 259, 6 тыс. преступ- лений ( из раскрытых правоохранительными органами); ? ? в 1993 г. совершено 355,6 тыс. таких преступлений ; ? ? в 1994 г. совершено 349.4 тыс. преступлений , в том числе организованными группами - 7,7 тыс. преступлений; ? ?t* в 1995 г. совершено 349,4 тыс. преступлений, в том числе организованными группами - 23,8 тыс. преступлений;

? в 1996 г. совершено 345,3 тыс. преступлений, в том числе организованными группами - 26,4 тыс. преступлений;

t в 1997 г. совершено 259,9 тыс. преступлений, в том числе организованными

группами - 28,5 тыс. преступлений:

?> в 1998 г. совершено 262,1 тыс. преступлений, в том числе организованными

группами - 25,8 тыс. преступлений;

?> в 1999 г. совершено 373,1 тыс. преступлений, в том числе организованными

группами - 32,8 тыс. преступлений.1

Преступная деятельность отдельных организованных ipynn или сообществ отличается особым цинизмом и жестокостью. Для достижения преступной цели виновные убивают людей, вставших на защиту собственности, причиняют им тяжкие телесные повреждения, применяют жестокие пытки, чтобы «вырвать» у жертвы признание о месте хранения ценностей, совершают сопутствующие этому тяжкие преступления: изнасилование женщин и девочек, похищение детей, убийство свидетелей и т.д.

1 - Статистические данные ГИЦ МВД РФ за 1992 -1999 г.г.

60

Так, при расследовании уголовных дел по факту совершения разбойных нападений на домовладения граждан в Андроповском и Минераловодском рай- онах Ставропольского края было установлено, что преступники но наводке од- ного из жителей этих районов совершили серию преступлений данного вида.

По предварительному сговору организованная группа Д., состоявшая из 10 человек, разбившись на подгруппы, совершала разбойные нападения на гра- ждан , которые занимались продажей водки без акцизных марок на дому.

По одной из наводок преступная группа совершила в 23 часа ночи разбой на гр.Н. проживающую в с. С алуно-Дмитрове ком Андроповского района. Пре- ступники позвонили в квартиру, где проживала гр.Н., связали се и спящего мужа. Затем открыто, угрожая оружием потерпевшей, потребовали деньги, зо- лотые изделия и ценности. Однако Н. первоначально не хотела отдавать свое имущество, тогда преступники подожгли на ее теле бюстгальтер, от чего она потеряла сознание, и нападавшие стали ее поочередно насиловать, требуя вы- дачи денег и ценностей. Придя в сознание, Н. указала место хранения денег и ценностей, после чего преступники открыто их изъяли, вышли бесшумно из квартиры и скрылись. В ходе раскрытия данного преступления преступники были установлены, изобличены в совершении ряда разбойных нападений по наводке в населенных пунктах Андроповского и Минераловодского районов.

При предварительном расследовании установлено, что организованная преступная группа Д. совершила 12 разбойных нападений на домовладения граждан в населенных пунктах Андроповского района и 18 в населенных пунк- тах Минераловодского района.1

Анализ следственной практики и результатов исследований по Севсро- Кавказкому региону позволил выделить ряд существенных признаков органи- зованной преступной деятельности - как качественно нового уровня групповой профессиональной преступности.

Анализ специальной литературы и следственной практики позволяет сде-

1- Архивный материал суда Андроповского района, за 1998 г.

61

лать определенные выводы. Преступным сообществам (преступным организа- циям) присущи основные признаки:

  • наличие четкой, устойчивой организационной структуры, рассчитанной на проведение систематической преступной деятельности;
  • наличие жесткой системы непререкаемого подчинения и разделения ролей и функций;
  • определение в качестве основной цели совершение не одного, а нескольких, порой сложных по подготовке и непосредственному совершению, преступле- ний;
  • наличие факта сращивания руководителей преступных формирований с ру- ководством некоторых правоохранительных органов и государственного аппа- рата.
  • К дополнительным признакам преступного сообщества, по нашему мнению, можно отнести: ?> наличие в группе лиц, осуществляющих:

  • разведку в правоохранительных органах для своевременного информирова ния лидеров преступных групп о предпринимаемых действиях этих органов;

задания руководителей групп по ликвидации свидетелей, потерпевших, со- трудников правоохранительных органов, ведущих расследование дел;

  • юридическую консультацию по различным вопросам, связанным с дейст виями по противодействию расследованию и т.д;

? наличие тесной связи с отдельными коррумпированными представителями государственного аппарата или правоохранительных органов, могущих сущест- венно влиять на ход и результаты расследования; ? ? наличие связи со средствами массовой информации для создания ложного общественного мнения и т.д. ? Наши исследования показали, что расследование значительного количества уголовных дел по организованной преступной группе П. характеризовалось противодействием со стороны участников преступных событий.

62

Особенно четко просматривается запланированное и организованное противодействие расследованию, когда преступления совершаются организо- ванными группами или сообществами (преступными организациями). Выявле- ние, раскрытие и расследование преступлений, совершенных преступными группами или сообществами, прежде всего опирается на глубокое изучение ме- ханизмов совершенного преступного события и деятельности по противодейст- вию расследованию. Всестороннее изучение механизма преступлений, деятель- ности по противодействию расследованию, действий как прямых, так и косвен- ных участников преступного события явилось базой для дальнейшего исследо- вания ряда недостаточного разрешенных в юридической литературе вопросов, в том числе и вопроса о противодействии расследованию.

б) Криминалистическая сущность противодействия расследованию и его меха- низм.

Вопросы выявления способов совершения преступлений и деятельности по их сокрытию всегда привлекали внимание юристов (Г.Гросс, В.И. Батищев, О.Я. Баев, А.Р. Белкин. В,В. Трухачев, М.В. Субботина, И.А. Николайчук, Г.А.Зорин, В.Н. Карагодин, Р.С. Белкин и др.).

При этом в работах справедливо отмечается, что важную роль в системе деятельности организованных преступных групп занимает разработка и осуще- ствление мероприятий, направленных на сокрытие указанной деятельиосги. В целом же, под сокрытием преступлений принято понимать деятельность (без- действия), препятствующую получению достоверной информации о расследуе- мом событии либо путем искажения информации дезориентир\тощую орган расследования. Именно в операциях с доказательственной и ориентирующей информацией и заключается сущность сокрытия преступления. Основополага-

  1. См.: Николайчук И.А. Сокрытие преступлений как форма противодействия расследованию М. 2000. с. 34-35: Примерно такое же понимание сущности вопроса мы находим у В.В.Трухачева (Криминалистический аншхиз сокрытия преступной деятельности. Воронеж 2000.) и других авторов.

63

ющие работы указанных авторов сыграли огромную роль в развитии новых концептуальных направлений в науке. И все же часть вопросов требует некото- рого осмысления и дальнейших разработок практического плана.

Анализ практики расследования преступлений свидетельствует, что за последнее десятилетие вскрыты разнообразные приемы и методы заинтересо- ванного вмешательства в ход следствия со стороны различных лиц.

Эти приемы и методы, как правило, реализуются после выявления право- охранительными органами какого-либо эпизода преступной деятельности или всего преступления в процессе оперативно-розыскных, следственных или иных мероприятий в ходе начавшегося предварительного следствия. Практика вскрыла и причастность коррумпированных должностных лиц к массовым бес- порядкам, организации преследования, мести (вплоть до «заказных» убийств) в отношении людей, содействующих правоохранительным органам в выявлении, раскрытии и расследовании преступной деятельносги отдельных субъектов или групп лиц.

Среди признаков начала противодействия расследованию мы бы назвали следующие: ?> снижение преступной активности группы (сообщества);

? включение в действие механизма противодействия расследованию:

  • введение в действие денежного фонда преступной группы;
  • подключение к противодействию коррумпированных связей (должностных лиц, общественных и политических деятелей, депутатов различных дум и т.д.);
  • осуществление членами преступной группы действий по сопротивлению правоохранительной системе (убийства, подкуп, похищения близких и т.д.);
  • ? преследование или месть в отношении законопослушных граждан, изобли чающих членов преступной группировки;

? негативные публикации по поводу расследования какого-то уголовного дела в средствах массовой информации или в отношении лиц, осуществляющих данное расследование и т.д. В литературе описываются и иные обобщенные

64

формы противодействия: 1) политика устрашения граждан — носителей крими- налистически значимой информации; 2) использование коррупционного «при- крытия. ‘ Однако, предмет нашего исследования предполагает более подробное исследование криминалистической сущности противодействия расследованию, характерного , в частности, для Северо-Кавказского региона, где в настоящее время сложилась напряженная социально-экономическая обстановка, появи- лись значительное количество беженцев, переселенцев, а близость к району антитеррористических операций накладывает свой отпечаток на характер пре- ступлений.

Лица, объединившиеся в преступные группы, сообщества или формирования для совершения корыстно-насильственных преступлений привлекают ранее судимых преступников к сотрудничеству в целях обеспечения своей безо- пасности, для совершения «заказных преступлений» в отношении «нежела- тельных» свидетелей, потерпевших или работников правоохранительных орга- нов, активно ведущих расследование преступлений, совершенных или совер- шаемых вышеуказанными лицами, а также для иных репрессивных, охранных и разведывательных функций. На начальных стадиях своего развития преступные группы или сообщества с повышением вероятности выявления правоохра- нительными органами их преступной деятельности устанавливаю! связи с кор- румпированными должностными лицами различного уровня, которые в гаких случаях играют роль дополнительных гарантий безопасности и являются сред- ством уклонения от возможной уголовной ответственности.

1.Трухачев В.В. Криминалистический анализ сокрытия организованной преступности // Криминалистические средства и методы исследования преступлений. Вып. Ю.Воронеж, 1999. с. 130. (для библиографии - с, 129-143). Примерно такие же формы противодействия и способы его преодоления выделены В.Н.Карагодиньш Указ. автореферат (всего стр.46к А.А. Протасевичем (Проблемы предмета и средства раскрытия серийных преступлений, сопряженных с насилием. Авторсф. см. Николайчук И.А. Сокрытие преступлений как форма противодействия расследованию. М.. 2000.

65

Как показывает следственная практика, в последнее время, в том числе и в нашем регионе, все чаще вскрывается причастность коррумпированных должностных лиц к организации преследования добросовестных сотрудников правоохранительных органов, мести (вплоть до заказных убийств) в отношении людей, пытающихся разоблачить преступные сообщества.

Для глубокого исследования вопросов, связанных с умышленными действиями по противодействию расследованию, представляется целесообразным рассмотреть данную проблему на примере деятельности преступных сообществ (преступных организаций), которые попали в поле нашего зрения, но предвари- тельно отметим два обстоятельства.

Во-первых, преступные сообщества, как правило, включали в свою структуру отдельную группу лиц, осуществляющих наблюдение за деятельностью правоохранительных органов и делающих преступную группу более мобильной в получении необходимой информации, сопротивлении разоблачению и т.д.

Во-вторых, они имели в своей структуре группу, обеспечивающий) безо- пасность преступной деятельности, которая вырабатывала и реализовала сред- ства и методы противодействия деятельности контролирующих и ревизионных государственных, а также правоохранительных органов по выявлению, раскры- тию и расследованию преступлений, совершенных и совершаемых членами данного сообщества (формирования).

К таким средствам и методам, как показало исследование, относятся :

  • использование покровительственных отношений коррумпированных долж- ностных лиц;
  • дача взяток или «подарков» (имели место случаи взяток постоянного ежеме- сячного характера);
  • выполнение определенных услуг для этих лиц;
  • использование организацией легальной, законной деятельности и т.д.
  • Эти группы обеспечивались техникой, транспортными средствами, ав -

66

томатическим оружием иностранного производства, средствами связи с большим радиусом действия, аппаратурой, предназначенной для подслушивания и слежения и т.д.

Исходя из сказанного, можно говорить о наличии совокупной деятельности преступного сообщества (преступной организации), в рамках которой каждый ее член или группа, а также лица, привлекаемые «со стороны», выполняют определенные функции. Выявленная совокупность деятельности носила разноплановый характер и включала в себя не только преступную, но и иную противоправную организованную деятельность. На наш взгляд, ее можно обозначать как деятельность по противодействию расследованию.

На возникновение, развитие деятельности по противодействию расследованию воздействуют как субъективные (опосредованные) - обстановка психической аффектации людей; движение больших масс людей в ходе возникновения и уничтожения следов преступления и вещественных доказательств; создание средствами массовой информации ложного общественного мнения в отношении содержания уголовного дела и лиц, осуществляющих его расследование; психологическое давление коррумпированных должностных лиц; конспиративность деятельности членов преступных групп, реализации ими принципа взаимовыручки и т.п., так и объективные (непосредственные) - убийство важного свидетеля; уничтожение протоколов, вещественных доказательств или всего уголовного дела; побег из-под стражи обвиняемого; недостаток сил и средств в распоряжении правоохранительных органов, осуществляющих расследование, слабая правовая подготовка их сотрудников и т.п. факторы. И здесь можно заметить, что активные действия по противодействию расследованию в широком смысле представляет собой совокупность действий, направленных на воспрепятствование другим действиям - деятельности правоохранительных органов, имеющей целью достижение объективной истины по уголовному делу и осуществление правосудия.

Она может быть выражена в действиях различных лиц, направленных на

67

изменение состоянии объекта или информации о нем. В связи с совершением преступления противодействие расследованию сопряжено с искажением дейст- вительности, имевшей место в период подготовки, непосредственного совер- шения и сокрытия преступного события, умышленным созданием видимости другого события.

Противодействие расследованию нами рассматривается, с одной стороны, как активная деятельность, с другой - как пассивное социально опасное явление.

Оно может выражаться:

? во-первых, как система активных действий различных лиц, связанных с со- бытием преступления, препятствующих следователю или судье в достижении объективной истины по уголовному делу и осуществлении правосудия; ? ? во-вторых, как целенаправленное пассивное поведение лиц, являющихся но- сителями криминалистически значимой информации о событии преступления и его участниках, препятствующее осуществлению расследования и правосудия; ?> в-третьих, как система действий иных лиц, направленная на воспрепятство- вание достижению объективной истины по одному или нескольким уголовным делам и осуществления правосудия; ? ? в-четвертых, как система действий лиц, не являющихся прямыми участни- ками преступного события, но в силу определенных обстоятельств заинтересо- ванных в дезорганизации расследования и отрицательном исходе установления объективной истины по делу и т.д. ? Система действий по противодействию расследованию реализуется для того, чтобы оставить в тайне обстоятельства одного или несколько преступлений и скрыть источники криминалистически значимой информации о самом преступном событии и его участниках, а если это не удалось, то путем физиче- ского или иного воздействия на лиц, осуществляющих расследование или рас- смотрение дела в суде, дезорганизовать их работу, воспрепятствовать раскры- тию преступления и осуществлению правосудия и тем самым уйти от уголов -

68

ной ответственности.

Система таких действий, как показывает анализ опубликованной практики и наш опыт борьбы с преступностью, включает в себя:

  • угрозы возможной расправы ( иногда - реальная расправа) над следовате- лем, судьей или членами их семей;
  • угрозы или подкуп свидетелей или потерпевшего (порой их физическое ус- тарнение);
  • шантаж или распространение ложных, порочащих слухов;
  • организация негативных публикаций в печати, создание отрицательного об- щественного мнения и т.д.
  • Преступники, оставшиеся на свободе, организуют наблюдение за дея- тельностью правоохранительных органов, «анализируют» результаты допросов свидетелей или потерпевших с целью установить, что уже известно органам, ведущим расследование. Полученные сведения изучаются и используются для сокрытия преступления, определении линии поведения на следствии и в суде, подборе приемов воздействия на «заговорившего» соучастника, потерпевшего, «чрезмерно активного» следователя или судью. Очевидно, что здесь имеет ме- сто запланированное и организованное противодействие расследованию от- дельно взятого преступления или группы преступлений, совершенных группой лиц или сообществом. Члены преступных формирований воздействуют на дру- гих лиц через систему действий. Данный механизм включает несколько этапов, куда входят действия по изучению объекта будущего воздействия, подбору способов воздействия, их реализации, анализу полученных результатов, кор- ректировке действий и т.д.

Анализ специальной литературы и следственной практики по делам рас- сматриваемой категории свидетельствует, что механизм деятельности по про -

  1. Более подробно методологические вопросы действий (способов) сокрытия преступлений как форма противодействия установлению истины по уголовному делу см.: Николайчук И.А. Сокрытие преступлений … М., 2000. с.5-76

69

тиводействию расследованию складывается из поэтапных действий, которые можно объединить в ряд групп по следующим основаниям.

Первая группа - действия по сокрытию преступления. Среди них можно выделить такие как утаивание, уничтожение, маскировка или фальсификация следов преступления, причем воздействие преступника или иных лиц на мате- риальные следы является традиционным и распространенным способом проти- водействия раскрытию и расследованию преступлений.

Спектр приемов воздействия на материальные следы весьма широк и включает в себя целенаправленное перемещение материальных источников информации о преступлении и преступнике, их маскировку, уничтожение, а также сочетание этих приемов. Непосредственно после того как лицам, заинтересованным в сокрытии источников информации, стало известно, что правоохранительные органы все же обладают сведениями о совершении преступления, они принимают дополнительные меры по уничтожению, маскировке или фальси- фикации следов преступления, вещественных доказательств, создают ложную информацию о самом преступлении и его участниках. Анализируя суждения известных криминалистов (А.Н.Васильева, Н.Ш.Жордания, Г.Г.Зуйкова, Б.Н.Ковригиных, А.Н.Колесниченко, В.А.Овечкина, и др.), мы разделяем взгляды И.А.Николайчука о том, что в действиях по сокрытию преступлений при определенных условиях может существовать самостоятельный способ со- вершения преступления (подчеркнуто - В.Ж.).!

И все же, рассматривая способ совершения преступления как научную категорию, мы сознательно акцентируем внимание на таком элементе как «со- крытие преступления», под которым понимаем - действия, направленные на воспрепятствование расследованию путем утаивания, уничтожения, маскировки или фальсификации следов преступления и преступника либо их носителей.

Воспрепятствование заключается ( в активной или пассивной форме че- ловеческих поведенческих акгов) в недопущении включения соответствующей

  1. Ciw.: Николайчук И.А. Указ. раб. с.78.

70

информации в сферу уголовного судопроизводства, искажение се в процессе расследования уголовного дела.

Деятельность по противодействию расследованию может быть определена как система противоправных действий (бездействия), детерминированных объективными и субъективными факторами, направленными на дезорганизацию работы по раскрытию преступления, воспрепятствованию достижению объективной истины по уголовному делу и осуществлению правосудия и со- вершаемых различными лицами, заинтересованными в уклонении виновного от ответственности.

Противодействие расследованию всегда включает в себя несколько взаи- мосвязанных действий, причем по делам о преступлениях более тяжких число приемов, реализованных в рамках противодействия, больше, чем по делам о менее тяжких преступлениях. В таком соотношении находятся и количество лиц, осуществляющих действия по противодействию расследованию. Данные действия могут образовывать самостоятельную систему, на наш взгляд, не вхо- дящую в содержание способа сокрытия как элемента структуры способа со- вершения преступления, и являются разновидностью противоправной деятель- ности. Иными словами, сокрытие преступлений является разновидностью про- тиводействия расследованию, но не исчерпывает всего содержания противо- действия. Это подтверждается рядом обстоятельств, во-первых, по содержанию:

? способ совершения преступления и деятельность по противодействию рас- следованию различны по целям и их реализации; ? ? их реализация несколько «сдвинута» но времени; действия по противодейст- вию расследованию в основном совершается с момента поступления информа- ции в правоохранительные органы о совершении преступления, а способ сокрытия может быть реализован и на этапе подготовки; ? ? действия по сокрытию преступления могут осуществлять как прямые, так и косвенные участники преступного события; действия по противодействию рас- ?

71

следованию могут осуществлять вышеперечисленные и другие заинтересован -

ные в отрицательном результате расследования лица;

?> деятельность по противодействию расследованию - понятие более широкое,

чем сокрытие преступления; это социальное явление, которое может включать

и способ сокрытия;

?> способ сокрытия - это элемент способа совершения преступления, но в

рамках деятельности по противодействию могут осуществляться и действия по

сокрытию преступных последствий и т.д.;

во-вторых, по субъекту и форме проявления это следующие действия: ?> шантаж потерпевшего, свидетеля, другого подозреваемого или членов их семей; угрозы физической расправы; подкуп; причинение материального ущерба их имуществу; похищение близких им лиц с целью изменения уже данных показаний в пользу виновного; дачи ложных показаний или вообще отказ их давать;

?*? шантаж следователя, угроза физической расправы, причинения материального ущерба его имуществу; похищение близких ему лиц, его подкуп с целью фальсификации, уничтожения протоколов следственных действий, заключения эксперта или всего уголовного дела и др.

В-третьих, действия по объекту и целям воздействия - ликвидация «ненужных» свидетелей, потерпевших, отдельных подозреваемых, «активных» сотрудников правоохранительных органов или привлекаемых к расследованию специалистов.

В-четвертых, действия «косвенного» воздействия - создание ложного общественного мнения, подготовка ложных публикаций в средствах массовой информации и др.

В-пятых, иные криминальные действия - организация побегов, подготовка лжесвидетелей, уничтожение уголовного дела или его части и т.д.

В-шестых, комплекс мероприятий - шантаж прокурора, судьи или членов их семей, угрозы физической расправы; причинения материального ущерба имуществу; их подкуп; похищение близких им лиц с целью получения положи- тельного для обвиняемого результата и прекращения судебного разбирательст- ва.

Изучение уголовных дел о преступлениях против собственности показало, что относительно распространенными действиями по противодействию рас- следованию по исследованным делам являются:

  • дача ложных показаний подозреваемыми, обвиняемыми или изменение их содержания (15,2% случаев) или отказ от дачи показаний (1.5%);
  • уничтожение или укрытие вещественных доказательств (в основном средств совершения преступления, личной одежды - 8%) или похищенного имущества преступником (13,8%) или его соучастниками (19.2% случаев);
  • передача похищенного имущества на определенное время для хранения дру- гим лицам (19,4%);
  • выдвижение подозреваемым, обвиняемым ложного алиби (10,3%);
  • утаивание лицами, не являющимися участниками преступного события, све- дений о носителях криминалистически значимой информации о самом престу- плении и его участниках;
  • смена места жительства заподозренным, подозреваемым (11,3%), свидетелем и потерпевшим (0,1%);
  • неявка подозреваемого по вызову в органы расследования (14%).
  • К числу менее распространенных относятся следующие действия по про- тиводействию расследованию:

  • совершение иного правонарушения с целью отвлечь внимание правоохрани- тельных органов от непосредственного расследования (0,15% случаев):
  • симуляция преступником психического или иного заболевания (0,15%);
  • принуждение к даче ложных показаний свидетеля или потерпевшего за плату или под угрозой физической расправы (0,3%);

73

  • воздействие путем угрозы или подкупа на лиц, осуществляющих в силу своих функциональных обязанностей расследование (0,3%);
  • воздействие путем причинения материального ущерба имуществу лиц, осу- ществляющих расследование, или похищение близких им лиц (0.3%);
  • воздействие путем угрозы или подкупа свидетелей или потерпевшего с целью вынудить дать ложные показания (0,7%);
  • воздействие путем причинения материального ущерба имуществу свидетелей или потерпевшего или похищения близких им лиц с целью изменить или дать ложные показания (0,4%);
  • ликвидация потерпевшего, свидетеля или лица, проводящего расследование (0,1%);
  • уничтожение протоколов следственных действий, изъятых вещественных доказательств или заключений экспертов, а в отдельных случаях и всего уголовного дела (0,15%);
  • совершение побега из следственного изолятора или при конвоировании (0,3% случаев);
  • изменение внешности или отдельных частей тела (были выявлены такие действия как: уничтожение папилярных линий пальцев рук; отращивание бороды и усов; надевание специальной одежды и приспособлений для сокрытая лица; изменение лица гримировкой и т.п.) заподозренным или подозреваемым (0,15% случаев).1
  • фальсификация информации по уголовному делу лицом, проводящим рас- следование или выполняющим отдельное поручение следователя;
  • внесение ложной информации в свое заключение экспертом.
    1. Под заподозренным в криминалистике понимается лицо, в отношении которого имеются основания полагать, что оно совершило расследуемое преступление, причем эти основания могут быть и не предусмотрены ст. 122 УПК, Это категория чисто тактическая, а не процессуальная. Она имеет большое значение для выдвижения версий, планирования расследования, поисковых работ и определения тактики допроса соответствующих лиц в процессе установления истины по делу:

74

Таким образом, при изучении вопроса о сочетании действий по противо- действию расследованию нами были выявлены такие формы как:

  • подкуп представителя правоохранительных органов:
  • воздействие на потерпевшего или свидетелей;
  • «давление» со стороны коррумпированных руководителей;

  • уничтожение материальных следов;
  • быстрый выезд с места постоянного жительства;
  • изменение признаков внешности и т.д.
  • в) Субъекты противодействия расследованию.

Если субъектами сокрытия преступления являются члены организованных групп или преступных сообществ (преступных организаций) и крайне редко другие участники преступного события (потерпевший, свидетель), то круг субъектов деятельности по противодействию расследованию значительно шире. В него вовлекаются различные лица, порой не имеющие непосредственного отношения к расследуемому преступлению.

Среди субъектов осуществления тех или иных действий по противодействию расследованию, на наш взгляд, можно выделить несколько групп.

? Участники преступного события:

  • преступник и его соучастники:
  • потерпевший или свидетели;
  • иные косвенные, случайные участники преступного события.

Перечисленные лица, как правило, дают под воздействием или без такого ложные показания или отказываются их давать; уничтожают следы преступле- ния или вещественные доказательства, если в рамках сокрытия преступления эти действия не выполнены; выдвигают ложные алиби; не являются по вызову в органы предварительного расследования; меняют место жительства; скрыва- ются от следствия и суда; изменяют свою внешность; симулируют психическую или иную болезнь и т.п.

Лица, заинтересованные в отрицательном результате расследования.

75

Лица, заинтересованные в отрицательном результате расследования:

  • родственники, близкие или знакомые обвиняемого;
  • члены преступной группы или сообщества.
  • Действия таких лиц часто выражается в том, что они:

  • организовывают побег из-под стражи обвиняемому;
  • совершают другое преступление;
  • осуществляют ликвидацию потерпевшего, свидетеля или другого обвиняе- мого;
  • воздействуют путем угрозы или подкупа на этих лиц с целью вынудить дать ложные показания или изменить прежние;
  • организовывают уничтожение оставшихся следов преступления или вещест- венных доказательств;
  • дают ложные показания или организовывают лжесвидетельство;
  • физически удерживают потерпевшего или свидетеля от явки по вызову в ор- ганы расследования и тлг.

? Коррумпированные должностные лица правоохранительных органов и других государственных структур, могущие по своему служебному положению существенно влиять на ход и результаты расследования. Они, как правило, воз- действуют на лиц, осуществляющих расследование или выполняющих отдель- ные поручения, а также отправляющих правосудие, с целью изменить ход предварительного расследования или судебного заседания в пользу обвиняемо- го. ? ? Субъекты уголовного процесса, осуществляющие деятельность по выяв- лению, раскрытию и расследованию преступления, вынужденные в силу каких- то обстоятельств противодействовать расследованию: ? - лица, осуществляющие расследование или выполняющие отдельные пору чения следователя или лица, осуществляющие руководство или надзор за рас следованием;

  • лица, осуществляющие правосудие;

76

  • эксперты, специалисты и другие лица, привлекаемые следователем для ока - зания ему специализированной помощи.

Они, как правило, выполняют действия по блокированию возникновения и движения уголовного процесса:

  • отказываются принять заявление о преступлении либо укрывают его от ре- гистрации;
  • выносят необоснованное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, о приостановлении производства по уголовному делу ( по различным, не- редко надуманным основаниям, без изучения и учета мнения потерпевшего или свидетеля, а также специалиста), о прекращении производства по делу.
  • Ими умышленно допускаются нарушение УПК и правил производства следственных действий, в результате чего утрачиваются доказательства.

Они уклоняются от установления лица, совершившего преступление, чье имя известно или имеются данные о его местонахождении и т.п. 1 Адвокаты, которые иногда не только защищают своего подзащитного, но и активно противодействуют достижению объективной истины по делу. ? Иные лица, выполняющие действия «по заказу». Ими ликвидируются отдельные участники преступного события, вещественные доказательства, протоколы следственных действий или все уголовное дело и т.п.

Противодействуя расследованию совершенного преступного деяния, маскируя свое участие в нем или заинтересованность в отрицательном исходе рас- следования, названные субъекты, опираясь на благоприятные условия, исполь- зуют свои субъективные качества, жизненные навыки и умения, преступный опыт, служебное или материальное положение и т.д.

Деятельность по противодействию расследованию может осуществляться не одним лицом, а группой, в которую входят лица, обладающие специальными знаниями и опытом, могущие организовать наблюдение за деятельностью пра- воохранительных органов, имеющие возможность воздействовать на ход и ре- зультаты расследования и т.д. Эти вопросы рассматривались в рамках исследо-

77

ской техники, следственной тактики и частично в методике расследования от- дельных видов преступлений.1

Анализируя труды Р.С.Белкина, Г.Г.Зуйкова, В.П. Лаврова, И.М. Лузгина, В.А. Образцова, Н.П. Яблокова и др., можно сделать вывод, что противодействие расследованию как система действий является не элементом механизма преступления, а элементом преступной деятельности группы, сообщества или формирования.

В связи с существенным в последние годы ростом организованной пре- ступности, на наш взгляд (и это подтвердило наше исследование), можно гово- рить о деятельности по противодействию расследованию как о самостоятельной преступной деятельности определенного круга преступников, организации.

Механизм деятельности по противодействию расследованию отличен от механизма совершения преступления, но его изучение создает научные предпо- сылки для:

??? более глубокого и полного понимания сложного механизма преступления во всем его многообразии;

? выработки на основе познанных закономерностей и тенденций обоснованных рекомендаций по нейтрализации противодействия расследованию и т.д.

Анализируя и обобщая материалы уголовного дела и результаты опросов осужденных и следователей, а затем типизируя действия по противодействию расследованию, мы пришли к выводу о необходимости включения их как само- стоятельного элемента в криминалистическую характеристику определенного вида преступлений.

г) Направления деятельности правоохранительных органов по преодоле -

  1. См.; Например: Образцов В.А. Криминалистика: Курс лекций - М, 1996. с.307 - 331: Стоя- новский М.В., Трухачев В.В. Классификация способов сокрытия преступной деятельности // Криминалистические средства и методы исследования преступлений. Воронеж, 1999. с. 28-
  2. Карагодин В.Н. Основы криминалистического учения о преодолении противодействия расследованию. Автореф. докт. дис. Екатеринбург, 1992. с.23. и работы других авторов.

78

нию противодействия расследованию.

Деятельность по преодолению противодействия расследованию можно определить как систему действий, преследующих цель нейтрализовать сопро- тивление лиц, препятствующих правоохранительным органам, в достижении объективной истины по уголовному делу и осуществлении правосудия.

Если исходить из того, что деятельность по противодействию расследованию можно классифицировать как простую, сложную и квалифицированную, то деятельность по преодолению противодействия можно определить так же. Такая классификация дает возможность определить программы нейтршгазации сопротивления на различных уровнях борьбы с преступностью. ? На уровне следователя (органа дознания), на наш взгляд, необходимо:

  • к расследованию сложных уголовных дел, по которым имеется информация о попытках противодействия, приступить после ознакомления со всеми фактами такого противодействия и получения консультаций по мере нейтрализации таких попыток;
  • целенаправленное и тщательное выяснение подробностей совершения пре- ступления и установления лиц, причастных к этому событию, а также лиц, за- интересованных в негативном результате расследования этого дела;
  • хранение «важных» вещественных доказательств отдельно от уголовного дела и в охраняемых специализированных хранилищах;
    1. Общие вопросы организации расследования и взаимодействие органа дознания при выяв- лении и раскрытии корыстно-насильственных преступлений ранее рассматривались в монографических трудах (см.: Зеленский В.Д. организация расследования преступлений. Криминалистические аспекты. - Ростов н/Д. 1989 ; Трилуцкий Г.Ю. Взаимодействие органа предварительного следствия и дознания в борьбе с корыстно-насильственными преступлениями (правовые, организационные и тактические аспекты): научно-практическое пособие. - Краснодар к.ю.н. МВД России., 2000, опираясь на труды этих и других криминалистов, мы рассмотрим лишь особенности преодоления противодействия, характерных в процессе расследования краж, грабежей и разбойных нападений.

79

  • неразглашение полученной информации о деталях совершенного преступле- ния и его участниках среди коллег, сослуживцев и родственников, особенно в тех случаях, когда они интересуются теми или иными подробностями;
  • установление всех попыток «давления» на потерпевшего или свидетелей и быстрое реагирование на эти факты, если они имели место;
  • информирование руководителей следственных подразделений о таких фак- тах.
  • ? На уровне руководителей следственных подразделений и органов дознания, по нашему мнению, необходимо:

  • поручать расследование уголовных дел, по которым имеется информация о попытках противодействия расследованию, более опытным следователям или группе следователей с разъяснением мер по нейтрализации таких попыток;
  • содержать в тайне от всех лиц (кроме участников мероприятия) о времени, месте и содержании будущей тактической операции или комбинации по розы- ску, задержанию подозреваемого или осуществлению иного мероприятия:
  • организовать задержание, доставление и содержание подозреваемых в таких условиях, чтобы исключить контакт между ним и «выход» информации об их задержании за пределы органа внутренних дел;
  • устанавливать все попытки «давления» на следователя со стороны различ- ных лиц и быстрее реагировать на эти факты:
  • информировать вышестоящих руководителей и надзирающего прокурора о таких фактах (в случае противодействия не с их стороны);
  • при получении из других источников информации о «давлении» на следова теля брать расследование под личный контроль.

конспиративные систематические выезды за пределы района проживания с преступными целями;

неправдоподобное объяснение цели прибытия в данный регион, удаленный от места постоянного проживания лица;

? неадекватная реакция передвигающихся на любом виде транспорта лиц на предложение предъявить к проверке документы и вещи либо транспорт, нахо дящийся в их ведении, проявление нервозности, ссылки на спешность поездки «на похороны» и иные поводы избежать досмотра, предложения взятки, попыт ка скрыться и т.п.;

?> наличие большого количества разнородных, в том числе и бывших в упот- реблении, вещей, происхождение которых вызывает сомнение. Группа Д., совершившая свыше 40 краж и разбоев, была разоблачена только после того, как сотрудники ГИБДД задержали за превышение скорости автомашину. на которой члены организованной группы «гастролеров» вывозили похищенное у граждан имущество. При досмотре машины было изъято 245 предметов более 50 наименований.1

? Неправдоподобное объяснение природы происхождения вещей и драгоцен ностей, находящихся при себе (в личном гардеробе);

? признаки вооруженности, наличие инструментов и приспособлений, по сво- им конструктивным и функциональным особенностям пригодных для осуще- ствления преступной деятельности.

Практическим работникам органов дознания при наличии перечисленных

1 - Архивный материал Андроповского районного суда за 1998 г.

109

и иных подобных признаков необходимо после установления личности таких субъектов проверять их по учету лиц, находящихся в розыске.

Члены организованных групп «гастролеров» в случаях задержания всячески отрицают факт продолжительного знакомства друг с другом. Сопоставление некоторых обстоятельств конкретного преступления, таких как сложность подготовительных и четкость исполнения индивидуальных преступных прие- мов, строгая ролевая дифференциация действий виновных лиц в условиях ско- рости преступного события опровергает утверждения и превращает версию о длительном групповом «гастролировании» в достоверный вывод. В большинст- ве организованных групп «гастролеров» варианты поведения на случай задер- жания их членов отработаны заранее. Это подтверждается тем, что члены ис- следуемых групп в местах временного задержания не ищут контактов с подель- никами, что как раз свойственно участникам неорганизованных формирований, проявляют повышенную осторожность в общении с сокамерниками. В экстре- мальной для себя ситуации, лишенные возможности контактировать между собой, они, согласно предварительной договоренности, воспроиз зодят информацию, в основных чертах совпадающую с показаниями других членов группы.

При более детальном рассмотрении прослеживаются некоторая шаблонность, стереотипность и самый общий характер их показаний и объяснений по основным обстоятельствам дела, но главным образом, по вопросам, связанным с причастностью к другим, ранее совершенным преступлениям и участием в них организаторов и еще не задержанных «гастролеров», что также может служить основанием построения следственной версии. Правдивые показания даются, в основном, в тех случаях, когда причастность к расследуемому пре- ступлению подтвердилась многочисленными убедительными доказательствами. В остальных случаях, даже в критической для себя обстановке, признавая свою вину, члены организованной группы «гастролеров» сознательно выгораживали соучастников, остающихся на свободе (обычно лидеров или вышестоящих по

по

положению в группе).

Члены организованной группы «гастролеров», находящиеся в официальном розыске, в случаях их задержания оказывают активное сопротивление, аг- рессивны, опасны. На следствии при первых допросах, как правило, отказыва- ются от дачи показаний, не сообщают о себе никаких сведений, заявляют не- обоснованные отводы следователю, стремятся запутать и «заволокитить» след- ствие. Они постоянно ищут и используют малейшую возможность для совер- шения побега. В тех случаях, когда это не удается на первоначальном этапе, та- кие ситуации создаются ими искусственно на протяжении всего расследования.

Безотносительно к тому, задержаны ли все члены группы или только ее часть, а также во всех случаях, когда личности преступников не установлены. обязательно должны быть выдвинуты и проверены следственные версии о со- вершении ими ранее аналогичных или сходных по «по почерку» преступлений в населенных пунктах (городах, районах) края. Основанием к этому является наличие данных о сходстве способов совершения нераскрытых преступлений, расследуемых или приостановленных на территории нескольких районов, а также совершения их при аналогичных обстоятельствах.

В ходе изучения уголовных дел диссертантом выявлены признаки, «улики» поведения участников организованной группы «гастролеров», особенно от- четливо проявляющиеся в начальной фазе преступного события.

Как уже отмечалось, местное население хорошо знает условия и людей, проживающих в данном районе. «Гастролеры», в отличии от местных правона- рушителей. при совершении преступлений в местах, где они появляются на ко- роткое время, в значительно меньшей степени опасаются быть опознанными потерпевшими или очевидцами краж, разбойных нападений и грабежей. Именно поэтому им свойственны характерные поведенческие качества, отражающиеся в обстановке места происшествия: пренебрежительное отношение к маскировке внешности; относительно частое применение огнестрельного оружия; особая дерзость при выполнении некоторых преступных действий; жестокое

Ill

обращение с потерпевшими и иными лицами; широкое применение технических средств для ускорения и облегчения совершения криминальных актов; стабильная направленность на сокрытие демографических данных в случае задержания и некоторые другие. Сам способ преступного «гастролирования» используется членами групп для надежного сокрытия данных о своей личности. поэтому перечисленные аспекты поведения устойчиво связаны с этим способом и прямо им обусловлены.

В некоторых случаях базой для построения рассматриваемых версий являются сведения о том, что аналогичный способ совершения преступления ранее применялся субъектом, проживающим в настоящее время на территории другого района. В таких случаях надо учитывать, что в силу изменения некоторых системообразующих факторов может и не быть полного совпадения, а совпадать будут лишь отдельные элементы или блоки элементов.

Своеобразной фактической базой для построения типовой для данной категории дел версии являются данные о совершении корыстных и корыстно-насильственных посягательств на границе регионов или прибытии к месту совершения преступления подозрительных лиц на автомобилях.

Частные версии имеют большое поисковое значение, и в зависимости от содержания фактической и теоретической базы их диапазон и направленность могут быть различными. В рассматриваемой ситуации обычно выдвигаются следующие версии:

*** на каком виде транспорта и когда преступники могли прибыть к месту про- исшествия;

*** где они останавливались (укрывались) до и после совершения преступления; *?? куда направились члены организованной группы «гастролеров» после совершения преступления;

*** оказывали ли им содействие местные жители;

?5* кто из местных жителей, в том числе и из криминального мира, мог быть ос- ведомлен о преступном событии и о лицах, его совершивших;

? какова дальнейшая судьба похищенного имущества и иных ценностей.

Особо высокую эвристическую ценность выдвинутые частные версии имеют в тех случаях, когда места совершения нескольких преступлений соединяются немногочисленными транспортными коммуникациями, а пользующиеся ими пассажиры достаточно устойчиво фиксируются кассирами, водителями, контролерами, попутчиками и т.д., а также и в некоторых случаях - проездными документами.

Обобщение и анализ статистических и иных регистрационных данных о преступлениях, совершаемых выделенными в диссертации группами, позволили установить следующие достаточно общие положения, которые можно ис- пользовать в процессе формирования теоретической базы соответствующей следственной версии:

?*• непрогнозируемый рост на территории отдельных административных еди- ниц (городов, других населенных пунктов и районов, прилегающих к транс- портным магистралям) преступлений, связанных с нападениями на сберкассы, хищения из музеев, церквей, а также квалифицированных посягательств на ipa- диционные объекты (жилые помещения, магазины, коммерческие предприятия и т.д.), отличающихся «по почерку» от способов, практикуемых местными пре- ступными группами;

? резкий «всплеск» корыстных и корыстно-насильственных посягательств в микрорайонах, прилегающих к транспортным узлам и на объектах транспорта, а также в населенных пунктах, ранее отличавшихся относительным «спокойст вием»;

t факты похищения имущества, впервые ставшего объектом посягательства в данной местности (орденов, оружия и т.д.), или особенности в выборе предме- тов похищения, не встречавшиеся ранее в практике местных правоохранитель- ных органов. Об этом могут свидетельствовать хищения предметов, реализация которых в районе места происшествия исключена - музейные экспо латы, предметы национального достояния, произведения искусства, т.е. когда инди-

113

видуальные свойства похищенного позволяют предполагать, что имущество может быть вывезено за пределы регионов, в которых ведется расследование: ?** для местностей с устойчивым контингентом населения или малоинтенсив- ным транспортным сообщением с внешним миром — уровень преступного про- фессионализма, недоступный формированиям, находящимся в поле зрения опе- ративных служб;

? наличие надежной информации о непричастности к совершенным преступ лениям местных жителей;

t оперативная информация о том, что за истекший с момента похищения зна- чительный промежуток времени имущество в районе места преступления не сбывалось и не использовалось, равно как и информации о сбыте неизвестными лицами подобного имущества в пути следования из него или же в удаленных регионах;

? появление перед совершением нераскрытых преступлений неизвестных лиц, которых местные жители ранее никогда не видели, либо знали как проживаю щих в других местностях;

??? сбор сведений и осуществление замаскированной разведки личностями, не принадлежащими к местной криминальной среде, а также сведения о нелегаль- ном проживании в данном городе лиц, прибывших из других регионов, освобо- дившихся из мест лишения свободы, намеренных продолжить преступную дея- тельность;

? и некоторые другие.

Раскрытие рассматриваемой категории преступлений более чем в половине случаев осуществляются на основе оперативной информации. В этой связи предлагается различать каналы ее поступления, а именно - из мест заключения, изоляторов временного содержания (ИВС), следственных изоляторов (СИЗО) или же от источников, находящихся на свободе ( с «воли» ).

С учетом времени ее получения и места источника, откуда она поступила, и определяются направления расследования и средства легализации негласных

114

данных.

Основаниями к выдвижению следственных версий служат: непосредственный захват с поличным «гастролеров» при совершении ими преступлений, их задержание при транспортировке разыскиваемого имущества вне населенного пункта, в котором произошло расследуемое происшествие или же при его сбыте, а также при привлечении к уголовной ответственности членов описы- ваемых формирований за совершение иных преступлений. Фактическими осно- ваниями для построения версий являются также задержание подозреваемых по приметам внешности, одежды, следам, оставленным на месте происшествия, сведениям об автотранспорте и другим данным. Разумеется, фактическую базу версии могут составлять и показания свидетелей, осведомленных о причастно- сти конкретных лиц к преступной деятельности.

При выдвижении следственных версий обязательно учитываются результаты проведения оперативных мероприятий в виде информации о различных обстоятельствах, имеющих значение по делу: о «наводчике», контактах приез- жих преступников с местными авторитетами или отдельными лицами, местах укрытия определенных вещей, о поступлении «заказов» на совершение рассле- дуемого преступления в адрес дислоцированных в других регионах преступных групп и т.д.

Логическим следствием из версии о совершении организованной группой «гастролеров» расследуемого преступления является вывод о возможном пути ее следования. Когда имеются хотя бы ориентировочные сведения о местах предполагаемого «базирования», возможно планирование эффективных кон- кретных поисковых мероприятий. Если же логические следствия выводятся из типовой версии, планируемые мероприятия и процессуальные действия имеют так называемый «разрос целей» и проводятся по различным направлениям ве- роятного движения и проживания преступников.

Из следственной версии - «расследуемое преступление совершено орга- низованной группой «гастролеров» «выездного типа» выводятся логические

115

следствия о том. что в данном населенном пункте эта группа продолжительное время не будет совершать подобных посягательств, в соответствии с чем пла- нируются оперативно-розыскные мероприятия, связанные с преследованием «гастролеров», организацией заградительных действий, интенсивная проверка подозрительных лиц на дорогах, в транспорте и направление ориентировок в различные регионы Северного Кавказа, оперативное обслуживание крупных и отдаленных вещевых рынков и т.п.

Из версии о совершении расследуемого преступления «кочующей» орга- низованной группой «гастролеров» «длительного оседания» выводятся логиче- ские следствия, проверка которых связана с интенсификацией оперативно- розыскной и следственной деятельности в данном населенном пункте с одно- временным перекрытием путей выезда из него, тщательным «прочесыванием» возможных мест укрытия, нелегальных убежищ, неоднократным проведением подворно- поквартирных обходов, выявлением связей подучетпого контингента, использованием местных средств массовой информации и проведением иных мероприятий.

В случае низкой вероятности обеих версий необходима их параллельная проверка, что несомненно повышает результативность поисковой и доказатель- ственной деятельности. Составленные по версиям отдельные планы объединя- ются в сводный план.

В случаях поступления данных о конкретных субъектах преступления, в том числе и второстепенных ( «наводчики», укрыватели, постоянные скупщики похищенного имущесгва), следственные версии приобретают специфический характер и их проверка становится более целенаправленной.

Результативность проверки версий значительно увеличивается при проведении тактических операций или комбинаций. В их содержание которых должны входить самые разнообразные следственные действия, оперативно-розыскные и иные мероприятия.

Состав и структура тактических операций зависит от выполняемой про-

116

межуточной задачи, наличия имеющихся в распоряжении следователя сил и средств. Иногда тактические операции носят относительно узкий характер, в других ситуациях их диапазон достаточно широк.

Для рассматриваемой в диссертации категории уголовных дел характерны оба типа тактических операций. Они и проводятся нередко параллельно, в зависимости от проверяемых следственных версий. Важной отличительной чертой процесса расследования преступлений, совершаемых организованной группой «гастролеров», является то. что значительная, а нередко преобладаю- щая часть информации находится за рамками расследуемого дела, возбужден- ного по одному из эпизодов преступной деятельности.

Это обстоятельство во многом предопределяет и некоторые особенности планирования. Так. большую роль в планировании расследования играет свое- временное направление следственных поручений и запросов для выявления до- полнительной информации. В плане необходимо учитывать командировки и совместные выезды следователей и оперативных работников. Значительное ме- сто в них занимают разделы о соединении нескольких уголовных дел и распре- делении обязанностей между членами следственно-оперативной группы.

Важной отличительной чертой является широкое применение сводного планирования, благодаря которому упорядочивается содержание отдельных и единого планов, процесс расследования по объединенному следственному про- изводству. Большую роль по исследуемой нами категории уголовных дел игра- ет и совместное планирование следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, которое позволяет поднять взаимодействие следствия и дознания на достаточно высокий уровень. Другой характерной особенностью планирова- ния по рассматриваемым делам является его упреждающий характер. Эта черта обусловлена тем. что не задержанные за совершение преступления члены орга- низованной группы «гастролеров» обычно продолжают свою криминальную деятельность. При этом новые посягательства будут, с высокой степенью веро- ятности, совершаться в пунктах установленных маршрутов передвижений и в

117

отношении объектов, сходных, по тем или иным параметрам, с уже выявлен- ными по расследуемому делу.

Поэтому планируемые мероприятия должны, прежде всего, включать в себя информирование соответствующих подразделений милиции (ГИБДД, отделы профилактической службы), аппараты уголовного розыска и ОБЭП и другие службы МВД о вероятном появлении в зонах их оперативного обслуживания преступников - гастролеров. Для повышения эффективности этих «ориен- тировок» необходимо как можно более подробно описывать приметы преступ- ников, похищенного имущества и признаки способов совершения посягатель- ства. Изучение уголовных дел показало, что в случаях, когда подобные про- гностические пункты (разделы) плана оптимально реализуются, возможно ус- пешное задержание оставшихся на свободе преступников еще в процессе под- готовки ими новых общественно опасных акций.

Как известно, динамичность расследования является одним из основных принципов планирования. Однако, по преступлениям, совершаемым организо- ванными группами «гастролеров», этот принцип реализуется особенно ярко и рельефно.

Не менее 65% изученных нами планов расследования изменялись и до- полнялись еще на первоначальном этапе расследования в связи с поступлением новой и весьма существенной информации, В часгности. изменялись не только срок следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, но и пере- краивались целые разделы планов. Особенно часто эти изменения были связаны с задержанием оставшихся на свободе членов организованной группы «га- стролеров», иногда при попытке совершить новое преступление либо при сбыте похищенного имущества.

Еще одной особенностью планирования по делам рассматриваемой категории является его своеобразная цикличность. Под ней понимается повторение первоначальных следственных действий на последующих, а иногда и на за- вершающих этапах расследования, т.е. процесс планирования и сооттетст-

118

венно процесс расследования осуществляются своеобразными циклами, соче- тающими совместное производство па одном временном отрезке (этапе) как первоначальных, так и последующих следственных действий. Эта существенная особенность планирования обусловлена как многоэпизодноетью деятельности организованной группы «гастролеров», так и большими временными разрывами (паузами) в поступлении оперативной и следственной информации и необходимостью сочетания на одном временном этапе разнородных в кримина- листическом отношении следственных действий.

В связи с этим и сами этапы процесса трансформируются и, в отличие от традиционного ( классического ) деления, рамки между всеми тремя этапами носят во многом условный и, в известной мере, прозрачный характер, что необ- ходимо учитывать в практической деятельности.

В заключении отметим, что по делам о преступлениях, совершаемых ор- ганизованными группами «гастролеров» необходимо широко использовать так называемые вспомогательные средства планирования, упорядочения и система- тизации информации. К этим средствам, прежде всего, относятся лицевые карточки на обвиняемых (подозреваемых), сводные картотеки, «шахматные» ведомости, схемы и диаграммы, отражающие преступные связи «гастролеров», эпизоды их криминальной деятельности, базы постоянной и временной дисло- кации, устойчивые маршруты перемещения и т.д. Использование этих средств помогает не только упорядочить имеющийся массив информации, но и опти- мально планировать дальнейшее расследование по делам повышенной сложно- сти и трудоемкости, к которым, без всякого сомнения, относится и исследуемая категория преступлений.

2.3. ТАКТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ДОПРОСА ОБВИНЯЕМОГО В УСЛОВИЯХ КОНФЛИКТНОЙ СИТУАЦИИ.

Допрос как один из основных источников получения доказательств зачастую протекает в конфликтной форме. Поэтому применение тактических приемов допроса является неизбежным, но при этом должна быть неукоснительно

119

обеспечена законность, соблюдение прав и интересов допрашиваемого.

Проблемы понятия «сущности и критериев допустимости тактических приемов при расследовании преступлений» рассматривались О.Я.Баевым, Р.С.Белкиным, И.Е.Быховским, А.И.Винбергом, А.А.Закатовым,

Л.М.Карнеевой, В.И.Комиссаровым, Н.И.Порубовым, А.Б.Соловьевым, С.Ю.Якушиным и другими учеными. Однако решаются они по-разному. Ана- лизируя работы ряда криминалистов, диссертант не стал детально рассматри- вать общие вопросы тактики допроса, а опирался на разработайные рядо^ кри- миналистов (Г.Г. Доскуловым, А.А.Закатовым, А.В.Заниным, СЮ. Якушиным и др.) системы тактических приемов, акцентировав свое внимание на специфике их реализации в ходе допроса обвиняемых в насильственно-корыстных пре- ступлениях.

Как отмечалось выше, расследование преступлений в большинстве случаев носит конфликтный характер. Обвиняемый, пытаясь уйти от ответственности, оказывает противодействие расследованию преступлений, и понятно, что перед лицом такого противодействия следователь не может оставаться «безоружным», так как тогда он не решит задач, предписанных законом. Его «оружием» как раз и должна являться следственная тактика. Преодолевая по- добные препятствия, следователь не имеет права действовать теми методами, которые дозволены обвиняемому в виде права на защиту. Он должен руково- дствоваться законом и этическими нормами.

И вес же ему сложно определить, в какой мере можно воздействовать на обвиняемого, какой тактический прием избрать, чтобы это было правомерно и этически допустимо. В то же время в юридической литературе встречаются су- ждения, которые далеки от реальных условий жизни. Рассматривая вопросы о гарантиях прав обвиняемого, некоторые ученые по существу как бы обезору- живают следователя в его деятельности по установлению объективной истины.

По мнению С.Г.Любичева, использование даже ограниченных возможностей следователя для убеждения обвиняемого в необходимости давать только

правдивые показания является недопустимым. Постоянное требование «гово- рить правду, - пишет он. - когда допрашиваемый дает показания, несоответст- вующие, по мнению следователя, действительности, может привести обвиняе- мого к выводу необходимости дать такие показания, которых косвенно от него требует следователь. Результатом этого может быть оговор или самооговор. В то же время применение такого приема приводит следователя, независимо от его желания, к необъективности и обвинительному’ уклону7.»1

Анализируя рассматриваемые в литературе точки зрения по вопросам до- пустимости тактических приемов, Н.П.Хайдуков отметил, что существуют принципиально неверные и крайне противоречивые тенденции: мнимо либе- ральная, когда следователь низводится до уровня простого регистратора проис- ходящего и вульгарно-прагматическая, когда допустимо раскрытие преступле- ний с помощью любых тактических приемов/

Обобщив следственную практику, И.Е. Быховский. Ф.В. Глазырин, С.К. Питерцев пришли к выводу, что наибольшее число допускаемых нарушений за- кона связано с применением при допросах различных тактических приемов/

Данные нарушения имеют большую опасность в связи с тем, что их нельзя установить при простом прочтении процессуштьпых документов, в частности протоколов допроса. Они носят скрытый характер, так как следователь не от- ражает в протоколе собственных неправомерных действий.К примеру, в про- токоле допроса не фиксируются действия по принуждению допрашиваемого к даче показаний (путем применения к нему насилия, угроз или иных незаконных мер). Когда же с помощью незаконных методов следователь добивается по- ставленной цели, то в протоколах допроса появляется запись о том. что допра-

  1. Любичев С.Г. - Этические вопросы следственной тактики. М.. 1980 г.. с.28
  2. Хайдуков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвую- щих в деле лиц. Саратов, 1984 г., с.40.
  3. Быховский И.Е., Глазырин Ф.В.. Питерцев С.К. = Допустимость тактических приемов при допросе. Волгоград. 1989 г., с. 12.

121

шиваемый, раскаявшись в совершенном преступлении и желая помочь органам предварительного следствия, дает чистосердечные показания.

Здесь естественно возникает вопрос о понятии, сущности тактического приема как категории науки и как практики реализации ее рекомендации в ходе расследования уголовных дел. Если в первом случае приемы научно обоснованны, систематизированы и для их уяснения не требуется соблюдать какие-то критерии, то во втором случае речь идет не столько о сущности приемов расследования, сколько о профессиональной подготовленности следователя, о его понимании законности и нравственности в деятельности по расследованию уголовных дел.

Не анализируя детально понятия, категории и другие аспекты следственной тактики, заметим, что в теоретическом плане наиболее удачным можно считать следующее определение тактического приема:

«Тактический прием - это научно обоснованная рекомендация о наиболее оптимальном поведении, способе действия следователя, разработанном с учетом типичных ситуаций производства следственных действий в целях создания эффективных условий подготовки, организации выявления, собирания и оценки доказательственной информации.

Тактические приемы разрабатываются применительно к типичным си- туациям производства следственных действий.

Целью использования тактических приемов является создание условий для обнаружения, сбора, оценки и использования доказательственной инфор - мации. В качестве тактического приема могут быть рекомендованы не любые действия (линия поведения), а только те, которые обладают определенными

  1. Комиссаров В.И. = Теоретические проблемы следственной практики. Саратов, 1987 г.. с65. Примерно такого же взгляда на сущность тактического приема придерживается Е.И.Пухов (см.: Пухов Е.И. Криминалистические психологические особенности использования тактических приемов при расследовании преступлений. Волгоград, 1999 (там. 23 стр.) и другие авторы.

122

признаками.1

Этих признаков достаточно много и степень их значимости различна.

Тактические приемы как продукт науки не навязываются следователю: с учетом ситуации расследования он волен выбирать одни и не использовать другие. Очевидно, что личность следователя в немалой степени определяет этот выбор. Из имеющегося арсенала средств выбирается то, что наиболее близко его складу характера, интеллектуальному уровню.

Возможность тактического выбора заложена в самой природе тактического приема и определяет его рекомендательный характер. Тем не менее, несмотря на все это, возникает вопрос, можно ли все рациональные с позиции следователя способы действия отнести к тактическим приемам. Ответ должен быть однозначным — нельзя. Тактические приемы, разработанные криминали- стикой и вошедшие в определенную систему, отличает научная обоснованность, общее соответствие законности, нравственная допустимость.

Таким образом, тактические приемы должны использоваться в определенных пределах и соответствовать обусловленным законом критериям.

Прианализе допустимости тактических приемов в юридической литературе весьма часто употребляются понятия: «критерий», «предел», «условие».

Думается, что такой разнобой в концептуальных понятиях, которые не совпадают по своему содержанию, не придает научным исследованиям долж- ной практической ясности и значимости.

На наш взгляд, понятие «критерий» в основном отражает качественную характеристику, понятие же «предел» скорее отражает количественные, про- странственные, временные характеристики. Определить предел допустимости мы можем лишь на основе ее критериев.

Большинство авторов к числу критериев допустимости применения тактических приемов, в частности, относят:

  1. Божкова Н.Р. , Власенко В.Г., Ксжиееаров В.И. = Следственная (криминалистическая) тактика. Саратов. 1996 г., с.59.

123

  • точное соответствие приема сущности закона;
  • научную его обоснованность;
  • соответствие моральным нормам.
  • Но возникает вопрос, можно ли считать этот перечень исчерпывающим или можно выделить другие критерии допустимости.

Здесь мнения правоведов различны , так как одни авторы, кроме вышепе- речисленных критериев законности, научности, нравственности включают такие критерии как эффективность, избирательность, целесообразность и др. Другие же относят избирательность и целесообразность к признакам тактического приема.1

Нужно заметить, что не все критерии играют одинаковую роль в определении допустимости тактических приемов допроса обвиняемого. Так, В.И. Комиссаров пришел к выводу о том, что правовые основы являются наиболее стабильными для всех видов процессуальных действий, а роль и место научных и нравственных основ при производстве следственных действий различны.”

Самой «трудной» фигурой для допроса является, конечно, обвиняемый, особенно по делам о насильственно-корыстных преступлениях. Ход его допро- са во многом зависит от того, установлен ли с ним, как отмечалось выше. психологический контакт.

И здесь, как справедливо заметил А.Б.Соловьев, особую роль играет изучение личности обвиняемого, как фактор, повышающий эффективносгь допроса. По изученным автором уголовным делам лишь в единичных случаях личность обвиняемого исследовалась формально - к делу приобщались малосо- держательные характеристики и справки о судимости.1 Такие же факты отме-

  1. Божкова Н.Р., Власенко В.Г., Комиссаров В.И. - Следственная (криминалистическая) тактика. Саратов. 1996 г.. с.59.

  2. Комиссаров В.И. Научные, правовые и нравственные основы следственной тактике. Саратов, 1980 г., с.15.
  3. См.: Соловьев А.Б, Проблемы эффективности следственных действий. Дис… д. на соиск. уч. степени, д.ю.н. М., 1984 с. 137-138 .

124

чались и в ходе нашего диссертационного исследования.

Применение тех или иных приемов допроса во многом зависит от того, допрашивалось ли ранее конфликтующее лицо или оно допрашивается в первый раз, в какой ситуации проводится допрос, в каком психологическом состоянии находится допрашиваемый. Особое значение имеют здесь психологические качества следователя. Конфликтные ситуации возникают в случаях отказа лица от показаний, дачи ложных показаний (острая конфликтная ситуация), намеренного умолчания о некоторых фактах, оговора при допросе отдельных лиц и т.п.1

Необходимость учета особенностей конфликтной ситуации при выборе тактических приемов допроса подчеркивают 100% опрошенных нами следова- телей прокуратуры и ОВД районов г.Ставрополя.

Основной задачей следователя является определение причин, которые побудили субъекта конфликтовать с ним. Установление и умелое устранение этих причин помогает следователю снять конфликт.

Начало допроса - важный и ответственный момент. Поэтому первое впе- чатление, которое следователь производит на допрашиваемого, нередко опре- деляет их дальнейшие взаимоотношения.

Как правило, допрос начинается с вопроса о том, признает ли обвиняемый себя виновным, после чего следователь предлагает ему дать показания но существу обвинения. От того, как он ответит на этот вопрос, зависит последующая тактика его допроса. Он может признать себя виновным частично или невиновным вовсе, наконец, менять показания.

? Тактические приемы допроса обвиняемого, используемые с целью предот- вращении лжи и склонения к правдивым показаниям.

Ситуация, при которой обвиняемый дает ложные показания - наиболее распространенный вид конфликтной ситуации при допросе. Известно, что и общим правилом допроса в конфликтной ситуации является использование

  1. См.: Криминалистика т.2. Рязань, 1996. с. 176.

возможностей «свободного рассказа», во-первых, для установления психологи- ческого контакта с допрашиваемым, во-вторых, для получения возможно большего объема информации для анализа вербальных и невербальных проявлений личности, позволяющих отделить ложные сведения от истинных.

Следователь, стремясь получить правдивые показания от обвиняемого, должен учитывать, что лучше предупредить ложь, чем разоблачать ее. Еще Ганс Гросс отмечал, что существует мало средств для устранения ложных показаний, но зато есть различные способы, которые до известной степени могут их обезвредить. Главное здесь - распознавать, что человек не хочет говорить правду.”

Так как тактические приемы, используемые для предотвращения лжи, прежде всего зависят от объема доказательственного материала, находящегося в распоряжении следователя, целесообразно изложить их применительно к объему исходных данных.”

А) Допрос в условиях, когда следователь располагает доказательствами, достаточными для изобличения допрашиваемого в совершении преступления и в даче им ложных показаний. 1 Использование доказательств в ходе допроса.

Сущность предъявления доказательств при допросе обвиняемого в конфликт -ной ситуации заключается в демонстрации содержания и значения имеющейся в распоряжении следователя доказательственной информации в тактически целесообразных пределах для активного воздействия на допрашиваемого в целях:

  1. См.: Комиссаров Я.В. Тактика допроса// Коллектив авторов Тактика следственных дей- ствий. Саратов. 2000. с.90-110 .
  2. Гросс Г. = Руководство к расследованию преступлений . М., 1930 г.
  3. Метод изложенных тактических приемов в зависимости от доказательственного материа ла был предложен Карнссвой Л.М., Соловьевым А.Б. и Чувилиным Л.А. в работе « Допрос подозреваемого и обвиняемого» - М., 1969 г., с.42.

126

  • для изобличения допрашиваемого, дающего ложные показания;
  • изменения установки лица, отказывающегося давать показания;
  • детализации и конкретизации показаний допрашиваемого для исключения зависимости установления истины от занятой им позиции.
  • Главное в предъявлении доказательств то. что это всегда активное воздействие следователя на допрашиваемого путем передачи информации для получения от него новой информации, имеющей значение для дела.

Следует отметить, что важную роль в эффективности предъявления дока- зательств играют условия их предъявления.1 Условием предъявления доказа- тельств при допросе в конфликтной ситуации является выявление и учет моти- вов, которые привели обвиняемого к даче ложных показаний. К таким мотивам можно отнести:

  • боязнь наказания; стремление скрыть соучастников преступления; боязнь мести с их стороны;
  • желание запутать и затянуть следствие, чтобы затруднить раскрытие пре- ступления;
  • недоверие к лицу, производящему допрос, личная неприязнь к нему.
  • Как правило, в каждом конкретном случае имеет место комплекс подобных причин.

Важное значение имеет момент предъявления доказательств. Доказательства могут предъявляться сразу же после ложного заявления допрашиваемого и опровергать его, либо предъявление доказательств откладывается до того мо- мента, когда допрашиваемый закончил свои показания и уверен, что в распо- ряжении следствия нет доказательств, разоблачающих его ложь.

Условием предъявления доказательств как средства воздействия на доп- рашиваемого является их предварительное изучение и определение возможно- сти и необходимости их использования на допросе. Использование доказа- тельств, в достоверности которых следователь не убежден, может привести к

  1. Комарков B.C. = Тактика допроса = Харьков. 1975 г., с.35-40.

127

тактическим просчетам и повлечь за собой судебную ошибку.

Условием применения доказательств является необходимость создания гарантии безопасности доказательств в процессе их предъявления.

Следователь должен прогнозировать возможную внешнюю реакцию об- виняемого на предъявление и принять меры для предотвращения их уничтоже- ния или порчи. Если предъявляется документ, то целесообразно поместить его под стекло, демонстрировать на безопасном расстоянии либо воспользоваться его копией.

Существуюг различные формы предъявления доказательств допрашиваемому. Доказательственную информацию можно передать допрашиваемому в материализованной форме, предъявив вещественное доказательство в натуре. В форме устной речи, сообщив содержание показаний других лиц. В.С.Комарков, обобщив следственную практику, выделил и наиболее оптимально сгруппировал способы предъявления доказательств следующим образом:

? по характеру использования доказательств в расследовании:

  • предъявление доказательств на одном допросе;
  • предъявление доказательств в ходе ряда допросов одного лица;
  • ? по характеру взаимосвязи доказательств в уголовном деле:

  • раздельное предъявление единичных доказательств:
  • предъявление комплекса взаимосвязанных доказательств;
  • предъявление всей системы доказательств.
  • Х По характеру демонстрации доказательств на допросе:

  • упоминание о наличных доказательствах на допросе;
  • перечисление имеющихся доказательств с указанием источников их проис- хождения;
  • показ доказательств допрашиваемому не полностью, как бы невзначай;
  • предоставление допрашиваемому возможности рассмотреть, изучить доказа-
  • 1 - Комарков B.C. ~ Тактика допроса - Харьков, 1975 г., с.41-42.

128

тельство.

? По характеру дополнительных условий, усиливающих воздействие на доп- рашиваемого предъявленных доказательств:

  • неожиданное предъявление доказательств;
  • предъявление доказательств после предварительного выяснения обстоя- тельств, связанных с ними;
  • предъявление доказательств и разъяснение их значения в уголовном деле;
  • использование научно-технических средств (НТС) для разъяснения допра- шиваемому особенностей предъявляемых доказательств;
  • сопровождение предъявления доказательств описаниям предполагаемого хода расследуемого события и его обстоятельств.
  • Готовясь к допросу с предъявлением доказательств с целью изобличения допрашиваемого во лжи, следователь должен определить, будет ли он исполь- зовать все имеющиеся доказательства или их часть, в какой последоватетьно- сти он их будет демонстрировать, в какой форме будет осуществлять предъяв- ление и прочее. Рассматривая данные вопросы, следователь должен учесть предположительную силу воздействия предъявляемых доказательств на допра- шиваемого. Говоря о большей или меньшей силе доказательств (с тактической точки зрения), следует иметь в виду не только то, что «сильным» следует счи- тать то доказательство, которое доказывает главный факт расследуемого собы- тия, а «слабым» - доказывающее лишь второстепенные детали.

Следует иметь в виду также и предположительно силу воздействия дока- зательств на допрашиваемого.

Дело не только в том, какую юридическую роль играет данное доказательство в доказательственной системе, но и в том, какое значение придает ему допраш и ваемый.

Учитывая вышеизложенные положения, а также результаты анкетирования следователя, можно рекомендовать тактические приемы, связанные с ис- пользованием доказательств при допросе в конфликтной ситуации. За исклю-

129

чением случаев, когда при допросе следователь предполагает использовать элемент внезапности, предъявлять доказательство можно после того, когда об- виняемый будет допрошен по всем обстоятельствам, связанным с этим доказа- тельством. Если следователь располагает достаточной совокупностью доказа- тельств, то их можно предъявлять последовательно одно за другим. Предъяв- лять доказательства по нарастающей силе, когда допрашиваемый колеблется в своей позиции, нужно в определенной логической последовательности, обяза- тельно сопровождая свои действия соответствующими разъяснениями и дово- дами.

Мы разделяем позицию Н.И.Порубова, который отмечал: «следствен-

г- 1

нои практике известны два основных спосооа предъявления доказательств.

Начинать предъявление доказательств целесообразнее с тех, которые подтверждают второстепенные моменты, а затем уже переходить к доказатель- ствам, относящимся к главным из выясненных обстоятельств.

Последовательное предъявление доказательств постепенно расшатывает позицию допрашиваемого, убеждает его в том, чго он изобличен и дальнейшее упорство отрицательно характеризует его поведение на следствии и лишает возможности суд учесть смягчающие обстоятельства.

Другой тактический прием - предъявление всей совокупности имеющихся доказательств. Этот прием обычно используется тогда, когда такая совокуп- ность достаточна, чтобы считать виновность бесспорно доказанной, а показания обвиняемого уже не играют серьезной роли для раскрытия преступления. Этот «прием» широко используется и при вынесении приговора подсудимому. ? Использование элемента внезапности.

Эффект внезапности обеспечивается использованием элемента неожиданности, ставящего недобросовестных лиц в непредвиденную ими ситуацию, позволяет расстроить сложную позицию и получить вследствие этого правди

  1. Порубов И.И. = Научные основы допроса на предварительном следствии = Минск, 1978 г., с Л 34.

130

вую информацию. Внезапным может быть не только неожиданное предъявление доказательства, о котором допрашиваемый не знает, но и неожиданный вопрос, поставленный с уже известными доказательствами.

Большинство нами опрошенных работников следственного аппарата указывали данный тактический прием в качестве приема, используемого традиционно в подобных ситуациях.

Так, К. и Б. с целью хищения чужого имущества путем разбойного нападения, вступив в преступный сговор между собой, около 9 часов утра пришли в дом № 136 Б по ул.Дзержинского в г.Ставрополе, позвонили в дверь кв. № 17, где проживала их знакомая К. со своим несовершеннолетним внуком О..Дверь им открыл несовершеннолетний внук. Войдя в квартиру и убедившись, что в ней, кроме несовершеннолетнего, никого нет; Б. действуя в сговоре с К., прошла на кухню, взяла нож и передала его К., который, приставив нож к горлу О., угрожая убийством, вместе с Б. подвел его к дивану, они вместе поставили О. на колени и связали найденной в квартире веревкой. К., одев на голову О. полиэтиленовый пакет, стал душить его, требуя указать место, где спрятаны деньги и золото, но тот ответил, что не знает. Найденным на балконе отрезком трубы К. и Б. взломали дверь во вторую комнату, обыскали ее и открыто похитили имущество, принадлежащее К., причинив потерпевшей ущерб в крупных раз- мерах, после чего с места происшествия скрылись.

На месте происшествия в ходе поквартирного обхода оперработником была установлена свидетельница, которая знала Б. и видела с балкона, как она выходила из подъезда дома с неизвестным мужчиной, который в руках нес две тяжелые спортивные сумки. Через несколько дней на рынке была задержана Б., которая продавала вещи, похищенные из квартиры К.. Б. была задержана ра- ботниками милиции и доставлена в Ленинский РОВД г.Ставрополя, на терри- тории которого было совершено разбойное нападение. После задержания Б. с похищенными вещами следователь через два дня провел очную ставку между свидетельницей, которая видела Б., выходящую с неизвестным мужчиной из

131

подъезда дома, где было совершено преступление, и Б,. Для последней это следственное действие было настолько неожиданным, что она не только под- твердила ее показания, но и указала место хранения остальных похищенных вещей и адрес, где проживает второй участник преступления.1

Используя при допросе обвиняемой прием, основанный на внезапности, следователь может получить и нежелательный результат. Если прием не дал эффекта, то впоследствии осложняется ведение допроса, так как допрашивае- мый, как правило, после этого замыкается, занимает активную оборонительную позицию и нередко пытается опорочить предъявленные доказательства (ссыла- ясь на оговор со стороны свидетелей, соучастников и т.п.).

Следовательно, менее рискованно использовать указанные приемы при наличии достаточного объема доказательств.

Б) Допрос в условиях, когда следователь располагает доказательствами, явно недостаточными для изобличения допрашиваемого.

Первостепенная задача следователя в условиях, когда доказательств явно не- достаточно для изобличения виновного - получить от допрашиваемого правди- вые показания, определить, что в его показаниях соответствует действительно- сти, а что - ложь. В такой ситуации особо важное значение имеет та информа- ция, которую удается получить от обвиняемого уже в ходе допроса.

В данной ситуации целесообразно применять следующие тактические приемы, способствующие получению информации, необходимой для составления доказательственной базы: использование ироговорок допрашиваемого, ука- зывающих на наличие латентной информации: выявление противоречий в пока- заниях подозреваемого и иных участников и свидетелей преступления; метод косвенного допроса; «демонстрация возможностей расследования» и др. ?t* Использование противоречий.

Сделав однажды ложное заявление, человек старается придерживаться своих слов и в дальнейшем. Но подробности рассказа могут быть забыты, они

1 - Архивный материал Ленинского районного суда г.Ставроиоля, 1998 г.

132

заменяются другими деталями и дополняются новыми подробностями. Поэтому у допрашиваемого, который дает ложные показания (полностью или частично) одновременно существуют 2 взаимосвязанных варианта одного события.

Один вариант отражает действительно произошедшие события, которые он хочет скрыть, а другой вариант - ложь, вымысел, который допрашиваемый, напротив, намерен рассказать.

Таким образом, ему приходится как бы изгонять их памяти то, что произошло (и поэтому хорошо запомнилось), и запоминать то, что лишь придумано ( и поэтому запоминается труднее); приходится лавировать между правдой и ложью в целях придания правдоподобности своим показаниям.

По на практике иногда встречались случаи, ко1да обвиняемые, умело комбинируя правду и ложь, вводили в заблуждение следователя огносительно отдельных элементов и всего события в целом.

Для того, чтобы выявить противоречия в показаниях допрашиваемого, необходимо:

  • заставить обвиняемого выйти за рамки подготовленного им рассказа: предложить повторить этот рассказ несколько раз.

Если в ходе допроса обвиняемый медлит, обдумывая и подготавливая свои ответы для того, чтобы они соответствовали известным следователю об- стоятельствам, не противоречили ранее сказанному и не расходились бы с отве- тами на новые вопросы - применяют форсированный темп допроса. Следователь навязывает обвиняемому активность, берет инициативу в свои руки, опережает ход его мыслей, не давая возможности для размышления и уловок Возбуждение напряжения заставляет обвиняемого отступать от заранее продуманных ответов и исключает возможность пауз для обдумывания новой ложной информации. Отвечая в форсированном темпе, обвиняемый оказывается вынужденным рассказать о том, что он знает, относительно интересующего следст -

1 - Карнеева Л.М., Соловьев А.В., Чувилев А.А. -^ Допрос подозреваемого и обвиняемого, М, 1969 г., с.57

вие факта. Если обвиняемый выбирает ускоренный темп допроса с целью «проскочить» отдельные детали события, по поводу которых не желает давать объяснений - следователь замедляет теми допроса, предлагая дополнить или уточнить, разъяснить интересующие его детали и обстоятельства.

Таким образом, изменение темпа допроса - это навязывание допрашиваемому такого темпа, который ему нежелателен. В некоторых случаях эффективно чередовать при допросе замедленный и форсированный темп. ? «Косвенный допрос» как тактический прием.

Важным средством получения от допрашиваемого, сведений, о которых он пытается умолчать, является косвенный допрос. В уголовно-процессуальной и криминалистической литературе к «косвенному допросу» отношение юристов не однозначно, одни полагают, что нельзя установить истину, задавал «неяс- ные» вопросы, другие считают такой допрос в определенных ситуациях доста- точно эффективным.

Сущность данного приема состоит в том, что допрос производится таким образом, что заинтересованный в сокрытии истины обвиняемый временно оста- ется в неведении относительно отдельных обстоятельств, в действительности интересующих следователя. Приемы косвенного допроса, на ваш взгляд, эф- фективны и тогда, когда важно выявить преступную осведомленность допра- шиваемого. Если подозреваемый или обвиняемый знает такие обстоятельства, которые мог знать лишь человек, совершивший расследуемое преступление, вероятнее всего, он непосредственно к нему причастен. С помощью косвенного допроса можно выявить не только преступную (виновную) осведомленность, но и неосведомленность о фактах, которые допрашиваемый должен был бы знать, если бы его показания соответствовали действительности. Особенно ярко это проявляется при расследовании преступлений, совершенных организованной группой.

С тем, чтобы избежать «ненужных» в данном случае упреков в якобы не

  1. Доспулов Г.Г. - 11сихология допроса на предварительном следствии = М., 1976 г., с.81.

134

достаточно обоснованной нами позиции, заметим, что известными философами и психологами давно выявлена и доказана взаимосвязь различных форм меж- личностных отношений. Среди них, как справедливо замечает Е.Л. Доценко, особое место занимает «отвлечение» собеседника от темы и предложение «об- судить» что-то иное. Через это «иное» собеседник (в данном случае следова- тель - В.Ж.) выясняет то, что нужно - предмет допроса.1

В этом случае мы солидаризируемся с суждением В.И.Комиссарова, который системы тактических приемов классифицировал с целью их реализации. К таким обоснованным приемам он справедливо относил и получение инфор- мации от допрашиваемого посредством постановки косвенных вопросов.^

Так, по делу о разбойном нападении на сторожа автобазы, необходимо было установить, кто из пяти обвиняемых нанес смертельное ножевое ранение потерпевшему. В начале каждый из них заявлял, что о ножевом ранении ему ничего неизвестно. После того, как по вине администрации СИЗО была нару- шена изоляция соучастников, самый младший из них - несовершеннолетний П. заявил при первом же его допросе, что ножевое ранение нанесено им. Однако на вопросы следователя о расположении ранения, направлении, количестве ударов и т.п. П. не смог ответить. Возникло предположение, что его уговорил или заставил «взять вину на себя» подлинный убийца.

Для того, чтобы проверить свой вывод, следователь поочередно вызывал на допрос остальных соучастников, и каждому из них дал понять, что П. «соз- нался». После этого он просил обвиняемых уточнить их прежние показания. Трое заявили, что не видели, как П. нанес ранение, и лишь один К. подтвердил это обстоятельство. Следователь заявил К., что не склонен слишком доверять показаниям несовершеннолетнего, но К. заявил, что сам видел, как П. нанес

1, См.: Доценко Е.Л. Механизм межличностной манипуляции // Вести. Моск. Ун-та. Серия

  1. Психология. 1993. № 4. С.3-13.

  2. См.: Комиссаров В.И. Актуальные проблемы следственной тактики. Дне. на соиск.
    Уч. степ, д.ю.н. Саратов, 1989. Стр. 251-282 .

135

смертельное ранение сторожу. Воспользовавшись этим, следователь поставил К. ряд вопросов, связанных с механизмом ранения, на которые не смог ответить П. (особенности орудия преступления, количество и направление ударов, рас- положение повреждений и др.). К. не только подробно, но главное правильно ответил на все эти вопросы. Его показания совпали с выводами судмедэксперта. Поскольку знать все эти обстоятельства мог лишь тот, кто непосредственно на- носил повреждения (преступление было совершено ночью, в темноте), стала очевидной преступная осведомленность К..

В дальнейшем удалось установить, что именно он нанес смертельное ранение сторожу и он же принудил П. оговорить себя.’ ? Использование проговорок.

«Проговорка», как справедливо отмечает А.Р.Ратинов, - это объективно пра- вильная информация, в сокрытии которой может быть заинтересован допраши- ваемый, попавшая в его показания вследствие непонимания им значения сооб- щаемых сведений либо в результате незаторможенности реакции на поставлен- ный вопрос’

Надо отметить, что сама по себе « проговорка», как правило, непосредственно не ведет к возникновению доказательсгвеннои информации; она является во- первых, убедительным «диагностирующим» признаком наличия конфликтной ситуации, во-вторых, будучи умело использованной, выступает в качестве побудительного стимула для допрашиваемого к даче им правдивых показаний.1

Для того, чтобы успешнее выявить проговорки в показаниях допрашиваемого, следователь должен умело использовать особенности свойств личности допрашиваемого. Так, хвастливый обвиняемый может проговориться гораздо скорее, чем более сдержанный человек.

Но оценивать выявленные проговорки, в данном случае, нужно осторож-

  1. Архивный материал суда Шпаковского района за 1999 г.
  2. Ратинов А.Р. = Судебная психология для следователей = М., 1967 г., с.209
  3. Баев О.Я. = тактика следственных действий = Воронеж, 1995 г., с. 146.

136

но, так как хвастливый обвиняемый склонен к преувеличению, что может при- вести к оговору или самооговору. Не всегда целесообразно сразу же обращать внимание обвиняемого на выявление проговорки, так как он станет более вни- мательно следить за своей речью. Лучше, выслушав его до конца, потом объ- яснить обвиняемом}7, насколько очевидно его же собственное сообщение сви- детельствует о причастности к преступлению.

В) Допрос в условиях, когда следователь располагает доказательствами, имею- щими серьезные пробелы.

Данная ситуация складывается при допросе обвиняемого, которому предъявлено обвинение не в полном объеме его преступной деятельности, а в соответствии с установленными к этому моменту фактами ( по части эпизодов. по отдельным эпизодам). Восполнение пробелов в доказательственной инфор- мации - основная задача такого допроса.

Следователь в начале допроса должен выяснить те обстоятельства и эпизоды преступной деятельности, по которым он имеет доказательственный материал. Он должен представить себе вероятный ход событий. по последовательности которых и должны предъявляться доказательства.

Этим создается возможность определить правдивость допрашиваемого и его позицию, а также создать определенное представление об осведомленности следователя.

? Тактические приемы, создающие у обвиняемого представление о преувели- ченной осведомленности следователя.

Следователь в ходе допроса преднамеренно сообщает обвиняемому отдельные факты, сведения или создает определенщто обстановку. Поразившись знанию следователя таких подробностей преступления или иных фактов, связанных с его личностью, обвиняемый может прийти к выводу, что тому известно многое, и начинает давать показания.

Существует несколько способов формирования у допрашиваемого пред- ставления о преувеличенной осведомленности следователя:

137

  • выяснение второстепенных деталей происшедшего, что создает впечатление у обвиняемого, будто остальное следователю уже известно;
  • постепенное, последовательное и со значительными интервалами предъяв- ление имеющихся доказательств, что создает представление об их достаточном объеме;
  • использование данных о прошлом обвиняемого, его личности и поведении накануне допроса.
  • Глубокую осведомленность следователя об этих фактах обвиняемый нередко распространяет и на обстоятельства совершения преступления. Так, расследуя дела о кражах вещей из автомашин граждан на неохраняемых стоянках в районе Верхнего рынка в г.Ставрополе, следователь получил оперативные данные о причастности М. и его группы к совершению этих краж. Какими-либо уликами, которые позволили бы задержать М. в соответствии со ст. 122 УПК РСФСР и произвести у него обыск, следователь не располагал.

С помощью работников уголовного розыска он за короткое время изучил личность М. его связи, привычки, увлечения, интересы. Вызвав М., следователь начал с ним беседу на отвлеченные темы. При всем своем желании М. не мог скрыть охватившего его беспокойства. Оно еще более усилилось, когда он убе- дился, что следователю досконально известны его связи, характер отношений с друзьями, увлечения, запросы и другие обстоятельства жизни.

Полагая не без основания, что этот повышенный интерес к нему не случаен и связи с его преступной деятельностью, М. все более и более утверждался в мысли, что следователю известно и об этом. К тому же эмоциональное на- пряжение, вызванное страхом разоблачения, не давало ему возможности сосре- доточиться и логически осмыслить происходящее. Наконец, он не выдержал и заявил, что сам расскажет обо всех совершенных им преступлениях, поскольку и так все известно.

Постепенное, последовательное и со значительными интервалами предъ-

1 - Архивный материал работы следственного отдела Ленинского РОВД г.Ставрополя, за 1999 г.

!38

явление имеющихся доказательств. Если у следователя есть доказательства, от- носящиеся к ряду эпизодов, целесообразно сообщать о них допрашиваемому постепенно, начиная с самого незначительного. Надеясь, что этим ограничива- ется осведомленность следователя, обвиняемый иногда спешит признать эти факты. При этом нередко путает обстоятельства, относящиеся к разным эпизо- дам. Целесообразно в этом случае уточнить у допрашиваемого, исчерпывают ли его показания всю его преступную деятельность. Ожидая, что за этим после дует предъявление новых доказательств, допрашиваемый нередко предпочитает в такой ситуации рассказать правду. Х Использование тактических возможностей «свободного рассказа».

Зная предъявленное обвинение и грозящую ответственность, допрашиваемый, как правило, испытывает потребность высказаться, «выговориться». Ее испытывает тот, кто сразу же признает себя виновным и спешит «снять» му- чающие его вопросы о том, как вести себя, что его ждет за совершенное пре- ступление, как отнесутся к этому те, кого интересует его судьба и т.п. Спешит высказаться и тот, кто, зная свою вину, решил отрицать ее. В свободном рас- сказе обвиняемый в большей мере, чем при ответах на вопросы, раскрывает са- мого себя, свои психические свойства.

Если допрашиваемый решил давать ложные показания, то он в свободном рассказе:

  • может быть, даже против своей воли способен дать иногда более правдивые объяснения, чем он предполагает.

Поскольку к этому моменту, как указывает Л.Н.Васильев и Л.М.Карнеева,1 может привести логика развития его мыслей, следующих за действительным ходом прошлых событий, тем более, если он вынужден считаться с отдельными фактами предъявленного обвинения, которые невозможно отрицать (надо иметь в виду, что полная ложь, т.е. вымысел от начала до конца

  1. Васильев А.Н., Карнеева Л.М, = Тактика допроса при расследовании преступлений - М., 1970 г.. с. 129

139

встречается достаточно редко, обычно действительное в рассказе подозревае- мого переплетается с вымыслом);

  • пробуя по ходу показаний «прочность» своих объяснений и чувствуя их не- убедительность, «модифицирует» их, убеждая тем самым в том, что он фанта- зирует;
  • стремясь «выговориться», может рассказать о таких, скорее всего побочных, но существенных обстоятельствах, о которых следователь не знал, что они из- вестны допрашиваемому, и поэтому мог бы не спросить о них;
  • не касаться обстоятельств, связанных с совершенным преступлением, и о ко- торых невиновный не имел бы намерений умалчивать (например, не укажет среди своих знакомых соучастников преступления; среди мест своего пребыва- ния в определенный период не упомянет место, где совершено преступление, хотя он там и был).
  • «Пресечение лжи». Такой прием применяется в тех случаях, когда нет не- обходимости давать возможность обвиняемому «развертывать» ложь, когда следователь имеет достоверные данные по поводу обстоятельств, выясняемых во время допроса. В этом случае лживые показания обвиняемого немедленно отклоняются, ложь пресекается «в зародыше» путем предъявления имеющихся доказательств или других средств воздействия.

Потеряв надежду на возможность дезинформации следователя, изобличенный фактами, обвиняемый честно переходит от лжи к правде.

  • Самый верный способ изобличить обвиняемого во лжи - это заставить его повторить свой рассказ несколько раз. Если его показания ложные, он рано или поздно допустит какую-нибудь неточность, отойдет от первоначального вари анта….

К тому же это оказывает на допрашиваемого известное психологическое воздействие. Вынужденный повторять все время ложные показания, допраши- ваемый начинает сам сомневаться в правдоподобности своей версии/

1 - Доспулов Г.Г. = Психология допроса на предварительном следствии = М., 1976 г., с.76. 2 3 - Пикто О. = Друг или враг ? М., 1959 г., с.69-70. 4

140

Важное условие при пов горности допроса - его детальность. - Использование состояния эмоциональной напряженности.

Лицо, совершившее преступление, находится обычно в состоянии эмо- циональной напряженности, так как осознает противоправность своего поведе- ния и грозящую ответственность.

Это состояние усиливается тем, что по факту совершения данного преступления возбуждено уголовное дело, лицо арестовано и вызвано на допрос.

Состояние эмоциональной напряженности обвиняемого основано на внутреннем конфликте - борьбе противоречивых интересов и стремлений: соз- нание совершенного преступления и страх перед ответственностью; ожидание разоблачения, поиск все новых и новых уловок и мысль о том, что снять на- пряжение можно путем раскаяния и дачи правдивых показаний.

Человек)’ более свойственно говорить правду, отклонение от этого процесса требует определенного волевого усилия. Состояние эмоциональной на- пряженное™ обвиняемого необходимо использовать для установления истины по делу. Для поддерживания данного состояния необходимо убедить допраши- ваемого, что его показания не только выслушиваются, но и активно проверяются и контролируются следователем.

Для перехода с установки допрашиваемого на ложь к правдивым показаниям следователь должен учитывать необходимость постепенности этого перехода - от менее значительных обстоятельств к более значительным. Если доп- рашиваемый обвиняется в нескольких преступлениях, то (если он действительно виновен) психологически ему легче признаться сначала в менее тяжкое эпизоде. Если отдельные эпизоды различаются между собой по степени доказанности, то сначала необходимо допросить лицо по наиболее доказанному эпизоду,

  1. Вообще говоря, наличие психологического конфликта (или хотя бы противоречия) между идеалом и реальностью является неизбежным условием жизни любого человека, а тем более субъекта уголовно-процессуальных отношений. (См.: Соколова Е.Е. Конфликт между идеалом и реальностыо…//Вестн. Моск. ун-та. стр.14. Психология. 1993. №4. Стр.49-55.

141

с тем, чтобы на нем показать несостоятельность первоначально избранной ус- тановки на ложь,

  • Тактические приемы, связанные с использованием межличностных отноше ний.

Отношения, связывающие между собой конкретных людей, предельно разнообразны, так же, как и харакгер их взаимного влияния. А на основе данных тактических приемов лежит психологическое воздействие на допрашиваемого кого-нибудь из соучастников либо лиц, находящихся с ним в определенных отношениях. Но, прежде чем использовать данные отношения в интересах следствия, они должны изучаться и анализироваться.

При допросе в целях воздействия могут быть использованы:

  • авторитет определенного лица; родственные, дружеские, доверительные от- ношения с кем-либо;
  • противоречия между участниками преступной группы; иные личные отно- шения.
  • Приведем пример тактического приема, смысл которого заключается в использовании отношений соучастников, один из которых сознался в соверше- нии преступления. Следователь, зная о более сильных волевых качествах рас- каявшегося соучастника, объявляет другому участнику о своем решении про- вести очную ставку с этим авгоритетным для него лицом. В результате такого предупреждения допрашиваемый может принять решение встать на путь от- кровенных показаний, отказавшись от встречи с лицом, которое будет его изо- бличать. Это эффективно для следователя, так как результат очной ставки еще не известен, а правдивые показания от лица уже получены.

Если же объявление лицу о том, что будет проведена очная ставка, не приведет к желаемому результату, а проводить ее по тактическим соображениям нецелесообразно, следователь должен ознакомить допрашиваемого с прото- колом допроса соучастника, уже давшего правдивые показания.

В целях создания представления об осведомленности следователя могут

142

быть умело использованы и оперативные данные, специально собранные по по- ручению следователя.

Тактические приемы этой подгруппы в отдельных ситуациях могут быть основаны и на использовании дубликатов, аналогов или макетов вещественных доказательств, отсутствующих на момент допроса в распоряжении следователя.

Так, Л.М.Карнеева пишет, что в ходе допроса можно использовать какие-либо предметы, документы, фотографии, не являющиеся доказательствами, но которые заведомо должны приковать к себе внимание подозреваемого, дейст- вительно совершившего преступление, и создать впечатление, что следователь располагает важной, если не решающий уликой.1

Приведем пример реализации подобного тактического приема, который стал хрестоматийным.

О., похитившая с предприятия золотой песок, показала, что продала его В., который, как ей помнится, хранил его в баночке из-под валидола. Вызвав его, следователь открыл сейф, достал баночку из-под валидола и поставил ее на стол. Заметив, что этот предмет привлек внимание В., он сказал ему. «Нет, в баночке не валидол.». «Золото? - перебил его В. - золото!»

Таким образом, как мы видим, в приведенном примере была получена информация по важным для дела обстоятельствам благодаря созданию у доп- рашиваемого преувеличенного представления об осведомленности следователя.

А.Е.Михальчук в своей работе высказывается против такого тактического приема, как предъявление вещественных доказательств, искусно сделанных или подобранных следователем.

В какой-то мере он прав, подобное «может стать стимулом для создания целого ряда вещественных доказательств, которые на поверку окажутся просто фальсифи кацией.»’

  1. Карнесва Л.М. и другие так же, с.75.
  2. Михальчук А.Е. = Тактические комбинации при производстве следственных действий. = Саратов, 1991 г., с, 104.

143

Но данная группа тактических приемов не исчерпывается выше перечисленными , она объемна и в целом правомерна. В этой или иной ситуации, как справедливо отмечал И.Б.Быховский, тактические приемы следственного действия должны использоваться всегда, но при условии, что при этом не унижается достоинство и честь допрашиваемого, не нарушаются правила этики общения и т.д.’

? Тактические приемы допроса, применяемые для преодоления нежелания да- вать показания.

Для преодоления нежелания давать показания могут быть использованы такие тактические приемы, как:

  • детальный вопрос, направленный на выяснение биографических данных допрашиваемого, образа его жизни, связей, особенностей характера, крута ув лечений и интересов.

Допрос может иногда походить на беседу, лишенную ненужной в первое время официальности, цель беседы - познакомиться с основными психическими чертами допрашиваемого и наметить дальнейшую тактику допроса.

Обвиняемому необходимо дать высказаться до конца, не перебивая, расспросить его о судимостях, если ранее он был судим, узнать, где отбывал наказание , где жил и работал. Сначала целесообразно говорить о таких вещах, использовать такие выражения, которые не могут вызвать нежелания допрашиваемого вступить в разговор.’

  • Использование положительных качеств допрашиваемого.

Описать этот гактический прием лучше словами Дсйла Кариеги: «С кем бы не приходилось иметь дело, обращайтесь с ним, как с честным и порядочным че- ловеком. Он будет польщен этим и возможно будет стараться оправдать свою «новую репутацию», а также, «глубочайшим свойством человеческой природы

  1. См.: Ныховский Н.Е. Процессуальные и тактические вопросы системы следственных дей- ствий. М., 1975. с.359.
  2. Доспулов Г.Г. = Психология допроса на предварительном следствии - М., 1976 г., с.76.

144

является страстное стремление людей быть оцененными по достоинству».

Иначе говоря, следователь должен увидеть положительные качества, дос- тоинства даже у преступника и выразить одобрение этому. Примером этому может служить уголовное дело по обвинению К), и других соучастников.

Ранее неоднократно судимый Ю. входил в состав группы П. и за совершение ряда разбойных нападений в Изобильненском районе Ставропольского края был осужден и содержался в ИТК-4 строгого режима.

В ходе документирования преступной деятельности организов^нной группы П. было установлено, что Ю. до осуждения совершил до 10 разбоев на «водителей, занимающихся частным извозом» на дороге Ставрополь - Изобильный, о которых на предварительном следствии не рассказал следователю. По поручению следователя следственно-оперативной группы Ю. был этапирован из ИТК-4 в СИЗО-1 для производства с ним следственных действий по вновь выявленным преступлениям.

При первом допросе Ю. все отрицал и не признавал те преступления, на которые указали члены организованной преступной группы в ходе предвари- тельного следствия. В дальнейшем Ю. был изобличен на очной ставке соучаст- никами преступной группы, и тогда он обратился к следователю с просьбой по- смотреть на своего четырехлетнего сьпш, который родился в период осуждения Ю., и он его практически не видел. Следователь пригласил жену Ю. с сыном в кабинет, где и произошла встреча отца с ребенком. Такое отношение следова- теля расположило Ю. к нему и он сознался в ранее совершенных 10 разбойных нападениях на водителей автомашин.

Большинство нами опрошенных следователей традиционно используют данный тактический прием при допросе. - Предъявление доказательств, достоверность которых не вызывает сомнений.

Данный тактический прием, учитывая его важность, был более подробно рассмотрен применительно к допросу лиц, дающих ложные показания. Так как

I. Архивный материал Ставропольского краевого суда, за 1998 г.

145

это по сути единственный способ их изобличения.

Когда обвиняемый отказывается от всякого общения со следователем и при этом находится в состоянии безразличия, апатии, считая, что «ему теперь все равно», целесообразно применить прием эмоциональной встряски. Следователь при этом обращается к чувствам допрашиваемого, взывает к гордости, стыду, раскаянию, сожалению, заставляет отказаться от пассивного поведения и вступить в общение со следователем.

  • Иногда допрашиваемый отказывается давать показания, выражая этим са мым своеобразный протест против необоснованного привлечения его к ответ ственности. Нередко это является результатом неумения следователей устанав ливать правильные взаимоотношения с допрашиваемым.

Если терпеливо разъяснять обвиняемому его положение и права, значение его показаний, то значительная часть таких лиц обычно отказывается продолжать свою линию поведения.

В любом случае следователь должен объяснить допрашиваемому значение чистосердечного раскаяния. Необходимо указать на то, что оно является смягчающим ответственность обстоятельством, а в некоторых случаях учиты- вается при решении вопроса о прекращении уголовного дела. Положительное воздействие на обвиняемого оказывает убеждение следователя о необходимо- сти раскаяния, осознания своей вины как первого шага на пути к исправлению. Однако данный прием следует применять достаточно осторожно, чтобы разъ- яснения не перешли в давление на допрашиваемого, способное привести к са- мооговору.

  • «Полезно умышленно вызвать возражение со стороны допрашиваемого, что может побудить занять его активную защитную позицию, а для этого ему при дется дать показания.»

Данным тактическим приемом следователь создает у допрашиваемого стремление вести логические рассуждения. Сначала он умышленно заостряет

  1. Руководство для следователей (Приказ МВД РФ от 20 июня 1996 г.. № 334).

146

внимание на факте, который допрашиваемому опровергнуть нетрудно. Обви- няемый не может преодолеть желание опровергнуть выводы следователя, по- этому втягивается в спор. Но следователь выдвигает уже более существенные обстоятельства, которые обеспечены доказательствами. Обвиняемый вынужден выдвигать иные аргументы или же, не видя выхода, признать правильность до- водов следователя. Так достигается общение следователя с допрашиваемым, которое в дальнейшем он должен развить.

Деление тактических приемов допроса в конфликтной ситуации, исходя из количества доказательного материала по делу, в целом правильно ориентирует следователя и способствует достижению целей допроса. Однако нужно понимать, что это деление несколько условно, поэтому некоторые приемы еди- ной группы могут с успехом применяться в ситуации, характерной для другой группы тактических приемов допроса. Говоря о тактических приемах, нельзя не указать на то, что, как правило, наибольший эффект их использования достига- ется в случае, когда в рамках одного следственного действия они объединены в целостную систему.

Таким образом, мы попытались проанализировать, оценить наиболее распространенные тактические приемы и условия их реализации при допросе. Но справедливо мнение некоторых криминалистов о том. что количество так- тических приемов допроса не остается постоянным, они весьма разнообразны и вариации их безграничны.

2.4 ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ НЕПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ФОРМ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СЛЕДОВАТЕЛЯ И ОРГАНА ДОЗНАНИЯ.

Следователи и органы дознания часто используют наряду с процессуальными и непроцесеуальные формы взаимодействия. Поэтому изучение этих форм имеет большое научное и практическое значение.

Непроцессуальными формами являются те формы взаимодействия следователя и органов дознания, которые не предусмотрены уголовно-процессуаль-

147

ным законом. Они могут быть установлены федеральными законами Российской Федерации, ведомственными нормативными актами. Эти формы могут вырабатываться в процессе практической деятельности, но при этом они не должны противоречить нормативно-правовым актам. Непроцессуш ьные формы взаимодействия следователя и органов дознания рядом ученых называются также организационными1 и организационно-тактическими.^ Изучаемое взаимодействие осуществляется в процессе расследования преступлений. Оно может возникнуть после возбуждения уголовного дела и до окончания предва- рительного следствия.

К таким формам взаимодействия следователя и органов дознания в процессе расследования преступлений можно отнести:

  • Создание и деятельность следственно-оперативных групп.
  • Совместное планирование следовагелем и сотрудниками органов дознания следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.
  • Взаимный обмен информацией между следователем и органами дознания.
  • Оперативное сопровождение.
  • Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказы- вании.
  • Исполнение органами дознания поручений следователя о проведении опера- тивно-розыскных мероприятий.
  • ? Создание и деятельность следственно-оперативных групп.
  1. Уголовный процесс: учебник для иностранных слушателей МВД СССР // Под ред. В.П.Божьева // - М.: Академия МВД СССР, 1989 г., с. 186.
  2. Герасимов В.Ф. - Понятие и виды взаимодействия участников расследования преступле- ний.
  3. Драпкин Л.Я. = Организационно-управленческие аспекты взаимодействия участников про- цесса раскрытия преступлений = Вопросы взаимодействия следователей и других участни- ков расследования преступлений // - Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1984 г., с.6, 16-17.

148

«Следственно-оперативная группа, как специфическая организационная форма взаимодействия органов следствия и дознания представляет собой организаци- онное формирование (постоянного или временного характера), которое состоит из следователя (следователей), оперативных работников органов внутренних дел и иных специалистов, использующих свойственные им средства и методы работы, создаваемые для лучшей организации деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.»*

Рассматриваемая форма взаимодействия следователя и органов дознания позволяет комплексно использовать и рационально сочетать имеющиеся в на- личии силы, средства и методы в целях достижения задач уголовного судопро- изводства. Практика показала эффективность деятельности следственно- оперативных групп, необходимость широкого их использования при раскрытии и расследовании различных преступлений.

Создание и деятельность следетвенно-операгивных групп регламентированы ведомственными нормативными актами. Основным таким актом для органов внутренних дел является Инструкция по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскры гии преступлений, утвержденная приказом МВД РФ № 334 от 20 июня 1996 года.

Согласно пунктам 1.4 -1.4.4 этой инструкции, следственно-оперативные группы подразделяются на следующие виды:

  • дежурная (при дежурной части); целевая (временная);
  • специализированная (постоянно действующая); совместная следственно- оперативная группа (бригада).
  • В пункте 4.3.1, рассматриваемой инструкции говорится о том, что решение о создании следственно-оперативной группы принимается руководителями аппаратов следствия и оперативных подразделений и оформляется приказом

1 - Кокурин Г.А. = Организационные основы деятельности следственно-оперативных групп: Учебное пособие = Екатеринбург, Издательство Екатеринбургский высшей школы МВД России. 1996 г., с. 15.

149

соответствующего начальника органа внутренних дел.

Руководителем группы назначается следователь, принявший дело к про- изводству. При расследовании дела несколькими следователями выносится со- ответствующее постановление. Если в группу включаются несколько оператив- ных работников, один из них назначается старшим. Изменения в составе группы могут быть произведены лишь начальником, издавшим приказ о ее создании, по согласованию с руководителем следственно-оперативной группы.

Из приведенного положения инструкции видно, что решение о создании группы оформляется приказом соответствующего начальника органа внутренних дел. В научной и учебной литературе вопрос о документе, в котором излагается решение о создании следственно-оперативной группы, решается не столь однозначно.

О.В.Синеокий полагает: «Дискуссионным является также вопрос: на основании какого документа создаются указанные группы (постановления, приказа, распоряжения)? На практике в равной мере используются все три документа, хотя в УПК указан лишь один - «постановление», и то применительно к группе следователей, без указывания оперативных работников дознания. Тем более «постановление» по своей правовой сущности является процессуальным документом, выносимым единолично лицом, производящим расследование, ли- бо прокурором, осуществляющим надзор за следствием.

Приказы и распоряжения - это скорее организационные документы внутреннего характера: ведомственного или межведомственного. Их действие направлено только на организацию работы конкретной структуры и прямо не направлено на работу с другими гражданами и организациями, хотя граждане могут и подпасть под правовое регулирование, осуществляемое этой структурой (в данном случае правоохранительными органами). Видимо, с этим связаны и такие неединичные случаи, когда приказы и распоряжения не приобщаются к уголовному делу и, естественно, не объявляются обвиняемому, если это лицо установлено.

1- Синеокий О.В. - Виды следственных и следственно-оперативных групп = «Государство и право». 1997 г., № 1, с.65.

150

Л.Я.Драпкин прямо указывает на то, что распоряжения и приказы, которыми оформляется создание следственно-оперативной группы, к уголовному делу7 не приобщаются, а хранятся в наблюдательном производстве.1

В.А. Михайлов и Ю.Н.Белозеров высказываются следующим образом: «Следственно-оперативная группа представляет собой временное формирова- ние, создаваемое управленческим решением начальника следственного отдела и начальника органа дознания либо приказом (распоряжением) первого руково- дителя органа внутренних дел.»”

А.Ф.Коновалов ‘ считает, что правовым основанием для создания непостоянной следственно-оперативной группы должно быть постановление следователя, утвержденное начальником следственного подразделения и согласованное с руководителем органа внутренних дел.

Анализируя суждения различных авторов, заметим: Действительно, в соответствии с частью ст. 127-1 и частью 3 ст. 129 УПК РСФСР начальник следственного отдела вправе выносить постановление о поручении предварительного следствия по делу нескольким следователям. Однако начальник следственного отдела не вправе поручить расследование уголовного дела, помимо следователей, конкретным оперативным работникам. ? В соответствии с частью 4 ст. 127 УПК РСФСР, поручения и указания органам дознания о производстве розыскных и следственных действий (а никак не

  1. Драпкин Л.Я. - Указ. соч.. с.18.

  2. Михайлов В.А., Белозеров Ю.Н. = Полномочия руководителей министерств, управлений и отделов внутренних дел и органов дознания по организации расследования преступлений = //Ученые, научные школы и идеи. - Юбилейный сборник научных трудов // - М.: МДИ МВД России, 1995 г., с.61.
  3. Коновалов А.Ф. = Следственно-оперативная группа как форма взаимодействия при рас- крытии преступлений и розыске скрывшихся преступников. =
  4. // Вопросы взаимодействия следователей и других участников расследования преступлений. - Межвузовский сборник научных трудов.//, Свердловск, 1984 г., с.45.

151

оперативно-розыскных мероприятий) вправе давать только следователь по рас- следуемым делам, а не начальник следственного отдела.

Здесь мы не принимаем во внимание те случаи, когда в силу части 2 статьи 127- 1 УПК РСФСР начальник следственного отдела вправе участвовать в производстве предварительного следствия и лично производить предваритель- ное следствие, пользуясь при этом полномочиями следователя.

В подобных ситуациях начальник следственного отдела либо один производит предварительное следствие по делу, либо делает это в составе группы следователей (следственно-оперативной группы), то есть выступает в роли сле- дователя, а не начальника следственного отдела. Следовательно, только пору- чения и указания следователя являются основанием для проведения сотрудни- ками органа дознания розыскных и следственных действий. 1 Уголовно- процессуальным законодательством не предусмотрены случаи утверждения постановления следователя начальником следственного отдела и тем более согласования их с начальником органа внутренних дел.

Исходя из изложенною, полагаем, что одного приказа начальника органа внутренних дел о создании следственно-оперативной группы может быть дос- таточно только в том случае, если в состав группы входят один следователь, который, являясь руководителем группы, осуществляет уголовно- процессуальные функции (например, в дежурных следственно-оперативных группах).

Если же в состав следственно-оперативной группы входят два и более следователей (считая и руководителя группы), то нужно применять нормы уго- ловно-процессуального законодательства, предусмотренные для случаев проведения предвари тельного следствия несколькими следователями (ст. 129 часть 3 УПК РСФСР). В соответствии с этими правовыми нормами решение о ведении дела несколькими следователями должно быть указано в постановлении о возбуждении дела или в отдельном постановлении.

Руководитель следственно-оперативной группы принимает дело к произ-

152

во детву и руководи! действиями других следователей.

Подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику при разъяснении права на отвод должен объявляться весь состав следователей.

Органы дознания находятся в подчинении у начальника органа внутренних дел, поэтому нет особой необходимости в вынесении начальником органа дознания приказа о создании следственно-оперативной группы.

Дискуссионным является и следующий вопрос: на основании каких документов сотрудники органа дознания, входящие в следственно-оперативную группу, выполняют поручения и указания следователя ?

Г.А.Матусовский и В.Н.Сущенко1 считают, что таким основанием является письменное поручение руководителя группы на имя всех инспекторов органа дознания, вошедших в состав группы, о праве выполнения ими отдельных следственных и розыскных действий по делу.

В.А.Михайлов и Ю.Н.Белозеров высказывают следующее суждение: «… при планировании согласованной процессуальной и оперативно-розыскной деятельности необходимости в даче поручений и указаний не возникает, так как соответствующий сотрудник органа дознания выполняет соответствующие оперативно-розыскные мероприятия и действия в порядке выполнения нлана.>Г

Думается, что эти две точки зрения не исключают, а дополняют друг друга. После создания следственно-оперативной группы руководитель группы должен дать общее письменное поручение органу дознания (сотрудники которого входят в состав группы, а значит и будут выполнять это поручение) о про- изводстве розыскных и следственных действий, отразив в нем и требование о содействии при производстве следственных действий.

1 - Матусовский Г.А., Сущенко В.Н. = Организация работы аппаратов дознания и предварительного следствия органов внутренних дел: Учебное пособие. Харьков, Юридический институт, 1983 г, с.61. 2 3 - Михайлов В.А., Белозеров Ю.Н, - Указ. соч. с.61. 4

153

Анализируя суждения вышеуказанных авторов и развивая идеи, высказанные в свое время в юридической печати, мы бы предложили в качестве дальнейшего совершенствования Уголовно-процессуального кодекса РФ ввести новую статью - субъект производства следственного действия «Производством следственного действия руководит следователь (руководитель следственно- оперативной группы), а при его отсутствии - старший из работников органа дознания, входящий в следственно-оперативную группу, их указания для всех участников следственного действия обязательны».

Следователь, который является руководителем следственно-оперативной группы, выполняет две функции - уголовно-процессуальную в качестве следо- вателя и организационную в качестве руководителя группы. Как руководитель группы, он определяет направления расследования, получает всю поступаю- щую информацию и намечает порядок и тактик)’ ее использования, оказывает методическую и практическую помощь членам группы, контролирует хоц вы- полнения плана.

А.П. Крутиковым1 выделяется недостаток в деятельности следственно- оперативных групп, который заключается в отсутствии у каждого члена группы возможности получать сведения от первоисточника. При этом он считает, что такой недостаток устраним за счет полной информации внутри группы и четкой координации действий се руководителем.

Правовой основой для создания и деятельности следственно-оперативных групп должны служить нормы уголовно-процессуального законодательства, для их появления необходимо внести изменения как в действующий УПК РСФСР так и в проект УПК РФ, принятый Государственной Думой в первом чтении, который также не содержит соответствующих правовых норм. ?> Совместное планирование следователем и сотрудниками органов дознания совместной работы по раскрытию и расследованию преступлений.

1 - Кругликов Л.П. = Правовое положение органов и лиц, производящих дознание в совет- ском уголовном процессе: Учебное пособие = Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1986 г., с.36.

154

«Планирование расследования преступления понимается как мыслительная деятельность следователя, заключающаяся в определении на основе выдви- нутых версий научно обоснованных следственных задач, построении системы следственных действий, оперативно-розыскных и организационных мероприя- тий; установлении сроков и последовательности выполнения намеченных ме- роприятий в целях обеспечения эффективности расследования и предупрежде- ния преступления».

План расследования - это результат планирования, выражающийся в виде программы работы следователя по конкретном}’ уголовному делу.»1 Авторы этого определения подразумевают, что расследование планирует следователь. Однако это определение останется верным и в случае, если в качестве субъек- тов планирования выступает вместе со следователем и сотрудники органа доз- нания.

Рассматриваемое планирование, как правило, осуществляется в тех случаях, когда по делу необходимо произвести значительное количество следственных, розыскных и оперативно-розыскных действий, разрабатывается следователем и сотрудниками органа дознания в целях эффективного использования в процессе расследования преступления всех имеющихся у них сил, средств и методов. В процессе планирования следователь играет определенную роль. Он принимает все решения о направлении предварительного следствия, намечает производство конкретных процессуальных действий, формулирует вопросы, выяснение которых поручается органам дознания, устанавливает сроки выпол- нения всех предусмотренных планом мероприятий.

? Взаимный обмен информацией между следователем и органами дознания.

Взаимный обмен информацией является необходимой составной частью согласованной деятельности следователя и органов дознания при расследова- нии преступлений. Взаимность обмена информацией заключается в том, что

1 - Матусовский Г.А., Сущенко В.Н. = Указ. соч., с.35.

155

следователь должен быть вовремя уведомлен о появившихся у органа дознания сведениях (в том числе и полученных оперативным путем), а сотрудники органа дознания о данных, полученных следователем в процессе производства по уголовному делу. Помимо того, что взаимный обмен информацией является от- дельной формой взаимодействия, он также выступает в виде составной части всех форм взаимодействия следователя и органов дознания. Трудно себе пред- ставить, например, деятельность следственно-оперативной группы, совместное планирование без обмена информацией между субъектами взаимодействия.

Без обмена информацией невозможна согласованная деятельность следователя и органа дознания, следовательно, не происходит и взаимодействие этих субъектов. Кроме оперативно-розыскных данных, полученных непроцессуаль- ных путем, органы дознания располагают и другой информацией. Эта инфор- мация можег содержаться в различных оперативных учетах. В милицию могут поступать имеющие отношение к уголовному делу различные письма, аноним- ные сообщения, заявления и т.п.

Продолжает оставаться дискуссионным вопрос объема предоставляемой следователю оперативной информации. С.Д.Долгинов полагает: «…. право сле- дователя на ознакомление с оперативными материалами нельзя рассматривать как право на обязательное предоставление ему таких материалов.

Только оперативный работник вправе решать этот вопрос. Информация, которая необходима следователю для принятия правильного решения по рас- следуемому преступлению, может быть передана оперативным работником и без его непосредственного ознакомления с документами оперативно-розыск- ного характера.»’

1 — Долгинов С.Д. - Некоторые проблемы взаимодействия следствия и оперативных подразделений при раскрытии и расследовании преступлений, совершенных организованными преступными группами 41 Актуальные проблемы теории и практики взаимодействия подразделений органов внутренних дел в борьбе с преступностью. // Материалы межвуз. научн.-практическ. конференции. - Челябинск: ЧЮИ МВД РФ. 1998 г., с. J10.

156

Другие ученые придерживаются несколько иной точки зрения. Например. Р.А.Базаров1 считает, что целесообразно полное ( в максимально возможной мере) ознакомление следователя с результатами оперативно-розыскной дея- тельности.

Это дает возможность следователю осуществить многофакторный, все- сторонний анализ имеющихся данных для выработки наиболее оптимального плана следственных действий. Его поддерживает Л.П.Плеснева,’ справедливо полагая, что зачастую оперативные работники стремятся раскрыть преступле- ния любой ценой и следователь должен знать, что стоит, например, за явкой с повинной, за признанием гражданина в совершении преступления.

Вторая точка зрения нам кажется более верной, так как, получая информацию, не подтвержденную конкретными документами, следователь рискует получить недостоверную информацию.

Этой же точки зрения придерживаются и создатели проекта УПК РФ. В части 6 статьи 37 проекта УПК РФ содержится следующая правовая норма: следователь имеет право знакомиться с оперативно-розыскными материалами органов дознания, относящимися к расследуемому им делу. Естественно, что при ознакомлении следователя с результатами оперативно-розыскной деятельности должна сохраняться государственная и служебная тайна. ? Оперативное сопровождение предварительного следствия.

  1. Базаров Р.Л. = Современные тенденции преступности и некоторые проблемы взаимодействия следственных и оперативных подразделений органов внутренних дел в раскрытии преступлений ^//Актуальные проблемы теории и практики взаимодействия подразделений органов внутренних дел в борьбе с преступностью// Материалы межвуз. научнопрактическ. Конференции - Челябинск: ЧЮИ МВД РФ, 1998 г., с, 10-11.
  2. Плеснева Л.П. - Организация взаимодействия следователя с органами дознания = // Перспективы совершенствования деятельности органов внутренних дел и государственной противопожарной службы.// - Тезисы всерос. науч. - практ. конференции - Иркутск: ВСИ МВД России, 1999 г., часть !, с.54

157

Данная форма взаимодействия следователя и органа дознания сложилась в процессе практической деятельности этих субъектов взаимодействия. Сущность ее заключается в выделении начальником органа дознания одного или нескольких сотрудников для непосредственного взаимодействия со следовате- лем на определенных этапах предварительного расследования или на всем его протяжении. Рассматриваемая форма взаимодействия сходна с такой формой, как следственно-оперативная группа. Однако в отличие от последней, опера- тивное сопровождение применяется обычно в тех случаях, когда расследовани- ем уголовного дела занимается один следователь и нет необходимости в при- влечении большого числа сотрудников органа дознания.

Для установления оперативного сопровождения производства предвари- тельного следствия нет нужды в издании какого-либо специального документа (постановления, приказа). Поручения и указания следователя, даваемые им ор- гану дознания, выполняет один и тот же сотрудник (сотрудники) органа дозна- ния, и в каждом конкретном случае эти поручения и указания даются в пись- менной форме. Эта форма взаимодействия способствует лучшему обмену ин- формацией между следователем и сотрудниками органа дознания. Применять рассматриваемую форму взаимодействия целесообразно при расследовании не всех преступлений, а только тех, раскрытие которых требуют длительного и тесного контакта следователя и органа дознания. Если при этом не возникает объективной необходимости в использовании более высокой организационной формы взаимодействия - следственно-оперативной группы.

Высказывается мнение, что по преступлениям, связанным с организованной преступностью, оперативное сопровождение расследования является обязательным на всех его стадиях.

? Использование следователем результатов оперативно-розыскной деятельно- сти в процессе предварительного расследования уголовных дел. Эта форма взаимодействия следователя и органов дознания предусмотрена ст. 11 Феде-

I. Долгинов С.Д. = Указ. соч., с. 110.

158

рального Закона Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельно- сти» от 12 августа 1995 года,1 то есть оперативно-розыскным законодательст- вом, а значит - является нспроцессуальной формой взаимодействия. Суть рас- сматриваемой формы взаимодействия заключается в использовании следовате- лем результатов оперативно-розыскной деятельности органов дознания.

Согласно части 3 ст. 11 этого закона предоставление результатов оперативно- розыскной деятельности следователю осуществляются на основании по- становления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными ак- тами. Следует согласиться с В.В.Голубевым, который отметил: «Вместо упро- щения доступа следовагеля к операгивным материалам по расследуемому им уголовному делу Законодатель внес дополнительную преграду в виде требова- ния необходимости вынесения постановления соответствующим руководите- лем.

Очевидно, что сохранение законодательных требований, лишающих сле- дователя возможности реально контролировать осуществление оперативно- розыекных мероприятий по расследуемому им уголовному делу, обусловлено сложившимся на практике фактическим недопущением следователя до оперативных материалов.»”

В соответствии с Законом об ОРД результаты оперативно-розыскной дея- тельности органов дознания могут использоваться следователем при расследо- вании уголовных дел в трех формах:

  • для подготовки и осуществления следственных действий (часть 1 сг.11);
  • для розыска лиц. скрывшихся от следствия и без вести пропавших (часть 1 ст.П);
  • в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголов-
  1. Далее - Закон об ОРД
  2. Голубев В.В. = Организация взаимодействия при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами = Следователь, 1997 г., с.35.

но-процессуш1ьного законодательства Российской Федерации, регламенти- рующими собирание, проверку и оценку доказательств (часть 2 ст.11).

Следует иметь в виду, что согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ1 результаты оперативно-розыскных мероприятий, связанных с огра- ничением конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых , телеграфных и иных сообщений, а также с проникно- вением в жилище против воли проживающих в нем лиц (кроме случаев, уста- новленных федеральным законом), могут быть использованы в качестве дока- зательств по делам лишь тогда, когда они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проверены следственными органами в соот- ветствии с уголовно-процессуальным законодательством. Данная форма взаи- модействия следователя и органов дознания имеет сходные черты с другой рас- смотренной выше формой, а именно, взаимным обменом информацией между следователем и органами дознания.

Результаты оперативно-розыскной деятельности являются одной из со- ставляющих оперативно-розыскной информации. Эти формы взаимодействия отличаются следующими чертами:

  • при обмене информацией стороны не обязаны ее использовать:
  • обмен информацией между следователем и органом дознания носит взаим- ный характер, а результаты оперативно-розыскной деятельности передаются следователю в одностороннем порядке;
  • результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться сле- дователем только в формах, предусмотренных законом;
  • при обмене информацией следователь получает не только оперативно- розыскную информацию.
  • 1 - п.14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 3! октября 1995 г., №8 « О некото- рых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1991-1996 г.,М., 1997 г.. с. 17

В настоящее время существуют определенные проблемы законного ис- пользования результатов оперативно-розыскной деятельности органов дознания в процессе предварительного расследования уголовных дел.

С.П.Серебров выделяет следующие основные недостатки, из-за которых результаты оперативно-розыскной деятельности не используются в уголовном судопроизводстве:

  • неправильное документальное оформление оперативными работниками фак- та и обстоятельства применения научно-технических средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий;
  • недостаточно четкое понимание оперативными работниками и следователя- ми статуса материалов, полученных в ходе оперативно-розыскных мероприя- тий, и порядка их вовлечения в уголовное судопроизводство;
  • отсутствие в действующем уголовно-процессуальном законе четких устано- вок по использованию информации, полученной в ходе оперативно-розыскной деятельности.
  • Для решения проблем, возникающих в процессе использования результатов оперативно-розыскной деятельности, при расследовании насильственно- корыстных преступлений необходимо внести изменения в действующий УПК РСФСР, а также предусмотреть соответствующие нормы в проекте УПК РФ.

В разрабатываемом проекте УПК РФ есть ст.85, в соответствии с которой результаты оперативно-розыскной деятельности, полученные при соблюдении требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», «могут использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями настоящего Кодекса, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.»

Однако, одного такого дополнения в УПК явно недостаточно. Следует со

1- Серебров СП. = Процессуальные аспекты использования информации, полученной в хо- де оперативно - розыскной деятельности = Следователь, 1998 г.. с.43.

161

гласиться с А.А.Чувилевым,* который полагает, что нормы, предусматриваю- щие порядок принятия, проверки, оценки и приобщения у уголовному делу ма- териалов оперативно-розыскной деятельности, следует поместить в уголовно- процессуальный закон.

Позднее он так развивает свою мысль: « Допустить, что порядок и условия использования предоставленной оперативно-розыскной информации в качестве оснований уголовно-процессуальных решений и в доказывании по уголовному делу должны предусматриваться уголовно-процессуальным законом/

БЛИЗКУЮ позицию занимает В.Зажицкий/ признающий целесообразным, чтобы весь комплекс вопросов, связанных с использованием оперативно-розыскной деятельности в интересах уголовного судопроизводства, стал предметом подробного регулирования уголовно-процессуального законодательства. ? Использование органами дознания поручений следователя о проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Эта форма также относится к непроцессуальным формам, так как она предусмотрена не уголовно-процессуальным, а оперативно-розыскным законо- дательством России, а конкретно Законом об ОРД.

В соответствии с пунктом 2 части 1 ст. 14 этого закона, при решении задач опе- ративно-розыскной деятельности органы, уполномоченные осуществлять опе- ративно-розыскную деятельность, обязаны исполнять в пределах своих полно- мочий поручения в письменной форме следователя о проведении оперативно- розыскных мероприятий по уголовным делам, принятым ими к производству.

1 - Чувилев А.А, - Взаимодействие уголовно-процессуального и оперативно-розыскного права = // Ученые, научные школы и идеи Юбиленый сборник научных трудов.М,: МЮИ МВД России. 1995 г., с.55. 2 3 - Чувилев А,А. = Оперативно-розыскное право = М.: Издательство группа НОРМА - ИНФА М.. 1999 г., с.7. 4 5 - Зажицкий В. = Связь оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности в российском законодательстве ~ Советская юстиция = 1996 г., № 4, с.52. 6

162

В соответствии с действующим законодательством, органы, уполномоченные осуществлять оперативно-розыскную деятельность, являются подразделениями отдельных органов дознания. Следовательно, и рассматриваемая правовая норма имеет непосредственное отношение к органам дознания. Соглашаясь с А.А. Чувилевым и развивая прогрессивные идеи других авторов, мы предлагаем следующую формулировку дополнительной статьи в проект УПК РФ: « …. Разрешить законодательно органам дознания (оперработникам) пра- воохранительных органов и спецслужб, непосредственно занимающимся рас- крытием преступлений, пользоваться методами, отнесенными к оперативно- тактическим и к следственным (криминалистическим».

Таким образом, проведение оперативно-розыскных мероприятий должно быть предусмотрено УПК, а не вытекать из предусмотренной Законом об ОРД обязанности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, выполнять поручения следователей или лица, производящего дознания.

Результаты оперативно-розыскной деятельности должны быть использованы в доказывании по уголовным делам, которые имеют важное значение в борьбе с преступностью, защите прав и законных интересов граждан от преступных посягательств, интересов общества и государства.

ГЛАВА III - ОПЫТ ВЫЯВЛЕНИЯ, РАСКРЫТИЯ И

РАССЛЕДОВАНИЯ КОРЫСТНО-НАСИЛЬСТВЕННЫХ

ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ ОРГАНИЗОВАННЫМИ

ПРЕСТУПНЫМИ ГРУППАМИ.

3.1. ОСОБЕННОСТИ РАСКРЫТИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ ОРГАНИЗОВАННЫМИ ПРЕСТУПНЫМИ ГРУППАМИ.

Времена воров, грабителей-одиночек прошли. Однако в специальной ли- тературе методика расследования таких преступлений чаще всего акцентирует внимание именно на разработку приемов расследования без учета сложившейся обстановки.

В последние годы в России все большее распространение получают со-

вершаемые организованными группами заранее спланированные, подготовлен- ные и тщательно замаскированные преступления, что делает их расследование особо сложным.

Раскрыть такие преступления только традиционными методами трудно, а порой и невозможно.

Установление фактических обстоятельств совершенного преступления ретроспективно, то есть обращено в прошлое: картина происшедшего (обстоя- тельства преступления и виновные лица) восстанавливается по следам, остав- ленным преступлением в памяти людей и на предметах материального мира.

Но когда опытные преступники (а нередко ‘и с помощью квалифицированных специалистов) заранее принимают меры к тому, чтобы таких следов не оставлять, а оставленные уничтожить, надежд на раскрытие преступления только процессуальными средствами остается мало. И здесь традиционный на- бор таких средств, - особенно допросы потерпевших, свидетелей, подозревае- мых. - в большинстве случаев оказывается недостаточным. Особенно трудно получить информацию о заказчиках преступления, организаторах и руководи- телях преступной группы и их «крыши».

Опыт государств, которые столкнулись с организованными формами преступности раньше нас, да и российская практика последних лет свидетель- ствуют, что успех борьбы с кражами, грабежами и разбоями обеспечивается только применением наряду с процессуальными средствами (они остаются ос- новными, именно они составляют содержание предварительного и судебного рассмотрения дела) методов оперативно-розыскной деятельности.

Использование таких методов позволяет не ограничиваться тем, чтобы только идти по следам преступников, реагируя на заявления и иные сообщения о совершенном преступлении, и уже после этого отыскивать доказательства с помощью различных оперативно-розыскных мероприятий, таких как наблюде- ние, прослушивание телефонных переговоров, контроль почтовых отправлений, телефонных и иных сообщений, оперативное внедрение в преступные

164

группировки, использовав при этом необходимые технические средства.

Появляется возможность проникать в преступную среду, более или менее длительное время поддерживать контакты с подозреваемыми, отслеживать и в определенной мере контролировать их деятельность. Так. при разработке пре- ступной деятельности организованной группы П. в нее был внедрен помощник оперативного работника уголовного розыска, который успешно адаптировался в группе и снабжал уголовный розыск необходимой информацией о количестве лиц и способах совершения корыстно-насильственных преступлений, а также о всех перемещениях преступной группы после совершения очередного преступ- ления. Чаще всего именно так может быть получена информация о составе, структуре преступной группы, ее связях, именах и т.п.

Показания лиц, участвовавших в оперативно-розыскных мероприятиях, особенно когда это сопровождалось фиксацией некоторых важных обстоя- тельств, в частности на аудио- и видеозаписях, дают следователю и судьям на- глядное и убедительное представление о происшедшем, позволяют непосредст- венно наблюдать отдельные фрагменты совершенного преступления ( кражи, грабежа и разбоя).

Таким образом, использование результатов оперативно-розыскной дея- тельности в доказывании по уголовным делам имеет важное значение в борьбе с преступностью, защите от преступных посягательств прав и законных интересов граждан, интересов общества и государства. И вместе с тем, нельзя не учи- тывать реально существующего риска отрицательных, побочных последствий этой деятельности.

Оперативно-розыскная деятельность по своему характеру и особенностям (негласность большинства оперативно-розыскных мероприятий, 01раничсн- ность прав лиц, в отношении которых такие мероприятия проводятся: отсутст- вие ряда гарантий, имеющихся в уголовно-процессуальной сфере: закрытость в определенной мере даже от прокурорского надзора и судебного контроля) чре- вата опасными нарушениями прав и свобод человека. Поэтому использование

оперативно-розыскных средств требует чрезвычайной осторожности. Эта дея- тельность должна быть строго регламентирована законом.

Первый в России Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» был принят в 1992 году. Его принятие явилось несомненным достижением, поскольку впервые в нашей истории это острое оружие было введено в законные рамки. В 1993 году принята новая Конституция Российской Федерации, в соответствие с которой нужно было привести этот закон. 12 августа 1995 года был принят в новой редакции Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности».

Одно из существенных изменений коснулось именно норм об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании.

В ст. 10 закона в редакции 1992 года указывалось, что эти результаты могут использоваться «в качестве доказательств по уголовным делам после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством (то есть полученные оперативным путем данные сами по себе признавались дока- зательствами и подлежали проверке на общих основаниях, наравне со всеми другими доказательствами), согласно ст. 11 нового закона эти данные могут «использоваться в доказывании …. в соответствии с положениями уголовно- процессуального законодательства РФ, регламентирующими собирание, про- верку и оценку доказательств.»

Закон об ОРД допускает и прямо предусмачривает возможность вторжения в сферу прав и свобод человека, включая и конституционные права (глава 2 Конституции РФ), но ограничение этих прав не можег выходить за пределы Конституции.

Правовую основу ограничения составляет часть 3 ст.55 Конституции РФ, согласно которой «права и свободы человека и гражданина» могут быть огра- ничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в це- лях защиты основ конституционного строя, интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

!66

Задача закона в том, чтобы установить необходимые пределы ограничения прав и ни в коем случае не выходить за эти пределы. Именно установление таких пределов, закрепление системы гарантий законности оперативно-розыскной деятельности - важнейший элемент закона, регламентирующего эту деятельность.

В соответствии со ст.4 закона об ОРД правовую основу данной деятельности, наряду с Конституцией РФ и Законом, составляют другие федеральные законы и принятые в соответствии с ними иные нормативные акты федеральных органов государственной власти ( Указы Президента РФ, Постановления Правительства и т.п.).

Действующий УПК РСФСР упоминает об оперативно-розыскных мерах лишь в самом общем виде в статьях, регламентирующих деятельность органов дознания, предусматривая принятие необходимых оперативно-розыскных мер в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших (ст. 118). и проведе- ние розыскных действий по поручению следователя (ст. 119).

Статья 85 проекта нового УПК РФ, принятого в первом чтении Государственной Думой по существу воспроизводит положение ст. 11 Закона об ОРД, указывая, что «результаты оперативно-розыскной деятельности, полученные при соблюдении требований Федерального Закона « Об оперативно-розыскной деятельности, могут использоваться в доказывании но уголовным делам в соот- ветствии с положениями УПК РСФСР, регламентирующими собирание, про- верку и оценку доказательств».

Порядок введения в уголовный процесс и использования в доказывании данных должен быть регламентирован в Кодексе более конкретно.

В части 2 ст.4 Закона об ОРД органы, осуществляющие эту деятельность, издают в пределах своих полномочий в соответствии с законодательством РФ нормативные акты, регламентирующие организацию и тактику проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Согласно части 1 ст.12 Закона об ОРД сведения об организации и тактике

167

проведения оперативно-розыскных мероприятий составляют государственную тайну.

Установление их порядка - целиком в компетенции оперативных служб.

Органы и лица, использующие оперативные данные в доказывании, - сле- дователь, прокурор, суд - не проверяют, проведены ли оперативно-розыскные мероприятия в соответствии с ведомственными нормативными актами. Необ- ходимость в проверке возникает лишь в том случае, если возникают сомнения по поводу соблюдения закона.

Для правильного понимания и применения законодательства об использовании в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности существенное значение имеют постановления Пленума Верховного суда РФ от 24 декабря 1993 года, № 13 «О некоторых вопросах, связанных с применением ст.ст.23 и 25 Конституции Российской Федерации», постановление от 31 окгяб-ря 1995 года, № 8 « О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ», а также приказ Генерального прокурора РФ от 9 августа 1996 года, № 48 «Об организации надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно- розыскной деятельности», совместная Инструкция органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность от 13 мая 1998 года «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дозна- ния^ следователю, прокурору или в суд».

В Законе предусмотрены и на практике применяются две формы использования в доказывании по уголовным делам данных, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности.

Первая форма заключается в том, что согласно части 1 ст. 11 Закона об ОРД результаты этой деятельности могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий.

Вторая форма - полученные путем проведения оперативно-розыскных мероприятий и представленные соответствующими органами данные об об- стоятельствах, подлежащих установлению по делу, используются в соответст-

168

вии с процессуальным законом для формирования доказательств.

3.2. ВЫЯВЛЕНИЕ УЧАСТНИКОВ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ

ГРУППЫ, ЗАНИМАЮЩЕЙСЯ СОВЕРШЕНИЕМ КРАЖ, ГРАБЕЖЕЙ И

РАЗБОЙНЫХ НАПАДЕНИЙ.

Рассмотрим действия преступной группы И.Х.Пайзуллаева, которая совершила ряд краж, грабежей и разбоев на территории Ставропольского края.

Выявление участников преступной группы И.Х.Пайзуллаева началось с задержания сотрудниками уголовного розыска Шпаковского РОВД трех лиц «дагестанской» национальности на станции технического обслуживания в с.Пелагиада. Эти лица приехали на автомашине ВАЗ-2106 гос.номер Ж81-42СТ на станцию для ремонта электрооборудования, но при регистрации ремонта ав- томашины у них не оказалось на нее документов.

Администрацией СТО были приглашены работники милиции, которые и задержали этих лиц «дагестанской» национальности для выяснения личности.

При проверке автомашины по банку данных «Автопоиск» было установлено, что автомашина похищена в ночь на 30 июля 1994 года в г.Благодарном Ставропольского края из домовладения гражданина Мельникова О.А.. прожи- вающего по ул.9 января, д. 10.

В ходе беседы с сотрудниками Шпаковского РОВД задеражанные трое лиц «дагестанской» национальности сообщили о себе следующие сведения: - один из задержанных оказался ранее судимым Магомедовым Мухтаром Г.. 1973 года рождения, прописанным в с.Падинском Новоселецкого района. С его слов, он приехал в Шпаковский район в гости к своему дяде по линии матери -Мусаеву Абдулпатаху.

Магомедов Мухтар, как оказалось , на момент задержания разыскивался ОУР Грачевского РОВД Ставропольского края за совершенный разбой в с.Грачевка и имелась санкция на его арест, которая была подписана прокурором Грачевского района;

169

  • второй оказался родным братом Магомедова Мухтара (Магомедовым М. Г., 1976 года рождения, также прописанным в селе Пади иском Новоселецкого района того же края).

Он сообщил, что вместе с братом приехал к дяде по линии матери - Му-саеву Абдулпатаху;

  • третий оказался двоюродным братом братьев Магомедовых (Мусаевым М. А., 1979 года рождения).

Со слов последнего, они были на рынке в г.Благодарном и ночью решили угнать со двора дома №10 по ул.9 января автомашину ВАЗ -2106 и доехать на ней в с.Дубовку Шпаковского района, где проживала семья Мусасвых.

1 августа 1994 года его и братьев Магомедовых задержали работники милиции и доставили в Шпаковский РОВД для разбирательства.

В процессе дальнейшей проверки действия Магомедова Мухтара уголовный розыск Шпаковского РОВД стал располагать сведениями о других участниках преступной группы и совершении ими ряда корыстно-насильственных преступлений на территории районов и городов Ставропольского края.

В связи с тем, что в компетенцию Шпаковского РОВД входило обслуживание только территории района, а преступления были совершены в других районах, начальник УВД Ставропольского края поручил Управлению уголовного розыска УВД создать следственно-операгивную группу из числа опытных сотрудников для изучения деятельности задержанных и выявления всех участ- ников преступной группы, которая действовала на территории края и совершала безнаказанно кражи, грабежи и разбои в течение ряда лет.

Для задержания известных участников преступной группы в Новоселиц-кой РОВД была направлена телетайпограмма о задержании в с.Иадинском Но- воселецкого района ниже перечисленных членов преступной группы:

  • Багомедова Багомеда Алихановича, 1964 года рождения, уроженца с.Новокинекого Кайнетского района Республики Дагестана, паспорт XV - ГН

170

№ 624372, выдан 26 апреля 1994 года Изобильненским РОВД в связи с утратой, так как он временно был прописан в с.Подлужном Изобильненского района и ранее работал на отделении №2 скотником;

  • Магомедова Гусейна Гасановича, 1968 года рождения, уроженца с.Янкульского Александровского района Ставропольского края, паспорт VIII ГН № 698545, прописан в с.Подлужном Изобильненского района, временно не работает.

Эти лица были задержаны в с.ГТадинском Новоселецкого района и с ними был задержан третий - Ибрагимов Муртуз Айдимирович, 1969 года рождения, уроженец с.Камбалка Арзгирского района Ставропольского края, студент 2 курса заочного отделения ветеринарного факультета Ставропольской сельскохозяйственной академии, житель с.Садового Александровского района того же края.

В ходе дальнейшей работы с Багомедовым Б.А. уголовный розыск УВД СК стал располагать сведениями о том, что преступная группа состоит из 18 человек и руководителем группы является:

  • Пайзуллаев Иса Хазбулаевич, 1969 года рождения, уроженец с.Янкульского Андроповского района Ставропольского края, паспорт X - ГН № 658288, выдан Левокумским РОВД - того же края в 1986 году.

Он ранее был осужден в 1991 году Грачевским райнарсудом за кражу-скота к двум годам строек народного хозяйства и отбывал наказание в спецкомендатуре № 1 Промышленного РОВД г.Ставрополя. После освобождения из спецкомендатуры на путь исправления не стал и организовал преступную группу для совершения корыстно-насильственных преступлений. Прописан был с родителями в е.Ямки Грачевского района.

Его основные помощники в преступной группе:

  • Омаров Ахмед Алиахобович, 1969 года рождения, уроженец с.Комсомольского Черноземельского района Республики Калмыкия, паспорт X -ГН № 731299, прописан в с.Дубовка Шпаковского района с родителями, вре-

171

менно не работает, служил во внутренних войсках в i .Ставрополе.

  • Омаров Магомед Алиаехабович, 1970 г.р., уроженец с.Комсомольского Черноземельского района Республики Калмыкия, паспорт ХП-ГН № 533974, ранее судим, прописан в с.Дубовка Шиаковского района с родителями, вре менно не работает.

Эти лица, как впоследствии оказалось, являются основными организаторами всей преступной группы. Позже были дополнительно выявлены новые члены преступной группы. Ими оказались:

  • Чамсоев Жупан Мусаевич, 1963 года рождения, уроженец с.Ломовка Лунин- ского района Пензенской области, паспорт VI - ГН № 693079 от 11.03.1980 го- да, выдан Левокумским РОВД Ставропольского края, прописан в с.Подлужном Изобильненского района того же края, временно не работает;
  • Шейхбагандов Мухтар Шахбагандович, 1970 года рождения, уроженец с.Сергакала Сергакалинского района, паспорт II - ДУ № 547015 от 30.июня 1988 года, проживал без прописки в с.Подлужном Изобильненского района, временно не работает;
  • Магомедов Усман Гасанович, 1974 года рождения, уроженец. с.Янкульского Андроповского района, прописан в с.Подлужном Изобильнен- ского района, временно не работает;
  • Окуняка Александр Александрович, 1974 года, уроженец и жчтель с.Подлужного Изобильненского района, работал скотником на 2-ом отделении;
  • Юсупов Тельман Гаджиевич, 1964 года рождения, уроженец с.Кукни Лак- ского района Республики Дагестан, ранее неоднократно судим и в момент до- кументирования деятельности преступной группы отбывал наказание в ИТК - 4 Георгиевского района Ставропольского края;
  • Юсупов Джамбулат Гаджиевич, 1968 года рождения, уроженец с.Кукни Лакского района Республики Дагестан, ранее судим и в момент документиро- вания деятельности преступной группы отбывал наказание в ИТК - 6 Курского района Ставропольского края.

172

После выявления участников преступной группы Пайзуллаева И.Х. был составлен план предварительного расследования, все сотрудники следственно- оперативной группы УВД СК были закреплены за конкретными членами пре- ступной группы, и им было поручено документирование преступной деятель- ности каждого члена преступной группы и сопровождение выявленных эпизо- дов до суда.

Первоначально группа преступников была организована в 1990-1991 годах и состояла из двух различных подгрупп:

1-я подгруппа - руководитель преступной группы - Юсупов Т.Г., в нее входили - Омаров М.А. и Юсупов Д.Г., затем к ним присоединился Магомедов Г.Г. (Приложение №6)

Группа в основном занималась кражами овец с кошар. Они совершили ряд краж скота в Изобильненском и Труновском районах Ставропольского края.

Юсупов Т.Г. и Юсупов Д.Г. до осуждения . как выявлено в ходе предва- рительного следствия, в составе вышеуказанной группы совершили ряд раз- бойных нападений на «частных извозчиков», которых нанимали на стоянке так- си Нижнего рынка города Ставрополя до е.Дубовка Шпаковского района. В пу- ти следования, как правило, водителя выбрасывали из автомашины и автома- шину перегоняли на кошару старшего чабана Магомедова Гасана - отца Маго- медова Гусейна (члена преступной группы), которая была расположена в с.Подлужном Изобильненского района. Там на кошаре i усейн в стогу сена со- орудил гараж, в котором был проведен свет, и он там занимался ремонтом уг- нанных автомашин и готовил их для перегонки в Дагестан. 2-я группа - руководитель преступной группы - Пайзуллаев И.Х., в нее входили: Джабаев Умар Вахидович и Исаев Алихан Умарович. (Приложение №6)

Преступники проживали в с .Ямки Грачевского района и занимались кражами крупного рогатого скота.

173

За совершение ряда краж скота были осуждены нарсудом Грачевского района и направлены для отбытия срока наказания;

Пайзуллаев И.Х. - в спецкомендатуру № 1 Промышленного РОВД ( в селе Шпаковском), а Джабаев У.В. и Исаев А.У. - в спецкомендатуру № 2 Про- мышленного РОВД (в г.Ставрополь).

После освобождения из спецкомендатуры № 1 Промышленного РОВД Пайзуллаев И.Х. организовал в 1992-1993 г.г. преступную группу, в которую вошли 3 подгруппы (Приложение № 7). В нее вошли: Магомедов Г.Г., Омаров А.А., Омаров М.А., Багомедов Б.А., у которого была своя подгруппа из 2-х че- ловек: Чамсаев Ж.М. и Шейхбагандов М.Ш., к этой группе присоединился со своей подгруппой Магомедов М.Г., который только что освободился из ВТК.

Преступная группа продолжила заниматься кражами крупного рогатого скота и овец, кражами товарно-материальных ценностей из магазинов «Сельпо» Изобильнснского и Труновского районов.

В 1993 -1994 г.г. преступная группа Пайзулдаева И.Х. расделилась на три подгруппы:

1-я подгруппа - руководитель преступной группы - Багомедов Б.А., и с ним три человека - Чамсаев Ж.А., Шейхбагандов М.Ш. и Алиев Омар. В дальнейшем к этой группе присоединилась подгруппа Магомедова У.Г., Окуняка А.А. и Арслан Али. (Приложение № 8)

Эта группа продолжала кражи из магазинов и кражи, грабежи и разбои в отношении транспортных средств.

Угнанный транспорт Магомедов Гусейн продолжал ремонтировать в с.Подлужном Изобильнснского района на кошаре отца в стогу сена, где им был создан гараж.

Первоначально Гусейн разбирал транспорт на запасные части и реализо-вывал их на рынках г.Ставрополя и г.Армавира Краснодарского края. 2-я подгруппа - руководитель преступной группы - Пайзуллаев И.Х., и с ним 3 человека - Омаров А.А.. Омаров М.А. и Ибрагимов М.А., а также сбытчики

174

краденного транспорта на рынке в г.Кизляре Республики Дагестан - Абдуллаев и Абдулла - Гаджи. (Приложение № 7)

Группа полностью переквалифицировалась на совершение краж, грабежей и разбоев на водителей автомашин «КАМАЗ» из автохозяйств, от домовладений, где водители на ночь оставляли автомашины «КАМАЗ», как пустые, так и с грузом.

Пайзуллаев И.Х. наладил в Дагестане сбыт краденных автомашин «КАМАЗ», пустых и с грузом, и в его группе не хватало участников преступной деятельности.

3-я подгруппа - руководитель преступной группы - Магомедов М.Г. и с ним три человека - Магомедов Магомед Г. (брат), Мусаев Мухтар и Газима- гомедов Сайгуд. (11риложение № 8)

Эта подгруппа специализировалась на кражах из магазинов и кражах из домовладений - мотоциклов и автомашин.

После проведения совместной встречи трех руководителей подгрупп они объединились в одну организованную преступную труппу из 20 человек и стали целенаправленно заниматься кражами, грабежами и разбойными нападениями на водителей автомашин «КАМАЗ» и автомашин ВАЗ-2109 и 21099 па терри- тории Ставропольского края.

На территории Республики Дагестан преступной группой были подобраны места сбыта похищенного транспорта (заправки, рынки), а также они дого- ворились на постах ГИБДД Дагестана о беспрепятственном пропуске угнанного транспорта со Ставропольского края. Преступники, в «знак благодарности», подарили 10 автомашин работникам ГИБДД и руководящим сотрудникам ГО- РОВД и МВД Республики Дагестан. По этой причине на все запросы по оказа- нию помощи Управлению уголовного розыска Ставропольского края в задер- жании преступников на угнанном транспорте и выявлении мест сбыта похи- щенного работники ГИБДД, в том числе и руководители МВД Дагестана, не реагировали и ни на один запрос не отвечали.

175

Компьютерная сеть в органах внутренних дел Ставропольского края стала вводиться только в конце 1993 года, и по этой причине угнанный транспорт не был введен в банк данных «Автопоиск», и поисковая работы была затруднена.

Таким образом, перед следственно-оперативной группой УВД края встала задача полностью задокументировать преступную деятельность организо- ванной группы И.Х.Пайзуллаева, состоявшей из 18 человек, которая в течение 1991-1994 г. г. совершила на территории 11 районов и городов края, а та: еже в Сальском районе Ростовской области кражи скота, кражи из магазинов в сель- ской местности, грабежи и разбои транспортных средств и организовала преступный бизнес по перегонке похищенного транспорта с территории Став- ропольского края в город Армавир Краснодарского края и населенные пункты и города республики Дагестан.

Следственно-оперативной группе УВД СК предстояло найти: угнанный транспорт - как вещественное доказательство - и представить об этом материа- лы в суд для определения степени виновности каждого члена преступной груп- пы; установить маршрут движения похищенного транспорта через территорию края и кто из сотрудников милиции оказывал содействие преступной группе (в Ставропольском крае и в Республике Дагестан).

3.3. ДОКУМЕНТИРОВАНИЕ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, СОВЕРШЕННОЙ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППОЙ

И.Х.ПАЙЗУЛЛАЕВА Следственно - оперативной группой УВД Ставропольского края по Указу Президента РФ от 14 июня 1994 года, № 1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма» из 18 преступников группы И.Х. Пайзуллаева было задержано по решению председателя Шпаковского нарсуда 9 человек, из них трое уже были ранее осуждены.

Два преступника - Ибрагимов М.А., 1969 года рождения и Мусаев М.А., 1979 года рождения (несовершеннолетний) были арестованы прокурором Шпа-

176

ковского района.

Три преступника - Пайзуллаев И.Х., 1969 года рождения. Омаров А.А., 1969 года рождения, Шейхбагандов М.Ш., 1970 года рождения по оперативным данным скрывались у родственников в горных селениях Дагестана и были объ- явлены во всесоюзный розыск.

В связи с совершением основного количества преступлений на территории Шпаковского, Изобильненского, Грачевского и Труновского районов Став- ропольского края и по согласованию с руководством Управления уголовного розыска края преступники были распределены по четырем ОВД и в помощь основной следственно-оперативной группе УВД дополнительно было выделено из этих ОВД по одному оперработнику и одному следователю для окончания предварительного следствия по уголовным делам, которые были расследованы по территориальности.

В ходе документирования преступной деятельности каждого участника преступной группы было установлено:

? Багомедов Б.А. - совершил в группе 40 преступлений, из которых в Шпа- ковском районе - 8 преступлений; в Изобильненском районе - 12 преступлений; в Туркменском районе - 5 преступлений; в Буденновском районе - 5 пре- ступлений; в Грачевском и Новоселецком районах - но 3 преступления; в Благо дарненском районе - 2 преступления; в городах Ставрополе и Сальске Рос- товской области - по 1 преступлению.

Преступники подгруппы Багомедова Б.А. из 24 похищенных автомашин «КАМАЗ» 20 перегнали в различные населенные пункты Республики Дагестан:

  • на заправку в г.Кизляр перегнали 8 похищенных автомашин «КАМАЗ» и пе- редали транспорт для продажи заправщику «Мухтару»;
  • в г.Южно-Сухокумек Республики Дагестан - четыре автомашины «КАМАЗ» у преступников отобрали на посту ГИБДД работники милиции;
  • в с.Леваши Левашинского района Республики Дагестан - преступники пере- гнали три автомашины «КАМАЗ» и на авторынке обменяли их на автомашину

177

«БМВ» и «УАЗ-469»;

  • в города Буйнакск и Махачкалу - преступники перегнали по 1 автомашине «КАМАЗ»;
  • в с.Махмуд - Мектеб Нефтекумского района Ставропольского края - пре- ступники перегнали четыре автомашины «КАМАЗ» и оставили их на хранение на кошаре Абдулвагабова;
  • из пос.Рыздвяный Изобильненского района в с.Падинку Новоселецкого района - преступники перегнали похищенный из гаража 1 трактор МТЗ - 80 и продали его фермеру Лукьянченко.
  • ? Магомедов Гусейн Гасанович — совершил в группе 38 преступлений, из ко- торых в Изобильненском районе - 14 преступлений; в Шпаковском районе - 8 преступлений; в Туркменском районе - 6 преступлений: в Благодарненском, Грачевском и Новоселецком районах - по 2 преступления; в городах Буден- новске, Ставрополе и Сальске Ростовской области - по 1 преступлению

Преступники подгруппы Магомедова Г.Г. из 26 похищенных автомашин «КАМАЗ» 15 автомашин перегнали в различные населенные пункты Республи- ки Дагестан:

  • на заправку в г.Кизляр перегнали четыре автомашины «КАМАЗ» и передали транспорт для продажи заправщику «Мухтару»;
  • в г.Южно-Сухокумск Республики Дагестан - перегнали три автомашины «КАМАЗ» и оставили па хранение на кошаре Сулейманова;
  • в с.Леваши и Сергакала Республики Дагестан - перегнали 2 похищенные ав- томашины «КАМАЗ» для продажи родственникам 1 усейна;
  • в села Леваши, Акуши и Ачи Республики Дагестан - преступники перегнали по 1 автомашине «КАМАЗ» для продажи на авторынках;
  • разобрали на запасные части - 2 похищенные автомашины и продали их на авторынке г.Армавира Краснодарского края:
  • в станице Каминобродка Изобильненского района - перегнали 2 похищенные автомашины на кошару Сулейманову; 2 автомашины - в г.Армавир (родст-

178

веннику Сулейманова) и в с.Александровское - 2 автомашины (на кошару Иб- рагимова Муртаза);

  • в пос.Ачикулак Нефтекумского района края - перегнали 1 похищенную ав- томашину «КАМАЗ» и отдали ее работникам милиции по посту ГИБДД;
  • в г.Сальск Ростовской области - преступники по требованию работников милиции вернули 1 автомашину владельцу;
  • в с.Ямки Грачевского района - перегнали 1 автомашину родственникам Пайзуллаева;
  • ?> Чамсаев Жупан Мусаевич - совершил в группе 25 преступлений, из которых в Шпаковском районе - 9; в Изобильненском районе - 7 преступлений; в Изо- бильненском и Новоселецком районах - по 2 преступления; в городах Ставро- поле, Благодарном, Пятигорске и Сальске Ростовской области и Туркменском районе - по 1 преступлению.

Только по 8 похищенным автомашинам Чамсаев Ж.М. дал пояснение, куда он сопровождал угнанный транспорт:

  • в г.Армавир Краснодарского края - преступники подгруппы Чамсаева пере- гнали 3 похищенные автомашины (ВАЗ-21099) (родственникам Сулейманова) для продажи на авторынке;
  • в г.Кизляр республики Дагестан - перегншш 3 похищенные автомашины (ВАЗ-21099) на заправку к «Мухтару» для продажи;
  • в с.Джангамахи Левашинского района Республики Дагестан - перегнали 1 автомашину (ВАЗ-21099) и подарили начальнику ГИБДД Левашинского рай- она;
  • на трассе Александровское - Буденновск - при прегоне похищенной авто- машины (ВАЗ-21099) у них произошло короткое замыкание электропроводки, от чего автомашина сгорела.
  • По остальным похищенным автомашинам Чамсаев Ж.М. пояснений дать не мог. так как реализацией краденных машин в Республике Дагестан занимался руководитель преступной группы Пайзуллаев И.Х.. Он подарил 2 автомаши-

179

ны (Ваз-21099) работникам МВД Дагестана (начальнику и заместителю на- чальника УБЭП) и одну автомашину (ВАЗ-21099) подарил председателю на- родного суда г.Избербаш Республики Дагестан.

Остальные участники преступной группы приняли участие в совершении ряда преступлений:

  • Газимагомедов С. -М. -Ш. - совершил 5 преступлений;
  • Ибрагимов М.А. - 7 преступлений;
  • Братья Магомедовы М.Г. и М.Г. - по 5 преступлений;
  • Мусаев М.А. - 10 преступлений;
  • Магомедов У.Г. - 3 преступления:
  • Окуняка А.А. - 3 преступления;
  • Омаров М.А. - 10 преступлений.
  • Находящиеся во всесоюзном розыске руководитель преступной группы Пайзуллаев И.Х. и его помощники - Омаров А.А. и Шейхбагандов М.Ш. при- няли непосредственное участие в совершении преступлений: ? Пайзуллаев И.Х
  • в 30 преступлениях; ?> Омаров А.А. - 28 преступлениях.

Он погиб при перегоне похищенной автомашины (ВАЗ -21099) из с.Грачевка на трассе с.Леваши - с.Джангамахи; t Шейхбагандов М.Ш. - совершил 25 преступлений. (Приложение № 9).

Во время документирования преступлений, которые совершили участники организованной преступной группы Пайзуллаева И.Х., один из них чисто- сердечно рассказал следователю о преступной деятельности группы:

  • руководитель преступной группы Пайзуллаев И.Х. разработал маршрут пе- редвижения преступников при перегоне похищенного автотранспорта с терри- тории Ставропольского края в Республику Дагестан (предусмотрев места, где не выставляются в ночное время посты ГИБДД, и определил заправку транс- порта);
  • первоначально после похищения транспорт перегонялся на кошару Магоме-

180

дова Гасана в с.Подлужное Изобильненского района, где его сын Гуеейн - уча- стник преступной группы - в построенном в стогу сена гараже проводил ре- монтные работы, профилактику транспорта для перегонки в Дагестан;

  • после подготовки транспорта к перегонке от с.Поддужного Изобильненского района преступники по проселочной дороге перегоняли транспорт через село Кугульта Грачевского района до основной трассы Ставрополь - Светлоград. В центре с.Грачевка заправляли транспорт на АЗС, где преступники имели дого воренность с заправщиками.

Далее преступники возвращались на развилку дороги на

с.Александровское и по этой трассе транспорт перегонялся до утра к границе Нефтекумского района Ставропольского края и Южно-Сухокумского района Республики Дагестан;

  • преступники знали, что посты ГИБДД в ночное время на всей трассе прак- тически не выставлялись, что всегда способствовало их преступному замыслу в течение ряд лет;
  • преступников дважды преследовали работники милиции возле круга на с.Александровское, те открывали по ним автоматные очереди, однако они ус- певали покинуть похищенный транспорт и ночью благополучно добраться до кошары Ибрагимова Муртаза, который на личной автомашине отвозил их в с.Подлужное. где у них была база на кошаре отца Гусейна;
  • несколько раз преступников на границе Ставрополья и Дагестана пытались задержать работниками милиции Нефтекумского РОВД, но они успевали через с.Махмуб - Мекгеб скрыться на территории Дагестана и переждать какое-то время на кошаре Абдулвагабова;
  • несколько похищенных автомашин «КАМАЗ» они подарили работникам по- ста ГИБДД г.Южно-Сухокумске, чтобы те их не останавливали и пропускали в Дагестан на похищенном транспорте;
  • в г.Кизляре Республики Дагестан преступники организовали перевалочную базу,туда они перегоняли со Ставрополья похищенный транспорт («КАМАЗы»,

181

ВАЗ-21099 и др.) и получали за это деньги;

  • краденые автомашины преступники дарили работникам милиции Избер- башского, Левашинского и Акушинского РОВД Республики Дагестан, чтобы те не беспокоили похитителей при перегоне транспорта в Дагестан;
  • в с.Подлужном и в с.Московском Изобильненского района преступники также подарили 2 автомашины (ВАЗ-2107 и 2106) работникам милиции - мест- ному участковому инспектору и оперуполномоченному уголовного розыска Изобильненского РОВД. которые, практически, не проверяли места сбора пре- ступной группы и позволили этой группе в течение ряда лет совершать корыст- но-насильственные преступления;
  • в с.Падинка Новоселецкого района в этот период времени через каждые
  • полгода менялись участковые инспектора милиции и оперработники уголов- ного розыска, по этой причине преступную деятельность братьев Магомедовых Мухтара и Магомеда никто предотвратить не мог.
  • Таким образом, после установления всех участников организованной преступной группы И.Х. Пайзуллаева и документирования их преступной дея- тельности группе следователей предстояло провести предвари тельное рассле- дование и установить вину каждого участника группы.

3.4. ПРОВЕДЕНИЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ ПО ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППЕ И.X.ПАЙЗУЛАЕВА

Предварительное расследование по преступной группе И.Х. Пайзуллаева следователи 11 районов и городов края проводили по преступлениям, совер- шенным на территории их административного обслуживания.

Все арестованные преступники числились за старшим следователем СО Шпаковского РОВД Лукиновым Ю.П. ( старший группы) и были арестованы прокурором Шпаковского района Бееединым А.С.

Для бесперебойной работы следователей 11 ГО-РОВД края был составлен график работы с арестованными.

182

Из числа сотрудников следственно-оперативной группы УВД края составлены конвойные группы, которые поочередно, согласно утвержденного графика, этапировали арестованных из одного РОВД в другой для производства с ними следственных действий.

В ходе предварительного следствия было установлено, что организованной преступной группой И.Х Пайзуллаева. в крае было совершено 100 корыстно- насильственных преступлений по линии криминальной милиции и 13 - по линии милиции общественной безопасности. (Приложение № 10 ).

Следователи 11 ГО-РОВД края провели с арестованными следственные действия:

  • опознание потерпевшими, свидетелями; провели выход на место по каждому эпизоду с записью на видеокамеры; осуществили допросы обвиняемых и предъявили им обвинение по каждому эпизоду; составили обвинительное за- ключение с соблюдением норм УПК РСФСР и утвердили его у прокуроров района (города);
  • оконченные предварительным следствием уголовные дела следователи ГО- РОВД края передавали старшему следователю СО Шпаковского РОВД, Луки- нову Ю.П., гак как он выполнял роль старшего по следственной группе.
  • В дальнейшем старший следователь СО Шпаковского РОВД Лукинов Ю.П. (старший группы) соединил все оконченные производством уголовные дела из 11 ГО - РОВД края и г.Сальска Ростовской области в одно уголовное дело № 63640 и вынес общее обвинительное заключение в отношении всех участников преступной группы Пайзуллаева И.Х.

Ввиду того, что преступники: Пайзуллаев И.Х.. Омаров А.А.. Шейхба-гандов М.Ш. - выехали за пределы Ставропольского края и скрылись в разных населенных пунктах Республики Дагестан у различных родственников, то в отношении этих лиц были заведены розыскные дела, и эпизоды их преступной деятельности были выделены в одно уголовное дело № 63843.

Эти лица были арестованы прокурором Шпаковского района заочно:

183

  • Пайзуллаев И.Х. - розыскное дело № 1619 от 15.09.1994 года;
  • Омаров А.А. - розыскное дело № 1608 от 12.09.1994 года;
  • Шейхбагандов М.Ш. - розыскное дело № 1614 ль 13.09.1994 года.
  • В ночь на 27 сентября 1994 года Пайзуллаев И.Х. и Омаров А.А. с целью кражи автомашины приехали в с.Кугульта Грачевского района, где со двора дома 41 по ул.Красной похитили принадлежащую Лепикову СИ. автомашину ВАЗ- 21099 гос. номер В 43-30 СТ и с места происшествия скрылись, чем причинили потерпевшему материальный ущерб в крупных размерах.’

В тот же день Омаров А.А. и Пайзуллаев И.Х. похищенную автомашину ВАЗ- 21099 гос. номер В 43-30 СТ перегнали в Левашинский район Республики Дагестан, где на трассе у с.Джангамахи в ночь с 29 на 30 сентября 1994 года они попали в дорожно-транспортное происшествие, так как водитель не спра- вился с управлением автомашины и врезался в бетонный столб.

В результате ДТП Омаров А.А. (как водитель) погиб на месте происшествия, а пассажир Пайзуллаев И.Х. с черепно-мозговой травмой и сильными ушибами тела был помещен на излечение в районную больницу села Леваши.

На место происшествия выезжала следственно-оперативная группа УВД края, которая установила, что, действительно, дорожно-транспортное происшествие имело место; один из разыскиваемых преступников - Омаров А.А. погиб на месте ДТП, а другой - Пайзуллаев - после оказания медицинской помощи в районной больнице с.Леваши сбежал оттуда и скрылся в неизвестном направ- лении.

Всего в течение 1991-1994 г.г. организованная преступная группа Пай-зуллаева И.Х. совершила 60 хищений транспортных средств на территории края; группой было совершено 10 ограблений сельских магазинов, где преступники, как правило, отключали автономную сигнализацию, взламывали дверные запоры и полностью вывозили продукты питания, спиртные напитки и промышленные товары (приложение № 10).

  1. Архивный материал Ставропольского краевого суда за 1997 г.

184

Также преступной группой было совершено 30 краж скота (крупного рогатого и овец) с территорий колхозов и совхозов края.

За период преступной деятельности группой И.Х. Пайзуллаева был причинен значительный ущерб в особо крупных размерах государственным, ак- ционерным предприятиям и гражданам (приложение № 11).

Из 60 похищенных транспортных единиц 21 автомашина была найдена и передана потерпевшим, а по остальным транспортным единицам следственно - оперативная группа УВД края обладала информацией о месте их нахождения в Дагестане.

В ходе предварительного следствия дополнительно следственно-оперативной группой УВД края выявлено - 62 преступления по линии криминальной милиции, которые не были учтены ГО- РОВД Ставропольского края.

Эти преступления были задокументированы с помощью явок с повинной от 10 преступников:

Юсупов Т.Г. - и его брат Юсупов Д.Г. - по 16 преступлений; Омаров Л.А. - 11 преступлений; Пайзуллаев И.Х. - 6 преступлений (в период отбывания наказа- ний в спецкомендатуре № Це.Шпаковское);

Ибрагимов М.А. - 16 преступлений (которые он в основном совершил в г.Ставрополе в общежитии сельскохозяйственной академии, где обучался на 2 курсе);

Омаров А.А. - 7 преступлений (в период службы в Российской армии в г.Ставрополе - воинская часть 55107); Магомедов Мухтар - 4 преступления (кража из магазинов в с.Новоселецком);

Газимагомедов - 1 преступление (кража овец в Труновском районе); Чамсаев Ж.М. - 3 преступления (кража овец, крупнорогатого скота в Изобиль-ненском и Труновском районах);

Магомедов Гусейн - 3 преступления (кражи овец из кошар «дагестанцев» в Изобильненском районе);

В ходе предварительного следствия проведены по всем уголовным делам

криминалистические экспертизы, составлены фототаблицы, проведены выезды на места преступления, очные ставки между преступниками, потерпевшими и свидетелями.

Подготовлено обвинительное заключение по деятельности организованной преступной группы И.Х. Пайзуллаева на 147 листах; подготовлен список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание.

После утверждения обвинительного заключения прокурором Шпаков-ского района по уголовному делу № 63640 в отношении 15 участников преступной группы И.Х. Пайзуллаева материалы в 16 томах переданы в краевой народный суд для производства судебного разбирательства.

Краевой суд рассмотрел уголовное дело в отношении организованной преступной группы И.Х Пайзуллаева. и приговорил: Б.А. Багомедова, М.Л. Ибрагимова, Магомедова Мухтара Г., Магомедова Гусейна Г., Чамсаева Ж.М., Т.Г. Юсупова и Д.Г. Юсупова к 14 годам лишения свободы с содержанием в колониях строгого режима;

Газимагомедова СМ.- Ш. - к 12 годам лишения свободы; Магомедова Усма-на Г. и Окуняка А.А. - к 10 годам лишения свободы; Мусаева М.А. - к 8 годам лишения свободы.

В 1997 году были разысканы уголовным розыском Изобильненского РОВД Шейхбагандов М.Ш. и Сулейманов М.Ч., которые также осуждены краевым судом - к 12 годам лишения свободы с содержанием в колонии строгого режима.

В 1998 году был разыскан уголовным розыском Шпаковского РОВД Пай-зуллаев И.Х., который был осужден краевым судом к 15 годам лишения свободы и помещен в колонию особого режима.

Таким образом, организованная преступная группа И.Х. Пайзуллаева была полностью разоблачена и члены ее осуждены к длительным срокам отбывания наказания.

В данном случае наглядно прослежена взаимосвязь теоретических поло-

  • 186

жений науки и оптимальное их применение (учет) в практике расследования насильственно- корыстных преступлений, совершенных организованной преступной группировкой,

*

I*

*

187

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Ценность научных работ в любой социальной сфере в огромной степени определяется их способностью оптимизировать практическую деятельность. Настоящее диссертационное исследование также направлено на достижение этой цели.

Опираясь на научный опыт прошлого, современные криминалистические концепции, используя положения других юридических дисциплин, результаты исследований криминалистических характеристик краж, грабежей и разбоев и практики расследования преступлений, автор формирует и обосновывает ряд теоретических, практических рекомендаций, разработанных им в процессе ис- следования по теме диссертации:

  1. В первой главе раскрывается понятие криминалистической характеристики корыстно-насильственных преступлений, их классификация в действующем за- конодательстве, описание преступлений, объединенных общим предметом по- сягательства. Рассматриваются наиболее значимые, с точки зрения автора, эле- менты криминалистической характеристики краж, грабежей и разбоев, совер- шенных организованными группами.

Обобщение, анализ и дальнейшее изложение первого раздела методики расследования оптимизируют поисковую работу правоохранительных органов по обнаружению следов похищенных ценностей и самих субъектов преступле- ний.

Выявленные нами особенности, присущие преступной деятельности ор- ганизованных преступных групп: *> это совершение преступлений не по месту жительства;

? внезапное появление их в местах непосредственного совершения противо- правных деяний; ? ? осуществление мер по маскировке преступного образа жизни в местах вре- менного пребывания и постоянного места жительства: ? ? конспиративные систематические выезды за пределы района проживания с

188

преступными целями;

? оставление территорий, на которых ведется расследование совершенных ими преступлений;

?> уход от оперативного контроля и наблюдения со стороны ОВД по месту жительства;

? объект посягательства чаще всего удален от мест проживания преступни ков и некоторые другие.

Все это превращает организованные преступные группы в хорошо закон- спирированные и трудно распознаваемые традиционными оперативными мето- дами преступные объединения. Представляется, что предлагаемые соискателем выводы и предложения могут способствовать улучшению следственной работы по их разоблачению.

  1. Вторая глава посвящена особенностям формирования и использования ис- ходных данных по уголовным делам; выдвижению версий и особенностям пла- нирования; тактическим ситуациям характерным для первоначального этапа расследования краж, грабежей и разбоев, совершенных организованными пре- ступными группами; проблемы реализации непроцессуальных форм взаимо- действия следователя и органа дознания.

На основании проведенного исследования и с учетом имеющейся ситуации диссертант разработал ряд типовых программ расследования корыстно- насильственных преступлений.

Изучение и обобщение практики, анкетирование следователей показало, что приемы нередко выбираются следователями без учета ситуации допроса, это происходит в связи с тем, что следователи не всегда располагают знаниями о существовании и особенностях применения тех или иных тактических приемов, практические работники иногда не совсем точно представляют сущность конфликтной ситуации при допросе, нередко не учитывают особенностей кон- фликта.

Сложность допроса заключается в кажущейся его простоте и на наш

189

взгляд, квалифицированное производство допроса требует не только знания за- кона и творческого его применения, но и житейского опыта, умения интерпре- тировать и варьировать различные меры воздействия на личность с учетом ин- дивидуально-возрастных ее особенностей.

Соглашаясь с А.А. Чувилевым и развивая прогрессивные идеи других авторов, мы предлагаем формулировку дополнительной статьи в проект УПК РФ, в части проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных в УПК, а не вытекающих из Закона об ОРД, где в обязанности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, определено требование выполнять поручения следователей и дознавателей.

В то же время результаты оперативно-розыскной деятельности должны быть использованы в доказывании по уголовным делам, которые имеют важное значение в борьбе с преступностью.

  1. Третья глава посвящена опыту выявления, раскрытия и расследования коры- стно-насильственных преступлений, совершенных организованными преступ- ными группами, на территории Ставропольского края в период 1992-1999 г.г.

В данном случае наглядно прослеживается взаимосвязь теоретических положений науки и оптимальное их применение (учет) в практике расследова- ния насильственно-корыстных преступлений, совершаемых организованной преступной группировкой И.Х.Пайзуллаева.

Анализ уголовных дел о кражах, грабежах и разбоях, совершенных орга- низованной преступной группой, результаты анкетирования следователей , экспертов-криминалистов и оперативных работников криминальной михиции ГО-РОВД Ставропольского края позволяют сделать вывод о том, что эффек- тивность предварительного следствия, методы раскрытия краж, грабежей и разбоев непосредственно зависят от активности работы следственно- оперативной группы и самого процесса расследования, которые состоят в: - своевременном получении информации о совершенных корыстных и корыстно- насильственных преступлениях (кражах, грабежах и разбоях) в населенном

190

пункте, районе или городе;

  • незамедлительном выезде следственно-оперативной группы для осмотра места происшествия и сбора материала по конкретному преступлению;
  • эффективном использовании на месте происшествия современных научно- технических средств и применении криминалистических методов для раскрытия преступлений;
  • максимальном и своевременном извлечении информации о преступниках, оставивших следы и предметы, обнаруженные на месте происшествия:

  • незамедлительном использовании и проверке лиц (по оперативно- справочным, розыскным и криминалистическим учетам, эксперто- криминалистическим коллекциям и картотекам и информационно-поисковых системам) при проведении первоначальных следственных действий и опера- тивно-розыскных мероприятий;
  • умелом анализе предварительно полученной информации о совершенном преступлении, сопоставление его с данными видами преступлений, совершен- ных в Северо-Кавказском регионе и выборе наиболее оптимальных направле- ний расследования на первоначальном этапе;
  • надлежащем взаимодействии следователя с экспертно- криминалистическими подразделениями и криминальной милицией в раскрытии и расследовании корыстных и корыстно-насильственных преступлений, со- вершенных организованными преступными группами;
  • качественном проведении следственных действий в период предварительно- го расследования.
    1. Активность расследования не исчерпывается наступательностью действий следователя только на первоначальном этапе. Целенаправленная работа по се- рийным уголовным делам должна осуществляться и на последующих этапах расследования.

В этот период также должен проводиться комплекс следственных действий, обеспечивающих полноту и объективность процесса расследования.

191

К сожалению, следователи не всегда проводят следственные действия, которые диктуются необходимостью.

При проведении предварительного расследования допускается множество процессуальных и тактических ошибок.

Специфика таких действий состоит в том, что при их проведении удается не только проверить собранные по делу доказательства, но и выявить новые эпизоды.

Таким образом, исследовав теоретические вопросы организации расследования корыстно-насильственных преступлений, сформулировав в концептуальные положения (определения, понятия) исследуемую проблематику^ проследив пути совершенствования правовых основ деятельности следователя и сформулировав, обосновав дополнительную норму в УПК РФ, диссертант на конкретном уголовном деле ( по обвинению И.Х.Пайзуллаева) проиллюстриро- вал наиболее оптимальные тти внедрения рекомендаций криминалистики в практику расследования преступлений.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. НОРМАТИВНАЯ ЛИТЕРАТУРА:

Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинства обращения или наказания II Собрание законодатель- ства РФ. М.. 1998 г.. 3 36, ст.4465.

Конституция РФ (12.12.1993 г.)-М.. 1999 г.

Комментарий к Конституции Российской Федерации (Отв. Ред. к.ю.н. Л.А.Окуньков). -М: БЕК, 1996 г.

Комментарий к уголовному кодексу РФ (Под ред. проф.А.В.Наумова) -М.: Юристы 1998 г.

Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР (с изменен, и дополи. По состоянию на 01.03.2000 г.) - М.: Юристь, 2000 г.

Комментарий к Федеральному закону «О содержании под стражей подоз- реваемых и обвиняемых в совершении преступления». (Отв. Ред. проф. Р.Г. Мищенков)-М.: БЕК, 1996 г.

Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятель- ности» (Отв. Ред. к.ю.н. А.Ю. Шумилов) - М.: Вердикт, 1998 г.

Инструкция «О проведении в некоторых регионах (ИПС) информации преступников - гастролеров». Приказ МВД СССР № 036 от 19.01.1997 г.

Предварительное следствие: Сборник нормативных актов (Сост. В.Н. Га-ЛУЗО. Р.Х. Якубов) - М.: БЕК. 1998 г.

Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и су- да (Утв. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г.) - ВВС СССР, 1981 г., №21, ст.741.

Правовое регулирование вопросов содействия граждан оперативным под- разделениям органов внутренних дел (Отв. Ред. А.В. Федоров, А.В. Шахматов) - // Вестник С.-Петербургского университета МВД России № 1 - 1999 г.

Пункт 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г., № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия».// Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ, 1991 —1996 г.г., М., 1997 г.

Пункт 4 Постановления № 5 от 25 апреля 1995 года «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности». М.: Спарк, 1997 г.

Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Спарк, 1997 г.

Содержание под стражей (Сборник нормативных актов и документов) - // Составили В.Н. Андреев, Т.Н. Москалькова // - М.: Спарк, 1996 г.

Уголовный кодекс РФ (1996 г.), г.Краснодар «Советская Кубань» - 1999 г.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (с изменен, и дополн. по состоянию на 15.09.1999 г.), М., 1999 г.

Указания Генерального Прокурора СССР и Министра внутренних дел СССР. О проведении в действие типовой инструкции об организации постоянно действующих следственно-оперативных групп по раскрытию умышленных убийств. М.. 1985 г.

Типовая инструкция об организации работы постоянно действующих следственно- оперативных групп по раскрытию умышленных убийств. М., 1985 г.

Указания о порядке реализации нормы Указа Президента РФ № 1226 от 14 июня 1994 г.

Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений от 15 июня 1996 года (с изменен, и дополн. от 2 июня 1998 г.) -// Сборник законов РФ, 1995 г.. № 29, ст.2759; № 30, ст.3612//.

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» (Отв. Ред. к.ю.н. АЛО. Шумилов ) - М.; Вердикт, 1997 г.

194

  1. МОНОГРАФИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:

Арсеньев В.Д. Необходимость раскрытия каждого преступления и некоторые аспекты ее реализации. // Научные труды Омской ВШМ СССР, 1970 г., вып. 7.

Арцишевский F.B. Выдвижение и проверка следственных версий. - М., Юрид. лит., 1978 г.

Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воронеж. 1992 г.

Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. - Воронеж: Изд-во Воронеж. Ун-та. 1984 г.

Батищев В.И. Постоянная преступная группа. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1994.

Бахарев Н.В. Криминалистическая характеристика квартирных краж (понятие и содержание структурных элементов)// Актуальные проблемы борьбы с преступностью - Екатеринбург, 1992 г.

Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. (Криминалистические средства, приемы и рекомендации), том 3, М., 1979 г.

Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции перспективы. Общая и частные теории. - М.: Юрид.лит., 1987 г.

Белкин Р.С. и др. Криминалистика (учебник для вузов) М.; Изд-во Норма, 2000 г.

Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М.: Изд-во БЕК, 1997 г.

Божкова Н.Р., Власенко В.Г., Комиссаров В.И. Следственная (криминали- стическая) тактика. Саратов, 1996 г.

Бондаренко Н.В., Жердсв В.А. Криминалистическая характеристика и методика расследования краж // СКИ БУПК. - Ставрополь: Кавказский край, 2000 г.

Бондаренко Н.В., Жердев В.А. Криминалистическая характеристика и методика расследования фабежа// СКИ БУПК. - Ставрополь: Кавказский край, 2000 г.

195

Бондаренко Н.В., Жердев В.А. Механизм преступлений при разбойных нападениях и методика расследования // СКИ БУПК. - Ставрополь: Кавказский край, 2000 г.

Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. - Т.: Узбекистан. 1991 г.

Быховский И.Е., Глазырин Ф.В., Питерцев С.К. Допустимость тактических приемов при допросе. Волгоград, 1989 г.

Большой энциклопедический словарь. М., 1999 г.

Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. - М.: Юрид. лит., 1970 г.

Возгрин И.А. Общие положения методики расследования отдельных видов преступлений. Ленинград, 1976 г.

Гаврилов А.К., Ефимичев СП., Михайлов В.А., Туленков П.П. Следственные действия по советскому уголовно-процессуальному праву. Волгоград, 1975 г.

Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск: Средне- Уральское книжн. Изд-во, 1975 г.

Ганапович Н.Н., Мартинович Н.И. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений: Учебное пособие для вузов. - Минск: Изд-во БГУ, 1983 г.

Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978 г.

Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. - Свердловск: Свердловский юрид. ин-т, 1973 г.

Гросс Ганс. Руководство к расследованию преступлений. М., 1973 г.

Гаухман Л.Д., Максимов СВ. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации): Комментарий. — М.: ЮрИнфоР», 1996 г.

196

Гуров А.И. Профессиональная преступность: Прошлое и современность. М., 1990 г.

Гахокидзе Д.В., Меглицкий Г.Н. Организация работы следственно-оперативных групп при расследовании хищений государственного и общественного имущества. (Лекции). М.: ВЮЗШМ МВД РСФСР, 1991 г.

Драпкин Л.Я. Решение проблемных ситуаций в процессе расследования. — Свердловск: Свердл.Юрид. ин-т, 1985 г.

Драпкин Л.Я.. Уткин М.С. Понятие и структура способа совершения преступления. Омск, ВШ МВД СССР, 1984 г.

Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. - М.: Юрид. лит., 1976 г.

Доспулов Г.Г. Оптимизация предварительного следствия. Алма-Ата, 1984 г.

Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. -Минск: Изд-во БГУ, 1979 г.

Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. М., 1996 г.

Дорохов В.Я. Понятие и классификация доказательств. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973 г.

Закатов А.А. Тактические особенности допроса (следственные действия). Волгоград, 1984 г.

Закатов А.А. Ложь и борьба с нею.- Волгоград: ВЮИ МВД России, 1999 г.

Зеленский В.Д. Организации расследования. Криминалистические аспекты. - Ростов - на - Дону, Изд-во РГУ, 1989 г.

Зуйков Г.Г. Установление способа совершения преступления. М., 1970 г.

Каминский М.К. Криминалистические основы деятельности по выявлению и раскрытию преступлений. Горький, 1982 г.

Карнеева Л.М., Соловьев А.Б. и Чувилев А.А. Допрос подозреваемого и обвиняемого. М., 1969 г.

197

Коллектив авторов. Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности): Учебное пособие для вузов МВД СССР. - Волгоград, 1984 г.

Комиссаров В.И. Научные, правовые и нравственные основы следственной тактики. Саратов, 1980 г.

Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. Саратов, 1987 г.

Комаров B.C. Тактика допроса. Учебное пособие. Харьков, 1975 г.

Комаров B.C. Психологические основы очной ставки. Харьков, 1976 г.

Криминалистика.// Под ред. Н.П. Яблокова, В.Я. Колдина - М., 1990 г.

Куликов В.И. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. Ульяновск, 1994 г.

Криминалистическая тактика и методика расследования отдельных видов преступлений.// Методическое пособие для слушателей заочников - (Под ред. В.В. Куванова). Караганда, 1976 г.

Криминалистика: Расследование преступлений в сфере экономики. Учебник // Под ред. проф. В.Д. Грабовского и доц. А.Ф. Лубина - Нижний Новгород ВШМВДРФ, 1995 г.

Криминалистика. Т.2. Организация, техника, тактика расследования пре- ступлений в учреждениях, исполняющих наказания: Учебник для образова- тельных учреждений МВД России// Под ред. В.В. Кулькова. - Рязань: РИНГ) МВД России, 1996 г. Т.2.Ч.1.

Криминалистика (учебник для юридических Вузов) - II Под ред. проф. А.Г. Филиппова и проф. Волынского - М.: Спарк, 1998 г.

Кулагин Н.И.. Порубов Н.И. Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации. Минск, 1977 г.

Кокурин Г.А. Организационные основы деятельности следственно-оперативных групп. (Учебное пособие) - Екатеринбург: Изд-во Екатеринбургской ВШ МВД России, 1996 г.

198

Кругликов А.П. Правовое положение органов и лиц, производящих дознание, в советском уголовном процессе. (Учебное пособие) - Волгоград, ВСШ МВД СССР Л 986 г.

Курс советского уголовного процесса. Общая часть. // Под ред. А.Д. Войкова, И.И. Карпеца - М., 1989 г.

Кокарев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. Воронеж, 1995 г.

Лавров В.П. Криминалистическая классификация способов сокрытия прес- тупления (Криминалистическая сущность, средсгва и методы установления способов сокрытия следов преступления) - М., 1987 г.

Лузгин И.М. Сущность и основные черты способов сокрытия преступлений. (Криминалистическая сущность, средства и методы установления способов сокрытия преступлений) - М., 1987 г.

Лузгин И.М., Лавров В.П. Способ сокрытия преступления и его кримина- листическое значение. М., 1980 г.

Лузгин И.М. Логика следствия. И., 1976 г.

Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования М.: Юрид. лит., 1973 г.

Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. - М.: Высш. школа МВД СССР, 1969 г.

Любичев С.Г. Этические основы следственной тактики. - М.: Юрид. лит., 1980 г.

Миньковский Г.М. Организованная преступность - ключевая проблема уголовной политики (Материалы Ученого Совета) . М.: Академия МВД СССР, 1990 г.

Миньковский Г.М. Доказательство. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР - (Под ред. проф. В.П. Божьева) - М., 1997 г.

199

Матуеовекий Г.А., Сущенко В.Н. Организационная работа аппаратов дознания и предварительного следствия органов внутренних дел. (Учебное пособие) Харьков; Юридический институт, 1983 г.

Михальчук А.Е. Тактические комбинации при производстве следственных действий. Саратов, 1991 г.

Николайчук И.А. Сокрытие преступлений как форма противодействия рас- следованию. - М., 2000 г.

Образцов В.А. Криминалистическая классификация преступлений. - Крас- ноярск: Изд-во Красноярского ун-та, 1988 г.

Образцов В.А. Криминалистика: куре лекций. - М., 1996 г.

Организованная преступность. (Под ред. А.И. Долговой) - М.: Юридическая литература, 1989 г.

Ожегов СИ. Словарь русского языка. М. 1988 г.

Пантелеев И. Ф. Теоретические проблемы советской криминалистики. -М., 1980 г.

Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. -Минск: Выш. школа, 1978 г.

Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии: Учебное пособие. - М.: Изд-во БЕК, 1998 г.

Никто О. Друг или враг? М., 1959 г.

Прилуцкий Г.Ю. Взаимодействие органа предварительного следствия и дознания в борьбе с корыстно-насильственными преступлениями: Научно- практическое пособие. Краснодар, 2000 г.

Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М.: Высш. школа МООП СССР, 1967 г.

Салтевский М.В. Следы человека и приемы использования их для получения информации о преступнике и обстоятельствах преступления. Лекция - Киев, 1983 г.

Радаев В.В. Криминалистическая характеристика преступлений и ее ис-

200

пользование в следственной практике: - Лекция. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1987 г.

Селиванов Н.А., Танасевич В.Г.. Эйсман А.А., Якубович Н.А. Советская криминалистика: Теоретические проблемы. - М., Юрид. лит-ра, 1978 г.

Сергеев Л.А. Сущность и значение криминалистической характеристики преступлений. (Руководство для следователей) - М.: Юридическая литература, 1971 г.

Соловьев А.Б., Центров Е.Е. Допрос на предварительном следствии. Мето- дическое пособие - М., 1986 г.

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М.: Наука, 1966 г., том 1.

Сушкин И.Н. Учет психологии обвиняемого при допросе. Следственная практика № 59, 1963 г.

Трухачев В.В. Криминалистический анализ сокрытия преступной деятельности. - Воронеж: Изд-во ВГУ, 2000 г.

Уголовный процесс (Учебник для вузов) - //Под ред. проф. К.Ф.Гуценко// -М,: Зерцало, 1999 г.

Уголовный процесс (Общая и особенная часть) - Учебник для юридических факультетов // Под ред. проф. В.П. Божьева - М.; С парк, 1998 г.

Уголовно-процессуальное право РФ (Под ред. проф. П.А. Лупинской) - М.: Юристь, 1998 г.

Уголовный процесс. (Учебник для иностранных слушателей МВД СССР) -// Под ред. проф. В.П. Божьева - М.: Академия МВД СССР, 1989 г.

Хайдуков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц. Саратов, 1984 г.

Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. - М.: Высш. школа МВД СССР, 1971 г.

Якушин СЮ. Тактические приемы при расследовании преступлений. - Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1983 г.

201

  1. СТАТЬИ:

Антонян Ю.М., Пахомов В.Д. Организованная преступность и борьба с ней. // Государство и право, 1989 г., № 7.

Батищев В.И. Взаимодействие следователя с органом дознания при рас- следовании групповых преступлений против личности // Криминалистические средства и методы исследования преступлений. Воронеж, 1999 г. Вып. 10.

Басалаев А.Н., Гуняев В.А. Криминалистическая характеристика преступления (Общие понятия и практическое значение). Методика расследования пре- ступлений (общие положения). Материалы научно-практической конференции. -М., 1976 г.

Базаров Р.А. Современные тенденции преступности и некоторые проблемы взаимодействия следственных и оперативных подразделений органов внут- ренних дел в борьбе с преступностью. Материалы межвуз. научно-практич. конференции. - Челябинск: ЧЮИ МВД России, 1998 г.

Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. - М., 1991 г.

Бердический Ф.Ю. Взаимодействие органов следствия и дознания кгк ор- ганизационная система II Сов. государство и право. 1973 г. № 12. - с. 106 - 110.

Будрагча С, Комиссаров В.И. Некоторые особенности в формировании тактических приемов допроса (из практики МНР) // Вопросы борьбы с преступ- ностью. 1987 г. Вып. 45.

Быков В.Н. Конфликты между следователями и оперативными работниками органов дознания, взаимодействующими при расследовании // Совершенст- вование расследования преступлений. Иркутск. 1980 г.

Быховский И.Е. Об использовании фактора внезапности при расследовании преступлений // Вопросы криминалистики. М.. 1963 г. № 8-9.

Быков В.М. Обвинительное заключение по уголовному делу о групповых и организованных преступлениях. /У Следователь, 1997 г. № 6 (9).

202

Возгрин И.А. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений. Часть 4, С. Пб: Санкт-Петербургский институт МВД РФ.

1993 г.

Гавло В.К. К вопросу об актуальных направлениях развития криминали- стической методики и тактики расследования /У Актуальные направления раз- вития криминалистической методики и тактики расследования. Материалы расширенного заседания Ученого совета Всесоюзного института по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности. - М., 1978 г.

Гарифуллин И.Р. Криминалистическая характеристика в системе кримина- листической методики расследования // Южно-Уральские криминалистические чтения. 1999 г., № 7.

Герасимов И.Ф. Криминалистическая тактика и следственные ситуации // Теоретические проблемы криминалистической тактики. Свердловск, 1981 г.

Герасимов И.Ф. Понятие и виды взаимодействия участников расследования преступлений. // Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1984 г.

Герасимов И.Ф. Криминалистические характеристики преступлений в методике расследования // Методика расследования преступлений (общие положения). Материалы научно-практической конференции. — М.. 1976 г.

Глазырин Ф.В., Закатов Л.А. Тактика обыска и выемка. В кн. Криминалистика: Учебник для вузов МВД России. Т.2. - Волгоград: ВСШ МВД России,

1994 г.

Горбачев А.В. Криминалистические основания выбора методики расследо- вания. // Труды Горьковской высшей школы МВД СССР. Вып. 9, Горьковский, 1977 г.

Горбачев А.В. Основания, содержание и значение криминалистической ха- рактеристики преступлений. /У Труды Горьковской высшей школы МВД СССР, вып. 8 ч.1. Горький, 1977 г.

203

Гумашвили Л.Э. К вопросу о научных основах и значении криминалистических классификаций// Вестник Московского Университета, серия «Право» -М, 1979 г.

Голубев В.В. Организация взаимодействия при расследовании преступлений совершаемых организованными преступными группами. Следователь. 1997 г. №5.

Гриненко А.В. Об использовании результатов оперативно-розыскной дея- тельности при производстве по уголовным делам.// Обеспечение прав и свобод человека и гражданина в деятельности правоохранительной системы. Материа- лы международной научно-практической конференции. - Белгород, 1998 г.

Драпкин Л.Я. Ситуации тактического риска и эффективность расследования // Тактические операции и эффективность расследования. Свердловск, 1986 г.

Драпкин Л.Я. Организационно-управленческие аспекты взаимодействия участников процесса раскрытия преступлений. // Вопросы взаимодействия сле- дователей и других участников расследования преступлений. Межвузовский сборник научных трудов, Свердловск. 1984 г.

Долгинов С.Д. Некоторые проблемы взаимодействия следствия и оперативных подразделений при раскрытии и расследовании преступлений, совершенных организованными преступными группами. // Актуальные проблемы теории и практики взаимодействия подразделений органов внутренних дел в борьбе с преступностью. - Материалы межвузовской научно-практической конференции. Челябинск- ЧЮИ МВД России, 1998 г.

Демидов И.Ф. Значение ОРД для уголовно-процессуального производства.// Сборник научных трудов. М. Проблемы укрепления законности и правопорядка, 1996 г.

Ефимичев СП. Разделение властей и проблемы борьбы с организованной преступностью. // Журнал российского права. 1997 г., № 8.

Жогин Н.В. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973 г.

Журавель В.А. Ситуационность тактических приемов при допросе потер- певшего // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1985 г. Вып.30.

Зажицкий В.И. Связь оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности в российском законодательстве. // Советская юстиция - 1996 г., т.4.

Закатов А.А. Психологические особенности тактики производства следст- венных действий с участием несовершеннолетних. Учебное пособие. - Волго- град, 1979 г.

Закатов А.А. О производстве первоначальных неотложных следственных действий// Актуальные проблемы следственной деятельности. Свердловск, 1990 г.

Закатов А.А. Классификационные системы в теории розыскной деятель ности следователя // Оптимизация расследования преступлений . - Иркутск, 1982 г.

Закатов А.А. Розыскная деятельность следователя. В кн. Криминалистика: Учебник для вузов МВД России. Т.2. - Волгоград; ВСШ МВД России, 1994 г.

Иванов Н.Г. Групповая преступность: содержание и вопросы законодательного регулирования.// Государство и право, 1996 г., № 9.

Каневский Л.Л. Разработка типовых криминалистических характеристик преступлений и их использование в процессе расследования// Российский юри- дический журнал, 2000, № 2.

Карагодин В.Н. Проблемы подготовки к расследованию в условиях проти- водействия// Актуальные проблемы следственной деятельности. Свердловск, 1990 г.

Казарина А.Х., Образцов В.А., Танасевич В.Г. Криминалистическая ха-

205

рактеристика преступлений и ее значение для методики расследования II Про- блемы предварительного следствия. - Вып. 6. - Волгслрад, 1977 г.

Карнеева Л.М. Правильное определение основных понятий теории доказа- тельств - важнейшая гарантия достижения истины при производстве по уго- ловному делу// Гарантии прав личности в социапистическом уголовном праве и процессе. Ярославль. 1981 г.

Ковалев А.В. Криминалистическая характеристика преступлений в области охраны жизни и здоровья работников в процессе их производственной деятель- ности// Актуальные направления развития криминалистической методики и тактики расследования. - Материалы расширенного заседания Ученого совета Всесоюзного института и по изучению причин и разработке мер предупрежде- ния преступности. - М.. 1978 г.

Колесниченко А.Н. О содержании методики расследования преступлений// Методика расследования преступлений. - М.. 1976 г.

Коновалов Е.Ф. Следственно-оперативная группа - как форма взаимодействия при раскрытии преступлений и розыске скрывшихся преступников// Вопросы взаимодействия следователей и других участников расследования пре- ступлений. - Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск. 1984 г.

Коновалов В.А.Что такое организованная группа.// Законность. 1993 г.№ 8.

Ледашев В.А. О совершенствовании структуры методики расследования отдельных видов преступлений.// Методика расследования преступлений (об- щие положения). - М., 1976 .

Лупинская П.А. О понятии судебных доказательств// Ученые записи ВЮЗИ,вып.71, 1968.

Лупинская П.А. Основание и порядок принятия решений о недопустимости доказательств,// Российская юстиция, 1993. № 11.

Максимов СВ. Организованная преступность в России: состояние и прогноз развития.// Уголовное право, 1998, № 1.

Михайлов В.А., Белозсров Ю.Н. Полномочия руководителей министерств,

управлений и отделов внутренних дел и органов дознания по организации рас- следования преступлений.// Учение, научные школы и идеи - юбилейный сбор- ник научных трудов - М.: МЮИ МВД России, 1995.

Образцов В.А. К вопросу о предмете методики расследования отдельных видов преступлений.// Методика расследования преступлений (общие положения). - Материалы научно-практической конференции. М.. 1976.

Онучин А.П. Следственная ситуация и раскрытие преступлений, совершенных группой. Следственные ситуации и раскрытие преступлений. Свердловск, 1975.

Плеснева Л.П. Организация взаимодействия следователя с органами дознания.// Перспективы совершенствования деятельности органов внутренних дел и Государственной противопожарной службы. - Тезисы всероссийской научно- практической конференции. Иркутск: ВСИ МВД России, 1999, часть 1.

Порохов Ю.Н., Шеслер А.В. Организованная группа как форма соучастия в преступлении.// Акгуальные проблемы правоведения в современный период: Сборник статей. Часть 3. - Томск: Томский государственный университет, 1998.

Робозеров В.Ф. Оперативно-розыскная информация в системе судебного доказывания.// Правоведение, 1978., № 6.

Репецкая А.Л. Проблемы применения норм об ответственности за организацию преступного сообщества.// Проблемы изменения нового уголовного за- конодательства: тезисы. - Иркутск: ВСИ МВД России, 1998.

Селиванов Н.А. Криминалистические характеристики преступлений и следственные ситуации в методике расследования.// Соц. законность. - 1977, №2.

Синеокий О.В. Виды следственных и следственно-оперативных групп.// Государство и право, 1997, № 1.

Серебров СП. Процессуальные аспекты использования информации, по- лученной в ходе оперативно-розыскной деятельности.// Следователь, 1998, № 9.

207

Савицкий В.М. Уголовный процесс России на новом витке демократизации.// Государство и право, 1994. № 6.

Стельмах В.Ю. Понятие устойчивости банды.// Следователь. 1997, № 5.

Танасевич В.Г., Образцов В.А. О криминалистической характеристике преступлений.// Вопросы борьбы с преступностью. - Вып. 25. М., 1976 г.

Танасевич В.Г. Теоретические основы методики” расследования преступле- ний.// Советское государство и право, 1976, № 6.

Тарасов Е.В. Освещение института соучастия в уголовном законодательстве.// Актуальные проблемы правоприменительной практики в связи с принятием нового УК РФ. - Сборник материалов научно-практической конференции. Красноярск: Красноярская высшая школа МВД России, 1997.

Трухачев В.В. Криминалистический анализ сокрытия организованной пре- ступной деятельности.// Криминалистические средства и методы исследования преступлений. Воронеж, 1999, № 10.

Фунтиков В.Л. Организованная преступность и некоторые вопросы борьбы с ней.// Следователь, 1997, № 5.

Филиппов А.Г. Общие положения методики расследования отдельных ви дов преступлений.// Материалы к лекции. М., 1984,

Ширванов А.А. Вопрос о допустимости доказательств на предварительном слушании в суде присяжных.// Российский следователь, 1999, № 1.

Шеслер А.В. Особенности преступного сообщества как формы соучастия.// Актуальные проблемы правоприменительной практики в связи с применением нового УК РФ - Сборник материалов научно-практической конференции - Красноярск: Красноярская высшая школа хМВД России, 1997.

Хмыров А.А. Криминалистическая характеристика преступлений и предмет доказывания,// Криминалистическая характеристика преступлений. - М., 1984.

Хмыров А.А. Криминалистическая характеристика как фактор, определяющий методику расследования и пути косвенного доказывания.// Методика

208

дика расследования преступлений. - М., 1976.

Хмыров А.А. Криминалистическая характеристика преступления и пути доказывания по уголовному делу.// Изв. Вузов. Правоведение. — 1978. № 3

Чувилев А.А. Взаимодействие уголовно-процессуального и оперативно- розыскного права.// Ученые, научные школы и идеи. - Юбилейный сборник на- учных трудов. М.: МЮИ МВД России, 1995.

Чувилев А.А. Оперативно-розыскное дело. М.: Издательская группа НОР-Ма- ИНФРА-М., 1999.

Эйеман А.А. Структура и язык описания предмета доказывания.// Вопросы борьбы с преступностью. -М.: Юрид. литература, 1973, вып.19.

Эйеман А.А. О содержании понятия криминалистической характеристики преступления.// Криминалистическая характеристика преступлений. - М., 1984 г.

Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика преступления и типичные следственные ситуации как важные факторы разработки методики рассле- дования преступлений.// Вопросы борьбы с преступностью. - Вып. 30. - М., 1979.

  1. ДИССЕРТАЦИИ:

Быховский И.Е. Процессуальные и тактические вопросы системы следственных действий. Дис… докт. юрид. наук. Л.. 1975. - 395 с.

Драпкин Л.Я. Основы криминалистической теории следственных ситуаций. Дис… докт. юрид. наук. Свердловск, 1987. - 440 с.

Образцов В.А. Проблемы совершенствования научных основ методики расследования преступлений. Дис… докт. юрид, наук. М., 1985. -405 с.

Соловьев А.Б. Проблемы эффективности следственных действий Дис… докт. юрид. наук. М., 1984. - 408 с.

Комиссаров В.И. Актуальные проблемы следственной тактики. Дис… докт. юрид. наук. Саратов, 1989.М - 353 с.

209

  1. АВТОРЕФЕРАТЫ:

Ахмедшин Р.А. Психолого-криминалистическая характеристика социально- дезадаптированной личности преступника. Автореф. дис… к.ю.н. Томск, 1999.- 23 с.

Батищев В.И. Расследование неоднократных преступлений отдельных лиц и постоянных групп (процессуальные и криминалистические основы). Автореф. дис… к.ю.н. Воронеж, 1994. - 35 с.

Белкин А.Р. Теория доказывания: криминалистический и оперативно-розыскной аспекты . Автореф. дис… к.ю.н. Воронеж, 2000. - 36 с.

Галанова Л.В. Следственные ситуации и тактические операции при рас- следовании преступлений, связанных с вымогательством. Автореф. дис… к.ю.н. Саратов. 2000. - 24 с.

Карагодин В.Н. Основы криминалистического учения о преодолении про- тиводействия расследованию. Автореф. дис… к.ю.н. Екатеринбург, 1992. -46 с.

Колесникова Т.В. Криминалистическая характеристика преступных групп, совершающих вымогательство. Автореф. дис… к.ю.н. Саратов, 2000. - 23 с.

Ким Д.В. Следственная ситуация как информационно-познавательная система в деятельности по расследованию преступлений (по материалам корыстно- насильственных преступлений). Автореф. дис… к.ю.н. Томск, 1999. - 27 с.

Куницына А.В. Тактика выявления организаторов преступных групп. Автореф. дис… к.ю.н. Саратов, 2000. - 22 с.

Николайчук И.А. Сокрытие преступлений как форма противодействия рас- следованию. Автореф. дис… к.ю.н. Воронеж, 2000. - 47 с.

Протасевич А.А. Проблемы предмета и средств раскрытия серийных пре- ступлений, сопряженных с насилием. Автореф. дис… к.ю.н. Воронеж, 1999. -74 с.

Пухов Е.И. Криминалистические и психологические особенности исполь- зования тактических приемов при расследовании преступлений. Авгореф. дис… к.ю.н. Волгоград, 1999. - 23 с.

210

Седова Г.И. Процессуальные и криминалистические проблемы деятельности органов дознания. Автореф. дис… к.ю.н. Саратов, 2000. - 22 с.

Субботина М.В. Проблемы методики расследования преступлений, совер- шенных организованными группами несовершеннолетних. Автореф. дис… к.ю.н. Волгоград. 1996. - 24 с.

Приложения №№ 1_1б

i

i

*

Динамика раскрываемости преступлений против собственности по России за 1995-1999гг.

Зарегистрировано

Динамика раскрываемости к

за 199

1ЭСС000

1600000

Р 140<Ш>

5 1200000

? 1000000

ее

3g аооссо

о>

ё 60X03

s «юоо с

2О000О

о

1995

199В

^998

1600000

1400000

1200000

1000000

800000

600000

400000

200000

О

Я*

1995

Процент раскрьваемэстм

59,0% 58.0%

_u— —.»_i 57.0% _ 36,0%

Л/

§56,0%

8.

С 54,0% _J __J

I

53.0%

320%

61,0% 1S66 19S6 1907 1996 Го*! 1909

Динамика раскрываемости грабежей по России за 1995-1999гг.

Динамика раскрываемости

за 199

Зарегистрировано

160000

42000

140000

Р 120000 j

и ]

у 100000 I

s

80000

i

I

60000 j 40000 ‘ 20000

0 ‘

1996

1997 Годы

1999

40000

о 38000

у

X

§ 36000

-X.

О 34000 Ю

«

°- 32000

30000

1995

1

Процент раскрьваемоста

56,0°/

1

55,0°Л

—^’?v.

54,0°/! 3 53,0°/

-±/ N-1 % ъг,т • ? 1

s. —L

С 51.0°/ ф— -Лг ?^ 1 ? 50,0°/!

49,0°/

48,0%

1995 1996 1997 1998 Годы 1999

Динамика раскрываемости краж чужого имущества по Краснодарскому краю за 1995 - 1999гг.

Зарегистрировано

Динамика раскрываемос Ставропольскому

1

40000 35000

“и 30000

П*

Ф 25000

У

5 20000

О

ki

Г 15000

ч

•Ж

а ъс

5000

О

1996

1998

1999

1996

Процент раскрызае мости

70,0% 60,0% 50,0% -—-L
_ ~=к - _J^=4- —О jjj 40,0%

| 30,0% . I i ? 1 20,0%

i

10,0%

0,0%

1995 1996 1997 1998 Годы 1999

25000

-?? 20000

г

и

    • к

X

|».1У й

УЗ

1995

с о

-“» lljl’lj)

х

я

•§? 5ооо

19

Пр

62,0% , 60,0%

58,0%

3 56,0%

S ыт I

а„Л0/’ ^ I

с 52,0% I -, Г3Г I

Г

50,0% Т

48,0%

46,0%

1995 1996

Динамика раскрываемости краж чужого имущества по Волтоградской области за 1995 - 1999ц-.

Динамика раскрываемос Ростовской обла

Зарегистрировано

25000

— 20000

О

8

У 15000

X

о

?* 10000

5” 5000

1995

1996

?мс”

41

’ Л

1

1997 Годы

1998

i -it

1999

36000

I

35000

-$ 34000 i ш

5 ззооо Ф i

X 32000

J. 31000 | 30000

? 29000

28000

27000

А Я

i ‘Ж

1995

19

Процент раскрызае мости

54,0% 53,0%

?-J 52,0%

_J^

ж jj- 51,0%

0

§. 50,0%

С Ч^

I \ I >

1 \ / / L 49,0%

48,0%

47,0%

1995 1996 1997 1998 Годы 1999

П

67,5%

67,0%

66,5%

66,0%

2 65,5%

§. 65,0%

|- 64,5% / i 1 zJr

64,0%

I

63,5%

I

63.0%

62,5% 1995 1996

Динамика раскрываемости грабежей чужого имущества по Краснодарскому краю за 1995 ~ 1999гг.

Зарегистрировано

Раскрываемость грабе Ставропольскому

1995 1996 1997 1998 1999

Годы

1800

1600

  • 1400

5 1200

9

  • 1000

6 800

ж

§ 600

?? 400

200

0

1995

Процент раскрьвае мости

70,0% 60,0% 50,0%

jj 40,0% ‘

§

g. 30,0%

с

20,0% ‘

i

10,0% l

0,0%

1995

1996

1997 Годы

1998

1999

66,0%

64,0% | - _

62,0% 2
60,0%

^JL

% 58,0%

&

С 56,0% , . J I

54,0%

i

52,0%

i

50,0%

1995 1996

Динамика грабежей чужого имущества по Волгоградской области за 1995 - 1999гг.

Динамика раскрываемости Ростовской обла

Зарегистрирова но

2500

О 2000

1500

1000

m

а

500

1995

1’Д

1996

1997 Годы

и

1998

“Я

1 i. i

1999

1995 199

Процент раскрываемости

56,0% 54,0% 1 | .и 52,0% z^r\ / I § 50,0% | -У Г I С 48,0% 1 NA^

46,0%

44,0%

1995 1 !

1996 1997 1998 1999

Годы

68,0%

66,0%
64,0% /”

3 62,0% I ?

ь i

I 60,0%

о ‘

  1. I

С 58,0% !

56,0% J

54,0%

52,0%

1995

1996

Динамика раскрываемости разбойных нападений по Краснодарскому краю за 1995 - 1999гг.

780

760

_ 740 О Р 720

ф 700

х

?5 680

Л660 Is 640

% 620

л

О. 600

580

560

Заре гистрировано

“К Ч «ЭДН

у,Щ\

Т Щ

“•^?ч мщ

<;й* ?’?rS

‘г* .„^

?i* Ч

? >

ь1Ыд

1996

1995

1998

1999

Динамика раскрываемо Ставропольскому

§ 40,0%

9

с 30,0%

20,0%

10,0%

0,0%

1995

1996

Процент раскрьгаем осга

1997 Годы

1998

1999

63,0%

62,0%

61,0%

60,0% ! ? 59,0% & 58,0% | <j
j С 57,0%

56,0%

55,0%

54,0%

1995

1996

Динамика раскрываемости разбойных нападений по Волгоградской области за 1995 - 1999гг.

Динамика раскрываемости ра области за

800

700

8 600

о

  • 500

5 “HJU •?•

”s 300 О

ю

Й 200

я

100

о.

1995

Зарегистри ровано

1

» 41

ы

1997 Годы

?’– Y4

. Ч

1998

•J

1999

Процент раскрываемости

70,0%

  I ! 60,0%

50,0% ^V- - Й- ‘’ * 1 L. ^>:d I 40,0%

5

g. зо,о%

«= 1 —

20,0%

l

10,0%

j

0,0%

1995 1996 1997 1998 Годы 1999

Пр

76,0%

74,0%

72,0%

3 70,0%

h

% 68,0%

о

С 66,0% и^

64,0%

62,0°/

60,0%

1995 1996

Сведения о состоянии преступности по Ставропольскому кр за 12 месяцев 1996 - 1999гг.

NN п/п Виданнрес туплений Зарегистрировано преступлений Р

1996 г. 1997 г. 1998 г. | 1999 г. 1996

1. КРАЖИ 1.1. Кражи 17169 16897 18698 Г 21094 53.5

1.2. С проникновением 9701 13261 14965 16224 50.6

1.3. Из квартир 3764 4196 4593 4867 52.6

1.4. Из магазинов, складов, баз 1585 1244 1462 1199 ‘ 53.0

1.5. Из автомобилей 270 244 275 289 23.8

2. ГРАБЕЖИ 2.1. Грабежи 1261 1194 1259 г 1560 58.3

2.2. С проникновением h 293 h 406 Г 501 \ 577 68.6

3. РАЗБОИ 3.1. Разбои 540 537 649 632 60.9

3.2. С проникновением 252 320 423 376 61.4

3.3. С целью завладения автогрансп. 6 2 2 ! 6 78.6

СХЕМА СВЯЗИ 2-х преступных групп в период 1990 - 1991гг.

Омаров Магомед Алиасхабович - 1970г. ранее судим

Юсупов Тельман Гаджиевич - 1964г. ранее судим - ИТК-4

Юсупов Джамбулат Гаджиевич - 1968г. ранее судим - ИТК-6

Магомедов Гусей ране

Пашуллаев Иса Хизбулаевич - 1969г. ранее судим - СПК №1 ПромышленногоРОВД

Джабаев Умар Вахадович - 1969г. ранее судим - СПК №2 Промышленного РОВД

Исаев Алих ранее судим - СПК

СХЕМА СВЯЗИ преступной группы в период 1992 - 1993 гг.

Пайзуллаев Иса Хизбулаевич - 1969г. ранее судим

Магомедов Гусейн

Гасанович - 1968г.

ранее судим

Омаров Ахмед Алиасхабович - 1969г.

не судим

Багомедов Багомед

Алиаханович - 1964г.

не судим

Омаров Магомед Алиасхабович - 1970г.

ранее судим

Чамсаев Жупан Мусаевич - 196

не судим

Шейхбагаидов Мухтар Шейхбаганд 1970г. не судим

СХЕМА СВЯЗИ преступной группы в период 1993 - 1994 гг.

Багомедов Багомед

Алиханович - 1964г.

не судим

Алиев Омар - 1969г.

не судим

Чамсаев Жупан

Мусаевич - 1963 г.

не судим

Магомедов Гусейн

Гасанович - 1968г.

ранее судим

Шейхбагандов

Мухтар

Шейхбагандович

1970г. не судим

Арслаи-Али (сбытчик

краденного)- 1972г.

не судим

Магомедов Усман Гасанович - 1972г.

не судим

Окуияка Александр

Александрович -

1974г.

не судим

ПРЕСТУПЛЕНИЯ,

совершаемые участниками преступной группы Пайзуллаева И.Х. (в 19

NN п/п Ф.И.О. обвиняемого Год рожде н Наличие судимости Преступления, соверш

в 1992 г. в 1993 г

1 Пайзуллаев И.Х. 1969 ранее судим 3 16

2 Омаров А.А.(Погиб при ДТП-09.94г.) 1969 не судим 0 8

3 Омаров Магомед А. ~~197( Г ранее судим 2 1

4 Магомедов Гусейн Г. 1968 ранее судим 3 19

5 Багомедов Багомед А. 1964 не судим 3 20

6 Чамсаев Жупан М. 1963 не судим 3 12

7 Юсупов Тельман Г. “1964^ ран. суд. ИТК-4 1 1 1

8 Юсупов Джамбулат Г. 1968 ран. суд. ИТК-6 1 1

9 Магомедов Мухтар Г. 1973 ранее судим 0 , 0

10 Ибрагимов Муртуз А. 1969 не судим 0 0

11 Газимагомедов С,-М.Ш. 1973 ранее судим 0 0

12 Магомедов Усман Г. h1972 не судим 0 2

13 Окуняка А.А. 1974 не судим 0 3

14 Магомедов Магомед Г. 1976 не судим 0 1

15 Шейхбагандов Мухтар Ш. i” 1970 не судим 3 10

16 Мусаев Мухтар А. 1979 не судим 0 0

17 Сулейбанов М.Ч. 1969 ранее судим 1 2

?Ч»

ПОХИЩЕННЫЙ ТРАНСПОРТ

с территории края (1992 - 1994 гг.)

NN п/п Наименование похищенного транспорта 1992г. 1993г.

1 КамАЗы ( различных модификаций ) 2 17

Г 2 ВАЗ-21099 0 1

|1 ВАЗ-2109 0 2

~™~4 1 ВАЗ-2108 0 1 1

5 ЧВАЗ-2107 0 1

6 ВАЗ-2106 1 3

7 Г ВАЗ-2103 - 0 -1 0

8 ГАЗ-2410 0 0

9 Мотоциклы ( различных модификаций ) 0 1

10 ИТОГО 3 26

МАТЕРИАЛЬНЫЕ УЩЕРБ нанесенный гращанам и пред

различной формы собственности

540000000 0 I 350000000

^зоооооооо

5 250000000 | 200000000 6 7 150000000 8 г” IULRJUUUUU

? 50000000

го п

о.

0

1922366

1992

179487522

1993

1994

364931453

День

СХЕМА № 1.

Имел ли место грабеж,

разбойное нападение

или иное преступление

Способ совершения

грабежа или

разбойного нападения

Время, место и другие

обстоятельства

преступления

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ПОДЛЕЖАЩИЕ

УСТАНОВЛЕНИЮ ПО ДЕЛАМ О ГРАБЕЖАХ И

РАЗБОЙНЫХ НАПАДЕНИЯХ.

Личность

преступника.

Если преступление

совершено группой -

состав группы, роль

каждого участника.

Личность

потерпевшего.

Причинены ли ему

телесные

повреждения, какие

именно, каковы их

последствия.

Имелись ли пособники,

подстрекатели, укрыватели

похищенного.

СХЕМА № 2.

При необходимости -

освидетельствование

потерпевшего и подозреваемого,

осмотр одежды.

Допрос потерпевшего.

Допрос очевидцев-свидетелей и других осведомленных лиц.

Задержание и личный обыск подозреваемого.

Осмотр места происшествия.

Допрос подозреваемого.

Обыск по месту жительства или

работы подозреваемого.

1

1

Лицо, подозреваемое в грабеже или разбойном нападении, задержано с поличным.

ТИПИЧНЫЕ СИТУАЦИИ И ДЕЙСТВИЯ СЛЕДОВАТЕЛЯ НА ПЕРВОНАЧАЛЬНОМ ЭТАПЕ РАССЛЕДОВАН

НАПАДЕНИЙ.

Лицо, заподозренное в

совершении грабежа или

разбоя, известно, но оно не

задержано.

Допрос потерпевшего.

Допрос свидетелей ~ очевидцев и других осведомленных лиц.

Назначение судебных экспертиз.

Осмотр места происшествия.

При необходи освидетел ьст потерпевшего и одежды

СХЕМА № 3.

Допросы свидеьелей.

Предъявление для опознания.

Проверка

ПОСЛЕДУЮЩИЕ СЛЕДСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ.

Очные ставки.

Допросы подозреваем ыJX.

Назнач эк

СХЕМА № 4.

Судебно-медицинская

экспертиза потерпевших и

подозреваемых.

Судебно-медицинская

экспертиза вещественных

доказательств.

Судебио- товароведческая экспертиза.

НАИБОЛЕЕ ХАРАКТЕРНЫЕ ЭКСПЕРТИЗЫ.

Криминалистически е экспертизы.

Иссле

испол

физич

Судебио-трасоло! ическая экспертиза.

Судебно- баллистическая экспертиза.

Судебная экспертиза холодного оружия.

  1. В какой системе Вы работаете ? А) прокуратура Б) ОВД

АНКЕТА.

  1. Как Вы понимаете конфликтную ситуацию при допросе ?

а) когда допрашиваемый отказывается от дачи показаний либо лжет ?

б) когда допрашиваемый говорит правду,

но следователь считает, что допрашиваемый лжет ?

в) когда цели следователя и допрашиваемого совпадают частично и допрашиваемый в св всем искренен,

  1. Считаете ли Вы полным свой запас тактических приемов допроса ?

А) да Б) нет

  1. Возможно ли с Вашей точки зрения намерено ввести в заблуждение обвиняемого с

делу? А) да Б) нет

  1. Считаете ли Вы необходимым совершенствовать свои знания в вопросах тактики допр

А) да Б) нет

  1. Считаете ли Вы возможным использование при допросе “следственных хитростей” и “ А) да

Б) нет

  1. Какие традиционные тактические приемы Вы используете ?
  • внезапность
  • использование положительных качеств допрашиваемого
  • следственные хитрости