lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Алмазова, Татьяна Анатольевна. - Возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2001 156 с. РГБ ОД, 61:02-12/293-7

Posted in:

6i-0i- U/Л93- V

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ

Па правах рукописи

Алмазова Татьяна Анатольевна

Возмещение ущерба, причиненного незаконными

действиями органов дознания, предварительного

следствия, прокуратуры и суда

(специальность 12,00.09 - уголовный процесс. криминалистика и судебная эксперт т, оперативно-розыскная деятельность) ‘ S

-л- ~’

г\

0-

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

] гйшй СЕКРЕТАРЬ

1 шшемщы «ад

^(Фс. ^rLji^J^J^/^ Научный руководитель

\ у*^0^ ^%С ^ ^/Заслуженный юрист Российской Федерации,

кандидат юридических наук, профессор И.И. Колесников

Москва - 2001

ЮДЕРЖАНИЕ

Введение . 3

ГЛАВА I. Правовая природа института возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу

§ 1. Юридическая природа правоотношений, возникающих

вследствие причинения вреда незаконными действиями органов

дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда 18

§ 2. Уголовно-процессуальная реабилитация как условие

возникновения права на возмещение ущерба, причиненного

незаконными действиями органов, осуществляющих производство

по уголовному делу 40

ГЛАВА П. Производство по возмещению ущерба реабилитированным
лицам, пострадавппсм от незаконных действий органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда

§ 1. Основания и условия возникновения права реабилитированного лица на возмещение ущерба, причиненя&го незаконными действиями органов дознания, предаар!^ё!&ноГочсЛедствия, прокуратуры и суда ….”’ 69

§ 2. Признание права реабилитированного лица на возмещение

ущерба, причиненного незаконными действиями органов

дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда 100

§ 3, Порядок возмещения реабилитированньгм лицам

ущерба, причиненного незаконными действиями органов

дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда 118

Заключение 131

Список использованной литературы 140

Приложение

155

Введение Актуальность темы диссертационного исследования.

Новая российская государственность радикально меняет отношения личности и государства. В процессе формирования правового государства, которое основывается на принципе верховенства Закона, на первый план выступает проблема строгого соблюдения конституционных прав граждан. В этой связи особое значите приобретают вопросы статуса личности в уголовном процессе - там, где вопрос о свободе и правах человеческой личности, в обеспечении их охраны, приобретает наибольшую остроту и активность- Одним из оснований для такой оценки является то, что «по степени «насыщенности» принуждением уголовный процесс занимает первое место среди всех известных нашему праву процедур»1

Процесс правоприменения затрагивает интересы многих лиц, вовлекаемых в сферу уголовно-процессуальных отношений, но чаще всего участников, подвергаемых уголовному преследованию. В тех же случаях, когда они признаются невиновными в совершегош преступлений и реабилитированы, возникает необходимость в восстановлешш нарушенных прав, а в случае причинения ущерба - в его возмещении (компенсации).

Публичный характер уголовно-процессуальной деятельности и причиняемого в ее сфере вреда предполагает и публичную ответственность государства перед своими гражданами. Государство должно регулировать поведение человека только в определенной мере, так, чтобы не затронуть его свободу’ и обеспечить общественные интересы.” Если наст>ттившие отрицательные последствия явились следствием государственно-публичной

1 Пефухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. Общая концепция. Неприкосновенность личности. - М, 1985. - С.4. ‘

2 См.: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник для юридических вузов и факультетов. - М., 1998. - С. 101.

4

деятельности уполномоченных на то органов и должностных дин (органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда), само государство должно выступать гарантом восстановления нарушенных прав и возместить причиненный ущерб,

Российское государство приняло на себя такую ответственность, провозгласив право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти и их должностных лиц (ст.53 Констит}1щи РФ), Законодательство о возмещении ущерба, причиненного в >толовно-процессуалыюй сфере, является реальным элементом правовой системы. Так, в настоящее время правоотношения, возникающие вследствие причинения вреда незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, регулируются рядом законодательных и подзаконных актов.1 Создание законодателем специальных средств защиты прав лиц, пострадавших в сфере уголовно-процессуальной деятельности, определялось потребностью в быстром, экономичном порядке восстановления нарушенных прав и возмещения причиненного вреда, подчеркнуть особый публично-правовой

Указ Президиума Верховного Совета СССР «О возмещении ущерба, причиненного хражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» от 18 мая 1981 г.. Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Утверждено Указом Пршидиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г.//Ведомости Верховного Совета СССР. - 1981. - № 21. - Ст. 741. Далее -Указ и Положение от 18 мая 1981г.; Инструкция по применению Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незако1Щьгми действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Утверждена Министерством юстиции СССР, Прокуратурой СССР, Министерством финансов СССР 2 марта 1982 г. // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. - 1984. - № 3. Далее - Инструкция от 2 марта 1982 г.; Гражданский кодекс РФ (ст. ет. 1069, 1070).

э

характер восстановительных правоотношений. Однако действующий правовой механизм не позволяет реализовать указанное право в полной мере.

Несмотря на несомненную нравственно-правовую значимость инстнпуга возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, его нормы оказались малоэффективными в плане правовых возможностей для реальной реализации субъективного нрава реабгшитиров энного лица на возмещение ущерба.

Более конкретное представление о масштабах поставленной проблемы дают статистические данные. Так, в период с 1997 по 2000 г.г. в УВД Иркутской области с требованиями о возмещении ущерба обратились всего 3 гражданина, незаконно привлеченных к уголовной ответственности. Ни одно из заявлений не было разрешено положительно. В то же время за аналогичный период времени но данным ИЦ УВД Иркутской области органами предварительного расследования по реабилитирующим основаниям прекращено 18068 уголовных дел, т.е. 25 % от общего числа прекращенных производством дел. Более того, в 2000 г. судами Иркутской области оправдано 108 человек. 86 из которых незаконно содержались под стражей. Однако с исковыми требованиями о возмещении ущерба, причиненного незаконным содержанием под стражей, обратилось лишь 3 реабилитированных лиц. Из числа возбужденных уголовных дел в отношении конкретных лиц 2644 дела (4,5%) прекращено по реабилитирующим основаниям. По данным статистики, в отношении каждого третьего подозреваемого или обвиняемого применялись меры уголовно- процессуального принуждения, в том числе: задержание, арест, подписка о невыезде, принудите^шный привод, выемка, обыск, освидетельствование, а
также предъявлялось обвинение. Вместе с тем,

о

за 4 года (с 1997 по 2000 г.г.) судами Иркутской области рассмотрено всего 67 гражданских дел по искам о возмещении ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, в их числе полностью и частично разрешено 21 исковое требование.

Такое положение обусловлено, прежде всего, несовершенством действующего законодательства, регулирующего вопросы возмещения ущерба, явившегося следствием незаконных действий органов, осуществляющих производство по уголовному делу, и главным образом, уголовно-процессуального. Последнее не обладает достаточной целостностью и системой процессуальных гарантий, которые обеспечивали бы в нем действенность принципа государственного возмещения вреда каждому пострадавшему от незаконных действий государственных органов и их должностных лиц.

Обращает на себя внимание то, что У 1чшовно-1 процессуальный кодекс РСФСР, при реализапии норм которого нарушаются права невиновных граждан, не содержит регламентации порядка восстановления этих прав. Единственная норма, закрепленная в ст.58-1 УПК РСФСР, в соответствии с которой органы дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда обязаны принять меры к возмещению ущерба, причиненного 1ражданину незаконными действиями, с самого введения ее в действие оказалась нерабочей. Изучение материалов 500 уголовных дел. по которым органами предварительного расследования и судом в период с 1981 по 2000 г. г. приняты решения о
прекращении производства по реабилитирутощим

Введена Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 8 августа 1983 г. //Ведомости Верховного Совета РСФСР. - 1983. - № 32. - Ст. 1153., в ред. Закона РСФСР от 5 декабря 1991 г. /7 Ведомости съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета. - 1991.- № 52. - Ст. 1867.

/

основаниям и оправдании подсудимых, в том числе лиц, подвергавшихся аресту, и привлекавшихся к уголовной ответственности, не было обнаружено ни одного документа, который свидетельствовал бы о том, что реабилитированным фажданам разъяснено право на возмещение ущерба, явившегося следствием незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного осуждения, незаконного заключешзд под стражу. Выполнение же требований указанной нормы не входит в предмет прокурорского надзора.

Другой причиной «прозябания» обозначенного правового института, как показало анкетирование и опрос практических работников, является незнание или слабое знание ими действующего законодательства в части. касающейся оснований реабилитации, и практики его применения.

По мнению диссертанта, существует необходимость определения на законодательном уровне понятий «утоловно-процессуальная реабилитация», «реабилитированное лицо», оснований частичной реабилитации; нуждаются в уточнении основания и условия возникновения права реабилитированного на возмещение (компенсацию) ущерба; требует совершенствования порядок признания за реабилитированными лицами права на возмещение ущерба и порядок разрешения требований указанных лиц о возмещении ущерба. Реабилитированное лицо должно быть наделено правом на возмещение государством вреда или получение за него компенсации от любых незаконных действий и решений органов предварительного раселедовшшя, прокуратуры и суда. Требуют разрешения и многие другие вопросы.

Таким образом, правовой механизм реализации права реабилитированного лица на возмещение государством ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания,

предварительного следствия, прокуратуры и суда, небезосновательно требует совершенствования.

8

Несоответствие уголовно-процессуального закона требованиям времени справедливо отмечено Президентом Российской Федерации В.В. Путиным, который отсутствие современного процессуального законодательства назвал в числе главных проблем действующей системы российского права.1

Изменения социально-экономического состояния общества неизбежно приводят к необходимости пересмотра и переоценки многих правовых институтов, особенно тех, которые в значительной мере затрагивают личные права граждан. К этому обязывают и общепризнанные нормы международного права. Так, Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью, резолюция Экономического и Социального Совета Генеральной Ассамблеи ООН «Осуществление Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоуногребления властью» рекомендуют государствам периодически пересмафшать существующие законы и практику для обеспечения их способности реагировать на изменяющиеся условия, развивать и широко обеспечивать етугаететв^щие права и средства правовой защиты жертв таких деяний, принимать законодательство, >тфощающее доступ жертв к механизмам правосудия с целью получения компенсащш и реституции, а также рассматривать вопросы о включении в нащюнатьные законы права на реституцию и / или компенсацию, в том числе необходимую материальную поддержку.]

К сожалению, принятый Государственной Думой в первом чтении проект УПК РФ, и особенно предложенные депутатами несколько тысяч поправок позволяют
наблюдать сохранение недемократических начал в

1 Владимир Путин, Президент Российской Федерации: компетенция суда распространяется на все дела государства // Российская юстиция. - 2001. -

9

уголовном процессе. Подобное положение дел не отвечает как принципам построения правового государства, так и нормам международного права, признанных Россией.

Отмеченные обстоятельства определили выбор темы диссертационного исследования, свидетельствуют о ее актуальности и большом практическом значении.

Степень разработанности темы неследования. Идея правового регулирования отношений, возникающих в связи с причинением вреда в уголовном процессе, в отечественном праве имеет свою, еще не завершенную, историю. Русскими правоведами особое внимание уделялось проблемам реабилитации невиновных и ее последствий, в том числе вопросам компенсации таким лицам вреда. Значительный вклад в разработку данных проблем внесли известные юристы доревошоциоиного периода - П.И. Люблинский, И.Я. Фойницкий, СИ. Викторский, М.В. Духовской, Н.Н. Розин, НИ. Лазаревский, которые впервые привлекли • внимание законодателя к публичному аспекту последствий неправомерного

уголовного преследования невиновного.

Дальнейшее развитие институт реабилитации невиновных и возмещения (компенсации) им ущерба, получил, благодаря исследованиям ученых современного периода: Б.Т. Безлепкина, Л.В. Бойцовой, Н.В. Идьютченко, М.й. Пастухова, И.Л. Петрухина, Л.А. Прокудиной, М.С. Строговича, К.С. Шпсишкина, Т.Т. Таджиева, Н.Я Шило, А.Г. Эдиляна. Отдельным вопросам рассматриваемого института уделялось внимание в ^ работах ЭФ. Куцовой, В.П. Божьева, Т.Н. Моекальковой, ВВ.

Шимановского, Т.Н. Добровольской, 11.И. Марковой, Т.Н. Колбая. В рамках

Сборник стандартов и норм Организации Объединенных наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. - Нью-Йорк, 1992. -С. 244 - 245

10

гражданско-правовых отношений вопросам возмещения ущерба, причиненного в сфере уголовного судопроизводства, посвящены работы М.Ф. Поляковой, A.M. Беляковой, Т.М. Медведевой, Л.К. Остриковой, М.Г, Марковой, И.Н. Полякова.

Таким образом, правовой на}тсе известны научные концепции развития гарантий обеспечения прав лиц - участников >толовно-процессуальных отношений, пострадавших от незаконных действий органов, осуществляющих производство по уголовному делу. Данные концепции в истории современного права заняли достойное место. Вместе с тем некоторые научные положения в новых сотшально-экономических условиях и в условиях реализации правовой реформы в определенной степени утрагили актуальность. Поэтому подлогу проведенных научных исследований нельзя считать исчерпанной. Многие вопросы, касающиеся уголовно-процессуальной реабилитации и ее последствий, остаются дискуссионными. Современный подход к разрешению обозначенных проблем обуславливает необходимость в реформировании известного института, в определении его места в уголовно-процессуальном законодательстве.

Объект и предмет диссертационного исследования. Объектом исследования является система правоотношений, возшжающих между органами и должностными лицами, осуществляющилпг производство по уголовному делу, и ]ражданином - реабилитированным лицом, в связи с реализацией им права на возмещение (компенсацшо) вреда, причиненного незаконными действиями указанных органов и их должностных лиц.

Правовое регулирование механизма реализации реабилишрованными лицами права на возмещение государством ущерба, явившегося следствием незаконных
действий органов дознания, предварительного следствия,

li

прокуратуры и суда, и правоприменительная практика явились предметом исследования.

Цель и задачи исследования. Целью диссертациошюго исследования является колшлексный, системный анализ правоприменительной практики и норм института возмещения ущерба реабилитированным лицам, и на этой основе определение путей совершенствования правового регулирования порядка реализации конституционного права на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

В рамках достижения данной цели поставлены следующие теоретические и научно-практические задачи:

раскрыть \толовно-процессуальную природу правоотношений, возникающих между государством в лице органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, и рсабилитировашшм гражданином вследствие причинение вреда незаконными действиями указанных органов и их должностных лиц;

  • предложить понятия «уголовно-процессуальная реабилитация» и «реабилитированное лицо», разработать основания частичной реабилитации;
  • показать значимость уголовно-процессуальной реабилитации как условия возникновения права на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, и обязанности государства возместить причиненный вред;
  • определить содержание субъективного права реабилитированного лица на возмещение (компенсацию) причиненного ущерба;
  • обобщить и проанализировать действующее законодательство, регулирующее вопросы возмещения (компенсации) ущерба, явившегося следствием незаконных действий органов дознания, предварительного

12

следствия, прокуратуры и суда, а также практику его применения;

  • исследовать обстоятельства, выступающие основаниями и условиями возникновения у реабилитированного лица права на возмещение ущерба.

Методология и методика исследования. При подготовке диссертации использовались доступные современной юридической науке общие методы научного исследования - системный, логический, сравнительный, статистический. В числе методов познания использовался диалектический подход к рассмотрению поставленных проблем. Объектом диссерта1щонного исследования обусловлено использование логико-теоретического метода. То обстоятельство, что предметом исследования явились проблемы, поставленные на стыке уголовного процесса, гражданского нрава и конеттуционного права, предопределило комплексный подход к исследованию и применению сравнительно-правового анализа соответствующего законодательства.

Использование вышеназванных методов не исключает в отдельных случаях возможности простого изложения фактов в качестве необходимой аргументации, обладающей доказательственной силой и выявляющей особенности исследуемой проблемы.

Эмпирическая база исследования. В своих выводах автор опирается на результаты собственных эмпирических исследований и статистические данные, отражающие динамику реализации норм института возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (на примере органов внутренних дел Восточно- Сибирского региона, органов прокуратуры и судов Иркутской области).

В рамках поставленных задач изучена практика органов внутренних дел, прокуратуры и суда. При подготовке диссертации использован личный опыт работы следователем.

Нормативную базу исследования составили международные правовые акты, Консттггуция Российской Федерации, федеральные законы, отраслевое законодательство, в первую очередь - уголовно-процессуальное, В работе также использованы решения Конститутщошюго Суда Российской Федерации, разъяснения Пленума Верховного Суда СССР и Российской Федерации, комплексные нормативные акты, регулирующие вопросы возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Эмпирическую базу исследования также составили результаты выборочного изучения материалов 500 уголовных дел. оконченных принятием решений об оправдании подсудимых и прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям. При анализе практики органов расследования и судов автором применялся метод сплошного просмотра уголовных дел за определенный период времени (1981 - 2000 гг.). Данная работа проводилась в практических органах г. Иркутска и Иркутской области.

По вопросам, касающимся реализации действующего законодательства о возмещении ущерба лицам, пострадавшим от незаконных действий органов, осуществляющих производство по уголовному делу, проведено анкетирование 200 следователей органов внутренних дел и прокуратуры, помощников прокуроров, дознавателей и судей. Также проведено интервьюирование 100 следователей и должностных лиц органов дознания относительно практики производства отдельных следственных действий, в процессе которых может быть причинен имущественный и / или моральный вред.

Изучена практика органов, разрешающих требования

реабилитированных лиц о возмещении им причиненного ущерба.

14

Основные положения, выносимые на защиту.

  1. Теоретические выводы:

  2. Уголовно-процессуальная природа правоотношений, возникающих вследствие причинения вреда незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, обусловлена публично- правовым характером деятельности государственных органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу.
  3. Содержание понятия «уголовно-процессуальная реабилитация», под которой следует понимать совокупность регламентированных уголовно-процессуальным законом действий и решений органов предварительного расследования, прокуратуры и суда, вютючающих констатацию в соответствующем процессуальном акте невиновности гражданина в совершении инкриминированного деяния, и обязанность устранить применявшиеся правоотрашгчения, тем самым, восстановив субъективные права реабшштировашплх лиц, нарушенные незаконными действиями и решениями органов дознания, предварительного следствия, 1грокуратуры и суда.
  4. Содержание понятия «реабилитированное лицо», под которым следует понимать лицо, признанное невиновным в соответствующем инкриминированном деянии, и восстановленное на основании соответствующих процессуальных актов в способности пользоваться принадлежащими субъективными правами, в которых оно было ущемлено в связи с незаконными действиями и решениями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.
  5. Вывод об обусловленности обязанности государства по возмещению вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, публично-правовым характером уголовно- процессуальной реабилитации.

15

  1. Теоретическое положение о том, что нет оснований для ограничения на законодательном уровне перечня конкретных незаконных действий и решений органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, в результате которых может быть причипен вред. Юридический факг реабилитации обуславливает субъективное право реабилитированного лица на возмещение вреда, причиненного любыми незаконными действиями и решениями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.
  2. Исполнение обязанности государства возместить реабилитированному лицу ущерб, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, обусловлено наличием волеизъявления реабилитированного лица реализовать принадлежащее ему субъективное право па возмещение вреда.
  3. II. Предложения о внесении изменений и дополнений в проект У1Ж РФ, направленные на закрепление на законодательном уровне понятий «уголовно- процессуальная реабилитация» и «реабилитированное лицо», оснований частичной реабилитации, дифференциации оснований прекращения уголовного дела, обусловленной фактом реабилитации, и другие.

Ш. Предложения по совершенствованию практической деятельности по возмещению ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Научная новизна заключается, прежде всего, в самом подходе к решению теоретических и практических проблем, связанных как с уголовно- процессуальной реабилитацией, так и с реализацией реабилитированными лицами права на возмещение ущерба, явившегося следствием незаконных действий и решений органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу.

16

В частности, она определяется тем, что в предлагаемом диссертационном исследовании на основе анализа правовых норм и теории уголовного процесса предпринята попытка определить понятие уголовно-процессуальной реабилитации, сущность права на реабилитацию и права на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями органов, осуществляющих производство по уголовному делу. Определен новый подход к основаниям и условиям возникновения права реабилитированного лица на возмещение причиненного ущерба. В дасеертации также сформулирован ряд теоретических положений и практических рекомендаций, направленных на совершенствование правового механизма, с помощью которого реализуется конституционное право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Теоретическая и практическая значимость полученных результатов определяется глубиной рассматриваемых вопросов. ориентированностью работы на исследование практических проблем, связанных с реализацией конституционного права на получение государственного возмещения (компенсации) за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Главное внимание в диссертации сосредотачивается на подготовке научно обоснованных рекомендаций по разработке нового уголовно-процессуального законодательства.

Обоснованность и достоверность полученных результатов исследования обусловлены применением научной методологии. Правовой основой работы являются: Конституция РФ, УПК РСФСР, законодательные акты. Анализу были подвергнуты проекты УПК РФ.

В качестве исходных посылок выводов и предложений, содержащихся

17

в диссертации, приняты основополагающие положения теории права, отражающие объективные тенденции развития отношений личности и государственной власти, в частности, в сфере уголовного процесса.

При формировании теоретических положений и законодательных предложений автор опирается на труды ведущих ученых в области конституционного, уголовно-процессуального, гражданского права, относящиеся к проблемам правоотношений, возшжающих между государственными органами - органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда и их должностными лицами, и гражданами, пострадавшими от незаконных действий указанных органов.

Апробация результатов исследования.

Основные выводы и предложения, содержащиеся в диссертации, опубликованы в трех научных статьях, а также в фондовой лекции, посвященной проблемам производства по возмещению реабилитировашиьш лицам вреда, причиненного в сфере уголовного процесса; докладывались на научно-практической конференции, Подготовленные в ходе исследования методические рекомендации используются в практической деятельности органов внутренних дел г. Иркутска и Восточно-Сибирского региона, а также в учебном процессе Восточно- Сибирского института МВД России, Иркутского юридического института Генеральной прокуратуры РФ.

Результаты проведенного исследования, основанные на них выводы, положения и рекомендации прошли также апробацию в процессе обсуждения их на кафедрах управления органами расследования престутшений Академии управления МВД России, уголовного процесса и криминалистики, кафедре общеюридических дисциплин Восточно-Сибирского института МВД России.

Структура и объем диссертации определяется целями, задачами и логикой исследования. Настоящая диссертация состоит из введения, двух

IS

глав, заключения, списка использованной литературы и приложения.

Глава I. Правовая природа института возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями органов и должностных лиц, осуществляющих производство по

уголовному делу

v V ^ mi

§ 1. Юридическая природа правоотношений, возникающих вследствие причинения вреда незаконными действиями органов дознания, предвари тельного следствия, прокуратуры и суда

Право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти или их даюкноетных лиц, провозглашенное в ст. 53 Конституции РФ, является важнейшим правом человека и гражданина.

Возведенная в ранг конетитутгионных, норма о возмещении гражданам вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц, приобрела общеправовое значение и позволила глубоко осознать не только чисто компенсационные, но и социальные, юридические, политические, нравственные цели государственной ответственности, поставить проблему на современный уровень публичной политики власти,

Представляется, что данное положение Копетитутщи требует обегоятельного исследования, т.к. от его правильного научно-теоретического толкования зависит расстановка акцентов в законотворческой деятельности, касающейся в частности, развития гарантий обеспечения прав личности в уголовно-процессуальной сфере, как одного из направлений публичной деятельности государственных органов,

Постановка проблемы публично-правовых притязаний к государственной
власти является одним из отличшельных признаков

правового государства, к построению которого стремится Россия, Расширение пределов государственной ответственности обусловлено стремлением к всемерному’ возрождению общества, утверждению постулатов демократии и правопорядка, которые в современный период преобразований являются главным мотивом общественного npoipecea и социальной справедливости.

Такая констатация всеобъемлющей государственной ответственности вытекает из сущности системы общественных отношений между государством и его гражданами в сфере основных прав и свобод, гарантированных Конституцией РФ: государство и его граждане несуг взаимную ответственность в случае нарушения установленных законами правил поведения или деятельности. В этой связи вред, причиненный отдельному гражданину органами государственной власти, если он несправедлив, неминуемо оборачивается вредом публичным, т.к. умаление блага, принадлежащего конкретному’ лицу, трансформируется в препятствие на нуги нормального развития общественных отношений.

Если обратиться к генезису термина «публичность», то заметим, что он образован от слова «публичный» (от латинского - общественный), которое имеет два значения: 1) осущесгвляемый в присутствии публики, открытый и 2) общественный, не частный.1 Именно во втором значении с известной долей условности этот термин употребляется в теории утоловного процесса. В этой связи диссертант разделяет позицию ряда авторов, по мнению которых соблюдение при реализации утоловного процесса публичного интереса предполагает соблюдение интереса как

Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 4-е издание, дополненное. - М., 1998. - С. 631.

20

государства и общества в целом, так и отдельной личности.

Публично-правовой характер преступления и наказания определяет публично- правовую природу- уголовно-процессуальной деятельности, и соответственно, публичного начала, составляющего ее основу. Ведущую роль в реализации предписаний закона выполняют уполномоченные представители государственной власти - следователь, орган дознания, прокурор и суд (судья), осуществляющие процессуальную деятельность в силу своих служебных обязанностей, по долгу службы (ex officio), подчиняя волю субъектов правоотношений достижению цели уголовного процесса.

Государственно-властный характер уголовного процесса создает щирокие предпосьюпш для ограничения прав, свобод и законных интересов граждан, вовлеченных часто против их воли в сферу уголовно-процессуальных отношений. Особую актуальность обозначенная тема обретает’, когда уголовное преследование либо отдельные действия и решения органов, осуществляющих производство по уголовному делу, признаются незаконными, а лишение граждан принадлежа!них им благ -необоснованным.

В соответствии с принципом публичности гражданин, вовлеченный в орбиту уголовного процесса, вправе рассчитывать на допустимость применения к нему только тех мер принуждения и только такого ограничения его прав, свобод и законных интересов, какие установлены Конституцией РФ и соответствующим ее требованиям законодательством. Более того, каждый участник уголовного процесса вправе рассчигывать на защиту его прав и свобод законами, и в целом органами, осуществляющими

1 Названова Л. А. О соотношении ггринципов социалистической законности и публичности в советском уголовном судопроизводстве // Правоведение. -1990. - № 2. - С. 81; Масленникова Л.Н. Публичное и диспозитивное начала в уголовном судопроизводстве России: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. -М” 2000.

21

процессуальную деятельность, т.к. принцип публичности опирается на положения Конституции РФ, возлагающей на государство обязанность защищать права и свободы человека и гражданина (ст.2), Поэтому, несмотря на то, что право на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями органов предварительного расследования, прокуратуры и суда, прямо не закреплено в Конституции РФ, оно входит в общий правовой статус каждого, чьи права были нарушены незаконными действиями и решениями указанных органов и их должностных лиц.

В основе нормы, закрепленной в ст. 53 Конституции РФ, лежит теория ответственности без вины, которая является фактором равновесия в общественных отношениях. Поскольку задачей публичного права является гарантирование равенства публичных прав и обязанностей, фаждане. пострадавшие вследствие функционирования механизма предварительного расследования и правосудия, наделяются правом на компенсацию за счет всего общества. При этом «государство не может заниматься вопросом о том, выгодно или невыгодно отправление известной функции публичного характера, а обязано ее выполнить»1 Поэтому наделение субьекта, пострадавшего от незаконных действий и решений органов, осуществляющих производство по уголовному делу, правовыми возможностями в защите своих интересов, их обеспечение государственной властью, характеризует публичное начало в его истинном значении.

Содержание публичного начала определяет дефиниция диапозитивного начала уголовного процесса в зависимости от характера индивидуального интереса лица и от распоряжения субъективными правами (реализация или отказ от их реализации). Применительно же к отношениям, складывающимся в связи с
незаконным причинением вреда в сфере

1 Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. - СПб., 1906. -С. 616.

уголовно-процессуальной деятельности, в силу диспозитивноети пострадавший вправе требовать от государства возмещения или компенсации причиненного вреда, а государство, в свою очередь, в силу принципа публичности деятельности его органов, обязано гарантировать реализацию такого требования. Из сказанного следует, что соотношение публичного и диспозитивного начал в уголовном процессе отражает, с одной стороны, реальное состояние уровня защищенности общества и его членов от пресхутшений, с другой - уровень защищенности личности от произвола и ошибок представителей государственной власти, уровень защищенности частной жизни людей от проникновения в нее государства. Проблема оптимального соотношения публичного и диспозитивного начал принадлежит к числу фундаментальных и наиболее масштабных в науке уголовно-процессуального права, поскольку имеет непосредственное значение для развития гарантии обеспечения прав и законных интересов граждан - участников уголовно-процессуальных отношений. на государственном уровне.

Применительно к уголовному процессу редакция исследуемой конеттпутшонной нормы теоретически позволяет довольно широко расставить границы ее действия (такой вывод вытекает в связи с отсутствием в ее содержании каких-либо условий применения). Однако нормы констшутшонного права обладают определенной спецификой, которая определяет соответствующий способ их практической реализации.

Известно, что нормы Конституции в большей мере относятся к категории общих, оказывающих непосредственное действие на всю сферу правоотношений, в том числе уголовного и гражданского судопроизводства. При этом ее регулирующая роль наиболее эффективно проявляется только во взаимодействии с отраслевым законодательством. Это объясняется тем, что в констшутшонных нормах, как
правило, отсутствует описание

23

механизма их реализации. С учетом такого положения сама Конституция РФ предполагает необходимость принятия федеральных законов в целях наиболее оптимального регулирования процедур, связанных с обеспечением прав граждан.1

Конституционные нормы в широком смысле имеют принципиальный характер как для процесса правотворчества, так и для процесса правоприменения (в том числе в правоохранительной сфере), ибо и тот, и другой своим нормативным основанием имеют конституционные положения.” В этой связи законодатель в процессе совершенствования правовой базы, регламентирующей правоотношения, возгожающие в связи с незаконным причинением вреда в сфере уголовного процесса, должен стремиться к максимальному приведению законов в соответствие с нормами Основного закона.

Инсттут возмещения вреда, причиненного незаконными действиями органов предварительного расследования и суда, - продукт длительной эволюции.

Идея вознаграждения за вред, причинегшый судебно-следственными органами, родилась в недрах частного права и распространялась только на лиц, подвергшихся незаконному уголовному наказанию. Возможность получения невиновным компенсации за вред выражалась в законодательных установлениях о личной материальной ответственности обвинителей, по чьей инициативе или
ложному обвинению было начато уголовное

Федоров ИЗ. Применение в досудебных стадиях уголовного процесса конституционньгх норм, допускающих ограничения прав и свобод человека и гражданина: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1997. - С. 161. 2 См.: Боброва НА. Реализация конституционньгх принципов на предварительном следствии // Реализация норм государственного и административного права на предварительном следствии: Сб. науч. тр. / Редкол.: Рудинский Ф.М. и др. - Волгоград, 1987. - С. 21.

24

преследование, а также об ответственности конкретных должностных лиц, осуществлявших уголовное судопроизводство.

Так. до 1864 г. законодатель признавал возможным взыскание с судей денежных сумм за вынесение необоснованного решения о наказании плетьми и кнутом.1 В соответствии со статьями 780-784 Уложения уголовного судопроизводства 1832 г. оправданному судом «дозволялось просить вознаграждения за вред и убытки, причиненные ему неосновательным привлечением к суду». Вознаграждение могло быть взыскано с должностных лиц «в том числе с судебного следователя и прокурора» (а не с государства) в случаях, когда потерпевшее ущерб лицо имело возможность «доказать, что они действовали пристрастно, притеснительно, без законного повода или основания или вообще недобросовестно». Дела по такого рода претензиям подлежали разбирательству в порядке гражданского судопроизводства. Добиться восстановления справедливости можно было, доказав, что указанные должностные лица действовали недобросовестно или злоупотребляли данной им властью.

Позже Устав уголовного судопроизводства 1864 г. предусматривал ответственность частных и должностных лиц за ущерб, наступивший в результате их умысла, недобросовестности или неосмотрительности, явившихся причиной привлечения к суду или осуждения невиновного/

По мере развития правовой науки явно обнаружилась иная юридическая природа и самостоятельность отношений, складывающихся в

См.: Мещеряков Ю. В. Уголовное судопроизводство Российской империи первой половины XIX в. - Л., 1985. - С. 163 -165.

2 Фойницкий И.Я. О вознаграждении к суду уголовному привлекаемых. Речь на юбилейном заседании Санкт-Петербургского юридического общества 20 февраля 1883 г. - СПб., 1884 - С. 12-17.

связи с необходимостью восстановления в правах [ражданнна, невинно пострадавшего от обвинения и уголовного наказания.

Первоначально идея о возмещении ущерба лицам, признанным невиновными в совершении щ^еступлений. возникла как политическая идея, как протест против произвола в сфере уголовного судопроизводства, отбывания наказания без следствия и суда, и унижений средневекового инквизиторского процесса. По свидетельству русских юристов прошлого века впервые эта мысль была подана еще в XV11 в. в виде протеста против «гнусностей и насилий» уголовного судопроизводства, строящегося на инквизиционных началах.” Прогрессивные русские правоведы безуспешно пытались приспособить эту идею то к гражданско-правовому институту «частного» иска, то к иллюзии монаршей милости в отношении верноподданных, то к частной благотворительности. Передовая научная мысль того периода настойчиво искала ответа на вопрос о социально-юридическом существе явления, о котором идет речь.

К публичному аспекту последствий «неправосудных приговоров» в непосредственной связи с- идеей «возна1раждения невинно к суду привлекаемых» внимание обратил И.Я. Фошшцкий; «По мере того, как в уголовный процесс проникает публичное начато, кладущее резкую ipam>

1 История зарождения и развития гагетитута возмещения вреда лицам, признанным невиновными, в законодательстве зарубежных государств глубоко исследована Л.В. Бойцовой. См.: Бойцова Л.В, Ответственность государства за ущерб, причиненный гражданам в сфере правосудия: генезис, сущность, тенденция развития: Дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1995; Бойцова В.В., Бойцова Л.В. Реабилитация необоснованно осужденных граждан в современных правовых системах: Учебное пособие. - Тверь, 1993.

2 См.: Розин Н.Н. О вознаграждении лиц невинно привлеченных к уголовному суду. Доклад уголовному отделению Санкт-Петербургского юридического общества 15 марта 1897 г. II Журнал министерства юстиции. - 1897. - № 99. - С. 84.; Фойницкий И.Я. Указ соч. - С, 24-25.

26

между уголовным и 1ражданеким производством, такое перенесение правил гражданской ответственности на уголовных обвинителей становится невозможным»,1 Особое значение он придавал социально-нравственному аспекту данной проблемы; «Грубое, некультурное общество скажет ему (оправданному - авт.): уходишь и будь доволен, что дешево отделался. Для общества с высшей культурой оправдание пострадавшего при следствии означает несправедливое, незаслуженное страдание .,., искупление которого необходимо «ввиду моральных интересов самого правосудия».”

Более определенные суждения по рассматриваемой проблеме высказал П.И. Люблинский: «… полное исправление зла…, в том числе и восстановление имущественного положения потерпевшего, диктуется необходимостью защиты интересов не только отдельной личности, но и публичных интересов. … Пора понять, что при современном строе высшим сокровищем, которым обладает государство, является воспиташшй в началах права и преданный закону гражданин».’’

Перевод русскими юристами прогрессивных работ западных ученых на русский язык позволил общественности ознакомиться с гумашшми взглядами по вопросу реабилитации жертв судебных ошибок. Возведение идеи «государственного вознаграждения» лиц, без вины пострадавших в связи с привлечением к уголовной ответственности и осуждением, в нормы права стало неизбежным. Однако тогда она не имела дальнейшего развития, так как была слишком преждевременной. Политические и социальные условия российского общества не позволили провести идею государственной компенсации в жизнь.

Известные русские правоведы - П.И. Люблинский, И.Я. Фойницкий,

Фойншщий И.Я. Указ соч. - С. 11.

2 Фойницкий И.Я. Указ соч. - С. 48, 54,

3 Люблинский ПИ. Указ. соч. - С. 595-596.

71

СИ. Викторский, Н.Н. Розин, Н.И. Лазаревский - внесли значительный вклад в развитие и институализацию идеи субъективного права гражданина на компенсацию урона, нанесенного неправомерными «актами власти», за счет государства. Так прогрессивная концепция «государственно-экономического покровительства публично-важных частных интересов» создала теоретическую основу для законодательного признания публично-покровительствуемыми интересов всех лиц, пострадавших от необоснованного привлечения к уголовной отвегетвенноети, независимо от того, на какой стадии была признана их невиновность. Многие рекомендации ученых-процессуалистов того времени нашли отражение в нормах современного института возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Пройдя длительный и сложный пугь в своем развитии, идея публичной ответственности государства перед своими гражданами сохранила изначальный смысл регулятора отношений между государством и гражданином, и образовала главную социально-нравственную предпосылку для формирования самостоятельного правового института, история развития которого не позволяет поставить его в один ряд с обычными обязательственными гражданско- правовыми отношениями. Зародившись в недрах частного права, современный публичный институт возмещения вреда реабилитированным гражданам занял твердую позиции) в науке уголовного процесса.

Тем не менее, научные споры относительно природы правоотношений, возникающих в связи с причинением вреда незакоштым уголовным преследованием, продолжаются. Выделяются две противоположные позиции: с
одной стороны ученых, прцаерживающихся уголовно-

28

процессуальной концепции,1 а с другой - цивилистов.2 Автор данного исследовшвзя придерживается первой научной позиции. Первым и одним из важных аргументом в ее пользу, как было показано, является история зарождения института ответственности государства за вред, незаконно причиненный в уголовном судопроизводстве.

Еще до появления Указа и Положения от 18 мая 1981 г. советские процессуалисты в плане научного прогнозирования будущего правового института возмещения ущерба реабилитированному гражданину

См.: Безлепкин Б. Г. Возмещение вреда, причиненного гражданину в уголовном судопроизводстве: Дис. … д-ра юрид. наук. - Горький, 1981; Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальная ответственность. - Воронеж, 1984; Прокудина Л.А, Возмещение ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями должностных лиц в сфере уголовного судопроизводства: Дис. … канд. юрид. наук. - М, 1987; Ниюппкин К.С. Возмещение морального ущерба реабилитированному гражданину- в советском уголовном процессе: Дис. …канд. юрид. наук. - М., 1991; Пастухов М.И. Институт реабилитации: на пути к законодательному регулированию // Государство и право. - 1993. - № 12. - С.56- 62; Бойцова Л.В. Ответственность государства за ущерб, причиненный гражданам в сфере правосудия: генезис, сущность, тенденция развития: Дис. … д- ра. юрид. наук. -М., 1995.

2 См.: Ярошенко К.В, Возмещение вреда, причиненного гражданам действиями должностных лиц // Советское государство и право. - 1982. - № 8. - С 135-142; Маркова М.Г. Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями в правоохранительной сфере // Проблемы гражданского права / Под ред. Толстого Ю.К. - Л., 1987; Медведева Т.М. Возмещение вреда, причиненного правоохранительными органами: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Саратов, 1984. - С.6-8; Чорновол Б.П. Возмещение вреда, причиненного действиями организации и их должностных лиц: Дис. … канд. юрид. наук. -М.. 1984; Белякова A.M. Гражданско-правовая ответе гвенность за причинение вреда: теория и практика. - М., 1986; Острикова Л.К. Проблемы возмещения ущерба, причиненного должностными лицами при осуществлении утоловно- процессуальной деятельности: Дис. … канд. юрид. наук. -М., 1994.

29

рассматривали его как институт уголовно-процессуального права.

Действующее законодательство возникновение права

реабилитированного на возмещение ущерба связывает с незаконными действиями должностных лиц. Термин «незаконный» общепринято понимать как совершенный вопреки требованиям конкретных норм закона, в частности, >толовно-процессуального. Следует признать, что в уголовно-процессуальной деятельности имеют место: 1) процессуальные правонарушения в классическом общетеоретическом понимании, т.е. при наличии полного состава элементов правонарушения, и 2) действия, совершенные в точном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона - объективно законные, но, тем не менее, нарушающие конституционные права и свободы граждан - участников рассматриваемых правоотношений. Таким образом процессуальные действия и решения должностных лиц могут быть расценены либо как преступление, либо как дисщшлинарный проступок, либо как ошибка.

Ошибка в любой деятельности, представляющей сложность, фактически неизбежна. В делах уголовных истину зачастую найти крайне сложно, а иногда и невозможно.2 Однако «… право на ошибку ниоткуда не вытекает ни в юридическом, ни в этическом отношении… Судебная ошибка - это всегда нарушение законности».J

Так как в сфере уголовного процесса в конкретных ситуациях

См., например: Строгович М.С. О проекте Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик // Советское государство и право. - 1958. - № 7. - С. 89; ГуткинИМ. Некоторые вопросы дальнейшего совершенствования уголовно-процессуального

законодательства в свете решений XXTV съезда КПСС. В кн.: Труды Высшей школы МВД СССР. - Вып.ЗО. - М., 1971. - С. 123-124. 2 Кобликов АС. Юридическая этика. Учебник для вузов. - М., 1999. - С. 68. J Проблемы судебной этшш / Под ред. М.С. Строговича - М.5 1974. - С. 88.

30

должностными лицами может причиняться вред процессуальными действиями, выполненными как с нарушением требований уголовно-процессуального закона, так и в точном соответствии с ними, с позиции наступающих вредных последствий для личности и в силу публичного характера причиняемого вреда указанные действия во всех случаях следует считать незаконными.

Ответственность государства в данном случае наступает по принципу «без вины виноватый». Более того, в силу специфики уголовно- процессуальная деятельность не застрахована от элементарных ошибок. Так, анализируя субъективную сторону уголовно-процессуального

правонарушения, З.Ф. Коврига считает, что наряду с виновными нарушениями уголовно-процессуального закона имеют место процессуальные правонарушения, в основе которых лежит непреднамеренность действий, добросовестное заблуждение, недостаточная подготовка.1 И.С. Землянупшн допускает привлечение к ретроспективной юридической ответственности за ошибку.”

В любом из указанных случаев причиненный вред будет возмещаться за счет государства, т.к. именно оно принимает на себя ответственность за риск незаконного вовлечения в сферу уголовного преследования невиновных лиц и, соответственно, причинение им вреда. Такой вывод предопределяется сложным процессом познания фактов, имевших место в прошлом, в связи с чем ни следственную, ни судебную ошибки из практики предварительного расследования и судебной практики исключить невозможно.

Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальная ответственность. - Воронеж, 1984. -С. 75.

2 Землянушин И.С. За тесную связь науки и практики // В сб.: Вопросы укрепления законности и устранения следственных ошибок в уголовном судопроизводстве. -М., 1988. - С. 7.

31

Невиновность лиц. подвергавшихся уголовному преследованию, устанавливается позже, по окончании предварительного расследования, а норой и после вынесения обвинительного приговора, но до этого момента к ним могут применяться меры процессуального принуждения и наказания. При этом требования конкретных уголовно-процессуальных норм чаще всего соблюдаются. Однако с точки зрения соблюдения приншша, пе позволяющего привлекать к ответственности невиновного, примененное принуждение следует считать незаконным. Поэтому Указ и Положение от 18 мая 1981 г., п.1 ст. 1070 ГК РФ определяют наступление ответственности государства за действия и решения должностных лиц правоохранительных органов и суда независимо от их вины. Требуется лишь констатация невиновности лица, привлекавшегося к уголовной ответственности,

Отношения, складывающиеся по поводу возмещения вреда, причиненного 1ражданину в связи с незаконным обвинением в совершении преступления или его осуждением, не только производны, но и неотделимы от предшеств>тощих им yi оловно-процессуальных отношений. Основанием возникновения обязанности государства возместить вред

реабилитированному является не правонарушение - виновное противоправное действие, совершенное должностным лицом - следователем, дознавателем, прокурором либо судьей, а принципиально иной юридический факт - невиновность гражданина, и следовательно, несправедливость понесенных им издержек от примененных мер уголовно-процессуального принуждения или уголовного наказания. Это обстоятельство также не позволяет рассматривать институт возмещения ущерба реабилитированному лицу с позиций гражданско- правовой ответственности.

Необходимо отметить, что исследуемый правовой институт имеет определенное сходство с некоторыми гражданско-правовыми институтами, в частности, с шажданско-правовым институтом имущественной

32

отвегственпости за вред, причиненный источником повышенной опасности (п. 1 ст. 1079 ПС РФ) и ресгитуцисй.

В первом случае ответственность, как известно, тоже наступает при отсутствии вины причшцггеля вреда, а его объем и характер непосредственно не зависят- от субъективного отношения лица, ответственного за причинешшй вред. Важной особенностью ответственности за вред, причинешшй источником повъппенной опасности, является ее возложение не на лицо, непосредственно управлявшее источником в момент причинения вреда, а на владельца этого источника. Но понятие владения при любом его истолковании применимо лишь к вещам (материальным объектам), а не к деятельности.1 Любое вредоносное действие источника повышенной опасности всегда объективно неправомерно, тогда как действия должностных лиц органов предварительного расследования, прокуратуры и суда содержат предпосылки правового регулирования возмещения ущерба будучи вполне правомерными, выполненными в рамках закона. Например, когда несколько очевидцев прямо указали на конкретное лицо, как на совершившее тяжкое преступление. В соответствии с предусмотренными ст. 122 УПК РСФСР правилами подозреваемый в совершении преступления был задержан, а после предъявления обвинения - заключен под стражу. Однако в процессе расследования уголовного дела собрашвых доказательств его виновности оказалось не доем аточно, в связи с чем производство по делу прекращено на основании п.2 чЛ ст.208 УПК - за недоказанностью участия обвиняемого в совершении преступления. Фактически требования уголовно-процессуального закона ни следователем, ни прокурором, давшим санкцию на заключение под стражу, нарушены не были. Тем не менее,
в силу

! См.: Собчак А., Смирнов В. Понятие источника повышенной опасности // Советская юстиция. - 1988. - № 18. - С. 23.

33

принятого реабилитирующего решения, для восстановления лица в нарушенных правах и возмещения причиненного в результате фактического лишения свободы вреда имеется не меньше предпосылок, чем тогда, когда арест обвиняемого совершен заведомо умышленно.

Проведем сравнение между >толовно-процеесуальным институтом возмещения ущерба реабилитированным с гражданско-правовым институтом реституции (от латинского restitutio - восстановление) и уголовно-правовой реституцией.

В гражданском праве реституция означает возврат сторонами, заключившими сделку, всего полученного ими по сделке в случае признания ее недействшельной. При невозможности возвратить полученное в натуре. возмещается его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительноети сделки не тгредусмотрены в законе. Общим правилом является двусторонняя реституция, т.е. каждая из сторон возвращает другой все полученное по сделке, а при невозможности - возвращает его стоимость в деньгах.1 В связи с тем, что в отношениях по возмещению вреда, причиненного незаконными действиями органов и должностных лиц, осуществляющих уголовно-процессуальную деятельность, государство выступает нричинителем вреда в одностороннем порядке, и в том же порядке обязано вернуть пострадавшего в его прежнее состояние (а при невозможности - компенсировать причиненный вред), то правила реституции здесь неприемлемы.

Уголовно-правовая реституция предполагает возвращение объектов преступного посягательства (вещественных доказательств) их законным

Юридическая эшщклопедия / Под ред. Ю.Л. Тихомирова. - М., 2000. - С. 392.

34

владельцам.1 По мнению В.Т. Пора, уголовно-правовая реституция является одним из утоловно-процеесуатьных средств защиты нарушенного имущественного права потерпевших лиц и имеет свое собственное (уголовно- процессуальное) нормативное основание. Как видно, рассматриваемая форма защиты прав почерневшего применима к случаю совершения преступления имущественного характера, т.к. основанием реституции являегся умышленное, виновное лишение законного владельца его имущества. В отношениях же по возмещению ущерба, причиненного незаконными действиями органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, ни одно из указанных обстоятельств не фигурирует. В связи с чем не может быть правомерной постановка рассматриваемого вопроса в плоскости уголовно- правовой реституции. Кроме того, в результате незаконного причинения вреда в сфере уголовного процесса, в том числе незаконным уголовным преследованием, возникает комплекс негативных последствий, которые не могут быть устранены с помощью гражданско-правовой или уголовно-правовой реституции,

Действующим законодательством не предусмотрена возможность заявления регрессных требований к должностным лицам, допустившим незакошюе причинение вреда в процессе выполнения задач уголовного процесса. Таким образом, по нашему мнению, законодатель не нарушает установленных им же правил публичной ответственности государства за любой вред, причиненный в связи с отправлением функций уголовного преследования и правосудия (ст.ст. 1069, 1070 ГК).

Специфика правоотношений, возникающих между государством и реабилитированным лицом, приводит к мнению о том, что им свойственны

Нор ВТ. Правовые и теоретические основы защиты нарушенных

преетушшЕше.м имущественных прав в советском уголовном процессе: Автореф. дне, … д-ра. юрид. наук. - Киев, 1989. - С. 8.

признаки как публично-правовых, так и частно-правовых отношений.

Частно-правовыми исследуемые правоотношения можно считать потому, что как возбуждение, так н прекращение производства о возмещении вреда зависит от инициативы пострадавшей стороны.

Публично-правовыми, по нашему мнению, их следует считать потому, что основанием установления обязанности государства обеспечить возмещение вреда является невыполнение им в лице своих органов обязанностей и долга по охране личности, ее прав и свобод - допущение причинения вреда. При этом причинная связь между незаконным уголовным преследованием и возмещением вреда носит нормативный характер. Она не нуждается в доказывании и считается установленной решением соответствующих правсхжраннтедьньгх органов, которыми признается невиновность гражданина. К данной категории рассматриваемые отношения следует отнести еще и потому, что органы, разрешающие вопрос о возмещении вреда, активно используют свои полномочия, обладают значительной свободой усмотрения при вынесении решений, не связанных объемом предъявляемых требований и могут как уменьшить, так и увеличить размер назначаемой суммы по сравнению с истребуемой. Между тем, согласно общему принщшу гражданского права, судья не может вынести решение в пользу истца на сумму бо;п»шую, чем которую требует истец.

В основе правоотношений, вшникающих по поводу обязанности государства возместить невиновному ущерб, лежит институт реабилитации, фактическое и правовое начало которого - в уголовном процессе.

Возмещение ущерба реабилитированным гражданам неразрывно связано с задачами, стоящими перед уголовным процессом, поэтому отрывать его от
породивших уголовно-процессу&иьных отношений и

помещать в гражданско-правовую сферу неоправданно. Производство по возмещению ущерба реабилитированному выступает продолжением уголовного процесса, соответственно, место нормам этого института должно быть определено в \толовно-процеесуалъном законе.

Возникновение права на возмещение вреда презюмируетея фактом признания лица невиновным и его реабилитацией. Никакого процесса доказывания здесь не требуется. Незаконность действий и решений должностных лиц. осуществлявших производство по уголовному делу, также презюмируетея фактом признания лица невиновным. Это означает, что уголовное преследование в отношении него осуществлялось незаконно также, как и применение мер утоловно-процеесуального ггоинуждешгя и уголовного наказания. Отдельная констатация незаконности действий и решений, причинивших вред, в дашшм случае не требуется. Это происходит автоматически и подразумевается самим актом признания лица невиновным в постановлении или определении о прекращении уголовного дела но реабилитирующему основанию, либо в оправдательном приговоре.

В иной отраслевой плоскости, по нашему мнению, должен решаться вопрос о компенсации вреда другим участникам утоловно-нроцессушгьных отношений, когда вред причинен, хотя и в сфере уголовного процесса, но не в связи с уголовным преследованием.’ Например, в том случае, когда

1 В качестве убедительного примера здесь могут служить обстоятельства, ставшие предметом обсуждения Констшлтдионного Суда РФ по делу о проверке конституггдонпоети положений ст. 133, части первой ст. 218 и ст. 220 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.Л. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью «Моноком». В частности, производство в квартире Д. И. Фуфлыгина, не являвшегося участником уголовного дела, обыска, сопровождавшегося изъятием материальных ценное гей, которые впоследствии были утеряны. См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 г. № 5-П // Собрание законодательства РФ. - 1999. -№ 14. - Ст. 1749.

37

следователь без достаточных оснований вынес постановление о принудительном приводе свидетеля (ч.2 ст/73 УПК), которое было исполнено.1 В результате фактического нарушения уголовно-процессуального закона свидетель понес определенные издержки в виде

м

имущественного (например, потеря заработка за время пребывания в

учреждении) и / или морального вреда.

В таком случае факт незаконности применения меры уголовно- процессуального принуждения будет установлен не следователем, а в порядке ет.218 УПК решением прокурора или суда/ Аналогичный порядок предусматривается для разрешения вопроса о законности или незаконности применения иных мер процессуального принуждения, применявшихся в том числе к подозреваемому, обвиняемому, впоследствии признанных виновными в совершении преступления и понесших соответствующее уголовное наказание. Так, еще до окончательного разрешения вопроса о виновности или невиновности лица, сам факт заключения под стражу может * быть признан незаконным в порядке ет.220-1 УПК (например, когда не было

оснований для применения данной меры пресечения). В подобных случаях может быть причинен как вред материальный, так и моральный, который в силу публичности уголовно- процессуальной деятельности должен быть возмещен государством, причем независимо от вины причинителя. Такой вывод проистекает из содержания ст. 53 Конституции РФ.

Решение о незаконности применявшихся правоограничений или необоснованности причинения вреда может быть признано условием для

См. также: Инструкция о порядке исполнения постановлений прокуроров, следователей, органов дознания и определений судов о приводе свидетелей, обвиняемых и подсудимых. Утверждена Министерством внутренних дел СССР 7 июля 1972 г.’ - № 11.

” В соответствии с Постановлением Коиегатуционного Суда РФ от 23 марта 1999 г. № 5-П,

38

будирования вопроса о компенсации вреда. Но фактически разрешаться этот вопрос должен в порядке гражданского судопроизводства,

Современный институт возмещения ущерба, причиненного в сфере уголовного процесса, по отраслевой принадлежности составляющих его норм является комплексным. В данном вопросе мы разделяем мнение известных ученых. 1

Исследуемый правовой институт нельзя рассматривать в узкоцивилистическом понимании или считать его исключительно уголовно-процессуальным. Не допустимо игнорировать важность трудовых, социальных, жилищных, финансовых и др. правоотношений, в которых реализуется принцип, закрепленный в ст.53 Конституции РФ. Незаконное действие или решение должностного лица органа предварительного расследования, прокуратуры или суда может нарушить целый ряд субъективных прав гражданина, регулируемых различными отраслями права (трудовым, жилищным, пенсионным и др.), поэтому при их восстановлении возникает целый комплекс правоотношений. На основании процессуального решения о реабилитации рассматриваемые права подлежат обязательному восстановлению.

Поскольку вред может быть причинен в различных правовых сферах, то и нормы, регулирующие эти вопросы, относятся к еоответствуюпшм отраслям права. В этом смысле Положение от 18 мая 1981 г. является комплексным нормативным актом, т.к. предусматривает порядок восстановления, в том числе, жилищных, трудовых, пенсионных, гражданских и других прав.

1 Элькинд ПС. Толкование и применение норм уголовно-процессуального нрава. - М., 1967. - С.28: Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. - М., 1975. - С.61: Безлепкин Б.Т. Отраслевая принадлежность института возмещения ущерба реабилитированному // Советское государство и право. - 1989. - № 1. - С.72.

39

Вместе с тем нормы отраслевого законодательства, на основании которых права гражданина, преследуемого в уголовном порядке, были нарушены, применяются не должностными лицами, осуществляющими предварительное расследование, не прокурором или судом, а другими компетентными государственными органами. В данном случае вред причиняется не непосредственно уголовно- процессуальными действиями и решениями, а действиями предприятий, организаций и учреждений, которые на основании решений органов предварительного расследования и суда лишили гражданина определенных благ и нрав, т.е. с увольнением с работы, приостановлением выплаты пенсии или пособия, лишением правительственных ншрад и т.п. Поскольку прежнее уголовно-процессуальное решение (обвинительный приговор, постановление о применении меры пресечения в виде заключения под стражу) признается незаконным, следовательно подлежат отмене и основанные на этих решениях меры, принятые на основании трудового, жилищного, пенсионного и другого законодательства. Поэтому правовые последствия незаконного причинения вреда в сфере уголовно-процессуальной деятельности реализуются в рамках тех отраслей нрава, где причинен соответствутощий вред.

Важным прштпипом обеспечения гарантий реализации статуса личности вообще является комплексность и полнота гарантий. В этой связи полагаем, что в рассматриваемом случае мы не наблюдаем правового нонсенса. О возможности существования межотраслевых комплексных инегитутов писал, в частности, С.С, Алексеев, определяя их как общность норм, которые представляют собой результат известного удвоения структуры права.1

Алексеев С.С. Структура советского права. - М., 1975. - С. 159.

40

Итак, возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, является самостоятельным правовым институтом, Конетигуция РФ (ст.53) определила направления соверщенетвования норм, составляющих данный институт,

Уголовно-процессуальная природа правоотношений, возникающих вследствие причинения вреда незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, обусловлена публично-правовым характером деятельности государственных органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу. Из данной посылки проистекает вывод о том, что государство обязано возместить вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, в силу публично-правового характера уголовно-процессуальной реабилитации.

§ 2, Уголовно-процессуальная реабилитация как условие возникновения права на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями органов, осуществляющих производство

по уголовному делу

С самого зарождения в отечественной науке об уголовном процессе института возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями органов предварительного расследования, прокуратуры и суда, основания возникновения права на возмещение (компенсацию) такого ущерба связывались с реабилитацией лиц, подвергавшихся уголовному преследованию.

В современном законодательстве реабилитация также занимает свое особое место, представляя собой многогранное правовое явление. Поэтому, как обстоятельство, непосредственно связанное с правом на возмещение ущерба, причиненного в уголовном процессе, она является шггересным объектом для научного исследования. В свою очередь, как нам представляется, вопрос о гарантиях обеспечения права па реабилитацию должен решаться применительно к тому, что означает реабилитация в уголовном процессе. Этим обусловлена необходимость более детального исследования вопросов, составляющих в своей совокупности содержание понятия «уголовно- процессуальной реабилитации».

Институт возмещения ущерба, незаконно причиненного в уголовном судопроизводстве, был известен дореволюционному процессуальному законодательству (CT.CI.32, 780-784 Устава уголовного судопроизводства),1 однако понятие «реабилитация» в законе не употреблялось. Действующим нормативным актам исследуемое понятие известно, но его содержание также не раскрывается. Законодательная неопрсделешюсть в этом вопросе стала причиной многочисленных дискуссий, не прекращающихся до настоящего времени.’ В связи с чем представляется необходимым дать характеристику

1 В Уставе уголовного судопроизводства данный институт именовался вознаграждением за вред и убытки, причиненные неосновательным привлечением к суду.

” См.: Безлепкин Б.Т. Возмещение вреда, причиненного гражданину в уголовном судопроизводстве (теоретические основы правового института): Дис. … д-ра. юрид. наук. - Горький, 1981. - С. 225; Бойцова Л.В. Указ. соч. - С.21-22; Демин Ю.М. Теоретические и практические проблемы в работе органов прокуратуры по реабилитации жертв политических репрессий. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Киев, 1992. - С. 16; Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Этика уголовного процесса. - Воронеж, 1993. - С. 145; Пастухов М.И. Реабилитация невиновных. Основы правового института: Автореф. дис. … д-ра. юрид. наук. - Минск, 1993. - С. 9; Ильютченко Н.В. О понятии реабилитации в уголовном процессе России // Вестник Моск. ун-та. - Сер. 11. Право. -1994. - № 6. - С.26 и др.

основных элементов, составляющих сущность и содержание реаоилитащш в уголовном процессе, и предложить определение понятия «уголовно- процессуальной реабилитации», которое вошло бы в одну из норм нового Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Слово «реабилитация» происходит от позднелатинского «rehabilitation, где «re» - приставка, обозначающая возобновление, «habilitatio» -пригодность, способность.

Современные словари трактуют данное понятие мпогопланово: восстановление в прежних правах, воссггановление доброго имени и репутации - по суду или в административном порядке: восстановление трудоспособности инвалидов различными методами лечения, а также с применением различных приспособлений,1

Один из американских юридических словарей предлагает следующее значение исследуемого термина: «восстановление лица, осужденного за преступление, в вызывающем уважение и полезном положении в обществе, часто посредством назначения пробации».’ Другой словарь говорит о реабилитации осужденных как о «принципе, согласно которому человек, осужденный за какое-либо серьезное преступление, по истечении определенного периода времени заслуживает такого обращения, как если бы он никогда не подвергался наказанию».л

Словарь Англии даег, на наш взгляд, наиболее общее и концентрированное определение реабилитации: «реабилитировать - значит официально восстановить прежнюю способность или состояние, или звание, или права, или привилегии, утраченные или изъятые, а также вновь создать общее хорошее мнение или реттацню честности, порядочности личности,

Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М., 1984. - С.583. “ Ballentinis law dictionary with pronunciations. - San Francisco, 1969, - P. 980. 3 The Oxford law dictionary. - Oxford. 1980. - P. 1053,

43

характера, имени после дурной славы, восстановить в хорошем положении

Понятием реабилитации юристы пользуются уже несколько столетий. Как утверждает Н.И. Миролюбов, впервые его употребил средневековый легиет Bleynianus для обозначения древнейшего института помилования осужденного с восстановлением всех его прежних прав.2 С тех пор термин «реабилитация» прочно вошел в лексикон правоведов, но изменил свое назначение. Возникнув как способ помилования, реабилитация превратилась в самостоятельный правовой институт.

Применительно к уголовному процессу и с философской точки зрения реабилитация - это всегда торжество правды и справедливости^ ведь истина рано или поздно становится очевидной. С позиций нравственности реабилитация - это акт покаяния государства, его органов за доггущенную ошибку при реализации уголовно-процессуальной деятельности.

В свою очередь, моральной целью реабилитации является ликвидация правопоражения, падающего на публичную и служебную сферу жизни пострадавшего, восстановление в обществе его доброго имени, а ее политической задачей - восстановление нарушенного доверия между гражданином и государством. Таким образом государство показывает свою приверженность принципам закошюсти, гумшшзма и справедливости (ст. ст. 3, 6 и 7 УК РФ), ибо, «нарушение справедливости оказывает негативное влияние на психику лица, порождая отчуждение, неуважение к закону и должностным
лицам. Поэтому восстановление прав «жертв судебных

1 The Cyclopedia law dictionary. - Chicago, 1940. - P. 951.

2 См.: Миролюбов НИ. Реабилитация как специальный правовой институт. - Казань. 1902.-С. 17.

44

ошибок» выступает также средством превенции неправомерных актов в будущем».1

Под реабилитацией в западноевропейских странах во второй половине XVIII столетия и в России в XIX в. понималось прекращение па будущее время всех 1траволишений, связанных с осуждением. Она не имела обратного значения и была направлена на восстановление правоспособности исправившихся преступников досрочно или же лиц, отбывших наказание по истечении определенного срока.’ В аналогичном смысле это понятие употреблял М.В. Духовской: «О восстановлении прав может идти речь, во-первых, по отбытии виновным всего или части наказания. Это так называемая «реабилитация …»,~

Более объемное содержание в исследуемое понятие вкладывали другие русские юристы. В непосредственной связи с реальным возмещением ущерба оправданным реабилитация понималась СИ. Викторским: «Оправдательные приговоры являются как бы доказательством неосновательности привлечения обвиняемого к суду и снимают с него (обвиняемого) тяготеющее над ним обвинение со всеми его стеснюелъными последствиями, почему оправданному немедленно же и объявляется председателем об освобождении его от суща и от содержания под шражей, если он состоит под арестом. Сверх того, оправданному подсудимому дозволяется просить вознаграждение за вред и убытки, причиненные ему неосновательным привлечением его к суду…».
И.Я. Фойницким, ПН.

1 Бойцова Л. Возмещение ущерба «жертвам правосудия» в России // Российская юстиция. - 1994. - № 6. - С. 46.

2 Об употреблении данного понятия в законодательстве некоторых зарубежных государств подробнее см.: Бойцова Л.В. Реабилитация необоснованно осужденных храждан: Дис. … канд. юрид. наук. - Л., 1990. - С. 16-20.

3 Духовской М.В. Русский уголовный процесс. - ML 1905. - С. 112.

4 Викторский СИ. Русский уголовный процесс. - М.„ 1912. - С 382-383.

Розиным, П.И Люблинским реабилитация в целом рассматривалась как необходимое условие правового государства, средство укрепления нарушенного доверия между гражданином и государством. ]

В соответствии со ст. ст. 32 и 780 Устава уголовного судопроизводства оправданный (по нормам Устава это лицо имело право на получение вознаграждения за вред и убытки, причиненные ему неосновательным привлечением к суду) мог претендовать на соответствующее вознаграждение лишь в случае заявления им требования об этом г «Оправданный решением судебного места имеет право в пределах, установленных законом (ст. ст. 780- 784), на вознаграждение за вред и убытки от неправильного обвинения последовавшие (ст.32)».

В отечественном праве уже в 20-х г,г. рассматриваемое понятие употреблялось в смысле восстановления в прежнем состоянии невиновно привлекавшегося к уголовной ответственности.5 Позже термин «реабилитация)) появляется в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик (п.8 ст.5) и в УПК РСФСР (ч.З ст.385), и употребляется относительно умершего лица, которое может быть реабилитировано.

Статья 58-1 УПК РСФСР налагает обязанность на органы дознания, следователя, прокурора и суд по принятию мер к возмещению ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями указанных органов и их должностных лиц, не употребляя термин «реабилитация».

’ См.: Розин Н.Н. Указ соч. - С. 85; Лазаревский Н.И. Ответственность за убытки, причиненные должностными лицами. - СПб, 1905. - С. 207-217; Люблинский П.И. Указ. соч. - С. 626; Фойницкий И.Я. О вознаграждении невиновных к суду уголовному привлеченных. - СПб, 1884. - С. 83. 2 Российское законодательство Х-ХХ веков. - М., 1991. - Т. 8. - С. 120-252. J См., например: Кусиков А. Реабилитация трудящегося при прекращении уголовного дела // Еженедельник советской юстиции. - 1926. - № 8. - С. 54-

46

В некоторых решениях высших судебных органов понятие «реабилитированнь1Й» употребляется в смысле «освобожденный» от ответственности в связи с прекращением уголовного дела или оправданием но суду», а «полностью реабилитировать» - в значении «прекратить дело … за отсутствием состава пресгутшения».*

В современной правовой теории и практике понятие «реабшштация» также употребляется относительно репрессированных по политическим мотивам граждан,’ а также как правовое последствие оправдания и прекращения дела по «реабилитирующим основаниям» по делам о необоснованном привлечении к уголовной ответственности, на которые распространяется действие Указа от 18 мая 1981 г.

Таким образом, в современных законодательных источниках и литературе реабилитация отождествляется с фактом оправдания или прекращения уголовного дела ввиду отсутствия события преступления, отсутствия в деянии состава преступления либо недоказанности участия обвиняемого в совершении преступления, определяется как восстановление прав и репутации граждан, подвергшихся необоснованному уголовному преследованию, кроме того, в данное понятие включается оправдательное решение, правовые основания, круг субъектов, а также правовые последствия вынесения такого решения.

См., например: Пункт 18 постановления Пленума Верховного Суда СССР «О судебной практике по гражданским трудовым делам» от 13 сентября 1957 г. // Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР по вопросам уголовного процесса. - М., 1964. - С 9. 2 См.: Закон РСФСР от 18 октября 1991 г. «О реабилитации жертв политических репрессий» (с последующими изменениями и дополнениями) // Ведомости съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. - 1991. - № 48. - Ст. 1428; Собрание законодательства Российской Федерации. - 1995. - №45. - Ст. 4242.

47

В действующем уголовно-процессуальном законе и науке уголовного процесса отсутствует определенность относительно понятия «реабилитация», что служит поводом для научных дискуссий,

Так, Т. Т. Таджиев в своем исследовании предложил следующее определение реабилитации: «…решение правомочного правоохранительного органа, изложенное в предусмотренном уголовно-процессуальном акте и констатирующее, что отсутствует либо не установлены событие или состав преступления, либо не доказано участие в совершении преступления данного лица».1 Похожее мнение высказано Б.Т. Безлепкнным, который считает, что реабилитация есть сам факт прекращения уголовного дела или оправдания по суду лица, невинно привлекавшегося к уголовной ответственности. Наступающие же затем правовые последствия, в том числе и возмещение реабилитированным лицам вреда, данным понягием не охватывается, они предполагаются как результат (следствие) реабилитации.1 Таким образом анализируемое понятие ассоциируется как с правовым актом, которым подвергавшееся уголовному преследованию лицо признается и объявляется невиновным, так и с «неким процессом, в котором за указанным юридическим актом должен последовагь комплекс как правовых, так и социальных мер по восстановлению невинно пострадавшего во всех сферах общественной жизни».’ Из чего следует, что реабилитация начинается с признания невиновности лица в совершении преступления и констатируется в соответствующем правовом акте, с которым связывается наступление последствий реабшншщии.

Таджиев Т.Т. Реабилитация в советском уголовном процессе. - Ташкент, 1986. - С. 23.

2 Безлспкин Б.Т. Указ соч. - С. 220.

3См,: Полякова М.Ф. Имущественные проблемы реабилитации по советскому праву: Лвторсф. дис. … канд. юрид. наук. -М., 1977. - С.З.

МИ. Пастухов наряду с признанием невиновности в содержание реабилитации включает правовые последствия вынесения

реабилитационного решения: возмещение материального ущерба, восстановление гражданина в правах и честном имени.1

Следует согласиться, что признание невиновности лица, подвергавшегося уголовному преследованию, является значимым элементом, характеризую1цим реабилитацию. Такой вывод связан с изложенными в законодательстве основаниями уголовной ответственности. В соответствии со ст. 5 УК РФ лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина; уголовная ответственность за невиновное причинение вреда не допускается. Следовательно, незаконное и необоснованное привлечение лица к уголовной ответственности означает, что пострадал невиновный человек, и с целью восстановления законности и снраведливости следует признать данное лицо в установленном законом порядке невиновным. Таким образом, доказанная невиновность лица, подвергавшегося уголовному преследованию, является основанием его реабилитации, а ее целью - восстановление нарушенных гражданских прав и возмещение ущерба, причиненного в связи с незаконным уголовным преследованием. В этой связи современное законодательство, в частности. Закон о реабилитации жертв политических репрессий, определяет реабилитацию как основание возмещения ущерба, причиненного личности незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу, незаконным осуждением.

Пастухов М.И. Институт реабилитации на пути к законодательному регулировашпо /У Государство и право. - 1993. - № 1. - С. 58.

49

В.В. Бойцова и Л.В. Бойцова реабилитации придают более широкое значение: возвращение утраченных прав и преимуществ, ликвидацию правоограничений, связанных с незаконным привлечением к уголовной ответственности, лишением свободы, неоправданным осуждением невиновных лиц, незаконным применением мер медицинского характера, а также восстановлетше правоспособности на будущее время.х Однако и такое понимание исследуемого термина представляется не совсем верным.

Согласно положению Конституции РФ - ч.2 ст. 17 - права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат ему от рождения. Поэтому в случае реабилитации невиновного правильнее было бы говорить об устранении применявшихся правоограничений и неблагоприятных последствий. Таким образом, когда лицо не могло осуществить свои нрава в силу незаконных действий органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, реабилитация будет означать не возвращение правоспособности пострадавшего лица (она остается неизменной), а восстановление для него в полном объеме возможности реализовать права, ограниченные незаконными действиями и решениями органов предварительного расследования, прокуратуры и суда,

По мнению Н.В. Илыотченко, понятие «реабилитация» должно включать в себя гарантии использования лицом, признанным в установленном порядке невиновным, своих прав, в том числе и права на возмещение ущерба, причиненного ему незаконными действиями органов дознания, 1федварительного следствия, прокуратуры и суда, а также гарантии реального возмещения ущерба лицу, воспользовавшемуся правом на его возмещение.”

Бойцова ВВ., Бойцова Л.В. Указ. соч. - С.8. 2 Ияьютченко Н.В. Указ. соч. - С.26.

50

Таким образом, одни авторы понимают под реабилитацией процессуальный акт, в котором лицо признается невиновным в совершении преступления, другие под исследуемым термином понимают восстановление прав и ликвидацию правоограничений, третьи считают, что реабилитация предполагает реальное возмещение причиненного вреда. С изложенными суждениями можно согласиться отчасти, потому как, по нашему мнению, они не отражают всей сущности и значения реабилитации в уголовном процессе.

Если признание невиновности отождествлять с реабилитацией, а саму реабилитацию поставить в зависимость от реального возмещения причиненного ущерба, то сам факт признания лица невиновным становится в зависимость от его (пострадавшего субъекта) воли. Что исключается в силу принципа публичности, на котором основана уголовно-процессуальная деятельность (и утоловно- процессуачьная реабилитация, в частности). Во многих случаях лицо, признанное невиновным, не желает воспользоваться правом на возмещение причиненного вреда. Более того, такое лицо вправе обратиться с просьбой не предавать гласности сведенью об имевшем место уголовном преследовании и факт признания его невиновным. Поэтому считать нереабилитированным гражданина, который не желает воспользоваться своим правом на возмещение ущерба, было бы неверно,

Невиновность в совершешш преступления лица, подвергавшегося уголовному преследованию, является составляющим элементом уголовно-процессуальной реабилитации. В этой связи представляется важным более углубленное исследование обстоятельств, выступающих основаниями признания лица невиновным.

УПК РСФСР не разделяет основания прекращения уголовного дела на реабилитирующие и нереабгшитирующие, Дапная классификация является результатом теоретических разработок науки уголовного процесса и

разъяснений Пленума Верховного Суда СССР. В ч 2 ст.309 УПК РСФСР раскрываются лишь основания вынесения оправдательного приговора: не установлено событие преступления; в деянии подсудимого отсутствует состав преступления: не доказано участие подсудимого в совершении преступления, ^ В равной степени вышеизложенные основания постановления оправдательного приговора служат реабилитирующими основаниями прекращения уголовного дела в стадии предварительного расследования. Таким образом, основанием признания невиновности обвиняемого, подсудимого или осужденного в совершении инкриминированного деяния, выступают такие обстоятельства, как отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления, недоказанность их участия в совершении преступления,

Производство по уголовному делу подлежит немедленному прекращению по реабилитирующему основанию при установлении факта доказанности невиновности лица, В зависимости от того, в какой стадии уголовного процесса принято реабилитирующее решение, оно констатируется соответственно в постановлении органа расследования, прокурора или судьи, определении либо оправдательном приговоре суда. В

Соответствующее разъясните о реабилитирующих и нереабилширующих основаниях прекращения уголовного дела дал Пленум Верховного Суда СССР в постановлении «О некоторых вопросах применения в судебной практике Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» от 23 декабря 1988 г. // Бюллетень Верховного Суда СССР. - 1989. - № 1.

2 В посгановлении Пленума Верховного Суда № 6 «О соблюдении судами законодательства и руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда СССР при постановлении оправдательных приговоров» от 27 июля 1990 г. указывается, когда должно применяться то или иное основание оправдательного приговора. См.: Бюллетень текущего законодательства. -1990, август, -С. 11.

указанных процессуальных документах должностным лицом мотивируется решение о прекращении уголовного преследования в отношении подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, оправданного или осужденного по реабилитирующему основанию. Поэтому реабилитированными следует считать лиц, в отношении которых вынесен как оправдательный приговор, так и постановление о прекращении уголовного дела по реабилитирующему основанию (п.п.1, 2 ч.1 ст.5; п.2 ч.1 ет.208 УПК).1

Правовые факты, выступающие основаниями признания участников уголовного процесса, преследовавшихся в уголовном порядке, невиновными, давно получили свое законодательное закрепление, но несмотря на это, научные дискуссии по поводу круга указанных оснований не прекращаются.

Предметом дискуссий остается такое основание вынесения оправдательного приговора и прекращения уголовного дела, как недоказанность участия обвиняемого (подсудимого) в совершении преступления. Причиной негативного отношения к данному обстоятельству является то, что его вербальная форма дает основание сомневаться в действительной невиновности обвиняемого. Иначе говоря, считается, что прекращение уголовного дела по данному основанию оставляет лицо «в подозрении», а потому не наступает его истинная реабилитация.

Действительно, изучение практики и личный опыт работы в органах

  • В равной мере к реабилитирующим относится основание прекращешга производства по уголовному делу, указанное в п. 11 ч,1 ст. 5 УПК РСФСР, т.к. в действиях священнослужителя, отказавшегося давать показания по обстоятельствам, ставшим ему известными из исповеди, фактически отсутствует состав преступления. Данная норма относится к институту свидетельского иммунитета, место которого в действующем УПК РСФСР пока не определено. Полагаем, что в новом Уголовно-процессуальном кодексе РФ законодатель займет более четкую позицию относительно данного вопроса.

предварительного расследования свидетельствуют о том, что норма п. 2 чЛ ст.208 УПК РСФСР не всегда понимается верно и толкуется однозначно. Об этом свидетельствует тот факт, что в постановлении о прекращении уголовного дела по указанному основанию следователи и дознаватели «на всякий случай» ссылаются и на п.2 ч,1 ст.5 УПК РСФСР. В изученных материалах 100 уголовных дел. прекращенных за недоказанностью участия обвиняемого в совершении преступления, в 90 случаях обнаружена излагаемая ситуация.

Более того, в статистических отчетах органов внутренних дел рассматриваемое основание прекращения уголовного дела вообще не фигурирует, а включается в число дел, прекращенных по основанию, предусмотренному п.2 ч. 1 ст.5 УПК РСФСР. Что. по нашему мнению, не отражает реальную картину практики.

В юридической литературе по этому поводу7 высказаны различные мнения. Одни критикуют существующую формулировку закона и предлагают взамен се новые, либо вносят предложение вовсе исключить эту норму из закона.[ Одной из причин постановки данной проблемы является и то, что проекг Уголовно- процессуального кодекса РФ не предусматривает данное обстоятельство, как основание прекращения уголовного дела и оправдания подсудимого (осужденного).

1 См., например: Дубипский АН. Основания к прекращению уголовного дела в стадии предварительного следствия. - Киев. 1973. - С. 53-54: Ларин A.M. Презумпция невиновности. - М., 1982. - С. 101; Михеепко М.М. Доказывание в советском уголовном судопроизводстве. - Киев, 1984. - С, 73- 75.

2 Имеется в виду проект УПК РФ, внесенный Комитетом Государственной Думы по законодательству и судебно-правовой реформе, и одобренный Государственной Думой в первом чтении // Аппарат Государственной Думы. Управление документального обеспечения к заседанию Государственной Думы. -13. 05. 97. - № 26,- М., 1997.

По нашему мнению, авторы в ряде случаев недостаточно учитывают наличие пракгичееких ситуаций, при которых не удается доказать существование конкретных обстоятельств. Методологически и практически неоправданно было бы отказываться от отражения в законе такого реального результата предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу, как недоказанность подозрения или обвинения. Вместе с тем, необходимость в изменении редакции характеризуемой правовой нормы существует.

Нередко в ходе расследования складывается процессуальная ситуация. когда достигнут такой уровень познания фактических обстоятельств совершенного преступления, который позволяет сделать достоверный вывод о том, что событие преступления имело место, но добытые доказательства не дают оснований считать установленным факт совершения этого преступления обвиняемым. Если в ходе расследования исчерпаны все возможности для собирания дополнительных доказательств, то уголовное дело прекращается за недоказанностью его участия в совершении преступления, (п.2 ч.1 ст.208 УПК РСФСР).

В процессуальной литературе недоказанность участия обвиняемого в совершении преступления характеризуется как исключительное состояние, охватывающее все случаи сомнительности, противоречивости доказательств, которые не разрешимы. Такое состояние, как справедливо заметил B.C. Зелепецкий, обусловлено тем, что вщтреннее убеждение следователя о недоказанности участия обвиняемого в совершении преступления
формируется в результате сложившегося по делу

Стойко Н.Г. Недоказанность обстоятельств уголовного дела. - Красноярск, 1984.

зэ

информационного равновесия. Последнее образуется из-за того, что ни одна из конкурирующих совокупностей доказательств (обвинительных и оправдательных) не занимает в их системе доминирующего положения. Поэтому они не позволяют принять определенное решение относительно виновности или невиновности конкретного обвиняемого. При этом внутреннее убеждение должностного лица, принявшего решение о прекращении уголовного дела но указанному основанию, позволяет не сомневаться в том, что преступление совершено именно этим обвиняемым. Кроме того, в рассматриваемом случае все неустранимые сомнения в виновности обвиняемого, согласно ч.З ст.49 Конституции РФ, толкуются в его пользу. Из чего следует, что недоказанная виновность по своей юридической значимосги и правовым последствиям равнозначна доказанной невиновности.

Данное положите заняло твердую позицию в теории уголовного процесса/ Поэтому прекращение уголовного дела по рассматриваемому основанию предполагает полную и безусловную реабилитацию лица, привлекавшегося к уголовной ответственности, ибо обвинение его в совершении преступления осталось недоказанным, что должно полностью исключать любые сомнения в его невиновности, и никакие граничения его прав и законных интересов недопустимы.

Приведенные соображения позволяют согласиться с мнением о том, что

ЗеленецкийВ.С. Конкурирующие потоки судебной информации. - Харьков, 1974; Он же. Принятие процессуальных решений в ситуации информационного равновесия // Проблемы социалистической законности. -Выпуск 1. - Харьков, 1976.

2 См.: Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. - М., 1984. - С. 104-106; Сборник постановлевавд Пленума и определений Коллегии Верховного Суда СССР по уголовным делам 1971 -1979. - М., 1981. - С. 782-783; Бюллетень Верховного Суда СССР. - 1981. -С.6-9.

содержащееся в законе основание прекращения уголовного дела и вынесения оправдательного приговора в связи с недоказанностью участия обвиняемого или подсудимого в совершении преступления соотвегствует объективному положению, складывающемуся но некоторым уголовным делам.1

В юридической литературе появилось предложение дополнить закон еще одним основанием прекращения /села в отношении обвиняемого - «при доказанности неучастия обвиняемого в совершении преступления», ~ Данное основание предлагается применять в случаях, когда обвинение было предъявлено, но затем сделан вывод о ложности версии о виновности этого лица. По нашему мнению, описываемая процессуальная ситуация охватывается п.2 ч.1 ст.5 УПК, в связи с чем нет необходимости дублировать указанные основания.

В рамках обсуждаемого вопроса, на наш взгляд, проблема заключается не в самом существовании рассматриваемого основания прекращения дела как такового, а в его формулировке. ~

1 См.; Якубович НА. Окончание предварительного следствия. - М.. 1962; Давыдов П.М., Мирский Д.Я. Прекращение уголовных дел. - М., 1963; Грошевой Ю.М. Сущность судебных решений в советском уголовном процессе. - Харьков, 1979; Трубин Н., Кобцов К. Обсуждается теоретическая модель УПК II Советская юстиция, - 1990. - № 14. - С. 19.

2 Овсянников И. Прекращение дел по реабилитирующим основаниям // Законность. - 2000. - № 6. - С. 16.

См., например: Шимановский В.В. Недоказанность участия лица в совершении преступления как процессуальное основание для прекращения уголовного дела II Правоведение. - 1986. - № 1. - С. 84-88; Савицкий В.М. Язык процессуального закона (вопросы терминологии). - М.? 1987; Савицкий В.М. Конститутшошше предпосылки дальнейшего усиления гарантий прав личности в уголовном судопроизводстве // Гарантии прав личности в социалистическом уголовном процессе: Медеузовский тематический сборник / Под ред. Я.О. Мотовиловкера. Вып. 4. - Ярославль, 1979; Ларин A.M. Презутштция невиновности. - М., 1982.

Так, >толовно-процессуальный закон не исключает возможности возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица, в связи с чем оно становится фактически подозреваемым в совершении преступления со всеми вытекающими последствиями- Другой случай. В ходе расследования уголовного дела подозрение пало на конкретного гражданина, О ходе проверки на предмет причастности к совершенному престутшению к нему применялись меры уголовного процессуального принуждения (например, задержание, принудительный привод, наложение ареста на имущество, применялась мера пресечения и т.п..), в результате чего пострадала его рештация, опорочены имя, честь, оскорблено достоинство. Однако в полностью доказать его виновность в совершении преступления либо опровергнуть причастность к нему не представилось возможным, в результате чего возникло состояние недоказанности участия в совершении преступления. В таких случаях по известной причине нет и достаточных оснований для вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Однако по действующему уголовно- процессуальному законодательству прекращение уголовного дела по рассматриваемому основанию возможно только в отношении обвиняемого. Вместе с тем, следствием недостаточности собранных доказательств виновности такого лица в совершении преступления является необходимость в снятии с него подозрения, а следовательно и его реабилитации, ведь он невиновен. Поэтому считаем, что рассматриваемое основание прекращения уголовного дела следует сформулировать таким образом, чтобы оно могло быть применено не только к лицам, которым предъявлялось обвинение, но и к лицам, в отношении которых имелись сведения об ж причастности к преступлению, однако в ходе расследования данное обстоятельство осталось недоказанным.

Как было отмечено, проект У11К РФ не предусматривает в числе

58

оснований вынесения оправдательного приговора и прекращения уголовного дела (ст.29) недоказанность лица в совершении преступления. Данная позиция законодателя совершенно справедливо стала предметом критики участников международной научно-практической конференции, и разработчикам законопроекта рекомендовано рассмотреть вопрос о включении в число оснований постановления оправдательного приговора «недоказанность участия подсудимого в совершении преступления».1 Вместе с тем вне поля критики осталась возможность применения данного основания при прекращении уголовного дела в стадии предварительного расследования. Кроме того, уголовное дело может быть прекращено и в судебных стадиях, в том числе кассационной и надзорной инстанциями по любому из оснований. Исключением (в настоящее время) не являемся и прекращение уголовного дела ввиду недоказанности подсудимого и осужденного в совершении преступления.

Основываясь на изложенном, считаем необходимым в новом Уголовно- процессуальном кодексе РФ предусмотреть в соответствуюгцей норме самостоятельное основание прекращения уголовного дела - недоказанность участия в совершении преступления подозреваемого, обвиняемого, подсудимого или осужденного.

Уделим внимание еще одному немаловажному обстоятельству. Из содержания ч.2 ст.58-1 УПК следует-, что в случае декриминализации преступления ущерб, причиненный гражданину после вступления в силу уголовного закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, подлежит возмещению. В связи с чем некоторые авторы считают, что закон, устраняющий преступность и наказуемость деяния, должен распространяться на совершенное в прошлом
деяние не с момента

1 Ананьин А. Проект УПК требует серьезной доработки // Российская юстиция. - 2000. - № 10. - С. 6.

59

вступления его в силу, а с момента совершения деяния. В таком случае всякий отбывший наказание в соответствии с законом, впоследствии отмененным, мог бы претендовать на компенсацию ущерба, как причиненного незаконным уголовным преследованием. Такое предложение нельзя признать обоснованным. Если на момент совершения правонарушения оно являлось уголовно-наказуемым деянием и лицо в установленном порядке было признано виновным в его совершении, значит наказание за содеянное назначено и понесено справедливо.

В данном случае основания для реабилитации липа, привлеченного к уголовной ответственности, отсутствуют, что вытекает из самого смысла реабилитации. Кроме того, не потеряли актуальности разъяснения Пленума Верховного Суда СССР,” согласно которым признание закона, устраняющего уголовную ответственность за совершенное деяние, названо среди нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела. В связи с чем представляется справедливой новелла проекта УПК РФ, согласно которой принятие закона, устраняющего уголовную ответственность, не является основанием возмещения ущерба (ч. 4 ст. 511).

Вместе с тем, в процессе анализа содержания указанного законопроекта, выявлено следующее противоречие.

Согласно ч. 2 ст. 29 проекта УПК РФ, уголовное дело подлежит прекращению за отсутствием в деянии состава преступления в случае, когда преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом (либо в результате признания Конституционным Судом

Палеев М.С., Патин С.А. Обратная сила уголовного закона // Советская юстиция. - 1992. - № 2. - С. 18; Илыотченко Н.В. Возмещение ущерба, причиненного личности в уголовном процессе незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда: Дис. … канд. юрид. нате. - М., 1995. - С.98. 2 См.; Бюллетень Верховного Суда СССР. - 1988, - № 1. - С. 10.

0U

РФ уголовного закона, предусматривающего ответственность за данное деяние не соответствующим Конституции РФ). Из чего следует, что декриминализация деяния влечет прекращение уголовного дела за отсутствием состава преступления. В свою очередь, прекращение уголовного дела по указанному основанию (ч. 2 ст. 511 проекта УПК РФ) является обстоятельством, влекущим реабилитацию лица, привлеченного к уголовной ответственности, и условием возникновения нрава па возмещение ущерба. Одновременно с этим, ч- 4 той же статьи исключает декршганалнзацию деяния из обстоятельств, служащих основаниями возмещения реабилитированному вреда. Налицо противоречие законодательных новелл.

Основываясь на изложенном, считаем, что в новом Уголовно-процессуальном кодексе РФ необходимо предусмотреть в качестве самостоятельного основания прекращения уголовного дела издание закона, устраняющего уголовную ответственность или смягчающего наказание, (без констатации в процессуальном акте отсутствия при этом состава преступлен ия).

В ходе изучения практики применения норм УПК РСФСР, регулирующих порядок прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным п.п.1, 2 чЛ ст.5 и п,2 чЛ ст.208 данного закона, а также интервьюирования и тестирования следователей и доз нава гелей, стало очевидно, что последние не владеют в полной мере теоретическими знаниями, касающихся реабилиташш невиновных. Многие из них не могли назвать обстоятельства, при наличии которых подвергавшееся уголовному преследованию лицо, должно быть признано невиновным и реабилитировано. В процессе тестирования многие из них к реабилитирующим основаниям прекращения утоловного дела отнесли истечение сроков давности привлечения к уголовной

Ol

ответственности (и.З ч. 1 ст.5 УПК), издание акта амнистии (п.4 ч.1 ст.5 УПК), совершение общественно опасного деяния лицом, не достигшим возраста, с которого, согласно закону, возможно наступление уголовной ответственности (п. 5 ч.1 сг.5 УПК), смерть лица, совершившего преступление (п.8 ч. 1 ст.5 УПК). Более того, большая часть тестировавшихся поставила знак тождества между понятиями «амнистия» и «реабилитация». Более убедительного аргумента в пользу предложения о законодательном закреплении понятия «уголовно- процессуальной реабилитации» привести сложно.

Кроме того, автор данного исследования убежден в необходимости законодательного закрепления дифференциации оснований прекращения уголовного дела на «реабгиштирующие» и «нереабилитирующие». Это позволило бы практикам иметь более правильное представление о последствиях принятия решений по данным основаниям. Из чего вытекает необходимость в корректировке и уточнении редакции статьи проекта УПК РФ «Основания к прекращению уголовного дела».

Па наш взгляд, заслуживает внимания еще один вопрос, от положительного разрешения которого зависит реализация права реабилитировшшых лип на возмещение и компенсацию вреда, причиненного незаконными действиями и решениями органов, осуществляющих производство по уголовному делу.

Довольно часто в процессе предварительного расследования и в ходе судебного разбирательства по уголовному делу делается вывод о невиновности обвиняемого, подсудимого или осужденного в части предъявленного обвинения или осуждения, либо о необходимости переквалификации инкри^ганированного деяния на менее тяжкое. В таких случаях Фактически принимается решение о частичной реабилитации лица, привлеченного к уголовной ответственности. В связи с чем

62

реабилитация и в рассматриваемом случае предполагает возникновение права на возмещение вреда. Возмещению же должен подлежать вред, причиненный в связи е той частью обвинения, которая повлекла негативные последствия в виде имущественных и моральных издержек.

В действующем законодательстве отсутствует норма, формулирующая такие основания, хотя сама возможность частичной реабилитации признается в ст. 17 Закона РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий», а также в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре».1

Проект УПК РФ не последовательно подходит к проблеме частичной реабилитации. Так, освобождение задержанного или арестованного ввиду неподтверждения подозрения в совершении преступления влечет возникновение права на возмещение вреда (ет.511). С этим можно согласиться в той части, в которой фактическое лишение свободы признается незаконным. Но в данном случае нет оснований для * реабилитации, т.к. задачей постановления об освобождении задержанного

или арестованного является само освобождение, а не констатация невиновности лица. В случае доказанности непричастности подозреваемого к совершению пресгупления соответствующий вывод излагается в постановлении о прекращении в отношении него уголовного дела по реабилитирующему основанию. Ограничение свободы в результате

1 Гак, если подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, предусмотренных различными статьями уголовного закона, и обвините в совершении некоторых из этих преступлений не подтвердилось, суд в описательной части приговора приводит мотивы признания подсудимого виновным в одних преступлениях и оправдания по обвинению в других преступлениях, а в резолютивной части приговора формулирует соответствующее решение о признании подсудимого виновным по одним статьям и об оправдании по другим статьям // Российская юстиция. - 1996. -№ 7. - С. 55.

63

незаконного задержания или заключения под стражу является основанием для возмещения вреда (причем право на такое возмещение следует признать не только за реабилитированными), в то же время дшшый факт не является основанием для частичной реабилитации. Реабилитация означает, прежде всего, признание невиновности. Из чего следует: если обвинение признается необоснованным полностью, то должна произойти полная реабилитация, если же обвинение признается необоснованным в определенной части, реабилитация будет частичной.

Частичная реабилитация возможна как в стадии предварительного расследования, так и в судебных стадиях. Основаниями для частичной реабилитации могут служить: прекращение уголовного дела в части подозрения, обвинения, осуждения, если они не нашли подтверждения; оправдание судом в части обвинения; изменение квалификации содеянного на статью Уголовного кодекса РФ, предусматривающую .менее тяжкое преступление, с назначением более мягкого наказания, или исклк>чение из приговора части обвинения, повлекшее снижение наказания/

По нашему мнению, существует необходимость в законодательном закреплении оснований частичной реабилитации и в этой связи права на возмещение реабилитированному? вреда в той мере, в какой он был причинен незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Право на реабилитацию и право реабилитированного на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями органов

1 Так, кассационной и надзорной инстанциями Иркутского областного суда в течение 2000 г. частично, с оставлением в силе другого, менее тяжкого обвинения, и с изменением квалификации преступления со снижением меры наказания отменено 87 обвините.тъяых приговоров. Для каждого оправданного, хотя и в части предъявленного обвинения, факт реабюштации свидетельствует о справедливом правосудии,

дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, являются самостоятельными субъективными правами гражданина - участника уголовно- процессуальных отношений,

Субъективное право состоит в предоставлении лицу возможности пользоваться определенными социальными благами и ценностями. В самом понятии субъективного права содержится указание на определенную меру свободного поведения личности. Субъективное право состоит из четырех правомочий: 1) возможности обладать определенным социальным благом; 2) вытекающей из этого возможности вести себя определенным образом -действовать или бездействовать в своих интересах; 3) возможности требовать от других соответствующего поведения; 4) возможности обратиться в компетентные государственные органы для устранения помех в обладании социальным благом.

Право на реабилитацию но своей природе собирательное и представляет собой совокупность процессуальных возможностей (прав) участника уголовно- процессуальных отношений добиваться в соответствующем порядке признания своей невиновности, незаконности применявшихся праволипгений, и соответственно, восстановления возможности пользоваться принадлежащими правами. Действующее законодательство фактически такое право признает за лицами, подвергавшимися уголовному преследованию - подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, осужденным. В основе рассматриваемого права лежит принцип презумпции невиновности, который, с одной стороны,

1 См.: Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. - М., 1979. - С. 134-136; Фарбер И.Е. Свобода и нрава человека в Советском государстве. - Саратов, 1974. - С. 41; Матузов Н.И. Личность. Право. Демократия. Теоретические проблемы субъективного права. - Саратов, 1972. - С. 99, 127; Мартынчик Е.Г., Радьков В.П., Юрченко В.Е. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве. -Кишинев, 1982. - С. 52.

65

обязывает компетентные органы при наличии неустранимых сомнений признать лицо невиновным в совершении прешуиления, а с другой - право этого лица добиваться признания своей невиновности.

Отношения по реализации обозначенных права и обязанности регулируются системой норм - ст. 49 Констжгуции РФ. ст. 2, п.п. 1, 2 ч. 1 ст.5, 19, 22, 24, 52; 70, и, 2 ч. 1 ет, 208, 209, 218, 220-1, ч. 1 ст. 259, 303, 314, 316, 319, 320 и др. статьями УПК РСФСР. В связи с исследованием данного вопроса обратим внимание на следующее.

Некоторыми авторами предлагается закрепить за лицами, привлекавшимся к уголовной ответственности, право не согласиться с прекращением уголовного дела по реабилитирующее основанию и требовать рассмотрения дела в суде, в этой связи установить исключительно судебный порядок реабилитации. С данным предложением вряд ли можно согласиться.

Гарантии законности прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям законом предусмотрены. Так, лицо, в отношении которого уголовное дело прекращено по любому из оснований, вправе обжаловать данное решение органа расследования, прокурора или суда (судьи) соответственно прокурору и в суд (ст.209 УПК). Реабилитация в стадии предварительного расследования влечет аналогичные последствия для реабилитированного, что и оправдание невиновного в судебном порядке. В этом есть положительный момент: экономится время уголовно-процессуального производства и в случае
неудовлетворения принятым

1 См., например, Ильютченко Н.В. Возмещение ущерба, причиненного личности в уголовном процессе незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда: Дис. … канд. горид. наук. -М., 1995. - С. 10; Колбая Г.Н. О гарантиях реабилитации невиновного // Советское государство и право. - 1972. - № 7. - С.87: Пастухов МИ. Процессуально- правовые аспекты оправдания подсудимого. - Минск, 1983. -С.38.

66

решением у такого лица намного раньше появляется возможность его обжаловать. Ведь он заинтересован не только в признании своей невиновности, но и в том, чтобы это произошло как можно быстрее. Поэтому, если основания для реабилитации появились в стадии предварительного расследования, то гражданин должен быть реабилитирован именно в этой стадии уголовного процесса. *

Право на возмещение государством вреда представляет собой субъективное право реабилитированного требовать соответствующей государственной компенсации. Согласно действующему законодательству возникновение права на возмещение обозначенного вреда состоит в непосредственной связи с признанием невиновности лиц, к которым незаконно применялись заключение под стражу, подписка о невыезде, привлечение к уголовной ответственности и осуждение.’

Обозначенное право реализуется через систем}7 норм, закрепленных в разных законодательных источниках - ст.53 Конституции РФ, ст.58-1 УПК РСФСР, ст.ст.1069, 1070 ГК РФ, Указом и Положением от 18 мая 1981 г., Законом РСФСР от 18 октября 1991 г. «О реабилитшщи жертв политических репрессий».

Таким образом, реабилитация и возмещение ущерба реабилитировшшому являются самостоятельными правовыми институтами. Причем институт реабилитации по своей природе является исключительно уголовно- процессуальным. В свою очередь институт возмещения ущерба реабилитированному, как было показано ранее, по совокупности составляющих его норм является комплексным. Рассматриваемые институты
юаимодействуюгияе. В то же время, право на уголовно-

1 См.: Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. - М, 1973. - С 32; Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Указ. соч. - С, 145.

2 Как будет показано далее данный перечень не может быть признан исчерпывающим.

67

процессуальную реабилитацию является самостоятельным субъективным правом, не зависящим от права на возмещение ущерба. Последнее же производпо от первого,

Вышеизложенное позволяет предложить содержание понятия «реабилитированное лицо», под которым следует понимать лицо, признанное невиновным в соответствующем инкриминированном деянии, и восстановленное на основании соответствующих процессуальных актов в способности пользоваться принадлежащими субъективными правами, в которых оно было ущемлено в связи с незаконными действиями и решениями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Признание лица, подвергавшегося уголовному преследованию, невиновным происходит в соответствующем процессуальном акте -постановлении органа расследования и судьи или определении суда (пошюстью или частично), в оправдательном приговоре (о признании невиновным в части обвинения или полностью). В этих же процессуальных документах может содержаться решение об отмене применявшихся правоограничений. Например, об отмене меры пресечения, ареста на имущество, о возврате предметов и документов, изъятых в ходе выемки или обыска и т.д.

Однако реабили! алию нельзя определять лишь как процессуальный акт, содержащий вывод органов предварительного расследования, прокуратуры и суда о невиновности гражданина в инкриминированном деянии. Она представляет собой целый процесс, вюпочающий действия должностных лиц правоохрашггельных органов и суда, направленные на восстановление нарушенных незаконными yi •оловно-процессуальными действиями и решениями прав и интересов граждан. Именно в смысле круга мероприятий по ликвидации правоогоанггчений, опосредованных действием норм

68

уголовно-процессуального права, употребляется понятие «реабилитация», которое присуще лишь уголовно-процессуальному праву. В других же отраслях права она не находит места для применения.

Реабилитация предполагаег удовлетворение реабилитированного лица восстановлением возможности распоряжаться своими прежними правами и правом на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями органов и должностных, осуществляющих производство по уголовному делу.

Для уяснения феномена реабилитации в уголовном процессе и вытекающих в связи с этим правовых последствий для реабилитированных лиц и государства предлагаем следующее содержание понятия «уголовно-процессуальной реабилитации», под которой следует понимать совокупность регламентированных уголовно-процессуальным законом действий и решений органов предварительного расследования, прокуратуры и суда, включающих констатацию в соответствующем процессуальном акте невиновности гражданина в совершении инкриминированного деяния, и обязанность устранить применявшиеся правоограничения, тем самым, восстановив субъективные права реабилитированных лиц, нарушенные незаконными действиями и решениями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Реабилитацию, в свою очередь, следует рассматривать как условие возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Считаем, что понятие «уголовно-процессуальной реабилитации» должно быть раскрыто в одной из норм нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Такая необходимость вызвана важностью

69

правового значения употребляемого термина.

Следствием уголовно-процессуальной реабилитации являются компенеащгонно-воестановителыше меры.

Глава II. Производство по возмещению ущерба реабилитированным лицам, пострадавшим от незаконных действий органов дознания, предварительного следствия,

прокуратуры и суда

§ 1. Основания и условия возникновения нрава реабилитированного лица на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда

Действующий закон связывает возникновение у реабилитированного лица права на возмещение ущерба со сложным юридическим составом, включающим основания и условия “ возникновения такого права,

В области правоприменения причинение вреда влечет несправедливость между’ установленной законом мерой ответственности гражданина за совершенное правонарушение и теми лишениями, которым он подвергался в связи с незаконным уголовным преследованием или применением мер уголовно- процессуального принуждения. Справедливость в такой ситуации определяется соотношением противоправного деяшм и его правовой оцешси - воздаяния. Пропорциональность между’ ними воспринимается как

Основание - это достаточное условие для чего-либо: бытия, познания, мысли, деятельности // Философский энциклопедический словарь. - М., 1983. - С. 707.

’ Под условием принято понимать «то, от чего зависит нечто другое (обуславливаемое); существенный компонент комплекса объектов (вещей …), из наличия которого с необходимостью следует существование данного явления» // Там же. - С.760.

70

справедливость, а несоответствие - как несправедливость. Применительно к

уголовному процессу несправедливость выражается в несоответствии инкриминируемого подозрения, обвинения или осуждения фактическим обстоятельствам дела, либо объему и степени негативных последствий, вызванных реализацией незаконных действий и решений органов, осуществляющих производство по уголовному делу. Поэтому к основаниям, порождающим у реабилитированного лица право требовать от государства возмещения или компенсации ущерба, относятся обстоятельства, порождающие причинение ущерба.

В соответствии с действ>тощим законодательством право реабилитированного лица на возмещение государством вреда, причиненного в сфере уголовного процесса, возникает при наличии следующих обстоятельств:

1) наступивший вред должен быть результатом действий, регламентированных уголовно-процессуальным законом;

2) причиненный вред должен быть результатом таких незаконных действий, которые конкретно названы в законе: незаконное осуждение; незаконное привлечение к уголовной ответственности; незаконное применение в качестве меры пресечения заключения под стражу. ПС РФ дополняет этот перечень незаконным применением подписки о невыезде (и.1 ст. 1070); 3) 4) незаконные действия, причинившие вред, должны исходить от органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда и их должностных лиц, наделенных правом процессуальной деятельности; 5) 4) действия должны быть выполнены указанными органами в ходе производства по возбужденному уголовному делу;

5) возмещаемый вред должен быть причинен гражданину’ - физическому лицу (а не юридическому). Если вред причинен юридическому лицу, то

71

он подлежит возмещению на общих основаниях, в порядке гражданского судопроизводства (ч.2 ст. 1070 ГК).

Указанные обстоятельства образуют состав правонарушения в уголовно- процессуальной сфере, что влечет возникновение у реабилитированного лица права на возмещение или компенсацию причиненного в уголовном процессе вреда.

В действительности круг обстоятельств, образующих в совокупности рассматриваемое правонарушение, значительно шире. Однако в законодательном порядке данный факт не признан, вследствие чего в большинстве случаев материальные притязания пострадавших от необоснованного уголовного преследования к государству не удовлетворяются.

Проблема закрепления в законе круга обстоятельств, влекущих возникновение у реабилитированных лиц права на государственное возмещение вреда, является весьма актуальной, насущной и подлежащей обязательному разрешешпо.

Специфика уголовно-процессуальной деятельности состоит в том, что ее реализация происходит щтем как действий, так и решений, порядок производства и принятия которых оговорен в УПК РСФСР. Действия осуществляются непосредственно должностным лицом органа предварительного расследования, прокурором или судом (судьей) (например, обыск, наложение ареста на имущество и др.), а реализация процессуального решения, имеющего силу закона для всех граждан, а также организаций, предприятий и учреждений, и поэтому обязательного для исполнения, может осуществляться лицами, не являющимися субъектами уголовно-процессуальных отношений. Например, приговор суда приводится в исполнение не судом или судьей, а специальными учреждениями и их должностными лицами (учреждениями системы исполнения

уголовных наказаний, судебными приставами и др.) (ст.358 УПК). В подобных случаях вред является следствием не действий (хотя и совершенных в связи с обязанностью исполнить процессуальные решения), а решений, вынесенных должностными лицами органов предварительного расследования, прокуратуры и суда.

В этой связи считаем, что к обстоятельствам, которые могут повлечь причинение вреда в сфере уголовного протеса относятся не только незаконные действия, но и незаконные решения должностных лиц, осуществляющих уголовно-процессуальную деятельность.

В проекгах УПК РФ предпринята попытка расширить пределы ответственности государства за вред, причиненный в сфере уголовного процесса. Так, к обстоятельствам, порождшощим возникновение права на возмещение вреда, отнесены незаконное задержание, содержание иод стражей и домашним арестом, временное отстранение от должности, помещение в медицинское учреждение, осуждение, применение пршгудительных мер медицинского характера. Как видно, законопроект более «качественно» отнесся к рассматриваемой проблеме, но и предлагаемые варианты не гарантируют возмещения вреда в том объеме, в каком он может быть причинен. В силу весьма широкого спектра процессуальных действий и решений, носящих принудительный характер и активно применяемых в отношении лиц, подвергаемых уголовному преследованию, данный перечень действий, по нашему мнению, не является исчер I шгвающим.

Как было показано ранее, признанием лица невиновным фактически происходит констатация незаконности причинения вреда вообще. Вред любого характера, вызванный применением мер уголовно-процессуального принуждения или уголовного наказания, в случае реабилитации считается

‘Гз

причиненным незаконно, что влечет возникновение права на его возмещение.

Законодательно закрепляя круг уголовно-процессуштьпых действий, которые Moiyx повлечь причинение вреда, государство таким образом отчасти сохраняет за собой иммунитет от ответственности за весь объем вреда, причиненный в действительности.

Попытка закрепления перечня процессуальных действий, которыми может быть причинен вред, уже встречала обоснованную критику в юридической литературе.1 В частности, многие авторы выражали недоумение относительно того, почему в указанный выше перечень не вошли, например, такие действия, как незаконный привод обвиняемого (ст. 147 УПК). незаконное производство выемки, обыска и наложение ареста на имущество и почтово-тслеграфную корреспонденцию (ст.ст. 167, 168, 175 УТЖ) и другие, которые могут: причинить не только имуществешхый, но и моральный вред гражданину. В частности, конфискация имущества судом, обращение денег и имущества, внесенных в качестве залога, в доход государства, уничтожение имущества или его повреждение в ходе обыска или производства экспертизы и т.д.

По нашему мнению, наиболее правильным решением данной проблемы был бы по;шый отказ законодателя от попыток дать исчерпывающий перечень незаконных действий органов предварительного расследования,

См., например: Безлепкмн Б.Т. Возмещение вреда, причиненного гражданину еудебно-следственными органами. - М., 1979. - С,67-75; Кокорев Л.Д., Понарин В Я. Рец,: Б.Т. Безлепкин «Возмещение вреда, причиненного гражданину еудебно- следственными органами» /7 Правоведение. - 1981. - № 3. - С. 115; Савицкий В.М. Имущественные последствия реабилитации // Правоведение. - 1982. - № 6. - С.53-57; Бойцова Л. Возмещение ущерба «жертвам правосудия» в России // Российская юстиция. - 1994, - № 6. - С.46.: Поляков И. Н. Ответственность по обязательствам вследствие причинения вреда. - М., 1998. - С.62-63.

74

прокуратуры и суда, которые могут причинить вред.

В пользу мнения о нецелесообразности законодательного определения исчерпывающего перечня оснований, влекущих возникновение права реабилитированного на возмещение вреда, приведем следующие доводы.

В практике органов предварительного расследования достаточно часто встречаются случаи возбуждения уголовных дед не по заявлениям, сообщениям или фактам, а непосредственно в отношении конкретных граждан. Техника изложения норм УПК РСФСР, как справедливо отмечает Л.Д. Кудинов, ориентирует практических работников на возможность и допустимость возбуждения уголовного дела именно в отношении коикрегного лица.1 В ряде случаев в постановлении о возбуждении уголовного дела приводятся сведения, указывающие на возможность совершения преступления конкретным лицом. Такие указания бывают необходимы или в силу специфики состава нресгупления, существо которого связано исключительно с конкретным лицом (коммерческий подкуп - ст. 204 УК РФ), злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей - ст. 157 УК РФ и др.), или в силу предусмотренного законом особого порядка возбуждения уголовного дела в отношении некоторой категории лиц (судей, прокуроров, депутатов высших органов законодательной власти). Без упоминания фамилии в подобных случаях трудно шздивидуализировать повод и основание к возбуждению уголовного дела.

Процессуальное положение указанных лиц неопределенно; ст. 52 УПК исключает их признание подозреваемыми, в постановлении же о

1 Кудинов Л.Д. Обвинительная направленность предварительного расследования и некоторые щти ее устранения // Формы досудебного производства и их совершенствование: Сб. науч. тр. / Редкол.: Шадрин B.C. (отв. ред.) и др. - Волгоград, 1989. - С.41.

75

возбуждении уголовного дела против конкретного лица приводятся сведения, свидетельствующие о том, что это лицо официально подозревается в совершении преступления. Очевидно, что нахождение лица в подозрении, особенно в случае, когда оно не совершало преступления, а вынуждено испытывать душевные страдания в связи с выдвинутым против него подозрением, оскорбительно для него.1 Представляется, что лицо, «оставленное в подозрении», не лишено права на защиту своей чести и деловой репутации, а также права на возмещение вреда, если считает, что процессуальное подозрение в совершении преступления явилось причиной диффамации.2

В 1998 г. З.-Б. межрайонной прокуратурой по признакам ч. 1 ст. 330 УК РФ в отношении директора туристической базы П. бьшо возбуждено уголовное дело. В постановлении о возбуждении уголовного дела в утвердительной форме было сказано о том, что П. совершил npecTyroieime, квалифицируемое как самоуправство. В процессе расследования П. неоднократпо допрашивался в качестве подозреваемого, в отношении него избиралась мера пресечения в виде подписки о невыезде. Факт совершения преступления должностным лицом - руководителем весьма популярного международного месга отдыха, немедленно вызвал большой общественный резонанс. В средствах массовой информации появилось несколько публ1шаций, в которых II, обличался в совершении преступления. Под влиянием сложившегося негативного общественного
мнения П. был

1 См.: Москалькова Т.П. Честь и достоинство; как их защитить? - М., 1992. - С.21; Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования). - М., 1996; Прокофьева СМ. Гуманистические начала уголовного судопроизводства: Дис. … канд. юрид. наук. - С- Пб., 1999. - С.94.

2 Диффамация (от латинского «diffamatio» - порочить) - это распространение сведений (действительных или мнимых), позорящих честь и достоинство гражданина или деловую репутацию юридического лица.

76

вынужден уволиться с прежнего места работы. Однако в результате предварительного следствия было установлено, что в действиях 11. отсутствует состав преетугшения, в связи с чем в 1999 г. уголовное дело прекращено по основаниям п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР.

Факт возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица, привлечения его в качестве обвиняемого, осуждения несомненно влечет за собой наступление отрицательных последствий, и, прежде всего, морального характера: страдает положительная репутация и личная честь, а диффамация становится причиной формирования негативного общественного мнения. В этой связи заметим, что в целях профилактики правонарушений довольно часто пресс-службами правоохранительных органов, как правило, системы МВД РФ, по телевидению демонстрируются видеозаписи с изображением лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления.1 И делается это почти одновременно с возбуждением уголовного дела или сразу после этого. Вполне возможно, что предварительное расследование возбужденного в отношении них уголовного дела будет прекращено по реабилитирующему основанию, или вынесен оправдательный приговор. Практика изобилует такими примерами.

Согласно УПК, применение научно-технических средств при производстве следственного действия осуществляется либо лицом, его проводящим, либо специалистом, по по решению должностного лица, осуществляющего следственное или судебное действие (ст.ет.18, 133-1, 141-1 УПК). Поэтому отрицательные последствия в виде морального вреда, вызванные преданием гласности по сути ложного факта о совершении лицом преступления, впоследствии признанного невиновным, состоят в прямой причинной связи с процессуальными действиями и решениями. На основании чего
ответственность в данном случае возлагается на

1 Например, в процессе телевизионной передачи РТР «Дежурная часть».

77

должностных лиц правоохранительных органов в лице государства, а не на средства массовой информации за распространение ложных сведений.

Представляется, что вред невиновному может быть причинен в равной степени как возбуждением в отношении него уголовного дела, так и привлечением в качестве обвиняемого, а также осуждением. Указанные решения могут усугубить моральные страдания, т.к. нахождение под незаконным подозрением, а тем более, обвинением или осуждением негативно отражается на психологическом, а порой, психическом и физическом состоянии человека,

Источником вреда здесь является по сути своей незаконная уголовно- процессуальная деятельность.

Практика правоохранительных органов имеет богатый арсенал подобных фактов. Так, в 2000 г. органами дознания и предварительного следствия Иркутской области из числа возбужденных уголовных дел в отношении конкретных лиц 2644 дела (4,5%) прекращено по реабилитирующим основаниям. Правда, лишь один из числа указанных лиц обратился в суд с требованием возместить моральный вред, тжчинешиьш ему - известному в регионе руководителю крупного предприятия. В ходе предварительного расследования данному лицу обвинение не предъявлялось, мера пресечения не избиралась. В удовлетворении иска суд отказал, мотивируя свое решение отсутствием в ГК РФ нормы, на основании которой моральный вред, причиненный незаконным возбуждением уголовного дела, подлежит государственному возмещению. Действительно, норма ст. 1100 ГК РФ предусматривает основания возложения ответственности за причинение морального вреда на государство независимо от вины нричшштеля вреда, но лишь в случае незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде. Поэтому с

78

формальной стороны принятое судом решение законно, однако, с позиции нравственности его нельзя назвать справедливым.

С затронутой проблемой тесно связана другая. Существует необходимость в законодательном определении процессуального статуса лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело. Фактически оно является подозреваемым в совершении преступления, но действующее законодательство - ст. 52 УПК - относит к этой категории лишь лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, либо, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения. Таким образом права участника уголовно-процессуальных отношений, являющегося по своему фактическому положению подозреваемым в совершении преступления, не имеющим права на защиту, но в отношении которого осуществляется уголовное преследование, существенно нарушаются.

Для устранения явной несправедливости по отношению к лицам, фактически пострадавшим от незаконных действий и решений органов, осуществляющих производство по уголовному делу, представляется необходимым признать в законодательном порядке подозреваемым лицо, в отношении которого на основаниях и в порядке, установленном законом, в связи с подозрением в совершении преступления возбуждено уголовное дело.

Особое значение в процессе доказывания занимают меры уголовно- процессуального прхшуждения. в том числе меры пресечения, применяемые к лицам, подвергаемым уголовному преследованию, 13 ходе реализации указанных мер происходит вторжение в частную жизнь граждан. ограничивается их личная свобода, а также свобода распоряжения частной собственностью, предаются огласке интимные стороны жизни и личная тайна. Все перечисленные обстоятельства существенно нарушают права, являющиеся объектами защиты конституционного права.

Закрепленное в Копсттуции РФ право неприкосновенности личности

79

(ст. 22) является ядром обширного правового института, защшцающсго жизнь, здоровье и свободу человека от противоправных посягательств. Применение процессуального принуждения затрагивает существенные интересы участников процесса, препятствует нормальной реализации принадлежащих им прав. Если в результате правомерного или неправомерного принуждения ограничивается физическая свобода или возможность в каждый момент и в любой ситуации по своему’ желанию располагать собой, то автоматически ограничивается и экономическая, и политическая, и индивидуальная свобода.1

С нашей точки зрения, ограничение свободы гражданина и нарушение права на неприкосновенность личности происходит при задержании подозреваемого в совершении преступления (ст. 122 УПК), заключении под стражу (ст.96 УПК), принудительном помещении в медицинское учреждение для производства экспертизы (ст. 188 УПК), применении принудительных мер медицинского характера (ст. 410 УПК), которое по сути своей означает фактическое лишение свободы, освидетельствовании (ст. 181 УПК), принудительном приводе {ст. 147 УПК), получении образцов для сравнительного исследования (ст. 186 УПК), личном обыске (ст. 172 УПК). Проведение указанных действий, как правило, сопровождается применением психологического или физического насилия. Так, наиболее распространенными следственными действиями по делам о незаконном обороте наркотиков, являются освидетельствование, личный обыск, отобрание образцов для сравнительного исследования, целью производства

Мингес А.В. Реализация конституционного права неприкосновенности личности на предварительном следствии // Реализация норм государственного и административно11о права на предварительном следствии. Сб. науч. тр. / Редкол.: Рудннский Ф.М. и др. - Волгоград, 1987. -С. 49-50.

80

которых является поиск и изъятие вещественных доказательств, в том числе, скрываемых в естественных полостях тела.

Вторжение в частную жизнь лица, преследуемого в уголовном порядке, происходит в процессе производства выемки и обыска (ст, ст. 167-173 УПК)? наложения ареста на имущество и почтово-теле1рафную корреспонденцию (ет. ст. 174, 175 УПК), конфискации имущества (ст. 44 УК) и даже при осмотре места происшествия, если объектом осмотра является жилище (ст. ст. 70, 178 УПК). По степени стеснения прав и свобод гражданина такой осмотр ничем не отличается от обыска. В процессе его производства возможно принудительное вскрытие хранилищ, взламывание запоров, вспарывание мебели, поднятие полов.

При проведении перечисленных следственных действий, носящих власгао- принудш ельный характер, граждане терпят ущерб от вторжения в сферу их личной жизни, которое происходит, как правило, вопреки их воли, причем в ряде случаев в неудобное для них время. Это, в свою очередь, влечет ограничение нрава на отдых и не дает возможность использовать время по собственному усмотрению. При ознакомлении с документами и личными бумагами обыскиваемого посторонним лицам становятся известны сведения, составляющие тайну денежных вкладов, врачебную тайну и т.п. Участие других лиц в следственных действиях, например понятых, способствует распространению информации о событиях, связанных с именем подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления, что безусловно наносит вред репутации последних, унижает их честь и достоинство, влечет причинение морального вреда.

Экономический вред может быть причинен отстранением обвиняемого от должности, лишением права заниматься определенной деятельностью, реализуемого в рамках уголовного наказания, назначенного судом и др.

При незаконном отстранении обвиняемого от должности (ст. 153

81

УПК) или лишении осужденного права заниматься определенной деятельностью (ст. 44 УК), ограничивается конституционное право на выбор профессии и места работы. Вредные последствия могут выразиться в недополучении заработка или в его полной потере, а также потере клиентов, репутации как самого лица, так и предприятия (фирмы) в целом, и т.н.

Повреждение имущества может произойти и в ходе обыска, поиска имущества в целях наложения на него ареста, следственного эксперимента, хотя законодатель специально предупреждает о недопустимости этого (ст. 183 УПК). Например, при наличии достаточных оснований в квартире обвиняемого проведен обыск, в ходе которого обоснованно, в целях отыскания орудия преступления, повреждены пол, стены, мебель, таким образом был причинен им>тдествснный вред. С позиции закона действия следователя правомерны, а стало быть, оснований для возмещения имущественного вреда в данном случае нет. Правовая сип-алия меняется в случае прскращештя уголовного дела по реабилитирующему основанию либо вынесения оправдательного приговора. Вследствие чего причинение вреда - как имущественного, так и морального порядка - должно быть признано неоправданным, незаконным со всеми вытекающими из этого последствиями.

В области уголовного судопроизводства чувство стыда приобретает особо важное значение, этическое и правовое. Сложившиеся в обществе представления о том, что стыдно, а что не стыдно, управляют поведением людей. Как справедливо отмечает И.Л. Петрухин, «чувство стыда возшжает и при обозрении нагого тела, хотя бы и достаточно совершенного»,’ Нельзя не учитывать и то. что физическая неприкосновенность в бытовом смысле слова опирается на нравственные нормы, требующие, чтобы к личности

1 Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессушгьнос принуждение. - М., 1985. -С. 110.

82

относились с додакным уважением, не допускали формальности, не предпринимали ничего такого, что было бы неприятно и нежелательно.

Правовой статус лиц, в отношении которых применяются указанные меры, подвергается наиболее существенным изменениям.1

Незаконное применение любой из вышеназванных мер уголовно- процессуального тфинуждения нарушает субъективные права граждан, поэтому они вправе требовать возмещения причиненного вреда.

В 1998 г. в отношении генерального директора ОАО «С.» гр-ки 4. но факту сокрытия документов по признакам ст. 325 УК РФ было возбуждено уголовное дело. В процессе предварительного расследования в квартире Ч., ее родственников, а также на территории ОАО «С.» в целях отыскания необходимых документов проводились обыски. В качестве понятых при производстве обыска в квартире Ч. приглашались соседи, которые впоследствии были допрошены в качестве свидетелей. В процессе обыска в квартире Ч., как было указано в протоколе данного следственного действия, во всех комнатах были нарушены подвесные потолки, повреждены замки и дверь гаража, в котором также проводился обыск. Сама Ч. неоднократно допрашивалась в качестве подозреваемого в совершении преступления лица и в отношении нее была избрана мера пресечения - подписка о невыезде. Предварительное расследование по уголовному делу длилось 7 месяцев, по его окончании было установлено, что искомые бухгалтерские документы хранились ОАО «С.» в кабинетах бухгалтерии, откуда были изъяты и переданы для производства ревизии. В 1999 г. за отсутствием в действиях Ч. состава преступления уголовное дело прекращено.

Описанная практическая ситуация свидетельствует о том, что в ходе длительного
срока, в течение которого проводилось расследование, в

1 Маковик Р.С. Особенности реализации конституштонных политических прав 1раждан в процессе предварительного расследования // Там же. - С.61.

83

отношении ip-ки Ч. фактически незаконно применялся ряд мер процессуального принуждения, в связи с чем несомненно, в значительной степени пострадала ее репутация и причинен как моральный, так и имущественный вред, выразившийся в повреждении имущества.

Другой пример. В 1986 г. по признакам ст. 206 ч. 3 УК РСФСР в отношении гр. Н., работающего слесарем на одном из предприятий, было возбуждено уголовное дело. После предъявления обвинения и избрания меры пресечения в виде подписки о невыезде в порядке ст. 217 УТЖ уголовное дело было направлено в суд. В ходе судебного заседания были усмотрены основания считать Н. страдающим психическим заболеванием. В течение месяца Н. проводилась стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, результаты которой подтвердили сомнения суда. В связи с чем было принято решение о применении к Н. принудительных мер медицинского характера.

На основании протеста, внесенного прокуратурой Иркутской области, Иркутским областным судом определение о применении к Н. мер медицинского характера отменено, а уголовное дело направлено для дополнительного расследования, в ходе которого факт совершения Н. общественно опасного деяния был признан не установленным и уголовное дело прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления (п. 2 чЛ ст.5 УПК).

Представляется, что несмотря на нездоровое душевное состояние Н., фактически ему причинен вред как имущественный - в той мере, в которой он потерял заработную плату во время производства СПЭ и пребывания в стационаре психиатрического учреждения, а также психиатрической больнице закрытого типа, куда был помещен по определешио суда, так и моральный - в той мере, в какой он претерпевал нравственные страдания. Даже в подобных случаях закон не должен лишать гражданина,

84

признанного невиновным в совершении преступления, права на возмещение причиненного вреда.

Как справедливо отмечает Б.Б. Булатов, в условиях ежегодного роста преступности, при высоком удельном весе в структуре преступности тяжких и особо тяжких преступлений задержание подозреваемых вполне естественно становится более «популярным» организационно-правовым инструментом в распоряжении органов предварительного расследования, осуществляющих ф>тткцию уголовного преследования.* После освобождения задержанного по подозрению в совершении преступления лица всегда возникает вопрос о законности применения такого задержания и его последствиях, когда производство по делу оканчивается вынесением постановления о прекращении по одному из реабидиз ир>тощих оснований, либо постановлением оправдательного приговора. В подобном случае задержание подозреваемого в совершении преступления с учетом окончательного вывода органа предварительного расследования или суда о его невиновности, следует считать незаконным. Не будет приниматься во внимание и то, что при принятии решения о задержании в распоряжении следователя, органа дознания находились фактические данные, указывающие на обстоятельства, перечисленные в ст. 122 У!Ж РСФСР в качестве оснований задержания, которые в дальнейшем не подтвердились (например, имели место ошибочные или ложные показания очевидцев, потерпевших). В результате указанных действий задержанном}’ может быть причинен вред как материального, так и морального порядка, если будет доказана его непричастность к преступлению.

Не секрет, что к гражданину, задержанному по подозрению в

Булатов Б. Б. Современные тенденции в практике задержания подозреваемых в совершении преступлений. Правовая наука па рубеже XXI столетия : Сб. науч. тр. - Омск, 2000. - С. 180-181.

совершении преступления, заведомо относятся как к лицу, совершившему преступление. По мнению М.С. Строговича, хотя задержание не является мерой пресечения, избираемой в порядке, установленном УПК РСФСР, оно все же представляет собой арест лица,1 Другой автор - Е.М. Клюков отмечает, что задержание представляет собой меру процессуального принуждения, состоящую в немедленном взятии под стражу яйца, подозреваемого в совершении определенного преступления, для решения в установленном законом порядке вопроса о возможности его ареста.” По мнению И.З. Федорова, «таким образом, имеются полные основания считать, что задержшше, осуществляемое в порядке ст. 122 УПК РСФСР лицом, производящим дознание, следователем, прокурором, относится к категории мер процессуального принуждения и его процессуальная характеристика обладает всеми признаками меры пресечении».”1 С изложенным мнением трудно не согласиться. Кроме того. Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» отождествляет правовое положение подозреваемых и обвиняемых, находящихся в изоляторах временного содержания и следственных изоляторах. Эти лица имеют равные права и несут одинаковые обязанности, исходя из п. 1 ст. 17 указанного закона.

Проблема возмещения вреда, причиненного подозреваемому7 незаконным задержанием и применением к нему7 меры пресечения неоднократно

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1958. - С.276.

2 Клюков Е.М. Мера процессуального принуждения. - Казань, 1974. - С.22.

3 Федоров ИЗ. Применение в досудебных стадиях уголовного процесса констшуцшмшых норм, дотекающих ограничения прав и свобод человека и гражданина; Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1997. - С. 120.

подниматаеь в юридической литературе. Тем не менее, до настоящего времени законодателем не разрешена.

Изучение материалов 500 уголовных дел, прекрашенных производством в стадии предварительного расследования но реабилитируюгяш,! основаниям, а также оконченных постановлением оправдательного приговора, показало, что в отношении каждого седьмого подозреваемого в совершении преступления применялось задержание в порядке ст. 122 УПК, в отношении каждого третьего подозреваемого и обвиняемого - подписка о невыезде, практически в каждом случае применялись меры уголовно-процессуального принуждения. Чаще всего - выемка предметов и документов, обыск, наложение ареста на имущество, принудительный привод, из мер пресечения - подписка о невыезде, залог, заключение под стражу.”

Результаты анкетирования 200 следователей, дознавателей, помощников прокуроров и судей показали: 80% респондентов согласны с тем, что в процессе производства любого следственного действия, носящего принудительный характер, может быть причинен как имущественный, гак и моральный вред.

В процессе интервьюирования должностных лиц органов дознания (ОУР, ОБЭГ1) выяснилось, что большинство из них в процессе производства таких следственных действий, как выемка, обыск, задержание, а также по

1 См.: Москалькова Т.Н. О возмещении вреда, причиненного незаконным задержанием // Советское государство и право. - 1986. - № 3. - С. 59-63; Медведева Т.М. Возмещение ущерба причиненного подозреваемому незаконным задержанием и применением к нему меры пресечения II В сб.: Хозяйство, право, управление. - Саратов, 1983. - С. 178-182.

2 Согласно статистическим данным, предоставленным Судебным департаментом при Верховном Суде РФ, судами Иркутской области, в том числе областным судом, в 2000 г. оправдано 108 человек, 86 из которых содержались под стражей.

87

поручениям следователя - в процессе наложения ареста на имущество, отобрания образцов для сравнительного исследования, вынужденно применяли физическую силу. Почти все опрошенные показали, что в своей практической деятельности им приходилось сталкиваться с вынужденным причинением имущественного вреда, чаще всего, в процессе обыска для отыскания скрываемых предметов и документов.

Однако возможность расширения ответственности государства в случае реабилитации при отсутствии вины дознавателя, следователя, органа дознания, прокурора либо суда большинство респондентов (90%) отрицают. Такое отношение к правам граждан, прежде всего, свидетельствует о низком уровне правового и нравственного сознания работников правоохранительных органов. Аналогичное отношение к правам реабилитированных проявляется в невыполнении требовании ст.58-1 УПК.

Определить, какое из рассмотренных процессуальных действий и решений в большей иди меньшей степени причиняет вред лицам, признанным невиновными в совершении преступления, вряд ли возможно. В одном случае из-за ареста на имущество, например, на автомашгагу, эксплуатация которой являлась источником существования семьи. обвиняемый понес значительные имущественные издержки. В другом случае лицо со значительным материальным достатком не воспримет арест на банковские счета как причинение имущественного вреда. А будет оскорблен самим фактом расследования в отношении него уголовного дела или помещением в медицинское учреждение, производством еудебно-психиатрической экспертизы и потребует компенсации морального вреда.

Основываясь на приведенных аргументах, полагаем, что, законодательно закрепляя строго определенный круг процессуальных действий и решений органов предварительного расследования, прокуратуры и суда, реализация которых может повлечь причинение

88

вреда, государство, таким образом, отчасти сохраняет за собой иммунитет от ответственности за весь объем вреда, причиненного в действительности и подлежащего воз.иещению (компенсации), неоправданно ограничивая реабилитированных лиц в праве на получение государственной компенсации за причиненный вред.

Такое видение разрешения проблемы вытекает из концепции государственной ответственности за вред, причиненный незаконными действиями органов государственной власти и их должностных лиц, основа которой заложена в Конституции РФ (ет.53).

Проект УПК РФ вводит новый уголовно-процессуальный термин «уголовное преследование», который по мнению законодателя означает: «деятельность, осуществляемая прокурором, следователем, органом дознания, дознавателем с целью изобличения на основе собранных доказательств подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления» или (другой вариант) «предшествующая постановлению приговора или прекращению уголовного дела деятельность прокурора, следователя, дознавателя, потерпевшего и его представителя, общественного обвинителя, которая состоиг в формулировании и обосновании вывода о совершении определенным лицом преступления либо запрещешюго уголовным законом общественно-опасного состояния невменяемости» (п.21 ст.5).

Термин «уголовное преследование» встречается и в юридической литературе, но трактуется по-разному. Также высказано мнение о бесполезности данного термина.1 Полагаем, что употребление обозначенного термина в уголовно- процессуальном законе весьма целесообразно и, в том числе, в нормах, регулирующих производство по возмещению ущерба реабилитированным лицам.

См.: Даев ВТ, Взаимосвязь уголовного права и процесса. - Л., 1982. - С.54.

89

Понятие «уголовное преследование» («судебное преследование») было введено в законодательство России Уставом уголовного судопроизводства 1864 г. Оно возбуждалось как должностными, так и частными лицами. Ему предшествовало привлечение к ответственности по правилам Устава.

В УПК РСФСР 1923 i. об уголовном преследовании упоминается в ст. ст.4 и 9. В частное™, ст.9 возлагала на прокуратуру обязанность возбуждать уголовное преследование перед судами и следственными органами по всякому совершившемуся и подлежащему наказанию преступлению. При кодификации в 1958-1960 г.г. этот термин в УПК РСФСР 1960 г. включен не был.

Из содержания ч.2 и 3 ст. 25 проекта УПК следует, что уголовное преследование начинается с возбуждения уголовного дела. Исходя из содержания ст.28 того же законопроекта, в уголовное преследование входит также привлечение к уголовной ответственности и освобождение от нее при наличии обстоятельств, исключающих производство по делу.

Слово «преследование» - существительное, производное от «преследовать», которое означает, в частности, «следовать, гнаться за кем-нибудь с целью поимки».1 Уголовное преследование означает поиск. обнаружение, фиксацию следов преступления (доказательств) и установление на этой основе лица, совершившего преступление.2 С юридической точки зрения оно начинается, по общему правилу, с возбуждения уголовного дела и выражается в предварительном расследовании преступления в форме дознания или
предварительного

Ожегов СИ. Словарь русского языка: Ок. 57 000 слов / Под ред. д-ра филол. наук, проф. НЮ. Шведовой. - 13-изд., испр. - М., 1981. - С.518. 2 См.: Павлов НЕ. Уголовно-процессуальное законодательство и уголовный закон (соотношение и проблемы применения): Монофафия. - М., 1999. -С.67.

90

следствия. Завершается уголовное преследование вступлением приговора в законную силу.

Обязанность осуществления уголовного преследования возложена на прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя. «Она состоит из принятия всех предусмотренных законом мер к установлению события преступления, изобличению лиц, виновных в совершении преступления, и их наказанию, а равно реабилитации невиновного…».1

Основываясь на изложенном, считаем, что термин «уголовное преследование» означает, в том числе, возбуждение уголовного дела, привлечение в качестве обвиняемого, осуждение, применение мер пресечения и мер уголовно- процессуального принуждения, а также производство следственных действий, носящих принудительный характер.

Факт реабилитации лица означает, что уголовное преследование осуществлялось незаконно. В этой связи, полагаем, что фактическим основанием возникновения права реабилитированного лица на возмещение ущерба является незаконное уголовное преследование.

Указ от 18 мая 1981 г,(п,2) в качестве условий возникновения права на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, называет постановление оправдательного приговора прекращение уголовного дела за отсутствием события преступления, за отсутствием в деянии состава преступления или за недоказанностью участия гражданина в совершении престутшения.

Указанные решения излагаются в соотвегствуюпщх процессуальных актах (приговоре, определении суда или постановлении судьи, следователя, дознавателя, прокурора о прекращении уголовного дела), которыми

Там же.

91

конкретное дело разрешается по существу с окончательным выводом о виновности или невиновности подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, или ранее осужденного лица, о квалификации инкриминированного деяния и о мере уголовной ответственности. Такой акт должен удостоверять наличие всех 1гоедш>еылок для начала правовосетановительной процедуры. Поэтому исследуемые отношения органически связаны с выводами органов расследования и суда о виновности или невиновности лица, подвергавшегося уголовному преследованию, а также с содержанием обвинения, мерой и видом уголовного наказания, i.e. с формулировкой окончательного решения по уголовному делу’.

Процессуальные условия для предъявления требовашгя о возмещении ущерба, причиненного в связи с незаконным уголовным преследованием, можно сгруппировать следующим образом:

1) Обвинительный приговор, решение суда, прокурора или органа расследования (определение, постановление), которым завершено производство по уголовному делу и сделаны выводы о невиновности обвиняемого, подсудимого вообще (п.пЛ, 2 ч,1 ст.5, п.2 ч. 1 ст.208 УПК); либо о виновности в совершении менее тяжкого преступления, вменявшегося в вину; 2) 3) Решение суда второй инстанции (определение, постановление) об изменении приговора (ст.350, ч.2 ст.380 УПК), которыми из первоначального приговора исключен самостоятельный вид наказания либо назначено новое, более мягкое наказание, не поглощающее уже исполненное; 4) 3) Решение (определение, постановление) кассационной и надзорной инстаншш об изменении приговора, которыми окончательно определено уголовное наказание, не поглощающее всего срока предварительного заключения и срока
применения иных, гге связанных с лишением

92

свободы мер уголовно-процессуального принушшшя (например, нахождение в медицинском учреждении в процессе производства стационарной судебно- психиатричеекой экспертизы).

Следствием принятия перечисленных решений является уголовно- процессуальная реабилитация - полная или частичная. Таким образом, кроме нравообразующего обстоятельства в виде вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, фактическая реализация права

реабилитированного лица на возмещение ущерба зависит от специального условия - уголовно-процессуальной реабилитации.

Исходя из того, что уголовно-процессуальная реабилитация выступает условием возмещения ущерба, то и в случае частичной реабилитации у соответствующего реабилитированного лица возникает право на его возмещение или компенсацию. В данном случае обстоятельства, выступающие условиями реабилитации невиновного и возникновения у последнего права на возмещение ущерба совпадают. Однако в законе должен быть определен исчерпывающий круг указанных обстоятельств.

По нашему мнению, к ним должны быть отнесены: 1} оправдательный приговор;

2) постановление следователя, органа дознания, дознавателя, прокурора и судьи, а также определение (или постановление) суда первой или второй инстанции о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления, в связи с отсутствием в деянии состава преступления или в связи с недоказанностью участия подозреваемого, обвиняемого, подсудимого или осужденного в совершении преступления; 3} обвинительный приговор суда первой инстанции, содержащий решение о признании подсудимого невиновным в части обвинения; 4} определение или постановление суда второй инстанции, содержащее

решение об изменении квалификации содеянного на статью Уголовного кодекса РФ, предусматривающую менее тяжкое преступление, с назначением более мягкого наказания, или решение об исключении из обвинительного приговора части обвинения, повлекшее снижение наказания; гит об исключении из первоначального приговора самостоятельного вида наказания либо с назначением нового, более мягкого наказания, не поглощающего уже исполненное.

Иные обстоятельства не могут выступать в качестве условий возникновения у реабилитированного лица права на возмещение ущерба, причиненного ему незаконными действиями и решениями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Согласно действующему закону единственным условием. исключающим возможность использования реабилитированным права на возмещение ущерба, является самооговор,

Часть 2 ст.2 Указа от 18 мая 1981 г. гласит: «ущерб не подлежит возмещению, если гражданин в процессе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства путем самооговора препятствовал установлению истины и тем самым способствовал наступлению указанных в законе последствий».

Судебная практика, как следует из постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23 декабря 1988 г. № 15 «О некоторых вопросах применения в судебной практике Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. «О возмещении ущерба, игричиненного гражданину незаконными действиями государственных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» под самооговором понимает заведомо ложные показания подозреваемого, обвиняемого, данные с целью убедить органы предварительного расследования и суд в том, что именно им

94

совершено преступление, которого он в действительности не совершат. Эти показания должны быть даны после возбуждения уголовного дела.

В период действия ГК РСФСР в ст. 2 Указа был конкретизирован применительно к данному случаю вытекавший из смысла ст. 458 ГК РСФСР вывод о том, что если умысел потерпевшего содействовал возникновению или увеличению ущерба, то в возмещении ущерба должно быть отказано (хотя прямо ст.458 ГК РСФСР устанавливала в качестве основания для уменьшения размера возмещения или отказа в таковом грубую неосторожность потерпевшего). В настоящее время п.1 ст. 1083 ГК РФ определяет, что вред, возникший вследствие умысла потерпевшего возмещению не подлежит. По мнению Л. Эрделевекопх это правило применимо и к случаю самооговора, если самооговор является причиной или одной из причин возникновения или увеличения вреда.”

Б.Т. Безлепкин единственным обстоятельством, исключающим право на возмещение имущеетвешюго вреда, считает >?мышленную провокацию лицом, потерпевшим данный вред, против самого себя. Вместе с тем, право на восстановление чести не зависит и от названного обстоятельства.J

Если самооговор явился следствием применения к гражданину насилия, угроз и иных незаконных мер, это не препятствует возмещению ущерба. При этом факт насилия, угроз и иных незаконных мер должен быть установлен следственными органами, прокурором или судом (п.4 постановления Верховного Суда СССР № 15 от 23 декабря 1988 г.). Следует отметить, что самооговор как обстоятельство, исключающее возможность использования

1 Бюллетень Верховного Суда СССР. - 1989. - № 1.

2 Эрделевский А. Правосудие и право на возмещение вреда //’ Закон. - 1997. - №4.-С.76.

J Безлепкин Б.Т. Возмещение вреда, причиненного 1ражданину в уголовном судопроизводстве (теоретические основы правового института): Дис. … д-ра. юрид. Haw. -Горький, 1981. - С. 14.

95

реабилитированным права на возмещение ущерба, должен отвечать определенным требованиям: он должен быть умышленным и добровольным. В поддержку данного положения высказано мнение, согласно которому н&чичие такого условия, исключающего возмещение ущерба невиновному, как самооговор, играет важную роль в борьбе с переоценкой признания обвиняемым (подозреваемым) своей вины как судебного доказательства.*

Существуют и более радикальные предложения. Так, по мнению СМ. Прокофьевой, необходимо законодательно закрепить положение о том, чгго возмещение ущерба реабилитированному возможно при отсутствии попыток ввести следствие и суд в заблуждение относительно подлшшых обстоятельств дела. Это правило будет одной из мер, направленных на поощрение нравственных способов защиты указанных лиц ‘, Аналогичного мнения придерживается Н.В. Ильютченко, считая, что отказ от самооговора как от условия, исключающего возмещение ущерба, причиненного незаконным осуждением, противоречит п.б ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах ~\ где сказано: «если какое-либо лицо окончательным решением осуждено за уголовное преступление и если вынесенный приговор был впоследствии отменен или ему было даровано помилование на том основании, что какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает наличие судебной ошибки, то это лицо, понесшее наказание в результате такого осуждения, получает компенсацию согласно
закону, если не будет доказано, что

См.: Строгович М.С. Указ. соч. - С.41; Петрухнн ИЛ. Самооговор // Советская юстиция. - 1970. - № 13. - СИ; Савицкий В.М. Новый закон о возмещении ущерба невиновным // В сб.: Суд и применение закона. - М., 1982. -С. 12-18.

2 Прокофьева СМ. Гуманистические начала судопроизводства: Дис. … канд. юрид. наук. - С- П., 1999. - СЛ68. “ Ильютченко Н.В. Указ соч. - С. 102.

96

указанное неизвестное обстоятельство не было в свое время обнаружено исключительно или отчасти по его вине».1

Европейская Котилшия по возмещению ущерба жертвам насильственных преступлений от 24 ноября 1983 г. в ст. 8 Акта 1 «Основные принципы» содержит следующие рекомендации: «Возмещение ущерба может быть уменьшено или отменено в связи с поведением жертвы или запрашивающего до, во время или после преступления или в связи с причиненным ущербом» (п.1); «Возмещение ущерба может быть уменьшено или отменено в случаях, когда полное или частичное возмещение противоречит смыслу справедливости или общественного порядка» (п. 4).

В этой связи приведем пример из практики применения рассматриваемой нормы Указа от 18 мая 1981 г.

Н- было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п,н. а, б ч.З ст. 158 УК РФ. В связи с тяжестью совершенного преступления, в отношении него была избрана мера пресечения - заключение под стражу. В ходе расследования Н. никаких показаний не давал, в протоколах следственных действий не расписывался. На протяжении всего срока предварительного расследования для участия в следственных действиях приглашался адвокат. По истечении срока предварительного расследования, в связи с недоказанностью участия обвиняемого Н. в совершении инкриминировашюго преступления уголовное дело прекращено по основаниям, предусмотренным п.2 ч. 1 ст.208 УПК, в связи с чем была отменена и мера пресечения.

Через два месяца Н. обратился в В.-С. УВД с требованием о возмещении имущественного и морального вреда. Имущественный вред выразился в потере заработной платы за время пребывания под стражей и в

~ Права человека. Сборник международных документов. -М,, 1980. - С.52.

97

оплате гонорара адвокату. Имущественный вред был оценен в 28 тыс. руб., а моральный - в 100 тыс. руб.

Однако в удовлетворении заявленного требования было отказано со ссылкой на п. 2 Указа от 18 мая 1981 г., т.к. лицом, рассмааривавпшм указанное требование, пассивная позиция Н. (отказ от дачи показаний и участия в следственных действиях) во время предварительного расследования была расценена как самооговор, способствовавший привлечению его в качестве обвиняемого. Кроме того, результатом рассмотрения данного требования явилось «Заключение служебного расследования», а не соответствующее Постановление, как предусматривает п. 11 Инструкции от 2 марта 1982 г.

Как видно, в данном случае допущен ряд нарушений. Надуманные основания отказа в удовлетворении требований реабилитированных лиц, мотивированные наличием самооговора, достаточно частое явление в практике органов, уполномоченных рассматривать такие требования.

По мнению В.В. Бойцовой и JT.R. Бойцовой, отклонение притязаний о возмещении ущерба будет обоснованным лишь при доказанности того обстоятельства, что подозреваемый, обвиняемый, подсудимый дали заведомо ложные показания с целью убедить органы предварительного расследования и суд в том, что именно ими совершено преступление, которого они в действительности не совершали.1

Изложенную позицию мы не разделяем и считаем необходимым исключить из закона самооговор как условие, влияющее на возникновение права на возмещение ущерба реабилитированному лицу. Это мнение основывается на том, что ст.53 Констигуции РФ не содержит

Бойцова ВВ., Бойцова JT.B. Реабшштация необоснованно осужденных 1раждан в современных правовых системах: Учебное пособие. - Тверь, 1993. - С.65.

98

подобных ограничений, а самооговор не снимает ответственности с органа дознания, следователя, прокурора и суда за незаконное привлечение к уголовной ответственности и осуждение невиновного, поскольку на них лежит обязанность принять все предусмотренные законом меры для полного, объективного и всеслоооннего исследования обстоятельств дела и не рассматривать признание обвиняемым своей вины в качестве основания обвинения, если оно не подкреплено всей совокупностью имеющихся по делу доказательств (ст. ст. 20, 77 УПК).

Самооговор возможен тогда, когда следователь в нарушение ст. ст. 71 и 77 У11К отдает предпочтение признанию обвиняемым своей вины. Безусловно, вред вообще не будет иметь причинной связи с самооговором в случае, если прямо нарушены требования ст. 77 У1Ж. т.е. признание обвиняемого положено в основу обвинения, не будучи подкрепленным совокупностью собранных по делу доказательств. Но в этом случае сам следовагель нарушает закон. Закон запрещает основывать на признании обвиняемого обвинительное заключение и обвинительный приговор в случае, если оно не подтверждается совокупностью имеющихся по делу доказательств. Эта совокупность формируется в стадии предварительного расследования и нередко дополняется в стадии судебного разбирательства. К моменту вынесения обвинительного приговора собранные по делу доказательства не должны оставлять сомнений в виновности подсудимого.

Аналогичную оценку заслуживает и обстоятельство, когда обвиняемый пытался скрыться от следствия или суда и воспрепятствовать установлению истины по уголовному делу. Но таким обстоятельствам закон придает юридическое значение оснований для применения меры пресечения (ст. 89 УПК). Однако меры пресечения применяются не за то, что подозреваемый или обвиняемый скрывался от следствия и суда или препятствовал установлению истины, а с целью предупредить их или пресечь.

99

Прав был Й.Я. Фойницкий в том. что постановка вопроса о процессуальной вине, исходящая из предположения, что каждый

обвиняемый должен содействовать правильному ходу правосудия, в конечном счете приведет к абсурдному выводу, будто всякое привлечение невиновного к суду коренится в процессуальной вине, а именно в том, что он не принял достаточных мер предосторожности, чтобы не навлечь на себя подозрения. Кроме того, попытка невиновного скрыться от следствия или суда или иное ненадлежащее поведение может объясняться, в частности, субъекгивньш отношением к правосудию, а точнее, неверием в него. Поэтому, по нашему мнению, как самообвинение, так и провокация против самого себя, которые способствовали возникновению подозрения или обвинения в преступлении, в принципе не MOIYT служить обстоятельством, исключающим право на возмещение вреда, причиненного в ходе уголовного преследования. Во всяком случае, доказать виновность или невиновность -обязанность должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу.

Поэтому вред реабилитированному ЛШ?У должен возмещаться во всех случаях, в том числе и при наличии самооговора.

Итак, возникновение права реабилитированного лица па возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, зависит от наличия обстоятельств, выступающих в качестве оснований и условия. Основаниями возникновения обозначенного права выступаю!’ обстоятельства, порождающие причинение ущерба, - любые незаконные действия и решения органов дознания, предварительного
следствия, прокуратуры и суда.

Фойницкий И.Я. О вознаграждении невинно к суду уголовному привлекаемых. Речь на юбилейном собраюш Санкт-Петербургского юридического общества 20 февраля 1883 г. - СПб., 1884. - С.71.

100

Условием же возникновения рассматриваемого нрава является уголовно- процессуальная реабилитация гражданина, признанного невиновным в совершении преступления.

Право на возмещение ущерба у реабилитированного лица возникает и в случае частичной реабилитации.

Юридический факт реабилитации обуславливает субъективное право реабилитированного лица на возмещение ущерба, причиненного любыми незаконными действиями и решениями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Поэтому считаем, что нет оснований для ограничения на законодательном уровне перечня конкретных незаконных действий и решений органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, в результате которых может быть причинен ущерб.

§ 2. Признание права реабилитированного лица на возмещение

ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания,

предварительного следствия, прокуратуры и суда

В целях выявления проблем, связанных с реализацией реабилитированным лицом права на возмещение ущерба, причиненного ему незаконными действиями органов и должностных лип, осуществляющих производство по уголовному делу, остановимся на составляющих данного вопроса: крут лиц, обладающих правом на возмещение уВДфба, причиненного незаконным уголовным преследованием, порядок признания права на возмещение ущерба и ущерб, подлежащий возмещению. Рассмотрение указанных вопросов
обусловлено спецификой

правоотношений, возникающих в связи с реализацией обозначенного права.

Согласно ст. 5 8-1 УПК субъектом права на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания,

предварительного следствия, прокуратуры и суда, является само лицо, в отношении которого постановлен оправдательный приговор и лицо, дело о котором прекращено по реабилитирующему основанию, т.е. реабилитированное лицо.

Однако в силу объективных обстоятельств возможен переход названного права к другим лицам. Такая трансформация права допускается лишь в случаях смерти лица, пострадавшего от незаконного уголовного преследования. Право реабилитированного лица на возмещение незаконно причиненного ущерба может перейти к его наследникам. В частности, по действующему законодательству, согласно п. 4 Положения от 18 мая 1981 г., к наследникам переходит право на возмещение ущерба, причиненного в виде:

1) заработка и трудовых доходов, являющихся основным источником средств к существованию 1ражданина, которых он лишился в результате незаконных действий; 2) 3) имущества (в том числе денег, денежных вкладов и процентов на них, облигаций государственных займов и выпавших на них выигрышей, иных ценностей), конфискованного или обращенного в доход государства судом либо изъятого органами дознания или предварительного следствия, а также имущества, на которое наложен арест: 4) 5) штрафов, взысканных во исполнение приговора суда; судебных издержек и иных сумм, выплаченных гражданином в связи с незаконными действиями; 6) 4) сумм, выплаченных гражданином юридической консультации за оказание юридической помощи.

102

Право на возмещение пенсии или пособия, выплата которых была приостановлена в связи с незаконным лишением свободы, переходит к тем членам семьи, которые относятся к кругу лиц, обеспечиваемых пенсией по случаю потери кормильца.

Пункт 10 упомянутого Положения называет еще одну группу субъектов рассматриваемых правоотношений - родственников, которые в случае смерти реабилитированного лица вправе требовать опубликования сведений

0 реабилитации.

Исходя из рассмотренных положении, можно сделать вывод о том, что субъектами права на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями органов расследования и суда, по действующему законодательству могут быть: сам оправданный или лицо, дело в отношении которого прекращено по реабилитир\тощему основанию; его наследники и иждивенцы в случае смерти реабилитированного лица; родственники умершего реабилитировашюго, когда необходимо восстановление его доброго имени.

Проект УПК РФ, не изменяя в целом субъектный состав рассматриваемого права на возмещение вреда, вносит некоторые уточнения. Так, право гражданина на возмещение имущественного вреда в случае его смерти переходит к наследникам в установленном порядке,’ а в части получения пенсий и пособий, выплата которых была приостановлена, - к тем членам его семьи, которые относятся к кругу лиц, обеспечиваемых пенсией по случаю потери кормильца (п.З ст. 511).

Еще одной группой субъектов - участников рассматриваемых правоотношений, о которых говорится в п.З ст.516 проекта УПК РФ, являются родственники реабилитированного лица. В случае его смерти

1 Упомянутая уголовно-процессуальная норма предполагает обязательную преюдютию нормами гражданского права.

103

указанные лица наделяются правом требовать от распространителей сведений об уголовном преследовании сделать соответствующее сообщение в средствах массовой информации.

Таким образом, в отличие от восстановления еубьективнъгх прав и возвращения личной свободы, в отношениях по восстановлению чести и возмещению вреда такое право может быть передано и другому лицу. Вопрос о переходе правомочий на возмещение вреда может возникнуть в одной из двух ситуаций: во-первых, когда потерпевшего нет в живых, а право на возмещение вреда не реализовано потому, что юридическая возможность требовать возмещения возникла уже после смерти пострадавшего; и во-вторых, когда потерпевший по каким-либо причинам при своей жизни указанного правомочия не использовал. Поэтому в данном случае не важно, кто обратился с требованием о восстановлении нарушенных прав, важно законное и справедливое разрешение данного требования.

В указанных отношениях усматривается преемственность правил обязательственного права и права наследования: права и имущество переходят по наследству. Следовательно, права имущественного и иного нематериального характера имеют признаки преемственных. Иное дело, когда в определенной материальной зависимости от пострадавшего, т.е. на иждивении, находится (или находилось - в случае смерти реабилитированного лица) другое лицо, чьи имущественные интересы также затронуты фактом причинения вреда. В таком случае право на возмещение указанного вреда принадлежит иждивенцам.

Положение заявителя (реабилитированного лица, обратившегося с требованием о возмещении ущерба) в производстве по возмещении ущерба, причиненною незаконными действиями органов дознания,

предварительного следствия, прокуратуры и суда, нельзя

104

отождествлять с процессуальным положением истца в гражданском судопроизводстве: правило о бремени доказывания практически не применимо в отношении реабилитированных лиц. В гражданском праве существует през^’мпция: бремя доказывания лежит на том, кто утверждает, а не на том, кто отрицает, т.е. бремя доказывания лежи г на том, кто предъявляет иск: «probandi he’cessitas incumbit illi qui aqit». Законодательство, регулирующее порядок возмещения ущерба реабилитированным, напротив, не предписьшает лицу, обратившемуся с заявлением, обязанность доказывания факта причинения ущерба и вины должностного лица правоохранительного органа в его причинении. Отсутствие оснований восстановления нарушенных прав должно быть доказано в каждом случае самим ответчиком - государством.

Восстановление правового статуса, как правило, осуществляется в бесспорном, административном порядке. Споры возникают, как правило, по поводу размера ущерба и нередко при восстановлении трудовых прав: в большинстве же случаев возмещение ущерба производится почти автоматически при установлении наличия оснований реабилитации

В рамках рассматриваемых обстоятельств возникает вопрос о возможности участия в правовосстановительных отношениях не самого лица, которому причинен вред, а его законных представителей или родственников. Представляется, что лицо, не обладающее полной дееспособностью в силу возраста (несовершеннолетний) или болезни, но осознающее, что ему причинен вред, должно обладать правом на защиту нарушенных интересов, в лице законных представителей.

Возмещения ущерба, гфичиненного в сфере уголовного процесса, вправе требовать и юридическое лицо. Однако указанное право можег быть реализовано только в порядке гражданского судопроизводства В ст. ст. 16, 1069, п. 2 ст. 1070 ГК РФ предусмотрено, что вред, причиненный

105

гражданину или юридическому лицу, возмещается на тех же основаниях. Норма, закрепленная в п. 2 ст. 1070 ГК уточняет, что к юридическому лицу не применяется положение п.1 ст. 1070 1ТС т.к. пострадавшим объектом от незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде могут быть только физические лица.

Следует отметить, что такое право у юридического лица появилось только после вступления в силу части 2 ГК РФ (в марте 1996 г.).

Проект УПК РФ не делает исключений из этого правила и называет среди субъектов рассматриваемого права и юридических лиц (ст. 519), что представляется оправданным и справедливым. Вместе с тем, на наш взгляд, требует уточнения круг обстоятельств, при которых юридические лица, вовлеченные в сферу уголовного процесса, могут быть признаны субъектами, обладающими правом на возмещение и компенсацию ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания,

предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Согласно ст.48 ГК РФ юридическим лицом являются организации, которые имеют в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечают им по своим обязательствам, могут от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцами и ответчиками в суде, имеют самостоятельный баланс или смету. Указанными признаками обладают и отдельные физические лица частные предприниматели.

Как и физические лица, юридические лица обладают определенными нематериальными благами, присущими каждому из них в большей или меньшей степени. Пункт 7 ст. 152 ГК гарантирует юридическому лицу

106

право 1ребовать по суду опровержения сведений, порочащих его деловую репутацию, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствую! действительности. Названное положение данной статьи о защите деловой репутации гражданина распространяется и на случаи защиты деловой репутации юридического лица, под которой следует признать приобретаемую им общественную оценку о качествах, достоинствах и недостатках, относящихся к его работе и профессиональной деятельности.

С момента создания юридического лица все, что так или иначе относится к его еуществовшппо, влияет на формирование общего представления о его репутации, которая, в отличие от таких благ, как честь, достоинство, может иметь не только положительное содержание, но и отрицательно характеризовать ее обладателя. Сведения о юридическом лице, составляющие его репутацию, могут быть достоянием гласности для различною круга лиц, в зависимости от того, насколько информация о нем носила или носит публичный характер и представляет интерес для ознакомления с его деятельностью.

Ретт-адия формируется, главным образом, благодаря публичной деятельности, открыто распространяемой информации, а также, благодаря ставшим в силу различных причин известными сведениям, которые нередко скрываются самим юридическим лицом во избежание дискредитации или охраняются ею с использованием режима «служебной и коммерческой тайны».

Информация о юридическом лице, касающаяся общественной оценки его деловой репутации, имеет двоякое происхождение, в том числе это результат достоверно получаемых сведений, касающихся деятельности организации.

Предметом нашего интереса являются только достоверные сведения,

107

т.е. установленные материалами уголовного деда. Но и в случае распространения достоверной информации о юридическом лице рещтации последнего может быть причинен вред. Довольно распространенным способом причинения вреда юридическому лицу - участнику уголовно-процессуальных отношений, является оглашение должностными лицами органов, осуществляющих производство по уголовному делу (как правило, через средства массовой информации), сведений о результатах предварительного расследования или судебного разбирательства. Несмотря на способ распространения такой информации, она является дискре/цггирующей юридических лиц, порой, порочащей их деловую рещтацию.

Таким образом, особешюстью правсютношепий, возникающих, с одной стороны, между органами предварительного расследования, прокуратурой и судом, и юридическим лицом с другой, является законное

распространение сведений, порочащих деловую рещтацию этого юридического лица, т.к. в момент распространения эти действия чаще всего соответствуют доказанным обстоятельствам уголовного дела, т.е. соответствуют реальной действительности. В случае же принятия реабилитирующего решения по уголовному делу, такие сведения будут считаться распространенными незаконно. Следовательно, все негативные последствия, вызванные незаконным уголовным преследованием, составляют содержание вреда, который подлежит возмещению. Условием наступления такой ответственности, выступает уголовно- процессуальная реабилитация. Во всех остальных случаях причинения вреда юридическому лицу незаконными действиями в сфере уголовного процесса (например,. незаконным производством обыска на территории юридического лица, с причинением тгущественного вреда, или наложением ареста на имущество юридического лица) вопрос о его возмещении должен
разрешаться в

10S

порядке гражданского судопроизводства.

На наш взгляд, требует уточнения еще один немаловажный момент, По общему правилу субъектами уголовно-процессуальных отношений выступают только физические лица. В рамках рассматриваемого нами публичного производства по возмещению реабилитированным лицам ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания, предваригельного следствия, прокуратуры и суда, из данного правила нельзя сделать исключений. Незаконному уголовному преследованию могут быть подвершуты: подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, осужденный, которые, в любом случае являются физическими лицами. Более того, реабилитирующее решение (например, о прекращении уголовного дела, оправдательный приговор) можег быть принято только в отношении перечисленных лиц. Обладание статусом юридического лица никак не влияет на их правовой статус в уголовном процессе.

Таким образом, считаем, что юридические лица в законодательном порядке должны быть наделены правом на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями органов (Уознания,

предварительного следствия, прокуратуры и судаг в случае, если они в установленном законом порядке являлись участниками уголовно-процессуальных отношений - подозреваемыми, обвиняемыми, подсудимыми или осужденными, и впоследствии реабилитированы.

Для реабилитированного лица важное значение имеет своевременность и форма разъяснения права на возмещение ущерба, причиненного ему незаконным уголовным преследованием. Нормы действующего уголовно-процессуалыюго закона, обязывая орган дознания, следователя, прокурора и суд принять меры к возмещению ущерба, причиненного гражданину, не уточняют, каким образом это необходимо делать (ст.58-1 УПК). Порядок разъяснения реабилитированному права на возмещение ущерба

109

устанавливается в подзаконном, ведомственном акте - Инструкции от 2 марта 1982 г. Пункт 6 данной Инструкции предписывает: гражданину, а в случае его смерти - наследникам и иждивенцам, одновременно с уведомлением о прекращении дела в стадии предварительного расследования, либо с копией вступившего в законную силу оправдательного приговора или постановления (определения) суда направляется извещение, разъясняющее право и порядок возмещения ущерба. Данное извещение составляется по установленной в приложении к Инструкции форме.

При отсутствии сведений о месте жительства наследников и иждивенцев умершего извещение должно направляться им не позднее пяти дней со дня их обращения в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру и суд.

Данное требование должностными лицами органов предварительного расследования, прокуратуры и суда не выполняется. В связи с тем, что на практике реабилттфованньш лицам не разъясняется право на возмещение ущерба, причиненного указанными органами, складывается парадоксальная ситуация: пострадавшие обращаются с подобными требованиями в органы, в компетенцию которых не входит разрешение требований такого порядка, либо в суд с исковым заявлением. В худшем случае пропускается срок, установленный для обращения в соответствующие органы государственной власти и к должностным лицам. Так, в процессе изучения 500 уголовных дел, прекращенных по реабилитирующим основаниям следователями и дознавателями органов внутренних дел г. Иркутска и Иркутской области, а также дел, по которым вынесены оправдательные приговоры (в период с 1981 по 2000 гг.), ни в одном из них не было обнаружено никаких документов, которые свидетельствовали бы об уведомлении и разъяснении реабилитированным лицам
права на возмещение ущерба, если таковой

по

был причинен в ходе предварительного расследования или судебного разбирательства по уголовному делу.

Некоторые авторы считают, что нельзя исключить того, что не только из-за незнания о своем праве на возмещение ущерба реабилитированные лица не обращаются в компетентные органы с соответствующими требованиями. но и также из-за страха, что основание прекращения уголовного дела может быть изменено на нереабнлитнрующее, а оправдательный приговор отменен.1 В этой связи предлагается предусмотреть в УПК РСФСР законодательный запрет преобразований к худшему для лица, обратившемуся в установленном законом порядке за возмещением названного ущерба.

Данное предложение, по нашему мнению, не может быть признано целесообразным. Возведение его в норму закона лишило бы прокурора в порядке надзора отменять незаконные процессуальные решения но уголовному делу, в том числе постановления о незаконном прекращении уголовных дел, хотя и по реабижггарующим основаниям. Надзор вышестоящего суда в таком случае также нельзя было бы назвать полноценным.

В 1998 г. в УВД Иркугской области с требованием о возмещении ущерба, причиненного в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, обратилась гр. В. В процессе изучения материалов уголовно! о дела, прекращенного по основаниям, изложенным в п. 2 ч. 1 ст.5 УПК, был выявлен факт незаконного прекращения уголовного дела по указанному основанию, т.к. материалы свидетельствовали об отсутствии полного и всестороннего расследования по данному делу. Следователь, не исследовав всех обстоятельств совершенного преступления, в нарушение требований ст.20 УПК, принял поспешное решение о прекращении дела В

1 Идыотченко Н.В. Указ соч. - С.82.

Ill

связи с чем. по представлению Следственного управления при УВД Иркутской области, незаконное решение о прекращении дела прокурором было отменено. После тщательно проведенного дополнительного расследования вина гр. В. в совершении мошенничества была доказана. В настоящее время уголовное дело в отношении нее с обвинительным заключением направлено в суд. Данное преступление осталось бы безнаказанным, в случае законодательной реализации предложения о запрете отменять решение о прекращении уголовного дела по реабилтирующему основанию.

Из смысла ст.58-1 УПК следу err, что порядок возмещения ущерба реабилитированному лицу может быть разъяснен как письменно (в форме извещения), так и устно. Устный порядок разъяснения права на возмещение ущерба предусмотрен и при постановлении оправдательного приговора. В то же время, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР № 15 от 23 декабря 1988 г.! сказано о том, что право на возмещение ущерба, причиненного личности незаконными действиями должностных лиц в сфере уголовного судопроизводства, должно разъясняться путем направления извещения реабилитированному лицу (т.е. письменно). В названном постановлении определено также, какой именно суд обязан направлять извещение. Если разъяснение следует после постановления оправдательного приговора, то отметка об этом делается в протоколе судебного заседания.”

По рассматриваемому поводу высказано иное мнение, согласно которому реабилитированному не должно направляться особое извещение для разъяснении права на возмещение ущерба, т.к. суд в оправдательном приговоре или определении (постановлении) о прекращении дела, а

1 Бюллетень Верховного Суда СССР. - 1989. - № 1.

2 Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» от 29 апреля 1996 г, № 1 // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1996. - Ш 7.

112

следователь, прокурор - в постановлении о прекращении дела по реабилитирующим основаниям должны признать за реабилитированным лицом право на возмещение имущественного вреда.1 С указанным мнением нельзя согласиться но двум причинам. Во-первых, реабилитированный имеет право на возмещение не только имущественного, но и морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием. Во-вторых, постановление о прекращении уголовного дела - это процессуальный акт, в котором констатируется решение должностного лица о прекращении уголовного преследования в отношении конкретного лица. Допустимо, чтобы в этом же постановлении констатировалось бы и право реабилитирова1Шого на возмещение причиненного ущерба.1 Но разъяснение содержания этого права и порядка восстановления нарушенных прав не является задачей постановления о прекращении уголовного дела.

Как видно, форма разъяснения прав участникам уголовного процесса имеет важное значение для реализации ими предусмотренных законом прав.

Анкетирование двухсот дознавателей, следователей, помощников прокуроров и судей показало, что лишь 10% респондентов разъясняют реабилитированным лицам содержание указанного права в письменном виде. В подавляющем же большинстве случаев указанное право разъясняется устно, хотя такая форма разъяснения права не предусмотрена действующим законодательством.

К сожалению, обязанность, возложенную ст. 58-1 УПК, должностные лица, закончившие производство но уголовному делу, если и выполняют, то формально, не задумываясь над тем, осознало ли содержание сказанного

1 Данное мнение высказано А.Г. Мазаловым. См.: Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель. - М, 1990. - С.184-188.

2 Аналогичного мнения придерживаются Л.В. и ВВ. Бойцовы. См.: Указ соч.-С. 101.

113

лицо, которому предназначалось это разъяснение. Как справедливо отмечено Т.Н. Москальковой применительно к таким случаям, «…это разъяснением в прямом смысле и назвать-то нельзя, ибо разъяснить - значит сделать ясным, понятным, т.е. раскрыть смысл, содержание, а в смысле юриспруденции объяснить еще и правовые последствия реализации своих прав и неисподшения своих обязанностей».1 С формальной юридической стороны, в этом случае требования закона соблюдены. И только с этических позиций можно признать такие действия нравственно не пригодными.

Эффективная защита прав и свобод граждан в сфере уголовно-процессуальной деятельности требует четкого правового закрепления не только прав, но и корреспондирующих этим правам обязанностей соответствующих органов и должностных лиц.

Изучение практики работы органов прокуратуры по надзору за соблюдением законов органами предварительного расследования показало, что в предмет прокурорского надзора не входит выполнение указанными органами требований ст.58-1 УПК. Предметом прокурорской проверки служит законность и обоснованность задержания но подозрению в совершении преступления в порядке ст. 122 УПК, применения меры пресечения в виде заключения под стражу, привлечения в качестве обвиняемого, прекращения утоловного дела и его оснований, и др., согласно Закона о прокуратуре. Опрошенные работники прокуратуры, осуществляющие общий надзор за соблюдением законов органами предварительного расследования, не отрицая необходимости осуществления надзора в указанном направлении, в то же время, высказались против конкретизации в УПК либо Законе о прокуратуре данного направления в надзоре. Не хотелось бы называть такую позицию правовым нигилизмом по

1 Москатькова Т.П. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования). - М,, 1996. - С.33.

114

отношению к норме ст. 58-1 УПК, но изучение материалов уголовных дел за достаточно длительный период времени - с 1981 по 2000 г. г. - показало полное отсутствие реакции со стороны прокуратуры на невыполнение требования, закрепленного в ст.58-1 УПК.

В то же время, закон не делает исключений для отдельных норм УПК, которые бы не входили в сферу ведомственного надзора прокуратуры, или подлежали такому контролю по ее усмотрению.

Представляется, что прокурор и выполняющие функции прокурорского надзора должностные лица (заместитель и помощник прокурора), должны осуществлять надзор с тем, чтобы дознаватель, следователь, судья выполняли свою обязанность по разъяснению реабилитированным лицам права на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями органов предварительного расследования и их должностных лиц. Эта обязанность вытекает из целей прокурорской деятельности - обеспечения ео1щально-экономических, политических и иных прав граждан (ст. 2 Закона РФ «О прокуратуре РФ»).

Основываясь на изложенном, представляется необходимым предусмотреть в одной из норм нового УПК РФ (например, в статье, предусматривающей обязанность разъяснить порядок возмещения ущерба реабилитированным лицам), обязанность прокурора осуществлять надзор за выполнением органами предварительного расследования обязанности по разъяснению реабилитированным лицам права на возмещение причиненного ущерба.

Соответствующим образом должна быть совершенствована и деятельность судов кассационной и надзорной шютанний. Если суд, проверяющий законность и обоснованность решения, установит, что право на возмещение ущерба
реабилитированному пицу или лицам,

которые таким правом наделены в соответствии с законом, не разъяснено, то он должен принять .меры к тому, чтобы указанные лгща знали о своем праве и порядке его реализации. Неразъяснепие указанным лицам права на возмещение ущерба должно являться уважительной причиной для восстановления судом пропущенного срока, установленного для предъявления требования о возмещении (компенсации) ущерба.

Исходя из изложенного, считаем необходимым закрепить в законодательном порядке обязанность следователя, должностного лица органа дознания, прокурора и суда (судьи) при прекращении уголовного дела по одному из реабилитирующих оснований или вынесении оправдательного приговора направлять реабилитированному лицу (а в случае его смерти -наследникам, лгишм, находившимся па иждивении и родственника») письменное извещение, в котором от имени государства за ним признавалось бы право па возмещение причиненного ущерба и разъяснялся порядок восстановления нарушенных прав.

Также считаем возможным закрепить в законодательном порядке следующее: независимо от заявленного требования или при его отсутствии, должностное лицо или орган, принявший решение о реабилитации, обязано направить (или вручить) реабилитированному лит копию постановления о прекращении уголовного дела или копию оправдательного приговора с тем, чтобы заинтересованное лицо не имело никаких препятствий для обращения в соответствующие органы с требованием о возмещении причиненного ему ущерба.. Представляется, что такая регламентация действий
должностных лиц позволит

Действующая же норма ст.209 УПК РСФСР предусматривает лишь уведомление обвиняемого о прекращении и основаниях прекращения

уголовного дела.

116

реабилитированным лицам в полной мере реаяизовывать право, провозглашенное Конституцией РФ (ст.53).

Обстоятельством, влекущим наступление ответственности государства перед реабилитированным лицом, понесшим лишения материального и нематериального свойства, является наступление ущерба (вреда). Это условие обязательно как для возникновения правоотношений по поводу требования реабилитированного о возмещении ему причиненного ущерба в рамках уголовного судопроизводства, так и для наступления гражданско-правовой ответственности.

Ущерб, о котором в данном случае идет речь, выступает в виде последствий незаконного уголовного преследования, осуществляемого в процессе реализации задач, поставленных в сфере борьбы с преступностью. Он характеризуется умалением принадлежащих 1раждатшу благ им^тцествепного и неимущественного харакгера и ограничения его субъективных прав в различных сферах общественной жизни. Уголовное преследование осуществляется на основаниях и в порядке, предусмофепном нормами уголовно-процессуального права, путем реализации регулируемых данными нормами общественных отношений, складывающихся между судом, прокурором, следователем и органами дознания, - с одной стороны, и лицом, к которому применяются меры принуждения, - с другой стороны. Таким образом, это ущерб, причиняемый в уголовном судопроизводстве. При уточнении субъектного состава нричштителей ущерба, это ущерб, причиняемый органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. При определенных условиях, в первую очередь, когда он причиняется гражданину’ невиновному в совершении престутшения, данный ущерб ассоциируется с несправедливостью, что и порождает общественную идею о его возмещении и, соответственно, научную и законодательную проблему.

117

Российское законодательство, как и законодательство других стран, не содержит определения понятий «ущерб» и «вред». В самой общей форме «вред» может быть определен как любое негативное воздействие, любое негативное последствие такого воздействия на охраняемые законом права, блага и интересы государства, физических и юридических лиц, нарушение нормального осуществления общественных отношений, создание в них помех и недостатков. Подобное негативное воздействие можно охарактеризовать также понятием «правонарушение». Таким образом, понятие вреда содержит в себе социальный и юридический аспекты. При этом, во всех этих случаях имеются в виду неблагоприятные, отрицательные последствия, которые наступают при нарушении или ущемлении принадлежащих пострадавшему имущее! венных или личных неимущественных благ, которые являются объектом уголовно-правового и гражданско-правового регулирования.

Остановимся на рассмотрении юридического аспекта понятия «вреда» примените.)ц»но к производству по возмещению реабилитированным лицам ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

В законодательстве для обозначения одного и того же явления используются термины «ущерб» и «вред». В уголовном процессе и гражданском праве эти термины не имеют пришцтиалышх отличии.1 Однако во всех случаях, когда речь идет об отрицательных последствиях правонарушения - утрате, повреждении, сокрытии имущества, причинении увечья или иного повреждения здоровья, распространении сведений, порочащих честь, достоинство или деловую
репутацию, причинении

1 Равнозначными эти термины признают Захаров М.Л., Лившиц Р.З., Цедербаум К).Я, Возмещение ущерба. Комментарий. - М., 1988; Донцов С.Е,, Глянцев В.В. Возмещение вреда по советскому законодательству. - М., 1990. - С. 160: Ильютченко Н.В. Указ соч. - С. 104.

0:SV<iS3TbT1BfVOXr?”rV ТЖ mTy?IJIIiSri?TJV ЛТПО TFOHXTFTS TJT *T tT ЧГГТГУТ-Г*>^ЛТТ<?^Т,ГС? TVrV**T.Tti jVPr^TTVk

Видимо, поэтому в ст. 1070 ГК РФ говорится именно о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания,

предварительного следствия, прокуратуры и суда. В уголовно-процессуальном законодательстве, в частности, Указе от 18 мая 1981 г. говорится об ущербе, подлежащем возмещению реабилитированному лицу. В проекте Уголовно-процессуального кодекса РФ результатом тех же последствий признается вред (Глава 50).

Представляется, что для обозначения негативных последствий, наступивших для реабилитированного лица в связи с незаконным уголовным преследовшшем, следует употреблять в качестве базового термин «ущерб» с с<х>тветств>тощими видовыми характеристиками.

§ 3. Порядок возмещения реабилитированным лицам ущерба, * причиненного незаконными действиями органов дознания,

предварительного следствия, прокуратуры и суда

Порядок возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, предусмотренный действующим законодательством - Указом и Положением от 18 мая 1981 г., следует отнести к административно-правовому. Административно-правовой аспекг защиты прав и свобод граждан следует рассматривать в контексте реализации органами исполнительной власти их обязанностей, предусмотренных Конституцией РФ и федеральными законами.

Уголовно-процессуальный закон (ст.ст.86, 175, 209, 317 УПК РСФСР) обязывает орган
дознания, следователя, прокурора при прекращении

»Cev г.пллхяатг Г^ЯЧПРТТТИТ^. РЛПППГ nf% ПТМРНР ЯТ«*РТЯ НЯ rn«VTFK1fvrp.f» я о судьбе

вещественных доказательств, В связи с чем все изъятое органами расследования и судом, имеющее ценность, подлежит возвращению тому, у кого изъято, поскольку владелец пострадал безвинно.

Согласно п.З Положения от 18 мая 1981 г., имущество, указанное в подп.З п.2 возвращается в натуре. Возвращение имущества в натуре должно нроизводшъся тем учреждением или органом, у которого оно находится, в месячный срок со дня обращения гражданина либо его доверенных лиц или наследников, если оно последовало в течение шести месяцев после направления им извещения. Пересылка или доставка имущества производится за счет указанных органов.

По сложившейся практике возврат указанного имущества осуществляется после обращения реабилитированного лица с ходатайством. В этой связи представляется возможным законодательное закрепление следующего правила: в случае реабилитации подозреваемого, обвиняемого, осужденного органы и должностные лица, осуществлявшие предварительное расследование и судебное разбирательство по уголовному делу, обязаны вынести постановление (определение) о возвращении реабилитированному лицу изъятого у него имущества, направить данное постановление (определение) в адрес учреждения, организации или должностного лица для исполнения, а копию вручить реабилитированному липу.

Имущественные правоотношения между реабилитировшшым лицом и государственными органами приобретают особый характер в случаях, когда изъятое при производстве по уголовному делу и подлежащее возвращению имущество не сохранилось, оказалось утраченным, испорченным, либо данное имущество не подлежит возврату, поскольку данный предмет запрещен к обращению и поэтому, в соответствии с гражданским

законодательством, должен быть изъят с выплатой его стоимости добросовестному владельцу, В перечисленных случаях вопрос из плоскости возвращения имущества в натуре переносится в плоскость компенсационных правоогношений, т.е. выплаты стоимости утраченного. Для определения размера ущерба гражданин должен обратиться в соответствующее учреждение, согласно правилам, закрепленным Положением от 18 мая 1981 г.

Положением от 18 мая 1981 г. и Инструкцией от 1982 г. предусмотрена достаточно сложная и громоздкая досудебная процедура возмещения ущерба. Для определения размера ущерба гражданин в течение 6 месяцев после направления ему извещения может обратиться:

-при прекращении производства по делу органами дознания или предваригельного следствия, входящими в систему МВД или ФСБ, - в соответствующее областное управление и приравненное к нему звено;

-при прекращении производства по делу следователем прокуратуры либо органами дознания, не входящим в систему МВД или ФСБ, - в прокуратуру области и приравненного к ней звена, осуществлявших надзор за расследованием дела;

-при вынесении оправдательного приговора или прекращения дела судом любой инстанции - в суд, рассмотревший дело по первой инстанции (п. 10 Инструкции).

Орган, куда обратился гражданин, в течение месяца со дня обращения делает все необходимое для определения размера ущерба (истребует документы, производит расчеты и т.п.) и выносит постановление (определение), в котором со ссылкой на полученные документы должен быть приведен подробный расчет подлежащих выплате сумм и разъяснен порядок его обжалования и опротестования (п. 11 Инструкции). После чего, не позднее трех суток
после вынесения постановления (определения)

о [/Номере уЩсроа, заверенная 1 ероовои Hc-iatbK3 ©го копия направляется гоаж танину или ©го насттелникям котооый лоток^н опляч икяткся учреждениями I осоанка за счет средств федерального бюджета,

К* f^TTTT •угъ?>?ъ.гътптттуо! j-ч li/V^’Of’^O’TV TI>!T-€I3T!fYrV4 T%~K€\rT1[‘f?bfvT’T?f% Т? т-тfyr-pgTf^a тутГТТ /”*

«. _ .

возмещении ею Стоимости не удовлегворёНо ИЛИ храждаНИН Не согласен с

ПРИНЯТЫМ рСШСНИСМ ОН ВШ^ЗБС обпаТНТЬСЯ В СУД В ПОпЯДКС” ИСКОВОГО

производства. Таким образом, право реабилитированного лица на восстановление своего прежнего имущественного положения в той части, в которой проблема связана с возвратом изъятого имущества в натуре, обеспечено судебной защитой.

Проект УПК РФ увеличивает срок обращения гражданина с требованием о возмещении вреда - « в течение сроков давности, установленных гражданским законодательством Российской Федерации, с момента получения копии документов (оправдательного приговора или определения (постановления) о прекращении уголовного дела, об отмене или изменении

чъ иных незаконных решений) - ч.2 ет.514. Представляется, что более

правильным было бы определение в законе конкретного срока (периода времени), в течение которого обращение реабилитированного лица должно пргтиматься к рассмотрению, а не придавать норме указанной статьи отсылочный характер.

По правилам Положения от 18 мая 1981 г. и Инетр\тсции от 2 марта 1982 г. происходит и восстановление трудовых, пенсионных, жилищных и других прав реабилитированных лиц
(восстановление в учебном заведении,

^ воинских и иных званий, возврат орденов и медалей и т.п.) и возмещение

иного ущерба (предоставление квартиры в связи со сносом находившегося в личной собственности дома, выплата стоимости этого дома, строений, устройств и т.п.) - и. 1 Инструкции от 2 марта 1982 г. Однако иг? содержания данного правила, и, соответственно, ст.513 проекта УПК

РФ, не ясно, что же является основанием для возникновения у реабилитированного лица права требовать восстановления жилищных, трудовых и иных нарушенных прав, В этой связи предлагаем следующую редакцию ст.513 проекта УПК РФ: «Основанием для восстановления нарушенных трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав реабилитированного лица служит процессуальный акт органа предварительного расследования и суда, которым граждашш признан невиновным в совершении преступления. С указанным актом гражданин вправе обратиться в соответствующее учреждение и органы с требованием о восстановлении нарушенных прав. Если требование не удовлетворено или гражданин не согласен с принятым решением, он вправе обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства».

Ни Положение от 18 мая 1981 г., ни РЬгетрукция от 2 марта 1982 г. не устанавливают особого порядка возмещения ущерба, причиненного судом. Вместе с тем речь идет о коллегиальном органе, осуществляющем правосудие, в связи с чем общий порядок рассмотрения требований реабилитированных лиц о возмещении ущерба не может быть перенесен в отношения с участием суда. Необходимое разъяснение сделано в постановлении Пленума Верховного Суда СССР. Согласно п. 1 указанного постановления вопрос о возмещении ущерба решается в судебном порядке, если соответствующее реабилитирующее решение было принято судом. Пункт 5 того же постановления предписьтает
рассматривать требования о

См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР «О некоторых вопросах применения в судебной практике Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» от 23 декабря 1988 г. // Бюллетень Верховного Суда СССР, -1989.-№1.

возмещении ущерба в судебном заседании в порядке, установленном уголовно- процессуальным законодательством для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора (ст.369 УПК), с участием прокурора, с приглашением, как правило, заявителей либо их представителей, представителей финансовых органов. Жшюбы и протесты на определение о возмещении ущерба вышесгоящие суды рассматривают по правилам, установленным уголовно- процессуальным законодательством для рассмотрения дел в кассационном и надзорном порядке (п. 6 Постановления),

Суд кассационной или надзорной инстанции, рассмотрев жалобу (протест) на определение о возмещении ущерба, вправе принять любое решение применительно к перечню, содержащемуся в ст,339 и 337 УПК. В частности, суд вправе не согласиться с суммой исчисленного ущерба, и, учитывая установленные судом первой инстанции обстоятельства, может увеличить или уменьшить ее размер, а в случае, если определение (постановление) исполнено, принять решение о повороте исполнения и взыскании необоснованно выплаченных сумм. Если оправдательный приговор, определение (постановление) о прекращении дела, на основании которых произведено возмещение ущерба, отменены и по делу постановлен обвинительный приговор либо производство по делу прекращено но нереабилитирующему основанию, суммы, выплаченные гражданину в порядке возмещения ущерба но Указу от 18 мая 1981 г., могут быть взысканы судом в порядке поворота исполнения.

Рассмотрение жалобы (требования) реабилитированного лица о возмещении ущерба в административном порядке может привести к немедленному либо к более краткому по срокам исправления допущенной нижестоящим органом ошибки и восстановлению нарушенных прав граждан. Речь идет, таким образом, о возможности оперативно устранить нарушения законности. Однако нельзя
не обратить внимание на

124

некоторые негативные последствия административного порядка разрешения споров между гражданином и органом исполнительной власти. Зачастую встречаются факты сзащиты чести мундира», когда вышестоящий орган более всего заинтересован в защите интересов своей системы, а не прав и свобод граждан, т.е. третьих лиц, не входящих в эту систему. В этом отношении имеются бесспорные преимущества судебного порядка рассмотрения административного спора, поскольку судья действует (или обязан действовать) беспристрастно и объективно, подчиняясь требованиям закона.

В условиях разделения властей возрастает роль судебной власти в защите прав и законных интересов граждан. Именно суд выступает в качестве универсального средства защиты прав и свобод граждан, не будучи зависимым ни от одной ветви власти и обладая консгитутщонными гарантиями этой независимости.

Судья, независимость, объективность и беспристрастность которого поддерживаются и гарантируются законом, ныне имеет возможность оценить ту или иную ситуацию, руководствуясь конкретны законом.

Судебный порядок разрешения административных жалоб в настоящее время рассматривается как наиболее универсальный способ защиты прав граждан в сфере исполнительной власти.1

Как уголовно-процессуальное право, так и гражданское, признают, что правонарушением может быть причинен морштьный, физический или имущественный вред. Теории отраслевых наук известно также понятие «материальный вред». Материальный вред поглощает не только негативные последствия имущественного порядка. Он может явиться следствием причинения гражданину физического вреда, В таких случаях материальный вред выражается в утрате заработка вследствие потери трудоспособности

1 См., например: Бойцова В.В., Бойцова Л.В, Указ соч. - С. 100.

125

или уменьшении ее; в уменьшении заработка (дохода) потерпевшего в будущем; в расходах, вызванных повреждением здоровья (усиленное питание, протезирование, посторонний уход и т.п.); расходах на погребение; потере иждивенцами заработка умершего кормильца. Таким образом, этим термином обозначается общий отрицательный результат причинения морального, физического и имущественного вреда.

В некоторых законодательных источниках встречается понятие «убытки». Например, ст. 15 ПС РФ под убытками понимает расходы, которые лица чье право нарушено, произвело или должно было произвести для восстановления нарушенного права, утрату или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (утгущенная выгода). Таким образом, речь идет о материальном вреде.

Причинение же морального вреда означает такое нарушение %! субъективных нрав гражданина, которое оскорбляет его честь,
роняет

достоинство в глазах других людей, дискредитирует его и в связи с этим причиняет нравственные страдания.

Физический вред выражается в причинении лицу телесных повреждений, расстройства здоровья, физических страданий, боли и т.п. Как правило, причинение физического вреда сопровождается нравственными страданиями, поэтому правомерно говорить о физических и нравственных страданиях, как о составляющих морального вреда.

Имущественный вред возникает при неправомерном посягательстве на им>тцественные права и интересы гражданина, в результате которого он понес определенные убытки, лишился каких-либо материальных благ.

Содержание объема ущерба, определенного в действующем законодательстве о
возмещении ущерба, причиненного незаконными

126

действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, не является исчерпывающим, т.к. не охватывает всех негативных последствий незаконного уголовного преследования.

Перечисленные ввды вреда, причинение которых возможно в уголовном процессе, не всегда поддаются четкому разграничению. Так, непременным последствием физического вреда является наступление морального вреда. Причинение физического вреда может отразиться и на имущественном состоянии пострадавшего. Поэтому в каждом отдельном случае восстановления нарушенных прав следует учитывать указанные особенности и индивидуальное восприятие пострадавшим результатов причиненного вреда. Для определения объема причиненного вреда, особенно морального, указанные обстоятельства имеют определяющее значение. Следует отметить, что Конституция РФ каких-либо изъятий для отдельных видов вреда не предусматривает, поэтому во всяком случае вред, в том числе незаконно причиненный в уголовном судопроизводстве, подлежит возмещению.

Действующее законодательство - Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда от 18 мая 1981 г., определяет содержание имущественного вреда, подлежащего возмещению, порядок моральной реабилитации, а также порядок восстановления трудовых, млищшх, пенсионных и иных прав реабилитированного. Среди указанных прав не фигурирует право на возмещение физического вреда, хотя реально причинение такого вреда имеет место в незаконной практике правоохранительных органов. В данном случае речь идет о последствиях незаконного уголовного преследования невиновного, которые отразились на состоянии здоровья пострадавшего. В этом случае физической вред состоит в прямой причинной связи с

незаконными действиями органов расследования или суда, поэтому его возмещение должно входить в плоскость ответственности государства перед пострадавшим,

В п. 2 Положения от 18 мая 1981 г. определен объем ущерба, который должен быть возмещен реабилитированному, однако с введением в действие ч.ч. 1 и 2 ГК РФ эти нормы, как ограничивающие права и законные интересы граждан, не могут применяться. Следовательно, возмещению должны подлежать как прямые убытки, так и упущенная выгода и моральный вред в денежном эквиваленте. Другое дело, что в полной мере весь объем ущерба подлежит возмещению лишь при условии, что он причинен после 1 марта 1996 г. либо ранее 1 марта 1993 г., если ущерб остался не возмещенным - ст. 12 Федерального закона от 16 января 1996 г. «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации». *

Проект УПК РФ (ст. 514) содержит перечень материальных благ, которых реабилитированный был незаконно лишен, и подлежащих возмещению. К ним отнесены: заработок, пенсия, пособие, другие средства, которых он лишился в результате незаконных действий, незаконно конфискованное или обращенное в доход государства на основании приговора или решения суда имущество; штрафы и процеесушпьные издержки, взысканные во исполнение незаконного приговора суда; суммы, выплаченные за оказание юридической помощи, и иные расходы. Этот перечень не может быть признан исчерпьшающим, поскольку реальньш вред имеет самые разнообразные аспекты. Например, к выплате может быть присуждена сумма невыполнения договора из-за избрания меры пресечения заключения под стражу. Поэтому1 представляется нецелесообразной попытка законодателя определить исчерпывающий перечень видов вреда, подлежащего возмещению. Возмещению должен подлежать весь объем

ущерба, причиненного незаконными действиями органов
дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Одним из видов вреда, который может быть причинен незаконным уголовным преследованием, является моральный вред. Вопрос о моральном вреде длительное время являлся предметом научных дискуссий, причем основным центром тяжести этих споров был вопрос о допустимости компенсации морального вреда в денежной форме.

До 1 марта 1996 г. - до вступления в силу Части 2 ПС РФ - судебная практика в сфере удовлетворения требований граждан о компенсации морального вреда, возникшего в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности или применением некоторых мер процессуального принуждения, была не в пользу истцов. Ориентир>тощуто роль в этом вопросе в 1995 году сыграл Верховный Суд РФ в своем решении не признавать за лицами, потерпевшими такой вред, права на денежную компенсацию в связи с отсутствием в действующем законодательстве норм, предусматривающих такую возможность.2

Ясность в этом вопроса была внесена ст.ИОО ПС РФ, в которой однозначно сказано: «Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда: вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ».

Собрание законодательства РФ. - 1996, - № 5. - Ст. 411. 2 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1995. - № 1 - С. 13.

m

После вступления в силу ч. 2 ГК РФ проблема данного вопроса была снята. Компенсация морального вреда происходит по правилам гражданского судопроизводства — ст. 1101 ПС.

С учетом известной специфики и сложности определения размера компенсации такого вреда, как моральный, компенсация его по аналогии с вредом имущественным, как это предусмотрено Положением от 18 мая 1981, противоречило бы нормам ГК РФ. В таком случае по делам, прекращенным на досудебных стадиях, размер компенсации за причиненный моральный вред должен был бы определяться органами предварительного расследования и прокуратуры, что не согласуется с правилами, закрепленными в ст. ст. 151, 1101 ГК. В соответствии с ними только суд может возложить обязанность денежной компенсации морального вреда и определить ее размер.

В этой связи не вполне убедительными представляются доводы в пользу законодательного закрепления фиксированных денежных сумм, подлежащих выплате по требованиям реабилнтировашшх лиц в счет компенсации причиненного морального вреда.1

В рамках же уголовно-процессуального законодательства правомерной, на наш взгляд, является постановка вопроса о способах опровержения сведений, порочащих человека, признанного невиновным в совершении преступления.

По нашему мнению, принесение извинения в счет возмещения морального вреда не должно быть единственным способом устранения названного вреда, т.к. данная мера направлена, главным образом, на защиту чести, а не достоинства гражданина. Поэтому представляется необходимым в законодательном порядке предусмотреть обязанность должностных лиц,

принявших реабилитирующее решение по уголовному делу, 1гублично ощюве^гнуть ттот>очатпие сведения, вьгтекаюпше из незаконного уголовного преследования. Вместе с тем, реализация указанной обязанности должна иметь место только в случае требования (желания) реабилитированного лица.

Итак, производство по возмещению ущерба реабилитированным лицам, пострадавшим от незаконных действий органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, нуждается в существенном реформировании. Прежде всего, оно должно коснуться обстоятельств, при наличии которых реабилитированные лица обретают право на возмещение ущерба. Указанными обстоятельствами могут служить любые незаконные действия и решения органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу - как основания возникновения обозначенного права, и уголовно-процессуальная реабилитация - как условие.

Законодательное закрепление специальных правил, которые регламентировали бы порядок признания за реабилитированным лицом права на возмещение ущерба, явившегося следствием незаконных действий органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, должно служить дополнительной гарантией обеспечения данного права,

Судебный порядок разрешения требований реабилитированных лиц о возмещении и / или компенсации причиненного ущерба представляется отвечающим современным правовым стандартам способом восстановления нарушенных прав граждан.

См., например: Никишкин К.С. Возмещение морального ущерба реабилитированному гражданину в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. -М., 1991.

Заключение

На основе проведенного исследования в данной работе сформулированы и обоснованы новые и отчасти новые теоретические и научно-практические положения и выводы, а также некоторые рекомендации законодателю по разработке нового уголовно-процессуального законодательства и совершенствованию практики применения норм, регулирующих правоотношения, возникающие в связи с причинением ущерба незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Институт возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, продранный и проработанный вековой законотворческой мыслью и устоявшейся практикой, органически вписывается в основополагающие институты современной системы права. Указанный правовой институт исторически отличало отсутствие локальной замкнутости и шггернационажный характер образующих его юридических норм. Однако несовершенство правового механизма, обеспечивающего реализацию права на возмещение и/или компенсацию причиненного ущерба, не позволяет утверждать о том, что обозначенное право может быть реализовано реабилитированными лицами в полной мере. Проблема полного возмещения причиненного имущественного и компенсации морального ущерба реабилитированным лядам в полной мере не разрешена и остается актуальной.

В российском праве формирование института возмещения ущерба реабилитированным гражданам еще не завершено. Необходимость в этом диктуется, в первую очередь, общей тенденцией усиления гарантий прав и законных интересов личности в уголовном процессе.

Основополагающее и ориентирующее значение в дальнейшем совершенствовании законодательства об уголовно-процессуальной реабилитации и ее последствиях принадлежит Конституции РФ, нормы которой дают большой простор для реатизации правовой концепции о расширении государственной ответственности за вред, причиняемый представляющими его органами, в том числе органами и должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу. Конституционные нормы служат основой для реформирования законодательства, определяя принципиально новую методологию, суть которой состоит в признании того, что нрава и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, определяющими смысл, содержание и применение законов, и обеспечиваются правосудием.

Ретроспективный взгляд на историю зарождения и развития института возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями органов предварительного расследования и суда, позволил придти к выводу о том, что правоотношения, возникающие по поводу причинения ущерба в уголовно- процессуальной сфере, имеют уголовно-процессуальную природу. Это, в свою очередь, делает правомерной постановку вопроса о закреплении норм обозначенного правового института в уголовно-процессуальном законе (Уголовно-процессуальном кодексе РФ).

Исследование >толовно-процессуальной реабилитации как правового явления помогло более глубокому уяснению сущности института возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, а также выявлению связанных с данным процессом законодательных проблем.

Наиболее важные результаты проведенного диссертационного исследования состоят в следующем.

  1. Нормы обозначенного правового института должны быть

возведены в Закон и найти свое место в уголовно-процессуальном законодательстве. Это, в свою очередь, обеспечит возможность пользования юридическим механизмом восстановления нарушенных в уголовном процессе прав граждан на уровне закона, обязательного для исполнения всеми, и разрешения связанных с этой процедурой вопросов с учетом интересов как государства, так и лиц, пострадавших от незаконного уголовного преследования и наказания.

  1. Возмещение ущерба лицам, пострадавшим от незаконных действий органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, является исторически апробированным, обусловленным публичпой природой уголовно-процессуальной деятельности, способом восстановлегшя нарушенных в сфере уголовного процесса прав граждан.

  2. Нормы, образующие институт возмещения ущерба лицам, пострадавшим от незаконного уголовного преследования, представляют собой одну из сторон процессуальных гарантий, призванных обеспечить права личности в уголовном процессе.

  3. Уголовно-процессуальная реабилитация, являясь самостоятельным правовым институтом, одновременно выступает условием возникновения права реабилитированного лица на возмещение (компенсацию) ему ущерба, явившегося следствием незаконных действий и решений органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу.
  4. Непосредственная связь права на возмещение ущерба с уголовно- процессуальной реабилитацией указывает на то, что производство по возмещению данного ущерба является продолжением публичных правоотношений между государством в лице органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, и лицом, пострадавшим от незаконного уголовного преследования.
  5. Право реабилитированного лица на возмещение ущерба состоит в

прямой связи с обстоятельствами, выстутшощими в качестве оснований и условия. Основаниями выступают обстоятельства, порождающие причинение вреда - незаконные действия и решения органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. В данном случае обстоятельства, выступающие условиями реабилитации невиновного и возникновения у последнего права на возмещение ущерба, совпадают. Однако в законе должен быть определен исчерпывающий круг указанных обстоятельств;

1) оправдательный приговор;

2) постановление следователя, органа дознания, дознавателя, прокурора и судьи, а также определение (или постановление) суда первой или второй инстанции о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием события престутшения, в связи с отсутствием в деянии состава преступления или в связи с недоказанностью участия подозреваемого, обвиняемого, подсудимого или осужденного в совершении преспутшсния;

3) обвинительный приговор суда первой инстанции, содержащий решение о признании подсудимого невиновным в части обвинения;

4) определение или постановление суда второй инстанции, содержащее решение об изменении квалификации содеянного на сгатью Уголовного кодекса РФ, щэедусматривающую менее тяжкое преступление, с назначением более мягкого наказания, или решение об исключении из обвинительного приговора части обвинения, повлекшее снижение наказания; или об исключении из первоначального приговора самостоятельного вида наказания либо с назначением нового, более мягкого наказания, не поглощающего уже исполненное,

Условием возникновения рассматриваемого права является уголовно- процессуальная реабилитация гражданина, признанного невиновным в совершении преступления.

  1. Частичная реабилитация возможна как в стадии предварительного расследования, так и в судебных стадиях. Основаниями для частичной реабилитации являются: прекращение уголовного дела в части подозрения, обвинения, осуждения, если они не нашли подтверждения; оправдание судом в части обвинения; изменение квшшфикации содеянного на статью Уголовного кодекса РФ, предусматривающую мене тяжкое преступление, е назначением более мягкого наказания, или исключение из приговора части обвинения, повлекшее снижение наказания.
  2. Законодательно закрепляя строго определенный круг процессуальных действий и решений органов предварительного расследования, прокуратуры и суда, реатизация которых может повлечь причинение вреда, государство, таким образом, отчасти сохраняет за собой иммунитет от отвегственности за весь объем вреда, причиненного в действительности и подлежащего возмещению (компенсации), неоправданно ограничивая реабилитированных лиц в праве на получение государственной компенсации за причиненный вред.
  3. Представляется нецелесообразной попытка законодателя определить исчерпывающий перечень видов вреда, подлежащего возмещению. Возмещению должен подлежать любой вред (ущерб), причиненный незаконными действиями органов дознания, предваршельного следствия, прокуратуры и суда.
  4. Данные теоретические выводы послужили основанием для законодательных предложений в проект Уголовно-процессуального кодекса РФ, направленные на:
  • закрепление днфферешдаации оснований прекращения уголовного дела на «реабилитирующие» и «нереабилитирующие». В этой связи предлагается редакция статьи проекта УПК РФ «Прекращение уголовного дела по реабилитир>тощим основаниям».«При прекращении

уголовного дела по реабилитирующее основанию лицо считается невиновным и подлежит реабилитации.

После вынесения постановления по уголовному делу о прекращении уголовного дела по одному из реабилитирующих оснований лицо, в отношении которого осуществлялось предварительное расследование или судебное разбирательство, считается реабилитированным.

Одновременно с прекращением уголовного дела по одному из указанных оснований принявшее данное решение должностное лицо -дознаватель, следователь, прокурор или судья, обязаны разъяснить реабилитированном}- лицу его право на возмещение вреда, причиненного в результате возбуждения в отношении него уголовного дела, задержания в качестве подозреваемого в совершении преступления, ареста, применения меры пресечения в виде подписки о невыезде, привлечения к уголовной ответственности.

Такие разъяснения должны быть сделаны и в случае прекращения уголовного дела по реабилитирующему основанию в части предъявленного ранее обвинения»;

  • закрепление основания прекращения уголовного дела - недоказанность участия в совершении преступления подозреваемого, обвиняемого, подсудимого или осужденного. Данное предложение обусловлено отсутствием в проектах УПК РФ указанного основания прекращения уголовного дела и вынесения оправдательного приговора;

  • закрепление в качестве самостоятельного основания прекращения уголовного дела издание закона, устраняющего уголовную ответственность или смягчающего наказание (без констатации в процессуальном акте отсутствия при этом состава престутшения);

  • закрепление оснований частичной реабилитации и в этой связи права на возмещение реабилитированному ущерба в той мере,

в какой он был причинен незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда;

  • закрепление содержания понятия «реабилитированное лицо», под которым следует понимать лицо, признанное невиновным в соответствующем инкриминированном деянии, и восстановленное на основании соответствующих процессуальных актов в способности пользоваться принадлежащими субъективными правами, в которых оно было ущемлено в связи с незаконными действиями и решениями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда;

закрепление содержания понятия «уголовно-процессуальная реабилитация», под которой следует понимать совокупность регламе1ггированных уголовно- процессуальным законом действий и решений органов предварительного расследования, прокуратуры и суда, включающих констатацию в соответствующем процессуальном акте невиновности хражданина в совершении инкриминированного деяния, и обязанность устранить применявшиеся правоограничения, тем самым, восстановив субъекгивные права реабилитированных лиц, нарушенные незаконными действиями и решениями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда;

  • закрепление в качестве основания признания лица подозреваемым лицо, в отношении которого на основании и в порядке, установленном законом, в связи с подозрением в совершении преступления возбуждено уголовное дело;

  • закрепление за юридическими лицами права на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания,

предварительного следствия, прокуратуры и суда, в случае, если они в установленном законом порядке являлись участниками уголовно- процессуальных отношений - подозреваемыми, обвиняемыми,

подсудимыми или осужденными, и впоследствии реабилитированы;

  • закрепление обязанности следователя, должностного лица органа дознания, прокурора и суда (судьи) при прекращении уголовного дела по одному из реабилитирующих оснований или вынесении оправдательного приговора направлять реабилитированному лицу (а в случае его смерти -наследникам, лицам, находившимся на иждивении и родственникам) письменное извещение, в котором от имени государства за ним признавалось бы право на возмещение причиненного ущерба и разъяснялся порядок восстановления нарушенных прав;

  • закрепления предложения о том, что независимо от заявленного требования или при его отсутствии, должностное лицо или орган, принявший решение о реабилитации, обязано направить (или вручить) реабилитированному лицу копию постановления о прекращении уголовного дела или копию оправдательного приговора с тем. чтобы заинтересованное лицо не имело никаких препятствий для обращения в соответствующие органы с требованием о возмещении причиненного ему ущерба;

  • закрепление обязанности прокурора осуществлять надзор за выполнением органами предварительною расследования обязанности но разъяснению реабилитированным лицам права на возмещение причиненного ущерба;

  • закрепление обязанности судов кассационной и надзорной инстанций: если суд, проверяющий законность и обоснованность решения, установит, что право на возмещение ущерба реабилитированному лицу или лицам, которые таким правом наделены в соответствии с законом, не разъяснено, то он должен принять меры к тому, чтобы указанные лица знали о своем праве и порядке его реализации. Неразъяснение указанным лицам права на возмещение ущерба должно являться уважительной причиной для восстановления судом пропущенного срока, установленного

для предъявления требования о возмещении (компенсации) ущерба.

Считаем, что законодательное закрепление данных предложений будет способствовать оптимизации процессуальной деятельности органов прокуратуры и судов, связанной с обеспечением права на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями органов предварительного расследования, прокуратуры и суда,

Спиеок использованной литературы I. Законодательные, подзаконные н иные официальные акты

  1. Гуманитарная сфера и права человека: Сб. документов / Сост. В. А. Корнилов и др. - М., 1992.
  2. Декларация прав и свобод человека и гражданина. Принята Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г. // Ведомости съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. - 1991. - № 52. - Ст.2101-2107.
  3. Закон РСФСР от 18 октября 1991 г. «О реабилитации жертв политических репрессий» // Ведомости съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. - 1991. - № 48.
    • Ст. 1428; Собрание законодательства Российской Федерации. - 1995. - № 45. - Ст.4242.
  4. Инструкция о порядке исполнения постановлений прокуроров, ? следователей, органов дознания и определений судов о приводе

свидетелей, обвиняемых и подсудимых. Утверждена Министром внутренних дел СССР 7 июля 1972 г. - № 11.

  1. Инструкция по применению Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Утверждена Министерством юстиции СССР, Прокуратурой СССР, Министерством финансов СССР 2 марта 1982 г. // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. - 1984. - № 3.
  2. Конвенция о защите прав человека и основных свобод // Собрание законодательства Российской Федерации. - 18. 05. 1998.- № 20. - Ст.2143.
  3. Конституция Российской Федерации. Комментарий / Под ред. Б.Т. Топорннна. -М., 1994.
  4. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). 2-е изд., испр. и доп. /Рук-ль авторск. кол-ва и отв. редактор д-р юрид. наук, проф. О.Н. Садиков. - М., 1997,
  5. Концепция судебной реформы Российской Федерации / Сост. С. А. Пашин. - М., 1992.
  6. Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Утверждено Указом Президиума Верховного Совета СССР 18 мая 1981 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. - 1981. - № 21.-Ст. 741.
  7. Постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 г. № 5-П // Собрание законодательства РФ. - 1999. - № 14. - Ст. 1749.
  8. Постановление Пленума Верховного Суда СССР «О судебной практике по гражданским трудовым делам» от 13 сенгября 1957 г. //’ Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР по вопросам уголовного процесса. - М., 1964.
  9. Постановление Пленума Верховного Суда СССР «О некоторых вопросах применения в судебной практике Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» от 23 декабря 1988 г. // Бюллетень Верховного Суда СССР. -1989.-№1.
  10. Постановление Пленума Верховного Суда СССР «О соблюдении судами законодательства и руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда СССР при постановлении оправдательных приговоров» № 6 от 27 июля 1990 г. //Бюллетень текущего законодательства. - 1990, август. - С.77.
  11. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебном

приговоре» № 1 от 29 апреля 1996 г.// Бюллетень Верховного Суда РФ. -1996. - № 7,

  1. Проект УПК РФ, принятый Государственной Думой в первом чтении // Аппарат Государственной Думы. Управление документального обеспечения к заседанию Государственной Думы. - 13. 05. 97. - № 26- М., 1997.

  2. Проект. Уголовно-процессуальный кодеке Российской Федерации // Юридический вестник. -1995, сентябрь. - № 31.

  3. Права человека. Сборник международных документов. - М.5 1990.
  4. Российское законодательство Х-ХХ веков. - М., 1991. - Т. 8.
  5. Сборник стандартов и норм Организации Объединенных наций в области хфедупреждения преступности и уголовного правосудия. - Нью- Йорк, 1992.

  6. Сборник постановлений Пленума и определений Коллегии Верховного Суда СССР по уголовным делам 1971 - 1979 г.г. - М., 1981.
  7. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М., 2000.
  8. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель. - М., 1990.
  9. Указ Президиума Верховного Совета СССР «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» от 18 мая 1981 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. - 1981. - № 21. - Ст.741.
  10. Указ Президиума Верховного Совета СССР «О внесении изменений и дополнений в Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик» от 30 октября 1981 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. - 1981.
    • № 44. - Ст. 1184.
  11. Указ Президиума Верховного Совега РСФСР «О внесении изменении

и дополнений в Гражданский кодекс РСФСР» от 24 февраля 1987 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. - 1987. - № 9. - Ст.250.

Специальная литература

  1. Алексеев С.С. Структура советского права. -М., 1975.
  2. Алексеев Н.С., Лукашевич В.З. Ленинские идеи в советском уголовном судопроизводстве. - Л., 1970.
  3. Безлешшн Б.Т. Возмещение вреда, причиненного гражданину судебно- еледственными органами. -М., 1979.
  4. Бексшко СП., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. -Минск, 1969.
  5. Белякова A.M. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда: теория и практика. - М., 1986.

  6. Беляцкин С.А. Возмещеште морального (неимущественного) вреда. - М,, 1997.
  7. Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения.. - М., 1975.
  8. Бойцова В.В., Бойцова Л.В. Реабнчитания необоснованно осужденных граждан в современных правовых системах: Учебное пособие. - Тверь, 1993.
  9. Викторекий СИ. Русский уголовный процесс. - М., 1912.
  10. Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. -М., 1979.

  11. Гротевой ЮМ. Сущность судебных решений в советском уголовном процессе. - Харьков, 1979;

  12. Гуляев А.П., Комаров Б.В., Малиновкин СМ. Комментарий к Положению о порядке кратковременного задержапия лиц, подозреваемых в совершении преступления . - М., 1982.

  13. Давыдов П.М., Мирский Д.Я. Прекращение уголовных дел. - М., 1963.
  14. Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права и уголовного процесса. - Л., 1982.
  15. Дубинский А.Н. Основания к прекращению уголовного дела в стадии предварительного следствия. - Киев, 1973.
  16. Духовской М.В. Русский уголовный процесс. - М., 1905.
  17. Зеленецкий B.C. Конкурирующие потоки судебной информации. - Харьков, 1974.

  18. Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. - М., 1971.
  19. Клюков Е.М. Меры процессуального принуждения. - Казань, 1974.
  20. Кобликов А.С. Юридическая этика. Учебник для вузов. - М., 1999.
  21. Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальная ответственность. - Воронеж, 1984.

  22. Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Этика уголовного процесса. - Воронеж, 1993.
  23. Кунова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. -М., 1973.
  24. Лазаревский Н.И. Ответственность за убытки, причиненные должностными лицами. - СПб, 1905.

  25. Ларин A.M. Презумпция невиновности. - М., 1982.

  26. Лукашевич В.З. Гарантии прав обвиняемого в советском уголовном процессе. -Л., 1959.
  27. Лукашевич В.З. Установление уголовной ответственности в советском уголовном процессе. - Л., 1985.
  28. Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. - СПб, 1906.
  29. Маркова М.Г. Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями в правоохранительной сфере // Проблемы гражданского права / Под ред. Толстого Ю.К. - Л., 1987.

141

  1. Мартынчик Е.Г., Р в В.П., Юрченко В.Е. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве. - Кишинев, 1982.
  2. Матузов Н.И. Личность. Право. Демократия. Теоретические проблемы субъективного ппява - Салатов. 1972
  3. Медведев M.IO. Уголовный процесс. Консультации. Образцы документов. Судебная практика. - М.. 1999.

  4. Мещеряков Ю. В. Уголовное судопроизводство Российской империи первой половины XIX в. - Л., 1985.

  5. Михеенко М.М. Доказывание в советском уголовном судопроизводстве. -

JSJbit?r», 17оч.

61., Миролюбов Н.И, Реабилитация как специальный правовой институт. -

Казань, 1902.

  1. Москалькова Т.Н. Честь и достоинство: как их защитить? - М., 1992.

бЗ.Москалькова Т.Н. Этика >толовно-процессуалъного доказывания (стадия

предварительного расследования). -М., 1996.

  1. Павлов Н.Е. Уголовно-процессуальное законодательство и уголовный

закон (соотношение и проблемы применения): Монография. - М.? 1999.

65.Пастухов МИ. Процессуально-правовые аспекты оправдания

подсудимого. - Минск, 1983.

  1. Петрухин И.Л., Батуров Г.П., Морщакова Т.Г. Теоретические основы

правосудия. -М., 1979.

67.Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное

принуждение. -М., 1985.

  1. Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. Сер. «Право для всех». -М., 1989.
  2. Петрухин И.Л. Личные тайны (человек и власть). - М.; 1998. 70.Поляков И.
    Н. Ответственность по обязательствам вследствие причинения вреда. - М., 1998.

7 1 .Прокудина Л.А. Возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов (научно-практический комментарий). 2-е изд., перераб. и дополн. -М.5 1998.

  1. Савицкий В.М. Язык процессуального закона (вопросы терминологии). - М., 1987.

  2. Самощенко И.С., Фаркушин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. -М., 1971.

  3. Стойко Н.Г. Недоказанность обстоятельств уголовного дела. - Красноярск, 1984.

75.Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и през>тйгщия невиновности. - М., 1984.

  1. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1958.
  2. Проблемы судебной этики / Под ред. М.С. Огроговича - М., 1974.
  3. Таджиев Т.Т. Реабилитация в советском уголовном процессе. - Ташкент, 1986.
  4. Уголовное право. Общая часть. Учебник, под. ред. Засл. деятеля науки РФ проф. Л.Д. Гаухмана и Засл. деятеля науки РФ профессора Л.М. Колодкина. - М., 1997.
  5. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В.П. Божьева. 2-е изд., испр. и доп. - М., 2000.
  6. Фарбер PIE. Свобода и права человека в Советском государстве. -Саратов, 1974.
  7. Фойницкий И.Я. О вознаграждении к суду уголовному привлекаемых. Речь на юбилейном заседании Санкт-Петербургского юридического общества 20 февраля 1883 г. - СПб., 1884.
  8. Фойницкий И.Я. О вознаграждении невиновных к суду >толовному привлеченных. - СПб, 1884.

14?

  1. Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно- процессуального права. -М., 1967.

  2. Эрделевский Л.М. Моральный вред и компенсация за страдания. Научно-поактическоепособие. -М5 1998

  3. Якубович II.А. Окончание предварительною следствия. - М.„ 1962.

Ш. Научные статьи

  1. Ананьин А. Проект УПК требует серьезной доработки // Российская юстиция. - 2000. - № 10. - С.4-6.
  2. Безлепкин Б.Т. Отраслевая принадлежность института
    возмещения ущерба реабилитированному // Советское государство и право. - 1989. -№1.-С.65-73.
  3. Безлепкин Б.Т. Реабилитация необоснованно репрессированных граждан по делам прошлых лет // Советское государство и право, - 1990, - № 3. - С.79-87.

  4. Боброва НА. Реализация конституционных принципов на предварительном следствии // Реализация норм государственного и административного права на предварительном следствии: Сб. науч. тр. / Редкол.: Рудинский Ф.М. и др. - Волгоград, 1987. - С.21-27.

  5. Бойцова Л.В. Взгляды русских юристов на возмещение ущерба лицам, пострадавшим от незаконного уголовного преследования // Вестник ЛГУ. -Сер.6. - 1990.- Вып. 3 (№20). - С.72-78.
  6. Бойцова Л. Возмещение ущерба <окертвам правосудия» в России // Российская юстиция. - 1994. - № 6. - С.46.
  7. Булатов Б.Б. Современные тенденции в практике задержания подозреваемых в совершении преступлений // Правовая наука на рубеже XXI столетия : Сб. науч. тр. - Омск, 2000. - С. 180-181.

148

  1. Боннер А. Можно ли причинить моральный вред юридическому лицу? // Российская юстиция. - 1996. - № 6. - С.44-46.

  2. Гуткип И.М. Некоторые вопросы дальнейшего совершенствовшшя уголовно-процессуального законодательства в свете решений XXIV съезда КПСС // В кн.: Труды Высшей школы МВД СССР. - Вын.ЗО. - М., 1971. -С, 123-124.
  3. Зеленецкий B.C. Принятие процессуальных решений в ситуации информационного равновесия // Проблемы социалистической законности. -Выпуск 1. - Харьков, 1976.
  4. Землянушин И.С. За тесную связь науки и практики // В сб.: Вопросы укрепления законности и устранения следственных ошибок в утоловном судопроизводстве. - М., 1988. - С.7-10.
  5. Иваненко Ю. Правовая защита деловой репутации юридических лиц // Российская юстиция. - 2000. - № 10. - С.24-25.
  6. Ильютченко Н.В. О понятии реабилитации в уголовном процессе России // Вестник Моск. ун-та. - Сер. 11. Право. - 1994. - № 6. - С.22-26.
  7. Кашепов В. О приоритетах в законодательстве об утоловном судопроизводстве // Уголовное право. - 1998. - № 3. - С.45-53.
  8. Кокорев Л.Д., Понарин В.Я. Рецензия на работу Б.Т. Безлепкина «Возмещение вреда, причиненного гражданину судебно-следственными органами» //Правоведение. - 1981. - № 3. - С 115-116.
  9. Колбая Г.Н. О гарантиях реабилитации невиновного // Советское государство и право. - 1972. - № 7. - С.87-88.
  10. Кудинов Л. Д. Обвинительная направленность предварительного расследования и некоторые пути ее устранения // Формы досудебного производства и их совершенствование: Сб. науч. тр. / Редкол.: Шадрин ВС. (отв. ред.) и др. - Волгоград, 1989. - С.39-47.

  11. Кузнецов А. Совершенствование уголовно-

149

процессуальных гарантий консттуционных прав обвиняемого // Советская юстиция. - 1980. - № 13. - С.4-5.

  1. Кусиков Л. Реабилитация трудящегося при прекращении уголовного дела // Еженедельник советской юстиции. - 1926, - № 8. - С. 54-56.

  2. Куссмауль Р. Всякое прекращение уголовного преследования - реабилитирует // Российская юстиция. - 2000. - № 9. - С.45.

  3. Латынова Е.В. Причинение морального вреда // Юридический мир. -

mnCk _ Мой _ Г ??_?8

  1. Маковик Р.С. Особенности реализации конституционньгх политических прав граждан Б процессе предварительного расследования // i саливация норм государственного и ядтмгинистративного права на предварительном следствии: Сб. науч. тр. / Редкол.: Рудинский Ф.М. и др. - Волгшрад, 1987. -С.61-68.
  2. Масленникова Л.Н., Батуев В.В. Правовые основания для заявления гражданского иска о возмещении морального вреда в уголовном процессе // Следователь. - 1998. - № 3. - С.21-22.
  3. Медведева Т.М. Возмещение ущерба, причиненного подозреваемому незаконным задержанием и применением к нему меры пресечения // В сб.: Хозяйство, право, управление. - Саратов. 1983. - С. 178-182.
  4. Мингес А.В. Реализация конституционного права неприкосновенности личности на предварительном следствии /У Реализация норм государственного и административного права на предварительном следствии; Сб науч. тр. /Редкол.: Рудинский Ф.М. и др, - Волгоград, 1987 -С.48-55.
  5. Москалькова Т.Н. О возмещении вреда, причиненного незаконным задержанием // Советское государство и право. - 1986. - № 3. - С.59-63.
  6. Мотовиловкер Я. О. Об институте «привлечения к уголовной ответственности» и содержании уголовно-процессуальной деятельности

150

// Проблемы укрепления социшшстической законности и правопорядка. -Куйбышев, 1979. - С.29-32.

  1. Названова Л. А. О соотношении принципов социалистической законности и публичности в советском уголовном судопроизводстве // Правоведение. - 1990. - № 2, - С.81-83.
  2. Нарижний С. Компенсация морального вреда пострадавшим от судебно-следственных ошибок // Российская юстиция. - 1997. - № 10. - С 40-42.
  3. Новиков В. Право гражданина на неприкосновенность жилища /У Уголовное право. - 1999. - № 1. - С. 68-70.
  4. Овсянников И. Прекращение дел по реабшштирующим основаниям // Законность. - 2000. - № 6. - С. 16-17.
  5. Палеев М.С., Паглин С.А. Обратная сила уголовного закона // Советская юстиция. - 1992. - № 2. - С. 17-189.

  6. Пастухов М.И. Институт реабилитации; на пути к законодательному регулированию //Государство и право. - 1993. - № 12. - С.56-62.

  7. Папшн С.А. Задержание и арест в практике уголовного судопроизводства// Законодательство. - 1998. - № 3. - С.70-74.

  8. ПетрухинИ.Л. Самооговор // Советская юстиция. - 1970. - № 13. - СИ- 13.

  9. Потапенко СВ. Может ли публикация в СМИ нарушить принцип щэезумпции невиновности? // Юридический мир. - 2000. - Июль. - С8-9.
  10. Прокудина Л.А, Самооговор как обстоятельство, исключающее право на возмещение ущерба реабилитированному // Предварительное следствие и прокурорский надзор: Сб. науч. ст. - М.; 1990. - С62 - 65.
  11. Розин Н.Н. О вознаграждении лиц невинно привлеченных к уголовному суду. Доклад уголовному’ отделению Сашсг- Петербургекого юридического

151

общества 15 марта 1897 г. //Журнал министерства юстиции, - 1897. - Ш 99. -С.84- 110.

  1. Савицкий В.М. Конституционные предпосылки дальнейшего усиления гарантий прав личности в уголовном судопроизводстве // Гарантии прав личности в социалистическом уголовном процессе: Ме>$вузовекий тематический сборник / Под ред. Я.О. Мотовиловкера. Въш.4. - Ярославль, 1979.

  2. Савицкий В.М. Имущественные последствия реабилитации // Правоведение. - 1982. - № 6. - С.53-57.

  3. Савицкий В.М. Новый закон о возмещении ущерба невиновным // В сб.: Суд и применение закона, - М., 1982, - С, 12-18.
  4. Собчак А., Смирнов В. Понятие источника повышенной опасности // Советская юстиция. - 1988. - № 18. - С.22-23..
  5. Строгович М.С. О проекте Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик // Советское государство и право. - 1958. - № 7, -С.89-91.
  6. Трубин Н., Кобцов К. Обсуждается теоретическая модель УПК // Советская юстиция. - 1990. - № 14. - С. 19.
  7. Шимановский В.В. Недоказанность участия лица в совершении преступления как процессуальное основание для прекращения уголовного дела//Правоведение. - 1986. - № 1. - С.84-88.
  8. Шумилин С.Ф. Проблемы реабилитации граждан на предварительном следствии // Следователь, - 1998. - № 4, - С29-33.
  9. Эрделевский А. Правосудие и право на возмещение вреда // Закон. -1997. - № 4. - С. 76-80.
  10. Ярошенко К.В. Возмещение вреда, причиненного гражданам действиями должностных лиц // Советское государство и право. - 1982. - №8.-С. 135-142.

152

  1. Ястребова О.В. Соблюдение прав человека в уголовном судопроизводстве как приоритет правовой политики II Правоведение. - 1998. -№1.-С. 165-166.

IV. Диссертации и авторефераты

  1. Арсланов К.М. Функции правового института возмещения морального вреда при посягательстве на честь, достоинство, деловую репутацию и сферу частной жизни гражданина по законодательству России и Германии: Дис. … канд. юрид. наук. - Казань, 1999.

  2. Безлепкин Б. Т. Возмещение вреда, причиненного гражданину в уголовном судопроизводстве (теоретические основы правового институт): Дис. … д-ра. юрид. наук. - Горький, 1981.

  3. Бойцова Л.В. Реабилитация необоснованно осужденных граждан: Дис. … канд. юрид. наук. - Л., 1990.
  4. Ьойцова Л.В. Ответственность государства за ущерб, причиненный гражданам в сфере правосудия: генезис, сущность, тенденция развития: Дис. … д- ра. юрид. наук. - М.. 1995.
  5. Демин Ю.М. Теоретические и практические проблемы в работе органов прокуратуры по реабилитации жертв политических репрессий: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. -Киев, 1992.
  6. Ильютченко Н.В. Возмещение ущерба, причиненного личности в уголовном процессе незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.: Дис. … канд. юрид. наук.

ill. 5 AJ» J- W1-

  1. Масленникова Л.Н. Публичное и диспозитивное начала в уголовном судопроизводстве России: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - М., 2000.

143.Медведева Т.М. Возмещение вреда» причиненного

правоохранительными органами (ч.2 ст. 89 Основ
гражданского

законодательства Союза ССР и союзных республик): Дис. … канд. юрид.

наук. - Саратов, 1984.

  1. Никишкин К.С. Возмещение морального ущерба реабилитированному

граэкданину в советском уголовном процесса: Дис. …канд. юрид. наук. - М.,

1991.

145.Медведева Т.М. Возмещение вреда, причиненного

правоохранительными органами: Автореф. дис, … канд. юрид. наук.

Саратов, 1984.

  1. Нор В,Т. Правовые и теоретические основы защиты нарушенных преступлением имущественных прав в советском уголовном процесса: Автореф. дис. … д-ра, юрид. наук. - Киев. 1989.

  2. Острикова Л.К, Проблемы возмещения ущерба, причиненного должностными лицами при осуществлении уголовно-процессуальной деятельности: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1994.
  3. Пастухов М.И. Реабилитация невиновных. Основы правового института: Автореф. дис. … д-ра. юрид. наук. - Минск, 1993.
  4. Полякова М.Ф. Имущественные проблемы реабилитации по советскому праву: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1977.

150.Прокофьева СМ. Г^анистические начала
уголовного

судопроизводства: Дис, … канд. юрид, наук. - С.-116., 1999.

  1. Прокудина Л.А, Возмещение ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями должностных лиц в сфере уголовного судопроизводства. Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1987,
  2. Сергеев А.И. Гарантии неприкосновенности личности, связанные с задержанием и предварительным заключением под стражу в советском уголовном процессе: Дис канд. юрид. наук. - М., 1970.
  3. Федоров И.З. Применение в досудебных стадиях
    ^головного

154

процесса конституционных норм, допускающих ограничения прав и свобод человека и гражданина: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1997.

  1. Чорновол Е.П. Возмещение вреда, причиненного
    действиями организаций и их должностных лиц: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1984.

V. Словари и справочники

  1. Ожегов СИ. Словарь русского языка. -М, 1984.
  2. Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка 4-е издание, дополненное. -М., 1998.
  3. Современный словарь иностранных слов, - М, 1982
  4. Юридическая энциклошдия / Под ред. Ю.А. Тихомирова. - М.. 2000.
  5. Философский энциклопедический словарь. -М., 1983.
  6. BaiientmTs law dictionary with pronunciations. - San Francisco, 1969.
  7. The Cyclopedia law dictionary. - Chicago, 1940.
  8. The Oxford law dictionary. - Oxford, 1980.

155

Приложение 1. АНКЕТА

Уважаемый респондент! Вам предлагается ответить на вопросы, связанные с возмещением и компенсацией вреда, причиненного участникам уголовно-процессуальных отношений уголовным судопроизводством, Данное анкетирование проводится в целях обобщения практики реализации правовых норм, регулирующих порядок восстановления прав граждан, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства. Результаты анкетирования могут оказаться полезными для совершенствования уголовно-процессушаного законодательства. Благодарим за участие.

Ваш возраст __.,_

Образование

Должность ____

Стаж в должности

1, При прекращении уголовного дела по основаниям п.пЛ, 2 ст.5 и п,2 чЛ ст.208 УПК РСФСР Вы разъясняете реабилитированному лицу право на возмещение вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием:

? Да ? ? Нет ? ? Не всегда ? 2. Если такое право разъясняется, то в какой форме:

? Устно ? ? Письменно ? 3. Считаете ли Вы справедливым предусмотренный действующим законодательством порядок возмещения реабилитированным гражданам ущерба, причиненного незаконным уголовным преследованием;

И Да

? Нет

  1. Считаете ли Вы возможным или необходимым расширить круг оснований возмещения ущерба реабилитированным гражданам (помимо предусмотренных действующим законодательством незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного

156

заключения под стражу и незаконного применения меры пресечения в виде подписки о невыезде):

?Да

? Нет

  1. Какими, по Вашему мнению, действиями органов расследования участникам уголовно-процессуальных отношений может причиняться моральный или имущественный вред:

? Задержание в порядке ст. 122 УПК РСФСР ? ? Обыск ? ? Выемка ? ? Освидетельствование Ш Арест на имущество ? ? Арест, осмотр и выемка почтово-телеграфной корреспонденции ? ? Производство экспертизы ? ? Помещение свидетеля, шлериевшего, подозреваемого,
обвиняемого, подсудимого в медицинское учреждение для производства экспертизы ? ? Получение образцов для сравнительного исследования ? ? Оперативно-розыскные мероприятия ? ? Иные действия ? 6, Кому из участников уголовно-процессуальных отношений, по Вашему мнению, может быть причинен вред в результате производства следственных или иных процессуальных действий 9

? Свидетелю

? Потерпевшему’ ? ? Подозреваемому ? ? Обвиняемому ? ? Подсудимому ? ? Иным лицам ? 7. Считаете ли Вы возможным или необходимым признать в законодательном порядке за свидетелями, потерпевшими и иными лицами, право на возмещение вреда, причиненного им в ходе выполнения следственных и иных действий при отсутствии вины следователя, дознавателя, органа дознания, прокурора либо суда: ?Да

? Нет