lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Алексеев, Андрей Геннадьевич. - Методика расследования дорожно-транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Саратов, 2001 187 с. РГБ ОД, 61:02-12/316-X

Posted in:

^//^- ‘&/j/€-X

САРАТОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ПРАВА

на правах рукописи

Алексеев Андрей Геннадьевич

МЕТОДИКА РАССЛЕДОВАНИЯ ДОРОЖНО-ТРАНСПОРТНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ В УСЛОВИЯХ НЕОЧЕВИДНОСТИ

Специальность12.00.09 - уголовный процесс; криминалистика и

судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация

на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор

Л.А.Иванов

САРАТОВ-2001

Оглавление

Стр.

Введение

Глава 1: Поисково-познавательная деятельность при рассле- довании дорожно-транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности

10

§ 1. Криминалистическая характеристика дорожно-транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности

33

§ 2. Следственные ситуации, как фактор, оказывающий влияние на разработку программы поисково-познавательной деятельности

§ 3. Характеристика поисково-познавательной деятельности при расследовании дорожно-транспортных преступлений, со вершенных в условиях неочевидности 57

Глава 2: Тактические операции начального этапа расследования

§ 1. Тактическая операция по собиранию информации об обстоя тельствах преступления г ?*.« .• ? ?. 73

§ 2. Тактическая операция по розыску i/гранспортного средства, причастного к совершению дорожно-транспортного про исшествия 99

108

§ 3. Тактическая операция по установлению психофизиологического состояния водителя транспортного средства

Глава 3: Иные средства доказывания при расследовании дорожно- транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности

§ 1. Тактические особенности допросов ^

§ 2. Тактические особенности проведения следственного экспе римента 142

§ 3. Использование специальных познаний на начальном этапе

расследования 153

Заключение 173

Библиографический список 175

3

Введение

Актуальность темы диссертационного исследования. За последние десятилетия в России возросло количество автотранспортных средств, что увеличило плотность дорожного движения и обострило проблемы обеспечения его безопасности. Поэтому необходимо совершенствовать не только технические характеристики автомашин, пропускную способность дорог, но и нормативную базу, регулирующую отношения в сфере дорожного движения, правоприменительную деятельность уполномоченных на то лиц.

Аварийность на дорогах во многих странах расценивается на уровне национального бедствия, именуется трагедией XX века. Так, в последние годы на территории Российской Федерации ежегодно регистрируется около 200 тыс. дорожно-транспортных происшествий, в которых погибает более 35 тыс. человек. Это в 1,5 раза больше, чем гибнет за тот же период в локальных вооруженных конфликтах.

Ситуация в стране складывается таким образом, что на фоне снижения общего уровня жизни населения, когда автомобиль стал показателем достатка и положения в обществе, произошла ломка существующих морально-нравственных критериев, что привело к резкому увеличению случаев оставления водителями места дорожно-транспортного происшествия, фальсификации ими обстановки места происшествия. По данным УВД Саратовской области за период с 1990 по 1999 г.г. увеличение случаев оставления места происшествия оставило 16%.

Следует отметить, что наблюдается рост дорожно-транспортных преступлений, совершаемых по вине водителей, находящихся в состоянии опьянения. За период с 1995 по 1999 г.г. рост составил 3,1% от общего количества дорожно-транспортных происшествий.

Необходимо отметить, что в ходе мероприятий, проводимых ГИБДД по обмену водительских удостоверений в период 1999 - 2000 г.г., в Российской Федерации выявлено и изъято более 10 тыс. поддельных водительских удостоверений. В Саратовской области за этот период изъято 431 поддельное

4

водительское удостоверение. Данными водителями совершено 98 автоаварий, повлекших причинение телесных повреждений.

Практика изучения уголовных дел рассматриваемой категории показала, что основными проблемами, стоящими на сегодняшний день перед органами предварительного расследования, являются:

  1. поиск объектов - носителей криминалистически значимой информации;
  2. проблемы доказывания относимости обнаруженных объектов
    к расследуемому событию;
  3. информационное обеспечение процесса расследования.
  4. Безопасность дорожного движения - проблема государственной важности, комплексная, так как связана с каждым элементом системы человек - автомобиль - дорога. Безопасность автомобильного движения зависит от взаимосогласованного функционирования всех элементов этой системы. Безопасность автомобильного движения обеспечивается в основном за счет правильного разрешения водителями возникающих дорожных ситуаций.

Данной проблемой ранее занимались видные правоведы и криминалисты. Методологические основы расследования дорожно-транспортных преступлений рассматривались в научных работах видных правоведов и криминалистов. Этому, в частности, посвящены монографические исследования И.Г. Маландина (1964), М.Г. Богатырева (1967), В.Е. Жарского (1968), К.М. Карацева (1969), Б.Л. Зотова (1972), В.Н. Иванова (1974), М.М. Котика (1980), А.Г. Онучина (1988), В.И. Жулева (1989), Л.Д. Родионова (1990), В.П. Гурского (1992), Ю.Б. Суворова (1993), Л.А. Иванова (1993), А.А. Трошина (1994), В.А. Мызникова (1996), Н.Ф. Колосова (1996) и других.

Необходимо отметить, что с момента издания основных монографических работ по тактике и методике расследования дорожно-транспортных преступлений (Н.С. Алексеев, В.И. Жулев, Б.Л. Зотов, И.Х. Максутов, И.Г. Маландин и др.) прошло более пятнадцати лет. И все же, существующие современные исследования по расследования дорожно- транспортных

5

преступлений не отражают всей полноты специфики расследования дорожно-транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности.

Уже более четырех лет действует Уголовный кодекс Российской Федерации. За это время прекратила свое существование единая государственная система подготовки водителей, на дорогах России появились новые скоростные импортные автомашины, возросла скорость движения по дорогам, автопарк вырос в 20 раз, а развитие сети автомобильных дорог осталось на уровне 70-х годов, что существенным образом сказывается на динамике роста преступлений подобного рода.

Изменения в уголовном законодательстве, а также в социально- экономической жизни страны требуют дальнейшего совершенствования отдельных элементов методики расследования дорожно-транспортных преступлений, разработки новых научно-тактических рекомендаций. Этим и обосновывается выбор и актуальность темы диссертационного исследования.

Объект и предмет исследования. Объект исследования составляют дорожно-транспортные преступления, а также деятельность компетентных органов по выявлению и расследованию данных преступлений.

Предметом диссертационного исследования являются определенные закономерности, выявление и познание которых способствует дальнейшему совершенствованию методики расследования дорожно- транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности.

Цель и задачи диссертационного исследования. Цель диссертационного исследования состоит в разработке и обосновании авторской концепции методики расследования дорожно-транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности.

Данная цель предопределила постановку и решение следующих задач: исследовать криминалистическую характеристику дорожно- транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности, как информационную основу расследования;

6 выявить типичные следственные ситуации начального этапа расследования и изучить пути их разрешения;

на базе исследования теоретических основ поисково-познавательной деятельности, выявить специфику ее по делам о дорожно-транспортных преступлениях, совершенных в условиях неочевидности;

выявить особенности проведения некоторых следственных действий на начальном этапе расследования дорожно-транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности;

выявить особенности использования специальных познаний и их роль в расследовании преступлений данного вида;

сформулировать и теоретически обосновать рекомендации по совершенствованию уголовного и уголовно- процессуального

законодательства.

Методология, методика, материалы исследования. Методологическую основу диссертационного исследования составляют философско- диалектические положения о путях и средствах познания реальной действительности. Опираясь на диалектический метод познания, в работе использованы общие и частные методы исследования: формально- логический, сравнительно-правовой, системно-структурный, моделирование,

социологический, статистический и др.

Под углом зрения исследуемой проблемы анализировалось и использовалось действующее законодательство Российской Федерации, иной нормативный материал, а также философская, уголовно- процессуальная, криминалистическая, психологическая, медицинская, и специальная литература по автотехнике.

Изложенные в диссертационном исследовании выводы автора основаны на результатах изучения практики предварительного расследования и судебного рассмотрения уголовных дел рассматриваемой категории.

Для обобщения материалов уголовных дел по расследованию дорожно- транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности
по

7

специально разработанной программе было изучено 261 уголовное дело за период с 1995 по 1999 г.г. в Саратовской, Московской и Орловской областях.

Комплекс проблемных вопросов, связанных с анализом сложившейся практики расследования уголовных дел о дорожно-транспортных преступлениях, совершенных в условиях неочевидности, был получен и обобщен по результатам анкетирования 165 следователей МВД и прокуратуры, а также работников органов дознания в тех же регионах.

Научная новизна работы заключается в том, что на уровне диссертационного исследования предпринята попытка комплексного нетрадиционного рассмотрения методики расследования дорожно- транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности. Диссертация является комплексным, монографическим исследованием, в котором автор на базе общетеоретических положений криминалистики, смежных с ней наук, опираясь на положения философии, а также на основе обобщения следственной и судебной практики, результатов анкетирования работников правоохранительных органов, разработал предложения, дополняющие понятийный аппарат, процессуальную, организационную, тактическую и методическую сущность процесса расследования дорожно- транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности.

Описанная выше методология и методика диссертационного исследования позволила автору прийти к выводам, составившим основу выносимых на защиту позиций:

  1. особенности содержания криминалистической характеристики дорожно-транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности;
  2. особенности следственных ситуаций начального этапа расследования дорожно-транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности, и их классификация;
  3. дополнительное предложение по введению в качестве структурного элемента методики расследования характеристики поисково- познавательной

8

деятельности с выделением уровней, форм, способов и методов данной деятельности;

  1. определение методологического значения понятия «условия неочевидности» на начальном этапе расследования;
  2. оптимизация рекомендаций по совершенствованию форм и методов организации взаимодействия следственных органов и ГИБДД при проведении тактической операции по сбору информации об обстоятельствах преступления;
  3. рекомендации по проведению тактической операции по установлению психофизического состояния водителя транспортного средства;
  4. определение направлений поисково-познавательной деятельности при производстве отдельных следственных действий на начальном этапе расследования дорожно-транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности;
  5. дополнительное развитие предложения о внесении изменений в ст. 184 УПК РСФСР, позволяющих проведение экспертных исследований до возбуждения уголовного дела.
  6. Научное и практическое значение исследования. Теоретические выводы и положения, сформулированные в диссертации, вносят определенный вклад в развитие и углубление теории отечественной криминалистики в области расследования дорожно-транспортных преступлений вообще и развития перспективных направлений расследования дорожно- транспортных преступлений в условиях типичных неочевидных ситуаций. Разработанные диссертантом научные положения и практические рекомендации могут использоваться в целях совершенствования уголовно- процессуального законодательства, практической деятельности органов предварительного расследования, при подготовке специалистов в юридических вузах и в различных формах повышения квалификации работников правоохранительных органов, а также в дальнейших исследованиях уголовно-процессуальных и криминалистических проблем расследования не только дорожно-транспортных

9

преступлений, но и применительно ко всей методике расследования отдельных видов преступлений, при создании учебных и методических пособий, разработке спецкурсов в системе высших юридических учебных заведений.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы, изложенные в диссертации, нашли свое отражение в научных статьях, опубликованных в научных сборниках и специализированных периодических изданиях. Результаты исследования докладывались на региональных научно-практических конференциях, обсуждены и одобрены на заседаниях кафедры криминалистики Саратовской государственной академии права.

Полученные результаты исследований используются в учебном процессе по криминалистике в Саратовской государственной академии права.

10

ГЛАВА 1

Поисково-познавательная деятельность при

расследовании дорожно-транспортных преступлений,

совершенных в условиях неочевидности

§ 1 Криминалистическая характеристика

дорожно-транспортных преступлений,

совершенных в условиях неочевидности

Под криминалистической характеристикой определенной категории преступлений понимается описание системы типичных характерных для данных преступлений признаков, имеющих значение для выявления, расследования и судебного рассмотрения всех обстоятельств преступления.

Типовая криминалистическая характеристика преступлений состоит из ряда элементов, охватывающих круг обстоятельств, подлежащих установлению и доказыванию по уголовному делу. Конкретизация обстоятельств, имеющих значение по делу, в каждом конкретном случае осуществляется с учетом данных криминалистической характеристики той категории деяний, к которой относится преступление1. Криминалистическая характеристика преступлений выступает в роли информационной базы, обеспечивающей первоначальный, наиболее общий уровень познания произошедшего события, является результатом накопления прошлых опытов познания и суммирующая их. Изучая такого рода информационные модели преступления, следователь использует содержащиеся в них рекомендации в работе по конкретному делу. Применение этой информационной модели к расследованию конкретного преступления и образует поисково-познавательную деятельность лица при расследовании данного события.

Под криминалистической характеристикой преступления подразумевается совокупность сведений, знаний об определенном виде или
группе

1 См.: Криминалистика/ Под ред. В.А. Образцова. М.,1997.

11 преступлений, полученных в результате специальных
исследований, являющаяся важным структурным элементом методики
расследования, обусловливающая методические рекомендации и, в
конечном счете, способствующая раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений.

Однако в литературе нет единого мнения относительно определения, понятия криминалистической характеристики преступлений, ее структуры.

Так, Р.С. Белкин определяет криминалистическую характеристику преступления как некую абстрактную модель конкретного вида преступления, своеобразный типичный «портрет» преступления. Криминалистическую характеристику данного вида преступления составляют признаки, которые имеют общий характер для всех однородных преступлений, объединяют их в группы, соответствующим образом систематизированные и типизированные. Исходя из этого определения, нет и не может быть криминалистической характеристики отдельного преступления, т.к. попытка создать криминалистическую характеристику даст лишь описание конкретного преступления, на основе которого невозможно вывести общие, типичные черты, о которых было сказано выше. Р.С. Белкин отмечает далее, что криминалистическая характеристика - вероятностная модель события и как таковая может быть основанием для вероятностных умозаключений -следственных версий, с учетом ситуационных факторов1. В другой работе он пишет, что криминалистическая характеристика преступления - это научная абстракция, отражающая типичные признаки, особенности, типичное содержание преступлений данного вида. В ней содержатся указания на типичные следственные ситуации, возникающие в начале расследования, и данные о них, на способ совершения и сокрытия преступления и характерные материальные следы его применения, типичные элементы обстановки данных преступлений, характеристика личности типичного преступника и жертвы

1 См.: Аверьянова Т.В., Белкин Р.С. Криминалистика: Учебник для вузов. М., 1999. С.37.

12

преступления. Криминалистическая характеристика отражает предмет доказывания по этой категории уголовных дел во всех его элементах1.

Другое определение дает В.В. Радаев: криминалистическая характеристика преступлений представляет собой систему сведений о типичных элементах ситуаций совершения преступлений определенных категорий, криминалистически значимых связях между этими элементами и особенностях механизма следообразования. Здесь акцент делается, прежде всего, на ситуационный характер любого преступления, и, исходя из этого, криминалистическая характеристика конкретного преступления определяется из совокупности криминалистически значимых элементов и характера взаимосвязи между ними. Причем ведущим элементом в криминалистической характеристике В.В. Радаев выделяет механизм следообразования2.

Свое определение криминалистической характеристики, дал И.Ф. Герасимов. Он выделяет следующие основные структурные элементы типовой криминалистической характеристики преступления, которые определяют ее содержание:

1) распространенность преступного деяния; 2) 3) особенности выявления и обнаружения данных преступлений; 4) 5) типичные черты самого преступного события и обстановки совершения преступлений; 6) 7) механизм следообразования; 8) 9) способ совершения преступления; 10) 11) особенности личности и поведения обвиняемых 12) 13) обобщенные данные о личности потерпевших; 14) 15) другие сведения3. 16) 1 См.: Аверьянова Т.В., Белкин Р.С. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. М., 1997. С.203.

2 См.: Радаев В.В. Криминалистическая характеристика преступлений и ее использование в следственной практике//Лекция, Волгоградская ВСШ МВД СССР, 1987. С. 104.

3 См.: Криминалистика/ Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. Автор главы И.Ф. Герасимов. М., 1994. С.330-333.

13

Однако, О.Д. Ким к элементам криминалистической характеристики дорожно- транспортных преступлений относит, помимо механизма происшествия, дорожной обстановки и способа совершения преступления, дорожную обстановку и определяемые ей исходные следственные ситуации, а также наступившие последствия.1 Данный подход на наш взгляд представляется не совсем оправданным, так как происходит явное смешение криминалистической характеристики и учения о следственных ситуациях.

Ю.Н. Багдасарян отмечает, что «криминалистическая информация в совокупности с другими данными ситуационного характера, должным образом оцененная следователем, позволяет сделать расследование более целенаправленным и оптимальным»2.

В свою очередь А.Г. Филиппов определяет типовую криминалистическую характеристику как систему присущих тому или иному виду преступлений особенностей, имеющих наибольшее значение для расследования и обусловливающих применение криминалистических методов, приемов и средств.3 К числу наиболее значимых в криминалистическом отношении особенностей преступлений определенных видов он относит:

  1. предмет преступного посягательства;
  2. способ совершения и сокрытия;
  3. обстоятельства, при которых готовилось и было совершено преступление;
  4. особенности оставляемых преступником следов;
  5. личность преступника и потерпевшего.4
  6. См.: Ким О.Д. Проблемы и пути совершенствования расследования дорожно- транспортных происшествий на основе научных знаний: Автореф. дис…. д-ра юрид. наук. Воронеж, 1998.

Багдасарян Ю.Н. Криминалистический анализ механизма дорожно-транспортного преступления: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1982.

3 См.: Криминалистика/ Под ред. А.Г. Филиппова. М., 2000. С.ЗЗЗ.

4 См.: Криминалистика/ Под ред. А.Г. Филиппова. М., 2000. С.ЗЗЗ.

14

Однако, ряд криминалистов (Н.П. Яблоков, В.А. Образцов1) не дают типовой криминалистической характеристики, так как полагают, что значение имеет лишь криминалистическая характеристика отдельных групп (видов) преступлений.

Придерживаясь данной точки зрения Е.Р. Российская отмечает, что «положения предмета доказывания конкретизируются применительно к особенностям состава преступления данного вида и в адаптированном виде фигурируют в методике»2. Далее автор справедливо указывает, «что криминалистическая характеристика - это научная абстракция, содержащая лишь вероятные знания. Содержащиеся в ней данные носят лишь ориентирующий характер и облегчают выдвижение версий и определение направлений расследования. В этом заключается познавательная функция и практическое значение криминалистической характеристики.»3.

Поддерживая точку зрения Е.Р. Российской и учитывая все изложенные точки зрения на анализируемое понятие, мы определяем криминалистическую характеристику как информационную модель преступления, содержащую сведения наибольшей степени общности об обстоятельствах подлежащих установлению при расследовании конкретного уголовного дела, входящих в предмет доказывания.

Применительно к выбранной теме рассмотрения криминалистическую характеристику дорожно-транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности, можно определить как систему криминалистически значимых признаков дорожно-транспортного преступления, проявляющихся в условиях неполноты информации об элементах совершения данного преступления, и имеющую своим назначением способствование формированию типовых программ расследования.

1 См.: Криминалистика/ Под ред. Н.П. Яблокова. М., 1999; Криминалистика/ Под ред. В.А. Образцова. М., 1997.

2 Криминалистика/ Под ред. Е.Р. Российской. М., 1999. С.242.

3 Криминалистика/ Под ред. Е.Р. Российской. М., 1999. С.243.

15

Содержание и особенность криминалистической характеристики отдельного вида преступлений раскрывается в ее структуре. Представляется, что все вышеперечисленные структуры криминалистической характеристики носят слишком обобщенный характер, применимы не ко всем видам преступлений, так как не учитывают специфику отдельных видов преступлений. Так, в работе рассматриваются дорожно-транспортные происшествия, совершенные в условиях неочевидности. Исходя из данного конкретного вида преступления и его уголовно-правовой характеристики, следует так определить структуру криминалистической характеристики:

1) причины совершения преступления; 2) 3) обстановка совершения преступления; 4) 5) механизм совершения преступления и следообразования; 6) 7) способ сокрытия следов преступления; 8) 9) личность преступника; 10) 11) личность потерпевшего. 12) Приступая к рассмотрению конкретных элементов криминалистической характеристики дорожно-транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности, необходимо остановиться на проблеме - какие именно деяния данной категории являются преступными и влекут за собой необходимость уголовного расследования.

Согласно ст. 2 Закона РФ «О безопасности дорожного движения» дорожно-транспортным происшествием признается событие, возникшее в процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при котором погибли или ранены люди, повреждены транспортные средства, груз, сооружения.

Однако мы не можем согласиться с этим определением, так как оно предполагает ответственность водителя за совершенное правонарушение лишь при движении транспортного средства по дороге. Практика знает немало случаев, когда дорожно-транспортное происшествие совершалось вне участка

16 дороги, когда водитель на транспортном средстве двигался по бездорожью и допускал причинение телесных повреждений пассажирам или пешеходам. Нам представляется более верным дать другое определение дорожно-транспортному происшествию, определить его как событие, происшедшее в результате нарушения тех или иных правил безопасности движения, в котором обязательно участвовал автомототранспорт либо городской электротранспорт, и после которого наступили вредные последствия, именуемые дорожно-транспортным происшествием.

В литературе часто употребляется термин «ДТП», на наш взгляд необходимо уточнить данную аббревиатуру. Это в одном случае - дорожно-транспортное происшествие, а в другом - дорожно-транспортное преступление. Ясно, что это совершенно разные понятия. Преступление — это акт виновного вредоносного поведения человека, а происшествие - это событие, возникшее в процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при котором погибли или ранены люди, повреждены транспортные средства, груз, сооружения. Наличие преступления устанавливается в ходе расследования дорожно- транспортного происшествия, а при отсутствии признаков состава преступления такое происшествие может считаться административным проступком или несчастным случаем.

По смыслу Правил учета дорожно-транспортных происшествий от 29 июня 1995 г., термин «дорожно-транспортное происшествие» означает «событие, возникшее в процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при котором погибли или ранены люди, повреждены транспортные средства, груз, сооружения».

Дорожно-транспортные происшествия, в результате которых наступили серьезные вредные последствия, а именно, причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, либо повлекшие смерть человека (ст. 264 УК РФ), признаются преступлениями. Квалифицированным составом является оставление места дорожно-транспортного происшествия при наступлении вредных последствий, указанных в ст. 264 УК РФ (ст. 265 УК РФ). Остальные

17

дорожно-транспортные происшествия влекут не уголовную, а административную или дисциплинарную ответственность и в данной работе рассмотрены не будут.

Правилами учета дорожно-транспортных происшествий от 29 апреля 1983 г. все происшествия подразделяются на 9 видов:

столкновение;

опрокидывание;

наезд на стоящее транспортное средство;

наезд на препятствие;

наезд на пешехода;

наезд на велосипедиста;

наезд на гужевой транспорт;

наезд на животных;

прочие происшествия. Этими же правилами определяется, что к числу погибших относятся люди, не только умершие на месте происшествия, но и скончавшиеся от полученных травм в течение 7 суток с момента дорожно-транспортного происшествия. К раненым относят каждого пострадавшего в происшествии, который был госпитализирован или которому назначено амбулаторное лечение. Здесь нужно сделать некоторое пояснение. Наступление смерти пострадавшего спустя более 7 суток после происшествия вовсе не означает, что такое происшествие уже не будет относиться к числу дорожно-транспортных. Происшествие таковым останется, так как имело место ранение человека. Однако оно не будет учитываться в качестве дорожно-транспортного происшествия со смертельным исходом, а сам умерший будет значиться не в числе погибших, а в числе раненых.

Важным условием квалификации происшествия, как дорожно- транспортного, является нахождение транспортного средства в движении. Так, если груз падает из кузова стоящего под погрузкой автомобиля, и имеют место быть тяжелые последствия, то это происшествие в
качестве дорожно-

18

транспортного не рассматривается, как и, например, срыв автомобиля
с домкрата во время ремонтных работ.

Статья 264 УК РФ прямо указывает, что данное преступление может быть совершено только по неосторожности. У данных преступлений отсутствуют стадии приготовления и покушения. Но неосторожность в отношении причинения вредных последствий, что же касается факта нарушения Правил дорожного движения (в дальнейшем в работе: ПДД), то здесь вина может быть как в форме неосторожности, так и в форме умысла. Так, превышение водителем установленной скорости движения, проезд перекрестка под запрещающий сигнал светофора являются действиями с косвенным умыслом. Если же в действиях водителя присутствует прямой умысел, то такие действия необходимо квалифицировать не как дорожно-транспортное происшествие, а виновные должны нести ответственность за умышленные преступления против личности. Поэтому в структуре криминалистической характеристики данного вида преступлений не выделяют такой элемент, как способ совершения преступления, так как он характерен только для умышленных преступлений. Но, в свою очередь, большее значение приобретает способ сокрытия следов преступления.

Данные преступления могут совершаться как в форме активного действия, так и в форме бездействия, в случаях, когда законом прямо установлены перечень и порядок действий водителя. Оставление водителем места дорожно-транспортного происшествия может совершаться только с прямым умыслом.

Рассматривая вопрос о причинах дорожно-транспортных происшествий, следует отметить, что различные авторы выделяют разные причины и их количество, однако все они сводятся к трем основным:

нарушение ПДД, приемов управления и эксплуатации транспортных средств;

нарушение ПДД пешеходами и пассажирами, правил посадки - высадки, пользования транспортом;

19

нарушение правил технического обслуживания и выпуска на линию транспорта.

В.А. Образцов указывает на другие причины дорожно-транспортных происшествий:

возникшие по вине людей (водителей, пассажиров, лиц, ответственных за техническое состояние транспортных средств и дорог и т.п.);

обусловленные непреодолимой силой природы (наводнение, обвал, землетрясение и т.п.);

случайное стечение обстоятельств1. Однако при рассмотрении вопроса о дорожно-транспортных преступлениях, данная классификация становится неприемлемой. Непонятен второй пункт классификации. Уголовный кодекс выделяет лишь две формы вины: умысел и неосторожность, однако под действием форс-мажорных обстоятельств вины не существует ни в каком виде, а есть лишь несчастный случай. А так как данная классификация представлена в криминалистической характеристике преступлений, то речи о несчастном случае идти не может. То же самое относится и к третьему пункту классификации, здесь возникает вопрос, что есть «случайное стечение обстоятельств» и как оно относится к криминалистической характеристике расследования преступлений.

Подробно раскрывать причины дорожно-транспортных происшествий в работе не имеет смысла, так как это тема отдельных исследований, которые проводились неоднократно, но расследуя дела данной категории необходимо учитывать, что дорожно-транспортные происшествия нередко происходят в результате взаимодействия нескольких причин. Приведем несколько цифр статистики, полученной нами при изучении материалов уголовных дел данной категории по Саратовской области. Причинами наездов транспортных средств на пешеходов в процентном выражении являются:

68,5% - переход пешеходами проезжей части в не установленном месте;

1 См.: Образцов В.А. Криминалистика. М.,1997. С.697.

20

29% - неожиданный выход пешеходов из-за транспортного средства; 16% - переход пешеходами проезжей части на запрещающий сигнал светофора;

70% - состояние опьянения либо водителя, либо пешехода; 49% - переход пешеходами проезжей части перед близко идущим транспортным средством;

18% - невнимательность либо пешехода, либо водителя; 24% - нарушение водителем транспортного средства правил проезда перекрестков и скоростных режимов.

Подобные же цифры статистики содержит и аналитическая справка УВД Саратовской области за 1998 г. Прослеживая динамику причин дорожно- транспортных происшествий за 1992-1998 г.г. автор не может однозначно утверждать о каких бы то ни было существенных изменениях вышеуказанного процентного соотношения.

Необходимо отметить, что по тяжести последствий наезды занимают второе место (180 из 1000) из которых: 49% - легковые автомобили; 25% - грузовые автомобили; 15% - автобусы; 11% - другие транспортные средства.

Обстановка совершения преступления в структуре криминалистической характеристики дорожно-транспортных происшествии представляется в виде сложной системы взаимообусловленных, неравноценных, но находящихся в непосредственном соподчинении явлений и процессов, объектов, событий и иных факторов, влияющих на характер события в данном месте, в данное время, при данных условиях и с участием данных объектов1.

Обстановка дорожно-транспортного происшествия определяется многоэлементностью, сложной структурой. В обстановке дорожно- транспортного происшествия можно выделить статические и динамические элементы. Статические, в свою очередь, могут быть разделены на постоянные и временные. К статическим постоянным относятся: особенности устройства

1 См.: Герасимов В.Н. Методика расследования автотранспортных происшествий. М., 1982. С.42.

21

дороги, технические средства регулирования движения, разметки, «островки безопасности», ограждения, здания и сооружения. Временными являются условия, не изменяющие своих свойств относительно короткий промежуток времени: состояние поверхности дорожного полотна, наличие ремонтных дорожных работ. Большое значение имеют и динамические элементы, которые до события и во время его развития находились в движении, взаимно перемещались, возникали и исчезали: интенсивность дорожного движения, взаимное расположение объектов и транспортных средств во время движения и т.д. Исследование обстановки дорожно-транспортного происшествия осуществляется в целях познания механизма развития преступления. Таким образом, познание обстановки дорожно-транспортного происшествия является предпосылкой познания механизма развития дорожно-транспортного происшествия.

В криминалистической характеристике дорожно-транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности ведущим элементом является механизм преступления, а не способ его совершения, как в криминалистических характеристиках других видов преступлений. Способ имеет подчиненное значение по отношению к механизму и другим элементам структуры.

Под механизмом следует понимать совокупность промежуточных состояний и процессов, формирующих окончательные и промежуточные последствия на взаимодействующих объектах. Это совокупность условий и состояний, в которых происходит событие.

Употребление термина «механизм» в структуре криминалистической характеристики дорожно-транспортных преступлений правомерно, так как этот термин подразумевает систему взаимодействия двух и более тел, в результате которого эти тела вынужденно изменяют направление своего движения и претерпевают внутренние и внешние изменения.

22

Именно механизм дорожно-транспортного происшествия является определяющим в познании следователем происшедшего события во всей его полноте и развитии. Но по этой категории дел суды и органы предварительного расследования часто не выясняют предшествовавшие происшествию обстоятельства, не уделяют должного внимания системно-структурному анализу непосредственного развития аварийной ситуации, не анализируют механизм происшествия в целом, в целях обоснования выводов о возможности- невозможности предотвращения водителем транспортного средства дорожно- транспортного происшествия, не проверяют возможность появления в момент аварии посторонних транспортных средств или пешеходов, ставших возмущающим фактором и приведшим к дорожно-транспортному происшествию, подчас не устанавливают причинной связи между действиями участников и наступившими последствиями.

Дорожно-транспортное происшествие представляет собой нарушение взаимодействия элементов системы водитель-автомобиль-дорожная среда. Любое изменение в функционировании этой системы приводит к потере контроля водителя над техникой или дорогой, что, в свою очередь, приводит к развитию событий в самом неожиданном направлении. Однако необходимо отметить, что все авторы (например, А.П. Онучин, В.И. Жулев, В.А. Мызников и др.) представляют данную систему в линейном исполнении. Следуя их логике, водитель взаимодействует с автомобилем, а автомобиль - с дорожной средой, а водитель и дорожная среда непосредственно, без участия автомобиля не связаны между собой. Тогда как, общеизвестно, что дорожная среда оказывает немалое влияние на водителя: дорога утомляет своим однообразием, другие участники дорожного движения могут являться возмущающим фактором, сложные дорожные условия и т.д. Представляется, что данную взаимодействующую систему необходимо изобразить следующим образом:

23

ox

W. I,

СЕ. Ковалев указывает: «Необходимо различать понятия «механизм происшествия» и «механизм преступления». Механизм происшествия — это определенные стадии самого события. Механизм преступления - это взаимосвязь между компонентами преступления в процессе возникновения и развития их взаимодействия. Механизм преступления - более широкое понятие и включает в себя механизм происшествия, а все вместе эти понятия, по нашему мнению, включаются в структуру криминалистической характеристики преступления».1

В механизме дорожно-транспортного происшествия разными авторами выделяется различное количество стадий. Однако в данной работе мы будем основываться на точке зрения В.Н. Герасимова о четырех стадиях развития механизма дорожно-транспортного происшествия2, применительно к рассматриваемым составам, каждая из которых является логическим продолжением предыдущей и, в свою очередь, предопределяет развитие последующей.

  1. Начальная. В обстановке дорожного движения на этой стадии появляются факторы, нарушающие функциональное равновесие дорожного движения и требующие от водителя дополнительных мер по сохранению условий безопасности. Такие факторы могут быть внешними и внутренними. К внешним относится, например, поведение пешеходов, погодные условия и т. д. К внутренним - обнаружившаяся неисправность транспортного средства, усталость водителя, возникновение какой- либо психотравмирующей

1 Ковалев СЕ. Вопросы юридической техники в методике расследования дорожно- транспортных происшествий// Проблемы юридической техники. Н.Новгород, 2000. С.61.

Герасимов В.Н. Методика расследования автотранспортных преступлений. М., 1982. С.56.

24

ситуации. Чаще всего на этой стадии наблюдается совокупность внешних и внутренних факторов. Реагирование на эти факторы не выходит за пределы обычного режима управления. На этой стадии деятельность следователя направлена на обнаружение и познание «возмущающего» фактора, его развитие. С этой целью необходимо выяснить обстановку предшествующую автопроисшествию и установить момент и причины перехода начальной стадии в критическую. 2. Критическая. На этой стадии аварии - дорожно-транспортного происшествия еще нет, хотя аварийная ситуация уже возникла, но ее можно предотвратить. Аварийная ситуация может быть открытой и скрытой для участников дорожного происшествия. Возникновение открытой аварийной ситуации не является неожиданностью для участников события, они имеют возможность своевременно обнаружить опасную ситуацию и принять меры

| к ее разрешению. В скрытой аварийной ситуации существуют условия, которые объективно не позволяют участникам своевременно обнаружить назревающую аварийную обстановку. Данная стадия развивается в

аЗнесколько этапов:

  • аварийно-ситуационный этап. После принятия участниками события сигнала опасности срабатывают рефлексы, т. е. происходит восприятие и оценка полученного сигнала, его обработка и принятие решения по нему. Задача следователя по выявлению данного этапа состоит в установлении характера и степени сигнала (внешнего раздражителя), получаемого водителем и требующего определенной реакции, а также в установлении скорости срабатывания рефлексов водителя при реакции на внешние раздражители;
  • инерционно-доаварийный. Данный этап начинается с момента принятия решения и длится до момента начала срабатывания решения. При познании этого этапа задача следователя состоит в установлении

25

индивидуальных характеристик водителя при принятии им решения и воплощения его;

  • контрольно-исполнительский доаварийный. Длится со времени срабатывания реализации принятого решения. Он включает в себя основные и промежуточные звенья. К основным следует отнести физические процессы принятых решений и контроль за реализацией решения в целом. Промежуточными будут являться корректировочные и дополнительные действия по реализации решения. Познание этого этапа заключается в установлении особенностей психологии личности по контролю за исполнением собственных решений;
  1. Аварийная. На этой стадии дорожно-транспортное происшествие предотвратить невозможно. Эта стадия в свою очередь протекает в несколько этапов:
  • доконтактно-аварийный. Взаимодействие элементов водитель - автомобиль - дорожная среда до контакта, когда избежать аварии невозможно. Познавательная деятельность следователя заключается в поиске, собирании и интерпретации следовой информации о происшедшем событии, поиске подтверждения ее показаниями очевидцев и сопоставлении полученной информации;
  • контактно-аварийный. Происходит необратимое изменение системы водитель
  • автомобиль - дорожная среда. Элементы этой системы входят в непосредственный контакт. Разделение в познании контактно-аварийной и послеконтактно-аварийной стадии по особенностям познания их развития не проводится, так как они имеют идентичные задачи;
  • послеконтактно-аварийный. На этом этапе наблюдаются материальные динамические явления после непосредственного контакта. Поисково- познавательная деятельность направлена, прежде всего, на собирание следовой информации и сравнение ее с ранее полученными данными;
    1. Послеаварийная (заключительная). Познание этой стадии направлено на установление действий участников дорожно-транспортного происшествия

26

по принятию мер к облегчению последствий аварии, обеспечению

дальнейшей безопасности для движения, либо на установление принятия

мер по сокрытию участия в происшествии. На этой стадии познавательная

деятельность следователя осуществляется во всей своей полноте, так как

действия водителя на данной стадии входят в предмет доказывания по

уголовному делу.

По нашему мнению необходимо дополнительно определить понятие

аварийной ситуации. Аварийная ситуация - дорожно-транспортная ситуация,

при которой водитель транспортного средства осознает момент возникновения

опасности, располагает возможностью своими действиями
предотвратить

происшествие и принимает к этому необходимые меры. Исходя из этого

определения, аварийная ситуация может быть разрешимой и неразрешимой1.

При неразрешимой аварийной ситуации предотвратить дорожно- транспортное

происшествие технически невозможно (в качестве примера, можно привести

случай, когда водителем Герасимовым, управлявшим автомобилем ВАЗ- 2103,

был сбит мальчик 9лет. Как было установлено в результате проверки, водитель

двигался по зеленой зоне мимо жилых домов со скоростью, не превышающей

30 км\ч. Мальчик из кустов прыгнул на капот автомобиля и получил удар

лобовым стеклом, причем удар был нанесен, когда автомобиль передней

частью уже проехал место, где стоял мальчик), но это не означает, что водитель

не должен принимать мер по предотвращению происшествия.2

По мнению В.К. Гавло, компонентом механизма дорожно-транспортного происшествия является способ совершения преступления, как элемент криминалистической характеристики преступления3. В криминалистике способ

1 Другая классификация аварийных ситуаций приводится: Ачмиз Р.Ю. Расследование дорожно-транспотных преступлений (теоретические и тактико-методические аспекты): Дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1999.

2 Архив материалов об отказе в возбуждении уголовного дела СУ ГУВД г. Саратова. 1999. Материал № 34.

’ Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступления. Томск, 1985. С.228.

27

совершения преступления определяется как целенаправленные действия по подготовке, совершению и сокрытию следов преступления, которые, по мнению преступника, обеспечивают цели деяния и предохраняют от разоблачения1. В.Н. Кудрявцев прямо указывает, что «способ - объективная характеристика действия, не зависящая от того, с какой формой вины оно совершается. Поэтому тот или иной способ совершения преступления присущ всем преступлениям, как умышленным, так и неосторожным. По способу совершения преступления можно различать между собой не только умышленные деяния, но и деяния, совершенные по неосторожности»2’3. Однако Г.Г. Зуйков справедливо отмечает: «Структуру способа совершения преступления образуют действия по подготовке, совершению и сокрытию преступления, представляющие собой взаимосвязанный комплекс действий»4. Р.С. Белкин считает, что «способ сокрытия преступления - действия, не связанные единым замыслом с этапами подготовки и совершения преступной деятельности»5. Такое решение вопроса о содержании способа более приемлемо в нашем случае. Действия по сокрытию следов преступления включают в понятие способа совершения преступления без каких-либо оговорок многие криминалисты6. На наш взгляд, данный подход к понятию

1 Криминалистика. М., 1963. С. 112.

2 Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. Госюриздат, 1960, С.24.

3 Необходимо отметить, что подобная дискуссия ведется давно, и этому вопросу был посвящен сборник «Вопросы криминалистики» (1962, № 6,7), где данную точку зрения поддерживают Г.М. Миньковский, А.Р. Ратинов, А.И. Винберг, Г.И. Кочаров, В.И. Иванов, С.С. Степичев, А.А. Эйсман.

4 Зуйков Г.Г. Поиск по признакам способов совершения преступлений. ДСП. М., 1970. С.31.

5 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. М., 1988.С.215.

6 В противоположность данной позиции свое мнение высказывает А.Н. Колесниченко в работе «Научные и правовые основы методики расследования отдельных видов преступлений». (Харьков, 1967. С.42): «Действиями по сокрытию преступления признаются только те, которые осуществляются после совершения преступления…, и, поэтому, не являются частью способа совершения преступления».

28

способа совершения преступления по неосторожности представляется наиболее приемлемым, он охватывает всю полноту действий преступника при совершении преступления и не размывает понятия совершение преступления по неосторожности, так как неосторожность предполагает отсутствие умысла на совершение действий, признанных преступными. Поэтому выделение способа совершения преступления, как элемента криминалистической характеристики преступлений, совершаемых по неосторожности, на наш взгляд, неправомерно. В рассматриваемой категории преступлений, а именно дорожно-транспортных происшествиях, совершенных в условиях неочевидности, способ выступает самостоятельным элементом криминалистической характеристики и в последующих главах будет рассмотрен более подробно. Интеллектуальные, этические, психологические, профессиональные и иные свойства личности, ее поведенческие установки во многом предопределяют выбор способа. Сокрытие - представляет собой умышленное противодействие правосудию, при котором человек воздействует на следы, которые прямо или косвенно указывают на его виновность. Препятствия расследованию путем сокрытия составляют 25% от общего числа дорожно-транспортных происшествий. Почти каждое девятое дорожно-транспортное происшествие сопровождается оставлением места происшествия, причем, покидая его, водители не оказывают помощь пострадавшим. Сокрытие образует самостоятельный и специфический вид деятельности, заведомо направленный на создание препятствий получению информации, уличающей подозреваемого в совершении преступления. Объем сокрытия может быть направлен на полную или частичную ликвидацию источников информации. В 52% случаев сокрытие осуществляется на месте происшествия. В. А. Труцин выделяет сокрытие криминальное и некриминальное. К криминальному он относит: подкуп свидетелей, отказ от дачи показаний, оставление в опасности. К некриминальному: инсценировки,

29

фальсификацию обстановки на месте происшествия1. Как можно заметить, автор проводит разграничение способов сокрытия в зависимости от предусмотренного уголовным законом наказания за данные действия. Такая позиция представляется не совсем корректной, так как если рассмотреть термин «криминальное», то можно увидеть, что происходит оно от «crime», т. е. «преступление». Соответственно, если следовать логике В.А. Труцина, инсценировка, фальсификация обстоятельств не являются преступными деяниями и допустимы в качестве средства защиты своих прав, а это противоречит не только законодательству, но и здравому смыслу.

Сведения о свойствах личности участников дорожного движения имеют важное значение в объяснении их поведения во время движения. Как уже отмечалось выше, обобщение практики свидетельствует, что 27% всех дорожно-транспортных происшествий совершается пешеходами, но в данной работе рассматриваются дорожно-транспортные престзшления, субъектом которых является лишь водитель, поэтому все последующие цифры статистики будут касаться лишь лиц, управляющих транспортными средствами.

В специальной криминалистической литературе существует множество мнений о личности преступника по данной категории дел, множество классификаций психологических типов водителей, и поэтому нет необходимости подробно останавливаться на исследовании свойств личности преступника. Однако следует отметить, что субъект преступления по данной категории дел весьма своеобразен. Как уже отмечалось выше, данный вид преступлений совершается по неосторожности (оставление места дорожно-транспортного происшествия водителем, совершаемое с прямым умыслом, на психологическую характеристику водителя не влияет), поэтому здесь не может идти речи об устойчивой преступной направленности личности, об устойчивых преступных группировках. Изучая свойства личности водителей, мы вторгаемся в область психологии, а не маргинальной
криминологии и

1 Труцин В.А. Расследование дорожно-транспортных происшествий в случае сокрытия их последствий. М., 1992. С. 17.

30

медицины. Данный подход не является научным с точки зрения классической науки, однако, он помогает разобраться в психологии водителей, совершающих дорожно-транспортные происшествия.

Характеристика свойств личности водителей подробно рассмотрена А.П. Онучиным1, представившего классификацию психологических типов водителей, выделенных в зависимости от характера управления автомобилем. Более пространная характеристика типов водителей дается В.Н. Ивановым, который классифицирует водителей по нескольким основаниям: по методам управления автомобилем, по способу посадки на рабочем месте, по методам управления автомобилем в условиях транспортного потока, по методам перевозки пассажиров1.

Рассматривая вопрос о психологических типах водителей, необходимо отметить, что исчерпывающей классификации дать невозможно, так как невозможно выделить то единственное основание, по которому проводится эта классификация. Поэтому вопрос необходимо рассматривать в совокупности всех факторов, не умаляя значения подобных классификаций психологических типов.

Характеризуя психологические типы, следует отметить, что выделяемые некоторыми авторами возрастные критерии, как причины дорожно- транспортных происшествий, на наш взгляд, не имеют под собой реальной основы. Несомненно, с возрастом время реакции водителя на возникновение опасной ситуации увеличивается, однако не возраст является определяющим фактором совершения дорожно-транспортного происшествия, а опыт вождения. Опыт вождения как раз тот критерий, на основании которого можно делать выводы о выделении возрастных групп в личностных причинах дорожно- транспортного происшествия. Как уже говорилось выше, с возрастом время реакции водителя увеличивается, однако при наличии достаточного опыта

Онучин А.П. Проблемы расследования дорожно-транспортных происшествий с учетом ситуационных факторов. Свердловск, 1987. С. 183.

31

управления транспортным средством водитель может правильно оценить возникшую ситуацию и своевременно избежать ее. Именно правильная оценка ситуации и является тем фактором, который компенсирует недостаток реакции.

В свою очередь, молодые водители зачастую переоценивают свои возможности, склонны к неоправданному риску. В этом случае ситуация прямо противоположна той, что была описана выше: недостаток опыта компенсируется хорошей реакцией организма на возникновение опасной ситуации.

В последнее время, в связи с распадом системы ДОСААФ и появлением большого количества частных курсов вождения, уровень подготовки водителей стал чрезвычайно низким. Занятия на подобных курсах зачастую ведут лица, не обладающие достаточной квалификацией и педагогической практикой подобного рода. Именно это определяет высокий процент дорожно- транспортных происшествий, участниками которых являются молодые водители.

Следует отметить, что возрастные свойства личности оказывают определенное воздействие и на поведение водителей после совершения дорожно- транспортного происшествия. Так ситуация, когда водители на транспортном средстве скрываются с места происшествия, характерна для лиц молодого и среднего возраста. Это определяется более импульсивным характером молодых людей, большей правовой образованностью и, соответственно, страхом перед наказанием, какими-либо карьерными соображениями и желанием уйти от ответственности. В свою очередь, более пожилые водители склонны к дисциплинированности и обладают большим чувством ответственности за свои поступки, более законопослушны. Все вышесказанное не имеет заранее предустановленной силы и верно лишь в большинстве, но не во всех случаях.

1 Иванов В.Н. Наука управления автомобилем. М., 1974. С.79-99.

32

Говоря о личности потерпевшего, представляется возможным выделить классификацию потерпевших, участвующих в дорожно-транспортных происшествиях:

1) лица, пострадавшие в результате дорожно-транспортного происшествия вследствие грубой неосторожности водителя транспортного средства; 2) 3) потерпевшие, которые своими действиями способствовали совершению преступления; 4) 3) потерпевшие, создающие провокационную ситуацию.

При расследовании преступлений данной категории личностные свойства потерпевшего в подавляющем большинстве случаев не учитываются. При производстве предварительного расследования преобладает обвинительный уклон в сторону подозреваемого. Как уже говорилось выше, уголовный закон не предусматривает уголовную ответственность пешеходов, являющихся непосредственной виновной причиной дорожно-транспортного происшествия. Но заслуживает внимания тот факт, что при изучении большого массива уголовных дел данной категории, обобщении практики, не встречается ни одного случая, когда бы к виновному пешеходу был предъявлен гражданский иск с целью возмещения имущественного и морального вреда, даже в случаях, когда материалами предварительного расследования доказан факт отсутствия виновных действий водителя.

33

§ 2 Следственные ситуации, как фактор, оказывающий влияние на разработку программы поисково-познавательной деятельности

Следственная ситуация - понятие многогранное, многоуровневое, имеющее множество аспектов, вследствие чего, в зависимости от цели субъекта, дающего такое определение, в нем подчеркиваются соответствующие признаки. Противоположность отдельных взглядов лишь свидетельствует о том, что это понятие окончательно не сформировалось. Однако, при всем разнообразии подходов, все авторы солидарны в признании большого практического значения данной научной категории.

Так, вопрос о ситуационном подходе к расследованию преступлений разрабатывается уже не один десяток лет. О следственной ситуации, ее значении для расследования, необходимости ее учета для эффективного использования криминалистических рекомендаций неоднократно указывал в своих работах, начиная с 1959 г., Р.С. Белкин. Однако на тот период им лишь отмечался ситуационный характер работы с вещественными доказательствами, рассматривались некоторые аспекты проблемы уяснения соотношения понятий организации и методики расследования в конкретно сложившейся обстановке1.

О следственных ситуациях и необходимости их учета в процессе расследования конкретного преступления упоминали и другие авторы. Так, в 1967 г. А.Н. Колесниченко писал, что в осуществлении принципа индивидуальности расследования могут быть выделены следующие два основных элемента:

а) анализ и оценка следственной ситуации;

б) выбор наиболее эффективной системы приемов расследования. Причем, установление особенностей ситуации базируется на личном опыте следователя в расследовании подобных преступлений2.

1 См.: Белкин Р.С. Криминалистика. М., 1959.

2 См.: Колесниченко А.Н. Научные и правовые основы расследования отдельных видов преступлений. Автореф. дис…. д-ра юрид. наук. Харьков, 1967. С.8.

34

А.Н. Колесниченко в 1967г. впервые дал определение следственной ситуации: «Под следственной ситуацией принято понимать определенное положение в расследовании преступлений, характеризуемое наличием тех или иных доказательств и информационного материала, и возникающими в связи с этим конкретными задачами его собирания и проверки»1.

Главное в вышеуказанном определении - информационный подход к трактовке понятия ситуации. Подобная трактовка была поддержана и другими криминалистами, хотя в самом понимании содержания информации, характеризующей следственную ситуацию, нет единообразия2.

Д.В. Ким отмечает, что «особенность понятия «следственная ситуация» обусловлена тем, что она сама является результатом познавательной деятельности по расследованию преступления, но таким результатом, который включается в содержание деятельности и детерминирует ее последующую направленность и избирательность»3.

Другое определение следственной ситуации можно встретить у В.Е. Корноухова, который писал, что под следственной ситуацией следует понимать объективно повторяемое положение в процессе расследования, обусловленное фактическими данными, которое определяет процесс обнаружения, собирания доказательств4. Анализируя это определение можно сделать вывод - что автор ввел понятие «типичной следственной ситуации» и дал ее определение.

1 Там же. С.9.

2 См.: Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. С. 157.; Гавло В.К. О следственной ситуации и методике расследования хищений, совершаемых с участием должностных лиц// Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования. М., 1973. С.90; Селиванов Н.А. Типовые версии, следственные ситуации и их значение для расследования. М., 1985. С.52,53. и др.

3 Ким Д.В. Следственная ситуация как информационно-познавательная деятельность по расследованию преступлений: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Томск, 1999.

4 Корноухов В.Е. Основные положения методики расследования отдельных видов преступлений//Материалы научной конференции. Красноярск, 1972. С.37.

35

В настоящее время криминалистической наукой разрабатывается учение о следственных ситуациях. В этой связи необходимо отметить, что в литературе по криминалистике место учения о следственной ситуации в структуре науки определяется неоднозначно. На сегодняшний день можно выделить две позиции по этому вопросу. Одни авторы безоговорочно относят его к методике расследования преступлений, тогда как другие - к тактике отдельных следственных действий. В своей работе мы придерживаемся мнения о том, что учение о следственных ситуациях структурная составляющая методики расследования преступлений. Определение следственной ситуации отдельного следственного действия резко сужает само понятие, так как по определению: ситуации - «следственные», т. е. характеризующие процесс расследования в целом. А ситуации, складывающиеся при проведении отдельных следственных действий, можно назвать тактическими ситуациями.

Чтобы избежать подобной лингвистической ошибки Д.П. Поташник вводит понятие «криминалистической ситуации»1, в котором относит ее к криминалистической тактике отдельных следственных действий. Д.П. Поташник определяет криминалистическую ситуацию как совокупность криминалистически значимой информации (включая ее источники), находящейся в распоряжении следователя в определенный момент расследования, которую удалось получить из внешней среды в результате взаимодействия с ней субъектов криминалистической деятельности и оценка которой позволяет определить предстоящие задачи расследования и наиболее оптимальные пути их решения2. Однако при анализе этого определения видно, что это «совокупность информации в определенный момент расследования», которая «определяет задачи расследования». То есть, согласно этому определению, криминалистическая ситуация - принадлежность методики расследования, а не тактики отдельных следственных действий.

1 Поташник Д.П. Криминалистическая тактика. М., 1998. С.36.

2 Поташник Д.П. Криминалистическая тактика. М, 1998. С.40.

36

Необходимо отметить, что Р.С. Белкин, давая определение следственной ситуации как «совокупности условий, в которых в данный момент осуществляется расследование»,1 придерживается позиции влияния следственной ситуации на процесс расследования в целом. В то же время Р.С. Белкин отмечает, что «следственная ситуация относится к числу понятий криминалистической тактики».2 Представляется, что здесь имеется противоречие между утверждением, что следственная ситуация имеет по отношению к процессу расследования внешний характер, и принадлежностью учения о следственных ситуациях к криминалистической тактике.

Остается дискуссионным вопрос - является ли учение о следственных ситуациях структурным элементом криминалистической характеристики преступлений, или же существуют различные криминалистические характеристики одного и того же вида преступлений с учетом ситуационных факторов, другими словами, криминалистическая характеристика преступления всецело зависит от конкретно сложившейся следственной ситуации и носит подчиненный характер (Д.А. Турчин отмечает, что следственная ситуация - это одномоментная криминалистическая характеристика преступления на определенном этапе ее развития3).

Впоследствии свое определение следственной ситуации дал И.Ф. Герасимов: «Следственная ситуация - это сложившаяся на определенный момент расследования внутренне необходимо склонная к изменению совокупность, характеризующая расследование материальных,

информационных и иных факторов, их оценка, которая
обусловливает

Белкин Р.С. Перспективы исследования проблемы следственной ситуации.// Следственная ситуация: сборник научных трудов. М., 1984. С.З.

2 Там же. С.З.

3 См.: Турчин Д.А. О разработке теории следственной ситуации// Следственная ситуация: Сборник научных трудов. М., 1984. С.28.

37

основные направления расследования, принятие решений и выбор способов действия»1.

Р.С. Белкин отмечает: «Расследование преступлений осуществляется в конкретных условиях времени, места, окружающей среды, взаимодействия с другими процессами объективной действительности, поведением лиц, оказавшихся в сфере уголовного судопроизводства, и под действием иных, порой остающихся неизвестными для следователя факторов. Это сложная система взаимодействий образует в итоге ту конкретную обстановку, в которой действует следователь и иные субъекты, участвующие в доказывании и в которой протекает конкретный акт расследования. Эта обстановка получила общее название следственной ситуации»2.

Так же отмечается, что следственную ситуацию можно определить как сумму сведений об обстановке, условиях предстоящего производства процессуального действия, о характере информации, отношениях участников предварительного следствия между собой и к предстоящему допросу, обыску.3

Из приведенных выше определений видно, что точки зрения авторов на понятие следственной ситуации не во всем совпадают, а иногда и прямо противоположны. На сегодняшний день можно выделить две основных позиции, основателями которых являются Р.С. Белкин и А.Н. Васильев. Р.С. Белкин отдает предпочтение внешней обстановке расследования, а А.Н. Васильев - внутреннему состоянию самого расследования. В своей работе мы присоединяемся к позиции Р.С. Белкина, так как считаем, что совокупность внешних факторов (внешняя среда, внешние условия расследования, факторы психологического, процессуального, материального, организационно-технического характера) в равной степени определяет содержание следственной ситуации, как и совокупность
внутренних условий

1 Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск, 1975. С.31.

2 Белкин Р.С. Криминалистика. М., 1997. С.62.

3 См.: Божкова Н.Р., Власенко В.Г., Комиссаров В.И. Следственная (криминалистическая) тактика. Саратов, 1996. С.53.

38

расследования. Представляется, что совокупность внутренних условий (информации) определяет содержание тактической ситуации, складывающейся при производстве какого-либо следственного действия.

Однако приведенные выше определения не охватывают все стороны этого многогранного понятия. Представляется, что в определении следственной ситуации необходимо отталкиваться от задач расследования в целом, определяемых, как полное установление всех обстоятельств преступления, установление виновного. Поэтому в определении следственной ситуации необходимо отталкиваться от полноты информации об исследуемом событии, и, таким образом, все следственные ситуации расследования будут строиться в зависимости от наличия или отсутствия тех фактических данных, которые будут определять ход расследования, учитывая, что это обстановка (совокупность условий), в которой протекает процесс доказывания. Представляется, что приведенное определение охватывает весь ситуационный подход к расследованию преступлений.

Исходя из вышесказанного, следственная ситуация - это совокупность условий, в которых протекает на определенном этапе процесс расследования, характеризующаяся наличием криминалистически значимой информации относительно процесса расследования в целом, факта совершения преступления, обстоятельствах и механизме совершения преступления, личности виновного и потерпевшего).

На сегодняшний день существует несколько классификаций следственных ситуаций по различным основаниям. Представляется, что наиболее полно вопрос о классификации следственных ситуаций разработан Л.Я. Драпкиным в работе «Понятие и классификация следственных ситуаций»1. Приведем схему классификации из этой работы:

1 Драпкин Л.Я. Понятие и классификация следственных ситуаций. М., 1972. С. 14.

39

следственные ситуации

типичные специфические типичные специфические

одноэлементные комплексные двусторонние многосторонние закрытые открытые строгого нестрогого

соперничества соперничества

Возникает закономерный вопрос, что имел в виду Л.Я. Драпкин под простыми следственными ситуациями. Представляется, что подразумеваются следственные ситуации, складывающиеся «в условиях очевидности». В своей работе мы уже отмечали невозможность разделения ситуаций по «степени очевидности». Косвенно на это указывает и сам Л.Я. Драпкин, так как его классификация по существу является классификацией сложных следственных ситуаций.

На наш взгляд, при разработке темы настоящего исследования наиболее предпочтительна классификация следственных ситуаций по времени их возникновения: начального этапа расследования, последующего и заключительного. В нашем случае особенное значение будут иметь следственные ситуации начального этапа расследования, т.к. именно обстоятельства, складывающиеся на этом этапе, и будут определять весь ход дальнейшего расследования дела и перспективы его расследования.

Представляется возможным согласиться с классификацией следственных ситуаций, предложенной Т.С. Балугиной. Она подразделяет все следственные ситуации на следственные ситуации расследования и следственные ситуации отдельных следственных действий1. Такой подход наиболее полно раскрывает само понятие следственной ситуации и снимает множество дискуссионных вопросов относительно места и роли следственных ситуаций в процессе расследования. В своей работе мы будем исходить из следственных ситуаций

1 Балугина Т.С. Следственные ситуации и планирование расследования// Следственные ситуации: Сборник научных трудов. М., 1984. С.56.

40

расследования, так как подробная разработка ситуаций отдельных следственных действий не входит в задачу данной работы.

Необходимо также отметить, что многими авторами не проводится разделение следственных ситуаций на складывающиеся в условиях очевидности и неочевидности, так как любая начальная информация о совершенном преступлении характеризуется своей неполнотой, и поэтому нельзя делать вывод об очевидности условий совершения преступления. Следовательно, любая следственная ситуация начального этапа расследования будет складываться в условиях неочевидности. Такая точка зрения представляется наиболее предпочтительной и будет использоваться в работе.

Представляется возможным согласиться с В.И. Комиссаровым и Л.В. Пономаревой, которые отмечают, что «понятие и сущность ситуации можно и нужно рассматривать в двух аспектах»1. К первому они относят теорию следственных ситуаций, которая влияет на формирование типовых целевых программ, методов и приемов расследования. В другом аспекте указанные авторы предлагают рассматривать различные виды следственных ситуаций, возникающих в юридической практике.

Развивая данную точку зрения необходимо отметить, что процесс познания следственной ситуации протекает в два этапа. На первом происходит наиболее общее теоретическое познание ситуации на основе данных криминалистики и личного опыта следователя. На втором этапе на основе полученной информации происходит познание и конкретизация ранее выделенных типичных ситуаций и переход их в реальные (частные)2 ситуации. Представляется, что выделенная схема познания сложившейся ситуации, охватывает весь процесс расследования применительно к конкретному уголовному делу.

Комиссаров В.И., Пономарева Л.В. Особенности расследования изнасилований. Саратов, 1998. С.31.

2 См.: Комиссаров В.И., Пономарева Л.В. Особенности расследования изнасилований. Саратов, 1998.

Весьма интересна, на наш взгляд, классификация Т.С ЛЗолчецкой, согласно которой следственные ситуации бывают: предкриминальными, криминальными и посткриминальными1. Представляется, что подобное подразделение следственных ситуаций не приемлемо, т.к., как уже отмечалось выше, следственная ситуация - это совокупность условий, в которых в данный момент осуществляется расследование; следовательно, криминальное событие уже произошло, ситуация в любом случае посткриминальная, да и само понятие «криминальная следственная ситуация» представляется некорректным.

Дорожно-транспортные преступления, совершенные в условиях неочевидности в целом представляют собой уравнение с одним или двумя неизвестными. По результатам обобщения практики расследования дорожно-транспортных происшествий, совершенных в условиях неочевидности, представляется возможным выделить 3 группы исходных следственных ситуаций, в зависимости от механизма развития дорожно- транспортного происшествия. Содержание этих групп составляют типичные следственные ситуации начального этапа расследования, выделенные в зависимости от полноты дорожной обстановки на момент начала расследования.

I. Ситуации, при которых потерпевший в момент дорожно- транспортного происшествия находился вне транспортного средства.

  1. Потерпевший находится на месте происшествия, а водитель и транспортное средство отсутствуют и достоверных сведений о них нет. Эта ситуация характеризуется наличием достоверных сведений о характере происшествия, времени и месте совершения, последствиях.

Для этой ситуации характерны наиболее тяжкие последствия в виде причинения тяжкого вреда здоровью и смерти потерпевшего. Наиболее часто, как свидетельствует практика, эта ситуация встречается после совершения дорожно-транспортного происшествия водителем, находящимся в состоянии

1 Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия. Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1997. СП.

42

опьянения. Виновный водитель чувствует свою вину, думает, что факт дорожно-транспортного происшествия никем не замечен, и есть возможность этот факт просто скрыть, либо скрыть свое участие в нем, либо объяснить этот факт объективными причинами. Проведенный нами анализ причин оставления места дорожно-транспортного происшествия показывает:

в 74% случаев виновный водитель осознано оставляет место происшествия из-за боязни возможного уголовного наказания и по причине возможного сокрытия факта своего участия в происшествии;

12% водителей оставляют место происшествия из-за опасения расправы со стороны пострадавших и свидетелей. Чаще всего это происходит при наезде на группу людей. Анализ практики показывает, что в 80% перечисленных случаев водители являются с повинной;

5% составляют водители, которые не подозревают о своей причастности к дорожно-транспортному происшествию (например, когда пешеход сам наталкивается на движущийся автомобиль, попадает под колеса прицепа, не заметив его, когда в условиях ограниченной видимости водитель не замечает лежащего на дороге человека).

Задача расследования осложняется следующими обстоятельствами: отсутствием на месте происшествия следов автомобиля, свидетелей, невозможностью допросить потерпевшего, доставленного в больницу, либо погибшего.

В данной ситуации представляется возможным предложить программу первоочередных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

Основной задачей следователя на начальном этапе расследования является розыск водителя транспортного средства, скрывшегося с места происшествия и самого транспортного средства. Все начальные следственные действия проводятся под углом зрения получения информации о разыскиваемом автотранспортном средстве и водителе данного автотранспортного средства, скрывшемся с места происшествия.

43

В этом случае первоочередной задачей следователя становится поиск и допрос очевидцев и пострадавших, способных давать объяснения о случившемся. У них выясняются индивидуальные и групповые признаки разыскиваемого автотранспорта, приметы водителя, находившегося за рулем, наличие пассажиров в автомашине, их приметы.

При производстве осмотра места происшествия возможно по следам колес транспортного средства, отделившимся деталям, повреждениям на объектах установить тип и марку транспортного средства, участвовавшего в дорожно- транспортном происшествии.

Помимо следственных действий, в задачу следователя входит организация проведения организационных и розыскных мероприятий. По прибытии на место происшествия следователь должен обеспечить блокирование района, в котором может находиться транспортное средство, причастное к расследуемому событию, принять меры к задержанию. Следователь, получив сообщение, что автомобиль с места происшествия скрылся, должен организовать превентивные заградительные мероприятия на въездах-выездах из населенного пункта и развилках дорог еще до окончания осмотра места происшествия, и уточнения внешних признаков скрывшейся автомашины. Главная задача следователя на первоначальном этапе - поиск автомобиля. Потенциальные возможности розыска автомашины и получения доказательств ее участия в дорожно-транспортном происшествии, достаточно широкие, начиная с осмотра места происшествия, допроса очевидцев события, до проведения различных судебных экспертиз. Эти возможности могут сужаться либо расширяться.

Важной задачей с самого начала является устранение негативных для расследования условий, позволяющих скрывшемуся водителю незаметно для органов расследования и ГИБДД вывести автомашину за пределы района поиска, а также скрыть следы, полученные в результате дорожно-транспортного происшествия. При получении сведений о возможном выезде автомобиля за пределы района поиска или даже при возникновении такого

44

риска - должны быть немедленно расширены границы района поиска. Пока автомашина не задержана, поведение виновного не может контролироваться. Он может произвести ремонт автомобиля, устранить на нем следы повреждений, помыть его, создать ложные доказательства, вызвать техническую неисправность транспортного средства. Операция по обнаружению автомобиля не прерывается вплоть до задержания водителя, подозреваемого в совершении дорожно-транспортного происшествия.

В качестве примера можно привести дорожно-транспортное происшествие, произошедшее в г. Саратове на ул. Бахметьевской, где автомобиль ГАЗ-31 совершил столкновение с припаркованным у тротуара автомобилем ВАЗ-2106, после чего с места происшествия скрылся. В результате происшествия пассажирке ВАЗ-2106 гр. Лиходаевой был причинен вред здоровью средней тяжести. Прибывший на место происшествия следователь произвел осмотр места происшествия и осмотр пострадавшего транспорта, допросил пассажиров автомобиля ВАЗ-2106 гр. Жукова и гр. Лиходаеву. Сотрудниками ГИБДД были выявлены и опрошены очевидцы происшествия. На основании собранных показаний были установлены приметы транспортного средства и организованы поисково-заградительные мероприятия (введен по городу план «Перехват», личный состав муниципальной милиции и ГИБДД Октябрьского района были ориентированны на розыск автомобиля ГАЗ-31 светло-серого цвета с длинной антенной на крыше и с поврежденным капотом и правым передним крылом). Автомобиль был обнаружен спустя 3 ч недалеко от места происшествия на ул. Шевченко во дворе частного дома, где водитель уже успел помыть автомобиль и занимался рихтовкой поврежденного кузова автомобиля.1

  1. Потерпевший, транспортное средство находятся на месте происшествия, но отсутствует водитель транспортного средства. В этом случае известны время, место совершения преступления, его последствия и транспортное средство. Нахождение автомобиля на месте происшествия облегчает задачу

1 См.: Архив СУ ГУВД г. Саратова. 1997. Уголовное дело № 25488.

45

поиска, так как есть возможность получить сведения о владельце и автомобиле по учетным данным ГИБДД.

Как показывает практика, подобная следственная ситуация характерна в случаях, когда дорожно-транспортное происшествие совершается на транспортном средстве, находящемся в угоне, либо лицом в состоянии опьянения и влечет за собой, в большинстве случаев смерть потерпевшего. Кроме того, в такой ситуации нередко водитель делает заявление в милицию, после совершения дорожно-транспортного происшествия, об угоне у него транспортного средства, иногда склоняя к даче ложных показаний своих знакомых и родственников.

В описанной ситуации представляется возможным предложить следующую программу действий следователя на начальном этапе расследования. Основное направление действий следователя на этом этапе -установление и задержание лица, совершившего дорожно-транспортное происшествие.

Поставленную задачу можно решить уже на этапе осмотра места происшествия. Необходимо реконструировать обстановку происшествия, чтобы представить себе, как водитель мог выходить из автомобиля, где он должен был оставить следы, какие повреждения могут иметься у водителя. Посредством осмотра поврежденной кабины, поврежденных частей в салоне можно установить, в каком месте могли остаться следы рук водителя, к каким частям и предметам он прикасался. Необходимо много внимания уделять микрочастицам в автомобиле. Значение следов, обнаруживаемых внутри автомобиля, вокруг места водителя, обусловливается потенциальной возможностью их сравнения с тем, что будет найдено на теле и одежде сбежавшего после его задержания.

Необходимо принять все меры к тому, чтобы как можно раньше обнаружить скрывающегося водителя, а затем немедленно провести судебно-медицинское освидетельствование, изъять одежду и обувь.

Следует организовать незамедлительный поиск и допрос очевидцев, так как прежде чем покинуть место происшествия, водитель мог выйти из

46

автомашины, например, чтобы убедиться, что пострадавший мертв или находится в бессознательном состоянии. В этом случае водитель даже может общаться с очевидцами и скрыться под предлогом вызова скорой помощи или милиции. Нередки случаи, когда, сбежавший после дорожно- транспортного преступления водитель, возвращается на место и в составе собравшихся случайных лиц присутствует на месте происшествия.

В качестве иллюстрации можно привести пример, когда автомобилем ВАЗ-2121 на перекрестке улиц Соколовой и Симбирской был сбит десятилетний мальчик, получивший в результате наезда повреждения здоровью средней тяжести. После совершения наезда автомобиль столкнулся со световой опорой, и потерял возможность продолжать движение. Прибывший на место происшествия следователь обеспечил госпитализацию пострадавшего и отобрание у него первичных объяснений, произвел осмотр места происшествия и транспортного средства. Были допрошены очевидцы произошедшего события, которые указали на приметы сбежавшего водителя, а также на то, что водитель, по их мнению, был в состоянии сильного алкогольного опьянения, так как двигался неуверенно («еле на ногах держался») и кричал, что ему разбили машину, после чего спокойно покинул место происшествия. В результате проведенных мероприятий водитель данного транспортного средства был обнаружен сотрудниками патрульно-постовой службы спящим на лавочке в сквере на ул. Б.Горная.1

  1. Потерпевший, водитель и транспортное средство находятся на месте происшествия, но есть основания предполагать, что обстановка места происшествия была видоизменена, сознательно или случайно, участниками происшествия, причем во вновь сложившейся обстановке нельзя достоверно установить факт совершения дорожно-транспортного преступления.

Ситуация характеризуется наличием сведений о потерпевшем, водителе и транспортном средстве. Водитель либо выдвигает версию о
грубой

1 Архив Кировского районного суда г. Саратова. 1999. Уголовное дело № 1-216.

47

неосторожности самого потерпевшего, либо отрицает вообще сам факт совершения дорожно-транспортного происшествия. В данной ситуации основным направлением деятельности следователя будет являться восстановление первоначальной обстановки места происшествия, а также установление механизма дорожно-транспортного происшествия. В связи с чем, можно предложить следующую программу действий следователя на начальном этапе расследования.

На первоначальном этапе прояснить обстановку могут подробные допросы водителя и потерпевшего об обстоятельствах происшедшего события: обстоятельствах предшествовавших происшествию, механизме развития происшествия и об обстоятельствах, имевших место после интересуемого события. Необходимо произвести поиск и допрос свидетелей-очевидцев, которые могли наблюдать данное происшествие, об обстоятельствах произошедшего события, особое внимание уделяя механизму развития происшествия, характеру поведения участников и временным рамкам происшествия.

Точное выяснение в процессе допроса временных рамок (когда произошло происшествие, носило ли оно длящийся характер, когда виновный водитель вернулся на место происшествия, сколько времени прошло с момента происшествия до прибытия на место автомашин «Скорой помощи» и ГИБДД и т.д.) позволит по возможности достоверно восстановить механизм происшествия или сокрытия следов, поможет установлению некоторых величин, имеющих значение для дела (нахождение в состоянии опьянения, давность следов биологического происхождения).

На этапе осмотра места происшествия следователь должен установить первоначальное положение транспортных средств и потерпевших по материальным следам, оставшимся на дорожном покрытии, например, по следам торможения или юза, потекам технологических жидкостей, следам волочения, следам крови, по повреждениям, оставшимся на транспортном средстве или на других объектах.

48

Показателен случай, когда водитель автомобиля ВАЗ-2109 гр. Багуля на ул. Городской г. Саратова совершил наезд на гр. Ефимову причинив ей тем самым тяжкие телесные повреждения. Совершив наезд, гр. Багуля доставил потерпевшую Ефимову в травмпункт Кировского района г. Саратова, о чем там имеется соответствующая запись. После этого гр. Багуля вернулся на место происшествия, где оставил новый тормозной след меньшей длины на другом участке дорожного полотна - там, где к дороге вплотную подходят заросли кустарника на повороте с ограниченной видимостью. В это же время на место происшествия прибыл следователь, который был вызван сотрудниками травмпункта. Водитель не отрицал факт наезда на потерпевшую и то, что он, покинув место происшествия, доставлял ее в медицинское учреждение, однако утверждал, что не имел технической возможности предотвратить наезд, так как потерпевшая сама «выскочила из-за кустов на дорогу». Проводя осмотр места происшествия, следователь организовал поиск для получения показаний от жителей близлежащих домов с целью установления картины происшествия, также была допрошена об обстоятельствах происшествия потерпевшая Ефимова. Было осмотрено дорожное полотно на расстоянии 500 м до места происшествия и столько же по ходу движения, что позволило обнаружить истинное место наезда. Все это в совокупности помогло установить подлинную картину происшествия и изобличить виновного.1

  1. В зоне дорожного движения обнаружен потерпевший с телесными повреждениями или без внешних признаков таковых, либо труп, но нет признаков дорожно-транспортного происшествия, транспортное средство на месте происшествия отсутствует.

Ситуация характеризуется наличием потерпевшего с телесными повреждениями и близостью дорожного полотна, но осложняется отсутствием сведений о личности потерпевшего, о характере и времени причинения ему

Архив Кировского районного суда г. Саратова. 1998. Уголовное дело № 1-169.

49

телесных повреждений, об обстоятельствах происшедшего события, его механизме.

В этой ситуации программа первоочередных действий следователя будет направлена, в первую очередь, на установление самого факта совершения дорожно-транспортного происшествия.

Для разрешения этой ситуации, прежде всего, непосредственно после опроса потерпевшего (если это возможно), необходимо назначить судебно-медицинскую экспертизу по установлению времени и причины телесных повреждений у потерпевшего, которые, вполне вероятно, могли быть причинены и не в результате дорожно-транспортного происшествия. В ходе освидетельствования потерпевшего (или осмотра трупа) и проведения судебно-медицинской экспертизы необходимо установить характер причинения телесных повреждений (в результате чего наступила смерть потерпевшего), их локализацию, установить наличие следов на теле потерпевшего и их совмещение со следами на одежде в целях проверки версии об инсценировке дорожно-транспортного происшествия.

Задачей следователя при проведении осмотра места происшествия является выяснение, совпадает ли место обнаружения тела с местом причинения повреждений. Большое внимание следует уделить отработке версии об инсценировке дорожно-транспортного происшествия с целью сокрытия другого тяжкого преступления, а также версии о некриминальном характере происшествия, например, некриминальное столкновение транспортных средств, естественная смерть потерпевшего.

Приведем пример, иллюстрирующий подобную ситуацию. Так, на ул. Тархова г. Саратова ранним утром на проезжей части был обнаружен труп гр. Рызванова. Одежда и тело трупа были залиты кровью, одежда испачкана дорожной грязью. Назначенное по данному факту судебно- медицинское исследование трупа показало, что смерть гр. Рызванова наступила от обширного желудочного кровотечения в результате имеющейся у него язвы

50

желудка. Совпадение, что смерть наступила именно при переходе гр. Рызвановым проезжей чести.1

Разновидностью данной ситуации является ситуация, когда сообщение об обнаружении потерпевшего с травмами, характерными для дорожно- транспортного происшествия поступило из медицинского учреждения, куда был доставлен, либо прибыл самостоятельно, пострадавший. Особенностью первоочередных мероприятий является поиск и допрос лица, обнаружившего и доставившего потерпевшего в медицинское учреждение. У него необходимо выяснить где, когда, при каких обстоятельствах был обнаружен потерпевший, находился ли он в сознании, что говорил, как объяснял свое состояние. В этой ситуации необходимо осмотреть транспортное средство, на котором потерпевший был доставлен в медицинское учреждение на предмет поиска следов дорожно-транспортного происшествия.

  1. Потерпевший обнаружен вне зоны дорожного движения (в лесу, парке, овраге), но с признаками повреждений характерными для дорожно- транспортного происшествия.

Ситуация характеризуется отсутствием сведений о водителе и транспортном средстве, совершившем преступление, о времени и месте его совершения. На начальном этапе зачастую отсутствуют сведения и о личности потерпевшего. Так, вне зоны дорожного движения может быть обнаружен труп со следами переезда его транспортным средством, следами волочения.

Программа действий следователя в этой ситуации основной задачей будет иметь установление факта дорожно-транспортного преступления, времени и места его совершения, личности потерпевшего.

Первоочередными задачами следователя являются установление места причинения повреждений потерпевшему, в целях чего при производстве осмотра места происшествия необходимо установить наличие и направление подъездных путей к месту осмотра, следов колес транспортного средства,

1 Архив материалов об отказе в возбуждении уголовного дела Су ГУВД г. Саратова. 1999. Материал № 27.

51

которое доставило сюда потерпевшего, направление движения этого транспортного средства, место и время его стоянки, возможные следы ног и т.д. с целью последующего розыска транспортного средства.

Необходимо, как можно скорее назначить судебно-медицинскую экспертизу для установления времени и причины смерти потерпевшего.

Большое значение следует уделять поиску свидетелей доставления потерпевшего на место его обнаружения. Необходимо разыскать свидетелей, которые могли видеть одиночное транспортное средство в интересуемом районе, так как подобная ситуация характерна для уединенных мест, вдали от оживленных магистралей и от поселений.

После установления личности потерпевшего необходим подробный допрос близких родственников потерпевшего, для установления маршрута его передвижения, возможного обнаружения места совершения дорожно- транспортного происшествия, путем сопоставления маршрута передвижения со сводками дорожно-транспортных происшествий в исследуемом районе или с результатом опроса свидетелей, проживающих в интересуемом районе.

В качестве примера показателен случай: когда 21 апреля 2000 г. в лесопосадках на ул. Вишневой г. Саратова был обнаружен неопознанный труп с признаками насильственной смерти. Проведенное судебно-медицинское исследование трупа показало, что смерть наступила 1,5-2 месяца назад в результате травмы характерной для дорожно-транспортного происшествия. В этом случае очевидно имело место сокрытие трупа после дорожно- транспортного происшествия, повлекшего смерть потерпевшего. Комплекс проведенных следственных и оперативно-розыскных мероприятий по установлению личности неопознанного трупа, поиску и допросу свидетелей на момент написания настоящей работы результатов не дали.1

II. Ситуации, при которых потерпевший в момент дорожно- транспортного происшествия находился внутри транспортного средства.

1 Архив СУ ГУВД г. Саратова. 2000. Уголовное дело № 15511.

52

Подобные ситуации характеризуются тем, что достоверно известно, что пострадавший на момент происшествия находился внутри транспортного средства, однако отсутствует достоверная информация о местоположении пострадавшего в транспортном средстве на момент происшествия. При столкновении транспортных средств, либо при наезде транспортного средства на неподвижное препятствие, со времени происшествия до приезда на место аварии сотрудников ГИБДД или следователя проходит определенное время, в течение которого лица, находившиеся внутри транспортного средства, успевают покинуть его, пострадавшего зачастую отправляют в медицинское учреждение. Поэтому ко времени приезда на место автоаварии сотрудника ГИБДД обстановка места происшествия во многом изменена. Для данной ситуации характерен довольно высокий уровень фальсификации обстановки места происшествия. В подавляющем большинстве случаев изменения в обстановку вносятся при гибели пассажира транспортного средства. Так, пострадавший пассажир транспортного средства помещается на водительское место с целью создания инсценировки того, что именно он управлял транспортным средством, совершившим дорожно-транспортное происшествие. Практика изучения уголовных дел данной категории показывает, что подобный способ сокрытия составляет 17% от числа дорожно-транспортных происшествий, повлекших гибель человека, находившегося внутри транспортного средства.

Первоочередной задачей следствия в этой ситуации будет установление местоположения пострадавшего в салоне (кабине) транспортного средства, а также установление лица, управлявшего данным транспортным средством.

Для решения поставленных первоочередных задач необходимо немедленное назначение судебно-медицинской экспертизы с постановкой вопроса о характере повреждений, имеющихся у пострадавшего. По данным заключения судебно-медицинской экспертизы можно с достаточной долей вероятности установить местоположение пострадавшего внутри транспортного

53

средства. Необходимо назначение дактилоскопической экспертизы по следам пальцев рук, изъятых с рулевого колеса и рукоятки переключения передач интересующего транспортного средства. Большое значение для разрешения подобной ситуации имеет розыск и допрос очевидцев. У них необходимо выяснить, наблюдали ли они момент аварии, могут ли опознать лицо, управлявшее данным транспортным средством, не видели ли они, как кто-либо из пассажиров транспортного средства вносил изменения в обстановку места происшествия.

В качестве примера можно привести дорожно-транспортное происшествие, которое произошло на пересечении улиц Симбирской и Зеленой в г. Саратове. Водитель автомобиля ВАЗ-2106 гр. Тихов на крутом спуске, двигаясь с превышением установленной скорости, не справился с управлением и совершил наезд на световую опору. В салоне автомобиля кроме водителя находилось еще двое пассажиров: гр. Акчурин и гр. Баихутдинов. От удара автомашина загорелась. Водитель Тихов выбрался из горящего автомобиля и извлек из него находившихся без сознания гр. Акчурина и гр. Байхутдинова. После чего при помощи подоспевших водителей проезжавших автомашин начал тушить свою автомашину. Прибывшая на место автоаварии автомашина «Скорой помощи» увезла гр. Акчурина и Байхутдинова. Водитель Тихов остался на месте происшествия, где дождался работников ГИБДД и прибывшего следователя. Гражданин Тихов на месте происшествия давать объяснения следователю отказался, ссылаясь на плохое самочувствие. В тот же день в больнице, не приходя в сознание умер гр. Баихутдинов. На допросе гр. Тихов показал, что управлял автомобилем гр. Баихутдинов, а он сам в момент автоаварии находился на заднем сидении за спиной водителя и поэтому пострадал меньше всех. Гражданин Акчурин на допросе подтвердил эти показания. Однако судебно- медицинской экспертизы гр. Байхутдинова установила, что имеющиеся у него повреждения не характерны для водителя транспортного средства, а характерны для пассажира, находившегося на заднем сидении автомобиля. Были проведены судебно-медицинские экспертизы гр.

54

Тихова и Акчурина. Заключение судебно-медицинской экспертизы гр. Тихова гласило, что имеющиеся у него повреждения характерны для водителя транспортного средства, совершившего дорожно-транспортное происшествие при подобных обстоятельствах. На основании имеющихся данных гр. Тихов был изобличен во лжи и признался в том, что управлял транспортным средством он. Гражданин Акчурин дачу ложных показаний объяснил так: «один человек погиб, так зачем другому жизнь портить».1

Ш. Ситуации, складывающиеся при взаимодействии трех и более транспортных средств.

Подобные ситуации характеризуются тем, что представляют собой синтез ситуаций первой и второй групп в различной совокупности. Основная сложность при расследовании заключается в многоэлементности обстановки места происшествия. Здесь может наблюдаться синтез таких ситуаций, как совершение автомобилем наезда на пешехода, наезд на неподвижное препятствие, либо транспортное средство, столкновение автомобилей. Комбинация ситуаций происходит в различной совокупности и с различной последовательностью развития события. Осложнять подобную ситуацию могут различные действия участников дорожно-транспортного происшествия после его совершения. Так, одно из транспортных средств может отсутствовать на месте происшествия, пострадавший может быть отправлен в медицинское учреждение и т.д. Поэтому осложняется осмотр места происшествия, при производстве которого необходимо организовать медицинскую помощь пострадавшим, произвести осмотр и фиксацию обстановки места происшествия во всей совокупности.

Сложность восстановления обстановки места происшествия обусловлена и тем, что участники дорожно-транспортного происшествия зачастую дают противоречивые сведения о том, как происходило развитие события. Они видят происшествие с различных точек наблюдения (из салона
одного из

1 Архив СУ ГУВД г. Саратова. 1999. Уголовное дело № 16271.

55

автомобилей, с проезжей части и т.д.), что является причиной разности восприятия. Изучение практики показывает, что в подобной ситуации участники дорожно-транспортного происшествия довольно быстро выходят из состояния послеаварийного шока и, так как происшествие носит многоэлементный характер и его познание затруднено, стараются исказить, внести изменения в обстановку места происшествия, скрыть факт нарушения Правил дорожного движения. Анализ практики расследования уголовных дел рассматриваемой категории при складывающейся ситуации показывает, что на этапе осмотра места происшествия бесконфликтная ситуация, когда нет оснований полагать, что в обстановку места происшествия были внесены изменения, и все участники дают четкие показания, составляет лишь 28% от общего числа происшествий со сложившейся на начальном этапе подобной ситуацией.

Необходимо отметить, что большое значение имеет скорейшее освобождение проезжей части от последствий дорожно-транспортного происшествия, так как подобные автоаварии с участием большого количества транспортных средств, как правило, надолго парализуют движение транспортных средств на дороге. Поэтому процесс расследования дорожно- транспортных происшествий в данной ситуации включает в себя задачи и пути их преодоления, характерные для ситуаций входящих «в ее состав» в полном объеме.

В качестве примера можно привести дорожно-транспортное происшествие, произошедшее в селе Квасниковка. Велосипедист Кузнецов двигался по краю проезжей части ул. Мира, являющейся по отношению к имеющимся перекресткам главной дорогой, на что указывали соответствующие дорожные знаки. В попутном ему направлении двигался автомобиль ВАЗ-2106, который из-за узости дороги и имеющихся на ней выбоин не имел возможности совершить обгон велосипедиста, в результате чего двигался на расстоянии 5-7 метров со скоростью, не превышающей 20 км\ч, подавая звуковые сигналы велосипедисту. На перекрестке с ул. Цветочной, в условиях перекрестка с

56

ограниченной видимостью, на главную дорогу со второстепенной выехал автомобиль Москвич-2140, двигавшийся со скоростью 60-70 км\ч. Правым передним крылом автомобиль Москвич-2140 задел велосипедиста Кузнецова, в результате чего он потерял равновесие и упал. Водитель автомобиля ВАЗ-2106 Воробьев не сумел вовремя среагировать на изменение дорожной ситуации, в результате чего совершил наезд на гр. Кузнецова, причинив тому тяжкий вред здоровью. Совершив наезд, гр. Воробьев немедленно остановился, вышел из машины и стал оказывать первую помощь пострадавшему. Водитель автомобиля Москвич-2140, совершив столкновение с велосипедистом, не останавливаясь, скрылся с места происшествия. В результате проведенных следственных и оперативно-розыскных мероприятий очевидцы происшествия обнаружены не были. Потерпевший Кузнецов и водитель Воробьев смогли указать лишь марку и цвет автомобиля. На момент написания настоящей работы расследование данного уголовного дела продолжается.1

1 Архив СУ ГУВД г. Саратова. 2000. Уголовное дело № 45636.

57

§ 3 Характеристика поисково-познавательной

деятельности при расследовании дорожно-транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности

Познание, как философская категория, определяется как высшая форма отражения объективной действительности; обусловленный развитием общественной практики процесс отражения и воспроизведения действительности в мышлении; взаимодействие субъекта и объекта, результатом которого является новое знание о мире1. Выделяют познание социальное (мировоззрение, религия, идеология, философия) и научное. Процесс расследования преступного деяния является частным случаем научного познания, поэтому характеристика поисково-познавательной деятельности будет строиться на общих принципах философской теории познания. Познание истины в процессе доказывания есть частный случай познания объективной действительности2.

Познание всегда начинается с непосредственного восприятия, наблюдения вещей, явлений материального мира, т. е. с непосредственного взаимодействия человека с изучаемым предметом посредством органов чувств. Полученный в результате восприятия материал служит основой для дальнейшей мыслительной его обработки. Всякое мышление осуществляется только на основе данных, полученных человеком в результате непосредственного или опосредованного общения с материальными предметами3. Человек может мыслить только о том, о чем он слышал из рассказов других или читал, что он когда-то видел, ощущал, осязал. От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике - таков диалектический путь познания истины,

1 См.: Советский энциклопедический словарь. М., 1985. С.561;
Философский энциклопедический словарь. М., 1989. С Л 80.

2 См.: Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика и доказывание (методологические проблемы). М., 1969. С.7.

3 См.: Андреев И.Д. Основы теории познания. М., 1959. С. 12.

58

познания объективной реальности1. Чувственное познание осуществляется в форме ощущений, восприятия и представления. Среди большого многообразия приемов, способов, путей познания объективного мира выделяют главные, коренные методологические принципы познания, которыми необходимо руководствоваться в ходе любого познавательного процесса. Один из коренных принципов теории познания заключается в правильном понимании сущности практики, ее места и роли в процессе познания. Под практикой понимается все многообразие и разнообразие всесторонней деятельности людей, обусловленное данной ступенью общественного развития и направленное на преобразование природы и общественной жизни, на прогрессивные изменения в области общественного производства, науки и искусства2. Практика может выступать в виде научного эксперимента, наблюдения научных открытий и свидетельствует о том, что сущность чувственно воспринимаемых вещей, явлений не может быть понята без теоретического мышления. В этом суть единства чувственного и рационального познания.

Процесс познания состоит из двух основных ступеней: эмпирической, т. е. опытной ступени, или непосредственного живого созерцания; и рациональной, т. е. умственной ступени, или логического мышления3. Логическая обработка, обобщение фактов, результатов наблюдения дают возможность понимать язык фактов, проникнуть в глубину их содержания, в единичном раскрывать общее, существенное, главное4. Абстрактное мышление играет исключительно важную роль в познании, является высшей, наиболее важной ступенью процесса познания. Однако логическое познание может осуществляться только в том

1 См.: Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т.14. С.117.

2 См.: Мостеланенко М.В. Философия и методы научного познания. М., 1972. С.74.

3 См.: Сеченов И.М. Избранные философские и психологические произведения. М., 1987. С.82.

4 См.: Алексеев П.В., Панин А.В. Теория познания и диалектика. М., 1983. С.28.

59

случае, если оно основывается на реальных фактах, опирается на материал чувственного познания, на данные опыта, практики.

Как замечает A.M. Ларин, «ни в одной области познания, кроме доказывания по уголовным делам, исследователю не противостоит субъект, кровно заинтересованный в неудаче исследования»1.

Поисково-познавательная деятельность - деятельность, осуществляемая в рамках уголовно-процессуального закона уполномоченными на то лицами (судьей, следователем, прокурором, лицом, осуществляющим оперативно- розыскную деятельность, экспертом) в целях установления истины по уголовному делу.

В своей работе мы присоединяемся к мнению Р.С. Белкина и А.И. Винберга о том, что нет и не может быть специфически судебного познания истины2, доказывание, как процесс установления истины, исходит из положения о всеобщности процесса познания.

Представляется возможным выделить несколько уровней познавательной деятельности. Так, на первом уровне познание осуществляется следователем, либо лицом, производящим проверку первичных материалов. Здесь познание заключается в установлении признаков состава преступления и решения вопроса о возбуждении уголовного дела. На этом уровне идет накопление получаемой информации, на основании которой следователь и приходит к внутреннему убеждению о наличии признаков состава преступления. На втором уровне познавательная деятельность осуществляется следователем во всем объеме предоставленных ему полномочий по расследованию уголовного дела, а также прокурором, надзирающим за соблюдением законности при расследовании данного уголовного дела. На этом уровне происходит накопление доказательственной информации по конкретному уголовному делу.

Ларин A.M. Доказывание на предварительном расследовании в советском уголовном процессе. Дис…. канд. юрид. наук. М., 1962. С. 18.

2 См.: Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика и доказывание (методологические проблемы). М., 1969. С.9.

60

На третьем уровне познавательная деятельность осуществляется судом, рассматривающим дело по существу во всей его полноте, именно на этом уровне окончательно решается вопрос о преступности деяния и виновности лица. Это высший уровень познавательной деятельности при расследовании преступления. Однако необходимо отметить, что различий по полноте и важности познания между уровнями не проводится, на каждом из уровней познание осуществляется в полном объеме.

По вопросу об уровнях познания при расследовании преступлений писал Н.Н. Медведев. Он выделил следующие уровни: чувственное и рациональное; непосредственное и опосредованное; эмпирическое и теоретическое1. Также можно отметить классификацию В.А. Образцова, выделившего другие уровни организации поисково-познавательной деятельности: стратегический и тактический2, что чрезвычайно интересно и полезно, но мало практически применимо.

Поисково-познавательная деятельность следователя включает в себя различные формы. Данная деятельность осуществляется как в процессуальной форме, так и в непроцессуальной. Прежде всего, это поиск вещественных доказательств по уголовному делу, поиск лиц, имеющих сведения о расследуемом событии. Практика изучения уголовных дел рассматриваемой категории показывает, что деятельность следователя по расследованию уголовного дела не ограничивается только механическим собиранием доказательств и предоставлением их суду для окончательного разрешения. Именно функция следователя по оценке собранных доказательств, познанию события в целом, во всей его полноте, является основной, а деятельность по поиску доказательств лишь обеспечивает познавательную деятельность следователя. Но в то же время познание определяет направления поиска, следовательно, поиск обеспечивает процесс познания, а познание в свою

1 См.: Медведев Н.Н. Теоретические основы расследования. Краснодар, 1977. С.56-79.

2 См.: Образцов В.А. Криминалистика. М., 1997. С.71.

61 очередь определяет существо, предмет и направление поиска. Таким образом, деятельность по поиску и познанию неразделима. Это
две взаимообусловленные категории, которые можно рассматривать только в совокупности.

Работа с источниками криминалистической информации может носить как процессуальный, так и непроцессуальный характер, и в этом смысле результаты работы могут иметь доказательственное или ориентирующее значение. Постоянный поиск информации позволяет накапливать суммарную информацию для построения ситуационных моделей происшедшего в целом и по частям. Обнаруженные, логически обработанные и оцененные источники криминалистической информации подтверждают или опровергают правильность выдвинутых версий, позволяют планировать следующие шаги для поиска новых источников. «Процесс возникновения информации о событии носит ситуационный характер, то есть зависит от условий, в которых он протекает»1. Поисково-познавательная деятельность реализуется в обнаружении криминалистически значимой информации и ее логической интерпретации.

Познавательная деятельность следователя и ее значение находит свое отражение в широких полномочиях следователя, так, именно следователь решает вопрос о возбуждении уголовного дела, но делает это на основе собранных фактических данных; следователь вправе прекратить уже возбужденное уголовное дело, но так же на основе собранного фактического материала. Здесь четко прослеживается неразрывная взаимосвязь поисковой и познавательной деятельности и их влияние друг на друга. Поисково-познавательная деятельность может осуществляться как следователем, так и лицом, производящим оперативно-розыскные мероприятия (например, при решении вопроса о возбуждении уголовного дела по результатам проверки первичных материалов). Поиск может реализовываться как в
пределах

1 Белкин Р.С. Общая теория советской криминалистики. Саратов, 1986. С.63.

62

производства отдельных следственных действий, так и при проведении оперативно-розыскных мероприятий, но чаще поисковая деятельность осуществляется во взаимодействии следственного и оперативно- розыскного аппаратов.

На первом уровне поисково-познавательная деятельность осуществляется как в процессуальной, так и в непроцессуальной формах. Так, установление следователем признаков состава преступления, получение исходной информации для решения вопроса о возбуждении уголовного дела предполагает проведение как следственных, так и оперативно- розыскных, поисковых мероприятий. Однако необходимо отметить, что на данном уровне преобладает непроцессуальная форма поисково- познавательной деятельности. При получении информации о факте совершения дорожно-транспортного происшествия, с места которого водитель скрылся, следователь производит следственное действие - осмотр места происшествия, параллельно с которым производятся поисковые мероприятия с целью розыска транспортного средства, причастного к расследуемому событию, и мероприятия, направленные на поиск свидетелей происшествия. Полученная в результате оперативно- розыскных, поисковых мероприятий информация процессуально оформляется, т.е. происходит переход непроцессуальной формы в процессуальную. Так, розыск транспортного средства и водителя, скрывшегося с места происшествия, ведется, в основном, в непроцессуальной форме, в случае успешного розыска происходит задержание водителя и наложение ареста на транспортное средство в соответствии с требованиями УПК РСФСР.

На втором уровне поисково-познавательная деятельность осуществляется так же в процессуальной и непроцессуальной формах. Однако в процессе расследования преобладает проведение следственных действий с целью собирания доказательственного материала. Оперативно-розыскная, непроцессуальная деятельность носит вспомогательный, обеспечивающий характер. Может возникнуть необходимость поиска
дополнительных

63

свидетелей дорожно-транспортного происшествия либо произведения проверки оперативным путем информации, имеющейся в распоряжении следователя, например, информации о психофизическом состоянии водителя или потерпевшего, показаний скрывшегося водителя о его времяпровождении в момент дорожно-транспортного происшествия и т.д.

На третьем уровне поисково-познавательная деятельность осуществляется только в процессуальной форме. Процесс рассмотрения уголовного дела в судебном заседании строго формализован, несоответствие хода судебного заседания требованиям процессуального законодательства является основанием к отмене решения по делу.

Определение уровней и форм познавательной деятельности, позволяет выделить способы познания, осуществляемого следователем. Так, познание может осуществляться следователем непосредственно и опосредованно.

Непосредственно следователь осуществляет познание при совершении им различных действий процессуального и непроцессуального характера при расследовании конкретного уголовного дела, и при использовании накопленного наукой криминалистикой теоретического и практического материала. Следователь при производстве осмотра места происшествия непосредственно воспринимает обстановку, оценивает ее, по результатам оценки полученной информации организует первоначальные поисковые и оперативно-розыскные мероприятия. Например, прибыв на место дорожно-транспортного происшествия, следователь изучает обстановку происшествия, собирает исходную информацию, организует поиск очевидцев. На основании исходной информации, используя накопленный теоретический и практический опыт, он выдвигает первоначальные версии относительно произошедшего события и организует поисковые мероприятия транспортного средства или водителя, если имеется информация об их сокрытии. Показателен пример непосредственного познания следователем - производство допросов, в ходе которых следователь непосредственно от сведущего лица получает информацию о расследуемом событии.

64

Не меньшее значение при расследовании автотранспортных преступлений имеет познание, осуществляемое следователем опосредованно. При таком способе познания следователь получает необходимую информацию не от ее носителя, а от лиц, получивших ее в соответствии с требованиями закона. Опосредованное познание может осуществляться только в процессуальной форме, иначе данная информация не будет иметь доказательственного значения. Примером такого познания является оценка следователем результатов проведения автотехнической экспертизы. Так, следователь непосредственно собирает исходные данные для проведения данной экспертизы. Сама экспертиза, в ходе проведения которой выясняются новые обстоятельства расследуемого события, производится уполномоченным на то лицом. Информация, получаемая следователем из заключения эксперта, является опосредованной. Необходимо отметить, что полученная опосредованная информация о расследуемом событии требует особенно тщательной оценки.

При расследовании уголовного дела на каждом из выделенных уровней познания происходит как непосредственное, так и опосредованное познание расследуемого события.

Одним из методов научного познания вообще, и познавательной деятельности следователя в частности, выступает метод моделирования. Данный метод дает возможность наглядного, образного восприятия тех теоретических предположений, которые возникают на основе раннее полученной информации. Моделирование предполагает собой разработку наиболее вероятных путей развития исследуемой ситуации как до, так и после ее совершения. В данном процессе находит свое отражение вся полнота криминалистически значимой информации. Данная информация, в своей совокупности принимает вид наглядных образов, на основании анализа которых имеется возможность строить дальнейшие умозаключения и принимать решения по расследуемому делу. Результат, полученный в результате моделирования определяет дальнейшие направления деятельности

65

следователя по познанию расследуемого события. Моделирование является одним из методов накопления и обработки криминалистической информации.

Мы считаем, что при расследовании дорожно-транспортных преступлений моделирование является необходимым мероприятием. Это может быть: моделирование развития аварийной ситуации, поведения водителя после совершения автоаварии, механизма происшествия во всей его полноте. Проведенное моделирование позволяет следователю на основании полученных данных выдвинуть и проверить версии по развитию события в целом и отдельных его элементов (общие и частные версии). Подобным путем можно так же проверить добросовестность показаний водителя транспортного средства, потерпевшего или свидетелей, так как возможно моделирование ситуации по заданным параметрам с фиксацией результатов развития моделируемого события. Безусловно, нельзя сводить процесс расследования только к моделированию. Речь может идти об особом подходе к изучению и описанию явлений, некоторых сторон познавательной деятельности следователя.

На наш взгляд, методологически верно при расследовании дорожно- транспортных преступлений ориентировать следователя на обязательное проведение моделирования. Вопрос о времени и порядке его проведения необходимо решать самому следователю в каждом конкретном случае, так как это зависит от целей и объема моделирования. Например, для моделирования наиболее общего развития аварийной ситуации следователю необходимы данные, полученные в результате проведенного осмотра места дорожно-транспортного происшествия. В этом случае моделирование будет проводиться непосредственно после проведенного осмотра. Целями подобного первоначального моделирования могут быть выдвижение версий о повреждениях полученных разыскиваемым транспортным средством, о возможности наблюдать событие и поиска свидетелей, о поведении потерпевшего и т.д. В последующим для проведения моделирования могут понадобиться данные проведенных экспертиз, показания допрошенных лиц и

66 т.д. Наиболее целесообразно последующее моделирование проводить для проверки показаний допрашиваемых лиц.

Мы считаем, что дополнительной процессуальной регламентации для моделирования не требуется. Если следователь проводит моделирование в целях уяснения каких-либо обстоятельств события для выдвижения версий по делу, то моделирование не требует соблюдение процессуальной формы и является формой использования специальных познаний непосредственно следователем, либо с участием специалиста. Если же моделирование производится в качестве подготовки какого-либо следственного действия, например, следственного эксперимента, то в протоколе данного следственного действия делается соответствующая отметка. Закон регламентирует процессуальные формы, условия, порядок собирания, исследования, использования и оценки доказательств, основные источники их получения. Но закон не в состоянии регламентировать содержание методов познания. Содержание познавательных методов определяется наукой криминалистики.

Представляется, что наиболее рациональным на современном уровне научно- технического развития является проведение компьютерного моделирования. Преимущество компьютерного моделирования в том, что оно включает в себя математическое, аналитическое, предметное моделирование. Так работа ЭВМ основывается на строгих математических законах, метод анализа находит свое отражение в подготовке материалов для подобного моделирования, предметное моделирование заключается в использовании компьютерных образов - аналогов при проведении процесса моделирования.

Изучение уголовных дел данной категории показало, что правоохранительные органы испытывают потребность в создании и внедрении в практику компьютерной программы трехмерного моделирования. На наш взгляд, данная программа должна иметь возможность моделирования развития механизма дорожно-транспортного происшествия. Необходимо предусмотреть возможность задания различных ситуаций, сложившихся на начальном этапе расследования. Так, следователь при задании параметров должен выбрать:

67

количество транспортных средств; модель транспортного средства; цвет транспортного средства;

скорость, на которую указывают участники или свидетели происшествия;

место расположение пострадавшего: в транспортном средстве или на проезжей части.

Для моделирования механизма происшествия необходимо задать параметры окружающей обстановки, которые следователь может выбрать из ряда предложенных, таких как:

горизонтальный профиль дороги (прямой участок пути, радиус закругления, количество поворотов);

вертикальный профиль дороги (наличие, угол и направление уклона); характеристики дороги (ширина проезжей части, ширина обочины, наличие дорожной разметки, наличие освещения);

качество дорожного покрытия (тип покрытия, наличие ям, выбоин, «трещоток», их расположение, глубина);

характеристика окружающей обстановки (характер местности: лес, степь, морское побережье; удаленность деревьев или кустарника от края обочины);

следовая информация (характер и расположение материальных следов, следов биологического происхождения);

прочие характеристики (тип освещения, время совершения, ориентирование по сторонам света).

На основании введенных данных следователь должен иметь возможность смоделировать и наблюдать механизм дорожно-транспортного происшествия, с выдачей письменного отчета о характере развития механизма происшествия. Так же необходимо предусмотреть возможность при недостаточности информации многократного моделирования с изменением неизвестных параметров. Если же на основании введенных параметров невозможно

68

смоделировать ситуацию, то необходимо предусмотреть возможность автоматического изменения введенных параметров. Во всех случаях необходима выдача письменного отчета о проведенном моделировании и изменении параметров.

Использование компьютерного моделирования как метода познания расследуемого события позволит в значительной степени оптимизировать процесс расследования дорожно-транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности.

При рассмотрении данной темы необходимо отметить, что многими авторами не проводится разделение преступлений на совершенные в условиях очевидности и неочевидности, так как любая первоначальная информация о совершенном преступлении характеризуется своей неполнотой.

Однако необходимо провести разделение, что следует понимать под условиями очевидности. В данном понятии можно выделить две составляющие: очевидность самого факта события и очевидность криминальной направленности данного события. Как правило, очевидность самого факта события сомнения не вызывает: событие либо произошло, либо нет. Выяснить данный факт можно предварительным обзором места происшествия. Например, по прибытии на место происшествия следователь обнаружил транспортное средство, столкнувшееся с неподвижным препятствием (световой опорой) и труп, находящиеся на проезжей части. Факт совершения дорожно- транспортного происшествия очевиден. Но на данном этапе невозможно установить причинную связь между дорожно-транспортным происшествием и гибелью человека и, тем более, установить виновность водителя. Поэтому криминальная направленность данного происшествия носит неочевидный характер. Исходя из вышесказанного, мы будем рассматривать очевидность совершения дорожно-транспортного происшествия именно с позиции его криминальности, т. е. будем считать неочевидным совершение дорожно-транспортного преступления. Но и тогда, когда определены признаки состава преступления, говорить об очевидности данного преступления нельзя.

69

Мы считаем, что на первоначальном этапе любое преступление необходимо считать складывающимся в условиях неочевидности, так как определение совершенного преступления, как совершенного в условиях очевидности (или как иногда, на наш взгляд, неверно называют в литературе - очевидные преступления), означает изначальный обвинительный уклон следователя в расследовании преступления, сокращает число выдвигаемых версий по делу. Это нарушает принцип полноты и всесторонности расследования преступления следователем. Устанавливая преступление, как совершенное в условиях очевидности, следователь принимает за истину, что совершено преступление, т. е. виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом под угрозой наказания. Использование подобной формулировки нарушает конституционный принцип о признании гражданина виновным только судом, а в этом случае виновность гражданина признается уже на стадии предварительного расследования, а точнее на его первоначальном этапе. Условия совершения преступления становятся очевидными лишь после проведения судебного разбирательства, суть которого заключается в установлении истины по делу.

В криминалистической литературе подобные преступления (совершенные в условиях неочевидности) иногда сравнивают с уравнением с одним или несколькими неизвестными), и поэтому нельзя делать вывод об очевидности совершения преступления. Данная точка зрения представляется наиболее предпочтительной и будет использоваться в работе.

Традиционная криминалистическая характеристика дорожно- транспортных преступлений связывает «неочевидность» с сокрытием автомобиля с места происшествия, однако мы считаем, что и в ситуациях, когда наблюдается наличие всех элементов дорожной обстановки можно и нужно говорить о неполноте информации о данных элементах. Это и обусловливает условия «неочевидности» в их традиционном понимании. Именно поэтому невозможно определить дорожно-транспортное происшествие на начальном этапе, как совершенное в условиях «очевидности». Практика знает немало

70

примеров, когда, на первый взгляд ясное и очевидное дело, при расследовании его вскрывало все новые факты, не укладывающиеся в начальную картину происшествия. Например, при расследовании дорожно-транспортного происшествия ситуация первоначально рассматривалась как очевидная. Водитель, сбив пешехода, вызвал работников ГИБДД и повез потерпевшего в медицинское учреждение, вернувшись, оказал активную помощь следователю в производстве осмотра места происшествия. Однако, когда уголовное дело было передано в суд, адвокат обвиняемого обратил внимание суда на то, что следы, причинно связанные с событием преступления описаны следователем в протоколе осмотра места происшествия недостаточно полно: описаны лишь групповые признаки. Адвокат заявил, что нет оснований считать, что следы, причинно связанные с событием преступления, оставлены автомобилем его подзащитного. Мы считаем, что методологически неверно ориентировать следователей на ситуацию «очевидности», особенно на начальном этапе расследования.

Бедность информации обусловлена не сложившимися условиями очевидности, а самим процессом расследования, цель которого и состоит в собирании необходимого объема информации. Поэтому, если определять преступление на начальном этапе, как совершенное в условиях очевидности, предполагается наличие достаточного объема информации о событии, ненужность познания самого события в целом. А это противоречит принципам уголовного процесса о полноте и всесторонности.

Так, В.А. Жбанков утверждает, что «…отличительной чертой раскрытия преступлений, совершенных в условиях неочевидности, является поиск свидетелей…»1. С другой стороны, он утверждает, что «особенностью раскрытия неочевидных преступлений на первоначальном этапе является, как правило, бедность информации о преступнике»2. Таким образом, В.А. Жбанков

Жбанков В.А. Криминалистические средства и методы раскрытия неочевидных преступлений. М., 1987. С.60.

Там же. С.66

71

дает определение преступления, совершенного в условиях неочевидности, проводя разделение по наличию информации на начальном этапе расследования.

Н.Ф. Колосов, определяет дорожно-транспортное преступление, совершенное в условиях неочевидности, как «предусмотренные уголовным законом общественно опасные деяния, после совершения которых водители скрываются с места происшествия на транспортном средстве или оставляют его на месте происшествия по различным основаниям».1

Представляется, что приведенные определения не охватывает всей полноты ситуаций, которые мы определяем как складывающиеся в условиях неочевидности.

Поэтому развивая положения, высказанные по данной проблеме, на основании вышеизложенного, дорожно-транспортное преступление, совершенное в условиях неочевидности можно определить, как событие, произошедшее в процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при котором погибли или ранены люди, после совершения которого в обстановку места происшествия вносятся изменения, с целью противодействия выяснению обстоятельств преступления в полном объеме.

В качестве основы улучшения и совершенствования поисково- познавательной деятельности предполагается избрать вопросы ее организации. Так, следует признать положительным опыт г. Саратова по установлению специализации следователей, что существенно повышает качественный уровень расследования уголовных дел рассматриваемой категории. Специализация следователей предполагает создание постоянно действующей группы по расследованию дорожно-транспортных происшествий. Установление специализации обусловило отлаженное взаимодействие следователей с органом дознания, в частности с Государственной инспекцией

Колосов Н.Ф. Совершенствование организации раскрытия и методики расследования дорожно-транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности. Дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1996. С.6,7

72

1

по безопасности дорожного движения, что подтверждает даже сам факт нахождения данной группы в здании ГИБДД г. Саратова. Тесное взаимодействие заключается в совместных выездах на место дорожно- транспортного происшествия, где работник ГИБДД выполняет функцию специалиста, во взаимодействии в процессе расследования следователя и группы по розыску причастных к событию и похищенных транспортных 11 средств. Сотрудники группы розыска при расследовании автопроисшествий

! I выполняют функции оперативных уполномоченных при расследовании

11 уголовных дел общеуголовных составов. Существует сложившаяся практика

работы по одному уголовному делу на всем протяжении расследования одних и тех же следователей и работников ГИБДД. По сути, по каждому расследуемому » уголовному делу создается следственно-оперативная группа.

Необходимо отметить, что данная постоянно действующая группа

выполняет функции учебно-методического центра по изучению опыта

| j расследования дорожно-транспортных преступлений. Так, в составе данной

’? 1 группы, постоянно сменяя друг друга, проходят стажировку следователи из

I различных районных отделов внутренних дел с целью получения навыков

г ‘

расследования данной группы преступлений.

73

ГЛАВА 2

Тактические операции начального этапа расследования

§ 1 Тактическая операция по собиранию информации об обстоятельствах дорожно-транспортного преступления

В настоящее время в литературе нет единого мнения относительно понятия тактической операции. Различные авторы по-разному определяют структуру, содержание, субъектный состав тактической операции. Наблюдается разброс мнений и в соотношении понятий тактическая операция и тактическая комбинация.

Термин «тактическая операция» был предложен А.В. Дуловым в 1972 г. в работе «О разработке тактических операций при расследовании преступлений»1. Он определяет тактическую операцию как «совокупность следственных, оперативных, ревизионных и иных действий, разрабатываемых и производимых в процессе расследования по одному плану под руководством следователя с целью реализации такой тактической задачи, которая не может быть решена производством по делу отдельных следственных действий»2. Автор подчеркивает, что тактическая операция проводится следователем или по поручению следователя органом дознания до или после возбуждения уголовного дела. По его мнению, тактическая операция - всегда програмно-целевая система, она создается для достижения определенной цели (или комплекса целей): конечной или промежуточной3. Разработкой вопросов, относящихся к проблеме тактических операций применительно к деятельности следственных, оперативно-розыскных и иных органов, занимались видные

1 Дулов А.В. О разработке тактических операций при расследовании преступлений. Л., 1972. С. 14.

2 Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. Минск, 1979. С. 16.

3 См.: Дулов А.В. Указ. соч. С. 17.

74

специалисты науки криминалистики (Р.С. Белкин, И.Ф. Герасимов, Л.Я. Драпкин, А.В. Дулов, А.А. Закатов, В.А. Образцов, В.И. Шиканов и другие1).

Первоначально в литературе появились рекомендации о комплексе следственных и оперативно-розыскных действий, проведение которых связано единой целью (например, розыск преступника, задержание, групповой обыск, осмотр места происшествия2). Впоследствии с учетом потребностей практики комплексы действий стали активно разрабатываться, особенно применительно к ситуациям первоначальных следственных действий, а позднее - с учетом следственных ситуаций.

Наиболее законченный вид определение тактической операции приняло в работе А.Е. Михальчука «Тактические комбинации при производстве следственных действий», который, проанализировав ряд концепций и взглядов на это понятие, дал обобщенное определение тактической операции как комплекса согласованных и взаимосвязанных следственных действий, организационно-подготовительных, оперативно-розыскных, контрольно-ревизионных, технических и иных мероприятий, проводимых соответственно отраженной в плане тактической линии поведения следователя и направленных на решение каких-либо конкретных задач, возникающих на определенном этапе расследования в той или иной следственной ситуации3.

При исследовании проблемы тактической операции видно, что нередко в своих работах авторы оперируют термином «тактическая комбинация», зачастую смешивая понятия «тактическая операция» и «тактическая комбинация». Как справедливо замечает в своей работе А.Е. Михальчук, смешение этих двух понятий, возможно, происходит потому, что тактическая

1 См.: Криминалистика./ Под ред. И.Ф. Герасимова и Л.Я. Драпкина. М. 1994; Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. М., 1997; Шиканов В.И. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. Иркутск, 1983.

2 См.: Попов В.И. Осмотр места происшествия. Алма-Ата, 1957.

3 См.: Михальчук А.Е. Тактические комбинации при производстве следственных действий. Саратов, 1991. С. 14.

75

операция - явление динамичное и многоплановое. «Тактическая комбинация - определенное сочетание тактических приемов, следственных или иных действий, объединенных единым замыслом и обусловленных конкретной следственной ситуацией»1. Как отмечает большинство авторов (П. А. Волостнов, В.И. Баронин, Р.С. Белкин, А.Я. Маркин) тактическая комбинация - это оптимальное сочетание тактических приемов в рамках отдельного следственного действия.

Из предыдущего определения и раскрытия понятия тактической операции видно, что она может проводиться и в рамках одного следственного действия, где тактические приемы «подкрепляются», «усиливаются» проведением оперативно-розыскных и иных мероприятий, либо данные мероприятия вообще не проводятся, и тактическая операция по своему объему и целям приближается к тактической комбинации. Так, Р.С. Белкин выделяет элементарные и сложные (оперативно-тактические) комбинации2. Причем сложная тактическая комбинация представляет собой совокупность следственных и оперативно-розыскных мероприятий.

Как можно заметить, данное Р.С. Белкиным понятие сложной тактической комбинации во многом сходно с понятием тактической операции, что отмечает и сам автор. В литературе по этому поводу нет единого мнения. Так, Б.Г. Кульчинский и А.Д. Трубачев во многом отождествляют понятия тактическая операция и тактическая комбинация. В свою очередь А.Б. Соловьев предлагает вообще отказаться от термина «тактическая комбинация», как от необоснованного3.

Таким образом на сегодняшний момент в специальной литературе высказаны две различные точки зрения. Так представители одного направления (Р.С. Белкин, Б.Г. Кульчинский и др.) отождествляют понятия тактической

1 Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997. С.222.

2 См.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1979. Т.З С.322.

’ См.: Соловьев А.Б. Как организовать расследование: Учебно-методическое пособие. М., 2000

76

операции и тактической комбинации, в свою очередь проводя дифференциацию последней. Другие (А.Е. Михальчук и др.1) полагают, что понятия тактической комбинации и тактической операции следует различать, так как они выражают различные уровни общности деятельности субъектов расследования.

По нашему мнению, понятия «тактическая операция» и «тактическая комбинация» соотносятся как общее и частное, так как понятие тактической операции шире и может включать в себя несколько тактических комбинаций. Тактические комбинации могут быть реализованы в следственных действиях, предусмотренных к осуществлению в общем замысле тактической операции. Субъектный состав тактической операции шире, чем субъектный состав тактической комбинации, которую могут реализовывать лишь лица, которым в соответствии с законом дано право производить следственные действия: самостоятельно или по соответствующему поручению. Круг субъектов тактической операции включает в себя также орган дознания, контрольно- ревизионные органы, экспертов и специалистов. Понятие тактической комбинации предлагается ограничить лишь комбинацией тактических приемов в рамках одного следственного действия, т. е. тем, что Р.С. Белкин назвал простой или элементарной тактической комбинацией.

В тактическую операцию по собиранию информации об обстоятельствах дорожно-транспортного преступления входят такие элементы, как следственное действие - осмотр места происшествия, мероприятия по розыску лиц, причастных к преступлению, мероприятия по охране объекта и по ликвидации последствий преступления, оперативно-технические и заградительные мероприятия и т.д. Центральное место в данной тактической операции занимает осмотр места происшествия. Данное следственное действие является ядром операции, составляет ее основу.

См.: Михальчук А.Е. Тактические комбинации при производстве следственных действий. Саратов, 1991; Соловьев А.Б. Как организовать расследование: Учебно-методическое пособие. М., 2000.

77

Как уже отмечалось выше, в осмотр места происшествия входят специфические этапы: 1) оказание раненым помощи; 2) ликвидация последствий аварии, в том числе доставка раненых и погибших. И только после этого начинается общий осмотр места происшествия.

Особенности дорожно-транспортных происшествий таковы, что работник ГИБДД, включенный в состав следственно-оперативной группы, по сути дела выполняет универсальную роль не только работника органа дознания, но и специалиста (однако, здесь наблюдается противоречие со ст. 661 УПК РСФСР о незаинтересованности специалиста, и противоречие со ст. 1331 УПК РСФСР, т.к. работник ГИБДД может осуществлять действия на месте происшествия. Поэтому в своей работе мы солидарны с позицией Ф.Ю. Бердичевского и A.M. Ларина1, утверждающих, что взаимодействие работника ГИБДД со следователем протекает в виде оказания ему содействия, т. е. в рамках п. 4 ст. 127 УПК РСФСР.).

Осмотр места происшествия - следственное действие, с которого, как показывает статистика, начинается 98,5% уголовных дел рассматриваемой в данной работе категории. В литературе нет четкого устоявшегося определения осмотра места происшествия. Так А.П. Рыжаков указывает, что «осмотр - это следственное действие, направленное на собирание доказательств без применения принуждения, в основном путем наблюдения и отражения его результатов в соответствующем протоколе»2.

В.П. Колмаков дает иное определение: «…Под осмотром места происшествия нужно понимать следственное действие, в котором следователь, совместно с указанными в законе лицами, непосредственно воспринимает, исследует, фиксирует и оценивает состояния, свойства и признаки материальных объектов, имеющихся на участках местности или в помещении, с

1 См.: Бердичевский Ф.Ю., Ларин A.M., Образцов В.А. Расследование нападений с целью завладения государственными и общественными денежными средствами. М, 1976; Ларин A.M. ОТ следственной версии к истине. М., 1976.

2 Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. М., 1997.

С.47.

78

целью обнаружения там следов и других вещественных доказательств, выяснения обстановки и всех обстоятельств, имеющих значение для установления истины по делу»1.

Однако в работе мы будем придерживаться определения данного Л.А. Ивановым: «Следственный осмотр - это процессуальное действие, проводимое в определенной ситуации в строгом соответствии с законом уполномоченными лицами путем использования научных методов, технических средств и тактических приемов, разработанных и рекомендованных криминалистикой, с целью обнаружения, исследования, оценки и фиксации свойств и признаков материальных объектов и состояния окружающей среды, связанные с изучаемым событием, и установления фактических данных при расследовании и предупреждении преступлений».2

Проведение следственных осмотров по делам о дорожно-транспортных происшествиях, совершенных в условиях неочевидности имеет немаловажное значение, так как часто результаты осмотра служат основанием для назначения различных экспертиз и являются основным доказательством виновности водителя.

Одним из основных требований к осмотру места происшествия является его незамедлительность. Особое значение приобретает неотложность. Место дорожно-транспортного происшествия характеризуется, прежде всего, дорожной обстановкой, поэтому в задачу следователя входит по возможности скорейшее освобождение проезжей части и восстановление дорожного движения. Неотложность также характеризуется возможностью изменения и вообще утраты материальных следов на месте происшествия. Длительность времени, в течение которого следы могут быть пригодны для криминалистического исследования, зависит от многих факторов: механизма их

1 Колмаков В.П. Следственный осмотр. М., 1969. С. 18.

2 Иванов Л.А. Следственный осмотр при расследовании транспортных происшествий. Саратов, 1993. С.18,19.

79

образования, химического состава, погодных условий и т.д. Неотложность характеризуется и тем, что своевременно выявленные материальные следы дорожно-транспортного происшествия, и уяснение на основе анализа дорожной обстановки самого характера происшествия позволят незамедлительно организовать розыск и задержание лица, совершившего дорожно-транспортное происшествие, либо транспортное средство; так как данное следственное действие часто является единственной возможностью установить характер происшедшего события, решить вопрос о квалификации события и о направлении дальнейшего расследования.

При розыске транспортного средства, причастного к совершению дорожно-транспортного происшествия, задачи осмотра места происшествия можно разделить на основные и производные.

Основной задачей будет являться наиболее полное изучение и фиксация обстановки на месте происшествия, поиск следов и фиксация их взаиморасположения. Производными будут действия, позволяющие выдвинуть ряд розыскных версий, установить направление, в котором скрылся водитель на транспортном средстве, его индивидуальные признаки, определить места, где может находиться или куда направляется разыскиваемый водитель, решить, каким путем разыскиваемый водитель может быть обнаружен, установить вероятный путь дальнейшего движения водителя1. Мы не можем поддержать данную точку зрения, так как, при использовании предложенного подхода, решение основных задач будет направлено на реализацию производных; так как фиксация обстановки места происшествия имеет целью установление по различным материальным следам транспортного средства, причастного к совершению дорожно-транспортного происшествия, и получение доказательств для изобличения виновного.

Ряд авторов отмечает, что в определенной мере качественному решению задач при осмотре места происшествия, может
способствовать

80

программирование действий следователя, т. е. возможность получения в требуемый момент в краткой форме применительно к определенной ситуации необходимого перечня рациональных рекомендаций. Программированию должна подлежать не только деятельность следователя при осмотре места происшествия, но и деятельность работника ГИБДД, оказывающего помощь следователю. Причем это должны быть не две разные программы, а общая, предусматривающая их совместные и согласованные действия. В программах могут содержаться рекомендации применительно к конкретному виду преступлений, для проведения конкретных следственных действий, например, программа для осмотра места дорожно-транспортного происшествия совершенного ночью или в условиях ограниченной видимости2. То есть авторы предлагают разработать максимально детализированные тактические операции в зависимости от следственных ситуаций.

Осматриваемая обстановка места происшествия в подавляющем случае бывает сложной, ее простота лишь кажущаяся. Это обусловлено тем, что в дорожно- транспортном происшествии вступают во взаимодействие и оставляют следы большое количество объектов: транспортные средства различных моделей, участвовавшие в происшествии, транспортные средства, не участвовавшие в происшествии, отделившиеся части транспортных средств, пешеходы и т.д. Разнообразие объектов, которые приходится исследовать на месте происшествия, специфика механизма транспортного происшествия и условий осмотра требует применения следователем всей совокупности методов работы с получаемой информацией. Правильное и рациональное их применение в конкретной обстановке позволяет следователю определить правильное соотношение поисковой и познавательной деятельности, не отдавая

1 См.: Яковенко В.Е. Взаимодействие следователей с работниками ГАИ при расследовании дел о дорожно-транспортных происшествиях. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1992. С.14.

2 См., например: Винницкий Л.В. Теоретические и практические проблемы следственного осмотра. Дис. … докт. юрид. наук. М., 1991. С.12.; Соя-Серко Л.А. Программирование расследования// Социалистическая законность. 1980. №1. С.34.

81

предпочтения ни одной из форм. Осмотр может сводиться лишь к поиску и закреплению материальных следов, обнаруженных на месте происшествия, и дорожной обстановке. Однако, как уже отмечалось выше, осмотр места происшествия включает в себя и ряд других задач, реализация которых позволит организовать и успешно провести розыск транспортного средства или водителя, изобличить виновного. Своевременный анализ полученных при поиске материальных следов, доказательств помогает правильному определению направления дальнейшего поиска, определению негативных обстоятельств, определению границ осмотра, а также конкретных следов, которые должны были остаться при предполагаемом развитии дорожной ситуации.

Оптимальное сочетание процессов поиска и познания выделяют в своих работах и ряд видных криминалистов при характеристике методов работы с вещественными доказательствами. Так, Р.С. Белкин определяет общие и специальные методы. К общим он относит: наблюдение, измерение, описание, сравнение, эксперимент, моделирование, математические методы исследования. Под специальными понимает такие, которые «применяются либо в одной конкретной отрасли научного знания, либо в нескольких, т.е. методы, сфера применения которых ограничена»1. Эту мысль продолжает И.М. Лузгин: «при осмотре неразрывно связаны между собой приемы и средства наблюдения, сравнения, вычисления, измерения, описания, эксперимента и ряда других методов непосредственного познания при определяющей роли логических приемов, обеспечивающих связь, переходы, взаимное проникновение и диалектическую подвижность всех методов»2.

Осмотр места происшествия по делам о расследовании дорожно- транспортных происшествий не ограничивается лишь одной фиксацией окружающей обстановки и обнаруженных следов. В зависимости от ситуации,

Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. М., 1988. С.121-123.

2 Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. М, 1969. С.59.

82

сложившейся на начальном этапе расследования, помимо обстановки места происшествия следователю приходится осматривать также транспортное средство, труп, одежду трупа (если она находится не на трупе), окружающую место происшествие местность. Л.В. Виницкий рекомендует при фиксации результатов осмотра места происшествия в протоколе фиксировать признаки, воспринимаемые не только при помощи зрения, но и при помощи обоняния, осязания и т. д. Фиксация таких данных в протоколе обусловлена тем, что как иными средствами они, как правило, не передаются.1 В своей работе мы полностью поддерживаем данную рекомендацию.

При изучении материалов уголовных дел отмечено, что на практике нередко существуют неясности, являются ли эти действия единым осмотром места происшествия с составлением общего протокола, либо это самостоятельные виды следственного осмотра. Статья 178 УПК РСФСР указывает, что осмотр производится в целях «…обнаружения следов преступления и других вещественных доказательств, выяснения обстановки происшествия, а равно иных обстоятельств, имеющих значение для дела». Исходя из этого законодательного определения целей осмотра, можно сделать вывод о том, что осмотр места происшествия по делам о дорожно-транспортных происшествиях должен включать в себя осмотр непосредственного места происшествия, окружающей обстановки, а также всех «составляющих» места происшествия, имеющих значение для дела: транспортных средств, наличие посторонних предметов, трупа, одежды и т.д., которые являются носителями следовой информации о событии, и становятся вещественными доказательствами по делу. То есть, осмотр - это комплекс единых, неразрывных действий направленных на собирание первичной информации о происшедшем событии, включающий поиск и фиксацию следов,

Виницкий Л.В. Осмотр места происшествия: организационные, процессуальные
и тактические вопросы. Караганда, 1986. СП.

83

вещественных доказательств, изучение и фиксация обстановки
места происшествия.

При производстве осмотра места происшествия возникает вопрос о последовательности изучения объектов. Так, в криминалистической литературе даются рекомендации, согласно которым осмотр необходимо начинать проводить с места наибольшего скопления материальных следов, либо с трупа. Однако на месте происшествия часто оказывается труп и транспортное средство, вокруг которого находится наибольшее скопление материальных следов. По этому вопросу высказывались в литературе различные мнения. Так, С.Я. Розенблит считал, что во всех случаях осмотр необходимо начинать с участка дороги, где могли сохраниться следы происшествия, которые необходимо зафиксировать1. И.Х. Максутов также предлагал начинать осмотр с дорожного участка, а потом переходить к осмотру непосредственного места происшествия2. Этой же точки зрения придерживается и Л.А. Иванов3. М.Г. Богатырев полагает, что если водитель скрылся на транспортном средстве, но имеются жертвы, то начинать нужно с осмотра трупов, если же автотранспорт остался на месте, то начинать нужно с него4. В.Е. Жарский считает, что если на месте происшествия имеется труп, то осмотреть нужно в первую очередь его5. Мы считаем, что вопрос о последовательности производства осмотра следователь должен решать индивидуально, применительно к каждому конкретному случаю.

1 См.: Розенблит С.Я. Расследование автотранспортных происшествий. М., 1952. С.44.

2 См.: Максутов И.Х. Некоторые вопросы методики и тактики осмотра
места автотранспортного происшествия// Правоведение. 1958. №2. С.117.

3 См.: Иванов Л.А. Следственный осмотр при расследовании транспортных происшествий. Саратов, 1993. С.75.

4 См.: Богатырев М.Г. К вопросу о расследовании дел об автотранспортных происшествиях// В сб.: Криминалистика и научная судебная экспертиза. Киев, 1949. Вып.З. С. 109.

5 См.: Жарский В.Е. Расследование дорожно-транспортных происшествий. М., 1968. СЮ.

84

В своей работе мы присоединяемся к точке зрения И.Г. Маландина1 и К.М. Карацева о том, что вопрос о последовательности осмотра объектов места автотранспортного происшествия следователь должен решать самостоятельно, исходя из первоначальных задач в каждом конкретном случае. Мы полагаем, что подобный осмотр места происшествия можно назвать «осмотром по узлам», где осмотр места происшествия как бы состоит из двух взаимосвязанных и неразделимых осмотров с центрами (узлами) в каждом из них: у одного будет центром (узлом) труп, а у другого - транспортное средство. Мы считаем, что «узлов осмотра» может быть и больше, чем два. Это зависит от характера расположения совокупности материальных следов на месте происшествия и границ осмотра.

Осмотр дорожного полотна во всех случаях проводится в ходе осмотра места происшествия при совершении дорожно-транспортного происшествия, либо при обнаружении трупа с признаками повреждений, характерных для автотравмы, и является составной частью первоначального следственного действия. При осмотре дороги могут быть обнаружены следы от колес автотранспорта, отдельные части от автомашины, выпавший груз, вещи водителя, пассажиров, пострадавших и т.д. Это - собственно осмотр места преступления.

При анализе уголовных дел данной категории было выяснено, что при осмотре места дорожно-транспортного происшествия следователь либо лицо, выехавшее на место ДТП, осматривает и фиксирует не всю обстановку места происшествия, которая будет иметь значение для расследования уголовного дела. Так, проводятся измерения длины и ширины тормозного следа, ширины дороги, взаиморасположения транспортных средств относительно друг друга и неподвижных объектов, расположение пострадавшего. Не описываются ширина беговой дорожки, база транспортного средства, а характер рисунка

1 См.: Маландин И.Г. Расследование автотранспортных происшествий. Саратов, 1980. С.56.

2 См.: Карацев К.М. Борьба с автомобильными происшествиями. Душанбе, 1959. С.84.

85

протектора, отразившийся в юзовом следе, не был отражен ни разу. Серьезное нарекание вызывает описание проезжей части. На практике ограничиваются фиксацией ширины дороги и характера покрытия (асфальт, грунтовая). Но даже асфальтированная дорога может иметь различные показатели. Необходимо описывать наличие и характер разрушения дорожного полотна, наличие выбоин и их расположение, сколов, гребней, «трещоток». Все эти характеристики влияют на характер движения транспортного средства, его скорость, управляемость. Следователю, проводящему осмотр места дорожно- транспортного происшествия, необходимо учитывать возможность предъявления в дальнейшем гражданского иска к организации, отвечающей за состояние дорожного покрытия в целях возмещения материального ущерба. Состояние дорожного покрытия на момент дорожно-транспортного происшествия, четко и подробно зафиксированное в протоколе осмотра места происшествия, возможно, будет являться единственным средством доказывания в гражданском судопроизводстве.

В протоколах осмотра места происшествия не устанавливается характер видимости и обзорности дороги с места водителя транспортного средства, а в ряде случаев и с места пассажира или пешехода. Представляется, что выяснять эти характеристики необходимо во время осмотра места происшествия, а не при проведении впоследствии следственного эксперимента. Ведь многие характеристики, например: положение солнца в яркий безоблачный день, наличие и характер облачности, силу дождя или снегопада, восстановить впоследствии будет во многом невозможно, а, следовательно, будет утрачена объективность и полнота в расследовании. Фиксация погодных условий, на наш взгляд, имеет большое значение, поэтому в протоколе осмотра места происшествия по делам о дорожно-транспортных происшествиях в обязательном порядке необходимо указывать местоположение солнца, наличие облачности, наличие осадков и их интенсивность, направление и силу ветра.1

По вопросу установления погодных условий и видимости см.: Боровский Б.Е. Графическая фиксация обстановки на участках дорожно-транспортного
происшествия. Л., 1974;

86

Как уже говорилось выше, установление пределов видимости является одним из важных этапов в выяснении механизма дорожно-транспортного происшествия. На практике способы определения видимости нередко сводятся к абстрактной субъективной оценке расстояния видимости. Однако подобный способ допустим только в тех условиях, когда видимость можно считать «неограниченной» или минимальной, хотя минимальной видимости и следует уделять наибольшее внимание, так как дорожно-транспортные происшествия в большинстве своем происходят именно в условиях ограниченной видимости. Точное установление пределов видимости не дает возможности виновному водителю ссылаться на этот факт для оправдания своих действий. Итак, «определить общие пределы видимости с места водителя означает установить расстояние впереди машины при ее движении к центральной точке происшествия, на котором достаточно различаются подвижные и неподвижные объекты, расположенные в зоне дорожно-транспортного происшествия или при их приближении к ней, что позволяет водителю увидеть и осознать опасность, с которой нельзя было не считаться при управлении транспортом»1.

Необходимо отметить, что следователи зачастую не уделяют должного внимания вопросу скорейшей очистки дорожного полотна от следов дорожно- транспортного происшествия и восстановления полноценного движения на дороге. Как показывает анализ практики, осмотр места происшествия проводится в среднем от 40 минут до 1,5 часов в зависимости от сложности дорожной обстановки. Это время необходимое и не ограниченное законом, т.к. от тщательности осмотра будет зависеть весь ход дальнейшего расследования. Но не за счет этого времени на дорогах, где произошло дорожно-транспортное происшествие, случаются длительные задержки в движении транспорта, а за счет времени, которое проходит с момента совершения дорожно-транспортного

Боровский Б.Е. Исследование факторов обуславливающих ДТП. Л., 1980; Басалаев А.Н. Фиксация результатов осмотра места происшествия. (Средства, методы и доказательственное значение): Автореф. дис…. канд. юрид. наук. М., 1967.

1 Онучин А.П. Методика расследования дорожно-транспортных происшествий. Свердловск, 1986. С.57.

87

происшествия до прибытия следователя или дежурной части ГИБДД на место происшествия.

Наиболее часто на месте автопроисшествия встречаются следы от колес автомашины. В литературе иногда высказывалось мнение, что «если водитель перед происшествием не тормозил, то на асфальтированной проезжей части не остается следов от колес машины»1, однако здесь ошибочно делался упор на следы торможения, тогда как принято разделять такие следы на статические и динамические. Так, И.С. Андреев выделяет следующие следы движения транспортных средств: торможения, бокового скольжения, свободного качения.2 Нами выявлено, что в большинстве случаев фиксируются статические следы транспортного средства, т. е. следы торможения на заблокированных колесах, тогда как остальным видам следов транспортного средства не уделяется должного внимания. После совершения дорожно-транспортного преступления водитель мог остановиться, чтобы оценить происшедшее событие, в это время на дороге могли остаться потеки масла, горючего, тормозной жидкости, антифриза, при наезде на которые колеса автомашины оставили отчетливый след. Если же дело происходило на мягком грунте или на снегу, то следы проходящего транспортного средства останутся вне зависимости от применения торможения или остановки.

Некоторые авторы выделяют особый перечень мероприятий, проводимых в случаях сокрытия водителя с места происшествия3. Предложенный подход, на наш взгляд, представляется не совсем верным, так как, следуя логике изложения, это комплекс мероприятий, на которые следует обратить особое внимание, тогда как в других ситуациях эти мероприятия
являются

1 Зотов Б.Л. Расследование и предупреждение автотранспортных происшествий. М., 1972.

С.75.

2 См.: Андреев И.С, Грамович Г.И., Порубов Н.И. Криминалистика. Минск, 1997. С.255.

3 См.: Белкин Р.С. Криминалистика. М., 1999; Российская Е.Р. Криминалистика. М., 2000; Иванов Л.А. Следственный осмотр при расследовании транспортных происшествий. Саратов, 1993.

88

необязательными. Представляется, что это приводит к ущемлению принципа полноты осмотра, снижает его качество, что в результате не позволит собрать на стадии предварительного расследования достаточного количества доказательств виновности подозреваемого. На наш взгляд, следственные ситуации, складывающиеся на начальном этапе расследования, определяют лишь направление производства осмотра (например, скорейшее установление особенностей транспортного средства в целях немедленного розыска транспортного средства «по горячим следам»), а не его полноту.

В ущерб полноте осмотра места происшествия действуют следователи в ситуации, когда водитель, транспортное средство и потерпевший на месте, рассматривая ее, как «очевидную». В таких ситуациях осмотр зачастую проводится поверхностно, без фиксации множества элементов, имеющих большое значение для доказывания виновности водителя транспортного средства. Так, зачастую не фиксируются индивидуальные особенности тормозного следа и покрышек автомобиля, локализация повреждений на транспортном средстве и т.д. При изучении уголовных дел рассматриваемой категории выявлено, что проблемы расследования уголовных дел в 17% случаев возникали из-за недостатков проведения осмотра места происшествия.

Изучение следов от колес автотранспортных средств позволит установить местонахождение машин, их взаиморасположение во время движения, расположение движущейся машины по отношению к осевой линии, к пешеходу. По следам транспортных средств устанавливают тип, модель, марку транспортного средства; данные следы помогают в установлении конкретного транспорта, либо элемента транспортного средства (колеса, рассеивателя фары и т.п.); выясняют обстоятельства (направление движения, остановки и т.д.)1. При изучении следов колес от автотранспортных средств как объемных, так и поверхностных, необходимо обращать внимание на те характерные

См.: Воробьева И.Б., Маланьина Н.И. Следы на месте преступления: Учебное пособие. Саратов, 1996. С.69.

89

особенности протектора в следе, по которым можно произвести идентификацию, особенно когда машина с места происшествия скрылась. k В качестве примера можно указать случай, когда водителем автомашины

ВАЗ-2106 гр. Протазовым был совершен наезд на гр. Лернер, которой в результате наезда были причинены телесные повреждения средней тяжести. Водитель с места происшествия не скрылся, а сам вызвал милицию, активно помогал при производстве осмотра места происшествия, не отрицал свою вину при производстве допросов. Все это привело к притуплению бдительности следователя, и уголовное дело было построено фактически лишь на показаниях гр. Протазова. В ходе судебного разбирательства гр. Протазов заявил, что он Правил дорожного движения не нарушал, двигался с установленной скоростью

  • и не имел технической возможности предотвратить наезд. Уголовное преследование гр. Протазова было прекращено, т.к. в протоколе не содержалось описания частных признаков протектора шин автомобиля, обнаруженных на

j месте происшествия, было лишь указание на их наличие, естественно не была

• назначена экспертиза по установлению факта оставления следов на месте происшествия шинами автомобиля гр. Протазова. Поэтому доказать факт

1 превышения скорости и виновность гр. Протазова не удалось.1

i

i Особое внимание следует уделять изучению следов
торможения.

i Производя осмотр дорожного участка, следует помнить, что могут быть

i обнаружены динамические следы, так называемые следы торможения. Они

представляют собой смазанные полосы и возникают при резком торможении, т.

е., когда вращение колес внезапно прекращается, а машина по закону инерции
продолжает еще двигаться. Некоторые авторы не проводят различия между

1 следами торможения и следом «юза». Тогда как «юзовый» след является

t

частным (хотя и наиболее распространенным) случаем тормозного следа автомобиля. След «юза» остается от торможения автомашины на заблокированных колесах. Однако при блокировке колес (торможении) следы

Архив СУ ГУВД г. Саратова. 1999. Уголовное дело № 43208.

90

«юза» могут не всегда наблюдаться. «Часто полагают, что отсутствие следов «юза» на дороге является достаточным доказательством того, что водитель не применил торможения. Как показали испытания, 20 - 30% произведенных торможений не оставляли никаких следов на дороге, поэтому отсутствие следов на дороге при резком торможении не может служить признаком неисправности тормозов или неинтенсивности торможения»1. Необходимо отметить, что появление в последнее время в России автомашин с установленной антиблокировочной системой тормозов осложняет регистрацию данного показателя, так как данная система исключает оставление «юзового» следа при торможении автомобиля.

Следы от машины и груза на неподвижных предметах остаются и в тех случаях, когда выехавшая на обочину или тротуар машина врезается или ударяется какой- либо своей частью о те или иные предметы, нанося им повреждения в виде отщепов, царапин, вмятин и др.

Изучая повреждения на неподвижных предметах, можно определить характер и место повреждений на машине, судить о ее типе. Так, например, отщеп на дереве, находящийся на расстоянии двух метров от земли, будет свидетельствовать, что он оставлен грузовой, а не легковой машиной; если есть основание предполагать, что повреждение оставлено бампером автомобиля, то по высоте повреждения можно судить о типе данного транспортного средства. На неподвижных предметах часто остаются частицы краски с транспортного средства или с груза, перевозимого в кузове грузового автомобиля. Наибольшее значение эти следы имеют в том случае, когда машина скрылась с места происшествия.

Следы от выступающих частей машины на дорожном покрытии, как правило, образуются в тех случаях, когда машина с небольшим просветом

Боровский Б.Е. Безопасность движения автомобильного транспорта. Анализ дорожных происшествий. М., 1984. С.140,141.

91

двигалась по неровной дороге1. Эти следы представляют собой короткие, прерывистые полосы на грунте. Считается, что по ним можно определить высоту посадки машины, однако, на наш взгляд, по этим следам можно лишь определить тип автомашины (легковая, грузовая) по примерной высоте посадки (при отсутствии на дорожном покрытии следов колес транспортного средства), но никак не саму высоту посадки автомашины. На наш взгляд, по следам от выступающих частей автомашины можно примерно определить и тип легковой автомашины. Общеизвестно, что у автомашин иностранного производства дорожный просвет (клиринг) меньше аналогичной характеристики автомашины отечественного производства. Поэтому, если при движении по неровной с выбоинами дороге автомашина оставила большое количество следов на дорожном полотне от выступающих крайних нижних точек, имеется основание предполагать, что в дорожно-транспортном происшествии участвовала автомашина иностранного производства. Однако это правило не абсолютно, на основании его можно выдвинуть лишь одну из версий. Наличие следов от выступающих частей машины свидетельствует о том, что на машине должны оставаться либо частицы грунта, либо свежие царапины. Подобные следы могут остаться на дорожном покрытии и от поврежденных в результате дорожно-транспортного происшествия агрегатов автомобиля или навесного оборудования, например, от частично оторванной выхлопной трубы, бампера, заклинившего колеса и т.д.

Обломки частей машины, обнаруженные на месте происшествия, позволяют решить вопрос о типе, марке и модели машины, участвовавшей в аварии, а отсутствие этой части на машине облегчает ее розыск. Эти же вопросы решаются и при обнаружении на месте происшествия осколков стекла. Чаще всего такими отделившимися частями могут быть: передний или задний бампер, фара, ободок фары, колпак колеса, стойка, на которой крепится боковое зеркало, само зеркало, защитная решетка фары, части облицовки радиатора и

1 Просветом называется расстояние между низшей точкой кожуха дифференциала или поддона картера двигателя до плоскости дорожного полотна.

92

т.д. Возможны и такие случаи, когда на месте происшествия остается обломок боковой или задней стенки кузова с отдельными цифрами номера или номерной знак. Показателен случай, когда при сокрытии с места происшествия автомашина какое-то расстояние двигалась задним ходом и при движении уперлась задним бампером в большой сугроб. Следователь в процессе осмотра места происшествия обнаружил этот сугроб и на нем четкий отпечаток номерного знака автомобиля.

Следы волочения образуются в результате того, что машина, сбившая пешехода, иногда протаскивает его некоторое расстояние. Подобные следы могут остаться и от каких-либо предметов, принадлежавших потерпевшему, например: велосипеда, санок, коляски и т. д. Исследование этих следов позволяет установить место, где был совершен наезд, какое расстояние машина протащила пострадавшего, решить вопрос о взаимном расположении машины и потерпевшего во время происшествия.

Осмотр транспортных средств, как уже отмечалось выше, проводится в зависимости от ситуации, сложившейся на начальном этапе, либо в рамках осмотра места происшествия (места автопроисшествия), либо в рамках отдельного следственного действия. Если транспортное средство находится на месте аварии, то осмотр его целесообразно производить на месте происшествия, если же транспортное средство было обнаружено позже, то осмотр его проводится на месте обнаружения.

Задачи осмотра транспортного средства разнообразны и определяются особенностями конкретной обстановки. В одних случаях осмотр заканчивается в течение 10-15 мин, а в других - продолжается несколько часов, с участием специалистов и заканчивается установлением важных
доказательственных фактов. Осмотр и исследование транспортных средств проводится с целью: выявления следов, образовавшихся в результате автопроисшествия; анализа обстановки для восстановления
механизма дорожно-транспортного происшествия;

93

установления технического состояния транспортного средства1.

Некоторые авторы рекомендуют «производить осмотр транспортного средства на смотровой яме, что позволяет обнаружить даже мелкие следы (кровь, мозговое вещество, обрывки одежды, волокна), имеющие отношение к происшествию»2, однако с этим можно согласиться только в том случае, если осмотр был произведен на месте происшествия (либо месте обнаружения), и исключена возможность образования дополнительных повреждений в процессе перевозки транспортного средства к месту детального осмотра. Таким образом, осмотр транспортного средства может производиться в две стадии: первоначальный осмотр и дополнительный, однако у такого порядка производства осмотра транспортного средства имеется ряд недостатков, а именно, то, что разделение осмотра на две стадии, проводимые в различных местах и условиях, может привести к утрате части вещественных доказательств.

В работе мы придерживаемся мнения о единстве и неразрывности производства осмотра транспортного средства в ходе производства осмотра места происшествия. Практика изучения уголовных дел данной категории показывает, что в подавляющем большинстве случаев осмотр транспортного средства на месте происшествия не производится. Указывается лишь его положение на месте происшествия, общие характеристики, но детального осмотра не производится. После проведения осмотра места происшествия транспортное средство отбуксируется на стоянку и именно там проводится детальный осмотр.

Такая практика представляется неоправданной, и вот почему. Во-первых, немедленный осмотр транспортного средства может выявить какие-либо материальные следы или носители вербальной информации, которая поможет выявлению и задержанию лица, управлявшего транспортным средством; тогда

1 См.: Селиванов Н.А. Руководство для следователей. М., 1997. С.236; Зотов Б.Л. Расследование и предупреждение автотранспортных происшествий. М, 1972. С.85.

2 См.: Андреев И.С, Грамович Г.И., Порубов Н.И. Криминалистика. Минск, 1997. С.255.

94

как более поздний осмотр транспортного средства приводит к тому, что скрывшийся виновный водитель получит время для подготовки своего алиби, заявления автомобиля в угон, возможность подготовиться к встрече со следователем. Таким образом, драгоценное время будет утеряно, да и фактор внезапности при задержании и допросе водителя практически сводится к нулю. Во-вторых, во время буксировки транспортного средства с места происшествия к моменту осмотра возможно изменение взаиморасположения узлов и агрегатов автомобиля, не говоря уже о том, что во время транспортировки (например, в случае погрузки пневмопогрузчиком в кузов) возможно нанесение новых повреждений, что значительно осложнит дальнейшее расследование, т.к. установить в таком случае механизм происшествия будет крайне трудно. Этим объясняется то, что на практике полный механизм происшествия устанавливается крайне редко. В основном он выясняется в дальнейшем по схемам дорожно-транспортного происшествия, заключениям экспертов, показаниям участников и свидетелей дорожно-транспортного происшествия. При изучении уголовных дел данной категории установлено, что с момента ДТП до прибытия следователя на место происшествия проходит от 20 минут до 1 часа.

Некоторые авторы рекомендуют «непосредственно после окончания осмотра на месте происшествия вынести постановление и вызвать экспертов для проведения криминалистической и автотехнической экспертиз, с тем, чтобы выяснить механизм образования следов по взаимному расположению объектов на местности и повреждениям на машинах»1. На наш взгляд, данная рекомендация целесообразна в случае, когда транспортное средство находится на месте происшествия и есть основания полагать, что обстановка места происшествия была видоизменена.

Когда на месте происшествия имеется труп (наезд на пешехода, переезд, выпадение), то осмотр трупа и одежды способствует выяснению механизма

См.: Селиванов Н.А. Руководство для следователей. М., 1997. С.430.

95

дорожно-транспортного происшествия, его причин, а иногда позволяет прийти к выводу о замаскированном убийстве с инсценировкой дорожно- транспортного происшествия. Осмотр трупа является одним из наиболее ответственных этапов при расследовании автопроисшествий. Тем не менее, анализ следственной практики показывает, что часто осмотр трупа не производится следственными работниками, а перепоручается судебно- медицинским экспертам и производится не на месте происшествия, а в морге. Такая практика является нарушением элементарных положений криминалистики и влечет за собой снижение качества следствия.

Поскольку вопрос об осмотре трупа в литературе освещен достаточно хорошо1, остановимся только на некоторых моментах, отражающих специфику осмотра трупа при автопроисшествиях.

Наружный осмотр трупа на месте его обнаружения, проводимый следователем с участием судебного медика, позволяет получить существенные доказательства. Определение давности наступления смерти позволит установить и время совершения аварии, что в свою очередь может иметь значение для организации розыска машины и изобличения виновных.

Сопоставление и логический анализ фактов расположения трупа, его позы, места обнаружения следов колес машины, точки наезда, места нахождения крови, волос, мозгового вещества, одежды, осколков фар и т. п. - должны быть проведены особенно тщательно. В результате анализа удается воспроизвести механизм наезда, подтвердить или исключить одну из возможных версий о случившемся событии.

Отсутствие водителя на месте аварии не исключает проверки версии о несчастном случае. Водитель мог не знать, что управляемой им машиной сбит человек.

1 См.: Бокариус Н.С. Наружный осмотр трупа на месте происшествия. М., 1923; Авдеев М.И. Курс судебной медицины. М: Госюриздат, 1959 и др.

96

Следует различать повреждения, нанесенные ударом машины (первичные), от повреждений, явившихся результатом волочения трупа по земле (ссадин в виде множества параллельно расположенных полос). Нужно также отличать повреждения, образовавшиеся на трупе вследствие удара о камни, об асфальт при падении отброшенного машиной тела потерпевшего (вторичные)1.

Необходимо учитывать мнение специалистов, которые полагают, что повреждения, возникающие при автоавариях, можно разделить на три группы:

а) повреждения, характерные для автомобильной травмы;

б) повреждения, не представляющие ничего характерного для автомобильной травмы;

в) повреждения, симулирующие другие виды повреждений (от острых, рубящих орудий, огнестрельного оружия и др.).

Тщательный и полный осмотр трупа следует продолжить в морге. Учитывая возможность различных объяснений случившегося, участие следователя при производстве судебно-медицинской экспертизы в интересах расследования должно быть признано обязательным.

На трупе и его одежде могут оказаться предметы, имеющие значение вещественных доказательств. На одежде могут быть обнаружены разрывы, разрезы, раздавливания, следы в виде наложений веществ от частей автотранспортных средств (краска, смазочные материалы, металлическая пыль), осколки стекла, следы протекторов шин, частицы дорожного покрытия и груза, следы волочения, а на подошвах обуви (если пострадавший стоял или двигался) - следы скольжения. Такой тщательный осмотр особенно важен в случаях, когда водитель скрылся с места происшествия. Характер следов и закономерности их образования позволяют воспроизвести отдельные моменты картины происшествия, оценить механизм возникновения повреждений на теле потерпевшего в зависимости от конкретных обстоятельств, что способствует

1 См.: Селиванов Н.А. Руководство для следователей. М., 1997. С.432.

2 См.: Авдеев М.Н. Судебная медицина. М., 1960. С.73.

97

выявлению причин его совершения в наиболее полном объеме. Впоследствии по одежде может быть опознан труп.

Внимательному осмотру подлежит обувь трупа для обнаружения следов скольжения1, значение которых состоит в том, что, во-первых, они позволяют установить факт наезда (удара) автотранспорта на пострадавшего, движущегося или стоящего на месте.

Изучение и анализ практики расследования дорожно-транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности, показывает, что освидетельствование в порядке ст. 181 УПК РСФСР производится крайне редко. Так, из 261 изученного уголовного дела лишь в 13 из них проводилось освидетельствование, причем из этого числа 8 имели целью установление нетрезвого состояния водителя транспортного средства. В соответствии со ст. 181 УПК РСФСР данное следственное действие проводится в целях «установления на теле следов преступления или наличия особых примет, если при этом не требуется судебно-медицинской экспертизы». При расследовании автопроисшествий значение для расследования имеет лишь тяжесть полученных телесных повреждений, которая устанавливается посредством проведения судебно-медицинской экспертизы. Поэтому, общие положения тактики освидетельствования, на наш взгляд, применимы к следственной ситуации сокрытия водителя с места происшествия, и водитель отрицает сам факт своего участия в расследуемом событии. В этом случае, задачи освидетельствования - обнаружение на теле человека повреждений, степень тяжести которых установить невозможно, характерных для дорожно- транспортных происшествий (царапины, ушибы и т.п.). Так же освидетельствование может проводиться с целью обнаружения, фиксации и изъятия следов горюче-смазочных материалов, осколков стекла, краски,

1 Детальным изучением этих следов занимался судебно-медицинский эксперт Н.Г. Шалаев, результаты которого были доложены на Всесоюзной конференции судебных медиков и криминалистов. (См.: Шалаев Н.Г. Значение следов скольжения на подошвах обуви в решении вопроса о механизме транспортной травмы// Материалы десятой расширенной конференции Ленинградского отделения ВНОСМиК. Л., 1958. С.74-76).

*

98

волок нисты х матер иалов для получ ения доказ атель ствен ного матер иала нахо жден ия водит еля в транс портн ом средс тве в моме нт его повре жден ия или его участ ия в доро жно- транс порт ном прои сшес твии.

99

§ 2 Тактическая операция по розыску транспортного средства, причастного к совершению дорожно-транспортного происшествия

Тактической операцией, которую представляется необходимым осветить, является розыск транспортного средства, причастного к автопроисшествию. Данная тактическая операция включает в себя разнообразные действия и мероприятия. Именно при проведении розыска должно обеспечиваться наиболее тесное взаимодействие следователя с органом дознания, оперативными службами, экспертами. От их четкого и слаженного взаимодействия зависит скорейший розыск причастного к происшествию транспортного средства.

Р.С. Белкин определяет розыск как функцию органов дознания и предварительного следствия, направленную на обнаружение замышляемых, готовящихся и совершенных преступлений, установление и обнаружение виновных, объектов (лиц и предметов) - носителей доказательственной информации, предметов преступного посягательства и иных объектов, имеющих значение для дела. Розыскная деятельность включает следственные действия, розыскные и организационно- технические мероприятия1.

В многогранной и сложной деятельности по раскрытию и расследованию дорожно-транспортных происшествий среди многих функций, выполняемых следователем, особое место занимает поиск источников криминалистической информации, который может осуществляться во всех (процессуальных и непроцессуальных) формах, на основе применения различных методик, с использованием современных средств и методов. Первостепенную роль в поиске источников криминалистической информации занимают процессуально оформленные действия, как проверочные, так и следственные, однако особое место принадлежит проведению оперативно-розыскных мероприятий, с их поисковой сущностью. Такая деятельность направлена, прежде всего, на

1 См.: Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997. С.192,193.

100

обнаружение возможных мест расположения источников информации и обеспечения реализации в этих местах процессуальной деятельности. Выделяют три группы источников информации при организации проведения розыска транспортного средства, причастного к происшествию:

1) обстановка места дорожно-транспортного происшествия и ее компоненты; 2) 3) следы и иные материальные объекты вне места происшествия; 4) 5) участники дорожно-транспортного происшествия и их поведение. Условиями успешного розыска являются: быстрота и оперативность 6) проведения следственных действий, умелое использование возможностей криминалистической техники при проведении осмотров, правильное сочетание следственной и оперативной работы, четкое взаимодействие различных служб. В рамках тактической операции по розыску, следует определить, какие действия должны выполняться одновременно, а какие последовательно. Розыск следует начинать незамедлительно. Промедление приводит к утрате следов и, следовательно, невозможности изобличения виновного, промедление дает виновному возможность подготовиться к встрече со следователем и проработать тактику своего поведения с целью ввести следствие в заблуждение и избежать ответственности. Анализ практики расследования уголовных дел данной категории показывает, что каждое девятое дорожно-транспортное происшествие сопровождается оставлением водителем места происшествия. Кроме того, очень часто к моменту осмотра не оказывается и свидетелей. Поэтому крайне важно принять меры к их установлению и розыску.

Розыскные действия по обнаружению и задержанию скрывшихся транспортных средств представляют собой комплекс заградительно- поисковых, оперативно-следственных мероприятий, проводимых с участием сотрудников многих подразделений милиции (службы криминальной милиции, уголовного розыска, следователей, ГИБДД, участковых инспекторов, патрульно-постовой службы). Такое положение обусловлено тем, что следователи располагают большими возможностями по допросу свидетелей и очевидцев с целью выяснения интересующих
сведений; учет автохозяйств и конкретных

101

автомашин сосредоточен в госавтоинспекции; милиция имеет большие возможности оперативного проведения необходимых мероприятий, ее аппарат способен одновременно осмотреть большое количество транспорта, как в гаражах, так и в автохозяйствах, на автостоянках, станциях технического обслуживания, участковые инспектора, зная свой участок, способны выявить наиболее вероятные места сокрытия транспортного средства. Этот комплекс включает в себя следующие основные мероприятия: А) организационные:

  • получение первичной информации от работника милиции, прибывшего на место происшествия первым;
  • ознакомление с местом происшествия, его обстановкой, границами;
  • комплексное привлечение к розыску скрывшегося водителя и транспортного средства максимального числа сотрудников милиции;
  • обеспечение надежной радиосвязи с подразделениями, осуществляющими блокировку мест возможного появления интересующего транспортного средства;
  • организация охраны места происшествия;
  • принятие мер по обеспечению сохранности транспортных средств и груза;
  • оказание мер первой медицинской помощи пострадавшим и получение от них интересующих сведений.
  • Б) оперативно-следственные:

  • установление личности водителя, участников дорожно-транспортного происшествия;
  • сбор исходной информации для организации розыска по «горячим следам»;
  • выявление свидетелей и очевидцев;
  • оперативное использование учетных данных по транспорту и их владельцам;
  • изъятие водительских и путевых документов у водителей транспортных средств, причастных к происшествию;

102

  • оперативная проверка подвижного состава в автохозяйствах,
    гаражах,

автостоянках с целью выявления транспортных средств с характерными для

дорожно-транспортных происшествий повреждениями.

Началом для проведения оперативно-розыскных мероприятий служит

информация о происшествии, а также быстрота ее прохождения. Так, на

дежурную часть возлагается обязанность решить вопрос о необходимости

введения в действие планов заградительных и поисковых мероприятий

(«Перехват», «Сирена», «Гром»), создать и обеспечить выезд на
место

происшествия следственно-оперативных групп1.

Розыск водителя, скрывшегося с места происшествия вместе с автомашиной, с точки зрения исходных розыскных данных, можно подразделить на следующие, чаще всего встречающиеся случаи, когда известны:

1) номер автомашины или его часть; 2) 3) марка и тип автомашины, ее цвет и другие приметы; 4) 5) груз, перевозимый автомашиной; 6) 7) только сам факт наезда автомашины; 8) 9) сведения о внешности водителя или обнаруженные предметы, принадлежащие водителю или его пассажирам; 10) 11) повреждения на окружающих предметах или на теле пострадавшего; 12) 13) следы колес от скрывшейся автомашины2. 14) Одним из основных мероприятий по розыску водителей и транспортного средства является поиск и допрос свидетелей и очевидцев дорожно- транспортного происшествия. Данные лица могут быть обнаружены среди участников дорожного движения, находившихся в момент дорожно- транспортного происшествия непосредственно на месте происшествия:

1 См.: Приказ МВД СССР от 25 февраля 1987 г. «Об утверждении инструкции по организации розыска угнанных и похищенных автомашин, а также водителей, скрывшихся с мест дорожно-транспортного происшествия».

См.: Алексеев Н.С., Максутов И.Х. Автотранспортные происшествия и их расследование. М., 1962. С.85.

103

пассажиры общественного транспорта, водители транспортных средств, пешеходы. Ценную информацию можно получить и от жителей близлежащих домов, которые могли наблюдать момент происшествия. Особенно ценную информацию можно получить от водителей транспортных средств или лиц, обладающих достаточным опытом управления транспортными средствами. Эти лица в силу своих профессиональных навыков могут разъяснить более четко возникновение и развитие аварийной ситуации, назвать марку, цвет автомобиля, его отличительные особенности (особенности технического состояния, внешний вид, примерный год выпуска автомобиля и т.д.), непосредственно наблюдая дорожно-транспортное происшествие, помогут выяснить характер и локализацию полученных автомобилем повреждений. Так, у свидетелей необходимо выяснять во всех случаях марку, цвет, номерной знак автомобиля, количество и приметы лиц, находящихся в транспортном средстве.

С.Н. Дмитриев рекомендует в случаях, когда очевидцев происшествия установить не удается, опрашивать лиц, оказывающихся на месте происшествия в последующие дни в то же самое время1. Он отмечает, что в силу стереотипности индивидуального поведения большинства граждан данный способ дает хороший эффект.

Выясняя марку транспортного средства, причастного к совершению автопроисшествия, необходимо задать опрашиваемому проверочные контрольные вопросы по определению марки транспортных средств, находящихся в данный момент на месте происшествия. Нередко свидетели не могут определить марку транспортного средства и, искренне желая помочь следствию, неумышленно вводят следователя в заблуждение. То же самое можно сказать и о выяснении цвета автомобиля. Необходимо учитывать, что на восприятие цвета оказывают влияние погодные условия (снег, дождь, туман), время суток, степень загрязненности автомашины. Знание номерного знака

1 См.: Дмитриев С.Н. Дорожно-патрульная служба: Пособие для сотрудников ГИБДД. М., 2000.С.351.

104

автомобиля существенно облегчает его розыск: если известен номерной знак, установить по учетам транспортных средств ГИБДД владельца не представляет труда./ Однако при выяснении номерного знака необходимо учитывать, что в практике довольно часто встречаются случаи, когда одна или несколько цифр номера указываются ошибочно. Ошибка в запоминании происходит потому, что при беглом наблюдении и со значительного расстояния некоторые цифры легко можно перепутать (например, цифру «3» с цифрой «8» или «9», «6» с «8» или «5» и т.д.). При выборе номеров нужно это учитывать и использовать те данные, которые не вызывают сомнение. Достоверность полученных сведений можно проверить проведением экспериментальных действий непосредственно при производстве осмотра места происшествия, либо последующим проведением следственного эксперимента. В необходимых случаях устанавливается уровень зрения очевидцев, сведения об этом можно получить в медицинских учреждениях.

Установление количества и примет лиц, находившихся в автомашине, имеет большое значение. Знание примет лица, находящегося за рулем транспортного средства, виновного в совершении дорожно-транспортного происшествия, поможет в розыске данного лица и не даст ему возможности ссылаться на то, что за рулем находился не он или, что автомашина была у него угнана. Знание примет пассажиров транспортного средства также поможет установить виновного водителя и доказать его причастность к факту совершения дорожно-транспортного преступления, позволит выяснить места наиболее вероятного сокрытия транспортного средства. Если дорожно- транспортное происшествие было совершено в сельской местности, где число водителей ограничено и жители, как правило, знают друг друга в лицо, знание примет водителя либо особенности его одежды поможет быстрому установлению виновного. Однако следует иметь ввиду, что подчас трудно установить не только приметы лиц, находившихся в автомобиле, но и сам факт их нахождения в салоне транспортного средства. Это связано с тем, что, игнорируя предписание п. 7.3 «Перечня неисправностей и условий,
при

105

которых запрещается эксплуатация транспортных средств»1, многие транспортные средства используют тонировку стекол, ограничивающую возможность свободного обзора салона автомобиля.

Получив информацию, содержащую необходимые данные о транспортном средстве, работники милиции (всех задействованных подразделений) немедленно приступают к осмотру гаражей, станций технического обслуживания, автохозяйств. Наибольшую сложность представляет осмотр гаражей принадлежащих частным владельцам. Поэтому в случае возникновения конфликтной ситуации необходимо предусмотреть процессуальное оформление действий лиц задействованных в розыске. В случае необходимости, если существует подозрение о том, что разыскиваемое транспортное средство находится в частном гараже и его владелец препятствует проникновению в него, возможно проведение обыска без санкции прокурора (в порядке ч. 3 ст. 168 УПК РСФСР). В этом случае необходимо надлежащее оформление полномочий лиц производящих данное действие, что осуществляется путем дачи соответствующего поручения (в порядке ст. 127 УПК РСФСР).

На станциях технического обслуживания проверяется учетная документация на автотранспорт, проходящий ремонтные работы. Однако здесь надо иметь в виду, что транспорт может быть отремонтирован и без соответствующего оформления в учетных документах, поэтому необходимо подробно опросить лиц непосредственно занимающихся ремонтом автомашин. При проверке гаражных массивов необходимо учитывать, что во многих гаражных боксах существуют нелегальные станции технического обслуживания, либо кто-то в частном порядке занимается ремонтом автомобилей. Проводя проверку в автохозяйствах, обратить внимание на учетную документацию выхода транспорта на линию (путевые листы, книги учета ухода автомашин из гаража и прихода в гараж, наряды на работу и т.д.), характер работ, график дежурств, журнал проверки технического состояния

1 Правила дорожного движения от 1 июля 1994 г.

106

транспорта, журнал медицинского освидетельствования водителей перед выходом их на линию. Осматривается территория автопредприятия, все автомашины подозреваемого типа или марки, места, отведенные под ремонт транспорта. В обязательном порядке допрашиваются слесари-ремонтники, диспетчера, ответственные и контролирующие выход транспорта на линию, водители транспортных средств подозреваемого типа и марки.

Ценную информацию можно получить и при изучении характера груза, перевозимого транспортным средством, причастного к совершению дорожно- транспортного происшествия. Так, рассматривая информацию о грузе, можно предположительно установить, где он был получен и куда направлялся, все это даст возможность установить само транспортное средство и поможет выяснить его местонахождение после совершения дорожно-транспортного происшествия. Следы, обнаруженным на месте происшествия, и характер груза, перевозимого конкретной автомашиной, поможет установить транспортное средство, участвовавшее в дорожно-транспортном происшествии, и доказать его участие в нем.

Большое значение для эффективного розыска транспортного средства будет иметь правильное определение границ осмотра места происшествия. Место дорожно-транспортного происшествия не ограничивается только местом непосредственного столкновения или наезда. Необходимо учитывать, что порой водитель, совершивший и скрывшийся с места дорожно- транспортного происшествия, через несколько километров останавливается, чтобы осмотреть свою автомашину, по возможности устранить повреждения, полученные транспортным средством (выбрасывает осколки фар, удаляет поврежденные пластиковые детали, выправляет повреждения кузова автомобиля, замывает следы крови и т.д.). Подчас в таких местах остановки и обнаруживают важные следы, которые впоследствии помогают установить транспортное средство и доказать вину водителя.

В целях розыска транспортного средства и нахождения очевидцев дорожно- транспортного происшествия необходимо тесное сотрудничество со

*

107

средс твами массо вой инфо рмац ии. Испо льзов ание местн ой печат и и радио , как прав ило, дает хоро шие резул ьтат ы.

108

§ 3 Тактическая операция по установлению

психофизиологического состояния водителя

транспортного средства

На наш взгляд, при расследовании дорожно-транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности, необходимо выделить тактическую операцию по установлению психофизиологического состояния водителя транспортного средства.

Следует отметить, что данная тактическая операция может проводиться параллельно с другими операциями или в их составе, что не умаляет ее самостоятельного значения.

К факторам, отрицательно влияющим на характер управления водителем транспортного средства, относятся:

а) психическая напряженность;

б) психологическое взаимодействие друг с другом участников движения;

в) болезненное состояние;

г) физическая усталость;

д) состояние опьянения.

Ряд авторов выделяют также и другие факторы, например: эмоциональная неустойчивость, отсутствие чувства ответственности и дисциплины, игнорирование этических норм, слабые сенсомоторные навыки вождения и др.1 Однако, на наш взгляд, эти факторы носят скорее социальный уклон и не являются существенными при расследовании. Но в то же время выяснение их необходимо при собирании информации о личности водителя.

Психическая напряженность водителя может быть вызвана тяжелыми эмоциональными переживаниями не имеющими прямого отношения к процессу управления транспортным средством. Это одна из наиболее распространенных причин невнимательности водителя. Эмоциональные переживания, связанные с личной жизнью, профессиональной деятельностью, повышенной

1 См.: Иванов Л.А., Мазуркевич В.Б., Мельник В.В., Яковлев ЯМ. Судебно- психологическая экспертиза при расследовании транспортных происшествий. Саратов, 1994. С.16,17

109

впечатлительностью, являются отвлекающим фактором для лица, управляющего транспортным средством. В результате этого увеличивается время реакции водителя на возникшую аварийную обстановку, причем время реакции водителя увеличивается в 3 и более раза1. В целях установления указанного аспекта необходимо выяснение всех обстоятельств предшествовавших началу управления транспортным средством. Однако необходимо учесть, что информацию, вызвавшею психологическую напряженность водитель может получить и во время движения, например из разговоров пассажиров, по радио и т.д.

В тесной связи с вышеуказанным фактором находится и психологическое взаимодействие водителя и пассажиров транспортного средства. Подобная причина наиболее характерна для водителей работающих в сфере перевозки людей: водители общественного транспорта, водители такси, водители занимающиеся частным извозом. Так при расследовании необходимо выяснить не было ли во время движения между водителем и пассажирами транспортного средства конфликтов, а если были, то в чем они выражались. Необходимо учитывать, что конфликт может быть скрытым и некоторые участники его могут не заметить. Так психологический конфликт может вызвать: личная неопрятность пассажира, вызывающее поведение, выражение мнений неприемлемых водителем и т.д.

Некоторые болезненные состояния участников дорожного движения, такие как внезапное обострение хронических заболеваний, заболевания простудного и вирусного характера, приводят к дорожно-транспортному происшествию. Среди этих явлений наибольшее распространение имеют сердечно-сосудистые заболевания, эпилепсия и нарушение вестибулярной функции. Функциональные сдвиги являются следствием применения лекарственных

1 См.: Применение дифференцированных значений времени реакции водителя в экспертной практике.// Методические рекомендации. М., 1983.

2 См.: Иванов Л.А., Мазуркевич В.Б., Мельник В.В., Яковлев Я.М. Судебно- психологическая экспертиза при расследовании транспортных происшествий. Саратов, 1994. С.28-37

по средств, которые влияют на остроту чувств человека, нарушают моторные функции, снижают работоспособность, координацию движений. Кроме того имеется запрещенная к употреблению при управлении транспортным средством группа лекарственных препаратов. Исходя из этого, необходимо выяснить:

страдает ли водитель какими-либо хроническими заболеваниями;

каково было его самочувствие в момент происшествия;

какие лекарственные препараты применял и в каком количестве;

по указанию ли врача принимались лекарственные препараты;

когда почувствовал болезненное состояние;

какие действия предпринимал для снятия болезненного состояния. Физическая усталость водителя может быть вызвана утомлением вследствие длительной езды в напряженном режиме, а так же тяжелым физическим трудом предшествовавшим управлению транспортным средством. Момент наступления состояния переутомления водителя индивидуален и зависит от возраста, состояния здоровья и других обстоятельств. Переутомление водителя ускоряется: употреблением алкогольных напитков, однообразием пути, плохом состоянием дороги, сложными метеоусловиями, недосыпанием, длительностью управления автомобилем и т.д.1 Физическая усталость определяет уровень зрения водителя и время его реакции на изменение дорожных условий. Время реакции водителя при экспертном анализе механизма происшествия необходимо для ответа на вопрос о возможности предотвращения автопроисшествия. Поэтому выяснение данных вопросов имеет принципиально важное значение. Так, как правило время

1 См.: Булатов А.И., Петренко В.М., Жулев В.И. Расследование дорожно-транспортных происшествий. М., 1966; Маландин И.Г. Происшествия и правонарушения на автомототранспорте и городском электротранспорте в СССР. Саратов,1968; Болдырев Е.В., Лысков К.И., Соя-Серко О.А. Судебное разбирательство дел об автотранспортных преступлениях. М., 1975; Иванов Л.А., Мазуркевич В.Б., Мельник В.В., Яковлев ЯМ. Судебно-психологическая экспертиза при расследовании транспортных происшествий. Саратов, 1994

Ill реакции водителя принимается равным 0,8 сек. Однако новые методики указывают, что в нормальном состоянии в зависимости от особенностей темперамента человека это значение может лежать в пределах 0,3 - 2,0 сек.1 Тогда как при утомлении водителя данные значения могут увеличиваться в 3 раза.

Следующим фактором, оказывающим влияние на психофизиологическое состояние водителя транспортного средства, является состояние опьянения. Действующее законодательство не дает четкого определения опьянения. Принято считать, что это временное нарушение основных психофизиологических функций организма человека в результате употребления алкогольных напитков, наркотических веществ и некоторых лекарственных препаратов2.

Ст. 264 УК РФ предусматривает ответственность лица, управляющего транспортным средством, за нарушение Правил дорожного движения, повлекшее причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека. Пункт 2.7 Правил дорожного движения запрещает управлять транспортным средством в состоянии опьянения, причем, степень опьянения не имеет значения. Таким образом, управление водителем транспортным средством в состоянии опьянения является нарушением Правил дорожного движения и входит в предмет доказывания по уголовному делу. Установление факта управления лицом транспортным средством в состоянии опьянения является рабочим материалом для последующей психологической и автотехнической экспертиз по установлению технической возможности предотвращения дорожно-транспортного происшествия и установления причинной связи между

1 См.: Обзорная информация. Некоторые психофизиологические особенности деятельности водителя. М., 1977. №2; Применение дифференцированных значений времени реакции водителя в экспертной практике.// Методические рекомендации. М.,1983; Экспертная практика и новые методы исследования. М., 1985. №12.

2 См.: Дмитриев С.Н. Дорожно-патрульная служба: Пособие для сотрудников ГИБДД. М., 2000. С.93

112

нарушением Правил дорожного движения и наступившими в
результате происшествия последствиями.

Закон прямо не говорит о состоянии опьянения, как об отягчающем ответственность, но практика идет по пути презумпции виновности, если лицо совершило дорожно-транспортное происшествие в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Анализ уголовных дел рассматриваемой категории показывает, что более 70% всех дорожно-транспортных происшествий происходит по вине лиц, находящихся в состоянии опьянения, как водителей, так и пешеходов. Это данные подтверждаются и статистикой УВД Саратовской области. В данном аспекте представляет интерес ряд исследований по влиянию состояния опьянения на нервную систему человека. Для двукратного тестирования было отобрано две группы испытуемых без стойкой алкогольной зависимости. Интервал между двумя тестированиями составлял в среднем шесть месяцев. Испытуемые первой группы получали алкоголь (1 мг. на 1 кг. веса тела) перед выполнением тестовых методик при втором тестировании. Первое тестирование проводилось без воздействия алкоголя. Вторая группа получала алкоголь перед первым тестированием; второе тестирование эта группа проходила без употребления алкоголя. При анализе результатов тестирования проводилось сравнение средних значений оценок изучаемых свойств индивидуальности в экспериментальном и контрольном состоянии двух групп. Обнаружены статистически значимые различия двух состояний по таким свойствам, как сила нервной системы (т. е., условия стабильной работы нервной системы: работоспособность, выносливость) и эмоциональная чувствительность (т. е., возбудимость нервной системы: время реакции на внешние раздражители)1. В обеих группах исследуемых действие алкоголя было сопряжено с ростом силы нервной системы и повышением эмоциональной чувствительности. При этом соотношение между данными компонентами темперамента не изменилось. Однократное применение

1 Следует отметить, что эти свойства в своей совокупности определяют характер внешней реакции субъекта в конкретной ситуации.

113

эйфорической дозы алкоголя не приводит к изменению свойств индивидуальности личности1. Следует отметить, что это характерно для употребления малых доз алкоголя, для состояния легкого опьянения. Этим и обусловлена законодательная инициатива ГИБДД о введении разрешенных доз алкоголя в крови человека, так как они не представляют реальной угрозы дорожному движению и не влияют на степень общественной опасности водителя, хотя исследованиями установлено, что при концентрации алкоголя в крови водителя в пределах 1,5 промилле вероятность возникновения дорожно-транспортных происшествий увеличивается в 55 раз2. Именно поэтому нахождение лица в любой степени алкогольного опьянения останется отягчающим вину обстоятельством, и все сомнения по установлению механизма дорожно- транспортного происшествия будут, по-прежнему, толковаться не в пользу лица, находящегося в состоянии опьянения.

Установление состояния опьянения водителя транспортного средства включает в себя ряд действий, которые можно разделить на: действия прямо доказывающие нахождение водителя; действия косвенно доказывающие нахождение водителя. К прямым относятся акты
судебно-медицинского исследования и заключения экспертизы. К косвенным - проведение различного рода допросов и собирание материала, характеризующего личность водителя.

Допросы (а до возбуждения уголовного дела - отобрание объяснений в порядке ст. 109 УПК РСФСР) необходимо провести уже при первоначальном сборе информации о происшедшем событии. На этом этапе данная операция идет параллельно тактической операции осмотра места происшествия, но не

1 См.: Бодунов М.В., Безденежных Б.Н., Александров Ю.И. Изменения шкальных оценок тестовых психодиагностических методик при воздействии алкоголя// Психологический журнал. 1997. №5. С.36.

2 См.: Маландин И.Г. О некоторых проблемах борьбы с правонарушениями, совершаемых водителями в состоянии опьянения.// Проблемы расследования и предупреждения дорожно- транспортных происшествий. Волгоград, 1974. С.40-44

114

сливается с ней. Незамедлительность проведения допросов обусловливается необходимостью скорейшего решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Допросам подвергаются, прежде всего, сами водители транспортных средств, участвовавших в дорожно- транспортном происшествии. При производстве допросов, помимо выяснения обстоятельств, имеющих значения для обеспечения осмотра места происшествия и ликвидации последствий, оценивается эмоциональное состояние водителя и адекватность его реакции на внешние раздражители и поставленные вопросы. Необходимо отметить, что подобная оценка является субъективной и служит цели внутренней убежденности следователя в производстве подобного исследования.

Допрос пассажиров транспортных средств, участвовавших в автопроисшествии, позволяет выяснить:

видели ли они, что водитель перед началом движения или во время него употреблял спиртные напитки, если видели, то как давно употреблял, что и в каком количестве;

говорил ли водитель об употреблении им незадолго до поездки спиртных напитков;

наблюдали ли они странности в поведении водителя, неадекватность реакции, потерю или ухудшение координации движений; чувствовали ли они запах алкоголя от водителя;

останавливался ли водитель около магазинов и покупал ли в них что-либо;

каков был маршрут движения;

употреблял ли данный водитель спиртные напитки, находясь «за рулем» раннее.

При допросе очевидцев происшествия, наблюдавших факт автоаварии «со стороны», необходимо выяснить:

каково было «поведение» автомашины на дороге непосредственно перед автоаварией;

115

не заметили ли они непосредственно после совершения автоаварии в поведении и действиях водителя признаков нахождения в состоянии опьянения;

не видели ли они как водитель или пассажиры транспортного средства уничтожали (выкидывали, раздавливали, разбивали, сжигали и т.д.) следы употребления алкогольных или наркотических препаратов (шприцы, бутылки, папиросы, таблетки и т.д.).

Вместе с тем для установления личности водителя необходимо сделать запрос в ГИБДД - привлекался ли водитель раннее к административной ответственности за управление автомобилем в состоянии опьянения. Подобную же информацию необходимо получить и о пассажирах транспортного средства, так как впоследствии расследованием может быть установлено, что управлял транспортным средством не тот человек, который первоначально заявил об этом. Пассажиров транспортного средства необходимо проверять на состояние опьянения и медицинским путем, как и водителя, в противном случае при дальнейшем разбирательстве могут быть утрачены доказательства виновности водителя транспортного средства.

Известно, что значительное количество автомобильных аварий происходит по вине водителей и пешеходов, находящихся в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Это и является поводом для обязательного проведения исследования по установлению состояния опьянения во всех случаях совершения дорожно-транспортного происшествия. В соответствии с п. 2.3.2 Правил дорожного движения РФ, водитель обязан проходить по требованию сотрудников милиции освидетельствование на состояние опьянения1. Согласно Положению о Государственной автомобильной инспекции, утвержденному Постановлением Совета Министров СССР от 10 августа 1978 г. № 685, освидетельствование водителей, управляющих транспортными средствами, и иных лиц, в отношении которых имеются

1 Правила дорожного движения РФ от 1 июня 1994 г.

116 достаточные основания полагать, что они находятся в состоянии опьянения, производится работниками милиции с использованием индикаторных трубок «Контроль трезвости» или других специальных технических средств. Такими основаниями являются: наличие признаков опьянения (запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, выраженное дрожание пальцев рук, резкое изменение окраски кожных покровов лица, поведение, не соответствующее обстановке); заявление граждан об употреблении водителем спиртных напитков; признание самого лица в употреблении спиртных напитков1.

Иногда поводом для исследования служит подозрение на употребление спиртных напитков или пребывание в состоянии наркотического опьянения. В отдельных случаях, в особых условиях, при выполнении ответственных действий, требующих огромного напряжении внимания, быстрой сообразительности и хорошей координации движений (например, у автомобилистов-гонщиков, у водителей, перевозящих пассажиров) исследование может носить контрольный характер. Водители - участники дорожно-транспортных происшествий, в результате которых имеются пострадавшие или причинен существенный материальный ущерб, подлежат обязательному направлению на освидетельствование в медицинские учреждения.

До настоящего времени нет четкого понятия как процессуально оформляется и называется данное исследование. В литературе и на практике часто можно встретить название этого действия - как судебно-медицинское освидетельствование. Между тем УПК РСФСР называет в ст. 181 освидетельствованием следственное действие, проводимое для установления на теле человека следов преступления или наличия особых примет. Таким образом,
освидетельствование - следственное действие и разновидность

1 Совместная Инструкция МВД СССР, Минздрава СССР и Минюста СССР от 29 июня 1983 г. «О порядке направления граждан на освидетельствование для установления состояния опьянения и проведения освидетельствования».

117

осмотра, однако, осмотр предполагает возможность изъятия образцов для сравнительного исследования, в том числе и у человека (например, крови слюны, мочи), но с обязательным участием специалиста. Однако Правила дорожного движения РФ и совместная Инструкция МВД, Минздрава и Минюста О порядке направления граждан на освидетельствование для установления состояния опьянения и проведения освидетельствования, четко называет данное действие освидетельствованием, что, на наш взгляд, неверно с процессуальной точки зрения.

Часто данное исследование называют судебно-медицинской экспертизой. Однако это применимо лишь в случае, когда уголовное дело уже возбуждено и по нему проводятся следственные действия, в том числе и экспертизы. Во всех других случаях экспертиза проводиться не может (так же как и освидетельствование). При изучении материалов уголовных дел данной категории выясняется, что подобное исследование проводится немедленно после совершения дорожно-транспортного происшествия, когда уголовное дело еще не возбуждено и проведение следственных действий невозможно. А.П. Рыжаков называет медицинское исследование состояния опьянения судебно-медицинской экспертизой, но оговаривается, что предварительно должна быть проведена проверка. «Факт опьянения устанавливается только путем проведения судебно-медицинской экспертизы, которая и должна быть назначена, особенно при положительной реакции индикатора»1.

Вопрос о возможности проведения экспертных исследований до возбуждения уголовного дела является дискуссионным в криминалистике уже давно. Представляется, что все высказанные точки зрения можно разделить на две категории. Так, одни авторы (Я.П. Нагнойный, Р.С. Белкин, Х.А. Рооп, Г.Н. Мудьюгин, М. Похис и др.2) высказывают предложение, о
возможности

1 Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. М., 1997. С.212.

2 См.: Нагнойный Я.П. Расследование и предупреждение хищений в
сахарной промышленности: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1992; Рооп Х.А.

118

проведения экспертных исследований до возбуждения уголовного дела (по аналогии с осмотром места происшествия) и внесении соответствующих изменений в уголовно-процессуальное законодательство.

Другие (В.М. Савицкий, В.Д. Арсеньев, В.И. Шиканов, И.Н. Сорокотягин и др.1) - выражают противоположное мнение о невозможности проведения никаких экспертных исследований до возбуждения уголовного дела. Данные авторы выдвигают ряд серьезных, обоснованных аргументов, суть которых сводится к существенному ограничению прав граждан при проведении подобных действий и к отсутствию процессуальных оснований к их проведению.

Мы присоединяемся к первой точке зрения, так как решение вопроса о возбуждении уголовного дела требует достаточных к тому оснований. Однако на основании получения одной лишь следовой информации и проведения опросов очевидцев невозможно принять обоснованное решение о возбуждении уголовного дела. Так, проведение исследования по установлению состояния опьянения, как уже говорилось выше, позволяет установить факт нарушения Правил дорожного движения, и принять соответствующее решение. Исследование практики расследования подобных уголовных дел выявило, что процесс установления состояния опьянения оформляется справкой-направлением на судебно-медицинское освидетельствование, которое впоследствии фигурирует в деле как доказательство. Все это приводит к вынужденному расширительному толкованию ч. 2 ст. 69 УПК РСФСР, которая гласит, что фактические «данные устанавливаются: показаниями свидетеля, …потерпевшего, … подозреваемого, …обвиняемого, заключением эксперта, … вещественными
доказательствами, протоколами следственных и судебных

Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Тарту, 1967.

1 См.: Савицкий В.М. Презумпция невиновности. М.,1997; Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств в советском уголовном процессе. М, 1964; Сорокотягин И.Н. Криминалистические проблемы использования специальных познаний в расследовании преступлений: Автореф. дис…. докт. юрид. наук. Екатеринбург, 1992.

119

действий и иными документами». Представляется, что подобная справка о проведенном исследовании и является на сегодняшний день иным документом. Однако, при проведении подобного исследования лицо, его проводящее, не предупреждается по ст.307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения, что, на наш взгляд, создает благоприятную возможность для различного рода злоупотреблений. Необходимо также отметить, что выводы специалиста не имеют доказательственного значения (а подобное заключение с процессуальной точки зрения именно им и является), тогда как закон в ряде случаев требует именно доказательственного решения специальных вопросов, что возможно лишь путем производства экспертизы. На наш взгляд, решение вопроса о нахождении лица в состоянии опьянения имеет принципиальное значение и должно толковаться однозначно, а это возможно лишь путем проведения судебно-медицинской экспертизы.

При изучении уголовных дел данной категории установлено, что на сегодняшний день имеет место возбуждение уголовного дела лишь на основании одной следовой информации. Экспертное исследование проводится уже после возбуждения уголовного дела в рамках судебно-медицинской экспертизы. Такой порядок чрезвычайно осложняет и затягивает процесс расследования и приводит к увеличению нагрузки на следователей, что соответственно сказывается на качестве расследования других уголовных дел.

На наш взгляд, необходима более подробная процессуальная регламентация данного действия и определение его места в системе доказательств по уголовному делу. С этой целью следует в УПК РСФСР предусмотреть возможность производства процессуально оформленных экспертиз до возбуждения уголовного дела.

Освидетельствование в медицинских учреждениях для установления состояния опьянения производится в любое время суток в специализированных кабинетах наркологических диспансеров врачами психиатрами-наркологами или в определяемых органами здравоохранения лечебно-профилактических учреждениях, или в передвижных специализированных медицинских

120

автолабораториях врачами психиатрами, психиатрами-наркологами, невропатологами, а также специально подготовленными врачами других специальностей. Направление на освидетельствование осуществляют работники милиции и следователи, а также должностные лица предприятий, учреждений и организаций, ответственные за техническое состояние и эксплуатацию транспортных средств. Прием на освидетельствование от должностных лиц предприятий, учреждений и организаций производится по письменным направлениям, заверенным соответствующей печатью. О назначении судебно-медицинской экспертизы следователем должно быть вынесено постановление. В постановлении (или в направлении на освидетельствование) после обычных для этих документов данных точно указывается, когда документы были выданы (дата, час), приводятся краткие обстоятельства автомобильного происшествия, поводы для назначения экспертизы и перечисляются основные вопросы, подлежащие разрешению.1.

Установление состояния алкогольного опьянения состоит из произведения качественного и количественного исследования и производится по предложению представителей органов следствия и дознания, административных органов, а также руководителей учреждений и предприятий.

Заключение на руки испытуемому не выдается, а вручается под расписку сопровождающему или остается до востребования его официальными лицами. Заключение о результатах освидетельствования сообщается

освидетельствуемому в присутствии лица, его доставившего. Лицу, доставившему освидетельствуемого, выдается по его просьбе выписка из акта или один экземпляр акта, которые заверяются подписью врача и печатью медицинского учреждения. В исключительных случаях, при отсутствии сопровождающего, акт освидетельствования высылается в адрес направившей организации (органа внутренних дел) по почте. Дубликат акта остается в

1 Практика и литература отождествляют направление на медицинское исследование состояния опьянения и назначение судебно-медицинской экспертизы, поэтому направление на исследование оформляется по правилам ст. 109 УПК РСФСР.

121

медицинском учреждении и хранится в делах учреждения наравне с историями болезни и другими медицинскими документами.

Вопросы, наиболее часто ставящиеся на разрешение при установлении состояния опьянения:1

1) Употреблял ли ©свидетельствуемый спиртные напитки?

2) Не находится ли он в состоянии алкогольного опьянения. Если находится, то какова степень опьянения?

3) Какое примерно количество алкоголя принято? 4) 5) Давность употребления спиртных напитков ©свидетельствуемым? 6) 7) Не имеется ли у испытуемого остаточных явлений, свидетельствующих о бывшем опьянении? 8) * 6) Нет ли причин, усиливающих действие алкоголя2?

Эти вопросы не являются исчерпывающими и, тем более, обязательными для каждого исследования.

Качественное определение алкоголя. Объектами исследования являются выдыхаемый воздух, кровь и моча (у трупов ткани внутренних органов). Процесс качественного исследования производится в соответствии с инструкциями Минздрава о порядке определения содержания алкоголя в организме ©свидетельствуемого3.

Без качественного определения алкоголя количественного анализа производить нельзя. Прежде всего, решается вопрос о том, употреблял ли

1 Совместная Инструкция МВД СССР, Минздрава СССР и Минюста СССР от 29 июня 1983 г. «О по рядке направления граждан на освидетельствование для установления состояния опьянения и проведения освидетельствования».

2 См.: Деныеовский А.Р., Козлова-Лавриненко Т.Е. Экспертиза алкогольного опьянения// Сборник научных работ сотрудников кафедры и судебных медиков Государственного Ленинградского института усовершенствования врачей. Л., 1957. С.59,60.

3 См.: Карякин В .Я. Судебно-медицинская экспертиза при автодорожных происшествиях// Усилить борьбу с аварийностью на автомобильном транспорте. Саратов, 1960; Раппопорт A.M. Диагностика алкогольного опьянения: психогигиенические и неврологические

I * исследования. НКЗ РСФСР, 1928; Архангелова С.Л. К диагностике алкогольного

опьянения.// Лабораторная практика. 1934, № 9; Мохов Л.А., Шинкаренко И.П. К вопросу экспертизы состояния алкогольного опьянения.// Советская медицина. 1955, № 2.

122

освидетельствуемый спиртные напитки. Клинические признаки, характерные для алкогольного опьянения, но не подтвержденные другими данными и, в частности, результатами биохимического исследования, не всегда говорят об употреблении освидетельствуемым спиртных напитков. Ряд расстройств высшей нервной деятельности и других функций организма может наблюдаться при поражениях центральной нервной системы иного происхождения.

Количественное определение алкоголя. Существует несколько методов количественного определения этилового спирта в биологических объектах. Большинство из них основано на способности алкоголя окисляться солями хрома, марганца, ванадия в кислых растворах. Реакции не строго специфичны и получаются в соединении с эфиром, хлороформом, паральдегидом и другими летучими веществами, которые также могут отгоняться из объектов исследования1.

При оценке результатов химического исследования нужно учитывать, что у человека, в течение длительного времени не употреблявшего спиртных напитков, при химическом исследовании крови в ней может быть обнаружен алкоголь в количестве от 0,01 до 0,04%о (промилле). Считают, что источниками физиологического алкоголя в организме является бактериальное разложение углеводов в кишечнике, что особенно заметно в случаях, когда пища богата фруктами. У больных сахарным диабетом присутствие ацетона в крови может симулировать содержание алкоголя до 0,7%о, а после эфирного наркоза - до 1,5%о. Справедливы указания И.В. Скопина о том, что наиболее благоприятным сроком для взятия крови являются первые пять часов после происшествия. Однако не следует отказываться от исследования и в тех случаях, когда прошло значительно большее время. И.В. Скопин, на наш взгляд, ошибочно отождествляет
время принятия алкоголя и время совершения дорожно-

1 Алексеев Н.С., Максутов И.Х. Автотранспортные происшествия и их расследование. М., 1962. С.225.

2 См.: Скопин И.В. Количественное определение алкоголя в диагностике опьянения. М., 1959. С.15.

123

транспортного происшествия. В подавляющем большинстве случаев эти моменты не совпадают, и, поэтому, время отбора наиболее эффективных проб на определение количественного состояния алкоголя в организме уменьшается, по меньшей мере, до двух часов после совершения дорожно- транспортного происшествия.

Только при тщательном изучении и сопоставлении обстоятельств случая с данными качественного и количественного исследования (включая сюда предварительные пробы), можно с уверенностью высказаться о наличии или отсутствии алкоголя в организме освидетельствуемого.

Степень опьянения определяется выраженностью и тяжестью его клинических признаков. Заключение о степени тяжести опьянения может быть дано в следующих вариантах:1

  1. Никаких признаков употребления спиртных напитков не обнаружено, патофизиологические явления отсутствуют, поведение испытуемого правильное, биохимические пробы отрицательные. Диагноз: трезв.
  2. Имеются данные об употреблении испытуемым спиртных напитков (запах алкоголя, биохимическая проба на алкоголь слабоположительная, весьма незначительные изменения психической деятельности). Практически в момент обследования трезв, но результаты исследования указывают на наличие легкого опьянения незадолго до освидетельствования.
  3. Имеются умеренные явления нарушения функций интеллекта, эмоционально-волевой сферы, вегетативно-сосудистых реакций, двигательной сферы. Биохимические пробы на алкоголь положительны. Диагноз: легкая степень опьянения.

  4. Имеются отчетливо выраженные явления опьянения со значительным нарушением процессов мышления, критической способности, внимания, резким усилением или извращением аффектов, нарушением движений, расстройствами со стороны сердечно-сосудистой и желудочно- кишечной

1 Приложение № 3 к Приказу по Министерству здравоохранения СССР № 523 от 22 ноября 1954 г.; Справочник по судебно-медицинской экспертизе. М.: Медгиз, 1961. С42.

124

систем. Отмечается запах алкоголя, пробы на алкоголь
положительны. Диагноз: средняя степень опьянения.

  1. Имеются признаки общего торможения нервной системы, включая серьезные нарушения, со стороны не только головного мозга, подкорковых центров, но и спинного и продолговатого мозга. Пробы на алкоголь положительны. Общий наркоз. Кома. Возможен смертельный исход. Диагноз: тяжелая степень опьянения.

  2. Имеется состояние опьянения совершенно необычное, не соответствующее малому количеству принятого алкоголя, с глубоким нарушением сознания, извращением аффектов, иногда с бредом и галлюцинациями, с полным последующим запамятованием и т. д. Картина опьянения напоминает сумеречные состояния больных эпилепсией или кратковременные вспышки острых психозов. Запах алкоголя может и отсутствовать. Биохимические пробы на алкоголь не всегда положительны. Диагноз: патологическое опьянение.

В случае подозрения на бывшее патологическое опьянение заключение должен давать только врач-психиатр.

Давность употребления алкоголя можно определить в том случае, если известно количество и примерная крепость спиртных напитков, принятых испытуемым, установлено количество этилового спирта, находящегося в организме во время экспертизы, и уточнен вес тела. Определяя время употребления спиртных напитков водителем, не следует забывать о том, что после аварии, совершенной в нетрезвом виде, преступник может выпить еще и тем самым пытаться замаскировать факт употребления алкоголя до происшествия.

Оценивая заключение экспертизы, следователь не должен забывать о том, что отрицательный результат освидетельствования и биохимических исследований не всегда является доказательством трезвости человека в момент происшествия. В некоторых случаях материалами дела бесспорно устанавливается факт алкогольного опьянения, однако данными экспертизы он

125

не подтверждается. Причиной отрицательного заключения может быть позднее проведение экспертизы, когда весь алкоголь, принятый освидетельствуемым, успел уже полностью разложиться и выделиться из организма. Возможно и такое положение, когда освидетельствуемый употреблял спиртные напитки непосредственно перед взятием у него пробы крови и мочи. Алкоголь еще не успел всосаться в кровь в том количестве, которое может быть установлено при исследовании. При такой ситуации желательно повторение анализа через час.

126

ГЛАВА 3

Иные средства доказывания при расследовании

дорожно-транспортных преступлений,

совершенных в условиях неочевидности

§ 1 Тактические особенности допросов

Согласно ч. 2 ст. 69 УПК любые данные о фактах устанавливаются: показаниями свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого; заключением эксперта; актами ревизий и документальны проверок; вещественными доказательствами; протоколами следственных и судебных действий и иными документами. В теории доказательств все они именуются средствами доказывания, и их перечень в законе является исчерпывающим.1 На основе этого и будет строиться логика изложения данной главы.

Следовательно, доказательство представляет собой наличие данных о факте, т. е. знаний о предмете доказывания или иных обстоятельствах, имеющих значение для дела.2 Доказательством являются любые сведения о фактах (обстоятельствах), подлежащих доказыванию, полученные законным способом и облеченные в требуемую законом процессуальную форму.

Допрос - это следственное действие, заключающееся в получении и фиксации в установленном процессуальном порядке показаний свидетелей, потерпевших, подозреваемых или обвиняемых об известных им фактах, имеющих значение для правильного разрешения дела3.

В.И. Комиссаров отмечает, что «самым распространенным следственным действием по собиранию доказательств является допрос, так как ни одно

1 Источники фактических данных в литературе называют «источниками доказательств» или «средствами доказывания». По этому вопросу см.: Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980; Трусов А.И. понятие доказательств // Курс советского уголовного процесса. Общая часть. М, 1989.

2 См.: Уголовный процесс России: Учебное пособие./ Под ред. Н.А. Громова. М.,1998.

3 См.: Криминалистика./ Под ред. Р.С. Белкина, Г.Г. Зуйкова (Автор главы Ратинов А.Р.) Т.2. М., 1970.С.175.

127

уголовное дело не может быть расследовано без допроса свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых и других участников предварительного расследования. Допрос есть главный способ собирания и проверки доказательств.»1.

Ф.В. Глазырин отмечает: «Допрос … как источник получения сведений о личности и как процессуальное действие, тактика которого в значительной степени основывается на информации о личности допрашиваемого имеет свои специфические особенности»2.

УПК РСФСР выделяет допросы обвиняемого (подозреваемого), свидетеля и потерпевшего. Допросы различных субъектов дорожно-транспортного происшествия проводятся в зависимости от того, какое отношение данное лицо имело к расследуемому событию. Поэтому в работе мы выделяем:

1) допрос водителя транспортного средства виновного в совершении дорожно-транспортного происшествия;

2) допрос потерпевшего; 3) 4) допрос свидетелей. 5) Допрос водителя транспортного средства. В литературе и на практике водителя нередко отождествляют с подозреваемым. А.В. Дулов называет водителя обвиняемым3, что на наш взгляд в корне неверно. Водитель транспортного средства, совершивший дорожно-транспортное происшествие (например, наезд на пешехода, велосипедиста; допустившего опрокидывание автомашины) может оказаться не виновным в совершении данного деяния. Так, происшествие может произойти по вине пешехода, неожиданно появившегося на проезжей части, либо в результате возникшей неисправности транспортного средства, либо по объективным причинам, например,
опрокидывание

1 Комиссаров В.И. Научные, правовые и нравственные основы следственной тактики. Саратов, 1980. С.90,91.

Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий./ Учебное пособие. Свердловск, 1973. С.94.

3 См.: Алексеев Н.С., Максутов И.Х. Автотранспортные происшествия и их расследование. М., 1962. С.97.

128

автомашины в результате схода с дороги из-за недостатков дорожного покрытия и т.д.

Методические рекомендации по расследованию дорожно-транспортных происшествий, выпущенные Управлением внутренних дел Саратовской области категорически утверждает, что «с самого начала расследования по делу, участников дорожно-транспортного происшествия, при наличии оснований полагать, что происшествие произошло по их вине, и в их действиях содержится состав преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, необходимо допрашивать в качестве подозреваемых, а не в качества свидетелей»1.

На наш взгляд, такой подход содержит изначальный обвинительный уклон. Следователь без проведения самых необходимых первоначальных мероприятий решает вопрос о виновности водителя. Понятно, что весь процесс расследования будет сводиться к поиску и закреплению доказательств, подтверждающих виновность водителя, что нарушает требования ст. 49 Конституции РФ и ст. 20 УПК РСФСР. В своей работе мы присоединяемся к мнению Р.С. Белкина, который указывает, что допрос водителя следует вести по правилам допроса свидетелей с учетом особенностей допроса этой группы. С этой целью Л.М. Карнеева и Р.С. Белкин вводят термин «заподозренный» водитель2. Данный термин не указывает на процессуальное положение допрашиваемого, но отражает его фактическое положение в деле. Поэтому представляется, что допрос водителя транспортного средства, причастного к совершению автопроисшествия, необходимо вести по правилам допроса свидетелей, не ущемляя право на защиту, т. е. с возможностью предоставления защитника с момента первого допроса.

Первоначальный допрос водителя, в качестве свидетеля, способствует более полному объективному освещению им обстоятельств совершения

1 Методические рекомендации по расследованию дорожно-транспортных происшествий. Саратов, 1998. С.42.

2 См.: Карнеева Л.М. Тактика допроса. М., 1970; Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1979.

129

дорожно-транспортного происшествия, так как водитель не «ощущает на себе груза ответственности», вызванного подозрением в его виновности, установлению психологического контакта с допрашиваемым и более свободной обстановки при производстве допроса. Необходимо отметить, что первоначальный допрос водителя в качестве свидетеля имеет и тактическое, практически применимое значение, которое заключается в том, что свидетель перед началом допроса предупреждается по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний. Это должно подвигнуть его к даче полных и достоверных показаний об обстоятельствах произошедшего события. Перед началом допроса необходимо разъяснять допрашиваемому ст. 51 Конституции РФ о возможности не свидетельствовать против себя самого.

Особенностью допроса водителя по данной категории уголовных дел является то, что у допрашиваемого, хотя предположительно и совершившего преступление, отсутствует стойкая антисоциальная направленность личности. Подозреваемые по данным преступлениям совершили их по неосторожности. Здесь нет, как это выделяется при расследовании преступлений другой группы, «профессиональных преступников», соответственно нет и выработанных криминальным миром приемов противодействия следователю, нет случаев отказа от дачи показаний свидетелей по причине страха перед подозреваемым. Противодействие здесь заключается в другом. В нынешней сложной экономической обстановке наличие автомашины является признаком достатка ее владельца. Поэтому владельцы автомобилей - это в основном материально обеспеченные люди, имеющие возможность осуществлять воздействие на следователя. Воздействие может осуществляться как в форме прямого подкупа следователя, так и в форме оказания давления на него через «сильных мира сего». Так, по данным опроса следователей, расследующих дорожно- транспортные преступления попытки подкупа их подозреваемыми выделили 73% следователей; на 44% следователей оказывалось давления в целях прекращения уголовного дела, изменения квалификации, а иногда и привлечения в качестве обвиняемого другого лица.

130

В криминалистической литературе даются рекомендации о том, что водитель всегда должен допрашиваться на месте происшествия1. Однако, применимо к преступлениям, рассматриваемым в работе, это не всегда возможно, так как водитель может скрыться с места происшествия на автомашине или без нее. Позднейший допрос водителя, после его обнаружения (или владельца транспортного средства, если эти понятия совпадают), на месте происшествия не целесообразен, так как в процессе допроса необходимо выяснять ряд вопросов, не имеющих к дорожно-транспортному происшествию прямого отношения, и выезд на место происшествия может неблагоприятно повлиять на весь ход допроса и помешать установлению психологического контакта.

По нашему мнению, на месте происшествия целесообразно проводить дополнительный (с целью установления каких-либо конкретных обстоятельств) или повторный допрос, и то лишь в случае дачи водителем полных исчерпывающих показаний в бесконфликтной ситуации. Изучение практики расследования уголовных дел подобной категории показывает, что выезд на место происшествия для проведения повторного или дополнительного допроса принимает вид проверки показаний на месте происшествия, но при проверке показаний необходим достаточный объем информации о расследуемом событии, т. е. «необходимо знать, что проверять». Поэтому, проведение в подобных ситуациях проверки показаний на месте, на наш взгляд, неоправданно, и более целесообразно оформлять данное следственное действие протоколом повторного или дополнительного допроса.

В соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона к числу обстоятельств, подлежащих выяснению в процессе расследования, относятся сведения о личности подозреваемого, т. е. водителя, так как на первоначальном этапе он главный подозреваемый. В юридической литературе неоднократно предлагались разнообразные методы изучения личности подозреваемого

См.: Зотов Б.Л. Расследование и предупреждение автотранспортных происшествий. М., 1972.С.111.

131

(обвиняемого), так как это способствует правильному решению существенных вопросов. Но при расследовании дорожно-транспортных происшествий анализу личности водителя не уделяется должное внимание. Следователи ограничиваются лишь запросом в органы ГИБДД об административных нарушениях правил движения и истребованием характеристики с места работы.

Обычно характеристика содержит лишь общие фразы о выполнении производственного плана водителем-профессионалом, тогда как сведения о личных качествах водителя, его отношении к своей профессии, выдержанности, собранности во время работы, самообладании позволили бы всесторонне оценить совершенное им происшествие, выяснить его отношение к случившемуся.

Иногда водители при виде жертвы, особенно детей, признают себя виновными, хотя в действительности в их действиях нет состава преступления. Другие водители, напротив, отрицают свою вину, а затем активно отстаивают это мнение даже после отбытия наказания, хотя их вина не вызывает сомнений1.

Многие водители, стремясь уйти от ответственности, объясняют свое поведение и поведение окружающих иначе, чем было в действительности. Особенно часто с этим приходится сталкиваться, когда единственным источником сведений о поведении пострадавшего и о происшествии в целом является водитель автомашины, совершивший наезд. Он не видел направление и характер движения пострадавшего и дает объяснение, с его точки зрения способное смягчить вину или помочь избежать уголовной ответственности. В подобный ситуациях водитель дает неверные сведения о скорости движения управляемой им автомашины и расстоянии, на котором он заметил пострадавшего на проезжей части, стремясь их преуменьшить. В процессе расследования неправильные показания о поведении пострадавшего и о скорости движения управляемой автомашины с целью смягчения ответственности приобретают значение обстоятельств, усиливающих вину.

1 См.: Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. С.211.

132

Если бы водитель сообщил истинные величины, то выяснилось бы, что объективно он не имел технической возможности предотвратить наезд, и в его действиях нет состава преступления. Если же исходить из показаний водителя, то оказывается, что он имел техническую возможность предотвратить наезд, но не использовал ее из-за несвоевременно принятых мер предосторожности1. В практике нередко следственные и судебные органы, располагая объективными материалами о скорости движения автомашины, критически оценивали такие показания.

Невозможно дать исчерпывающий алгоритм проведения допросов водителей транспортных средств. Тактика допроса зависит от вида дорожно-транспортного происшествия, от сложившейся конфликтной или бесконфликтной ситуации перед допросом, от места производства допроса и физического состояния водителя (кабинет следователя или место происшествия, лечебное учреждение, реактивное состояние допрашиваемого) и т.д. На это указывает и В.И. Комиссаров: «В отличие от средств уголовного и уголовно-процессуального права криминалистические рекомендации в своей основе не обеспечиваются силой принуждения. Реализация их обусловлена чаще методом убеждения и лишь иногда связана с опосредованным (через нормы УК, УПК) принуждением»2.

В специальной литературе предпринимались попытки создать подобный алгоритм допроса3. Обобщая ранее проведенные исследования, мы приводим примерный перечень вопросов, подлежащих выяснению при проведении допроса водителя транспортного средства.

1 См.: Богатырев М.Г. Неотложные следственные действия при дорожно-транспортных происшествиях. Киев, 1967. С. 104.

2 Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. Саратов, 1987. С.31.

3 По этому вопросу см.: Глистин В.К., Боровский Б.Е. Автотранспортные преступления. Л., 1969; Алексеев Н.С., Максутов И.Х. Автотранспортные происшествию и их расследование. М., 1962; Зотов Б.Л. Расследование и предупреждение автотранспортных происшествий. М., 1972; Герасимов В.Н. Методика расследования автотранспортных преступлений. М., 1988; Гутман Ю.Я. Криминалистическая тактика и методика расследования отдельных видов преступлений. М., 1976.

133

Допрашивая водителя, следователь должен выяснить следующие обстоятельства:

версию водителя об обстоятельствах расследуемого события (свободный рассказ);

было ли исправно управляемое водителем транспортное средство, и если неисправно, то в чем эта неисправность;

когда была обнаружена неисправность водителем, и какие меры он принял для ее устранения;

на каком часу работы случилось происшествие, сколько времени непосредственно до этого он находился за рулем;

какова была скорость движения транспортного средства;

степень обзорности дороги, видимость;

размещение транспортных средств на проезжей части;

какие меры принимались водителем для предотвращения происшествия;

когда, в какой момент, и на каком расстоянии водитель обнаружил препятствие либо иной признак аварийной ситуации;

каковы были в момент происшествия метеорологические условия;

каково было состояние дорожного покрытия;

в зоне действия каких знаков дорожного движения проезжал водитель;

какой сигнал был на светофоре;

какие меры были приняты для оказания помощи потерпевшим;

когда водитель впервые заметил пешехода, и подробно описать местонахождение и поведение потерпевшего;

какие действия он совершил на месте непосредственно после происшествия; вносил ли водитель изменения в поставарийную обстановку на дороге;

кто, кроме него, находился в транспортном средстве. Очень важно в ходе допроса водителя установить, ехали ли вместе с ним в кабине пассажиры, и если да, то сколько, их фамилии и адреса. Впоследствии указанные водителем лица допрашиваются в качестве свидетелей.

У скрывшегося с места происшествия водителя при допросе после его

134

задержания, кроме вышеперечисленных обстоятельств, выясняется:

почему он не оказал помощи потерпевшим и скрылся с места происшествия;

куда уехал с места происшествия;

остались ли следы происшествия на его транспортном средстве, и если да, то на каких частях и что это за следы;

если он их уничтожил, то где это сделал (смывал капли крови, выправлял вмятины, заменял разбитые стекла и т. п.).

Это лишь примерный перечень вопросов, выясняемых у водителя транспортного средства при производстве допроса, так как составление алгоритма проведения допроса зависит от конкретно сложившейся ситуации при расследовании данной категории уголовных дел.

При допросе водителя (как и других участников и свидетелей) используют схему места дорожно-транспортного происшествия, предлагая указать на ней местоположение управляемого им транспортного средства в тот или иной момент; положение других транспортных средств, потерпевшего и т. д. Использование схемы позволяет более подробно провести допрос, позволяет водителю при даче показаний лучше ориентироваться в ставящихся вопросах. Это является способом непосредственной проверки достоверности показаний допрашиваемого, так как дает возможность сразу сопоставлять получаемые показания со схемой реальной обстановки места происшествия. Исследования, проведенные нами при написании работы, показали, что 100% допросов водителей проводится с использованием схемы места происшествия, что на наш взгляд тактически верно.

Допрос потерпевшего чаще всего осуществляется после его доставления в медицинское учреждение и получения разрешения врача. Допрос потерпевших надо проводить незамедлительно с учетом их физического или психического состояния, так как отдельные детали происшествия могут исчезнуть из памяти или трансформироваться под влиянием воздействия, оказанного на них

135

заинтересованными лицами (водителем, его родственниками и т. д.)1. Данное действие требует от следователя особой чуткости и внимания. Чтобы лишний раз не травмировать психику потерпевшего, надо стремиться допрашивать его только один раз . В необходимых случаях допрос должен производиться в присутствии врача. Необходимо учитывать, что допрос потерпевших представляет известную сложность. При наличии тяжелых травм потерпевший не в состоянии вспомнить и изложить существенные детали происшедшего события.

При допросе потерпевших по делам об автопроисшествиях можно встретиться с так называемой ретроградной амнезией, т.е. забыванием фактов, непосредственно предшествующих сотрясению мозга в результате автопроисшествия. Состояние ретроградной амнезии может продолжаться довольно длительный период. Учитывая это, перед проведением допроса потерпевшего следователь всегда должен предварительно получить справку о состоянии его здоровья.

В случае необходимости следователь должен разъяснить потерпевшему его право на предъявление гражданского иска и принять меры по обоснованию и обеспечению этого иска (проведение медицинской экспертизы, собирание документов и т. д.)3. Иногда дорожно-транспортное происшествие происходит настолько неожиданно, что потерпевший не воспринимает его осознанно.

При допросе необходимо иметь в виду, что потерпевший - заинтересованное лицо. В большинстве случаев они склонны утверждать, что во всем виноват водитель транспортного средства, иногда умышленно искажая некоторые данные о событии происшествия (например, для снятия с себя ответственности за происшествие). Они нередко завышают скорость сбившего их транспортного средства, заявляют о том, что водитель был пьяный или что

1 См.: Яблоков Н.П. Криминалистика. М., 1995. С.648.

2 См.: Алексеев Н.С., Максутов И.Х. Автотранспортные происшествию и их расследование. М., 1962. С Л 04.

3 См.: Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. С.214.

136

транспортное средство двигалось на красный сигнал светофора и т.д., а что сами они строго придерживались правил перехода улицы, хотя в действительности грубо их нарушили. Нередки также случаи, когда потерпевший добросовестно заблуждается и дает показания, не соответствующие действительности.

Для получения истинных сведений важно допросить потерпевшего детально обо всех обстоятельствах, выясняя мельчайшие подробности. Допрос необходимо проводить с учетом того, что потерпевшими могут быть пешеходы, переходившие проезжую часть или находящиеся на
улице; пассажиры транспортных средств участвующих в дорожно- транспортном происшествии. Учитывая названные виды, по-разному
строятся допросы этих лиц. В криминалистической литературе различными авторами даются разнообразные алгоритмы допроса потерпевших, в своей работе мы представляем свой перечень основных обстоятельств, подлежащих установлению1. В процессе допроса потерпевшего необходимо выяснить: не страдает ли он какими-либо физическими недостатками; где находился потерпевший в момент развития события, был ли он один или рядом были другие граждане, в каком направлении и в каком темпе двигался (ехал),

последовательность действий потерпевшего и других участников происшествия, сформировавших дорожно-транспортное происшествие; видел ли он движущийся транспорт;

что это за транспорт, помнит ли он его (тип, модель, цвет, номер и т. д.); с какой скоростью и в каком направлении двигалось это транспортное средство;

расстояние от движущегося транспортного средства до края проезжей

1 По этому вопросу см.: Глистин В.К., Боровский Б,Е. Автотранспортные преступления. Л., 1969; Алексеев Н.С., Максутов И.Х. Автотранспортные происшествия и их расследование. М., 1962; Зотов Б.Л. Расследование и предупреждение автотранспортных происшествий. М., 1972; Родионов Л.Д. Расследование дорожно-транспортных происшествий. М, 1990; Котик М.М., Котик В.В. Расследование дорожно-транспортных происшествий. Таллинн, 1980; Онучин А.Г. Методика расследования дорожно- транспортных происшествий. Свердловск, 1986 и др.

137

части;

кто сидел за рулем, сможет ли он опознать водителя; находились ли в кабине пассажиры;

двигались ли рядом с этим транспортным средством другие транспортные средства и как они располагались относительно друг друга; какие меры предпринимал водитель для предотвращения происшествия; какой частью транспортного средства причинено повреждение; какие сигналы в момент происшествия были на расположенных вблизи светофорах и т. д.

Если же транспортное средство с места происшествия скрылось, то у потерпевшего необходимо выяснить, не исчезли ли у него в момент происшествия какие-либо части одежды (шапка, галстук, шарф и т.п.) и их приметы, с целью розыска транспортного средства и последующей возможности доказать, что именно данным транспортным средством было совершено дорожно-транспортное происшествие, так как ко времени его обнаружения другие материально фиксированные следы могут быть уничтожены.

Допрашивая потерпевших из числа пассажиров, нужно, кроме того, выяснить:

с какой скоростью водитель вел транспортное средство; не отвлекался ли он от управления разговорами, прикуриванием; не жаловался ли водитель на усталость или болезненное состояние; не говорил ли о том, что данное
транспортное средство имеет неисправности и какие это неисправности;

не применял ли на дороге необдуманно рискованные действия («лихачество»), объяснял ли их;

не употреблял ли водитель в процессе управления автомобилем спиртные напитки, наркотические средства либо какие-нибудь лекарственные средства; каковы были действия водителя перед происшествием. При допросе
потерпевших-пешеходов или потерпевших-пассажиров

138

нужно учитывать, что неожиданность для них происшествия обусловливает обычную краткость показаний. Если же допрашивается потерпевший - водитель пострадавшего транспортного средства, то показания отличаются подробность и четкостью, так как в большинстве случаев данные водители на доконтактно-авариином этапе развития происшествия осознают опасность аварийной обстановки и, если успевают, начинают предпринимать какие-либо действия в целях предотвращения дорожно-транспортного происшествия. Нередко в связи с травмой головы потерпевший вообще не может припомнить, что с ним произошло. Кроме того, как уже было сказано выше, потерпевшие, как и водители, являются заинтересованными в исходе расследования.

Допрос свидетелей. При расследовании дорожно-транспортных происшествий возникает необходимость допрашивать в качестве свидетелей различных лиц:

пассажиров транспортного средства;

граждан, видевших дорожно-транспортное происшествие;

пассажиров и водителей транспортных средств, не участвовавших в происшествии;

работников медицинских учреждений, в которые был доставлен потерпевший;

работников транспортных организаций, которым принадлежит транспортное средство;

работников милиции, первыми явившихся на место происшествия;

родственников потерпевших;

лиц, работающих на улице в том районе, где произошел данный случай. Дорожно-транспортное происшествие чаще происходит на глазах у окружающих. Из числа свидетелей важно выделить свидетелей-очевидцев, непосредственно наблюдавших за развитием происшествия. Таких свидетелей- очевидцев с большей степенью вероятности можно выявить в зоне происшествия.

При допросе очевидцев следует учитывать быстротечность события, неожиданность и кратковременность восприятия этого события, что влечет за

139

собой неполное знание его деталей. Следователь должен понимать, что свидетели-очевидцы не подготовлены к восприятию информации о происшествии. В силу этих обстоятельств свидетель-очевидец редко может воспроизвести всю картину происшествия, чаще он может воспроизвести лишь отдельные моменты.

В ходе допроса многие из свидетелей - очевидцев дают очень подробные объяснения всего происшествия, подчас дополняя свои наблюдения предположениями или сведениями, полученными от других лиц. Поэтому, допрашивая свидетелей-очевидцев, нужно уточнять, что же видел сам свидетель. Важно выявить всех свидетелей-очевидцев, совокупность их показаний позволит наиболее полно воссоздать всю картину развития происшествия и роли ее участников. С одной стороны, нужно тщательно анализировать показания, стремясь к их детализации, с другой, принимать меры к установлению и последующему допросу других очевидцев. Редко бывает так, чтобы одно лицо видело во всех деталях развивающиеся события и действия всех его участников. Обычно присутствующие реагируют на звук резкого торможения, сигнала, удара чаще после того, как происшествие произошло, и видят лишь завершающую стадию. Кроме того, для восприятия свидетелем происшедшего существенное значение имеет его местонахождение в данной дорожной ситуации.

Большое влияние на достоверность и полноту показаний свидетелей оказывает заинтересованность их в исходе дела. По этому основанию свидетели обычно делятся на три группы:

1) потерпевший, его родственники, товарищи, сослуживцы; 2) 3) водитель, его родственники, товарищи, сослуживцы; 4) 5) лица, не заинтересованные в исходе дела. Среди последней группы в свою очередь допустимо выделить: а) свидетелей, подвергавшихся опасности, например очевидцев, наблюдавших происшествие из автомашины, попавшей в аварию, или с места, близкого к месту наезда на пешехода, столкновения, 6)

140

опрокидывания, и б) свидетелей, которым опасность не угрожала1. В ходе допроса свидетеля-очевидца следователь должен выяснить; где находился свидетель в момент происшествия; чем занимался;

что привлекло его внимание к происшествию; сколько метров было до места аварии; какое было освещение и видимость места происшествия; не
было ли помех во время наблюдения (движение транспорта, пешеходов);

состояние зрения свидетеля Если свидетель находился в кабине (салоне) транспортного средства, то у него выясняются вопросы:

как давно он ехал с водителем; не употреблял ли последний спиртные напитки;

отвлекался ли водитель во время движения разговорами, наблюдением за посторонними объектами;

смотрел ли свидетель на панель приборов;

замечал ли он показания скорости, какова была скорость перед дорожно- транспортным происшествием и во время него;

когда он, свидетель, осознал аварийную ситуацию; какие меры предпринимал водитель, чтобы ее предотвратить. В целях уточнения места нахождения свидетеля на улице, целесообразно предложить ему на схеме этого участка улицы (дороги) показать то место, где он находился в момент происшествия и в какую сторону смотрел, иногда желательно, чтобы свидетель самостоятельно нарисовал схему. Для этого желательно дать возможность свидетелю нарисовать план происшествия и указать на нем, где находился свидетель. Это поможет следователю проверить и оценить правильность показаний.

Для выяснения поведения пострадавшего пешехода необходимо

1 Зотов Б.Л. Расследование и предупреждение автотранспортных происшествий. М., 1972. С.103.

141

установить:

в каком направлении и откуда двигался пострадавший; как он двигался (медленно, бегом, ускоренным шагом и т.п.); скорость движения пострадавшего;

было ли его движение равномерным или какую-то часть пути он шел, а затем бежал;

не появился ли он из-за движущегося транспорта, не обходил ли стоявшие транспортные средства;

на каком расстоянии находилась автомашина от пострадавшего, когда он вышел на проезжую часть;

как вел себя пешеход, услышав сигнал или звук торможения; * в каком месте произошел наезд (расстояние от правого тротуара, от линии

пешеходного перехода);

где упал пострадавший после удара; какой частью машины сбит потерпевший; был ли он протащен автомобилем, и на какое расстояние. Если же водитель на транспортном средстве с места происшествия скрылся, то, допрашивая свидетелей-очевидцев, нужно установить приметы данного транспортного средства (тип, модель, цвет, номерной знак и т. д.) и приметы лиц, ехавших в этом транспортном средстве.

»

142

§ 2 Тактические особенности проведения следственного эксперимента

При расследовании автотранспортных происшествий в ряде случаев возникает необходимость производства следственного эксперимента. Ему всегда предшествуют следственный осмотр, допрос и другие действия, так как для производства следственного эксперимента необходимо наличие исходных, проверяемых данных.

Следственный эксперимент по делам данной категории проводится, чтобы:

а) проверить и уточнить показания свидетелей и потерпевших;

б) подвергнуть проверке определенную версию, выдвинутую подозреваемым и обвиняемым;

в) сопоставить конечный результат происшествия, зафиксированный осмотром (следы и иные изменения), с воспроизведенным событием и его результатом;

г) проверить и оценить следственные версии, возникающие в ходе расследования дела1.

Закон допускает производство следственного эксперимента только «…при условии, если при этом, не унижается достоинство и честь участвующих в нем лиц и окружающих и не создается опасности для их здоровья» (ст. 183 УПК РСФСР). Последнее имеет особенное значение для экспериментов, связанных с применением автотранспорта, так как воспроизведение обстановки дорожного происшествия должно быть безопасным (так большую опасность представляет следственный эксперимент по проверке системы торможения автомобиля на высоких скоростях, здесь возникает вопрос о самой возможности проведения такого эксперимента, так как его проведение может поставить под угрозу жизнь и здоровье людей). Проверка опытным путем обстоятельств, связанных с

1 О следственном эксперименте подробнее см.: Белкин Р.С. Сущность экспериментального метода исследования в советском уголовном процессе и криминалистике. М., 1961; Белкин Р.С. Теория и практика следственного эксперимента. М., 1959; Гуковская Н.И. Следственный эксперимент. М.: Госюриздат, 1958; Зотов Б.Л. Следственный эксперимент при расследовании автотранспортных преступлений. М., 1972; Глазырин Ф.В., Крутиков А.П. Следственный эксперимент. Волгоград, 1981 и др.

143

заносом, экстренным торможением, определением технической возможности предотвращения наезда, восстановлением взаимного положения объектов, находящихся в движении непосредственно перед столкновением, опрокидыванием и т. п., недопустима, за исключением случаев, когда существует возможность замены отдельных элементов следственного эксперимента манекенами, муляжами, макетами в целях обеспечения условий ч. 2 ст. 183 УПК РСФСР. Ни при каких условиях не следует проводить эксперименты для проверки «поведения» машины во время заноса. Автомашина становится неуправляемой, могут наступить самые неожиданные отрицательные последствия (иногда участники опыта оказывались в больнице).

А.Г. Филиппов отмечает: «Нельзя также проводить опыты, угрожающие имуществу граждан; само собой разумеется, что недопустимо воспроизведение всех обстоятельств преступления в том виде, как это имело место в действительности, так как это означало бы совершение нового преступления»1.

Более того, О.Я. Баев отмечает: «Генетическая близость следственного эксперимента к следственному осмотру выразилась в единстве многих процессуальных требований и процессуально-тактических приемов проведения этих следственных действий» .

При анализе уголовных дел рассматриваемой категории нами отмечено, что на разрешение автотехнической экспертизы ставят вопросы, которые могут с успехом разрешаться с помощью следственного эксперимента при участии специалиста (например, мог ли водитель применить маневр и торможение при обнаружении препятствия на конкретном участке дороги за определенный промежуток времени; или, возможно ли в проверяемой ситуации образование материально фиксированных отображений конкретными частями транспорта), но все же нельзя подменять следственным экспериментом экспертизу. Обычно следственный эксперимент предшествует экспертизе, а не подменяет ее. На

1 Агафонов В.В., Филиппов А.Г. Криминалистика. Вопросы и ответы: Учебное пособие. М, 2000. С.81.

2 Баев О.Я. Тактика следственных действий./ Учебное пособие. Воронеж, 1995. С. 185

144

основании данных следственного эксперимента следователь выносит постановление о назначении автотехнической экспертизы, т. е. результаты эксперимента могут быть использованы в качестве исходных данных при производстве автотехнической экспертизы.

Следственный эксперимент не должен подменять экспертизу и тогда, когда он проводится с участием специалиста. Участие специалиста в следственном эксперименте не меняет содержания и сущности этого следственного действия, так как основная функция специалиста при производстве эксперимента сводится к обеспечению правильности производства отдельных действий с технической точки зрения. Заинтересованность специалиста в технической правильности проведения эксперимента обусловлена тем, что зачастую результаты следственного эксперимента ложатся в основу проведения автотехнической экспертизы.

Определенные фактические обстоятельства в процессе производства автотехнической экспертизы выясняют экспериментальным путем (например, техническое состояние тормозов автотранспорта отражают как в протоколах следственного эксперимента, проведенного с участием специалиста, так и в заключении экспертизы). Это объясняется тем, что для проверки технического состояния тормозной системы достаточно провести эксперимент: развить определенную скорость, затормозить и проверить показания акселерометра или замерить длину тормозного пути. Нормативы длины тормозного пути и замедления приводятся в Правилах уличного движения для скорости 30 км/ч. Метод проверки является экспериментальным и может быть проведен в процессе осмотра, следственного эксперимента и при производстве экспертизы. Так на разрешение автотехнической экспертизы всегда ставится вопрос о возможности водителем предотвратить дорожно-транспортное происшествие. Однако ответить на него, не располагая данными о видимости направления движения с места водителя и данными о видимости объекта, не представляется возможным, указанные данные можно получить путем проведения

145

следственного эксперимента1.

Если факт можно установить и следственным экспериментом с участием специалиста, и автотехнической экспертизой, то необходимо тщательно продумать, какое действие целесообразнее всего провести по конкретному делу. При расследовании нарушений правил безопасности движения следственный эксперимент иногда является более сложным и трудоемким действием, чем экспертиза.

Необходимо отметить, что проведение экспериментальных действий не исключает постановку подобных вопросов на разрешение автотехнической экспертизы. Подчас это необходимо. Исследование практики расследования подобных преступлений показало, что фактически экспериментальные действия проводятся не следователем, а сотрудниками ГИБДД, под руководством следователя или без такового. Качество проведения подобных экспериментальных действий оставляет желать лучшего, так как зачастую не соблюдаются основные правила проведения их, не говоря уже о процессуальном закреплении действия. Анкетирование следователей, специализирующихся на расследовании дорожно-транспортных преступлений, показало, что при проведении следственного эксперимента следователь занимается вопросами процессуального оформления действий, тогда как производство самих действий поручается сотрудникам ГИБДД, которые все же являются специалистами в другой области. Необходимо отметить, что мы не хотим утверждать, что все действия при производстве следственного эксперимента должны выполняться следователем - это невозможно, однако следователь не должен забывать о своей руководящей роли при проведении следственного действия и о контроле за действиями других участников.

При расследовании автотранспортных происшествий следственный эксперимент приходится проводить на проезжей части дороги, где обычно

1 Необходимо отметить, что видимость направления движения (дороги) и видимость объекта не одно и то же. Так, видимость направления движения (дороги) обусловливается видимостью края проезжей части, разметки, дорожного полотна. Видимость объекта - возможность различать какой-либо объект на фоне дорожного полотна.

146

продолжается транспортное и пешеходное движение. Как правило, при этом существенно нарушается ритм движения. Поэтому общепринятые рекомендации о воспроизведении аналогичных условий времени и места расследуемого события не всегда выполнимы. Следственный эксперимент по данной категории уголовных дел проводят и в другое время, однако, доказательственное значение его не становится меньшим. Так, при проведении следственного эксперимента по проверке обстоятельств, связанных с торможением, время суток значения иметь не будет, так как эффективность торможения зависит от коэффициента сцепления колес с дорожным полотном, и не в коей мере от времени суток; тогда как погодные условия (сухая или влажная дорога) будут оказывать существенное воздействие на результаты эксперимента.

При проведении следственного эксперимента важно воссоздать существенные условия, влияющие на ход и результаты следственного действия, тогда как иные обстоятельства воссоздаются лишь по возможности, так как в силу объективных причин полностью восстановить обстановку места происшествия невозможно. Лицо, производящее следственный эксперимент, заранее готовится и принимает меры для обеспечения безопасности его участников и окружающих лиц, так же как и при производстве осмотра места автотранспортного происшествия. Если нет абсолютной уверенности, исключающей опасность причинения вреда участникам и окружающим лицам, то от эксперимента необходимо отказаться. На практике нередки случаи, когда из-за недостаточно четкой организации регулировки движения совершались новые дорожно- транспортные происшествия.

При расследовании дорожно-транспортных происшествий, совершенных в условиях неочевидности чаще всего с помощью следственного эксперимента проверяется или устанавливается:

  1. Можно ли было видеть или слышать те или иные особенности при определенных условиях и обстоятельствах, на которые указывают свидетель,

147

потерпевший, подозреваемый или обвиняемый, а также с учетом условий происшествия, установленных следователем с помощью других данных. возможность опознания предметов и оценки событий (например, установление видимости водителем дорожных знаков при определенных условиях или проверка слышимости потерпевшим шума мотора и звуковых сигналов приближающегося автомобиля; определения возможности видеть и опознать лицо, находившееся за рулем транспортного средства, на котором было совершено дорожно-транспортное происшествие в ситуации, когда виновное лицо скрылось с места происшествия на транспортном средстве; установлению возможности водителя видеть пешехода или транспортное средство в определенных условиях).

Выяснение подобных обстоятельств связано с установлением факта нарушения водителем правил дорожного движения, что в свою очередь влияет на характер ответственности лица. Причем, следственный эксперимент по выяснению подобных обстоятельств проводится не только в ситуации сокрытия водителя с места происшествия. Подобные действия, как показывает практика, проводятся чаше всего при проверке версии водителя о грубой неосторожности самого потерпевшего, либо невозможности принятия мер по предотвращению происшествия. При выдвижении подобной версии водителем (либо потерпевшим), как правило, выдвигается ряд свидетелей, которые подтверждают его версию. Вот показания этих свидетелей в основном и проверяются.

Показателен пример, когда при расследовании уголовного дела по факту наезда на гр. Липанова, потерпевший утверждал, что, стоя с сожительницей на обочине дороги в пос. Елшанка, несмотря на тонированные стекла, сумел хорошо разглядеть водителя, совершившего наезд на него и скрывшегося с места происшествия. Гражданин Липанов утверждал, что сможет опознать водителя транспортного средства. Его показания подтверждала его сожительница гр. Блажнова. При предъявлении для опознания гр. Липановым и гр. Блажновой был опознан гр. Бурцев, владелец автомашины совершившей

148

наезд на гр. Липанова. Сам гр. Бурцев свою вину отрицал и заявил, что в момент совершения дорожно-транспортного происшествия его автомашина находилась в угоне. После проведения предъявления для опознания следователю стало известно, что гр. Блажнова ранее встречалась с гр. Липановым при проведения осмотра транспортного средства, что поставило под сомнение проведенное предъявление для опознания. Было решено провести следственный эксперимент по проверке возможности гр. Липановым и гр. Блажновой запомнить водителя, сидящего за рулем транспортного средства, проезжающего мимо с заданной скоростью. При проведении следственного эксперимента использовался тот же автомобиль, что и совершил дорожно- транспортное происшествие. Результаты проведения следственного эксперимента показали, что ни гр. Липанов, ни гр. Блажнова при производстве 12 опытов со сменой 3 водителей не смогли описать и опознать ни одного из них. Позднее, при дальнейшем расследовании был установлен истинный виновник дорожно-транспортного происшествия.1

  1. Можно ли было совершить какие-либо действия при конкретных условиях и за определенное время, (например, установление возможности предотвращения наезда на неожиданно возникшее препятствие или возможности проехать определенное расстояние за конкретный отрезок времени; возможно проведение эксперимента по проверке возможности лица, скрывшегося с места происшествия, за определенный промежуток времени добраться до определенного пункта, либо совершить определенные действия; установление возможности водителя незамеченным скрыться с места происшествия, оставив транспортное средство).

Следует привести пример, когда на основании следственного эксперимента удалось уличить во лжи виновника дорожно-транспортного происшествия и успешно расследовать уголовное дело. 12 июня 1999 г. в 2230 неустановленный водитель, управляя автомобилем ВАЗ-2109, следовал по ул.

1 Архив Кировского районного суда г. Саратова. 2000. Уголовное дело № 1-373.

149

Московской. В пути следования на регулируемом перекрестке с ул. Чапаева допустил наезд на пешехода Протазову, причинив ей телесные повреждения. Водитель с места происшествия скрылся. Происшествие произошло при большом скоплении народа, поэтому сложностей с установлением примет транспортного средства и номерного знака на возникало. Очевидцами данного преступления был наряд патрульно-постовой службы, в результате чего уже в 22 по городу был введен оперативный план «Перехват». На углу улиц Бахметьевской и Вольской в 2235 автомобиль пытались задержать сотрудники ГИБДД, несшие там дежурство, однако автомобиль не подчинился сигналам остановки и продолжал двигаться дальше. В 2245 в Октябрьском РОВД г.Саратова официально зарегистрировано заявление гр. Глейкина об угоне принадлежащего ему автомобиля ВАЗ-2109 по номерным знакам совпадающей с автомобилем совершившим дорожно-транспортное происшествие. Автомобиль ВАЗ-2109 был обнаружен во 2-м Вакуровском проезде недалеко от Городского парка два дня спустя. При производстве допроса гр. Глейкин заявил, что в 2200 12 июня заехал с работы домой поужинать. Ужинал он «минут двадцать», после чего, выйдя во двор дома, не обнаружил своей автомашины. По его показаниям он принялся ее искать в соседних дворах, и лишь не найдя ее там, он подал заявление об угоне в Октябрьский РОВД г. Саратова, о совершенном дорожно-транспортном происшествии он ничего не знает. Итак, преступление совершено в 2230, заявление об угоне подано в 2245, следовательно, с задержкой в 15 минут. Следователь решил провести следственный эксперимент по проверке возможности за заданное время (15 минут) доехать от места происшествия до места обнаружения автомобиля и от места обнаружения автомобиля добраться до Октябрьского РОВД г.Саратова. Результаты проведенного следственного эксперимента на основании 9 опытов движения с различной скоростью по различным маршрутам показали, что у гр. Глейкина имелась техническая возможность совершить указанные действия. Впоследствии вина гр. Глейкина была доказана совокупностью и других

150

доказательств.1

  1. Каким образом произошло событие в целом или его часть (например, восстановление обстановки происшествия для установления механизма случившегося при столкновении двух автомашин). Причем эксперимент такого вида может быть произведен в том случае, если не было осмотра места происшествия. Такой эксперимент нередко именуют повторным осмотром, что неправильно, так как первого осмотра не было, и цель этого следственного действия соответствует целям следственного эксперимента.

Можно привести случай, когда в результате дорожно-транспортного происшествия в одной из воинских частей Вооруженных сил пострадало более 10 военнослужащих. Командованием воинской части факт дорожно- транспортного происшествия был скрыт, и обнаружен он лишь спустя 4 месяца в результате проверки поступлений в военный госпиталь. По данному факту было возбуждено уголовное дело, процесс расследования которого осложнялся невозможностью получить доказательственную следовую информацию о происшествии и отсутствием транспортных средств, причастных к происшествию. На месте происшествия были обнаружены следы потеков технологических жидкостей автомобилей, образовавшиеся в результате столкновения. Проведенный по этому делу следственный эксперимент по совмещению следов технологических жидкостей с транспортными средствами показал единственно возможное взаиморасположение транспортных средств на проезжей части, что позволило установить механизм дорожно-транспортного происшествия и успешно расследовать уголовное дело.2

  1. Каков механизм образования следов, обнаруженных при осмотре (например, восстановление по показаниям свидетелей длины тормозного следа при экстренном торможении автомашины). Данный следственный эксперимент проводится во всех случаях, когда при производстве осмотра

1 Архив Кировского районного суда г. Саратова. 1999. Уголовное дело № 1-297.

2 Архив Военного суда Саратовского гарнизона. 1991. Уголовное дело № 1-102.

151

места происшествия по каким либо причинам не был зафиксирован тормозной след транспортного средства. В большинстве же случаев подобные экспериментальные действия проводятся при производстве осмотра места происшествия, либо подобный вопрос ставится на разрешение эксперту- автотехнику.

Не исключена возможность проведения по делам данной категории и других видов следственного эксперимента.

Успех проведения любого следственного эксперимента зависит, прежде всего, от тщательной подготовки, которая слагается из убеждения следователя о необходимости его проведения и проведения ряда подготовительных мероприятий. При анализе уголовных дел данной категории нами установлено, что одним из существенных недостатков при подготовке к следственному эксперименту является недостаточно четкое формулирование цели данного следственного действия. В большинстве протоколов цель формулируют как проверку свидетельских (а так же других участников) показаний, что в принципе не верно, так как согласно ч. 1 ст. 183 УПК РСФСР данное следственное действие проводится «…в целях проверки и уточнения данных, имеющих значение для дела…», в случае, когда для этого необходимо производство опытных действий.

В начале следственного эксперимента необходимо, руководствуясь имеющимися материалами и показаниями участников производимых опытов - очевидцев подлинного события, стремиться как можно точнее восстановить обстановку проверяемого события, так как достоверность результатов следственного эксперимента часто зависит от степени сходства воспроизведенной обстановки с происшедшим событием. Причем именно в этот момент проверяется, имеется ли в наличии все необходимое для проведения эксперимента, и разъясняются его участниках их роль и обязанности, а также цели производимых опытов.

Без многократного производства опытов с изменением условий их проведения совершенно невозможны следственные эксперименты с целью

152

проверить и оценить следственные версии, возникающие в ходе расследования транспортных происшествий. Однако нами выявлено, что детально и качественно описав условия производства первого опыта и его результатов, описание последующих заменяется фразой: «аналогичные следственные действия проводились 6 раз и получены аналогичные результаты», что, в принципе, недопустимо, так как лишает возможности в последующем при изучении протокола проследить всю динамику развития опытных действий и те неизбежные отклонения в производстве, которые имели место.

Любой следственный эксперимент всегда оценивается с точки зрения его доказательственного значения. При этом как бы наглядны и убедительны ни были его результаты, оценка эта производится не изолированно, а в совокупности с другими доказательствами по делу.

153

§ 3 Использование специальных познаний на начальном

этапе расследования

Специальные познания - профессиональные знания и умения в области науки, техники, искусства или ремесла, необходимые для решения вопросов, возникших при расследовании и рассмотрении в суде конкретных дел1.

Существуют различные формы использования специальных познаний при расследовании преступлений, среди которых при расследовании данной категории уголовных дел особое значение имеет участие специалиста при производстве следственных действий и производство различного рода экспертиз.

Анализ данной категории уголовных дел показал, что автотехническая и судебно- медицинская экспертизы назначаются в 100% случаев.

Методические рекомендации по расследованию дорожно-транспортных происшествий относят данные экспертизы к числу обязательных. В своей работе мы присоединяемся к этому мнению, так как судебно-медицинская экспертиза устанавливает степень тяжести вреда здоровью, а диспозиция ст. 264 УК РФ предполагает наступление ответственности лишь при причинении вреда здоровью средней тяжести и выше. Это положение нашло свое отражение в ч. 1 ст. 79 УПК РСФСР. К тому же, судебно-медицинская экспертиза позволяет установить причину смерти при обнаружении трупа в зоне дорожного движения и выдвижении обоснованного предположения о совершении дорожно-транспортного происшествия. Автотехническая экспертиза устанавливает факт нарушения Правил дорожного движения и наличие технической возможности предотвратить наступление вредных последствий. Поэтому эти экспертизы проводятся незамедлительно на первоначальном этапе расследования в целях установления признаков состава преступления.

Судебно-медицинская экспертиза назначается во всех случаях в соответствии со ст. 79 УПК РСФСР, когда в результате дорожно-транспортного

1 См.: Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997. С.217.

154

происшествия наступили вредные последствия, предусмотренные ст. 264 УК РФ. Перед экспертом при назначении судебно-медицинской экспертизы ставятся вопросы о тяжести телесных повреждений, о времени и причинах смерти, о характере и механизме травмы, о месте положения потерпевшего в момент получения травмы (разрешается комплексной медико-автотехнической экспертизой), о возможном состоянии потерпевшего (например, об алкогольном или наркотическом опьянении), о расположении и взаиморасположении повреждений, о прижизненности или посмертности повреждений.

При вынесении постановления о назначении судебно-медицинской экспертизы следователи зачастую пользуются справочником, содержащим примерный перечень вопросов, ставящихся на разрешение эксперта1. Структура справочника построена таким образом, что в нем проводится разделение различных видов судебно-медицинских экспертиз. Без сомнения, справочник имеет большое практическое значение, так как позволяет следователю правильно сформулировать вопросы и использовать возможности экспертизы в полной мере. Однако следователи зачастую в постановлениях ставят ограниченный круг вопросов, ответов на которые явно недостаточно для всестороннего освещения события. Так, в основном ставятся вопросы, касающиеся характерности повреждений для дорожно-транспортного происшествия, характеристики следов имеющихся на одежде и теле потерпевшего, их характере и локализации, возможности причинения обнаруженных повреждений каким-то конкретным транспортным средством. Если же дорожно-транспортное происшествие повлекло смерть потерпевшего, то добавляются вопросы относительно времени и причин смерти. Поэтому эксперты все чаще выходят за рамки вопросов, поставленных следователем в постановлении, и по своей инициативе восполняют пробел, допущенный следователем. Но в соответствии со ст. 191 УПК эксперт вправе, но не обязан

1 См.: Справочник следователя. 3-е изд. М, 1992.

155

по собственной инициативе отвечать на вопросы, постановку которых он считает необходимой. Если же эксперт строго отвечает на вопросы следователя (которых, по мнению эксперта, недостаточно), то это приводит к неполноте и односторонности расследования; по делу может быть назначена дополнительная экспертиза, либо само дело может быть возвращено на дополнительное расследование. Все это приводит к затягиванию сроков следствия.

При изучении уголовных дел можно выделить и прямо противоположный вариант постановки вопросов эксперту. Так, следователь в постановлении указывает все вопросы, которые можно задать по данному виду экспертизы, не задумываясь над их существом, и над тем, что данный перечень вопросов является примерным. Из вышеупомянутого справочника переписываются все вопросы, относящиеся к судебно-медицинской экспертизе трупа (или освидетельствованию живых лиц) и судебно-медицинской экспертизе при транспортных травмах. В таких постановлениях число вопросов доходит до 25, многие из которых излишни, а подчас и абсурдны (показателен пример, когда при экспертизе трупа 1,5 годовалого ребенка, погибшего при дорожно- транспортном происшествии, был поставлен вопрос о состоянии опьянения ребенка; либо о месте нахождения потерпевшего в автомобиле при столкновении транспортных средств, если потерпевший в автомобиле был один).

Проведение судебно-медицинской экспертизы имеет большое значение для решения вопроса об установлении причин смерти и квалификации деяния для возбуждения уголовного дела. Показателен следующий пример: 20 марта 1998 г. в коллекторе теплотрассы недалеко от Воскресенского кладбища был обнаружен полуразложившийся труп гр. Ермолаевой. Коллектор теплотрассы находился на пустыре вдали от транспортных магистралей города. Назначенная судебно- медицинская экспертиза дала категорическое утверждение, что смерть пострадавшей наступила в результате дорожно-транспортной травмы. Дело осложнялось тем, что экспертное заключение содержало утверждение, что

156

смерть пострадавшей наступила не сразу, а через несколько часов после причинения травмы, причем характер расположения трупа в коллекторе исключал возможность посторонней «помощи» в проникновении туда. Заключение судебных медиков прибавило и еще один факт, чрезвычайно осложнивший процесс расследования - время наступления смерти установить не удалось из-за сильного разложения трупа под воздействием высокой температуры в коллекторе и повышенной влажности. В заключении указывался период времени от нескольких дней до нескольких недель.1

Судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств назначается при обнаружении на объектах обстановки вещества, похожего на кровь, частиц кожного покрова, частиц вещества, похожего на мозговое, частиц волокон мышц и т.п. Практика изучения уголовных дел данной категории показывает, что данная экспертиза назначается не во всех случаях, когда это необходимо. Это связано, прежде всего, с тем, что следы биологического происхождения на месте происшествия либо не изымаются, либо изымаются и упаковываются без учета соответствующих рекомендаций по условиям хранения их, что приводит к утрате этих следов.

Рассматриваемая категория преступлений характеризуется большой степенью сокрытия последствий преступления и уничтожения следов биологического происхождения, поэтому зачастую подобные следы на транспортном средстве могут быть уничтожены или в силу своей давности стать непригодными для идентификации.

Можно привести пример, когда посредством судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств было установлено, что вещества, изъятые с транспортного средства, тождественны образцам, изъятым у потерпевшего, но это не помогло в расследовании уголовного дела, а лишь осложнило его. Так 12 июня 1998 г. около трамвайной остановки «2-я Садовая» маршрута № 9 трамваем при большом скоплении свидетелей-очевидцев был совершен наезд на гр. Сазыкину, которая от полученных травм скончалась на

1 Архив СУ ГУВД г. Саратова. 1999. Уголовное дело № 34504.

157

месте. В результате осмотра места происшествия с трамвайных путей были изъяты следы крови, мозгового вещества, тканей. Было установлено, что изъятые образцы принадлежат гр. Сазыкиной. В результате своевременно проведенных мероприятий был обнаружен трамвай, у которого в результате проведения осмотра транспортного средства с башмаков, колес, подвагонной балки второго прицепного вагона были изъяты следы крови и мозгового вещества, причем на первом, ведущем, вагоне следов биологического происхождения обнаружено не было. Экспертиза дала категорическое заключение, что представленные на исследование образцы принадлежат гр. Сазыкиной. Однако при проведении дальнейшего расследования было установлено, что данное транспортное средство в момент происшествия находилось на диспетчерской станции, о чем имелась соответствующая отметка.1

Изучение уголовных дел, рассматриваемой категории, показывает, что трасологическая экспертиза, как правило, не назначается, так лишь в 20% изученных уголовных дел назначалась данная экспертиза.

Однако здесь следует отметить, что вопросы трасологическои экспертизы с успехом разрешаются в рамках автотехнической экспертизы, что и имеет место быть на практике. На наш взгляд, единственной задачей, которая не может быть решена в рамках автотехнической экспертизы, является установление целого по частям. Решение этого вопроса при производстве трасологическои экспертизы делает ее чрезвычайно важной при розыске транспортного средства, причастного к происшествию, и доказывании его участия в совершении дорожно-транспортного происшествия.

Перечень трасологических вопросов отнесен к разрешению автотехнической экспертизы и Инструкцией о производстве судебных автотехнических экспертиз в экспертных учреждениях системы Министерства юстиции СССР от 26 октября 1981 г. В своей работе мы согласимся с подобной постановкой вопроса. Это обусловлено тем, что задачи
автотехнической

1 Архив СУ ГУВД г. Саратова. 1999. Уголовное дело № 45274.

158

экспертизы намного шире задач трасологической, а в соответствии со ст. 191 УПК РСФСР эксперт вправе выйти за пределы вопросов, поставленных в постановлении о назначении экспертизы, но в рамках своей компетенции. Таким образом, возможностей выйти за пределы поставленных вопросов при обнаружении обстоятельств, имеющих значение для дела, у эксперта-автотехника намного больше. Одним из видов автотехнической экспертизы является транспортно-трасологическая, т.е. экспертиза разрешающая тот же круг вопросов, что и трасологическая, но применительно к конкретному виду преступлений. В этом случае автотехническая экспертиза, по сути, является комплексной экспертизой, где исследование проводят эксперт-автотехник и эксперт-трасолог, специалист в области автотрасологии. Особенностью является то, что специалисты в разных, хотя и близких, отраслях знания выступают в одном лице, что на наш взгляд существенно повышает качество расследования. При таком подходе к проведению подобной экспертизы нет оснований к назначению двух экспертиз вместо одной, так как это приводит к затягиванию сроков предварительного расследования. К тому же, при проведении подобной экспертизы вопросы технического и трасологического характера решаются в совокупности, что также находит свое отражение в качестве проводимых исследований.

Дактилоскопическая экспертиза по делам о дорожно-транспортных преступлениях назначается, как правило, в тех случаях, когда водитель заявляет о том, что он не управлял транспортным средством и не имеет никакого отношения к дорожно-транспортному происшествию, а также для доказывания факта фальсификации обстановки места дорожно-транспортного происшествия.

В качестве примера можно провести уголовное дело, когда посредством дактилоскопической экспертизы была установлена виновность гражданина в совершении преступления. Так, 1 июня 1998 г. на перекрестке улиц Горького и Немецкой водителем автомашины ВАЗ-2107 была сбита женщина, которой в результате наезда был причинен вред здоровью средней тяжести. Водитель на транспортном средстве с места происшествия скрылся. Данная автомашина

159

была обнаружена 2 дня спустя. По подозрению в совершении преступления был задержан гр. Шацков, приходящийся зятем владельцу автомашины. На допросе гр. Шацков отрицал факт управления автомашиной и заявил, что поссорился с тестем и уже две недели не «садился за руль». Свидетель Петров, являющийся владельцем автомобиля, подтвердил факт ссоры с гр. Шацковым, а также показал, что отобрал у зятя ключи от гаража и автомобиля и тот не имел к нему доступа. Гр. Петров также показал, что за день до происшествия проводил капитальную мойку салона своего автомобиля с моющими средствами, в том числе и зеркала заднего вида. Однако при осмотре места обнаружения транспортного средства и самого транспортного средства с поверхности салонного зеркала заднего вида был изъят след большого пальца руки человека. Назначенная по данному делу дактилоскопическая экспертиза дала заключение, что предоставленный отпечаток принадлежит гр. Шацкову. При проведении допроса подозреваемого Шацкова ему было предъявлено данное заключение экспертизы. На основании этого гр. Шацков признал факт совершения им преступления, а также указал на факт лжесвидетельствования гр. Петрова.1

Для исследования микрочастиц отдельных веществ, обнаруженных и изъятых при осмотре места происшествия, транспортных средств и одежды потерпевших, возникает необходимость назначения экспертизы материалов, веществ и изделий для определения качественного и количественного состава структурных элементов, содержащихся в исследуемом веществе. Такими объектами могут быть частицы краски, горюче-смазочных материалов, частицы сыпучего груза, пробы грунта с места происшествия. Однако данный вид экспертизы назначается довольно редко, это вызвано тем, что при расследовании преступлений данной категории следы, которые могут быть подвергнуты исследованию, зачастую бывают утрачены (например, автомобиль прошел мойку, пропылесосен салон автомобиля, кузов заново загрунтован и окрашен, автомобиль сожжен), либо осмотр места происшествия или транспортного средства был произведен не качественно, и следы не были

1 Архив Кировского районного суда г. Саратова. 1999. Уголовное дело № 1-107.

160

изъяты. Подобное исследование позволяет установить предполагаемую марку транспортного средства и его примерный возраст. Зачастую следователи считают, что производство данного вида экспертизы не обязательно, так как и без этих сложных и дорогостоящих исследований доказательств достаточно.

При характеристике этого вида экспертиз необходимо указать на то, что мы в своей работе присоединяемся к мнению Р.С. Белкина и А.И. Винберга о возможности проведения экспертиз до возбуждения уголовного дела. Авторы называют это «полевой криминалистикой»1. Необходимо отметить проведение именно данного вида «полевых экспертиз», которые необходимо проводить при расследовании дел рассматриваемой категории.

Л.В. Виницкий утверждает, что предварительное исследование объектов, возможных доказательств в «полевых условиях», - наиболее предпочтительный вариант работы на месте происшествия, так как он дает возможность использовать полученную информацию как для поиска определенных орудий совершения преступления, инструментов и соответствующих следов, так и лица, его совершившего. Иными словами - комплексно использовать все имеющиеся силы и средства.2

Поэтому, исходя из вышеизложенного, мы считаем, что ст. 184 УПК РСФСР необходимо дополнить частью второй, которую изложить в следующей редакции: «в случаях, не терпящих отлагательства, производство экспертизы может быть назначено до возбуждения уголовного дела».

Процессуальное закрепление этого положения позволит оптимизировать и, что самое главное, ускорить процесс розыска транспортного средства, причастного к дорожно-транспортному происшествию. Так, скорейшее проведение исследования частиц лакокрасочного покрытия, отделившихся от транспортного средства, причастного к происшествию, позволит более эффективно организовать розыск и задержание транспортного средства.

1 См., например: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. М., 1988. С.37-63.

2 Виницкий Л.В. Осмотр места происшествия: организационные, процессуальные и тактические вопросы. Караганда, 1986. С. 77.

161 Определение регионального происхождения отделившихся частиц позволит,

помимо общих признаков транспортного средства, выделить и частные. Так,

если имеется информация, что дорожно-транспортное происшествие совершено

автомобилем какой-то конкретной модели и будет установлено, посредством

проведения исследования лакокрасочного покрытия, что
частицы

лакокрасочного покрытия отделились с левого переднего крыла автомобиля, то

ориентировка на розыск транспортного средства будет более
полная и

содержать «особые приметы» автомобиля, причастного к расследуемому

событию. Все это относится не только к исследованию
лакокрасочных

покрытий. Так, изъятые с места происшествия следы горюче- смазочных

материалов позволяют не только установить на каких транспортных средствах

и в каких узлах применяются данные смазки (в целях установления

поврежденных деталей автомобиля), но и отождествить по сравнительным

образцам конкретное транспортное средство. Решение подобных же вопросов

возможно и при исследовании осколков стекла. Поэтому решение подобных

задач на месте происшествия будет способствовать скорейшему розыску

интересуемого транспортного средства. На это указывает и Л.В. Виницкий:

«Выводы, которые можно сделать на основе проведенных исследований,

используются как необходимая информация для раскрытия и расследования

преступления. Если в ходе предварительного исследования обнаруживаются

микрообъекты, устанавливаются их внешние признаки и иные свойства то

отраженная в протоколе осмотра информация в этой части несомненно имеет

доказательственное значение.»1

На сегодняшний день на улицах города можно наблюдать картину, когда

задерживаются все автомашины какой-то конкретной модели. Это вызывает

массу конфликтов между сотрудниками органов внутренних дел и водителями,

а также приводит к распылению внимания сотрудников милиции при розыске

транспортного средства.

Виницкий Л.В. Осмотр места происшествия: организационные, процессуальные и тактические вопросы. Караганда, 1986. С.77.

162

Однако назначение экспертиз до возбуждения уголовного дела накладывает ряд особенностей на производство первоначального допроса водителя. Выше были даны рекомендации по производству допроса водителя транспортного средства в рамках допроса свидетеля, а не подозреваемого. Развивая мысль о возможности назначения и производства экспертиз до возбуждения уголовного дела, представляется необходимым предусмотреть последующее предъявление обвинения водителю и возможность реализации им права на защиту. Так, ч. 3 ст. 46 УПК РСФСР предусматривает право обвиняемого на защиту, а именно его право, подробно закрепленное в п. 5 ч. 1 ст. 185 УПК РСФСР, на ознакомление с заключением эксперта по экспертизам, проводимым по расследуемому уголовному делу. Поэтому необходимо применение требований ст. 185 УПК РСФСР и к допросу водителя транспортного средства, проводимого в качестве допроса свидетеля. Так как несоблюдение этого требования, в случае проведения экспертиз до возбуждения уголовного дела, приведет к ущемлению прав обвиняемого на защиту.

При расследовании автодорожных происшествий нередко приходится сталкиваться с вопросами, требующими специальных знаний в области автотехники. Поэтому следователь часто вынужден назначать автотехническую экспертизу, акт которой иногда бывает основным источником доказательств по делу. Она осуществляется в государственных экспертных учреждениях с 1960г. и в настоящее время проводится во всех экспертных лабораториях Министерства юстиции РФ.

Судебная автотехническая экспертиза - процессуальное действие, сущность которого состоит в исследовании обстоятельств дела о дорожно- транспортном происшествии, проводимом в предусмотренном законом порядке сведущими в автотехнике лицами по поручению следователей и судов в целях

163

установления фактических данных, служащих, в форме заключения эксперта, судебным доказательством для установления истины по делу1.

Автотехническая экспертиза - это экспертное исследование в целях установления механизма и обстоятельств дорожно-транспортного происшествия, технического состояния транспортного средства и дороги, психофизиологических характеристик его участников - по материалам дела и результатам исследования места происшествия, транспортных средств (их деталей, узлов, агрегатов, систем) и водителя2.

Предметом автотехнической экспертизы являются фактические данные не только о техническом состоянии транспортного средства, но и месте происшествия, участке дороги, непосредственно примыкающем к нему, дорожной обстановке на месте происшествия, действиях лиц - участников происшествия и их возможностях, а также о тех обстоятельствах, способствовавших возникновению происшествия, которые устанавливает эксперт на основе своих специальных познаний и материалов дела.

Экспертные задачи автотехнической экспертизы достаточно многообразны, поэтому лучше рассматривать их в сгруппированном виде в зависимости от ситуации дорожно-транспортного происшествия, применительно к существующим видам автотехнической экспертизы.

Экспертное исследование технического состояния транспортных средств, решает задачи, связанные с установлением следующей группы вопросов:

наличие неисправностей транспортного средства и времени их возникновения (до происшествия, во время, после);

влияние неисправностей на возникновение и развитие дорожно- транспортного происшествия;

соответствие состояния транспортного средства нормам и требованиям безопасности движения;

1 См.: Судебная автотехническая экспертиза. Пособие для экспертов-автотехников, следователей и судей. М, 1980. С.4.

2 См.: Суворов Ю.Б. Судебная дорожно-транспортная экспертиза. М., 1998. С.2.

164

причинно-следственная связь между неисправностью и происшествием;

состояния деталей на основе их химико-металлографического исследования;

определение траектории и характера движения транспортных средств и пешеходов до удара и после удара;

определение взаиморасположения транспортных средств и пешеходов, определение места дорожно-транспортного происшествия;

определение скорости транспортных средств до удара (столкновения) и режима движения (торможение, занос, пробуксовка и т. п.);

В практике довольно редко эксперту прямо ставится вопрос о том, каков механизм происшествия. Большей частью решаются вопросы, относящиеся к отдельным элементам механизма происшедшего события, например, такие, как установление скорости движения автотранспорта, тормозного и остановочного путей, соответствие действий водителя техническим возможностям, обеспечивающим безопасность движения транспорта и т.д. Тем не менее, возможны такие случаи, когда машина осталась на месте, но каким образом произошло событие, следователю самостоятельно разобраться трудно.

В качестве примера можно привести следующий случай: 27 мая 1999 г. на дороге Саратов-Усть-Курдюм было совершено лобовое столкновение автомашин ВАЗ-2103 и ГАЗ-24. Оба водителя погибли, двое пассажиров ГАЗ-24 находились в бессознательном состоянии в медицинском учреждении. Сила столкновения была такова, что после него автомашины «отскочили» друг от друга на 50 с лишним метров. На месте происшествия осталось большое количество следов торможения, следов оставленных транспортными средствами при опрокидывании, следы технологических жидкостей автомобилей. Дело осложнялось тем, что следователь по объективным причинам прибыл на место происшествия с большим опозданием, а до его приезда никто не позаботился о сохранности следовой информации. Очевидцев данного дорожно-транспортного происшествия не было. По результатам грамотно проведенного осмотра места происшествия была
назначена

165

автотехническая экспертиза, посредством которой был установлен механизм происшествия и факт нарушения Правил дорожного движения водителем ГАЗ- 24.’

При проведении транспортно-трасологических экспертиз, могут быть решены следующие экспертные задачи:

не оставлены ли следы ходовой частью проверяемого транспортного средства;

в каком направлении двигалось транспортное средство; каков был режим движения транспортного средства; каковы признаки протектора, отобразившиеся в следах, шиной какой модели оставлен след;

какие дефекты имеет шина, судя по следам, результатом каких неисправностей явились эти дефекты;

какова модель транспортного средства, оставившего следы ходовой части;

определить следы первичного соударения транспортных средств, их направление, характер, динамику возникновения;

каким видам транспортных средств присущи детали, оставившие следы; какими частями транспортного средства оставлены следы на одежде и теле
пострадавшего (разрешается при производстве комплексной трасологической, судебно-медицинской и автотехнической экспертизами);

установить место нахождения человека в салоне (кабине) транспортного средства, судя по следам на его одежде и теле.

Инженерно-психофизиологической экспертизой водителя, могут быть разрешены следующие экспертные задачи:

установление возможности своевременной оценки данным водителем опасной ситуации;

определение времени реакции водителя в зависимости от конкретной обстановки;

1 Архив СУ ГУВД г. Саратова. 1999. Уголовное дело № 27371.

166 установление возможности выполнения водителем необходимых

действий в аварийных ситуациях;

определение возможности неправильного восприятия водителем дорожной обстановки;

установление возможности предотвращения водителем дорожно-транспортного происшествия с учетом воздействовавших на него различных психофизиологических обстоятельств;

исследование психофизиологического состояния и действий пешехода. Данный вид экспертизы имеет ряд особенностей. Судебно-психологическую экспертизу не следует назначать на начальных стадиях предварительного расследования, т.к. для решения поставленных перед экспертизой вопросов требуется значительный объем информации, как о криминальной ситуации, так и об участниках исследуемого события. Если планируется проведение судебно-психологической и судебно-психиатрической экспертиз, то судебно-психологическая не должна предшествовать психиатрической во избежание выхода психолога за пределы своей научной компетенции.

В последнее время на практике получило распространение назначение комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, подчас без достаточных на то оснований, а лишь с целью экономии времени. В существующих типовых методиках расследования дорожно-транспортных происшествий, имеющихся у следователей, предусмотрено назначение судебно- психологической и судебно-психиатрической экспертиз. Зачастую следователи не представляют, в чем заключается специфика проведения судебно- психологической экспертизы, полагая, что она мало чем отличается (в том числе по затратам времени) от амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы. Именно это и привело к практике назначения комплексной экспертизы, при производстве которой специалисты в разных отраслях знания подчас затрудняют работу друг друга из-за несогласованности целей и задач этих двух экспертиз.

167

Необходимо отметить, что на проведение судебно-психологической экспертизы затрачивается значительное время, поскольку помимо беседы (часто длительной), в отношении испытуемого проводится эксперементально- психологическое обследование с применением большого числа методов (сами методы и их количество определяются конкретными задачами, вытекающими из поставленных перед экспертом вопросов). Полученные данные эксперту- психологу необходимо обработать и интерпретировать, что также требует времени. Как показывает практика, в среднем срок производства экспертизы составляет 10-20 дней. Это соответствует требованиям, предъявляемым к срокам производства экспертиз в экспертных учреждениях Министерства юстиции РФ.

Однако судебно-психологические экспертизы по фактам дорожно-транспортных происшествий проводятся крайне редко, несмотря на большую потребность в таких заключениях. В настоящее время сложилась практика, когда определение способности человека предотвратить дорожно-транспортное происшествие проводится автотехнической экспертизой. Не вызывает сомнения, что автотехническая экспертиза позволяет правильно решать вопросы, касающиеся технической возможности предотвратить аварию. Однако нельзя согласиться с тем, что психологический фактор сводится только лишь к значениям времени реакции. Даже используемые последние 15 лет дифференцированные значения времени реакции не могут решить эту проблему, так как показатели времени реакции конкретного водителя могут существенно отличаться от установленного в автотехнической экспертизе диапазона, поскольку зависят от индивидуальных особенностей человека, его психического состояния в аварийной ситуации.

В соответствии с данными статистики, свыше 80% дорожно-транспортных происшествий связаны не с отказом техники, а обусловлены ошибками человека, управляющего ею. Это объясняется различными причинами: усложнение технических систем управления автомобилем, и, как следствие, большой объем информации, который водитель должен воспринять и

168

проанализировать; увеличение интенсивности движения транспорта, увеличение скоростей движения, что приводит к дефициту времени на принятие решения; падение качества профессиональной подготовки водителей и т.д. Поэтому судебно-психологическая экспертиза призвана решать следующие вопросы: находился ли испытуемый в момент совершения дорожно- транспортного происшествия в психическом состоянии, которое могло оказать существенное влияние на качество выполнения профессиональных функций; мог ли испытуемый, учитывая его психологические особенности и состояние, правильно оценить ситуацию или ее отдельные элементы, принять правильное решение и реализовать его; соответствует ли уровень сформированности у испытуемого профессиональных навыков требованиям конкретной ситуации. Не следует также забывать о причинах побудивших водителя оставить место дорожно-транспортного происшествия. Содержится ли в подобных его действиях осознанность совершаемого. Возможно также на основании подобной экспертизы решение вопроса об искреннем раскаянии и решение вопроса о степени тяжести наказания.

Необходимо отметить, что выделение видов автотехнической экспертизы носит теоретический характер, тогда как на практике на разрешение эксперта одновременно ставятся вопросы из различных видов автотехнической экспертизы.

В процессуальной литературе считается общепризнанным, что установление причинной связи между действиями и наступившими вредными последствиями является обязанностью следствия и суда. Это положение бесспорно, но оно не исключает возможности проведения экспертизы для установления фактов, которые позволят выявить указанную связь.

Производство экспертного исследования и его результат в значительной степени зависят от того, как и какие вопросы поставлены эксперту, какие исходные данные предоставлены в распоряжение эксперта. На это обращает внимание Л.В.
Виницкий: «Успешность решения вопросов, поставленных

169

перед экспертом, по многом зависит от правильного оформления и представления необходимых исходных данных для производства экспертизы, содержащихся как в объектах исследования, так и в материалах уголовного дела, относящихся к предмету экспертизы.»1.

Выделяют основные и дополнительные исходные данные, необходимые для производства экспертизы2. Основные - данные необходимые эксперту вне зависимости от характера произошедшего события. К ним относятся: описание дорожных условий; описание материальных следов и объектов, обнаруженных на месте происшествия; скорость движения транспортного средства; степень и характер загруженности транспортного средства; описание действий водителя перед происшествием; описание технического состояния транспортного средства. В зависимости от вида дорожно-транспортного происшествия указываются дополнительные исходные данные, необходимые для решения поставленных эксперту вопросов.

О понятии комплексной экспертизы, ее допустимости, процессуальном оформлении таких исследований в юридической литературе высказаны противоположные мнения.

Под комплексной экспертизой авторы совершенно правильно понимают экспертизу, назначаемую для решения одних и тех же вопросов, относящихся к компетенции нескольких смежных наук. Определение механизма образования следов на одежде человека, установление направления приложения силы составляют предмет трасологической экспертизы.

В то же время механизм образования автотранспортной травмы является предметом судебно-медицинской экспертизы. Наличие общих составных частей двух наук и может служить основанием для проведения комплексной судебно-медицинской и криминалистической экспертизы,
которая будет

Виницкий Л.В. Некоторое вопросы криминалистической экспертизы машинописных текстов: Учебное пособие. Караганда, 1975. С.69.

2 См.: Рекомендации по подготовке материалов для автотехнической экспертизы. Издательство УВД Саратовского облисполкома. 1987. С.З.

170

способствовать более глубокому и всестороннему анализу обстоятельств происшествия.

Детальное рассмотрение вопросов, разрешаемых автотехнической экспертизой, ее научных возможностей и методов исследования свидетельствует о том, что механизм образования следов от удара, скольжения, износа, излома может быть предметом и автотехнической и трасологической экспертизы. Механизм образования следов объединяет трасологию и автотехнику по объектам, целями, методам исследования. Поэтому проведение комплексной автотехнической и трасологической экспертизы является допустимым и целесообразным.

В то же время представляется весьма спорной возможность проведения комплексной судебно-медицинской и автотехнической экспертизы или судебно- медицинской, криминалистической и автотехнической экспертизы. Судебный медик и автотехник не являются специалистами смежных, пограничных наук. Эти науки не имеют общих составных частей. Проведение комплексной экспертизы в указанных случаях при отсутствии у судебно-медицинского эксперта познаний в области автотехники, а у автотехника -знаний автотранспортной травматологии (того общего, что их может объединять) неизбежно приводит не только нарушению компетенции экспертов, но и к необоснованности их выводов. Трудно представить более опасную для дела правосудия ситуацию, когда судебно-медицинский эксперт выступает в роли инженера, а последний - в качестве судебно-медицинского эксперта. При оформлении проведенного комплексного исследования надлежит руководствоваться требованиями Уголовно-процессуального закона, и в частности ст. 191 УПК РСФСР, согласно которой в заключении должно быть указано, при решении каких вопросов потребовались комплексные исследования и на какие из поставленных вопросов отвечал каждый из экспертов1.

См.: Зотов Б.Л. Расследование и предупреждение автотранспортных происшествий. М., 1972.C.156J57.

171

Порядок проведения комплексных экспертиз детально изложен в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда СССР 16 марта 1971 г. «О судебной, экспертизе по уголовным делам». В нем указано, что в необходимых случаях, когда установление того или иного обстоятельства невозможно путем проведения отдельных экспертиз либо это выходит за пределы компетенции одного эксперта, либо комиссии экспертов, может быть назначено проведение ряда исследований, осуществляемых несколькими экспертами на основе использования разных специальных познаний.

Отличие деятельности специалиста от процессуальной деятельности эксперта заключается в том, что специалист в соответствии с требованиями ст. 1331 УПК РСФСР участвует в производстве следственных действий, используя свои специальные познания и навыки для содействия следователю в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств. Специалист дает пояснения по поводу выполняемых им действий. Он выступает как своеобразный помощник следователя по вопросам, требующим специальных познаний, содействуя обнаружению доказательств. В отличие от эксперта, который также может присутствовать при выполнении следователем следственных действий, специалист не проводит экспертного исследования.

Необходимо отметить, что в своей работе мы присоединяемся к мнению криминалистов (А.А. Леви, Е.Н. Быстряков) об архаичности п. 3«а» ч. 1 ст. 67 УПК РСФСР, содержащей запрет на производство экспертизы тем же лицом, которое привлекалось ранее в качестве специалиста. Полагаем необоснованным исключение сделанное для специалиста врача (п. 3 ст. 67 УПК РСФСР) и считаем, что необходимо подобными правами наделить всех сведущих лиц, и наделить следователя правом выбора между ними. Так, если специалист- автотехник привлекается к осмотру места происшествия, то возможно необходимо именно ему поручить производство автотехнической экспертизы. Это обусловлено рядом причин: если эксперт участвовал в деле в качестве специалиста, то при производстве экспертизы он будет иметь наглядное представление о существе дела, также, выполняя функцию
специалиста,

172

сведущее лицо обеспечит более полное собирание фактических данных, необходимых для последующего проведения автотехнической экспертизы, и, наконец, повысится общий уровень выполняемой специалистом работы, так как он будет работать «на себя». Это положение касается специалистов во всех отраслях знания.

Мы полагаем целесообразным привлечение к осмотру места происшествия и транспортного средства специалиста-автотехника. Транспортное средство как элемент дорожно-транспортного происшествия является источником информации, имеющей важное доказательственное значение. Однако выявить и объяснить такую информацию зачастую могут лишь лица, обладающие специальными познаниями в области автомобильной техники. При выполнении своих функций специалист-автотехник должен учитывать возможность последующего исследования экспертом-автотехником транспортного средства. Поэтому специалист должен спланировать и провести осмотр таким образом, чтобы исключить порчу механизмов транспортного средства и других объектов, которые могут потребоваться для дальнейшего исследования. При участии в осмотре специалист-автотехник обязан сообщить следователю о том, как отразится на возможности последующего экспертного исследования проведение следственного эксперимента или изъятие вещественного доказательства.

Для проведения следственных экспериментов все чаще привлекаются сведущие лица - специалисты, в роли которых обычно выступают инженеры автохозяйств и сотрудники лабораторий судебно-автотехнических экспертиз. Основной процессуальной обязанностью участвующего в эксперименте специалиста является оказание помощи по организации и технике эксперимента, расстановке его участников, определению содержания опытных действий, определению необходимых мер безопасности при их выполнении. Консультации специалистов оказываются полезными и при фиксации (например, использование специальной терминологии), и оценке результатов следственного эксперимента.

173

Змшодоние.

Диссертационное исследование не претендует на исчерпывающее рассмотрение и тем более разрешение всех проблем, касающихся методики расследования дорожно-транспортных происшествий, совершенных в условиях неочевидности. Однако при работе над диссертацией был исследован широкий спектр специальной литературы, нормативные акты, следственная и судебная практика, в результате чего были сделаны выводы, которые могут способствовать теоретическому изучению проблемы и быть применены практически.

Уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, качество которого является одной из предпосылок быстрого и эффективного расследования преступлений, нуждается в улучшении. Представляется, что высказанные в диссертационном исследовании теоретические соображения могут помочь в совершенствовании современного российского законодательства.

В качестве направления преодоления неочевидности при расследовании данного вида преступлений была избрана концепция поисково-познавательной деятельности, которая и была разработана в работе: были определены ее уровни, способы, методы, формы. Выбор данного направления и обусловил стиль изложения данной работы, который состоит в разработке направлений поисковой и познавательной деятельности лица производящего расследование, соотношении в процессе расследования поиска и познания, предложении программ реализации данной деятельности.

При написании данной работы рассмотрена и криминалистическая характеристика дорожно-транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности, которая определена как инструмент реализации поисково- познавательной деятельности, обеспечивающий первоначальный, наиболее общий уровень познания события преступления.

174

Исходя из концепции поисково-познавательной деятельности разрабатывалась методика расследования данного вида преступлений. Задачами, стоящими перед лицами осуществляющими поисково- познавательную деятельность, обусловлены и рекомендации по проведению отдельных следственных действий.

Исходя из целей и задач поисково-познавательной деятельности разработаны программы и направления деятельности лица, производящего расследование, в следственных ситуациях, сложившихся на начальном этапе расследования. Следует отметить, что выделение самих следственных ситуаций обусловлено подходом к любому дорожно-транспортному преступлению, как совершенному в условиях неочевидности.

Выделенные в работе тактические операции определены не только общими задачами расследования, но и специфическим предметом доказывания по данной категории уголовных дел. Специфика предмета доказывания такова, что предполагает доказывание факта нарушения Правил дорожного движения.

В работе также высказано предложение по изменению ст. 184 УПК позволяющее проведение экспертных исследований до возбуждения уголовного дела.

175

Библиографический список

Нормативные акты

  1. Гражданский Кодекс РФ, в ред. от 20 июля 2000 г.
  2. Инструкция МВД СССР, Минздрава СССР и Минюста СССР «О порядке направления граждан на освидетельствование для установления состояния опьянения и проведения освидетельствования» от 29 июня 1983 г.
  3. Инструкция о производстве судебных автотехнических экспертиз в экспертных учреждениях системы Министерства юстиции СССР от 26 октября 1981 г.
  4. Инструкция о производстве судебных автотехнических экспертиз в экспертных учреждениях системы Министерства юстиции СССР от 26 октября 1981 г.
  5. Конституция РФ, в ред. от 03 июня 2000 г.
  6. Положение о Государственной автомобильной инспекции от 10 августа 1978г. №685.
  7. Правила дорожного движения РФ от 1 июня 1994 г., в ред. от 05 мая 2000 г.
  8. Приказ МВД СССР от 25 февраля 1987 г. «Об утверждении инструкции по организации розыска угнанных и похищенных автомашин, а также водителей, скрывшихся с мест дорожно-транспортного происшествия».
  9. Приказ Министерства здравоохранения СССР от 22 ноября 1954г. № 523 Ю.Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, в ред. от 05 сентября 2000 г.

11.Уголовный кодекс РФ, в ред. от 05 сентября 2000 г.

Монографии

  1. Авдеев М.Н. Курс судебной медицины. М.: Госюриздат, 1959.
  2. Авдеев М.Н. Судебная медицина. М., 1960.

176

  1. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. М., 1997.
  2. Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980.
  3. Алексеев Н.С., Максутов И.Х. Автотранспортные происшествия и их расследование. М., 1962.
  4. Алексеев П.В., Панин А.В. Теория познания и диалектика. М., 1983.
  5. Андреев И.Д. Основы теории познания. М., 1959.
  6. Андреев И.С, Грамович Г.И., Порубов Н.И. Криминалистика. Минск, 1997.
  7. Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств в советском уголовном процессе. М., 1964.
  8. Ю.Баев О.Я. Конфликты в деятельности следователя. Воронеж, 1981.

11.Бекасов В.А., Боград Г.Я., Зотов Б.Л., Индиченко Г.Г. Автотехническая

экспертиза. М.,1967. 12.Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы,
тенденции, перспективы. От

теории - к практике. М., 1988. 13.Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997. 14.Белкин Р.С. Общая теория советской криминалистики. Саратов, 1986. 15.Белкин Р.С. Сущность
экспериментального метода исследования в

советском уголовном процессе и криминалистике. М., 1961. 16.Белкин Р.С. Теория и практика следственного эксперимента. М., 1959. П.Белкин Р.С,
Винберг А.И. Криминалистика и доказывание

(методологические проблемы). М., 1969. 18.Бердичевский Ф.Ю., Ларин A.M., Образцов В.А. Расследование нападений с

целью завладения государственными и общественными денежными

средствами. М, 1976. 19.Богатырев М.Г. Неотложные следственные
действия при дорожно-транспортных происшествиях. Киев, 1967. 20.Бокариус Н.С. Наружный осмотр трупа на месте происшествия. М., 1923.

177

21.Болдырев Е.В., Лысков К.И., Соя-Серко О.А. Судебное разбирательство дел об автотранспортных преступлениях. М., 1975.

22.Боровский Б.Е. Безопасность движения автомобильного транспорта. Анализ дорожных происшествий. М., 1984.

23.Боровский Б.Е. Графическая фиксация обстановки на участках дорожно- транспортного происшествия. Л., 1974.

24.Боровский Б.Е. Исследование факторов. Обуславливающих ДТП. Л., 1980.

25.Булатов А.И., Петренко В.М., Жулев В.И. Расследование дорожно- транспортных происшествий. М., 1966.

26.Быховский И.Е., Корниенко И.А. Проверка показаний на месте. Л., 1988.

27.Виницкий Л.В. Осмотр места происшествия: организационные, процессуальные и тактические вопросы. Караганда, 1986.

28.Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступления. Томск, 1985.

29.Герасимов В.Н. Методика расследования автотранспортных преступлений. М., 1988.

30.Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск, 1975.

31.Глистин В.К., Боровский Б.Е. Автотранспортные преступления. Л., 1969.

32.Гуковская Н.И. Следственный эксперимент. М: Госюриздат, 1958.

ЗЗ.Гуковская Н.И., Свешников В.А. Судебно-медицинская экспертиза трупа по делам о насильственной смерти. М., 1957.

34.Гутман Ю.Я. Криминалистическая тактика и методика расследования отдельных видов преступлений. М., 1976.

35.Драпкин Л.Я. Понятие и классификация следственных ситуаций. М., 1972.

Зб.Дулов А.В. О разработке тактических операций при расследовании преступлений. Л., 1972.

37.Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. Минск, 1979.

178

38.Жарский В.Е. Расследование дорожно-транспортных происшествий. М.,

  1. 39.Жбанков В.А. Криминалистические средства и методы
    раскрытия

неочевидных преступлений. М., 1987.

  1. Зотов Б. Л. Расследование и предупреждение автотранспортных происшествий. М, 1972.
  2. Зотов Б.Л. Следственный эксперимент при расследовании автотранспортных преступлений. М., 1972.
  3. 42.3уйков Г.Г. Поиск по признакам способов совершения преступлений. М.,

  4. 43.Иванов В.Н. Наука управления автомобилем. М., 1974. 44. Иванов Л.А. Следственный осмотр при расследовании транспортных

происшествий. Саратов, 1993. 45.Иванов Л.А., Мазуркевич В.Б., Мельник В.В., Яковлев ЯМ. Судебно-

психологическая экспертиза при расследовании
транспортных

происшествий. Саратов, 1994. 46.Карацев К.М. Борьба с автомобильными происшествиями. Душанбе, 1959. 47.Карнеева Л.М. Тактика допроса. М., 1970 48.Колесниченко А.Н. Научные и правовые основы методики расследования

отдельных видов преступлений. Харьков, 1967. 49.Колмаков В.П. Следственный осмотр. М., 1969. 50.Комиссаров В.И. Научные, правовые и нравственные основы следственной

тактики. Саратов, 1980. 51.Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. Саратов,

  1. 52.Комиссаров В.И., Пономарева Л.В. Особенности
    расследования

изнасилований. Саратов, 1998. 53.Котик М.М., Котик В.В.
Расследование дорожно-транспортных

происшествий. Таллинн, 1980. 54.Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. Госюриздат, 1960.

179

55.Ларин A.M. ОТ следственной версии к истине. М., 1976.

56.Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 14.

57.Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. М., 1997.

58.Лузгин И.М. Моделирование при расследовании преступлений. М., 1981.

59.Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. М., 1969.

бО.Маландин И.Г. Происшествия и правонарушения на автомототранспорте и

городском электротранспорте в СССР. Саратов, 1968. 61.Маландин И.Г. Расследование автотранспортных происшествий. Саратов,

  1. 62.Медведев Н.Н. Теоретические основы расследования. Краснодар, 1977. бЗ.Михальчук А.Е. Тактические комбинации при производстве следственных

действий. Саратов, 1991. 64.Мостеланенко М.В. Философия и методы научного познания. М., 1972. 65.Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. М., 1997. бб.Онучин А.П. Методика расследования
дорожно-транспортных

происшествий. Свердловск, 1986. 67.0нучин А.П. Проблемы
расследования дорожно-транспортных

происшествий с учетом ситуационных факторов. Свердловск, 1987. 68.Попов В.И. Осмотр места происшествия. Алма-Ата, 1957. 69.Поташник Д.П. Криминалистическая тактика. М., 1998. 70.Раппопорт A.M. Диагностика алкогольного опьянения: психогигиенические

и неврологические исследования. НЮ РСФСР, 1928. 71.Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. 72.Родионов Л.Д. Расследование дорожно-транспортных происшествий. М.,

  1. 73.Розенблит С.Я. Расследование автотранспортных происшествий. М.,
  2. 74.Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы
    собирания

доказательств. М., 1997. 75.Савицкий В.М. Презумпция невиновности. М., 1997.

180

76.Селиванов Н.А. Типовые версии, следственные ситуации и их значение для

расследования. М., 1985. 77.Селиванов Н.А., Теребилов В.И., Первоначальные следственные действия.

М., 1956. 78.Сеченов И.М. Избранные философские и психологические произведения.

М., 1987. 79.Скопин И.В. Количественное определение алкоголя в
диагностике

опьянения. М., 1959. 80.Сова В.П. Определение типов и моделей автотранспортных средств по

следам шин. М., 1975. 81.Солохин А.А. Судебно-медицинская экспертиза в случаях автомобильной

травмы. М., 1968. 82.Степанов А.В. Судебная химия. М.: Медгиз, 1951. 83.Суворов Ю.Б. Судебная дорожно-транспортная экспертиза. М., 1998. 84.Труцин В.А. Расследование дорожно-транспортных происшествий в случае

сокрытия их последствий. М, 1992. 85.Шиканов В.И. Теоретические основы тактических операций в расследовании

преступлений. Иркутск, 1983.

Статьи

  1. Архангелова С.Л. К диагностике алкогольного опьянения // Лабораторная практика. 1934. №9.
  2. Балугина Т.С. Следственные ситуации и планирование расследования // Следственные ситуации: Сборник научных трудов. М., 1984.
  3. Белкин Р.С. Перспективы исследования проблемы следственной ситуации // Следственная ситуация: сборник научных трудов. М., 1984.
  4. Богатырев М.Г. К вопросу о расследовании дел об автотранспортных происшествиях // Криминалистика и научная судебная экспертиза. Киев, 1949. №3.

181

  1. Бодунов М.В., Безденежных Б.Н., Александров Ю.И. Изменения шкальных оценок тестовых психодиагностических методик при воздействии алкоголя // Психологический журнал. 1997. №5.
  2. Гавло В.К. О следственной ситуации и методике расследования хищений, совершаемых с участием должностных лиц // Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования. М., 1973.
  3. Гринберг А.И. К судебно-медицинской оценке количественных определений алкоголя в трупном материале // Сборник научных трудов сотрудников кафедры судебной медицины Ленинграда. Л., 1959. Выпуск 18.
  4. Деньковский А.Р., Козлова-Лавриненко Т.Е. Экспертиза алкогольного опьянения // Сборник научных работ сотрудников кафедры и судебных медиков Государственного Ленинградского института усовершенствования врачей. Л., 1957.
  5. Ермаков Ф. Судебная автотехническая экспертиза. // Законность. 1996. №12. Ю.Карякин В.Я. Судебно-медицинская экспертиза при автодорожных

происшествиях // Усилить борьбу с аварийностью на
автомобильном

транспорте. Саратов, 1960. П.Ковалев СЕ. Вопросы юридической техники в методике расследования

дорожно-транспортных происшествий // Проблемы юридической техники.

Н.Новгород, 2000. 12.Корноухов В.Е. Основные положения методики расследования отдельных

видов преступлений // Материалы научной конференции. Красноярск, 1972. 13.Курдюмов А.П. Об одном признаке острого отравления алкоголем и его

суррогатами // Судебная медицина и пограничные области. М.;Л., 1934. №1. Н.Максутов И.Х. Некоторые вопросы методики и тактики осмотра места

автотранспортного происшествия // Правоведение. 1958, №2. 15.Маландин
И.Г. О некоторых проблемах борьбы с правонарушениями,

совершаемых водителями в состоянии опьянения.//
Проблемы

расследования и предупреждения дорожно-транспортных происшествий.

Волгоград, 1974.

182

16-Мохов Л.А., Шинкаренко И.П. К вопросу экспертизы
состояния

алкогольного опьянения // Советская медицина. 1955. №2. 17.Обзорная
информация. Некоторые психофизиологические особенности

деятельности водителя. М., 1977. №2. 18.Прилуцкий С.А., Стешиц В.К. Рациональная оценка следов торможения при

автомобильных авариях // Советская криминалистика на службе следствия.

М., 1956. Выпуск №8. 19.Применение дифференцированных значений времени реакции водителя в

экспертной практике // Методические рекомендации. М.,1983. 20.Саакян А.Н.
О разновидностях судебно-автотехнической экспертизы //

Сборник научных трудов ВНИИСЭ. М., 1976. Выпуск 19. 21.Соя-Серко Л.А.
Программирование расследования // Социалистическая

законность. 1980. №1. 22.Турчин Д.А. О разработке теории следственной ситуации // Следственная

ситуация: Сборник научных трудов. М., 1984. 23.Шалаев Н.Г. Значение следов скольжения на подошвах обуви в решении

вопроса о механизме транспортной травмы // Материалы
десятой

расширенной конференции Ленинградского отделения ВНОСМиК. Л., 1958. 24.Экспертная практика и новые методы исследования. М., 1985. №12.

Учебники, словари, справочники, учебные пособия

  1. Автоматизированное производство судебных автотехнических экспертиз с помощью системы «Автоэкс-3»./ Методическое письмо ВНИИСЭ. М., 1985.
  2. Баев О.Я. Тактика следственных действий./Учебное пособие. Воронеж, 1995.
  3. Божкова Н.Р., Власенко В.Г., Комиссаров В.И. Следственная (криминалистическая) тактика. Саратов, 1996.
  4. Виницкии Л.В. Некоторое вопросы криминалистической экспертизы машинописных текстов: Учебное пособие. Караганда. 1975.
  5. Воробьева И.Б., Маланьина Н.И. Следы на месте преступления: Учебное пособие. Саратов, 1996.

183

  1. Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий./ Учебное пособие. Свердловск, 1973,
  2. Глазырин Ф.В., Кругликов А.П. Следственный
    эксперимент./Учебное пособие. Волгоград, 1981.
  3. Дмитриев С.Н. Дорожно-патрульная служба: Пособие для сотрудников ГИБДД. М., 2000.
  4. Криминалистика. Вопросы и ответы: Учебное пособие./ Под ред. В.В. Агафонова, А.Г. Филиппова. М., 2000.
  5. Ю.Криминалистика/М., 1963.

11.Криминалистика/ Под ред. В.А. Образцова. М.,1997.

12.Криминалистика/ Под ред. Е.Р. Российской. М., 2000.

13.Криминалистика/ Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. М., 1994.

14.Криминалистика/ Под ред. Н.П. Яблокова. М., 1995.

15.Криминалистика/ Под ред. Н.П. Яблокова. М., 1999.

16.Криминалистика/ Под ред. Р.С Белкина. М., 1959.

П.Криминалистика/ Под ред. р.С. Белкина, Г.Г. Зуйкова. М., 1970. Т.2.

18.Криминалистика/ Под ред. Р.С. Белкина. М., 1997.

19.Криминалистика/ Под ред. Р.С. Белкина. М., 1999.

20.Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. Т.В. Аверьяновой, Р.С.

Белкина. М., 1999. 21.Курс советской криминалистики/ Под ред. Р.С. Белкина. М., 1979. Т.З. 22.Методические рекомендации по
расследованию дорожно-транспортных

происшествий. Саратов, 1998. 23. Методические указания по
составлению заключений судебной

автотехнической экспертизы. Харьков, 1963. 24.Пределы экспертного исследования дорожно-транспортного происшествия.

Использование экспертных заключений следователем и судом./

Методическое письмо ВНИИСЭ. М., 1978.

184

25.Радаев В.В. Криминалистическая характеристика преступлений и ее использование в следственной практике./ Лекция, Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1987.

26.Рекомендации по подготовке материалов для автотехнической экспертизы. Издательство УВД Саратовского облисполкома, 1987.

27.Селиванов Н.А. Руководство для следователей. М., 1997.

28.Советский энциклопедический словарь. М., 1985.

29.Соловьев А.Б. Как организовать расследование: Учебно-методическое пособие. М., 2000.

  1. Справочник по судебно-медицинской экспертизе. М.: Медгиз, 1961.

31.Справочник следователя/ 3-е изд. М., 1992.

32.Судебная автотехническая экспертиза./ Пособие для экспертов- автотехников, следователей и судей. М., 1980.

ЗЗ.Транспортно-трасологическая экспертиза по делам о дорожно-транспортных происшествиях./ Методическое пособие для экспертов, следователей и судей. М., 1988. Выпуск №2.

34.Трусов А.И. Понятие доказательств./ Курс советского уголовного процесса. Общая часть. М., 1989.

35.Уголовный процесс России: Учебное пособие./ Под ред. Н.А. Громова. М.,1998.

Зб.Философский энциклопедический словарь. М., 1989.

37.Экспертная практика и новые методы исследования./ Выпуск №22. М., 1978.

Авторефераты

  1. Ачмиз Р.Ю. Расследование дорожно-транспотных преступлений (теоретические и тактико-методические аспекты): Дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1999.
  2. Багдасарян Ю.Н. Криминалистический анализ механизма дорожно- транспортного преступления: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. М., 1982.

185

  1. Баев О.Я. Криминалистическая тактика и уголовно-процессуальный закон: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Минск, 1975.
  2. Басалаев А.Н. Фиксация результатов осмотра места происшествия. (Средства, методы и доказательственное значение): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1967.
  3. Винницкий Л.В. Теоретические и практические проблемы следственного осмотра: Дис…. д-ра юрид. наук. М., 1991.
  4. Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия: Автореф. дис. … д- ра юрид. наук. М., 1997.
  5. Глазырин В.Ф. Расследование «заказных» убийств на начальном этапе (некоторые аспекты): Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Саратов, 1998.
  6. Глазырин Ф.В. Криминалистическое изучение личности обвиняемого: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Свердловск, 1973.
  7. Ким Д.В. Следственная ситуация как информационно-познавательная деятельность по расследованию преступлений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Томск, 1999.
  8. Ю.Ким О.Д. Проблемы и пути совершенствования расследования дорожно- транспортных происшествий на основе научных знаний: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Воронеж, 1998.

П.Колесниченко А.Н. Научные и правовые основы расследования отдельных видов преступлений: Автореф. дис…. д-ра юрид. наук. Харьков, 1967.

12.Колосов Н.Ф. Совершенствование организации раскрытия и методики расследования дорожно-транспортных преступлений, совершенных в условиях неочевидности: Дис…. канд. юрид. наук. Волгоград, 1996.

1 З.Ларин A.M. Доказывание на предварительном расследовании в советском уголовном процессе: Дис…. канд. юрид. наук. М., 1962.

Н.Нагнойный Я.П. Расследование и предупреждение хищений в сахарной промышленности: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Киев, 1973.

15.Рооп Х.А. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Тарту, 1967.

186

16.Сорокотягин И.Н. криминалистические проблемы использования

специальных познаний в расследовании преступлений: Дис. … д-ра юрид.

наук. Волгоград, 1996. П.Яковенко В.Е. Взаимодействие следователей
с работниками ГАИ при

расследовании дел о дорожно-транспортных происшествиях: Автореф. дис.

… канд. юрид. наук. М., 1992.

Следственная и судебная практика

  1. Архив Военного суда Саратовского гарнизона. 1991. Уголовное дело № 1-102.
  2. Архив Кировского районного суда г. Саратова. 1998. Уголовное дело № 1-169.
  3. Архив Кировского районного суда г. Саратова. 1999. Уголовное дело № 1-107.
  4. Архив Кировского районного суда г. Саратова. 1999. Уголовное дело № 1-297.
  5. Архив Кировского районного суда г. Саратова. 1999. Уголовное дело № 1-216.
  6. Архив Кировского районного суда г. Саратова. 2000. Уголовное дело № 1-373.
  7. Архив материалов об отказе в возбуждении уголовного дела СУ ГУВД г. Саратова. 1999. Материал № 34.
  8. Архив материалов об отказе в возбуждении уголовного дела Су ГУВД г. Саратова. 1999. Материал № 27.
  9. Архив СУ ГУВД г. Саратова. 1997. Уголовное дело № 25488. 10.Архив СУ ГУВД г. Саратова. 1999. Уголовное дело № 16271.
  10. Архив СУ ГУВД г. Саратова. 1999. Уголовное дело № 27371. 12.Архив СУ ГУВД г. Саратова. 1999. Уголовное дело № 34504. 13.Архив СУ ГУВД г. Саратова. 1999. Уголовное дело № 43208. 14.Архив СУ ГУВД г. Саратова. 1999. Уголовное дело № 45274.

4

*s

г*

187

15.Ар хив СУ ГУВ Д г. Сарат ова. 2000. Уголо вное дело № 15511 . 16. Архи в СУ ГУВ Д г. Сарат ова. 2000. Уголо вное дело № 45636 .