lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Секретарюк, Вячеслав Николаевич. - Теоретические и правовые основы принципа уважения личности в стадии предварительного расследования: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2002 198 с. РГБ ОД, 61:02-12/448-4

Posted in:

Институт экономики и права

На правах рукописи

Секретарюк Вячеслав Николаевич

Теоретические и правовые основы принципа уважения личности в стадии предварительного

расследования

Специальность 12. 00. 09 Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата

юридических наук

Научный руководитель: Кандидат юридических наук, старший научный сотрудник Борисов Геннадий Львович

Москва - 2001

2

Содержание

Введение

  1. Правовая природа принципа уважения личности на предварительном расследовании.

1.1 Понятие уважения личности в уголовном судопроизводстве. 1.2 1.3 Регулирование вопросов уважения прав человека в российском законодательстве 12 - конца 20 вв. 1.4 1.5 Уважение личности в системе принципов уголовного судопроизводства. 1.6 2. Уголовно-процессуальные гарантии принципа уважения прав личности в стадии предварительного расследования.

2.1 Правовое регулирование уважения прав участников уголовного судопроизводства в стадии предварительного расследования.

2.2 Реализация положений об уважении личности в деятельности органов уголовной юстиции.

2.3 Проблемы обеспечения уважения чести и достоинства личности в уголовном судопроизводстве.

Заключение

Литература

Приложения

3

Введение

Актуальность темы исследования.

Современная концепция прав человека исходит из признания приоритетного значения обеспечения прав личности, особенно при расследовании преступлений.

Принятие в 1993 году Конституции РФ, провозгласившей права и свободы человека высшей ценностью, вступление России в Совет Европы, требующее признания и выполнения международно- правовых стандартов, заставляет переосмыслить данную проблему на основе положений о соблюдении и защите прав и свобод человека как обязанности государства (ст. 2 Конституции РФ).

Одной из основных задач проводимой в настоящее время судебной

реформы является защита и неуклонное соблюдение основных прав и

свобод человека, конституционных прав граждан в судопроизводстве.

Развитие уголовно-процессуального законодательства
на

современном этапе также характеризуется в первую очередь усилением внимания к личности, ее правам, свободам и законным интересам, а также гарантиям их обеспечения.

Вместе с тем, на официальном уровне было отмечено, что права и свободы человека и гражданина, предусмотренные Конституцией РФ, зачастую нарушаются.1

В связи с этим уважение личности становится важнейшим институтом уголовного судопроизводства и требует
дальнейшей

4

разработки теоретических и практических вопросов,
определяющих

обеспечение прав и свобод человека, его чести и достоинства, гарантии

неприкосновенности вышеуказанных ценностей.

Приоритет уважения прав граждан в уголовном судопроизводстве подтверждается и выдвижением в новом уголовно-процессуальном законодательстве на первый план задач защиты прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. (ч.1 ст. 6 Проекта УПК РФ).2

Как верно было отмечено И. Л. Петрухиным, проблема личности в

уголовном судопроизводстве - это проблема в том числе свободы и

процессуальной независимости следователя, прокурора,
судьи,

свобода выбора адвокатом средств защиты и т.д. 3 Анализируя

содержание положения об уважении личности в
уголовном

судопроизводстве, следует отметить, что требования уважительного

обращения действуют без исключения в отношении всех субъектов

уголовно-процессуальной деятельности, в том числе следователя,

прокурора, судьи и т.д. Однако в силу специфики настоящей работы

рассмотреть все без исключения уголовно-процессуальные гарантии

уважения всех субъектов уголовного судопроизводства не

представляется возможным, поэтому основное внимание в

диссертационном исследовании будет уделено проблемам правового

обеспечения уважения прав подозреваемого, обвиняемого
и

потерпевшего.

Заключение по результатам парламентских слушаний «О ходе реализации концептуальных положений судебной реформы в РФ». // Росс, юстиция, 1999, №2.-С.2-5.

  1. Постановление Государственной Думы «О проекте Уголовно-пролцессуального кодекса Российской Федерации № 97700236-2.

5

Автор посчитал необходимым рассмотреть вопросы
реализации

положений об уважении личности в уголовном
судопроизводстве

применительно к отдельной стадии уголовного судопроизводства

предварительному расследованию, и, преимущественно, в отношении

определенных участников уголовно-процессуальных правоотношений -

обвиняемых, подозреваемых и потерпевших, посвятив
этому

диссертационное исследование.

Уважение личности вышеуказанных участников уголовного судопроизводства, обеспечение их прав в стадии предварительного расследования требуют особого внимания, поскольку результаты расследования используются в судебном разбирательстве и способны оказать существенное влияние на принятие судом решения по делу и, соответственно, на важнейшие интересы данных участников процесса. На данном этапе уголовного судопроизводства отношения государства и личности в лице обвиняемого и подозреваемого сопровождаются интенсивным принудительным воздействием со стороны первого. Для потерпевшего же весьма важным является наличие достаточных прав, средств и возможностей для отстаивания собственных законных интересов, нарушенных преступлением.

Вот почему особую значимость приобретают гарантии уважения личности подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, являющиеся правовыми средствами, обеспечивающими реализацию прав данных участников уголовного судопроизводства, их защиту и восстановление в случае нарушения.

Проблемы, касающиеся института уважения личности в уголовном

судопроизводстве, охраны ее чести и достоинства, гарантий прав участников процесса в целом и отдельных проблем, связанных
с

з. Петрухин И. Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение.-М., 1985.-С. 126.

6

реализацией прав и законных интересов подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего в разное время рассматривались в трудах В. П. Божьева И.Ф. Демидова, Т. Н. Добровольской, В. И. Каминской, В. П. Кашепова, Л. Д. Кокорева, Ю. В. Кореневского, В. М. Корнукова, Э.Ф.Куцовой,

А.М.Ларина, А.А.Леви, ИАЛибуса, В.З.Лукашевича, Е.Г. Мартынчика, Т.Н.Москальковой, Я.О.Мотовиловкера, И.Л.Петрухина, Н.Н.Полянского, В.П.Радькова, Р.Д. Рахунова, В.М.Савицкого, Ю.И.Стецовского, В.А.Стремовского, М.С.Строговича, А.Л.Цыпкина, М. А. Чельцова , В. С. Шадрина, В.Е.Юрченко и др.

Вопросы развития законодательства, определяющего задачи уважения прав и свобод личности применительно к уголовному судопроизводству, стали предметом обсуждения многочисленных круглых столов, научно-практических конференций, дискуссий на страницах специальных журналов.

Однако проблема обеспечения уважения личности на
стадии

предварительного расследования остается далеко не
исчерпанной,

современные условия требуют комплексного
исследования,

посвященного данному вопросу.

Целью настоящего исследования является рассмотрение основных проблем совершенствования законодательства по вопросам уважения личности в стадии предварительного расследования и разработка научно обоснованных рекомендаций по изменению правовой основы и практики применения института уважения личности в уголовном судопроизводстве.

Задачами работы являются:

рассмотрение теоретических основ института уважения личности в уголовном судопроизводстве;

7

  • исследование развития и совершенствования норм уголовно- процессуального права, определяющих основные гарантии уважения прав личности и их реализацию в российском законодательстве;

  • изучение проблем реализации положений об уважении личности в

деятельности органов предварительного расследования;

  • разработка рекомендаций, направленных на совершенствование

правовой основы и практики реализации института уважения личности в стадии предварительного расследования. Объектом исследования являются правоотношения, возникающие между субъектами уголовно-процессуальной деятельности в процессе обеспечения уважения прав участников уголовного судопроизводства на предварительном расследовании.

Предмет исследования составляют международно-правовые, конституционные и уголовно-процессуальные нормы, составляющие правовую основу института уважения личности в уголовном судопроизводстве, определяющие правомочия должностных лиц и органов, ведущих производство по уголовному делу, по обеспечению и защите прав и свобод участников уголовного судопроизводства, уважению их чести и достоинства.

Методология и методика диссертационного исследования. Методологической основой исследования стал всеобщий диалектический метод, а также общенаучные и частнонаучиые методы (сравнительно-исторический, логический, статистический,

социологический, сравнительно-правовой, метод системного анализа и

ДР)

Юридическую базу исследования составляют положения Конституции РФ 1993 г., международно-правовых документов о правах человека, нормативно-правовых актов СНГ, уголовного и уголовно-процессуального законодательства, постановления
Пленумов

8

Верховных Судов СССР, РСФСР и РФ и постановления Конституционного Суда РФ, Федерального закона от 17 ноября 1995 г. “О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации “О прокуратуре Российской Федерации” и др.

Использовано также уголовно-процессуальное законодательство России дооктябрьского (Устав уголовного судопроизводства и др.), законодательство советского периода (УПК РСФСР 1922г., УПК РСФСР 1960г., Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1924 и 1958 гг.), Конституция РСФСР 1918 г., Конституции СССР 1936 и 1977 гг., иные нормативные акты, регулирующие порядок судопроизводства. Приняты во внимание и подготовленные в последние годы проекты УПК РФ.

Теоретическую основу работы составляют достижения науки уголовно-процессуального права. В диссертации используются также работы по теории права, истории права, конституционному праву, правовой психологии и юридической этике.

Эмпирической базой исследования являются результаты анкетирования 100 следователей органов внутренних дел и прокуратур г. Орска (Оренбургская область), г. Оренбурга, г. Москвы, 50 адвокатов Оренбургской областной и Московской городской коллегий адвокатов, аналитические доклады органов прокуратуры по проблемам, поднимаемым в диссертации, статистические материалы, публикуемые в юридических журналах. Изучалась и исследовалась следственная и судебная практика.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые в рамках диссертации предпринимается попытка провести исследование института уважения личности в уголовном судопроизводстве.

Содержание правоотношений, возникающих в ходе реализации гарантий уважения прав участников процесса, будет исследовано с учетом эволюции законодательства.

9

Диссертантом предполагается провести комплексное
исследование

теоретических проблем, связанных с институтом уважения
прав

личности в стадии предварительного расследования, и
вопросов

реализации данного института на практике.

На основе анализа нормативной базы, проектов УПК РФ, конкретных уголовных дел, предложений по совершенствованию института уважения личности в уголовном процессе, высказанных научными и практическими работниками, будут намечены основные пути и средства обеспечения основных гарантий уважения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства в стадии предварительного расследования.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Уважение личности - общеправовое положение,
    которое

находит свое отражение во всех сферах нормативно регулируемых общественных отношений, является мерой свободного развития личности, критерием гуманности общества, демократичности государства.

Положение об уважении личности универсально, распространяется на всех субъектов общественных отношений. Положение об уважении личности должно быть нормативно закреплено в качестве принципа уголовно-процессуального права.

  1. Под уважением личности в уголовном судопроизводстве следует понимать совокупность средств и методов, имеющих целью обеспечить такой режим производства по уголовному делу, при котором признаются и соблюдаются законные интересы субъектов уголовно-процессуальной деятельности, охраняется их честь и достоинство, создаются условий для реального обеспечения и защиты

10

прав и свобод участников уголовного судопроизводства, гарантируется восстановление нарушенных прав.

Содержание уголовно-процессуального института уважения

личности, на наш взгляд, включает:

  • признание и соблюдение законных интересов субъектов уголовно- процессуальной деятельности;
  • охрану чести и достоинства личности в процессе производства по уголовным делам, уважительное отношение и обращение к субъектам уголовного процесса;
  • создание условий для реализации прав и свобод участников уголовного судопроизводства;
  • реальное обеспечение прав и свобод лиц, вовлеченных в уголовный процесс;
  • защиту прав и свобод участников уголовного судопроизводства от возможных посягательств;
  • восстановление в нарушенных правах субъектов уголовно- процессуальной деятельности.
    1. Совершенствование правовой основы института уважения личности в уголовном судопроизводстве может осуществляться по следующим основным направлениям:
  • первоочередным шагом является приведение уголовно- процессуального законодательства в соответствие с Конституцией РФ. Имеющиеся в уголовно-процессуальном законодательстве противоречия высшему законодательному акту должны быть устранены путем принятия нового уголовно-процессуального кодекса;

11

  • создание в уголовно-процессуальном законодательстве механизма реализации установленных Конституцией РФ положений (положений об уважении чести и достоинства личности, права свидетельского иммунитета, права на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе и бесплатно др.).
  1. Обеспечение уважения личности в уголовном процессе требует предоставления сторонам в деле (и, в частности, потерпевшему и обвиняемому) равных процессуальных возможностей для осуществления своих прав и законных интересов. Для этого потерпевший должен быть наделен не меньшим объемом прав, чем обвиняемый. Кроме того, обвиняемому и потерпевшему должны быть предоставлены дополнительные гарантии охраны их прав и свобод. В частности, законом должны быть установлены дополнительно случаи обязательного участия в деле защитника обвиняемого по делам военнослужащих, проходящих службу по призыву; лиц, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Должны быть также установлены случаи обязательного участия адвоката в качестве представителя потерпевшего (если потерпевшим является несовершеннолетний; лицо, которое страдает физическими или психическими недостатками и не в состоянии самостоятельно защищать свои права и законные интересы; лицо, не владеющее языком, на котором ведется судопроизводство; военнослужащий, проходящий службу по призыву). Целесообразно было бы законодательно установить процедуру отнесения расходов по оплате

12

труда адвоката, выступающего в качестве
представителя потерпевшего на счет государства.

  1. Проблема соотношения правовых и моральных норм, составляющих теоретическую основу института уважения личности, в уголовно-процессуальной деятельности имеет три основных аспекта:

1) многие моральные принципы, по существу определяющие дух уголовного судопроизводства, подразумеваются, находятся между строк уголовно-процессуального законодательства, но непосредственно в нем не отражены (например, требование об уважении чести и достоинства участников уголовного процесса при производстве всех процессуальных действий и т. д.); 2) 3) отдельные нормы уголовно-процессуального законодательства противоречат общепризнанным нравственным требованиям (возможность принудительного производства экспертизы в отношении потерпевшего, его освидетельствования и т. д.); 4) 5) конституционные и уголовно-процессуальные нормы, содержащие в себе общечеловеческие ценности, требования соблюдать те или иные нормы морали в реальных уголовно- процессуальных правоотношениях не действуют. 6) 6. Задачи охраны чести и достоинства личности в уголовном судопроизводстве требуют нормативного установления единого нравственного подхода к производству всех процессуальных действий. В частности, в законе должно быть указано, что осуществление в ходе производства по уголовному делу любых действий и
принятие

13

решений, умаляющих честь и достоинство участников
уголовного судопроизводства, не допускается.

  1. В соответствии с положением ст. 46 Конституции РФ о праве каждого на судебную защиту прав и свобод, по судебному решению к подозреваемому и обвиняемому должны применяться наиболее строгие меры уголовно-процессуального принуждения (заключение под стражу, залог, помещение в медицинское учреждение для производства экспертизы, наложение ареста на имущество, отстранение от должности и др.). В отношении же потерпевшего и по судебному решению должны применяться все меры принудительного характера (освидетельствование, экспертиза, получение образцов для сравнительного исследования и т. д.)

  2. Решение задачи реального обеспечения уважения личности в деятельности органов уголовной юстиции требует комплексного осуществления целой системы мер, включающих мероприятия кадрового (ужесточение требований к профессиональному отбору работников следственных органов), дисциплинарного (ужесточение мер дисциплинарной ответственности за нарушение норм уголовно- процессуального законодательства), учебно- воспитательного характера. Идеи уважения прав и свобод человека должны быть интегрированы в основные учебные дисциплины, изучаемые будущими сотрудниками органов уголовной юстиции (курсы уголовного процесса, теории государства и права, конституционного права и др.). Кроме того, при подготовке и переподготовке вышеуказанных лиц целесообразно введение спецкурсов, посвященных правам человека,
    этике

14

профессиональной деятельности следователя («Этика

профессиональной деятельности юриста, «Охрана прав личности
в

уголовном судопроизводстве», «Нравственные начала деятельности

следователя» и др.).

Теоретическая значимость работы заключается в новом подходе к исследованию проблем уважения личности в уголовном судопроизводстве, рассмотрении ее многоуровнего содержания на основе конституционных положений и международно-правовых стандартов. Не претендуя на исчерпывающее исследование всего комплекса отношений, связанных с проблемами охраны прав личности, обеспечении ее чести и достоинства в уголовном процессе, диссертация призвана углубить теоретические знания о сущности и содержании института уважения личности в и проблемах его реализации. Практическая значимость диссертации состоит в разработке научных рекомендаций по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства по вопросам, исследованным в работе.

Выводы диссертационного исследования могут стать основой для дальнейшей разработки теоретических проблем уголовного процесса, быть учтены законодателем в работе по принятию нового уголовно-процессуального законодательства.

Практические рекомендации, изложенные в работе, могут быть использованы при подготовке постановлений Пленума Верховного Суда РФ. Результаты исследования могут быть также использованы в научно-исследовательской деятельности и учебном процессе.

Структура и объем диссертации определяются целями и задачами

исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав (шести параграфов), заключения, списка использованной литературы и приложений.

15

Первая глава диссертации посвящена исследованию уважения личности в уголовном судопроизводстве в качестве института уголовно-процессуального права. В первом параграфе данной главы раскрывается понятие уважения личности в уголовном процессе.

Во втором параграфе автор рассматривает эволюцию развития российского законодательства по вопросам уважения и обеспечения прав личности в уголовном судопроизводстве. Третий параграф посвящен роли принципов уголовного судопроизводства в системе уважения прав участников уголовного судопроизводства.

Вторая глава посвящена понятию, значению и содержанию гарантий

уважения личности в уголовном судопроизводстве.

В параграфе первом рассматривается международно- правовые,

конституционные и отраслевые нормы, составляющие
правовую

основу института уважения личности в уголовном процессе.

Второй параграф данной главы посвящен анализу деятельности

органов уголовной юстиции по реализации положений об уважении

личности в ходе предварительного расследования.

В третьем параграфе исследуются проблемы охраны уважения чести

и достоинства участников уголовного судопроизводства
при

производстве предварительного расследования.

16

Глава 1.

Правовая природа принципа уважения личности на предварительном расследовании.

В первой главе рассматриваются наиболее общие теоретические вопросы, связанные с механизмом реализации уголовно- процессуального института уважения личности, дается определение понятию уважения личности в уголовном судопроизводстве, исследуются конституционные основы данного правового института, приводится анализ норм отечественного законодательства, регламентирующих отдельные аспекты уважения личности в их историческом аспекте.

  1. Понятие уважения личности в уголовном судопроизводстве.

В основе уголовно-процессуального института уважения личности лежат такие нравственные источники как признание человека высшей

17

ценностью, приоритета его прав и свобод над интересами общественными и государственными, уважения в каждом человеке его достоинства и др.

Толковый словарь русского языка С. И. Ожегова определяет слово «уважение» как почтительное отношение, основанное на признании чьих-либо достоинств. Слово же «уважать» определяется, как относиться с уважением к кому-либо, считаться с кем- нибудь, принимать во внимание и соблюдать чьи-нибудь интересы.4 Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что уважение личности есть не что иное, как почтительное отношение к человеку со стороны других лиц, подразумевающее вежливость, корректность, охрану и защиту личности от посягательств на ее интересы. Правовую основу уважения личности составляют
положения Конституции РФ, согласно которым человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанностью государства (ст. 2 Конституции РФ). Ст. 7 Конституции РФ определяет сущность Российской Федерации как социального
государства, политика которого направлена на создание
условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В этом контексте уважение личности следует рассматривать как общеправовое положение, которое аналогично принципу законности, находит свое отражение во всех отраслях права, во всех сферах

Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка.-М„ 1999.-С. 882.

18

нормативно регулируемых общественных отношений,
является

мерилом свободного развития личности,

критерием гуманности общества, демократичности государства.

Особое значение приобретает положение об уважении личности в тех

сферах общественных отношений, где отношения государства
и

личности сопровождаются активным принудительным воздействием

со стороны первого, сопряжены с вмешательством государства в

сферу частной жизни, ограничением целого ряда конституционных

прав и свобод человека.

В первую очередь это относится к уголовно-процессуальным

правоотношениям, возникающим в сфере уголовного

судопроизводства.

Определяя уголовно-процессуальное значение понятия
уважение

личности, следует отметить, что оно по своему содержанию более

широкое, нежели обеспечение, защита, охрана прав и
свобод

человека.

Не вдаваясь в дискуссию по поводу различий в
определении

вышеуказанных понятий5, заметим, что все эти термины, на наш

взгляд, обозначают отдельные элементы
правообеспечительной

деятельности, осуществляемой в интересах определенного лица,

являющегося участником уголовного судопроизводства. Причем под

обеспечением прав и свобод человека следует
понимать

  1. См. об этом : Адаменко В. Охрана и защита прав и интересов обвиняемого // Проблемы охраны прав и интересов обвиняемого. - Кемерово, 1983. - С.5; Тихонова Б.Ю. Субъективные права граждан, их охрана и защита. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.- М., 1972.- С. 11-1 2; Мартынчик Е.Г. Радьков В. П. Юрченко В.Е. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве.-Кишинев,1982.-С.ЗЗ-36. и др.

19

деятельность, имеющую своей целью возникновение необходимых предпосылок для реализации субъективных прав и свобод участников уголовного судопроизводства.

Охрану прав и свобод личности можно определить как «осуществление комплекса мер, направленных на создание условий для реализации прав человека и восстановление этих прав в случае нарушения». Защита же имеет место тогда, когда отдельные права и свободы человека уже нарушены и заключается в функции «противодействующей правоограничительным действиям по отношению к любому участнику уголовного процесса».6 Понятие «уважение личности в уголовном судопроизводстве», на наш взгляд, не только включает в себя эти понятия, но и содержит определенные компоненты, которые не охватываются рамками уголовно-процессуальных правоотношений. Если охрана прав участников уголовного судопроизводства, протекающая в виде уголовно-процессуальной деятельности тех или иных субъектов уголовного судопроизводства, всегда охватывается рамками уголовно-процессуальных правоотношений, то об уважении личности этого сказать нельзя.

Деятельность по охране прав участников процесса осуществляется субъектами уголовно-процессуальной деятельности в контексте осуществляемых ими уголовно-процессуальных функций (то есть «видов деятельности субъектов уголовного процесса, обусловленных

  1. Качалова О. В. Охрана конституционных прав подозреваемого и обвиняемого на предварительном следствии. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. -М, 1999 - с. 8.

20

их ролью, назначением или целью участия в деле»).7 Это означает, что каждый из участников производства по уголовному делу осуществляет меры, направленные на обеспечение и охрану прав участников процесса, реализуя в строгом соответствии с законом свои непосредственные права и обязанности, используя при этом предусмотренные законом средства и методы. Так, например, закон возлагает на суд, прокурора, следователя и лицо, проводящие дознание обязанность разъяснить участвовавшим в деле лицам, в том числе и обвиняемому (подозреваемому) их права и обеспечить возможность осуществления этих прав (ст.58 УПК), обеспечить подозреваемому и обвиняемому возможность защищаться установленным законом средствами и способами, а также обеспечить охрану их личных и имущественных прав. Защитник же, выступая в качестве защитника подозреваемого и обвиняемого, обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выявления обстоятельств, оправдывающих подозреваемого или обвиняемого, смягчающих их ответственность; оказывать обвиняемому (подозреваемому) необходимую юридическую помощь.

В отличие от охраны прав человека, реализуемой в рамках уголовно- процессуальных функций, положение об уважении личности универсально, распространяется на всех субъектов уголовно- процессуальной деятельности вне зависимости от их целей и задач участия в уголовном судопроизводстве. Это означает, что все лица,

7 Уголовный процесс. Учебник для Вузов под общей редакцией П. А. Лупинской.-М. 1995 -С.47.

21

вовлеченные в орбиту уголовного судопроизводства, независимо от их функций, процессуального положения и других обстоятельств должны уважать личность (ее честь и достоинство, права и свободы и т. д.) всех других субъектов процессуальной деятельности. Круг лиц, осуществляющих меры по охране прав участников уголовного судопроизводства нормативно определен. Так, например, защитник обвиняемого не должен принимать меры к охране прав и интересов потерпевшего. Этого нельзя сказать об уважении личности в уголовном судопроизводстве, которое неопределенно как по кругу лиц, на которых оно распространяется, так и по кругу объектов, подлежащих уважению. В силу этого, например, защитник не должен охранять права потерпевшего, однако обязан уважительно относиться к нему. Это еще раз подтверждает положение о том, что требование уважения личности в уголовном судопроизводстве является универсальным правовым принципом. Положение об уважение личности в уголовном судопроизводстве в отличие от охраны прав личности не всегда охватывается рамками уголовно- процессуальных правоотношений, поскольку первое в значительной степени определяется моральными нормами и находится за пределами правового регулирования. Так, например, разъясняя подозреваемому его права и приглашая для него защитника через юридическую консультацию, обеспечивая тем самым права данного участника процесса, следователь при внешнем соблюдении требований правовых норм, может и не реализовывать в своей деятельности
положения об уважении

22

личности в уголовном судопроизводстве (например, обращаясь к подозреваемому на «ты» и т. д.).

Весьма спорной представляется позиция Т. Н. Москальковой по вопросу о соотношении понятий «уважение личности» и «охрана и защита прав личности». Совершенно справедливо отмечая, что уважение шире, нежели охрана и защита, автор отмечает, что уважение личности включает в себя не только регламентированные нормами права средства и методы, направленные на охрану моральных ценностей человека, но и определенную меру поведения должностных лиц при выполнении ими своих обязанностей».8 На наш взгляд, с такой позицией трудно согласиться. Во-первых, положение об уважении личности в уголовном судопроизводстве универсально и распространяется не только на должностных лиц, а также на всех иных участников уголовно-процессуальной деятельности. Во-вторых, из рассуждений Т. Н. Москальковой неясно, почему уважение личности предполагает определенную меру поведения должностных лиц, а охрана и защита - нет. На наш взгляд, понятие «мера поведения» есть не что иное, как субъективное право или обязанность того или иного субъекта правоотношений, определяемые как мера возможного либо должного поведения. Поэтому утверждение о том, что уважение личности предполагает «меру поведения», а охрана и защита - нет, - необоснованно. Права и обязанности субъектов уголовно-процессуальных правоотношений, являющиеся мерами возможного либо
должного поведения,

  1. Москалькова Т. Н. Уважение чести и достоинства личности как принцип советского уголовного процесса. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. -М.. 1988. -С. 26.

23

составляют содержание правоотношений, возникающих в процессе

деятельности, направленной на охрану и защиту прав и свобод

участников уголовного судопроизводства, так и в
процессе

обеспечения требований уважения личности в
уголовном

судопроизводстве.

Содержание уголовно-процессуального института
уважения

личности, на наш взгляд, включает:

  • признание и соблюдение законных интересов субъектов уголовно-процессуальной деятельности;
  • охрану чести и достоинства личности в процессе производства по уголовным делам, уважительное отношение и обращение к субъектам уголовного процесса ;
  • создание условий для реализации прав и свобод участников уголовного судопроизводства;
  • реальное обеспечение прав и свобод лиц, вовлеченных в уголовный процесс;
  • защиту прав и свобод участников уголовного судопроизводства от возможных посягательств;
  • восстановление в нарушенных правах субъектов уголовно- процессуальной деятельности.
  • Таким образом, под уважением личности в уголовном судопроизводстве следует понимать совокупность средств и методов, имеющих целью обеспечить такой режим производства по уголовному делу, при котором признаются и соблюдаются законные интересы субъектов уголовно-процессуальной деятельности,
    охраняется их честь и достоинство,

24

создаются условий для реального обеспечения и защиты прав и свобод участников уголовного судопроизводства, гарантируется

восстановление нарушенных прав.

Теоретическую основу института уважения личности в
уголовном судопроизводстве составляют положения современной концепции

прав человека, одним из основных постулатов которой является идея о том, что «человек рождается свободным и равным в своем достоинстве с другими индивидами», признавая же естественные «субъективные права каждого индивида, государство возлагает на всех других адресатов права обязанность воздержаться от их нарушения».9 Нравственную основу уважения личности в уголовном процессе составляют нормы морали, определяющие в качестве критериев допустимости тех или иных процессуальных действий их соответствие таким этическим категориям как добро и зло, справедливость, долг, совесть, ответственность, достоинство и честь. Общепризнанные моральные ценности, будучи опосредованы правом, приобретают характер юридически значимых и выступают в форме «охраняемых законом интересов».10

Так, большинство участников социологического исследования, проведенного автором работы, считают, что все субъекты уголовно- процессуальных правоотношений должны в своей деятельности руководствоваться и нормами морали, и нормами права (51%опрошенных следователей и 54% опрошенных адвокатов).11

9 Пономарева В. П. О правопонимании. // Право: история, теория, практика. Вып. 2. -Брянск, 1998.- С.7.

10 Патюлин В. А. Государство и личность в СССР. -М., 1972.-С. 112. “ См. об этом приложение.

25

Правовую основу уголовно-процессуального института уважения личности составляют:

нормы, содержащиеся в международно-правовых актах, посвященных правам человека: Всеобщей Декларации прав человека, Международном Пакте о гражданских и политических правах, Факультативном протоколе к этому Пакту, Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными, Декларации о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство обращения и наказания, Своде принципов защиты всех лиц, подвергаемых любой форме задержания или тюремного заключения, Минимальных стандартных правилах ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, Итоговых документах семинаров и совещаний по защите прав человека в уголовном процессе и др.

Кроме того, аналогичные нормы содержатся в ряде региональных актов (в частности для России и других европейских стран - это Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, Итоговые документы встреч и совещаний представителей государств-участников СБСЕ).

  • конституционные нормы, посвященные правам человека и обязанности государства их соблюдать, обеспечивать, защищать.
  • нормы отраслевого уголовно-процессуального законодательства, дополняющие, детализирующие и конкретизирующие
    конституционные нормы об уважении

26

человека, его основных прав и свобод применительно к специфике уголовного судопроизводства.12 Необходимой же предпосылкой реализации положения об уважении личности в уголовном судопроизводстве выступает неуклонное соблюдение всеми субъектами уголовно-процессуальной деятельности требований правовых и нравственных норм.

Сущность уголовно-процессуального института уважения личности заключается в создании государственными органами, общественными организациями и отдельными гражданами в установленном законом порядке возможностей для реализации прав, свобод и законных интересов личности, вовлеченной в орбиту уголовного судопроизводства.

Абсолютное большинство участников опроса высказались
за

необходимость достижения при производстве по уголовным делам

такого режима предварительного расследования, при
котором

уважаются права и свободы, честь и достоинство, законные интересы

участников уголовного судопроизводства (95%
опрошенных

следователей и 99% опрощенных адвокатов).

Центральным звеном уважения личности в уголовном

судопроизводстве является достижение обеспечения уважения чести и

достоинства личности, ее основных свобод, важнейших
интересов

участников уголовного судопроизводства, реализация прав
и

12 См. об этом подробнее параграф 1 главы 2 настоящей работы.

27

осуществление гарантий прав участников процесса, восстановление нарушенных прав и свобод.

По мнению Т. Н. Москальковой, сущность категории «уважение личности» составляет уважение чести и достоинства личности, поскольку из признания чести и достоинства неизбежно проистекает признание всех остальных присущих личности прав, а уважать и защищать человеческое достоинство - значит уважать, защищать и реально обеспечивать основные жизненные права человека, относиться к человеку как к высшей ценности.13

Нам данные рассуждения кажутся требующими некоторого уточнения. Во-первых, из уважения человеческого достоинства совсем не вытекает обязанность реального обеспечения прав человека. Во-вторых, на наш взгляд, сущность категории «уважение личности» составляет не уважение чести и достоинства личности, а, прежде всего, уважение и обеспечение прав и свобод человека. А уже обеспечение всей совокупности прав и свобод человека предполагает реализацию таких прав как право на достойное обращение (сущностью которого является уважение чести и достоинства), право на защиту своих прав и т.д.

Из этого следует, что в правовом аспекте уважение личности означает, прежде всего, не обязанность уважать только лишь честь и достоинство личности, а конституционную обязанность всех государственных органов и должностных лиц обеспечивать и защищать

13 Москалькова Т. Н. Указ соч. - С. 27 -28.

28

основные права человека, основанную на признании человека высшей ценностью.

Как было отмечено А. К. Тихоновым, жизнь, свобода, здоровье, честь и достоинство личности представляют собой единый объект, охраняемый Конституцией РФ.14 Защита этих жизненно важных благ осуществляется посредством предоставления человеку субъективных прав (право на жизнь, право на свободу, право на достойный уровень жизни, право на достойное обращение и др.) Это означает, что права и свободы человека обеспечиваются не посредством уважения чести и достоинства личности, а честь и достоинство личности охраняются в результате соблюдения прав человека.

С точки зрения теории права - уважение личности в уголовном процессе - институт уголовно-процессуального права, представляющий собой совокупность юридических и моральных норм, регулирующих правоотношения, возникающие в процессе обеспечения, реализации и защиты прав, свобод и законных интересов субъектов уголовного судопроизводства.

Значение уголовно-процессуального института уважения личности заключается в том, что он, во-первых, носит правообеспечительный характер, предоставляя возможность участникам уголовного судопроизводства свободно реализовывать свои права и свободы, отстаивать законные интересы; во-вторых, играет превентивную роль, предупреждая права и свободы от посягательств и возможных нарушений, требуя соответствующего поведения от всех иных

29

субъектов права; и, в-третьих, - выполняет
защитную правовосстановительную функцию.

Механизм реализации уголовно-процессуального института уважения личности представляет собой составную часть механизма правового регулирования. Взяв за основу выделенные Е. Г. Мартынчиком, В. П. Радьковым и В. Е. Юрченко характерные особенности механизма охраны прав и интересов участников уголовного процесса,15 представляется возможным вычленить отличительные черты механизма реализации уважения личности в уголовном судопроизводстве:

  • этот механизм регулирует самостоятельную группу уголовно- процессуальных правоотношений, складывающихся при обеспечении охраны жизненных ценностей и интересов личности, а также при устранении нарушений ее интересов;
  • предмет действия данного механизма состоит в обеспечении и охране прав, интересов, неприкосновенности чести и достоинства личности;
  • в состав данного механизма входят органы государства, должностные лица и участники уголовного судопроизводства, приводящие в движение этот механизм;
  • важную роль в данном механизме занимают правовая культура и правосознание должностных лиц и участников уголовного судопроизводства;
    1. Тихонов А. К. Уголовно-процессуальные меры обеспечения чести, достоинства и личной безопасности потерпевшего и свидетеля. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. -М., 1995.-С. 10.

30

  • механизм реализации уважения личности в уголовном судопроизводстве выражает роль и значение государства как основного гаранта прав, свобод и законных интересов граждан в уголовном процессе.

По сути дела этот механизм представляет собой согласованную систему государственных органов, ведущих производство по делу, общественных и государственных организаций, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства и оказывающих влияние на его исход, а также всех участников уголовного процесса. По своему целевому назначению механизм реализации уважения личности в уголовном судопроизводстве должен обеспечивать:

  • охрану жизненных ценностей и интересов всех участников уголовного судопроизводства;
  • реализацию их прав и свобод и осуществление гарантий этих прав;
  • правомерность действий должностных лиц и органов государства, ведущих производство по уголовному делу, а также всех других субъектов уголовно-процессуальной деятельности;
  • предупреждение, выявление и устранение следственных и судебных ошибок.
  • Отношения, возникающие в сфере уважения личности субъектов уголовно-процессуальной деятельности являются разновидностью уголовно-процессуальных правоотношений. Их специфика заключается

14, Мартынчик Е.Г. Радьков В. П. Юрченко В.Е. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве.-Кишинев,1982.-С.ЗЗ-36.

31

в том, что государственные органы и должностные лица, ведущие производство по делу, обязаны создавать все условия для обеспечения такого режима производства по уголовному делу, при котором соблюдаются и свободно осуществляются все права и свободы личности, охраняется честь и достоинство человека, защищаются законные интересы.

Субъектами уважения личности в уголовном судопроизводстве являются все субъекты непосредственно уголовно- процессуальных правоотношений, а также участники иных правоотношений, чья деятельность прямо либо косвенно связана с осуществлением участниками уголовного судопроизводства своих уголовно-процессуальных функций.

Эти субъекты могут быть разделены на две группы.16 Первая группа - субъекты процессуальные. В свою очередь эта группа подразделяется на группу, в которую входят органы государства и должностные лица, осуществляющие производство по делу и отвечающие за его правильный ход (суд, прокурор, следователь, начальник следственного отдела, орган дознания,
лицо,

производящее дознание), и группу, состоящую из участников уголовного судопроизводства (обвиняемый (подозреваемый), их защитники и законные представители, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, переводчик и др.). Вторую группу субъектов уважения личности в уголовном судопроизводстве составляют внепроцессуальные субъекты,
чья

  1. Качалова О. В. Охрана конституционных прав подозреваемого и обвиняемого на предварительном следствии. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. -М., 1999.-С. 25-29.

32

деятельность опосредованно связана с производством по уголовному делу. В эту группу входит, прежде всего, государство как один из основных субъектов правоотношений в целом. Во-первых, государство в лице его правотворческих органов, устанавливает нормы, определяющие правовой статус личности в целом, нормы, четко регламентирующие весь процесс предварительного следствия, права и обязанности должностных лиц, ведущих производство по делу, процессуальные процедуры проведения отдельных следственных действий, порядок и условия применения мер уголовно-процессуального принуждения и др. Во-вторых, государство в ст. 45 ч. 1 Конституции РФ гарантирует государственную, и в ст. 46 Конституции - судебную защиту прав и свобод человека и гражданина. Не случайно одним из фундаментальных принципов основ конституционного строя РФ является обязанность государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы личности. В-третьих, одна из важнейших функций государства заключается не просто в защите прав и свобод человека и гражданина от возможных нарушений, но и в создании благоприятных условий для их реализации.

Конституционный Суд РФ от имени государства рассматривает дела в области реализации конституционных прав и свобод в целом и применительно к персональным жалобам отдельных граждан по поводу обстоятельств и событий, приведших к нарушению записанных в Конституции их прав и свобод, в том числе прав и свобод обвиняемых и подозреваемых.17

17 См. например: Постановление Конституционного Суда РФ от 13 июня 1996 г. N 14-П “По делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой

33

Институт Управомоченного по правам человека при Президенте РФ ставит своей целью охрану прав и свобод граждан, в том числе и при производстве по уголовным делам.

К внепроцессуальным субъектам уважения личности в уголовном судопроизводстве следует относить и органы международного сообщества, прежде всего органы ООН и Европейского сообщества, разработавшие стандарты, определяющие правовое положение личности и закрепляющие основные права и свободы человека и гражданина в демократическом обществе, а Комиссии по правам человека, создаваемые при ООН и органах Европейского сообщества и Международный суд, в чьи функции входит рассмотрение вопросов, касающихся нарушений прав и свобод граждан. Конституция РФ признает право каждого обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны
все

внутригосударственные средства правовой защиты (ч. 3 ст. 46), подтверждая тем самым возможность соответствующих межгосударственных органов выступать в качестве субъектов правоотношений по охране прав личности.

Говоря о субъектах уважения личности в уголовном судопроизводстве, относящихся к группе внепроцессуальных субъектов, следует отнести сюда различные общественные и
правозащитные

гражданина В.В. Щелухина”; Постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1996 г. N 4-П “По делу о проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй статьи 384 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан К.М.Кульнева, В.С.Лалуева, Ю.ВЛукашова и И.П.Серебренникова”; Постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. N 4-П “По делу о проверке конституционности статей 220.1 И 220.2 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна”; Постановление Конституционного Суда РФ от 13 ноября 1995 г. N 13-П “По делу о проверке конституционности части пятой статьи 209 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи жалобами граждан Р.Н.Самигуллиной и А.А. Апанасенко” и др.

34

организации, которые своей деятельностью способствуют защите интересов участников уголовного судопроизводства.

Содержание правоотношений, возникающих в процессе реализации положения об уважении личности в уголовном судопроизводстве, составляет осуществление прав и обязанностей субъектами этих правоотношений, а также процессуальная форма уголовного судопроизводства, в рамках которой эти права и обязанности реализуются.

В конкретном правоотношении права и свободы личности, ее честь и достоинство, выступая как охраняемый законом интерес, находят удовлетворение за счет права на охрану этих благ.

Основаниями возникновения данных правоотношений, а также их изменения и прекращения являются юридические факты - возбуждение уголовного дела, привлечение лица в качестве обвиняемого, задержание лица по подозрению в совершении преступления, вступление защитника в дело, вынесение постановления о признании лица потерпевшим и т. д.

Подводя итоги вышесказанному следует отметить, что под уважением личности в уголовном судопроизводстве следует понимать совокупность средств и методов, имеющих целью обеспечить такой режим производства по уголовному делу, при котором признаются и соблюдаются законные интересы субъектов уголовно-процессуальной деятельности, охраняется их честь и достоинство, создаются условий для реального обеспечения и
защиты прав и свобод участников

35

уголовного судопроизводства, гарантируется
восстановление нарушенных прав.

Теоретическую основу института уважения личности в уголовном судопроизводстве составляют положения современной концепции

прав человека. Нравственную основу уважения личности в уголовном процессе составляют нормы морали, определяющие
в качестве критериев допустимости тех или иных процессуальных действий их соответствие таким этическим категориям как
добро и зло, справедливость, долг, совесть, ответственность, достоинство и честь. Правовую основу уголовно-процессуального
института уважения личности составляют нормы,
содержащиеся в международно-правовых актах, посвященных
правам человека (Всеобщей Декларации прав человека, Международном Пакте о гражданских и политических правах и др.);
конституционные нормы, посвященные правам человека и
обязанности государства их соблюдать, обеспечивать,
защищать; нормы отраслевого уголовно-процессуального законодательства, дополняющие, детализирующие и конкретизирующие конституционные нормы об уважении человека, его основных прав и свобод применительно к специфике уголовного судопроизводства.

Сущность уголовно-процессуального института уважения личности заключается в создании государственными органами, общественными организациями и отдельными гражданами в установленном законом порядке возможностей для реализации прав,

36

свобод и законных интересов личности, вовлеченной в
орбиту уголовного судопроизводства.

  1. Регулирование вопросов уважения прав человека в российском законодательстве 12 - конца 20 вв.

Содержание любых правоотношений, в том числе и правоотношений, возникающих в процессе реализации положения об уважении личности, ее прав и свобод, всегда зависит от состояния общества на том или ином этапе развития, его идеологии. Современное уголовно-процессуальное законодательство является непосредственным продолжением и развитием законодательства прошлых десятилетий, большинство институтов которого было заложено в первом УПК РСФСР.

Исследование института уважения личности в
стадии

предварительного расследования, а также отдельных его норм, обеспечивающих соблюдение прав личности в уголовном судопроизводстве, в историческом аспекте позволяет осмыслить современное содержание этих правоотношений, выделить основные направления и тенденции развития данного института, глубже проникнуть в его сущность, выявить наиболее
важные его

37

закономерности, наметить пути и средства
совершенствования, прогнозировать дальнейшее изменение.

Отдельные правовые нормы, свидетельствующие о внимании законодателя к правам и свободам человека в уголовном судопроизводстве, его чести и достоинства содержатся еще в Русской Правде, церковных уставах времен Владимира Святого, князя Ярослава Владимировича, Уставной Двинской грамоте 1397 г., Судебнике 1500 г., Соборном Уложении 1649 г. и др. Так, например, Соборное Уложение предусматривало возможность свидетельского иммунитета (права на свидетельствовать против своих близких) для жены и детей допрашиваемого по суду. В целом же уголовной процесс того времени носил инквизиционный характер, одним из основных средств добывания доказательств являлась пытка. Ограничение применения пыток в уголовном судопроизводстве относится лишь ко временам Петра Первого. Екатерина Вторая, являясь представителем эпохи просвещенного абсолютизма, выступала против применения пыток, поддерживала идею о необходимости введения презумпции невиновности. Однако более или менее серьезно говорить о внимании законодателя к проблемам уважения личности, ее основных прав и свобод, можно говорить со времени проведения судебной реформы 60-х гг 19 века, суть которой весьма кратко и точно подметил И. Я. Фойницкий: необходимость создания реальных возможностей по судебной защите интересов граждан, ограждение их прав, “законом дарованных, против всех нарушителей их”, не на охрану привилегий

38

сильных, а охрану слабых; предоставление судебной защиты всем поровну.18 В Уставе уголовного судопроизводства 1864 г.(УУС) отдельным участникам процесса был предоставлен целый ряд прав (например, обвиняемый получил возможность требовать дополнительного расследования, знакомиться со всеми материалами дела по окончании предварительного следствия, представлять доказательства и т. д. (ст. ст. 476, 477)). Законодательное разрешение в то время получила идея о «государственном вознаграждении невиновно привлекавшихся к уголовной ответственности», в том числе и за причиненный им вред.19 Была предусмотрена уголовная ответственность мирового судьи за преднамеренное помещение им в приговор «выражений, признанных подсудимым для него оскорбительными», «за нанесение оскорбления лицу по судебному делу к нему обратившемуся» ( ст. 347 Уложения о наказаниях 1864 г.). Появился институт моральной реабилитации, сущность которого заключалась в «публиковании невиновности»: лицам, преданным суду с публичным оглашением в случае постановления оправдательного приговора предоставлялось право требовать повсеместного о том опубликования, произведенного печатными указами тех департаментов или общих собраний сената, в которых рассматривалось дело.20

Кроме того, судебная реформа 1864 г. привнесла в российский уголовный процесс такие демократические институты как оценка

18Фойницкий И.Я Курс уголовного судопроизводства.-СПб., 1902.-C. 37-39.

19 Кони А. Ф. История развития уголовно-процессуального законодательства в России. //Собр. Соч. в 8 т., 1967.

-T.4.-C. 319.

39

доказательств по внутреннему убеждению, состязательность процесса, гласность, презумпция невиновности. Период после судебной реформы 90-х гг. 19 века характеризовался активным претворением нововведенных институтов в российскую действительность, который закончился в 1917 г. отменой существующих законодательных актов об уголовном судопроизводстве.

Следующей важнейшей вехой в истории отечественного уголовно- процессуального законодательства следует считать
принятие первого советского уголовно-процессуального кодекса (УПК РСФСР 1922 - новая редакция 1923 г.) В нем нашли свое отражение принципы равенства прав человека, гарантии прав обвиняемого на защиту, неприкосновенность личности и др. Был установлен запрет домогаться показаний путем насилия, угроз и других подобных мер. Однако особые правила производства арестов для органов ГПУ (Постановление ВЦИК от 6
февраля 1922г.) противоречили отдельным принципам уголовного судопроизводства и не содержали практически никаких гарантий в отношении задержанных. Производство следственных действий (обысков, выемок, осмотров, освидетельствований) не допускалось в ночное время, кроме случаев, не терпящих отланагельства.

Важными гарантиями, обеспечивающими права
участников уголовного судопроизводства являлись
требования строгого

Розин Н. Н. Об оскорблении чести. Уголовно-юридическое исследование. Общая часть. 2-е изд..- Томск, 1910.-С.93.

40

соблюдения процессуальной формы, обязанности должностных лиц, соответствующие основным правам участников процесса и т.д. Вместе с тем, процессуальное положение некоторых участников процесса было весьма неопределенно (подозреваемый, потерпевший и др.), защитник не допускался на предварительное следствие, норма о присутствии обвиняемого при производстве следственных действий, была ограничена усмотрением следователя. Права подозреваемого в первом УПК вообще не определены, хотя упоминание об этом участнике процесса встречаются в ст.ст. 99,100,104,105,145 и др.

В “Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик” от 31 октября 1924 г. появились новые положения, посвященные уважению прав личности: ст. 15 - рассмотрение дел на языке большинства местного населения с обеспечением интересов гласности суда и прав обвиняемого; ст. 18,21 - право обвиняемого на защиту в судебном разбирательстве: ст.28 - допущение пересмотра приговоров в порядке надзора по мотивам существенного нарушения форм судопроизводства или материального закона и т.д. Вместе с тем в Основах содержались положения, существенно ущемлявшие права личности. Так, ст.5 обязывала судебные органы применять нормы уголовного закона по аналогии в отношении деяний, прямо не предусмотренных уголовным законом, но являвшихся общественно-опасными с точки зрения охраны общественного порядка.

РОССИЙСКАЯ I

41 fboe*1”-“”-“thH^i /

Данная норма вполне соответствовала политике, проводимой в то время партией и правительством. Находясь на посту министра юстиции, Н.В. Крыленко стремился идеологизировать уголовный процесс, поставить науку на службу политике. Он считал необоснованным построение процесса на основе представительства сторон и предоставление обвиняемому ряда формальных правовых гарантий, стремился к такому построению уголовного процесса, который давал бы возможность без лишних слов бороться с покушениями на революцию.21

Политика, проводимая государством в области обеспечения прав личности на предварительном следствии была непоследовательной и противоречивой. Возобладало нигилистическое отношение к подробной регламентации процессуальной процедуры, большинство провозглашенных принципов процесса стали считаться буржуазными, неприемлемыми в пролетарском государстве. Такое положение вещей неумолимо влекло ухудшение положения участников уголовного судопроизводства.

В целях совершенствования “техники процесса” в 1927 году было принято рекомендательное постановление НК РКИ СССР и РСФСР, в котором допускалось при выраженном согласии обвиняемого начинать судебное заседание при вручении обвинительного заключения менее чем за 3 дня до его открытия; суд мог за ясностью дела прекратить допросы свидетелей и др.

21 Крыленко Н. В. Суд и право в СССР.-М., 1928.-С.95-96; Он же. Основы уголовного судопроизводства союза ССР и союзных республик.-М., 1928.-С.16-18.

42

Все настойчивее выдвигались идеи о главенстве целесообразности над законностью.

Так, законом от 1 декабря 1934 г., изданным в день убийства С. М. Кирова, был установлен особый порядок рассмотрения дел о террористических организациях, исключающий для обвиняемых ряд правовых гарантий (вручение обвинительного заключения за сутки до судебного разбирательства, слушание дел без участия обвинителя и защитника, невозможность кассационного обжалования приговоров и подачи ходатайств о помиловании и др.). Существенные изменения в практику уголовного судопроизводства того времени вносили циркуляры Народного Комиссариата Юстиции, которые зачастую заменяли и отменяли нормы УПК. Широко применялись и внесудебные репрессии посредством деятельности Особого совещания при НКВД СССР.

Проблема уважения и охраны прав граждан при производстве по уголовным делам по существу не имела самостоятельного значения в то время, а рассматривалась как составная часть проблемы укрепления правопорядка.

Однако вопросы обеспечения прав и свобод граждан в уголовном судопроизводстве уже тогда привлекали внимание исследователей. По мнению Н.Н.Полянского, если идея законности требовала беспощадной, но всегда в точном согласии с законом борьбы с преступностью, то из нее же вытекало и требование охраны законных интересов личности.22

12 Полянский Н.Н. Очерк развития советской науки уголовного процесса.-М., 1966.-С.49-50.

43

Фактически перед законодателем и наукой уголовного процесса встал вопрос - идти ли по пути ослабления процессуальных гарантий и признания приоритета целесообразности борьбы с врагами революции, или в сторону усиления процессуальных гарантий и строжайшего проведения законности, как начала преобладающего над целесообразностью. Выбор был сделан в пользу второго направления.

Тенденция демократизации уголовного судопроизводства ярко выразилась в принятой в 1936 г. Конституции СССР, которая, опираясь на достижения уголовно- процессуального

законодательства, возвела в ранг конституционных принципы обеспечения обвиняемому права на защиту, неприкосновенности личности, неприкосновенности жилища, тайны переписки и др.

К середине 50-х годов возникла острая необходимость проведения новой кодификации уголовно-процессуального законодательства. Утверждение СССР на мировой арене в качестве одной из ведущих держав после победы во второй мировой войне, вступление в ООН, поддержка Всеобщей Декларации прав человека, принятой в 1948 г., требовали признания основных демократических завоеваний, определяющих права человека в национальном законодательстве. С наступлением «оттепели», устранением последствий культа личности Сталина изменилась общественная идеология. Определенная демократизация общественной жизни, прекращение поисков «врагов народа» и осуждения их по упрощенным процессуальным схемам требовала своего отражения, в том числе, и в

44

уголовно-процессуальном законодательстве. В УПК имелись наслоения, противоречия, отражавшие различия правовых воззрений разных этапов развития страны. Кроме того, уголовно- процессуальное законодательство не отвечало потребностям практики, в нем имелись статьи, практически не применявшиеся судебными и следственными органами.

Принятие 25 декабря 1958 г. Основ уголовного судопро изводства Союза ССР и союзных республик знаменовало собой новый этап в демократизации уголовного процесса. Изменение отношения к человеку в духе Всеобщей Декларации прав человека, определенная гуманизация общественной жизни повлекли за собой и изменение отношения к лицам, вовлеченным в орбиту
уголовного

судоп роизводства.

Были значительно расширены права участников процесса. Так, например, обвиняемому были предоставлены права знать, в чем его обвиняют, давать объяснения по предъявленному обвинению, знакомиться по окончании предварительного следствия с материалами дела, заявлять отводы, обжаловать действия и решения следователя, прокурора и суда и др.

Основы 1958 г. предусматривали участие защитника в деле с момента объявления обвиняемому об окончании предварительного следствия и предъявления ему для ознакомления всего производства по делу. По делам о преступлениях несовершеннолетних, а также лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут

45

сами осуществлять право на защиту, защитник был допущен с момента предъявления обвинения.

Новым для законодательства стал перечень прав подозреваемого: право обжалования задержания, требование составления протокола о задержании с указанием оснований и мотивов задержания. Были установлены и гарантии этих прав в виде сообщения в 24-х часовой срок прокурору о задержании и возложении на прокурора обязанности в течение 48 часов или санкционировать заключение под стражу или освободить задержанного /ст. 32/.

Положения Основ нашли свое отражение и были конкретизированы в принятом в 1960 г. УПК РСФСР.

В ст. 46 впервые дается определение обвиняемого, и пере- числяются его права, идентичные указанным в Основах 1958 г. Законодательно устанавливаются и гарантии прав обвиняемого. Ст. 19 УПК обязывает суд, прокурора, следователя и лицо, производящее дознание, обеспечить обвиняемому возможность защищаться установленными законом средствами и способами и обеспечить охрану его личных и имущественных прав. Важная норма, касающаяся положения обвиняемого, содержится в ст. 20, согласно которой обязанность доказывания не может быть переложена на обвиняемого. Ст. 77, определяющая право обвиняемого давать показания, устанавливает, что признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу. Важное положение содержится в

46

ст. 149, которая призвана гарантировать соблюдение прав обвиняемого обязанностью следователя разъяснять ему эти права.

УПК РСФСР 1960 г. предусматривал и дополнительные меры охраны чести и достоинства личности. Так, обвиняемый получил право возражать против прекращения уголовного дела в отношении него по амнистии, истечению сроков давности, если он считал себя невиновным. Был установлен запрет на включение в оправдательный приговор формулировок, ставящих под сомнение невиновность оправданного.

Период после принятия нового уголовно-процессуального законодательства 1958-1961 гг. ознаменовался дальнейшим изучением проблем правового статуса участников уголовно- процессуальной деятельности.

В специальной литературе высказывался ряд предложений, направленных на укрепление гарантий прав обвиняемого в ходе уголовного судопроизводства. В частности, широкую поддержку нашло предложение о допущении защитника по всем делам с момента предъявления обвинения.

В 1967 г. В.И.Каминской вносится предложение об обязательном участии защитника с момента предъявления обвинения. Поддерживая ее, В.З.Лукашевич считал, что такое участие защитника должно быть обязательно по всем уголовным делам, В.М.Савицкий - лишь по делам, для которых обязательно проведение предварительного следствия, Э.Ф.Куцова - в отношении лиц, содержащихся под стражей.23

  1. Махова Т. М. О совершенствовании уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего права обвиняемого.// Вестник Московского Университета.-Вып. 12. Право., 1976, №5. -С. 69-75.

47

Большое внимание также уделялось процессуальному закреплению правил о возмещения вреда, причиненного неосновательным привлечением к уголовной ответственности. Так, Я.О.Мотовиловкер считал, что достаточным условием для возмещения материального ущерба должен быть сам факт причинения ущерба в результате неосновательного привлечения лица к уголовной ответственности независимо от формы вины лица, производящего дознание, следователя и прокурора.24

Высказываемые предложения были отчасти восприняты законодателем и с учетом их обсуждения были внесены изменения в законодательство. Так, в соответствии с дополнениями, внесенными в УПК РСФСР в 1970 и 1972гг., участие защитника на предварительном следствии стало возможным с момента предъявления обвинения по постановлению прокурора по любому уголовному делу /ст.47 ч.1 УПК/ и был расширен круг дел, по которым на предварительном следствии по закону участие защитника обязательно. К ним дополнительно отнесены дела лиц, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство, лиц, обвиняемых в совершении преступлений, за которые в качестве меры наказания может быть назначена смертная казнь /ст.49 УПК/.

Принятая в 1977 г. Конституция СССР закрепила уже имеющиеся в законодательстве принципы и нормы, определяющие правовой статус личности и обеспечивающие его права, свободы и законные интересы. Некоторые из этих норм были отражены еще в Конституции 1936 г., многие же стали принципиально
новыми.

  1. Мотовиловкер Я. О. Вопросы дальнейшего совершенствования уголовно-процессуального законодательства.- Томск, 1966.-С. 36-39.

48

Конституция СССР 1977 г. возвела в ранг конституционных демократические положения весьма прогрессивного для того времени уголовно-процессуального законодательства и провозгласила новые, тем самым, продолжив на уровне Основного закона наметившуюся еще в конце 30-х гг. демократизацию уголовного судопроизводства.

Среди принципов, провозглашенных Конституцией СССР 1977 г. и определяющих положение личности, вовлеченной в сферу уголовной юстиции, следует выделить законность (ст.4), неприкосновенность личности (ст.54), неприкосновенность жилища (ст. 55), неприкосновенность личной жизни граждан, тайна переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений (ст.56), уважение личности, охрана прав и свобод граждан; гарантия судебной защиты от посягательств на честь и достоинство, жизнь и здоровье, личную свободу и имущество (ст.57), право граждан обжаловать действия должностных лиц, государственных и общественных органов, право на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями государственных и общественных организаций и должностных лиц при исполнении служебных обязанностей (ст.58),
осуществление

судопроизводства на началах равенства всех граждан перед законом и судом (ст. 156), обеспечение обвиняемому права на защиту (ст. 158), национальный язык судопроизводства (ст. 15), презумпция невиновности (ст. 160).

На повестку дня встал вопрос о приведения уголовно- процессуального законодательства в соответствие с Конституцией СССР и ее демократическими завоеваниями.

49

Так, Л.Д.Кокоревым было предложено последовательно закрепить в УПК конституционные нормы об охране личной жизни граждан, собрать вместе и закрепить нормы о применении мер процессуального принуждения, в свете новой Конституции уточнить цели уголовного судопроизводства, куда включить защиту прав и законных интересов граждан.25

В связи с положением ст.58 Конституции, П.А.Лупинской было по- дробно рассмотрено право на жалобу и предложено четко регламентировать его в уголовно-процессуальном законодательстве.26

Т.Н.Москальковой было предложено поместить в УПК универсальную формулу, соответствующую конституционному принципу уважения чести и достоинства личности, согласно которой уважение чести и достоинства будет иметь место при производстве любого процессуального действия.27

Возобновились дискуссии о принципах уголовного процесса, роли и функциях защиты, правах участников
уголовного

судопроизводства и т.д.

По мнению авторов работы “Совершенствование уголовно- процессуального законодательства и охрана прав личности” в силу принципа публичности советского уголовного реализация
прав,

предоставленных обвиняемому и другим участникам процесса, служит одним из необходимых условий установления истины, а осуществление

  1. Кокорев Л. Д. Конституция СССР - основа развития и совершенствования правового статуса личности в уголовном судопроизводстве.// Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка.- М.,1979.-С. 145-147.
  2. Лупинская П. А. Право жалобы в свете Конституции СССР.// Там же.-С 150-156.
  3. Москалькова Т. Н. Уважение чести и достоинства личности как принцип уголовного процесса. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. -М., 1988.-е. 15.

50

гарантий этих прав составляет одну из важнейших
обязанностей

Ой

органов предварительного расследования и прокуратуры.

Большое внимание начинает уделяться гарантиям обеспечения прав участников процесса - процессуальным процедурам их реализации. 18 мая 1981 г, принимается Указ Президиума Верховного Совета СССР “О возмещении ущерба, причиненного действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей”, предусматривающий процедуру возмещения соответствующего ущерба.

13 августа 1981 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР в ст. 22 Основ была включена ч. 6, предусматривающая возможность освобождения обвиняемого от оплаты юридической помощи.

Было внесено предложение о целесообразности выделить в Основах специальный раздел о взаимоотношении государства и личности, сосредоточив в нем основные нормы, регламентирующие эти отношения.29

С процессом расширения и углубления прав граждан все более актуализировалась проблема свидетельского иммунитета. За предоставление близким родственникам обвиняемого права отказаться от дачи показаний органам расследования и суду высказывались А.Д.Бойков, В.И. Смыслов, В.И.Каминская, Л.Д.Кокорев, В.В.Леоненко и др. Они ссылались при аргументации своих предложений на опыт европейских социалистических стран, УПК которых предусматривали

2” Указ. соч.-С. 52.

  1. Корнуков В. М. Укрепление социалистической законности и правового положения личности в уголовном судопроизводстве.// 27 съезд КПСС и укрепление законности и правопорядка.-М., 1987.-С.179.

51

свидетельский иммунитет, и он не препятствовал
успешному осуществлению правосудия.

Большое значение имело закрепление в 1977 г. на конституционном уровне такого принципа как презумпция невиновности. Этот принцип признавался далеко не всеми представителями науки советского уголовного процесса. Долгие годы шла дискуссия о его сущности, процессуальном и нравственном значении. Этому вопросу посвящен ряд работ И.А.Либуса, А.М.Ларина, В.З.Лукашевича, В.И.Каминской, М.С.Строговича, Т.Н.Добровольской и др.31 Статья 160 Конституции СССР 1977 г., устанавливающая, что никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе, как по приговору суда и в соответствии с законом, разрешила этот спорный вопрос на официальном уровне.

Развитие науки уголовного процесса как и развитие уголовно- процессуального законодательства шло по пути демократизации, дальнейшего исследования институтов, обеспечивающих права, свободы и гарантии личности в уголовном судопроизводстве.

В конце 80-х годов советское общество всколыхнулось под воздействием демократические процессов, затронувших и уголовное судопроизводство.

В свете новых идеологических воззрений, согласно которым высшей ценностью признается личность, ее права, свободы и законные

30 Совершенствование уголовно-процессуального законодательства и охрана прав личности.-Киев, 1989.- С.52.

  1. См. например: Либус И. А. Презумпция невиновности в советском уголовном процессе. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук.-Ташкент, 1983; Ларин А. М. Презумпция невиновности.-М., 1982; Лукашевич В. 3. Презумпция невиновности и установление виновности обвиняемого.// Вестник ЛГУ. Экономика. Философия. Право. Вып. 3, 1983, № 17; Каминская В. И. Презумпция

52

интересы, стала меняться и теоретическая основа, на которой зиждилось уголовное судопроизводство. Большинство современных процессуалистов стали говорить об изменении целей правосудия, приоритете задач охраны прав, свобод и интересов личности и общества над задачами быстрого и полного раскрытия преступлений и достижения истины по делу.32

Совершенствование уголовно- процессуального

законодательства в последние годы идет по пути дальнейшей демократизации, укрепления гарантий участников процесса.

С 1991 г. перемены в уголовно-процессуальном законодательстве осуществляются в русле идей, заложенных в Концепции судебной реформы, принятой Постановлением Верховного Совета РСФСР. В числе главных задач судебной реформы в РСФСР называются защита и неуклонное соблюдение основных прав и свобод человека, конституционных прав граждан в судопроизводстве, а также расширение возможностей обжалования в суд неправомерных действий должностных лиц. Судебная реформа предполагает такую организацию предварительного следствия, которая бы обеспечила подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим и другим участникам процесса надежные гарантии их прав.

Несмотря на то, что основные положения Концепции не были реализованы на практике ввиду отсутствия законодательной
и

невиновности в советском уголовном праве. // Соц. законность, 1946, № 4-5; Строгович М. С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности.-М., 1984 и др.

31, См. например: Петрухин И, Л. Правосудие: время реформ.-М„ 1991 .-С. 30; Шадрин В. С. О необходимости принципиальных изменений в обеспечении прав и законных интересов личности на предварительном следствии.// Участники предварительного расследования и обеспечение их прав и законных интересов.-Волгоград, 1993.-С. 12.

53

материальной базы, они легли в основу разрабатываемых проектов уголовно- процессуального кодекса, а отдельные моменты нашли свое отражение в действующем законодательстве.

В 1992 г. УПК РСФСР дополнен статьями 220-1, 220-2, согласно которым лицо, содержащееся под стражей, его защитник или законный представитель имеют право обжаловать в суде законность и обоснованность применения заключения в качестве меры пресечения, а также продление срока содержания под стражей. Принятая в 1993 г. Конституция РФ возвела в ранг конституционных принципов некоторые положения, которые уже имелись в уголовно-процессуальном законодательстве, но ранее в Конституцию не включались /право пользоваться помощью адвоката с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения, запрещение использовать доказательства, полученные с нарушением федерального закона и др./.

Кроме того, в ней содержались и принципиально новые моменты, касающиеся положения личности в уголовном судопроизводстве, еще не помещенные в уголовно- процессуальное законодательство, право свидетельского иммунитета, ограничение тайны переписки, телефонных переговоров и иных сообщений только на основании судебного решения/.

Развитие российского законодательства в последние десятилетия идет по пути соответствия международно-правовым стандартам. Конституция РФ стала важным этапом в этом направлении, провозгласив общепризнанные принципы и нормы международного

54

права составной частью правовой системы РФ (ч. 4 ст. 15). Данное положение надло свое отражение и в проекте нового уголовно- процессуального законодательства. Так, ч. 3 ст. 1 проекта УПК РФ гласит о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью законодательства, регулирующего уголовное судопроизводство; и если этими нормами или международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотрены в УПК, то применяются правила международного договора. Современная концепция развития уголовно-процессуального законодательства исходит из необходимости расширения демократических установлений в уголовном судопроизводстве, укрепления гарантий прав граждан, создания условий для эффективного контроля за соблюдением законности в уголовном процессе. Дальнейшее совершенствование уголовно-процессуального

законодательства ориентировано на приоритет защиты личности, а в складывающемся новом соотношении принципов уголовно- процессуального права приоритетными становятся те основные начала, которые в большей мере отражают внимание законодателя к защите личности, законных интересов участвующих в уголовном судопроизводстве лиц; состязательности; презумпции невиновности, диспозитивности.

Дальнейшее укрепление гарантий прав личности в уголовном судопроизводстве предполагается по направлениям углубления и развития конституционных положений о процессуальных правах

55

личности, дифференциации и развитии уже имеющихся производств, введении новых институтов в уголовное судопроизводство и др.

Подводя итоги вышесказанному, следует отметить, что внимание законодателя к проблемам уважения и охраны прав личности в уголовном судопроизводстве наметилось в виде определенной тенденции еще в конце 30 -х гг., однако многие принципы, положения, отдельные гарантии участников уголовного судопроизводства были лишь провозглашены, но не реализовывались, отдельные статьи законодательства носили во многом декларативный характер. На сегодняшний день одной из немаловажных задач выступает обобщение исторического опыта правоприменения института уважения прав личности в уголовном судопроизводстве в целях совершенствования практики реализации провозглашенных ранее и нововводимых гарантий участников процесса.

  1. Кашепов В.П. Концепция развития законодательства об уголовном судопроизводстве.// Концепции развития российского законодательства.- М., 1998. - С. 234 - 242.

56

  1. Уважение личности в системе принципов уголовного

судопроизводства.

Важнейшее место в уголовном судопроизводстве принадлежит его принципам как нормам общего и руководящего значения, определяющим построение всех его стадий, форм и институтов и обеспечивающим выполнение стоящих перед ним задач, выражающих его сущность и содержание. Особую роль в системе уважения личности в стадии предварительного расследования играют конституционные принципы уголовного процесса. Ведущая роль среди них принадлежит принципу законности. Законность как общеправовое положение заключается в необходимости точного и неуклонного соблюдения законов всеми участниками общественных отношений. Применительно к уголовному судопроизводству данный принцип выражается в требовании осуществлять производство по делу «в точном соответствии с законом, соблюдать все нормы материального и процессуального права, другие нормативные
акты и обеспечивать эффективный

57

надзор за исполнением законов при производстве по уголовным

делам».34

В силу принципа законности доказательства, полученные с

нарушением федерального закона, считаются недопустимыми и не

могут быть положены в основу обвинения. Как было верно отмечено Т. Н. Москальковой, принцип законности является гарантией от произвола, неправомерных и безнравственных процедур при расследовании по уголовному делу, средством ограждения прав и свобод граждан от противоправных посягательств, несправедливости.

Нарушение режима законности, выражающееся в существенных нарушениях уголовно-процессуального законодательства, в зависимости от момента обнаружения этих нарушений, влечет направление дела для дополнительного расследования, либо отмену или изменение приговора. Следует отметить, что несущественные нарушения уголовного закона (не повлиявшие и не могущие повлиять на законность и обоснованность судебного решения) с точки зрения данного принципа недопустимы, однако не влекут за собой последствий в виде отмены судебного решения либо возвращения дела на дополнительное расследование.

Одним из существенных нарушений уголовно-процессуального закона признается лишение или стеснение гарантированных законом прав участников процесса при рассмотрении дела, способное помешать

  1. Кобликов А. С. Законность - конституционный принцип советского уголовного судопроизводства.-М,, 1979.-С.5.
  2. Москалькова Т. Н. Нравственные основы уголовного процесса. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. -М, 1997.-С. 66.

58

суду всесторонне разобрать дело или влияющее либо могущее повлиять на постановление законного и обоснованного приговора (с. 345 УПК).

В силу указаний Пленума Верховного Суда РФ (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 8 декабря 1999 г. N 84 “О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования”) суд направляет дела для дополнительного расследования … если допущенные органом дознания или предварительного следствия существенные нарушения уголовно-процессуального закона привели к лишению или стеснению гарантированных законом прав участников процесса или иным путем повлияли или могли повлиять на всесторонность, полноту и объективность исследования обстоятельств дела.

Дело подлежит возвращению для производства дополнительного расследования, если, в частности: при предъявлении обвинения не указаны статья УК, часть или пункт статьи, конкретные действия обвиняемого, либо при совершении нескольких преступлений не дана правовая оценка каждому из них и др.; формулировка обвинения, данная в обвинительном заключении, существенно отличается от предъявленного обвинения; нарушено требование об обязательном участии защитника в процессе дознания или предварительного следствия; обвиняемому, не владеющему языком, на котором ведется судопроизводство, не предоставлен переводчик; нарушен срок предварительного расследования; вопреки закону участники процесса

59

(обвиняемый, защитник, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители) не ознакомлены со всеми материалами дела.

Одним из ключевых принципов в системе уважения личности в уголовном судопроизводстве является
предусмотренный Конституцией РФ принцип охраны чести и достоинства личности. К сожалению, в настоящее время этот принцип относится к числу

тех конституционных положений, которые практически не
нашли

•у? своего отражения в уголовно-процессуальном законодательстве.

Важнейшим конституционным принципом, обеспечивающим задачи

уважения личности в уголовном судопроизводстве, является принцип

свидетельского иммунитета (ст. 51 Конституции РФ).
Однако

положение о том, что никто не обязан свидетельствовать против себя

самого, своего супруга и близких родственников до сих пор не нашло

своего отражения в уголовно-процессуальном законодательстве.

В праве давать показания против своих супругов или родственников

или отказаться от них проявляется процессуальная диспозитивность.

Но в законе нет как ни самого этого права, так и никаких гарантий, его

обеспечивающих. Неясным остается вопрос о том, с какого момента в

уголовном процессе действует правило, предусмотренное ст. 51

Конституцией РФ: вступает ли оно в силу с момента задержания или

предъявления обвинения или же имеет место на более ранних этапах

уголовного судопроизводства, распространяется ли
на

35, Более подробно об охране чести и достоинства личности см. 2 главу настоящей работы.

60

доследственную проверку материалов возбуждаемого
уголовного дела?

Некоторые авторы полагают, что право предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, не должно разъясняться обвиняемому, поскольку возможность не свидетельствовать против себя уже закреплена в ст. 46 УПК, а ст. 51 Конституции распространяется на свидетелей и потерпевших, поскольку посвящена свидетельскому иммунитету.37 Не вызывает сомнения тот факт, что положение, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, должно разъясняться следователем свидетелю, хотя практика показывает, что при расследовании почти половины уголовных дел (изученных автором) до привлечения в качестве обвиняемого лица допрашивались в качестве свидетелей без разъяснения вышеуказанной нормы, несмотря на то, что являлись фактически заподозренными и у следователей практически отсутствовали сомнения в их виновности. Так по 46 % изученных автором уголовных дел обвиняемые до предъявления к ним обвинения допрашивались в качестве свидетелей, причем по многим из них - более одного раза. Очевидно, что такое положение вещей является грубым нарушением прав и законных интересов военнослужащих.

Московским областным судом было рассмотрено дело С. Черникова. В нарушение требований Конституции РФ при допросах на предварительном следствии свидетелю Черниковой А. - жене обвиняемого Черникова С. не разъяснялась норма ст. 51 Конституции

  1. Шимановский В. Новое в процедуре разъяснения прав участников процесса на предварительном следствии. // Законость, 1996, №2.-С.ЗЗ.

61

РФ, но она, кроме того, предупреждалась об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний. Исключение этого доказательства из круга других доказательств послужило

основанием для постановления оправдательного приговора. Как верно отмечалось Б. Груздом, даже разъяснение следователем права не свидетельствовать против себя самого, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, не всегда может нейтрализовать впечатление, произведенное на свидетеля, вполне реальной перспективой быть привлеченным к уголовной ответственности за отказ от дачи показаний.38

Не выдерживает критики положение о нераспространении действия ст. 51 Конституции на обвиняемых.

Во-первых, содержание ст. 51 Конституции РФ (никто не обязан свидетельствовать против себя…) не дает основания полагать, что данная норма относится только к потерпевшим и свидетелям. Очевидно, что эта формулировка может быть применима к любым участникам процесса, в том числе и обвиняемому. Это подтверждает и постановление Пленума Верховного Суда РФ: «если подозреваемому, обвиняемому, его супругу и близким родственникам при дознании и на предварительном следствии не было разъяснено положение, предусмотренное ст. 51 Конституции, показания этих лиц должны признаваться судом полученными с нарушением закона, и не могут являться доказательствами виновности обвиняемого (подозреваемого)» (Постановление № 8 от

  1. Грузд Б. Правило Маслова// Росс. Юстиция, 2000, №10.-С. 7.

62

31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами

Конституции РФ при осуществлении правосудия»)39.

Во-вторых, положения ст. 46 УПК не дают основания сделать вывод

о том, что обвиняемый не обязан свидетельствовать против себя.

Предоставление обвиняемому права давать показания,

предполагающее возможность отказаться от него, не исчерпывает

всего содержания ч. 1 ст. 51 Конституции. По смыслу данной статьи,

при участии обвиняемого в некоторых следственных действиях, в

основе которых лежит его сообщение об обстоятельствах, имеющих

значение для дела (следственный эксперимент, предъявление для

опознания, где опознающим является обвиняемый, проверка

показаний на месте и др.), он также вправе отказаться от участия в их

производстве. Однако в ст. 46 УПК это не указано.

В отличие от других следственных действий, участие в которых

обвиняемого может быть обеспеченно принудительным путем (личный

обыск, освидетельствование, экспертиза и др.), участвовать в выше

указанных действиях следователь не вправе вменить в обязанность

обвиняемого. В противном случае нарушается конституционное право

не свидетельствовать против себя самого.

В порядке реализации конституционных положений в уголовно- процессуальном законодательстве следует четко зафиксировать право обвиняемого отказаться от участия в тех следственных действиях, ухудшающих его положение, в основе которых лежит сообщение лица об обстоятельствах, имеющих значение для дела.

  1. Сборник постановлений Пленумов . ..-С.535.

63

Весьма своевременные уточнения на этот счет вносит В. С. Шадрин, который предлагает вместо формулировки «отказаться от дачи показаний» ввести понятие «хранить молчание», с учетом склонности следователей рассматривать обвиняемого в качестве главного источника сведений о преступлении и побуждать его к признанию. По мнению автора, формулировка «отказаться от дачи показаний» оставляет не вполне решенным вопрос о том, должен ли обвиняемый давать объяснения, право же обвиняемого хранить молчание исчерпывающим образом решает данный вопрос.40

Проект УПК РФ отчасти решает эту проблему, рассматривая право не свидетельствовать против себя, своего супруга и близких родственников в контексте принципа охраны прав граждан при производстве по уголовным делам (ч.2 ст. 11), устанавливая обязанность должностных лиц, ведущих производство по делу, предупреждать лиц, обладающих свидетельским иммунитетом о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производство по уголовному делу. Законодатель в проекте УПК РФ также устанавливает право потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, свидетеля отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников (п. 3 ч. 2 ст. 42, п. 7 ч. 2 ст. 44, п. 4 ч. 2 ст. 54, п. 1 ч.4 ст.56), право обвиняемого и подозреваемого отказаться от дачи объяснений и показаний (п. 2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47).

  1. Шадрин В. С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений .- Волгоград, 1999.-С. 104.

64

Круг лиц, обладающих правом свидетельского иммунитета, в Проекте остается прежним, хотя, начиная еще с 1960 г. неоднократно поднимался вопрос о его расширении. Еще на первом в Европе семинаре по правам человек, проводимом в 1960 г. в Вене, было высказано предложение об ограничении круга лиц, могущих быть допрошенными в качестве свидетелей за счет исключения из него помимо супругов и близких родственников священников, журналистов и врачей, которым обстоятельства дела стали известны в связи с исполнением своих служебных обязанностей.41 Помимо этого было предложено распространить действие свидетельского иммунитета на бывших супругов,42 лиц, обладающих тайной усыновления, военной тайной, нотариусов, психологов.43 Трудно не согласиться и с предложением об установлении «категорического запрета допрашивать в качестве свидетелей несовершеннолетних (до 14 лет), если обвиняемые и подозреваемые являются их близкими родственниками, поскольку первые плохо представляют себе суть данного института».44 На
наш взгляд, в круг субъектов, обладающих правом

свидетельского иммунитета, необходимо включить
законных

представителей обвиняемого (подозреваемого).

Часть законных представителей, являющихся близкими

родственниками обвиняемого (подозреваемого) уже обладают
этим

  1. Карев Д. Защита прав человека в уголовном процессе.(По материалам семинара в Вене 1960 г. по защите прав человека в уголовном процессе.)// Социалистическая законность, 1960, N° 11.-С. 54.
  2. Руднев В. И. Иммунитеты в уголовном судопроизводстве. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - М„ 1997.-С.15.
  3. Москалькова Т. Н. Уважение чести и достоинства личности как принцип советского уголовного процесса. -С. 83.

65

правом, однако законные представители, являющиеся опекунами, попечителями либо представителями учреждений и организаций, на попечении которых находится обвиняемый (подозреваемый) не имеют возможности отказаться от дачи показаний против своих подопечных.

Свидетельства же, усугубляющие положение обвиняемого (подозреваемого), могут быть связаны с моральными страданиями, поскольку исполнение законными представителями своих обязанностей по представительству интересов их подопечных в большинстве случаев связано с исполнением нравственного долга, моральными обязательствами в отношении представляемых лиц.

В данной ситуации нормы закона должны быть диспозитивны, предоставляя возможность законным представителям воспользоваться данным правом либо отказаться от его реализации.

Значительные моральные страдания могут быть причинены и супругам, состоящим в гражданском браке, не являющимся официально мужем и женой, иным близким лицам в случае исполнения ими обязанности давать показания против своих близких. Проект УПК РФ (п.З ст. 5) содержит определение «близкие лица», под которыми понимают иных, помимо близких родственников лиц, состоящих в родстве или свойстве с потерпевшим, свидетелем, а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых дорого потерпевшему, свидетелю в силу сложившихся личных отношений. На наш взгляд, целесообразно было бы в соответствующих статьях уголовно-процессуального законодательства, посвященных свидетельскому иммунитету помимо

43, Прокофьева С. М. Гуманистические начала уголовного судопроизводства. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук.-СПб, 1999.-С. 169.

66

слов «супруг(а)» и «близкие родственники», поместить понятие «близкие лица», предоставив им возможность выбора: свидетельствовать против своих близких, либо - нет (п. 1 ч. 4 ст.56 проекта УПК РФ и др.). Такое нововведение соответствует задачам уважения личности в уголовном судопроизводстве, отвечает важнейшим нравственным нормам, позволит соблюсти законные интересы обвиняемых, подозреваемых и их близких, выступающих в качестве свидетелей, потерпевших и т. д., избежать конфликта моральных ценностей и правовых предписаний, нравственных обязательств и юридического долга в процессе производства по уголовному делу.

Краеугольным камнем, определяющим основы уважения личности обвиняемого и подозреваемого в уголовном процессе, является принцип презумпции невиновности, согласно которому обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Принцип презумпции невиновности исходит из ценности человеческой личности, уважения к человеку, его чести и достоинства. С точки зрения положения об уважении личности в уголовном судопроизводстве данный принцип означает, что до тех пор, пока справедливый и беспристрастный суд не вынесен публично обвинительный приговор, и он с соблюдением всех установленных процедур не вступит в законную силу, человек не может считаться преступником.

67

Основные положения данного конституционного принципа были разъяснены в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 1978г. “О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту” В соответствии с этим принципом обязанность показывания лежит на обвинителе, возлагать доказывание своей невиновности на обвиняемого недопустимо. Все неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого, а обвинительный приговор не может основываться на предположениях.45

В силу действия принципа презумпции невиновности все правоограничения в ходе уголовного судопроизводства до вступления приговора в законную силу должны быть направлены только на обеспечение установления истины и не причинять лицам, в отношении которых они применяются, лишений и страданий. Задачей же принципа презумпции невиновности является по существу создание условий, исключающих необоснованное осуждение граждан.

Часть принципов уголовного судопроизводства совпадает по содержанию с соответствующими конституционными правами личности (неприкосновенность личности, жилища, частной жизни, обеспечение обвиняемому (подозреваемому) права на защиту, судебная защита прав и свобод и др.). Источником других конституционных принципов являются нормы 7 главы Конституции РФ о судебной власти (осуществление правосудия только судом, гласность, состязательность и равноправие сторон и др.).

44Сборник постановлений Пленумов…-С. 135.

68

Вышеуказанные принципы определяют объем и характер прав и

обязанностей субъектов уголовно-процессуальных правоотношений,

обеспечивающих такой режим производства по уголовному делу, при

котором осуществляется уважение личности, ее чести и достоинства,

прав и свобод. В соответствии с этими принципами построена

процессуальная форма предварительного расследования в целом,

процессуальные процедуры реализации отдельных конституционных

и процессуальных прав участников уголовного судопроизводства,

процедура обжалования нарушенных прав и их восстановления.

Так, например, в соответствии с принципом обеспечения обвиняемому

права на защиту определяются его отдельные процессуальные права

(знать, в чем он обвиняется, пользоваться услугами
защитника,

знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с

его участием и др.), обязанности органа дознания,
следователя,

прокурора и суда обеспечить реализацию права обвиняемого на защиту,

обеспечить в необходимых случаях участие защитника в деле и т. д.

Скоординированы с данным принципом, а также с
принципом

состязательности и нормы, определяющие участие защитника
в

уголовном судопроизводстве, его права и обязанности.

Трудно переоценить и роль принципов свободного
обжалования

действий и решений в уголовном судопроизводстве и судебной защиты

прав и свобод граждан с точки зрения обеспечения уважения личности в

уголовном судопроизводстве. Значение данных принципов заключается

в том, что они предоставляют каждому из субъектов
уголовно-

69

процессуальной деятельности возможность защищать свои
права, свободы, законные интересы путем подачи жалоб.

Принцип свободного обжалования действий и решений в уголовном процессе предопределяет содержание права участников уголовного судопроизводства на обжалование, порядок принесения и рассмотрения жалоб.

Одним из важнейших конституционных принципов, обеспечивающих реализацию положения об уважении личности в уголовном судопроизводстве является право на судебную защиту прав и свобод.

Судебная защита прав и свобод личности представляет собой «юридический механизм, с помощью которого государство обязано обеспечить соблюдение прав и свобод человека и гражданина, закрепленных в Конституции РФ».46

Применительно к уголовному судопроизводству он заключается в осуществлении судами правосудия, которые «должны путем точного и неуклонного применения законов… обеспечивать надежную защиту прав и охраняемых законом интересов граждан» (Постановление № 15 Пленума Верховного Суда СССР от 5 декабря 1986 г. «О дальнейшем укреплении законности при осуществлении правосудия»).47

На предварительном расследовании конституционное право на судебную защиту прав и свобод выражается в возможности

  1. Кашепов В. П. Институт судебной защиты прав и свобод граждан и средства ее реализации.// Государство и право, 1998,№2.-С68.

46, Сборник постановлений Пленумов -С.281.

70

обжалования в суд применения ареста и продления срока содержания под стражей обвиняемым, его защитником, законным представителем (ст. 220 (1) УПК) а также возможности вышеуказанных лиц участвовать при рассмотрении судом таких жалоб (ст. 220(2).

В соответствии с принципом судебной защиты прав и свобод по судебному решению применяются заключение под стражу, ограничения прав на неприкосновенность жилища, тайны телефонных, телеграфных переговоров, почтовых отправлений и иных сообщений. В контексте данного принципа обжалованию в суд подлежат отдельные действия и решения должностных лиц, ответственных за производство по делу.

Данное конституционное право нашло свое отражение и в Федеральном законе «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». 4.7 ст. 17 этого акта предоставляет лицам, содержащимся под стражей право обращаться с предложениями, заявлениями и жалобами, в том числе в суд, по вопросу о законности и обоснованности их содержания под стражей и нарушения их законных прав и интересов.

Однако состояние судебной защиты прав и свобод в настоящее время в том виде, в котором она существует, не отвечает потребностям времени, интересам общества и государства: «необходимый механизм эффективной реализации полномочий суда по защите прав и свобод граждан не создан».48

  1. Кашепов В. П. Указ. соч. -С.69.

71

Как отмечалось в заключении по результатам парламентских слушаний «О ходе реализации концептуальных положений судебной реформы в РФ» конституционное право на судебную защиту оказалось под угрозой. Чтобы усилить судебный контроль за соблюдением прав человека, нужно увеличить численность судейского корпуса в 2,5 раза.49

Помимо этого, усиление правозащитной функции судов требует расширения их компетенции, которая применительно к предварительному следствию будет выражена в расширении судебного контроля за предварительным следствием. В проекте УПК РФ роль суда на досудебных стадиях производства по делу значительно увеличена. Так, только суд полномочен принимать решения о применении мер пресечения в виде заключения под стражу; домашнего ареста; продления срока содержания под стражей; помещения подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для проведения судебно-медицинской или судебно- психиатрической экспертизы; производстве осмотра жилого помещения при отсутствии согласия проживающих в нем лиц; производстве обыска и выемки в жилом помещении; производстве личного обыска; наложении ареста на корреспонденцию и выемки ее в почтово-телеграфных учреждениях; наложении ареста на имущество; временном отстранении обвиняемого от должности; контроле телефонных и иных переговоров и т. д. (ч. 2 ст. 29 проекта УПК РФ). Кроме того, суд

  1. Росс, юстиция, 1999, №2.-С. 3-5.

72

правомочен в ходе досудебного производства рассматривать жалобы на решения, действия (бездействие) прокурора, следователя, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а также на иные действия и решения, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию (ч. 3 ст. 29, ч. 1 ст. 125 проекта УПК РФ).

В ходе осуществления судебной реформы все более актуализируется принцип состязательности уголовного судопроизводства. С точки зрения уважения прав личности в уголовном судопроизводстве данный принцип имеет непреходящее значение, поскольку предполагает процессуальное равенство каждой из сторон, одинаковые возможности для отстаивания перед судом своих прав и законных интересов, способствует всестороннему исследованию каждого обстоятельства, доказательства. Рассмотрев нормы, определяющие возвращение судом дела для дополнительного расследования по собственной инициативе, Конституционный Суд РФ постановил, что они не соответствуют принципу состязательности (Ч. 3 ст. 123 Конституции РФ), а также принципам презумпции невиновности (ст. 49), судебной защиты прав и свобод (ч. 1 ст. 46). Кроме того, Конституционный Суд указал, что суд вправе устанавливать виновность лица лишь при условии, если, если доказывают ее органы, осуществляющие уголовное преследование. Норма же ч. 2 ст. 248 УПК, допускающая при отказе прокурора от

73

обвинения осуществление судом обязанностей по обоснованию предъявленного органами расследования обвинения, противоречит принципам презумпции невиновности, беспристрастности судей и состязательности.50 Очевидно, что задачи обеспечения конституционных прав подозреваемого и обвиняемого требуют реализации вышеуказанного Постановления Конституционного Суда РФ на практике и изменения норм УПК в соответствии с Конституцией РФ.

Неоднозначное решение вызывает вопрос о том, распространяется ли предусмотренный ч. 3 ст. 123 Конституции РФ принцип состязательности при осуществлении судопроизводства на досудебные стадии процесса. По мнению одних авторов, на предварительном следствии принцип состязательности отсутствует, поскольку функция обвинения и разрешения дела соединены в одних руках.51 Другие предлагают четко разграничить функции обвинения и защиты на предварительном следствии и субъектов, их осуществляющих, наделить сторону защиты равными со стороной обвинения возможностями в рамках предварительного следствия с целью обеспечения действия принципа состязательности на этой стадии процесса,52 снять надзорные функции с прокурора53 и др. Однако какими бы ни заманчивыми были данные предложения, не следует забывать, что реализация принципа состязательности на предварительном следствии в полном объеме потребует коренной

49, Постановление Конституционного суда РФ от 20 апреля 1999 г. (СЗ. № 17. СТ. 2205).

51 Уголовный процесс. Учебник для Вузов под общей редакцией П. Лупинской.-М. 1995.-С.122.

52 Машовец А. О. Принцип состязательности на предварительном следствии. Автореферат на соискание ученой степени кандидата юридических наук.- Екатеринбург, 1994.-С. 16.

74

ломки сложившихся при производстве по уголовным делам отношений. Разделение функций обвинения и производства по делу предполагает полное перераспределение полномочий органов уголовной юстиции, что требует не только колоссальных материальных, технических, информационных ресурсов, но также и переподготовки кадров, определенного изменения в их правосознании. Очевидно, что общество в данный момент не способно воспринять подобные новации. Более того, обеспечение состязательности с точки зрения равенства процессуальных прав сторон для отстаивания своих интересов возможно лишь при наделении стороны защиты правом по проведению параллельного расследования в полном объеме. Представляется, что реализация данного принципа на предварительном следствии должна выразиться в дальнейшем внедрении отдельных элементов состязательности в этой стадии процесса: укреплении процессуального статуса потерпевшего, обвиняемого, подозреваемого, гражданского истца, гражданского ответчика, расширении полномочий защитника и представителей, усилении судебного контроля за предварительным следствием и т. д. Одним из ключевых принципов, обеспечивающих уважение личности в уголовном судопроизводстве, является конституционный принцип обеспечения обвиняемому и подозреваемому права на защиту. Содержание данного принципа заключается в:

53 Петрухин И. Л. Правосудие: время реформ,-М, 1991.-С 170.

75

  • наделении обвиняемого (подозреваемого) процессуальными правами (право знать, в чем он обвиняется (подозревается), право иметь защитника, право защищаться любыми средствами и способами, не противоречащими закону);
  • возможности пользоваться помощью защитника, который, в свою очередь, наделен рядом процессуальных прав и обязанностей;
  • обязанности должностных лиц обеспечивать обвиняемому реальную возможность защищаться установленными законом средствами.54
  • Важнейшей гарантией права обвиняемого (подозреваемого) на защиту, являющейся одновременно конституционным правом данного участника процесса, является право иметь защитника с момента предъявления обвинения.

Обвиняемый имеет право на свидание наедине и конфиденциально до первого допроса с избранным им или назначенным защитником.

В отличие от следователя или прокурора защитник не вправе собирать доказательства (опрашивать свидетелей, разыскивать предметы и документы, которые могут быть доказательствами по делу и др.), поскольку эта деятельность означает проведение параллельного расследования, что не предусмотрено
действующим

законодательством. Действия защитника по собиранию необходимых материалов носят непроцессуальный характер, а эти материалы становятся доказательствами после того, как они будут приобщены к делу в качестве таковых следователем или прокурором. Очевидно, что

  1. См. например: Право обвиняемого на защиту в социалистическом уголовном процессе. - М..1983.-С.89- 92.

76

сторона защиты располагает меньшими возможностями для собирания доказательств и обоснования ими своих выводов, чем обвинение.

Проблема наделения адвоката правом параллельного расследования вот уже почти десятилетие относится к числу дискуссионных. Одни исследователи выступают за
наделение

55

адвоката таким правом , другие идут еще дальше, предлагая

наделить адвоката возможностью излагать свои доводы в

заключительном акте, составляемом при окончании

предварительного следствия, который вместе с
обвинительным

заключением передается прокурору следователем.56 Аргументы этих

авторов сводятся к необходимости усиления состязательности

предварительного следствия и обеспечения обвиняемому

(подозреваемому) права на защиту путем расширения полномочий

защитника. Как было отмечено И. Л. Петрухиным, если обвинение

«располагает комплексом процессуальных возможностей, то и

защитник должен быть наделен не меньшими, если не большими

возможностями, чтобы опровергнуть обвинение», более того

«установление истины может быть обеспечено лишь при условии, что

аргументы обвинения реально может опровергнуть защита».57

Было высказано и мнение о том, что защитнику следует

предоставить возможность выяснять сведения, необходимые для дела,

непроцессуальным путем, использовать технические
средства,

применяемые при производстве следственных действий (фото-, аудио-,

55 Петрухин И. Л. Правосудие: время реформ.- С. 170.

56 Машовец А. О. Принцип состязательности и его реализация на предварительном следствии. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.-Екатеринбург, 1994. -С. 14.

57 Петрухин И. Л. Правосудие: время реформ.-С. 169-170.

77

видео- и др. технику) за свой счет, а следователь обязан принять выдвинутую адвокатом версию и проверить ее.58 Предлагалось также наделить адвоката определенными правами по осуществлению розыскных действий в случае отказа следователя удовлетворить соответствующее ходатайство адвоката.59

Многие процессуалисты выступают против предоставления адвокату права самостоятельного расследования на предварительном следствии, так как в этом случае функция защиты будет смешиваться не только с функциями следствия, но даже и обвинения, особенно, если собранные адвокатом сведения и вновь открывшиеся обстоятельства противоречат внутренним убеждениям защитника, что в конечном итоге пагубно отразится на интересах обвиняемого.60 В. Джатиев отмечал, что у защитника не должно быть больше прав, чем у его подзащитного (например, право защитника собирать сведения).61 По мнению В. Воскресенского и Ю. Кореневского, проведение следственных действий частными лицами (в рамках предоставления защитнику права параллельного расследования) неприемлемо, даже в присутствии наблюдателя. Они должны осуществляться государственными органами при соблюдении гарантий, так как связаны с ограничением конституционных прав личности и требуют досконально установленной процедуры.62

Леви А. А. Участие защитника на предварительном следствии.// Прокурорская и следственная практика, 1997, №3-С. 130-131.

59 Кашепов В.П. Концепция развития законодательства об уголовном судопроизводстве.// Концепции развития российского законодательства.- М., 1998. - С. 234 - 242 “° Доля Е. А. Проект Общей части УПК РФ: критический анализ.// Государство и право, 1995.-№5.-С.84.

61 Джатиев В.Указ. соч. -С. 17-18.

62 Воскресенский В. Кореневский Ю. Указ. соч. -С.7.

78

На наш взгляд, при решении вопроса о пределах допустимости расширения полномочий защитника следует исходить из того, что деятельность адвоката является важнейшей гарантией охраны прав подозреваемого и обвиняемого, поэтому его правомочия должны быть максимально возможно расширены. С другой стороны, чрезмерное увеличение круга прав защитника (например, права по проведению следственных действий, право излагать свои доводы в заключительном акте, составляемом при окончании предварительного следствия, который вместе с обвинительным заключением предается прокурору и др.), может привести к излишнему усложнению предварительного следствия, неизбежному увеличению его сроков, волоките и отрицательно сказаться на выяснении истины по делу.

Тот объем прав защитника, который установлен действующим законодательством, не отвечает задачам охраны прав личности, однако необоснованное расширение полномочий защитника противоречит задачам борьбы с преступностью. Как верно отмечалось В. Воскресенским, Ю. Кореневским, А. Войковым, защита не должна наделяться правами по ведению параллельного расследования, так как одновременное проведение двух следствий, направленных друг против друга - прямой путь к злоупотреблениям и фальсификациям, поскольку арбитра между ними нет.63 Поэтому при решении вопроса о наделении защитника правами по ведению параллельного расследования следует в равной степени

63 Воскресенский В. Кореневский Ю. Состязательность в уголовном процессе.// Законность, 1995, №7.-С7; Бойков А. Проекты УПК РФ: иллюзии утрачены, надежды остаются.// Законность, 1995,№3,С40.

79

руководствоваться как задачами охраны прав личности, так и задачами борьбы с преступностью.

Понятие «параллельное расследование» на наш взгляд следует рассматривать не в буквальном смысле, и понимать под ним не проведение защитником расследования в интересах подзащитного, а сбор информации, необходимой для осуществлении защиты. В связи с этим расширение прав защитника на предварительном следствии в целях сбора необходимых для обеспечения интересов обвиняемого (подозреваемого) сведений представляется нам необходимым. По мнению автора, защитнику необходимо предоставить права по розыску и предоставлению доказательственных материалов, обеспечивающие его доступ к информации, в частности разыскивать и представлять в качестве доказательств по делу необходимые для защиты материалы: предметы, документы, сведения. Данный вопрос успешно решается проектом УПК РФ. В ч. 3 ст. 86 этого документа указывается, что защитник вправе собирать доказательства путем: получения предметов, документов и иных сведений; опроса частных лиц с их согласия; истребования справок, характеристик, иных документов из организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии; привлекать к участию в деле специалиста (п. 3. ч. 1 ст. 53).

Как справедливо отмечалось И. Л. Петрухиным, параллельное расследование может быть плодотворно, если будет выражено в надлежащих процессуальных формах: требования защитника о проведении следственных действий должны быть обязательны для

80

следователя, защитник должен быть наделен правом участвовать в

нем и получать его протокол.64 Неоднократно высказывалось мнение,

согласно которому следовало бы признать право защитника

участвовать во всех следственных действиях, которые проводятся по

его ходатайству или ходатайству обвиняемого.65

Еще в постановлении Пленума Верховного Суда СССР «О практике

применения судами законов, обеспечивающих право обвиняемого на

защиту» было указано, что в случаях, когда защитник допущен
к

участию в деле с момента предъявления обвинения, он
вправе

присутствовать при производстве следственных действий, выполняемых

не только по ходатайствам защитника или обвиняемого, но и других

следственных действий, если иное не
предусмотрено

законодательством союзных республик.66

Данный вопрос также успешно решается проектом УПК РФ: п. 5 ч. 1 ст. 53 наделяет защитника правом участвовать в производстве следственных действий, проводимых с участием подозреваемого, обвиняемого, а также по его ходатайству, или по ходатайству защитника.

Гарантиями конституционного права на защиту являются не только нормы УПК, но также и нормы Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». Так, согласно, ч.б ст. 17 этого акта находящиеся под стражей обвиняемые и подозреваемые вправе хранить при себе

64 Петрухин И. Л. Правосудие: время реформ.-С41.

65 См. например: Леви А. А. Об участии защитника на предварительном следствии.// Соц. законность, 1987, Jfe4.-C.57. и др.

66 Сборник постановлений Пленумов…-С.136.

81

документы и записи, относящиеся к уголовному делу либо касающиеся вопросов реализации своих прав и законных интересов, за исключением тех документов и записей, которые могут быть использованы в противоправных целях или которые содержат сведения, составляющие государственную или иную охраняемую законом тайну. Ст. 18 данного закона предусматривает

предоставление подозреваемому и обвиняемому с момента задержания свиданий наедине с защитником без ограничения их количества и продолжительности, а ч.1 ст. 17 и ст. 20 регламентируют право содержащихся под стражей вести переписку.

Ряд принципов уголовного судопроизводства определен непосредственно УПК; публичность (ст. 3 УПК); всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств дела (ст. 20 УПК); оценка доказательств по внутреннему убеждению (ст. 71 УПК). В силу принципа публичности охрана прав граждан при производстве по уголовным делам не является лишь их частным делом, а возлагается на государственные органы, ответственные за производство по уголовному делу. Все полномочные органы при выполнении своих функций обязаны применять все законодательные средства и совершать все предусмотренные законом действия, чтобы обеспечивать охрану прав всех участников уголовного судопроизводства. Как было верно отмечено авторами работы «Совершенствование уголовно-процессуального законодательства и охрана прав личности», в силу принципа публичности соответствующие
должностные лица и государственные органы

82

должны проводить охрану прав участников уголовного судопроизводства по своей инициативе. И от того, в каком объеме, на каком профессиональном, этическом, культурном уровне эти действия, вытекающие из принципа публичности, будут осуществлены - зависит реализация конституционных прав и свобод участников уголовного судопроизводства.67

Принцип всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела служит задачам охраны интересов участников уголовного судопроизводства, обязывая орган дознания, следователя, прокурора, суд выявлять помимо уличающих оправдывающие и смягчающие ответственность подозреваемого и обвиняемого обстоятельства, запрещая перелагать обязанность показывания на обвиняемого и домогаться его показаний путем насилия, угроз, иных незаконных мер.

Принципы уголовного судопроизводства тесно взаимосвязаны с принципами соответствующей материальной отрасли - уголовного права. Нормы уголовно-процессуального законодательства, представляя собой форму реализации уголовно-правовых норм, регламентируют осуществление общих принципов уголовной политики РФ посредством принципов уголовного судопроизводства. Единое содержание имеет принцип законности в уголовном праве и процессе. Сущность данного принципа заключается в том, что борьба с преступностью, привлечение к уголовной ответственности конкретного лица, совершившего общественно опасное деяние, и

67 Указ. Соч. Киев, 1983. -С. 84.

83

применение к нему при необходимости принудительных мер (мер уголовно-процессуального принуждения, наказания, принудительных мер медицинского характера) осуществляются только в рамках закона и в полном соответствии с ним.

Принцип равенства всех перед законом (ст. 4 УК, ст. 14 УПК) действует в уголовном праве и процессе, как и во всех других сферах общественной жизни. Применительно к сфере уголовной юстиции он проявляется в равной, независимо от имущественного и должностного положения, пола, расовой и национальной принадлежности, образования, языка, вероисповедания, убеждений и других факторов, обязанности подчиняться уголовному и уголовно- процессуальному закону и нести равную ответственность за его нарушение.

Принцип справедливости не нашел своего непосредственного отражения в уголовно-процессуальном законодательстве, однако «его значение аналогично принципу всесторонности, полноты и объективности при производстве по уголовным делам».68 Кроме того, как было верно отмечено 3. А. Бербешкиной, «право гарантирует равенство всех перед законом и равенство закона для всех, выступая как реальное выражение справедливости».69

Принцип справедливости, заключающийся в возможности привлечения к уголовной ответственности только на убедительных, доказанных и полностью соответствующих закону обстоятельствах и соответствующих характеру общественно опасного деяния
и

68 Нажимов В. П. Справедливость как принцип правосудия и важнейшее средство приговора в СССР. // Принцип справедливости при производстве по уголовным делам.-Калининград, 1989.-С. 9.

84

личности виновного (ст. 6 УК) координируется с принципом презумпции невиновности, согласно которому лицо считается невиновным до тех пор, пока его вина не доказана в предусмотренном законом порядке.

Важнейшим принципом уголовного права, впервые появившимся в новом УК РФ, является принцип гуманизма. В соответствии с данным принципом строится все уголовно-процессуальное законодательство. Его сущность заключается в гуманности (человечности) всех действий и решений органов уголовной юстиции в отношении потерпевших от преступлений, привлекаемых к уголовной ответственности и других лиц, вовлеченных в деятельность вышеуказанных органов.

Согласно данному принципу, уголовное законодательство обеспечивает безопасность человека (наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицам, совершившим преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства - ст.7 УК). В этой части он соответствует уголовно- процессуальному принципу уважения чести и достоинства личности при производстве по уголовным делам.

Некоторые исследователи вполне справедливо отмечают, что принцип гуманизма присущ не только уголовному праву, но и праву уголовно-процессуальному. Так, С. Прокофьева, пишет о том, что принцип гуманизма уголовного судопроизводства заключается в требовании решения задач правосудия и расследования преступлений

69 Бербешкина 3. А. Справедливость как социально-философская категория.-М., 1983.-С. 93.

85

нравственными методами, которые предусматривают построение взаимоотношений между участниками уголовного процесса на основе уважения, охраны и соблюдения прав, свобод и законных интересов личности. Степень же гуманности государства к участникам уголовного процесса определяется тем, насколько действующее законодательство предоставило им возможность знать о состоянии и движении уголовного дела, насколько активно и самостоятельно они могут участвовать в уголовно-процессуальной деятельности и насколько реально могут защищать свои права и законные интересы.70

Анализируя идеи об уважении личности в уголовном судопроизводстве в контексте принципов уголовного судопроизводства, нельзя не прийти к выводу о том, что уважение личности по существу является общеправовым положением, имеющим универсальный характер, распространяющимся на всех участников общественных отношений, вовлеченных в орбиту уголовного судопроизводства, а также на все процессуальные действия и решения во всех стадиях уголовного судопроизводства. Положение об уважении личности имеет по сути дела характер конституционной обязанности, определяет построение и содержание всех форм и институтов уголовного судопроизводства, является нормой общего и руководящего значения, и должно стать принципом уголовного судопроизводства. Принцип уважения личности, ее прав и свобод при производстве по уголовным делам должен занять одно из ведущих мест в системе других
принципов уголовного

70 Прокофьева С. М. Гуманистические начала уголовного судопроизводства. Диссертация на соискание ученой степени кандидиата юридических наук. -СПб, 1999.- СП.

86

судопроизводства: законности, охраны чести и достоинства личности, обеспечения права обвиняемого (подозреваемого)
на защиту, презумпции невиновности, публичности (охрана прав личности не является лишь частным делом, а вменена в
обязанность государственным органам и должностным
лицам, ведущим производство по делу) и др. Принцип уважения личности, ее прав и свобод при производстве по уголовным делам как основополагающий должен быть закреплен в уголовно- процессуальном законодательстве. В отдельных нормативно- правовых актах, регламентирующих деятельность лиц, ответственных за производство по уголовному делу,
данный принцип уже предусмотрен. Так в соответствии с
Положением об органах предварительного следствия в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации (утв. Указом Президента РФ от 23 ноября 1998 г. N 1422) отмечено, что
деятельность органов предварительного следствия осуществляется в соответствии с принципами уважения прав и свобод человека и гражданина, законности, гуманизма, презумпции невиновности.

В проекте нового уголовно-процессуального законодательства положения об уважении личности, ее прав и свобод, чести и достоинства нашли свое отражение в виде двух принципов: принципа уважения чести и достоинства личности (ст. 9) и принципа охраны прав и свобод личности в уголовном судопроизводстве. На наш взгляд, содержание этих принципов тесно взаимосвязано и подчинено общей идее - идее уважения личности, что могло бы послужить основанием

87

для объединения данных положений в один принцип -
принцип уважения личности при производстве по уголовным делам.

Глава 2.

Уголовно-процессуальные гарантии принципа уважения прав

личности в стадии предварительного расследования.

Данная глава посвящена исследованию уголовно-процессуальных гарантий уважения личности на предварительном расследовании. В качестве наиболее важных гарантий рассматриваются права и обязанности должностных лиц, ведущих производство по делу, обеспечивающих в конечном итоге режим уважения личности в уголовном судопроизводстве.

  1. Правовое регулирование уважения прав участников уголовного судопроизводства в стадии предварительного

расследования.

Правовую основу института уважения личности, ее прав и свобод в уголовном судопроизводстве составляют нормы международно-

88

правовых актов, определяющие основы положения личности в уголовном судопроизводстве, и основанные на международных стандартах положения Конституции РФ, посвященные данным вопросам.

Конституция РФ исходит из того, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения (ч. 2 ст. 17). Это означает, что государство не «дарует» человеку его права и свободы, а, уважая и соблюдая принадлежащие человеку от рождения права, закрепляет их в нормативно-правовых актах и предусматривает меры по их реальному обеспечению и защите.

Провозглашая права и свободы человека и гражданина непосредственно действующими, определяющими смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления, государство обеспечивает их правосудием (ст. 18 Конституции РФ).

Конституция РФ на первый план выдвигает задачи охраны прав и свобод личности, гарантируя государственную (ч. 1 ст. 45), судебную (ч.1 ст. 46) защиту, а также возможность межгосударственной (ч. 3 ст. 46) защиты прав и свобод

Определяя правовое положение личности, Конституция РФ, ориентируются на разработанные мировым сообществом стандарты в области прав человека, содержащиеся в отдельных статьях Всеобщей Декларации прав человека, Международного Пакта о гражданских и политических правах, Факультативного протокола к этому Пакту, Минимальных стандартных правилах
обращения с заключенными,

89

Декларации о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство обращения и наказания, Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых любой форме задержания или тюремного заключения, Минимальных стандартных правилах ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, Итоговых документах семинаров и совещаний по защите прав человека в уголовном процессе и др.

Кроме того, аналогичные нормы содержатся в ряде региональных актов (в частности для России и других европейских стран - это Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, Итоговые документы встреч и совещаний представителей государств-участников СБСЕ).

К наиболее важным нормам, определяющим идеи уважения личности в уголовном судопроизводстве и права лиц, вовлеченных в орбиту уголовно-процессуальной деятельности, нашедшим свое отражение в Конституции РФ относятся:

• равенство всех перед законом и судом, независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (ст. 19 Конституции РФ).

• право на жизнь (п. 1 ст. 6 Международного Пакта о гражданских и политических правах, ст. 20 Конституции РФ)

• право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 3 Всеобщей Декларации прав человека, ст. 9 Международного

90

Пакта о гражданских и политических правах, ст. 5 Европейской Конвенции, ст.22 Конституции РФ)

презумпция невиновности (ст. 11 Всеобщей Декларации прав человека, ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах, ст.6 Европейской Конвенции, ст.49 Конституции РФ)

право на защиту (ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах, ст.6 Европейской Конвенции, ст.48 Конституции РФ)

право на достойное обращение (ст. 5 Всеобщей Декларации прав человека, ст. 7 Международного Пакта о гражданских и политических правах, ст.З Европейской Конвенции, ст.21 Конституции РФ)

неприкосновенность частной жизни, охрана личной и семейной тайны, тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных, и иных сообщений (ст. 12 Всеобщей Декларации прав человека, ст. 17 Международного Пакта о гражданских и политических правах, ст.8 Европейской Конвенции, ст.23 Конституции РФ)

неприкосновенность жилища (ст. 25 Конституции РФ)

право пользоваться родным языком (ч. 2 ст. 26 Конституции РФ);

судебная защита прав и свобод (ст. 14 Пакта о гражданских и политических правах, ст.5.4 Европейской Конвенции, ст.
5.15

91

Документа Копенгагенского совещания Конференции
по человеческому измерению СБСЕ, ст.46 Конституции РФ)

• возможность каждого обращаться в соответствии с международными договорами Российской Федерации в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты (ст. 46 Конституции РФ)

• возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями органов власти или должностных лиц (ст. 9.5 Пакта о гражданских и политических правах, ст.5.6 Европейской Конвенции, ст. 53 Конституции РФ);

• защита прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью, обеспечение потерпевшим доступа к правосудию и компенсации причиненного ущерба (п.”а” п. 3 ст. 2 Международного пакта о гражданских и политических правах, Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью, ст. 52 Конституции РФ)

• государственная защита прав и свобод, право на защиту своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом (ст. 45 Конституции РФ);

• право не свидетельствовать против себя самого своего супруга и близких родственников (ст. 14.3 Международного Пакта о гражданских и политических правах, ст.51 Конституции РФ).

Конституционные положения об уважении личности применительно к уголовному судопроизводству закрепляются в уголовно-

92

процессуальном законодательстве. Законодатель их дополняет и детализирует, конкретизируя конституционные нормы применительно к специфике уголовного судопроизводства. Так, например, предусмотренное ст. 48 Конституцией РФ право на защиту детализировано в ст. 46-52 УПК РСФСР, где четко оговорены вопросы участия защитника на предварительном следствии, его приглашение, назначение и замена, права и обязанности защитника, а также собственные права обвиняемого, являющиеся составляющими права на защиту (право знать, в чем он обвиняется и давать объяснения по предъявленному обвинению и др.). Конституцией РФ предусмотрена возможность ограничения прав и свобод человека и гражданина федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55).

Поэтому в отдельных случаях конституционные права обвиняемого ограничиваются нормами уголовно- процессуального

законодательства, которые предусматривают
механизм

правомерного ограничения некоторых прав и свобод. Так, например, право на свободу и личную неприкосновенность предполагает возможность его ограничения применительно к обвиняемому, подозреваемому, а в отдельных случаях - и к потерпевшему и свидетелю (в случаях принудительного направления данных лиц на экспертизу, когда ее производство обязательно - ст. 79 УПК). В

93

данном случае порядок применения процессуально- принудительных мер их санкционирование прокурором либо судом, четкие основания их применения выступают в качестве гарантий против неправомерного и необоснованного ограничения прав участников уголовного судопроизводства.

Гарантирование прав участников уголовного судопроизводства на предварительном следствии осуществляется всей системой уголовно-процессуальных норм, но степень отражения конституционных норм в УПК различна. Конституционные положения могут быть прямо и непосредственно выражены в уголовно-процессуальном законодательстве (право на защиту, право обжаловать действие и решение должностных лиц) либо выражаться опосредованно (например, право на неприкосновенность жилища). Некоторые конституционные нормы, не будучи закреплены текстуально, зачастую находят свое отражение в УПК в виде общих направлений деятельности, пределов допустимости тех или иных действий (например, право на достойное обращение).

В некоторых случаях нормы Конституции действуют напрямую, минуя УПК. Пленум Верховного Суда РФ (Постановление №8 Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия») рекомендовал судам «во всех необходимых случаях применять Конституцию РФ в качестве акта прямого действия.» В частности, Конституция РФ применяется непосредственно в случае, когда закрепленные в ней положения «не требуют
дополнительной

94

регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения».71

Но далеко не все положения Конституции РФ в случаях, указанных Пленумом, могут быть применены в силу того, что нормы Основного закона зачастую носят декларативный характер, а механизм их реализации отсутствует (к таковым, например, следует отнести конституционное право на достойное обращение).

Это означает, что далеко не все положения Конституции РФ получают достаточное выражение в уголовно-процессуальном законодательстве.

Другая причина, препятствующая претворению конституционных норм об уважении прав и свобод человека в жизнь, - несоответствие уголовно-процессуального законодательства Основному закону в части, определяющей ограничение отдельных прав граждан

(санкционирование арестов, задержание по подозрению в совершении преступления и др.) при наличии положения ч.б 2 раздела Конституции о сохранении прежнего порядка ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления.

Для решения важнейшей задачи укрепления правовой основы уважения личности в уголовном судопроизводстве необходимо привести действующее законодательство в соответствие с Конституцией РФ путем устранения имеющихся в УПК противоречий Основному закону.

71 Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам.-М., 1997. -С.529.

95

В процессуальном законодательстве должны быть предусмотрены конкретные, необходимые и достаточные гарантии уважения прав личности, вытекающие из конституционных положений, а также механизм их реализации.

Прежде всего, это должно выразиться в дополнении Общей части УПК рядом положений, зафиксированных в главе 2 Конституции РФ, которые являются по существу принципами уголовного процесса (принципы презумпции невиновности, уважения и охраны прав и свобод граждан при производстве по уголовным делам, уважения чести и достоинства личности, судебной защиты прав и свобод граждан, свидетельского иммунитета).

В контексте этих принципов такие конституционные права как право на достойное обращение, право на возмещение ущерба, причиненного преступлением, право не свидетельствовать против себя, своего супруга и близких родственников, право на судебную защиту прав и свобод личности должны быть:

• продублированы в уголовно-процессуальном законодательстве аналогично тому, как это сделано в отношении права на защиту, права обжалования действий и решений должностных лиц и др. • • гарантированы системой других процессуальных норм в виде процессуальных процедур реализации этих прав, предусматривающих момент возникновения того или иного права, порядок их осуществления, обязанности должностных лиц по их разъяснению и обеспечению, порядок восстановления нарушенных прав. •

96

В связи с этим встает вопрос о наличии у участников уголовного процесса достаточных нормативных и реальных возможностей для осуществления и защиты своих конституционных прав. В качестве таких возможностей выступают гарантии этих прав.

Гарантии прав личности традиционно подразделяют на экономические, политические, идеологические, юридические и др. Уголовно-процессуальные гарантии прав участников
уголовного судопроизводства представляют собой разновидность юридических гарантий прав личности, придают этим правам и
обязанностям реально действующий характер. Вопрос о процессуальных гарантиях личности в юридической науке не получил однозначного разрешения. Под процессуальными гарантиями прав лиц, участвующих в деле, по мнению С. А. Голунского, следует понимать формы судебной деятельности.72

Н.Н.Полянский видел в качестве гарантий средства преду- преждения необоснованного осуждения и наказания невиновных.73

М.С.Строгович различал процессуальные гарантии прав личности как “ установленные законом средства и способы, при помощи которых граждане имеют реальную возможность полно и беспрепятственно использовать свои права, защищать свои законные интересы, а также установленные законом положения, которые обязывают соответствующие органы и должностные лица оберегать права граждан

72 Голунский C.A. Основные понятия учения о суде и правосудии . - Ашхабад: ВЮА, 1943. - C.17.

73 Полянский H.H, Судьба процессуальных гарантий личной свободы во Франции. - М.: Изд- во АН СССР. -1946. -C.3.

97

от посягательств, разъяснять гражданам их права, создавать условия, благоприятные для осуществления этих прав” ,74

Э.Ф.Куцова уголовно-процессуальные гарантии определяет как средства, предусмотренные нормами уголовно-процессуального права, служащие обеспечению возможности осуществления, защите прав и свобод, законных интересов граждан, участвующих в уголовном процессе.75

Аналогичную позицию по вопросам определения гарантий прав в качестве средств и способов обеспечения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства занимали также А. С. Кобликов, А. В. Малько, В. А. Стремовский, Т. Н. Добровольская и др.76

Другие авторы рассматривали гарантии прав личности в более широком смысле. Так, например, Я. О. Мотовиловкер полагал, что все нормы права носят гарантийный характер, и в этом смысле вся система уголовного судопроизводства является системой процессуальных гарантий.77 Аналогичную позицию занимала и
В. И. Каминская

Строгович М.С Уголовный процесс. - М., 1946. -C.14-15.; Он же: Сущность процессуальных гарантий // Избранные труды в 3-х томах. - Т.2. - М., 1992. -С.127-128.

75 Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. - М.,1972. - С.8.

См. например: Кобликов А.С. Судебная власть и процессуальные гарантии // Вестник Верховного Суда СССР. -1991. - №8. - С.26; Малько А.В. Об ограничениях прав и свобод человека и гражданина в проекте Конституции РФ // Государство и право. -1993. - №3. - С.99; Стремовский В. А. Участники предварительного следствия,- Ростов, 1966.- С. 28; Добровольская Т. H. Гарантии прав граждан в уголовном судопроизводстве. // Советское государство и право, 1980, №2.-С. 36. и др.

  1. Мотовиловкер Я. О. О гарантии интересов личности и правосудия. // Советское государство и право, 1974.-№5.-С. 16.

98

определяя совокупность процессуальных норм в качестве системы процессуальных гарантий.78

Ряд исследователей в понятие гарантий прав личности в уголовном судопроизводстве включают деятельность различных субъектов уголовного судопроизводства, обеспечивающих реализацию прав участников уголовного судопроизводства.

Так, Е.Г. Мартынчик определяет процессуальные гарантии прав обвиняемого как закрепленные в правовых нормах средства… а также основанную на законе деятельность органов предварительного следствия, прокуратуры, суда и защитника по реализации прав обвиняемого на всех стадиях уголовного процесса”.79

Л. А. Кротова рассматривает гарантии в качестве осуществления определенными субъектами уголовного судопроизводства

содержащихся в нормах уголовно-процессуального права предписаний.80

В. 3. Лукашевич включает в понятие уголовно-процессуальных гарантий деятельность защитника, оказывающего обвиняемому необходимую юридическую помощь.81

  1. Каминская В. И. В чем значение уголовно-процессуальных гарантий в советском уголовном процессе. // Советское государство и право, 1950, №5.

79 Мартынчик Е.Г. Гарантии прав обвиняемого в советском уголовном процессе. Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - М., 1968. - C.4.

80 Кротова Л.А. Процессуальные гарантии достижения задач уголовного судопроизводства. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - Казань, 1982. -C.13.

81 Лукашевич В.З. Гарантии прав обвиняемого в стадиях предварительного расследования и предания суду. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. - Л., 1967.-C.3.

99

С. А. Александров определяет процессуальные гарантии как совокупность уголовно-процессуальных норм в единстве с деятельностью по претворению их в жизнь.82

Отнесение к процессуальным гарантиям не только правовых предписаний, служащих обеспечению прав и законных интересов личности, но и основанной на нормах процессуального права деятельности органов расследования, суда, защитника по реализации этих предписаний представляется нам необоснованным.

В этом вопросе следует поддержать позицию тех авторов (Э. Ф. Куцова, Т. Н. Добровольская)83, которые предостерегают о недопустимости отождествления процессуальных гарантий с деятельностью субъектов уголовно-процессуального права, поскольку гарантии реализуются в этой деятельности.

Действительно, в основе деятельности субъектов уголовного процесса лежат правовые нормы, в соответствии с которыми суд, следователь, прокурор, защитник и др. выполняют свои обязанности, также закрепленные правовыми нормами.

Вместе с тем, процессуальными гарантиями участников процесса могут считаться лишь предписания, содержащиеся в уголовно- процессуальных нормах, но не деятельность субъектов
уголовного

82 Александров СА. Содержание, система и развитие уголовно-процессуальных гарантий. // Вопросы криминологии, уголовного права и уголовного процесса. Труды Горьковской высшей школы МВД. Вып. 2.-Горький, 1974.-C. 53.

8 Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. - М.,1972. - С. 12-13;

Добровольская Т. H. Гарантии прав граждан в уголовном судопроизводстве. // Советское государство

и право, 1980, №2.-С 36 и др.

100

судопроизводства, поскольку процессуальные гарантии
лишь реализуются в этой деятельности.

Кроме того, далеко не всякая деятельность субъектов уголовного судопроизводства может являться гарантией прав обвиняемого, поскольку не все действия и решения лиц, ответственных за производство по делу, служат задачам охраны интересов участников процесса и являются средством защиты его прав. В первую очередь это относится к противоправным действиям следователя, прокурора, суда.

В последнее десятилетие участились случаи неисполнения и прямого нарушения должностными лицами, ответственными за производство по делу, норм уголовно-процессуального права, в том числе и определяющих права участников уголовного судопроизводства. Одним из наиболее часто встречающихся оснований направления дел на дополнительное расследование и отмены приговора является нарушение прав участников процесса органами предварительного расследования и судом.84

В деятельности субъектов уголовного судопроизводства либо реализуются процессуальные гарантии прав отдельных участников процесса, либо они не реализуются и действия должностных лиц создают препятствия для реализации гарантий данных участников процесса. Следовательно, деятельность субъектов уголовного судопроизводства не может рассматриваться в качестве процессуальной гарантии, а является всего лишь средством

84 Бюллетень Верховного Суда РФ (далее - БВС): 1993 №1, C.11;1993, №6, с.7; 1993 , № 10, с.5 1994 ; №1, с.7 ; 1994 , №2, с.7 ;1994; №б;с.7; 1994, №6, с.9; 1994, №9, с. 7;1994, №11, с.6; 1994; №12, С.13; 1995;№2, с .8 ; 1995 ,№1, с.14; 1995, №4, с.9, №6, с.14;1995, №9, с.10; 1995 , №>9,с.П; 1996,Ке6, с.14; 1996 , №6, с.8; 1996 ;№2, с.11; 1997№3,с.11 ; 1997,№4,с.16;1997)№51с.14;1997,№11,с.13;1997)№12,с.11;1997,№12,с.5;1997,№12,с.5идр.

101

реализации гарантий прав участников уголовного судопроизводства, и то, лишь в том случае, когда не противоречит правовым предписаниям.

По отношению к юридическим гарантиям участников судопроизводства процессуальная деятельность выступает как следствие исполнения норм процессуального закона. Гарантии и деятельность можно представить как содержание и форму. При этом процессуальные гарантии будут выступать как содержание, а деятельность - как один из способов их реализации.

П. Е. Кондратов определял уголовно-процессуальные гарантии как обладающие политической значимостью и всеобщим характером действия правовые средства, которые будучи закрепленными в нормах права и имея в качестве предмета своего воздействия четко определенный интерес этого участника процесса, обеспечивают его реализацию, защиту и восстановление в случае нарушения. Он отмечал, что от правовых гарантий следует отличать не только средства и способы их реализации (деятельность участников процесса, осуществляющих свои права и исполняющих обязанности), но также и правовые формы их закрепления (статьи законодательства). В качестве гарантий автор называл права и обязанности участников процесса, уголовно-процессуальную форму и процессуальные санкции.85

С такой позицией в части разграничения правовых норм и гарантий прав обвиняемого в уголовном судопроизводстве трудно согласиться.

84, Кондратов П. Е. Гарантии интересов обвиняемого как фактор, определяющий формирование и осуществление советской уголовной политики. // Гарантии прав личности в советском уголовном процессе.- Ярославль, 1981.-С. 47.

102

Во-первых, процессуальные санкции и уголовно-процессуальная форма существуют не сами по себе как отдельная субстанция, а только в рамках правовых норм. Так, не существует абстрактного ареста, процедуры обжалования и т. д., а существуют арест, предусмотренный статьями УПК и обжалование, регламентированное уголовно-процессуальными нормами. И если отдельные права, относящиеся к категории естественных прав и свобод (право на жизнь, право на свободу и личную неприкосновенность и др.) могут принадлежать личности в силу его рождения человеком, существовать объективно, независимо от того, декларирует их государство или нет, то процессуальная форма и т.п. могут иметь место только в рамках статей законодательства.

Во-вторых, автор не включает в содержание гарантий участников уголовного судопроизводства нормы-принципы уголовного

судопроизводства, которые, на наш взгляд, являются первостепенными гарантиями. Необоснованное исключение из числа гарантий таких принципов как презумпция невиновности, состязательность, гласность, объективность, полнота и всесторонность исследования и др. представляется нам недопустимым.

На основе рассмотренного, на наш взгляд, следует определить процессуальные гарантии прав участников уголовного судопроизводства как систему закрепленных правовыми нормами средств, обеспечивающих уважение чести и достоинства личности, реализацию прав и свобод человека в уголовном судопроизводстве,

103

защиту, восстановление этих прав в случае нарушения, а также охрану законных интересов.

Сущность же гарантий прав участников процесса заключается в создании объективных условий и реальных предпосылок для обеспечения их прав и законных интересов.

Ценность процессуальных гарантий как правовых положений заключается в том, что они предусмотрены уголовно-процессуальным законом и обязательны к исполнению надлежащими субъектами.

Задачами процессуальных гарантий личности являются охрана, защита субъективных прав и законных интересов участников процесса в уголовном судопроизводстве, обеспечение реальности прав и их восстановление в случае нарушения.

Такой взгляд на правовую природу процессуальных гарантий прав участников уголовного судопроизводства представляет собой основу для определения круга этих гарантий и их содержания.

К процессуальным гарантиям прав участников уголовного судопроизводства на предварительном следствии, по мнению автора, следует отнести: 1. Права субъектов уголовно-процессуальной деятельности, приобретающие статус гарантий личности, обеспечивающие в ряде # случаев возможность осуществления прав иных
участников

уголовного судопроизводства. В первую очередь это - права должностных лиц, ответственных за производство по делу (право освободить в определенных случаях обвиняемого от оплаты юридической помощи
полностью или частично (ч. 7 ст. 47 УПК

104

РСФСР) и др.), права защитника и представителя,
реализация

которых направлена на защиту интересов обвиняемого,

подозреваемого, потерпевшего. В определенных случаях в качестве

гарантий отдельных прав участников процесса выступают другие его

права (например, права обвиняемого знать, в чем он обвиняется,

иметь защитника выступают гарантиями права обвиняемого на

защиту);

  1. Закрепленные в законе обязанности субъектов
    уголовного

судопроизводства, направленные на охрану законных
интересов

участников уголовного судопроизводства. К ним относятся обязанности

должностных лиц, направленные на разъяснение и обеспечение
прав

участникам процесса, обязанности защитника по осуществлению взятой

на себя защиты обвиняемого и подозреваемого.
Характер

процессуальных гарантий могут приобретать и обязанности свидетеля,

специалиста, эксперта, поскольку от их добросовестности зависит в

определенных случаях справедливое разрешение дела.

Учитывая сущность процессуальных гарантий, к их числу следует отнести и обязанности подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего. Гарантийный характер обязанностей, по нашему мнению, может выражаться в том, что осведомленность об обязанностях и их соблюдение предупреждает возможность применения к ним процессуально-принудительных мер.

  1. Уголовно - процессуальную форму, определяющую порядок производства в целом или отдельных процессуальных действий и создающую детально урегулированный, обязательный для
    всех

105

участников режим производства по уголовному делу, соответствующий задачам и принципам уголовного судопроизводства;

  1. Институты уголовно - процессуального права, позволяющие участникам уголовного судопроизводства осуществлять свои права и добиваться восстановления законных интересов (институт обжалования, судебной проверки законности и обоснованности заключения под стражу, институт представительства, институт защиты и др.)

  2. Принципы уголовного судопроизводства, закрепляющие основы положения личности в процессе.

Подводя итоги вышесказанному следует отметить, что для решения важнейшей задачи укрепления правовой основы уважения личности в уголовном судопроизводстве необходимо привести действующее законодательство в соответствие с Конституцией РФ. Это должно быть осуществлено путем незамедлительного принятия нового уголовно-процессуального законодательства, которое будет строго соответствовать положениям Основного закона.

В процессуальном законодательстве должны быть предусмотрены конкретные, необходимые и достаточные гарантии уважения прав личности, вытекающие из конституционных положений, а также механизм их реализации.

106

  1. Реализация положений об уважении личности в деятельности

органов уголовной юстиции

Гарантии уважения прав участников уголовного судопроизводства, предусмотренные законодательством, реализуются посредством деятельности отдельных субъектов уголовно-процессуальных правоотношений, участвующих в стадии
предварительного

расследования.

Субъектами реализации гарантий прав обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего на предварительном расследовании являются те субъекты правоотношений, чьи функции прямо либо косвенно связаны с созданием условий для осуществления этими участниками процесса своих прав и защиты законных интересов.

В силу специфики настоящей работы наибольший интерес для исследования представляют органы государства и должностные лица, осуществляющие производство по делу и отвечающие за его правильный ход.

Закон возлагает на суд, прокурора, следователя и лицо, проводящие дознание обязанность разъяснить участвующим в деле лицам их права и обеспечить возможность осуществления этих прав (ст.58 УПК).

Как верно отмечал В. С. Шадрин, обеспечение прав личности охватывает все формы благоприятствования участникам уголовного судопроизводства в осуществлении их прав:

107

  • информирование лица об обладании правами и их разъяснение;
  • создание необходимых условий для полноценной реализации этих прав;
  • охрана прав от нарушений;
  • защита прав;
  • восстановление нарушенных прав.86
  • Однако, как отмечалось в аналитическом докладе НИИ проблем

укрепления законности и правопорядка при Генеральной Прокуратуре

РФ «Состояние законности в РФ (1996-1997 г.)»
«вполне

современные законы срабатывают далеко не в полной мере, и это

связано с культурой правоприменения, уровнем профессиональной

компетентности … сотрудников правоохранительных органов». 87

Нельзя не согласиться с В. Божьевым, который считает, что

реализация гражданами процессуальных прав зависит скорее не от их

личного усмотрения, а от степени участия органов государства и

должностных лиц, ведущих производство по делу, в
процессе

реализации этих прав, которые либо обеспечивают возможность для их

осуществления, либо препятствуют этому и тем самым нарушают эти

права.88

Об этом свидетельствуют многочисленные случаи из следственной и судебной практики.

По данным НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ в 1996 г. было подано 6 368 жалоб на

w Шадрин В. С. Указ. Соч. -С. 41-42.

87 Состояние законности в РФ (1996-1997 г.) Аналитический доклад НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной Прокуратуре.-М., 1998. -С. 4

88 Божьев В. Уголовно-процессуальные правоотношения.-М.,1975.-С.157-158.

108

незаконные методы расследования, из них удовлетворено - 6,5%, в 1997 г. - 6 661 жалоба, из них удовлетворено - 7,5 %. В 1997 г. за порочащие поступки из органов прокуратуры было уволено 28 следователей, возбуждены уголовные дела в отношении 54 работников прокуратуры, в 1999 г. привлечено к уголовной ответственности 24 сотрудника, за порочащие поступки уволено 53 сотрудника.89

Очевидно, что права и законные интересы участников уголовного судопроизводства могут быть обеспечены посредством не только процессуальных гарантий, но в их совокупности с другими видами гарантий, в качестве которых выступают высокий профессионализм сотрудников органов внутренних дел, прокуратур, их личная ответственность, высокие моральные качества.

К числу важнейших гарантий, обеспечивающих права и свободы участников уголовного судопроизводства, являются обязанности должностных лиц, ведущих производство по делу. Следует отметить, что их основной обязанностью в самом широком смысле этого слова является соблюдение норм уголовно - процессуального законодательства. Соблюдая и исполняя нормы, определяющие механизм реализации гарантий потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого и других участников процесса, должностные лица тем самым создают условия для их осуществления, обеспечивают реально действующий характер этих прав.

Состояние законности в РФ (1996-1997 г.) Аналитический доклад НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной Прокуратуре.-М., 1998. -С. 72; Состояние законности в РФ (1998-1999 г.) Аналитический доклад НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной Прокуратуре.-М., 2000. -С 54.

109

Неисполнение же должностными лицами уголовно-процессуальных норм влечет за собой нарушение прав участников уголовного судопроизводства.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ как

«

кассационная инстанция вынесла определение по
делу

Шляхтенкова, оставив без изменения определение о направлении

дела на дополнительное расследование на основании того, что при

объявлении постановления о привлечении в качестве обвиняемого

следователь в нарушение требований ст. 148 УПК РСФСР не

удостоверил предъявленное обвинение своей подписью, что

является существенным нарушением уголовно - процессуального

закона.90

В отдельных случаях ненадлежащее исполнение органом дознания,

следователем, прокурором обязанностей по исполнению норм УПК

препятствует осуществлению отдельных прав участников уголовного

судопроизводства.

Так, например, нечеткое и неконкретное обвинение лишает

обвиняемого возможности полноценно осуществить конституционное

право на защиту.

Верховным Судом РФ в порядке надзора был отменен приговор

  • Михайловского районного суда Рязанской области в отношении
    X.,

К., и X., поскольку органами предварительного следствия были

нарушены требования ст. ст. 144 и 205 УПК РСФСР: обвинение

БВС, 1997,№4.-С.]б.

но

предъявлено неконкретно, не указаны важнейшие обстоятельства, имеющие значение для квалификации действий обвиняемых. 91 Основанием отмены приговора Останкинского межмуниципального суда г. Москвы в отношении Ф. и Щ. стал факт неуказания органами предварительного следствия в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого конкретных норм уголовного закона (части, пункта), по которым квалифицированы действия обвиняемых.92 Таким образом, обязанность должностных лиц, ведущих производство по делу, по соблюдению и исполнению норм уголовно- процессуального законодательства, является общей гарантией уважения всей совокупности прав участников уголовного судопроизводства.

Гарантиями осуществления отдельных прав и свобод участников процесса являются конкретные обязанности следователя военной прокуратуры, военного прокурора, лица, производящего дознание. Как правило, большинство обязанностей должностных лиц носят общий характер и относятся к доказыванию, производству следственных действий, применению мер пресечения и т.д. Некоторые из этих обязанностей распространяются на все предварительное следствие, носят универсальный характер, и имеют немалое значение для обеспечения прав и свобод участников уголовного судопроизводства.

К таковым относится, например, обязанность
следователя мотивировать принимаемые решения. Она проходит красной нитью

91БВС,2000,№10.-С. 18. ^БВСгООО.ХаЮ.-С. 18.

Ill

через весь УПК, отражаясь в статьях 92, 131,133,137,138,143,153,168

и др. Как верно отмечалось Э.Ф.Куцовой, значение обязанности

следователя мотивировать принимаемые решения заключается в

том, что она содействует возможности надзора за законностью и

обоснованностью действий следователя и предварительного

следствия в целом, дает возможность заинтересованным участникам

процесса узнать и понять сущность обвинения и смысл проводимых

следственных действий, является одновременно гарантией
защиты

интересов обвиняемого и формой самоконтроля должностного

лица.93

Обязанность лиц, осуществляющих производство по уголовному

делу, мотивировать принимаемые решения выступает в виде общего

правила уголовного судопроизводства и может быть соотнесена
с

принципом достаточного основания, предлагаемым И. Ф. Демидовым

для введения в систему принципов уголовного процесса. Содержание

данного принципа заключается в том, что для
принятия

соответствующих процессуальных решений необходимо
наличие

процессуальных условий и достаточных данных.94

Продолжая идею, выдвинутую автором, следует отметить, что достаточные основания в виде определенных фактических данных должны быть обязательно отражены в соответствующих процессуальных документах с тем, чтобы обеспечивать мотивированность принимаемых решений.

93 Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе.-М., 1972.-С. 103-104. 93. Демидов И. Ф. Проблемы прав человека в современном российском уголовном процессе. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук в форме научного доклада, выполняющего также функцию автореферата.-М., 1997.-С. 19.

112

Так, например, в соответствии с положениями достаточности оснований и мотивированности привлечение лица в
качестве обвиняемого, применения в отношении него мер
уголовно-процессуального принуждения и др. возможно лишь при наличии веских оснований в виде фактических данных и определенных доказательств, которые должны быть отражены в соответствующих постановлениях. Однако действующее
уголовно-процессуальное законодательство содержит определенные ограничения: так, например, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не приводятся доказательства, подтверждающие правомерность вменения совершения преступления обвиняемому, хотя все утверждения основываются на имеющихся в деле доказательствах. В
постановлении лишь указывается преступление, в
совершении которого обвиняется данное лицо, с указанием
времени, места и других обстоятельств совершения преступления (ч. 1 ст. 144 УПК РСФСР). Фактически такой порядок вещей делает постановление о привлечении в качестве обвиняемого немотивированным, поскольку в нем нет ответа на вопрос: почему именно это лицо обвиняется в совершении данного преступления. Очевидно, что данная формула продиктована интересами следствия, однако, на наш взгляд, следовало бы
предусмотреть в УПК возможность в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого ссылаться на доказательства, имеющиеся в деле и подтверждающие правомерность выдвижения обвинения данному лицу. Данный шаг позволит сделать
постановление о привлечении в качестве обвиняемого более
обоснованным, мотивированным и

113

создаст для обвиняемого дополнительную гарантию защиты его

законных интересов.

Важнейшим гарантом прав участников уголовного судопроизводства

является обязанность должностных лиц, ведущих производство по

делу, разъяснять эти права и обеспечить возможность их

осуществления (ст. 58 УПК), поскольку реализация прав участников

процесса в стадии предварительного расследования зависит от их

осведомленности о своих правах.

Как неоднократно отмечалось в юридической
литературе,

разъяснение прав является составной частью, элементом их

обеспечения.95

Основные права участников уголовного судопроизводства,

предусмотренные уголовно-процессуальным
законодательством,

разъясняются им, как правило, вскоре после получения

процессуального статуса потерпевшего, подозреваемого,

обвиняемого и т. д., о чем делается отметка в соответствующих

процессуальных документах.

Однако опрос следователей о процедуре ознакомления участников

уголовного судопроизводства с их правами на предварительном

следствии показал следующее. Только 40% следователей,

перечисляя участникам процесса их права, разъясняют их сущность,

18% - просто перечисляют эти права, а 42% - предлагают участникам

процесса самостоятельно ознакомиться с их правами,

95 См. напрмер: Ларин А. М. Расследование по уголовному делу; процессуальные функции.-М.: Юридическая литература, 1986.-C 61; Уголовный процесс. Учебник для ВУЗов под общей редакцией П. А. Лупинской.-С 40; Шадрин В. С Указ. Соч. -С 42.

114

распечатанными на бумаге, хотя формулировка статьи 58 УПК предполагает именно разъяснение прав (то есть изложение и объяснение их сущности) участникам процесса. Такое незначительное, на первый взгляд, отступление чревато опасными последствиями.

Очевидно, что лицо, не обладающее достаточными знаниями в сфере уголовного процесса, не в состоянии самостоятельно вникнуть в сущность предоставленных ему прав, даже в случае их устного перечисления (не говоря уже о самостоятельном ознакомлении). По мнению опрошенных адвокатов, большинство участников уголовного судопроизводства нуждаются в том, чтобы их права и обязанности, а также их смысл и содержание, разъяснялись им в течение всего производства предварительного следствия, за это высказалось 62 % адвокатов.

Это подтверждается и следователями прокуратур и органов внутренних дел, опрошенными автором. Они сообщили, что после разъяснения прав лицам, привлекаемым в качестве обвиняемых, подозреваемых, потерпевших, они далеко не всегда осознают их сущность и значение, могут пользоваться ими на протяжении всего предварительного следствия (61 %). 96

Практика показывает, что содержание большинства уголовных дел не дает оснований сделать вывод о том, понятны ли важнейшим участникам процесса (обвиняемому, подозреваемому, потерпевшему) их права или нет. Так, в 72 % изученных автором уголовных дел нет

См. подробнее об этом приложение.

115

никаких свидетельств того, что подозреваемому, обвиняемому и потерпевшему понятны их права. В 21% дел имеются записи в протоколах допросов обвиняемых о том, что им понятны права, и лишь в 7 % дел отмечено, что в результате разъяснения прав обвиняемый ходатайств, за явлений, жалоб, отводов не имеет. В 2% уголовных дел потерпевшим вовсе не разъяснялись права, в 98 % рассмотренных дел потерпевшие самостоятельно знакомились с перечнем прав, которые были изложены на постановлении о признании потерпевшим, причем перечень прав практически ни в одном из дел не был полным, нередко права излагались в неверной редакции. О разъяснении прав потерпевшие делали отметку на постановлении, однако понятны ли права им и ясен ли порядок их реализации, - запись об этом содержалась лишь в 3% уголовных дел. 97

В ходе осуществления процессуальных действий (предъявления обвинения, допроса или явки потерпевшего и уведомления его о признании потерпевшим и др.) лицу, не обладающему специальными знаниями в области уголовного процесса, практически невозможно запомнить свои права. Очевидно, что это затрудняет возможность реализации прав участников уголовного судопроизводства, снижает значимость института ознакомления их со своими правами.

Но даже в случае уяснения прав, предоставленных обвиняемому и потерпевшему, далеко не каждый из них представляет последствия совершения или несовершения тех или иных действий, которые предусмотрены его правами.

97 Архив уголовных дел Орского городского суда Оренбургской области 1995-2000 г.г.

116

Первым шагом по пути совершенствования данной процедуры, на наш взгляд, должно стать устранение сложившейся негативной практики ознакомления участников процесса с их правами на предварительном следствии. Для этого необходимо обязать следователей не просто перечислять участникам процесса их права, но также и разъяснять сущность этих прав, заключающуюся в возможности совершать определенные действия в рамках этих прав, отказаться от их совершения, а также возможные последствия этого.

В ст.58 УПК отсутствует требование о необходимости разъяснения обязанностей участвующим в деле лицам, хотя такое разъяснение помогло бы участникам процесса четко представлять границы своего правомерного поведения, а также воздержаться от неправомерных действий.

В связи с этим можно было бы дополнить ст.58 УПК РСФСР частью второй, указав, что органы, осуществляющие производство по делу, обязаны разъяснить участвующим в деле лицам их обязанности; предупреждать о последствиях совершения или несовершения тех или иных процессуальных действий.

В такой редакции нормы ст.58 УПК были бы особо актуальны в слу- чаях, когда, к примеру, обвиняемый не пользуется услугами защитника, а потерпевший - помощью представителя. Кроме того, велика вероятность того, что обвиняемый, потерпевший и т. д., даже уяснив смысл предоставленных ему прав, по истечении времени просто забудет о каком-либо из прав, что сделает невозможным его реализацию.

117

Это подтверждает и опрос следователей органов внутренних дел и прокуратур. Так, 63 % опрошенных следователей высказались о том, что большинство участников уголовного судопроизводства нуждаются в том, чтобы их права и обязанности, а также их смысл и содержание, разъяснялись им в течение всего производства предварительного следствия.98

В связи с этим следовало бы закрепить в уголовно-процессуальном законодательстве правило о вручении обвиняемому копии постановления о привлечении в качестве обвиняемого, где содержался бы перечень процессуальных прав обвиняемого, что неоднократно предлагалось сделать в трудах отдельных процессуалистов.”

Данный шаг позволил бы не только повысить осведомленность обвиняемого о своих правах, увеличить степень возможности их использования, но также и гарантировать право обвиняемого знать, в чем его обвиняют, поскольку в полной мере реализовать данное право можно только вникнув в содержание предъявленного обвинения. Этот вопрос успешно решается проектом УПК РФ, в которых обвиняемый наделяется правом получить копию постановления о привлечении в качестве обвиняемого (п. 2 ч. 4 ст. 47).

Применительно к потерпевшему следовало бы установить правило о вручении ему копии постановления о признании потерпевшим, в

98 См. об этом подробнее приложение.

99 См. например: Ларин A.M., Стецовский Ю.И. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. -М., 1988. - С 187-188; Москвитина Т.А. Проблемы усиления правовой защиты обвиняемого в советском уголовном процессе // Актуальные проблемы правовой защиты личности в уголовном судопроизводстве. - Ярославль, 1990.-C.174.

118

котором также были бы перечислены основные права данного участника процесса. Такое правило также предусмотрено проектом УПК РФ (п. 13 ч. 2 ст. 42).

Кроме того, следователь на протяжении всего предварительного следствия, в случае необходимости, должен разъяснять участникам уголовного судопроизводства их права, в том числе и отдельные права, реализуемые участниками процесса при производстве некоторых следственных действий (производство экспертизы и т. д.)

Исполнение этих предписаний позволит повысить степень осведомленности участников уголовного судопроизводства о своих правах, будет способствовать более продуктивному и целенаправленному их использованию, усилит степень защищенности личности в уголовном судопроизводстве.

Важнейшей гарантией осуществления прав
участников

предварительного расследования являются обязанности должностных лиц, корреспондирующие этим правам. Так, например, конституционное право обвиняемого пользоваться помощью защитника гарантируется обязанностью следователя, прокурора, лица, производящего дознание, обеспечить участие защитника в деле, если об этом ходатайствует обвиняемый либо в случаях, когда участие защитника обязательно при производстве предварительного следствия, но он не приглашен самим обвиняемым, его законным представителем или другими лицами по его поручению (ч. 1 ст. 48, ч.З ст. 49 УПК РСФСР).

119

Право иметь защитника, представляющее собой одно из составляющих права на защиту является одним из важнейших конституционных прав человека. Поэтому гарантии данного права имеют непреходящее значение.

В 1998 г. по назначению органов следствия и суда в стадии предварительного следствия адвокатами было выполнено 949 882 поручения, в 1999 г. - 929 489 поручения.100

Как правило, рассматривая жалобы и протесты в кассационном и надзорном порядке, соответствующие судебные инстанции, отмечая нарушения тех или иных процессуальных прав обвиняемого и его защитника, признают их нарушениями права обвиняемого на защиту и отменяют на этом основании нижестоящие судебные решения. Еще в 1978 г. в Постановлении Верховного Суда СССР «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту» было указано, что нарушение права на защиту следует считать существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона, влекущим отмену судебного решения, если оно путем лишения или стеснения гарантированных законом прав обвиняемого, подсудимого, их защитников препятствовало суду всесторонне рассмотреть дело, повлияло или могло повлиять на постановление законного и обоснованного приговора. В том же постановлении в контексте обеспечения обвиняемому права на защиту указывается, что суды должны обратить внимание на необходимость строгого

Работа коллегий адвокатов РФ в 1999 г. //Росс. Юстиция , 2000 , №7. -С. 61.

120

соблюдения требований законодательства о гарантиях
права обвиняемого знать, в чем конкретно он обвиняется.101 Право на
защиту является реально действующим, а его ограничения влекут за собой отмену приговора и направление дела для дополнительного расследования.

Предварительным следствием по делу Газизова, Волкова и Тарасова было нарушено право указанных обвиняемых на защиту, так как в удовлетворении ходатайств обвиняемых о допуске к участию в деле защитников Г., Р. и Д. было отказано на основании того, что они не имели допуска к секретным материалам, а обвинялись вышеуказанные лица в совершении хищения огнестрельного оружия из АО «Ижмаш», являющегося режимным объектом. Однако отстранение адвоката от участия в деле в связи с отсутствием допуска к государственной тайне не соответствует Конституции РФ, что подтверждено постановлением Конституционного Суда РФ от 27 марта 1996 г. (СЗ РФ, 1996 №15, ст. 1768). На основании неправомерного ограничения права на защиту, выразившегося в необоснованном отстранении адвокатов от участия в деле Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ направила дело для производства дополнительного расследования.

Нарушением права на защиту признается и замена следователем адвоката обвиняемого без согласия последнего. Так, постановлением судьи Тюменского областного суда дело по обвинению Тура возвращено на дополнительное расследование по тем основаниям, что было нарушено право обвиняемого на защиту, так как не было обеспечено

Сборник постановлений Пленумов…-С. 135-136.

121

участие в деле избранного им адвоката, следователь же заменил адвоката Туру без его согласия, сославшись на безответственность избранного Туром адвоката.102

Обвиняемый вправе по своему усмотрению отказаться от реализации права на защиту, вплоть до отказа от защитника (ст. 50 УПК РФ).

Среди изученных автором диссертации 480 уголовных дел103 защитник участвовал с момента предъявления обвинения в 53 % дел, в 9 % дел адвокат вступил в дело на более поздних этапах предварительного следствия, а в 38 % дел на стадии предварительного следствия адвокат не участвовал вообще.

Отказ обвиняемого от защитника может быть только добровольным. При таком отказе следователь должен выяснить, не является ли он вынужденным (например, ввиду отсутствия средств на оплату труда адвоката или его неявки).

Практика показывает, что, как правило, мотивы отказа от адвоката выясняются далеко не всегда, во всяком случае это не вытекает из материалов дела. Так, в 58 % изученных автором уголовных дел мотивы отказа от услуг адвоката не выяснялись.

Лишь по 3 % рассмотренных дел отказ от защитника был принят в присутствии адвоката.

Верховный Суд РФ указал, что отказ от защитника может быть принят лишь в случае его добровольности и при реальной возможности

102 БВС, 2000, №3.-С. 19-20.

ЮЗ. Архив уголовных дел Орского городского суда Оренбургской области за 1995-2000 г.г.

122

для обвиняемого воспользоваться услугами защитника.104 Практика вынужденного отказа обвиняемого от помощи защитника ввиду неприбытия последнего по уважительной причине; необеспечения услугами защитника, когда обвиняемый отказался от конкретного защитника, а не вообще от формальной защиты и др. признана противоправной 105.

Так, например, Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РСФСР по делу Антропова указано, что согласие подсудимого на рассмотрение дела без участия защитника вследствие неявки адвоката в судебное заседание признано вынужденным отказом от защиты, а необеспечение Антропова защитником расценено как существенное нарушение уголовно- процессуального законодательства,

106

повлекшее отмену приговора.

Вообще судебная практика на этапе судебного разбирательства признает возможным отказ от формальной защиты только в присутствии адвоката.107

В п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ “О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия” указывается , что отказ от защитника не может быть вынужденным, а необеспечение услугами защитника влечет недействительность последующих следственных действий с участием задержанного, заключенного под стражу и обвиняемого.

105 Определение Военной коллегии ВС СССР по делу Джумаева // Обзор работы военных трибуналов гарнизонов и округов за 1 полугодие 1987г.; Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ по делу Гимаева /7 Б ВС РФ.-1994, № ‘11.-С.6; Определение ВК ВС РФ по делу Худякова // Бюллетень Управления военных судов и Военной коллегии ВС РФ.-1992. - №3/147/.-С.54-55; Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ по делу Лисичкина // Бюллетень ВС РФ.-1995.-№8.С.З; Определение СК по уголовным делам ВС РФ по делу Абросимова // Бюллетень ВС РСФСР.-1992., № 6.-С.8; Определение СК по уголовным делам ВС РФ по делу Ионина. // ВВС, 2000, № 11. - С. 12 и др.

106 Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР.-М., 1981.-С.299-300.

107 См. например: Определение Судебной коллегии Верховного Суда РСФСР по делу Никитина //Бюллетень Верховного Суда РСФСР. -1988. - №12. - С.11 ; Бюллетень Верховного Суда

123

При этом заявленные отказы, согласно протоколам судебных заседаний, не были вынужденными и приняты судом в каждом из случаев в присутствии адвоката, с обязательным выслушиванием мнения защитника.

Такая практика отдельными исследователями видится наиболее правильной и предлагается для распространения на стадию предварительного следствия.108

Однако, по нашему мнению, следует пойти еще дальше с тем, чтобы предоставить обвиняемому наибольшие гарантии его права на защиту.

Так, было бы целесообразно распространить случаи обязательного участия защитника, в том числе и на стадии предварительного следствия, на дела, по которым в качестве обвиняемых привлекаются лица, проходящие службу по призыву. Аналогичная норма содержится в Модельном УПК для стран -участников СНГ, принятом в 1995 г.

Лица, проходящие службу по призыву, являются наименее опытными в социальном и правовом плане и в большинстве случаев нуждаются в квалифицированной помощи со стороны защитника, однако далеко не всегда осознают для себя возможность пользоваться услугами адвоката, в том числе и бесплатно (по решению следователя, прокурора), назначаемого органом дознания, следователем, прокурором.

РСФСР. - 1990. - №12. - C.2; БВС РСФСР. - 1989. - №4. - C.10-11; Бюллетень ВС РСФСР. -1984. - №10. - СЮ; БВС РФ. -1995. - №8. - С.11-12.

См. напрмер: Шевчук А. Н. Указ. Соч.-С. 92.

124

Помимо этого, к случаям обязательного участия защитника, в том числе и на стадии предварительного расследования, на наш взгляд, следует отнести дела по обвинению в совершении преступления лиц, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Подобные предложения уже высказывались ранее, однако не были восприняты законодателем.109

Реалии же сегодняшнего дня свидетельствуют о необходимости принятия подобной нормы. Ни для кого не секрет, что ситуация, складывающаяся в местах предварительного заключения, - критическая. Условия содержания заключенных не отвечают санитарным нормам, в следственных изоляторах процветают инфекционные заболевания и т. д. Оставляют желать гораздо лучшего и условия обращения с предварительно заключенными. Стечение подобных обстоятельств способствует возникновению такого морального состояния, при котором лицо не всегда способно адекватно оценивать ситуацию, не действовать в разрез с собственными интересами в угоду сиюминутным настроениям. Очевидно, что такое лицо нуждается в помощи, и, прежде всего, - помощи юридической. Это подтверждают и данные опроса адвокатов, произведенного автором работы. Так, по мнению 46% адвокатов, только защитник может удержать обвиняемых, содержащихся под стражей от необдуманных поступков. Некоторые адвокаты полагают, что порой обвиняемые, находящиеся в местах предварительного заключения, готовы сознаться в совершенном
преступлении, независимо от степени вины в его

109 См. напрмер: Куцова Э. Ф. Регламентация прав личности в советском уголовном процессе. -М., 1973.-С. 47.

125

совершении, дать «угодные» следователю показания с тем, чтобы (по их мнению) получить определенные поблажки в режиме нахождения под стражей, ускорить процесс доказывания по уголовному делу с тем, чтобы скорее предстать перед судом и не быть заключенными в данном учреждении.

Данное положение вещей можно изменить, установив норму об обязательном участии защитника в уголовном судопроизводстве по делам лиц, содержащихся под стражей. Защитник в данном случае оказывал бы лицу, содержащемуся под стражей, необходимую юридическую помощь, поддерживал бы его морально, предостерегал от необдуманных действий и решений.

Кроме того, следует распространить на данные случаи и действие нормы ст. 50 УПК РСФСР, указав, что обвиняемый вправе в любой момент отказаться от защитника, однако такой отказ не обязателен для суда следователя и прокурора.

В связи с этим, следует дополнить ч. 1 ст. 49 УПК РСФСР и соответствующую статью проекта УПК РФ пунктами следующего содержания:

7) военнослужащих, проходящих службу по призыву; 8) 9) лиц, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. 10) В ч. 2 ст. 47 УПК и соответствующую статью проекта УПК РФ внести после слов «предусмотренных пунктами 2, 3 и 4» цифры 7, 8.

В ч.2 ст. 50 УПК РСФСР и соответствующую статью проекта УПК РФ внести после пунктов 2, 3, 4 и 5 пункты 7 и 8.

126

Введение данных норм позволило бы в наибольшей степени защитить интересы отдельных категорий обвиняемых, обеспечить реально действующий характер права на защиту, создать данной категории лиц дополнительные гарантии, свести к минимуму возможные нарушения следователем норм уголовно- процессуального законодательства. До последнего времени вопросам совершенствования процессуальных способов защиты личности потерпевшего, его прав и свобод, уделялось несравненно
меньше внимания, нежели обеспечению прав обвиняемого. Следует согласиться с мнением А. Бойкова о том, что нельзя под проблемой защиты прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве видеть только «и исключительно гарантии прав обвиняемого, забывая о страдающей стороне - потерпевшем».110 Участие потерпевшего на предварительном расследовании как стороны в уголовном процессе предполагает
наделение его равными с обвиняемым возможностями по
защите своих прав и законных интересов. Как верно было
отмечено С. А. Синенко, наиболее благоприятная форма осуществления и защиты потерпевшим своих прав - на основе состязательности и равноправия сторон.111 Проблема гарантирования уважения личности в уголовном
судопроизводстве заставляет поднимать вопросы о
необходимости упрочения процессуального статуса
потерпевшего, наделение его равными с

Бойков А. В дебрях судебно-правовой реформы. //Законность. 1993.-№3.-С. 9. 111 Синенко С. А. Участие потерпевшего в расследовании преступлений (уголовно-процессуальное и криминалистическое исследование). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.- Владивосток, 2001.-С. 26.

127

обвиняемым правами и возможностями для защиты своих интересов.112 Проект нового уголовно-процессуального законодательства делает значительный шаг по пути решения данной проблемы, указывая в качестве назначения уголовного судопроизводства защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (п. 1 ч. 1 ст. 6 ); в числе участников уголовного судопроизводства помещая потерпевшего раньше обвиняемого - соответственно ст. 42 и ст. 47, в отличие от действующего законодательства - ст. 46 и 52 УПК РСФСР); расширяя основания признания лица потерпевшим и круг его процессуальных прав (ст. 42 проекта УПК РФ).

Одним из прав потерпевшего является его право на помощь представителя, которым может быть адвокат (ст. 56 УПК, п. 8 ч. 2 ст. 42 проекта УПК РФ). Однако по ряду причин участие на стороне потерпевшего адвоката встречается крайне редко. Так, лишь 7 % опрошенных адвокатов выступали в качестве представителя потерпевшего в уголовном судопроизводстве. Опрошенные же автором работы следователи сообщили, что в их практике участие адвоката в качестве представителя потерпевшего встречается встречаются крайне редко - 54%, не встречается никогда - 36%.

Причинами такого положения вещей, на наш взгляд являются неосведомленность и неосознание большинством потерпевших возможности приглашать в качестве представителя адвоката, отсутствие процессуального регулирования данного вопроса (адвокат

112 См. об этом, например: Яни П. С. законодательное определение потерпевшего от преступления. // Росс. Юстиция. ~1995.-№4.-С. 41; Божъев В. П. Процессуальный статус потерпевшего. // Росс. Юстиция.-1994.-№1. -С.47-49; Синенко С. А. Указ. Соч.; Громыко А. Фирдман А. Нарушение прав потерпевших.

128

приглашается потерпевшим в частном порядке и осуществляет свои функции по назначению), трудности, связанные с оплатой труда адвоката и т. д.

На наш взгляд, потерпевший при изъявлении о том желания должен обеспечиваться услугами адвоката, как это предусмотрено в отношении обвиняемого. Более того, по отдельным категориям дел целесообразно было бы установить правило об обязательном участии адвоката в уголовном судопроизводстве в качестве представителя потерпевшего. В частности, участие адвоката в качестве представителя потерпевшего должно быть признано обязательным, если потерпевшим является несовершеннолетний; лицо, которое страдает физическими или психическими недостатками и не в состоянии самостоятельно защищать свои права и законные интересы; лицо, не владеющее языком, на котором ведется судопроизводство; военнослужащий, проходящий службу по призыву.

За необходимость установления в законе правила об обязательном участии адвоката в качестве представителя потерпевшего по отдельным категориям дел (там, где в качестве потерпевших выступают лица, не способные в силу определенных причин самостоятельно отстаивать свои права и законные интересы) высказалось большинство опрошенных автором работы адвокатов (74%).

Участие адвоката при производстве по делу в вышеуказанных случаях регулировалось бы по правилам, предусмотренным уголовно-процессуальным законодательством аналогично
тому, как это

//Законность.=1997.-№11.-С. 38-40.; Любичева С. Защита потерпевших от преступления: правовые аспекты // Уголовное право.-1998.-№1.-С63-66 и др.

129

предусмотрено в отношении обязательного участия в деле защитника обвиняемого. В частности, приглашение адвоката в качестве представителя потерпевшего могло бы быть обеспечено следователем через заведующего юридической консультацией, если об этом ходатайствует потерпевший либо если законом будут предусмотрены случаи обязательного участия адвоката на стороне потерпевшего, но адвокат не приглашен ими либо иными лицами по их поручению. Законодателю следовало бы предусмотреть также правило о том, что потерпевший в любой момент вправе отказаться от услуг адвоката, выступающего в качестве представителя, однако такой отказ не обязателен для лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда.

Судебная практика исходит из того, что затраты потерпевшего на оплату услуг его представителя - адвоката - являются материальным ущербом для потерпевшего и подлежащим взысканию с осужденного.113 Если же потерпевший будет не в состоянии оплатить услуги адвоката, выступающего в качестве представителя, это должно сделать государство. Целесообразно было бы законодательно установить процедуру отнесения расходов по оплате труда адвоката, выступающего в качестве представителя потерпевшего на счет государства.

Если Конституция РФ предусматривает возможность получения обвиняемым и подозреваемым в определенных случаях (отсутствие

из. См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу Алексеенко//« О некоторых вопросах судебной практики Военной коллегии и коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делам, рассмотренным в 1 полугодии 1993 г.; Определение Судебной коллегии по уголовным делам по делу Круподерова /7 БВС РФ, -1994.-№ 1 .-С. 7-8.и др.

130

средств на оплату труда адвоката) бесплатной юридической помощи, то почему не предоставить жертвам преступлений возможности (ввиду отсутствия средств на оплату труда адвоката) пользоваться услугами адвоката бесплатно.

Органы предварительного расследования и прокурор, в производстве которых находится дело, наделены правом освободить обвиняемого полностью или частично от оплаты юридической помощи (ч.7 ст.47). В данном случае расходы по оплате труда адвоката, относятся на счет государства. Аналогичное правило можно было бы предусмотреть и в отношении потерпевшего.

Неисполнение вышеуказанного права должностными лицами, ответственными за производство по делу, признается нарушением права на защиту. Так, Президиумом Волгоградского областного суда, приговор по делу Резухина был отменен, а дело направлено на дополнительное расследование, поскольку обвиняемый во время предварительного следствия отказался от адвоката из-за отсутствия денег на оплату его труда. Выяснив причину такого отказа, органы предварительного следствия не приняли мер для обеспечения обвиняемого защитником. Это признано судом нарушением конституционного права на защиту и норм уголовно- процессуального закона. В постановлении по данному делу было указано, что должностные лица, ответственные за производство по делу, обязаны освободить обвиняемого от оплаты юридической помощи ввиду отсутствия у него средств на оплату труда адвоката.114

1 И. ВВС, 1995, №3.-С. 16.

131

В ряде случаев постановления судьи об отказе в оплате труда адвокатов по защите подсудимых признаются необоснованными. Так, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила постановление судьи Орловского областного суда об отказе в оплате труда адвокатов по защите подсудимых. Мотивы данного отказа заключались в том, что адвокаты осуществляли защиту не по назначению суда, а по поручению подсудимых. Вместе с тем, при разрешении данного вопроса не все документы, касающиеся условий участия и оплаты труда адвокатов, были исследованы по делу, не было выяснено, что в ряде случаев адвокаты участвовали в этом деле по назначению суда. В связи с неполным исследованием обстоятельств дела, в этой части оно направлено в тот же суд на новое рассмотрение, в остальном приговор оставлен без изменения.115

Известны случаи, когда адвокаты не берутся защищать обвиняемых без предварительной оплаты своих услуг116.

Отсутствие стимула в виде элементарной оплаты труда защитника не может не сказаться на выполнении ими своих профессиональных обязанностей. Пассивность адвоката наносит обвиняемому двойной вред, поскольку, полагаясь на него, обвиняемый не стремится к активной защите. В конечном итоге страдают законные интересы обвиняемого.

В связи с этим Верховный Суд РФ исходит из того, что невыполнение обязанности по защите обвиняемого
является

115 БВС, 1999, №11.-С. 12.

116 Поляков С, Федотов г. Право на защиту и неплатежеспособность обвиняемого // Законность. - 199 4, № 1. -С. 27.

132

существенным нарушением закона и влечет за собой
отмену приговора.117

Как отмечалось в заключении по результатам парламентских слушаний «О ходе реализации концептуальных положений судебной реформы в РФ» государство не выполняет взятых на себя обязательств по обеспечению бесплатной квалифицированной юридической помощи, а адвокаты, несмотря на долг и профессиональную обязанность, отказываются от участия в деле без гарантированной оплаты труда.118

На практике встречаются случаи, когда адвокаты целой коллегии отказываются от выполнения своих обязанностей из-за нерешенности вопроса об оплате их труда. Так, Президиумом Ленинградской областной коллегии адвокатов было вынесено постановление об отказе от выполнения требований судов Ленинградской области и следственных подразделений органов прокуратуры области о выделении адвокатов в порядке 47-4 ст. УПК РСФСР (за исключением ряда дел обязательной категории). Такой отказ был мотивирован отсутствием средств на счете Президиума из-за задолженности управления юстиции и прокуратуры. Это постановление было отменено решением суда, однако не сняло остроту проблемы.

Очевидно, что в целях охраны прав и свобод личности в уголовном судопроизводстве вопрос об оплате труда адвокатов, оказывающих юридическую помощь лицам из социально необеспеченных
слоев

117 Определение Военной коллегии ВС РФ по делу Козлова //Бюллетень Военной коллегии ВС СССР. -1987. - №2/128/. - C.60-61; Определение Военной коллегии ВС РФ №2-065/92 от 8 октября 1992г. по делу Спички //Архив BK ВС РФ. - 1992г.; определение BK ВС СССР №6-019/р-80 от 12.02.1980г..по делу Кулакова // Там же. - 1980. 1” Росс, юстиция, 1999, №2.-С. 5.

133

общества, не способных самостоятельно оплатить услуги защитника, должен быть урегулирован.

На практике на этапе расследования принятие решений об отнесении оплаты услуг адвоката за счет государства встречается достаточно редко.

Так, лишь в 8 из 92 случаев среди рассмотренных автором уголовных дел, где защитник участвовал по назначению, было принято решение об освобождении обвиняемого от оплаты юридической помощи (по 84 делам оплата труда адвоката осуществлялась по соглашению с обвиняемым).

На наш взгляд, целесообразно было бы поддержать предложение об установлении процедуры признания права лица на получение бесплатной квалифицированной юридической помощи.119

Принятие данного предложения способствовало бы исключению случаев отказа обвиняемых от защитника ввиду отсутствия средств на оплату труда последнего и стало бы дополнительной гарантией охраны прав потерпевшего.

Ч. 5 ст. 50 проекта УПК РФ указывает, что в случае, если адвокат участвует в производстве предварительного расследования или в судебном разбирательстве по назначению дознавателя, следователя, прокурора или суда без заключения соглашения с клиентом, расходы по оплате его труда производятся за счет средств федерального бюджета.

Кашепов В.П. Концепция развития законодательства об уголовном судопроизводстве.// Концепции развития российского законодательства.- М., 1998. - С. 234 - 242.

134

В заключение следует отметить, что режим обеспечения уважения личности при производстве по уголовным делам может быть обеспечен только при наличии такой предпосылки как соблюдение должностными лицами, ведущими производство по делу, норм уголовно - процессуального законодательства. Соблюдая и исполняя нормы, определяющие механизм реализации прав потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого и других участников процесса, должностные лица тем самым обеспечивают реально действующий характер этих прав.

Обеспечение уважения личности в уголовном процессе требует предоставления сторонам в деле (и, в частности, потерпевшему и обвиняемому) равных процессуальных возможностей для осуществления своих прав и законных интересов. Для этого потерпевший должен быть наделен не меньшим объемом прав, чем обвиняемый и обвиняемому и потерпевшему должны быть предоставлены дополнительные гарантии охраны их прав и
свобод. В частности, законом должны быть установлены
дополнительно случаи обязательного участия в деле защитника обвиняемого по делам военнослужащих, проходящих службу по призыву; лиц, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Должны быть также установлены случаи
обязательного участия адвоката в качестве представителя потерпевшего (если потерпевшим является несовершеннолетний; лицо, которое страдает физическими или психическими
недостатками и не в состоянии самостоятельно защищать свои права и законные интересы; лицо, не владеющее

135

языком, на котором ведется судопроизводство; военнослужащий, проходящий службу по призыву). Целесообразно было бы законодательно установить процедуру отнесения расходов по оплате труда адвоката, выступающего в качестве представителя потерпевшего на счет государства.

  1. Проблемы обеспечения уважения чести и достоинства личности в уголовном судопроизводстве.

Специфика уголовного судопроизводства и, прежде всего, стадии предварительного расследования такова, что в процессе доказывания по уголовному делу, применения мер уголовно- процессуального принуждения затрагиваются важнейшие права и свободы личности, вовлеченной в этот процесс в качестве подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и т. д. Более того, уголовно-процессуальная деятельность сопряжена с вторжением в частную жизнь граждан, зачастую затрагивает их моральные интересы.

Ни для кого не секрет, что деятельность следователя, органа дознания, прокурора в стадии предварительного расследования весьма и весьма многогранна и не ограничивается рамками правовых норм, а основана на нравственных принципах и нормах.

136

Вот почему проблемы этики уголовного судопроизводства вызывают повышенное общественное внимание. Один из основных вопросов в связи с этим - вопрос о том, насколько уголовно- процессуальное законодательство соответствует требованиям нравственности, в какой степени оно ограждает честь и достоинство личности от посягательств. Анализ действующего уголовно-процессуального законодательства свидетельствует о том, что оно, к сожалению, не отвечает нравственным меркам гражданского общества.

По нашему мнению, проблема реализации моральных норм в уголовно-процессуальной деятельности имеет три основных аспекта:

1) многие моральные принципы, по существу определяющие дух уголовного судопроизводства, подразумеваются, находятся между строк уголовно-процессуального законодательства, но непосредственно в нем не отражены; 2) 3) отдельные нормы уголовно-процессуального законодательства противоречат общепризнанным нравственным требованиям; 4) 5) конституционные и уголовно-процессуальные нормы, содержащие в себе общечеловеческие ценности, требования соблюдать те или иные нормы морали в реальных уголовно- процессуальных правоотношениях не действуют. 6) Рассмотрим более подробно каждый из аспектов данной проблемы. Как было верно отмечено Т. Н Москальковой, в основе уголовно- процессуальных отношений лежат такие нравственные источники как уважение в каждом человеке достоинства и сострадания к каждому

137

человеку.120 Однако уголовно-процессуальное законодательство сконструировано таким образом, что важнейшие правовые и моральные принципы, определяющие сущность отношения к человеку вообще и к участникам уголовного судопроизводства, в частности, не нашли в нем прямого закрепления, а отразились лишь в виде отдельных правовых норм, не соединенных единой законодательной формулой.

Ст. 21 Конституции РФ определяет, что достоинство
личности

охраняется государством и ничто не может быть основанием для его

умаления. В соответствии с ч. 2 ст. 21 Конституции РФ никто не должен

подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему

человеческое достоинство обращению или наказанию.

Это конституционное положение по существу
определяет

общепризнанный судопроизводственный принцип уважения чести и

достоинства личности при производстве по уголовным делам.

Причем под честью традиционно понимается объективно

существующее общественное мнение о социальных и нравственных

качествах конкретной личности, а достоинство -
осознание

человеком своей социальной ценности, значимости.

Значение положения об охране чести и достоинства личности трудно

переоценить. По мнению И. Л. Петрухина, уважение чести
и

Москалькова Т. H. Нравственные основы уголовного процесса. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. -М., 1997.-C. 30.

138

достоинства личности - это составная часть более широкого понятия - неприкосновенности личности.121

К сожалению, положения конституционных норм об уважении чести и достоинства личности практически не нашли своего отражения в уголовно-процессуальном законодательстве. Исключением стали нормы ст. 20 УПК РСФСР о запрещении домогаться показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер, ст. 150 УПК РСФСР о недопустимости производства допроса в ночное время, кроме случаев, не терпящих отлагательства, ст. 183 УПК РСФСР о недопустимости производства следственного эксперимента в случаях, если при этом унижается достоинство и честь участвующих в нем лиц и ст. 181 УПК РСФСР о недопустимости действий, унижающих достоинство и опасных для здоровья лица, подвергаемого освидетельствованию, при производстве этого следственного действия и некоторых других.

В некоторых случаях нормы Конституции могут действовать напрямую, минуя УПК. Пленум Верховного Суда РФ (Постановление №8 Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия») рекомендовал судам «во всех необходимых случаях применять Конституцию РФ в качестве акта прямого действия.» В частности, Конституция РФ применяется непосредственно в случае, когда закрепленные в ней положения «не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения

121 Петрухин И. Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. -М, 1983.-С. 35.

139

при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения».122

Однако в данном случае, на наш взгляд, прямого действия Конституции РФ явно недостаточно, поскольку положение об уважении чести и достоинства личности должно быть конкретизировано применительно к процессуальным действиям.

Данная конституционная норма, не будучи закреплена текстуально, находит свое отражение в УПК лишь в виде общих направлений деятельности, пределов допустимости тех или иных действий. Кроме того, действующее законодательства, к примеру, содержит требование о недопустимости производства допроса обвиняемого, выемки и обыска в ночное время. В отношении же иных процессуальных действий и иных участников уголовного
судопроизводства

(производства очных ставок, допроса свидетелей, потерпевших и др.) подобное правило не предусмотрено. Очевидно, что формула о недопустимости производства процессуальных действий в ночное время, за исключением случаев необходимости, универсальна, однако в законодательстве это не отражено.

Задачи охраны прав и законных интересов личности, вовлеченной в орбиту уголовного судопроизводства, требуют формирования единого нормативно-правового подхода к уважению чести и достоинства личности при производстве по уголовному делу. Как верно отмечал В. М. Савицкий, требование уважения чести и достоинства личности

122 Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам.-М., 1997. -С.529.

140

абсолютно, категорично и императивно, не допускает
никаких изъятий.123

Конституционные положения об охране чести и достоинства личности должны быть отражены в уголовно-процессуальном законодательстве в виде соответствующего принципа и обеспечены обязанностями должностных лиц, ведущих производство по делу, уважать честь и достоинство личности при производстве всех процессуальных действий. Необходимость такого введения подтверждается практикой.

Так, 11% опрошенных диссертантом следователей не посчитали своей обязанностью уважение участников уголовного судопроизводства, поскольку в уголовно-процессуальном законодательстве нет на сей счет никаких указаний. Следует отметить, что это конституционное положение уже нашло свое отражение в Федеральном законе «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». Так, согласно, ч. 10, ч. 17, ч.5 ст. 17 и ст. 19 данного акта лица, содержащиеся под стражей имеет право на восьмичасовой сон в ночное время, в течение которого запрещается их привлечение к участию в процессуальных и иных действиях, за исключением случаев, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР; право на вежливое обращение со стороны сотрудников мест содержания под стражей; право на личную безопасность, обеспечиваемую сотрудниками мест содержания под стражей при

  1. Савицкий В. М. Право и личность // Советское государство и право, 1983. -№ 5.- С. 55-57.

141

возникновении угрозы жизни и здоровью подозреваемого или обвиняемого либо угрозы совершения преступления против личности со стороны других подозреваемых или обвиняемых. Проект нового уголовно-процессуального законодательства решает данную проблему путем провозглашения в ст. 9 принципа уважения чести и достоинства личности и указывая, что в ходе уголовного судопроизводства запрещаются действия и решения, унижающие честь лица, а также обращение, унижающее человеческое достоинство либо создающее опасность для жизни и здоровья лица, участвующего в уголовном процессе. Ч. 2 данной статьи провозглашает, что никто из участников процесса не может подвергаться насилию, пыткам, а равно другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Однако ряд положений, который совершенно справедливо был отнесен некоторыми исследователями к содержанию принципа уважения чести и достоинства личности, в проекте в данной статье не отражен. Так, например, по мнению Т. Н. Москальковой, уважение чести и достоинства личности предполагает установление недопустимости производства следственных действий в ночное время, за исключением случаев, не терпящих отлагательств.124 В проекте УПК РФ такое требование содержится в ч. 3 ст. 164, посвященной общим правилам производства следственных действий. На наш взгляд, в силу значимости, это положение должно быть вынесено в Общую

124 Москалькова Т. Н. Нравственные основы уголовного процесса,-С, 113.

142

часть УПК РФ и помещено в статье, посвященной уважению чести и достоинства личности.

Не нашли своего отражения в содержании принципа уважения чести и достоинства личности в проекте УПК РФ и такие важнейшие положения, как запрещение осуществлять действия, связанные с обнажением человека в присутствии лиц другого пола, за исключением медицинских работников, обязанность дознавателя, следователя, прокурора, суда принимать меры к неразглашению выявленных при расследовании и судебном рассмотрении уголовного дела обстоятельств частной жизни граждан, личной и
семейной тайны (если это не противоречит принципу гласности исследования доказательств в судебном разбирательстве) и т. д.125 На наш взгляд, без внесения аналогичных положений в соответствующую статью проекта УПК РФ, содержание принципа уважения чести и достоинства личности остается неполным, а
сам принцип носит скорее декларативный, нежели реальный характер. Рассматривая вопрос о противоречии отдельных
уголовно-процессуальных норм требованиям нравственности, следует отметить, что в целом уголовно-процессуальное
законодательство имеет гуманистическую направленность.
Однако отсутствие в нем универсальной формулы, не
допускающей умаления чести и достоинства личности при
производстве процессуальных действий, делает возможным существование некоторых юридических норм, в принципе не противоречащим общеправовым требованиям, однако не

Там же.-С. 113.

143

соответствующим отдельным моральным принципам. К числу таковых в

действующем уголовно-процессуальном законодательстве
следует

отнести, например, возможность принудительного
производства

экспертизы в отношении свидетелей и потерпевших (в проекте УПК РФ

  • потерпевших) для определения их психического или физического

состояния, когда возникает сомнение в их способности
правильно

воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела (ч. 3 ст. 79

УПК РСФСР); возраста потерпевшего, когда это имеет значение для

дела, а документы о возрасте отсутствуют (ч. 4 ст. 79 УПК РСФСР).

С точки зрения нравственных норм принудительное производство

экспертизы в отношении потерпевшего - лица, понесшего от

преступления физический, моральный или имущественный ущерб -

означает принесение ему значительных моральных
страданий,

затрагивает его достоинство и является несправедливым. Однако

изменение данной нормы и запрещение
принудительного

производства экспертизы в вышеуказанных случаях может нанести

ущерб интересам правосудия, поэтому выход из данной ситуации

видится в следующем. Производство экспертизы в
отношении

потерпевшего и свидетеля в случае, если они против этого

возражают, может осуществляться только по решению суда. Суд же,

внимательно изучив необходимые материалы дела, учтя данные,

характеризующие личность свидетеля и потерпевшего, в каждом

конкретном случае будет решать вопрос о приоритете интересов

(личности и правосудия). Аналогичные вопросы могут возникать и при

проведении в отношении потерпевшего и свидетеля таких

144

процессуальных действий как освидетельствование и изъятие образцов для сравнительного исследования. На наш взгляд, возможность принудительного освидетельствования свидетеля и потерпевшего, а также принудительного изъятия у них образцов для сравнительного исследования, должна решаться судом в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела, тем более что международная практика уже идет по этому пути. Очевидно, что в целях усиления гарантий уважения личности сфера следственных решений, которые могут быть обжалованы в судебном порядке, должна быть расширена. В связи с этим следует поддержать предложения тех исследователей (В. П. Кашепов, Н.А. Колоколов, О. В. Изотова и др.126), которые предлагают распространить судебный контроль в стадии предварительного расследования
на

процессуальные действия и решения, существенным образом затрагивающие наиболее важные конституционные права и интересы участников уголовного судопроизводства. Так, на наш взгляд, по судебному решению к подозреваемому и обвиняемому должны применяться наиболее строгие меры уголовно- процессуального принуждения (заключение под стражу, залог, помещение в медицинское учреждение для производства экспертизы # и др.). В отношении же потерпевшего по судебному
решению

должны применяться все меры принудительного характера.

См. например: Кашепов В. П. Институт судебной защиты прав и свобод граждан и средства ее реализации; Изотова О.В. Проблемы судебного контроля при возбуждении и предварительном расследовании уголовных дел. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - М.1996.-С.14; Колоколов Н. А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования: реальность, перспективы.// Государство и право, 1998, № 11.- С. 31 -35. и др

145

В соответствии с положениями проекта УПК РФ о судебных полномочиях на предварительном расследовании вышеуказанные действия в отношении обвиняемого производятся только на основании судебного
решения, однако для применения

  • принудительных мер в отношении потерпевшего судебного решения не требуется. В суд, согласно ст. 125 проекта, может быть лишь подана жалоба на действия и решения должностных лиц, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства. В данном случае принудительное направление потерпевшего для производства экспертизы, например, как нарушающее его неприкосновенность может быть обжаловано в суд, однако, на наш взгляд, гораздо более важным было бы предусмотреть возможность судебного контроля за данным действием тогда, когда вышеуказанное право еще не ограничено и не нарушено. Превентивный аспект данной проблемы представляется нам наиболее важным. В связи с этим следовало бы дополнить ч. 2 ст. 29 проекта УПК РФ пунктом 12): «применении мер принудительного характера в отношении потерпевшего». Введение данного положения позволит соблюсти права, свободы и законные интересы потерпевших от преступлений, будет служить задачам
  • уважения личности в уголовном судопроизводстве в целом.
  • К числу уголовно-процессуальных норм, вызывающих определенные сомнения с точки зрения их соответствия нравственным нормам, относится положение, допускающее возможность заключения человека под стражу в качестве меры пресечения по мотивам одной лишь

146

опасности преступления. Как было верно отмечено Т. Н. Москальковой,

в этом случае задолго до решения суда констатируется совершение

лицом тяжкого преступления.127 Как же быть в том случае, если деяния

обвиняемого в процессе предварительного расследования
будут

переквалифицированы по более мягкой статье УК РФ? Справедливо ли

заключение под стражу лишь по формальному основанию
(мотив

опасности преступления), не подкрепленному
фактическими

обстоятельствами конкретного уголовного дела, данными о личности

обвиняемого (подозреваемого), не соответствующему
общим

основаниям применения мер пресечения? Нам представляется, что

нет. Основание применения заключения под стражу в качестве меры

пресечения в виде одной лишь опасности преступления должно быть

исключено из числа норм уголовно-процессуального законодательства.

Проект нового уголовно-процессуального законодательства решает

данную проблему, исключая из числа норм,
регламентирующих

основания применения заключения под стражу, одну лишь опасность

совершенного преступления.

Конституционные и уголовно-процессуальные нормы существуют не

абстрактно, а реализуются в конкретной
правоприменительной

деятельности. И положение, существующее в этой области таково,

что зачастую даже те немногие нормы, которые имеются в правовых

актах, грубо нарушаются должностными лицами органов уголовной

юстиции, хотя в силу закона должны обеспечиваться ими. Прежде

всего, это относится к праву на уважение чести и достоинства

Москаолькова Т. Н. Нравственные основы уголовного процесса. -С, 107.

147

личности. Опрос следователей, произведенный
автором,

подтверждает это. Так, на вопрос «Обязаны ли Вы уважать участников уголовного судопроизводства в ходе производства предварительного расследования?» лишь 44 % следователей ответили, что обязаны; 6% полагают, что - не обязаны; 38% считают, что уважать участников процесса желательно, но не обязательно; а 1% следователей вообще затрудняется ответить на данный вопрос.

Практика показывает, что показания обвиняемых нередко добываются путем незаконных мер: угроз, обмана, насилия и др. На вопрос «Приходилось ли Вам в процессе производства по уголовным делам совершать действия и принимать решения, затрагивающие честь и достоинство участников уголовного судопроизводства?» лишь 47% следователей ответили отрицательно; 48% следователей совершают действия и принимают решения, умаляющие честь и достоинство участников процесса (22% - крайне редко, 15% - иногда, 11% - долволно часто).

Опрошенные же адвокаты показали, что в своей практике они нередко сталкиваются со случаями неуважения прав и свобод, чести и достоинства участников уголовного судопроизводства со стороны должностных лиц, ответственных за производство по делу (постоянно - 23%, довольно часто - 69%, иногда - 13%). И лишь 2% адвокатов сообщили что сталкиваются с вышеуказанными случаями крайне редко.

148

В результате такого положения вещей страдают не только законные интересы обвиняемых, их достоинство, но также и интересы правосудия. Во-первых, незаконные и безнравственные действия органа дознания, следователя, прокурора подрывают престиж правосудия, способствуют формированию правового нигилизма, отрицательного отношения к работникам правоохранительных органов и закону вообще. Во-вторых, вышеуказанные действия отрицательно сказываются и на решении задач по борьбе с преступностью, поскольку зачастую обвиняемые, чьи показания на предварительном следствии были получены путем угроз, насилия и иных незаконных мер в заседании суда первой инстанции отказываются от них, либо их изменяют, что нередко приводит к утрате доказательств и невозможности вынести объективный и справедливый приговор. В связи с этим определениями Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР неоднократно рекомендовалось в случае изменения подсудимыми на суде показаний, данных ими на предварительном следствии, судам тщательно исследовать и выяснять причины изменения этих показаний. Без выяснения этих причин приговор не считается обоснованным.128

Очевидно, что защита прав и законных интересов граждан в уголовном судопроизводстве зависит от нравственного воспитания и профессионального мастерства должностных лиц, ответственных за

128 Вопросы уголовного права и процесса в практике Верховных Судов СССР и РСФСР 1938-1978 п> М., 1980.-C.353.

149

производство по делу. Проблема гарантированности уважения

личности в головном судопроизводстве заключается в том, что даже

строгое соблюдение процессуальных норм не гарантирует реального

уважения прав, свобод и законных интересов граждан на практике. В

связи с этим весьма важным выступает не только формальное

отношение должностных лиц, ответственных за производство по

делу, к выполнению уголовно-процессуальных норм, но также и

проявление чуткости, такта, корректности, действительного уважения

к человеческой личности. Работники правоохранительных органов,

вторгаясь в сферу прав граждан, обязаны сочетать в своей

деятельности и соблюдать нормы закона с нормами нравственности.

Нравственные требования, предъявляемые к должностным
лицам,

ответственным за производство по делу, находят свое отражение в

некоторых законодательных актах. Так, например, к их числу следует

отнести Кодекс поведения должностных лиц по
поддержанию

правопорядка (принят Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 34/169

от 17 декабря 1979 г.), Кодекс чести рядового и начальствующего

состава органов внутренних дел РФ (утвержден приказом МВД РФ от 19.

  1. 1993 г. № 501), Кодекс чести судьи РФ 1993 г. Отдельные нормы,

предусматривающие возможность увольнения
соответствующих

работников за совершение проступков, несовместимых с требованиями,

предъявляемыми к личным и нравственным качествам сотрудников,

содержатся в Положении о службе в органах внутренних дел (утв.

Постановлением Верховного Совета РФ 23. 12. 1992), Законе РФ “О

прокуратуре Российской Федерации” (1995) и др. Однако
нормы

150

нравственности, превращаясь в этих документах в правовые нормы

зачастую нарушаются.

Некоторые исследователи предлагают законодательно закрепить право участников уголовного судопроизводства на уважительный тон и отсутствие предвзятого отношения при осуществлении уголовно-процессуальной деятельности.129

Но, по нашему мнению, решить эту проблему можно только путем реализации целого комплекса мер, осуществляемым по нескольким основным направлениям.

1) Прежде всего, необходимо принимать неотложные меры по повышению уровня правосознания следователей. Высокоразвитое правосознание, как было отмечено О.Б. Зелинской, должно включать хорошее знание и правовое понимание всех принципов действующего права, веру и убежденность в их справедливости, установку на пунктуальное исполнение правовых норм, стойкое чувство справедливости, законности, следование нормам нравственности.130 Очевидно, что основной ценностной ориентацией должностных лиц, ответственных за производство по делу, должна стать охрана прав, свобод и законных интересов каждой личности. Взяв это положение в качестве критерия, лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, суд должны сверять каждое свое действие и решение.

Прокофьева С. Л. Гуманистические начала уголовного судопроизводства. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - СПб, 1999.-C. 76.

130 Зелинская О. Б. Реализация принципов нравственности в деятельности следователя. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.-М„ 2001.-С. 11.

151

2)Решение вышеуказанной задачи требует повышения профессионализма должностных лиц, ответственных за производство по делу. Высокий уровень профессионализма предполагает грамотное ведение предварительного расследования, четкое соблюдение всех требований закона, достижение задач уголовного судопроизводства только легитимными методами, стремление избежать конфликтных ситуаций в процессе производства по уголовному делу и т. д. Как было отмечено в юридической литературе, «недопустимо использование таких приемов ведения следствия, в результате которых участникам уголовного процесса может быть причинен моральный ущерб. Отсутствие такой правовой и нравственной установки ведет к превышению властных полномочий, ущемлению прав и законных интересов граждан, пренебрежительному отношению к человеку, равнодушию к людям, формализму.131

А. Повышение личной ответственности должностных лиц, ответственных за производство по делу.

Б. Принятие необходимых мер по своевременному привлечению к дисциплинарной и уголовной ответственности должностных лиц, ведущих уголовное дело, нарушающих правовые и моральные нормы в результате злоупотребления служебным положением. Очевидно, что хамство,
грубость,

пренебрежительное отношение, издевательство со стороны должностных лиц должны быть наказуемы.

  1. См. об этом, например: Котов Д. П. Шиханцев Г. Т. Психология следователя. -Воронеж, 1977. -С. 104- 107; Москалькова Т. Н. Нравственные основы уголовного процесса. -С. 78.

152

Решение вышеуказанных задач возможно только в результате комплексного осуществления целой системы мер, включающих мероприятия кадрового (ужесточение требований к профессиональному отбору работников следственных органов), дисциплинарного (ужесточение мер дисциплинарной ответственности за нарушение норм уголовно-процессуального законодательства) и др. характера. Отдельно следует сказать о мерах учебно-воспитательного характера. Идеи уважения прав и свобод человека, охраны его чести и достоинства и т. д. будут лучше усвоены и восприняты, если их внедрять в определенных учебных курсах и, прежде всего, при подготовке будущих сотрудников правоохранительных органов, а не уже сформировавшихся следователей и прокурорских работников, хотя предполагаемые курсы могли бы изучаться и на курсах повышения квалификации соответствующих работников. Так, по нашему мнению, целесообразно было бы ввести в учебных заведениях, осуществляющих подготовку сотрудников органов внутренних дел, органов федеральной службы безопасности, налоговой полиции, прокурорских работников, а также на курсах повышения квалификации вышеуказанных работников спецкурсов, посвященных правам человека, этике профессиональной деятельности следователя и т.д.). Так, например, в некоторых учебных заведениях уже изучаются курсы «Этика профессиональной деятельности юриста, «Охрана прав личности в уголовном судопроизводстве», «Нравственные начала деятельности следователя» и др. Кроме того, идеи неотъемлемости прав человека должны быть интегрированы в основные учебные дисциплины, изучаемые будущими сотрудниками органов уголовной
юстиции (курсы уголовного

153

процесса, теории государства и права, конституционного права и др.) Прежде всего, идея уважения прав человека должна проходить «красной нитью» при изучении курса уголовно-процессуального права. В лекционном курсе должна быть выделена тема «Уголовно-процессуальные гарантии личности». Кроме того, следовало бы выделить несколько
часов семинарских и практических занятий в курсе уголовного процесса,
на которых обучаемые усвоили бы сущность и значение института уважения прав личности в уголовном судопроизводстве, получили бы практические навыки по реализации данного института при производстве отдельных следственных действий и всего предварительного следствия в целом. Подводя итоги вышесказанному, следует отметить, что главным критерием профессионально-этической состоятельности следователя в конечном итоге должен стать следующий: его деятельность по расследованию уголовных дел должна осуществляться в полном соответствии с законом и конституционными принципами гуманного отношения к личности, охраны ее прав, свобод и законных интересов. Одним из важнейших вопросов в контексте положений об уважении личности, охране ее чести и достоинства является вопрос о возмещении ущерба, причиненного незаконными действиями должностных лиц, ведущих производство по делу. Действующее законодательство весьма противоречиво и непоследовательно решает данный вопрос. В настоящее время он регламентируется

Конституцией РФ, УПК РСФСР, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г, “О возмещении ущерба, причиненного действиями государственных и общественных организаций, а также

154

должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей”, должностной инструкцией к данному указу, отдельными статьями ГК РФ. В проекте нового УПК РФ появляется целая глава (гл. 18), посвященная институту реабилитации, под которым понимают возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда, восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах (ч. 1 ст. 133).

В данной главе подробно регламентированы круг субъектов, имеющих право на реабилитацию или на возмещение вреда, связанного с уголовном преследованием (ч. 2 ст. 133); порядок признания права на реабилитацию, возмещения вреда, восстановления прав реабилитированного, сроки реабилитации, связанные с этим обязанности должностных лиц и т. д. Примечательно, что, согласно ч. 3 ст. 133 проекта УПК РФ право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеет любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу. Очевидно, что принятие данных положений послужит задачам уважения прав и свобод личности, позволит реально восстанавливать права и законные интересы, нарушенные в результате применения незаконного и необоснованного принуждения при производстве по уголовному делу.

Подводя итоги вышесказанному, следует отметить, что конституционные положения об охране чести и достоинства личности должны быть отражены в уголовно-процессуальном законодательстве в виде соответствующего принципа и
обеспечены обязанностями

155

должностных лиц, ведущих производство по делу, уважать честь и достоинство личности при производстве всех процессуальных действий. Решение задачи реального обеспечения уважения личности в деятельности органов уголовной юстиции требует комплексного осуществления целой системы мер, включающих мероприятия кадрового (ужесточение требований к профессиональному отбору работников следственных органов), дисциплинарного (ужесточение мер дисциплинарной ответственности за нарушение норм уголовно-процессуального законодательства), учебно-воспитательного характера.

156

Заключение.

Подводя итоги диссертационного исследования, можно сделать следующие выводы.

Настоящая работа посвящена институту уважения личности в уголовном судопроизводстве. Выбор данной темы автором обусловлен ее несомненной актуальностью и практической значимостью.

Конституция РФ на первый план выдвигает задачи охраны прав и

свобод личности, гарантируя государственную (ч. 1 ст. 45), судебную

(ч.1 ст. 46) защиту, а также возможность межгосударственной (ч. 3 ст.

46) защиты прав и свобод, поэтому основное внимание в

диссертационном исследовании будет уделено проблемам правового

обеспечения уважения прав участников уголовного

судопроизводства.

Автор посчитал необходимым рассмотреть вопросы
реализации

положений об уважении личности в уголовном
судопроизводстве

применительно к отдельной стадии уголовного судопроизводства

предварительному расследованию, и, преимущественно, в отношении

157

определенных участников уголовно-процессуальных правоотношений -обвиняемых, подозреваемых и потерпевших, посвятив этому диссертационное исследование.

Диссертантом было проведено комплексное исследование теоретических проблем, связанных с институтом уважения личности в уголовном судопроизводстве, и вопросов реализации данного института на практике.

Автор приходит к выводу о том, что положение об уважении личности универсально, распространяется на всех субъектов общественных отношений. Институт уважения личности в уголовном судопроизводстве представляет собой совокупность средств и методов, имеющих целью обеспечить такой режим производства по уголовному делу, при котором признаются и соблюдаются законные интересы субъектов уголовно- процессуальной деятельности, охраняется их честь и достоинство, создаются условий для реального обеспечения и защиты прав и свобод участников уголовного судопроизводства, гарантируется восстановление нарушенных прав. Содержание уголовно- процессуального института уважения личности, по мнению диссертанта, включает:

  • признание и соблюдение законных интересов субъектов уголовно-процессуальной деятельности;
  • охрану чести и достоинства личности в процессе производства по уголовным делам, уважительное отношение и обращение к субъектам уголовного процесса ;

158

  • создание условий для реализации прав и свобод участников уголовного судопроизводства;
  • реальное обеспечение прав и свобод лиц, вовлеченных в уголовный процесс;
  • защиту прав и свобод участников уголовного судопроизводства от возможных посягательств;
  • восстановление в нарушенных правах субъектов уголовно- процессуальной деятельности.
  • Диссертант полагает, что совершенствование уголовно- процессуального института уважения личности может осуществляться по следующим направлениям;
  1. Усиление выраженности международно-правовых и конституционных норм об уважении прав и свобод человека в уголовно-процессуальном законодательстве и закрепление в законе задач и принципов, определяющих приоритет института уважения личности в системе норм уголовного процесса.

Первоочередным шагом в этом направлении является приведение уголовно-процессуального законодательства в соответствие с Конституцией РФ. Имеющиеся в уголовно-процессуальном законодательстве противоречия высшему законодательному
акту должны быть устранены путем принятия нового
уголовно-процессуального кодекса. В уголовно-процессуальном законодательстве должен быть установлен механизм реализации
регламентированных Конституцией РФ положений (положений об уважении чести и достоинства личности,

159

права свидетельского иммунитета, права на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе и бесплатно

ДР.)-

  1. Приведение уголовно-процессуального законодательства в соответствие с общепризнанными нравственными требованиями и нормами.

Проблема соотношения правовых и моральных норм в уголовно- процессуальной деятельности, по мнению диссертанта, имеет следующие аспекты:

а) многие моральные принципы, по существу определяющие дух уголовного судопроизводства, подразумеваются, находятся между строк уголовно-процессуального законодательства, но непосредственно в нем не отражены. Так, например, в уголовном процессе отсутствует единое универсальное правило, запрещающее при производстве по уголовным делам совершать действия и принимать решения, унижающие честь и достоинство личности, ставящие под угрозу их жизнь и здоровье. Очевидно, что задачи охраны чести и достоинства личности в уголовном судопроизводстве требуют нормативного установления единого нравственного подхода к производству всех процессуальных действий. В частности, в законе должно быть указано, что осуществление в ходе производства по уголовному делу любых действий и принятие решений, умаляющих честь и достоинство участников уголовного судопроизводства, не допускается.

160

б) отдельные нормы уголовно-процессуального законодательства противоречат общепризнанным нравственным требованиям (возможность принудительного производства экспертизы в отношении потерпевшего, его освидетельствования и т. д.). По мнению диссертанта, такие противоречия объясняются, прежде всего, требованиями достижения задач уголовного судопроизводства, необходимостью полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела. На наш взгляд, вопрос о приоритете интересов правосудия и моральных интересов потерпевшего в каждом конкретном случае должен решать суд. Так, в соответствии с положением ст. 46 Конституции РФ о праве каждого на судебную защиту прав и свобод в отношении потерпевшего и по судебному решению должны применяться все меры

принудительного характера (освидетельствование, экспертиза, получение образцов для сравнительного исследования и т. д.)

  1. Положение об уважении личности в уголовном судопроизводстве требует предоставления сторонам в деле (и, в частности, потерпевшему и обвиняемому) равных процессуальных возможностей для осуществления своих прав и законных интересов. Для этого потерпевший должен быть наделен не меньшим объемом прав, чем обвиняемый. Кроме того, обвиняемому и потерпевшему должны быть предоставлены дополнительные гарантии охраны их прав и свобод. В частности, законом должны быть установлены дополнительно случаи обязательного участия в деле защитника обвиняемого по делам военнослужащих,
    проходящих службу по

161

призыву; а также лиц, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Кроме того, следует распространить на данные случаи и действие нормы ст. 50 УПК РСФСР, указав, что обвиняемый вправе в любой момент отказаться от защитника, однако такой отказ не обязателен для суда, следователя и прокурора.

В связи с этим, следует дополнить ч. 1 ст. 49 УПК РСФСР и соответствующую статью проекта УПК РФ пунктами следующего содержания:

7) военнослужащих, проходящих службу по призыву; 8) 9) лиц, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. 10) В ч. 2 ст. 47 УПК и соответствующую статью проекта УПК РФ внести после слов «предусмотренных пунктами 2, 3 и 4» цифры 7, 8.

В ч.2 ст. 50 УПК РСФСР и соответствующую статью проекта УПК РФ внести после пунктов 2, 3, 4 и 5 пункты 7 и 8.

Должны быть также установлены случаи обязательного участия адвоката в качестве представителя потерпевшего (если потерпевшим является несовершеннолетний; лицо, которое страдает физическими или психическими недостатками и не в состоянии самостоятельно защищать свои права и законные интересы; лицо, не владеющее языком, на котором ведется судопроизводство; военнослужащий, проходящий службу по призыву). Целесообразно было бы законодательно установить процедуру отнесения расходов по оплате труда адвоката, выступающего в качестве представителя потерпевшего на счет государства.

162

  1. Совершенствование деятельности должностных лиц, ответственных за производство по уголовному делу.

Проблема заключается в том, что конституционные и
уголовно-процессуальные нормы, содержащие в себе
общечеловеческие ценности, требования соблюдать те или
иные нормы морали, уважительно относиться к участникам уголовного судопроизводства в реальных уголовно- процессуальных правоотношениях не действуют. Режим
обеспечения уважения личности при производстве по уголовным делам может быть обеспечен только при наличии такой предпосылки как соблюдение должностными лицами,
ведущими производство по делу, норм уголовно -
процессуального законодательства. Соблюдая и исполняя
нормы, определяющие механизм реализации прав
потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого и других участников процесса, должностные лица тем самым обеспечивают реально действующий характер этих прав. Но зачастую даже строгое
соблюдение процессуальных норм не гарантирует реального уважения прав, свобод и законных интересов граждан на практике. В связи с этим весьма важным выступает не только формальное отношение должностных лиц, ответственных за производство по делу, к выполнению уголовно-процессуальных норм, но также
и проявление чуткости, такта, корректности, действительного уважения к человеческой личности.
Работники правоохранительных органов, вторгаясь в сферу
прав граждан, обязаны сочетать в своей деятельности и соблюдать нормы закона с нормами нравственности.

163

Но, по нашему мнению, решить эту проблему можно только путем реализации целого комплекса мер, осуществляемым по нескольким основным направлениям.

а) Прежде всего, необходимо принимать неотложные меры по повышению уровня правосознания следователей. Основной ценностной ориентацией должностных лиц, ответственных за производство по делу, должна стать охрана прав, свобод и законных интересов каждой личности. Взяв это положение в качестве критерия, лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, суд должны сверять каждое свое действие и решение.

б) Повышение профессионализма должностных лиц, ответственных за производство по делу. Высокий уровень профессионализма предполагает четкое соблюдение всех требований закона, достижение задач уголовного судопроизводства только легитимными методами, стремление избежать конфликтных ситуаций в процессе производства по уголовному делу и т. д.

в) Повышение личной ответственности должностных лиц, ответственных за производство по делу.

г) Усиление дисциплинарной и уголовной ответственности должностных лиц, ведущих уголовное дело, нарушающих правовые и моральные нормы в результате злоупотребления служебным положением.

Решение задачи реального обеспечения уважения личности в деятельности органов уголовной юстиции требует комплексного осуществления целой системы мер, включающих
мероприятия

164

кадрового (ужесточение требований к профессиональному
отбору работников следственных органов), дисциплинарного (ужесточение мер дисциплинарной ответственности за нарушение норм
уголовно- процессуального законодательства), учебно- воспитательного характера. Идеи уважения прав и свобод человека должны быть интегрированы в основные учебные дисциплины, изучаемые будущими сотрудниками органов уголовной юстиции (курсы уголовного процесса, теории государства и права, конституционного права и др.). Кроме того, при подготовке и переподготовке вышеуказанных лиц целесообразно введение спецкурсов, посвященных правам человека,
этике профессиональной деятельности следователя («Этика профессиональной деятельности юриста, «Охрана прав личности в уголовном судопроизводстве», «Нравственные начала деятельности следователя» и др.).

165

Литература

1.Нормативно-правовые акты. А\ Действующие

1.1 Декларация прав и свобод человека и гражданина. (Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1991, №52, №1865).

1.2 Конституция РФ.-М. « Юридическая литература», 1993.- 64с.

1.3 Закон РФ о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений.\ РГ, 1995, 20 июля.

1.4 Закон РФ о статусе судей в РФ от 26 июня 1992 г. (ВВС. 1993. № 17. Ст.606). 1.5 1.6 Закон РСФСР о милиции от 18 апреля 1991 г. (ВВС.1993. № 10. Ст. 360). 1.7 1.6 Закон РФ об оперативно-розыскной деятельности от 13 марта 1992 г. (ВВС.1992. № 33. 1912).

1.7 Закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27 апреля 1993 г. (ВВС. 1993. №19. СТ. 685. СЗ РФ. 1995. № 51. СТ.4970). 1.8 1.9 Федеральный закон «О прокуратуре РФ» от 17 ноября 1995 г. (СЗ РФ. 1995.№47. СТ.4472). 1.10 1.11 Положение об адвокатуре РСФСР. Утверждено Законом РСФСР от 20 ноября 1980г. (ВВС. 1980.№48.Ст.1569). 1.12

166

1.10 Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР.-М.:Спарк, 2000.- 224 с. 1.11 1.12 Указ Президента РФ о милиции общественной безопасности (местной милиции) в РФ от 12 февраля 1993 г. (САПП. 1993. № 7. Ст.562). 1.13 1.14 Федеральный конституционный закон о Конституционном Суде РФ от 24 июня 1994 г. (СЗ. 1994. № 13. Ст. 1447). 1.15 1.16 Федеральный конституционный закон о судебной системе РФ от 26 декабря 1996 г. (С3.1997. №1. Ст. 1.) 1.17 1.18 Кодекс чести рядового и начальствующего состава органов внутренних дел РФ (утвержден приказом МВД РФ от 19. 11. 1993 г. №501). 1.19 1.20 Кодекс чести судьи РФ 1993 г. 1.21 1.22 Положении о службе в органах внутренних дел (утв. Постановлением Верховного Совета РФ 23. 12.1992). 1.23 Б\ Утратившие силу

1.15 Конституция РСФСР (1918).-М.: Право и жизнь, 1923.-38 с. 1.16 1.17 Конституция СССР.-М.:Госюриздат, 1936.-52 с. 1.18 1.19 Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик.-М.: Юридическое издательство Наркомюста , 1924.- 28 с. 1.20

1.16 Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик.-М.: Госюриздат, 1959-45 с. 1.17 1.18 Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР.-М.: Юридическое издательство Наркомюста , 1922.- 111с. 1.19 1.20 Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (новая редакция).- М.: Юридическое издательство Наркомюста, 1923.-124 с. 1.21

167

В\ Проекты

1.19 Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР: теоретическая модель. Под редакцией В. М. Савицкого.- М., ИГП АН СССР, 1990.-317 с. 1.20 1.21 УПК РФ. Общая часть. Проект Государственно-правового управления Президента РФ.//Росс. Юстиция, 1994, №9. 1.22 1.23 УПК РФ. Проект Министерства юстиции РФ.// Юридический вестник, 1995, сентябрь, № 31 (122). 1.24 1.25 Проект закона РФ «Об адвокатуре в РФ».-М., 2000. 1.26 Г\ Международно-правовые документы.

1.23 Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН 10 декабря 1948 г.) // Международные акты о правах человека.-М.: Норма, 1998.- С.39-44.

1.24 Документ Копенгагенского совещания 5 -29 июня 1990 г. Конференция по человеческому измерению СБСЕ.-М.: «Международные отношения». 1990.-34 с.

1.25 Заключение № 193 (1996) по заявке России на вступление в Совет Европы ( 25 января 1996 г.) // Российская юстиция, 1996, №4. 1.26 1.27 Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) // Международные акты о правах человека.-М.: Норма, 1998.-С.539-570. 1.28 1.27 Европейская Конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (Страсбург, 26 ноября 1987 г.) // Там же.-С.620-624.

168

1.28 Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (принят Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 34/169 от 17 декабря 1979 г.). 1.29 1.30 Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (принята Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 39/46 от 19 декабря 1984 г.) // Там же.-С.226-238. 1.31 1.30 Международный Пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.) // Там же.-С. 53-69.

1.31 Минимальные стандартные правила обращения с заключенными 1 декабря 1950 г. //Там же.-С. 190-206.

1.32 Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних^ утверждены Генеральной Ассамблеей ООН в мае 1984.). // Там же.- С.294-306.

1.33 Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (утвержден Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 43/173 от 9 декабря 1988 года) // Там же.-С. 208-217.

  1. Монографии, сборники, учебники.

1 Адвокат в советском уголовном процессе.-М.: Госюриздат, 1954.-321 с. 2 3 Бекешко С. П. Матвиенко Е. А. Подозреваемый в
советском уголовном процессе.-Минск: Вышэйшая школа, 1969.- 127 с. 4 5 Бербешкина 3. А. Справедливость как социально- философская категория.-М.: Мысль, 1983.-204 с. 6

169

2.4 Божьев В. Уголовно-процессуальные правоотношения.-М.: Юридическая литература, 1975.-175 с. 2.5 2.6 Алексеев Н. С. Даев В.П. Кокорев Л. Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса.- Воронеж: Издательство Воронежского Университета, 1980.-251 с. 2.7 2.8 Воеводин Л.Д Юридический статус личности в России.-М. Норма, 1997.-304с. 2.9 2.10 Гарантии прав лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве. -Свердловск: Свердловский юридический институт, 1975.-168 с. 2.11 2.12 Гарантии прав личности в советском уголовном праве и процессе - Ярославль: Ярославский государственный университет, 1981.-145 с. 2.13 2.14 Голунский С.А. Основные понятия учения о суде и правосудии . -Ашхабад: ВЮА, 1943. - 96 с. 2.15 2.16 Демидов И. Ф. Проблема прав человека в российском уголовном 2.17 процессе.-М.: Генеральная прокуратура РФ. ВНИИ ПУЗиП, 1995.-95 с.

2.11 Добровольская Т. Н. Принципы советского уголовного процесса.-М.: Юридическая литература, 1971.-199 с. 2.12 2.13 Зинатуллин 3.3. Уголовно - процессуальное принуждение и его эффективность. - Казань: Издательство Казанского Университета, 1981-136 с. 2.14 2.15 Клюков Е..М. Мера процессуального принуждения. - Казань: Издательство Казанского Университета, 1974.-110 с. 2.16 2.17 Кобликов А. С. Законность - конституционный принцип советского уголовного судопроизводства.-М.: Юридическая литература, 1979.-200 с. 2.18 2.19 Ковалев М.А. Прокурорский надзор за обеспечением прав личности при расследовании преступлений.-М.: Издательство МГУ,1981.-167с. 2.20

170

2.16 Козырев Г.Н. Судебная проверка законности и обоснованности ареста. - Нижний Новгород: Издательство Нижегородская высшая школа, 1994.-61 с. 2.17 2.18 Кондратов П. Е. Гарантии интересов обвиняемого как фактор, определяющий формирование и осуществление советской уголовной политики. // Гарантии прав личности в советском уголовном процессе.-Ярославль, 1981.-С. 44-51. 2.19 2.20 Кони А. Ф. История развития уголовно-процессуального законодательства в России. //Собр. Соч. в 8 т., 1967. -т. 4. 2.21 2.22 Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка.-М.:ИГП АН, 1979.- 230 с. 2.23 2.24 Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. - Саратов: Издательство Саратовского Университета, 1978.-136 с. 2.25 2.26 Корнуков В.М. Конституционные основы положения личности в уголовном судопроизводстве. - Саратов.: Издательство Саратовского Университета, 1987.-171 с. 2.27 2.28 Короткий Н. Н. Процессуальные гарантии неприкосновенности личности подозреваемого в стадии предварительного расследования.-М.: ВНИИ МВД, 1981.-96 с. 2.29 2.30 Крыленко Н. В. Суд и право в СССР.-М.: Право и жизнь, 1928.- 202 с. 2.31 2.32 Крыленко Н. В Основы уголовного судопроизводства союза ССР и союзных республик.-М.: Госюриздат, 1928.-64 с. 2.33 2.34 Кудин Ф.М. Принуждение в уголовном судопроизводстве. - Красноярск: Издательство Красноярского Университета, 1985.-135 с. 2.35 2.36 Кустов И. С. Законодательные гарантии достижения истины по уголовному делу.-Ашхабад: Туркменистан, 1975.-195 с. 2.37 2.38 Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе - М.:Издательство Московского Университета, 1972.- 114 с. 2.39

171

Куцова Э. Ф. Регламентация прав личности в советском уголовном процессе. -М., 1973.-132 с.

2.28 Ландо А.С. Представители несовершеннолетнего обвиняемого в советском уголовном процессе.-Саратов: Издательстао Саратовского Университета, 1977.-133 с. 2.29 2.30 Ларин А. М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции.-М.: Юридическая литература, 1986.-160 с. 2.31 2.32 Ларин А. М. Презумпция невиновности.-М.: Наука, 1982.-152 с. 2.33 2.34 Либус И. Охрана прав личности в уголовном процессе .- Ташкент: Узбекистан, 1975.-134 с. 2.35 2.36 Лившиц Ю. Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе.-М.: Юридическая литература, 1964.-138 с. 2.37 2.38 Лупинская П. А. Законность и обоснованность решений в уголвном судопроизводстве.-М.: ВЮЗИ, 1972-79 с. 2.39 2.40 Люблинский П.И. Полянский Н.Н. УПК РСФСР. Текст и постатейный комментарий.-М.: Право и жизнь, 1924.- 376 с. 2.41 2.42 Макарова Э. В. Гласность уголовного процесса.-Челябинск: ЧГТУ, 1993.-117 с. 2.43 2.44 Манов Б. Г. ООН и содействие осуществлению соглашений о правах человека.-М.: Наука, 1986.-110 с. 2.45 2.46 Мартынчик Е.Г. Радьков В. П. Юрченко В.Е. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве. - Кишинев. «Штиинца»,1982. -187 с. 2.47 2.48 Махова Т. М. Развитие общесоюзного уголовно- процессуального законодательства.-Саратов: Издательстао Саратовского Университета, 1989.-77 с. 2.49 2.50 Международные нормы и правоприменительная практика в области прав и свобод человека. Пособие для российских судей.-М.: Российская правовая академия Министерства юстиции РФ. 2.51

172

Международная неправительственная ассоциация
«Дорога свободы», 1993.-176 с.

2.40 Митрохин Н.П. Законность и демократизм предварительного следствия -Минск. «Вышэйшая школа», 1979.-205 с. 2.41 2.42 Михайлов В.А. Меры пресечения в уголовном судопроизводстве. -Тюмень, 1994.-272 с. 2.43 2.44 Мотовиловкер Я. О. Вопросы дальнейшего совершенствования уголовно-процессуального законодательства.-Томск: Томский государственный Университет, 1966.-123 с. 2.45 2.46 Мотовиловкер Я. О. Установление истины в советском уголовном процессе.-Ярославль: Ярославский Университет, 1974.- 71 с. 2.47 2.48 Научно-практический комментарий к УПК РСФСР (под общей редакцией В. М. Лебедева) - М. «Спарк», 1997.-624 с. 2.49 2.50 Николайко И. В. Права человека и система ООН.-Киев: Наукова думка, 1991.-168 с. 2.51 2.52 Новое советское законодательство и адвокатура.-М.: Издательство ИМО, 1960.-166 с. 2.53 2.54 Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М.: Русский язык, 1983.- 816 с. 2.55 2.56 О соблюдении прав человека и гражданина в РФ за 1993 г. Доклад Комиссии по правам человека при Президенте РФ.-М.: Юридическая литература, 1994.-56 с. 2.57 2.58 Охрана прав граждан в уголовном судопроизводстве.-М. ВНИИ ПУЗиП,1989.-119 с. 2.59 2.60 Патюлин В. А. Государство и личность в СССР. -М., 1972.- 234 с. 2.61 2.62 Пашкевич П. Ф. Объективная истина в уголовном судопроизводстве.-М.: Гос. издательство юридической литературы», 1961.-171 с. 2.63 2.64 Пашкевич П. Ф. Процессуальный закон и эффективность угоовного судопроизводства.-М.: Юридическая литература, 1984.- 175 с. 2.65

173

2.53 Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. - М.: Наука, 1989.-256 с. 2.54 2.55 Петрухин И. Л. Правосудие: время реформ.-М.: Наука, 1991.- 208 с. 2.56 2.57 Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно - процессуальное принуждение .- М.: Наука, 1985. -238 с. 2.58 2.59 Полянский Н.Н. Судьба процессуальных гарантий личной свободы во Франции. - М.: Изд-во АН СССР. -1946. - 165 с. 2.60 2.61 Полянский Н.Н. Очерк развития советской науки
уголовного процесса.-М.: Издательство АН СССР , 1966.-212 с. 2.62 2.63 Права человека в России - международное измерение.-М.: Права человека, 1995.- 352 с. 2.64 2.65 Правовые гарантии законности в СССР.-М.: Издательство АН СССР, 1962.-475 с. 2.66 2.67 Право обвиняемого на защиту в социалистическом
уголовном процессе. - М.:Наука, 1983.-285 с. 2.68 2.60 Правопорядок и правовой статус личности в развитом социалистическом обществе в свете Конституции СССР 1977 г. Саратов: Издательство Саратовского Университета, 1980.-146 с.

2.61 Проблемы охраны прав граждан в сфере борьбы с преступностью.- Иваново: Ивановский государственный Университет, 1980.-165 с.

2.62 Проблемы охраны прав и интересов обвиняемого, Кемерово: Кемеровский государственный Университет, 1983-143 с.

2.63 Проблемы правового статуса личности в уголовном процессе.- Саратов: Издательство Саратовского Университета, 1981 -196 с.

2.64 Проблемы правосудия и уголовного права. - М: ИГПАН СССР, 1978.-187 с.

2.65 Проблемы совершенствования прокурорского надзора ( к 275- летию Российской прокуратуры). Материалы научно-практической конференции.-М.: ВНИИ ПУЗ и П, 1996- 238 с.

174

2.66 Проблемы уголовного и уголовно- процессуального законодательства.-М., Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, 1994.-150с. 2.67 2.68 Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. Сборник научных трудов.М.: ВНИИ ПУЗ и П, 1997.-208 с. 2.69 2.70 Прокурорский надзор в СССР. ( Под ред. Б. Галкина).-М.: Юридическая литература, 1982.-303 с. 2.71 2.72 Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву.-М: Госюриздат, 1967.-277 с. 2.73 2.74 Розин Н. Н. Об оскорблении чести. Уголовно-юридическое исследование. Общая часть. 2-е изд..- Томск, 1910.-184 с. 2.75 2.76 Российский бюллетень по правам человека. Издание инициативной группы по правам человека Верховного Совета России.-М.: Мемориал, 1991.-189 с. 2.77 2.78 Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. - М.: Наука, 1975.-383 с. 2.79 2.80 Саркисянц Г. П. Защитник в уголовном процессе.-Ташкент: Узбекистан, 1971.-252 с. 2.81 2.82 Сводный бюллетень предложений по совершенствованию советского законодательства ВНИИСЗ.-М. 1989.-35 с. 2.83 2.84 Совершенствование уголовно-процессуального законодательства и охрана прав личности.-Киев: Наукова думка, 1989.- 223 с. 2.85 2.86 Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. - М.: Мысль, 1979.-318 с. 2.87 2.88 Стецовский Ю. Уголовно-процессуальная деятельность защитника.-М.: Юридическая литература, 1982.-174 с. 2.89 2.90 Стецовский Ю. И. Ларин А. М. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту . - М. Наука, 1988.-317 с. 2.91 2.92 Стремовский В.А. Участники предварительного следствия. - Ростов: Издательство Ростовского Университета, 1966 -260 с. 2.93

175

2.80 Строгович М . С. Курс советского уголовного процесса . М. «Наука», 1968 . т.1- 470 с. 2.81 2.82 Строгович М С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе.-М.: Издательство АН СССР, 1955.-382 с. 2.83 2.84 Строгович М.С. Сущность процессуальных гарантий // Избранные труды в 3-х томах. - Т.2. - М., 1992. 2.85 2.86 Строгович М. С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности.-М. Наука, 1984.-143 с. 2.87 2.88 Труды первой научной сессии Всесоюзного института юридических наук.-М.: Госюриздат, 1940.-126 с. 2.89 2.90 Тыричев И. В. Принципы советского уголовного процесса.-М.: ВЮЗИ, 1983-80 с. 2.91 2.92 Уголовная юстиция: проблемы международного сотрудничества.-М.: Бек, 1995.-296 с. 2.93 2.94 Уголовно-правовые и процессуальные гарантии защиты конституционных прав граждан.-Калинин: КГУ ,1980.-155 с. 2.95 2.96 Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель. Под ред. В. М. Савицкого.-М.: ИГП АН СССР, 199-316 с. 2.97 2.98 Уголовно-процессуальное принуждение и ответственность, их место в решении задач предварительного расследования.- Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1987.-114 с. 2.99 2.100 Уголовный процесс . Учебник для ВУЗов под общей редакцией П.А.Лупинской-М.: Юрист, 1995.-544 с. 2.101 2.102 Участники предварительного расследования и обеспечения их прав и законных интересов.-Волгоград. МВД. Высшая следственная школа. Сборник научных трудов., 1993.-156 с. 2.103 2.104 Федеральная программа действий в области прав человека. (проект).-М., 1994.-62 с. 2.105

176

2.93 Фойницкий И.Я Курс уголовного судопроизводства.-СПб., 1902.- 326 с. 2.94 2.95 Холанд М. Аметистов Э. Защита прав человека в России и США глазами друг друга.-М.-Нью-Йорк, 1993.-149 с. 2.96 2.97 Цыпкин А.Л. Право на защиту в советском уголовном процессе -Саратов.: Издательство Саратовского юридического института, 1959.- 337 с. 2.98 2.99 Чельцов -Бебутов М. А. Очерк истории советского уголовного процесса.-М.: Всесоюзный юридическтй заочный институт, 1948.-40 с. 2.100 2.101 Шадрин В. С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений.-Волгоград, 1999.-С. 238 с. 2.102 2.103 Шундиков В. Д. Принцип непосредственности при расследовании и рассмотрении уголовного дела.-Саратов: Издательство Саратовского Университета, 1974.- 157 с. 2.104 2.105 Элькинд П. С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве.-Л.: Издательство ЛГУ, 1976.-143 с. 2.106 4. Статьи.

4.1 Агеева Г. Н. Принципы советского уголовного процесса, их сущность и значение.// ВЮЗИ. Труды. Т. 20. Проблемы укрепления законности и охраны прав личности в уголовном процессе.-М., 1972.- С. 3-5.

4.2 Александров А. О значении концепции объективной истины. // Росс, юстиция, 1999, №1.-023-25.

4.3 Анашкин Г. 3. Некоторые вопросы кодификации уголовно- процессуального законодательства РСФСР. // Советская юстиция, 1957, № 2.-С. 34-38.

4.3 Баранов В. Показания подозреваемого в советском уголовном процессе. //Соц. законность, 1957, №2.-С. 13-21.

177

4.4 Башкатов Л. Ветрова Г. О состязательности // Российская юстиция, 1995, №1.-С. 19-21. 4.5 4.6 Божъев В. П. Процессуальный статус потерпевшего. // Росс. Юстиция.-1994.-№1. -С.47-49. 4.7 4.8 Бойков А Южаков Л. Арест подозреваемого.// Соц. законность, 1970, №1.-С. 43-45. 4.9 4.10 Бойков А. О перспективах судебной реформы //Соц. законность, 1988, №9.-С. 17-21. 4.11 4.12 Бойков А. Проекты УПК РФ: иллюзии утрачены, надежды остаются.// Законность, 1995, №3, С.-39-43. 4.13 4.14 Бойков А. В дебрях судебно-правовой реформы. //Законность. 1993.-№3.-С. 8-11. 4.15 4.16 Быков В. Принципы уголовного процесса по Конституции РФ 1993 г. // Рос. Юстиция, 1994, №8.-С.8-9. 4.17 4.18 В каких поправках нуждается Конституция РФ? Круглый стол ИзиСП и редакции Журнала российского права.//ЖРП, 1999.-С. 30- 54. 4.19 4.20 Викторов Б. А. О критике некоторых положений в теории советского уголовного процесса.// Сов. государство и право, 1958, №3.-С. 88-95. 4.21 4.22 Власов В. В праве должна быть преемственность. // Российская юстиция, 1994, №12.-С.14-15. 4.23 4.24 Воскресенский В. Кореневский Ю. Состязательность в уголовном процессе.//Законность, 1995, №7.-С. 4-11. 4.25 4.26 Вышинский А.Я. На новые рельсы.// Социалистическая законность, 1936, №10.-С.8-11. 4.27 4.28 Гальперин И. М. Охрана процессуальных прав граждан в уголовном процессе. // Сов. государство и право, 1955, №2.-С. 32- 36. 4.29 4.30 Главный принцип: демократизация судопроизводства. Пояснительная записка к Проекту УПК РФ. // Юридический вестник, 1995, сентябрь, № 31.- С. 30. 4.31

178

4.18 Голунский С. А. Новые Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. // Сов. государство и право, 1959, №2 -С. 48- 61. 4.19 4.20 Гранкин М. Залог как мера пресечения.// Российская юстиция, 1998, №2.-С. 24-26. 4.21 4.22 Гродзинский М.М. Право обвиняемого на защиту. //Ученые записки Харьковского юридического института. Вып..1, 1939.-С.8 -15. 4.23 4.24 Громыко А. Фирдман А. Нарушение прав потерпевших. //Законность.- 1997.-№11.-С. 38-40. 4.25 4.26 Грузд Б. Правило Маслова // Росс. Юстиция, 2000, №10.-С. 7-9. 4.27 4.28 Джатиев В. Обвинение и защита.// Российская юстиция, 1995, №3.-С. 17-19. 4.29 4.30 Добровольская Т. Н. Гарантии прав граждан в советском уголовном судопроизводстве. // Сов. государство и право, 1980, №2.-С. 128-136. 4.31 4.32 Доля Е. А. Проект Общей части УПК РФ: критический анализ.// Государство и право, 1995.-№5.-С.82-89. 4.33 4.34 Заикин Н. Обсуждение проекта УПК в научно-консультативном совете.// Законность.-1996.-№9.-С. 38- 40. 4.35 4.36 Заключение по результатам парламентских слушаний «О ходе реализации концептуальных положений судебной реформы в РФ». // Росс, юстиция, 1999, №2.-С.2-5. 4.37 4.38 Каминская В. И. Презумпция невиновности в советском уголовном праве. // Соц. законность, 1946, № 4-5.- С. 11-16. 4.39 4.40 Каминская В.И. В чем значение уголовно - процессуальных гарантий в советском уголовном процессе.// Советское государство и право ; 1950 - №5.-046-57. 4.41 4.42 Каминская В.И. Охрана прав и законных интересов граждан в уголовно- процессуальном праве.// Советское государство и право, 1968, №10.-С. 28-36. 4.43

179

4.31 Карев Д. Защита прав человека в уголовном процессе.( По материалам семинара в Вене 1960 г. по защите прав человека в уголовном процессе.)// Социалистическая законность, 1960, № 11.- С. 51-55. 4.32 4.33 Карнеева Л. М. Подозреваемый в советском уголовном процессе.// Соц. законность, 1954, №4. 4.34 4.35 Кашепов В.П. Концепция развития законодательства об уголовном судопроизводстве.// Концепции развития российского законодательства.- М., Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, 1998.-С. 231-244. 4.36 4.37 Кашепов В.П Институт судебной защиты прав и свобод граждан и средства ее реализации.// Государство и право, 1998, №2.-С.66-71. 4.38 4.39 Кобликов А.С. Судебная власть и процессуальные гарантии // Вестник Верховного Суда СССР. -1991. - №8. - С.22-25. 4.40 4.41 Колоколов Н. А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования: реальность, перспективы.// Государство и право, 1998, №11.-С. 31-40. 4.42 4.43 Кореневский Ю. Нужна ли суду истина? // Росс. Юстиция, 1994, №5.-С.20-23. 4.44 4.45 Кручинин Ю. Адвокат- защитник и услуги частных детективов.// Росс, юстиция, 1998, №5, С. 14-15. 4.46 4.47 Леви А. А. Об участии защитника на предварительном следствии.// Соц. законность, 1987, №4.-С.56-58. 4.48 4.49 Леви А.А. Участие защитника на предварительном следствии.//Прокурорская и следственная практика.- 1997, №3.-С. 127-131. 4.50 4.51 Лукашевич В. 3. Презумпция невиновности и установление виновности обвиняемого.// Вестник ЛГУ. Экономика. Философия. Право. Вып. 3, 1983, № 17.-С.58-65. 4.52

180

4.42 Любичева С. Защита потерпевших от преступления: правовые аспекты //Уголовное право.-1998.-№1.-С63-66. 4.43 4.44 Малько А.В. Об ограничениях прав и свобод человека и гражданина в проекте Конституции РФ // Государство и право. - 1993. -№3.-С.98-100. 4.45 4.46 Махова Т. М. О совершенствовании уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего права обвиняемого.// Вестник Московского Университета.-Вып. 12. Право., 1976, №5. -С. 69-75. 4.47 4.48 Михайлов И. Ясинский Г. Совершенствование некоторых норм УПК союзных республик.// Соц. законность, 1968, № 1.-С. 27-30. 4.49 4.50 Мотовиловкер Я. О. О гарантиях интересов личности и правосудия.// Советское государство и право, 1974, №6.-С. 100-107. 4.51 4.52 Нажимов В. П. Справедливость как принцип правосудия и важнейшее средство законности приговора в СССР. // Принцип справедливости при осуществлении правосудия по уголовным делам.-Калининград, КГУ, 1989.-С.З-12. 4.53 4.54 Неткачев В. Судебное обжалование арестов .//Законность , 1993 -№ 8.-С. 32-33. 4.55 4.56 Никандров В.И. Институт судебной проверки правомерности ареста : практика применения и проблемы совершенствования. // Государство и право, 1996, №7.-С. 114-122. 4.57 4.58 Перлов И. Д. Рагинский М. О. Назревшие вопросы дознания и предварительного следствия.// Сов. государство и право, 1957, №4.- С. 115-122. 4.59 4.60 Перлов И. Д. К разработке Основ уголовного судопроизводства СССР и союзных республик.// Соц. законность, 1957,№5.-С.8-11. 4.61 4.62 Перлов И. Д. Дальнейшее развитие демократических основ уголовного судопроизводства в свете программы КПСС.// Сов. государство и право, 1962, №4.-С. 86-98. 4.63

181

4.53 Петрухин И. Л. Прокурорский надзор и судебный контроль за следствием.// Российская юстиция, 1998, №9.-С12 - 13. 4.54 4.55 Печников Г. А. Система «здравого» юридического смысла» в уголовном процессе.//Росс, юстиция, 1998, №3.-С.10-12. 4.56 4.55 Поляков С, Федотов г. Право на защиту и неплатежеспособность * обвиняемого // Законность. -1994, № 1. -С. 24-26.

4.56 Полянский Н. Н. К вопросу о состязательности в стадии предварительного следствия.//Соц. законность, 1938, №3.-С.72-74. 4.57 4.58 Пономарева В. П. О правопонимании. // Право: история, теория, практика. Вып. 2. -Брянск, 1998.- С.4-17. 4.59 4.60 Работа коллегий адвокатов РФ в 1999 г. //Росс. Юстиция , 2000 , №7.- с. 60-61. 4.61 4.62 Раскольников А. О подозреваемых и обвиняемых.// Сов. юстиция, 1936, №28.-С.11-14. 4.63 *% 4.60 Российская правовая система и международное право: современные проблемы взаимодействия. (Всероссийская научно- практическая конференция в Нижнем Новгороде). Круглый стол « Государства и права». // Государство и право, 1996, №3.-С. 8-33.

4.61 Рощин В.Н. Процессуальное положение подозреваемого в советском уголовном процессе.// Сов. государство и право, 1957, № 9.-С.69-76. 4.62 4.63 Савицкий М.Я. К вопросу о системе принципов советского уголовного процесса.//Сов. государство и право, 1950, №1.-С.45-57. 4.64 4.63 Савицкий М.Я. Задачи и положение защитника в
советском * уголовном процессе.// Советское государство и право, 1955, №7.- С92-

100.

4.64 Савицкий В.М. О совершенствовании законодательства, регламентирующего положение обвиняемого на предварительном следствии. //Ученые записки ВНИИ СЗ.-М..1966. Вып. 6.-С. 115-143.

182

4.65 Савицкий В.М. Правосудие и личность.// Советское государство и право. , 1983, №5.-С.55-63. 4.66 4.67 Савицкий В. М. Уголовный процесс России на новом витке демократизации.// Государство и право, 1994, №6.-С. 96-108. 4.68 4.69 Савицкий В. М. Российские суды получили реальную возможность контролировать судебную власть.// Судебный контроль и права человека. Материалы российско-британского семинара.- Москва, 12-13 сентября 1996.( Под ред. В.М.Савицкого). 4.70 4.71 Сергеев А. Уголовно-процессуальное задержание.// Соц. законность, 1975, №11.-С.64-66. 4.72 4.73 Смирнов В. Давлетов А. Когла задержанный становится задеожанным?//Российский адвокат, 1998.-№5, С.-30-31. 4.74 4.75 Соловьев А. Б. Токарева М. Е. Дифференциация форм досудебного производства по уголовным делам.// Прокурорская и следственная практика. 1998, №3.-С. 144-152. 4.76 4.77 Строгович М. С. Теоретические вопросы советской законности// Советское государство и право, 1956, №4.-С. 12-23. 4.78 4.79 Строгович М.С. Процессуальное положение адвоката в советском уголовном процессе.//Соц. законность, 1959, №3.-С. 15- 20. 4.80 4.81 Строгович М. С. О подозреваемом.//Соц. законность, 1961, №2.- С. 33-39. 4.82 4.83 Соловьев А.В. Уголовное преследование и прокурорский надзор в досудебных стадиях судопроизводства.// Прокурорская и следственная практика.-1997, № З.-С. 88-94. 4.84 4.85 Тутышкин Н.П. Процессуальное положение и функции прокурора в стадии предварительного расследования.// Известия Вузов.Правоведение, 1983, №4.-82-86. 4.86 4.87 Тезисы П.И. Стучка о реформе УПК.// Революция права.-1928, № 1-е. 120-125. 4.88

183

4.77 Цыпкин А.Л О диспозитивности в советском уголовном процессе. // Советское государство и право, 1958, №3.-С. 132-136. 4.78 4.79 Чувилев А. Применение конституционных норм в уголовном судопроизводстве.//Росс. Юстиция, 1994, №2.-С.5-8. 4.80 4.81 Эйсман А. А. Соотношение истины и достоверности в уголовном процессе.// Сов. государство и право, 1966, №6.-С. 92-96. 4.82 4.83 Якуб М. О принципах советского уголовного процесса. // Соц. законность, 1951, №8.-С. 29-40. 4.84 4.85 Яни П. С. законодательное определение потерпевшего от преступления. // Росс. Юстиция. -1995.-№4.-С. 39 -41. 4.86 5. Авторефераты и диссертации.

5.1 Аверченко А. К. Подозреваемый и реализация его прав в уголовном процессе. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. -Томск, 2001 .-23 с. 5.2 5.3 Ахпанов А.Н. Меры процессуального принуждения: социальная ценность, теория и практика применения. Автореферат диссертации на соискание ученой
степени кандидата юридических наук. Караганда, 1989.-25C. 5.4

5.3 Белоусов А. Е. Вопросы теории и практики применения мер уголовно- процессуального пресечения по законодательству РФ. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. -Ижевск, 1995.-18 с. 5.4 5.5 Бицадзе Б. Р. Актуальные проблемы реализации принципа гласности на предварительном следствии и в суде. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.-М., 1991.-21 с. 5.6

184

5.5 Буряков А. Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - М., 1967.-23 с.

5.6 Василенко В. П. Исследование доказательств на предварительном следствии. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - М., 1978.-22с.

5.7 Галузо В.Н .Судебный контроль за законностью и обоснованностью содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых на стадии предварительного расследования. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. -М.,1995.-28с.

5.8 Горленко С. В. Общие условия производства предварительного следствия в уголовном процессе (понятие, история и современность). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - М., 2001.-22 с.

5.9 Данилюк А. И. Принцип всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела в стадии предварительного расследования. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.. -Томск, 1974.-21 с.

5.8 Демидов И.Ф. Проблемы прав человека в современном российском уголовном процессе. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. -М., 1996-58 с. 5.9 5.10 Долгоруков С. В. Принцип неприкосновенности личности в уголовном судопроизводстве. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.. -Минск, 1985.-20 с. 5.11

5.10 Еникеев 3. Д. Проблемы мер пресечения в уголовном процессе. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук.-Екатеринбург, 1991.-42 с. 5.11 5.12 Зелинская О. Б. Реализация принципов нравственности в деятельности следователя. Автореферат диссертации на 5.13

185

соискание ученой степени кандидата юридических наук.-М., 2001.- 24 с.

5.12 Изотова О.В. Проблемы судебного контроля при возбуждении и предварительном расследовании уголовных дел. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.. -М., 1996.-22 с. 5.13 5.14 Каминская В. И. Теория советского уголовно-процессуального закона. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук.-М., 1967.-34 с. 5.15 5.16 Качалова О. В. Охрана конституционных прав подозреваемого и обвиняемого на предварительном следствии. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - М., 1999.- 218 с. 5.17 5.18 Кротова Л.А. Процессуальные гарантии достижения задач уголовного судопроизводства Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.. - Казань, 1982.-24 с. 5.19 5.16 Куцова Э. Ф. Уголовно-процессуальные гарантии прав и законных интересов личности. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук.-М., 1986.-45 с.

5.17 Лавдаренко Л. И. Функция следователя в российском уголовном процессе: проблемы реализации, перспективы развития. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - Владивосток, 2001.- 22 с. 5.18 5.19 Либус И. А. Презумпция невиновности в советском уголовном процессе. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук.- Ташкент, 1983.-39 с. 5.20 5.21 Лукашевич В. 3. Гарантии прав обвиняемого в стадиях предварительного расследования и предания суду. Автореферат 5.22

186

диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук.-Л., 1967.-32 с.

5.20 Мартынчик Е. Г. Гарантии прав обвиняемого в советской уголовном процессе. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.. -М., 1968.- 22 с. 5.21 5.22 Машовец А. О. Принцип состязательности и его реализация на предварительном следствии. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.. - Екатеринбург, 1994.-23 с. 5.23 5.24 Москалькова Т. Н. Уважение чести и достоинства личности как принцип уголовного процесса. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. -М., 1988.- 25 с. 5.25 5.26 Москалькова Т. Н. Уважение чести и достоинства личности как принцип уголовного процесса. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук.. -М., 1988.-210 с. 5.27 5.24 Москалькова Т. Н. Нравственные основы уголовного процесса. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук.-М., 1997.-464 с.

5.25 Пастухов П. С. Конституционный принцип равенства всех перед законом и судом в Российской Федерации (досудебное производство). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук..-М., 1998.- 28 с. 5.26 5.27 Печников Г. А. Принцип презумпции невиновности на предварительном следствии. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук..-М.,1986.- 23 с. 5.28 5.29 Прокофьева С. А. Гуманистические начала уголовного судопроизводства. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. -СПб, 1999.-221 с. 5.30

187

5.28 Руднев В. И. Иммунитеты в уголовном судопроизводстве. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук..-М.,1997.-21 с. 5.29 5.30 Синенко С. А. Участие потерпевшего в расследовании преступлений (уголовно-процессуальное и криминалистическое исследование). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.- Владивосток, 2001. 27 с. 5.31 5.32 Тихонов А. К. Уголовно-процессуальные меры обеспечения чести, достоинства и личной безопасности потерпевшего и свидетеля. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. -М., 1995.- 26 с. 5.33 5.34 Цоколова О.И. Применение органами предварительного следствия и дознания мер процессуального принуждения под судебным контролем. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.. - М.,1995;- 24 с. 5.35 6. Руководящие разъяснения органов прокуратуры, судов.

6.1 Генеральная прокуратура РФ. Указание об усилении надзора за соблюдением процессуальных гарантий, обоснованностью решений о применении ареста в качестве меры пресечения, продлении сроков следствия , содержание под стражей и их судебном обжаловании от 10.11.1992.// Правовая регламентация уголовного судопроизводства. ч.З. МВД.Тюменская Высшая школа, 1994.-С. 36-42.

6.2 Инструкция по применению Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.// Там же .4.1.-С. 28-35.

188

6.3 Постановление Верховного Совета РСФСР «О концепции судебной реформы в РСФСР» от 24 октября 1991 г. (ВВС. 1991. №44. СТ. 1435). 6.4 6.5 Постановление №16 Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 г. «О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и вовлечение их в преступную и иную антиобщественную деятельность» // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам.-М.: Спарк, 1997.-С. 122-131. 6.6 6.7 Постановление №5 Пленума Верховного Суда СССР от16 июня 6.8 1978 г. «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту».// Там же -С. 134-139.

6.6 Постановление №1 Пленума Верховного Суда СССР от 23 марта

1979 г. «О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением» .//Тамже-С.149-155.

6.7 Постановление №5 Пленума Верховного Суда СССР от 9 июля 1982 г. «О выполнении судами законодательства и руководящих разъяснений при рассмотрении дел о преступлениях несовершеннолетних». // Там же -С. 185-189. 6.8 6.9 Постановление №15 Пленума Верховного Суда СССР от 5 декабря 1986 г. «О дальнейшем укреплении законности при осуществлении правосудия». // Там же -С.281-286. 6.10 6.11 Постановление №15 Пленума Верховного Суда СССР от 23 декабря1988 г. «О некоторых вопросах применения в судебной практике Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при осуществлении ими служебных обязанностей» //Там же-С.305-309. 6.12

189

6.10 Постановление №2 Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 апреля1984 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением судами уголовно-процессуальных норм, регулирующих возвращение дел для дополнительного расследования». //Там же - С.415-420. 6.11 6.12 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 года №3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей». //Там же -С.503-506. 6.13 6.14 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1993 года №13 «О некоторых вопросах, связанных с применением ст.ст. 23 и 25 Конституции РФ».//Там же.-с.509-510. 6.15 6.16 Постановление №6 Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. “ О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. №3 “О практике судебной проверке законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей”.//Там же -С.512-514. 6.17 6.18 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года №8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия».// Там же.-с.528- 535. 6.19 6.20 Постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. N 4-П “По делу о проверке конституционности статей 220.1 И 220.2 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна”. ( СЗ РФ. 1995. №19.СТ. 1764). 6.21 6.22 Постановление Конституционного Суда РФ от 13 июня 1996 г. N 14-П “По делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Щелухина”; Постановление Конституционного Суда РФ от 13 ноября 1995 г. N 13-П “По делу о проверке конституционности части пятой статьи 209 Уголовно- процессуального 6.23

190

кодекса РСФСР в связи жалобами граждан Р.Н.Самигуллиной и АААпанасенко”. (СЗ РФ. 1996. № 26.СТ. 3185).

6.17 Постановление Конституционного Суда РФ от 28 января 1997 г. N 2-П “По делу о проверке конституционности части четвертой статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В.Антипова, Р.Л.Гитиса и С.В.Абрамова”. (СЗ РФ. 1997.№7.СТ. 871.) 6.18 6.19 Постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта1999 г. N 5-П “По делу о проверке конституционности статей 133, ч. 1 статьи218 и статьи 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В. К. Борисова, Б. А. Кехмана, В. И. Монастырецкого, Д. И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью «Моноком». 6.20 6.21 Вопросы уголовного права и процесса в практике Верховных Судов СССР и РСФСР 1938-1978 гг. -М.: Юридическая литература, 1980.-470 с. 6.22 6.23 Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР 1974-1979 гг.-М.: Юридическая литература, 1981.-400 с. 6.24 6.25 Состояние законности в РФ (1996-1997 г.) Аналитический доклад НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной Прокуратуре РФ. -М., 1998. - 89 с. 6.26 6.27 Состояние законности в РФ (1998-1999 г.) Аналитический доклад НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной Прокуратуре.-М., 2000. - 93 с. 6.28

191

Приложения

Приложение 1 132 Анкета для следователей.

  1. На Ваш взгляд, обязаны ли Вы уважать участников уголовного судопроизводства в ходе производства предварительного расследования?

а) да, обязаны (44%);

б) нет, не обязаны (6%);

в) уважать участников процесса желательно, но не обязательно (38%);

г) в уголовно-процессуальном законе нет никаких указаний
по данному поводу (11%);

д) затрудняюсь ответить (1%);

е) иное.

  1. Какое воздействие оказывает на Ваше внутреннее убеждение и Ваш стиль работы презумпция невиновности?

а) в работе следователя презумпция невиновности имеет формальное значение; (30%)

В качестве приложений предлагаются опросные части анкет, заполняемых следователями и адвокатами в рамках социологического исследования, проведенного автором диссертации. В скобках возле каждого из вариантов ответа на поставленные вопросы указано количество опрошенных следователей или адвокатов, выбравших тот или иной вариант ответа, выраженное в процентах.

192

б) я считаю обвиняемого (подозреваемого) невиновным, пока не будут собраны доказательства, исключающие сомнения в его невиновности; (56%)

в) как правило, я стремлюсь «расколоть» обвиняемого (подозреваемого) и добиться от него признания своей вины; (8%)

г) иное;

д) затрудняюсь ответить. (6%)

  1. Считаете ли Вы, что обеспечение прав участников предварительного расследования - Ваша прямая обязанность?

а) да; (77%)

б) нет; (4%)

в) в какой-то степени - да; (19%)

г) затрудняюсь ответить.

  1. Каким образом Вы осуществляете ознакомление
    участников уголовного судопроизводства со своими правами?

а) перечисляю эти права (устно); (18%)

б) перечисляю эти права и разъясняю их сущность; (40%)

в) предлагаю участникам процесса самостоятельно ознакомиться с их правами, распечатанными на бумаге. (42%)

г) иным образом.

  1. Ваш личный опыт работы показывает, что после разъяснения прав участникам уголовного процесса они осознают их
    сущность и

193

значение, могут пользоваться ими на протяжении
всего

предварительного следствия.

а) в большинстве случаев -да; (23%)

Б) в большинстве случаев - нет(9%);

В) иногда(3%);

Г) далеко не всегда (61 %);

Д) затрудняюсь ответить(4%).

  1. На Ваш взгляд, нуждаются ли участники уголовного судопроизводства (подозреваемый, обвиняемый, потерпевший) в том, чтобы их права и обязанности, а также их смысл и содержание, разъяснялись им в течение всего производства предварительного следствия? а)да;(12%)

б) нет;(5%)

в) нуждаются лишь немногие;(20%)

г) нуждается большинство; (63%)

д) затрудняюсь ответить.

  1. Приходилось ли Вам в процессе производства по уголовным делам совершать действия и принимать решения, затрагивающие честь и достоинство участников уголовного судопроизводства?

а) нет, не приходилось (47%);

б) приходилось крайне редко (22%);

194

в) приходилось иногда (15%);

г) приходилось довольно часто (11%);

д) затрудняюсь ответить(5%);

е) иное.

  1. Как Вы полагаете, должны ли субъекты уголовного судопроизводства в своей деятельности руководствоваться общепризнанными нравственными нормами или же выполнять исключительно требования правовых норм?

а) все участники уголовного процесса должны руководствоваться, прежде всего, нормами морали (0%);

б) все участники уголовного процесса должны руководствоваться только нормами права (49%);

в) все участники уголовного процесса должны в своей деятельности опираться и на нормы морали, и на нормы права (51%);

г) затрудняюсь ответить.

  1. На Ваш взгляд, необходимо ли при производстве по уголовным делам достижение такого режима предварительного расследования, при котором уважаются права и свободы, честь и достоинство, законные интересы участников уголовного судопроизводства?

а) да, необходимо (95%);

б) нет, необходимости в этом нет (3%);

в) затрудняюсь ответить (2%).

195

  1. Как часто в Вашей практике встречаются случаи, когда в качестве представителя потерпевшего выступает адвокат?

а) встречаются довольно часто;

б) встречаются иногда (10%);

в) встречаются крайне редко (54%);

г) не встречались никогда (36%).

Приложение 2 Анкета для адвокатов

  1. На Ваш взгляд, необходимо ли при производстве по уголовным делам достижение такого режима предварительного расследования, при котором уважаются права и свободы, честь и достоинство, законные интересы участников уголовного судопроизводства?

а) да, необходимо (99%);

б) нет, необходимости в этом нет (0%);

в) затрудняюсь ответить (1%).

  1. Как часто в своей практике Вы сталкиваетесь со случаями неуважения прав и свобод, чести и достоинства участников уголовного судопроизводства со стороны должностных лиц, ответственных за производство по делу?

196

а) постоянно (23%);

б) довольно часто (69%);

в) иногда (13%);

г) крайне редко (2%);

д) никогда.

  1. Приходилось ли Вам участвовать при производстве предварительного расследования выступать в
    качестве представителя потерпевшего? а) да, довольно часто (0%);

б) да, иногда (3%);

в) да, приходилось, но крайне редко (4%);

г) нет, не приходилось( 93%).

  1. По Вашему мнению, есть ли необходимость установления в законе правила об обязательном участии адвоката в качестве представителя потерпевшего по отдельным категориям дел (там, где в качестве потерпевших выступают лица, не способные в силу определенных причин самостоятельно отстаивать свои права и законные интересы)?

а) да, такая необходимость есть (74%);

б) нет, такой необходимости нет (24%);

в) затрудняюсь ответить (2%).

197

  1. На Ваш взгляд, нуждаются ли в обязательной помощи защитника обвиняемые и подозреваемые, к которым в качестве меры пресечения

применено заключение под стражу?

if

а) да, только адвокат может удержать их от необдуманных поступков

f* (46%);

б) все зависит от конкретного дела и личности
обвиняемого (подозреваемого) (52%);

в) нет, обязательной помощи защитника, как правило, им не требуется (2%);

г) затрудняюсь ответить. \

fc 6. Как Вы полагаете, должны ли субъекты уголовного судопроизводства

в своей деятельности руководствоваться общепризнанными нравственными нормами или же выполнять исключительно требования I; правовых норм?

! а) все участники уголовного процесса должны
руководствоваться,

? прежде всего, нормами морали;

i б) все участники уголовного процесса должны руководствоваться только

нормами права (44%);

в) все участники уголовного процесса должны в своей деятельности опираться и на нормы морали и на нормы права (56%);

mm г) затрудняюсь ответить.

\

’ 7, На Ваш взгляд, нуждаются ли участники
уголовного

| судопроизводства (подозреваемый, обвиняемый,
потерпевший) в

том, чтобы их права и обязанности, а также их смысл и содержание,

198

разъяснялись им в течение всего производства предварительного следствия? а)да;(19%)

б) нет;(2%)

в) нуждаются лишь немногие;(17%)

г) нуждается большинство; (62%)

д) затрудняюсь ответить.