lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Петухов, Евгений Николаевич. - Досудебное производство по уголовным делам, связанным с преступлениями в финансово-кредитной сфере: По материалам преступлений, связанных с незаконным получением, использованием и невозвращением кредитов : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Н. Новгород, 2001 187 с. РГБ ОД, 61:02-12/456-5

Posted in:

&0?-1&/’/5’6-5-

Министерство внутренних дел России Нижегородская академия

На правах рукописи

ПЕТУХОВ ЕВГЕНИЙ НИКОЛАЕВИЧ

ДОСУДЕБНОЕ ПРОИЗВОДСТВО ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, СВЯЗАННЫМ С ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ В ФИНАНСОВО-КРЕДИТНОЙ СФЕРЕ

(по материалам о преступлениях, связанных с незаконным получением, использованием и невозвращением кредитов)

ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Специальность: 12. 00. 09 - уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор А.Ф. Лубин

Н. Новгород - 2001

2

ОГЛАВЛЕНИЕ:

ВВЕДЕНИЕ 3-10

ГЛАВА 1. Теоретические основы досудебного производства по

уголовным делам, связанным с преступлениями в

финансово-кредитной сфере.

§1.1. Общая характеристика преступной деятельности в

финансово-кредитной сфере 11 - 37

§ 1.2. Специализация и умножение субъектов досудебного

производства 37-56

§ 1.3. Основания дифференциации уголовно-процессуальной формы досудебного производства по уголовным делам о преступной деятельности в финансово-кредитной сфере. . . 56-72 ГЛАВА 2. Особенности досудебного производства по уголовным делам, связанным с преступлениями в финансово-кредитной сфере.

§ 2.1. Возбуждение уголовных дел о преступлениях в

финансово-кредитной сфере 73-91

§ 2.2. Некоторые особенности дознания и предварительного следствия по уголовным делам о преступлениях в финансово-кредитной сфере 91 - 122

§ 2.3. Процессуально-тактические особенности производства и

содержание отдельных следственных действий 122-152

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 153-155

БИБЛИОГРАФИЯ 156-177

ПРИЛОЖЕНИЕ 178-187

3 ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Преступная деятельность в финан- сово-кредитной сфере представляет собой особый вид противоправного поведения, отличающийся целым рядом характерных черт. Преступления, посягающие на финансы в виде кредитов государства и банков, как правило, являются общественно значимыми: они подрывают авторитет и уважение народа к исполнительной власти и представителям бизнеса, они причиняют крупные материальные ущербы. Эти преступления хорошо организованы и противодействие правоохранительным органам при раскрытии и расследовании таких деяний оказывается сильным. Такое противодействие осуществляют коррумпированные служащие государственного аппарата и работники средств массовой информации. Процессуальная и оперативно-розыскная деятельность по уголовным делам о преступлениях, связанных с финансово-кредитной сферой осуще- ствляется в условиях информационного вакуума, нежелания даже законопослушных граждан оказывать содействие правоохранительным органам в раскрытии и расследовании такого рода деяний. Кроме того, расследование преступлений в финансово-кредитной сфере сопряжено и с другими значительными трудностями. У следователей нет опыта и навыков расследования этой категории дел, нет тесного взаимодействия следователей с сотрудниками подразделений органов внутренних дел по борьбе с экономической преступностью и сотрудниками КРУ. При расследовании таких преступлений следователи должны также установить контакт с работниками экспертно-криминалистических и других экспертных подразделений, которые должны вместе с ними изучать сотни, а порой и тысячи документов, выявляя подделки, подчистки, фальшивые ценные бумаги, поддельные подписи и искажение компьютерных программ. Самим же следователям, специализирующимся на расследовании этих преступлений приходится глубоко изучать нормы уголовного, гражданского кодексов, а также и другие законодательные акты, поскольку затруднительно решить вопрос, содержат ли конкретные действия состав преступления. Поэтому следо-

4

ватели должны налаживать обширные связи со специалистами и получать от них консультации, а также учитывать свои знания, опыт и умения при расследовании данной категории преступлений.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не учитывает этих особенностей. Поэтому сам собой напрашивается вывод о необходимости дальнейшего совершенствования действующего УПК РСФСР и проекта нового «УПК России», так как в нем разработчики тоже не учли этих особенностей, путем дополнения их нормами, оптимизирующими процессуальную деятельность по делам данной категории. Вопрос о направлении, характере, способах изменения процедуры досудебного производства и о специфичности субъектов (осуществляющих это производство) в плане создания наиболее оптимального и эффективного режима производства по делам о преступлениях в финансово-кредитной сфере (с учетом специфичности преступлений) не нашел должного отражения и в юридической литературе.

История свидетельствует, что наибольший эффект государственно- правовых реформ в России достигался в том случае, когда они проводились в комплексе, с учетом интересов всех правовых сфер и институтов. Однако, как правильно отмечают многие ученые-правоведы, необходимо признать, что сегодня реализация судебной реформы происходит с перекосом в сторону решения вопросов судоустройства в ущерб развитию механизма судопроизводства. И в частности мы видим, что отстает реформирование досудебного производства. А ведь именно на этапе досудебного производства создаются предпосылки для успешного разрешения дела по существу.

Поэтому до сих пор исследование досудебного производства остается од- ной из притягательных тем научных исследований. В различные годы этой проблеме уделяли внимание в своих работах: Ю.Н. Белозеров, В.П. Божьев, АД. Бойков, НА. Власова, Т.П. Захарова, А.П. Гуляев, Н.В. Жогин, Л. М. Кар-неева, A.M. Ларин, П.А. Лупинская, И.Л. Петрухин, Н.Н. Полянский, В.М. Савицкий, М.С. Строгович, В.Т. Томин, Ф.Н. Фаткуллин, И.Я. Фойницкий, B.C. Шадрин, М.Л. Якуб и др. Отдельные работы посвящались истории становления

5 и развития института предварительного следствия (М.Г. Коротких), проблемам рационализации (пропускной способности) (СП. Сереброва) и проблемам оптимизации (Ю.В. Деришев) досудебного производства, общей его характеристике (А.В. Ленский). Проблемам процедуры (формы) досудебного производства и субъектного его обеспечения с учетом отраслевой специфики преступлений посвятили свои исследования: М.П. Поляков - налоговым преступлениям, Ю.А. Гончан - таможенным, А.Д. Марчук- организованной преступности.

Непосредственно же процессуальными аспектами борьбы с преступле- ниями в финансово-кредитной сфере занимались немногие. Эта проблема частично затрагивалась в работах Т. Кривенко, Э. Курановой, В.Д. Ларичева, А.И. Леднева, Е.И Ложкиной, А.Ф. Лубина, О.А. Луценко, Р.С. Сатуева. Однако монографического подхода к проблеме оптимизации процедур досудебного производства по уголовным делам о преступлениях, совершаемых в финансово-кредитной сфере, до сих пор не было. Непрекращающийся же рост преступлений в данной сфере требует совершенствования правовой основы защиты финансовых ресурсов государства и коммерческих банков от всех проявлений экономической криминальной деятельности.

Отмеченные обстоятельства, по мнению диссертанта, свидетельствуют об актуальности избранной темы исследования и оправданном намерении автора с научно-практической пользой решить проблему формирования механизма досудебного производства по специфической категории уголовных дел.

Цель и задачи исследования. Конечной целью работы является создание уголовно-процессуальной методики деятельности следователя по уголовным делам о преступлениях в финансово-кредитной сфере. Указанная общая цель обусловила постановку и решение следующих основных задач:

  • анализ нормативно-правовых актов, регулирующих практику борьбы с преступлениями в финансово-кредитной сфере, и обобщение эмпирических данных о результатах этой борьбы;
  • исследование и выявление специфических черт указанной преступности, имеющих значение для формирования адекватного уголовно- процессуаль-

6 ного механизма досудебного производства;

  • исследование содержания досудебного производства, детерминирован- ного спецификой преступной деятельности в финансово-кредитной сфере;
  • формирование элементной структуры уголовно-процессуальной харак- теристики преступлений в финансово-кредитной сфере;
  • разработка содержания элементов (особенностей), входящих в структу- ру уголовно-процессуальной характеристики и анализ их влияния (внедрение и использование) на процесс досудебного производства по избранной категории уголовных дел;
  • обоснование необходимости умножения субъектов (специализирован- ных органов расследования), наделенных правом досудебного производства по делам о преступлениях в финансово-кредитной сфере;
  • изучение проблемы дифференциации процессуальной формы, применительно к созданию особых уголовно-процессуальных норм, регулирующих до- судебное производство по делам о преступлениях в финансово-кредитной сфере;
  • исследование путей и способов совершенствования процедуры реагиро- вания на поводы о преступлениях, совершенных в финансово-кредитной сфере, возбуждения дел данной категории;
  • изыскание наиболее рациональных средств оптимизации процедуры предварительного расследования в целях наиболее успешного достижения задач по уголовным делам о преступлениях этой категории;
  • разработка процессуально-тактических особенностей проведения от- дельных следственных действий и их содержания по делам о преступлениях в финансово-кредитной сфере.
  • Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследо- вания явились уголовно-процессуальные правовые отношения, возникающие между субъектами уголовного судопроизводства в процессе возбуждения и предварительного расследования дел об экономических преступлениях.

Предметом исследования являются основные закономерности уголовно-

7 процессуальной деятельности в рамках досудебного производства по уголовным делам о преступлениях, совершаемых в финансово-кредитной сфере.

Теоретическая, методологическая и эмпирическая база исследования. Теоретическую основу работы составили фундаментальные разработки науки уголовно-процессуального, оперативно-розыскного, уголовного, финансового права, общей теории права, криминалистики и науки криминологии.

Методологическая база диссертационного исследования представлена общенаучным методом диалектического материализма и частными методами научного познания: индуктивным и дедуктивным, анализа и синтеза, наблюдения, историческим, социологическим, сравнительным и факторным методами.

Эмпирическую базу исследования составляют: статистические данные о состоянии преступности как по России в целом, так и по ее отдельным регионам; результаты проведенного в трех субъектах РФ анализа материалов судеб-но-следственной практики по уголовным делам, связанным с преступлениями в финансово-кредитной сфере; и результаты анкетирования работников правоохранительных органов, банковских и административно-муниципальных структур.

Научная новизна исследования определяется тем, что впервые на моно- графическом уровне предпринята попытка формирования уголовно- процессуальной характеристики преступной деятельности и создания на ее основе программы досудебного производства по уголовным делам, связанным с преступлениями в финансово-кредитной сфере.

С учетом специфических черт, присущих рассматриваемой в диссертации преступной деятельности, разработана и предложена элементная структура закономерных уголовно-процессуальных особенностей, обусловливающих процесс раскрытия, расследования и доказывания преступлений, посягающих на денежные ресурсы банков и государства в целом.

Выработаны меры, направленные на совершенствование структуры про- цессуальной формы как наиболее приспособленного механизма для осуществления борьбы с данной категорией преступлений.

8

Определены субъекты, способные наиболее эффективно осуществлять государственно-правовое противодействие преступности в финансово- кредитной сфере.

Установлены обстоятельства, входящие в систему доказывания, а также выделены процессуально-тактические особенности легализации оперативно-розыскных мероприятий и проведения следственных действий по уголовным делам о преступлениях, связанных с посягательствами в финансово-кредитной сфере.

Теоретическая и практическая значимость диссертации. Теоретические выводы, сформулированные в диссертации, по мнению автора, вносят оп- ределенный вклад в развитие процессуальной и криминалистической наук. Прежде всего, речь идет о разработке такого научного подхода, который бы позволил в условиях дефицита эмпирических данных формировать прогностические методики расследования отдельных видов и групп преступлений.

Практическая значимость диссертационных результатов - создание кон- кретной уголовно-процессуальной методики, отражающей специфику досудебного производства по уголовным делам, связанных с преступлениями в финансово-кредитной сфере.

Кроме того, содержащиеся в диссертации положения и выводы, могут быть использованы в лекционных курсах, а также при составлении учебных программ и спецкурсов в высших учебных заведениях.

На защиту выносятся следующие положения:

1) специфические черты, присущие преступной деятельности в финансово- кредитной сфере, в значительной степени обусловливают не только тактические, но и уголовно-процессуальные особенности досудебного производства; 2) 3) авторское определение уголовно-процессуальной характеристики пре- ступной деятельности: систематизированное описание процессуально значимых особенностей уголовно-процессуальной формы, подследственности, подсудности, предмета и пределов доказывания в целях успешного решения задач раскрытия, расследования преступлений и доказывания обвинения; 4)

9

3) необходимость «финансово-кредитной» специализации следователей:

  • путем выделения и законодательного закрепления специализированных подразделений в среде имеющихся правоохранительных органов;
  • путем формирования новых структур (Финансовой полиции РФ), спе- циализирующихся на осуществлении оперативно-розыскной и уголовно- процессуальной деятельности в борьбе с указанной преступной деятельностью;

4) необходимость законодательно вменить в обязанность аудиторским службам и аудиторам сообщать в правоохранительные органы о выявленных в ходе проведенных ими проверок серьезных нарушениях и злоупотреблениях, связанных с финансово-хозяйственной деятельностью в банках, фирмах, учреждениях и т. д.; 5) 6) предложения по совершенствованию уголовно-процессуального зако- нодательства и внесения в него дополнений: 7)

  • об увеличении срока проверки заявлений и сообщений о преступлениях в сфере экономики с 3-х суток до 10-ти, а в исключительных случаях, с санкции прокурора продлять этот срок до 30 суток (ст. 109 УПК);
  • о наделении следователя правом по уголовному делу, принятому к про- изводству, ознакомления с оперативно-розыскными материалами органов дознания (ст. 127 УПК);
  • о признании доказательствами (ст. 69 УПК) результатов оперативно- розыскных мероприятий (ОРМ), если: 1) материалы ОРМ получены без нарушения закона, регламентирующего их проведение; 2) материалы ОРМ содержат информацию, имеющую существенное значение для дела; 3) если при исследовании материалов ОРМ в ходе досудебного и судебного производств не возникнет неустранимых сомнений в их достоверности;
  • о расширении предмета доказывания по исследуемому кругу преступ- лений, включив в него: последствия совершенного преступления; использование угроз и подкупа должностных лиц, представителей власти; способы легализации денежных средств (ст. 68 УПК);

10

6) необходимость приоритетного использования залога в качестве основ ной меры пресечения в сочетании с иной мерой уголовно- процессуального принуждения - отстранением обвиняемого от должности;

7) процессуально-тактические особенности производства отдельных следственных действий и их содержание при осуществлении досудебного про изводства по делам, связанным с преступлениями в финансово-кредитной сфе ре.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссерта- ции изложены автором в пяти научных статьях и прошли апробацию в ходе выступлений на научно-практических конференциях и на кафедре уголовного процесса в Нижегородской академии МВД РФ.

Сформулированные в работе рекомендации и предложения по совершен- ствованию расследования преступлений в финансово-кредитной сфере нашли применение в правоприменительной практике СУ при ГУВД Алтайского края.

Материалы диссертационного исследования используются в учебном процессе Нижегородской академии МВД РФ и Барнаульского юридического института МВД РФ при подготовке лекций, письменных консультаций, а также при проведении семинарских и практических занятий по уголовному процессу.

Объем и структура диссертации. Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследования. Диссертация состоит из: введения; двух глав, объединяющих шесть параграфов; заключения; библиографического списка, составленного по алфавитному способу группировки литературных источников и приложения.

Для систематизации изложения автором применена рубрикация текста.

11 ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ДОСУДЕБНОГО ПРОИЗВОДСТВА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, СВЯЗАННЫМ С ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ В ФИНАНСОВО-КРЕДИТНОЙ СФЕРЕ

§ 1.1. Общая характеристика преступной деятельности в финансово- кредитной сфере

Понятие преступности (преступной деятельности) в финансово- кредитной сфере и ее черты

Экономическая преступность - понятие сколь широкое, столь же до конца и неопределенное. Подобно тому, как Зигмунд Фрейд истолковывал практически все в поведении человека и масс влиянием бессознательного, так и в отношении преступной деятельности почти любое преступление может быть сведено к категории экономического, то есть такого, от которого его субъект получает прямую или опосредованную материальную выгоду1.

В новом Уголовном законе сделана попытка решить вопрос об опреде- ленности преступных деяний экономической направленности. В частности, к экономическим преступлениям отнесены: 1) посягательства на собственность; 2) преступления в сфере экономической деятельности; 3) преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Отсюда следует, что все другие виды посягательств, обладающие экономической окраской, включаются в экономическую преступность постольку, поскольку являются всего лишь частью запрещенной УК РФ экономической деятельностью.

Представители правовой науки также пытаются внести определенность в понимание экономической преступности. Применительно же к проблемам рас-

См.: Лопашенко Н.А. Вопросы квалификации и расследования преступлений в сфере экономики: Сборник научных статей / Под ред. НА. Лопашенко, В.М. Юрина, А.Б. Нехоро-шева. - Саратов, 1999. - С. 6.

12 следования экономических преступлений, с учетом цели диссертационного исследования, по-видимому, для нас более приемлемо определение данной категории, выработанное Г.А. Матусовским: «Экономическая преступность - это совокупность различных видов умышленных посягательств на экономические отношения, охраняемые законом, независимо от форм собственности и видов деятельности субъектов, исполняющих определенные функции в сфере производства, обмена, обслуживания, а также лиц, связанных с регулированием такой деятельности и контролем за ней»1.

Хотя, нельзя игнорировать содержательные определения экономической преступности и других ученых-правоведов, так как на сегодняшний день ими выработаны разнообразные подходы о понимании такой преступности . Например, криминологами преступные деяния экономической направленности классифицируются по-разному и даже обозначаются разными терминами: «преступления в сфере экономики или экономических отношений»3; «преступления в экономической деятельности или хозяйственной сфере»4; «преступления в сфере бизнеса или предпринимательства»5; и др.6.

Ученые-криминалисты также имеют различные точки зрения на класси- фикацию преступных деяний экономической направленности.

По мнению большинства из них в основе криминалистической классифи- кации преступлений находятся квалифицирующие обстоятельства норм Особенной части Уголовного кодекса:

1) преступления, совершаемые единолично или группой;

Матусовский Г.А. О формировании методики расследования банковских преступлений // Современные достижения науки и техники в борьбе с преступностью. - Минск, 1992. -С. 82 - 84.

См., например: Яковлев А.М. Социология экономической преступности. - М, 1988. -С. 51 и др.

См.: Проблемы борьбы с экономической преступностью и наркобизнесом при переходе к рынку: Материалы международной научно-практической конференции. - СПб., 1994. -С. 138.

4 Там же. -С. 3.

Свенсон Б. Экономическая преступность. -М., 1987. - С. 29.

Гаухман Л.Д., Максимов СВ. Уголовно-правовая охрана финансовой сферы. - М., 1995. - С. 64; Рогов И.И. Экономика и преступность. - Алма-Ата, 1991. - С. 91.

13

2) впервые или повторно; 3) 4) лицами, находящимися в особом отношении с объектом посягательства или не состоящими в таком отношении; 5) 6) взрослыми преступниками и несовершеннолетними; 7) 8) по характеру и месту расположения непосредственного предмета пося- гательства; 9) 10) по способу совершения преступления; 11) 7) преступления, совершенные с заранее обдуманным намерением или внезапно возникшим умыслом.

Чтобы яснее понять основания криминалистической классификации пре- ступлений экономической направленности и, в частности преступных деяний, совершаемых в исследуемой нами финансово-кредитной сфере, следует подробнее остановиться на точках зрения различных авторов.

И.Ф. Герасимов считает, что существует родовая (по группам преступле- ний, объединенных одной главой УК) и видовая уголовно-правовая классификация преступлений. Далее он пишет, что «возможны и другие классификации, которые должны учитываться в разработке криминалистических методик расследования, так как они дают возможность выявить некоторые иные закономерности и характеристики, важные для раскрытия преступлений». По его мнению, к ним нужно отнести: а) классификацию по способу совершения преступления: б) классификацию по степени сокрытия, маскировки преступления; в) классификацию по преступному опыту лица, совершившего преступление; г) классификацию преступлений по месту их совершения1.

И.А. Возгрин полагает, что основанием криминалистической классифика- ции преступлений являются: способ совершения преступления, личность преступника и личность потерпевшего2.

По мнению В.А. Образцова, единственным основанием для рассматри-

Герасимов И.Ф. Некоторые положения методики расследования отдельных видов преступлений. - Свердловск, 1975. - С. 151 - 168.

Возгрин И.А. Общие положения методики расследования отдельных видов преступ- лений. - Л., 1976. - 43 с.

14 ваемой классификации является криминалистическая характеристика преступлений .

Выдвигались также предложения о двух формах криминалистической классификации преступлений. В качестве первой из них А.Н. Васильев рассматривал следственные ситуации и определяемые ими направления расследования в первоначальный период. Он полагал, что следственная ситуация в этот период складывается из сходных данных возбужденного уголовного дела, из первоначальных следственных и оперативно- розыскных действий.

Второй формой классификации А.Н. Васильев назвал криминалистиче- скую характеристику преступления2.

А.Д. Трубачев предложил классифицировать преступления по механизму возникновения доказательственной информации. Он разделил их на две группы. К первой отнес преступления, «процесс осуществления которых находит отражение в учетной документации хозяйственных и торговых организаций, деятельность и материальные ценности которых используются виновным в личных целях. Ко второй группе относятся такие преступления, механизм совершения которых находит отражение в человеческой памяти, в обстановке места происшествия и в отдельных предметах, используемых виновным для достижения своих преступных целей, не отражаясь при этом в учетной документации»3.

В настоящее время предлагаемая классификация в основном соответствует проводимому на практике делению преступлений на учитываемые в органах ОБЭП и по линии уголовного розыска.

Нам представляется наиболее целесообразным взять в качестве основного

Образцов В.А. Криминалистическая классификация преступлений. - Красноярск, 1988.-С. 106.

Васильев А.Н. О криминалистической классификации преступлений // Методика рас- следования преступлений (Общие положения). - М., 1976. - С. 25 - 26.

Трубачев А.Д. Следственные ситуации в раскрытии отдельных видов преступлений // Следственные ситуации и раскрытие преступлений. - Свердловск, 1975. - С. 67 - 71.

15

критерия классификации экономических преступлений - различные
сферы экономики:

1) приватизация и управление собственностью; 2) 3) оборот драгоценных металлов, драгоценных природных камней и жем- чуга; 4) 5) финансово-кредитную систему (сферу) {выделено нами - Е.П.); 6) 7) внешнеэкономическая деятельность; 8) 9) потребительский рынок1. 10) На основе этого критерия выделим и рассмотрим преступления, какие выделяют СИ. Анненков, В.Г. Жирков и Е.М. Рудь как связанные с «распреде-лительно-обменной функцией бизнеса и предпринимательства» , то есть те преступные деяния, которые совершаются только в конкретной и выделенной нами финансово-кредитной сфере. Мы полагаем, что главной составляющей этой сферы является банковская система, которая играет особую роль в переходе страны к экономике рыночного типа.

На наш взгляд, сегодня преступность в банковской системе России стала реальной угрозой экономической, политической и социальной стабильности общества. Как разновидность экономической преступности в целом, преступность в финансово-кредитной сфере занимает особое место и является одной из наиболее острых проблем уголовной политики нового времени3 и поэтому заслуживает особого внимания.

Понятие «преступность в финансово-кредитной сфере», наряду с такими понятиями, как «валютная преступность», «таможенная преступность», «налоговая преступность», уже давно и прочно вошло в терминологический аппарат ученых и практических работников, правоохранительных и контролирующих

См. подробнее об этом же: Устинов B.C., Арефьев А.Ю. Криминологические аспекты экономической преступности. Учебное пособие. -Н. Новгород, 2000. - С. 53.

Анненков СИ. и др. Экономические преступления: понятие, классификация, способы совершения, выявление методами судебной бухгалтерии // Вопросы квалификации и расследования преступлений в сфере экономики: Сборник научных статей / Под ред. Н.А. Лопа-шенко, В.М. Юрина, А.Б. Нехорошева. - Саратов, 1999. - С. 167.

Теоретические основы предупреждения преступности. - М., 1997. - С. 132.

16 органов как в России, так и за рубежом. Подтверждение этому мы находим и в статистических отчетах МВД России, где данные о преступлениях в этой сфере занимают самостоятельную «строчку».

Факт роста экономической преступности подтвержден ежегодными отче- тами министерств силовых структур. Например, по статистическим данным Главного информационного центра МВД России в 1999 году было зарегистрировано 303822 преступных посягательства в сфере экономики (что на 20,4 % больше, чем за предыдущий год). Из них на долю преступлений, связанных с финансово-кредитной системой приходится 40592 посягательства1.

За 9 месяцев 2000 года было зарегистрировано 44913 преступлений, со- вершенных в этой сфере, что на 37,4 % больше, чем за соответствующий период 1999 года. А суммарный ущерб, нанесенный такого рода преступлениями только за 1997 год, исчисляется, по данным МВД РФ, суммой, превышающей 67 трлн. неденоминированных рублей .

В юридической литературе существует утверждение, что термин «престу- пления в финансово-кредитной сфере» является уголовно-правовым понятием. Доказательством этому является то, что конкретные виды запрещенной деятельности в этой сфере отражены в уголовно-правовых нормах Уголовного кодекса РФ 1996 года. В частности, эти уголовно- правовые запреты и ответственность за их нарушения определены в главе 22 «Преступления в сфере экономической деятельности».

Р.С. Сатуев, давая уголовно-правовую характеристику новым видам пре- ступлений, совершаемым в финансово-кредитной системе, пришел к выводу, что с 1 января 1997 года к таким преступлениям относятся: незаконная банковская деятельность (ст. 172); лжепредпринимательство (ст. 173); легализация («отмывание») денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем (ст. 174); незаконное получение кредита (ст. 176); злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 177); злоупотребление

1 Состояние преступности в России. ГИЦ МВД России. - М, 1999. - С. 7.

2 Информация ГИЦ МВД России.

17

при выпуске ценных бумаг (эмиссия) (ст. 185); а также ряд других, которые посягают на финансовые ресурсы банков и государства в целом1.

Можно понять, что основанием классификации служит характер деяний, связанных с распределением финансов. По мнению А.И. Леднева их можно определить, как «корыстные посягательства на финансовые ресурсы банков и государства в целом, совершаемые посредством осуществления различных банковских операций, уполномоченными на их производство определенными лицами»2.

К сожалению, приходится констатировать, что в настоящее время нет ос- нований ожидать стабилизации криминогенных процессов в указанной сфере. Более того, в ближайшие несколько лет рост банковских преступлений составит не менее 150-200 %3. Речь идет о реальной угрозе подрыва экономической безопасности России.

Данная угроза носит не только национальный, но и международный ха- рактер. Ведь именно в банковской системе аккумулируются основные денежные ресурсы любой страны. Не случайно, г-н Барри Робинсон - вице-президент «Ситибанка» (Великобритания) - в своей речи на конференции Ассоциации британских банков по вопросам мошенничества сказал, что «растущий процент потерь, связанных с подкупом сотрудников и с организованной преступностью, поражает и вызывает крайнюю озабоченность». При этом он показал таблицу, которая убедительно свидетельствует, что наибольшие убытки связаны не с ошибками персонала, а с преступлениями4.

См.: Сатуев Р.С. и др. Экономическая преступность в финансово-кредитной системе. - М., 2000. - С. 27.

См.: Леднев А.И. Криминалистическая методика расследования преступлений, со- вершаемых при осуществлении кредитных операций: Дис… канд. юрид. наук. - Н. Новгород,

2000.-С. 15. з Прогнозы экономической преступности на 1997-2000 годы // РГ. - 1997. - 2 февраля.

Специальные предупреждения для банков. Цит. по: Шаваеву А.Г. Система борьбы с экономической разведкой. -М., 2000. -С. 212-213.

18 Тенденции роста убытков «Ситибанка»

Таблица 1

Характер убытков 10 лет назад (%) 5 лет назад (%) Сегодня

(%) Убытки из-за ошибок персонала 20 20 22 Убытки, связанные с подкупом 5 15 28 Убытки, связанные с деятельностью ор- ганизованной преступности 0 5 22 Опросы, проведенные в различных регионах страны, позволяют сделать вывод, что необходимо ужесточить борьбу с преступностью в финансово- кредитной сфере, считая эту преступность разновидностью экономической преступности1. Большинство из опрошенных (65 %) такое ужесточение связывает с усовершенствованием судопроизводства, путем его приспособления (специализации) к указанным категориям уголовных дел.

Среди главных причин, определяющих’-уголовно-наказуемое поведение, интервьюируемые назвали три: 1) отсутствие у потенциальных преступников страха перед уголовной ответственностью из-за неудовлетворительной работы правоохранительных органов (47 % из них); 2) несовершенство технико-юридической базы, регулирующей положение в этой сфере (20 %); 3) надежда на фактическую безнаказанность благодаря связям, подкупам и взяткам (16 %).

По нашему мнению, рассматриваемые преступления, посягающие на фи- нансово-кредитную сферу, характеризуются несколькими рядами общих признаков.

Первый ряд признаков:

На территории Алтайского края, Нижегородской и Новосибирской областях нами было подвергнуто интервьюированию 207 респондентов. Из них: 7 - руководящие работники районных администраций г. Барнаула; 29 - работники банковских структур; 18 - частные предприниматели; 6 - лица, которые были заемщиками кредитов в банках; 147 - работники правоохранительных органов различных ведомств (См.: Приложение-анкета №.1).

19

а) посягательство на финансовые интересы банков и государства и на за конный порядок экономической деятельности в целом, который установлен в стране;

б) детерминация одними и теми же социально-экономическими, полити ческими, организационными и иными факторами;

в) связь с конкретными особенностями экономического механизма1. К примеру, указанный механизм базируется на системе расчетов, которые

? осуществляются в двух формах денежного оборота: налично-денежные и без-

наличные расчеты. Основной частью денежного оборота являются безналичные расчеты. В структуре денежной массы России доля наличных средств по состоянию на 1 апреля 1999 года составляла 39 %, что в абсолютной цифре соста-вило 187 млрд. рублей .

Второй ряд признаков преступлений в финансово-кредитной сфере:

• способы совершения преступных действий; Щ • схемы преступных связей;

• структура документации (представленной в традиционных формах, а также посредством компьютерной технологии).

Третий ряд общих признаков рассматриваемых преступлений:

1) совершение деяний субъектами, имеющими принадлежность к сфере бизнеса либо наделенными полномочиями по распределению финансов; 2) 3) высокая латентность; 4) 3) профессиональная организация и исполнение криминальных актов. Следуя справедливому выводу Г.Ф. Хохрякова, который отметил, что

ф «понятие преступности должно состоять из определенного набора признаков»3,

мы объединяем таким образом, преступления в финансово-кредитной сфере в

См. об этом подробнее: Кузнецов А.П. Государственная политика противодействия налоговым преступлениям в Российской Федерации (проблемы формирования, законодательной регламентации и практического осуществления): Дис… д-ра юрид. наук. - Н. Новгород, 2000. - С. 329.

Госкомстат РФ. Социально-экономическое положение России, январь-март 1999. -4.3.-С. 208.

3 Хохряков Г.Ф. Криминология / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев. - М., 1999. - С. 23.

20 самостоятельный вид и получаем однотипную криминальную деятельность, посягающую на один и тот же предмет - финансовые ресурсы и совершаемую одними и теми же способами, с использованием первичной, бухгалтерской, отчетной и другой документации.

В то же время, на наш взгляд, имеются и специфические процессуально значимые черты, присущие преступности в финансово-кредитной сфере. Считаясь с тем, что в 75 % случаев преступные деяния, посягающие на финансовые ресурсы банковской системы, совершаются группой лиц1, мы имеем ряд таких специфических черт, присущих этому виду преступной деятельности.

К ним относятся:

  • тщательная организация криминальных акций и проведение их на высо- ком профессиональном уровне;
  • сокрытие следов преступлений;
  • латентность сведений о преступных деяниях, защищенных круговой порукой и «законом молчания»;
  • создание различного рода препятствий для сбора доказательств и за- конного расследования;
  • значительная материальная выгода от противоправной деятельности;
  • покровительство коррумпированных представителей государственного аппарата.
  • По нашему мнению, эти специфические черты порождают необходимость в создании дополнительных правовых средств и способов оптимизации процедуры уголовного судопроизводства по делам, связанным с преступлениями в финансово-кредитной сфере. Как правильно отмечают ученые правоведы, данное судопроизводство - это сложный и трудоемкий познавательный процесс2,

См., например: Вакурин А.В. Экономические и правовые проблемы с организованной преступностью в кредитно-финансовой сфере. - М., 1999. - 172 с; Кафинин И.В. Кри- минологические проблемы борьбы с организованной преступностью: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - СПб., 1998. -21 с; Митрофанов Я.Н. Использование методов криминалистики при выявлении и расследовании преступлений, совершаемых преступными сообществами в финансово-кредитной системе: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М, 1999. - 24 с. и др.

См. подробнее об этом: Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. - Свердловск, 1991. - 150 с.

21 самым важным этапом которого, считается досудебное производство . Литера-турные варианты: досудебная фаза процесса ; досудебная подготовка или предварительное производство3. Полагаем, словесные обозначения, как правило, не противоречат друг другу. Разница обнаруживается лишь в подходах к вопросу об объеме содержания анализируемого нами этапа.

Досудебное производство

На сегодняшний момент нормы уголовно-процессуального законодатель- ства, применительно к процедурам предварительного расследования преступлений, носят универсальный характер. Они не учитывают специфические черты преступной деятельности, в частности, в финансово- кредитной сфере. Ученые-процессуалисты в своих разработках, как правило, не обращают на это внимания. В основном речь идет о сущности и содержании досудебного производства вообще.

Так Н.А. Власова считает, что «досудебное производство является важ- нейшей частью уголовного процесса и представляет собой деятельность уполномоченных на то органов до начала судебного разбирательства и для суда»4.

А.В. Ленский, высказывая свою позицию по этой проблеме, дает расши- ренное определение досудебному производству. Он пишет, что «досудебное (предварительное) производство это - часть уголовного процесса, общими задачами которого является подготовка материалов для рассмотрения дела в суде

Курс советского уголовного процесса: Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. - М, 1989. - С. 143 - 144, 173; Михайлов А.И. Сущность и значение предваритель- ного следствия в советском уголовном судопроизводстве // Проблемы совершенствования предварительного следствия и прокурорского надзора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия. -М., 1982. - С. 5.

Милушев Д.В. Особенности предварительного производства в уголовном процессе Народной Республики Болгарии. Автореф. дис… канд. юрид. наук. -М., 1983. - С. 7.

Мартынчик Е.Г., Милушев Д.В. Предварительное производство в социалистическом уголовном процессе. - Кишинев, 1986. - С. 6 - 18; Майорова Л.В. Особое производство // Проблемы доказывания по уголовным делам / Под ред. Я.О. Мотовиловкера. - Красноярск, 1981.-С. 110-111.

Власова Н.А. Досудебное производство в уголовном процессе. Пособие. - М., 2000. -С. 8.

22

и разрешения его по существу, характеризующаяся спецификой субъектов деятельности и их процессуального положения, своеобразием реализации принципов уголовного судопроизводства, спецификой процессуальной деятельности и ее правового регулирования»1.

Однако существуют радикальные суждения, чтобы досудебное производ- ство признать - единой и неделимой (возбуждение уголовного дела плюс предварительное расследование) - стадией подготовки материалов для суда. Этой

‘у

точки зрения придерживается, например, СП. Сереброва .

Также некоторые авторы, давая расширенное толкование этому этапу, полагают, что досудебное производство - это: во-первых, правовой институт, часть уголовно-процессуального права; во-вторых, самостоятельная стадия уголовного процесса с единым процедурным режимом; в-третьих, - это вид государственной деятельности3.

Диссертанту же ближе всего взгляды М.П. Полякова и Ю.А. Гончана, ко- торые определяют досудебное производство как деятельность процессуально уполномоченных субъектов, начинающуюся с момента получения из законных источников информацию о признаках преступления, обязывающей выполнить комплекс предусмотренных уголовно-процессуальным законом или не противоречащих ему действий и заканчивающуюся принятием законного решения по материалам или делу4.

Эти авторы заслуживают уважения, а их публикации - внимания. Однако, на наш взгляд, в этих публикациях проблема особых производств только обозначается, но не решается.

Ленский А.В. Досудебное (предварительное) производство в современном уголовном процессе России: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 1998. - С. 13.

Сереброва СП. Проблемы рационализации досудебного производства: Автореф. дис… канд. юрид. наук. -Н. Новгород, 1995. -С. 24.

Деришев Ю.В. Оптимизация досудебного производства в уголовном процессе России: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Омск, 1999. - С. 16.

Поляков М.П. Налоговая полиция как орган дознания: Дис… канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 1995.; Гончан Ю.А. Таможня как орган дознания: Дис… канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 2000. - С. 50.

23

УПК РСФСР регламентирует досудебное производство как общий порядок:

1) первоначальной проверки материалов; 2) 3) возбуждения уголовных дел; 4) 5) предварительного расследования и т. п. 6) В то же время законодатель, учитывая специфичность субъектов, участвующих в уголовном судопроизводстве, все же предусмотрел и особые производства. Разделы 7-9 УПК РСФСР, соответственно, регламентирует досудебное производство по делам несовершеннолетних и производство по применению принудительных мер медицинского характера, а также производство в протокольной форме досудебной подготовки материалов, законодательно закрепляя специфические особенности этих производств.

Ранее законодатель учитывал еще и вид преступной деятельности, и по- этому в отечественном процессе было особое производство по делам о хулиганстве1.

На наш взгляд, выделенных законодателем особых производств недостаточно. За последнее десятилетие появились новые преступления, новые субъекты, совершающие эти преступления. Причем эти преступления и их виновники настолько специфичны, что эта их специфичность передается и на всю уголовно-процессуальную деятельность. Нужно признать, что и преступления, совершаемые в финансово-кредитной сфере, отличаются от других специфическими чертами, ранее выделенными в диссертации, и специфической информационной природой, которые в совокупности, несомненно, и порождают особенности их познания (исследования) в процессе досудебного производства.

Досудебное производство по уголовным делам, связанным с преступле- ниями в финансово-кредитной сфере является важнейшей частью уголовного

1 См., например: Алыиевский Т.В., ДаныиинаЛ.И., Чувилев А.А. Досудебное производство по делам о хулиганстве без отягчающих обстоятельств. Учебно-практическое пособие. - М., 1972.-46 с.

24

процесса и представляет собой деятельность уполномоченных на то органов до начала судебного разбирательства и для суда. Хотя, нужно оговориться, что в определенных случаях законом предусматривается возможность уже и на этапе досудебного производства разрешить дело по существу - путем его прекращения (ст. ст. 5-7, 208 УПК).

Начальный момент досудебного производства - это момент получения и регистрации компетентными органами информации о преступных посягательствах на рассматриваемую сферу экономической деятельности. Юридически срок расследования начинается с момента возбуждения уголовного дела. Момент окончания досудебного производства не совпадает с окончанием стадии предварительного расследования. Прокурор, осуществляя надзор за подготовкой материалов уголовного дела для суда, сам тоже правомочен участвовать в подготовке этих материалов. По сути, прокурор и ставит точку окончания досудебного производства, направляя материалы уголовного дела в суд.

В частности, данный этап уголовного судопроизводства, по нашему мне- нию, должен включать:

1) получение и регистрацию повода для возбуждения уголовного дела; 2) 3) производство по заявлениям и сообщениям об экономических преступ- лениях (предварительную проверку); 4) 5) возбуждение уголовного дела и принятие дела к производству; 6) 7) производство неотложных и иных следственных действий; 8) 9) привлечение в качестве обвиняемого; 10) 11) производство после привлечения в качестве обвиняемого; 12) 13) окончание предварительного расследования; 14) 15) составление обвинительного заключения; 16) 17) направление дела прокурору для утверждения обвинительного заклю- чения; 18) 10) проверка материалов дела прокурором и направление его в суд. Важное уточнение: на момент возбуждения уголовного дела лицо, подоз реваемое в совершении преступной деятельности в финансово- кредитной

25 сфере, должно быть уже установлено.

Анализ норм уголовно-процессуального законодательства, регламенти- рующих подследственность и данных, полученных нами в ходе изучения материалов уголовных дел, связанных с преступлениями в финансово- кредитной сфере, показывает, что досудебное производство по ним осуществляется в двух формах: в форме предварительного следствия и в форме дознания.

При этом предварительное следствие по общему признанию производится по делам, характеризующимся повышенной сложностью и важностью. Дознание, как вторая по значению форма досудебного производства, используется для расследования менее сложных преступлений и, соответственно, имеет меньше уголовно-процессуальных гарантий.

Непосредственными задачами данного досудебного производства следует считать следующие:

1) создание предпосылок для успешного разрешения дела в стадии судеб- ного разбирательства; 2) 3) обеспечение возмещения материального ущерба, причиненного иссле- дуемыми экономическими преступлениями (все преступления в сфере экономической деятельности связаны с посягательствами на материальные ресурсы); 4) 5) установление источника легализации денежных средств и иного иму- щества, приобретенных в результате совершения этих преступлений1. 6) Следователи и органы дознания, уполномоченные производить досудеб- ное производство по уголовным делам данной направленности, определены соответственно ст. ст. 125 и 117 УПК. В органах внутренних дел дознание по этим делам может производить начальник службы криминальной милиции либо начальник милиции общественной безопасности (органы дознания) или же специально выделенные для этого сотрудники ОВД (лица, производящие дознание).

См. об этом. Крепышева С.К. Формирование прогностической методики расследования преступлений, связанных с легализацией (отмыванием) преступных доходов: Автореф. дис… канд. юрид. наук. -Н. Новгород, 2001. - С. 11.

26

Необходимо также учитывать, что расследование преступлений в финан- сово-кредитной сфере практически всегда (согласно опросам оперуполномоченных и следователей в 94 % случаях) сопровождается противодействием со стороны лиц, заинтересованных в искажении результатов расследования, сокрытии следов преступления.

Таким образом, диссертант приходит к выводу, что досудебное производ- ство по уголовным делам, связанным с преступлениями в финансово- кредитной сфере представляет собой первую часть уголовного судопроизводства, в которой органы дознания, лицо, производящее дознание, следователь и прокурор с учетом особенностей раскрытия, расследования и доказывания этих преступлений решают задачи подготовки материалов для рассмотрения дела в суде и разрешения его по существу.

Специфичность рассматриваемого нами досудебного производства по уголовным делам, связанным с преступлениями в финансово-кредитной сфере, в первую очередь детерминирует сама преступная деятельность (преступность) в данной сфере. Противостоять этой преступности должна адекватная правовая деятельность, причем также, обладающая специфическими чертами и наделенная не универсальными средствами, а специфичными, особыми и поэтому, по нашему мнению, наиболее эффективными.

Во вторую очередь, мы считаем, что досудебное производство по уголов- ным делам о преступной деятельности в финансово-кредитной сфере детерминируют процессуальные институты, а также субъекты, которые его осуществляют.

Уголовно-процессуальная характеристика

Возможно, некоторым оппонентам наша идея покажется безумной, не имеющей научного смысла. Но ведь и таким размышлениям надо позволять быть, тем более, если они основаны на результатах исследований и подтверждены практикой. Философы полагают, что «…активное допущение даже

27 «глупых» действий и идей есть механизм выхода за пределы стереотипов мышления. Нельзя отстраняться и от абсурда. Ибо абсурд - это тайная кладовая рационального, его стимул и его потенциальная форма. Умная мысль рождается из глупости…» .

Так случилось, что в науках, смежных с уголовно-процессуальной, уже довольно давно возникли и успешно разрабатываются систематизированные описания - характеристики отдельных видов преступной деятельности. Такие научно обоснованные характеристики имеются в уголовно-правовой науке, в криминалистической науке, в криминологии и в теории ОРД.

Хотя нужно отметить, что сегодня в юридической литературе уже имеется парадокс, связанный с этим понятием: сначала категория криминалистической характеристики активно автором внедряется, а потом этот же автор выступает ее противником. Например, профессор Р.С. Белкин сначала одобрял все, что относится к этой категории2, но в конце концов высказался так: «Я убежден, что криминалистическая характеристика преступления, не оправдав возлагавшихся на нее надежд и ученых, и практиков, изжила себя, и из реальности, которой она представлялась все эти годы, превратилась в иллюзию, в криминали- стический фантом.

Остается сделать еще одно доброе дело: предупредить от совершения по- добной ошибки наших коллег - специалистов в области теории оперативно-розыскной деятельности.

В последние два-три года в литературе по теории ОРД стал мелькать но- воявленный термин: «оперативно-розыскная характеристика». На проверку оказывается, что содержание этой «характеристики» еще более эклектично, нежели характеристики криминалистической. Здесь данные и уголовного права, и криминологии, включая даже уголовную статистику о динамике преступлений конкретного вида, что уж никак не должно иметь места в научной абстракции

См.: КнязеваЕ.Н., Курдюмов С.П. Интуиция как самодостраивание // Вопросы фило- софии. - 1994. -№2. -С. 113.

Белкин Р.С. Курс советской криминалистики: В Зт. - М: Криминалистические средства, приемы и рекомендации, 1979. - Т. 3. - С. 192.

28

(а всякая характеристика преступления - это научная абстракция, поскольку отражает только типичное и устойчивое в преступлении), и практически в полном объеме то, что составляет стержень криминалистической характеристики -данные о типичных способах преступления и их следах. Ничего оперативно-розыскного такая характеристика не содержит, она не имеет не только практического, но и научного смысла»1.

Полагаем, что мы имеем дело с редким случаем, когда известный ученый ошибается. Действительно, в криминалистической науке относительно категории «преступная деятельность» сложилась особая познавательная, а точнее -парадоксальная ситуация. С одной стороны, заглавной (исходной) и составной частью предмета криминалистики названы и весьма широко признаны «закономерности механизма преступления»2. С другой стороны, последовало «комиссионное» предупреждение всем, что «золотая жила кончилась». «Работы последнего времени, несмотря на содержащиеся в них предложения об изменениях в определении или структуре криминалистической характеристики (преступления), представления о ней существенно не меняют», а далее по тексту: это «…не то, чего вправе ждать практика борьбы с преступностью от научных изысканий в этой области»3. Такое мнение в целом было поддержано: «Вся концепция, связанная с криминалистической характеристикой преступлений, переживает серьезные трудности»4.

Примерно те же оценки познавательной ситуации дают и зарубежные криминалисты. В частности, отмечается, что «наступил кризис старых информационных систем, основанных, с одной стороны, на поверхностных представ-

Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. - М., 2001. - С. 223.

См., например: Колдин В.Я. Предмет, методология и система криминалистики // Криминалистика социалистических стран. - М., 1986. - С. 13-14.

Белкин Р.С., Быховский И.Е., Дулов А.В. Модное увлечение или новое слово в науке?: Еще раз о криминалистической характеристике преступлений // Социалистическая закон- ность. - 1987. - № 9. - С. 57.

Колдин В.Я. Преступная деятельность как система и проблемы ее моделирования // Типовые модели и алгоритмы криминалистического исследования. - М., 1989. - С. 11.

29 лениях о компьютерных возможностях, а с другой - на вульгарных подходах к исследованию преступной деятельности» .

В этом хоре «проклятий» совершенно потонули отдельные высказывания типа: криминалистическая характеристика преступлений является «основополагающим понятием науки»; эта категория вполне заслуживает ранга «особого криминалистического учения» ; «проблема криминалистической характеристики преступной деятельности не должна закрываться, поскольку не исчерпана методологическая способность криминалистической науки к анализу преступной деятельности» .

В уголовно-процессуальной науке понятия характеристики преступной деятельности пока не существует. Но, на наш взгляд, каждый вид преступления должен иметь и имеет уголовно-процессуальную характеристику, и этому есть, как минимум два неоспоримых подтверждения, обнаруживаемых уже при первом поверхностном анализе процессуальной теории и практики.

Во-первых, существует следственная специализация, в основе которой лежит вид преступления.

Во-вторых, существует тесное (территориальное, организационное, ин- формационное, процессуальное) взаимодействие следственных аппаратов с подразделениями уголовного розыска, подразделениями по борьбе с экономическими преступлениями, в основе которого тоже лежит вид расследуемых преступлений.

Автор отчетливо понимает рискованность такой новации: могут последо- вать упреки в «слепом копировании» категорий смежных научных дисциплин. С другой стороны, если не будет должного «наполнения» нового понятия, то будут обвинения в его искусственном характере. Наконец, даже при «нормальном» содержании может выясниться недостаточная значимость новых положе-

1 Frei S. UberKrizis Alterinformsistem//Kriminalistik. - 1990. -№ 12. - S. 631. Образцов В.А. Учение о криминалистической характеристике преступлений // Криминалистика: Учебник / Под ред. В.А. Образцова. - М, 1995. - С. 38 - 50.

Лубин А. Ф. Криминалистическая характеристика преступной деятельности в сфере экономики: понятие, формирование, использование. -Н. Новгород, 1991. - С. 15.

30 ний. Более того, кто-то может заговорить о тривиальности предложения.

Новые термины в науке, по здравому смыслу, должны следовать за от- крытием явления. Появление нового в природе, точнее, в сфере восприятия человека говорящего (пишущего), обычно обозначается новым словом. Открыв континент, разглядев микроба или иное «нечто», исследователь спешит подыскать более подходящие (в том числе и по благозвучию) слова .

В уголовно-процессуальной науке, где оперировать приходится более словами, нежели вещами, иногда случается и наоборот: термин появляется не в ходе исследования, а предшествует ему. Именно так обстояло дело и в нашем случае.

Первоначально термин «уголовно-процессуальная характеристика пре- ступной деятельности» занял место в лексиконе ученых и практикующих процессуалистов в целях общения. Но уже своим звучанием интуитивно дал понять, что он, подобно даосскому коану2, скрывает в себе более глубокий смысл, способный прояснить сущность проблемы инструментария, необходимого для построения такого уголовного производства, которое бы соответствовало конкретному виду преступной деятельности.

Будем внимательны к истории: не так смело, но многие все же заявляли о существовании «процессуальных аспектов» , «уголовно-процессуальной информации о преступлении»4, «процессуальных особенностях, присущими преступлениям»5.

См.: Поляков М.П. Уголовно-процессуальная интерпретация результатов оперативно- розыскной деятельности: размышления о функции новой терминологии в науке // Совре- менные проблемы уголовного судопроизводства России: Сб. науч. статей / Под ред. ВТ. То-мина и А.Ф. Лубина. - Н. Новгород, 1999. - С. 90. 2 Цит. по: ПоляковМ.П. - Указ. соч. - С. 91.

См.: Возгрин И.А. Общие положения методики расследования отдельных видов пре- ступлений. Лекция. -Л., 1976.

См.: Криминалистика: Учебник / Отв. ред. Н.П. Яблоков. - 2-е изд., перераб. и доп. -М, 1999.-С. 36.

Александров А.С. Диспозитивность в уголовном процессе.” Дис… канд. юрид. наук. -Н. Новгород, 1995. -С. 172-174.

31 Так, И.А. Возгрин четверть века тому назад, раскрывая дефиницию криминалистической характеристики преступлений, которая по его мнению «представляет собой описание состояния и особенностей борьбы с различными категориями преступных деяний» включил туда и процессуальные аспекты:

  • подследственность;
  • сроки расследования;
  • законодательно закрепленные (в УПК РСФСР - примечание - Е.П.) осо- бенности производства по делам данной категории .
  • Данное И.А. Возгриным понятие неразрывно связано не только с крими- налистическими аспектами преступлений, но и как мы видим, и с процессуальными тоже. Такое понятие, по нашему мнению, является с позиций криминалистики расширительным. Наверное, поняв это, И.А. Возгрин в последнее время и не стал включать в структуру криминалистической характеристики процессуальные аспекты. Он посчитал, что они самостоятельно могут характеризовать преступные деяния2. Гипотеза о существовании самостоятельной категории -уголовно- процессуальной характеристики преступной деятельности, не столь бессмысленна.

Н.П. Яблоков и В.В. Крылов, описывая процесс формирования структуры криминалистической характеристики преступлений, тоже говорят об уголовно-процессуальных направлениях поиска соответствующей информации о преступлении. В частности, они пишут, что «процесс формирования элементов, составляющих структуру этой характеристики, исходя, из объекта изучения, не может не учитывать общую структуру преступной деятельности и характерную для ее соответствующего вида. В то же время эта структура не может не согласовываться в
определенной степени с уголовно-правовыми, уголовно-

1 Возгрин И.А. Указ. соч. - С. 6 - 9.

См. подробнее: Научные основы криминалистической методики расследования пре- ступлений. Курс лекций. - СПб., 1993. - Ч. 4. - С. 25 - 27.

32 процессуальными и криминологическими направлениями поиска соответствующей информации о преступлении»1.

Из этого следует, что процессуальные аспекты в действительности суще- ствуют. Скажем иначе: имеется подтверждение, что они характеризуют преступную деятельность. Значит, как следствие, их необходимо объединить, систематизировать и найти им применение в уголовно- процессуальной деятельности, причем не спонтанное применение, а методически правильное, научно обоснованное и востребованное правоприменительной практикой.

Сегодня, мы видим, что уголовно-процессуальная характеристика пре- ступной деятельности на эмпирическом уровне имеет реальные очертания. Это не беспочвенное заявление, а правоприменительная действительность, подтверждением которой являются, как непосредственный пятилетний опыт работы автора диссертации в органах следствия, в том числе в двух ведомствах: прокуратуре и МВД РФ, во время которой было расследовано и направлено в суд с обвинительным заключением 157 уголовных дел - из них около 70 % о преступлениях экономической направленности, так и результаты диссертационного исследования. По данным вопросам нами было подвергнуто интевьюи-рованию 147 должностных лиц правоохранительных органов, осуществляющих досудебное производство по уголовным делам, связанным с преступлениями в финансово-кредитной сфере. Из них 86 % (подавляющее большинство следователи) на вопрос о том, с чего начинается их уголовно-процессуальная деятельность после получения заявления (материалов) о преступлении, ответили, что они начинают «примерять» процессуальные институты к этому преступлению (уголовно- процессуальную форму, подследственность, обстоятельства, подлежащие обязательному установлению по этому уголовному делу и т. п.). Затем они, учитывая специфические признаки этого преступления, особенности его расследования (достаточность данных для возбуждения уголовного дела, определенный набор первоначальных следственных действий и т. п.), а также влияем.: Криминалистика: Учебник / Отв. ред. Н.П. Яблоков. - 2-е изд., перераб. и доп. -М., 1999.-С. 36.

33

ние детерминирующих факторов (правовых, экономических, социальных), установленных практикой, на деятельность по раскрытию, расследованию и доказыванию, «конструируют» процессуальный «конвейер» (досудебное производство), «задают» программу своей работы, так чтобы это все соответствовало именно этому виду преступной деятельности1.

Так как существует инертность уголовно-процессуальной науки, то вся эта деятельность эмпирического уровня по формированию знаний о закономерных особенностях уголовного судопроизводства носит бессистемный характер и естественно требует внедрения научных исследований в направлении преодоления этой инертности.

Речь идет в действительности о том, что уголовный процесс является универсальным средством реализации всех уголовно-правовых норм, закрепленных в Уголовном кодексе РФ. То есть, он по своей правовой природе обладает такой совокупностью норм, которая позволяет провести расследование уголовных дел по всем видам преступлений. Его можно, например, сравнить с конвейером в промышленности по производству каких-либо агрегатов. Это будет конвейер - один для производства всех агрегатов, имеющий в своем арсенале запрограммированную и единообразную систему операций при сборке различных агрегатов, причем изделий, разительно отличающихся друг от друга и требующих применения для их изготовления различных друг от друга операций. Отсюда и следует, что, если на одном конвейере производить (собирать) различные по своим параметрам агрегаты, хотя, может быть даже и относящиеся к одной отрасли промышленности, то многие из них будут выбраковываться. Поэтому, прежде чем произвести это изделие, нужно, учитывая его параметры и другие специфические признаки, сконструировать сам конвейер, на котором впоследствии и можно будет изготовить качественный агрегат.

Нами были опрошены: 6 следователей и 3 начальника отдела органов прокуратуры, 69 следователей и дознавателей, 14 оперуполномоченных (подразделений БЭП) органов внутренних дел, 5 следователей налоговой полиции Алтайского края, а также 34 следователя и дознавателя, 16 оперуполномоченных (подразделений БЭП) органов внутренних дел Нижегородской и Новосибирской областей.

34

Если это действительно так, то мы имеем «бракованное» расследование, в результатах которого имеется много ошибок (брака), что тоже бесспорно. Ведь, лишь в редких случаях безукоризненно выполняется досудебное производство. Наверное, в этих случаях орган расследования учел все факторы, влияющие именно на выбор той совокупности норм (той процедуры), задал ту программу уголовно-процессуальной деятельности, которая позволяет оптимально учитывать все закономерные специфические особенности расследуемого вида преступления. Либо сам по себе этот запрограммированный арсенал операций (сконструированный законодателем) в виде последовательно расположенных и применяемых норм УПК РСФСР совпал с закономерными специфическими особенностями расследуемого преступления. Как показывают исследования, прокурор и в дальнейшем суд выявляют столько ошибок, допущенных во время досудебного расследования, что с уверенностью можно говорить о какой-то за- кономерности их допущения. Эта закономерность, как нам кажется, проявляется в игнорировании факторов (специфических особенностей вида преступлений, которые обусловливают уголовно процессуальную деятельность) органами расследования при производстве по различным категориям преступлений. Вышеуказанная закономерность актуально и безоговорочно побуждает на создание процессуального «конвейера», именно по той «программе», которая бы соответствовала виду расследуемого преступления.

Таким образом, мы пришли к необходимости выделения такой процессу- альной категории, которая необходима для дачи характеристики конкретного вида преступной деятельности (преступления) с позиций уголовного процесса. Следствием формирования этой категории будет являться построение на ее основе соответствующей «конструкции» уголовного досудебного производства и определение «программы» уголовно-процессуальной деятельности для конкретного вида преступления.

Формируется эта уголовно-процессуальная характеристика преступной деятельности (преступлений) на основе уголовно-процессуального законодательства (его институтов, норм) с учетом процессуально значимой информа-

35 ции, свойственной различным родам и видам преступлений и закономерных особенностей расследования этих преступлений.

Уголовно-процессуальная характеристика в отличие от уголовно- правовой не является органичной частью общего понимания преступления и носит вспомогательный, специфический служебный характер.

Здесь нужно объяснить, что под термином «преступление» законодатель и правоприменитель понимают общественно опасное деяние. Это деяние, в свою очередь, понимается, как уголовно-наказуемое действие (бездействие) лица, то есть лицо совершает запрещенную законом деятельность - преступную деятельность. Однако думается, что если наполнить содержанием понятия «преступление» и «преступная деятельность», то они окажутся неравнозначными. В нашем понимании преступление - это непосредственное совершение действий, которые нарушают отношения, защищенные уголовным законом, а преступная деятельность - это действия по замышлению, подготовке, совершению (непосредственно само общественно опасное деяние) и сокрытию престу- плений1. Понятие «преступление», как мы видим, охватывается понятием «преступная деятельность».

Принцип всесторонности, полноты и объективности исследования об- стоятельств дела (ст. 20 УПК РСФСР) требует от органов расследования необходимости понять и воспроизвести именно всю преступную деятельность. Поэтому мы также посчитали, что более правильной процессуальной категорией, которую мы рассматриваем, будет уголовно- процессуальная характеристика не только преступления, а всей преступной деятельности. Она будет охватывать и непосредственно само общественно опасное деяние, и замышление, и подготовку, и сокрытие этого деяния. Кроме того, уголовно-процессуальная характеристика преступной деятельности будет значимее и применимее для органов расследования при выполнении ими задач уголовного судопроизводства.

См. подробнее: А.Ф. Лубин Криминалистическая характеристика преступной дея- тельности в сфере экономики: понятие, формирование, использование. Учебное пособие. -Н.Новгород, 1991.-С. 11.

36

По нашему мнению, уголовно-процессуальная характеристика преступной деятельности в финансово-кредитной сфере представляет собой системати- зированное описание процессуально значимых особенностей уголовно- процессуальной формы, подследственности, подсудности, предмета и пределов доказывания, проявляющихся в закономерностях расследования конкретных видов преступлений и имеющая своим назначением обеспечение успешного решения задач раскрытия, расследования, и доказывания преступлений.

Элементами уголовно-процессуальной характеристики преступной дея- тельности, как следует из определения, будут следующие процессуально значимые для уголовно-процессуальной деятельности органов расследования закономерные особенности:

  • уголовно-процессуальной формы;
  • содержания предмета и пределов доказывания;
  • подследственности;
  • подсудности;
  • процессуальной легализации результатов оперативно-розыскной дея тельности;

  • повода и оснований к возбуждению уголовного дела;
  • информационного обеспечения процесса доказывания;
  • фактического обоснования процессуальных решений;
  • процессуально-тактического содержания следственных действий.
  • В целом уголовно-процессуальная характеристика «задает» программу уголовно-процессуальной деятельности, «создает» процессуальный «конвейер», о котором речь шла выше: определяет предмет и пределы предварительной проверки материалов до возбуждения уголовного дела; обуславливает момент принятия решения о возбуждении уголовного дела; влияет на последовательность неотложных следственных действий и др.

На это же указывает в своем исследовании А.С. Александров, который пишет «Преступление, его характер определяют специфику уголовно- процессуального производства по уголовным делам. Поэтому, назрела необхо-

37

димость выделения особой категории уголовных дел. Дел частного обвинения. Необходимость выделения особой категории дел частного обвинения, заключается в особенности самих преступлений и в процессуальных особенностях, присущих этим преступлениям»1. Поэтому и нам представляется, что по делам о преступной деятельности в сфере экономики, и в частности, связанным с посягательствами на ресурсы финансово-кредитной сферы, необходимо «особое» уголовно- процессуальное производство. Это производство должно быть «за- программировано» на осуществление раскрытия, расследования и доказывания именно рассматриваемого вида преступной деятельности, с учетом всех ее специфических особенностей. Это «особое» уголовно- процессуальное производство и будет являться следствием уголовно- процессуальной характеристики.

На наш взгляд, использование уголовно-процессуальной характеристики преступной деятельности органами, осуществляющими досудебное производство по уголовным делам, связанным с преступлениями не только в финансово-кредитной сфере, но и в других сферах, приведет только к позитивным результатам в уголовном судопроизводстве.

§ 1.2. Специализация и умножение субъектов досудебного производства

По мнению большинства ученых-процессуалистов, в широком смысле, субъектом уголовного судопроизводства является любое лицо, вовлеченное в эту сферу правоохранительной деятельности и обладающее, при этом, двумя непременными признаками, во-первых, имеет права и исполняет обязанности, то есть имеет процессуальный статус; во-вторых, выполняет хотя бы одну из уголовно-процессуальных функций2.

1 Александров А.С. Указ. соч. - С. 173. См., например: Воронин С.Э. и др. Курс лекций по общей части уголовного процесса. Учебное пособие. -Барнаул, 2000. - С. 41; Томин В.Т., Козырев Г.И. Практикум по советскому уголовному процессу. - Горький, 1988. - Вып. 1. - С. 29 и др.

38

В зависимости от назначения, характера процессуальной деятельности, особенностей процессуального положения и степени заинтересованности в исходе дела субъекты этого судопроизводства в процессуальной литературе классифицируются на группы. Авторы учебников и монографических работ разных лет предлагают различные виды классификаций и их количество . Однако, все они неизменно включают в первую группу суд (судью), прокурора, следователя (начальника следственного отдела), орган дознания (лицо, производящее дознание), называя их главными субъектами уголовного процесса, осуществляю- щими производство по уголовным делам2.

Данное диссертационное исследование напрямую посвящено проблемам, стоящим перед основными членами этой группы, в части осуществления ими досудебного производства по уголовным делам, связанным с преступлениями в финансово-кредитной сфере.

Начнем с того, что все уголовное судопроизводство о преступной дея- тельности в финансово-кредитной сфере и соответственно уголовно- процессуальная деятельность начинаются с получения заявления или сообщения. После этого возникает необходимость разрешения вопроса о том, к компетенции какого органа относится возбуждение и расследование дел этой категории, или иными словами, встает вопрос о подследственности, сначала заявления или сообщения, а затем и возбужденного по этим информационным источникам (после проведения предварительной их проверки и установлении достаточных оснований) уголовного дела.

См.: Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальных действий по советскому праву. - М., 1961. - С. 23; ЧельцовМ.А. Советский уголовный процесс. - М., 1962. С. - 71, 99 - 113; Арсентьев В Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. - М, 1964. - С. 63; Уголовный процесс зарубежных социалистических государств Европы / Под ред. Чугунова BE. -М., 1967. - С. 80; СтроготчМ.С. Курс советского уголовного процесса: В 2 т. - М, 1968. - Т. 1. - С. 203 - 206; Элъкинд П.С. Сущность советского уголовно- процессуального права. -Минск, 1970. - С. 13; ШгшлевВ.Н. Участники уголовного процесса. - Минск, 1970. -С. 13; Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. Бойкова А.Д. и Карпеца И.И. -М., 1989. - С. 441 - 449; Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе. - Тюмень, 1999. - С. 94.

См.: Уголовный процесс в европейских социалистических государствах / Под ред. В. П. Божьева. - М., 1978. - С. 39; Громов Н.А. Уголовный процесс России. - М., 1998. - С. 91; Якупов Р.Х. Уголовный процесс. - М., 1998. - С. 95.

39

Здесь и кроется, на наш взгляд, одна из наиболее серьезных проблем, свя- занная с тем, что, хотя в действующем уголовно-процессуальном законодательстве подследственность правоохранительных органов по этим преступлениям определена, но мы считаем, что эти органы не отвечают требованиям той компетенции, которой их наделил законодатель по осуществлению досудебного производства в отношении этой категории преступлений. По мнению диссертанта они не обладают той специфичностью, присущей преступной деятельности, которой они уполномочены противодействовать.

Следует отметить, что уголовно-процессуальное законодательство, наде- ляя следователей и органы дознания названными полномочиями или вернее правом расследования указанных уголовных дел, определяет их компетенцию, как мы уже сказали, процессуальным термином - подследственность.

Однако в юридической литературе содержание понятия подследственности интерпретируется различными авторами по-разному.

Так, например, М.С. Строгович, В.Г. Даев и В.В. Шимановский опреде- лили подследственность как «свойство дела, состоящее в том, что оно относится к ведению того или иного следователя или категории следователей»1.

По мнению профессора СВ. Бородина и многих других авторов учебной литературы подследственность - это «совокупность признаков уголовного дела, в зависимости, от которых закон относит его к компетенции того или иного органа предварительного следствия или дознания»2.

Мы же, присоединяясь к авторитетному мнению3, под подследственностью понимаем - самостоятельный институт уголовно-процессуальный права, нормы которого определяют полномочия органов предварительного следствия и дознания по расследованию определенной категории уголовных дел, а также

1 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. В 2 т. - М., 1970. - Т. 2. -С. 41.

Советский уголовный процесс. Учебное пособие / Под ред. Бородина СВ., Перлова И.Д. - М, 1968.-С. 94.

Зинатуллин 3.3., Салахов М.С, Чулюкин Л.Д. Подследственность уголовных дел. -Казань, 1986. - С. 5 - 8.

40 условия, основания и порядок передачи уголовных дел от одного органа расследования другому, процессуальный порядок разрешения споров, возникающих между органами расследования по поводу подследственности, правовые последствия, наступающие в случае нарушения правил подследственности. При этом нужно отметить, что нормы этого института в основном регламентируют отношения, возникающие на этапе досудебного производства. То есть подследственность существует постольку, поскольку по уголовному делу требуется произвести предварительное расследование.

На наш взгляд, субъекты, решая основные вопросы о последственности, как раньше, так и сегодня, связывают их, во-первых, с необходимостью определения производства предварительного расследования по факту совершенного или подготовляемого преступления; во-вторых, если производство предварительного расследования обязательно, то с необходимостью определения конкретного органа, который должен вести дело, и в какой форме должно быть проведено предварительное расследование; в-третьих, если отказывается в возбуждении уголовного дела, то с определением полномочий органа расследования, который принимает такое решение.

Субъектами отношений, регулируемых нормами данного института, как уже было сказано выше, в основном являются органы дознания и следствия (ст. ст. 117, 125 УПК).

В действующем Уголовно-процессуальном кодексе подследственность этих субъектов регламентирована в ст. 126, а также упоминается о ней в ст. ст. 109, 114, 132 и ряде других.

Поддерживая мнение М.П. Полякова1, нужно отметить, что субъекты, осуществляющие досудебное производство по уголовным делам, как на предыдущих исторических этапах существования России, так и сегодня, всегда отличались своим разнообразием. Подтверждением этому, служит тот факт, что если, к примеру, в 1960 году следственных ведомств в нашем государстве было всего два (прокуратура и КГБ), то сегодня правом осуществления досудебной

1 Поляков М.П. Указ. соч. - С. 60.

4

V!'i'''w-'*4 ?"?-     - '      *    'v. ч.-ь

1 .

подготовки материалов наделены четыре вида следственных аппарата: проку ратуры, органов внутренних дел, федеральной службы налоговой полиции и федеральной службы безопасности, а также девять органов дознания, перечис ленных в ст. 117 УПК. И этот процесс умножения органов, осуществляющих досудебное производство, закономерно продолжается, так как грандиозные преобразования, происходящие в стране, повлекли за собой появление новых общественных отношений, на защиту которых также встало уголовное законо- & дательство. Так, начиная с апреля 1999 года, к примеру, Министерство юстиции

РФ уже ведет разработку предложений о наделении службы судебных приставов правами органа дознания и полномочиями, дающими им право осуществлять оперативно-розыскную деятельность1. И далее, уже в марте 2000 года в Государственную думу РФ, при обсуждении проекта нового Уголовно- процессуального кодекса, вносились поправки по вопросу о наделении процес- суальными полномочиями еще шести органов, которые бы имели право осуще-

щ ствлять дознание по уголовным делам . По мнению диссертанта обусловлива-

ется это тем, что преступная деятельность, посягающая на новые виды общественных отношений и, прежде всего, на экономические отношения, связанные с распределением больших финансовых средств в финансово-кредитной системе, отличается особыми специфическими чертами. Как говорит, в своих исследованиях, Ю.А. Гончан: «на арену вышел еще один критерий распределения следственных полномочий - особая специфика преступлений»3. То есть разнообразие субъектов, осуществляющих досудебное производство, как раньше, так и сегодня имеет в своей основе объективные причины и обусловливается, в част-

ш ности, наличием различных групп преступлений, обладающих специфическими

См.: Новой службе - силовую поддержку (Интервью с руководителем службы судебных приставов Омской области В.В. Головиным) II Российская юстиция. - 1999. - № 5, -С. 20. (В последней редакции проект УПК уже даже содержит положение о включении судебных приставов в перечень органов дознания.)

Информация, полученная из выступления депутата Государственной думы РФ, председателя комитета безопасности Илюхина В.И. перед курсантами и профессорско-преподавательским составом в Нижегородской академии МВД России 7 февраля 2001 года.

Гончан Ю.А. Таможня как орган дознания: Дис… канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 2000. - С. 53.

42

чертами, а также специфичностью отдельных субъектов, совершающих преступные посягательства.

Из чего следует, что множественность органов, осуществляющих досу- дебное производство, напрямую зависит от развития как процессуального права, так и материального права. Как правильно считает В.Г. Даев, «всякое значительное изменение уголовного законодательства влечет за собой изменения процессуального порядка его реализации»1, а так как качество и результативность досудебного производства во многом зависит от того, кто его производит2, то следовательно наряду с изменением процедуры расследования по вновь установленным запретам необходимо и преобразование в системе самих органов расследования (либо реорганизация имеющихся, либо их умножение). Здесь, следует согласиться с профессором С.А. Голунским, который еще более шестидесяти лет тому назад сказал, что множественность органов расследования оправдывается тем, что каждый из них «… имеет возможность специализироваться в области расследования определенных категорий дел»3. При этом, необходимо принимать во внимание, что не простое количественное увеличение новых видов преступлений влечет к умножению субъектов, а только появление новых деяний, посягающих на специфический объект и складывающегося при этом нового феномена преступной деятельности, обладающей специфическими чертами, которым нет адекватного правового механизма противостояния и субъекта, который был бы способен эффективно осуществлять движение этого механизма.

Сегодня почти не встречает возражений тезис о том, что выявлением и расследованием преступной деятельности в сфере экономики и в том числе в финансово-кредитной сфере должны заниматься специально выделенные для

Даев В.Г. Взаимосвязь советского уголовного права и процесса: Автореф. дис… д-ра. юрид. наук. -Ленинград, 1983. -С. 18.

Шадрин B.C. Сущность досудебного производства и дальнейшее развитие его форм в советском уголовном процессе // Формы досудебного производства и их совершенствова- ние. -Волгоград, 1989. -С. 15.

Голунстй С.А. К вопросу о реформе предварительного расследования // Проблемы социалистического права. - 1938. - № 4. - С. 17. Цит. по: Стремовский В.А. Предваритель- ное расследование в советском уголовном процессе. - М., 1958. - С. 85.

43

этого следственные и оперативные подразделения (специализированные) соответствующих правоохранительных органов.

Проведенные диссертантом исследования показывают, что противодейст- вие преступности возможно только в условиях постоянного контроля над процессами, происходящими в ее среде, знания специфики, особенностей данной преступной деятельности, характера ее связей вовлеченных в нее лиц, основных правил, на которых строятся взаимоотношения между преступниками.

В связи с этим, перед законодателем непременно встает вопрос об отне- сении нового уголовно-правового деяния (или деяний одного вида) к компетенции какого-либо из имеющихся органов, либо к созданию нового. И как следствие, к четкому закреплению в законе подследственности преступной деятельности, посягающей на финансово-кредитную систему за соответствующими специализированными подразделениями правоохранительных органов.

Специализация субъектов досудебного производства

Действительно можно выбрать самый простой путь и в очередной раз возложить такие обязанности на орган универсальной компетенции (милицию). Ведь и выявление этих преступлений и расследование подобных является как будто бы непосредственной функцией милиции. Однако зачастую мы наблюдаем, что новые преступные деяния выходят из поля зрения органов внутренних дел. В борьбе с этими новыми видами преступности у органов расследования МВД РФ возникают трудности, встает проблема специализации, которую и решают, как мы уже отметили самым простым путем - организационно-явочным порядком, то есть путем дробления имеющихся создают новые специализированные подразделения.

Этого не произошло с появлением и вступлением в законную силу с 1 ян- варя 1997 года нового уголовного кодекса РФ, в который вошел ряд новых составов преступлений, связанных со сферой экономики, а в частности и с финансово-кредитной системой. Имеющиеся подразделения милиции, которые как

44

универсальная машина борются со всей существующей преступностью, как всегда, просто получили еще хорошую «порцию» сложнейшей и специфической работы. Как показывает практика, органы расследования столкнулись с очень значительными трудностями в борьбе с преступлениями нового вида экономической направленности. По словам И.Н. Кожевникова это «связано прежде всего с тем, что ряд составов преступлений (например, ст. 176, 177), вошедших в новый Кодекс, в прежнем отсутствовал. У следователей нет не только навыков расследования этой категории дел, но даже и должного умения правильной квалификации содеянного.»1. В настоящее время, еще не поздно создать такие специализированные подразделения, ведь бороться с преступностью нужно эффективно, иначе людские и денежные ресурсы выбрасываются «на ветер». Поэтому необходимо создавать специализированные подразделения (группы, следственные инспекции) по выявлению и расследованию только экономической преступной деятельности в финансово-кредитной сфере.

Разумеется, ключевой фигурой этих подразделений должен быть предста- витель органов расследования. Далее, в число сотрудников должны входить оперуполномоченные ОБЭП, специалисты и эксперты. Подразделения должны быть в первую очередь обеспечены методической литературой, персональными компьютерами, множительной техникой и автотранспортом.

Сегодня для повышения эффективности расследования таких дел уже создаются, предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом (ст. 129) следственные, а также, предусмотренные ведомственными нормативными актами, в частности МВД России, следственно-оперативные группы или бригады.

Одним из основных ведомственных актов является Инструкция …., ут- вержденная приказом МВД России № 334 от 20.06.96 года . Она определяет, принципы взаимодействия членов следственно-оперативных групп:

1 Кожевников И.Н. (до 2000 года был заместителем министра внутренних дел Российской Федерации, начальником Следственного комитета) Расследование преступлений в сфере экономики: Руководство для следователей. - М, 1999. - С. 3.

Инструкция по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений. Утверждена приказом МВД РФ от 20.06.96 года № 334.

45

1) персональную ответственность следователя, руководителей оператив- ных подразделений и начальников милиции общественной безопасности за проведение и результаты следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий; 2) 3) самостоятельность следователя в принятии решений, за исключением случаев, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством; 4) 5) самостоятельность сотрудников оперативных подразделений в выборе средств и методов оперативно-розыскной деятельности в рамках действующего законодательства; 6) 7) согласованность планирования следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий; 8) 9) непрерывность взаимодействия до принятия решения по уголовному делу. 10) В Инструкции констатируется, что следственно-оперативная группа явля- ется основной организационной формой взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений, определяются виды следственно-оперативных групп. Подробно рассматриваются способы распределения обязанностей в следственно-оперативной группе.

К настоящему времени практика органов внутренних дел выработала не- сколько организационных форм деятельности следственно-оперативных групп. Большинство из них закреплены в вышеназванной Инструкции.

  1. Следственно-оперативная группа № 1. Прежде всего, это целевая след- ственно-оперативная группа, создающаяся для расследования конкретного уголовного дела, в которую входят следователь (или несколько следователей)1, а также оперуполномоченные соответствующих оперативных подразделений. Создается такая группа приказом начальника (зама) органа внутренних дел.

Если возникает необходимость работы в следственно-оперативной группе нескольких следователей, то руководитель следственного подразделения выносит на основании ст. 129 УПК отдельное постановление о создании следственной группы с назначением одного из них руководителем этой группы (как правило, он и становится руководителем общей следственно-оперативной группы).

46

  1. Следственно-оперативная группа № 2. Она создается при дежурной части органов внутренних дел, призванная выполнять неотложные следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия при выезде на место происшествия и раскрытии преступлений по горячим следам (дежурная). Она создается приказом начальника внутренних дел.
  2. Специализированная следственно-оперативная группа № 3, сфор- мированная для раскрытия и расследования определенной категории преступлений (выделено нами - Е.П.). Создается приказом начальника органа внутренних дел, согласованным с начальником соответствующего следственного подразделения. В практике Следственной части СК при МВД России - это оперативно-следственные группы, выезжающие в «горячие точки».
  3. Совместная следственно-оперативная группа (бригада) № 4, в состав которой могут включаться помимо сотрудников органов внутренних дел сотрудники прокуратуры, федеральной службы безопасности (ФСБ), федеральной службы налоговой полиции (ФСНП). Такая группа, создается для раскрытия и расследования тяжких преступлений, в том числе совершенных организованными группами, либо для расследования сложных уголовных дел с большим объемом работы или подследственным разным органам предварительного следствия. Создается такая группа согласованным приказом руководителей ведомств или отдельными ведомственными приказами на основании согласованных планов. Состав следственной группы юридически закрепляется постановлением руководителя следственного подразделения или прокурора, в производ- стве которого находится уголовное дело.
  4. По нашему мнению, выделенная специализированная следственно- оперативная группа под № 3 может быть преобразована из временного органа в постоянное подразделение применительно для осуществления досудебного производства по уголовным делам о рассматриваемой в диссертации преступной деятельности. Должны существовать специально подготовленные следователи, выделенные в самостоятельное следственное подразделение (в СУ или в СК) «по штату» и предназначенные расследовать дела только этого вида пре-

47 ступной деятельности. К ним должны будут придаваться на долговременной основе оперуполномоченные (другие специалисты в области банковской системы, к примеру, эксперты), которые должны будут реально противодействовать преступности в финансово-кредитной сфере.

Другого выхода, кроме специализации, по нашему мнению, сейчас нет. Ведь универсальность органов расследования не отвечает уровню преступности, которая превратилась в высокоорганизованную и очень специфичную, разделившись по сферам экономики, в частности. Картина сегодняшних органов расследования и их результаты оставляют желать лучшего. Хотя практика показывает, что правоохранительные органы, находясь в удручающем состоянии , тоже идут по этому же пути - специализации. В качестве примера можно привести отчет заместителя начальника ГУВД Московской области, генерал-майора юстиции О.Г. Станкевича. Он отметил, что изменение уголовного законодательства, а также криминализация общественных отношений в сфере экономики повлияли на значительное увеличение уголовных дел данной категории, находившихся в производстве следователей области. За один только 1998 год было выявлено более 8,5 тысяч преступлений в сфере экономики, из них почти 6 тысяч, по которым предварительное следствие обязательно. С учетом актуальности расследования этих дел и возросших объемов работы, Управлением (СУ) были приняты меры организационного и методического характера. За счет внутренних штатных изменений в Управлении был создан организационно-методический отдел из 5-ти сотрудников, а его руководство укреплено наиболее подготовленными кадрами. Одновременно в горрайорганах за данной линией работы закреплено 123 следователя, создано 10 специализированных отделений. Это дало некоторые положительные результаты: улучшилась произ-

Например, в одном из УВД доля следователей, имеющих высшее юридическое обра- зование, снизилась до 35,7 %, почти половина личного состава работает в следствии до 5 лет. Практически некого ставить руководителями следственных подразделений. Сотрудники уходят в различные коммерческие структуры, адвокатские конторы (8), в органы прокуратуры и суд (12) из-за нищенской заработной платы.

48

водительность следствия по данной линии, в суд направлено 743 уголовных де-ла1.

Специализации стало необходимой и объективной реальностью.

Кроме того, диссертант считает, что наряду с созданием предложенного выше специализированного подразделения, необходимо также решить вопрос о закреплении его и в качестве субъекта уголовного судопроизводства в процессуальном законодательстве и наделении, соответственно, самостоятельным процессуальным статусом.

Ситуация такова, что в соответствии со ст. 119 УПК, после передачи дела следователю орган дознания может производить по нему следственные и розыскные действия только по поручению следователя. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.95 года, следуя положениям УПК, в качестве оснований для проведения оперативно- розыскных мероприятий называет наличие возбужденного уголовного дела, а также поручения следователя по уголовным делам, находящимся в его производстве (п.п. 1, 3 ч. 1 ст. 7 ФЗ). Более того, исполнение письменных поручений следователя по уголовным делам является обязанностью органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (п. 2 ст. 14 ФЗ). Иначе говоря, каждое процессуальное действие, произведенное оперуполномоченным органа внутренних дел, должно быть оформлено не только соответствующим протоколом, но и письменным поручением следователя. В противном случае такое процессуальное действие признается ничтожным, а полученные в результате доказательства - недопустимыми. В итоге уголовное дело пополняется документами, носящими чисто формальный характер и не способствующими оптимизации досудебного производства. Наблюдается не «быстрота» при раскрытии и расследовании преступлений, определенная законом в качестве одной из главных задач уголовно-

Станкевич О.Г. (заместитель начальника ГУВД Московской области, генерал-майор юстиции) Влияние следственного управления на повышение эффективности работы подчиненных следственных подразделений // Информационный бюллетень СК МВД России. -1998.-№4(97).-С. 5-14.

49 процессуальной деятельности, а ничем не оправданная волокита процесса доказывания.

Процессуальное закрепление существования следственно-оперативных групп или как мы предлагаем специализированных подразделений позволило бы избавиться от лишнего бумаготворчества. Основанием участия оперуполномоченного (возможно и других специалистов) в производстве процессуальных действий признавалось бы соответствующее процессуальное постановление о создании такого подразделения.

Безусловно, процессуальное оформление полномочий органов дознания, в виде отдельного поручения следователя, на производство следственных действий по уголовному делу, находящемуся в его производстве, необходимо. Однако, в случае процессуального признания специализированной следственно-оперативной группы, такие поручения могли бы носить не разовый, а постоянный характер, например, выражаться в виде указания руководителя специализированного подразделения, закрепляющего за сотрудником - членом группы определенное направление в расследовании.

Таким образом, еще раз отметим, что назрела необходимость в уголовно- процессуальном законе закрепить существование такого субъекта расследования, как специализированное подразделение (следственно- оперативная группа или следственная инспекция), определить его правовое положение, а также констатировать, что это подразделение создается постановлением начальника следственного отдела (управления) по согласованию с начальником органа дознания, и руководителя этой специализированной следственно-оперативной группы или следственной инспекции, которым назначается следователь, принявший уголовное дело к своему производству.

По нашему мнению, это принесет огромную пользу правоохранительным органам в противодействии со специфическим видом преступной деятельности, посягающей на финансово-кредитную сферу. Кроме того, внесет законодательную определенность во взаимоотношения, возникающие между субъектами, участвующими в осуществлении расследования этого вида преступлений. А

50

также позволит уверенно чувствовать себя не только следователю в этой группе, как руководителю, но и другим членам этого специализированного подразделения, в силу наделения их процессуальным статусом и признания результатов их труда юридически допустимыми в качестве доказательств.

Не нужно забывать и еще об одном немаловажном факторе, который бу- дет являться объединяющий силой членов, предлагаемого диссертантом специализированного подразделения и выступать «двигателем» их совместной деятельности - это единый статистический учет результата их совместного труда.

Однако, отдадим должное внимание и второму пути - пути создания новых структур. Мы полагаем, что результат работы специализированных под- разделений, путем выделения из имеющихся органов отдельных оперуполномоченных, экспертов, дознавателей (специализированного дознания) и следователей может все же оказаться не достаточно эффективным.

Здесь, нужно считаться с объективной действительностью: эти специалисты по прежнему будут работать под началом тех же руководителей (в МВД), будут входить в единый коллектив своих профильных подразделений и естественно они не смогут отказаться работать при выявлении и расследовании преступлений другой направленности (даже в рамках уголовного процесса они обязаны расследовать уголовные дела, которые им поручат) или чтобы просто повысить показатели своих служб (эти критерии оценки пока еще тоже никто не отменил ). А это вновь приведет к универсальной, а не специализированной работе против специфического вида экономической преступности.

Сказанное подтверждается и результатами наших исследований. Они по- казывают, что в настоящее время у оперуполномоченных ОБЭП, органов дознания и следствия, которые якобы «специализируются» только на выявлении и

Например, чтобы выработать единый статистический показатель разных подразделений органов внутренних дел в их борьбе с преступностью в сфере экономики был издан Приказ МВД РФ от 6 ноября 1997 г. № 730. Однако он также не решил этой проблемы, так как в нем явно, только декларативно отмечено «считать одним из приоритетных направлений оценку работы БЭП по направленным в суд уголовным делам…».

51

расследовании экономической преступности в финансово-кредитной сфере, в действительности в «работе» находятся материалы и уголовные дела и другой направленности, что соответствует от 23 % до 50 % от профильных .

Другой причиной и, наверное, самой главной, является то, что это спе- циализированное подразделение будет специализировано постольку, поскольку оно будет просто так называться и, соответственно не будет выполнять эффективно своего предназначения. Нам же нужен для осуществления особого производства и особый субъект, осуществляющий его. Как правильно говорит М.П. Поляков, «должна быть специфичность самого субъекта, который противостоит специфическому виду экономической преступности» . Деятельность этого субъекта, осуществляющего досудебное производство должна совпадать, соответствовать его правоохранительной функции в какой-то области правоотношений - главной функции, для осуществления которой он создан.

Создание и привлечение для осуществления досудебного производства новых структур

Говоря о специализации, диссертант подразумевает не только специали- зацию внутри имеющихся органов досудебной подготовки, но и специализацию новых правоохранительных структур. Специализация будет эффективна лишь тогда, когда процессуальными полномочиями по осуществлению рассматриваемого нами (особого) производства будут наделяться лишь специальные органы, которые первыми сталкиваются со специфическим видом экономической преступности по роду своей деятельности и имеющие определенные навыки и традиции по борьбе с ней.

Из 147 проанкетированных работников правоохранительных органов (в большинстве работники МВД), которые выявляют и расследуют, якобы только посягательства эконо- мической направленности мы увидели, что они имели в своем производстве материалы и уголовные дела и о других преступлениях. Соответственно их процент по отношению к профильным делам был таков: оперуполномоченные - 23 %; дознаватели специализированного дознания - 5 %; следователи - 50 %. 2 Поляков М.П. Указ. соч. - С. 63.

52

Выход из сложившейся ситуации автор наряду со специалистами- практиками1 видит сегодня в образовании специализированного подразделения федерального значения - Финансовой полиции РФ.

Тем более, что ситуация складывается таким образом, что преступная деятельность, соответствующая профилю правоохранительной деятельности финансовой полиции в основном уже сформировалась и ее запрет предусмот-рен действующим УК РФ .

Как мы видим из проекта закона «О финансовой полиции России», эта структура должна быть сформирована на базе ныне действующей ФСНП, а если вспомнить историю ее создания, в свою очередь, налоговой службы, то увидим, что ее предназначением как раз и было, как правильно выражается В.Б. Ямпольский «поиск дополнительных денежных средств для бюджета» , что естественно соотносится и с охраной этих денежных средств.

Законодатель, принимая поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, тоже склоняется в сторону большей специализации. В частности, он наделяет компетентный в вопросах финансовых отношений следственный аппарат ныне действующей ФСНП правом расследования преступлений, совершенных в финансово-кредитной системе. Федеральным законом «О внесении изменений в статью 126 УПК РСФСР» от 15 марта 2000 г. № 53 - ФЗ регламентировано, что по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных в частности статьями 172-174, 176, 187 частями второй и третьей УК РФ, если они выявлены федеральными органами налоговой полиции, предварительное следствие может производиться также следователями ФСНП4.

1 Лисов В. (академик, доктор экономических наук, начальник Академии налоговой по лиции ФСНП РФ) С кем Путин пойдет в финансовую разведку // Российская газета. - 2000. - 15 декабря. - С. 10; Ворожцов В. (Заместитель директора ФСНП РФ) Кто наложит руку «на грязные деньги»? // Российская газета. - 2001. - 5 января. - С. 8.

2 В отличие от рождения Главного управления налоговых расследований (сегодня - ФСНП, которая, как считает диссертант (и не только он один), наверное, скоро станет роди телем Финансовой полиции), когда расследовать в процессуальном смысле было нечего.

3 Шарапов А. Налоговая полиция ищет не преступника, а деньги // Российская газета. - 1993. - 17 февраля.

4 См. подробнее: Российская газета. - 2000. - 14 апреля.

53

Провозглашенная Концепция стратегической безопасности, включающая в себя экономическую безопасность, должна поспособствовать созданию специализированных структур и в частности на сегодняшнем этапе преобразованию ФСНП России в институт финансовой полиции. Это вполне логично, так как вытекает из уникального опыта и результата работы ФСНП по расследованию налоговых, бюджетных, финансовых преступлений и нарушений.

Только в 1999 году усилиями налоговой полиции возмещено причиненно- го ущерба - 50, 7 %, а МВД - только около 45 %. В 2000 году этот показатель вырос и за 10 месяцев 2000 года ФСНП возместили 58 % ущерба, причиненного экономической преступностью в пропорции от всего возмещенного ущерба всеми правоохранительными органами страны.

Несоизмеримо более высокая эффективность работы ФСНП объясняется относительно узкой специализацией и максимальной концентрацией усилий на конкретном направлении борьбы с преступностью.

Исходными посылками этого проекта должны являться, прежде всего, консолидация функций обеспечения финансовой безопасности страны в едином специализированном органе, способном эффективно функционировать уже сегодня - без организационной раскачки. Что приведет к более четкому распределению обязанностей между различными экономическими и правоохранительными структурами.

Согласно проекту важнейшими ее задачами будут выявление, предупреж- дение, пресечение и раскрытие преступлений и административных правонарушений в финансовых правонарушениях. Появляются такие глобальные функциональные установки, как выявление и ликвидация организованных и транснациональных преступных групп. Учитывая тенденцию оттока капитала из экономики России, законопроект нацеливает органы финансовой полиции на активное противодействие преступному перемещению финансовых потоков и осуществление мер по возврату вывезенных денег.

Кроме того, финансовую полицию обяжут обеспечить сбор и анализ ин- формацию о криминогенных процессах в финансово-правовой сфере (создание

54 общенационального информационного комплекса, в рамках которого осуществлялся бы непрерывный мониторинг кредитно-финансового положения и денежных операций практически всего населения страны), чтобы от модели «работы по факту» перейти к прогнозированию и выявлению угрозы экономической безопасности РФ, разрабатывать и осуществлять единую систему мероприятий по ее предупреждению и нейтрализации.

Финансовая полиция сможет осуществлять оперативно-розыскные меро- приятия, направленные на возврат юридически необоснованно «утекшей» валюты из страны.

Заинтересованы в этих органах в немаловажной степени и все хозяйст- вующие субъекты, банковские круги, ведь именно деловые круги сегодня больше, чем кто бы то ни был, заинтересованы в создании единых «правил игры», в исполнении экономического законодательства. В подтверждение этому, мы наблюдаем тесное сотрудничество представителей банковских структур со специалистами, которые помогают последним сформулировать в законопроекте положения о тех ситуациях, когда финансовая полиция получит право на арест счетов или безакцептное списание средств, на узаконенный порядок (механизм) проведение проверок, на затребование документов по установленным в законе основаниям.

По нашему мнению, Финансовая полиция будет именно тем специализи- рованным и компетентным правоохранительным органом, к подследственности которого и следует отнести уголовные дела, связанные с преступлениями в финансово-кредитной сфере. Ее подразделения должны стать субъектами, имеющими право осуществлять уголовно- процессуальную и оперативно-розыскную деятельность при обеспечении противодействия в борьбе с посягательствами на финансовые ресурсы в стране и незаконными финансовыми потоками за ее пределы.

Рассмотренные в настоящем параграфе способы решения проблемы, обо- значенной в самом начале его, нам представляется правильным и в наибольшей степени способствующим оптимизации процессуальной деятельности в

55 досудебном производстве по делам о преступных посягательствах в финансово-кредитной сфере. Однако, если учесть, что рассматриваемый вид преступности зачастую пересекается с организованными криминальными формированиями, то кроме приведенных выше доводов в пользу такого подхода, представляется уместным привести еще один, на наш взгляд, достаточно серьезный аргумент. Так,по мнению Д.К. Канафина1 таковым будет являться то, что правоприменительная деятельность в этих случаях сопряжена с большим риском для жизни, здоровья и благополучия сотрудников, осуществляющих оперативную и следственную деятельность по делам рассматриваемой категории, их родственников, близких. Следовательно, работники таких подразделений нуждаются в особом режиме обеспечения их безопасности. В организационном плане применять меры защиты в отношении конкретных лиц, объединенных в рамках одного трудового коллектива, гораздо проще, чем постоянно перебрасывать силы и средства для охраны то одного, то второго сотрудника территориальных органов, в производстве которых оказалось такое уголовное дело. В связи с чем, также вполне оправдано выделение предложенных в диссертации специализированных подразделений по борьбе с преступностью в финансово-кредитной сфере.

В конечном итоге, в поддержку нашей позиции также можно привести и мировой опыт. Так, например, финансово-сыскные службы США (Служба внутренних доходов ФБР США), ФРГ, Франции, Италии (Финансовая гвардия Италии), Швейцарии и других стран наделены полномочиями правоохранительных органов и представляют собой специализированные полицейские службы, укомплектованные профессионалами и использующие, деликатно выражаясь, специфические методы расследования. В частности, при Министерстве финансов США в центральном аппарате Секретной службы внутренних доходов действует отдел разведки, который выполняет полицейские функции по

Канафин Д.К Проблемы процессуальной формы судопроизводства по делам об ор- ганизованной преступности: Дис… канд. юрид. наук. - М, 1997. - С.71.

56 делам о налоговых преступлениях1. Во всем мире существует и в полной мере реализуется принцип специализации правоприменительной деятельности.

Таким образом, объективно обусловлена, научно оправдана и подтвер- ждена как отечественным так и опытом зарубежных стран, необходимость выделения в соответствующих правоохранительных органах специализированных подразделений либо формирование новых структур, специализирующихся на осуществлении оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности в отношении преступной деятельности в финансово-кредитной сфере. Считаем, что такая реконструкция правоохранительной системы будет способствовать повышению эффективности досудебного производства и в дальнейшем оп- тимизирует всю борьбу с преступностью в этой сфере экономики.

Переходя к следующему параграфу диссертации, заметим, что одно ум- ножение субъектов досудебной подготовки не в состоянии решить проблему уголовного судопроизводства без одновременного расширения ее форм. Эти стратегические направления реформирования уголовного судопроизводства находятся в тесной диалектической взаимосвязи.

§ 1.3. Основания дифференциации уголовно-процессуальной формы досудебного производства по уголовным делам о преступной деятельности в финансово-кредитной сфере

Понятие процессуальной формы в теории уголовного процесса

Дискуссия о понятии процессуальной формы судопроизводства в юриди- ческой литературе началась еще несколько десятилетий назад. Этому вопросу

См. более подробно об этом: Формы и методы борьбы с организованной преступностью в зарубежных странах // Материалы рабочей группы по созданию проекта Федерального закона «О борьбе с организованной преступностью». - М., 1993.

57 было уделено много внимания известными учеными-процессуалистами , но до сих пор не существует единства мнений о содержании этого процессуального термина. Насколько известно, монографическому исследованию процессуальная форма уголовного судопроизводства и в том числе досудебного произвол-ства подвергалась лишь в четырех научных работах .

Прежде чем предложить собственное понимание процессуальной формы, представляется уместным проанализировать высказывания других ученых- Mi процессуалистов по этому вопросу.

Так, ряд авторов во главе с М.С. Строговичем, Л.М. Якубом и В.И. Дьяченко считают, что процессуальная форма - это «совокупность процессуальных условий производства по уголовному делу в целом и каждого отдельного след-

?

1 Проблемы уголовно-процессуальной формы разносторонне представлены в юриди ческой литературе. См., например: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. В 2 т. - СПб., 1912. - Т. 2. - С. 362; Чечина НА. Нормы права и судебное решение. - Л., 1961; Мотовиловкер Я.О. Некоторые вопросы содержания и формы уголовного процесса // Вестн. Ярослав, ун-та. - 1972. - № 4. - С. 55 - 77; Бобров В.К. К исследованию процессуальной формы в уголовном процессе // Правоведение. - 1974. - № 2. - С. 82 - 85; Элькинд П.С. Кате гории «содержание» и «форма» в сфере уголовно-процессуального регулирования. В кн.: Развитие и совершеннствование уголовно-процесуальной формы. - Воронеж, 1979. - С. 34 - 45; Шейфер С.А. Пути развития процессуальной формы получения доказательственных ма териалов на досудебных стадиях процесса // Уголовно-процессуальные проблемы предвари тельного следствия и пути его совершенствования: Сб. науч. тр. - Волгоград, 1985. - С. 14 - 22; Свиридов М.К. О сущности и основаниях дифференциации уголовного процесса // Акту альные вопросы государства и права в период совершенствования социалистического обще ства. - Томск, 1987. - С. 241 - 242; Шадрин B.C. Сущность досудебного производства и

дальнейшее развитие его форм в советском уголовном процессе // Формы досудебного

про-

изводства и их совершенствование. - Волгоград, 1989. - С. 4 - 15; Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. - Н. Новгород, 1991. - С. 66 - 75; Захарова Т.П., Мищенко И.Н. Досудебное производство в протокольной форме. - Н. Новгород, 1991. - С. 5-8; Кузнецов Н. Дифференциация процессуальной формы // Российская юстиция. - 1999. - № 5. - С. 26 - 27, и многие др.

2 См. подробнее: Шгшлев В.Н. Содержание и формы советского уголовного процесса. - М., 1974; Якуб М.Л. Процессуальная форма в уголовном судопроизводстве. - М., 1981. - 207 с; Прупгченкова Г.Н. Процессуальная форма и ее значение для совершенствования пра вовой регламентации предварительного расследования: Дис… канд. юрид. наук. - М., 1992; Канафин Д.К. Проблемы процессуальной формы судопроизводства по делам об организо ванной преступности: Дис… канд. юрид. наук. -М., 1997. *

58 ственного и судебного действия»1. Термин «условия» понимается, как правила производства действий и обстановка2, в которой совершаются эти действия, принимаются решения по делу, возникают и реализуются уголовно-процессуальные правоотношения как между органами, ведущими процесс, так и между иными лицами, включенными в орбиту уголовного судопроизводства .

Другая часть ученых, в которую входят Р.Д. Рахунов и близкий ему по взглядам на эту проблему Ю.И. Иванов, рассматривали уголовно- процессуальную форму шире, включая в ее содержание не только условия уголовно-процессуальной деятельности, но и регламентированные уголовно-процессуальным правом порядок, способы, сроки, принципы такой деятельности, а также систему и структуру уголовно- процессуальных институтов и правил, отождествляя тем самым уголовно- процессуальную форму со всем законодательством об уголовном судопроизводстве4.

Эта точка зрения в определенной части нами принимается, так как данную категорию действительно можно рассматривать как «процедуру и после- довательность стадий уголовного процесса, условия, способы и сроки совершения процессуальных действий и т.д.»5, но вряд ли верно в понятие данной категории включать систему и структуру уголовно- процессуальных институтов и правил, и тем более принципов.

См.: Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве (Понятия и свойства). В кн.: Сибирские юридические записки. - Иркутск-Омск, 1973. - Вып. 3. - С. 161; Дьяченко В.И. Эффективность досудебного производства по делам о хулиганстве и мелком хищении государственного или общественного имущества: Дис… канд. юрид. наук.-М., 1982.-С. 14- 16.

Слово «обстановка», в русском языке, может иметь значение: «положения, обстоя- тельства, условия существования кого - чего - нибудь». См.: Словарь русского языка. Под ред. Ожегова. - М: Русский язык, 1991. - С. 436.

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса: В 2 т. - М., 1968. - Т. 1. - С. 51.

См.: Рахунов Р.Д. Дифференциация уголовно - процессуальной формы по делам о малозначительных преступлениях // Советское государство и право. - 1975. - № 12. - С. 60 -68; Иванов Ю.И. В книге: Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. Войкова АД, Карпеца ИИ. - М., 1989. - С. 121.

5 См., например. Иванов Ю.И. Указ. соч. -С. 121.

59

Во-первых, система и структура уголовно-процессуальных институтов и правил представляет собой само уголовно-процессуальное право1, поэтому раскрыть смысл уголовно-процессуальной формы посредством такого утверждения, что последняя является уголовно-процессуальным правом, причем самим же этим правом и урегулированное, представляется сомнительным.

Во-вторых, включение принципов в содержание уголовно-процессуальной формы тоже противоречит законам логики.

Раскрывая сущность принципов, Т.Н. Добровольская верно говорит, что «принципы или основы - это обобщенное выражение сути соответствующего явления, отражающее объективно существующую реальность и действующие в ней закономерности» . Поэтому, как правильно отмечает проф. Ю.К. Якубович: «Принципы отражают всю сущность уголовного процесса, а форма уголовного судопроизводства - это только совокупность средств и приемов, с помощью которой принципы процесса реализуются в ходе конкретного дела»3. Следова- тельно, уголовно-процессуальная форма определяется нормами - принципами уголовного процесса, которые соответственно и не могут составлять ее содержание.

Третью позицию выражают такие известные ученые-процессуалисты как, Н.С. Алексеев, Л.Д. Кокорев, В.Г. Даев, которые считают, что процессуальную форму нужно понимать просто как процедуру и не более того. Они говорят, что «условия совершения действий, а тем более принципы уголовно-процессуальной деятельности, конечно же, определяют процессуальную форму, но сами в ее содержания не входят»4.

По нашему мнению, нельзя признать полностью оправданными взгляды и
этих ученых, которые слишком узко толкуют содержание
уголовно-

Институг от латинского institutum - совокупность норм права, охватывающих опре- деленный круг общественных отношений. См.: Большая советская энциклопедия. - М, 1953. -Т. 18. -С. 219.

Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. - М, 1971. - С. 6. 3 Якубович Ю.К. Указ. соч. - С. 86.

Алексеев Н.С, Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития советского уголовного процесса. - Воронеж, 1980. - С. 31 - 32.

60

процессуальной формы. Мы считаем, что нельзя ограничивать уголовное судопроизводство только собственно процедурой, исключив из него условия деятельности суда, органов расследования и прокуратуры по возбуждению уголовных дел, их расследованию, рассмотрению и разрешению, а также деятельности граждан, участвующих в производстве по уголовному делу.

При анализе учебной литературы мы находим, что позиция её авторов склоняется к более рациональному определению процессуальной формы. Например, некоторые из них понимают уголовно-процессуальную форму как установленный законом порядок, условия и последовательность совершения судебных и следственных действий1 и закрепления их в правовых актах2.

Следует отметить, что особое место среди определений процессуальной формы уголовного судопроизводства, на взгляд диссертанта, занимают точки зрения авторов последних работ, посвященных изучению данной категории -Г.Н. Прутченковой и Д.К. Канафина.

Так, Г.Н. Прутченкова справедливо указывает на неправильность отожде- ствления этой категории с уголовно-процессуальным правом и уголовным процессом. Однако, при раскрытии смысла исследуемой категории она, на наш взгляд, ошибается, утверждая, что «процессуальная форма может быть представлена как целостная юридическая конструкция и система взаимосвязанных компонентов:

  • цель процессуальной деятельности;
  • процессуальные функции;
  • принципы уголовного процесса, представляющие собой требования, от- носящиеся к процессуальной форме;
  • правила, регулирующие допустимость доказательств»3.
  • По нашему мнению, данная концепция не может быть признана верной, так как природа элементов предложенной конструкции не совсем близка по

1 См.: Уголовный процесс / Под ред. В.П. Божьева. - М., 1989. - С. 15.

2 См.: Уголовный процесс / Под ред. Алексеева НС, Лукашевича В.З., Элькинд ПС.

М, 1972.-С. 20.

Прутченкова Г.Н. Указ. соч. -С. 19.

61 своему характеру. Наиболее точно по этому вопросу, как нам кажется, высказался в своей работе Д.К. Канафин, написав, что «цель и принципы уголовного процесса, хотя и оказывают безусловное влияние на процессуальную форму, все же в первую очередь направляют и определяют уголовно-процессуальную деятельность как сущность уголовного процесса. И по этой причине цель и принципы (в том числе и уголовно-процессуальные функции) уголовного судопроизводства следует отнести к содержанию уголовного процесса, как первичной и главенствующей категории. Уголовно-процессуальная форма есть лишь средство для обеспечения достижения целей и соблюдения принципов процесса»1.

Г.Н. Прутченкова ошибается вместе с предшественниками, названными нами ранее, когда частично подменяет в своем определении указанные там понятия. В частности, под процессуальной формой ею понимаются основные составляющие, входящие в содержание уголовного судопроизводства. Нельзя отождествлять рассматриваемую категорию с уголовным процессом и процессуальным правом, поскольку сущность уголовного процесса составляет процессуальная деятельность, а содержание уголовно-процессуального права - нормы его образующие.

В вопросе о статусе процессуальной формы, диссертант согласен с пози- цией Д.К. Канафина и некоторых других авторов, которые утверждают, что процессуальная форма уголовного судопроизводства - это самостоятельная уголовно-процессуальная категория, имеющая свое индивидуальное содержание, отличное от понятий уголовного процесса и уголовно-процессуального права. Однако нужно помнить то, что «значение процессуальной формы уголовного судопроизводства, как и ее понятие, свойства и проблемы построения не могут рассматриваться вне связи с задачами процесса и его содержанием»2.

Наиболее предпочтительной для настоящего исследования представляется
точка зрения, сформулированная в работе М.Л. Якуба:
«Уголовно-

1 Канафин Д.К. Указ. соч. - С. 31 - 32. ЯкубМ.Л. Процессуальная форма в уголовном судопроизводстве. - М., 1981. - С. 9.

62

процессуальная форма - это правовая форма деятельности суда, органов расследования и прокурорского надзора по возбуждению уголовных дел, их расследованию и разрешению, а также участников процесса и иных лиц, привлеченных к делу в том или ином качестве, и отношений, связанных с этой деятельностью»1.

Уголовно-процессуальная форма является законодательно оформленной процедурой государственной деятельности, направленной на разрешение наиболее сложных социальных задач, связанных с защитой общества от преступности. Процедура ее осуществления должна быть максимально приспособлена к наиболее полному достижению целей уголовного судопроизводства во всех жизненных ситуациях.

П.С. Элькинд выделяет требования, которым должны отвечать уголовно- процессуальные средства вообще, а значит и форм: 1) законность; 2) этичность (соответствие нормам морали); 3) научность; 4) эффективность; 5) экономичность2.

М.Л. Якуб, утверждая, что в вышеизложенных требованиях не отржается специфичность уголовно-процессуальной формы, формулирует две группы характерных свойств для данной формы.

К первой из них он относит требования, которым она должна отвечать как любая форма государственной деятельности: целесообразность процессуальной формы, демократизм, обеспечение соблюдения режима законности в уголовном судопроизводстве, рациональность и простота, соответствие принципам нравственности, научность.

Вторая группа, по его мнению, состоит из свойств, специфичных именно для процессуальной формы уголовного судопроизводства: 1) ее урегулированность именно законодательными нормами; 2) единство; 3) обрядность; 4) наличие законодательной регламентации
компетенции

1 Якуб МЛ: Указ. соч. - С. 8. Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. - Л., 1976. - С. 62 - 67.

63

государственных органов и должностных лиц; 5) наличие процессуальных гарантий охраны прав и законных интересов граждан; 6) регламентация условий возбуждения и последовательности движения производства по делу, условий постановления решений и их правовой режим1.

Профессор Ю.К. Якимович, разделяя взгляды вышеуказанных ученых, конкретизирует, что форма уголовного судопроизводства должна быть целесообразной, она должна учитывать общегражданские ценности, отвечать правовому положению личности в обществе. Форма уголовного судопроизводства должна быть также простой и рациональной, она должна обеспечивать быстроту судопроизводства и должна отвечать требованиям морали, то есть соответствовать нравственным началам. Форма должна быть теоретически оправданной, продуманной и обоснованной, она должна учитывать условия и своеобразие России2.

Мы также разделяем мнение М.П. Полякова, который пишет: «В рамках уголовно-процессуальной формы можно (применительно к этапам производства по делу) выделить процессуальную форму (точнее формы) досудебного производства и соответственно форму судебной деятельности. В свою очередь, процессуальную форму досудебного производства иначе можно определить как упорядоченный законом порядок деятельности участников процесса на досудебном этапе. Официально установленный порядок действий при ведении какого-либо дела иначе можно назвать процедурой. Поэтому досудебная деятельность - это сумма всех видов процедур, предшествующих судебному этапу, а досудебные процедуры и формы досудебного производства тождественны»3.

Требования, предъявляемые к уголовно-процессуальной форме, в целом не вызывают возражений. Представляется, что их можно дополнить еще и другими. Например, требованиями, названными В.Н. Протасовым4: 1) синхрон-

1 ЯкубМ.Л. Указ. соч. - С. 39.

2 Якимович Ю.К Указ. соч. -С. 125.

ПоляковМ.П. Налоговая полиция как орган дознания: Дис… канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 1995.-С. 75.

4 Протасов В.Н. Юридическая процедура. - М, 1991. - С. 79.

64

ность (одновременное возникновение материально-правовых и процедурных норм); 2) согласованность процедурных и основных нормативных актов; 3) многовариантность и диспозитивность процедур - процедура должна предлагать как можно больше способов и путей воплощения в жизнь основной нормы; 4) системность - процедура должна представлять собой рациональную, надежную и целостную систему.

Подводя итог рассуждениям, видно, что главное требование - это законо- дательно установленная процедура уголовно-процессуальной деятельности всех участников судопроизводства, которая детерминируется этапом судопроизводства и субъектами, осуществляющими ее.

Таким образом, диссертант приходит к выводу, что под уголовно- процессуальной формой следует понимать установленную уголовно- процессуальным законодательством процедуру, которая детально регламентирует порядок, последовательность, условия производства всех процессуальных действий и принятия решений, а также способы юридического оформления как этих действий и решений, так и их результаты. Это определение дает основание говорить не только об общей процессуальной форме как о юридической процедуре, регулирующей всю уголовно-процессуальную деятельность, но и о частных процессуальных формах: досудебного и судебного производства. Кроме того, можно утверждать существование еще более частных. Например, о тех или иных процессуальных действиях либо их совокупности: процессуальные формы производства осмотра, производства допроса, а также производства по применению принудительных мер медицинского характера или производства досудебной подготовки материалов в протокольной форме и т. п.

Между тем, многие ученые-процессуалисты высказываются не за диффе- ренциацию, а за унификацию уголовно-процессуальной формы1.

См., например: Строгович М.С. О единой форме уголовного судопроизводства в пределах ее дифференциации. // Социалистическая законность. - 1974. - № 9. - С. 52; Эль- кинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно - процессуальном праве. -Л., 1976. - С. 75 - 81; Алексеев Н.С. и Лукашевич В.З. Претворение ленинских идей в советском уголовном судопроизводстве. - Л., 1979 г. и др.

65

По нашему мнению, единообразная форма неминуемо приводит к «ус- реднению» требований к процессуальной форме. Вполне возможно, что единая форма будет оптимальной для какой-то части уголовных дел. Одновременно для других дел она может быть или чересчур сложной, медлительной или напротив, слишком упрощенной, не содержащей гарантий, необходимых для данной категории уголовных дел. Ю.К. Якубович верно отмечает: «Единая форма может быть «слишком «официальной», «публичной», не учитывающей интересов лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве или наоборот, слишком «диспозитивной», идущей вразрез с интересами государства и общества в целом»1. На наш взгляд, правильно высказался СВ. Бажанов: «Должен быть приоритет дифференцированного построения уголовного процесса перед унифицированным»2.

О единстве процессуальной формы можно говорить лишь постольку, поскольку она построена на единых принципах и направлена на достижение одних и тех же целей по всем уголовным делам без исключения.

Однако единство процессуальной формы в таком его понимании вовсе не исключает особенностей в порядке судопроизводства по уголовным делам разных категорий. Ведь уголовное судопроизводство существует не ради самого производства. Оно предназначено для достижения определенного (желаемого законодателем) результата - быстрого и полного раскрытия преступлений, изобличения виновных и обеспечения правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден (ч. 1 ст. 2 УПК). При производстве по конкретному уголовному делу этот желаемый результат выступает как цель уголовного процесса - «предвос-

1 Якубович Ю.К. Указ. соч. - С. 127. Бажанов СВ. Спецификация и взаимодействие законодательных систем «уголовно-правового блока» как принцип государственно- правовой политики борьбы с преступностью в России» //Нижегородский юрист. - 2000. - Вып. 3. - С.41.

66 хищение в сознании результата, на достижение которого направлены действия» .

Законодательный акцент на «быстроту» расследования определяет необ- ходимость поиска способов достижения цели возможно кратчайшим путем и более экономичными процессуальными средствами, достаточно гарантирующими должное оформление правосудия3. Отсюда, во-первых, процессуальная форма не должна содержать ничего сверх того, что необходимо для успешного достижения целей процесса, и, во-вторых, необходимо наличие различных процессуальных форм, то есть необходима дифференциация построения форм судопроизводства (процедур), в том числе и досудебных производств.

Основания дифференциации построения форм досудебных производств и умножение видов этих производств

Авторы книги «Дифференциация уголовного процесса» верно отметили, что дифференциация уголовного судопроизводства всегда связана с наличием существенных отличий в порядке, формах деятельности по уголовным делам4. По поводу этих отличий в юридической литературе ведется многолетняя дискуссия. Одна группа ученых во главе с М.С. Строговичем5 допускают дифференциацию формы уголовного судопроизводства только лишь как отступление

1 Философский словарь /Под ред. ММ. Розенталя. - М., 1975. - С. 452.

2 См.: ПоляковМ.П. Указ. соч. - С. 76.

См.: Пашкевич П.Ф. Процессуальные формы уголовного судопроизводства нужно дифференцировать // Социалистическая законность. - 1974. - № 9. - С. 54.

4 Ленский А.В., Трубникова Т.В., Якимович Ю.К. Дифференциация уголовного процесса. - М., 2000. - С. 39.

5 См.: Строгович М.С. Указ. соч. - С. 50-54; Он же. Курс советского уголовного процесса: В 2 т. - М., 1968. - Т. 1. - С. 63 - 65; Коз Ц.М. О единстве и дифференциации уго ловного судопроизводства. // Социалистическая законность. - 1975. - № 1. - С. 65; Стецов- ский Ю.И. К вопросу о процессуальной форме советского уголовного судопроизводства. // Вопросы борьбы с преступностью. - 1975. - № 23. - С. 107 - 120; Петрухин И.Л. Оптималь ная уголовно-процессуальная форма. / XXV съезд КПСС и дальнейшее укрепление социали стической законности // Ин - т государства и права АН СССР / Отв. ред. А.Е. Лунеев - М., 1977. - С. 107; Кобяков В.М. О стадийности уголовного судопроизводства и единстве уго ловно-процессуальной формы // Уголовно-процессуальные формы борьбы с правонаруше ниями. -Свердловск, 1983. -С. 18.

67

от общего правила. Они утверждают, что дифференциация уголовно- процессуальной деятельности возможна только в направлении расширения процессуальных гарантий, усложнения порядка и условий осуществления судопроизводства. По их мнению, это приводит к созданию дополнительных правовых механизмов, ограждающих субъектов уголовного судопроизводства от возможных ошибок в процессе возбуждения, расследования и судебного рассмотрения. Они полагают что «дифференциация-усложнение» в наибольшей степени будет способствовать достижению целей уголовного процесса.

Другая группа ученых-юристов, одним из основных представителем ко- торой является П.Ф. Пашкевич1, наоборот, верят в то, что «дифференциация-упрощение» есть путь к «процессуальной экономии». Особо это относится к уголовным делам о преступлениях небольшой общественной опасности, либо совершенных в условиях очевидности. По мнению П.Ф. Пашкевича, во всех стадиях уголовного процесса должны сократиться «лишние процессуальные формальности»2.

На наш взгляд, действующее уголовно-процессуальное законодательство действительно нуждается в кардинальных изменениях, но выступать в целом за упрощение или усложнение порядка судопроизводства упрощения вряд ли правильно.

Наконец, имеется третья группа ученых-процессуалистов, которые пони- мают процессуальную форму как «объективно необходимый процесс развития уголовного судопроизводства» . Этот процесс, как они считают, должен идти как по пути усиления процессуальных гарантий по делам сложным, о тяжких преступлениях, так и в сторону ее рационализации по делам об очевидных преступлениях, не представляющих большой общественной опасности.

См.: Пашкевич П.Ф. Процессуальные формы уголовного судопроизводства нужно дифференцировать. // Социалистическая законность. - 1975. - № 8. - С. 54 - 56; Он же. Процессуальный закон и эффективность уголовного судопроизводства. - М., 1984 и др.

2 Он же. Указ. соч. - С. 47 - 49.

3 См.: Гуляев А.П. Единый порядок предполагает дифференциацию // Социалистиче ская законность. - 1975. - № 3. - С. 64; Дьяченко В.И. Указ. соч. - С. 41; Якимович Ю.К. Структура советского уголовного процесса: система стадий и система производств. - Томск, 1991. - С. 31 - 35; КанафинД.К. Указ. соч. - С. 47 и др.

68

Мы разделяем эту точку зрения. Действительно, процедура уголовно- процессуальной деятельности должна быть такой, которая была бы максимально приспособлена к специфической категории уголовных дел. В частности, и по уголовным делам о преступлениях в финансово-кредитной сфере.

Уголовно-процессуальные производства практически всеми процессуали- стами распределяются по двум этапам: досудебному производству и судебному производству1. В настоящее время досудебное производство осуществляется в четырех формах: предварительного следствия, дознания, досудебной подготовке материалов в протокольной форме и досудебной подготовке по делам частного обвинения. Как правильно отметил B.C. Шадрин: «Названные формы досудебного производства сложились под влиянием насущных потребностей практики борьбы с преступностью, в результате закономерного проявления в уголовном процессе тенденции к дифференциации уголовно-процессуальной деятельности»2.

В юридической литературе содержится не мало указаний на те условия и обстоятельства, которые диктуют необходимость существования в уголовном процессе различных форм досудебного производства. Так, например, в основе их образования может лежать разная степень сложности установления истины по делам разных категорий, что в свою очередь обусловлено различиями как в степени общественной опасности, так и в характере преступных деяний (тяжести)3, а также в характере уголовной ответственности и строгости уголовно-правовой санкции .

1 См.: Михайлов А.И. Сущность и значение предварительного следствия в советском уголовном судопроизводстве // Проблемы совершенствования предварительного следствия и прокурорского надзора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия. — М., I^oz,. — *^. 5, Коилков д-i.u. Указ. соч. — С. 18; ^юрягин II. Дискуссионные вопросы реформы уголовного судопроизводства // Сов. юстиция. - 1989. - № 7. - С. 9 - 10; Бобров М. Задачи судебной реформы // Законность. - 1993. - № 10. - С. 22 - 24; Колбая Г.Н. Соотношение предварительного следствия и судебного разбирательства. - М., 1975.

2 Шадрин B.C. Указ. соч. - С. 8.

3 См.: Степанова И.А. Протокольная форма досудебной подготовки материалов в со ветском уголовном процессе: Автореф. дис… канд. юрид. наук. -М., 1989. -С. 8.

4 См.: Демидов И.Ф. Исследование проблем неотвратимости ответственности в досу дебных стадиях уголовного процесса // Укрепление законности в уголовном судопроизвод стве. -М., 1986.-С. 35.

69

Другие ученые предлагают для дифференциации воспользоваться ком- бинацией двух свойств: уголовно-правового характера деяния и уровня сложности установления обстоятельств дела1.

Предлагается учитывать и иные основания: степень общественного инте- реса2, свойства личности участников процесса3.

Мы же придерживаемся такого определения дифференциации произ- водств, в котором дифференциация связывается с особенностями различных категорий уголовных дел4. Это является основой при проверке гипотезы умножения досудебных производств.

На взгляд диссертанта, наряду с вышеизложенными позициями, наиболее развернутые перечни оснований дифференциации производств внутри данной группы предлагают в своих работах С.А. Маршев, М.Л. Якуб и М.К. Свиридов.

Так, С.А. Маршев к числу оснований для дифференциации процессуаль- ной формы относит:

  • уголовно-правовой характер деяния;
  • сложность расследования дела;
  • общественное значение дела5.
  • По мнению М.Л Якуба, «для того, чтобы дифференцировать процессу- альные формы производств, необходимо определить систему существенных в этом отношении свойств, по совокупности которых объединить разные категории преступлений и дела в две-три группы».

К таким свойствам М.Л. Якуб относит следующее:

1 См.: Рахунов Р.Д. Дифференциация уголовно - процессуальной формы по делам о малозначительных преступлениях // Сов. государство и право. - 1975. - № 12. - С. 60 - 68; Гуляев А. Единый порядок предполагает дифференциацию // Соц. Законность. - 1975. - № 3. -С. 64-65.

2 См.: Маршев С.А. О дифференциации форм уголовного судопроизводства // Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы / Под ред. Кокорева Л.Д. - Воронеж, 1979.-С. 141-147.

3 См.: АрсеньевВ.Д., Метелин Н.Ф., Смирнов А.В. О дальнейшей дифференциации по рядка производства по уголовным делам // Правоведение. - 1986. - № 1. - С. 78-83.

А Якуб М.Л. Указ. соч. - С. 68.

5 Маршев С.А. Указ. соч. - С. 142-145.

70

  • степень общественной опасности преступления и тяжесть меры наказа- ния, предусмотренной за него законом;
  • степень сложности дел данной категории в разрешении как их фактиче- ской, так и правовой стороны;
  • общественно-политическое значение дел данной категории;
  • значение, которое имеет преступление для интересов отдельных лиц, тех или иных ведомств, организаций и предприятий1.
  • Несколько иную систему приводит М.К. Свиридов. При этом, он также делит их на две группы, в одну из которых входят материальные критерии, а в другую - процессуальные.

К процессуальным основаниям, по его мнению, относятся:

  • степень сложности познавательной деятельности по установлению всех обстоятельств дела;
  • необходимость или отсутствие ее в принудительном обеспечении над- лежащего поведения обвиняемого или подозреваемого;
  • наличие у обвиняемого и потерпевшего особых качеств. К материальным основаниям относятся:
  • вид и мера наказания, которая может быть применена к подсудимому;
  • особая общественная опасность обвиняемого .
  • Мы считаем, что есть возможность конкретизировать названные факторы. Тогда основаниями видового разграничения досудебных производств вы- ступают факторы:

1) материальные:

  • степень общественной опасности преступления;

2) процессуальные.

  • степень сложности установления фактических данных при возбуждении уголовных дел и во время производства предварительного расследования, то

1 ЯкубМЛ. Указ. соч. - С. 103 - 104.

2 Свиридов М.К. О сущности и основаниях дифференциации уголовного процесса // Актуальные вопросы государства и права в период совершенствования социалистического общества. - Томск, 1987. - С. 242.

71

есть объективная сложность установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания в целом по делу, связанная с отсутствием специфики процессуальной процедуры уголовно-процессуальной деятельности при выявлении и расследовании специфической преступной деятельности;

  • наличие особых свойств у лица, в отношении которого ведется уголов- ное производство, а также свидетеля и потерпевшего (иногда гражданского истца);
  • степень общественной значимости уголовных дел;
  • интересы лица, пострадавшего от преступления и лица, совершившего это общественно опасное деяние.
  • Закономерность такова: чем меньше степень общественной опасности совершенного преступления, тем быстрее должна последовать реакция на его совершение. И наоборот, чем больше степень опасности совершенного преступления, тем в меньшей степени необходимо упрощение и спешка, тем более опасна ошибка, тем больший арсенал процессуальных средств необходимо использовать. Получается, что главным материальным основанием разграничения досудебного производства в зависимости от степени сложности их уголовно-процессуальной формы является - степень общественной опасности (тяжести) преступления.

Процессуальный критерий также объективно является основой диффе- ренциации процессуальной формы досудебного производства (например, сложность установления обстоятельств доказывания по различным делам; особенности личности, совершившей преступление; невменяемость или заболевание лица после совершения преступления душевной болезнью, лишающей его возможности отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими).

На взгляд диссертанта, этот критерий также вполне применим к делам рассматриваемой в диссертации категории.

Третий критерий дифференциации - степень общественной значимости уголовных дел - также проявляется в необходимости создания специальной процессуальной формы по рассматриваемой категории уголовных дел. Эта не-

72

обходимость состоит в том, что эти дела привлекают интерес средств массовой информации, в раскрытии этих преступлений заинтересовано все общество, ибо в основе своей они посягают на жизненно важные, наиболее значимые для государства общественные отношения. От успешного разрешения подобного рода уголовных дел зависит авторитет власти, правоохранительных органов, степень уважения к закону, а следовательно стабильность в обществе и, в целом экономическая ситуация в стране. Поэтому, на взгляд диссертанта, учитывая эти обстоятельства, также следует предусмотреть особую процедуру расследования по этой категории дел.

Наконец, процессуальным основанием дифференциации досудебного производства является интересы лица, пострадавшего от преступления и лица, совершившего это общественно опасное деяние. Следует отметить, что уголовно-процессуальное законодательство допускает дифференциацию процессуальной формы по уголовным делам частного обвинения. От воли потерпевшего будет зависеть возбуждение уголовного дела, а если оно будет возбуждено, то в случае примирения с обвиняемым оно может быть прекращено до удаления суда в совещательную комнату.

Вполне уместно сделать вывод о том, что применительно к рассматри- ваемому нами в диссертации виду преступной деятельности, посягающей на ресурсы финансово-кредитной сферы, тех средств, которые предоставляет уголовно-процессуальный закон, недостаточно для достижения задач уголовного судопроизводства. Процедура и содержание уголовно-процессуальной деятельности устарели и нуждаются в кардинальном изменении с учетом реалий сегодняшнего дня. Иными словами, возникает потребность в дифференциации процессуальной формы по указанной категории дел, которую можно провести двумя способами. Первый - путем дополнения, уточнения имеющихся норм уголовно-процессуального законодательства. Второй - путем создания (умножения) новой разновидности процессуальной формы - особой процедуры досудебного производства. Диссертант полагает, что этот путь является наиболее продуктивным.

73 ГЛАВА 2.

ОСОБЕННОСТИ ДОСУДЕБНОГО ПРОИЗВОДСТВА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, СВЯЗАННЫМ С ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ В ФИНАНСОВО-КРЕДИТНОЙ СФЕРЕ

§ 2.1. Возбуждение уголовных дел о преступлениях в финансово- кредитной сфере

По величине ущерба, наносимого финансово-кредитным учреждениям, безусловно, на первом месте стоят преступления, связанные с незаконным получением, использованием и невозвращением кредитов. Далее можно поставить обман вкладчиков, хищения, коммерческий подкуп, умышленное банкротство, уклонение от налоговых платежей и т. д.

Как уже было ранее отмечено нами, проведенные исследования показы- вают, что действия, направленные на незаконное получение, использование и невозвращение кредитов, чаще всего совершают предприниматели и аферисты, действующие под видом предпринимателей, а также государственные чиновники. Иногда в совершении преступлений участвуют коррумпированные работники кредитных организаций1. Всех участников данного вида преступной деятельности отличает высокий уровень образованности, широкий спектр знаний в области юриспруденции, экономики, основ банковского дела и законода-

2

тельства .

Также, изучение судебно-следственной практики и анализ теоретических источников, касающихся проблем расследования указанной категории преступлений показали, что посягательство на объект, как правило, подразумевается при доказанности факта совершения незаконных действий по отношению к

См.: Расследование преступлений в кредитно-финансовой сфере // Законность. -1996. - №1.- С. 19.

См.: Ложкина Е.И. Правовые основы и тактика расследования незаконного получения кредита: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М., 1999. - С. 18.

предмету-кредиту или льготным условиям кредитования. В отличие от договора займа, где сторонами могут быть любые лица, в том числе и граждане, по кредитному договору кредитором может быть только банк или иная кредитная организация, имеющая соответствующую лицензию. В предмет кредитного договора, в отличие от договора займа, входят только денежные средства. В соответствии с требованиями ст. 820 ГК РФ, кредитный договор должен быть заключен в письменной форме, несоблюдение которой влечет его недействительность. Другие условия - порядок кредитования, вид кредита, его сумма, срок погашения, процентная ставка, условия обеспечения исполнения обязательств, ответственность сторон и иные обстоятельства - определяются нормами ГК РФ и специального банковского законодательства.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 176 УК России, включает в себя:

1) действия, направленные на получение индивидуальным предпринима- телем или руководителем организации кредита либо льготных условий кредитования путем предоставления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации, если они причинили крупный ущерб; 2) 3) действия, направленные на незаконное получение государственного целевого кредита, а равно его использование не по прямому назначению, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству; 4) 5) наступление вредных последствий - причинение крупного ущерба; 6) 7) наличие причинной связи между указанными действиями и наступив- шим результатом. 8) Получение кредита состоит в его передаче заемщику на основании кре- дитного договора независимо от формы: наличной или безналичной.

Предоставление сведений выражается в передаче кредитной организации документов, необходимых для получения кредита и содержащих данные о хо-

75

зяйственном положении или финансовом состоянии (например, баланс, технико-экономическое обоснование, договора).

Заведомая ложность сведений состоит в том, что в документах- обоснованиях получения кредита умышленно внесены неполные или фиктивные данные, искажающие смысл информации. Иначе говоря, незаконное получение кредита выражается в поддельных документах о материально-правовых основаниях для его получения.

Целевое назначение кредита определяется документами, предусматри- вающими выделение государственного кредита, в которых определяются его цели, размеры, сроки, условия представления и круг заемщиков. Обычно это либо законодательные акты, либо указы Президента и Постановления Правительства.

Использование выделенных государственных целевых средств не по пря- мому назначению представляет собой действия по распоряжению кредитными бюджетными средствами в противоречии с целевой программой, с условиями получения кредита. Например, внесение средств на депозит и получение процентов по нему, приобретение недвижимости и иных материальных ценностей, не имеющих отношения к целям программы, иные не целевые платежи.

Наиболее типичными способами совершения незаконного получения кредита (в том числе государственного целевого) являются:

1) создание лжепредприятий или сообщение неверных сведений о руко- водителях, учредителях организации; 2) 3) фальсификация баланса с целью улучшения показателей финансового положения предприятия (ложные сведения при этом могут вноситься в позиции баланса «Касса», «Расчетный счет», «Краткосрочные кредиты банка», «Долгосрочные кредиты банка» и другие, отражающие наличие основных и оборотных средств, ликвидность, оборачиваемость, финансовую независимость и прибыльность предприятия); 4) 5) составление фиктивных договоров, контрактов о якобы имевшей место сделке, представленных в обоснование кредитной заявки; 6)

76

4) представление технико-экономического обоснования потребности в кредите, в котором приведены заведомо ложные сведения о сроках проведения сделок за счет кредита, источниках погашения кредита, планируемом доходе.

Использование кредита не по назначению, т. е. в противоречии с целевой программой и условиями его получения, может выражаться в следующем:

1) внесение средств на депозит и получение процентов по нему;

2) приобретение недвижимости и иных материальных ценностей, не имеющих отношения к целям программы; 3) 4) обналичивание кредитных денежных средств и их использование на личные нужды; 5) 6) погашение других, ранее полученных, кредитов; 7) 8) иные не целевые платежи. 9) Названные деяния признаются преступлением только в случае причинения ими крупного ущерба. В тексте ст. 176 УК РФ законодатель не дал опреде- ления размеру ущерба, наносимого банку, иному кредитору, гражданам, государству, организациям. Нет такого определения и в главе 22 УК РФ «Преступления в сфере экономической деятельности». В сложившейся ситуации, на наш взгляд, следует исходить из примечания к ст. 177 УК РФ (злостное уклонение от кредиторской задолженности), в соответствии с которым, крупным можно считать ущерб, причиненный индивидуальным предпринимателем на сумму, превышающую пятьсот минимальных размеров оплаты труда, а организацией -на сумму, превышающую две тысячи пятьсот минимальных размеров оплаты труда.

В диспозиции ч. 1 ст. 176 УК РФ не указано, кому должен быть причинен ущерб. Представляется, что он может быть причинен кредитору, государству, страховым компаниям и другим организациям (в зависимости от обстоятельств конкретного уголовного дела).

Преступление считается оконченным с момента причинения крупного ущерба.

77

Субъект преступления по ч. 1 ст. 176 УК РФ - специальный, а именно: индивидуальный предприниматель или руководитель организации. Следует учесть, что под «индивидуальным предпринимателем» здесь понимается любой гражданин, занимающийся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, с момента государственной регистрации его в качестве индивидуального предпринимателя (ст. 23 ГК РФ); глава крестьянского (фермерского) хозяйства, осуществляющий деятельность без образования юридического лица, признается предпринимателем с момента государственной регист- рации крестьянского (фермерского) хозяйства (ст. ст. 23, 257 ГК РФ). Вместе с тем, гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, но с нарушением требований ст. 23 ГК РФ, т. е. без государственной регистрации, не вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что он не является предпринимателем.

В соответствии с ч. 2 ст. 176 УК РФ субъектом, кроме руководителя предприятия и индивидуального предпринимателя, может быть иное лицо, незаконно получившее государственный целевой кредит или использовавшее его не по прямому назначению.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом по отношению к незаконному получению кредита, льготных условий кредитования, использованию его не по прямому назначению и неосторожностью по отношению к причинению крупного ущерба.

При наличии умысла на причинение крупного ущерба и при отсутствии признаков хищения действия виновных должны квалифицироваться дополнительно по ч. 2 ст. 165 УК РФ (причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием).

Незаконное получение кредита необходимо отграничивать от мошенни- чества (ст. 159 УК РФ), при котором умысел виновного изначально направлен на безвозмездное изъятие кредита из активов банка. При совершении преступления, предусмотренного ст. 176 УК РФ, в намерение заемщика входит возврат

78 незаконно полученных кредитных средств1.

Таким образом, еще раз подчеркнем, что в уголовном законодательстве России сделан значительный шаг по пути обеспечения правовой основы для борьбы с преступлениями в финансово-кредитной сфере. Однако, чтобы реали зовать данные нормы уголовного закона, необходимо осуществить уголовное судопроизводство. При этом необходимо, как минимум, иметь два установлен ных уголовно-процессуальным законом условия: повод к возбуждению уголов- *• ного дела и основания2.

Особенности повода и оснований возбуждения уголовного дела (В УД)

Практика расследования преступных посягательств в финансово- кредитной сфере показывает, что основной критерий ВУД - это наличие доста точных данных, указывающих на признаки преступления и перспективу рас- щ смотрения дела в суде, содержащихся в поводе и материалах предварительной

проверки.

Относительно поводов возбуждения уголовных дел (ст. 108 УПК РСФСР) в юридической литературе ведется дискуссия3. Наиболее же типичными поводами по рассматриваемой категории преступлений являются:

1) материалы оперативно-розыскной деятельности подразделений БЭП;

См. об этом подробнее: Ларин В.Д. Преступления в кредитно-финансовой сфере и противодействие им. - М, 1997; Кривенко Т., Куранова Э. Расследование преступлений в кредитно-финансовой сфере // Законность. - 1997. - № 6; Летников В.А., Худяков А.А., Гав- ф рилов B.C. Обзор судебно-следственной практики по делам о преступлениях в кредитно-

банковской сфере // Информационный бюллетень Следственного Комитета. - 1998. - № 1; Расследование преступлений в сфере экономики: Руководство для следователей. - М, 1999. -Гл. X; СильноеМ.А. Некоторые проблемы рассмотрения в порядке ст. 109 УПК материалов о преступлениях, совершенных в банковской сфере // Правоведение. - 2000. - № 1. и др.

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР / Отв. ред. В.И. Рад-ченко; Под ред. ВТ. Томина. - 2-е изд., перераб. и доп. - М., 1999. - С. 201.

3 См., например: Куранова Э., Кривенко Т.; Ларичев В.Д.; Ложкина Е.И. Указанные работы, а также Сатуев Р.С. Выявление и расследование преступлений, совершаемых в фи- / нансово-кредитной системе. Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М., 1998. - 20 с; Луценко’ О.А. Расследование хищений в сфере банковской деятельности: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Краснодар, 1998. - 28 с. и др.

79

2) акты аудиторских проверок контролирующих органов (прежде всего по фактам незаконного получения кредита или его использования не по целевому назначению); 3) 4) заявления руководителей кредитных организаций, как правило, подан- ных в правоохранительные органы, после рассмотрения споров между хозяйствующими субъектами гражданскими и арбитражными судами. 5) Первый повод именуется в уголовно-процессуальном законодательстве как непосредственное обнаружение органом дознания, следователем, прокурором или судом признаков преступления (п. 6 ст. 108 УПК РСФСР). Диссертант считает, что наиболее правильно выразили его сущность и содержание Н.В. Жогин и Ф.Н. Фаткуллин: «Непосредственное усмотрение как повод - это обнаружение самими должностными лицами органов прокуратуры, суда, следствия и дознания фактических данных, позволяющих сделать самое первоначальное предположение о наличии готовящегося или совершенного преступления. Оно побуждает заинтересоваться этими сведениями, более тщательно изучить их и тем самым выступает в качестве юридического факта, порождающего по- следствия, характерные для всякого повода к возбуждению дела в уголовном процессе»1.

Данный повод, если в изученных делах он имелся, то практически во всех случаях реализовался представителями органов дознания в лице опер- уполномоченных подразделений БЭП. Выполняя свои функциональные обязанности, органы дознания проводят проверку средствами оперативно- розыскной деятельности. В случае обнаружения признаков преступления, сотрудники, проводившие эту проверку, докладывают начальнику органа дознания. И только после того, как он убедится в том, что предоставленные материалы (рапорта, объяснения, протоколы, акты и т. д.) содержат сведения о наличии обстоятельств, подпадающих под признаки какого-либо из составов преступления, появляется повод к возбуждению уголовного дела. Иначе говоря, непо-

1 Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. - М., 1961. - С. 113.

80

средственное обнаружение признаков преступления органом дознания представляет собой многоэтапную процедуру1.

В качестве иллюстрации существования анализируемого повода служит уголовное дело № 65432. Оно было возбуждено по ч. 2 ст. 176 УК РФ в отношении гражданина В.В. Пиманова, который баллотировался в городскую думу г. Новосибирска. Для сотрудников ОБЭП сигналом для проведения оперативно-розыскной деятельности в отношении Пиманова стала информация, полученная из выступлений на телевидении и из агитационных листовок его конкурентов. Данная информация касалась «махинаций» Пиманова с деньгами, имеющими отношение к государственному целевому кредиту, которые он совершал во время работы руководителем органа местного самоуправления2.

Если рассматривать возбуждение уголовных дел на основании сообщений контролирующих органов, то считаем целесообразным законодательно вменить в обязанность аудиторским службам и аудиторам лично сообщать правоохранительным органам о выявленных в ходе проверок серьезных нарушениях и злоупотреблениях в финансово-кредитной сфере. «Временные правила аудиторской деятельности» не предписывают такое информирование правоохранительных органов. Нам же представляется, что если бы эта обязанность входила бы компетенцию аудиторов, то это позволило бы предупреждать преступную деятельность в финансово- кредитной сфере на ранних стадиях и принимать необходимые меры к быстрому и полному раскрытию преступлений.

То есть, в будущем законе Российской Федерации «Об аудиторской дея- тельности в РФ» и уголовно-процессуальном законодательстве целесообразно предусмотреть: во-первых, право проведения аудиторских проверок по поручению органов, ведущих борьбу с преступностью, а, во- вторых, определить формы информирования аудиторами правоохранительных органов о выявленных

См. подробнее: Попов А.П. Непосредственном обнаружение признаков преступления как повод к возбуждению уголовного дело. В кн.: Томин ВТ., Поляков МП., Попов А.П. Очерки теории эффективного уголовного процесса / Под ред. проф. В.Т. Томина. - Пяти- горск, 2000. - С. 68 - 93.

Материалы уголовного дела № 65432 // Архив СУ при УВД Новосибирской области.

81 в ходе проверок подготовляемых или совершаемых преступлений.

Как известно, поручение аудиторам правоохранительные органы могут дать только, если уголовное дело уже возбуждено. Диссертант полагает, что с санкции прокурора такая проверка необходима для разрешения заявлений и сообщений о подготовляемых или совершаемых преступлений. Такая деятельность аудиторов, на стадии возбуждения уголовного дела, служила бы прекрасным проверочным действием, а чтобы такие аудиторы могли реализовывать свои процессуальные права и нести возложенные на них обязанности, раз уж они вовлекаются в уголовное судопроизводство, то они могут быть введены в уголовный процесс в качестве специалистов.

Целесообразно на уровне МВД РФ и Министерства финансов подписать соглашение о механизме реализации такого взаимодействия.

На наш взгляд, включение в закон «Об аудиторской деятельности в Рос- сийской Федерации» и уголовно-процессуальное законодательство перечисленных положений позволит органам дознания и предварительного следствия более эффективно вести борьбу с этой категорией преступлений.

Поскольку контроль за целевым расходованием средств, выделенных из бюджета на реализацию правительственных программ, в первую очередь осуществляет Правительство РФ, то по его заданиям в основном и проводятся проверки контрольными и ревизионными аппаратами Министерства финансов, Администрации руководителей субъектов РФ, поэтому от них чаще всего и поступают в правоохранительные органы материалы о нарушениях при бюджетном кредитовании. Оценив эти материалы в совокупности с материалами, полученными в ходе постоянно проводимой по этим делам дополнительной проверки, компетентные правоохранительные органы возбуждают уголовное дело или отказывают в его возбуждении.

В качестве характерного примера существования указанного нами выше повода под № 3 (заявления руководителей (в лице их представителей- юристов) кредитных организаций, как правило, поданных в правоохранительные органы, после рассмотрения споров между хозяйствующими субъектами гражданскими

82

и арбитражными судами), можно привести уголовное дело № 46749 по обвинению гражданки Сахаровой О.О. в незаконном получении ею кредита (ч. 1 ст. 176 УК РФ) в сумме 50 000 000 рублей в «НБД» банке г. Арзамаса для развития бизнеса. Поводом к возбуждению которого послужило заявление управляющего указанного банка, а основанием явились материалы рассмотрения Арбитражным судом финансового спора между кредитором - «НБД» банком и поручителем заемщика кредита фирмой ТОО «Дока» в лице ее генерального директора Баринова, в которых указывалось, что документ, удостоверяющий залог (поручительство) поддельный, так как подписан он не Бариновым (следствием установлено - Сахаровой О.О.)1.

При регистрации поводов возникает и развивается специфический ком- плекс отношений между участниками стадии ВУД. Эти отношения порождают деятельность уполномоченных на то лиц, направленную на разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела или на отказ в таковом. При этом эта деятельность обусловливается своеобразной процессуальной формой, выражением которой является предварительная проверка2.

Здесь нужно отметить, что при решении вопроса о возбуждении уголов- ных дел по рассматриваемой категории преступлений, проведение предварительной проверки является закономерностью3. И при этом, как правильно отмечает М.Н. Меликян, «предварительная проверка является выражением специфической формы доказывания, присущей стадии возбуждения уголовного дела, включающая в себя, прежде всего - исследование, анализ и оценку фактиче-

Материалы уголовного дела № 46749 / Архив суда г. Арзамаса.

Диссертант разделяет позицию тех ученых-процессуалистов, которые считают, что предварительная (или доследственная) проверка осуществляется в форме процессуальной деятельности. См. подробнее: Павлов Н.Е. Производство по заявлениям и сообщениям о преступлениях. - Волгоград, 1979; Сердюков П.П. Доказательства в стадии возбуждения уголовного дела. - Иркутск, 1981; Григорьев В.Н., Шейфер С.А. Доказательственное значение протокола задержания подозреваемого. В кн.: Роль аппаратов уголовного розыска и следствия в борьбе с преступностью. - Омск, 1996; Белоусов А.В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании преступлений. - М., 2001 и др.

Нами было в Алтайском крае, Новосибирской и Нижегородской областях изучено 57 уголовных дел о преступлениях в финансово-кредитной сфере (См.: Приложение № 2). В ходе этого исследования было установлено, что только по 8 из них (делам о злостном уклонении от погашения кредиторской задолженности) не проводилась предварительная проверка.

83

ских данных, которые содержатся в первичных материалах (в поводе), а также собирание дополнительных материалов, получение объяснений и т. п.» .

Производство такой проверки по делам экономической направленности связано с намного большими затратами времени, чем доследственные проверки по заявлениям об общеуголовной преступности. В связи с чем вполне обоснованным являются наши предложения о наделении процессуальным правом надзирающего прокурора по увеличению срока предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях этой направленности до двадцати суток (то есть установить тридцать суток в качестве максимального срока реагирования на заявления и сообщения)2.

В пользу такого изменения срока свидетельствуют такие факты, как не- достаточность трех (в исключительных случаях - десяти) суток для проведения и получения результатов сложных оперативно-розыскных мероприятий, таких например, как прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, компьютерных систем и иных технических средств (п. 10, 11 ст. 6 Закона об ОРД). Кроме того, в установленные на сегодня процессуальные сроки невозможно провести исследования с привлечением специалистов (аудиторов) и получить соответственно необходимые данные, позволяю- щие принять законное и обоснованное решение о возбуждении (отказе в возбуждении) уголовного дела о преступлениях рассматриваемой нами категории.

Предложения ученых о такой корректировке сроков в уголовно- процессуальном законодательстве почти полностью совпали с пожеланиями практических работников. Так, опрошенные нами следователи и оперуполномоченные подразделений БЭП на вопрос: «Как Вы считаете, имеется ли необходимость в том, чтобы увеличить предусмотренный ст. 109 УПК РСФСР срок

1 Меликян М.Н. О специфике доказывания в ходе предварительной проверки информации о преступлениях // Государство и право. - 1998. - № 10. - С. 76.

Нет смысла перечислять всех ученых, так как на сегодняшний момент предложения об увеличении срока, определенного ст. 109 УПК РСФСР по уголовным делам экономиче- ской направленности можно найти практически в любом сборнике научных статей, которые издаются по результатам конференций, посвященных проблемам экономической безопасности России (См., например, не раз упомянутый нами в диссертации сборник научных статей СЮИ МВД России под редакцией НА. Лопашенко, В.М. Юрина, А. Б. Нехорошева).

84

предварительной проверки заявлений и сообщений о преступных посягательствах в финансово-кредитной сфере?» 81 % ответили: «Да, такая необходимость есть», из них 32 % предложили увеличить срок до 30 суток, 7 % - на срок до 20 суток, остальные указали срок от 15 до 30 суток. 1 % считают, что такой необходимости вообще нет, 8 % затруднились ответить.

Нам представляется, что увеличение срока предварительной проверки по делам экономической направленности не приведет к волоките рассмотрения заявлений, сообщений и не нарушит права граждан. Увеличивать время стадии возбуждения уголовного дела сможет по закону только прокурор, чей надзор в свою очередь за законностью возбуждения уголовных дел и будет являться гарантией реализации принципа публичности, обеспечения прав и интересов личности в уголовном судопроизводстве.

В ст. 108 УПК РСФСР определено, что для возбуждения уголовного дела необходимо установить лишь признаки преступления. Данный вопрос имеет наибольшее практическое значение для установления соответствующих процессуальных условий при возбуждении уголовных дел, связанных с преступлениями в финансово-кредитной сфере.

В юридической литературе понятие «признак преступления» рассматри- вается по-разному. На наш взгляд, следует считать наиболее правильной позицию профессоров Ю.Н. Белозерова и А.А. Чувилева, которые определяют признаки преступления как «наличие достаточных данных о совершении общественно опасного, уголовно-наказуемого деяния, предусмотренного соответствующей нормой уголовного закона»1.

Верно отмечает и СВ. Бородин: «Установление соответствующих при- знаков преступления, достаточных для законного и обоснованного возбуждения уголовного дела по одному виду преступления, может оказаться совершенно недостаточно для принятия такого решения в отношении другого»2.

1 Белозеров Ю.Н., Чувилев А.А. Проблемы обеспечения законности и особенности воз буждения уголовного дела. - М, 1977. - С. 17.

2 Бородин СВ. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. - М., 1970. - С. 37.

85

Изучив судебно-следственную практику по уголовным делам о преступной деятельности, посягающей на финансовые ресурсы, мы пришли к выводу, что правильное определение круга отдельных признаков конкретного преступления, прежде всего зависит от конкретных особенностей каждого преступного деяния, от его юридической квалификации, а также от наличия или отсутствия правовых признаков, ее обусловливающих.

По-видимому, нужно отождествить такие понятия, как «основания» и «фактические данные». И здесь следует согласиться с предложением Н.Н. Ков-туна, считающего необходимым сформулировать ч. 2 ст. 108 УПК следующим образом: «Основанием к возбуждению уголовного дела являются фактические данные, содержащиеся в поводе или дополнительно установленные в ходе предварительной проверки, позволяющие предполагать, что готовится или совершено преступное деяние»1. Из чего и следует, что для возбуждения уголовного дела необходимо установить именно «фактические данные», то есть источники, в которых содержались бы сведения о конкретных фактах, а не какие-то абстрактные «достаточные» данные.

Источником, в котором содержатся сведения о фактах, конечно же будет повод, но в большинстве случаев невозможно сразу определить достаточность оснований для ВУД или обстоятельств, исключающих производства по делу. 75 % опрошенных нами сотрудников следствия, специализирующихся на расследовании преступлений, совершенных в финансово-кредитной сфере, выделяют именно как главную закономерную особенность - недостаточность фактических данных (количество и качество их), содержащихся в заявлении и сообщении об этих преступлениях (и приложениях к ним), что является основной сложностью для быстрого и обоснованного возбуждения уголовных дел.

А.Ф. Кони писал по этому поводу: «Уголовное преследование слишком серьезная вещь, чтобы не вызывать самой тщательной обдуманности. Ни последующее оправдание судом, ни даже прекращение дела до предания суду

Ковтун Н.Н. Обеспечение неотвратимости уголовной ответственности за преступления в стадии возбуждения уголовного дела: Дис… канд. юрид. наук. - М., 1992. - С. 153.

86

очень часто не могут изгладить материального и нравственного вреда, причиненного человеку поспешным и неосновательным привлечением его к уголовному делу»1.

Но, с другой стороны, промедление с решением о возбуждении конкрет- ного дела может привести, например, к активной деятельности преступника по уничтожению следов преступления, к стиранию в памяти свидетелей обстоятельств преступления, а в дальнейшем - к полной судебной бесперспективности дела. Своевременность возбуждения уголовного дела зависит от проверки обстоятельств происшествия, тех обстоятельств, которые бы и обусловили достаточную совокупность фактических данных (оснований) вместе с поводом, как гарантию законности и обоснованности возбуждения уголовных дел.

Под этими обстоятельствами в стадии возбуждения уголовного дела сле- дует понимать, по нашему мнению, предмет доказывания, в котором учитывается специфика преступлений, совершаемых в финансово- кредитной сфере (в нашем случае). Слово же «достаточные», как полагает Л.Б. Масленникова, характеризует только определенную степень, то есть «количественную сторону явления» (данных), и поэтому носит оценочный характер2.

По мнению Н.Н Ковтуна, термин «достаточные данные» характеризует не количественную сторону явления (данных), а только качественную. «Известно, что всегда количество использованных источников и даже количество доказательств прямо свидетельствует о доказанности тех или иных обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу. Поэтому, вполне обоснованно связать пределы доказывания (в т. ч. и в стадии возбуждения уголовного дела) со степенью познания входящих в предмет доказывания обстоятельств (категории качественной), а не с объемом доказательств, фактов, следственных действий (категории скорее количественной)»3.

Кони А. Ф. Избранные труды. Нравственные начала в уголовном судопроизводстве. -М., 1956.-С. 78.

Масленникова Л.Н. Процессуальное значение результатов проверочных действий в доказывании по уголовному делу: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М., 1990. - С. 13. 3 Ковтун Н.Н. Указ. соч. - С. 139.

87

Наверное, не следует противопоставлять и разрывать оценочные уголов- но-процессуальные характеристики - количественную и качественную стороны фактических данных.

Здесь снова встает вопрос, какая же все-таки совокупность фактических данных может быть признана достаточной для законного и обоснованного возбуждения уголовных дел, связанных с преступлениями в финансово- кредитной сфере?

Учитывая специфику рассматриваемых преступлений, совершаемых в экономической сфере (многоэпизодность, разветвленную сеть преступных связей, высокую степень профессионализма исполнителей, сложность в доказывании отдельных элементов состава), мы приходим к выводу, что под данными, достаточными для возбуждения уголовного дела, необходимо понимать такую информацию (предварительную), которая бы достоверно (то есть с высокой степенью вероятности) свидетельствовала о наличии всех элементов состава преступления. В частности, эта информация должна указывать также и на лицо, причастное к совершению этого преступного деяния, и, конечно же, она должна устанавливать причиненный ущерб. Словом, речь идет обо всех основных об- стоятельствах, входящих в предмет доказывания (ст. 68 УПК РСФСР).

Н.Н. Ковтун и А.П. Попов приводят следующие данные: «При поступле- нии в следственные подразделения ОВД заявления (сообщения) о преступлении, по которому органом БЭП не проводилась предварительная проверка, 76,5% следователей направляют его в службу БЭП для проведения проверки, при этом 36,7% следователей полагают, что по данной категории преступлений всегда необходимо провести проверку в службе БЭП для получения достаточных данных для возбуждения уголовного дела»1.

В ходе опроса сотрудников следственных подразделений вполне очевидно обозначилась тенденция о недостаточности первичной информации, необходимой для возбуждения уголовных дел. Так, почти 65 % (64,8 %) опрошенных полагают, что уголовное дело следует возбуждать, когда имеется информация,

1 Ковтун Н.Н. Указ. соч. - С. 45.

88

достоверно свидетельствующая о наличии всех элементов состава преступления. Причем, подавляющее количество респондентов этой группы ждут этого от подразделений, представляющих информацию, полученную оперативно-розыскным путем (78,2 %).

Таким образом, если говорить о критериях достаточности данных, выра- ботанных следственной практикой, то оказалось, что большинство опрошенных следователей (69,4 %) ратуют за то, чтобы к моменту возбуждения уголовного дела были прояснены почти все обстоятельства, входящие в предмет доказывания. Сходное мнение продемонстрировали оперативные работники -62,3% опрошенных. Возбуждать уголовные дела по сведениям, указывающим лишь на объективную сторону преступления и его объект, готовы 24,3 % сотрудников оперативных аппаратов и 19,6 % следователей1.

Кстати, ведомственная инструкция, утвержденная приказом № 334, как раз и имеет в виду такой объем признаков преступления, устанавливаемых в ходе предварительной проверки по исследуемым нами преступлениям2.

Так или иначе, предмет доказывания в стадии возбуждения уголовного дела следует понимать гораздо уже, чем в стадии предварительного расследования. Необходимо помнить, что главной целью стадии возбуждения уголовного дела, является только выяснение данных, подтверждающих наличие события преступления, но не собирание материалов, достоверно изобличающих определенное лицо в совершении преступления. Собирание подобных материалов -задача предварительного следствия3.

Таким образом, учитывая вышеизложенное, необходимо сделать вывод о том, что в стадии возбуждения уголовного дела проводится предварительная проверка, имеющая процессуальную форму, в ходе которой уполномоченными органами ведется процесс доказывания с целью установления обстоятельств,

1 Попов А.П. Указ. соч. - С. 66.

Инструкция по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений. Утверждена Приказом МВД РФ № 334 от 20.06.96 г.

См.: Советский уголовный процесс / Под ред. проф. Чельцова М.А Юридическая литература. - М, 1962. - С. 234.

89

которые являлись бы содержанием предмета доказывания в стадии возбуждения уголовного дела. В то же время эти обстоятельства должны законодательно именоваться «достаточными данными».

Понятие «достаточность фактических данных» по уголовным делам, свя- занным с преступлениями в финансово-кредитной сфере, будет шире понятия этой же «достаточности» по другой категории дел. С учетом двух оценочных характеристик (количественной и качественной), уголовные дела данной категории должны возбуждаться лишь при наличии законных поводов и оснований, указывающих на то, что незаконное получение кредита (в том числе и государственного) или льготных условий кредитования имело место путем внесения заведомо ложных сведений в документы, характеризующие хозяйственное положение или финансовое состояние заемщика, либо имеются документально подтвержденные факты, свидетельствующие об использовании конкретным лицом кредитных средств не по прямому назначению.

Наиболее очевидными признаками (выраженными в действиях конкретных лиц), достаточными для возбуждения уголовного дела о незаконном полу- чении или использовании государственного целевого кредита, являются:

  • существенное нарушение процедуры выделения кредита из бюджетных средств (не по назначению, в обход конкурсной, кредитной комиссии, по единоличным резолюциям «своим» или подставным фирмам и т. п.), что привело к срыву выполнения программ, иным негативным последствиям;
  • поддельные документы, представленные в обоснование кредитного за- проса, о гарантиях его возврата, о расходовании полученных кредитов;
  • невозврат полученных кредитных средств;
  • коммерческое использование льготных государственных средств;
  • растрата выделенных государством целевых ресурсов, их присвоение;
  • расходование государственных целевых кредитов на иные (не целевые) платежи (выплата зарплаты, зарубежные командировки, банкеты и т.д.);
  • приобретение недвижимости, дорогостоящих вещей и другие обстоя- тельства, свидетельствующие о жизни не по средствам, в первую очередь

90

должностных лиц (их родственников), которым предоставлено право распределять бюджетные средства, путем выдачи кредитов.

При этом, правомерность принимаемых решений о возбуждении уголов- ных дел по преступлениям, совершаемым в финансово-кредитной сфере, во многом зависит и от полноты материалов, полученных в результате проведения вышеуказанной нами предварительной проверки. По уголовным делам о преступлениях, предусмотренным ст. 176 УК РФ, в них должны быть документы, предоставленные заемщиком кредитору и содержащие фиктивные данные о хозяйственном положении или финансовом состоянии предприятия, или документы, свидетельствующие о нецелевом использовании государственного кредита, а также материалы, подтверждающие указанные факты.

Мы считаем, что с точки зрения полноты материалов, на которых осно- вываются органы, принимающие решение о возбуждении (или об отказе в возбуждении) уголовного дела о незаконном использовании государственного целевого кредита, в них должны содержаться следующие сведения:

1) устав юридического лица, в котором находится информация (наиме- нование учреждения, кем и когда было зарегистрировано, кто учредитель, уставный капитал, юридический адрес, номер расчетного счета и наименование банка, в котором он открыт, основной вид деятельности, их руководители, распределение служебных обязанностей между ними, форма собственности);

2) на выполнение какой целевой программы, на какой срок, в каком раз- мере и на каких условиях выделен целевой государственный кредит, в каком объеме он использован не по назначению; 3) 4) подробное описание нарушений при распределении государственных кредитов с указанием нарушенных норм, кто допустил нарушения, установочные данные этих лиц; 5) 6) акт проверки, составленный по факту выявленных нарушений (акт до- кументальной ревизии, аудиторской проверки, проверки, проведенной налоговой инспекцией), с приложением документов или копий, подтверждающих нарушение, и объяснений лиц, причастных к выявленному нарушению. 7)

91

К таким документам в необходимых случаях должны приобщаться и за- явления руководителей кредитного учреждения или органа государственной власти об имевшем место факте незаконного получения кредитования, а равно о его использовании не по прямому назначению. Практика показывает, что в заявлении должно быть отражено, в чем выразились указанные действия, каков размер причиненного ущерба, а также сведения о правонарушителях. В нем также фиксируется просьба о привлечении виновных лиц к уголовной ответственности, о возмещении ущерба и о признании гражданским истцом.

Кроме этого, нам кажется, что при решении вопроса о возбуждении дан- ной категории уголовных дел органам, уполномоченным законом это сделать, необходимо ознакомиться с объяснениями следующих лиц: подозреваемых в совершении преступления; работников бухгалтерии или финансового отдела организации, получившей кредит; сотрудников кредитных учреждений, принимавших участие в выдаче кредита; должностных лиц государственных органов, ведающих распределением бюджетных средств; представителей организаций, заключивших с заемщиком договоры и контракты и иных лиц в зависимости от обстоятельств и способов совершения преступления.

§ 2.2. Особенности дознания и предварительного

следствия по уголовным делам о преступлениях

в финансово-кредитной сфере

Проведенные нами исследования показывают, что «беловоротничковые» преступники на этапе досудебного производства, оказывают максимальное противодействие следователю и органу дознания в установлении объективной истины по делу, используют весь доступный арсенал средств давления на субъектов, служащих интересам доказывания, самих должностных лиц, осуществляющих процессуальную и оперативно- розыскную деятельность.

Собирание, оценка и проверка доказательств по делам об этой преступ-

92 ной деятельности относится к числу основных задач уголовного судопроизводства на этом этапе. Поэтому закономерно возникает необходимость в:

1) решении проблемы легализации в уголовном судопроизводстве резуль- татов, полученных в ходе проведения типичных оперативно-розыскных мероприятий; 2) 3) определении содержания предмета доказывания по этим преступлениям; 4) 5) установлении пределов доказывания; 6) 4) рассмотрении перечня наиболее эффективных мер уголовно- процессуального принуждения, применяемых в ходе досудебного производства по делам о преступлениях в финансово-кредитной сфере.

Особенности легализации результатов оперативно-розыскной деятельности органов дознания

Порядок использования материалов, полученных в ходе оперативно-4 розыскной деятельности, до настоящего времени не имел четкой законодательной регламентации и, по-видимому, вряд ли получит ее в ближайшем будущем. Однако, по нашему мнению, нужно искать законное применение ее результатов в уголовном судопроизводстве (то есть выработать процедуру приобщения к делу материалов оперативно- розыскной деятельности).

Сегодня, если взять органы дознания и рассматривать их деятельность по выявлению и расследованию преступлений, совершенных в финансово- кредитной сфере, то мы увидим, что такая деятельность осуществляется в соответствии с уголовно-процессуальным кодексом и Законом «Об оперативно-розыскной деятельности» в двух формах:

1) в форме производства «специализированного» дознания, то есть «пол- ноценного» расследования уголовного дела (ст. 119 и ст. 120 УПК РСФСР); 2) 3) в форме проведения оперативно-розыскной деятельности (в соответствии с Законом «Об оперативно-розыскной деятельности») и проведения следст- 4)

93

венных действий по поручению органа следствия (в соответствии со ст. 127 УПК).

Как известно, в ст. 70 УПК РСФСР нет такого способа собирания доказа- тельств как проведение оперативно-розыскных мероприятий. Ссылаясь на это, некоторые ученые и практики считают, что таким образом «фактические данные оперативно-розыскного характера не могут быть использованы в качестве доказательств в уголовном процессе, поскольку они получены не тем способом и не из тех источников, которые закон не рассматривает как источники судебных доказательств»1. Другими словами, сторонники этой позиции считают, что если результаты оперативно- розыскных мероприятий получены не в том порядке, какой предусматривает УПК, то поэтому они и не могут являться доказа- тельствами. Тем более, что оперативно-розыскные меры могут проводиться и проводятся до возбуждения уголовного дела.

Так, Е.А. Доля полагает, что результаты оперативно-розыскной деятель- ности не становятся доказательствами даже после их проверки в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, так как проверке подлежат по его мнению только доказательства, а не результаты оперативно-розыскной деятельности2.

Вместе с тем, как справедливо отметил В.П. Хомколов, огромные объемы информации, находящейся в делах оперативного учета и иных формах оперативно-розыскного делопроизводства, не используются в раскрытии и расследовании преступлений, в том числе и по причине несовершенства нормативного регулирования3.

Данная проблема в настоящее время имеет небывалую актуальность. Не

1 См., например: Гапановим Н.Н. и Мартинович И.И. Основы взаимодействия следо- вателя и органа дознания при расследовании преступлений. - Минск, 1983. - С. 94; Трусов А.И. Доказательства и иные материалы, собираемые вне производства по уголовному делу. В кн.: Развитие и применение уголовно-процессуального законодательства. - Воронеж, 1987. -С. 115-117идр.

Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной дея- тельности. - М., 1996. - С. 68.

Хомколов В.П. Организация управления оперативно-розыскной деятельностью. — М., 1999.-С. 102.

94

случайно заместитель Генерального прокурора РФ В.В. Колмогоров, говоря о поиске новых путей борьбы с преступностью, призывал приоритетное значение в доказывании по уголовным делам придавать именно использованию возможностей оперативно-розыскной работы1.

На наш взгляд, причины затянувшейся дискуссии состоят в неоправданно широком понимании требования ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР и ч. 2 ст. 50 Конституции РФ: «доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения». Столь же широко трактуется п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8, в котором говорится: «Доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если собирание и закрепление доказательств осуществлено в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами».

Идея публичности (обязательности реагирования на признаки преступле- ния) заложена как в УПК, так и в Закон «Об оперативно-розыскной деятельности». Этот принцип обязывает во всех случаях обеспечить реализацию как результатов оперативно-розыскной, так и уголовно- процессуальной деятельности. По мнению диссертанта существуют веские аргументы единства оперативно-розыскных мероприятий и уголовно- процессуальной деятельности по расследованию преступлений, посягающих на денежные ресурсы финансово-кредитной сферы.

На это же указывает и А.Г. Маркушин, справедливо отмечая, что «процесс познания истины с применением оперативно-розыскных мероприятий фактически ничем не отличается от познания ее следственным путем»2.

В поддержку этой же позиции приведем близкие автору по данной про- блеме взгляды А.Ф. Лубина, который считает, что в оперативно- розыскной деятельности и в уголовном процессе используется один и тот же метод - метод

Колмогоров В.В. Следствие ищет новые пути борьбы с преступностью // Российская юстиция. - 2000. - № 3. - С. 8

Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. - 2-е изд. перераб. и доп. - Н. Новгород, 1997. - С. 144 - 145.

95

«следования по следам», решается одна и та же задача - задача актуализации (понимания этих следов). Оперативно-розыскные мероприятия и уголовно-процессуальная деятельность направлены на достижение одной и той же цели -формирование системы доказательств по уголовному делу для принятия обоснованных решений1. Отсюда следует, что в оперативно-розыскной и процессуальной практике должна быть одновременность (или же строгая последовательность):

  • во-первых, «следование» по источникам доказательственной информа- ции;
  • во-вторых, актуализация (понимание относимости источников и извле- чения из них «фактических данных»);
  • в-третьих, уголовно-процессуальная проверка, оценка и удостоверение фактических данных в процессуальной форме.
  • Принципиально допустимое положение: если бы оперативно-розыскная деятельность при расследовании преступлений, совершенных в финансово-кредитной сфере, например, организованными группами, не имела конспиративный характер, то это бы уравняло ее с точки зрения результатов и возможностей с уголовным процессом. Иначе говоря, процессуальная проверяемость источников и результатов проведения оперативно-розыскных мероприятий -признак допустимости доказательств.

Согласно ч. 1 ст. 69 УПК РСФСР доказательствами являются любые фак- тические данные, на основе которых в определенном законом порядке орган дознания, следователь, прокурор и суд устанавливают обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Под результатами оперативно-розыскных мероприятий понимаются также фактические данные, которые были получены оперативными подразделениями в установленном Законом «Об опе-

См., например: Криминалистическая характеристика преступной деятельности в сфере экономики: понятие, формирование, использование: Учеб. пособие / А.Ф. Лубин; Вступит, ст. В.А. Абросимова. - Н. Новгород, 1991; Лубин А.Ф. Методологические предпосылки механизма доказывания по уголовному делу / Уголовно-процессуальная деятельность. Теория. Методология. Практика: Сб. науч. статей / Под ред. А.Ф. Лубина. - Н. Новгород, 2001.-С. 71.

96

ративно-розыскной деятельности» порядке: 1) о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления; 2) о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших правонарушение, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших; 3) о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

При этом в соответствии с ч. 2 ст. 11 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» ее результаты, отраженные в соответствующих документах и (или) зафиксированные на материальных носителях информации (фонограммах, кинолентах, фотоснимках и т.п.), могут предоставляться в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело, а также использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно- процессуального законодательства.

Таким образом, при установлении возможности использования результа- тов оперативно-розыскной деятельности в качестве доказательств, в том числе и по делам о преступлениях, совершенных в финансово-кредитной сфере, определяющее значение, как нам кажется, будет иметь правильная оценка оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, выполнение условий их проведения, а также существующего порядка предоставления органу дознания, следователю (прокурору или в суд).

Кроме того, необходимо признать, что еще до того, как результаты опера- тивно-розыскных мероприятий будут переданы следователю (органу дознания, прокурору или в суд) для их использования в процессе доказывания посредством их процессуальной проверки и соответственно допустимости, следователю целесообразно для наиболее качественного закрепления такой информации (результатов), которая имеется в распоряжении органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, четко представлять объем этой информации. Ведь отсутствие в законе указания на право следователя знакомиться с опера- тивно - розыскными материалами «негативно сказывается на эффективности

97

взаимодействия следственных и оперативных аппаратов» .

В этой связи обоснованным выглядит включение в один из проектов УПК новеллы, предоставляющей следователю право на ознакомление с оперативно-розыскными материалами органов дознания, относящимся к расследуемому делу (ч. 6 ст. 37 проекта УПК РФ), что предлагалось и в литературе2.

Строго говоря, оперуполномоченные в 90 % случаев только «следуют» по следам и «раскрывают», а доказывает виновность, как правило, следователь. Поэтому он должен воспринимать и оценивать всю совокупность информации, имеющейся как в уголовном, так и в оперативно-розыскном деле, с учетом того, что эти данные могут, должны выступать в качестве доказательств по уголовному делу, а не просто механически фиксировать их3.

Исчерпывающий перечень возможных оперативно-розыскных мероприя- тий, а также основания и условия их проведения установлены в ст. 6 дейст- вующего Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», принятого Государственной Думой 5 июля 1995 года с изменениями, внесенными Федеральным законом от 18 июля 1997 года. В ходе всего досудебного производства по уголовным делам, связанным с преступлениями в финансово-кредитной сфере, проведение наиболее типичных из них является закономерностью.

Остановимся на освещении особенностей использования результатов отдельных оперативно - розыскных мероприятий по делам данной категории

1 КозусевА. Убийство по найму / Уголовное право. - 1997. - № 4. - С. 91.

См.: Зажицкий В. Вопросы доказательственного права // Сов. юстиция. - 1992. - № 19-20.- С. 3-4 и др.

Так как, нужно помнить, к сожалению, и о негативной практике в работе правоохра- нительных органов, когда оперативными работниками на подозреваемых оказывается давление и последние оговаривают себя. Данный факт наглядно подтверждают результаты 28-ми летних исследований, проведенных ИМ. Костоевым в Ростовской области, где оговор исчислялся за указанный период несколькими десятками случаев, а оперативные работники, при этом, констатировали факт «раскрытия преступления». См.: Костоев ИМ. Уроки ростовского дела // Законность. - 1993. - № 3. - С. 24.

98 преступлении .

Незаменимое доказательственное значение по делам о преступлениях, посягающих на ресурсы финансово-кредитной сферы имеют результаты такого оперативно-розыскного мероприятия, как опрос граждан (п. 1 ст. 6). Мы полагаем, что если опрос проводит сам оперуполномоченный, то по его результатам он должен написать рапорт или справку, а «объяснения» будут служить приложением к ним. Содержание объяснения нельзя принимать за показания в смысле ст. 74-75 УПК, понимая, что объяснение - это самостоятельный источник доказательств, предусмотренный ст. 88 УПК - документ. Лицо, вызванное для дачи объяснения, обязано явиться. Затем, возможно, должен быть произведен допрос оперуполномоченного следователем. Указанные действия будут носить законный характер, а проблема будет заключаться только в том, не нарушаются ли требования конспирации, если источник информации (например, автор объяснения) будет назван.

При возникновении другого варианта, когда опрос проводил не сам опер- уполномоченный, правильным действием должно быть указание и промежуточный источник информации, то есть следует указать и на лицо, которому было поручено проведение опроса. И снова те же требования: не должна быть нарушена конспирация, если и первоначальный и производный источники информации будут названы (расшифрованы).

Также мы полагаем, что нет правовых препятствий в ходе опроса приме- нять звуко- и видеозаписывающую аппаратуру. При этом не имеет значения, знало ли лицо, что используются технические средства или не ведало об этом.

Главное - отразить в протоколе или рапорте: время и место записи, по ка- кому поводу произведена запись, тип аппаратуры, условия производства запи-

По форме осуществления оперативно-розыскные мероприятия бывают гласными и негласными, что во многом определяет специфику использования данных, полученных в ходе их проведения, при расследовании по уголовным делам. Это обстоятельство вызвано разведывательно-поисковым характером подобного рода деятельности, в связи с чем тактика и методика, силы и средства, используемые при проведении оперативно- розыскных мероприятий, отнесены к сведениям, составляющим государственную тайну, и являться предметом нашего рассмотрения не будут.

99

си, текст (содержание записи) и т. п. При этом нужно помнить, что фонограмма не имеет самостоятельного значения, если нет рапорта или справки (нет возможности установить источник происхождения).

Далее можно рекомендовать провести допросы оперуполномоченного или же источников информации (если сам оперуполномоченный являлся про- межуточным звеном), а также назначение и производство фоноскопической или судебно-акустической экспертизы (при наличии возбужденного уголовного дела).

Другим оперативно-розыскным мероприятием, результаты которого ис- пользуются при расследовании преступлений, совершенных в финансово- кредитной сфере, является наведение справок (п. 2 ст. 6), которое как нам представляется, должно осуществляться при соблюдении следующих правил:

1) если необходимо получить официальную справку, то нужно предвари- тельно делать официальный запрос. Например, справки из информационных центров можно запрашивать официально и нужно их заверять; 2) 3) при наведении справок нужно обеспечить возможность проверки и пе- репроверки этой справки в ходе следственных действий - в доказательственной деятельности следователя; 4) 5) не имеет значения, кто наводил справки, если выполнены оба правила; 6) 7) не имеет значения, понял ли истинный смысл справки (запроса) тот че- ловек, который дал справку; 8) 9) если возникают определенные сомнения, то нужно проверять путь по- лучения этого доказательства, а именно: снова делать запрос или же допросить лицо, выдавшего справку, произвести экспертное исследование справки и др. 10) Существенное информационное и доказательственное значение по делам о рассматриваемых нами преступлениях могут иметь и результаты прослушивания телефонных переговоров, которые, как правило, приобщаются к материалам уголовного дела в форме звукозаписей на магнитной ленте или дискете.

Как показывают наши исследования, с помощью такого рода мероприятий могут быть получены данные: о лицах, с помощью которых был или будет

100 незаконно получен, например, льготный кредит; о размере вознаграждения; о способах изъятия и присвоения кредитных средств; о коммерческих структурах, через которые можно обналичить и изъять кредитные средства; о связях между соучастниками. Таким способом могут быть получены также доказательства о причастности преступников к другим преступлениям, совершенным в кредитно-финансовой сфере.

Наглядным примером эффективности использования результатов указан- ного оперативно-розыскного мероприятия служит предотвращение незаконного использование бюджетных средств путем возбуждения уголовного дела, основанного именно на звукозаписи телефонных переговоров преступников, пытавшихся совершить незаконное выделение и получение государственного кредита.

Так, в Санкт-Петербурге 01.06.2000 г. в результате реализации оператив- ных материалов сотрудниками оперативной группы ГУБЭП МВД России и УФСБ по Санкт-Петербургу и ЛО задержан в служебном кабинете с поличным при получении взятки первый заместитель председателя Комитета по физической культуре и спорту администрации Санкт- Петербурга гр-н Черников, который получил 19 тыс. рублей от директора ГУ «Петроспорт обеспечение - Итос» Крашмаля В.Я. за выделение бюджетных средств в виде целевого государственного кредита. При осмотре, кабинета изъято более 49 тыс. рублей и 238 долларов США. При обыске по месту жительства изъято более. 23 тыс. долларов США и 55 тыс. рублей. Возбуждено уголовное дело. Черников арестован. Наложен арест на принадлежащее ему имущество, в том числе 3 импортных авто- мобиля, на общую сумму более 6 млн. рублей1.

В каждом случае прослушивания телефонных переговоров должно быть составлено соответствующее постановление, которое утверждается руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

К сожалению, практика использования фонограмм в качестве доказа- тельств вызывает некоторое непонимание у правоприменителей. В частности,

1 Информация ГУБЭП МВД России.

101 известны случаи, когда адвокаты, осуществляющие защиту по уголовным делам, указывали на невозможность использования аудиозаписи прослупгавания телефонных переговоров для доказывания виновности подзащитных, ссылаясь на незаконность проведения этого оперативно-розыскного мероприятия в силу отсутствия в уголовном деле соответствующего постановления. Однако, нам представляется, что эти доводы необоснованны, так как действующим законодательством не установлена обязанность приобщения такого постановления к материалам уголовного дела.

Постановление же, являясь оперативно-служебным документом, должно храниться в соответствующем деле оперативного учета, а в случае наличия у участников процесса достаточных данных, указывающих на незаконность прослушивания телефонных переговоров, существует возможность обращаться в орган, надзирающий за соблюдением законодательства при осуществлении оперативно-розыскной деятельности. Такая обязанность в соответствии со ст. 29 Закона о прокуратуре и ст. 21 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» возложена на соответствующих прокуроров, которые при проведении проверок вправе истребовать необходимые оперативно-служебные документы: дела оперативного учета, материалы о проведении оперативно-розыскных мероприятий с использованием оперативно-технических средств и т.д. А оперативным подразделениям, видимо, целесообразно в сопроводительном письме о направлении органу дознания или следователю результатов прослушивания телефонных переговоров указывать дату получения соответствующего разрешения суда.

В связи со спецификой рассматриваемой нами преступной деятельности эффективным и часто проводимым является также такое оперативно- розыскное мероприятие, как наблюдение. Это мероприятие заключается в гласном или негласном целенаправленном, систематическом, непосредственном или опосредованном визуальном, слуховом или ином восприятии уполномоченными на это лицами событий, фактов, процессов.

Наиболее вероятным является использование в ходе расследования мате-

102

риально фиксированных результатов наблюдения - фотографий, видеозаписей, звукозаписей и других.

По нашему мнению, в ходе наблюдения решаются следующие важные за- дачи процесса уголовного судопроизводства по делам о преступлениях в финансово-кредитной сфере:

  • получение сведений о лицах, причастных к преступлению, их функциях в отношении роли преступной деятельности и отношении к финансам и пре- ступно нажитому имуществу;
  • добывание информации об элементах оперативной обстановки, а также данных, необходимых для планирования других оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий (о маршрутах передвижения изучаемых лиц, поведения их в конкретных метах, нахождение имущества, могущего служить обеспечением причиненного ущерба и т.п.).
  • Наконец, в числе последнего оперативно-розыскного мероприятия, замы- кающего круг типичных из них, которые наиболее часто проводятся в ходе досудебного производства по уголовным делам о преступлениях в финансово-кредитной сфере можно назвать отождествление личности (п. 7 ст. 6). Нам кажется, что в ходе проведения этого оперативно-розыскного мероприятия могут быть установлены конкретные участники преступления, например, действующие по поддельным документам и в отношении которых недостаточно или совсем нет установочных данных, но по материалам дела они выполняли соответствующие общественно опасные деяния. Поэтому, результаты такого не процессуального предъявления для опознания также могут быть доказательством. Полагаем, что не имеет значения, по какому отображению производилось отождествление: видео, фото, рисованному портрету, в натуре. Все зависит от того, каким образом оперативно-розыскное мероприятие было оформлено, ибо только от этого и зависит возможность последующей проверки и перепроверки результатов такого действия. Но нужно учитывать, что это не следственное действие и при написании рапорта и справки не пытаться представить отожде-

103

ствление личности таковым процессуальным следственным действием - предъявлением для ознакомления (ст. ст. 164-166 УПК РСФСР).

К составляемым по результатам оперативно-розыскных мероприятий ра- портам, актам и справкам прилагать подлинники фотографий, видеокассет и фонограмм и в соответствии с ч. 3 ст. 11 Закона «Об оперативно- розыскной деятельности» эти документы и приложения к ним передавать следователю.

В свою очередь, мы считаем, что все эти материалы с результатами, по- лученными в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий должны передаваться1 посредством постановления руководителя органа дознания с приложениями в виде указанных материалов. По нашему мнению, это постановление, помимо ссылок на нормы закона и технической информации (место и время вынесения, данные составившего его должностного лица и др.), должно содержать целый ряд сведений, необходимых для использования направляемых материалов в качестве доказательств.

Кроме этого, например профессор С.А. Шейфер, также указывал на то, что в таком документе «должно содержаться и предложение приобщить представляемые материалы к делу»2, то есть он предлагает самому органу дознания определить предварительный вывод об относимости имеющихся в них данных к расследуемому делу.

Бесспорно, все материалы будут и должны перепроверяться следователем путем производства следственных действий.

Из анализа уголовно-процессуального законодательства и практики вид- но, что круг этих следственных действий как средств проверки допустимости доказательств, полученных в ходе оперативно-розыскных мероприятий, по уго-

Здесь, конечно, нужно отдать должное практикам, так как механизм предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд ими уже определен в соответствующей инструкции, утвержденной совместным приказом ФСБ, ФСНП, МВД и т.д. от 13 мая 1998 года. Но, мы считаем, что этот механизм должен быть более конкретизирован и поэтому выделяем в нем ключевой термин «постановление».

Шейфер С.А. Использование непроцессуальных познавательных мероприятий в до- казывании по уголовному делу // Государство и право. - 1997. - № 9. - С. 61.

104

ловным делам и в том числе о преступлениях в финансово-кредитной сфере довольно типичен:

1) осмотр предоставленных документов, предметов, образцов (включая упаковку) и приложения; 2) 3) допрос лиц, проводивших оперативно-розыскные мероприятия и при- сутствующих при этом; 4) 5) проведение различного рода экспертиз и др. 6) Здесь можно согласиться с мнением Д.И. Беднякова, резонно заметившего, что нет необходимости в обязательном допросе оперуполномоченных, если обстоятельства возникновения предоставленных сотрудниками органа дознания результатов оперативно-розыскной деятельности с достаточной достоверностью известны из материалов дела1.

Результаты изучения судебно-следственной практики показывают, что если следователь, например, «доверяя рапорту», не счел необходимым проверить источник происхождения того или иного доказательства, то ходатайство защитника об его исключении из системы доказательств, как правило, удовлетворяется.

Таким образом, оперуполномоченные должны создать в ходе своей дея- тельности необходимые условия для принятия ее результатов в уголовном судопроизводстве в качестве доказательств по уголовным делам. То есть, оперативно-розыскные мероприятия должны быть проведены только по основаниям, указанным в статье 7 Федерального закона «Об оперативно- розыскной деятельности», и решение об их проведении, если этого требует закон, как, например, в случае с прослушиванием телефонных переговоров, должно быть санкционировано. По этому поводу справедливо высказались Ю.В. Кореневский и М.Е. Токарева, отметив, что нельзя признать законным использование в доказывании данных, полученных путем несанкционированного прослушивания телефонных переговоров подозреваемого, органами, осуществляющими опера-

Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. - М., 1991.- С. 121.

105

тивно-розыскную деятельность, хотя бы впоследствии они и были бы переданы следователю в полном соответствии с уголовно процессуальным законом . Только законное получение и фиксирование результатов оперативно-розыскных мероприятий позволит следователю и иным участникам процесса проверить допустимость их получения и тем самым позволит приобщить их в качестве доказательств.

Зачастую результаты оперативно-розыскной деятельности содержат лишь указания на источники-носители доказательственной информации. Отсюда, наверное, можно признать, что в «доказывании используются не те фактические данные, которые содержатся в результатах оперативно- розыскной деятельности, а иные фактические данные, полученные в рамках уголовно-процессуальной деятельности при собирании (точнее, формировании) доказательств»2. Другими словами, органами дознания собирается лишь информация, которая потенциально может стать содержанием доказательств по уголовному делу, и «оперативная информация должна отвечать с точки зрения содержания тем же требованиям, что и информация доказательственная»3. С точки зрения же формы это совершенно разные объекты. Поэтому, нужно фиксировать процесс перехода данных из одного состоянии в другое.

Таким образом, мы полагаем, что после регламентированного представ- ления источников доказательств, они переходят на уровень собственно доказательств. Законность регламентации обеспечивает «законность рождения» доказательств.

На уровне источников доказательств (носителей доказательственной ин- формации) предоставление результатов ОРД принципиально не отличается от предоставления доказательств, например обвиняемым, защитником, подозреваемым, потерпевшим, гражданским истцом, ответчиком (в соответствии с ч. 3

Кореиевский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. - М., 2000. - С. 31.

См.: Доля Е.А. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в до- казывании по уголовным делам // Российская юстиция. - 1995. - № 5. - С. 42.

См.: Зникин В.К. Использование оперативно-розыскной информации в уголовно- процессуальном доказывании: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Томск, 1998. -С. 10.

106 ст. 46, ч. 2 ст. 51, ч. 2 ст. 52, ч. 3 ст. 53, ч. 2 ст. 54, ч. 2 ст. 55 УПК РСФСР). При этом, отношение следователя и суда к подобному представлению источников доказательств должно быть в полном соответствии со статьями 131, 223 УПК РСФСР.

Здесь вряд ли уместно проводить прямые аналогии оперативно- розыскных мероприятий и следственных действий или говорить об их сходстве. Совсем не нужно противопоставлять методы установления источников доказательств или же говорить о конкуренции между ними. Не является корректным и вывод о том, что результаты любого оперативно- розыскного мероприятия (ст. 6 и ст. 11 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности») могут быть использованы в качестве доказательств, ибо они имеют «равное доказательственное значение»1. Суть не в сходстве и не в конкуренции способов собирания доказательств и не в равенстве значения собранных доказательств, а в отсутствии приоритетов какого- либо источника доказательств на процессуальную проверку и оценку, после которых только и возможно появление доказательства.

Некоторые авторы предлагают, например, расширительное понимание «иных документов» (ч. 2 ст. 69 УПК) только для стороны защиты потому, что «возможности защиты по сбору доказательств ограничены» . Потому такие авторы пишут: «нужно признать ошибочным мнение о том, что «объяснения» могут быть отнесены к такому виду доказательств, как «иные документы». Но «если защита заявляет о приемлемости в качестве доказательств материалов, именуемых как «объяснение», последние не должны исключаться из разбирательства дела». В таком подходе нет здравого смысла. Более того, в законе нет разделения, какие доказательства должны собираться, а какие не должны. В уголовном процессе не должны возникать основания для «двойного стандарта» по собиранию и представлению обвинительных и оправдательных доказа- тельств.

См.: Давлетов А.А. Уголовный процесс и ОРД: проблема конкуренции способов со- бирания доказательств // Российский юридический журнал. - 1995- № 1. - С. 94 - 98.

2 См.: ГригорьеваН. Исключения из разбирательств дела недопустимых доказательств // Российская Юстиция. - 1995. - № 11. - С. 6.

107

То, что было обнаружено как следы, как источники доказательств (носи- тели доказательственной информации, источники осведомленности), будучи облечены в процессуальную форму, предстают как доказательства. В этом случае, как правильно считают P.P. Галиакбаров и Л.А. Прохоров происходит отражение отражения: отражения не процессуального характера превращается в процессуальное отражение1. После проверки и оценки источников доказательств (не иначе как посредством производства следственных действий) «рожденные» доказательства выступают как аргументы для вышележащего уровня -уровня доказательственных фактов. На этом уровне представлены либо элементы предмета доказывания, либо эпизоды преступлений (в состав каждого эпизода входят все элементы предмета доказывания - ст. 68 УПК РСФСР). Доказа- тельственными фактами (суть тезисами, но не фактами реальности) можно оперировать на логическом уровне, если они установлены доказательствами. В противном случае факта в юридическом отношении не существует. Если совершенно некорректно в уголовно-процессуальном доказывании пользоваться тем, что не является источником доказательств или же доказательством, то столь же неправильно считать уже «имевшим место» факт объективной реальности, если он еще не доказан.

Подводя итог вышеизложенным рассуждениям, можно отметить сле- дующее:

1) необходимо закрепить в уголовно-процессуальном законе:

  • право следователя на ознакомление с материалами оперативно- розыскной деятельности в объеме, необходимом для расследования находяще гося в его производстве дела (п. 6 ст. 37 проекта УПК);

  • необходимость составления постановления руководителя органа, осу ществляющего оперативно-розыскную деятельность о представлении результа-

См. подробнее: Галиакбаров P.P., Прохоров Л.А. Роль уголовно-правовых средств борьбы с групповой преступностью в совершенствовании ОРД // Организация и тактика пре- дотвращения и раскрытия преступлений. - Омск, 1982. - С. 159 - 179.

108

тов ОРД органу дознания, следователю или в суд, и приобщения экземпляра этого постановления к материалам уголовного дела;

2) понимать под источниками доказательств и системой доказывания следующее:

  • источники доказательств - это носители исходной для опосредованного исследования информации в виде материальных средств доказывания;
  • любой источник доказательства до его процессуальной проверки и оценки имеет возможность на получение статуса доказательства;
  • установление источников судебных доказательств следует рассматривать как первоначальный уровень доказывания (уровень источников доказа- тельств);
  • формирование систем доказательств для установления доказательст- венных фактов соответствует второму уровню доказывания (уровень доказательств);
  • доказательства выступают средствами доказывания фактов логического уровня: для каждого факта-тезиса должна иметься своя подсистема доказа- тельств-аргументов: только доказанными фактами можно доказывать (оперировать) на логическом уровне (например, при составлении обвинительного заключения);
  • главный факт (предмет доказывания) доказывается системой доказа- тельственных фактов.
  • Особенности предмета и пределов доказывания

Результаты изучения следственной практики по материалам данной кате- гории дел нам показывают такую картину: из-за неприспособленности уголовно-процессуального законодательства и лиц, его применяющих, лишь единицы этих уголовных дел стали предметом разбирательства в судебном заседании. В качестве наиболее типичного примера такой действительности, достаточно привести такой факт: из трех возбужденных уголовных дел по фактам незакон-

109

ного получения кредита следственными подразделениями Нижегородской области в 1999 году все три дела были прекращены .

Здесь следует сделать промежуточный вывод о том, что первоочередной причиной «развала» дел является то, что следственные органы из-за сложности таких дел не могут правильно определить круг обстоятельств, подлежащих обязательному установлению и доказыванию.

В теории уголовного процесса под предметом доказывания принято по- нимать совокупность обстоятельств, подлежащих установлению и доказыванию по каждому уголовному делу2. Важнейшие обстоятельства, подлежащие установлению по каждому уголовному делу, в том числе и по делам о преступлениях в финансово-кредитной сфере, определены уголовно-процессуальным законом (ст. 68 УПК РСФСР). К ним относятся:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); 2) 3) виновность обвиняемого в совершении преступления и мотиве престу- пления; 4) 5) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности об- виняемого, указанные в статьях 61 и 63 Уголовного кодекса Российской Федерации, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; 6) 7) характер и размер ущерба, причиненного преступлением . 8) Как отмечает М.С. Строгович, структуру предмета доказывания устанав- ливает процессуальный закон, а его основное содержание - материальный за-

4

кон .

Действительно, раскрыть содержание предмета доказывания невозможно без уголовно-правовых норм. Однако, несмотря на исключительную важность

1 Материалы уголовных дел № 13435, № 46748, № 69011 / Архив СУ УВД НО.

2 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1966. - С. 185.

3 См.: Комментарий к Уголовно - процессуальному кодексу РСФСР / Отв. ред. В.И. Радченко, Под ред. ВТ. Томина. - 2-е изд., перераб. и доп. - М., 1999. - С. 128 -131.

Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. - М., 1955, - С. 270.

по норм уголовного закона, все же необходимо помнить, что они не исчерпывают все содержание предмета доказывания.

Так, в рамках предмета доказывания подлежат выявлению причины и ус- ловия, способствовавшие совершению преступления; также могут быть установлены обстоятельства, исключающие производство по делу (ст. 5 УПК РСФСР), установление которых влечет за собой в зависимости от стадии процесса разные решения: отказ в возбуждении уголовного дела; прекращение уголовного дела; вынесение оправдательного приговора.

Наряду с наиболее распространенным мнением о единстве предмета до- казывания и его неизменности для всех уголовных дел независимо от вида преступлений1 существуют и иные точки зрения, выделяющие по некоторым видам преступлений, уголовное судопроизводство по которым осуществляется в так называемых особых процессуальных режимах (особое производство), самостоятельный предмет доказывания. В частности, всем известно, что это имеет место при расследовании преступлений, совершенных несовершеннолетними (ст. 392 УПК РСФСР) и по применению принудительных мер медицинского характера (ст. 404 УПК РСФСР)2.

Особый предмет доказывания предлагается и по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности3.

Из чего следует, что существование общего понятия содержания предмета доказывания, установленного законом, организует деятельность по доказыванию, способствует ее единству, полноте и всесторонности, но этого общего понятия недостаточно для успешной организации расследования преступлений отдельных видов и конкретных преступлений. Обычно необходима детализация и конкретизация обстоятельств, изложенных в ст. 68 УПК РСФСР. Иначе говоря, под предметом доказывания следует понимать не только требования, уста-

Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1966. - С. 197. 2 Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами. - М., 1966. - С. 27. Лубин А. Ф. Механизм преступной деятельности. Методология криминалистического исследования. Монография. -Н. Новгород, 1997. - С. 37.

Ill новленные статьей 68 УПК РСФСР, но и конкретные особенности, обусловленные видом или группой преступлений .

На примере рассматриваемой нами в диссертации преступной деятельно- сти, посягающей на финансовые средства банков и государства попытаемся определить специфический круг обстоятельств, обусловленных особенностями данного вида преступлений и подлежащих обязательному установлению и доказыванию.

В связи с этим, во-первых, определим, что действия сотрудников крими- нальной милиции (БЭП) и органов следствия в процессе досудебного производства по делам о рассматриваемой категории преступлений должны быть направлены на получение зафиксированных сведений, отражающих следующий круг вопросов:

  1. Общие вопросы организации финансово-хозяйственной деятельности предприятия или физического лица:
  • местонахождение офисов, цехов, складов, гаражей, земельных участков и иного имущества, принадлежащего проверяемому субъекту или арендованного им; пути похода к этим объектам, их планировка, распорядок работы, месторасположение рабочих мест, количество людей, обычно находящихся на этих объектах; мест, количество людей, обычно находящихся на этих объектах; что и в каком количестве находится на хранении; система, силы и средства охраны объектов;
  • сведения о фирмах, учреждениях, предприятиях и организациях, в ко- торых руководители проверяемого банка одновременно являются учредителями и занимают руководящие должности;
  • вклады проверяемого предприятия, а также лица, подлежащего привле- чению к уголовной ответственности за совершенное правонарушение.
  • Подобную точку зрения на предмет доказывания высказывали и другие исследователи. См., например: Стовповой А.Г. Обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, как элемент предмета доказывания: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Л., 1980. - С. 9.

112

  1. Хозяйственные отношения проверяемого:
  • характер взаимоотношений в процессе финансово-хозяйственной дея- тельности проверяемого субъекта с каждым юридическим или физическим лицом;
  • порядок взаиморасчетов между проверяемым кредитным учреждением и его бизнес-партнерами.
  • При изучении отношений проверяемого банковского и внебанковского учреждения с его партнерами по финансово-хозяйственной деятельности проверяется версия, не скрывается ли под видом партнера дочернее или иное предприятие, которое фактически принадлежит или подчинено проверяемому субъекту или его руководителям (учредителям).
  1. Установление проверяемых:
  • адрес прописки и фактического проживания;
  • связи и места возможного нахождения лица (в арендованных квартирах, у родственников, знакомых, друзей, сослуживцев по работе, партнеров по бизнесу и т.д.).
    1. Данные, характеризующие образ жизни, имущественное состояние проверяемого:
  • сведения о судимости и компрометирующих материалах, о его связях, привычках, распорядке дня и т.п.;
  • сведения из психоневрологического и наркологического диспансеров (состоит ли проверяемое лицо на учете, если состоит, то с каким диагнозом);
  • сведения о месте нахождения движимого и недвижимого имущества, счетах в банках с данными о движении и остатке денежных средств по этим счетам, о наличии кредитной карточки, акций и других ценных бумаг, депозитных вкладов.
  • В.Д. Ларичев в круг преступлений, связанных с кредитованием включает: 1) получение кредита индивидуальным предпринимателем или руководи- телем организации путем предоставления банку заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии, если это деяние причи-

113 нило крупный ущерб;

2) получение индивидуальным предпринимателем или руководителем ор ганизации льготных условий кредитования путем предоставления банку заве домо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоя нии, если это деяние причинило крупный ущерб;

3) незаконное получение государственного целевого кредита, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству; 4) 5) использование государственного целевого кредита не по прямому на- значению, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству1. 6) Однако, дадим более конкретный перечень обстоятельств, подлежащих установлению по этой категории преступлений, которые, на наш взгляд, нужно подразделять на общие и на специфические2.

В круг общих обстоятельств, подлежащих установлению и доказыванию, следует включить: 1) время и место (в том числе статус кредитного учреждения); 2) статус заемщика и обстоятельства создания организации, незаконно получившей кредит; состав ее руководства и распределение обязанности между ними; круг лиц, ответственных за получение кредита; ведение бухгалтерского учета и составление отчетности; 3) вид финансово- хозяйственной деятельности, осуществляемой заемщиком; 4) условия заключения кредитного договора, их выполнение кредитором и заемщиком; 5) конкретный способ незаконного получения кредита; 6) недостоверность сведений о хозяйственном положении или финансовом состоянии заемщика; 7) причинение крупного ущерба; 8) наличие причинной связи между причиненным ущербом и действиями виновных лиц; 9) субьект преступления, и мотивы их поведения; 10) обстоятельства, характери-

Ларичев В.Д. Объективная сторона незаконного получения кредита // Законность. -1997.- № 7-С. Ю.

2 См. об этом подробнее: Кривенко Т., Куранова Э. Расследование посягательств на целевые бюджетные кредиты // Законность. -1996. - № 8. - С. 12.; Ложкина Е.И. Правовые основы и тактика расследования незаконного получения кредита: Автореф. дис… канд. юрид. наук. -М, 1999. -С. 21 и др.

114

зующие личность обвиняемого; 11) круг соучастников; 12) обстоятельства и цели расходования кредита.

К специфическим обстоятельствам-вопросам, которые нужно устанавли- вать-разрешать, мы полагаем, следует отнести:

1) какими нормативными актами предусмотрено выделение бюджетного льготного кредита и на какие цели?

2) кому, какой государственной организации (акционерному обществу), каким конкретным лицам (в первую очередь, должностным) было поручено осуществлять распределение льготных целевых кредитов; их права и обязанности по распределению кредитных средств, контролю за их целевым использованием и своевременным возвращением? 3) 4) как фактически осуществлялось распределение кредитов, какие допус- кались нарушения? 5) 6) кому, на какие цели и на каких условиях выделялись средства из бюд- жетных ассигнований, изучалась ли при выделении кредитов возможность претендента выполнить конкретные работы, обусловленные кредитным договором, изучалось ли хозяйственное и финансовое положение претендента на кредит? 7) 8) если получателем кредита является коммерческая фирма, то обстоя- тельства, время и цели ее создания (устав, регистрация, уставной капитал, наличие лицензии, расчетный счет, постановка на учет в налоговом органе); не была ли фирма - получатель кредита зарегистрирована по подложным документам, на подставное лицо, не принадлежит ли она кому-либо из должностных лиц, причастных к распределению кредитов, их родственникам? 9) 10) соответствует ли фактический статус получателя кредита тому, на кого распространяется льготное кредитование (является ли получатель кредита фермером, беженцем, вынужденным переселенцем и т. п.), не являлись ли подложными документы о праве на получение льготного кредита? 11) 12) какое финансовое состояние заемщика на момент получения бюджет- ного кредита, достоверны ли предоставленные документы об этом? 13) 14) имело ли место расходование средств бюджетного кредита на цели, не- 15)

115

посредственно не связанные с целями кредитования?

9) присваивали ли должностные лица, распределявшие кредиты, кредит ные ресурсы; растрачивали их; направляли ли кредитные средства в коммерче- ские структуры?

10) каковы последствия допущенных нарушений, размер ущерба и кому причинен.

Таким образом, предмет доказывания формируется, исходя из требований уголовно-процессуального закона, с учетом уголовно-правовой характеристики, а также с учетом особенностей вида преступления.

Мы видим, что специфика преступной деятельности в финансово- кредитной сфере проявляется и в том, что предмет доказывания по делам об этих преступлениях гораздо шире, чем по делам общеуголовной направленности, поэтому считаем, что, кроме определенных статьей 68 УПК РСФСР обстоятельств, подлежащих обязательному установлению и доказыванию, еще необходимо устанавливать дополнительный круг таких же обязательных обстоятельств:

  • последствий совершенного преступления;
  • использования угроз и подкупа должностных лиц, представителей вла- сти;
  • способов легализации денежных средств (в нашем случае, незаконно полученных в виде кредитов).
  • Вместе с тем необходимо все же отметить, чтобы следственные органы учитывали индивидуальность каждого конкретного дела и принимали во внимание, что предмет доказывания по разным делам будет отличаться их своеобразием. А все обстоятельства, которые составят предмет доказывания, будут объединены тем, что все они имеют правовое значение для дела: влияют на квалификацию преступления, имеют значение для разрешения гражданского иска либо могут учитываться при избрании меры пресечения и назначении меры наказания.

116 Особенности применения мер уголовно-процессуального принуждения

Государственное принуждение в уголовном процессе неизбежно, но ее применение не может быть безоглядным и беспредельным. Нужно всегда помнить, что принуждение означает существенное ограничение того или иного права личности, в том числе установленного и гарантированного Конституцией. Поэтому речь может идти лишь о правомерном сужении действительной свободы граждан. Причем эти ограничения допустимы лишь по тем основаниям и в тех пределах, которые установлены самой Конституцией, уголовно-процессуальным законодательством и другими законами.

Наши исследования показывают, что в процессе осуществления досудеб- ного производства по уголовным делам о преступлениях в финансово- кредитной сфере принуждение не является самоцелью. Оно используется исключительно для устранения препятствий, возникающих при осуществлении раскрытия, расследования и доказывания по рассматриваемым нами преступлениям, ну и, конечно, в целом для выполнения стоящих перед всем уголовным судопроизводством задач. Например, быстрого и полного раскрытия преступления (ст. 2 УПК) не может быть до тех пор, пока преступник не окажется в непосредственном распоряжении органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры или суда. Поэтому следователь вправе применить в отношении обвиняемого (подозреваемого) меру пресечения (ст. 89 УПК), произвести задержание в порядке статьи 122 УПК и осуществить другие принудительные меры. То есть, задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, привод обвиняемого (ст. 147 УПК), заключение под стражу (ст. 96 УПК), отстранение обвиняемого от должности (ст. 154 УПК) и другие меры можно рассматривать в качестве процессуальных условий, позволяющих выполнить вышеуказанные задачи.

Нужно отметить, что такой эффект достигается из-за того, что уголовно- процессуальное принуждение в силу своего особого назначения оказывает об-

117

щее предупредительное и специально-превентивное воздействие. Возможность использования государством специальных средств, в том числе в значительной степени стесняющих личные права и свободы граждан, является определенным, сдерживающим регулятором их поведения, то есть, когда совершено преступление, то вступает в действие специальная превенция. Ее суть состоит в применении конкретных процессуальных принудительных средств, в соответствии с целевыми установками. Например, задержание в порядке ст. 122 УПК, применение меры пресечения, отстранения обвиняемого от занимаемой должности и т.п. Благодаря использованию этих средств, уголовное судопроизводство по конкретному делу осуществляется в установленные законом сроки и в тех пределах, которые отвечают интересам правосудия.

Наконец, меры уголовно-процессуального принуждения используются в качестве средства предупреждения определенных действий (применение меры пресечения к обвиняемому при возможности его уклонения от следствия и суда) и создания необходимых условий для отыскания и получения доказательств (обыск, выемка, освидетельствование и др.).

Бесспорно, меры уголовно-процессуального принуждения существенно отличаются от мер уголовного наказания. Прежде всего, наказание применяется судом и только к лицу, признанному виновным. Меры же уголовно-процессуального принуждения могут применяться не только судом, но и дознавателем, следователем, прокурором.

Их применение, в отличие от уголовного наказания, не предопределяются результатами разрешения дела, признанием лица виновным, а обусловлено необходимостью обеспечения нормального развития уголовно-процессуальной деятельности.

Процессуальное принуждение - не единственное в уголовном судопроиз- водстве, а одно из многих средств в достижении по делу истины. Поэтому нужно иметь в виду, что оно используется в единстве с другими процессуальными мерами и, как справедливо отмечает В.А. Михайлов, выступает в качестве важного, а иногда и системообразующего звена в обеспечении истины, предупреж-

118

дения и пресечения преступной деятельности обвиняемых (подозреваемых), проведения расследования, судебного разбирательства и участия в них обвиняемого, возмещения материального ущерба и возможной конфискации имущества, а также исполнения приговора1.

Мы присоединяемся к классификационному делению Э.И. Воронина:

1) меры принуждения, применяемые к обвиняемым и подозреваемым (меры пресечения и иные меры принуждения); 2) 3) меры принуждения, применяемые к иным субъектам уголовного про- цесса - физические лицам (свидетелю, потерпевшему, специалисту, переводчику и др.); 4) 5) меры принуждения, применяемые в отношении государственных орга- нов и должностных лиц, ведущих процесс: следователя, прокурора, судьи, органа дознания, суда2. 6) До середины 90-х годов в практике следственных органов применялись преимущественно две меры пресечения: подписка о невыезде и заключение под стражу. Применение же других мер носило исключительный характер. Эта картина подтверждена результатами исследований, проводимых различными учеными. Например, по данным В.М. Корнукова и Б.Б. Булатова3, которые получены в результате изучения огромного массива уголовных дел в разных регионах страны, подписка о невыезде и заключение под стражу в среднем применялись в 98,4 % случаев, и только в 1,6 % - иные меры пресечения. В настоящее время с развитием рыночных отношений стала закономерной и такая мера пресечения, как залог4.

Михайлов В. А. Меры пресечения в советском уголовном судопроизводстве. - М., 1991.-С. 10.

Воронин Э.И. Меры уголовно-процессуального принуждения. Учеб. пособии: Курс лекций по общей части уголовного процесса. - Барнаул, 2000. - С. 115.

См. подробнее: Корнуков В.М. Указ. соч. - С. 16 - 18; Булатов Б.Б. Эффективность мер пресечения, не связанных с содержанием под стражей. Учебное пособие. - Омск, 1984. -С. 43 и др.

См. об этом: Величко А.В. Правовое регулирование применения залога как меры пре- сечения в уголовном процессе. Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М., 2001. - С. 25 - 27.

119

Как показывают результаты наших исследований по рассматриваемой ка- тегории преступлений такая мера пресечения, как заключение под стражу эффективна только в самом начале расследования уголовного дела, когда фактически собирается за короткий промежуток времени весь доказательственный материал, а затем в ней необходимость отпадает, но, к сожалению, ее уже никто не отменяет, что сказывается на сотрудничестве обвиняемого с органами расследования негативно, так как обвиняемый попадает под влияние преступной среды, замыкается1. По сути ему уже больше нечего терять, эйфория, боязнь быть заключенным под стражу проходит и начинается воспрепятствование расследованию в виде лжи, торгов и т.п. Поэтому, мы считаем, что такую обеспечительную функцию и такой же эффект для установления значимых для расследования обстоятельств может дать и задержание подозреваемого в начале производства такого дела, а вот при дальнейшем судопроизводстве, на наш взгляд, наиболее эффективно применять меру пресечения в виде залога.

Еще до недавнего времени залог считался мерой пресечения, присущей только уголовному судопроизводству капиталистических стран и признавался некоторыми учеными неприемлемым для нашего законодательства2, однако с тех пор наше государство стало другим и поэтому, как правильно в свое время говорил А.Д. Буряков, что раз у людей появились деньги и главной ценностью сегодня в обществе, без лукавства скажем, признаны они же, то пусть угроза их лишиться и будет обеспечивать выполнение возложенных законом целей при применении этой меры пресечения3.

Нельзя снимать со счетов и тот факт, что такое лицо, как правило, причинило государству довольно таки значительный вред в виде внушительного материального ущерба, а органы расследуемые в отношении его дело, применяя к нему такую меру пресечения, как заключение под стражу, вновь «сажают» его «на шею» государства. Которое обязано его поить, кормить, обеспечивать жилищными и другими социальными условиями, создавая тем самым «тунеядца» и при этом, вновь, неся от него фактически ничем не оправданные расходы.

См., например: Лубенский А.И. Предварительное расследование по законодательству капиталистических государств. - М., 1977. - С. 153 - 159.

Буряков А.Д. Залог как мера пресечения в советском уголовном процессе. - В кн.: Вопросы борьбы с преступностью по советскому законодательству. - Иркутск, 1979. - С. 285.

120

Нам кажется, что более широкое применение данной меры пресечения, самой строгой меры пресечения, не связанной с содержанием под стражей, должно привести к возможности повышения результативности в достижении поставленных перед ней цели по делам о преступлениях в финансово-кредитной сфере.

Однако, как показывают результаты наших исследований по материалам судебно-следственной практики уголовных дел, связанных с преступлениями в финансово-кредитной сфере, применения только одного залога недостаточно. Обусловлено это спецификой высокого статуса лиц, совершающих данные преступления, то есть их занимаемым положением и влиянием в обществе, связями и т.п.

Данную действительность наглядно констатируют следующие так назы- ваемые «резонансные» материалы уголовных дел о совершенных преступлениях в финансово-кредитной сфере1:

ГУБЭП совместно с УБЭП ГУВД г. Москвы изобличен в злоупотреблении должностными полномочиями Демин В.П., который в 1996 г., занимая должность заместителя Министра культуры РФ, используя служебные полномочия, незаконно выделил 400 млн. неденоминированных рублей Российской Академии театрального искусства, из которых 322 млн. рублей были израсходованы на приобретение квартиры в личную собственность его сыну.

По материалам ГУБЭП МВД России и УБЭП ГУВД Красноярского края прокуратурой города возбуждено и расследуется уголовное дело в отношении бывшего заместителя председателя комитета Государственной Думы Российской Федерации Гитина В.В., получившего взятку в размере более 300 тыс. долларов США за лоббирование решения о предоставлении бюджетных средств КБ «Радуга».

В Калининградской области по информации ГУБЭП МВД России о неце- левом использовании кредитных средств (10 млн. долларов США) «Дрезден банка АГ», переданных администрацией области в управление Региональному

1 Информация ГУБЭП МВД России.

121

фонду развития (РФРКО), возбуждено и расследуется уголовное дело по ч. 1 ст. 303 УК РФ по факту фальсификации руководителями РФРКО в Калининградском арбитражном суде при принятии решения о банкротстве крупнейшего предприятия города ОАО «Калининградптицепром».

В этой же области 16.07.2000 г. возбуждено и расследуется уголовное дело по ч.2 ст. 176 УК РФ в отношении бывшего управляющего Регионального фонда развития области Коробова Е.М., который использовал не по целевому назначению кредит в сумме 170 тыс. долларов США, выделенный администрацией области для погашения процентов по кредитному соглашению, подписанному между администрацией области и «Дрездрен банком АГ» (Германия).

В Карачаево-Черкесской Республике в результате реализации оперативных материалов сотрудниками следственно-оперативной бригады МВД России и УБЭП МВД КЧР возбуждено и расследуется уголовное дело по ч. 3 ст. 160 УК РФ в отношении и.о. Министра здравоохранения и туризма КЧР Максимен-ко В.И., который совместно с директором фирмы «Мезам», совершил хищение бюджетных средств в сумме 650 тыс. рублей.

СУ УВД Смоленской области возбуждено и расследуется уголовное дело по ч. 3 ст. 159 УК РФ в отношении директора ЗАО «ГЛЭДИС» Юшкова, который похитил бюджетные средства в сумме 317 тыс. долларов США, выделенные областной администрации из территориального Фонда обязательного медицинского страхования на приобретение медикаментов.

ГУБЭП МВД России в ходе реализации оперативных материалов изобли- чен в преступной деятельности Болотнов В.В., который, будучи мэром г. Биробиджана, злоупотребляя служебными полномочиями, перечислял бюджетные средства, предназначенные на закупки угля, на расчетные счета коммерческих форм, занимающихся лжепосреднической деятельностью. Фирмы, в счет оплаты фиктивных контрактов, переводили деньги на счета латвийского КБ «Айск-рауклесбанк», где конвертировались и переправлялись в банки Америки, Европы и Израиля и лишь незначительные суммы направлялись на закупку угля в ОАО «Дальвосуголь». В г. Лейкосвего (штат Орегон, США) Болотнов приобрел

122

жилой дом, который оформил на свою дочь.

16 июня 2000 года областным судом Еврейской автономной области Бо- лотное В.В. приговорен к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

Сотрудниками ГУБЭП МВД России в ходе проведения оперативно- розыскных мероприятий установлены факты злоупотреблений и хищений бюджетных денежных средств в сумме 10 млн. рублей и 3,5 млн. долларов США заместителем главы администрации г. Норильска Акатовым B.C. По указанным фактам СО УВД г. Норильска возбуждено уголовное дело по ст. 159 ч. 3 п. «б» УК РФ.

Залог, по-видимому, сможет обеспечить добросовестную явку обвиняе- мого по вызову в орган расследования, так как невыполнение обвиняемым налагаемых ею таких обязанностей влечет не только, как правило, его заключение под стражу, но и обращение залоговой суммы или ценностей в доход государства. Однако следует признать, что залог не сможет полностью ограничить возможность обвиняемому в совершении таких действий, как воспрепятствование установлению истины по уголовному делу, путем использования своего должностного положения. Необходимо по делам рассматриваемой категории обязательно применять еще параллельно и такую меру уголовно-процессуального принуждения, как отстранение обвиняемого от должности. Сочетание этих мер позволит эффективно нейтрализовать (обезоружить) обвиняемого, как правило, всегда стремящегося к активному воспрепятствованию расследованию с использованием своего положения, и послужит эффективным средством обеспечения процессу доказывания.

§ 2.3. Процессуально-тактические особенности производства и содержание отдельных следственных действий

Любое преступление, как и иное событие материального мира, отражается в окружающей среде: в памяти людей и на материальных предметах, порождая

123

два класса доказательств - материальные (вещественные) и идеальные мысленные образы, которые материализуются в показаниях людей1. При этом крайне необходимо, чтобы правоохранительные органы начинали расследование преступлений по горячим следам, когда еще «свежи» следы преступления, вещественные доказательства и память свидетелей.

При раскрытии, расследовании и доказывании преступлений фактор вре- мени играет существенную роль и влияет на тактику намеченных и производимых следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

В разное время раздел тактики в криминалистике назывался по-разному. Так, в 1925 году профессор И.Н. Якимов называл этот раздел «уголовной так-тикой» («хитрости для оперативных работников») . Позднее (с 50-х по 80-е годы) его стали именовать «следственная тактика» («рекомендации для следователя»3. Примерно с середины 80-х указанный раздел чаще всего стал носить название «криминалистическая тактика» - тактика для субъектов различных форм правоохранительной деятельности, включая и судью в ходе производства судебного следствия4.

Изучив анализируемый раздел науки криминалистики, мы приходим к следующим выводам, что криминалистическая тактика изучает закономерности маневра информационными, организационными и техническими ресурсами всеми участниками раскрытия, расследования и доказывания. Тактика в наиболее общем виде заключается в умении переиграть противодействующую сторону за счет маскировки своих намерений, за счет внезапности проведения следственных действий и оперативных мероприятий и т.п. То есть, чем выше и раз-

1 Коломацкий В.Г. Характеристика некоторых объективных закономерностей, состав ляющих предмет криминалистики // Труды / Академия МВД СССР. Криминалистические ас пекты совершенствования доказывания при расследовании преступлений: - М., 1992. - С. 14.

2 Якимов И.Н. Практическое руководство к расследованию преступлений. - М, 1924. - 136 с; Он же. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике. - М., 1925.

См.: Тактика следственных действий: Учебное пособие. - М, 1959.; Притузова В.А. Методическое пособие по изучению следственной тактики. - М., 1961; Васильев А.Н. Следственная тактика. - М., 1976.

4 См., например: Криминалистика: Учебник. / Под ред. проф. В.А. Образцова - М., 1995.- С. 116.

124

нообразнее тактический арсенал оперуполномоченного подразделения БЭП и следователя, осуществляющих выявление и расследование уголовных дел, связанных с преступлениями в финансово-кредитной сфере, тем выше их активность, а отсюда и соответственно выше результативность конкретного оперативно-розыскного мероприятия или следственного действия.

Мы считаем, что применяемый тактический прием должен быть адекват- ным ситуации (должен строиться в расчете на «интеллектуальное» сопротивление преступников) и по сравнению с другими вариантами возможного решения должен быть наиболее оптимальным с точки зрения ожидаемого результата. В этой связи необходимо помнить, что критерием результативности следственного действия (оперативно-розыскного мероприятия), как правило, является информационная основа (имеющиеся фактические данные)1. Однако полагаем, что данная информация лишь в незначительной степени позволяет ориентироваться, какие формы противодействия расследованию будут использованы в том или ином случае2.

При планировании и проведении следственных действий (оперативно- розыскных мероприятий) в ходе досудебного производства по уголовным делам о преступлениях в финансово-кредитной сфере необходимо проанализировать следующее:

1) имеются ли условия для процессуальной фиксации неправомерных действий должностных, материально-ответственных лиц или индивидуальных предпринимателей, а также руководителей организаций;

См. об этом подробнее: Крепышева С.К. Формирование прогностической методики расследования преступлений, связанных с легализацией (отмыванием) преступных доходов: Дис… канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 2001. - С. 131.

2 Наиболее типичными проявлениями противодействия расследованию являются: уничтожение или подмена документации; обналичивание, перевод денежных средств из одного банка в другой или за границу с целью последующего их присвоения, а также исчезновение подозреваемых, обвиняемых и т. д. Более подробно см.: Журавлев С.Ю., Лубин А.Ф. Противодействие расследованию. Учебное пособие. - Н. Новгород, 1994. - 77 с; Луценко О.А. Расследование хищений в сфере банковской деятельности: Дис… канд. юрид. наук. -Краснодар, 1998. - 219 с; Ткачук ТА. Актуальные вопросы, связанные с нейтрализацией противодействия расследования // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С. 47.

125

2) будут ли производиться оперативные мероприятия или же следственные действия в ситуации, когда об этом должны узнать соучастники (если тако- вые имеются), либо напротив, никто из них не должен быть на этот счет осведомлен; 3) 4) возможен ли худший вариант развития событий (физическое сопротив- ление, бегство, инсценировки, провокации и др.). 5) Следственная практика показывает, что если данные, которыми следова- тель располагает к моменту возбуждения уголовного дела, то развернутый план расследования является планом первоначальных следственных действий.

Из общего числа следственных действий выделяется более узкая группа действий, которые должны решить следующие задачи:

1) ориентирование лица, производящего расследование, в обстоятельствах того события, которое предстоит расследовать; 2) 3) уяснение фактов, подлежащих исследованию по делу; 4) 5) получение исходных данных для развернутого планирования расследо- вания; 6) 7) собирание и фиксация всех возможных доказательств, которые в про- тивном случае с течением времени могут быть утрачены; 8) 9) установление, розыск и задержание преступника по горячим следам ; 10)

6) обеспечение возмещения материального ущерба, причиненного пре- ступлением; 7) 8) выявление причин и условий, способствовавших совершению преступ- ления; 9) 10) пресечение и предупреждение преступлений . 11) Между первоначальными и последующими следственными действиями существует граница, но она признается подвижной в зависимости от особенно-

См.: Криминалистика: Учебник для средних юридических школ. - М., 1959. - С. 333 -334.

Колесниченко А.Н. Общие положения методики расследования отдельных видов преступления. - Харьков, 1965. - С. 39.

126

стей расследуемого дела. Так, по опросам следователей, каждое следственное действие должно проводиться безотлагательно.

В соответствии со ст. 119 УПК РСФСР орган дознания по уголовным де- лам, по которым обязательно производство предварительного следствия, в течение 10 суток вправе провести неотложные следственные действия: осмотр, обыск, выемка, освидетельствование, задержание и допрос подозреваемых, допрос потерпевших и свидетелей. Ст. 29 ч. 3 Основ уголовного судопроизводства… дополняет этот перечень еще двумя неотложными следственными действиями: наложение ареста на имущество, назначение экспертизы (в случае необходимости).

В перечень неотложных следственных действий не вошли: следственный эксперимент, предъявление для опознания, отбор образцов для сравнительного исследования. Проверка показаний на месте может рассматриваться как следственное действие только в случае процессуальной регламентации его производства, в чем нас обнадеживает проект УПК РФ.

Таким образом, неотложные следственные действия отличаются от «обычных» только тем, что они могут быть произведены органами дознания по любой категории уголовных дел. «Обычные» - производятся органами следствия (прокурором) и органами дознания, если дознание проводится в полном объеме, или же когда имеется письменное поручение следователя о производстве таковых (ч. 4 ст. 119, ч. 4 ст. 127 УПК РСФСР). При этом, закон не содержит ограничения круга следственных действий, производство которых может быть поручено органам дознания.

В криминалистическом же смысле «неотложность» может возникнуть как в начале расследования, так и в дальнейшем1. «Неотложность» следует понимать как качество, которое имманентно не присуще конкретным действиям, а является характеристикой действия, определяемого ситуацией, сложившейся в данный момент по конкретному уголовному делу. Поэтому, раскрывая и расследуя преступление, следователь самостоятельно решает вопросы о том, необ-

Колесниченко А.Н. Указ. соч. - С. 36.

127 ходимо ли проводить конкретное следственное действие безотлагательно или, напротив, допустимо в данном случае некоторое промедление.

При осуществлении досудебного производства по уголовным делам, связанным с преступлениями в финансово-кредитной сфере, целесообразно проводить первоначально следующие следственные действия:

1) обыск, выемку и наложение ареста на имущество подозреваемых; 2) 3) следственный осмотр; 4) 5) задержание подозреваемых; 6) 7) допрос свидетелей и подозреваемых. 8) Предъявление для опознания, получение образцов для сравнительного ис- следования, назначение и проведение экспертиз, в зависимости от следственной ситуации, могут проводиться как на первоначальном этапе досудебного произ- водства, так и на последующем3.

На наш взгляд, нельзя также забывать и о применении, как на начальном этапе досудебного производства, так и последующем системы проверочных, организационных и оперативно-розыскных мер. Так, результаты изучения следственной практики по материалам уголовных дел, связанных с преступлениями в финансово-кредитной сфере показывают, что к числу проверочных мер, имеющих место в ходе расследования данной категории преступлений, как правило, относятся: истребование документов; получение объяснений и требование о проведении документальных ревизий и инвентаризаций (ст. 109 УПК), а также собирание доказательств способами, которые указаны в статье 70 УПК. К числу организационных мер относятся такие как: подбор различных участников следственных действий (понятых - ст. 135 УПК, переводчика - ст. 134

Далее мы остановимся на характеристике только наиболее специфичных следственных действиях для рассматриваемой в диссертации категории преступлений и не будем подробно характеризовать все названные следственные действия, так как достаточно литературы, где они всесторонне освещены (См., например: Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности. Учебное пособие / Под ред. проф. Б.П. Смагоринского. - М., 1994. - 243 с; Лубин А.Ф., Сатуев Р.С., Крепыгиева С.К. Указ. соч. и др.).

128

УПК, специалиста - ст. 133 УПК); хранение вещественных доказательств и изъятых ценностей (ст. 84 УПК) и другие.

Мы полагаем, что использование всей совокупности следственных дейст- вий, организационных и оперативно-розыскных мер является предпосылкой тактически грамотно произвести конкретное процессуальное действие, а также построить все расследование по делу в целом.

Что же касается классификации следственных действий, то одна группа ученых, в основном криминалисты, выделяют такие, которые направлены на установление фактических данных криминалистическими методами: осмотр (всех видов); задержание; допрос; освидетельствование; обыск; выемка; очная ставка; предъявление для опознания; следственный эксперимент; проверка показаний на месте; назначение и производство экспертизы; получение образцов для сравнительного исследования1.

Другая группа ученых расширяет указанный перечень, включая в него та- кие действия, как: возбуждение уголовного дела, привлечение в качестве обвиняемого, избрание меры пресечения, наложение ареста на имущество, выемка почтово-телеграфной корреспонденции, ознакомление обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы, приостановление следствия, окончание следствия и некоторые другие2.

Особая точка зрения высказана И.Ф. Герасимовым, который довел пере- чень следственных действий до сорока двух, включив в него и так называемые вспомогательные следственные действия, к числу которых он относит: дачу отдельных поручений; вынесение постановления о приводе свидетеля или обвиняемого; вынесение постановления об отстранении от должности и некоторые другие. По его мнению, имеется также группа процессуальных действий, которая обеспечивает права физических и юридических лиц, понесших какой-либо

См., например: Возгрин И.А. Общие положения методики расследования отдельных видов преступлений. - Л., 1976. - 43 с.

См., например: Авторы научных публикаций журнала «Методика расследования хищений социалистического имущества». - М., 1979. - Вып. 3. - ПО с; Ведерников Н.Т. Личность преступника как элемент криминалистической характеристики преступления // Криминалистическая характеристика преступления. - М., 1984. - С. 76 - 79.

129 ущерб от преступления, а также: признание потерпевшего гражданским истцом; привлечение соответствующего лица в качестве ответчика; ознакомление названых лиц с материалами дела и другие1.

На наш взгляд, следственные действия должны характеризоваться сле- дующими обязательными признаками:

1) они должны быть предусмотрены уголовно-процессуальным законода- тельством; 2) 3) их производство может быть произведено только следователем, лицом, производящим дознание или прокурором (либо органом дознания на основании отдельного поручения) в пределах их компетенции; 4) 5) их производство может быть осуществлено только по возбужденному уголовному делу (по действующему УПК до возбуждения уголовного дела может быть произведен лишь осмотр места происшествия), то есть в ходе предварительного расследования конкретного уголовного дела; 6) 7) они должны быть направлены на выполнение задач уголовного процес- са; 8) 9) назначение, ход и результаты их производства должны найти процес- суальное отражение в постановлениях, протоколах, поручениях, указаниях, представлениях и требованиях, составляемых указанными в законе конкретными субъектами уголовного судопроизводства. 10) При этом, следователь (орган дознания, дознаватель) вправе производить следственные действия только при наличии одного из пяти условий:

1) если уголовное дело находится в его производстве; 2) 3) если он включен в состав следственной группы, о чем имеется указание в постановлении о возбуждении уголовного дела или в отдельном постановлении; 4) 5) если он выполняет отдельное поручение (отдельное требование) другого следователя; 6) Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. - Свердловск, 1975. - 184 с.

130

4) если следователю поручено решить вопрос о возбуждении уголовного дела, в связи с чем он проводит осмотр места происшествия; 5) 6) если имеется письменное распоряжение прокурора или начальника следственного отдела о выполнении отдельного следственного действия по делу, не находящемуся в его производстве. 7) Кроме того, нужно всегда помнить, что существуют общие тактические положения, имеющие значение для каждого или почти каждого следственного действия:

1) ориентировка в объекте исследования, в обстановке, предшествующей и сопутствующей следственному действию; 2) 3) подготовка и принятие решения о производстве следственного действия; 4) 5) планирование проведения следственного действия; 6) 7) внезапность производства следственных действий; 8) 9) учет информационных, психологических, технических и организаци- онных факторов; 10) 11) обеспечение сохранности доказательств; 12) 13) обеспечение подлинности исследуемого объекта. 14) При этом, как правильно считает профессор А.Ф. Лубин, в ходе производ- ства следственного действия необходимо соблюдать «ЧЕТЫРЕ НЕ»:

1) не унижать честь и достоинство участников;

2) не создавать угрозы жизни, здоровью, имуществу и общественной безопасности;

3) не разглашать данных предварительного расследования; 4) 5) не разрушать (без особой нужды) преград в помещениях1. Понимание структуры, содержания каждого конкретного следственного 6) действия и их системы позволяет более полно и детально разработать «тактиче-

См. подробнее: Лубин А. Ф. Следственные действия: закон и тактика. - Н. Новгород, 2001.-С. 39.

131 ский потенциал» каждого следственного действия и, что не менее важно, содействовать взаимосвязи этих действий1.

Выемка - процессуальное действие, содержанием которого является изъя- тие у граждан и организаций предметов и документов, вероятно, имеющих доказательственное значение для расследования, а также ценностей и имущества в обеспечение гражданского иска и (или) возможной конфискации.

Целью выемки является изъятие только интересующих следствие объектов, индивидуальные признаки которых заранее следователю известны.

Основаниями для производства выемки служат установленные по мате- риалам дела фактические данные, из которых усматривается, где и у кого конкретно находятся определенные интересующие следствие предметы и документы.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство различает сле- дующие виды выемки: 1) выемка предметов и документов (ч. 1 ст. 167 УПК); 2) выемка документов, в которых содержатся сведения, являющиеся государственной тайной (ч. 2 ст. 167 УПК); 3) выемка в помещениях дипломатических представительств (ст. 173 УПК); 4) выемка почтово- телеграфной корреспонденции (ст. 174 УПК).

Как показывают результаты изучения следственной практики, специфика данного следственного действия, заключается в необходимости его тщательной подготовки. Мы полагаем, что для этих целей: во-первых, необходимо обеспечить участие специалиста банковского дела. Например по делам о незаконном получении кредита - специалиста по кредитованию, который помог бы следователю определить, какие именно документы и за какие периоды времени целесообразно изъять; во-вторых, необходимо, еще до непосредственной выемки документов, решить ряд вопросов - о месте предварительного исследования таких документов, о характере мер, направленных на обеспечение сохранности их, о месте их хранения, а также о таких специальных мерах, которые должны быть направлены на обеспечение неприкосновенности документов, путем опе-

1 ЛедневА.И. Указ. соч. -С. 139.

132 чатывания с последующим изъятием их для осмотра, а также, по мере необходимости, для экспертного исследования1.

Проведение выемок, особенно в начале досудебного производства по этой категории преступлений лишает преступников возможности скрыть от расследования материальные объекты, имеющие доказательственное значение по делу. Поэтому, считаем, что сразу после возбуждения дела о совершении такого преступления, следователю (органу дознания) необходимо вынести соответствующее постановление и выемку производить безотлагательно.

При производстве выемки обязательно присутствие понятых и того, у кого она проводится. При выемке в помещениях, занятых кредитно- финансовыми учреждениями, обязательно присутствие их представителей.

Приступая к осуществлению данного следственного действия, следователь (орган дознания) должен знать помещение, где хранятся интересующие следствие документы и у кого они находятся. После объявления о производстве выемки лицу, у которого она производится, предлагается добровольно выдать подлежащие изъятию документы. Если лицо, у кого хранятся требуемые документы, отказывается это сделать добровольно, то выемка производится принудительно. Следователь при производстве выемки должен быть готов в случае необходимости (например, спрятан искомый документ) к тому, чтобы произвести обыск, задачей которого также является отыскание и изъятие необходимых документов.

Обыск - это процессуальное действие, состоящее в принудительном об- следовании помещений и иных мест, граждан или их одежды в целях обнаружения и изъятия орудий преступления, предметов и ценностей, добытых преступным путем, других предметов либо документов, которые могут иметь значение для дела. Задачи отыскания необходимых документов распространяются и на обыск.

Обыск служит одним из способов получения доказательственной инфор- мации в уголовном судопроизводстве. Посредством его собираются новые и

1 ЛедневА.И. Указ. соч. -С. 138.

133

проверяются уже имеющиеся доказательства. Он также как и выемка является неотложным следственным действием и направлен на установление и закрепление следов преступления, чтобы исключить их утрату либо умышленное уничтожение преступниками.

Уголовно-процессуальное законодательство различает следующие виды обыска (ч. 1 ст. 167 УПК): 1) обыск помещений; 2) обыск на местности; 3) личный обыск.

Изучение следственной практики по материалам уголовных дел о престу- плениях в финансово-кредитной сфере и опрос лиц, осуществляющих раскрытие, расследование и доказывание данных преступлений приводит нас к выводу, что в основном такое следственное действие производится в виде обыска помещений.

По действующему уголовно-процессуальному законодательству обыск в помещениях производится по мотивированному постановлению следователя и только с санкции прокурора либо его заместителя. В случаях, не терпящих отлагательства, обыск может быть произведен без санкции прокурора, но с последующим сообщением ему в суточный срок о произведенном обыске (ч. 3 ст. 168 УПК).

По рассматриваемой нами категории преступлений, обыск в служебных помещениях (банковских учреждений, гос. администраций, офисов коммерческих структур и т.п.), а в случае необходимости и в местах жительства, причастных к преступлениям лиц3 должен проводиться внезапно, с привлечением к участию в его производстве специалистов и использованием криминалистической техники.

Основной особенностью расследования данной преступной деятельности, связанной с обыском, является то, что необходимо производство серии обысков в указанных помещениях с целью обнаружения следующего круга документов:

1) поддельные финансовые документы (незаполненные бланки различных фирм, бланки заполненных и незаполненных векселей, бланки договоров и

т.д.);

134

2) черновые записи, заметки, прямо не содержащие определенные бан- ковские расчеты, цифровые данные; 3) 4) различные приказы, распоряжения, нормативные акты, которые изы- маются в оригинале или копиях, так как часто возникают вопросы, связанные с установлением авторства тех или иных актов, а также их исполнителей. 5) Это важно не только при расследовании эпизодов, например, связанных с самим актом кредитования, но и расследования взяточничества и других сопутствующих преступлений.

По нашему мнению, обыск следует производить днем, а не ночью, не провоцируя тем самым лиц, у которых производится обыск на непредсказуемые поступки, но в тоже время и без промедления, так как это может отрицательно сказаться на всем расследовании.

Являясь одними из основных способов собирания доказательств по рас- сматриваемой категории преступлений, выемка и обыск, по нашему мнению также должны быть признаны и основными средствами обеспечения возмещения причиняемого этой преступной деятельностью огромного ущерба. Поэтому, их производство должно быть также нацелено на выявление денежных депозитных вкладов, ценных бумаг, наличных денег, ценностей и другого имущества, принадлежащего преступному лицу. После чего, конечно же, должно следовать производство такого следственного действия как наложение ареста на имущество (подозреваемых, обвиняемых).

Осмотр, как верно считает В.П. Колмаков, следует понимать как «про- цессуальное действие, при выполнении которого следователь с участием указанных в законе лиц обнаруживает, непосредственно воспринимает, исследует, оценивает и фиксирует состояние, свойства и признаки объектов, связанных с расследуемым событием, с целью выявления фактических данных (доказательств) и выяснения обстоятельств, имеющих значение для установления истины по делу»1.

1 Колмаков В.П. Следственный осмотр. - М, 1969. - С. 18.

135

Действующее уголовно-процессуальное законодательство в зависимости от объекта осмотра называет семь его видов: 1) осмотр места происшествия; 2) осмотр местности; 3) осмотр помещений; 4) осмотр предметов; 5) осмотр документов (ст. 178 УПК); 6) наружный осмотр трупа (ст. 180 УПК); 7) осмотр поч-тово-телеграфной корреспонденции (ст. 174 УПК).

В необходимых случаях при раскрытии, расследовании и доказывании преступлений в финансово-кредитной сфере осуществляется производство осмотра места происшествия и помещений (особенно служебных), где производились, например, банковские операции. Следует заметить, что в уголовно-процессуальном и криминалистическом понимании такие помещения могут являться местом происшествия. Как правило, указанные процессуальные действия в них проводятся в целях установления особенностей расположения определенного помещения (размещения в нем банковского оборудования, компьютерной техники, производственных и торговых площадей, связанных с реализацией банковского кредита), а также в целях возможности обнаружения книг, черновых записей (на которых могут быть написаны имена, адреса и телефоны возможных соучастников преступлений и т.п.), печатей, штампов, документов и иных атрибутов, используемых в деятельности финансово-кредитных учрежде- ний.

Также, в случае необходимости, может производиться осмотр различных предметов, использованных при производстве банковских, финансово- хозяйственных операций, являвшихся объектами производства, купли- продажи, осуществленной на средства банковского или государственного кредита: осмотр транспортных средств, в которых перевозились банковские документы или денежные средства и т.д.

Однако из всех анализируемых видов следственного осмотра, осмотр до- кументов занимает самое важное место. Особая, главенствующая роль документов, исследуемых по делам об экономических преступлениях в качестве потенциальных источников доказательств изучаемого события, неоднократно от-

136 мечалась в литературе1. Значимость осмотра документов, главным образом, выражается в том, что такой вид осмотра производится по всем без исключения уголовным делам, связанным с этими преступлениями. Специфичность его заключается в том, что осмотру подвергается круг документов (особого вида, назначения, состояния), содержащих в себе такой объем информации, который позволяет установить взаимосвязь с иными документами в системе документооборота рассматриваемой нами финансово-кредитной сферы. Восстановление всей цепочки связей, на наш взгляд, позволяет установить, в каком ее месте было нарушение.

При расследовании преступлений, посягающих на денежные ресурсы фи- нансово-кредитной сферы, к документам, которые отражают, в основном, финансовые операции, необходимо отнести следующие:

1) документы бухгалтерского учета можно подразделить на три группы: учетные документы (первичные и сводные), документы бухгалтерского оформления; регистры различного рода (карточки, журналы, книги, ордера, оборотные ведомости, табуляграммы); документы бухгалтерской отчетности (первые две группы - это средства осуществления текущего бухгалтерского учета, а третья группа составляется на основе обобщенных данных текущего учета) ; 2) 3) неофициальные документы (черновые записи, расчеты); 4) 5) аналитические документы (справки, отчеты); 6) 7) другие разного рода документы, связанные, например, с деятельностью заемщика кредита (технологические, плановые, товароведческие). 8) См.: Зуев А.А. Следственный осмотр при расследовании хищений, совершаемых путем присвоения, растраты или злоупотребления служебным положением: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Харьков, 1986. - 20 с; Зуев А. А., Черновецкий Л.М. Вопросы совершен- ствования следственного осмотра документов по делам о хищениях // Криминалистика и судебная экспертиза. - К., 1984. - Вып. 29. - С. 56 - 58; Казарина А.Х. Выявление скрытых хищений путем ревизий и проверок, организуемых в процессе осуществления общего надзора прокуратуры // Выявление скрытых хищений. - Горький, 1981. - С. 122 - 132; Танасевич В.Г., Образцов В.А. Методика расследования и криминалистическая классификация преступлений // Криминалистические характеристики в методике расследования преступлений. -Свердловск, 1978. -С. 20-21.

См. об этом подробнее: Ромашов A.M. Понятие и виды документов бухгалтерского учета.- М., 1989. -64 с.

137

Чаще всего к понятию «документы» относят письменные акты бухгалтер- ского содержания. Однако, нередко возникает необходимость в исследовании значительно более широкого круга носителей информации различных видов. Поэтому, на наш взгляд, особое значение приобретает определение уголовно-процессуального и криминалистического понятия документа как объекта исследования.

Статья 69 УПК определяет, что фактические данные по уголовному делу устанавливаются с помощью различных источников доказательств, в том числе документов. Статья 70 УПК, посвященная собиранию и представлению, доказательств, содержит правило, согласно которому лицо, производящее дознание, следователь, прокурор и суд по находящимся в их производстве делам вправе требовать от предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан предоставления предметов и документов, которые могут устанавливать необходимые по делу фактические данные.

Сущность документа как источника доказательств раскрыта в действую- щем уголовно-процессуальном законодательстве и заключается в том, что «документы являются доказательствами, если обстоятельства и факты, удостоверенные или изложенные предприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами, имеют значение для уголовного дела» (ст. 88 УПК).

Оценка документа как источника доказательств, заключается в том, что уполномоченное законом лицо (следователь, орган дознания, прокурор) решает вопрос о подлинности документа и определяет его юридическую силу, значение и убедительность сведений, содержащихся в этом документе с точки зрения относимости их к исследуемому событию.

Сегодня уголовно-процессуальный закон прямо не устанавливает порядок приобщения таких документов к делу. Практика же выработала свой режим и поэтому нужный документ приобщается к делу без вынесения особого для этого действия постановления. Исключением из этого правила являются документы, которые признаны по делу вещественными доказательствами. В этом слу-

138 чае, процессуальный статус документов, подпадающих под признаки вещественных доказательств, установленных статьей 83 УПК, определяется статьей 88 УПК, в которой, сказано, что в тех случаях, когда документы содержат признаки, указанные в вышеназванной статье, они должны быть признаны по уголовному делу вещественными доказательствами.

Таким образом, документы, являющиеся объектом осмотра, могут быть двух видов:

1) документы-вещественные доказательства, то есть те, у которых иссле- дуется форма1; 2) 3) документы, являющиеся источником доказывания по своему содержа- нию, т. е. письменные документы (такая форма является основной формой допускаемых при доказывании в уголовном процессе «иных документов»)2. 4) Однако сегодня в финансово-кредитной сфере формой документооборота зачастую является развитая автоматизированная система, где способами фиксации документальной информации являются магнитные носители - кассеты, дискеты, а также программные продукты.

Документ может быть первоначальным и производным доказательством, а действия лица, производящего следственный осмотр таких документов, в основном должны быть направлены на:

1) определение общей характеристики документа: какой документ осмат- ривается (вексель, банковская выписка, платежное поручение и пр.), кем и кому выдан или адресован, содержание документа, какие на нем имеются реквизиты (дата, номер и т.д.), каков его внешний вид (чистый, помятый, потертый); 2) 3) установление признаков и особенностей документов, могущих свиде- тельствовать о фактах и обстоятельствах, которые имеют важное значение для расследования преступления: нахождение документа в определенном месте или 4) Коробейников Б.В. Вопросы криминалистического исследования содержания документов. - В сборнике: Вопросы борьбы с преступностью. - М, 1984. - Вып. 40. - С. 53 - 54. См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М, 1973. - С. 685.

139

у конкретного лица; его содержание, указывающее на обстоятельства преступления, принадлежность документа и т. п.;

3) исполнение документа определенным лицом, на конкретной пишущей машинке (принтере); наличие в документе изменений, возникших в результате подчисток, травления, дописок и т. д.; наличие признаков и особенностей, указывающих на способ изготовления или использования документа и другие признаки и особенности; 4) 5) описание документов, могущих быть вещественными доказательствами, таким образом, чтобы выделить индивидуальность. 6) Локализация документов обусловлена учетом движения денег централи- зованного кредита в бухгалтерии организации, распределяющей кредиты:

а) платежные поручения о поступлении денег;

б) банковская выписка о зачислении этих денег на бюджетный счет в под разделении ЦБ РФ;

в) книга регистрации кредитных договоров и книга регистрации конкрет ных перечислений кредитных средств по платежным поручениям с указанием их номеров, адресатов, сумм, целей, на которые перечисляются деньги;

г) документы (банковские выписки и копии платежных поручений) и за писи в журналах учета о возврате выданных кредитов;

д) соглашения о пролонгации кредитных договоров, документы, отра жающие плату за пользование кредитом, а так же документы о штрафных санк циях.

Из результатов опроса видно, что лица, производящие следственный ос- мотр документов при расследовании преступлений в финансово-кредитной сфере испытывают большие трудности, связанные: с недостаточным знанием документооборота при осуществлении банковских и хозяйственных операций, с недостаточным знанием признаков, указывающих на внесение в документы исправлений и т. п. При расследовании такой преступной деятельности, важное значение имеет участие специалиста (бухгалтера, специалиста по компьютерной технике и т. д.).

140

В качестве примера своевременного и умелого производства следственно- го осмотра, в процессе которого наиболее ярко проявилась тактическая грамотность лиц, производящих такое действие и эффективность участия в нем специалиста, можно привести материалы уголовного дела № 10100, возбужденного по ч. 2 ст. 176 УК РФ.

По данному делу была проведена комбинация с целью предупреждения уничтожения документов, носящих следы преступления, когда было достоверно известно их местонахождение. Иначе говоря, было спланировано проведение следственного осмотра с участием специалиста- финансиста в помещении финансово-кредитного учреждения под видом проверки сообщения о правонарушении, не имеющем какого-либо отношения к материалу дела оперативного учета. В результате «случайно» обнаружили такие документы, которые послужили основанием для начала официальной процессуальной деятельности по данному преступлению’.

Допрос - это самостоятельное следственное действие, сущность которого заключается в получении от допрашиваемых сведений о событии преступления, лицах, его совершивших, характере и размере ущерба, причинах и условиях как побудивших к преступлению, так и способствовавших его совершению, а также о других обстоятельствах, имеющих значение для дела2.

По действующему уголовно-процессуальному законодательству в ходе расследования преступлений могут быть допрошены любые лица, которые причастны к совершению конкретного преступления (подозреваемый, обвиняемый), либо которые могут что-либо пояснить (свидетель, потерпевший, эксперт и другие лица, вовлеченные в процесс уголовного судопроизводства).

Последовательность допросов свидетелей, конечно же зависит от обстоя- тельств конкретного дела, но мы полагаем, что лучший результат может быть получен, если вначале будут допрошены лица, проводившие проверку, ревизию

Материалы уголовного дела № 10100 / Архив суда Ельцовского района Алтайского края.

См. подробнее, например: Ефимичев СП., Кулагин Н.И., Ямпольский А.Е. Допрос. - Волгоград, 1978.

141 и работники контролирующих или вышестоящих органов, которые дадут наиболее общую информацию о нарушениях в финансово- банковской сфере.

Следователю (другим допрашивающим лицам) необходимо обладать глу- бокими знаниями сути и разновидностей финансовых и банковских операций, уметь ориентироваться в терминологии. Это позволяет не утерять «нить беседы», позволяет допрашиваемому быстро сориентироваться в ситуации и правильно задать уточняющий вопрос, что позволяет в итоге получить от допрашиваемого ценную информацию.

При допросе экспертов и специалистов характер вопросов, их объем и по- следовательность должны определяться общими правилами допроса и нацелены на получение компетентных суждений, характеризующих: косвенное значение того или иного вывода судебной экспертизы, производимой по делам этой категории практически всегда, его обоснованность; наличие и характер связей между обстоятельствами, подлежащими установлению; основания для суммирования, на первый взгляд, разнородной информации.

Что же касается допроса свидетелей, то, на наш взгляд, следует первыми допрашивать тех лиц, которые являются (являлись) подчиненными таких руководителей (начальников), которые «проходят» по этим делам в качестве обвиняемых (подозреваемых).

Однако, как показывает опрос следователей, осуществляющих досудебное производство по уголовным делам о преступных посягательствах на ресурсы финансово-кредитной сферы (особенно это касается посягательств на банковские и государственные кредиты) допросы таких свидетелей практически постоянно сопровождаются одними и теми же трудностями.

Типичным примером таких трудностей являются материалы уголовного дела № 48597, возбужденного по ч. 1 ст. 176 УК РФ. Руководитель ТОО «Че-пал» Макаров A.M. незаконно получил кредит в сумме 1 000 000 рублей в «Ал-тайкредитпромбанке» В процессе расследования, свидетель Татаринцева О.П., работающая в бухгалтерии ТОО «Чепал», отказалась отвечать на вопросы, касающиеся личности ее начальника Макарова A.M., а также финансового поло-

142 жения данной фирмы. Свой отказ она мотивировала тем, что такие сведения являются коммерческой тайной и предоставила в поддержку своих слов документ «Обязательство о неразглашении сведений, составляющих коммерческую тайну», подписанный Макаровым и ей (См.: Приложение № 4)1.

Действительно, сведения о производственной и коммерческой деятельности предприятия относятся к коммерческой тайне. Их распространение наносит ущерб интересам предпринимателей . Однако, нужно иметь в виду, что коммерческую тайну не могут составлять следующие сведения:

  • сведения по установленным формам отчетности о финансово- хозяйственной деятельности и иные сведения, необходимые для проверки пра вильности начисления и уплаты налогов и других обязательных платежей в го сударственную бюджетную систему России;

  • сведения о численности, составе работающих, их заработной плате и условиях труда, а также о наличии свободных рабочих мест;
  • сведения об участии должностных лиц предприятия в кооперативах, малых предприятиях, товариществах, акционерных обществах, объединениях и других организациях, занимающихся предпринимательской деятельностью.
  • Кроме того, не относятся к коммерческой тайне сведения, содержащиеся в следующих документах:

  • учредительных документах (договор о создании хозяйствующего субъ- екта, устав, свидетельство о регистрации структуры);
  • документах, дающих право заниматься предпринимательской деятель- ностью (лицензии, патенты);
  • документах о платежеспособности;
  • документах об уплате налогов и обязательных платежах;
  • В случаях отказа свидетелей от дачи ими показаний по причине сохране- ния коммерческой тайны, целесообразно допрашиваемому убедить такого свидетеля, что он заблуждается. При этом наглядно аргументировать свои доводы

Материалы уголовного дела № 48597 / Архив суда г. Барнаула.

См.: Рыночная экономика. 200 терминов: Популярный словарь. - М., 1991. - С. 86.

143 заранее приготовленными копиями нормативных актов (законов, постановлений правительства РФ), в которых четко определены сведения составляющие, государственную, банковскую и коммерческую тайну1.

Перед допросом обвиняемых (подозреваемых) по этой категории дел доп- рашиваемому лицу следует особенно уделить внимание изучению материалов, которые могут понадобиться на допросе (документы, характеризующие личность обвиняемого, результаты экспертиз и т.п.), и после такой подготовки составить примерный письменный план допроса. Мы считаем, что в ходе подготовки и производства допросов необходимо руководствоваться следующими рекомендациями:

1) предварительно отыскать источники сведений о лице, которого пред- стоит допрашивать (материалы личного дела, сведения о судимости, данные из других архивных уголовных дел, по которым ранее судимое лицо проходило, сведения работников ОВД по месту жительства допрашиваемого, его коллег по работе, родственников и т.п.); 2) 3) полученные данные следует изучить, распределяя их в две группы: первая группа - источники с совпадающей информацией; вторая группа - источники с противоречивой информацией; 4) 5) определиться с основной линией поведения, а также наметить варианты тактических схем, которые можно будет реализовать в зависимости от поведения допрашиваемого; 6) 7) дать допрашиваемому выговориться на его языке, помогая ему словом или жестом; 8) 9) демонстрировать допрашиваемому свою осведомленность, используя документы, фотографии и т.п., стремясь к тому, чтобы каждая последующая демонстрация была более убедительна, чем предыдущая; 10) См., например: Постановление Правительства РФ от 5 декабря 1991 г. № 35 «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну» // Камышанов П.И. Практическое пособие по бухгалтерскому учету. - М, 1995. - С. 340.

144

6) фиксировать противоречия в логике ответов допрашиваемого, создавая ситуации, в которых он мог бы «проговориться»; 7) 8) по результатам допроса постараться определить направление активного противодействия расследованию и принять наступательные меры, исключающие, в первую очередь, уничтожение документов как основных источников доказательств по делам о преступлениях в финансово- кредитной сфере, которые должны подвергаться специальным исследованиям при проведении экспертиз. 9) Судебная экспертиза. В соответствии со статьей 78 действующего УПК лицо, осуществляющее расследование по уголовным делам, в случаях, когда возникает необходимость использования специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле, с учетом обстоятельств конкретного уголовного дела, назначает производство экспертизы.

Процесс назначения экспертизы, в основном, составляют следующие дей- ствия: 1) выбор эксперта или экспертного учреждения (закон предоставляет следователю делать такой выбор самостоятельно); 2) формулировка вопросов эксперту; 3) сбор материалов, необходимых для выполнения экспертных исследований (от их полноты и правильности подбора зависит достоверность заключения эксперта); 4) вынесение постановления.

По данным нашего исследования практически все преступления, совер- шаемые в финансово-кредитной сфере, сопровождаются составлением специфических документов и осуществляются двумя способами: путем внесения исправлений и изменений в документы или путем полной их фальсификации с использованием поддельных штампов и печатей. Поэтому, наиболее типичными экспертизами при расследовании рассматриваемой категории преступлений являются те, которые, в основном, связаны с исследованием документов, технико- криминалистические, судебно-почерковедческие, судебно-бухгалтерские и финансово-экономические.

Технико-криминалистические и судебно-почерковедческие экспертизы были назначены и проведены по 87 % уголовных дел, изученных нами. В процессе проведения этих экспертиз наиболее часто подвергались исследованию

145 оттиски печатей и штампов, устанавливалось первоначальное состояние исследуемых документов, определялась последовательность исполнения документов, а также исследовались подписи.

В качестве показательного примера эффективности и результативности назначения и производства указанных экспертиз по делам о преступных посягательствах на ресурсы финансово-кредитной сферы являются материалы уголовного дела № 92201, возбужденного по ч. 2 ст. 176 УК РФ. В процессе досудебного производства по нему была назначена технико-криминалистическая экспертиза, в ходе которой подверглись исследованию цвет, состав чернил, пасты в таких документах, как отчет об использовании кредитных средств и договоры о расходовании этих средств на различные закупки. В экспертном заключении было отражено, что подписи и текст в исследуемых документах были выполнены одним лицом и в одно и то же время1.

Мы полагаем, что необходимо рекомендовать лицам, осуществляющим расследование этой категории преступлений, использовать криминалистические знания для разрешения следующих задач:

1) установление лица, выполнившего тексты или подписи в документах;

2) идентификацию пишущих машинок (другой техники), на которых обычно печатаются тексты документов;

3) идентификацию печатей и штампов, которыми выполнены оттиски; 4) 5) установление способов изменений отдельных реквизитов документов; 6) 7) восстановление содержания измененных или уничтоженных реквизитов в документах. 8) Кроме проведения описанных исследований документов, по делам этой категории преступлений, также необходима глубокая и всесторонняя проверка документов, отражающих финансово-хозяйственную деятельность субъектов финансово-кредитной сферы (банков, коммерческих фирм, ИЧП). Поэтому имеется закономерная необходимость использования специальных знаний бух-

Материалы уголовного дела № 48597 / Архив суда г. Барнаула.

146 галтеров и экономистов, хотя для этого и требуются известные денежные средства .

Так, по каждому третьему изученному нами уголовному делу были назна- чены ревизии. Больше чем по половине из них проводились судебно- бухгалтерские и судебно-экономические экспертизы. При этом могут быть получены фактические данные о:

1) экономическом содержании финансовых операций, зафиксированных в документах; 2) 3) реальной финансовой возможности осуществления финансовых опера- ций; 4) 5) происхождении перечисляемых средств; 6) 7) фактической цели перечисления денежных средств с одного расчета на другой; 8) 9) расходовании финансовых средств; 10) 11) адекватности отражения в бухгалтерском учете финансовых операций; 12) 13) характере и размере причиненного материального ущерба. 14) Как показывают результаты анкетирования, у следователей часто возни- кают трудности в определении формы применения бухгалтерских познаний (ревизия или экспертиза). По нашему мнению, объясняется это тем, что при обеих формах применяются бухгалтерские познания и используются одинаковые приемы и методы. В качестве критерия такого выбора мы предлагаем цель, для достижения которой предназначены каждый из этих способов.

Отсюда, если нужно полностью или частично проверить по бухгалтерским документам финансово-хозяйственную деятельность экономического субъекта или отдельных лиц, то следователь должен организовать производство документальной ревизии и составить постановление со ссылкой на статьи 70 и

Например, на проведение экспертиз только по банковским делам в СО УВД города Санкт-Петербурга понадобилось около 110 млн. рублей. / Сводный отчет Следственного комитета МВД России за 1998 г.

147 127 УПК (нужно отметить, что обычно ревизия проводится до возбуждения уголовного дела без составления постановления).

Анализ изученных нами материалов уголовных дел и источников специ- альной литературы, дает нам возможность сформулировать следующий перечень вопросов, которые целесообразно ставить перед ревизором при расследовании преступлений о незаконном получении и использовании кредитов:

  1. Проверить законность предоставленного банком кредита в определен ной сумме заемщику (ИЧП, АО), для чего необходимо исследовать:
  • заявление заемщика и копии учредительных документов (устав, учреди- тельный договор, свидетельство о регистрации);
  • технико-экономическое обоснование кредитуемого проекта или сделки;
  • сведения о кредитах, полученных в других банках;
  • документы, обеспечивающие гарантию возврата кредита (залоговое обязательство, поручительство, страховой полис).
  1. Выяснению подлежит также, какое должностное лицо коммерческого банка приняло решение о предоставлении кредита; его правомочия по предоставлению кредита. При допущенных злоупотреблениях, связанных с незаконностью выдачи кредита, некоторые из перечисленных документов вообще будут отсутствовать или содержащиеся в них сведения не будут соответствовать действительности, а отдельные документы могут быть подложными. В некоторых случаях решение о предоставлении кредита может быть принято лицом, не имеющим на это права или имеющим право, но сумму ниже той, которая фактически предоставлена заемщику.
  2. Определить, на какие цели израсходованы денежные средства, полу- ченные в качестве кредита, для установления чего необходимо:
    • проверить и проанализировать технико-экономическое обоснование кредитуемого проекта и движение денежных средств, полученных в качестве кредита на расчетном счете заемщика;
  • проверить перечисление денежных средств заемщика не на те цели, ко торые предусмотрены кредитным договором и технико-экономическим обосно-

148 ванием, что и будет свидетельствовать о не целевом их использовании.

  1. Определить финансовую возможность заемщика погасить кредит в оп- ределенный срок, для чего необходимо проанализировать за определенный период бухгалтерские документы (расчетный счет, выписки из расчетного счета, счет «касса», баланс предприятия и приложения к нему), которые могут свидетельствовать о финансовой состоятельности, например, индивидуально-частного предприятия.
  2. Определить, обоснованно ли индивидуально-частное предприятие про- извело перечисление денежных средств в определенной сумме, полученной в качестве ссуды, на лицевые счета конкретных граждан.
  3. Перечисления денежных средств заемщик может производить только в тех случаях, когда определенные граждане произвели для него конкретные работы, услуги, которые были предусмотрены технико-экономическим обоснованием получения кредита. О выполненных работах и услугах у заемщика должны быть соответствующие документы (контракт, договор, трудовое соглашение, акт приемки, акт закупки и т.д.). Только при наличии соответствующих документов, подтверждающих выполнение этих работ, перечисление денежных средств будет обоснованным. Отсутствие таковых, как правило, будет свидетельствовать о допущенных злоупотреблениях1.

Наконец, ревизору можно поставить и такие вопросы:

1) каков размер использованных не по назначению средств бюджетного целевого кредита; 2) 3) подложные документы, составленные при распределении и использо- вании кредитных средств; 4) 5) размер неправомерного дохода от использования бюджетных средств; 6) 7) отступления от нормативных требований; 8) 9) какие нормативные предписания нарушены при распределении и йе- 10) на такой же круг вопросов указывает и другие исследователи. См., например: Дьячков А.М. Применение специальных бухгалтерских познаний при расследовании хищений. — М.,2000. -С. 66.

149 пользовании средств бюджетного кредита.

Результаты исследования следственной практики материалов уголовных дел по рассматриваемой категории преступлений приводят к выводу, что анализу подвергаются следующие документы:

  • нормативные документы (законы РФ, указы Президента РФ, постанов- ления Правительства РФ), на основании которых выделяются государственные целевые кредиты1;
  • документы, фиксирующие решения получателя государственного кре- дита (ведомство, фонд, и т.п.) о возложении на орган (существующий или специально создаваемый) обязанности по распределению выделенных средств между непосредственными исполнителями финансируемой программы и должностными лицами, ответственными за такое распределение;
  • документы, которыми оформляется выдача кредитов заемщикам (заявка претендента с приложением обоснования запроса и документов, характеризующих его финансовое и хозяйственное положение - кредитный портфель), и документы о порядке предоставления кредита непосредственному заемщику, в которых установлены условия его кредитования (жилищная программа);
  • документы, в которых зафиксировано решение органа, распределяюще- го кредит, об удовлетворении запроса и выдаче кредита на определенных условиях и документы, обеспечивающие гарантии возврата кредита (гарантийные и страховые обязательства, договоры залога; кредитный договор).
  • Для проверки выводов ревизора следователь может назначить судебно- бухгалтерскую экспертизу, например, об обоснованности выдачи кредита и использовании его. При назначении такой экспертизы, целесообразно поставить следующие вопросы:

1) подтверждается ли бухгалтерскими документами выводы ревизии о финансовой возможности заемщика в установленный срок погасить задолжен-

В указанных документах определяются субъекты, которым предоставляется госу- дарственный целевой кредит, а также определяются его цели, размеры, сроки и условия предоставления.

150

ность по сумме кредита;

2) каким образом может быть объяснено несоответствие размера суммы кредита, предоставленного заемщику, сумме перечислений на его расчетный счет; 3) 4) обосновано ли перечисление заемщиком денежных средств, полученных в качестве кредита, другим лицам, фирмам; 5) 6) подтверждаются ли бухгалтерскими документами показания заемщика (его главного бухгалтера) об использовании полученного кредита по целевому назначению; 7) 8) соответствует ли данным бухгалтерского учета фактически израсходо- ванная заемщиком сумма денежных средств, полученных в качестве кредита. 9) Нужно отметить, что это далеко не полный перечень вопросов, которые могут ставиться на разрешение эксперта-бухгалтера.

Для оценки расхождения государственных средств экономическим целям, предусмотренным правительственными программами, и точному установлению нанесенного вреда, по делам рассматриваемой категории преступлений, бесспорно возникает необходимость в назначении и производстве банковской кредитно-финансовой экспертизе1. Она проводится для выяснения вопроса о целевом расходовании кредита, а также для выявления случаев несоблюдения правил исчисления налогов, сборов, отчислений от прибыли и других платежей, то есть для установления нарушений в области финансирования и кредитования.

В случае назначения банковской кредитно-финансовой экспертизы для установления не целевого расходования кредитов (растранжиривание, присвоение), мы считаем, что перед экспертами-экономистами следует ставить следующие вопросы:

  • насколько экономически обоснованными были траты государственных

Такое название используют и другие ученые-исследователи. См., например: Лузгии ИМ. Некоторые аспекты криминалистической характеристики и место в ней данных о со- крытии преступлений // Криминалистическая характеристика преступлений. - М., 1984. - С. 25-31.

151 средств на иные цели, не предусмотренные программами льготного целевого кредитования?

  • какова экономическая природа ущерба, причиненного в результате ис- пользования государственного кредита; из чего слагается этот ущерб, его виды и размеры (помещение на депозитные счета, коммерческое кредитование, раздача в виде материальной помощи и беспроцентных ссуд, внесение в уставный фонд и т.д)?
  • какая доля государственных льготных кредитов использована не по на- значению?
  • какова экономическая природа средств, полученных в виде дохода от не целевого использования денежной суммы, полученной в виде государственного кредита и какова правомерность использования этих доходов?
  • насколько экономически обоснованным было обязательство заемщика о своевременном возврате государственного кредита?
  • Главным процессуальным средством, направленным на возмещение при- чиненного ущерба, удовлетворение гражданского иска и обеспечения возможной конфискации, является арест на материальные ценности, на расчетные счета в банках. При вынесении постановления о наложении ареста на денежные средства на счетах в коммерческих банках, следователь должен руководствоваться статьями 30, 175 УПК РСФСР и статьей 26 Закона РФ «О банках и банковской деятельности».

В завершении хочется отметить, что качество досудебного производства по уголовным делам о рассматриваемой нами преступной деятельности в финансово-кредитной сфере станет значительно выше, если параллельно с производством анализируемых выше следственными действиями по инициативе следователя совместно с оперативными подразделениями БЭП будут проводиться организационные и оперативно-розыскные мероприятия. То есть будут планироваться и использоваться в раскрытии, расследовании и доказывании данных преступлений, разработанные юридической наукой следующие тактические операции: «Поиск» - включающая меры по отысканию имущества, а также

152 обеспечивающую возмещение причиненного материального ущерба; «Документ» - направленная на обнаружение и использование документов, отражающих движение денежных средств и материальных ценностей, явившихся предметом посягательства; «Установление лиц, причастных к преступлению», имеющая целью выявить лиц, не только непосредственно причастных, например, к кредитным операциям, но и других лиц, действия которых квалифицируются по другим статьям УК; «Задержание с поличным» - направленная на установление способа совершения преступления и ряд других1.

См. подробнее: Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. - Минск, 1979. - 44 с; ЛедневА.И. Указ. соч. - С. 149 - 150.

153 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Наша работа представляет лишь отдельный элемент общей теории проти- водействия одному виду преступных посягательств на финансовые ресурсы банков и государства в целом. В основном рассмотрен лишь уголовно-процессуальный аспект борьбы с преступной деятельностью в финансово-кредитной сфере. Считаем обоснованными следующие выводы:

1) преступления в финансово-кредитной сфере имеют однотипные спе- цифические признаки и вместе они представляют единую преступную деятельность, посягающую на финансовые ресурсы данной сферы; 2) 3) преступная деятельность в финансово-кредитной сфере, обладая спе- цифическими чертами, обусловливает специфику противостоящего ей уголовно-процессуального механизма (досудебного производства); 4) 5) специфичность данного досудебного производства заключается в его закономерно повторяющихся процессуальных, тактических и организационных особенностях при выявлении, расследовании и доказывании практически каждого преступления в финансово-кредитной сфере; 6) 7) систематизированное описание указанных особенностей представляет собой самостоятельную процессуальную категорию «уголовно- процессуальную характеристику преступной деятельности», имеющую научное и практическое значение в целях разработки уголовно- процессуальной формы досудебного производства; 8) 9) особая уголовно-процессуальная форма «задает» программу уголовно- процессуальной деятельности органам, имеющим соответствующую специализированную направленность борьбы с конкретной преступной деятельностью, определяя особенности: 10)

  • предмета и пределов предварительной проверки материалов до возбуж- дения уголовного дела;
  • поводов и оснований к возбуждению уголовного дела и момент принятия такого решения;

154

  • информационного обеспечения процесса доказывания и процессуальной легализации результатов оперативно-розыскной деятельности;
  • содержания предмета и пределов доказывания;
  • последовательности и процессуально-тактического содержания следст- венных действий;
  • 6) существующая уголовно-процессуальная форма досудебного произ водства должна быть дифференцирована в целях создания особых производств, приспособленных к специфике преступлений в финансово-кредитной сфере;

7) объективно обусловлена и научно оправдана необходимость выделения особых подразделений или создания новых структур, специализирующихся на осуществлении оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности в отношении преступной деятельности в финансово-кредитной сфере; 8) 9) результаты оперативно-розыскных мероприятий, проведенных как во время предварительной проверки, так и в ходе предварительного расследования, должны признаваться по делу в качестве доказательств, путем составления следователем постановления о приобщении к делу материалов; 10) 9) предмет доказывания формируется исходя из требований уголовно- процессуального закона (ст. 68 УПК) с учетом обязательного установления до полнительного круга обстоятельств, обусловленных рассматриваемым видом преступной деятельности;

10) в ходе досудебного производства по уголовным делам о преступной деятельности в финансово-кредитной сфере наиболее эффективный результат обеспечивает такая мера пресечения как залог в сочетании с иной мерой уголовно-процессуального принуждения - отстранением обвиняемого от должности; 11) 12) наиболее специфичными следственными действиями при раскрытии, расследовании и доказывании преступлений в финансово-кредитной сфере являются: осмотр помещений; осмотр документов; допрос; обыск; выемка (документов); назначение и производство судебной экспертизы, то есть те, в процессе производства которых собираются документальные доказательства. 13)

155

Безусловно, диссертационные результаты не претендуют на роль самой совершенной и безукоризненной концепции. Однако надеемся, что предложенный вариант оптимизации процедуры досудебного производства найдет свое подтверждение в дальнейших исследованиях в этой области, а в конечном итоге - в той или иной форме будет отражен в нормах усовершенствованного уголовно-процессуального законодательства.

156 БИБЛИОГРАФИЯ

/. Нормативно-правовые и иные официально-документальные

материалы

1.1. Конституция Российской Федерации / Принята 12 декабря 1993 все- народным голосованием // Российская газета. - 1993, 25 декабря. 1.2. 1.3. Уголовный кодекс Российской Федерации / Принят Государственной Думой РФ 24 мая 1996 года // Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 25. -Ст. 2954. 1.4. 1.3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Утвержден законом РСФСР от 27 октября 1960 года // Ведомости Верховного Совета РСФСР. - 1960. - № 40. - Ст. 592. (с изменениями и дополнениями).

1.4. Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных респуб- лик. Утверждены Законом СССР от 25.12.58 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. - 1959. -№ 1. - Ст. 15. 1.5. 1.6. Закон СССР от 12.06.90 г. «О внесении изменений и дополнений в Основы Уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик» // Ведомости Верховного Совета … СССР. - 1990. - № 26. - Ст. 495. 1.7. 1.8. Проект УПК, принятый во втором чтении Федеральным собранием Государственной думы 10 июля 2001 г. 1.9. 1.10. Федеральный закон РФ в редакции от 26 апреля 1995 г. № 65-ФЗ «О Центральном банке РФ (Банке России)». // Российская газета. - 1995, 4 мая. 1.11. 1.12. Федеральный закон РФ от 12.08.95 г. № 144-ФЗ «Об оперативно- розыскной деятельности» // Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, № 33, ст. 3349; 1997, № 29, ст. 3502; 1999, № 2, ст. 233. (Сборник федеральных конституционных законов и федеральных законов, 1995. Выпуск № 12 (или - Рос. газета от 18. 08. 95 г.)). 1.13. 1.14. Закон РФ «О банках и банковской деятельности в РСФСР» от 2 де- кабря 1990 г. // Ведом. Верх. Сов. РФ. - 1990. - № 27. - С. 357. (в ред. от 03. 02 1.15.

157

.96 г., от 31.07.98 № 151-ФЗ, от 05.07.99 № 126-ФЗ, от 08.07.99 № 136- ФЗ).

1.10. Постановление Правительства РФ от 5 декабря 1991 г. № 35 «О пе- речне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну» 1.11. 1.12. Постановлением Правительства РФ от 10 марта 1999 г. № 270 об ут- верждении Федеральной целевой программы «Об усилении борьбы с преступностью на 1999-2000 годы» // Собрание законодательства РФ. - 1999. - № 12, -Ст. 1484. 1.13. 1.12. Приказ МВД РФ и Государственной налоговой службы РФ № 308/ИЛ - 3 - 20/485 - 1992 г. « О мерах по организации взаимодействия ОВД и налоговой службы в предупреждении, пресечении и раскрытии преступлений в сфере экономики».

1.13. Приказ ФСНП РФ № 175, ФСБ РФ № 226, МВД РФ № 336, ФСО РФ № 201, ФПС РФ № 286, ГТК РФ № 410, СВР РФ № 56 от 13 мая 1998 года «Об утверждении Инструкции о порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. -1998.-№23.-С. 40-47. 1.14. 1.15. Приказ МВД России от 4 января 1999 г. № 1. О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 23 ноября 1998 г. № 1422 «О мерах по совершенствованию организации предварительного следствия в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации». 1.16. 1.17. Приказ МВД России от 18 февраля 1999 г. № 125 «Об организаци- онно-штатных вопросах предварительного следствия и оплаты труда их сотрудников». 1.18. 1.19. Указание МВД РФ № 17/3-3662 от 18.12.92 г. «О практике расследо- вания преступлений в кредитно-банковской сфере». 1.20. 1.21. Указание Генеральной прокуратуры Российской Федерации и МВД России № 4/15/1 от 17.01.95 г. «Об избрании мер пресечения». 1.22. 1.23. Инструкция о порядке приема, регистрации, учета и разрешения в 1.24.

158

органах внутренних дел заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях. - Утв. Приказом МВД СССР от 11.11.1990 г. № 415.

1.19. Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений. - Утв. Приказом МВД России от 20.06.96 г. № 334. 1.20. 1.21. О кредитовании юридических лиц учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации: Инструкция Сбербанка РФ от 26.10.93 г. № 26-р //Закон.-1997.-№ 2. 1.22. 2. Книги, монографии, учебники, учебные пособия

2.1. Азаров В.А. Деятельность органов дознания, предварительного след- ствия и суда по охране имущественных интересов граждан. - Омск: ОВШМ, 1990. - 79 с. 2.2. 2.3. Альшевский Т.В., Даныпина Л.И., Чувилев А.А. Досудебное произ- водство по делам о хулиганстве без отягчающих обстоятельств. Учебно- практическое пособие. - М.: Академия МВД СССР, 1972. - 46 с. 2.4. 2.5. Аминов Д.И., Ревин В.П. Преступность в кредитно-банковской сфере в вопросах и ответах. -М.: Издательство «Брандес», 1997. - 120 с. 2.6. 2.7. Астапкина СМ. Методические рекомендации по расследованию хи- щений денежных средств, совершенных с применением подложных авизо. - М.: Академия МВД РФ, 1993. - 72 с. 2.8. 2.9. Банин В.А. Предмет доказывания в советском уголовном процессе. (Гносеология и правовая природа) / Под ред. Ш.К. Вахитова. - Саратов, 1981. -157 с. 2.10. 2.11. Банковское дело / Под ред. О.И. Лаврушина. - М.: ФиС, 1998. - 496 с. 2.12. 2.13. Барракова Л.Г. Экономический анализ деятельности коммерческих банков. - М.: Логос, 1998. - 243 с. 2.14. 2.15. Бахин В.П., Когамов М.Ч., Карпов Н.С. Допрос на предварительном следствии. Уголовно-процессуальные и криминалистические вопросы. - Алма- 2.16.

159

ты: Гуманитарный университет им. Д.А. Кунаева, 1999. - 207 с.

2.9. Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование пре ступлений. М.: Юрид. лит., 1991.- 208 с.

2.10. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. - М.: Издательство «НОРМА», 2001.-240 с. 2.11. 2.12. Белкин Р.С. Криминалистика: Проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. - М.: Юридическая литература, 1988. - 304 с. 2.13. 2.14. Белоусов А.В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании преступлений. - М.: ООО Издательство «Юрлитинформ», 2001. — 174 с. 2.15. 2.16. Бобкова И.Н., Гвоздев А.И. Проблемы борьбы с преступностью в сфере экономики. - Минск: Изд-во МГУ, 1991. - 112 с. 2.17. 2.18. Бородин СВ. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. — М., 1970. - 128 с. 2.19. 2.20. Букато В.И., Лапидус М.Х. Финансово-кредитный механизм и банковские операции. - М., 1991. - 286 с. 2.21. 2.22. Булатов Б.Б. Эффективность мер пресечения, не связанных с содержанием под стражей. Учебное пособие. - Омск: Изд-во Омской высшей школы милиции МВД СССР, 1984. - 88 с. 2.23. 2.24. Быховский И.Е. Процессуальные и тактические вопросы проведения следственных действий. - Волгоград, 1977. - 110 с. 2.25. 2.26. Вакурин А.В. Экономические и правовые проблемы с организованной преступностью в кредитно-финансовой сфере. - Москва, 1999. - 172 с. 2.27. 2.28. Васильев АН. Тактика отдельных следственных действий. - М.: Юрид. лит., 1981.-112 с. 2.29. 2.30. Власов В.П. Следственный осмотр и предварительное исследование документов. - М.: Гос. юр. издат., 1961. - 101 с. 2.31. 2.32. Власова НА. Досудебное производство в уголовном процессе. По- 2.33.

160

собие. - М.: ЮРМИС, лд, 2000. - 144 с.

2.22. Возгрин И.А. Криминалистическая методика расследования престу- плений. - Минск: Высшая школа, 1983. - 215 с. 2.23. 2.24. Возгрин И.А. Общие положения методики расследования отдельных видов преступлений. Лекция. -Л., 1976. -43 с. 2.25. 2.26. Волженкин Б.В. Экономические преступления. - СПБ.: Юридический центр Пресс, 1999. - 296 с. 2.27. 2.28. Вопросы квалификации и расследования преступлений в сфере эко- номики: Сборник научных статей / Под ред. Н.А. Лопашенко, В.М. Юрина, А.Б. Нехорошева. - Саратов: СЮИ МВД России, 1999. - 167 с. 2.29. 2.30. Воробьев М.Б. Взаимодействие следователя с органами контроля. Совершенствование его правовых основ. Вопросы взаимодействия следователя и других участников расследования преступлений. - Свердловск: Изд-во Свердловского университета, 1984. - 89 с. 2.31. 2.32. Воронин С.Э. и др. Курс лекций по общей части уголовного процес- са. Учебное пособие. - Барнаул: БЮИ МВД РФ, 2000. - 120 с. 2.33. 2.34. Воронин С.Э. Методика расследования экономических преступлений в уголовно-исполнительной системе. Монография. - Барнаул: БФ РИПиЭ МВД РФ, 1998.-139 с. 2.35. 2.36. Гаухман Л.Д., Максимов СВ. Преступления в сфере экономической деятельности. - М.: ЮрИнфор, 1998. - 293 с. 2.37. 2.38. Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. - Свердловск: Средне-Уральское книжное изд-во., 1975. - 184 с. 2.39. 2.31. Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. - М.: Учебно- консультационный центр «ЮрИнфоР», 1999. - 542 с.

2.32. Громов В. Методика расследования преступлений. - М.: МГУ, 1929. - 113 с. 2.33. 2.34. Гросс Г. Руководство к расследованию преступлений / Пер. с немец. и доп. И.Н. Якимовым. - М.: Изд-во НКВД РСФСР, 1930. - 144 с. 2.35. 2.36. Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголов- 2.37.

161 ного дела и предварительного расследования. - М.: Юрид. лит., 1976. - С. 144.

2.35. Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. - Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1991. - 150 с.

2.36. Даев ВТ. Взаимосвязь уголовного права и процесса. Издательство Ленинградского университета. - Л., 1982. - 111 с. 2.37. 2.38. Деньги, банковское дело и денежно-кредитная политика / Под обшей редакцией Лукашевича В.В. - М.-Л., 1991. - 746 с. 2.39. 2.40. Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса /Вопросы теории и практики/. - М.: Юрид. Лит., 1971. - 200 с. 2.41. 2.42. Дознание в органах внутренних дел / Под ред. А.А. Чувилева. - М.: МВПГМ, 1986. - 147 с. 2.43. 2.44. Досудебное производство по преступлениям против собственности: научно-практические рекомендации. - Н. Новгород: Нижегородский юридический институт МВД РФ, 1997. - 166 с. 2.45. 2.46. Дубровин В.А., Голубятников СП. Использование экономического анализа при расследовании преступлений. - М.: Юрид. лит., 1981. - 120 с. 2.47. 2.48. Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений - Минск: Изд-во МГУ, 1979. - 44 с. 2.49. 2.43. Дьячков A.M. Применение специальных бухгалтерских познаний при расследовании хищений. - М., 2000. - 123 с.

2.44. Еникеев Э.Д. Проблемы эффективности мер уголовно- процессуального принуждения. - Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1982. - 104 с.

2.45. Есипов В.М., Крылов А.А. Криминализация экономических отно- шений в кредитно-финансовой сфере. - М.: МЮИ, 1998. - 214 с. 2.46. 2.47. Ефимичев СП., Кулагин Н.И., Ямпольский А.Е. Допрос. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1978.-126 с. 2.48. 2.49. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. - М.: Госюриздат, 1961.-328с. 2.50. 2.48. Журавлев С.Ю., Лубин А.Ф. Противодействие расследованию. Учебное пособие. - Н. Новгород: НЮИ МВД РФ, 1994. - 77 с.

162

2.49. Зинатуллин 3.3., Салахов М.С., Чулюкин Л.Д. Подследственность уголовных дел. - Казань: Издательство Казанского университета, 1986. - 102 с. 2.50. 2.51. Каз Ц.М. Проблемы доказывания по уголовным делам. - Владиво- сток, 1984. -159 с. 2.52. 2.51.Кальницкий В.В. Следственные действия: Учебно-методическое по- собие. - Омск: Омская академия МВД России, 2001. - 104 с.

2.52. Каминский М.К., Лубин А.Ф. Криминалистическое руководство для стажеров службы БХСС. Учеб. пособие. ГВШ МВД СССР. - Горький, 1987. -89 с. 2.53. 2.54. Карев Д.С., Савгирова М.Н. Возбуждение и расследование уголов- ных дел. - М.: Высшая школа, 1967. - 144 с. 2.55. 2.56. Керимов Д.А. Философские проблемы права. - Москва, 1972.- 472 с. 2.57. 2.58. Кернер Х.Х., Дах Э. Отмывание денег: путеводитель по действую- щему законодательству и юридической практике / пер. с нем. Т. Родионовой, Дж. Воиновой. - М.: Изд-во БЕК, 1997. - 784 с. 2.59. 2.60. Кожевников И.Н. Расследование преступлений в сфере экономики: Руководство для следователей. - М.: Издательство «Спарк», 1999. - 415 с. 2.61. 2.62. Козицын Я.М. Расследование хищений, совершаемых с использова- нием банковских операций. - Новосибирск: Юрид. лит., 1964. - 280 с 2.63. 2.64. Кол бая Г.Н. Соотношение предварительного следствия и судебного разбирательства. -М.: Юрид. лит., 1975. - 152 с. 2.65. 2.66. Колесниченко А.Н. Общие положения методики расследования от- дельных видов преступлений. Лекция. - Харьков: Изд-во ХЮИ, 1976. - 28 с. 2.67. 2.68. Колмаков В.П. Следственный осмотр. - М.: Лит., 1969. - 152 с. 2.69. 2.70. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Отв. ред. В.И. Радченко; Под ред. В.Т. Томина. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юрайт, 1999.-730 с. 2.71. 2.72. Кони А.Ф. Избранные труды и речи / Сост. И.В. Потапчук. - Тула: Автограф, 2000. - 640 с. 2.73. 2.74. Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов one- 2.75.

163

ративно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. - М.: ООО Изд-во «Юрлитинформ», 2000. - 144 с.

2.64. Криминалистика. Расследование преступлений в сфере экономики: Учебник / Под ред. проф. В.Д. Грабовского, доц. А.Ф. Лубина. - Н. Новгород: Нижегор. ВШ МВД России, 1995. - 400 с. 2.65. 2.66. Криминалистика: Учебник / Отв. ред. Н.П. Яблоков. - 2-е изд., пере- раб. и доп. - М.: «Юристь», 1999. - 718 с. 2.67. 2.68. Кудин Ф.М., Костенко Р.В. Достаточность доказательств в уголовном процессе. Монография. -Краснодар: Изд-во КГАУ, 2000. - 160 с. 2.69.

2.67. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - М.: Юрид. лит., 1986 - 159 с. 2.68. 2.69. Ларичев В.Д. Преступления в кредитно-банковской сфере и проти- водействие им. - М.: ИНФРА-М, 1996. - 240 с. 2.70. 2.71. Ленский А.В., Трубникова Т.В., Якимович Ю.К. Дифференциация уголовного процесса / Под общ. ред. М.К. Свиридова. - М.: Экономическое образование, 2000. - 320 с. 2.72. 2.73. Лубин А.Ф. Криминалистическая характеристика преступной дея- тельности в сфере экономики: понятие, формирование, использование. Учеб. пособие. - Н. Новгород: Нижегор. ВШ МВД РФ, 1991. - 84 с. 2.74. 2.75. Лубин А.Ф. Механизм преступной деятельности. Методология кри- миналистического исследования. Монография. - Н. Новгород: НЮИ МВД России, 1997.-336 с. 2.76. 2.77. Лубин А.Ф. Следственные действия. Тактика и Закон. - Н. Новгород: НА МВД РФ, 2000. - 204 с. 2.78.

2.73. Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. - М.: Юрид. лит., 1973.-215 с. 2.74. 2.75. Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. - 2-е изд. перераб. и доп. - Н. Новгород: НЮИ МВД РФ, 1997.-219 с. 2.76. 2.77. Матусовский Г.А. Проблемы совершенствования методики рассле- 2.78.

164

дования преступлений / Актуальные проблемы формирования правового государства. - Харьков: Юрид. институт, 1990. - 281 с.

2.76. Методические рекомендации по выявлению и раскрытию отдельных преступлений в сфере экономики. — Н. Новгород: Нижегородский юридический институт МВД РФ. 1998. - 181 с. 2.77. 2.78. Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголов- ном процессе. - Саратов: Изд-во СГУ, 1975.- 150с. 2.79. 2.80. Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. - М.: Право и Закон, 1996. - 300 с. 2.81. 2.82. Модогоев А.А., Цветков СИ. Организация и криминалистическая методика расследования экономических преступлений: Учебное пособие. - М.: Академия МВД СССР, 1990. - 86 с. 2.83. 2.84. Морозов Г.Е. Участие специалиста в стадии предварительного рас- следования. - Саратов: Изд-во Ун-та, 1976. - 45 с. 2.85. 2.86. Научно-практический комментарий к уголовному кодексу РФ / Под общ. ред. П.Н. Панченко. - Н. Новгород: Номос, 1996. - Т. 1. - 624 с. 2.87. 2.88. Научно-практический комментарий к уголовному кодексу РФ / Под общ. ред. П.Н. Панченко. - Н. Новгород: Номос, 1996. - Т. 2. - 608 с. 2.89. 2.83. Научно-практический комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу РСФСР / Отв. ред. В.М. Лебедев; науч. ред. В.П. Божьев. - М.: Спарк, 1995.-624 с.

2.84. Олынаный А.И. Банковское кредитование. Предоставление кредита, обеспечение возврата, предупреждение преступлений. -М., 1997. - 189 с. 2.85. 2.86. Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно-практическое пособие. - М.: «Проспект», 2000. - 144 с. 2.87. 2.88. Павлов Н.Е. Производство по заявлениям, сообщениям о преступле- ниях. Учебное пособие. - Волгоград: ВВШМ МВД СССР, 1979. - 53 с. 2.89. 2.90. Пашкевич П.Ф. Процессуальный закон и эффективность уголовного судопроизводства. -М.: Юрид. лит., 1984. - 175 с. 2.91. 2.92. Пешков А.И. Оперативно-розыскные меры аппаратов по экономиче- 2.93.

165 ским преступлениям в банковской системе. - М.: Спарк, 1996. - 78 с.

2.89. Поллард A.M., Пассейк Ж.Г., Эллис К.Х. Дейли Ж.П. Банковское право США. - М: Прогресс, 1992. - 767 с. 2.90. 2.91. Поляков МП., Попов А.П., Попов Н.М. Уголовно-процессуальное использование результатов оперативно-розыскной деятельности. Проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.Т. Томина. - Пятигорск: Изд-во ПГЛУ, 1998. - 104 с. 2.92. 2.93. Полянский Н.Н. Цель уголовного процесса /Отдельный оттиск/. - Ярославль: Демидовский юридический лицей, 1919. - 24 с. 2.94. 2.95. Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. - Минск: «Вышэйш. Школа», 1973. - 367 с. 2.96. 2.97. Практикум по советскому уголовному процессу. Вып. 1. Под ред В.Т. Томина и И.А. Зинченко. - 2-е изд., перераб. и доп. - Горький: ГВШ МВД СССР, 1981.-104 с. 2.98. 2.99. Расследование преступлений в сфере экономики: Руководство для следователей. - М.: Изд-во «Спарк», 1999. - 415 с. 2.100. 2.101. Ромашов A.M. Понятие и виды документов бухгалтерского учета. - М., 1989.-64 с. 2.102. 2.103. Сатуев Р.С., Шраер Д.А., Яськова Н.Ю. Экономическая преступность в финансово-кредитной системе. - М.: Центр экономики и маркетинга, 2000.-272 с. 2.104. 2.105. Свенсон Б.У. Экономическая преступность / Перевод со шведского РешетоваЮ.А.; Под ред. Могуновой М.А. - М.: «Прогресс», 1987. - 156 с. 2.106. 2.107. Сердюков П.П. Доказательства в стадии возбуждения уголовного дела. Иркутск: Изд-во ГУ, 1981. - 87 с. 2.108. 2.109. Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности): Учебное пособие / Под ред. проф. Б.П. Смагоринского. - М., 1994. - 243 с. 2.110. 2.100. Соловьев А.Б. Как организовать расследование. Учебно- методическое пособие. - М.: ООО Изд-во «Юрлитинформ», 2000. - 88 с.

166

2.101. Степанов В.В. Предварительная проверка первичных данных о преступлениях. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1972. - 142 с. 2.102. 2.103. Стремовский В.А. Предварительное расследование в советском уголовном процессе / Под ред. М.М. Гродзинского. - М.: Юрид. лит., 1958. -136 с. 2.104. 2.105. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. Основ- ные положения науки советского уголовного процесса. - М.: «Наука», 1968. -472 с. 2.106. 2.107. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2.: поря- док производства по уголовным делам по советскому уголовно- процессуальному праву. -М.: Изд-во «Наука», 1970. - 515 с. 2.108. 2.109. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Издание 2-е испр. и доп. -М.: Юрид. лит., 1973. - 731 с. 2.110.

2.106. Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. - М.: Юрид. лит., 1991. - 240 с. 2.107. 2.108. Томин В.Т., Поляков М.П., Попов А.П. Очерки теории эффективного уголовного процесса / Под ред. В.Т. Томина. - Пятигорск, 2000. - 164 с. 2.109. 2.110. Устинов B.C., Арефьев А.Ю. Криминологические аспекты эконо- мической преступности: Учебное пособие. - Н. Новгород: НЮИ МВД РФ, 2000. -145 с. 2.111. 2.112. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. - СПб.: Изд-во «Альфа», 1996. - Т. 2. - 605 с. 2.113. 2.114. Формы и методы борьбы с организованной преступностью в зару- бежных странах / Материалы рабочей группы по созданию проекта Федерального закона «О борьбе с организованной преступностью». - М., 1993. 2.115. 2.111. Хомколов В.П. Организация управления оперативно- розыскной деятельностью. Системный подход.- М.: «Закон и Право», «ЮНИТИ», 1999. - 192 с.

2.112. Чувилев А.А. Заключение под стражу в качестве меры пресечения. Лекция. - М.: МВШМ МВД СССР, 1989. - 48 с.

167

2.113. Шаваев А.Г. Система борьбы с экономической разведкой. - М.: Изд-кий дом «Правовое просвещение», 2000. - 240 с. 2.114. 2.115. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М.: Юрид. лит., 1981. - 128 с. 2.116. 2.117. Экономические преступники: Преступники в белых воротничках / Подгот. текста и общ. ред. Н.В. Глобус - Минск: Литература, 1996. - 640 с. 2.118. 2.119. Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно- процессуальном праве.-Л.: Изд-во Лен-го ун-та, 1976. - 143 с. 2.120. 2.121. Яблоков Н.П. Криминалистическая методика расследования. - М.: Изд-во Мос-го ун-та, 1985. - 97 с. 2.122. 2.123. Якимов И.Н. Практическое руководство к расследованию преступлений. - М., 1924. - 136 с. 2.124. 2.125. Якимович Ю.К. Структура советского уголовного процесса: система стадий и система производств. Основные и дополнительные производства. — Томск, 1991.- 224 с. 2.126. 2.120. Яковлев A.M. Социология экономической преступности. - М.: «Наука», 1998.-256 с.

2.121. Якуб М.Л. Процессуальная форма в уголовном судопроизвосдтве. - М.: Юрид. лит., 1981. - 144 с.

  1. Статьи

3.1. Forcker A.Rationalee Verarbeitung Von Informationen&Kriminalistik und forensische Wissenschaft, 1970. -№ 1. 3.2. 3.3. Kaiser D. Economic crime and its control with special reference to the situation in the Federal Republic of Germani //Euro Criminologi. - Warsaw, 1987. Vol 1.1-P. 43- 650. 3.4. 3.5. Ананьич Б.В. Кредитная канцелярия и контроль над кредитными учреждениями // Деньги и кредит. - 1995. - № 4. - С. 61. 3.6. 3.7. Арсеньев В.Д., Метелин Н.Ф., Смирнов А.В. О дальнейшей диффе- 3.8.

168

ренциации порядка производства по уголовным делам // Правоведение. - 1986. -№1.- С. 78-83.

3.5. Ашурбеков Т. Борьба с правонарушениями в сфере экономики//За- конность. - 2000. - № 9. - С. 19 - 21. 3.6. 3.7. Бажанов СВ. Спецификация и взаимодействие законодательных систем «уголовно-правового блока» как принцип государственно-правовой поли- тики борьбы с преступностью в России // Нижегородский юрист. - Н. Новгород.: «ЗОНА ПЛЮС», 2000. - Вып. 3. - С. 39 - 41. 3.8. 3.9. Бажанов С. Оправдана ли так называемая доследственная проверка // Законность. - 1995. - № 1. - С. 51 - 54. 3.10. 3.11. Баяхчев В.Г., Улейчик В.В. Расследование хищений, совершенных в кредитно-финансовой сфере с использованием электронных средств // Законодательство. - 2000. - № 6. - С. 53-59. 3.12. 3.13. Бобров В.К. К исследованию процессуальной формы в уголовном процессе//Правоведение. - 1974. -№2.-С. 82-85. 3.14.

3.10. Важанов С. Оправдана ли так называемая доследственная проверка? // Законность. - 1995. - № 4. - С. 51 - 53. 3.11. 3.12. Власова Н.А. Досудебные стадии в проекте УПК: повысится ли эф- фективность расследования? // Законодательство. - 2000. - № 9. - С. 67-73. 3.13. 3.14. Ворожцов В. Кто наложит руку «на грязные деньги»? // Российская газета. - 2001. - 5 января. - С. 8. 3.15. 3.16. Гаджиев Н. Современная экономическая преступность. Ревизионно- экспертные аспекты // Российская юстиция. - 1995. - № 11. - С. 14. 3.17. 3.18. Галиакбаров P.P., Прохоров Л.А. Роль уголовно-правовых средств борьбы с групповой преступностью в совершенствовании ОРД // Организация и тактика предотвращения и раскрытия преступлений. - М.: ВШ МВД СССР, 1982.-С. 159-179. 3.19. 3.20. Герасимов И.Ф. Тактические операции как форма взаимодействия органов предварительного следствия и дознания // Тактические операции и эффективность расследования. - Свердловск: СЮИ, 1986. - С. 4 - 7. 3.21.

169

3.16. Головин В.В. Новой службе - силовую поддержку // Российская юс тиция. -1999. - № 5. - С. 20.

3.17. Голубятников СП., Дубровин В.А., Матусовский Г.А. и др. Экономический и экономико-криминалистический анализ // Выявление хищений экономико- криминалистическими средствами. -Горький. ГВШ МВД СССР, 1983. -С. 60-74. 3.18. 3.19. Голунский С.А. К вопросу о реформе предварительного расследования //Проблемы социалистического права. -1938.-№4.-С. 17. 3.20. 3.21. Гуляев А. Единый порядок предполагает дифференциацию // Соц. Законность. - 1975. - № 3. - С. 64 - 65. 3.22. 3.23. Давлетов А.А. Уголовный процесс и ОРД: проблема конкуренции способов собирания доказательств // Российский юридический журнал. - 1995.— №1.- С. 94- 98. 3.24. 3.25. Дмитриев С.А. Опыт расследования хищений, совершенных в кре-дитно- банковской сфере // Информационный бюллетень Следственного комитета МВД РФ. - 1995. - № 3 (84). - С. 37 - 40. 3.26. 3.27. Долгова А.И. Преступность в России // Советская юстиция. - 1993. -№ 8. - С. 14. 3.28. 3.29. Доля Е.А. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам // Российская юстиция. - 1995. -№5.-С. 42. 3.30. 3.31. Домберт А., Робенс Б.Х. Анализ платежеспособности заемщика при предоставлении крупных кредитов // РЖ «Экономика». - 1998. - № 4. - С. 76. 3.32. 3.33. Дражина И.В. Криминалистический анализ преступлений в денежно- кредитной сфере // Актуальные проблемы юриспруденции. - 1999. - Вып. 3. - 4.2.-С. 131-138. 3.34. 3.35. Зубарев В.И. Принимаемые УВД меры по организации расследования преступлений, совершаемых в кредитно-финансовой сфере // Информационный бюллетень Следственного комитета МВД РФ. - 1998. - № 1 (96). - С. 49 -55. 3.36.

170

3.27. Зуев А.А., Черновецкий Л.М. Вопросы совершенствования следст- венного осмотра документов по делам о хищениях // Криминалистика и судебная экспертиза. - Киев, 1984. - Вып. 29. - С. 56-58. 3.28. 3.29. Каз Ц.М. О единстве и дифференциации уголовного судопроизвод- ства. // Социалистическая законность. - 1975. - № 1. - С. 65. 3.30. 3.31. Кобяков В.М. О стадийности уголовного судопроизводства и един- стве уголовно-процессуальной формы // Уголовно-процессуальные формы борьбы с правонарушениями. - Свердловск, 1983. - С. 18. 3.32.

3.30. Коробейников Б.В. Вопросы криминалистического исследования содержания документов // Вопросы борьбы с преступностью. - М.: Юрид. лит., 1984.-Вып. 40. -С. 53-67. 3.31. 3.32. Корчагин А.Г. Уголовно-правовые и криминологические аспекты преступлений в банковской сфере // Рос. следователь. - 2000. - № 1. - С. 17 -21. 3.33. 3.34. Коряковцев В.В. Залог как мера пресечения в уголовном процессе РФ // Правоведение. - 2000. - № 4. - С. 120 - 131. 3.35. 3.36. Кривенко Т., Куранова Э. Расследование посягательств на целевые бюджетные кредиты // Законность. - 1996. - № 8. - С. 10 - 16. 3.37. 3.38. Кривенко Т., Куранова Э. Расследование преступлений в кредитно- финансовой сфере // Законность. - 1996. - № 1. - С. 19 - 25. 3.39. 3.40. Кузнецов Н. Дифференциация процессуальной формы // Российская юстиция. - 1999. - № 5. - С. 26 - 27. 3.41. 3.42. Лапин С, Завидов Б. Основания к возбуждению уголовного дела // Интеллектуальная собственность. - 2000. - № 5. - С. 58 - 64. 3.43. 3.44. Ларичев В. Объективная сторона незаконного получения кредита // Законность. - 1997. - № 7. - С. 10 - 14. 3.45. 3.38. Летников В.А., Худяков А.А., Гаврилов B.C. Обзор судебно- следственной практики по делам о преступлениях в кредитно-банковской сфере // Информационный бюллетень Следственного комитета. - 1998. - № 1 (74). - С. 24-28.

171

3.39. Лисов В. С кем Путин пойдет в финансовую разведку // Российская газета. - 2000. - 15 декабря. - С. 10. 3.40. 3.41. Лубин А.Ф. Методологические предпосылки механизма доказывания по уголовному делу // Уголовно-процессуальная деятельность. Теория. Методология. Практика: Сб. науч. статей / Под ред. А.Ф. Лубина. - Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2001. - С. 68 - 78. 3.42. 3.43. Майорова Л.В. Особое производство // Проблемы доказывания по уголовным делам / Под ред. Я.О. Мотовиловкера. - Красноярск, 1981. -С. 110 -111. 3.44.

3.42. Маркушин А.Г. Оперативно-розыскное обеспечение раскрытия и расследования преступления // Вестн. Нижегор. гос. ун-та им. Н.И. Лобачевского. Правовые средства и методы зашиты законопослушного гражданина / Под ред. В.Т. Томина и И.А. Склярова. - 1996. - С. 110 - 118. 3.43. 3.44. Маршев С.А. О дифференциации форм уголовного судопроизводства // Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы / Под ред. Кокорева Л.Д. - Воронеж, 1979. - С. 141 - 147. 3.45. 3.46. Матусовский Г.А., Бущан О.П. О формировании методики расследования банковских преступлений // Современные достижения науки и техники в борьбе с преступностью. - Минск, 1992. - С. 82 - 84. 3.47. 3.48. Меликян М.Н. О специфике доказывания в ходе предварительной проверки информации о преступлениях //Государство и право. - 1998. - № 10. -С. 76. 3.49. 3.50. Методические рекомендации по организации расследований в кредитно- финансовой сфере // Информационный бюллетень Следственного комитета МВД РФ. - 1998. - № 1 (94). - С. 41 - 56. 3.51. 3.52. Мотовиловкер Я.О. Некоторые вопросы содержания и формы уголовного процесса // Вестн. Ярослав, ун-та. - 1972. - № 4. - С. 55 - 77. 3.53. 3.54. Пашкевич П.Ф. О процессуальной экономии в досудебных стадиях советского уголовного судопроизводства // Проблемы совершенствования советского законодательства / Труды ВНИИСЗ. - М., 1974. - С. 160 - 173. 3.55.

172

3.49. Пашкевич П.Ф. Процессуальные формы уголовного судопроизвод- ства нужно дифференцировать // Социалистическая законность. - 1974. - № 9. -С. 54 - 56. 3.50. 3.51. Поляков М.П. Размышления о смысле уголовного процесса и его за- дачах // Нижегородский юрист. - 2000. - Вып. 1. - С. 11 - 17. 3.52. 3.53. Поляков М.П. Уголовно-процессуальная интерпретация результатов оперативно-розыскной деятельности: размышления о функции новой терминологии в науке // Современные проблемы уголовного судопроизводства России: Сборник научных статей / Под ред. В.Т. Томина и А.Ф. Лубина. - Н. Новгород: НЮИ МВД РФ, 1999. - С. 90. 3.54. 3.55. Преступность в сфере кредитно-финансовых отношений: Проблемы борьбы с экономическими преступлениями, совершаемыми в кредитно- финансовой сфере // Информационно-аналитический бюллетень / Отв. ред. Ларичев В.Д. - М.: ВНИИ МВД России, 1999. - Вып. 2. - 60 с. 3.56. 3.57. Расследование преступлений в кредитно-финансовой сфере // За- конность. - 1996. -№ 1. - С. 19. 3.58. 3.59. Свиридов М.К. О сущности и основаниях дифференциации уголов- ного процесса // Актуальные вопросы государства и права в период совершенствования социалистического общества. - Томск, 1987. - С. 241 - 242. 3.60. 3.61. Селезнев М. Бригадный метод расследования // Законность. - 1997. - №9.-С. 17. 3.62. 3.63. Сильнов М.А. Некоторые проблемы рассмотрения в порядке ст. 109 УПК материалов о преступлениях, совершенных в банковской сфере // Правоведение. -2000. -№ 1. -С. 157-161. 3.64. 3.65. Сергеев В.И. Гражданско-правовые аспекты в деятельности опера- тивных и следственных органов при расследовании преступлений в сфере экономики // Рос. следователь. - 2000. - № 1. - С. 3 - 10. 3.66. 3.67. Скобликов Г. Проверка и разрешение заявлений о привлечении к от- ветственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности: практические аспекты // Хозяйство и право. - 2000. - № 3. - С. 64 - 72. 3.68.

173

3.59. Станкевич О.Г. Влияние следственного управления на повышение эффективности работы подчиненных следственных подразделений // Информа- ционный бюллетень СК МВД России. - 1998. - № 4 (97). - С. 5 - 14. 3.60. 3.61. Стецовский Ю.И. К вопросу о процессуальной форме советского уголовного судопроизводства. //Вопросы борьбы с преступностью. - 1975. -№ 23.-С. 107-120. 3.62. 3.63. Строгович М.С. О единой форме уголовного судопроизводства в пределах ее дифференциации. // Соц. законность. - 1974. - № 9. - С. 52. 3.64. 3.65. Тенчов Э.С. К вопросу о понятии экономической преступности // Гарантии прав личности и проблемы применения уголовного и уголовно-процессуального законодательства. -Ярославль, 1989. - С. 86 - 94; 3.66.

3.64. Ткачук Т.А. Актуальные вопросы, связанные с нейтрализацией про- тиводействия расследования // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С. 47. 3.65. 3.66. Трубачев А.Д. Следственные ситуации в раскрытии отдельных видов преступлений // Следственные ситуации и раскрытие преступлений. -Свердловск, 1975. - С. 67 - 71. 3.67. 3.68. Трусов А.И. Доказательства и иные материалы, собираемые вне производства по уголовному делу. В кн.: Развитие и применение уголовно-процессуального законодательства. - Воронеж, 1987. -С. 115-117. 3.69. 3.70. Шаваеву А.Г. Специальные предупреждения для банков // Система борьбы с экономической разведкой. - М., 2000. - С. 212 - 213. 3.71. 3.72. Шадрин B.C. Сущность досудебного производства и дальнейшее развитие его форм в советском уголовном процессе // Формы досудебного производства и их совершенствование. - Волгоград, 1989. - С. 4 - 15. 3.73. 3.74. Шарапов А. Налоговая полиция ищет не преступника, а деньги // Российская газета. - 1993. - 17 февраля. 3.75. 3.76. Шейфер С.А. Использование непроцессуальных познавательных мероприятий в доказывании по уголовному делу // Государство и право. - 1997. -№9.-С. 61. 3.77.

174

3.71. Шейфер С.А. Пути развития процессуальной формы получения до- казательственных материалов на досудебных стадиях процесса // Уголовно-процессуальные проблемы предварительного следствия и пути его совершенствования: Сб. науч. тр. - Волгоград, 1985. - С. 14 - 22. 3.72. 3.73. Шмонин А.В. Порядок представления и перечень необходимых до- кументов для возбуждения уголовного дела по незаконному получению кредита // Информационный бюллетень Следственного комитета. - 1999. - № 1 (98). -С. 101-105. 3.74. 3.75. Элькинд П.С. Категории «содержание» и «форма» в сфере уголовно- процессуального регулирования. В кн.: Развитие и совершеннствование уго-ловно-процесуальной формы. - Воронеж, 1979. - С. 34 - 45. 3.76. 3.77. Яковлев В.Г. О состоянии работы по возмещению ущерба при рас- следовании преступлений в сфере экономики // Информационный бюллетень Следственного комитета МВД России. - 1998. - № 3 (96). - С. 153 - 156. 3.78. 3.75. Яни П.С. Незаконное получение кредита // Законодательство. - 2000.-№ 5.-С. 64-72.

  1. Диссертации и авторефераты

4.1. Александров А.С. Диспозитивность в уголовном процессе: Дис… канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 1995. - 243 с. 4.2. 4.3. Бецуков А.З. Документы как источник доказательств по уголовным делам о преступлениях в сфере экономики: процессуальные и криминалистические аспекты: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Краснодар, 1999. - 19 с. 4.4. 4.5. Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность, перспективы. Автореф. дис… канд. юрид. наук.-М., 2001.-31 с. 4.6. 4.7. Величко А.В. Правовое регулирование применения залога как меры пресечения в уголовном процессе: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - 2001. -27 с. 4.8.

175

4.5. Гончан Ю.А. Таможня как орган дознания: Дис… канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 2000. - 275 с. 4.6. 4.7. Деришев Ю.В. Оптимизация досудебного производства в уголовном процессе России: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Омск, 1999. - 25 с. 4.8. 4.9. Джакишев Е.Г. Проблемы совершенствования криминалистических приемов и средств борьбы с хищениями и иными корыстными преступлениями в сфере экономики: Автореф. дис… д-ра юрид. наук. - Алматы, 1994. - 39 с. 4.10.

4.8. Зникин В.К. Использование оперативно-розыскной информации в уголовно-процессуальном доказывании: Автореф. дис… канд. юрид. наук. -Томск, 1998.-21 с. 4.9. 4.10. Зуев А.А. Следственный осмотр при расследовании хищений, совер- шаемых путем присвоения, растраты или злоупотребления служебным положением: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Харьков, 1986. - 20 с. 4.11.

4.10. Канафин Д.К. Проблемы процессуальной формы судопроизводства по делам об организованной преступности: Дис… канд. юрид. наук. - М., 1997. -187 с. 4.11. 4.12. Ковтун Н.Н. Обеспечение неотвратимости уголовной ответственности за преступления в стадии возбуждения уголовного дела: Дис… канд. юрид. наук.-М., 1992.-153 с. 4.13. 4.14. Крепышева С.К. Формирование прогностической методики рассле- дования преступлений, связанных с легализацией (отмыванием) преступных доходов: Дис… канд. юрид. наук. -Н. Новгород, 2001. - 198 с. 4.15. 4.16. Кузнецов А.П. Государственная политика противодействия налого- вым преступлениям в Российской Федерации (проблемы формирования, законодательной регламентации и практического осуществления): Дис… д- ра юрид. наук. - Н. Новгород, 2000. - 513 с. 4.17. 4.18. Леднев А.И. Криминалистическая методика расследования преступ- лений, совершаемых при осуществлении кредитных операций: Дис… канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 2000. - 224 с. 4.19. 4.20. Ленский А.В. Досудебное (предварительное) производство в совре- 4.21.

176

менном уголовном процессе России: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 1998.-28 с.

4.16. Ложкина Е.И. Правовые основы и тактика расследования незаконного получения кредита: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М., 1999. - С. 26. 4.17. 4.18. Луценко О.А. Расследование хищений в сфере банковской деятель- ности: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Краснодар, 1998. - 28 с. 4.19.

4.18. Масленникова Л.Н. Процессуальное значение результатов прове- рочных действий в доказывании по уголовному делу: Автореф. дис… канд. юрид. наук. -М., 1990. - 13 с. 4.19. 4.20. Матвеев А.А. Использование экономической информации при выяв- лении и предупреждении организованных преступлений: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 1999. - 24 с. 4.21. 4.22. Миронов Д.В. Преступность: понятие, признаки, свойства: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Ставрополь, 2000. - 23 с. 4.23. 4.24. Митрофанов Я.Н. Использование методов криминалистики при вы- явлении и расследовании преступлений, совершаемых преступными сообществами в финансово-кредитной системе: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М., 1999. - 24 с. 4.25. 4.26. Поляков М.П. Налоговая полиция как орган дознания: Дис… канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 1995. - 229 с. 4.27. 4.28. Попов A.M. Непосредственное обнаружение признаков преступления как повод к возбуждению уголовного дела: Автореф. дис… канд. юрид. на- ук. - Н. Новгород, 1999. - 21 с. 4.29.

4.24. Попов Н.М. Оперативное обеспечение досудебной подготовки в уголовном судопроизводстве России. Автореф: дис… канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 1997.-24 с. 4.25. 4.26. Прутченкова Г.Н. Процессуальная форма и ее значение для совер- шенствования правовой регламентации предварительного расследования: Дис… канд. юрид. наук. -М., 1992. - 205 с. 4.27. 4.28. Сатуев Р.С. Выявление и расследование преступлений, совершав- 4.29.

177

мых в финансово-кредитной системе: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М., 1998.-20 с.

4.27. Сереброва СП. Проблемы рационализации досудебного производ- ства: Дис… канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 1995. - 219 с.

  1. Словари

5.1. Малый энциклопедический словарь: 1-5 т. / Репринтное воспроизве- дение издания Брокгауза-Ефрона. - М.: Терра, 1994. 5.2. 5.3. Рыночная экономика. 200 терминов: Популярный словарь. - М., 1991. - 86 с. 5.4. 5.5. Современный словарь иностранных слов / Около 20 000 слов. - М.: Русский язык, 1993. - 740 с. 5.6. 5.7. Философский словарь / Под ред. М.М. Розенталя. - М., 1975. - 452 с. 5.8.

178

Приложение М 1

АНКЕТА

Уважаемый товарищ! Кафедра уголовного процесса Нижегородской академии МВД России изучает практику раскрытия, расследования и доказывания преступлений, связанных с посягательствами на денежные ресурсы финансово- кредитной сферы России. В связи с этим просим Вас ответить на вопросы настоящей анкеты.

Выбрав нужный (-ые) вариант (-ы) ответа, обведите кружком соответствующее число; возможно указание нескольких ответов (кроме прямо противоположных); дайте пояснение там, где сочтете это необходимым.

Заранее благодарим за оказанную помощь в исследовании.

Сведения о респонденте:

Ф.И.О.

Стаж работы

Должность, звание, степень

  1. Каковы основные причины, способствующие совершению преступных посягательств на денежные ресурсы финансово-кредитной сферы?

1) Отсутствие у преступников страха перед уголовной ответственностью, базирующегося на неудовлетворительной работе правоохранительных органов. 2) 3) Несовершенство технико-юридической базы, регулирующей отношения в финансово-кредитной сфере. 4) 5) Надежда на фактическую безнаказанность благодаря связям, подкупам и взяткам. 6) 7) Иное . 8) 2. Необходимо ли ужесточать борьбу с преступностью в финансово- кредитной сфере или особого внимания этому уделять не стоит?

1)Да. 2) Нет.

  1. Если необходимо ужесточение, то каким образом это нужно делать?

1) Усилением уголовных репрессий. 2) 3) Усовершенствованием порядка судопроизводства, за счет его приспособления (специализации) к указанным категориям дел. 4) 5) Иное . 6) 4. Должно ли существовать для каждого вида преступной деятельности свое производство?

1)Да.

2) Нет. 3) 4) Иное . 5) 5. Кто наиболее пригоден к выявлению и расследованию преступлений, совершенных в финансово-кредитной сфере?

1) Следователи и оперуполномоченные МВД. 2) 3) Следователи и оперуполномоченные ФСНП. 4) 5) Необходимо создать иные органы 6)

179

  1. Каково процентное соотношение материалов и уголовных дел у орга нов, специализирующихся на выявлении и расследовании преступлений в фи нансово-кредитной сфере к материалам и делам другой направленности?

1) Оперуполномоченные БЭП . 2) 3) Органы дознания . 4) 5) Следователи . 6) 7. Наиболее распространенные (типичные) поводы для возбуждения уго ловных дел этой категории преступлений?

1) Заявления и письма граждан. 2) 3) Сообщения различных общественных организаций. 4)

3) Сообщения предприятий, учреждений, организаций и должностных лиц. 4) 5) Статьи, заметки и письма, опубликованные в печати. 6) 7) Явка с повинной. 8) 6) Непосредственное обнаружение органом дознания, следователем, прокурором или судом признаков преступления.

7) Иное .

  1. Какие документы содержат данные, необходимые для принятия реше ния о возбуждении уголовного дела по данной категории преступлений?

1) Устав организации (другие документы, характеризующие ее финансово- экономическое состояние). 2) 3) Документы, отражающие получение кредита в банке (другие банков- ские документы). 4) 5) Акты, материалы проверок налоговых, банковских и других контроли- рующих органов. 6) 7) Иное . 8) 9. Что включает в себя подготовительная (аналитическая) работа следова теля для осуществлению уголовно-процессуальной деятельности, после полу чения заявления (материалов) о преступлении?

  1. Имеется ли необходимость в том, чтобы увеличить предусмотренный ст. 109 УПК срок предварительной проверки заявлений и сообщений о преступных посягательствах в финансово-кредитной сфере?

1) Да, такая необходимость есть, срок необходимо увеличить до суток.

2) Нет, такой необходимости нет. 3) 4) Иное 5) 11. Установление каких данных Вы считаете достаточным для того, чтобы проверка по материалу считалась оконченной и можно было решить вопрос оВУД?

I) Достаточно, чтобы были установлены фактические данные, указы- вающие на объект преступления и объективную сторону (время, место, спо-

180

соб, причинная связь и т.п.), включая сведения о причинении преступлением ре- ального ущерба.

2) Кроме указанного в пункте 1 необходимо еще установление и субъекта преступления (его спецсубъектность и т. п.). 3) 4) Кроме вышеперечисленных обстоятельств необходимо установление (доказывание) и виновности субъекта в совершении преступления. 5) 6) Проведение проверки в полном объеме, включая проведение документальных ревизий, истребование документов и т. п. 7) 12. Когда, по-Вашему наступает момент квалификации преступлений, со вершенных в финансово-кредитной сфере?

1) При возбуждении уголовного дела. 2) 3) При предъявлении обвинения. 4) 5) На последующих этапах. 6) 7) Иное . 8) 13. Сталкиваются ли органы, специализирующиеся на раскрытии, рассле довании и доказывании преступлений в финансово-кредитной сфере, с процес суально-тактическими особенностями в своей деятельности?

1) При возбуждении уголовных дел. 2) 3) При легализации результатов оперативно-розыскных мероприятий. 4) 5) При применении мер уголовно-процессуального принуждения. 6) 7) При производстве следственных действий. 8) 9) Иное . 10) 14. Какие основные трудности испытывают органы расследования при осуществлении досудебного производства по анализируемой категории дел?

1) Связанные с отсутствием специальных методик расследования. 2) 3) Связанные с отсутствием необходимых экономических знаний у лиц, осуществляемых расследование. 4) 5) Связанные с высокой сложностью доказывания в отличие от доказывания других преступлений. 6) 7) Связанные с обилием нормативных документов экономического характера и нестыковки их с другим законодательством. 8) 9) Связанные с недостаточным знанием специфики документооборота при осуществлении банковских и хозяйственных операций. 10) 11) Связанные с недостаточным знанием признаков, указывающих на внесение в документы исправлений. 12) 13) Связанные с незнанием особенностей видов и форм этих документов. 14) 15) Иные . 16) 15. Какие наиболее распространенные (типичные) способы противодей ствия расследованию применяются преступниками в ходе досудебного произ водства по уголовным делам о преступлениях в финансово-кредитной сфере?

1) Фальсификация документов. 2) 3) Сокрытие следов преступления (уничтожение документов и т. п.). 4) 5) Шантаж1. 6) 7) Угрозы. 8) 9) Подкуп. 10)

181

6) Привлечение представителей средств массовой информации. 7) 8) Привлечение коррумпированных чиновников и депутатов для оказания давления на должностных лиц, осуществляющих досудебное производство по этой категории дел. 9) 10) Иное . 11) 16. Какие из источников доказательств являются самыми распространен ными по делам, связанным с преступлениями в финансово-кредитной сфере?

1) Личные (показания подозреваемого, обвиняемого, гр. истца, свидетелей). 2) 3) Документы. 4) 5) Вещественные доказательства (в том числе, недвижимое имущество, транспорт, драгоценности и т. д.). 6) 17. Какая мера пресечения является наиболее эффективной в процессе досудебного производства по делам о преступлениях в финансово- кредитной сфере?

1) Заключение под стражу. 2) 3) Залог. 4) 5) Личное поручительство. 6) 7) Поручительство общественных объединений. 8) 9) Подписка о невыезде. 10) Иная .

  1. Производство каких следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий является наиболее типичным и эффективным при расследовании преступлений в финансово-кредитной сфере?

1) Осмотр (укажите виды осмотра: ).

2) Назначение и производство экспертизы (виды
экспертиз:

:	/

3) Обыск. 4) 5) Выемка. 6) 7) Освидетельствование. 8) 9) Наблюдение. 10) 11) Прослушивание телефонных переговоров. 12) 13) Иные . 14) 19. Что может обозначать термин «Уголовно-процессуальная характери стика преступной деятельности»?

182

Приложение ЛЬ 2

АНКЕТА - кодировочный лист

по изучению уголовных дел по программе

«Досудебное производство уголовных дел, связанных

с преступлениями в финансово-кредитной сфере»

  1. № уголовного дела
  2. Статья УК РФ
  3. Форма досудебной подготовки (дознание, предварительное следствие)
  4. Органы, осуществившие досудебное производство (СОГ, следователь, орган дознания…), их специализация и принадлежность к ведомствам (МВД, ФСНП…)
  5. Способ совершения преступления (один, группа)
  6. Ф.И.О. обвиняемого
  7. Пол (мужской, женский)
  8. Возраст (лет)
  9. Образование (среднее, среднее специальное, высшее)
  10. Работа (занимаемая должность, стаж)
  11. Судимость (нет, да - за какие преступления)
  12. Виновность (признал полностью, частично; отрицает)
  13. Дата совершения преступления
  14. Дата сообщения (обнаружения) в правоохранительные органы
  15. Срок проведения предварительной проверки (до 3-х суток, до 10-ти суток, свыше 10-ти суток), проведенные действия (ОРМ, следственные действия, иные) в ходе ее и их результаты
  16. Повод и основания возбуждения уголовного дела (достаточность фак- тических данных, послуживших законному ВУД)

183

  1. Дата возбуждения уголовного дела (прокурором, следователем, орга- ном дознания)
  2. Краткая фабула на момент возбуждения уголовного дела (что, где, ко- гда.)
  3. Круг обстоятельств, послуживших достаточными основаниями (дока- зательства) для предъявления обвинения и срок их сбора
  4. Краткая фабула на момент предъявления обвинения и окончания рас- следования (изменилась ли она с момента ВУД или нет)
  5. Сроки досудебного производства (1 месяц, 2 месяца - соблюдались, нарушались или законно продлевались)
  6. Результат досудебного производства (направлено прокурору с обви- нительным заключением, приостановлено или прекращено)
  7. Назначение и проведение следственных действий, экспертиз, опера- тивно-розыскных мероприятий (основания, сроки и результаты их производства)
  8. Меры принимаемые в целях возмещения ущерба и их результаты
  9. Круг участников досудебного производства (активные, пассивные) и их значение (роль) в достижении задач досудебного производства
  10. Меры уголовно-процессуального принуждения (меры пресечения, иные)

  11. Противодействие расследованию (уничтожение следов, шантаж и т.п.)

184

Приложение № 3

Проект

Глава . Производство по делам о преступной деятельности в сфере

экономики.

(примерное содержание, в которое, при дальнейшей разработке данной проблемы, могут быть внесены изменения и дополнения)

Статья I1. Подследственность дел о преступной деятельности в сфере экономики.

Досудебное производство по делам о преступной деятельности в сфере экономики, а именно: проверка заявлений и сообщений; возбуждение и предварительное расследование уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьями … 176, 177…УК РФ, осуществляется специализированными подразделениями в составе МВД РФ (либо Финансовой полиции РФ - в случае создания) в соответствии с положениями настоящей главы.

Орган дознания, следователь, прокурор, суд при обнаружении признаков, преступлений, перечисленных в части первой настоящей статьи немедленно передают материалы проверки или уголовного дела соответствующим органам, к компетенции которых относится осуществление производства по делам этой категории. Передача материалов осуществляется на основании мотивированного постановления или определения.

Статья 2. Проверка заявлений и сообщений о преступной деятельности в сфере экономики.

Проверка заявлений и сообщений о преступлениях, перечисленных в ст. 1 настоящей главы, осуществляется в срок до 10 суток с момента получения заявления или сообщения о преступлении. В исключительных случаях, с санкции прокурора, такая проверка может проводиться в срок до 30 суток.

1 Нумерация условная.

185

Проверка заявлений и сообщений о преступной деятельности в сфере экономики состоит в проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве ОМП, истребовании документов, проведении ревизий и аудиторских проверок деятельности банков, фирм вне зависимости от форм собственности, а также иных, разрешенных законом действий, направленных на установление обстоятельств произошедшего.

В ходе проведения проверки заявлений и сообщений о преступной дея- тельности в сфере экономики следователь, в компетенцию которого входит расследование дел данной категории, имеет право на ознакомление с оперативно-розыскными материалами органов дознания.

Данные, полученные в установленном законом порядке в ходе проведения предварительной проверки указанных заявлений и сообщений, признаются доказательствами по уголовному делу наравне с другими фактическими данными, полученными после возбуждения уголовного дела.

Статья 3. Доказательства по делам о преступной деятельности в сфере экономики.

Доказательствами по делам о преступлениях, совершенных в сфере эко- номики являются любые фактические данные, полученные в ходе осуществления уголовно-процессуальной деятельности, основанной на законе; и оформленные в соответствии с требованиями настоящего закона.

Результаты оперативно-розыскных мероприятий могут быть признаны доказательствами по делам данной категории, при наличии следующих условий:

1) если материалы оперативно-розыскной деятельности получены без на- рушения закона, регламентирующего их проведение; 2) 3) если материалы оперативно-розыскной деятельности содержат инфор- мацию, имеющую существенное значение дела; 4) 5) если при исследовании материалов оперативно-розыскной деятельности в ходе досудебного производства (в суде) не возникает неустранимых со- мнений в их достоверности. 6)

186

Статья 4. Порядок приобщения к делу результатов оперативно-розыскных мероприятий.

Следователь, суд вправе своим постановлением или определением при- общить к делу в качестве доказательств материалы, полученные в ходе оперативно-розыскной деятельности.

Начальник органа, осуществляющего такую деятельность, выносит по- становление о направлении указанных материалов следователю (в суд) с предложением о приобщении их к делу в качестве доказательств. К постановлению прилагаются собственно материалы оперативно- розыскных мероприятий, а также при необходимости могут прилагаться: рапорт сотрудника оперативного подразделения, непосредственно проводившего ОРМ или осуществляющего руководство им; заключения специалистов с их пояснениями и иные документы, подтверждающие законность2 и достоверность передаваемых материалов.

Статья 5. Обстоятельства, подлежащие обязательному установлению.

  • последствия совершенного преступления;
  • использование угроз и подкупа должностных лиц, представителей вла- сти;
  • способы легализации денежных средств.
  • Статья 6. Особенности применения мер пресечения по делам о преступной деятельности в сфере экономики.

В отношении лиц, обвиняемых в совершении преступлений, связанных с посягательствами на финансовые ресурсы в сфере экономики, залог должен применяться в качестве основной меры пресечения и сочетаться с иной мерой уголовно-процессуального принуждения - отстранением обвиняемого от занимаемой должности.

Например, копию «Постановления о прослушивании телефонных переговоров», санкционированного судьей.

187

Приложение № 4 Обязательство о неразглашении сведений, составляющих коммерческую тайну

Я, (Ф. И. О.) приступая к ис полнению служебных обязанностей в качестве сотрудника фирмы .

ОБЯЗУЮСЬ:

  1. В период работы в фирме не разглашать сведений, составляющих ком- мерческую тайну, которые будут доверены или станут известными мне в связи с выполнением трудовых (служебных) обязанностей.
  2. Выполнять все относящиеся ко мне требования приказов, распоряжений, инструкций и положений по обеспечению сохранности коммерческой тай- ны фирмы.
  3. Не использовать свои полномочия вопреки законным интересам фирмы в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц, либо нанесения вреда другим лицам.
  4. Не разглашать сведений о заключенных или планируемых контрактах, данные о поставщиках и клиентах, информацию о руководстве и сотрудниках фирмы.
  5. Не использовать знание коммерческой тайны при осуществлении любой деятельности, которая может нанести ущерб интересам фирмы.
  6. В случае моего увольнения не разглашать и не использовать для себя и других лиц сведения, составляющие коммерческую тайну.
  7. С «Положением о сохранении коммерческой тайны» от 23 февраля 2000 г. ознакомлен (а).

Предупрежден (а) о гражданско-правовой ответственности за разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну, в соответствии со ст. 15 ГК РФ в виде возмещения убытков и уголовно-правовой ответственности по ст. 201 УК РФ.

Сотрудник (Ф.И.О.) Директор (Ф.И.О.)

« » 200 г. « » 200 г.