lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Александрова, Ольга Ивановна. - Уголовно-процессуальные и криминалистические особенности возбуждения и расследования уголовных дел с участием иностранных граждан : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2001 202 с. РГБ ОД, 61:02-12/477-8

Posted in:

ВСЕРОССРШСКРШ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКРШ РШСТИТУТ

МВДРОССР1И

На правах рукописи

АЛЕКСАНДРОВА

Ольга Ивановна

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ

ОСОБЕННОСТИ ВОЗБУЖДЕНИЯ И РАССЛЕДОВАНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ С УЧАСТИЕМ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН

Специальность: 12.00.09

Уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация Аа соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель -доктор юридических наук, профессор А.И. Бастрыкин

Москва 2001

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 4

Глава 1. Процессуальные особенности расследования

уголовных дел с участием иностранных граждан 11

1.1. Особенности возбуждения уголовных дел

с участием иностранцев 12

1.2. Особенности процессуальных действий с участием лиц, обладающих дипломатическими привилегиями

и иммунитетами 18

1.3. Участие переводчика в уголовных делах с участием иностранных граждан 35

Глава 2. Процессуальные проблемы сотрудничества Российской Федерации с зарубежными государствами по договорам о правовой помощи в связи с расследованием уголовных дел с участием иностранных граждан .. 43

2.1. Правовая помощь и сотрудничество по уголовным

делам: понятие и правовая основа 43

2.2. Общая характеристика процессуальных действий по договорам о правовой помощи 54 2.3. 2.4. Вручение документов 56 2.5. 2.6. Производство процессуальных действий 59 2.7. 2.8. Возбуждение уголовного преследования 65 2.9. 2.10. Выдача лиц 70 2.11. 2.12. Вызов свидетелей и экспертов и доставка лиц, содержащихся под стражей, для допроса в качестве свидетелей 78 2.13. 2.14. Выдача вещей 83 2.15. Глава 3. Правовая регламентация сношений российских

судебно-следственных органов с соответствующими учреждениями иностранных государств 86

3.1. Общие положения 86 3.2. 3.3. Двусторонние соглашения о правовой помощи с иностранными государствами 88 3.4. 3.5. Многосторонние международные соглашения по вопросам борьбы с преступностью 94 3.6.

3.4. Консульские конвенции Российской Федерации с

иностранными государствами 101

Глава 4. Особенности тактики расследования уголовных дел

с участием иностранных граждан 114

4.1. Общие тактические и организационные особенности 114 4.2. 4.3. Изучение личности иностранца, участвующего в уголовном процессе 122 4.4. 4.5. Особенности допроса иностранца 127 4.6. 4.7. Опознание с участием иностранных граждан 133 4.8. Глава 5. Особенности расследования краж имущества

иностранных граждан 147

5.1. Криминалистическая характеристика краж имущества иностранных граждан 147 5.2. 5.3. Особенности криминалистической характеристики 5.4. и расследования карманных краж 151

5.3. Особенности криминалистической характеристики и расследование краж имущества иностранных граждан, совершаемых в гостиницах и общежитиях 165 5.4. 5.5. Особенности расследования краж, совершенных из автотранспорта 176 5.6. Основные внутригосударственные нормативные акты 191

Основные международно-правовые акты 192

Ведомственные нормативные акты 194

Литература 196

4

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Ст. 62 Конституции Российской Федерации установила, что «иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации».

Введение в Основной Закон России этой важной правовой нормы предполагает дальнейшее совершенствование деятельности российских правоохранительных органов, призванных обеспечить реализацию прав и свобод, предоставляемых иностранцам в нашей стране.

Постоянно растущее количество граждан, прибывающих в нашу страну в порядке политического, экономического, научного и культурного сотрудничества и обмена, открытие совместных предприятий и иностранных фирм объективно ведет к увеличению числа иностранцев, вовлекаемых в различные сферы российского права, в том числе и в сферу российского уголовного процесса.

Практика показывает, что иностранные граждане, находясь в Российской Федерации и участвуя в российском уголовном процессе, могут выполнять самые различные процессуальные функции - выступать в качестве свидетелей, потерпевших, а также подозреваемых, обвиняемых и подсудимых.

Но в какой бы процессуальной роли не выступал иностранец, факт его участия в российском уголовном судопроизводстве придает процессу предварительного расследования характерные особенности не только собственно уголовно-процессуального, но и международно-правового и криминалистического характера. В силу этого органы дознания и предварительного следствия, расследуя уголовные дела с участием иностранных граждан, встречаются с рядом дополнительных трудностей,

5 которые обусловлены особенностями правового статуса иностранцев в РФ, особенностями социально- психологических свойств личности иностранцев, криминалистическим особенностями преступлений, которые совершаются иностранцами, либо в отношении иностранцев и их имущества и т.д.

Теоретическая разработка проблем расследования уголовных дел с участием иностранных граждан затрагивает интересы различных юридических наук. Настоятельно необходима разработка указанных проблем представителями наук криминалистического цикла: уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, судебной психологии, т.е. тех наук которые в первую очередь призваны разрабатывать научные рекомендации для совершенствования деятельности органов, ведущих борьбу с преступностью, органов дознания, следствия, прокуратуры и суда.

Научное исследование указанных проблем, выработка рекомендаций по их разрешению имеет важное теоретическое и практическое значение. Оно призвано способствовать укреплению законности в деятельности органов дознания и предварительного следствия, соблюдению законных прав и интересов иностранных граждан, участвующих в уголовном процессе.

До настоящего времени в отечественной юридической литературе существовали лишь отдельные, немногочисленные специальные исследования (работы А.И.Бастрыкина, А.Г.Крамарева, В.П.Лаврова, К.Е.Острога, А.Г.Романова, Е.А.Степанова), посвященные указанной проблематике. Однако научная разработка данного направления должна быть продолжена. Изложенное определяет актуальность предпринятого диссертационного исследования.

Объектом диссертационного исследования являются уголовно- процессуальные и криминалистические особенности возбуждения и расследования уголовных дел с участием иностранных граждан, обусловленные особенностями правового регулирования сотрудничества правоохранительных органов различных государств в сфере уголовного судопроизводства, особенностями правового
статуса иностранцев в

6

Российской Федерации, особенностями социально-психологических свойств личности иностранцев, криминалистическими особенностями преступлений, которые совершаются иностранцами, либо в отношении иностранцев и их имущества и другими факторами, обусловливающими специфическую природу расследования рассматриваемой категории дел.

Предметом диссертационного исследования явились: уголовно- процессуальная и криминалистическая практика возбуждения и расследования уголовных дел с участием иностранных граждан; международные договоры Российской Федерации с зарубежными государствами о правовой помощи и практика их реализации; правовые нормы о статусе дипломатических, консульских и иных иностранных представителей, обладающих иммунитетом от юрисдикции российского уголовного и уголовно-процессуального законодательства и практика их применения; правовая регламентация сношений российских судебно- следственных органов с соответствующими учреждениями иностранных государств и практические проблемы, возникающие в этой сфере правоприменительной деятельности; практические проблемы

криминалистической тактики и методики расследования уголовных дел с участием граждан иностранных государств.

Цель диссертационного исследования состоит в комплексном изучении криминалистических и уголовно-процессуальных проблем и особенностей возбуждения и расследования уголовных дел с участием иностранных граждан и в выработке на этой основе предложений по совершенствованию российского уголовно-процессуального законодательства, а также в создании рекомендаций для органов дознания и предварительного следствия по совершенствованию тактики, методики и организации расследования уголовных дел с участием иностранных граждан. Эта цель обусловила конкретные задачи исследования:

7

  • определение основных направлений теоретической разработки проблем расследования уголовных дел с участием иностранных граждан;
  • изучение, обобщение и анализ практики органов дознания и предварительного следствия по указанной категории уголовных дел;
  • анализ процессуальных проблем участия иностранных граждан в российском уголовном судопроизводстве и формирование на этой основе рекомендаций по совершенствованию отдельных норм российского уголовно-процессуального законодательства и практики его применения;
  • анализ теоретических и практических проблем применения норм международного права в процессе расследования уголовных дел, в первую очередь, - норм международно-правовых актов, регламентирующих процедуру сношений судебно-следственных органов государств;
  • определение на основе изучения следственной практики общих тактических и организационных особенностей расследования уголовных дел с участием иностранных граждан, разработка тактических криминалистических рекомендаций по проведению отдельных следственных действий с участием граждан иностранных государств;
  • разработка, на основе изучения и анализа следственной практики, методических криминалистических рекомендаций по расследованию уголовных дел с участием иностранных граждан применительно к расследованию краж - наиболее распространенного преступного посягательства на собственность иностранных граждан;
  • Научная новизна работы определяется недостаточной разработанностью в отечественной юридической литературе вопросов теории

8 и практики расследования уголовных дел с участием иностранных граждан. Это предопределяет и новизну основных результатов, полученных автором.

В диссертации определены общие тактические и организационные условия и особенности возбуждения и расследования уголовных дел с участием иностранных граждан. Выявлены и проанализированы тактические и психологические особенности производства отдельных следственных действий, участниками которых являются иностранцы. На основе изучения практики дана криминалистическая характеристика краж имущества иностранных граждан, показаны некоторые особенности методики расследования наиболее распространенных видов краж у иностранцев.

Применительно к проблемам расследования уголовных дел с участием иностранных граждан рассмотрены вопросы сношения советских судебно-следственных органов с соответствующими учреждениями иностранных государств; уголовно-процессуальные вопросы оказания правовой помощи по договорам, заключенным Российской Федерацией с иностранными государствами; подробно анализируется действующее уголовно-процессуальное законодательство, регламентирующее участие в российском уголовном процессе лиц, обладающих дипломатическими привилегиями и иммунитетами, критически оценивается практика применения российского уголовно- процессуального закона при расследовании уголовных дел с участием граждан иностранных государств.

В диссертации наряду с теоретической разработкой исследуемых проблем высказываются практические рекомендации законодательным и правоохранительным органам Российской Федерации. Результатом исследований, по мнению автора, могут быть использованы для дальнейшего совершенствования уголовно-процессуального законодательства. Они могут быть полезны и практическим работникам органов дознания и предварительного следствия при расследовании уголовных дел с участием иностранных граждан. Их использование будет способствовать совершенствованию практики расследования дел этой категории.

9

Методология исследования. Методологической основой исследования явился всеобщий научный метод материалистической диалектики.

Автором широко использовалось текущее уголовное, уголовно- процессуальное и иное законодательство Российской Федерации, правовые нормы зарубежных государств, международные договоры Российской Федерации, проводилось сравнительное изучение российского и зарубежного законодательства.

В работе применялись научные положения материалистической философии, этики, психологии, общей теории права, уголовного, международного, уголовно-процессуального права, криминологии и криминалистики, имеющие важное значение для решения рассматриваемых проблем. Основные положения, выводы и рекомендации, сформулированные в диссертации, получены в результате обобщения и критической оценки теоретических положений, имеющихся в специальной юридической литературе, изученной автором, а также на основе обобщения и анализа следственной практики.

Автор, кроме того, познакомился с организацией и опытом работы Главного следственного управления и следственных отделов ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области по расследованию уголовных дел, связанных с иностранными гражданами, а также с особенностями работы специальных подразделений ГУВД Санкт- Петербурга и Ленинградской области, а также отделов внутренних дел Санкт-Петербурга.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации, выводы и предложения были апробированы автором при подготовке и чтении для студентов и слушателей Российской Правовой Академии МЮ РФ спецкурсов по методике расследования преступлений с участием иностранных граждан. Результаты исследования обсуждались на кафедре уголовно-правовых дисциплин Северо-Западного Филиала Российской Правовой Академии МЮ РФ. Кроме того, диссертантом подготовлено учебное пособие, предназначенное для слушателей РПА и

10 практических работников правоохранительных органов, результаты диссертационного исследования докладывались на научно- практических конференциях, проводимых Северо-Западным филиалом РПА МЮ РФ.

11

ГЛАВА 1. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ С УЧАСТИЕМ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН

На иностранных граждан, находящихся на территории Российской Федерации, полностью распространяются нормы российского уголовно -процессуального права. Ст. 33 УПК гласит: «Судопроизводство по делам о преступлениях, совершенных гражданами иностранных государств и лицами без гражданства, ведется на территории РСФСР в соответствии с правилами настоящего Кодекса».

Это означает, что иностранцам в российском уголовном процессе гарантируются все права участника процесса, предусмотренные уголовно -процессуальным законодательством.

Особые правила действуют в отношении лиц, обладающих дипломатическими привилегиями и иммунитетами. В соответствии со ст.ЗЗ УПК в отношении лиц, обладающих правом дипломатической неприкосновенности, процессуальные действия, предусмотренные российским уголовно - процессуальным законом, производятся лишь по их просьбе или с их согласия. Согласие на производство этих действий испрашивается через Министерство иностранных дел. Перечень лиц, в отношении которых распространяется такой порядок, устанавливается действующим до сих пор Положением о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории СССР.1

Кроме того, уголовно - процессуальный закон предусматривает особый порядок производства обыска и выемки в помещениях дипломатических представительств. Ст. 173 УПК устанавливает, что выемка и обыск в помещениях, занимаемых дипломатическими представительствами, а равно в помещениях, в которых проживают члены дипломатического представительства и их семьи, могут производиться лишь по просьбе или с согласия дипломатического представителя. Согласие дипломатического представителя на выемку или обыск испрашивается через Министерство иностранных дел. При производстве выемки и обыска в указанных помещениях обязательно присутствие прокурора и представителя Министерства иностранных дел.

1 Ведомости Верховного Совета СССР, 1966, №22, ст.387.

12

Как видим, требования закона относительно производства процессуальных действий с участием граждан иностранных государств носят важный, принципиальный, но в то же время весьма лаконичный характер. Между тем, практика свидетельствует о том, что судопроизводство, и прежде всего предварительное расследование с участием иностранных граждан отличается рядом важных, процессуальных особенностей, наиболее характерные из которых будут рассмотрены в данной главе.

1.1. Особенности возбуждения уголовных дел с участием

иностранцев.

Значительная часть уголовных дел о преступлениях против личности и имущества иностранцев возбуждается по их устным обращениям в органы внутренних дел. К сожалению, как показывает изучение практики, процессуальное оформление таких обращений часто связано с ошибками процессуальное характера.

Во многих случаях устные заявления иностранцев не оформляются протоколами в соответствии с требованиями ст. ПО УПК. Иногда обратившийся с устным заявлением иностранец вынужден излагать его собственноручно письменно, делая это не по собственному желанию, а по инициативе следователя, либо другого лица, принимающего заявление. Нередко эти письменные заявления составляются иностранцами на родном языке без помощи переводчика.

Такая практика противоречит закону. При устном сообщении иностранца о совершенном или готовящемся преступлении его заявление должно быть занесено в протокол, составленный лицом, принимающим заявление. Иностранец может изложить свое заявление письменно и собственноручно, но только в том случае, если сам желает или согласен сделать это. Такое письменное заявление носит дополнительный, вспомогательный характер, так как оно не заменяет, а только дополняет то устное заявление, которое уже зафиксировано в протоколе, составленном соответствующими должностными лицами органа расследования.

Особенно недопустимы такие встречающиеся на практике случаи, когда бланк устного заявления вручается самому иностранцу и ему предлагается заполнить этот бланк собственноручно. Подобные действия

13

противоречат российскому уголовно - процессуальному закону, в соответствие с которым все процессуальные акты предварительного расследования должны составляться теми должностными лицами, которые уполномочены на это законом.

Составляя протокол заявления иностранца, следует как можно тщательнее выяснять и максимально полно фиксировать данные о его личности. Кроме обычных сведений, протокол устного заявления иностранного гражданина должен содержать и некоторые дополнительные данные, а именно: 1) национальность и гражданство заявителя; 2) постоянное место жительства за границей и временное в РФ; 3) срок действия визы; 4) постоянное место работы и должность за границей и временное место работы и должность (если таковые имеются) в РФ. В заявлении обязательно должны содержаться сведения о документах, которые удостоверяют личность иностранного гражданина, о предполагаемом сроке пребывания в России, а если заявитель - иностранный турист - сведения о маршруте поездки.

Перечисленные данные необходимы для того, чтобы впоследствии иметь возможность пригласить иностранного гражданина для участия в следственных действиях, если он отправился в деловую или туристическую поездку по нашей стране; для разрешения вопросов, требующих обращения в соответствующие учреждения и организации (государственные органы, дипломатические и консульские представительства и т.д.); для возможных обращений в судебно- следственные органы зарубежных государств в соответствии с договорами о правовой помощи и т.д.

Когда с заявлением обращается лично иностранный гражданин, обладающий дипломатическими привилегиями и иммунитетами, в протоколе устного заявления должны быть отражены его просьба или согласие на производство процессуальных действий с его участием. При получении устного заявления от таких лиц они не должны предупреждаться об уголовной ответственности за заведомо ложный донос. Вместе с тем, исходя из конкретных условий, им может быть разъяснена противоправность и наказуемость такого деяния по российскому закону.

При возбуждении уголовного дела о преступлении, совершенном иностранцем или в отношении иностранца, помимо обычных вопросов,

14

должны получить разрешение и ряд специфических: 1) каковы правовые основания пребывания иностранца в России; 2) каков его правовой статус (обладает ли иммунитетом от уголовной юрисдикции?); 3) есть ли необходимость в информировании соответствующих органов и учреждений о факте возбуждения уголовного дела и если да, то как и кем это будет сделано? 4) каким должно быть участие представителя МИД РФ или дипломатического и консульского представителя, переводчика и других лиц в этой стадии уголовного процесса?

О факте возбуждения уголовного дела с участием иностранца, а тем более в отношении иностранного гражданина целесообразно немедленно сообщить прокурору.

При возбуждении рассматриваемой категории дел необходимо сразу же выяснять сроки пребывания иностранца в России. Они во многом будут определять необходимую степень оперативности расследования по делу. Выезд иностранца (потерпевшего, свидетеля или подозреваемого) из РФ до окончания расследования существенно усложнит его, а в некоторых случаях сделает и вовсе невозможным. Поэтому проверка оснований и само возбуждение дела должны осуществляться в максимально сжатые сроки.3 Это положение наглядно подтверждается следственной практикой.

Неизвестный преступник ночью проник в автомашину иностранного гражданина М. и похитил оттуда его вещи. Хотя сообщение о краже поступило в органы внутренних дел в тот же день и факт кражи не вызывал сомнения, уголовное дело было возбуждено только спустя двадцать дней, после того как в результате фактически проведенного расследования было установлено лицо, совершившее преступление. К этому времени потерпевший М. покинул нашу страну, и поскольку уголовное дело было возбуждено с большим опозданием, допросить его не удалось, похищенные вещи возвращены ему не были. Все это чрезвычайно усложнило процесс дальнейшего расследования по делу.

Имеются в виду должностные лица МИД РФ, его представительств на местах, дипломатические и консульские представительства иностранных государств и т.д. 3 В ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области сложилась практика, при которой от 84% до 92% уголовных дел с участием иностранцев возбуждается в течение суток. Такую практику следует признать правильной.

15

Однако своевременное возбуждение уголовного дела не является самоцелью - за ним должно последовать активное проведение неотложных следственных действий. Промедление с их производством может повлечь за собой невозвратимую потерю доказательственной информации и существенно затруднить расследование. Это положение также находит подтверждение в следственной практике.

Из туристического кемпинга была совершена кража вещей и валюты у иностранной туристки Э. Заявление об этом поступило в органы внутренних дел на следующий день. Уголовное дело было возбуждено сразу же, однако в проведении неотложных следственных действий была допущена непростительная медлительность. Гражданка Э. не была допрошена об обстоятельствах кражи, ее не признали потерпевшей по делу.

Вскоре Э. выехала за рубеж и возможность производства с ней процессуальных действий была утрачена: Э. являлась подданной Великобритании, с которой у России отсутствует договор о правовой помощи. Это значит, что вопрос о производстве процессуальных действий с Э., т.е. об оказании правовой помощи по указанному уголовному делу, может быть решен только дипломатическим путем. А это связано со значительными трудностями.

Особенно недопустимы случаи, когда в результате несвоевременного возбуждения уголовного дела и проявленной следователем медлительности в производстве неотложных следственных действий за рубеж выезжает иностранец, совершивший преступление.

Иностранный гражданин С, управляя личным автомобилем, нарушил правила движения и совершил наезд на пешехода, который скончался на месте происшествия. Уголовное дело было возбуждено на следующий день, однако в результате недопустимой медлительности в сборе и фиксации доказательств обвинение С. предъявлено не было. Это дало ему возможность беспрепятственно покинуть территорию России, что серьезно осложнило дальнейшее расследование по делу.

При возбуждении уголовного дела необходимо безусловное соблюдение процессуальных правил участия переводчика на предварительном следствии. Изучение практики позволяет выявить здесь большое число нарушений. На данной стадии процесса они
наиболее

16

характерны для органов дознания, работники которых нередко получают объяснения от граждан иностранных государств без помощи переводчика, хотя иностранец нуждается в такой помощи. Подобные нарушения становятся особенно очевидными, когда в деле, где содержатся объяснения иностранца, полученные без переводчика, впоследствии появляются протоколы допроса того же лица, произведенные с помощью переводчика, привлеченного к участию в деле по ходатайству иностранца.

Соблюдение требований закона об участии переводчика при возбуждении уголовного дела имеет не только процессуальное, но и тактическое значение. В процессе дальнейшего расследования некоторые иностранцы пытаются изменить первоначальные показания, ссылаясь на то, что плохо владеют русским языком и не понимали существа задаваемых им ранее вопросов. Чтобы предупредить такие случаи, надо чрезвычайно внимательно подходить к вопросу об участии переводчика в стадии возбуждения уголовного дела. Следует взять за правило: если в этой стадии процесса участвует гражданин иностранного государства, среди главных вопросов, которые должен решить следователь или лицо, производящее дознание, должны быть следующие: 1) владеет ли иностранец языком судопроизводства, если да, то в какой степени; 2) не нуждается ли он в переводчике; 3) на каком языке желает давать объяснения или показания?4

Стадия возбуждения уголовного дела предполагает производство только самых необходимых проверочных действий. Поэтому неправильной является практика, когда сотрудники органов дознания и следователи при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, когда факт совершения преступления очевиден, не ограничиваются получением двух - трех объяснений потерпевшего и свидетелей, а стремятся получить подобные объяснения у значительно большего числа иностранцев. С одной стороны это необоснованно замедляет развитие уголовного процесса, его движение из стадии возбуждения в стадию расследования уголовного дела, что, безусловно, отрицательно сказывается на конечных результатах. С другой стороны это ведет к
необоснованному неоднократному вовлечению

Более подробно вопросы участия переводчика в делах с участием
иностранцев рассмотрены в 3 настоящей главы.

17

иностранцев в сферу уголовного процесса, что нередко вызывает у них вполне понятное недовольство.

К сожалению, на практике имеют место и такие случаи, когда, после получения у иностранцев объяснений, они затем по несколько раз вызываются к следователю для производства процессуальных действий. В условиях ограниченного у большинства иностранцев свободного времени это, естественно, вызывает у них отрицательную реакцию и серьезно подрывает авторитет российских органов предварительного расследования, особенно тогда, когда преступление, совершенное в отношении иностранцев или их имущества, остается нераскрытым, а понесенный ими ущерб - не восполненным. Приведем пример.

В два часа ночи в отделение милиции обратился турист из Венгрии - В. Он заявил, что из номера гостиницы у него похищена довольно крупная сумма денег. Оперуполномоченный уголовного розыска ночью принял заявление и составил об этом протокол. Однако в 9 часов утра тот же оперуполномоченный получил от того же В. новое объяснение, которое по содержанию почти дословно совпадало с содержанием полученного от него ранее устного заявления. Спустя еще два с половиной часа потерпевший В. был допрошен следователем, который возбудил уголовное дело по его устному заявлению. Таким образом, в течение короткого времени иностранный гражданин, потерпевший от преступления, вынужден был трижды без видимой необходимости давать объяснения и показания об одних и тех же обстоятельствах. Легко представить себе те чувства, которые он при этом испытывал. Разумеется, такую практику нельзя признать ни целесообразной, ни законной.

Учитывая сказанное, рекомендуется избегать неоправданных вызовов иностранцев в органы дознания и предварительного следствия и при решении вопроса о возбуждении уголовного дела получать от них объяснения только в том случае, когда в них есть действительная необходимость.

Особого внимания требуют заявления и сообщения должностных лиц иностранных представительств, аккредитованных в Российской Федерации. Нельзя подвергать их заявления и сообщения о совершенном в отношении

18

них или их имущества преступлении долгой проверке и затягивать
с возбуждением уголовного дела.

Оперативность должна быть проявлена и при получении сообщений о хулиганских действиях в общежитиях, где проживают иностранные граждане. Вопрос о возбуждении уголовного дела в таких случаях следует решать незамедлительно, т.к. неоправданная затяжка с этим может привести, как показывает практика, к самым серьезным последствиям, вплоть до межнациональных конфликтов.

1.2. Особенности процессуальных действий с участием лиц, обладающих дипломатическими привилегиями и иммунитетами

При изучении следственной практики по делам с участием иностранных граждан обращает на себя внимание то обстоятельство, что особый порядок производства процессуальных действий в отношении лиц, обладающих дипломатическими привилегиями и иммунитетами, нередко нарушается: процессуальные действия весьма часто выполняются при отсутствии просьбы или согласия иностранного представителя на их производство.

Примером нарушения такого рода может служить случай с вице- консулом США в Санкт-Петербурге, который обратился в отделение милиции с устным заявлением о краже, совершенной из его автомашины. В нарушение закона (ст. 33 УПК) дежурный следователь совместно с оперативными работниками милиции произвел осмотр автомобиля консульского должностного лица, а затем допросил его в качестве потерпевшего, хотя просьбы об этом со стороны вице-консула к следователю не поступало. В последствии, когда консульство США по дипломатическим каналам заявило российской стороне протест, следователь пытался оправдать свои незаконные действия тем, что в качестве просьбы о проведении процессуальных действий он воспринял обращение консульского должностного лица в орган милиции. Однако такое понимание просьбы, о которой говорит закон в ст.ЗЗ УПК, является ошибочным. Заявление лица,

19 обладающего дипломатическим иммунитетом, о преступлении нельзя рассматривать как просьбу провести с его участием необходимые процессуальные действия. Если иностранный представитель прямо не высказывал просьбы об этом, или согласие на производство процессуальных действий, которое должно запрашиваться через МИД РФ (или его представительство), от него не получено, то возможно проведение лишь тех неотложных действий, которые не требуют его участия и не нарушают его иммунитета от уголовной юрисдикции. В этом случае в протоколах соответствующих следственных действий обязательно указывается, почему иностранец не принял участия в их проведении.

Каким процессуальным документом должна быть выражена просьба иностранца, обладающего дипломатическим иммунитетом, о производстве процессуальных действий с его участием?

Практика знает разные пути решения этого вопроса. В одних случаях следователи составляют самостоятельный протокол, в котором содержится указание на факт обращения дипломатического или консульского представителя в следственные органы, например, с просьбой о допросе его в качестве потерпевшего. В других случаях указание на этот факт включается в протокол допроса иностранца.

В литературе просьбу иностранного представителя рекомендуют фиксировать в протоколе следственного действия и обязательно удостоверять ее подписью иностранца.5 Нам представляется, что будет более правильно, если иностранец сделает собственноручную запись с просьбой о проведении процессуального действия сего участием. Лучше произвести такую запись в начале протокола процессуального действия. Запись в конце протокола будет свидетельствовать о формальном подходе к решению столь важного процессуального вопроса или о том, что следственное действие начато без просьбы дипломата об этом.

5 Романова А.Г., Степанов Е.А. Особенности участия иностранцев в советском уголовном процессе. М, 1976, с. 13.

20 Закон (ст.ЗЗ УПК) говорит не только о просьбе, но и о получении согласия лица, обладающего дипломатическим иммунитетом, на проведение процессуальных действий с его участием. Практически следственным органам приходится испрашивать такое согласие тогда, когда о факте преступления становится известно не от самого потерпевшего, обладающего дипломатическим иммунитетом, а от иных лиц.

Для получения согласия на производство процессуальных действий с участием иностранца, обладающего дипломатическими привилегиями и иммунитетами, следователь должен обратиться с письменным запросом в МИД РФ или дипломатическое агентство МИД РФ.6 Запрос должен содержать в себе: 1) фамилию, имя, отчество иностранца; 2) его ранг и должность (в соответствии с предъявленным документом); 3) реквизиты этого документа (вид, номер, кем и когда выдан); 4) краткую фабулу дела, в связи с которым необходимо произвести процессуальное действие с участием иностранца (время, место, характер расследуемого события и т.д.);

5) если речь идет о преступлении - его уголовно - правовую квалификацию;

6) наименование процессуального действия, которое предполагается произвести с участием иностранца, обоснование необходимости его производства; 7) предполагаемые время и место, а также предложение об участии в процессуальном действии представителя МИД РФ.

Получив запрос следователя, органы МИД РФ делают соответствующий запрос в посольство или консульство иностранного государства, в котором испрашивают согласие соответствующего иностранного представителя на участие в процессуальном действии. Если такое согласие получено, решаются вопросы о месте и времени его производства.

Необходимо иметь в виду, что даже при отказе иностранного представителя от участия в следственном действии, в ответе, адресованном в

6 Такие запросы могут делаться только через руководство соответствующего ГУВД- УВД.

21 органы МИД РФ, как правило, подробно излагаются объяснения иностранца по существу расследуемого события. Поэтому, следователь должен внимательно ознакомиться с содержанием письменного ответа иностранного представительства независимо от его содержания. Кроме того, в запросе, направляемом в МИД РФ, целесообразно, помимо указанных выше данных, изложить вопросы, которые интересуют следствие и которые предполагается выяснить путем производства процессуального действия с участием иностранца. Если сотрудники МИД РФ сочтут возможным изложить их в запросе в иностранное посольство, можно ожидать (практика знает такие случаи), что в своем ответе иностранное представительство даст по ним соответствующие разъяснения.

О результатах проведенных переговоров с органами МИД РФ многие следователи составляют справку, которую приобщают к материалам уголовного дела. Поступать так рекомендуют и А.Г. Крамарев и В.П. Лавров, которые пишут: «Если необходимо срочно произвести допрос лиц, пользующихся дипломатическим иммунитетом, переговоры с органом МИД производятся по телефону. В этом случае к делу приобщается справка о том, каким образом испрашивалось согласие органа МИД, с кем именно разговаривал следователь, каков был ответ, полученный через органы МИД.»7

На наш взгляд, более правильны рекомендации А.Г. Романовой и Е.А. Степанова, которые указывают, что в подобных случаях следователь или лицо, производящее дознание, должен в подтверждение состоявшихся переговоров получить от органов МИД письменные документы, подтверждающие характер и результат этих контактов. Это будет свидетельствовать о выполнении всех требований процессуального закона и

Крамарев А.Г., Лавров В.П. Особенности допроса граждан иностранных государств, М., 1973, с.7-8

22 норм международного права в отношении иностранца оказавшегося в сфере уголовного судопроизводства.8

Как должен поступать следователь, если возникла срочная необходимость в проведении неотложного следственного действия с участием иностранца, наделенного дипломатическим иммунитетом (например, при совершении этим иностранцем тяжкого преступления, когда данный факт очевиден)?

В таких случаях на место, где предполагается производство процессуального действия, срочно приглашаются представители МИД РФ или его органов, а через них - сотрудники соответствующих иностранных представительств - посольства или консульства. После их прибытия и с их участием решается вопрос о возможности и целесообразности производства процессуальных действий с иностранцем, обладающим дипломатическим иммунитетом. Об этом обязательно делается отметка в протоколе процессуального действия, которая удостоверяется подписями присутствующих при этом лиц с указанием их должности и реквизитов документов, удостоверяющих личность.

Некоторую специфику имеет определение места и времени производства процессуального действия с участием лица, обладающего иммунитетом от уголовной юрисдикции. По общему правилу, в соответствии с уголовно - процессуальным законом, время производства процессуального действия определяется следователем, либо лицом, производящим дознание. Однако когда речь идет о производстве процессуального действия с участием дипломатического или консульского должностного лица, это правило может иметь исключения. Нередко иностранные должностные лица сами предлагают следователю время встречи, удобное для них. Протестовать против времени, предложенного иностранным представителем, не имея на то

Романова А.Г., Степанов Е.А. Особенности участия иностранца в советском уголовном процессе, с.11.

23 достаточных оснований, не стоит. Этим будет проявлено уважение к должностному положению иностранца и сделан первый шаг к установлению психологического контакта с ним.

То же самое следует сказать и о месте производства процессуального действия.

На практике процессуальные действия с участием иностранных представителей (чаще всего допросы) проводятся в их резиденциях. Но иногда лица, пользующиеся дипломатическими привилегиями и иммунитетами, охотно посещают российские следственные органы. В связи с этим следует заметить, что практика допросов членов дипломатического персонала и консульских должностных лиц в помещениях их представительств по политическим соображениям вряд ли может быть признана удачной. В то же время она имеет определенные тактические преимущества: допрос дипломата или консула в его представительстве создает благоприятные предпосылки для установления психологического контакта. Как поступать в каждом конкретном случае - зависит от особенностей ситуации, в которой приходится проводить следственное действие. Во всяком случае, при определении места производства процессуального действия, необходимо тщательно обдумывать моменты, как политического, так и тактического характера.

Нередко должностные лица иностранного представительства, соглашаясь на производство процессуального действия, желают придать ему непроцессуальный характер. С просьбой об этом они обращаются к следователю. Как следует реагировать на подобные обращения?

На наш взгляд, настаивать на официальном характере встречи или отказываться от нее вообще не стоит. Этого не следует делать особенно тогда, когда нет других источников получения необходимой для дела информации. Практика показывает, что и такие, непроцессуального характера беседы при хорошей подготовке и правильном проведении могут принести следствию немалую пользу.

24

Так, Генеральный консул ФРГ в Санкт-Петербурге, потерпевший по уголовному делу, заявил, что он согласен дать показания в качестве потерпевшего, однако желал бы, чтобы допрос производился без составления протокола. Встреча с консулом была произведена в помещении Дипломатического агентства МИД РФ. В ходе беседы консул ответил на все интересовавшие следствие вопросы, а спустя два дня, по просьбе следователя, через дипломатическое агентство МИДа в Санкт-Петербурге передал список похищенных вещей с подробным описанием их признаков и стоимости. Полученные таким образом сведения значительно облегчили работу по расследованию уголовного дела, в частности, по установлению ущерба, причиненного преступлением.

В связи со сказанным возникает вопрос, какое уголовно - процессуальное значение и закрепление может иметь такая беседа? Может ли быть, в частности, использован в процессуальном доказывании представленный консулом список похищенных вещей? Эти вопросы не случайны. Изучение практики показывает, что нередко после беседы с иностранным представителем следователи составляют различные по форме документы (чаще всего в виде справок), которые, наряду со списком похищенного, приобщаются к уголовному делу.

Мы полагаем, что и то и другое может признаваться в качестве документов в уголовно - процессуальном значении этого понятия (ст. 88 УПК), поскольку факты, изложенные в них, имеют значение для уголовного дела, и, следовательно, и то и другое может являться источником доказательств в уголовном процессе.

Разумеется, лиц, обладающих дипломатическими привилегиями и иммунитетами, перед производством следственных действий - допросов, очных ставок, опознаний - не следует предупреждать об
уголовной

г

ответственности задачу заведомо ложных показаний и за отказ
или

i

уклонение от дачи показаний. Однако по тактическим
соображениям допрашиваемому может быть разъяснено, что российский уголовный закон

25 считает такие действия общественно опасными, противоправными и уголовно - наказуемыми. Этим будет подчеркнута вся важность и серьезность проводимого следственного действия.

Следует иметь в виду, что сам по себе факт обладания иностранцем дипломатическими привилегиями и иммунитетами вовсе не исключает возможности возбуждения в отношении него уголовного дела и расследования обстоятельств совершенного им преступления. Хотя и не часто, но все же такие случаи имеют место на практике.

Предварительное расследование в таких случаях ведется в обычном порядке с той лишь разницей, что, во - первых, следственные действия с участием лица, обладающего дипломатическими привилегиями и иммунитетами, проводятся только по его просьбе или с его согласия (ст.ЗЗ УПК); и во - вторых, это лицо пользуется личной неприкосновенностью, т.е. не может быть подвергнуто задержанию или аресту (ст. 12 Положения о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории СССР).10

В соответствии с нормами международного права, лица, обладающие дипломатическим иммунитетом, могут подлежать юрисдикции Российской Федерации только в случае ясно выраженного согласия на это аккредитующего государства. Поэтому уголовное дело в отношении иностранцев, пользующихся иммунитетом, как правило, прекращается.

В российском уголовно - процессуальном законодательстве нет нормы, предусматривающей возможность прекращения уголовного дела в связи с тем, что лицо, совершившее преступление, обладает дипломатическими привилегиями и иммунитетами. В связи с этим, естественно, возникает вопрос, какой нормой закона должен руководствоваться следователь или

Как правило, вопросы об уголовной ответственности лиц, пользующихся иммунитетом от уголовной юрисдикции РФ, возникают при дорожно-транспортных происшествиях, случившихся по их вине. 10 Ведомости Верховного Совета СССР, 1966, № 22, ст. 387.

26 лицо, производящее дознание, если он принимает решение о прекращении дела по такому основанию?

Во многих случаях следователи, прекращая дела в отношении лиц, обладающих дипломатическими привилегиями и иммунитетами, ссылаются на ст. 11 УК РФ, ограничивающую пределы действия уголовного закона РФ РСФСР в отношении деяний, совершенных дипломатическими представителями иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетами.

Однако такое обоснование указанного процессуального решения нельзя признать правильным. Прекращение уголовного дела представляет собой разновидность процессуального решения, поэтому в его обоснование не могут быть положены нормы только уголовного законодательства.

Встречаются предложения прекращать дела в отношении лиц, обладающих дипломатическими привилегиями и иммунитетами, по основанию, указанному в п.2 ст.5 УПК, т.е. за отсутствием в деянии состава преступления. При этом утверждается, что иностранец, неподсудный по уголовным делам судебным учреждениям Российской Федерации, не является «подлежащим субъектом». Одновременно предлагается добавлять к данной уголовно - процессуальной норме вышеуказанную уголовно -правовую норму, «поясняющую, почему надлежащего субъекта в данном случае нет».11

Но и такое предложение нельзя признать правильным. В соответствии с законом дело может быть возбуждено только в тех случаях, когда имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления (ст. 108 УПК), в том числе и данные, характеризующие субъекта преступления. Зачастую расследование дела, возбужденного в отношении лица, обладающего дипломатическим иммунитетом, полностью подтверждает наличие состава преступления в его
действиях. Наконец, субъектом преступления по

Романова А.Г., Степанов Е.А. Особенности участия иностранцев в советском уголовном процессе, с.32.

27 уголовному праву признается физическое, вменяемое лицо, достигшее определенного возраста. Это - достаточные признаки субъекта преступления. Наличие или отсутствие у какого-либо лица дипломатических привилегий и иммунитетов никак не влияет на признание его субъектом преступления по российскому уголовному праву. Поэтому прекращение уголовного дела за отсутствием субъекта преступления в рассматриваемой ситуации является, безусловно, правовой «натяжкой».

По нашему мнению, отсутствие в нынешнем уголовно-процессуальном законодательстве правовой нормы, обосновывающей отказ в возбуждении уголовного дела, либо его прекращение в отношении лица, обладающего дипломатическими привилегиями и иммунитетами, должно быть восполнено включением в ст. 5 УПК РСФСР специального пункта примерно такого содержания: «В отношении лица, которое в соответствии с международными соглашениями, заключенными РФ, обладает дипломатическими привилегиями и иммунитетами…» и далее по тексту. Такое дополнение ст.5 УПК позволило бы прямо ссылаться на эту норму уголовно- процессуального закона в случаях прекращения уголовных дел в отношении лиц, обладающих дипломатической неприкосновенностью, и сделало бы такое прекращение и законным и юридически обоснованным.

Сложными для следственной практики являются случаи, когда преступление совершается лицом, которое пользуется иммунитетом от юрисдикции страны пребывания только в том, что касается его служебной деятельности. Трудности в этих случаях чаще всего
возникают при

В соответствии со ст.25 Положения о дипломатических и консульских представительствах консульские должностные лица, включая главу консульского представительства, пользуются личной неприкосновенностью и не могут быть подвергнуты задержанию или аресту, иначе как в случае преследования за совершение тяжкого преступления или исполнения вступившего в законную силу приговора суда. Они пользуются иммунитетом от уголовной, гражданской и административной юрисдикции СССР и союзных республик в том, что касается их служебной деятельности. (Ведомости Верховного Совета СССР, 1966, №22,ст.387).

28 решении вопроса, находился ли иностранец, совершивший преступление, при исполнении служебных обязанностей или нет. Правильное решение этого вопроса имеет первостепенное значение: в случае положительного его решения основания для привлечения иностранного представителя к уголовной ответственности отпадают, и наоборот - если преступление совершено за пределами служебных функций иностранного представителя, то он подлежит уголовной ответственности наравне с иностранными гражданами, не наделенными какими-либо привилегиями и иммунитетами.

Нередко сами следователи берут на себя решение этого весьма сложного вопроса, исходя при этом из обстановки совершения преступления и показаний иностранного гражданина. Однако такая практика является ошибочной. Российские следственно - судебные органы самостоятельно этот вопрос решать не вправе. Он может решаться только компетентными органами государства пребывания и только дипломатическим путем, т.е. через Министерство иностранных дел РФ или его органы на местах с участием соответствующих представителей иностранных государств.

Следователь или лицо, ведущее дознание, для решения данного вопроса должен обратиться с соответствующим запросом в МИД РФ или другое ведомство, по линии которого иностранный гражданин, в отношении которого решается вопрос о привлечении к уголовной ответственности, выполняет представительские функции в нашей стране. В запросе должно быть указано: 1) когда, где и при каких обстоятельствах совершено расследуемое преступление; 2) сведения о личности иностранного представителя, привлекаемого к уголовной ответственности; 3) подробны реквизиты документа, по которому была удостоверена его личность.

В ответ на свой запрос следователь должен получить письменное разъяснение о том, находился ли соответствующий иностранный представитель в момент совершения инкриминируемого ему деяния при исполнении служебных обязанностей или нет. Этот документ приобщается к

29 материалам уголовного дела и на его основе следователь вправе принять решение о прекращении дела.

В некоторых случаях следователи, желая ускорить решение рассматриваемого вопроса, связываются с соответствующими министерствами и ведомствами по телефону, а затем по итогам состоявшихся переговоров приобщают к уголовному делу справки произвольной формы и этим ограничиваются. Нет ничего плохого в том, что следователь проявляет оперативность в решении вопроса, от которого по существу зависит судьба уголовного дела. Однако неправильно ограничиваться только приобщением к делу справки, написанной собственноручно следователем. В любом случае в деле должен содержаться официальный ответ соответствующего министерства или ведомства, который, как уже указывалось, и должен быть положен в основу принятия решения по делу.

Редкими, но весьма ответственными по значению являются процессуальные действия в помещениях иностранных представительств, а также в помещениях, в которых проживают должностные лица иностранных представительств и их семьи. В связи с этими процессуальными действиями необходимо затронуть следующую важную проблему.

Известно, что действующее уголовно - процессуальное законодательство (ст. 173 УПК) регламентирует производство в указанных помещениях только обыска и выемки и не регламентирует порядок производства в этих помещениях осмотра. Такое положение нельзя признать правильным, так как необходимость в производстве осмотра указанных помещений может возникать ничуть не реже, чем необходимость производства в них обыска и выемки. Кроме того, нередки случаи, когда возникает необходимость осмотра транспортных средств дипломатических и иных представительств, на которые, как известно, распространяются правила экстерриториальности.

С другой стороны правом неприкосновенности пользуются не только дипломатические, но и консульские представительства иностранных

30 государств. Так, ст.21 Положения о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории СССР установила: «Помещения, занимаемые консульским представительством, и равно помещения главы консульского представительства пользуются на основе взаимности неприкосновенностью. Доступ в эти помещения или производство в них каких-либо принудительных действий могут иметь место лишь по просьбе или с согласия главы консульского представительства или главы дипломатического представительства данного иностранного государства.13

Неприкосновенностью пользуются и помещения представительств государств при международных организациях, помещения самих международных организаций (ООН14, Международного банка Экономического сотрудничества15 и др.); помещения специальных дипломатических миссий, направленных для выполнения определенных функций.

Из этого следует, что рассматриваемая норма уголовно - процессуального закона (ст. 173 УПК) в нынешнем своем виде не способна охватить регулирующим воздействием весьма значительную часть возможных ситуаций, когда процессуальные действия в служебных и жилых помещениях иностранных представительств могут производиться только с соблюдением особых правил, установленных российским уголовно -процессуальным законом. Вследствие этого рассматриваемая уголовно -процессуальная норма по нашему мнению, нуждается в дополнении.

13 Ведомости Верховного Совета СССР, 1966, №22, с.387

Конвенция о привилегиях и иммунитетах Объединенных Наций. - Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып.ХХХГУ. М, 1980, с. 89-92

15 Устав Международного Банка Экономического Сотрудничества. - Соглашение о многосторонних расчетах в переводных рублях и организации Международного банка экономического сотрудничества. М., МВЭС, 1971.

31

Во-первых, она должна регламентировать не только производство обыска и выемки, но и производство осмотра. Причем процессуальный режим осмотра, устанавливаемый статьей 173 УПК, должен быть идентичен процессуальному режиму обыска и выемки, т.е. производиться только по просьбе или с согласия дипломатического представителя, которое испрашивается через Министерство иностранных дел, с участием прокурора и представителя Министерства иностранных дел. Следственная практика уже давно идет по этому пути. Следователи ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области при необходимости осмотра помещений консульских представительств, резиденций консульских должностных лиц, а чаще - их автотранспорта всегда приглашают для участия в осмотре представителей дипломатического агентства МИД РФ в Санкт-Петербурге. Вместе с тем не всегда к участию в таком осмотре приглашается прокурор, хотя, с нашей точки зрения, его присутствие при этом необходимо.

Во-вторых, ст. 173 УПК должна устанавливать, что особый порядок процессуальных действий, предусмотренный данной нормой закона, распространяется не только на дипломатические представительства, но и на другие представительства иностранных государств, а также помещения международных организаций, специальные дипломатические миссии и иные помещения, на которые, в соответствии с нормами международного права, распространяется дипломатическая неприкосновенность.

Такое дополнение к ст. 173 УПК могло бы быть выражено в следующей форме: «Этот порядок производства осмотра, обыска и выемки распространяется и на другие помещения, которые пользуются неприкосновенностью в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами и соглашениями Российской Федерации.

С учетом предложенных дополнений должно измениться и название ст. 173 УПК. Поскольку, в измененном виде она будет регламентировать производство процессуальных действий не только в
дипломатических

32 представительствах, но и в иных помещениях, которые в соответствии с нормами международного права пользуются иммунитетом от юрисдикции государства пребывания (консульские представительства, представительства государств при международных организациях, помещения, в которых проживают семьи иностранных представителей, и т.д.), то это обстоятельство должно найти отражение и в ее названии. Ст. 173 УПК могла бы носить такое название: «Производство процессуальных действий в помещениях, пользующихся дипломатической неприкосновенностью».

В таком дополненном виде с измененным названием ст. 173 УПК, с нашей точки зрения, будет больше соответствовать общепринятым нормам международного права и в большей мере отвечать потребностям правоприменительной практики.

Применительно к рассматриваемой проблеме следует отметить, что на практике из всех видов осмотра чаще всего приходится производить осмотр автотранспортных средств иностранного представителя. Поэтому целесообразно остановиться на некоторых особенностях именно этого следственного действия.

Как уже отмечалось, такой осмотр чаще всего приходится производить при расследовании краж из автомашины иностранца или дорожно- транспортного происшествия с участием автомобиля иностранного гражданина.

Действия следователя при осмотре автотранспортных средств во многом определяются тем, кому они принадлежат. Поэтому, прибыв на место происшествия с участием автомашины иностранного гражданина, необходимо выяснить его правовой статус. Это возможно не только по документам, удостоверяющим личность самого иностранца, но и по значению номерных знаков на автомашине. Так, латинская буква «Д» на знаке означает, что автомашина принадлежит сотруднику дипломатического или консульского представительства иностранного государства; «К» -означает, что автомашина принадлежит
представителям печати, радио,

33 телевидения; буква «М» означает, что автомашиной управляет представитель зарубежной авиакомпании, иностранной фирмы, сотрудником какой-либо зарубежной организации по развитию культурных и научных связей между странами, иностранным представителем, стажером, учащимся и другими иностранными гражданами, прибывшими с деловыми целями в нашу страну. Кроме того, в РФ введены номерные знаки серии «ТУР» для автомобилей, представленных иностранцам напрокат.

Эти обозначения серий номерных знаков имеют особенно важное значение когда по каким-либо причинам управляющий автомашиной иностранец отсутствует, а в это время необходимо срочно произвести ее осмотр.16 Если, исходя из значения номерных знаков, можно сделать предположение, что автомашина принадлежит лицу, обладающему дипломатическими привилегиями и иммунитетами, о происшествии с автомашиной необходимо сообщить в органы МИДа и по согласованию с ними, через них решить вопрос о прибытии на место происшествия представителей соответствующего иностранного представительства.

В некоторых случаях возникает необходимость прибытия на место происшествия сотрудников не только дипломатических и консульских представительств, но и других организаций, по линии которых иностранец прибыл в Россию. Так, если в происшествии участвует военный атташе иностранного государства вызов соответствующих представителей осуществляется через управление внешний сношений Министерства обороны РФ; если дело касается иностранных корреспондентов - вызов соответствующих представителей осуществляется через отдел печати МИД РФ и т.д.

16 Такая ситуация возможна не только при дорожно-транспортном происшествии, но и при совершении кражи из автомашины иностранца - преступлении весьма распространенном в отношении имущества иностранцев, особенно тогда, когда кража обнаруживается не потерпевшим, а посторонними лицами.

34 В том случае, когда автомашина принадлежит лицу, обладающему дипломатическими привилегиями и иммунитетами, она может быть подвергнута только внешнему осмотру. Осмотр салона автомашины, его багажника возможен только тогда, когда об этом просит само лицо, управляющее автомобилем, или когда на это получено его ясно выраженное согласие. В то же время на внешний осмотр автомашины лица, обладающего дипломатическим иммунитетом, его согласия не требуется. Следователь вправе принять самостоятельное решение о таком осмотре, произвести его, зафиксировать и изъять все имеющиеся на внешней стороне автомашины следы.

В связи с этим возникает вопрос: является ли правило о невозможности проникновения в салон автомашины без согласия или просьбы лица, обладающего иммунитетом от юрисдикции, безусловным, не знающим исключения. Представляется, что это не так. В исключительных, не терпящих отлагательства случаях, это правило, безусловно, может быть нарушено. Например, вполне правомерным, с нашей точки зрения, является проникновение в салон автомашины иностранного дипломата для оказания экстренной медицинской помощи, находящимся в автомашине лицам.

В то же время нельзя согласиться с А.Г. Романовой и Е.А. Степановым, которые считают, что возможно проникновение внутрь автомашины «для изъятия вещей и ценностей в целях их сохранности, в том случае, когда иностранные граждане увезены в больницу». Как раз, именно с этой целью проникновение должностных лиц органов дознания и следствия в автомашину лица, обладающего дипломатическим иммунитетом, недопустимо. Изъятие вещей и ценностей из автомашины иностранного представителя могут производить только прибывшие на место происшествия должностные лица соответствующих иностранных представительств -посольства, консульства и т.д. До их прибытия должна быть обеспечена

Романова А.Г., Степанов Е.А. Особенности участия иностранцев в советском уголовном процессе, с.49-50.

35

охрана автомашины и находящихся в ней предметов и ценностей, но без проникновения в салон или багажник.

Разумеется, ни при каких обстоятельствах невозможны осмотр салона и багажника автомашины, если управляющий ею иностранец, наделенный иммунитетом от уголовной юрисдикции страны пребывания, категорически возражает против этого.

Если салон автомашины не осматривался и багажник не вскрывался, об этом целесообразно указать в протоколе осмотра. Кроме того, в протоколе осмотра целесообразно указать, что иностранцу, управляющему автомобилем, было предложено принять участие в осмотре. И в том же протоколе следует зафиксировать его ответ на это предложение.

1.3. Участие переводчика в уголовных делах с участием иностранных граждан.

Изучение уголовных дел с участием иностранных граждан показывает, что в большинстве случаев последние не владеют в достаточной степени языком судопроизводства. Поэтому процессуальные действия с иностранцами чаще всего приходится проводить с участием переводчика. В силу этого указанные действия приобретают целый ряд особенностей процессуального, тактического и организационного характера.

Прежде всего, следует заметить, что на практике назначение переводчика нередко связано со значительными трудностями. Дело в том, что органы расследования, как правило, не имеют штатных переводчиков и поэтому в необходимых случаях обращаются в различные организации (вузы, научные учреждения и т.д.), располагающие людьми, которые владеют иностранным языком. Такое положение, безусловно, затрудняет обеспечение оперативности в проведении процессуальных действий.18 Однако нередко

Чтобы сократить время поиска переводчика, опытные следователи используют помощь оперативных работников подразделений ГУВД, ведущих борьбу с преступлениями против иностранных граждан и имеющие тесные контакты с квалифицированными переводчиками. Вместе с тем, следователь, специализирующийся на расследовании дел с

36 затруднения в поисках переводчиков связаны и с тем, что язык потерпевшего является малораспространенным.

В таких ситуациях некоторые следователи поступают следующим образом. Они выясняют, не владеет ли иностранец, с которым предстоит выполнить процессуальное действие, каким-либо более распространенным, например, одним из европейских языков, и если это так, то проводят действие на этом языке.

Например, граждане африканских государств, прибывающие в нашу страну на учебу, как правило, свободно владеют английским, французским и другими европейскими языками и охотно дают на них показания. Это обстоятельство часто используется в следственной практике. Так, потерпевшие по уголовному делу - группа студентов Санкт-Петербургского государственного университета, подданные африканского государства Бурунди, отлично владели французским языком, который в их государстве являлся официальным. Поиски же переводчика, владеющего родным языком студентов, могли быть весьма длительными. Поэтому иностранцы выразили желание дать показания на французском языке, и такая возможность была им предоставлена. Перевод осуществлялся лицом, владеющим французским языком.

Как следует оценивать подобную практику? Нам представляется, что она не противоречит уголовно-процессуальному законодательству, т.к. последнее устанавливает, что лица, не владеющие языком судопроизводства, могут пользоваться не только своим родным, но и другим языком, которым они владеют (ст. 17 УПК РФ).

участием иностранных граждан, сам должен стремиться к установлению деловых контактов с соответствующими организациями и учреждениями с тем, чтобы в необходимых случаях использовать их возможности в лице штатных переводчиков, преподавателей и студентов языковых факультетов и институтов и других лиц, владеющих языком.

37

Однако это вовсе не означает, что иностранцу, участвующему в уголовном процессе может быть отказано в праве давать показания на

родном языке лишь на том основании, что он, по мнению следователя, владеет другим, более распространенным языком. Вопрос о том, насколько свободно иностранец владеет тем или иным языком, может окончательно решаться только им самим. И какое бы решение не принял иностранец, его право на пользование переводчиком должно быть, безусловно, обеспечено.

М., гражданин одного из африканских государств, отказался давать показания на французском языке, хотя свободно владел им - в течение нескольких лет он обучался во Франции. М. ходатайствовал о предоставлении ему переводчика, владеющего его родным языком суахили. Поиски такого переводчика были сопряжены с немалыми трудностями. Несмотря на это, следователь удовлетворил ходатайство обвиняемого, и поступил правильно, в полном соответствии с уголовно- процессуальным законом.

На практике встречаются случаи, когда следователь, владеющий иностранным языком, допрашивает иностранца на его родном языке без участия переводчика. При этом протокол составляется на том языке, на котором велся допрос, а перевод на русский язык осуществляется впоследствии приглашенным для этого переводчиком.

Так, подданная Великобритании Р. немедленно после осмотра места происшествия и возбуждения уголовного дела была допрошена следователем на ее родном английском языке. Через некоторое время переводчик осуществил перевод, и оригинал протокола допроса вместе с переводом были помещены в уголовное дело.

В подобных случаях практические работники исходят из того, что такой порядок допроса продиктован интересами следствия, когда задержка с пребыванием переводчика может отрицательно сказаться на его результатах.

Однако это обстоятельство не делает такую практику допроса иностранца, не владеющего языком судопроизводства, законной. При таком

38 порядке производства допроса нарушаются положения уголовно- процессуального закона, в соответствие с которыми на территории Российской Федерации языком судопроизводства может быть либо русский язык, либо язык автономной республики, автономной области или национального округа, либо язык большинства местного населения. Ясно, что национальный язык гражданина иностранного государства не может подпадать ни под одну из этих категорий. Кроме того, в случае осуществления перевода протокола допроса в отсутствие допрашиваемого он лишается важных прав, предоставленных ему законом (ст. 151 УПК РФ): заявлять отвод переводчику и удостоверять своей подписью в протоколе допроса соответствие перевода данным им устно показаниям. Все это позволяет сделать вывод о том, что практика допроса иностранного гражданина следователем, владеющим иностранным языком, без участия переводчика является неправомерной.

Изучение следственной практики по рассматриваемой категории дел показывает, что в процессуальном оформлении участия переводчика на предварительном следствии допускаются серьезные ошибки. Наиболее распространенными из них являются следующие.

Протоколы процессуальных действий, производимых с участием переводчика, часто не содержат данных о его компетенции. Нередко в них отсутствуют отметки о разъяснении переводчику прав и обязанностей, о предупреждении его об ответственности по ст. 307 УК РФ за заведомо неправильный перевод. Особенно часто нет отметок о разъяснении иностранцу права отвода приглашенного следователем переводчика, предусмотренные ст.ст.23 и 66 УПК. Как правило, не содержатся в протоколах и указания о том, на каком языке иностранец хотел бы давать показания. Редко соблюдается правило о том, что правильность сделанного перевода удостоверяется подписью переводчика не только на последней, но и на каждой странице протокола. Зачастую отсутствуют в протоколах указания о том, что, по мнению иностранца, сделанный ему в устной форме перевод

39 протокола процессуального документа ему понятен и соответствует его показаниям или объяснениям.

Иногда к материалам уголовного дела приобщаются без перевода заявления, показания, объяснения или расписки иностранцев, в том числе написанные ими собственноручно, а также другие письменные тексты на иностранном языке, и среди них - официальные документы. Во многих протоколах следственных действий отсутствуют полные сведения о месте жительства и работе переводчика, о его профессиональном образовании, квалификации и другие необходимые данные.

Перечисленные нарушения являются не просто несоблюдением установленной формы. За ними - серьезные отступления от установленной законом уголовно-процессуальной процедуры, влекущие за собой нарушения установленных законом процессуальных прав участвующих в деле лиц.

Как избежать указанных выше ошибок? Практика выработала такой путь решения этой проблемы. Некоторые следователи к протоколу первого же следственного действия, выполненного с участием переводчика, прилагают так называемую «анкету переводчика» - документ, отражающий все необходимые данные о лице, осуществляющем перевод. В таких анкетах, как правило, содержаться следующие сведения: 1) фамилия, имя, отчество переводчика; 2) его гражданство, национальность, год рождения и специальное образование; 3) язык, которым владеет переводчик, сведения о том, где и когда он изучал иностранный язык, данные о практической работе переводчика; 4) его отношение к допрашиваемому; 5) место работы, должность, домашний адрес, номера телефонов.

Здесь же, если данный переводчик будет участвовать в проведении нескольких следственных действий, а тем более если он будет выполнять обязанности переводчика на протяжении всего следствия, целесообразно сделать отметку о том, что в порядке ст.58 УПК переводчику разъяснены его права и обязанности на предварительном следствии и он предупрежден об ответственности за заведомо
неправильный перевод (ст. 307 УК) и за

40 уклонение от явки и исполнения своих обязанностей (ст.57 УПК). Факт разъяснения переводчику указанных норм закона должен удостоверяться его подписью.

Такую анкету, по нашему мнению, можно рекомендовать к широкому распространению. Она позволяет каждому заинтересованному лицу, участвующему в деле, получить достаточные сведения о личности переводчика и его профессиональной квалификации. В то же время она избавляет следователя от необходимости каждый раз в протоколе очередного следственного действия указывать подробные сведения о переводчике. При наличии в деле такой анкеты в протоколах последующих следственных действий можно ограничиваться указанием лишь самых кратких сведений о лице, которое будет осуществлять перевод, и это нельзя рассматривать в качестве процессуального нарушения.

Иностранные граждане, участвующие в уголовном судопроизводстве, как известно, вправе отказаться от услуг переводчика. Такие случаи не так уж редки. Анализ следственной практики показывает, что в 30% изученных дел иностранцы - свидетели и потерпевшие - давали показания на языке судопроизводства. И в этом нет ничего удивительного, так как многие граждане иностранных государств изучают русский язык и у себя на родине и находясь в нашей стране. Следователь, однако, должен помнить, что отказ иностранного гражданина от услуг переводчика должен соответствовать условиям, установленным для таких случаев законом. Надо иметь в виду, что заявление иностранца о желании давать показания без помощи переводчика не является обязательным для лица, ведущего расследование. Иностранец может явно переоценивать свои знания языка судопроизводства. В таких случаях следователь должен обеспечить участие в деле переводчика, даже если иностранец сам не ходатайствует об этом. Наконец, принятое вначале расследования решение о том, что иностранец будет давать показания на языке судопроизводства без помощи переводчика, вовсе не исключает участие последнего в других стадиях расследования.

^РОССИЙСКАЯ . / fbctc’ ‘ “–“*!?• j 41

Это положение имеет особое значение при производстве наиболее важных, ответственных и сложных процессуальных действий. Так, при предъявлении иностранцу обвинения или при ознакомлении его с материалами предварительного расследования, при проведении опознания или очных ставок, всегда полезно вновь вернуться к вопросу об участии в деле переводчика.

Любое решение о переводчике на предварительном следствии должно быть не только обоснованным, но и процессуально оформленным, чтобы из материалов дела можно было понять, почему было принято то или иное решение.

Так, в случае отказа иностранца от услуг переводчика, следователь должен отразить в материалах дела не только сам этот факт, но и причины, побудившие иностранца к такому отказу. Точно так же, когда, несмотря на отказ иностранца, следователь все же привлекает переводчика к участию в деле, из его материалов должны усматриваться основания для такого решения. Наконец, если следователь в процессе расследования неоднократно вновь возвращался к вопросу об участии переводчика, это тоже должно найти отражение в материалах уголовного дела.

Каким образом должны фиксироваться указанные выше обстоятельства?

Иногда следователи делают это в документах процессуального характера - в различного рода справках, произвольных по форме и содержанию. Однако такой способ фиксации нельзя признать правильным. Фиксация любых данных на предварительном следствии должна носить процессуальный характер. Поэтому лучше все, что связано с участием в деле переводчика, отражать в протоколах соответствующих процессуальных действий - в протоколе допроса, опознания, очной ставки, ознакомления с материалами уголовного дела и т.д. Правильно поступают те следователи, которые факт отказа от услуг переводчика фиксируют путем письменного

*

V

*

42 заявл ения иност ранц а, внесе нного им собст венно ручн о в прот окол следс твенн ого дейст вия.

43

ГЛАВА 2. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОТРУДНИЧЕСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ С ЗАРУБЕЖНЫМИ ГОСУДАРСТВАМИ ПО ДОГОВОРАМ О ПРАВОВОЙ ПОМОЩИ В СВЯЗИ С РАССЛЕДОВАНИЕМ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ С УЧАСТИЕМ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН

2.1. Правовая помощь и сотрудничество по уголовным делам:

понятие и правовая основа

Правовая помощь и сотрудничество по уголовным делам - различные понятия. Л. Гардоцкии, указывая на это, подчеркивал, что «различие между определениями «взаимопомощь по уголовным делам» и «сотрудничество по уголовным делам» не является чисто терминологическим».1

И это действительно так, поскольку различие касается не формы, а существа рассматриваемых понятий. В чем, оно состоит? Сотрудничество, по мнению Л. Гардоцкого, означает определенные действия как форму участия в общей деятельности, оказание же помощи «может быть только в случае, когда речь идет о деле, затрагивающем исключительно интересы государства, которое обращается за помощью».2

Применяя в целом правильный подход к проблеме, Л. Гардоцкии вместе с тем, на наш взгляд, не до конца раскрывает различие между рассматриваемыми понятиями. Представляется, что главное различие между помощью и сотрудничеством заключается в характере тех действий, которые предпринимаются в случае оказания помощи или осуществления сотрудничества по уголовным делам.

Правовая помощь предполагает выполнение лишь отдельных действий. Они призваны только содействовать решению определенных вопросов, связанных с расследованием, судебным рассмотрением и исполнением наказания по отдельным уголовным делам. Причем эти дела затрагивают интересы только того государства, которое обратилось за помощью. Сотрудничество же означает целенаправленную и постоянную, совместную и согласованную, широкую по масштабам и разнообразную по формам и направлениям деятельность компетентных правоохранительных органов,

1 Гардоцкии Л. Международное сотрудничество по уголовным делам./ Социалистическая законность, 1979, №6, с.61.

2 Там же, с.61.

44

затрагивающую общие интересы сотрудничающих государств и направленную к достижению единых целей в борьбе с преступностью.

Исходя из этого, правовое сотрудничество государств можно рассматривать как более высокую по сравнению с правовой помощью ступень совместной деятельности двух государств в сфере международной борьбы с преступностью.

В отечественной и зарубежной юридической литературе содержится ряд определений понятия «правовая помощь». Они существенно отличаются друг от друга.

Так, венгерский юрист Ф.Маркуш характеризует данный институт как «помощь, оказываемую органам определенного государства при рассмотрении конкретного уголовного дела органами другого государства; помощь, которая может заключаться в исполнении определенных процессуальных актов, необходимых для рассмотрения уголовного дела, или в передаче документов».3

Французский ученый К.Ломбуа под судебной взаимопомощью по уголовным делам понимает «совокупность мер, посредством которых одно государство предоставляет другому государству содействие своих общественных служб или своих судебных институтов в расследовании, судебном рассмотрении или наказании за совершенное преступление».4

Рассматривая эти определения, В.П.Шупилов справедливо указывает, что в принципе они правильно передают существо рассматриваемого института, но все же нуждаются в уточнениях. Так, определение Ф Маркуша, по мнению В.П.Шупилова, нуждается в добавлении, что правовая помощь по уголовным делам включает в себя и случаи удовлетворения требований о выдаче уже осужденного лица, совершившего, например, побег из места лишения свободы. В определении Ломбуа, по мнению того же автора, вряд ли удачно применение тремина «содействие», поскольку он также требует определения, как и термин «помощь».5

3 Markus F. L’entraide judiciaire en matiere pnale comme institution du droit penal international. - Ucta juridical t. XXXI, №1-2, Budapest, 1971, p.60. Цит. По: Шупилов В.П. Международная помощь по уголовным делам. / Советское государство и прав. 1974. №3. С.86.

4 Lombais С. Droit penal international. Dullos. 1971 P.447. Цит. По: там же. С.86. 5Там же.

45

Учитывая это, сам В.П.Шупилов определяет правовую помощь по уголовным делам как «осуществление компетентными органами одной из договаривающихся стран действий, выполнение которых необходимо для расследования, рассмотрения в суде уголовного дела или для исполнения назначенного по делу наказания в другой договаривающейся стране». Данное определение отражает основные характерные черты рассматриваемого института и может быть использовано для последующего анализа проблем сотрудничества государств по уголовным делам в связи с расследованием уголовных дел с участием иностранных граждан.

Правовую основу международного сотрудничества по уголовным делам составляет большое число внутригосударственных и международных правовых актов.

К важнейшим внутригосударственным актам, регулирующим вопросы сотрудничества и правовой помощи по уголовным делам, относятся Конституция РФ (ст.ст. 61, 63); Уголовный кодекс РФ; Уголовно- процессуальный кодекс РСФСР; Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» от 16 июня 1995 года; Постановление Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 года №9132-Х1 «О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам» и др.

К международно-правовым актам, регулирующим правовые отношения в сфере международного сотрудничества и помощи по уголовным делам относятся:

  1. Действующие в Российской Федерации двусторонние договоры, заключенные Советским Союзом с зарубежными государствами. Это договоры СССР с: КНДР, Польшей, Румынией, Албанией, Венгрией, Югославией, Ираком, Болгарией, Грецией, Вьетнамом, Алжиром, Чехословакией, Кипром, Тунисом, Кубой, Йеменом, Монголией;
  2. Двусторонние договоры, подписанные и ратифицированные Российской Федерацией. Это договоры с: Литвой, Азербайджаном, Кыргызстаном, Эстонией, Латвией, Молдовой, Китаем, Ираном;
  3. Двусторонние договоры, подписанные, но не ратифицированные Российской Федерацией. Это договоры с: Грузией, Албанией, Польшей, Турцией, Вьетнамом, Индией, Монголией;
  4. Действующие в Российской Федерации многосторонние международные договоры, ратифицированные СССР: международная конвенция по борьбе с подделкой денежных знаков; Протокол к

46

Международной конвенции по борьбе с подделкой денежных знаков; Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказания за него; Конвенция о защите гражданского населения во время войны; Дополнительный протокол I к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающихся защиты жертв международных вооруженных конфликтов; Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами; Единая конвенция о наркотических средствах; Конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов; Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества; Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов; Конвенция о психотропных веществах; Конвенция о борьбе с незаконными актами направленными против безопасности гражданской авиации; Протокол о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию, дополняющий Конвенцию о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, принятую в Монреале 23 сентября 1971 года; Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него; Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов; Международная конвенция о борьбе с захватом заложников; Конвенция о физической защите ядерного материала; Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания; Конвенция о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ; Многосторонние международные договоры, ратифицированные Российской Федерацией: Европейская конвенция о выдаче; Дополнительный протокол к Европейской конвенции о выдаче; Второй дополнительный протокол к Европейской конвенции о выдаче; Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам;

Многосторонние международные договоры, подписанные, но не ратифицированные Российской Федерацией: Европейская конвенция о пресечении терроризма; Международная конвенция о борьбе с

47

бомбовым терроризмом; Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию.

Как показывает изучение практики, наибольшее значение для расследования уголовных дел с участием иностранных граждан имеют двусторонние договоры о правовой помощи, заключенные СССР и Россией с зарубежными государствами. Именно поэтому в последних параграфах данной главы будет рассмотрено основное содержание этих договоров и в первую очередь, - особенности производства процессуальных действий по указанным договорам.

Практическим работникам правоохранительных органов следует иметь в виду, что Генеральной прокуратурой РФ изданы ведомственные нормативные акты, регламентирующие деятельность органов прокуратуры в международных отношениях по вопросам правовой помощи.

Так, 9 марта 1992 года было издано Указание Генерального прокурора Российской Федерации №5/20 от 9 марта 1992 года «О порядке выполнения ходатайств об оказании правовой помощи».

В данном документе указывается, что Генеральные прокуроры Республик, являющихся субъектами Содружества Независимых государств, на встрече в Москве 18 февраля 1992 года условились об общих принципах взаимодействия и сотрудничества между прокуратурами. В соответствии с этими принципами до заключения межгосударственных договоров органы прокуратуры Республик оказывают друг другу помощь: по пересылке материалов прокурорско- следственнои практики; по выполнению отдельных процессуальных действий; по осуществлению надзорных функций, связанных с розыском преступников; по иным вопросам прокурорской деятельности.

В связи с этим при выполнении ходатайств о правовой помощи или, наоборот, необходимости в таковой Генеральной прокурор РФ предлагал руководствоваться следующим:

  1. Помощь не оказывается, если это противоречит законодательству Российской Федерации.
  2. Ходатайство об оказании помощи должно быть подписано полномочным прокурором, скреплено печатью и содержать:
  3. а) наименование прокуратуры, от которой исходит ходатайство;

б) наименование прокуратуры, от которой исходит ходатайство;

в) наименование дела, по которому запрашивается правовая помощь;

48

г) имена и фамилии лиц, в отношении которых совершаются те или иные действия, их занятия, постоянное место жительства либо место пребывания, если эти сведения установлены;

д) при наличии представителей лиц, указанных в подпункте «2», - их имена, фамилии, адреса;

е) конкретное содержание ходатайства, а также имеющуюся информацию, необходимую для его исполнения;

ж) по уголовным делам - описание и квалификацию совершенного деяния и данные о размере ущерба, если он был причинен в результате деяния.

  1. Ходатайство выполняется безотлагательно, но в любом случае не позднее месяца. При исполнении ходатайства руководствоваться законодательством Российской Федерации.

Немного позднее, в развитие вышеуказанного документа, 20 января 1993 года было издано Указание Генерального прокурора РФ №1/20 от 20 января 1993 года «Об изменении порядка выполнения ходатайств об оказании правовой помощи». В данном указании говориться, что в соответствии с заключенным в Алма-Ате четырехсторонним соглашением о правовой помощи и сотрудничестве между органами прокуратуры Российской Федерации, Казахстана, Беларусии и Кыргызстана прокуроры четырех государств помимо перечисленных в указании от 9 марта 1992 года действий обязуются оказывать друг другу помощь: по выполнению надзорных функций, связанных с расследованием преступлений; по рассмотрению вопросов о реабилитации незаконно осужденных и репрессированных лиц.

Кроме того, на встрече признано необходимым изменить ранее установленный порядок.

С учетом изложенного Генеральный прокурор РФ при выполнении ходатайств о правовой помощи или необходимости в ней предложил руководствоваться следующим:

  1. Для выполнения отдельных процессуальных или иных действий правовой помощи стороны сносятся друг с другом только через центральные органы. Ходатайства, поступившие или направленные в нарушение принятого порядка, подлежат возврату с указанием о необходимости сделать это через Генеральную прокуратуру Российской Федерации. Самостоятельное выполнение процессуальных

49

действий в Российской Федерации органами дознания и следствия других государств не допускается.

  1. Выдача лиц, совершивших преступления на территории одной из Республик, производится в соответствии с действующим законодательством этих государств и межгосударственными сообщениями.
  2. Во взаимоотношениях по вопросам оказания правовой помощи Республики пользуются своим государственным языком с обязательным переводом текста на русский язык. Перевод должен быть заверен подписью правомочного лица и печатью.
  3. Правовая помощь оказывается безвозмездно, за исключением проведения тех видов экспертиз, которые требуют расходов.

В остальном сохранен порядок, установленный Указанием Генерального прокурора №5/20 от 9 марта 1992 года.

3 июня 1993 года издан Приказ Генерального прокурора Российской Федерации №18 «Об объявлении соглашений о правовой помощи и сотрудничестве».

В данном приказе указывалось, что Генеральной прокуратурой РФ заключены Соглашения о правовой помощи и сотрудничестве с прокуратурой республик Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Молдова.

Соглашениями предусмотрено, что стороны оказывают правовую помощь по пересылке прокурорско-следственных материалов, в том числе архивных материалов, выполнению отдельных процессуальных действий, содействию в розыске лиц, совершивших преступления, этапированию арестованных и осужденных, рассмотрению вопросов о реабилитации незаконно осужденных и репрессированных лиц и другим вопросам прокурорский деятельности.

В данном приказе Генеральный прокурор приказывал структурным подразделениям Генеральной прокуратуры и РФ и прокурорам работу по выполнению ходатайств об оказании правовой помощи проводить в соответствии с принятыми соглашениями.

Кроме того, особенно подчеркивалось, что в соответствии с Указанием «Об усилении порядка выполнения ходатайств об оказании правовой помощи» № 1/20 от 20 января 1993 года для выполнения отдельных процессуальных или иных действий правовой помощи стороны сносятся друг другом только через центральные органы.

50

Что же представляют собой соглашения, о которых идет речь в ведомственных актах Генеральной прокуратуры РФ.

Прежде всего речь идет о Многостороннем соглашении о правовой помощи и сотрудничестве между органами прокуратуры от 8 октября 1992 года.

В данном Соглашении говориться, что прокуратуры независимых государств: Республики Беларусь, Республики Казахстан, Республики Кыргызстан, Российской Федерации договорились в пределах своей компетенции строить сотрудничество на принципах равенства, соблюдения договорных обязательств и взаимного уважения.

В договоре предусмотрено, что стороны оказывают друг другу помощь: по выполнению отдельных процессуальных действий; по выполнению надзорных функций, связанных с расследованием преступлений; по рассмотрению вопросов о реабилитации незаконно осужденных и репрессированных лиц; по содействию в розыске без вести пропавших; по пересылке материалов прокурорско-следственной деятельности; по иным вопросам прокурорской деятельности.

В соглашении особо подчеркивается, что помощь не оказывается, если это противоречит законодательству запрашиваемой стороны и при оказании правовой помощи Стороны сносятся друг с другом через центральные органы, если межгосударственными соглашениями не установлен иной порядок.

Соглашением установлено, что ходатайство об оказании правовой помощи должно быть оформлено письменно и содержать следующие данные: наименование прокуратур Сторон; информацию, необходимую для его исчисления; фамилию, имя, отчество лиц, в отношении которых возникла необходимость совершения конкретных действий, их место жительства или местонахождения и другие сведения, необходимые для выполнения поручения.

Предусмотрено, что ходатайство выполняется в срок не позднее одного месяца. В случаях, препятствующих его своевременному выполнению, незамедлительно информируется запрашивающая прокуратура.

В соглашении установлено также, что при исполнении ходатайства запрашиваемая прокуратура руководствуется законодательством своего государства.

Что касается выдачи, то предусматривается, что выдача лиц, совершивших преступления на территории одной из Сторонг, и находящихся

51

на территории другой Стороны, допускается только в соответствии с действующим законодательством этих государств и межгосударственными соглашениями.

Вопрос о расследовании преступлений, совершенных на территории нескольких государств, а также о надзоре за следствием по этим делам решается по соглашению руководителей Сторон.

Соглашение предусматривает, что в своих взаимоотношениях по вопросам оказания правовой помощи Стороны пользуются своим государственным языком с обязательным переводом текста на русский язык. Перевод должен быть заверен подписью правомочного лица и печатью.

Наконец, Соглашение установило, что его участники представляют друг другу сведения о возбуждении уголовного дела и при необходимости о вступившем в законную силу приговоре, вынесенном в отношении граждан государств - участников Соглашения.

В развитие данного международного Соглашения Генеральная прокуратура РФ заключила двусторонние соглашения о правовой помощи и сотрудничестве с прокуроратурами Украины, Армении, Грузии, Молдовы и Азербайджана.

Данные соглашения определяют объем правовой помощи, формы сотрудничества, порядок исполнения поручений, процедуру выдачи.

В системе ведомственных нормативных актов прокуратуры Российской Федерации имеется специальный акт, посвященный вопросам экстрадиции -Указание Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 23 июня 1998 года №42/35 «О порядке рассмотрения ходатайств других государств об экстрадиции».

В данном документе содержится требование Генерального прокурора РФ при рассмотрении вопросов, связанных с выдачей граждан в другие государства для привлечения к уголовной ответственности или исполнения приговора, строго соблюдать требования статей 61-63 Конституции РФ, межгосударственных договоров о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, иных международных обязательств Российской Федерации. При этом необходимо иметь в виду, что принятие решения о выдаче относится к исключительной компетенции Генерального прокурора Российской Федерации и его заместителей.

Далее в документе указывается, что не должна допускаться выдача лиц, имеющих гражданство Российской Федерации, получивших убежище или совершивших деяния, не являющиеся уголовно
наказуемыми по

52

действующему российскому законодательству, а также если санкция за преступление предусматривает наказание в виде лишения свободы менее одного года; если лицу назначено по приговору наказание в виде лишения свободы менее шести месяцев лишения свободы; если лицо преследуется в порядке частного обвинения; если истек срок давности; при наличии иных законных оснований по законодательству Российской Федерации, когда уголовное преследование не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение.

Далее в рассматриваемом указании говориться, что при задержании лиц в соответствии с поручениями компетентных органов других государств, в том числе направленным через Генеральную прокуратуру РФ, надзирающим прокурорам надлежит проверять законность и обоснованность их задержания, сроки, наличие документов об аресте и в случае отсутствия указанных документов незамедлительно запрашивать их у инициаторов розыска, а также ставить перед ним вопрос о направлении соответствующих требований о выдаче в Генеральную прокуратуру РФ. До поступления постановлений об аресте задержанные должны содержаться в изоляторах временного содержания. При не поступлении документов об аресте освобождение должно производиться с уведомлением соответствующих прокуроров субъектов Российской Федерации.

После подтверждения ареста и представления постановлений об этом, в том числе переданных по почте, телефаксу, телеграфу или телетайпу, арестованные должны содержаться под стражей в следственных изоляторах в соответствии со сроками, предусмотренными многосторонними и двусторонними договорами.

Территориальные прокуроры по месту задержания и заключения под стражу лиц, подлежащих выдаче, обязаны: 1) получать от них объяснения о цели приезда в Российскую Федерацию, месте и времени проживания и регистрации, гражданстве, предоставлении убежища, обстоятельствах и мотивах уголовного преследования, возможных препятствиях для их выдачи; 2) проверять подлинность имеющихся у них документов, устанавливать их личность, гражданство; 3) в необходимых случаях истребовать заключения паспортно- визовых служб УВД (МВД) субъектов Федерации или консульских служб МИД России об их гражданстве.

При установлении обстоятельств, исключающих выдачу, задержанные должны освобождаться из-под стражи с уведомлением об этом соответствующих
прокуроров субъектов Российской Федерации,

53

приравненных к ним прокуроров и Генеральной прокуратуры РФ. Вместе с тем, говориться в указании Генерального прокурора РФ, нельзя допускать формального отношения по установленным фактам совершения такими лицами особо тяжких преступлений (умышленного убийства, бандитизма и т.п.). Надлежит немедленно извещать инициатора розыска для срочной постановки перед компетентными органами запрашивающего государства вопроса о направлении ходатайства об уголовном преследовании на территории Российской Федерации.

При удовлетворении требования о выдаче международно-правовое управление Генеральной прокуратуры Российской Федерации должно своевременно принимать меры к уведомлению запрашивающей стороны о принятом решении и направлении поручения Министерству внутренних дел или Федеральной службе безопасности РФ об организации передачи выдаваемых лиц представителям правоохранительных органов запрашивающей стороны.

Международно-правовые акты, имеющие значение для практики расследования уголовных дел с участием иностранных граждан, заключены и по линии МВД России.

Так, МВД РФ участвует в общей сложности в выполнении обязательств, вытекающих из более чем 300 международных договоров Российской Федерации. Кроме того, заключено большое число договоров МВД России с соответствующими министерствами и ведомствами других государств. Эти договоры относятся к категории международных договоров Российской Федерации межведомственного характера и, следовательно, являются составной частью российской правовой системы и обязательны для исполнения органами внутренних дел России.

Сотрудничество МВД России с зарубежными партнерами осуществляется по двусторонней и многосторонней договорной основе. Так, МВД России является участником 13 многосторонних соглашений о взаимодействии по различным направлениям деятельности органов внутренних дел. Эти соглашения заключены в основном между МВД стран СНГ. Кроме того, МВД России выполняет обязательства, вытекающие из двусторонних договоров, заключенных с соответствующими министерствами и ведомствами более 30 иностранных государств.

6 Сборник международных соглашений МВД России. М., 1996. С.4.

54

В настоящее время соглашения о сотрудничестве МВД России с соответствующими правоохранительными органами заключается на основании типового проекта Соглашения, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 июня 1995 года №653 «О заключении соглашений о сотрудничестве между Министерством внутренних дел Российской Федерации и компетентными ведомствами иностранных государств».

Следует также иметь в виду, что продолжают действовать и некоторые межведомственные договоры, заключенные МВД СССР, не противоречащие действующему законодательству Российской Федерации.

Анализ содержания действующих договоров (соглашений) МВД России с соответствующими ведомствами иностранных государств позволяет сделать вывод, что основными формами межведомственного сотрудничества являются: 1) обмен информацией о готовящихся или совершенных преступлениях и причастных к ним лицах; 2) исполнение запросов о проведении оперативно-розыскных мероприятий; 3) розыск лиц, скрывающихся от уголовного преследования или исполнения приговора, а также лиц, без вести пропавших; 4) обмен информацией о новых видах наркотических веществ, появившихся в незаконном обороте, о технологиях их изготовления и используемых при этом веществах, а также о новых методах исследования и идентификации наркотических средств и психотропных веществ; 5) розыск и возвращение в установленном порядке предметов (вещей), имеющих номера или специфические отличительные признаки, в том числе автотранспорта и огнестрельного оружия, номерных ценных бумах и паспортов (удостоверений личности); 6) обмен опытом работы, в том числе, консультаций и семинаров; обмен законодательными и иными нормативными правовыми актами; обмен на взаимовыгодной основе научно-технической литературой и информацией по вопросам деятельности участников соглашений.

Все вышеперечисленные формы международного сотрудничества должны использоваться органами дознания и предварительного следствия в процессе расследования уголовных дел с участием иностранных граждан.

Необходимо также иметь в виду, что Россия, являясь страной участницей Интерпола взаимодействует через соответствующие организации с другими странами, входящими в данную международную организацию. В РФ действуют: Положение о национальном центральном бюро Интерпола, утвержденное постановлением Правительства Российской Федерации №1190

55

от 14 октября 1996 года и инструкция о порядке исполнения и направления органами внутренних дел Российской Федерации запросов и поручений по линии Интерпола (Приложение к приказу МВД России №10 от 11 января 1994 года).

2.2. Общая характеристика процессуальных действий по договорам о

правовой помощи

Как уже указывалось, главной правовой основой сотрудничества государств в борьбе с преступностью являются соответствующие международные договоры.

Все договоры РФ с зарубежными странами в разделах «Общие положения» или «общие постановления» содержать статьи, которые устанавливают, что Договаривающиеся Стороны оказывают друг другу правовую помощь путем выполнения отдельных процессуальных действий. Договоры содержат почти одинаковый перечень этих действий: проведение экспертизы, допрос обвиняемых и подсудимых, свидетелей, экспертов, судебный осмотр, вручение документов, передача вещественных доказательств, возбуждение уголовного преследования, выдача лиц, совершивших преступление и пересылка документов, предоставление сведений о судимости обвиняемых.

На наш взгляд, приведенный перечень не является исчерпывающим. Это видно из разделов договоров, регламентирующих порядок оказания правовой помощи по уголовным делам, нормы которых говорят о возможности совершения иных, не предусмотренных в «Общих положениях» действий по расследованию уголовного дела и исполнению приговора.

Так, ст. 68 Договора между РФ и Латвийской республикой7 предусматривает возможность взятия под стражу лица, подлежащего выдаче. Ст. 74 того же Договора говорит о транзитной перевозке через территорию договаривающихся государств лиц, выданных третьим государством. Ст. 73 регламентирует порядок предметов, ст. 78. - порядок уведомления приговорах, вступивших в законную силу.

Там же

Договоры между Российской Федерацией и Латвийской республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам.

56

Аналогичные нормы, предусматривающие выполнение перечисленных действий в порядке оказания правовой помощи, содержаться в других договорах России с зарубежными странами.

Все действия по договорам о правовой помощи можно разделить на несколько групп.

Во-первых, они могут быть разделены на действия, собственно процессуальные, т. е. предусмотренные российским процессуальным законодательством, и действия, порядок производства которых регламентируется ведомственными нормативными актами Прокуратуры РФ, МВД РФ и других правоохранительных органов.

К первой группе относятся: проведение экспертиз, допросы, осмотр, взятие под стражу. Ко второй группе относятся: выдача лиц для привлечения к уголовной ответственности или для приведения в исполнение приговора; передача предметов, являющихся вещественными доказательствами по уголовному делу; транзитная перевозка лиц, выданных третьим государством; сообщение сведений об осужденных, о результатах уголовного преследования, сведения о приговорах и т.д.

Кроме того, в числе процессуальных действий могут быть выделены следственные действия, т. е. действия прямо направленные на обнаружение, проверку и закрепление доказательств.8 В свою очередь среди следственных действий могут быть выделены неотложные следственные действия, предусмотренные ст. 119 УПК (осмотр, обыск, выемка и т.д.), и иные следственные действия.

Наконец, в тактико-криминалистическом аспекте предусмотренные договорами следственные действия можно разделить на первоначальные и последующие.

Классификацией, которая наиболее точно отражает особенность процессуальных действий по договорам о правовой помощи, является разделение их на действия, предусмотренные 1) самими договорами; 2) и договорами, и внутригосударственным уголовно-процессуальным законодательством; 3) только внутригосударственным уголовно- процессуальным законодательством.

См.: Гаврилов А.К. Ефимичев СП., Михайлов В.А., Туленков П.М. Следственные действия по советскому уголовно-процессуальному праву. Волгоград. 1975. с.5; Шейфер С.А. 1 Следственные действия. Система и процессуальная форма. М, 1981, с. 18; 2) Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 2001.

57

Рассмотрим особенности выполнения отдельных процессуальных действий по договорам РФ о правовой помощи с другими странами, в производстве которых может возникнуть необходимость в процессе расследования уголовных дел с участием иностранных граждан.

2.3. Вручение документов

Договоры не называют те документы, которые могут вручаться в порядке оказания правовой помощи между государствами. Но очевидно, что к числу вручаемых документов должны быть отнесены: повестки, постановления, приговоры, определения судов и другие процессуальные документы, составляемые при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел.

Договоры предусматривают два возможных способа вручения документов.

Собственным гражданам, находящимся за рубежом, судебные документы, в соответствии с договорами, могут быть вручены через дипломатические представительства и консульские учреждения за границей. В свою очередь, Консульский Устав СССР, действующий до сих пор, закрепляет обязанность должностных лиц консульских представительств РФ за границей выполнять поручения российских правоохранительных органов о производстве процессуальных действий в отношении российских граждан.9 Второй способ вручения документов по договорам о правовой помощи состоит в передаче документов через соответствующие правовые органы зарубежного государства. Причем, учреждение юстиции, к которому обращено такое поручение, осуществляет вручение в соответствии с порядком, действующим в отношении вручения документов по закону запрашиваемого государства. Однако все договоры устанавливают, что вручение документов по правилам запрашиваемой страны может производиться только в том случае, если вручаемые документы написаны на языке запрашиваемого государства или снабжены заверенным переводом. В противном случае документы вручаются только при условии, что получатель согласен их добровольно принять.

9Ведомости Верховного Совета СССР, 1976, №27, ст. 404.

58

Договоры ничего не говорят о том, как надлежит поступать, если такой отказ будет заявлен. Очевидно, в этой ситуации факт отказа от вручения документа должен быть документально отражен путем составления протокола.

Каким должен быть этот протокол? Видимо, его форма может быть произвольной. Однако в протоколе, во всяком случае, должны найти отражение: место, время, способ, которым осуществлялось вручение документов, указание на должностное лицо, производившее это вручение, а также подробные сведения о получателе документа. В составленном протоколе должны быть обязательно отражены мотивы, по которым получатель отказался от принятия документа.

В зависимости от содержания этих мотивов должна быть решена и судьба не врученных документов. Если причиной их непринятия явилось отсутствие перевода, видимо, нет необходимости отсылать документ отправителю, поскольку это надолго отсрочит повторное их вручение. Необходимый перевод может быть осуществлен и заверен либо тем органом, который исполняет поручение о вручении документа, либо дипломатическим или консульским представительством запрашиваемого государства. Если же отказ принять документы вызван более серьезными причинами, документы могут быть возвращены запрашиваемой стороне с подробным изложением этих причин и с приложением упомянутого протокола об отказе принять документы.

Если документ, поступивший из-за рубежа, не может быть вручен по указанному в поручении адресу, то соответствующий правоохранительный орган РФ, которому поручено произвести вручение, обязан принять меры к установлению адреса того лица, которому направлен документ. Если установить этот адрес окажется невозможным, документ, подлежащий вручению, возвращается в Генеральную Прокуратуру РФ с указанием того, что было сделано для установления и розыска адресата.

В Российской Федерации вручение документа, поступившего от зарубежного государства, всегда производится под расписку, которая отбирается у лица, получившего документ. В расписке обязательно указывается время и место вручения. Через Генеральную Прокуратуру РФ расписка направляется соответствующему учреждению государства, направившего документ для вручения.

Могут ли на территории РФ документы, поступившие из-за рубежа, вручаться по правилам государства, откуда поступило поручение? Да, могут,

59

но при соблюдении двух условий: 1) при наличии просьбы об этом от соответствующего органа зарубежного государства; 2) при условии, что эти правила не противоречат законодательству России.

При направлении документов из РФ для вручения их на территории иностранного государства, с которым заключен договор о правовой помощи, действует следующий порядок. Руководитель соответствующего судебно-следственного учреждения направляет в Генеральную Прокуратуру РФ ходатайство, в котором излагаются обоснования необходимости направления поручения за рубеж, а также существо дела, по которому предполагаются произвести это процессуальной действие. К ходатайству прилагается документ, подлежащий вручению. Кроме того, при возможности к ходатайству должен быть приложен официальный перевод направляемого за рубеж документа. Перевод должен быть заверен переводчиком либо учреждением, от которого исходит поручение.

2.4. Производство процессуальных действий

Выше отмечалось, что перечень процессуальных действий, предусмотренных в специальных статьях договоров, определяющих объем правовой помощи, не является исчерпывающим. На первый взгляд это утверждение не согласуется с действующим до сих пор Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 19 июня 1959 года «О вопросах, связанных с выполнением судебными органами договоров с иностранными государствами об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам» (в редакции Постановления Пленума от 11 июля 1972 года).10

Данное постановление содержит, казалось бы, исчерпывающий перечень следственных действий, которые могут быть исполнены российскими судами по поручению иностранных судов. По таким поручениям, говорится в постановлении «может быть, в частности, произведен допрос свидетелей, экспертов, потерпевших, непосредственный судебный осмотр (осмотр места происшествия, документов, вещественных доказательств)».

Следует, однако, учитывать, что постановление в этой части имеет в виду деятельность только судов, а не органов прокуратуры МВД или других

60

правоохранительных органов. Следовательно, данным перечнем определяется компетенция лишь судебных органов по выполнению процессуальных действий в порядке правовой помощи. Производство же других процессуальных и, в частности, следственных действий является компетенцией иных правоохранительных органов. Так, производство обыска в порядке оказания правовой помощи по поручению, обращенному к суду или органу прокуратуры, может быть поручено органу дознания - милиции; производство экспертизы - экспертным учреждениям и т. д. С учетом этого перечень действий, содержащихся в названном постановлении, нельзя считать исчерпывающим.

Договоры о правовой помощи с зарубежными государствами, установили, что учреждения юстиции, к которым обращено поручение, при исполнении поручения об оказании правовой помощи применяют законодательство своего государства. Однако по просьбе учреждения, от которого исходит поручение, оно может применять процессуальные нормы другой Договаривающейся Стороны, при условии, однако, что они не противоречат законодательству запрашиваемого государства.

В связи с этим возникает вопрос: в каких пределах возможно применение зарубежных процессуальных норм российскими органами дознания, следствия, прокуратуры и суда?

В общем виде ответ на него вытекает уже из содержания договоров: такое исполнение поручения возможно только тогда, когда процессуальные нормы запрашиваемой стороны не противоречат российскому законодательству. Что, однако, следует понимать под этой формулой? В чем состоит критерий, позволяющий констатировать наличие или отсутствие противоречия процессуальных норм зарубежного закона процессуальным нормам российского законодательства?

Думается, что при решении этого вопроса следует исходить из следующих положений. Уголовно-процессуальные нормы - это установленные государством общие и обязательные правила поведения субъектов уголовно-процессуальных прав и обязанностей. Они обеспечиваются силой государственного и общественного воздействия и имеют своей задачей

См.: Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР, 1924-1973, М., 1974,с.65-74.

61

наиболее эффективное осуществление правосудия.11 Но, кроме того, правовая норма - это внутренняя форма права. Именно она сообщает государственной воле, выраженной в праве, такие характерные черты, как общеобязательность, конкретность и определенность.

Государственная воля, в свою очередь, может быть выражена только через правовую норму. Следовательно, правовая норма, как форма права, и государственная воля, как его содержание, находятся в сложной диалектической связи.

Разумеется, между государственной волей и нормой права всегда сохраняются те диалектические противоречения объективного характера, которые всегда существуют между формой и содержанием. Однако правовая норма, даже противоречащая государственной воле, не может коренным образом менять характер и направленность последней.

Этот закон относительного соответствования правовой нормы государственной воле сохраняет свое действие и тогда, когда правоохранительные органы государства по тем или иным причинам применяют нормы иностранного права.

Процессуальные нормы зарубежных стран, как прямо указывается в рассматриваемых договорах, не должны противоречить российскому процессуальному законодательству. По существу это означает, что они не должны противоречить государственной воле российского законодателя.

В российском уголовно-процессуальном праве государственная воля есть материально обусловленная воля государства. Она выражается в установлении определенного процессуального порядка, круга средств и приемов борьбы с преступностью, а также наиболее эффективном регулировании общественных отношений в сфере возбуждения, расследования, рассмотрения и разрешения дел о преступлениях.12 Значит уголовно-процессуальные нормы зарубежных государств, о которых говорят договоры, не могут применяться в российском уголовном судопроизводстве, если они: во-первых, нарушают установленный российским законом процессуальный порядок борьбы с преступностью; во-вторых, выходят за пределы установленных российским законом средств и приемов ведения этой

Подробнее см.: Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права: Автореф. Докт.дис.Л. 1963, с.25-26. 12 Там же.

62

борьбы; в-третьих, прямо или косвенно препятствуют эффективному регулированию общественных отношений в сфере возбуждения, расследования, рассмотрения и разрешения уголовных дел.

Содержание уголовно-процессуального права находит свое конкретное выражение в его целях. Чтобы применяться в нашей стране, уголовно- процессуальные нормы зарубежных государств не должны противоречить не только собственно содержанию российского уголовно-процессуального права, но и его целям и задачам. Последние состоят в наиболее эффективном и рациональном урегулировании общественных отношений, в обеспечении их направленности к решению задач уголовного судопроизводства.13

Наконец, уголовно-процессуальные нормы могут применяться в РФ в порядке оказания правовой помощи лишь при условии, что они не противоречат принципам российского уголовного процесса, обусловленным общественным и государственным строем и закрепленным Российским законодательством, основным, исходным положениям, которые определяют сущность организации и деятельности российских государственных органов по возбуждению, расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел.14

Таким образом, объективным критерием, позволяющим судить о возможности применения зарубежных процессуальных норм в порядке оказания правовой помощи, является соответствие этих норм содержанию, целям и принципам российского уголовно-процессуального права и процесса.

Сравнительное изучение некоторых правовых норм уголовно-процессуального законодательства зарубежных стран и РФ, показывает, что несоответствие межу ними при оказании правовой помощи может выражаться в различных формах.

Во-первых, поручения об оказании помощи, направленные из зарубежных стран, могут содержать просьбы о проведении таких следственных действий, которые не предусмотрены действующим уголовно-процессуальным законодательством РФ (реконструкция событий).

Во-вторых, в поручениях иностранных органов юстиции могут быть указаны
процессуальные действия, производство которых в российском

13 См.: Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно- процессуальном праве, Л., 1976, с. 12.

14 Подробнее о принципах советского уголовного процесса см.: Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса, М, 1971.

63

уголовном процессе возможно только на строго определенных стадиях. Так, отечественное уголовно-процессуальное законодательство до возбуждения дела допускает производство лишь осмотра места происшествия. Между тем УПК Польши еще до вынесения постановления о возбуждении уголовного дела разрешает произвести не только осмотр, но также обыск, а в отношении подозреваемого, кроме того, наружное телесное освидетельствование или иное исследование, не связанное с нарушением телесной целостности, психологические и психиатрические исследования, связанные с совершением процедур. Не ограничиваясь этим, УПК Польши устанавливает, что до вынесения постановления о возбуждении уголовного дела в пределах, необходимых для обеспечения от сокрытия и деформации следов и доказательств преступления, гражданская милиция может в каждом деле в случаях, не терпящих отлагательства, провести другие необходимые действия, в том числе направить на анализ кровь и выделения.

В-третьих, поручения о правовой помощи из-за рубежа могут не соответствовать российскому законодательству по кругу лиц (участников процесса) и по характеру возможных ограничений некоторых их прав. Так, уголовно-процессуальное законодательство некоторых зарубежных стран называет среди участников уголовного процесса должника и кредитора, а также предусматривает возможность производства выемки земельного участка.

В-четвертых, уголовно-процессуальный закон зарубежных стран может предусмотреть особую процедуру принятия и утверждения процессуальных решений. Это в свою очередь может найти отражение и в соответствующем правовом поручении. Например, УПК многих зарубежных стран требуют судейского подтверждения выемки, обыска и отдаваемого прокурором приказа о наложении ареста. Аналогичное положение, как известно, теперь содержится в Конституции РФ.

Различия между уголовно-процессуальным законодательством РФ и уголовно-процессуальным законодательством зарубежных государств могут выражаться и в других формах.

Особенно существенными эти различия бывают тогда, когда речь идет о возмещении потерпевшему вреда, причиненного преступлением. Если уголовно-процессуальное законодательство РФ предусматривает возмещение потерпевшему от преступления только материального ущерба, то законодательство ряда зарубежных государств (например, Польши, Болгарии Чехии) предоставляет потерпевшему вправо на
возмещение не только

64

материального, но и морального вреда. При этом, как показывает практика, исковые требования о возмещении морального вреда, причиненного преступлением, нередко превышают требования о возмещении материального ущерба.

Так, по делу о преступлении, совершенном гражданином К., польская адвокатская контора предъявила в российский суд иск о взыскании с виновного крупной денежной суммы в пользу потерпевшего -несовершеннолетнего М. При этом, по мнению истца, меньшая часть суммы должна была быть взыскана за порчу одежды, большая - за «физические и моральные страдания», которые перенес потерпевший в связи с несчастным случаем.

Из приведенных норм уголовно-процессуального законодательства зарубежных государств видно, что не все они в полной мере соответствует сформулированному выше критерию.

Это относится прежде всего к тем нормам УПК Польши, которые разрешают проведение до возбуждения уголовного дела целого ряда следственных действия. Не соответствует целям российского уголовного процесса и норма немецкого закона, предусматривающая выемку земельного участка. Решение вопросов землепользования находится вне компетенции российского уголовного законодательства.

В то же время, думается, нет серьезных причин для отказа органам юстиции зарубежных государств в проведении на территории РФ такого следственного действия, как реконструкция. Близкое к этому действие -следственный эксперимент используется в отечественном процессе.

Таким образом, решение вопроса о возможности производства процессуальных действий в порядке оказания правовой помощи зарубежным государствам по нормам процессуального законодательства этих стран предполагает конкретный анализ указанных норм для установления степени их соответствия содержанию, целям и принципам российского уголовно-процессуального права и процесса.

В РФ поручения о производстве по уголовным делам отдельных процессуальных действий, поступившие от соответствующих учреждений зарубежных государств выполняются либо Генеральной Прокуратурой РФ, либо по его поручению другими следственными органами и органами дознания.

Такие поручения исполняются в максимально короткий срок, но не более 10 дней со дня их получения. В исключительных случаях, связанных с

65

выполнением сложных следственных действий, этот срок может быть продлен Генеральной Прокуратурой РФ, но не более чем на один месяц.

После выполнения соответствующего процессуального действия следственный орган, исполнявший поручение, направляет составленные при этом процессуальные документы в Генеральную Прокуратуру РФ.

При необходимости направления правового поручения за рубеж органы суда, прокуратуры, следствия и дознания направляют ходатайство о производстве процессуальных действий на территории зарубежных государств в Генеральную Прокуратуру РФ. Этот орган и пересылает его для исполнения соответствующему органу другого государства.

2.5. Возбуждение уголовного преследования

Договоры РФ с зарубежными странами об оказании правовой помощи установили, что каждая договаривающаяся сторона обязуется по просьбе другой договаривающейся стороны возбуждать в соответствии со своим законодательством уголовное преследование против своих граждан, подозреваемых в том, что они совершили преступление на территории другой договаривающейся стороны.

Что означает в этом положении договоров словосочетание «гражданин, подозреваемый в совершении преступления»? Видимо, к данному случаю неприменимо то определение подозреваемого, которое содержится в ст. 52 УПК, а именно, что подозреваемым признается: 1) лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления; 2) лицо, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения. Договоры, очевидно, имеют в виду те случаи, когда компетентные органы зарубежных стран располагают такими объективными данными, которые дают основания подозревать конкретное лицо в совершении определенного преступления.

Указание о том, что возбуждение уголовного преследования производится в соответствии с законодательством государства, к которому направлено такое требование, означает, что в Российской Федерации решение о возбуждении уголовного преследования в порядке оказания правовой помощи должно приниматься в строгом соответствии с теми нормами, которые регулируют прохождение уголовного дела через данную стадию российского уголовного процесса. В связи с этим важно установить,

66

что должно рассматриваться в качестве повода к возбуждению уголовного дела в порядке оказания правовой помощи?

Нельзя, на наш взгляд, согласиться с тем, что таким поводом является само требование о правовой помощи, исходящее от зарубежного государства.15

Ст. 108 УПК прямо такого повода не предусматривает. В то же время требование о правовой помощи, видимо, можно рассматривать как разновидность сообщений учреждений, организаций и должностных лиц. Этот источник получения сведений о преступлении предусмотрен российским законом. То, что такие сообщения поступают от соответствующих учреждений зарубежных государств, не меняет существа дела. Следовательно, названный источник должен признаваться поводом к возбуждению уголовного дела в порядке оказания правовой помощи по уголовным делам.

Однако само по себе требование об оказании правовой помощи еще не влечет за собой обязанности соответствующих органов запрашиваемого государства возбудить уголовное дело. Известно, что любое уголовное дело может быть возбуждено только тогда, когда имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления. Именно поэтому все договоры подчеркивают, что к требованию о возбуждении уголовного преследования прилагаются материалы, содержащие данные о преступлении и все имеющиеся доказательства. Ни договоры, ни ведомственные акты не устанавливают какой-либо формы, в какой эти материалы должны быть представлены. Видимо, она может быть произвольной. Разумеется, данный документ должен приобщаться к уголовному делу в качестве документа в уголовно-процессуальном смысле этого понятия.

Договоры говорят не только об указанной выше информации о преступлении, но и о доказательствах, которые обязаны представить зарубежные органы юстиции в обоснование выдвигаемой просьбы о выдаче. Но поскольку российский уголовно-процессуальный закон содержит строгое определение доказательств и исчерпывающий перечень источников их получения (ст. 69 УПК), не исключены случаи, когда представляемые из-за рубежа доказательства не будут соответствовать требованиям российского законодательства. Так, УПК Польши, например, ни понятия доказательств, ни специального указания на
конкретные способы их получения не

15 См.: Киселев В.Г. Правовая помощь по уголовным делам в договорах СССР с другими социалистическими государствами: Канд. дис. Л., 1978, с.35

67

содержит. Вот в этом случае и возможна коллизия: например, фактические данные, представленные из-за рубежа, получены из источников, не предусмотренных ч.2 ст.69 УПК. Как должны разрешаться коллизии такого рода?

Договоры ограничиваются лишь общим указанием на обязанность запрашиваемой стороны представить доказательства в обоснование своего требования. Они не содержат каких-либо специальных ограничительных условий в части допустимости представляемых доказательств. Следовательно, по смыслу рассматриваемых договоров о правовой помощи в российском уголовном процессе допустимы такие полученные из-за рубежа доказательства, которые являются допустимыми и по закону зарубежных стран, с которыми заключены договоры о правовой помощи. И, наоборот, недопустимы в российском уголовном процессе такие доказательства, которые являются недопустимыми с точки зрения национального закона запрашиваемой стороны.

Так, законодательство некоторых иностранных государств устанавливает, что все обстоятельства, выяснение которых необходимо для установления уголовной ответственности, должны доказываться с помощью допускаемых законом средств доказывания и в установленной законом форме. К ним относятся: 1)показания свидетелей и свидетелей-специалистов; 2) заключения экспертов; 3) показания обвиняемых и подсудимых; 4) вещественные доказательства и записи. Кроме того, в соответствии с УПК Германии, средствами доказывания являются также показания представителей коллектива, если они содержат сообщение о фактах, представителей коллектива, если они содержат сообщение о фактах, относящихся к делу. Значит, если доказательства, поступившие из Германии, удовлетворяют перечисленным условиям и допустимы по ее закону, они могут рассматриваться в качестве доказательства и в российском процессе.

Разумеется, такой порядок признания доказательств, полученных за рубежом, распространяется только на страны, с которыми заключены договоры о правовой помощи. Он не применим в отношениях с иными государствами.

Поскольку договоры РФ с зарубежными странами устанавливают, что уголовное преследование против конкретного гражданина России возбуждается в соответствии с российским законодательством, постольку компетентные органы государства не вправе отказать в приеме требования о возбуждении уголовного
преследования в порядке оказания правовой

68

помощи из-за недостаточных данных в нем содержащихся. В этом случае они обязаны сами принять меры к проверке и восполнению полученных данных, но без производства при этом следственных действий (ст. 109 УПК), которые допустимы только после возбуждения уголовного дела (ст. 129 УПК).

В соответствии со смыслом договоров о правовой помощи и смыслом российского уголовно-процессуального законодательства в возбуждении уголовного дела в порядке оказания правовой помощи не может быть отказано и по мотивам неполноты представленных зарубежными органами материалов и документов. Как известно, для возбуждения уголовного дела необходимы лишь достаточные, но не исчерпывающие данные, указывающие на признаки преступления.

В связи с изложенным возникает вопрос: может ли российский следственный орган, возбудив дело в порядке оказания правовой помощи, в процессе его расследования выходить за пределы обстоятельств, указанных в требовании о возбуждении уголовного преследования? Иными словами, могут ли лицу, привлекаемому к уголовной ответственности по требованию иностранного государства, вменяться в вину иные преступления, о которых ничего не говориться в требовании? Могут ли, наконец по уголовному делу, возбужденному по требованию иностранного государства в отношении определенного лица, привлекаться к уголовной ответственности другие лица?

При решении этих вопросов следует исходить из принципиально положения договоров о том, что возбуждение уголовного преследования и расследование уголовного дела производится, как правило, в соответствии с законодательством запрашиваемой стороны, т. е. применительно к России в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, действующим на ее территории. Как известно, одним из основных начал российского уголовного процесса является принцип всесторонности, полноты и объективности расследования и разрешения уголовных дел. Разумеется, указанный принцип распространяется и на случаи оказания правовой помощи. Из этого и вытекает ответ на поставленный вопрос: следственные органы не связаны рамками требований о привлечении к уголовной ответственности конкретных лиц за конкретные преступления. Расследование в порядке оказания правовой помощи должно производиться независимо от содержания требования, которое, как уже отмечалось, с точки зрения российского уголовно-процессуального законодательства является только поводом к возбуждению дела.
Таким образом, российские

69

следственные органы вправе предъявить обвинение и большему числу лиц, а также предъявить обвинение в совершении иных преступлений, совершенных российскими гражданами за пределами России.

Практика судебно-следственных органов зарубежных государств свидетельствует о том, что требования о возбуждении уголовного преследования направляются в соответствии с договорами не только в случаях невозможности привлечения виновного к ответственности в связи с его пребыванием в другой стране. Это делается и тогда, когда преступление не представляет большой общественной опасности, не посягает на общественный и государственный строй. В последних случаях нередко все материалы в отношении иностранца с требованием о привлечении его к уголовной ответственности направляются в страну гражданства этого лица. Практика российских следственных органов, кроме того, показывает, что нередко дела в отношении иностранцев, совершающих малозначительные или не представляющие большой общественной опасности преступления, прекращаются по ст.6 УПК вследствие изменения обстановки, а сам иностранец выдворяется за пределы РФ. Причем дела в отношении таких иностранцев зачастую прекращаются сразу же после возбуждения, хотя обстановка не изменилась, а деяние и лицо за такой короткий срок не утратило общественной опасности. Ясно, что в этом случае органы, принимающие решение о прекращении уголовного дела, руководствуются соображениями скорее политического, нежели правового характера. Однако и это обстоятельство не делает необоснованные прекращения по ст.6 УПК законными.

Мы полагали, что законодателю следовало бы ввести в уголовно- процессуальный закон специальную норму, на основе которой суд, прокурор, следователь и орган дознания, с согласия прокурора, могли бы прекращать уголовные дела в отношении иностранцев, совершивших малозначительные преступления, с одновременным выдворением их за пределы Российской Федерации.

В РФ поручения, поступившие от зарубежных государств о возбуждении уголовного преследования в отношении граждан РФ, совершивших преступления на территории других государств, рассматриваются Генеральной Прокуратурой РФ. Проверка обоснованности требования о возбуждении уголовного преследования, а в случаях необходимости производство расследования возлагается на следственные аппараты соответствующей прокуратуры.
Расследование может

70

производиться и другим органом расследования по указанию Прокуратуры РФ.

Уведомление о результатах проверки и расследования направляется органу государства, приславшему поручение. Делается это только через генеральную Прокуратуру РФ. Если по делу состоялся приговор, то к извещению должна быть приложена заверенная копия приговора, вступившего в законную силу.

Если возникает необходимость в возбуждении уголовного преследования в отношении граждан других государств, совершивших преступления на территории РФ и выехавших к себе на родину, все материалы по этому вопросу или уголовное дело, если оно возбуждено, направляются в Генеральную Прокуратуру РФ. Здесь решается вопрос о направлении судебно-следственным органам соответствующего государства просьбы возбуждении уголовного дела.

2.6. Выдача лиц

Выдача лиц, как особый вид правовой помощи, обычно спряжена с заключением под стражу выдаваемого лица. Вследствие этого она затрагивает не только интересы государства, но и существенные интересы отдельных лиц. Именно поэтому в договорах детально регламентированы как основания, так и процедура выдачи.

Договоры предписывают государству, к которому обращена просьба о выдаче, немедленно принять меры к взятию под стражу лица, о выдаче которого идет речь. Исключением являются случаи, когда выдача не может иметь места.

Анализ текста и смысл договоров позволяет прийти к выводу, что российские судебно-следственные органы не должны выносить собственное постановление или определение об аресте лица, подлежащего выдаче, а принятое следственными органами решение об аресте не нуждается в санкции прокурора российского органа прокуратуры. Договоры не случайно прямо указывают, что в числе документов к требованию о выдаче прежде всего прилагается подлинник или заверенная копия постановления об аресте. Принципиальное значение договоров в этой части в том и состоит, что принятое в установленном порядке компетентным органом зарубежного государства решение о заключении под
стражу определенного лица

71

рассматривается в России в качестве законного основания для принятия именно такой меры пресечения к этому лицу.

В то же время договоры предусматривают дополнительные гарантии как против необоснованной выдачи, так и против необоснованного ареста по требованию иностранного государства. Так, договоры устанавливают, что если возникнут сомнения, совершено ли преступление, влекущее выдачу, или если требование о выдаче не содержит всех необходимых данных, то государство, к которому обращено требование, может затребовать дополнительные сведения, для чего устанавливается срок до двух месяцев. Причем этот срок может быть продлен, но только при наличии серьезных оснований и только по ходатайству государства, от которого исходит требование. Если же в установленный срок дополнительные сведения представлены не будут, государство, к которому обращено требование, может освободить лицо, взятое под стражу.

С целью предупреждения уклонения виновного от ответственности договоры устанавливают, что лицо, которое подлежит выдаче, может быть взято под стражу еще до получения самого требования - по ходатайству компетентных органов иностранного государства. Кроме того, учитывая особенности борьбы с преступностью, договоры предусматривают возможность взятия лица под стражу даже без указанного выше ходатайства, если имеется обоснованное подозрение, что данное лицо совершило на территории другого государства преступление, влекущее выдачу.

Ни договоры, ни ведомственные нормативные акты Министерства юстиции и Генеральной Прокуратуры РФ не говорят о формальных основаниях взятия лица под стражу в названных случаях. Однако совершенно очевидно, что в этих случаях арест возможен только при соблюдении общего порядка, предусмотренного российским уголовно- процессуальным законодательством, т. е. по определению суда или с санкции прокурора. Это и понятно, ведь в данном случае решение о заключении под стражу принимается компетентными органами Российской Федерации на ее территории.

Договоры не устанавливают предельных сроков содержания лица, взятого под стражу по требованию о выдаче. Представляется, что в решении этого вопроса российские судебно-следственные органы должны исходить из того, что в РФ содержание под стражей в качестве меры пресечения не может продолжаться более сроков, установленных российским законом.

72

Немалый теоретический и практический интерес представляет вопрос об объеме уголовного преследования выданного лица. Международно-правовая теория и практика в решении этого вопроса пошли по пути признания принципа специализации.16

Принцип специализации получил свое закрепление и в институте выдачи преступников по договорам о правовой мощи между зарубежными странами. Договоры установили, что без согласия государства, к которому обращено требование, выданное лицо нельзя привлечь к уголовной ответственности, подвергнуть наказанию или выдать третьему государству за совершенное до выдачи преступление, за которое оно не было выдано.

Нельзя не заметить, что в определенной мере международно-правовой принцип специализации противоречит одному из важнейших принципов российского уголовного процесса - принципу всесторонности, полноты и объективности расследования, рассмотрения и разрешения уголовных дел. Это противоречие выражается, в частности, в том, что Российская Федерация в лице своих компетентных органов не вправе на основании только внутригосударственного закона привлечь к ответственности лицо за все преступные деяния, выявленные в процессе следствия, без ведома и, более того, без согласия другого государства.

То, что данное противоречение решается в пользу международно-правового принципа специализации, а не уголовно-процессуального принципа всесторонности, полноты и объективности, Р.М.Валеев объясняет тем, что в процессе выдачи во взаимоотношения между собой вступают не отдельные лица, а суверенные государства. Кроме того, выход за пределы уголовного преследования, разрешенного в процессе выдачи, мог бы привести к произволу в отношении выданного лица, нарушению того принципа, что всякая выдача может осуществляться лишь по соглашению сторон. Наконец, неполучение согласия государства, выдавшего преступника, означало бы ущемление его интересов, неуважение его государственного суверенитета.17

Думается, что эти весьма серьезные доводы учитывают только одну сторону дела. Другая же состоит в том, что в то время как принцип всесторонности, полноты и объективности расследования и рассмотрения

16 См.: Валеев P.M. Выдача преступников в современном международном праве. Казань 1976. с.45

17Тамжес.45-46

73

уголовных дел - это принцип внутригосударственного уголовно- процессуального права, принцип специализации является международно-правовым принципом. Каждая из этих отраслей права регулирует различные общественные отношения.

Уголовно-процессуальные отношения, какими бы они не были - двусторонними или многосторонними, между кем бы они не складывались -между компетентными органами государства и участвующими в деле лицами, между компетентными органами государства и соответствующими должностными лицами, между отдельными участниками уголовного судопроизводства,18 - они, как правило, являются отношениями внутригосударственными. Иной характер имеют отношения, регулируемые международным правом, в частности, институтом выдачи преступников. Это те общественные отношения, в которых проявляется взаимодействие не отдельных лиц, а государств друг с другом. Специфика их в том, что по своему функциональному содержанию они находятся вне пределов компетенции какого-либо одного государства и представляют собой совместный предмет регулирования двух, нескольких или всех государств. 19

Принцип специализации и представляет собой частное проявление такого международно-правового регулирования в международной борьбе с преступностью. Но международно-правовые принципы, как и международное право в целом, будучи надстроечной категорией, обусловлено не только производственными отношениями, существующими в каждом из участвующих в международном общении государств. Оно также обусловлено и объективно сложившимися и независимыми от субъектов этого общения международными экономическими отношениями, которые К. Маркс характеризовал как «вторичные и третичные, вообще производные, перенесенные, не первичные производственные отношения».20

Именно поэтому в иерархической лестнице правовых принципов международно-правовым принципам обеспечено главенствующее положение. Это постоянно подчеркивается содержащимися во внутрироссийском законодательстве указаниями на то, что если международными договорами или международными соглашениями, в которых участвует РФ, установлены иные правила, чем те, которые

1 R

Подробнее об особенностях уголовно-процессуальных отношений см.: Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права, с.3-12.

19 См.: Международное право, М., 1978. с.3-4.

20 Маркс К., Энгельс Ф., Соч., т. 12. с.735.

74

содержатся в российском законодательстве, то применяются правила международного договора или международного соглашения. Именно поэтому коллизия между принципом специализации и принципом всесторонности, полноты и объективности расследования и рассмотрения уголовных дел при установлении пределов уголовного преследования выданного лица всегда решается в пользу международно-правового принципа. С учетом этого Российская Федерация, как и все зарубежные страны, в виде общего правила, не может увеличивать объем уголовной ответственности выданного лица, не получив на это согласия государства, выдавшего это лицо.

Договоры России с зарубежными странами установили, что по соответствующему требованию выдаче подлежат: 1) лица, в отношении которых возбуждено уголовное преследование, или 2) лица, в отношении которых должен быть приведен в исполнение приговор.

Выдача производится только за такое деяние, за которое по законодательству обеих сторон предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года или другое более тяжкое наказание.

Выдача из РФ не имеет места, если:

1) лицо, выдача которого требуется, является гражданином РФ; 2) 3) преступление совершено на территории РФ; 4) 5) уголовное преследование или приведение приговора в исполнение не допускается по законодательству РФ за истечением срока давности или по другим законным основаниям; 6) 4) в отношении лица, совершившего преступление, уже вынесен приговор за то же самое преступление или имеется постановление о прекращении дела;

5) преступление в соответствии с российским законом преследуется в порядке частного обвинения; 6) 7) действие, послужившее основанием к требованию о выдаче, не является уголовно наказуемым по законодательству РФ. 8) Требование о выдаче, поступившее в нашу страну из другого государства, рассматривается Генеральным Прокурором РФ. При получении требования о выдаче проверяется полнота сведений, указанных в требовании о выдаче, и наличие всех необходимых к нему приложений, предусмотренных соответствующим договором о правовой помощи. Если представленные материалы являются недостаточными для решения вопроса

75

о выдаче, соответствующему правоохранительному органу зарубежного государства направляется запрос о высылке дополнительных сведений.

Генеральная Прокуратура РФ вправе поручить любому органу расследования произвести необходимую проверку в отношении лица, выдача которого требуется, а также произвести арест этого лица. Все материалы в отношении лица, выдача которого требуется, докладывается Генеральному Прокурору РФ, который решает вопрос о выдаче.

Предварительное требование об аресте лица, в отношении которого впоследствии может быть предъявлено требование о выдаче, подлежит разрешению в том же порядке, что и требование о выдаче. Об аресте лица, в отношении которого поступило предварительное требование, должно быть немедленно сообщено в Генеральную Прокуратуру РФ.

Лицо, взятое под стражу по предварительному требованию об аресте, в случае не поступления в сроки, установленные договорами о правовой помощи, самого требования о выдаче, подлежит, по указанию генерального Прокурора РФ, освобождению из-под стражи.

Если лицо, выдача которого требуется, привлечено к уголовной ответственности или осуждено за совершение другого преступления на территории РФ, то выдача может быть отсрочена до окончания расследования по делу или до отбытия наказания. Вопрос об отсрочке в выдаче решается Генеральной Прокуратурой РФ. Если лицо, выдача которого требуется, привлечено к уголовной ответственности или осуждено за совершение другого преступления на территории РФ, но отсрочка в выдаче его может повлечь за собой истечение сроков давности или причинить серьезный ущерб расследованию уголовного дела, по указанию Генеральной Прокуратуры РФ может быть произведена выдача на время. По окончании уголовного дела, на период которого была произведена выдача, выданное лицо возвращается обратно.

В случае поступления требования о выдаче от нескольких государств, вопрос о том, какое из этих требований подлежит удовлетворению, решает Генеральный Прокурор РФ.

Постановление об аресте лица, подлежащего выдаче, выносится соответствующим прокурором, которому дано такое поручение. Постановление об аресте направляется в соответствующее учреждение МВД РФ для исполнения. Одновременно этому учреждению дается указание об этапировании арестованного в место, указанное Генеральной Прокуратурой РФ.

76

Получив подтверждение об аресте лица, подлежащего выдаче, и его этапировании, Генеральная Прокуратура РФ уведомляет соответствующий орган зарубежного государства о месте и времени передаче лица, подлежащего выдаче. Передача производится соответствующим представителем МВД РФ через контрольно- пропускные пункты федеральной пограничной службы.

Передача лица, подлежащего выдаче, оформляется специальным протоколом. В нем указывается дата и место передачи, фамилия и должностное положение представителей государств, осуществляющих выдачу и прием выданного лица, подробные данные о передаваемом лице. В протоколе, кроме того, подробно описываются предметы и вещи, которые передаются вместе с выдаваемым лицом, а также фиксируются заявления, сделанные при передаче представителями обеих сторон. Протокол составляется в четырех экземплярах, по два с каждой стороны, и подписывается должностными лицами обоих государств.

Уведомление о состоявшейся выдаче с приложением копии протокола о передаче немедленно направляется в Генеральную Прокуратуру РФ.

Лицо, взятое под стражу, содержится в пункте выдачи в течение срока, установленного договорами РФ с зарубежными государствами. Если в течение этого срока соответствующее зарубежное государство не примет лицо, подлежащее выдаче, это лицо, по указанию Генеральной Прокуратуры РФ, может быть освобождено из-под стражи.

Если выданное лицо уклоняется от уголовного преследования и возвратится на территорию РФ, то по требованию другой стороны оно должно быть арестовано и выдано без повторного представления тех материалов, которые уже представлялись при первом требовании о выдаче. Повторная выдача производится по тем же правилам.

В случае возникновения необходимости в посылке требования о выдаче лица, находящегося на территории зарубежного государства, все материалы о его личности и совершенном преступлении должны быть направлены в Генеральную Прокуратуру РФ.

Во всех случаях к материалам о выдаче должны быть приложены:

1) заверенная копия постановления об аресте, санкционированная прокурором, или официальная копия приговора с подтверждением о вступлении его в законную силу;

2) текст закона, по которому квалифицируется преступление; 3) 4) данные о гражданстве лица, выдача которого требуется; 5)

77

4) справка о размере не отбытого наказания - в случае, если требуется выдача лица, которое уже отбыло часть наказания; 5) 6) описание внешности преступника; 7) 8) фотография, если она имеется; 9) 10) отпечатки пальцев, если они имеются; 11) 12) сведения об ущербе, причиненном преступлением. 13) В случаях особой срочности, до направления требования о выдаче, по почте, телеграфу, радио или телефону соответствующему органу зарубежного государства Генеральной Прокуратурой РФ может быть передано предварительное поручение об аресте лица, подлежащего выдаче. В этом случае требование о выдаче должно быть направлено через Генеральную Прокуратуру РФ не позднее одного месяца со дня посылки предварительного поручения об аресте.

При получении от органов иностранного государства согласия на выдачу лица, совершившего преступление, и уведомления о его аресте Генеральная Прокуратура РФ дает поручение соответствующему учреждению МВД России о приеме выдаваемого лица. Одновременно сообщается, где и когда должна состояться передача, а также кто из должностных лиц прокуратуры уполномочен принять в ней участие. Вместе с таким поручением в учреждение МВД РФ направляется постановление об аресте выдаваемого лица или официально заверенная копия приговора, кроме того, выясняется, куда следует направить арестованного и какой орган предварительного расследования будет расследовать дело о совершенном этим лицом преступлении.

Прием выданного лица осуществляется в РФ в соответствии с теми же правилами, что и передача лица, подлежащего выдаче.

В случае прекращения уголовного дела или после осуждения виновного лица копии постановления или приговора, вошедшего в законную силу, через Прокуратуру РФ направляют соответствующему органу государства, выдавшего это лицо.

Как уже указывалось, без согласия соответствующего органа другого государства выданное лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности, подвергнуто наказанию или выдано третьему государству за преступление, совершенное до выдачи, и которое не было обусловлено в требовании о выдачи. Однако такого согласия не требуется, если выданное лицо после прекращения дела, а в случае осуждения - после отбытия наказания, в течение срока, указанного в договоре РФ с соответствующим

78

иностранным государством, не покинет территорию РФ. Причем в этот срок не засчитывается время, в течение которого лицо не по своей вине могло покинуть территорию РФ.

Вопрос о привлечении выданных лиц к уголовной ответственности за преступления, не оговоренные в требовании о выдаче, разрешается Генеральным Прокурором РФ.

2.7. Вызов свидетелей и экспертов и доставка лиц, содержащихся под стражей, для допроса в качестве свидетелей

Договоры о правовой помощи, заключенные РФ с зарубежными государствами, предусматривают возможность вызова свидетелей и экспертов из одной страны в другую - по месту производства предварительного следствия и судебного рассмотрения дела.

В связи с этим возникает вопрос: является ли явка этих лиц в суд иностранного государства обязательной?

Если исходить из нынешних текста и смысла договоров, то следует признать, что явка свидетелей и экспертов в иностранный суд или следственный орган в настоящее время является их правом, но не обязанностью. Не случайно в ряде договоров прямо указано, что орган запрашивающего государства, направляя повестку о вызове в иностранный суд свидетеля или эксперта, не должен указывать в ней санкции за неявку.

Вместе с тем следует согласиться с Л.Г.Галенской, которая полагает, что коль скоро государство взяло на себя по договору определенные обязательства по оказанию правовой помощи, оно должно их выполнять. Добровольность же явки вызываемых лиц ставит под сомнение возможность выполнения договорных обязательств по оказанию правовой помощи путем предоставления свидетелей и экспертов - граждан иностранных государств -участников договоров о правовой помощи.21

Действительно, неявка необходимых свидетелей или экспертов может существенно затруднить расследование и судебное разбирательство дела. Поэтому указанные соображения должны быть учтены при дальнейшем совершенствовании договоров и получить в них соответствующее отражение.

См.: Галенская Л.Н. Международная борьба с преступностью, с. 13.

79

Следует учитывать, что принцип добровольности не распространяется на те случаи, когда повестка с вызовом в судебно-следственные органы вручается собственным гражданам, находящимся за границей, через дипломатические или консульские представительства. В этом случае гражданин, получивший вызов о явке в соответствующие органы своего государства, обязан явиться по вызову.

При допросе свидетелей и экспертов - иностранцев, вызванных из-за рубежа, возможны такие коллизии, которые обусловлены различной регламентацией правового положения этих лиц в российском уголовном процессе и в уголовном процессе зарубежных государств. Например, как известно, ст.72 УПК установила только два случая, когда лицо не может допрашиваться в качестве свидетеля: не могут допрашиваться в этом качестве защитник обвиняемого - об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанностей защитника, а также лицо, которое в силу своих физических и психических недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них правильные показания.

В то же время уголовно-процессуальное законодательства некоторых зарубежных государств в этом отношении содержит значительно больше ограничений. Так, правовые системы некоторых зарубежных государств устанавливают, что отказаться от дачи показаний в качестве свидетеля вправе: супруг обвиняемого; братья и сестры обвиняемого или подсудимого; лица, состоящие в родстве с обвиняемым или подсудимым по прямой линии или связанные с ним в силу акта усыновления. Кроме того, отказаться от дачи показаний могут: 1) духовные лица по поводу того, что было доверено им или стало известно при исполнении религиозных обязанностей; 2) адвокаты, нотариусы, врачи, стоматологи, психологи, фармацевты и акушеры, а также их персонал по поводу того, что было доверено им или стало известно при осуществлении профессиональной деятельности, если они не освобождены от обязанности сохранять профессиональную тайну. Наконец, в некоторых странах каждый свидетель может отказаться от дачи показаний по таким вопросам, ответ на которые мог бы повлечь опасность уголовного преследования для него самого или для кого-либо из его близких. При этом оговаривается, что право отказа свидетелей от дачи показаний не действует в тех случаях, когда согласно уголовному законодательству установлена обязанность заявить о преступлении.

80

Близкие к этому положения содержаться и в УПК Польши. Так, параграф 1 ст. 165 устанавливает, что лицо, близкое обвиняемому, может отказаться от дачи ответа на вопрос, если своим ответом он может навлечь опасность уголовной ответственности на самого себя, либо на близкое ему лицо и т. д.

Как известно, ст. 51 Конституции РФ установила, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. Однако ни эта конституционная норма, ни действующее уголовно- процессуальное законодательство пока не содержат всего объема возможного свидетельского иммунитета.

В то же время, названные различия не могут не учитываться российскими судебно-следственными органами при оказании правовой помощи путем допроса свидетелей и экспертов - граждан иностранных государств.

Представляется, что при решении такой и подобных коллизий следует исходить из общего правила, установленного договорами: все процессуальные действия выполняются в соответствии с законодательством запрашиваемой стороны. Поэтому при допросе иностранных свидетелей или экспертов на территории РФ необходимо применять уголовно-процессуальное законодательство России. Тогда же, когда зарубежное государство обращается с просьбой провести допрос с применением закона этого государства, при отсутствии причин к отказу эта просьба может быть удовлетворена. Такой же порядок действует и при исполнении поручений российских судебно- следственных органов за рубежом.

Коллизии между нормами российского уголовно-процессуального законодательства и нормами уголовно-процессуального законодательства зарубежных стран, касающиеся свидетелей и экспертов, могут выражаться и в других формах. Предложим, например, что свидетель-иностранец, допрашиваемый в РФ, отказывается давать показания, изобличающие близкого родственника, ввиду того, что национальный закон его страны дает ему такую возможность. В этом случае вновь следует исходить из того, что в виде общего правила на иностранных участников российского уголовного процесса полностью распространяются все его требования (ст. 33 УПК РСФСР). Поэтому подобная мотивация отказа иностранца от дачи показаний может не приниматься по внимание.

81

Иначе решается вопрос, когда речь идет о следственных действиях с участием иностранцев, проводимых в порядке оказания правовой помощи между государствами. В тех случаях, когда в требовании содержатся просьба о производстве следственных действий в порядке, предусмотренном национальным законодательством запрашиваемого государства, отказ иностранца, оправданный с точки зрения его национального законодательства, становится правомерным и с точки зрения российского процессуального закона.

Тот факт, что следственное действие производится в порядке оказания правовой помощи, при коллизионных ситуациях имеет еще одно значение. При допросе иностранца, даже по правилам российского уголовного судопроизводства, его отказ от дачи показаний (и со ссылкой на национальный закон, и без ссылки на таковой) не моет служить основанием для привлечения его к уголовной ответственности.

Договоры устанавливают, что свидетель или эксперт, который по вызову в порядке оказания правовой помощи явится в учреждения государства, от которого исходит поручение, не может быть независимо от своего гражданства привлечен к уголовной ответственности или взят под стражу, а также подвергнут уголовному наказанию, за преступление, совершенное до перехода его государственной границы после выполнения им обязанностей свидетеля или эксперта. Из этого следует, что при производстве процессуальных действий на территории РФ указанные лица не должны предупреждаться об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний или заключений, как это в виде общего правила установлено российским законом в отношении свидетелей и экспертов. Однако, безусловно, им должны разъясняться обязанности свидетеля и эксперта и предусмотренные российским законом санкции за ненадлежащее их выполнение.

В этом отношении правовой статус иностранных свидетелей и экспертов - участников следственных действий, проводимых в порядке правовой помощи, близок к правовому статусу тех лиц, которые обладают правом дипломатической неприкосновенности.

Однако здесь существуют и различия. Для допроса иностранных свидетелей и экспертов в порядке оказания правовой помощи, когда вопрос об этом в установленном договорами порядке решен компетентными органами зарубежных государств, не требуется испрашивать согласия на производство процессуальных действий у самих этих лиц. Кроме того,

82

договоры не устанавливают абсолютной неприкосновенности иностранных свидетелей и экспертов, а ограничивают ее определенными условиями. Как следует из текстов соответствующих статей договоров, правом неприкосновенности пользуются только те из указанных лиц, которые: а) прибыли по вызову, врученному учреждением юстиции государства, к которому обращено поручение; б) явились в учреждение государства, от которого исходит поручение; в) оставили территорию государства, от которого исходит поручение по истечении недели с того дня, когда запрашивающие их учреждения юстиции сообщат им, что в дальнейшем в их присутствии нет необходимости.

Однако все договоры в этот срок не включают время, в течение которого свидетель или эксперт по своей вине не мог покинуть территорию государства, от которого исходит поручение.

В РФ арест и привлечение к ответственности лиц, прибывших по вызову, в соответствии с договорами о правовой помощи могут быть произведены лишь с санкции Генерального Прокурора РФ или его заместителя.

Как указывалось, договоры предусматривают и такой вид помощи, как доставка лиц, находящихся под стражей за рубежом, для допроса их в качестве свидетелей.

Следует обратить внимание на то, что заключение под стражу на территории РФ таких лиц, доставленных для допроса из-за границы, не имеет под собой основания, предусмотренного российским законом, который, как известно, допускает взятие под стражу в качестве меры пресечения только с санкции прокурора либо по постановлению или определению суда (ст. 11 УПК) с учетом обстоятельств, предусмотренных ст. ст. 89-91 УПК. В данном случае основанием для заключения под стражу лица, доставленного из-за рубежа в порядке правовой помощи, является международно-правовая норма договоров о помощи, которая устанавливает соответствующую обязанность государства по применению к лицам, доставленным из-за рубежа, именно этой меры пресечения.

При необходимости допросить лицо, находящееся под стражей на территории зарубежного государства, российские судебно-следственные органы направляют поручение о доставке этого лица на территорию РФ соответствующему органу иностранного государства. При этом действует общий порядок сношений - поручение направляется через Генеральную Прокуратуру РФ.

83

Доставленное по такому требованию лицо содержится под стражей и после допроса должно быть немедленно доставлено обратно.

Поручение о направленности за границу для допроса лица, содержащегося под стражей на территории РФ, рассматривается и исполняется в том же порядке, что и требование о выдаче. В таком же порядке производится и выдача этих лиц в пограничных пунктах.

Договоры РФ с зарубежными государствами предусматривают возможность транзитной перевозки лиц. находящихся под стражей, по территории зарубежных стран. Обычно такая перевозка связана с выдачей лиц и перевозкой их из государства, не граничащего со страной, которая потребовала выдачи.

В этом случае данное государство обязано своевременно направить требование о транзитной перевозке содержащегося под стражей лица третьему государству, через территорию которого предполагается такая перевозка.

Договорами предусматривается необходимость сообщения сведений о судимости тех лиц, которые ранее проживали на территории стран, через которые предполагается транзитная перевозка лица, содержащегося под стражей.

Поступившее в Генеральную Прокуратуру РФ требование о транзитной перевозке через территорию РФ лица, находящегося под стражей, исполняется органами МВД РФ.

Прием и передача перевозимых лиц в пограничных пунктах производится в том же порядке, что и выдача лиц, привлекаемых к уголовной ответственности.

Порядок перевозки названных лиц на территории РФ устанавливается МВД РФ по согласованию с Генеральной Прокуратурой РФ.

При необходимости транзитной перевозки в РФ лиц, находящихся по стражей, через территорию другого государства соответствующие судебно-следственные органы РФ представляют все материалы по этому вопросу в Генеральную Прокуратуру РФ. Требование о транзитной перевозке выданного лица оформляется Генеральным Прокурором РФ в том же порядке, что и требование о выдаче.

Способ, порядок, маршрут и другие условия перевозки лица, находящегося под стражей на территории другого государства, определяются в каждом конкретном случае по договоренности с соответствующими органами этого государства.

84 2.8. Выдача вещей

Договоры РФ с зарубежными странами установили, что по соответствующему требованию выдаче подлежат: а) предметы и документы, которые были приобретены в результате преступления; б) предметы и документы, которые могут иметь значение вещественных доказательств.

Кроме того, установлено, что выдача вещей, приобретенных путем преступления, или их стоимости в порядке правовой помощи производится только по преступлениям, влекущим выдачу. Представляется, что такое ограничение необоснованно сужает возможности по оказанию правовой помощи между государствами в этой части. Нередко потребность выдать вещи возникает вне связи с выдачей лица (например, при возвращении потерпевшему- иностранцу, вернувшемуся на родину, похищенных у него вещей). Это, на наш взгляд, должно быть учтено при совершенствовании договоров о правовой помощи.

Почти все договоры говорят о выдаче вещей. В международной правовой литературе уже отмечалось, что этот термин является неудачным. Правильнее было бы говорить о передаче вещественных доказательств, как это сделано в российско-польском (ст.83) и российско-югославском (ст.72) договорах.

Договоры предусматривают выдачу вещей, которые могут иметь значение доказательств в уголовном деле. Эти вещи выдаются и в том случае, если выдача преступника не может быть произведена ввиду его смерти, побега или по иным обстоятельствам.

Предметы, прибывшие из-за границы, могут рассматриваться в качестве вещественных доказательств только в том случае, если они обладают признаками, указанными в ст. 83 УПК. Разумеется, они становятся источником доказательств только после приобщения их к делу в качестве вещественных доказательств, о чем составляется особое постановление лица, производящего дознание, следователя, прокурора или определение суда.

В соответствии с договорами в РФ правила третьих лиц на предметы, подлежащие выдаче, остаются неприкосновенными. Поэтому после окончания производства по делу эти предметы должны быть возвращены тому зарубежному государству, которое выдало их.

Если государству, к которому обращено требование о выдаче предметов, последние необходимы в качестве доказательств по уголовному делу, их выдача может быть отсрочена до окончания производства по делу.

85

Изъятие и отправка предметов, подлежащих выдаче, в РФ могут быть выполнены непосредственно органами прокуратуры, либо по ее поручению органами МВД РФ. При этом для изъятия предметов выносится соответствующее постановление и само изъятие оформляется протоколом. В нем подробно описываются предметы и документы, подлежащие выдаче, а также их индивидуальные признаки.

Предметы, подлежащие выдаче, тщательно упаковываются, опечатываются и направляются по адресу, указанному Генеральной Прокуратурой РФ.

86

ГЛАВА 3. ПРАВОВАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ СНОШЕНИЙ

РОССИЙСКИХ СУДЕБНО-СЛЕДСТВЕННЫХ ОРГАНОВ С СООТВЕТСТВУЮЩИМИ УЧРЕЖДЕНИЯМИ ИНОСТРАННЫХ ГОСУДАРСТВ

3.1. Общие положения

Российский уголовно-процессуальный закон (ст.32 УПК) предусматривает возможность сношения судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими учреждениями иностранных государств. Чем обусловлено существование такой правовой нормы в российском законодательстве?

Необходимость сношений правоохранительных органов различных государств вызвана существующим международным сотрудничеством государств в борьбе с преступностью. Устав ООН в качестве одной из целей Организации называет осуществление международного сотрудничества в разрешении международных проблем экономического, социального и гуманитарного характера (п.З ст.1). В резолюции генеральной Ассамблеи ООН от 19 декабря 1968 года содержится рекомендация разрабатывать соответствующую политику «для борьбы с детской преступностью в условиях быстрых социальных преобразований».1

РФ активно участвует в решении этих проблем, осуществляя необходимое сотрудничество с другими государствами. Осуществление такого сотрудничества неизбежно предполагает разовые или систематические контакты между специальными органами государств, ведущими борьбу с преступностью, и, следовательно, специальное правовое, как международное, так и внутригосударственное регулирование порядка осуществления таких контактов. Этим и обусловлено существование в советском уголовно-процессуальном законе специальной правовой нормы, посвященной регулированию российских правоохранительных органов с судебно-следственными органами иностранных государств.

По способу осуществления контактов судебно-следственных органов РФ с аналогичными органами иностранных государств последние могут быть

1 Генеральная Ассамблея ООН. Резолюция ХХШ сессии, 24 сентября -21 декабря 1968 г., док. 2436.

87

разделены на две группы: 1) государства. С правоохранительными органами которых судебно-следственные органы РФ могут сноситься только по дипломатическим или консульским каналам; 2) государства, с которыми сношения такого рода могут осуществляться путем прямого обращения центральных судебно-прокурорских органов РФ к соответствующим органам зарубежных государств.

Государства первой группы - это капиталистические и развивающиеся страны. Государства второй группы - это зарубежные бывшие социалистические страны, с которыми Советский Союз в свое время заключил договоры о правовом сотрудничестве.

Для успешного применения ст. 32 УПК важно правильно определить, какую из двух названных групп государств имеет в виду законодатель.

В литературе высказано мнение, что действие ст. 32 УПК распространяется только на те страны, с которыми РФ заключила соглашения об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, такое толкование неправомерно сужает реальное содержание рассматриваемой правовой нормы. Текст ст.32 УПК не содержит каких-либо ограничительных указаний, из которых можно сделать вывод, будто закон имеет в виду какую-то особую категорию государств.

Если согласиться с этим предложением, то получилось бы, что российский уголовно-процессуальный закон не только не регламентирует, но и вообще не предусматривает возможность сношений российских правоохранительных органов с аналогичными органами тех государств, с которыми не заключены договоры о правовой помощи. А это не соответствует ни международно-правовым обязательствам, взятым на себя СССР и РФ по многосторонним соглашениям в области международной борьбы с преступностью, предусматривающим сношения Советского Союза, а теперь и РФ по правовым вопросам и с теми государствами, с которыми отсутствуют двусторонние договоры о правовой помощи, ни реально существующий практике такого международного сотрудничества. Вследствие этого под «иностранными государствами» в смысле ст. 32 УПК следует понимать любое иностранное государство, с судебно-следственными

2 См.: Комментарий у Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР, М., 1976, с.50; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР.М, 1981 , с.42.

88

учреждениями которого возникла необходимость сношений у советских судов, прокуроров, следователей и органов дознания в связи с расследованием, рассмотрением и разрешением конкретных дел.

В действующем до сих пор постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 года «О вопросах, связанных с выполнением судебными органами договоров с иностранными государствами об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам»3 указывается, что под «иностранными государствами» следует понимать государства, с которыми Советский Союз заключил договоры об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам». Однако это указание Верховного Суда СССР не ограничивает, да и не может ограничивать содержание рассматривались нормы уголовно-процессуального закона. Из него лишь следует, что в данном постановлении высшей судебной инстанции рассматриваются вопросы правового сотрудничества советских судов только с теми государствами, с которыми ССР уже имел договорные отношения по правовым вопросам, и не рассматривались возможные случаи сношений с судами других государств.

Ст. 32 УПК носит отсылочный характер. Сама она не устанавливает порядок сношения судов, прокуроров, следователей с судебно- следственными органами иностранных государств, а отсылает к законодательству РФ и международным договорам. Таким образом, сношения российских правоохранительных органов с аналогичными органами зарубежных государств регламентируются как внутренним законодательством РФ, так и нормами международного права. Обратимся к последовательному рассмотрению международно- правовых источников.

3.2. Двусторонние соглашения о правовой помощи с иностранными

государствами

Как уже отмечалось для расследования уголовных дел с участием иностранцев наибольшее значение имеют международные договоры о сотрудничестве государств в борьбе с преступностью договоры о правовой помощи.

3 См.: Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924-1973.М., 1974, с.65-74.

89

По механизму сношений государств и их органы эти международные договоры могут быть разделены на две группы: 1) специальные двусторонние соглашения о правовой помощи, заключенные СССР и РФ с зарубежными государствами; 2) многосторонние соглашения по вопросам международной борьбы с преступностью, в которых участвовал Советский Союз, а теперь - Российская Федерация.

Первая группа международно-правовых актов, которую нам предстоит рассмотреть, предусматривает особый, по своему характеру более простой порядок сношений правоохранительных органов государств, сотрудничающих в области борьбы с преступностью. В них закреплено, что сношения между судебно-следственными органами зарубежных стран по всем вопросам правовой помощи по уголовным делам осуществляются не по дипломатическим каналам, а непосредственно через Прокуратуру СССР (теперь - Генеральную Прокуратуру РФ) и Министерство юстиции СССР (теперь Минюст РФ), а также соответствующие органы зарубежных государств.

Договоры, как правило, содержат два вида норм, регулирующих порядок сношений - нормы общего и специального характера. Первые устанавливают общий порядок сношений правоохранительных органов государств по всем вопросам, решение которых предусмотрено договорами. Вторые устанавливают порядок сношений при решении специальных вопросов правового сотрудничества по вопросам выдачи и уголовного преследования.

Большинство договоров в нормах общего характера содержат одинаковые положения о том, что при оказании правовой помощи учреждения юстиции относятся друг с другом через свои центральные органы. Хотя конкретно не указывается, о каких именно органах идет речь. Однако из анализа содержания договоров можно сделать вывод, что в данном случае договоры имеют в виду не только министерства юстиции договаривающихся сторон, но и их центральные органы прокуратуры.

Что касается специальных норм, то в отличие от норм общего характера в их содержании существуют некоторые различия.

9 См. договоры об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенные СССР с другими социалистическими государствами. Изд.

2-е, М., 1973, с.353-372.

90

В одних договорах эти нормы устанавливают, что по вопросам выдачи и возбуждения уголовного преследования сносятся друг с другом Прокуратура РФ, с одной стороны, и Министерство юстиции и генеральная прокуратура зарубежного государства, с другой. Примером может служить ст.57 Договора о правовой помощи между СССР и СРР: «По вопросам выдачи и возбуждения уголовного преследования сносятся друг с другом Прокуратура Союза Советских Социалистических Республик. Министерство юстиции или Прокуратуру Социалистической республики Румынии».10

В других договорах предусматривается, что в сношении по указанным вопросам вступают Прокуратура Союза СССР и соответствующий центральный орган прокуратуры зарубежного государства. Например, ст.56 Договора между СССР и КНДР «Об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам», предусматривает, что по вопросам выдачи и возбуждения уголовного преследования сносятся друг с другом Прокуратура СССР и Верховная Прокуратура КНДР.11

Однако, для всех без исключения договоров характерно одно: если государства допускают участия в сношениях по оказанию правовой помощи не только органам Прокуратуры, но и Министерства юстиции, то с советской стороны сношения по этим вопросам в соответствии с договорами осуществляются только органами прокуратуры СССР.

В подавляющем большинстве договоров СССР с зарубежными государствами закреплено положение, в соответствии с которым сношения по вопросам правовой помощи по уголовным делам осуществляют только центральные учреждения соответствующих правоохранительных органов, со стороны России - всегда Прокуратура РФ. Вместе с тем, в отдельны:: случаях, договоры устанавливают другой, упрощенный порядок сношения.

Например, Дополнительный протокол к Договору о правовой помощи СССР и ПНР установил, что сношения по вопросам правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, применительно к украинской, белорусской и литовской ССР могут осуществляться соответствующими центральными органами Польши не посредственно с соответствующими центральными органами названных республик. Таким образом, Договор между СССР и Польшей предусматривает альтернативный порядок сношений правоохранительных органов применительно к территории трех союзных республик СССР, граничащих с Польшей, - либо через центральные

10 Договоры об оказании правовой помощи…, с. 191

11 См.: там же, с. 127.

91

органы прокуратуры СССР, либо через центральные органы прокуратур союзных республик. И в том и в другом случае обращение за правовой помощью будут соответствовать Договору, а значит - будут законными и требующими исполнения.

В СССР порядок сношения правоохранительных органов соответствующими органами зарубежных стран регламентировался не только договорами о правовой помощи, но и до сих пор действующим ведомственным нормативным актом: «Инструкцией о порядке оказания судами и органами нотариата СССР правовой помощи учреждениям юстиции иностранных государств и о порядке обращения за правовой помощью к этим учреждениям», (утверждена министром юстиции СССР 28 февраля 1972 года).13

Данный нормативный акт в основном регламентировал порядок сношений судебных и нотариальных органов РФ с аналогичными органами зарубежных, и не только, государств по вопросам гражданского и семейного права. Он содержит четкое разграничение компетенции различных центральных органов СССР в сношениях с иностранными государствами по вопросам оказания правовой помощи. В инструкции, в частности, говорится: «В соответствии с действующим законодательством при выполнении договоров странами об оказании правовой помощи по гражданским. Семейным и уголовным делам с центральными учреждениями юстиции этих стран сносятся:

а) Министерство юстиции РФ - по всем вопросам, связанных с работой судов и органов нотариата, с усыновлением, опекой и попечительством, а также по вопросам о предоставлении сведений о действующем и действовавшем в СССР законодательстве и в иных случаях, прямо предусмотренных договорами;

б) Прокуратура СССР - по вопросам, связанным с возбуждением уголовного преследования, проведением дознания и предварительного следствия, выдача и перевозка выданных лиц, сообщения о результатах уголовного преследования и всем другим вопросам, связанным с работой органов прокуратуры, государственной безопасности, Министерства Внутренних Дел, а также иных случаях прямо предусмотренных договорами;

12 См.: Там же, с.166-167.

13 См.: Там же, с. 358-372.

92

в) Министерство иностранных дел - по вопросам истребования документов об актах состояния и в иных случаях. Прямо предусмотренных Договорами.14

В инструкции говорилось, что все поручения, требования и запросы об оказании правовой помощи в соответствии с Договорами, заключенными СССР зарубежными государства, поступают в Прокуратуру СССР и исполняются либо ею, либо по ее поручению учреждениями МВД СССР.

Вся переписка с центральными органами прокуратуры и юстиции других государств, связанная с выполнением Договоров о правовой помощи, осуществляется российскими органами Прокуратуры и МВД только через Прокуратуру СССР. Из этого правила применительно к сношениям по уголовным делам устанавливалось исключение. В соответствии с Договором о правовой помощи между СССР и ПНР органы Генеральной Прокуратуры и Министерства юстиции ПНР могут непосредственно обращаться в прокуратуры Украинской, Белоруской и Литовской ССР по вопросам, вытекающим их Договоров и относящимся к их компетенции. В свою очередь прокуратуры перечисленных выше союзных республик вправе непосредственно сноситься с Генеральной Прокуратурой и Министерством юстиции ПНР.

Это исключение, однако, не распространялось на сношения, связанные с выдачей преступников, арестом лиц, подлежащих выдаче, доставкой арестованных лиц на время и транзитной перевозкой свидетелей и выданных лиц. По этим вопросам прокуратуры Украинской, Белоруской и Литовской ССР сносятся с соответствующими органами Польши только через Прокуратуру СССР.

Представляется, что подобным образом в настоящее время могли бы регулироваться контакты некоторых субъектов РФ с сопредельными зарубежными государствами.

Вопросы порядка сношений судов с судебными органами зарубежных государств затрагиваются и в уже приводившемся выше Постановлении Пленума Верховного Суда СССР «О вопросах, связанных с выполнением судебными органами договоров с иностранными государствами об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам».15

14 См.: Сборник постановлений Пленума Верховного суда СССР. 1934-1978. с.65- 74.

15 Киселев В.Г. Правовоя помощь по уголовным делам в Договорах СССР с другими госдуартсвами: канд. дис.Л., 1978. с.68.

93

В п.2 данного постановления указывается, что в случае необходимости российские суды могут обращаться к судам иностранных государств с поручениями об оказании правовой помощи (вручение документов, допрос обвиняемых. Свидетелей, экспертов и т.д.). Порядок направления и оформления российскими судьями поручений об оказании правовой помощи, а также выполнения поручений органов юстиции иностранных государств, говориться в постановлении, определяется Министерством юстиции СССР.

Порядок сношений с странами только через центральные правоохранительные органы в литературе иногда признают единственно правильным. Например, В.Г. Киселев, исходя их различий, существующих в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве советских союзных республик, утверждает, что «только централизованное в масштабах всей страны решение всех вопросов правовой помощи поможет избежать возможных коллизий правовых норм различных союзных республик и неизбежных при этом осложнений в деле оказания международной правовой помощи».1

С этим утверждением трудно согласиться. Нельзя не учитывать, что при существующем ныне порядке движение поручений о правовой помощи между странами их выполнение может затянуться на весьма продолжительное время и даже превысить сроки, отведенные уголовно- процессуальным законом на расследование уголовного дела. Это ставит под сомнение целесообразность существующего ныне порядка отправления правового поручения за рубеж.

Эти доводы не могут быть поколеблены и тем. что все зарубежные страны в договорах с Советским Союзом и РФ также устанавливают централизованный порядок получения и отправления поручений о правовой помощи. Зарубежные страны - это, в основном, унитарные, а не федеративные государства.

Наконец, нельзя не учитывать опыт международно-правовых общений тех стран, которые в отношении между собой установили более простой порядок оказания правовой помощи. Так, по Венгерско-югославскому Договору (ст.2) Министерство ВНР, направляя поручение об оказании правовой помощи в Югославию адресует их судебным органам субъектов

16 Киселев В.Г. Правовая помощь по уголовным делам в Договорах СССР с другими государствами: канд.дис. Л., С.68.

94

Федерации. Некоторые страны в двухсторонних договорах о правовой помощи идут еще дальше и приходят к соглашению об установлении прямых контактов по вопросам исполнения поручений о правовой помощи между соответствующими низовыми органами. Такой порядок установлен, например, Договорами о правовой помощи, заключенными между Венгрией и Чехией, между Венгрией и Германией.

Нам представляется, что с учетом сказанного существующий ныне порядок получения и отправления поручений за рубеж должен быть упрощен: эти вопросы успешно могли бы решаться на уровне краевых, областных и республиканских прокуратур.

3.3. Многосторонние международные соглашения по вопросам

борьбы с преступностью

Конвенции по вопросам международной борьбы с преступностью, в которых участвует Российская Федерация, составляют вторую группу рассматриваемых нами международно-правовых актов. Они также в той или иной степени регулируют порядок сношений государств и их компетентных органов по правовым вопросам.

При анализе этих международных соглашений обращает на себя внимание различный подход к регламентации межгосударственных контактов. В одних случаях конвенции ограничиваются лишь декларацией общего характера об обязанности государств оказывать содействие в борьбе с теми или иными противоправными деяниями. В других - устанавливают обязанность государств принять необходимые законодательные и административные меры для обеспечения необходимых условий правового сотрудничества.

Так, Конвенция относительно рабства от 25 сентября 1926 года с

изменениями, внесенными протоколом от 7 декабря 1953 года, ограничивается заявлением: “Высокие Договаривающиеся Стороны будут оказывать друг другу взаимное содействие для достижения уничтожения

1 7

рабства и торговли невольниками”. В то же время ст.4 Единой Конвенции о

95 наркотических средствах от 30 марта 1961 года устанавливает, что “страны принимают такие законодательные и административные меры, какие могут быть необходимы для того, чтобы… сотрудничать с другими государствами в

1 О

выполнении постановлений настоящей Конвенции”.

Данная конвенция не предусматривает конкретного правового механизма сношений между компетентными органами соответствующих государств. В то же время имеется целый ряд конвенций, которые не только устанавливают общий порядок сотрудничества государств в борьбе с преступностью, но и предусматривают конкретный порядок обмена законодательными материалами, информацией и т.д.

Так, раздел у Дополнительной Конвенции об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством, озаглавлен: “Сотрудничества между участвующими в настоящей
Конвенции

государствами и сообщение сведений”. Он предусматривает, что участвовавшие в данной Конвенции государства сотрудничают друг с другом и с Организацией Объединенных Наций в осуществлении целей, поставленных перед данным соглашением. Они обязуются посылать Генеральному Секретарю ООН копии всех законов, правил и административных распоряжений, издаваемых и вводимых в действие для осуществления постановлений Конвенции.

Генеральный Секретарь ООН, в свою очередь, сообщает полученную информацию другим участниками Конвенции и Экономическому и Социальному Совету, с тем, чтобы эти документы могли быть использованы Советом для выработки дальнейших рекомендаций относительно упразднения рабства, работорговли или институтов и обычаев, которые являются предметом настоящей Конвенции”.19

В некоторых соглашениях обязанность оказания правовой помощи

17 Сборник действующих договоров, соглашенный и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами, вып.ХУП, ХУШ, М., 1960, с.274-278.

18 Там же, вып. ХУШ, М., 1970, с.105-136

96 связывается с определенной ее формой, например, - выполнением соответствующих уголовно-процессуальных действий. Однако порядок сношений по этим вопросам часто не регламентирован. Например, ст. 10 Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов от 16 декабря 1970 года предусматривает, что “Договаривающиеся Государства оказывают друг другу наиболее полную помощь в связи с уголовно-процессуальными действиями, предпринятыми в отношении такого преступления”.20

В других конвенциях закрепляется не только обязанность оказания правовой помощи в выполнении уголовно-процессуальных действий, но и порядок уведомления о результатах такой помощи. В этом отношении характерны положения Конвенции о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов от 14 декабря 1973 года.21 Ст. 10 этой Конвенции устанавливает, что “государства - участники оказывают друг другу наиболее полную правовую помощь в связи с уголовно-процессуальными действиями, предпринятыми в отношении преступлений… включая предоставление всех имеющихся в их распоряжении доказательств, необходимых для судебного разбирательства”. В то же время ст. 11 этой Конвенции устанавливает, что государство-участник, которое предприняло уголовно-процессуальное действие в отношении предполагаемого преступника, сообщает об их окончательных результатах Генеральному Секретарю Организации Объединенных Наций, который направляет данную информацию другим государствам - участникам”.

Примером развернутой международно-правовой нормы, которая достаточно подробно регулирует порядок взаимного уведомления государств по вопросам правового сотрудничества, может быть ст.5 той же Конвенции.

Сборник действующих договоров…, вып.ХХУП, М., 1974, с.292-296.

Ведомости Верховного Совета СССР, 1957, №8, ст.224.

97

21 Там же, вып. ХХХШ, М, 1979, с.90-94

22 Там же. 24 Там же

В ней, в частности, говориться, что государство-участник, в пределах территории которого было совершено одно или несколько преступлений, на борьбу с которыми направлена данная Конвенция, если оно имеет основания считать, что предполагаемый преступник покинул его территорию, сообщается всем другим заинтересованным государствам либо непосредственно, либо через Генерального Секретаря ООН все относящиеся к совершенному преступлению факты, а также все имеющиеся в его распоряжении сведения относительно установления личности предполагаемого преступника. В случае же совершения против лица, пользующегося международной защитой, либо из преступлений, предусмотренных данной конвенцией, каждое государство-участник, располагающее информацией относительно жертвы и обстоятельств совершения преступления, прилагает усилия, чтобы предоставить ее в условиях, предусмотренных соответствующим законодательством государство, полностью и своевременно государству-участнику, от имени которого это лицо осуществляло свои функции.

Конвенции могут содержать в себе такие нормы, которые не только устанавливают обязанность взаимного уведомления государств о фактах и событиях, имеющих в соответствии с конвенциями определенное юридическое значение, но и прямо закрепляют определенный правовой порядок такого уведомления.

Так, ст. 5 Конвенции о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой25, в том числе дипломатических агентов, устанавливает, что “Государство-участник, в пределах территории которого было совершено одно или
несколько

Там же.

98 преступлений… сообщает всем другим заинтересованным государства либо непосредственно, либо через Генерального Секретаря Организации

Объединенных Наций все относящиеся к совершенному преступлению факты…“.26

В то же время имеет место случаи, когда конвенции предусматривают альтернативную возможность использования не только дипломатических, но и других каналов межгосударственного сотрудничества по правовым вопросам. Например, в ст.21 Конвенции о психотропных веществах от 21 февраля 1971 года 27 предусматривается, что “с должным учетом своих конституционных, правовых и административных систем государства… помогают друг другу в проведении компании по борьбе с незаконным оборотом психотропных веществ и, в частности, немедленно направляют по дипломатическим каналам или через компетентные органы, назначенные сторонами для этой цели, другим непосредственно заинтересованным сторонам копию любого сообщения…”.

Очевидно, что в данном случае под термином “компетентные” имеются в виду такие правоохранительные органы государств, на которые в соответствии и внутригосударственными законами возложены функции борьбы с незаконным оборотом психотропных веществ и которым в соответствии с международным соглашением представляется право непосредственных международных сношений в рамках целей и задач, поставленных перед этими о органами Конвенцией о психотропных веществах.

В некоторых случаях конвенции ограничиваются общими указаниями об обязанности государств выполнять судебные поручения, вытекающие из того или иного соглашения. Например, в ст. 13 Конвенции о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами от 21 марта 1959 года28 говорится, что государства- участники данной Конвенции

99

Там же

27 Там же, вып. ХХХУ, М, 1981, с.416-434.

28 Там же, вып. ХУ1, М, 1957, с.280-289.

обязуются выполнять в соответствии со своими законами и практикой судебные поручения, относящиеся к предусмотренным в данном соглашении преступлениям. Из данной нормы вытекает, что при выполнении судебных поручений, поступающих от одного государства к другому в порядке оказания помощи, предусмотренной данной Конвенцией действует порядок сношений, предусмотренный для такого рода правовых случаев внутренним законодательством каждого государства.

В то же время многосторонние соглашения могут устанавливать такой порядок сношений государств по правовым вопросам, который осуществляется косвенным путем, например, через достаточно отрегулированный и положительно себя зарекомендовавший в международном праве и практике механизм института выдачи. Примером этого может служить ст.8 названной Конвенции о борьбе с торговлей людьми. Она устанавливает, что преступления, предусмотренные в соответствующих статьях данной Конвенции, рассматриваются в качестве преступлений, влекущих за собой выдачу, и что на них распространяется любой договор о выдаче преступников, который был или будет заключен между любыми сторонами данной Конвенции.

Это в свою очередь означает, что при решении вопросов о выдаче за преступления, против которых направлено данное международное соглашение, действует такой же порядок сношений между правоохранительными органами государств, который предусмотрен соответствующими договорами о выдаче, заключенными между этими государствами.

Примером такого рода может быть ст. 8 Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов, в которой говорится, что выдача за

100 преступления, предусмотренные настоящей Конвенцией, при отсутствии между государствами договора о выдаче “производится в соответствии с другими условиями, предусматриваемыми законодательством государства, к

которому обращена просьба о выдаче”.

Примером конвенции в которой перечисленные формы регулирования сношений по правовым вопросам и весь механизм правовых сношений определен наиболее детально, может служить заключенная 19 мая 1978 года между социалистическими государствами Конвенция о передаче лиц, осужденных к лишению свободы для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются.30

Конвенция подробно регламентирует порядок сношений между государствами и их компетентными органами по соответствующим вопросам. Прежде всего в специальной правовой норме закрепляется принципиальная возможность обращения государства, гражданином которого является осужденный, к государству судом которого вынесен приговор, с просьбой рассмотреть вопрос о возможности передачи осужденного. Более того, Конвенция предусматривает возможность такого обращения со стороны самого осужденного и его родственников. Соответствующая правовая норма разъясняет, что такое обращение должно быть направлено компетентным органам либо того государства, судом которого лицо осуждено, либо государства, гражданином которого оно является.

Конвенция четко устанавливает, что по вопросам, ею предусмотренным, компетентные органы государств - участников Конвенции сносятся друг с другом непосредственно. При этом каждое государство обязано сообщить депозитарию наименование своего компетентного органа. Ст.7 Конвенции содержит подробный перечень документов, который прилагается к обращению о передаче осужденного. Особо подчеркивается, что обращение составляется в письменной форме. Специальная правовая

101

” Там же, вып. ХХУП, М., 1974, с. 292-296.

30 Ведомости Верховного Совета СССР, 1979, №33, ст.539. норма (ст. 8) предусматривает обязанность компетентного органа государства, гражданином которого является осужденный, в возможно короткий срок уведомлять компетентный орган государства, судом которого вынесен приговор, о согласии либо об отказе принять осужденного на условиях, предусмотренных настоящей Конвенцией.

Конвенция, наконец, устанавливает, обязанность сношений между компетентными органами соответствующих государств в целях уведомления о решении суда об исполнении приговора либо о его изменении для передачи других необходимых документов, а также по всем прочим вопросам, возникающим при выполнении тех или иных обязательств, принятых на себя государствами - участниками данной Конвенции.

Разумеется, такая подробная регламентация порядка сношений государств по правовым вопросам значительно повышает эффективность действия международно-правового механизма в борьбе с преступностью.

3.4. Консульские конвенции Российской Федерации с иностранными

государствами

Порядок сношений российских правоохранительных органов с учреждениями и должностными лицами иностранных государств регламентируется не только двусторонними договорами о правовой помощи и многосторонними соглашениями по вопросам международной борьбы с преступностью, но и консульскими конвенциями, заключенными Советским Союзом и Россией со многими иностранными государствами.

102

В этих случаях компетентные органы сносятся не с судебными и следственными учреждениями иностранных государств, находящимися за границей, о которых говорит уголовно-процессуальный закон (ст.32 УПК), а с их консульскими представителями в России. Однако это не противоречит российскому уголовно- процессуальному закону.

Как уже указывалось, ст.32 УПК отсылает к международным договорам и соглашениям. Значит, тем самым, процессуальный закон признает правомерным и все те сношения по вопросам уголовного судопроизводства, которые предусмотрены этими международно-правовыми актами. Но поскольку конвенции предусматривают возможность сношений по вопросам уголовно- процессуального характера между консулами и российскими компетентными, в том числе и правоохранительными органами, постольку такого рода сношения не только не противоречат действующему уголовно-процессуальному законодательству, но и вытекают из него.

В еще большей мере возможность таких сношений вытекает из характера тех функций, которые призван выполнять консул подставляемого государства на территории государства пребывания.

Многие конвенции определяют эти функции так, как они определены в Консульской конвенции с финляндской республикой. В ст. 15 данной Конвенции говорится: “Консулы должны содействовать укреплению дружественных отношений между Договаривающимися Сторонами и способствовать развитию торговых, экономических, культурных и научных связей между ними”.31

Статьи 16 и 17 Конвенции предусматривают, что выполняя возложенные на них функции, консулы имеют право защищать в своем консульском округе права и интересы своего государства, граждан, а также юридических лиц государства, назначившего консулом. Консулы имеют также право представлять перед судами и административными органами

Консульские конвенции, заключенные Советским Союзом с иностранными государствами, М., 1980, с. 107.

103 страны пребывания граждан государства, назначившего консулом, если они из-за отсутствия или по другим уважительным причинам не в состоянии защитить свои права и интересы.

Таким образом, право и обязанность консула вступать в сношения с российскими компетентными, в том числе правоохранительными органами вытекает из функций и задач консула. Последние, в частности, состоят в защите и представительстве перед правоохранительными органами интересов своего государства, интересов граждан, а также юридических лиц государства назначившего консула

Большинство консульских конвенций содержит в себе специальные статьи, предусматривающие право консула на сношения с компетентными органами страны пребывания. В них, как правило, говорится о том, что в связи с исполнением своих функций консульское должностное лицо может обращаться к компетентным властям страны пребывания. В то же время в каждом конкретном случае конвенции детализируют форму и порядок реализации данной нормы.

Чаще всего конвенции содержат два характерных указания относительно формы и условий сношений. Во-первых, конвенции предусматривают, что обращение консульских должностных лиц к компетентным органам государства пребывания может производиться как в письменной, так и в устной форме. Во-вторых, конвенции ограничивают полномочия консульских должностных лиц на обращение к компетентным органам страны пребывания пределами консульского округа, в котором действует консул.

В качестве примера может служить ст. 2 8 Консульской конвенции с Королевством Норвегии. Она устанавливает, что «при исполнении своих функций консульское должностное лицо может обращаться письменно или устно к компетентным властям своего консульского округа».32 Некоторые

Там же, с.288-289.

104 конвенции дополняют содержание этих статей указанием на то, распространяются ли рассматриваемые правомочия консула на местные органы государства пребывания или и на представительства центральных учреждений.

Так, ст. 17 Консульского договора с ФРГ устанавливает, что консул при исполнении своих служебных обязанностей может обращаться к компетентным властям только своего консульского округа.33 В то же время ст.27 Конвенции, заключенной между СССР и НРБ, предусматривает, что «в связи и исполнением своих функций консульское должностное лицо может обращаться… к компетентным властям консульского округа, включая представительства центральных учреждений».34

Некоторые конвенции требуют обязательного соответствия форм консульского запроса и ответа правоохранительных органов на него. Так, ст. 15 Консульской конвенции с Австрийской Республикой устанавливает: «если консулы обратились к ним (судам и административным органам государства пребывания) письменно, то суды и административные органы ответят им письменно в должный срок».35

Ряд конвенций связывают правомочия консула на обращения к компетентным органам государства пребывания с его законами и действующей практикой. Так, ст.26 Конвенции с республикой Индии устанавливает, что в ходе выполнения своих функций консульское должностное лицо может обращаться к компетентным властям консульского округа, включая центральные органы государства, но при условии, что это допускается законами, постановлениями и обычаями государства пребывания».

1 Там же, с.28-29.

Там же, с.215-216 ‘ Там же, с.41

Там же, с. 125

105

В связи с этим возникает вопрос, имеющий практическое значение: каков порядок обращений консульских представителей иностранных государств к российским правоохранительным органам? Могут ли консульские должностные лица непосредственно обращаться
к

должностным лицам органов дознания, следствия, прокуратуры и суда по вопросам, связанным с их консульской деятельностью?

Большинство консульских конвенций по рассматриваемому вопросу содержат, подобно Конвенции между СССР и ВНР, следующее правило: «В связи с исполнением своих функций консульское должностное лицо может обращаться письменно и устно к компетентным властям консульского округа, включая представительства центральных учреждений».

Из этого следует, что консульское должностное лицо может обращаться к должностным лицам советских органов дознания, следствия, прокуратуры и суда. Однако поскольку это специально не оговорено конвенцией, такое обращения может иметь место только через Министерство иностранных дел СССР или его органы на местах.

Данное правило может иметь исключения. Некоторые конвенции прямо или косвенно закрепляют право консульского должностного лица на непосредственное обращение в советские правоохранительные органы. Так, ст. 16 Консульской конвенции с Финляндией гласит: «»Консулы имеют право защищать в своем консульском округе права и интересы своего государства, назначившего консулом. Для этой цели они могут в своем консульском округе устно или письменно обращаться непосредственно в суды и административные органы». В этом случае конвенция прямо в тексте соответствующей статьи закрепила право консульского должностного лица к компетентным правоохранительным органам государства пребывания.

Это право может получить и косвенное выражение. Примером этого может служить Консульская конвенция между СССР и ФРГ. В п. 1 ст. 17 этой конвенции говорится: «Консул может при исполнении своих служебных обязанностей обращаться к компетентным властям своего
консульского

106 округа и делать последним представления по поводу нарушений прав и интересов своего государства и своих граждан, а также юридических лиц, которые имеют свое место пребывания в государстве, назначившем консула, и образованы в соответствии с его законами».

Очевидно, что данный пункт, хотя и наделяет консульское должностное лицо правом обращения к государственным местным властям, однако прямо, текстуально, не закрепляет его право на прямое, непосредственное обращение в эти органы. Однако это еще означает, что консульское должностное лицо таким правом не обладает. В косвенной форме оно выражено в п.2 этой статьи следующим образом: «Если консульское представление не будет принято во внимание или окажется, что к делу причастны власти, не находящиеся в консульском округе, то вопрос будет решаться в дипломатическом порядке».

Решение вопроса в дипломатическом порядке предполагает участие в

этом Министерства иностранных дел. Такой порядок, говорится в п.2

рассматриваемой статьи, применяется в тех случаях, когда «консульское

представление не будет принято во внимание или окажется, что к делу

причастны власти, не находящиеся в консульском округе». Но эти случаи

носят исключительный характер. Значит, данная статья, делая в п.2 оговорку

о том, что в исключительных случаях «вопрос будет решаться в

дипломатическом порядке», тем самым косвенно устанавливает, что в

обычных случаях, о которых говорится в п.1, действует обычный порядок

сношений, т. е. порядок прямых непосредственных сношений без участия

Министерства иностранных дел.

Среди конвенций, заключенных Советским Союзом, имеются конвенции, в которых это право непосредственных сношений закреплено двояко - и прямым и косвенным путем. В качестве примера можно привести ст. 15 Консульской конвенции между СССР и австрийской Республикой. В ней говорится: консулы
«могут в своем консульском округе устно и

Там же. С. 107. Там же, с.29-30

107

письменно обращаться непосредственно в суды и административные органы… Если обращение консула не приведет к положительному результату или если окажется, что к делу причастны власти, не входящие в консульский округ, то дальнейшее ведение дела относится к компетенции дипломатического представительства».

Итак, консульские конвенции, заключенные Советским Союзом, и

Россией, предусматривают две возможные формы обращений консульских

должностных лиц иностранных государств в советские
компетентные

органы: 1) прямое, непосредственное обращение к должностным лицам этих

органов; 2) обращение к ним через органы Министерства иностранных дел.

Применимы ли обе эти формы к российским правоохранительным органам?

Могут ли они использовать в своих контактах с
консульскими

представительствами зарубежных государств форму непосредственного, без

участия МИД РФ, обращения к консульским должностным лицам.

Анализ и российского и международного законодательства по этому вопросу позволяет ответить на него отрицательно. Текстуальный анализ соответствующих статей консульских конвенций позволяет утверждать, что все конвенции говорят о праве только консульских должностных лиц на прямое или опосредованное обращение к компетентным органам государства пребывания. Ни одна из них не закрепляет право компетентных органов государства пребывания на непосредственное обращение в консульстве представительства иностранных государств. Ничего не говориться и о том, что сами консульские представительства вправе требовать ответа на сделанные ими представления непосредственно от компетентных органов государства пребывания. Исходя из этого, прямые, непосредственные обращения органов дознания, следствия, прокуратуры и суда следует, признать противоречащими действующему международному праву.

Ряд конвенций включает в себя сформулированное в общем виде определение целей, для которых консулы наделены правом и обязанностью сношений с органами государства пребывания. Примером тому может служить ст. 17 Консульского договора между СССР и ФРГ, которая гласит:

108 «Консул может при исполнении своих служебных обязанностей обращаться к компетентным властям и делать последним представление по поводу нарушений прав и интересов своего государства и своих граждан, а также юридических лиц, которые имеют свое местопребывание в государстве, назначившем консула и образованы в соответствии с его законами».

Как видно из данной и аналогичных статей других консульских конвенций, целью сношений консула с органами пребывания является реагирование путем внесения представлений на те действия, которые, по мнению консула, наносят ущерб законным интересам представляемого им государства, а также интересам его граждан и юридических лиц.

Внесение таких представлений - важная, но, как показывает изучение содержания конвенций, далеко не единственная задача, возложенная на консульские сношения с органами страны пребывания. Применительно к сфере уголовного судопроизводства в консульских сношениях с компетентными, в том числе правоохранительными органами можно выделить следующие основные направления.

  1. Консульское должностное лицо может вступать в сношения с компетентными правоохранительными органами государства пребывания для обеспечения надлежащего представительства в этих органах граждан своего государства. Ст. 14 Конвенции с Румынией формулирует это положение следующим образом: «Консульское должностное лицо имеет право принимать в соответствии с законодательством государства пребывания меры с тем, чтобы обеспечить надлежащее представительство граждан представляемого государства перед судами и другими властями государства пребывания, если они из-за отсутствия или по другим уважительным причинами не в состоянии своевременно защитить свои права и интересы».4

3 Консульские конвенции…, с.29-30. 40 Там же, с.304.

109 Разумеется, выполнение функций представительства неизбежно влечет за собой обязанность консула в необходимых случаях вступать в сношения с советскими органами дознания, следствия, прокуратуры и суда.

  1. Конвенции устанавливают, что консул имеет право посетить или снестись с гражданином представляемого государства, находящимся под арестом или задержанным в иной форме или отбывающим тюремное заключение. Для того чтобы эти полномочия консула были реально осуществимы, конвенции предусматривают обязанность компетентных властей государства пребывания уведомить о задержании в любой форме гражданина представляемого консулом государства. Ст. 36 Консульской конвенции между СССР и МНР формулирует это правило таким образом: «Компетентные власти государства пребывания немедленно уведомляют соответствующее консульское должностное лицо представляемого государства об аресте или задержании в иной форме гражданина представляемого государства».

Естественно, что осуществление функций консула по оказанию

правовой помощи задержанному лицу невозможно без соответствующих контактов консула с правоохранительными органами, тем более, что конвенции прямо обязывают компетентные органы государства пребывания к осуществлению таких контактов.

  1. Консульское должностное лицо в соответствии с положениями консульских конвенций имеет право оказывать всяческое содействие и помощь суну представляемого государства. Осуществляя функцию помощи судам, консул наделен правом обращаться по этим вопросам к компетентным, в том числе российским правоохранительным органам. Ст. 37 Конвенции с Кубой формулирует это право консула следующим образом: «Консульское должностное лицо может обращаться за помощью к компетентным властям государства пребывания по любым вопросам, касающимся выполнения его функций в отношении судов представляемого государства, капитана и членов экипажа этих судов».42

41 Там же. С. 365

42 Там же. С.385

110

Конвенции также устанавливают обязанность компетентных властей государства пребывания уведомить консула о своем намерении предпринять какие-либо принудительные действия или официальное расследование на борту судна представляемого государства. Например, ст.41 Консульской конвенции между СССР и Бельгией формулирует это положение так: №В случае, если суды или другие компетентные власти государства пребывания намерены предпринять принудительные действия или начать какое-либо официальное расследование на судне представляемого государства, которое находится в территориальных или внутренних водах государства пребывания, то в начале таких действий эти власти ставят в известность консульство, чтобы консульское должностное лицо могло при этом присутствовать.

Если консульское должностное лицо, или лицо, его заменяющее, при этом не присутствовала, то оно может, обратившись к указанным властям, получить от них полную информацию в отношении того, что имело место».43

Тем самым конвенции предусматривают еще один случай, когда возможно осуществление сношений между консульскими должностным лицом и правоохранительными органами государства пребывания.

  1. Сношения консульских должностных лиц с правоохранительными органами государства пребывания могут быть связаны и с участием самых консульских представителей и иных лиц в российском уголовном судопроизводстве.

Хотя консульские конвенции и устанавливают неприкосновенность служебных и жилых помещений консульских должностных лиц, а также предусматривают иммунитет этих лиц и членов их семей от юрисдикции государства пребывания, однако они не лишают правоохранительные органы права сноситься с консульскими представительствами и их должностными лицами по этим вопросам.

Там же. С. 313

Ill

Так, устанавливая неприкосновенность консульских помещений, консульские конвенции в то же время предусматривают, что для решения вопроса о вступлении в консульские помещения, власти государства пребывания должны снестись с главой консульства, главой дипломатического представительства либо с лицом, назначенным одним из них, и получить необходимое для этого согласие.

Ст. 11 Конвенции между СССР и Кубой закрепляет это положение в следующей форме: «Консульские помещения неприкосновенны. Власти государства пребывания не могут вступать в консульские помещения без предварительного согласия на это главы консульства, главы дипломатического представительства представляемого государства или лица, назначенного одним из них».44

Устанавливая иммунитет консульских представителей от уголовной юрисдикции государства пребывания, конвенции делают это в различной мере - в зависимости от должностного положения этих лиц.

Самым большим по объему иммунитетом обладают глава консульского

представительства, другие консульские должностные лица.
Меньшим

иммунитетом наделены сотрудники административно- технического и

обслуживающего персонала. Это делает возможным, а в некоторых случаях

даже обязательным, участие консульских должностных лиц в той степени, в

какой это не ограничивается принадлежащим им иммунитетом, в советском

уголовном процессе, а значит делает возможным и их сношения по вопросам

уголовного процесса с российскими правоохранительными органами.

Например, конвенции устанавливают. Что сотрудники консульств, относящиеся к обслуживающему персоналу, пользуются иммунитетом от уголовной, административной и гражданской юрисдикции государства пребывания, но только за действия, связанные с исполнением своих служебных обязанностей. Значит, преступные действия этих лиц, не связанные с исполнением ими служебных обязанностей, могут повлечь за

там же, с.357.

112

собой привлечение этих лиц к уголовной ответственности и неизбежно в таком случае сношение с советскими правоохранительными органами.

Наконец, даже самый значительный по объему иммунитет

консульского должностного лица не исключает полностью возможности его

участия в контактах с советскими судебно-следственными органами.

Консульские конвенции, как это делает, например, ст. 15 Конвенции между СССР и СРВ, устанавливают, что «консульское должностное лицо не обязано давать показания в качестве свидетеля». Однако в данной случае термина «обязан» не случайно. Хотя консульское должностное лицо и не обязано давать показания в качестве свидетеля, в то же время это не исключает его права по собственной инициативе или по просьбе компетентных органов государства пребывания выступить и дать показания в качестве свидетеля. А получение такого согласия, естественно, предполагает контакты консульского должностного лица с соответствующими учреждениями государства пребывания.

Перечисленные случаи разумеется, не исчерпывают всех возможных ситуаций, когда применительно к сфере уголовного судопроизводства может возникнуть потребность в контактах между консульскими должностными лицами и российскими правоохранительными органами. Поскольку консульские конвенции содержать значительные различия в регламентации порядка этих сношений, практические работники правоохранительных органов в затруднительных случаях должны обращаться к текстам соответствующих конвенций и договоров, а также к консультациям с должностными лицами Министерства иностранных дел и их органов на местах.

В связи с тем, что на практике должностные лица российский правоохранительных органов в сфере уголовного судопроизводства нередко вступают в сношения не только с судебно-следственными, но и с консульскими, а также другими учреждениями иностранных государств на

45 Там же, с.654

113 территории России и за ее пределами, а также сношения предусмотрены и регулируются внутрироссийским и международным законодательством, нам представляется, что этот факт должен найти отражение в действующем уголовно-процессуальном законодательстве.

Ст. 32 УПК в соответствии со сказанным, могла бы быть дополнена следующим образом: «Порядок сношения судов, прокуроров, следователей и органов дознания с учреждениями иностранных государств и с судебно-следственными органами иностранных государств…» и далее по тексту.

В такой редакции содержание ст.32 УПК, с нашей точки зрения, более соответствовало бы ее нынешнему названию - «Порядок сношения судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими учреждениями иностранных государств», тем более . что данное название вполне соответствует совокупности тех правоотношений, которые фактические регулируются ст.32 УПК. Вполне обоснованно и применение наряду с термином «судебно- следственные органы иностранного государства» термина «соответствующие учреждения иностранных государств». Тем самым регламентируется, что данная правовая норма охватывает своим регулирующим воздействием отношения не только с судебно- следственными органами, но и с любыми другими учреждениями иностранных государств, потребность в сношении с которыми может возникнуть у российских органов дознания, следствия, прокуратуры и суда.

114

ГЛАВА 4. ОСОБЕННОСТИ ТАКТИКИ РАССЛЕДОВАНИЯ

УГОЛОВНЫХ ДЕЛ С УЧАСТИЕМ ИНСТРАННЫХ ГРАЖДАН

4.1. Общие тактические и организационные особенности

Изучение следственной практики дает возможность выявить ряд общих тактических и организационных условий, характерных для расследования дел с участием иностранцев.

Первым из них является особая оперативность и быстрота. Это тактическое требование является необходимым условием успешного расследования любых дел. Но по делам рассматриваемой категории его значение, по крайней мере, удваивается. Помимо опасности, что преступник скроется или что будут утрачены важные для дела доказательства, данное тактическое требование обусловлено еще и особым правовым положением этих лиц: иностранцы, находящиеся в нашей стране, как правило, ограничены в сроках пребывания в России и в перемещениях по ее территории.

Чаще всего следственным органам приходится иметь дело с иностранными туристами. Их правовое положение значительно отличается от положения иностранцев иных категорий, находящихся в Российской Федерации (студентов, специалистов и т.д.). Иностранные туристы обычно следуют по туристическому маршруту, заранее согласованному с органами МИД РФ, МВД РФ и другими соответствующими организациями. Они обязаны точно в установленное время следовать по строго определенному

115 маршруту. В силу этого, иностранный турист не может самовольно отложить выезд в другой город или другую страну в связи с расследованием по уголовному делу. Не может он, как правило и выехать к следователю по вызову из другого города. Продление же виз и изменение туристского маршрута производится в редких и исключительных случаях. На практике следственные органы прибегают к продлению сроков действия виз или изменению туристских маршрутов лишь в случаях совершения иностранцем преступления, если он задерживается в качестве подозреваемого в порядке, предусмотренном ст. 122 УПК.

Так, по делу о пожаре в гостинице “Европейская” в неосторожном обращении с огнем, вызвавшим пожар, был заподозрен английский турист П. Вопрос о его вине мог быть решен лишь после производства пожарно-технической экспертизы. П. должен был следовать в Москву и другие города Российской Федерации. Поскольку для проведения экспертизы требовался довольно длительный срок, П. не препятствовали в выезде по маршруту. Но когда заключение экспертизы было получено, и подозрения в отношении П. подтвердились, он был вызван в Санкт-Петербург. По согласованию с отделом виз и разрешений МВД РФ и органами МИД РФ, туристский маршрут П. был изменен, и срок действия визы продлен. Несколько дней П. проживал в санкт-петербургской гостинице, а после проведения необходимых следственных действий ему было предъявлено обвинение, и мерой пресечения избрано содержание под стражей.

Если в отношении лиц, подозреваемых в совершении преступления, продление виз возможно, то в отношении потерпевших и свидетелей такие случаи почти исключаются. Как уже отмечалось действующие ведомственные нормативные акты предполагают длительную и сложную процедуру изменения маршрута и продления виз. Если же возникает необходимость оставить в каком-либо пункте маршрута целую группу иностранных туристов, решение этого вопроса связано с еще более значительными трудностями.

116

Итак, расследование уголовных дел с участием иностранных граждан должно проводиться как можно более оперативно, в максимально сжатые сроки. Нередко в распоряжении следователя оказывается буквально несколько часов, в течении которых он должен допросить потерпевших, свидетелей, произвести опознания и очные ставки, выполнить иные процессуальные действия. В этих случаях по существу стираются какие-либо различия между традиционно признанными в криминалистике этапами расследования - первоначальными и последующими следственными действиями. Нередко следственные действия, проводимые по другим делам на втором этапе расследования, по этой категории дел проводятся параллельно с первоначальными. Практически все, а не только собственно первоначальные следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия, носят характер неотложных. Очень часто все расследование приходится завершать в такой короткий срок, в какой по иным делам достаточно ограничиться лишь первоначальными следственными действиями.

Указанные особенности влекут за собой другое тактическое условие успешного расследования уголовных дел с участием иностранных граждан - постоянное взаимодействие следователя с органами дознания. Как и по делам других категорий, формами такого взаимодействия являются: 1) согласованное планирование; 2) совместное производство следственных и розыскных действий; 3) выполнение органами дознания поручений и указаний следователя о производстве розыскных и следственных действий; 4) взаимный обмен информацией.

Вместе с тем, взаимодействие органов следствия и дознания по рассматриваемым делам имеет и некоторые особенности.

В данном случае следователю, как правило, приходится взаимодействовать не только с подразделениями уголовного розыска, но и со специальными подразделениями милиции по предупреждению и раскрытию преступлений, совершенных в отношении иностранных граждан. Поэтому

117 сочетание следственной и оперативно-розыскной работы при расследовании уголовных дел с участием указанной категории лиц строится на троякой основе: следователь - отдел уголовного розыска - отдел спецслужбы милиции. Все элементы этой системы должны действовать четко и слаженно. Следователь, возглавляющий всю работу по расследованию, должен являться ведущим элементом этой системы и обеспечить ее бесперебойное и эффективное функционирование.

Привлечение к сотрудничеству со следователем не одной, а двух оперативных служб милиции имеет неоспоримые преимущества. Вместе с тем организация взаимодействия в таких условиях, естественно, усложняется. Следователь должен обеспечить не только эффективное взаимодействие с каждой оперативной службой в отдельности. Он должен, используя предоставленные ему законом полномочия, процессуальные и тактические формы взаимодействия, обеспечить контакт в работе названных служб с учетом задач, поставленных перед каждой из них, а также специфических возможностей, средств и методов, которыми они располагают. Конечно, при этом следователь не может и не должен подменять руководство соответствующих отделов, на которое возложена организация взаимодействия оперативных подразделений со следственными органами и другими службами МВД.

Давая поручения о производстве следственных или оперативно- розыскных действий, необходимо тщательно продумывать, какая из оперативных служб милиции решит выдвигаемые следователем задачи быстрее и успешней. Многое здесь зависит от того, где совершено преступление.

Предположим, расследуется преступление в отношении иностранца или его имущества, совершенное в гостинице, предназначенной для проживания иностранных туристов. По нему необходимо выполнить следственные действия в ее помещениях или оперативно-розыскную работу среди проживающих в гостинице, ее обслуживающего персонала, и лиц,

118 имеющих тяготение к иностранцам. Хотя оперативное обслуживание данного объекта осуществляется одновременно спецслужбой и отделом уголовного розыска территориального органа внутренних дел, более правильно поручить выполнение этой задачи не уголовному розыску, а сотрудникам спецслужбы.

Если же возникла необходимость производства следственных действий за пределами названной гостиницы и прилегающей к ней территории, или производства следственных и оперативно-розыскных мероприятий общего или заградительного характера, или среди контингента лиц, не имеющего связи с иностранцами, будет правильно, если с таким поручением следователь обратится в отдел уголовного розыска.

Для расследования сложного уголовного дела, совершенного в отношении иностранца, целесообразно создавать совместные следственно-оперативные группы. Возглавляющий ее следователь должен добиваться, чтобы в группу вошли не только сотрудники уголовного розыска, знающие специфику территории, на которой было совершено преступление (сотрудники районных подразделений) и особенности оперативно-розыскной работы по той или иной категории преступлений (сотрудники городских и областных подразделений уголовного розыска), но и работники соответствующих отделов спецслужбы. Последние лучше знают контингент лиц, склонных к совершению преступлений в отношении иностранных граждан, имеют их учеты и эффективные средства оперативно-розыскной работы среди них.

Названная специфика должна учитываться следователем и при использовании других форм взаимодействия с органами дознания.

Работа по одному уголовному делу, конечно, невозможна без правильного распределения обязанностей между лицами, участвующими в расследовании, без точного определения круга вопросов, подлежащих выяснению, без соблюдения строгой логической очередности следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, иными словами - без четкого планирования расследования.

119

Одним из основных принципов планирования является принцип динамичности. По рассматриваемой категории уголовных дел в силу уже отмеченных обстоятельств он приобретает первостепенное значение.

Вторая особенность планирования состоит в том, что вследствие кратковременности пребывания иностранцев в РФ, в числе первоочередных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий должны предусматриваться следственные действия, участниками которых являются иностранные граждане. Так, если иностранец является потерпевшим, необходимо в первую очередь планировать его допрос, очную ставку с его участием, опознание им преступника, похищенных вещей и т.д.

Третья особенность планирования состоит в том, что в числе первоочередных следственных действий должны проводиться действия, направленные на отыскание похищенного и возмещение иностранному гражданину причиненного преступлением ущерба. После отъезда потерпевшего за границу это связано со значительными трудностями процессуального и организационного характера.

Наконец, одна из особенностей планирования по рассматриваемой категории уголовных дел состоит в особой тщательности и полноте, с которыми оно должно осуществляться. Планированием, безусловно, должно охватываться не только все расследование в целом, но и каждое следственное действие в отдельности. Чаще всего следственные действия с участием иностранного гражданина являются неповторимыми. Поэтому утрата доказательственной информации, противоречия в деле, ошибки в оформлении процессуальных документов иные недостатки, являющиеся результатом недобросовестного планирования, могут оказаться впоследствии невосполнимыми и неустранимыми.

Выполнение данных рекомендаций даст положительный результат только при своевременном возбуждении уголовных дел. В данном случае это требование закона приобретает исключительно важное значение. Оно становится одним из важнейших тактических условий успешного раскрытия

120 и расследования дел с участием иностранцев. Однако это важное процессуальное и тактическое условие, как уже указывалось выше, нередко нарушается. Между тем, совершенно очевидно, что бюрократизм, волокита, равнодушие, невнимательное отношение к лицу, сделавшему заявление о преступлении, серьезно подрывает в глазах иностранцев не только авторитет российских правоохранительных органов, но и всего государства.

Примером, когда выполнение названных выше тактических условий определило успех расследования, может служить следующий случай из следственной практики.

Группа в составе девяти туристов из США, прибыв в одну из петербургских гостиниц, обнаружила пропажу вещей из чемоданов. По поступившим от иностранцев заявлениям было немедленно возбуждено уголовное дело и начато расследование. Обстоятельства дела позволяли подозревать в краже одного из служащих гостиницы - гражданина У. Однако следователь, которому было поручено расследование, сразу же столкнулся с серьезной проблемой: нужно было допросить шестнадцать потерпевших и свидетелей, установить преступника, обнаружить похищенные вещи, предъявить их на опознание и т.д. Но на проведение всей этой работы у него было только четыре часа - время до отлета самолета, с которым иностранные туристы должны были покинуть пределы РФ. В этих сложных условиях было принято решение о создании группы усиленного состава. В нее помимо большого числа оперативных работников, вошли семь следователей, которые немедленно приступили к производству следственных действий. Одновременно с этим проводились активные оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установление преступника и розыск похищенного. Благодаря тесным контактам и взаимодействию следственных и оперативных работников, постоянной координации их усилий, динамичному планированию в отведенное органам расследования время преступление было не только раскрыто, но и в той части, какой это касалось

121 иностранных граждан, полностью закончено расследованием. Похищенное было найдено, предъявлено на опознание и возвращено потерпевшим.

Тактические особенности расследования уголовных дел с участием иностранных граждан влияют и на организацию работы следственных органов. Опыт показывает, что в следственных отделах различных уровней целесообразно создавать группы или выделять отдельных следственных работников, специализирующихся на расследовании уголовных дел, связанных с иностранцами. Целесообразно, чтобы расследование дел о преступлениях, совершенных иностранными гражданами, и наиболее сложные дела о преступлениях, совершенных в отношении иностранцев, проводилось в следственных отделах и управлениях областных и городских управлений внутренних дел. Помимо расследования уголовных дел, следователи этих отделов должны осуществлять контроль за ведением таких дел в районных следственных отделах и при необходимости оказывать их сотрудникам методическую и практическую помощь.

В следственном управлении ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области имеется специальное подразделение, работники которого, помимо обычных дел, принимают к производству все уголовные дела о преступлениях, совершенных иностранцами, а также наиболее сложные дела о преступлениях, совершенных в отношении иностранцев.

Дела об автотранспортных нарушениях с участием иностранцев, в следственном управлении ГУВД расследуют следователи отдела, специализирующегося на расследовании автотранспортных преступлений. Однако в связи с тем, что число дел этой категории, когда обвиняемыми или потерпевшими являются иностранные граждане, незначительно (в Санкт-Петербурге и области - это, обычно, 5-8 дел в год), следователей, специализирующихся на расследовании таких дел в этом отделе нет.

Как уже указывалось, помимо следователей следственного управления дела о преступлениях, совершенных в отношении иностранных граждан, расследуются в Санкт-Петербурге и области
следователями районных

122 следственных подразделений. Здесь для этого, как правило, выделен один следственный работник. Изучение практики следственных органов Санкт-Петербурга показывает, что подавляющее большинство уголовных дел данной категории расследуются именно районными следственными отделами.

Наибольшее количество дел, связанных с иностранцами, возникает летом, когда в России находится наибольшее число иностранных граждан. С учетом этого должна строиться и работа районных следственных отделов в этот период. Нагрузка следователей, выделенных для работы по делам, связанным с иностранцами, должна быть распределена таким образом, чтобы они имели реальную возможность немедленно приступить к расследованию, работать с высоким напряжением сил и окончить расследование в самый короткий срок.

4.2. Изучение личности иностранца, участвующего в уголовном процессе

В процессе расследования дел с участием иностранцев, как и по любой другой категории дел, следователь должен принять меры к получению сведений, характеризующих личность иностранного гражданина. Это имеет особенно важное значение тогда, когда последний выступает в качестве обвиняемого.

Сбор указанных сведений подчиняется общим правилам изучения личности обвиняемого на предварительном следствии. Они достаточно полно изложены в специальной литературе.1 Поэтому мы остановимся только на тех особенностях изучения личности иностранцев, которые обусловлены своеобразием их правового положения в Российской Федерации.

1 См. Коршик М.Г., Степичев С.С. Изучение личности обвиняемого на предварительном следствии. М, 1969, Глазырин Ф.В. Криминалистическое изучение личности обвиняемого, Свердловск, 1973, Цветков П.П. Исследование личности обвиняемого, Л., 1973 и д.р.

123

Выбор источников данных о личности иностранного гражданина во многом зависит от длительности его пребывания в нашей стране. С этой точки зрения всех иностранцев можно условно разделить на две категории: тех, которые находятся в РФ длительное время и тех, которые прибыли в Россию недавно.

В первом случае сведения о лице, интересующем следствие, могут быть получены обычным путем - по месту жительства, работы или учебы иностранца. Процессуальными источниками получения таких сведений являются: допрос лиц, с которыми иностранец проживает в общежитии, гостинице, либо в одном доме; допрос тех, кто вместе с ним учится или работает, характеристики с места учебы, работы и жительства.

Вместе с тем следователь должен использовать и специфические источники получения информации об иностранных гражданах.

Первичные данные об иностранце следователь может получить в органах внутренних дел, где производится регистрация иностранных граждан, срок пребывания которых в РФ превышает три месяца.

Обратившись с запросом в соответствующие подразделения органов МВД, следователь может получить следующие сведения об интересующем его лице: фамилия, имя, отчество; год и место рождения; гражданство, национальность, профессия, партийность; цель приезда и род занятий в РФ; семейное положение; сведения о национальном паспорте; о въезде или выезде из РФ; когда выехал и въехал, через какой КПП; номер визы на въезд, когда кем и где выдана виза; пункт следования по визе; данные о документе, выданном для проживания в РФ (серия, номер, дата выдачи, срок действия, кем выдан и продлен); сведения о нарушении правил проживания в РФ, о штрафах, о судимостях на территории РФ; об утрате документов, о смерти и т.п.

Запрашивая эти сведения, следует иметь в виду, что регистрации в органах внутренних дел подлежат не все категории иностранцев. Например, не подлежат регистрации иностранцы, находящиеся в
РФ по линии

124 дипломатических и консульских сношений, прибывшие в Россию на короткий срок и некоторые другие.

Сведения об интересующем следствие иностранце можно получить в Министерстве иностранных дел РФ и его дипломатических агентствах, где подлежат регистрации должностные лица дипломатических и консульских учреждений, другие представители иностранных государств и международных организаций.

Соответствующими международными соглашениями, заключенными РФ с зарубежными государствами установлено, что представляемое государство заблаговременно сообщает в МИД РФ фамилию, имя, гражданство, ранг, должность и другие необходимые сведения о должностных лицах дипломатических представительств, членах иностранных делегаций, должностных лицах международных и межправительственных организаций и других лицах, обладающих определенными привилегиями и иммунитетами. Поэтому по запросу, адресованному в Протокольный отдел МИД РФ, следователь может получить перечисленные данные об интересующем его иностранце, а также мнение органов МИД о возможности и целесообразности производства процессуальных действий с тем или иным иностранным представителем.

Значительную часть иностранцев, с которыми приходится иметь дело следователю и органам дознания, составляют иностранные граждане, обучающиеся в России, - студенты высших и средних учебных заведений. Сбор информации об иностранце, относящемся к этой категории, имеет свои особенности.

Для получения интересующих следователя сведений, он может использовать два вида источников: документальные данные, имеющиеся в соответствующих учебных заведениях, и показания работающих там должностных лиц и представителей различных общественных организаций.

Все категории иностранцев, обучающихся в РФ, подлежат регистрации в
органах внутренних дел. Одновременно учет этих лиц ведется

125 администрацией учебных заведений по специальным картотекам. Причем карточки на лиц, окончивших учебное заведение или отчисленных из него, сразу не уничтожаются, а изымаются из основной картотеки и хранятся в архиве в течение десяти лет.

Личная карточка студента-иностранца содержит следующие данные о нем: фамилия, имя, отчество, год и место рождения, национальность, гражданство, партийность, образование, сведения о занятиях до поступления в учебное заведение, семейное положение, сведения о родителях и их местожительство, домашний адрес до поступления в вуз, данные о прохождении учебы, поощрениях и взысканиях.

Кроме учетной карточки, на каждого студента иностранца, обучающегося в РФ, заводится личное дело. К нему приобщаются документы, которые обязан представить иностранец, изъявивший желание получить образование в нашей стране, а именно: копия документа об образовании; медицинское заключение о состоянии здоровья, официально заверенное органами здравоохранения страны гражданства; анкета установленного образца на русском или иностранном языке; заявление о приеме в учебное заведение по избранной специальности; копия документа о рождении, фотографии. Эти документы через соответствующие государственные органы поступают в учебные заведения.

Наряду с вышеперечисленными документами к личным делам иностранных учащихся приобщаются: расписка об ознакомлении с «Положением об обучении в Российской Федерации граждан зарубежных стран» и «Правилами проживания и передвижения иностранных граждан на территории Российской Федерации; курсовые характеристики студентов и ежегодные аттестации для аспирантов; сведения о прохождении производственной практики; о выездах из РФ и поездках по нашей стране; характеристика выпускника; приказы о поощрениях и взысканиях; объяснительные записки и заявления иностранного студента; переписка с

126 ведомственными организациями, приказы о переводе, отчислении и окончании учебного заведения и д.р.

При необходимости перечисленные, а также иные содержащиеся в личном деле учащегося документы, могут быть осмотрены следователем, а их копии приобщены к материалам уголовного дела.

Важные сведения о личности иностранца могут быть получены в результате бесед и допросов профессорско-преподавательского состава высших и средних специальных учебных заведений, ведущих занятия с иностранными учащимися; должностных лиц, организующих учебно- воспитательную работу с ними - проректоров и деканов по работе с иностранными студентами (в вузах) и заместителей директоров по учебно-воспитательной работе с иностранными учащимися в учебных заведениях среднего профессионального образования.

Помощь в изучении личности иностранного учащегося могут оказать представители общественных организаций учебных заведений, землячеств иностранных студентов, советов дружбы и т.д.

Из вневузовских общественных организаций, которые оказывают содействие учебным заведениям в учебно-воспитательной работе с иностранными учащимися всех видов обучения, ведущая роль принадлежит советам по делам иностранных учащихся. Должностные лица, члены, активисты этих советов тоже могут дать сведения о различных сторонах личности иностранцев, прежде всего из числа активистов объединений иностранных учащихся.

Все сказанное выше относится, главным образом, к иностранцам, находящимся в Российской Федерации длительное время. Как видим, сбор сведений о них не представляет особых сложностей и связан, прежде всего, с организационной распорядительностью следователя.

Значительно труднее получить необходимую информацию о личности иностранца, который прибыл в Россию недавно. Однако и в этом случае возможно получение весьма широкого круга сведений. Главное - правильно

127 определить круг тех лиц, которые в каждом конкретном случае могут дать необходимую информацию.

Если иностранец является туристом, то данные о его личности и поведении могут быть получены от администраторов и других работников гостиниц, руководителей туристических групп, сотрудников туристических фирм, переводчиков, лиц обслуживающего персонала гостиниц и ресторанов, зрелищных учреждений, наконец, от других иностранцев - членов туристической группы.

Если иностранец прибыл в нашу страну в составе делегации в порядке технического, научного или культурного обмена, то сведения о нем могут быть получены от должностных лиц, организующих этот обмен, лиц, сопровождающих делегацию, обеспечивающих их прием, обслуживание и т.д.

Когда иностранные граждане являются деятелями искусства, техники, науки, ценными источниками о них могут стать газетные и журнальные публикации, книги, радио- и телепередачи, выставки и другие формы научного и культурного обмена.

Разумеется, при изучении личности иностранца нельзя сбрасывать со счетов информацию оперативно-розыскного характера. В необходимых случаях следует, не ограничиваясь процессуальными источниками, использовать оперативные возможности органов дознания и, в частности, тех их подразделений, которые специализируются на борьбе с преступлениями, совершенными в отношении иностранных граждан.

    1. Особенности допроса иностранца

Успешное проведение допроса иностранного гражданина, как и всякого иного лица невозможно без предварительной подготовки. Она призвана обеспечить результативность допроса, экономию времени следователя, соблюдение процессуальных прав допрашиваемых лиц.

128

Готовясь к допросу иностранца, следователь должен с особым вниманием изучить материалы уголовного дела. Это позволит ему правильно и исчерпывающе определить предмет допроса, а затем - конкретное содержание и логическую очередность вопросов, которые будут заданы допрашиваемому.

Работу по определению обстоятельств, подлежащих выяснению при допросе гражданина иностранного государства, следует проделывать особенно тщательно. Повторный допрос иностранца, как правило, невозможен: если допрашиваемый иностранный турист, он вскоре покинет пределы России; если же таковым является дипломатический или консульский сотрудник, его повторный допрос в силу особого правового статуса может производиться лишь в исключительных случаях.

Определяя круг вопросов, которые будут поставлены перед допрашиваемым, надо обращать особое внимание не только на их юридическое содержание и, собственно, тактическое значение, но и на их политическую и идеологическую направленность. Лучше избегать постановки перед иностранцем вопросов, которые бы касались его политических убеждений или национальных чувств и могли превратить допрос в дискуссию по вопросам политики, идеологии или национальным отношениям.

Следует продумывать не только содержание вопросов, но и их форму. Вопросы, обращенные к иностранному гражданину, особенно потерпевшему от преступления, должны отличаться особой корректностью и тактичностью.

Наконец, необходимо тщательно готовить язык вопросов - это важнейшее средство человеческого общения, выверять их лексику и стиль. Неудачу в допросе иностранца, особенно знающего русский язык, может предрешить одно небрежно оброненное слово, ибо слово, по выражению академика В.В. Виноградова, это не только
обозначение конкретных

129 предметов и отвлеченных понятий, выражение человеческих эмоций и воли, но и «общие категории бытийных отношений».

Значение одного и того же слова может быть воспринято людьми разной социальной, национальной и государственной принадлежности, совершенно различным, иногда прямо противоположным образом. Так, иногда иностранные граждане капиталистических государств проявляют плохо скрытое недовольство, когда к ним обращаются словом «товарищ». Иностранцы из Африки могут возмутиться, если при них употребляют слово «негры», хотя в русском языке оно не содержит в себе каких-либо оскорбительных оттенков.

Нередко последствиями неудачного словоупотребления являются серьезные затруднения при производстве допроса, конфликтные ситуации и даже невозможность проведения допроса вообще. В одном случае африканец, потерпевший по уголовному делу, отказался от проведения очной ставки с обвиняемым только потому, что последний несколько раз произнес слово «негр». Иностранец заявил, что он покидает кабинет следователя, т.к. не желает более подвергаться оскорблениям.

Редакция планируемых вопросов должна выбираться и с учетом того, что во время допроса они будут переводиться на язык допрашиваемого. Нельзя поэтому злоупотреблять образными выражениями, иносказаниями, идиоматическими оборотами и другими словесными формами, которые бы затрудняли перевод вопросов на язык допрашиваемого и тем самым их понимание иностранцем.

Готовясь к допросу иностранного гражданина, следователь должен создать такие условия, которые бы помогали установлению психологического контакта с допрашиваемым, способствовали появлению отношений взаимного доверия и непредубежденности, сводили бы к минимальным пределам состояние психологического напряжения, в котором, по вполне понятным причинам,
находится допрашиваемый иностранец.

2 Виноградов В.В. Русский язык. М., 1947, С.30.

130 Исходя из этого не следует категорически настаивать на проведении допроса именно в кабинете следователя. Когда допрос иностранца происходит на его квартире или на службе (например, в помещении дипломатического или консульского представительства), сама окружающая обстановка, положительно влияя на допрашиваемого, делает его поведение более раскованным и свободным. А это, в конечном итоге, способствует установлению психологического контакта и содействует успеху следственного действия в целом, конечно при условии, если лидерство в допросе сохраняется за следователем.

Известно, какое значение для установления психологического контакта во время допроса имеет изолированность его участников от других следственных работников и иных лиц. Однако, в рассматриваемых нами случаях, следователь часто лишен возможности создать хотя бы элементарные условия для проведения следственного действия. Нередко иностранцев приходится допрашивать не в кабинете следователя, где все должно содействовать успеху допроса, а в местах мало приспособленных или вообще непригодных к производству каких бы то ни было действий процессуального характера. Иностранных туристов, например, часто приходится допрашивать в гостиницах, на вокзалах и в аэропортах, дипломатических и консульских работников - в их резиденциях и представительствах и т.д. Однако любую, даже самую необычную и неожиданную ситуацию, в которой приходится вести допрос, можно использовать в интересах следствия.

Так, например, допрашивая иностранца в условиях большого дефицита времени (а такие случаи нередки) следует разъяснить ему, что сама обстановка требует, чтобы показания потерпевшего стали достоянием следственных органов как можно скорее и были искренними, достоверными и полными. Это не только будет способствовать розыску преступника и возмещению причиненного им вреда, но исключит необходимость повторения процедуры допроса и связанных с этим неудобств, например,

131 задержек с отъездом по туристическому маршруту или на родину, которые вполне возможны в случае недобросовестного поведения потерпевшего. В тоже время следует подчеркнуть, что это вовсе не освобождает следователя от обязанности создать хотя бы минимальные условия, необходимые для производства допроса.

Помимо детального изучения обстоятельств расследуемого события и имеющихся материалов уголовного дела, следователь должен как можно больше узнать о личности иностранца, которого ему предстоит допрашивать. Кроме того, при подготовке к допросу иностранца необходимо получить хотя бы общее представление о политическом строе, правовых принципах и обычаях, истории и географии страны допрашиваемого. Пренебрегать этими знаниями не следует. Они могут быть полезны следователю при определении тактики допроса даже при отсутствии подробных сведений о личности допрашиваемого. И, наоборот, их отсутствие может значительно затруднить следственное действие.

Однажды на допросе следователь несколько раз переспросил у потерпевшего - иностранца название города, в котором тот родился, и все-таки в протоколе сделал неверную запись. Потерпевший был обижен. Он усмотрел в этом желание унизить его страну, так как город, о котором шла речь, являлся столицей небольшого африканского государства, недавно получившего независимость. Из-за этого, казалось бы незначительного обстоятельства, допрос в целом не имел успеха.

В криминалистике общепризнанно, что установление

психологического контакта происходит легче, когда следователь и допрашиваемый находятся наедине. Однако при допросе иностранного потерпевшего это условие выполнить трудно, а иногда и невозможно. Чаще всего допрос потерпевшего иностранца происходит с участием переводчика. Однако если это обстоятельство будет использовано умело, оно не только не помешает, а наоборот будет способствовать установлению правильных психологических взаимоотношений между участниками следственного

132 действия. Важно, чтобы переводчик стал союзником следователя, конечно оставаясь при этом самостоятельным участником процесса. Тогда допрос иностранца пройдет намного легче и будет значительно более результативным.

Перед началом допроса надо найти возможность побеседовать с переводчиком, который будет участвовать в его проведении. Если переводчик исполнял обязанности гида, сопровождающего, старшего туристической группы, он может сообщить следователю важные сведения о личности допрашиваемого. В то же время иностранец в присутствии уже знакомого ему переводчика будет чувствовать себя более свободно, и отношения со следователем скорее станут доверительными. Со своей стороны следователь может познакомить переводчика с целями допроса, его примерным планом, а в необходимых случаях и с характером расследуемого события.

Если при допросе иностранного гражданина пожелают присутствовать сотрудники МИД РФ, прокурор, руководители органов внутренних дел, следователь, разумеется, с участием этих лиц должен решить, не помешает ли их присутствие проведению следственного действия.

Каждое участвующее в допросе лицо должно быть представлено иностранцу. Кроме того, ему следует разъяснить, что само присутствие тех или иных должностных лиц связано с заботой о защите его прав, не противоречит закону и, в конечном счете, соответствует интересам потерпевшего.

Вводную часть допроса лучше всего провести в форме беседы общего характера. В ней могут быть затронуты вопросы, близкие и понятные иностранцу - либо связанные с посещением России, либо с его профессиональными и иными увлечениями. Именно здесь и должны найти применение те знания о личности допрашиваемого, которые сумеет собрать следователь.

133 Переходя к официальной части допроса, (в случае допроса иностранца-потерпевшего от преступления) следователь должен от имени советских властей выразить сожаление по поводу происшедших преступных событий, и принести потерпевшему извинения за причиненный вред. Предупреждая иностранца, не пользующего дипломатическим иммунитетом, об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, следует делать это корректно, в форме разъяснения соответствующих правовых норм. При этом полезно показать их значение как гарантии объективности и полноты производства расследования, в чем должен быть заинтересован и потерпевший.

Определенную трудность представляет установление

психологического контакта с лицами, недоброжелательно настроенными к России. В этих случаях надо исходить из того, что в результате одного следственного действия нельзя существенно изменить политическую ориентацию допрашиваемого. Поэтому какие-либо политические дискуссии при допросе излишни. Проявляя выдержку и такт, надо стремиться получить всю необходимую для расследования информацию. В процессе допроса важно убедить иностранного гражданина, что его политические взгляды никак не связаны с совершенным в отношении него или его имущества преступлением. Поэтому следствие не интересует характер его политических убеждений и, следовательно, они и не должны быть предметом обсуждения на допросе.

В силу естественных и понятных причин иностранцы, находясь на допросе в органах предварительного расследования, часто ведут себя замкнуто и настороженно. Каждым своим действием, словом, манерой поведения, наконец, своим внешним видом следователь должен опровергать существующие у некоторых иностранцев представления об отсутствии законности и этики в деятельности российских органов расследования, подтверждать реальность принципов демократизма и законности, которые определяют содержание и характер
российского уголовного

134 судопроизводства. Формирование у допрашиваемого такого убеждения является одновременно предпосылкой, содержанием и целью установления психологического контакта при допросе гражданина иностранного государства.

4.4. Опознание с участием иностранных граждан

Опознание с участием иностранцев подчиняется общим тактическим правилам проведения этого следственного действия. Вместе с тем оно имеет некоторые особенности в подготовке, проведении и фиксации результатов.

Известно, что опознанию всегда предшествует подробный допрос опознающего о характерных признаках объекта предстоящего познания. Чтобы иностранцу, не владеющему языком судопроизводства, было легче описать внешность человека, которого ему предстоит опознавать, необходимо использовать средства наглядной демонстрации: рисунки, диапозитивы и изображением отдельных частей лица человека, фотоснимки либо рисунки причесок, цветовые таблицы и другие средства активизации ассоциативных связей памяти.

Выражения и термины допрашиваемого, с помощью которых он описывает признаки объектов, могут отличаться своеобразием, связанным с особенностями личности иностранца, его восприятия окружающей обстановки и языковым барьером. В соответствии с общим правилом следователь не может «стилизовать» эти объяснения и приспосабливать их к криминалистической терминологии. Показания излагаются в протоколе допроса так, как их сформулировал допрашиваемый. Однако нельзя довольствоваться получением от иностранца описаний, которые не дают четкого, конкретного и определенного представления об объекте опознания. Сохраняя своеобразные выражения иностранца в протоколе допроса, следователь путем постановки уточняющих и конкретизирующих вопросов должен добиться, чтобы допрашиваемый
дополнил эти определения

135 описанием конкретных примет человека или особенностей опознаваемой вещи.

Часто иностранцы, даже хорошо запоминающие приметы наблюдавшегося ими человека, затрудняются описать его внешность. С одной стороны, это объясняется тем, что для любого человека, не имеющего такого навыка, описание внешности другого лица - задача психологически более трудная, чем узнавание. С другой стороны, это объясняется определенной трудностью общения иностранца со следователем в силу естественного волнения во время допроса, а также незнания или плохого знания им языка судопроизводства. Поэтому может возникнуть ситуация, при которой иностранец утверждает, что может опознать наблюдавшегося ранее человека, но перечислить подробно его приметы не в состоянии.

Ограничиваться фиксацией в протоколе допроса только этого заявления нельзя. Необходимо выяснить, на чем основывается такая уверенность допрашиваемого. Возможно, он, действительно, обладает хорошей зрительной памятью, но совершенно не умеет описывать увиденное. Однако и в этом случае надо сделать все возможное, чтобы максимально детализировать показания в части описания примет опознаваемого. Это усилит доказательственное значение результатов проведенного опознания. И, наоборот, когда из предварительного допроса не ясно, по каким причинам допрашиваемый не назвал приметы лица, подлежащего опознанию, либо заявил, что не рассмотрел приметы, а впоследствии опознал предъявленного, ценность такого опознания заметно снижается.

Уголовно-процессуальный закон требует, чтобы лицо, опознание которого производится, предъявлялось в числе других лиц, имеющих внешнее сходство с опознаваемым, а опознаваемый предмет - в числе однородных предметов. Исполнение данного процессуального требования всегда не просто. По делам же с участием иностранца выполнить его бывает особенно трудно. Однако выполнение его всегда является обязательным.

136

Что следует понимать под внешним сходством предъявляемых для опознания лиц? В криминалистической литературе указывается, что подбор этих лиц должен отвечать следующим требованиям: 1) их возраст, рост, телосложение не должны иметь резких различий; 2) лица всех предъявляемых должны иметь сходство по форме, контуру, размерам отдельных частей лица, цвету волос и лица, прическе; 3) верхняя одежда и обувь на предъявляемых также должны иметь сходство по наименованию, фасону, цвету, степени изношенности.

Эти требования в полной мере относятся к предъявлению для опознания иностранного гражданина. Кроме того, при подборе опознаваемых в этих случаях, необходимо учитывать этнические признаки опознаваемого (форма лица, разрез глаз, цвет кожи, волос и т.д.), особенности одежды, в том числе национальной.

Лучше всего подбирать для опознания лиц одной национальности или, по крайней мере, одной этнической группы.

Сходство должно быть и в одежде. Причем речь идет не только о собственно национальном одеянии, но и об обычной, повседневной одежде. Если опознается иностранец, одетый в одежду, ярко выраженного зарубежного производства, то и все предъявляемые для опознания лица должны быть одеты также. В противном случае доказательственное значение опознания будет гораздо меньше: одежда зарубежного производства будет резко выделять иностранца из числа опознаваемых, и опознающий, особенно когда он знает, что ему предстоит опознать иностранца, сразу же укажет на лицо, одетое в такую одежду. При этом фактор «импортной одежды», несомненно, будет играть решающую роль, и может оттеснить на второй план другие индивидуальные признаки опознаваемого, что увеличит возможность ошибочного опознания.

Однородность предъявляемых предметов означает однородность их наименования, сходство марки, модели, фасона, размера, цвета, степени изношенности. Это необходимо особенно учитывать при
опознании

137 предметов иностранного производства. По всем перечисленным признакам они могут существенно отличаться, поэтому они должны предъявляться среди аналогичных предметов, то есть тоже изготовленных за рубежом. Лучше если опознаваемые предметы будут совпадать и по признакам страны, фирмы-изготовителя, времени производства и т.д.

Важным условием достоверности опознания является требование, чтобы лица и предметы, среди которых будет находиться опознаваемый объект, не были ранее знакомы опознающему. Это требование особенно актуально применительно к делам с участием иностранных граждан, поскольку отыскание иностранцев, которые смогли бы принять участие в рассматриваемом следственном действии, всегда связано со значительными трудностями организационного характера. Тем не менее, соблюдение указанного положения обязательно при любом возможном варианте опознания: 1) когда иностранцу предъявляется группы иностранцев; 2) когда российскому гражданину предъявляется группа иностранцев; 3) когда иностранцу предъявляется группа российских граждан.

Недопустимо участие в рассматриваемом следственном действии в качестве опознаваемых и опознающих лиц, которые учатся в одном учебном заведении, работают в одном учреждении, входят в состав одной группы иностранных туристов, являются членами одного землячества иностранных граждан и т.п.

Привлекая иностранных граждан к участию в опознании, следует учитывать своеобразное процессуальное положение лиц, среди которых производится данное процессуальное действие. Хотя закон не говорит об этом, однако фактически для участия в опознании лица, не имеющего отношения к расследуемому делу, требуется его согласие.

Это необходимо иметь в виду, когда для участия в опознании приглашается гражданин иностранного государства. Делать это нужно очень вежливо, с особым тактом. Следует учитывать, что иностранец, как правило, не знаком с российским уголовно-процессуальным законом, ему могут быть

138 непонятны цель и характер процессуального действия, для участия в котором его приглашают. Поэтому задачи, содержание, форма проведения предстоящего опознания, полное его соответствие требованиям российского закона, а также необходимость его проведения по конкретному делу иностранцу должны разъясняться особенно подробно.

Если иностранец дал согласие на участие в опознании, он должен быть подробно ознакомлен с правилами его производства. Это, с одной стороны, будет содействовать успешному проведению данного следственного действия, а с другой - способствовать убеждению иностранца в справедливости и целесообразности установленного российским законом порядка расследования уголовных дел, в беспристрастности и объективности следователя или лица, производящего дознание, в том, что законные права и интересы иностранцев, участвующих в российском уголовном процессе, не только не ущемляются, но, наоборот, охраняются законом в равной мере с правами российских граждан.

Вместе с тем, в ходе предварительной беседы с иностранцем надо обязательно обратить его внимание на то, что, дав согласие на участие в опознании, он тем самым принял на себя определенные обязанности. Он должен прибыть для производства следственного действия в место и время, указанные следователем, занять отведенное ему место, выполнить распоряжения следователя, которые будут ему даны в процессе опознания (например, встать, пройти по помещению, ответить на вопросы следователя, если возникнет необходимость прослушивания голоса и речи опознаваемых и т.д.).

Если предполагается, что в процессе опознания будет применяться фотографирование или видеосъемки, как средство фиксации его хода и результатов, об этом нужно, обязательно, предупредить иностранца, объяснив ему цель применения фото- и видеоаппаратуры.

В беседе с иностранцем следует подчеркнуть, что все действия, которые
будут производиться в процессе опознания, направлены на

139 установление истины, получения наиболее объективных результатов опознания, что они не имеют целью унизить или оскорбить его.

Если у иностранца есть какие-либо вопросы в связи с предстоящим опознанием, его надо терпеливо выслушать и дать аргументированные и убедительные ответы. Надо исходить из того, что все возникающие у иностранца сомнения лучше разрешить до начала опознания с тем, чтобы они не повлияли на его поведение во время следственного действия и не сказались отрицательно на его ходе и результатах.

Будет вполне естественно, если до начала опознания иностранец поинтересуется, в чем подозревается или обвиняется гражданин иностранного государства, подлежащий опознанию. Это вопрос будет особенно понятен, если обвиняемый и иностранец, привлекаемый в число опознаваемых, является гражданами или подданными одного иностранного государства. В этом вопросе проявится вполне понятная в этих условиях солидарность соотечественников, находящихся в чужой стране. Думается, что если для этого нет каких-то особенных причин, от спрашивающего не следует скрывать характера расследуемого события, в том числе и тогда, когда опознаваемый иностранец привлекается к уголовной ответственности за совершенное на территории Российской Федерации преступление. В то же время следует убедительно показать, в чем состоит противоправность действий обвиняемого, разъяснить, что иностранные граждане на территории РФ за совершение правонарушений подлежат равной ответственности с его собственными гражданами, что российский закон не содержит на этот счет каких-либо положений дискриминационного характера.

Вне всякого сомнения, такая беседа укрепит доверие иностранца к следователю и процессуальному действию, в котором он будет участвовать и, таким образом будет способствовать успешному его проведению.

При опознании иностранца может возникать вопрос об участии в следственном действии понятых из числа граждан иностранных государств. С ходатайством об этом могут обратиться либо сам опознаваемый, либо

140 другие иностранцы, знающие о предполагаемом опознании (дипломатические или консульские должностные лица, родственники опознаваемого, его коллеги по работе или учебе и т.д.). Закон не предусматривает и не регулирует такую ситуацию. В то же время он прямо не устанавливает гражданства понятых в российском уголовном процессе. В связи с этим возникает вопрос: имеются ли основания для удовлетворения вышеуказанного ходатайства?

Ст. 135 УПК устанавливает, что в качестве понятых могут быть вызваны любые не заинтересованные в деле граждане. Из этого положения следует, что приглашение иностранных граждан в качестве понятых в принципе не противоречит уголовно-процессуальному закону, но только в том случае. Если они действительно не заинтересованы в исходе дела. Поэтому не следует приглашать в качестве понятых именно тех иностранцев, которые ходатайствуют об этом. Сам факт такого ходатайства уже свидетельствует об их заинтересованности в исходе дела и ставит под сомнение их объективность. В то же время нет формальных препятствий к тому, что пригласить в качестве понятых граждан иностранного государства, которые действительно не имеют заинтересованности в деле и могут быть беспристрастны. Лучше чтобы они не знали опознаваемого и не имели с ним ранее точек соприкосновения (работа в одном учреждении, обучение в одном учебном заведении и т.д.).

При подборе понятых надо учитывать реальную возможность выполнения иностранцами этой процессуальной роли. В соответствии с законом (ст. 135 УПК) понятой обязан удостоверять факт, содержание и результат процессуального действия. Поэтому в качестве понятых целесообразно приглашать иностранцев, владеющих языком судопроизводства. Это позволит им реально наблюдать за ходом действия, правильно понимать его содержание и правовые последствия.

Нельзя приглашать в качестве понятых иностранцев, которые в скором времени должны будут покинуть РФ. Удостоверительные функции понятого

141 могут реализовываться не только в момент производства процессуального действия и сразу после него, но и в последующем, например, при судебном разбирательстве. Понятно, что понятой- иностранец, который покинет Россию, в будущем не сможет выполнить указанную функцию. Поэтому и участие его в качестве понятого при производстве опознания, как и любого другого процессуального действия, лишено смысла.

К следователю могут поступать просьбы от иностранных граждан разрешить присутствовать при опознании. К рассмотрению таких ходатайств следует подходить дифференцированно. Одно дело если об этом ходатайствует иностранец-защитник обвиняемого, должностные лица дипломатических или консульских представительств, другие официальные лица зарубежных государств или организаций. Опознание является таким следственным действием, результаты которого имеют важное доказательственное значение в установлении истины по делу, виновности или невиновности обвиняемого. Поэтому вполне понятно желание указанных лиц присутствовать при производстве опознания. Это поможет им сформировать собственное представление о доказанности вины их соотечественника, убедиться в объективности органов расследования, отсутствии нарушений процессуальной процедуры, соблюдении законных прав и интересов обвиняемого. С учетом этого нам представляется возможным присутствие при производстве опознания должностных лиц зарубежного государства, если они ходатайствуют об этом. Разумеется, этот факт должен быть обязательно отражен в протоколе следственного действия.

Иначе обстоит дело, если с просьбой об участии в познании обращаются родственники, знакомые, друзья обвиняемого, его коллеги по работе или учебе. Чаще всего этими лицами руководит вполне естественное в условиях чужой страны желание выразить свою «солидарность» с обвиняемым, оказать ему моральную поддержку. Однако вряд ли участие этих лиц в опознании будет целесообразным. Данное следственное действие является сложным по организации и, как уже отмечалось, очень значимым по

142 своему доказательственному значению. В нем и без того принимает участие большое число лиц, поведение которых нередко приобретает ярко выраженную эмоциональную окраску. Присутствие названных выше частных лиц может еще более усложнить обстановку во время опознания, усилить эмоциональное напряжение его участников, внести ненужную нервозность, дезорганизованность, затруднить работу следователя, переводчика и тем самым отрицательно сказаться на результате. Поэтому получив ходатайства от частных лиц, следует внимательно разобраться в их мотивах, и если они вызваны только желанием оказать моральную поддержку обвиняемому, ходатайство нужно вежливо, тактично, но твердо отклонить. При этом можно сослаться на положение российского уголовно-процессуального закона, который устанавливает вполне определенный круг лиц, могущих участвовать в следственных действиях.

При опознании вещей иностранного производства возможны трудности с подбором аналогичных предметов, предъявляемых опознаваемому. В таких случаях необходимые вещи могут быть получены на время, необходимое для производства опознания, в магазинах, скупочных пунктах, ломбардах, найдены среди бесхозных вещей, наконец, заимствованы у отдельных граждан, в том числе иностранцев. Установить связь с последними, обратиться к ним с такой просьбой, объяснить, чем она вызвана, можно через соответствующих должностных лиц учреждений и организаций, где работают или учатся иностранцы, через сотрудников дипломатических и консульских представительств, работников туристических фирм и т.д.

При производстве опознания иностранцем необходимо позаботиться о создании соответствующей морально-психологической обстановки. Гражданин иностранного государства, попавший в сферу уголовного судопроизводства чужой страны. Испытывает вполне понятное и естественное эмоциональное напряжение. Участие в таком сложном и ответственном действии, как опознание само по себе усиливает его. Поэтому если следственное действие будет проводиться в условиях нервозности,

143 суеты, поспешности. Пренебрежительного отношения к его участникам, с нарушением установленной законом процедуры, это, безусловно, отрицательно повлияет на психологический настрой всех участвующих в нем и в первую очередь на иностранца. Такая ситуация, в свою очередь, способна привести к отрицательным последствиям двоякого рода. Излишнее волнение иностранца может отрицательно повлиять на его память и тем самым увеличить возможность ошибочного узнавания. С другой стороны неблагополучные условия проведения опознания могут повлиять на формирование отрицательной оценки деятельности российских следственных органов, повредить их престижу и авторитету в глазах граждан иностранных государств.

В организации опознания не может быть мелочей, она должна быть продумана до деталей. Надо полностью исключить возможность постороннего влияния на опознающего до начала и в процессе предъявления для опознания, неоправданную задержку с началом следственного действия, возможность оскорбительных выпадов в отношении иностранца со стороны опознаваемых. Ни в коем случае нельзя, как это иногда, к сожалению. бывает, использовать в качестве понятых или опознаваемых лиц, привлеченных к ответственности за административные правонарушения или задержанных по подозрению в совершении преступления. В обращении с иностранцем необходимо быть безупречно вежливым. Указания, даваемые ему следователем, должны быть ясны и понятны. После окончания процессуального действия его надо обязательно поблагодарить за помощь следствию.

Приступая к производству опознания, следователь разъясняет участвующим в нем лицам их права и обязанности. Особенно обстоятельно их надо разъяснить иностранцам, вовсе не знающим порядка производства опознания в российском уголовном процессе.

144

Не мало дать разъяснения. Надо убедиться, что сказанное понятно иностранцу, что он уяснил назначение и содержание следственного действия, участником которого стал.

Внимание иностранных граждан, особенно если это опознаваемые или понятые, надо обратить на требование закона о предъявлении ля опознания только лиц, имеющих сходство между собой, а также на то, что данное требование закона, по мнению следователя, выполнено. Это необходимо для того, чтобы понятые и представляемые для опознания лица могли своевременно сделать соответствующие заявления, если в подборе предъявляемых граждан, по их мнению, было допущена ошибка. Это усилит гарантии законности и объективности проводимого с участием иностранцев опознания.

Опознание может, как известно, производиться по признакам голоса и особенностям речи. В этих случаях, по общему правилу, голосовая характеристика и речь предъявляемых не должны иметь существенных различий. Из этого следует, что в случае опознания по признакам голоса и речи иностранца, требование, чтобы все предъявляемые для опознания лица должны быть иностранцами одной национальности приобретает, безусловно, обязательный характер. В противном случае данное процессуальное действие теряет всякий смысл, так как иностранный язык опознаваемого неизбежно будет выделять его из числа опознаваемых.

Весь процесс опознания по голосу и речи целесообразно записать на магнитную пленку. Если опознаваемый иностранец покинет Россию, и его голос вновь прослушать уже не удается, это позволит оценить правильность произведенного опознания по магнитофонной записи.

Как известно, закон (ст. 165 УПК) допускает опознание по фотографическим изображениям объектов. Следует учитывать, что когда опознаваемый является гражданином иностранного государства, опознание по фотографии может быть единственно возможным или наиболее целесообразным способом опознания. Например, если иностранец должен

145 срочно покинуть нашу страну и для доставки опознаваемого к месту производства опознания времени уже не остается. Следует произвести опознания по фотографиям. Надо исходить из того, что лучше произвести опознание таким образом, чем полностью отказаться от его проведения, и тем самым утратить доказательство большого значения.

Опознание по фотографиям целесообразно и тогда, когда в силу причин политического или психологического характера встреча опознающего иностранца с обвиняемым или подозреваемым нежелательна. Такая ситуация может возникнуть, например, когда опознающим является высокопоставленное официальное должностное лицо иностранного государства, и есть основания полагать, что оно может подвергнуться психологическому давлению, нападкам или оскорблениям со стороны опознаваемого.

Готовясь для предъявления к опознанию вещей иностранного производства, следователь, как уже отмечалось, должен обеспечить наличие среди опознаваемых аналогичных «посторонних» предметов. Обязательно это и тогда, когда возникает необходимость предъявить для опознания большое количество вещей, украденных из одного места. Это - важно условие гарантии достоверности опознания. Поэтому как бы не трудно было его выполнить, то ли в силу редкого характера опознаваемых вещей иностранного производства, то ли в силу иных причин, оно является для следователя обязательным.

С еще большими трудностями следователь сталкивается при необходимости предъявить для опознания автомашину иностранного производства. Такое опознание производится по общему правилу -автомашина, подлежащая опознанию, должна размещаться в числе других (двух-трех), сходных по типу и марке, степени изношенности и расцветки. За помощью в отыскании таких автомашин целесообразно обратиться в органы ГИБДД.

146

При расследовании дел с участием иностранцев может возникнуть необходимость в опознании особого рода - участков местности, помещений и строений. Этот вид опознания производится с целью установления определенного места, интересующего следствие, а также проверки показаний допрошенного лица. По делам с участием иностранцев необходимо в проведении такого опознания обычно возникает, когда иностранец не может назвать место, где было совершено преступление, забыл или не знает путь движения к нему, или называет адрес, который не соответствует действительности.

Указанное опознание рекомендуется проводить следующим образом. Следователь заранее намечает два-три участка местности, помещения или строения, подпадающие под признаки, перечисленные иностранцем, и в присутствии понятых доставляет его туда. Затем иностранцу предлагается рассмотреть окружающую обстановку и сообщить, узнает ли он данный объект и если да, то по каким признакам. В том случае, когда он опознал объект, показанный первым, следует, тем не менее, показать и остальные, чтобы не лишать опознающего возможности произвести дальнейшее сравнение. Это усилит достоверность произведенного опознания. Если после опознания первого объекта и рассмотрения последующих иностранец приходит к выводу, что он ошибся, либо у него появились сомнения относительно первого опознания, следует вернуться к прежнему объекту для более тщательного его изучения. В процессе всего следственного действия при переходе от одного объекта к другому понятые не меняются.

Фиксируя результаты опознания надо стремиться сохранить смысловую точность показаний опознающего. Это особенно важно, если опознающий иностранец не владеет языком судопроизводства. В протоколе нельзя употреблять выражение, не понятные иностранцу, все неясное в протоколе должно быть ему разъяснено.

При оценке результатов опознания с участием иностранцев, важно учитывать следующие характерные обстоятельства. По многим делам, в

147 которых потерпевшими и свидетелями являются иностранные граждане, первоначальные следственные действия носят неотложный характер, и поэтому часто проводятся в вечернее и даже ночное время. Кроме того, как показывает практика, иностранные граждане нередко становятся жертвой или свидетелями преступления, находясь в нетрезвом состоянии. Эти моменты должны учитываться при оценке результатов опознания с точки зрения того, были ли созданы при опознании все необходимые условия для получения достоверных результатов (была ли достаточная освещенность, правильно ли были подобраны опознаваемые, не проводилось ли опознание с излишней поспешностью, в каком физическом состоянии находился потерпевший и т.д.).

ГЛАВА 5. ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ КРАЖ ИМУЩЕСТВА ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН

5.1. Криминалистическая характеристика краж имущества

иностранных граждан

Кражи у иностранцев - преступления высокой общественной опасности. Так же, как и кражи имущества российских граждан, они посягают на гарантированное Конституцией РФ право личной собственности. Вместе с тем, рассматриваемые преступления нарушают конституционные нормы, гарантирующие неприкосновенность

имущественных прав граждан в России (ст. 35 Конституции РФ) Случаи посягательств на собственность иностранцев, безусловно, способствуют формированию у потерпевших негативных представлений о российской действительности, о состоянии законности и преступности в РФ и уровне борьбы с нею, наносят ущерб престижу Российского государства. Наконец, кража у иностранца, причинившая даже незначительный имущественный вред, нередко ставит потерпевшего, находящегося в чужой стране, в тяжелое моральное и материальное положение. Все это обусловливает необходимость решительной борьбы с указанным видом преступлений.

148

Кражи у иностранцев совершаются главным образом в гостиницах, ресторанах, барах, студенческих общежитиях, а также на улицах (главным образом кражи из автомашин и автобусов иностранных туристов). Их совершению способствуют причины и условия, которые обусловливают и кражи имущества российских граждан. Вместе с тем можно выделить непосредственные условия, которые прямо способствуют совершению краж у иностранцев: 1) слабый пропускной режим в гостиницах и общежитиях, где они проживают; 2) низкий уровень оперативно-профилактической деятельности соответствующих подразделений органов внутренних дел; 3) несовершенство учета лиц, склонных к совершению преступлений в отношении иностранцев; 4) низкий уровень индивидуально-профилактической работы с ними и некоторые другие.

Изучение практики показывает, что утром и днем кражи у иностранцев совершаются реже, чем у российских граждан. Однако этот показатель возрастает, когда речь идет о вечернем и ночном времени. В это время суток число краж, совершаемых у иностранцев, несколько больше, чем краж, совершаемых в это же время у россиян.

Объяснение этому можно найти в показателях, отражающих особенности места и способа совершения краж.

У российских граждан кражи совершаются чаще всего из квартир (55%) и в магазинах (16%). Имущество иностранцев часто похищается из общежитий - у иностранных студентов и специалистов (26%); на улицах (22%), в том числе из находящихся на улицах автомашин и автобусов (16%). В 20% случаев вещи иностранных граждан, в основном туристов, похищались из гостиниц и в 10% - в магазинах.

Большинство краж имущества иностранных граждан совершается путем: взлома хранилищ - комнат в общежитиях и номеров в гостиницах, либо запирающих устройств автомашин (28%); похищения вещей, оставленных в незакрытых помещениях (26%) и путем совершения карманных краж (18%).

149 Социально-психологический и моральный облик преступников, посягавших на имущество иностранцев, существенно не отличается
от характеристики преступников, совершающих кражи у граждан России.

По роду занятий исследуемые группы лиц распределились следующим образом (таблица №3):

Таблица № 3

Род занятий Лица, совершившие

кражу у российских

граждан Лица, совершившие

кражу у иностранных

граждан Работающие 47% 42% Учащиеся 5% 12% Пенсионеры
и домохозяйки - - Неработающие 48% 46% Не могут не вызывать озабоченность два показателя, приведенные в этой таблице. Во-первых, среди лиц, совершивших кражи у иностранцев, почти в два раза выше число учащихся. Во-вторых, в обеих подгруппах обследуемых чрезвычайно велик процент (48% и 46%) неработающих.

Наконец, представляют интерес данные о числе ранее судимых среди обследуемого контингента преступников (табл.№ 4):

150

Таблица № 4

Лица, совершившие

кражу у российских

граждан Лица, совершившие

кражу у иностранных

граждан Судимые 56% 44% Несудимые 4% 56% Как видим, среди лиц, совершивших кражи у иностранных граждан, число ранее судимых значительно больше.

Повторность совершения краж у российских граждан и у иностранцев характеризуется близкими показателями - 40% и 49%. Однако совершение краж повторно именно у иностранцев, по нашим данным -весьма редкое явление ( 6% от общего числа краж у иностранцев).

По предварительному сговору группой лиц,по нашим данным, у российских граждан было совершено 29%, у иностранцев -24% краж. При кражах у граждан России и у иностранцев доля групп, состоящих более чем из двух человек, составляет соответственно 6% и 4% от общего числа краж, совершенных по предварительному сговору несколькими лицами.

Общие показатели, характеризующие применение каких-либо т е х н и ческих средств и приспособлений при совершении краж у российских граждан и у иностранцев - почти равнозначны (таблица № 5)

Таблица № 5

При совершении краж: у российских граждан При совершении краж: у иностранных граждан

151

Применение

технических средств, в том числе: 40% 38% Взлом хранилищ 17% 28% подбор ключа к хранилищу 23% 10% Однако у иностранцев почтив два раза чаще крадут путем взлома хранилищ и значительно реже - путем подбора ключа. Большая часть взломов приходится на кражи, совершаемые из автомашин и автобусов иностранцев. Случаи подбора ключей к хранилищу обычно имеют место при кражах имущества иностранных граждан из общежитий.

Как у российских, так и у иностранных граждан предметом кражи чаще всего являются одежда и деньги. У иностранцев чаще, чем у российских граждан, крадут вещи находящиеся в автомашинах и автобусах, а также детали к автомашинам и иные автопринадлежности (радиоприемники, чехлы на сидения и т.д.)

Отмеченные особенности в криминалистической характеристике краж у иностранцев и лиц, их совершающих, следует учитывать при расследовании и предупреждении этого вида преступлений.

5.2. Особенности криминалистической характеристики и расследования карманных краж.

Криминалистическая характеристика. Карманные кражи, совершаемые у иностранцев, имеют некоторые особенности криминалистической характеристики.

По результатам проведенного исследования у граждан РФ большинство карманных краж (60%) было совершено днем (до 17 часов). У

152 иностранцев 50% краж совершалось днем и 50% - в вечерние часы, когда иностранцы посещали крупные магазины, бары, рестораны и другие подобные места.

У российских граждан 48% карманных краж было совершенно в универмагах, 24% - в других магазинах, 4% - на рынках, 24% краж было совершено на городском транспорте, из них: в троллейбусе 16%), в автобусе -6%, в трамвае - 2%. У иностранных граждан по данным проведенного изучения, 40% краж приходится на универмаги, 10% - краж на другие магазины. В 40% случаев карманные кражи были совершены в гостиницах, барах, ресторанах. Лишь 10% карманных краж приходится на городской транспорт. Подавляющее большинство карманных краж у иностранцев совершаются на центральных площадях и лицах города.

У гражданки Германии Б. кошелек с деньгами был похищен в магазине, специализирующемся на торговле сувенирами, расположенном на Невском проспекте, в тот момент, когда она, находясь у прилавка, выбирала покупку. У финского туриста Т. бумажник с деньгами был похищен у стойки бара в гостинице «Москва». Там же был похищен кошелек с деньгами из сумки финской туристки X. В пивбаре «Кристалл» был похищен бумажник с деньгами, принадлежащий гражданину Германии. В троллейбусе маршрута № 10 , следовавшем по Невскому проспекту, у туристки из Болгарии П. был похищен кошелек с деньгами.

Способы совершения карманных краж у российских и иностранных граждан одинаковы и не отличаются разнообразием. У мужчин в подавляющем большинстве кражи совершаются путем проникновения правой или левой рукой в карман пальто или пиджака, где находится кошелек или бумажник. При совершении краж у женщин, карманные воры обычно открывают замки сумочек, затем проникают туда рукой и похищают кошельки и другие ценности.

Применение каких- либо технических средств при совершении карманных краж (например, лезвия бритвы, остро отточенной монеты и др.)

153 по данным нашего исследования - явление весьма редкое. Сравнительно немногочисленны случаи совершения краж в соучастии. У российских граждан в соучастии было совершено 8%, у иностранцев - 10%.

Показательно, что в группы для совершения карманных краж обычно объединяются лица, имеющие воровской опыт и специализирующиеся на совершении карманных краж. Характерно и то, что обычно группы состоят из двух человек. Наиболее часто в преступную группу для совершения карманных краж объединяются мужчина и женщина. Группы, состоящие только из мужчин, обычно включают в себя лиц, обладающих высокой воровской квалификацией.

Когда группа состоит из мужчины и женщины, в большинстве случаев мужчина совершает кражу, а женщина принимает похищенное и скрывается с ним. По такой несложной схеме, как правило, распределяются обязанности и между участниками воровской группы - мужчинами. Однако бывают случаи, когда схема совершения кражи и сокрытия похищенного несколько сложнее.

Л., В. и И. обвинялись в том, что, находясь на Исаакиевской площади, похитили у иностранного гражданина К., стоящего у киоска «Союзпечать», кошелек, с находившимися в нем деньгами. При этом Л. вытащил кошелек из заднего кармана брюк потерпевшего, затем передал его В.. Тот в свою очередь, походя мимо стоящего рядом И., бросил похищенный кошелек в раскрытый специально для этого портфель, который находился у И. Все трое имели несколько судимостей за совершение карманных краж, обладали богатым воровским опытом.

Предметом карманной кражи у иностранцев, так же как и российских граждан, являются чаще всего бумажники у мужчин и кошельки у женщин. Совершаются кражи и других предметов. Например, у мужчин часто воруют перчатки.

Ущерб, причиняемый карманными кражами иностранцам, существенно не отличается от характера ущерба, причиняемого этого
вида

154 преступлениями российским гражданам. Обычно он колеблется в пределах той суммы, которая находится у потерпевших граждан повседневно. Однако нередки случаи совершения более крупных краж. Чаще всего такие кражи совершаются в универмагах и других магазинах у лиц, пришедших сделать дорогие покупки. Преступники, специализирующиеся на совершении карманных краж в магазинах, наблюдая за покупателями, обычно стараются выявить именно таких лиц. Так, у гражданина Италии Б., пришедшего за покупками в универмаг «Гостиный Двор», был похищен бумажник с деньгами на крупную сумму. До совершения кражи преступник заметил наличие у Б. большой суммы денег.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что, если среди российских граждан потерпевшими от совершения карманных краж в подавляющем большинстве являются женщины (по данным проведенного исследования - 94%), то среди иностранцев велика доля потерпевших мужчин (60%).

Существенно то, что при совершении карманных краж у российских граждан в 18% случаев преступники были задержаны самими потерпевшими, или по их инициативе. Значительно реже карманные воры задерживаются по инициативе потерпевших иностранцев.

Лица, совершающие карманные кражи у иностранных граждан по своим социально-психологическим, криминологическим и уголовно-правовым признакам мало отличаются от карманных воров, совершавших кражи у российских граждан. В подавляющем большинстве случаев, как показало исследование, - это лица не работающие, ранее судимые за совершение карманных краж и другие имущественные преступления.

Так, Л., совершивший карманную кражу у финского туриста, двадцати четырех лет, был ранее судим за совершение карманной кражи. После освобождения из мест лишения свободы в течение полутора лет не работал, постоянного места жительства не имел, бродяжничал, в Санкт-Петербурге проживал без прописки.
И., совершивший кражу у туриста из Дании,

155 тридцати двух лет, дважды судим за совершение карманных краж, после освобождения из мест лишения свободы в течение года не работал. И., совершивший кражу у гражданина Германии, тридцати одного года, дважды судим за совершение карманных краж, длительное время проживал без прописки в Санкт-Петербурге, не работал.

Проведенное исследование дает основание сделать вывод о том, что при существовании определенной профессиональной специализации на совершение карманных краж среди совершающих эти преступления нет стойкой специализации на совершение карманных краж именно у иностранцев. По изученным делам отсутствуют обвиняемые, ранее судимые за кражи именно у иностранцев. В большинстве случаев совершение кражи именно у иностранцев - это удачное для вора стечение обстоятельств («подвернулся удачный момент», « заметил деньги именно у этого лица» и т.д.) В тоже время в подавляющем большинстве случаев преступники сознают, что совершают кражу не у российского, а у иностранного гражданина, но относятся к этому безразлично.

Особенности расследования.. Все уголовные дела о карманных кражах могут быть условно разделены на дела, возбуждаемые по заявлениям потерпевших, и дела, возбуждаемые по факту задержания карманного вора с поличным.

Наибольшую сложность для расследования представляют дела первой категории, когда преступник, совершивший кражу, скрывается с места происшествия. Особую значимость для расследования таких краж приобретает высокое качество проведения первоначальных следственных действий и в первую очередь допроса потерпевшего. Обычно это первое следственное действие, проводимое по делам первой категории. Наиболее характерные для него недостатки, встречающиеся на практике, состоят: 1) в недостаточном понимании некоторыми следственными работниками конкретных задач, стоящих перед этим следственным действием; 2) в пассивности отдельных следователей,
которые лишь констатируют

156 сообщаемые потерпевшим факты и не проявляют активного интереса к подробностям и деталям происшедшего события; 3) в схематизме, существенной неполноте многих протоколов допросов, в их малой информативности.

Помимо задач общего характера, которые стоят перед допросом по любому делу о краже, допрос по делу о карманной краже должен способствовать установлению следующих обстоятельств: 1) где, когда и при каких обстоятельствах потерпевший в последний раз видел и держал в руках похищенный у него предмет ( деньги, кошелек, бумажник и т.д.); 2) в каком месте непосредственно перед кражей он хранил похищенное ( в кармане, сумке и т.д.); 3) где, когда и при каких обстоятельствах обнаружил исчезновение предмета; 4) где находился, что делал, с кем встречался, с кем разговаривал потерпевший в этот период; кто из подозрительных лиц находился рядом в очереди, в транспорте и т.д.; 5) если такое лицо запомнилось потерпевшему, то когда потерпевший заметил его, какие действия оно совершило, его подробные приметы и т.д.

Потерпевшему, разумеется, могут быть заданы вопросы, направленные на установление других обстоятельств кражи.

Некоторые практические работники весьма скептически относятся к возможности получения сведений о месте совершения преступления и, в особенности о лицах, его совершивших. Последнее кажется им иногда вообще невозможным. Однако в действительности это не так. Одна из особенностей карманной кражи состоит в том, что являясь преступлением тайным, она в то же время совершается преступником, который входил в непосредственный контакт с потерпевшим. Значит, либо потерпевший, либо окружающие его люди в большинстве случаев наблюдали преступника либо их группу или до совершения кражи или в момент ее совершения, или сразу после него. Следовательно, они могли зафиксировать приметы преступника в памяти. Именно поэтому возможность получить от потерпевшего сведения о преступнике
являются вполне реальной при условии, конечно, что она

157 осознается следователем как достигаемая и он прилагает для этого необходимые усилия.

Допрашивая иностранца, потерпевшего по уголовному делу, о карманной краже, следует учитывать, что иностранцы нередко в силу особого восприятия чужой страны и всего происходящего в ней, иногда не в состоянии нарисовать объективную картину происшедшего. Это может быть результатом незнания языка страны пребывания, ее обычаев, нравов, в силу особых представлений о нормах поведения и т.д. Например, потерпевший иностранец, не знающий русского языка, может рассказывать следователю о том, что к нему подходил какой-то незнакомец, который обратился к нему с каким-то вопросом, что-то говорил и т.д. Но дать объективную оценку этому факту иностранец часто не способен: не зная русского языка, он не в состоянии объяснить характер и содержание происшедшего.

Допрашивая иностранца, потерпевшего по делу о карманной краже, и выясняя, в каком месте она могла быть совершена, следует учитывать, что иностранцу трудно ориентироваться в незнакомом городе. Поэтому может быть трудно указать те места, которые он посетил в течение дня. Во избежание ошибок в установлении маршрута потерпевшего, следует активно использовать помощь лиц, сопровождающих иностранца, и в случае необходимости привлекать их к участию в допросе. Если таковых не было, можно обратиться за помощью к квалифицированным гидам-переводчикам. Следует также использовать туристические схемы, справочники, путеводители по городу, которые следователи, специализирующиеся на расследовании дел с участием иностранных граждан, должны всегда иметь под рукой. Это облегчит общение с иностранцем во время допроса и ускорит выяснение вопросов, связанных с перемещением иностранца по городу.

Для установления времени, когда могла быть совершена кража, следует подробно выяснить у иностранца точное время всех событий, предшествовавших обнаружению кражи. При этом нельзя упускать из вида любые обстоятельства, которые могли бы способствовать этому, (например,

158 не забыл ли потерпевший иностранец, недавно прибывший из-за рубежа, сверить свои часы с местным временем и т.д.).

Допрашивая иностранца, нельзя забывать о том, что даже при участии в допросе высококвалифицированного переводчика, языковой барьер может значительно затруднить точное установление интересующих следователя подробностей и привести к ошибочному истолкованию следователем тех или иных обстоятельств, отмеченных потерпевшим. Учитывая это, необходимо особо тщательно выяснять и с помощью переводчика еще и еще раз уточнять и перепроверять правильность восприятия и фиксации сообщаемых иностранцем сведений о предполагаемом месте , способе, времени совершения кражи, о признаках внешности лиц, которые могут, по мнению потерпевшего, быть заподозрены в совершении преступлений и т.д. При этом можно активно использовать фотографии, зарисовки, схемы места происшествия и маршрута передвижения иностранцев, что облегчает установление интересующих следствие обстоятельств.

Следователь должен с пониманием отнестись к психологическому состоянию, в котором по совершенно понятным причинам находится иностранец. Ведь нередко в результате совершенной у него кражи он оказывается в чужой стране в весьма затруднительном материальном положении. Растерянность, обида, недоумение, гнев, ирония, скепсис - вот чувства , которые могут, вполне естественно, особенно в первое время после преступления, охватывать жертву карманной кражи. Они же могут во многом предопределить и линию поведения потерпевшего на первом допросе у следователя. Хотя в большинстве случаев иностранцы скрывают свои эмоции за внешней невозмутимостью и подчеркнутой вежливостью, следователь, тем не менее, не должен заблуждаться относительно действительных чувств, которые испытывает находящий я перед ним иностранец. С учетом всех этих обстоятельств необходимо избирать и соответствующую тактику допроса.

Наряду с допросом потерпевшего важным первоначальным действием по делам о карманных кражах, особенно когда преступник скрылся, является

159 осмотр места происшествия и предметов, могущих быть вещественными доказательствами.

К сожалению, практические работники явно недооценивают возможности этих следственных действий. Осмотр места происшествия по делам о карманной краже, как правило, не производится. Более того, расследуя дело о такой краже, некоторые следователи вообще не принимают мер к установлению точного места совершения преступления.

Недооценка значения осмотра по делам о карманных кражах во многом вызвана вообще неверным представлением о значении этого следственного действия. Между тем оно весьма велико.

Так, может оказаться, что преступник после совершения карманной кражи выбросил пустой бумажник или находящиеся в нем документы. Значит, в результате осмотра появляется возможность обнаружить пальцевые отпечатки преступника. Известны случаи, когда вор, совершив преступление, умышленно или ненамеренно оставляет на месте происшествия принадлежавшие ему предметы, которые могут быть обнаружены только в ходе осмотра. Нередко осмотр способствует выявлению свидетелей, восстановлению в памяти потерпевшего всех деталей похищения. Осмотр может преследовать и цель проверки показаний потерпевшего. Наконец, его можно производить с целью проверки показаний обвиняемого, когда эти показания вызывают сомнения.

Не меньшее значение имеет осмотр предметов - вещественных доказательств - лезвий бритвы, разрезов на одежде и т.д. Сам факт их обнаружения уже дает определенное представление о преступнике, так как применение специальных орудий при совершении карманных краж указывает на весьма узкий круг лиц, владеющих профессиональными приемами совершения преступления этого вида.

Определенное значение для раскрытия карманных краж имеет изучение способа совершения этого преступления. Между тем, изучение уголовных дел о карманных кражах свидетельствует о том, что практические

160 работники редко следуют этому правилу. Исследованию способа их совершения уделяется явно недостаточное внимание. У некоторых практических работников сложилось впечатление, будто способы совершения карманных краж, которыми пользуются большинство преступников, в настоящее время не отличаются какими-либо характерными чертами.

Однако способ совершения преступления не сводится лишь к особенностям использования воровских инструментов, средств и орудий (например, лезвия бритвы) при совершении карманных краж. Помимо этого, в понятие способа совершения входят действия по подготовке, совершению и сокрытию преступлений. Они включают в себя детали поведения, в том числе привычки и навыки преступника, а также время и место совершения преступления.

Перечисленные признаки, взятые в совокупности, могут достаточно точно охарактеризовать личность современного карманного вора. В отличие от профессиональных преступников современные карманные воры хотя и не владеют сложными, квалифицированными навыками и приемами тайного похищения ценностей у потерпевшего, применявшимися в прошлом, однако обладают весьма характерными привычками в выборе места, времени, жертвы преступления, в совершении тех или иных подготовительных действий. Все эти характерные особенности должны тщательно выявляться, фиксироваться, изучаться и анализироваться при расследовании каждого уголовного дела о нераскрытой краже.

Полученные данные о приемах, которые использовал преступник, имеют практическое значение лишь в том случае, если их можно сравнить со способами, применявшимися ворами в аналогичных ситуациях. Поэтому выявив и зафиксировав приемы, которыми пользовался разыскиваемый преступник, следователь обязан установить, имели ли место за определенный период времени кражи, совершенные аналогичными способами; выявлены ли

161

лица, их совершившие, есть ли данные о других лицах, обычно использующих такие приемы.

Для этого сначала необходимо получить сведения обо всех карманных кражах, совершенных в пределах определенной территории за некоторый период, например, за последние две недели. Затем надо ознакомиться с заявлениями и уже имеющимися материалами расследования по этим кражам. При этом полезно вычерчивать схему или карту действия преступников. Наглядная схема может способствовать определению района более или менее постоянного действия воров, а возможно и места их проживания. Это, в конечном счете, облегчит их розыск и задержание.

К сожалению, этот путь отыскания преступника используется редко, что, безусловно, отрицательно сказывается на результатах расследования.

Задержание карманного вора с поличным - это либо результат оперативно-розыскной деятельности милиции, либо инициативы потерпевших или других граждан, ставших свидетелем кражи. Такое задержание имеет свои особенности, которые, как правило, учитываются оперативными работниками, ведущими борьбу с «карманниками». Однако обычно они не известны гражданам, случайно ставшим участниками задержания. В связи с этим изобличение преступника, задержанного с поличным, нередко представляет значительную трудность

Встречаются случаи, когда сталкиваясь с фактами «неквалифицированного» задержания вора, когда последнему удалось выбросить похищенное, или никто, кроме потерпевшего или единственного свидетеля, не наблюдал кражу, следователи отказывают в возбуждении уголовного дела в виду отсутствия так называемой «судебной перспективы».

Так, Ф., находясь в отделе парфюмерии, расположенном на втором этаже Садовой линии универмага «Гостиный двор», подошел к стоявшей у прилавка иностранной гражданке К., правой рукой расстегнул замок «молния» сумочки, находившейся у нее в руке, и вытащил оттуда кошелек с деньгами. К., почувствовав проникновение в сумку, обернулась и, увидев,

162 что рядом стоящий с ней Ф. держит в руке ее кошелек, а сумка расстегнута, закричала. Находившийся неподалеку гражданин М., обернулся на крик и задержал Ф. Последний успел бросить кошелек на пол, причем этого гражданин М. не видел. Доставленный в отделение милиции гражданин Ф., оказался ранее судимым за совершение карманных краж. Он категорически отрицал факт совершения кражи. Дежурный следователь, рассмотрев объяснения граждан К. и М., а также задержанного Ф., принял решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Формальным основанием к принятию такого решения явилось отсутствие события преступления. Однако действительной причиной было отсутствие, по мнению следователя, достаточных доказательств, подтверждающих виновность Ф. Имелись только показания гражданки К. , которая лично факт похищения не наблюдала, что, как считал следователь, лишало дело судебной перспективы.

Ошибочность такой позиции очевидна. Кража - это такое преступление, которое обычно (в сознании виновного всегда) совершается тайно. Следовательно, заведомо ставить судьбу дела в зависимость от того, видел ли кто-нибудь момент совершения преступления или нет - неверно. В таких случаях следователь, усмотрев в первичных материалах признаки преступления, должен возбудить уголовное дело, произвести тщательное расследование и установить все обстоятельства, которые могли бы изобличать или оправдывать подозреваемого. При этом главные усилия должны быть направлены на установление новых свидетелей , выявление других преступлений, которые могли быть совершены подозреваемым аналогичным способом; на изучение личности и образа жизни преступника ( не ведет ли паразитический образ жизни, не имеет ли приводы в милицию по подозрению в совершении карманных краж и т.д.).

Иногда большие трудности при расследовании возникают в случае привлечения к ответственности группы карманных воров. Опытные преступники, как правило, стремятся уйти от групповой ответственности за кражу. Мотивы этого понятны: исключить из обвинения квалифицирующий

163 признак, каким является совершение преступления группой. Чаще всего вор, который не совершал кражи, но принял переданное ему похищенное, будучи задержанным, берет всю вину на себя и заявляет, что кражу совершил он один. Опровергнуть эту версию нелегко, особенно тогда, когда преступники перед совершением преступления сговариваются о своих показаниях на случай задержания. Некоторые практические работники мирятся с этим и, следуя по пути наименьшего сопротивления, привлекают к уголовной ответственности лишь одного из участников преступной группы.

Подобные факты не терпимы. Они являются грубым нарушением закона, который требует, чтобы каждый совершивший преступление был, подвергнут к справедливому наказанию (ст.2 УПК РФ).

Расследование карманных краж при задержании вора с поличным обычно не представляет значительных трудностей. Поэтому здесь мы касаемся только тех особенностей расследования, которые связаны с участием в деле иностранных граждан - потерпевших от преступления.

Прежде всего, следует иметь в виду, что при задержании карманного вора, как правило, возникает острая конфликтная ситуация. Иностранец, у которого совершена кража, становится невольным участником этого конфликта. Однако в силу уже отмечавшихся обстоятельств (незнание языка, особенностей восприятия и т.д.), иностранцу иногда трудно ориентироваться в происходящем. Он например, может ошибочно истолковать происшедшее как нападение или провокацию, направленную против него и т д. Учитывая это должно испрашиваться согласие, получаемое только через органы Министерства иностранных дел РФ. Поэтому в таких случаях следователь должен немедленно войти в контакт с МИД РФ или с дипломатическим агентством МИД. Если иностранец не владеет русским языком, необходимо принять срочные меры для приглашения переводчика.

По прибытии последнего необходимо немедленно приступить к допросу потерпевшего, в ходе которого подробно выясняются обстоятельства совершения кражи, известные иностранцу. Особое внимание

164 следует уделить установлению не только абсолютного размера, но и характера ущерба, причиненного преступлением. Показания потерпевшего в этой части должны быть особо детализированными с учетом того, что они могут быть положены в основу вменения обвиняемому квалифицирующего признака - значительности ущерба, причиненного преступлением, уже в отсутствие потерпевшего. Необходимо подробно выяснить, с какой целью иностранец прибыл в Россию, на какой срок, скоро ли возвращается на родину, каковы денежные средства, которыми он здесь располагает. Чтобы иностранец правильно воспринимал назначение задаваемых вопросов, касающихся перечисленных обстоятельств, следователь должен разъяснить потерпевшему их уголовно-правовое назначение.

В большинстве потерпевшими от карманных краж являются иностранные туристы. Ко времени рассмотрения дела в суде они обычно покидают пределы нашей страны, и их повторный допрос, как правило, невозможен. Поэтому все обстоятельства, имеющие значение для дела, должны устанавливаться и отражаться в протоколе допроса с особенной тщательностью и полнотой.

В силу того же обстоятельства - отъезда потерпевшего за границы -должен быть произведен тщательный осмотр похищенных преступником предметов, зафиксированы имеющиеся на них следы преступления, а также признаки и особенности, имеющие значение для дела. Целесообразно применить фотосъемку данных вещественных доказательств.

По делам о карманных кражах в целях изобличения преступника, отрицающего свою вину, нередко проводятся очные ставки между обвиняемыми и потерпевшими. Это следственное действие является эффективным средством установления истины. Однако представляется, что очные ставки с участием иностранного потерпевшего, когда имеются другие возможности для изобличения вора, проводить не следует. Опытные воры-рецидивисты части используют очные ставки для оказания грубого давления на потерпевшего.
Они высказывают в его адрес угрозы, выкрикивают

165 оскорбления, симулируют припадки и другие действия, оказывающие на потерпевшего сильное эмоциональное воздействие. Потерпевшего

иностранца следует, безусловно, всячески ограждать от подобных эксцессов, и отказываться от проведения тех следственных действий, которые могут произвести на него сильное эмоциональное воздействие отрицательного характера.

5.3. Особенности криминалистической характеристики и

расследование краж имущества иностранных граждан,

совершаемых в гостиницах и общежитиях.

Криминалистическая характеристика кражи в гостиницах и общежитиях, по результатам проведенного изучения, составляют около 36% от общего числа краж у иностранцев. Показательно сопоставление времени, места и способа совершения этих краж у российских и иностранных граждан. Кражи имущества российских граждан в общежитиях и гостиницах совершается преимущественно (70%) днем. Кражи из гостиниц вечером совершаются редко. Определенная часть краж в общежитии (30%) приходится на вечер. У иностранцев, наоборот, значительная часть краж из гостиниц и общежитий совершается вечером (40%). 55% краж совершается днем, причем большинство преступление, приходится на кражи из общежитий.

У российских граждан кражи из общежитий в ночное время почти не совершаются. В то же время некоторая, хотя и незначительная доля краж у иностранцев (15%) падает как раз на ночное время. Причем кражи у иностранцев ночью - это главным образом кражи из гостиниц, специально предназначенных для проживания в них иностранных туристов, куда вход в ночное время, хотя и ограничивается, но совсем не прекращается.

166

Способы совершения краж при похищении имущества у российских граждан, проживающих в гостиницах и общежитиях, по изученным делам характеризуются следующими показателями. В 50 % случаев преступники воспользовались отсутствием соседей по номеру. В 20% случаев - тем, что дверь в комнату была оставлена незапертой.

В 10% случаев были украдены вещи, оставленные без присмотра в местах общего пользования. Так, П. обвинялся в том, что около 18 часов он с целью совершения кражи пришел в общежитие Санкт- Петербургского инженерно-строительного института, поднялся на 4 этаж, где из умывальной комнаты похитил вывешенные для просушки вещи проживавших в общежитии студентов: мужские брюки, спортивную куртку, фланелевую рубашку и т.д.

Сравнительно редко, в 10% случаев, кражи из общежитий совершались путем подбора ключа. Малочисленны кражи путем взлома дверей.

Способы краж у иностранцев, проживающих в гостиницах и общежитиях, характеризуются следующими показателями. Значительная часть краж (по результатам проведенного изучения - 45%) соверша оперативные работники милиции, задерживающие преступника за кражу у иностранца. Должны, с одной стороны, неукоснительно соблюдать требования законности, а с другой - проявить максимум внимания и заботы об иностранце, учитывая особое эмоциональное состояние, в котором он неожиданно оказался.

Чаще всего затруднения в таких случаях возникают из-за незнания сотрудниками милиции языка потерпевшего. Иностранцы часто не понимают обращенных к ним вопросов работников милиции, неверно истолковывают предложение проследовать в отделение милиции. Иногда, хотя им и предъявляют служебное удостоверение, не понимают, что к ним обращаются представители власти и т.д. Поэтому, кроме особого такта, которым должно отличаться поведение сотрудников милиции, специализирующихся на борьбе

167 с кражами у иностранцев, они должны обладать навыками разговорной речи хотя бы на одном-двух языках.1

Приглашать иностранца проследовать в милицию надо в самой вежливой форме. Если есть возможность воспользоваться помощью переводчика уже на месте происшествия, необходимо тут же кратко, но ясно и доступно объяснить иностранцу суть и характер происшедшего. Следует также разъяснить, что в соответствии с российским законом, доказательства

К сожалению, в настоящее время знание языков сотрудниками милиции, ведущими борьбу с преступлениями, совершаемыми в отношении иностранных граждан, остается явно недостаточным. преступления, жертвой которого он стал,
нуждаются в особом

процессуальном закреплении путем проведения определенных следственных

действий с участием потерпевшего. Для этого и необходимо его прибытие к

следователю. Будет правильно, если уже здесь, на месте происшествия,

иностранцу от имени российских властей будут принесены извинения за

неприятное происшествие, невольным участником которого он стал.

Практика показывает, что получить согласие иностранца прибыть в орган внутренних дел значительно легче, если похищенный предмет возвращают иностранцу не на месте происшествия, а в отделении милиции после его допроса. Этому же способствует присутствие на месте задержания сотрудника милиции в форменной одежде, что наглядно свидетельствует об участии представителей власти в происшедшем инциденте.

Сотрудники милиции, пригласив иностранного гражданина в орган внутренних дел, не должны забывать, что они имеют дело с представителем иностранного государства. Поэтому в ожидании следственных действий его нельзя надолго оставлять в помещении дежурной части, куда доставляются правонарушители. При необходимости потерпевшему должна быть предоставлена возможность связи с консульством, с администрацией гостиницы, в которой он проживает, руководителями туристской группы, в которую они входят, с учреждениями, в
котором они работают и т.д.

168 Внимание, проявленное к иностранцу, поможет установлению с ним необходимого психологического контакта, будет способствовать формированию у него правильного представления о деятельности российских правоохранительных органов.

Какие-либо промедления с возбуждением уголовного дела или волокита с производством следственных действий, вынуждающие иностранца длительное время находиться в помещении милиции или следственного отдела, должны быть исключены полностью.

Если потерпевший является дипломатическим представителем или консульским должностным лицом, то, как уже указывалось, на производство любого процессуального действия с его участием

Другой по характеру является территория, прилегающая к месту совершения кражи, совершаемой в гостинице или общежитии. В силу пропускного режима, как правило, действующего на ней, она является своеобразным фильтром, препятствующим проникновению сюда посторонних лиц. Только для того, чтобы попасть в общежитие или гостиницу преступник уже, как правило, должен применить определенные преступные навыки, и совершить какие-либо активные подготовительные действия.

Так, Ф. для того, чтобы пройти в гостиницу в преступных целях предварительно похищала чужой паспорт и прописывалась по нему. После этого она совершала кражу и скрывалась, оставляя предъявленный для прописки паспорт администрации. В целях проникновения в общежития для совершения краж, выдавала себя за работника санэпидемстанции и заявляла вахтеру, что она идет «проверять комнаты».

Данное обстоятельство заставляет преступников применять и особые способы проникновения в комнаты потерпевших. Не случайно в соответствии с приведенными выше данными, при совершении краж из

169 общежитий преступники редко прибегают к взлому, ибо легко могут быть застигнуты при его совершении проживающими там лицами.

Изучение дел о кражах из общежитий и гостиниц показывает, что преступники испытывают трудности не только при завладении похищенным, но и при уходе с места кражи. Существующий в большинстве общежитий и гостиниц контроль за входом и выходом заставляет преступников изыскивать особые приемы сокрытия и выноса похищенного. Очень часто преступники прячут краденое в общежитии или гостинице, а затем выносят его по частям.

Так, М., совершив кражу мужской одежды из незакрытой комнаты общежития «Ленметростроя», где сам проживал, и не имея возможности вынести вещи из общежития, спрятал их на чердачной площадке, а затем обратился за помощью к проживающим в этом же общежитии К. и И. Оба согласились принять участие в выносе похищенного и в его продаже. М, совершивший кражу, на следствии показал: «… И. я прямо сказал, что украл вещи из комнаты на третьем этаже и теперь что-то надо делать, как-то сбыть. Сам-то я плохой вор, украл, а что с вещами делать не знал. И. сразу обрадовался, взял находившуюся у него в комнате сумку, пошел вместе со мной к К., а оттуда - на чердак, где лежали вещи. Там мы втроем затолкали вещи в сумку и принесли к К в комнату. Ко мне было нести нельзя - мог придти мой сосед. И. - всегда на подозрении, а у К. окно комнаты выходит во двор и живет он один. К. остался в комнате с сумкой, а я и И. спустились вниз во двор. И. и К. торопились, им хотелось выпить, а мне - скорее избавиться от вещей. Я свистнул. К. выбросил сумку с вещами, мы ее подобрали и пошли. И. сказал, что у него есть люди, которым можно продать похищенное…».

Кражи рассматриваемого вида могут быть условно разделены на две почти равные в количественной отношении группы: 1) из номеров гостиниц и комнат общежитий и 2) имущества, оставленного без присмотра вне комнат и номеров. Такими местами являются обычно холлы и коридоры, помещения для временного хранения багажа иностранных туристов, бары, рестораны и

170 другие места, где иностранцы или работники гостиницы, обязанные заботиться о вещах иностранцев, оставляют их без присмотра.

В зависимости от того, к какой из этих групп относится расследуемая кража, проводятся те или иные следственные действия и оперативно- розыскные мероприятия.

При расследовании преступлений почти всех видов первоначальным следственным действием является осмотр места происшествия. Это общее правило распространяется и на случаи расследования краж из гостиниц и общежитий. В то же время первоначальный этап расследования краж этого вида имеет определенную особенность.

Обычные первоначальные оперативно-розыскные мероприятия проводятся параллельно с осмотром места происшествия. Исходная информация, которая определяет их направленность является как правило, результатом осмотра места происшествия. По делам о кражах из гостиниц и общежитий активные оперативно-розыскные мероприятия должны начинаться до осмотра места происшествия, то есть немедленно после обнаружения преступления.

Практика показывает, что чаще всего кражи из гостиниц и общежитий раскрываются тогда, когда оперативно-розыскная работа по ним начинается до того, как преступник покинет пределы здания. Однако осмотр места происшествия, как бы скоро он не начинался, обычно производится спустя такое время, которое достаточно для исчезновения преступника. Поэтому главная задача оперативно-розыскных мероприятий. Проводимых до начала осмотра, сразу после обнаружения кражи, состоит в том, чтобы помещать преступнику выйти за пределы общежития или гостиницы. Кроме того, ни должны быть направлены на: 1) поиск преступника; 2) установление путей и способов его проникновения в гостиницу или общежитие и определение возможных путей и способов ухода; 3) перекрытие этих путей; 4) поиск похищенного на территории гостиницы или общежития; 5) обнаружение других краж, совершенных преступником наряду с уже обнаруженными.

171

Для достижения этих целей оперативные работники уголовного розыска (а в гостиницах «Интуриста» - и специальных подразделений органов внутренних дел) еще до прибытия следователя должны организовать и обеспечить: 1) охрану и неприкосновенность номера или комнаты, из которой была совершена кража; 2) первоначальный опрос лица, обнаружившего преступление, и, если возможно - опрос потерпевшего; 3) контроль за центральными и всеми служебными входами. В особо серьезных случаях следует на некоторое время вообще прекратить вход и выход из гостиницы или общежития.

Чтобы перекрытие путей ухода преступников было организовано быстро, оперативные работники должны иметь план гостиницы с указанием на нем всех мест, через которые преступник может ее покинуть. При этом следует принимать во внимание не только двери, но и окна, чердаки, подвалы и другие места, которые могут использоваться преступниками.

Около 23 часов неизвестные лица с целью совершения кражи с крыши гостиницы «Астория» проникли в помещение номера 509, откуда похитили личное имущество граждан из ФРГ: И. на сумму 20 марок, К.- на сумму 770 марок. С похищенным преступники скрылись с места происшествия тем же путем, каким и пришли - через окно номера и крышу гостиницы.

Чтобы перекрытие возможных путей отхода преступников произошло быстро и организованно, оперативные работники должны иметь типовой план действий, который бы определял функции каждого из них на случай необходимости быстрого перекрытия выходов из гостиницы при чрезвычайных обстоятельствах. Осуществляя это оперативно- розыскное действие, следует так использовать имеющиеся силы, чтобы наиболее вероятные пути ухода преступников были перекрыты работниками милиции, а не работниками обслуживающего персонала гостиниц, которые в отдельных случаях, могут вступать в сговор с преступниками.

Кроме отмеченных выше целесообразно провести следующие оперативно-розыскные мероприятия: 1) осмотр соседних с местом кражи

172 номеров, а при необходимости (обязательно с участием проживающих там лиц, а в их отсутствие - с участием администрации) и самих номеров. Это необходимо для обнаружения других краж, которые могли быть совершены преступниками; 2) патрулирование по гостинице или общежитию с целью задержания преступников, которые могут оставить здесь и после совершения кражи. Проверке должны подвергаться вне подозрительные лица, выявленные во время патрулирования (не проживающие в гостинице, не имеющие пропусков, несущие большое количество вещей и т.д.); 3) оперативный осмотр всех мест, где преступник мог спрятать похищенное (чердаки, лестничные площадки, служебные помещения и проч.) Вместе обнаружения похищенного организуется засада; 4) выявление лица обслуживающего персонала, которые работали во время совершения преступления, входили в номер, из которого была совершена кража, находились на этом этаже и т.д. (горничные, дежурные по этажу, администраторы, переводчики, уборщицы, швейцары, подносчики багажа, шоферы и т.д.). Эти люди опрашиваются с целью проверки их на причастность к совершению кражи, а также для установления обстоятельств, могущих иметь значение для раскрытия преступления. Полученные сведения должны быть быстро проанализированы, сопоставлены, проверены опросом других лиц.

Таковы те первоначальные оперативно-розыскные мероприятия, которые должны проводиться немедленно после получения заявления или сообщения о краже из номера в гостинице или комнаты в общежитии. Если перечисленные оперативно-розыскные мероприятия проводятся оперативно и комплексно, то как показывает практика, дают положительные результаты.

Около 24 часов Р. с целью совершения кражи у иностранца пришел в гостиницу «Ленинград». Чтобы швейцар впустил его, Р. выдал себя за иностранца. Затем он поднялся на второй этаж, прошел по коридору, увидел, что дверь в один из номеров приоткрыта. Воспользовавшись этим, Р. проник в комнату, убедился, что находившийся там японский турист К. спит,

173 похитил из номера сумку с деньгами и другими ценностями и вышел из номера, а затем направился в бар гостиницы. Через некоторое время преступление было обнаружено вторым японским туристом, который вернулся в номер и обнаружил исчезновение принадлежащей ему сумки с ценностями. Об этом он заявил администрации гостиницы, которая поставила в известность о случившемся работников милиции. Последние сразу же установили постоянное наблюдение за выходом из гостиницы и начали осмотр ее помещений. Когда Р. вышел из бара и прошел в вестибюль гостиницы, чтобы выйти из нее, он был задержан, похищенная сумка была у него изъята.

Прибыв на место совершения кражи следователь должен получить от оперативных работников краткую информацию о совершенном преступлении и первых результатах начатых до его приезда оперативно-розыскных мероприятий.

К началу осмотра следователь должен располагать точными сведениями о следующих обстоятельствах: 1) кто и когда последний раз был в номере или комнате; 2) как номер был закрыт; 3) когда и при каких обстоятельствах обнаружено преступление; 4) кто входил в помещение после этого; 5) производились ли изменения первоначальной обстановки и чем это было вызвано; 6) какие вещи и ценности похищены; 7) имеются ли данные о том, каким путем преступники проникли в гостиницу и номер, выносили похищенное; 8) не обнаружены ли до прибытия следователя следы или предметы, имеющие доказательственное значение (орудия взлома, вещи, оставленные преступником, следы ног и т.п.).

Приступая к осмотру места происшествия, следователь должен определить его границы. Это позволит исключить потерю важных следов и вещественных доказательств. По делам о кражах из номеров гостиниц и комнат общежития, место происшествия обычно совпадает с метом преступления - им является сама комната, из которой совершена кража. Однако только этим границы осмотра ограничивать нельзя. Нередко номер

174 гостиницы или комната общежития - это лишь часть места происшествия. Важными его участками могут быть места проникновения преступника в гостиницу или общежитие (окно, крыша, чердак, подвал и т.д.). Составной частью осмотра места происшествия по делам о кражах из гостиниц могут являться места, где преступник прятал похищенное, а также места ухода преступника после совершения кражи. Они тоже должны подвергнуться тщательному осмотру.

Чаще всего на месте совершения кражи остаются следы орудий взлома, рук и ног. Могут быть обнаружены следы других видов. Как известно, отыскание, фиксация, изъятие и исследование следов не должны являться самоцелью. Следы, имеющие отношение к преступлению используются как средство получения информации о происшедшем и как улики, изобличающие преступника.

При расследовании краж из гостиниц и общежитий использование следов, обнаруженных на месте происшествия имеет свои особенности. Вся совокупность должна использоваться для установления следующих обстоятельств: 1) как ориентировался преступник в гостинице или общежитии, в комнате или номере, из которого он совершил кражу, действовал ли он уверенно или наугад; 2) знал ли он характер запирающих устройств номера или комнаты, какой способ проникновения применил; 3) знал ли о наличии и местонахождении ценных предметов; 4) нет ли обстоятельств, указывающих на признаки внешности и физические свойства преступника; 5) каков преступный опыт вора, совершившего кражу; 7) какие вещи он похитил; 8) каковы способы взлома хранилищ, способ упаковки и выноса вещей из гостиницы и общежития; 9) знал ли преступник о времени, когда жильцы номера или комнаты отсутствуют, сколько времени он пробыл на месте кражи; 10) нет ли обстоятельств, указывающих на инсценировку преступления.

По делам о кражах вещей, оставленных без присмотра, проводится, как правило, тот же комплекс оперативно-розыскных мероприятий, что и по

175 делам о кражах из номеров и комнат. Вместе с тем проводятся и специфические оперативно-розыскные действия.

Прежде всего осуществляются оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установление лиц, в обязанности которых входила забота о вещах иностранцев. Эти лица подробно опрашиваются, а после возбуждения уголовного дела - допрашиваются об известных им обстоятельствах, при которых была совершена кража. Полученные объяснения и показания тщательно проверяются, с учетом того, что, как уже отмечалось, нередко кражи подобного рода совершаются именно этими лицами.

Кроме того, как показывает практика, кражи вещей, оставленных без присмотра, могут совершить посторонние лица, которые находились в гостинице, не имея заранее умысла на кражу. Имея антиобщественную установку они совершают преступление под влиянием внезапно возникшего умысла, используя случайно сложившуюся благоприятную для этого ситуацию (замечают приоткрытую дверь номера, видят чемоданы и сумки, оставленные иностранцами в холле, баре и т.д.).

Так, о., работавший ранее подносчиком багажа в гостинице «Ленинград», пришел в помещение доставки багажа иностранных туристов к своим знакомым К. и X. Здесь он увидел доставленный из аэропорта багаж и по внезапно возникшему умыслу похитил из расстегнувшегося чемодана магнитофон, принадлежащий японскому туристу Ф.

Этот и подобные ему случаи свидетельствуют о том, что оперативно- розыскные мероприятия, проводимые в процессе расследования такого рода краж, помимо проверки обслуживающего персонала, должны предусматривать установление и проверку лиц, имеющих тяготение к гостиницам иностранных туристов. При этом первоочередной проверке должны подвергаться лица, находившиеся в гостинице незадолго или в момент обнаружения кражи.

Оперативно-розыскные мероприятия по делам о кражах, оставленных без присмотра вещей должны быть направлены на установление
всех

176 возможных мест, где могут быть обнаружены следы преступления. Практика свидетельствует, что чаще всего у иностранцев похищают не крупные вещи, с которыми трудно выйти незамеченным из гостиницы, а вещи малого размера. Чтобы иметь возможность выбрать такую вещь преступник нередко сначала уносит в укромное место один два чемодана, затем похищает оттуда наиболее ценный предмет, а остальные вещи с чемоданом бросает.

Оперативные работники должны как можно скорее обнаружить это место и указать его следователю для тщательного следственного осмотра.

В свою очередь следователь должен учитывать, что детальным осмотром по делам о таких кражах должны быть охвачены не только те места, где исчезло похищенное, но и все те места (узлы места происшествия), которые так или иначе связаны с преступлением (например, место, где обнаружен чемодан, брошенный преступником).

5.4. Особенности расследования краж, совершенных из автотранспорта

Криминалистическая характеристика. Среди краж у иностранных граждан кражи из автомашин и автобусов занимают значительное место. По данным проведенного изучения они составляют около 16%. Характерные особенности этих краж лучше всего проявляются в сопоставлении с аналогичными кражами, совершаемыми у российский граждан.

И у российских и у иностранных граждан кражи из машин в подавляющем большинстве случае (97%) совершаются в вечернее (33%) и ночное (64%) время. Большинство краж совершаются из автомашин, оставленных на улицах (69%) и во дворах (14%). Значительно реже кражи из автомашин, находящихся в индивидуальных гаражах и на платных охраняемых стоянках.

Особенность места совершения краж у иностранцев состоит в том, что чаще всего - это похищение из автотранспорта, находящегося на стоянках у театров, концертных залов и гостиниц. Так, В. и П. с помощью отвертки в

177 отсутствие шофера проникли в автобус, который стоял у госцирка и ожидал находившихся там иностранных туристов. Преступники похитили шубу и замшевую куртку, принадлежащие туристке из США М.

Кражи личного имущества российских граждан в подавляющем большинстве совершаются из автомашин личного пользования; кражи имущества иностранных граждан весьма часто (30%) - из туристских автобусов, в которых иностранцы, уходя на время, обычно оставляют свои вещи.

У российских граждан из автомашин чаще всего похищают автопринадлежности (аккумуляторы, колесные колпаки, автомобильные чехлы, номерные знаки, лобовые стекла, стеклоочистители, зеркала и др.). Кража другого личного имущества, как правило, лишь сопутствует похищению названных предметов. Кроме автопринадлежностей, из автомашин крадут радиоприемники, перчатки, талоны на бензин, документы на право вождения автомобиля, шариковые ручки, книги, сигареты, другие мелкие вещи, обычно оставляемые в автомашинах их владельцами.

Из иностранных автомашин в большинстве случаев похищают одежду импортного производства и другие вещи, которые у иностранцев, особенно автотуристов, обычно в большом количестве хранятся в автомашинах. Завладение ими составляет главную цель, которую преследуют преступники, проникающие в автомашины или автобусы иностранцев. Так, из багажника автомашины марки «Альфа-Ромео» принадлежащей финскому туристу, П., О. и Г. совершили кражу двух сумок, чемодана и портфеля с одеждой, а также продукты питания и вино-водочные изделия.

Сравнительно редко у иностранцев похищают автопринадлежности зарубежного производства.

Характерны способы, применяемые преступниками при совершении краж из автомашин.

У российских граждан кражи из автомашин в большинстве случаев совершаются с применением технических средств: путем подбора ключа

178 (15%); путем отжатия или взлома отверткой бокового стекла дверцы автомашины (22%); путем снятия ветрового лобового стекла автомашины с помощью стамески (12%) и т.д.

У иностранцев значительная часть краж из автомашин совершается путем проникновения в салон через незапертую дверцу (40%), либо незапертый на замок багажник автомашины. Так, например, были украдены два плаща, женское пальто, складной зонт и солнцезащитные очки из автомашины «Пежо-404», находившейся на стоянке у театра им. СМ. Кирова и принадлежащей Генеральному консулу Франции в Ленинграде Л., который в это время находился с супругой на вечернем спектакле.

В то же время немало краж из автомашин иностранцев совершается с применением технических средств. При этом преобладает не подбор ключа, а взлом с использование технических средств (отвертка, стамеска, гаечный ключ и т.д.). Так, Л. ночью, взломав приготовленной для этого отверткой боковое стекло передней дверцы автомашины марки «Мерседес - 280 с», стоявшей у дома 23 по улице Академика Орбели и принадлежащей гражданину Франции ILL, проник в салон автомашины, откуда похитил автодетали и личные вещи Ш.

Изучение практики пока не дает оснований для вывода о том, что среди преступников, совершающих кражи из автомашин, существует специализация по совершению краж именно у иностранцев. Часто такая кража - лишь эпизод преступной деятельности лица или их группы. Так, Л. в течение двух месяцев совершил 11 краж из автомашин, в том числе кражу из автомашины иностранца.

Рассматриваемые преступления могут быть эпизодом противоправной деятельности лиц, совершающих другие преступления В период с мая по сентябрь преступная группа в составе В., Д., Ф. и других (всего 7 человек) в различных районах Ленинграда совершали ряд преступлений, направленных на завладение государственным и личным имуществом - кражи, грабежи, разбойные нападения. Кража из
автомашины иностранного туриста,

179 совершенная преступной группой, явилась лишь одним, нехарактерным эпизодом ее длительной преступной деятельности.

Значительная часть лиц, осужденных за кражи из автомашин (по данным исследования - около 40%) - ранее судимы за похищения личного имущества граждан. Велика доля ранее судимых и среди лиц, совершивших кражу у иностранцев. Так, Ж., 29 лет , был ранее судим за кражу личного имущества иностранных граждан и вновь совершил преступление - похитил вещи из автомашины консульского должностного лица иностранного государства.

В то же время, среди лиц, привлеченных к ответственности за кражи из автомашин иностранцев велика доля молодых людей, ранее не совершавших преступлений. Так, К. и А. 21 года и П., 25 лет, ( все трое работали, ранее не судимы) с применением технических средств у гостиницы «Выборгская» проникли в автобус финских туристов. Оттуда они похитили вещи финского туриста С. Н., 22 лет, работающий, ранее не судимый, у гостиницы «Мир» проник в незакрытый автобус финских туристов, откуда похитил принадлежащую иностранцам вещи импортного производства.

Особенности расследования. Как видим, кражи имущества из автотранспорта иностранцев по некоторым характеристикам отличаются от аналогичных краж имущества российских граждан. Однако эти различия не носят принципиального характера. Поэтому методика расследования краж у иностранцев аналогичны методике расследования краж, совершаемых из автомашин российских граждан. Поэтому мы остановимся только на некоторых узловых вопросах расследования этого вида краж с учетом того, что они совершены в отношении имущества иностранцев.

Наибольшую трудность при расследовании краж данной категории составляет осмотр места происшествия. Практические работники, выполняя это следственное действие, нередко испытывают затруднения при решении вопросов: с чего начать осмотр, в какой последовательности его проводить, какие следы искать.

180

В российской криминалистике разработаны подробные рекомендации по производству осмотра автомашин и места происшествия по делам об автотранспортных преступлениях.

Однако отсутствует методика такого осмотра по делам о кражах из автомашин. Между тем осмотр в последнем случае отличается целым рядом особенностей.

Данное следственное действие относится к первоначальным и неотложным. Его цели заключаются в непосредственном восприятии, исследовании и фиксации обстановки преступления, в обнаружении, фиксации и изъятии следов и других вещественных доказательств, изучение которых может способствовать раскрытию кражи и розыску преступника.

Практические работники нередко ограничиваются осмотром только автотранспорта, из которого совершена кража. Это сужает круг объектов, подлежащих исследованию. Обязательному осмотру должны подвергаться: а) автотранспортное средство; б) прилегающая к нему территория; в) следы и вещественные доказательства на автомобиле и вокруг него.

Поскольку кражи из автомашин совершаются как правило, вечером и ночью, сообщения о них чаще всего поступают поздно вечером либо рано утром. Из-за этого осмотр места происшествия в большинстве случаев проводится дежурными следователями, которые в дальнейшем обычно не проводят расследование. Поэтому производимый ими осмотр должен выполняться особенно тщательно, а его результаты - фиксироваться с максимальной полнотой.

Подготовка к осмотру - обычно не сложный, но очень важный его этап. Следует помнить, что владелец автомашины, который чаще всего первым обнаруживает преступление, очень часто, не желая того, уничтожает очень важные следы. Руководимый желанием выяснить как можно скорее, что

2 См., например; Меландин И.Г. Расследование автотранспортных происшествий. Саратов, 1960; Богатырев И.Г. Неотложные следственные действия при дорожно- транспортных происшествиях. Киев, 1967; Глистин В.К., Боровский М.И. Расследование автотранспортных происшествий. Л., 1976.

181 похищено, он еще до приезда следователя «осматривает» автомашину настолько тщательно, что большинство следов безвозвратно утрачивается. Поэтому первым подготовительным действием следователя до выезда на место происшествия является организация его охраны, предупреждение утраты вещественных доказательств.

Если сбор оперативной группы и выезд на место происшествия происходят достаточно быстро, охрана места происшествия поручается ближайшему постовому милиционеру или милицейскому патрулю, с которым имеется радиосвязь. Если такой возможности нет, до прибытия следователя к месту происшествия должна быть послана ближайшая патрульная автомашина. Если в зоне совершения кражи нет сил патрульно-постовой службы милиции, устанавливается связь с ближайшим опорным пунктом милиции и общественности, о происшествии информируется участковый инспектор, либо народные дружинники, перед которыми ставиться задача: срочно прибыть на место происшествия и обеспечить его охрану.

Охрану места происшествия должен обеспечивать не следователь, а дежурные части органов внутренних дел, принявшие сообщение о происшествии. Однако в необходимых случаях следователь должен проконтролировать их действия и дать необходимые указания.

Криминалистические рекомендации обычно содержат укзаания на то, что при подготовке к осмотру следователь должен обеспечить участие в нем всех необходимых лиц. Однако это не означает, что следователь должен ожидать их прибытия в месте сбора оперативной группы - например, в дежурной части милиции. Необходимые специалисты могут прибыть прямо на место происшествия, адрес которого им необходимо сообщить. Следователь может прибыть на место происшествия, не дожидаясь всех участников группы и вместе с оперативными работниками начать там подготовительную работу: выяснить характер происшедшего, начать опрос

182 находящихся там лиц, организовать проведение оперативно- розыскных мероприятий, наметить порядок производства осмотра.

Организуя осмотр места происшествия следователь должен позаботиться о том, чтобы в число оперативных работников вошли не только сотрудники уголовного розыска, но и работники специальных подразделений органов милиции, ведущих борьбу с преступлениями, посягающими на личную и имущественную безопасность иностранцев.

До начала осмотра автомашины иностранного гражданина нельзя упустить очень важного момента: необходимо установить, не принадлежит ли автомашина дипломатическому или консульскому представительству иностранного государства и, следовательно, не распространяется ли на нее дипломатический иммунитет. Когда о краже из такой автомашины сообщает потерпевший - дипломатическое или консульское должностное лицо, -вопрос решается сам собой. Когда же преступление обнаруживается посторонним лицом, вопрос о принадлежности автомашины должен решаться, исходя из значения номерного знака, а также с помощью сотрудников ГАИ, либо работников Министерства иностранных дел. До тех пор, пока вопрос о принадлежности автомашины дипломатическому или консульскому представителю не решен, производить ее внутренний осмотр нельзя. Мееждународно-правовые нормы и практика не признают за государственными органами страны пребывания право нарушать дипломатические привилегии и иммунитеты даже в условиях чрезвычайных обстоятельств. В том числе при расследовании преступлений.

Осмотр автомашины может производиться только по просьбе, либо с согласия ее владельца (консульского или дипломатического должностного лица), причем это согласие, как уже указывалось, может быть получено только через МИД РФ или его агентства на местах.

Но это не означает, что до завершения всех формальностей следователь, встретившись с фактом преступления, должен бездействовать. Соответствующие государственные органы вправе возбудить уголовное дело

183 и произвести расследование независимо от того, обладает ли потерпевший дипломатическими привилегиями и иммунитетами или нет. Поэтому, прибыв к месту кражи из автомашины дипломатического или консульского должностного лица, следователь вправе начать его осмотр, не нарушая при этом дипломатической неприкосновенности автомашины. Може осматриваться территория, прилегающая к автомашине производиться ее внешний визуальный осмотр и т.д. Однако каждый раз, когда в этой части возникают какие-либо сомнения лучше посоветоваться с компетентными работниками органов МИД РФ.

Готовясь к выезду на место происшествия, следователь должен предусмотреть участие в нем переводчика. Это позволит активизировать роль потерпевшего в осмотре и получить у него точные сведения об обстоятельствах происшедшего.

Прибыв на место происшествия и проверив, организована ли его охрана, удалены ли посторонние, следователь получает общие сведения о происшедшем и путем беглого опроса потерпевшего либо других лиц выясняет: 1) кто является владельцем автомашины; 2) кто последний раз пользовался ею; 3) кто ставил ее на стоянку; 4) какими запирающими или противоугонными устройствами она оборудована; 5) когда и при каких обстоятельствах обнаружено преступление; 6) кто садился в автомашину и касался различных ее частей после этого; 7) производились ли изменения первоначальной обстановки и чем они были вызваны; 8) что похищено; 9) если автомашина уже осматривалась ее владельцем, может ли он предположить, каким путем преступники проникли в нее; 10) не обнаружены ли до прибытия следователя следы или предметы, имеющие доказательственное значение (орудия взлома, вещи, оставленные преступником, следы транспорта, ног и т.п.).

Получив указанную информацию, следователь должен решить: с чего начать осмотр и в каких границах его производить?

184

Лучше начинать с дорожного участка, на котором сохранились следы происшествия. Их надо как можно скорее зафиксировать во избежание порчи. Осматривать надо не только проезжую часть около автомобиля, но и прилегавшую к нему территорию, т.е. ту часть двора, тротуара, площади, сквера, где могут быть обнаружены следы прихода и ухода преступников, брошенные ими предметы.

Главное внимание следует уделять поиску двух видов следов ног и автотранспортных средств, на которых преступники могли прибыть к месту кражи и скрыться с него. Для этих следов границы осмотра заранее определить трудно, - слишком многое здесь зависит от конкретной ситуации. Поэтому в одних случаях надо осмотреть всю территорию, прилегаюшую к автомашине, - например, двор, в котором она стояла. В других случаях границы осмотра могут быть ограничены какими-либо условными показателями - например, радиусом длиной 100 м. Наконец, осмотру могут подлежать только отдельные узлы прилегающей территории, где отыскание следов является наиболее вероятным. С особым вниманием следует осматривать участок в непосредственной близости от автомашины. Нельзя, наконец, забывать о пространстве под автомашиной. Где могут быть обнаружены предметы, оставленные преступником.

Исследование прилегающей территории - это первый и не единственный этап осмотра места происшествия. Второй, наиболее важный и ответственный - осмотр самой автомашины, из которой была совершена кража.

По методам осмотра рассматриваемые кражи могут быть разделены на две группы: 1) из автомашин, когда преступник проникает в салон и похищает находящиеся там ценности и 2) с автомашин, когда проникновения внутрь нет и преступник похищает предметы, находящиеся на внешней стороне кузова (зеркало, стеклоочиститель, антенну), либо предметы находящиеся в багажнике (инструменты, запасные колеса, чехлы и т.д.). Ко

185 второй группе, кроме того, следует отнести снятие колесных колпаков, самих колес, номерных знаков, фирменных указателей и т.д.

От того, проник преступник в салон или нет, зависит, какому участку автомашины следователь должен уделить большее внимание. Однако в любом случае осмотр автомашины можно условно разделить на две стадии: наружный и внутренний.

Осмотр автомашины должен производиться по заранее продуманному плану. При этом избирается определенная последовательность осмотра - например, от левой дверцы по часовой стрелке, либо наоборот. Осмотр автомашины должен быть детальным.

Производя внешний осмотр, следователь должен установить: 1) место и способ проникновения преступника в автомашину; 2) орудия, которыми он пользовался; 3) его профессиональные навыки; 4) оставленные преступником следы.

Особо тщательно надо осматривать место проникновения в автомашину. Именно здесь обычно концентрируются наиболее важные следы.

Прежде чем сесть в автомашину для производства внутреннего осмотра, исследуют пол, на котором могут быть обнаружены следы ног, окурки, а также сиденья. На них иногда остаются предметы, утерянные преступником, микрочастицы его одежды и т.д.

Наибольшее внимание уделяется местам, где могут быть обнаружены пальцевые отпечатки и следы ног, следы крови. Однако не следует забывать о поиске других вещественных доказательств.

Кроме пола и сидений, осматривается содержимое пепельницы, которое после исследования сохраняется. Находящиеся в пепельнице предметы фиксируются в протоколе в том порядке, в каком они лежали, считая сверху. Содержимое ящичка для мелких вещей и другие хранилища исследуются и фиксируются таким же образом.

186

Салон автомашины - место, где концентрация следов преступника может быть очень высокой. Чтобы не уничтожить их осмотр салона должен производить один человек, соблюдающий максимум осторожности.

При расследовании краж данного вида наибольшее практическое значение приобретают следы орудий взлома, с помощью которых преступник проникал в автомашину, следы ног и пальцевые отпечатки. Решить вопрос о том, где искать следы первой группы обычно не трудно - в том месте, где преступник проникал в автомашину. Следы ног отыскиваются рядом с автомашиной, либо на полу в салоне.

Пальцевые отпечатки следует искать в перву очередь на тех частях автомобиля, к которым должна была прикасаться рука преступника. Часто эти следы начинают искать сразу же в салоне автомашины, забывая, что они могут находиться и на ее внешней стороне. Отпечатки пальцев нередко находят на ручке дверцы автомашины. Если с целью проникновения в автомашину с помощью отвертки отжимают боковое подвижное стекло, которое затем полностью открывают руками, отчетливые отпечатки пальцев и ладоней остаются на внутренней стороне стекла. Пальцевые отпечатки часто обнаруживаются на замке или в районе замка багажника, на его верхней части когда преступник, наживая ладонью сверху, закрывает его. Отпечатки могут отыскиваться на наружной стороне дверцы. Где они остаются в момент, когда выходя из автомашины человек захлопывает дверцу.

В салоне пальцевые отпечатки могут быть обнаружены на руле, на передней панели, на крышке ящика для мелких вещей, на боковых стеклах и других местах.

Фиксация следов, обнаруженных при осмотре автомобиля, производится по общим правилам. Однако А. Свенсон и О. Вендель рекомендуют к фиксированным пальцевым отпечаткам, обнаруженным в автомобиле или на нем, присоединить подробные объяснения. По свидетельству шведских криминалистов, во многих случаях преступник,

187 признавая, что он мог оставить отпечатки в машине или на ней, заявлял, что они не связаны с кражей, что отпечатки остались в тот момент, когда он из любопытства просунул голову в машину под краем стекла и ухватился за этот край руками, или проходя мимо автомобиля, случайно дотронулся до него. Поэтому снабжая каждую пленку указателем. Необходимо точно обозначать не только место, где был обнаружен отпечаток, но и условия, при которых он был оставлен. Например; «Левая передняя дверца, снаружи, рука была высунута изнутри над верхним краем частично опущенного стекла».3 Возникает однако вопрос, насколько эти предположения следователя могут отражать реальный действия, совершенные преступником. Думается, что если пальцевые отпечатки и следует снабжать подобными пояснениями, они должны носить характер версий, а не установленных фактов.

А. Свенсон и О. Вендель, далее, рекомендуют производить «основной» осмотр автомобиля после того, как он будет отогнан или отбуксирован в гараж. Однако эту рекомендацию следует использовать осторожно. При отгонке или буксировке автомобиля на значительное расстояние он может покрыться пылью или грязью настолько, что обнаружение следов на нем станет совершенно невозможным.

Учитывая, что потерпевший иностранец, из автомашины которого была совершена кража, может вскоре покинуть Россию, осмотр места происшествия обязательно должен сопровождаться фотографированием. Особое внимание должно уделяться фиксации следов взлома, а также пальцевых отпечатков, в первую очередь способствующих изобличению преступника.

Параллельно с осмотром места происшествия должны проводиться первоначальные оперативно-розыскные мероприятия. Их главная задача -установление возможных свидетелей - очевидцев преступления. В первую очередь этих лиц следует искать среди работников милиции, которые несли службу в районе вечером и ночью, дворников,
швейцаров гостиниц и

188 ресторанов, вахтеров учреждений. Если кража была совершена из машины, находившейся на платной стоянке, опрашиваются ее работники.

3 Свенсон А. и Вендель О. Раскрытие преступлений. Современные методы расследования уголовных дел. М., 1957. С.191. 4 См. там же. С.192-193.

Устанавливаются и опрашиваются владельцы автомашин, находившиеся на стоянке рядом с машиной потерпевшего. Эффективным средством поиска свидетелей является поквартирный обход близлежащих от места кражи домов. При этом в первую очередь устанавливаются и опрашиваются жильцы квартир, окна которых выходят на место совершения кражи.

Среди оперативно-розыскных мероприятий, которые проводятся в дальнейшем, следует назвать установление по учетам органов внутренних дел лиц, склонных к совершению краж у иностранцев и в частности - краж из их автомашин. Выяснив таких лиц, оперативные работники совместно со следователем планируют следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия, направленные на проверку их причастности к совершению преступления.

Положительные результаты при расследовании краж из автомашин дают оперативно-розыскные меры, направленные на перекрытие возможных мест сбыта похищенного, которые применительно к рассматриваемой категории краж имеет определенную особенность. При краже у российских граждан, когда похищаются, главным образом автодетали, инструменты и другие автопринадлежности, перекрываются возможные места сбыта именно этих предметов (места встреч автолюбителей, предприятия автосервиса и т.д.).

189

При краже из автомашины иностранного гражданина в первую очередь должны перекрываться места сбыта похищенной одежды, ведь как уже отмечалось именно одежда иностранного производства похищается из автомашин иностранцев наиболее часто.

В криминалистической литературе до сих пор можно встретить указания о том, что местами сбыта похищенного являются рынки. Раньше это действительно было так. Однако в настоящее время похищенное на рынках сбывается редко. Деятельность специализированных подразделений оперативных работников и большое число задержаний с краденым там заставили преступников искать новые места сбыта похищенного. Ими теперь являются магазины. Парикмахерские столовые, пивные бары и залы, киоски по продаже пива, где отдельные работники сферы обслуживания и торговли принимают похищенное. Так, по делу о краже из автомашины французского консула Л. обвиняемый Ж. продал похищенное работникам двух магазинов, расположенных в районе совершения кражи. В процессе следствия было установлено, что в обоих случаях лица, скупившие краденое знали обвиняемого Ж. как лицо, ранее судимое, нигде не работающее, и могли предположить, что Ж. продает похищенное.

Местами, где обычно ведется продажа краденых вещей иностранного производства, являются гостиницы, бары, рестораны, универмаги, крупные магазины, места встреч молодежи антиобщественной ориентации.

Скупкой краденого часто занимаются лица обслуживающего персонала этих заведений - швейцары, гардеробщики, подносчики багажа, горничные, официанты и т.д. нередко похищенное покупают водители автомашин такси. Среди покупающих импортные вещи у третьих лиц преобладает молодежь, приобретающая их для себя либо для спекуляции ими в кругу сверстников. Часто одно и то же лицо может заниматься и тем и другим одновременно. Оперативно-розыскная работа по делам о кражах из автомашин иностранных граждан должна вестись в первую очередь среди лиц этого круга. Путь в обратном направлении нередко приводит к преступнику.

190

Во многих случаях лицо, свершившее кражу из автомашины, задерживается на месте преступления или недалеко от него сотрудниками милиции, выполняющими функцию по охране общественного порядка -постовыми и патрульными милиционерами, экипажами автопатрулей. С учетом этого должна строиться оперативно- розыскная работа, направленная на предупреждение, пресечение и раскрытие краж из автомашин. Большой положительный эффект могут принести целевые рейды и патрулирования, особенно в случае совершения серии краж, каждая из которых в отдельности не была раскрыта. Анализ места, времени, способов их совершения поможет определить места, где следует ожидать новых краж и в соответствии с этим планировать расстановку имеющихся сил и средств.

Наряду с указанными действиями аппараты уголовного розыска и специальных подразделений органов внутренних дел осуществляют комплекс других оперативно-розыскных мероприятий, обычно приводимых при расследовании краж личного имущества граждан.

Основные доказательства при расследовании помимо осмотра места происшествия, добываются в процессе проведения таких следственных действий, как: допросы, очные ставки, опознания и обыск, проверка показаний на месте, осмотры вещественных доказательств, экспертизы.

По делам о кражах из автомашин иностранных граждан определенную специфику приобретают прежде всего те следственные действия, в которых участвуют иностранцы (допросы и очные ставки). Однако специфику имеют и другие следственные действия. Например, при производстве обыска главное внимание должно быть обращено на отыскание предметов, иностранного производства. Определенные особенности имеет товароведческая экспертиза, объектом исследования которой являются указанные предметы. Эти и другие моменты должны обязательно учитываться следователем в процессе расследования.

191

Основные внутригосударственные нормативные акты

Конституция Российской Федерации.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР.

Уголовный кодекс РФ.

Федеральный закон «О прокуратуре Российской федерации» от 17 ноября 1995 г.

Федеральный закон «О международных договорах российской федерации» от 16 июня 1995 г.

Закон РФ «О милиции» от 18 апреля 1991 г.

Закон РФ «О федеральных органах налоговой полиции» от 24 июня 1993 г.

Федеральный закон «О внешней разведке» от 8 декабря 1995 г.

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 5 июля 1995 г.

Федеральный закон «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации» от 22 февраля 1995 г.

192

Основные международно-правовые акты

Всеобщая декларация прав человека.

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г.

Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. Факультативный протокол к международному пакту о гражданских и политических правах.

Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и наказания. 1984 г.

Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и наказания 1975 г.

Минимальные стандартные правила обращения с заключенными. Приняты в 1955 г. на I Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Утверждены Экономическим и социальным Советом ООН.

Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам.

Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам.

193

Дополнительный протокол к Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам.

Европейская конвенция о выдаче.

Дополнительный протокол к европейской конвенции о выдаче.

Второй дополнительный протокол к европейской конвенции о выдаче.

Конвенция, отменяющая требование легализации иностранных официальных документов.

Европейская конвенция об информации относительно иностранного законодательства.

Дополнительный протокол к европейской конвенции об информации относительно иностранного законодательства.

Руководящие принципы в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития и нового международного экономического порядка.

Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка.

Консульские конвенции СССР(РФ) с зарубежными государствами.

194

Ведомственные нормативные акты

О порядке рассмотрения ходатайств других государств об экстрадиции: Указание Генеральной прокуратуры РФ № 42/35 от 23.06.1998 г.

Об организации прокурорского надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина: Приказ Генеральной прокуратуры РФ № 30 от 22.05.1996 г.

Об организации международного сотрудничества Прокуратуры Российской федерации. Приказ Генеральной прокуратуры РФ № 50 от 03.08.1998 г.

Приказ Генерального прокурора РФ № 18 от 3 июня 1993 г. «Об объявлении Соглашений о правовой помощи и сотрудничестве».

Приказ Генеральной прокуратуры РФ №30 от 22.05.1996 г. «Об организации международного сотрудничества Прокуратуры Российской Федерации.

Соглашение между прокуратурой Российской Федерации и Генеральной прокуратурой Украины о правовой помощи от 21 мая 1993 г.

Соглашение о правовой помощи и сотрудничестве между Прокуратурой республики Армения и Прокуратурой Российской федерации от 15 января 1993 г.

Многостороннее соглашение о правовой помощи и сотрудничестве между Прокуратурой Российской федерации и Прокуратурой Грузия от 20 мая 1993 г.

195

Соглашение о правовой помощи и сотрудничестве между Прокуратурой Азербайджанской республики и прокуратурой Российской федерации от 25 января 1993 г.

Соглашение о взаимодействии Министерств внутренних дел независимых государств в сфере борьбы с преступностью от 24 апреля 1992 г.

Соглашение МВД стран-участниц СНГ «О сотрудничестве между Министерствами внутренних дел в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ».

Соглашение МВД стран-участниц СНГ «О взаимоотношениях Министерств внутренних дел в сфере обмена информацией» от 3 августа 1992 г.

Постановление Правительства РФ № 653 от 29 июня 1995 г. «О заключении соглашений о сотрудничестве между Министерством внутренних дел Российской федерации и компетентными ведомствами иностранных государств».

Указание генерального прокурора РФ № 5/20 от 9 марта 1992 г. «О порядке выполнения ходатайств об оказании правовой помощи».

Указание генерального прокурора РФ №1/20 от 20 января 1993 г. «Об изменении порядка выполнения ходатайств об оказании правовой помощи».

Указание Генеральной прокуратуры РФ №42/35 от 23.06.1998 г. «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов, соблюдении прав и свобод человека и гражданина.

Положение о национальном бюро Интерпола. Утверждено постановлением Правительства Российской федерации № 1190 от 14 октября 1996 г.

Инструкция о порядке исполнения и постановления органам внутренних дел запросов и поручений по линии Интерпола. Приложение к приказу МВД России № 10 от 11 января 1994 г.

Письмо МВД России № 1/2548 от 1 июля 1992 г. «О прямых контактах с полицейскими органами зарубежных стран».

196

Положение о министерстве юстиции российской федерации. Утверждено постановлением совета министров - Правительства Российской Федерации от 4 ноября 1993 г.

Постановление правительства Российской федерации о дополнительных функциях Министерства юстиции Российской Фдерации.

Литература

Агаев Ф.А., Галузо В.Н. Иммунитеты в российском уголовном процессе. М., 1998.;

Александрович Т. выдача преступников и ее значение в борьбе с международным терроризмом. Автореф. диссертации кандидата юридических наук. - М. 1986.;

Алексеева Л.Б.. Жуйков В.М., Лукашук И.И. Международные нормы о правах человека и применение их судами Российской федерации. М., 1996.

Баищенко И.П., Жданов Н.в. Сотрудничество государств в борьбе с преступлениями международного характера. - М., 1984.

Бастрыкин А.И. Взаимодействие советского уголовно-процессуального и международного права. - Л., 1986. - 134 с.

Бирюков П.Н. Взаимодействие органов ФСНП РФ с зарубежными правоохранительными органами при расследовании налоговых преступлений: правовые вопросы. Воронеж, 1999.

Бирюков П.Н. Международное сотрудничество в борьбе с преступностью и правовая система РФ. - Воронеж, 1997.

Блатова Н.Т. Основные направления и формы борьбы с преступностью в международном праве// Актуальные вопросы теории современного международного права. - м., 1985.

Блищенко И.П., Фисенко И.В. Международный уголовный суд. М., 1994.

197

Блищенко И.П. Дипломатическое право. М., 1990.

Бобылев Г.В., Зубков Н.Г. Основы консульской службы. М., 1986.

Бородин СВ., Ляхов в.Г. Международное сотрудничество в борьбе с уголовной преступностью. - М, 1983. -

Буткевич В.Г. Соотношение внутригосударственного и международного права.-Киев. 1981.

Валеев P.M. выдача преступников в современном международном праве. -Казань, 1976.

Волков А.Н. Взаимодействие правоохранительных органов приграничных районов (на примере Курской области и Сумской области Украины)// Прокурорская и следственная практика. 1998. №3.

Выдача лиц для привлечения к уголовной ответственности или приведения приговора в исполнение. Методическое пособие. Руководитель авторского коллектива Г.В.Дашков., М., 1998.

Галенская Л.Н. Международная борьба с преступностью. - М., 1972.

Галенская Л.Н., Кузьмин СВ. Современные тенденции развития договорного сотрудничества государств в борьбе с преступностью // Советский ежегодник международного права. 1986. - М., 1987.

Галенская Л.Н. Право убежища. М., 1968.

Гришаев П.И. Международная преступность и ее причины. Лекция. - М., 1987.

Гуценко К.Ф., Сидоров В.Е. Борьба с преступностью и международное сотрудничество // Советское государство и право. 1986. №4

Даниленко Г.М. Применение международного права во внутренней правовой системе России: практика Конституционного суда// Государство и право. 1995. №11.;

Ерохин В.И. Вопросы передачи осужденных для дальнейшего отбывания наказания // Актуальные проблемы прокурорского надзора. Сборник статей. Вып. 1. Под. Ред. В.В. Колмогорова. М.. 1998.

198

Зарубежный опыт правового регулирования по вопросам защиты участников уголовного судопроизводства и практика ее применения. Сборник правовых актов, организационных документов и информационно-аналитических материалов. - М., 2000.

Звирбуль В.К., Шупилов В.П. выдача уголовных преступников. - М., 1974.

Зорин В.А. Основы дипломатической службы. - М., 1977.

Игнатенко Г.В. Международное сотрудничество в борьбе с преступностью. - Свердловск. 1980.

Игнатенко Г.В. Международное и советское право: Проблемы взаимодействия правовых сиситем// Советское государство и право. 1985, №1.

Илларионов В.П., Путова И.В. Правовые и организационно- методические аспекты международного розыска преступников. Учебное пособие. М., 1999.

Исполнение международных договоров СССР. Вопросы теории и практики. Межвуз. Сборник об научных трудов. - Свердловск, 1986. - 117 с.

Карпец И.И. Преступления международного характера. - М., 1979.

Карпец И.И. Международная преступность. - М., 1988.

Колесников В.И. Взаимодействие МВД России с партнерами по СНГ в борьбе с преступностью // Прокурорская и следственная практика. М., 1997. №3.с. 15-18.

Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. И.Л. Петрухина. Изд. второе, переработанное и дополненное. М., 2000.

Курс международного права. В 7 т. Т. 6.

Лукашук И.И. Применение международного права судами// Алексеева Л.Б., Жуйков В.М., Лукашук И.И. Международные нормы о правах человека и применение их судами Российской Федерации. Практическое пособие. М., 1996.;

Лукашук И.И. Международное право и конституции государств // Журнал российского права. 1998. № 1.

199

Лукашук и.И. Международное уголовное право и правовая система Российской федерации // Журнал российского права. 1997. № 10.

Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России. М., 1997.;

Лукашук И.И. Международное право в судах государств.СПб. 1993.

Ляхов Е.Г. Терроризм и межгосударственные отношения. - М., 1991. -

Ляхов Е.Г. Проблемы сотрудничества государств в борьбе с международным терроризмом. - М.. 1979.

Марочкин СЮ. Действие норм международного права в правовой системе Российской Федерации. Тюмень, 1998.

Марочкин СЮ. Соотношение юридической силы норм международного права в правовой системе Российской Федерации // Российский юридический журнал. 1997. № 2.

Марочкин СЮ. Юридические условия действия норм международного права в правовой системе Российской Федерации// Московский журнал международного права. 1998. №2.

Марышева Н.И. Международно-правовая помощь по гражданским и уголовным делам. Диссертация доктора юридических наук в форме научного доклада. М., 1996.

Международно-правовые аспекты экстрадиции. Сборник документов. М., 2000.

Международное право. / отв. ред. Ю.М. Колосов, В.И. кузнецов. - М., 1999.-624 с.

Международное право и советское законодательство. - Казань, 1991. -157 с.

Международное право в современном мире. Сб. статей. / отв. ред. Ю.М. Колосов.-М., 1991.-192 с.

Международное публичное право. Учебник/под. ред. К.А. Бекяшева. -М., 1999.- 608 с.

200

Международное право/ отв. ред. Г.В. Игнатенко и О.И. Тиунов. - М.. 1999.-584 с.

Международное уголовное право / отв. ред. В.Н. Кудрявцев. М.. 1995.

Международные пакты о правах человека и советское законодательство. М., 1976.

Мельникова Э.Б. Уголовный процесс и вопросы международного сотрудничества/ Ларин А.И., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции-очерки/Под ред. В.М. Савицкого. М., 1977.

Мовчан А.П. Права человека и международные отношения. - М.. 1982.

Мюллерсон Р.А. Соотношение международного и национального права. -М.. 1982.

Нефедов Б.М. Иемплементация международно-правовых норм в СССР // Советский ежегодник международного права. 1987. - М.. 1988.

Нефедов Б.И. Правовая регламентация статуса иностранных граждан в СССР.-Омск, 1988.

Никифоров Д.С., Борунков А.Ф. дипломатический протокол в СССР. Причины, нормы, практика. - М., 1985.

Отрасли международного права. - М., 1992.

Панов В.П. сотрудничество государств в борьбе с международными уголовными преступлениями. Учебн. пособие. - М., 1993. - 160 с.

Панов В.П. международное уголовное право. Учеб. пособие. - М., 1997.

Плотникова О.В. Консульские отношения и консульское право. - М., 1999.

Пушмин Э.А. Международный юридический процесс и международное право. - Кемерово, 1990. -

Расследование преступлений, связанных с иностранными гражданами. Методические рекомендации// Информационный бюллетень Следственного комитета МВД РФ. 1996. №2(87).

Родионов К.С. Интерпол: вчера, сегодня, завтра. - М., 1990.

201

Рубанов А.А. Теоретические основы международного взаимодействия национальных правовых систем. - М.. 1984.

СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. - М., 1989.

Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи / Составлен В.П. Кружков, П.В. Крашенинников. М., 1996.

Сборник международных соглашений МВД России// Сост. Т.Н.Москалькова, Н.Б.Слюсарь. М., 1996.

Сидоренко Е. Допустимость доказательств, полученных на территории других государств (по материалам уголовного дела по обвинению Д. Якубовского) // Законность. 1998. № 2.

Смирнов Ю.М. Консульское право и практика его применения. -2001.

Соловьев А.Б., Волеводз А.Г. Методические рекомендации для

| следователей по вопросам организации взаимодействия правоохранительных

органов России и других государств в розыске, аресте и обеспечении

! конфискации денежных средств и имущества, нажитых преступным путем и

! находящихся за рубежом. М., 1998.

I

jt Талалаев А.Г. Соотношение международного и внутригосударственного

! права и Конституция Российской федерации // Московский
журнал

! международного права. 1994. № 4.

Тиунов О.И. О применении Конституционным судом Российской Федерации норм международного права// Первая научно-практическая конференция по вопросам применения норм международного права российскими правоохранительными органами. М., 1996.;

Тихомиров Ю.А. Международное и внутреннее право: динамика соотношения // Правоведение, 1995, № 3.

Уголовная юстиция: проблемы международного сотрудничества. Международный научно-исследовательский проект. - М., 1994.

Усенко Е.Т. Соотношение и взаимодействие международного и * национального права в российской Конституции // Московский журнал

международного права. 1995. № 2. с. 18

202

Фистин А.Н., Суханов В.Н., Бекешев Д.К. Процессуальный порядок оказания правовой помощи по уголовным делам в странах СНГ. Методические рекомендации. // Информационный бюллетень Следственного комитета МВД РФ. 1996. № 2(87). с. 51-60.

Чайка Ю.Я. Сотрудничество правоохранительных органов стран СНГ: состояние и перспективы // Прокурорская и следственная практика. М., 1997.

Черниченко СВ. Объективные границы международного права и соотношение международного и внутригосударственного права/ Советский ежегодник международного права. 1984. - М.. 1986.