lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Мифтахова, Лилия Адиповна. - Проблемы участия психолога в уголовном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Уфа, 2001 222 с. РГБ ОД, 61:02-12/500-6

Posted in:

Министерство Образования Российской Федерации Башкирский государственный университет

На правах рукописи

Мифтахова Лилия Адиповна

Проблемы участия психолога в уголовном процессе

специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель - Заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Еникеев Заршат Давлетшинович

Уфа 2001 год

2

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

Глава 1.Общие положения участия психолога в уголовном процессе 18 1.1.Основные понятия теории использования специальных психологических знаний

в уголовном процессе 18 1.2.Краткий исторический обзор применения психологических знаний

в судопроизводстве 36

1.3 .Правовые основы участия психолога в уголовном процессе 55

1 ^.Организационные основы участия психолога в уголовном процессе 72

1.5.Нравственные начала участия психолога в уголовном процессе 83

Глава 2.Участие психолога в производстве по отдельным категориям дел 93

2.1 .Участие психолога в производстве по делам об аффективных преступлениях 93

2.2.Участие психолога в производстве по делам о самоубийствах и детоубийствах 104 2.3.Использование специальных психологических знаний в производстве по делам

о преступлениях, связанных с управлением сложной техникой 114

2.4.Содействие психолога расследованию и раскрытию серийных преступлений 120 2.5.Содействие психолога расследованию преступлений, совершенных

преступными группами 128

Глава З.Особенности участия психолога в производстве по делам несовершеннолетних 135 3.1.Помощь психолога в установлении значимых по делу обстоятельств

на начальных этапах расследования 135

3.2.Участие психолога в следственных действиях в отношении

несовершеннолетних участников процесса 146

3.3.Особенности экспертно-психологического исследования в отношении

несовершеннолетних участников процесса 154

ЗАИспользование специальных психологических знаний в ходе судебного

разбирательства при решении вопросов индивидуализации уголовной

ответственности и наказания несовершеннолетних 165

3.5.Содействие психолога профилактике преступлений несовершеннолетних

при производстве по уголовным делам 175

Заключение 183

Список использованных источников 194

Приложения 212

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. На современном этапе развития российского общества и государства одним из ключевых вопросов остается защищенность граждан от преступных посягательств, масштабы и общественная опасность которых весьма значительны. В 2000 году в стране зарегистрировано 2952 тыс. преступлений, из них 58,8% тяжких и особо тяжких, по сравнению с 1999 годом увеличилось количество убийств (на 2,2%), умышленных причинений тяжкого вреда здоровью (на 4,4%). *

Проблема преступности, как свидетельствуют социологические исследования, занимает в последние годы второе место после обвального снижения уровня жизни.2 Это негативно отражается на психическом благополучии населения. По данным всероссийских опросов, опубликованным в литературе, 85% респондентов указали, что не чувствуют себя в безопасности от преступных посягательств, ощущают тревогу, беспокойство, страх перед нападением.3 Неверие в способность правоохранительных органов защитить интересы личности, общества, государства, углубляющийся правовой нигилизм населения, внедрение в массовое сознание стереотипов противоправного поведения, силового разрешения споров выступают факторами, усугубляющими негативные тенденции развития криминальной ситуации в стране.4 «Граждане, потерявшие надежду добиться справедливости в суде, ищут другие, далеко не правовые «ходы» и «выходы», и подчас убеждаются, что незаконным путем имеют шанс добиться, по сути, часто справедливого решения. Это подрывает доверие к государству», - отмечается в Послании Президента РФ В.В.Путина Федеральному Собранию РФ.5

‘Краткая характеристика состояния преступности в России в 2000 г. // Российская юстиция, 2001. №3. С.77.

2См.: Димов В.М. Проблемы девиантного поведения российской молодежи (социологический аспект) //

Вестник Московского ун-та. Серия 18. Социология и политология, 1997. №3. С.47.

3См.: Ефремов P.X. Проблемы насилия в массовом сознании //Социальные конфликты (Экспертиза,

прогнозирование, технологии разрешения). Вып.8. M., 1995. С.13.

4См.: Федеральная целевая программа по усилению борьбы с преступностью на 1999-2000 годы, утвержденная

постановлением Правительства РФ №270 от 10.03.99 (в ред. постановления Правительства РФ №1043 от

30.12.2000)//СЗ РФ, 22.03.99. №12. Ст.1484; СЗ РФ, 15.01.2001. №3. Ст.238.

‘Российская газета, 2001г., 4 апреля.

4

Восстановление доверия общества к правоохранительным и судебным органам, совершенствование их работы относятся к государственным задачам первостепенной важности. В немалой степени их решение зависит от оптимизации организационно-структурного построения этих органов, более полного использования имеющегося потенциала и ресурсов, разработки научно обоснованных методов борьбы с преступностью, рациональной организации и эффективного функционирования в их деятельности системы применения специальных знаний.

При исследовании преступного поведения человека в ходе расследования и рассмотрения уголовных дел все чаще возникают вопросы, разрешение которых требует содействия со стороны профессиональных психологов. В какой-то степени это вызвано ростом общественно опасных действий лиц с различного рода психическими отклонениями. В течение 1991-1996гг. их количество возросло в 2 раза, среди них большой удельный вес (около 25%) занимают посягательства против личности (убийства, телесные повреждения, изнасилования).1 К сожалению, социальные катаклизмы последних лет крайне неблагоприятно влияют на психическое здоровье, увеличивая возможность возникновения различных психических расстройств у психически здоровых лиц и обострения психотических состояний у психически больных. По прогнозам ученых число лиц с психическими расстройствами, возникшими только вследствие стресса, составит в ближайшие годы около 10 млн.чел.

Совершение преступлений, в свою очередь, тоже негативно отражается на психике пострадавших от них лиц и их очевидцев. Возникающие при этом исключительные психические состояния (стресс, крайняя степень возбуждения, страх, подавленность) требуют внимательного к себе отношения, а иногда и профессионального психологического подхода в ходе производства процессуальных действий в отношении этих лиц.

‘Чуркин А. Психическое здоровье населения России //Медицинское обозрение, 1997. №11. С.11.

2Дмитриева Т.Б. Психическое здоровье требует глобального подхода //Медицинское обозрение, 1997. №11.С.8.

5

Содействие психолога все больше необходимо в судопроизводстве по делам несовершеннолетних. Состояние и динамика их преступности свидетельствуют о продолжающихся негативных процессах, протекающих в подростковой среде. Ее криминальный потенциал остается значительным -каждое одиннадцатое раскрытое преступление совершено данной категорией лиц, из них 80% относятся к тяжким и особо тяжким.1 Помимо роста количества несовершеннолетних лиц, привлеченных к уголовной ответственности, увеличивается число несовершеннолетних жертв преступлений, при производстве с ними процессуальных действий тоже бывает необходимо содействие психолога.

На оказание профессиональной психологической помощи участникам уголовного судопроизводства, необходимость привлечения к нему экспертов из области психологии, медицины, психиатрии и специальную психологическую подготовку некоторых работников правоохранительных и судебных органов ориентируют многие международно-правовые документы в области защиты прав человека и борьбы с преступностью: Декларация ООН основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, Руководящие принципы ООН для предупреждения преступности несовершеннолетних, Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, Рекомендации Комитета Министров Совета Европы государствам-членам о положении потерпевшего в рамках уголовного права и процесса; относительно упрощения уголовного правосудия и др.2

Жизненная необходимость результативного противостояния количественно и качественно изменившейся преступности, с одной стороны, и необходимость уважения прав и законных интересов человека в деятельности правоохранительных и судебных органов, их переориентация с режима силового воздействия на более гибкий режим
взаимодействия, с другой

‘Краткий анализ состояния преступности в России (январь-июль 2000г.) //Российская юстиция, 2000.№10.С.58. Международные акты о правах человека. Сборник документов. M. 1998. С. 165,273,284; Сборник документов Совета Европы в области защиты прав и борьбы с преступностью. М. 1998. С. 11 б, 123.

6 стороны, предъявляют соответствующие требования и к
повышению психологической подготовленности лиц,
осуществляющих уголовное судопроизводство, и к расширению
практики их взаимодействия с профессиональными психологами.

В этой связи весьма актуальным является исследование проблем процессуальных и иных отношений субъектов, осуществляющих применение специальных психологических знаний, с лицами, ведущими производство по уголовному делу или участвующими в нем. Актуализирует рассматриваемую тему принятие концептуально нового уголовного и уголовно-процессуального законодательства. УК РФ 1996г. широко использует психологические понятия и термины, и правильное установление обозначенных ими обстоятельств во многих случаях требует содействия со стороны сведущих в психологии лиц. УПК РФ 2001г. создает новеллы относительно участия психолога в судопроизводстве, которые требуют научного осмысления, теоретической разработки для эффективной практической реализации.

Вопросы, связанные с участием сведущих в психологии лиц в судопроизводстве, вызывали и вызывают интерес у ученых и практиков - и юристов, и психологов. Важные аспекты проблемы использования психологических, в том числе специальных психологических, знаний в целях обеспечения уголовного судопроизводства освещались в работах Ю.М.Антоняна, Р.С.Белкина, В.Л.Васильева, Ф.В.Глазырина, В.И.Гончаренко, Ю.М.Грошевого, В.В.Гульдана, А.В.Дулова, М.И.Еникеева, Г.Х.Ефремовой, В.Е.Коноваловой, М.В.Костицкого, Д.П.Котова, И.Ф.Крылова, Т.Н.Курбатовой, Б.Д.Лыскова, Р.А.Марусте, Г.М.Миньковского, А.Р.Ратинова, В.В.Романова, И.М.Резниченко, Т.В.Сахновой, О.Д.Ситковской, И.Н.Сорокотягина, М.С.Строговича, Г.Г. Шиханцова, Я.МЯковлева и многих других авторов.

Вопросы использования в уголовном процессе знаний сведущих в психологии лиц в форме экспертизы в разное время исследовали Л.В.Алексеева, А.Е.Брусиловский, В.Л.Васильев, Е.Г.Дозорцева,

В.Ф.Енгалычев, Л.П.Конышева, М.В.Костицкий, М.М.Коченов, И.А.Кудрявцев,

7

М.В. Морозова, В.В.Нагаев, Н.Р.Осипова, Т.П.Печерникова, А.Р.Ратинов, Ф.С.Сафуанов, Ю.В.Синягин, О.Д.Ситковская, О.С.Соловьев,

И.Н.Сорокотягин, С.С.Шипшин, С.Н.Шишков и другие.

За последние годы появилось немало работ, посвященных отдельным аспектам использования достижений психологической науки и практики в деятельности правоохранительных органов: метода психологического портретирования преступника1, методов гипноза для активизации памяти опрашиваемых лиц (на примере деятельности зарубежной полиции), методики применения полиграфа в раскрытии преступлений , психологических методов по изобличению фигуры лидера (организатора) преступной группы4, по выявлению и пресечению деятельности самих организованных групп и преступных сообществ.5 Значительное количество работ посвящено развитию психологических знаний у следователей6, повышению психологической подготовленности сотрудников правоохранительных органов.7

Появились исследования деятельности психолога в областях, тесно соприкасающихся со сферой деятельности правоохранительных органов. В частности, изучалась деятельность практического психолога органов внутренних дел, но главным образом, в плане психологического обеспечения работы с личным составом, поскольку психологические
подразделения,

‘Анфиногенов А.И. Психологический портрет преступника, его разработка в процессе расследования

преступления. Дис.канд.психол.наук. М.1997.

2Хабалев В.Д. Применение гипноза для активизации памяти опрашиваемых лиц в деятельности зарубежной

полиции. Дис.канд.психол.наук. М.1997.

3Белюшина О.В. Правовое регулирование и методика применения полиграфа в раскрытии преступлений.

Дис.канд.юрид.наук. МЛ998.

4Мешкова B.C. Изобличение лидера (организатора) преступной группы в ее создании и в руководстве

преступной деятельностью. Дис.канд.юрид.наук. M. 1998.

5Полищук Д.А. Тактико-психологические особенности допроса при расследовании преступлений, совершенных

преступными сообществами. Дис.канд.юрид.наук. М.2000.

6Карузина В.В. Тактика использования данных о поведении участников уголовного процесса в ходе

следственных действий. Дис.канд.юрид.наук. СПб. 1998; Чулахов В.Н. Навыки и привычки человека как

источник криминалистически значимой информации. Дис.канд.юрид.наук. МЛ 998; Полстовалов
О.Б.

Совершенствование тактических приемов криминалистики на основе современных достижений

психологической науки. Дис.канд.юрид.наук. Уфа.2000.

7Лури B.C. Анализ современного опыта психологической подготовки сотрудников полиции США.

Дис.канд.психол.наук. M.1991., Соколова Е.Н. Морально-психологическая подготовленность следователя и ее

формирование у курсантов и слушателей в специальных образовательных учреждениях МВД России.

Дис.канд.психол.наук. МЛ 999; Кроз M.B. Система психологической оценки прокурорских работников.

Дис.канд.психол.наук. МЛ999; Семик А.А. Психологическая характеристика имиджа сотрудников ОВД.

Дис.канд.психол.наук. Рязань.1999; Молоканова А.В. Профессионально-психологические качества следователя

и их развитие в высшем образовательном учреждении МВД России. Дис.канд.психол.наук. М.2000.

8

имеющиеся в правоохранительных органах, ориентированы в настоящее время преимущественно на задачи профессионального отбора и формирования психологической устойчивости сотрудников этих органов.1 Исследовалась деятельность школьного психолога по профилактике детской и подростковой преступности. Эти исследования проводили сами психологи.

Двуединый подход, целостный охват и с позиций психологии, и с позиций юриспруденции в исследовании проблемных вопросов использования специальных психологических знаний в уголовном процессе был предпринят М.В.Костицким более 10 лет назад.3’ С тех пор деятельность психолога, непосредственно включенного в процесс расследования и раскрытия преступлений, содействующего правильному разрешению уголовных дел, предметом специального изучения на диссертационном уровне со стороны юристов-процессуалистов не выступала.

Существующее сегодня несоответствие между потребностью в использовании специального психологического знания в уголовном судопроизводстве и его представленностью в следственно-судебной практике высвечивают проблемный характер участия психолога в уголовном процессе. Поиск конструктивных способов разрешения имеющихся проблем требует выявления составляющих их противоречий, трудностей разной степени выраженности и их разностороннего рассмотрения. Недостаточная разработанность в процессуальной литературе широкого круга вопросов, связанных с участием в уголовно- процессуальной деятельности профессиональных психологов, наличие практической потребности в их разрешении, их значимость и для установления истины по уголовным делам, и для всемерной защиты прав и законных интересов лиц, в них участвующих, обусловили необходимость проведения данного исследования.

’ Копылова Т.К. Предпосылки эффективности деятельности практического психолога органов внутренних дел.

Дис.канд.психол.наук. М.1997.

2Успенская Ю.М. Деятельность школьного психолога по профилактике детской и подростковой преступности.

Автореф.дис.канд.психол.наук. Тверь.2000.

3Костицкия М.В. Использование специальных психологических знаний в советском уголовном процессе.

Дис.докт.юрид.наук. Львов. 1990.

9

Цель и задачи исследования. Своей целью настоящая работа имеет комплексное изучение проблемных вопросов участия психолога в уголовном процессе, определение его роли и процессуального положения в досудебном и судебном производстве. Комплекс проблем в самом общем виде можно обозначить следующим образом: как в настоящее время, с точки зрения уголовно-процессуального закона, требований следственной и судебной практики, положений процессуальной, криминалистической, психологической науки, наиболее правильно использовать специальные психологические знания в уголовном процессе, оптимально организовать взаимодействие психолога с лицами, осуществляющими производство по делу; какие формы и направления такого взаимодействия выработала следственно-судебная практика, насколько они соответствуют требованиям закона; насколько закон отражает потребности практики; какими средствами можно оптимизировать участие психолога в уголовном судопроизводстве?

Достижение указанной цели осуществлялось постановкой и решением следующих задач:

• разработка теоретических основ исследования и уточнение понятийного аппарата, раскрытие содержания и характера содействия психолога лицам, осуществляющим уголовное судопроизводство или участвующим в нем; • • выявление главной исторической тенденции развития . применения в уголовном судопроизводстве психологического и специального психологического знания; • • изучение современного состояния практики участия психолога в уголовном процессе, выявление сложившихся и складывающихся направлений такого участия; • • выделение и анализ форм, в которых происходит взаимодействие лиц, осуществляющих производство по делу, с профессиональными психологами, выявление типичных трудностей, возникающих при их участии в деле; • • анализ этических аспектов деятельности психолога в уголовном процессе; •

10

• исследование специфики оказываемого психологами содействия по отдельным категориям уголовных дел; • • сравнительный анализ уголовно-процессуального законодательства и правоприменительной практики других стран относительно участия психолога в уголовном судопроизводстве; • • выявление пробелов в российском уголовно-процессуальном законодательстве, разработка на основе проведенного исследования рекомендаций по совершенствованию действующего законодательства и практики его применения. • Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования выступили отечественное и зарубежное законодательство, регулирующее участие психологов в уголовном судопроизводстве, практика правоохранительных и судебных органов по его применению, теоретические положения науки уголовного процесса, криминалистики, судебной экспертизы, психологии, освещающие деятельность сведущих лиц в уголовном процессе.

Предметом исследования являются специфические процессуальные, правовые и иные отношения, возникающие в сфере уголовного судопроизводства при участии в нем сведущих лиц - профессиональных психологов, выявление процессуального механизма их участия в уголовном судопроизводстве, а также выявление имеющихся в настоящее время теоретических и практических проблем и трудностей, осложняющих такое участие.

Методология и методика исследования. Методологической основой исследования являются положения общей теории познания, философские и частнонаучные методы познания явлений социальной действительности: логический, исторический, сравнительно-правовой методы, системно- структурный анализ, наблюдение, контент-анализ содержания документов (материалов уголовных дел), опросные методы сбора социальной информации -анкетирование, интервью, беседа.

11

Нормативной основой работы послужили Конституция РФ, уголовное и уголовно-процессуальное законодательство РФ, другие Федеральные законы и законы Субъектов Федерации, подзаконные нормативные акты. Под углом зрения избранной темы изучались нормативные акты СССР, РСФСР, а также дореволюционное законодательство.

При проведении исследования были изучены международно-правовые документы, отраженные в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, Комитета Министров Совета Европы в области защиты прав человека, борьбы с преступностью и уголовного правосудия, нормы рекомендательного законодательного акта для государств-участников СНГ - Модельного УПК, уголовно-процессуальное законодательство стран ближнего и дальнего зарубежья (Узбекистана, Казахстана, Кыргызстана, Беларусь, Болгарии, Польши, Румынии, Германии, Франции, США, Канады).

В ходе исследования изучались нормы проекта УПК РФ, принятого Государственной Думой в первом, втором, третьем чтениях, постановления Конституционного Суда РФ, постановления Пленума Верховного Суда СССР, РСФСР, РФ, относящиеся к рассматриваемым вопросам.

Теоретическую основу работы составили современные достижения уголовно-правовой и уголовно-процессуальной науки, криминалистики, судебной экспертизы, криминологии, общей и юридической психологии и других отраслей знания, отраженные в трудах отечественных и зарубежных авторов.

Эмпирической базой исследования послужили данные, полученные в результате изучения 402 архивных уголовных дел, находившихся в производстве органов прокуратуры, органов внутренних дел, районных судов, Верховного Суда Республики Башкортостан, за 1998-2001 годы. Автор использовал результаты социологического опроса 110 судей, 112 прокурорских и следственных работников по вопросам участия психолога в уголовном процессе, статистические данные ИЦ МВД РФ по Республике Башкортостан, опубликованные в печати, а также фактические данные других исследователей.

12

Научная новизна работы определяется рассмотрением процессуальных и иных проблем участия психолога в уголовном судопроизводстве в новых социально-политических условиях, когда существенно меняются ценностно-нормативные приоритеты в сфере борьбы с преступностью, деятельность правоохранительных и судебных органов переориентируется на приоритет общечеловеческих ценностей и более пристальное внимание к личности участвующих в деле лиц. На основе системно-комплексного подхода автором предпринята попытка целостного рассмотрения теоретических и практических проблем применения в уголовном судопроизводстве знаний сведущих в психологии лиц, наиболее актуальных и с точки зрения изменений, происходящих в структуре и динамике преступности. Научная новизна исследования обусловлена также новым решением в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве некоторых вопросов, требующих использования специальных психологических знаний.

О новизне диссертационного исследования свидетельствует ряд содержащихся в нем научных положений, предложений по совершенствованию законодательства и практических рекомендаций, выносимых на защиту:

  1. Участие психолога в уголовном процессе следует рассматривать как основанное на законе, осуществляемое психологическими средствами (посредством использования специальных психологических знаний, навыков, умений, отражающих современный уровень развития психологической науки и практики) содействие сведущего лица органам досудебного и судебного производства, направленное на достижение истины по уголовному делу, уважение и соблюдение прав и законных интересов лиц, в нем участвующих. Предлагаются варианты классификации участия психолога в уголовном процессе в зависимости от формы его осуществления и по отдельным направлениям, определяющим необходимую специализацию в той или иной области психологии.

13

2.С учетом того, что тщательное выяснение личностных особенностей и психических состояний лиц, участвующих в судопроизводстве, способствует интеллектуализации и гуманизации уголовного процесса, обосновывается необходимость расширения практики участия психолога в производстве по уголовным делам.

, 3.Вносятся предложения о расширении процессуальных оснований участия психолога в судопроизводстве, об уточнении в новом УПК РФ процессуального статуса сведущих лиц, в котором необходимо предусмотреть не только объем разрешенного и запрещенного, но и должного поведения этих лиц.

4,Отдельные стороны деятельности психолога в сфере уголовного судопроизводства должны детально прорабатываться и закрепляться в подзаконных актах. Для эффективного взаимодействия лиц, осуществляющих производство по уголовным делам, со сведущими в психологии лицами предлагается осуществление ряда мероприятий организационного характера.

5.Помимо правовых предписаний, важным ориентиром в деятельности психолога в сфере уголовного судопроизводства выступают этические принципы, которые следует отразить в Кодексе профессиональной этики психологов России.

б.Предусмотренное УПК РФ содействие психолога при производстве допроса несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, подсудимых следует рассматривать не только как присутствие, но и как активное участие в производстве этого действия. Соответственно предлагается пересмотреть закрепляемые законом права и обязанности психолога, расширить и конкретизировать их, и в частности, предусмотреть право пресекать педагогически не корректные, способные травмировать детскую психику формулировки вопросов. Предлагается расширить круг лиц, в допросе которых возможно, а в некоторых случаях обязательно, участие психолога, включив в него малолетних и несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, а также расширить круг процессуальных действий, проводимых в отношении несовершеннолетних лиц с участием психолога.

14

7.Должно быть обязательным правилом тщательное психологическое обследование каждого несовершеннолетнего, совершившего преступление. Это необходимо для установления значимых по делу обстоятельств, индивидуализации и дифференциации уголовной ответственности и наказания, предупреждения совершения новых преступлений. Следует предусмотреть в УПК право лиц, осуществляющих судопроизводство в отношении несовершеннолетних, направлять их для всестороннего исследования личности в социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних, использовать консультации (разъяснения, рекомендации) специалистов-психологов образовательных, воспитательных, профилактических учреждений.

  1. Для установления возраста несовершеннолетнего потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, когда это имеет значение для дела, а документы о возрасте отсутствуют или вызывают сомнение, должна проводиться комплексная медико-психологическая экспертиза, обязательность которой необходимо предусмотреть в УПК. Следователям и судьям следует прислушиваться к мнению экспертов-психологов, исследовавших способность малолетних и несовершеннолетних свидетелей, потерпевших правильно воспринимать и воспроизводить значимые по делу обстоятельства, способность жертв половых преступлений оказывать сопротивление, рекомендующих не привлекать этих лиц к участию в следственных и судебных действиях во избежание усугубления их психического состояния.

9.Экспертизы, проводимые судебно-психиатрическими экспертными комиссиями, в которых участвуют психологи, являющиеся сотрудниками этих учреждений, необходимо определять как комплексные психолого- психиатрические. Лицу, в отношении которого назначается комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, независимо от его процессуального положения, должно быть предоставлено право на ознакомление с постановлением (определением) о назначении экспертизы и ее заключением. Если это несовершеннолетнее или процессуальное недееспособное лицо, то данное право должно быть предоставлено его законному представителю.

15

Ю.Развиваются идеи об особенностях участия психолога в производстве по отдельным категориям уголовных дел. Предлагается предусмотреть в УПК обязательное назначение судебно-психологической экспертизы в случае сомнения относительно соответствия психофизиологических качеств обвиняемого требованиям экстремальных условий или нервно- психическим перегрузкам. Такую экспертизу необходимо проводить, в частности по делам о преступлениях, связанных с управлением сложной техникой. Рекомендуется более широко проводить судебно- психологические экспертизы для определения психического состояния лица, действовавшего в условиях психотравмирующей ситуации, по делам о преступлениях против личности.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в развитии положений теории использования специальных психологических знаний в уголовном процессе, дополнительном обосновании ранее сформулированных и разделяемых диссертантом выводов по ряду дискуссионных вопросов. На основе изучения специальной литературы, сравнительного исследования отечественного и зарубежного уголовно- процессуального законодательства и практики его применения автор стремился выделить положения, которые недостаточно разработаны в уголовно-процессуальной науке, сформулировать рекомендации, направленные на совершенствование правовых и нравственных основ деятельности психолога в уголовном процессе.

Практическая значимость работы определяется ее направленностью на совершенствование процессуального механизма участия психолога в уголовном процессе, организационных основ взаимодействия лиц, осуществляющих производство по делу, с профессиональными психологами. Результаты исследования, отражающие современное состояние практики участия психологов в уголовном судопроизводстве, а также освещение возможностей, предоставляемых современным уровнем
развития психологической науки,

16 позволяют практическим работникам шире использовать в ходе расследования и судебного разбирательства специальные знания психологов.

Материалы диссертации могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях по данному и связанному с ним кругу проблем; для совершенствования уголовно-процессуального законодательства, а также для его комментирования; в учебном процессе при подготовке учебных программ, учебно-методических пособий, лекций, для углубленного изучения соответствующих разделов уголовно-процессуальной и криминалистической дисциплин на практических занятиях и научно- исследовательских кружках студентов; в системе повышения квалификации дознавателей, следователей, прокуроров, судей; для информационного обеспечения.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и практические рекомендации по теме диссертационного исследования изложены автором в десяти опубликованных статьях. Наиболее важные научные и практические результаты диссертационного исследования докладывались на международной, всероссийских и региональных научно-практических конференциях:

  1. «Биологическое и социальное в личности преступника и проблемы ее ресоциализации» (г.Уфа, октябрь 1993г.);
  2. «Проблемы правового регулирования государственной и
    общественной жизни» (г.Уфа, сентябрь 1997г.);
  3. «Проблемы обеспечения прав личности на современном этапе» (г.Уфа, май 1998г.);
  4. «Всеобщей декларации прав человека - 50 лет» (г.Уфа, декабрь 1998г.);
  5. «Социальная политика на рубеже XXI века: тенденции и перспективы. Взгляд из настоящего в будущее» (Москва-Уфа, декабрь 1999г.);
  6. «Проблемы предупреждения и пресечения преступности и правонарушений молодежи, защиты их прав» (г.Уфа, октябрь 2000г.);
  7. «Социальная работа с молодежью: подросток, семья, социум»
    (г.Уфа, декабрь 2000г.).

17

Выводы и теоретические положения диссертационного исследования использовались автором в ходе научной стажировки на юридическом факультете Софийского университета «Святого Климента Охридского» (Болгария, март-июнь 2000г.), применяются при преподавании курса уголовного процесса в Институте права Башкирского государственного университета.

Структура диссертации обусловлена целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих пятнадцать параграфов, заключения, списка использованных источников, приложений.

18

Глава 1. Общие положения участия психолога в уголовном процессе

1.1.Основные понятия теории использования специальных психологических знаний в уголовном процессе

В ходе производства по делу одними из главных составляющих выступают поиск и осмысление информации о лице, совершившем преступление. Ее получают, анализируя действия человека, сведения о нем, поступающие от других лиц, непосредственно воспринимая внешний вид, речь, мимику, жестикуляцию, иные проявления индивидуальных особенностей. Чтобы получить представление о человеке, его возможностях действовать в окружающем мире, требуется знание о внутренних регуляторах поведения и деятельности людей, традиционно называемое психологическим знанием.1

Психологическое знание может быть представлено в четырех относительно независимых реальностях жизни, выделяемых в специальной психологической литературе. Во-первых, это конкретные знания о людях, получаемые человеком в процессе своей жизни, проверяемые на истинность личным жизненным опытом. Эти знания, которыми обладает каждый человек, называют житейскими, а основанное на них воздействие на другого человека -житейской психологией.2

Во-вторых, это передаваемые от поколения к поколению обобщенные знания о людях. Полезный опыт психологических открытий и обобщений, ориентирующий людей в сложной реальности жизнеобеспечения, закрепляется речевыми стереотипами (пословицами, поговорками) и стереотипами воздействия (традициями, ритуалами, обрядами). Такие знания, выступающие регуляторами повседневного поведения, констатирующие, но не объясняющие психологические факты, называют обыденными, а основанное на них воздействие на другого человека - обыденной психологией.3

‘См.: Общая психология /Под ред. А.В.Петровского. М.1986. С.5-6. 2См.: Общая психология: Курс лекций /Сост. Е.И.Рогов. МЛ995. С.4. 3См.: Климов Е.А. Основы психологии. МЛ 997. С. 14.

19

Объяснение психологических фактов стало возможным благодаря исследованиям, направленным на проникновение в их глубинную сущность с помощью специальных приемов (совокупности научных методов). Полученное таким образом обобщенное, вскрывающее закономерности знание о внутренних регуляторах поведения людей передается через научные категории, совокупность связанных между собой понятий, строго определенных терминов. Оно называется научным или академическим.1 Организуемое на его основе воздействие на человека представляет собой академическую психологию.

При использовании этого знания для воздействия на группу людей, чем больше группа, тем более вероятно, что она примет это воздействие и будет реагировать по найденной учеными закономерности. При воздействии на одного человека обобщенного закономерного знания
может оказаться недостаточно из-за бесчисленного множества
вариантов человеческой индивидуальности, что требует конкретизации обобщенного, закономерного знания о человеке применительно к отдельному человеку. Индивидуальность, неповторимость человека и
конкретных обстоятельств его жизни стали предметом изучения практической психологии. Психологическая информация, полученная в
ходе практического воздействия на конкретную личность, дополняет и уточняет обобщенное психологическое знание.

Психологическое знание, используемое в ходе производства по уголовному делу, в той или иной степени представляют все эти четыре реальности. Но в отличие от житейской и обыденной психологии, психологическое знание, представленное академической и практической психологией, требует целенаправленного овладения и систематизированного усвоения, т.е. специальной подготовки. Специальная подготовленность предполагает не просто информированность, обладание знаниями-сведениями, но и владение знаниями-навыками в осуществлении деятельности. Навыки в своем развитии проходят несколько
этапов (ознакомительный,

‘См.: Бадмаев БД. Психология: как ее изучить и усвоить М. 1 “J^Jp. 115

2См.: Абрамова Г.С. Практическая психология. Екатеринбург. 1У98. L.51.

20

подготовительный, стандартизирующий, варьирующий).1 Совершенствуясь, они позволяют постепенно автоматизировать деятельность, т.е. осуществлять ее без постоянного контроля сознания либо с частичным таким контролем, что свидетельствует уже о достигнутом умении, высшие ступени которого называют мастерством или профессионализмом.

Для обозначения системы знаний, навыков и умений, приобретенных в процессе специальной подготовки, используемых в уголовном процессе, УПК РСФСР употреблял термины «специальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле» (ст.78), «специальные знания эксперта» (ст.82), «специальные знания и навыки специалиста» (ст.133-1), УПК РФ называет их «специальными знаниями» (ст.57,58), но их содержание закон не раскрывает. В научной литературе к специальным познаниям относят «совокупность сведений и навыков, которые не могут быть признаны общеизвестными и принадлежат относительно узкому кругу специалистов, чаще всего профессионалов в какой-либо области»3, «профессиональный опыт, навыки, умения».4 По мнению М.В.Костицкого, «под специальными знаниями в уголовном процессе следует понимать (как процессуальное понятие) знания, которыми профессионально обладают специалисты из различных отраслей теоретической и практической деятельности, в том числе смежных с юриспруденцией отраслей, и которые используются для обеспечения задач предварительного расследования и судебного разбирательства (познание события преступления, личности преступника, особенностей совершения преступления и др.).5

Если такие признаки специальных знаний, как их профессиональная направленность, а также непринадлежность к числу общедоступных и общеизвестных сведений, не вызывают, в общем, расхождений во мнениях, то их отграничение от правовых знаний издавна дискутируется. По мнению

‘См.: Пономарев П.Я. Знание, мышление и умственное развитие. М.1967. С.82.

2См.: Решетова 3.A. Психологические основы профессионального обучения. МЛ 985. С. 147.

3Коченов М.М. Введение в судебно-психологическую экспертизу. М. 1980. С.З.

4Сорокотягин И.Н. Правовая психология. Екатеринбург. 2000. С.23.

5Костицкий М.В. Использование специальных психологических знаний в советском уголовном процессе.

Дис.докт.юрид.наук. Львов. 1990. С.108,

21

Х.Линдмяэ, несостоятельным является утверждение, что специальные знания не должны относиться к области права.1 А.Ю.Штромас также полагает необоснованным противопоставление специальных и правовых познаний: следователь владеет и использует в своей работе как правовые, так не правовые знания, навыки, умения.2

Действительно, лица, осуществляющие уголовное судопроизводство, профессионально владеют знаниями не только в области юриспруденции, криминалистики, но и в других отраслях научных знаний, которые они приобрели, обучаясь в юридических учебных заведениях, в ходе стажировки в правоохранительных органах, а также в результате собственной практики. Однако какими бы высокообразованными и хорошо подготовленными по своей специальности они не были, за пределами их профессиональных знаний и навыков лежит многое из того потенциала науки, техники, искусства, ремесла, чем они надлежащим образом не владеют - специальные знания, навыки, умения. Поэтому представляется правильной позиция И.Н.Сорокотягина, считающего, что специальные знания - это не юридические знания.3

Таким образом, можно выделить следующие критерии отнесения знаний, сформированных на их основе навыков и умений к категории специальных:

  • в основе специальных знаний лежат научные, а не обыденные знания (житейская грамотность);
  • специальные знания, базируясь на общих, основополагающих (из области философии, логики и т.д.) знаниях, связаны с профессионализированными сферами деятельности - наукой, техникой, искусством и ремеслом;
  • специальные знания лежат за пределами профессиональных познаний дознавателей, следователей, прокуроров, судей.
  • ‘См.: Линдмяэ X. Понятие специальных знаний, навыков, умений //Использование специальных знаний в

советском уголовном процессе: Труды по правоведению/Отв.ред. Р.Марусте. Тарту. 1984. С. 17.

2См.; Штромас А.Ю. Основания и формы деятельности сведущих лиц в советском уголовном процессе. - В кн.:

Сборник научных работ / НИИСЭ Юридич. Комиссии при Совете Министров Литовской ССР, вып.1 • Вильнюс.

  1. С.57.

3Сорокотягин И.Н. Понятие специальных познаний. - В кн.: Использование специальных познаний при

расследовании преступлений /Отв.ред. Ф.В.Глазырин. Свердловск. 1978. С.З.

22

Когда собственные возможности и знания лиц, осуществляющих производство по уголовным делам, доступные им методы и средства познания, навыки их применения оказываются недостаточными для эффективного собирания, проверки, оценки, использования полезной информации, установления конкретных фактов, выявления скрытых связей, свойств, признаков исследуемых явлений, решения других задач, возникает необходимость вовлечения соответствующих специальных знаний, навыков, умений через сведущих лиц, обладающих ими в необходимом объеме. Эти лица, оказывая содействие компетентным органам государства в решении задач судопроизводства и гражданам в защите их прав, выполняют в уголовном процессе вспомогательную функцию.1

Возрастание роли специальных знаний в судопроизводстве является объективной закономерностью. Это обусловлено прогрессом науки и техники, отражающимся и в преступной деятельности, и в деятельности правоохранительных и судебных органов. Однако вовлечение в орбиту судопроизводства все новых областей научного знания, расширяя возможности исследования обстоятельств дела, требует от дознавателей, следователей, прокуроров, судей дополнительных знаний и навыков для их адекватного и эффективного использования в процессе доказывания, правильного решения вопроса об их необходимости и достаточности. С.Н.Шишков отмечает: «Изучаемые современной наукой явления столь разнообразны, что едва ли отыщется хотя бы один элемент фактической стороны уголовного дела, для установления которого нельзя было бы привлечь соответствующего специалиста, и в случае (воображаемом, разумеется) использования в судопроизводстве всего потенциала науки роль следователя и суда рискует свестись к протоколированию и оценке того, что сделано многочисленным отрядом разнопрофильных специалистов»2. Предостережение от излишнего использования потенциальных возможностей современной науки обоснованно,

‘См.: Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. Л. 1962. С.65-66; Она же. Цели и

средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. Л. 1976. С.51-52.

2Шишков С.Н. Специальные познания и здравый смысл в судебном доказывании //3аконность,2000. №6. С.27.

23

когда речь идет о вопросах, самостоятельно решить которые позволяют профессиональные познания и здравый смысл лиц, осуществляющих производство по делу. Следовательно, самостоятельность указанных лиц в решении возникающих по делу вопросов зависит от их достаточной компетентности, осведомленности по очень широкому спектру самых разнообразных вопросов. Но, как известно, широчайший охват не всегда позволяет глубоко вникнуть в суть изучаемых явлений. Поэтому уместно предостережение и от противоположной крайности, от попыток установить на уровне здравого смысла те обстоятельства, которые, безусловно, требуют использования специальных познаний.

Поднятая С.Н. Шишковым проблема, которую можно обозначить, как «не игнорировать, но и не злоупотреблять потенциалом современной науки», особенно остро стоит применительно к использованию в уголовном процессе психологического и специального психологического знания. Как уже было отмечено выше, каждый человек «сам себе психолог по жизни», все мы порождаем и используем психологическое знание. Профессиональная юридическая подготовка лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, предполагает и некоторый уровень психологической грамотности, хотя бы минимальную научную психологическую осведомленность. Эффективному осуществлению следственной и судебной деятельности способствует выработанный за годы практики определенный уровень психологического мастерства, т.е. умение успешно использовать теоретические знания в самых разных практических ситуациях. Но в следственной и судебной практике бывают ситуации, когда требуется психологический профессионализм -владение всей необходимой совокупностью специальных психологических знаний, навыков, умений.

Как же разграничить случаи, когда для решения вопросов, возникающих в ходе производства по уголовному делу, вполне достаточны психологические знания, которыми владеют дознаватель, следователь, прокурор, судья, а когда ответы на эти вопросы требуют
специальных психологических знаний,

24

которыми обладают только психологи-профессионалы? Поскольку в УПК РФ четко обозначен только один случай приглашения психологов- профессионалов (допрос несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, подсудимых), во всех других случаях необходимость использования их помощи определяется лицом, ведущим производство по делу, по собственному усмотрению. И оно будет исходить, прежде всего, из своих возможностей - здравого смысла и профессиональных познаний, в которых психологическое знание так или иначе представлено. В принципе это верно, но важно учитывать следующее. Так как определенные психологические знания всегда «сопровождают по жизни», особенно лиц, расследующих и разрешающих уголовные дела, то и у них может сложиться иллюзия достаточности этих знаний на все случаи жизни. А так ли это на самом деле? Во-первых, эти самые случаи жизни (предкриминальные, криминальные, посткриминальные, следственные и судебные ситуации) отличаются друг от друга, по-своему уникальны. Во- вторых, у разных людей, пусть даже представителей одной профессии, все- таки разные собственные возможности в плане пользования психологическим знанием - разный уровень психологического мастерства. В-третьих, полезно помнить, что психологическое знание, приобретенное по жизни, проверено на достоверность лишь личными переживаниями. Но любая «лично пережитая истина» всегда имеет ограниченную область корректного приложения, за пределами которой может оказаться абсурдом. И, в-четвертых, следует иметь в виду, что бытовая психологическая практика основывается на случайных свойствах человека, проявляющихся в ситуации взаимодействия, тогда как профессиональная психологическая практика ориентирована на существенные свойства человека. Следовательно, вопрос о целесообразности вовлечения в уголовно-процессуальную деятельность психологов-профессионалов должен решаться с учетом сочетания факторов, как минимум, троякого рода: а)собственных возможностей лиц, ведущих производство по делу, самостоятельно решать вопросы, требующие психологических знаний, на базе своих профессиональных познаний и здравого смысла;
б)криминальных,

25

следственных, судебных ситуаций; возможностей, которыми располагает психолог-профессионал и которые можно использовать в уголовно- процессуальной деятельности.

Что отличает психолога-профессионала от специалистов иной профессиональной направленности? Безусловно, более значительный объем специальных психологических знаний, но главное, навыки профессионального психологического мышления, умение оперировать присущими ему понятиями и категориями. Основными научными категориями профессионального мышления практического психолога, по мнению Г.С. Абрамовой, выступают психологическое пространство, психологическое время, психологическая дистанция, взаимодействие, предмет взаимодействия, позиция во взаимодействии, психическая реальность, модальности психической реальности, воздействие- управление, манипулирование, формирование и другие.1 Психологическое мышление позволяет проникать в глубинные процессы, происходящие в психической деятельности личности, анализировать и оценивать взаимодействие сложных психологических феноменов с учетом их системного, целостного характера, вскрывать внутренние причины действий и поступков реальных людей с неповторимыми индивидуальными особенностями. Участвуя в правоприменительной деятельности, психолог осуществляет, в первую очередь, психологический анализ складывающихся ситуаций, т.е. разбирается в самих ситуациях, в поведении участников действий в этих ситуациях и ищет ответы на возникающие проблемы с точки зрения психологических законов, которые он знает как профессионал. Специальные психологически знания нельзя идентифицировать с профессиональными знаниями дознавателя, следователя, прокурора, судьи, поскольку они неотделимы от базовой психологической науки.

Использование достижений психологической науки и практики в уголовном процессе имеет и некоторые ограничения. Одним из них может выступить низкий уровень психологической подготовленности дознавателей,

‘Абрамова Г.С. Практикум по психологическому консультированию. Екатеринбург. 1995. С.7.

26

следователей, прокуроров, судей, не позволяющий им оценить имеющиеся возможности. Другое ограничение связано с тем, что в современной научной психологии существуют разные теории и концепции, не вполне согласующиеся с общими представлениями о человеке, имеющимися в отечественном уголовном праве, в частности психологическая трактовка глубинных бессознательных механизмов преступных действий.1 Научно обоснованные теории и методы в одной области прикладной психологии (например, психоанализ в психотерапии) не всегда могут быть адекватно применены в другой. Следовательно, используемые психологом в следственно-судебной практике научные положения и методы должны быть апробированы в этой практике.

Таким образом, под специальными психологическими знаниями следует понимать полученные в ходе профессиональной психологической подготовки научно обоснованные и практически апробированные знания об имеющих юридическое значение закономерностях и особенностях психической деятельности человека, реализуемые в уголовном процессе через участие психологов-профессионалов.

Чтобы определить, что такое участие психолога в уголовном процессе, воспользуемся правилами формальной логики. Самый популярный способ образования дефиниций - через ближайший род и видовое отличие.2 В этом случае для определяемого видового понятия (участие) отыскивается ближайший род (деятельность), после чего выявляются характеризующие его существенные признаки, которые позволяют отличить понятие данного вида от других видов того же рода.

Итак, участие психолога в уголовном процессе - это деятельность, которая осуществляется:

а) психологом-профессионалом (а не кем-нибудь другим);

‘Сафуанов С.Ф., Шишков С.Н. Человек в зеркале психоанализа и уголовное право // Обозрение психиатрии и медицинской психологии имени В.М.Бехтерева, 1992. ЖЗ. С.92-97. 2Кондаков Н.И. Логический словарь- справочник. М. 1975. С.409-412,467-468.

27

б) психологическими средствами (путем использования специальных психологических знаний, навыков и умений) на основе новейших достижений психологической науки и практики;

в) в рамках уголовно-процессуальной деятельности, основанной на законе, и по решению суда, прокурора, следователя, дознавателя (инициатива об этом может исходить также от подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего, его представителя);

д) вспомогательно по отношению к деятельности органов досудебного и судебного производства (не осуществление производства по делу, а участие в нем, выполнение определенной части, роли);

г) для содействия достижению истины по делу, уважению и соблюдению прав и законных интересов участвующих в деле лиц.

Участие психолога в уголовном процессе позволяет опереться на психологическую науку при исследовании и оценке преступного поведения человека. Речь не идет о возложении обязанностей юристов на психологов, о замене одних другими. Каждый должен действовать от своего имени, в рамках своей профессии, своими специфическими средствами. Такое взаимодействие позволяет лицам, осуществляющим уголовное судопроизводство, взглянуть на собственную работу со стороны, «свежим», нестандартным взглядом.1 Психолог может «увидеть» невидимые следователю обстоятельства, потому что он «смотрит» по-другому. Их действия не взаимозаменяемые, а взаимодополняющие, а потому должны быть скоординированными. И.Н.Сорокотягин определяет взаимодействие следователя и психолога как «основанную на законе или подзаконных актах согласованную деятельность процессуально независимых участников предварительного расследования, осуществляемую посредством наиболее целесообразного сочетания делового сотрудничества и личностных отношений следователя и психолога».2

‘Тарасов А.А. Единоличное и коллегиальное в уголовном процессе: правовые и социально- психологические проблемы. Самара. 2001. С. 107. 2Сорокотягин И.Н. Указ.раб. С. 146,

28

После определения сути рассматриваемого понятия уместно осуществить другую логическую операцию, раскрывающую его объем - деление (классификацию). В качестве основания для классификации первоначально выступят формы, а затем направления участия психолога в уголовном процессе. При выяснении вопроса, в каких формах возможно участие психолога в уголовном судопроизводстве, следует исходить из выработанных уголовно-процессуальной наукой и практикой форм использования специальных знаний, а также учитывать сложившиеся формы осуществления психологической практики.

Большинство авторов выделяют три формы использования специальных знаний психологов в уголовном судопроизводстве: а)судебная экспертиза, б)привлечение специалиста, в)консультация (справочно-консультационная деятельность).1

Иную классификацию дает В.Н.Исаенко, выделяя в качестве таких форм:

а) участие в разработке социально-психологических «портретов» (розыскных «профилей») лиц, совершивших преступления и скрывшихся от следствия и суда, с целью организации их установления и розыска;

б) выработку оптимальной тактики проведения отдельных следственных действий (особенно допросов) с учетом индивидуальных характеристик интересующих следствие лиц;

в) определение ролей соучастников в бандах и других организованных преступных формированиях, выявление их лидеров;

г) проведение судебно-психологической экспертизы.2

Представляется, что в последней классификации в качестве оснований выступили одновременно и формы, и направления участия психолога
в

‘Костицкий М.В. Теоретические проблемы применения специальных психологических знаний в юридической практике //Применение психологических знаний в юридической практике. Уфа. 1991. С.4-5; Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. М. 1998. С.14; Васильев В.Л. Юридическая психология. СПб. 2000. С.500; Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология: теоретические аспекты, практическое применение. М. 1996. С.170; Нагаев В.В. Основы судебно-психологической экспертизы. М. 2000. С.28.

2Исаенко В. Использование возможностей судебно-психиатрической экспертизы //Законность. 1998, №10. С.9; Он же. Организация расследования серийных убийств //Законность. 1999, №2. Сб.

29

уголовном процессе. А между тем, понятия «формы» и «направления» не являются идентичными. По одному и тому же направлению участие психолога возможно в разных формах, и, наоборот, в одной и той же форме психолог может участвовать в уголовном процессе по разным направлениям.

Термином «форма» обозначается внешнее выражение какого-либо содержания, установленный образец чего-либо.1 В уголовно- процессуальной науке категория «процессуальная форма», имеющая немало истолкований, чаще всего понимается как порядок производства в целом либо отдельных процессуальных действий, установленные законом условия и последовательность совершения участниками уголовного процесса действий и порядок их оформления.2 Процессуальная форма совершения отдельных процессуальных действий, регламентированных законом, включает указание на цели этих действий, участников этих действий, их права и обязанности, последовательность действий, порядок закрепления произведенного действия в соответствующем документе.3

Таким образом, под процессуальной формой участия психолога в уголовном судопроизводстве следует понимать определенную процедуру, установленный порядок, который необходимо соблюдать при выполнении деятельности, связанной с применением специальных психологических знаний. Этот порядок предполагает, кто, что, зачем и как должен делать, т.е. определенный образ действий и порядок их фиксации. Он задается законодательно. Если определенная процедура участия психолога в производстве по уголовному делу первоначально сформировалась в следственно-судебной практике, отражая ее потребности, но не получила еще законодательного закрепления, она считается непроцессуальной формой.

УПК РСФСР предусматривал две процессуальные формы использования специальных знаний: экспертизу (ст.78) и участие специалиста в следственных

‘Советский энциклопедический словарь /Гл.ред. А.М.Прохоров. - М. 1984. С. 1417.

2См.: Строгович М.С. Природа советского уголовно-процессуального права и его характерные черты. - В кн.:

Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. M. 1979. С.16; Зинатуллин 3.3.

Уголовный процесс. Ижевск. 1993. С.9.

3См.: Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском судопроизводстве. М. 1981. С. 19.

30

и судебных действиях (ст. 133-1, 253-1), УПК РФ выделяет экспертизу (ст.57) и участие специалиста в процессуальных действиях (ст.58).

Судебно-психологическая экспертиза, как форма участия психолога в уголовном процессе, представляет собой проведение экспертом- психологом по поручению следственно-судебных органов исследования по поставленным перед ним вопросам и дачу заключения в порядке, установленном УПК1 (ст.57,195-207). Эксперт-психолог может участвовать в процессуальных действиях, в ходе их производства задавать вопросы, относящиеся к предмету экспертизы. Судебно-психологическая экспертиза представляет и одну из основных форм осуществления психологической практики.

Участие специалиста в процессуальных действиях состоит в оказании содействия в ходе их производства для обнаружения, закрепления, изъятия предметов и документов, применения технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (ст.58 УПК). Это законодательная формулировка охватывает ряд внеэкспертных форм участия психолога в производстве по уголовному делу.

Участвуя в следственных и судебных действиях в порядке, предусмотренном ст. 168,270 УПК, психолог помогает следователю (суду) получить, правильно зафиксировать и оценить информацию, исходящую от подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, выработать с учетом психического состояния, личностных особенностей лица оптимальные условия для его допроса, проведения с ним очной ставки, других следственных и судебных действий. Психолог может обратить внимание лица, производящего эти действия, на те или иные проявления психики, отраженные в следах преступления или выражающиеся в поведении, одежде, в другом виде, расшифровать и объяснить их, а также при необходимости помочь снять излишнее психическое напряжение, сохраняющееся у потерпевшего или свидетеля-очевидца.

‘Здесь и далее имеется в виду УПК РФ, если не оговорено иное.

31

УПК специально предусматривает участие психолога в допросе несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, подсудимых (ст.425). УПК РСФСР предусматривал при допросе этих и других несовершеннолетних лиц присутствие педагога (ст. 159,285,397). В научной литературе давно отмечалось, что «участие в допросе педагога не исключает необходимости привлечения к допросу, другим следственным действиям, проводимым с участием несовершеннолетних, специалиста в области детской и юношеской психологии».1 Психолог, участвующий в допросе несовершеннолетних лиц, помогает следователю или судье полнее учесть возрастные особенности допрашиваемого лица, особенности его психического развития, характера и темперамента. Он должен содействовать установлению психологического контакта, педагогически правильной постановке вопросов к несовершеннолетнему, ограждать подростка от нежелательного воздействия (неверного эмоционального тона, психического давления). Просматривающаяся здесь функция повышенной защиты формирующей личности подростка определяет своеобразие участия психолога в процессуальных действиях в отношении несовершеннолетних.2

Еще одной практически выработанной формой участия психолога в уголовном судопроизводстве, ранее не предусмотренной в УПК РСФСР, является его справочно-консультационная деятельность. Термин «консультация психолога» неоднократно употреблялся в научно- практическом комментарии к УПК РСФСР.3 Судебная практика признавала допустимыми документы (справки, консультации), представляемые по поручению органа, осуществляющего судопроизводство, специалистом в определенной области знаний.4 В определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда
РФ от 29.04.96 указано, что сведения, содержащиеся в справке

‘Каневский Л.Л. Дискуссионные проблемы участия педагога и психолога в судопроизводстве по делам

несовершеннолетних //Судебно-правовая реформа и пути повышения эффективности правоохранительной

деятельности. Уфа. 1993, С.60, 64.

2Более подробно об этом см. параграф 2 главы 3.

‘Научно-практический комментарий к УПК РСФСР /Под ред. В.М.Лебедева, В.П.Божьева. М. 1997. С.290, 632.

4Тамже. С. 160; также см.: дело 2-190/98 Верховного Суда РБ - консультация психолога (л.д. 155).

32

специалиста, относящиеся к числу новых дополнительных материалов, представленных в кассационную или надзорную инстанцию и ставящие под сомнение заключение эксперта, использованное органом расследования и судом первой инстанции, могут быть положены в основу определения (постановления) об отмене приговора с направлением дела на новое расследование или новое рассмотрение.1

В самом общем виде, данная форма участия психолога в уголовном процессе представляет собой информирование психологом- профессионалом лиц, осуществляющих производство по уголовному делу или участвующих в нем, о возможности существования тех или иных явлений, с точки зрения, современного уровня развития теории психологии и накопленных в психологии эмпирических фактов. Сообщение подобной информации может быть и устным, и письменным. В научной литературе предлагалось облечь справочно- консультационную деятельность специалистов в форму допроса сведущих лиц.2 Подобное встречалось и на практике: сведущее лицо, не участвовавшее в деле в качестве эксперта или специалиста, допрашивалось в порядке дачи разъяснений специального характера.3 Содействие специалиста, оказываемое следственно-судебным органам при постановке вопросов эксперту, разъяснение суду и сторонам вопросов, входящих в профессиональную компетенцию специалиста, впервые прямо предусматривается ст.58 УПК. Консультирование также выступает одной из основных форм осуществления психологической практики.

Анализ норм УПК, процессуальной литературы, следственно-судебной практики позволяет выделить сегодня четыре относительно обособленные формы, в которых возможно участие психолога в уголовном процессе:

• проведение судебно-психологической экспертизы (ст.57,195-207 УПК) и производное от этого возможное участие эксперта-психолога в процессуальных действиях;

‘Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. №1. С.20.

2Махов В.Н. В уголовном процессе России нужен новый источник доказательств - показания сведущего лица

//Следователь. 1999.№5.С.42.

3Дело 1-178/99 Кировского районного суда г.Уфы - протокол допроса сведущего лица (л.д.80).

33

• участие психолога в роли специалиста при производстве следственных и судебных действий (ст.58,168, 270 УПК); • • участие психолога альтернативно педагогу при допросе несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, подсудимых (ст.425 УПК); • • справочно-консультационная деятельность психолога (ст.58 УПК). Также можно выделить отдельные направления участия психолога в

уголовном процессе1, уже сложившиеся или еще только складывающиеся в настоящее время в следственно-судебной практике. К традиционным направлениям судебно-психологической экспертизы относятся:

экспертиза индивидуально-психологических особенностей личности обвиняемого и их влияния на поведение во время совершения инкриминируемых деяний (п.З ч.1 ст.73 УПК),

  • экспертиза аффекта у обвиняемого в момент совершения инкриминируемых деяний (ст. 107, 113 УК2),
  • экспертиза способности несовершеннолетнего обвиняемого с отставанием в психическом развитии, не связанным с психическим расстройством, в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими (ч.З ст.20 УК),
  • экспертиза способности потерпевшего правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать показания (п.4 ст.196 УПК),

  • экспертиза способности потерпевших по делам о половых преступлениях понимать характер и значение совершаемых с ними действий и оказывать сопротивление виновному (ст. 131, 132 УК),
  • экспертиза психического состояния лица, окончившего жизнь самоубийством (ст.ПО. УК).3
  • ‘В основном, направления участия психолога в форме экспертизы, как наиболее распространенной на практике.

23десь и далее имеется в виду УК РФ.

3Сафуанов Ф.С. Указ.раб. С.24-25; Нагаев В.В. Указ.раб. С.41-42.

34

К числу нетрадиционных направлений судебно-психологической экспертизы М.М.Коченов относит экспертное исследование социально- психологической атмосферы (динамического комплекса внутренних и внешних условий жизни), ее роли и места в механизме формирования направленности поведения людей и совершения ими определенных поступков.1

К новым направлениям судебно-психологической экспертизы относятся:

  • диагностика эмоционального состояния обвиняемого на момент совершения преступления (помимо аффекта), существенно влияющего на способность правильно осознавать явления действительности, содержание конкретной ситуации и на способность произвольно регулировать свое поведение, актуализированная введением в уголовный закон положений о невиновном причинении вреда (ч.2 ст.28 УК),
  • установление обоснованности риска (ст.41 УК),
  • установление степени принуждения (в том числе в форме угрозы) как существенно ограничивающего избирательность поведения или не имевшего такого значения (ст.40, 61 п.«е» УК),
  • определение содержания основных мотивационных линий личности (для доказывания наличия мотивов национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды),
  • экспертиза способности несовершеннолетнего обвиняемого правильно оценивать, понимать и интерпретировать состояние потерпевшей по делам об изнасилованиях.2

За последние годы в следственной практике наметились еще некоторые направления использования специальных знаний психологов:

  • участие психолога в разработке психологического портрета неизвестного преступника, совершающего серийные насильственные преступления, для его установления и розыска,

‘Коченов М.М, Социально-психологическая атмосфера как предмет судебно-психологической экспертизы //Применение психологических знаний в юридической практике. Уфа, 1991. С.31-36.

2Ситковская О.Д. Новые направления судебно-психологической экспертизы //Прокурорская и следственная практика. 2000. №1-2. С.177-182; Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов М.М. Новые направления судебно-психологической экспертизы. M. 2000. С.21.

35

  • участие психолога в определении ролей соучастников в бандах и других организованных преступных формированиях, выявлении их лидеров1.

В следственно-судебной практике могут появиться иные направления и новые ракурсы традиционных направлений использования специальных знаний психологов, обусловленные, с одной стороны, новыми тенденциями в структуре и динамике преступности, а с другой стороны, развитием психологической науки и практики.

Таким образом, направлениями участия психолога в уголовном процессе можно назвать виды его деятельности в сфере уголовного судопроизводства, которые определяются характером вопросов, возникающих при производстве по уголовному делу, требующих для своего решения содействия сведущих в психологии лиц. Теоретически к ним могут быть отнесены любые вопросы психологического содержания, значимые для доказывания. Полностью их перечислить практически невозможно. Можно обозначить наиболее типичные вопросы, возникающие при производстве по той или иной категории дел. Категория дела, в свою очередь, определяется характером произошедшего преступного события и особенностями лиц, в нем задействованных.

Специфичность подобных вопросов может потребовать определенной специализации психолога. Для составления психологических портретов неизвестных преступников в ходе расследования серийных убийств на сексуальной почве или изнасилований может потребоваться специализация психолога в области патопсихологии, изучающей закономерности распада психической деятельности и свойств личности в сопоставлении с закономерностями формирования и протекания психических процессов в норме. Для содействия при расследовании преступлений, совершенных преступными группировками, бывает необходима специализация в области

‘Мамедов Ф.М. К проблеме построения психологического портрета преступника при раскрытии серийных сексуальных преступлений в отношении малолетних и несовершеннолетних девочек //Прокурорская и следственная практика. 1999. №3-4, С. 185; Исаенко В.Н. О проблемах организации расследования серийных убийств в РФ //Прокурорская и следственная практика. 2000. №1-2. С. 145; Шишков С. Могут ли психологические и психиатрические заключения служить доказательствами? //Законность. 1997. №7. С.42; Матвеев В. Судебно-психологическая экспертиза при расследовании бандитизма//Законность. 1995. №6. С.25.

36

социальной психологии, изучающей закономерности поведения и деятельности людей, обусловленные их включением в социальные (асоциальные) группы, а также психологические характеристики самих этих групп. Специфика решаемых вопросов в ходе в производства по делам о преступлениях несовершеннолетних требует специализации в области возрастной (детской и юношеской) психологии, изучающей возрастную динамику психики, закономерности психического развития в разные периоды жизни. Специализация, объем специальных познаний психолога зависят также от формы его участия в уголовном судопроизводстве. Объем специальных знаний эксперта-психолога должен включать теоретические и методические знания в области общей, возрастной, клинической, социальной психологии, знание основ судебной психиатрии. Участие в других формах возможно со стороны психолога одной, более узкой, специализации, обусловленной спецификой конкретного уголовного дела.

1.2. Краткий исторический обзор применения психологических знаний в

судопроизводстве

В качестве самостоятельной научной дисциплины психология начала оформляться лишь в середине XIX века. Ее возникновение связывают с появлением первых экспериментальных лабораторий и датируют обычно 1870-1880гг.1 Несмотря на относительно небольшой возраст психологической науки и профессии, знание о внутренних регуляторах поведения человека порождалось и применялось в повседневной жизни с незапамятных времен. Сравнительно недолгая история участия психолога в уголовном процессе предваряется длительной предысторией - применение психологического знания в целях обеспечения правосудия берет начало в глубокой древности.

В античном уголовном процессе римскими юристами была выработана схема, указывающая семь основных пунктов, которые должны быть выяснены

‘См.: Годфруа Ж. Что такое психология: в 2-х т. Т. 1. М. 1992. С.64,94.

37

расследованием (так называемая семичленная формула расследования): “Quis, quid, ubi, quando, cur, quomodo, quibus auxiliis”, что означает кто совершил, что именно (какое преступление), где (место совершения), когда (время совершения), с какой целью, каким образом (способ совершения), с чьей помощью. А для определения степени опасности конкретного преступления и размера назначаемого наказания считалось необходимым принимать в расчет следующие семь пунктов: “Causa, persona, locus, tempus, qualitas, quantitas, eventus” - причина (преступления), личность (преступника и потерпевшего), место (священное или нет), время (ночь или день), качество (открытое или тайное преступление), количество (похищенного), последствие (оконченное преступление или покушение).1

В уголовном процессе Древней Греции к доказательственным средствам относились законы, показания свидетелей, собственное признание,
пытка, присяга. «Таких доказательств числом пять: законы, свидетели,
договор, ; показания под пыткой, клятвы».2 Вернейшим
доказательством считалось собственное признание. Свидетельские показания давали только свободные люди, рабы допрашивались непременно под пыткою. Чем мучительнее была пытка, тем более верными считались эти свидетельства «крови и мяса», а образное выражение «добраться до сердца и печени», т.е. исследовать тайные мысли, в
Афинах употреблялось отнюдь не в переносном смысле.” Представление доказательств лежало на обязанности сторон.
Стороны пытались всеми средствами воздействовать на судей, не щадили друг друга в : речах, приводили с собой, вопреки запрещению закона, жен, престарелых ‘ родителей и малолетних детей, которые убитым видом, стенаниями и слезами ; пытались разжалобить судей.4 Такое своеобразное состязание в суде было { характерно для рабовладельческих государств, достигших высокой ступени культуры.

‘Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. Очерки по истории суда и уголовного процесса >

в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. СПб. 1995. С. 154.

2Аристотель. Риторика. Поэтика /Под ред. И.В.Пешкова и др. М. 2000. С.69.

‘Валлон А. История рабства в античном мире/Под ред. А.В.Мишуллина. М. 1941. С. 141.

4Чельцов-Бебутов М.А. Указ.раб. С. 106.

38

Для государств более низкого уровня развития типичной была обвинительная форма уголовного процесса со строго формальными доказательствами. В качестве средств доказывания выступали ордалии («божий суд»), т.е. испытания силами природы, с помощью которых якобы устанавливалась судебная истина. В «варварских правдах» германских племен («Салической» - начало VI века, «Рипуарской» - середина VI века) говорится об испытании кипящей водой, огнем и железом. Применялись, хотя и значительно реже, другие виды испытаний: «святым причастием», т.е. куском хлеба и сыра (считалось, что виновный обязательно подавится), крестом (при нем оба тяжущихся раскидывали руки крестом, и тот, кто первый опускал руки от усталости, считался проигравшим тяжбу). «Русская Правда» (IX век) также предполагала установление истины с помощью испытания силами природы: водой, огнем через раскаленное железо. «Правда железа» упоминается еще в одном смысле - «правды с железом в поле». Судебный поединок («поле») выступал другим способом выяснения, на чьей стороне правота, - «в поле две воли, кому бог поможет».1 В Китае подозреваемого в совершении преступления заставляли жевать рис и, в зависимости от того, влажным или сухим он оказывался, судили о его причастности к преступлению.2

В основе применения подобных средств доказывания лежали определенные знания психологии человека, в частности сведения о психических проявлениях в момент испытаний, отражавшие эмпирический опыт многих поколений, т.е. обыденная психология.

В средние века наибольшее развитие получает розыскная (инквизиционная) форма уголовного процесса. Ей также была присуща система формальных доказательств, предполагающая строгую регламентацию действий по получению и оценке доказательств. Многочисленные доказательственные правила устанавливали, что может выступать в качестве доказательств и способов их получения. Самым ценным доказательством, по понятиям того

‘Чельцов-Бебутов М.А. Указ.раб. С. 170, 194,637,

2Костицкий М.В, Введение в юридическую психологию: методологические и теоретические проблемы, Киев.

  1. С.40.

39

времени, выступало сознание обвиняемого, которое всегда можно было добыть при помощи пытки. В России во времена Ивана Грозного «узнать всю подноготную» предполагаемого преступника пытались с помощью вбивания под ноготь длинных иголок, использования железных клещей, сковород и т.п.1

И при Петре I «когда кто признает, чем он винен есть, тогда дальнего доказу не требует, понеже собственное признание есть лучшее свидетельство всего света», а для получения признания широко применялся «распрос с пристрастием» - «сей распрос такое есть, когда судья того, на которого есть подозрение и оный добровольно повиниться не хощет, пред пыткою спрашивает, испытуя от него правды и признания в деле».2 Другой вид доказательств - «чрез свидетелей». При этом «свидетель мужеска полу паче женска, и знатный паче худого, ученый неученого и духовный светского человека почтен бывает».

Уже в это время появляются отдельные тактические рекомендации ведения следствия, основанные не на применении грубой физической силы, а на эмпирических сведениях из области психологии. Современник Петра Иван Посошков, автор политико-экономического трактата «О скудности и богатстве», большую главу своего труда посвятил вопросу о правосудии, в которой подробно объясняет, как надо детализировать показания лжесвидетелей с тем, чтобы получить обширный материал для их последующего изобличения.3

После принятия Свода законов Российской империи применение пристрастных допросов было запрещено, но по-прежнему бывали случаи добывания собственного признания обвиняемого различными ухищрениями, приемами замаскированной пытки: «Устраивали потрясающие обстановки, вводили подозреваемого или обвиняемого в слабо освещенную комнату, где лежал труп убитого, и у трупа торжественно увещевали обвиняемого сказать

‘Чельцов-Бебутов М.А. Указ.раб. С.679.

2Тамже. С.710,712.

‘Посошков И.Т. Книга о скудности и богатстве. 1911.

40

правду, рассчитывая, на то, что потрясенный виновник выдаст себя».1 Особое внимание обращалось на поведение обвиняемого (подсудимого), на его жесты, интонацию, мимику и т.д. Составлялся даже специальный протокол «О держимости и жестах подсудимого» во время допроса.2 Закон предписывал стараться обнаружить истину чрез тщательный распрос и внимательное наблюдение и соображение слов и действий подсудимого, однако разрешение дела основывалось не на убеждении судей в доказанности или недоказанности того или иного факта, а на подсчете установленных доказательств по правилам, предписанным законом.”

Уголовный процесс по Своду законов Российской империи имел все явные признаки розыскного типа и просуществовал в таком виде до судебной реформы 1864 года, ознаменовавшейся принятием Судебных Уставов, в том числе Устава уголовного судопроизводства. В соответствии со ст. 776 данного Устава суд должен был решать вопрос о виновности подсудимого, не будучи связан ни с сознанием последнего, ни отказом обвинителя от поддержания обвинения, исключительно по внутреннему убеждению, основанному на обсуждении в совокупности всех обстоятельств дела.4

Создается новая концепция доказательств, главным элементом которой становится их оценка по внутреннему убеждению. Вводится суд присяжных заседателей. Судебное разбирательство становится состязательным, устным, гласным. Все это создавало условия для психологического воздействия на присяжных заседателей со стороны защиты и обвинения, а также всей процедуры судебного разбирательства. Становилось необходимым анализировать поведение подсудимого, выяснять причины и мотивы преступного поведения, его личностные особенности, моральный облик. Возрастало значение свидетельских показаний, данных о личности потерпевшего. Для правильной оценки
показаний заинтересованных лиц

‘Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. Тула. 2000. С338. 2Дулов А.В. Судебная психология. Минск. 1975. С.29, 3Чельцов-Бебутов М.А. Указ.раб. С.739. 4Там же. С. 792.

ОССМЙСЛ* | 41 4S»l»0t€Xftn J

требовалось психологическое знание, что дало мощный толчок для развития интереса юристов к вопросам психологии, начавшей приобретать к тому времени черты научного знания.

По мнению профессора Л.Е.Владимирова, необходимость психологического исследования, производимого сторонами в уголовном суде, возникала в следующих случаях:

1)когда необходимо выяснить силу страсти, под влиянием которой действовал подсудимый;

2)когда необходимо объяснить психическое состояние подсудимого во время совершения преступления ввиду отсутствия в последнем достаточного мотива; 3)когда необходимо выяснить силу аффекта, под действием которого находился подсудимый во время совершения преступления;

4)когда необходимо выяснить психическое состояние подсудимого, если в этом состоянии замечаются признаки, указывающие на уменьшенную вменяемость; 5)когда вообще на основании всех данных, физических и психологических, добытых из личности подсудимого, необходимо получить точный анализ характера последнего, для решения вопроса, способен ли был вообще такой человек совершить то или другое деяние;

6)наконец, надобность в психологическом исследовании возникает в тех случаях, когда душевная жизнь подсудимого в деянии его вообще представляется необычною, странную, вызывающую подозрения в какой- то ненормальности.1

Близкое ознакомление с душевным миром обвиняемого Л.Е.Владимиров считал, безусловно, необходимым: «Людьми всегда судится целый человек, а не таксируется отдельное, вырванное из его жизни, деяние».2 Личное начало, требующее полного выяснения личной вины, недопущения механического применения наказания, подчеркивалось также профессором И.Я.Фойницким.3

Владимиров Л.Е. Психологическое исследование в уголовном суде. М, 1901. Цит. по кн. Юридическая психология: Хрестоматия. /Сост. В.В.Романов, Е.В.Романова. M. 2000. С.48-49, 2Там же. С.62. ‘Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства: в 2-х т. Т.1. Спб. 1996. С.2-7.

42

А.Ф.Кони, один из самых видных юристов того времени, тоже полагал, что главное и общее начало обновленного суда состоит именно в постановке живого человека на первом плане судебного разбирательства: «Большое участие личности подсудимого в качестве материала для суждения явилось при улучшении форм процесса. Эта личность все более и более завоевывает себе почву и привлекает к себе взор исследователя».1 Собственный опыт судебной работы, анализ большого количества дел позволяли Кони видеть многие слабые стороны суда присяжных: они часто не анализируют доказательства, делают выводы о виновности только на основании поверхностных наблюдений, восприятия внешности обвиняемого в суде, его манеры держаться и даже по наличию у него физических дефектов. Сам же он тщательно и внимательно изучал личность провинившегося человека, внутренние, психологические факторы совершенного деяния и призывал к этому судей: «Но господа присяжные, не одними внешними обстоятельствами, которые режут глаза, определяется характер действий человека, при известных случаях надо посмотреть и на те душевные проявления, которые свойственны большинству

•у

людей при известной обстановке».

Умением «видеть» незримые психологические тонкости уголовного дела, обратить на них внимание судей отличался еще один выдающийся практик того времени, адвокат Ф.Н.Плевако. «Стремление указать внутренний смысл того или иного явления или житейского положения заставляло Плевако брать краски из существующих поэтических образов или картин или рисовать их самому с тонким художественным чутьем и, одушевляясь ими, доходить до своеобразного лиризма, производившего не только сильное, но иногда неотразимое впечатление», - вспоминал о нем А.Ф.Кони.3 Подавляющее большинство речей Ф.Н.Плевако построено на психологическом анализе, на глубоком разборе человеческих отношений, складывавшихся к периоду возникновения преступления, на характеристике лиц, в той или иной мере

‘Кони А.Ф. За последние годы. СПб. 1898. С.552-555. 2Кони А.Ф. Избранное. М, 1989. С.61. 3Там же, С.66.

43

причастных к рассматриваемому делу. Этим примечательна и его речь в защиту Бартенева, убившего артистку Висновскую, убеждающая в том, что имело место не насилие, а реализованный наполовину сговор Висновской и Бартенева об обоюдной смерти. Ф.Н.Плевако следующим образом объясняет, почему этот сговор не был доведен до конца: «…Бартенев весь ушел в Висновскую. Она была его жизнью, его волей, его законом. Вели она, он пожертвует жизнью…Но она велела ему убить ее прежде, чем убить себя. Он исполнил страшный приказ. Но едва этот дорогой образ для него закрылся,…он потерялся: хозяина его души не стало, не было больше той живой силы, которая по своему произволу могла толкать его на доброе и на злое».1

Характеристика личности и биографические данные участвующих в деле лиц, приводимые в судебных речах, часто получали разное освещение в зависимости от позиции обвинения или защиты, что служило почвой для острой полемики в суде. Так, в судебном процессе по делу Мироновича и представитель гражданского истца (адвокат Урусов А.И.), и оба защитника (адвокаты Андреевский С.А. и Карабчевский Н.П.) большое внимание уделили личности Семеновой, совершившей то преступление, в котором обвинялся Миронович. Каждый из ораторов очень точно, исходя из своей установки, подавал эту личность, выделяя какие-то отдельные черты, которые представлялись им наиболее важными. При этом в основе характеристики обязательно лежали факты, за которыми стояли чувства, индивидуальные особенности характера.2

В обстановке, сложившейся после принятия Судебных Уставов 1864 года, характеризовавшейся подъемом в общественных настроениях, надеждами на позитивные изменения, многие прогрессивные судебные деятели широко использовали знания по психологии. Учитывая, что в то время психологическая наука еще только оформлялась, их мастерство в применении психологического знания больше граничило с искусством, чем наукой. Но бесспорно, интерес к

‘Смолярчук В.И. Гиганты и чародеи слова: (Русские судебные ораторы второй половины XIX - начала XX

века). М. 1984. С.222.

2Речи известных русских юристов: Сборник. М. 1985. С.5,141,228-229,538.

44

психологической природе некоторых обстоятельств дела, к углубленному исследованию психологии личности был огромный и даже привел к появлению в судебной практике своеобразных психологических экспертиз.

Эти экспертизы назывались художественными, а не психологическими, но назначались для установления «душевного состояния» человека в тот или иной период его жизни. Для производства таких экспертиз приглашались художники, хотя необходимо было пользоваться чисто психологическими знаниями. Такие «эксперты» не производили исследования, а только сообщали суду о своих субъективных состояниях в аналогичные периоды деятельности. Сообщенные ими сведения использовались сторонами для выводов, делаемых по аналогии, о психических состояниях обвиняемых, потерпевших, свидетелей в подобных ситуациях.1

Психологический анализ совершенных преступлений довольно часто приводился в то время в художественных произведениях. Достаточно вспомнить Ф.М.Достоевского, А.Н.Толстого, А.П.Чехова, А.М.Горького. Подобная близость к искусству объясняется тем, что психология с момента своего возникновения, пытаясь стать наукой, всегда балансировала между искусством, наукой и верой, находилась под мощным прессом идеологических воззрений своего времени.

Значительная роль в пропаганде использования психологических знаний при осуществлении правосудия принадлежала юридическим обществам Петербурга, Москвы, Казани и других городов, на заседании которых ставились и активно обсуждались актуальные и спорные вопросы применения психологии в праве, например, связанные с определением степени достоверности свидетельских показаний.2

Личность преступника и преступность как социальное явление начинают изучаться экспериментальными методами, в частности
В.М.Бехтеревым:

‘Несколько подобных экспертиз имеется в архиве А.Ф.Кони. Пушкинский дом. Архивы института русской литературы. Ф.134. оп.31. ед.хр.194.

2Протокол заседания уголовного отделения юридического общества Санкт-Петербургского университета от 20 марта 1904г. //Вестник права. 1904. № 6. С. 194,

44

психологической природе некоторых обстоятельств дела, к углубленному исследованию психологии личности был огромный и даже привел к появлению в судебной практике своеобразных психологических экспертиз.

Эти экспертизы назывались художественными, а не психологическими, но назначались для установления «душевного состояния» человека в тот или иной период его жизни. Для производства таких экспертиз приглашались художники, хотя необходимо было пользоваться чисто психологическими знаниями. Такие «эксперты» не производили исследования, а только сообщали суду о своих субъективных состояниях в аналогичные периоды деятельности. Сообщенные ими сведения использовались сторонами для выводов, делаемых по аналогии, о психических состояниях обвиняемых, потерпевших, свидетелей в подобных ситуациях.1

Психологический анализ совершенных преступлений довольно часто приводился в то время в художественных произведениях. Достаточно вспомнить Ф.М.Достоевского, А.Н.Толстого, А.П.Чехова, А.М.Горького. Подобная близость к искусству объясняется тем, что психология с момента своего возникновения, пытаясь стать наукой, всегда балансировала между искусством, наукой и верой, находилась под мощным прессом идеологических воззрений своего времени.

Значительная роль в пропаганде использования психологических знаний при осуществлении правосудия принадлежала юридическим обществам Петербурга, Москвы, Казани и других городов, на заседании которых ставились и активно обсуждались актуальные и спорные вопросы применения психологии в праве, например, связанные с определением степени достоверности свидетельских показаний.2

Личность преступника и преступность как социальное явление начинают изучаться экспериментальными методами, в частности
В.М.Бехтеревым:

‘Несколько подобных экспертиз имеется в архиве А.Ф.Кони. Пушкинский дом. Архивы института русской литературы. Ф.134. оп.31. ед.хр.194.

2Протокол заседания уголовного отделения юридического общества Санкт-Петербургского университета от 20 марта 1904г. //Вестник права. 1904. № 6. С. 194,

44

психологической природе некоторых обстоятельств дела, к углубленному исследованию психологии личности был огромный и даже привел к появлению в судебной практике своеобразных психологических экспертиз.

Эти экспертизы назывались художественными, а не психологическими, но назначались для установления «душевного состояния» человека в тот или иной период его жизни. Для производства таких экспертиз приглашались художники, хотя необходимо было пользоваться чисто психологическими знаниями. Такие «эксперты» не производили исследования, а только сообщали суду о своих субъективных состояниях в аналогичные периоды деятельности. Сообщенные ими сведения использовались сторонами для выводов, делаемых по аналогии, о психических состояниях обвиняемых, потерпевших, свидетелей в подобных ситуациях.1

Психологический анализ совершенных преступлений довольно часто приводился в то время в художественных произведениях. Достаточно вспомнить Ф.М.Достоевского, А.Н.Толстого, А.П.Чехова, А.М.Горького. Подобная близость к искусству объясняется тем, что психология с момента своего возникновения, пытаясь стать наукой, всегда балансировала между искусством, наукой и верой, находилась под мощным прессом идеологических воззрений своего времени.

Значительная роль в пропаганде использования психологических знаний при осуществлении правосудия принадлежала юридическим обществам Петербурга, Москвы, Казани и других городов, на заседании которых ставились и активно обсуждались актуальные и спорные вопросы применения психологии в праве, например, связанные с определением степени достоверности свидетельских показаний.2

Личность преступника и преступность как социальное явление начинают изучаться экспериментальными методами, в частности
В.М.Бехтеревым:

‘Несколько подобных экспертиз имеется в архиве А.Ф.Кони. Пушкинский дом. Архивы института русской литературы. Ф.134. оп.31. ед.хр.194.

2Протокол заседания уголовного отделения юридического общества Санкт-Петербургского университета от 20 марта 1904г. //Вестник права. 1904. № 6. С. 194,

47

занимаются душевной жизнью и, следовательно, более способны правильно оценить явления ее, чем представители методов изящной словесности».1

Случаи практического участия сведущих в психологии лиц в уголовном судопроизводстве в то время были не часты, помощь с их стороны носила в основном исследовательский характер, психологическая профессия еще только оформлялась, приобретая самостоятельность от других смежных областей.

Проблема применения психологических знаний в дознании, следствии, судебном разбирательстве не потеряла своей актуальности и после революции 1917 года, когда в России начался процесс установления Советской власти и новой системы правосудия. Декретом о Суде № 2 от 7 марта 1918 года заключение судебных экспертов было признано в качестве доказательства по уголовному делу.2 Инструкция Наркомюста РСФСР от 23.07.18 «Об организации и действии местных судов» содержала указание о привлечении экспертов с целью исследования психики обвиняемого.3 Имелись указания о необходимости проведения экспертизы и в Положении о народном суде от 30.11.18. В Положении о революционных трибуналах от 18.03.20 указывалось, что трибуналы вправе допустить в качестве доказательств заключение эксперта.5

Первый УПК РСФСР, принятый 25.05.22, предусматривал в ст.64 приглашение в суд экспертов в случаях, когда при расследовании или при рассмотрении дела необходимы познания в науке, искусстве или ремесле, а в ст.63 обязательное проведение экспертизы, если у суда или следствия возникали сомнения по поводу психического состояния обвиняемого или свидетеля.6 Новый УПК РСФСР, утвержденный 15.02.23 и действовавший до 1.01.61, воспроизводил все положения об экспертизе УПК 1922 года. Однако в

‘Владимиров Л.Е. Психологическое исследование в уголовном суде. М. 1901. Цит. по кн.: Юридическая

психология: Хрестоматия /Сост. В.В.Романов, Е.В.Романова. М. 2000. С.48-50.

2Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР (1917-1952гг.) /Под ред.

И.Т.Голякова. М.1953.С.22.

3СУ РСФСР, 1918, № 53, ст.597.

“СУ РСФСР, 1918, № 85, ст.889.

5СУ РСФСР, 1920, №22-23, ст.115.

6СУ РСФСР, 1922, №20-21, ст.230.

48

ч.З ст.298 УПК вводилось существенное изменение, которое отвергало взгляд на судебного эксперта как на «научного судью», выводы которого не подлежат оценке судом, заключение судебного эксперта признавалось одним из доказательств по уголовному делу.1

Практическим воплощением законодательных предписаний о проведении экспертных исследований, основанных на специальных знаниях из области науки, искусства, ремесла, с целью оказания помощи правосудию было создание соответствующих учреждений. К ним, в частности, относились кабинеты по изучению преступника и преступности, создаваемые при различных ведомствах в крупных городах страны. Различались они не только ведомственной принадлежностью, но структурой и направленностью деятельности, соответственно и названиями.

В 1922 году в Саратове при Управлении местами заключений был образован Саратовский губернский кабинет криминальной антропологии и судебно-психиатрической экспертизы, работа в котором велась в трех направлениях: 1)изучение преступника и преступности; 2)изыскание наиболее рациональных методов перевоспитания преступников; 3 Производство экспертиз для судебных органов, уголовного розыска и администрации исправдома. Обследование преступников велось по криминально-диагностической карточке, которая включала социологическое, психологическое, физическое и медицинское обследование. Эти карточки, кроме научного использования, имели и практическое значение: на их основе составлялись краткие характеристики заключенных и указывались наиболее целесообразные методы исправительно-трудового режима для них. Почти за 10 лет своего существования Саратовский кабинет представил в разные инстанции свыше 80 докладов и исследований.3

‘СУ РСФСР, 1923, №7, ст.106.

2Иванов Г.И. Из практики Саратовского губернского кабинета криминальной антропологии и судебно- психиатрической экспертизы //Советское право, 1925, №1, С.85.

‘Кутании М.П. Саратовский кабинет по изучению преступности и преступника //Пути советской психоневрологии. Самара. 1931.

49

В 1923 году при административном отделе Мосгорисполкома был создан Московский кабинет по изучению личности преступника и преступности. Психологические исследования здесь проводились в лаборатории по изучению личности правонарушителей и в опытно-наблюдательном отделении для заключенных. Впоследствии кабинет был передан в ведение Мосздравотдела, и это предопределило направление его деятельности, поставив на первое место всестороннее изучение правонарушителя с точки зрения психопатологии и медицины. В целом ряде статей проводилась мысль, что преступники, как правило, являются психически неполноценными и должны рассматриваться как психопатологические личности.1

Ленинградский кабинет был организован в 1925 г. при губернском суде. Основной формой работы кабинета были кружки, занятия в которых были организованы по лабораторному методу. Кабинет проводил анкетные обследования несовершеннолетних преступников, растратчиков, хулиганов, воров, убийц. Коллективная работа «Убийцы» имела задачей отыскать первопричины одного из тягчайших преступлений, ведущие от личности убийцы к факторам материальным и культурным, которые противопоставляют преступную личность обществу.2

Белорусский кабинет был открыт в Минске в 1926г. при факультете права и хозяйства Белорусского госуниверситета. В кабинете действовали две секции: криминальной социологии и криминальной психологии и психиатрии. Тесный контакт с исправительно-трудовыми учреждениями позволял работникам кабинета обследовать отдельных заключенных, организовать массовые обследования в целях изучения поведения, быта, труда, творчества заключенных. Результаты таких обследований позволяли индивидуализировать исправительно-трудовое воздействие на заключенных.3

Краснушин Е.К. Что такое преступник? //Преступник и преступность. М. 1926, №1. С.ЗЗ. 2Убийцы.М. 1928.

3Слупский СЕ. Белорусский кабинет по изучению преступности //Проблемы преступности, М. 1929. Вып.4; Ленц А.К. Белорусский кабинет по изучению преступника и преступности, его цели и характер деятельности, //Вестник НКЮ БССР, 1927, №1.

50

На Украине изучение личности преступника велось в различных учреждениях. Большая работа проводилась Киевским институтом судебной экспертизы, в котором исследовались личность отдельных правонарушителей, пенитенциарные проблемы.1 Всеукраинский кабинет по изучению личности преступника был образован в 1923г. по инициативе сотрудников Одесской губернской исправительно-трудовой инспекции и ученых. По Положению о кабинете целью его было «содействие исправительно-трудовым органам в деле правильного применения методов исправительно-трудового воздействия наряду с исследованием фактов преступности как социального явления» .

В Баку в 1926г. при местах заключения был создан кабинет по изучению преступности и борьбе с ней. Сотрудники кабинета проводили различные обследования, изучали уголовные дела и личность преступника в местах заключения, подвергая их экспериментально- психологическому,

характерологическому, психопатологическому обследованию, проводили занятия с воспитателями мест заключения по психологическим проблемам.3

В 1925г. в Москве был создан государственный институт по изучению преступника и преступности, деятельность которого координировалась народными комиссариатами внутренних дел, здравоохранения, просвещения. Институт стал координирующим учреждением для кабинетов по изучению преступника и преступности в Москве, Ленинграде, Саратове, Ростове, которые получили статус его филиалов. В составе этого института действовали четыре секции: социально- экономическая, пенитенциарная, биопсихологическая и криминалистическая.

В 1926г. при Московской губернской прокуратуре была создана лаборатория экспериментальной психологии, в которой известный советский психолог А.Р.Лурия начал проводить исследования с целью выяснения возможностей метода ассоциативного эксперимента
для раскрытия

‘Заверт В. Киевский институт научно-судебной экспертизы и его работа в области изучения преступника и

преступности //Вестник советской юстиции. 1927. №24. С. 138.

Деятельность всеукраинского кабинета по изучению преступника и преступности //Изучение преступности и

пенитенциарная практика. 1923. Вы п.2. С. 123.

‘Государственный архив Азербайджанской ССР. Ф.27. оп.1. ед.ф. 127. С.7.

51

преступлений. Он использовал прибор, записывающий быстроту реакции испытуемого на аффективно окрашенные слова-раздражители, вызывающие воспоминания о совершенном преступлении, которые лицо, причастное к нему, старается скрыть, что и приводит к появлению аффективных комплексов.1

Экспериментальные работы по психологии свидетельских показаний велись под руководством А.С.Тагера в Московском государственном институте экспериментальной психологии: «Поскольку в исследовании психологии показаний мы, в конце концов, должны дойти до исследования источников ошибок как в восприятии свидетелей, так и в сохранении и переработки восприятий, так и репродукции показаний, включая сюда и вопрос о превращении мыслей в слова, постольку мы не можем обойтись без исследования работы каждого испытуемого и сопоставления итогов с его психической продукцией в виде свидетельского показания».2

Исследованием личности преступника, психологических причин совершения преступления занимался профессор Московского университета С.В.Позднышев. Он определял преступный тип как сочетание постоянных свойств, в силу которого личность реагировала на полученные ею впечатления преступным поведением определенного характера, и считал, что «установить и проанализировать это сочетание в высшей степени важно как судье, определяющему уголовную ответственность, так и пенитенциарному деятелю, осуществляющему намеченную приговором ответственность таким образом, чтобы цели уголовной юстиции были возможно полнее осуществлены в отношении каждого отдельного преступника».3’

Возможности судебно-психологической экспертизы исследовались А.Е.Брусиловским. По его мнению, обязательными были экспертно- психологический анализ показаний малолетних свидетелей, участие психолога

‘Лурия А.Р. Экспериментальная психология в судебно-следственном деле //Советское право. 1927. №2. С.84;

Он же. Психология в определении следов преступления //Научное слово. 1928. №3. С.79.

2Тагер А.С. О программе экспериментального исследования психологии свидетельских показаний.

//Психология. Т.П. 1929. Вып.2.

3Позднышев СВ. Криминальная психология. Преступные типы. Л. 1926. Цит. по кн. Юридическая психология:

Хрестоматия /Сост. В.В.Романов, E.B. Романова. М. 2000. С.240.

52

в делах о лжесвидетельстве, железнодорожных катастрофах, ошибках медицинского персонала, неосторожных убийствах и ранениях, а во всех других случаях вопрос о назначении судебно-психологической экспертизы должен был решаться с учетом конкретных обстоятельств.1

Как видно, в рассматриваемый период прикладные судебно- психологические исследования носили многопрофильный характер, имело место и практическое участие в уголовном судопроизводстве профессиональных психологов, проводивших судебно-психологические экспертизы, а также своими экспериментами помогавших раскрывать преступления.

Однако вскоре психологов изолировали от вопросов следственной и судебной деятельности. Постановлением ЦИК СССР от 01.12.34 в уголовно-процессуальное законодательство были внесены изменения, упрощавшие процедуру предварительного расследования и судебного разбирательства по делам о террористических организациях и террористических актах против работников советской власти.2 Хоть этот порядок касался отдельной категории дел, он не мог не причинить вреда правосудию. В практику стал входить внесудебный разбор уголовных дел, внесудебные уголовные репрессии. Развернувший свою деятельность репрессивный аппарат не интересовался психологическим тонкостями доказательственного процесса, а действовал больше физическим принуждением и насилием над подследственными. Снова, как когда-то в далеком прошлом собственное признание обвиняемого объявлено «царицей доказательств». Добытые незаконными, аморальными методами показания, признания одних подследственных, которые, по существу, были оговорами или самооговорами, служили основанием для ареста и главными уликами при осуждении других. Стало возможным осудить человека, вина которого не доказана, а только предполагается. Автор концепции о примате личного признания в системе доказательств
А.Я.Вышинский

‘Брусиловский А.Е. Судебно-психологическая экспертиза, ее предмет, методика и пределы. Харьков. 1929. С.7,

103.

2СЗ СССР, 1934. №64, ст.459.

53

утверждал, что «характер настоящего дела таков, что именно этим характером предполагается и своеобразие возможных по делу доказательств».1

В период необоснованных репрессий против миллионов невинных людей уголовное судопроизводство максимально формализовалось, сошла на «нет» потребность личностного подхода. Психология в сфере судопроизводства стала излишней и даже вредной. Были закрыты или реорганизованы психологические научно-исследовательские учреждения, свернута работа вышеназванных кабинетов, ликвидирован Государственный институт по изучению преступника и преступности.

И только начиная с конца 50-х годов, вновь стала осознаваться необходимость учета психологических закономерностей как одного из условий эффективности правового регулирования. В 1958-1%1гг. обновляется уголовно-процессуальное законодательство в сторону расширения прав личности, демократизации процесса. В связи с необходимостью обеспечения прав и свобод граждан, учета субъективных особенностей при квалификации содеянного и индивидуализации наказания все более возрастают потребности следственно-судебной практики в привлечении психологического знания. В 1963 г. создается ВНИИ по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, в котором появляется сектор психологических проблем борьбы с преступностью. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении №1 от 21.03.68 подчеркивает целесообразность привлечения к участию в судебных процессах по делам о преступлениях несовершеннолетних экспертов-психологов для определения способности несовершеннолетних, имеющих признаки умственной отсталости, полностью сознавать значение своих действий и руководить ими.2’

В 1978г. на совместном заседании методического совета Прокуратуры СССР, научно-консультативного совета Верховного Суда СССР и ученого совета ВНИИ по изучению причин и разработке мер
предупреждения

‘Инквизитор: сталинский прокурор Вышинский. Сборник /Под общ.ред. О.Е.Кутафина. М. 1992. С. 100. 2Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда СССР (1924-1977 гг.) МЛ 978. С.309.

54

преступности обсуждается научный доклад А.Р.Ратинова «Состояние и перспективы судебно-психологической экспертизы в СССР». Результаты научных поисков в области применения психологического знания в уголовном процессе отражались в монографиях, учебных пособиях, научных статьях.

Осознание необходимости использования в правоохранительной деятельности достижений психологической науки продолжает усиливаться в наши дни, что отражается и в теории, и на практике, и в изменениях нормативной базы. В УК РФ 1996г. расширено, уточнено, детализировано использование психологических понятий и терминов. В УПК РФ 2001г. впервые специально предусматривается профессия психолога.

За последние годы заметно возросло количество экспертных психологических исследований, проводимых по уголовным делам.1 Каждая третья экспертиза, проведенная в 1998г. в ГНЦ социальной и судебной психиатрии имени Сербского, была комплексной психолого- психиатрической.2 Наше исследование показало, что в 27% случаев из 215 дел, по которым назначались однородные судебно-психиатрические экспертизы, акты этих экспертиз содержат данные об использовании специальных психологических знаний. Проведенные нами опросы также свидетельствуют об изменении отношения практических работников к использованию помощи психологов при производстве по уголовным делам. Судьи приветствуют содействие психолога при решении вопросов индивидуализации уголовной ответственности несовершеннолетних (69чел.-62,73%). Следователи и прокуроры считают целесообразным приглашение психолога к расследованию сложных дел (63чел.-56,25%).

Россия, избрав путь демократизации общества, построения правового государства, осуществляет судебно-правовую реформу. История человечества свидетельствует, что в эпоху демократических преобразований многократно

‘Орлов Ю, Орлова В., Шишков С. Государственная судебно-экспертная деятельность //Российская юстиция. 2001. №9. С.70.

2Сафуанов Ф.С. О назначении комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы по уголовным делам //Прокурорская и следственная практика. 2000. №3-4. С. 121-122.

55

возрастает роль человеческого фактора, что обусловливает обращение к наукам, изучающим человека, и в частности к психологии. В периоды, когда имеет место подавление и игнорирование личности, происходит упадок в развитии общества, жизнь как бы замирает в ожидании нового подъема в общественных настроениях. Одним из показателей такого подъема выступает расширение использования в сфере уголовного судопроизводства специальных психологических знаний. Эти знания, позволяющие более тщательно учитывать личностные особенности и психические состояния лиц, участвующих в судопроизводстве, способствуют интеллектуализации и гуманизации уголовного процесса.

1.3. Правовые основы участия психолога в уголовном процессе

Правовые основы представляют собой содержащиеся в нормах права исходные положения, которые получают закрепление, дальнейшее развитие и конкретизацию в соответствующих нормативных актах. Последние, будучи официальными письменными документами, принимаемыми уполномоченными органами государства, находятся в строгой иерархической соподчиненности: Конституция, законы и принятые в соответствии, на основе и во исполнение их подзаконные акты. Составной частью правовой системы выступают общепризнанные нормы и принципы международного права и международные договоры России, которые согласно ст. 15 Конституции РФ имеют приоритетное применение в случае их расхождения с законом или подзаконным актом.

Среди международно-правовых документов, содержащих

общепризнанные нормы, стандарты или рекомендации в области предупреждения преступности и уголовного правосудия, многие предусматривают необходимость оказания психологической помощи участникам судопроизводства, приглашение в него психологов, специальную психологическую подготовку работников правоохранительной системы.

56

Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, принятые резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи от 29.11.85, подчеркивают в ст.5.1, что система правосудия в отношении несовершеннолетних направлена на обеспечение того, чтобы любые меры воздействия на них были всегда соизмеримы с особенностями личности правонарушителя. В ст. 13.5 предусматривается, что во время пребывания под стражей несовершеннолетним должна обеспечиваться вся необходимая индивидуальная психологическая помощь, которая может потребоваться в виду их возраста, пола, личности.1

Декларация ООН об основных принципах правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью, принятая резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи от 29.11.85, предусматривает в ст. 14, что жертвам следует оказывать необходимую психологическую помощь по правительственным, добровольным, общинным и местным каналам.2

Стандартные минимальные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением, принятые резолюцией 45/110 Генеральной Ассамблеи от 14.12.90, в ст.3.8 запрещают проведение психологических экспериментов над правонарушителем и неоправданный риск причинения ему физической или душевной травмы. В ст.10.4 сказано, что правонарушителям должна оказываться в случае необходимости психологическая помощь, предоставляться возможность для укрепления связей с обществом, для обеспечения их возвращения к нормальной жизни в обществе.3

Руководящие принципы ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних, принятые резолюцией 45/112 Генеральной Ассамблеи от 14.12.90, предписывают в ст.49 распространение среди специалистов и общественности научной информации о том, какого рода поведение или ситуация могут привести к психологической виктимизации молодых людей.

‘Международные акты о правах человека. Сборник документов. M. 1998, С.287,293.

2Тамже.С167.

3Тамже. С.218,221.

4Тамже.С281.

57

Правила ООН, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы, принятые резолюцией 45/113 Генеральной Ассамблеи от 14.12.90, устанавливают в ст.81, что в состав персонала, работающего с подростками, должно входить достаточное количество психологов, работников социальных служб, чтобы заботиться об их благополучии.1

Рекомендация №R (85) 11 Комитета Министров Совета Европы государствам-членам о положении потерпевшего в рамках уголовного права и процесса, принятая 28.06.85, отмечает в п.8, что на всех стадиях процесса потерпевшего следует опрашивать таким образом, чтобы учитывались его личное состояние, права и достоинство, и когда это возможно, то детей и психически больных или увечных людей следует опрашивать в присутствии помогающих им лиц.2

Рекомендация №6R (87) 18 Комитета Министров Совета Европы государствам-членам относительно упрощения уголовного правосудия, принятая 17.09.87, предусматривает в ст.7 раздела III, что органы, ответственные за обвинение, расследование и судебное разбирательство, должны пользоваться помощью экспертов в таких областях как психология, медицина, психиатрия в достаточном объеме, чтобы справиться с технической сложностью преступления и приемом доказательства.3

Основные положения Конституции РФ, направленные на обеспечение и защиту прав и свобод личности, имея общий и принципиальный характер, должны развиваться и конкретизироваться в отдельных законах, и в частности УПК РФ. Наряду с осуществлением правосудия на началах равенства граждан перед законом и судом, гласностью судебного разбирательства, обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту принципом уголовного процесса выступает всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела. Оно означает обязанность суда, прокурора, следователя,

‘Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция: Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии.

M.2000. С.269-270.

2Сборник документов Совета Европы в области зашиты прав человека и борьбы с преступностью. М. 1998.

С.115.

3Тамже. С.122.

58

дознавателя принять все предусмотренные законом меры для тщательного выявления как уличающих, так и оправдывающих обвиняемого обстоятельств дела. В числе таких мер УПК предусматривает возможность, а в некоторых случаях обязательность обращения за помощью к лицам, обладающим специальными знаниями (ст.57, 58, 196, 425 и др.)

Среди обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, в ст. 73 УПК предусматриваются виновность лица в совершении преступления, форма вины и мотивы преступления, обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого. Согласно ч.2 ст.28 УК признается невиновным совершение деяния, последствия которого лицо не могло предотвратить в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам. Квалифицированное раскрытие психологического механизма поведения человека в экстремальных условиях, выяснение пределов его индивидуально-психологических возможностей требует помощи психологов-профессионалов.1

В ст.41 УК в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, называется обоснованный риск. Для доказывания обоснованности риска необходимо установить цели рискованного поведения, оценить способность субъекта, с учетом интеллектуальных особенностей, к достаточно полному осмыслению ситуации, возможностей ее развития и ожидаемых последствий. Решение этих вопросов также требует углубленных психологических познаний. УК предусматривает принуждение как обстоятельство, устраняющее преступность деяния (ст.40), и как обстоятельство, смягчающее ответственность (ст.61). Для установления этих обстоятельств необходимо определить степень принуждения - исключало ли оно избирательность поведения, существенно ее ограничивало или не имело такого значения, что тоже может потребовать содействия со стороны психолога.

‘Подробнее об этом см. глава 2, параграф 2.3.

59

Ст. 196 УПК обязывает проводить экспертизу для определения психического состояния подозреваемого, обвиняемого в случае сомнения в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы; для определения психического состояния потерпевшего в случае сомнения в его способности правильно воспринимать значимые для дела обстоятельства и давать показания; для установления возраста обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, когда это имеет значение для дела, но отсутствуют или вызывают сомнение документы о возрасте. Во всех этих случаях при проведении экспертного исследования могут потребоваться специальные психологические знания.

В уголовном судопроизводстве происходит неизбежное столкновение с сугубо психологическими феноменами: личность, психическая зрелость, умственные способности, воля, волеуправление, эмоциональные состояния, побудительные силы поведения и т.д. Лица, осуществляющие производство по делу, дают им юридическую интерпретацию через категории и понятия состава преступления, его субъективных признаков и составляющих их компонентов: субъект преступления, достижение возраста привлечения к уголовной ответственности, вменяемость, ограниченная вменяемость, возрастная невменяемость, вина, умысел (прямой и косвенный), неосторожность (легкомыслие и небрежность), мотивы, цели, состояние сильного душевного волнения и другие, предусмотренные соответствующими уголовными и уголовно- процессуальными нормами. Для установления и объяснения этих психологических явлений лицам, осуществляющим производство по уголовному делу, бывает необходимо содействие со стороны профессиональных психологов. Нормы УК и УПК, предусматривающие установление обстоятельств, имеющих психологическое содержание, устраняющих, смягчающих, отягчающих ответственность, можно назвать правовыми предпосылками, обуславливающими возможное или обязательное участие в уголовном судопроизводстве профессиональных психологов.

60

Впервые в УПК специально называется профессия психолога, но только применительно к допросу несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, в остальных случаях говорится обобщенно о лицах, обладающих специальными знаниями. Наличие процессуальных норм, предусматривающих применение в ходе расследования и судебного разбирательства уголовных дел специальных знаний из различных областей человеческой деятельности, позволяет привлекать профессиональных психологов к участию в уголовном судопроизводстве и в других случаях, не связанных с допросом несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, подсудимых.

Таким образом, в качестве правовых основ участия психолога в уголовном процессе выступают закрепленные общепризнанными международными нормами, Конституцией РФ и Федеральными законами принципы уголовного процесса и процессуальные нормы общего и специального характера, предусматривающие обязательность либо возможность привлечения к участию в уголовном судопроизводстве необходимых специалистов, в том числе из области психологии. Нормы УК и УПК, предусматривающие установление обстоятельств, имеющих психологическое содержание, влияющих на квалификацию преступлений и индивидуализирующих наказание, характеризующих лицо как субъекта преступления и объекта наказания1, выступают правовыми предпосылками, обусловливающими участие психолога в производстве по уголовному делу.

Деятельность психолога в уголовном судопроизводстве должна осуществляться не только на основе закона, но и в порядке, им предусмотренном. Поэтому, правовые основы должны получить дальнейшее развитие в процессуальном механизме участия психолога в судопроизводстве.

Процессуальный механизм участия психолога в производстве по делу предполагает, в первую очередь, процессуальные основания такого участия. В

‘Марусте Р. О некоторых возможностях расширения сферы применения психологических специальных познаний при установлении признаков субъекта преступления //Использование специальных знаний в советском уголовном процессе: Труды по правоведению /Отв.ред. Р.Марусте. Тарту, 1984. С.39; об этом также см.: Левченко О.В. Уголовно-процессуальное доказывание (сущность, средства доказывания, предмет и пределы). Автореф.дис.докт.юрид.наук. Ижевск. 2001. С.24.

61 качестве процессуального основания выступает проявленная и должным образом оформленная инициатива лиц, осуществляющих судопроизводство, столкнувшихся с необходимостью использования специальных психологических знаний. Такая инициатива может быть выражена требованием, поручением, запросом, просьбой к соответствующим лицам и учреждениям. Это должно быть оформлено необходимыми документами: постановлением (определением) о назначении судебно-психологической экспертизы, запросами и поручениями следственно-судебных органов в соответствующие учреждения, повестками о вызове специалиста для участия в следственных действиях или судебном разбирательстве, письменными обращениями с просьбой о содействии в различные учреждения и организации.

В соответствии со ст.22 Федерального закона «О прокуратуре РФ» от 17.01.92 №2202-1 (ред.24.03.2001) прокурор при осуществлении возложенных на него функций вправе требовать от руководителей органов и учреждений выделения специалистов для выяснения возникших по делу вопросов.1 На практике обращения к руководителям учреждений об откомандировании специалистов-психологов наиболее часто называются требованиями или запросами.2 Обращение за содействием может быть и устным, не имеющим документальных подтверждений, но, чтобы оно выступило в качестве процессуального основания участия психолога в производстве по уголовному делу, оно должно быть надлежащим образом документально оформлено.

Инициатива о привлечении психолога к участию в деле может исходить и от других заинтересованных лиц - обвиняемого, его защитника, потерпевшего, его представителя и отражаться в заявляемых ими ходатайствах.3 Защитник С момента допуска к участию в деле вправе привлекать специалиста (п.З ч.1 ст.53 УПК). Представляется важным закрепить в УПК и право участников процесса

‘Далее Закон о прокуратуре //СЗ РФ, 20.11.95, №47, ст.4472; 10.01.00, №2, ст. 140,7.08.00, №32, ст.3341,

26.03.01, №13, ст. 1147.

2Дело № 2-90/98 Верховного Суда РБ - требования в ГОРОНО и УВД (л.д. 100,102); дело №2-190/98

Верховного Суда РБ - запрос в ГУНО (л.д. 154).

3Дело №2-26/98 Верховного Суда РБ - ходатайство подсудимого о назначении психологической экспертизы

(л.д.54); дело № 2-102/98 - аналогичное ходатайство адвоката (л.д. 111); дело № 2-43/99 - ходатайство

обвиняемого о повторной психологической экспертизе (л .д. 160).

62

со стороны обвинения и со стороны защиты ходатайствовать о привлечении к производству по делу специалистов, в том числе психологов, в случае необходимости более полной реализации своих прав, принципов состязательности, всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела. Согласно ст. 122 УПК разрешение ходатайств осуществляют лица, ведущие производство по делу. Решение об удовлетворении вышеназванных ходатайств делает возможным участие психолога в этих случаях. Здесь также в качестве процессуальных оснований участия психолога в производстве по делу выступают надлежащим образом оформленные документы (постановление дознавателя, следователя, прокурора, судьи, определение суда).

Обращение за содействием может иметь характер требования или выступать в виде просьбы. Это обусловлено тем, что участие сведущего лица в производстве по делу бывает обязательным по закону (ст. 196, ч.З ст.425 УПК), допускаемым законом на усмотрение лиц, ведущих производство по делу (ст.57,58,168,270, ч.4 ст.425 УПК), либо желательным для этих лиц, даже если в законе нет на то прямых указаний. Соответственно отличаются процедуры участия психолога в производстве по уголовному делу. Различными по своему доказательственному значению будут и его результаты.

Процедура и порядок использования результатов деятельности психолога зависят от того, в каком процессуальном качестве он выступает, от его процессуального статуса. Повышение эффективности его деятельности и надежности ее результатов связано с совершенствованием законодательной регламентации использования в судопроизводстве знаний сведущих лиц. Четкая процессуальная определенность положения психолога, участвующего в производстве по уголовному делу, бесспорно, способствовала бы расширению такой практики.

‘См.; Махов В.Н. Проблемы совершенствования законодательства об использовании знаний сведущих лиц при расследовании преступлений //Следователь. 1999. №8. С.2.

63

Отчасти прежний процессуальный механизм участия психолога в судопроизводстве проясняли постановления Пленума Верховного Суда СССР, РСФСР, РФ. Общие вопросы участия эксперта в уголовном процессе отражались в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР №1 от 16.03.71 «О судебной экспертизе по уголовным делам», в п.8 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР №5 от 17.09.75 «О соблюдении судами РСФСР процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел». Вопросы участия психолога в уголовном процессе разъяснялись постановлением Пленума Верховного Суда РФ №7 от 14.02.2000 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних». Однако эти разъяснения не устраняли пробелы, имевшиеся в УПК РСФСР, не восполняют они и пробелы, имеющиеся в УПК РФ.

Конечно, невозможно предусмотреть в законе всех нюансов участия психолога в уголовном процессе, однако, его существенные моменты должны закрепляться именно законом. Следует приветствовать принятие Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» от 31.05.2001 №73-ФЗ, определяющего правовую основу, принципы организации и основные направления государственной судебно-экспертной деятельности, в том числе в уголовном судопроизводстве.1 Немалый интерес в этой связи представляют нормы Модельного УПК для государств-участников СНГ (далее МУПК), нормы новых УПК Узбекистана, Казахстана, Кыргызстана, Беларусь, отражающие современные тенденции развития уголовно-процессуального законодательства, касающиеся регламентации деятельности психолога в уголовном процессе, их сравнение с нормами нового российского УПК.

Согласно ст. 5 7 УПК экспертом является лицо, обладающее специальными знаниями, назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом, для производства судебной экспертизы и дачи заключения. Согласно ст.58 УПК специалистом является лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в
порядке,

‘Далее Закон об экспертной деятельности // СЗ РФ, 04.06.2001, №23, ст.2291.

64

установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении, изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. В МУПК содержится указание на наличие согласия лица на назначение его специалистом или экспертом, четко определяются права и обязанности специалиста и эксперта, предусматривается возможность назначения специалиста и эксперта из числа лиц, предложенных участниками процесса, приглашения эксперта сторонами (ст.118,119). Стороны по своей инициативе и за свой счет вправе произвести экспертизу для установления обстоятельств, которые, по их мнению, могут служить защите их интересов (ч.2 ст.285). Такое заключение эксперта представляется следователю, приобщается к материалам дела и подлежит оценке наряду с другими доказательствами. Заметим, что вопросы оплаты экспертизы способны породить на практике немало трудностей для стороны, не располагающей достаточными финансовыми возможностями для защиты своих интересов.

В УПК не называются обязанности эксперта и специалиста, а только перечисляется, что они вправе и не вправе делать. Представляется необходимым дополнить ст.57, 58 УПК следующими обязанностями сведущего лица: являться по вызову дознавателя, следователя, прокурора, суда; представлять документы, подтверждающие его специальную квалификацию, сообщать сведения о своем профессиональном опыте; соблюдать порядок при производстве процессуальных действий. Также следует четко предусмотреть обязанность эксперта проводить полное исследование представленных ему объектов и материалов дела, дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам; давать показания по вопросам, связанным с проведенным исследованием и данным заключением. Для специалиста следует предусмотреть обязанность участвовать в процессуальных действиях, используя свои специальные знания, технические средства для обнаружения, закрепления, изъятия доказательств, исследования материалов уголовного дела,

65

для постановки вопросов эксперту, для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию; давать пояснения по поводу выполняемых действий.

Правомочия эксперта, предусмотренные УПК, в основном, соответствуют полномочиям, закрепленным Законом об экспертной деятельности. Однако право эксперта отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы его специальных знаний, а также когда представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения, в этом законе трансформировано в его обязанность составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение, в том числе и в случаях, когда эксперту отказано в дополнении необходимых материалов, а также, если современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы (ст. 16). Также в нем предусматривается право эксперта делать подлежащее занесению в протокол следственного действия и судебного заседания заявление по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показаний (ст. 17).

В целом, процедура участия эксперта в производстве по делу законодательно более регламентирована, чем процедура участия специалиста. В статьях 57,195-207 УПК, статьях 16,17,19-36 Закона об экспертной деятельности предусматриваются порядок назначения экспертизы; случаи ее обязательного назначения; проведение повторной и дополнительной, комиссионной и комплексной экспертизы; особенности производства экспертизы в отношении живых лиц, возможность присутствия следователя, участников процесса при производстве экспертизы, возможность присутствия эксперта при производстве процессуальных действий; разъяснение эксперту прав и обязанностей; содержание заключения эксперта; порядок допроса эксперта. Заключение и показания эксперта выступают доказательствами по уголовному делу (п.З ч.2 ст.74 УПК).

МУПК относит к заключению эксперта выраженные в письменной форме, сделанные с использованием и в пределах его специальных познаний

66 выводы по вопросам, поставленным перед ним органом, ведущим уголовный процесс, стороной, а также по другим входящим в его компетенцию обстоятельствам, выявившимся при проведении исследования материалов дела; обосновывающие выводы, описание проведенного экспертом исследования; устные пояснения эксперта, имеющие доказательственную силу в части, ограниченной представлением информации о своем профессиональном опыте и разъяснением данного в письменной форме заключения (ст.149). По УПК заключение эксперта - это представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по делу, или сторонами; показания эксперта - сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного заключения (ст.80). В заключении эксперта отражаются: время и место, основания производства судебной экспертизы, сведения о назначивших экспертизу органе или лице, сведения об экспертном учреждении, эксперте (фамилия, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы, ученая степень, ученое звание, занимаемая должность), которым поручено производство судебной экспертизы, предупреждение об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, поставленные перед экспертом вопросы, представленные для производства экспертизы объекты исследования и материалы дела, данные о лицах, присутствующих при производстве судебной экспертизы, содержание и результаты исследований с указанием примененных методик, оценка результатов исследований, обоснование и формулировка выводов по поставленным вопросам (ст.204 УПК, ст.25 Закона об экспертной деятельности).

Согласно МУПК наличие специальных знаний у дознавателя, следователя, прокурора, специалиста, понятых не освобождает в соответствующих случаях от необходимости назначения экспертизы (ст.285). В МУПК не указаны случаи обязательного проведения экспертизы. В УПК эти случаи дополнены необходимостью
установления психического или

67

физического состояния подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение по поводу его способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном процессе.

В УПК расширен круг лиц, права которых при назначении и проведении экспертизы предусмотрены законом. Это не только обвиняемые и подозреваемые, но и свидетели, и потерпевшие, выступающие в качестве подэкспертных лиц, однако свидетели лишены права на ознакомление с постановлением о назначение экспертизы (ч.2 ст. 198). Этот пробел в УПК следует устранить. Свидетелю, как и другим участвующим в деле лицам, в отношении которых назначается, в частности комплексная психолого- психиатрическая экспертиза, должно быть предоставлено право на ознакомление и с постановлением о назначении экспертизы, и с ее заключением. Если это несовершеннолетнее или процессуально недееспособное лицо, то такое право должно быть предоставлено его законному представителю. Гарантии прав и законных интересов подэкспертных лиц, добровольное и принудительное производство судебной экспертизы предусматриваются в ст.31 Закона об экспертной деятельности. Согласно ст.28 этого закона при добровольном порядке производства экспертизы необходимо письменное согласие лица подвергнуться экспертизе. Круг лиц, которые могут быть направлены на экспертизу, определяется в соответствии с процессуальным законодательством. По УПК в отношении свидетеля экспертиза производится только с письменного согласия его самого или его законного представителя (ч.4 ст. 195). Если в процессуальном законодательстве не содержится прямого указания на возможность принудительного направления лица на судебную экспертизу, то государственное судебно-экспертное учреждение не вправе производить судебную экспертизу в отношении этого лица в принудительном порядке (ст.28).

И в МУПК, и в УПК предусматривается возможность проведения дополнительной экспертизы при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств. Новыми являются положения МУПК и

68

УПК о защите участвующих в уголовном судопроизводстве экспертов и специалистов, о вызове эксперта в запрашивающее государство для проведения процессуальных действий по уголовному делу.

Различается порядок допроса эксперта в суде. По УПК РСФСР вопросы сначала задавали судьи, затем обвинитель, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, защитник и подсудимый (ст.289). По МУПК первым эксперта допрашивает лицо, ходатайствовавшее о проведении экспертизы, затем другие лица этой стороны, после чего лица с противоположной стороны, и, наконец, суд (ст.394). По УПК вопросы эксперту задают стороны, причем первой задает сторона, ходатайствовавшая о назначении экспертизы (ч.2 ст.282), право суда в любой момент допроса задать эксперту вопросы предусматривалось проектом УПК РФ, принятым в первом чтении (ст.329).

По-разному установлена и возрастная граница несовершеннолетних участников процесса, допрашиваемых с участием педагога или психолога по усмотрению лица, осуществляющего производство по делу. По УПК РСФСР участие педагога возможно по усмотрению следователя при допросе свидетелей, потерпевших в возрасте от 14 до 16 лет (ст. 159,285), по УПК - от 14 до 18 лет (ст. 191,280), по МУПК - от 14 до 15 лет (ст.248). При допросе потерпевших, свидетелей в возрасте до 14 лет участие педагога обязательно и по УПК РСФСР, и по УПК и МУПК. Согласно ст.280 УПК при допросе судом несовершеннолетних потерпевших, свидетелей, имеющих физические или психические недостатки, независимо от их возраста участвует педагог.

Согласно УПК РСФСР в допросе несовершеннолетних обвиняемых, подозреваемых, не достигших 16 лет, а также достигших этого возраста, но имеющих признаки умственной отсталости, по усмотрению следователя или ходатайству защитника участвовал педагог (ст.397). Согласно МУПК при производстве следственных действий с участием несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего 16 лет, а также достигшего этого возраста, но имеющего признаки умственной отсталости, допускается участие

69

не только педагога, но и психолога (ст.539). Согласно УПК в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, подсудимого в возрасте до 16 лет, а также старше, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие психолога или педагога обязательно; в допросе других несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых прокурор, следователь, дознаватель обеспечивают участие психолога (педагога) по ходатайству защитника или собственной инициативе (ст.425).

Важно отметить, что нормы об участии психолога в допросе несовершеннолетних лиц есть в УПК РУ (ст.554 - допрос несовершеннолетнего обвиняемого), в УПК РК (ст.485 - допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого), в УПК КР (ст.396 - допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, подсудимого).1 По УПК РБ участие психолога обязательно при допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, подсудимого (ст.435) и малолетних потерпевших и свидетелей (ст.ст.221,322), возможно по усмотрению следователя, дознавателя, суда - при допросе несовершеннолетних потерпевших, свидетелей в возрасте от 14 до 16 лет.2

Более 25 лет нормы об участии психолога в допросе несовершеннолетних лиц существуют в болгарском уголовно-процессуальном законодательстве. Согласно ст.99 НПК РБ малолетний свидетель допрашивается только в присутствии психолога или педагога, несовершеннолетний свидетель допрашивается в их присутствии, если соответствующий орган сочтет это необходимым; в соответствии со ст.380 НПК РБ психолог или педагог в случае необходимости участвуют при допросе несовершеннолетнего обвиняемого.

Болгарские процессуалисты считают свою законодательную регламентацию участия психолога в уголовном
судопроизводстве не

‘УПК Республики Узбекистан // www.ssu.samara.ru/’process/raznoe.htm, УПК Республики Казахстан:

официальный текст Кодекса Республики Казахстан. Алматы.1998. С.312; УПК Кыргызской Республики //

www.ssu.samara.ru/’process/raznoe.htm.

2УПК Республики Беларусь. Минск.2001. С.195,264,332.

3Наказателно-процесуален кодекс на Република България. София. 1999. С.45, 157.

70

достаточной, фрагментарной, поскольку в законе указано только право психолога с разрешения компетентного органа задавать вопросы. По мнению Р.Беленски, требуется более детальная регламентация прав и обязанностей психолога, в частности следует предусмотреть право психолога участвовать в формулировании вопросов, противодействовать органу, производящему допрос, задавать некоторые вопросы. Только тогда будут в наличии реальные гарантии для защиты прав и личности несовершеннолетнего лица, какова и была первоначальная идея законодателя.1

Применение названных норм неоднократно разъяснялось решениями Общего собрания Коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Болгария: 1)Согласно ст.99 чД НПК органы предварительного расследования и суда должны допрашивать малолетних свидетелей в присутствии и при содействии педагога или психолога. Когда такие свидетели были допрошены не в порядке, установленном ст.99 ч. 1 НПК, и это привело к необоснованности и незаконности приговора, нарушение является существенным и служит основанием к его отмене (решение №567 от 20.11.81 по уголовному делу №577/19811 и.о.); 2)Участие педагога или психолога при допросе малолетних и несовершеннолетних выражается в постановке и формулировании вопросов при допросе. Они имеют право знакомиться с протоколом допроса и делать замечания о точности и полноте сделанных записей. Педагог или психолог помогают суду и органам предварительного расследования своими специальными знаниями при допросе, но после этого отдельно не могут быть допрошены в качестве свидетелей или давать заключение в качестве экспертов (решение №327 от 4.07.82 по уголовному делу №334/1982 II и.о.); 3)При допросе малолетних свидетелей обязательно присутствие педагога или психолога, как на предварительном следствии, так и в судебном заседании. Допрос в их отсутствие представляет существенное нарушение процессуальных правил (решение №772 от 14.10.91 по уголовному делу №659/1991 II н.о.).2

‘Беленски Р. Разлит на свидетел в наказателно производство. София, 1999. С. 167.

Постановления и тълкувателни решения на Върховния суд на Република България по наказателни

дела.София.1992.

71

Участие психолога в допросе свидетелей, чье психическое состояние, умственное развитие либо способность к наблюдению и воспроизведению наблюдений вызывает сомнение, предусматривалось ст.174 УПК ПНР, в ст.65 закреплялась обязанность обвиняемого подвергнуться психологическим исследованиям, если это необходимо для собирания доказательств.1

Проведение психологической экспертизы в целях установления уголовной ответственности несовершеннолетнего обвиняемого или подсудимого предписывалось ст.74 УПК ГДР, предусматривающем, что заключение эксперта распространяется на оценку способности сознавать свою вину и должно содержать предложения о дальнейших условиях воспитания и жизни несовершеннолетнего.2

Обязательное исследование личности обвиняемого, возможность осуществления его медико-психологического обследования с целью обеспечения наилучших условий для индивидуализации репрессии предусмотрено ст.81 УПК Франции.3

Согласно ст.3552 Титула 18 Свода законов США суд до вынесения приговора может предписать провести изучение личности обвиняемого, подвергнуть его в случае необходимости психологической экспертизе.4

Законодательный и правоприменительный опыт стран, где психологи давно и эффективно участвуют в уголовном процессе, было бы полезно учитывать при совершенствовании отечественного законодательства и практики его применения. Пока же приходится констатировать заметное отставание российской правовой базы и от общепризнанных международных норм об участии психолога в уголовном судопроизводстве, и от практических нужд правоохранительных и судебных органов.

‘Уголовный, уголовно-процессуальный и уголовно-исполнительный кодексы Польской Народной Республики.

M. 1973. С.103,118.

Уголовный и уголовно-процессуальный кодекс Германской Демократической Республики. М. 1972. С. 162-163.

‘Уголовно-процессуальный кодекс Франции 1958 года. М. 1967. С. 14,56,

Соединенные Штаты Америки: Конституция и законодательные акты. M. 1993. С.634.

72

1.4. Организационные основы участия психолога в уголовном процессе

Организационные основы какой-либо деятельности, в самом общем виде, представляют собой положения и установления, способствующие упорядоченности, согласованности отдельных действий, эффективному осуществлению всей деятельности. Они характеризуются четким определением субъектов деятельности, распределением функций, их детализацией, предусматривают порядок взаимодействия, сферы ответственности и степень участия в общей работе каждого из субъектов. Организационные основы находят свое отражение в законах и подзаконных актах: различных инструкциях, положениях, наставлениях, руководствах и т.д.

Говоря об участии психолога в уголовном судопроизводстве, следует иметь в виду сразу два вида деятельности: профессиональная психологическая деятельность осуществляется в связи с уголовно- процессуальной деятельностью. Поэтому организационные основы участия психолога в судопроизводстве должны учитывать и сочетать специфику их обоих. В первую очередь, следует четко определить субъекты, способные профессионально оказывать необходимое психологическое содействие лицам, осуществляющим производство по уголовному делу и участвующим в нем. Другим важным аспектом является детальная проработка и закрепление в подзаконных актах отдельных сторон деятельности психолога в сфере судопроизводства.

В настоящее время практически отсутствуют подзаконные нормативные акты, закрепляющие организационные основы участия психолога в уголовном процессе. Имеются лишь акты, регламентирующие смежные виды деятельности: Инструкция о производстве судебно-психиатрической экспертизы, утвержденная Минздравом СССР от 27.10.70, согласованная с Прокуратурой СССР, Верховным Судом СССР, МВД СССР №10-91/14- 70; Положение о Координационно-методическом совете МВД России по психологическому обеспечению деятельности органов внутренних дел и внутренних войск МВД России, утвержденное приказом МВД РФ от 9.07.97

73

№422; Положение о психологической лаборатории исправительного учреждения, исполняющего уголовные наказания в виде лишения свободы, следственного изолятора уголовно-исполнительной системы МВД РФ, утвержденное приказом МВД РФ от 6.03.98 №152*; Методические рекомендации по организации и деятельности государственного (муниципального) учреждения «Центр психолого-педагогической помощи населению», утвержденные Постановлением Минтруда РФ от 19.07.2000 №53; Тарифно-квалификационная характеристика психолога, утвержденная Постановлением Минтруда РФ от 10.11.92 №30 и др.

Роль нормативных актов при использовании специальных знаний психологов в производстве по уголовным делам в настоящее время играют некоторые методические и информационные письма, внутриведомственные документы, например: методическое письмо Следственного Управления Прокуратуры СССР «Назначение и проведение судебно-психологической экспертизы», подготовленное совместно с сотрудниками ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка2; методические рекомендации «Особенности экспертной оценки аффективных реакций в момент совершения правонарушения у психически здоровых и психопатических личностей», подготовленные сотрудниками ВНИИ общей и судебной психиатрии имени В.П.Сербского.3

Генеральной Прокуратурой РФ прокурорам республик, краев, областей направлялась информация «О проведении консультаций и некоторых видов экспертиз» от 21.04.93 №15к-85/93. В ней говорится об осуществлении сотрудниками ГНЦ социальной и судебной психиатрии имени В.П.Сербского предварительного консультирования работников правоохранительных органов по вопросам назначения судебно- психиатрической либо комплексной психолого-психиатрической
экспертизы, сбора данных о личности

‘Учреждения уголовно-исполнительной системы МВД РФ с 1.09.98 Указом Президента РФ от 28.07.98

переданы в подведомственность Минюста РФ.

2Юридическая психология: Хрестоматия /Сост. В.В.Романов, Е.В.Романова. M.2000. С.406-419.

3Там же. С.420-434.

74

испытуемого, определения круга и формулировке задач, решаемых экспертами данного учреждения.1 В ГНЦ было принято Положение о производстве комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, согласованное 12.05.98 с прокуратурой города Москвы.2 Данное положение в настоящее время используется в качестве образца почти всеми судебно-психиатрическими учреждениями страны. Подготовлен проект приказа Министра здравоохранения «О работе медицинского психолога амбулаторной судебно-психиатрической экспертной комиссии (АСПЭК) и отделения стационарной судебно- психиатрической экспертизы.3

Использование знаний психологов для установления и розыска неизвестных преступников при расследовании серийных насильственных преступлений освещалось в информационном письме Генеральной прокуратуры.

Субъекты, способные оказывать квалифицированную психологическую помощь, стали представлены более или менее разветвленной системой соответствующих органов и учреждений в нашей стране относительно недавно. Непродолжительное время существования не позволило еще охватить многие сферы жизни. Тем не менее, сегодня у судебно- следственных работников более широкий выбор, чем когда бы то ни было, но и немало трудностей, в том числе организационного характера, осложняет использование этих возможностей. В уголовное судопроизводство можно приглашать только тех психологов, которые могут справиться с ролью эксперта, специалиста, консультанта, выступить альтернативно педагогу при производстве процессуальных действий в отношении несовершеннолетних лиц. Поскольку задачи, возложенные на эти фигуры, отличаются друг от друга, требования, предъявляемые к психологам, участвующим в уголовном судопроизводстве, также дифференцируются.

“Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие /Под общ. ред. И.Н.Кожевникова. М.2000.С.609.

2Там же. С.626.

3См.: Сафуанов Ф.С. О назначении комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы по

уголовным делам //Прокурорская и следственная практика. 2000, №3-4. С. 121.

“См.: Исаенко В. О проблемах организации расследования серийных убийств в Российской Федерации

//Прокурорская и следственная практика. 2000, №1-2. С. 145.

75

В роли экспертов в соответствии со ст.57,70,195 УПК могут выступать незаинтересованные в деле лица, обладающие необходимыми для дачи заключения специальными знаниями, т.е. достаточной профессиональной компетенцией. Федеральным законом «О государственной судебно- экспертной деятельности в РФ» установлены профессиональные и квалификационные требования, предъявляемые к экспертам государственных экспертных учреждений - наличие высшего профессионального образования и последующей подготовки по конкретной экспертной специальности. Определение уровня профессиональной подготовки экспертов и их аттестация на право самостоятельного производства судебной экспертизы осуществляется согласно этому закону экспертно-квалификационными комиссиями в установленном нормативными правовыми актами РФ порядке, уровень профессиональной подготовки экспертов подлежит пересмотру указанными комиссиями каждые пять лет (ст. 13). Таким образом, вопрос о профессиональной компетентности государственных судебных экспертов в настоящее время разрешается, однако остается открытым в отношении лиц, назначаемых экспертами, не являющихся сотрудниками государственных экспертных учреждений.

Государственных экспертных учреждений, производящих судебно- психологические экспертизы, в России очень мало. Практически не существуют специализированные экспертные учреждения, проводящие только судебно-психологические экспертизы. Такие экспертизы проводят, в основном, эксперты-психологи, работающие в экспертно- психиатрических учреждениях системы Минздрава РФ. Из 215 проанкетированных нами уголовных дел в 84,7% случаев психологические и комплексные психолого-психиатрические экспертизы проводились экспертами этих учреждений. Заметим, что в 27,07% случаев в актах однородных судебно-психиатрических экспертиз были ссылки на «результаты экспериментально-психологического исследования», которое, конечно же, проводится не психиатрами, а психологами, также были ссылки типа «по заключению психолога обнаруживает…». Можно говорить о скрытом

76

присутствии психолога и по делам, по которым проводились судебно- психиатрические экспертизы. Полагаем, что психологи, являющиеся сотрудниками экспертно-психиатрических учреждений, принимая участие в экспертном обследовании личности, должны иметь статус экспертов, а экспертизу с их участием необходимо определять как комплексную психолого-психиатрическую экспертизу. Проведение экспертных исследований полностью или частично лицами, не включенными в состав комиссии экспертов не должно допускаться.1

При проведении судебно-психологической экспертизы вне экспертного учреждения экспертами назначаются психологи, имеющие самую различную специализацию (в психологии подобно медицине или юриспруденции огромное множество различных отраслей). Указанные лица проводят экспертное исследование, хотя и не всегда обладают специальными знаниями в объеме, необходимом для дачи заключения, практическим опытом экспертной работы, некоторые даже не имеют четких представлений о сущности экспертного исследования, методах исследования объекта экспертизы, в результате чего экспертное исследование проводится неквалифицированно. Достаточно вспомнить нашумевшее в печати частное индивидуальное предприятие «НСМА» («Независимое судебно-медицинское агентство»), созданное в Иркутске, для производства экспертиз «широко профиля».2 Поэтому при производстве судебно-психологической экспертизы вне экспертного учреждения вопрос о привлечении того или психолога для проведения экспертного исследования следует решать индивидуально с учетом его образования, специализации, стажа работы, дополнительной подготовки по судебной психологии, опыта экспертной работы. В свое время Пленум Верховного Суда СССР обращал внимание судов на необходимость при оценке выводов эксперта учитывать его квалификацию.3 В ходе проведенного нами

‘Кудрявцева А.В. Судебная экспертиза как институт уголовно-процессуального права. Автореф.дис.докт.юрид.наук. СПб. 2001. С, 16.

2Диянова З.В. Щеголева Т.М. О качестве проведения судебно-психологических экспертиз //Следователь. 1998, №8(16). С. 19; Они же. Еще раз о судебно-психологической экспертизе//Законность. 1998, №9. С.ЗЗ. 3Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. М. 1996. С.60.

77

опроса прокурорских и следственных работников о критериях, которыми они руководствуются при выборе эксперта 38 (33,93%) респондентов назвали занимаемую должность в экспертном учреждении, 36 (32,15%) респондентов -документально подтверждаемую компетентность, 17 (15,17%) респондентов -наличие опыта экспертной работы, а 21 (18,75%) респондентов затруднились ответить на этот вопрос.

По изученным нами делам, по которым психологические экспертизы проводились вне экспертных учреждений, в качестве экспертов выступали, в основном, преподаватели кафедр психологии ВУЗов, имеющие научную степень (5,88%), психологи-педагоги средних школ, психологи РОНО (2,35%), психологи ОВД (1,17%). В тех случаях, когда проведение судебно-психологической экспертизы приходится поручать специалистам, мало знакомым со спецификой следственной, судебной, экспертной деятельности, желательно, чтобы представители правоохранительных и судебных органов оказывали им необходимую помощь: разъясняли цели и задачи экспертизы, права и обязанности эксперта, знакомили с требованиями, предъявляемыми к заключению экспертизы.’

Подготовка квалифицированных профессиональных кадров для проведения судебно-психологических экспертиз в настоящее время все еще представляет проблему, которую следует решать путем организации дополнительного обучения психологов с высшим образованием, желающих работать в области судебной экспертизы. После завершения соответствующего обучения они могли бы получать в полномочных комиссиях право на привлечение в качестве судебных экспертов, оформленное в виде сертификата или лицензии.2 Предлагалось создание именных списков психологов, которым можно поручать проведение экспертных исследований.3 Мы разделяем мнение тех, кто допускает
привлечение для производства экспертизы лиц, не

‘Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов М.М. Новые направления судебно-психологической экспертизы, М.

  1. С. 15.

2Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. М. 1998. САЗ.

3Ситковская О.Д. Новые направления судебно-психологической экспертизы //Прокурорская и следственная

практика. 2000, №1-2. С.182.

78

работающих в государственном экспертном учреждении, только тогда, когда специалисты соответствующей отрасли знаний отсутствуют в государственном экспертном учреждении и только при наличии государственной лицензии на занятие экспертной деятельностью.1

Важным организационным аспектом проведения судебно- психологической экспертизы выступает надлежащая подготовка направляемых на экспертизу материалов дела, содержащих необходимую психологическую информацию. Имеющиеся в них пробелы повышают вероятность ошибочных выводов экспертов. Собирая соответствующие сведения, следователи не должны игнорировать информативные в психологическом отношении детали, что требует развития их психологической наблюдательности, повышения уровня психологической грамотности. Также важно закрепить в подзаконных актах требования, предъявляемые к материалам дела, направляемым на судебно- психологическую экспертизу. Эти вопросы освещаются в подготовленных к изданию в ГНЦ имени В.П.Сербского Стандартах проведения судебно- психологической и комплексной психолого-психиатрической экспертиз.2

Высокий уровень психологической подготовки необходим следователям и для правильной оценки результатов экспертной деятельности, выполняемой с использованием психологических тестов и методик. И.Н.Сорокотягин справедливо отмечает: «Практика расследования преступлений показывает, что большинство следователей оценкой описательной части экспертного заключения не занимаются. Объясняется это либо их недостаточной профессиональной подготовкой по психологическим вопросам, либо сугубо профессиональным языком, рассчитанным на специалиста-психолога. Так или иначе, но следователи обычно устанавливают лишь противоречия между выводами эксперта и материалами дела».3’ Недостаточное взаимопонимание

‘Кудрявцева А.В. Указ.раб. С.8.

2См.: Сафуанов Ф.С. О назначении комплексной психолого-психиатрической экспертизы по уголовным делам

//Прокурорская и следственная практика. 2000, №3-4, С. 125.

3Сорокотягин И.Н. Правовая психология. Екатеринбург. 2000. С. 148.

79

между следователями и экспертами-психологами также свидетельствует о необходимости лучшей организации их взаимодействия, о целесообразности участия психологов в системе повышения квалификации дознавателей, следователей, прокуроров, судей, издания для них методических рекомендаций, совместного обсуждения имеющихся трудностей на семинарах, рабочих совещаниях, конференциях.

Со временем важным этапом в развитии использования специальных психологических знаний в судопроизводстве, должно стать создание учреждений для стационарной судебно-психологической экспертизы, так как в некоторых случаях недостаточно амбулаторного исследования и требуется наблюдение в стационаре. По изученным нами делам в 28,7% случаях в актах амбулаторных комплексных судебных психолого- психиатрических экспертиз рекомендовалось проведение стационарной экспертизы.

В литературе отмечается необходимость в целевой подготовке специалистов-психологов и для криминалистических подразделений органов прокуратуры.1 Профессиональные психологи уже введены в штаты органов прокуратуры и органов внутренних дел. Однако возникновение и развитие психологической службы в правоохранительных органах происходит в настоящее время в рамках концепции совершенствования кадровой политики.2 Соответственно в существующих психологических подразделениях практические психологи ориентированы, прежде всего, на задачи профессионального отбора и формирование психологической устойчивости их сотрудников. В Положении о Координационно-методическом совете МВД РФ по психологическому обеспечению деятельности органов внутренних дел, утвержденном приказом МВД РФ от 7.07.97 №422, упоминалось психологическое обеспечение служебной деятельности; определение приоритетных направлений психологической работы с учетом оперативной

‘Исаенко В. Использование возможностей судебно-психиатрической экспертизы //Законность. 1998. №10. С.10. Совещание российских психологов, работников кадровых подразделений прокуратуры //Прокурорская и следственная практика. 2000. №1-2. C.175-I76; Фаттахова P.P. Основные направления работы психолога в органах внутренних дел //Социальная политика на рубеже XXI века; тенденции и перспективы. Взгляд из настоящего в будущее. М.-Уфа. 1999. С.299.

80

обстановки и особенностей деятельности подразделений органов внутренних дел. Но в настоящее время среди штатных сотрудников правоохранительных органов практически отсутствуют специалисты- психологи, непосредственно включенные в процесс расследования и раскрытия преступлений, что отметили все опрошенные нами следователи и прокурорские работники. Нет их и в судебных органах. Поэтому, когда возникает необходимость участия психологов в следственных и судебных действиях, их приходится искать в других учреждениях, что бывает весьма проблематичным, о чем указали 65 (59,1%) опрошенных нами судей, 42 (37,5%) следственных и прокурорских работника.

За последнее время должности психологов появились во многих учреждениях, особенно работающих с детьми и подростками. В системе социального обслуживания появились целые учреждения, специализированные на оказании психологической помощи: Центры психолого-педагогической помощи населению, Центры социально- психологической помощи семье, детям, молодежи и другие. Среди основных направлений деятельности этих учреждений предусматривается консультирование по вопросам развития и возрастных особенностей детей и подростков.1 Для участия в процессуальных действиях в отношении малолетних и несовершеннолетних свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых, подсудимых целесообразно приглашать психологов этих учреждений либо школьных психологов, поскольку они специализируются в области детской и юношеской психологии. И пока не воссоздана в нашей стране система ювенальной юстиции, следственным и судебным органам в ходе производства по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних следует активно сотрудничать с подобными учреждениями.

Характер вопросов, возникающих в ходе производства по уголовному делу, может потребовать содействия со стороны психологов
иной

‘Методические рекомендации по организации деятельности государственного (муниципального) учреждения «Центр психолого-педагогической помощи населению», утвержденные Постановлением Минтруда и социального развития РФ от 19.07.2000 №53 //Бюллетень Минтруда РФ, 2000. №8.

81

специализации (социальной, инженерной психологии, патопсихологии). Психолог, привлекаемый к участию в производстве по уголовному делу в качестве специалиста (консультанта), должен иметь необходимую профессиональную подготовку - высшее психологическое образование, специализацию в интересующей следствие и суд области психологии, достаточный опыт работы по специальности. Он также должен ориентироваться во всем спектре современных психологических проблем.

Если психологи не эпизодически, а на регулярной или постоянной основе участвуют в расследовании и раскрытии преступлений, возможно, целесообразно было бы ввести их в штаты правоохранительных органов. Возлагаемые на них задачи, функции, права и обязанности, должны вытекать из полномочий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, конкретизироваться и детализироваться должностными инструкциями. Заслуживает внимания предложение Е.Е. Горленко о создании специальной службы круглосуточно дежурящих психологов и психиатров для оказания помощи следственным органам, в частности при производстве освидетельствования психического состояния, необходимого для решения неотложных вопросов, для участия в других следственных действиях. Специалист-психолог мог бы оказывать психологическую помощь потерпевшим от преступления и его очевидцам.1

Завершая рассмотрение данного вопроса, подчеркнем взаимосвязь правовых и организационных основ участия психолога в уголовном процессе. Это участие возможно только на основе норм закона. УПК должен закреплять четкий процессуальный механизм участия психолога в производстве по уголовным делам: процессуальные основания, процедуру, порядок использования результатов деятельности психолога. Конкретизация и детализация деятельности психолога, выступающего в уголовном процессе в том или ином качестве, организационная структура этой деятельности должны

‘Горленко Е.Е, Гарантии процессуальных прав лиц с психическими отклонениями на предварительном следствии. Автореф.дис.канд.юрид.наук. М. 2001. С.13; Она же. Участие специалиста на предварительном следствии как средство защиты прав лице психическими недостатками//Следователь. 2001. №1. С.З.

82

развиваться соответствующими подзаконными актами. Для совершенствования организационных основ участия психолога в уголовном процессе необходимо:

• определение четких критериев достаточной профессиональной компетентности психологов, привлекаемых в качестве экспертов, специалистов, их закрепление в УПК, развитие и конкретизация квалификационных требований к психологам в соответствующих подзаконных актах; • • обеспечение целевой подготовки экспертов-психологов для производства судебных экспертиз и специалистов-психологов для криминалистических подразделений правоохранительных органов, четкое определение и закрепление их должностного статуса (функциональных обязанностей, прав, ответственности); • • создание государственной судебно-психологической экспертной службы; принятие Положения о производстве судебно-психологической экспертизы; • • систематическое изучение практики участия психолога в производстве по уголовным делам, ее обобщение и освещение в постановлении Пленума Верховного Суда РФ; • • регулярное освещение вопросов взаимодействия работников правоохранительных органов с профессиональными психологами в информационных и методических письмах Генеральной прокуратурой РФ и МВД России; • • участие психологов в системе повышения квалификации следователей, прокуроров, судей, издание для них методических и научно- практических пособий и рекомендаций; • • совместное обсуждение психологами и работниками правоохранительных и судебных органов проблемных вопросов их взаимодействия на семинарах, рабочих совещаниях, научно-практических конференциях, посвященных использованию психологических знаний в юридической практике. •

83

1.5. Нравственные начала участия психолога в уголовном процессе

Как бы хороши ни были правила деятельности, они могут потерять свою силу и значение в неопытных, грубых, недобросовестных руках, в этих случаях самый совершенный, справедливый, всесторонне обдуманный закон превращается в ничто, считал один из видных юристов России А.Ф.Кони и был убежден, что нравственным началам принадлежит в будущем первенствующая роль в исследовании условий и обстановки уголовного процесса.1

Нравственные начала - это исходные положения, лежащие в основе совокупности моральных норм, правил, требований, регулирующих поведение людей по отношению друг к другу, к обществу. Эти исходные положения, основные начала, принципы в отличие от отдельных моральных норм, правил, требований относятся не к одной какой-либо стороне поведения человека, а ко всей линии поведения. Они проистекают из высших духовных ценностей -жизнеутверждения, гуманизма, непричинения вреда, благодеяния, справедливости, ответственности. С незапамятных времен провозглашенные истины учат жить, любя все живое, относиться с добром ко всему, что нас окружает, никому не причинять зло. Человеческая нравственность, как на сваи, опирается на эти вечные истины. Это то самое главное, в чем по выражению великого русского писателя и мыслителя Л.Н.Толстого, сходятся между собой учения мудрецов всех времен и народов, сходятся они в этом и с тем, чему учат все веры, и с тем, что говорят каждому человеку его совесть и разум.2

Нравственность, как и право, возникли в свое время в качестве способа гармонизации и рационализации человеческого поведения, укрощения эгоистических и разрушительных страстей. Правовая и моральная системы взаимодействуют между собой - мораль неизменно подключена ко всем этапам формирования и социального действия права. Оценка права в моральных категориях, «нравственное измерение права» -
необходимое условие

‘Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе. Собр.соч. в 8-ми т. T.4. М. 1967. С.33-34. 2Толстой Л.Н. Путь жизни. М. 1993. С.5.

84

совершенствования правовых систем.1 Нравственные идеалы служат ориентиром для совершенствования права, в первую очередь, через присутствие в нем нравственных начал. Это означает признание государством ценности человека как личности, его права на жизнь, свободное развитие. Такое положение личности в государстве характеризует последнее как правовое.

Концепция правового государства в сфере борьбы с преступностью не допускает возврата к бесчеловечному, репрессивному уголовному и уголовно-процессуальному законодательству. В наши дни проблему преступности, ставшую для российского общества подлинным социальным бедствием, угрожающим самим устоям государственности и национальной безопасности, только усилением репрессий не решить. Это будет лишь замкнутый круг, в котором произвол чередуется с беспределом.

Выход из создавшегося положения очень не простой и очень сильно связан с обращением к нравственным началам. Неимоверно трудно руководствоваться высокими критериями нравственности, имея дело с грубыми и самыми неприглядными проявлениями человеческой натуры, рассматривать преступника как личность, обладающую высшей ценностью в обществе, имеющую право на свободное развитие и самовыражение. Но, во-первых, среди преступников есть разные люди. Во-вторых, необходимо стремиться видеть «человеческое» и в человеке, оступившемся и преступившем закон. «Государство должно видеть и в правонарушителе…человека…гражданина государства», - писал К.Маркс, а потому «всякое право государства по отношению к преступнику есть вместе с тем и право преступника по отношению к государству».2 Последние проблески совести можно и погасить, и зажечь. В-третьих, позитивные сдвиги в отдельном человеке, а, в конечном счете, в обществе в целом, в огромной степени связаны с личностным включением самого человека, развитием его личности, внутреннего мира, так как действия человека являются последствиями его мыслей и чувств. Наверное,

‘Лукашева Е.А. Право, мораль, личность. М.1986, С.131. 2Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.1. М. 1955. С.132, 150.

85

многие перекосы в нашей современной жизни можно объяснить длительным и упорным игнорированием, закономерным для тоталитарных систем, человеческой души, что лучшие ее качества, светлые стороны необходимо усердно растить, сплошное же устрашение, напротив, способствует проявлению самых худших сторон. Падение нравственности сегодня уже достигло того уровня, что стали жизненно необходимы усилия по ее спасению и со стороны государства и общества, и со стороны каждого отдельного человека, начиная с себя самого. Важным звеном в этой системе выступает деятельность профессиональных психологов, уделяющих пристальное внимание проявлениям человеческой личности, ее потребностям и склонностям, развитию ее потенциала. Не случайно, в период демократических преобразований в обществе происходит настоящее возрождение этой профессии, увеличиваются возможности профессиональной подготовки психологов, расширяются сферы применения их знаний и навыков.1 Отражается это и в уголовном судопроизводстве.

Участие психолога в уголовном процессе вносит гуманистические начала в процесс расследования преступлений, разрешения уголовных дел, но только в том случае, если не связано с разрушением, подавлением, уничтожением личности, а напротив, сориентировано на ее сохранение, развитие, улучшение. Как известно, достижения науки могут обернуться и добром, и злом. Сами по себе знания, конечно же, нейтральные, они только открывают различные возможности, значение имеет то, на что они направлены. Главное, чем должен руководствоваться психолог в своей профессиональной деятельности, по мнению крупного американского психолога Р.Мэй, это «доброжелательность и стремление понять другого человека, помочь ему увидеть себя с лучшей стороны и осознать свою ценность как личности». Именно такой подход к личности диктуется высшими нравственными ценностями.

‘Психолог- профессия штучная //Российская газета, 2001 г., 28 июня. 2Мэй Р. Искусство психологического консультирования. М. 1994. С. 144,

86

В сфере права, в частности в уголовном судопроизводстве, наиболее общими нравственными ценностями выступают служение истине и справедливости, беспристрастность, объективность, ответственность.1 Эти ценности определяют основные этические принципы деятельности психолога в уголовном процессе. Участие в производстве по уголовным делам, в отличие от иных видов психологической практики, специфически преломляет применение этических норм в деятельности психолога. Здесь он взаимодействует не с клиентом, который, нуждаясь в психологической помощи, добровольно подвергается психологическому обследованию, а с лицами, преступившими закон либо ставшими жертвами или очевидцами противоправного деяния. От выводов психолога, сделанных в ходе экспертного исследования, нередко зависит дальнейшая судьба обвиняемого (подсудимого), что накладывает огромную моральную ответственность за свои решения. Кроме того, есть законодательная регламентация действий участвующих в уголовном судопроизводстве лиц, предусмотренная законом совокупность прав и обязанностей, ответственность. Психолог, участвуя в уголовном судопроизводстве, должен действовать строго в рамках закона. Но поскольку законом нельзя предусмотреть все возможные ситуации, складывающиеся по конкретному уголовному делу, избежать ошибок, выбрать наиболее правильную линию поведения в различных ситуациях психологу помогают его этические принципы.2

Одним из первых таких принципов выступает моральная обязанность постоянно профессионально совершенствоваться.3 Только высокая степень овладения специальными психологическими познаниями дает моральное право участвовать в принятии ответственных решений, влияющих на судьбы людей.

‘См.: Еникеев З.Д. Квалификационные требования к юристам, назначаемым на должности прокуроров и следователей. Уфа.1999. С.7; Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Судебная этика. Воронеж.1973. С.38; Проблемы судебной этики /Под ред. М.С.Строговича. М.1974. С.28,84; Профессиональная этика сотрудников правоохранительных органов /од ред. А.В.Опалева. М.1997. С.58.

2См.: Леоненко В.В. Профессиональная этика участников уголовного судопроизводства. Киев. 1981. С.22. 3Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. М.1998. С.93; Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов М.М. Новые направления судебно-психологической экспертизы. М.2000.С.150; Абрамова Г.С. Практикум по психологическому консультированию. Екатеринбург. 1995. Сб.

87

Постоянное повышение психологом уровня своего профессионального развития предполагает его готовность и умение пополнять, расширять специальные психологические знания, совершенствовать навыки и умения, развивать профессионально значимые качества.

Взаимодействие и общение в ходе производства по уголовному делу происходит, как правило, с людьми, находящимися в очень сложных жизненных ситуациях. Это обусловливает необходимость строго придерживаться этических норм, связанных с уважением личности, ее прав, чести, достоинства, уникальности, с личностным подходом к каждому человеку. Профессия психолога - один из тех видов социальной активности, где обобщенные идеи о ценности человека предельно конкретизируются и персонифицируются в его словах и действиях, направленных на другого человека. Требуется постоянно контролировать свои действия и высказывания, вести себя корректно независимо от обстоятельств, избегать оценочных суждений о личности, а тем более осуждающей позиции. Есть мнение, что судить человека в моральном плане не имеет право никто. Для психолога нарушение заповеди «не суди», тем более, непозволительно. Никогда не следует позволять себе нравственных оценок относительно моральных достоинств человека, хотя и крайне трудно оставаться нейтральным в вопросах морали. У каждого существует своя шкала этических ценностей, и все пользуются ею, если не сознательно, то подсознательно. Поэтому так важно для психолога уметь уважать и оценивать других людей, не осуждая их, понимать объективно, без предвзятости.

Основой объективности психолога является его независимость от собственных предубеждений, от коллег по профессии и профессиональных стереотипов, от судебно-следственных органов и других участников процесса. Психолог должен абстрагироваться от личных симпатий и антипатий, руководствоваться только профессиональными познаниями, своим внутренним убеждением, принципом непредвзятости. На признании равной (нравственной) ценности всех людей независимо от их конкретных
характеристик:

88

национальности, пола, социального и процессуального положения - базируется принцип справедливости. Независимость психолога непосредственно связана также с его личной ответственностью за свои взгляды и действия.

Очевидная нравственная норма - недопустимость применения таких методов исследования и воздействия, которые способны ухудшить психическое состояние лица, повлиять негативно на его психику. Всегда в своей деятельности психолог должен руководствоваться древнейшим принципом «не навреди». Необходимо максимально деликатное отношение к переживающим психическую травму жертвам или очевидцам преступления. С точки зрения этики правильным здесь будет проведение психологического исследования не только как диагностической процедуры, но и как психотерапевтического процесса. Человечность, чуткость, внимательность, умение проникнуться внутренним миром другого человека и, учитывая его особенности, находить наиболее целесообразные приемы работы в каждом конкретном случае, тактичность, спокойствие, собранность, целеустремленность в осуществлении профессиональных задач - эти нравственные качества являются не только важными морально-психологическими качествами, но и профессионально необходимыми.1 Для тех профессий, объектом деятельности которых является человек, возможность вторжения в его внутренний мир всегда предъявляет повышенные нравственные требования.2

Вопросам обоснованности воздействия одного человека на другого во все времена был присущ проблемный характер. В условиях расследования и разрешения уголовного дела однозначно ответить на вопрос «лезть ли в чужую душу, когда не просят, а чаще не пускают» нельзя. В других условиях подобное поведение скорее неэтично и при всех условиях небезопасно. Данный шаг в ходе производства по уголовному делу оправдан, если осуществлялся без нарушения закона и базисных моральных принципов, когда «должностные лица органов уголовной
юстиции, наделенные властными полномочиями, не

‘См.: Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Указ.раб. С.49-50. 2См.: Еникеев З.Д. Указ.раб, С.7.

89

допускали невызываемых необходимостью вторжений в область личных прав». В то время как профессиональный долг требует от психолога действия, этика определяет глубину воздействия на другого человека, предполагает установление и сохранение дистанции с «Я» другого человека для сохранения этого «Я». Видимо, существуют некоторые границы, за пределы которых переступать не следует.

Пределами допустимого воздействия на психику человека в ходе производства по уголовному делу также интересуется не одно поколение исследователей и, наверное, ими будут интересоваться всегда. Крупный вклад в изучение данного вопроса внес И.Л.Петрухин, детально исследовавший проблему психической неприкосновенности личности при осуществлении тактических приемов в ходе производства по уголовному делу. Д.П.Котов определяет психическую неприкосновенность личности как «право обвиняемого и иных участвующих в деле лиц на уголовно- процессуальную охрану их субъективного мира и защиту от «проникновения» в их психику, не соответствующего по глубине и границам задачам уголовного судопроизводства, а также от применения к ним методов воздействия на психику, не соответствующих правовым и моральным требованиям».3

Для психолога, участвующего в производстве по уголовному делу, проблема обоснованного воздействия на личность, имеет еще один аспект - как распорядиться психологической информацией, обладателем которой он становится в силу выполняемых функций. Если лицо, в отношении которого проводится экспертное психологическое исследование, желает сообщить психологу какие-либо сведения, но просит сохранить их в тайне, со стороны психолога этичным было бы предупредить его, что сведения, имеющие значение для составления экспертного заключения, будут известны органу, назначившему экспертизу, и лицам,
участвующим в деле. Позитивным

‘Еникеев З.Д. Нравственно-психологические основы применения мер пресечения. - В кн. Принципы

применения мер пресечения по уголовным делам. Уфа.1997. С.133.

2Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М. 1985. С.99.

3Котов Д.П. Установление следователем обстоятельств, имеющих психологическую природу. Воронеж. 1987.

С.99.

90

моментом выступает нововведение, запрещающее допрашивать эксперта по поводу сведений, ставших ему известными в связи с производством судебной экспертизы, если они не относятся к предмету данной экспертизы (ч.2 ст.205 УПК, ч.4 ст.31 Закона об экспертной деятельности).

Не простая ситуация складывается вокруг вовлечения психолога в уголовный процесс, но не в роли эксперта или специалиста, а в качестве свидетеля. Согласно ст.56 УПК в качестве свидетеля может быть вызвано лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства по делу, он может быть допрошен обо всех этих обстоятельствах и не вправе отказаться от дачи показаний. Отказ от дачи показаний или дача ложных показаний влекут уголовную ответственность свидетеля (ст.307,308 УК). Если психолог будет допрашиваться как свидетель об обстоятельствах, ставших ему известными из доверительной беседы с клиентом в ходе оказания психологической помощи, то, с одной стороны, по закону он обязан дать правдивые показания, а с другой стороны, профессиональная этика запрещает разглашение сведений, доверенных клиентом. Возникает противоречие между правовыми и этическими нормами. Его разрешение видится в закреплении в законе свидетельского иммунитета психолога относительно конфиденциальной информации, доверенной клиентом, подобно тому, как закон освобождает священнослужителей от обязанности давать показания об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди (п.4 ч.З ст.56 УПК). В атеистическом обществе психология отчасти выполняет и функции религии1. Чтобы облегчить душу, неверующий человек нередко делится своими тревогами, страхами, нравственными муками именно с психологом в надежде, что его поймут, помогут, не предадут. Соображения морально-этического порядка обязывают психолога не использовать откровенность клиента ему во вред. Право психолога на отказ от дачи показаний по поводу информации, доверенной или ставшей известной ему в ходе профессиональной деятельности, наравне с

См.: Миславский Ю.А. Психотерапевт или пастырь? К проблеме соотношения теологической и гуманистической парадигм помощи личности //Вопросы психологии. 1991. №3. С.74,

91

духовными лицами, предусматривалось, например, ст.27 УПК ГДР.1 Следует предусмотреть его и в УПК РФ, дополнив ч.З ст.56 соответствующим правилом.

Хотелось бы особо отметить взаимоотношения психолога с детьми и подростками, складывающиеся во время производства процессуальных действий с участием несовершеннолетних лиц. Душа подростка, ставшего на путь правонарушений, особенно нуждается в понимании и принятии, и очень важно вовремя предпринять усилия, позитивно ориентирующие личность таких подростков. Психологами, работающими с детьми и подростками, выработан своеобразный этический кодекс - «Клятва детского психолога». В нем всего пять пунктов, но они лаконично формулируют самое главное в профессии психолога, которое обязательно должно присутствовать при его участии в производстве по делам несовершеннолетних:

1 .Ступая на путь практической психологии, я клянусь, что все мои знания и способности вложу в свою непростую работу.

2.В моих руках душа, а значит, и судьба того, кто обратился ко мне за помощью. Все, что я умею и знаю, все, чем природа и люди одарили меня как личность - для тех, кто идет ко мне.

З.Я не допущу, чтобы то, что я узнаю о человеке, обернулось против него. Овладевая профессией психолога, горячо желаю только одного - быть для людей тем, кому можно довериться.

4.Я не опозорю свою профессию некомпетентностью, неквалифицированностью, непорядочностью, равнодушием и стяжательством.

5.И пусть удача сопутствует мне в моем искреннем стремлении пробудить и развить дар в ребенке, помочь ему в трудные минуты постепенного взросления, принять, ценить и беречь загадку его неповторимой индивидуальности.

Хотелось бы поддержать мнение И.Н.Сорокотягина о том, что дальнейшее развитие исследований в области нравственных особенностей

‘Уголовный и уголовно-процессуальный кодекс Германской Демократической Республики. М. 1972. С. 147.

92

использования специальных психологических знаний связано с разработкой документов, касающихся профессиональной этики сведущего лица (КПЭСЛ).1 Подобные документы имеются в других странах, например: Профессиональный кодекс этики психологов ФРГ2, Этические принципы скандинавских психологов.3

Завершая рассмотрение данного вопроса, еще раз отметим:

• нравственные начала, проистекая из высших духовных ценностей - жизнеутверждения, гуманизма, непричинения вреда, благодеяния, справедливости, ответственности, выступают фундаментом для отдельных моральных норм, правил, требований; • • не всегда и не во всем моральные требования совпадают с правовыми требованиями, но служат ориентиром для их совершенствования; присутствие нравственных начал в праве и правоприменительной практике способствует достижению идеалов правового государства; • • в правовом государстве личность, признаваемая высшей ценностью, не подавляется, не игнорируется, а учитывается, в том числе правоохранительными и судебными органами; • • участие психолога в уголовном судопроизводстве вносит в него гуманистические начала, если ориентируется на сохранение, развитие, улучшение личности; • • позитивная ориентация психолога, ее гуманистическая направленность выступают нравственным стержнем, вокруг которого концентрируются отдельные этические принципы его деятельности; • • этические нормы профессионального психолога, в том числе касающиеся его деятельности в сфере уголовного судопроизводства, должны быть отражены в Кодексе профессиональной этики психологов России. • Сорокотягин И.Н. Правовая психология. Екатеринбург.2000. С. 163. 2Вопросы психологии, 1989. №1. С. 142-148. ‘Вопросы психологии, 1990. №6. С.148-153.

93

Глава 2. Участие психолога в производстве по отдельным категориям дел

2.1. Участие психолога в производстве по делам об аффективных

преступлениях

О сложной криминальной ситуации в стране свидетельствует продолжающийся рост насильственных преступлений против личности. В 1999г. количество умышленных убийств возросло на 5,4%, фактов причинения тяжкого вреда здоровью - на 5,5%.’ В 2000г. прирост этих видов преступлений составил 2,2% и 4,4% соответственно.

В насильственной преступности заметную устойчивость и выраженность стали приобретать преступления против жизни и здоровья, совершенные в состоянии сильного душевного волнения (аффекта), внезапно возникшего в результате насилия, издевательства, тяжкого оскорбления, иных противоправных или аморальных действий (бездействия) потерпевшего либо длительной психотравмирующей ситуации, обусловленной систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего (ст. 107,113 УК). В 1993г. в России зарегистрировано 625 аффективных убийств, 1994г. -677, 1995г. - 643, 1996г. -5063, 1997г. - 598, 1998г. - 7224.

Помимо высоких статистических данных рассматриваемый вопрос актуализируется рядом важных новелл уголовного закона относительно аффективных преступлений, прежде всего, уточнением значения юридического термина «сильное душевное волнение», для обозначения которого из психологии заимствовано понятие «аффект». Научное осмысление новых законодательных положений нашло отражение в специальной юридической и психологической литературе, однако преступления, совершенные в состоянии аффекта, изучались в основном в уголовно-правовом, криминологическом,

‘Краткий анализ состояния преступности в России в 1999г. //Российская юстиция, 2000. №4. С.62. ‘Краткая характеристика состояния преступности в России в 2000г. //Российская юстиция, 2001. С.77. ‘Преступность, статистика, закон /Под ред. А.И.Долговой. М. 1997. С. 196, криминальная ситуация на рубеже веков в России /Под ред. А.И.Долговой. МЛ999. С.24.

94

виктимологическом и психологическом аспектах.’ Теоретической разработки в свете новых законодательных положений требуют также вопросы расследования и разрешения этих дел, и в частности участие в этом психологов. Исследование обстоятельств и факторов, влияющих на возникновение аффекта (предшествующей аффектогенной ситуации, личностных особенностей, предрасполагающих к аффективному срыву, некоторых ослабляющих организм факторов), их квалифицированная оценка могут потребовать применения специальных психологических знаний в форме проведения судебно-психологической экспертизы.2

Для выявления особенностей участия психолога в производстве по делам данной категории, прежде всего, рассмотрим определяющие их специфику характерные признаки и виды аффективных состояний. Из законодательного обозначения сильного душевного волнения (аффекта) следует, что к аффективным состояниям относятся не только эмоциональные реакции взрывного характера, но и эмоциональные состояния, возникающие в результате постепенного накапливания эмоционального напряжения в условиях длительной психотравмирующей ситуации, и не обязательно носящие взрывной характер.’ Данное судебно- психологическое понятие охватывает несколько юридически значимых эмоциональных реакций и состояний. Однако на практике все еще встречается со стороны следователей прежняя узкая трактовка сильного душевного волнения (аффекта), предполагающая только физиологический аффект, на что эксперты-психологи в своих заключениях обращают их внимание.4

‘Куленко О.И. Проблемы ответственности за преступления, совершаемые в состоянии аффекта: уголовно- правовой и криминологический аспекты. Автореф.дис.канд.юрид.наук. Челябинск. 2000; Сысоева T.B. Убийство, совершенное в состоянии аффекта (уголовно-правовые и виктимологические аспекты). Автореф.дис.канд.юрид.наук. Екатеринбург. 2000; Шабунина А.Н. Уголовная ответственность за преступления, совершенные импульсивно. Автореф.дис.канд.юрид.наук. Волгоград, 2000. Ситковская О.Д. Психологические основы уголовной ответственности. Дисдокт.психол.наук. МЛ996; Спасенников Б.А. Субъект преступления: уголовно-правовой и медико-психологические аспекты. Автореф.дис.докт.юрид.наук. Екатеринбург.2001. См.: Ткаченко Т. Преступление совершено в состоянии аффекта… //Российская юстиция, 1996. №11. С.53. 3Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. М. 1998. С.117. 4См., например, дело № 2-119/00 Верховного Суда РБ (л.д.112).

95

В общей психологии под аффектами обычно понимают сильные и относительно кратковременные эмоциональные переживания, которые являются ответной реакцией на мощный эмоциональный раздражитель.1 Такие переживания, достигая своей высшей степени, «вынуждают» сознание человека работать в особом функциональном режиме. Измененное состояние сознания способно у взрослого психически здорового человека вызвать затруднения в осознании окружающей действительности, значения своих действий, в волевой регуляции своего поведения. Таким образом, существенной характеристикой аффективных состояний выступает то, что они, возникая из-за высокого нервно- психического напряжения в связи с переживанием сильных и глубоких эмоций, вызывают специфические изменения сознания и связанную с ними дезорганизацию психической деятельности, существенно влияют на поведение, в результате чего нарушается его адекватность, целенаправленность, последовательность.2

Психологи выделяют несколько видов психических состояний, характеризующихся высоким эмоциональным напряжением с неполным осознаванием и волеизъявлением. По мнению В.Л.Васильева, к ним относятся состояние физиологического аффекта, стресс, фрустрация.3 Л.М.Балабанова, обозначая их «преходящими ситуационными расстройствами психоэмоциональной сферы», выделяет: а)физиологический аффект, б)повышенное психоэмоциональное возбуждение, в)стрессовое состояние (повышенное эмоциональное напряжение), г)адаптационные реакции, возникшие вследствие кумуляции длительных отрицательных эмоций, приводящих к аффективным вспышкам на фоне истощения нервной системы.4 Ф.С.Сафуановым также называется несколько видов аффективных состояний: а)классический физиологический аффект, б)кумулятивный аффект, в)аффект на фоне легкой степени алкогольного опьянения, г)эмоциональное возбуждение,

‘Ганзен В.А. Систематизация психических состояний.- В кн.: Системные описания в психологии. Л.1984.С.129.

2Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов М.М. Новые направления судебно-психологической экспертизы. М.

  1. С.47.

‘Васильев В.Л. Юридическая психология. СПб, 2000. С.506.

“Балабанова Л.М. Судебная патопсихология (вопросы определения нормы и отклонений). Донецк. 1998.С.226.

96

существенно влияющие на сознание и поведение, д)эмоциональное напряжение, существенно влияющее на сознание и поведение.1 Эти состояния, имея много общего, в то же время и несколько отличны друг от друга.

Физиологическим аффектом является не выходящая за пределы нормы кратковременная реакция взрывного характера, сопровождающаяся резкими, но не психотическими изменениями психической деятельности, выраженными вегетативными и двигательными проявлениями.2 Данная эмоциональная реакция характеризуется трехфазностью течения: подготовкой, взрывом, истощением. Первая фаза наступает у обвиняемого в ответ на неправомерные действия потерпевшего ощущениями «субъективной безвыходности» из сложившейся ситуации, «субъективной внезапности» и «субъективной неожиданности» наступления аффективного взрыва. Подобное состояние формируется очень быстро, в течение долей секунды может достичь своего апогея, возникает внезапно не только для окружающих, но и для самого субъекта, переживается как навязанное, независящее от его воли, воспринимается как необычная, парадоксальная, чуждая его личности форма реагирования.

Занимая доминирующее положение в сознании, интенсивная, резко напряженная эмоция (ярость, отчаяние) дезорганизует высшие психические функции. Происходит сужение и концентрация сознания только на предмете насилия. Со специфическими изменениями сознания связана дезорганизация поведения: снижается контроль, действия упрощаются и стереотипизируются. Данные признаки, присущие второй фазе аффективного взрыва, характеризуются высокой напряженностью и интенсивностью реализации физических и психологических ресурсов человека, что закономерно приводит к психической и физической астении - основному признаку третьей фазы. Наступает резкий и стремительный спад возбуждения, нарастает состояние

‘Сафуанов Ф.С. Указ.раб. С.119-126.

Особенности экспертной оценки аффективных реакций в момент совершения правонарушения у психически здоровых и психопатических личностей. Методические рекомендации, разработанные во ВНИИ общей и судебной психиатрии им. В.П Сербского. Цит. по кн.: Юридическая психология: Хрестоматия /Сост. В.В.Романов, Е.В.Романова. М. 2000, С.425.

97

опустошения, крайней усталости, происходит постепенное осознание содеянного, часто сопровождающееся чувством раскаяния, растерянности. Психологическая квалификация физиологического аффекта соответствует юридической квалификации «внезапно возникшего состояния сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством, тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями потерпевшего».

С «внезапно возникшим состоянием сильного душевного волнения (аффекта), вызванного длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего» могут быть соотнесены кумулятивный аффект, а также состояние эмоционального возбуждения или напряжения, оказывающего существенное влияние на сознание и поведение обвиняемого. Кумулятивный аффект отличается от классического физиологического аффекта значительно более растянутой по времени (от нескольких дней до нескольких месяцев и лет) первой фазой, в течение которой развивается психотравмирующая ситуация, обусловливающая кумуляцию эмоционального напряжения обвиняемого. Такому накоплению существенно способствуют индивидуально-психологические особенности. Взрыв при кумулятивном аффекте может наступить по незначительному поводу по типу «последней капли, переполнившей чашу терпения», когда в череде многих противоправных или аморальных действий потерпевшего, последний, роковой его поступок вызывает у обвиняемого сильное душевное волнение, в мгновение превращающее его в скорого судью и не терпящего отлагательства палача. Вторая и третья фазы кумулятивного аффекта принципиально не отличаются от классического физиологического аффекта.

На динамику аффекта может повлиять и алкогольная интоксикация. Следует заметить, что средняя и особенно тяжелая степень алкогольного опьянения обвиняемого практически исключает квалификацию аффекта, так как в этом случае поведение детерминируется расстройствами психических

98

процессов под влиянием алкоголя, об этом неоднократно указывалось в заключениях экспертов по изученным нами делам. У обвиняемого, находящегося в состоянии легкого опьянения, диагностика аффекта вполне правомерна. Так, по одному делу в заключении эксперта- психолога указывается: «Оскорбление со стороны матери, применение ею физической силы в отношении подсудимого на фоне систематической психотравмирующей ситуации, а также в связи с эмоционально-волевой неустойчивостью и имевшееся алкогольное опьянение явились причиной возникновения у подсудимого эмоциональной вспышки гнева, повлекшей за собой его неадекватные действия». Судом данное заключение было признано обоснованным, действия подсудимого переквалифицированы с ч.2 ст. 105 на чЛ ст.107 УК РФ. По другому делу в приговоре суда указывается: «Само по себе состояние алкогольного опьянения лица в момент противоправного деяния не исключает аффекта при наличии других предусмотренных законом обстоятельств, которые могут вызвать состояние сильного душевного волнения».3 Действия подсудимого также были квалифицированы по ч.1 ст.107 УК РФ. Наличие данных об употреблении обвиняемым алкогольных напитков в период, предшествующий аффективному деликту, не снимает с экспертов обязанности тщательного анализа всех обстоятельств дела в каждом конкретном случае для заключения о наличии или отсутствии аффекта. При этом эксперты-психологи должны опираться на заключение судебно- медицинской экспертизы о наличии или отсутствии у обвиняемого в момент

4

правонарушения алкогольного опьянения и его степени.

Эмоциональное возбуждение, существенно влияющее на сознание и поведение, имеет множество вариантов возникновения и развития. Накопление эмоциональной напряженности здесь происходит в условиях затяжного течения фрустрирующей ситуации длительностью до
нескольких лет. Подобному

‘См., например, дело № 2-94/00 Верховного Суда РБ (л.д.115)

2Дело № 2-102/98 Верховного Суда РБ (л.д.135, 159)

3Дело № 2-197/98 Верховного Суда РБ (л.д.235)

“Указанные методические рекомендации. Цит. по кн. Юридическая психология: Хрестоматия /Сост.

В.В.Романов, Е.В.Романова. М. 2000. С.430.

99

долготерпению способствуют некоторые личностные особенности, различные психологические механизмы «избегания»: уход из ситуации, суицидальные попытки и др. В результате эмоциональное напряжение достигает очень высокого уровня, более высокого, чем при кумулятивном аффекте. На этом фоне даже самые незначительные, условно фрустрирующие воздействия могут вызвать пик эмоционального возбуждения, когда происходит типичное сужение сознания, восприятие становится фрагментарным, начинают доминировать эмоциональные переживания, нарушается регуляции поведения.

Эмоциональное напряжение, существенно влияющее на сознание и поведение, также является результатом накопления психической напряженности. Оно характеризуется меньшей интенсивностью и силой переживаний, чем эмоциональное возбуждение, но при определенном сочетании личностных и ситуационных факторов, исчерпании ресурсов совладающего поведения и попыток субъекта адаптироваться к конфликтной ситуации оно может достигать уровня, когда нарушается процесс выбора цели действия, появляются затруднения в осмыслении окружающего, нарушаются оценочные, прогностические и контролирующие функции человека.

В состоянии измененного функционирования сознания, связанного с переживанием сильных и глубоких эмоций, человек в разной мере ограничен осознавать свои действия и осуществлять свободу волеизъявления. В этом состоянии может нарушиться одно из условий и критериев функционирования :: нормального человека - «отношение к другому человеку как самоценности»1, когда разрешением кризисной, конфликтной или напряженной ситуации выступает деяние, направленное против его жизни и здоровья.

Содействие психолога по делам данной категории необходимо для научно обоснованной диагностики эмоционального состояния субъекта в момент совершения противоправных действий, оценки его глубины и степени влияния на способность в полной мере сознавать значение своих действий и

‘Алексеева Л.В. К вопросу об идентификации юридически значимых эмоциональных состояний //Применение психологических знаний в юридической практике. Уфа. 1991. С.27.

100

руководить ими. В сложных случаях такая диагностика доступна лишь представителям психологической науки, обладающих специальными знаниями об особенностях возникновения, развития и специфике аффективных реакций.

Среди изученных нами дел об убийствах, совершенных под влиянием эмоциональных реакций, по 181 делу (84,18% от общего количества проанкетированных дел) следователями прокуратуры назначались судебно-психологические либо комплексные судебные психолого- психиатрические экспертизы, и только по 16 делам (7,44%) эксперты- психологи констатировали аффективное состояние лица в момент совершения убийства. Ни по одному из 73 изученных нами дел об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, квалифицированных по ст.ИЗ УК, дознаватели и следователи органов внутренних дел не назначали такие экспертизы. В материалах этих дел не было данных об участии психолога в других формах.1 Такое положение дел объясняется рядом причин. Одна из них, на мой взгляд, связана с тем, что в условиях огромной загруженности следователей, дознавателей, острого дефицита времени проведение судебно-психологической экспертизы представляется им слишком «хлопотным» занятием, в первую очередь, в организационном плане. Другая причина, возможно, состоит в том, что они считают себя вполне способными без посторонней помощи разобраться в вопросах наличия-отсутствия аффекта. Однако в принимаемых по делу решениях не приводится аргументированное обоснование констатации у лица аффективного состояния либо его отсутствия, что производит впечатление произвольного разрешения указанных вопросов. Поэтому представляется более правильным назначение и проведение судебно-психологической экспертизы не только по делам об убийствах, но и по делам об умышленном причинении тяжкого вреда здоровья, особенно совершаемом в условиях длительной психотравмирующей ситуации. Сложность правильного разрешения этих вопросов состоит в том, что недостаточно констатировать наличие психотравмирующей ситуации, необходимо определить степень ее влияния на

*В связи с этим анкетирование данных дел по вопросам участия психолога не представилось возможным.

–?

101

психическое состояние и поведение лица, провести психологическое исследование этого состояния, а это требует содействия психолога- профессионала. В ходе проведенного нами опроса практических работников о категориях дел, по которым им бывает необходимо содействие профессиональных психологов, 73 следственных и прокурорских работника (65,17%) в первую очередь назвали дела о насильственных преступлениях против личности, 26 судей (23,63%) указали на необходимость правильного установления аффективного состояния. Приведенные данные свидетельствуют о насущных потребностях следователей, прокуроров, судей в использовании специальных психологических знаний при производстве по делам этой категории.

Поводами для назначения судебно-психологической экспертизы аффекта служат особенности поведения обвиняемого в момент совершения противоправных действий, взрывной характер поступков, появление несвойственных ранее форм поведения, сведения о конфликтности ситуации, в которой было совершено преступление, о накоплении у обвиняемого отрицательных эмоциональных переживаний, возникновении у него стойких состояний нервно-психической напряженности (стресса), хронической неудовлетворенности потребностей (фрустрации), данные о склонности обвиняемого к образованию «застойных» эмоциональных комплексов и т.д.1

Главное, что необходимо выяснить в ходе экспертного исследования - в каком психическом (эмоциональном) состоянии находился в момент совершения преступления обвиняемый, и позволяло ли оно ему в полной мере сознавать значение своих действий и руководить ими. Требуется проведение дифференциальной диагностики между аффектом и эмоциональными состояниями, не достигающими степени выраженности аффекта, не оказывающими существенного влияния на сознание и поведение.

‘Коченов М.М., Ефимова К.Н., Кривошеее А.С., Ситковская О.Д. Изучение следователем психологии обвиняемого: методическое пособие. Цит. по кн.: Юридическая психология. Хрестоматия /Сост. Т.Н.Курбатова. Спб.2000.С218.

102

Для решения указанных вопросов эксперту-психологу необходимо: 1 )изучить индивидуально-психологические особенности подэкспертного, степень его устойчивости к эмоциогенным ситуациям, склонности к аккумуляции аффективных переживаний, влияние возрастных особенностей, временно ослабляющих организм факторов; 2)изучить и дать психологическую оценку ситуации, в которой совершено преступление; 3 Осуществить ретроспективный анализ психического состояния человека, его влияния на сознание и деятельность.1

Ненаблюдаемость, невоспроизводимость психических явлений, невозможность точного повторения эмоционального состояния человека в момент совершения им противоправных действий, возможность осуществить экспертное исследование только посредством ретроспективного анализа и анализа остаточных следовых явлений, зависимость возникновения аффекта от большого числа объективных и субъективных факторов, а также большая заинтересованность подэкспертного в определенном исходе экспертизы, следовательно, возможность симуляции, маскировки, защиты обусловливают ряд методических трудностей при проведении судебно-психологической экспертизы аффекта. Оно также сопряжено с решением некоторых теоретических и практических проблем: построением содержательно- концептуальных основ судебно-психологической экспертизы острых и хронических эмоциональных состояний, разработкой критериев неполного осознания и регуляции поведения, системы методов сбора информации для вынесения заключения как особого вида доказательства.

Одной из проблем, возникающих при проведении судебно- психологической экспертизы аффекта, выступает неполнота представленных на экспертизу материалов дела.4 Представленные эксперту-психологу материалы

‘Ситковская О.Д. Судебно-психологическая экспертиза аффекта: методическое пособие. Цит. по кн.:

Юридическая психология. Хрестоматия /Сост. Т.Н.Курбатова. Спб.2000.С412.

2Тамже. С.413.

‘Алексеева Л.В. Указ. раб. С.28.

4Сафуанов Ф.С. О назначении комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы по уголовным

делам //Прокурорская и следственная практика. 2000. №3-4. С.125.

103

должны быть достаточны для анализа личностных особенностей обвиняемого; определения причин возникновения аффекта; определения начинающегося момента возникновения данного эмоционального состояния в ситуации взаимодействия обвиняемого с потерпевшим, реконструкции динамики развития и угасания данного состояния.1

Собирая данные о личности обвиняемого, органы предварительного расследования, иногда ограничиваются весьма формальными, малосодержательными в психологическом отношении производственными, служебными, бытовыми характеристиками, в процессе допросов не всегда фиксируют внимание на особенностях самочувствия, настроения, других проявлениях психического состояния обвиняемого в период, предшествующий, а также последующий за криминальным событием. По этой категории дел необходимо допрашивать широкий круг лиц, знавших обвиняемого с раннего периода развития, от свидетелей-очевидцев получать информацию о проявлениях во внешнем облике, голосе, мимике специфических изменений, возникающих в результате физиологических, биохимических реакций в организме человека, переживающего аффект, либо об их отсутствии. При допросе самого обвиняемого надлежит выяснять не только фабулу события, но и более детально субъективную сторону: его чувства, мысли, переживания, эмоциональные реакции на действия окружающих, изменение обстановки и т.п. Минимальные материалы, необходимые для производства экспертизы аффекта, приведены в Стандартах проведения судебно-психологической и комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, подготовленных к изданию в ГНЦ социальной и судебной психиатрии имени В.П.Сербского.

Помощь в определении направлений поиска необходимой информации следователь мог бы получить в ходе консультаций с экспертом- психологом. Для получения более содержательных сведений, необходимых для диагностики аффекта, их отражения в материалах дела целесообразно непосредственное участие эксперта-психолога в
процессуальных действиях, постановка им

‘Нагаев В.В. Основы судебно-психологической экспертизы. М. 2000. С. 102.

104

вопросов, касающихся предмета экспертизы. Интересующие психолога сведения, полученные из показаний разных лиц, наряду с информацией, получаемой в ходе клинико-психологической беседы при проведении экспертного исследования, позволяют опереться на более обширные и объективные данные при обосновании экспертных выводов.

Таким образом, участие психолога в производстве по делам об аффективных преступлениях обусловлено необходимостью тщательного исследования психического состояния обвиняемого в момент совершения преступления, обстоятельств, обусловивших это состояние, степени его влияния на способность осознавать значение своих действий и руководить ими. Содействие психолога выражается в проведении экспертного исследования, участии эксперта-психолога в процессуальных действиях и консультировании лиц, осуществляющих судопроизводство, в случае необходимости.

2.2. Участие психолога в производстве по делам о самоубийствах и

детоубийствах

Одной из глобальных проблем современного общества, высвечивающей все его критические аспекты, является возрастание количества самоубийств (суицидов). По данным Всемирной Организации Здравоохранения психическое здоровье нации в мире находится под угрозой, если количество суицидов превышает 20 случаев на 100 тыс. населения в год. В России этот суицидальный показатель еще недавно составлял в среднем 23 человека1, сегодня исследователи называют следующие показатели: по России - 38-40, по Республике Башкортостан - 50-60. Растет количество суицидов среди молодежи. По наблюдениям
специалистов, дети и подростки сегодня

Ялалова P.P. Проблема суицида в современном обществе //Социальная политика на рубеже XXI века: тенденции и перспективы. Взгляд из настоящего в будущее. М.-Уфа. 1999. С.288.

2Калимуллина С.Р. Самоубийства как социальная проблема //Социальная работа с молодежью: подросток, семья, социум. Уфа.2000.С44; Барышникова И.Е. Проблема профилактики суицидов у подростков //Там же. С.41.

105

психически более не устойчивы, чем их сверстники еще десять лет назад.1 В Республике Башкортостан за последние десять лет только среди детей в возрасте от 10 до 14 лет количество самоубийств увеличилось более чем в три раза и составило в 1999г. 23 случая.2 Следует отметить, что число осуществленных самоубийств многократно превышается количеством суицидных попыток. Если у взрослых они предположительно соотносятся 1 к 6-10, то у подростков 1 к 50-100, и даже эти цифры некоторые специалисты считают заниженными, поскольку большинство таких попыток остаются неизвестными.3

Для самоубийства существует множество причин и мотивов. В первую очередь, это внутриличностные и межличностные конфликты, чему в значительной степени способствуют снижение уровня жизни людей, смена ценностей и идеологических представлений, криминализация общества. Доведение до самоубийства или покушения на него путем угроз, жестокого обращения, систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего запрещено уголовным законом (ст. 110 УК). Самоубийство лица, связанное с совершением в отношении него преступления, признается тяжким последствием этого преступления, соответственно обстоятельством, отягчающим ответственность виновного (ст. 63 УК). В следственно-судебной практике не редки случаи, когда трудно определить совершено ли убийство или самоубийство, или смерть наступила в результате несчастного случая. Возможны инсценировки, маскирующие одно под другое.

Для выяснения вопросов, был ли уход человека из жизни добровольным или вынужденным, каковы его причины, требуется более пристальное исследование его внутреннего мира. Сложность доказывания фактов самоубийства и его обусловленности чьим-то неправомерным поведением в

‘Киреев Н. Игры со смертью //Российская газета, 2000,23 июня.

гКаневский Л.Л. Актуальные проблемы профилактики преступности и иных правонарушений молодежи

//Проблемы предупреждения и пресечения преступности и иных правонарушений молодежи, защиты их прав.

Уфа.2000.С.Ю.

3Сальманова Л.Д. Проблема подросткового суицида в молодежном социуме //Социальная политика на рубеже

XXI века: тенденции и перспективы. Взгляд из настоящего в будущее. М.-Уфа. 1999, С.126.

106

том и состоит, что помимо материальных следов преступления, приходится изучать незримые явления психики лица, которого уже нет в живых. Провести такое исследование квалифицированно во многих случаях невозможно без привлечения соответствующих специалистов. Если у погибшего не установлены какие-либо психические расстройства, следственно-судебным органам необходимо содействие со стороны психологов, проведение посмертной судебно-психологической экспертизы.1

По мнению исследователей, суицид (самоубийство) является следствием социально-психологической дезадаптации личности, когда человек не видит для себя возможности дальнейшего существования в сложившихся условиях. Тяжесть и глубина такой дезадаптации оцениваются исходя из совокупности объективных и субъективных факторов: серьезности нарушений условий жизни и их интерпретации человеком. Определяющим является, как воспринимает человек не устраивающие его обстоятельства (как безысходную ситуацию, жизненный крах, личностную катастрофу или как тяжелый, но преходящий случай) и как на нее реагирует (готовностью проявить усилия, чтобы совладать с ситуацией, пересмотреть жизненные ориентиры или усталостью от жизни, нежеланием начинать сначала, отвращением от одной мысли об этом).

По делам о суицидах на разрешение эксперта-психолога, в первую очередь, ставится вопрос, в каком психическом состоянии находился подэкспертный в период, предшествующий смерти, было ли оно предрасполагающим к самоубийству, и, если оно было таковым, чем это состояние вызывалось.2 В ходе экспертного исследования, помимо психологической диагностики собственно психического состояния, его возникновения и развития, определяется характер социальной дезадаптации личности, изучаются индивидуально-психологические свойства погибшего, диагностируются особенности его самосознания, выявляется психологический

‘См.: Китаев Н. Судебно-психологическая экспертиза при разоблачении инсценировок несчастных случаев и самоубийств //Законность, 1995, №12. С.15.

Назначение и проведение судебно-психологической экспертизы. Методическое письмо Следственного Управления Прокуратуры СССР. Цит. по кн. Юридическая психологич: Хрестоматия /Сост. В.В.Романов, Е.В.Романова. М. 2000. С.410,414.

107

смысл (мотивы) самоубийства, осуществляется этико-психологический анализ данного морального выбора, анализируется динамика переживаний, квалифицируется тип самоубийства как рациональный (обдуманные суициды с длительным и постепенным формированием решения покончить с собой) или аффективный (когда решение о суициде принимается непосредственно под воздействием интенсивных и значимых эмоций, является импульсивным, а не обдуманным).1 Такое исследование должно не просто констатировать установленные факты и закономерности, но и выявить возможное наличие связи различных психических свойств и состояний с событиями, имеющими существенное значение для следствия и суда.

Точная и полная квалификация психического состояния подэкспертного позволяет ответить на главный вопрос следственно-судебных органов - существует ли причинно-следственная связь между действиями обвиняемого (угрозами, жестоким обращением, систематическим унижением человеческого достоинства и другими) и психическим состоянием потерпевшего в период, предшествующий самоубийству. Но этот вопрос должен ставиться экспертам только, когда факт самоубийства установлен, подтверждается достаточными доказательствами. В тех случаях, когда он не доказан, а предполагается, экспертное заключение, квалифицирующее психическое состояние погибшего, не может выступать доказательством при определении рода смерти, оно только проясняет некоторые обстоятельства дела, характеризующие личность погибшего, способствует выдвижению и проверке других версий, установлению новых обстоятельств дела. На разрешение эксперта-психолога здесь целесообразно ставить два вопроса: каковы были индивидуально- психологические (личностные, эмоционально-волевые, мотивационные, интеллектуальные) особенности личности подэкспертного; в каком психическом состоянии мог находиться подэкспертный в период, предшествующий его смерти. Постановка же вопроса о
психическом

‘Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. М. 1998. С.173. Об этом также см.: Образцов В., Богомолова С. Судебно-психологическая аутопсия как метод экспертной диагностики суицида //Уголовное право. 2001. №1. С.58.

108

состоянии, предрасполагающем к самоубийству, когда факт самоубийства еще не доказан, представляется не вполне корректной. В ходе проверки факта самоубийства важно учитывать, что между тяжело переживаемым психическим состоянием и самоубийством как действием существует только вероятностная связь. Действие кризисной ситуации на человека всегда опосредствовано индивидуальными особенностями его психики и нервной системы, варианты личностного реагирования на конфликтные или фрустрирующие воздействия могут быть самыми разнообразными, в том числе и диаметрально противоположными самоубийству. Поэтому так важно в каждом конкретном случае раскрывать роль индивидуально- психологических особенностей человека в динамике его психического состояния, в формировании мотивации и принятия решения о самоубийстве или в развитии аффективного состояния вследствие внешних ситуативных воздействий. Заключение эксперта-психолога о психическом состоянии подэкспертного в период, предшествующий смерти, необходимо оценивать в совокупности с другими доказательствами, подтверждающими или опровергающими факт самоубийства. Так, по одному делу об убийстве, инсценированном под самоубийство, проводилась посмертная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. На разрешение эксперта был поставлен вопрос: «Имеются ли в материалах дела данные, позволяющие предположить, что погибший находился в таком состоянии, которое не исключает (предполагает) возможность самоубийства?» В акте экспертизы указывается, что испытуемый психическим расстройством не страдал, мог осознавать свои действия, руководить ими, его личность характеризовалась эмоциональной устойчивостью, а также отмечается: «Использование экспертного заключения для доказательства того, что подэкспертный действительно совершил самоубийство, было бы юридической ошибкой. Доказательство вины обвиняемого и факта самоубийства потерпевшего в компетенцию психолога не входит, а является прерогативой следственных органов и суда».1

‘Дело 1-758/99 Кировского районного суда г.Уфы (л.д.130-131).

109

В ходе изучения уголовных дел нам не удалось встретить дела о доведении до самоубийства. Данная категория дел оказалась малочисленной, по данным ИЦ МВД РФ по Республике Башкортостан их количество колеблется от 1 до 5 в год. Опрошенные нами следователи и прокуроры отметили, что проведение по делам о самоубийствах комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы на практике выступает правилом (59 чел. -52,68%).

Проведение посмертной судебно-психологической экспертизы предъявляет особые требования к представляемым на экспертизу материалам уголовного дела, в данном случае выступающим единственным источником информации о личности и психическом состоянии подэкспертного. Эксперту-психологу для дачи заключения необходимы полные и подробные сведения о психическом развитии подэкспертного, его индивидуально-психологических особенностях (в том числе о характере реагирования на стресс, фрустрацию, конфликты), о динамике его психического состояния в последние дни жизни. Эти сведения должны быть достаточно отражены в материалах дела, однако лицо, осуществляющее производство по делу, может и не заметить существенные с точки зрения психолога детали, не зафиксировать их документально в ходе допросов, других процессуальных действий. Поэтому представляется важным участие эксперта-психолога в допросах свидетелей, родственников, друзей и близких погибшего, постановка перед ними вопросов, касающихся предмета экспертизы. Возможность получить необходимые сведения во время клинико-психологической беседы, имеющей место при экспертном обследовании живых лиц, в данном случае отсутствует. Это придает главное своеобразие и определяет основные трудности участия психолога в производстве по делам данной категории.

Таким образом, участие психолога в производстве по делам о самоубийствах (доведении до самоубийства, инсценировках под самоубийство) обусловлено необходимостью тщательного исследования психического состояния погибшего в период, предшествующий
его смерти, оно

по осуществляется в форме проведения посмертной судебно- психологической (комплексной психолого-психиатрической) экспертизы. В случае доказанности факта самоубийства экспертно-психологическому исследованию подвергается причинно-следственная связь между пресуицидальным состоянием и действиями другого лица. Получению более информативных сведений о личности погибшего, существенных для вынесения обоснованного экспертного заключения способствует непосредственное участие эксперта-психолога в процессуальных действиях.

Отдельную проблему в производстве по делам о преступлениях, связанных с особыми психическими состояниями, составляют случаи, когда лицо совершает преступление в состоянии аффекта, возникшего не в ответ на чьи-либо противоправные или аморальные действия, а под влиянием других личностных и ситуативных факторов. Новый уголовный закон предусматривает пониженную уголовную ответственность к матерям, совершившим убийство новорожденного ребенка во время или сразу же после родов, а также в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости (ст. 106 УК). С 1991г. наблюдается заметный рост этих преступлений: по сравнению с 1990г. в 1996г. число зарегистрированных таких убийств увеличилось на 94%, в 1998г. почти в два раза (+197%). Только за один 1997 год применения ст. 106 УК прирост числа детоубийств составил 70%. Осуждено за эти преступления в 1990г. 27 женщин (зарегистрировано 102 детоубийства), в 1995г. - лишь 9 женщин (зарегистрировано 198 детоубийств).1

Подобная правоприменительная практика свидетельствует о существовании серьезных проблем, требующих углубленного анализа. Имеющиеся исследования данного вида преступлений касаются в основном его уголовно-правовых и криминологических аспектов.2
Специфика этих

“Криминальная ситуация на рубеже веков в России /Под ред. А.И.Долговой. М.1999. С.74; Криминогенная ситуация в России на рубеже XXI века /Под ред. А.И.Гурова. М. 2000. С.21.

2Трясоумов М.А. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с убийствами матерью новорожденного ребенка. Автореф.дис.канд.юрид.наук. Екатеринбург. 2000;об этом также см.: Прошляков А.Д. Взаимосвязь материального и процессуального уголовного права. Екатеринбург. 1997. С.90-95.

Ill преступлений обуславливает необходимость участия психологов в ходе их расследования, и этот вопрос также нуждается в исследовании.

Убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов характеризуется тем, что женщина, находясь в труднопереносимом психофизиологическом состоянии, обусловленном ее сугубо индивидуальными свойствами, отягощенном родоразрешительным процессом, пытается путем убийства новорожденного ребенка ослабить или полностью освободить себя от болезненных психофизических страданий.

По делам данной категории наибольшие сложности вызывает юридическая квалификация психотравмирующей ситуации. Как уже отмечалось, ни одна ситуация сама по себе не может выступать оказывающей негативное воздействие на психику человека. Ее можно расценить таковой только после тщательного анализа взаимодействия личности и ситуации, где определяющим является психологическое значение ситуативных воздействий, которое формируется в сознании субъекта.1 Констатация наличия психотравмирующей ситуации во время совершения матерью убийства новорожденного необходима, но не достаточна, ведущее значение при этом имеет исследование свойств личности, сформировавшихся потребностей и ценностных ориентации женщины. Анализ взаимодействия ситуационного и личностного фактора в каждом конкретном случае убийства матерью своего новорожденного ребенка помогает уяснить, как, в какой мере и в какой форме ситуация влияла на ее психическое состояние и поведение.

Состояние выраженной эмоциональной напряженности, обусловленное накоплением отрицательных переживаний в результате психотравмирующего воздействия ситуации, по мере нарастания обнаруживает тенденцию сближения по психологическому выражению и психологическим параметрам с аффективными процессами, оказывающими деструктивное влияние на поведение, ограничивающими способность контролировать свои поступки и

‘Сафуанов Ф.С. Экспертиза психического состояния матери, обвиняемой в убийстве новорожденного ребенка // Российская юстиция, 1998. №3. С.29.

112

прогнозировать их последствия. Однако ситуационность и импульсивность противоправных действий роженицы могут быть опровергнуты в результате глубокого анализа всех обстоятельств, нашедших отражение в материалах дела (не вставала на учет в женскую консультацию, скрывала беременность от окружающих, не готовилась к рождению ребенка, не пыталась подкинуть ребенка к кому-нибудь, чтобы сохранить ему жизнь и т.п.)

Для определения психотравмирующего характера ситуации, в которой находилась мать-детоубийца, а главное, для оценки степени влияния эмоционального состояния на осознание и волеизъявление, необходимо проведение экспертно-психологического исследования. На разрешение эксперта-психолога следственными и судебными органами ставится вопрос: «Находилась ли обвиняемая (подсудимая) во время совершения инкриминируемого ей деяния в состоянии эмоциональной напряженности, вызванном психотравмирующей ситуацией и оказавшем существенное влияние на ее сознание и поведение?»

Среди изученных нами 402 дел имелось только три дела об убийствах матерями новорожденных. По всем этим делам проводилась судебно- психологическая экспертиза психического состояния матери. По одному из них обстоятельства, предшествующие совершению убийства, были оценены экспертом как психотравмирующие, но не ограничивавшие способность сознавать значение своих действий и руководить ими, действия матери квалифицированы судом по ст. 105 УК.1 По другому делу эксперт-психолог также пришел к выводу, что мать не находилась в каком- либо особом эмоциональном состоянии, ограничивающем ее осознание и волеизъявление, однако суд с этим не согласился, квалифицировал действия матери по ст. 106 УК.2 По третьему делу эксперт-психолог тоже констатировал отсутствие существенного влияния ситуационных факторов на поведение матери, данный вывод суд признал обоснованным, квалифицировал деяние по ст. 105 УК/

‘Дело № 2-4/98 Верховного Суда РБ

2 Дело № 2-60/99 Верховного Суда РБ

3Дело № 1-319/99 Ленинского районного суда г.Уфы.

113

Выводы эксперта-психолога об эмоциональном состоянии обвиняемой во время совершения инкриминируемого ей деяния должны основываться на обобщении данных, полученных в ходе экспериментального психодиагностического обследования матери и психологического анализа материалов уголовного дела. При проведении судебно-психологической экспертизы по делам такого рода возникают трудности, типичные для ретроспективного исследования психического состояния, осуществляемого по остаточным следовым явлениям. Для оценки актуального состояния матери во время убийства новорожденного эксперту-психологу наряду со сведениями о ее поведении и высказываниях, которые могут содержаться в показаниях очевидцев случившегося, важна информация о динамике субъективных переживаний подэкспертной, особенностях осмысления ею ситуации в целом, своих действий, эмоциональных реакций, контроля и прогноза своих действий. Некоторые эти сведения могут быть уточнены экспертом-психологом в ходе клинико-психологической беседы с испытуемой во время проведения экспертного исследования, однако, эксперт не вправе самостоятельно собирать недостающие ему материалы (п.2 ч.4 ст.57 УПК, ст. 16 Закона об экспертной деятельности). При необходимости существенного дополнения материалов дела определенными сведениями по ходатайству эксперта они должны быть ему представлены. Для полноты освещения проявлений психического состояния матери в материалах уголовного дела целесообразно непосредственное участие эксперта-психолога в допросах участвующих в деле лиц, постановка перед ними вопросов, касающихся предмета экспертизы.

Таким образом, для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дел об убийстве матерью новорожденного ребенка необходимо осуществление специального исследования (экспертизы) ее психического состояния, причин его возникновения и степени влияния на поведение в момент совершения инкриминируемого деяния. Для получения более полных сведений, существенных для дачи обоснованного заключения, и их отражения в

114

материалах уголовного дела целесообразно непосредственное
участие эксперта-психолога в процессуальных действиях.

2.3. Использование специальных психологических знаний в производстве по делам о преступлениях, связанных с управлением сложной техникой

В связи с заметным ростом тяжких последствий аварий на объектах атомной энергетики, на воздушном, железнодорожном, водном, автомобильном транспорте особое значение приобретает учет субъективных качеств и особенностей лиц, управляющих сложными техническими устройствами. По данным некоторых исследователей до 40% (по зарубежным данным до 80%) ошибок при авариях в так называемых человеко-машинных системах связано с личным фактором, под которым, в отличие от человеческого фактора, понимается комплекс не типичных, а индивидуальных биологических, физиологических, психологических свойств личности отдельного человека-оператора.1 Практика производства судебных автотехнических экспертиз по делам о дорожно-транспортных происшествиях также подтверждает, что приблизительно в 30% случаев у водителя, совершившего происшествие, имелась техническая возможность его предотвратить, но эта возможность не была им реализована по причинам, связанным с его индивидуально- психологическими особенностями.2

Наступление общественно опасных последствий, которое лицо, хоть и предвидело, но не могло предотвратить вследствие несоответствия его психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам согласно ст.28 УК является невиновным причинением вреда. Указанное несоответствие особенно актуально выяснять по делам о преступлениях, предусмотренных ст.215,263, 264, 350-352 УК.

‘Крылова Н.В. Юристы и психологи за круглым столом //Психологический журнал, 1983. Т.4, №4. С, 103. 2Суворов Ю.Б., Гордеева А.К., Полянова ТА. О практике производства судебно-психологической экспертизы водителя автотранспортного средства по уголовным делам о дорожно-транспортных происшествиях //Применение психологических знаний в юридической практике. Уфа. 1991. С.56.

115

Изучение особенностей поведения человека, управлявшего сложной техникой, по вине или при участии которого произошла авария, достоверный анализ возникшей или неожиданно изменившейся ситуации в ходе расследования причин аварий требует привлечения специальных знаний из области психологии труда, инженерной и авиационной психологии.

Оценка условий, в которых причинены вредные последствия, как экстремальных, будучи вопросом факта, входит в компетенцию следственно-судебных органов, однако вывод о несоответствии психофизиологических качеств лица требованиям сложившихся условий должен основываться на заключении психологической экспертизы. Точно также вывод о несоответствии психофизиологических качеств лица его нервно-психическим перегрузкам должен основываться на заключении психологической экспертизы, сделанном с учетом характера и причин таких перегрузок.1

Во всякой нетипичной, каковой и является экстремальная ситуация, нервно-психические нагрузки значительно возрастают, у человека могут возникнуть автоматизированные действия, опережающие осознание изменившейся ситуации. Возможности человека по предотвращению опасных последствий своих действий, определяемые его способностью правильно оценить ситуацию, принять адекватное решение и реализовать его, находятся в прямой зависимости от протекания психических процессов, интеллектуальной деятельности, волевого контроля над своим поведением. Помимо индивидуально-психологических особенностей интенсивность сдвигов в поведении определяется и субъективной значимостью ситуации. Часто из-за возникшего состояния стресса нарушается процесс выбора целей действий, последовательность в осуществлении сложных интеллектуальных и двигательных актов. Происходят ошибки в восприятии окружающей действительности, уменьшается объем внимания, появляются затруднения в понимании ситуации в целом.2 Для раскрытия психологического механизма

‘См.: Комментарий к Уголовному кодексу РФ /Под ред. А.И.Бойко. Ростов н/Д. 1996. С. 104.

2Ситковская О.Д. Новые направления судебно-психологической экспертизы //Прокурорская и следственная

практика. 2000. №1-2. С. 178-179.

116 формирования поведения человека в каждом конкретном случае, пределов его индивидуально-психологических возможностей
необходимо использование специальных психологических познаний в форме экспертизы. К компетенции судебно-психологической экспертизы, в частности относится:

  • установление принципиальной возможности возникновения у лица в конкретной ситуации различных психических состояний, делающих невозможным и существенно затрудняющих выполнение функций по управлению сложной техникой;
  • определение, находилось ли лицо в таком психическом состоянии в момент совершения конкретных действий;
  • установление у него индивидуально-психологических особенностей, не позволяющих выполнять функции по управлению сложной техникой на достаточно высоком уровне в случае возникновения неожиданных помех в его деятельности, усложнения ситуации и в связи с этим - повышения требований к психологическим возможностям человека.1
  • С помощью судебно-психологической экспертизы можно также установить:

  • реальные возможности субъекта понимать требования экстремальной ситуации;
  • возможности предвидеть наступление опасных последствий своих действий, принять правильное решение и реализовать его в зависимости от способности к установлению причинно-следственных связей и общего уровня интеллектуального развития;
  • возможности совершать действия по предотвращению опасных последствий в зависимости от психического состояния и психофизиологических качеств.2
  • Значительную часть преступлений, связанных с управлением сложной техникой, составляют транспортные преступления. К сожалению, приходится

‘Назначение и проведение судебно-психологической экспертизы. Методическое письмо Прокуратуры СССР. Цит по кн. Юридическая психология: Хрестоматия /Сост. В.В.Романов, Е.В.Романова. М. 2000. С.410. 2Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов M.M. Новые направления судебно-психологической экспертизы. М. 2000. С.70.

117

констатировать, что участие психолога в производстве по делам о дорожно-транспортных происшествиях - очень редкое явление. Из 71 изученного нами дела данной категории ни по одному не проводилась судебно-психологическая экспертиза. Справедливости ради, следует заметить, что и автотехнические экспертизы по этим делам проводились нечасто. В то же время многие исследователи, специально занимающиеся вопросами расследования, осуществления защиты по делам о ДТП, называют необходимым проведение по ним психологических экспертиз.1 Психологи также считают неправильным, когда их не привлекают к расследованию причин дорожно-транспортных происшествий, что, по их мнению, способствует осуждению человека по вероятной вине, а не по доказанной.2 В большинстве случаев вопросы, связанные с мотивацией тех или иных действий, их внутренней логикой, с влиянием на поведение в аварийной ситуации индивидуально-психологических особенностей и психических состояний выясняются гораздо менее подробно и убедительно, нежели технические характеристики.3 Явная недооценка лицами, осуществляющими производство по делам о преступлениях, связанных с управлением сложной техникой, и в частности по делам о транспортных преступлениях, возможности использования специальных психологических знаний, выступает, на наш взгляд, главным недостатком судопроизводства по делам этой категории. Следует предусмотреть в ст.196 УПК обязательное назначение психологической экспертизы в случае возникновения сомнения относительно соответствия психофизиологических качеств обвиняемого требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

Основаниями для назначения судебно-психологической экспертизы могут служить данные, позволяющие предположить, что требования конкретной
ситуации, осложненной дополнительными факторами

‘Ачмиз Р.Ю. Расследование дорожно-транспортных преступлений (теоретические и тактико-методические аспекты). Автореф.дис.канд.юрид,наук. Волгоград. 1999. С.10; Зорин Р.Г. Применение специальных криминалистических знаний при осуществлении зашиты по делам о дорожно-транспортных происшествиях. Автореф.дис.канд.юрид.наук. Гродно. 1999. С.10; Сидоров Э.Т. Использование автотехнических познаний в раскрытии и расследовании дорожно-транспортных преступлений. Автореф.дис.канд.юрид.наук. М. 1999. С. 12. -Крылова Н.В. Указ.раб. С. 104. 3Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов М.М. Указ.раб. С.67.

118

объективного (дефицит времени, наличие помех и т.п.) и субъективного (состояние нервно-психического напряжения) характера превышали реальные возможности человека, делали невозможным полноценное выполнение им функций по управлению сложной техникой. Учитывая многообразие ситуаций, в которых происходят происшествия, связанные с управлением техникой, лицу, осуществляющему производство по делу, перед назначением судебно-психологической экспертизы необходимо консультироваться со специалистами в области психологии труда, инженерной психологии относительно правильной формулировки вопросов, выносимых на разрешение экспертов.

Для ответа на поставленные вопросы эксперт-психолог проводит психологический анализ материалов уголовного дела, экспериментально- психологическое обследование человека-оператора, управлявшего сложной техникой, включающее клинико-психологическую беседу с ним. В ходе экспертно-психологического исследования психолог изучает экстремальную ситуацию (неожиданность, новизна, сложность), индивидуально- психологические особенности личности (интеллект, уровень общих и специальных знаний субъекта, степень сформированности,

автоматизированности у него навыков и умений, эмоционально-волевые качества, уравновешенность, импульсивность, ведущие психологические мотивы поведения субъекта, мотивированность конкретных общественно опасных действий и др.)1 При необходимости получения от участвующих в деле лиц детальных, подробных сведений, существенных для обоснования экспертного заключения, эксперт-психолог может участвовать в их допросе, задавать с разрешения следователя вопросы, относящиеся к предмету экспертизы.

По делам этой категории может возникнуть необходимость проведения комплексной экспертизы. В тех случаях, когда, например, для оценки действий водителя, механизма и причин дорожно-транспортного происшествия необходимо учитывать динамику условий освещенности с точки зрения их

‘Ситковская О.Д., Конышева Л.П, Коченов М.М. Указ.раб. С.68

119

влияния на психофизиологические особенности восприятия водителя, проводится комплексная психолого-светотехническая экспертиза. Формулировки вопросов определяются конкретными обстоятельствами дорожно-транспортного происшествия, могут быть связаны с уровнем освещенности на месте происшествия, воздействием ослепляющих факторов (свет фар, солнце), появлением малоконтрастных объектов на слабоосвещенной проезжей части и т.п. Она проводится специалистами в области светотехники и инженерной психологии. Комплексная психолого- автотехническая экспертиза проводится в сложных случаях для установления научно-обоснованных характеристик механизма дорожно- транспортного происшествия во всех его фазах, определения вызвавших его причин, в том числе связанных с индивидуально-психологическими особенностями водителя и участников дорожно-транспортного происшествия. Данный вид экспертизы проводится совместно специалистами-автотехниками и специалистами из области инженерной психологии. В ходе ее проведения психологами даются ответы на вопросы, раскрывающие степень инженерно-психологического соответствия дорожной обстановки индивидуальным психофизиологическим возможностям водителя и других участников дорожно-транспортного происшествия.1

В целом, использование специальных психологических познаний в производстве по делам о преступлениях, связанных с управлением сложной техникой, необходимо для всестороннего, комплексного расследования причин чрезвычайных происшествий на транспорте или в народном хозяйстве. Исследование возможности возникновения различных психических явлений, препятствующих нормальному осуществлению функций по управлению сложной техникой, пределов индивидуально-психологических возможностей к сознательно-волевому поведению в каждом конкретном случае, осуществляемое в форме психологической экспертизы (однородной либо комплексной) помогает правильно определить степень виновности либо отсутствие вины лица, управлявшего техническим устройством. Содействие

‘Сорокотягин И.Н. Правовая психология. Екатеринбург. 2000. С.226, 239.

120

психолога по данной категории дел может осуществляться и в форме консультаций относительно правильной формулировки выносимых на разрешение экспертов-психологов вопросов, а также через участие эксперта-психолога в процессуальных действиях, постановку им вопросов, относящихся к предмету экспертизы.

2.4. Содействие психолога расследованию и раскрытию серийных

преступлений

Серийными называют преступления, когда совершается целый ряд однотипных криминальных действий. Выявление серийных преступлений - сложный процесс поиска и анализа информации о повторяющихся закономерностях в ряде преступлений со сходными обстоятельствами, групп системообразующих признаков «серии».1 Наиболее сложно раскрывать убийства и другие преступления, постоянно совершаемые лицами, имеющими определенную внутреннюю (психологическую) установку на неоднократные такие действия.

В последние годы большое внимание привлекла к себе проблема раскрытия серийных преступлений, совершаемых по сексуальным мотивам. С начала 80-х годов серийность сексуальных посягательств увеличилась примерно вдвое, особое место в структуре насильственной преступности заняли убийства на сексуальной почве, также нередко имеющие серийный характер.2 Такие преступления совершаются, как правило, преступниками-одиночками (в обиходе называемыми маньяками), и установить их не удается в течение длительного времени, а некоторые так и продолжают оставаться безнаказанными. Оперативно- розыскная и следственная работа по таким делам крайне затруднена. Но уже накоплен и обобщен значительный опыт расследования и
раскрытия подобных «серий». Некоторые из этих

‘Исаенко В. Организация расследования серийных убийств //Законность, 1999, № 2. С.2. криминогенная ситуация в России на рубеже XXI века /Под общ. ред. А.И.Гурова. М.2000. С.7,21.

121

преступлений, получившие широкий общественный резонанс, были раскрыты благодаря использованию специальных психологических знаний.

Содействие психолога выражалось в составлении психологического портрета неизвестного преступника по данным психологического анализа собранных материалов дела (данных осмотра места происшествия, показаний свидетелей и т.п.), что способствовало его установлению и розыску. Надо отметить, что подобная помощь оказывалась и психиатрами, и сексопатологами, поскольку в некоторых случаях собранные по делу данные позволяли предположить, что преступления совершались лицами, имеющими различные отклонения в психической (сексуальной) сфере. Соответственно разрабатываемая с помощью указанных специалистов комбинированная поисковая и психологическая характеристика разыскиваемого преступника в специальной литературе обозначается по-разному: социально-психологический портрет преступника, проспективный психопатологический портрет, розыскной профиль и т.д.1

Психологический портрет разыскиваемого преступника представляет собой систему сведений о психологических и иных признаках данного лица, существенных с точки зрения его выявления и идентификации. Материал необходимый для построения психологического портрета преступника собирается путем тщательного изучения жертвы и места преступления. С помощью характеристики жертвы, анализа повреждений на ее теле и места преступления можно предположительно реконструировать внешний ряд события преступления. Часто это помогает выяснить, почему преступник выбрал тот или иной способ действий. В некоторых случаях реконструкция механизма содеянного позволяет диагностировать психологическое состояние

‘См.: Анфиногенов А.И. Психологический портрет преступника, его разработка в процессе расследования преступлений. Дис.канд.психол.наук. М. 1997; Шишков С. Могут ли психологические и психиатрические заключения служить доказательствами?//Законность, 1997, №7. С.41; Исаенко В. Использование возможностей судебно-психиатрической экспертизы //Законность, 1998, № 10. С.9; Он же. Организация расследования серийных убийств //Законность, 1999, № 2. С.6; Буслаев Г. Особенности расследования сексуальных убийств // Законность. 1999. №9. С.22-24; Мамедов Ф.М. К проблеме построения психологического портрета при расследовании серийных сексуальных преступлений в отношении малолетних и несовершеннолетних девочек //Прокурорская и следственная практика, 2000, №3-4, С. 185.

122

преступника в момент совершения преступления, составить представление об интеллектуальном уровне и других особенностях его личности. Но иногда личность преступника так закодирована в признаках события (следах) преступления и обстоятельствах криминальной ситуации, что их дешифровка и установление пригодных для поиска признаков требует применения специальных методов познания, что и делает необходимым участие психолога (других специалистов) в разработке розыскного профиля (психологического портрета) скрывшегося преступника.

В общем виде алгоритм разработки психологического портрета преступника включает три последовательных этапа:

1) криминалистическая реконструкция механизма преступления; 2) 3) психологическое выявление «индивидуального действия»; 4) 5) психологическая интерпретация «индивидуального действия».1 Первый этап - обычная криминалистическая технология 6) ретроспективного воссоздания внешне выраженного ряда действий преступника и ситуации по следам на месте происшествия и его обстоятельствам. Содействие психолога становится необходимым на последующих этапах. Второй этап имеет задачей выявление в реконструированной внешней (объективной) стороне деятельности преступника составляющих его «индивидуального действия» и их анализ. Здесь необходимо учитывать определенные психологические закономерности. К примеру, чем меньше согласуется действие преступника с действиями большинства людей в той же ситуации, тем в большой степени оно обусловлено личностными факторами. Чем однотипнее действует человек в разных ситуациях, тем сильнее его поведение обусловлено личностными факторами. Обычно, если в первых нескольких случаях совершения преступления преступник применил одну тактику, благодаря которой достиг желаемого результата, то и в последующем он старается придерживаться выработанного стандарта
действий. Задача третьего этапа состоит в

‘Столяренко A.M. Психологические приемы в работе юриста. М. 2000. С.233.

123

объяснении, психологическом оправдании «индивидуального действия» преступника. Для этого выдвигается предположение, что в «индивидуальном действии» (совокупности действий) проявились какие- либо из следующих параметров личности:

• направленность (потребности, мотивы, установки, жизненные планы и концепции, ценностные ориентации, склонности, вкусы, хобби); • • социально-психологические особенности поведения (в том числе демографические, культурные, социальный и межличностный статус, роли, стиль жизни и общения); • • индивидуально-своеобразные качества (характер, темперамент, способности личности); • • психические свойства и процессы (особенности интеллектуальной, эмоционально-волевой сфер, восприятия, внимания речи); • • операциональные характеристики (привычки, умения, навыки, знания); • • биопсихические свойства (темперамент, половые, возрастные, морфологические, патологические свойства, состояние здоровья); • • особенности сексуальной сферы (сексуальная ориентация, биологические и социальные детерминанты личностной проблемы).1 • Действия преступника связываются с выделенными вышеуказанными параметрами, способными их объяснить. Установление с помощью специалистов психологического (субъективного) содержания действий преступника, а также прояснение лежащих за ними побуждений позволяют аргументировано предположить об индивидуально- психологических признаках лица, совершившего преступление.

Таким образом, понятие «психологический портрет» охватывает как метод, так и результат познания события преступления, ориентирован на выявление комплекса сведений об индивидуальных признаках и особенностях

‘См.; Глазырин Ф.В., Шиханцев Г.Г. Практикум по судебной психологии, Минск, 1977.С.31-32.

124

личности преступника, проявившихся в совокупности обстоятельств и следах преступления.

Но поскольку психологический портрет формируется только на основе вероятностных знаний об отражаемых в нем признаках личности, при анализе преступления данным методом существует риск получения искаженных результатов. Как известно, проявления внутреннего мира человека в его внешней активности весьма многозначны. Нельзя с полной определенностью сказать, что конкретно стоит за какими-то психологическими признаками, поэтому правильные выводы могут быть только вероятностны, прогностичны. Кроме того, это может быть весьма ограниченный портрет, зачастую не целостный, содержащий лишь максимально возможный объем психологических характеристик, которые диагностируются по оставленным на месте происшествия и обнаруженным следам. Психологический портрет «срабатывает» далеко не в каждом случае раскрытия преступления. Полем его применения являются лишь некоторые группы дел, и, прежде всего, те, что связаны с раскрытием тяжких преступлений против личности. Метод психологического портретирования наиболее применим к серийным преступлениям, когда путем сопоставления можно обнаружить своеобразие в поведении преступника, а также в тех случаях, когда место преступления и состояние жертвы позволяют заключить о наличии у неизвестного преступника каких-либо отклонений в поведении, психике, эмоциональном состоянии. Возможности применения метода психологического портрета исследовались также по корыстным и корыстно-насильственным преступлениям, по которым психологические профили преступников прогнозировались на основе способа хищения чужого имущества.1

Имеющиеся ограничения не умаляют значимости данного метода, когда нет почти никакой информации о преступнике, даже вероятностные выводы и оценки специалистов представляют немалую ценность, увеличивая объем и

‘Космодемьянская Е.Е. Повышение эффективности поиска лиц, совершивших корыстные, корыстно- насильственные преступления. Автореф.дисканд.юрид.наук. Томск. 2000. С.24.

125

улучшая качество исходной информации. Они служат основой для выдвижения версий о личности виновного и ее признаках, позволяют сужать круг подозреваемых. По наличию общих психологических признаков в различных элементах преступления, разных преступных эпизодах может быть выявлена «серия», что способствует объединению в единое производство нескольких уголовных дел, и позволяет аккумулировать необходимую для раскрытия «серии» информацию, ранее содержавшуюся в разрозненных материалах.

Квалифицированно составленный психологический портрет разыскиваемого преступника может помочь в решении других важных задач: прогнозирования поведения при задержании, определения мотивов преступления, выявления вероятности совершения в будущем аналогичных преступлений, виктимологического анализа преступления и разработки антивиктимных мероприятий.

Данный метод является попыткой использовать поведенческие и психодинамические принципы психологии в практической деятельности по расследованию и раскрытию преступлений. Наиболее существенным препятствием в развитии и широком применении психологического портрета в практике правоохранительных органов является отсутствие в юридической психологии конструктивной теории о закономерностях отражения психологических особенностей личности в следах преступления.1’ Но решение этой весьма актуальной задачи ведется в настоящее время и в теории, и на практике. Важным вопросом встает соответствующая подготовка специалистов данного узкого профиля.

Деятельность по составлению и использованию психологического портрета преступника в ходе производства по делу уголовно-процессуальным законодательством не регламентируется. Имеющийся в практике правоохранительных органов положительный опыт раскрытия преступлений с помощью использования психологического портрета
реализуется в виде

‘Анфиногенов А.И. Психологический портрет преступника, его разработка в процессе расследования преступлений. Дис.канд.психол.наук. М. 1997, СП.

126

методических и тактических рекомендаций по расследованию аналогичных преступлений. Возможности использования специальных знаний психологов при расследовании серийных убийств освещались в информационном письме Генеральной Прокуратуры РФ.1

Составление специалистами психологического портрета преступника на практике оформляется по-разному. Изложенные в письменной форме мнения специалистов чаще именуют консультативным заключением, иногда заключением эксперта. Оформление психологических (психиатрических) квалификаций личности в виде экспертного заключения не вполне оправдано, поскольку в данном случае имеют место только вероятностные выводы, имеющие ориентирующее, а не доказательственное значение. Более правильным представляется их оформление в виде консультативных заключений. Для придания законной основы деятельности психолога по составлению психологического портрета необходимо предусмотреть в ст. 5 8 УПК приглашение специалиста к участию в процессуальных действиях для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, а не только предметов и документов, применения в исследовании материалов дела специальных знаний, а не только технических средств, и разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Если информация, содержащая в психологическом портрете преступника, способствовала его поиску и задержанию, то в дальнейшем вопрос о его причастности к расследуемым деяниям нужно устанавливать посредством допросов, следственных экспериментов, опознаний и других следственных действий. Для разработки тактики допроса, перечня, очередности и характера вопросов допрашиваемому лицу, для анализа материалов допросов также возможно привлечение психолога в необходимых случаях (ст.58,168 УПК).

Поскольку содействие психолога способствует решению комплекса задач в ходе расследования серийных преступлений, в некоторых случаях становится

‘См.: Исаенко В.Н. Организация расследования серийных убийств //Законность. 1999. №2. С.2; Он же. О проблемах организации расследования серийных убийств в Российской Федерации //Прокурорская и следственная практика. 2000, №1-2. С.145.

127

необходимым не одноразовое, а систематическое его участие в производстве по таким делам. Целесообразно привлекать психолога (других необходимых специалистов) к деятельности следственно- оперативной группы, расследующей тяжкие серийные преступления, что возможно в соответствии с Типовой инструкцией об организации работы постоянно действующих следственно-оперативных групп по раскрытию убийств, введенной совместным указанием Генерального прокурора и МВД России №315-16-93 от 2.06.93; №1/3452 от 2.08.93.’ В ходе проведенного нами опроса 112 прокурорских и следственных работников положительно отозвались о привлечении психологов к разработке психологического портрета неизвестного преступника при расследовании серийных преступлений 74 респондента (66,07%), 65 (58,03%) из них считают целесообразным привлечение специалиста-психолога к работе следственно-оперативной группы, расследующей такие преступления.

Таким образом, содействие психолога бывает необходимо также и в расследовании серийных преступлений. Оно выражается в составлении на основе изучения следственных и иных материалов дела психологического портрета неизвестного преступника, применяемого для его установления и розыска, решения ряда других задач. Психологический портрет неизвестного преступника является носителем ориентирующей, а не доказательственной информации, используется, как правило, на начальных этапах расследования, в последующем способствуя получению доказательств по делу. Участие психолога по данной категории дел осуществляется, в основном, в форме консультирования, возможно и его участие в производстве отдельных следственных действий, а также работа в составе следственно-оперативной группы, расследующей серийные преступления. Данное направление участия психолога в уголовном процессе в нашей стране относительно новое, по нему активно ведутся теоретические разработки, оно апробируется в следственной практике.

‘Вопросы расследований преступлений. Справочное пособие /Под общ.ред. И.Н.Кожевникова. М. 2000. С.699.

128

2.5. Содействие психолога расследованию преступлений, совершенных

преступными группами

К трудно раскрываемым относятся и тяжкие преступления, совершаемые преступными группировками. Удельный вес групповой преступности в структуре всех расследованных в 2000г. преступлений составил 19,2%, фактически каждое пятое преступление было групповым.1 Растет число преступлений, совершенных организованными группами и преступными сообществами. За последние семь лет их количество возросло в 8,5 раза, в их структуре тяжкие и особо тяжкие преступления составляют более 50%.

Одним из главных вопросов, возникающих перед судом и следствием по делам данной категории, выступает определение групповых ролей каждого из соучастников, а также уровня организованности группы (ст.33,35,209,210 УК). Специфика расследования этих преступлений требует дополнительно анализировать не только взаимоотношения между членами группы, сложившиеся в процессе преступной деятельности, но и отношения между ними, складывающиеся на предварительном следствии. Для выяснения взаимоотношений внутри преступной группы, ее структуры необходимо изучение отдельных участников группы, их индивидуально-психологических особенностей, а также самой преступной группы, психологических механизмов, лежащих в основе ее образования и функционирования. Это требует углубленного знания дознавателями, следователями, прокурорами, судьями закономерностей поведения людей, обусловленных их включением в асоциальные группы, а в сложных случаях может потребовать также содействия специалистов в области социальной психологии, чему уделяется значительно меньше внимания в исследованиях по данным вопросам.3

‘Краткая характеристика состояния преступности в России в 2000г. //Российская юстиция, 2001. №3. С.77- 78. криминогенная ситуация в России на рубеже XXI века /Под ред. А.И.Гурова. М. 2000. С.23. 3Мешкова B.C. Изобличение лидера (организатора) преступной группы в ее создании и в руководстве преступной деятельностью. Дис.канд.юрид.наук. М. 1998; Полищук Д.А. Тактико-психологические особенности допроса при расследовании преступлений, совершенных преступными сообществами. Дис.канд.юрид.наук. М. 2000.

129

Квалифицированно выполненный психологический анализ сложившейся преступной группы, ее социально-психологическая характеристика позволяет определить иерархическую зависимость между членами преступной группы, функции и связи между ними, тем самым способствует решению комплекса юридических и психологических вопросов, возникающих при расследовании и раскрытии групповых преступлений. «Психологическая характеристика преступной группы - это совокупность устойчивых и качественных признаков, определяемых преступной деятельностью группы, обусловливающая закономерности поведения каждого ее члена при подготовке и совершении преступления, а также особенности поведения на предварительном следствии».1 По мнению В.Л.Васильева, элементами психологической характеристики преступной группы являются ее личный состав, социально-демографические характеристики, имеющийся преступный опыт у ее членов, особенности формирования и функционирования, тип группы (случайная группа, компания, организованная группа), наличие и тип лидера, особенности межличных отношений между ее членами.2 С точки зрения А.П.Самонова, в социально-психологическую характеристику преступной группы входят:

  • индивидуально-психологическая характеристика членов преступной группы (мотивационно-целевая установка, нравственное отношение, интеллектуальные, эмоционально-волевые качества и т.п.);
  • мотивообразующая роль преступной группы, ее направленность и степень криминальной зараженности;
  • ценностные отношения к окружающему миру, людям, правовым и нравственным предписаниям общества;
  • наличие внутригрупповой идентификации (статуса, роли, эмоциональной близости к другим членам группы);
  • наличие иерархической структуры, регламентированного управления деятельностью со стороны руководителя преступной группы или ее ядра;
  • ‘Васильев В.Л. Психологические аспекты преступных формирований и расследования совершаемых ими преступлений: Учебное пособие. Спб. 1994, С. 14. 2Тамже. С.14-15.

130

  • наличие психологической и функциональной структуры преступной группы, система групповой активности (интеграции) и дифференциация (т.е. проявляющаяся система разделения функций и обязанностей между членами преступной группы);
  • характер межличностных взаимоотношений и межгруппового взаимодействия;
  • особенности общения и структура коммуникативных связей;
  • степень сплоченности членов преступной группы, наличие тенденций к социальной дезидентификации (стремление к выходу, их причины);
  • наличие между членами организованной преступной группы противоречий, напряженности и конфликта, его характер;
  • степень защищенности преступной группы (наличие специальных блоков защиты, групп прикрытия, аппарата психического воздействия и физического насилия);
  • характеристика групповых установок, мнений, настроений, традиций, обычаев, наличие «кодекса чести» преступной группы;
  • особенности возникновения, социально-психологические причины и условия, способствующие формированию и становлению преступной группы.1
  • Подробная информация, полученная в результате психологического анализа преступной группы, способствует, в частности, выявлению в структуре преступной группы «слабых звеньев» (существующих конфликтов и противоречий в интересах отдельных участников), которые могут быть использованы следователем в тактическом плане для получения правдивых показаний, выяснения ранее неизвестных преступных эпизодов и т.п. В некоторых случаях целесообразно привлекать для участия в допросах соучастников, проведения между ними очных ставок специалиста-психолога (ст.58,168 УПК). В
    процессе подготовки к следственному действию

‘Самонов АЛ. Психологические особенности расследования групповых преступлений //Применение психологических знаний в юридической практике: тезисы докладов научно-практической конференции, Уфа. 1991.С.48-49.

131

следователь может обсудить со специалистом-психологом изучение каких особенностей обвиняемых с учетом содержания уголовного дела и ситуации расследования имеет особое значение, какими способами при проведении следственного действия они могут быть выявлены, какие вопросы, в какой форме целесообразно поставить перед участниками следственных действий. В ходе самого следственного действия специалист- психолог может рекомендовать следователю внести коррективы в ранее намеченный план, обратить внимание на определенные обстоятельства, вести наблюдение за поведением участников следственного действия. В дальнейшем специалист может высказать мнение о том, как следует интерпретировать факты с психологической точки зрения, сообщить о результатах своих наблюдений. Психолог может рекомендовать следователю новые направления поиска информации психологического содержания, определенные приемы ее получения. Так, при расследовании одного дела по рекомендации психолога для получения сведений о личности участников банды был применен метод независимых характеристик: каждому обвиняемому предложили охарактеризовать своих соучастников по специальной схеме, составленной психологом.1 Метод обобщения независимых характеристик повышает достоверность получаемой психологической информации.

Однако реальная структура группы, распределение ролей обычно значительно сложнее, чем следует из показаний ее участников, нередко искажающих свои действительные роли. Для определения истинных ролей участников преступной группы, выявления ее руководителя (организатора) может возникнуть необходимость проведения специального психологического исследования. Но практика назначения и проведения подобных судебно-психологических экспертиз не имеет пока широкого распространения. Среди изученных нами 43 дел о преступлениях, предусмотренных ст.209,210 УК РФ, таких примеров не было. В специальной литературе упоминаются случаи, когда

‘Коченов М.М., Ефимова Н.И., Кривошеее А.С, Ситковская О.Д. Изучение следователем психологии обвиняемого: Методическое пособие. Цит. по кн.: Юридическая психология. Хрестоматия /Сост. Т.Н.Курбатова. СПб. 2001. С.221-222.

132

вместо проведения экспертного исследования психологом давались письменные консультации. Например, по вышеназванному делу в консультативном заключении с психологической точки зрения и в понятиях научной психологии были рассмотрены поставленные следователем вопросы:

  1. Какие социально-психологические факторы могли способствовать зарождению и функционированию преступной группы?
  2. Какие индивидуально-психологические особенности каждого из участников банды способствовали вступлению в банду и участию в преступлениях, в частности в убийствах?
  3. Какое влияние оказывали участники преступной группы друг на друга и на деятельность группы в целом?1
  4. Поскольку для решения указанных вопросов необходимо проведение специального исследования, более правильным, по нашему мнению, в данном случае было бы использование специальных психологических знаний в форме экспертизы. О возможности проведения судебно- психологической экспертизы по данной категории дел в специальной литературе также упоминается, приводятся примеры из следственной практики.2 В.Л.Васильев выделяет экспертизу социально- психологических особенностей членов преступной группы в качестве самостоятельного предметного вида судебно-психологической экспертизы.3

На разрешение эксперта-психолога могут быть поставлены различные вопросы относительно психологической и функциональной структуры преступной группы, степени влияния группы на отдельного участника, наиболее типичных форм взаимодействия между членами группы, как при совершении преступления, так и в процессе расследования. Это могут быть вопросы о том, кто из участников имеет психологические особенности личности, позволяющие ему занимать лидирующее положение в группе, имеются ли в группе социально- психологические признаки высокой

‘Коченов М.М., Ефимова Н.И., Кривошеее А.С., Ситковская О.Д. Указ.раб. С.221-223.

гМатвеев В. Судебно-психологическая экспертиза при расследовании бандитизма //Законность, 1995. №6. С.24.

‘Васильев В.Л, Юридическая психология. СПб, 2000. С.525.

133

организованности, сплоченности и, если имеются, то в чем они конкретно выражаются, и другие.

Однако вопрос, могут ли экспертно-психологические выводы о характере сложившихся в преступной группе взаимоотношений подтверждать факт совершения конкретными лицами конкретных действий, является дискуссионным. По мнению В.Л.Васильева, психологическая структура группы в значительной степени определяет индивидуальное поведение ее членов.1 С.Н.Шишков также признает, что «некоторые социально- психологические закономерности, вытекающие из сложившихся в группе отношений, дают основание для весьма надежных суждений по поводу конкретных поведенческих актов членов группы», в то же время он утверждает, что «психологические характеристики устойчивых групповых отношений не могут служить доказательством совершения конкретных действий».2 Неоднозначным является и отношение практических работников к использованию помощи психолога при производстве по делам этой категории, о чем свидетельствует данные нашего опроса. Из 112 следователей и прокуроров о возможности содействия психолога при определении ролей членов преступной группы положительно отозвались 47 респондентов (41,96%), отрицательно - 38 респондента (33,93%), а 27 из них (24,11%) уклонились от ответа. Объяснение этому видится в том, что данное направление участия психолога в уголовном судопроизводстве не получило еще значительного развития и признания в следственно- судебной практике.

На наш взгляд, представляется важным тщательно выяснять в каждом конкретном случае степень влияния психологической структуры группы на индивидуальное поведение ее членов во время осуществления совместной преступной деятельности. Если это требует проведения психологического анализа преступной группы, то такое исследование целесообразно проводить в рамках судебно-психологической
экспертизы. Оценивать же результаты

‘Васильев В.Л. Указ.раб. С.521.

2Шишков С.Н. Могут ли психологические и психиатрические заключения служить доказательствами?

//Законность, 1997, №7. С.43.

134

деятельности эксперта-психолога необходимо в соответствии с установленными уголовно-процессуальным законом правилами на основе всестороннего, полного и объективного рассмотрения всех обстоятельств дела в их совокупности. Фактические данные, полученные в результате экспертно-психологического исследования, должны сопоставляться с другими доказательствами. Если выводы психолога являются только вероятностными, они не могут быть положены в основу принимаемых решений. Но на начальных этапах расследования или в тупиковых ситуациях даже они имеют не малое значение, ориентируя в поиске новой информации, способствуя получению доказательств в ходе следственных действий. Поэтому представляется необходимым шире привлекать профессиональных психологов к практике расследования этой категории уголовных дел.

Таким образом, участие психолога возможно в ходе расследования дел о преступлениях, совершенных преступными группами. Посредством выявления психологической структуры преступной группы оно способствует определению действительных ролей соучастников, уровня организованности группы, решению ряда тактических задач, может осуществляться в форме консультирования, участия в следственном действии, проведения экспертизы.

135

Глава 3. Особенности участия психолога в производстве по делам

несовершеннолетних

3.1. Помощь психолога в установлении значимых по делу обстоятельств на

начальных этапах расследования

Обоснованную тревогу в обществе вызывает увеличение числа подростков, совершающих преступления. В 1999г. оно увеличилось на 11,3%, прирост преступности несовершеннолетних составил 10%, в ней показатели тяжких и особо тяжких преступлений превысили 80%.’ Специалисты отмечают усиление корыстной направленности преступности несовершеннолетних, повышение ее профессионализма2, групповой характер - за последние годы доля несовершеннолетних, совершивших преступления в составе групп, стабильно превышает 70%.3 В Республике Башкортостан в 1999г. количество преступлений, совершенных несовершеннолетними или с их участием, возросло на 13,6% (с 1846 по 2097).4 На не сформировавшихся еще в полной мере молодых людях дестабилизация в обществе, падение общественных моральных устоев сказываются особенно негативно.

Незавершенное психофизическое и духовное развитие лиц подросткового и юношеского возраста обусловливает некоторые отличительные признаки уголовного судопроизводства в их отношении. Учтенные уголовным и уголовно-процессуальным законодательством возрастные и иные особенности психики указанных лиц нашли свое отражение в предмете доказывания, средствах и методах следственной и судебной деятельности, особенностях применения наказания и мер, его заменяющих, участии иных лиц в процессе, в частности педагогов и психологов.

‘Криминогенная ситуация в России на рубеже XXI века /Под общ.ред. А.И.Гурова. М. 2000. С.9.

криминальная ситуация на рубеже веков в России /Под ред. А.И.Долговой. М. 1999. С.41.

3Меркушов А.Е. О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях несовершеннолетних

//Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000. №6. С.18.

4Кильмяков P.X. Судимость несовершеннолетних в Республике Башкортостан //Проблемы предупреждения и

пресечения преступности и иных правонарушений молодежи, защиты их прав. Уфа. 2000. С.25.

136

«Особенности уголовного процесса по делам несовершеннолетних связаны с тем, что он реализует комплексные задачи ювенальной юстиции -уголовное преследование и повышенную защиту прав несовершеннолетних». Повышенные гарантии, предусмотренные законодателем, направлены, с одной стороны, на избежание причинения вреда формированию личности несовершеннолетнего, минимального травмирования неокрепшей психики, а с другой стороны, на всестороннее, полное и объективное исследование значимых по делу обстоятельств. Наряду с обстоятельствами, подлежащими установлению по всем уголовным делам, в отношении несовершеннолетних необходимо дополнительно выяснять обстоятельства, связанные с формированием их личности. Среди них закон, в первую очередь, называет достижение несовершеннолетним определенного возраста, точное установление которого необходимо для решения вопроса о возможности уголовного преследования этого лица (п.1 чД ст.421 УПК). Поскольку психика подростков очень подвержена влияниям извне, их поведение во многом обусловлено окружающими внешними обстоятельствами. С учетом этого законодатель требует выяснять обстоятельства, характеризующие условия жизни и воспитания, обстоятельства, способствовавшие совершению подростком преступления, влияние старших по возрасту лиц (п.2,3 ч.1 ст.421 УПК).

В то же время важно заметить, что поведение подростка в огромной степени определяется индивидуальными особенностями его личности, обусловливающими индивидуальное реагирование на те или иные жизненные обстоятельства. «Личность становится для себя тем, что она есть в себе, через то, что она предъявляет для других. Это и есть процесс становления личности».2 Поэтому так важно в ходе производства по делам несовершеннолетних в комплексе выяснять факторы, сопровождавшие становление личности, и результат их влияния в каждом конкретном случае,

‘Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России: Лекции-очерки. М. 1997. С.199. 2Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. Из неопубликованных трудов. М. 1960. С. 196.

137

учитывать специфические особенности, присущие данному возрасту, и выявлять их индивидуальное проявление в поведении конкретного подростка.

Новое уголовное и уголовно-процессуальное законодательство ориентирует на более тщательное изучение личности несовершеннолетнего. Ст.421 УПК требует обязательного установления уровня психического развития несовершеннолетнего и иных особенностей его личности, эти обстоятельства согласно ст. 89 УК должны учитываться при назначении несовершеннолетнему наказания. Более детально указанные обстоятельства назывались в проекте УПК, принятом в первом чтении, предусматривавшем установление степени интеллектуального, волевого и психического развития, особенностей характера и темперамента, потребностей и интересов этих лиц (ст.483).

Для качественного изучения личности несовершеннолетнего необходима обширная информация о нем и его окружении, а также определенные знания из области психологии, педагогики, социологии. Поиск необходимой информации осуществляется следователем по многим направлениям, сведения собираются из источников по месту жительства, учебы, работы, от органов и учреждений системы профилактики правонарушений несовершеннолетних. Обычно следователь направляет запросы в указанные места, откуда получает сведения в виде характеристик (бытовых, педагогических, производственных), справок о нахождении на учете, актов обследования жилищно-бытовых условий несовершеннолетнего. К сожалению, приходится констатировать, что большая часть указанных документов из-за обилия использованных в них штампованных выражений не позволяет получить более или менее цельное представление о личности несовершеннолетнего, содержит поверхностную, формальную информацию. Иногда даются ответы типа: «мало знаем для освещения объективной обстановки в семье и времяпрепровождения Н.», «поведение Л. для педагогического коллектива школы остается загадкой, поэтому мы рекомендуем тщательно обследовать его психическое состояние у

138

специалистов».1 Справедливо отмечается: «Усилия следователя порой бывают недостаточными для сбора всесторонней информации о личности несовершеннолетнего обвиняемого (учебе, работе, поведении, состоянии здоровья и др.), условиях жизни и воспитания, ближайшем окружении и т.д. В связи с этим возникает вопрос о дополнительных информационных связях и их нормативном обеспечении. Имеет смысл издание совместного указания Прокуратуры, Минюста, МВД, Минздрава, Минобразования, в котором должно быть указано, какие сведения об учащемся и в какие сроки представляются следователю (суду) в связи с их запросами».

Содействие следователю в более детальном изучении личности несовершеннолетнего могут оказывать психологи общеобразовательных учреждений. Было бы полезно запрашивать по месту учебы подростка развернутую психолого-педагогическую характеристику, содержащую сведения об особенностях интеллектуальной, волевой, эмоциональной сфер личности этого подростка, ее направленности и индивидуальных свойствах (потребностях, интересах, их широты и устойчивости, склонностях, способностях, типе и особенностях темперамента, основных чертах характера). В составлении таких характеристик обязательно должны принимать участие школьные психологи, наблюдавшие своих учащихся относительно продолжительное время с профессиональных психологических позиций.

Однако среди несовершеннолетних правонарушителей немало тех, кто не посещает учебных заведений. Чтобы получить более полные сведения об их личности целесообразно пользоваться помощью специалистов- психологов учреждений системы профилактики правонарушений несовершеннолетних. Например, в Республике Башкортостан для осуществления диагностической, экспертной, консультационной деятельности в целях оказания помощи несовершеннолетним, имеющим психофизические особенности развития и нуждающимся в социальной
адаптации, созданы межведомственные

‘Дело № 2-39/01 Верховного Суда РБ (л.д.94), дело № 2-176/00 Верховного Суда РБ (л.д.28б) 2Каневский Л.Л. Криминалистические проблемы расследования и профилактики преступлений несовершеннолетних. Красноярск. 1991. С,57.

139

психолого-медико-педагогические консультации. Одной из задач этих консультаций выступает формирование банка данных о несовершеннолетних, имеющих психофизические особенности развития, и представление этой информации соответствующим органам системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Эти консультации могут также представлять необходимую информацию правоохранительным органам и суду по специальным запросам. По постановлению следователя (решению суда) несовершеннолетний может быть направлен в такую консультацию для обследования. Указанные возможности закреплены ст.23 Закона РБ «О государственной системе профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, защиты их прав в Республики Башкортостан» от 23.03.98 №151-з (ред. 11.03.2001), развиты в Положении о межведомственной психолого-медико-педагогической консультации, утвержденном

Постановлением Кабинета Министров РБ от 12.05.99 №134.’ Следовало бы отразить их и в Федеральном Законе «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24.06.99 №120-ФЗ (ред. 13.01.2001), предусматривающем в ст. 13. направление несовершеннолетних в социально-реабилитационные центры по постановлению дознавателя, следователя, прокурора, судьи только в случае задержания, ареста или осуждения их родителей или законных представителей.2 Одним из основных направлений деятельности социально-реабилитационных центров для несовершеннолетних является обеспечение квалифицированной психологической помощи подросткам, имеющим различные формы социальной дезадаптации, выявление и анализ обусловивших ее факторов, определение ее форм и степени, особенностей личностного развития и поведения детей и подростков (п.8 Примерного положения о социально-реабилитационном центре для
несовершеннолетних3’, п.3,14

‘Ведомости Государственного Собрания, Президента и Кабинета Министров РБ, 1998, №13, ст.778; 1999, №13,

ст.896;2001,№7,ст.457.

2СЗ РФ, 28.06.99. №26. ст.3177.

‘Утверждено постановлением Правительства РФ от 27.11.2000 № 896 //СЗ РФ, 04.12.2000. №49. Ст.4822.

140

Рекомендаций по организации работы специализированного учреждения для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации1). Специалисты-психологи указанных учреждений могли бы оказывать следователю существенную помощь в изучении личности совершивших преступления подростков и влиявших на ее формирование обстоятельств.

Широкое использование в производстве по делам несовершеннолетних неюридических специальных знаний в акценте изучения социальных условий жизни несовершеннолетних, социально-психологических признаков их личности, является одной из особенностей ювенальной юстиции, соблюдения которой требуют наши международно-правовые обязательства. Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних предусматривают обязательным этапом судопроизводства в отношении несовершеннолетних так называемое социальное исследование.2 Оно предполагает получение следственно-судебными органами по их специальному заданию от неюридических учреждений и служб ювенального профиля (медико-психологических, социально-психологических, социальных служб, консультационных центров) данных о личности несовершеннолетнего, ее психологических особенностях, об оптимальных для данной личности мерах воздействия и др.3

Психолого-диагностические центры, обеспечивающие социально- психологическую диагностику личности подростков, совершивших преступления, уже давно функционируют за рубежом. Эти специальные службы или социальные центры выполняют профилактические функции в борьбе с преступностью подростков и одновременно функции всестороннего исследования личности несовершеннолетних правонарушителей: в США и Англии - это службы пробации, во Франции - центры по наблюдению, в Германии - местные отделы, окружные и высшие ведомства по делам

‘Утверждены постановлением Минтруда РФ от 30.01.97 №3 //Бюллетень Минтруда РФ. 1997. №3. Международные акты о правах человека. Сборник документов. М. 1998. С.295.

‘Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция: Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии. М. 2000. С.16-17.

141

молодежи. В Болгарии, например, в подобных центрах исследование личности несовершеннолетнего правонарушителя осуществляется по специальной программе, включающей:

1) общие сведения о личности - состояние здоровья, характерологические особенности (морально-волевые и коммуникативные качества, преобладающее настроение); реакция на различные формы воздействия (просьбу, оказанное доверие, строгость, взыскание, терпимость, безразличие, гнев, внимание); умение управлять своими чувствами, желаниями, потребностями; умение сдерживать себя при воздействии внешних раздражителей; возможность понимать и принимать поставленные задачи; знание своих прав и обязанностей; наличие личных целей и стремлений в учебе и работе, характер преобладающих личных устремлений (общественно полезные, антиобщественные), на чем они основываются (прошлом опыте, интеллекте, силе воле, физической силе); какие личностные качества принимаются и отвергаются, предпочитаемый способ проведения свободного времени, хобби, умение оценивать и регулировать свое поведение; степень удовлетворенности собственными качествами и действиями; умение определять ближайшие и отдаленные перспективы развития и задачи для их достижения; 2) 3) сведения о семейной среде - количество членов семьи, полная или неполная семья, причины отсутствия одного из родителей, взаимоотношения между родителями; предпочитаемые способы решения семейных конфликтов, материальное положение семьи, бытовые условия, трудовая занятость членов семьи, характерологические особенности отдельных членов семьи, судимость, алкоголизм, наркомания у членов семьи; 4) 5) сведения о школьной среде - в каком классе и в какой школе учится, сколько школ поменял и по каким причинам, с желанием ли посещал школу и по какой причине (из-за знаний, приятельской компании), были ли любимые и нелюбимые предметы и учителя, положение подростка
в 6) ‘Уголовная ответственность несовершеннолетних /Под общ.ред. В.П.Кашепова. М. 1999. С.42.

142

классном коллективе (если низкое - по какой причине, если высокое - как достигнуто), самооценка подростка, наличие друзей в классе или других классах, другой школе, клички, данные одноклассниками, поведение во время, между и после уроков, успехи в школе, отношение к старшим по возрасту ученикам (вызывающее, заискивающее), отношение к младшим по возрасту ученикам (покровительственное, авторитарное), мнение и отношение к подростку школьного руководства;

4) сведения о внешкольных друзьях - количество друзей, принадлежность к неформальным группам, отличительные знаки о принадлежности к какой-либо группе, вид деятельности группы (игры, спорт, творческие занятия, общественно полезные занятия, противоправная деятельность), степень организованности группы, ролевые функции, внутригрупповой статус подростка, уровень криминогенное™ группы, характер противоправных деяний группы и их последствий; 5) 6) сведения о противоправной деятельности несовершеннолетнего - характер совершенного правонарушения, способ совершения противоправного деяния (индивидуальное, групповое, квалифицированное), последствия совершенного деяния, принятые меры (воспитательные, наказательные), наличие приостановленных уголовных дел в отношении данного подростка.1 7) В Румынии в обязанности органов расследования по делам несовершеннолетних входит составление социальной анкеты, предусматривающей также сведения об интеллектуальном развитии и особенностях личности несовершеннолетнего.2

В Канаде Законом о несовершеннолетних преступниках предусмотрено два источника получения информации о личности несовершеннолетних: составляемое в ходе досудебного производства заключение о личности и обстоятельствах жизни и заключение более специализированного характера по итогам медицинского, психологического или
психиатрического

‘Петров Георги. Детската престьпност. Велико Търново. 1998. С.388-391.

Уголовный процесс зарубежных социалистических государств Европы. М. 1967. С.433-434.

143

освидетельствования. Закон предусматривает перечень сведений, подлежащих обязательному отражению в заключении о личности, в частности результаты собеседования с несовершеннолетним и его родителями, возраст, степень зрелости, особенности поведения, характера, жизненные взгляды, степень готовности к исправлению своих недостатков, данные о прошлых правонарушениях и мерах, принятых самим несовершеннолетним во исполнение судебного решения, а также информация о его учебе и работе. Система правосудия в Канаде допускает, что несовершеннолетний обладает специфическими потребностями в силу своего возраста, и эти потребности различаются в зависимости от уровня их биологического и психологического развития, а также от степени общественного самосознания. Наряду с признанием потребностей и проблем переходного возраста, свойственных всем несовершеннолетним, большое значение в Законе о несовершеннолетних преступниках придается выявлению других потребностей несовершеннолетних, над которыми могут довлеть такие негативные факторы, как физический изъян или психическое расстройство, психологический стресс, замедленное развитие. Источником сведений о специфических потребностях несовершеннолетнего являются заключения медицинских, психиатрических, психологических освидетельствований. Предусматривается и комплексное освидетельствование, в том числе принудительное, если есть веские основания предполагать у несовершеннолетнего психическое расстройство, психологический стресс, эмоциональный дискомфорт, замедленное развитие или умственную отсталость.1

Французский уголовный процесс также предусматривает специальное социальное исследование по делам несовершеннолетних и формирование на его основе так называемого второго досье несовершеннолетнего, где собраны все социальные и психологические характеристики несовершеннолетнего, его

‘Kirvan Mary-Anne. Canada’s young offenders act. The challenge of responding to one of its central principles that youth have special needs // The future of the juvenile justice system / Ed. by Josine Junger-Tas, L.Boendermaker, P.H. van der Laan. Leuven./ Amersfoort: Acco, 1991. P.223. Цит. по кн.: Минина СП. Преступность несовершеннолетних: Современные стандарты в уголовном праве и уголовном процессе. Спб. 1998. С.16.

144

деяния и окружающей микросреды. Это исследование поручается чиновникам службы пробации, которые, в свою очередь, используют помощь психологов, психиатров, специалистов в области образования. Для более глубокого изучения личности несовершеннолетнего возможно его помещение в центр наблюдения.1

Российское уголовно-процессуальное законодательство не

предусматривает такого широкого участия специалистов в производстве по делам несовершеннолетних. Долгое время отсутствовали разнообразные социальные службы, способные обеспечить уголовный процесс арсеналом этих знаний, не сложилась традиция обращения следственно-судебных органов за помощью к неюридическим учреждениям ювенального профиля. Но перед органами, осуществляющими судопроизводство по делам несовершеннолетних, закон тоже ставит задачи социального содержания, поэтому в российском уголовном процессе подобное применение специальных психологических знаний должно стать и правилом, и традицией.

О давно назревшей потребности следственной практики в получении всестороннего и целостного представления о личности несовершеннолетних, совершивших преступления, свидетельствует предпринимаемые следователями попытки обобщить разрозненную информацию о личности и отразить ее в едином документе - справке- характеристике, включающей сведения:

  • Ф.И.О., возраст, анкетные данные, адрес;
  • краткие данные о преступлении (когда, где, при каких обстоятельствах совершено; его характер, участвовали ли взрослые, другие подростки, их роль; употреблялись ли алкоголь, наркотики; мотивы совершения преступления; совершал ли ранее правонарушения, принятые по ним меры);
  • род занятий, образование (в каком учебном заведении учится, отношение к учебе, дублировал ли классы), место работы, специальность, стаж, заработок, отношение к работе, если не учится и не работает, то по какой причине и сколько времени, на какие средства живет);
  • ‘Мельникова Э,Б. Правосудие по делам несовершеннолетних: история и современность, М. 1990. С.62-63.

145

  • условия жизни и воспитания (состав семьи, имеет ли обоих родителей, их возраст, образование, место работы, размер заработка, количество детей, наличие в семье судимых, алкоголиков, психически больных, моральный облик семьи, взаимоотношения между ее членами);
  • характеристика личности несовершеннолетнего (состояние здоровья, хронические болезни, лечение в психоневрологических больницах, отрицательные качества личности, отсутствие воли, лживость, жестокость, повышенный интерес к сексуальным вопросам);
  • уровень развития подростка (соответствует ли развитие возрасту, увлечения, интересы);
  • характеристика причин и условий, способствовавших, по мнению следователя, совершению подростком преступления.1
  • Сложившийся на практике подход к изучению личности несовершеннолетних, на наш взгляд, требует существенных изменений, новую расстановку акцентов, более внимательного изучения самой личности подростка, а не только совершенного им деяния, которое является уже следствием его психического неблагополучия. Для этого при изучении личности подростка необходимо шире использовать специальные психологические знания, теснее взаимодействовать со специалистами-психологами учреждений системы профилактики правонарушений несовершеннолетних, функционирующих в нашей стране.

Содействие психолога в получении полноценной информации о личности несовершеннолетнего особенно необходимо на начальных этапах расследования. Предоставленная ими информация о психологических особенностях личности подростка, их рекомендации относительно оптимального режима обращения с ним будет способствовать правильному решению следователем вопросов, требующих учета личностных особенностей

  • обоснованному применению той или иной меры пресечения, выбору наиболее эффективных мер воздействия, полному, всестороннему и
    объективному

‘Дело № 2-141/99 Верховного Суда РБ, (л.д.132-134), дело № 2-51/98 Верховного Суда РБ (л.д.158).

146

установлению значимых по делу обстоятельств. В УПК следует глубже учесть социально-психологические моменты, связанные с исследованием личности несовершеннолетнего, конкретизировать подлежащие обязательному установлению личностные особенности. Также необходимо четко предусмотреть в законе средства для индивидуализации исследования личности несовершеннолетнего и его деяния, и в частности возможность лиц, осуществляющих производство по делам несовершеннолетних, получать консультативные заключения специалистов образовательных, воспитательных, профилактических учреждений, направлять подростков для

квалифицированного исследования личности в социально- реабилитационные центры для несовершеннолетних. Эти законодательные положения в большей степени соответствовали бы и нашим международно- правовым обязательствам в сфере уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних.

3.2. Участие психолога в следственных действиях в отношении несовершеннолетних участников процесса

Характерным проявлением социальной ориентированности судопроизводства по делам несовершеннолетних выступает участие в проводимых с ними процессуальных действиях педагогов и психологов. Такое участие необходимо для обеспечения правильного воздействия на формирующуюся личность подростка, недостаточно адаптированную к экстремальной для нее ситуации уголовного судопроизводства. Оно должно иметь место и в отношении несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, и в отношении малолетних и несовершеннолетних потерпевших, свидетелей. Следует отметить тот факт, что помимо роста количества подростков, привлекаемых к уголовной ответственности, в общем числе зарегистрированных преступлений растет удельный вес посягательств, по которым потерпевшими выступают малолетние лица (с 0,5% в 1994 г. до 1% в 1999г.) Наиболее часто малолетние лица
становятся потерпевшими от

147

преступлений, совершенных из корыстных побуждений - 16,0%, по бытовым причинам - 10,4%, из хулиганских и сексуальных побуждений - соответственно 8,8% и 8,7%.’

Согласно Декларации ООН об основных принципах правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью судебные и административные процедуры должны отвечать потребностям жертв, им необходимо предоставлять надлежащую помощь, особенно тем, кто испытывает особые потребности в силу возраста.2 Рекомендация Комитета Министров Совета Европы о положении потерпевшего в рамках уголовного права и процесса подчеркивает, что важно уделять внимание психологическому ущербу, нанесенному потерпевшему, опрашивать потерпевшего, учитывая его личное состояние; детей следует опрашивать в присутствии лиц, помогающих им.3

Некоторые исследователи отмечают, что более полезными при допросе детей и подростков будут «специальные познания не педагога, а психолога или врача-психотерапевта, присутствие при допросе такого специалиста позволит обеспечить полноту допроса с помощью правильно сформулированных вопросов».4 Несмотря на несомненное значение такого участия специалистов в области педагогики, детской и юношеской психологии их процессуальное положение в УПК определено не полно, за пределами законодательной регламентации остались многие следственные действия, проводимые в отношении несовершеннолетних лиц. На практике эти пробелы восполняются применением закона по аналогии, например, при производстве очных ставок, предъявлений на опознание, где участвуют малолетние потерпевшие, приглашаются психологи.5 Подобное применение уголовно-процессуального закона по аналогии оправдано, хотя бы потому, что все эти действия содержат в себе элементы допроса. Однако имеющиеся в УПК пробелы необходимо

‘Криминогенная ситуация в России на рубеже XXI века /Под общ.ред. А.И.Гурова. М. 2000. СП.

Международные акты о правах человека. Сборник документов. М. 1998. С.166, 168.

‘Сборник документов Совета Европы в области защиты прав и борьбы с преступностью /Сост.

Т.Н.Москалькова. М. 1998. С.115.

"”Мельникова Э.Б. Указ.раб. С.96.

5Дело № 2-190/98 Верховного Суда РБ (л.д.186-187), дело № 2-215/98 Верховного Суда РБ (л.д.20), дело № 2-

90/98 Верховного Суда РБ (л.д.25).

148

устранять путем внесения в него соответствующих изменений. В юридической литературе уже давно предлагается более широко, чем предусмотрено законодательством, использовать помощь специалиста в области возрастной психологии и педагогики.1

УПК предусматривает обязательное участие педагога в допросе несовершеннолетних свидетелей и потерпевших в возрасте до 14 лет и возможное по усмотрению следователя, суда - в отношении этих лиц в возрасте от 14 до 18 лет. Допрос несовершеннолетних потерпевших, свидетелей, имеющих физические или психические недостатки, во всех случаях проводится в присутствие педагога (ст. 191,280). Представляется необходимым предусмотреть в этих статьях возможность (в определенных случаях обязательность) участия альтернативно педагогу психолога, поскольку более эффективно иногда участие в процессуальных действиях именно психолога, например, при допросе лиц, отстающих в психическом развитии, или когда необходимо снять сохраняющееся психическое напряжение у жертв или очевидцев преступления.

Участие психолога альтернативно педагогу обязательно по УПК при допросе несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, подсудимых в возрасте до 16 лет, а также достигших этого возраста, но страдающих психическим расстройством или отстающих в психическом развитии; в отношении других несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых участие педагога или психолога обеспечивается прокурором, следователем, дознавателем по ходатайству защитника либо по их собственной инициативе (ст.425). Предусмотренное УПК участие не только педагога, но и психолога при допросе указанных лиц уже апробировано следственными и судебными органами, и введение его в ранг закона одобряется многими практиками. Из 112 опрошенных нами следственных и прокурорских работников о предстоящем нововведении отозвались положительно 46 чел.(41,08%), отрицательно - 43 чел.(38,39%), 14 чел.(12,5%) уточнили, что необходимость в этом зависит от

‘филиппенков Г., Лазарева В. Участие педагога в уголовном процессе //Советская юстиция, 1982, Х°6.СЛ5.

149

конкретного случая, 9 чел.(8,03%) отметили, что это трудно реализовывать на практике. Из 110 опрошенных судей 56 чел.(50,91%) одобрили правило об участии психолога в допросе несовершеннолетнего подсудимого, 24 чел.(21,82%) связали его с конкретным случаем, 12 чел.(10,9%) полагают необходимым распространить его только на лиц, имеющих признаки задержки психического развития. Участие психолога в допросе малолетних потерпевших и свидетелей одобрили 46 (41,08%) следственных и прокурорских работников; 69 (62,73%) судей также считают это необходимым; 11 (10%) судей -возможным по усмотрению суда; 12 (10,91%) судей - необходимым только в отношении лиц с признаками отставания в психическом развитии; 7 (6,36%) судей считают необходимым расширение процессуального статуса психолога.

Нормы об участии психолога в допросе несовершеннолетних участников процесса есть в новых УПК Узбекистана, Казахстана, Кыргызстана, Беларусь. По белорусскому УПК участие психолога обязательно при допросе всех несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых независимо от возраста и уровня психического развития, а также всех малолетних потерпевших и свидетелей.1 Обязательно присутствие психолога при допросе малолетних свидетелей и по болгарскому уголовно-процессуальному законодательству.2

Правило об участии психолога (педагога) в допросе несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, свидетелей полагаем необходимым распространить и на другие следственные действия. В МУПК для государств СНГ участие психолога предусмотрено во всех следственных действиях в отношении несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых, не достигших 16 лет или достигших этого возраста, но имеющих признаки умственной отсталости (ст. 5 39). На практике были случаи присутствия психолога при объявлении несовершеннолетнему подозреваемому права на защиту, при привлечении его в качестве обвиняемого, при ознакомлении с постановлением о назначении
экспертизы, с заключением эксперта, при объявлении

‘Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь, Минск. 2001. С. 195,264, 332. 2Наказателно- процесуален кодекс на Република България. София. 1999. С.45, 157.

150

несовершеннолетнему потерпевшему, несовершеннолетнему обвиняемому об окончании предварительного следствия и предъявлении на ознакомление материалов дела.1

Смысл и назначение участия психолога в производстве процессуальных действий заключаются в его содействии правильному установлению значимых по делу обстоятельств, а также в том, что оно выступает одной из гарантий повышенной защиты личности несовершеннолетних, направлено на недопущение отрицательного воздействия на нее со стороны обстановки предварительного следствия. Речь идет не о пассивном присутствии психолога подобно понятому, а о его активном участии при подготовке следственного действия, его проведении и фиксации показаний несовершеннолетних.

Большое значение имеет правильное определение конкретных лиц, участие которых в следственных действиях в отношении несовершеннолетнего может быть наиболее полезным. Среди изученным нами 246 дел с несовершеннолетними участниками процесса, согласно имеющимся в них протоколам в качестве педагогов приглашались, в основном, представители учебно-воспитательных заведений: классные руководители, учителя-предметники школ (4,1%), завуч, директор (4,1%), психологи-педагоги школ (6,3%о), социальные педагоги школ (4,1%), преподаватели профессиональных училищ (2,7%>), преподаватели кафедр психологии ВУЗов (4,7%), воспитатели детского сада (1,3%), специалисты РОНО по охране прав детства, специалисты РУНО по защите прав детей и несовершеннолетних (9,6%), в 63,1% случаев должность и место работы не указывались. По нашему мнению, в протоколе необходимо отражать не только фамилию, инициалы, домашний адрес приглашенного лица, но и более полные сведения о специальности, месте работы, должности, стаже, опыте работы с той или иной возрастной категорией детей, трудными подростками. Сами педагоги среди критериев, определяющих выбор специалиста для участия в производстве допроса несовершеннолетних, в

‘Дело № 1-491/99 Ленинского районного суда г.Уфы (л.д.18), дело № 2-145/98 Верховного Суда РБ (л.д. 111).

151

первую очередь, называли наличие у него знаний детской психологии, умение найти контакт с ребенком и подростком.1’

Если психолог или педагог приглашается для участия в допросе известного ему подростка (например, учащегося школы, в которой он работает), то его задача в ходе подготовки к допросу состоит в подробном информировании следователя о личностных особенностях подростка, уровне его психического развития, микроклимате среды, в которой происходило формирование его личности. Не менее тщательно следует готовиться психологу совместно со следователем и в случае предстоящего допроса незнакомого несовершеннолетнего. Необходимо предварительно ознакомиться с имеющейся в материалах дела информацией о его личности, окружающей жизненной обстановке. Психологу следует заранее обратить внимание следователя на специфические психологические особенности, присущие данному возрасту, а также на педагогически правильную формулировку намеченных следователем вопросов. От тщательности подготовки во многом зависит успешное проведение допроса, его результаты.

Непосредственно в ходе допроса одной из первых задач участвующего в нем психолога является быстрая и правильная диагностика индивидуальных проявлений возрастных особенностей наблюдаемого подростка, экспресс-анализ поступающей от него информации, сообщаемой не только при помощи слов, но и мимики, позы, жестикуляции, взгляда, голосового оформления речи, внешнего вида, одежды. В информации, получаемой по этим каналам, психолог выделяет ее различные уровни: сведения об устойчивых особенностях личности (характере) и сигнализирующие об эмоциональном состоянии подростка, его настроении, расположенности к беседе, отношении к собеседникам и т.п.

Следующей важной задачей психолога является содействие в установлении и поддержании психологического контакта между допрашивающим и допрашиваемым, что предполагает снятие
излишнего

‘Галимов О.Х. Проблемы правового регулирования уголовного судопроизводства с участием малолетних. Дис.канд.юрид.наук. Омск. 1997. С. 154.

152

психического напряжения подростка, устранение имеющихся психологических барьеров для общения. Учитывая выявленные особенности личности допрашиваемого, его интеллектуальный уровень, сильные и слабые стороны характера несовершеннолетнего, психолог должен способствовать созданию благоприятной для него атмосферы, располагающей к продуктивной беседе. Усилия психолога на данном этапе направлены, в первую очередь, на раскрытие позитивных качеств личности подростка. Негативные качества также следует своевременно выявлять и принимать к сведению, но без специального фиксирования на них внимания. Это необходимо для недопущения резкого обострения ситуации во время допроса, ее конфликтного развития, смягчения неизбежного в ряде случаев противостояния и т.п. С помощью психолога следователь должен не только получить объективное представление о положительных и отрицательных качествах личности несовершеннолетнего, но и подобрать наиболее безболезненные средства нейтрализации негативных черт личности подростка. Для поддержания психологического контакта гораздо важнее больше использовать средства, которые дают положительные импульсы. Следует заметить, однако, что средства варьирования ситуации у психолога несколько ограничены: все, что он делает, все вопросы, которые задает несовершеннолетнему, должны получить одобрение следователя, поскольку именно он организует, направляет и контролирует общение во время допроса.

Помогая следователю в достижении целей процессуального действия, психолог одновременно должен не допускать негативного воздействия с его стороны на личность несовершеннолетнего, тщательно следить за тем, что оказываемое воздействие было корректным, педагогически правильным. Эта задача много осложняется в ситуации нарастания противостояния, столкновения интересов допрашивающего и допрашиваемого, связанного, например, с обнаружением и устранением противоречий в показаниях несовершеннолетнего. Психологу необходимо не допускать жесткой постановки следователем вопросов к подростку, в то же время в целях

153

установления истины по делу побуждать несовершеннолетнего к даче правдивых показаний об обстоятельствах дела, стимулировать его активность, убедить исправить поведение. Делать это психолог может лишь, опираясь на позитивные качества личности несовершеннолетнего, добиваясь взаимопонимания, показывая объективную связь его интересов с предложениями и решениями следователя, подчеркивая их законность, справедливость и гуманность. Это требует от психолога очень тонкого, деликатного подхода, сочетающего в себе и знания, и интуицию. Особенно это важно в случаях, когда «игнорирование задачи установления социального положительных качеств личности несовершеннолетнего преступника свидетельствует об обвинительном уклоне следователя, о его безразличии к дальнейшей судьбе подростка».1

Хотелось бы остановиться подробнее на этом очень важном моменте. Взрослые, осуществляющие допрос или участвующие в нем, получив от подростка какие-либо признания, не должны оставлять его наедине со своей виной или бедой, на произвол судьбы. Начав критически осмысливать свое негативное поведение, подростку необходимо ощущать понимание и поддержку с их стороны, которая должна быть не эпизодической, а постоянной. Даже если во время допроса не было достигнуто соглашения по спорным вопросам, возникало немало разногласий, психолог должен обязательно приложить усилия к тому, чтобы общение следователя с подростком заканчивалось в доброжелательном духе. Примирительная нота в конце беседы дает надежду на урегулирование спорных вопросов в будущем, прояснение значимых по делу обстоятельств на последующих допросах, во время проведения других следственных действий с участием несовершеннолетнего, это также очень важно в плане оказания положительного воспитательного воздействия.

‘Полстовалов О.Б. Изучение личности несовершеннолетнего обвиняемого: первый этап ресоциализации //Проблемы предупреждения и пресечения преступности и иных правонарушений молодежи, защиты их прав. Уфа. 2000. С.87.

154

Последняя задача участвовавшего в допросе психолога - ознакомиться с протоколом допроса несовершеннолетнего и внести в него при необходимости замечания о правильности и полноте сделанных записей, а также об имевшихся нарушениях прав и законных интересов несовершеннолетних. Это право не закреплено в УПК, но предусматривалось проектом УПК, принятым в первом чтении (ст.207). По нашему мнению, такая норма в законе необходима для действительно реальной гарантии повышенной защиты личности несовершеннолетних во время производства процессуальных действий, как и право психолога (педагога) пресекать педагогически не корректные, способные травмировать детскую психику формулировки вопросов. Замечания психолога фиксируют его мнение о ведении допроса и отражении в протоколе показаний несовершеннолетнего, однако, не могут касаться оценки правдивости этих показаний.

Следует также заметить, что участие психолога в допросе несовершеннолетних лиц имеет некоторые отличительные особенности, определяемые их процессуальным положением (интересы в деле обвиняемого и потерпевшего существенно различаются). Но участие психолога в допросе несовершеннолетних лиц имеет целью не защиту или представление указанных интересов, а направлено на защиту прав и интересов, связанных с нормальным формированием их личности. Поэтому независимо от процессуального положения подростка психолог в ходе его допроса, других следственных действий в его отношении, содействуя установлению истины по делу, одновременно отвечает за недопущение отрицательного воздействия на его личность со стороны обстановки предварительного следствия.

3.3. Особенности экспертно-психологического исследования в отношении несовершеннолетних участников процесса

В ряде случаев правильное установление значимых по делу обстоятельств требует проведения специального исследования экспертом- психологом.

155

Экспертное исследование может проводиться не только в отношении несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, но и малолетних и несовершеннолетних потерпевших и свидетелей. При изучении признаков их личности экспертным путем также должна гарантироваться повышенная защита их прав. Федеральным законом «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» предусматривается получение письменного согласия на производство судебной экспертизы в отношении лица, не достигшего 16 лет, от его законного представителя (ст.28), информирование подэкспертного в доступной для него форме о применяемых в отношении его методах исследования (ст.35).

Для судебно-психологических экспертиз, проводимых в отношении несовершеннолетних лиц, присущи общие черты, обусловленные возрастными особенностями и определяющие постановку однотипных вопросов. Эти вопросы, по мнению Ю.В.Рогова, касаются трех аспектов поведения. Во-первых, вопрос о соответствии уровня психического развития возрасту. Сюда же может быть отнесена проблема установления задержек психического развития. Во-вторых, вопрос о способности правильно воспринимать, понимать и оценивать события, свидетелем или участником которых был несовершеннолетний. К этой группе следует отнести вопрос о том, может ли несовершеннолетний (и если может, то в какой форме) давать показания. Как правило, этот вопрос ставится лишь в отношении детей дошкольного и младшего школьного возраста. В- третьих, вопрос о способности несовершеннолетнего руководить своими действиями.1

При определении той или иной юридически значимой способности подростка к осуществлению интересующей следствие (суд) психической деятельности экспертом-психологом исследуются не только возрастной, но и другие взаимодействующие с ним и между собой факторы: личностный (индивидуально-психологические особенности личности),
эмоциональный

‘Рогов Ю.В. Судебно-психологическая экспертиза несовершеннолетних участников уголовного процесса //Применение психологических знаний в юридической практике: тезисы докладов научно-практической конференции. Уфа. 1991. СМ.

156

(аффект, иные эмоциональные состояния), ситуационный
(криминальная, предкриминальная и посткриманальная, следственная, судебная ситуации).

В качестве наиболее типичных случаев проведения судебно- психологической экспертизы (однородной либо комплексной) в отношении несовершеннолетних лиц на предварительном следствии можно выделить:

• определение возраста несовершеннолетнего потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого при отсутствии документов о возрасте; • • установление способности несовершеннолетнего обвиняемого с отставанием в психическом развитии полностью сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими; • • определение способности малолетних и несовершеннолетних свидетелей и потерпевших адекватно воспринимать значимые по делу обстоятельства и давать показания; • • определение способности малолетних и несовершеннолетних потерпевших по делам о сексуальных посягательствах понимать характер и значение совершаемых с ними действий и оказывать сопротивление. • Выяснение возраста (числа, месяца, года рождения) обычно осуществляется с помощью документов, удостоверяющих личность несовершеннолетнего. Отсутствие таких документов делает необходимым дополнительное выяснение сведений о месте рождения несовершеннолетнего для последующего запроса соответствующего территориального архива ЗАГСа, где несовершеннолетний мог быть зарегистрирован в книге записей актов о рождении. В случае отсутствия сведений о времени и месте рождения несовершеннолетнего и невозможности их получения и документального подтверждения обязательно должна проводиться экспертиза (п.5 ст. 196 УПК). Возраст в данном случае определяется исходя из того, какому возрастному периоду соответствует уровень психофизического развития обследуемого лица.

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» от 14.02.2000 №7 для установления возраста должна назначаться судебно- медицинская

157

экспертиза.1 Более правильным, на наш взгляд, представляется назначение комплексной судебной медико-психологической экспертизы, поскольку в компетенцию врачей-медиков не входит определение уровня психического развития, игнорировать же его при установлении возраста было бы неверно. Это положение нашло свое закрепление в МУПК для государств СНГ, предусматривающем установление достижения потерпевшим, подозреваемым, обвиняемым определенного возраста заключением экспертов в области медицины и психологии (ст. 146).

Необходимость определения уровня психического развития может возникнуть и тогда, когда возраст несовершеннолетнего документально точно известен. Согласно ч.З ст.20 УК, если несовершеннолетний достиг возраста, с которого он может быть привлечен к уголовной ответственности, но имеет не связанное с психическим расстройством отставание в психическом развитии, ограничивающее его способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

Задержка в психическом развитии, связанная с индивидуальными возрастными особенностями, бывает обусловлена различными факторами: социальной и педагогической запущенностью, наличием своевременно не распознанного и соответственно не учтенного при организации учебного и воспитательного процесса сенсорного дефекта (слабое зрение, частичная глухота), длительной изоляцией ребенка от нормального коллектива и т.п.2 Главное отличие такой задержки от психического недоразвития вследствие болезненного состояния психики состоит в том, что его характер не органический, а социальный.

Для установления обстоятельств - наличия отставания в психическом развитии, его причин, неспособности в полной мере понимать характер своего поведения и руководить им - в силу п.З ст. 196, ч.2 ст.421 УПК назначается

‘Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. №4.СЛ0.

2Каневский Л.Л. Расследование и профилактика преступлений несовершеннолетних. М. 1982. С.89.; Коченов

М.М. Введение в судебно-психологическую экспертизу. М. 1980. С.68-83.

158

экспертиза. Для экспертной оценки способности подростков полностью сознавать значение своих действий и руководить ими недостаточно исследования только состояния их интеллектуального (умственного) развития. Не менее важны интеллектуальные и личностные особенности. Определение способности подростков сознательно регулировать свое поведение в конкретной ситуации должно быть основано на анализе содержания психической деятельности в ее целостности и единстве.1 Выявление интеллектуально-личностной незрелости, обусловившей недостаточную способность к прогнозированию, контролю и выполнению критических функций, ее происхождения может потребовать использования специальных знаний и из области психологии, и из области психиатрии, поэтому наиболее целесообразно назначать комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу. На разрешение экспертов ставятся следующие вопросы:

  1. Страдал ли несовершеннолетний во время совершения инкриминируемого деяния психическим расстройством?
  2. Имеется ли у несовершеннолетнего обвиняемого отставание в психическом развитии, не связанное с психическом расстройством?
  3. Мог ли несовершеннолетний обвиняемый во время совершения инкриминируемого ему деяния осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, если мог, то в полной ли мере?2
  4. В соответствии с вышеназванным постановлением Пленума Верховного суда РФ на разъяснение эксперта-психолога в обязательном порядке должен быть поставлен вопрос о степени умственной отсталости несовершеннолетнего, интеллектуальное развитие которого не соответствует его возрасту.3

В зависимости от утвердительных или отрицательных ответов экспертов на эти вопросы возможны различные правовые последствия. Если эксперт-

‘Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов М.М. Новые направления судебно-психологической экспертизы. М.

  1. С.84-85.

2Сафуанов Ф.С. Психолого-психиатрическая экспертиза несовершеннолетнего обвиняемого //Российская

юстиция. 1997. №7. С.29.

бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. №4. С. 10.

159

психиатр отвечает на первый вопрос утвердительно «страдает», а на третий вопрос - отрицательно «не мог», то лицо, осуществляющее производство по делу, может сделать вывод о невменяемости несовершеннолетнего. Тогда несовершеннолетний не подлежит уголовной ответственности, но ему могут быть назначены судом принудительные меры медицинского характера (ст.21 УК, чЛ ст.433 УПК). Если на третий вопрос эксперт-психиатр отвечает «мог, но в неполной мере», то несовершеннолетний подлежит уголовной ответственности, однако его психическое расстройство, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для применения принудительных мер медицинского характера (ст.22 УК, ч.4 ст.433 УПК) Если на третий вопрос эксперт-психиатр отвечает «мог в полной мере», этот несовершеннолетний, будучи признан вменяемым, подлежит уголовной ответственности на общих основаниях.

Отрицательный ответ эксперта-психиатра на первый вопрос, делает необходимым экспертное исследование таких особенностей психики несовершеннолетних, которые входят в компетенцию эксперта-психолога. Отвечая на второй вопрос отрицательно, эксперт-психолог констатирует отсутствие у несовершеннолетнего обвиняемого признаков отставания в психическом развитии. Это означает, что несовершеннолетний в полной мере мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в момент совершения инкриминируемого деяния и, следовательно, подлежит уголовной ответственности. Если эксперт-психолог на второй вопрос дает положительный ответ о наличии у несовершеннолетнего отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, необходимо выяснить меру возможности несовершеннолетнего сознавать значение своих действий и осуществлять их произвольную волевую регуляцию, т.е. ответить на третий вопрос. Если на этот вопрос эксперт- психолог отвечает «мог в полной мере», то несовершеннолетний признается лицами, осуществляющими производство по делу, вменяемым и подлежит уголовной ответственности. Если же эксперт-психолог на третий вопрос дает

160

ответ «не мог в полной мере», такой подросток не подлежит уголовной ответственности (ч.З ст.20 УК, ч.З ст.27 УПК).

Исследование уровня психического развития стало необходимым по каждому уголовному делу в отношении несовершеннолетнего, прежде всего, для выяснения возможности осуществления уголовного преследования этого лица, а также для индивидуализации уголовной ответственности.

Когда в ходе производства по делу возникает сомнение в способности потерпевшего правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать показания, для определения его психического или физического состояния обязательно проводится экспертиза (п.4 ст.196 УПК). Указанная способность может быть нарушена в силу патологических и непатологических особенностей психики, например, связанных с фактором интеллектуального и личностного развития. Малолетним и несовершеннолетним свидетелям и потерпевшим преимущественно назначается комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. Следует заметить, что по УПК экспертиза в отношении свидетеля может проводиться только с письменного согласия его самого или его законного представителя (ч.4 ст. 195 УПК). Проведение экспертизы в отношении свидетеля, потерпевшего в возрасте до 16 лет всегда требует письменного согласия его законного представителя (ст.28 Закона об экспертной деятельности).

В данном предметном виде экспертизы основное значение имеет вопрос: «Способен ли подэкспертный с учетом его психического состояния, возрастных и индивидуально-психологических особенностей, уровня психического развития, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение по делу, и давать и о них показания?» В ходе экспертного исследования психологу необходимо решить следующие задачи: а)определить возрастные и индивидуальные особенности психического развития подэкспертного, в том числе уровень развития речи, а также выявить степень и глубину нарушений, если они есть, в психическом и личностном развитии; б)исследовать память, особенно те ее виды, которые использовались при запоминании информации,

161 имеющей значение для дела; в)изучить особенности познавательной сферы и индивидуально-психологические особенности субъекта, оказывающие влияние на процессы запоминания, переработки, хранения и воспроизведения информации; г)изучить степень внушаемости субъекта и исследовать его склонность к фантазированию; д)проанализировать условия восприятия информации, а также оценить содержание, степень объективной и субъективной значимости и сложности для ребенка воспринимаемых им событий; ж)рассмотреть и учесть динамику психического и эмоционального состояния субъекта в период восприятия исследуемых событий; з)определить значение следов событий, происшедших в период времени, последовавший после запоминания важной для дела информации.1

По-разному формулируются пределы компетенции экспертов в данном случае. Ф.С.Сафуанов считает, что в нее входит оценка только принципиальной способности правильного восприятия и воспроизведения значимой для дела информации, а не исследование того, воспринял или нет подэкспертный интересующее следствие и суд событие на самом деле, или того, правильно или неправильно их воспроизвел.2 По мнению И.А.Кудрявцева и М.В.Морозовой, эксперт проводит оценку и актуальной возможности реализации базовой потенциальной способности правильно воспринимать и воспроизводить определенные обстоятельства в интересующие следственно-судебные органы конкретные моменты.3 Бесспорным, однако, является то, что оценка достоверности показаний не входит в компетенцию эксперта-психолога, а является исключительной прерогативой следствия и суда.

Заслуживает внимания мнение некоторых авторов о том, что эксперты- психологи с учетом психического состояния и индивидуально- психологических особенностей малолетнего или несовершеннолетнего свидетеля, потерпевшего, могут давать следственно-судебным органам рекомендации прогностического

‘Кудрявцев И., Морозова М. Психолого-психиатрическая экспертиза малолетних и несовершеннолетних свидетелей //Российская юстиция, 1995. №6. С.28-29.

2Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. М. 1998. С. 162. Кудрявцев И., Морозова М. Указ.раб. С.28,30.

162

характера о нецелесообразности участия ребенка в следственных и судебных действиях. Такие мероприятия могут вызвать у него более глубокую психическую травму, привести к ухудшению состояния или рецидиву развившегося после криминала психогенного реактивного состояния, формированию стойкого невротического развития личности.1 На наш взгляд, в интересах повышенной защиты личности несовершеннолетних участников процесса было бы правильным прислушиваться к мнению специалистов в таких случаях.

Для правильной квалификации преступлений, связанных с сексуальным насилием, бывает необходимо определить наличие беспомощного состояния жертвы, определяемого как невозможность понимать характер и значение совершаемых с нею действий или оказывать сопротивление виновному из-за своего физического или психического состояния: малолетнего возраста, физических недостатков, расстройств душевной деятельности или иного болезненного или бессознательного состояния, а также ряда других обстоятельств, ограничивающих произвольность действий жертвы.2 Для оценки такой способности психически здоровых потерпевших назначается судебно-психологическая экспертиза.3 На практике эта экспертиза проводится в основном в отношении малолетних или несовершеннолетних потерпевших. Основной вопрос, решаемый экспертом в данном случае - «Способна ли потерпевшая с учетом уровня психического развития, индивидуально-психологических особенностей и психического состояния понимать характер и значение совершаемых с нею действий и оказывать сопротивление?»

Экспертному психологическому исследованию здесь подвергаются процессы осознания юридически значимых событий (способность понимать характер и значение действий преступника) и психологические механизмы

‘Кудрявцев И., Морозова М. Указ.раб. С.ЗО.

комментарий к УК РФ /Отв. ред. В.И.Радченко. М. 1996. С.207; об этом см. также Дементьев С. Понятие беспомощного и бессознательного состояния //Российская юстиция, 1999. №1. С.43; Конышева Л. Понятие психически беспомощного состояния жертвы преступления //Российская юстиция, 1999. №4. С.45. 3Щерба С, Сарсенбаев Т. Экспертное исследование беспомощного состояния потерпевшего //Российская юстиция, 1996. №9. С.27.

163

произвольной регуляции собственного поведения в юридически значимой ситуации (способность оказывать сопротивление). Способность потерпевшей понимать сексуальную направленность и социальное значение совершаемых с нею действий зависит от многих психологических факторов, взаимодействующих с особенностями криминальной ситуации, в первую очередь, от уровня психического развития подэкспертной. Указанная способность означает «достижение потерпевшей такого уровня психического развития, который позволяет ей на основе своих знаний и опыта своевременно и правильно раскрыть истинные намерения преступника, оценить криминальность ситуации, понять нравственно- этическую сущность происходящего и его возможных последствий».1

Психотравмирующий характер сексуальных посягательств может вызвать различные аффективные состояния, вызывающие частичное сужение сознания и дезорганизацию полноценной волевой регуляции поведения. Нарушение способности оказывать сопротивление зависит также от структуры индивидуально-психологических особенностей потерпевших. Исследователи выделяют две группы характерологических особенностей, наиболее часто встречающихся среди потерпевших.2 В первую группу входят потерпевшие с чертами астенического синтезивного типа, которым свойственны боязливость, подчиняемость, доверчивость, несамостоятельность, внушаемость, низкая стрессоутойчивость. В ситуации преступления для них характерно пассивное поведение, состояние страха и растерянности, лишающее способности к активному сопротивлению. Вторая группа - потерпевшие с чертами возбудимого, неустойчивого типов характера. Их общими чертами являются возбудимость, впечатлительность, расторможенность, слабый волевой контроль поведения. Нередко они оказываются вовлеченными в преступление из-за

‘Васильев В.Л. Юридическая психология. СПб, 2000. С.517.

Кудрявцев И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М. 1988. СЛ 80-189; Конышева Л.П. Судебно-психологическая экспертиза психического состояния несовершеннолетней жертвы изнасилования. Автореф.дис.канд.психол.наук. М. 1988. С. 13.; Конева Е.В., Орел В.Е. Опыт проведения судебно- психологической экспертизы по половым преступлениям //Применение психологических знаний в юридической практике: тезисы докладов научно-практической конференции. Уфа. 1991.С.61.

164

собственного провоцирующего поведения, самонадеянности, переоценки собственных возможностей под влиянием импульсивных побуждений.

По данной категории уголовных дел, кроме неспособности несовершеннолетней жертвы изнасилования к эффективной защите от посягательства путем целенаправленного осознанно-волевого поведения в конкретной ситуации, может возникнуть необходимость исследования в рамках судебно-психологической экспертизы способности несовершеннолетнего обвиняемого правильно оценивать, понимать и интерпретировать состояние потерпевшей, не оказывавшей какого-либо сопротивления. Выяснение вопросов, как им в указанной обстановке воспринималось поведение потерпевшей, могло ли оно восприниматься им как согласие на вступление в интимную близость, не менее важно установления его способности с учетом возрастных и индивидуально- психологических особенностей в полной мере сознавать значение своих действий и руководить ими. Это особенно важно в ситуациях, когда подросток не применял грубых форм насилия, угроз и, тем не менее, сопротивление было настолько символическим, что могло быть воспринято им как обычное кокетство.1 В данном случае установлению истины по делу и правильной квалификации действий виновного способствовало бы проведение судебно-психологической экспертизы и несовершеннолетнего обвиняемого, и несовершеннолетней потерпевшей. По одному из изученных нами дел возникла необходимость подвергнуть экспертно-психологическому исследованию всех несовершеннолетних участников: обвиняемого (17 лет), потерпевшую (12 лет), свидетельницу (10 лет), отличавшихся педагогической и социальной запущенностью.2

В отношении несовершеннолетних участников процесса судебно- психологическая экспертиза может проводиться и для установления других обстоятельств, входящих в компетенцию экспертов-психологов.

‘Ситковская О.Д. Применение специальных психологических знаний по делам несовершеннолетних //Применение психологических знаний в юридической практике: тезисы докладов научно-практической конференции, Уфа. 1991. С.31. 2Дело № 2-190/98 Верховного Суда РБ (л.д. 159, 163, 168)

165

3.4. Использование специальных психологических знаний в ходе судебного

разбирательства при решении вопросов индивидуализации уголовной

ответственности и наказания несовершеннолетних

Об интенсивной криминализации подростковой среды свидетельствует и рост судимости несовершеннолетних. В течение 90-х годов весьма значительным образом увеличились ее коэффициенты: если в 1990г. количество осужденных в возрасте 14-17 лет на 10 тыс. населения в возрасте 14-17 лет составляло 96,2, то в 1996г. - 136,4.’ В 1999г. число несовершеннолетних осужденных возросло на 8,3%, составило 143,5 тыс.2 В Республике Башкортостан в 1999г. осуждено 2948 несовершеннолетних, тогда как в 1998г. их было 25053, удельный вес судимости несовершеннолетних в общей структуре судимости в 1999г. составил 9,9%.4

Особенностью правосудия по делам несовершеннолетних выступает возможность применить к ним альтернативно наказанию принудительные меры воспитательного воздействия (ч.2 ст.89 УК). Применение воспитательных мер означает прекращение дальнейшего уголовного преследования. Вопрос о возможности их применения обсуждается и решается в судебном порядке, но его постановка может быть и в ходе предварительного расследования дела.

Прекращение уголовного преследования в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия либо его осуществление до полной реализации уголовной ответственности в виде отбытия назначенного судом наказания возможно в соответствии с уголовным и уголовно-процессуальным законодательством следующими вариантами разрешения дел о преступлениях несовершеннолетних:

‘Верин В.В. Статистическое изучение преступности подростков и несовершеннолетних в современной России.

Автореф.дис.канд.экон.наук. М. 1992. С. 13.

2Работа судов общей юрисдикции в 1999 г.//Российская юстиция, 2000. №7. С.57.

‘Судебная статистика. Современный анализ статистических данных работы судов Республики Башкортостан за

1999 г. Уфа. 2000. С. 19.

“Кильмяков Р.Х. Судимость несовершеннолетних в Республике Башкортостан //Проблемы предупреждения и

пресечения преступности и иных правонарушений молодежи, защиты их прав. Уфа. 2000. С.25.

166

1) прекращение уголовного дела в отношении несовершеннолетнего, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, судом, прокурором, следователем, дознавателем с согласия прокурора, если будет признано, что его исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия (чЛ ст.90 УК, ст.427,431 УПК); 2) 3) осуждение несовершеннолетнего за совершение преступления небольшой или средней тяжести, но освобождение судом от наказания в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия, если будет признано, что он может быть исправлен без применения мер уголовного наказания (ч.1 ст.92 УК, чЛ ст.432 УПК); 4) 5) осуждение несовершеннолетнего за совершение преступления средней тяжести, но освобождение судом от наказания в связи с направлением в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение для несовершеннолетних, если будет признано, что цели наказания могут быть достигнуты только путем помещения его в указанное учреждение (ч.2 ст.92 УК, ч.2 ст.432 УПК); 6) 7) досрочное прекращение пребывания несовершеннолетнего в специальном воспитательном или лечебно-воспитательном учреждении, если несовершеннолетний ввиду своего исправления не нуждается в дальнейшем применении этой меры (ч.З ст.92 УК, ч.З ст.432 УПК); 8) 9) осуждение несовершеннолетнего и назначение ему наказания (ст.89 УК, ст.430 УПК); 10) 11) условно-досрочное освобождение несовершеннолетнего от отбывания наказания, если будет признано, что для своего исправления несовершеннолетний не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания (ст.93 УК, п.4 ст.397 УПК). 12) Тот или иной вариант разрешения уголовного дела зависит от двух главных условий: а)тяжести содеянного несовершеннолетним (общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения)
и его личности;

167

б)возможности позитивного изменения характера поведения несовершеннолетнего при воздействии определенных внешних обстоятельств. Первое из этих условий констатируется на основе полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела и является выражением принципа справедливости (ст.6 УК). Второе условие прогнозируется с учетом, в первую очередь, личности несовершеннолетнего правонарушителя и факторов, влияющих на ее формирование. Данное условие проистекает из принципа гуманизма, основано на возможности и способности человека к самосовершенствованию (ст.7 УК). Это полностью соответствует Минимальным стандартным правилам ООН, касающимся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних. Согласно данному акту при вынесении судебного решения и выборе мер воздействия на несовершеннолетнего компетентный орган должен руководствоваться принципом соизмеримости «не только с обстоятельствами и тяжестью правонарушения, но и с положением и потребностями несовершеннолетнего, а также с потребностями общества».1

В каждом случае вопрос о виде и размере меры уголовно-правового воздействия решается судом индивидуально по отношению к конкретному лицу. Индивидуализация уголовной ответственности означает персональный подход, учитывающий, в числе прочих обстоятельств, присущие данному лицу юридически значимые социальные и психофизические особенности, отражающиеся в его поведение (прошлом, настоящем, будущем). Необходимость ретроспективного изучения личности в прошлом, актуального ее изучения в настоящем и изучения перспектив личности в будущем обусловливают необходимость широкого использования специальных психологических знаний при решении вопросов индивидуализации уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних.

В отличие от гарантий повышенной правовой защиты несовершеннолетних
индивидуализация судопроизводства по их делам в

‘Международные акты о правах человека. Сборник документов. М. 1998. С.295.

168

российском уголовном процессе урегулирована недостаточно. В УК и УПК следует конкретизировать особенности личности, которые необходимо выяснять и учитывать при определении меры воздействия на несовершеннолетнего, отнести к ним степень интеллектуального, волевого, психического развития, особенности характера и темперамента, потребности и интересы. Также важно предусмотреть в УПК специальные нормы, позволяющие включить в уголовный процесс специфические методы углубленного изучения личности, например, предписывающие обращение в специализированные учреждения ювенального профиля для осуществления квалифицированного исследования личности несовершеннолетнего, получения от специалистов-психологов этих учреждений рекомендаций относительно наиболее оптимальной для него меры воздействия и наиболее результативном режиме ее исполнения.

Пока же практически единственным средством для всестороннего и глубокого исследования личности несовершеннолетнего является назначение судебно-психологической экспертизы индивидуально- психологических особенностей, степени их влияния на поведение несовершеннолетнего. Понятие индивидуально-психологических особенностей, будучи собирательным, включает в себя направленность личности, особенности ее мотивационной, волевой, эмоциональной сфер, характера, темперамента, познавательной деятельности, социокультурно обусловленные ценностные ориентации, особенности смыслового восприятия различных ситуаций, стереотипы поведения и эмоционального реагирования и др.1 Конкретные рамки экспертного исследования индивидуально-психологических особенностей личности несовершеннолетнего задаются необходимым объемом ее судебного исследования. В одних случаях бывает необходимым установление характерологических черт (подчиняемость, внушаемость), в других случаях большое значение приобретает содержательная характеристика ценностной, нравственной ориентации, социальных установок и т.д. Когда при назначении

‘Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. М. 1998. С.110.

169

экспертизы суд не конкретизирует предмет и объем исследования личности, эксперту-психологу следует проводить полное психодиагностическое исследование индивидуально-психологических особенностей.

Подробное психологическое изучение личности несовершеннолетнего необходимо суду в контексте решения многих вопросов, возникающих при индивидуализации ответственности и наказания. Для обоснования вывода о том, что исправление несовершеннолетнего возможно без привлечения его к уголовной ответственности, а путем применения к нему воспитательных мер, важны констатация незначительной выраженности негативного поведения подростка в прошлом и в настоящем, а также позитивный прогноз относительного его будущего поведения. Это требует изучения, прежде всего, направленности личности несовершеннолетнего и наиболее устойчивых черт его характера, влиявших на совершение преступления, способствующих или препятствующих совершению им новых общественно опасных деяний. «То, как именно конкретная личность участвует в тех или иных социальных процессах (содействует их развитию, противодействует, тормозит или уклоняется от участия в них), зависит от ее направленности, которая формируется в процессе развития личности в системе общественных отношений».1 К свойствам направленности относятся мировоззрение (миропонимание и мироотношение), социогенные потребности, включая интересы и склонности. В целом, направленность личности - это система устойчиво характеризующих человека побуждений, влечений, желаний, идеалов (что человек хочет, к чему стремится, чего избегает, против чего готов бороться). Систематизирующим ядром направленности являются убеждения.

Если направленность личности - «уже сложившаяся система ее важнейших целевых программ, определяющая смысловое единство ее инициативного поведения», то характер - «психологическое образование, заключающее в себе закрепившиеся эмоциональные отношения человека к

1 Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М. 1984. С.310-311. 2Платонов К.К. Структура и развитие личности. М. 1986. С. 122-141.

170

типичным жизненным ситуациям и определенным образом связанные с ними стереотипы когнитивных и поведенческих «схем» реагирования на эти ситуации»1. К свойствам характера относятся четыре системы устойчиво сложившихся отношений человека: а)отношение к людям, проявляющееся в типичной для данного человека манере поведения, поступках, способов общения с людьми; б)отношение к деятельности, проявляющееся в типичных для данного человека способах ее планирования и осуществления; в)отношение к предметам, вещам, личной и чужой собственности, проявляющееся в типичных для данного человека способах обращения с этими объектами; г)отношение к самому себе, проявляющееся в способах самоорганизации поведения, построения своей личной судьбы, образа жизни, в типичной самооценке и т.д.2

В специальной литературе в зависимости от направленности личности выделяют четыре типа несовершеннолетних правонарушителей, для которых общественно опасное деяние является: а) случайным, противоречит общей направленности личности; б) возможным с учетом общей неустойчивости личностной направленности, но ситуативным с точки зрения повода и ситуации; в) результатом общей отрицательной ориентации личности, обусловливающей выбор среды, времяпрепровождения и непосредственного варианта действий при наличии подстрекательства, примера преступного поведения и т.п.; г) результатом преступной установки личности, включающей активный поиск, организацию повода и ситуации для преступных деяний, соответственно относительно устойчивой системы антисоциальных оценок и отношений.3 Приведенная типология показывает, что устойчивость преступного поведения несовершеннолетнего определяется также глубиной искажения его индивидуального сознания, степенью его ценностной дезориентации. Поэтому их также необходимо выяснять и учитывать при

‘Додонов Б.И. О системе «личность» //Вопросы психологии. 1985. №5. С.40.

2Климов Е.А. Основы психологии. М. 1997. С.208.

3Миньковский Г.М. К вопросу о типологии несовершеннолетних правонарушителей //Проблемы судебной

психологии. Тезисы докладов и сообщений на IV съезде общества психологов СССР. Тбилиси. 1971. С.31.

171

прогнозировании будущего поведения подростка, степени вероятности его позитивного изменения.

Данные, полученные в ходе специального психологического исследования личности несовершеннолетнего, могут быть полезными для суда при выборе наиболее эффективной для него воспитательной меры либо их сочетания, при обсуждении вопроса о целесообразности помещения его в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение. Для этого целесообразно было бы использовать возможности социально- психологических центров, психолого-медико-педагогических консультаций, поэтому представляется необходимым ориентировать их деятельность на оказание подобной помощи следственным и судебным органам. Из 110 опрошенных нами судей 69чел. (62,73%) считают нужным консультироваться с психологами при решении вопросов применения принудительных воспитательных мер относительно прогноза будущего поведения подростка, 26 чел. (23,64%) считают, что это зависит от конкретного случая.

Для обеспечения всестороннего, полного и объективного исследования оснований для прекращения пребывания несовершеннолетнего в специальном воспитательном учреждении также целесообразно учитывать мнение психолога-педагога этого учреждения. Это отметили 95(86,36%) опрошенных судей.

При осуждении несовершеннолетнего и назначении ему наказания суд должен учитывать характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие его ответственность, влияние назначенного наказания на исправление осужденного (ч.З ст.60 УК), а также специфические обстоятельства, обусловленные несовершеннолетием осужденного: условия жизни и воспитания, уровень психического развития, иные особенности личности, влияние старших по возрасту лиц (ч.1 ст.89 УК). Выявление указанных обстоятельств необходимо суду не только для выяснения, в какой мере они обуславливают смягчение наказания несовершеннолетнему, но и каким образом влияют на возможность

172

его исправления. Органу, исполняющему наказание, суд может дать указание об учете при обращении с несовершеннолетним определенных особенностей его личности (п.7 ст.88 УК). Имеются в виду те характеристики личности несовершеннолетнего, которые были исследованы в ходе судебного разбирательства и которые могут существенным образом повлиять на процесс исполнения наказания, осложняя или облегчая его, а поэтому при его исполнении не должны игнорироваться. Чтобы учесть все эти названные законом особенности личности несовершеннолетнего, необходимо располагать достаточно обширной и объективной информацией о них. Наиболее полно она может быть получена в ходе судебно-психологической экспертизы индивидуально-психологических особенностей личности подростка либо в ходе психологического исследования, осуществляемого специалистами психолого-диагностических центров, психолого-медико-педагогических консультаций.

Научно обоснованная оценка личности несовершеннолетнего может быть необходима и в качестве предпосылок установления смягчающих или отягчающих обстоятельств, влияющих на степень и характер виновности, а следовательно, и ответственности (ст.61,63 УК). Так, например, эксперт- психолог может установить существенное влияние определенных индивидуально-психологических особенностей личности несовершеннолетнего на его поведение в момент совершения преступления. Если суд признает такое влияние ограничивающим его способность в полной мере понимать характер своих поступков и руководить ими в конкретной ситуации, это выступит смягчающим его ответственность обстоятельством.

Тщательное исследование личности несовершеннолетнего подсудимого помогает суду выбрать наиболее оптимальное наказание. Не исключено, что в будущем и в нашей стране станет возможным проведение судебно- психологической экспертизы прогноза эффективности того или иного наказания для исправления конкретного несовершеннолетнего. Предложения узаконить постановку перед экспертом вопросов о наиболее приемлемой мере

173

воздействия на несовершеннолетнего встречаются в специальной литературе.1 Подобное уже давно имеет место в других странах. Например, в Болгарии суд учитывает мнение экспертов-психологов при определении наиболее подходящего несовершеннолетнему вида наказания не только с точки зрения достижения максимального воспитательного эффекта приговора суда, но также для избежания причинения неподходящим наказанием душевной травмы.2 С помощью психолога осуществляется судом и прогностическая деятельность, направленная на выяснение вероятности повторного совершения подростком преступления, выводы эксперта-психолога принимаются во внимание при решении вопроса об условном осуждении или применении пробации.3

В других европейских странах вопросы о наиболее целесообразных мерах, которые необходимо принять к несовершеннолетнему правонарушителю в целях его перевоспитания, также решаются судом с участием психологов, в частности специалистов психолого- диагностических и консультативных центров, призванных обеспечивать социально-психологическую диагностику личности подростков, совершивших преступления, представляющих судебным органам прогноз их ресоциализации. До 80% приговоров в отношении несовершеннолетних в этих государствах основываются на заключении специалистов таких центров.4 Естественно, закон в этих странах оставляет за судом право выбора меры воздействия, однако помощь неюридических консультантов оценивается высоко и успешно используется в осуществлении правосудия по делам несовершеннолетних.5

В нашей стране подобные центры (в частности психолого-медико- педагогические консультации) уже функционируют, и было бы полезно использовать в их работе зарубежный опыт. Рекомендации компетентных

‘Мельникова Э.Б. Указ.раб. С.95.

2Юридически речник. София. 1994. С.380.

3Там же. С.383.

4Трубицына Э.М. Возрастные особенности несовершеннолетних и молодых правонарушителей и определение

мер воздействия на них в некоторых странах Восточной Европы (ретроспективный анализ).

//Несовершеннолетние: их возрастные особенности и проблемы правовой ответственности: сб.науч.тр./Отв.ред.

В.В.Панкратов. М. 1992, С.87-88.

‘Мельникова Э.Б. Указ.раб. С. 17.

174

специалистов этих учреждений помогали бы суду правильно с педагогической и психологической точки зрения определять эффективную для конкретного подростка меру воздействия. Многие исследователи видят возможность тесного сотрудничества судей и профессиональных психологов в функционировании семейных судов по делам несовершеннолетних.1 По мнению других авторов, наиболее оптимальному и для общества, и для преступника выбору суда также способствовали бы вероятностные прогнозы рецидивов преступности при различных видах наказания, разрабатываемые с учетом индивидуально- психологических особенностей и социальных факторов.2

При обсуждении судом вопроса об условно-досрочном освобождении несовершеннолетнего от полного отбывания наказания в виде лишения свободы целесообразно учитывать мнение пенитенциарных психологов. Согласно Положению о психологической лаборатории исправительного учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы, утвержденному Приказом МВД РФ от 6.03.98 №152, в их функции входит участие в решении вопросов представления осужденных к условно-досрочному освобождению. Психолог, наблюдавший несовершеннолетнего в период пребывания в указанном учреждении, может помочь суду в осуществлении прогноза его будущего поведения, необходимого для правильного решения вопроса, нуждается ли подросток для своего исправления в полном отбывании наказания или нет. В специальной литературе также высказывается мнение, что полученная пенитенциарным психологом информация об индивидуальных особенностях отбывающего наказание подростка должна использоваться не только для решения специальных задач в стенах пенитенциарного учреждения, но и за их пределами.3 В ходе проведенного нами анкетирования 64 судьи (58,19% от общего числа опрошенных) отметили, что мнение пенитенциарного

‘Меркушов А.Е. О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях несовершеннолетних

//Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000. №б. С.23; Хисматуллин Р.С. Семейные суды по делам

несовершеннолетних //Российская юстиция, 2000. №3. С.37.

2Аминев Г.А. Судебно-психологическая экспертиза - контуры будущего //Применение психологических знаний

в юридической практике. Уфа. 1991. С.11.

3Кубарев С.Г. Практика применения психологических методов в работе пенитенциарных психологов с

молодежью //Социальная работа с молодежью: подросток, семья, социум. Уфа. 2000. С.46.

175

психолога при решении указанных вопросов должно
учитываться в обязательном порядке.

Таким образом, психологи могут и должны оказывать суду значительное содействие при решении вопросов индивидуализации ответственности и наказания несовершеннолетних. Оно может выражаться в проведении судебно-психологической экспертизы индивидуально-психологических особенностей, в предоставлении психологами воспитательных и пенитенциарных учреждений необходимой суду информации относительно прогноза будущего поведения наблюдавшихся ими подростков, а также в даче в порядке консультирования специалистами психолого-диагностических центров рекомендаций относительно наиболее оптимальных для подростка мер воздействия, основанных на всестороннем исследовании его личности.

3.5. Содействие психолога профилактике преступлений несовершеннолетних при производстве по уголовным делам

Данный вопрос представляет сегодня исключительную важность. Фактом современной жизни России стала катастрофически быстро растущая преступность несовершеннолетних. За последние десять лет количество преступлений, совершенных подростками, увеличилось почти в два раза, а подростковое население за этот период уменьшилось на 15-20%.’’ Учитывая складывающуюся ситуацию, можно предположить, что преступность несовершеннолетних, скорее всего, долго будет обеспечивать значительную часть общего прироста преступности. Все это делает жизненно важной интенсификацию профилактики их преступности.

Профилактика преступлений как часть уголовной политики должна быть направлена на сокращение причин совершения подростками преступлений и ограничение условий, ведущих к этому. Согласно ст.2 Федерального закона

‘Филиппова Т.А. Подростковая преступность и ее профилактика //Социальная политика на рубеже XXI века: тенденции и перспективы. Взгляд из настоящего в будущее. М.-Уфа. 1999. С. 128.

176

«Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» основными задачами профилактической деятельности являются обеспечение защиты прав и законных интересов указанных лиц, социально-психологическая реабилитация тех из них, кто находится в социально опасном положении, выявление и пресечение случаев вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий. Эти задачи перекликаются с задачами уголовного судопроизводства, возложенными на органы дознания, следствия, прокуратуры и суда, направлены к достижению единой цели - здорового общества. Сложность стоящих задач требует объединения усилий правоохранительных, судебных органов, органов и учреждений системы профилактики, специальных воспитательных и исправительных учреждений. И это объединение усилий должно происходить не от случая к случаю, а осуществляться на регулярной и долговременной основе, быть целенаправленным и скоординированным, складываться из взаимодействия специалистов различного профиля.

В профилактике преступлений несовершеннолетних, в первую очередь, в индивидуальной профилактике, весьма значительна роль психолога. Его участие в производстве по делу позволяет следственно-судебным органам полнее и глубже вскрыть причины преступного поведения подростка, связанные с его личностными качествами и свойствами, выявить связь криминогенной деформации личности с влиявшими на ее формирование внешними факторами (ч.2 ст.73, п.2 ч.1 ст.421 УПК).

По общему мнению ученых и практиков разных стран, значительное место среди первопричин совершения подростками правонарушений занимают дефекты воспитания, формирующие такие признаки личности, которые приводят их в группы «риска», угрожая превратить в правонарушителей или жертвы правонарушений.1 К психологическим предпосылкам девиантного поведения, порождаемым недостатками
воспитательного и формирующего

‘Мельникова Э.Б. Как уберечь подростка от конфликта с законом. М. 1998. С.143; Петров Георги. Детската престъпност. Велико Търново. 1998. С. 162.

177

процесса, психологи относят неумение человека включаться в новые для него социальные группы, строить межличностные отношения, неразвитость процессов рефлексии, несформированность способности к адекватной оценки ситуаций, генерализацию защитных форм поведения, искажения в системе ценностно-смысловых отношений к миру и т.п.1 Особенно наглядно это прослеживается, когда дети лишены родительской заботы. Согласно данным, приведенным в Альтернативном докладе российских неправительственных правозащитных организаций о реализации в РФ Конвенции о правах ребенка, около 5 тыс. выпускников сиротских учреждений попадают на скамью подсудимых, 1,5 тыс. кончают жизнь самоубийством.

Для профилактики преступлений несовершеннолетних важно не только выявить социальные условия и психологические особенности подростка, которые в конкретной ситуации явились причинами его противоправных действий, но, самое главное, пробудить в нем желание изменить себя и свое опасное поведение. Необходимо помочь ему научиться самостоятельно принимать правильные решения относительно своего поведения и противостоять в случае необходимости негативному воздействию социального окружения. Для предупреждения совершения новых преступлений гораздо важнее выработать стойкость личности в криминогенной ситуации, а не только предпринимать меры внешней защиты подростка от пагубного влияния социальной среды.

Чтобы изменить личность, надо быть очень внимательным к ней, учитывать индивидуальные потребности и запросы человека, особенно если это подросток - человек развивающийся, не имеющий жизненного опыта и своего места в жизни. Согласно Руководящим принципам ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних сотрудники правоохранительных органов и другие соответствующие работники должны быть готовы учитывать в своей работе особые потребности молодежи.3 Весь процесс судопроизводства

‘Анцыферова Л.И. Психология формирования и развития личности //Человек в системе наук. М. 1989. С.429. 2Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ в 2000г.//Российская газета,2001г.,24 июля. 3Международные акты о правах человека. Сборник документов, М. 1998. С.282.

178

должен оказывать на несовершеннолетнего положительное воспитательное воздействие. Одним из средств для достижения этого выступает участие в нем психолога. Участвуя в производстве следственных и судебных действий, проводя экспертное исследование в отношении подростков, психолог должен использовать каждый удобный случай, естественно сложившуюся ситуацию во время общения, чтобы благотворно воздействовать на их личность, побудить задуматься о тех ее свойствах, которые обусловливают нежелательное поведение, приводящее к совершению преступления либо провоцирующее его в отношении себя. Жизнь свидетельствует, часто человек совершает преступление или оказывается его жертвой вследствие неумения или нежелания думать, для таких людей дать развернутую аргументацию своих или чужих действий оказывается непосильной интеллектуальной задачей. Проведенные психологами сравнительные исследования учащихся обычной школы и группы подростков 14-15 лет с девиантным поведением, находящихся в связи с этим в Стерлитамакской ВТК №2, показали, что у последних личностные особенности, мысли, чувства становятся объектом их внимания даже в меньшей степени, чем у младших школьников.1 Низкая личностная рефлексивность этих подростков обусловлена комплексом социальных условий, в которых они развивались, и эту особенность нельзя игнорировать в ходе осуществления воспитательного воздействия.

Роль психолога состоит в том, чтобы сначала внимательно изучить внутренний мир подростка как «сложную систему способов субъективной переработки личностью тех ситуаций, в которые она попадает или которые намеренно ищет, тех событий, участницей которых она становится, тех влияний, объектом которых оказывается».2 Далее психолог должен обратить на него внимание самого подростка через его мысли, чувства и поступки, к которым они приводят. Иначе говоря, психолог должен помочь подростку лучше узнать себя, свои индивидуальные особенности, как они отражаются в

‘Дубовицкая Т.Д. Необходимость психологических знаний в анализе и предупреждении противоправного поведения подростков //Применение психологических знаний в юридической практике. Уфа. 1991. С.109. 2Анцыферова Л.И. Указ.раб. С.428.

179

его повседневном поведении. Наконец, самое важное в том, чтобы психолог помог подростку, учитывая его индивидуально-психологические особенности, выбрать позитивное направление для своего развития. При этом надо уважительно относится к мнению подростка относительно собственного развития, искать и находить такие к нему подходы, которые, не травмируя его личность, не подавляя его индивидуальности, будут способствовать ее позитивным изменениям, появлению у несовершеннолетнего ответственного отношения к своей жизни. Своеобразие воспитательного воздействия, оказываемого психологом, заключается в том, что оно является не столько перевоспитанием, сколько побуждением к самовоспитанию.

Важным психологическим средством воздействия при восстановлении утраченных или формировании новых взглядов, убеждений, соответствующих правовым и моральным требованиям общества, служит использование положительных черт личности несовершеннолетнего. Положительные эмоции и переживания, конечно же, способствуют выработке гуманистических взглядов на жизнь и общество, однако не всегда находится им место в ходе производства по уголовному делу. И психолог, участвующий в производстве по делу, призван разрешить эти трудности. Существенную роль в вызове положительной реакции играют доброта, сочувствие, душевные беседы, доверие по отношению к обвиняемому.1

Педагогические задачи в ходе производства по уголовному делу необходимо решать не только в отношении несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, но и несовершеннолетних свидетелей, входивших в их ближайшее окружение, и попавших под отрицательное влияние. Психолог, участвуя в допросе таких свидетелей, должен не только содействовать следственно-судебным органам в получении ответов на возникающие у них вопросы, но и способствовать тому, чтобы подросток из группы «риска» не оказался в будущем
вовлеченным в

‘Еникеев З.Д. Социально-психологические методы воздействия на обвиняемого //Применение психологических знаний в юридической практике. Уфа. 1991. С.55.

180

совершение преступления или не стал его жертвой. Для этого необходимо помочь ему осмыслить свое поведение и изменить к нему отношение, оказывать необходимую ему консультативную помощь.

В отношении несовершеннолетних потерпевших психолог тоже не может ограничиваться содействием следственно-судебным органам в выяснении произошедшего. Он должен, в первую очередь, оказывать потерпевшим необходимую психологическую помощь. К этому обязывают их возраст, неустойчивость психики, сохраняющееся психическое напряжение, индивидуально-психологические свойства. Если несовершеннолетний пережил в связи с преступным посягательством психическую травму, правильнее будет проведение психологического исследования не только как диагностической процедуры, но и как психотерапевтического процесса, особенно в отношении несовершеннолетних жертв сексуального насилия.1 На практике первые шаги в этом направлении уже делаются: психологи, участвовавшие по делам о половых преступлениях в роли консультантов, педагогов, экспертов, обращают внимание (в том числе следственно-судебных органов) на сильное стрессовое, реактивное состояние малолетних потерпевших, на необходимость оказания им психотерапевтической помощи.2

В отношении несовершеннолетних потерпевших бывает необходима и адаптационно-коррекционная работа, направленная на нормализацию отношений с окружающими, акцентирование внимания на оптимистической жизненной позиции. Одной из задач является «определение прогноза дальнейшего развития личности на основе оценки ее нравственного статуса, консультативная помощь в самооценке и самоопределении».3 Для профилактики преступлений на сексуальной почве целесообразно осуществлять специальную подготовку -
обучение возможным вариантам выхода из

Сафуанов Ф.С, Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. M.1998. С.95. 2Дело № 2- 190/98 Верховного Суда РБ (л.д.155), дело № 2-15/98 Верховного Суда РБ (л.д.71), дело № 2-3/99 Верховного Суда РБ (л.д.164),

‘Поварницына В.А. Опыт изучения личности несовершеннолетней, пострадавшей в половом преступлении //Применение психологических знаний в юридической практике. Уфа. 1991. С.80.

181

угрожающих ситуаций, где имеется опасность изнасилования.1 Определенную роль в этом плане может сыграть психологическая служба в школе.

Выявив в ходе судебного рассмотрения дела обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, суд вправе вынести частное определение или постановление, в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства, требующие принятия необходимых мер (ч.4 ст.29 УПК). Представляется важным, чтобы содержащиеся в этих документах выводы были обоснованны психологическими данными, вскрывающими связь криминогенной деформации личности подростка с сопровождавшими ее формирование факторами. Рекомендации психолога по их нейтрализации должны учитываться при принятии мер по устранению выявленных причин и условий, способствовавших совершению преступления.

Завершая рассмотрение указанного вопроса, подчеркнем, что помощь психолога следственно-судебным органам в профилактике подростковой преступности в ходе производства по уголовному делу:

• должна охватывать всех несовершеннолетних, участвующих в деле - подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, потерпевших, свидетелей; • • направлена не только на выяснение степени негативного влияния формирующих условий на личность подростка, ее криминогенной деформации, но и на устранение этих дефектов; • • включает изучение внутреннего мира подростка и обращение внимания на него самого подростка через его мысли, чувства, слова и поступки; • • осуществляется через изменение отношения подростка к своему поведению, приводящему к совершению преступления или провоцирующему его в отношении себя, через позитивное изменение системы отношений к себе и окружающему миру; • ‘Юров Ю.В. Особенности системы отношений несовершеннолетних, подвергшихся изнасилованию //Применение психологических знаний в юридической практике. Уфа. 1991. С.112.

182

предполагает воздействие, основанное на уважении мнения подростка относительно собственного развития, стимулирует повышение уровня личностного развития, самовоспитание;

представлена сочетанием нескольких видов психологической помощи - психодиагностики, психопрогностики, консультативной помощи, психокоррекции и психотерапии в случае необходимости.

183

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Настоящее исследование проблем участия психолога в уголовном процессе показывает:

1.Сего дня в условиях всплеска преступности в стране уголовное судопроизводство остро нуждается в применении специальных психологических знаний. Однако эти знания в следственной и судебной практике используются недостаточно. Об этом свидетельствуют и результаты изучения уголовных дел, и данные, полученные в ходе проведения опроса практических работников. Из 402 дел, обстоятельства или участники которых требовали профессионального психологического подхода, лишь в материалах 215 дел (53,48%) отражалось участие в производстве по делу соответствующих” специалистов. Из 112 опрошенных прокурорских и следственных работников 63 (56,25%) указали на целесообразность приглашения психологов к участию в расследовании сложных дел (о тяжких преступлениях, с проблемными участниками процесса). Из ПО опрошенных судей 69 (62,73%) считают необходимым содействие психолога при решении вопросов индивидуализации уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, 26 (23,63%) подчеркивают, что психологи суду нужны, но их слишком мало, 16 (14,54%) призывают приглашать их как можно чаще. Недостаточное удовлетворение актуальных потребностей следственно-судебной практики в использовании специальных психологических знаний обусловлено существующим в настоящее время комплексом проблем, препятствующих или значительно осложняющих использование помощи профессиональных психологов в решении задач судопроизводства.

2.Участие психолога в уголовном процессе следует рассматривать как основанное на законе, осуществляемое психологическими средствами (посредством использования специальных психологических знаний, навыков, умений, отражающих современный уровень развития психологической науки и практики) содействие сведущего лица органам
досудебного и судебного

184

производства, направленное на достижение истины по уголовному делу, уважение и соблюдение прав и законных интересов лиц, в нем участвующих. Двойственное назначение участия психолога в уголовном процессе позволяет утверждать, что оно может быть инициировано и лицами, осуществляющими судопроизводство, и лицами, в нем участвующими. Право участников уголовного процесса со стороны обвинения и со стороны защиты ходатайствовать о привлечении к участию в деле психологов, других специалистов в случае необходимости более полной реализации своих прав, принципов состязательности, всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела следует четко закрепить в ст.42,46,47 УПК. Анализ уголовно- процессуального закона, тенденций его развития, отраженных в Модельном УПК, в новых УПК государств СНГ, изучение специальной литературы, следственно-судебной практики позволяет выделить четыре формы реализации специальных знаний психологов в уголовном процессе: а)проведение экспертизы, б)участие в следственных и судебных действиях, в)участие альтернативно педагогу в процессуальных действиях в отношении несовершеннолетних, г)дача справок и консультаций по вопросам, входящим в профессиональную компетенцию. Участие психолога в уголовном процессе происходит по разным направлениям, определяемым спецификой возникающих по делу вопросов, связанных с характером произошедшего преступного события и особенностями задействованных в нем лиц. Потребности практики обусловливают появление новых направлений и новых ракурсов традиционных направлений использования специальных психологических знаний в уголовном процессе. Формы и направления участия психолога в уголовном процессе определяют необходимый объем его специальных знаний и специализацию в той или иной области психологии.

3.Главной исторической тенденцией развития применения в уголовном процессе специальных психологических знаний выступает его расширение в эпоху демократических преобразований в обществе, сопровождающихся подъемом в общественных настроениях.
Расширение практики участия

185

психолога в уголовном процессе, позволяя полнее и глубже выявлять и учитывать личностные особенности и психические состояния лиц, участвующих в деле, способствует интеллектуализации и гуманизации уголовного процесса.

4.В качестве правовых основ участия психолога в уголовном процессе в настоящее время выступают отраженные в Конституции РФ, общепризнанных нормах и принципах международного права, международных договорах РФ, Федеральных законах принципы уголовного процесса и процессуальные нормы общего и специального характера, предусматривающие возможность либо обязательность приглашения в уголовное судопроизводство необходимых специалистов, в том числе из области психологии. Правовыми предпосылками, обусловливающими участие в производстве по делу профессиональных психологов, являются нормы УК и УПК, предписывающие установление влияющих на квалификацию деяния или индивидуализирующих уголовную ответственность обстоятельств, имеющих психологическое содержание. Правовые основы должны быть развиты в процессуальном механизме участия психолога в судопроизводстве в различных формах. Совершенствование процессуального механизма требует четкого закрепления в УПК процессуальных оснований, процедуры, порядка использования результатов деятельности психолога, уточнения процессуального статуса сведущих лиц. УПК должен предусматривать не только объем разрешенного и запрещенного поведения этих лиц, но и объем их должного поведения, в ст.5 7,58 УПК следует четко закрепить обязанности эксперта и специалиста.

5.Эффективное участие психолога в уголовном процессе требует совершенствования его организационных основ - детальной проработки и закрепления в подзаконных актах отдельных сторон деятельности психолога в сфере уголовного судопроизводства, а также осуществления ряда мероприятий организационного характера. К их числу относятся обеспечение целевой подготовки экспертов-психологов для производства судебной экспертизы и специалистов-психологов для
криминалистических подразделений

186

правоохранительных органов; определение и закрепление в подзаконных актах их должностного статуса (круга функциональных обязанностей и прав); создание государственной судебно-психологической экспертной службы, разработка и принятие Положения о производстве судебно- психологической экспертизы; систематическое изучение практики участия психолога в судопроизводстве, ее обобщение в постановлении Пленума Верховного Суда РФ; регулярное освещение вопросов взаимодействия следственных и прокурорских работников с психологами в информационных и методических письмах Генеральной Прокуратуры РФ и МВД России; участие психологов в системе повышения квалификации следователей, прокуроров, судей, издание для них методических и научно- практических пособий и рекомендаций; совместное обсуждение психологами и работниками правоохранительных и судебных органов проблемных вопросов их взаимодействия на семинарах, рабочих совещаниях, научно-практических конференциях, посвященных использованию психологических знаний в юридической практике.

б.Помимо законодательных предписаний, правильно выбрать линию поведения в различных ситуациях, складывающихся в ходе производства по уголовным делам, психологу помогают этические принципы. Нравственным стержнем, вокруг которого концентрируются отдельные этические принципы профессиональной деятельности психолога, выступает его позитивная ориентация гуманистической направленности, базирующаяся на высших духовных ценностях - жизнеутверждении, благодеянии, непричинении вреда, справедливости, ответственности. Этические принципы профессионального психолога, касающиеся его деятельности в сфере уголовного судопроизводства, представляется необходимым закрепить в Кодексе профессиональной этики психологов России. В ч.З ст.56 УПК следует предусмотреть свидетельский иммунитет психолога относительно информации, доверенной или ставшей ему известной в ходе оказания психологической помощи.

7.Участие психолога в уголовном процессе в настоящее время наиболее широко представлено по делам об аффективных убийствах (ст. 107 УК). По ним

187

практически всегда для установления психического состояния обвиняемого в момент совершения преступления следователями прокуратуры назначается экспертиза (последовательно судебно-психиатрическая и судебно-психологическая либо комплексная психолого-психиатрическая). Проведение комплексной экспертизы значительно экономит силы и средства, на это следует ориентировать следственную практику в информационных и методических письмах Генеральной прокуратуры РФ. По делам об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, совершенном в состоянии аффекта (ст. 113 УК), следователи и дознаватели ОВД практически никогда не определяли психическое состояние обвиняемого в момент совершения преступления экспертным путем, а делали это самостоятельно, но без должного обоснования принятых по делу решений. Такое положение дел объясняется рядом объективных и субъективных причин, но не является правильным. Значительные трудности вызывает установление психического состояния лица, действовавшего в обстановке психотравмирующей ситуации. Правильное применение относительно новых для следственно-судебной практики норм УК, расширяющих варианты возникновения аффективных состояний, требует и более широкого использования специальных психологических знаний по данной категории дел. Проведение экспертного исследования психического состояния лица серьезно затрудняется ненадлежащей подготовкой представляемых на экспертизу материалов дела. Для устранения подобных трудностей необходимо: а)закрепить в Положении о производстве судебно-психологической экспертизы требования, предъявляемые к материалам уголовных дел, представляемых на экспертизу аффекта; б)шире практиковать консультации с психологами экспертных учреждений относительно сбора данных о личности направляемого на экспертизу лица; в)чаще приглашать экспертов- психологов к участию в процессуальных действиях.

8.Участие психолога необходимо в производстве по делам о доведении до самоубийства (ст. 110 УК) и убийствах, инсценированных под самоубийство (ст. 105 УК). Сложности расследования дел о
самоубийствах связаны с

188

необходимостью исследования явлений психики лица, которого нет в живых, что требует содействия психологов и психиатров. Производство посмертной комплексной психолого-психиатрической экспертизы психического состояния погибшего лица позволяет полнее и глубже прояснить обстоятельства, характеризующие его личность, другие значимые по делу обстоятельства. Трудности, возникающие при проведении данного вида экспертизы, обусловлены тем, что в отличие от экспертного исследования в отношении живых лиц, единственным источником информации о личности погибшего и его психическом состоянии выступают материалы уголовного дела. Для качественного отражения в них необходимой экспертам-психологам информации требуется: а)внимательное отношение следователей к важным в психологическом отношении сведениям, на что их следует ориентировать в методических письмах, пособиях, рекомендациях; б)более широкое участие экспертов в процессуальных действиях, постановка ими вопросов, касающихся предмета экспертизы.

Другую категорию дел о преступлениях, связанных с особыми психическими состояниями, исследование которых требует содействия профессиональных психологов, составляют дела об убийстве матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК). По ним наибольшие сложности вызывает определение степени влияния психотравмирующей ситуации на психическое состояние и поведение матери. При проведении судебно- психологической экспертизы данного вида возникают трудности, типичные для ретроспективного исследования психического состояния, осуществляемого по остаточным следовым явлениям и материалам уголовного дела. Их устранению способствуют вышеназванные рекомендации.

9.По делам о преступлениях, связанных с управлением сложной техникой (ст.215, 263, 264, 350-352 УК и др.), существенным обстоятельством выступает соответствие психофизиологических качеств лица, управлявшего техникой, требованиям экстремальной ситуации или нервно-психическим перегрузкам. Его установление должно
происходить экспертным путем сведущими в

189

психологии лицами. Главным недостатком судопроизводства по делам данной категории выступает недооценка психологических составляющих происшествия, не использование для этого специальных психологических знаний. Необходимо закрепить в ст. 196 УПК обязательное назначение судебно-психологической экспертизы в случае сомнения относительно соответствия психофизиологических качеств лица требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам. Следственно-судебную практику следует ориентировать информационными и методическими письмами на назначение по этим делам психологических экспертиз, на получение у специалистов в области инженерной психологии консультаций относительно правильной формулировки вопросов экспертам, на непосредственное участие экспертов-психологов в процессуальных действиях, способствующее более полному отражению в материалах дела сведений, значимых для обоснования экспертных выводов.

10.В следственной практике, в первую очередь, по делам о серийных преступлениях на сексуальной почве, получает распространение деятельность психолога по составлению психологических портретов неизвестных преступников для их установления и розыска. Информация об индивидуальных признаках и особенностях личности преступника, полученная специалистом-психологом на основе изучения материалов дела, содержит, как правило, вероятностное знание, имеет только ориентирующее значение, используется на начальных этапах расследования, способствует получению в последующем доказательств по делу. Для придания законной основы такому участию психолога в уголовном процессе следует предусмотреть в ст. 5 8 УПК приглашение специалиста к участию в процессуальных действиях: а)для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, а не только предметов и документов; б)для применения в исследовании материалов дела специальных знаний, а не только технических средств; в)для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

190

П.Необходимо шире привлекать профессиональных психологов к практике расследования дел о преступлениях, совершенных преступными группами. Квалифицированно выполненный психологический анализ преступной группы, позволяющий определить иерархическую зависимость между ее членами, способствует решению комплекса вопросов, возникающих по данной категории дел. В справочной и методической литературе необходимо шире освещать возможности судебно-психологической экспертизы по этим делам, участие специалиста-психолога в процессуальных действиях для обнаружения, закрепления и изъятия доказательств, для постановки вопросов экспертам либо для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

12.По делам о преступлениях несовершеннолетних необходимо дополнительно выяснять обстоятельства, связанные с формированием их личности, и их индивидуально-психологические особенности. Для тщательного и всестороннего исследования личности подростка, совершившего преступление, следует обращаться за содействием к психологам образовательных, воспитательных, профилактических учреждений. Широкое использование неюридических специальных знаний при изучении социально-психологических признаков личности несовершеннолетнего, является одной из главных особенностей ювенальной юстиции, вытекающей из международно-правовых обязательств России. Сложившийся в нашей стране подход к изучению личности несовершеннолетних преступников требует существенных изменений, акцентирования внимания на самой личности подростка, а не только на его деянии, которое выступает следствием его психического неблагополучия. В ст.421 УПК следует конкретизировать подлежащие обязательному установлению особенности личности несовершеннолетнего, указать в их числе особенности характера, темперамента, потребности и интересы. В этой же статье необходимо предусмотреть право лиц, осуществляющих производство по делам в отношении несовершеннолетних, направлять их для всестороннего исследования
личности в социально-

191

реабилитационные центры для несовершеннолетних, получать от специалистов-психологов образовательно-воспитательных, профилактических учреждений консультации относительно оптимальных мер воздействия на несовершеннолетнего.

13.Для обеспечения правильного воздействия на формирующуюся личность подростков участие психолога альтернативно педагогу должно иметь место не только в отношении несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, но и малолетних и несовершеннолетних потерпевших и свидетелей. В ст. 191,280 УПК следует предусмотреть правило: «При производстве процессуальных действий в отношении малолетних потерпевших и свидетелей, а также несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, находящихся в особых эмоциональных состояниях или имеющих психические либо физические недостатки, обязательно участие психолога или педагога, а в отношении других несовершеннолетних потерпевших и свидетелей - возможно по усмотрению дознавателя, следователя, прокурора, суда или по ходатайству законного представителя». В ст.425 УПК следует предусмотреть участие психолога (педагога) не только в допросах, но и в других процессуальных действиях, которое должно быть возможно в отношении несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, подсудимых старше 16 лет не только по усмотрению дознавателя, следователя, прокурора, суда, ходатайству защитника, но и по ходатайству законного представителя. В указанных статьях УПК необходимо предусмотреть право психолога (педагога) участвовать в формулировании вопросов, пресекать педагогически некорректные, способные травмировать детскую психику формулировки вопросов, право делать подлежащие занесению в протокол замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей, о нарушении в ходе процессуального действия прав и законных интересов несовершеннолетних участников процесса.

14.Повышенная защита прав несовершеннолетних участников процесса должна гарантироваться и в ходе изучения особенностей их
психики

192

экспертным путем. Предусмотренное ст. 198 право на ознакомление с постановлением о назначении экспертизы и ее заключением следует распространить на всех лиц, направляемых на экспертизу, независимо от их процессуального статуса, в том числе на свидетелей. Если лицо, направляемое на экспертизу, является несовершеннолетним или процессуально недееспособным, такое право должно быть предоставлено его законному представителю. В ст.196 УПК необходимо внести уточнение об обязательном проведении комплексной медико- психологической экспертизы для определения возраста несовершеннолетнего потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, когда это имеет значение для дела, а документы о возрасте отсутствуют или вызывают сомнение. Дознавателям, следователям, прокурорам, судьям рекомендуется внимательно прислушиваться к мнению экспертов- психологов, полагающих нецелесообразным участие в процессуальных действиях малолетнего, несовершеннолетнего потерпевшего, свидетеля во избежание усугубления его психического состояния, пришедших к такому выводу в ходе экспертного исследования способности указанных лиц правильно воспринимать и воспроизводить значимые по делу обстоятельства, способности жертвы полового преступления оказывать сопротивление.

15.Для индивидуализации уголовной ответственности в ходе судебного разбирательства дел несовершеннолетних требуется ретроспективное и актуальное изучение их личности, ее перспектив в будущем, что обусловливает необходимость широкого использования специальных психологических знаний. Это следует осуществлять путем назначения судебно-психологической экспертизы индивидуально-психологических особенностей, направления подростков для всестороннего изучения личности в социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних, получения от специалистов-психологов образовательно-воспитательных, профилактических учреждений консультаций относительно оптимальных мер воздействия на несовершеннолетнего, участия специалистов-психологов специальных воспитательных и пенитенциарных учреждений в судебных заседаниях при

193

решении вопросов о досрочном прекращении пребывания несовершеннолетних в этих учреждениях. Социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних следует ориентировать на оказание следственным и судебным органам содействия такого рода.

16.3начительна роль психолога в индивидуальной профилактике преступлений несовершеннолетних. Его участие в производстве по делу позволяет полнее и глубже выявить причины и условия, способствовавшие совершению подростком преступления, связь криминогенной деформации его личности с влиявшими на ее формирование факторами. Предложения психолога о мерах по нейтрализации этих обстоятельств рекомендуем указывать в частных определениях (постановлениях) суда о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления (ч.4 ст.29 УПК). Профилактическая помощь психолога в ходе производства по уголовному делу должна охватывать несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, а также малолетних и несовершеннолетних потерпевших и свидетелей. Эта помощь осуществляется через позитивное изменение системы отношений к себе и окружающему миру, изменение поведения, приводящего к совершению преступления или провоцирующего его в отношении себя, должна учитывать мнение самого подростка относительно собственного развития, может быть представлена сочетанием разных видов психологической помощи: психодиагностики, психопрогностики, консультативной помощи, психокоррекции и психотерапии в случае необходимости.

17.Помимо изучения уже назревших проблем, обнаруживающих себя через имеющиеся трудности, противоречия, настоятельно требующие своего разрешения, имеет значение изучение проблем, существующих потенциально, в порядке опережения их реального развития. Это требует проведения дальнейших исследований по данному и связанному с ним кругу проблем, выявления и осмысления новых тенденций в деятельности профессиональных психологов в сфере уголовного судопроизводства.

194 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Правовые акты Международно-правовые документы

  1. Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила), принятые резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи от 29.11.85 //Международные акты о правах человека. Сборник документов. - М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА, 1998.-С.284-305.
  2. Декларация ООН об основных принципах правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью, принятая резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи от 29.11.85 //Международные акты о правах человека. Сборник документов. - М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА, 1998.-е. 165-167.
  3. Стандартные минимальные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила), принятые резолюцией 45/110 Генеральной Ассамблеи от 14.12.90 //Международные акты о правах человека. Сборник документов. - М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА, 1998.-C.217-225.

  4. Руководящие принципы ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядские руководящие принципы), принятые резолюцией 45/112 Генеральной Ассамблеи от 14.12.90 //Международные акты о правах человека. Сборник документов. - М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА, 1998.-С.273-283.

  5. Правила ООН, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы, принятые резолюцией 45/113 Генеральной Ассамблеи от 14.12.90 //Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция: Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии: Учебное пособие. - М.: Дело, 2000.-С.252-271.

  6. Рекомендация №R (85) 11 Комитета Министров Совета Европы государствам-членам о положении потерпевшего в рамках уголовного права и процесса, принятая 28.06.85 //Сборник документов Совета Европы в области защиты прав человека и борьбы с преступностью /Сост. Т.Н.Москалькова и др. - М.: Спарк, 1998.-С.114-116.
  7. Рекомендация №6R (87) 18 Комитета Министров Совета Европы государствам-членам относительно упрощения уголовного правосудия, принятая 17.09.87 //Сборник документов Совета Европы в области защиты прав человека и борьбы с преступностью /Сост. Т.Н.Москалькова и др. - М.: Спарк, 1998.-С.116-122.
  8. Модельный уголовно-процессуальный кодекс для государств-участников СНГ. Рекомендательный законодательный акт, принятый Межпарламентской Ассамблеей 17.02.96 //Приложение к информационному бюллетеню, 1996.-№10.-374с.

195

Действующее законодательство Российской Федерации

  1. Конституция Российской Федерации. -М.: Юрист, 1997. -51с.
  2. Уголовный кодекс РФ. -Ростов-н/Д: Феникс. 1996.-736с.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР.-М.: Спарк, 2000.-1039с.
  4. Федеральный закон «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 18.12.2001 №177-ФЗ //Российская газета, 2001г., 22 декабря.
  5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 №174-ФЗ //Российская газета, 2001г., 22 декабря.
  6. Федеральный закон «О прокуратуре РФ» от 17.01.92 № 2202-1 (ред. 2.01.2000, 5.08.2000, 24.03.2001) // СЗ РФ, 20.11.95.- № 47.- ст.4472; СЗ РФ, 10.01.2000.- №2.- ст.140; СЗ РФ, 7.08.2000.- №32.- ст.3341; СЗ РФ, 26.03.2001.- №13.- ст.1147.
  7. Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» от 31.05.2001 № 73-ФЗ // СЗ РФ, 4.06.2001.- №23.- ст.2291.
  8. Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24.06.99 №120-ФЗ (ред. 13.01.2001) //СЗ РФ, 28.06.99.- №26.- ст.3177; СЗ РФ, 15.01.2001.- №3.- ст.216.
  9. Закон Республики Башкортостан «О государственной системе профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, зашиты их прав в Республике Башкортостан» от 23.03.98 №151-з (ред. 11.03.2001) // Ведомости Государственного Собрания, Президента и Кабинета Министров РБ, 1998.- №13.- ст.778; Ведомости Государственного Собрания, Президента и Кабинета Министров РБ, 2001.- №7.-ст.457.
  10. Постановление Правительства РФ «О федеральной целевой программе по усилению борьбы с преступностью на 1999-2000 гг.» от 10.03.99 №270 (ред. 30.12.2000) // СЗ РФ, 22.03.99.-XO12.-CT.1484; СЗ РФ, 15.01.2001.-№3.-ст.238.
  11. Постановление Правительства РФ «Об утверждении Примерных положений о специализированных учреждениях для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации» от 27.11.2000 №896 //СЗ РФ, 04.12.2000.- №49.- ст.4822.
  12. Постановление Кабинета Министров Республики Башкортостан «Об утверждении Положения о межведомственной психолого-медико-педагогической консультации» от 12.05.99 №134 //Ведомости Государственного Собрания, Президента и Кабинета Министров РБ, 1999.- №13.- ст.896.
  13. Постановление Министерства труда и социального развития РФ «Об утверждении Рекомендаций по организации работы специализированного учреждения для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации» от 30.01.97 №3 //Бюллетень Минтруда РФ, 1997.- №3.

196

  1. Постановление Министерства труда и социального развития РФ «Об утверждении Методических рекомендаций по организации деятельности государственного (муниципального) учреждения «Центр психолого-педагогической помощи населению» от 19.07.2000 №53 //Бюллетень Минтруда РФ, 2000.- №8.

  2. Совместное Указание Генеральной прокуратуры РФ и МВД России «О введении в действие Типовой инструкции об организации работы постоянно действующих следственно-оперативных групп по раскрытию убийств» от 2.06.93 №315-16-93, от 2.08.93 №1/3452 //Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие /Под общ.ред. И.Н.Кожевникова. -М.: Спарк, 2000. -с.636-641.

Действовавшее законодательство Российской Федерации

  1. Декрет ВЦИК РСФСР о Суде №2 от 7.03.18 //Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР (1917-1952 гг.) /Под ред. И.Т.Голякова. М.: Государственное изд-во юридической литературы, 1953.-c.22.

  2. Инструкция Наркомюста РСФСР «Об организации и действии местных судов» от 23.07.18 //СУ РСФСР, 1918.-№53.-ст.597.
  3. Положение о народном суде от 30.11.18 //СУ РСФСР, 1918.-№85.-ст.889.
  4. Положение о революционных трибуналах от 18.03.20 //СУ РСФСР, 1920.-№22-23.- ст.115.
  5. УПК РСФСР от 25.05.22. //СУ РСФСР, 1922.-№20-21.-ст.230.
  6. УПК РСФСР от 15.02.23. //СУ РСФСР, 1923.-№7.-ст.106.
  7. Постановление ЦИК СССР «О внесении изменений в действующие уголовно- процессуальные кодексы союзных республик от 01.12.34 // СЗ СССР, 1934.-№64,-ст.459.
  8. Постановления Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР, РФ

  9. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 21.03.68 №1 «О внесение изменений в постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3.07.63 №6 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» //Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР по уголовным делам. - М.: Известия Советов народных депутатов, 1978.-c.309.
  10. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16.03.71 №1 «О судебной экспертизе по уголовным делам» //Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. - М.: Спарк, 1996.-С.56-61.
  11. Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 17.09.75 №5 «О соблюдении судами РСФСР процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел» //Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. - М.: Спарк, 1996.-C.405-411.

197

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000 №7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» //Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000.- №4.-с.9-13.

Правовые акты других стран

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь, принятый Палатой представителей 24.06.99. - Минск: Амалфея, 2001.-384с.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики, принятый Законодательным Собранием 24.05.99 //Интернет-сайт: http://www.ssu.samara.ru/’process/raznoe/htm.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан: официальный текст Кодекса Республики Казахстан. - Алматы: Жет1 жаргы, 1998.-384с.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Узбекистан, утвержденный Законом РУ от 22.09.94 //Интернет-сайт: http://www.ssu.samara.ru/’process/raznoe/htm.
  5. Наказателно-процесуален кодекс на Република България, актуален към дв. бр. 70 от 6.08.99. - София: Издателска Къща СИЕЛА, 1999.-200с.
  6. Уголовный, уголовно-процессуальный и уголовно-исполнительный кодексы Польской Народной Республики /Под ред. М.А.Гельфера. - М.: Юридическая литература, 1973.-232с.
  7. Уголовный и уголовно-процессуальный кодексы Германской Демократической Республики /Под ред. М.А.Гельфера. - М.: Юридическая литература, 1972.-252с.
  8. Уголовно-процессуальный кодекс Франции 1958 года /Под ред. В.И.Каминской. - М.: Прогресс, 1967.-324с.
  9. Соединенные Штаты Америки: Конституция и законодательные акты /Под ред. О.А.Жидкова. - М.: Прогресс, Универс. 1993.-768с.
  10. Постановления и тьлкувателни решения на Върховния Суд на Република България по наказателните дела. - София: Издателство ВИА, 1992.-412с.
  11. Проекты уголовно-процессуального кодекса РФ

  12. Проект УПК РФ, принятый Государственной Думой в первом чтении 6.06.97 (Постановление №1499-ПГД) //Интернет-сайт: http://www.ssu.samara.ru/’process
  13. Проект УПК РФ, принятый Государственной Думой во втором чтении 20.06.2001 (Постановление №1660-ШГД) //Интернет-сайт: http://www.ssu.samara.ru/’process
  14. Проект УПК РФ, принятый Государственной Думой в третьем чтении 22.11.2001 (Постановление №2129-ШГД), одобренный Советом Федерации 5.12.2001 //Интернет- сайт: http ://www. ssu. samara.ru/’ process

198

Литература Книги

  1. Аристотель. Риторика. Поэтика/Под ред. И.В.Пешкова и др. - М.: Лабиринт, 2ООО.- 240с.
  2. Балабанова Л.М. Судебная патопсихология (вопросы определения нормы и отклонений): Психология в системе силовых структур государства. -Донецк: Сталкер, 1998.-432с.
  3. Брусиловский А.Е. Судебно-психологическая экспертиза, ее предмет, методика и пределы. - Харьков: Юриздат Украины, 1929.-105с.
  4. Валлон А. История рабства в античном мире /Под ред. А.В.Мишуллина. - М.: Госполитиздат, 1941.-662с.
  5. Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательства. - Тула: Автограф, 2000.-464с.
  6. Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. Из неопубликованных трудов. -М.: Изд-во Академии педагогических наук, 1960.-500с.
  7. Ганзен В.А. Системные описания в психологии. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1984.-175с.
  8. Горский Г.Ф., Кокорев П.Д., Котов Д.П. Судебная этика.-Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1973. -272с.
  9. Еникеев З.Д. Принципы применения мер пресечения по уголовным делам. - Уфа: Изд- во Башкирского ун-та, 1997.-178с.
  10. Инквизитор: сталинский прокурор Вышинский. Сборник /Сост. и общ.ред. О.Е.Кутафина. - М.: Республика, 1992.-381с.
  11. Каневский Л.Л. Криминалистические проблемы расследования и профилактики преступлений несовершеннолетних. - Красноярск: Изд-во Красноярского ун-та, 1991.-
  12. 283с.

  13. Каневский Л.Л. Расследование и профилактика преступлений несовершеннолетних. - М.:

Юридическая литература, 1982.-111с.

  1. Комментарий к УК РФ /Отв.ред. В.И.Радченко. - М.: Вердикт, 1996.-5 Юс.

  2. Комментарий к УК РФ /Отв.ред.А.И.Бойко. - Ростов-н/Д: Феникс-Сорока, 1996.-734с.
  3. Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник. - М.: Наука, 1975.-720с.
  4. Кони А.Ф. За последние годы: Судебные речи (1888-1896); Юридические сообщения и заметки; Воспоминания и биографические очерки. - СПб.-1898.
  5. Кони А.Ф. Избранное. - М.: Советская Россия, 1989.-496с.
  6. Кони А.Ф. Собрание сочинений. В 8-ми т. /Под общ.ред. В.Г.Базанова. Т.4. - М.: Юридическая литература, 1967.-543с.
  7. Костицкий М.В. Введение в юридическую психологию: методические и теоретические проблемы - Киев: Выща школа, 1990.-257с.

199

  1. Котов Д.П. Установление следователем обстоятельств, имеющих
    психологическую природу. - Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1987.-212с.
  2. Коченов М.М. Введение в судебно-психологическую экспертизу. - М.: Изд-во МГУ, 1980.-116с.
  3. Криминальная ситуация на рубеже веков в России /Под ред. А.И.Долговой. - М.: Криминологическая Ассоциация, 1999. -276с.
  4. Криминогенная ситуация в России на рубеже XXI века /Под общ.ред. А.И.Гурова. - М.:ВНИИ МВД России, 2000.-96с.
  5. Крылов И.Ф. Были и легенды криминалистики. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1987.-214с.
  6. Кудрявцев И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. - М.: Юридическая литература, 1988.-224с.
  7. Леоненко В.В. Профессиональная этика участников уголовного судопроизводства. - Киев: Наукова Думка, 1981.-164с.
  8. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. - М.: Наука, 1984.-443с.
  9. Лукашова Е.А. Право, мораль, личность. - М.: Наука, 1986.-264с.
  10. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, 2-е изд. Т.1. - М.: Политиздат, 1955.-698с.
  11. Мельникова Э.Б. Как уберечь подростка от конфликта с законом: Советы юриста. - М.: БЕК, 1998.-318с.
  12. Мельникова Э.Б. Правосудие по делам несовершеннолетних: история и современность. -М.: Наука, 1990.-120с.
  13. Минина СП. Преступность несовершеннолетних: Серия «Современные стандарты в уголовном праве и процессе» /Науч.ред. Б.В.Волженкин. - Спб., 1998.-44с.
  14. Мэй Р. Искусство психологического консультирования. /Пер. с англ. Т.К.Кругловой.
    • М.: Независимая фирма «Класс», 1994.-144с.
  15. Научно-практический комментарий к УПК РСФСР /Под общ.ред.
    В.М.Лебедева, науч.ред. В.П.Божьев. - М.: Спарк, 1997.-788с.
  16. Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение: Общая концепция. Неприкосновенность личности. - М.: Наука, 1985.-239с.
  17. Платонов К.К. Структура и развитие личности. - М.: Наука, 1986.-255с.
  18. Пономарев ЯЛ. Знания, мышление и умственное развитие. - М.: Просвещение, 1967.- 264с.
  19. Посошков И.Т. Книга о скудности и богатстве. -М.-1911.
  20. Преступность, статистика, закон /Под ред. А.И.Долговой. - М.: Криминологическая Ассоциация, 1997.-196с.

200

  1. Проблемы судебной этики /Под ред. М.С.Строговича. - М.: Наука, 1974.-272с.
  2. Прошляков А.Д. Взаимосвязь материального и процессуального уголовного права. - Екатеринбург: Изд-во Гуманитарного ун-та, 1997.-208с.
  3. Речи известных русских юристов: Сборник. - М.: Юридическая литература, 1985.-544с.
  4. Решетова З.А. Психологические основы профессионального обучения. - М: Изд-во МГУ, 1985.-208с.
  5. 91.Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе: научно- практическое пособие. - М.: Гардарика, Смысл, 1998.-192с.

  6. Смолярчук В.И. Гиганты и чародеи слова: (Русские судебные ораторы второй половины XIX - начала XX века). - М.: Юридическая литература, 1984.-272с.
  7. Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности - М.: Наука, 1979.-319с.
  8. Столяренко A.M. Психологические приемы в работе юриста: Практ. Пособие.-М.: Юрайт, 2000.-288С.
  9. Судебная статистика. Современный анализ статистических данных работы судов Республики Башкортостан за 1999 год. - Уфа: Управление Судебного департамента при Верховном Суде РФ по Республике Башкортостан, 2000.-32с.
  10. Тарасов А. А. Единоличное и коллегиальное в уголовном процессе: правовые и социально-психологические проблемы. - Самара: Изд-во Самарского ун-та, 2001.-312с.
  11. Толстой Л.Н. Путь жизни. - М.: Республика, 1993.-431с.
  12. Убийцы. - М.-1928.
  13. Уголовная ответственность несовершеннолетних: Научно-практическое пособие /Отв.ред. В.П.Кашепов. - М.: Юридическая литература, 1999.-160с.
  14. Уголовный процесс зарубежных социалистических государств Европы /Под ред. В.Е.Чугунова. - М.: Юридическая литература, 1967.-448с.
  15. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства: в 2-х т. Т.1. - СПб.: Альфа, 1996.-560с.
  16. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология: Теоретические аспекты, практическое применение. - М.: Право и закон, 1996.-352с.
  17. Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1962.-172с.
  18. Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно- процессуальном праве. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1976.-143с.
  19. Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском судопроизводстве. - М.: Юридическая литература, 1981.-144с.

201 Учебники, учебные и справочные пособия, методические рекомендации

  1. Абрамова Г.С. Практическая психология. - Екатеринбург: Деловая книга, 1998.-368с.
  2. Абрамова Г.С. Практикум по психологическому консультированию. - Екатеринбург: Деловая книга, 1995.-128с.
  3. Бадмаев Б.Ц. Психология: как ее изучить и усвоить: учебно-методическое пособие для студентов ВУЗов. - М.: Учебная литература, 1997.-256с.
  4. Васильев В.Л. Психологические аспекты преступных формирований и расследования совершаемых ими преступлений: учебное пособие. - СПб.: Институт повышения квалификации прокурорско-следственных работников Генеральной прокуратуры РФ,
  5. 1994.-44с.

  6. Васильев В.Л. Юридическая психология. - СПб.: Питер, 2000.-624с.
  7. Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие /Под общ.ред. И.Н.Кожевникова, науч.ред. А.Я.Качанов. - М.: Спарк, 2000.-862с.
  8. Глазырин Ф.В., Шиханцев Г.Г. Практикум по судебной психологии. (Психология предварительного расследования) - Минск: Изд-во БГУ, 1977.-160с.
  9. Годфруа Ж. Что такое психология: в 2-х т./Пер. с франц. Под общ.ред. Г.Г.Аракелова.
  10. Т.1.-М.:Мир, 1992.-491с.

  11. Дулов А.В. Судебная психология. - Минск: Вышэйша школа, 1975.-464с.
  12. Еникеев З.Д. Квалификационные требования к юристам, назначаемым на должности прокуроров и следователей: Учебно-методическое пособие. - Уфа: Изд-во Башкирского
  13. ун-та, 1997.-12С.

  14. Зинатуллин 3.3. Уголовный процесс: схемы и определения. - Ижевск: Изд-во

Удмурдского ун-та, 1993.-104с.

  1. Использование специальных познаний при расследовании преступлений. Учебное пособие /Отв.ред. Ф.В.Глазырин. - Свердловск: Изд-во УрГУ, 1978.-80с.
  2. Климов Е.А. Основы психологии: учебник для ВУЗов. - М.: Культура и спорт, ЮНИТИ, 1997.-295С
  3. Коченов М.М., Ефимова Н.И., Кривошеее А.С., Ситковская О.Д. Изучение следователем психологии обвиняемого: методическое пособие. //Юридическая психология. Хрестоматия. /Сост. и общ.ред. Т.Н.Курбатовой. - СПб.: Питер, 2001.-c.205-
  4. 236.

  5. Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России: Лекции- очерки /Под ред. В.М.Савицкого. - М.:БЕК, 1997.-314с.
  6. Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция: Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии: Учебное пособие. - М.: Дело, 2000.-272с.

202

  1. Нагаев В.В. Основы судебно-психологической экспертизы: Учебное пособие для ВУЗов. - М.:ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2000.-334с.
  2. Назначение и проведение судебно-психологической экспертизы. Методическое письмо. //Юридическая психология: Хрестоматия. /Сост. В.В.Романов, Е.В.Романова. -М.: Юрист, 2000.-C.406-419.
  3. Общая психология: Курс лекций /Сост. Е.И.Рогов. - М.:ВЛАДОС, 1995.-448с.
  4. Общая психология: Учебник для студентов педагогических институтов /Под ред. А.В.Петровского. -М.: Просвещение, 1986.-464с.
  5. Особенности экспертной оценки аффективных реакций в момент совершения правонарушения у психически здоровых и психопатических личностей. Методические рекомендации. //Юридическая психология: Хрестоматия. /Сост. В.В.Романов, Е.В.Романова. - М.: Юрист, 2000.-С.420-434.
  6. Профессиональная этика сотрудников правоохранительных органов. Учебное пособие /Под ред. А.В.Опалева, Г.В.Дубова. - М.: Щит-М, 1997.-327с.
  7. Ситковская О.Д. Судебно-психологическая экспертиза аффекта: методическое пособие //Юридическая психология. Хрестоматия. /Сост. и общ.ред. Т.Н.Курбатовой. - СПб.: Питер, 2001.-С.410-424.
  8. Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов М.М. Новые направления судебно- психологической экспертизы. Справочное пособие. - М.: Юрлитинформ, 2000.-160с.
  9. Сорокотягин И.А. Правовая психология: Учебное пособие. - Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 2000.-296С.
  10. Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. - Спб.: Альфа-Равена, 1995.-846с.
  11. Юридическая психология /Сост. и общ.ред. Т.Н.Курбатовой.-СПб.:Питер.-2001 .- 480с.
  12. Юридическая психология: Хрестоматия /Сост. В.В.Романов, Е.В.Романова. - М.: Юристь, 2000.-448с.
  13. Статьи в сборниках научных трудов

  14. Алексеева Л.В. К вопросу об идентификации юридически значимых эмоциональных состояний //Применение психологических знаний в юридической практике: тезисы докладов научно-практической конференции. - Уфа: Изд-во Башкирского ун-та, 1991.- с.25-28.

203

  1. Аминев Г. А. Судебно-психологическая экспертиза - контуры будущего //Применение психологических знаний в юридической практике: тезисы докладов научно-практической конференции. - Уфа: Изд-во Башкирского ун-та, 1991.-c.8-ll.
  2. Анцыферова Л.И. Психология формирования и развития личности //Человек в системе наук. Сборник статей /Сост. Е.В.Филипова - М.: Наука, 1989.-С.426-433.
  3. Барышникова И.Е. Проблема профилактики суицидов у подростков //Социальная работа с молодежью: подросток, семья, социум. Тезисы докладов Всероссийской научно- практической конференции. - Уфа: МПЦ Подросток, 2000.-c.41-42.
  4. Деятельность всеукраинского кабинета по изучению преступника и преступности. //Изучение преступности и пенитенциарная практика, 1922.-Вып.2.
  5. Дубовицкая Т.Д. Необходимость психологических знаний в анализе и предупреждении противоправного поведения подростков //Применение психологических знаний в юридической практике: тезисы докладов научно- практической конференции. -Уфа: Изд-во Башкирского ун-та, 1991.-е. 108-110.
  6. Еникеев З.Д. Социально-психологические методы воздействия на обвиняемого //Применение психологических знаний в юридической практике: тезисы докладов научно-практической конференции. - Уфа: Изд-во Башкирского ун-та, 1991.-C.53-56.
  7. Ефремов Р.Х. Проблемы насилия в массовом сознании //Социальные конфликты (Экспертиза, прогнозирование, технологии разрешения). - М., 1995.-Вып.8.-с.13.
  8. Калимуллина СР. Самоубийство как социальная проблема //Социальная работа с молодежью: подросток, семья, социум. Тезисы докладов Всероссийской научно- практической конференции. - Уфа: МПЦ Подросток, 2000.-С.43-44.
  9. Каневский Л.Л. Актуальные проблемы профилактики преступности и иных правонарушений молодежи //Проблемы предупреждения и пресечения преступности и иных правонарушений несовершеннолетних молодежи, защиты их прав: материалы республиканской научно-практической конференции. Сборник. - Уфа: Изд-во Башкирского ун-та, 2000.-c.8-l 8.
  10. Каневский Л.Л. Дискуссионные проблемы участия педагога и психолога в судопроизводстве по делам несовершеннолетних //Судебно-правовая реформа и пути повышения эффективности правоохранительной деятельности: Межвузовский научный сборник. - Уфа: Изд-во Башкирского ун-та, 1993.-C.57-65.
  11. Кильмяков Р.Х. Судимость несовершеннолетних в Республике Башкортостан //Проблемы предупреждения и пресечения преступности и иных правонарушений молодежи, зашиты их прав: материалы республиканской научно-практической конференции. Сборник. - Уфа: Изд-во Башкирского ун-та, 2000.-C.25-29.

204

  1. Конева Е.В., Орел В.Е. Опыт проведения судебно-психологической экспертизы по половым преступлениям //Применение психологических знаний в юридической практике: тезисы докладов научно-практической конференции, - Уфа: Изд-во Башкирского ун-та, 1991.-С.60-62.
  2. Костицкий М.В. Теоретические проблемы применения специальных психологических знаний в юридической практике //Применение психологических знаний в юридической практике: тезисы докладов научно-практической конференции. - Уфа: Изд-во Башкирского ун-та, 1991.-c.4-8.
  3. Коченов М.М. Социально-психологическая атмосфера как предмет судебно- психологической экспертизы //Применение психологических знаний в юридической практике: тезисы докладов научно-практической конференции. - Уфа: Изд-во Башкирского ун-та, 1991.-е.31-36.
  4. Кубарев С.Г. Практика применения психологических методов в работе пенитенциарных психологов с молодежью //Социальная работа с молодежью: подросток, семья, социум. Тезисы докладов Всероссийской научно-практической конференции. - Уфа: МПЦ Подросток, 2000.-С.44-46.
  5. Кутании М.П. Саратовский кабинет по изучению преступности и преступника //Пути советской психоневрологии. - Самара.-1931.
  6. Линдмяэ X. Понятие специальных знаний, навыков, умений //Использование специальных знаний в советском уголовном процессе: Труды по правоведению /Отв.ред. Р.Марусте. - Тарту: Изд-во Тартуского ун-та, 1984.-c.4-19.
  7. Марусте Р. О некоторых возможностях расширения сферы применения психологических специальных познаний при установлении признаков субъекта преступления //Использование специальных знаний в советском уголовном процессе: Труды по правоведению /Отв.ред. Р.Марусте. - Тарту: Изд-во Тартуского ун-та, 1984.-с.21- 47.
  8. Миньковский Г.М. К вопросу о типологии несовершеннолетних правонарушителей //Проблемы судебной психологии. Тезисы докладов и сообщений на IV съезде Общества психологов СССР. - Тбилиси, 1971.-с.31-32.
  9. Полстовалов О.Б. Изучение личности несовершеннолетнего обвиняемого: первый этап ресоциализации //Проблемы предупреждения и пресечения преступности и иных правонарушений молодежи, зашиты их прав: материалы республиканской научно- практической конференции. Сборник. - Уфа: Изд-во Башкирского ун-та, 2000.-C.82-88.
  10. Поварницына В.А. Опыт изучения личности несовершеннолетней, пострадавшей в половом преступлении //Применение психологических знаний в юридической практике:

205 тезисы докладов научно-практической конференции. - Уфа: Изд-во Башкирского ун- та, 1991.-С.75-80.

  1. Рогов Ю.В. Судебно-психологическая экспертиза несовершеннолетних участников уголовного процесса //Применение психологических знаний в юридической практике: тезисы докладов научно-практической конференции. - Уфа: Изд-во Башкирского ун-та, 1991.-С.64-65.
  2. Сальманова Л.Д. Проблема подросткового суицида в молодежном социуме //Социальная политика на рубеже XXI века: тенденции и перспективы. Взгляд из настоящего в будущее: материалы Всероссийского научно-практического форума социальных работников. -М.-Уфа: Изд-во Башкирского ун-та, 1999.-е. 125-128.
  3. Самонов А.П. Психологические особенности расследования групповых преступлений //Применение психологических знаний в юридической практике: тезисы докладов научно-практической конференции. - Уфа: Изд-во Башкирского ун-та, 1991.- С.48-50.
  4. Ситковская О.Д. Применение специальных психологических знаний по делам несовершеннолетних //Применение психологических знаний в юридической практике: тезисы докладов научно-практической конференции. - Уфа: Изд-во Башкирского ун-та, 1991.-С.28-31.
  5. Слупский СЕ. Белорусский кабинет по изучению преступности //Проблемы преступности. - М.-1929.-Вып.4.
  6. Суворов Ю.Ю., Гордеева А.К., Полянова Т.А. О практике производства судебно- психологических экспертиз водителя автотранспортного средства по уголовным делам о дорожно-транспортных происшествиях //Применение психологических знаний в юридической практике: тезисы докладов научно-практической конференции. - Уфа: Изд- во Башкирского ун-та, 1991.-С.56-58.
  7. Трубицына Э.М. Возрастные особенности несовершеннолетних и молодых правонарушителей и определение мер воздействия на них в некоторых странах Восточной Европы (ретроспективный анализ) //Несовершеннолетние: их возрастные особенности и проблемы правовой ответственности: сборник научных трудов /Отв.ред. В.В.Панкратов. - М., 1992.-С.87-88.
  8. Фаттахова P.P. Основные направления работы психолога в органах внутренних дел //Социальная политика на рубеже XXI века: тенденции и перспективы. Взгляд из настоящего в будущее: материалы Всероссийского научно-практического форума социальных работников. -М.-Уфа: Изд-во Башкирского ун-та, 1999.-С.296-299.
  9. Филиппова Т.А. Подростковая преступность и ее профилактика //Социальная политика на рубеже XXI века: тенденции и перспективы. Взгляд из настоящего в

206 будущее: материалы Всероссийского научно-практического форума
социальных работников. - М. -Уфа: Изд-во Башкирского ун-та, 1999.-е. 128-131.

  1. Штромас А.Ю. Основания и формы деятельности сведущих лиц в советском уголовном процессе //Сборник научных работ /НИИСЭ Юридич. Комиссии при Совете Министров Литовской ССР, Вып. 1. - Вильнюс: Гос. изд-во полит, и науч. лит., 1963.- с.57.
  2. Юров Ю.В. Особенности системы отношений несовершеннолетних, подвергшихся изнасилованию //Применение психологических знаний в юридической практике: тезисы докладов научно-практической конференции. - Уфа: Изд-во Башкирского ун-та, 1991.- с.110-112.
  3. Ялалова P.P. Проблема суицида в современном обществе //Социальная политика на рубеже XXI века: тенденции и перспективы. Взгляд из настоящего в будущее: материалы Всероссийского научно-практического форума социальных работников. -М.-Уфа: Изд-во Башкирского ун-та, 1999.-C.286-290.
  4. Статьи в периодических изданиях

  5. Буслаев Г. Особенности расследования сексуальных убийств //Законность.-1999.- №9.-с.22-24.
  6. Горленко Е.Е. Участие специалиста на предварительном следствии как средство защиты прав лиц с психическими недостатками //Следователь.-2001 .-№1 .-с.2-3.
  7. Дементьев С. Понятие беспомощного и бессознательного состояния //Российская юстиция.-1999.-Ш .-с.43.
  8. Димов В.М. Проблемы девиантного поведения российской молодежи (социологический аспект) //Вестник Московского ун-та. Серия 18. Социология и политология.-1997.-№3.-с.47.
  9. Диянова З.В., Щеголева Т.М. О качестве проведения судебно-психологических экспертиз //Следователь. -1998.- №8 (16).-с. 19-20.
  10. Диянова З.В., Щеголева Т.М. Еще раз о судебно-психологической экспертизе //Законность.-1998.-№9.-с.ЗЗ-34.
  11. Дмитриева Т.Б. Психическое здоровье требует глобального подхода //Медицинское обозрение.-1997.-№11.-с.8.
  12. Додонов Б.И. О системе «личность» //Вопросы психологии.-1985.-№5.-с.36-45.
  13. Заверт В. Киевский институт научно-судебной экспертизы и его работа в области изучения преступника и преступности //Вестник советской юстиции.-1927.-№24.

207

  1. Иванов Г.И. Из практики Саратовского губернского кабинета криминальной антропологии и судебно-психиатрической экспертизы //Советское право.-1925.-№1.
  2. Исаенко В. Н. Использование возможностей судебно-психиатрической экспертизы //Законность.-1998.-№10.-с.5-10.
  3. Исаенко В. Н. Организация расследования серийных убийств //Законность.-1999.- №2.-с.2-7.
  4. Исаенко В.Н. О проблемах организации расследования серийных убийств в Российской Федерации //Прокурорская и следственная практика. - 2000.-Ш-2.-С.135-146.
  5. Китаев Н. Судебно-психологическая экспертиза при разоблачении инсценировок несчастных случаев и самоубийств //Законность.-1995.-№ 12.-е. 15-16.
  6. Конышева Л. Понятие психически беспомощного состояния жертвы преступления //Российская юстиция.-1999.-№4.-с.44-45.
  7. Краснушин Е.К. Что такое преступник? //Преступник и преступность.-М.-1926.- №1.
  8. Краткая характеристика состояния преступности в России в 2000 г. //Российская юстиция.-2001 .-№3.-с.77-78.
  9. Краткий анализ состояния преступности в России в 1999г. //Российская юстиция.- 2000.-№4.-с.62.
  10. Краткий анализ состояния преступности в России (январь-июль 2000г.) //Российская юстиция.-2000.-№10.-с.58-59.
  11. Крылова Н.В. Юристы и психологи за круглым столом //Психологический журнал.-1983.-Т.4.-№4.-с.101-106.
  12. Кудрявцев И., Морозова М. Психолого-психиатрическая экспертиза малолетних и несовершеннолетних свидетелей //Российская юстиция.-1995.-№6.-с.28-30.
  13. Ленц А.К. Белорусский кабинет по изучению преступника и преступности, его цели и характер деятельности // Вестник НКЮ БССР.-1927.-№1.
  14. Лурия А.Р. Экспериментальная психология в судебно-следственном деле //Советское право.-1927.-№2 (26)-с.84-100.
  15. Лурия А.Р. Психология в определении следов преступления //Научное слово.- 1928.-№3.-с.79-104.
  16. Мамедов Ф.М. К проблеме построения психологического портрета преступника при раскрытии серийных сексуальных преступлений в отношении малолетних и несовершеннолетних девочек //Прокурорская и следственная практика.-2000.-№1-2.- с.185-198.
  17. Матвеев В. Судебно-психологическая экспертиза при расследовании бандитизма //Законность.-! 995.-№6.-с.24-25.

208

  1. Махов В.Н. В уголовном процессе нужен новый источник доказательств - показания сведущего лица //Следователь.-1999.-№5.-с.39-45.
  2. Махов В.Н. Проблемы совершенствования законодательства об использовании знаний сведущих лиц при расследовании преступлений //Следователь.-1999.-№8.-с.2-9.
  3. Меркушов А.Е. О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях несовершеннолетних //Бюллетень Верховного Суда РФ.-2000.-№6.-с. 18- 24.
  4. Миславский Ю.А. Психотерапевт или пастырь? К проблеме соотношения теологической и гуманистической парадигм помощи личности //Вопросы психологии.- 1991.-№3.-с.69-74.
  5. Образцов В., Богомолова С. Судебно-психологическая аутопсия как метод экспертной диагностики суицида //Уголовное право.-2001.-№1.-с.58-61.
  6. Орлов Ю., Орлова В., Шишков С. Государственная судебно-экспертная деятельность //Российская юстиция.-2001 .-№9.-с.69-70.
  7. Протокол заседания уголовного отделения юридического общества Санкт- Петербургского университета от 20.03.04 //Вестник права.-1904.-№6.
  8. Профессиональный кодекс этики для психологов. Бонн. ФРГ, 1986 //Вопросы психологии,-1990.-№6.-с. 148-153.
  9. Работа судов общей юрисдикции в 1999 г. //Российская юстиция.-2000.-№7.-с.57- 60.
  10. Сафуанов Ф.С. О назначении комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы по уголовным делам //Прокурорская и следственная практика.-2000.-№3-4.- с.121-127.
  11. Сафуанов Ф.С. Психолого-психиатрическая экспертиза несовершеннолетнего обвиняемого //Российская юстиция. - 1997.-№7. с.29.
  12. Сафуанов Ф.С. Экспертиза психического состояния матери, обвиняемой в убийстве новорожденного ребенка //Российская юстиция.-1998.-№3.-с.29-30.
  13. Сафуанов Ф.С, Шишков С.Н. Человек в зеркале психоанализа и уголовное право //Обозрение психиатрии и медицинской психологии имени В.М.Бехтерева.-1992.-№3.- с.92-97.
  14. Ситковская О. Д. Новые направления судебно-психологической экспертизы //Прокурорская и следственная практика.-2000.-№1-2.-с.177-182.
  15. Совещание российских психологов, работников кадровых подразделений прокуратуры //Прокурорская и следственная практика.-2000.-№1-2.-с.175-176.
  16. Тагер А.С. О программе экспериментального исследования психологии свидетельских показаний //Психология.-T.l 1.-1929.-Вып.-2.

209

  1. Ткаченко Т. Преступление совершено в состоянии аффекта…//Российская юстиция.-1996.-№11.-с.52-53.
  2. Филиппенков Г., Лазарева В. Участие педагога в уголовном процессе //Советская юстиция.-1982.-№б.-с.15.
  3. Хисматуллин Р. Семейные суды по делам несовершеннолетних //Российская юстиция.-2000.-№3.-с.37.
  4. Чуркин А. Психическое здоровье населения России //Медицинское обозрение.- 1997.-
  5. Xoll.-C.ll.

  6. Шишков С.Н. Могут ли психологические и психиатрические заключения служить доказательствами? //Законность.-1997.-№7.-с.41 -44.
  7. Шишков С.Н. Специальные познания и здравый смысл в судебном доказывании //Законность.-2000.-№6.-с.23-27.
  8. Щерба С, Сарсенбаев Т. Экспертное исследование беспомощного состояния потерпевшего //Российская юстиция.-1996.-№9.-с.27-28.
  9. Этические принципы скандинавских психологов //Вопросы психологии.-1989.- №1.-с.142-148.
  10. Авторефераты и диссертации

  11. Анфиногенов А.И. Психологический портрет преступника, его разработка в процессе расследования преступлений: Дис.канд.психол.наук. - М, 1997.-183с.
  12. Ачмиз Р.Ю. Расследование дорожно-транспортных преступлений (теоретические и тактико-методические аспекты): Автореф.дис.канд.юрид.наук. - Волгоград, 1999.-32с.
  13. Белюшина О.В. Правовое регулирование и методика применения полиграфа в раскрытии преступлений: Дис.канд.юрид.наук. - М, 1998.-172с.
  14. Верин В.В. Статистическое изучение преступности подростков и несовершеннолетних в современной России: Автореф.дис.канд.экон.наук. - М., 1999.- 24с.
  15. Галимов О.Х. Проблемы правового регулирования уголовного судопроизводства с участием малолетних: Дис.канд.юрид.наук. - Омск, 1997.-233с.
  16. Горленко Е.Е. Гарантии процессуальных прав лиц с психическими отклонениями на предварительном следствии: Автореф.дис.канд.юрид.наук.- М., 2001.-28с.
  17. Зорин Р.Г. Применение специальных криминалистических знаний при осуществлении защиты по уголовным делам о дорожно-транспортных происшествиях: Автореф.дис.канд.юрид.наук. - Гродно, 1999.-20с.
  18. Карузина В.В. Тактика использования данных о поведении участников уголовного процесса в ходе следственных действий: Дис.канд.юрид.наук. - СПб., 1998.- 194с.

210

  1. Конышева Л.П. Судебно-психологическая экспертиза психического состояния несовершеннолетней жертвы изнасилования: Автореф.дис.канд.психол.наук. - М, 1988.
  2. Копылова Г.К. Предпосылки эффективности деятельности практического психолога органов внутренних дел: Дис.канд.психол.наук. - М, 1997.-242с.
  3. Космодемьянская Е.Е. Повышение эффективности поиска лиц, совершивших корыстные, корыстно-насильственные преступления: Автореф.дис.канд.юрид.наук. - Томск, 2000.-30с.
  4. Костицкий М.В. Использование специальных психологических знаний в советском уголовном процессе: Дис.докт.юрид.наук. - Львов, 1990.-457с.
  5. Кроз М.В. Система психологической оценки прокурорских работников: Дис.канд.психол.наук. - М., 1999.-240с.
  6. Кудрявцева А.В. Судебная экспертиза как институт уголовно-процессуального права: Автореф.дис.докт.юрид.наук. - СПб., 2001.-42с.
  7. Куленко О.И. Проблемы ответственности за преступления, совершаемые в состоянии аффекта: уголовно-правовой и криминологический аспекты (на материалах Республики Казахстан и Уральского региона России): Автореф.дис.канд.юрид.наук. - Челябинск, 2000,-ЗОс.
  8. Левченко О.В. Уголовно-процессуальное доказьгоание (сущность, средства доказывания, предмет и пределы): Автореф.дис.докт.юрид.наук. - Ижевск, 2001.-52с.
  9. Лури B.C. Анализ современного опыта психологической подготовки сотрудников полиции США: Дис.канд.психол.наук. - М., 1991.-251с.
  10. Мешкова B.C. Изобличение лидера (организатора) преступной группы в ее создании и в руководстве преступной деятельностью: Дис.канд.юрид.наук. - М., 1998.- 166с.
  11. Молоканова А.В. Профессионально-психологические качества следователя и их развитие в высшем образовательном учреждении МВД России: Дис.канд.психол.наук -М., 2000.-232с.
  12. Полищук Д.А. Тактико-психологические особенности допроса при расследовании преступлений, совершенных преступными сообществами: Дис.канд.юрид.наук. - М., 2000.-259с.
  13. Полстовалов О.Б. Совершенствование тактических приемов криминалистики на основе современных достижений психологической науки: Дис.канд.юрид.наук. - Уфа, 2000.-308с.
  14. Семик А.А. Психологическая характеристика имиджа сотрудников органов внутренних дел: Дис.канд.психол.наук. - Рязань, 1999.-276с.

211

  1. Сидоров Э.Т. Использование автотехнических познаний в раскрытии и расследовании дорожно-транспортных преступлений: Автореф.дис.канд.юрид.наук. - М., 1999.-28с.
  2. Ситковская О. Д. Психологические основы уголовной ответственности: Дис.докт.психол.наук. - М., 1996.-434с.
  3. Соколова Е.Н. Морально-психологическая подготовленность следователя и ее формирование у курсантов и слушателей в специальных образовательных учреждениях МВД России: Дис.канд.психол.наук. -М., 1999.-300с.
  4. Спасенников Б. А. Субъект преступления: уголовно-правовой и медико- психологические аспекты: Автореф.дис.докт.юрид.наук. - Екатеринбург, 2001.-48с.
  5. Сысоева Т.В. Убийство, совершенное в состоянии аффекта (уголовно-правовые и виктимологические аспекты): Автореф.дис.канд.юрид.наук. - Екатеринбург, 2000.-24с.
  6. Трясоумов М.А. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с убийствами матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК): Автореф.дис.канд.юрид.наук.
    • Екатеринбург, 2000.-24с.
  7. Успенская Ю.М. Деятельность школьного психолога по профилактике детской и подростковой преступности: Автореф.дис.канд.психол.наук. -Тверь, 2000.-26с.
  8. Хабалев В.Д. Применение гипноза для активизации памяти опрашиваемых лиц в деятельности зарубежной полиции: Дис.канд.психол.наук. - М., 1997.-2Юс.
  9. Чулахов В.Н. Навыки и привычки человека как источник криминалистически значимой информации: Дис.канд.юрид.наук. - М., 1998.-2Юс.
  10. Шабунина А.И. Уголовная ответственность за преступления, совершенные импульсивно: Автореф.дис.канд.юрид.наук. - Волгоград, 2000.-28с.
  11. Иностранная литература

  12. Беленски Радостен. Разпит на свидетел в наказателно производство. - София: Издателска къща Софи-Р, 1999.-386с.
  13. Петров Георги. Детската престъпност. - Велико Търново: Абагар, 1998.-584с.
  14. Юридически речник. - София: Наука и изкуство, 1994.-420с.

212

ПРИЛОЖЕНИЕ 1 Анкета для изучения уголовных дел (с результатами обсчета ответов на ее вопросы)1 Раздел 1. Сведения об уголовном деле:

№ дела (следственный, судебный, архивный)

по обвинению (Ф.И.О.)

2.Кем возбуждено:

4 ОВД 11,76% 5 6 прокуратура 85,88% 7 8 другой орган 2,35% 4.Как разрешено: 9 010 прекращено органом предварительного следствия

011 передано в суд 100% б.Пересмотр. судебного решения:

14 в кассационном порядке
47,05% 15 16 в надзорном порядке 2,35% 17 18 по вновь открыв.обстоятельств.
- 19 Краткая фабула дела, ст. УК РФ

1 .Место нахождение архивн.дела:

1 ОВД 2 3 прокуратура 4 5 суд 100% З.Кем расследовано: 6

7 ОВД 9,41% 8 9 прокуратура 90,58% 10 11 другой орган 5.Каким судом рассмотрено: 12

12 районным судом 21,18% 13 14 Верховным судом 78,62% Республики Башкортостан 15 Раздел 2. Сведения о личности участников процесса:

7.Возраст:
обвиняемых

17 до 14 лет 2,35% 18 19 до 16 лет 2,35% 20 21 до 18 лет 20,35% 22 23 до 20 лет 32,55% 24 25 от 20 лет 48,86% 26 8 -Пол: обвиняемых

032 муж. 88,23%

потерпевших

22 до 14 лет 4,11% 23 24 до 16 лет 2,35% 25 26 до 18 лет 4,70% 27 28 до 20 лет 1,76% 29 30 от 20 лет 47,05% 31 потерпевших 034 муж. 42,35%

свидетелей

27 до 14 лет 14,11% 28 29 до 16 лет 11,76% 30 31 до 18 лет 3,52% 32 33 до 20 лет 17,64% 34 35 от 20 лет 52,94% свидетелей 36 036 муж. 62,35%

1 В ходе исследования изучено 402 архивных уголовных дела, из них отобрано 215 дел, материалы которых содержат данные об участии психолога в производстве по делу. За 100% взято 215 дел, в общей массе изученных дел составляющие 53,48%.

213

037 жен. 37,65 %

свидетелей

46 учится
36,47% 47 48 работает
51,76% 49 50 пенсион.
7,05% 51 52 без занят.
4,70% 53 свидетелей

61 псих.забол. 62 63 отставание псих.развит. 1,17% 64 65 тяжелое эмоц. состояние 7,05% 66 064без особен.97,76%

033 жен. 11,76% 035 жен. 57,65%

9.Род занятий: обвиняемых потерпевших

38 учится 32,94% 042 учится 34,11% 39 40 работает 3 7,64% 043 работает 42,35% 41 42 пенсион. 4,70% 044 пенсион. 9,41% 43 44 без занят.24,70% 045 без занят. 14,11% Ю.Состояние психического здоровья, его особенности: обвиняемых потерпевших 45

50 невменяемость 2,35% 056 псих.забол. 51 52 огран.вменяем. 4,70% 057 отставание 53 54 отставан.псих.разв. - псих.разв. 1,17% 55 56 опьянение 49,41% 058 опьянение 49,41% 57 58 аффект 7,44% 059 тяж.эмоц.сост.4,7% 59 60 без особенности, 47% 060 без особен. 44,70% Раздел 3. Краткое содержание деятельности психолога: 61 11 .Какой орган приглашал психолога для участия в производстве по делу:

65 ОВД 2,35% 068 иной орган 66 67 прокуратура 90,58% 069 по ходатайству участников 68 69 суд 7,05% процесса 4,7 0Уо 12.На каком этапе производства по делу участвовал психолог: 70 28, 64,70%

3,52% 3,52%

71 до возбуждения дела 72 73 в процессе расследования до предъявления обвинения 74 75 в процессе расследования после предъявления обвинения 76 77 при утверждении прокурором обвинительного заключения 78 79 при назначении дела к судебному рассмотрению 80 81 в ходе судебного разбирательства дела по существу 82 83 в ходе проверки судебного решения в кассационном порядке 84 85 при решении вопросов, связанных с исполнением суд. решения 86 87 в ходе проверки судебных решений в надзорном порядке 88 89 в ходе производства по вновь открывшимся обстоятельствам 90

214

13.Чем обусловлено участие психолога в производстве по делу:

содействие при производстве следственных и судебных действий в отношении

80 несоверш. обвиняемых 25,88% 083 малолетних потерпевших 34,11% 81 82 несоверш. потерпевших 7,05% 084 малолетних свидетелей
14,11% 83 84 несоверш. свидетелей 15,29% 085 взрослых лиц проведение экспертного психологического исследования в отношении 85

86 несоверш. обвиняемых 25,88% 090 малолетних свидетелей
1,17% 87 88 несоверш. потерпевших 34,11% 091 взрослых обвиняемых
75,29% 89 90 несоверш. свидетелей 1,17% 092 взрослых потерпевших
1,17% 91 92 малолет. потерпевших 34,11% 093 взрослых свидетелей Н.Участие психолога в производстве по делу имело место в форме: 93

94 консультация /, / 7% 096 участие в роли педагога
21,13% 95 96 судебная экспертиза 92,94% 097 участие в роли специалиста 15.Участие психолога в качестве консультанта: 97

98 устн. консультация - 100 по вопросам псих.разв. н/с/л лиц 1,17% 99 100 писм. консультация 1, 17% 101 по иным вопросам 16.Участие психолога в качестве педагога в процессуальных действиях: 101

102 допросы 8,41% 107 объяв, подозрев. права на защиту /, 17%> 103 104 очные ставки 2,35% 108 предъявление обвинения 1,17% 105 106 иные след.действия /, 17% 109 объяв, об окончании следствия 1,17%> 107 108 объяв.о наз.эксперт.7,17% 110 участие в судебном заседании
2,35% 109 110 ознак.с акт.эксперт./,77% 111 17.Участие психолога в качестве специалиста в процессуальных действиях:

111 допросы - 114 предъявление на опознание 112 113 освидетельствование - 115 проверка показаний на месте 114 115 очные ставки - 116 иные действия 18.Участие психолога в качестве эксперта 116

117 психологич. экспертиза 14,11% 121 амбулаторная 69,41% 118 119 психиатр.эксп. с участ. психолога 27,07% 122 стационарная 23,33% 120 121 психолого-психиатр, экспертиза 51,76% 123 в эксп.учрежд.?4,70% 122

215

120 другая комплексная экспертиза - 124вне эксп.учреж 8,23%.

^.Организационные и иные мероприятия по обеспечению участия психолога в производстве по делу:

125 запросы в различные учреждения о консультации психолога 1,17% 126 127 требования о командировании специалистов 2,35% 128 129 договоры о проведении экспертного исследования 4,70% 130 131 другие мероприятия 132 20.Из каких учреждений приглашались психологи для участия в производстве по делу:

129 школа 5,88% 132 центры психол. помощи населению
1,17% 130 131 РОНО, РУНО 2,35% 133 органы внутренних дел 1,17% 132 133 ВУЗы 5,88% 134 другие учреждения 5,88% Раздел 4. Использование результатов участия психолога в производстве по делу: 134 21.В каких документах отражено участие психолога в производстве по делу:

135 протоколы след.действий 18,38% 138 акты экспертизы 92,48% 136 137 протоколы суд.заседания 2,35% 139 консульт.заключения 1,17% 138 139 постан. о назн.экспертизы 92,94% 140 иные документы 22.В результате участия психолога в производстве по делу: 140

141 установлены обстоятельства дела, влияющие на квалиф. деяния
92,94% 142 143 обращено внимание на псих, состояние потерпевших, свидетелей
3,52% 144 145 тщательно исследована личность лица, совершившего преступление 92,94% 146 147 установлены обстоятельства, влияющие на индивидуал, наказания 92,94% 23.Оценка результатов участия в деле психолога, отраженная в приговоре: 148 149 ссылка на участие психолога в производстве след. действий /, / 7% 150 151 ссылка на производство судебно-психологической экспертизы 92,94% 152 153 признание заключения экспертов неубедительным 2,35% 154 155 признание заключения экспертов обоснованным 90,58% 156 157 учет судом выводов психолога при квалификации деяния 90,58% 158 159 учет судом выводов психолога при индивидуал.ответствен. 92,94% 160

216

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Результаты анкетирования следственных и прокурорских работников

На предложенные вопросы следователи, прокуроры, их заместители и помощники дали следующие варианты ответов:

  1. Имеются ли в штате правоохранительных органов профессиональные психологи?

Да 17 чел.-15,18% Нет 95 чел-84,82%

  1. Если да, в каких подразделениях и есть ли среди них специалисты, непосредственно включенные в процесс раскрытия и расследования преступлений?

Да - Нет 112чел.-100%

  1. Если нет, в какие учреждения Вы обращаетесь за помощью, когда в ходе расследования уголовного дела возникает необходимость содействия психолога?

Психиатрические учреждения 65 чел.- 58,04%

Вузы, имеющие кафедры психологии 32 чел.-28,5 7%

Не обращались 15 чел.- 13,39%

  1. По каким категориям дел бывает необходима профессиональная помощь психолога? Дела о насильственных преступлениях против личности 73 чел. -65,17% Дела с участием несовершеннолетних и малолетних лиц 64 чел.-57,14% Дела с участием лиц с психическими отклонениями 38 чел.-33,92% Дела о самоубийствах 59 чел.-52,68%2
  2. Известны ли Вам какие-либо методические и информационные письма Генеральной прокуратуры РФ об использовании помощи профессиональных психологов в ходе расследования уголовных дел?
  3. Да 14 чел.-12,50% Нет 98 чел.- 87,50%

  4. Ваше мнение по поводу привлечения психологов к разработке психологического портрета неизвестного преступника в целях его установления и розыска в ходе расследования серийных преступлений?

Положительное 74 чел.-66,07% Отрицательное 10чел.-8,93%

Зависит от конкретного случая 28 чел. -25,00%

  1. Целесообразно ли привлечение специалиста-психолога к работе следственно- оперативной группы, расследующей серийные преступления?

Да 65 чел.-58,03% Нет 26 чел.-23,22% Иногда 21 чел.-18,75%

  1. Считаете ли Вы эффективным иногда предварительно консультироваться у психолога относительно тактики проведения допроса (других следственных действий), наиболее полно учитывающей личностные особенности конкретного обвиняемого, подозреваемого, свидетеля, потерпевшего?

Да 65 чел.-58,03% Нет 47 чел.-41,97%

  1. Приглашали ли Вы психолога в качестве специалиста для участия в производстве следственных действий в порядке ст. 133-1 УПК?

Да 16чел.-14,29% Нет 96 чел.-85,71%

  1. В производстве каких следственных действий наиболее эффективно участие специалиста-психолога?

Допросы 52 чел.-4б,43%

Очные ставки,предъявление на опознание,следственный эксперимент 32 чел.-28,57% Затрудняются ответить 28 чел.-25,00%

  1. В чем выражается содействие специалиста-психолога при производстве следственных действий?

1 За 100% было принято 112 респондентов, среди них 58 следователей, 54 прокурорских работника.

2 Общий процент может быть более 100 в связи с тем, что называлось несколько вариантов ответа.

217

Установление психологического контакта с детьми и подростками 13 чел.-J 1,60% Более полный и точный портрет лица, совершившего преступление 15 чел.-13,39% Дополнительная информация об участвующих в деле лицах 16 чел.- 14,29%

Содействие в установление субъективной стороны преступления 29 чел. - 25,89%

Моральная поддержка 7 чел. - 6.25%

Затрудняются ответить 32 чел.-28,58%

  1. Возможно ли, на Ваш взгляд, пользоваться помощью психолога при определении ролей соучастников в организованных преступных формированиях, в выявлении фигуры лидера?

Да 47 чел.-41,9б% Нет 38 чел.-33,93% Не ответили 27 чел.- 24,11%

  1. Консультируетесь ли с психологами относительно целесообразности проведения судебно-психологической и комплексных с нею видов экспертиз, правильной постановки вопросов, входящих в компетенцию эксперта?

Да 66 чел,-58,92% Нет 46чел.-41,08%

  1. В каких случаях назначается и проводится судебно-психологическая экспертиза? Сомнения в способности правильно давать показания 15 чел.- 13,40% Сомнения в способности отдавать отчет своим действиям 58 чел.- 51,79% По делам несовершеннолетних 29 чел.- 25,89% Необходимо для всестороннего исследования обстоятельств дела 10 чел. - 8,92%
  2. Кто приглашается в качестве экспертов, каким критериями руководствуется следователь, выбирая эксперта?
  3. Компетентность, подтверждаемая официальными документами 36 чел. - 32,15%

Занимаемая должность эксперта-психолога 38 чел.- 33,93%

Наличие опыта экспертной работы 17 чел.- 15,17%

Затрудняются ответить 21 чел.-18,75%

  1. Считаете ли необходимым для более квалифицированного проведения судебно- психологических экспертиз создание соответствующих специализированных экспертных учреждений?

Да 65 чел.-58,03% Нет 26 чел.-23,22%

Надо использовать экспертные психиатрические комиссии 21 чел.-18,75%

  1. Одобряете ли Вы предусмотренное проектом УПК нововведение об обязательном участии психолога при допросе несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых в возрасте до 16 лет или признанных умственно отсталыми, и возможном по усмотрению следователя в отношении несовершеннолетних старше 16 лет?

Да 46 чел. -41,08% Нет 43 чел.-38,39%

Уточнили, что зависит от конкретного случая 14 чел.-12,50%

Отметили, что это трудно реализовывать на практике 9 чел. -8,03%

  1. Считаете ли необходимым предусмотреть в законе аналогичное правило для допроса малолетних и несовершеннолетних потерпевших и свидетелей?

Да 46чел.-41,08% Нет 43 чел.-38,39%

Только в случае необходимости 14 чел. -12,50%

Только в отношении малолетних 58 чел.-51,78%

Отметили, что будет трудно выполнять на практике 9 чел. - 8,03%

  1. Считаете ли необходимым проводить полное психологическое обследование несовершеннолетних лиц, совершивших преступления?

Да 58 чел.-51,79% Нет 36 чел.-32,14%

Зависит от конкретного случая 18 чел.-16,07%

  1. Ваши предложения и пожелания, касающиеся привлечения психологов к практике расследования уголовных дел

Вызов психолога не должен быть проблемой 42 чел.- 37,50%

Привлекать по мере необходимости, в основном по сложным делам (тяжкие преступления против личности, проблемные участники процесса) 63 чел.-56,25%

218

Результаты анкетирования судей

.1

На предложенные вопросы судьи дали следующие варианты ответов:

  1. В каких случаях во время судебного разбирательства уголовных дел возникает необходимость в помощи профессиональных психологов?

Допрос несовершеннолетних подсудимых, потерпевших, свидетелей 86 чел. - 78,18%

Особо отмечалось:

Наличие отклонений от психической нормы / 2 чел. -10,90%

Трудности в контактировании с взрослыми 10 чел. - 9,09%

В отношении потерпевших от половых преступлений 16 чел.- )’4,54%

Исследование вопросов о психическом состоянии подсудимого

(установление аффективного состояния) 26 чел.- 23,бЗ%

Выяснение личностных особенностей подсудимого 34 чел. -30,90%2

  1. К кому, в какие учреждения Вы обращаетесь за помощью в этих случаях? ВУЗы, имеющие кафедры психологии

в частности, БГУ 62 чел. -56,36%

БГПУ 34 чел.-30,90% К экспертам-психологам судебно-психиатрических экспертных

комиссий 42 чел.-38,18%

К психологам школ, других средних учебных заведений 16 чел.-14,54%

Центры социально-психологической помощи населению 12 чел.-10,90%

  1. Какого характера содействие оказывают психологи при судебном разбирательстве уголовных дел?

Для получения более полных и правдивых показаний от

несовершеннолетних лиц 47 чел.- 42,72%

Психодиагностическое обследование потерпевших от

половых преступлений 12 чел.- 10,90%

Выяснение личностных особенностей подсудимого, его

отношения к содеянному 34 чел.- 30,90%

  1. Бывает ли необходимо содействие психолога при производстве некоторых судебных действий, в частности допроса несовершеннолетних и малолетних свидетелей, потерпевших, несовершеннолетних подсудимых?

Да 92чел.-83,64% Нет 18 чел.- 16,36%

Отметили трудности с вызовом психологов 16 чел.- 14,54%

  1. Одобряете ли Вы предусмотренное проектом УПК нововведение об участии психолога при допросе несовершеннолетнего подсудимого (обязательное, если несовершеннолетний в возрасте до 16 лет или признан умственно отсталым, и возможное по усмотрению суда, если несовершеннолетний старше 16 лет)?

Да 56чел.-50,91% Нет 18 чел.- 16,3б%

Зависит от конкретного случая 24 чел.- 21,82%

Только в отношении лиц с признаками умственного отставания 12 чел. -10,91 %

1 За 100% было принято 110 респондентов, среди них 37 судей Верховного Суда РБ, 73 районных судьи.

2 Общий процент может быть более 100 в связи с тем, что респонденты называли несколько вариантов ответа

219

  1. Считаете ли вы необходимым предусмотреть в законе аналогичное правило в отношении допроса малолетних и несовершеннолетних потерпевших и свидетелей?

Да 69чел,-б2,73% Нет 18 чел.-/6,36%

По усмотрению суда ] 1 чел. -10,00%

Только в отношении лиц с признаками умственного отставания 12 чел.-10,91%

Указали на необходимость дополнить права участвующего в деле 7 чел. - 6,36% психолога (предоставить право пояснять показания указанных лиц)

  1. Целесообразно ли учитывать мнение психолога относительно прогноза будущего поведения несовершеннолетнего подсудимого при решении вопросов о применении принудительных воспитательных мер или назначении наказания?

Да 69 чел.-62,73% Нет 15 чел.-13,64%

Зависит от конкретного случая 26 чел. -23,64%

Отметили, что это интересно 8 чел. - 7,28%

  1. Целесообразно ли учитывать мнение психолога специального воспитательного или пенитенциарного учреждения, в котором находился несовершеннолетний осужденный, при решении судом вопросов о досрочном прекращении пребывания в указанных учреждениях?

Да 95 чел.-86,36% Нет 15 чел.-13,64%

Отметили, что это должно быть обязательным 64 чел. -58,19%

  1. Какая процессуальная форма участия психолога в судебном заседании наиболее распространенна (назначение и проведение в необходимых случаях судебно-психологической экспертизы в порядке ст.78 УПК, участие специалиста-психолога в судебном разбирательстве в порядке ст.253-1 УПК, участие в судебных действиях в процессуальном качестве педагога в порядке ст.259 УПК)?

Экспертиза 42 чел.-38,18%

Участие в роли специалиста 7 чел. - 6,36%

Участие в роли педагога 10 чел. - 9,09%

В равной степени 27 чел.-24,55%

Трудно выделить 24 чел.-21,82%

Ю.Ваши замечания, предложения и пожелания относительно привлечения

психологов к практике рассмотрения и разрешения уголовных дел

Вызов психолога в суд не должен быть проблемой 65 чел.-59,10% Создание психологических подразделений в экспертных

учреждениях 78 чел.-70,90%

Психологи нужны суду, но их слишком мало 26 чел.-23,63%

Привлекать психологов как можно чаще 16 чел.-14,54% Вопросы участия психолога в производстве по уголовным

делам требуют всесторонней проработки 8 чел. - 7,28%

220

ПРИЛОЖЕНИЕ 3 Предложения о внесении изменений и дополнений в УПК РФ

1.В статье 42 часть вторую дополнить пунктом 21а следующего содержания: «21а)
ходатайствовать о привлечении к участию в процессуальных действиях необходимых специалистов в соответствии со статьей 58 настоящего Кодекса».

2.В статье 46 часть четвертую дополнить пунктом 9а следующего содержания: «9а)
ходатайствовать о привлечении к участию в процессуальных действиях необходимых специалистов в соответствии со статьей 58 настоящего Кодекса».

З.В статье 47 часть четвертую дополнить пунктом 11а следующего содержания: «Па)
ходатайствовать о привлечении к участию в процессуальных действиях необходимых специалистов в соответствии со статьей 58 настоящего Кодекса».

  1. В статье 56 часть третью дополнить пунктом 4а следующего содержания: «4а) психолог
    • об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием психологической помощи».

5.Статыо 57 дополнить частью седьмой следующего содержания: «7. Эксперт обязан:

1)являться по вызову дознавателя, следователя, прокурора, суда;

2)представлять лицам, осуществляющим производство по делу, документы,

подтверждающие его специальную квалификацию, сообщать по требованию лиц,

осуществляющих производство по делу или участвующих в нем, сведения о своем

профессиональном опыте;

3)провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела, дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам;

4)давать показания по вопросам, связанным с проведенным исследованием и данным заключением;

5)соблюдать порядок при производстве процессуальных действий». 6.В статье 58 часть первую изложить в следующей редакции: «1. Специалист - лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, применения специальных знаний, технических средств в исследовании материалов дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию»;

дополнить частью пятой следующего содержания: «5. Специалист обязан: 1)являться по вызову дознавателя, следователя, прокурора, суда;

221

2)представлять лицам, осуществляющим производство по делу, документы, подтверждающие его специальную квалификацию, сообщать по требованию лиц, осуществляющих производство по делу или участвующих в нем, сведения о своем профессиональном опыте;

3)участвовать в производстве процессуальных действий, используя специальные знания, технические средства для обнаружения, закрепления, изъятия доказательств, исследования материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию;

4)давать пояснения по поводу выполняемых им действий;

5)соблюдать порядок при производстве процессуальных действий».

7.В статье 191 часть первую изложить в следующей редакции: «1. Допрос, иные процессуальные действия в отношении потерпевшего, свидетеля в возрасте до 14 лет, а также в отношении потерпевшего, свидетеля в возрасте от 14 до 18 лет, находящегося в особом эмоциональном состоянии или имеющего психические либо физические недостатки, проводятся с участием педагога или психолога. При производстве допроса, иных процессуальный действий в отношении других несовершеннолетних потерпевших, свидетелей педагог или психолог участвуют по усмотрению дознавателя, следователя, прокурора или ходатайству законного представителя»;

дополнить частью третьей следующего содержания: «3. Педагог или психолог вправе участвовать в формулировании вопросов, пресекать педагогически некорректные, способные травмировать детскую психику формулировки вопросов, по окончании процессуального действия знакомиться с его протоколом, делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей, о нарушении прав и законных интересов несовершеннолетнего потерпевшего, свидетеля».

8.В статье 196 пункт 5 после слова «сомнение» дополнить словами «, в этом случае проводится медико-психологическая экспертиза»;

дополнить пунктом 6 следующего содержания: «6)соответствие психофизиологических качеств обвиняемого требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам».

9.В статье 198 часть вторую изложить в следующей редакции: «2. Потерпевший, свидетель, в отношении которого производится судебная экспертиза, вправе знакомиться с постановлением (определением) о назначении экспертизы и заключением эксперта. Такое право имеет и законный представитель несовершеннолетнего или процессуально недееспособного потерпевшего, свидетеля, в отношении которого производится судебная

222 экспертиза. Потерпевший пользуется также правом, предусмотренным пунктом 2 части первой настоящей статьи».

10.В статье 280 часть первую после слова «педагог» в соответствующих падежах дополнить словами «или психолог» в соответствующих падежах;

часть третью изложить в следующей редакции: «3. Педагог или психолог вправе участвовать в формулировании вопросов, пресекать педагогически некорректные, способные травмировать детскую психику формулировки вопросов, по окончании судебного заседания знакомиться с его протоколом, делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей, о нарушении прав и законных интересов несовершеннолетнего потерпевшего, свидетеля».

И.В статье 421 в части первой в пункте 2 слова «иные особенности его личности» заменить словами «особенности характера и темперамента, потребности и интересы»;

дополнить частью третьей следующего содержания: «3. Лица, осуществляющие судопроизводство в отношении несовершеннолетних, вправе направлять их для всестороннего изучения личности в социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних, получать от специалистов-психологов образовательных, воспитательных, профилактических учреждений консультации относительно наиболее оптимальных мер воздействия на несовершеннолетнего».

12.В статье 425 часть третью после слов «в допросе» дополнить словами «, при производстве иных процессуальных действиях в отношении»;

часть четвертую после слова «защитника» дополнить словами «или законного представителя»;

часть пятую изложить в следующей редакции: «5. Педагог или психолог вправе участвовать в формулировании вопросов, пресекать педагогически некорректные, способные травмировать подростковую психику формулировки вопросов, по окончании процессуального действия знакомиться с его протоколом, делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей, о нарушении прав и законных интересов несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого. Эти права прокурор, следователь, дознаватель разъясняет педагогу или психологу перед проведением процессуального действия в отношении несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, о чем делается отметка в протоколе»;

часть шестую дополнить предложением следующего содержания: «Суд обеспечивает участие педагога или психолога в допросе несовершеннолетнего подсудимого по ходатайству защитника, законного представителя либо по собственной инициативе».