lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Прилуцкий, Геннадий Юльянович. - Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания в борьбе с корыстно-насильственными преступлениями (правовые, организационные и тактико-методические аспекты): Дис. ... канд. юрид. наук :. - Краснодар, 2001 265 с. РГБ ОД, 61:02-12/59-4

Posted in:

61-бЯ~ /Я/5 9- Z/

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КРАСНОДАРСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

На правах рукописи

Прилуцкий Геннадий Юльянович

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ОРГАНОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО

СЛЕДСТВИЯ И ДОЗНАНИЯ В БОРЬБЕ

С КОРЫСТНО-НАСИЛЬСТВЕННЫМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ

(ПРАВОВЫЕ, ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ

И ТАКТИКО-МЕТОДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ)

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: заслуженный деятель науки Кубани,

доктор юр идическ^чна^Ку профессор Меретуков Г.М.

Краснодар 2001

• Содержание

Введение 4

Глава I. Правовые аспекты и проблемы соотношения уголовно- процессуальной и оперативно-розыскной деятельности при рас следовании корыстно-насильственных преступлений 13

§ 1. Тенденции преступности на современном этапе и проблемы взаимодействия следственных и оперативно-розыскных подразде лений органов внутренних дел в • раскрытии преступле ний 13

§ 2. Правовые аспекты взаимодействия следователя с органами дознания в ходе расследования корыстно-насильственных престу плений 23

§ 3. Проблемы соотношения уголовно-процессуальной и оператив но-розыскной деятельности 45

§ 4. Типичные ошибки, допускаемые органами предварительного расследования при осуществлении взаимодействия с правоохранительными органами стран СНГ и дальнего зарубежья, и пути их

устранения 75

Глава II. Особенности возбуждения уголовного дела и взаимодействие следователя с органом дознания на первоначальном и последующем этапе расследования корыстно-насильственных преступ-

лений 95

§ 1. Сущность стадии возбуждения уголовного дела и ее значение в уголовном судопроизводстве. Особенности возбуждения уголовно го дела и планирование расследования 95

§ 2. Взаимодействие следователя с органом дознания на первоначальном и последующем этапе расследования при проведении

следственных действий 123

§ 3. Организация и тактика взаимодействия следственных, опера тивно-розыскных и иных подразделений ОВД при раскрытии и расследовании преступлений как фактор эффективной профессио нальной деятельности 212

Заключение : 228

Библиография 233

Введе ние

Актуальность темы исследования. В структуре преступности удельный вес корыстно-насильственных преступлений (кража, грабеж и разбой, вымогательство), совершаемых преступными группировками, достаточно велик. Указанные преступления отличаются высокой степенью организованности, сопряжены с исключительной дерзостью преступников, совершаются, как правило, с применением холодного,и огнестрельного оружия, нередко

• сопровождаются пытками и истязаниями потерпевших, а иногда и лишением

их жизни.

За последние годы (1997-2000) прослеживается тенденция увеличения количества корыстно-насильственных преступлений в 2,8 раза. Доля в общей преступности составляет 7,2%. В отдельных регионах юга России, таких как Ингушетия, Дагестан, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Адыгея, Краснодарский и Ставропольский край, данный вид преступности возрос, соответственно в 3,8; 3,6; 3,4; 3,2; 3,03; 2,9 и 2,8 раза. Значительно снизилась и раскрываемость этих преступлений. Это, объяснить можно тем, что изменилось содержание диспозиции квалифицирующих признаков в составах преступлений, предусмотренных в ст. 158, 151 и 162 УК РФ, происшедших с введением нового уголовного законодательства. Резкому увеличению преступлений данной категории также способствует нестабильное положение в российском обществе, возникшие обстоятельства в наследственном праве и

ф праве собственности, договорном праве, т.е. в целом в гражданском праве.

Неотрегулированность этих общественных отношений позволяет варьировать преступникам. Негативное влияние оказывают несоответствия некоторых положений законов Российской Федерации «О милиции», «О прокуратуре», «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации», подзаконных нормативных актов Генеральной прокуратуры, Министерства юстиции и Министерства внутренних дел, Федеральной службы налоговой

4

полиции Российской Федерации действующему уголовно- процессуальному законодательству, а также многочисленные недочеты при подготовке положений проекта УПК Российской Федерации в части взаимодействия органа предварительного расследования и органа дознания при расследовании преступлений. В связи с этим актуальность данной тематики несомненна. Это дает автору возможность провести научно обоснованные исследования в данной области и выявить условия, способствующие, которая будет способствовать совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, что позволит внести определенный вклад в уголовно-процессуальную и криминалистическую науку.

Современное состояние проблемы. Данная проблематика междисци- плинарна и в определенной мере освещалась в работах (Р.С. Белкина, В.И. Брылева, В.П. Божьева, Л.Д Гаухмана, Ф.К. Гизатулина, В.Н. Григорьева, А.И. Гурова, К.Ф. Гуценко, В.И. Куклина, С.А. Кутякина, В.Н. Долина, А.А. Закатова, А.П. Лупинской, С.С. Степичева, В.В. Стребиж, А.Я. Целище-ва, А.Р. Белкина, В.М. Быкова, А.И. Винберга, Ф.В. Глазырина, В.Д. Зеленского, Г.Г. Зуйкова, И.Ф. Крылова, В.Н. Кудрявцева, Н.И. Кулагина, Г.М. Миньковского, В.Т. Томина, Г.А. Туманова, Н.А. Селиванова, А.П. Резвана, Г.М. Меретукова, СЕ. Еркенова, А.А. Хмырова, Г.П. Химичевой и многих других. Однако эти исследования проводились в контексте законов, подзаконных актов, которые уже устарели, тем более, что ученые ранее рассматривали лишь отдельные аспекты темы. Таким образом, для совершенствования законодательной и нормотворческой деятельности органов власти и управления, органов, производящих предварительное расследование, назрела необходимость комплексного и специального исследования взаимодействия следователя с органами дознания при расследовании корыстно-насильственных преступлений, совершаемых организованными преступными группами (правовые, организационные и тактико-методические аспекты).

5

За последние десять лет появились диссертационные работы, касающиеся проблемы взаимодействия служб и подразделений органов внутренних дел:

историко-правовая и административно-правовая деятельность рассмат- ривалась в работах Е.А. Слепнева (1991), С.Н. Александрова (1994), И.Б. Ки- ричука (1991), В.А. Круглова (1992), Н.С. Малушкина (1992), В.И. Тюнина (1993), Я.Г. Стахова (1996), В.И. Яковлева (1998), Н.П. Голяндин (1997),

по взаимодействию оперативно-розыскных подразделений с другими службами ОВД и с другими ведомствами посвящены труды А.Н. Волкова (1993), А.И. Гришина (1992), В.Е. Матвеева (1993), А.А. Парамонова (1999), О.В. Маргасова (1998), С.Д. Назарова (1997); Л.В. Мищенко (1996) и Г.В. Андреева (1999).

К сожалению, за последние десять лет вышли в свет лишь несколько научных работ о взаимодействии следователя и органов дознания. Это исследования, проведенные Н.И. Кулагиным (1990), В.И. Брылевым (1991), В.Е. Яковенко (1992), А.Д. Марчуком (2000). Однако никто из вышеперечисленных авторов не занимался комплексным исследованием проблем взаимодействия следователя и органов дознания с позиции правовых, организационных, тактико-методических аспектов, особенно при расследовании корыстно- насильственных преступлений. Такое положение не соответствует насущным потребностям времени.

Все изложенное обусловливает выбор темы диссертационного исследования и показывает ее актуальность.

Объектом исследования является комплекс общественных отношений, складывающихся в сфере взаимодействия органа предварительного следствия и дознания, в ходе расследования преступлений против собственности, совершаемых путем краж (при эксцессе исполнителя), грабежей, разбойных нападений и вымогательства (корыстно-насильственных преступлений).

6

Предметом исследования являются теоретические, правовые, органи- зационные и тактико-методические аспекты взаимодействия органа предварительного следствия и дознания на доследственном, первоначальном и последующем этапах расследования указанных преступлений, основанные на передовой следственной практике, а также методы и формы взаимодействия в ходе расследования по установлению и изобличению виновных в совершении тяжких преступлений в российском обществе.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является посильный вклад в разработку процессуальных и криминали- стических проблем избранной темы, выработка теоретических и практических рекомендаций по совершенствованию взаимодействия следователя с органами дознания при расследовании корыстно- насильственных преступлений против собственности, совершаемых организованными преступными группами. Для достижения этой цели автор ставит перед собой следующие задачи:

определение понятия и процессуальной природы взаимодействия сле- дователя с органами дознания при расследовании корыстно- насильственных преступлений;

изучение проблем организации взаимодействия следователя с органами дознания при разрешении заявлений и сообщений о преступлениях, связанных с рассматриваемой категорией преступных деяний;

выявление особенностей взаимодействия следователя и органа дознания на первоначальном и последующем этапе расследования корыстно- насильственных преступлений;

анализ законодательства, ведомственных нормативных актов, следст- венной, судебной и экспертной практики по проблемам взаимодействия следователя и органа дознания в ходе расследований корыстно- насильственных преступлений;

7

т выработка методических рекомендаций по повышению эффективности

деятельности следственных подразделений и органов дознания в раскрытии и расследовании этой категории преступлений;

обобщение теории и практики взаимодействия органов предварительного расследования с правоохранительными органами стран СНГ и дальнего зарубежья при расследовании уголовных дел;

разработка предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства по исследуемой проблеме, а также норма-

• тивной базы МВД России по организации взаимодействия следственных подразделений и других служб органов внутренних дел.

Методология и методика исследования. В процессе проведения дис- сертационного исследования в качестве общей теоретической и мето- дологической базы для решения поставленных задач использованы основные положения материалистической диалектики как общенаучного метода познания; директивные указания, приказы и иные нормативные документы МВД России, Министерства юстиции и Генеральной прокуратуры Российской Федерации по обширному кругу рассматриваемых вопросов.

Также использованы общенаучные методы познания: функциональный, формально-логический, сравнение, эксперимент, моделирование, системно- структурный анализ.

Исследование проведено на стыке ряда научных дисциплин, что потребовало использования научной литературы в области философии, логики,

• криминалистики, уголовно-правовых и процессуальных наук, криминологии, судебной экспертизы, социологии, психологии и других наук, что во многом предопределяет комплексный характер проведенного исследования.

Научная обоснованность и достоверность диссертационного исследования обеспечена концептуальными положениями теории уголовного процесса и криминалистики, апробированными следственной практикой, репре-

8

зентативностью конкретных результатов, полученных в ходе проведения социологических исследований.

Изучены и проанализированы нормы действующего уголовного и уго- ловно-процессуального законодательства, а также проект УПК Российской Федерации, нормативные акты МВД, Генеральной прокуратуры, Минюста России (приказы, указания, директивы), аналитические материалы, относящиеся к исследуемой проблематике, труды отечественных и зарубежных юристов, специальная литература, материалы следственной практики, материалы научно-практических конференций, законодательные акты Российской Федерации по проблемам борьбы с преступностью.

При подготовке диссертации использованы труды ученых в области уголовного права и уголовного процесса, криминалистики, теории оперативно-розыскной деятельности и других отраслей научного знания.

Эмпирическую базу диссертационного исследования составляют ре- зультаты анализа следственной и экспертной практики по специально разработанной программе. Изучено более ,300 уголовных дел о корыстно-насильственных преступлениях, рассмотренных судами на территории юга России. Проведено интервьюирование 250 следователей, оперуполномоченных, прокуроров, судей и других сотрудников правоохранительных органов, занимающихся раскрытием и расследованием корыстно-насильственных преступлений. В диссертационном исследовании также использован собственный многолетний опыт работы в оперативных подразделениях и в качестве руководителя ОВД районного и городского масштаба.

Научная новизна диссертации заключается в определении правовых аспектов проблемы соотношения уголоэно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности следователя и органов дознания в ходе расследования преступлений с учетом ее современного состояния. В работе обосновывается необходимость более детальной регламентации в уголовно-процессуальном законодательстве России вопросов взаимодействия органов

9

предварительного расследования не только в России, но и с правоохранительными органами стран СНГ и дальнего зарубежья, с учетом новых положений проекта УПК России, уточняется и определяется степень участия служб криминальной милиции (УР, РУОП, ОБНОН, ФСНП, УБЭП, ЭКУ) и органов предварительного следствия в раскрытии и расследовании корыстно-насильственных преступлений. Даны соответствующие рекомендации для совершенствования теории и практики борьбы с преступностью.

Положения, выносимые на защиту:

формы и способы взаимодействия следователя с органами дознания при расследовании корыстно-насильственных преступлений;

проблемы нормативного регулирования, законность и обоснованность процессуальных решений следователя о взаимодействии с органами дознания;

процессуальный порядок поручения производства предварительного следствия следственно-оперативной группе путем внесения дополнений в правовые нормы действующего УПК и более полного их урегулирования в проекте УПК России, принятого в первом чтении Государственной Думой Российской Федерации;

деятельность следователя и органов дознания по разрешению заявлений и сообщений о преступлениях, связанных с корыстно-насильственными преступлениями;

специфика взаимодействия следователя и органов дознания при разре- шении заявлений и сообщений о корыстно-насильственных преступлениях;

особенности взаимодействия следователя с органами дознания на раз- личных этапах предварительного расследования дел о преступлениях, связанных с корыстно-насильственными преступлениями;

проблемы взаимодействия следователя с правоохранительными орга- нами стран СНГ и дальнего зарубежья и пути их разрешения;

ю

предложения по совершенствованию и оптимизации взаимодействия следователя с органами дознания.

Теоретическая и практическая значимость исследования обусловлена и состоит в том, что диссертация является монографическим исследова- нием проблем взаимодействия органов предварительного следствия и дознания в борьбе с преступностью на современном этапе посредством изучения специальной литературы, нормативных актов, статистических материалов, практики работы следственных и оперативных аппаратов, экспертно-криминалистических подразделений и других служб криминальной милиции и милиции общественной безопасности, а также подразделений Интерпола по России. Автором разработаны научные рекомендации, направленные на повышение уровня организации и правового обеспечения взаимодействия органов предварительного следствия и дознания на первоначальном и последующем этапе расследования корыстно-насильственных преступлений, а также предложения по изменению и дополнению действующего уголовно- процессуального законодательства, проекта УПК РФ, принятого в первом чтении Государственной Думой Российской Федерации.

Практическую направленность имеют предложения автора по совер- шенствованию организационного и тактико-методического обеспечения раскрытия и расследования преступлений.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования апробированы в методических рекомендациях и опубликованных работах по совершенствованию взаимодействия органов предварительного следствия и дознания при расследовании корыстно-насильственных преступлений и внедрены в практическую деятельность следственных подразделений, служб и оперативно- розыскных подразделений криминальной милиции и милиции общественной безопасности ГУВД Краснодарского и Ставропольского края, МВД Республики Адыгея и в учебный процесс по кафедре уголовного процесса и криминалистики Кубанского государственного

и

аграрного университета, Белгородского, Уральского юридического института МВД России, Санкт-Петербургского университета и Волгоградской Академии МВД России.

По материалам диссертационного исследования подготовлены и опуб- ликованы три статьи и учебное пособие общим объемом 14,8 п. л.

Структура и объем работы. Структура диссертации соответствует цели и задачам исследования. Диссертационная работа состоит из введения, двух глав и семи параграфов, заключения и списка использованной литературы.

12

ГЛАВА I. ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ И ПРОБЛЕМЫ СООТНОШЕНИЯ

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ И ОПЕРАТИВНО- РОЗЫСКНОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ

КОРЫСТНО-НАСИЛЬСТВЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

§ 1. Тенденции преступности на современном этапе

и проблемы взаимодействия следственных и оперативно-розыскных

подразделений органов внутренних дел в раскрытии преступлений

Современный уровень преступности, ее качественные показатели от- личаются от 70-80-х гг. не только своими масштабами, но и распространением криминального профессионализма, организованностью, вооруженностью, опасными формами посягательства на граждан, руководителей предприятий, коммерческих структур, сотрудников правоохранительных органов. Например, только в 1997 г. при исполнении служебных обязанностей погибло 256 сотрудников органов внутренних дел, ранено 515.

Официальная статистика свидетельствует, что в 1996-1997 гг. отмечается некоторое снижение числа зарегистрированных преступлений. Однако следует учитывать, что, во-первых, такое снижение несопоставимо с уровнем роста преступности, наблюдавшимся в 90-е гг. по сравнению с предшествующим десятилетием. Во-вторых, количество учтенных преступлений не в полной мере соответствует реальности. Определенная часть криминальных деяний остается латентной, по различным объективным и субъективным причинам немало преступлений выпадает из сферы уголовного преследования. В-третьих, вызывает обеспокоенность доминирование тяжких и особо тяжких преступлений в структуре преступности. Например, из общего числа зарегистрированных в 1997 г. преступлений более половины относится к категории тяжких и особо тяжких. В 1997 г. по сравнению с предыдущим годом на 38,5% больше было совершено фактов похищения людей. Преступле-

13

ний, квалифицируемых по ст. 209 УК РФ «Бандитизм», увеличилось более чем на 18%.

Вооруженность в преступной среде обусловливает высокий уровень общественной опасности насильственных посягательств. Значительная часть преступлений совершается с применением оружия, выявляются тысячи фактов незаконного оборота оружия, хищения либо вымогательства оружия, а также утраты огнестрельного нарезного оружия.

Устойчивую тенденцию к росту имеют преступления, связанные с нар- котическими средствами, психотропными, сильнодействующими и одурманивающими веществами. В 1997 г. темпы прироста таких преступлений составили 91%. Более 38% из них относятся к категории тяжких и особо тяжких преступлений, более 80% преступлений совершены в крупном и особо крупном размере. Повышенная общественная опасность незаконного оборота наркотиков и связанных с ними криминальных посягательств вызвали необходимость принятия Федерального закона № 3-ФЗ от 8 января 1998 г. «О наркотических средствах и психотропных веществах»1. Данный Федеральный закон устанавливает правовые основы государственной политики в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и в области про- тиводействия их незаконному обороту в целях охраны здоровья граждан, общественной безопасности.

Наблюдается изменение мотивации насильственных преступлений. Так, если еще несколько лет назад значительная часть убийств, причинения тяжкого вреда здоровью, других посягательств против личности совершалась в сфере семейно-бытовых конфликтов, из хулиганских побуждений, то в настоящее время увеличилось число заранее спланированных, заказных убийств. Как показывает выборочный анализ уголовных дел, проведенный в архивах судов, на практике встречаются достаточно многообразные виды мотивации убийств по найму. Это и устранение конкурентов по коммерческой

1 См. Рос. газ. 1998. 15 янв.

14

деятельности (нередко нелегальной, обеспечивающей высокие теневые доходы), и ликвидация лиц, потенциально опасных для теневых дельцов и располагающих информацией об их криминальной деятельности, и физическое уничтожение руководителей коммерческих структур, пытающихся уклониться от вымогательства со стороны организованных преступных группировок.

Высвобождение из производственной сферы значительного числа лиц трудоспособного возраста объективно способствует процессу криминализации общества. Доля лиц, не имеющих постоянного источника дохода, в общем числе совершивших преступления в 1997 г. составила более 52%.

Меры, принимаемые государством в лице органов внутренних дел, ор- ганов прокуратуры и суда для исполнения приговора по уголовному преследованию лиц, совершивших преступления, не являются достаточно эффективными ввиду несовершенства пенитенциарной системы. Сотни тысяч заключенный и осужденных, находящихся в следственных изоляторах и других в местах лишения свободы, не обеспечиваются жизненно необходимыми условиями, которые должны соответствовать международным минимальным стандартам, закрепленным, например, в Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными, принятых первым Конгрессом ООН по пре- дупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 1955 г.1 Они включают в себя принципиально важные вопросы размещения, питания, медицинского обслуживания, труда осужденных. Оценивая по этим направлениям отечественные проблемы, следует признать, что еще во многом современные реалии российских учреждений уголовно- исполнительной системы серьезным образом отстают от Минимальных стандартных правил обращения с заключенными. Чтобы соответствовать им, а также нормам Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (принят 8 января 1997 г. и введен в действие с 1 июля 1997 г.), необходимо, наряду с имеющимися

1 Комментарий к УИК РФ и минимальным стандартам правил обращения с заключенными / Под общ. ред. П.Г. Мищенкова. - М.: Экспертное бюро. - М., 1997. - С. 623-770.

15

797 исправительными и воспитательными колониями, 191 следственным изолятором, построить еще около 100 исправительных и воспитательных колоний, около 60 следственных изоляторов. Кроме того, в 134 исправительных учреждениях требуется реконструкция, капитальный ремонт. Почти 80% существующих следственных изоляторов переполнены в 1,5-2 раза1. Если десять лет назад в местах лишения свободы всего Советского Союза находилось 870 тыс. человек, то сейчас только в Российской Федерации более 1 млн граждан2. В целях совершенствования системы исполнения уголовных наказаний Российской Федерации, в соответствии с рекомендациями Комитета Министров Совета Европы об единых европейских пенитенциарных правилах, 8 октября 1997 г. был принят указ Президента России «О реформировании уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации»3. В нем предусмотрена передача уголовно-исполнительной системы из МВД России в ведение Министерства юстиции Российской Федерации.

Безусловно, основным причинным комплексом факторов, обусловли- вающих негативные тенденции преступности, выступает кризисное состояние экономики, безработица, резкое имущественное расслоение общества, сосредоточение значительных материальных ценностей в руках небольшой части населения при обнищании большинства, снижение правовых, социальных гарантий, потеря у молодежи социальной ориентации, жизненных перспектив, правовой нигилизм, охвативший многих. Вместе с тем, оценивая криминальную ситуацию в стране, следует отметить, что ее причины также коренятся и в серьезных просчетах в правоприменительной практике. Органы внутренних дел еще не обеспечивают эффективного предупреждения, пресечения, раскрытия преступлений. Имеют место случаи, когда сообщения

1 Аслаханов А. Мы довели тюрьму до сумы // Рос. газ. 1993. 23 июля.

2 Рос. газ. 1997. 23 июля.

3 Рос. газ. 1997. 15 окт.

16

о преступлениях не находят надлежащего реагирования. Немалая часть тяжких и особо тяжких преступлений остается нераскрытой.

Многие сотрудники оперативно-розыскных подразделений не имеют высшего юридического образования, остаются неукомплектованными некоторые органы внутренних дел. На смену опытным сотрудникам приходят профессионально неподготовленные или вовсе случайные люди. За последние пять лет доля сотрудников со стажем 20 лет и более сократилась почти в три раза. В оперативных и следственных подразделениях многие сотрудники имеют стаж службы менее трех лет. Среди следователей органов внутренних дел также не все имеют высшее юридическое образование. Ежегодно из органов внутренних дел увольняется каждый десятый сотрудник, почти половина из них - по собственному желанию. Такое положение отрицательно сказывается на результатах оперативно-служебной деятельности по предупреждению и своевременному раскрытию преступлений.

Характерной особенностью современной криминогенной обстановки является усиление профессионализма и организованности преступников. Авторитеты преступного мира, активные участники организованных преступных групп нередко оказывают жесткое противодействие правоохранительным органам, применяют угрозы в отношении потерпевших, свидетелей, их близких, что препятствует установлению истины по уголовному делу. Вышеизложенное обусловливает возрастание роли и значения взаимодействия следователей и оперативных работников органов внутренних дел.

Для органов внутренних дел проблемы организации взаимодействия имеют особую важность. Органы внутренних дел, являясь одной из наиболее разноплановых социальных систем, которые выполняют многоаспектные задачи: от выдачи паспортов до тушения пожаров, от подбора пьяных на улице и доставки их в медицинские вытрезвители до раскрытия тяжких и особо тяжких преступных посягательств против жизни и здоровья граждан. Специфичность задач различных подразделений органов внутренних дел, обуслов-

17

ленная особенностями их функционально-структурного построения, не исключает, а, наоборот, предполагает обеспечение взаимосвязи, взаимоинформирования, взаимодействия подразделений, служб на любом уровне от поселкового отделения милиции до министерств и ведомств.

Взаимодействие подразделений и служб имеет большое значение как с точки зрения психологической комфортности в работе самих сотрудников, так и с точки зрения эффективного выполнения оперативно-служебных задач.

Так, в ходе раскрытия преступлений особо важное значение имеет взаимодействие оперативных и следственных подразделений. В процессе оперативно-розыскной деятельности обнаруживается и фиксируется информация, которая может иметь доказательственное значение по делу. Потребность использования такой информации в расследовании уголовных дел и раскрытии преступлений обусловила приведение российского законодательства в соответствие с современными условиями. Основные положения, касающиеся оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел, нашли отражение в Федеральном законе Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности», принятом 12 августа 1995 г.

В связи с тем, что следователи органов внутренних дел работают в том же ведомстве, что и оперативные работники уголовного розыска, ОБНОН и других подразделениях по борьбе с преступлениями, имеются положительные результаты относительно взаимодействия между следователями и сотрудниками оперативных служб. Некоторые из них следует назвать. Во-первых, определенная часть следователей органов внутренних дел является выпускниками учреждений высшего профессионального образования системы МВД России. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что эти следователи имеют такую же профессиональную подготовку по теории оперативно-розыскной деятельности, как и сотрудники оперативных подразделений. Это, в свою очередь, создает благоприятные условия для обеспечения

18

взаимопонимания между следователем и оперативным работником при оценке полученной оперативно-розыскной информации и разработке плана ее реализации в уголовном процессе. Во-вторых, следователь, который проходит службу в органах внутренних дел, включается в состав оперативно-следственной группы, действующей по «горячим следам». В ходе такого дежурства взаимодействие следователей и оперативных работников органов внутренних дел осуществляется на основе четкого распределения обязанностей согласно уголовно- процессуальному законодательству и ведомственным нормативным правовым актам МВД России. В-третьих, работая в одном и том же органе внутренних дел, следователи и оперативные работники имеют возможность благодаря повседневным личным контактам постоянно обмениваться профессионально значимой информацией по расследуемому уголовному делу.

К сожалению, как свидетельствуют экспертные опросы руководителей и сотрудников следственных подразделений ряда органов внутренних дел южного региона, в практике расследования уголовных дел и раскрытия преступлений достаточно тесное взаимодействие между следователями и оперативными работниками имеет место лишь на начальном этапе расследования. Затем же нередко оперативные работники постепенно самоустраняются от проведения дознания по конкретному делу, находящемуся у следователя.

Особо важное значение имеет взаимодействие следователя с оператив- ными работниками по уголовным делам о нераскрытых преступлениях. Например, если не установлены лица, совершившие преступление, или установлены не все лица, участвовавшие в совершении преступления, не в полной мере установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовном уделу.

Взаимодействие следователя с оперативными работниками органов внутренних дел целесообразно в тех случаях, когда без применения опера-

19

тивно-розыскных мер невозможно установить все обстоятельства преступления.

Одним из направлений взаимодействия следователей и сотрудников оперативных подразделений является участие следователя в изучении материалов, представленных органом дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. При принятии заявлений и сообщений следователю необходимо определить: содержатся ли в этих материалах предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством повод и основания для возбуждения уголовного дела, имеются ли обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу. Отдельные специалисты полагают, что следователю необходимо предоставить возможность полного ознакомления с результатами оперативно-розыскной деятельности по конкретному преступлению1. Другие придерживаются мнения, что в случаях, когда следователь знакомится с результатами оперативно-розыскных мероприятий по конкретному преступлению в полном объеме, у него формируется определенная предубежденность и предвзятость, могущие повлечь необъективность расследования2.

С нашей точки зрения, правы те ученые и практики, которые отстаивают целесообразность полного (в максимально возможной мере) ознакомле- ния следователя с результатами ОРД. Это дает возможность следователю осуществить многофакторный, всесторонний анализ имеющихся данных для выработки наиболее оптимального плана следственных действий. Вместе с тем, следует иметь в виду, что в целях соблюдения конспирации и обеспечения правовой защиты конкретных методов и тактики оперативно-розыскной деятельности следователю необходимо знакомиться лишь с результатами, полученными в ходе осуществления оперативно-розыскных мер, но не с так-

1 Савельев А.К. Процессуальные и организационно-тактические проблемы расследования сложных многоэпизодных дел: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1999. С. 15-23.

2 Уголовный процесс: Учеб. / Под ред. П.А. Лупинской. - М.: Юристь, 1995. - С. 137.

20

• тическими приемами ОРД и другими сведениями, относящимися к исключи тельной компетенции оперативных подразделений.

Важным направлением взаимодействия следователей и оперативных сотрудников органов внутренних дел выступает совместная разработка версий и мероприятий по их проверке.

Оперативные сотрудники, доподлинно зная как, каким путем, когда и где были получены результаты оперативных мероприятий, не раскрывая этого, могут предложить следователю варианты использования имеющихся све-

• дений для обеспечения законных оснований проведения необходимых след ственных действий.

Весьма эффективным направлением взаимодействия следователей и оперативных сотрудников является совместное проведение следственных действий. Так, представляется необходимым участие оперативных сотрудни ков в подготовке обысков и задержании. После установления оснований для проведения вышеназванных следственных действий оперативные сотрудни- т ки осуществляют сбор данных об обстановке, в которой предстоит произво-

дить обыск или задержание, о лицах, которых предстоит задержать. При вы- полнении следственных действий оперуполномоченным надлежит вести на- блюдение за соответствующими лицами, проверять контактирующих с ними лиц, принимать меры для обеспечения безопасности участников следственных действий.

При организации взаимодействия следователя и сотрудников, осущест-

• вляющих оперативно-розыскную деятельность, в процессе раскрытия пре ступлений важно учитывать, что Федеральным законом «Об оперативно- розыскной деятельности» в ч. 1 ст. 7 предусмотрен целый ряд оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий. К их числу, например, от носятся: 1) поручения следователя; 2) указания прокурора; 3) определения суда по уголовным делам, находящимся в их производстве.

21

Таким образом, взаимодействие следователя и оперативных работников не просто желательно и предпочтительно в целях успешного расследова- ния уголовного дела, но и является важным условием раскрытия преступления, закрепленным как в ст. 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», так и в ч. 1 ст. 118, ч. 4 ст. 119 УПК РСФСР.

Результаты оперативно-розыскной деятельности используются не только для подготовки и осуществления следственных действий, но и могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, а также могут использоваться в доказывании по уголовным делам. Главное условие взаимодействия следователя и оперативных работников заключается в том, чтобы в ходе реализации оперативных материалов результаты оперативно-розыскной деятельности облечь в такую форму, которая соответствовала бы положениям уголовно-процессуального законодательства, регламентирующим собирание, проверку, оценку доказательств (ст. 70 УПК РСФСР и ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»).

Роль следователя состоит в том, чтобы все доказательства были полу- чены без нарушения закона. Так, следователь, изучая полученные оперативными сотрудниками данные, должен выяснить: имелись ли правовые и фактические основания для проведения оперативно- розыскных мероприятий; были ли соблюдены предусмотренные законом условия их проведения, основания и порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при их проведении; было ли обеспечено участие понятых при всех действиях следственно-оперативной группы (например, при обысках, особенно в момент обнаружения вещественных доказательств); были ли соблюдены правила упаковки изъятых предметов, опечатывания, удостоверения подписями понятых; точно, четко и правильно ли был составлен протокол следственного действия (что именно и откуда конкретно про- изведено изъятие; пересчитаны ли были в присутствии понятых обнаруженные деньги, указаны ли достоинства купюр, серии и номера). В противном

22

случае, согласно п. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации, ч. 3 ст. 69 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

§ 2. Правовые аспекты взаимодействия следователя с органом дознания в ходе расследования корыстно-насильственных преступлений

С точки зрения более конкретного -изложения исследуемой темы целе- сообразно рассмотреть составы таких преступлений, как разбой и вымогательство, кражи и грабежи, совершенные различными способами, обстоятельства совершения преступлений, механизм следообразования, способы сокрытия этих преступлений, т. е. их информационное значение в ходе осуществления взаимодействия следователя с работниками органов дознания. Эти преступления в общей статистике уголовных преступлений занимают более 40%, из них ежегодно остается более 50% нераскрытыми1.

Изученная следственная практика и личный опыт работы диссертанта свидетельствует, что основными причинами являются недостаточное взаимодействие следователя и органа дознания до возбуждения уголовного дела, особенно на первоначальном этапе расследования данной категории преступлений.

Анализ уголовных дел, возбужденных по фактам краж, разбойных на- падений с целью завладения сейфов и металлических ящиков в 1997 г. в Краснодарском крае (12 преступлений), показал, что следственно- оперативные группы на места происшествия выезжали не в полном составе2.

1 Бюллетень информационного центра МВД России. 2000. № 2. С. 15.

2 См.: Уголовное дело № 47426 и 47520 Анапский УВД; № 49535 и 90913 Темрюкский ОВД.

23

Крайне редко на места происшествия выезжают руководители служб, подразделений, не используются технико-криминалистические средства, не принимаются меры по изъятию следов преступления и т. п. Так, по 28% изученных дел начальники ОВД не выезжали на места преступления, по 65% дел не применялись служебно-розыскные собаки, по 25% дел не были обнаружены и изъяты следы рук, по 45,6% дел не были использованы технико-криминалистические средства, по 28% - несвоевременно были назначены соответствующие экспертизы, по 75% уголовных дел не составлялись совместные следственно-оперативные планы по проведению согласованных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, а по 25% дел составленные согласованные планы носят формальный характер и только по 8% подобных планов мероприятия были выполнены частично, а по осталь- ным - совсем не были выполнены1.

К сожалению, такое положение дел свидетельствует об отсутствии чет- кого взаимодействия следователя с органом дознания по раскрытию и расследованию корыстно-насильственных преступлений. Хотя по всем изученным делам установлено, что следователи органу дознания направляли отдельные поручения для проведения оперативно- розыскных мероприятий, по 22% дел они носили формальный характер, так как в них следователи не указали конкретно, на что обратить внимание в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий. По 25% дел отдельные поручения остались без внимания, т. е. не исполнены, по 22% уголовных дел отсутствуют письменные указания начальников следственных подразделений о производстве необходимых следственных действий, а по 68% дел начальники служб криминальной милиции не принимали участия в даче указаний оперуполномоченным для реализации мероприятий, отмеченных в оперативно-розыскных де-

1 Проведенные нами в 1998-1999 гг. исследования подтверждают, что сложившееся положение имеет место и в настоящее время.

24

лах. Начальники УВД-ОВД по 85% дел не проводили совместные совещания по раскрытию корыстно-насильственных преступлений за 1997-1999 гг.1

В результате недобросовестного выполнения законов, подзаконных ак- тов, директив, приказов и указаний Генеральной прокуратуры и МВД России органы предварительного следствия и дознания о взаимодействии по раскрытию и расследованию корыстно- насильственных преступлений ежегодно достаточное количество уголовных дел прекращают по разным мотивам.

Анализ статистических данных и обобщенных нами уголовных дел по- казывает, что в основном прекращение уголовных дел производится по пп. 1 и 2 ст. 5 УПК РСФСР и примерно занимает 15-20%. Решение о прекращении уголовных дел о тяжких преступлениях, особенно за отсутствием события и состава преступления, вызывает определенные сомнения. С объективной стороны, эти преступления носят очевидный характер, в связи с чем в случае прекращения уголовных дел возникает вопрос о законности возбуждения таких дел либо о неквалифицированном проведении расследования, в результате которого виновные уходят от ответственности. Изучение этого вопроса по архивным прекращенным уголовным делам (290 дел)2 свидетельствует о том, что основными причинами для прекращения дел о корыстно-насильственных преступлениях явились:

некачественное проведение первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий (вследствие чего утрачиваются доказательства);

заявление о преступлении сделано ошибочно и не соответствует фак- тическим обстоятельствам (гражданами делаются ложные заявления о со-

См.: Обзор практики расследования уголовных дел по фактам краж и разбоев из сейфов и металлических ящиков // СУ Краснодарского края № 6/42 от 10.02.98 г.; Обзор практики расследования уголовных дел по фактам хищений (краж, разбоев, вымогательства) скота // СУ Краснодарского края, № 6/9-1862 от 12.08.98 г.; Обзор практики расследования преступлений, совершенных несовершеннолетними // СУ Краснодарского края, № 6/6-1356 от 14.08.99 г.

2 Архив ИЦ ГУВД Краснодарского и Ставропольского краев, МВД Республики Адыгея, Кабардино- Балкарской и Карачаево-Черкесской Республик.

25

т вершенном преступлении) - это характерное явление в УВДТ Северо-

Кавказской железной дороги.

Одной из причин низкого качества работы по изобличению виновных является отсутствие должной организации и взаимодействия в проведении первоначальных следственных действий. Зачастую следователи и оперативные работники к допросу свидетелей, потерпевших подходят формально, не выясняют у них обстоятельств, имеющих важное значение для дела.

Как показывает следственная и судебная практика, многие материалы

  • прекращенных уголовных дел по Северо-Кавказскому региону отличает не полнота проведенного следствия, поверхностное изучение как личности пра вонарушителей, так и потерпевших, существенные недостатки на первона чальном этапе расследования со стороны органа дознания, следователя, что в отдельных случаях повлекло отсутствие судебной перспективы их разреше ния.

В ряде случаев прекращение уголовных дел - это результат слабой

  • профессиональной подготовки следователей при решении вопроса о возбуж дении дела. Следователи зачастую не видят в материалах дальнейшей пер спективы, а руководители следственных подразделений не обеспечивают надлежащего контроля за расследованием, несвоевременно дают указания о направлении следствия.

В 1998, 1999, 2000 гг. следственные аппараты органов внутренних дел работали в условиях сокращения общего количества зарегистрированных

  • преступлений , соответственно, на 8,9, 8,7 и 7,1%, в том числе корыстно- насильственных преступлений, соответственно на 12,7, 7,7 и 7,2%.

Раскрываемость выросла с 70,2 на 72,2 и 76,1%, следовательно, в 1998 г. -на 9%, в 1999 г. - на 9,5% и в 2000 г. - на 10,8% увеличилось число раскрытых преступных деяний.

1 На наш взгляд, это объясняется тем, что следователи и сотрудники оперативно-розыскных подраз делений не оказались подготовленными к использованию нового уголовного законодательства в своей прак- л тической деятельности.

26

Наиболее значительное снижение преступлений отмечается в ряде ре- гионов страны, однако в субъектах Российской Федерации Северо- Кавказского региона подобное не наблюдается.

На наш взгляд, эти позитивные сдвиги в состоянии и динамике пре- ступности, происходящие в ряде регионов страны, не дают основания для вывода о начале стабилизации оперативной обстановки. Отмечается негативный фактор: рост удельного веса отказных материалов с 56,1 до 65,4% (1999 г.); с 28,1 до 35,4% увеличилось количество корыстно- насильственных преступлений. Следовательно, произошло увеличение, соответственно, на 10,3, 12,5 и 16,4% фактов отмены прокурорами данных процессуальных решений1.

В стране, в том числе и в субъектах Северо-Кавказского региона, стремительно растет количество и качество совершаемых корыстно-насильственных преступлений. Например, на территории Краснодарского края совершено в 1997 г. 43 384 преступления, в 1998 г. - 82 187, а в 1999 г. - более 90 тыс. преступлений. Доля корыстно-насильственных преступлений составляет рост, соответственно, на 5,9; 8,6 и 9,4%2. Аналогичное положение и в других субъектах Северо-Кавказского региона.

Несмотря на большое число зарегистрированных преступлений, в ре- зультате принятых мер в 2000 г. по повышению уровня организации работы следственных подразделений темпы роста оконченных дел оказались в два раза ниже сокращения объемов следственной работы (на 4,1%), а в ряде субъектов даже в этих условиях направлено прокурору с обвинительным заключением дел больше (МВД Республики Адыгея - на 7,2%, ГУВД Ростовской области - на 7,5%). На одну штатную единицу следователей меньше направлено в суд. В 2000 г. по сравнению с 1999 г. остаток нерасследованных дел снизился на 8,7%, в 1998 г. - на 9,2%, в 1999 г. - на 9,7%.

1 Подобные явления происходят в Республике Адыгея, Марий Эл, Брянской, Сахалинской, Рязан ской областях. Исключением не являются некоторые субъекты Северо-Кавказского региона.

2 См.: Отчет ГУВД Краснодарского края за 1997-1999 гг. // Информационный центр ГУВД Красно дарского края. Краснодар, 1999, №28/965.

27

» В целом по стране, только 43,3% следователей имеют высшее юриди-

ческое образование, 47,7% работают в должности менее трех лет. Аналогичные показатели по Северо-Кавказскому региону, в частности, Краснодарский край, Ростовская область, Республика Адыгея и Кабардино-Балкария, достаточно высоки, соответственно, 61,8 и 38,2%. Допускаются серьезные просчеты и упущения в организации процессуального контроля. В результате ошибки и просчеты следователей, которые должны быть устранены в ходе расследования, выявляются только в суде, поскольку указания в порядке ст.

  • 1271 УПК РСФСР или не даются во всех необходимых случаях, или делается это формально.

Одной из причин направления дел на дополнительное расследование являются нарушения прокурорами требований УПК РСФСР и указания Генерального прокурора Российской Федерации от 19 июня 1993 г. № 19/22 «О * разграничении подследственности уголовных дел»1. В подобных случаях суды признают недопустимыми поручения следователям ОВД производства * следствий либо оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам о преступлениях, отнесенных к исключительной подследственности следова- , телей прокуратуры.

Изученные статистические данные показывают, что в 2000 г. с 162 772 до 139 669, или на 14,2% сократилось количество дел, оконченных в срок, свыше предусмотренного УПК РСФСР, их доля в числе оконченных снизилось с 18,6 до 16,7%. Однако в ряде субъектов Северо-Кавказского региона

? этот показатель неудовлетворителен2.

Наибольший удельный вес дел, оконченных в срок свыше двух месяцев (от 29,5 до 49,7%), в следственных подразделениях МВД Республик Адыгея, Ингушетия, Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкессия. Такое положение с

1 В ходе изучения следственной и судебной практики подобные нарушения выявлены почти во всех субъектах Южного административного округа.

2 См.: Аналитическая справка следственной практики за 1999-2000 гг. Москва: СК МВД России, 2001. №25/9126.

28

незначительными изменениями сохранилось и в 1998-2000 гг. Почти 68% уголовных дел с нарушенным сроком приходится на оконченные до трех месяцев; продление сроков осуществляется горрайпрокуратурами и, соответственно, находится вне поля зрения вышестоящих следственных аппаратов.

Анализ постановлений о продлении процессуальных сроков (из 235 изученных уголовных дел по 85 делам были продлены сроки расследования) показывает, что каждое второе ходатайство вызвано волокитой в расследовании, процессуальными ошибками, снижением требовательности со стороны руководителей следственных аппаратов, а также несвоевременным выполнением отдельных поручений сотрудниками органа дознания (18,9%). Многие руководители следственных подразделений Северо-Кавказского региона должным образом не выполняют приказ МВД России от 27 января 1997 г. № 47 «О неудовлетворительной организации контроля за продлением процессуальных сроков» и не соблюдают требований, регулирующих порядок направления материалов о продлении сроков, изложенных в Обзоре следственного комитета от 17.01.97 г. исх. № 17/3-280.

Наиболее результативные показатели имеют следственные аппараты МВД Республики Адыгея и ГУВД Краснодарского края.

Изученная следственная и судебная практика по корыстно- насильственным преступлениям, на наш взгляд, показывает, что руководителям следственных подразделений следует проводить обобщения и формирования эффективной практики применения норм УК РФ и вырабатывать на этой основе предложения для внесения изменений и дополнений в законодательство, заблаговременно изучать проект УПК РФ с работниками органов предварительного следствия и дознания, оказывать практическую и методическую помощь следственным и оперативным подразделениям по наиболее актуальным проблемам, осуществлять ежемесячное слежение за состоянием и основными качественными показателями работы следственных и опера- тивных подразделений. Основная задача - недопущение массового оттока

29

опытных следователей. Для ее выполнения необходимо использовать возможности, предоставленные приказом МВД России № 263 от 1997 г.: материальное стимулирование; научная организация труда следователей и оперработников; использование компьютерных технологий для раскрытия и расследования отдельных видов преступлений.

Таким образом, основными причинами преступности являются:

изменение государственного статуса России;

принятие нового законодательства о собственности предприятий, предпринимательстве, налогах;

изменение уголовного законодательства;

несовершенство уголовно-процессуального законодательства;

несоответствие законов «О милиции», «О прокуратуре» и «Об опера- тивно-розыскной деятельности в Российской Федерации» в части, регламентирующей взаимодействие органов предварительного следствия и дознания;

переход права собственности на средства производства;

структурная перестройка ОВД и служб;

растерянность практических работников правоохранительных органов и суда в условиях правового вакуума;

недостаточное обеспечение научно-методическими рекомендациями сотрудников органов предварительного следствия и дознания. В этих целях следует планировать проведение семинарских занятий, обмен опытом, обучение навыкам использования научно-технических средств, компьютерной техники, снабжение подразделений юридической и спецлитературой, подготовку по ускоренным программам сотрудников, не имеющих образования, необходимо вовлекать в работу пенсионеров из числа бывших следователей;

методическая неразработанность процесса комплексного и поэтапного документирования преступной деятельности;

слабая техническая оснащенность;

30

отсутствие взаимосвязанных критериев, способствующих взаимной за- интересованности в конечных результатах деятельности службы криминальной милиции и следствия, и, как результат, - разобщенность в работе и низкий уровень взаимодействия между ними.

Устранить существующие противоречия, на наш взгляд, можно только одним способом - создать постоянно действующие следственно- оперативные группы, специализирующиеся на выявлении и расследовании отдельных групп преступлений.

Таким образом, из-за имеющихся упущений и нарушений со стороны работников следствия и дознания некоторые уголовные дела данной категории не получают законного разрешения,, а лица, совершившие тяжкие преступления, не несут за них ответственности. Существуют упущения в организации контроля за расследованием дел указанной категории. Не всегда своевременно проводятся сопоставление показателей подразделений следствия и уголовного розыска. Необходимо добиться, чтобы оперативные работники знакомили следователей не только с оперативно-розыскными материалами, но и информацией, которую впоследствии необходимо легализовать и использовать в качестве доказательств.

Взаимодействие следователя с органами дознания всегда носит инфор- мационный характер, что определяет его гносеологическую и процессуальную природу.

Анализ уголовно-процессуального законодательства позволяет сделать вывод о том, что следует различать предмет познания и предмет доказывания по уголовному делу. В соответствии с этой точкой зрения предмет познания шире предмета доказывания по уголовному делу и включает в себя не только обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии с требованиями закона (ст. 68 УПК РСФСР), но и факты, имеющие значение для применения наиболее целесообразных тактических приемов при производстве отдельных следственных действий.

31

Следует согласиться с включением в проект УПК РФ (ст. 72 «Обстоя- тельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу»), принятый в первом чтении Государственной Думой России, ряда положений: включение в перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу: обстоятельства, влекущие освобождение от уголовной ответственности и наказания; обстоятельства, исключающие преступность деяния.

Следовательно, органы предварительного следствия и дознания и суд могут более полно и достоверно принимать меры к привлечению виновного в совершении общественно опасного деяния к уголовной ответственности.

Взаимодействие следователя с органами дознания, его целесообразность и эффективность обусловлено следственными ситуациями, склады- вающимися на том или ином этапе расследования по уголовному делу, поэтому, в конечном счете, направлено на установление фактов, входящих в предмет доказывания. В этом плане взаимодействие следователя с органами дознания по делам о корыстно-насильственных преступлениях может быть рассмотрено в двух аспектах. С одной стороны, такое взаимодействие не только направлено на процессуальное установление фактов, входящих в предмет доказывания, но и позволяет следователю наметить версии, эффективно применять тактические приемы, отвечающие социально-психологической характеристике обвиняемых, подозреваемых, потерпевших, свидетелей, а с другой - оно может иметь своей целью лишь установление обстоятельств, входящих в предмет доказывания (т. е. указанных в ст. 68 и 392 УПК РСФСР). Если при взаимодействии в первом аспекте характерным является применение следователем как процессуальных, так и внепроцессу-альных форм, то взаимодействие во втором аспекте может протекать лишь в формах, установленных уголовно-процессуальным законом.

К сожалению, в проекте УПК РФ в ст. 483 «Обстоятельства, подлежащие установлению, о преступлениях несовершеннолетних, установлению степени участия несовершеннолетних при совершении групповых преступ-

32

лений, в преступном сообществе» данное положение имеет важное значение при определении вины и квалификации содеянного. Кроме того, в действующем уголовно-процессуальном законодателдьстве взаимодействие следователя, прокурора, суда, органа дознания определено в разных статьях, а достоинством проекта УПК РФ является то, что в нем законодатель предусмотрел специальный раздел XVI «Основные положения о порядке взаимодействия судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими учреждениями и должностными лицами иностранных государств по уголовным делам». В данном разделе предусмотрены три главы и восемнадцать статей (ст. 520-537).

Проведенный анализ норм, представленных в проекте УПК РФ, по взаимодействию судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими учреждениями и должностными лицами иностранных государств по уголовным делам позволяет прийти к выводу, что они не лишены недостатков в четкой регламентации рассматриваемого аспекта. Далее об этом автор выскажет мнение в соответствующих параграфах данной работы, предлагая конкретные предложения по внесению соответствующих изменений и дополнений в статьи проекта УПК РФ.

Характеризуя сущность взаимодействия следователя и органов дозна- ния, необходимо подчеркнуть, что оно предполагает совместные усилия в раскрытии и расследовании преступлений путем сочетания методов и средств, присущих этим службам, при четком разграничении полномочий предварительного следствия и дознания. Поэтому объединение совместных усилий исполнителей, участвующих во взаимодействии, осуществляется в строгом соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона при условии предварительного согласования действий по исполнению этого вида деятельности. Это согласование реализуется, например, путем совместного составления плана проведения следственных, розыскных действий и оперативно- розыскных мероприятий, где каждый исполнитель придерживается

33

строгой последовательности и взаимной обусловленности в производстве действий, не противоречащих целям и задачам взаимодействия. Иными словами, по своему содержанию взаимодействие следователя с органами дознания - это целостная и комплексная система, характеризующаяся внутренней упорядоченностью деятельности каждого исполнителя (следователя, оперуполномоченного, участкового инспектора милиции, эксперта), генерирующая в себе разнохарактерные типы действий (оперативно-розыскных, процессуальных). Следовательно, этот вид деятельности нельзя отождествлять лишь с решением следователя о взаимодействии с органами дознания, по- скольку это решение является хотя и важным, но все же одним из элементов взаимодействия, которое охватывает также и систему следственных, розыскных действий, поручаемых органу дознания.

Взаимодействие следователя с органами дознания всегда представляет собой временно-пространственный процесс, включающий в себя:

решение следователя о взаимодействии с органом дознания;

деятельность органа дознания по исполнению данного решения;

процессуальную и иную деятельность следователя, связанную с оценкой доказательственной и ориентирующей информации, полученной в ре- зультате взаимодействия с органами дознания, и с включением результатов этой деятельности в систему доказательств по данному уголовному делу.

Включение результатов взаимодействия в систему доказательств пред- полагает оценку следователем законности деятельности органа дознания, достоверности информации, которая получена в процессе осуществления взаимодействия, и непосредственную деятельность следователя по включению данной информации в систему доказательств по данному уголовному делу (например, для обоснования обвинения).

В научной литературе при определении взаимодействия следователя с органами дознания подчеркивается, что это основанное на законе сотрудни-

34

» чество не подчиненных друг другу органов, при котором они действуют со-

гласованно, целесообразно, сочетая применяемые ими средства и способы.

В данном случае следовало бы добавить, что такое может быть только при взаимодействии между следователями одного органа, т. е. следователь - следователь (например, следственная бригада). Необходимо подчеркнуть, что внепроцессуальное (организационное) взаимодействие следователя с органами дознания по уголовному делу, а также вне его рамок должно протекать в строгом соответствии с ведомственными нормативными актами.

  • Следует отметить, что взаимодействие следователя с органами дозна ния в любой форме осуществляется при руководящей роли следователя. Она проявляется в том, что инициатива во взаимодействии, как правило, исходит от следователя, который в силу закона (ст. 127 УПК РСФСР) несет ответст венность за быстрое и полное раскрытие преступлений. Он определяет кон кретную форму взаимодействия, его цели и пределы. Кроме того, следова тель осуществляет контроль за исполнением процессуальных решений о

ш взаимодействии.

Вышеизложенное дает достаточные основания понимать под взаимодействием следователя с органами дознания объективно необходимую, основанную на законе и ведомственных нормативных актах, координируемую и согласованную по промежуточным и конечным целям деятельность независимых друг от друга в административном отношении органов, направленную следователем и осуществляемую органом дознания, при правильном сочета-

• нии и эффективном использовании полномочий, методов и форм, присущих каждому из них, для раскрытия и расследования преступлений.

Приведенное определение взаимодействия следователя с органами дознания предполагает необходимость анализа понятия «раскрытое преступление».

По статистической отчетности МВД России (ф. 2), момент раскрытия преступления совпадает с вынесением следователем постановления о при-

*

35

влечении лица в качестве обвиняемого. Такое понимание «раскрытого преступления», по существу, отрицает необходимость взаимодействия следователя с органами дознания после вынесения следователем постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого. К сожалению, данная точка зрения получила одобрение отдельных ученых1. Другие ученые имеют иное мнение, и в настоящее время преступление считается раскрытым с момента вынесения судом обвинительного приговора2. Такой подход оправдан, и процесс взаимодействия может быть продолжен до окончания судебного разби- рательства по делу и после назначения обвиняемому соответствующего наказания3.

Другие авторы4, изучающие эту проблему, пришли к выводу, что пре- ступление является раскрытым тогда, когда выявлены лица, виновные в его совершении, и обеспечено применение справедливого наказания последних, что, по нашему мнению, одно и то же, когда преступление расследовано в полном объеме, и судом вынесен обвинительный приговор. Однако при этом обращает на себя внимание, что исследуемое понятие определяется через такие неопределенные термины, как «обеспечение справедливого наказания виновных», «преступление, расследованное в полном объеме». В этой связи заслуживает поддержки мнение тех авторов, которые считают, что преступление является раскрытым лишь тогда, когда по уголовному делу установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию (ст. 68 УПК РСФСР).

Соглашаясь с этим, следует обратить внимание на то, что преступление раскрытым можно считать тогда, когда, во-первых, достоверно установлены обстоятельства, входящие в предмет доказывания по уголовному делу; во-

Осипов А.Ф. Вопросы соотношения уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности. М., 1976; Жарский В.Е. Взаимодействие следователя и органов дознания. Волгоград, 1976.

2 Дубинский А.Я. Производство предварительного расследования органами внутренних дел: Учеб. пособие. Киев, 1987.

3 Нам представляется, что такой подход оправдан и возможно реализовать основные положения За кона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности».

4 Рогожин В. А. Взаимодействие следователя с органами дознания при расследовании преступлений несовершеннолетних: Учеб. пособие. Киев, 1985.

36

вторых, правильно квалифицированы действия обвиняемого; в-третьих, при производстве предварительного расследования не допущено нарушений тре- бований уголовно-процессуального закона.

Следовательно, доказательства по делу должны быть обоснованными, достоверными и получены процессуальным путем, тщательно, всесторонне и объективно проверены со стороны лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда. К сожалению, в ст. 68 «Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу», ст. 69 «Доказательства», ст. 70 «Собира-

• ние доказательств» и в ст. 71 «Оценка доказательств» УПК РСФСР ни еди ного слова не сказано о фактических данных, полученных в ходе предвари тельного следствия и дознания. То же присутствует и в проекте УПК РФ. Следует отметить как положительное включение в проекте УПК РФ ст. 85 «Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятель ности», а также ч. 1 ст. 84 проекта УПК РФ «Оценка доказательств», т. е. «каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, до пустимости, достоверности, а все собранные доказательства в их совокупно- сти - достаточными для разрешения дела».

Представляется, что быстрота раскрытия преступления в определенной степени обусловлена взаимодействием следователя с органами дознания с момента получения заявления или сообщения о деянии до составления обвинительного приговора; взаимодействие следователя с органами дознания -это деятельность не ситуативная, а постоянная1.

В соответствии с Приказом МВД России от 20.06.96 г. № 334 «Об

ут верждении Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в раскрытии и расследовании преступлений» по прибытии на место происшествия следователь организует и направляет входящих в следственно-оперативтивную группу сотрудников по выявле-

1 Опыт практической работы в органах дознания и предварительного следствия (более 25 лет) позволяет судить о том, что такой подход оправдан,

*

37

нию, изъятию и закреплению следов преступления, установлению потерпевших, очевидцев и свидетелей; несет персональную ответственность за качество осмотра.

Не уполномоченные на то законом должностные лица не вправе вме- шиваться в действия следователя при проводимом им осмотре.

Оперативный уполномоченный осуществляет необходимые оперативно- розыскные мероприятия по обнаружению и задержанию лиц, совершив- ших преступления; определяет необходимые поисковые мероприятия, для проведения которых должны использоваться силы и средства других служб, и своевременно в установленном порядке привлекает таких лиц и средства; обеспечивает в период проведения осмотра связь с дежурной частью органа внутренних дел.

Специалист-криминалист оказывает следователю помощь в обнаруже- нии, фиксации и изъятии следов и других вещественных доказательств; проводит их предварительное исследование; содействует в полном и правильном отражении полученной информации в протоколе осмотра.

Инспектор-кинолог по указанию следователя применяет служебно- розыскную собаку для обнаружения лиц, совершивших преступление, орудий преступления и других предметов, имеющих значение для дела; совместно с оперативным работником принимает участие в преследовании и задержании преступника.

Кроме того, участковый инспектор милиции и работник ГИБДД, прибыв на место происшествия, выполняют определенные обязанности.

Участковый инспектор милиции сообщает следователю сведения о ха- рактере и месте совершения преступления, о пострадавших и лицах, представляющих оперативный интерес; выполняет поручения следователя, направленные на установление очевидцев и иных лиц, располагающих сведениями о преступлении и преступниках. В этих целях он использует помощь общественности, внештатных сотрудников милиции и другие возможности.

38

Работник ГИБДД организует оказание помощи пострадавшим; прини- мает меры для сохранения обстановки и следов происшествия; помогает следователю в осмотре транспортного средства; обеспечивает медицинское освидетельствование водителя для установления состояния опьянения; принимает меры по розыску скрывшегося транспортного средства.

К постоянным процессуальным полномочиям следователя должны быть отнесены и полномочия по осуществлению им взаимодействия с орга- нами дознания.

Обстоятельства, входящие в предмет доказывания по уголовным делам о корыстно-насильственных преступлениях, имеют важное значение для характеристики взаимодействия следователя с органами дознания по указанной категории дел, так как определяют специфику конечных и промежуточных целей этой деятельности и качественную определенность информации, получаемой следователем в результате взаимодействия, а также обусловливают целесообразность их конкретных форм в данной следственной ситуации.

Под предметом доказывания в теории уголовного процесса понимается система обстоятельств, выражающих свойства и связи исследуемого события, существенные для правильного разрешения уголовного дела и реализации в каждом конкретном случае задач судопроизводства.

Круг обстоятельств, подлежащих доказыванию по каждому уголовному делу, определен в законе (ст. 68 УПК РСФСР, ст. 72 проекта УПК РФ). К ним относятся: 1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства преступления); 2) виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления; 3) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; 4) характер и размер ущерба, причиненного преступлением; 5) причины и условия, способствовавшие совершению преступления.

39

Уголовно-процессуальная теория к обстоятельствам, имеющим значение для дела, относит доказательственные факты (обстоятельства, которые служат лишь средством для установления обстоятельств, составляющих предмет доказывания по делу) и факты, которые влияют на правильность оценки доказательств. A.M. Ларин и Г.М. Миньковский, отмечая важное значение этих обстоятельств, не включают их в предмет доказывания по уголовному делу1. М.С. Строгович, напротив, высказал мнение о том, что доказа-тельственные факты относятся к предмету доказывания .

Однако следует поддержать A.M. Ларина и Г.М. Миньковского, по- скольку предмет доказывания по уголовному делу должен включать факты, подлежащие обязательному установлению по каждому уголовному делу. Что же касается доказательственных факторов, которые влияют на правильность оценки доказательств, то они, во- первых, исследуются не по каждому уголовному делу, во-вторых, выражают лишь промежуточные цели доказывания.

Обстоятельства, влияющие (входящие?) на (в) предмет доказывания по делам о корыстно-насильственных преступлениях, в определенной степени исследованы в работах ученых-процессуалистов и криминалистов. Поэтому в последующем изложении рассмотрим лишь спорные вопросы, а также те, которые в определенной степени обусловливают промежуточные цели взаимодействия следователя с органами дознания по делам данной категории преступлений.

Процессуальные формы взаимодействия следователя с органами доз- нания закреплены в уголовно-процессуальном законе (ст. 127 «Полномочия следователя» УПК РСФСР, ст. 132 У «Место производства предварительного следствия» УПК РСФСР), в проекте УПК РФ отдельная статья «Полномочия следователя» не предусмотрена. Вместо такого правового положения следователя законодатель в проекте УПК РФ предусмотрел ст. 26 «Обязанность

1 Ларин А.М. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М, 1970. С. 124.

2 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М, 1970. Т. 2. С. 32.

40

РОСС**С

fbcvo

• осуществления уголовного преследования», в которой не сказано ни одного слова по осуществлению взаимодействия. В п. 6 ст. 37 «Следователь» проек та УПК РФ законодатель четко подчеркивает право следователя знакомиться с оперативно-розыскными материалами органов дознания, относящимися к рассматриваемому делу, давать им письменные, обязательные для исполне ния поручения и указания о производстве розыскных и следственных дейст вий и требовать от них содействия в производстве следственных действий) и в Законе «О милиции», «О прокуратуре», «Об оперативно-розыскной дея- тельности в Российской Федерации».

Следовательно, принципы, формы, содержание, правовое положение взаимодействия следователя и органа дознания на первый взгляд не меняется с принятием проекта УПК РФ и введением его в действие. Такое понимание является ошибочным. Во-первых, достоинство проекта заключается в том, что впервые в УПК РФ четко зафиксированы обязанности следователя и его право знакомиться с материалами оперативно-розыскных действий, осущест- » вляемых оперативно-розыскными подразделениями по находящемуся в про-

изводстве следователя делу. Такие положения отсутствуют в действующем уголовно-процессуальном законодательстве. Во-вторых, недостатками проекта является следующее:

в проекте не предусмотрено правовое положение, т. е. «полномочия следователя» и «полномочия начальника следственного отдела»;

четко не оговаривается взаимодействие следователя, прокурора, суда,

  • органа дознания.

Вместе с тем, законодатель предусмотрел в проекте УПК РФ раздел

XVI «Основные положения о порядке взаимодействия судов, прокуроров,

следователей и органов дознания с соответствующими учреждениями и

должностными лицами иностранных государств по уголовным делам». В

данном разделе проекта предусмотрено три главы: гл. 51 «Взаимодействие

судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими i

41

учреждениями и должностными лицами иностранных государств по уголовным делам», гл. 52 «Выдача лица для привлечения к уголовной ответственности или для исполнения приговора», гл. 53 «Передача лица, осужденного к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является».

К сожалению, вышеперечисленные законодательные положения регла- ментируют взаимодействие с представителями правоохранительных и других органов стран СНГ и других государств. В новом проекте УПК РФ не нашлось места такой важной проблеме, как взаимодействие органов предварительного следствия и дознания, прокурора и суда и т. п. внутри нашего государства. По нашему глубокому убеждению, это имеет важное значение в предупреждении, раскрытии и расследовании преступлений. В связи с изложенным, соискатель считает необходимым проанализировать нормативное регулирование взаимодействия следователя с органами дознания с учетом мнения ученых, действующего законодательства и проекта УПК России, практических работников предварительного следствия и дознания, и, по возможности, высказать свое авторское пожелание.

Нормативное регулирование указанной деятельности предполагает, с одной стороны, правомочие следователя осуществлять эту деятельность, а с другой - право (обязанность) органов дознания производить процессуальные действия по поручению и указанию следователя в целях раскрытия преступлений.

Под формами взаимодействия следователя с органами дознания в тео- рии понимают такие способы и порядок связей между ними, которые обеспечивают согласованность их деятельности и правильное сочетание присущих каждому из этих органов полномочий, методов и средств работы. Касаясь этого вопроса, И.М. Гуткин обоснованно обращал внимание на то, что «процессуальные формы взаимодействия следователя с органами дознания могут быть определены как основанные на законе способы сотрудничества этих ор-

42

• ганов» , обеспечивающие согласованный характер их деятельности и целесо-

образное сочетание в уголовном процессе их возможностей в борьбе с корыстно- насильственными преступлениями.

Уголовно-процессуальным законодательством предусмотрено, что такое взаимодействие может иметь место лишь по находящимся в производстве следователя делам и осуществляется оно в трех основных формах: 1) уведомление следователя о результатах оперативно-розыскных мер по делам, переданным ему органом дознания до установления лица, совершившего преступление (ч. 4 ст. 119 УПК РСФСР, проект УПК РФ); 2) производство органом дознания розыскных и следственных действий по указаниям и поручениям следователя, которые обязательны для исполнения (ч. 4 ст. 119 и ст. 127 УПК РСФСР); 3) оказание содействия следователю при производстве им следственных действий (ст. 127 УПК РСФСР).

В ч. 4 ст. 119 УПК РСФСР обозначенный термин «розыскные действия» следует понимать как оперативно-розыскные мероприятия, как это от-

t мечено в Законе «Об оперативно-розыскной деятельности». В проекте УПК

РФ (ст. 174) на первый взгляд данный термин приведен в соответствие. Однако в проекте УПК РФ речь идет об оперативно-розыскных действиях, а не об оперативно- розыскных мероприятиях. По нашему мнению, понятие «оперативно-розыскные действия» отличается от понятия «оперативно-розыскные мероприятия», о котором говорится в Законе «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации». Необходимо дать соот-

ь ветствующие понятия вышеобозначенных терминов.

Среди ученых, исследующих правовой механизм взаимодействия следователя с органами дознания, отсутствует единство взглядов по вопросу о том, вправе ли следователь давать указания органам дознания о принятии оперативно-розыскных мер. Так, А.Ф. Осипов утверждает, что следователь

1 Белозеров Ю.Н., Гугкин И.М. Органы дознания и предварительного следствия системы МВД и ач I взаимодействие. М., 1973. С. 95.

43

щ не имеет права давать органам дознания подобного рода указания, так как в

соответствии с ч. 4 ст. 119 и ч. 4 ст. 127 УПК РСФСР орган дознания, после передачи дела следователю, вправе лишь по поручению последнего производить по делу только следственные и розыскные действия, а также оказывать содействие следователю при выполнении им отдельных следственных действий. В подтверждение этого А.Ф. Осипов ссылается на то, что под оперативно- розыскными мерами следует понимать два вида внепроцессуальной дея- тельности - розыскную и оперативную, и поскольку производство оператив-

• ных мер связано с негласной деятельностью органов дознания, то давать им указания о принятии оперативно-розыскных мер следователь не вправе. Эта точка зрения разделяется А.Н. Балашовым1.

Напротив, A.M. Ларин, И.М. Гуткин и В.И. Шиканов полагают, что следователь по находящемуся у него в производстве уголовному делу вправе давать органу дознания указания о принятии оперативно-розыскных мер. Авторы исходят из того, что понятие «оперативные действия» являются более широким, чем «оперативно-розыскные меры», а соотношение между ними определяется как род к виду2. Следовательно, закон, разрешая следователю поручать органам дознания производство розыскных действий, тем самым наделяет его правом давать указания службе криминальной милиции применять и оперативно- розыскные меры.

Из изученных уголовных дел, связанных с корыстно-насильственными преступлениями, следует, что следователи в целом ряде случаев давали ука-

• • зания органам дознания принять оперативно-розыскные меры для установле-

ния тех или иных обстоятельств. В поручениях следователей не было указано конкретно, какие меры нужно принять органу дознания. Опрошенные нами по специальной анкете прокуроры (89%) не усматривали в подобных реше-

1 См.: Осипов А.Ф. Вопросы соотношения уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной дея тельности (взаимодействие следователя с органами дознания). М., 1976. С. 18-22.

2 Ларин А.М., Гуткин И.М., Шиканов В.И. Указ. соч.

44

ниях следователей нарушений требований уголовно-процессуального закона1.

В ст. 119 УПК РСФСР указано, что «если по делу, переданному следо- вателю, не обнаружено лицо, совершившее преступление, орган дознания продолжает принимать необходимые розыскные (оперативно- розыскные) меры и по их результатам немедленно уведомляет следователя». Исходя из этого, следователь вправе поручить органу дознания принять оперативно-розыскные меры для обнаружения лица, совершившего преступление. Кроме того, в ст. 127 УПК РСФСР конкретно не определено, какое решение принимает следователь, если считает необходимым, чтобы орган дознания произвел по делу оперативно-розыскные меры. Возникает вопрос: в какой форме следователь должен реализовать данное решение - в письменной или устной? Этого не сказано и в ст. 36, 37 и 174 проекта УПК РФ.

По нашему мнению, вышеизложенное дает основание говорить о том, что в действующем уголовно-процессуальном законодательстве, а также проекте УПК РФ имеются существенные недостатки в части осуществления взаимодействия следователя и органа дознания в ходе расследования преступлений.

§ 3. Проблемы соотношения уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности

В ст. 119, 127 УПК РСФСР, а также в ст. 174 проекта УПК РФ регла- ментируется совместная деятельность органа предварительного следствия и дознания в борьбе с преступностью. Закон «О милиции», Закон «Об оперативно-розыскной деятельности», Закон «О прокуратуре» также предусматри-

1 По специальной анкете подобный опрос прокуроров проводился на территории Краснодарского края и 11% прокуроров высказали мнение, что в данном случае следователями были допущены нарушения закона.

45

вают необходимость взаимодействия следователя и органа дознания, совместное проведение следственных и розыскных действий, а также оперативно-розыскных мероприятий в раскрытии и расследовании преступлений.

Для того чтобы более предметно показать значение уголовно- процессуальной и оперативно-розыскной деятельности в решении задач, возлагаемых на правоохранительные органы в борьбе с преступностью, необходимо прежде всего выяснить их соотношение, т. е. предпринять попытку разрешить вопрос о том, что их объединяет, связывает и что отличает.

Термин «уголовный процесс» нами рассматривается как уголовно- процессуальная деятельность органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, направленная на быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и справедливое их наказание в целях защиты прав и свободы личности, человека от преступных посягательств.

Термин «оперативно-розыскная деятельность» имеет несколько значе- ний. Этим термином охватывается оперативно-розыскная деятельность в собственном смысле слова, т. е. система разведывательных (поисковых) мероприятий, осуществляемых органами дознания для предотвращения и раскрытия преступлений, а также розыска и задержания преступников на основе использования непроцессуальных, преимущественно негласных средств и методов борьбы с преступностью. Оперативно- розыскной деятельностью именуется также специальная научная дисциплина.

Все понятия термина «уголовный процесс» тесно связаны и взаимообу- словлены. Их нельзя противопоставить, но нельзя и не учитывать наличие существенных различий между ними. То же самое относится и к различным понятиям, охватываемым термином «оперативно-розыскная деятельность». С другой стороны, соотношение уголовного процесса и оперативно-розыскной деятельности может быть раскрыто только при условии правильного определения плоскости их сопоставления. Учитывая все это, рассмотрим соотношение уголовного процесса как деятельности органов предварительного рас-

46

следования, прокуратуры, суда и оперативно-розыскной деятельности органов дознания как системы разведывательных мероприятий.

0 тесной связи этих видов деятельности свидетельствует то, что дейст вующее уголовно-процессуальное законодательство, всесторонне и полно определяя процессуальные средства, способы, которыми устанавливаются факты преступлений и виновность лиц, их совершивших, в то же время зако нодательно закрепляет обязанность органов дознания принимать оперативно- розыскные меры в борьбе с преступностью.

Уголовно-процессуальное законодательство РСФСР, да и проект УПК РФ предусматривает нормы, раскрывающие соотношение уголовно- процессуальной и оперативно-розыскной деятельности (ст. 31, 32, 118, 119, 127,132,196, 211 УПК РСФСР и ст. 520-537, 36, 37, 104,166,170- 174, 236 и 261 проекта УПК РФ).

Включение таких норм в уголовно-процессуальный закон подчеркивает правомерность оперативно-розыскной деятельности, а также имеет важное значение для уяснения ряда других принципиальных вопросов (в частности, о содержании и назначении оперативно-розыскных мер, о соотношении этих мер со следственными действиями). Наличие таких норм является одним из важнейших условий для организации правильного взаимодействия органов предварительного следствия и дознания на основе строгого соблюдения законности.

В этой связи В.А. Иванов и другие ученые считают, что дознание есть деятельность специально на то управомоченных административных органов государства, сочетающая оперативно-розыскную и следственную функции и направленная на предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, розыск и изобличение виновных1. Рассматривая формы предварительного рас-

1 См.: Иванов В.А. Дознание в советском уголовном процессе. Л.: ЛГУ, 1966. С. 8; Герасимов И.Ф. Взаимодействие органов предварительного следствия при расследовании особо опасных преступлений: Ав- тореф. дис. … канд. юрид. наук. М, 1966; Умаров К.У. Органы милиции - основные органы дознания: Ав- тореф. дис. … канд. юрид. наук. Ташкент, 1968. С. 13; Похмелкин В.А. Дознание в советском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1959. С. 3.

47

следования, Ю.П. Еременко пишет, что в тех случаях, когда производство предварительного следствия обязательно, дознание ограничивается возбуждением уголовного дела и производством неотложных следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий1.

Конечно, с мнением Ю.П. Еременко можно не согласиться в том, что дознание может осуществляться двумя путями: производство неотложных следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий. Таких положений, на наш взгляд, в законе не предусмотрено. Полагаем, что оперативно-розыскная деятельность, о которой говорится в уголовно-процессуальном законе, по своей природе, содержанию, непосредственным задачам, средствам и методам существенно отличается от дознания как уголовно-процессуальной деятельности. Оперативно-розыскная деятельность и производство дознания - различные обязанности органов дознания. Оперативно- розыскная деятельность - это совокупность различных действий, не имеющих процессуального характера и не облекаемых в процессуальные формы. Она не является ни дознанием, ни его частью, хотя и осуществляется органами дознания.

Содержанием оперативно-розыскной деятельности являются оператив- но-розыскные меры, порядок производства которых определяется не уголовно-процессуальным законом, а Законом «Об оперативно- розыскной деятельности в Российской Федерации» и нормативными актами, издаваемыми соответствующими ведомствами, в системе которых имеются органы дознания.

Оперативно-розыскная деятельность службы криминальной милиции как основного органа дознания регламентируется приказами, инструкциями, положениями, наставлениями, издаваемыми Министерством внутренних дел Российской Федерации.

1 См.: Еременко Ю.П. Советская государственная власть и следственный аппарат. Волгоград, 1973. С. 53.

48

^ Содержанием же дознания как одного из видов
уголовно-

процессуальной деятельности является производство процессуальных след- ственных действий, облеченных в установленную законом процессуальную форму.

В системе органов внутренних дел уголовно-процессуальную деятельность осуществляют следователи и органы дознания. Поэтому под уголовно- процессуальной деятельностью органов внутренних дел следует понимать только профессиональную деятельность следователя и органов дознания,

» связанную с возбуждением уголовных дел и производством предварительно-

го расследования. Непосредственные задачи дознания как процессуальной деятельности и оперативно-розыскной деятельности не могут быть отожде- ствлены. Задачи дознания (а также и предварительного следствия) определяются задачами уголовного судопроизводства, указанными в ст. 117-124 УПК РСФСР. К ним относятся: быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности.

Непосредственные задачи оперативно-розыскной деятельности следует определять с учетом того, осуществляется ли она в связи с возбуждением уголовных дел и производством предварительного расследования или нет. Деятельность органов дознания, содержанием которой является принятие

оперативно-розыскных мер, по отношению к уголовному процессу

носит

вспомогательный характер. Она содействует успешному производству пред- варительного расследования, а следовательно, и решению задач уголовного судопроизводства.

Существенным признаком, указывающим, что оперативно-розыскная деятельность не является частью уголовно-процессуального законодательства, т. е. деятельности (дознания), является то, что фактические данные, полу-

49

ченные в ходе оперативно-розыскной деятельности, сами по себе не могут быть судебными доказательствами. Это объясняется тем, что они устанавливаются не путем производства следственных действий и не из источников, которые уголовно-процессуальный закон признает источниками судебных разбирательств. Вместе с тем это не снижает значения и не исключает необходимости использования данных, добытых в результате оперативно-розыскной деятельности, при возбуждейии уголовных дел и производстве предварительного расследования.

О неправомерности включения оперативно-розыскной деятельности в содержание дознания наиболее ярко свидетельствует анализ некоторых положений Законов РФ «О милиции» и «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации». О самостоятельности дознания и оперативно-розыскной деятельности как различных функций органов внутренних дел свидетельствуют также те положения закона, предусмотренные в ст. 211 УПК РСФСР, которые определяют полномочия прокурора по надзору за соблюдением закона органом дознания. Данная статья гласит, что прокурор вправе требовать от органов дознания и следователя для проверки уголовных дел документы и иные материалы о совершенных преступлениях, ходе дознания, предварительного следствия и розыска преступника. Данное положение также закреплено в Законе «О прокуратуре Российской Федерации». Из этих положений следует сделать вывод о том, что законодатель четко проводит грань между дознанием и предварительным следствием и уголовно-процессуальной деятельностью и оперативно-розыскной деятельностью.

Иное, когда по приостановленному уголовному делу не производится никаких следственных действий, так как на это в УПК РСФСР нет ссылок. Там не менее службы и подразделения, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, вправе проводить оперативно- розыскные мероприятия. В соответствии со ст. 195 УПК РСФСР предварительное следствие приостанавливается «в случае, когда обвиняемый скрылся от следствия или

50

I суда или когда по иным причинам не установлено его местонахождение»; «в

случае неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняе- мого» и т. д. В этих случаях оперативными работниками по поручению сле- дователя заводятся оперативно-розыскные дела и в соответствии с Законом «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» проводятся соответствующие оперативно-розыскные мероприятия.

Раскрывая соотношение дознания и оперативно-розыскной деятельности,
следует особо подчеркнуть, что вся история развития уголовно-

  • процессуального законодательства показывает: дознание в уголовном про цессе является одним из видов предварительного расследования. По своему содержанию оно представляет исключительно уголовно-процессуальную деятельность, основанную на строгом соблюдении норм уголовно- процессуального закона. Следственные и иные действия, проводимые орга ном дознания и предварительного следствия, имеют одинаковую доказатель ственную силу. Законодатель лишь различает компетенцию органов дозна ния по делам, по которым предварительное следствие обязательно, и по де лам, по которым производство предварительного следствия не обязательно.

Принятые в конце 80-х гг. законы «О милиции», «О прокуратуре», «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации», по существу, являются правовой основой, наряду с уголовно-процессуальным законода- тельством, для развития и совершенствования оперативно-розыскной дея- тельности органов дознания, поскольку не только законодательно закрепля-

• ют обязанность органов дознания принимать оперативно-розыскные меры, но и разрешат некоторые принципиальные вопросы о соотношении этих мер со следственными действиями.

Исходя из изложенного, следовало бы внести ряд предложений по со- вершенствованию действующего уголовно-процессуального законодательства и законов, регламентирующих проведение оперативно-розыскных мероприятий:

51

1) в УПК РСФСР включить статью «О предварительной негласной про- верке заявлений и сообщений органами дознания»; 2) 3) в раздел XVI проекта УПК РФ «Основные положения о порядке взаимодействия судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими учреждениями и должностными лицами иностранных государств по уголовным делам» внести дополнения и изложить следующим образом: «Основные положения о порядке взаимодействия судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими учреждениями и должностными лицами СНГ и иностранных государств по уголовным делам»; 4) 5) в связи с особыми взаимоотношениями между Россией и Белоруссией, в отличие от других государств, следует внести дополнения и изменения в УПК РСФСР, где предусмотреть специальные статьи об оказании правовой помощи; 6) 7) в УПК РСФСР и проект УПК РФ внести следующий раздел: «Взаи- модействия судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими учреждениями и должностными лицами, а также гражданами в Российской Федерации». 8) Полагаем, что для более четкого осуществления взаимодействия органов предварительного следствия и дознания предлагаемых изменений и до- полнений в УПК РСФСР и проект УПК РФ явно недостаточно. Необходимо уточнить некоторые термины относительно соотношений следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Проблема соотношения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий до настоящего времени остается актуальной.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не в полной мере обеспечивает деятельность следователя и органа дознания по осуществлению взаимодействия в целях предупреждения, раскрытия и расследования преступлений с момента получения значимой оперативной информации,

52

официальных устных или письменных сообщений или заявлений о подготавливаемом, совершаемом или совершенном преступлении. Такое же положение сохраняется, когда орган дознания (ГИБДД, службы участковых инспекторов милиции, Госпожнадзор и службы криминальной милиции (УР, ОБ-НОН, УБЭП, РУОП и т. д.), за исключением подразделений, занимающихся оперативно-розыскной деятельностью) осуществляет свою деятельность в ходе проведения дознания. Немаловажное значение имеет, и, к сожалению, следственная и розыскная практика это, подтверждает, недостаточное взаимодействие органа предварительного следствия и дознания по обмену информацией в целях ее использования в ходе проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

Вопросы о разрешении существующих проблем и принятии конкретных мер по определению понятий и классификации соотношения следствен- ных действий и оперативно-розыскных мер ранее рассматривалось в юридической литературе1.

Как ранее отмечалось, следственные, розыскные действия и оперативно- розыскные меры (мероприятия) разнородны по содержанию и их поня- тию. Исходя из анализа существующей юридической литературы относительно определения понятий оперативнотрозыскных мероприятий и розыскных действий, полагаем, что они являются самостоятельными непроцессуальными видами мер. Однако положение существенно меняется, когда речь идет об отличии этих видов мер. Одни (А.Г. Лекарь, Д.В. Гребельский)2 считают, что различие между ними заключается в их непосредственных целях, другие (A.M. Ларин) - в характере средств и методов, с помощью которых

1 См.: Ларин А.М. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М, 1970. С. 13; Практика применения нового законодательства: Тезисы доклада А. Ратинова. М., 1962. С. 87; Ясинский Г.М. Взаимоотношения следователя МООП и органа дознания // Соц. законность. 1964. № 7. С. 19-20; Мальцев Е.Г. К вопросу о понятии и месте оперативно-розыскных мероприятий в системе криминалистики // Вопро сы уголовного права, процесса и криминалистики: Ученые записки. Пермь, 1976. № 187. С. 69.

2 Лекарь А.Г. К вопросу о правомерности и правовых основах агентурно-оперативной работы учре ждений внутренних дел // Тр. Высш. шк. МВД СССР. М., 1957; Гребельский Д.В. Связь с негласными со трудниками: Материалы к лекции. М.: УУЗ и НИУ МВД СССР, 1984.

53

эти меры осуществляются, третьи (в частности, Г, Ясинский) вообще не усматривают практической необходимости искать между ними различия, ограничиваясь лишь замечанием о том, что компетенция следователя в области розыскных действий сводится к даче органом дознания поручений и указаний о производстве таких действий1.

Рассматривая различие следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, мы должны определить соотношение полученных результатов, имеющих доказательственное значение. По этому поводу нельзя не согласиться с Р.С. Белкиным, который пишет: «…обнаружение доказательств, - следует отличать от обнаружения объектов-носителей доказательственной информации: лиц, предметов, вещей и т. п. Если обнаружить доказательства можно… только процессуальным путем, то указанные объекты могут быть обнаружены… и непроцессуальным путем: в результате опера-тивно-розыск-ных мероприятий, из бесед с населением, из сообщений печати и т. п.»2.

На наш взгляд, эти положения правильно раскрывают место и роль оперативно-розыскной деятельности по отношению к процессу доказывания как процессуальной деятельности. Единство этих видов деятельности состоит в том, что они служат отысканию возможных объектов-носителей доказательственной информации. Однако если осуществление оперативно-розыскных мероприятий этим ограничивается, то производство следственных, процессуальных действий идет дальше - к обнаружению и закреплению источников доказательств в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом.

Следовательно, оперативно-розыскная деятельность сама по себе не входит в содержание процесса доказывания. Она служит отысканию возмож-

1 Ларин А.М. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М., 1970. С. 13; Он же. Криминалистика и паракриминалистика. М, 1996. С. 180; Ясинский Г.М. Взаимодействие следователей и органа дознания. М., 1969. С. 19-20.

2 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики: В 3 т. М„ 1977-1979. Т. 3. С 150.

54

ных объектов-носителей доказательственной информации, что является очень важной и необходимой предпосылкой обнаружения самих доказа- тельств.

Исходя из изложенного, следует вывод, что следственные действия и оперативно-розыскная деятельность имеют свое содержание и каждая из них самостоятельно выполняет свою роль. В соответствии со ст. 119 УПК РСФСР после передачи следователю дела, по которому производство предварительного следствия обязательно, орган дознания может производить по нему следственные действия и оперативно- розыскные мероприятия только по поручению следователя. Если же следователю передано дело, по которому не представилось возможным установить лицо, совершившее преступление, не установлены предметы преступного посягательства, орудия и средства совершения преступления, другие иные обстоятельства преступления, вещественные доказательства, орган дознания в соответствии с Законом РФ «О ми- лиции» и «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» продолжает принимать по своей инициативе меры по проведению оперативно-розыскных мероприятий, уведомляя следователя о результатах.

В ст. 127 УПК РСФСР следователю предоставлено право давать органам дознания поручения и указания о производстве следственных, розыск- ных действий, а проводить оперативно-розыскные мероприятия следователь не вправе, так как этого в данной статье «Полномочия следователя» законодатель не предусмотрел. К сожалению, в проекте УПК РФ «Полномочия следователя» не отмечены, а в ст. 37 «Следователь» его полномочия расплывчаты, и об этом не сказано в главе 21 «Общие условия предварительного следствия» проекта УПК РФ, принятом в первом чтении Государственной Думой России.

Возникает правомочный вопрос, почему законодатель не предусмотрел в действующем законодательстве и в проекте УПК РФ право следователя давать органу дознания задания, поручать производство оперативно- розыскных

55

мероприятии, а также о взаимодействии следователей, прокуроров, судов и органов дознания субъектов и федеральных органов России.

Нам представляется, что данный пробел следует устранить на законо- дательном уровне. Кроме того, при разрешении вышеобозначенных проблем следует исходить из соотношения функций органов предварительного следствия и органов дознания.

Для органов предварительного следствия уголовно-процессуальная деятельность является, по существу, единственной их функцией. Для органов же дознания уголовно-процессуальная деятельность - не единственная. Например, подразделения уголовного розыска, ОБНОН, ОБЭП и другие службы являются составной частью органа дознания, т. е. криминальной милиции. Законодатель им предоставляет право не только производить неотложные следственные и розыскные действия, но и принимать меры для проведения оперативно-розыскных мероприятий, в основе которых лежит использование специальных (оперативных) средств и методов борьбы с преступностью.

Следовательно, и в данном случае средства и методы борьбы с пре- ступностью, возложенные на орган предварительного следствия и дознания, различны. На наш взгляд, правовые функции органа предварительного следствия и органа дознания должны быть уравнены в части проведения оперативно-розыскных мероприятий по конкретному уголовному делу, находящемуся в производстве у следователя, т. е. следователю следует предоставить ряд полномочий по Закону «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации».

В ч. 3 ст. 132 УПК РСФСР говорится: «В случае необходимости произ- водства следственных или розыскных действий в другом районе следователь вправе произвести их лично либо поручить производство этих действий соответствующему следователю или органу дознания, который обязан выполнить поручение в срок не свыше десяти суток».

56

В ч. 4 ст. 166 «Место производства предварительного следствия» про- екта УПК РФ изложено следующее: «В случае необходимости производства следственных действий в другом районе следователь вправе произвести их лично либо поручить производство эти* действий следователю или органу дознания этого района. Следователь может поручить производство розыскных или оперативно-розыскных действий органу дознания по месту предварительного следствия или по месту их производства. Поручение следователя подлежит выполнению в срок не позднее десяти суток»1.

В данном случае законодатель расширил и более четко уточнил полно- мочия следователя по месту производства предварительного следствия. Вместе с тем законодатель в ст. 166 проекта УПК РФ допустил смешение и подменил понятия розыскных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

Об этом же свидетельствуют ст. 196 УПК РСФСР «Розыск обвиняемого» и ст. 197 УПК РСФСР «Меры к установлению лица, подлежащего при- влечению в качестве обвиняемого», аналогичное содержание и в ст. 236 проекта УПК РФ.

Согласно проведенному анализу действующего уголовно- процессуального законодательства и проекта УПК РФ следователь, по смыслу ст. 132, 196 и 197 УПК РСФСР, может поручить розыск обвиняемого и принять меры к установлению лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, следователю и органу дознания в другом районе. Исходя из изученных 235 уголовных дел по корыстно- насильственным преступлениям (грабеж, разбой, вымогательство), следует отметить, что следователи сами в других районах сами проводили следственные действия (обыск, допросы) -21,6%, а в соответствии со ст. 127 УПК РСФСР следователем поручено органу дознания другого района производство следственных действий (обыск, очная ставка, допросы свидетелей) - 78,4% и проведение оперативно- розыскных мероприятий (задержание подозреваемого, обвиняемого, розыск

1 Проект УПК РФ. М„ 1999. Ст. 166.

57

обвиняемого, лица, скрывшегося от следствия, установление связи подозреваемого и оперативное наблюдение за ними по установлению каналов сбыта предметов преступного посягательства) в 136 случаях, т. е. более 57%. Следовательно, сравнительный анализ соотношения функции органов дознания и предварительного следствия показывает, что органы дознания имеют большие возможности по принятию непроцессуальных действий, направленных на обнаружение преступлений и лиц, их совершивших. При этом непроцессуальные действия могут быть совмещены с процессуальными. Например, в ходе предварительного осмотра помещения и разведывательного опроса вла- дельца помещения, оперуполномоченный обратил внимание, что данное лицо не отходит от пианино. Владелец помещения подозревался в совершении вымогательства, но следствие не располагало прямыми уликами, а источником были даны достоверные данные, что в пианино были спрятаны 105 тыс. долларов США. Оперработник, имея заранее заготовленное постановление о производстве обыска, пригласив понятых, произвел обыск. Результаты были положительные1.

С учетом приведенного примера из следственной и судебной практики следует согласиться с мнением А. Балашова, который пишет, что «иногда единое содержащееся в законе понятие оперативно-розыскные меры делят на два самостоятельных вида действий - оперативные и розыскные», и «органы дознания вправе после передачи уголовного дела следователю проводить розыскные действия без поручения следователя»2. Приведенный довод нельзя признать убедительным, поскольку он не учитывает того, что закон определяет полномочия органа дознания после передачи дела следователю в зависимости от факта обнаружения или необнаружения лица, совершившего пре- ступление. Если преступник обнаружен во время производства дознания, то после передачи дела следователю в порядке ч. 3 ст. 119 УПК РСФСР орган

1 См.: Уголовное дело № 23489. Архив Гулькевичского городского суда. 1998. № 1/458.

2 Балашов А. Взаимодействие следователя и органа дознания. М., 1998. С. 15-18.

58

дознания производит следственные и розыскные действия действительно только по поручению следователя. Иначе определяются полномочия органа дознания, когда лицо, совершившее преступление, не обнаружено. В этом случае, как сказано в законе, после передачи дела следователю «орган дозна- ния продолжает принимать оперативно-розыскные меры для установления преступника, уведомляя следователя о результатах (ч. 4 ст. 119 УПК РСФСР).

Из сказанного можно сделать вывод, что в ст. 166 проекта УПК РФ следует добавить «также следователь может лично проводить любые следственные, розыскные действия по делу», т. е. ч. 4 ст. 166 проекта УПК РФ изложить в следующей редакции: «В случае необходимости производства следственных действий в другом районе следователь вправе произвести их лично либо поручить производство этих действий следователю или органу дознания этого района. Следователь может поручить производство розыскных или оперативно-розыскных действий органу дознания по месту предварительного следствия или по месту их производства, а также может лично проводить любые следственные и розыскные действия по делу».

Применяя собирательный термин «оперативно-розыскные меры», зако- нодатель тем самым подчеркивает, что по нераскрытому преступлению после передачи дела следователю орган дознания по своей инициативе не вправе производить только следственные действия. Что же касается непроцессуаль- ных, т. е. оперативно-розыскных мер, то орган дознания не только вправе, но и обязан их проводить для установления преступника, поскольку раскрытие преступлений является общей задачей для органов дознания и следствия.

Таким образом, под оперативно-розыскными мерами следует понимать два вида непроцессуальных мер: оперативные меры - это меры непроцессуального характера, в основе которых лежит использование специальных негласных средств и методов борьбы с преступностью, имеющихся в распоряжении органов дознания; розыскные меры - меры, в основе которых лежат

59

непроцессуальные гласные действия (способы), с помощью которых непосредственно органы предварительного расследования обнаруживают источники информации об обстоятельствах, имеющих значение для дела.

Правильное определение соотношения оперативных и розыскных мер является важным условием для раскрытия соотношения следственных действий с этими мерами.

Проблема взаимодействия следователей с работниками уголовного ро- зыска, отрядом милиции особого назначения, службой по борьбе с экономическими преступлениями, участковыми инспекторами милиции, сотрудниками других подразделений органов внутренних дел весьма многогранна, и связанные с нею правовые, организационные, тактические и психологические вопросы в равной мере актуальны для работников органа предварительного следствия и дознания, особенно в современных условиях (прозрачные границы СНГ).

Чтобы обеспечить эффективное взаимодействие на всех этапах раскры- тия и расследования преступлений, необходимо четко знать его правовые основы и организационные формы, учитывать имеющиеся криминалистические рекомендации, реагировать на психологические характеристики возникающих ситуаций. Следовательно, речь идет о комплексном подходе к решению данной проблемы как в практическом, научном, так и в учебно-методическом аспектах. На наш взгляд, именно на такой подход нужно ориентироваться при разработке тактических и методических рекомендаций при взаимодействии следствия с органом дознания службы криминальной милиции, общественной безопасности. В юридической литературе этому вопросу уделено значительное внимание. В некоторых регионах страны проведены совещания руководителей аппаратов следствия и уголовного розыска1.

Об этом подробнее см.: Об утверждении инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб ОВД в расследовании и раскрытии преступлений: Приказ МВД России № 334 от 20.06.1996 г. М, 1996. - 16 с; Бюллетень Главного следственного управления МВД России, 1988. № 2 (55). С. 19-24.

60

На Всероссийском совещании-семинаре руководителей органов внут- ренних дел по итогам работы за 1999 г. и на коллегии МВД России по итогам работы за 2000 г. было указано на недостаточное обеспечение взаимодействия служб ОВД МВД России и необходимость создания по каждому факту совершения межрегиональных преступлений усиленной следственно-оперативной группы; работу проводить во взаимодействии с Федеральной службой безопасности России, с подразделениями ФСНП и ГТК1.

Нет сомнений в том, что весомым вкладом в этой сфере является Алма- Атинское соглашение (24.04.92 г.) о взаимодействии МВД независимых государств в сфере борьбы с преступностью, в частности, с незаконным оборотом наркотических средств и корыстно-насильственными преступлениями, что позволит вести борьбу с данной категорией уголовных преступлений3.

В монографических работах4, некоторых кандидатских диссертациях5 и статьях6 освещаются вопросы взаимодействия предварительного следствия и органа дознания. Однако остается еще не изученной специфика этой дея- тельности по многоэпизодным сложным уголовным делам, возбужденным по преступлениям, в которых участвовали преступные группы и сообщества.

1 Материалы Всероссийского совещания-семинара руководителей ОВД МВД России. М.: Главный штаб МВД России, 2000. Т. 25. С. 265; Решения коллегии МВД РФ № 2/1КМ от 02.02.2001. «Об основных направлениях оперативно-служебной деятельности ОВД на 2002-2005 гг.»

2 См.: Об основных направлениях оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел на 1992 год: Приказ МВД России № 71 от 09.03.92 г. М., 1992. С. 14.

3 См.: Соглашение о взаимодействии Министерства Внутренних дел независимых государств в сфе ре борьбы с преступностью. Алма-Ата, 1992. 24 апр. 4 с; Об объявлении Соглашения о взаимодействии МВД независимых государств в сфере борьбы с преступностью: Указание МВД России № 5 от 25 мая 1992 г.

4 См.: Белозеров Ю.Н., Гуткин И.М., Чувилев А.А., Чугунов В.Е. Органы дознания и предваритель ного следствия системы МВД и их взаимодействия. М., 1973. С. 120; Гаврилов А.К. Раскрытие преступле ний на предварительном следствии. Волгоград, 1976; Чувилев А.А. Взаимодействие следователя органа внутренних дел с милицией. М., 1981 и др.

5 См.: Балашов А.Н. Взаимодействие следователей и органов дознания при расследовании преступ лений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1973; Герасимов И.Ф, Теоретические проблемы раскрытия преступлений: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1979. и др.

fi См.: Ларин AM. Процессуальные вопросы соотношения следствия и оперативно-розыскной дея- тельности органов дознания //Соц. законность. 1964. № 7. Карнеева Л.М. Правовые основы взаимодействия следователя с сотрудниками милиции // Соц. законность. 1981. № 5. С.7, 50-53. Укреплять взаимодействие, обеспечить комплексное использование сил и средств в раскрытии каждого преступления // Бюллетень ГСУ МВД СССР. М„ 1988. № 4. С. 7 и др.

61

Взаимодействие следователя с оперативными работниками службы криминальной милиции всегда представляет собой временно- пространственный процесс.

В юридической литературе отмечается, что взаимодействие следователя с органами дознания осуществляется на основе уголовно- процессуального закона о сотрудничестве неподчиненных друг другу органов, при котором они действуют согласованно, целесообразно, сочетая применяемые ими средства и способы1. Кроме официального (уголовно-процессуального) взаимодействия существуют внепроцессуальное, организационное. Взаимодействие следователя с оперативно-розыскными и другими работниками органа дознания по уголовному делу должно протекать в строгом соответствии с ве- домственными актами2. Необходимо отметить, что это взаимодействие в любой форме осуществляется под руководством следователя. В соответствии со ст. 127 УПК РСФСР инициатива взаимодействия исходит от следователя, он также несет ответственность за быстрое и полное раскрытие преступлений. Следователь по конкретному уголовному делу определяет форму взаимодействия, его цели, пределы и осуществляет контроль за исполнением процессуальных решений.

Таким образом, взаимодействие следователя с оперативно-розыскными и иными работниками органа дознания необходимо понимать как объективно необходимую для раскрытия преступлений, основанную на законе и ведомственных нормативных актах, координируемую и согласован-ную по промеэюуточыом и конечным целям деятельность независимых друг от друга в административном отношении органов, направляемую следователем и осуществляемую при правильном сочетании и эффективном использовании полномочий, методов и форм, присущих каждому из них.

1 См., например: Гуткин И.М, Органы дознания и предварительного следствия системы МВД и их взаимодействия. М., 1973. С. 70.

2 См.: Гуткин И.М. Указ. соч. С. 75-76; Чувилев А. А. Указ. соч. С. 7.

62

ш В ст. 119,127, 128 и 132 УПК РСФСР и некоторых законах Российской

Федерации1 закреплены процессуальные формы взаимодействия следователя с оперативно-розыскными службами криминальной милиции и другими ра- ботниками органа дознания, службой общественной безопасности.

Уголовно-процессуальное, законодательное и нормативное регулирование указанной деятельности предполагает, с одной стороны, право следователя осуществлять эту деятельность, а с другой - обязанность органа дознания (службы криминальной милиции и общественной безопасности) про-

? изводить в целях раскрытия преступления непроцессуальные мероприятия и

процессуальные действия по поручению и указанию следователя, прокурора и определению суда.

В соответствии с п. 2 ст. 26 Законе «О прокуратуре Российской Феде-рации» , указания Генерального прокурора РФ по вопросам следствия и дознания, не требующим законодательного регулирования, являются обязятель-ными для исполнения, т.е. он вправе поручить органам дознания исполнение

постановлений о задержании, приводе, заключении под стражу, производстве т

обыска, выемки, розыске лиц, совершивших преступление и исполнение других следственных действий, а также давать указания о принятии необходимых мер для раскрытия преступлений и установления лиц, их совершивших.

Согласно уголовно-процессуальному законодательству РСФСР взаимодействие может иметь место лишь по находящимся в производстве следователя делам. Осуществляется оно в трех формах:

1 О милиции: Закон РСФСР от 18 апр. 1991 г. Ст. 10. П. 14// Сборник правовых актов Российской Федерации по вопросам организации и деятельности органов внутренних дел. М., 1992. С. 13; О прокурату ре РФ: Закон РСФСР от 17 янв. 1992 г. № 2202-1 // Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ, 1992. № 8. Ст. 366; Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации: Закон РСФСР от 13 марта 1992 г. № 2506-1 Ст. 7, 12 // Рос. газ. 1992. 29 апр. С. 3; О частной детективной и охран ной деятельности в РФ: Закон РСФСР от 11 марта 1992 г. № 2487-1 Ст. 5 // Рос. газ. 1992. 30 апр. С. 3.

2 Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 8. Ст. 366.

63

а) уведомление следователя о результатах оперативно-розыскных дей ствий по делам, переданным ему органом дознания до установления лица, совершившего преступление (согласно ст. 119 УПК РСФСР);

б) обязательное исполнение органом дознания розыскных мероприятий и следственных действий по поручению следователя (в соответствии со ст. 119 и 127 УПК РСФСР;

в) обязательное оказание содействия следователю при производстве им следственных действий со стороны органа дознания (ст. 127 УПК РСФСР).

В соответствии со ст. 128 «Привлечение общественности к участию в раскрытии преступлений» УПК РСФСР следователь имеет право использовать помощь общественности. На наш взгляд, целесообразнее было бы также использовать помощь лиц, имеющих лицензии с правом заниматься частной детективной (сыскной) деятельностью. Согласно ст. 5 Закона Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» от 11 марта 1992 г. № 2487-1 им предоставлено право использовать видео- и аудиозаписи, кино- и фотосъемки, технические и иные средства, не причиняющие вреда жизни и здоровью граждан и окружающей среде, а также средств оперативной радио- и телефонной связи1.

Согласно ст. 7 Закона Российской Федерации «Об оперативно- розыскной деятельности в Российской Федерации»2 основанием проведения оперативно-розыскных мероприятий является поручение следователя, указания прокурора или определения суда по уголовным делам, находящимся в их производстве. Кроме того, в соответствии со ст. 12 данного Закона органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, обязаны выполнять только письменные поручения упомянутых субъектов.

1 О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации: Закон РФ от 11 марта

1992 г. № 2487-1. Ст. 5 // Рос. газ. 1991. 30 апр. С. 3. 2 Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации: Закон РФ от 13 марта 1992 г. №

2506-1 // Рос. газ. 1992. 29 апр. С. 3.

64

Деятельность органа предварительного следствия должна строиться на основе тесного взаимодействия, особенно с оперативно-розыскными подразделениями, дежурной частью, участковым инспектором милиции и другими работниками органа дознания в течение всего следствия для того, чтобы был обеспечен постоянный объем информацией.

Анализ изученной следственной и судебной практики по корыстно- насильственным преступлениям и проведенное анкетирование следователей органов внутренних дел субъектов Северо-Кавказского региона показали, что на первоначальном этапе взаимодействие проявляется в следующем: проведение обыска - 12%; установление круга связей - 7%; выявление очевидцев, проведение совместных рейдов, задержание подозреваемых, дактилоскопирование и изъятие следов пальцев рук, составление совместного плана проведения следственных и оперативно-розыскных действий - 7%; установление источника приобретения предметов преступного посягательства - 5%; сбор и получение информации о личности подозреваемого - 8%; осмотр места происшествия (задержания) - 4%; создание следственно-оперативных групп - 4%; не ответили - 36%.

На последующем этапе расследования отмечены следующие виды взаимодействия: розыск скрывшихся с мест совершения преступления или лиц, уклоняющихся от следствия и суда - 30%; одновременные обыски у подозреваемого, его друзей либо других лиц, причастных к преступлению -3%; назначение экспертиз - 1%; проведение криминалистического прогнозирования по предупреждению преступления - 6%; допрос свидетелей - 6%; привод для допросов или другие следственные действия - 5%; сбор различных документов (справки из медицинских учреждений, с места работы и учебы и пр.) - 4%; не ответили - 4%.

Таким образом, к числу форм взаимодействия правомерно отнести:

1) совместное проведение следственных действий; 2) 3) совместное или согласованное планирование по уголовному делу; 4) 65

3) обмен информацией, представляющей возможный интерес для

сле дователей и оперативных работников;

4) создание следственно-оперативных групп; 5) 6) совместные выезды на другие территории для производства следственных действий и принятия оперативно-розыскных мер; 7) 8) совместная разработка и принятие мер по устранению выявленных в ходе проверки заявлений и сообщений о преступлениях, а также обстоятельств, способствующих совершению преступлений, обнаруженных во вре- 9) * мя предварительного следствия.

При существовании указанных форм взаимодействия обязательны следующие условия:

1) соблюдение всеми участниками взаимодействия законности; 2) 3) разделение компетенции следователя и оперативного работника, вытекающее из требований закона и специфики их деятельности; 4) 5) комплексное использование сил и средств, которыми располагает следователь и оперативные работники; 6) 7) преобладание организующей роли следователя и его процессуальная самостоятельность во взаимодействии на стадии возбуждения уголовного дела и в процессе расследования. 8) При любой форме взаимодействия деятельность следователя, оперативно- розыскных и иных работников органа дознания не должна противоречить требованиям уголовно-процессуального закона, необходимо четкое рас-

• пределение и соблюдение функциональных обязанностей участников взаи модействия. Нарушение этих условий влечет неправомерность и недопусти мость использования той информации, которая получена в результате этого взаимодействия, а иногда - незаконность и необоснованность процессуаль ных решений следователя, принимаемых по данному уголовному делу (на-

66

пример, незаконное и необоснованное вынесение постановления следователя о привлечении подозреваемого в качестве обвиняемого)1.

Что же касается отступления от непроцессуальных (организационных) форм взаимодействия, то они, как правильно отмечает И.М. Гуткин, могут причинить ущерб интересам расследования, но не сопряжены с процессуально-правовыми последствиями2.

В ч. 4 ст. 127 УПК РСФСР говорится о том, что следователь вправе по- ручать органам дознания лишь производство следственных и розыскных действий, хотя п. 2 ст. 26 Закона Российской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации» определяет, что указания Генерального прокурора РФ по вопросам следствия и дознания, не требующих законодательного регулирования, является обязательными для исполнения, а в ст. 27 Закона указано, что осуществляя уголовное преследование, прокуратура проводит расследование по делам о преступлениях, отнесенных уголовно-процессуальным законом к ее компетенции, прокурор вправе принять к своему производству или поручить подчиненному ему прокурору или следователю расследование любого преступления. На наш взгляд, закон Российской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации», во-первых, не дает четкого определения взаимодействию органа предварительного следствия и дознания, во-вторых, не определяет, кому подчинен следователь и какие конкретные действия могут быть ему поручены.

Из содержания Закона Российской Федерации «О прокуратуре Россий- ской Федерации» следует, что прокурору подчиняются как следственные, так и другие работники прокуратуры. Сам же порядок взаимодействия прокурора со следователем и лицами, производящими дознание, со стороны органов и подразделений Министерства внутренних дел Российской Федерации четко не определен, и Закон не возлагает на прокурора обязанности о принятии

1 См., например: Гуткин И.М. Указ. соч. С. 75; кукушкин Ю.А. Общие вопросы организации след ственной работы. Волгоград, 1975. С. 76.

2 См.; Гуткин И.М. Указ. соч. С. 76.

67

оперативно-розыскных мер в целях обнаружения признаков преступления и лиц, его совершивших.

На наш взгляд, ч. 4 ст. 127 УПК РСФСР необходимо привести в соот- ветствие с Законами Российской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации» и «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации». Это будет способствовать решению предоставленных прав как следователя, так и работника оперативно-розыскных служб. Несоответствие ч. 4 ст. 127 УПК РСФСР и вышеназванных законов порождает разногласие между практическими работниками, учеными, исследующими правовой механизм взаимодействия прокурора и следователя с органами дознания1.

Закон четко не определяет перечень розыскных и оперативно-розыскных действий; он дается в ведомственных нормативных актах. Таковыми действиями могут быть внепроцессуальные действия гласного и не- гласного характера при осмотре места происшествия, обыске, выемке и т. д. Им присущи поисковая, розыскная направленность (поквартирные обходы, засады, прочесывание местности или выявление несвоевременных признаков на месте обыска, выемки, осмотра места происшествия в целях поиска предметов, могущих служить вещественными доказательствами, обследование условий жизни лица, склонного к совершению преступления, подозреваемого или обвиняемого).

Кроме того, негласный аппарат и личный состав службы криминальной милиции наиболее приспособлены для решения задач, связанных с оперативно-розыскными мероприятиями и действиями.

1 См.: Осипов А.Ф. Вопросы соотношения уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной дея- тельности. М., 1976. С. 19-23; Балашов А.Н. Обеспечение законности в процессе взаимодействия следователей и органов дознания при расследовании преступлений // Укрепление законности в деятельности следователей в свете Конституции СССР. М, 1979. С. 325; Ларин A.M. Проблемы расследования в советском уголовном процессе: Дне. … д-ра юрид. наук. М., 1973. С. 64-65; Гуткин И.М. О соотношении понятий «оперативно-розыскные меры» и «розыскные действия в уголовно- процессуальном законодательстве» // 50 лет советской прокуратуре и проблемы совершенствования предварительного следствия. Л., 1972. С. 60-63; Шиканов В.И. Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно-технического прогресса. Иркутск, 1978. С. 31.

68

Оперативно-розыскные меры применяются как самостоятельно, так и в сочетании с гласными методами и средствами розыска. Сбор информации, необходимой для изобличения виновного, привлечение его к уголовной ответственности осуществляется тайно и сопровождается преодолением различных ухищрений преступников, стремящихся скрыть эти сведения. Следовательно, оперативно-розыскную деятельность можно рассматривать как систему разведывательных мероприятий1.

Однако разведывательные мероприятия нельзя сводить только к не- гласному собиранию сведений. Так, в ст. 118 УПК РСФСР, определяющей обязанности органов дознания, указывается, что на органы дознания возлагается принятие необходимых оперативно- розыскных и иных предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших.

В литературе существует различное понимание этих мер. К ним относят: меры по охране места происшествия, преследование преступника по «горячим следам», применение служебно-розыскной собаки, выявление свидетелей и очевидцев происшествия, обследование района происшествия, поиск по следам, преследование преступника и заградительные мероприятия2, использование уголовной регистрации, розыск лиц и предметов по приметам3, использование ЭВМ, кибернетики4 и др.

1 См.: Ратинов А.Р. Взаимодействие следователей прокуратуры и органов милиции при расследова нии преступлений // Практика применения нового уголовно-процессуального законодательства в стадии предварительного расследования. М., 1962. С. 87.

2 См.: Криминалистика / Под ред. А.А. Хмырова, В.Д Зеленского. Краснодар, 1998. С. 460.

3 См.: Давыдов П.М., Сидоров Д.В., Якимов П.П. Судопроизводство по новому УПК РСФСР. Свердловск, 1962. С. 149.

4 См.: Белкин Р.С, Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. М., 1988. С. 6-10.

69

Отсутствует единство взглядов и в определении оперативно-розыскных мер1. Нет точного их толкования и в уголовно-процессуальном законодательстве. Так, в УПК РСФСР речь идет о розыске, проводимом с помощью оперативных мер. В данном случае термин «оперативный» означает особый метод осуществления этих мер, а «розыскной» - их направленность.

В целях успешной борьбы с тяжкими преступлениями необходимо противопоставить тайной деятельности преступных элементов, их ухищрениям специальные меры, которые позволили бы своевременно разведать, узнать о преступных намерениях, действиях и использовать полученные данные для предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, изобличения виновных. Эти меры в законе называются оперативно-розыскными. Их отличительная особенность - негласный характер применения, позволяющий сделать тайное явным и тем самым обеспечить достижение задач уголовного судопроизодства2.

Некоторые юристы отождествляют следственные действия и оперативно- розыскные меры, относя к последним действия по обнаружению, закреп- лению и изъятию доказательств3, привод, арест, обыски4.

Такое понимание неверно и противоречит задачам и целям оперативной работы службы криминальной милиции и др.

1 См.: Миньковский Г,М. Некоторые вопросы дознания и предварительного следствия в свете Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик // Важный этап развития советского права. М., 1960. С. 107; Ратинов Р.А. Взаимодействие следователей прокуратуры и органов милиции при расследовании преступлений // Практика применения нового уголовно-процессуального законодательства в стадии предварительного расследования. М., 1962. С. 87; Коврига З.Ф. Дознание в органах милиции. Воро неж, 1964. С. 7; Герасимов И.Ф. Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания при рас следовании особо опасных преступлений: Автореф. дне. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1966. С. 7.

2 См.: Лекарь А.Г. К вопросу о правомерности и правовых основах агентурно-оперативной работы учреждений внутренних дел // Труды Высшей школы МВД СССР. М., 1957.

3 См.: Зотов Б.Л. Важный этап в развитии советского права. М., 1960; Комментарий к УПК МОЛДАВ СКОЙ ССР. Кишинев, 1966, С. 106. Авторы комментария утверждают, что оперативно-розыскные меры - это производимые в соответствии с настоящим Кодексом оперативно-следственные мероприятия, направ ленные на выполнение основных задач органов дознания.

4 См.: Стремовский В.А. Предварительное расследование. М., 1958. С. 99; Герасимов И.Ф. Взаимо действие органов предварительного следствия и дознания при расследовании особо опасных преступлений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1966. С. 7.

70

Между оперативно-розыскными мерами и следственными действиями существуют принципиальные различия. В практике расследования уголовных дел нередко возникают ситуации, когда следователю необходимо, чтобы орган дознания произвел розыскные действия по установлению источников доказательственной информации, а затем закрепил ее путем соответствующих следственных действий. Например, нужно произвести поквартальный обход с целью установления очевидцев совершения преступления, допросить установленных лиц в качестве свидетелей по определенным вопросам. Это решение следователь оформляет поручением, которым обязывает орган дознания произвести перечисленные розыскные и следственные действия.

Поскольку под взаимодействием понимается основанная на законе со- гласованная деятельность следствия и органов дознания, направленная на пресечение, раскрытие и предупреждение преступлений, из этого можно сделать вывод, что формы этих отношений следует искать в правовых нормах. Необходимо также отчетливо представлять, что взаимодействие на практике организуется в зависимости от конкретных ситуаций, которые складываются на предварительном расследовании того или иного эпизода. В одном случае, объем оперативно-розыскных действий невелик и может быть выполнен одним сотрудником оперативно-розыскного подразделения, в другом -необходимо привлечь несколько сотрудников из различных служб с учетом специфики предстоящих оперативно-розыскных мероприятий.

На наш взгляд, по многоэпизодным преступлениям, в условиях услож- нения преступной деятельности, расширения круга обстоятельств, подлежащих доказыванию, по многим уголовным делам взаимодействие как непрерывный процесс поиска доказательственной информации, взаимного обмена ею, использование широкого спектра научно- технических и технико-криминалистических средств и методов при расследовании материальных следов преступлений в конечном итоге влияет на установление и изобличение виновных лиц. Именно к такому взаимодействию и следует стремиться в

71

своей повседневной практической деятельности. Следователь и оперативный работник, находясь в составе следственно-оперативной группы, для обеспечения результативности оперативных мероприятий, своевременно обмениваются полученной оперативной информацией, принимают меры, исключающие разглашение источников и способов ее получения. В свою очередь, следователь знакомит оперативного работника с материалами уголовного дела.

Основными формами взаимодействия с дознанием является местный анализ и оценка оперативной обстановки и результатов труда; проведение согласованных комплексных мероприятий; распространение и внедрение положительного опыта научно-технического прогресса.

Процессуальные формы взаимодействия

Анализ норм уголовно-процессуального закона приводит к выводу, что основные процессуальные формы сотрудничества следователя с органом дознания различаются в зависимости от того, находится ли расследуемое уголовное дело в производстве органа дознания или следователя.

Рассмотрим один вариант формы, которую условно назовем первой формой.

Согласно ст. 108 УПК РСФСР при наличии признаков преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно, орган дознания возбуждает уголовное дело и проводит неотложные следственные действия по установлению и закреплению следов преступления: осмотр, обыск, выемку, освидетельствование, задержание и допрос подозреваемого, потерпевших и свидетелей. Известно, что во многих случаях проведение этих действий сразу невозможно. Прежде нужно установить, у кого следует провести обыск, установить и допросить потерпевшего, свидетелей, собрать сведения о подозреваемом, узнать, где он находится или скрывается, и т. д. Все это становится известным, главным образом, в результате проведения опера- тивно-розыскных мероприятий. Таким образом, чтобы выполнить следствен-

72

ные действия, зачастую необходимо провести и неотложные оперативно- розыскные мероприятия.

По некоторым категориям дел, которые возбуждаются в результате реализации органом дознания оперативно-розыскных данных, обнаружения признаков преступления (о кражах, разбоях и грабежах, вымогательстве, валютных операциях и т. д.), в подследственность следователя уголовное дело передается, как правило, после проведения неотложных следственных действий. Но ни в том, ни в другом случае следователь не может занимать позицию стороннего наблюдателя и ожидать завершения выполнения органом дознания неотложных следственных действий и передачи дела в его производство. Взаимодействие в указанной ситуации, т.е. когда дело находится в производстве органа дознания, выражается в разработке с участием следователя плана проведения неотложных следственных действий, в оказании методической помощи сотрудникам дознания, в даче консультаций по правовым вопросам, в систематической информации следователя о важнейших результатах оперативно-розыскных действий.

Вторая форма. Основной признак этой формы взаимодействия состоит в том, что расследуемое уголовное дело находится в производстве следователя. Согласно ст. 127 УПК РСФСР следователь по расследуемым им делам вправе давать органу дознания поручения и указания о проведении розыскных и следственных действий, для которого их выполнение обязательно1.

Н.Н. Гапанович считает, что вне заданий следователей эта форма взаи- модействия не возникает: орган дознания не может производить ни оперативно-розыскных, ни следственных действий после передачи следователю дела, по которому работники органа дознания выполняли неотложные следственные действия2.

1 См.: Смирнов Л.Н. Научно-практический комментарий УПК РСФСР. М., 1994. С. 184.

2 См.: Гапанович Н.Н. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений. Минск, 1983. С. 13.

73

Практика показывает: данное суждение не соответствует реальности. Объясняется это тем, что орган дознания, в большинстве случаев, сразу не в полном объеме производит оперативную разработку подозреваемого лица; в итоге получается, что подозреваемый дал ложные показания, укрыл соучаст ников преступления, не все похищенные предметы выдал правоохранитель ным органам и т. д. Следует наделить органы дознания большей самостоя тельностью в проведении оперативно-розыскных действий. Следует отме тить, что нужно отличать проведение оперативных мероприятий от следст- • венных действий.

Поэтому проведение следственных действий должно осуществляться согласно поручениям следователя. Как считает Н.Н. Гапанович, только в одном случае - при необнаружении лица, совершившего преступление, - орган дознания продолжает принимать оперативно-розыскные меры для установления преступника, уведомляя следователя об их результатах.

Вместе с тем эта обязанность закреплена в ст. 118 УПК РСФСР, и на органы дознания возлагается принятие необходимых оперативно-розыскных и иных предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших.

В подобных ситуациях указанная форма взаимодействия представляет собой тесное сотрудничество, выражающееся, как правило, в совместной разработке плана расследования, постоянном двухстороннем обмене инфор мацией о результатах следственных действий и оперативно-розыскных меро- Ф приятии, в совместном или одностороннем проведении однородных или свя-

занных между собой следственных и розыскных действий.

В структурном отношении взаимодействие может быть организовано в форме прикрепления к следователю одного или нескольких оперативных сотрудников соответствующей службы органа дознания или группы из работников нескольких служб (УР, ОБНОН, ОБЭП, ГИБДД и др.), что, безусловно, не влечет административного подчинения этих сотрудников.

74

т Поэтому в зависимости от целей, состава следственной бригады и из-

бирается одна из форм взаимодействия или их совокупность.

§ 4. Типичные ошибки, допускаемые органами

предварительного расследования при осуществлении взаимодействия

с правоохранительными органами стран СНГ и дальнего зарубежья,

и пути их устранения

В соответствии с приказом министра внутренних дел № 46 от 12.01.2000 г. «Об итогах оперативной и служебной деятельности органов внутренних дел и служебно-боевой деятельности внутренних войск МВД России в 2000 году и задачах на 2001 год». Этим приказом (п. 1.9) поставлена задача последовательно содействовать расширению и укреплению связей органов внутренних дел с зарубежными правоохранительными структурами; взаимоотношения с зарубежными партнерами строить в строгом соответствии с законодательством и международными договорами Российской Федерации.

Четвертый отдел Следственного комитета находится в стадии станов ления, но проделанная им работа за неполные четыре года свидетельствует о ее возрастающем объеме. Так, в 1999 г. отделом рассмотрено и организовано исполнение около 700 международных следственных поручений. Из них # свыше 250 поступило из государств - бывших республик СССР. За пределы

России направляли международные поручения 63 МВД, ГУВД и УВД субъектов Российской Федерации, в том числе 21 поручение в Германию, Бельгию, Голландию, Италию, Швейцарию, Великобританию, США, Испанию, Финляндию, Гонконг, Исландию, Польшу, Болгарию и другие страны.

75

т Согласно данным оперативного учета Следственный комитет в 2000 г.

рассмотрел и организовал исполнение более 2 900 международных следственных поручений, что примерно на треть больше, чем в 1999 г.

Анализ ситуации, сложившейся в следственных аппаратах органов внутренних дел России по подготовке и направлению международных поручений следователей, показал, что за пределы Российской Федерации направляли такие поручения 78 из 89 (87%) МВД, ГУВД и УВД субъектов Федерации. При этом в страны - члены Содружества Независимых Государств

• (СНГ) направлено свыше 1 600 поручений, из которых большая часть адре сована следственным органам Украины, Казахстана, Азербайджана, Грузии, Узбекистана и Белоруссии (около 60% из них приходится на долю Украины, Казахстана и Азербайджана).

Обеспечивая контроль за качеством подготовки поручений, Следственный комитет в связи с крайне небрежным оформлением документов и грубым несоблюдением положений Минской Конвенции от 22 января 1993 г., а также других международных договоров по оказанию правовой помощи, в 1999 г. направил в 51 МВД, УВД России (65% от числа направлявших такие поручения) более 130 указаний об устранении выявленных нарушений, в том числе возвратил без исполнения свыше 100 международных поручений.

В частности, неоднократно возвращались без исполнения поручения в ГУВД Московской области, Москвы, УВД Белгородской, Саратовской, Смоленской, Тюменской, Ярославской области, МВД Республики Татарстан,

• ГУВД Краснодарского, УВД Алтайского, Красноярского края, Орловской, Пермской, Волгоградской, Псковской и других областей. Следует отметить, что международные следственные поручения возвращались инициаторам не только Следственным комитетом, но и через Следственный комитет Гене ральной прокуратурой Российской Федерации, а также руководителями следственных аппаратов государств - членов СНГ.

76

Анализ недостатков, выявленных при изучении поступавших в Следст- венный комитет международных поручений следователей органов внутренних дел МВД России, показал, что большая часть из них обусловлена незнанием основных документов о международно- правовом сотрудничестве в области оказания взаимной правовой помощи по уголовным делам, ошибками в применении конкретных норм этих документов, небрежностью исполнителей при составлении международных поручений, неудовлетворительным контролем руководителей следственных подразделений за работой своих подчинен- ных, невнимательным отношением к методическим рекомендациям Следственного комитета о порядке оформления поручений следователей, направляемых в зарубежные страны.

Принимая во внимание, что основная масса международных следст- венных поручений приходится на поручения, которыми обмениваются следственные аппараты государств - членов СНГ, наибольшее число недостатков касается несоблюдения требований Минской Конвенции о правовой помощи и правовых отношений по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г.

В настоящее время Российская Федерация является участницей 25 дву- сторонних вступивших в силу международных договоров в области оказания правовой помощи по уголовным делам (в том числе как государство - правопреемник СССР), среди которых Азербайджан, Албания, Алжир, Болгария, Венгрия, Вьетнам, Греция, Ирак, Йемен, Кипр, Китай, КНДР, Куба, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдавия, Монголия, Польша, Румыния, Тунис, Финляндия, Чехословакия, Эстония, Югославия.

Особое место среди международных договоров занимает подписанная Россией в рамках Содружества Независимых Государств многосторонняя Минская Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. Следует отметить, что этот важный для следствия
документ продолжает совер-

77

шенствоваться с учетом практики, наработанной за период его действия. В 1996-1998 гг. по вопросам внесения изменений и дополнений в Минскую Конвенцию состоялось два совещания полномочных представителей и экспертов государств - участников СНГ.

Наряду с этим Россией подписан договор с Китаем о выдаче преступ- ников, который в силу еще не вступил. Подготовлены к подписанию двусторонние договоры о правовой помощи по уголовным делам с Испанией, Польшей, Ираном. Ведется проработка договоров с Италией, Индией, Канадой и Нигерией.

Россия также является участницей двусторонних межправительственных соглашений о сотрудничестве в борьбе с преступностью с Финляндией, Швецией, Узбекистаном и США. Эти соглашения не являются договорами о правовой помощи, но могут быть использованы для взаимодействия по вопросам проведения оперативно-розыскных мероприятий.

На межправительственном уровне заключено около 20 двусторонних соглашений о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркоти- ческих средств и психотропных веществ, с преступлениями, совершаемыми в сфере экономики.

Вместе с тем процесс расширения и укрепления международной право- вой базы деятельности правоохранительных органов России продолжается. Вступив в 1996 г. в Совет Европы, Россия взяла на себя обязательство подписать и ратифицировать конвенции, касающиеся выдачи преступников; взаимной помощи в уголовно-правовой сфере; перемещения лиц, приговоренных к наказанию; отмывания, выявления и изъятия доходов от преступной деятельности. Участниками этих конвенций являются около 30 государств Европы.

Кроме того, непосредственно Министерство внутренних дел Российской Федерации является участником как двусторонних, так и многосторон- них соглашений с правоохранительными органами различных государств.

78

Так, МВД России заключило 11 двусторонних соглашений с министерствами внутренних дел республик бывшего СССР (кроме Азербайджана, Узбекистана и Эстонии), 14 многосторонних межведомственных соглашений в рамках СНГ по различным направлениям оперативно-служебной деятельности и 18 двусторонних соглашений о сотрудничестве с другими государствами мира (в том числе Австрией, Албанией, Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, Индией, Италией, Канадой, Кипром, Китаем, Македонией, Монголией, Польшей, Румынией, Словакией, Турцией, Францией и Швейцарией).

В своей деятельности органы предварительного следствия руководст вуются также указаниями Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5/20 от 9 марта 1992 г. «О порядке выполнения ходатайств об оказании правовой помощи» и № 1/20 от 20 января 1993 года «Об изменении порядка выполнения ходатайств об оказании правовой помощи».

*

Принимая во внимание, что большую часть международных следственных поручений составляют поручения, которыми обмениваются след- , ственные аппараты МВД бывших республик СССР, особое значение при их оформлении приобретает строгое соблюдение положений Минской Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам.

Исполнение положений указанной Конвенции органами внутренних дел России осуществляется на основании Конституции Российской Федерации, Закона Российской Федерации «О гражданстве», а также Инструкции о порядке исполнения поручений об оказании правовой помощи в соответст- вии с договорами о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенными СССР с другими социалистическими государствами, утвержденной Генеральным прокурором СССР 19 ноября 1958 г. и Постановления Президиума Верховного Совета СССР № 9132-XI от 21 июня 1988 г. «О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам».

79

Последний документ определяет, что вопросы возбуждения уголовного преследования, проведения дознания и предварительного следствия, выдачи и перевозки выданных лиц, сообщения о результатах уголовного преследования и вес другие вопросы, связанные с работой органов прокуратуры, внутренних дел, безопасности, отнесены к ведению Прокуратуры Союза ССР, а ныне Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Аналогичное положение закреплено в ст. 80 Минской Конвенции.

Основные положения Конвенции, определяющие порядок, правила оформления и направления международных поручений следователей, за- ключаются в следующем:

  1. При выполнении Минской Конвенции компетентные учреждения юстиции сносятся друг с другом через свои центральные органы, если только Конвенцией не установлен иной порядок сношений (ст. 5). Другими словами, по действующему положению все международные поручения следователей органов внутренних дел для исполнения за пределами России должны направляться в Следственный комитет Министерства внутренних дел Российской Федерации.
  2. Содержание и форма поручения об оказании правовой помощи должны строго соответствовать положениям ст. 7 Конвенции. Особо следует отметить, что документ должен быть скреплен гербовой печатью.
  3. Вопросы выдачи лиц для привлечения к уголовной ответственности или для приведения приговора в исполнение подробно регулируются частью I раздела IV Минской Конвенции.
  4. Следует выделить несколько моментов. Во-первых, в соответствии со ст. 56 выдача производится за такие деяния, которые по законам запраши- вающей и запрашиваемой сторон являются наказуемыми и за совершение которых предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок не менее одного года или более тяжкое наказание. Во- вторых, ст. 57 содержит перечень оснований, по которым выдача лица не производится. Наиболее важ-

80

Ф ным является положение о том, что выдача лица не производится, если оно

является гражданином запрашиваемого государства.

В связи с этим на практике одним из основных вопросов, подлежащих тщательному выяснению при рассмотрении просьбы о выдаче или возможности направления в другое государство ходатайства о выдаче лица, совершившего преступление на территории Российской Федерации, является установление гражданской принадлежности. Запрос о выдаче может быть направлен лишь при условии наличия у такого лица российского гражданства,

  • отсутствия гражданства государства, на территории которого оно обнаруже но, а также в случае, если запрошенное к выдаче лицо является апатридом (лицом без гражданства).

Если же говорить о взаимоотношениях России со странами, не являющимися участниками Минской Конвенции, то обязательная выдача лица в , этом случае производится только при наличии соответствующего международного договора. В остальных случаях действует принцип международной , вежливости, когда удовлетворение ходатайства о выдаче является актом вежливости одного государства по отношению к другому, в том числе в расчете на взаимное оказание такого рода правовой помощи.

Поэтому неправомерны действия тех следователей, которые, обращаясь в компетентные органы иностранных государств, с коими Россия не имеет договоров о правовой помощи, требуют выдачи лица, а не обращаются с просьбой.

• Неправильные действия следователей в этом и других случаях чаще всего обусловлены неосведомленностью о наличии или отсутствии таких до говоров. Этим же объясняются случаи, когда не только следователи, но и их руководители необоснованно ссылаются в поручении на документы никакого отношения не имеющие к двусторонним международным отношениям. Так, зачастую в поручениях, направляемых в государства - члены Минской Кон венции, имеется ссылка на ст. 132 УПК РСФСР, а не на Конвенцию. В других

81

т случаях имеется ссылка на Конвенцию, в то время как государство не являет-

ся ее участником.

Статья 58 Минской Конвенции посвящена оформлению требования о выдаче лица.

Запрос о выдаче лица, совершившего преступление, готовится и направляется в соответствующее государство исключительно Генеральной прокуратурой Российской Федерации. Основанием для такого запроса по линии органов внутренних дел являются следующие сведения, представляемые

  • в Генеральную прокуратуру через Следственный комитет МВД России:

достаточно подробное, с кратким изложением имеющихся доказательств, описание обстоятельств деяния, позволяющее убедиться в том, что речь идет о преступлении, влекущем выдачу;

заверенный текст закона (в форме выписки из Уголовного кодекса), на ; основании которого деяние признается преступлением;

фамилия, имя, отчество, дата и место рождения лица, выдача которого i запрошена, указание его гражданства с’ соответствующим обоснованием и ссылкой на Закон «О гражданстве»;

место жительства или нахождение на территории запрашиваемого государства;

размер материального ущерба, причиненного преступлением;

копия постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а также оригинал или заверенная копия постановления о заключении под стражу.

• Если речь идет о выдаче лица из страны, не являющейся членом Мин ской Конвенции, то все документы о выдаче необходимо сопроводить пере водом на язык запрашиваемого государства.

По вопросам выдачи лиц заинтересованные стороны на межгосударственном уровне сносятся друг с другом в порядке, предусмотренном договорами о правовой помощи, а при их отсутствии - по дипломатическим каналам.

*

82

  1. При невозможности направления в зарубежное государство хода- тайства о выдаче лица, совершившего преступление на территории России, или об отказе запрашиваемого государства в выдаче вопрос об ответственности должен быть решен российскими следственными органами в порядке и на условиях, предусмотренных ст. 72, 73 и 80 Минской Конвенции, которые регламентируют порядок осуществления уголовного преследования.

Имеется в виду, что участники Конвенции взяли на себя обязательство осуществлять уголовное преследование против собственных граждан. Они также имеют право направлять друг другу поручения об осуществлении уголовного преследования и быть осведомлены о его результатах, а все сношения осуществляют через генеральных прокуроров.

Следует также обратить внимание на непосредственное оформление самих документов.

По основаниям крайне небрежного оформления и несоблюдения поло- жений Минской Конвенции по подготовке документов Следственным комитетом возвращались без исполнения международные поручения следователей более чем в 20 МВД-УВД России.

Кроме грамотного и аккуратного оформления документов, что часто не выполняется, необходимо соблюдать правила международной вежливости и просто служебной этики. В международном поручении должны содержаться заверения о готовности оказать другой стороне аналогичную правовую помощь и о том, что в связи с его выполнением не будут нарушаться права третьих лиц. Недопустим предписывающий тон.

Говоря о соблюдении служебной этики, некоторым следователям и их руководителям полезно вчитываться в документы, которые они направляют для исполнения, в том числе и в другие государства. Например, трудно объяснить, чем руководствовались следственные работники одного из УВД при вынесении некорректного постановления об этапировании обвиняемого с

83

территории Украины, предлагая «этапирование поручить министру внутренних дел России».

В заключение необходимо высказать следующие пожелания руково- дителям следственных аппаратов:

  1. Принять дополнительные меры контроля за подготовкой подчиненными следователями международных следственных поручений в рамках ме- ждународной вежливости.
  2. Целесообразно дополнительно провести занятия в системе служебной подготовки по изучению и правильному применению нормативных до- кументов, регулирующих порядок оформления международных поручений следователей, направляемых в зарубежные страны.
  3. Своевременно устранять недостатки, выявленные Следственным ко- митетом при проверке поступивших международных поручений, которые ??-возвращены инициаторам без исполнения для надлежащего оформления.
  4. В установленный законом срок исполнять международные следст- * венные поручения, поступившие в подчиненные подразделения от следст- венных аппаратов других государств.
  5. В целом, к основным недостаткам, допущенным следователями, органов внутренних дел МВД России при оформлении международных следст- венных поручений, можно отнести следующие:

/. Нарушение установленного порядка сношений. Согласно ст. 5 Минской Конвенции компетентные учреждения юстиции стран-участниц сносятся друг с другом через свои центральные органы, если Конвенцией не уста- новлен иной порядок сношений. Этот же принцип заложен на действующих двусторонних международных договорах об оказании правовой помощи по уголовным делам.

84

i» Вместе с тем каждое пятое возвращенное международное поручение

содержит такой недостаток1.

  1. Несоответствие содержания и формы поручения об оказании пра вовой помощи. По этим основаниям международные поручения следователей органов внутренних дел России наиболее часто возвращались главным след ственным управлением МВД Украины (УВД Воронежской, Пермской и дру гих областей, МВД Республик Татарстан и Мордовия), а также Генеральной прокуратурой Российской Федерации (МВД Республики Калмыкия, УВД
  • Тамбовской и Тюменской области).

В таких поручениях, как правило, не указывались дата составления поручения, его регистрационный номер, наименование запрашиваемого учреждения, номер уголовного дела, описание события преступления и квалификация совершенного деяния, данные о размере причиненного ущерба. Каждое второе поручение не было заверено гербовой печатью запрашивающего учреждения.

В отдельных случаях (МВД Республики Башкортостан, УВД Владимирской и других областей) отступление от требований ст. 7 Минской Конвенции, регламентирующей содержание и форму поручения об оказании правовой помощи, превращали международное следственное поручение в чрезмерно лаконичный документ объемом от 6 до 9 строк, который не мог удовлетворить запрашиваемую сторону.

К поручениям не приобщались необходимые документы, в том числе <• санкционированные постановления о производстве обыска, постановления о

признании потерпевшим, документы о проведении опознания, выемки и на- ложения ареста на имущество.

  1. Необоснованность требований о выдаче лица для привлечения к уго ловной ответственности и несоблюдение установленных положений при

1 Например: Архив ГСУ ГУВД Краснодарского края. 1998. Т. 2. С. 58; Архив СУГУВД Ставрополь- т ского края. 1999. Т. 4. С. 256.

85

» оформлении документов о такой выдаче. В соответствии с нормами между-

народного права выдача собственных граждан по запросу иностранного го- сударства для привлечения к уголовной ответственности не производится. Этот же принцип закреплен в подп. «а» п. 1 ст. 57 Минской Конвенции и ст. 13 нового Уголовного кодекса Российской Федерации.

Тем не менее в практической деятельности следственною аппарата органов внутренних дел России неединичны случаи необоснованного обращения в правоохранительные органы зарубежных государств с требованием о

  • выдаче иностранного гражданина для привлечения к уголовной ответствен ности за преступление, совершенное им на территории Российской Федера ции. В частности, в УВД Ивановской, Мурманской, Пермской, Псковской и других областей Следственным комитетом возвращены без исполнения по ручения о выдаче виновных лиц, так как они являлись гражданами Белорус сии, Молдовы, Украины и других государств, и на момент поступления за проса находились на территории своей страны1.

При подготовке документов о выдаче лица необходимо точно соблюдать требования, предъявляемые к оформлению. Помимо поручения о выдаче (в котором должны быть изложены фактические обстоятельства преступного деяния и его квалификация, сведения о лице, подлежащем выдаче, ущербе, причиненном преступлением, сведения об избрании в отношении данного лица меры пресечения в виде заключения под стражу), к нему следует приложить заверенную копию постановления о заключении под стражу, санк-

• ционированную прокурором, и текст закона Российской Федерации, на осно вании которого деяние признается преступлением.

  1. Ошибки при оформлении поручении об осуществлении уголовного преследования. Основным недостатком в данном случае является неполнота материалов, направляемых в зарубежные правоохранительные органы для

ф ‘ См.: Архив СК при МВД России. М„ 1999. Т. 5. С. 68.

86

% осуществления уголовного преследования в отношении иностранного лица,

совершившего преступление на территории России.

По этим основаниям международные следственные поручения возвращались, например, Генеральной прокуратурой Российской Федерации (УВД Орловской области), Главным следственным управлением МВД Украины (УВД Ставропольского края)1.

В сложившейся ситуации следователю необходимо выполнить все воз можные следственные действия по сбору и закреплению доказательств вины *? иностранного гражданина, совершившего преступление на территории Рос-

сии, документально подтвердить его нероссийское гражданство, а затем строго в соответствии со ст. 72,73 и 80 Минской Конвенции или конкретного международного договора (если дело расследовалось в отношении гражданина государства, не являющегося членом СНГ) направить материалы дела правоохранительным органам соответствующего государства для осуществления уголовного преследования в отношении указанного гражданина.

Кроме того, имеют место случаи, когда материалы об уголовном пре следовании в отношении граждан других государств направляются в Следст венный комитет без согласования с надзирающим прокурором. Это неверно, так как сношения по вопросам уголовного преследования, как и выдачи, а также исполнения следственных поручений, затрагивающих права граждан и требующих санкций прокурора, в соответствии со ст. 80 Минской Конвенции и других международных договоров является исключительной компетенцией * генеральных прокуроров Договаривающихся Сторон.

Каждый лист из находящихся в деле документов должен быть удостоверен гербовой печатью.

  1. Необоснованность просьб о наложении ареста на имущество. На этот недостаток при возвращении международных следственных поручений (УВД Амурской области, Московское УВДТ) обращено внимание Генераль-

’ См.: Архив ГСУ ГУВД Ставропольского края. 1999. Т. 2. С. 24.

87

ной прокуратурой Российской Федераций. Отсутствие мотивировки наложения ареста на имущество имело место также в поручениях Забайкальского УВДТ и некоторых других следственных подразделений1.

  1. Неправомерность обращения в Генеральную прокуратуру Россий ской Федерации в связи с проведением следственных действии за пределами России. В ряде случаев руководители следственных подразделений (УВД Владимирской области, МВД Республики Калмыкия) направляли в Гене ральную прокуратуру Российской Федерации поручения о производстве следственных действии за пределами России, когда решение этого вопроса по существу не относилось к компетенции органов прокуратуры, т. е. не ох- ватывалось смыслом ст. 80 Минской Конвенции .

В соответствии с действующим порядком такие международные след- ственные поручения должны направляться для исполнения в правоохранительные органы зарубежных стран через Следственный комитет МВД России.

  1. Отступление от требований по вызову свидетелей и других лиц явиться на территорию России для участия в проведении следственных действий. Согласно ст. 9 Минской Конвенции и соответствующим статьям международных договоров о правовой помощи по уголовным делам свидете ли и другие лица могут явиться в учреждение юстиции запрашивающей До говаривающиеся Стороны, но должны быть соблюдены определенные усло вия.

Так, ГСУ МВД Украины отказало ГУВД Москвы и УВД Новгородской области в оказании правовой помощи по вызову свидетеля и законного представителя потому, что к поручению не были приложены соответствующие приглашения, в которых должны были быть сообщены дата, время и адрес прибытия, подтверждены гарантии безопасности прибывшего типа, а также

1 См.: Информационный бюллетень СК при МВД России. М, 1999. № 2(56). С. 28-31.

2 См.: Информационный бюллетень СК при МВД России. М., 1999. № 4 (65). С. 34-45.

88

указаны расходы, возмещение которых берет па себя запрашивающая сторона (проезд, проживание и др.).

  1. Направление международных следственных поручений в одном эк земпляре, когда производство следственных действий необходимо осущест вить в различных регионах государств - членов СНГ. В Минской Конвенции и других международных договорах о правовой помощи нет указаний на не обходимость представления в правоохранительный орган запрашиваемой стороны нескольких экземпляров поручений по одному уголовному делу в связи с необходимостью проведения следственных действий в его различных регионах.

Вместе с тем в процессе взаимодействия правоохранительных органов государств - членов СНГ складывается именно такая практика. По этой при- чине ГСУ МВД Украины возвратило без исполнения международные следст- венные поручения, поступившие из ГУВД Московской и УВД Омской облас- тей.

  1. Направление международных следственных поручений в страны дальнего зарубежья без перевода на язык запрашиваемого государства. По такому основанию поручения возвращались почти в 20 МВД-УВД субъектов Российской Федерации, в том числе Генеральной прокуратурой Российской Федерации.

Поручения и прилагаемые документы, направляемые в правоохранительные органы зарубежных стран, не являющихся членами СНГ, сопровождаются переводом на язык запрашиваемой стороны или любой другой язык, приемлемый для этого государства, если иное не предусмотрено междуна- родным договором. Аккуратный, читаемый перевод поручения - решающее условие его своевременного исполнения

Перевод должен быть подписан переводчиком, инициатором поручения и заверен гербовой печатью запрашивающего правоохранительного органа.

89

  1. Необоснованные ссылки в международных следственных поручениях на ст. 127 и 132 УПК РСФСР. Юридическим основанием для исполнения поручения следователей за пределами России является только международные договоры об оказании правовой помощи по уголовным делам. В случае их отсутствия ходатайства об оказании правовой помощи удовлетворяются на основе принципов взаимности и международной вежливости.
  2. Ошибки при ссылке на конкретный международно-правовом доку- мент как основание выполнения международного следственного поручения. Наиболее распространенная ошибка следователей органов внутренних дел МВД России заключается в необоснованной ссылке в международных следственных поручениях, направляемых в страны дальнего зарубежья, на Минскую Конвенцию, членами которой на сегодняшний день являются исключительно государства, входящие в СНГ.
  3. Так, в поручениях МВД Республик Калмыкия и Коми, а также ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, УВД Красноярского края, Омской и Псковской области, направленных в Латвию, Литву, Эстонию и Монголию, указывалось, что поручения просят исполнить в соответствии с Минской Конвенцией. Указанные страны не являются членами этой Конвенции, а между ними и Россией заключены и ратифицированы двусторонние договоры о взаимной правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам.

В качестве примера можно привести ответ префекта полиции г. Нарвы, адресованный начальнику следственного управления ГУВД Санкт- Петербурга и Ленинградской области. Префект, возвращая без исполнения международное следственное поручение, разъяснил, что, во- первых, Эстонская Республика не ратифицировала Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. и, во-вторых, между Эстонской Республикой и Российской Федерации заключен двусторонний Договор о правовой помощи и правовых отно-

90

шениях, согласно ст. 4 которого при оказании правовой помощи учреждения Договаривающихся Сторон сносятся друг с другом через Министерство юстиции и Прокуратуру Эстонской Республики и Министерство юстиции и Генеральную прокуратуру Российской Федерации.

  1. Крайняя небрежность при оформлении международных следст венных поручений об оказании правовой помощи. Указанный недостаток аб солютно несовместим с принципом международной вежливости, который тем не менее в практической деятельности следователей органов внутренних дел МВД России достаточно широко распространен.

Наиболее часто небрежность при составлении документов о междуна- родном сотрудничестве проявляется в многочисленных орфографических ошибках и явных исправлениях в виде подтирок и наложении текста при повторной его печати (УВД Красноярского края, Псковской, Ростовской, Тюменской области), в направлении поручений для исполнения без печати и даже без подписи инициатора (ГУВД Московской области и Москвы, УВД Новосибирской области), а также ксерокопии документа вместо оригинала (УВД Орловской области).

В отдельных случаях допускаются ошибки с адресом направления по- ручений. Например, Московское УВДТ, направляя поручение в Узбекистан, указало местом проведения следственных действий город в Казахстане; УВД Орловской области, адресуя поручение в Литовскую Республику, в резолютивной части, ссылаясь на Минскую Конвенцию, просит провести ряд следственных действий на территории Республики Казахстан.

  1. Отступления от норм служебной этики и международной вежли вости. Имеют место случаи направления международных следственных по ручений следователями низовых подразделении непосредственно в адрес министров и руководителей следственных аппаратов МВД стран - членов СНГ, минуя не только Следственный комитет МВД России, но и следствен ные управления на местах.

91

Ф В поручениях допускается предписывающий тон. Например, старший

следователь из Ростовской области просит министра внутренних дел Республики Азербайджан «понудить» подчиненных сотрудников провести опознание обвиняемого, забыв при этом приложить к поручению необходимые документы для проведения данного следственного действия.

  1. Полное незнание документов, регламентирующих международное взаимодействие правоохранительных органов в области оказания правовой помощи по уголовным делам. Это обстоятельство имеет самые негативные
  • практические последствия. Из-за незнания порядка оформления междуна родных следственных поручений следователи и отдельные руководители следственных подразделений органов внутренних дел МВД России тратят впустую драгоценное время, отпущенное законом на проведение предвари тельного следствия. Вместо того, чтобы правильно и в срок направить пору чение за пределы России, они с завидным упорством «штурмуют» своими неверными по форме и содержанию обращениями правоохранительные орга- ны зарубежных государств, и не получив желаемого результата, обращаются в МВД России.

Такое неудовлетворительное отношение к оформлению важных документов проявили сотрудники следственных аппаратов ГУВД Краснодарского края, УВД Калининградской, Тюменской, Челябинской, Ярославской и некоторых других областей России.

Наглядными примерами являются следующие. Старший следователь

• СУ УВД Тюменской области дважды (в апреле и июле) в нарушение уста новленного порядка направлял поручения в органы внутренних дел Украины и, не получив ответа, в конце августа обратился с письмом к начальнику Главного управления уголовного розыска МВД России (с тремя копиями на Украину), в котором сообщил, что истекает 4-месячный срок следствия и со держания обвиняемого под стражей. В связи с тем, что без документов с Ук раины дело в суд представлено быть не может, следователь просил у руково-

92

дителя Главка министерства в порядке оказания правовой помощи содействия в исполнении данных поручений. В МВД России и в Следственный комитет это письмо попало только в конце сентября. Таким образом, на абсолютно ненужную переписку следователь потратил шесть месяцев.

Работа Следственного комитета МВД России по организации взаимо- действия с правоохранительными органами стран - членов Содружества Независимых Государств за 1998-2000 гг. показала последовательное укрепление тенденции к строгому и неуклонному соблюдению всеми сторонами положений Минской Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. Так, только ГСУ МВД Украины в течение года возвратило в Следственный комитет без исполнения международные поручения почти 20 МВД, УВД субъектов Российской Федерации по причинам нарушения установленного порядка сношений между правоохранительными органами и недостатков при оформлении документов.

Вступление России в Совет Европы, а также предстоящая ратификация ею Европейской конвенции о выдаче 1957 г. с Дополнительными протоколами 1975 и 1978 г., Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 г. с Дополнительным протоколом 1978 г. еще более усиливают упомянутую тенденцию к соблюдению членами международного сообщества всех правил оформления, направления и исполнения международных следственных поручений.

В деятельности МВД России вопросы международного сотрудничества с правоохранительными органами зарубежных государств также стали занимать заметное место. Им посвящен самостоятельный раздел Федеральной целевой программы по усилению борьбы с преступностью на 1996-1997 гг. «Развитие и укрепление международного сотрудничества в борьбе с преступностью». Кроме того, в январе 1997 г. министром внутренних дел утверждены мероприятия по выполнению значительного по объему Национально-

93

го плана Российской Федерации по реализации Межгосударственной про- граммы совместных мер борьбы с организованной преступностью и иными видами опасных преступлений на территории государств - участников Со- дружества Независимых Государств на период до 2000 г.

В связи с тем, что в настоящее время действует устаревшая Инструкция о порядке исполнения поручений об оказании правовой помощи в соответствии с договорами о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенными СССР с другими социалистическими государствами от 19 ноября 1958 г., Следственным комитетом МВД России подготовлен проект новой Инструкции о порядке выполнения (направления) поручений об оказании правовой помощи на основании Договоров о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам.

В этом документе детально предусмотрены как общие положения (указаны субъекты взаимодействия; различные варианты порядка сношений в за- висимости от уровня взаимодействия; объем правовой помощи; требования к содержанию и оформлению документов; другие вопросы), так и отдельные виды конкретного взаимодействия правоохранительных органов на досудебной стадии уголовного судопроизводства (в том числе поручения о вручении документов; о вызове свидетелей, потерпевшего, эксперта; о выдаче (экстра- диции) лиц, совершивших преступления; о возбуждении уголовного пресле- дования; о выдаче предметов).

Из всего изложенного вытекает, что руководителям следствия и каждому следователю предстоит коренным образом изменить свое отношение к оформлению, направлению и исполнению международных следственных поручений. Правильная организация этой работы предполагает во многих случаях отнесение подготовки и направления поручений следователей в зарубежные страны к разряду неотложных следственных действий, ибо сроки получения результатов в основном зависят не от времени прохождения документов по инстанциям, а от качества их подготовки, своевременности и соблюдения установленного международными договорами порядка направления.

94

ГЛАВА II. ОСОБЕННОСТИ ВОЗБУЖДЕНИЯ

УГОЛОВНОГО ДЕЛА И ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СЛЕДОВАТЕЛЯ

С ОРГАНОМ ДОЗНАНИЯ НА ПЕРВОНАЧАЛЬНОМ

И ПОСЛЕДУЮЩЕМ ЭТАПЕ РАССЛЕДОВАНИЯ

КОРЫСТНО-НАСИЛЬСТВЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

§ 1. Сущность стадии возбуждения уголовного дела

и ее значение в уголовном судопроизводстве. Особенности возбуждения

уголовного дела и планирование расследования

Деятельность по заявлениям и сообщениям о преступлении осуществ- ляется в стадии возбуждения уголовного дела - первоначальной стадии уголовного процесса. Возбуждением уголовного дела начинается уголовный процесс по каждому конкретному уголовному делу. От того, насколько рационально в соответствии с законом организована работа на этой стадии, в значительной степени зависит быстрое и полное раскрытие преступлений, обеспечение принципа неотвратимости ответственности и наказания.

Своевременное и быстрое возбуждение уголовного дела - немедленно за совершением преступления - способствует успешному расследованию дела. И наоборот, запоздалое реагирование на сигнал о совершенном или подготавливаемом преступлении приводит к утрате доказательств, потому может крайне затруднить расследование, а иногда сделать его бесперспективным.

Ничто так не способствует совершению новых преступлений, как без- наказанность за прежнее преступление. Непринятие надлежащих мер по каждому совершенному преступлению существенно нарушает права граждан (в частности, право потерпевших от преступлений на доступ к правосудию и на компенсацию причиненного ущерба - ст. 52 Конституции РФ), ущемляет интересы общества, подрывает авторитет государства, создает впечатление о

95

профессиональной некомпетентности работников правоохранительных

орга нов, об отсутствии социальной справедливости.

С другой стороны, не менее опасно незаконное и необоснованное возбуждение уголовного дела. Не случайно.А.Ф. Кони отмечал, что уголовное преследование - слишком серьезная вещь, чтобы не вызывать самой тщательной обдуманности; ни последующее оправдание судом, ни даже прекращение дела до предания суду очень часто не может изгладить материального и нравственного вреда, причиненного человеку поспешным и необоснован-

• ным привлечением его к уголовному делу1.

В теории уголовного процесса первую стадию уголовного судопроизводства традиционно именуют возбуждением уголовного дела2, хотя в юридической литературе предложены иные названия: возбуждение уголовного производства3; рассмотрение сообщений о преступлениях4; стадия разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела5; стадия решения вопроса о необходимости расследования6.

На практике и в юридической литературе до сих пор идут дебаты по вопросу о соотношении стадий возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Имеют место две взаимоисключающие позиции. Согласно одной из них возбуждение уголовного дела - стадия второстепенная, вспомогательная по отношению к предварительному расследованию. Утверждению такой позиции в определенной мере способствуют как те авторы, которые оценивают досудебное производство по делу как одну из функций

  • правосудия, так и те процессуалисты, которые считают, что в стадии возбуж-

1 См.: Кони А.Ф. Приемы и задачи прокуратуры // Собр. соч.: В 8 т. М., 1967. Т. 4. С. 171.

2 См., например: Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. М, 1961; Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М.( 1981. С. 109-110; Уголовный процесс: Учеб. для вузов / Под общ. ред. П.А. Лупинской. М., 1995 С. 220; Уголовный процесс: Учеб. для студентов юрид. вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. М, 1996. С. 153-154 и др.

3 См.: Павлов Н.Е. Возбуждение уголовного производства. М., 1992. С. 6.

4 См.: Васильев А.Н. Рассмотрение сообщений о совершенных преступлениях. М., 1954.

5 См.: Михайленко А.Р. Вопросы теории и практики возбуждения уголовных дел в советском уго ловном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1971. С. 9.

6 См.: Пидюков П.П. Отказ в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Киев, 1990. С. 14.

96

т дения уголовного дела в некоторых ситуациях должны быть применимы те

или иные следственные действия (экспертиза, задержание, обыск и др.).

Сторонники другой позиции, с которой следует согласиться, отрицают вспомогательный по отношению к предварительному расследованию характер стадии возбуждения уголовного дела и признают самостоятельный ее характер.

Все стадии уголовного процесса объединяются общими задачами и принципами, вместе с тем каждая стадия имеет свои конкретные задачи, свой

• круг процессуальных действий и их участников. Возбуждению уголовного дела указанные признаки присущи в полной мере.

Во-первых, стадия возбуждения уголовного дела составляет важную часть уголовно-процессуальной системы, являясь неотъемлемым и обязательным ее этапом. В силу публично-правового начала, присущего уголовному процессу, специфической особенностью каждого уголовно-процессуального правоотношения, в том числе возникающего в стадии возбуждения уголовного дела, является наличие в нем государственного органа или должностного лица, наделенного властными полномочиями. Согласно ст. 3 УПК РСФСР суд, прокурор, следователь и орган дознания в пределах своей компетенции обязаны возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления. Данное положение уголовно-процессуального закона содержит предписание при наличии предусмотренных в законе юридических фактов (в частности, заявления или сообщения о

• преступлении) возбудить уголовное дело или отказать в его возбуждении. Выполнение этих предписаний составляет обязанность государственных ор ганов, и они ее должны выполнить независимо от воли и желания каких-либо учреждений, организаций или граждан. Только по незначительной категории уголовных дел частного обвинения (ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и 130 УК РФ) и частно-публичного обвинения (ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 146 и ч. 1 ст. 147 УК РФ)

97

возбуждение дела осуществляется по жалобе потерпевшего (ст. 27 УПК РСФСР)1.

Однако реформа уголовно-процессуального законодательства, вероятно, приведет к расширению перечня преступлений, судопроизводство кото-рых будет проводиться в форме частного и частно-публичного обвинения . В этой связи законность и обоснованность рассмотрения заявлений и сообщений об этих преступлениях приобретают особое значение.

Во-вторых, в стадии возбуждения уголовного дела возникают специфические процессуальные отношения, не такие, как в стадии предварительного расследования. Уголовно-процессуальные отношения между гражданином или учреждением, заявившим о преступлении, и государственным органом, которому это заявление подано, таковы: прокурор, следователь, орган дознания и судья обязаны произвести:

1) прием и регистрацию заявления или сообщения о преступлении;

2) анализ и оценку информации, содержащейся в заявлении или сообщении; 3) 4) проверку заявления или сообщения; 5) 6) разрешение заявления или сообщения о преступлении по существу и извещение заявителя о решении, а заявивший о преступлении гражданин или учреждение имеют право в случае отказа в возбуждении уголовного дела обжаловать вынесенное решение. 7) 1 В качестве исключения из принципа публичности уголовного процесса на стадии возбуждения уголовного дела следует рассматривать также положение, закрепленное в ст. 271 УПК РСФСР: если деяние, предусмотренное главой 23 УК РФ («Преступления против интересов службы в коммерческих и иных орга низациях»), причинило вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющей ся государственным или муниципальным предприятием, и не причинило вред интересам других организа ций, а также интересам граждан, общества или государства, привлечение к уголовной ответственности осу ществляется по заявлению этой организации или с ее согласия. См.: О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР в связи с принятием Уголовного кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 21 дек. 1996 г. // Собрание законода тельства РФ. 1996. № 52. Ст. 5881.

2 См.: П. 1 ч. 1 ст. 262, ч. 1 ст. 159 проекта УПК России. Здесь и далее по тексту (если иное не ого ворено) имеется в виду проект, находящийся на рассмотрении Государственной Думы Федерального Собра ния Российской Федерации.

98

В обязанность органа дознания, следователя, прокурора или суда включаются также действия, осуществляемые в связи с непосредственным обнаружением ими признаков преступления (п. 6 ч. 1 ст. 108 УПК РСФСР)1.

Указанная деятельность, однако, не исчерпывает содержания стадии уголовного процесса. В этой стадии равно возникают определенные процессуальные отношения между органом дознания или следователем, возбуждающим уголовное дело, с одной стороны, и прокурором, с другой, и т. д. Деятельность государственных органов и должностных лиц имеет определяющее значение при возбуждении уголовного дела: они несут ответственность за принимаемые решения.

Система процессуальных действий по приему заявления и сообщения, его анализу и оценке, проверке и разрешению, по существу, может быть объединена под одним названием - рассмотрение заявлений и сообщений о преступлении (ст. 109 УПК РСФСР).

В-третьих, стадия возбуждения уголовного дела имеет свои непосред- ственные задачи. В соответствии со ст. 3 УПК РСФСР обнаружение признаков преступления или констатация их отсутствия - основная задача суда, прокурора, следователя, органа дознания на стадии возбуждения уголовного дела. Для ее выполнения указанные органы и должностные лица обязаны принимать заявления и сообщения о любом совершенном или подготавливаемом преступлении и разрешить их в соответствии со ст. 109 УПК РСФСР. Если говорить конкретно, то непосредственные задачи прокурора, органа дознания, следователя и суда в стадии возбуждения уголовного дела состоят в том, чтобы при поступлении любого сигнала о совершенном или подготовляемом преступлении:

1 В содержание стадии возбуждения уголовного дела входит лишь часть этой деятельности, начиная с появления повода к возбуждению уголовного дела. См.: Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления органами внутренних дел. Ташкент, 1986. С. 25.

99

установить законные поводы и достаточные основания к возбуждению уголовного дела (ст. 108 УПК РСФСР);

проверить наличие или отсутствие обстоятельств, исключающих про- изводство по уголовному делу (ст. 5 УПК РСФСР);

принять меры к предотвращению или пресечению преступления, а равно к закреплению следов преступления (ст. 112, 114 УПК РСФСР).

Наконец, стадии возбуждения уголовного дела присуща специфическая процессуальная форма (порядок) совершения отдельных процессуальных действий.

Следует заметить, что уголовно-процессуальная деятельность начина- ется не с момента возбуждения уголовного дела, а с момента появления повода к его возбуждению. Получение таких заявлений и сообщений обязывает выполнить действия, составляющие в своей совокупности деятельность по разрешению вопроса о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом. Непременным условием принятия законного и обоснованного решения является строгая регламентация уголовно- процессуальным законом деятельности всех лиц, участвующих на данной стадии.

Положение ч. 2 ст. 109 УПК РСФСР, согласно которому на данной ста- дии уголовного процесса не могут проводиться следственные действия, не исключает наличия процессуальной формы деятельности по рассмотрению заявлений и сообщений о преступлении. Процессуальные действия не сводятся к следственным, не исчерпываются ими. К числу таких процессуальных (но не следственных) действий и относится, в частности, истребование необходимых материалов, получение объяснений, с помощью которых может проводиться проверка заявлений и сообщений о преступлениях.

В стадии возбуждения уголовного дела составляются такие процессу- альные документы, как протокол устного заявления (ст. ПО УПК РСФСР), протокол явки с повинной (ст. 111 УПК РСФСР), объяснения граждан, запросы на предприятия, в организации с требованием представить необходи-

мо

9 мые материалы (ст. 109 УПК РСФСР), письмо о направлении материалов по

подследственности или подсудности (ст. 114 УПК РСФСР), протокол осмотра места происшествия (ст. 178, 182 УПК РСФСР), наконец, постановление о возбуждении (ст. 112 УПК РСФСР) или об отказе в возбуждении уголовного дела (ст. 113 УПК РСФСР) и представление об устранении выявленных на стадии возбуждения уголовного дела причин и условий, способствовавших совершению преступления (ст. 211 УПК РСФСР).

Таким образом, возбуждение уголовного дела - самостоятельная ста-

  • дия уголовного процесса. Она предшествует дознанию и предварительному следствию, а не является их начальным моментом. Это следует из того, что возбудить уголовное дело может не тот орган, который будет производить расследование. Кроме того, по некоторым уголовным делам не требуется производства дознания или предварительного следствия. Это дела о преступ лениях, разрешаемых в порядке частного обвинения (ст. 27 УПК РСФСР), а также подготовленных в режиме протокольного производства (ст. 414 УПК РСФСР). По существу, возбуждение уголовного дела и начало предваритель ного расследования сближаются друг с другом в тех случаях, когда уголов ное дело расследует тот же орган, который возбуждает уголовное дело, но и в этом случае возбуждение уголовного дела не теряет самостоятельного ха рактера.

Возбуждение уголовного дела является обязательной стадией уголовного процесса и обязательным этапом движения конкретного уголовного де-

• ла. Она служит правовым основанием для всех дальнейших процессуальных действий при расследовании и разрешении уголовного дела. Органы дозна ния, следователь, прокурор и суд могут совершать предусмотренные законом процессуальные действия (допросы, экспертизу, обыск, избрание мер пресе чения, предъявление обвинения и т. д.) лишь после того, как решен вопрос о возбуждении уголовного дела и вынесено об этом соответствующее поста новление.

101

Согласно закону (ст. 178 УПК РСФСР) в случаях, не терпящих от- лагательства, осмотр места происшествия может быть произведен до возбуждения уголовного дела. Только это следственное действие и только при условии его безотлагательности может быть произведено до возбуждения уголовного дела; никакие другие следственные действия до возбуждения уголовного дела не допускаются.

Возбуждение уголовного дела - проверочная стадия уголовного про- цесса, призванная обеспечить выполнение требований о том, чтобы правильно был применен закон и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и не осужден (ст. 2 УПК РСФСР). Сущность рассмотрения заявлений и сообщений на стадии возбуждения уголовного дела - выявление наличия или отсутствия уголовно- правовых и процессуальных предпосылок, необходимых для начала процессуальной, деятельноси по уголовному делу.

В этой связи нельзя согласиться с мнением о возможности производства в стадии возбуждения уголовного дела тех или иных следственных действий: если его принять, то получится, что в стадии возбуждения уголовного дела для решения вопроса о наличии основания к возбуждению уголовного дела фактически будет производиться расследование, лишенное тех процессуальных гарантий, которые установлены законом для производства по уголовным делам. Очевидно, наиболее существенно будут нарушаться права граждан, когда в поступившем заявлении или сообщении признаков преступления после производства следственных действий не будет установлено.

Уголовная ответственность за корыстно-насильственные преступления предусмотрена ст. 158 УК РФ («Кража при эксцессе исполнителя»); ст. 161 УК РФ («Грабеж»); ст. 162 УК РФ («Разбой»); ст. 163 УК РФ («Вымогательство»). Корыстно-насильственные признаки также присутствуют в п. «в» ч. 3 ст. 229 УК РФ («хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия»). Хотя в других составах

102

преступлений действующего уголовного законодательства имеется ряд признаков относительно насилия, однако по непосредственному объекту преступления они не относятся к корыстным преступлениям.

Возбуждение уголовного дела - многогранное понятие. Это прежде всего уголовно-процессуальный институт, т. е. совокупность процессуальных норм, устанавливающих порядок разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела. Под возбуждением уголовного дела понимается также процессуальный акт, с которого начинается предварительное расследование преступления. Существуют разные определения понятия «возбуждение уголовного дела»1.

До возбуждения уголовного дела закрепление следов преступления не может осуществляться путем производства следственных действий (за исключением осмотра места происшествия). Правда, отдельные ученые и практики высказываются за целесообразность проведения комплекса необходимых процессуальных действий до возбуждения уголовного дела, а именно: допустить для пресечения преступления и закрепления его следов задержание подозреваемого, освидетельствование его и потерпевшего, производство личного обыска, наложение ареста на имущество, истребование документов, вещественных доказательств, допрос потерпевшего или подозреваемого, если они находятся в опасном для жизни состоянии, а также возможность производить осмотр места происшествия без понятых в случаях, когда следам угрожает опасность исчезновения2.

Другие ученые допускают до возбуждения уголовного дела в порядке исключения ввиду неотложности производство обыска и описи имущества3.

1 См., например: Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. Саратов, 1975. С. 5; Строгович М.С. Учебник уголовного процесса. М„ 1938. С. 105; Карев Д.С., Савгирова Н.М. Возбуждение уголовных дел. М, 1967. С. 3; Лупинская П.А. Уголовный процесс. М, 1995. С. 220; Комментарий к УПК РСФСР. М, 1996. С. 167.

2 См.: Гаврилов А.К. Классификация сообщений о преступлениях и процессуальные последствия их рассмотрения следователем и органом дознания // Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1970. Вып. 3. С. 54-62; Гинзбург А.Я. Принципы советской криминалистики. Караганда, 1974. С. 64.

3 См.: Мартынович И.И. Некоторые вопросы возбуждения уголовного дела // Ученые записки Бело русского ун-та. Сер. Юридическая. Вып. 34. 1957. С. 81.

103

т Применительно к делам рассматриваемой категории, особенно по де-

лам о вымогательстве, совершенном группой лиц, по предварительному сговору или преступной организацией, можно согласиться с предложениями о допустимости выемки документов, схем, инструкций, денежных знаков либо других сведений, связанных с вымогательством, до возбуждения уголовного дела. Что же касается иных действий, то предложения представляются спор- ными. По существу, предлагается упрощение порядка производства некоторых следственных действий, их замена, возможная в некоторых случаях, хотя

  • и официальными, но по способу выполнения оперативными действиями по собиранию и фиксации доказательственной информации, значение которой велико не только для начального, но и для последующего этапа расследова ния, даже для судебного разбирательства.

Кажущаяся полезность такого нововведения в уголовно-процессуальное законодательство может повлечь за собой ослабление правовых гарантий, нарушение законности должностными лицами и органами предварительного следствия и дознания. В стадиях возбуждения уголовного дела подлежат выяснению как обстоятельства, влекущие за собой возбуждение уголовного дела, так и исключающие производство по делу, т. е. отказ в нем. Одновременно с возбуждением уголовного дела должны быть приняты меры к предотвращению или пресечению преступления, а равно к закреплению следов преступления1. В связи с ранее изложенным, считаем правомерной мысль А.Р. Михайленко о том, что прежде чем решать вопрос о возбуж-

• дении уголовного дела, компетентные органы должны тщательно проверить сведения, содержащиеся в поступившем заявлении, сообщении о преступле нии2.

Информацию по корыстно-насильственным преступлениям органы расследования в основном получают из заявлений граждан, не имеющих от-

1 Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. М, 1961. С. 41.

2 См.: Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. Саратов, 1975. С. 118.

104

т ношения к данному преступлению (свидетели, очевидцы); должностных или

материально-ответственных лиц; граждан, по отношению к которым совершено преступление (потерпевших); из рапортов работников милиции о задержании преступника с поличным и т. д. Иногда сведения могут быть получены при допросе лица, задержанного за совершение другого преступления.

Следует иметь в виду, что в сообщениях о краже иногда не содержится достаточных данных, указывающих на признаки преступления. В таких случаях, если сообщение поступило в орган расследования сразу же после обна-

  • ружения заявителем кражи, грабежа, разбоя, вымогательства рекомендуется,

руководствуясь ч. 2 ст. 178 УПК РСФСР, произвести осмотр места происше- ствия до возбуждения уголовного дела. При этом необходимо помнить, что промедление с осмотром места происшествия может привести к безвозвратной утере следов преступления и иных вещественных доказательств.

Сообщения или заявления о корыстно-насильственном преступлении обычно поступают в орган дознания (в милицию), а не следователю. При наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, орган дознания, руководствуясь ст. 112 УПК РСФСР, обязан возбудить уголовное дело. Для того чтобы дела, отнесенные к компетенции следователей органов внутренних дел, как правило, возбуждались только следователями и чтобы последние имели возможность приступить к расследованию сразу после получения сообщения о краже, грабеже, разбое, вымогательстве, милиция при обнаружении преступления, по которому обязательно предварительное след-

» ствие, должна немедленно уведомить об этом начальника следственного

подразделения. При такой организации работы органа дознания и следователя возбуждать уголовное дело и вести расследование будет следователь, а орган дознания будет заниматься оперативно-розыскной деятельностью.

Взаимодействие следователя с органом дознания должно быть установлено сразу же с момента получения сообщения о краже.

105

Ф На стадии возбуждения уголовного дела взаимодействие следователя с

органом дознания чаще всего проявляется в том, что орган дознания, рас- смотрев поступившее к нему сообщение о краже и т. п., ставит в известность следователя о преступлении. Взаимодействие на этой же стадии также про- является в принятии органом дознания мер по охране места происшествия, в передаче следователю полученных материалов для решения вопроса о воз- буждении уголовного дела, в выполнении поручений следователя по проверке данных, необходимых для решения вопроса о возбуждении уголовного

  • дела, и т. д. Если по каким-либо причинам следователь не имеет возможно сти приступить к расследованию с момента получения сообщения о краже, орган дознания решает вопрос о возбуждении уголовного дела и в положи тельном случае, наряду с розыском преступника, проводит неотложные след ственные действия по установлению и закреплению следов преступления. После проведения неотложных следственных действий, не ожидая указания прокурора и окончания срока, предусмотренного ч. 1 ст. 121 УПК РСФСР, орган дознания обязан передать дело следователю.

Для того чтобы преступление было быстро и полно раскрыто и все об- стоятельства дела всесторонне исследованы, лица, которым поручено рас- следование кражи, должны иметь четкое представление о круге обстоятельств, подлежащих доказыванию по данному делу, т. е. уяснить, какие фактические данные в процессе расследования должны быть собраны, проверены и оценены с целью установления истины по делу. Кроме того, не-

• обходимо знать, какими возможностями располагают органы расследования для решения этих задач.

При расследовании корыстно-насильственных преступлений круг обстоятельств, подлежащих доказыванию, определяется на основании ст. 68 УПК РСФСР с учетом признаков, изложенных в ст. 158, 159, 161, 162 и 163 или ч. 3 ст. 229 УК РФ. Исходя из содержания этих статей, подлежат доказыванию следующие обстоятельства:

106

имела ли место кража (при эксцессе исполнителя), т. е. преступление, о котором сообщено в органы расследования. Причем должно быть обязательно установлено, похищал ли преступник имущество тайно. Установление этого обстоятельства необходимо для решения вопроса, не является ли данное хищение грабежом;

кому принадлежит похищенное имущество (унитарной акционерной, общественной либо частной организации или гражданину), в чьем распоряжении находилось это имущество до кражи и на кражу какого имущества был направлен умысел преступника. Выяснение этих обстоятельств необходимо для правильного решения вопроса о том, по какой части ст. 15 УК РФ следует квалифицировать действия преступника в данном случае;

время, место, способ совершения кражи. Если для совершения кражи применялись какие-либо средства, облегчившие преступнику проникновение к похищаемому имуществу, необходимо, определить, не подпадают ли они под понятие «технические средства»;

кто совершил кражу (не совершена ли кража повторно, не является ли преступник особо опасным рецидивистом). Если кражу совершили несколько лиц, то, кроме указанных обстоятельств, выясняется, был ли между ними предварительный сговор;

виновность лица, совершившего кражу, мотив преступления. Если кражу совершила группа лиц, то устанавливается роль каждого из них в этом преступлении;

обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности об- виняемого, указанные в ст. 61 и 63 УК РФ (добровольное возмещение ущерба, нанесенного кражей; совершение кражи вследствие стечения тяжелых личных или семейных обстоятельств; совершение преступления впервые; привлечение несовершеннолетних к участию в краже; совершение кражи лицом, ранее совершившем какое-либо преступление; совершение преступ-

107

ления с использованием условий общественного бедствия и т. д.), а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

характер и размер ущерба, причиненного преступлением. При опреде- лении ущерба учитывается как стоимость похищенного имущества, так и размер убытков, причиненных преступлением (стоимость испорченного или уничтоженного при совершении кражи имущества, преград, которые взламывались с целью похищения имущества и т. д.). Например, относительно состава преступления, предусмотренного в ст. 163 УК РФ, т. е. требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких».

По субъектам вымогательство можно разделить на простое - вымогатель один, действует самостоятельно, не систематически, не в виде промысла; квалифицированное вымогательство совершается группой лиц, но не яв- ляется для них промыслом; рэкет - вымогательство, совершаемое в виде промысла организованной группой, имеющей развитую организационно-управленческую структуру, систему внешних связей и стремящейся к отраслевому монопольному влиянию.

Что касается простого вымогательства, то субъектами здесь являются преступники-одиночки, для которых единичные акты вымогательства являются следствием определенной жизненной ситуации, либо случайно сформировавшиеся группы несовершеннолетних. Более опасны группы вымогателей, объединившиеся для совершения одного или нескольких преступлений, но не занимающиеся вымогательством в виде промысла. Наиболее опасны организованные группы преступников, занимающиеся вымогательством в виде промысла.

108

Обстановку этого преступления определяет наличие лиц с высокими доходами, полученными зачастую нелегальными путями. Именно наличие теневой экономики и породило в свое время вымогательство в его нынешнем виде. Объясняется это тем, что нажившие неправедными путями большие состояния дельцы теневой экономики, наркобизнеса, проституции и др., становясь жертвами вымогательства, не обращаются за помощью в правоохранительные органы и тем самым способствуют становлению вымогательства как промысла. По этой же причине столь высока латентность данного вида преступлений. Жертвами рэкета становятся и лица с высокими легальными доходами: брокеры, сотрудники банков, коммерсанты, популярные эстрадные артисты и спортсмены и др., с которых вымогатели взимают «дань» за охрану их от соперничающих преступных групп, от налоговой инспекции и поли- ции, от правоохранительных органов и других представителей исполнительной власти. Этому в значительной мере способствует и коррупция в названных органах.

Предмет доказывания по делам о вымогательствах включает: событие преступления - время и место, способ, обстановку, содержание действий, личность потерпевшего; личность обвиняемого, его виновность; мотивы совершения преступления; характер и размер ущерба; обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого; причины и условия, способствующие совершению преступления.

Установлению при расследовании вымогательств подлежат следующие обстоятельства: время предъявления незаконного требования передачи имущества, прав на имущество, применение насилия, или распространение сведений, позорящих лицо; место совершения вымогательства; способ, которым было совершено вымогательство.

«Под криминалистической характеристикой вымогательства понимается совокупность сведений о типичных способах его совершения, обстановке,

109

следах, социально-психологической характеристике вымогателей, связях между преступниками и потерпевшими»1.

К типичным способам совершения вымогательства следует отнести совершение вымогательства с применением насилия и угрозой применения насилия в отношении потерпевшего или его близких. Зачастую такие вымогательства сопровождаются захватом заложников, применением пыток и истязаний, причинением телесных повреждений потерпевшим и их близким, применением огнестрельного и холодного оружия; совершение вымогательства путем угрозы уничтожения имущества или уничтожения части имущества лица или его близких. Например, сначала выдвигается требование о выплате некоторой суммы денег и это требование подкрепляется угрозами уничтожения дачи, автомобиля, квартиры и т. д. Если лицо, к которому предъявлено требование, не выполняет его, то вначале уничтожается некоторая часть имущества, например, дача, затем другая часть - автомобиль, чем осуществляется давление на потерпевшего и вынуждение его выполнить требование - выплатить сумму денег. Пример. По делу о вымогательстве 3 тыс. дол. у М. вымогатели выдвинули угрозу уничтожения имущества М. После того как М. не выполнила требования вымогателей, ими был поврежден автомобиль (разбито лобовое и заднее стекло), далее требования были повышены до 4 тыс. дол., а преступники угрожали при невыполнении требований уничтожить дачу М.2; совершение вымогательства путем угрозы разглашения сведений, позорящих лицо или его близких, при этом сведения не обязательно должны быть правдивыми. Пример. Группа подростков отдыхала с ночевкой на берегу р. Кубани. Ночью 3. совершил половой акт сначала с ИХ, а затем с Б. Через несколько дней К. и С, которые тоже были в этой компании, стали вымогать у Ш. и Б. 30 тыс. руб., угрожая распространением сведений,

1 Филиппов А.Г., Волынский А.Ф. Криминалистика: Учеб. М: Спарк, 1998. С. 185.

2 Архив Краснодарского краевого суда. Уголовное дело № 2/3456/98.

ПО

Ф что Ш. и Б. ведут разгульный, беспорядочный образ жизни, что не соответст-

вовало действительности1.

По способу передачи вымогателем требования потерпевшему можно выделить: способ личного контакта; выдвижение требований по телефону или др. средствам технической, почтовой связи и т. д.

Среди типичных свойств личности вымогателей следует выделить ко рыстолюбие, неуважение к закону, агрессивность, уверенность в своей без наказанности. • У членов организованных преступных групп нередко имеются доволь-

но устойчивые взгляды о дозволенности и оправданности преступной дея- тельности, о необходимости соблюдения норм поведения, принятых в пре- ступной среде.

Среди вымогателей также высоко число бывших или действующих спортсменов, в организации зачастую входят и бывшие работники правоохранительных органов. Пример. Из 4 человек в группе вымогателей, вымогавших деньги у Б., трое были бывшие спортсмены: А. - мастер международного класса по гандболу, К. - мастер Спорта по боксу, М. - мастер спорта по вольной борьбе2.

Многие вымогатели ведут внешне законопослушный образ жизни, числятся работающими, либо работают на государственных предприятиях.

Высок удельный вес несовершеннолетних в общем количестве лиц, осужденных за вымогательство. Причем если посягательства на имущество » юридических лиц для несовершеннолетних не характерны, то при соверше-

нии вымогательства личного имущества физических лиц доля осужденных несовершеннолетних составляет около 20 %, что значительно выше доли подростков, осужденных за все другие уголовные преступления3.

1 Архив Ставропольского краевого суда. Уголовное дело № 2/3915/99.

2 Архив Ростовского областного суда. Уголовное дело № 2/6440/99.

3 Верин В. Рассмотрение дел о вымогательстве // Сов. юстиция. 1993. № 1. С. 8.

111

Изучение личности вымогателей показало, что полученные данные

щественно не отличаются от аналогичных данных за другие виды корыстнь преступлений (кражи, грабежи и разбои). Среди них значительное число лиц, раннее совершивших преступление: рецидивная преступность составляет 52- 54%, а каждый третий из них на момент совершения вымогательства имел непогашенную или неснятую судимость. Около половины осужденных на момент совершения вымогательства нигде не работали, а примерно 40% со вершали преступление в нетрезвом состоянии.

• Как уже отмечалось выше, вымогательство может совершаться одиноч ками, случайными группами, организованными преступными группами или сообществами (рэкет).

Одиночки могут совершать преступления как единожды, так и периодически, и даже в виде промысла, выявляя и намечая все новых и новых жертв.

Группы вымогателей создаются чаще для совершения одного или нескольких преступлений данного вида. В дальнейшем они распадаются или перерастают в преступное организованное сообщество, а их деятельность переходит в промысел.

Организованные преступные группы характеризуются прежде всего наличием четкой преступной организационной системы, имеющей двух- и трехзвенную структуру. Первое звено этой группы состоит из «бригад» («дружины», «команды»), исполнителей (боевиков, бойцов, и «торпед») и т. д., т возглавляемых вожаком (лидером) низшего уровня. Второе звено - преступ-

ное объединение, в которое входят централизованные функциональные группы. Криминальные объединения могут образовывать постоянные или временные преступные сообщества, которые представляют развернутую региональную или межрегиональную структуру (третий уровень). На третьем и втором уровне выделяются «мозговые центры», которые осуществляют руководство, организуют коррумпированные связи, под их непосредственным

112

• подчинением находятся лица, осуществляющие разведывательные и контр разведывательные обязанности, «отмывающие» незаконные доходы.

Анализ статистических данных и изученная судебная и следственная практика за последние пять лет показывают, что за эти годы объектами насильственных посягательств в первую очередь явились отечественные и зарубежные предприниматели, а также лица, имеющие валютные и рублевые накопления, причем зачастую противозаконные1.

Все чаще подвергаются вымогательству иностранцы, по некоторым

• данным «сеть» рэкета «накинута» почти на каждого второго работающего в России зарубежного бизнесмена. Из общего числа лишь каждый двадцатый иностранец в критических ситуациях подтверждает это официально. Осталь ные - платят, опасаясь за жизнь и здоровье свое, родных и близких, отрицая систематические вымогательства. Средняя «такса» рэкета в настоящее время колеблется от 50 до 100 тыс. дол. Наиболее уязвимы в указанном отношении американцы, немцы и евреи, поскольку в США, Германии и Израиле в диас порах выходцев из бывшего СССР действуют организованные преступные формирования, способные «достать» любого человека, отказывающегося платить «дань», любую семью2.

Необходимо отметить, что немалое число иностранцев, занимающихся в сговоре с российскими деловыми партнерами сомнительными сделками и махинациями, к плате мзды преступникам, к выполнению их различных требований, как и систематической даче взяток коррумпированным чиновникам,

• относятся как к само собой разумеющемуся российскому бизнесу.

Бессилие предпринимателей перед рэкетом в определенной степени объясняется утвердившимся в последние годы в России институтом «наем-

1 Статистические данные по субъектам Российской Федерации о состоянии преступности // Главный информационный Центр МВД России за 1996-2000 гг. № 25, Ф № 1 и 2. М., 2000.

2 Одинокова Г. Рэкету платит почти каждый второй бизнесмен // Преступление и наказание. 1994. № 2. С. 13.

ИЗ

ного убийства», появлением немалого числа профессиональных наемных убийц и уголовных террористов.

В той же степени, что и банкиры, подвергаются вооруженным нападе- ниям помещения коммерческих банков, пункты обмена валюты, валютные казино и их хозяева. Порой дело доходит до «штурмов» и массовых перестрелок между нападающими преступниками, с одной стороны, и милицией с охраной - с другой.

Анализ также свидетельствует, что попытки освобождения от ярма вы- могателей заканчиваются зачастую, а в случаях рэкета - как правило, акциями насилия, прямого физического и морального террора1.

К типичным следам вымогательства относятся:

  • следы насилия, если оно применялось к потерпевшим;
  • следы уничтожения или повреждения имущества потерпевших;
  • предметы, являющиеся вещественными доказательствами (пере- даваемые ценности и предметы, использовавшиеся преступниками оружие и транспортные средства, письма с требованиями о передаче денег и т. д.);
  • доказательства, содержащиеся в показаниях потерпевших, свидетелей, подозреваемых и обвиняемых.
  • Составные элементы криминалистической характеристики вымогатель- ства (как и остальных видов преступлений) - сведения о типичных способах его совершения, обстановке, следах, социально- психологической характеристике вымогателей и т. д. - не существуют в отдельности, они оказывают влияние на преступное поведение как в отдельности, так и в совокупности.

Знание связей составных частей криминалистической характеристики позволяет следователю: правильно оценивать собранные данные и выявлять признаки преступлений; строить версии о преступниках, способах, орудиях и средствах их действий по следам; о способах в целом и по отдельным частям; по субъекту - о возможном совершении им других преступлений определен-

1 Одиноком Г. Указ. соч. С. 16.

114

ными способами; определять по способам совершения преступлении воз- можный объем следов и их размещение, круг преступников, судить о способствующих условиях; исходя их характера следов, намечать средства и методы их обнаружения и закрепления; с учетом данных о способах, следах и преступниках решать вопрос о создании, в необходимых случаях, группы следователей, взаимодействии с органами дознания и т. д.

Пример. По делу о вымогательстве у Ш. 30 тыс. руб. при допросе по- терпевшего было установлено, что преступники требовали вернуть «переведенный долг». При дальнейшем изучении личности Ш. было выяснено, что он должен 10 тыс. 200 руб. М., знакомые которого Т. и Г. без его ведома с целью личной наживы совершили вымогательство. В данном примере проявилась связь между выявленными данными по делу изучения личности потерпевшего и возможностью построения версий о вымогателях1.

Знание криминалистической характеристики и обстоятельств, подле- жащих установлению, способствует быстрому и полному раскрытию преступлений, изобличению преступников и других задач расследования.

В ходе расследования также подлежат выяснению обстоятельства, спо- собствующие совершению преступления.

Выясняя в процессе расследования перечисленные обстоятельства, нельзя забывать, что существуют определенные пределы их доказывания. Глубина исследований каждого выявленного факта зависит от того, какая степень детализации необходима для установления истины по делу. Следователь, исходя из конкретных обстоятельств, в целях быстрого расследования, рационального использования следственных и оперативно-розыскных возможностей (конечно, ни в коем случае не в ущерб всесторонности, полноте и объективности расследования) решает вопрос о пределах доказывания того или иного факта.

1 Архив Краснодарского краевого суда. Уголовное дело № 2/31948/97.

115

Неправильное определение круга обстоятельств, подлежащих доказы- ванию, обычно ведет к тому, что в процессе расследования не устанавливаются отдельные доказательства, имеющие важное значение для установления истины и правильной квалификации действий лица, совершившего преступление. Неумение правильно наметить пределы доказывания приводит к нерациональному расходованию времени и усилий, к загромождению уголовного дела сведениями, не имеющими существенного значения или не относящимися к расследуемому событию.

Так, следователи, которые не продумывают в деталях вопрос о пределах доказывания того или иного факта, нередко без всякой на то надобности проводят многочисленные допросы свидетелей, в том числе и повторные; вызывают на допросы в качестве свидетелей граждан, которые, как это явствует из материалов дела, не располагают сведениями о происшедшем событии; проводят очные ставки между лицами, в показаниях которых отсутствуют существенные противоречия; без надобности назначают судебные экспертизы и т. д. Все это, в конечном итоге, затягивает расследование, затрудняет установление истины по делу.

Для того чтобы получить полные и исчерпывающие ответы на вопросы, входящие в предмет доказывания, в процессе расследования должны быть собраны доказательства, т. е. любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке устанавливается наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, его совершившего, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

На следователя в тех случаях, когда он производит расследование, с момента возбуждения дела законом возлагаются обязанности собирания и проверки доказательств. С этой целью следователь проводит различные следственные действия, направленные на собирание, закрепление и проверку доказательств (следственные осмотры, допросы, обыски и выемки, предъявления для опознания, следственные эксперименты, назначение судебных

И6

экспертиз и т. д.). Законом предусматриваются и такие способы собирания доказательств, как истребование от учреждений, предприятий, организаций, государственных служащих, должностных лиц и граждан предметов и документов, с помощью которых можно установить необходимые по делу фактические данные. Информацию, используемую для получения и проверки доказательств, следователь получает либо от органа дознания, либо посредством проведения различных проверочных мероприятий.

Согласно уголовно-процессуальному закону на органы дознания воз- ложено принятие необходимых оперативно-розыскных и иных мер в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших. Умелое применение таких мер способствует быстрому обнаружению и изъятию похищенного, задержанию преступника по «горячим следам», полному и всестороннему исследованию обстоятельств дела. Подобная информация может быть получена в ходе проверки оперативными работниками сведений о данном событии, поступивших из различных источников (из бесед граждан между собой, из анонимных письменных либо телефонных сообщений и т. д.). С целью обнаружения похищенных предметов проводится официальная проверка объектов, куда могли быть сданы похищенные предметы (комиссионные магазины, ломбарды, камеры хранения и т. д.), и организуется наблюдение. С этой же целью наблюдение устанавливается и за другими местами, где преступники могут попытаться продать украденные предметы (продовольственные, вещевые рынки и т. д.).

Для обнаружения и задержания преступника по «горячим следам» применяются служебно-розыскные собаки, организуется преследование, поиск (иногда и с привлечением очевидцев) в направлении возможного передвижения после совершения кражи, устраиваются засады в местах, где обнаружено спрятанное злоумышленниками имущество, проводятся другие мероприятия. О совершенном преступлении, о приметах лиц, в нем участво-

117

вавших, и похищенном имуществе сообщается соседним территориальным органам внутренних дел, а также подразделениям транспортной милиции.

В процессе расследования для установления лица, совершившего кражу, а также для решения вопроса о принадлежности изъятых у него или об- наруженных в местах сбыта предметов следователь проводит проверочные мероприятия, используя различные криминалистические учеты. Так, для получения сведений о лице, которое оставило следы пальцев рук на месте кражи или на похищенных предметах, используют следующие дактилоскопические учеты: преступников и задержанных; лиц, заподозренных в совершении преступлений; неизвестных преступников, скрывшихся с мест преступлений. При наличии сведений о способе совершения кражи для получения информации о лице, совершившем ее, используются возможности учета преступников по способу совершения преступлений. В том случае, когда органам расследования со слов свидетелей известны внешние признаки преступника, для установления его личности используется учет по внешним признакам. Для розыска похищенных вещей и установления принадлежности вещей, изъятых у задержанных по подозрению в совершении кражи или другого преступления или обнаруженных в местах сбыта, используется учет похищенных и изъятых вещей.

Таким образом, в распоряжении лица, ведущего расследование, имеется много средств, с помощью которых можно быстро и полно раскрыть преступление и изобличить виновного.

Процесс расследования любого преступления принято делить на два этапа - первоначальный и последующий. Разделение единого процесса расследования на эти этапы обусловлено различием задач, разрешаемых лицами, проводящими расследование на первоначальном и на последующем этапе.

Первоначальный этап характерен тем, что на этой стадии знакомятся с обстоятельствами происшедшего события, о котором получено сообщение как о преступлении; выясняется, имеются ли в полученных сведениях доста-

118

точные данные, указывающие на признаки преступления и дающие основание возбудить уголовное дело; намечается круг обстоятельств, подлежащих доказыванию в процессе расследования; принимаются необходимые меры по собиранию и фиксации следов преступления, вещественных и иных доказательств, в первую очередь тех, которые могут быть утрачены; проводится работа по установлению и розыску преступника и задержанию его по «горячим следам».

Эти задачи стоят как перед следователем, так и перед оперативным ра- ботником (которые должны действовать в тесном контакте). При этом каждый из них обязан выполнять только свои функции: следователь проводит предварительное следствие, оперативный работник - оперативно-розыскные мероприятия или выполняет отдельные поручения следователя по проведению следственных и иных действий.

На последующем этапе расследования основную работу по делу, как правило, проводит следователь, ибо на данный момент подозреваемый уже задержан. Продолжается сбор доказательств, их проверка и оценка с целью полного и всестороннего исследования обстоятельств дела. Но и здесь следователь весьма часто обращается за помощью к оперативному работнику.

Планирование работы на первоначальном этапе зависит от того, пред- ставитель следственного органа или дознания ведет расследование конкретной кражи. Так, если после полученного сообщения о краже проведение расследования поручено оперативному работнику, то он и решает вопрос о возбуждении уголовного дела. Возбудив уголовное дело, оперативный работник определяет круг обстоятельств, подлежащих доказыванию в процессе расследования; решает вопрос о том, какие следственные действия необходимо провести в качестве неотложных, и устанавливает очередность их проведения; намечает розыскные действия по обнаружению лиц, совершивших преступление, т. е. планирует работу по установлению и закреплению следов преступления, выявлению и задержанию лиц, совершивших кражу. В таких

119

случаях оперативный работник планирует проведение неотложных следственных действий только на период не более десяти дней. По истечении десятидневного срока, даже если орган дознания не установил преступника, материалы уголовного дела о краже передаются следователю, который и осуществляет дальнейшее планирование расследования на данном этапе. Если лицо, совершившее корыстно- насильственное преступление, не обнаружено, орган дознания обязан продолжать работу по его розыску.

В тех случаях, когда заявление о краже рассматривает следователь, то он, приняв решение о возбуждении уголовного дела и определив круг обстоятельств, которые подлежат доказыванию, планирует следственные действия, направленные на собирание и фиксацию следов преступления, вещественных и иных доказательств (так называемые первоначальные следственные действия), розыскные действия по установлению преступника и розыску похищенных вещей и другие мероприятия1.

В большинстве случаев сразу после обнаружения признаков совершения корыстно-насильственных преступлений органы расследования не имеют никаких сведений о лице, ее совершившем. В данной ситуации основное внимание при планировании расследования должно обращаться на такие следственные и розыскные действия, с помощью которых могут быть получены достоверные сведения о преступнике, похищенном им имуществе и о других обстоятельствах, имеющих отношение к расследуемому событию.

Практика расследования краж свидетельствует о том, что если пре- ступника не смогли установить в первые дни расследования, то в последующем его установить бывает затруднительно. Вот почему при получении сообщения о краже необходимо наметить проведение таких следственных действий и розыскных мероприятий, которые являются наиболее результативными для получения информации о преступнике. Промедление с проведени-

ем.: Ларин А.М. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М, 1970. С. 57-129; Дубровицкая Л.П., Лузган И.М. Планирование расследования. М, 1972.

120

щ ем работы по получению такой информации обычно приводит к затягиванию

сроков расследования. Следы, оставленные на месте кражи, со временем могут исчезнуть, преступник успеет реализовать похищенное и избавиться от предметов, которые могут служить против него уликами (выбросить или спрятать орудия, которыми он совершил взлом; заменить обувь, если он счи- тает, что по ее следам может быть уличен в совершении преступления; заменить одежду, если на месте кражи из нее был вырван кусочек ткани, и т. д.). Нередко промедление с получением информации приводит к приостановле-

• нию следствия в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого. Чтобы успешно провести расследо вание, в первую очередь рекомендуется планировать осмотр места про исшествия, допросы заявителей, очевидцев, материально-ответственных лиц, потерпевших. Одновременно с вышеперечисленными следственными дейст виями на начальном этапе расследования нужно запланировать проведение таких мероприятий, как применение служебно-розыскной собаки, выявление свидетелей, проверка мест возможного сбыта похищенного, информирование соседних территориальных органов внутренних дел и транспортной милиции о краже и т. д.

Розыскные мероприятия, которые предполагается включить в план рас- следования, рекомендуется обсуждать с оперативным работником, оказы- вающим следователю помощь в расследовании кражи. В план включаются версии и вопросы, подлежащие проверке и выяснению, следственные и розы-

• скные действия, необходимые для проверки выдвинутых версий и выяснения поставленных вопросов, также указываются исполнители и сроки исполне ния. В отношении розыскных мер, поручаемых органу дознания, в плане пе речисляются только гласные мероприятия с указанием, какую цель они пре следуют.

С учетом плана расследования по делу оперативный работник составляет
отдельный план, в котором намечается проведение оперативно-

121

розыскных и других мероприятии, направленных на розыск преступника, совершившего корыстно-насильственное преступление, и похищенных вещей.

При планировании работы на начальном этапе расследования, если со- общение о корыстно-насильственном преступлении поступило по про- шествии длительного промежутка времени, следует иметь в виду, что со- брать информацию о лице, совершившем преступление, посредством проведения таких следственных действий, как осмотр места происшествия, допросы потерпевшего, заявителя, материально- ответственного лица, бывает весьма затруднительно. Это объясняется тем, что отдельные следы, оставленные преступником на месте происшествия, со временем могут исчезнуть под воздействием погодных условий (ветра, влаги, солнечных лучей) и других причин или так видоизмениться, что станут непригодными для идентификации по ним личности преступника.

В подобных случаях возникает также затруднение при решении вопро- сов, кто из граждан мог находиться в это время недалеко от места происшествия, что необходимо предпринять для выявления лиц, которых следует допросить в качестве свидетелей. Таким образом, планируя расследование, при такой ситуации в первую очередь нужно наметить допрос потерпевшего или материально-ответственного лица с целью установления примет похищенного, а также мероприятия, направленные на выявление свидетелей и на розыск похищенных вещей. Безотлагательные меры по розыску похищенных вещей необходимы потому, что их обнаружение нередко способствует установлению лиц, совершивших кражу. Иногда похищенные вещи обнаруживают у граждан, не имеющих никакого представления о таком преступлении и о происхождении этих предметов. Но в таком случае эти граждане могут дать ценную информацию о том, где, когда и у кого они приобрели обнаруженные у них вещи, предметы. Похищенные вещи могут быть обнаружены и у лиц, совершивших кражу.

122

После допроса потерпевшего или материально-ответственного лица обычно планируется проведение осмотра места происшествия, допросы выявленных свидетелей, проверка мест возможного сбыта похищенного (комиссионные магазины, ломбарды, скупочные пункты и т. д.), информирование соседних территориальных органов внутренних дел и транспортной милиции о совершенном преступлении.

Вслед за проведением перечисленных следственных действий и розы- скных мероприятий на основе полученного информационного материала планируется дальнейшая работа следователя и оперативного работника по розыску преступника и похищенного имущества, а если становится известно, что преступление он совершил не один, то и по розыску соучастников. Следует иметь в виду, что при расследовании любого корыстно-насильственного преступления план на начальном этапе расследования по мере накопления информации о происшедшем корректируется и дополняется.

§ 2. Взаимодействие следователя с органом дознания

на первоначальном и последующем этапе расследования

при проведении следственных действий

Процесс расследования любого преступления принято делить на два этапа - первоначальный и последующий. Разделение единого процесса расследования на эти этапы обусловлено различием задач, разрешаемых лицами, проводящими расследование, на первоначальном и последующем этапах. С вопросом о периодизации предварительного следствия мы сталкиваемся уже в первых криминалистических работах, например, И.Н. Якимов разделил весь процесс расследования (от возбуждения уголовного дела до предъявления обвинения) на три периода: установление вещественного состава преступления (оканчивается воссозданием картины преступления), собирание и ис-

123

пользование улик (оканчивается выявлением личности предполагаемого виновника преступления) и обследование предполагаемого виновника преступления (оканчивается предъявлением обвинения заподозренному)1.

В первых работах по методике расследования преступлений В.И. Гро- мов писал о трех стадиях процесса расследования. В частности, он называл такие стадии: принятие дела к производству; группировка и оценка собранного материала, которым изобличается подозреваемый, определяющая момент предъявления обвинения; обобщение всего материала по законченному расследованию2.

В процессуальной и криминалистической литературе, позднее (с 1959 г.) наиболее распространенным стало мнение о двух этапах расследования: начальном и последующем, хотя не всегда содержание этих этапов понималось одинаково3.

Несмотря на различные высказывания в научной литературе по данной проблематике, на наш взгляд, определение этапа расследования удачно сформулировал И.М. Лузгин: «Этап (или часть) расследования - это такой его элемент, который представляет собой взаимосвязанную систему действий, объединенных единством задач, условиями расследования, спецификой криминалистических задач»4.

1 Якимов И.Н. Практическое руководство к расследованию преступлений. М., 1924. С. 168-171.

2 Громов В.И. Методика расследования преступлений. М., 1930. С. 44.

3 Криминалистика: Учеб. М., 1959. С. 330; Советский уголовный процесс: Учеб. М., 1968. С. 34; Лузгин И.М. Методические проблемы расследования. М., 1973. С. 86-89; Возгрин И.А. О структуре мето дик расследования отдельных видов преступлений // Вопросы теории и практики борьбы с преступностью. Л., 1974. С. 82; Кузьменко Н.К. Периодизация этапов в методике расследования преступлений // Методика расследования преступлений (общие положения). М„ 1976. С. 115; Герасимов И.Ф. Этапы раскрытия пре ступления // Следственные ситуации и раскрытие преступлений. Свердловск, 1975, С. 10; Драпкин Л.Я. Структура первоначальных следственных действий в методике расследования преступлений // Методика расследования преступленй (общие положения). М., 1976. С. 87; Драпкин Л.Я. Ситуационный подход в кри миналистике и проблема периодизации процесса расследования преступлений // Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений // Проблемы оптимизации первоначального этапа рас следования преступлений. Свердловск, 1988. С. 8-11; Меретуков Г.М. Правовые и криминалистические проблемы борьбы с наркобизнесом, совершаемым организованными преступными группами: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1995. С. 39-42; Чурилов С.Н. Криминалистическое учение об общем методе рассле дования преступлений: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1995. С. 15-17; Резван А.П. Правовые и кри миналистические проблемы борьбы с хищениями предметов, имеющих особую ценность: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Волгоград, 2000. С. 32-34.

4 Лузгин И.М, Методологические проблемы расследования. М., 1973. С. 86.

124

Осмотр места происшествия. Под местом происшествия понимается тот участок местности или то помещение, в пределах которого обнаружены следы преступления.

Важнейшая задача осмотра места происшествия - фиксация как от- дельных его составляющих объектов, так и всей обстановки в целом. Результаты его концентрируются в протоколе - основном процессуальном документе. Особое значение протокол приобретает при условии объективного и достаточно полного отражения в нем информации.

Содержательная сторона протокола определяет его информационную емкость. «Под информационной емкостью протокола следственных действий, - пишет З.Т. Гулкевич, - понимается то реальное количество информации, которое содержится в них»1.

Единых требований к порядку составления протокола нет. Главное - должна быть соблюдена процессуальная форма. Описание, хотя и является достаточно универсальным, однако значительно уступает по полноте и объективности фиксации другим способам. Применяемые же в ходе следственного действия другие способы, в том числе фотосъемка, а также составление планов и схем, призванные обеспечить полноту, объективность и наглядность фиксируемой информации, в материалах дела выполняют ориентирующую функцию, поясняя содержание соответствующего протокола. Называя это приложениями к протоколу, законодатель автоматически выносит их за рамки конкретного процессуального акта.

Вопросы совершенствования методики составления протокола неодно- кратно поднимались учеными-криминалистами и практиками. Так, еще в 1925 г. Н.П. Макаренко высказывал мысль о том, что применение фотографии должно привести к изменению содержания протокола осмотра. По его

1 Гулкевич З.Т. Информационные свойства протоколов следственных действий и их роль в доказывании по уголовным делам // Криминалистика и судебная экспертиза. М., 1985. С. 26.

125

ф мнению, при квалифицированном проведении фотосъемки протокол осмотра

мог быть кратким1.

Это было рациональное суждение, однако уровень развития техниче ских средств того времени, с помощью которых предполагалось производить фотографическую фиксацию, не обеспечивал соблюдение требований уго ловного процесса. Достаточно большой временной разрыв между непосред ственно фиксацией и получением результатов усложняет ее удостоверение понятых, что является одним из обязательных условий соблюдения процес- ? суальной формы при составлении рассматриваемой категории протоколов.

Определив форму протокола, законодатель не отмечает, каким способом должна быть отражена в нем информация. Письменность лишь один из способов ее фиксации. Само собой разумеется, что физически невозможно вставить в него видеопленку или другой источник информации, для просмотра которого необходимо изменять условия восприятия. Совсем иначе обстоят дела с фотоснимками и схемами, в которых в качестве физического носителя, как и в протоколе, применяется бумага. Ранее в литературе отмеча-лось, что в практике некоторых следственных органов фотоснимки и схемы отдельных объектов включаются непосредственно в текст протокола, в ту его часть, где описывается конкретный объект2.

В настоящее время качественная подготовка документов, содержащих информацию, зафиксированную с помощью знаков письма и графических изображений, в том числе протоколов следственных действий, благодаря со- т временным компьютерным технологиям, стала в достаточной мере доступ-

ной любому сотруднику, стремящемуся к совершенствованию своего труда. Компьютер является универсальным техническим средством, позволяющим одновременно работать как с текстовой, так и графической информацией.

1 См.: Макаренко Н.П. Техника расследования преступления. Харьков, 1925. С. 22.

2 См.: Танасевич ВТ. Протоколы следственных и судебных действий // Теория доказательств в со ветском уголовном процессе. М., 1973. С. 677.

126

Ф Именно такое размещение информации в едином документе способно

существенно повысить его информационную емкость.

Одна из главных задач, стоящих перед следователем в процессе фиксации, - создание целостного образа картины места происшествия из отдельных фрагментов. Выполнить, ее можно лишь при условии строгого соблюдения определенной последовательности, когда все фрагменты протокола и графические изображения будут гармонично сочетаться и выстраиваться в единую логическую систему.

• Грамотно составленный протокол представляет собой единство разме щенных в строгой последовательности информационных блоков, включаю щих текстовую и графическую информацию. Они выполняют следующие информационные функции:

ориентирующую - направленные на ориентирование места происшествия по отношению к окружающей обстановке;

обзорную - характеризующие непосредственно само место происшествия в целом;

узловую - показывающие взаиморасположение определенных объектов внутри места происшествия, которое может иметь значение для установления объективист истины;

детальную - характеризующие небольшие неделимые объекты исследуемой обстановки.

Суммирование информации, отраженной в информационных блоках,

• составляющих протокол, должно позволять собрать целостный образ всего места происшествия - построить его единую стройную информационную модель.

Таким образом, использование компьютерных технологий для составления протокола осмотра места происшествия с использованием описанной методики позволяет превратить его в достаточно емкий источник криминалистически значимой информации.

127

По делам о корыстно-насильственных преступлениях наиболее

типич ными следами, обнаруживаемыми на месте происшествия, являются следы рук, ног, орудий взлома, транспортных средств, различные объекты (окурки, личные предметы преступника и т. д.). Подходя к месту совершения кражи, преодолевая преграды, за которыми хранятся товарно-материальные и другие ценности, в момент совершения кражи и при уходе с места преступления преступник оставляет разнообразные следы, по которым опытный следова тель может предположительно, а иногда и точно, установить преступника.

Изучая эти следы и в целом обстановку на месте происшествия,

следователь в некоторых случаях получает достаточно полную по объему, объективную и точную информацию о событии в целом,’ о преступнике, лицах, которых це лесообразно допросить в качестве свидетелей, и т. д. Такие данные не всегда можно получить даже при проведении допросов, других следственных дей ствий и оперативно-розыскных мероприятий.

Учитывая доказательственную ценность следов, имеющихся на месте происшествия, следователь в процессе осмотра должен тщательно изучить обстановку, постараться обнаружить и зафиксировать следы преступления (в том числе и следы преступника) и иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

В процессе расследования кражи при правильно проведенном осмотре места происшествия следователь может получить ответы на вопросы, имеющие важное значение для установления истины по делу.

В процессе проведения осмотра места происшествия может быть,

на пример, установлено:

что собой представляет объект, где было совершено корыстно-насильственное преступление (магазин, склад, торговая палатка, квартира и т. п.);

какова окружающая объект обстановка и каковы отходы и подходы к нему;

т

128

_ с какой стороны преступник подошел к месту преступления, проник к

похищаемому имуществу, в каком направлении скрылся;

способ проникновения преступника на объект, где совершено корыстно- насильственное преступление, применялись ли для этой цели какие-либо орудия или инструменты;

какие именно орудия или инструменты применял преступник при совершении преступления;

какие действия и в какой последовательности совершал преступник;

  • сколько человек принимало участие в совершении преступления; какие следы непосредственно преступника и его преступных действий

оставлены на месте совершения преступления и какие следы могут быть на преступнике (на одежде, на теле);

отдельные приметы преступника (пол, рост, особенности походки, физические недостатки и т. д.);

насколько опытен преступник;

обладает ли он определенными профессиональными навыками (напри-мер, слесарными);

знал ли преступник места, где хранятся наиболее ценные предметы;

с какой стороны или с какого места можно было увидеть, как преступник подходил к месту преступления, как преодолевал различные преграды, как уходил с места совершения преступления;

имеются ли в данном случае признаки инсценировки корыстно-

  • насильственного преступления].

Приведенный перечень вопросов не является исчерпывающим, в зависимости от конкретных обстоятельств он может быть дополнен.

К инсценировке кражи иногда прибегают материально-ответственные лица, совершившие хищение государственного или общественного имущества путем присвоения или растраты, и лица, потерявшие или присвоившие чужое имущество, находившееся у них на хранении, во временном пользовании и т. д

129

При расследовании корыстно-насильственных преступлении иногда бывает необходимо осматривать не только помещение, где, по словам заявителя, совершено преступление, но и смежные с ним помещения, подходы к ним, окружающую местность, большое количество различных объектов (двери, окна, запирающие устройства, места взлома и т. п.), а также места, где обнаружены спрятанные преступником украденные предметы. От результата осмотра места происшествия во многом зависит ход дальнейшего расследования.

Анализ практики расследования корыстно-насильственных преступлений показывает, что отдельные следователи и оперативные работники прово- дят осмотры места происшествия поверхностно1. В результате некоторые следы, имеющиеся на месте происшествия, не выявляются, а ряд обстоятельств совершения преступления остается не выясненным. Иногда даже выявленные следы и иные вещественные доказательства так кратко описываются в протоколе осмотра, что их невозможно использовать в уголовном процессе.

В ходе осмотра должны быть выявлены все оставленные преступником следы и иные вещественные доказательства, изучена обстановка происшествия, выяснены иные обстоятельства, имеющие значение для дела. Для этого осмотр необходимо проводить, строго руководствуясь требованиями норм уголовно-процессуального законодательства, которыми регламентировано это следственное действие, и рекомендациями по его проведению, разработанными криминалистикой. Прежде всего нужно четко знать права и обязанности лиц, которые согласно закону проводят осмотр или принимают участие в его проведении. Эти лица и их права перечислены в соответствующих статьях Уголовно-процессуального кодекса РСФСР. Так, в соответствии со ст. 179 УПК РСФСР осмотр места происшествия производит следователь. В

1 Архив Краснодарского краевого суда. Уголовное дело № 35678/99; 56857/2000; 197565/2001. Из-за некачественно проведенного осмотра места происшествия органами внутренних дел Южного административного округа прекращены более 986 уголовных дел за 1999-2000 гг.

130

тех же случаях, когда следователь включился в расследование не сразу вслед за получением сообщения о преступлении, согласно содержанию ст. 119 УПК, осмотр места происшествия в качестве неотложного следственного действия производит орган дознания.

В связи с тем, что более качественное расследование проводится в тех случаях, когда следователь сам решает вопрос о возбуждении уголовного дела и лично осуществляет все следственные действия, в данном параграфе основное внимание уделяется рассмотрению ситуации, при которой осмотр места происшествия производит следователь.

Получив сообщение о преступлении, следователь обязан его своевре- менно рассмотреть. Если будет установлено наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления,, то после возбуждения уголовного дела следователь решает вопрос о необходимости проведения осмотра места происшествия, определяет, какие участки местности, объекты, предметы подлежат осмотру, и лично производит их осмотр.

Следователь является центральной процессуальной фигурой в момент проведения осмотра места происшествия. Остальные лица, за исключением понятых, упоминаемые в ст. 179 УПК РСФСР как возможные участники осмотра, приглашаются к участию в осмотре только по усмотрению следователя. Осмотр проводится в присутствии понятых. Они приглашаются для того, чтобы удостоверить факт, содержание и, результаты действий, при которых они присутствовали. Понятые имеют право делать замечания по поводу произведенных действий. Эти замечания подлежат занесению в протокол осмотра.

При необходимости, следователь вправе для участия в осмотре места происшествия пригласить специалиста. При расследовании краж обычно в качестве специалиста приглашается эксперт-криминалист ЭКО (ЭКУ). В ходе осмотра места происшествия специалист, используя свои специальные знания и навыки, обязан содействовать следователю в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств; обращать внимание следователя на обстоя-

ш

тельства, связанные с обнаружением, закреплением и изъятием доказа- тельств; давать пояснения по поводу выполненных им действий.

Следователь также имеет право привлечь к участию в осмотре обви- няемого, подозреваемого, потерпевшего, свидетеля. Уголовно- процессуальный закон предусматривает, что из должностных лиц только прокурор и начальник следственного отдела вправе принимать участие в осмотре места происшествия. Им также предоставлено право давать следователю необходимые указания.

Таким образом, в уголовно-процессуальном законодательстве четко определены лица, которые могут быть участниками осмотра места происшествия. Узкий круг лиц, которых следователь вправе пригласить к участию в осмотре, и четкое определение законом их прав и обязанностей способствуют объективности и полноте осмотра.

При расследовании краж в состав группы, выезжающей на место про- исшествия, помимо участников осмотра, предусмотренных УПК РСФСР, целесообразно включать оперативного работника, проводника со служебно-розыскной собакой и участкового инспектора милиции, обслуживающего данную территорию. Однако эти лица не осматривают место происшествия, если прибыл следователь, а проводят иную работу, тесно связанную с осмотром. Так, работник уголовного розыска проводит необходимые оперативно-розыскные мероприятия для обнаружения преступника, используя для этой цели информацию от следователя и результаты проработки следа служебно-розыскной собакой, принимает меры к выявлению лиц, которых следует допросить в качестве свидетелей. Проводник служебно-розыскной собаки на месте происшествия применяет собаку с целью поиска вещественных доказа- тельств или преследования преступника по «горячим следам”. Участковый инспектор милиции организует охрану места происшествия, приглашает понятых и т. д.

132

Иногда при расследовании корыстно-насильственных преступлении для проведения осмотра места происшествия выделяется несколько следо- вателей (чаще всего это бывает при расследовании преступлений, совершенных группой, или можно предположить, что оно совершено преступным сообществом). Сторонники такой практики это обосновывают тем, что несколько следователей более тщательно осмотрят место происшествия, особенно в тех случаях, когда нужно обследовать не только несколько помещений, но и подходы к ним. Данный метод нельзя считать правильным ни с точки зрения уголовно- процессуального закона, ни с позиции тактики проведения осмотра места происшествия. На наш взгляд, подобная деятельность недопустима. Подобное может быть, если сообщение поступило из различных мест совершения преступления и если несколько следователей выехали самостоятельно в разные места совершения преступления. Если по результатам осмотра места происшествия и других следственных действий пришли к выводу о том, что все преступления могли быть совершены одними и теми же лицами, то дела могут быть объединены, и создана следственно-оперативная группа. Нормами уголовно-процессуального права подробно регламентированы правила проведения следственных действий, направленных на собирание доказательств. Следователь как процессуальная фигура упоминается в законе только в единственном числе и ни в одной статье не сказано, что проводить следственное действие могут сразу несколько следователей. Более того, даже в тех случаях, когда в связи со сложностью дела для его расследования создается группа следователей, дело к производству принимает один из них, который и руководит действиями следственной группы (ст. 129 УПК РСФСР).

В связи с тем, что осмотр места происшествия заключается в непосред- ственном восприятии и фиксации обстановки следователем, он при проведении осмотра должен лично все осмотреть, а не перепоручать другим лицам, в том числе и следователям.

133

При осмотре места происшествия несколькими следователями практи- чески невозможно произвести последовательный и тщательный осмотр, что, в конечном итоге, отрицательно сказывается на результатах расследования.

Анализ практики свидетельствует, что осмотры, проведенные группой следователей, не оправдывают возлагаемых на них надежд: обстановка на месте происшествия обычно оказывается зафиксированной неполно, и, как следствие, возникает необходимость в проведении повторного осмотра, который уже поручают проводить одному следователю с привлечением необходимых участников1.

После сформирования оперативной группы и подготовки необходимых для осмотра технических средств можно приступать к работе на месте происшествия. Следователь в этом случае обычно поручает участковому инспектору организовать охрану места происшествия, подобрать понятых, выявить свидетелей и т. д. Работнику уголовного розыска предлагается принять меры к установлению преступника и похищенных вещей и, если представляется возможность, организовать преследование преступника по «горячим следам». Следователь производит краткий опрос присутствующих на месте происшествия лиц с целью: выяснения обстоятельств события, о котором получено сообщение; ориентирования на месте происшествия; уточнения, все ли необходимые участники им приглашены; решения вопроса о последовательности осмотра и установления тех мест, где, вероятнее всего, могут быть обнаружены следы преступника. Такими лицами могут быть граждане, заявившие о краже, очевидцы, материально-ответственные лица, потерпевшие и т. д.

При опросе присутствующего на месте происшествия гражданина, зая- вившего о краже, следует выяснять, что в данном случае произошло, что он непосредственно наблюдал. Если данное лицо видело преступников или транспортные средства, которыми правонарушители воспользовались, то вы-

1 Обзор следственной практики ГСУ ГУВД Краснодарского края № 2/15/86 от 15.02.2001 г.; Обзор следственной практики ГСУ ГУВД и прокуратуры Ставропольского края № 58/10/98 от 20.03.2001 г.

134

ясняются их приметы и направление, в котором скрылся транспорт. Эта информация немедленно используется оперативным работником для розыска преступников.

Если на месте происшествия находятся материально-ответственные лица, то в ходе предварительного опроса у них выясняются обстоятельства, касающиеся запоров, сигнализации, похищенного имущества, изменений обстановки на месте происшествия и др.

Осматривая место происшествия, необходимо обращать внимание и на наличие признаков, которые характерны для инсценировки корыстно- насильственного преступления. Такими признаками обычно являются:

  • наличие на замке (запоре) следов, указывающих на то, что его взлом был произведен не на месте совершения преступления, а в каком-то другом месте, и в таком положении, когда замок не был заперт;
  • отсутствие на полу (земле) под замком с перепиленной дужкой ме- таллических опилок;
  • наличие на месте пролома следов, указывающих на то, что взлом произведен изнутри помещения;
  • многочисленные, не вызванные какой-либо необходимостью, повре- ждения преграды;
  • излишний беспорядок внутри помещения (разбросанные вещи, раз- битые витрины, поломанные предметы и т. д.);
  • отсутствие следов в тех местах, где они должны быть в том случае, если бы преступник совершил преступление;
  • похищение только особо ценных предметов, места хранения которых известны лишь материально-ответственному лицу, и отсутствие в помещении следов их поиска преступником;
  • превышение размеров украденных предметов размеру пролома.
  • 135

Кроме перечисленных выше, в процессе осмотра места происшествия могут быть выявлены и другие признаки, указывающие на возможную инсценировку корыстно-насильственного преступления.

Признаки инсценировки должны быть подробно описаны в протоколе осмотра, но только в форме констатации тех фактов, которые наблюдает следователь в ходе осмотра. Например, при наличии на запоре следов, указывающих на то, что взлом произведен в каком-то другом месте и когда этот запор не был заперт, в протоколе описываются эти следы (но без вывода или предположения следователя о том, что взлом замка был произведен в другом месте); при обнаружении на месте пролома следов, указывающих на то, что взлом произведен изнутри помещения, описываются эти следы и особенно признаки, которые дают основание предполагать, что взлом произведен изнутри (без вывода о том, что взлом произведен изнутри), и т. д.

Производя осмотр места происшествия, следователь должен помнить, что его результаты не имеют доказательственного значения до тех пор, пока они не будут зафиксированы в протоколе этого следственного действия по правилам, указанным в ст. 141 и 182 УПК РСФСР. Вот почему следователь должен уметь не только произвести осмотр, но и правильно и подробно зафиксировать в протоколе обнаруженное. На практике же составлению протокола подчас не уделяется должного внимания. Иногда лица, проводившие осмотр места происшествия, протокол составляют формально, т. е. лишь для того, чтобы в уголовном деле был такой документ. В изученных уголовных делах, рассмотренных в судах Краснодарского края, Республики Адыгея и Ростовской области (239 дел) в 98 случаях имелись формально составленные протоколы осмотра места происшествия (около 40%). В формально составленных протоколах вместо подробного описания обстановки на месте происшествия, обнаруженных следов и предметов, имеющих отношение к расследуемому событию, чаще всего содержится лишь упоминание о том, где производился осмотр, перечисляются, но не описываются, следы и предметы,

136

которые были обнаружены. Такое отношение к основному способу фиксации результатов осмотра места происшествия приводит к тому, что в случае необходимости по данному описанию невозможно бывает восстановить обстановку места происшествия (например, для проведения следственного эксперимента) или доказать, что конкретный предмет является именно тем, который был обнаружен в ходе осмотра места происшествия,

Отдельные следователи дополнительно к тем сведениям, которые должны заноситься в протокол, а иногда и вместо этих сведений, включают свои выводы о краже, грабеже, разбое, вымогательстве, о механизме образования следов взлома, об исправности запоров или сигнализации, о последовательности действий преступника на месте корыстно-насильственного деяния, о том, что и откуда похищено, и т. п. Такого рода выводы вносить в протокол осмотра недопустимо,

Дополнительным способом фиксации результатов осмотра места про- исшествия по делам о корыстно-насильственных преступлениях является составление планов или схем места происшествия и фотографирование обстановки на осматриваемом месте отдельных предметов и следов.

В том случае, когда по каким-то причинам на место происшествия сле- дователь не выезжает, осмотр производит оперативный сотрудник органа дознания. Осмотр им осуществляется как неотложное следственное действие с целью установления и закрепления следов преступления. При проведении этого следственного действия он должен руководствоваться правилами уголовно-процессуального закона и тактическими рекомендациями по осмотру места происшествия, разработанными криминалистикой.

Успех расследования кражи во многом зависит от того, как быстро (по- сле получения сообщения о ней) начинается розыск преступника и похищенных вещей. Поэтому к проведению оперативно-розыскных мероприятий нужно приступать сразу же по прибытии на место происшествия, не дожидаясь окончательных результатов осмотра.

137

Оперативная работа на месте происшествия начинается с выявления лиц, которых следует опросить до осмотра. В ходе этого опроса, который проводится следователем при активном участии оперативного работника, могут быть получены самые разнообразные сведения о происшедшем. Оперативного работника в первую очередь должны интересовать сведения о времени совершения преступления, о приметах преступника, похищенных вещах, о направлении, в котором преступник скрылся.

Если примененная служебно-розыскная собака взяла след, организуется преследование преступника. С этой целью создается группа, в которую включают работников органа дознания (ОУР, ОБНОН, ОБЭП и т. д.). При наличии очевидца, который может узнать преступника, в эту группу целесообразно включить и его. Преследуя преступника по следу, взятому собакой, можно обнаружить брошенные (утерянные) им вещи, в том числе и личные.

Так, в поселке К. преступник совершил кражу из квартиры с эксцессом исполнителя1. Были похищены костюмы, фотоаппарат, документы и кастрюля с мясом. При осмотре окружающей местности была обнаружена кастрюля. От этого места применили служебно-розыскную собаку, которая взяла след и, пройдя несколько сот метров, на дне оврага обнаружила спрятанные в кустах фотоаппарат, старые брюки, пиджак и пустую бутылку из-под вина. В кармане пиджака была найдена повестка, вызывающая явиться в суд в качестве свидетеля, с фамилией ее владельца, а на бутылке обнаружены следы пальцев. Потерпевший, участвовавший в осмотре, опознал фотоаппарат, а в отношении остальных предметов заявил, что они ему не принадлежат. По этой повестке был установлен преступник, который на допросе пояснил, что в кустах он переоделся и спрятал свою старую одежду и фотоаппарат.

Иногда служебно-розыскная собака вначале идет по следу, а затем в определенном месте его теряет. Но и это обстоятельство возможно использо-

Архив Красногвардейского районного суда Ставропольского края. Уголовное дело № 2/45678/2000. ‘ .

138

вать для розыска преступника. Так, если собака довела до какого-либо дома или двора, необходимо проверить, не спрятался ли преступник в нежилых помещениях этого дома (на чердаке, в подвале и т. п.) и не проживает ли он здесь или где-то поблизости. В том случае, когда служебно-розыскная собака довела до остановки автобуса, откуда идет один или несколько маршрутов, выдвигается версия, что преступник уехал на одном из автобусов. В этом случае нужно опросить всех водителей и кондукторов, которые работали на линиях данных маршрутов в это время, с тем чтобы выявить приметы преступника и установить остановку, на которой он сошел (эта рекомендация приемлема только в условиях сельской местности или в небольших городах с мало развитой сетью маршрутов общественного транспорта).

Если в результате преследования преступника в сельской местности служебно-розыскная собака дошла до шоссейной дороги и потеряла след, нужно решить, в каком направлении, вероятнее всего, мог уехать преступник на попутном транспорте, и продолжить его преследование. При первой же возможности надо сообщить в милицию и попросить, чтобы организовали поиски преступника и в населенных пунктах, расположенных на этом шоссе в противоположном направлении. Преследуя преступника, рекомендуется опрашивать встречных граждан, которые могут указать, в каком направлении он шел или ехал. Если же дорога, у которой собака потеряла, след, ведет к железнодорожной станции, необходимо выехать на станцию и принять меры к розыску преступника там.

Когда нет возможности включить в оперативную группу проводника со служебно-розыскной собакой, то с целью розыска следов, оставленных преступником, следов транспортных средств, которыми он мог воспользоваться, а также предметов, спрятанных или оброненных им, целесообразно провести обход близлежащей территории. При необходимости для участия в таком обходе могут быть приглашены представители общественности. Эти следы и

139

предметы будут являться источником определенной информации о преступнике и о направлении, в котором он скрылся.

Так, при расследовании кражи краски из малярного цеха мебельного комбината во время обследования прилегающей к месту происшествия тер- ритории были обнаружены следы в виде слаборазличимой цепочки из капель белой масляной краски, которая начиналась на территории малярного цеха и выходила на улицу. Этот след «провел» оперативных работников по нескольким улицам города и на одной из них исчез. Была выдвинута версия о том, что преступник либо где-то здесь живет, либо продал краску кому-то из местных жителей. Принятыми мерами был установлен гражданин, которому предлагали купить цинковые белила. Это позволило установить преступника1 .

Недооценка отдельными следователями таких обходов часто приводит к тому, что отдельные обстоятельства, имеющие важное доказательственное значение, остаются не установленными.

К оперативно-розыскным мероприятиям, проводимым на месте проис- шествия, относится наблюдение за лицами, собравшимися около места про- исшествия и интересующимися работой оперативной группы. Среди них может оказаться преступник (или его сообщники), который решил узнать, не обнаружены ли в ходе осмотра какие-либо уличающие его доказательства, с тем, чтобы заблаговременно продумать свое поведение в случае задержания или незаметно уничтожить оставленные им следы, тем самым оказать противодействие расследованию. Одновременно лицо, проводящее оперативно-розыскную работу, обязано прислушиваться к разговорам граждан, находящихся вблизи места происшествия, и особенно тех лиц, которые проживают в данной местности. Это необходимо делать потому, что нередко они предполагают или знают, кто мог совершить корыстно-насильственное преступление, но, не желая портить отношения с соседями (по дому, по улице и т. д.), ес-

1 Архив Гиагинского районного суда Республики Адыгея. Уголовное дело № 2/12412/99.

140

ли преступник из их числа, не заявляют об этом в милицию, а только делятся своими наблюдениями между собой. Оперативный работник также должен побеседовать с гражданами, находящимися вблизи места происшествия, проживающими или работающими в этом районе, с целью выявления лиц, которых впоследствии целесообразно будет допросить как свидетелей.

На месте происшествия проводится и ряд других оперативно-розыскных мероприятий.

Как только будут получены в процессе опросов или осмотра места происшествия хоть самые краткие сведения о приметах преступника и похищенных предметах, необходимо об этом сообщить дежурному по органу внутренних дел (дежурному по горотделу, по райотделу и т. п.), чтобы он принял меры к перекрытию мест возможного появления преступника (рынков, вокзалов, автостанций, аэропортов и т. п.).

Если прибывшая на место происшествия оперативная группа установит, что преступник не сумел далеко уйти от места совершения преступления, то в ходе правильно организованных оперативно-розыскных мер, проводимых одновременно с осмотром места происшествия, он может быть обнаружен и задержан. При обнаружении преступника оперативно-розыскная деятельность должна продолжаться. При этом необходимо приложить максимум усилий для обнаружения похищенных предметов, ибо преступник постарается от них быстрее избавиться. Если эти предметы будут обнаружены, то легче установить правонарушителя, ведя его розыск от предметов преступного посягательства.

В процессе работы на месте происшествия следователь и оперативный работник обязаны взаимно информировать друг друга о полученных ими фактических данных, имеющих значение для дела, и использовать эти сведения для выяснения обстоятельств происшедшего события.

Осмотр места происшествия при расследовании вымогательств, хотя и не имеет такого значения, как при расследовании других
корыстно-

141

насильственных преступлений, но все же его можно отнести к числу первоначальных следственных действий. Его необходимо производить по возможности с участием потерпевшего и свидетелей-очевидцев. Это содействует лучшей ориентации следователя в происшествии и в деталях обстановки, а также служит средством проверки показаний потерпевшего. Место следует тщательно обследовать с целью обнаружения следов пребывания там подозреваемого, следов крови и иных следов преступления.

Нередко осмотр места происшествия дает следователю отправные дан- ные для установления очевидцев преступления.

При расследовании конкретного вымогательства следователь может, а в некоторых случаях просто должен в силу сложившейся ситуации, принять решение не проводить осмотр места происшествия. Такая следственная ситуация может сложиться в случае, когда требования вымогателями предъявлены, но еще не выполнены потерпевшим или выполнены частично, преступники еще не знают, что о происшествии известно правоохранительным органам и предстоит операция по задержанию подозреваемых в момент и на месте выполнения требований вымогателей. Естественно, что проведение осмотра места происшествия, относительно открытого и публичного следственного действия, может не способствовать тайне следствия, особенно учитывая то, что имея организацию и связь с коррумпированными лицами, вымогатели попытаются предупредить нежелательное для них развитие событий. Выход может быть только в проведении такого оперативно-розыскного мероприятия, как обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств. Полученные данные не будут являться процессуальными доказательствами, но позволят получить следствию новую информацию и выявить новые источники доказывания.

На первоначальном этапе расследования корыстно-насильственных преступлений после осмотра места происшествия обычно производится осмотр обнаруженных предметов (средств и орудий преступления, предметов

142

преступного посягательства и т. п.), допрашиваются свидетели, в том числе и потерпевшие. При необходимости могут быть проведены и другие следственные действия, направленные на получение доказательств по делу, в соответствии с перечнем обстоятельств, подлежащих установлению согласно ст. 68 УПК РСФСР. В ходе этой работы следователь должен использовать оперативно-розыскные возможности органа дознания, поддерживая с ним тесный деловой контакт.

Осмотр предметов. Если во время обхода прилегающей к месту про- исшествия территории или в процессе преследования преступника по «горячим следам» обнаружены какие-либо предметы, которые обронил, бросил или спрятал преступник, необходимо провести осмотр места, где они были обнаружены. Этот осмотр является составной частью осмотра места происшествия, если обнаруженное находится рядом с местом, где было совершено корыстно-насильственное преступление. Когда те или иные объекты найдены при обходе прилегающей к месту происшествия территории или в ходе преследования преступника по «горячим следам», осмотр проводится как самостоятельное следственное действие по правилам следственного осмотра.

В случае, когда предметы обнаружены не на месте преступления, а на определенном удалении от него обычно бывает довольно сложно доказать связь между совершенным корыстно-насильственным преступлением, найденными объектами и определенным лицо. Поэтому с целью проверки их от-носимости к совершенному преступлению, а также выявления на них следов преступника, нужно тщательно осмотреть сами вещи. На месте их обнаружения могут быть найдены следы обуви лица, доставившего эти предметы на данное место, и другие следы, которые можно использовать для установления преступника. Нередки случаи, когда такие предметы обнаруживают граждане, которые либо заявляют о своей находке, либо приносят их в орган внутренних дел.

143

Обнаруженные в ходе осмотра места происшествия или в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий предметы, брошенные, оброненные или спрятанные преступником (иногда даже и в том случае, когда они были уже осмотрены на месте происшествия), а также предметы, найденные гражданами с целью получения какой-либо информации о лице, совершившем корыстно-насильственное преступление, должны быть тщательно осмотрены следователем в его рабочем кабинете. Этот осмотр проводится с соблюдением требований норм УПК РСФСР, которые регламентируют данное следственное действие. Относительно вымогательства важным этапом подготовки является осмотр предмета преступного посягательства, как правило, им являются деньги. В протоколе осмотра фиксируются количество, номинал, серии и номера денежных купюр; нередко купюры помечаются люминофорами или специальными химическими реактивами, что позволяет легко их идентифицировать. Это также фиксируется в протоколе. Если предметом вымогательства является какая-то вещь, в протоколе фиксируются ее индивидуальные признаки. Тщательно описывается также упаковка передаваемых денег или предмета; если часть этой упаковки остается для последующего экспертного установления, что обе части упаковки раннее составляли одно целое, то на это также делается специальное указание в протоколе. Осмотр предмета вымогательства производится с участием заявителя и понятых.

Во время следственного осмотра, который должен проводиться при хо- рошем освещении, следует применять разнообразные технико- криминалистические средства, помогающие обнаружить те или иные следы, имеющиеся на найденных предметах. В случае необходимости следует использовать компьютерные технологии судебной фотографии. К участию в осмотре предметов целесообразно привлекать специалиста- криминалиста. Нужно очень осторожно обращаться с предметами, имеющими гладкую поверхность, на которой могут быть обнаружены следы пальцев рук преступ-

144

ника или иных лиц (различные банки и бутылки; бумажная или пленочная упаковка; предметы из лакированной кожи; из пластмассы, целлулоида, пластика; деревянные изделия с полированной поверхностью; металл, бумага и т. п.). Если будет установлено, что обнаруженные следы оставлены преступником, это будет способствовать его розыску и изобличению в совершении корыстно-насильственного преступления.

По внешнему виду обнаруженных инструментов, которые были ис- пользованы в качестве орудий взлома, иногда можно установить, что преступник обладает определенными профессиональными навыками, а по имеющимся на них клеймам или меткам - кто изготовил инструменты или кому они принадлежат (по клеймам - предприятие, по меткам - владельца). В некоторых случаях внешний вид и предназначение предмета, использованного преступником в качестве орудия взлома, позволяют следователю выдвинуть версию о том, где был взят этот предмет, что, в конечном итоге, также может способствовать установлению лица, совершившего преступление.

Так, при осмотре помещения фирмы «СТЭК», в которое преступник проник через пролом в потолке, на чердаке был обнаружен металлический стержень со шляпкой и заостренным в виде пирамиды концом, которым, судя по имеющимся следам, преступник взломал доски потолка1. Следователь по внешнему виду этого стержня предположил, что, вероятнее всего, этот стержень применяется для скрепления бревен. В связи с тем, что недалеко от фирмы находился стройоптторг, следователь выдвинул версию, что данный стержень принесен оттуда. В процессе проверки эта версия подтвердилась. Оказалось, что такие стержни применяются для скрепления брусьев лесораз-делочных эстакад и изготовляются в слесарной мастерской этого стройоп-тторга. Данное обстоятельство позволило также выдвинуть версию о том, что кражу мог совершить кто-либо из лиц, работающих в стройоптторге. В процессе расследования был установлен преступник, который совершил кражу.

1 Архив Нальчикского городского суда КБР. Уголовное дело № 2/25687/2000.

145

В другом случае преступник взял у соседа лом якобы для хозяйствен- ных дел. В действительности же он этим ломом разрушил дымовую трубу магазина и, совершив из него кражу, забыл его на чердаке. На ломе имелась метка в виде выточенных напильником двух букв. По этой метке был установлен его владелец, который при предъявлении опознал свой лом и пояснил следователю, кому он его одолжил. Эти сведения помогли установить и изобличить преступника1.

По одежде, оставленной преступником на месте кражи, если он пере- оделся в похищенное, или по отдельным предметам одежды можно установить пол преступника, его рост, полноту, место пошива одежды, а иногда профессию, инициалы, имя или фамилию владельца. Для получения такой информации необходимо осмотреть эту одежду, а при необходимости произвести и ее обмеривание. При этом очень внимательно нужно исследовать содержимое карманов, отворотов, складок. В процессе осмотра необходимо фиксировать в протоколе обнаруженные на этой одежде различные метки, этикетки, нашивки и их содержание, а также расположение и форму пятен, помарок и их цвет, расположение и конфигурацию разрывов ткани и мест, где она вырвана. Исследуя содержимое карманов, нужно обращать внимание не только на крупные предметы (нож, расческа, зеркало, пачка сигарет, коробок спичек и т. п.), но и на мелкие частицы различных веществ (крошки та- бака, штукатурки, кирпича, опилки или мелкие отщепы древесины, иглы хвойных деревьев и т. д.). Все это нужно подробно описать в протоколе, правильно упаковать и при необходимости послать на исследование.

Осматривая одежду или ее части, необходимо фиксировать, все ли имеются пуговицы и каково их состояние, если часть из них отсутствует, то нужно подробно описывать оставшиеся пуговицы. На одежде следует искать волосы преступника и засохшие капли крови. Волосы можно обнаружить на внутренней части головного убора и на верхней наружной части пиджака,

1 Архив Тахтамукайского районного суда Республики Адыгея. Уголовное дело № 2/12759/99.

146

куртки, телогрейки и т. п. Если преступник при совершении кражи поранился, а травмы чаще всего бывают на кистях рук, то следы крови, вероятно, могут быть обнаружены на передней части одежды и внутри карманов.

Следует внимательно осматривать различные записки, письма или их части, газеты или их обрывки, обнаруженные при осмотре одежды или найденные на месте обнаружения спрятанных, брошенных или утерянных преступником предметов. Содержание записок или писем может способствовать установлению личности преступника. На бумаге могут быть выявлены следы пальцев рук. Записки и письма иногда можно использовать для установления личности по признакам письменной речи и почерка1. По газете, обнаруженной в кармане одежды, бывает возможно определить, где она была куплена, что очень важно для определения, откуда мог приехать преступник и когда приобретена газета. Часто на газетах работники отделений связи пишут адреса, по которым должны разнести газеты. Поэтому, осматривая газету или ее части, нужно проверить, нет ли таких записей. При обнаружении записей они должны быть зафиксированы в протоколе. Если будут обнаружены похищенные или спрятанные преступником предметы, то их необходимо тщательно осмотреть, внимательно исследовать их поверхность с целью обнаружения на ней следов пальцев рук, пятен крови, красителей, которыми мог испачкаться преступник, совершая кражу, различного рода меток, следов ремонта и т. п. В карманах похищенной у граждан одежды могут быть найдены документы потерпевшего, письма, написанные им или присланные в его адрес, пропуска, записные книжки и т. д. Все это также внимательно ос- матривается и подробно фиксируется в протоколе осмотра. Неоценимую помощь следователю при осмотре таких объектов может оказать приглашенный в качестве специалиста эксперт-криминалиста ЭКО (ЭКУ). Он в необходимых случаях сможет применить специальную криминалистическую тех-

1 Аналитическая справка ЭКУ ГУВД Краснодарского края № 1/25/17 от 21.12.2000.

147

нику, которая позволяет рассмотреть невидимые простым глазом следы (пальцев рук, крови, красителей и т. д.).

С результатами осмотра найденных предметов необходимо ознакомить оперативного работника, занимающегося раскрытием данного преступления. Такое ознакомление не должно сводиться только к устной информации или возможности прочитать протоколы. Для того чтобы оперативный работник получил полную информацию о признаках обнаруженных объектов и о следах, выявленных на них, целесообразно наряду с ознакомлением его с содержанием документов, предоставить возможность самому тщательно осмотреть предметы и следы.

Допрос свидетелей (потерпевшего). Допрос - одно из наиболее рас- пространенных следственных действий, которое служит эффективным средством получения новых и проверки имеющихся в деле доказательств. В целом допрос в бюджете времени следователя занимает значительную часть. По данным исследования, проведенного Л.А. Соя- Серко, допрос (включая и очную ставку) занимает 27,3% рабочего времени следователя1.

Общая задача допроса свидетеля (потерпевшего) заключается в полу- чении всеми доступными и незапрещенными методами достоверных сведений от допрашиваемого. Достоверность сведений зависит от социальной позиции свидетеля (потерпевшего) - желает ли он давать правдивые показания или намерен скрыть правду. Как показывает практика, по уголовным делам рассматриваемой категории практически все незаинтересованные свидетели дают правдивые, полные и достоверные сведения, которые им известны по делу2.

Свидетелей обычно допрашивают один раз. Это подтверждают мате- риалы уголовных дел, исследованные автором в судах3. Роль свидетельских

1 См.: Соя-Серко Л.А. Организация следственного действия. М., 1974. С. 76.

2 См.: Архив Ленинского суда г. Краснодара. Уголовное дело № 3458/98; 3514/98; 4567/99 и др.

3 Архив Прикубанского суда г. Краснодара. Уголовное дело № 2568/99; 41256/99; 41256/2000; 42451/2000.

148

показании сводится, как правило, к установлению преступления и личности преступника.

Однако определенные категории свидетелей (потерпевших) - родственники, другие подозреваемые (которые первоначально проходят по делу как свидетели) в совершении вымогательства (т. е. не заинтересованные в расследовании преступления) - могут давать уклончивые либо ложные ответы, поэтому между лицом, проводящим допрос, и свидетелем (потерпевшим) возникает конфликтная ситуация. В таких случаях важным этапом подготовки к допросу является составление плана, предусматривающего наиболее эффективный порядок получения правдивых показаний. Составление письменного плана целесообразно, на наш взгляд, в большинстве случаев. При расследовании корыстно- насильственных преступлений очень важно установить граждан, могущих проинформировать следователя о лицах, которые могли совершить подобное преступление; о преступниках и их соучастниках; о местах нахождения похищенных предметов и о других данных, касающих- * ся расследуемого события и представляющих определенный интерес для следствия. Такие граждане должны быть допрошены в качестве свидетелей. . Однако свидетели не всегда бывают известны следователю с самого начала расследования. Большую помощь в деле выявления таких лиц может оказать оперативный работник. Поэтому следователь должен давать ему конкретные поручения по установлению свидетелей.

В качестве свидетелей по делам о завладении чужого имущества, со- вершенного путем кражи, грабежа, разбоя, вымогательства, в самом начале расследования необходимо допросить потерпевших, материально- ответственных лиц, сторожей, граждан-очевидцев, а при необходимости - и должностных лиц, в чьем ведении находится объект, где совершено корыст- но-насильственное преступление. Если же в ходе осмотра места происшест- вия выясняются признаки, указывающие на возможную в данном случае инсценировку преступления, то на начальном этапе расследования нужно

149

допросить в качестве свидетелей лиц, что-либо слышавших о данном преступлении, а также из числа персонала этого объекта (рабочих, служащих, шоферов и т. д.).

При задержании преступника с поличным на месте совершения пре- ступления в качестве свидетелей прежде, всего допрашиваются лица, его задержавшие.

Перечень вопросов, которые следователь должен выяснить при допросе лиц, вызываемых в качестве свидетелей, зависит от того, какое отношение к данному событию или к конкретному объекту имеет допрашиваемый. Свидетелей, допрашиваемых по делам о корыстно- насильственных преступлениях, можно условно разделить на две группы. К первой относятся свидетели, чьи личные интересы в той или иной степени затронул преступник; ко второй группе - чьи личные интересы данным преступлением затронуты не были. В первую группу входят должностные лица, отвечающие за работу объекта, из которого совершена кража, грабеж, разбойное нападение, вымогательство; материально-ответственные лица, в чьем ведении были украденные предметы (ценности); люди, на которых возложена обязанность охранять данный объект. Остальные свидетели относятся ко второй группе.

Деление свидетелей на две группы необходимо учитывать следователю при подготовке к допросу, во время допроса и при оценке показаний. Объясняется это тем, что следователь в процессе расследования обязан не только установить и задержать преступника, доказать его виновность, но и выяснить обстоятельства, способствовавшие совершению данного преступления. Лица, относящиеся к первой группе свидетелей, нередко дают на допросе неточные показания если в работе ими допущены определенные оплошности, что способствовало совершению данного преступления.

Учитывая это и исходя из определенной ситуации, следователь должен определить круг вопросов, которые необходимо ему выяснить при допросе конкретного свидетеля. При допросе свидетелей из числа материально-

го

ответственных лиц такими вопросами являются следующие: когда и от кого ему стало известно о преступлении; входил ли свидетель в помещение, где совершено корыстно-насильственное преступление, до прибытия оперативной группы; если входил, то что он там обнаружил, что делал, до каких предметов дотрагивался; изменял ли свидетель или кто-либо другой положение каких-либо предметов в этом помещении и обстановку (убирал мусор, разбирал разбросанные преступником предметы и раскладывал их по соответствующим местам и т. п.). Если обстановка на месте совершения преступ-ления к моменту прибытия оперативной группы была изменена, то надо выяснить, кем она была изменена и какова она была в момент обнаружения преступления.

В процессе допроса свидетелей из числа материально-ответственных лиц обязательно устанавливается, какое имущество похищено и его приметы; количество и стоимость похищенного; где хранилось имущество до кражи; не было ли это имущество положено допрашиваемым в такое место, о котором могли знать только определенные лица. В тех случаях, когда было украдено имущество, которое было положено этим лицом, с его точки зрения, в самое укромное место, необходимо выяснить, не было ли вместе с ним похищено и другое, менее ценное имущество, находившееся в других местах помещения. Допрашивая свидетелей, также следует выяснить, не остались ли от похищенного имущества на месте преступления какие-либо его части (например, от мужского костюма - брюки, от плаща - капюшон и т. п.), а также ярлыки, бирки, ценники, технические паспорта, упаковка и т. д.; имеются ли у допрашиваемого документы, где было бы указано, что в действительности предметы, которые оказались похищенными, были на этом объекте; когда они были получены и кто знал об этом. Если украдены деньги, то устанавливается, в каких купюрах они были; не были ли они помечены, а если были помечены, то как и кем. Во всех случаях при допросе нужно спросить, не по-

151

дозревает ли свидетель кого-либо в совершении корыстно- насильственного преступления, и если подозревает, то кого и по каким причинам.

В тех случаях, когда в ходе осмотра места происшествия установлено, что преступник, совершая взлом, знал расположение мест на данном объекте, через которые возможно легко проникнуть в помещение, то у свидетеля выясняется, кто мог знать об этом. Если же такие места могут быть известны только строителям или тем лицам, которые производили ремонт, то надо выяснить, когда и кто строил это помещение или ремонтировал его.

Так, при осмотре места происшествия было установлено, что преступник проник в магазин, разобрав дымовую трубу1. При этом он так умело проделал отверстие, что миновал специально заделанные в потолок металлические решетки, о существовании которых мог знать только тот, кто их в этот магазин поставил. Следователь при допросе заведующего магазином выяснил, кто ставил эти решетки, а также установил, что после этого ремонт в магазине не производили. В процессе дальнейшего расследования была доказана вина печника, укреплявшего потолок металлической решеткой, который сознался в совершении кражи и показал место, где спрятал похищенное имущество.

Если объект, на котором совершена кража, заблокирован сигнализаци- ей, то при допросе материально-ответственного лица необходимо выяснять, исправна ли она. В случае неисправности сигнализации надо установить, кто за это несет ответственность, принимал ли допрашиваемый меры к устранению неисправностей, кто осуществляет ремонт, кто знает о существовании на объекте сигнализации. Следует также узнать, как действует сигнализация и где включается. Допрашивая таких лиц, нужно обязательно выяснять, на какие замки и запоры было закрыто хранилище, исправны ли они, как закрываются окна, двери, люки, кто их закрывал и т. п.

1 Архив Тбилисского районного суда Краснодарского края. Уголовное дело № 2/61258/98.

152

Когда в процессе осмотра места происшествия выявляются признаки, указывающие на возможную в данном случае инсценировку кражи, при допросе материально-ответственного лица весьма осторожно нужно попытаться установить причины возникновения этих признаков.

Например, когда в ходе осмотра места происшествия обнаружен замок с перепиленной дужкой, а на полу около двери отсутствуют металлические опилки, при допросе материально-ответственного лица надо выяснить, не подметали ли пол около двери и не протирали ли дверь до осмотра. Если пол подметали, а дверь вытирали, то устанавливают, кто это сделал, по чьему указанию, чем подметали или протирали и где в настоящее время находится этот веник (щетка) или тряпка. Такая детализация необходима для того, чтобы в случае заявления допрашиваемого о том, что пол до осмотра подметали, а дверь протирали, можно было допросить тех лиц, которые это сделали, повторно осмотреть пол и двери с целью отыскания металлических опилок, оставшихся где-либо в щелях и неровностях, осмотреть предмет, которым убирали пол. На нем, если действительно такая уборка производилась, можно обнаружить металлические опилки. Отсутствие опилок подтвердит правильность выдвинутой версии об инсценировке кражи.

Если следователь сомневается в том, что преступник проник в магазин через разбитое окно, так как большинство осколков стекла обнаружено под окном на улице, а внутри помещения около окна следов проникновения не оказалось, причем на осколках стекла имеются следы пальцев рук, то в ходе допроса у материально-ответственного лица необходимо выяснять, не прикасался ли он или кто-либо из работников данного магазина к стеклам окна до кражи или к осколкам стекла, лежащим под окном, после обнаружения кражи.

При предположении следователя об инсценировке кражи из магазина, основанном на том, что при осмотре места происшествия им был в помещении обнаружен такой беспорядок, который вряд ли мог быть результатом

153

• действий преступника, у материально-ответственного лица выясняется, не прикасался ли он или работники данного магазина к разбросанным по мага зину товарам и предметам, и если прикасался, то к каким именно. Аналогич ным образом выясняются в ходе допросов причины возникновения на месте происшествия и других признаков, позволяющих следователю выдвинуть версию об инсценировке кражи.

Кроме этого, при наличии оснований для выдвижения версий об инсценировке
кражи, в процессе допроса материально-ответственного лица

• нужно подробно выяснять признаки похищенных предметов, уточнять, где, от кого, когда они были получены, когда завезены на данный объект, кто их и на чем привез (фамилия шофера, экспедитора, какой марки была автомашина и т. п.), кто разгружал это имущество и в какое место складывал, сохрани лись ли у допрашиваемого какие-либо документы на это имущество. Если имущество было упаковано в ящики (тюки, коробки, мешки и т. п.), то выяс няется, какое количество похищено, их вес и размер.

^ В отличие от кражи, при поступлении сообщений о вымогательстве

комплекс проведения первоначальных следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий зависит от той ситуации, которая складывается на момент получения сведений о вымогательстве - на какой стадии находится преступление (выполнены требования вымогателя или нет, если выполнены, то полностью или частично), не произошло ли исчезновение потерпевшего в связи с вымогательством, есть ли какие-нибудь сведения о нем. В случае, ко-

• гда произошло исчезновение потерпевшего, следствие целесообразно прово дить по методике расследования убийств, связанных с исчезновением потер певшего.

Как правило, уголовное дело возбуждается по заявлению потерпевшего или его близких, причем заявление может быть сделано не только в обычном порядке, но в связи с угрозами в адрес заявителя по телефону, телеграфу, устно, через знакомых. В любом случае следователю следует одним из пер-

154

Ф вых следственных действий произвести допрос потерпевшего, т. е. лица, в

отношении которого было предъявлено требование вымогателей. В случае, когда вымогатель, выдвигая свои требования, общается с потерпевшим через третьих лиц, например через родственников потерпевшего, следует допросить и их.

В ходе допроса и других лиц, которые общались с вымогателем, подлежат дальнейшему выяснению следующие обстоятельства:

когда, где, в каком месте, при каких обстоятельствах произошло вы-

могательство;

сколько было вымогателей, каковы их приметы, как они себя вели, как называли друг друга, на чем прибыли на место встречи, какова была роль каждого;

суть требования, в чем оно заключается, какие были угрозы со стороны вымогателей;

передал ли им потерпевший какие-нибудь документы, предметы, день-ги, что именно;

при каких обстоятельствах и почему потерпевший оказался на месте (предъявление требований, был вызван вымогателями, попал в это место случайно или по каким-то обстоятельствам, был он один или нет, кроме него, кто еще мог видеть вымогателей).

Данный перечень вопросов не является исчерпывающим. С одной стороны, в ходе расследования конкретного уголовного дела может возникнуть

• необходимость в постановке новых вопросов, а с другой - этот перечень мо жет оказаться широким (в случае предъявления требования и угроз по теле фону, телеграфу, по почте и т. д.).

В процессе допроса потерпевшего подлежит также выяснить, что способствовало вымогательству в отношении потерпевшего, были ли случаи вымогательства ранее, не подвергался ли кто-нибудь еще вымогательству со стороны этих же людей или других вымогателей.

155

Следует также учитывать, что потерпевшие зачастую занимаются сами противоправной деятельностью.

Пример. По делу о вымогательстве у С. 20 тыс. дол. было выяснено, что С. занимается махинациями с квартирами. Было установлено, что одна из жертв махинаций М., обманутая на сумму около 5 тыс. дол., обратилась к Т. и Ж., которые совершили вымогательство1.

С целью повышения эффективности допроса потерпевшего и получения дополнительной информации следует оперативно-розыскными мерами собрать сведения о личности потерпевшего, установить род его занятий, сферу общения, круг знакомых и интересов. Для этого используется наблюдение, опрос граждан, исследование документов, обследование зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств и т. д. Изучение личности потерпевшего также может помочь в выявлении лиц, возможно причастных к вымогательству (если они не известны потерпевшему).

В случае если потерпевший, его близкие подверглись насилию со сто- роны вымогателей, следует выяснить, в чем оно конкретно выражалось и не носило ли опасный характер для жизни и здоровья потерпевших; если вымогатели ограничились только угрозой применения насилия, то каков был характер этой угрозы, не угрожали ли они ему смертью или нанесением тяжкого телесного повреждения.

Следует учитывать, что при не установлении личности вымогателей, допрос потерпевшего может стать единственным источником получения первоначальных данных о вымогателях, а также источником выявления свидетелей и очевидцев происшествия.

Вышеперечисленные вопросы следует выяснить у свидетелей - оче- видцев вымогательства, а также лиц, которые должны или могли вступать в контакт с вымогателями как до, так и после совершения преступления. Для выявления таких лиц проводятся оперативно- розыскные мероприятия.

1 Архив Центрального суда г. Краснодара. Уголовное дело № 6440/99.

156

Одна из важнейших задач первоначального этапа расследования по де- лам о вымогательстве - установить лиц, которые подвергались вымогательству. Выполнение этой задачи проводится как следственным так и оперативным путем параллельно. Важность же в том, что выявляются новые свидетели, очевидцы, потерпевшие, т. е. источники получения информации о вымогателях. Эта работа продолжается также и после окончания первоначального этапа, т. е. после выявления и задержания подозреваемых, так как увеличивается объем доказательств виновности и уточняются границы преступной деятельности вымогателей.

В этих случаях, когда имеется несколько потерпевших или свидетелей- очевидцев, каждый из них должен быть допрошен одинаково подробно. Каждый потерпевший должен быть проверен, в отношении каждого необходимо собрать наиболее полные сведения о его связях, роде занятий, характеризующие данные и т. д.

Если потерпевшему, его близким, или свидетелям вымогательства были нанесены телесные повреждения, то ему необходимо срочно оказать ме- дицинскую помощь (если таковая требуется). Допрос пострадавших производится с разрешения врача, если же они находятся в тяжелом состоянии, то следует ограничиться лишь краткой беседой, в ходе которой выяснить основные сведения об обстоятельствах случившегося, приметах преступников, их внешности, одежде, манере поведения, особенностях речи и мимики и, если были переданы какие-то документы, имущество, деньги, о признаках переданного. Кроме того, необходимо установить, шла ли речь об одноразовой передаче конкретной суммы или имущества или систематическом отчислении определенных сумм; если требование касалось действий имущественного характера, то о каких конкретно действиях шла речь; была ли осуществлена передача требуемого, либо она только предстоит - где, когда и при каких обстоятельствах. У потерпевшего также следует выяснить, были ли лица, вымогавшие у него ценности, осведомлены о его жизни и делах, если да, то

157

откуда они могли узнать эти сведения; располагали ли они оружием и транспортными средствами, какими именно. Нужно спросить у потерпевшего, кому известно и кому он лично сообщал о вымогательстве, с кем советовался, как себя вести в данной ситуации, откуда брал средства для передачи вымогателям. Все названные им в связи с этим лица должны быть незамедлительно допрошены в качестве свидетелей.

Если при предъявлении требования к потерпевшему было применено насилие, оставшиеся следы на теле и одежде потерпевшего, то сразу после его допроса необходимо провести освидетельствование потерпевшего и осмотр его одежды. Допрос потерпевшего оформляется протоколом допроса, подписываемым следователем и присутствующим врачом, если допрос производился в помещении больницы. Кроме того, беседу с потерпевшим рекомендуется записать на диктофон или магнитофон.

Обычно следователям приходится иметь дело с добросовестными сви- детелями и потерпевшими. Однако нередко и они заблуждаются при даче показаний в силу ошибочного восприятия или забывания. Для оказания помощи свидетелям в целях достоверного и более полного освещения фактов следователю необходимо иметь представление о психологическом механизме формирования свидетельских показаний. Необходимой предпосылкой получения полных и достоверных показаний является непосредственное восприятие происходящих событий органами чувств свидетеля. Различные свойства предметов вызывают комплекс ощущений, создают представление в форме образа. На формирование конкретного образа в большей степени влияет опыт человека, уровень его развития, круг интересов, профессиональная подготовка, определяющие знания о предмете и явлении. Воспринимая свойства предметов, свидетель осмысливает их, оценивает в меру своего опыта.

Существуют объективные и субъективные факторы, которые затрудняют получение полной информации о наблюдаемом событии. К объективным относится то, что не зависит от следователя, например неблагоприятные

158

условия наблюдения: кратковременность, отдаленность, ненормальная освещенность, атмосферные помехи. К субъективным следует отнести понижение восприятия органами чувств свидетеля (потерпевшего) под влиянием сильного волнения, страха, болезненных состояний, усталости, опьянения и других причин. Следовательно, для более правильной оценки показаний необходимо выяснить как объективные, так и субъективные факторы.

Запечатление информации свидетелем бывает преднамеренным и не- преднамеренным .

Преднамеренное запоминание встречается в тех случаях, когда свидетель прилагает усилие к тому, чтобы запомнить наблюдаемое событие. На- пример, если свидетель предвидит, что ему придется давать в дальнейшем показания о случившемся или в силу необычности события и интереса к нему допрашиваемого. Однако чаще всего имеет место непреднамеренное запоминание.

С течением времени возникает опасность искажения или даже утраты полученной информации1. По общему правилу, промедление с допросом ухудшает качество показаний. Однако допрос непосредственно после события преступления потерпевшего или свидетеля-очевидца, остро переживающих случившееся, также может быть малоэффективным. При расследовании вымогательств, как уже отмечалось выше, сведения, полученные при допросе потерпевшего и свидетеля, могут явиться единственным источником получения информации о вымогателях, поэтому это следственное действие входит в число первоочередных.

Необходимо иметь в виду, что процесс забывания может быть обратным. При благоприятных условиях забытые события и факты могут быть восполнены и закреплены в памяти. Это явление названо в психологии реми-

1 Архив ИЦ ГУВД Ростовской области. Уголовное дело № 2/58918/98.

159

нисценцией1. Учитывая это, следователю в некоторых случаях целесообразно проводить дополнительные допросы, получая с их помощью новые данные.

Даче показаний свидетелем предшествует воспоминание обстоятельств, послуживших основанием к вызову на допрос. Иногда воспоминания о воспринятом возникают на более ранних стадиях, когда свидетель (по- терпевший) мысленно возвращается к событию преступления и пытается воссоздать его картину. Замечая пробелы в своих воспоминаниях, свидетель (потерпевший) или оставляет их не восполненными и вспоминает забытое позднее, или восполняет забытое иными представлениями на основе получения информации извне, собственного опыта, прежних наблюдений. В этом таится серьезная угроза искажения показаний, и следователю необходимо выявить такие случаи неправильного толкования событий, вернее их пробелов, а также установить причины и поводы, приведшие свидетеля к этому.

Точность передачи информации о преступлении зависит во многом от того, насколько правильно и легко допрашиваемый умеет выражать свои мысли. Однако, даже при высокой культуре речи, возможна разница между тем, о чем думал свидетель и что он сказал следователю. Обычно такие искажения возникают из-за ускоренного темпа допроса, затруднений в подборе слов. Поэтому темп допроса не должен мешать свидетелю аргументировано и самокритично излагать свои мысли, следовательно, не стоит спешить в помощи допрашиваемому в подборе слов для изложения показаний. Следует избегать искажения информации при ее приеме и процессуальном закреплении в протоколе следователем.

При обнаружении пробелов и неточностей в показаниях следователь принимает меры к их устранению. Криминалистической и следственной практикой разработаны специальные приемы оказания помощи свидетелю в припоминании забытых фактов и событий. Однако эта помощь не должна со-

1 См.: Кочаров Г.И., Михайлов А.И., Ратинов АР. Руководство для следователя. М: Юрид. лит., 1971. С. 326.

160

• держать элементов внушения. Закон прямо указывает на недопустимость на водящих вопросов, содержащих в скрытой или явной форме желательный для допрашиваемого ответ. Этим же целям служит требование закона о том, чтобы вызванные по одному делу свидетели допрашивались порознь и в от сутствии других свидетелей, причем следователю вменяется в обязанность принимать меры, чтобы свидетели по одному и тому же делу не общались между собой (ст. 158 УПК РСФСР). Это позволяет избежать нивелировки показаний под влиянием внушения.

В припоминании забытого большую роль играют ассоциации по смеж ности. Установлено, что в памяти человека явления укладываются в опреде ленной связи между собой, поэтому какое-либо забытое обстоятельство мо жет быть восстановлено при рассмотрении связанных с ним смежных об стоятельств. В данном случае одно удерживаемое в памяти следователя об стоятельство дает по ассоциации толчок к восстановлению в памяти другого, связанного с ним обстоятельства. Такие ассоциации могут возникать по щ смежности во времени, в пространстве, по смежности в причинной связи и,

наконец, в отдельных случаях возможны ассоциации по смежности эмоцио- нальных переживаний.

Для устранения пробелов, вызванных добросовестным заблуждением, используют вопросы, активизирующие ассоциативные связи, рассмотрение смежных событий и обстоятельств, предъявление вещественных доказательств, документов, оглашения протоколов и воспроизведение фонограмм

• допроса, проводят очные ставки, а также допрашивают свидетелей на месте происшествия1.

Если потерпевший подвергся насилию, то следует произвести осмотр его одежды. Его никогда не следует откладывать. Промедление чревато утерей либо самой одежды, которую потерпевший или его родственники неред-

1 Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воронеж, 1992. С. 36.

161

ко выбрасывают из-за значительных повреждении, приводящих ее в негодность, либо важных следов, отобразившихся на одежде.

Целью осмотра одежды является обнаружение на ней пятен крови и других выделений человеческого организма, порезов, разрывов, других дефектов тканей и микрочастиц.

После осмотра и фиксации его результатов в протоколе, одежда должна быть соответствующим образом упакована (так, чтобы не повредить следы) и изъята для последующего направления на экспертизу.

В случае насилия должна быть назначена судебно-медицинская экспер- тиза потерпевшего. Задачами экспертизы являются не только определение степени тяжести телесных повреждений, установления их времени и механизма причинения, родовой принадлежности использованного орудия (огнестрельное, тупое, острое, колющее, режущее), но и установления соответствия судебно-медицинского исследования и показаний потерпевшего и других обстоятельств.

Во всех случаях, когда к моменту назначения экспертизы потерпевшему была оказана медицинская помощь, эксперту вместе с постановлением должны быть представлены соответствующие медицинские документы (выписка из амбулаторной карты или истории болезни) с указанием, какая помощь и по поводу каких телесных повреждений была оказана. В ряде случаев и этих материалов бывает недостаточно. Тогда по предложению эксперта, а иногда и с его участием, следователь путем допроса медицинские работников должен восполнить пробелы составленных ими документов.

Однако некоторые эксперты (иногда еще до выписки потерпевшего из больницы и при возможности осмотреть его) дают заключение только по медицинским документам этой больницы. Это - неправильная практика. Если экспертиза назначена своевременно, то эксперт обязан лично обследовать потерпевшего. В медицинских документах зачастую не фиксируются такие несущественные для лечебных целей повреждения, как царапины, небольшие

162

  • кровоподтеки, мелкие ссадины. Для уяснения же механизма и определения последовательности нанесения тяжелых ранений эти сопутствующие или не значительные повреждения играют нередко очень важную роль, поэтому они должны быть надлежащим образом исследованы и описаны, и следователь вправе потребовать это от судебно-медицинского эксперта.

Одним из первоначальных оперативно-розыскных мероприятий является наблюдение за потерпевшим. Это, как уже отмечалось выше, возможно, поможет выявить лиц, причастных к вымогательству, а также выполнит не

  • менее важную задачу при расследовании данной категории дел - обеспече ние охраны потерпевшего.

С согласия потерпевшего проводится прослушивание телефонных и иных переговоров. Это мероприятие может проводиться как оперативно-розыскное или следственное действие.

Часто при вымогательстве возникают ситуации, при которых необходимо использовать звукозапись. Одним из способов является использование звукозаписи с помощью портативных записывающих устройств (диктофон) при встрече потерпевшего с вымогателем. В этих случаях следователь должен при понятых передать потерпевшему опечатанный диктофон, с помощью которого потерпевший должен осуществить запись переговоров между ним и вымогателем.

В литературе высказываются, на наш взгляд, необходимые и целесообразные рекомендации, согласно которым при составлении протокола прове-

  • дения этой операции нужно указывать технические данные использованных диктофона и кассеты, а также при передаче их потерпевшему делать вначале контрольную запись, например, записать дату, место проведения действия, фамилии понятых. После окончания переговоров потерпевшего с вымогате лями кассета при понятых прослушивается, фонограмма фиксируется в про токоле с указанием конкретных фраз ее начала и окончания или перенесени ем речевой информации на бумагу. Затем кассета извлекается и осматривает-

163

ся с участием понятых, далее упаковывается и приобщается к делу в качестве вещественного доказательства. В случае, необходимости решается вопрос о направлении полученной фонограммы на экспертизу для исключения подделки или идентификации лица по голосу. В постановлении о приобщении к делу фонограммы в качестве вещественного доказательства нужно указать, кто изложил и удостоверил обстоятельства и факты, имеющие значение для дела, а также указать на их связь с предметом доказывания (ст. 70, 83 УПК РСФСР). Такой способ использования звукозаписывающих средств может быть использован не только при непосредственном разговоре потерпевшего с вымогателями, но и при разговоре их по телефону. Для приведенного способа не требуется решения суда, поскольку здесь нет факта прослушивания. Здесь только необходимо согласие самого потерпевшего. Другое дело, если звукозапись проводится не с телефона владельца (к примеру, на городской телефонной станции, где содержание разговора может стать известно третьим лицам помимо воли абонента).

Другой способ использования звукозаписи введен Законом СССР от 12 июня 1990 г. в Основы уголовного судопроизводства: новое следственное действие - прослушивание телефонных и иных переговоров (ст. 35 Основ). Данное положение действует на территории России согласно Закону РСФСР «О действии актов органов союза ССР на территории РСФСР» от 24 октября 1990 г., т. е. как норма, не противоречащая Конституции и законодательству России.

В использовании данной нормы возникают затруднения уже только из- за ее формулировки. Рассматриваемое следственное действие нельзя назвать «прослушивание телефонных и иных переговоров» не только потому, что нереальна сама физическая возможность именно прослушивания следователем с участием понятых телефонных и иных переговоров, но и потому, что факт прослушивания непосредственно самим следователем в процессе расследования уголовного дела телефонных и иных переговоров поставит его в поло-

164

жение свидетеля и явится безусловным основанием для его отвода от участия в деле (ст. 64 УПК РСФСР).

Представляется целесообразным назвать такое действие «контроль, фиксация и выемка результатов фиксации переговоров, ведущихся по телефонам и другим переговорным устройствам». Данное действие, как напрямую затрагивающее права и свободы граждан, должно производиться по решению суда.

Дальнейшая работа по установлению и розыску преступника. Если преступник, совершивший корыстно-насильственное преступление, не за- держан с поличным на месте преступления или по «горячим следам», то после проведения осмотра места происшествия, осмотра предметов, допросов свидетелей и проведения необходимых оперативно-розыскных мероприятий работниками органа дознания, следователь, используя всю полученную ин- формацию, планирует дальнейшую работу по установлению и розыску пре- ступника. В этот период расследования основное внимание должно уделяться эффективному использованию следов, обнаруженных в процессе следственных осмотров, и сведений о расследуемом событии, полученных в ходе допросов и проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Дополняя план работы по раскрытию кражи новыми мероприятиями, следователь должен в нем четко отграничивать свои обязанности от обязан- ностей оперативного работника. К сожалению, на практике еще встречаются случаи, когда следователь и оперативный работник не взаимодействуют, а каждый из них работает сам по себе. Это приводит к тому, что некоторые версии, которые должны были быть выдвинуты и проверены, ни сле- дователем, ни оперативным работником не выдвигаются либо отдельные действия дублируются, а иногда и не проводятся, так как каждый из них счи- тает, что эти действия должен провести другой. Неправильное отношение следователя к организации расследования ведет к тому, что работа идет не-

165

целеустремленно, беспланово, без использования всех имеющихся возмож- ностей раскрытия и расследования преступлений1.

Руководство расследованием, которое должно осуществляться следователем на всех этапах, - основа успеха при установлении истины по делу. Вся информация по делу, независимо от того, из каких источников она поступает, должна сосредоточиваться у следователя. Только при этом условии он может быстро, полно, всесторонне и объективно провести расследование.

Основываясь на полученной информации о корыстно-насильственном преступлении и лицах, причастных к ней^ следователь планирует проведение следственных и розыскных действий, проверочных и организационных ме- роприятий. Орган дознания, если преступник еще не выявлен, принимает оперативно-розыскные меры для его установления. В тех случаях, когда сле- дователь поручает органу дознания провести конкретные следственные или розыскные действия, в плане работы он должен указать, кто, что, с какой це- лью и когда должен проделать.

Кратко рассмотрим, какую работу в этот период расследования должен проводить непосредственно следователь, а какую - оперативный работник.

Деятельность следователя в этот период расследования во многом зависит от того, какой он располагает информацией.

Прежде всего, с помощью учета похищенных и изъятых вещей2 следователь получит информацию о том, состоят ли украденные объекты на учете как вещи, изъятые у конкретных граждан (при обыске или задержании). Если эти вещи на учете не состоят, то впоследствии, в случае их поступления на учет, соответствующие работники проинформируют следователя о том, у кого, кем и когда они изъяты. Таким образом, с помощью учета похищенных и изъятых вещей может быть установлено лицо, которое какое-то время владело похищенными вещами. Данная информация способствует обнаружению

1 Обзорная справка ГСУ ГУВД Ставропольского края № 2/21/18 от 21.06.99 г.

2 Цель этого учета - содействие розыску похищенных вещей и установлению принадлежностей ве щей, изъятых у лиц, задержанных за совершение или по подозрению в совершении преступления.

166

преступника, так как лицо, у которого изымаются похищенные вещи, обычно и является правонарушителем.

При обнаружении в процессе расследования кражи (например, в ходе осмотра места происшествия или осмотра предметов) следов пальцев рук следователь обязан проверить, кем они оставлены. При этом необходимо установить, не оставлены ли эти следы лицами, работающими на данном объекте (продавцами, рабочими и т. д.), или гражданами, у которых совершена кража. С этой целью следователь, руководствуясь ст. 186 УПК РСФСР, получает отпечатки пальцев рук у этих граждан и направляет их вместе со следами, изъятыми при осмотре, на дактилоскопическую экспертизу1.

В случае, когда обнаруженные при осмотре следы пальцев рук оставлены кем- то другим, а не лицами, у которых были получены образцы для сравнительного исследования, следователь направляет эти следы на проверку по дактилоскопическим учетам. При достаточном количестве следов они проверяются по десятипальцевым картотекам учетов преступников и задер- жанных или по пятипальцевым картотекам учета лиц, заподозренных в со- вершении преступления, а также и по след отекам. В ходе такой проверки следователь может получить точные установочные данные о лице, чьи следы пальцев рук обнаружены в процессе следственных осмотров, если это лицо поставлено на учет, либо может получить сведения о том, что это неизвестное лицо оставило следы пальцев рук и на месте совершения другой кражи, расследование которой осуществляется другим органом внутренних дел. В первом случае следователь, получив сведения о лице, которое оставило следы пальцев рук на месте кражи или на похищенных предметах, немедленно принимает меры к установлению места нахождения этого лица, а в необхо- димом случае - и к его задержанию. Во втором случае устанавливается контакт с тем органом внутренних дел, в котором проводится расследование

1 Когда следователь проверяет версию об инсценировке преступления, обнаружение на изъятых объектах следов рук только материально-ответственного лица, заявившего о краже, будет лишь еще одним подтверждением того, что в данном случае, вероятнее всего, инсценирована кража.

167

другого преступления, и после обмена информацией проводится работа по установлению преступника и его розыску.

Следователь, зная способ совершения данного преступления, обязан использовать возможности учетов по способу совершения преступлений. Обращаясь к учету известных лиц, ранее совершивших преступление определенным способом, следователь может получить информацию о лицах, совершавших преступления таким способом, какой интересует следствие в данном случае. Имея такую информацию о конкретных лицах, по дактилоскопическим учетам можно проверить, не причастны ли они к данному грабежу, разбою, вымогательству. Следует также поручить оперативному работнику проверить, где находились данные лица в момент совершения корыстно-насильственного преступления и не видел ли у них кто-нибудь похищенных вещей.

Иногда следователь располагает сведениями о фамилиях или кличках преступников. Эти сведения им могут быть получены в ходе осмотра брошенных или утерянных преступниками на месте преступления предметов, при допросе свидетелей-очевидцев, которые слышали, как преступники называли друг друга, от оперативных работников и т. д. В таких случаях фамилии или клички проверяются по соответствующим учетам, что дает возможность быстро установить преступника.

Если в распоряжении следователя имеются данные о транспортных средствах, которыми воспользовались преступники при совершении преступления, то необходимо обратиться к учетам ГИБДД. Так, по следам колес на месте происшествия и с помощью таблиц установлено, что следы оставлены автомобилем «Москвич». По учету ГИБДД можно установить, в каких организациях и у кого из граждан в данном районе имеются автомобили такой марки. Затем следователь должен проверить, не воспользовались, ли преступники одним из этих автомобилей. Если известен номер транспортного

168

средства, то в ГИБДД легко установить, кому этот автомобиль принадлежит и где его стоянка.

Учет преступников и лиц, заподозренных в совершении преступлений, по их внешним признакам следователь использует тогда, когда свидетели-очевидцы или другие лица сообщили ему приметы преступника. Этот учет ведется в виде фотоальбомов. Если лица, сообщившие приметы преступника, при ознакомлении с фотокарточками из этих альбомов узнают на одной из них преступника, то необходимо проводить работу по установлению его места нахождения и по его задержанию1. В случае, когда потерпевший не знает, кто у него украл вещи, а лишь высказывает предположение, и при ознакомлении с фотоальбомом заявляет, что на таком-то фотоснимке изображено лицо, которое он подозревает в совершении преступления, следователь со- вместно с оперативным работником проводит соответствующую проверку. При этом направляется на дактилоскопическую экспертизу его дактилокарта и следы пальцев рук, обнаруженные в ходе следственного осмотра; проверяется, где находилось это лицо во время совершения кражи; выясняется, не имеется ли у него похищенных вещей, и т. п.

Из следственных действий, которые проводит следователь на этой стадии расследования, чаще других встречаются допросы свидетелей; осмотры предметов; предъявление для опознания предметов и объектов, брошенных преступником; следственные эксперименты, когда следователем бывает выдвинута версия о том, что в данном случае имеет место инсценировка корыстно-насильственного преступления.

Так, с целью сокрытия крупной недостачи, образовавшейся вследствие систематического присвоения части денежной выручки, продавец палатки инсценировал кражу со взломом, а затем заявил в милицию, что у него из палатки неизвестными преступниками совершена кража 36 ящиков с различ-

1 Проверку по этим учетам нельзя путать с предъявлением лица для опознания, проводимого в соот- ветствии с правилами, изложенными в ст. 164,165 УПК РСФСР.

169

ным вином на сумму 17 640 руб. В связи с тем, что в ходе осмотра места происшествия были выявлены признаки инсценировки кражи, следователь решил проверить эту версию. При допросе продавца он установил, что было похищено, в ящиках какой формы и размеров находилось похищенное, где эти ящики находились и как были сложены. Основываясь на показаниях продавца о том, что ящики с вином были сложены в подсобном помещении, откуда их и похитили, следователь решил провести следственный эксперимент с целью определения, сколько ящиков с вином умещается в этом помещении. Оказалось, что при самой тщательной укладке здесь умещается только 23 ящика. Убедившись в том, что результатами следственного эксперимента он уличен во лжи, продавец признался в инсценировке кражи с целью сокрытия растраты.

Деятельность оперативного работника в данный период расследования, проводимая одновременно с работой следователя, заключается в проведении оперативно-розыскных мероприятий с целью розыска преступника и похи- щенного, выявления свидетелей, а также в выполнении поручений следователя по проведению конкретных следственных действий.

Оперативный работник, если он располагает подробной информацией о похищенных предметах и о приметах преступника, сообщает об этом в со- седние органы внутренних дел, транспортной милиции.

Информировать лиц, работающих в местах возможного появления пре- ступника, о его приметах нужно не только тогда, когда они известны следо- вателю и оперативному работнику, но и в тех случаях, когда в распоряжении органов расследования имеются только приблизительные данные о его внешности, полученные на основе анализа обнаруженных на месте происше- ствия следов и иных вещественных доказательств. Так, по размеру следа, обуви можно, хотя и приблизительно, рассчитать рост человека, а по рисунку подошвы, отобразившемуся в следе, - определить вид и фасон обуви, которую носит преступник. Рост и телосложение человека определяют по остав-

170

ленной им на месте преступления одежде. Если преступник на месте престу- пления переоделся в похищенное, то его возможно установить по этой одежде. По следам рук, обнаруженным на месте происшествия, иногда устанавливают наличие определенных дефектов на кистях рук преступника (отсутствие пальца или части его, наличие рубцов на пальцах или ладонях и т. п.). Все эти сведения позволяют более целеустремленно вести розыск.

Одновременно с проведением вышеперечисленных мероприятий оперативный работник в целях установления преступника должен использовать и другие оперативно-розыскные возможности.

Задержание подозреваемого. В юридической литературе установлено, что задержание подозреваемого включает в свое содержание весьма обширный перечень действий. В систему деятельности органов внутренних дел по задержанию подозреваемого входят разнообразные действия, начиная с уста- новления оснований для доставления лица в служебное помещение органов внутренних дел, его захвата, сопровождения в служебное помещение и кончая размещением подозреваемых по камерам и, в зависимости от наличия оснований, применением к задержанному меры пресечения в виде заключения под стражу либо его освобождением1.

Указанные действия при всем различии образуют единый комплекс. Их объединяет цель выяснения причастности задержанного к преступлению и разрешения вопроса о применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу. В связи с многочисленностью входящих в систему задержания подозреваемого действий и их разнообразием возникает вопрос об их правовой природе. В юридической литературе отсутствует единство взглядов на правовую природу задержания подозреваемого. Одни авторы расценивают как уголовно-процессуальную меру2, другие полагают так только в отноше-

1 См.: Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИн- фоР», 1999. С. 102-104.

2 См.: Бекешко СП., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. Минск: Выш. шк., 1969. С. 95.

171

нии части задержания, связанной с водворением подозреваемого в

изолятор временного содержания (ИВС), считая остальные элементы административ ными. Например, Д.Я. Мирский пишет: «Первые две стадии задержания (доставление лица и выяснение обстоятельств совершенного им общественно опасного деяния - П.Г.) всегда являются действиями административными. Если же лицо, доставленное в милицию, подозревается в преступлении, ко торое является лишением свободы, то его задержание является про цессуальным»1.

  • На наш взгляд, включение в систему задержания подозреваемого раз личных действий предопределяет неоднородность его правовой природы. Одни элементы задержания чаще всего являются уголовно- процессуальными, другие носят административный характер. Следует учи тывать также неоднозначность правовой природы отдельных элементов за держания в различных ситуациях. Критерием определения конкретной пра вовой природы тех или иных элементов задержания подозреваемого является

совокупность таких признаков, как источник нормативного регулирования,

»

субъект и целевое назначение деятельности.

В соответствии с этими признаками можно выделить блок уголовно- процессуальных, административных действий и действий с меняющейся пра- вовой природой.

В первый входят: установление условий, оснований и мотивов задержания лица по подозрению в совершений преступления, принятие решения о

• задержании и составление протокола, обеспечение участия защитника, сооб щение о задержании прокурору и извещение близких родственников подоз реваемого о месте его содержания под стражей: составление статистической карточки на лицо, задержанное за совершение преступления и др.

1 Пека Ю. Некоторые спорные вопросы задержания подозреваемого // Ученые записки Латвийского ун-та. Т. 188. Рига: Латвийский гос. ун-т, 1973. С. 108,

172

К числу административных действий относятся прием задержанных в ИВС, личный обыск и досмотр вещей подозреваемого при приеме в ИВС, дактилоскопирование и фотографирование подозреваемого и другие связанные с этим действия.

Среди действий с меняющейся правовой природой: доставление лица в служебное помещение, выяснение обстоятельств общественно опасного деяния и его правовая квалификация и некоторые другие.

Правовая природа отдельных действий по задержанию подозреваемого в тех или иных конкретных случаях является постоянной и не меняется в зависимости от последующих оценок и решений. Вызывает критические замечания мнение о том, что возбуждение уголовного дела и задержание по ст. 32 Основ уголовного судопроизводства, «действуя как бы в порядке обратной силы, придают факту доставления заподозренного лица уголовно-процессуальный характер». Доставление, будучи с самого начала административным по своей правовой природе, останется таковым и при освобождении лица, и в случае привлечения его к административной ответственности, и задержания по подозрению в совершении преступления.

Помимо отмеченных, в системе норм, регулирующих задержание по- дозреваемого, имеется также группа норм из международно-правовых актов: Минимальные стандартные правила обращения с заключенными, принятые на первом Конгрессе Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, состоявшемся в Женеве в 1955 г., и одобренные Экономическим и Социальным Советом в его резолюциях 663 С (XXIV) от 31 июля 1957 г. и 2076 (ЬХП) от 13 мая 1977 г.; Основные принципы обращения с заключенными, принятые и провозглашенные резолюцией 45/111 Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1990 г.; Свод принципов защиты всех лиц, подвергнутых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, принятый резолюцией 43/173 Генераль-

173

ной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 г. и др. Эти нормы содержат международные минимальные стандартные правила обращения с задержанными.

Таким образом, институт задержания подозреваемого включает в свою структуру:

международные минимальные стандартные правила обращения с за- держанными;

нормы уголовно-процессуального права, регулирующие основания и порядок задержания подозреваемого;

нормы административного права, регулирующие основания доставле- ния и порядок задержания подозреваемого.

Данный институт в соответствии с принятой классификацией является процессуальным, межотраслевым (смешанным), комплексным, регулятивным, т. е. направленным на регулирование соответствующих отношений.

Такой взгляд на структуру института задержания подозреваемого дает основания для комплексного подхода к его исследованию и позволяет найти убедительные решения многих спорных вопросов теории и практики задержания подозреваемого.

Основаниями для задержания подозреваемого в совершении кражи ча- ще всего являются:

обнаружение лица при совершении преступления (в момент взлома дверей или замков; при проникновении путем подбора ключей в чужую квартиру; при нахождении в помещении, где хранятся какие-либо товарно-материальные или иные ценности, в которое данный человек не имеет права доступа и проник в него путем преодоления преград или каким-либо иным способом; при подготовке к выносу из помещения похищенных вещей и т.

д.);

обнаружение лица непосредственно после совершения им преступления, например, когда оно вынесло из помещения украденные вещи;

174

ь прямое указание очевидцев, в том числе и потерпевших, на человека,

как на совершившего преступление (например, потерпевший, преследуя вора, обращается за помощью к милиционеру патрульно-постовой службы и сообщает о том, что преследуемый им человек совершил преступление, или же при перекрытии мест возможного появления преступника очевидец узнает его среди других граждан и укажет на данное лицо работникам милиции);

обнаружение на подозреваемом или на его одежде, при нем или в его жилище явных следов преступления (например, обнаружение на гражданине

  • красителя, в котором он мог испачкаться только на месте совершения кражи, или обнаружение у гражданина, продающего на рынке какие-то предметы, вещей, которые поставлены на учет как похищенные из магазина или кварти ры).

Если есть иные данные, дающие основание подозревать лицо в совершении кражи, то оно может быть задержано лишь в случае покушения на побег, или когда не имеет постоянного места жительства, или когда не установлена его личность.

Задержание - это одновременно следственное действие и мера уголовно- процессуального принуждения, носящая неотложный характер и состоящая в помещении в ИВС лица, подозреваемого в совершении преступления, сроком не более чем на 72 ч в целях обеспечения проверки его причастности к совершению преступления и решения об его аресте1.

Одной из проблем в практической деятельности при задержании лиц

  • является законность и обоснованность задержания, тактических приемов, ис пользуемых при задержании. В связи с этим особой проблемой становится задержание по основаниям, предусмотренным в ст. 122 УПК РСФСР:

1) когда лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

1 Рыжаков А.И. Следственные действия и иные способы собирания доказательств: Учеб. пособие. Тула, 1996. С. 54.

175

2) когда очевидцы, в том числе потерпевшие, прямо указывают на дан- ное лицо как на совершившее преступление; 3) 4) когда на подозреваемом или его одежде, при нем или в его жилище обнаружены явные следы преступления; 5) 6) иные данные, дающие основания подозревать лицо в совершении преступления. 7) Особую сложность в практической деятельности вызывает применение задержания по «иным данным». Так, при опросе практических работников правоохранительных органов выяснилось, что под иными данными, предусмотренными ст. 122 УПК РСФСР, респонденты понимают либо необходимость продолжения оперативной разработки (52,11%), либо внешнее сходство задержанного со словесным портретом, содержащимся в ориентировке на розыск лица, подозреваемого в совершении преступления (29,6%), либо по- дозрительность самого лица (9,9%), некоторые опрошенные подразумевают все иные основания, имеющие ценность для следствия, многие понимают под ними мотивы задержания.

Такое различие в понимании «иных данных» - результат отсутствия как в законодательстве, так и в теории четкого понятия данного термина.

Ученые-процессуалисты к «иным данным» относят: явку с повинной1, результаты применения служебно-розыскной собаки2 и сведения оперативно-розыскного характера3.

На наш взгляд, трудно согласиться с авторами, придерживающимися мнения, что оперативные данные могут быть основанием для задержания. Уголовно-процессуальный закон не говорит о том,
что оперативно-

1 См.: Галкин И.С., Кочетков В.Г. Процессуальное положение подозреваемого. М., 1968. С. 27.

2 См.: Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. М., 1989. С. 30.

3 См., например: Франк Л.В. Задержание и арест подозреваемого. Душанбе, 1963. С. 137; Чувилев А.А, Добровольская Т.Н. Особенности преподавания курса уголовного процесса в вузах МВД СССР. М., 1986. С. 39; Он же. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. В.М. Лебедева. М, 1997. С. 229; Лившиц Ю.Д Меры пресечения в советском уголовном процессе. М., 1964. С. 34.

176

розыскные данные не являются основаниями для задержания. Однако теория доказательственного права не относит данные, полученные оперативным путем, к доказательствам. Доказательства должны обладать свойством допустимости, т. е. удовлетворять следующим условиям: должны быть получены из источников, непосредственно указанных в ч. 2 ст. 69 УПК РСФСР (это показания свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, заключение эксперта, акты ревизий и документальных проверок, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий и иные документы), зафиксированы в установленном законом порядке (запротоколированы законным способом) и получены только путем проведения следственных действий. Оперативно-розыскные данные не соответствуют ни одному из перечисленных условий, а потому не могут быть использованы как в качестве доказательства совершения преступления того или иного лица, так и основании применения задержания. В связи с этим мы выражаем несогласие с авторами, которые считают, что доказательства совершения лицом преступления могут содержаться «в материалах, полученных оперативным путем»1, потому что применение задержания как меры уголовно-процессуального принуждения, ограничивающей личную неприкосновенность граждан, на основании сведений, полученных из непроцессуальных источников, является существенным нарушением не только норм уголовно-процессуального законодательства, конституционного права, но и всех международных норм о правах и свободах человека (о недопустимости задержания лиц на основании оперативных данных пишут некоторые авторы2).

Аналогичным образом, на наш взгляд, следует оценивать и результаты применения служебно-розыскных собак. Поисковый итог деятельности слу-

1 Бекешко СП., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. Минск, 1969. С. 89-90.

2 См.: Швецов В.И. Некоторые вопросы обеспечения законности при производстве дознания орга нами милиции: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1968. С. 16.

177

щ жебно-розыскных собак также не указан в качестве источника доказательств,

а значит, и не может быть основанием задержания.

Кроме того, необходимо также говорить не об «иных данных», а об «иных доказательствах», что больше соответствует требованиям закона, так как за иные данные могут быть приняты предположения, слухи, случайные совпадения, не находящиеся в причинной связи с преступлением.

Однако «иные данные» могут служить основанием для задержания не сами по себе, а лишь в совокупности хотя бы с одним из следующих обстоя-

• тельств: а) покушение подозреваемого на побег; б) отсутствие у подозревае мого постоянного места жительства; в) неустановление личности подозре ваемого.

Поэтому наличие таких «иных данных», как основание для задержания, должно учитываться лишь в совокупности с вышеперечисленными обстоятельствами.

Задержание подозреваемого как следственное действие может производиться как органом дознания, так и следователем. Вместе с тем в практике расследования рассматриваемой категории преступлений часто имеют место случаи, когда преступника, совершившего взлом или находящегося внутри помещения, из которого он пытается совершить кражу, обнаруживают и задерживают сотрудники вневедомственной охраны, посторонние граждане, потерпевшие. Они пресекают его преступные действия и доставляют в орган внутренних дел (милицию). Обычно эти действия тоже называют задержани-

• ем (например, потерпевший в своем заявлении указывает, что им был задер жан вор, который украл у него вещи). Однако с процессуальной точки зрения эти действия не являются следственным действием, называемым задержани ем подозреваемого. Это, скорее всего, поимка преступника с последующей передачей его в орган внутренних дел, где, при наличии оснований, перечис ленных в ст. 122 УПК РСФСР, он может быть задержан.

178

С тактической точки зрения существуют два вида задержания, прово- димого на основании ст. 122 УПК РСФСР. Первый - это задержание без предварительной подготовки. Обычно оно производится тогда, когда работник милиции задерживает преступника, производящего взлом преград, за которыми хранятся ценности, или задерживает подозреваемого, на которого указал потерпевший как на лицо, совершившее у него кражу, и т. п. Второй вид характерен тем, что задержание осуществляется в соответствии с планом расследования и к такому задержанию заранее готовятся.

В первом случае задержание чаще всего осуществляется органом доз- нания, точнее, его представителями. Во втором его производят как оперативные работники, так и следователи. К моменту задержания оперативный работник или следователь уже имеет определенную информацию о лице, совершившем преступление. Эта информация бывает получена в процессе проведения проверочных, оперативно- розыскных мероприятий и следственных действий.

Задержанию может предшествовать наблюдение за подозреваемым, ко- торое осуществляется сотрудником уголовного розыска. Работники ППС и других служб привлекаются для оцепления места задержания, для конвоирования задержанного и т. д. Непосредственное задержание подозреваемого рекомендуется поручать группе работников милиции, имеющих соответствующий опыт. При задержании подозреваемого, проводимом по поручению следователя сотрудниками органа дознания, желательно, чтобы присутствовал следователь, так как иногда возникает необходимость провести осмотр места задержания или обыск помещения. Место задержания осматривается, чтобы установить, не выбросил ли преступник какие-либо предметы, которые могут служить уликой в совершении им кражи или каких-либо других преступлений. Осмотр места задержания рекомендуется проводить и при задержании преступника в результате преследования его по «горячим следам», и при задержании его во время сбыта им каких-то предметов. Если же задер-

179

жание производится по месту жительства подозреваемого, то следует сделать обыск помещения, в котором он проживает.

Операция по задержании подозреваемого в вымогательстве может проводиться как на первоначальном этапе расследования, так и при дальнейшем расследовании. Время, сроки ее проведения зависят от следственной ситуации, складывающейся при расследовании конкретного дела.

Изучение следственной, судебной и оперативно-розыскной практики позволяет выделить две типичные исходные ситуации, когда правоохрани- тельным органам стало известно о совершенном вымогательстве:

1) требование предъявлено, но еще не выполнено или выполнено частично; 2) 3) требование выполнено; задержание подозреваемых при второй ситуации не несет каких-то особенностей по сравнению с методиками по расследованию других видов преступления. 4) В первой ситуации перед следователем и оперативными работниками встает вопрос о проведении тактической операции по захвату вымогателей с поличным.

Данная операция требует весьма тщательной подготовки. Исходными данными для этого служат показания потерпевшего о том, что именно, где, когда, каким образом должно быть передано вымогателю. Исходя из этих по- казаний, оперативным путем производится предварительное обследование места предполагаемой передачи, определяются состав участников операции и роли каждого из них, подготавливаются оружие, необходимые транспортные и технические средства фиксации операции, определяется оптимальная рас- становка ее участников. В операции обычно участвуют: группа захвата, не- посредственно осуществляющая задержание; группа прикрытия, обеспечи- вающая безопасность участников операции; группа наблюдения, куда входят и специалисты - оператор видеозаписи и криминалист, помощь которого по-

180

надобится при осмотре места задержания и предмета вымогательства, а также группа преследования.

Действующий Уголовно-процессуальный кодекс не предусматривает участие понятых при задержании, однако их иногда привлекают к операции.

Существенным элементом подготовки тактической операции является подробный и тщательный инструктаж ее участников, определение точного места нахождения, конкретных задач и действий каждого из них. Такой инструктаж производится после предварительного обследования предполагаемого места происшествия и должен предусматривать возможные варианты изменения ситуации в ходе задержания.

Эти изменения могут продиктовать необходимость установления на- блюдения за потерпевшим и подозреваемыми в период, предшествующий задержанию, так как преступники могут неожиданно изменит время или место передачи денег и т. п.

Само задержание следует производить быстро и решительно, учитывая возможность вооруженного сопротивления преступников. Особенно четко и осмотрительно следует действовать, когда задержание сопряжено с освобождением заложников. Такая операция требует привлечения больших сил и особо тщательной подготовки.

Кроме того, должны быть приняты меры, которые не позволят скрыться преступникам с места преступления1.

Последующий этап расследования корыстно-насильственных преступ- лений характерен тем, что в ходе его продолжается дальнейший сбор доказательственного материала и осуществляется проверка и оценка полученных доказательств с целью установления всех обстоятельств дела. Эти задачи решить одному следователю с помощью только следственных и розыскных действий весьма трудно, а иногда и невозможно. Дело в том, что на этом эта-

1 См.: Шобин В.И. Криминалистика: Учеб. М: Юрид. лит., 1994. С. 499.

181

пе нередко приходится проводить работу по установлению других участников преступления: лиц, которым заранее было известно о готовящемся преступлении или стало известно о том, кто его совершил; граждан, располагающих какими-либо другими сведениями о расследуемом событии или о лицах, к нему причастных, а также по розыску похищенного имущества, орудий преступления и иных вещественных доказательств. Поэтому следователь, осуществляя розыск, должен и на этом этапе расследования опираться на оперативно- розыскные возможности органа дознания до тех пор, пока не сочтет, что все обстоятельства, подлежащие доказыванию в процессе расследования, им доказаны и больше ему помощь оперативного работника не по- требуется.

Планируя дальнейшее расследование, следователь, наряду с решением вопросов о том, какие следственные действия и в какой последовательности необходимо провести на данном этапе, намечает проведение мероприятий оперативно-розыскного характера. Так, если следователю известно, что преступление совершили несколько преступников (эти сведения могли быть получены в ходе осмотра места происшествия, при допросах очевидцев, с помощью дактилоскопической экспертизы и т. д.), а задержан только один подозреваемый, который заявляет, что преступление совершил без соучастников1, то, помимо проверки этого утверждения путем проведения различных следственных действий, необходимо поручать органу дознания принять меры к установлению всех соучастников корыстно-насильственного преступления.

Иногда преступники, чтобы их не задержали в момент продажи похи- щенного имущества, сбывают различные вещи скупщикам краденого. Последние некоторое время после совершения преступления хранят эти вещи у себя, а когда, по их мнению, розыск имущества прекратился, выезжают в другие районы или области и продают вещи на рынках и т. п. При наличии

1 Преступник, зная, что кража, разбой, вымогательство совершенные группой лиц, считается более серьезным преступлением, часто заявляет, что преступление он совершал без соучастников.

182

данных, позволяющих предполагать, что преступник для сбыта похищенного имущества воспользовался услугами скупщика краденого, следователю нужно поручать органу дознания работу по установлению такого лица и изъятию у него этих вещей.

Нередко преступники после совершения преступления прячут похищенное у своих родственников или знакомых. Поэтому следует поручать органу дознания установить связи подозреваемого: наличие у него родственников, знакомых, где они проживают, какие у них с подозреваемым взаимоот- ношения, мог ли подозреваемый спрятать у них похищенные вещи и т. п. Следует также проверять, нет ли у подозреваемого сожительницы, которая может знать о его преступной деятельности и оказывать ему помощь в хра- нении и реализации краденого. У сожительниц преступники иногда хранят орудия преступления или берут различные инструменты, которые используют в качестве орудий преступления, а затем их возвращают.

На данной стадии расследования преступлений характерным является то, что оперативный работник в своей деятельности по установлению перечисленных выше лиц и объектов в основном проводит оперативно-розыскные мероприятия. О проводимых мероприятиях он уведомляет следователя с тем, чтобы последний знал, из каких источников поступает информация. Решение о том, какие мероприятия целесообразнее провести, чтобы выполнить поручение следователя, принимает непосредственно оперативный работник, который и планирует последовательность их выполнения.

Обыск, осмотр предметов, освидетельствование подозреваемого и другие следственные действия. Оперативные работники нередко на этом этапе расследования привлекаются следователем для проведения отдельных следственных действий, а также для участия в некоторых следственных дей- ствиях, проводимых следователем. Проведение отдельных следственных действий оперативным работникам нужно поручать только в тех случаях, ко- гда следователь по тем или иным причинам не может их сам провести (на-

183

пример, нужно в одно и то же время, но в разных местах, провести обыски или же возникла необходимость одновременно допросить нескольких свидетелей и т. п.). В этот период расследования, как и в первоначальный, взаимодействие следователя с органом дознания выражается в форме взаимной информации о полученных сведениях, в выполнении поручений и указаний следователя.

Обыск. Пионером исследования проблематики обыска в криминалистической литературе был все тот же И.Н. Якимов, который в «Схеме расследования преступления» отвел обыску роль средства обследования предполагаемого виновника преступления и назвал три его вида: личный обыск заподозренного, обыск его места жительства и обыск места жительства соучастников и пособников1. В учебнике по криминалистике для юридических школ Б.М. Шавера и А.И. Винберга к этим положениям добавились рекомендации по проведению группового и повторного обыска2.

Первым фундаментальным исследованием тактики обыска была кандидатская диссертация Е.М. Лифшица «Тактика и техника производства обыска на предварительном следствии (М., 1954), и публикацией - книга А.Р. Рати-нова «Обыск и выемка» (М., 1961).

В работе А.Р. Ратинова впервые обстоятельно рассмотрены вопросы, связанные с принятием решения о производстве обыска, с его подготовкой и планированием.

По проблематике обыска после Е.М. Лифшица были защищены еще две кандидатские диссертации технико-криминалистического характера -В.А. Оровера и А.А. Эксархопуло3. Косвенно вопросы обыска затрагивались

1 См.: Якимов И.Н. Практическое руководство к расследованию преступлений. Приложение. М., 1924.

2 См.: Шавер Б.М., Винберг А.И. Криминалистика: Учеб. М, 1940. С. 170.

3 См.: Оровер В.А. Технические средства, применяемые при производстве обысков. Л., 1972; Эксар хопуло А. А. Правовые, тактико-технические и организационные вопросы поисков скрытых криминалисти ческих объектов. Л., 1980.

184

и в некоторых других диссертационных исследованиях . Главная цель обыска, как поискового действия, заключается в обнаружении источников доказательственной и ориентирующей информации. Между тем уголовно-процессуальное законодательство (ст. 88 УПК РСФСР) требует наличия достаточных оснований для производства обыска. Следовательно, возникает вопрос: можно ли считать достаточным основанием предположение?

И.Е. Быховский и И.Ф. Крылов, в принципе, ответили на этот вопрос утвердительно2. В.П. Божьев, с одной стороны, более категоричен, считая, что основанием для производства обыска являются фактические данные, «содержащиеся в процессуальных документах, фиксирующих сведения, полученные из источников, названных в УПК (ч. 2 ст. 69)», т. е. доказательства, а, с другой стороны, уклончив, предлагая в то же время «учитывать информацию, которую органы дознания получили в результате проведения оперативно-розыскных мер (ч. 1 ст. 118), а также сведения, поступившие от общественных организаций»3. Нам представляется, что основанием для принятия решения об обыске могут быть любые данные, полученные из любого источника. Достоверность этих данных оценивает следователь или лицо, производящее дознание, исходя из обстоятельств дела и следственной ситуации. Признание их достоверности (по формулировке закона) - результат такой оценки и выражение внутреннего убеждения следователя. Наши выводы и предложения подтвердили 86,5% опрошенных следователей и работников дознания (ОУР, ОБЭП, ЭКУ и др.).

Следует согласиться с мнением Р.С. Белкина, что «обыск - это не изо- лированное следственное действие, но определенный элемент в системе следственных действий по уголовному делу. Он может нести не только функциональную нагрузку, непосредственно предусмотренную законом, но и

1 См.: Попов А.В. Поиск вещественных источников доказательственной информации. М., 1977; Лю бимее С.Г. Этические основы следственной тактики. М., 1976 и др.

2 См: Комментарий к УПК РСФСР 1960 г. Л., 1962. С. 166.

3 Божьев В.П. Комментарий к УПК РСФСР. М., 1985. С. 286-287.

185

преследовать более отдаленные цели, которые будут достигнуты, в

конечном счете, его производством»1.

Важнейшим тактическим условием успешного обыска является внезапность его проведения. По этому поводу следует согласиться с мнением Е.Ф. Лукъянчикова и B.C. Кузмичева: «…правовой основой внезапности выступают ст. 127 и 114 УПК РСФСР, согласно которым следователь несет полную ответственность “за законное и своевременное” проведение следственных действий. Требование указанной нормы выражается в том, чтобы

  • следователь проводил необходимые следственные действия: задержание, обыск, осмотр предметов, освидетельствование, допрос и другие - своевре менно с точки зрения обеспечения максимальной из результативности, пол ноты. В достижение этого большое значение имеет проведение внезапных действий»2.

Вслед за задержанием подозреваемого в совершении корыстно-насильственного преступления производится его личный обыск. Как правило, личный обыск проводит то должностное лицо, которое задержало подоз-реваемого. Так, если подозреваемого задержал оперативный работник, то он осуществляет это следственное действие. В случае, когда при задержании присутствует следователь, то целесообразнее, чтобы он производил обыск. Эта рекомендация обусловливается тем, что следователь, ведущий расследование преступления, больше информирован о происшедшем событии, нежели оперативный работник, и, кроме того, он планирует работу по данному

• делу и знает, на что в ходе обыска следует обращать особое внимание. Опе ративный же работник, присутствуя при проведении обыска, наблюдает за тем, чтобы обыскиваемый не выбросил или не уничтожил какие-либо пред меты, которые следователь сможет использовать для изобличения преступ-

1 Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград, 1993. С. 174.

2 Лукъянчиков Е.Ф., Кузмичев B.C. Тактические основы расследования преступлений. Киев, 1989. С. 40.

186

ника в совершении корыстно-насильственного преступления и уточнения от- дельных обстоятельств расследуемого события.

Изобличению подозреваемого в совершении кражи может способствовать обнаружение приспособлений, с помощью которых он проник в закрытое на замок помещение (отмычки, ключи, ломик, стамеска, отвертка и т. п.); украденные предметы или ценности, о которых стало известно из показаний потерпевших или материально-ответственных лиц; упаковка от похищенных предметов или денег; различные ярлыки, этикетки, пломбы, ценники и т. д. У

• обыскиваемого могут быть обнаружены документы, удостоверяющие его личность, а также документы потерпевшего1; записки; блокнот с записями; пачка папирос или сигарет, а также коробок спичек, на которых сделаны раз личные записи (номера телефонов, адреса, фамилии, имена и т. п.). Обнару женные записи могут быть использованы как для установления личности по дозреваемого, если при нем не оказалось документов, так и для выявления лиц, данные о которых имеются в этих записях. Иногда среди записей в

блокноте у подозреваемого обнаруживают план или схему объекта, из кото-т

рого была совершена кража.

При личном обыске подозреваемого в краже в складках его одежды, а также в карманах могут быть найдены частицы различных строительных материалов (кирпича, штукатурки, древесины, стекла и т. п.), которые попали туда в то время, когда он разрушал преграду. Иногда в карманах задержанного обнаруживают частицы похищенных сыпучих веществ, продуктов пита-

• ния и т. п.

Все обнаруженное при личном обыске подробно описывается в протоколе, надлежащим образом упаковывается и в дальнейшем может быть использовано в качестве вещественных доказательств. После проведения личного обыска подозреваемого обязательно осматривается место его проведе-

1 Иногда при обыске у подозреваемого обнаруживают документы граждан, которые по различным причинам не заявляли о краже. Обнаружение таких документов будет уличать подозреваемого в совершении другого преступления.

%

187

ния с целью проверки, не выбросил ли что-либо обыскиваемый во время обыска или до его производства1.

При расследовании корыстно-насильственных преступлений обязательно должен проводиться обыск помещения, в котором проживает подозреваемый, и других принадлежащих ему построек.

Иногда преступники хранят похищенное или орудия преступления в местах общего пользования (в коридорах, туалетах, в ванных комнатах, на лестничных площадках) или в нежилых помещениях (чердаках, подвалах и т. п.), поэтому такие места должны тщательно осматриваться.

Если имеются достаточные основания полагать, что орудия преступления, предметы и ценности, добытые преступным путем, а также другие предметы и документы, могущие иметь значение для дела, переданы подозреваемым другим гражданам (родственникам, знакомым, соседям и т. д.), то следует и у них провести обыск. Обыск должен проводить следователь, и только в исключительных случаях можно поручить его проведение органу дознания.

Если обыск будет проводить следователь, то оперативный работник по его поручению обычно предварительно проводит сбор необходимой информации о личности обыскиваемого, о его образе жизни, связях, о распорядке дня; о расположении помещения, где намечено провести обыск, и об обстановке внутри этого помещения; о наличии у обыскиваемого приусадебного или садового участка, огорода и различных построек; о том, не мог ли он передать что-либо на хранение соседям, знакомым, родственникам или хранить в местах общего пользования или нежилых помещениях; не имеется ли у него какого- нибудь тайника и т. д. Используя оперативно-розыскные меры, оперативный работник должен стараться установить места хранения похи-

1 См.: Меретуков Г.М. Расследование незаконногб оборота наркотических средств: Учеб.-метод. пособие. М, 1989. С. 128-136.

188

щенных предметов и ценностей, орудий преступления и других объектов, которые интересуют следствие.

С учетом информации, поступившей от оперативного работника, и све- дений, полученных в результате проведения различных следственных действий, следователь решает вопрос о том, кого надо вызывать для участия в производстве обыска и какие технические средства могут быть использованы при его проведении. В группу лиц, которые будут принимать участие в производстве этого следственного действия, обязательно должен быть включен оперативный работник. Причем задача, возлагаемая на него в момент проведения обыска, заключается в наблюдении за поведением обыскиваемых, а также в оказании помощи следователю в обследовании отдельных помещений или участков местности.

При необходимости для охраны помещения, где производится обыск, для проверки граждан, которые в этот момент пришли в помещение, в группу лиц, выезжающих на обыск, включаются сотрудники патрульно- постовой службы или оперативные работники. Иногда для отыскания при обыске различных предметов, а также лица, подозреваемого в совершении преступления (например, соучастника), следует применять служебно-розыскную собаку. Для участия в производстве обыска в качестве специалиста целесообразно приглашать эксперта-криминалиста, задачей которого будет применение различных поисковых приборов и фиксация с помощью фотографических средств обнаруженных тайников и найденных при обыске объектов.

Объектами поиска при проведении,обыска в помещениях или на мест- ности по делам о корыстно-насильственных преступлениях могут быть различные предметы, ценности, продукты питания, а также упаковочные материалы от них (ящики, коробки, обертка, обшивка и т. д.); орудия взлома и инструменты, с помощью которых была преодолена преграда; одежда и обувь преступника, в которой он был в момент совершения преступления и на которой могли остаться следы его пребывания на месте совершения пре-

189

• ступления; различные бирки, пломбы, технические паспорта к товарам, инст рукции по пользованию товарами; переписка обыскиваемого (письма, запис ки), записные книжки, в которых могут быть сведения о соучастниках, о его связях, о месте нахождения похищенного (например, адрес скупщика, номер ячейки камеры хранения и т. п.); квитанции о сданных на хранение, в пере делку или на комиссию вещах и т. д.

Обычно преступники, учитывая, что у них может быть произведен обыск, очень тщательно прячут предметы, уличающие их в совершении пре-

• ступления. С этой целью, они делают тайники, зарывают деньги и ценные предметы на приусадебных участках и т. д. Обнаружить места, где спрятаны такие объекты, бывает весьма сложно. Большую роль при этом играют на блюдательность следователя, хорошее знание им тактики обыска, его про фессиональный опыт, умение правильно использовать специальные поиско вые средства.

Так, преступник проник в квартиру и украл деньги, кино- и фотоаппарат, а также часы различных марок и другие ценные предметы. Через некото-Ф

рое время установили гражданина, у которого имелись наручные часы, похи- щенные из магазина. В процессе проверки выяснилось, что он ранее был судим за кражу и разбойное нападение на магазин. Поэтому решили провести обыск по месту жительства этого гражданина. Для участия в обыске в качестве специалиста пригласили работника оперативно-технического отдела с металлоискателем. В результате тщательного обследования дома и приуса-

• дебного участка с помощью этого прибора были обнаружены похищенные предметы, которые преступник спрятал в металлический ящик и зарыл на приусадебном участке1.

При обыске следует иметь в виду, что иногда преступники не обращают внимания на некоторые мелкие недорогие вещи и носят их в карманах своей одежды или хранят дома. К ним относятся расчески, перочинные ножи,

1 Архив Первомайского суда г. Краснодара. Уголовное дело № 35689/99.

190

т авторучки, похищенные вместе с ценными предметами, а также части раз-

личных инструментов, которыми преступник совершил взлом.

Так, следователь при осмотре места происшествия обнаружил обломанный клинок самодельного ножа. При обыске в квартире гражданина, задержанного по подозрению в совершении разбойного нападения, в кухонном столе была найдена рукоятка ножа без клинка. Была выдвинута версия о том, что эта рукоятка и клинок, обнаруженный на месте разбоя, ранее составляли одно целое. Это подтвердила экспертиза. Данное обстоятельство наряду с

• другими доказательствами позволило уличить подозреваемого в совершении разбойного нападения1.

С найденными при обыске предметами нужно обращаться очень осторожно, так как на их гладких поверхностях могут находиться следы пальцев рук преступника и потерпевшего. Поэтому брать руками такие предметы нужно таким образом, чтобы не уничтожить имеющиеся на них следы. Особенно большое значение имеют следы на предметах, найденных не в квартире подозреваемого, а в общественных местах, в нежилых помещениях, в раз- личных постройках, на приусадебном участке, на огороде, когда достаточных улик против подозреваемого не собрано, и при этом он заявляет, что никакого отношения к данным предметам не имеет. Обнаружение на этих предметах следов пальцев рук подозреваемого будет способствовать уличению его во лжи.

Иногда подозреваемый при обыске заявляет, что обнаруженные пред-

• меты принадлежат ему, но он их купил в магазине. Следы рук потерпевшего, выявленные на этих предметах, будут доказательством того, что он дает за ведомо ложные показания.

Осмотр изъятых при обыске предметов. В целях обнаружения особых примет и различных следов изъятые при обыске объекты следует осмотреть. Осмотр их можно проводить как на месте производства обыска, так и в каби-

1 Архив Майкопского городского суда. Уголовное дело № 2/18671/2000.

191

нете следователя. Осмотр предметов на месте обыска рекомендуется проводить тогда, когда для этого есть необходимые условия: никто не мешает проводить осмотр, есть достаточное освещение, обыск проводился с участием эксперта-криминалиста, имеющего при себе некоторые технические средства, предназначенные для выявления, фиксации и изъятия различных следов. В этом случае осмотр производится после обыска как самостоятельное следственное действие при участии тех же понятых, которые были приглашены на обыск. Желательно, чтобы лицо, у которого при обыске были изъяты предметы, также присутствовало при осмотре. Во время осмотра это лицо по просьбе следователя может дать пояснения о происхождении тех или иных следов. Осмотр предметов, проводимый в кабинете следователя, более эффективен, чем осмотр на месте обыска, ибо следователь в этом случае может для поисков следов применить все имеющиеся в органе внутренних дел технико-криминалистические средства. При таком осмотре следователь не имеет возможности использовать факт выявления следов сразу же на месте их обнаружения, и, кроме того, возникает опасность повреждения или уничтожения имеющихся на предметах следов во время их транспортировки в орган внутренних дел.

В процессе осмотра изъятых предметов, кроме следов пальцев рук, ко- торые по делам о корыстно-насильственных преступлениях в первую очередь интересуют следствие, иногда обнаруживают следы различных веществ: красителей, крови и т. д. Эти следы, если они правильно зафиксированы, играют большую роль для установления истины при расследовании. Так, преступник, совершая кражу, взламывал преграду, мог испачкать свою одежду в краске или побелке, которой окрашено место взлома; в пыли, имеющейся в месте проникновения; в красителях, которые находились вместе с похищенными предметами (ценностями); на одежде преступника могут остаться частицы взломанной преграды (штукатурка, опилки и отщепы древесины, металлические опилки, мелкие осколки стекла и т. п.). Совершая преступление,

192

преступник мог поранить себе руки и выпачкать в крови свою одежду, орудия взлома и похищенные предметы. Поэтому изъятые при обыске предметы осматриваются и с целью обнаружения на них различных веществ, которые могут быть доказательствами по уголовному делу.

Для обнаружения следов различных веществ должны применяться разнообразные криминалистические средства, начиная с обыкновенной лупы и кончая сложными электронно-оптическими преобразователями. Во многих случаях такие следы, как пятна, образовавшиеся при попадании на одежду

• побелки, краски, крови, сажи и т. п., можно обнаружить и невооруженным

глазом. Однако иногда сажей или кровью могут быть испачканы темные поверхности, и обнаружить на них такие следы невооруженным глазом бывает подчас невозможно. Поэтому следователь должен применять при осмотре соответствующую криминалистическую технику. Так, для выявления на темных поверхностях следов сажи применяется электронно-оптический преобразователь; для обнаружения на аналогичных поверхностях следов крови или красителя, который находился вместе с похищенными предметами или цен-ностями,— различные ультрафиолетовые осветители.

В процессе осмотра на одежде подозреваемого могут быть также обнаружены свежие разрывы ткани, отсутствие участков ткани, места, где ранее были пришиты пуговицы или крючки, и т. д.

После осмотра изъятых предметов составляется протокол их осмотра, в котором детально описываются предметы и обнаруженные на них следы.

Ф Освидетельствование подозреваемого. Для установления на теле по-

дозреваемого следов преступления и особых примет проводится его освиде- тельствование. Проводя это следственное действие, следователь должен учитывать сведения, полученные оперативным путем. Если оперативный работник получил сведения об особых приметах лица, совершившего кражу, то следователь должен обратить внимание на это обстоятельство.

*

193

Сведения о наличии особых примет у лица, совершившего кражу, сле- дователь может получить и в ходе осмотра места происшествия (например, по следам рук, установив, что у преступника на правой руке отсутствует указательный палец), а также при допросе очевидцев, которые укажут на особые приметы преступника.

Осматривая тело подозреваемого, следователь должен искать: свежие порезы и царапины, если на месте кражи были обнаружены капли крови; следы красителей; частицы разрушенных преград и т. п. Частицы раз- рушенных преград чаще всего обнаруживают при освидетельствовании во время осмотра головы и рук. На голове частицы штукатурки, опилки, мелкие осколки стекла могут довольно длительное время сохраняться в волосах и ушных раковинах, а на руках - под ногтями. Руки подозреваемого могут быть также испачканы в краске, находившейся в том месте, откуда преступник похитил какие-либо предметы или ценности.

Правила проведения этого следственного действия изложены в ст. 181 УПК РСФСР.

Предъявление для опознания. Проблематикой предъявления для опо- знания до 1960 г. занимались криминалисты1, так как это следственное действие не регламентировалось уголовно-процессуальным законом и его процедура - как процессуальная, так и тактическая - разрабатывалась преимущественно криминалистами; из процессуалистов некоторое внимание уделили лишь М.С. Строгович и М.А. Чельцов2.

1 См., например: Якимов И.Н. Криминалистика. Уголовная тактика. М, 1929. С. 104; Криминали стика. Кн. 1. Техника и тактика расследования преступлений. М, 1935. С. 226-235; Семеновский П.С., Ци- кулин А.Я. Краткое пособие по опознанию неизвестных трупов. М., 1938; Настольная книга следователя. М„ 1949; Кочаров Г.И. Вопросы теории и практики предъявления для опознания на предварительном след ствии. М„ 1956; Белкин Р.С. Криминалистика. М., 1956. С. 319-320 и др. Возможность предъявления для опознания участков местности и помещений была обоснована впервые Р.С. Белкиным.

2 См.: Строгович М.С. Уголовный процесс. М, 1946. С. 199-200; Чельцов М.А. Советский уголов ный процесс. М., 1951. С. 252.

194

С введением в уголовно-процессуальное законодательство (1962 г.) РСФСР предъявления для опознания как следственного действия началось более детальное его изучение учеными процессуалистами1.

Объектами, в отношении которых при расследовании краж возникает необходимость в предъявлении для опознания, являются люди и различные предметы2. Например, свидетелю-очевидцу предъявляется для опознания подозреваемый.

При расследовании краж личного имущества граждан из квартир, об- щежитии, номеров гостиниц и т. д. потерпевшим предъявляются для опознания вещи, изъятые у подозреваемого или у других лиц. Иногда возникает необходимость предъявлять для опознания отдельные документы (накладные, ярлыки, ценники, товарные чеки и т. п.), если они были похищены вместе с товарно-материальными ценностями.

При расследовании краж для опознания обычно предъявляются такие объекты, которые потерпевший может опознать по каким-то конкретным признакам. Бывают случаи, когда необходимо предъявить какие-либо предметы для опознания не их непосредственным владельцам, а другим гражданам, которые знают, что такой-то предмет принадлежит конкретному лицу.

Так, при расследовании разбоя следователь, осматривая место проис- шествия, обнаружил в комнате потерпевшего поношенную шапку. Потерпевший заявил, что эта шапка не его и он не знает, как она попала к нему в комнату. Это обстоятельство позволило следователю выдвинуть версию о том, что шапка забыта или брошена преступником. По подозрению в совершении разбоя был задержан гражданин, который отрицал свое участие в дан-

1 См., например: Цветков П.П. Предъявление для опознания в советском уголовном процессе. Л., 1962; Бурданова B.C., Быховский В.Е. Предъявление для опознания на предварительном следствии. М, 1975; Самошина З.Г. Вопросы теории и практики предъявления для опознания на предварительном следст вии. М, 1976; Гапанович Н.И. Опознание в судопроизводстве (процессуальные и психологические пробле мы). Минск, 1975; Он же. Опознание в следственной и судебной практике (тактика). Минск, 1978 и др.

2 При расследовании краж животных иногда возникает необходимость проводить предъявление их для опознания.

195

ном преступлении. Следователь решил предъявить найденную на месте разбоя шапку матери подозреваемого. Он вызвал ее на допрос, в процессе которого установил, какую одежду, в том числе и головной убор, носит ее сын. Среди других похожих шапок, предъявленных матери подозреваемого, она опознала шапку, которая была обнаружена на месте разбойного нападения, как принадлежащую ее сыну. Результаты этого следственного действия имели большое значение для разоблачения подозреваемого в совершении разбойного нападения из квартиры.

Проверка и уточнение показаний на месте1. При расследовании разбоя иногда бывает необходимо проверить показания подозреваемого о пути его следования к месту разбоя, о последовательности действий при ее совершении, а также удостовериться в правдивости его показаний о месте, где он спрятал или выбросил орудия совершения преступления или различные предметы и т. д. С этой целью и проводится проверка и уточнение показаний на месте. Обязательным условием для проведения этого следственного действия является добровольное изъявление подозреваемым желания показать следователю на местности все свои действия, о которых он давал показания на допросе.

При проведении проверки и уточнения показаний на месте следователь должен учитывать, что иногда подозреваемые изъявляют желание показать свои действия на местности в надежде на то, что им удастся связаться с соучастниками, которые не установлены, или родственниками (знакомыми). При этом рассчитывают каким-то образом передать этим лицам, что им следует делать с похищенными вещами, с орудиями взлома и другими предметами, которые могут служить против них уликами. Практике известны случаи, когда подозреваемые изъявляли желание показать свои действия на местности с целью совершить побег2. Для установления подлинных намерений

1 К сожалению, такого следственного действия в УПК РСФСР не предусмотрено.

2 Уголовное лдело № 586214/99, Архив Тахтамукайского районного суда Республики Адыгея.

196

подозреваемого, когда он соглашается показать свои действия на месте, ре- комендуется давать поручение оперативному работнику.

Проводить проверку и уточнение показаний на месте рекомендуется только тогда, когда действительно возникает необходимость проверить или уточнить показания подозреваемого, а не для закрепления его показаний, как иногда делается на практике. Решив, что необходимо привести проверку и уточнение показаний на месте, следователь должен самым тщательным образом подготовиться к этому. Он должен заблаговременно решить, кого пригласить в качестве понятых, на кого возложить охрану подозреваемого, нужно ли приглашать специалиста из экспертно-криминалистического подразделения для производства фото- и киносъемки и для записи показаний подозреваемого с помощью диктофона, необходим ли проводник со служебно-розыскной собакой, какие нужны транспортные средства и т. д.

В тех случаях, когда имеются данные о том, что корыстно- насильственное преступление подозреваемый совершил с соучастниками, ко- торые пока не установлены, обязательно участие в этом следственном действии оперативного работника. Ему поручается наблюдение за подозреваемым и находящимися в данном районе гражданами с тем, чтобы не допустить по- пыток подозреваемого установить с кем-либо связь или совершить побег. Если кто-нибудь из граждан попытается вступить в контакт с подозреваемым, оперативный работник должен принять меры к установлению личности этого человека и получению о нем необходимой информации, так как не исключено, что он имеет отношение к совершению преступления.

Проводя проверку и уточнение показаний на месте, следователь не только слушает показания подозреваемого, сличает их с его показаниями, данными на допросе, и действиями на местности и все это фиксирует, но и производит осмотры той или иной территории, тех или иных помещений, если подозреваемый заявляет, что в этих местах он бросил или спрятал какие-то предметы. Иногда территория или помещения осматриваются и для того,

197

чтобы проверить, был ли здесь раньше подозреваемый или он давал показания с чужих слов.

Следственный эксперимент. Довольно часто для проверки и уточнения показаний подозреваемых и свидетелей при расследовании данной категории преступлений проводится следственный эксперимент. Это следственное действие заключается в проведении специальных опытов. Чаще других при расследовании краж следственные эксперименты производятся с целью установления возможности совершения каких- либо действий. Например, в ходе следствия возникла необходимость проверить, можно ли ключом, обнаруженным при обыске у подозреваемого, отпереть замок в двери квартиры, из которой была совершена кража1; можно ли в определенных условиях перепилить дужку навесного замка, или пробить в определенном месте стены (потолка) отверстие для проникновения в помещение и совершения кражи, или протащить через пролом, форточку, решетку какой-то предмет.

В процессе проведения таких следственных экспериментов следователь может установить возможность или невозможность тех или иных действий подозреваемого в конкретных условиях.

Пример. Из одного учреждения был похищен железный ящик с ценным имуществом. Через некоторое время был задержан подозреваемый, при обыске у которого, в сарае, был найден этот ящик и украденное имущество. Подозреваемый заявил, что кражу этого ящика он совершил один. Когда найденный при обыске ящик и имущество увозили с места обнаружения, следователь обратил внимание на то, что ящик очень тяжелый и один человек вряд ли мог его вынести из помещения. Поэтому следователь усомнился в правдивости показаний подозреваемого и решил с целью их проверки провести следственный эксперимент. Подозреваемому было предложено вынести же-

1 Такой следственный эксперимент проводится лишь в случае, когда замок и ключ не будут направляться на трасологическую экспертизу.

198

лезный ящик. Он не смог этого сделать и признался, что кражу совершил не один1.

Следственный эксперимент проводят и для проверки версии об инсце- нировке разбойного нападения материально-ответственным лицом, совершившим хищение путем присвоения или растраты чужого имущества.

Для проверки показаний свидетелей иногда производятся следственные эксперименты, чтобы установить, могли ли свидетели при определенных условиях наблюдать (воспринимать) какой-либо факт. Так, сторож, ох- ранявший ночью строительную площадку и находившийся на втором этаже строящегося дома, обратил внимание на проходящего по двору человека с мешком. Он узнал слесаря, работающего в ЖЭК, расположенной рядом со стройкой. Чтобы проверить, не украл ли он что-либо со стройки, сторож обошел охраняемую территорию, но никаких признаков кражи не обнаружил. На другой день он узнал, что в предыдущую ночь была совершена кража из магазина, расположенного неподалеку от стройки. О том, что сторож видел во время дежурства, он сообщил в милицию.

Слесарь ЖЭК, задержанный по подозрению в совершении кражи, не- смотря на то, что при обыске в слесарной мастерской были обнаружены спрятанные несколько бутылок с вином, большое количество пачек папирос и сигарет, в совершении кражи не признавался, заявив при этом, что в ту ночь, когда была совершена кража из магазина, он уходил на рыбную ловлю и поэтому его ни дома, ни на работе не было. В отношении вина и папирос, обнаруженных при обыске мастерской, в которой он работает, слесарь пояснил, что не видел их там. На вопрос следователя, кто же принес в мастерскую бутылки с вином и папиросы и спрятал их там, подозреваемый ответил, что не знает, ибо ключи от мастерской имеют и другие работники ЖЭК. В ходе расследования у следователя возникло сомнение, мог ли сторож ночью при

Данное преступление совершено с эксцессом исполнителя и при этом погиб сторож. Архив Мине’ раловодского городского суда Ставропольского края. Уголовное дело № 2/8654/2000.

199

освещении, уличного фонаря, наблюдая из окна второго этажа за двором строительной площадки, узнать знакомого ему человека. С целью проверки показаний свидетеля был проведен следственный эксперимент. Он позволил установить, что при данных условиях видимости сторож узнавал известных ему людей, которых следователь, через определенные промежутки времени, направлял в сторону строительной площадки1.

При расследовании корыстно-насильственных преступлений может возникнуть необходимость в проведении и других видов следственного эксперимента, например, эксперимента с целью установления процесса- образования тех или иных следов, обнаруженных на месте преступления.

Для участия в следственном эксперименте могут быть вызваны опера- тивные работники, сотрудники патрульно-постовой службы и в качестве специалиста - эксперт-криминалист ЭКО (ЭКУ). При этом оперативным работникам должно быть дано поручение наблюдать за подозреваемым или обвиняемым, присутствующим при эксперименте, для того, чтобы он не смог установить контакт со знакомыми, родственниками или соучастниками, так и за посторонними гражданами, которые могут оказаться около места проведения этого следственного действия и из сочувствия к подозреваемому или обвиняемому что-либо ему передать.

Работники патрульно-постовой службы приглашаются для охраны места проведения следственного эксперимента, для оказания помощи следователю в подборе участников опытных действий. Приглашенный в качестве специалиста эксперт-криминалист в ходе следственного эксперимента в целях фиксации процесса этого следственного действия и его результатов по указанию следователя производит фото- или видеосъемку. Если же имеется предположение, что во время проведения следственного эксперимента подозреваемый или обвиняемый попытается совершить побег, то для его охраны нужно вызвать проводника со служебно-розыскной собакой.

1 Архив Нальчикского городского суда. Уголовное дело № 2/45781/99.

200

Назначение судебных экспертиз. При расследовании корыстно- насильственных преступлений весьма часто возникают такие вопросы, которые могут быть разрешены только с помощью экспертных исследований.

Роль работника дознания при назначении следователем судебных экс- пертиз сводится к выполнению поручений следователя о получении образцов для сравнительного исследования, если возникает такая необходимость.

Наиболее распространенной из трасологических экспертиз является экспертиза следов рук, задача которой заключается в установлении лица, оставившего следы пальцев рук на месте происшествия, орудия взлома, похищенных предметах и т. д.

В процессе расследования дел этой категории довольно часто прово- дится экспертиза следов ног. Она назначается тогда, когда в ходе осмотра места происшествия обнаруживают следы обуви человека, а у подозреваемого в совершении преступления изымается обувь, подошва которой по внешнему строению и рисунку сходна с подошвой, отобразившейся в следе. Эта экспертиза решает вопрос, оставлен ли след, обнаруженный на месте происшествия, обувью, изъятой у подозреваемого.

В тех случаях, когда на месте происшествия имеются следы, оставленные орудиями взлома, назначается экспертиза следов орудий взлома. Данная экспертиза может, например, ответить на такие вопросы: с какой стороны взломана преграда; в каком положении (запертом или отпертом) причинены повреждения запирающему устройству; не оставлены ли следы взлома представленным для исследования предметом; к какому виду относится орудие, которым образованы следы, обнаруженные на месте взлома.

Нередко возникает необходимость исследовать замки, на которые за- крывают хранилища с товарно-материальными ценностями, квартиры, магазины и т. д. С помощью экспертизы замков выясняется: каким способом взломан или открыт замок; исправен ли представленный на экспертизу замок; не отпирался ли данный замок отмычкой или подобранным ключом и т. п.

201

Когда во время осмотра места происшествия находят обломок орудия взлома, а при обыске у подозреваемого обнаруживают поврежденный инструмент или приспособление, у которого отсутствует какая-то часть, и имеется предположение, что именно этот инструмент (приспособление) был ис- пользован в качестве орудия взлома, назначается экспертиза с целью уста- новления, не составляли ли ранее одно целое обломок, обнаруженный на месте происшествия, и изъятый у подозреваемого инструмент (приспособление). Заключение о том, что часть орудия взлома, изъятая с места происшествия, и инструмент (приспособление), обнаруженный при обыске у подозреваемого, ранее составляли одно целое, свидетельствует, что данный инструмент (приспособление) использовался на месте преступления.

Иногда возникает необходимость в криминалистической экспертизе почерка. Такая экспертиза назначается при обнаружении на месте кражи специально оставленных или утерянных преступником записок, писем и других документов с рукописным текстом для установления, кем написан обнару- женный документ. Для того, чтобы получить ответ на данный вопрос, следо- ватель вместе с обнаруженным документом обязан направить на экспертизу образцы почерков лиц, которые могли написать этот текст. Так, во время ос- мотра места происшествия, проводившегося на основании заявления о том, что из магазина была совершена кража товарно-материальных ценностей и денег, обнаружили бумажную ленту, которую применяют в кассовых аппаратах, с написанным карандашом текстом оскорбительного содержания. Впоследствии по подозрению в совершении кражи был задержан гражданин. Чтобы проверить, не им ли написан текст, обнаруженный при осмотре места происшествия, следователь назначил криминалистическую экспертизу по- черка, на которую направил ленту с текстом и образцы почерка подозревае- мого. Эксперт дал категорическое заключение о том, что текст на бумажной ленте выполнен лицом, чьи образцы почерка присланы на исследование. Это

202

заключение вместе с другими доказательствами позволило изобличить подозреваемого в совершении кражи.

Экспертиза почерка при расследовании краж может быть назначена и в случаях, когда, например, необходимо по письму или записке, обнаруженной у подозреваемого, установить, кто ее написал.

Если на месте происшествия или на месте обнаружения похищенных вещей обнаружены следы крови, по всей вероятности, оставленной лицом, совершившим грабеж или разбой, и задержан подозреваемый в этом преступлении человек, целесообразно назначать судебно- медицинскую экспертизу. Эта экспертиза установит групповую принадлежность крови, которая прислана на исследование.

Так, эксперт может дать заключение, что кровь, обнаруженная на месте происшествия, относится к такой-то группе и такому-то типу и не совпадает по группе и типу с кровью лица, образцы которой присланы на исследование. Заключение может быть и следующего содержания: кровь, обнаруженная на месте происшествия, и кровь, образцы которой присланы на исследование, совпадают по группе и типу. В первом случае следователь, получив заключение, направит свои усилия на установление и розыск лица, оставившего следы крови на месте происшествия. Во втором случае, при наличии других доказательств о причастности подозреваемого к преступлению и обнаружении на его теле свежих порезов или царапин, следователь может использовать это заключение как улику.

На судебно-химическую экспертизу следует направлять одежду подоз- реваемого, испачканную в красителях, каком-либо грунте, в саже, известке, меле и т. д., если образцы красителей и других веществ, в которых преступник мог при совершении преступления испачкаться, были изъяты с места происшествия.

Кроме перечисленных веществ, на судебно-химическую экспертизу на- правляются обрывки материала, волокна ткани, которые могли быть вырваны

203

из одежды преступника, и одежда, изъятая у подозреваемого. Эта экспертиза может дать заключение о сходстве или различии материала, волокон ткани, о том, как называется вещество, каков ее химический состав, каким веществом образованы пятна на предмете. При исследовании волокнистых материалов эта экспертиза может ответить на вопрос, какова природа повреждений, имеющихся на ткани (разрыв, разрез и т. д.), при исследовании металлических опилок можно ответить на вопрос о составе металла.

При расследовании корыстно-насильственных преступлений могут быть назначены и другие судебные экспертизы: баллистическая, ботаническая, почвоведческая и т. д.

Допрос подозреваемого (обвиняемого). Основная цель допроса по- дозреваемого (обвиняемого) состоит в том, чтобы получить от него правдивые показания. В большинстве случаев этого добиться бывает нелегко, ибо подозреваемый (обвиняемый), если они в действительности совершили преступление, стараются уйти от ответственности. И все же при тщательной подготовке к допросу и правильному определению его тактики следователь может получить от этих лиц подробные и правдивые показания.

Направление и последовательность выяснения вопросов при допросе подозреваемого или обвиняемого в каждом конкретном случае зависит от обстоятельств расследуемого события, от данных, имеющихся в распоряжении следователя, от степени участия допрашиваемого в совершении преступления, от его личности и от ряда других моментов.

Следователь в каждом конкретном случае должен определить, какие именно вопросы необходимо выяснить при допросе, последовательность их выяснения и какие при этом надо применить тактические приемы проведения допроса. Однако существуют вопросы, которые должны быть выяснены почти при любом допросе. К ним, например, относятся следующие: где была совершена кража, разбойное нападение, адрес или место расположения этого помещения; каким способом совершена кража, разбой; какие предметы были

204

похищены; были ли у допрашиваемого соучастники (если были, то их фамилии, имена, клички, места жительства и т. д.); места сбыта похищенных вещей; если похищенные вещи были сбыты кому-либо из граждан, то кому именно и где этот гражданин живет; если похищенные вещи не реализованы, то где они спрятаны и т. п. При этом следователь должен с помощью уточняющих вопросов получить как можно более подробные показания.

Так, устанавливая место совершения кражи, нужно не только узнать адрес этого помещения, но и выяснить у допрашиваемого, каков его внешний вид, каковы подходы к нему, какова обстановка внутри помещения и т. д. Уточняя, каким способом преступник проник в помещение и совершил кражу, следователь должен выяснить в деталях, как он это осуществил. Если подозреваемый проник в помещение через дверь, то при допросе ему нужно предложить детально описать расположение и внешний вид двери, размещение на ней запирающих приспособлений, их устройство, пояснить, как и с помощью чего он вскрыл или сломал эти устройства, в какой последовательности при этом действовал, где в настоящее время находятся орудия преступления и т. д. В процессе допроса необходимо выяснять, из каких мест и какие предметы, были украдены. При допросе следует интересоваться, каким образом допрашиваемый готовился к преступлению, и, в частности, выяснять, откуда он узнал о наличии в данном помещении определенных ценностей, были ли у него подстрекатели, и если были, то кто именно и где они находятся в настоящее время. При совершении корыстно-насильственного преступления группой лиц необходимо уточнить, был ли между ними предварительный сговор. Такая детализация показаний допрашиваемого необходима для того, чтобы их легче можно было проверить, сопоставить с данными, полученными в ходе проведения различных следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий.

При обыске у подозреваемого могли быть изъяты вещи, по приметам сходные с похищенными, или предметы, внешний вид, стоимость или назна-

205

чение которых вызывает сомнение в принадлежности их данному лицу. Подозреваемый же утверждает, что вещи принадлежат ему. Следователь при допросе обязан самым тщательным образом выяснить конкретно по каждой вещи и предмету, когда, где, для чего данное лицо приобрело ее, сколько за вещь (предмет) было уплачено и кто может подтвердить его показания1.

Некоторые преступники при обнаружении у них при обыске похищен- ных вещей (предметов), чтобы избежать наказания за совершенную кражу, на допросе заявляют, что эти вещи у него оставил на хранение знакомый или родственник. В таких случаях нужно, с целью последующего допроса этого лица, выяснить у допрашиваемого, когда и кем эти вещи ему оставлены, кто их владелец и где он находится. Впоследствии это лицо допрашивается по данному обстоятельству.

Если подозреваемый выдвигает алиби, то его подробно допрашивают о том, где он был, сколько времени там находился (время в протоколе по возможности должно указываться с точностью до минут), что он там делал, кто может подтвердить его нахождение в указанном месте и т. д.

При допросе подозреваемого (обвиняемого) рекомендуется до мелочей детализировать его показания. Это необходимо для того, чтобы допрашиваемому было труднее запомнить свои первоначальные показания, если они им были вымышлены. В этом случае на последующем допросе подозреваемый (обвиняемый) не сможет во всех подробностях их повторить, что будет способствовать уличению его во лжи. Выяснение всех деталей необходимо для того, чтобы при допросе лиц, на которых подозреваемый (обвиняемый) сослался, а также и иных свидетелей можно было проверить его показания. В этих случаях необходимо использовать данные, полученные в ходе проведения других следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

1 С целью проверки таких заявлений подозреваемого (обвиняемого), следует допрашивать членов его семьи, родственников, знакомых, а также других лиц, на которых он ссылается.

206

л Изобличить допрашиваемого во лжи можно также путем умелого

предъявления ему имеющихся в распоряжении следователя доказательств или проведения очных ставок с лицами, дающими противоположные показания.

По делам о корыстно-насильственных преступлениях, совершенных группой лиц, следователь, прежде всего, должен определить последовательность допроса, учитывая при этом, кто из подозреваемых раньше других, по его мнению, станет давать правдивые показания. Для этого он должен

к» изучить лиц, которых ему предстоит допрашивать.

Пример. Ночью из магазина была совершена кража, при которой очевидец был ранен из огнестрельного оружия. Вместе с различными товарами преступники украли и деньги, лежавшие рядом с красителем. В ходе расследования по подозрению в совершении кражи были задержаны граждане В. и Л. При их освидетельствовании было обнаружено, что руки этих лиц испачканы в какой-то краске, по цвету схожей с красителем, находившемся в магазине. В ходе обыска у подозреваемых похищенного имущества не нашли. Следователь запросил сведения, характеризующие личности задержанных. Оказалось, что подозреваемый Л. ранее был осужден за кражу чужого имущества, злоупотреблял спиртными напитками, к работе относился плохо, его несколько раз заставали на рабочем месте в нетрезвом состоянии. Подозреваемый В. не судим, по работе характеризуется положительно, учится в десятом классе вечерней школы.

• Учитывая тактическую рекомендацию о том, что первым надо допра-

шивать того, кто имеет более положительные качества, следователь решил вначале допросить В. После того как В. объявили, что его подозревают в совершении кражи из квартиры, он заявил, что никакого преступления не совершал и ничего об этой краже не знает. Тогда следователь предложил допрашиваемому рассказать о том, как он провел те сутки, когда была совершена кража. При этом путем постановки уточняющих вопросов он старался полу-

207

чить от допрашиваемого самые подробные показания. В результате допрашиваемый запутался в своих показаниях и, кроме того, не мог убедительно рассказать, при каких обстоятельствах он испачкался в краске. Следователь еще раз разъяснил ему правовые последствия чистосердечного раскаяния и активного способствования раскрытию преступления. После этого подозреваемый В. рассказал следователю, как он вместе с Л. совершил кражу, куда они спрятали похищенное, и пояснил, что принять участие в краже его уговорил Л., которому он должен был 60 руб. При допросе подозреваемого Л., который также в начале допроса заявил, что он кражи не совершал, следователь использовал показания В. Это повлияло на Л., и он подробно рассказал о том, как была совершена кража1.

В ходе правильно построенного допроса подозреваемые (обвиняемые) иногда сообщают следователю сведения не только о соучастниках, но и о лицах, которым были переданы или проданы похищенные вещи; о лицах, знавших, что они подготавливают кражу или что ее совершили и т. д. При этом допрашиваемые часто не могут подробно охарактеризовать таких граждан, называют их клички или имена, а иногда перечисляют только приметы. Для установления соучастников и других лиц следователь обязан использовать помощь оперативного работника.

Общие положения допроса подозреваемого по проекту УПК Российской Федерации2. Проект УПК РФ расширяет понятие подозреваемого и до- полнительно в ст. 42 признает таковым «лицо, в отношении которого… возбуждено уголовное, дело».

При этом отсутствуют указания, когда и в какой форме подозреваемому должны быть разъяснены его права, когда он должен быть допрошен в качестве подозреваемого.

1 Уголовное дело № 58612/98. Архив Тбилисского районного суда Краснодарского края. 1998.

2 Имеется в виду проект УПК РФ, принятый в первом чтении Государственной Думой в 1997 г.

208

Сложность заключается в том, что на момент возбуждения уголовного дела может быть неизвестно местонахождение подозреваемого. В данном случае представляется целесообразным предусмотреть объявление постановления о возбуждении уголовного дела и разъяснение прав не позже двух суток с момента вынесения постановления (по аналогии с процедурой привлечения лица в качестве обвиняемого). Допрос лица должен быть произведен немедленно после объявления постановления, в исключительных случаях -не позже 24 ч. Этого времени будет достаточно для вызова защитника.

Для несовершеннолетних во всех Случаях должен действовать общий принцип правосудия: приоритет защиты прав и законных интересов подростков1.

Указанное положение наиболее полно отражено при регламентации допроса несовершеннолетнего в проекте УПК РФ.

По действующему закону участие защитника для несовершеннолетнего подозреваемого обязательно только в случае, если он задержан по подозрению в совершении преступления или ему избрана такая мера пресечения, как заключение под стражу до предъявления обвинения (ст. 49 УПК РСФСР).

Положительное отличие проекта УПК РФ состоит в установлении обя- зательного присутствия защитника с момента первого допроса несовершеннолетнего (ст. 487), что является надежной гарантией права на защиту.

УПК РСФСР предусматривает участие законного представителя только при допросе свидетеля (ст. 158 УПК РСФСР) и указывает на допуск законного представителя обвиняемого с момента окончания предварительного следствия (ст. 398 УПК РСФСР).

Совершенно по-иному подходит к этому законодатель в проекте УПК РФ, где предусматривает обязательное участие родителей и других законных

1 Уголовная юстиция: проблемы международного сотрудничества / Под ред. В.М. Савицкого. М.: БЕК, 1994. С. 174.

209

представителей при их наличии у несовершеннолетнего подозреваемого, об- виняемого (ст. 489).

Позитивная сторона участия законного представителя в допросе несо- вершеннолетнего подозреваемого заключается в том, что позволяет следова- телю установить контакт с несовершеннолетним, тактически правильно про- извести допрос, а нередко избежать причинения несовершеннолетнему и его близким неприятных переживаний. Считается, что присутствие близкого че- ловека поможет успокоиться и снять напряжение как подозреваемому, так и его законному представителю1.

Однако участие законного представителя в допросе несовершеннолетнего подозреваемого в тех случаях, когда он не пользуется авторитетом у не- совершеннолетнего, не уделяет внимания его воспитанию, ведет аморальный образ жизни, нежелательно.

Кроме того, законный представитель часто заинтересован в исходе уголовного дела, поэтому может помешать установлению истины, способствовать сокрытию следов преступления, неправильно воздействовать на подоз- реваемого.’

На наш взгляд, было бы правильно изменить норму проекта УПК и предусмотреть право следователя на допуск законного представителя несо- вершеннолетнего подозреваемого лишь при условии, что законный предста- витель не будет препятствовать установлению истины по делу и неправильно воздействовать на несовершеннолетнего.

Мы разделяем позицию законодателя, закрепившего в проекте УПК РФ обязательное участие психолога или педагога в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, а также достигшего этого возраста, но признанного умственно отсталым (ст. 488 про- екта УПК РФ).

1 Сафин Н.Ш. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого в советском уголовном судопроизводстве. Казань, 1990. С. 36.

210

Участие психолога или педагога в допросе несовершеннолетнего по- дозреваемого имеет следующие положительные стороны: 1) лицо со специ- альным психологическим (педагогическим) образованием имеет большую возможность установить психологический контакт с несовершеннолетним; 2) психолог (педагог) может успешно способствовать реализации и защите прав несовершеннолетнего; 3) опытный психолог (педагог) может с первых пока- заний подростка усомниться в его нормальном развитии и предположить на- личие умственной отсталости (напомним, что новеллой УК РФ является ука- зание в ч. 3 ст. 20 о том, что не подлежит уголовной ответственности несо- вершеннолетний, достигший возраста, с которого наступает уголовная ответ- ственность, если вследствие отставания в психическом развитии в момент совершения общественно опасного деяния он не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действии (без- действия) либо руководить ими), что будет считаться основанием следователю для проведения психолого-педагогической экспертизы.

В УПК РСФСР не установлена максимальная продолжительность допроса подозреваемого. В специальной литературе неоднократно указывалось, что длительные допросы могут стать способом психического насилия над личностью подозреваемого, поскольку длительный допрос парализует волю, притупляет внимание, порождает апатию1. Вызывает одобрение тот факт, что законодатель в проекте УПК РФ устанавливает ограничения продолжитель- ности допроса (не более четырех часов). Продолжение допроса допускается после перерыва не менее чем на один час для отдыха и принятия пищи, причем общая длительность допроса в течение дня не должна превышать восьми часов. В случае медицинских показаний продолжительность допроса уста- навливается на основании заключения врача (ст. 201).

1 См.: Петрухин И. Вам нужен адвокат. М, 1993. С. 286; Баренбойм М. Психология адвокатов по уголовным делам. М., 1989. С. 36-37.

211

Допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого не может продолжаться без перерыва более двух часов, а в общей сложности - более четырех часов в день (ст. 487).

Проект УПК РФ наделяет задержанного подозреваемого новым правом, которое заключается в том, что после первого допроса он имеет воз- можность сообщить по телефону или иным способом по месту своего жи- тельства или работы о задержании и месте содержания (ст. 42).

Реализация такого права представляет угрозу, потому что подозревае- мый таким образом сможет предупредить своих сообщников, способных помешать установлению истины по делу. Поэтому мы считаем, что наделение подозреваемого данным правом в интересах предварительного расследования является тактически неверным.

Изложенное позволяет сделать вывод, что законодателем предпринята попытка надежно обеспечить право на защиту подозреваемого. Однако некоторые положения, на наш взгляд, нуждаются в законодательном изменении и дополнении.

§ 3. Организация и тактика взаимодействия следственных,

оперативно-розыскных и иных подразделений ОВД

при раскрытии и расследовании преступлений

как фактор эффективной профессиональной деятельности1

Одним из важных факторов эффективной работы следственных и опе- ративно-розыскных, экспертно-криминалистических и иных подразделений органов внутренних дел является согласованная деятельность, направленная непосредственно на организацию и успешное расследование преступлений.

1 Данный параграф соискателем подготовлен с учетом изученной следственной, судебной, оперативно- розыскной и экспертной практики Южного административного округа и статистических данных, отчетов СК МВД России.

212

Особую актуальность организованное взаимодействие ОВД приобретает при расследовании преступлений по «горячим следам» в связи с тем, что в настоящее время всего лишь около 50% общественно опасных деяний, совершенных в условиях неочевидности, расследуются в короткий срок после их совершения. Таким образом, исследование и обоснование правовых и организационно-тактических вопросов совместной деятельности ОВД, повышая ее эффективность, будут способствовать обеспечению общественной безопасности и правопорядка.

Как известно, взаимодействие следственных и оперативно-розыскных, экспертно-криминалистических и иных подразделений ОВД - один из основных принципов организации расследования преступлений.

Однако вопросы раскрытия и расследования преступлений по «горячим следам» до сих пор являлись предметом отдельного рассмотрения в криминалистике и теории ОРД. Взаимодействие работников правоохранительных органов признавалось приоритетом, в то время как вопросам научного обоснования форм совместной деятельности, повышения ее эффективности уделялось недостаточно внимания.

Взаимодействие при раскрытии и расследовании преступлений по «го- рячим следам» - деятельность весьма сложная, меняющаяся, так как она зависит от фактора времени и влияет на доказательственную информацию, формирующуюся на первоначальном этапе расследования преступления. Важно не утратить факты, которые в дальнейшем ускорят деятельность следственных и оперативно-розыскных подразделений ОВД, направленную на быстрое и полное раскрытие и расследование противоправного деяния.

Очень важной формой взаимодействия, повышающей эффективность согласованной деятельности следственных и оперативно-розыскных, экс- пертно-криминалистических и иных подразделений ОВД при раскрытии и расследовании преступлений по «горячим следам», представляется создание следственно-оперативной группы (СОГ).

213

Основными задачами работы СОГ являются своевременность и быст- рота реагирования на поступившую информацию о совершенном преступлении, своевременность производства неотложных следственных действий, осуществление тактических операций по поиску и анализу информации для построения версий и оптимального планирования расследования преступлений.

При расследовании преступлений по «горячим следам» могут созда- ваться различные виды СОГ, которые различаются по степени организации, составу, степени специализации.

Наиболее распространенный вид СОГ (РОВД, УВД, МВД) называется суточным или дежурным, так как создается каждое суточное дежурство. При поступлении сигнала о совершенном преступлении именно от этих СОГ во многом зависит формирование базы данных о совершенном преступлении и дальнейшая работа с доказательствами.

Большое значение придается установлению механизма тесного взаимо- действия служб, участвующих в раскрытии и расследовании преступлений. В связи с этим существенно обновлена нормативно- правовая база, регламентирующая в настоящее время деятельность экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел, и в соответствии с приказом МВД РФ «О повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения деятельности органов внутренних дел МВД России» от 01.06.93 г. №261 скорректированы их задачи и функции.

Во исполнение приказа МВД России «Об объявлении решения коллегии МВД России от 8 июля 1995 года № 5 км/1 «О состоянии и мерах повы- шения эффективности экспертно-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений» от 16.07.95 г. № 284 основные усилия Экспертно-криминалистического центра направлены на совершенствование эффективности и повышение уровня использования криминалистических

214

средств и методов в предупреждении, раскрытии и расследовании преступ- лений.

Следственным комитетом и ЭКЦ МВД России во взаимодействии с МВД, ГУВД, УВД субъектов Федерации и отраслевыми службами органов внутренних дел в 1999 г. принимались меры к повышению эффективности участия специалистов в следственных действиях и оперативно-розыскных мероприятиях. Усилено внимание к обучению их руководителей современным формам и методам управленческой деятельности. Расширена практика стажировки вновь назначенных руководителей в Центре.

Важным аспектом взаимодействия Центра и Следственного комитета при МВД России, их структурных подразделений на местах является совместное выполнение мероприятий, предусмотренных Федеральной программой по усилению борьбы с преступностью на 1999-2000 гг. Концепцией развития органов внутренних дел и внутренних войск на период до 2005 г., Программой борьбы с преступлениями в сфере экономики на 2000-2001 гг., в частности, с преступлениями против собственности, проводилась совместная научно- методическая работа по разработке методик раскрытия и расследования преступлений против личности и убийств, совершаемых по найму, других корыстно-насильственных преступлений.

Динамика и характер преступности в последние годы обусловили су- щественное возрастание роли криминалистических средств и методов в рас- следовании преступлений, поиск новых подходов к организации дея- тельности экспертно-криминалистических подразделений, в первую очередь на уровне горрайорганов внутренних дел. В настоящее время 85% горрайор- ганов имеют ЭКП. В 36 МВД-УВД функционируют отделы, отделения. При- нимались соответствующие меры по техническому оснащению ЭКП1.

Важное значение имеет участие специалистов ЭКП в работе СОТ при осмотрах мест происшествий. В прошедшем году с их участием осмотрены

1 Информационный бюллетень СК МВД России. 1999. № 3(88).

215

ш места происшествий по 881,2 тыс. преступлений, что составило 32,8% от

числа зарегистрированных. Следы и другие вещественные доказательства обнаружены и изъяты при проведении осмотров мест происшествий по 721,5 тыс. (+12,7%) преступлений. Результативность составляет 81,9%. Этот пока- затель с ростом на 10% и более имеют органы внутренних дел Республики Адыгея, Карачаево-Черкессии, Краснодарского края. Наиболее активно мик- рообъекты изымались в ОВД Республики Адыгея и Краснодарского края.

Изучение практики работы СОГ показывает недостаточный уровень

  • профессиональной подготовки экспертов и следователей, отсутствие надле жащего контроля за их работой со стороны руководителей следственных и экспертных подразделений, низкую требовательность к качеству обнаруже ния, фиксации и изъятия следов и других вещественных доказательств при осмотрах мест происшествий.

Работа по улучшению организации осмотров мест происшествий с участием специалистов ЭКП и повышению их результативности должна находиться в центре внимания руководителей следственных аппаратов, ЭКП МВД, УВД субъектов Российской Федерации.

Изучение материалов уголовных дел показывает, что во многих из них на фототаблицах отсутствуют ориентирующие, обзорные и детальные фотоснимки. Редко практикуется представление экспертами руководителям СОГ криминалистической информации по итогам предварительного исследования следов непосредственно на месте происшествия, необходимой

• для организации работы по раскрытию преступления по «горячим следам». Практически не привлекаются эксперты к разработке версий, составлению конкретных планов раскрытия преступлений на основе результатов осмотра места происшествия, обнаружения и изъятия следов и других вещественных доказательств.

Анализ отчетов о работе ЭКП в 1999 г. показал, что в среднем по каждому пятому преступлению изъятые следы и другие вещественные доказа-

216

тельства не используются в раскрытии преступлении и расследовании преступлений, что свидетельствует о слабом взаимодействии экспертно- криминалистических подразделений со следственными аппаратами1.

Экспертами органов внутренних дел в 1995 г. выполнено 711,3 тыс. (+10,0%) экспертиз и 467,8 тыс. (+26,7%) исследований, что соответственно составляет 26,5% и 15,3% от числа зарегистрированных преступлений. Наибольший прирост отмечается по взрывотехническим (+53,1%), биологическим (+39.6%) и фоноскопическим (+33,0%) экспертизам.

Лучшие показатели в использовании следов и других вещественных доказательств при расследовании преступлений имеют следственные ап- параты органов внутренних дел Кабардино-Балкарской Республики, Краснодарского и Ставропольского края, где экспертизы назначались по 35% и более преступлений от числа зарегистрированных. В то же время следует отметить, что сотрудники следственных аппаратов органов внутренних дел Ростовской области, Республики Адыгея и Карачаево- Черкесской Республики недооценивают возможности использования результатов исследования следов и других вещественных доказательств (экспертизы назначались менее чем по 20% преступлений).

Проведение экспертиз способствовало успешному расследованию 433 тыс. (+25,6%) преступлений, что составило 25,6% от общего количества.

Имеет место практика затягивания сроков назначения экспертиз, хотя во многих случаях необходимость экспертного исследования вещественных доказательств очевидна с начала работы по расследованию конкретного преступления. При этом ссылка на отсутствие в уголовном деле результатов экспертизы зачастую лежит в основе ходатайств о продлении сроков расследования.

1 Обзорная справка по итогам работы ЭКП страны за 1999 г. // Архив ЭКЦ МВД России. 2000. Т. 2. С. 38- 46.

217

В последние годы большинство ЭКП МВД, УВД активизировали свою деятельность по формированию и введению экспертно- криминалистических учетов, коллекций и картотек в раскрытии преступлений. Их использование способствовало раскрытию 101 тыс. (+23,4%) преступлений, в том числе орудий взлома и транспортных средств. Наиболее высокие результаты в использовании дактоучетов имеют ОВД Карачаево-Черкесской Республики, Краснодарского края. В ряде регионов умело организована работа по использованию следов обуви. Так, на долю УВД Краснодарского и Ставропольского края, Ростовской области, где с использованием этого вида следов раскрыто по 200 и более преступлений, приходится 1/3 от общего числа положительных результатов применения соответствующих картотек. Однако необходимо констатировать, что работники следственных аппаратов недостаточно активно используют этот мощный инструмент в расследовании преступлений.

Несколько слов о возможностях и состоянии наиболее значимых в на- стоящее время направлениях технико-криминалистических исследований. Современные тенденции развития традиционных и специальных методов исследования объектов постепенно сближают различные виды экспертиз, обеспечивая комплексный подход к решению экспертных задач. Примером такого комплексного подхода к исследованию объектов трасо-логическими, автотехническими и химическими методами исследований может служить транс-портно- трасологические экспертизы, объектами которых являются измененные или уничтоженные маркировочные обозначения на деталях и узлах транспортных средств, количество которых возросло во много раз из-за значительного ввоза в страну зарубежных транспортных средств. В настоящее время в ЭКЦ МВД России разработаны и прошли апробацию методики исследования измененных и уничтоженных маркировочных обозначений на деталях и узлах как отечественных легковых автомобилей, так и автомобилей зарубежного производства. Необходимые учебные пособия подготовлены сотрудниками Центра. В них вошли методики исследования отечественных ав-

218

томобилей (Митричев Л.С., Чубченко А.Л. и др. «Исследование маркировочных данных автомото-транспортных средств», изд. 1990 г., второе изд. 1995 г.). В 1996 г. подготовлены пособия по исследованию новых отечественных автомобилей (Чубченко А.Л., Власов И.В. «Идентификационные особенности отечественных автомобилей, выпущенных после 1990 года») и автомобилей наиболее популярных в нашей стране зарубежных фирм-производителей (Нагайцев А.А. «Исследование маркировочных обозначений автомобилей зарубежного производства»). В 1996 г. были проведены три научно-практических семинара (апрель - МВД Кабардино-Балкарской Республики, май -УВД Новгородской области и июль - МВД Республики Саха-Якутия) по ос- мотру и исследованию автотранспортных средств с целью установления данных маркировочных обозначений и способов их изменения или уничтожения.

Специальные методы находят применение и при исследовании таких традиционных объектов, как холодное оружие. Разработанная в ЭКЦ МВД России методика проведения сертификационных испытаний образцов холодного оружия находит все более широкое применение при производстве криминалистических экспертиз. Без установления твердости клинков холодного оружия, без проверки их на прочность и упругость, без установления фактического усилия натяжения тетивы луков и арбалетов уже невозможно представить себе проведение данного вида экспертиз.

На базе «сертификационной» методики, с учетом конкретных техни- ческих параметров разрабатываемых ГОСТов на холодное и холодное метательное оружие, в ЭКЦ МВД России будет подготовлена единая методика криминалистического исследования холодного оружия. В целях более полного справочного обеспечения наших экспертов сотрудниками ЭКЦ МВД России совместно с АО «Барс Интернешнл» разработан и подготовлен к тиражированию электронный справочник- классификатор «Холодное оружие», в который, помимо полной информации из работ ведущих криминалистов, вошли данные из специальных и исторических книг по холодному оружию. В на-

219

стоящее время подготовлен список тридцати ЭКП ОВД, которым будут предоставлены бесплатные копии этого справочника.

Новые методы исследования применяются и в таком традиционном виде экспертизы, как трасологическая. Применение проекционных сканеров для фиксации внешнего вида исследуемых объектов, ввод и анализ телевизионного изображения, полученного с обычных бинокулярных и сравнительных микроскопов, использование телевизионных сравнительных микроскопов значительно ускоряет процесс экспертных исследований, позволяет получать новые возможности в обработке и исследовании изображений следов.

Дальнейшее совершенствование технических средств в области дакти- лоскопии позволяет значительно расширить возможности работы с раз- личными объектами, поступающими на исследования. Одним из последних таких средств являются портативные и стационарные лазерно-люми-несцентные приборы типа «Лазекс-1» или комплекса технических средств на базе портативных лазеров и телевизионного комплекса. Приборы позволяют выявлять и фиксировать «старые» потожировые следы рук давностью от 30 дней и более.

Эффективное использование химических способов выявления следов рук стало возможным благодаря внедрению в практику специальной теп- ловой камеры для обработки криминалистических объектов. В качестве реагентов для выявления следов могут использоваться пары цианакриловой кислоты, йода, нингидрина, азотнокислого серебра и другие вещества. Для ускоренного выявления следов камера оборудована автономным нагревателем с максимальной температурой до +150° С.

Широкие возможности при проведении дактилоскопических иссле- дований находит применение паров цианакриловой кислоты. Метод по- зволяет выявлять и одновременно фиксировать следы на поверхности металла (в частности, на оружии и боеприпасах).

220

Наиболее тесное взаимодействие следственного аппарата, уголовного розыска с экспертными подразделениями происходит при формировании массивов следов рук и дактилокарт подучетного элемента криминалистических картотек. В настоящее время существенное развитие получило использование автоматизированных дактилоскопических информационных систем (АДИС). С этой целью и во исполнении приказа МВД России № 365-93 г. проводится работа по тестированию отечественных АДИС, определение эффективности их эксплуатации и перспектив развития. Первый этап данной работы закончен в 1995 г. Дальнейшая работа проводится с учетом полученных результатов.

В последние годы разработаны новые методики исследования доку- ментов. Так, в ЭКЦ разработана методика комплексного экспертного исследования документов по делам о кражах из металлических хранилищ, вскрытых с помощью аппаратуры термической и механической резки металлов. Применение данной методики позволяет решать вопросы о нахождении конкретных документов в металлическом хранилище при его вскрытии указанными способами.

Нередко экспертиза назначается тогда, когда по обстоятельствам кон- кретного дела вопросы могут быть решены без помощи специальных познаний, например, при решении вопросов о подлинности или поддельности некоторых личных документов (паспортов, водительских документов). В постановлении зачастую отсутствуют или дедостаточно излагаются исходные данные, значимые для экспертизы сведения об объектах исследования. Нередко предоставляется некачественный сравнительный материал, что приводит к неполноте исследования, а порой и невозможности его проведения (образцы оттисков удостоверительных печатных форм, текстов, отпечатанных на пишущих машинах, принтерах, телетайпных аппаратах).

221

Целесообразно перед назначением экспертизы получить консультацию эксперта с тем, чтобы грамотно и четко сформулировать вопросы, квалифицированно и полно отобрать образцы для сравнительного исследования.

В настоящее время в Экспертно-криминалистическом центре МВД России проводится работа, являющаяся по существу первой попыткой создания автоматизированных информационно-поисковых систем, содержащих базы данных в виде закодированных признаков бумаги и красящих веществ, наиболее часто встречающихся при криминалистическом исследовании документов. Так, создана и успешно функционирует автоматизированная информационно-поисковая система (АИПС) «Бумага», предназначенная для решения задач информационного обеспечения при проведении криминалистических исследований бумаги. Система позволяет при наличии данных об основных физико-химических свойствах, полученных в ходе исследования бумаги неизвестного происхождения, устанавливать ее вид, номер, марку, предприятие-изготовитель, товарные характеристики. Аналогичная работа ведется и в отношении красящих веществ.

В ЭКЦ МВД России разработана методика, позволяющая детектировать «свежие записи», т. е. записи, давность выполнения которых не превы- шает одного года. Типичным выводом, который может быть сделан по результатам исследования, выполненного с помощью указанной методики, является следующий: «Давность выполнения подписи от имени… составляет менее 8-ми (5-ти и т. п.) месяцев, предшествовавших моменту настоящего исследования».

С помощью данной методики в прошлом и текущем году уже выполнен ряд экспертиз, в которых требовалось установить время составления десятков документов, фигурировавших в качестве вещественных доказательств при расследовании дел о хищениях, совершенных путем кражи, грабежа, разбоя, вымогательстве, убийствах по заказу, уклонении от уплаты налогов и др.

222

При производстве фоноскопических экспертиз и исследований в экс-пертно- криминалистических подразделениях МВД России решаются следующие задачи:

1) идентификация личности по фонограммам устной речи: дифференциация реплик по принадлежности участникам разговора и

определение количества людей, принимающих участие в полилоге;

определение степени пригодности речевых сигналов для проведения идентификационного исследования по голосу и речи;

идентификация личности по фонограммам устной речи;

2) техническое исследование фонограмм:

является ли представленная магнитная фонограмма копией или оригиналом;

определение признаков монтажа записи (технический или электронный);

была ли произведена запись данной фонограммы на представленном магнитофоне;

3) фильтрация зашумленных магнитных фонограмм и восстановление дословного содержания разговора.

Новым направлением работ, в частности, проведения фоноскопических исследований с учетом ухудшения криминогенной обстановки в стране явля- ется задача по созданию автоматизированной системы учета и розыска лиц по фонограммам их устной речи (Федеральной фонотеки).

Во исполнение «Программы совершенствования деятельности право- охранительных органов и Министерства обороны по предупреждению, рас- крытию хищений огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и преступлений, совершенных с применением взрывных устройств, на 1993-1995 годы», сотрудниками Центра была разработана АИПС «Взрыв» экспертно-криминалистического назначения, позволяющая вести учет фактов взрывов и изъятий взрывчатых веществ и взрывных устройств.

223

т Система позволяет осуществлять поиск фактов применения аналогичных

устройств и веществ по особенностям конструкции, маркировочным обозна- чениям, месту и обстоятельствам производства взрыва. В 1995 г. АИПС «Взрыв» была внедрена в экспертную практику сорока ОВД, освещена на семинарах экспертов взрывотехников в Туле, Екатеринбурге и Краснодаре. В настоящее время проходит апробацию на местах. Заполняются базы данных по результатам выполненных экспертиз и исследований с целью их последующего объединения в единую систему учета на базе ЭКЦ МВД России.

  • Опытная эксплуатация АИПС на местах показала ее эффективность и прак тическую значимость.

Рассмотрение уголовных дел по различным категориям преступлений предполагает необходимость использования специальных знаний вне сферы юриспруденции, которыми не обладает следствие или дознание.

Уголовно-процессуальное законодательство позволяет обращаться в подобных случаях к таким источникам доказательств, предусматриваемых ст. 69 УПК РСФСР, как заключение эксперта, следственные действия, прово-димые с участием экспертов, допросы специалистов в качестве свидетелей.

Как показывает судебно-следственная практика, чаще всего специальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле, необходимые для рас- следования дела, облекаются в процессуальную форму путем проведения экспертиз. Получение и оценка данного вида источников доказательств ставят ряд вопросов процессуального и организационного характера.

  • Своевременное назначение и производство экспертизы являются необ ходимым условием для правильной квалификации преступлений, выработки следственных версий, определения подследственности уголовного дела и со блюдения сроков предварительного расследования. В связи с этим необхо димость в проведении экспертиз возникает на начальных этапах расследова ния. Однако реализовать такую необходимость в ряде случаев невозможно

т

224

как по объективным причинам, в том числе предопределенным действующим законодательством, так и по причинам, имеющим субъективный характер.

Во-первых, назначение и производство экспертизы невозможно или не- законно во время производства дознания по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, так как это следственное действие не относится к числу неотложных и находится вне компетенции дознания.

Ускорение передачи дела следствию в этих случаях не может принци- пиально изменить существующее положение: затраты времени влекут за собой необратимые изменения в объекте исследования или непринятие тех или иных мер процессуального характера (задержание подозреваемого, применение меры пресечения, обыск, наложение ареста на имущество).

Во-вторых, на возможность получения экспертного заключения объек- тивно влияет отсутствие в некоторых органах внутренних дел экспертов достаточной квалификации.

В-третьих, эксперты, в свою очередь, испытывают затруднения, свя- занные с нехваткой оборудования, реактивов, технических средств.

Следующие факторы, влияющие на сроки производства экспертиз, можно отнести к числу организационных, но при этом не менее значимых.

Одним из этих факторов является неоправданно позднее назначение экспертизы, обусловленное безынициативностью следователя, его недостаточной квалификацией, сужением круга следственных версий по делу, несвоевременным исполнением отдельных поручений следователя, связанных с отысканием вещественных доказательств или сведений, имеющих значение для назначения экспертизы.

Особое внимание при изучении вышеназванных обстоятельств следует обратить на качество подготовки следователями (дознавателями) объектов для экспертного исследования и их полноту.

Как показывает изучение уголовных дел, находящихся в производстве следователей и дознавателей органов внутренних дел, к числу недостатков,

225

снижающих такое качество, относятся неправильная постановка вопросов экспертам, неоправданное расширение перечня вопросов эксперту, в том числе выходящих за пределы его компетенции, неоправданное ограничение круга вопросов экспертного исследования с последующим назначением дополнительной экспертизы, неправильная, упаковка вещественных доказательств (не позволяющая изъять доказательства из упаковки без повреждений или обеспечить сохранность их свойств), неправильный отбор образцов для их экспертного исследования (при подчерковедческой, пожаротехниче-ской, пищевой, химической и других экспертизах), неполнота сведений, имеющих значение для производства экспертизы (в том числе автотехнической, наркологической, судебно-психиатрической и иных), которая может быть преждевременно назначена следствием.

Устранение вышеперечисленных организационно-правовых проблем, на наш взгляд, возможно следующими путями:

отнесение экспертизы к числу неотложных следственных действий;

решение кадровых и технических вопросов экспертного обеспечения деятельности органов внутренних дел;

установление единых нормативов, упаковки вещественных доказательств и обеспечения их сохранности с одновременным централизованным решением проблем обеспечения органов внутренних дел техническими средствами упаковки и установками хранения;

повышение квалификации следователей и дознавателей;

установление должного процессуального контроля за назначением экс- пертиз следователями и дознавателями;

проведение совместных занятий и координационных совещаний следо- вателей, дознавателей и экспертов;

установление достаточного контроля со стороны начальников органов дознания за исполнением отдельных поручений.

226

Полагаем, что проведение комплекса названных мероприятий будет способствовать повышению качества предварительного расследования, сокращению его сроков, усиленной реализации принципа неотвратимости уголовной ответственности.

В заключение необходимо подчеркнуть, что правильное взаимодейст- вие, выполнение задач согласованной деятельности следователя с оперативно-розыскными, экспертно-криминалистическими и иными подразделениями ОВД при раскрытии и расследовании преступлений по «горячим следам» в конечном итоге будут способствовать повышению эффективности процесса расследования.

227

т Заключение

В процессе проведенного анализа уголовно-процессуального законодательства Российской империи, советского и демократического российского государства следует вывод о том, что при разработке нового уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации необходимо учитывать опыт теории и практики прошлого.

В связи с тем, что следователи органов внутренних дел работают в одном и том же ведомстве, что и оперативные работники уголовного розыска,

подразделений по борьбе с экономическими преступлениями, по борьбе с ор

ганизованной преступностью, взаимодействие между следователями и со трудниками оперативных служб имеет ряд положительных моментов. В ка честве некоторых из них важно назвать следующие.

Во-первых, определенная часть следователей органов внутренних дел является выпускниками учреждений профессионального образования системы МВД России. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что эти следователи имеют такую же профессиональную подготовку по теории опера-тивно-розыскной деятельности, как и сотрудники оперативных подразделений. Это, в свою очередь, создает благоприятные условия для обеспечения взаимопонимания между следователем и оперативным работником при оценке полученной оперативно-розыскной информации и разработке плана ее реализации в уголовном процессе.

Во-вторых, следователь, который проходит службу в органах внутрен-

• них дел, включается на суточное дежурство в состав СОГ, действующей по «горячим следам». В ходе такого дежурства взаимодействие следователей и оперативных работников органов внутренних дел осуществляется на основе четкого распределения обязанностей согласно уголовно-процессуальному за конодательству и ведомственным нормативным правовым актам МВД Рос сии.

228

В-третьих, работая в одном и том же органе внутренних дел, следова- тели и оперативные работники имеют возможность благодаря повседневным личным контактам постоянно обмениваться профессионально значимой информацией по расследуемому делу.

К сожалению, как свидетельствуют наши исследования по Южному ре- гиону, в практике расследования уголовных дел и раскрытия преступлений достаточно тесное взаимодействие между следователем и оперативными работниками имеет место лишь на начальном этапе расследования. Затем же нередко оперативные работники постепенно самоустраняются от систематического информирования следователя о полученных им оперативных сведениях по конкретному делу. Как показывают опросы руководителей следственных органов и органов дознания, такое положение сложилось в правоприменительной и правоохранительной деятельности органов предварительного следствия и дознания из-за отсутствия в УПК РСФСР и других законов четкого определения статуса взаимодействия следователей и органов дознания.

С учетом полученных результатов полагаем, что основными причинами прекращения уголовных дел о корыстно-насильственных преступлениях являются:

некачественное проведение первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, вследствие чего утрачиваются доказательства;

заявление о преступлении сделано ошибочно и не соответствует фак- тическим обстоятельствам (гражданами делаются ложные заявления о совершенном преступлении) - это характерное явление в УВДТ Северо- Кавказской железной дороги;

в некоторых случаях это результат слабой профессиональной подго- товки следователей при решении вопроса о возбуждении дела;

229

несвоевременное выполнение отдельных поручении сотрудниками ор- гана дознания;

недостаточное обеспечение научно-методическими рекомендациями;

отсутствие взаимосвязанных критериев, способствующих взаимной за- интересованности в конечных результатах деятельности службы криминальной милиции и следствия, как результат - разобщенность в работе и низкий уровень взаимодействия между ними.

Проведенные исследования относительно «правовых аспектов взаимо- действия органов предварительного следствия и дознания с правоохранительными органами стран СНГ и дальнего зарубежья при расследовании» выявлены следующие недостатки:

несоблюдение требований Минской Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г.;

несоответствие содержания и формы поручения об оказании правовой помощи;

необоснованность требования о выдаче лица для привлечения к уго- ловной ответственности и несоблюдение установленных положений при оформлении документов о такой выдаче;

ошибки при оформлении поручений об осуществлении уголовного преследования;

необоснованность просьбы о наложении ареста на имущество;

неправомерность обращения в Генеральную прокуратуру России в свя- зи с проведением следственных действий за пределами России;

необоснованные ссылки в международных следственных поручениях на ст. 127 и 132 УПК России и др.

Анализ действующего уголовно-процессуального законодательства по- зволяет сделать вывод о том, что необходимо различать предмет познания и предмет доказывания по уголовному делу. В связи с этим следует согласить-

230

ся с включением в проект УПК РФ ст. 72 «Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу».

В ст. 68 «Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу» УПК РСФСР, ст. 69 «Доказательства» УПК РСФСР, ст. 70 «Собирание доказательств» УПК РСФСР и ст. 71 «Оценка доказательств» УПК РСФСР не сказано ни единого слова о фактических данных, полученных в ходе предварительного следствия и дознания. Такая же ситуация в проекте УПК РФ, за исключением ст. 85 «Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности», а также ч. 1 ст. 84 «Оценка доказательств». В связи с этим в вышеупомянутые статьи следует внести дополнения, т. е. каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относительности, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в их совокупности -достаточными для разрешения дела.

В проекте УПК РФ следовало бы предусмотреть специальный раздел «Взаимодействие судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими учреждениями и должностными лицами Российской Федерации по уголовным делам». В проекте УПК РФ следовало бы предусмотреть понятие терминов «оперативно-розыскные действия» и «оперативно-розыскные мероприятия», целесообразно включить статью «О предварительной негласной проверке заявлений и сообщений органами дознания», а также слова: «Следователь может ознакомиться с материалами ОРД по находящемуся в его производстве делу без расшифровки источника информации».

В действующем уголовно-процессуальном законодательстве и проекте УПК РФ раздел XVI «Основные положения о порядке взаимодействия судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими учреждениями и должностными лицами иностранных государств по уголовным делам» следовало бы внести дополнение и изложить в следующей редакции: «Основные положения о порядке взаимодействия судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими учреждениями и должност-

231

ными лицами СНГ и иностранных государств по уголовным делам», в связи с особыми взаимоотношениями между Россией и Белоруссией, в отличие от других государств, следует внести дополнения и изменения в УПК РСФСР, где предусмотреть специальные статьи об оказании правовой помощи.

Согласно проведенному анализу действующего уголовно- процессуального законодательства и проекта УПК РФ следователь, по смыслу ст. 132, 196 и 197 УПК РСФСР может поручить розыск обвиняемого и принять меры к установлению лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, следователю и органу дознания другого района. Однако изученная следственная, судебная практика позволяет сделать вывод о дополнении и изменении этих норм УПК РСФСР и в ч. 4 ст. 166 проекта УПК РФ, изложив в следующей редакции: «В случае необходимости производства следственных действий в другом районе следователь вправе произвести их лично либо поручить производство этих действий следователю или органу дознания этого района. Следователь может поручить производство розыскных или оперативно-розыскных действий органу дознания по месту предва- рительного следствия или по месту их производства, а также может лично проводить любые следственные и розыскные действия по делу».

232

Приложение 1 ЛИТЕРАТУРА 1. Законы, нормативные акты и другие официальные документы

1.1. Конституция Российской Федерации. Принята 12 декабря 1993 г. М., 1996. 1.2. 1.3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 24 мая 1996 г. // Соб- рание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2954. 1.4. 1.5. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960, № 40. Ст. 593. 1.6. 1.7. Проект Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, принятый в первом чтении Государственной Думой Российской Федерации в 1998 г. 1.8. 1.9. О милиции: Закон РСФСР // Рос. газ. 1991. 16 мая. 1.10. 1.11. Об оперативно-розыскной деятельности: Закон Российской Феде- рации от 5 июля 1995 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. №33. Ст. 6132. 1.12. 1.13. О прокуратуре Российской Федерации: Федеральный закон в ред. от 18.10.1995 г. (17.11.95 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 47. Ст. 4472. 1.14. 1.15. О разграничении подследственности уголовных дел: Инструктивное письмо Генерального прокурора Российской Федерации № 19/22 от 19 июня 1993 г. 1.16. 1.17. Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия под- разделений и служб ОВД в расследовании и раскрытии преступлений: Приказ МВД России № 334 от 20 июня 1996 г. 1.18. 1.10. Об основных направлениях оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел на 1992 год: Приказ МВД России № 71 от 9 марта 1992 г.

233

1.11. Об объявлении соглашения о взаимодействии МВД независимых государств в сфере борьбы с преступностью: Указание МВД России № 5 от 25 мая 1992 г. 1.12. 1.13. Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия структурных подразделений органа внешней разведки Министерства обороны Российской Федерации и МВД Российской Федерации: Приказ Министерства обороны и МВД Российской Федерации № 007/003 от 22 мая 1996 г. М., 1996. 1.14. 1.15. Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб ОВД в расследовании и раскрытии преступлений: Приказ МВД России № 334 от 20 июня 1996 г. М., 1996. 1.16. 1.17. Об укреплении взаимодействия и разграничении объектов опера- тивного обслуживания между транспортными и территориальными ОВД РФ: Приказ МВД России № 220 от 12 дек. 1991 г. М., 1991. 1.18. 1.19. О мерах по совершенствованию взаимодействия служб органов внутренних дел в предупреждении, раскрытии и расследовании преступлений, связанных с пожарами: Приказ МВД СССР № 186 от 30 апр. 1990 г. М., 1990. 1.20. 1.21. О международных договорах Российской Федерации: Федераль- ный закон от 16 июня 1995 г. (15 июля 1995 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 29. Ст. 2757. 1.22. 1.23. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Подписана в Минске 22 января 1993 г. Вступила в силу для Российской Федерации 10 дек. 1994 г. // Собрание зако- нодательства Российской Федерации. 1995. № 17. Ст. 1472. 1.24. 1.25. Об объявлении Соглашения о правовой помощи и сотрудничестве: Приказ Генерального прокурора Российской Федерации № 18 от 3 июля 1993 г. 1.26. 234

1.19. Об изменении порядка выполнения ходатайств об оказании пра- вовой помощи: Указание Генерального прокурора Российской Федерации № 1/20от20янв. 1993 г. 1.20. 1.21. Об объявлении Инструкции о порядке исполнения и направления органами внутренних дел Российской Федерации запросов и поручений по линии Интерпола: Приказ МВД России № 10 от 11 янв. 1994 г. 1.22. 1.23. О прямых контактах с полицейскими органами зарубежных стран: Письмо МВД России № 1/2548 от 1 июля 1992 г. 1.24. 1.25. О федеральных органах налоговой полиции: Постановление Кон- ституционного Суда Российской Федерации № 20-П от 17 дек. 1996 г. по делу о проверке конституционности пп. 2 и 3 ч. 1 ст. 11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. №1. Ст. 197. 1.26. 1.27. Положение о Следственном управлении Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации: Утверждено приказом Феде- ральной службы налоговой полиции Российской Федерации № 128 от 22 апр. 1996 г. 1.28. 1.29. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1997. 1.30. 1.31. Обзор практики расследования уголовных дел по фактам краж и разбоев из сейфов и металлических ящиков // ГСУ ГУВД Краснодарского края №10/02/98, №6/42. 1.32. 1.33. Обзор практики расследования уголовных дел по фактам хищений (краж, разбоев, вымогательства) скота // ГСУ ГУВД Краснодарского края №6/9-1862 от 12.08.98 г. 1.34. 1.35. Обзор практики расследования преступлений, совершаемых не- совершеннолетними // ГСУ ГУВД Краснодарского края № 6/6-1356 от 14.08.99. 1.36. 235

1.28. Архив ИЦ ГУВД Краснодарского и Ставропольского края, МВД Республики Адыгея, Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республик за 1997-1999 гг. 1.29. 1.30. Отчет ГУВД Краснодарского края за 1997-1999 гг. // Информа- ционный центр ГУВД Краснодарского края. Краснодар, 1999. № 28/965. 1.31. 1.32. Аналитическая справка следственной практики за 1997-1998 гг. // СК МВД России. 1999. № 25.9126. 1.33. 1.34. Уголовное дело № 23489. Архив Гулькевичского горсуда. 1998. № 1/458. 1.35. 1.36. Бюллетень Главного следственного управления МВД России. 1.37. 1998. №2 (55). С. 12-24.

1.33. Информационный бюллетень СК МВД России: Материалы. М.,

  1. № 3 (88).

1.34. Архив ГСУ ГУВД Краснодарского края. 1998. Т. 2. С. 58. 1.35. 1.36. Архив ГСУ ГУВД Ставропольского края. 1999. Т. 4. С. 256. 1.37. 1.38. Архив СК МВД России / Отдел по координации выполнения ме- ждународных поручений. М., 1999. Т. 5. С. 68. 1.39. 1.40. Архив ГСУ ГУВД Ставропольского края. 1999. Т. 2. С. 24. 1.41. 1.42. Информационный бюллетень СК при МВД России. М., 1999. № 2(56). С. 28-31; № 4(65). С. 34-45. 1.43. 1.44. Уголовное дело № 586214/99. Архив Тахтамукайского районного суда Республики Адыгея. 1.45. 1.46. Уголовное дело № 58612/98. Архив Тбилисского районного суда Краснодарского края. 1998. 1.47. 1.48. Обзорная справка по итогам работы ЭКП страны за 1999 г. Архив ЭКЦ МВД России. 2000. Т. 2. С. 38-46. 1.49. 236

т 2. Монографии, учебники и учебные пособия

2.1. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С, Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Кри- миналистика / Под ред. Р.С. Белкина. М., 1999. 2.2. 2.3. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С. Особенности расследования преступлений организованных преступных сообществ // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. М., 1997. 2.4. 2.5. Арсеньев В.Д., Заболоцкий В.Г. Использование специальных зна- 2.6. # ний при установлении фактических обстоятельств дела. Красноярск, 1986.

2.4. Арцишевский Г.В. Выдвижение и проверка следственных версий. М., 1978. 2.5. 2.6. Аренесян Г.А., Поташник Д.П. Криминалистическое и судебно- бухгалтерское исследование документов при расследовании хищений социа- листического имущества. М., 1986. 2.7. 2.8. Агафонов В.В., Филиппов А.Г. Криминалистика. Вопросы и ответы. М., 2000. 2.9. 2.10. Актуальные проблемы теории и практики взаимодействия подразделений органов внутренних дел в борьбе с преступностью: Материалы межвузовской научно-практической конференции. Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 1998. 2.11. 2.12. Балашов А. Взаимодействие следователя и органа дознания. М., 1998. 2.13. * 2.9. Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воронеж, 1992. 2.10.Баренбойм М. Психология адвоката по уголовным делам. М., 1989. 2.11.Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование

преступлений. М., 1991.

2.12.Белкин Р.С. Курс советской криминалистики: В 3 т. М., 1977-1979. 2.13.Белкин Р.С. Курс криминалистики: В 3 т. М., 1997.

«

237

2.14.Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград, 1993.

2.15.Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997.

2.16.Белкин Р.С. Криминалистика. М., 1999.

2.П.Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. М., 1988.

2.18.Белкин А.Р. Теория доказательств. М., 2000.

2.19.Булатов В.И. Взаимодействие в раскрытии терактов, пресечении фактов экстремизма политического, национального и религиозного толка // ОРР. 1999. №4(55).

2.20.Бушуев Г.В. Способ совершения преступления и его влияние на общественную безопасность содеянного. Омск, 1988.

2.21.Белозеров Ю.Н., Гуткин И.М. Органы дознания и предварительно- го следствия системы МВД и их взаимодействие. М., 1973.

2.22.Бобкова И.Н., Гвоздев А.И. Проблемы борьбы с преступностью в сфере экономики. Минск, 1991.

2.23.Божкова Н.Р. и др. Следственная (криминалистическая) тактика. Саратов, 1996.

2.24.Быховский И.Е. Процессуальные и тактические вопросы проведения следственных действий. Волгоград, 1977.

2.25.Бэкон Ф. Опыт или наставления нравственные и политические: Соч. Т. 2. М., 1972.

2.26.Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М., 1970.

2.27.Васильев А.Н., Мудьюгин Г.Н., Якубович Н.А. Планирование рас- следования преступлений. М., 1957.

2.28.Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. М., 1981.

238

2.29.Васильев А.Н. Рассмотрение сообщений о совершенных преступ- лениях. М., 1954.

2.30.Ведерников Н.Т. Изучение личности преступника в процессе рас- следования. Томск, 1969.

2.31.Вопросы совершенствования криминалистической методики. Сб. научн. тр. Волгоград, 1981.

2.32.Вопросы расследования преступлений: Справочное пособие / Под общ. ред. И.Н. Кожевникова; научн. ред. А.Я. Качанов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: СПАРК, 1997.

2.33.Возгрин И.А. Общие положения методики расследования отде- ольных видов преступлений. Л., 1976.

2.34.Волженкин Б.В. Экономические преступления. СПб., 1999.

2.35.Волков Б.С. Личность преступника. Казань, 1972.

2.36.Гаврилов А.К. Классификация сообщений о преступлениях и про- цессуальные последствия их рассмотрения следователем и органом дознания. М: ВСШМВД СССР, 1970. Вып. 3.

2.37.Гаврилов А.К. Раскрытие преступлений на предварительном след- ствии. Волгоград, 1976.

2.38.Гапанович Н.Н. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений. Минск, 1983.

2.39.Гуткин И.М. Органы дознания и предварительного следствия сис- темы МВД и их взаимодействие. М., 1973.

2.40.Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск, 1975.

2.41.Герасимов А.П. Организация взаимодействия в управлении орга- нами внутренних дел. М., 1986.

2.42.Горяинов К.К., Кваша Ю.Ф., Сурков К.В. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Комментарий. М.: Новый юрист, 1987.

239

2.43.Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления органами внутренних дел. Ташкент, 1986.

2.44.Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. М: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1999.

2.45.Григорян А.С. Расследование поджогов. М., 1971.

2.46.Гуров А.И. Профессиональная преступность. Прошлое и современность. М., 1990.

2.47.Дагель П.С. Учение о личности преступника. Владивосток, 1970.

• 2.48.Давыдов П.М., Сидоров Д.В., Якимов П.П. Судопроизводство по новому УПК РСФСР. Свердловск, 1962.

2.49.Дидык В.Я. О некоторых аспектах проблемы взаимодействия ОВД и госбезопасности в борьбе с организованной экономической преступностью // Проблемы борьбы с организованной преступностью. М., 1991.

2.50.Дубинский А.Я. Производство предварительного расследования органами внутренних дел. Киев, 1987.

2.51.Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987.

2.52.Еременко Ю.П. Советская государственная власть и следственный аппарат. Волгоград, 1973.

2.53.Жаркий В.Е. Взаимодействие следователя и органов дознания. Волгоград, 1976.

2.54.Желобкевич Н.И. Использование аппаратами БЭП возможности

• налоговой полиции в решении стоящих перед ними задач // Некоторые про блемы ОВД. Вып. 2. Н. Новгород, 1996.

2.55.Закатов А.А., Цветков СИ. Тактика допроса при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами. М., 1996.

2.56.Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. Волгоград, 1999.

240

2.57.Зеленский В.Д. Организация расследования преступлений (крими- налистические аспекты) / Отв. ред. Ю.Н. Лукин. Ростов н/Д, 1989.

2.58.Зеленский В.Д. Основы организации расследования преступлений. Краснодар, 1999.

2.59.Иванов В.А. Дознание в советском уголовном процессе. Л.: ЛГУ, 1966.

2.60.Игошев К.Е. Типология личности преступника и мотивация пре- ступного поведения. Горький, 1974.

2.61.Колдин В.Я., Полевой Н.С. Информационные процессы и структу- ра в криминалистике. М., 1985.

2.62.Колесниченко А.Н., Коновалова В.Б. Криминалистическая харак- теристика преступлений. Харьков, 1985.

2.63.Кретэс И., Самыгин Л.Д. Поиск источников криминалистической информации: Криминалистика социалистических стран / Под ред. В.Я. Кол-дина. М., 1986.

2.64.Криминалистика: Учеб. для вузов МВД России. Т. 2. Техника, так- тика, организация и методика расследования преступлений / Ред. кол.: П.Б. Смагоринский (отв. ред.), А.Ф. Волынский, А.А. Закатов, А.Г. Филиппов. Волгоград, 1994.

2.65.Криминалистика: Учеб. для вузов / И.Ф. Герасимов, Л.Я. Драпкин, Е.П. Ищенко и др.; Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. М, 1994.

2.66.Криминалистика: Учеб. / Под ред. А.Г. Филиппова, А.Ф. Волын- ского. М., 1998.

2.67.Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования / Под ред. Т.В. Аверьяновой и Р.С. Белкина. М., 1997.

2.68.Криминалистика: Учеб. /Под ред. А.Ф. Волынского. М., 1999.

2.69.Криминалистика: Актуальные вопросы теории и практики: Сб. те- зисов. Ростов н/Д: РЮИ МВД России, 2000.

241

2.70.Кони А.Ф. Приемы и задачи прокуратуры: Собр. соч.: В 8 т. М., 1967. Т. 4.

2.71.Кукушкин Ю.А. Общие вопросы организации следственной работы. Волгоград, 1975.

2.72.Кулагин Н.И. Организация управления в сфере предварительного следствия. Волгоград, 1980.

2.73.Кулагин Н.И. Психология и этика управления в следственном ап- парате органов внутренних дел. Волгоград, 1981.

2.74.Кулагин Н.И., Кравченко В.Г. Содержание и методы научной ор- ганизации труда работника милиции и следователя. Краснодар: КЮИ МВД России, 1997.

2.75.Ларьков А.Н. Расследование и предупреждение должностных пре- ступлений. М., 1976.

2.76.Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М., 1970.

2.77.Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. М., 1996.

2.78.Ларичев В.Д., Решетняк Н.С. Организационно-правовые основы деятельности государственной налоговой службы, департамента налоговой полиции и их взаимодействие с аппаратами по экономическим преступлениям ОВД: Учеб. пособие. М, 1995.

2.79.Леонов А.А., Лебедев В.И. К проблеме психологической совмес- тимости // Вопросы философии. 1972. № 9.

2.80.Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следователем. М., 1987.

2.81.Леви А.А., Михайлов А.И. Обыск. М., 1983.

2.82.Лейкин Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. Л., 1968.

2.83.Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. М., 1997.

242

2.84.Лубин А.Ф. Криминалистическая характеристика преступной дея- тельности в сфере экономики: понятие, формирование, использование: Учеб. пособие. Н. Новгород, 1991.

2.85.Лукьянчиков Е.Д., Кузмичев B.C. Тактические основы расследо- вания преступлений. Киев, 1989.

2.86.Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. М., 1993.

2.87.Макаренко Н.П. Техника расследвоания преступлений. Харьков, 1925.

2.88.Максимов СВ. Эффективность общего предупреждения преступ- лений. М., 1992.

2.89.Махов В.Н. Участие специалиста в следственных действиях. М., 1975.

2.90.Мельников Ю.Б. Личность преступника и индивидуализация уго- ловного наказания // Сов. гос-во и право. М., 1972.

2.91.Митричев Л.С, Чубаченко А.Л. и др. Исследование маркировочных данных автотранспортных средств. М., 1995.

2.92.Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уго- ловном процессе. Саратов, 1975.

2.93.Новак В.В. Методика расследования краж. СПб., 1992.

2.94.Невский С.А. и др. Организация расследования краж огнестрель- ного оружия и боеприпасов из хранилищ. Краснодар, 1998.

2.95.Ногайцев А.А. Исследование маркировочных обозначений авто- мобилей зарубежного производства. М., 1996.

2.96. Николаичу к И.А. Способ сокрытия как форма противодействия расследованию преступлений. М., 2000.

2.97.Нургалиев Б.М. Организованная преступная деятельность (уго- ловно-правовые, процессуальные и криминалистические аспекты). Караганда, 1997.

243

2.98.Осипов А.Ф. Вопросы соотношения уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности (взаимодействие следователя с органами дознания). М., 1976.

2.99.Основы государственной политики борьбы с преступностью в России. Теоретическая модель. М., 1997.

2.100. Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации: Материалы научно- практической конференции (29-30 октября 1996 г. г. Руза). М., 1997.

2.101.Оровер В.А. Технические средства, применяемые при производ- стве обысков. Л., 1972.

2.102.Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе. М., 1993.

2.103.Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным де- лам. М., 1995.

2.104.Пантелеев И.Ф. Методика расследования преступлений. М., 1975.

2.105.Павлов Н.Е. Возбуждение уголовного производства. М., 1992.

2.106.Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. М„ 1989.

2.107.Петрухин И.Л. Вам нужен адвокат. М., 1993.

2.108.Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. М., 1964.

2.109.Петрухин И.Л. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть Особенная. М., 1967.

2.110.Пещак Ян. Следственные версии. М., 1976.

2.111.Пинхасов Б.И. Использование документов в доказывании. Таш- кент, 1977.

2.112. Попов В.Л. Судебно-медицинская экспертиза: Справочник. СПб., 1997.

244

2.113.Проблемы взаимодействия оперативных аппаратов с иными службами ОВД, с государственными и общественными организациями: Межвуз. сб. науч. тр. Киев, 1989.

2.1 Н.Платонов К.К. О системе психологии. М., 1972.

2.115.Планирование расследования преступлений отдельных видов / Под ред. СМ. Самоделкина. Волгоград, 1987.

2.116. Попов А.В. Поиск вещественных источников доказательственной информации. М., 1977.

2.117.Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. Минск, 1978.

2.118.Ратинов А. Практика применения нового законодательства: Тези- сы доклада. М., 1962.

2.119.Резван А.П. Правовые и криминалистические проблемы борьбы с хищениями предметов, имеющих особую ценность. Волгоград, 2000.

2.120.Рогожин В.А. Взаимодействие следователя с органами дознания при расследовании преступлений несовершеннолетних. Киев, 1985.

2.121.Рыжаков А.И. Следственные действия и иные способы собирания докзательств: Учеб. пособие. Тула, 1996.

2.122.Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. М., 1996.

2.123.Сахаров А.Б. Учение о личности преступника и его значение в профилактической деятельности органов внутренних дел. М., 1984.

2.124.Сафин Н.Ш. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого в со- ветском уголовном судопроизводстве. Казань, 1990.

2.125.Смирнов Л.Н. Научно-практические комментарий УПК РСФСР. М., 1994.

2.126. Социальная психология. Краткий очерк / Под ред. Г.П. Предвеч- ного и Ю.А. Шерковина. М., 1975.

245

2.127. Сокрытие преступлений как форма противодействия расследованию. М., 2000.

2.128.Строгович М.С. Уголовный процесс. М., 1946.

2.129. Селиванов Н.А., Сметков В.А. Руководство для следователей. М., 1998.

2.130.Сорокотягин И.Н. Специальные познания в расследовании пре- ступлений. Ростов н/Д, 1984.

2.131.Сорокотягин И.Н. Системно-структурная характеристика специальных познаний и формы их использования в борьбе с преступностью. Свердловск, 1983.

2.132. Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов преступлений. Саратов, 1972.

2.133.Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1968.

2.134. Топорин Б.Н., Батурин Ю.М., Орехов Р.Г. и др. Комментарий к Конституции Российской Федерации 1993 г. М., 1994.

2.135.Уголовный процессе: Учеб. для студентов юрид. вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. М., 1996.

2.136. Уголовный процесс: Учеб. для вузов / Под общ. ред. проф. П.А. Лупинской. М., 1995.

2.137.Уголовный процесс: проблемы международного сотрудничества/ Под ред. В.М. Савицкого. М.: БЕК, 1994.’

2.138. Уголовно-процессуальное право: Учеб. / Под ред. проф. П.А. Лу- пинской. М., 1997. 2.139. 2.140. Уголовный процесс: Учеб. для вузов / Под общ. ред. проф П.А. Лупинской. М.: Юристъ, 1995. 2.141. 2.142. Устинов B.C. Понятие и криминологическая характеристика ор- ганизованной преступности. Н. Новгород, 1993. 2.143. 246

2.141. Ульянов Р.И., Тереенков А.С. Взаимодействие оперативных ап- паратов с другими службами ОВД, а также организациями, наделенными правом осуществления ОВД: Лекция. Краснодар, 1995. 2.142. 2.143. Филиппов А.Г. Общие положения методики расследования от- дельных видов преступлений. М., 1981. 2.144. 2.145. Федоров Ю.Д. Специальные познания и формы их использования при расследовании преступлений: Тр. Ташкентской высшей школы МВД СССР. Ташкент, 1976. 2.146. 2.147. Филимонов В.Д. Общественная опасность личности преступника. Томск, 1970. 2.148. 2.145.Хмыров А.А. Косвенные доказательства. М., 1979.

2.146.Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1951.

2.147.Чельцов М.А., Чельцова Н.В. Проведение экспертизы в советском уголовном процессе. М., 1954.

2.148.Чубаченко А.Л., Власов И.В. Идентификационные особенности отечественных автомобилей, выпущенных после 1990 года. М., 1996.

2.149.Чувилев А.А. Взаимодействие следователя органа внутренних дел с милицией. М., 1981.

2.150.Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе. Методические и правовые проблемы. Саратов, 1986.

2.151.Шиканов В.И. Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно-технического про- гресса. Иркутск, 1978.

2.152.Эйсман А.А. Заключение эксперта (структура и научное обосно- вание). М., 1967.

2.153.Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно- процессуального права. М., 1967.

2.154.Эксархопуло А.А. Правовые, тактико-технические и организаци- онные вопросы объектов. Л., 1980.

247

2.155.Яблоков Н.П. Расследование, и предупреждение преступных на- рушений правил охраны труда и техники безопасности. М., 1971.

2.156.Яблоков Н.П. Криминалистическая методика расследования. М., 1985.

2.157.Яблоков Н.П., Колдин В.Я. Криминалистика. М., 1990.

2.158.Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следст- вия. М., 1971.

2.159.Якубович Н.А. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М, 1973.

2.160.Якимов И.Н. Криминалистика. Уголовная тактика. М.41929.

2.161.Якимов И.Н. Криминалистика. Кн. 1. Техника и тактика рассле- дования преступлений. М., 1935.

2.162.Ясинский Г.М. Взаимодействие следователей и органа дознания. М., 1969.

  1. Научные статьи

3.1. Белкин Р.С., Быховский И.Е., Дулов А.В. Модное увлечение или новое слово в науке? Еще раз о криминалистической характеристике преступления // Соц. законность. 1987. № 9. С. 56-57.

3.2.Белкин Р.С., Винберг А.И. Системы и классификации в криминали- стике // Криминалистика. Общетеоретические проблемы. М., 1973. С. 183-211.

3.3. Винберг А.И., Малаховская Н.Т. О принципах классификации объ- ектов в судебно-бухгалтерской объектологии // Теоретические и методологические вопросы судебной экспертизы: Сб. науч. тр. ВНИИСЭ. М., 1985. 3.4. 3.5. Возгрин И.А. О структуре методики расследования отдельных видов преступлений // Вопросы теории и практики борьбы с преступностью. Л., 1974. С. 82. 3.6. 248

3.5. Волков Б.С. Нравственные начала в назначении наказания // Пра- воведение. 2000. № 1. с. 121-127. 3.6. 3.7. Гулькевич З.Т. Информационные свойства протоколов следственных действий и их роль в доказывании до уголовным делам // Криминали- стика и судебная экспертиза. 1985. С. 26. 3.8. 3.9. Герасимов И.Ф. Принципы построения методики раскрытия пре- ступлений // Вопросы методологии и методики расследования. М., 1973. С. 82-83. 3.10. 3.11. Герасимов И.Ф. Криминалистическая характеристика преступлений в методике расследования // Методика расследования преступлений (об- щие положения). М., 1976. С. 93-97. 3.12. 3.13. Глотов О. Формы использования специальных познаний в советском уголовном процессе должны быть расширены // Вопросы экспертизы в работе защитника. Л., 1970. С. 47-52. 3.14.

3.10. Грамович Т.И. О совершенствовании правового регулирования применения специальных знаний и научно-технических средств // Проблемы совершенствования уголовно-процессуального законодательства БССР. Минск, 1984. 3.11. 3.12. Густов Г.А. Понятие и виды криминалистической характеристики преступлений // Криминалистическая характеристика преступлений. М., 1984. С. 44-49. 3.13. 3.14. Драпкин Л.Я. Предмет доказывания и криминалистическая ха- рактеристика преступлений // Криминалистические характеристики в методике расследования преступлений. Свердловск, 1978. С. 17-25. 3.15. 3.16. Завидов Б. Вина и ее доказывание в налоговых, гражданских и уголовных правонарушениях // Право и экономика. 1999. № 7. С. 46-53; № 9 С. 19-21. 3.17. 3.18. Зуев Е.И. Сущность специальных познаний: Тр. ВНИИОП. М., 1968. Вып. 13. 3.19. 249

3.15. Зуев Е.И. Непроцессуальная помощь сведущего лица на предва- рительном следствии: Тр. ВНИИСЭ СССР. М., 1973. Вып. 26. 3.16. 3.17. Зуйков Г.Г. Развитие криминалистического учения о способе со- вершения преступления и проблема способа сокрытия преступления // Повышение эффективности расследования преступлений. Иркутск, 1986. С. 49. 3.18. 3.19. Кабанов П.П. Совершенствовать практику использования специ- альных знаний при расследовании преступлений // Следственная практика. 1985. №148. С. 115. 3.20. 3.21. Ковалев А.А. Теоретические вопросы участия специалиста в производстве следственных действий // Актуальные вопросы советской юридической науки. Саратов, 1978. Ч. 2. 3.22. 3.23. Карнеева Л.М. Правовые основы взаимодействия следователя с сотрудниками милиции // Соц. Законность. М, 1981. № 5. С. 50-53. 3.24. 3.25. Карнеева Л.М. Укреплять взаимодействие, обеспечить комплексное использование сил и средств в раскрытии каждого преступления // Бюл- летень ГСУ МВД СССР. М., 1988. № 4. С. 7. 3.26. 3.27. Кулагин Н.И. Организационная деятельность следователя и вариант ее оптимизации // Проблемы организаторской работы следователя: Сб. научн. тр. Волгоград, 1991. 3.28. 3.29. Ларин A.M. Процессуальные вопросы соотношения следователя и оперативно-розыскной деятельности органов дознания // Соц. законность. 1967. № 7. 3.30. 3.31. Ларичев В.Д., Печенкина Г.В., Якушкин В.И. Совершенствовать способы выявления сокрытых доходов // Финансы. 1993. № 3. С. 18-25. 3.32. 3.33. Ларьков А.Н., Кривенко Т.Д., Куранова Э.Д. Расследование новых видов экономических преступлений / НИИ проблем укрепления закон- ности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ. М., 1995. 3.34. 3.35. Лисиченко В.К., Циркаль В.В. Формы использования специальных познаний и виды участия специалистов на предварительном следствии // 3.36. 250

Применение специальных познаний в борьбе с преступностью. Свердловск, 1983.

3.26. Лузгин И.М. Участие специалиста-криминалиста в допросе, очной ставке и уточнении показаний на месте // Криминалистическая экспертиза. М., 1966. Вып. 1. 3.27. 3.28. Мальцев Е.Г. К вопросу о понятии и месте оперативно-розыскных мероприятий в системе криминалистики: Ученые записки. Пермь, 1976. №187. С. 69. 3.29. 3.30. Махов В.Н. Участие специалиста в расследовании преступлений // Соц. законность. 1969. № 5. С. 25. 3.31. 3.32. Меретуков Г.М. Судебные экспертизы: Справочное пособие для следователей и судов. Краснодар, 1993. 3.33. 3.34. Морозов Г.Е. Об участии специалиста в советском уголовном процессе // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы: Меж-вуз. сб. науч. тр. Саратов, 1978. Вып. 2. С. 75. 3.35. 3.36. Миньковский Г.М. Некоторые вопросы дознания и предвари- тельного следствия в свете Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик // Важный этап развития советского права. М., 1960. С. 107. 3.37. 3.38. Одинокова Г.В. Рэкету платит каждый второй бизнесмен // Пре- ступление и наказание. 1994. № 2. С. 13. 3.39. 3.40. Ратинов А.Р. Взаимодействие следователей прокуратуры и ми- лиции при расследовании преступлений // Практика применения нового уголовно-процессуального законодательства в стадии предварительного расследования. М., 1962. С. 86-90. 3.41. 3.42. Ростовцев М.Н. Особенности специальных знаний, определяющие возможность участия эксперта в уголовном процессе при проведении комплексных криминалистических исследований // Процессуальные аспекты судебной экспертизы. М., 1986. С. 62. 3.43. 251

3.35. Селиванов Н.А. Некоторые особенности расследования преступ- лений, совершаемых организованными группами // Прокурорская и следственная практика. М., 1977. С. 98-110. 3.36. 3.37. Селиванов Н.А. Криминалистические характеристики и следст- венные ситуации в методике расследования // Соц. законность. 1977. № 2. С. 58-59. 3.38. 3.39. Соловьев А.Б. Причины следственных ошибок // Вопросы укреп- ления законности и устранения следственных ошибок в уголовном судопроизводстве: Сб. науч. тр. М., 1988. С. 31. 3.40. 3.41. Танасевич В.Г. Протоколы следственных и судебных действий // Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 677. 3.42. 3.43. Толеубекова Б.Х. Использование специальных познаний следо- вателя при оценке документов, исполненных средствами электронно- вычислительной техники // Проблемы предварительного следствия и дознания: Сб. науч. тр. М.: ВНИИ МВД СССР, 1988. С. 40-45. 3.44. 3.45. Хмыров А.А. Криминалистическая характеристика преступления и пути косвенного доказывания по уголовному делу // Правоведение. 1978. № 3. С. 59-62. 3.46. 3.47. Шиканов В.И. Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно-технического про- гресса. Иркутск, 1978. С. 31. 3.48. 3.49. Шляхов А.Р. Использование достижений научно-технической ре- волюции в социалистическом правосудии // XXV съезд КПСС и дальнейшее укрепление социалистической законности: Сб. науч. тр. М, 1970. С. 55. 3.50. 3.51. Эйсман А.А. О содержании понятия криминалистической харак- теристики преступлений // Криминалистическая характеристика преступлений. М., 1987. 3.52. 3.53. Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика преступлений и типичные следственные ситуации как важные факторы разработки методи- 3.54. 252

ф ки расследования преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. М.,

  1. С. 110-122.

3.45. Яблоков Н.П. Структура способа совершения преступления как элемент его криминалистической характеристики // Способы сокрытия следов преступлений и криминалистические методы их установления. М., 1984. С. 42-45. 3.46. 3.47. Якубович Н.А. Роль философских категорий в познании природы судебных доказательств // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1967. № 5. 3.48. * С. 95-116.

3.47. Ясинский Г.М. Взаимодействие следователя МООП и органа дознания // Соц. законность. 1964. № 7. С. 19-20.

  1. Диссертации и авторефераты диссертаций

4.1. Андреев Г.В. Взаимодействие налоговой полиции и ОВД при раскрытии и расследовании преступлений в сфере налогообложения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1999. 4.2. 4.3. Балашов А.Н. Взаимодействие следователей и органов дознания при расследовании преступлений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1973. 4.4. 4.5. Брылев В.И. Взаимодействие следователя и органов дознания при расследовании и предупреждении преступлений, связанных с наркобизнесом: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1991. 4.6. • 4.4.Бурюмов Н.Т. Совершенствование информационно-аналитичес кого взаимодействия ОВД и органов местного самоуправления по подготовке и согласованию управленческих решений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М, 1998.

4.5. Волков А.Н. Взаимодействие аппаратов уголовного розыска с подразделениями ГАИ при раскрытии преступлений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1993.

253

4.6. Воробьёва И.В. Тактические и практические проблемы взаимодействия следователя с контролирующими органами в борьбе с преступностью: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1979. 4.7. 4.8. Герасимов И.Ф. Взаимодействие органов предварительного следствия при расследовании особо опасных преступлений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1966. 4.9. 4.10. Герасимов И.Ф. Теоретические проблемы раскрытия преступлений: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1979. 4.11. 4.12. Гришин А.И. Координация деятельности спецаппарата ОВД области в борьбе с преступлениями в сфере экономики: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1992. 4.13. 4.10.Гордон Э.С. Правовые и организационные проблемы судебно- медицинской экспертизы в советском уголовном процессе: Дис. … д- ра юрид. наук. М., 1991.

4.11.Голяндин Н.П. Взаимодействие оперативно-поисковых подразделений с другими подразделениями органов внутренних дел в борьбе с преступностью: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1997.

4.12. Еркенов СЕ. Взаимодействие правоохранительных органов стран СНГ при раскрытии и расследовании транснациональных преступлений: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2000. , 4.13. 4.14. Евстегнеева О.В. Использование специальных познаний в доказывании на предварительном следствии в российском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1999. 4.15. 4.16. Киричук И.Б. Организация и деятельность ОВД как предмет правового регулирования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1991. 4.17. 4.18. Камышин В.А. Иные документы как «свободное» доказательство в уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ижевск, 1998. 4.19. 4.20. Костенко Р.В. Достаточность доказательств в российском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 1998. 4.21. 254

» 4.17. Кутякин С.А. Взаимодействие оперативных аппаратов следствен-

ных изоляторов и криминальной милиции в борьбе с преступностью (правовые, организационные и тактические вопросы): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М, 1998.

4.18. Кузнецова Н.А. Собирание и использование документов в качестве доказательств по уголовным делам: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1996. 4.19. 4.20. Круглов В.А. Организация взаимодействия служб и подразделений ОВД на железнодорожном транспорте в охране общественного порядка: 4.21. *• Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1992.

4.20.Кулагин Н.И. Управление следственными аппаратами органов внутренних дел. Дис. … д-ра юрид. наук. М., 1990.

4.21.Ларин A.M. Проблемы расследования в советском уголовном процессе: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 1973.

4.22. Ларьков А.Н. Изучение личности расхитителя и предупреждение хищений на предварительном следствии и в суде: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1969. 4.23. 4.24. Магомедов А.Ю. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием в стадии предварительного расследования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Омск, 1999. 4.25. 4.26. Мазуренко П.Н. Относимость и допустимость объектов криминалистически значимых, используемых, при расследовании преступлений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ижевск, 1999. 4.27. • 4.25. Малушкина Н.С. Теоретико-правовые основы взаимодействия

ОВД и средств массовой информации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1992.

4.26. Марчук А.Д. Взаимодействие аппаратов РУОП и следственных подразделений при расследовании уголовных дел: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2000.

255

4.27. Маргасов О.В. Взаимодействие аппаратов уголовного розыска с милицией общественной безопасности: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1998. 4.28. 4.29. Матвеев В.Е. Взаимодействие аппаратов БЭП с налоговыми ин- спекциями в целях выявления корыстных преступлений, на предприятиях, занятых организацией досуга населения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1993. 4.30. 4.31. Махов В.Н. Теория и практика использования знаний сведущих лиц при расследовании преступлений: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 1993. 4.32. 4.33. Махов В.Н. Участие специалиста в следственных действиях: Ав- тореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1972. 4.34. 4.35. Меликян М.Н. Процессуальные и криминалистические аспекты предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях: Дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 1998. 4.36. 4.37. Михайленко А.Р. Вопросы теории и практики возбуждения уго- ловных дел в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1971. 4.38. 4.39. Мищенко Л.В. Организация и тактика взаимодействия аппаратов по экономическим преступлениям с другими оперативными подразделения- ми органов внутренних дел: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1996. 4.40. 4.41. Назаров С.Д. Взаимодействие аппаратов по борьбе с организован- ной преступностью с другими субъектами оперативно-розыскной деятельности (правовые и организационно-тактические проблемы): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1997. 4.42. 4.43. Орлов В.М. Экспертиза на предварительном следствии и проку- рорский надзор за законностью ее проведения: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1973. 4.44. 256

4.36. Парамонов А.А. Взаимодействие таможенной службы с органами внутренних дел в борьбе с контрабандой и нарушениями таможенных правил: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1999. 4.37. 4.38. Похмелкин В.А. Дознание в советском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1959. 4.39. 4.40. Пидюков П.П. Отказ в возбуждении уголовного дела по нереаби- литирующим основаниям: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Киев, 1990. 4.41. 4.42. Пинхасов Б.И. Проблемы борьбы с подлогами документов: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1970. 4.43. 4.44. Резепов В.П. Документы как доказательства в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1947. 4.45. 4.46. Слепнев Е.А. Развитие организационно-правовых форм взаимодействия органов общественной самодеятельности и милиции в охране общественного порядка: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М, 1991. 4.47. 4.48. Стахов Я.Г. Организационно-правовые основы взаимодействия органов внутренних дел с другими правоохранительными органами в городе, районе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 19 4.49. 4.50. Селина Е.В. Экспертиза как средство доказывания в суде первой инстанции по уголовным делам: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 1997. 4.51. 4.52. Сидоров А.А. Организация и уголовно-процессуальные вопросы участия специалиста в расследовании: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2000. 4.53. 4.54. Сорокотягин И.Н. Криминалистические проблемы использования специальных познаний в расследовании преступлений: Дис. … д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1992. 4.55. 4.56. Танасевич В.Г. Проблемы борьбы с хищениями государственного и общественного имущества: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1967. 4.57. 257

4.47. Тюнин В.И. Социологические и организационно-правовые вопросы взаимодействия ОВД и учреждений массовой информации в профилакти- ке наркомании: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1993. 4.48. 4.49. Финогенов А.Г. Предмет доказывания при производстве по граж- данскому иску в уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 1998. 4.50. 4.51. Умаров К.У. Органы милиции - основные органы дознания: Ав- тореф. дис. … канд. юрид. наук. Ташкент, 1968. 4.52. 4.5О.Швецов В.И. Некоторые вопросы обеспечения законности при производстве дознания органами милиции: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1968.

4.51. Шишов Е.Е. Использование специальных познаний при расследо- вании краж грузов из подвижного состава железнодорожного транспорта: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1999. 4.52. 4.53. Штромас А.Ю. Деятельность? сведущих лиц в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1963. 4.54. 4.55. Шуматов Ю.Т. Использование специальных познаний на предва- рительном следствии: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1996. 4.56. 4.57. Яковлев В.И. Вопросы взаимодействия таможенных органов и ОВД: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М, 1998. 4.58. 4.53. Яковенко В.Е. Взаимодействие следователей с работниками ГАИ в дорожно-транспортных происшествиях. М., 1992.

  1. Статистические сборники. Справочники

5.1. БСЭ. 3-е изд. М., 1976. 5.2. 5.3. Информационный бюллетень следственного комитета МВД России. 1998. № 3(96); 1999. № 1(98). 5.4. 5.5. Краткий анализ состояния преступности в России (январь-декабрь 1998 года). Пресс-центр МВД России // Рос. юстиция. 1999. № 5. С. 35. 5.6. 258

5.4. Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1997.

5.5 Обзор практики подготовки и назначения судебно-бухгалтерских и судебно-экономических экспертиз в судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации // Информационный бюллетень следственного комитета МВД России. 1999. № 1 (98). С. 73-89.

5.6. Психология: Словарь / Под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Яро- славского. М., 1990. 5.7. 5.8. Советский энциклопедический словарь. М., 1983. 5.9. 5.10. Юридический энциклопедический словарь М.: Советская энцикло- педия, 1984. 5.11. 259

Утверждаю

Заместитель начальника Санкт- Петербургского университета МВД России по научной работе, доктор юридических наук, профессор полковниц ;1\^млиции ‘* Jf-^y

и?и

-0"’Л%.Т. Ростов

Комиссия в составе:

Председателя комиссии - начальника отдела организации научных исследований, кандидат юридических наук, доцента, полковника милиции Берекета В.М.;

Членов комиссии:

  • начальника управления учебно-методической работы, кандидата юридических наук, доцента, полковника милиции Иванова П.В.;
  • начальник кафедры уголовного процесса, доктор юридических наук, доцента подполковника милиции Григониса Э.П.;
  • доцента кафедры уголовного процесса, кандидат юридических наук старшего лейтенанта милиции Калиновского К.Б.
  • составила настоящий акт о том, что основные положения научно-практического пособия ГЛО. Прилуцкого «Взаимодействие органа предварительного следствия и дознания в борьбе с корыстно-насильственными преступлениями» (Краснодар,
      • 161 с.) внедрены в учебный процесс по курсу «Уголовный процесс» Санкт- Петербургского университета МВД России по темам: «Возбуждение уголовного дела», «Общие условия предварительного расследования», «Следственные действия».

Использование результатов исследования Г.Ю. Прилуцкого способствует более глубокому усвоению обучающимися учебного материала, систематизации и закреплению необходимых знаний по курсу «Уголовный процесс».

Председатель комиссии: . «rrsaS*-—-——~ ^v’В.М. Берекет Члены комиссии: 0Мом-/’~ R№- Иванов

/ Э.П. Григонис ////? К.Б. Калиновский

%

Утверждаю Заместитель начальника БЮИ МВД России полщеб^ай-ратЗбте кандидат^Йг^

^ с

РУ

^ -“полковник милиции ,СИ. Уманец

2000 г.

Акт О внедрении научно-практического пособия “Взаимодействие органа предваритель- ного следствия и дознания в борьбе с корыстно-насильственными преступлениями” (Правовые, организационные и тактико-методические аспекты), подготовленное Прилуцким Г.Ю.

Мы, нижеподписавшиеся, начальник учебного отдела БЮИ МВД России кандидат психологических наук, майор милиции Коваленко В.И., начальник кафедры уголовного процесса кандидат юридических наук, доцент Диденко В.И., доцент кафедры уголовного процесса, кандидат юридических наук Кнайкин В.Н. составили настоящий акт о том, что научно-практическое пособие “Взаимодействие органа предварительного следствия и дознания в борьбе с корыстно-насильственными преступлениями”, подготовленное Прилуцким Г.Ю. внедрено в учебный процесс БЮИ МВД России.

Научно-практическое пособие направлено па повышение эффективности взаимодействия органов предварительного следствия и дознания в борьбе в борьбе с корыстпо- паенльственными проявлениями. Автор исследует правовые, организационные п тактико- методические аспекты общих и частых проблем взаимодействия следствия о органов дознания возникающих в ходе раскрытия и расследования корыстно-насильственных преступлений.

Указанное даст возможность использовать учебно-практическое пособие в учебном процессе при изучении дисциплины “Уголовный процесс” (тема №9 “Предварительное расследование: основные понятия и общие условия”, а также при изучении, курсантами института, спецкурса “Проблемы дознания и предварительного следствия в ОВД”.

Начальник учебного отдела БЮИ МВД России кандидат психологических наук майор милиции

Коваленко В.И.

и*

Начальник кафедры

уголовного процесса

кандидат юридических наук, доцент

полковник милиции

Доцент кафедры уголовного процесса кандидат юридических наук майор милиции

ц*л.

^^UAAV^ Диденко В.И.

Кнайкин В.Н.

«Утверждаю» /11а<альтткУрЮИ МВД России /Генерал-майор внутренней службы
Демин В.А.

<\ ?» ‘’,? ? . /;?!/ 2()00года

г. Екатеринбург

А К I

О ВНЕДРЕНИИ В УЧЕБНЫЙ ПРОЦЕСС НАУЧНО ПРАКТИЧЕСКОГО ПОСОБИЯ

Г.Ю. ПРИЛУПКОГО «ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ОРГАНА ГГРЕДВАР1ГГЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ II

ДОЗНАНИЯ В БОРЬБЕ С КОРЫСТНО-НЛСИЛЬСТВЕШП>1\Я1 ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ.»-

Комиссия УрЮИ МВД РФ в составе начальника кафедры уголовного процесса доцента полковника милиции велик С 11 , ст. преподавателя кафедры угоцошюю процесса подполковника милиции Войта В.Г. и замначальника учебного отдела подполковника милиции Васшшева Ф.С., изучив представленное научно- практическое пособие доктора юридтгчеекнх наук Г.Ю. Пршгуцкого «Взаимодействие органа предварительного следствия и дознания в борьбе с корыстно-насильственными преступлениями (правовые, организационные и тактико-методические аспекты)» считает, что оно соответствует предъявляемым требованиям к такого роди риСнпам

В noco6ioi дана общая характеристика вза.нмодейетвия. его формы ьо взаимосвязи уголовно-правовых, процессуальных и оргашоациошю-такгипесютх аспектов, рассматриваются вопросы взаимодействия органов предварительного рассиедовання с правоохранительными органами стран СНГ и дальнего зарубежья при расследовании уголовных дел.

Комиссия считает вполне целесообразным использование данного научно- практического пособия в учебном процессе вуза.

Кггс

Члены комиссии:

Начальник кафедры уголовного процесса, Кандидат юридических наук, доцент Полковник милиции

Ст .преподаватель i юдиолкч «вник мили цш i

Замначальника учебного отдела УрЮИ МВД РФ Подполковник милиции

Белик СП,

Вот В.Г.

vjV л Васильев Ф.С.

“Утверждаю”

Заместитель начальника Волгоградского юридического, института РФ мШндци

)0В i

?? />^ <* \~-л У .

t .v””- •..•-‘

Акт

внедрения научно-практического пособия в учебный процесс ВЮИ МВД России

Комиссия в составе начальника учебного отдела ВЮИ МВД РФ полковника милиции Ю. С. Чичерина, начальника кафедры уголовного процесса С. Л. Колосовича и преподавателя кафедры уголовного процесса И. Е. Слепневой констатирует, что результаты научно-практического пособия Г. Ю. Прилуцкого по теме: “Взаимодействие органа предварительного следствия и дознания в борьбе с корыстно-насильственными преступлениями (правовые, организационные и тактико-методические асюекты)”, Краснодар, 2000, 161с. реализованы в учебном процессе и могут быть использованы при проведении семинарских и практических занятий для закрепления пройденного материала по всему учебному курсу “Уголовный процесс” на дневном, заочном и других факультетах илецитутй, а тИкже включены в планы семинарских занятий.

П}и .цп дпУ(ЦЦяЦ1 им .,А v ^ vx l J ? i I i Ю. С. Чичерин

Члены KQMyiCotaft < …г. С. Л. Колосович,

I l (( < И. Е. Слепнева

	У'j вор'кда о

проректор по. ‘.нЩ/^,нб/^исследовательской работе Кубанского
Государственного- Аграрного Университета,

профессору кандидат технических - таук

<^_ _ Ю .. А , С О 13 С! \Ш ‘ ‘

• л О гч f^\

У/<р> 0 6

АКТ ВНЕДРЕНИЯ В УЧЕБНЫЙ ПРОЦЕСС

Мы нижеподписавшиеся комиссия:; председатель заве дующий кафедрой уголовного процесса юридическс ‘о фач’у.дт, тота КТУ\У,, профессор», доктор юридических наук, Заслужен ный .деятель науки Кубани Ф,. М.. Кудин; членив ком/сл ии старший преподаватель кафедры уголовного процесса юн/\г,|/ ческого факультета КГАУ, кандидат юридических наук Р. в. Костонко;; старший преподаватель кафедры уголовного про цесса юридического факультета КХ’АУ,. кандидат х;риди -с: с.с их сук А-В. Ливень - составили настоящий акт > тол,” ?- . :?> учебное пособие «Взаимодействие органа прокваэй .-“е.. . по ? о следствия и дознания в борьбе с корыстно–насильствен гнь’^и преступлениями (правовые, организационные v. vac/ч-а методические аспекты)»,, подготовленное Прилуцким :n.:’J, :о материалам диссертационного исследования используется -> учебном процессе по курсу уголовный процесс=

Зав,, кафедрой уголовного процесса юридического факультета КГАУ, профессор,.. доктор юридических наук /’

Ф„М, :.<уди’.

(.V

’ ‘ I

Старший преподаватель кафедры, _../:’……,/

к’апд,идат юридических наук СAtO<^’1t^

н н

К^н-онча

Старший преподаватель кафедры, кандидат юридических наук.

/

,,-С,

А . В ., Ливень

Утверждаю

Заместитель начальника УФСБ Госсии по Краснодарскому краю полковник

(\ ‘“;Л| /sJ,sJ> Мищенко СВ.

«//» марта 2001 г.

%

АКТ

об испол ьзова нии резул ьтато в науч ных иссле дован ий Прил уцког о Г.Ю.

в деяте льнос ти Упра влени я ФСБ Росси и по Крас нода рско му краю

Мы, нижеподписавшиеся: начальник следственного отдела УФСБ Заслуженный юрист Кубани полковник Чернов А.Т., заместитель начальника отдела кадров УФСБ полковник Воробьев Л.А., начальник оперативного подразделения УФСБ кандидат юридических наук подполковник Сокол B.IO. составили настоящий акт о том, что положения научно-практического пособия Прилуцкого Г.К). «Взаимодействие органа предварительного следствия и дознания в борьбе с корыстно-насильственными преступлениями (правовые, организационные и тактико-мегодические аспекты» (г.Краснодар, 2000), внедрены в практическую деятельность подразделений УФСБ России но Краснодарскому краю, а также используются на занятиях по повышению квалификации сотрудников Управления.

Председатель комиссии: полковник

Члены комиссии:

полковник подполковник

/jjC^O^

Чернов А.Т.

Воробьев JI.A. Сокол ВЛО.

«•/V» марта 2001 г.