lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Панькина, Инга Юрьевна. - Реализация принципа презумпции невиновности на досудебных стадиях уголовного процесса: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Калининград, 2001 216 с. РГБ ОД, 61:02-12/746-7

Posted in:

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАЛИНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

На правах рукописи УДК 343.131

ПАНЬКИНА ИНГА ЮРЬЕВНА

РЕАЛИЗАЦИЯ

ПРИНЦИПА ПРЕЗУМПЦИИ НЕВИНОВНОСТИ

НА ДОСУДЕБНЫХ СТАДИЯХ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

Специальность: 12.00.09-уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Т. С. Волчецкая

Калинингра д 2001

Ученый секретарь КЮИ МВД России

вх. № ? „-

от ^ -У УС <!

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

Глава 1. Презумпция невиновности: понятие, сущность

и место в системе уголовно-процессуальных принципов 14

1.1 Развитие идеи презумпции невиновности: исторический

обзор и современность 14

1.2 Понятие, сущность и основные формы презумпции невиновности 32 1.3 1.4 Презумпция невиновности в структуре правосознания следователя и иных субъектов уголовного процесса 49 1.5 1.6 Роль и место презумпции невиновности в системе уголовно- процессуальных принципов 68 1.7 Глава 2. Реализация презумпции невиновности

на досудебных стадиях уголовного процесса 92

  1. Использование презумпции невиновности при возбуждении уголовного дела (доследственные ситуации) 92

2.2 Роль презумпции невиновности в процессе принятия процессуальных решений в отношении подозреваемого и обвиняемого 121 2.3 2.4 Презумпция невиновности в процессе доказывания 154 2.5 Заключение 182

Список использованной литературы 188

Приложения 209

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования.

Конституция РФ провозгласила Россию правовым государством, тем самым приобщив страну к мировым общечеловеческим и государственно-правовым ценностям. Гражданскому обществу в условиях демократической цивилизации требуется юридическая система, центром и смыслом которой является человек. Права человека должны быть не столько декларациями и заявлениями, сколько реальными и фактическими воплощениями в социальную действительность. В соответствии с этим «вся юридическая система призвана, по самой своей сути, стать правом человека в объективном смысле» ‘. В системе социально-политических, правовых отношений личность и ее права должны стать на приоритетное место.

На всех этапах развития человеческого общества неизменной остается функция права как регулятора по обеспечению прав и интересов граждан, в том числе, и лиц, обвиняемых в совершении преступления.

В Концепции судебной реформы Российской Федерации отмечено, что «на протяжении всей судебной реформы в законодательной области выдерживаются приоритеты преобразований процессуального характера перед

судоустройственными и материально-правовыми… Новизна состоит в признании примата процессуального права

1 Россия на рчоеже некой: укрепление государственности. / Пол ред.
А.II.Соколова. Калинин! рал: «Янтарный сказ». 2001. С. 237.

4

перед материальным» . Теперь стало ясно, что

прогнозы не оправдались. Принятие процессуальных законов не только не опередило, но значительно отстало от введения в действие новых кодифицированных законов отраслей материального права. Действующий почти сорок лет УПК РСФСР 1960г. подвергался многочисленным (более пятистам) изменениям и дополнениям, причем не все они содействовали улучшению судопроизводства.

11отребность в создании обновленной процессуальной формы в значительной степени проистекает из потребностей установления оптимального соотношения между интересами общественными и интересами личными. И если первые находят свое наиболее полное выражение в решении задачи достижения истины по уголовному делу, то вторые - в обеспечении соблюдения прав и законных интересов личности, что, в конечном счете, также способствует установлению истины.

В связи с этим особую значимость приобретает реализация международного, конституционного, уголовно-процессуального принципа презумпции невиновности. Презумпция невиновности, фактически признанная всем демократическим мировым сообществом, в настоящее время рассматривается не просто как принцип уголовного процесса, но и приобретает особый статус в правовом регулировании. Являясь одной из важнейших гарантий обеспечения защиты гражданина от необоснованного привлечения к уголовной ответственности, презумпция невиновности исполняет роль рычага в формировании нового социального и правового сознания. Именно
этим принципом определяется характер деятельности

’ Концепция судебной реформы R РОССИЙСКОМ Федерации. М.: Республика. 1092 С. 104.

должностных лиц, расследующих преступления. Больше того, от реальности воплощения этого принципа зависит положение человека в обществе и государстве.

Любые коренные реформы в российском обществе должны проходить два этапа: первый - теоретическое осмысление сложившейся ситуации, с учетом предыдущего развития и разработка стратегии и тактики намеченных реформ, что обуславливает качественный сдвиг в сфере теории. Второй - конкретная практическая деятельность по реализации реформ. Для науки о правосудии и практики борьбы с преступностью правильное понимание, а главное реализация презумпции невиновности является одним из критериев достижения объективного права.

Актуальность исследования данной проблемы обусловлена также и тем, что вопрос презумпции невиновности тесно связан с социальным и правовым пониманием власти и свободы в государстве каждой личностью, появлением и развитием нового правосознания.

Степень разработанности проблемы.

В юридической литературе дореволюционного периода общая характеристика презумпции невиновности исследовалась СИ. Викторским, М.В. Духовским, В.К. Случевским, И.Я. Фойницким.

Учеными-философами М.М. Ковалевским, B.C. Соловьевым, Э.Ю. Соловьевым, И.Е. Фарбер, Б.Н. Чичериным и другими было разработано понятие социального сознания, которое непосредственным образом связано с реализацией презумпции невиновности в правосознании следователя.

6

В послеоктябрьский период активно боролись за признание презумпции невиновности принципом советского уголовного процесса Н.С. Алексеев, Л.Д. Кокорев, Н.Н. Полянский, М.С. Строгович. Различные аспекты этого понятия исследовали Н.С. Алексеев, С.А. Альперт, Н.В. Жогин, 3.3. Зинатуллин, В.М. Каз, Я.О. Мотовиловкер, В.П. Нажимов, И.Л. Петрухин, Р.Д. Рахунов, В.М. Савицкий, М.С. Строгович, Ф.Н. Фаткуллин, М.А. Чельцов и другие ученые.

Высоко оценивая труды указанных авторов, тем не менее, следует признать, что отдельные аспекты этой сложной и многогранной темы до настоящего времени остаются дискуссионными. Проблема сочетания презумпции невиновности с установленной формой уголовного процесса современной России продолжает быть наиболее актуальной. Это объясняется существующим противоречием между теорией и практикой: объективное правовое положение презумпции невиновности остается как просто декларация прав обвиняемого. Представляется, что именно презумпция невиновности в период нестабильности экономической и политической ситуации в стране, переориентации жизненных ценностей должна стать основой формирования мировоззрения молодого поколения граждан. Именно это создает необходимые предпосылки для активизации научных исследований в данной области.

Безусловно, презумпция невиновности ярчайшим образом раскрывается при расследовании уголовного дела, тогда, когда «решается судьба человека попавшего под меч правосудия» .
Необходимость осмысления путей

Алексее» С.С. Восхождение к нраиу. Поиски и решения. М.: Издательство НОРМА, 2001.

7

совершенствования реализации презумпции невиновности органами предварительного расследования применительно к новым историческим условиям, в период принятия уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации обусловили выбор темы настоящего исследования.

Цели и задачи исследования.

Целью данного диссертационного исследования является: исходя из сущности презумпции невиновности на современном этапе развития государственности, выявить правовые пробелы применения презумпции невиновности, и разработать научно обоснованные и практически значимые рекомендации, направленные на оптимизацию обеспечения этого принципа на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. В диссертации обосновывается необходимость разработки двух форм презумпции невиновности, определяется положение презумпции невиновности в системе уголовно-процессуальных принципов.

Цель исследования определила постановку и решение следующих задач:

выявление роли и значения презумпции невиновности в уголовном судопроизводстве;

исследование сущности презумпции ? невиновности, ее структуры и содержания в системе принципов уголовного процесса;

определение и разграничение понятий «основные положения уголовного процесса» и «принципы уголовного процесса»;

разработка структурного состава презумпции невиновности, его значение в процессе доказывания;

8

исследование механизма воздействия данного принципа в процессе принятия процессуальных решений следователем на досудебных стадиях уголовного процесса.

Объектом исследования являются принцип презумпции невиновности и механизм его реализации на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования.

Предметом настоящего исследования являются объективные закономерности, возникающие при реализации принципа презумпции невиновности, а также специфика его проявления на досудебных стадиях уголовного процесса.

Теоретические и методологические основы диссертации.

Теоретическую основу диссертации составили основные положения философии, логики, теории и истории государства и права, теории уголовного процесса, международного и конституционного права, применяемые в области охраны прав и свобод граждан.

Теоретическим фундаментом диссертационного исследования послужили труды известных ученых Р.С. Белкина, Т.С. Волчецкой, А.И. Галагана, А.В. Гриненко, К.Ф. Гуценко, Т.Н. Добровольской, Ч.С. Касумова, A.M. Ларина, П.А. Лупинской, Ю.А. Ляхова, В.З. Лукашевича, Э.Б. Мельниковой, Н.Е. Мещерякова, В.П. Нажимова, И.Л. Петрухина, Г.А. Печникова, В.М. Савицкого, М.С. Строговича, А.А. Хмырова, Н.П. Яблокова и других.

Методологической основой исследования является диалектический метод научного познания, требующий рассмотрения предмета познания в его непрерывном развитии, изменениях и связях с другими явлениями. В ходе исследования применялись методы системного анализа,
целостного и

9

комплексного подхода. Кроме этого, использовались методы сравнительно-правового анализа и моделирования. Составной частью методологической базы диссертации явились конкретно-социологические методы, на основании которых исследовалась следственная практика и делался анализ материалов уголовных дел.

Эмпирическую основу работы составили результаты анкетирования 182 следователей ОВД и прокуратуры города Норильска Красноярского края и Калининграда; изучения 253 уголовных дел случайной выборки с целью анализа реализации презумпции невиновности в процессе доказывания, материалов по отказу в возбуждении уголовного дела, находящихся в производстве и архивах ОВД, прокуратуры, районных судов Калининградской области и Норильского городского суда Красноярского края в период с 1997 по 2001гг.

Научная новизна исследования.

Научная новизна работы заключается в том, что разработка теоретической модели принципа презумпции невиновности и выявление механизма его реализации на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования произведена с учетом концепции современного правового государства.

В диссертации сделана попытка систематизации принципов уголовного процесса, выработан новый концептуальный подход к содержанию элементов системы принципов, выявлена роль презумпции невиновности при формировании правового сознания следователя.

В работе содержится ряд новых конкретных предложений, направленных на совершенствование правового регулирования института презумпции невиновности на
досудебных стадиях

10

уголовного процесса, а также рекомендации по совершенствованию правоприменительной практики.

Научная новизна работы получила свое отражение в следующих основных положениях, выносимых на защиту.

  1. Анализ истории развития презумпции невиновности позволяет говорить об этом принципе как об одном из основных положений истинно правового государства и как о направлении организации уголовного судопроизводства.
  2. Реализация презумпции невиновности в уголовном процессе возможна только при таком способе уголовно- процессуальной деятельности, который запрещал бы презюмировать виновность.
  3. Принцип презумпции невиновности - одно из центральных положений уголовного процесса, выступающий гарантом обеспечения прав и законных интересов обвиняемого (подозреваемого) на предварительном следствии.
  4. Презумпция невиновности раскрывается в двух формах: общегражданской и уголовно-процессуальной. Общегражданская презумпция невиновности заключается в том, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Уголовно-процессуальная презумпция невиновности раскрывается в том, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным до момента процессуального оформления органом расследования, прокурором и судом своего окончательного вывода о виновности обвиняемого.
  5. С учетом современных научных воззрений на содержание презумпции невиновности в диссертационном
    исследовании

11

определена структура данного принципа, включающая следующие взаимосвязанные элементы:

ни один невиновный не должен быть привлечен в качестве обвиняемого и осужден;

обвинение должно быть доказано в установленном законом порядке, а вина обвиняемого должна быть установлена только вступившим в законную силу приговором суда;

обязанность доказывания виновности лежит на обвинителе и обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность;

неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу;

обвиняемый считается невиновным органами расследования, прокурором и судом до момента принятия ими окончательного процессуального решения о его виновности.

  1. Выявленные критерии принципов уголовного процесса, позволили сделать вывод о том, что система принципов уголовного процесса не может состоять из огромного множества их элементов.
  2. Обоснование цели уголовного процесса определяет ее как требование обеспечения достижения истины по уголовному делу. Истина по уголовному делу может быть достигнута обеспечением реального приоритета презумпции невиновности перед презумпцией виновности.
  3. Уголовно-процессуальное доказывание рассматривается в двух диалектически взаимосвязанных аспектах: технологии и процесса доказывания. Процесс доказывания, имея внешнее ситуационное развитие, не может быть в отрыве от внутренней характеристики доказывания - технологии.

12

  1. В досудебных стадиях уголовного процесса презумпция невиновности наиболее отчетливо проявляется на этапе привлечения лица в качестве обвиняемого; именно в этот момент возникает вопрос соотношения внутреннего убеждения должностного лица, расследующего уголовное дело с элементами оценки доказательств.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что определение значения принципа презумпции невиновности в системе развивающейся государственности нового периода, а также его содержания в совокупности с процессом доказывания в ходе досудебного следствия, позволило выявить значимость этого принципа не только как основы уголовно-процессуальной деятельности, но и как морали построения правового государства. Научные новации и рекомендации могут быть учтены при совершенствовании российского уголовно-процессуального законодательства, использованы в практической следственной деятельности, в дидактических целях, а также при подготовке учебных пособий.

Апробация и внедрение результатов исследования.

Основные теоретические положения диссертации, изложены в опубликованных трудах автора, докладывались и обсуждались на научно-практических семинарах и конференциях, проходимых в Калининградском государственном университете,

Калининградском юридическом институте Министерства внутренних дел РФ, Калининградском военном институте Федеральной пограничной службы РФ и других вузах.

Материалы диссертационного исследования используются при проведении учебных и методических занятий по курсу уголовного процесса в Калининградском военном
институте

13

Федеральной пограничной службы РФ и
Калининградском государственном университете.

Структура работы обусловлена целями и задачами проведенного исследования и включает в себя введение, две главы, состоящих из семи параграфов, заключение, список использованной литературы. Данные, полученные в ходе анкетирования работников правоохранительных органов сведены в таблицы и содержатся в приложениях.

14

Глава 1.

Презумпция невиновности: понятие, сущность и

место в системе уголовно-процессуальных принципов.

1.1 Развитие идеи презумпции невиновности: исторический обзор и современность.

Исследование презумпции невиновности с момента ее возникновения в историческом аспекте раскрывает сущность и позволяет глубже понять ее содержание. В результате аналитической проработки истории презумпции невиновности возникают и раскрываются в своей сущности новые элементы ее позитивной реализации.

Прототипом презумпции невиновности в специальной литературе называют древнеримскую формулу praesumptio boni viri, что означает: участник судебной тяжбы считается действующим добросовестно, пока иное не доказано ‘. Эта формула дополнялась древними римлянами еще одной формулой: ei incumbit probatio qui dicit (non qui negat) - кто утверждает, тот и доказывает “.

В свою очередь, некоторые исследователи сомневаются в происхождении презумпции невиновности из недр римского права, указывая на тот факт, что данные формулы применялись в разбирательстве имущественных споров, не распространяясь на уголовные дела 3.

1 См. например: Касумов Ч.С. Презумпция невиновности в советском праве. - Баку, 1984. -С. 6. “’ Ларин A.M. Презумпция невиновности. - М., 1982. - С. 10; Черниловский 3.M. Римское частное право. М . 1997 -С. 17. Курс concicKOio ую.товного процесса. Общая часть Пол ред. Л.Д.Ьоикина и li.ll.kapneiia. М., 1989. С. 21; Громов Н.А., Францифоров Ю.В. Правоприменительная деятельность органов предварительного расследования, прокуратуры и судов. - M., 2000. - С. 103.

15

Вникая в вопросы об имуществе и правах на имущество, судьи Древнего Рима пресекали попытки затемнить суть дела голословными упреками противной стороны в недобросовестности. Но уголовные дела разрешались совершенно по иному. От судебного произвола в Римской империи не ограждались даже богатые и знатные граждане. Придворные инспирировали ложные доносы, фактические обвинения, которые влекли автоматическое осуждение. Только самоубийство могло избавить невиновного от позорной смерти или изгнания с конфискацией имущества.

Когда дело касалось рабов, то вопрос о невиновности вообще исключался из рассмотрения. На страницах «Анналов» Тацит повторяет мысль, что раб не имеет человеческой личности, раб есть вещь ‘. Он не мог участвовать в суде ни в качестве обвинителя, ни в качестве обвиняемого. Он мог быть использован в процессе в качестве вещи, которая при определенных условиях может служить доказательством. Но, тем не менее, раб не был свидетелем в юридическом смысле этого слова. Такой формализм объяснялся возможностью для каждого члена общества выступать в суде в качестве стороны, преследующей обвиняемого во имя публичного интереса, применяя широко функции состязательности, устности и гласности судопроизводства.

Мыслитель рабовладельческой Греции - Аристотель прямо заявлял, что люди вовсе не равны от природы, что одни рождаются, чтобы быть рабами, другие - господами “.

‘«1кшятники русского права». - М., 1959. - Т. 5. - С. 137. ““Лрнсннсл!.. Политика. - М.. 1911.-С. II.

16

Тем самым, в содержание принципов равенства и справедливости мыслители прошлого включали классовый смысл, и их осуществление признавали возможным только в определенных рамках.

Достаточно четко просматривался, оправдываемый интересами власть имущих, принцип террора, игнорирующий невиновность караемых. Хотя это и носило некоторую причину сохранения общественной безопасности, но данный метод был выработан еще во времена патриархального рабства.

Террористическое уголовное законодательство древних римлян оказалось на редкость живучим. Средневековые монархи приспособили римское право к запросам феодалов, городского патрициата и церкви.

При феодализме крепостнический произвол и сословное неравенство открыто были возведены в принцип и освещались идеологами феодального строя как высшее проявление справедливости и результат действия божественных законов.

В английской крепостной основе господского суда существовала такая форма «расследования» уголовных дел, в которой применялись поединки и ордалии. Они служили способом доказывания и обеспечением интересов феодалов, от имени которых вершился суд. Отсюда - возможность поединков с неодинаковым оружием, переход от двусторонних к односторонним ордалиям, подчас неотличимых от пыток.

С 1532 года применение пытки законодательно закрепляется в «Уголовно-судебном уложение Карла V, императора Священной Римской империи германской нации» ‘. Окончательное

Лпкопс О. История европейского права. М., 1991. С. 243.

17

осуждение кого-либо к уголовному наказанию происходит па основании его собственного признания ‘ или свидетельства, но не на основании предположений и доказательств. Расширение полномочий суда на применение ничем не ограниченных методов познания истины, начало официальности, вытесняют инициативу и состязание сторон. Уже приступая к разбирательству, суд исходил из того, что подсудимый виновен, и потому к нему должно быть применено насилие. В связи с чем, применение насилия возводится в ранг государственного права. Это было не что иное, как презумпция виновности. Но поправкой к такому положению можно рассматривать многочисленные приемы, избавляющие от нападений представителей феодально-дворянской верхушки: изъятие дел из нормальной подсудности для передачи в особые «комиссии», сохранение феодального «суда равных» в высших судебных учреждениях (палата лордов в Англии, Французский парламент), практика административных арестов и помилований во Франции, деятельность Тайного совета в Англии, «юстиция княжеского кабинета» в государствах Германии.

Отдельные элементы презумпции невиновности

усматривались в Петиции о праве, поданной английскому королю Карлу I в 1628 году, где статья ? десятая запрещала арест кого бы то ни было без решения суда, и в знаменитом «Habeas Corpus Act» 1679
года, который впервые выработал

’ Приютном провозглашенной формулы Вышинским, несомненно, было Уложение Карла V. которое устанавливало, что никто не должен быть пригоиорен к какому-либо наказанию на основании одних только доказательств, улик, признаков истины или подозрения. На таком основании MOi быть применен допрос иод пыткой. В гаком случае, вряд ли кго из подсудимых мог бы удержаться от собственного признания, неизбежно влекущего обвинительный приговор.

18

гарантии неприкосновенности от преследования королевской власти ‘.

Соборное уложение 1649 года содержало предписание о том, что правосудие должно осуществляться справедливо ‘. А это хотя и подкрепляло идею формального равенства граждан перед законом, но в большей мере оставалось, все же пустой декларацией.

Не обошел вниманием презумпцию невиновности и Петр I. В Уставе воинском он предписывал: «… лучше 10 виновных освободить, нежели одного к смерти приговорить» . Таким образом, возможная невиновность не исключала обвинительного приговора, но принималась во внимание как основание для замены смертной казни менее суровым наказанием - «чрезвычайным наказанием». Но и в данный период признанию обвиняемого придавалось значение решающего доказательства, добиваться которого разрешалось с помощью пытки (преимущественно в форме «дыбы»). Так продолжалось до времен Екатерины II.

Наказ 1767 года формально улучшал положение обвиняемого, освобождая дворян от применения над ними пытки, хотя вынуждение собственного признания пыткой все же сохранялось. В данном Наказе весьма точно сформулирован принцип презумпции невиновности: «человека не можно почитать виновашм прежде приговора судейского; и законы не могут лишить его защиты своей прежде, нежели доказано будет, что он нарушил онне. Чего ради,
какое право может

1 См Всеобщая история государства и права ‘ Под ред. К.И. Батыра. - М., 1998. - С.70.

} Маньков А.Г. Уложение 1649 года - кодекс феодального права России. - Л., 1980. - С. 228.

’ Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. - Ростов-на-Дону. 1995. - С. 605.

10

кому дати власть начати наказание на гражданина в то время, когда еще сомневательно, прав он или виноват?» Данное понятие, уже в то время, содержало элементы и процесса доказывания, и оценки доказательств, и право обвиняемого на защиту, а также приоритет установления виновности только судом.

Выражением новых принципов общественных отношений послужила Декларация прав человека и гражданина 1789 года, которая законодательно закрепила презумпцию невиновности. «Так как каждый человек предполагается невиновным, пока его не объявят виновным (по суду), то в случае необходимости его ареста всякая строгость, которая не является необходимой для обеспечения (за судом) его личности, должна строго караться законом» . И хотя в данном документе презумпция невиновности сформулирована не как

самое юя1сльный принцип, а лишь как аргумент против чрезмерных мер принуждения, так или иначе, это было первое законодательное закрепление презумпции невиновности, которое повлияло на дальнейшее развитие правовой мысли. Кроме того, Декларация закрепила презумпцию невиновности как объективную категорию, сущность которой заключается в том, что, прежде всего, закон считает человека невиновным. А признанию лица виновным предшествует определенный порядок судопроизводства.

По мере того, как уходила в прошлое опасность реставрации
феодализма, наблюдалось правовое изменение

1 Майкопская О.Г. Императрица. Царствование Ькагерины II. М.; Олимп; Смоленск. 1’усг,

  1. С. 57.

“Twiaiion В Л. Буржуазные праноные идеологии. М.. 1981. С. 43.

20

положения обвиняемого. Теории буржуазного уголовного процесса подчеркивают некоторые’преимущества обвиняемого: отсутствие обязанности доказывания, в некоторых государствах незыблемость оправдательного приговора судом присяжных. Нельзя не отметить, что и система оценки доказательств по внутреннему убеждению, и система обжалования (комбинация апелляции с кассацией, а в англо- американском процессе и система судебных прецедентов) обусловили широкое развитие судебной деятельности адвокатуры. Без участия ее представителей ни один обвиняемый не был в состоянии вести, хоть с некоторыми шансами на успех, состязание с квалифицированным юристом-обвинителем, т.е. реально использовать свои провозглашенные процессуальные права.

Но вскоре презумпция невиновности разделила судьбу других буржуазных принципов, и господствующий класс опять обращается к старому испытанному методу -к внесудебным репрессиям, несовместимым с презумпцией невиновности.

В 1791 г. Французская Конституция устанавливает следующее право: «Суды не могут вторгаться в административную функцию и вызывать на разбирательство администраторов по поводу осуществления ими их функций». Тем самым чиновники, нарушающие личную свободу граждан, освобождались от контроля и ответственности перед судом.

В 1810 г., законом о государственных тюрьмах, Наполеон возродил систему административных арестов, в связи с чем, полиция
получила возможность производить аресты

21

и подвергать узников пожизненному заключению без приговора суда.

Английское уголовное законодательство также

не обошлось без правила, по которому основанием уголовной ответственности служила недоказанная вина в хищении, презумпция виновности, предписывающая бездоказательный вывод, что найденное у обвиняемого имущество было похищено. Следуя юридической поговорке английского законодателя - there is one law for the poor and another for the rich -один закон для бедняка, другой для богача, переход к презумпции виновности в законодательстве основывался не на провозглашенном законе, а на неписаных тенденциях практики.

Известно, что уже в XVII в. в Англии был сформулирован запрет допроса обвиняемого в качестве средства его изобличения, а также было предусмотрено его право защищаться лично или с помощью других лиц. Однако практическую реализацию эти принципы не нашли. Только в 1836 г. закон Вильгельма IV уничтожил существовавшее ограничение защиты обвиняемого.

В 1864 г. презумпция невиновности закрепляется в Уставе уголовного судопроизводства Российской империи в виде логических норм . До настоящего времени актуальными остаются рассуждения П. И. Люблинского о том, что уголовно-процессуальный закон должен быть оплотом охраны свобод граждан. Имея в виду Устав уголовного судопроизводства 1864 г. он отмечал: «Этот Устав нельзя
рассматривать

‘Устий уголовного судопроизводства / Российское законодательство X-XX веков. -
М.: Юридическая литература, 1991. Т. 8.-С. 120.

только как свод предписаний судебным властям о формах производства, но ‘ как закон обращенный к подданым о правах, которые им предоставлены в ограждении произвола государственных, судебных органов» ‘.

Нельзя не отметить, что именно судебная реформа 1864 года определила переход России от розыскного (инквизиционного), который существовал в классическом обличье полицейского государства при Петре I, к состязательному уголовному процессу. Устав уголовного судопроизводства, утвержденный Александром -II, был подготовлен с участием видных представителей российской юридической науки - А.Ф. Кони, Н.Т. Таганцева, В.К. Случевского, И.Я. Фойницкого и др., и устанавливал смешанную форму уголовного процесса. В своих исследованиях указанные авторы признавали презумпцию невиновности в качестве принципа русского судопроизводства: «Доколь виновность подсудимого не доказана, он полноправный гражданин страны» , «praesumptio juris идет в пользу подсудимого, он предполагается невиновным, доколь не доказано противное» “, «современный процесс исходит из предположения невиновности» .

Прогрессивные положения Устава отменили

правило, согласно которому обвиняемый был обязан сам доказывать свою невиновность. Краткое изображение процессов или судебных тяжб 1715 г., действовавшее до принятия Устава, предписывало
«ответчику невиновность свою

’ Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. - Спб., 1906. - С. 11.

Духовский М.В. Русский уголовный процесс. - М., 1908. -С. 162. ‘ Владимиров Л.II. Учение об уголовных доказательствах. - Харьков, 1988. -С. 161. ‘ ФопшшкиП И.Я. Курс уголовного судопроизводства. - Изд. 4. Петроград, 1915. -Т. 2. - С. 215.

основательно доказать, когда потребно будет, оправдать» ‘, а «собственное признание лица, в ‘ том числе и посредством пыток, было лучшее свидетельство всего света» “.

В ходе судебной реформы формальная оценка доказательств была заменена оценкой доказательств по внутреннему убеждению судей, основанному на совокупности обстоятельств, обнаруженных при производстве следствия и суда. При этом признание обвиняемого своей вины признавалось недействительным, если оно не соответствовало обстоятельствам дела или было получено в результате применения недозволенных приемов 3.

В России пытка для получения признания обвиняемым была запрещена только лишь в 1801г., хотя она применялась и в дальнейшем.

Фактически уголовный процесс всех государств континентальной Европы, включая и Россию, прошел путь от обвинительного через инквизиционный к состязательному типу, хотя для русского уголовного процесса присущи свои исторические особенности.

Но, тем не менее, к концу XIX века российскому уголовному процессу была предопределена роль своеобразного плацдарма инквизиционного (розыскного) при состязательном построении судебного разбирательства. В соответствии с этим, судебные следователи, подобно следственному судье во Франции, соединяли в себе функции и судьи, и обвинителя, и защитника. И хотя предварительное расследование осталось,

1 Крагкое изображение процессов или судебных тяжб. Март, 1715г. / Российское i.iKuiio.uiicibciuo Х-ХХ некой. М.; Юрид. лиг. 1986. - Т. 4. - С. 414. “ Законодательные акты Петра I. Первая четверть XVIII века. -М.: Мысль, 1961.-С. 588. ‘Там же С. 160.

24

по сути, инквизиционным, характер деятельности ведущего расследование лица и условия его отношения с обвиняемым существенно изменились в пользу последнего. При сохранении IUKUX элементов ннквизиционности, как тайна, письменность производства по уголовному делу, о законодательном разрешении применения пыток речи быть не могло. Действия судебных следователей были поставлены под надзор прокуратуры, представители которой состояли при судах различных уровней.

В целом, обстановка для обвиняемого в стадии расследования стала несоизмеримо благоприятной. Он наделяется комплексом разнообразных прав для отстаивания своих интересов в уголовном процессе, в том числе, эффективными средствами защиты - возможностью обращения с жалобой на действия органов расследования, следствия и суда. По интересы государства и общества также нуждались в защите, поэтому следователь открыто стал признаваться органом уголовного преследования, в чем нет ничего предосудительного.

Хотя признание обвиняемым своей вины и лишалось значения решающего доказательства, но, все-таки отказавшись от пыток, невозможно было оставить в стороне вопрос о признании вины обвиняемым. Поэтому в УПК РСФСР 1923г. была введена статья 282, согласно которой, если подсудимый согласился с обстоятельствами, изложенными в обвинительном заключении, признал правильным предъявленное ему обвинение и дал показания, то суд мог не проводить дальнейшего судебного следствия и перейти к выслушиванию прений сторон.

Такой же системы судебного следствия, в настоящее время, придерживаются английские и американские законодатели. 11о их мнению, уголовное судопроизводство - это спор, и если обвиняемый признает себя виновным, то продолжение спора бессмысленно .

10 декабря 1948 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека, в которой закрепила принцип презумпции невиновности в следующей редакции: «Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты» \ Такое определение презумпции невиновности не только совместило в себе две сущности: общегражданскую и уголовно-процессуальную, но и определило порядок установления виновности только через судебное разбирательство.

Исследуя историю закрепления презумпции невиновности в советском законодательстве, необходимо отметить, что данная проблема всегда вызывала бурные дискуссии. Причиной такой ситуации было, конечно, забвение бесспорного факта, что высшей ценностью в обществе является человек с его правами и свободами. Эволюция политических режимов, которые существовали в определенный период развития российского государства, признание презумпции невиновности международным сообществом постепенно обращает

1 См. например: Гуценко К.Ф. Основы уголовного процесса США. - M., 1993. С. 32.

2 Права человека. Основные международные документы. Сборник документов. - М., 1990. -С. 137.

26

внимание ученых и законодателя к необходимости официального закрепления презумпции невиновности в главных правовых документах страны.

Конституция 1977 г., преемственно продолжила связь с Конституцией 1936 г., которая закрепляла право обвиняемого на защиту, определяет в ст. 160 главную идею презумпции невиновности: признать виновным кого-либо вправе только суд. Действительно, обвиняемый либо виновен, либо невиновен в инкриминируемом ему преступлении. Но поскольку приговора суда о его виновности еще нет, он в силу закона считается невиновным, хотя, еще до принятия Конституции СССР летом 1977 г. было внесено предложение В.М. Савицким о полной формулировке презумпции невиновности \

В марте 1978г. в Вене (Австрии) состоялся коллоквиум Международной Ассоциации уголовного права, посвященный охране прав личности в уголовном процессе, где затрагивался вопрос о презумпции невиновности.

В это же время, в июне 1978 г. Пленум Верховного Суда СССР принял известное постановление о праве обвиняемого на защиту, в содержании которого наиболее точно характеризовалась сущность презумпции невиновности: «В целях обеспечения обвиняемому права на защиту суды должны строго соблюдать конституционный принцип, согласно которого обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда» “. С
точки зрения материального права, соблюдение

1 Санпцыш В.М. Презумпция невиновности. М.: Норма. 1907. - С. 7. : Ьюллетень Верховного Суда СССР. - 1978. № 4. С. 9.

презумпции невиновности означает невозможность

реализации уголовно-правовых санкций в отношении лиц, виновность которых не установлена вступившим в законную силу приговором суда.

И, наконец, в сентябре 1979 г. 12 Всемирный Конгресс международной ассоциации уголовного права, состоявшийся в Гамбурге (ФРГ) принял резолюцию, в которой презумпция невиновности была закреплена в следующем виде: «Никто не может быть осужден или официально признан виновным, иначе как на основании судебного решения в установленном законом порядке». На наш взгляд, это была самая неудачная формулировка презумпции невиновности, так как она не отвечала на главные вопросы уголовного процесса: кому адресована, и до какого момента действует.

После явного «потепления» в отношении презумпции невиновности, возникла настоятельная необходимость его законодательного закрепления. Сделать это удалось лишь в 1989 i., когда парламент страны принял новые общесоюзные Основы законодательства о судоустройстве, в которых появилась отдельная статья «Презумпция невиновности».

В Конституции 1993 г. сущность презумпции невиновности раскрывается в ч. 1 ст. 49: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда». Ни в одной из предшествующих отечественных конституций не было такого развернутого перечня принципов, правовых установок, определяющих качественную характеристику уголовно- процессуальной формы,

как в Конституции 1993 г. Но это не означает, что проблема реализации принципа ‘ презумпции невиновности в российском уголовном процессе отсутствует. Видимо, ученые-процессуалисты так долго вели дебаты по вопросу признания презумпции невиновности, что у практиков сложилось впечатление, что данное понятие относится только к теории уголовного процесса. Не отрицая сущности презумпцию невиновности, практические работники, в лучшем случае, умалчивают о ней, в худшем, просто игнорируют.

Правовая реформа, начавшаяся со сменой приоритетов в отношении между личностью и государством, обусловила необходимость реформирования уголовного процесса. Уголовно-процессуальное право призвано обеспечить систему гарантий прав участников процесса, преимущественно обвиняемого, на уровне международных стандартов. Закрепление презумпции невиновности в Российской Конституции - явление для российской уголовно-процессуальной теории и практики знаменательное, т.к. данным принципом должен определяться смысл отечественного правосудия, впервые признавшего права и свободы человека высшей ценностью.

Презумпция невиновности диктует ряд последствий, имеющих значение для обвиняемого как субъекта, проходящего все стадии уголовного судопроизводства (до вступления приговора в законную силу). Реальность же действия презумпции, как справедливо указывает Л. Володина, определяется, прежде всего, соответствующим отношением к обвиняемому и обращением с ним должностных лиц, ведущих производство по

делу . К сожалению, анализ следственной практики показывает, что далеко не всегда следователи’ вкладывают в тго понятие положительный смысл. На претворение в жизнь презумпции невиновности сказывается все наше прошлое, и не только в законодательной сфере, в частности, в области уголовно- процессуального права, но и в комплексе действий по отношению к обвиняемому. Ведь право - это часть культуры общества. Поэтому при всеобщности принципов права, не знающих государственных границ, их реализация в каждом государстве конкретна, она имеет собственные традиции и формы. В российском обыденном и профессиональном правосознании понятия право и справедливость вряд ли сегодня тождественны 2.

Обсуждение вопросов законности, правопорядка и путей сдерживания преступности - задача всегда актуальная. Общество доверило государству борьбу с самым опасным видом девиантного поведения - преступностью. В последнее время, как справедливо заметил И.Л. Петрухин 3, «предпочитают говорить не о борьбе, а о сдерживании преступности или контроле над ней».

Очевидно, лишь недостаток культуры и, как следствие, человеконенавистническая идеология могут вызвать к жизни понимание презумпции невиновности, предложенное одним из наших современных процессуалистов: «Презумпция невиновности как раз должна быть более интенсивной там, где мы разговариваем с приличными людьми, а не с той массой подонков и дегенератов, которые сначала грабят и
убивают,

1 Володина Л. Механизм зашиты прав личности в уголовном процессе. - Тюмень, 1999. - С. 16. См.: llaeiyxou В. Чго людям не нравшся в российском правосудии // Российская юстиция. 1998. № 8 С.22: Петрухин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью). М., 1999. -С. 80. ‘ Петрухин П.Л. Указ. работ;!. С. 111.

30

а потом издеваются над следователем и судьей, предъявляя абсурдные алиби… Уже давно пора усовершенствовать презумпцию невиновности, возложив на обвиняемого (подозреваемою), наряду с государственными органами, обязанность доказывать собственную невиновность под угрозой уголовной ответственности… Хватит строить из себя гуманистов, потворствуя подонкам в их грязных похотях» ‘.

Государственно-правовой контроль за преступностью возложен на правоохранительные органы и суды, образующие сложную систему, которая в настоящее время находится в стадии реформирования. Но существует опасность, что многое из достигнутого может быть отменено или искажено.

Приветствуя идею правового государства, вместе с тем прилагаются усилия к осуществлению «размывания» самой идеи законности как требования неуклонного исполнения законов всеми субъектами общества. Встречаются высказывания о замене применения принципа законности в соответствии с собственным «правопониманием». Популяризуется идея освобождения суда от обязанности доказывания с целью установления истины по делу и оставляется за судом лишь право создания условий равноправного состязания сторон. Концепция судебной реформы в России в качестве принципиальных условий по данному вопросу выдвигает требование реального обеспечения подлинной процессуальной самостоятельности следователя, его

независимости от вмешательства лиц, не являющихся субъектами

Ольков С.Г. Уголовно-процессуальные правонарушения в российском судопроизводстве н общая теория социальною поведения. - Тюмень, 1993. -С. 6.

процесса . Но законодатель исходит из необходимости представления руководителям следственных подразделений права процессуального контроля за производством предварительного следствия и сохранения за ними процессуальных полномочий предусмотренных действующим УПК РСФСР.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ, рассмотренный Государственной Думой во втором чтении, до настоящего времени не введен в действие. Санкционирование арестов, обысков по-прежнему остается в компетенции прокуроров. Суды присяжных не создаются во всех субъектах РФ. До сих пор не установлен оптимальный срок рассмотрения уголовных дел в судах.

Обеспечение законности в деятельности самих правоохранительных органов напрямую связано с результатами их работы. А это не может быть оторвано от реализации конституционного и уголовно- процессуального принципа презумпции невиновности. Ее влияние на деятельность правоохранительных органов видится не только в совершенствовании уголовно-процессуального законодательства, но и изменении мышления, основополагающих психологических установок работников этой системы.

1 См. подробнее: Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М.: «Республика», 1992.

1.2 Понятие, сущность и основные формы презумпции невиновности.

В соответствии с российским законодательством обвиняемый считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ст. 49 Конституции РФ, ст. 13 УПК РСФСР) ‘.

Раскрывая содержание презумпции невиновности, мы считаем, что есть некто обвиняющий, который выдвигает, обосновывает и поддерживает обвинение. Этот субъект, выполняя функцию государственного обвинения, безусловно, соблюдает и исполняет законы государства. И каким бы правильным для него ни представлялось отступление от того или иного закона, это делать недопустимо до тех пор, пока соответствующий закон не будет изменен компетентным правотворческим органом. Не случайно, к важнейшему акту правосудия, каким является приговор, предъявляются лишь такие требования, как законность и обоснованность (ст. 301 УПК РСФСР).

Поэтому, несколько сложно согласиться с высказываниями видных российских ученых, утверждающих следующее: «ясно, 4i’o ют, кто предъявил обвинение, неизбежно исключается из числа лиц, к которым относится требование считать обвиняемого невиновным…» “, а также «следователь и, утвердивший составленное им обвинительное
заключение, прокурор,

1 Конституция Российской Федерации. - М.. Новая школа, 1995. С. 5;
Уголовно-процессуальный кодекс РСФС1’. М: Норма. 1999. С. Ы.

Касумов Ч.С. Презумпция невиновности в теории и практике советского
уголовного суюпропчводства. Дне… канд. юрид. наук. М, 1980. - С. 82.

разумеется, исключаются из числа лиц, которые обязаны считать обвиняемого невиновным» .

Но существует и противоположная позиция, которую мы разделяем. Гак, Т.С. Волчецкая считает, что « … на должностное лицо должен распространяться совсем другой правовой режим в силу того, что оно высказывает не столько свое мнение, сколько официальную иопщпю, в рамках тех полномочий, которыми он наделен государством. … Именно поэтому … оно обязано «считать» обвиняемого невиновным» \

Отсутствие дифференциации общегражданской

презумпции невиновности граждан и уголовно-процессуальной презумпции невиновности приводит не только к негативным последствиям в практике, но и к теоретическим противоречиям.

Если требование презумпции невиновности

распространяется на следователя и прокурора, а это, безусловно, так, то следователь не может составить обвинительное заключение, а прокурор не может его утвердить до вступления приговора в законную силу. С другой стороны, без обвинительного заключения и его утверждения, приговор не может не только вступить в законную силу, но и появиться по существу. Из этого вытекает только одно - и следователь, и прокурор стоят выше закона и требования основного законодательного акта государства для них необязательны. Нет ли в этом определении парадокса? Провозглашенная, закрепленная в основном законе
государства презумпция невиновности

1 Савицкий В.М. Презумпция невиновности. - М.: Норма, 1997. -С. 29.

Волчецкая ТС. Субъекты реализации принципа презумпции невиновности: Сб. науч. тр. / Принцип презумпции невиновности и его значение на современном этапе / Под ред. Т.С. Волчецкая. Калининград: Изд-во К)”У, 2001. - С. 9.

непригодна в деятельности главных субъектов уголовного процесса. Так в чем причина рождения таких противоречий?

Общегражданская презумпция невиновности, которую называют в уголовном процессе еще презумпцией добропорядочности граждан - это требование, обязательное для всех государственных органов, должностных лиц, организаций и граждан.

Смысл презумпции добропорядочности состоит в том, что всякий гражданин пока не доказано иное предполагается добропорядочным: guisgue praesumitur bonus, donee probetur contrarium (каждый предполагается хорошим, пока противное не будет доказано). В Древнем Риме было сформулировано правило, в силу которого бесчестное не презюмировалось. Кроме того, имея выраженный классовый характер, предположение добропорядочности представляла основу некоторых положений Римского права. Так, солдаты Древнего Рима, занимающие привилегированные положения,

предполагались добропорядочными и в тех случаях, когда другие граждане предполагаться таковыми не могли, они могли отговариваться неведением закона ‘. «Русская правда» добропорядочность лиц, имеющих свободное происхождение, ставила неизмеримо выше, нежели не. свободных. Это положение относилось, например, к достоверности свидетельских показаний и выражалось словами: «ты тяжь судясь по слухи свободными, будет ли послух холоп, то холопу на правду не вылазити» “. Понятие добропорядочности по своему происхождению, безусловно,
является и этическим. Нго

Г.фимов П.В. Догма римского права. Спб.. 1901. - С. 61.

1\сская правда. Список Троицкий. /11од ред. В Д. Грекова. -? М.-Л., 1934. С 38

использование в правовом регулировании есть один из частных случаев взаимодействия права и ‘ морали. Уже в судебнике 1497 года закон был связан с моралью: «Решения суда должны быть справедливыми» .

Сущность общегражданской презумпции невиновности частично выражена в п. 1 ст. 11 Всеобщей декларации прав человека: «Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты» “.

Нам представляется, что для полного выражения сущности общегражданской презумпции невиновности в данном определении не хватает ссылки на установление виновности лица приговором суда, вступившим в законную силу. Определение презумпции невиновности, существующее в Конституции РФ (ст.49) и УПК РСФСР (ст. 13) подчеркивает не только значение суда как единственного органа правосудия, но’ и определяет строгий порядок установления виновности гражданина.

Не трудно заметить различие в формулировках презумпции невиновности, содержащееся в декларации и- в Международном пакте о гражданских и политических правах, где п. 2 ст. 14 установлено: «Каждый обвиняемый в уголовном преступлении считается невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону».

’ CV’ICOIIIIKII Иоанна 111 и Полина IV 1497. 1550 г.г Харьков. 1915. - С. 1-62.

1 Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948г. / Основные международные

документы. М., 1990.-С. 36.

Толкуя термин «согласно закону», Европейская комиссия разъяснила, что порядок опровержения презумпции может различаться с учетом важности того, что «поставлено па карту» и с дополнительными гарантиями права на защиту. То есть, презумпция невиновности может быть опровергнута и другими установленными законом способами. В данном случае возникает вопрос: от кого будет зависеть выбор того или иного способа установления виновности? На наш взгляд, это попытка вытеснения объективности правового положения презумпции невиновности элементами субъективизма и, тем самым, удаление от требования достижения истины как цели уголовного судопроизводства. Вместе с тем, некоторые авторы суть различий данных определений видят в том, что «у обвиняемого отбирается право быть судимым, превращаясь в его обязанность» ‘.

С этим вряд ли можно согласиться. Во-первых, рассматривая и международное, и российское законодательство, мы не найдем ссылок на имеющееся у любого гражданина право быть судимым. Да -и возможно ли наличие такого абсурдного права? В таком случае получается, что при совершении преступления обвиняемый имеет право выбора быть ли ему судимым или отбывать наказание без рассмотрения дела в суде. А может быть стоит обвиняемому предложить вообще обойтись без уголовного наказания? Это не только абсурдно, но и безнравственно даже по отношению к потерпевшей стороне.

Во вторых, Конституция РФ (ч. 1 и 2 ст. 46) гарантирует каждому
судебную защиту его прав и свобод. Всеобщая

1 Громов НА.. Франиифоров IO.B. Правоприменительная деятельность
органов предварительного расследования, прокуратуры и судов. - М.: ПРИОР, 2000. - С. 104.

декларация прав человека (ст. 10) устанавливает «… право … на то, чтобы дело было рассмотрено Гласно… и беспристрастным судом». Тем самым Декларация определяет не само право гражданина быть рассмотренным судом, а порядок этого процесса и характеристику суда. Даже, связывая ст.ст. 118 Конституции РФ и 13 УПК РСФСР, мы видим, что только суд, действующий на основании закона, может признать человека виновным и назначить ему уголовное наказание. Но, несмотря на попытку расширения способов, устанавливающих виновность, необходимо отметить, что авторы признают четкость и недвусмысленность существующего порядка установления виновности через приговор суда.

Действительно, большинство граждан добропорядочны, поскольку большинство из них не совершили преступлений. Но достоверное установление виновности гражданина возможно только лишь судом. Возникновение судебной стадии, с другой стороны, невозможно без утверждения в обвинительном заключении следователем вывода о виновности данного лица (за исключением протокольной формы досудебной подготовки материалов). Но поскольку указанная презумпция относится к опровержимым, то всякий, кто полагает, что у него есть основания считать эту презумпцию в отношении конкретного лица опровергнутой, может заявить об этом или потребовать привлечения этого лица к уголовной ответственности. Это еще раз подтверждает ее общегражданский характер. Учитывая это, утверждение, что презумпция невиновности - это фикция и что в

38

большинстве случаев она не подтверждается , основано на одностороннем ее толковании.

С точки зрения логики всякая презумпция - это гипотетическое суждение, которое носит опровержимый характер, то есть может допускать исключения. Общая логическая формула презумпции невиновности проста: обвиняемый считается невиновным, пока не закончен спор о его виновности. В этом плане, например, теория формальных доказательств считала достаточным для признания виновности двух свидетельских показаний или даже одного показания, если оно исходило от родителя обвиняемого. Такое же значение обводилось и признанию своей вины обвиняемым.

Правовая презумпция - это закрепленное в законе или вытекающее из него правило, согласно которому устанавливается связь между двумя фактами, наличие одного из которых влечет признание второго: постановление обвинительного приговора является условием признания лица виновным. Но, с другой стороны, презумпция может иметь и отрицательную вероятность: существенные нарушения процессуальной формы в отношении доказательств исключают их из процесса доказывания, даже если они и имели место быть.

Вообще, презумпция невиновности основана на версии (гипотезе) о том, что обвиняемый не виновен. Но исходит эта версия не от конкретного участника процесса, а от самого законодателя. Пока же эта версия не доказана, обвиняемый считается законодателем невиновным и к нему не может быть применено уголовное
наказание. Но версия обвинителя

См. например: Радева Р. Сущность презумпции невиновности обвиняемого// Правовая мысль. 1970. Кн. 5. С. 57.

39

о невиновности обвиняемого существует лишь до тех пор, пока она, по мнению этого субъекта уголовного процесса, не опровергнута. Тогда как утверждение законодателя о невиновности обвиняемого считается опровергнутой лишь в момент вступления приговора в законную силу, то есть по реализации гарантий судопроизводства.

Органически вытекая из общегражданской презумпции невиновности, уголовно-процессуальная презумпция имеет как общие, так и индивидуальные черты, определяющие ее специфику. Уголовно- процессуальная презумпция невиновности представляет собой правовое требование, имеющее в виду не всех граждан, а только лиц, привлеченных к уголовной ответственности, то есть обвиняемых. Она обращена к органам расследования, прокурору и суду, которые решают вопрос о невиновности или виновности обвиняемого. И самая главная особенность уголовно-процессуальной презумпции, определив которую все противоречия будут разрешены сами собой, -момент опровержения невиновности является моментом процессуального оформления каждым из указанных участников процесса своего окончательного вывода по вопросу о виновности обвиняемого.

Впервые разделение презумпции невиновности на две формы было предложено профессором В.П. Нажимовым ‘. Как общеправовое требование она определяет правовое положение личности в обществе, согласно которому человек может быть объявлен преступником
только лишь вступившим в законную

’ Нажимов В.П. Об уголовно-процессуальных функциях // Правоведение. - 1973. № 5. - С. 73- 82 Также см.: Нажимов В.П. О презумпции невиновности в уголовном процессе и о суде присяжных / Вопросы уголовного права и процесса в условиях правовой
реформы. Калининград: Ичд-во КГУ. 1991. -С. 71-74.

40

силу приговором суда. Как уголовно-процессуальная категория презумпция невиновности рассматривается как требование, определяющее правовое положение подозреваемого и обвиняемого, относящееся к следователю, прокурору и суду до тех пор, пока они не придут к окончательному выводу о виновности обвиняемого. При этом необходимо заметить, что общегражданская презумпция невиновности определяет положение и осужденного в уголовном судопроизводстве. В противном случае ее действие не распространялось бы на все последующие стадии уголовного процесса после судебного разбирательства.

На наш взгляд, ближе всех к определению сущности уголовно- процессуальной презумпции невиновности подошел В.З. Лукашевич. Он трактовал ее как «предположение о невиновности обвиняемого каждым участником процесса вплоть до того момента, когда у этого участника процесса не сложится внутреннее убеждение в виновности обвиняемого» ‘. К сожалению В.З. Лукашевич не разделял презумпцию невиновности на две формы, и данное определение относилось к общему понятию презумпции невиновности.

A.M. Ларин, отстаивая взгляд на презумпцию невиновности как объективное правовое положение, справедливо указывал на то, что «закон существует и действует независимо оттого, что думает, чувствует тот или иной следователь, прокурор, судья по поводу конкретного дела» “.

Другие авторы, сводили презумпцию невиновности к

’ Лукашевич В.З. Гарантии прав обвиняемою в советском уголовном процессе. - Л., 1959.

-С. 51.

Ларин A.M. Презумпция невиновности. ?- М.: Наука, 1982. - С. 32.

? .Л правилу, согласно которого следователь должен допускать

невиновность обвиняемого до тех пор, пока не убедится

в обратном . В свое время еще МЛ. Чельнов скачал, что

«допущение невиновности в каждом конкретном деле - это

психологическое состояние следователя, прокурора и судьи» “.

Конечно, допущение невиновности, с одной стороны, -это психологическое состояние не только следователя, \о и любого гражданина. Но, с другой стороны, законодательное требование презумпции невиновности (допущение невиновности), распространяемое на следователя, как на должностное лицо, не временное состояние психики следователя, а постулат, данный законодателем, изначально принимаемый следователем за истинность и опровергаемый им в последующем. Безусловно, презумпция невиновности формирует правосознание юристов, но сама по себе не связана с внутренним убеждением лиц, осуществляющих производство по уголовным делам, по вопросу о виновности обвиняемого .

Утверждение, что обвиняемый предполагается невиновным, пок’а его виновность не установлена следователем или прокурором бесспорно: если виновность не доказана, то совершение преступления обвиняемым остается лишь вероятным, предположительным. Однако в такой формулировке презумпция невиновности не является правовой презумпцией, для которой характерно указание факта, наличие или отсутствие

1 См. например: Леви Л.А. Объективизация доказывания на предварительном расследовании
как одно из средств обеспечения прав и законных интересов его участников. Методическое
пособие. -М: Норма. 1995. -С. 42.

Чельнов М.А. Уголовный процесс. - М., 1948. - С. 182.

“Зппченко ИЛ. Презумпция невиновности и вопросы совершенствования уголовно- процессуального законодательства: Сб. науч. тр. Актуальные проблемы презумпции невиновности .’ Отв. ред. Т.С. Волчецкая. Калининград: КГУ, 2001. - С. 14.

которого дает согласно закону основание для утверждения о наличии или отсутствии другого’ факта. Нет обвинительного приговора - нет и вины обвиняемого - это общегражданская презумпция невиновности.

Но презумпция невиновности потеряла бы свой смысл в практическом значении, если бы она оставалась лишь объективной категорией, если бы обвиняемого только закон считал невиновным. Поэтому презумпцию невиновности необходимо рассматривать и как субъективную категорию - убеждение лица, которому государство поручает доказать виновность обвиняемого. А это уже уголовно- процессуальная форма презумпции невиновности.

Нельзя просто убрать или отвернуться от наличия субъективного аспекта в характеристике презумпции невиновности. В связи с этим общегражданская презумпция невиновности действует в уголовном процессе на всем протяжении расследования и разбирательства по уголовному делу до вступления приговора в законную силу, тогда как уголовно-процессуальная презумпция невиновности опровергается в момент принятия окончательного решения должностным лицом. Субъективное мнение следователя при вынесении обвинительного заключения находит отражение в объективных, построенных на законных основаниях доказательствах, тем самым, подтверждая объективный характер данной формы презумпции невиновности.

Таким образом, нам представляется, что целесообразно было бы выделить две формы презумпции невиновности:

  1. Общегражданская презумпция невиновности - каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным до тех пор,
    пока его виновность не будет доказана в

предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

  1. Уголовно-процессуальная презумпция невиновности -каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным до момента процессуального оформления органом расследования, прокурором и судом своего окончательного вывода о виновности обвиняемого.

В настоящее время презумпция невиновности в нормативных актах отражена в форме общегражданской, тогда как исследуемая в настоящей работе уголовно-процессуальная форма презумпции невиновности рассматривается как отдельный элемент формирования внутреннего убеждения у субъектов уголовного преследования.

Проект УПК РФ ‘, утвержденный Государственной думой в первом чтении, впервые на законодательном уровне предусматривает развернутую формулу презумпции

невиновности, отводя ей статью 15, которая определила презумпцию невиновности тремя правовыми положениями:

обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность; неустранимые
сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу;

обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Значительный вклад в развитие сущности презумпции невиновности был сделан Л. Т. Ульяновой, которая раскрыла 11 элементов
составляющих структуру презумпции

1 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. - http:\search.ramblei- .rii\sgi-hinWrambler search?…

44

невиновности . Не останавливаясь на отдельных частных аспектах предложенной структуры,’ необходимо отметить, что автором действие презумпции невиновности ограничено двумя стадиями уголовного процесса - предварительным расследованием и судебным разбирательством в суде I инстанции. Мы убеждены в обратном. Презумпция невиновности как принцип уголовного процесса реализуется во всех стадиях процесса, включая кассационное, надзорное производства, а также возобновление уголовного дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Это ярко выражается при отмене приговора, вступившего в законную силу и оправдании осужденных.

Так, работая экспертом-криминалистом, К. выезжал для осмотров мест происшествия, изымал объекты, которые в дальнейшем фальсифицировал, нанося на них отпечатки пальцев рук предполагаемых преступников. За 9 месяцев преступной деятельности с помощью К. было раскрыто 15 неочевидных преступлений и П человек незаконно привлечены к уголовной ответственности и осуждены. В последующем эти дела пересмотрены со стадии возобновления уголовного дела по вновь открывшимся обстоятельствам, все незаконно осужденные были признаны невиновными судом I инстанции 2.

Нам представляется, что сущность презумпции невиновности, раскрываясь через ее структуру, не абстрактное, академическое понятие. За ней стоят актуальные, практические вопросы о положении личности в уголовном процессе.

1 Ульянона Л. Г. Принципы уголовного процесса / Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. М., 14%. С. 56-57.

2 Лрмш Норильского городского суда. Дело № 24’182 от 30.08.1999г.

45

Общая логическая формула презумпции невиновности очень проста: «обвиняемый должен’предполагаться невиновным, пока не закончен спор о его виновности». Если следовать духу и букве закона, то следователь выносит обвинительное заключение только при наличии твердого убеждения в виновности обвиняемого, которое основывается на совокупности доказательств. В свою очередь, доказательства должны быть получены законным порядком. Добывая доказательства, следователь, несомненно, доказывает виновность, поэтому характеристика доказательств, прежде всего, будет обвиняющая, а потом уже оправдывающая. Как следствие этого, и обязанность доказывания обвинения лежит на обвинителе, то есть на субъекте уголовного процесса, который выдвинул предположение о виновности. Возлагая на следователя, фактически, обвинительную функцию, закон в то же время наделяет обвиняемого определенными правами такими, как право обвиняемого на защиту, правом «хранить молчание» и не прилагать усилий к доказыванию своей невиновности. И, конечно же,’ сущность презумпции невиновности раскрывается при соблюдении непременно двух подходов - сущностного и формально-правового. Первый раскрывается через уголовно-процессуальную презумпцию невиновности, то есть содержит в себе обращенное к следователю (прокурору) требование доказать виновность обвиняемого, второй - формально-правовой - признает доказанным обвинение через обвинительный приговор, вступивший в законную силу.

В связи с этим, мы представляем структуру презумпции невиновности в следующем виде:

46

  1. Ни один невиновный не должен быть привлечен в качестве обвиняемого и осужден.
  2. Обвинение должно быть доказано в установленном законом порядке. Вина обвиняемого должна быть установлена только вступившим в законную силу приговором суда.
  3. Обязанность доказывания виновности лежит на обвинителе. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.
  4. Неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу.
  5. Обвиняемый считается невиновным органами расследования, прокурором и судом до момента принятия ими окончательного процессуального решения о его виновности.
  6. Вопрос о включении определенного элемента в структуру презумпции невиновности имеет прямое практическое значение. При анализе судебной практики выявляются типичные ошибки нарушения принципа презумпции невиновности. Так, при наличии доказательств, которые свидетельствуют в пользу подсудимого, суд, тем не менее, не дает им соответствующей оценки, вследствие чего выводы о виновности теряют свою объективность, поскольку оставляют за собою значительное место для сомнения, которое должно толковаться соответственно в пользу подсудимого.

Например, по делу Митькина П.В. по ч. 1 ст. 158 УК РФ, признанного судом виновным в краже из квартиры имущества, подсудимый в судебном заседании отказался от данных им на следствии показаний. Он заявил в суде, что оговорил себя в краже в связи с оказанным на него давлением должностными лицами, проводившими расследование.

47

В ходе судебного заседания суд предложил Митькину дать показания по поводу его алиби. Но’, так как Митькин отказался давать такие показания, то суд пришел к выводу о том, что факт нахождения его на месте происшествия доказан, в связи с чем не признал достоверной его версию о самооговоре. Судебная коллегия Красноярского краевого суда отменила приговор Норильского городского суда, указав, что поскольку другие доказательства, на которые суд сослался в приговоре, устанавливают лишь сам факт кражи, но не причастность к ней Митькина, выводы суда о его виновности нельзя признать обоснованными . По существу суд пытался возложить на подсудимого обязанность доказывать свою невиновности, нарушая тем самым один из элементов структуры презумпции невиновности - неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого.

Для преодоления и профилактики подобных ошибок Страсбургский суд перечислил критерии оценки соблюдения или несоблюдения п.2 ст.6 Европейской конвенции о защите прав человека (презумпция невиновности): при выполнении своих обязанностей, члены суда не должны исходить из предвзятого мнения, что обвиняемый совершил вменяемое ему в вину преступление; задача доказать это лежит на обвинении и любое сомнение толкуется в пользу обвиняемого 2.

Презумпция невиновности, будучи важнейшим правовым постулатом, не может быть изменена или приспособлена под нужды правоприменителя. Но и уголовная политика не может

1 Архив Норни.ского городского суда. Дело № 203/12 от 16 декабря 2000г.; Справка о результатах работы прокуратуры г. Норильска та второе полугодие 2000г. (с учетом состояния на 01 02. 2001 г).

Гамчен Д. Путеводитель но европейской конвенции о тащите прав человека. Страсбург, 1994 ‘ Пер. КН. Сергеевой М.: Юристь. 1995. -С. 111.

48

быть эффективной без использования специфических рычагов, основанных именно на нормах закона. В современной уголовно- процессуальной науке принцип презумпции невиновности изучается преимущественно с позитивистской точки зрения, но не получает освещения сущностная, бытийная сторона, которая будет исследована в следующих параграфах.

•1”

1.3. Презумпция невиновности в структуре

правосознания следователя и иных субъектов

уголовного процесса.

Человек - высшая ценность, - указывается в ст. 2 Конституции РФ. Интересы личности в государстве должны стоять на первом месте. Однако как указывает И.Л. Петрухин «в обществе существует недопонимание того, какая ценность дороже - права личности или защита интересов государства» ‘. В 1997 г. вступил в действие Уголовный кодекс РФ, впервые предусмотрев ответственность за многие экономические преступления и существенно повысив уровень санкций. Получила легальную основу негласная оперативно-розыскная деятельность. Снижается доля оправдательных приговоров (0,4%). Популяризуется идея, согласно которой «цель уголовного судопроизводства - установление истины» 2, а не защита прав человека. И, как следствие этого, усиливается идеологическая установка государства, согласно которой общественный интерес всегда выше интереса отдельной личности. Но в настоящее время уже невозможно не признавать основополагающий принцип международного гуманитарного права: человек - цель, а не средство.

В мировом сообществе всегда оставалось и остается определение демократической правовой системы государства через признание государством принципа презумпции невиновности.

1 Негру хин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью). - М.: Юрпсгь. 1999. С. 10.

2 См например: Васильева Л.М. Проблемы истины в современном российском уголовном процессе. Краснодар, 1998. -С. 3.

50

Презумпция невиновности обладает универсальным качеством. С одной стороны, она гарантирует соблюдение прав и свобод человека, и способствует эффективному расследованию преступления. С другой стороны, основой ее является высокое нравственное начало, принимаемое за истину, как государством, так и отдельной личностью. Это понятие, которое в первую очередь, отражается в психологической установке следователя, и ее реализация зависит от его морального выбора в тех или иных условиях уголовного производства.

Поэтому, мы считаем, что позитивная реализация презумпции невиновности зависит не только от нормативного требования о ее выполнении, но и от уровня развития правового сознания тех, кто делегировал ее и ее применяет.

Необходимо заметить, что в теории уголовного процесса практически не предпринимались разработки определения презумпции невиновности в правосознании следователя. Акцент делался в основном на соотношении презумпции невиновности с внутреннем убеждением следователя в виновности обвиняемого.

Формирование права как социального явления, его реализация в практической деятельности субъектов общественных отношений в значительной степени обусловлены уровнем правосознания личности и общества в целом: Будучи целостной системой духовного отражения всей правовой действительности, правосознание имеет сложную структуру. Это сфера общественного, группового и индивидуального сознания, отражающая правовую действительность в форме юридических знаний, оценочных отношений к праву
и практике его

51

применения ‘. Ее внутренняя структура, сформировавшаяся за долгую эволюцию, подвижна, способна реагировать на изменчивую правовую и общественную среду, приспосабливаясь и подстраиваясь под ее особенность “.

Юридическая наука определяет правосознание как совокупность правовых представлений, чувств, убеждений, оценок, выражающих субъективное отношение индивидов, социальных групп и общностей к действующему или желанному прав)’, другим явлениям правовой действительности, к поведению людей в сфере правового регулирования ‘.

«Высокие нравственные качества русского народа давно получили всемирное признание. Но было бы благодушием не видеть их неприглядной оборотной стороны, а именно давнего и острого дефицита правосознания, который выражал себя… как упорное сопротивление идее примата справедливости над состраданием» .

Процесс формирования правосознания в России развивался иногда в рамках несоответствия права и морали, причем побеждала, в отличие от западноевропейских традиций, мораль. Этот факт отразился в полной мере в представлениях практически всех русских
мыслителей. Так, у Б.Н. Чичерина право

1 Первой монографией о правосознании как форме общественного сознания, явилась работа И.Е. Фарбера, в которой был рассмотрен вопрос о правовой идеологии и правовой психологии как сф)К1)рны\ элементах правосознания. См. об этом: Фароер И.Е. Правосознание как форма общественного сознания. - М., Госюриздат., 1963. - С. 60; Соколов Н.Я. Профессиональное сознание юристов. М., 1988; Белканов Е.А. Структура и функции правосознания. Автореф. шс кап i три i иа\к Екатеринбург. 1996. 1 См.: Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. - М.: Норма, 2001. - С.62.

Теория государства и права / Под ред. В.М. Корельского и В.Д. Перевалова - М.: Юристъ. 1999. - С. 324. ‘ Соловьев ).Ю. I Ipoimioe толкует нас. - М.: Политиздат, 1991. – С. 230.

52

олицетворяло и ограничивало законом внешнюю, социальную свободу человека, а вот внутренняя его свобода регулировалась нравственностью и верой. Э.Ю. Соловьев, поддерживая истинно российскую традицию, считал, что правосознание существует до и независимо от наличных закоиоуложений, оно обладает достоинством правовой совести. Н.М. Коркунов отделял право от нравственности, как инструментальные отношения, регулирующие столкновение общественных интересов и права и обязанности субъектов, вступающих в правоотношения. М.М. Ковалевский исходил из требований общественной солидарности и вытекающей из нее идеи долга, который и определяет все личные права .

Безусловно, никакая правовая система не является идеальной. Но задача демократии состоит в том, чтобы законы и все другие правовые акты в наибольшей степени содействовали прогрессивному развитию общества. От политической ориентации государства, задающего режим функционирования, зависит «облик» личности в праве. Модернизация российского общества и в XIX - XX в. в. приводила к реформам правовой системы по западноевропейской традиции, но по причине особенностей национально-правовых устоев они не прививались или же приобретали своеобразные формы воплощения. Поэтому для России проблема формирования правосознания, отвечающего духу времени и происходящих общественных перемен является первостепенной. Правовое сознание является одной из важнейших форм общественного сознания, порождая юридическое мировоззрение и совершенствуя сложившиеся правовые системы.

’ llpuiso II мори.и. и истории: проблемы ценное тою подчола ‘ Гое\дарсто и право. 1’)Ч8 № Н. С. I14- 116

Оно способно как ускорить, так и отторгнуть внедрение юридических новаций.

Совершенно понятно, что механически заменить один тип правосознания на другой в обществе невозможно. Для этого требуется изменение социальной практики, появление законов, обеспечивающих права, свободы, а также защиту личности от правоохранительной системы. Сама правоохранительная система обязана более позитивно относиться к ценностям, закрепленным в законах, и, прежде всего, к правам и достоинству человека. Нельзя просто ожидать смену нескольких поколений, надеясь на то, что потомки окажутся более прогрессивными.

Правовое сознание не возникает само по себе, оно прививается из внешней среды, из системы, из характера политического режима государства. В перЕ*ую очередь оно закладывается в детстве, в соответствии с реакциями, оценками и суждениями родителей, фактами их правового или противоправного поведения, так как именно семья является социальной средой, где ребенок проходит освоение правил общения и поведения, а также знаний норм закона. В последствии индивидуальное правосознание развивается под влиянием общественного правосознания, окружающей правовой среды и практической деятельности самого индивида.

Конечно, правосознание, являясь социальным феноменом, находится под влияние потребностей, интересов и мотивов людей. Но в современном обществе правовое сознание в определенной степени зависит именно от законодателя, от позитивного права. Недаром древнее славянское право впитывало в себя и азиатские, и европейские обычаи. Даже древние правовые тексты написаны
особым мифопозтическим языком. Это объясняется

54

тем, что в народное правовое сознание древний законодатель уже тогда старался взрастить такие правовые понятия, которые обладали скорее нравственно-этическим, чем строго юридическим значением, и оформлялись они в символическом, а не в категориальном, понятийном виде. Поэтому, как только в российском законодательстве появилось такое понятие, как презумпция невиновности, которое относится к символу, к вере, к общей идеологии государства, формализация правоохранительной деятельности стала не укладываться в рамки морально-этического правопонимания.

Наиболее существенную роль в реализации юридических норм и презумпции невиновности, в частности, играет профессиональное правосознание. От его установок и содержания, адекватности требованиям демократизма зависит социальный характер правовой практики. Для профессионального правосознания характерно очень конструктивное и рефлексивное отношение к действующей системе права, аргументированные суждения о его достоинствах, недостатках и перспективах развития .

В современной России профессиональное правосознание формируется в значительной степени «прецедентным» образом -под влиянием деятельности Конституционного Суда, Верховного Суда, Высшего Арбитражного Суда, Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Но помимо ориентации на весьма авторитетные действия данных государственных органов, у юристов-практиков есть негласный
кодекс, который складывается под влиянием всей

Баранов П.П. Профессиональное правосознание работников ОВД. - М., 1991, - С. 7.

системы образования и практической работы. Кроме того, в обществе распространены обыденные и эмоциональные представления о законе, который можно использовать весьма вариативно, в связи с чем, и возникают двойные стандарты у следователя, подкрепленные уже и характером практической деятельности.

В юридической литературе часто вопросы улучшения правоприменительной деятельности связывают с повышением уровня знаний процессуальных отраслей права. Мы считаем, что это не самая сложная задача, хотя и она имеет определенное негативное отражение. Обучающийся юриспруденции изучает презумпцию невиновности в качестве одного из учебных вопросов, когда это должно преподноситься на всем протяжении не только курса уголовного процесса, но и теории государства и права, а также ряда общих правовых дисциплин. Вместе с тем, значительно труднее обеспечить доступ права, закона к правосознанию граждан. Поскольку в уголовном праве действует презумпция знания закона, то правовая неосведомленность граждан подрывает данный принцип. Но в отличие от других социально-общественных структур, реальность права, его норм и их ценности с точки зрения правосознания следователя не вызывают сомнений.

Вместе с тем, профессиональное правосознание неразрывно связано с социально-психологическим аспектом правовой деятельности. Это выражается в процессуальных, процедурных формах ее осуществления, носящих строго формализованный характер. При этом в качестве важнейшей составной части социально- психологической характеристики профессионального правосознания
следует выделить те компоненты, которые

М)

составляют эмоциональную сферу правосознания, обеспечивая последнему адекватность явления • юридической практики. Сама деятельность следователя, насыщенная эмоциями и впечатлениями, с точки зрения психологической нагрузки выделяет данную категорию людей из окружающего их социума.

Мы разделяем мнение некоторых авторов о том, что характер юридически значимых поступков следователя он редел яе гея не столько его представлениями о нормативно- правовой основе, сколько эмоциональным отношением к ним, развитостью чувства законности и интуиции ‘. Разумеется, что интуиция следователя способно наводить на важную мысль при применении правовых норм к конкретному уголовному делу. Но интуиция не может быть положена в основу решения по конкретному делу. Роль интуиции в профессиональном правосознании заключается в том, что она «обогащает» возможность приближения к истине по делу, позволяет строить версии, находить наиболее надежные источники и пути собирания доказательств. Чувство же законности в правосознании следователя с точки зрения социально-психологического фактора - это первоначальная основа мировоззрения, которая в последующем и представляет формально-правовую

характеристику по уголовному делу.

В связи с этим, интересны результаты, полученные при анкетировании следователей по вопросам, связанным с общим восприятием проблемы законности :

’ См.: Лазарев В.В. Социально-психологические аспекты применения права. - Казань, 1982. - С. 46: Г’рошев А.В. Уголовный закон и правосознание. - Екатеринбург, 1994. - С. 134. 1 В приложении № 5 на стр. 213 диссертации автором приводится дифференциация ответов на данный вопрос правоохранительных работников в зависимости от их специфики деятельности.

57

47 % опрошенных соблюдают требования уголовно- процессуального закона;

  • 36 % следователей предпочитают ориентироваться не на закон, а па жизненные реалии;
  • 1 I %, следуя закону, достигают результата;
  • 6 % отказались отвечать.
  • В правовом сознании следователя, на наш взгляд, можно выделить следующие исходные; во-первых, глубокое понимание всех принципов и институтов уголовного процесса; во-вторых, убежденность в значимости презумпции невиновности и обеспечении законности; в третьих, привычку применения правовых норм; в четвертых, понимание профессиональной особенности следственной деятельности.

Профессиональное правосознание отличается способностью к постоянному развитию и совершенствованию. Такая внутренняя настроенность может быть названа ситуативной. Ситуативная готовность следователя, как указывает Т.С. Волчецкая, «включает динамичные компоненты: осознание задачи, определение способов движения цели в конкретной жизненной ситуации и другие» ‘. Но внутренняя ситуативная готовность следователя может сопровождаться негативной настроенностью к отдельным правовым предписаниям. В связи с этим, образуются искажения в правовых эмоциях и чувствах следователя, которые считаются деформацией правосознания.

’ Волчецкая I .С С’тлаинонным подход в практической и исследовательском криминалистической деятельности. Учебное пособие. Ичд. 2-е. - Калининград, 2001. - С. 2 I.

Деформация (от лат. detbrmatum) - это искажение уклонение того или иного органа или предмета от нормальной формы “.

Не только следователь влияет на преступника, но и происходит обратный процесс. Исследуя личность обвиняемых, следователь анализирует их действия, изучает мотивы их поведения. Чтобы раскрыть преступление, следователю желательно хорошо знать психологию преступника, обычаи, жесты и жаргон.

С другой стороны, этот процесс является небезопасным для психологического состояния следователя. Заостряя свое внимание на обстоятельствах совершенных преступлений, у следователя развивается подозрительность и предвзятость в отношении всех и каждого. И это является самым опасным видом деформации сознания следователя. Именно подозрительность неизбежно приводит к обвинительному уклону в следственной деятельности. Обвинительный уклон представляет собой предрасположенность следователя занимать обвиняющую позицию. Кроме этого, обвинительный уклон возникает в связи с таким явлением, как психологический барьер \ Он мешает преодолеть уже сложившийся у следователя взгляд на профессиональную ситуацию и объект профессиональной деятельности. В основе возникновения психологического барьера лежит усиление отрицательных переживаний. Когда стереотипы начинают доминировать, восприятие следственных ситуаций
становится упрощенным, шаблонным, а уверенность

1 Скорина Л.П.. Чуракова Л.П. Латинский язык для юристов. М., 1’)98. С. 311. 3 Деформация “ Новый энциклопедический словарь. М.: Рппол Классик. 2000. С. 331. ‘Кучинская Г!.В.
Психологический аналич корыстной деформации личности несовершеннолетнего
правонарушителя. Автореферат лис. … канд. ненхол. наук. М.. 1495. С. 5.

54

в непогрешимости используемых методов, понижает гибкость мышления и умение объективно расценивать обстановку.

Приведем данные опроса следственных работников, выявляющие их отношение к возможности изменения процессуального закона в сторону его упрощения. На вопрос нуждается ли в совершенствовании действующее уголовно-процессуальное законодательство, 48 % респондентов ответили положительно ‘. От 62 % опрошенных получен положительный ответ на вопрос, следует ли сократить изложение фактических обстоятельств дела в обвинительном заключении. И представляется интересным результат, полученный в ответах на вопрос, следует ли сократить объем права на защиту у подозреваемого: 52 % следователей ответили положительно. Данные свидетельствуют о довольно значительном числе следователей в процентном отношении, высказавшихся за существенное совершенствование уголовно-процессуального законодательства. Мы считаем, что подобная деформация формирует и систему взглядов, вызывая отрицательные последствия, имеющие общее значение для обвинительного уклона.

Необходимо учитывать и то, что деформация правосознания может возникнуть и тогда, когда некоторые обстоятельства профессиональной деятельности мешают личностной

самореализации субъекта. Например, в ситуации высокой значимости данной профессии многократные, безуспешные попытки справиться с неудачами, невозможность дальнейшего профессионального роста
могут препятствовать формированию

1 Здесь п далее приведены данные, полученные при интервьюировании респондентов автором, которые сведены в таблицы и содержатся в приложении № 5 (стр.213) настоящей работы.

60

у нею устойчивой положительной мотивации к следственной деятельности. Отсутствие такой ‘ мотивации приводит и к постоянной внутренней напряженности, и к неудовлетворенности, и к возникновению, как следствие этого, обвинительного уклона.

Тот факт, что в уголовном процессе существует проблема именно обвинительного, а не оправдательного уклона, в определенной мере объясняется и направленностью деятельности органов следствия. Каждое уголовное дело возбуждается при обнаружении признаков преступления, и в дальнейшем весь процесс доказывания протекает по линии презумпции виновности. Сначала всегда «появляются» обвиняющие доказательства, а затем в ходе проверки обнаруживаются парирующие им оправдывающие обстоятельства. Чем дальше во времени стоят они друг от друга, тем более желанными становятся обвинительные выводы, тем психологически труднее от них отказаться. Даже в случае полнейшей обоснованности последующего оправдания такой исход процесса субъективно воспринимается как неудача следствия: ведь к уголовной ответственности был привлечен невиновный человек, тогда как преступление осталось нераскрытым, а виновное лицо не разоблаченным.

Сложность преодоления обвинительного уклона с особой остротой ставит вопрос о соблюдении в деятельности следователя принципа презумпции невиновности. Необходимо отметить, что традиционно в литературе по вопросам деформации профессионального сознания следователя в качестве своеобразных «лакмусовых бумажек» назывались: отношение к ужесточению

61

наказания, к правам гражданина, презумпция невиновности ‘. Но добровольное соблюдение презумпции невиновности не может возникнуть без сформированной правовой позиции следователя на основе данного принципа. Именно презумпция невиновности образует «каркас», вокруг которого наращивается живая ткань уголовно- процессуальных форм и отношений.

Мы полагаем, что восприятие презумпции невиновности следователем не может ограничиться только теоретическими конструкциями законодателя. Презумпция невиновности, являясь следствием социальной идеологии, образует основу правовой идеологии. «Идеология, в точном смысле слова, обладает натуральной убойной силой - на деле она разбивает жизни и судьбы общества и опекаемых им людей» 2. В зависимости от того, каких идеологических воззрений придерживается следователь, он будет либо защищать граждан, их интересы, либо видеть в подозреваемом потенциального преступника в самом начале расследования. Нам представляется, что, вряд ли можно всерьез говорить о таком типе следователя, который защищает интересы обвиняемого, так как задачи, стоящие перед ним, абсолютно противоположны функции защиты обвиняемого. Естественно, функция защиты прав потерпевшего следователем выполняется в полном объеме. Поскольку идеология связана с перспективой общественного развития, идеалами, ценностями, которые признают и исповедуют граждане, то чаще всего ее «спрягают» с государством.

’ Ьорисова С.К. Профессиональная деформация согрудников милиции и ее
личностные детерминанты. Лвтореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 1998. С. 21.

1 Россия: опьп национально-государственной илеологии / Под рел. СВ. Смирнова. - М: Наука, 1994 С. 14

Государство отдает приоритет праву, предполагая неукоснительное выполнение закона’со стороны должностных лип органов власти и управления. Так получилось и с презумпцией невиновности. Государство ее провозгласило, закрепило, мировое сообщество признало российскую правовую систему и на этом все остановилось. Для кого провозглашалась презумпция невиновности? Стоило ли за нее бороться такому блестящему поколению ученых, если уже сейчас раздаются призывы «подняться над презумпцией невиновности во имя интересов борьбы с преступностью?» Как способ усиления борьбы с преступностью подается и идея усовершенствования презумпции невиновности, возложив на обвиняемого обязанность доказывания своей собственной невиновности под угрозой уголовной ответственности \

Закон должен диктовать свои правила. Однако практика показывает обратное. Не все, обладающие властью следователи, имеют способность противостоять соблазну, когда он возомнит себя существом особого рода, имеющим право на любой произвол. Еще Платон в своих «Законах» предвещал «близкую гибель того государства, где закон не имеет силы и находится иод чьей-либо властью» . Осмысливая данный вопрос, великий русский философ B.C. Соловьев писал: «если Россия … не откажется от права силы и не поверит в силу права, если она не возжелает искренне и крепко духовной свободы и истины - она никогда не может иметь прочного успеха ни в каких делах своих, ни внешних, ни внутренних» .

1 Ольков С.Г. Уголовно-процессуальные правонарушения в российском сулопроито.чстве и общая теория социального повеления. - Тюмень, 1993. - С. 60-61. “ Там же. -С. 61.

С молирчук В.И. Гнгашы и чародеи слова. М., 1984. С. 171. 4 Соловьев B.C. Литературная критика. М., 1990. С. 294-295.

<Vi

В этом ракурсе рассмотрим результаты нашего анкетирования по вопросу о применении нетрадиционных методов в процессе расследования уголовного дела. Респонденты высказались по данному поводу следующим образом:

1) 19 % - применяли только к тем обвиняемым, кто отказывался давать правдивые показания; 2) 3) 10 % - применяли только к злостным преступникам; 4) 5) 11 % - применяли только в исключительных случаях; 6) 7) 60 % - отказались отвечать. 8) Представляется, что здесь проявляется не только крайне опасное состояние - адаптация к несоблюдению законности, но и общая деформация правосознания следователя.

Для определения места презумпции невиновности в правосознании следователя необходимо учитывать связь правосознания с внутренним убеждением субъекта доказывания. Представляется, что роль правосознания в установлении фактических обстоятельств дела можно конкретизировать в двух аспектах: во-первых, в процессе формирования внутреннего убеждения в истинности исследуемых обстоятельств дела и, во-вторых, в готовности к принятию решения на основании сложившегося внутреннего убеждения.

В процессе формирования внутреннего убеждения профессиональное правосознание является связующим звеном между исследуемыми обстоятельствами дела, законом и впечатлением субъекта. В свою очередь, требования закона уешнавливают пределы исследования обстоятельств дела и через впечатление субъекта формируют профессиональное сознание следователя. Эта связь проиллюстрирована в приложении № 1 на стр. 209 диссертации.

64

В приведенной схеме четко прослеживается линия формирования впечатления субъекта; которая складывается из исследуемых обстоятельств дела, а ими выступают доказательства, и нормами закона, которые определяют требования к доказательствам. Качественной характеристикой применения закона и будет выступать правосознание следователя, которое, кроме того, выступает как первоначальная основа выносимых процессуальных решений. В связи с этим, правосознание следователя имеет две характеристики: объективную, которую составляют фактические данные и законодательное требование к ним, и субъективную - это впечатление, личное мнение следователя.

Таким образом, представление о структуре правосознания позволяет определить место презумпции невиновности в единстве с идеологией и правосознанием (см. приложение № 2 на стр. 210 диссертации).

Конечно, идеология и правосознание в их альянсе, составляют мощную двигательную силу правоприменителя. Но сам правоприменитель не абсолютный разум, перед ним стоят различные задачи, достижение которых зависит от соответствующей системы общественных правоотношений. Так, характеризуя правосознание следователя можно говорить о недопонимании ценности прав обвиняемого и

i ипергрофированном внимании к государственным интересам.

Абсолютно по иному характеризуется правосознание защитника. Необходимо отметить, что общие черты правового сознания присущи и для данного субъекта уголовного процесса. С друтй стропы, характер правосознания раскрывается в зависимости от выполняемых функций по уголовному делу. Так,

65

определяя позицию по делу, защитник обязан руководствоваться требованиями закона о задачах судебной защиты, своим правосознанием и внутренним убеждением, основанным на исследованных доказательствах, и подлинными, а не мнимыми, законными интересами обвиняемого. Но свою позицию по делу защитник непременно согласовывает с обвиняемым. Находясь на этапе согласования, правосознание защитника выражается в двух аспектах: внутреннее содержание, которое совпадает с внутренним убеждением адвоката, как специалиста в юриспруденции и внешнее содержание, которому присуще скорее молчание профессионала и договорная позиция с подзащитным.

Речь идет о соотношении внутреннего убеждения защитника, основанного на доказательствах, и позиции обвиняемого, обусловленной часто одним лишь желанием избежать ответственности. Защитник, как и суд, прокурор, следователь, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, руководствуясь законом и правосознанием. Результатом такой оценки может быть внутреннее убеждение защйшика в виновности или невиновности подзащитного. Г.сли это убеждение в невиновности, то теоретических и практических затруднений не возникает: защитник определяет свою позицию в точном соответствии со своим убеждением и отстаивает ее перед судом. При этом внутреннее убеждение и позиция защитника вполне самостоятельны, суверенны, не связаны волей подзащитного. Конечно, при отрицании вины обвиняемым позиции защитника и подзащитного довольно часто совпадают. Но бывают не столь уж редкие случаи, когда обвиняемый признает себя виновным в совершении преступления, а защитник убежден, что он не совершил преступления или совершил менее

66

тяжкое преступление. Бывают и такие сравнительно редкие случаи, когда доказанность обвинения у защитника сомнения не вызывае! — он убежден в виновности подзащитного, хотя тот свою вину отрицает. В тгих случаях позиция защитника по делу не вполне свободна от позиции обвиняемого. Конечно, защитник вовсе не обязан повторять малоубедительные доводы обвиняемого; он не может считать доказанными невыясненные обстоятельства, с помощью которых обвиняемый безуспешно пытался опровергнуть обвинение, использовать доказательства, добытые с нарушением закона, лгать и т.д. Но в то же время защитник не должен считать своего подзащитного виновным и тем более доказывать его виновность следователю и суду, если обвиняемый свою вину отрицает. В противном случае подрывалась бы сама идея защиты, которая при таком ее ведении превратилась бы в свою противоположность - обвинение. Такие действия защитника означали бы фактический отказ от защиты, запрещенный законом.

Для защитника такое разделение на непосредственно выполнение защитительной функции и на внутреннее убеждение является причиной деформации сознания защитника. Но данная деформация будет всецело зависеть от выбора позиции защиты и от личного желания защищать интересы обвиняемого. Тогда как для следователя причиной деформации сознания выступает отсутствие альтернативы при выполнении должностной функции.

Безусловно, в деятельности защитника по уголовным делам принцип презумпции невиновности является основополагающим и главным. Именно на нем защитник зачастую строит свою защиту в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства. Однако нельзя рассматривать принцип презумпции невиновности

67

в отрыве от сущности самого явления. Это исходное предположение о невиновности ‘ «является своего рода иммунитетом против правовых последствий обвинений, но не иммунитетом против обвинений как таковых» ‘.

Волчецкая T.C. Субъекты реализации принципа презумпции невиновности: Сб. науч. тр. - /Читальные проблемы презумпции невиновности. / Отв. ред. Т.С. Волчеикая. - Калининград: КТУ.2001.

OK

1.4 Роль и место презумпции невиновности в системе уголовно- процессуальных принципов.

Изменения, происшедшие за последнее время, в политической и экономической сфере российского государства требуют и соответствующего надлежащего правового обеспечения. Одновременно с этим и сама правовая система нуждается в обновлении своего содержания, организационных форм и методов функционирования. Главную роль в этом процессе отводится основополагающим началам, «правовым корням», на которых строится система уголовного процесса и ее деятельность, - принципам.

В контексте данного диссертационного исследования, одной из целью которого является выявление и попытка разрешения противоречий между законодательным определением и практической реализацией презумпции невиновности, несомненный интерес вызывает системный подход к презумпции невиновности и определение ее места в структуре принципов уголовного процесса.

Разработка понятия «принцип» применительно к сфере уголовного судопроизводства является одной из наиболее важных теоретических проблем, так . как принципы процесса, по сути, представляют собой, как указывал М.Г. Гтрогович. «… основные положения, определяющие всю систему процессуальных форм, весь строй процессуальных отношений» .

Между тем, исследование вопросов понятия, системы и

Строгович М.С Некоторые вопросы теории уголовного процесса. - М., 1952. - С. 23.

69

содержания принципов уголовного процесса имеет не только теоретическое, но и огромное практическое значение, теснейшим образом связанное с деятельностью органов предварительного расследования, прокуратуры и суда.

Как исходные, нормативно-руководящие начала, принципы регламентируют всю систему уголовно-процессуальной деятельности и подчас обращены к участникам уголовного процесса в форме правовых требований, например, выявление обстоятельств дела как уличающих, так и оправдывающих обвиняемого (ст. 20 УПК РСФСР) и дозволении, например, право обвиняемого на защиту (ст. 19 УПК РСФСР).

Кроме того, от принципов, которые являются основой уголовно- процессуального законодательства, зависит сущность и содержание самого уголовного процесса, а в конечном итоге -достижение задач уголовного судопроизводства.

Разрабатывая и формулируя основные правовые идеи, которые находят свое отражение в законодательных актах, юридическая наука
осуществляет связь между теорией,

законодательством и практикой, а также, определяет правовую

i политику государства .

Понятие правового принципа является производным от

общего философского понятия «принцип», которым «обозначают

обобщение и распространение какого-либо положения на все

явления той области, из которой данный принцип

Наиболее яркую роль в политике сыграло учение о правовых принципах в универсальной правовой теории революционной буржуачии - школе естественного права XVI 1-ХVIII вв. Ичеологн пой школы - Г.Гроинй. К.Спиноча. ДЛокк и другие обосновывали принципы свободы, равенства, чаконности, справедливости, которые рассматривались как проявление к’псшии естественных чаконон В настоящее время, в системах принципов уголовного процесса мпош.х авюров, также находят свое офажеиие принципы равенеша. )акопнос1И и справедливоет.

70

aocipai ирован» . Кроме того, принцип — это важнейшее коренное свойство предметов или явлений, отраженное в нашем сознании. Следовательно, принципы права есть отражение в сознании объективно существующих свойств права.

В правовой науке существовали и существуют попытки разделения принципов уголовного процесса по группам, которые приводят не просто к систематизации понятий, а несут в себе формирование структуры учения по функциональному назначению. Попытаемся проследить историю развития этой проблемы, так как предпосылки возникновения нового явления всегда зарождаются в недрах старого.

Так, еще М.С. Строгович выделял основные принципы уголовного процесса, определяющие его форму и институты, пронизывающие все его стадии, и просто принципы, которые действую! в отдельных его стадиях \

Представляется несколько сложным согласиться с данным делением, так как в действительности имеют место принципы процесса и основные условия или правовые требования, которые выражают существенные свойства той или иной стадии. Кроме того, большинство принципов, действуя в стадии судебного разбирательства, с одной стороны, составляют общие условия производства в данной стадии, с другой, они признаются принципами всего уголовного процесса. Принципами целесообразно называть только те положения, которые имеют всеобщий для процесса характер, являются для него основой.

1 Принцип ., Философским словарь. 3-е издание, переработанное п дополненное. , Под ред. И. I.

Фромва М . 1009. С. 382.

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М : Наука, 1068. - Т. I. С. 125.

71

М.А. Чельцов разделил систему принципов на две группы:

к первой отнес конституционные ‘ принципы, ко второй

i все остальные .

Скорее всего, значение принципа в уголовном процессе не может зависеть от места его законодательного закрепления. ‘Зго лишь формальный, внешний признак, который не может служить основой для научной классификации. К тому же, как заметил В.11. Нажимов, одни принципы имеют общее государственное значение (например, для определения правового положения граждан), вследствие чего их необходимо закрепить в Конституции, а другие настолько специфичны для уголовного процесса (например, полнота, всесторонность и объективность в исследовании обстоятельств дела), что о них следует говорить лишь в отраслевом законодательстве “”.

A.M. Ларин, также раскритиковав деление принципов на конституционные и неконституционные, указал, что такой формальный подход ведет к ошибочным выводам, ибо какой бы ни была юридическая форма закрепления принципов, они всегда выступают в качестве норм общего и руководящего значения 3.

А.В. Гриненко, говоря о равенстве принципов, одновременно «допускает ситуации, когда те либо иные принципиальные положения более значимы, чем остальные» . Мы думаем, что нет смысла называть принципом то положение, которое имело бы «менее важное»
значение по сравнению с

1 Челыюв М.А Уголовный процесс. - М.: Юридическая литература, 1969. - С. 73.

Нажимов В.II. Развитие системы демократических принципов совегского уголовного процесса в свете новой Конституции СССР / Вопросы осуществления правосудия в СССР. Межвузовский сборник. Выпуск 7. - Калининград, 1979. -С. 11. ‘ Ларин A.M. Уголовный процесс: структура права и структура законодательства. - М., 1985.

С. 21. J Гриненко А В Система принципов уголовного процесса и ее реализация на досудебных стадиях. Авюреф. дне. … докт. юрид. наук. Воронеж, 2001. - С. 15.

72

другим «более важным» принципом. Принцип остается принципом независимо от того, где он закреплен и на какой стадии реализуется.

Развивая классификацию принципов, предложенную АЛ. Ривлиным в зависимости от их взаимосвязи, А.11. Сливко, подразделял их на процессуальные и судопроизводственные “.

Р.З. Лившиц и В.И. Никитинский проводили дифференциацию принципов по видам: а) принципы-нормы, в которых принципы права непосредственно закреплены, а также б) принципы, выводимые из правовых норм. Принципы-нормы характеризуют ту или иную отрасль права по предмету, а принципы, выводимые из правовых норм, дают характеристику по методу регулирования 3.

И.Ф. Демидов отстаивал мнение, что принципы не всегда следует отождествлять с процессуальными нормами, так как отдельные принципиальные идеи не находят своего закрепления в правовых нормах в виде специальных терминов. Тем самым, он разделяет всю систему на принципы, закрепленные в законе и «правовые идеи- принципы, которые не закреплены в процессуальном законе» .

Вряд ли можно признать такую точку зрения правильной, так как правовая идея, не получившая закрепление в законе, остается
началом правосознания или научным выводом,

’ Ривлин АЛ. Понятие и система принципов советского правосудия / Учен. зап. Харьк. Юрид. нн-та. 1462 Вып. 16.-С. 4.

2 По ки Рыжакова Л.П. Краткий курс уголовного процесса. - М.: Информационно- издательский лом «Ф|ыпнъ». 1998. С. 28.

Липшиц I1.1.. Никитинский НИ. Принципы советского нрава // Сов. гос. и право. - 1974. № 3.

С 32. 1 Демидов И.Ф. Принципы советского уголовного процесса / Курс советского уголовного процесса: Общая часть. - М.. 1989. -С. 136-137.

представляющим только лишь замысел, а не правовую норму. Справедливо заметила Л.Т. Ульянова, что такая идея-принцип не мо/КС1 ре1\лпрова1ь правовые действия и правовые отношения . Мнение ученого о сущности и назначении какого-jiiioo процесс)ального правила не придаем ем) общеобязательной силы, не возводит его в степень принципа правовой деятельности. Это в состоянии сделать лишь законодатель, выражая свою волю в законах.

Признавая бесспорным, что «принцип» в переводе с латинского «principium» означает начало, главную идею, ключевую мысль, руководящее положение 2, тем не менее, принципы права должны быть реально выражены и закреплены в нормах права. В противном случае, они либо существует лишь как элемент правосознания, либо временно закрепляются только в определенные периоды развития новой правовой системы.

Принципы носят императивный, властно-повелительный характер, они содержат обязательные предписания, исполнение которых обеспечивается установленными правовыми средствами. Принципы обладают нормативностью как свойством неотделимым от природы процесса. Их нарушение содержит вероятность недостижения задач уголовного процесса и рассматривается законодателем как существенное нарушение уголовно-процессуального закона, влекущее за собой отмену или изменение государственных актов.

1 У.и.янова Л. Г. I Винницы уголовного процесса / Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. -M.. 19%.-С. 44.

1 Скорииа ЛИ.. Чуракова Л.II. Латинский ячык для юристов: Учебное пособие ‘ Пол рел С В Семчипского М: ЛПД «Кафедра-М». 1998. С. 386.

74

Мы убеждены, что деление принципов на неравноценные группы приводит только к рассуждениям явно субъективного характера, 1-сли одни принципы признать главными и основными, то другие принципы будут считаться второстепенными, имеющими некую условность, вследствие чего они будут нарушаться или их будут игнорировать, как элемент не имеющий особого значения.

Последовательное исследование и отстаивание принципа презумпции невиновности не позволяет оставить в стороне вопрос о степени значимости стадий уголовного процесса при реализации того или иного принципа.

В.М. Савицкий утверждал, что не все стадии уголовного процесса равнозначны. Центральная из них - стадия судебного разбирательства ‘. В связи с этим, вполне понятно, почему В.М. Савицким был определен критерий, по которому должна определяться та или иная основа, претендующая на значение принципа уголовного процесса - это обязательное и безусловное действие руководящего положения,
закрепленного в законе,

в стадии судебного разбирательства .

Обойдя выделение центральной стадии в уголовном процессе, Н.А. Громов и Ю.В. Францифоров продолжили мысль В.М. Савицкого, утверждая, что наиболее полно реализуются принципы на стадии судебного разбирательства 3. В данном случае не вполне ясно, по какому критерию авторы определяли «наиболее полную реализацию» принципов: по количеству или качеству.

1 Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции-очерки. -

М.: Ичл-воБЕК. 1997. - С. 3.

” Там же. – С. 3.

‘Громов И.Л., Францифоров Ю.В. Правоприменительная деятельность
органов

предварительного расследования, прокуратуры и судов. - М.: И ui-во ПРИОР. 2000. - С. 9.

Исследование области действия всех принципов в целом подтверждает вывод о том, что нет таких принципов, которые не проявлялись бы на стадии судебного разбирательства. Вместе с тем уголовное дело может быть завершено и на досудебной стадии уголовного процесса, где отдельные принципы действуют с определенной степенью условности.

Несмотря на то, что в науке уголовного процесса относительно завершена дискуссия в отношении системы принципов уголовного судопроизводства, в настоящее время в юридической литературе многие авторы называют самое различное количество принципов. Так, некоторыми авторами предлагаются новые принципы уголовного судопроизводства, возникновение которых диктуется и правовыми реформами, и изменением обстановки, в которой действуют правоохранительные органы . Отдельные принципы в системах некоторых авторов влияют на структуру других принципов или же полностью исключаются из их системы 2.

Возникновение и включение элемента в общую систему принципов уголовного процесса определяется, конечно, с учетом его связи с другими руководящими положениями и выполнением задач всего уголовного процесса. Но основные положения, например, предварительного расследования, свойственные лишь только этой стадии, также предназначены для выполнения не только задач этой стадии, но и всего процесса в целом.

Систему принципов принято представлять, как совокупность основ,
которая в итоге образует форму всего уголовного

1 Громов НА., Францифоров Ю.В.. Указ. работа. - С. 160.

Ьыкоь B.M. Принципы уголовного процесса по Конституции РФ 1993 года // Российская юспшпя. 1994. №8. -С. 8-9.

76

процесса, то есть принципы системы органически взаимосвязаны лруi с другом .

В уголовно-процессуальной науке были предприняты неоднократные попытки построения системы принципов уголовного процесса.

Нще М.С. Строгович в работе «Природа советского уголовного процесса и принцип состязательности», изданной в 1939 г., во главу системы принципов поставил принцип состязательности.

М.А. Чельцов, в свое время, объявил, что «верховными принципами процесса должны признаваться процессуальная целесообразность и принцип процессуального демократизма» “.

В.П. Нажимовым была построена система, в которой «… одним из трех важнейших принципов являлось обеспечение установления истины, правильного воздействия на обвиняемого и окружающих» 3. Именно в его состав и входили принципы обеспечения обвиняемому права на защиту и презумпция невиновности.

В.М. Савицкий, утверждая, что все принципы равнозначны, все же выделял главные составляющие системы - осуществление правосудия только судом, независимость судей, презумпция невиновности, состязательность и другие .

1 Рассматривая вопрос о структуре системы принципов Т.Н. Добровольская указывала, что они не только взаимосвязаны, но и одинаково значимые, стоящие в одном ряду. См.: Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. - М: Юридическая литература, 1971. С. 38.

2 Чельцов М.Л. Система основных принципов советскою уголовного процесса. - М., 1947. С. 122.

’ Нажимов В.11. Рашитне системы демократических принципов советского уголовного процесса и сне 1С повои Конспп) цип СССР Вопросы осуществления правосудия в СССР.

Ка.шнпнграч. 1477 Вып 7 -С.7.

Ларин A.M.. Мельникова J.b., Савицкий В.М. Утловнып процесс России. Лекции-очерки. -М : Ип-во Ы К. 1997. С. 8.

77

Свой вклад в разработку понятия принципов уголовного судопроизводства, был внесен ‘ и другими учеными-процессуалистами ‘.

Прежде чем попытаться сконструировать собственную систему принципов уголовного процесса и определить в ней место презумпции невиновности, следует рассмотреть вопрос об определении соотношения принципов уголовного судопроизводства и общих условий отдельных стадий.

В процессуальной литературе не всегда дифференцировались понятия «принцип уголовного процесса» и «общие условия». Принципы, прежде всего, главные правовые положения, на которых построен весь уголовный процесс. В свою очередь, общие условия или правовые требования представляют собой положения, которые определяют содержание данного принципа через соответствующие уголовно- процессуальные институты. Кроме того, объективное право, состоящее из отдельных норм, представляет каждый принцип права, в конечном итоге, как общую правовую норму или правовое требование. С другой стороны, правовое требование (общее условие) также состоит из определенных норм права, которые, не достигая значения принципа, в то же время имеют значение для всего процесса в целом. В связи с этим, мы считаем, причину ошибок включения общих условий в систему принципов в том, что происходит слиянии основы (принципа) с ее содержанием (правовой нормой).

Этим, на наш взгляд, и объясняется одновременное

’ См. например: Демидов И.Ф. Принципы советскою уголовного процесса / Курс советского \1ожжпо1о процесса: Общая чааь. М- 1989. Ульянова Л. Г. Принципы колонною процесса Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. - М.( 1996.

78

сосуществование систем с разным количеством принципов уголовного процесса. Гак, А.П. Рыжаковым представлена таблица систем принципов уголовного процесса некоторых авторов, насчитывающая их количество от 10 до 23 ‘.

Более того, при рассмотрении принципов в одной форме правовой и государственной системы, можно выделить их характерную черту - неизменность даже в рамках разных государственных формаций. Например, для социалистического государства и права главенствующими принципами признавались социалистический демократизм, гуманизм и социалистическая законность. Для правового же государства, таковыми являются принципы демократизма, гуманизма и законности, хотя в общую систему принципов уголовного процесса первые два не всегда включаются.

С учетом изложенного, на наш взгляд, система принципов уголовного процесса состоит из презумпции невиновности, законности, состязательности, осуществления правосудия только судом (см. приложение № 3 на стр. 211).

Нами не случайно показана связь принципов уголовного процесса с требованием достижения цели уголовного процесса. В данной схеме обеспечение установления истины следует рассматривать не как цель уголовного процесса, а как требование о ее достижении. Справедливо замечено - то, что служит целью в одном отношении, может служить средством в другом отношении.

Мы полностью разделяем мнение ученых и о том, что обеспечение
установления истины по уголовному делу гго

1 Рыжаков Л.П. Краткий курс уголовного процесса. М.: Информационно-издательский дом «Фплнпь». М.. IW8. -С. 28.

70

требование законодателя для достижения цели уголовного процесса, но не ее принцип . Цель и принцип, - разнохарактерные категории. Категория «цель» отвечает на вопрос, - на что направлена деятельность, а категория «принцип» - как, каким образом она осуществляется. Сказав, что истина - и цель, и принцип процесса, мы отождествляем два разных понятия, чю само по себе неверно. Пели считать истину принципом уголовного процесса, то все случаи ее недостижения (отмены приговоров) следует квалифицировать как нарушение законности, с чем нельзя согласиться. Истина может быть найдена лишь в результате равносторонней связи собирания доказательств, соединенного с их исследованием. Истина обуславливает определенность предмета доказывания в стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства, подвижность границ исследования в этих стадиях. Обеспечение установления истины является в уголовном процессе общим правовым требованием, которое оказывает влияние на принципы, а также находит свое отражение в их содержании. Но при этом, само правовое требование о необходимости достижения цели уголовного процесса определяется принципами процесса.

Каждый из указанных в схеме принципов имеет свою сущность, раскрываемую через общие условия, которые, в свою очередь, распространяются на весь уголовный процесс.

Например, презумпция невиновности раскрывается через:

а) охрану прав и свобод, чести и достоинства граждан;

б) обеспечение обвиняемому права на защиту; в) всестороннее,

1 Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. - М.: Юридическая литература, |1)77. С. 5-4: ‘Х’п.кинд III’. Категории «цель» и «средство» в сфере уголовно- процессуального perviiipomiiiiiH Советское государство и право. 1972 № 8. С. 98.

so

полное и объективное исследование обстоятельств дела; г) судебную защиту прав и свобод человека; д) презумпцию истинности
приговора, вступившего в законную силу.

Принцип законности состоит из: а) публичности; б) осуществления правосудия на началах равенства граждан перед законом и судом; в) независимости судей и подчинения их только закону; г) всесторонности, полноты и объективности исследования обе юятельетв дела; д) охраны чести и достоинства личности.

В принцип состязательности входят: а) равенство граждан перед законом и судом; б) равноправие сторон; в) участие общественности в уголовном процессе; г) обеспечение обвиняемому права на защиту; д) участие общественных обвинителей и общественных защитников в судебном разбирательстве.

Принцип осуществления правосудия только судом имеет своим
содержанием следующие общие положения:

а) устность и гласность судебного разбирательства;

б) единоличное и коллегиальное рассмотрение дела;

в) ‘ непосредственность судебного разбирательства;

г) независимость судей и подчинение их только закону;

д) судебная защита прав и свобод человека и гражданина;

е) национальный язык судопроизводства.

Безусловно, содержание принципов не имеет исчерпывающей характеристики. Как нам представляется, общее условие одного из принципов может входить и в содержание другого принципа системы.

В этой связи представляется обоснованным мнение Ю.И. Стецовского, который считал, что содержание одного принципа не означает полное сведение к содержанию другого,

81

но взаимосвязь и взаимообусловленность - это необходимое

i условия действия всей системы .

Например, «обеспечение обвиняемому права на защиту» связывают с презумпцией невиновности. Несомненно, указанное условие относится к презумпции невиновности. Но, разве при действии данного положения не в большей мере реализуется принцип состязательность в уголовном процессе? Конечно, да.

11редставленная система принципов уголовного процесса не претендует на значение абсолютной истины, и будет совершенствоваться нами в последующем. Но, мы считаем, что на этих четырех основополагающих началах базируется вся система уголовного процесса, раскрываемая через общие условия.

Предугадывая критику о сужении системы принципов уголовного процесса, мы можем сказать, что в данной системе каждый принцип обладает особыми, лишь ему присущими качествами, отличающими его от другого принципа \ Эти качества, являются наиболее общими, первоначальными, то есть не’вытекают из других норм, а сами определяют содержание и характер этих норм, регулируют различные стороны уголовного процесса, охватывая его в целом.

Так, принцип презумпции невиновности, (согласно российскому
законодательству обвиняемый считается

1 Сзецовский Ю.И., Ларин A.M. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на танину. М.: Пачка. 1988. С. 316.

2 В юридической литературе встречается попытки значительного расширения системы принципов ио.твного процесса. Так. А.А. Чувилев рассматривает свидетельский иммунитет как принцип правосудия по уголовным делам; П.А. Лупинская и И.В. Тыричев к принципам процесса относят оценку доказательств по внутреннему убеждению судей; Н.А. Громов и Ю.В. фраицифоров самостоятельность следователя считают принципом уголовного процесса. Причину таких ошибок, мы укатали выше. См.: Чувилев А.А Применение конституционных норм в уголовном судопроизводстве ?’?’ Российская юстиция. 1994. № 2. С. 6; Уголовно- процессуальное право Российской Федерации .’ Поп ред. П.А. Лупинской. М.,1997, С. 92; [ромов II.А., Франнифоров Ю.В. Указ. работа. -С. 32, 101.

82

невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда), распространяется как на обвиняемого, так и на деятельность дознания, следователя, прокурора и суда, то есть на все государственные органы как субъектов уголовного процесса и на характер их деятельности.

Принцип законности, (требование от субъектов уголовного процесса осуществление своих функций и реализации полномочий на основе точного и строгого соблюдения законов, регулирующих уголовно-процессуальную деятельность),

определяет степень соблюдения законов государства, утверждая верховенство закона во всех сферах государственной и общественной жизни.

Принципы состязательности, (означающий такое nociроение процесса, который обеспечивает размежевание процессуальной функции стороны обвинения и защиты и наделение их равными возможностями в доказывании), и осуществления правосудия только судом, (который определяет характер уголовно-процессуальной деятельности на всех стадиях процесса), предусматривают форму процесса, где состязательность обеспечивает равную степень процессуального доказывания, а осуществление правосудия только судом выделяет «беспристрастного арбитра» специально

предназначенного для выполнения функций правосудия.

Таким образом, выделенные четыре принципа охватывают структуру, стадии уголовного процесса, деятельность субъектов, напрямую связаны с целью уголовного судопроизводства и непосредственно
выступают гарантами обеспечения прав и

8.i

свобод участников процесса, то есть раскрывают сущность уголовного процесса в целом.

В связи с этим, мы предлагаем следующую совокупность критериев, при отсутствии хотя бы одного из которых то или иное положение не может быть отнесено к числу принципов процесса: 1 .Принцип должен быть выражен в нормах закона. 2. Принцип имеет
основополагающее значение для всего уголовного процесса, определяя его главные свойства. З.Принцип должен носить
общепроцессуальный, генеральный характер для всех стадий процесса.

4.11рппципом процесса не может быть признано положение, дублирующее другие принципы или непосредственно из них вытекающие.

5.Принцип определяет идеологическое содержание и выражает политические идеи государства.

Рассматривая презумпцию невиновности в системе принципов уголовного процесса, мы считаем, что это самостоятельный принцип уголовного процесса. Презумпция невиновности полностью вытекает из задач уголовного судопроизводства и способствует их выполнению. Закон считает обвиняемого невиновным до вступления в законную силу приговора суда. А те, кто считают его виновным, обязаны доказать это в предусмотренном законом порядке. Тем самым презумпция невиновности способствует правильному применению закона в изобличении виновных лиц в совершении преступления. Но, с другой стороны, именно презумпция невиновности требует, чтобы ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

84

Проблема включения принципа презумпции невиновности в общую систему имела обширную библиографию ‘.

Не останавливаясь на подробном освещении позиций авторов по данному вопросу, следует отметить, что презумпция невиновности прочно вошла в общую систему принципов, в чем, видимо, сыграла свою роль и обоснованная критика ее противников “. Но, несмотря на это, в настоящее время остается актуальным вопрос практической реализации презумпции невиновности.

Какой еще принцип уголовного процесса обязывает следователя сомневаться в виновности привлекаемого лица? Принцип презумпции невиновности является сдерживающим рычагом обвинения, который направлен на признание обвиняемого виновным уже на стадии предварительного расследования. И только презумпция невиновности является прямой гарантией фактической защиты обвиняемого от инкриминируемых ему преступных действий. Все остальные институты и нормы, в которых реализуются принципы уголовного процесса, действующие на стадии предварительного следствия, имеют защитительную функцию для обвиняемого, опосредованную через доказательства, документы, следственные действия следователя.

Принцип презумпции невиновности в отличие от других принципов имеет прямую связь: следователь - обвиняемый. Для обвиняемого
вопрос о законности или незаконности

1 Об этом подробнее см. в работе; Алексеев Н.С, Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития
науки советского уголовного процесса. - Воронеж: Изд-во Воронежского Государственного
университета. 1480.

См. например: Алексеев Н.С, Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Указ. раб. - С. 42; Либус И. Презумпция невиновноеш в советском уголовном процессе. Ташкент. 1981. С 84. Печников Г.А. Принцип презумпции невиновности на предварительном следствии. Волгоград. 1992.
С .10.

85

получения доказательств, проведения следственных действий не имеет первоначального значения. В первую очередь, обвиняемый «ищет защиту» у следователя через его сомнение, пусть даже субъективное, в его виновности. А причиной возникновения сомнения у лица, производящего расследование, и Buciyiiaei презумпция невиновности.

Исследуя в данной работе систему построения принципов уголовного судопроизводства, мы считаем, что критерием * последовательности системы должна быть степень взаимосвязи

задач уголовного процесса с процессуальным положением обвиняемого. Нет большей ценности в обществе и государстве, чем человек с его правами и свободами. Применительно к уголовному процессу, в центре всех вопросов, разрешаемых следователем, и судьей в дальнейшем, стоит обвиняемый. Введение того или иного принципа в систему уголовного процесса не будет иметь никакого значения, если он не связан с тем субъектом причины, следствием которой выступил сам уголовный процесс.

Следует отметить, что по отношению ко всем остальным принципам презумпция невиновности выступает в качестве нормативного требования, которое закрепляет объективное положение добропорядочности граждан • и наделяет их возможностью использовать свои права в ходе расследования по уголовным делам. Нам представляется верной позиция, что лишь позитивная реализация принципа презумпции невиновности в системе с другими принципами позволяет установить
истинность по конкретному уголовному делу, где

86

соблюдение всех прав граждан является важнейшей задачей деятельности правоохранительных органов .

Кроме того, каждый принцип уголовного процесса при его реализации, так или иначе, основывается на презумпции невиновности. Без презумпции невиновности принципы превратятся в формальность. Она выступает в роли гаранта осуществления не только каждого принципа в отдельности, но и всей системы в целом.

Так, принцип законности имеет особое значение в силу 1’ого, что деятельность правоохранительных органов тесно связана с неуклонным соблюдением требований закона и установленного им порядка разбирательства уголовных дел. Гам, где нет соблюдения законов, нельзя говорить о правосудии. Личность в сфере уголовного процесса поставлена в такие условия, что ей все время приходится определять свою нравственную позицию и делать моральный выбор в проблемных ситуациях. И для нее первостепенное значение имеет правовой статус, который в силу презумпции невиновности считает ее (личность) невиновной до тех пор, пока при соблюдении принципа законности не будет доказана ее виновность. Кроме того, и способ, и форма признания обвиняемого виновным должны быть указаны в законе.

Еще более очевидна связь принципа состязательности с презумпцией невиновности. Уголовное дело возбуждается при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Именно вопрос об уголовной ответственности лица за вменяемое ему преступление
составляет движущую

’ К’ломои Ч (.’. Презумпции иениноиносги и теории и практике советского
уголовного судопроизводства. М.: Наука, 1985. -С. 34.

87

силу процесса. Естественно, что обвиняемый заинтересован и исходе дела, и защите своих интересов, в том, чтобы располагать средствами борьбы со своим процессуальным противником. Отстаивая правовой статус невиновного, лицо оспарпвае! утверждения противной стороны. В свою очередь, сторона обвинения требует признания ее доводов. И опять устанавливается невиновность или виновность лица путем состязательности, так как она появляется в тот момент, когда возникает вопрос о презумпции невиновности ‘.

Принцип осуществления правосудия только судом прямо детализируется в ст.49 Конституции РФ и ст. 13 УПК: « Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда…». Поэтому выводы органов предварительного расследования о виновности лица, в отношении которого дело направлено в суд, не обязательны для суда. Решение вопроса о виновности в совершении преступления также относится к компетенции только суда. Таким образом, и принцип осуществления правосудия только судом вытекает из причины явления - вопроса о презумпции невиновности.

Принцип презумпции невиновности составляет основу важного положения, которое в римском процессе именовалось favor
detensionis, что означает в переводе с латинского

1 Говоря в целом о принципе состязательности, нельзя не обратить внимание на то, что его сущность не может сводиться только к размежеванию функций сторон. Иначе состязательность выступала бы как обшее условие процесса - процедура судебного раюнраю lbciita Отпаивая состязательность как принцип процесса, надо отчетливо преде 1авля1ь. чт до не только разделение функций обвинения, зашиты, но и их равные права но представлению доказательств, участию u исследовании, высказыванию мнения но любому вопрос), а также и создание судом необходимых условии для выполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществление представленных им прав.

«благоприятствование защите» . Не будем преувеличивать, что стремление законодателя уравнять фактически неравные силы обвинения и защиты, продиктовано, отнюдь, не самим принципом презумпции невиновности. Но победа правовых реформ не могла оставить в стороне связь презумпции невиновности с основной идеей законодателя. Такие статьи уголовно-процессуального кодекса РСФСР, как 280, 283, 287, 295, 296 создают благоприятные возможности для опровержения и доказывания невиновности методом активной процессуальной борьбы, а не пассивного ожидания своей участи.

Конечно, обеспечение обвиняемому права на защиту является практической реализацией принципа презумпции невиновности. Это органически вытекает из презумпции невиновности: впервые право на защиту появляется тогда, когда лицо еще не признано виновным, а вывод о виновности никем не предрешен “.

Право на защиту, где не действует презумпция невиновности, не имеет реального осуществления. Обвиняемый не ‘обязан доказывать свою невиновность. Даже в тех случаях, когда он остается пассивным в доказывании своей невиновности, это не означает, хотя бы косвенно, что он виновен. Его интересы защищает презумпция невиновности, которая и обеспечивает участие защитника по уголовному делу, являясь одним из средств реализации прав обвиняемого.

В данном случае нельзя не остановиться на существующем законодательном противоречии.

1 Скорима Л.П.. Чуракова Л II. Латинский язык для юристов: Учебное пособие / Пол рел СВ.
Семчинского. - М.: ЛПА «Кафедра-М», 1998. -С 3 10, 326.

Презумпция невиновности, действуя и в стадии надзорного производства, определяет праоо на зашпту осужденного, одной из целью которой является проверка законности вынесенного приговора о ею виновности

89

Требования Конституции РФ о презумпции невиновности и о праве па юридическую помощь не подлежат ограничению даже в \с.1овпя\ чрезвычайного положения (ч. 3 ст. 56).

В свою очередь, Конституционный Суд РФ отметил, что «поскольку прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки не означает установление виновности лица в совершении преступления, то это не препятствует осуществлению им права на судебную защиту …» . Здесь имеется в виду защита при обжаловании прекращения дела. Одновременно Конституционный Суд указал, что на практике вывод о виновности человека в преступлении основывается не на результатах судебного разбирательства, а на «материалах расследования». Тем самым, вопрос о виновности остается открытым, так как требование презумпции невиновности о признании виновности только вступившим в законную силу приговором суда не выполняется.

Такой же позиции придерживается Л.В. Гриненко, считая все нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела не свидетельством виновности в совершении преступления, а лишь возможностью применения принудительных мер, не связанных с уголовной ответственностью “. Сложно согласиться с таким подходом, в противном случае, это было бы прямое указание на существование в российском уголовном процессе тоталитарного института «оставления в подозрении».

И хотя ст. 6-9 УПК РСФСР содержат ссылки на получение согласия лица с прекращением дела, но в определенной

’ Собрание законодательства РФ. 19%. № 45. Ст. 5203.

” Гриненко Л.В Система принципов уголовного процесса и ее реализация на досудебных

стадиях. Лнтореф. дне. … докт. юрид. наук. Воронеж. 2001. С. 37.

90

cieiieuii данное согласие будет носить вынужденный характер, так как человек находится под угрозой мер процессуального принуждения и, главное, в случае отказа от прекращения дела следователем, при неясном для него исходе судебного разбирательства.

Кроме того, нормы статей 6-9 УПК РСФСР явно противоречат и п. 1 ст. 11 Всеобщей декларации человека и п. 1 ст. 49 Конституции РФ, где недвусмысленно закреплено условие установления виновности обвиняемого путем гласного судебного разбирательства. В связи с этим, законодатель не допускает прекращение уголовных дел без согласия прокурора. Уже в 1864 г. Устав уголовного судопроизводства России (ст. 534) содержал нормы, по которым суд имел право рассмотреть представление о прекращении уголовного дела не иначе, как по письменному предложению состоявшего при суде прокурора ‘. И только после признания следствия достаточно полным и произведенным без нарушения форм судопроизводства, суд выносил определение о ‘прекращении уголовного дела как по реабилитирующим, так и по нереабилитирующим основаниям.

Признавая действующее положение нарушением конституционных требований презумпции невиновности, тем не менее, нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела существуют до настоящего времени.

В связи с этим, мы предлагаем вопрос о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям (ст. 6-9 УПК РСФСР)
передать в компетенцию судебного

Уюлонно-ироцсссуальным колекс России: Сборник нормативных актов и локумсигон I Пол ел В. А 11анющкнна. Ч. I: Официальные тексты. - Воронеж, 1998. - С. 48.

91

органа: выносить обвинительный приговор с освобождением лица от уголовного наказания. Конечно, в реальных условиях это вызовет огромную нагрузку на судебные органы. Но нельзя, на наш взгляд, оправдать нарушения презумпции невиновности значительными физическими и моральными неудобствами должностных лиц суда.

Итак, принципы уголовного судопроизводства - это основополагающие, нормативно руководящие, исходные положения, определяющие первоначальные существенные стороны данного вида государственной деятельности, призванные обеспечить защиту и неуклонное соблюдение основных прав и свобод человека и гражданина при движении уголовного дела. В свете того, что принципы исходят из признания человека, его прав и свобод высшей ценностью, вопрос о содержании и системе действующих принципов уголовного процесса обретает практическую значимость и в этом аспекте. Трудно недооценивать значение презумпции невиновности и ее решающей роли во взаимодействии с другими принципами уголовного судопроизводства в достижении задач уголовного процесса и обеспечении прав и свобод граждан.

42

Глава II.

Реализация презумпций невиновности

на досудебных стадиях уголовного процесса.

2.1 Использование презумпции невиновности при возбуждении уголовного дела (доследственные ситуации).

Чтобы оценить действие презумпции невиновности в досудебных стадиях уголовного процесса, мы должны раскрыть саму сущность уголовного процесса и, в первую очередь, его основание и цель, которыми руководствуются должностные лица правоохранительных органов, осуществляя данный вид деятельности.

В уголовно-процессуальной науке за столь длительный период ее существования сложилось немало догматичных, казалось бы, незыблемых положений. Но, как справедливо отмечал Гегель «известное вообще - оттого, что оно известно, еще не познано. Обыкновеннейший самообман и обман других -предполагать при познавании нечто известным и довольствоваться этим; при всем разглагольствовании такое знание, не зная, что с ним делается, не двигается с места» .

Цель деятельности любого субъекта уголовного процесса заключается не только в осуществлении каких-либо действий для себя, но и в необходимости вызвать соответствующие действия другого. На первый взгляд, мы могли бы свести сущность уголовного процесса к действиям, связанным целью назначения и исполнения
наказания. Ведь обвиняемый,

1 Гегель Г.В.Ф. Феноменология духа. / Пер. Г. Шнета. - СПб.: Наука, 1994. - Т. 4. С. 16.

9 3

на заключительных стадиях уголовного процесса чаще оказывается виновным, нежели невиновным. Но, на наш взгляд, справедливо отметил Н.Н. Полянский, что если бы процесс имел своей целью осуществление материального права на наказание, то законодатель и ограничился бы тем, что наделял бы суд и его вспомогательные органы всеми полномочиями, нужными для энергичного осуществления репрессий ‘.

Напротив, характеризуя уголовный процесс только лишь как деятельность для применения наказания, мы приходим к пониманию процесса как односторонней, властной деятельности, которая исключает, в крайнем случае, снижает роль правовых отношений в судопроизводстве. Поэтому, определяя уголовный процесс как деятельность органов и лиц следствия, прокуратуры и суда, мы должны отметить, что это, в первую очередь, система отношений данных органов с участниками уголовного процесса. Общей точкой зрения на сущность уголовного процесса остается его определение как деятельности или как системы действий.

Обращаясь к фактам из истории русского судебного процесса, которые свидетельствуют о том, что ответчиками, как и истцами, например, по искам об убийстве, были первоначально не физические лица, а семья, род или община, мы находим там стремление решать споры не войной, а судебным процессом. Об этом можно найти сведения уже в Договорах Новгорода с Казимиром “. С этого исторического момента
государство получило право на преследование

’ Полянский Н.Н. Цель уголовного процесса. Ярославль, 1919. -С. 8.

2 Об top истории русского права Владимировского-Ьуданова СПб., 1900. - С. 632.

94

преступников и применение к ним наказания, то есть возникло государственное обвинение.

Идея об уголовном процессе как государственном средстве борьбы с преступностью стала господствующей в общественном сознании. Поэтому под влиянием обвинительной уголовно-процессуальной практики государства, развивающейся многие годы периода социализма, стремление к истине охотно уступало давлению других интересов. Как следствие этого произошло искажение общественного сознания, в котором стерлась разница между преступником и обвиняемым. Мы разделяем мнение Е. Мизулиной, что инициатива в развитии понятия презумпция невиновности, принадлежит не обществу, а обвиняемому, считающему себя невиновным ‘. Именно невиновный, несправедливо обвиненный в правонарушении, вступил в спор с обвинителем.

Стоящая перед нами проблема исследования действия презумпции невиновности в досудебных стадиях уголовного процесса, не позволяет оставить в стороне анализ задач уголовного судопроизводства, с точки зрения, презумпции невиновности, которые по своей сущности определяют целевую установку для следователя.

Уже в самой структуре ст. 2 УПК РСФСР мы наблюдаем приоритет понятия виновности над невиновностью: «… чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден». На первое место законодатель поставил перед
следователем цель

’ Миллима 1.1). Цель > lo.umiioio процесса и охрана иран личности обвиняемого ‘ Актуальные проблемы кишим личности в уголовном судопроизводство. Ярославль, 1()Ч0. С 139.

05

выяснения виновности, а уже затем невиновности. Даже если разобрать первую часть этой’ формулировки, то мы придем еще к более жесткому определению направления в расследовании уголовного дела. «…Чтобы каждый совершивший преступление…», - если есть преступление, то есть и лицо совершившее его. Это логично. Но если есть лицо, совершившее преступление, то его необходимо найти и изобличить. Безусловно, для следова1еля ставится задача найти лицо, совершившее преступление, в котором он будет видеть, в первую очередь, виновного, нежели невиновного. Конечно, с одной стороны, в этом нет ничего предосудительного, гак как должностные обязанности следователя в том и заключаются, чтобы изобличать лиц, преступивших закон. Но, вместе с тем, он не должен забывать и о соблюдении прав и интересов данных лиц.

Интересно, что такая позиция выражена не только в УПК РСФСР. Например, М.А. Ковалев при раскрытии содержания стадии предварительного расследования указывает, что задача данной стадии: «… быстро и полно раскрыть преступление, всесторонне и объективно установить

обстоятельства дела, изобличить виновных в совершении данного преступления, обеспечить привлечение их к уголовной ответственности и подготовить материалы уголовного дела для судебного разбирательства» . И никаким, даже логическим путем в данном определении нельзя найти понятие невиновности, а, тем более, презумпции невиновности. О каком соблюдении принципа
презумпции невиновности может идти речь

’ Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. / Под ред. К.Ф. Гуцеико. 3-е и п.. перериб. и доп. М.: Издательство Зерцало, 1999. - С. 197.

%

в деятельности следователя, если, он, будучи студентом, был ориентирован только на отыскание виновного и докатывание его виновности?

Но и это еще не вся целевая установка законодателя для следователя. Законодатель выделяет задачи уголовного судопроизводства, первая из которых - тго быстрое и полное раскрытие преступлений. Т.Н. Добровольская еше в 1958 г. обратила внимание, что данная задача тесно переплетается с задачей борьбы с преступностью, которая в те годы обосновывала возможность и необходимость применения инквизиционных методов в уголовном процессе, и служило как средство борьбы с классовыми врагами ‘. Ушли в прошлое классовые враги, репрессии, партийные установки и стереотипы, укоренившиеся стандарты мышления. Классовая борьба с врагами народа преобразовалась в борьбу с обвиняемым. Конечно, в связи с резким ростом преступности, появлением новых составов преступлений, активизацией преступных группировок, которые получают легальные основания вмешательства в государственный процесс эта задача остается актуальной, но под ее удар ставится лицо, не признанное судом виновным. К тому же, выражение «быстрое и полное раскрытие преступлений», не совсем удачно примененное законодателем, в большей степени нацеливает следователя на скоростное раскрытие преступления, нежели на качество работы. Приветствуя идею правового тс>дарс1ва, нельзя впала!ь в явную крайность

1 ДоПроиольская Т.Н. Развитие и применение уголовно-процессуального чаконолательстна ?’ К 25-летию УПК РСФСР. - М., 1958. - С. 76.

97

и отстаивать устои уголовного судопроизводства без изменения \с го.’п.ко основных понятии, но и без изменения правосознания общества.

Вторая задача уголовного судопроизводства по

изобличение виновных и третья - обеспечение правильного применения закона, которую, при выполнении двух первых задач, иначе как требованием правильной квалификации преступления и недопущения нарушений процессуального закона при доказывании виновности, назвать нельзя.

Где здесь проявляется преимущество невиновности над виновностью? К тому же, логическая структура статьи содержит метод исключения: невиновность вытекает из виновности, что должно быть наоборот. По этому вопросу крайне резко, но не без оснований, Е.Б. Мизулина утверждала, что «правосудия как такового у нас нет, - есть уголовно- процессуальная деятельность, основанная на презумпции виновности обвиняемого» ‘. А принцип презумпции невиновности до сих пор игнорируется уголовно-процессуальной практикой и некоторыми теоретиками, которые оставляю! данный вопрос на произвол практическим работникам.

Как свидетельствует следственная и судебная практика, нераскрытые преступления, незаконное и необоснованное решение по делу, являются чаще всего следствием пренебрежения принципами уголовного процесса

и требованием процессуального закона. Проведенный нами опрос выявил, что 68 % из 180 опрошенных работников следствия только в общих чертах понимают смысл презумпции

Мил.шли I Ь. 11с!шик11\юс11. е\да еще не еиь 1арантя мриносудмя “ Государстно и upauo. IW2, №4.
С. 30.

()8

невиновное i и, а действие лого принципа на предварительном следе 1 впи признают только 45 % .

В связи с этим, при определении задач уголовного процесса целесообразно ориентироваться на обеспечение защиты прав и свобод личности, материальных и духовных ценностей общества, конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности государства при

неукоснительном выполнении конституционных и уголовно- процессуальных принципов.

Рассматривая эволюцию уголовного процесса, невозможно не увидеть, что цель деятельности обвинителя существенным образом не изменилась даже, если сравнивать ее с первыми историческими формами уголовного процесса. Достижение данной цели, заключающейся в стремлении к защите и восстановлению прав, в первую очередь, потерпевших лиц, а также наказанию виновного, на современном этапе развития государственности возможно единственным способом -обвинением. Обращаясь к обвинению как единственному способу деятельности обвинителя, мы можем утверждать, что цель обвинения состоит из двух элементов: недопущение необоснованного осуждения невиновного и справедливое наказание виновного. Причем, для одного обвиняемого эти элементы целого действуют по правилу исключения, то есть, в отношении субъекта, для которого установлена истинность первой части, вторая часть перестает существовать, но она продолжает действовать в отношении других субъектов. Очевидно, что эта цель вмешает в себя цели и обвинителя, и обвиняемого.

1 См приложение на стр 213-216 лнесерташш

Конечно, было бы идеально, если бы следователь в процессе познания по уголовному делу выступал, как критик обвинения. Тогда бы мы могли утверждать, что он руководствуется в своей деятельности презумпцией невиновности и только лишь опровергнув ее, он доказывает виновность лица. Но дело обстоит иным образом. Уже с самого начала следователь, выполняя свою роль на предварительном следствии, выступает с позиции критики оправдания. Невиновность обвиняемого продолжительное время рассматривалась как следствие процесса доказывания виновности. Известный русский процессуалист В. Случевский отметил: «доказательства невиновности должны быть допускаемы только тогда, когда существуют основания к представлению доказательств виновности и только потому, что иначе нельзя было бы достигнуть материальной истины при разрешении вопроса о виновности»1. Но из того факта, что утверждению о невиновности предшествует утверждение о виновности, не следует, что доказательство виновности составляет суть уголовного процесса. Напротив, процесс появления и “фиксации доказательств о виновности может возникать, по-нашему мнению, только в связи с отрицанием презумпции невиновности. Обратная же связь привела бы всю конструкцию уголовного процесса в основном к цели установления виновности обвиняемого, что и происходило во времена инквизиции, не говоря уже о советском периоде времен сталинских репрессий.

В связи с этим, мы считаем, что одним из оснований уголовного процесса является (или, по крайней мере, должна являться)
презумпция невиновности, которая,

’ Случевский В. Учебник русского уголовного процесса. - СПб., 1913. -С. 12.

100

и обеспечивает цель недопущения необоснованного осуждения невиновного или ‘ справедливого наказания виновного, что ведет к установлению истины по уголовному делу.

11ереходя к анализу действия принципа презумпции невиновности в стадии возбуждения уголовного дела, мы должны определить содержание и значение данной стадии.

В уголовно-процессуальной литературе уже не ставится вопрос о том, является ли возбуждение уголовного дела самостоятельной стадией уголовного процесса. Общепринято, что свойства и особенности (каждая стадия процесса характеризуется четырьмя моментами - проявление общих принципов уголовного судопроизводства; реализация задач уголовного судопроизводства; решение вопросов,

вытекающих из задач конкретной стадии; вынесение итогового процессуального акта), отличающие одну стадию процесса от другой, полностью находят свое проявление в стадии возбуждения уголовного дела.

Понятие стадии возбуждения уголовного дела имеет различные определения. Это и «промежуток времени, в течение которого осуществляется специфического рода уголовно-процессуальная деятельность, именуемая предварительной проверкой заявлений (сообщений)

о преступлении» ‘ и «решение компетентного должностного лица или органа власти начать уголовный процесс об определенном преступлении или нескольких

1 Рыжакон А.II. Краткий курс уголовного процесса. - М.,: Информационно-издательский дом «Фн.ппнъ». ЮЧ8. -С. 188.

id!

взаимосвязанных преступлениях» . Нам представляется, что более точно данную стадию можно определить следующим образом: возбуждение уголовного дела

это стадия уголовного процесса, в которой должностные лица в пределах своей компетенции решают вопрос о наличии или отсутствии, в поступивших к ним материалах о преступлении, поводов и достаточности оснований к началу расследования по уголовному делу.

Вместе с тем, нам представляется, что именно со стадии возбуждения уголовного дела впервые появляется информационный компонент следственной ситуации 2. Конечно, уголовное дело еще не возбуждено и о следственных действия говорить не приходится. Можно заключить, что на стадии возбуждения уголовного дела впервые следователем проводится реконструкция ситуации в момент совершения преступления. Следовательно, содержание стадии возбуждения уголовного дела состоит в установлении не только объективных условий, характеризующих процесс получения и проверки информации, но и реконструкции криминальной ситуации. Кроме того, необходимо рассматривать еще два аспекта значения стадии возбуждения уголовного дела - это как институт уголовно- процессуального права и процессуальный акт, в котором выражается решение о необходимости начать производство по уголовному делу.

1 Ларин A.M.. Мельникова Э.Б.. Савицкий В.М, Уголовный процесс России. Лекнии-очерки / Под ред. проф. В.М.Савнцкого. - М.: Издательство БЕК, 1997. -С. 137.

” См. об УГОМ: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к ирам икс. М.. 1987 С. 94; Волчеикая Т.С. Криминалистическая ситуалогия: Монография. / Пол ред. проф. 11.11. Яб.юкова. М.. Калининград: Калинингр. ун-т., 1997. С. 97-98; Зорин Г.А. Методологические основы криминалистики - Гродно, 2000. - С. 17,

В тоже время, мы не можем полностью согласиться с мнением B.C. Зелепецкого, который определял значение сiалии возбуждения уголовного дела как обеспечение непременного реагирования со стороны компетентных оркшов на ставший им известный преступный акт ‘ В данном случае, автор использует термин - «преступный акт» в значении понятия материального права - «преступления».

1 !о в стадии возбуждения уголовного дела еще нельзя говорить о противоправном деянии, называя его преступлением, в том смысле, в котором оно выступает при окончании предварительного расследования и тем более в стадии судебного разбирательства.

Кроме того, если компетентным органам известен преступный акт. то есть преступление, то это предполагает незамедлительное начало производства предварительного следствия или дознания, что, по сути, исключает возбуждение уголовного дела как самостоятельную стадию уголовного процесса.

Обоснованность принятого компетентным органом решения о возбуждении уголовного дела означает доказанность степени вероятностного суждения относительно фактов объективной действительности. Данное решение будет состоять, по крайней мере, из двух выводов: было или не было общественно-опасного деяния, и усматриваются или отсутствуют, как правило, в действиях конкретного лица, признаки уголовного деяния. В любом случае, каждый из этих выводов является предположительным, так как существует
возможность

ЗелснсимиТ B.C. Проблемы инициации юридического процесса Проблемы социалистической иконное т. Харькон. 1988. №22. С. 03.

10”!

неоднозначного последующего решения в силу первичной неполноты исходных данных.

В связи с этим, противоправное деяние лица, рассматриваемое в стадии возбуждения уголовного дела, имеет суть преступного акта только вследствие предположения должностного лица о наличии достаточных фактических данных о совершении противоправного деяния, подпадающего под признаки определенного состава npeci \ нленпя.

На стадии возбуждения уголовного дела нельзя говорить и о совершенном преступлении. Можно рассматривать только предпосылки принятия законного решения должностным лицом, которыми являются достаточные данные, указывающие на признаки преступления. То есть, из совокупности имеющихся данных следователь делает вывод о наличии или отсутствии признаков преступления. И такой вывод носит вероятностный характер, так как в дальнейшем он будет проверяться в процессе собирания, проверки и ‘оценки доказательств. Кроме того, в ходе расследования могут выявиться и обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу.

Рассматривая вопрос о степени информированности следователя в доследственных ситуациях, некоторые авторы утверждали, что уголовное дело возбуждается именно потому, что представляется вероятным, что совершено преступление, хотя в момент возбуждения дела еще не ясно с достоверностью, что гак и было в
действительности ‘, а для принятия

Сфогонич М.С. Материальная истина и судебные докаитгсльства в советском уголовном роиессе. М.. 1455. С. 87.

101

решения о возбуждении дела достаточно предположи тельного вывода ….

Но существовала и другая точка зрения, по которой при возбуждении уголовного дела требуется знание самого фама преступления, а не указание о его вероятностном существовании. Следовательно, знание самого факта преступления уже считается достоверностью по отношению к содержанию признаков состава преступления, которые составляют вероятность”.

Данная проблема может быть решена, если при ее анализе руководствоваться требованиями презумпции

невиновности об обязанности доказать фактические обе i оя”1 ельства дела.

Не соглашаясь с мнением Н.В. Жогина и Ф.Н. Фактуллина о том, что для принятия решения о возбуждении уголовного дела необходимо установить состав преступления 3, мы считаем, что прав В. Н. Григорьев, указывая, что в ходе принятия решения о возбуждении уголовного дела требуется установить лишь признаки преступления, а не все элементы его состава .

Кроме того, для решения данного вопроса, необходимо выделить его две части. А именно: достоверно доказывающие факт преступления являются достаточные данные или вероятность совершения
преступления

И I;K ни НИ. Расследование мрест\ млений. Проблемы качества. Capaiou: II s.iii 1 ельс i но Саратовского Государственного университета. 11>88. ?- С о8

2 Рахунов Р.Д. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе М.:

Гочирии.п. 1°54. С. 45

/Кошм И.В.. Факгуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М.: Юридическая лнтератчра. 1%5. С. 121.

’ Григорьев В.П. Обнаружение признаков преступления органами внутренних дел. - Ташкент: ПИП МВД СССР. 1986. С. 7-8.

105

определяется достаточными основаниями для возбуждения уголовного дела0 Мы считаем, что только вероятность требует последующего доказывания. Достоверность не требует доказательств. В связи с этим, если бы на стадии возбуждения уголовного дела достоверно был бы доказан факт совершения прес1упления, то не было бы смысла в реализации последующих сидпи, а именно предварительного расследования.

По данному поводу A.M. Ларин заметил, что такое решение вопроса о достоверности переносит задачи предварительного расследования на стадию возбуждения уголовного дела, «превращая ее в суррогат расследования» . И тогда бы стадия возбуждения уголовного дела составляла бы общую совокупность со стадией предварительного расследования, и существовал бы монолитный процесс доказывания. Но законодатель вправе требовать от должностных лиц раскрытия сложных, вначале не достоверных, а значит вероятных, фактов преступлений.

Данный этап процессуальной деятельности основывается па’ разграничении поступков, влекущих за собой черты преступления и других действий, принятие решений, по которым не влечет действие механизма уголовно- процессуального регулирования отношений. Такое разграничение определяется требованием закона о необходимости наличия достаточных данных, указывающих на признаки

преступления, то есть оснований к возбуждению или к отказу в возбуждении уголовного дела. Под основаниями к возбуждению
уголовного дела понимаются

’ Ларин A.M. Версии при тнбуждешш уголовного дела - Социалистическая чаконность. - 1У76.

А» I. С. 55.

106

только достаточные данные, указывающие на отдельные черты происшествия, которые характерны для преступления или его материальных последствий. Объем достаточных данных для возбуждения уголовного дела определяется субъективным мнением лица, производящим проверку.

Исследуя данный вопрос, правильно отмечал Л.1\ Мпхайленко, что для возбуждения уголовного дела достаточно обоснованного предположения о факте совершенного или подготовляемого преступления ‘. Однако дальше он подчеркивает, что такое предположение должно основываться на … истинных фактических данных… 2.

Мы не можем согласиться с таким мнением, так как автор связывает два противоположных понятия - предположение и истина. Как известно, истина - это отражение познающим субъектом действительности, которая существует вне и независимо от сознания данного субъекта 3. Предположение же носит вероятностный оттенок, которое в конечном результате может оказаться ложным, то есть не истинным. Кроме того, истина находится на объективном уровне познания, а предположение может быть как объективным, так и субъективным. К тому же, если истинность фактических данных события установлена, то событие не может рассматриваться как предположение. Поэтому, мы считаем, что уголовное дело возбуждается в связи с возникшим предположением, носящим вероятностный характер о существовании фактических данных, указывающих на признаки преступления,

1 Мпхайленко А.Р. Вопросы теории и практики возбуждения уголовного дела в советском уголовном процессе. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1971. -С. 10. Он же. Указ. работа. - С. 10.

’ См. например: Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. - М.: Издательство «Проспект», 19%. - С. 120.

107

подтверждающихся достаточным объемом этих данных. На наш взгляд, этому не противоречит ситуация, когда следователь сам оказался очевидцем преступления и поэтому имеет достоверное знание. В связи с тем, что закон отстраняет uikoe должностное лицо от расследования преступления, передача информации от одного лица к другому теряет степень достоверности для последнего. Напротив, уголовное дело должно считаться безосновательно возбужденным в том случае, когда отсутствовал достаточный объем фактических данных о признаках преступления на момент принятия решения о его возбуждении.

Некоторые авторы отвечая на вопрос об основаниях достоверности принятого решения о возбуждении уголовного дела ‘, предлагают критерием достоверности решения о возбуждении уголовного дела конкретизацию условий такого решения, а именно делается акцент на наличие повода и основания при отсутствии обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу, что уже закреплено действующим УПК РСФСР.

Ошибка данных авторов, на наш взгляд, состоит в том, что ответ на этот вопрос необходимо искать в значении самой стадии возбуждения уголовного дела. Имея ? самостоятельную целостность, возбуждение уголовного дела как стадия уюловною процесса решает главную задачу необходимости дальнейшего производства по делу, где
вывод о достоверности принятого решения

’ См например: Гуськова All. Личность обвиняемого как социально-правовая категория ‘ Материалы научно-практическом конференции. - Москва-Тюмень. 1495. С 47.:

Шекшуева ОН. Уголовно-процессуальная деятельность органов
предварительного расследования. М., 1998. -С. 34.

108

в прошлом будет еще раз проверяться в будущем. Данная стадия - это своего рода трамплин перед прыжком в производство по уголовному делу.

При поступлении информации о совершенном или готовящемся преступлении, следователь после ее проверки принимает решение о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела. Общегражданская презумпция невиновности, действуя на данном этапе, порождает правило об обязательном установлении фактов, как самого события, так и лица, возможно, его совершившего. Но эти обстоятельства являются в любом случае предположительными.

По нашему мнению, абсолютно справедливо отмечено А.Ы. Лиеде, что «для установления достоверности фактов я скщии возбуждения уголовного дела необходимо производить предварительное расследование и судебное разбирательство в полном объеме» ‘ и после вступления приговора в законную силу достоверность будет подтверждена в полном объеме.

Кроме того, достоверность может относиться не только к фактам, проверяемым следователем, но и к процессуальной форме получения сведений об имевшем место в прошлом деянии.

Нельзя забывать, что при решении вопроса о возбуждении уголовного дела или отказе в возбуждении, мы должны исходить из взаимодействия оснований и поводов. Если установлено наличие одного
из

‘Лиеде A. H. Вопросы возбуждения уголовного дела / Вопросы уголовного права, процесса, криминалистики. Рига: Ичл-во Латв. Гос. ун-та.. 1968. № 247. - С. 144.

109

обстоятельств, предусмотренных ст. 5 УПК РСФСР, тогда необходимо отказать в возбуждении уголовного дела. Напротив, возбудить уголовное дело только лишь при установлении отсутствия указанных обстоятельств, па наш взгляд, нельзя. Поэтому, мы не согласны, с поршней В.И. Пикаурова, который считал,

что отсутствие оснований к отказу в возбуждении уголовного дела является наличием оснований

к возбуждению ‘. Дело может быть возбуждено при наличии достаточных данных, указывающих на наличие признаков преступления. Следовательно, необходимо найти еще и объем достаточных данных для возбуждения, который абсолютно не требуется при отказе от возбуждения уголовного дела.

Для установления закономерностей реализации

принципа презумпции невиновности в стадии возбуждения уголовного дела, мы обратимся к анализу соблюдения требований закона о сроках рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях.

В законе определен трехдневный срок для принятия решения, в исключительных случаях разрешено его увеличение до десяти суток. Однако в ст. 109 УПК РСФСР не оговорено, какие обстоятельства в данном случае надо считать исключительными. Нами было проведено исследование, которое показало, что 76,8% заявлений и сообщений о преступлениях рассматриваются в срок свыше трех суток, хотя по большинству изученных материалов, решение могло бы быть
принято

1 Никауров В.И. Реформирование уголовно-процессуального законодательства / Материалы научно-практической конференции. М., 1995. • С. 66.

I I О

незамедлительно . Так, 17.02.2001 г. в районный отдел внутренних дел поступило заявление от гражданина Климова СП. по поводу пропажи, из принадлежащего ему автомобиля, служебных документов. Данное заявление было зарегистрировано 19.02.2001 г. в журнале учета информации (ЖУИ) районного отдела внутренних дел. 23.02.2001 г. участковым инспектором было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела на основании п.1 ст.5 УПК РСФСР, т.е. за отсутствием события преступления. В материалах проверки имелось заявление Климова СП. о том, что пропавшие документы из автомашины были взяты его женой Егоровой А.Т.. Второе заявление было датировано 20.02.2001 г. Таким образом, продление 3:х дневного срока рассмотрения заявления о преступлении в соответствии со ст. 109 УПК РСФСР не имело законных оснований, т.к. не относилось к исключительным случаям.

Кроме того, имеют место нарушения даже исключительного срока разрешения информации о преступлении. Объясняется это тем, что должностные лица, осуществляющие контроль и надзор но данному вопросу, ориентированы только на соблюдение десятидневного срока, что, по существу, превращает его из исключительной меры в обычную.

Не имея под собой ни правовой, ни ведомственной регламентации, практика выработала неофициальные меры, позволяющие в определенной степени фиксировать такие причины нарушений
сроков рассмотрения заявлений

1 \mopo\i 6i.no тучено 2^0 уголовных лея случайной выборки, в том числе и материалов по отказу в возбуждении уголовного дела Норильского городского и Калининградского областного сула. а также отделов внутренних дел г. Калининграда и прокуратуры г. Норильска.

111

и сообщений о преступлениях и не подвергать наказанию лин. занимающихся рассмотрением перечисленных

материалов. В таких случаях лицо, производящее дознание, в рапорте на имя начальника органа внутренних дел излагает причины, не позволяющие

своевременно принять решение, и просит продлить срок рассмотрения информации о преступлении. Начальник органа внутренних дел, как правило, продляет своей резолюцией срок на 5 - 10 дней, после чего такая процедура может повторяться. Так, в некоторых регионах России отдельные материалы проверялись в срок до 50 суток ‘.

Однако кроме субъективных причин существуют иные обстоятельства, не позволяющие принять правильное и обоснованное решение, не нарушая сроков предварительной проверки (временные медицинские критерии при определении тяжести телесных повреждений, сроки производства ревизий и инвентаризаций и т. п.).

Исходя из этого, мы считаем, целесообразным включить в УПК РФ следующее положение: рассмотрение заявлений и сообщений о преступлениях должно быть окончено не позднее 3-х дневного срока, а в случаях, требующих дополнительных документов от соответствующих компетентных органов, не позднее 10-ти суток с момента регистрации данной информации.

На стадии возбуждения уголовного дела истина может сводиться к знанию следователя о существовании фактов

’ Алексеев В.В. Типичные уголовно-процессуальные ошибки при разрешении информации о преступлениях < Вопросы укрепления законности в уголовном судопроизводстве в свете правовой реформы. Москва-Тюмень, 1995. С. 63.

] 12

признаков преступления, подтверждаемых доказательствами. В то же время, без наличия косвенных доказательств, оценка первоначальных фактов также будет вероятностной. Большая часть процессуальных ошибок в стадии возбуждения уголовного дела связана с несоответствием выводов, изложенных в итоговом процессуальном документе данной стадии фактическим обстоятельствам, то есть неправильной их оценке с точки зрения достоверности и вероятности.

Анализ изучения уголовных дел показал, что прокурорами отменено 47% решений об отказе в возбуждении уголовного дела с последующим возбуждением. Причем, из общего количества изученных нами постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, только 26% материалов имели необходимость в уточнении оснований к возбуждению уголовного дела.

Конечно же, нельзя все процессуальные ошибки сводить только лишь к неправильной оценке оснований для возбуждения уголовного дела. Согласно «Примерной инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения заявлений и сообщений о преступлениях», начальник органа внутренних дел или лицо, его замещающее, в зависимости от содержания поступившей информации о преступлении дает письменное указание о порядке ее проверки ‘.

То есть, начальник органа дознания, например, отдавая поручение о производстве предварительной проверки, должен определить ее границы: конкретизировать какие обстоятельства

1 Прнклч МВД СССР .№415 от 11.11.1990г. - М., 1990.

I П

необходимо уточнить, либо какие действия следует выполнить. Анализ практики показывает обратное. В большинстве случаев (57%) письменные указания о порядке проведения проверки состояли из общих фраз, имея ссылку на соответствующую статью закона.

Последовательно отстаивая принцип презумпции невиновности, и рассматривая стадию возбуждения уголовного дела, мы не можем не коснуться существующего противоречия в данной стадии, хотя это и не является непосредственно предметом данного исследования.

Возбуждение уголовного дела связано с рядом юридических и фактических оснований. До возбуждения уголовного дела запрещается осуществлять любые следственные действия, кроме осмотра места происшествия. В то же время, в ряде случаев для возбуждения уголовного дела требуется применение специальных познаний, например, при назначении и производстве экспертизы, действие которой на данном этапе законом запрещено. Так, для установления степени причинения вреда здоровью требуется заключение эксперта, констатирующее степень тяжести телесных повреждений у потерпевшего. Следователь не уполномочен ни законом, ни объемом надлежащих познаний для дачи такого заключения.

Таким образом, получается, что до возбуждения уголовного дела нельзя проводить следственное действие, а без следственного действия нельзя возбудить уголовное дело.

Для выхода из сложившейся ситуации, работники правоохранительных органов вынуждены прибегать

к всевозможным способам разрешения этого противоречия. Так, из 93
материалов по факту причинения вреда здоровью,

114

находившихся в производстве участкового инспектора К. одного из ОВД Калининграда ‘ за 1 - II квартал 2000г., 61 материал (56,7%) имел выписку из истории болезни потерпевшего и справку лечащего врача. Кроме того, законом не предусматривается привлечение к уголовной ответственности эксперта за ложность заключения данного им до возбуждения уголовного дела. Следовательно, вся ответственность за принятие решения о возбуждении уголовного дела ложится на следователя или лицо, производящее дознание.

Разумеется, подобные положения отражают негативную правореализацию и указывают на несовершенство законодательства 2.

Как известно, презумпция невиновности носит объективный правовой характер и действует на всем протяжении уголовно- процессуальной деятельности. Но презумпция невиновности - это и предположение о невиновности лица в совершении преступления. Так можно ли на стадии возбуждения уголовного дела говорить о действии презумпции невиновности в случае, когда поступила только информация о совершении предполагаемого преступления? Ответ на этот вопрос предполагает жесткое разграничение презумпции невиновности на две ее формы - общегражданскую презумпцию невиновности и уголовно-процессуальную, а также определение момента начала каждой из них.

‘Диссертант считает нецелесообразно указывать конкретный отдел внутренних дел и фамилию учаакового инспектора, так как, сложившаяся тенденция практики по решению данного вопроса. аналогична и в др)гп.\ ОВД.

2 По данным института государства и права Академии наук РФ, около четверти нарушений законности связано с несовершенством законодательных актов - их неполнотой, неясностью, противоречивостью. См. подробнее: Гранат Н.Л. Основы обеспечения законности на предварительном следствии. - М., 1988. -С. 12.

115

В большинстве случаев определение момента начала уголовно- процессуальной деятельности затруднений не вызывает. Она начинается с момента появления законного повода и заканчивается вынесением постановления о возбуждении уголовного дела или отказе в возбуждении ‘.

Основания, как наличие в первоначальных данных о преступлении указаний на признаки совершения деяния, должны быть отнесены не к моменту возникновения уголовно- процессуальной деятельности, а к ее окончанию, то есть к моменту, когда решается вопрос о вынесении постановления о возбуждении уголовного дела. Вместе с тем, неразрывная связь поводов и оснований - это установленные законом условия возникновения уголовно-процессуальной деятельности. Но для реализации презумпции невиновности связь поводов и оснований является условной, так как между ними существует промежуток времени. И, как раз, в этом промежутке презумпция невиновности выступает в двух своих формах.

Необходимо подчеркнуть, что для возбуждения уголовного дела не обязательно установление лица, совершившего преступное деяние, так как уголовное дело возбуждается и по факту события. Поэтому процессуальная презумпция невиновности действует тогда, когда есть лицо, против которого возбуждено уголовное дело. В случае, когда лицо, возможно совершившее преступное деяние не установлено, действует
общегражданская презумпция невиновности, а

’ См. например: Касумов Ч.С. Презумпция невиновности в советском праве. - Баку, 1984. -С. 77.

116

процессуальная презумпция невиновности имеет факультативный характер.

Кроме того, объективный характер презумпции невиновности не позволяет занять позицию диаметрально противоположную диалектике: если А есть В, то В не есть А. По мнению некоторых авторов, при отсутствии обвиняемого или подозреваемого (А) презумпция невиновности (В) отсутствует: если А есть В (отсутствие А есть отсутствие В), то презумпция невиновности (В) есть, условно, обвиняемый или подозреваемый (А), т. е. (наличие В есть наличие А) \ Иными словами, наличие презумпции невиновности предполагает наличие субъекта - обвиняемого или подозреваемого, что противоречит сущности презумпции невиновности. Устранение и этого существующего противоречия, мы видим в разделении презумпции невиновности на общегражданскую и уголовно- процессуальную.

Независимо от того, возбуждается ли уголовное дело по факту совершения преступления или в отношении определенного лица, действует общегражданская презумпция невиновности, с одной лишь только разницей, что при возбуждении уголовного дела в отношении конкретного субъекта, общегражданская презумпция ? невиновности по содержанию совпадает с уголовно-процессуальной.

Общегражданская презумпция невиновности, действуя с момента получения соответствующими государственными органами информации о противоправном деянии, передает свои
функции уголовно-процессуальной в тот момент,

1 Касумов Ч.С. Указ. работа. - С. 46.

117

когда в возбужденном уголовном деле появляется подозреваемый или обвиняемый.

Наиболее жесткому контролю со стороны принципа презумпции невиновности подвергается решение следователя о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица.

Существуют различные точки зрения относительно данной проблемы. Р.Д. Рахунов, Н.Ф. Жогин, Ф.Н. Фаткуллин, А.Р. Михайленко считали возможным возбуждать дела, как но факту, так и в отношении конкретного лица ‘.

Л.Д. Кудинов отдавал предпочтение позиции о том, что индивидуализация в постановлении о возбуждении уголовного дела возможна не иначе, как в редакции, которая исключает обвинительную направленность2.

А.В. Танцюра предлагал связать возбуждение уголовного дела в отношении определенного лица с условием отсутствия версий о совершении этого деяния другим субъектом . Примечательно, что этот вывод А.В. Танцюра обосновывал на тезисе A.M. Ларина, «что в уголовном судопроизводстве система знаний о событии возникает и развивается как система версий» 4. Следовательно, признавая постепенное - развитие версий о событии по уголовному делу, автор ставит следователя в ограниченные процессуальные и
временные

1 Жогин Н.Ф., Фаткуллин Ф.Н. Указ. раб. - С. 181.; Михайленко А.Р. Указ. раб. - С. 14.

2 Кудинов Л.Д. Обвинительная направленность уголовного расследования и пути ее устранения ‘ Формы -юсупсбного производства и их совершенствование. - Волгоград: Изд-во ВСШ МВД СССР, 1989.’ С. 42.

Тлпшор.) А П Примами нрепмшшн невиновности и проблемы его реализации в процессуальных решениях следователя. Автореф. дис. …канд. юрид. наук. Харьков, 1995. - Сб. 4 Ларин A.M. От следственной версии к истине. - М.: Юридическая литература, 1976. - С. 42.

I 18

рамки для возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица. К тому же, из высказывания А.В. Танцюра вытекает, что данные при возбуждении в отношении лица должны быть достоверными, что противоречит объективному положению презумпции невиновности.

Возбуждение уголовного дела в отношении субъекта возможно и при вероятностном характере данных о действиях личности, подтверждение или отрицание которых наступит в последующих стадиях уголовного процесса. Вопрос остается открытым только в плане негативных последствий для гражданина, в отношении которого возбуждено уголовное дело.

Не разделяя мнения В.И. Никандрова о том, что такое решение не противоречит требованиям презумпции невиновности, так как «не возлагает ответственности за преступное деяние на конкретное лицо» ‘, мы считаем, что при возбуждении уголовного дела в отношении лица, оно ставится в положение не обвиняемого, а подозреваемого, который лишен возможности использовать соответствующие права, что уже существенно нарушает требования принципа презумпции невиновности.

Выход из создавшейся ситуации, мы видим в том, чтобы нормативно обязать следователя ? при возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица выносить постановление о привлечении данного лица в качестве подозреваемого, но без категоричного утверждения о его виновности. Тем самым, уже на этой стадии заполнится процессуальный вакуум, и лицо приобретет статус подозреваемого

’ Нимп.фо» И II Пределы действия акта возбуждения уголовного дела // Правоведение.
1992. №4. -С. НО.

119

с предоставлением ему всех предусмотренных УПК прав. В связи с чем, мы предлагаем дополнить ст. 52 УПК РСФСР основанием признания лица подозреваемым в следующей редакции: «Подозреваемым признается лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело и вынесено постановление о привлечении в качестве подозреваемого. Постановления о возбуждении уголовного дела и о привлечении в качестве подозреваемого должны быть вынесены на стадии возбуждения уголовного дела».

Приобретя процессуальный статус подозреваемого, лицо приобретает право на защиту, и своевременно будет поставлено в известность о содержании подозрения путем вручения ему копии вынесенных документов. В постановлении о привлечении в качестве подозреваемого должны быть перечислены все права такого лица.

В связи с этим, целесообразно было бы изложить ст. 112 УПК РСФСР в следующей редакции: «копия постановления о возбуждении уголовного дела и постановления о ‘ привлечении в качестве подозреваемого, вынесенного следователем или органом дознания, немедленно направляется прокурору и в течение 24 часов лицу, в отношении которого возбуждается уголовное дело»,

Еще в период принятия действующего УПК, были высказаны предложения о признании подозреваемым лицо, в отношении которого вынесено постановление о возбуждении уголовного дела ‘. Критика против данного предложения
основывалась главным образом

1 Дорохов В.Я. Процессуальное положение подозреваемого / Практика применения новою Уголовно-процессуального законодательства. - М., 1962. - С. 31.

120

на том, что подозреваемый не обладает теми процессуальными гарантиями, • какие предусмотрены для обвиняемого . В настоящее время подозреваемый наделен большой совокупностью прав, включая право иметь защитника и с момента его задержания. Исключить случаи возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица невозможно, поэтому признание лица подозреваемым при возбуждении уголовного дела будет обеспечивать права личности в уголовном процессе, выступая как реальное осуществление принципа презумпции невиновности.

Таким образом, в стадии возбуждения уголовного дела, действует презумпция невиновности в двух ее проявлениях - общегражданской в случае, когда дело возбуждается по факту данных, свидетельствующих о противоправном деянии и уголовно-процессуальной в случае, когда дело возбуждается в отношении конкретного лица. В связи с этим, стадия возбуждения уголовного дела не выпадает из правового пространства, где действует конституционный принцип уголовного процесса -презумпция невиновности.

1 Строгович М.С. О подозреваемом //Социалистическая законность. - 1961. №2. -С. 34.

121

2.2 Роль презумпции невиновности в процессе принятия процессуальных решений в отношении подозреваемого и обвиняемого.

Контроль над преступностью тем эффективнее, чем выше раскрываемость преступлений. Непосредственное расследование преступлений происходит на следующей за возбуждением уголовного дела стадии предварительного расследования.

«Предварительное расследование создает необходимые предпосылки для успешного решения дела по существу» ‘, и является «главной и основной формой расследования, в ходе которой собираются доказательства, производится всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела, выявляются как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого обстоятельства» “. Так или иначе, выражая свою позицию к сущности стадии предварительного расследования, общепризнанно, что предварительное расследование является самостоятельным элементом системы уголовного процесса, которому «свойственны все качества системного объекта» 3, в том числе и определенной степени самостоятельной значимости, даже по отношению к судебному разбирательству.

Именно на стадии предварительного расследования происходит исследование обстоятельств дела, т.е. процесс доказывания, представляющий собой информационную основу осуществления всех процессуальных функций.

1 Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. - М., 1971. - С. 6.

2 Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Розыск, дознание, следствие. -Л., 1984. -С.148.

1 Алексеева Л.Б. Системные свойства уголовно-процессуального закона / Советский уголовно-процесс>альный закон и проблемы ею эффективности. - М.. 1979. - С. 113.

Так действует ли и в какой степени на стадии предварительного расследования, провозглашенный и закрепленный во всех основных законодательных актах государства, принцип презумпции невиновности? И, конечно, первоначальные вопросы его реализации на данной стадии связаны с процессуальной фигурой подозреваемого.

Процессуальные права и обязанности «подозреваемого» в дореволюционном уголовном процессе России в период действия Устава уголовного судопроизводства не обозначались так остро, как в настоящее время. По общему правилу, подозреваемый являлся кратковременным участником дознания, которое предшествовало предварительному следствию. УПК 1922 г. предусматривал производство дознания, следующее

за возбуждением уголовного дела и осуществляемое органом дознания в случае необходимости безотлагательного закрепления доказательств, задержания и допроса подозреваемого лица. Дальнейшее развитие уголовно- процессуального законодательства привело к тому, что ‘ различие между дознанием и предварительным следствием оказались незначительными. Первоначально лицо допрашивалось как подозреваемое, а затем при достаточности доказательств в подозрении, привлекалось и допрашивалось как обвиняемое V

В настоящее время, в соответствии с действующим уголовно- процессуальным законом одним из участников процесса является подозреваемый. Согласно ч. 2 ст. 52 УПК РСФСР, лицо становится подозреваемым в случае задержания

1 Челыюв М Л Советский уголовный процесс М , 1951. С. 277.

123

лица по подозрению в совершении преступления либо при применении к нему меры пресечения до предъявления обвинения.

Основания, признания лица подозреваемым, были предложены в свое время М.С. Строговичем, возглавлявшем комиссию Президиума Верховного Совета РСФСР по подготовке уголовно-процессуального кодекса и вошли в ст. 52 УПК РСФСР, но не исчерпали проблему процессуального положения подозреваемого. В настоящее время измененная редакция ст. 52 УПК РСФСР устранила законодательный пробел по вопросу определения оснований признания лица подозреваемым.

Некоторые ученые считали необходимым расширение круга документов, которыми лицо может быть поставлено в положение подозреваемого . Другие авторы расширительного толкования понятия «подозреваемый» не допускали 2.

Еще УПК 1923 г. (ст. 102, с изменениями и дополнениями по состоянию на 1 января 1952 г.) 3 не возлагал на следователя обязанности разъяснять подозреваемому сущности подозрения, и давал право допроса подозреваемого с применением мер пресечения. Все это приводило к грубому нарушению принципа презумпции невиновности и, конечно, к следственным ошибкам, которые не способствовали решению уголовно-процессуальных задач.

‘Давыдов В.А. Заключение под стражу как мера пресечения. - М., 1972. - С. 8; Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. - M., 1971. - С. 9; Михеенко М.М. Понятие и система принципов советского уголовного процесса. -Киев, 1981. -С. 96.

л Рачмкж Р.Д. У частики уголовно-процессуальной деятельности. - М., 1961. С. 204; Строгович М.С. Курс coueicKoro уголовного процесса. - М., 1962. - С. 73; Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М., 1962. - С. 307.

Утловно-нроцессуальный кодекс России: Сборник нормативных актов и документов / Под ред. В.А. Панюшкина. - Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, IW8. С. 167.

24

На практике был выработан метод решения проблемы. Лицо, которое следователь подозревает в совершении преступления,. но в отношении, которого не было оснований для применения ст. 52 УПК РСФСР, допрашивается в качестве свидетеля. И, безусловно, перед допросом выполнялось правило о предупреждении об уголовной ответственности за дачу ложных показаний или за отказ от дачи показаний, с закреплением в протоколе допроса свидетеля. Такая тенденция практики приводила в дальнейшем к нарушению требований презумпции невиновности. Следователь, допрашивая лицо в качестве свидетеля, не вправе ставить вопросы, изобличающие это лицо в совершении преступления. Но для чего же тогда проводился допрос свидетеля- подозреваемого, как не для выяснения его причастности к преступлению. Нередко уже при возбуждении уголовного дела в первичных материалах содержатся данные, указывающие на определенное лицо как на виновное. Но проявление принципа презумпции невиновности не позволяет сразу же привлечь лицо в качестве обвиняемого, хотя, по мнению И.В.’ Тыричева, начало действия принципа презумпции невиновности связывается с появлением в деле обвиняемого ‘, что представляется, на наш взгляд, неверным.

Конечно, подозреваемое лицо в стадии • предварительного расследования фигурирует не всегда. Подозреваемый - это не только лицо, носящее определенный процессуальный статус, как и обвиняемый, но и участник уголовного процесса, в отношении которого первоначально следователь решает вопрос о невиновности или виновности. К тому же, получается,

1 Гыричев ИВ., Винокуров Л.В. Некоторые общие вопросы теории принципов уголовного сч.шпрошволииа в связи с Конституцией СССР. Труды ВЮЗИ. - М., 1979. - С. 86.

что только с обвиняемым нельзя обращаться как с преступником, а с подозреваемым’ или свидетелем можно. Что абсолютно не так.

Отстаивая позицию о признании лица подозреваемым путем вынесения постановления, мы не можем согласиться с тем мнением, что уже требование ст. 51 Конституции РФ сняло проблему «самоизобличения» лица на допросах в качестве свидетеля ‘. Действительно, Конституция РФ установила исвидетельский иммунитет», освобождающий лицо от обязанности свидетельствовать против самого себя. Лицо, выступающее в качестве свидетеля, не обязано отвечать на вопросы, относящиеся к его причастности в совершении преступления.

Но в арсенале у следователя, несомненно, больше и тактических, и профессиональных возможностей получения таких показаний свидетеля, которые прямо не будут затрагивать причастность его к преступлению, но сами при проверке подтвердят эту причастность. Свидетель, допрашиваемый как подозреваемый, обязан будет отвечать на вопрос прямо не указывающий на него лично, но имеющий косвенное доказательство или при последующей проверке подтвержденный • дополнительным доказательством. В таком случае, правоприменитель, хотя и не будет иметь право привлечь лицо к ответственности в соответствии с уголовным законом, но получит реальную возможность изобличения в совершении преступления. Подозреваемый, при такой ситуации не
реализует

’ Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. Автореф. дне. …докт. юрид. наук. Волгоград, 1997. - С. 9.

126

возможности использования своих законных прав. Конечно, в некоторых случаях, приступая’ к допросу свидетеля, следователь не предполагает, что лицо на последующих лапах «перейдет» в положение подозреваемого. Но при первом же подтвержденном факте о причастности к преступлению, следователь обязан вынести постановление о привлечении лица в качестве подозреваемого. В развитии надежного механизма обеспечения прав подозреваемого в настоящее время произошел качественный скачок. Конституционный Суд РФ признал, что конституционно-правовое понятие обвиняемого и подозреваемого значительно шире, чем уголовно-процессуальное. В связи с чем, «фактически заподозренный» свидетель имеет право пользоваться услугами защитника ‘. Однако значительная часть правоприменителей, не принимая во внимание отдельные положения описательной части постановления Конституционного Суда РФ, доводит до участников процесса их право пользоваться услугами защитника лишь в случае, если очевидна причастность к преступлению 2.

Проблема подозреваемого имеет еще один законодательный пробел.

В соответствии со ст. 90 УПК РСФСР после применения меры пресечения в отношении подозреваемого, обвинение должно быть предъявлено не позднее 10-ти суток. Действующее законодательство предусматривает только один вариант процесса предъявления
обвинения, когда при

См. подробнее: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционных положений ч. I ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР в связи с жалобой В.11. Маслова» от 27 июня 2000г.; Грузд Б. Правило Маслова // Российская юстиция. - 2000. № 10. -С. 7-8.

” Победкин А. Применение правила Маслова требует изменений УПК // Российская юстиция. -2001. №4.-С. 35.

достаточности доказательств, следователь выносит постановление о привлечении лица в качестве ‘обвиняемого, после чего предъявляет обвинение. Законодательная же регламентация снятия обвинения, в том числе и подозрения, не имеется. Но ведь официально возложенное обвинение и подозрение на личность должно быть также официально и снято. И опять практика опередила теорию. Следователи обычно освобождают лицо от подозрения путем вынесения постановления о прекращении уголовного преследования. Но такой практический вариант не решает проблему существования в российском уголовном процессе института оставления в подозрении Поэтому, необходимо устранить пробел статьи 90 УПК РСФСР, дополнив следующим: «Если в течение 10 суток обвинение не будет предъявлено, органы дознания, следователь, прокурор выносят постановление о снятии подозрения».

Существует несколько классификаций сущности презумпции невиновности применительно к обвиняемому. Наиболее крайнюю позицию занимают ученые, по мнению которых презумпция невиновности должна быть отвергнута на том основании, что без вины именно данного конкретного лица по данному конкретному факту не может быть ни следствия, ни судебного разбирательства . То есть, обвиняемый виновен, иначе он не привлекался бы к уголовной ответственности. Здесь проявляется уже не презумпция невиновности, а, безусловная виновность каждого привлекаемого лица. Такая точка зрения

1 См. например: Нажимов В.П. Дискуссионные вопросы учения о принципах советского уголовного процесса / Вопросы осуществления правосудия в СССР. - Калининград, 1975. -С. 13.

1 См например: Течерпи П.С., Трошкин Е.З. Возбуждение и расследование уголовных дел. М.: Проспект, 1997. С, 46-47.

128

находится в явном противоречии с гарантиями интересов личности в уголовном судопроизводстве.

Вторую группу составляют авторы, которые выступают против презумпции невиновности, исходя не из того, что без вины нет следствия, а из того, что обвиняемый должен доказать свою невиновность также, как государство доказывает его виновность ‘. Другими словами, обвиняемый презюмируется виновным, и поэтому на него должно возлагаться бремя доказывания своей невиновности. Данный подход очень тесно переплетается с вопросом отказа от дачи показаний обвиняемого, когда его молчание рассматривается как согласие с обвинением. Мы считаем, что в такой ситуации молчание обвиняемого не должно быть истолковано как свидетельство его виновности.

Эти, казалось бы, азбучные положения не признаются и в некоторых зарубежных странах, где судопроизводство основано на англосаксонской правовой системе. Так, в США общепринятым стало правило, состоящее в том, что обвиняемый, который не возражает на обвинение, фактически не пользуется больше презумпцией невиновности. Теория полагает, что невиновный человек должен «кричать» во всеуслышание о своей невиновности перед лицом обвинения. Таким образом, «признание вины молчанием» (admission- bysilence), это официальная позиция законодателя большинства штатов Америки”.

Сторонники третьей группы полагают, что необходимо отказаться от предвзятости в отношении обвиняемого, исходя

1 Войков А.Д. Развитие демократических принципов социалистического правосудия // Социалистическая законность. - 1977, № 8. - С. II; Он же. Проблемы развития российской прокуратуры (в условиях переходного периода) // Законность. - 1998, № 7. - С. 7;

2 Старченко А. Философия права и принципа правосудия в США. - М., 1981. - С. 40-47.

29

из того, что «на предварительном расследовании обвиняемый не считается ни виновным, ни невиновным» ‘. С данной позицией, естественно, мы категорически не согласны. Такие гарантии интересов обвиняемого, как обязанность доказывания обвинения, того, кто обвиняет или обязанность суда на вынесение оправдательного приговора в случае не доказанности обвинения, не вытекают «просто из прямого требования закона», как считают данные авторы, а, наоборот, законодатель исходит из принципа презумпции невиновности, который раскрывается через эти требования.

И, наконец, сторонники четвертой точки зрения исходят при решении вопроса о значении презумпции невиновности из специфики следственного исследования в отличие от научного процесса познания 2. Опровергнуть такую позицию не представляется сложным. Отличие состоит не в том, что исследование на предварительном следствии является не научным, а в том, что научное исследование может быть завершено познавательным результатом, либо безрезультатно. Следственное исследование никогда не завершается без юридического результата. Даже когда факт виновности обвиняемого остается под вопросом, органы следствия и суд, в том числе, обязаны исходить из принципа презумпции невиновности и считать его невиновным.

В данной работе представляется, несомненно, важным определить наше отношение к применению в уголовном процессе понятий «привлечение к уголовной ответственности» и

’ Кокорсн Л Д. Кузнецов II П Уголовный процесс: доказательства и доказывание. - Воронеж, 1995. -С. 255. Рыжакои Л.11. Утловный процесс. Учебник для вузов. - М.; «ПРИОР», 1999. -С. 102.

«привлечение в качестве обвиняемого».

В уголовно-процессуальной науке отсутствует единое мнение относительно данных понятий. Так, А.В. Танцюра считает, что «привлечение лица к уголовной ответственности с момента вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого противоречит требованиям принципа презумпции невиновности, так как при этом стирается грань между понятиями «обвиняемый» и «виновный» ‘.

По мнению Н.И. Загородникова, неравнозначность этих понятий в том, что «привлечение к уголовной ответственности означает, что, то или иное лицо уличено в преступлении и несет ответственность перед судом, который вправе определить ему в пределах санкции закона меру наказания» .

Представляется, что данные суждения возникают, прежде всего, из-за отсутствия разграничения между реализацией норм уголовного и уголовно-процессуального права .

’ Различие между уголовными правоотношениями и уголовно-процессуальными выражается в основаниях для их возникновения. Поэтому, на наш взгляд, неправильно считать, что, «возникая с фактом совершения преступления, уголовные правоотношения порождают уголовно- процессуальные

отношения» .

1 Танцюра А.В. Указ. работа. - С. 8.

Загородников НИ. Давность уголовного преследования и ее сроки // Социалистическая

законность. - 1967. № 2. - С. 33.

1 В работе «Обвинение в советском уголовном процессе» П.М. Давыдов, совмещая два понятия,

оперирует категорией «привлечение лица к уголовной ответственности в
качестве

обвиняемого». См.: Давыдов П.М. Обвинение в советском уголовном процессе. Автореф. дис.

… докт. юрид. наук. Свердловск, 1973. -С. 28.

4 Лукашевич В.З. Гарантии обвиняемого в стадии предварительного расследования и предания

суду. Дне. …дом. юрид. на> к. М., 1967. - С. 78.

131

Совершение преступления не всегда порождает уголовно- процессуальные отношения, так как органы расследования могут не знать о преступлении, и оно останется латентным. Поэтому уголовно- процессуальные отношения в отличие от уголовных правоотношений возникают не по каждому факту совершения преступления, а только в тех случаях, когда этот факт является предметом расследования, например, на стадии возбуждения уголовного дела.

Привлечение к уголовной ответственности иногда рассматривается не как уголовно-процессуальное, а как уголовно-правовое понятие, связанное с осуществлением ответственности.

Мы не можем согласиться с таким разделением, так как привлечение к уголовной ответственности - процесс, порождающий уголовно- процессуальные, а не уголовно-правовые отношения. Причем, только при реализации уголовно-процессуальных отношений может наступить уголовная ответственность. Кроме того, существование промежутка времени с момента наступления уголовно-правовых правоотношений (факт совершения преступления лицом) до возникновения уголовно- процессуальных (факт привлечения в качестве обвиняемого) еще раз подтверждает, что нельзя рассматривать слияние уголовно- процессуального понятия «привлечение к уголовной ответственности» с уголовной ответственностью -понятием уголовно-правовым .

’ При анкетировании, автором был предложен вопрос: «С какого момента наступает привлечение к уголовной ответственности?», на который только 17% респондентов ответили -при вынесении судом приговора, из них 32% имели стаж работы в правоохранительных органах

более 10 лет.

1 lo данному поводу группа ученых, позицию которых мы разделяем, - И.Л. -Петрухин, В.М. ‘ Савицкий убеждены, что уголовная ответственность возникает только при вынесении и вступлении в законную силу обвинительного приговора суда ‘. Необходимо отметить, что при вынесении обвинительного приговора уголовная ответственность проявляется в своем формальном аспекте, а при вступлении приговора в законную силу - в фактическом аспекте.

Значение привлечения к уголовной ответственности, мы считаем, состоит не только в признании лица виновным приговором суда, но и в создании для государственных органов и лиц, расследующих уголовное дело, необходимых условий для получения результата расследования, например, таких как действительная самостоятельность следователя.

Но не нужно думать, что это просто ошибка ученых в употреблении терминов. Необходимо к каждому явлению подходить со стороны причины возникновения. А тем более, если это явление «рождено» от законодателя. Разница между понятиями «привлечение в качестве обвиняемого» и «привлечение к уголовной ответственности» в стоящих перед ними задачах. Задача «привлечения в качестве обвиняемого» состоит в обеспечении законодательных гарантий презумпции невиновности, которая еще раз этим термином подчеркивает обязанность следователя в своевременном ознакомлении и предоставлении таковых обвиняемому. Напротив, задача «привлечения к уголовной ответственности» употребляется
в

Петрухин И.Л. Принципы советского уголовного процесса. - Л., 1985. - С. 34; Савицкий В.М. Прс?умпция невиновности М.. 1097 -С. 31.

133

смысле объема прав, предоставляемых законом, для следователя и обязанностей для подсудимого и осужденного.

По нашему мнению, причина возникновения такого вытеснения одного понятия другим, безусловно, лежит в содержании проводимой государством политике. Устав уголовного судопроизводства не предусматривал такого процессуального акта, как «привлечение в качестве обвиняемого». Впервые же, данный термин закрепило «Положение о революционных трибуналах» от 12 апреля 1919 г., который выносился следственными комиссиями при трибуналах, и им предоставлялось неограниченное право в определении меры репрессий . Конечно, данный акт служил целью решения вопроса о виновности на стадии предварительного расследования, а при вынесении приговора трибуналам оставалось только определить меру наказания.

Рассматривая механизм применения презумпции невиновности в решении о привлечении лица в качестве обвиняемого, необходимо остановиться на вопросе об ‘ уровне знаний следователя относительно виновности лица. Достоверным или вероятным должен быть вывод следователя о виновности лица и что является определением достаточности оснований, лежащих в основе предъявленного обвинения?

Против достоверного установления виновности обвиняемого к моменту привлечения в качестве обвиняемого, а также против наличия у следователя внутреннего убеждения в виновности привлекаемого лица высказывались и М.С. Строгович,

‘СУ РСФСР. - 1919. № 12.-С. 132.

134

и И.А. Либус, и Я.О. Мотовиловкер. Они считали, что для предъявления обвинения достаточно, чтобы собранные доказательства обосновывали предположение следователя о виновности привлекаемого лица ‘.

Вместе с Тем, другая группа ученых отстаивали позицию о возможности привлечения лица в качестве обвиняемого только в тех случаях, когда его вина расследованием установлена достоверно 2, утверждая, что «предположительные выводы следователя о совершении преступления определенным лицом не могут быть положены в основу решения о привлечении лица в качестве обвиняемого» ‘.

И в первом, и во втором случаях речь идет об установлении виновности привлекаемого лица. Но презумпция невиновности требует, чтобы обвиняемый считался невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. То есть, установление виновности при вынесении обвинительного приговора - это исключительная прерогатива суда. В этом, на наш взгляд, проявляется общегражданская форма презумпции невиновности.

Мы не можем согласиться с мнением авторов первой группы, которые дают возможность следователю только лишь предположить виновность обвиняемого. Хотя, если рассматривать существующее традиционное понимание презумпции невиновности, то в данном случае это предположение

1 Либус И.А. Презумпция невиновности в советском уголовном процессе. - Ташкент, 1983. - О. 14: Мотовиловкер Я.О. О презумпции невиновности в советском уголовном судомроизвосдвте. - Ярославль, 1989. - С. 54; Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. - М., 1984. - С. 27.

2 Лукашевич B.3. Установление уголовной ответственности в советском уголовном процессе. - Л., 1985. - С. 59; Алексеев Н.С. Общая теория права. - М., 1982. - Т. 2. - С. 47.

’ Учебник уголовного процесса /Отв. ред. А.С. Кобликов. - М., 1995. - С. 207.

135

будет принято или отклонено судом, (а может быть и самим следователем), в дальнейшем, а ‘ значит возможность для следователя не нарушать нормы презумпции невиновности: считать обвиняемого невиновным даже при предъявлении обвинения. Но даже при таком объяснении позиции, утверждение о предположительном выводе следователя нарушает •элемент структуры презумпции невиновности, который требует, чтобы виновность привлекаемого лица была доказана на основе не предположений, а достоверных доказательств.

Несомненно, как только у следователя сложится внутреннее убеждение в виновности определенного лица на основе собранных и проверенных доказательств, следователь обязан составить постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого и предъявить ему обвинение. В данный момент уголовно-процессуальная презумпция невиновности не перестает действовать, так как процесс расследования еще не завершен, а предъявление обвинения и, тем более, привлечение лица в качестве обвиняемого, это не окончательное решение следователя.

Само по себе убеждение следователя в том, что он обоснованно привлекает в качестве обвиняемого конкретное лицо, не противоречит требованиям закона. .Ведь содержание внутреннего убеждения следователя при принятии любого из процессуальных решений, не может рассматриваться без учета формулировки закона, регламентирующего основания этого решения.

С.А. Шейфер признавал, что на момент привлечения лица в качестве обвиняемого, следователь должен быть убежден,
что на основании собранных доказательств

.5 6

следует единственный, хотя и не окончательный вывод о виновности . По мнению 3.3. Зинатуллина «следователь должен твердо убедиться в том, что факты, образующие … содержание формулируемого им обвинения, установлены в соответствии с действительностью, что принимаемое по ним решение единственно правильное, строго законное и обоснованное» “.

Напротив, B.C. Джатиев не соглашаясь с таким подходом, утверждал, что «теоретическое допущение обвинения - версии есть ни что иное, как оправдание бездоказательного и незаконного обвинения» . Обосновывая свою позицию, он считал, что, если признать, что виновность лица достоверно доказана к моменту появления в деле обвиняемого, то само существование оправдывающих обстоятельств, становится невозможным, а допрос обвиняемого, а тем более, отрицающего свою вину, и проверка его показаний теряют всякое значение. После дачи показаний обвиняемым, следователь может прийти к совершенно противоположному выводу, посредством дополнительной проверки, построения новой версии. И тогда, решение о привлечении лица в качестве обвиняемого, первоначально являясь достоверным, после предъявления обвинения может стать вероятным.

Но процесс достижения истины по уголовному делу не может находиться в зависимости от показаний обвиняемого. Дача обвиняемым показаний - это его право, а не обязанность. Следователь обязан вне зависимости от сообщаемых обвиняемым

ШеПфер С Л Привлечение в качестве обвиняемого и всесторонность расследования. -
Воронеж, 1989. С. 79.

1HHUI.I:IIIII 1.3. Уголовно-процессуальное доказывание. - Ижевск, 1993. -С. 159. “’ Джатиев
B.C. Общая методология и современные проблемы обвинения и зашиты по уголовным делам. Дис. …докт. юрид. наук. Владикавказ, 1995. - С. 28.

137

ему сведений предпринять меры для полного установления всех обстоятельств, имеющих значение по делу.

Вопрос о достоверном либо предположительном установлении виновности определяется в каждом уголовном деле лишь в момент вступления в законную силу приговора суда, признавшего лицо виновным. С этого момента можно с уверенностью говорить, что при привлечении лица в качестве обвиняемого его виновность была установлена достоверно, а при вынесении судом оправдательного приговора - что в основе постановления о привлечении в качестве обвиняемого лежали данные, которые в последствии не нашли своего подтверждения. Презумпция невиновности не определяет момент окончательного формирования внутреннего убеждения в виновности. Мы можем только с уверенностью говорить, что при вынесении обвинительного заключения следователь опровергает уголовно-процессуальную презумпцию невиновности (а при вступлении обвинительного приговора суда в законную силу - опровергается общегражданская презумпция невиновности).

Анализ, полученных данных от респондентов, ответивших на вопрос: «Предварительным или окончательным является Ваш вывод о виновности лица при его привлечении в качестве обвиняемого?» показывает, что для 53% следователей при привлечении в качестве обвиняемого вывод о виновности всегда является окончательным, 41% - сомневаются, из которых 30% - всегда сомневаются, а 11% - иногда. На этих цифрах, (общий процент респондентов, имеющих достоверное убеждение в виновности до проведения допроса обвиняемого, составляет больше половины опрошенных - 60%),
ярко

138

прослеживается достоверность внутреннего
убеждения следователя при предъявлении обвинения.

Проводя различие между обвиняемым и преступником, Ч. Беккариа писал: «… не надо мучить обвиняемого, потому что не надо мучить невиновного, а по закону тот невиновен, чье преступление еще не доказано» ‘.

Но мы не можем говорить о не доказанности преступления в момент вынесения обвинительного заключения следователем, а тем более утверждения его прокурором, так как следователь именно в этот момент достигает цель предварительного расследования - для него истина уже установлена.

Нельзя не обратить внимание и на тот факт, что иногда следователь привлекает лицо в качестве обвиняемого по тактическим соображениям, предполагая, что во время допроса лицо может предоставить дополнительные сведения, изобличающие его в совершении преступления. В данном случае, на наш взгляд, действует психологическое влияние обвинительного уклона следователя, элементы которого уже были раскрыты. Но данный способ получения дополнительной информации, безусловно, противоречит требованиям, вытекающим из принципа презумпции невиновности о недопустимости признания лица обвиняемым без достаточной доказательственной базы.

На момент привлечения лица в качестве обвиняемого, внутреннее убеждение следователя о виновности должно быть, в первую очередь, обоснованной совокупностью доказательств.

1 Беккариа Ч. Рассуждения о преступлении и наказании. -СПб., 1803. -С. 98.

139

Важно выяснить, насколько правильно установлены пресг>пные действия и соответствует ли юридическая оценка данным, установленным по делу. В соответствии с требованиями закона, обоснованность привлечения к уголовной ответственности прямо зависит от того, насколько предъявленное обвинение соответствует установленным по делу фактическим обстоятельствам и насколько эти обстоятельства полно и точно отражают все существенные признаки совершенного преступления.

Кроме того, решение о наличии основания для привлечения лица к уголовной ответственности должно быть обосновано такой совокупностью

доказательств, которые приводили бы следователя к определенному выводу в совершении или не совершении преступления данным лицом и исключали бы сомнения, что соответствует требованиям презумпции невиновности.

По данным анкетирования, 57% следователей из числа опрошенных, считают, что обвинение должно предъявляться, когда обвиняемый полностью изобличен собранными доказательствами. Но статистические исследования свидетельствуют об обратном: в 1999 г. по делам, расследованным следователя МВД, 1556 человек были оправданы, при этом, 25% из них содержались под стражей ‘. Это приводит к выводу, что степень соблюдения требований презумпции невиновности, отражающаяся в качественной характеристики уголовного процесса на досудебных стадиях, не достигла соответствующего уровня для правового государства, а также до сих пор действует

1 Сосюянпе преступности в России. Информационный бюллетень. ГИЦ МВД за 1999г.

140

психологическая установка на обвинительную позицию.

В процессе проведения по делу предварительного следствия и судебного разбирательства, как указывает М.С. Строгович, «вопрос о виновности обвиняемого разрешается, то есть он находится в движении, но еще не разрешен. Это значит, что по существу обвиняемый еще не виновный; обвиняемый и виновный … » ‘.

Данная точка зрения, наш взгляд, не противоречива. Действительно, основываясь на общегражданской презумпции невиновности, обвиняемый считается виновным лишь после вступления приговора суда в законную силу. До вынесения обвинительного приговора и вступления его в законную силу обвиняемый, с позиции следователя, уже виновный, а, с позиции закона, еще невиновный. Если следователь привлек в качестве обвиняемого и предъявил обвинение, а, тем самым, перевел лицо из статуса подозреваемого в статус обвиняемого, значит он достиг на данной стадии истины, хотя бы и эта истина основывалась на внутреннем убеждении следователя. И, тем самым, задачу о признании именно этого лица виновным выполнил. Иначе, он бы просто не вынес постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Данное противоречие устранится «естественно и логически только тогда, когда признается разграничение общегражданской презумпции невиновности и уголовно-процессуальной» 2.

Мы считаем, что суть проблемы соотношения презумпции невиновности и внутреннего
убеждения

1 Оротнич М.С. К\рс советскою уголовного процесса. - M., 1968. - Т. 1. -С. 89. : Нажимов В.П. О презумпции невиновности в уголовном процессе и о суде присяжных / Вопросы уголовного права и процесса в условиях правовой реформы. - Калининград, 1991. -С. 74.

141

следователя в том, что презумпцию невиновности теоретики полностью абсолютизировали. Конечно,

продолжительное и успешное завершение борьбы за ее существование в российском законодательстве не могло не привести ее сторонников к определенной степени исступления, после чего детальная разработка ее элементов казалась недозволительным посягательством на ее существование.

Существование противоположных мнений по данной проблеме сводится к одному вопросу: допустимо ли следователю иметь внутреннее убеждение в виновности до вступления приговора в законную силу. Безусловно, да. Положительный ответ на этот вопрос, ни в коем случае, не претендует на значение государственного акта признания виновности. Вопрос о запрете следователю иметь собственное мнение о виновности в отношении обвиняемого, вообще, невозможен. Но на практике, независимо от желания ученых, противоречие существует.

Конечно, вывод следователя о виновности не является в ббщеправовом аспекте обязательным для других органов, каким становится решение суда, выраженное в приговоре. С таким выводом могут не согласиться и прокурор, и суд. Но нельзя не учитывать того, что решение следователя о виновности обвиняемого является правовым условием применения к нему принудительных мер, существенно ограничивающих его права - мер принуждения.

Поэтому вопрос должен решаться не наличием запретов, не имеющих основы практического применения и ведущих только к теоретическим спорам, а путем разделения презумпции невиновности на две формы.
При этом уголовно-

процессуальная презумпция невиновности, в случае вынесения обвинительного заключения, опровергается следователем совокупностью решений, выносимых следователем в отношении обвиняемого, в то время как общегражданская презумпция невиновности действует для обвиняемого до вступления приговора в законную силу.

Привлечение в качестве обвиняемого, предъявление обвинения и допрос обвиняемого - это слагаемые одного этапа при расследовании преступления. В связи с этим, не затрагивая проблему допроса обвиняемого, мы не сможем выяснить действие презумпции невиновности на стадии предварительного расследования и определить общую задачу, стоящую перед следователем.

Но, прежде всего, обратимся к анализу существующего положения предварительного заключения под стражу.

По общему правилу содержание под стражей не может продолжаться более двух месяцев. Но статья 97 УПК РСФСР узаконила полномочия должностных лиц для продления сроков содержания под стражей. В итоге законом допускается арест свыше двух лет человека, который не только не признан судом виновным, но даже не предстал перед судом.

В правовых государствах считается недопустимым ставить под сомнение принцип презумпции невиновности, продлевая сроки предварительного заключения и таким образом превращая его в отбывание наказания.

Комментируя международные нормы об арестах считается, что необходимость продления срока следствия не является основанием для увеличения срока ареста, что «действующий предел досудебного
содержания под стражей в Российской

143

Федерации несовместим со ст. 9 (3) Международного пакта о гражданских и политических правах; особенно в свете того, что содержание под стражей может затягиваться на долгие годы вследствие необоснованных задержек в ходе судебного разбирательства» .

Пленум Верховного Суда РФ разъяснил судам, что согласно Конституция РФ, а именно, ч. 4 ст. 15, нормы Международного пакта о гражданских и политических правах являются составной частью правовой системы Российской Федерации и имеют верховенство над ее внутренним законодательством .

Некоторые авторы не видят коллизии презумпции невиновности с применением мер пресечения, в том числе и заключением под стражу 3. Заключение под стражу - самая суровая мера пресечения. Конечно, если обвиняемый считается невиновным, то почему его заключать под стражу? Особенно остро это противопоставление проявлялось, когда заключение под стражу в качестве меры пресечения могло быть применено по ‘ мотивам одной лишь опасности преступления. Но существует требование закона об обязанности следователя доказать основания для заключения под стражу. Данная норма законодателя имеет больше оснований для субъективизма, чем объективных моментов в решение следователя. Прежде всего, потому что, уголовная статистика России стала особенно удручающей. Число преступлений с применением огнестрельного

‘Права человека в России - международное измерение. Сборник документов. - Выпуск I. M.,

  1. С. 295 .

2 Постановление № 13 Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1993 г. «О некоторых

попросмх связанных с применением статен 23 п 25 Конституции Российской Федерации».

Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1994. № 3. - С. 12.

’ Мажинян ДР. Презумпция невиновности и гарантии ее осуществления в советском уголовном

с\ ищрип sun ic i не. М.. 1983. С.7.

144

оружия за последние четыре года увеличилось в 6 раз, в сравнении с аналогичным предшествующим периодом, а общее число преступлений за 1999 г. превысило 3 миллиона ‘. Если учитывать тот факт, что в большинстве случаев обвиняемый оказываемся виновным, нежели невиновным, то, применение меры пресечения, как заключение под стражу, имеет веские основания для применения.

Но мы придерживаемся мнения, что санкционирование арестов ничего общего не имеют с общепризнанными нормами, согласно которым никто не может быть задержан и арестован иначе как по судебному решению и как следствие этого, они расходятся с нормами презумпции невиновности. Кроме того, только суд признает лицо виновным в совершении преступления лишь с одновременным назначением наказания.

Длительный срок содержания под стражей лиц, не признанных виновными приговором суда, игнорирует положения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 6), Международного пакта о гражданских и политических правах (ст. 9), согласно которым каждый арестованный имеет право на судебное разбирательство в ючение разумного срока или на освобождение “. К тому же, на основании ч. 2 ст. 55 Конституции Российской Федерации, принятой 12 декабря 1993 года, «в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина». Поэтому, если на основании презумпции
невиновности лицо признается виновным в

1 Сухарев Л.Я. Состояние законности и новый феномен преступности / Вопросы укрепления законности в уголовном судопроизводстве. - М., 2000. С. 15.

2 Права чеаопека в России международное измерение. Сборник документов. М., 1995. ?- С.294.

совершении преступления и подвергается наказанию только приговором суда, то необходимо привести в соответствие с международными актами и, главное, с действующим основным законом государства, процедуру применения мер пресечения - заключение под стражу.

Кроме того, любой обвиняемый, имея психологический аспект желания считаться невиновным, связывает свое право презумпции невиновности с основанием непринятия мер процессуального принуждения. При отсутствии разумного периода ограничения заключения под стражу, теряется смысл презумпция невиновности. Просто декларация невиновности обвиняемого не гарантирует ему реального статуса «невиновного» и как следствие, она порождает свое противоречие - презумпцию виновности.

Европейский Суд, рассматривающий жалобы на нарушение ст. 5 Конвенции о защите прав и основных свобод, признал, что прокурор, в компетенцию которого входит составление обвинительного заключения и поддержание обвинения в суде, не соответствует понятию «другого должностного лица, которому по закону принадлежит судебная власть» ‘. «Только представителю власти, обладающему атрибутами независимости, объективности и беспристрастности вверяется судьба лица, лишенного свободы» .

К тому же, решение о санкционировании ареста принимается единолично должностным лицом, отвечающим в известной
мере за состоянием преступности в регионе и

М. Дженис, Р. Кей, Э. Бредли «Европейское право в области прав человека: практика и комментарии» / Пер. с англ. Н.П. Колчева. - М., 1997. - С. 35. “ Там же. -С. 38.

146

одновременно за качеством предварительного расследования. Поэтому прокурор в ряде случаев’ поддерживает следователя при принятии им недостаточно обоснованных решений об аресте. Утвердив обвинительное заключение, прокурор еще больше связывает себя ранее принятым решением об аресте обвиняемого. В дореволюционной России правом заключать обвиняемого под стражу пользовались не прокуроры, а судебные следователи и суды. В СССР вплоть до 1929 г. также существовал судебный порядок заключения под стражу ‘. Судья, в отличие от прокурора, не связан обвинительной установкой и ведомственными интересами, поэтому он способен наилучшим образом защитить права граждан при решении вопроса об аресте. Оценка доказательств судом при рассмотрении вопроса об аресте не предрешала бы приговор, так как судья, давший санкцию на арест, был бы лишен права в дальнейшем рассматривать дело по существу. В Украине, например, действие переходных положений Конституции закончилось 29 июня 2001 года, и процедура получения санкции на арест перешла в компетенцию суда 2.

Кроме того, применение института «Habeas Corpus Act», при котором человек, совершивший преступление, немедленно доставляется сотрудниками правоохранительных органов к судье, который и решает какую меру пресечения следует применить, позволил бы не допустить произвол арестов и осуществлял бы

’ Еще в английской Великой хартии вольностей 1215 г., представлявшей собой уступку королевской власти феодалам, говорилось; «Ни один человек не будет арестован или заключен в тюрьму, или лишен имущества, и мы не пойдем на него иначе как по приговору суда, по законам страны».

См. например: Гриненко Л.В., Кожевников Г.К., Шумилин С.Ф. Принцип презумпции невиновности и его реализация в досудебном уголовном процессе. - X.: Консум, 1997. -С 78- 80

147

уже на раннем периоде расследования по делу судебный контроль над законностью и обоснованностью ареста.

Следует отметить, что проект УПК РФ, возложив решение о применении содержания под стражей в качестве меры пресечения на судью, оставляет предельным сроком восемнадцать месяцев (полтора года). При этом законопроект указывает, что продлению в случае возвращение судом дела для дополнительного расследования подлежит содержание под стражей только тогда, когда предельный срок не истек. В п. 4 проектируемой статьи устанавливается: «Дальнейшее продление срока не допускается, содержащийся под стражей обвиняемый подлежит немедленному освобождению». В высшей степени гуманная в отношении обвиняемого новация.

Позитивно следует оценить и новацию об установлении самостоятельного срока содержания под стражей во время судебного разбирательства. В проектируемый законоположениях просматривается тенденция замены наказания мерой пресечения, цель, назначение и юридическая природа которой отличается от наказания, назначаемого по приговору суда. Уместно вспомнить слова В. Случевского, который писал, что «легче ограничить себя от применения худого уголовного законодательства, нежели от действия худого уголовно-процессуального законодательства, так как первое применяется только к тем лицам, виновность которых установлена при посредстве второго» ‘.

В связи с этим, ст. 96 УПК РСФСР должна быть изменена следующим образом:

пункт 1 - «Содержание под стражей как мера

1 Случевский В. Учебник уголовного процесса. - СПб., 1895. - С. 27.

148

пресечения может применяться в отношении обвиняемого при наличии достаточных доказательств в совершении преступления, отнесенного к категории тяжких и особо тяжких преступлений»;

пункт 3 - «Право давать санкцию на арест принадлежит суду по ходатайству следственных органов и прокуратуры путем выдачи постановления (приказа, ордера) об аресте. Судья, санкционировавший арест, не имеет права рассматривать дело по существу».

Пункт первый статьи 150 УПК РСФСР гласит: «следователь обязан допросить обвиняемого немедленно после предъявления ему обвинения». Допрос обвиняемого является центральным звеном проверки правильности версий обвинения, устанавливает отношение обвиняемого к предъявленному обвинению. С позиции обвиняемого, допрос является одним из средств реализации им конституционных прав. Но существующая статья не только не создает благоприятных условий для реализации принципа презумпции невиновности, но и в определенных ситуациях не способствует уголовно-процессуальной деятельности следователя. Законодатель сконструировал данную статью, придав ей императивный характер, возложив обязанность немедленного допроса на следователя. С другой стороны, ст. 46 УПК предоставляет право обвиняемому давать объяснения по предъявленному ему обвинению. В данный момент реализация права обвиняемого может не совпасть с реализацией обязанности следователя, в связи с этим, допрос может не состояться или он будет носить формальный характер, при котором его сущность теряет всякий смысл.
Законодатель забыл о существовании волеизъявления

149

обвиняемого, тем самым, выдвинул, в первую очередь, наступательные действия следователя.

Исследуя данный вопрос, А.Д. Черкасов

и Н.А. Громов предложили следующее изменение ст. 150 УПК РСФСР: «следователь после предъявления обвинения может допросить обвиняемого немедленно лишь с его согласия» . Данный вариант изменения, мы считаем, также неудачен, как и действующий. Справедливо отмечал А.В. Танцюра, что, «если бы обвиняемый допрашивался не немедленно, то с его согласия подвергнуться допросу, считаться уже не будет» . Кроме того, указанные авторы предоставляют следователю право на производство допроса, следовательно, когда обвиняемый захочет, чтобы его допросили, следственное действие может и не выполняться.

Проект УПК РФ (ст. 226) содержит точную формулировку данного процессуального действия: «если обвиняемый желает дать показания, следователь обязан допросить его немедленно после предъявления ему обвинения 3». Но и данный вариант, на наш взгляд, содержит неточность. Фразеологически связывая право на дачу показаний (если обвиняемый желает) с временной промежутком (немедленно после предъявления обвинения), законодатель в проекте УПК опускает возможность получения показаний немедленно после предъявления обвинения.

1 Черкасов А.Д., Громов Н.А. О допросе обвиняемого с позиции презумпции невиновности //

Госуларстно и право. 1905. № 12. С. 74.

’ Танцюра А.В. Указ. работа. - С. 9.

?’ Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. - http:
Wsearch.rambler.ruWsgi-

binWrambler search?…

150

Поэтому, мы предлагаем изменить п. 1 ст. 150 УПК РСФСР, изложив ее следующим образом: «если обвиняемый согласен и желает дать показания, следователь обязан допросить его после предъявление ему обвинения».

Мы не видим необходимости связывать производство допроса с предъявлением обвинения. Это не только не способствует позитивной реализации принципа презумпции невиновности, (обвиняемый не имеет возможности для выработки своего отношения к обвинению, поэтому, возможно, не полное осуществление права на защиту), но и предоставляет следователю преимущество владения ситуацией даже тогда, когда он уже со стадии возбуждения уголовного дела является полноправным «хозяином положения».

Второе противоречие содержится в п. 5 ст. 150 УПК, регламентирующей порядок производства этого следственного действия. Законодатель обязывает следователя выяснить отношение обвиняемого к предъявленному обвинению. Более того, в начале допроса обвиняемый должен ответить на вопрос о своей виновности, то есть фактически подвести итог своему объяснению, которое еще не начал.

Конечно, следователь не связан пределами признания обвиняемым своей виновности, но вряд ли он будет убеждать допрашиваемого в обратном, если это лицо само признается в совершенном преступлении. Такое построение допроса ведет только к обвинительному уклону и еще раз подтверждает реализацию замысла законодателя на презумпцию виновности. Поэтому необходимо полностью отказаться от выяснения
мнения лица о его виновности

151

и использование этих показаний в качестве доказательства, а сама виновность должна быть выявлена и подтверждена, полученными в ходе расследования доказательствами.

С этим моментом тесно переплетается качественная характеристика признания обвиняемым своей вины (regina probationum). Проблема использования показаний обвиняемого, признающего свою вину присуща

уголовному процессу и некоторых зарубежных стран ‘.

В настоящей работе нет необходимости останавливаться на выявленной несогласованности статей 77, 143, 144, 148, 150 УПК РСФСР, которая подвергалась многими учеными монографическим исследованиям 2.

Изучая возникновение и развитие в российском процессе доказательства «признания обвиняемым своей вины», нам представляется, что, в настоящее время, актуальность данной проблемы выражается в концепции конфликтной ситуации при производстве допроса: когда обвиняемый признает свою вину ложными показаниями.

Не соглашаясь с мнением некоторых авторов, о связи возникновения конфликтной ситуации

при допросе с чрезмерной правовой регламентацией порядка производства допроса , мы считаем обратное, что закон должен был иметь четкое закрепление права дачи обвиняемым любых показаний, в том числе и ложных. Закон регулирует
общественные отношения

’ Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира. Справочник. - М., 1993. - С. 246; Гуценко
К.Ф. Основы уголовного процесса США. - М„ 1993. - С. 32-33; СССР-Англия: юстиция и
сравнительное правоведение / Под ред. СВ. Боботова, A.M. Ларина и др. - М., 1986. - С. 73-74.
Черкасов А.Д., Громов Н.А. Указ. работа. - С. 71; Шадрин B.C. Указ. работа. - С. 8; Печников Г.А. Указ. работа. - С. 7; Победкин А.В. Указ. работа. - С. 6.

3 Сильной М.А. Допрос как средство процессуального доказывания на предварительном следствии. Дис. … канд. юрид. наук. М., 1998. - С. 129; Танцюра А.В. Указ. работа. - С. 8.

52

путем введения дозволений, предписаний и запретов. Не обязывая обвиняемого давать только правдивые показания, законодатель, тем не менее, не предоставляет ему права на ложь, в связи, с чем факт дачи ложных показаний рассматривается как косвенное доказательство его виновности. Такая позиция ведет к созданию двойной системы обвинительных

доказательств, первая из которых связана с совершением преступления, а вторая - непосредственно с поведением обвиняемого, дающего ложные показания. И в этом состоит еще одно проявление обвинительного уклона.

В англо-американском уголовном процессе существует подобная двойная система доказывания ‘. На наш взгляд, она несколько формализирует процесс вынесения вердикта и, кроме того, при определенных условиях переносит обязанность доказывания на обвиняемого. С другой стороны, в ней присутствует рациональное начало динамики состязательности в судебном разбирательстве.

’ Вместе с тем, позитивная реализация презумпции невиновности не может быть выражена и тогда, когда обвиняемый заведомо ложно показывает на другое лицо в совершении, инкриминируемого ему, преступления. Понятие ложных показаний имеет юридическое и моральное значение. Моральные нормы требуют, конечно, порицания всякой лжи. Но, в юридическом значении обвиняемый должен иметь все права, которые способствуют, хотя бы, по его мнению, отстаиванию его невиновности. Кроме того, право обвиняемого

1 Полянский Н.Н. Уголовное право и уголовный суд Англии. - М., 1969. - С. 275-277.

на ложные показания, реализует обязанность доказывания органов предварительного расследования, которая не должна быть связанна с показаниями обвиняемого.

Выражая свое мнение об общем порядке допроса обвиняемого, мы присоединяемся к позиции авторов, которые считают вообще нецелесообразной постановку вопроса о признании вины обвиняемого, так как «это основа для репрессий и обвинительного уклона» .

Заканчивая изложение вопроса о рассмотрении презумпции невиновности в структуре правового статуса подозреваемого и обвиняемого, необходимо отметить, что не только, в затронутых нами вопросах, существует проблема реализации презумпции невиновности на предварительном расследовании. Но выделенные проблемы, на наш взгляд, составляют узловые моменты, на которых базируется практическое применение презумпции невиновности.

1 Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. Учебное пособие. - Ижевск, 1993. - С. 43; Черкасов А.Д., Громов Н.А. Указ. работа. -С. 71-72.

154

2.3 Презумпция невиновности в процессе доказывания.

Проблемы доказывания фактических обстоятельств дела составляют ядро уголовно-процессуальной теории и практической деятельности правомочных государственных органов и лиц, осуществляющих расследование и раскрытие преступлений.

Доказывание, — это, прежде всего познавательная деятельность, которая осуществляется с целью установления обстоятельств, имеющих значение для дела ‘. Поэтому на него распространяются все общие закономерности, присущие любой познавательной деятельности, изучаемые теорией познания (гносеологией). Доказывание, - это не общенаучный, а специфический юридический, процессуальный термин, обозначающий особый, регламентированный законом порядок установления искомых фактов

Тем не менее, доказывание по уголовному делу имеет существенную специфику, отличающую его от других видов познания, в частности от научного познания. Основные его особенности были систематизированы Ю.К. Орловым . Разделяя его мнение, мы находим общее отличие, заключающееся в следующем. Положения гносеологии действуют в системе «объект - субъект познания», где связующим звеном выступает познавательная деятельность субъекта. Положения же уголовно- процессуального доказывания действуют в системе «субъект доказательства (доказывания) - адресат доказательства

1 В литературе нет единого определения понятия доказывания. Так, М.С. Строгович считал, что доказывание - это пользование доказательствами для выяснения обстоятельств уголовного дела (Курс советского уголовного процесса. - М., 1968. - Т. 1. - С. 295); И.Б. Михайловская под доказыванием определяла деятельность по собиранию, исследованию и оценке фактических данных об обстоятельствах, подлежащих установлению по уголовному делу (Уголонно-ироцессуальпые основы деятельности органов внутренних дел. - M., 1988. - С. 54. : Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. - М., 2000. - С. 6.

55

(доказывания)», где роль связующего звена играют процесс логического обоснования истинности знания
субъектом

доказывания и сам процесс познания истинности доказываемого знания адресатом доказательства. Более того, правила уголовно- процессуального доказывания органически вплетаются в гносеологию.

Но, несмотря на не тождественность познания и обоснование истинности знания, распространено мнение, что сущность его характеризуется как установление истины по делу. Но такой подход к понятию доказывания обуславливает одностороннее раскрытие его элементов и фактически уводит в сторону вечных философских проблем существования истины.

Проблема истины как цели доказывания в уголовном судопроизводстве подвергается новому переосмыслению. Суть этого сводится к тому, что, «во-первых, целью доказывания является не установление истины, то есть тех фактических обстоятельств, которые необходимы для правильного применения уголовного закона, а достоверная доказанность этих обстоятельств, и, во-вторых, необходимо акцентировать внимание не на цели доказывания, а на самом доказывании, поскольку юрист отвечает не за обнаружение истины, а лишь за то, чтобы результат … был достигнут определенным образом» . При таком положении цель доказывания как бы смещается
на средства2.

Нашин С. Проблемы доказательственного права / Судебная реформа: юридический профессионализм и проблемы юридического образования. Дискуссии. - М., 1995. - С. 312.

См. например: Володина JI.M. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе. – Тюмень. 1999.

Мы же считаем, что замена истины, как цели доказывания на достоверную доказанность фактических обстоятельств вполне оправданна, так как категория достоверности более приемлема для судопроизводства, чем категория истины. Надо отметить, что в проекте УПК РФ, предложенным МЮ РФ, термин «истина» вообще не употребляется . И это справедливо, так как более материальное понятие - достоверное доказывание, возникает как результат требования к достижению истины.

Однако нельзя забывать о том, что цель доказывания не может смещаться с результата на средства. Мы категорически не согласны с таким высказыванием как: «выяснять истину больше не нужно, во всяком случае, - необязательно, ибо объективная истина известна лишь богу . Объективная истина станет известной следователю, если будет не просто установлена в соответствии с действительностью, но и обоснована, доказана. В этом она станет достоверностью. Кроме того, в настоящей работе нами показано, что целью всего уголовного процесса должна быть не истина, а ‘требование к ее достижению. Достижение же истины происходит через ее доказывание.

Не останавливаясь подробнее на проблеме истины как цели доказывания в уголовном процессе, мы хотели бы выразить свое отношение к концепциям истины и присоединиться к авторам, отдающим предпочтение конвенциональной истине. В соответствии с ней при недоказанности вины обвиняемого он
признается

1 См.: Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Проект. - М., Министерство Юстиции Российской Федерации. - 1995. Корснсьскии Ю. Нужна ли суду истина’.’ // Российская юстиция. - 1994. № 5. - С. 20.

157

невиновным. То есть, выбранная государством правовая основа процесса - презумпция невиновности, полностью подтверждает свою истинность существования. Хотя данная концепция имеет, в первую очередь, социальную природу, чем правовую, но и любая форма процесса и права выбирается обществом, исходя из социальных принципов и представлений.

Субъект доказывания, устанавливая при помощи доказательств обстоятельства дела, переходит от чувственного восприятия отдельных фактов, свойств и объектов, выступающих как доказательства, к логическому осмыслению воспринятого, к рациональному мышлению. Это общая схема доказывания, включает в себя, как нам представляется, два понятия: процесс и технологию доказывания. В процессуальной литературе не определяется понятие технологии доказывания. И, хотя со стороны лингвистики разница между ними не большая, мы считаем необходимым в общую схему доказывания включить понятие

технологии.

Процесс доказывания состоит из взаимосвязанных между собой элементов деятельности по расследованию уголовного дела таких, как собирание, проверка и оценка доказательств. Технология доказывания - это построение, динамическое развитие и обоснование следственных версий в процессе доказывания. В сущности они представляют собой переход от вероятного, предположительного объяснения происхождения или свойств отдельных доказательств к единственно истинному выводу о виновности или невиновности обвиняемого. Выдвижение версии - это мыслительная, логическая деятельность,
базирующаяся на

158

фактических данных уголовного дела. Мыслительный процесс направлен па поиск сходных ситуаций, в основе которого кроме проблематичных суждений в форме следственных версий лежат и достоверные суждения. Иначе говоря, получив первичную информацию о совершенном преступлении, следователь пытается мысленно представить картину происшедшего.

Мы не можем согласиться с утверждением, что технология доказывания поглощается оценкой доказательств ‘. В науке уголовного процесса под оценкой доказательств традиционно понимают определение их относимости, допустимости, достоверности и, в конечном счете, их достаточности. Вывод следователя о достаточности обвинительных доказательств по делу означает доказанность виновности лица. Выдвижение версий выходит далеко за рамки собственно оценочной деятельности, и, мы считаем, включает ее в себя. Построение версий возможно на различных этапах движения уголовного дела. Однако нельзя говорить об оценке доказательств в момент осмысления только что полученной первичной информации о преступлении. Технология доказывания даже на ранних этапах расследования будет присутствовать в виде версий, которые потребуют впоследствии их оценки. Она определяется тем, что выдвижение версий позволяет мысленно не только воссоздать целостную картину содеянного, а значит определить характер внутреннего убеждения следователя, но и определить внутренние и внешние границы процесса доказывания.

1 Копьева А.Н. Доказывание по уголовным делам в вышестоящем суде. - Иркутск, 1990. - С 20.

159

Выдвижение версии как процесс возникновения информации носит ситуационный’ характер, то есть зависит oi условий, в которых он протекает и, конечно, обладает динамическим развитием. С другой стороны, ситуационность технологии доказывания зависит от конкретных элементов процесса доказывания. Без мысли не возможна вообще человеческая деятельность, а без версии - процессуальное доказывание. Но так как сами элементы процесса доказывания тесно переплетаются друг с другом, то технология доказывания выступает как проявление объективных закономерностей действительности. И чем ближе полнота отражения технологии доказывания к отображаемому факту, тем достаточная степень точности, устанавливающая истину по делу.

Мы разделяем точку зрения некоторых авторов, что под уголовно- процессуальным доказыванием в уголовном процессе надо рассматривать два диалектически взаимосвязанных между собою аспекта (см. приложение № 4 на’стр. 212 настоящей работы), где в зависимости от этапа доказывания по уголовному делу на первый план выступают либо доказывание - собирание, проверка и оценка доказательств, либо доказывание - обоснование выводов и решений по делу, к которым приходят органы и лица, осуществляющие доказывание ‘.

Игнорирование такого двойственного понимания уголовно- процессуального доказывания привело к тому,

Джатиев B.C. О противоречиях в российском уголовном процессе. - Владикавказ, 1994. -С II. Машин С.Л Мроб.юмы докачшелылвенного права ‘ Судебная реформа: юридический профессионализм и проблемы юридического образования: Дискуссия. М., 1995. - С. 312.

16»

что структура его как предварительного обоснования истинности знания о виновности ‘ обвиняемого в совершении преступления осталась не исследованной. Между тем, раскрытие содержания элементов уголовно-процессуального доказывания обвинительного тезиса имеет большое практическое значение как для гарантии прав и законных интересов обвиняемого, так и для безупречности, предъявляемого ему, обвинения.

Однако, для исследования презумпции невиновности в уголовно-процессуальном доказывании, необходимо рассмотреть положения, касающиеся каждого элемента процесса доказывания. Но прежде чем перейти к анализу этих элементов, хотелось бы отметить следующее.

Структурные элементы презумпции невиновности, влияющие на окончательное решение следователя, раскрываются в значительной мере на этапе оценки доказательств и обоснования выводов, завершающих доказывание. Тогда как, при осуществлении защитником своей защитительной функции, структура презумпции невиновности проявляется на всех этапах доказывания. Поэтому, нам представляется необходимым исследование вопросов, связанных с деятельностью защитника в процессе доказывания.

Одна из основных особенностей процесса

доказывания - неразрывная связь в нем познавательного и удостоверительного аспектов. При собирании и проверке доказательств это проявляется в том, что обнаружение фактических данных непременно сопровождается их процессуальным закреплением. Но в удостоверительной деятельности нуждается не только обнаружение
имеющих

161

отношение к делу сведений, а в целом весь процесс отыскания истины, в том числе и его внутренняя логическая сторона. Мыслительная деятельность следователя, как и других субъектов уголовно-процессуального доказывания, приобретает процессуальный характер, когда
она

объективизируется, то есть выражается вовне. Только в этом случае их познание для себя превращается в познание для других, и участники уголовного процесса получают возможность реализовывать свои права на участие в уголовно- процессуальном доказывании. У досто верительная деятельность в уголовном процессе без познавательной была бы бессодержательной, а познавательная, в свою очередь, потеряла бы процессуальное значение ‘.

В юридической литературе отмечается некоторая условность самого термина «собирание доказательств» поскольку доказательств в готовом виде в
природе не существует, а следователь, по сути, формирует их.

Придерживаясь синтезированной концепции доказательств, сведения (информация) о фактах прошлого, содержащиеся в определенных источниках, например, показаниях участников уголовного процесса, материальных объектах, заключениях экспертов и т. д., и составляют понятие доказательства. Эти «посредники» позволяют следователю с помощью логической «обработки» делать выводы о доказанности или недоказанности исследуемых фактов
(обстоятельств),

См. например: Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. - Ижевск, 1993. - С. 105-107; Мешеряков Н.Е.. Попова Л.М., Соколова О.В. Использование архивных дел и оперативных материалов при расследовании и раскрытии преступлений. - Калининград, КЮИ МВД РФ, 1998. С. 12-13.

См. например: Хмыров А.А. Основы теории доказывания. - Краснодар, 1981. - С. 25-26; Шейфер С.А. Проблема допустимости доказательств требует дальнейшей разработки “ I ос\дарство и право. - 2001. № 10. - С. 48.

162

характеризующих объективные и субъективные стороны исследуемого события. В свою очередь, эти факты выполняют роль доказательств при переходе доказывания от эмпирического к рациональному уровню, на котором и обосновываются выводы по существу всех юридически значимых вопросов уголовного дела. Поэтому мнение о значительной степени условности термина «собирание доказательств» нам представляется верным, поскольку субъект доказывания, воспринимая различные следы прошлого события с помощью органов чувств, преобразует и сохраняет возникшие в сознании познавательные образы, которые затем могут быть признаны доказательствами.

Таким образом, необходимо говорить о «формировании доказательств» , что следовало бы внести в закон. Следователь не создает фактических данных, а придает им обусловленную законом форму. Поэтому, формирование доказательств - это заключение в законную форму полученной следователем информации. Но, учитывая сложившуюся терминологию, в настоящей работе используется понятие, содержащееся в законе, - «собирание доказательств».

Собирание доказательств понятие комплексное, которое состоит из нескольких этапов. -В процессуальной литературе по-разному определяется классификация элементов процесса доказывания.

Некоторые авторы к процессу собирания доказательств относили поиск, обнаружение и закрепление их 2,
другие -

1 См., например: Шейфер С.А. Следственные действия. -М., 1981.-С. 5.

2 Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами. - М., 1966. - С. 43.

] 63

поиск, получение и фиксацию доказательств ‘. Этот вопрос был исследован и другими учеными \ ‘Нам же представляется, что включение в собирание доказательств их «поиска» относится скорее к технологии, чем к собственно уголовно- процессуальному доказыванию. Поиск доказательств предполагает выдвижение версий, в частности, по их обнаружению. Но динамическое развитие версий присутствует на всем протяжении доказывания, и что будет означать дублирование механизмов следующих этапов процесса доказывания.

На наш взгляд, процесс собирания доказательств образует следующие этапы.

Первый этап - это обнаружение доказательств, которое представляет собой выявление фактических данных, приобретающих в последствии доказательственное значение.

Обнаружение информации о фактах предполагает отыскание различного вида доказательств и получение от него содержания данных. Именно в ходе собирания доказательств следователь получает возможность для непосредственного (например, при проведении осмотра места происшествия) и опосредованного (при допросе свидетелей) познания обстоятельств и фактов, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела и формирования в сознании лиц, осуществляющих уголовно-процессуальное доказывание образов и представлений о них.

1 Орлоп Ю.К Указ. работа. - С. 75.

2 См . например Михайловская И.Б. Уголовно-процессуальные основы деятельности органов внутренних дел. - М., 1968. - С. 62; Шейфер С.А. Указ. работа. – С. 18; Капнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. - Волгоград, 1986. С. 33.

164

Возможность обнаружения доказательств становится действительностью, когда происходит проверка выдвинутых версий путем поиска фактических данных, относящихся к преступлению. Обнаружены могут быть только те доказательства, которые содержат версионную смысловую информацию. И чем шире технология доказывания, тем шире и круг обнаруживаемых доказательств. Презумпция невиновности в данный момент проявляется не в самом процессе обнаружения доказательств, а при построении версий. Конечно, нельзя упрекать следователя за выдвижение, в первую очередь, именно обвинительных версий. Но презумпция невиновности и объективное всестороннее расследование обязывают следователя обнаруживать и оправдывающие доказательства. Хотя, надо отметить, что до возбуждения уголовного дела по факту совершения противоправного деяния, такое требование не выполнимо.

Второй этап - фиксация доказательств, что означает закрепление в установленном законом порядке фактических данных, после чего они приобретают силу доказательств. Фиксация доказательств есть, по сути, удостоверительная деятельность, то есть требование закона к процессуальному оформлению. Это необходимое условие ,их существования в качестве судебного доказательства. Ненадлежащее процессуальное оформление доказательства может повлечь его недопустимость в уголовном судопроизводстве. Но такой подход к фиксации доказательств был бы односторонним, если бы не включал в себя и познавательный характер. Именно он придает доказательству логичность и приближает следователя к истинности знания.

165

Третий этап собирания доказательств включает в себя два взаимосвязанных’ элемента: изъятие и сохранение доказательств. Эти элемента преследуют практически одну и ту же цель: обеспечение возможности их использования для доказывания. Отличие заключается в том, что изымаются в большинстве случаев не сами доказательства, а носители доказательственных свойств первоначальных доказательств. Сохранение же предполагает принятие мер по сохранности как самих доказательств, так и отображаемых ими объектов.

И последний этап - получение следователем и, в одной связи с этим, представление участниками процесса доказательств.

В последнее время активно стал дискутироваться вопрос о возможности использования материалов в качестве доказательств, добытых в результате оперативно-розыскной или частной детективной деятельности. Принятыми законами «Об оперативно- розыскной деятельности в Российской Федерации» от’13 марта 1992 г., Федерального закона «Об оперативно- розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г.. Закона «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» от 11 марта 1992 г. во многом приподнята завеса секретности в области правоохранительной деятельности. Хотя, надо отметить, что степень секретности всегда была достаточно относительна. Известны многочисленные публикации с так
называемыми секретными эмпирическими

Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. - 1992. № 17. - Ст. ст. 888, 892; № 33. - Ст. ст. 1912: Собрание законодательства Российской Федерации. - 1995. № 3. - Ст. 143; № 15. - Ст. 1269.

166

данными . Появились выработанные на основе проведенных исследований рекомендации о возможных методах получения и использования различных оперативных данных в качестве чоклзптечьств по уголовном}’ дел}’ ‘. Главным условием при этом ставится возможность проверяемости источников доказательственной информации, его доброкачественность.

11адо отметить, что представление результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд производится на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность . Однако эти материалы могут быть не только представлены, но и истребованы из оперативных подразделений по инициативе названных органов. Норма, предоставляющая им такое право, включена в проект УПК РФ 4.

Одним из проявлений действия презумпции невиновности на этапе собирания доказательств является представление доказательств защитником.

’ Защитник должен стремиться к тому, чтобы собрать, исследовать и представить следователю фактические данные, отвечающие требованиям относимости и допустимости доказательств. Но его участие в этом процессе ограничено предметом защиты прав и
интересов подзащитного. Мы

’ См. например: Томин ВТ. Острые углы уголовного судопроизводства. - М., 1991. - С. 73-75; Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. - М., 199|. -С. 36-41.

1 См. например: Безлепкин Б.Т. Проблемы уголовно-процессуального доказывания // Советское государство и право. - 1991. № 8; Давлетов А., Семенцов В. Оперативная видео- и звукозапись // Социалистическая законность. - 1991. № 1 1; Доля Е. Использование результатов оперативно-рп-шскмоП леязезыюстц п холе локазывания по уголовным делам ‘/ Советская юстиция. 1993. № 3.

Собрание законодательства Российской Федерации. - 1995. № 33. - Ст. 3349. 4 Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации. Проект / Л.Б. Алексеева, ММ. liiwpuH. B.I I Божьей. и др. Юридический вестник. - 1995. №31. - Ст. 80.

167

согласны что, участвуя в процессе исследования, защитник не всегда ставит перед собой задачу обнаружения истины в полном объеме ‘.

Конечно, деятельность защитника всегда в определенном отношении односторонняя. Это участник процесса, выясняющий только оправдывающие или смягчающие обстоятельства и доказывающий истинность отдельных обстоятельств. В связи с этим, можно было бы сказать, что действие презумпции невиновности, с одной стороны, не распространяется на защитника, так как от него не требуется достижение истины, а значит его подзащитный, в определенной мере, остается для него в подозрении. Но, с другой стороны, презумпция невиновности распространяется на обвиняемого, который и предлагает позицию защиты, направленную на его невиновность.

Самостоятельно защитник не уполномочен принимать каких-либо процессуально значимых решений по собиранию доказательств. Но он активно участвует в процессе доказывания, предоставляя доказательства либо присутствуя при их собирании.

Высказанная точка зрения Ю.И. Стецовским еще в начале 80-х годов, о том, что материалы, полученные адвокатом-защитником, становятся доказательствами лишь после их приобщения к делу и обычно должны быть проверены следователем путем проведения следственных действий 2, актуальна и сегодня.

Пока некоторые ученые в области оперативно-розыскной
деятельности говорят о сходстве частной

1 Вомкоп А.Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. - М., 1978. - С. 114.

2 Степопскпп Ю.И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. - М., 1982. С. 60.

168

деюкпшноп деятельности с ОРД и ставят вопрос об

обеспечении конфиденциальности’ устремлений защитника, последние выработали свой способ представления доказательств и наделения их законной силой.

Так, по уголовному делу проходила обвиняемая Н. -жена потерпевшего, которой вменялось причинение тяжкого вреда здоровью своему мужу гражданину Т. Обвиняемая Н. утверждала, что ее муж, в ночь совершения преступления, пришел домой с уже имеющимися телесными повреждениями и, учинив скандал с ней, сам вызвал работников милиции, заявив, что это сделала его жена.

Защитник гражданки Н., выяснив, что потерпевший состоит в интимных отношениях с другой женщиной, предположил правдивость версии обвиняемой. С тем, чтобы выяснить подробнее мотив действий потерпевшего, он познакомил подзащитную с частным детективом, который заключил с ней контракт на оказание детективных услуг. Вся собранная информация была передана следователю через частного детектива, которого по ходатайству обвиняемой признали свидетелем защиты 2.

Конечно, при тенденциозном ведении расследования, при наличии профессиональной деформации следователя, имеются условия (п. 7 ст. 3 Закона о детективной деятельности) для создания перед защитником через детектива препятствий для сбора нужной информации. Но закрепление порядка истребования и предоставления материалов,
полученных в

См.. например: Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и чакошюсть Н Нонгороч. 1945. 3 Архив 1 Курильского городскою супа. Дело № 124 / 57 от 06.02.2000г.

169

процессе частной детективной деятельности не в ведомственных нормативных актах, а в УПК РФ не только усилит, но и детализирует данную ситуацию.

Нельзя согласиться с тем, что «собирать доказательства защитник вправе только в порядке исключения, а не правила» ‘. Указание ст. 51 УПК РСФСР о том, что защитник обязан использовать все указанные законом средства и способы для защиты интересов граждан и организаций, обратившихся к нему за юридической помощью, нацеливают защитников на их активную процессуальную деятельность по собиранию доказательств. Чтобы их деятельность в этом направлении была процессуально определеннее, мы считаем, необходимо в УПК РФ закрепить конкретные способы собирания доказательств и формы их фиксации. В противном случае вопрос собирания доказательств защитником будет оставаться дискуссионным, с доминирующим правом лишь представлять доказательства (ст. ст. 51, 70 УПК РСФСР). Несомненно, что процесс собирания доказательств защитником должен завершаться получением или неполучением тем или иным предметом или документов статуса доказательства.

В связи с этим, собирание доказательств как элемент процесса доказывания представляет собой производство субъектами уголовно- процессуального доказывания действий, направленных на обнаружение, фиксацию, изъятие и сохранение, а также получение доказательств, имеющих значение для правильного разрешения
уголовного дела,

1 Фаткуллин Ф.Н., Зинатуллии 3.3., Аврах Я.С. Обвинение и шиита по уголовным делам. Качаш.. 147ft. Г. 133.

170

включая действия подготовительного и обеспечительного характера.

Вторым уровнем процесса доказывания выступает проверка доказательств. Как правильно отмечал А.Р. Белкин «собирание доказательств не является самоцелью, они нужны для оперирования ими, для доказывания» ‘. В юридической литературе нередко проверку доказательств называют исследованием, что, на наш взгляд, несколько сужает сущность данного понятия “. Мы полагаем, что это два отдельных, но взаимосвязанных элемента, отличие которых заключается в том, что проверке доказательств предшествует исследование их. Не стоит отказываться от традиционного понятия проверки

доказательств, заменив одну и ту же сущность другим названием. Необходимо в комплексе рассматривать эту деятельность, так как именно на этом этапе происходит нарастание степени уверенности в выдвинутом следователем тезисе, как правило в обвинительном.

Проверка доказательств тесно переплетена с их собиранием и оценкой. Собирание одних доказательств - это проверка других и только лишь при получении других доказательств можно осуществить проверку первоначальных. Мы считаем обоснованной точку зрения ? авторов, которые относят проверку доказательств к самостоятельному элементу процесса доказывания 3. Конечно, она органически сочетает

’ Белкин АР. Теория доказывания. - М., 2000. - С. 176. “ Орлов Ю.К. Указ. работа. - С. 77.

3 См. например: Ларин A.M. Расследование по уголовному делу, процессуальные функции. - М.. 1986. С. 19; Валяев А.И. Проверка доказательств как самостоятельный элемент процессуального доказывания / Актуальные проблемы судоустройства, судопроизводства и прокурорского надзора. - М., 1985. - С. 108-109; Маслов А.Г. Проверка доказательств - средство обеспечения законности в уголовном судопроизводстве / Вопросы уголовного процесса. - Саратов, 1989. -Вып. 4. - С. 42-45

171

мыслительную, оценочную деятельность, заключающуюся в анализе доказательства в отдельности и сопоставлении его с другими источниками, а также практическую деятельность по собиранию новых доказательств. Но для того, чтобы процесс доказывания обеспечил выполнение цели уголовного судопроизводства, он должен быть внутренне организованным, то есть взаимосвязанным с технологией доказывания. Именно выдвижением версий и основанным на них планированием расследования обосновывается и собирание, и проверка доказательств.

Действие презумпции невиновности на данном этапе доказывания обязывает следователя провести проверку и обвиняющих, и оправдывающих доказательств. Но проблема видится не в том, какие доказательства будут проверены следователем, а в наличии оправдывающих доказательств к моменту проверки. В этом аспекте с презумпцией невиновности связана технология доказывания. Именно выдвижение версии, основанной на презумпции невиновности, позволяет следователю вероятную степень данного суждения при проверке и оценке его перевести в достоверный факт или в факт не нашедший своего подтверждения. Первичным же импульсом для выдвижения всех версий,- как обвиняющих, так и оправдывающих, для следователя является характеристика установки правосознания. В целом необходимо, чтобы вся технология доказывания следователем была построена на его правосознании презумпции невиновности.

Законодательное закрепление проверки доказательств не вполне удачно. Все собранные по делу доказательства подлежат тщательной,
всесторонней и обоснованной проверке,

так скачано в ч. 3 ст. 70 УПК РСФСР. Складывается впечатление, что проверке подлежат уже «собранные» доказательства, так как законодатель свячывает начало проверки с моментом окончания собирания всех доказательств. С предложением ичменить эту норму на «собираемые» доказательства ‘ также нельзя полностью согласиться, поскольку проверке будет подлежать только «собираемые» доказательства, а уже собранные в такой проверке не будут нуждаться. Поэтому в законодательстве вряд ли есть необходимость вообще устанавливать момент осуществления проверки. Достаточно убрать из нормы закона слово «собранные» и оставить: «все доказательства подлежат тщательной, всесторонней и объективной проверке».

Логическим продолжением проверки доказательств является их оценка. В определенном плане этот вопрос, был нами, затронут в предыдущем параграфе. Здесь же нам хотелось более подробно рассмотреть положения, относящиеся к оценке достоверности доказательств и следователем, и защитником, так как это один из последних «импульсов для вынесения обвинительного заключения, а также построения правильной линии защиты» 2.

Интерес к оценке доказательств • в России стал проявляться в связи с судебной реформой 1864 г., которой был введен суд присяжных и Россия стала причастной к свободной оценке доказательств по внутреннему убеждению, практикуемой в англосаксонской системе
права.

Доля Е.А. Проверка доказательств в российском уголовном процессе (стадия федварительного расследования) //11равоведение. - 1994. № I. - С. 56. Досиуюн 1.1 . Оитпмтаиня предварительною следствия. - Алма-Ата, 1984. - С. %.

Очень ярко оценил, принятые судебные уставы, А.Ф. Кони -«плод возвышенного труда, ‘ проникнутого сознанием сое ишшелей об их ответственности перед Россией, жаждой осуществления правосудия в его действительном значении» ‘. Однако проблема оценки доказательств оставалась существовать и у «дореволюционных» юристов 2, и существует в настоящее время. Это не случайно, поскольку оценка доказательств представляет собой одну из самых сложных этапов доказывания, так как ошибка в ее оценке ведет к необоснованному осуждению невиновных лиц. Конечно, нельзя говорить о том, что только оценка доказательств влияет на объективное решение следователя. Но только при оценке доказательств следователь приходит к однозначному обоснованному выводу, имеющему значение для дела.

Придерживаясь традиционной сущности понятия оценки доказательств, как логическому, мыслительному процессу определения роли собранных доказательств *, мы считаем, что в ‘ оценку доказательств входит и правосознание, и внутреннее убеждение субъектов доказывания. Поэтому оценку доказательств мы определяем как «мыслительную деятельность субъектов доказывания, осуществляемую в соответствии с законом на основе правосознания и внутреннего убеждения, направленную на определение
относимости, допустимости,

’ Кони Л.Ф. Судебные Уставы 1864г. Петроград, 1914. С. 5.

” См., например: Викторский СИ. Русский уголовный процесс. - М., 1912, 1997; Розин H.H.

Уголовное сулопроизволство. СПб., 1910; Случевский В.К. Учебник русского уголовного

процесса. - СПб.. 1898; Люблинский П.И. Новая теория уголовного процесса. -СПб, 1916.

’ См. например: Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. - М., 1999. - С. 140; Лупинская

П.А. Оценка доказательств / Уголовно-процессуальное право. - М., 1997. - С. 156; Кузнецов

11.11. Уiодовный процесс: доказывание и доказательства. - Воронеж, 1995. - С 223.

174

достоверности и достаточности в их совокупности для достижении цели по уголовному делу».

Удачно оценка доказательств отражается в проекте УПК РФ, принятом Государственной Думой в первом чтении 6 июня 1997 г. Примечательно, что в статье 20 проекта УПК РФ оценка доказательств осуществляется, «руководствуясь законом и совестью ». Впервые на законодательном уровне применяется понятие, относящиеся к морали. Еще в 1992 г. Ю.А. Ляхов отстаивал развитие судебно-правовой реформы как 1уманизацию всей правовой системы. «Именно гуманизация позволит перейти к качественно новому праву, покончить со старой правовой системой, которая по преимуществу была карательной, запретительной, исходившей из примата интересов государства над личностью» 2. Гуманическим уголовный процесс становится тогда, когда в нем оптимально учитываются и обеспечиваются общественные интересы и законные интересы и права личности . А это в свою очередь возможно, когда законодатель будет заботиться не о процессе борьбы с преступностью, а об изменении и формировании нового правового сознания не только следователей и каждой личности общества.

В юридической литературе очень внимательно исследованы вопросы, касающихся таких свойств доказательств,

1 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. - http:
Wsearch.rambler.ruWsgi-

bmwi’amblei_seai*cn’...

Ляхов Ю.А. Новая уголовно-процессуальная политика: Монография. - Ростов-на-Дону, 1992 -

С. 17.

’ Ляхов Ю.А. СУЩНОСТЬ и тенденции развития уголовно-процессуальной политики Российской

Федерации. Автореф. дне. … доктор, юрил. наук. СПб., 1994. С. 15.

175

как достоверности, допустимости, достаточности . Но практическое применение этих исследований будет иметь место тогда, когда будет получен ответ на вопрос, каким образом в доказывании достигается достоверность знания, как совершается переход от вероятности к достоверности. Само понятие достоверность доказательств должно включать два момента: объективный - свойства и количество доказательств, и субъективный - внутреннее убеждение лица, оценивающего ло доказательство. Поэтому, связывая оценку доказательств с действием презумпции невиновности, существенное влияние на принятие решения оказывает внутреннее убеждение.

Субъективное отражение объективного мира неразрывно связано, с интересами человека. Возникновению убежденности следователя в виновности обвиняемого предшествует накопление фактических данных, подтверждающих эту виновность. Однако такая убежденность следователя является доказанным знанием для одного его, тогда как цель познания достигается убеждением окружающих в достоверности собственного знания. В ‘ связи с этим, справедливо рассматривать внутреннее убеждение не только как метод оценки, но и как ее результат.

Несмотря на то, что внутреннее убеждение категория субъективная, но она должна иметь объективное основание. Скорее не просто объективное, а логическое обоснование. Но формируется внутреннее убеждение на подсознательном уровне, не сводящемся к
формально-логическим выводам,

1 См.. например: Гришина Е.П. Достоверность доказательств и способы ее обеспечения в чго.импюм промессе Лвтореф. лис … канд. юрил. наук. М . 1906’. Шекшчева О II. Вероятность и достоверность в уголовно-процессуальной деятельности органов предварительного расследования. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1998г.

176

несмотря на то что, на него оказывают влияние объективные факторы.

Согласно ст. 71 УПК РСФСР следователь оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела. Но, если бы это происходило таким образом, то защитники выполняли бы роль «статистов», и ни о каком, тем более, параллельном расследовании вопрос не возникал. Конечно, закон обязывает субъекта оценки перед принятием решения тщательно и внимательно изучить все материалы дела. Но никто не может ограничить следователя в ею выборе линии расследования. Кроме того, при обосновании решения, следователь не вправе ссылаться на свое внутреннее убеждение. Он мотивирует свой вывод объективно существующими данными по делу. Значит, внутреннее убеждение играет роль при первоначальном выборе позиции, например, до возбуждения уголовного дела. В последующем внутреннее убеждение или усиливается собранными обвинительными доказательствами, или следователь, продлением срока предварительного расследования, будет искать эти обвинительные доказательства. При оценке доказательств внутреннее убеждение, уже сформированное на предыдущих этапах, носит собирательный характер и, на наш взгляд, выступает как результат всего процесса доказывания. Поэтому опровержение презумпции невиновности следователем носит динамический характер при оценке доказательств в сторону уменьшения.

Безусловно, презумпция невиновности, как

законодательная норма влияет на внутреннее убеждение следователя,
но только через его правовое сознание, что

177

было уже нами рассмотрено. С другой же стороны, следствия, вытекающие из презумпции невиновности, имеют к логике доказывания прямое отношение. Они выступают в форме правовых предписаний, нарушение которых рассматривается как основание для отмены приговора, возвращения дела на дополнительное расследование или его прекращение.

Мы не можем удержаться от реплики по поводу мнения о том, что презумпция невиновности в доказывании действует только в тех случаях, когда «достоверное знание оказывается не достижимым, когда истина не может быть установлена. … Применение презумпции невиновности -это метод принятия решений за неимением лучшего, когда просто нет другого выхода» ‘. К этому можно прибавить еще более жесткое высказывание: «Презумпция невиновности должна быть более интенсивной там, где мы разговариваем с приличными людьми, но не той массой подонков и дегенератов…» \ Мы думаем, что отождествление права и справедливости в сознании общества не произошло по причине существования именно таких и подобных им точек зрения.

Абсолютно по иному происходит оценка доказательств защитником. Специфика действия презумпции невиновности на адвоката-защитника проявляется в том, что он вправе при обосновании своей позиции акцентировать внимание лишь на доказательствах, свидетельствующих об отсутствии виновности подзащитного. Но его суждение о качестве доказательств тогда

’ Орлж Ю.К. Ука-J. работа. - С. 97. Олькон С.Г. Указ. работа. -С. 60.

178

приобретает качество доказательства, когда они становятся дос [>иными для восприятия. В данном аспекте и отличается деятельность следователя от защитника. Любое рассуждение следователя можно опосредовать через процессуальный документ, в отличие от деятельности защитника. Односторонность удостоверительной деятельности нельзя понимать так, что защитник может вообще игнорировать доказательства, порочащие обвиняемого.

Можно с уверенностью сказать, что защитник должен защищать все интересы подзащитного не противоречащие закону. И в данном случае вопрос о презумпция невиновности обвиняемого перестает оказывать свое влияние на адвоката-защитника. Если обвиняемый говорит о своей невиновности, то защитник своими действиями не должен показывать обратное. Выявление лишь обстоятельств, смягчающих ответственность обвиняемого, который показывает о своей невиновности, означает, что защитник оспаривает оправдательное доказательство, а это, по сути, нарушение презумпции невиновности, отказ от защиты и переход на сторону обвинения.

Надо сказать, что постановка вопроса об отношении защитника к презумпции невиновности его подзащитного, мы считаем, некорректной. Защитник - это лицо, отстаивающее интересы обвиняемого. Линия защиты обвиняемого от предъявляемого ему обвинения есть позиция защитника. Поэтому, мы разделяем высказывания тех авторов, которые говорят, что «правовым и
нравственным началом защиты

179

должен быть принцип презумпции невиновности» . И все же этим началом он должен быть не только для защиты, но и для обвинения, в первую очередь.

Здесь возникает вопрос о том, вправе ли защитник представлять следствию доказательства, в достоверности которых он сам не убежден, которые считает сомнительными. Разумеется, заведомо ложных доказательств защитник не вправе представлять никому. Но если доказательство сомнительное, о нем нельзя сказать категорично, достоверно оно или нет, но оно в какой-то мерс может служить установлению благоприятных и опровержению неблагоприятных для подзащитного обстоятельств. В таком случае, защитник обязан представить такое доказательство следствию. Ведь если не установлено, что это доказательство достоверное, то не установлено и то, что оно недостоверное, ложное. Значит, его необходимо проверить, пока сомнение не будет устранено.

В связи с этим, роль презумпции невиновности в механизме достижения достоверного знания при оценке доказательств может выражаться в следующем:

  • выбор и оценка источников информации, их свойств. “Это свидетельствует о первой ступени истинности доказывания - степени всесторонности, полноты и объективности;

  • оценка способа и обстоятельств получения источником этой информации. Если отсутствуют обстоятельства, вызывающие сомнение, то это определяет вторую ступень

’ Франинфоров Ю.В. Обвинение как средство обеспечения прав и законных интересов обвиняемого в уголовном судопроизводстве. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1498. -С. 9.

180

истинности;

  • оценка логического обоснования внутреннем убеждением. Если эти две составляющие совпали по качественной характеристики, то мы достигли достоверного знания.

Таким образом, требования предъявляемые к оценке доказательств по внутреннему убеждению могут быть сведены к следующему:

I. Закон гарантирует отсутствие заранее установленных правил о силе и значении отдельных доказательств. Доказывание происходит на основе внутреннего убеждения.

  1. Закон обязывает субъекта доказывания к осуществлению процессуальной деятельности, на основе которой формируется внутреннее убеждение.

  2. Каждый субъект доказывания обязан мотивировать свой вывод или решение в соответствии с нормами закона.

Заканчивая данный параграф, хотелось бы сказать, что проблемы доказывания неисчерпаемы. Это объясняется тем, что доказывание пронизывает всю уголовно-процессуальную деятельность, порождая разносторонний, многоплановый характер исследований.

Настоящее положение с презумпцией невиновности в российском уголовном процессе, а значит и в процессе доказывания, очень похоже на ситуацию 1954 г., когда в Вене на международной конференции советский представитель заявил, что «презумпция невиновности является одним из основных принципов советского уголовного процесса и малейшие ее нарушения пресекаются. В то же самое
время

181

презумпцию невиновности в России объявляли буржуазным пережитком и отвергали…» .

В государстве по существу произошла смена формаций. Это не могло не повлечь кардинальных изменений во всех сферах общественной жизни. Особенно актуальной становится проблема защиты личных прав в процессе доказывания. Давно назрел вопрос о принятии нового уголовно-процессуального кодекса, который все же прошел острые баталии, и был принят Государственной Думой РФ во втором чтении. Но неизменной остается одна проблема, - каким образом будет реализовываться по нормам УПК РФ презумпции невиновности при доказывании основного вопроса уголовного процесса.

1 Ляхов Ю.А. Новая уголовно-процессуальная политика: Монография. - Ростов-на-Дону. 1992. С. 79-80.

182

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы.

Презумпция невиновности - это одно из основных понятий уголовного процесса, закрепляющая невиновность лица до тех пор, пока обратное не будет доказано в законном порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

В уголовно-процессуальном праве презумпция

невиновности является необходимым элементом механизма правового регулирования, обеспечивающим реализацию целей и задач уголовно-процессуальной деятельности.

Конституция РФ и УПК РСФСР содержат формулировку презумпции невиновности, существенно отличающуюся от международных стандартов. Согласно российскому

законодательству право обвиняемого быть судимым

в

соответствии с принципом презумпции невиновности превращается в обязанность, так как презумпция невиновности может быть опровергнута только приговором суда.

Причина игнорирования должностными лицами правоохранительных органов презумпции невиновности заключается в ее сущности: объективное правовое положение, как требование закона, обращено ко всем гражданам, а значит ни к кому в частности, за исключением, пожалуй, обвиняемого и, в определенной степени, его защитника. Разделение презумпции невиновности на две формы: общегражданскую и уголовно-процессуальную позволяет устранить данное противоречие.

Одной из форм презумпции невиновности выступает общегражданская презумпция невиновности - каждый гражданин, обвиняемый в совершении преступления, считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Уголовно-процессуальная презумпция невиновности состоит в том, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным до момента процессуального оформления органами расследования, прокурором и судом своего окончательного вывода о виновности обвиняемого.

Презумпция невиновности, выступая основой правового сознания следователя при оценке доказательств, формирует внутреннее убеждение. Внутреннее убеждение состоит из двух элементов: объективного (совокупность доказательств и

требование закона, предъявляемых к ним) и субъективного (личного, собственного мнения следователя по существу уголовного дела).

Причиной профессиональной деформации сознания следователя выступает отсутствие устойчивой положительной мотивации связи «правовая идеология - сознание субъекта», а также существования в российском уголовном-процессе элементов обвинительного уклона.

Категория «принцип» характеризуется следующими признаками: выраженность в нормах закона; значимость для всего уголовного процесса; распространенность на все стадии уголовного процесса; самостоятельность; определенность идеологического содержания и политической идеи государства.

184

Критерием последовательности принципов в системе выступает степень взаимосвязи задач уголовного процесса с процессуальным положением обвиняемого (подозреваемого).

В систему принципов уголовного процесса входят: презумпция невиновности, законности, состязательности, осуществления правосудия только судом. Основные положения, составляющие указанные принципы, определяют связь каждого из них с презумпцией невиновности.

При реализации презумпции невиновности в разрешении доследственных ситуаций мотивация следователя определяется ситуационным подходом к имеющимся фактам по уголовному делу. При возбуждении уголовного дела у следователя возникает предположение, носящее вероятностных характер по вопросу существования фактических данных, указывающих на признаки преступления. В связи с чем, для принятия решения о возбуждении уголовного дела достаточно установить признаки преступления.

В диссертационном исследовании нами предложено дополнение в ст. 109 УПК РСФСР, связанное с определением исключительного случая для продления срока рассмотрения заявлений и сообщений о преступлении.

При возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица предложены дополнения ст. ст. 52, 112 УПК РСФСР. Статью 52 УПК РСФСР дополнить следующим положением: «Подозреваемым признается лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело и вынесено постановление о привлечении в качестве подозреваемого на стадии возбуждения уголовного дела». Дополнить статью 112 УПК РСФСР - «Копия постановления о возбуждении уголовного дела и постановления

о привлечении в качестве подозреваемого немедленно направляется прокурору и лицу, в отношении которого возб>ждае1См уголовное дело».

Комплексное исследование презумпции невиновности в отношении подозреваемого и обвиняемого позволило выявить противоречие статей 46, 52, 90, 148 УПК РСФСР. Этот вопрос разрешается предложенным дополнением ст. 52 УПК РСФСР, а также дополнением ст. 90 УПК РСФСР - «Если в течение 10-ти суток не будет предъявлено обвинение, тогда органы дознания, следователь, прокурор выносят постановление о снятии подозрения с данного лица».

Выводы следователя о виновности лица при привлечении его в качестве обвиняемого носят вероятностный характер и приобретают степень достоверности только при вынесении обвинительного заключения. При этом для следователя опровергается уголовно-процессуальная презумпция

невиновности.

При анализе института содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых лиц, предлагается изменение ст. ст. 96, 150 УПК РСФСР. Статью 96 УПК РСФСР изложить в следующей редакции: пункт 1 - «Содержание под стражей как мера пресечения может применяться в отношении обвиняемого при наличии достаточных доказательств в совершении преступления, отнесенного к категории тяжких и особо тяжких преступлений»; пункт 3 - «Право давать санкцию на арест принадлежит суду по ходатайству следственных органов и прокуратуры путем выдачи постановления (приказа, ордера) об аресте. Судья, санкционировавший арест, не имеет права рассматривать дело по существу». Ст. 150 УПК РСФСР дополнить

186

следующим положением: «Если обвиняемый согласен и желает дать показания, следователь обязан допросить его после предъявления ему обвинения».

Доказывание состоит из двух взаимосвязанных элемента: технологии и процесса. Технология доказывания - это построение, динамическое развитие и обоснование следственных версий в процессе доказывания. Процесс доказывания - это собирание, проверка, оценка доказательств и обоснование выводов по уголовному делу.

Собирание доказательств определяется следующими этапами: обнаружение, фиксация, изъятие, сохранение и получение доказательств. Доказательства, представленные защитником равнозначны доказательствам, полученным из других источников.

Проверка доказательств защитником может производиться путем параллельного расследования, в связи с чем нами предлагается закрепить в УПК РСФСР способы собирания и формы фиксации доказательств защитником.

При исследовании законодательного закрепления проверки доказательств предлагается изменить п. 3 ст. 70 УПК РСФСР: «Все доказательства подлежат тщательной, всесторонней и объективной проверке».

Оценка доказательств - это мыслительная деятельность субъектов доказывания, осуществляемая в соответствии с законом на основе правосознания и внутреннего убеждения, направленная на определение относимости, допустимости, достоверности и достаточности в их совокупности для достижения цели по уголовному делу.

IS7

Оценка доказательств защитником носит односторонний характер, проявляясь лишь в доказательствах, подтверждающих отсутствие виновности подзащитного.

Механизм достижения достоверного знания при оценке доказательств выражается в выборе и оценке источников информации; в оценке способа и обстоятельств получения информации; в оценке логического обоснования внутренним убеждением.

Презумпция невиновности выражает связанность и ограничение государства, прежде всего, правовыми законами, в основе которых лежит нравственная идея справедливости и гуманизма. Презумпция невиновности приобретает значение морали правового регулирования.

IKS

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.

I. Нормативные акты

Конституция Российской Федерации. М.: Новая школа, 1995. Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948г. // Основные международные документы. М.: Юридическая литература, 1990.

Европейская Конвенция «О защите прав человека и основных свобод» от 4 ноября 1950г. Страсбург, 1996.

Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966г. //Основные международные документы. М.: Проспект, 1990.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. М: НОРМА, 2001. Кодекс
РСФСР «Об административных правонарушениях». М.: Юридическая литература, 1999.

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь. - СПб.: Юридический центр «Пресс», 2001. - 600 с.

Уголовно-процессуальный кодекс Франции. // Пер. Л.В. Головко. М., 1996.-314 с.

Устав уголовного судопроизводства (от 20 ноября 1864г.) //В кн. Уголовно-процессуальный кодекс России: Сборник нормативных актов и документов. / Под ред. В.А. Панюшкина. Воронеж: Изд. Воронежского государственного университета, 1998.

.Закон РФ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации и другие законодательные акты

189

Российской Федерации» от 9 марта 2001г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001, № 11

11.Закон РФ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995г. //Ведомости съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1995, № 14 /в ред. от 09.03. 2001.

12.Закон РФ «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991г. //Ведомости съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1991, №22/в ред. от 06.06.1995.

13.Закон РФ «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» от 11 марта 1992г. //Ведомости съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992, № 33.

14.Закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» от 13 марта 1992г. //Ведомости съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992, № 17.

15.Закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995г. //Ведомости съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1995, № 3, 15.

16.Приказ МВД СССР № 415 от 11 ноября 1990 года «О неотложных мерах по улучшению деятельности следственных аппаратов органов внутренних дел» и утверждение Инструкции «Об организации деятельности следственных подразделений внутренних дел». М., 1990.

190

II. Специальная литература

17.Алексеев В.В. Типичные уголовно-процессуальные ошибки при разрешении информации о преступлениях // Вопросы укрепления законное™ в уголовном судопроизводстве в свете правовой реформы. - Москва-Тюмень, 1995. - С. 64-66.

  1. Алексеев Н.С. Общая теория права. - М., 1982. - Т. 2. - 234 с.

19.Алексеев Н.С, Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. - Воронеж: Изд-во Воронежского Государственного университета, 1980. - 251 с.

  1. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. - М.: «Проспект», - 1999.
  • 530 с.

21.Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. - М.:

НОРМА, 2001.-752 с. 22.Анкере Э. История европейского права. - М., 1991. - 397 с. 23. Аристотель. Политика. М.: М. и Сабашниковыхъ, 1911

/ Перевод С.А. Жебелева, СИ. Радциг. - М.: Мысль, 1997.

  • 460 с.

24.Баев О.Я. Тактика следственных действий. - Воронеж, 1995.

-221 с. 25.Баранов П.П. Профессиональное правосознание работников ОВД.

-М., 1991.-53 с. 26.Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование

преступлений. - М.: Юрид. лит., 1991. - 205 с. 27.Везлепкин Б.Т. Проблемы уголовно-процессуального

доказывания // Советское государство и право. - 1991. № 8. -

С. 24-26. 28.Беккариа Ч. Рассуждения о преступлении и
наказании.

  • Спб., 1803 // В кн. Н.Е. Пантелеева «Великие мысли прошлого». -М., Наука. 1997.-461 с.

191

29.Белкин А.Р. Теория доказывания. Научно-методическое пособие.

-М: Норма, 2000. -429 с. 30.Белкин Р.С. Криминалистика:
проблемы, тенденции,

перспективы. От теории к практике. Т. 1. - М., 1987. - 197 с. 31 .Боботов СВ. Правосудие во Франции. - М., 1994. - 198 с. 32.Бойков А.Д.
Проблемы развития российской прокуратуры

(в условиях переходного периода) // Законность. - 1998. № 7. -

С 17-19. 33.Большая советская энциклопедия. / Под общ. ред. А.П. Горкина. -

СПб.: Книгоизд., 1992. - Т. 14. - 794 с. 34.Бородин СВ. Рассмотрение судом уголовных дел об убийствах. -

М : Юрид. лит.. 1964. -211 с. 35.Быков В.М. Принципы уголовного процесса по Конституции РФ

1993 года // Российская юстиция. - 1994. № 8. - С 7-9. 36.Васильева Л.М. Проблемы истины в современном российском

уголовном процессе. - Краснодар, 1998. - 152 с. 37.Владимиров Л.Е.
Учение об уголовных доказательствах. -

Харьков, 1988.- 158 с. 38.Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. -

Ростов-на-Дону, 1995. -311 с. 39.Власов В.И. Расследование преступлений. Проблемы качества. -

Саратов, 1988.-69 с. 40.Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном

процессе. - Тюмень, 1999. - 173 с. 41 .Волчецкая Т.С. Субъекты
реализации принципа презумпции

невиновности / Принцип презумпции невиновности и его

значение на современном этапе / Под ред. Т.С. Волчецкая. -

Калининград: Изд-во КГУ, 2001. - С. 8-1 1.

192

42.Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия: Монография.

/ Под ред. проф. Н.П. Яблокова. Москва; Калинингр. ун.-т. -

Калининград, 1997. -248 с. 43.Волчецкая Т.С. Моделирование криминальных и следственных

ситуаций. Учебное пособие / Калинингр. ун-т. - Калининград,

1994.-47 с. 44.Волчецкая Т.С. Ситуационный подход в
практической и

исследовательской криминалистической деятельности. Учебное

пособие. Изд. 2-е. - Калининград, 2001. - 74 с. 45.Волчецкая Т.С.
Современные проблемы моделирования в

криминалистике и следственной практике. - Калининград, 1997. -

95 с. 46.Всеобщая история государства и права / Под ред. К.И. Батыра. -

М.: Юристъ, 1998.-455 с. 47.Выдря М.М. Расследование уголовного
дела - функция

уголовного процесса // Советское государство и право. - 1980.

№9.-С. 22-23. 48.Гамчен Д. Путеводитель по европейской конвенции о защите

нрав человека. – Страсбург, 1994. / Пер. К.Н. Сергеевой. - М.:

Юристъ, 1995.- 120 с. 49.Гегель Г.В.Ф. Феноменология духа // Пер. Г. Шнета. - СПб.:

Наука, 1994.-Т. 4. -443 с. 50.Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном

процессе Франции. - М.: Спарк, 1995. - 130 с. 51.Гранат Н.Л. Основы обеспечения законности на предварительном

следствии. - М., 1988. - 64 с. 52.Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления органами

внутренних дел. - Ташкент. ТВШ МВД СССР, 1986. - 49 с.

193

5 З.Громов Н.А., Францифоров Ю.В. Правоприменительная

деятельность органов предварительного расследования,

прокуратуры и судов. - М: ПРИОР, 2000. - 160 с. 54.Грошев А.В. Уголовный закон и правосознание. – Екатеринбург,

1994.-70с. 55.Грузд Б. Правило Маслова // Российская юстиция. - 2000. № 10. -

С. 7-8. 56.Гуськова А.П. Личность обвиняемого как социально- правовая

категория // Материалы научно-практической конференции. -

Москва-Тюмень, 1995. - С. 46-48. 57.Гуценко К.Ф. Основы
уголовного процесса США. Учебное

пособие. - М. МГУ, 1993. - 207 с. 58.Давлетов А., Семенцов В.
Оперативная видео- и звукозапись

// Социалистическая законность. - 1991. № 11. - С. 3 1 -33. 59.Демидов
И.Ф. Принципы советского уголовного процесса.

Курс советского уголовного процесса: Общая часть / Под ред.

А.Д. Бойкова, И.А. Карпеца. - М.: Юрид. лит., 1989. - 638 с. бО.Джатиев
B.C. О противоречиях в российском уголовном

процессе. - Владикавказ, 1994. - 137 с. 61 .Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса.

  • М.: Юридическая литература, 1971. - 199 с. 62. Доля Е.
    Использование результатов оперативно-розыскной

деятельности в ходе доказывания по уголовным делам //

Советская юстиция. - 1993. №3.-С. 12-15. бЗ.Доспулов Г.Г.
Оптимизация предварительного следствия. -

Алма-Ата.: Наука, 1984. - 192 с. б4.Духовский М.В. Русский уголовный процесс. - М., 1908. - 448 с. 65.Ефимов В.В. Догма римского права. -
СПб., 1901 //В кн.

С.С, Алексеева «Философия римского права». - М., 1996. - 484 с.

194

бб.Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие

в советском уголовном процессе. - М.: Юрид. лит., 1965. - 367 с. 67.Законодательные акты Петра 1. Первая четверть XVIII века / Под

ред. Н.Е. Носова. - М: Юрид. лит., 1961. - 262 с. 68.3еленецкий B.C. Проблемы инициации юридического процесса.

// Проблемы социалистической законности. - Харьков. Изд.

Харьковского ун-та. - 1988. № 22. - С. 15-18. 69.3инатуллин 3.3.
Уголовно-процессуальное доказывание.

Учебное пособие. - Ижевск, 1993. - 180 с. 70.3инченко И. А.
Презумпция невиновности и вопросы

совершенствования уголовно-процессуального законодательства

/ Принцип презумпции невиновности и его значение на

современном этапе: Сб. науч. тр. / Под ред. Т.С. Волчецкая. -

Калининград: Изд-во КГУ, 2001. - С. 17-20. 71.Зорин Г.А. Методологические основы криминалистики. - Гродно,

    • 1 12 с. 72.Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. -

Волгоград, 1986.- 133 с. 73.Касумов Ч.С. Презумпция невиновности в советском праве. -

Баку, 1984.- 140 с. 74.Касумов Ч.С. Презумпция невиновности в теории и практике

советского уголовного судопроизводства. - ML: Наука, 1985. -

104 с. 75.Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства

и доказывание. - Воронеж, 1995. - 272 с. 76.Колбая Г.Н.
Соотношение предварительного следствия и

судебного разбирательства. - М.: Юрид. лит., 1975. - 152 с. 77.Кони
А.Ф. Судебные Уставы 1864г. - Петроград. Сенатская

типография, 1914.- 180 с.

195

78.Кони А.Ф. Собр. соч. в 8 томах. - Т. 4. / Под общ. ред.

В.Г. Базанова. - М.: Юрид. лит., 1969. - 534 с. 79.Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост.

С.А. Пашин.-М.: «Республика», 1992.- 111с. 80.Концепция уголовно- процессуального законодательства РФ //

Государство и право. - 1992. № 8. - С. 27-30. 81.Копьева А.Н. Доказывание по уголовным делам в вышестоящем

суде. - Иркутск. Изд. Иркутского ун-та, 1990. - 191 с. 82.Кореневский Ю. Нужна ли суду истина? // Российская юстиция. -

  1. №5. -С. 20-22. 83.Краткое изображение процессов или
    судебных тяжб. Март,

1715г. / Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 4 / Под общ.

ред. О.И. Чистякова. - М.: Юрид. лит., 1986. - 507 с. 84.Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Розыск, дознание, следствие. -

Л. Изд. ЛГУ, 1984.-217 с. 85.Кудимов Л.Д. Обвинительная
направленность уголовного

расследования и пути ее устранения. Формы досудебного

производства и их совершенствование. - Волгоград. Изд-во ВСШ

МВД СССР, 1989.-49 с. 86.Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред.

А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. - М.: Юрид. лит., 1989. - 639 с. 87.Купона Э.Ф. Рецензия на: Уголовный процесс / Под общ. ред.

Лупинской П.А. М., 1995 // Государство и право. - 1995. № 12. -

С. 35-37. 88.Лазарев В.В. Социально-психологические аспекты
применения

права. - Казань. Изд. Казанского ун-та, 1982. - 144 с. 89. Ларин A.M.
Версии при возбуждении уголовного дела //

Социалистическая законность. - 1976. № 1. - С. 30-32.

196

90.Ларин A.M. От следственной версии к истине. - М.: ГОрид. лит.,

1976.- 199 с. 91.Ларин A.M. Презумпция невиновности. - М.: Наука,
1982. -

152 с. 92.Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами. - М.: Юрид.

лит., 1966. - 156 с. 93.Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные

функции. - М.: Юрид. лит., 1986. - 159 с. 94.Ларин A.M. Уголовный процесс: структура права и структура

законодательства/ Отв. ред. В.М. Савицкий. - М.: Наука, 1985. -

204 с. 95.Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный

процесс России. Лекции-очерки / Под ред. проф.

В.М. Савицкого. - М.: Издательство БЕК, 1997. — 314с. 96Леви А.А.
Объективизация доказывания на предварительном

расследовании как одно из средств обеспечения прав и законных

интересов его участников // Участники уголовного процесса и

прокурорский надзор за обеспечением органами расследования

их прав и законных интересов. Методическое пособие. - М.:

Норма, 1995. -116 с. 97.Либус И. Презумпция невиновности в
советском уголовном

процессе. - Ташкент, 1981. - 262 с. 98.Лившиц Р.З., Никитинский В.И. Принципы советского права //

Советское государство и право. - 1974. № 3. -С. 41-43. 99.Лиеде А. Н. Вопросы возбуждения уголовного дела // Вопросы

уголовного права, процесса, криминалистики. - Рига. Изд-во

Латв. гос. ун-та. - 1968. № 247. - С. 21-24. 100. Лукашевич В.З.
Установление уголовной ответственности

в советском уголовном процессе. - Л. Изд. ЛГУ, 1985. - 1 82 с.

197

  1. Лузгин И.М. Ситуационный подход в решении криминалистических задач: Фондовая лекция. - М., 1987. - 64 с.
  2. Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. - СПб., 1906.-456 с.
  3. Ляхов Ю.А. Новая уголовно-процессуальная политика: Монография. -„Ростов-на-Дону: Изд-во Рост, ун-та, 1992. - 96 с.
  4. Мажинян Д.Р. Презумпция невиновности и гарантии ее осуществления в советском уголовном судопроизводстве. -М., 1983.- 158 с.
  5. Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. - Н. Новгород, 1995. - 58 с.
  6. Мизулина Е.Б. Независимость суда еще не есть гарантия правосудия // Государство и право. - 1992. № 4. - С. 29-31.
  7. Мизулина Е.Б. Цель уголовного процесса и охрана прав личности обвиняемого // Актуальные проблемы защиты личности в уголовном судопроизводстве. -Ярославль, 1990. - 37 с.
  8. Михайловская И.Б. Уголовно-процессуальные основы деятельности органов внутренних дел. - М., 1988. - 99 с.
  9. Михеенко М.М. Понятие и система принципов советского уголовного процесса. - Киев. Изд. Киевского ун-та, 1981. - 133 с.
  10. 1 10. Мещеряков Н.Е., Попова Л.М., Соколова О.В. Использование архивных дел и оперативных материалов при расследовании и раскрытии преступлений - Калининград: КЮИ МВД РФ, 1998. -76 с.

  11. Мотовиловкер Я.О. О презумпции невиновности в советском уголовном судопроизводстве. - Ярославль, 1989. - 96 с.
  12. Нажимов В.П. Дискуссионные вопросы учения о принципах советского уголовного процесса // Вопросы осуществления правосудия в СССР. - Калининград, 1975,- С. 10-27.

198

  1. Нажимов В.П. О презумпции невиновности в уголовном процессе и о суде присяжных / Вопросы уголовного права и процесса в условиях правовой реформы. - Калининград, 1991. -С. 71-79.
  2. Нажимов В.П. Об уголовно-процессуальных функциях // Правоведение. - 1973. № 5. - С. 25-26.
  3. 1 15. Нажимов В.П. Развитие системы демократических принципов советского уголовного процесса в свете новой Конституции СССР // Вопросы осуществления правосудия в СССР. Межвузовский сборник. Выпуск 7. - Калининград, 1979. - С. 3-7.

  4. Никандров В.И. Пределы действия акта возбуждения уголовного дела // Правоведение. - 1992. № 4. - С. 23-24.
  5. Никауров В.И. Реформирование уголовно-процессуального законодательства // Материалы научно-практической конференции. - М., 1995. - С. 33-37.
  6. 1 18. Никауров В.И. Расширение прав и гарантий подозреваемого. -

Киров, 1985.-52 с. 1 19. Новый энциклопедический словарь. / Под
общ. ред A.M.

Прохорова. - М.: «Рипол Классик». - 2000. - 1455 с.

  1. Обзор истории русского права Владимировского-Буданова. - СПб., 1900.-639 с.
  2. Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 4-е издание, дополненное. - М., 1998. - 917 с.
  3. Ольков С.Г. Уголовно-процессуальные правонарушения в российском судопроизводстве и общая теория социального повеления. - Тюмень. 1993.-61 с.
  4. Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно-практическое пособие. - М.: Проспект, 2000. -144 с.

199

  1. Памятники русского права. Т. 5. - М.: Госюриздат., 1959. -667 с.
  2. Пастухов В. Что людям не нравится в российском правосудии // Российская юстиция. - 1998. № 8. - С. 37-38.
  3. Пашин С.А. Проблемы доказательственного права / Судебная реформа: юридический профессионализм и проблемы юридического образования: Дискуссия. - М, 1995. - 398 с.
  4. Петелин Б.Я. Вина в структуре криминалистической характеристики преступлений. Вопросы борьбы с преступностью II Советское государство и право. - 1986. № 4. С. 52-59.
  5. Петрухин И.Л. Принципы советского уголовного процесса. -Л., 1985.-252 с.
  6. Петрухин И.Л. Теория доказательств в советском уголовном процессе / Под ред. Н.В.Жогина. - М., 1973. - 173 с.
  7. Петрухин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с перступностью). - М.: ЮристЪ, 1999. - 391 с.
  8. Печников Г.А. Принцип презумпции невиновности на предварительном следствии. - Волгоград, 1992. - 97 с.
  9. 11обедкин А. Применение правила Маслова требует изменений УПК // Российская юстиция. - 2001. № 4. - С. 34-35.
  10. Полянский П.П. Уголовное право и уголовный суд Англии. Изд. 2-е, испр. и допол. М: Юрид. лит., 1969. - 399 с.
  11. Полянский Н.Н. Цель уголовного процесса. - Ярославль, 1919. - 271 с.
  12. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации «По делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР в связи с жалобой В.И. Маслова» от 27 июня 2000г. // Бюллетень Конституционного Суда Российской Федерации, 2000, № 7.

200

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации» от 24 декабря 1993г. № 13. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1994, № 3.
  2. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» от 27 апреля 1993 г. № 3 в редакции постановления Пленума от 21 декабря 1993г. № 11, с изменениями и дополнениями, внесенными постановлением Пленума от 29 сентября 1994г. № 6. // Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам. / Под общ. ред. В.М. Лебедева и Б.Н. Топорина. М., Юристъ, 1999.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «Об обеспечении всесторонности, полноты и объективности рассмотрения уголовных дел» от 21 апреля 1987г. № 1 в редакции постановления Пленума от 21 декабря 1993г. № 1 1 // Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам. / Под общ. ред. В.М. Лебедева и Б.Н. Топорина. М., Юристъ, 1999.Права человека в России - международное измерение. Сборник документов. Выпуск 1. - М. Изд. ин-та гос. и права, 1995.- 132 с.
  4. Права человека. Основные международные документы. Сборник документов. - М. Изд. МГУ, 1990. - 203 с.
  5. Право и мораль в истории: проблемы ценностного подхода // Государство и право. - 1998. № 8. - С. 27-29.

201

  1. Проблемы реформы уголовно - процессуального законодательства в проектах УПК РФ. Материалы научно-практической конференции. - М., 1995. - 69 с.
  2. Проект Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. - М., Министерство Юстиции Российской Федерации. - 1995. -235 с.
  3. Рахунов Р.Д. Возбуждение уголовного дела в советском \ головном процессе. - М.: Госюриздат, 1954. - 88 с.
      1. Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств.
  • М.: Юрид. лит., 1977. - 120 с.
  1. Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира. Справочник. -М., 1993.-256 с.
  2. Ривлин А. Л. Понятие и система принципов советского правосудия. Ученые записки. Выпуск 16. - Харьков: Харьк. юрид. ин-т, 1962. - С. 21 -25.
  3. Российское законодательство. Х-ХХ веков. / Под ред. А.1С Иванова. - Г. 8. - М.,
    • 495 с.
  4. • 148. Россия на рубеже веков: укрепление государственности / Под

ред. А.Н.Соколова. - Калининград: Янтарный сказ, 2001. - 761 с.

  1. Россия: опыт национально-государственной идеологии. / Под ред. СВ. Смирнова. -М.: Наука, 1994. -640 с.
  2. Русская правда. Список Троицкий / Под ред. В.Д. Грекова. -М.-Л., 1934.- 145 с.
  3. Рыжаков А.П. Краткий курс уголовного процесса. -М.: Информационно- издательский дом «Филинъ», 1998. - 183 с.
  4. Щ 152. Рыжаков А.П. Уголовный процесс. Учебник для вузов.

-М.: ПРИОР, 1999.- 194 с. 153. Савицкий В.М. Презумпция невиновности. - М.: Норма, 1997.

  • 120 с.
  1. Сафин Ф.М. Правовое воспитание молодежи. Проблемы предупреждения и пресечения преступности и иных правонарушений молодежи, защита их прав // Материалы республиканской научно- практической конференции. - Уфа, 2000.-С. 18-22.
  2. Скорина Л.П., Чуракова Л.П. Латинский язык для юристов. -М.: Л ПА «Кафедра-М», 1998.-445 с.
  3. Случевский В. Учебник русского уголовного процесса. -СПб., 1913.-380 с.
  4. Смолярчук В.И. Гиганты и чародеи слова. Русские судебные ораторы второй половины 19 - нач. 20 в. - М.: Юрид. лит., 1984. -272 с.
  5. Соколов Н.Я. Профессиональное сознание юристов. - М,: Наука,
    • 222 с.
  6. Соловьев B.C. Литературная критика. - М.: Современник, 1990. - 421 с.
  7. Соловьев Э.Ю. Прошлое толкует нас. Очерки по философии и культуре. - М: Политиздат, 1991. - 430 с.
  8. Состояние преступности в России. Информационный бюллетень. ГИЦ МВД за 1999г. - М., 2000. - 46 с.
  9. СССР-Англия: юстиция и сравнительное правоведение / Под ред. Боботова СВ., Ларина A.M. и др. - М.: ИГПАН, 1986. -167 с.
  10. Старчеико А.А. Философия права и принципа правосудия в США.
    • М. Изд. Высшая школа, 1981.- 120 с.
  11. Стецовский Ю.И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. - М.: Юрид. лит., 1982. - 1 74 с.

203

  1. Стецовский Ю.И., Ларин A.M. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. - М.: Наука, 1988. -316с.
  2. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. -М: Наука, 1968.-470 с.
  3. Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. - М., 1955. -382 с.
  4. Строгович М.С. Некоторые вопросы теории уголовного процесса.
    • М., 1952. - 235 с.
  5. Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. - М., 1984. - 143 с.
  6. Судебники Иоанна III и Иоанна IV 1497, 1550 г.г. - Харьков, 1915.-783 с.
  7. Сухарев А.Я. Состояние законности и новый феномен преступности // Вопросы укрепления законности в уголовном судопроизводстве. - М., 1998.-С. 14-18.
  8. Теория государства и права / Под ред. В.М. Корельского и В.Д. Перевалова. - М.: Юристъ, 1999. - 771 с.
  9. Тетерин Б.С., Трошкин Е.З. Возбуждение и расследование уголовных дел. - М.: Проспект, 1997. - 224 с.
  10. Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. - М.: Юрид. лит., 1991. - 239 с.
  11. Туманов В.А. Буржуазная правовая идеология. - М.: Паука, 1981.- 381 с.
  12. Тыричев И.В., Винокуров Л.В. Некоторые общие вопросы теории принципов уголовного судопроизводства в связи с Конституцией СССР. Труды ВЮЗИ. - М, 1979. - 43 с.

204

  1. Тыричев И.В., Лупинская П.А. Принципы уголовного процесса // Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Под ред. П.А. Лупинской. - М., 1997. - 689 с.

1 78, Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Под ред. П.А.Лупинской. Изд. 3-е, перераб. и доп. - М.: Юристъ, 1999. - 718 с.

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. -http: \search.ramb]er.ru\sgi-bin\rambler_search?… - Ресурсы всемирной сети «Интернет».
  2. Уголовный процесс / Отв. Ред. Н.С.Алексеев, В.З.Лукашевич, П.С.Элькинд. - М., 1972. - 460 с.
  3. Уголовный процесс / Под ред. М.А.Чельцова. - М.: Юридическая лит., 1969. -463 с.
  4. Уголовный процесс / Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. Изд. 3-е, перераб. и доп. - М.: Зерцало, 1999. - 584 с.
  5. Ульянова Л.Т. Принципы уголовного процесса // Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. - М., 1996. - 369 с.
  6. Учебник уголовного процесса / Отв. ред. А.С. Кобликов -М., 1995.- 530 с.
  7. Философский словарь. 3-е издание переработанное и дополненное. / Под ред. И.Т. Фролова. - М.: Политиздат, 1999. -559 с.
  8. Флетчер Дж. Презумпция невиновности // Советское государство и право. - 1989. № 11. - С. 132-135.
  9. Фойпицкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Изд. 4. Т. 2. - Петроград, 1915. - 607 с.
  10. Хисматуллин СР. Некоторые аспекты обеспечения несовершеннолетнему обвиняемому права на защиту // Проблемы

_0>

предупреждения и пресечения преступности и иных правонарушений молодежи, защита их прав. Материалы республиканской научно- практической конференции. - Уфа, 2000.-С. 93-95.

  1. Хмыров А.А. Основы теории доказательств. - Краснодар, 1981.- 136 с.
  2. Чайковская О.Г. Императрица. Царствование Екатерины 11. -М.: Олимп; Смоленск: Руст, 1998. - 235 с.
  3. Чельцов М.А. Система основных принципов советского уголовного процесса. М., 1947. - 169 с.
  4. Чельцов М.А. Уголовный процесс. - М.: Юрид. лит., 1969. -463 с.
  5. Черкасов А.Д., Громов Н.А. О допросе обвиняемого с позиции презумпции невиновности // Государство и право. - 1995. № 12. -С. 43- 44.
  6. Черниловский З.М. Римское частное право. - М., Юристъ, 1997.- 217 с.
  7. Чувилев А.А. Применение конституционных норм в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. - 1994. № 2. - С. 30-31.
  8. Шейфер С.А. Привлечение в качестве обвиняемого и всесторонность расследования. - Воронеж, 1989. - 80 с.
  9. Шейфер С.А. Проблема допустимости доказательств требует дальнейшей разработки // Государство и право. - 2001, № 10. - С. 47-54.
  10. Шейфер С.А. Следственные действия: система и процессуальная форма. - М., 1981. - 102 с.
  11. Шекшуева О.Н. Уголовно-процессуальная деятельность органов предварительного расследования. - М., 1998. - 128 с.

206

  1. Элькинд П.С. Категории «цель» и «средство» в сфере уголовно- процессуального регулирования // Советское государство и право. -
  2. № 8. - С.
  3. Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. - М., 1971. - 142 с.
  4. III. Диссертации и авторефераты

  5. Белканов Е.А. Структура и функции правосознания. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1996. - 29 с.
  6. Борисова СЕ. Профессиональная деформация сотрудников милиции и ее личностные детерминанты. Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М, 1998. -45 с.
  7. Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия. Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 1997. -48 с.
  8. Гриненко А.В. Система принципов уголовного процесса и ее реализация на досудебных стадиях. Автореф. дис. …докт. юрид. наук. Воронеж, 2001. -42 с.
  9. Давыдов П.М. Обвинение в советском уголовном процессе. Автореф. дис. … докт. юрид. наук. Свердловск, 1973. - 45 с.
  10. Джатиев B.C. Общая методология и современные проблемы обвинения и защиты по уголовным делам. Дис. … докт. юрид. наук. Владикавказ, 1995. -464 с.
  11. Касумов Ч.С. Презумпция невиновности в теории и практике советского уголовного судопроизводства. Дис. … канд. юрид. наук. М. 1980.-186 с.
  12. Курылев СВ. Установление истины в советском правосудии. Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 1967. - 42 с.

207

  1. Кучинская Е.В. Психологический анализ корыстной деформации личности несовершеннолетнего правонарушителя. Автореф. дис. … канд. психол. наук. М, 1995. - 18 с.
  2. Лавриненко Л.И. Функция следователя в российском уголовном процессе: проблемы реализации, перспективы развития. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Владивосток, 2001. -22 с.
  3. Лебедев В.М. Судебная власть на защите конституционного права граждан на свободу и личную неприкосновенность в уголовном процессе. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М, 1998. - 23 с.
  4. Либус И.А. Презумпция невиновности в советском уголовном процессе. Автореф. дис. … докт. юрид. наук. Ташкент, 1983. -39 с.
  5. 214 Лукашевич В.З. Гарантии обвиняемого в стадии предварительного расследования и предания суду. Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М.,
    • 32 с.
  6. Машовец А.О. Принцип состязательности и его реализация в предварительном следствии. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1994. - 26 с.
  7. Михайленко А.Р. Вопросы теории и практики возбуждения уголовного дела в советском уголовном процессе. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1971. - 25 с.
  8. Нетраков А.П. Деятельность следователя по розыску автомобилей, ставших предметом неправомерного завладения. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1999. - 24 с.
  9. Рахунов Р.Д. Предварительное расследование в советском уголовном процессе. Дис. … докт. юрид. наук. М., 1953. - 696 с.

208

  1. Сильнов М.А. Допрос как средство процессуального доказывания на предварительном следствии. Дис. … канд. юрид. наук. М, 1998.-208 с.
  2. Снегирева Н.И. Обеспечение прав и законных интересов несовершеннолетних участников уголовного процесса на стадии предварительного расследования. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Воронеж, 2001. - 28 с.
  3. Танцюра А.В. Принцип презумпции невиновности и проблемы его реализации в процессуальных решениях следователя. Автореф. дис …канд. юрид. наук. Харьков, 1995. - 27 с.
  4. Францифоров Ю.В. Обвинение как средство обеспечения прав и законных интересов обвиняемого в уголовном судопроизводстве. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1998.-20 с.
  5. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. Автореф. дис. …докт. юрид. наук. Волгоград, 1997.-43 с.

204

Приложение № 1 (к стр. 63)

Элементы формирования профессионального правосознания

Профессиональное правосознание

Исследуемые обстоятельства дела

Впечатление субъекта

*

Зако н

210

Приложение № 2 (к стр. 64)

Взаимосвязь презумпции невиновности с правосознанием

СОЦИАЛЬНАЯ ИДЕОЛОГИЯ

ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ ПРАВОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ

ПРАВОСОЗНАНИЕ

ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ПРАВОСОЗНАНИЕ СЛЕДОВАТЕЛЯ

Знание об

1сследуемых

“Ьактнческнх

Отношение к истине

Субъективно е отношение к явлению

Чувство

уверенности или неуверенност и

Готовность к действию

Прилож

КЛАССИФИКАЦИЯ ПРИНЦИПОВ УГОЛОВНОГО ПРОЦ ОБЕСПЕЧЕНИЕ УСТАНОВЛЕНИЯ ИСТИНЫ

как требование достижения цели уголовного процесса ПРЕЗУМПЦИЯ ^^ ‘*”\^ ОСУ

ЗАКОННОСТЬ СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТЬ ПРАВО

НЕВИНОВНОСТИ

Охрана прав и свобод, чести и достоинства граждан: Осуществление правосудия на началах равенства граж. перед законом и судом; Равенство граждан перед законом и судом; Устность Обеспечение обвиняемому права на защиту; Независимость судей и подчинен, их только закону; Равноправие сторон; Единолич рассмотре Всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела: Всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств дела; Участие общественного обвинителя и общественного защитника в уголовном процессе; Непосред разбирате Судебная защита прав и свобод граждан; Охрана чести и достоинства граждан; Обеспечение обвиняемому права на защиту; Независи только за Презумпция истинности приговора, вступившего в законную силу

Судебная человека

:i2

Приложение № 4 (к стр. 159)

Структура доказывания но уголовному делу

ДОКАЗЫВАНИЕ

ТЕХНОЛОГИЯ ДОКАЗЫВАНИЯ ПРОЦЕСС ДОКАЗЫВАНИЯ

УРОВНИ

ЭЛЕМЕ НТЫ

t

  1. Пос троен ие верси й 1. Соби рание доказ атель ств
  2. Вы движе ние верси й 2. Пров ерка доказ атель ств
  3. Об основ ание пром ежут очны х 3. Оцен ка доказ атель ств верси й 4. Обос нован ие выво дов,
  4. завер шаю щих доказ ыван ие

Приложение № 5

Результаты анкетирования сотрудников правоохранительных органов: ОВД и прокуратуры

  1. Стаж работы в этой должности:

Вариант ответов % до 3 лет 21% 3-5 лет 22% 5-10 лет 28% 10-15 лет 17% Свыше 15 лет 12% 2. Следует ли на Ваш взгляд усовершенствовать действующее уголовно- процессуальное законодательство?

Вариант ответов % Да, полностью 19% Да, частично 29% Нет 52% 3. Расследуя уголовное дело, Вы предпочитаете:

Вариант ответов % Соблюдать требования уголовно-.
процессуального закона 47% Ориентироваться на жизненные реалии 36% Следовать всегда закону при этом достигаете результата 11% Отказались отвечать 6% 4. Действует ли, на Ваш взгляд, принцип презумпции невиновности на предварительном следствии?

Варианты ответов % Действует всегда 26% Действует не всегда 42% Не действует 32%

  1. Следует ли сократить объем права на защиту подозреваемого?

Вариант ответов % Да 52% Нет 28% Затрудняюсь ответить 20% 6. С какого момента, Вы считаете, начинается привлечение к уголовной ответственности?

Вариант ответа Следова- тели УВД Следова- тели

прокурат у-ры Оперупол

номочен- ные УР Помощни

ки

прокурор

а С вынесения

постановлени

я о

возбуждении

уголовного

дела 12% 9% 18% - С вынесения постановлени я
о привлечении в качестве обвиняемого 30% 31% 29% 36% С

предъявления обвинения 11% 27% 24% 61% С вынесения обвинительно го заключения 6% - 9% - С вынесения обвинительно го
приговора судом 41% 23% 20% 3%

  1. Считаете ли Вы целесообразной ситуацию, когда преступное деяние квалифицируется по более .тяжкой статье УК РФ для избежания направления дела на дополнительное расследование судом?

Вариант ответов % Да 5% Нет 67% Иногда 28% 8. Привлекая лицо в качестве обвиняемого, всегда ли Вы убеждены в его виновности?

Вариант ответов % Всегда убежден 53% Иногда сомневаюсь 30% Всегда сомневаюсь 11% Отказались отвечать 6% 9. Предъявив обвинение и допрашивая лицо в качестве обвиняемого, как Вы, в связи с внутренним убеждением, относитесь к нему?

Вариант ответов % Всегда как к преступнику 43% Иногда как к преступнику 22% Скорее как не преступнику 35% 10.Вы предъявляете обвинение, когда лицо полностью изобличено собранными доказательствами в совершении преступления?

Вариант ответов % Да, всегда 57% Не всегда 43%

При расследовании уголовного
дела «нетрадиционных» методов возможно только:

применение

Вариант ответов % к тем, кто отказывался давать правдивые показания 19% к злостным преступникам 10% в исключительных случаях 11% отказались отвечать 60% 12.При составлении обвинительного заключения предварительным или окончательным является Ваш вывод о виновности обвиняемого?

Вариант ответов % Всегда предварительным 12% Всегда окончательным 79% И н о гд а окончательным 9% 13.Следует ли сократить изложение фактических обстоятельств дела в обвинительном заключении?

Вариант ответов % Да, безусловно 39% Да, возможно 23%

38%