lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Озеров, Игорь Николаевич. - Категория риска в оперативно-розыскной деятельности: Дис. ... канд. юрид. наук :. - СПб., 2001 202 с. РГБ ОД, 61:02-12/751-3

Posted in:

МВД России

Санкт-Петербургский университет

на правах рукописи

ОЗЕРОВ ИГОРЬ НИКОЛАЕВИЧ

КАТЕГОРИЯ РИСКА В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Специальность 12.00.09 -

уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно- розыскная деятельность

ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель -доктор юридических наук профессор Ривман Д.В.

Санкт-Петербург 2001

1

СО ДЕ РЖАНИЕ

Введение 3-9

Глава I. Риск как свойство человеческой жизнедеятельности.

^ § 1. Общетеоретические и теоретико-прикладные понятия риска 10-32

§ 2. Правовые аспекты риска 33-50

§ 3. Понятие риска в оперативно-розыскной деятельности и его классификация 51-68

Глава II. Категория риска в оперативно-розыскной деятельности.

§ 1. Риск в оперативно-розыскной деятельности как следствие принимаемых решений штатным сотрудником 69 - 81

§ 2. Содействие граждан органам, осуществляющим ОРД с позиции

минимального риска 82 - 97

щ § 3. Категория риска в ОРД применительно к обстоятельствам, исключающим преступность деяния 98-147

§ 4. Виктимологические аспекты категории риска в ОРД 148-178

Заключение 179

Список использованной литературы 180 - 197

Приложени е

198-202

*

ВВЕДЕНИЕ. Актуальность темы исследования. Одним из важнейших факторов решения сложного комплекса проблем, выдвигаемых дальнейшим прогрессом общества, является развитие социальной активности граждан, что приводит к необходимости поиска новых путей и средств для осуществления стоящих во всех сферах жизнедеятельности общества задач. Такие задачи реально существуют и должны решаться и в сфере борьбы с преступностью.

Задачи самосохранения человека в процессе его производственной и служебной деятельности очень злободневна. Насчитывается более двух тысяч профессий, сопряженных с тем или иным риском. В этом случае экономическая, социальная или правоохранительная деятельность неизменно связана с ним. В особенности нельзя не отметить оперативно- розыскную деятельность как составную часть правоохранительной деятельности, наряду с работой по охране общественного порядка в наибольшей степени связанную с риском.

Криминализация всех основных сфер социально-экономической жизни, повышение организованности и вооруженности преступников определяют все более обостряющуюся конфронтацию их с правоохранительной системой. Криминальная ситуация требует адекватного, в том числе оперативно-розыскного реагирования на приобретающий массовый характер криминальный террор. Исходя из того, что одной из основных целей осуществления оперативно-розыскной деятельности (ст.1 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» 1995 года) является защита жизни и здоровья граждан, общества и государства, требуется поиск новых возможностей борьбы с преступностью. Это сложный процесс в принципе направленный на совершенствование оперативно-розыскной деятельности. Однако он связан с риском, как категорией прогнозируемого допущения определённых сопутствующих
решению правоохранительных задач

4

негативных последствий. Эта проблема пока исследована недостаточно и требует дополнительного изучения. Этим определяется актуальность диссертационного исследования

Цель и основные задачи исследования.

Целью настоящего исследования является комплексное изучение и анализ действующего законодательства и практики его применения, ознакомление с аналитическими обзорами и статьями в специальной литературе и периодике, и разработка на этой основе предложений по совершенствованию нормативно-правовой базы института обоснованного риска в оперативно-розыскной деятельности и практики его допущения при проведении ОРМ.

Указанная цель обуславливает постановку подлежащих решению следующих задач:

  1. На основе изучения специальной литературы (источников) и обобщения правоохранительной практики, определить степень разработанности темы диссертационного исследования;
  2. Исследовать социально-юридический аспект развития института обоснованного риска;
  3. Провести анализ норм действующего российского и зарубежного законодательства, призванного регулировать, связанную с риском, деятельность лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность и содействующих её осуществлению;

  4. Сформулировать определение категории риска в оперативно- розыскной деятельности;

5.Определить классификацию рисков связанных с оперативно-розыскной деятельностью;

  1. Разработать научно обоснованные рекомендации и предложения по совершенствованию деятельности оперативных подразделений
    органов

внутренних дел, в целях возможной минимизации риска при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий.

5

Объектом исследования являются закономерности, определяющие уровень, динамику, формы и характер правового регулирования отношений, складывающиеся в процессе деятельности оперативных подразделений органов внутренних дел в ситуациях, связанных с риском причинения вреда жизни и здоровью физических лиц, иным правоохраняемым интересам физических и юридических лиц, общества, государства.

Предметом исследования являются законы и иные правовые акты, регулирующие деятельность субъектов оперативно-розыскной деятельности и лиц, осуществляющих им содействие в условиях риска, практика применения указанных нормативных актов, оперативно- розыскные мероприятия применительно к объективно-присущим им качествам рискованности, непредсказуемости возможных последствий, а также общая и специальная научная литература, посвященная исследуемым проблемам.

Методологической основой исследования послужили

основополагающие законы и категории материалистической диалектики и теории познания, общенаучный диалектический метод изучения социальных явлений. В диссертации использованы системный, сравнительно-правовой, формально-логический и другие методы исследования теоретического и фактологических материалов по теме. При подготовке диссертации автор опирался на положения Конституции РФ и законы РФ, нормативно-правовые акты министерств и ведомств РФ, руководящие разъяснения Пленума и Президиума Верховного Суда РФ, законодательные акты иностранных государств.

Теоретической основой работы являются труды ученых в области оперативно-розыскной деятельности, криминалистики, уголовного процесса, уголовного права, гражданского права, криминологии, виктимологии, экономики, политологии, психологии, социологии, медицины и других наук.

В частности, теоретической основой исследования послужили работы: А.Н.
Азрилияна, А.П. Альгина, В.М. Атмажитова, И.И. Басецкого, Ю.В.

6 Баулина, Р.С. Белкина, В.А. Бикмашева, Ю.С. Блинова, В.Г. Боброва, B.C. Бурдановой, П.А. Ваганова, В.В. Вандышева, И.А. Возгрина, В.Ю. Голубовского, К.К. Горяинова, Д.В. Гребельского, М.С. Гринберга, Л.Я. Драпкина., А.Н. Ефремова., В.В.Ильина, А.И. Каплунова, И.И. Карпеца, С.Г. Келиной, Ю.Ф. Кваши, И.А. Климова, В.А. Лукашова, Ю.И. Ляпунова, С.Ф. Милюкова, В.А. Ойгензихта, Т. Орешкиной, В.П. Очередько, А.А. Пионтковского, Д.В. Ривмана, В.И. Рохлина, В.П. Сальникова, В.Г. Самойлова, Н.Н. Силкина, Г.К. Синилова, К.В. Суркова, К.М. Тарсукова, В.В. Черкасова, А.В. Шахматова, А.Ю. Шумилова, А.В. Федорова, О.Н. Яницкого и др.

Эмпирическую основу исследования составляют:

  1. Материалы судебной практики, в т.ч. опубликованной (постановления Пленума Верховного суда РФ по отдельным категориям преступлений), определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ по отдельным делам.
  2. Статистические данные и аналитические материалы ГИЦ МВД России.
  3. Данные опроса в качестве специалистов 100 сотрудников органов внутренних дел: 75 оперуполномоченных уголовного розыска, 14 оперуполномоченных по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, 6 начальников оперативных подразделений, 5 преподавателей оперативно- розыскной деятельности органов внутренних дел.
  4. Научная новизна диссертации состоит в том, что она представляет собой одно из первых диссертационных исследований, в котором проводится комплексное изучение проблем правового регулирования отношений, возникающих в результате деятельности оперативных подразделений, сопряжённых с риском. В диссертации сформулированы предложения по решению ряда проблем, не получивших должного освещения в юридической литературе, вносятся предложения по совершенствованию критериев оценки и правовому регулированию института обоснованного риска. Проведено всестороннее изучение риска (рискованности
    мероприятий) в оперативно-

7

розыскной деятельности. Разработаны практические рекомендации
по снижению категории риска в оперативно-розыскной деятельности. Положения диссертации выносимые на защиту:

  1. Риск в оперативно-розыскной деятельности - это объективно существующая осознаваемая, прогнозируемая вероятность сопутствующих негативных последствий оперативно-розыскных мероприятий, осуществляемых оперативными подразделениями (аппаратами) правоохранительных органов в пределах их полномочий в целях решения задач по борьбе с преступностью, обусловленная неопределённостью возможных оценок ситуаций, в которых реализуются указанные ОРМ.

  2. Классификация рисков в оперативно-розыскной деятельности позволяет структурировать их систему, осуществлять выбор и определять последовательность решений на основе классификационных признаков, она позволяет ориентироваться в многообразии объектов и является источником знаний о них. Риски следует классифицировать по источнику возникновения, по допустимым пределам, по такому критерию как время принятия рискованных решений.

  3. Ситуация риска (рискованная ситуация) - это разновидность неопределенности, когда наступление событий вероятно и может быть определено, то есть в этом случае объективно существует возможность оценить вероятность событий, возникающих в результате оперативно-розыскной деятельности, контрдействий преступников и т.п.

Следовательно, ситуация риска всегда двуедина, так как складывается из субъективной и объективной составляющих. Иначе говоря, речь идёт о субъективной и объективной ситуациях риска.

Объективная ситуация риска это система внешних для лица принимающего решение обстоятельств с очевидностью определяющих возможность наступления вредных последствий. При субъективной ситуации мы имеем дело с внутренней психологической ситуацией, вызывающей осознание субъектом, принимающим решение его рискованности при возможности определённого выбора.

8

В свою очередь, количественная и качественная мера учета определенности находят свое выражение в термине “степень риска”.

4.Следует заменить в части 2 статьи 41 УК РФ термин «достаточные меры» термином «возможные», применительно к мерам принимаемым по предотвращению вреда охраняемым уголовным законом интересам. Термин «достаточные» по отношению к предпринятым мерам, вряд ли удачен. Если меры были достаточными, то вред не должен был наступить, если же вред наступает, то предпринятые меры нельзя признать достаточными. Правильнее было бы вести речь о возможных для данного лица разумных мерах для предотвращения вреда.

  1. Целесообразно законодательно закрепить заключение специальных (целевых) контрактов в особых случаях, когда риск для конфидента, связанный с выполнением им поручений (заданий) органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, очевиден изначально, усиливающих гарантии социальной и правовой защиты применительно к условиям единой конкретной ситуации.

Теоретическое значение исследования состоит в научном анализе, обобщении, систематизации и расширении общетеоретических знаний и представлений о категории риска в оперативно-розыскной деятельности.

Практическое значение исследования.

Выводы, предложения и рекомендации, сформулированные в диссертации, могут быть использованы:

при проведении дальнейших научных исследований, как по рассмотренным вопросам, так и в смежных отраслях знания;

-при подготовке предложений по совершенствованию действующего оперативно-розыскного, уголовного, уголовно- процессуального

законодательства, в части, относящегося к области обоснованного риска;

-при совершенствовании оперативно-розыскной методики и тактики с учетом категории обоснованного риска в деятельности субъектов оперативно-розыскной деятельности;

9

  • при принятии оперативных тактических решений в ситуациях, связанных с риском в целях его минимизации;

-в учебных заведениях системы МВД при изучении курса «Оперативно- розыскная деятельность органов внутренних дел».

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы, содержащиеся в диссертации, были обсуждены на заседании кафедры оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел Санкт- Петербургского университета МВД России. Материалы диссертационного исследования были использованы при чтении лекций и ведении семинарских и практических занятий по оперативно-розыскной деятельности в Санкт-Петербургском университете МВД России и в Белгородском юридическом институте МВД России. Результаты исследования нашли отражение в выступлениях автора на российско- украинской межвузовской научно-практической конференции «Теоретико- прикладные проблемы оперативно-розыскной деятельности в России и Украине на современном этапе» (Белгород-Харьков, 4-5 июня 1999); на международной научно-практической конференции «Ювенальная юстиция и профилактика правонарушений несовершеннолетних», которая проводилась с 26 по 28 ноября 1999 года на базе Санкт-Петербургского университета МВД России; на международной научно-практической конференции «МВД России - 200 лет: история, развитие, перспективы», проводимой 22-23 сентября 2000 года в Санкт-Петербургском университете МВД РФ; на межведомственной научно-практической конференции «Кадровая и воспитательная работа в правоохранительных органах: состояние, проблемы и перспективы», проводимой 2 октября 2001 года в Санкт-Петербургском университете МВД РФ.

Структура диссертации определяется целями и задачами исследования и состоит из 2 глав (семи параграфов), введения, заключения, списка литературы и приложений.

10

§ 1. Общетеоретические и теоретико-прикладные понятия риска.

Проблема риска разрабатывается сейчас во многих областях знаний - в экономике, психологии, истории, социологии, в юридических науках, политологии, естественных и технических науках, в рамках теории игр и теории принятия решений. Проводятся междисциплинарные исследования проблем технологического риска. Естественно, что каждая дисциплина имеет собственный взгляд на риск, из-за чего его понятие оказалось размытым, даже противоречивым. Известно, что неточные и нечеткие понятия трудно использовать в научном обороте, применять в качестве инструментов систематизации и упорядочивания эмпирической информации. В связи с этим возникает настоятельная потребность в проведении глубокого теоретико-методологического анализа проблемы.’

Термин “риск” появился на рубеже средних веков и Нового времени. Конечно, и раньше люди сталкивались с опасностями и неуверенностью в будущем. Однако опасности, которым они подвергались, связывались с воздействием высших сил. Слово “риск” было востребовано тогда, когда у людей появилось осознание ответственности за принятые решения.2 Еще в античности люди анализировали «природу» реальной и надуманной опасности, явления страха, беспокойства, вероятности тех или иных катаклизмов или последствий человеческой деятельности. Греческая традиция о «риске» говорит как о явлении, сопутствующем всякой неопределенности при принятии решений. «Точка неопределенности» называлась «кризисом», а поворот к худшему — «катастрофой». В христианской традиции также нет четко определенного понятия «риск», что связано с представлением о Всевышнем, как о вершителе судеб.

Переворот, произошедший в XVI—XVII веках, связан с утверждением представления о человеке, как о субъекте действия и выработки решений. Тогда, предположительно в контексте мореплавания и торговли — очень прибыльного, но опасного дела — сформировались представления о риске, как о состоянии нахождения в определенное время в определенном месте, которые известны и позволяют заранее, перед тем как предпринять тот или иной шаг, подсчитать

1 В.И. Зубков. Риск как предмет социологического анализа // Социологические исследования - 1999., С.З.

2 Луман Н. Понятие риска// THESIS. 1994, вып. 5.С.135.

11 возможные выгоды и потери, обосновывая в зависимости от их соотношения «оправданность»—«неоправданность» риска. Дихотомия «оправданности»— «неоправданности» находит отражение в категориях «ответственного» и «безответственного» действия, а формирование гражданского общества наполняет их все более социальным, в противоположность экономическому и индивидуалистическому, содержанием.1

Накопление научных знаний о вероятностном характере технических и общественных процессов, развитие специальных разделов математики и логики, необходимость выработки юридических норм и правил, регулирующих практику страхования, биржевых сделок и т. п., привели к тому, что во второй половине XIX — начале XX столетия риск попадает в поле зрения представителей различных естественных и общественных наук.

В развитии научных представлений о риске можно выделить несколько этапов. Первоначально это явление изучается небольшой группой частных наук - некоторыми разделами математики, статистикой, рядом правовых и экономических дисциплин. Затем понятие „риск” исследуется значительным числом конкретных наук — теориями игр, вероятностей, операций, катастроф, принятия решений, вероятностной и многозначной логикой, психологией и социальной психологией, военными, экономическими, демографическими, медицинскими, биологическими, правовыми и другими дисциплинами. Примерно к 60-м годам XX столетия риск становится предметом междисциплинарньгх исследований, приобретает статус общенаучного понятия, которое выходит за пределы той или иной частной науки либо их специфической группы.

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что в структуре современных знаний

0 риске можно выделить два взаимосвязанных уровня, которые условно назовем прикладным и теоретическим. Прикладной является результатом исследований конкретных наук. Теоретический — это итог изучения сущности социального риска, т.е. имеющего «выход» в область нарушения общепризнанных обществом ценностей, а также специфики деятельности и управления общественными

1 Никитин СМ., Феофанов К.А. Социологическая теория риска в поисках предмета // Социологические исследования. - 1992. № 10., С. 120.

процессами в ситуации риска и неопределенности с точки зрения социально- философского подхода.

Но, прежде чем приступить к характеристике категории риска представляется необходимым выяснить содержание понятия «риск» в его общетеоретическом значении.

В большой советской энциклопедии риск (от франц. risque от итал. risco) определяется как возможность наступления убытков в следствии гибели или повреждения имущества либо невозможности выполнения обязательства, например риск случайной гибели.1

Связь опасности и риска прослеживается и в этимологии этого термина. В литературе высказываются суждения о том, что слово «риск» пришло из европейских языков: либо испанского, где оно означает «скала», либо португальского, в переводе с которого оно означает «отвесная скала». Формирование взглядов, отождествляющих риск с опасностью, имеет давнюю историю. Еще на ранних ступенях развития человеческого общества, когда люди теоретически не осознавали вероятностный характер развития общества, наличие неопределенности и случайности, вызванных действиями природных и общественных процессов, стихийно они искали средства и формы защиты от возможных нежелательных последствий. Один из распространенных способов, который возник на заре цивилизации, связан с созданием специального запасного фонда, например, на случай неурожая, осады города в ходе военных действий и т. д. В такой ситуации начинают складываться предпосылки отождествления риска с явлениями, наступление которых могло вызвать имущественные и другие виды ущерба.

Подобная точка зрения разделяется и некоторыми специалистами различных отраслей знания, которые считают, что риск — это мера ожидаемой неудачи, неблагополучия в деятельности; опасность наступления для здоровья человека неблагоприятных последствий; определенные явления, наступление которых содержит возможность материальных потерь; возможный убыток или

13

неудача в коммерческом деле; опасность, от которой проводится страхование имущества.

В толковом словаре СИ. Ожегова риск трактуется как «возможная опасность чего- либо», «действие наудачу в надежде на благополучный исход».2

Социально-философское понятие риска наиболее удачно рассмотрел в своих работах А.П. Альгин. Риск, по Альгину А.П. - «деятельность, связанная с преодолением неопределённости в ситуациях неизбежного выбора, в процессе которой имеется возможность количественно и качественно оценить вероятность достижения предполагаемого результата, неудачи и отклонения от цели».3

Среди редких работ, демонстрирующих попытку углубленно изучить риск как фактор, формирующий поведенческое пространство индивида, следует назвать книгу “Социология риска” Н. Лумана, в которой автор ставит под сомнение рациональную природу человеческого поведения, возможность раз и навсегда рассчитать исход событий и тем самым избавиться от риска.4

Сравнительно недавно, в середине 1980-х гг. появилась новая социологическая теория современного общества, автором которой является немецкий ученый Ульрих Бек.1 Согласно этой теории, в последней трети XX века человечество вступило в новую фазу своего развития, которую следует называть обществом риска. Общество риска - это постиндустриальная формация, от индустриального общества оно отличается рядом коренных особенностей. Главное отличие состоит в том, что если для индустриального общества характерно распределение благ, то для общества риска - распределение опасностей и обусловленных ими рисков. В индустриальном обществе производились и распределялись главным образом положительные достижения, а в обществе риска, которое «врастает» в индустриальное, накапливаются и распределяются между членами негативные следствия развития

1 Большая советская энциклопедия под ред. Б.А. Введенского. Т.Зб.М.,1955., С.544.

2 Ожегов СИ. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. - М: Рус. Яз., 1984.,С605.

3 Альгин А.П. Риск и его роль в общественной жизни. М. 1989., С. 19-20.

4 N. Luhman. Soziologie des Riskos. Berlin; N. Y.: Walterde Gruyter, 1991.

14

последнего.

Согласно концепции Бека, для того, чтобы появилось общество риска, необходимы два объективных условия. Во-первых, оно возникает прежде всего там, где материальные потребности людей могут быть в значительной степени удовлетворены (создано «общество потребления»), как в результате научно-технического прогресса, так и вследствие принятия мер социальной защиты. Во-вторых, темпы и степень развития производительных сил должны быть такими, что наработка и активизация побочных, существенно отрицательных явлений и процессов приобретает невиданные до того масштабы. Для индустриального (классового) общества характерно главное противоречие - между трудом и капиталом, оно выражается в неравном распределении благ. Социальные институты капиталистического общества пытаются обосновать и узаконить это неравенство. Обществу риска приходится решать иные проблемы:

• как предотвратить, ограничить или свести к минимуму опасности и риски, которые все в большей степени сопровождают постиндустриального развитие? • • где, когда и как проявятся пока еще скрытые (латентные) негативные эффекты? • • каким образом вести управление рисками с целью такого их распределения, при котором, с одной стороны, не тормозился бы научно-технический прогресс, а с другой - соблюдались бы требования (экологические, медицинские, психологические и социальные) приемлемости рисков? • Ульрих Бек подчеркивает, что в новых условиях изменился смысл самого понятия «риск». Риск играл большую роль на протяжении всей истории человечества. Риску подвергался любой, кто начинал новую для людей деятельность, особенно если вспомнить, к примеру, первооткрывателей не известных ранее стран или целых континентов. Но эти риски, во-первых, были добровольными, и во-вторых, индивидуальными (персональными). Так, Колумб знал, что рискует собственной жизнью и жизнями своих спутников, но он считал это допустимым риском, и в его власти было принимать рискованные решения. В новых условиях

1 Век U. Risk Society. Towards a New Modernity. London, 1992. 298р.// Ваганов П.А., Ман-Сунг Им. Экологический риск: Учебное пособие. - СПб.: Изд-во С- Петерб. Ун-та, 1999., С. 15.

15

нависшие над человечеством опасности лишают риски индивидуального характера.

В последние годы уделяется большое внимание проблеме политического риска.

Как отмечает В.В. Ильин - «риск присутствует при принятии любого политического решения»1

Энциклопедический словарь «Политология» рассматривает риск как «неустранимый элемент политического решения любого уровня (начиная с революционных преобразований всего общества и заканчивая голосованием отдельного избирателя), заключающийся в выборе (не всегда «просчитываемом») той или иной линии поведения, того или иного действия».2

Цена ошибок и риск реформ в современных условиях значительно возрастает, соответственно увеличивается ответственность политиков за неправильные и несвоевременно принятые решения.3

На Западе существуют авторитетные консультационные фирмы, готовые предоставить заказчику оценки степени политического риска по любой стране, в том числе и по нашей. В этих оценках фактически отражается уровень напряжённости внутриполитической обстановки в странах, каждая из которых имеет свой рейтинг.

С этих позиций, например, проводились исследования посвященные проблеме политического риска, когда возник вопрос об оказании экономической помощи СССР странами Запада.4

Риск присутствует и является составляющим элементом любой управленческой деятельности. Понятие управленческого риска рассмотрел в своих работах В.В. Черкасов. Управленческий риск, по Черкасову - это осуществление управленческой деятельности в условиях неопределенности, когда причинно-следственный результат не позволяет принять оптимальное решение по достижению поставленной цели. Эта формулировка более полно раскрывает проблему рисков в управленческой

1 Ильин В.В. Политология: учебник для вузов. М: «Университет:
Книжный дом».2000.,С.69-71.

Политология: Энциклопедический словарь / Общ. Ред. и сост. Ю.И. Аверьянов. -М.: Изд-во Моск. Комерч. Ун-та. 1993., С.341.

3 Плотинский Ю.М. Риск в социальных реформах // Вестник МГУ.
Сер. 18. Социология и политология - 1996, №2., С.25.

Тихомирова И.В. Пути стабилизации обстановки с позиции политического риска // Социолого-политические науки. 1991- №12., С.94.

16 деятельности.

Обобщая, можно сказать, что проявление управленческого риска раскрывает потенциал управленческой деятельности, а отсюда высвечивает те недостатки, которые проявились при принятии того или иного управленческого решения. Риск -это многофакторное и многоаспектное явление. По количеству проявленных управленческих рисков можно судить, в какой степени в дальнейшем может осуществляться эффективная управленческая деятельность.

Здесь очень важно дополнить, что управленческий риск представляет собой ситуативную характеристику управленческой деятельности любого субъекта, что является следствием неопределенности в его внутренней и внешней среде и при его реализации наступают для данного субъекта неблагоприятные последствия.1

Большое внимание категории риска уделяется психологами.

Так, К.К. Платонов рассматривает риск как обращение к деятельности при отсутствии уверенности в достижении её цели.2

Словарем по психологии” риск определяется как ситуативная характеристика деятельности, состоящая в неопределённости её исхода и возможных неблагоприятных последствиях в случае неудачи. В психологии понятию «риск» с позиции сознательного поведения соответствуют три основных взаимосвязанных значения:

1,Риск как мера ожидаемого неблагополучия при неуспехе в деятельности, определяемая сочетанием вероятности неуспеха и степени неблагоприятных последствий в этом случае;

2.Риск как действие в том или ином отношении грозящее субъекту потерей (проигрышем, травмой, ущербом). Экспериментально различаются риск мотивированный, рассчитанный на ситуативные преимущества в деятельности и немотивированный. Кроме того исходя из соотношения ожидаемого выигрыша и

1 В.В. Черкасов. Проблемы риска в управленческой деятельности. Монография. - М.:

«Рефл-бук», К.: «Ваклер», 1999., С.70.

” Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий: Учебное

пособие - 2-е издание переработанное и дополненное. М. Высшая школа. 1984.

С.125.

Краткий психологический словарь. / Сост. Л.А. Кариенко; Под общ. Ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. -М: Политиздат, 1985., С.308-309.

17

ожидаемого проигрыша при реализации соответствующего действия выделяют оправданный и неоправданный риск;

З.Риск как ситуация выбора между двумя возможными вариантами действия: менее привлекательным, однако более надёжным и более привлекательным, но менее надёжным (исход которого проблематичен и связан с возможными неблагоприятными последствиями). Традиционно здесь выделяются два класса ситуаций, в которых: а) успех и неуспех по определённой шкале достижений (ситуации типа «уровень притязаний»); б) неуспех влечет за собой наказание (физическая угроза, болевое воздействие, социальные санкции). Важное различие имеется между теми ситуациями, где исход зависит от случая (шансовые ситуации), и теми, в которых он связан со способностями субъекта (ситуации навыка). Выявлено, что при прочих равных условиях люди обнаруживают значительно более высокий уровень риска в ситуациях, связанных не с шансом, а с навыком, когда человек считает, что от него что-то зависит. В психологии понятие риска рассматривается главным образом в аспекте принятия риска, то есть активного предпочтения субъектом опасного варианта действия безопасному. Внимание исследователей привлекают явления сдвига в сторону большего или меньшего уровня риска в условиях группового обсуждения деятельности.

Есть определение такого характера, определяющее риск как действие направленное на привлекательную цель, достижение которой сопряжено с элементом опасности, угрозой неуспеха.

Ситуация риска предполагает возможность выбора из двух альтернативных вариантов поведения - рискованного, связанного с риском, и надёжного, то есть гарантирующего сохранение достигнутого.

Различают - объективные и субъективные оценки проявления риска. Действия воспринимаемые наблюдателями как осторожные, могут самим субъектом переживаться как рискованные, и наоборот. Психологическая концепция мотивации достижения успеха объясняет проявление тенденции к риску в условиях свободного выбора задач различной трудности. Однако предпочтение рискованных вариантов действия осторожным не всегда может быть представлена в виде исхода борьбы двух конкурирующих тенденций - надежды на успех и страха перед неудачей,

18

постулируемых этой концепцией. Психологическими исследованиями выявлено наличие тенденции к бескорыстному риску, когда предпочтение опасных вариантов поведения безопасным выглядит бесполезным с точки зрения стоящих перед субъектом как влечение к опасности. Этой тенденции принадлежит важная роль в предопределении повышенной склонности к риску.’

Однако существует и иной подход к определению риска - многомерный.2 Он основан на многочисленных факторах, ответственных за восприятие риска и влияющих на принятие связанных с риском решений. Эти факторы, выявленные психологами, имеют качественный характер. Чтобы сравнивать степени проявления этих факторов, им приписывают условные единицы (например, по пятибалльной системе: если данный фактор считается очень сильным, то его «вес» принимают за 5, а если очень слабым, то за 1). После этого все «веса» суммируются, в этом заключается сущность так называемого психометрического подхода к риску, исполь- зующего его многомерное определение. Многомерное определение носит качественный характер, оно полезно при выявлении приоритетов людей в их отношении к совокупности опасных событий или процессов.3

В литературе по экономике риску традиционно уделяется большое внимание.

Так в Большом экономическом словаре под редакцией А.Н. Азрилияна риск определяется как: 1. возможность наступления событий с отрицательными последствиями в результате определенных решений или действий; 2. вероятность по- нести убытки или упустить выгоду; неуверенность в получении соответствующего дохода или убытка. Существует множество классификаций рисков, например, капитальный — риск того что невозврат кредитов ухудшит состояние капитала банка и ему придется выпускать новые акции; кредитный — риск невозврата кредита, поставки — риск недопоставки финансового инструмента; валютный — риск потерь из-за изменения валютного курса; процентный —- риск уменьшения

1 Психологический словарь. / Под ред. В.П. Зинченко, Б.Г. Мещерякова - 2-е изд., перераб. И доп. - М.: Педагогика - Пресс, 1997., С.337.

2 Maslow А.Н. The Farther Reaches of Human Nature. New York, 1971. 266p.

3 Концепция Маслоу была развита в работах другого американского психолога - У. Роу, который придавал особое значение последствиям действий человека в сопряжённых с риском ситуациях. Rowe W. D. An Anatomy of Risk. Malabar, Florida, 1988.416р.

19

дохода по активу и роста расходов по обязательству из-за изменения процентных ставок; ликвидности — риск нехватки наличности и краткосрочных активов для выполнения обязательств; операционный — риск того, что будет нарушена работа операционных систем банка и он не сможет вовремя выполнять обязательства; политическая нестабильность в стране приведет к невыполнению обязательств по кредитам; риск платежной системы — риск того, что банкротство или неспособность функционировать крупного банка вызовет цепную реакцию в банковской системе. 3. в экономической психологии термину «риск» соответствуют ряд значений, в том числе: как мера ожидаемого неблагополучия при неуспехе в деятельности, опре- деляемая сочетанием вероятности неуспеха и степени неблагоприятных последствий; как действие, в той или иной степени грозящее субъекту потерей; как ситуация выбора между двумя возможными вариантами действия: менее привлекательным, но более надежным, более привлекательным, но менее надежным. 4. в страховании это вероятность наступления страхового случая, а также возможный размер ущерба от него. Изучение степени риска на основе теории вероятностей служит основой для установления размера страховых платежей страхователей.1

Понятие предпринимательского риска появилось одновременно с развитием самого предпринимательства. Взаимосвязь предпринимательства с риском очевидна и еще Адам Смит характеризовал предпринимателя как собственника, который с риском для себя идет на реализацию коммерческой идеи с целью учения прибыли.

Неизбежность экономического риска в предпринимательской деятельности обусловлена действием объективных законов рыночного механизма, свободой предпринимательства и конкуренцией.2

Предпринимательский риск представляется как деятельность субъектов хозяйственной жизни, связанную с преодолением неопределённости в ситуации неизбежного выбора, в процессе которого имеется воз-ость оценить вероятности достижения желаемого результата, неудачи и отклонения от цели, содержащиеся в выбираемых альтернативах. Такой взгляд основан на том, что риск - это опасность

1 Большой экономический словарь. / Под редакцией А.Н. Азрилияна. 2-е издание дополненное и переработанное. М.: Институт новой экономики, 1997., С.578.

2 Очередько В.П. Государственно-правовое регулирование безопасности предпринимательства. Дисс. Д.ю.н. Спб: академия МВД России, 1998., С.181.

20

неудачи, непредвиденных потерь в условиях неопределенности экономической ситуации.

Современная общественная жизнь и прежде всего экономика выдвинули на передний план проблему хозяйственного риска. С появлением многоукладное™ экономики, развитием товарно-рыночных отношений, развитием товарно-рыночных отношений, возникают хозяйственно-экономические ситуации неопределённости, когда руководители и трудовые коллективы вынуждены пойти на экономически оправданный риск.”

Хозяйственный риск является неотъемлемым элементом для всех экономических моделей. Базой такого риска являются хозяйственные ситуации с элементами объективной экономической неопределённости.3 Присутствовал он и в условиях директивной экономики, что связано с возможностью невыполнения государственного плана, недопоставки продукции или несоблюдения сроков ее поставки, задержкой поставки материальных ресурсов.

С хозяйственным риском тесно связан экологический риск, возникающий в связи с хозяйственной деятельностью человека и выражающийся в возможном причинении вреда окружающей среде. Понятие этого риска подробно разработано специалистами в области экологического права. Так в выпущенной в 1994 году «Энциклопедии окружающей среды» можно прочесть: «риск представляет собой шанс того, что может случиться нечто нежелательное».4 По-видимому, эта тенденция в определении риска унаследована из гражданского права, точнее - из практики страхования, где под риском понимают вероятность (шанс) наступления нежелательных последствий. В опубликованной в 1993 г. монографии У. Хэлленбека, посвященной проблемам количественного оценивания экологического риска и риска профессиональных заболеваний, термин “риск” рассматривается как

1 Очередько В.П. Указ.соч. С. 185.

2 Овчиникова Г.В. Виды профессионально-хозяйственного риска // Правоведение. Ленинградский университет. №4. 1990. С.61.

3 Берестовой А.Н. Обоснованный риск как обстоятельство
исключающее преступность деяния. Авторефф. Дис. .кюн СПб. 1999.С.19.

4 Environmental Encyclopedia. Detroit, 1994. P. 110.

синоним терминов “вероятность” и “частота”.

Ряд авторов определяет экологический риск как количественную меру опасности с учетом ее последствий. Последствия проявления опасности всегда приносят ущерб, который может быть экономическим, социальным, экологическим и т. д. Следовательно, оценка риска должна быть связана с оценкой ущерба. Чем больше ожидаемый ущерб, тем значительнее риск. Кроме того, риск будет тем больше, чем больше вероятность проявления соответствующей опасности. Поэтому риск может быть определен как произведение вероятности опасности рассматриваемого события или процесса на магнитуду ожидаемого ущерба.

Сложились представления и о риске, связанном с проявлением конкретных природных процессов. Но, до настоящего времени отсутствует единая методология оценки риска геологических процессов. При оценивании риска от воздействия землетрясений рассматриваются различные виды ущерба на конкретных объектах, а значения суммарного ущерба считаются случайными величинами. При этом сейсмический риск определяется вероятностными функциями распределения этих величин, заключенными в определенных интервалах времени. В то же время геологический и геохимический риски определяются как «вероятности активизации и проявления природных или техногенных геологических процессов на определенной территории».3 Так называемый эколого-геоморфологический риск определяется как “степень вероятности совокупного проявления опасных и катастрофических процессов рельефообразования за определенный интервал времени, влекущих за собой экологические последствия”4 В терминах вероятности определяет геологический риск Е.С. Дзекцер, предлагая использовать в качестве

1 Hellenbeck W.H. Quantitative Risk Assessment for Environmental and Occupational Health. Boca-Raton, 1993. 212p.

Ваганов П.А., Ман-Сунг Им. Экологический риск: Учебное пособие. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. Ун-та, 1999., С.7-8.

3 Бахиреева Л.В., Осипов В.И., Кофф Г.Л., Родина Е.Е. Геологический и геохимический риск как критерий геоэкологического нормирования территорий // История взаимодействия общества и природы: факты и концепции. Тез. Докл. 4.1.М., 1990. С.98-102.

Ананьев Г.С. Методология изучения катастрофических процессов рельефообразования и вопросы эколого-геоморфологического риска // Обзор картографирования природных опасностей и стихийных бедствий. М., 1992.С.54-59.

22

общего выражения для оценки риска формулу полной вероятности.1

Обзор научных публикаций показывает, что все большее распространение получает такой подход к определению риска неблагоприятного события, который учитывает не только вероятность этого события, но также все его возможные последствия. Вероятность события или процесса здесь выступает одним из компонентов риска, а мера последствий (ущерба) - другим. Такое двумерное определение риска используется при количественном оценивании риска.

Особое значение приобрели проблемы анализа и оценивания риска, обусловленного возможностью экологических катастроф. Окончание холодной войны уменьшило риск ядерного самоуничтожения, однако становятся все более острыми такие проблемы, как загрязнение биосферы разнообразными вредными веществами, накопление радиоактивных отходов, обезвреживание запрещенных к использованию пестицидов и химического оружия, хранение которого сопряжено со значительным риском.” Весьма важно оценить риск, связанный с глобальным изменением климата, новыми биотехнологиями и достижениями генной инженерии, созданием глобальных систем коммуникации, возможными манипуляциями с человеческим сознанием. Главная цель анализа и оценки риска состоит в определении путей и средств управления им, точнее — в его снижении до приемлемого уровня.3

В последнее десятилетие уходящего тысячелетия в едва ли не ведущее направление социологии превратилась так называемая риск-рефлексия. Центром исследовательского интереса стала реакция общества, его культуры и институтов на производство и распространение рисков, продуцируемых в ходе социальных изменений и угрожающих самому существованию общества, равно как и жизни природы.4 Речь идет об угрозах и опасностях как техногенного, так и социогенного в

1 Дзекцер Е.С. Методологические аспекты проблемы геологической опасности и

риска//Геоэкология. 1994.№3. С.41-47.

” Аспектам ядерного риска посвящено См.: Ваганов П.А.
Ядерный риск.

Л.,1997.112с.

3 Ваганов П.А., Ман-Сунг Им. Экологический риск: Учебное пособие. - СПб.: Изд-во

С.-Петерб. Ун-та,1999., С.З.

Кузьмина А.А. Экологическое действие как форма риск- рефлексии // Социологические исследования. - 1999., С.60-61.

23

самом широком смысле слова характера.

Общим стимулом к развитию рискологии как особой отрасли социального знания явился переход индустриально развитых обществ к новой фазе модернизации, именуемой высокой или поздней. В этих условиях изменился, прежде всего, масштаб социально-экологических опасностей, потенциально они стали угрожать все большему числу людей. Было также осознано, что социальные и технические причины современных экологических проблем недостаточно изучены, а их последствия гораздо более серьезны, нежели предполагалось; некоторые из них вообще носят необратимый характер. Наконец, выяснилось, что многие последствия рисков современной модернизации скажутся лишь в отдаленном будущем. В целом частота, масштаб и серьезность; непосредственных угроз человеческому здоровью и благополучию резко возросли.1 Непосредственным же толчком к «взрывному» развитию данного направления социологических исследований стали Чернобыльская катастрофа, а также риски, порождаемые запаздывающей и неадекватной интерпретацией социальных последствий достижений генной инженерии и других областей современной науки.

Фокусом этих исследований стали процессы риск-рефлексии, понимаемые двояко: традиционно, как рефлексия массового и профессионального сознания на текущие “социальные изменения, и «инновативно», как столкновение общества с последствиями рисков, с которыми оно не может справиться (ассимилировать или трансформировать), действуя в соответствии со стандартами индустриального общества. Этот инновативный тип рефлексии получил название риск-рефлективности и проявился на общественной арене, прежде всего, в коллективных действиях экологического и других социальных движений.2

Косвенным стимулом к развитию рискологии явился феномен возрастающей значимости политических решений3, способных существенным образом влиять на

1 Dunlap R., Catton W. Jr. Struggling with Human Exemptionalism: the Rise, Decline and Revitalization of Environmental //The American Sociologist. 1994. Vol. 25.№ 1. Pp.5-30.

2 Яницкий О.Н. Экологическая социология как риск-рефлексия // Социологические исследования. - 1999., - № 6., С.50.

Яницкий О.Н. Экологическая политика как риск-рефлексия // Куда идёт Россия?… Трансформация социальной сферы и социальная политика / Под общ. ред. Т. И. Заславской. М. 1998., С.86.

сложившийся социальный и геополитический порядок.

Определение рассматриваемого понятия даётся в литературе, посвященной медицинскому риску.

Медицинский риск возможен при оперативных вмешательствах,

терапевтическом лечении, при проведении медицинского эксперимента. Этот вид риска в уголовно-правовой литературе определяется как «правомерное создание опасности для сохранения и восстановления здоровья и спасения жизни человека при проведении хирургической операции, терапевтического лечения, медицинского эксперимента, если достижение позитивного результата невозможно традиционными методами.

К исследуемому виду риска применимы условия, определяющие правомерность любых рискованных действий. Медицинский риск считается оправданным, если соблюдены следующие условия: рискованное действие совершается медицинским работником для сохранения и укрепления здоровья, спасения жизни конкретного больного или других людей в случае проведения медицинского эксперимента; рискованное действие произведено специалистами и соответствует современным достижениям медицинской науки и практики; сохранение и укрепление здоровья, спасение жизни больного не может быть достигнуто действиями, не связанными с данным риском; медицинский работник предпринял все возможные меры для предотвращения вреда здоровью и угрозы жизни больного либо лица, подвергнувшегося медицинскому эксперименту; лицо, подвергавшееся рискованному медицинскому эксперименту, действительно свободно и чётко выразило своё согласие на его проведение.”

Медицина - та область человеческой деятельности, где каждое новое открытие позволяет если не сохранить жизнь в каждом конкретном случае, то хотя бы облегчить страдания многих людей. Однако на определённой стадии исследования возникает необходимость опробовать на человеке средство или метод, результаты

Самороков В.И. Уголовно-правовая оценка медицинского риска. // Современные тенденции развития уголовной политики и уголовного законодательства. М.,1994. С.65-66.

” Захарова С. Обоснованный риск (Медицинский аспект) // Человек: преступление и наказание. - 1997 - №3-4.,С40.

25

действия которых невозможно с достоверностью предвидеть. В таких случаях врачу не остаётся ничего иного, как сознательно подвергнуть своего пациента или даже группу больных неведомым для них и возможным вредным последствиям.

Кроме того, следует отметить, что прогресс медицины невозможен без экспериментов, поскольку они помогают разработке более действенных профилактических и лечебных методов.

В юридической литературе риск исследуется в различных отраслях права.

Большое внимание проблеме риска уделяется и учеными-цивилистами. Как отмечает В.А. Ойгензихт, идея риска проходит через всё гражданское право. По его определению риск - это субъективный выбор при принятии, оценке и предпочтении в ситуации неопределённости той или иной рискованной альтернативы, а выбор этот ведёт к объективному рискованному поступку.1 Риск представляет собой детерминированный выбор поведения в ситуации, не исключающей достижения нежелаемого результата, регулирование поведения в необходимом направлении, сознательное допущение этого преимущественно случайного результата и возложение связанных с ним отрицательных последствий:

Есть и другая точка зрения. Риск - явление объективное. Он лежит в одной плоскости с опасностью. Риск и опасность одно-порядковые категории, отражающие объективные реальные обстоятельства. В правовом понимании риск является началом возмещения невиновного причинения вреда, если так установлено законодательством .3

«Риск - синоним опасности, возможность наступления нежелательных последствий», - пишет В.И. Серебровский - «Для признания риска возможным является решающей объективная точка зрения, т.е. та которая свойственна при данных условиях каждому разумному и сведущему человеку.»

1 В.А. Ойгензихт. Проблема риска в гражданском праве (часть общая). Душанбе,

«Ирфон», 1972., Сб.

’ В.А. Ойгензихт. Воля и волеизъявление: очерки теории, философии и психологии

права. Душанбе, 1983., С. 143.

” Ю.Э. Райдла. Вопросы гражданско-правовой ответственности в условиях

перестройки. Юридическая ответственность: проблемы и перспективы // Учёные

записки Татарского гос. Ун-та. Вып. 852. Тарту. ТГУ. 1989., С.58.

4 Серебровский В.И. Избранные труды. М. 1997., С.503-504.

26

Позиции объективной концепции разделяет также А. А. Собчак, который считает, что риск - “это всегда опасность появления неприятных последствий, относительно которых неизвестно, наступят они или нет”.1

В самом же гражданском законодательстве отсутствует определение понятия риска, хотя на него указывается в отдельных его нормах как например, в ст.600 (риск случайной гибели имущества, переданного под выплату пожизненной ренты) или ст. 952 (Имущественное страхование от разных страховых рисков), ст.959 (Последствия увеличения страхового риска в период действия договора страхования) Гражданского кодекса РФ.”

В уголовно-правовой науке риск определяется по разному. М.С. Гринберг характеризует оправданный производственный риск «как правомерное создание опасности в целях достижения общественно полезного производственного результата, который не может быть получен обычными не рискованными средствами. А.И. Санталов даёт следующее понятие риска: «Под производственным риском понимается стремление достичь общественно полезную цель или предотвратить вредный результат производственной деятельности путём поставления в опасность охраняемых законом интересов.4

По мнению А.А. Пионтковского - «Нормальным производственно- хозяйственным риском советская теория права считает такие действия лица, когда оно при выполнении своих профессиональных обязанностей, хотя и может причинить известный ущерб, для предупреждения которого применяются соответствующие меры, но стремиться при этом добиться существенного производственного результата, который не может быть достигнут при данном уровне развития техники другими средствами.»1

Ю.В. Баулин полагает, что риск есть объективное состояние возникновения

1 Собчак А.А. О некоторых спорных вопросах общей теории
правовой ответственности // Правоведение. 1968. № 1, С.55.

Гражданский кодекс Российской Федерации. Части первая и вторая. - М.: Издательская группа ИНФРА - М - НОРМА, 1997., С.270, 402, 405. 3 Гринберг М.С. Проблема производственного риска в уголовном праве. М. Госюриздат. 1963., С.46. Курс советского уголовного права. Общая часть. Т.1. Л. 1968. С.524.

27

опасности причинения вреда, при которой неизвестно, наступит этот вред или нет.2

Сравнительно недавно в качестве средства обеспечения реализации прав человека и гражданина в деятельности государственных органов стал рассматриваться правоприменительный риск.

Гарантированность прав личности во многом зависит от эффективности законодательства, его способности адекватно реагировать на происходящие изменения в общественных отношениях. Сегодняшнее состояние отечественного законодательства характеризуется наличием значительного числа расплывчатых формулировок, коллизий и пробелов в нормах, низким уровнем юридической техники.

В этих условиях важное значение приобретает право-обеспечительная деятельность государственных органов и должностных лиц. Несмотря на то, что юридическая практика выработала достаточно совершенные технические правоприменительные приемы разрешения юридических коллизий и способы восполнения пробелов в процессе правоприменения, многие актуальные вопросы реализации прав личности остаются не разрешенными. Правоприменитель оказывается в сложных условиях: недостаточность четких законодательных дефиниций, и в ряде случаев отсутствие юридических механизмов реализации норм, закрепляющих права и свободы человека, с одной стороны, и обязанность обеспечить реализацию этих прав и свобод, с другой стороны, создают для него сложную ситуацию.

В правоприменительной деятельности риск выступает не только как фактическая основа юридического дела, как объект юридической оценки, а именно в таком аспекте он рассмотрен выше, но и как ситуативная характеристика правоприменительной деятельности. Риск может быть не только основанием для принятия решения по юридическому делу, но и самим содержанием деятельности субъекта правоприменения. В этом аспекте его можно рассматривать как правоприменительный риск, а саму правоприменительную деятельность как

1 Пионтковский А.А. Уголовный закон в борьбе с отрицательными последствиями научно-технического прогресса // Советское государство и право. 1972. №4.С37. “ Баулин Ю.В. К вопросу о профессиональном риске в проекте Основ Уголовного законодательства. В книге Правовое государство. Вып. №1. Тарту. 1989. С. 227.

28

рискованную.

Правоприменительный риск можно определить как принятие в условиях неопределенности правоприменительного решения, результаты реализации которого не могут быть однозначно предопределены. Иными словами, относительно результата реализации такого решения имеется неопределенность — положительный результат, равно как и вред правоохраняемым интересам, носит вероятностный характер.

Ситуация риска в процессе правоприменения возникает при объективно существующей неопределенности. Она выражается в том, что для достижения стоящих перед правоприменителем целей, будь то обеспечение реализации обеспечения субъективного права гражданина, раскрытие преступления или решение вопросов, имеет глобальный характер.

Проблема криминалистического риска рассматривается в криминалистической науке и следственной практике.

Так Р.С. Белкин определяет риск тактический, как возможность наступления отрицательного результата или отрицательных последствий при производстве следственных действий. Риск должен учитываться при принятии тактического решения.”

Процесс принятия и реализации тактических решений в условиях тактического риска всегда направлен на решение определённых тактических задач. Их решение в процессе расследования требует учёта факторов определяющих уровень тактического риска. К ним относятся методы принятия тактических решений, а также психология принятия тактических решений в данных условиях, отражающих уровень криминалистических знаний и положительного опыта следственной практики.3

1 Мамчун В.В. Правоприменительный риск и его ограничительные пределы // Теория и практика ограничения прав человека по российскому законодательству и международному праву: Сборник научных трудов. Часть 1 / Под ред. В.М. Баранова.—Н. Новгород: НЮИ МВД РФ, 1998., С.261.

2 Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М: издательство «БЕК», 1997., С.192.

Осипов Ю.Ю. Деятельность следователя в условиях тактического риска. Автореф. Дисс. Кюн. М: Высшая юридическая заочная школа МВД РФ, 1992., СП.

29

Практической деятельности следователя, производству им процессуальных, организационно-подготовительных, розыскных и других действий, как правило, предшествует анализ исходных данных и оценка конкретной ситуации по уголовному делу с последующим принятием соответствующих решений. Однако процессы принятия и практической реализации этих решений сопряжены с преодолением существенных трудностей. Одна из их разновидностей - тактико- управленческие трудности, обусловленные сложным вероятностным характером выбора следователем одного из возможных способов своих действий, каждый из которых не гарантирует достижения намеченной цели, но даже и не исключает риска наступления дополнительных негативных последствий (трудности тактического риска).

В зависимости от соотношения данного вида трудностей, противостоящих следователю и совокупности ресурсов, находящихся или дополнительно привлечённых в его распоряжения возникают ситуации тактического риска.

Важнейшей характеристикой ситуации тактического риска является отсутствие среди множества решений абсолютно надежного, обязательно ведущего к намеченной цели. Поэтому даже в случае принятия наиболее оптимального решения всегда остается вероятность наступления неудачного исхода выбранного следователем способа действий. Ситуации тактического риска возникают, как правило, лишь тогда, когда невозможно отказаться от решения конкретной задачи без реальной опасности причинения еще большего ущерба целям расследования, в то время как для их достижения отсутствуют гарантированные способы действий. Решение следователя, принятое в условиях тактического риска, может оказаться не только недостаточно надежным, но даже и ошибочным и не только не приведет к намеченной цели, но и причинит определенный вред расследованию.1

Существует риск и в уголовном процессе. Так, например, не ясна позиция законодателя относительно избрания меры пресечения. Статья 89 УПК РФ не говорит о доказательствах, необходимых для подтверждения вывода о том, что обвиняемый, будучи на свободе станет мешать следствию или скроется. Она говорит лишь о «достаточных основаниях» для принимаемого решения.
Подобная

30

формулировка, означает возможность риска при избрании меры пресечения или отказе от неё.

Ещё в большей степени, как указывает А.Г, Густов, риск усматривается в формулировке статьи 90 УПК РФ о применении меры пресечения в отношении подозреваемого. Правда в законе речь идёт об исключительных случаях. Однако на практике аресты подозреваемых по тяжким преступлениям до предъявления обвинения скорее стали правилом. И то обстоятельство, что обвинение должно быть предъявлено в течении последующих 10 суток, не меняет сути дела.2 Именно здесь и зарождается обвинительный уклон, так как после принятия «авансом» решения об аресте в дальнейшем происходит «подгонка» доказательств под уже реализованное решение.

Нелишне отметить, что и для обыска и для меры пресечения закон формулирует основания одинаково - «достаточные основания полагать», хотя социально правовые последствия риска в обоих случаях далеко не равнозначны: в первом случае - принудительное вторжение в жилище, а в другом - ограничение свободы и изоляция от общества,

Указание закона о применении меры пресечения, в том числе заключения под стражу, альтернативные. Учтя, например, возраст, семейное положение, род занятий и личность обвиняемого, следователь может воздержаться от ареста. И вот здесь, вопреки довольно распространённому мнению практических работников, они рискуют в большей степени, поскольку не располагают исчерпывающей информацией, исключающей сомнения в надлежащем поведении обвиняемого оставленного на свободе.

Велик риск и при применении статьи 122 УПК РФ.4 Перечисленные в ней основания заведомо ставят следователя в состояние риска относительно того окажется или нет причастным к преступлению задержанное лицо.

1 Криминалистика: учеб. для вузов / И.Ф. Герасимов, Л.Я. Драпкин, Е.П. Ищенко и др.; Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. - М: Высш. Шк., 1994., С. 42-46.

2 Густов А.Г. Моделирование в работе следователя. Л. 1980. С.74.

3 Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность. М.: Российское право, 1992., С.372.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 года в редакции Федерального закона от 21 августа 1998 года.

31

Риск присущ любой сфере деятельности правоохранительных органов. Так Ю.М. Ткачевский в качестве такого примера такого риска называет своего рода эксперимент, когда в 1963 году было организовано несколько колоний-поселений для перевода в них лиц, твёрдо ставших на путь исправления, в колониях общего, усиленного и строгого режимов. В колониях-поселениях осуждённые содержались без охраны (но под надзором). За период эксперимента не было допущено побегов осуждённых, таким образом эксперимент удался и риск оказался оправданным.1

В литературе выделяется даже такой сугубо специальный вид риска, как прокурорско-следственный.’

Особое место риск занимает в повседневной деятельности работников оперативных подразделений, напрямую соприкасающихся с криминальным элементом. Но на раскрытии понятия данной категории в рамках настоящего параграфа мы останавливаться не будем, так как этому будет посвящена большая часть диссертационного исследования.

Опираясь на изложенное мы приходим к следующим выводам:

Если не принимать в расчет узко специальных значений риска, то многообразие трактовок в приведённых выше работах можно свести в следующие три группы:

В первой риск понимается как специфический процесс выбора вариантов действия: выбор альтернатив в ситуации неопределенности; выбор действия, исход которого определяется случаем; единство обстоятельств и индивидуально- групповых предпочтений (критериев оценки ситуации), на основе которых принимается оперативное решение.

Во второй группе риск раскрывается через непосредственное действие субъекта: действие наудачу в надежде на счастливый исход; образ действий в неясной, неопределенной обстановке; поведение при наличии опасности, угрозы.

В третьей акцент делается на вероятности отрицательного характера последствий: вероятность ошибки или неуспеха в ситуации с несколькими

Ткачевский Ю.М. Оправданный профессиональный и производственный риск как обстоятельства, исключающие уголовную ответственность // Вестник Московского университета. Сер.2. Право. 1991. №3.,С.17.

Кабанов П.С. Риск при расследовании преступлений // Социалистическая законность. 1989., №2. С. 56-58.

32

альтернативами; ущерб, связанный с реализацией решения или вызванный неблагоприятными факторами среды; возможность наступления нежелательных последствий (их мера) в результате действия случайных факторов; событие, наступ- ление которого содержит возможность каких-либо потерь. Соединение второго и третьего подходов позволяет рассматривать риск как действие, направленное на привлекательную цель, достижение которой сопряжено с угрозой потери, или как ситуативную характеристику деятельности, включающую неопределенность исхода и неблагоприятные последствия в случае неуспеха.

Каждое определение выделяет особые черты риска, хотя между ними есть нечто общее, а именно речь идет о процессе принятия решения субъектом и его действиях в ситуации неопределенности. Исключение составляет третья группа, где риск связывается с ущербом, полученным, например, в результате стихийного бедствия. Однако, с нашей точки зрения, такой ущерб нельзя назвать риском. Риском является возможный ущерб как следствие решения — именно риск решения. Если причины ущерба находятся вовне, мы должны говорить об опасности. Следовательно, риск одних может стать опасностью для других. Очень часто, говоря о риске, авторы делают акцент на опасности, которой подвергаются люди, а не на возможных преимуществах, если желаемая цель достигнута. Между тем в случае риска возможен как успех, так и неуспех.

Изучение рисков в современном обществе стало насущной потребностью. Чем дальше оно продвигается по пути научно-технического прогресса, тем больше рискует. Кроме того, люди все чаще принимают решения при наличии не одной, а множества альтернатив. Значит, и здесь возрастает уровень риска. Несмотря на это, изучение риска еще не стало сферой фундаментального научного исследования.

1 <1

JJ

§ 2. Правовые аспекты риска.

Включение в УК РФ 1996 г. нормы об обоснованном риске следует оценить весьма позитивно. Оно соответствует обозначившейся в российском обществе тенденции на развертывание инициативы и самостоятельности, научно-технической, хозяйственной, профессиональной смелости, на принятие новых, нестандартных решений в любой области, где работает тот или иной гражданин.1

Несмотря на то, что в законодательстве ранее анализируемое обстоятельство не содержалось, ряд специалистов в области уголовного права давно включали риск в число обстоятельств исключающих преступность деяния или общественную опасность деяния. Сейчас этот спор решён в пользу первой позиции (ст. 41 УК РФ).

Тем не менее, рассмотрим эту дискуссию в ретроспективе. В частности, ряд авторов рассматривали риск в рамках такого обстоятельства, как выполнение служебных или профессиональных обязанностей.3

При этом, по их мнению, выполнение служебных или профессиональных обязанностей должно было входить в число обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, а риск рассматривался как частный случай общего понятия профессиональных обязанностей.

Вместе с тем, как представляется обоснованный риск не всегда лежит в сфере профессиональных обязанностей лица. Помимо этого и причинение вреда при исполнении профессиональных обязанностей далеко не всегда связано с возможным оправданным риском, а бывает полностью очевидным заранее неизбежным. Поэтому два этих обстоятельства правильнее было бы рассматривать в качестве

Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть. Ответственные редакторы и руководители авторского коллектива — доктор юридических наук, профессор А.Н. Игнатов и доктор юридических наук, профессор Ю.А. Красиков. — М: Издательская группа НОРМА— ИНФРА • М., 1998., С.305. “ Курс Советского уголовного права. Под ред. Беляева Н.А. и Шаргородского М.Д. изд. ЛГУ, 1969, т. 1.С.524.; Гринберг М.С. Проблема производственного риска в уголовном праве. М. Госюриздат. 1963. 132 с.

Слуцкий И.И. Обстоятельства исключающие уголовную ответственность. Изд. ЛГУ, 1956., С. 11-12.;

34

самостоятельных.’

Совершение определённых действий в условиях обоснованного риска может являться не только правом, но и обязанностью лица.2

В этом случае рискующий не может воздержаться от совершения действия. Так, лицо, отдающее приказ о штурме захваченного преступниками объекта, рискует жизнью и здоровьем своих подчинённых, которые должны будут действовать в экстремальной ситуации, однако оно не может воздержаться от принятия такого решения и бездействовать.

В отечественном уголовном законодательстве впервые норма о профессиональном и хозяйственном риске появилась в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1991 года, которые так и не вступили в силу в связи с распадом СССР. В ст. 27 Основ 1991 года предусматривалось, что не является преступлением действие, хотя и попадающее под признаки деяния, предусмотренного уголовным законом, но представляющее собой оправданный профессиональный или хозяйственный риск для достижения общественно полезной цели.

В качестве критериев оправданности риска предусматривались следующие положения: действие должно соответствовать современным научно-техническим знаниям и опыту; поставленная цель не могла быть достигнута действиями, не связанными с риском; были приняты все возможные меры для предотвращения вреда правоохраняемым интересам.

Данная норма была направлена на создание более свободной атмосферы в хозяйственной деятельности, преодоление косности и жёсткой регламентации, поощрения самостоятельности и инициативности в производстве, что было связано с перестройкой, переходом на новые методы хозяйствования. Но ещё более важным представляется то, что признание риска допустимым раскрепощало разработку новых направлений при проведении научных исследований, поскольку без риска сложно представить себе развитие науки.

1 Орешкина Т. Обоснованный риск в системе обстоятельств,
исключающих преступность деяния. // Уголовное право. - 1999 - № 1., С. 19.

2 Орешкина Т. Указ. соч. С. 21.; Ткачевский. Указ соч. С.21.

3 Орешкина Т. Там же. С. 19.

35

Таким образом, в качестве обоснованного профессионального риска можно было рассматривать поиск новых путей в науке и технике, испытание новых механизмов, медицинские эксперименты, разработку и внедрение мер по повышению эффективности производства.

Вместе с тем, норма о профессиональном и хозяйственном риске носила ограничительный характер и не способствовала достижению достаточной степени свободы в иных социально значимых областях, сопряжённых с опасностью причинения риска, например, в области борьбы с преступностью.

Понятие обоснованного риска содержащиеся в УК РФ 1996 года представляется в этом плане более удачным. В соответствии со ст. 41 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели,1

Риск признается обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, приняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам.

Обоснованный риск, состоящий в правомерном создании возможной опасности правоохраняемым интересам в целях достижения общественно полезного результата, который не мог быть получен обычными, нерискованными средствами, является обстоятельством, исключающим преступность деяния. Такой риск возможен в любой сфере деятельности: производственной, научно-технической, врачебно- медицинской, правоохранительной (например, в оперативной деятельности органов внутренних дел) и т. д., а также в экстремальных ситуациях, возникающих в сферах быта и проведения досуга. Риск — это в значительной степени право лица на творческий поиск, дерзание (например, при освоении новой технологии в производственном процессе; при разработке новых методов лечения в медицине; при пресечении деятельности преступных группировок в ходе осуществления оперативно-розыскных мероприятий, в частности, по освобождению заложников и т. п.).

1 Комментарий к УК РФ. Общая часть. Под общей ред. Генерального прокурора РФ, профессора Ю.И. Скуратова и Председателя Верховного Суда РФ Лебедева. М, Издательская группа ИНФРА, 1996., С.116.

36

Право на риск имеет любой гражданин, независимо от того, в каких экстремальных условиях он рискует (при осуществлении профессиональной деятельности либо преодолении ситуаций, возникающих в сфере быта или досуга). Не случайно в УК РФ 1996 г. законодатель употребляет термин “обоснованный риск”, а не “оправданный профессиональный и хозяйственный риск”, как в Основах уголовного законодательства 1991 г. Объем допустимого риска в новом УК РФ значительно расширен.

Источником, порождающим опасность причинения вреда правоохраняемым интересам при обоснованном риске, являются действия самого лица, намеренно отклоняющегося от устоявшихся требований безопасности для достижения общественно полезной цели.

Условия правомерности такого риска сводятся к следующему:

— вред охраняемым уголовным законом интересам причиняется действиями (бездействием) рискующего, направленными на достижение социально полезной цели;

— эта цель не может быть достигнута обычными, нерискованными средствами; — — вредные последствия при риске осознаются рискующим лишь как побочный и возможный вариант его действий (бездействия); — — совершенные действия (бездействие) обеспечиваются соответствующими знаниями и умениями, объективно способными в данной конкретной ситуации предупредить наступление вредных последствий;

— лицо приняло достаточные, по его мнению, меры для предотвращения вреда правоохраняемым интересам.

Действия (бездействие) рискующего должны быть направлены на достижение общественно полезной цели. Они совершаются для достижения результата, который приносит выгоду, главным образом не лично тому, кто действует в условиях риска, а другим людям, а также в целом обществу или государству. Достижение определенного общественно полезного результата — именно та цель, которая определяет социальную полезность тех или иных действий при обоснованном риске.

Для правильного понимания самой природы обоснованного риска и характеристики рассматриваемого условия важным является положение о том, что

37

цель «есть выражение потребности в предмете», что она «выступает как выражение неудовлетворённости миром и потребности изменить её».’

В основе обоснованного риска в его социальном значении лежат как раз неудовлетворённость лица настоящим положением вещей, вызывающее потребность изменить это положение, а такая потребность в свою очередь формирует соответствующую цель.

Реализуя определённую цель, человек использует разнообразные средства. Но существует определённая закономерность социальной деятельности, когда возвышение цели невозможно достичь низменными средствами, о чем следует помнить в процессе правоохранительной деятельности. Даже самая благородная цель не может служить оправданием любых средств.”

Очевидно, что не любая по своей значимости общественно полезная цель способна оправдать совершение действий, подпадающих под признаки деяния, предусмотренного уголовным законом и являться при этом одним из условий исключения уголовной ответственности, В литературе справедливо отмечается, что «цель, ради которой предпринимается рискованное действие должна оправдывать ту опасность с которой она сопряжена.3

Другими словами, при осуществлении рискованных действий следует соотносить цель с неблагоприятными последствиями риска. Незначительная цель исключает допустимость риска и следовательно, исключается возможность признания такого риска обоснованным. В случае причинения вреда, правоохраняемым интересам содеянное рассматривается как соответствующее преступление.

Если цель, которой руководствуется лицо, носит иной характер, например, противоправна по своей сути или отражает эгоистический интерес
лица,

1 Трубников Н.Н. О соотношении цели, средства и результата деятельности. Вопросы философии. 1989. -№ 4. С.60.

2 Философия: Учебник для юридических вузов. / Под редакцией В.П. Сальникова, В.П. Фёдорова, Г.Н. Хона, Б.К. Джегутанова. Второе издание, исправленное и дополненное. СПб.: Университет МВД России, 1999., С. 355.

3 Баулин Ю.В. К вопросу о профессиональном и хозяйственном риске. С. 230.

38

ответственность за причиненный вред наступает на общих основаниях. В некоторых случаях действия лица могут состоять в прямом нарушении правового запрета, однако тем не менее признаваться совершенными для достижения общественно полезной цели. Так, работник милиции может пренебречь запретом применять огнестрельное оружие в местах скопления людей в целях пресечения преступных действий лица, ведущего беспорядочную стрельбу в толпе.’

Помимо наличия общественно полезной цели необходимым условием обоснованности риска признаются невозможность достижения этой цели действием (бездействием), не связанным с риском, и принятия лицом достаточных мер для предотвращения вреда правоохраняемым интересам.

В связи с этими положениями закона, при анализе обоснованности риска в каждой конкретной ситуации необходимо ответить на вопрос о том, возможно ли было осуществление общественно полезной цели с помощью деяния, не связанного с риском. Если невозможно, то риск правомерен.

По мнению В.Ю. Ляпунова возможность достижения той или иной цели существует в большинстве случаев и без риска - «но для этого требуются не месяцы, как при риске, а годы, не десятки, а сотни тысяч рублей производственных затрат».2 Высказанное далее Ю.И. Ляпуновым предложение не включать это условие в норму

0 риске представляется необоснованным. Наличие данного условия предполагает разумные критерии, а в ряде случаев - большую вероятность сохранения невосполнимых ценностей без риска, хотя это и может быть связанно со значительными материальными затратами.

Возможность реализовать эту цель обычными, нерискованными методами снимает правомерность риска, превращает его в общественно опасное действие (бездействие). Если такая возможность существовала и лицо ею не воспользовалось, а предпочло рисковать и в результате причинило вред правоохраняемым интересам, оно подлежит ответственности на общих основаниях. Ненужный и неуместный риск

1 Уголовное право. Общая часть; Учебник под редакцией профессора А.И. Рарога. — М.: Институт международного права и экономики. Издательство «Триада, Лтд», 1997.,С.200-201.

2 Ляпунов Ю.И. Реформа уголовного законодательства и проблемы права. М, 1990. С.32.

39

часто является проявлением халатности, недобросовестности и безответственного отношения к порученному делу, служебному долгу.

Анализ ч.2 ст. 41 УК РФ даёт возможность сделать вывод, что деяние причиняющее вред правоохраняемым интересам при обоснованном риске может быть не только действием, но и бездействием.

Вообразить рискованное бездействие, направленное на достижение социально полезной цели сложно. Поэтому приведём довольно часто используемый в специальной литературе пример. Так при обнаружении предметов, похищенных с места преступления и при отсутствии преступников в данное время в этом месте, принимается решение о выставлении там «засады», для задержания лиц, причастных к преступлению. Лицо, находящееся в «засаде», никаких активных действий не совершает, но сам рискует оказаться объектом нападения. Рискует (в ином плане) и его руководитель, принявший такое решение.

Можно привести и другой пример, когда при получении информации о нападении на конкретный объект, принимается решение не об усилении видимой охраны, а об выставлении «засады», дабы не спугнуть преступников, и дать возможность им реализовать преступный замысел. Лицо, допустившее риск, должно принять достаточные, по его мнению, меры для предотвращения вреда правоохраняемым интересам. Оно должно предвидеть размер вероятных вредных последствий и с учетом имеющихся возможностей правильно избрать те меры, которые могут если не устранить, то по крайней мере максимально уменьшить их размер. При этом необходимо оценить соразмерность и оправданность риска для сотрудников, если они ограничены в средствах нейтрализации преступников,

Отметим, что термин «достаточные» по отношению к предпринятым мерам, вряд ли удачен. Если меры были достаточными, то вред не должен был наступить, если же вред наступает, то предпринятые меры нельзя признать достаточными. Как отмечает Т. Орешкина, правильнее было бы вести речь о разумных мерах, возможных для данного лица мерах безопасности для предотвращения вреда. Так, перед проведением любого оперативно-розыскного мероприятия, необходимыми мерами безопасности будет его предварительная подготовка. Достаточными мерами для предотвращения вреда будет рутинная, отбирающая значительное время

40

подготовка, и осторожное, без применения методов конспирации (так как это невозможно при использовании повышенных мер безопасности) его проведение, что поможет избежать риска, но одновременно и лишит данное ОРМ всякого смысла.

Возвращаясь к приведённому выше примеру о задержании преступников, отметим, что лицо отдавшее такой приказ должно было принять необходимые меры для предотвращения возможного вреда жизни и здоровью своих подчинённых, каковыми, допустим является подробный инструктаж участников группы задержания.

Основы 1991 года предусматривали принятие «всех возможных мер» для предотвращения вреда правоохраняемым интересам. Термин «возможные меры» был удачнее нынешнего термина «достаточные меры», однако требование принятия «всех» мер выглядело чрезмерным и вызывало сомнение относительно того, что от человека в сложной ситуации, можно требовать принятия «всех возможных мер, для предотвращения вреда».1 Обо всех мерах можно было говорить не с объективных позиций, а лишь субъективно, с точки зрения конкретного лица, с учётом его знаний, жизненного опыта, умения ориентироваться в необычных обстоятельствах. Речь идет именно о субъективных расчетах и мерах действующего в ситуации риска лица, способных, с его точки зрения, предотвратить возможные вредные последствия. Надо иметь в виду, что при риске всегда остается опасность причинения вреда правоохраняемым интересам, поэтому предусмотреть все необходимые меры, исключающие наступление такого вреда, практически невозможно. На самом деле, если бы лицо приняло все меры для предотвращения вреда, то он не наступил бы, а коль скоро наступил, значит не были приняты все меры для его предотвращения.

Исходя из отмеченного выше, представляется, что правильным было бы термин «достаточные» заменить термином «возможные», применительно к мерам, принимаемым по предотвращению вреда охраняемым уголовным законом интересам.

Принятие определённых мер для предотвращения наступления вреда возможно только путём активного поведения, т.е. путём действия. Поэтому даже лицо, рискующее путём бездействия должно всё же каким-то образом
проявить

1 Ляпунов Ю.И. Указ соч. С.229.

активность, т.е. совершить определённые действия по обеспечению безопасности своего действия.

Меры по предотвращению вреда при обоснованном риске, особенно когда речь идёт о профессиональной деятельности лица, должны отвечать определённым требованиям. Они должны соответствовать современным научным знаниям, уровню развития техники, накопленному опыту деятельности, свидетельствовать о компетентности, добросовестности и ответственном отношении к выполнению своего профессионального долга. Однако такие меры принимаются не всегда.

При соблюдении указанных условий лицо, допустившее риск, не несет ответственности за причиненный правоохраняемым интересам вред в ходе рискованных действий независимо от того, достигнута им общественно полезная цель или нет.

В тех случаях, когда лицо ошиблось и несмотря на принятые им меры и вопреки его расчетам, наступивший вред оказался значительно большим, чем он мог бы быть при принятии иных мер, не связанных с риском, его действия выходят за границы риска и становятся общественно опасными. В таких случаях имеет место превышение пределов оправданного риска и может наступать уголовная ответственность. Следует, однако, иметь в виду, что в отличие от крайней необходимости вред, причиненный при обоснованном риске, иногда может быть и больше того, который предотвращен. Превышение пределов обоснованного риска рассматривается как обстоятельство, смягчающее ответственность (п. “ж” ч. 1 ст. 61 УК). К сожалению, более четкой регламентации пределов уголовной от- ветственности за причинение вреда при необоснованном риске законодатель не дает.1

Думается, что вопрос об уголовной ответственности лица, нарушившего условия правомерности риска, может возникнуть при наличии у него неосторожности в виде преступного легкомыслия либо при косвенном умысле, когда оно предвидело возможность наступления несоразмерно крупных вредных последствий своих рискованных действий, но относилось к этому безразлично,

1 Комментарий к УК РФ. М., Издательская группа ИНФРА, 1996., С.116.

42

сознательно допускало их наступление.1 Прямой умысел при этом исключается, так как при нем не будет “разумного риска”. Исключается при риске и преступная небрежность, поскольку возможные вредные последствия должны осознаваться рискующим.

Риск не должен переходить в заведомое причинение ущерба. Причинение вредного последствия при риске является лишь возможным. Там, где речь идет о заведомом причинении ущерба, правомерный риск отсутствует. В частности, риск не может быть признан обоснованным, если он заведомо был сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия (ч. 3 ст. 41 УК). Таким образом, вредные последствия при риске осознаются рискующим лишь как побочный и только возможный (а не неизбежный) результат его действий (бездействия).

Совершенные при риске действия (бездействие) должны обеспечиваться соответствующими знаниями и умениями, объективно способными в данной конкретной ситуации предупредить наступление вредных последствий.

Так, действия, совершаемые в условиях правомерного риска профессионалами, должны соответствовать современным научно-техническим знаниям и опыту, современным требованиям науки, техники, производства, той или иной профессиональной деятельности. Условие это предполагает, в частности, возможность нарушения устаревших нормативов и правовых норм, что и позволяет говорить о формально неправомерном характере совершаемых действий. Однако положительный результат, достигнутый в результате совершенных в состоянии риска действий (бездействия), может в последующем послужить основанием для пересмотра этих нормативных предписаний, формулирования новых правил.

В данном случае речь преимущественно идет об экспериментах при испытании

1 Келина С. Профессиональный риск как обстоятельство, исключающее преступность деяния //Советская юстиция, 1988. -№ 22., С.14-15. -С.15.

2 Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть. Ответственные редакторы и руководители авторского коллектива — доктор юридических наук, профессор А.Н. Игнатов и доктор юридических наук, профессор Ю.А. Красиков. — М: Издательская группа НОРМА— ИНФРА • М, 1998., С.307.

43

новой техники, медицинских препаратов, внедрении новых систем управления и т. п. Однако в ситуации риска нередко приходится исходить из объективно сложившихся конкретных условий и имеющихся в распоряжении рискующего возможностей, опираться на тот опыт, знания и умения, которыми он сам обладает. Речь идет о возможностях так называемого среднего человека. Было бы неправильно лишать такое лицо права на риск в различных бытовых экстремальных ситуациях. Главное, чтобы этот риск давал шанс на позитивный результат.

Внутреннее отношение лица к деянию, совершаемому в условиях обоснованного риска, характеризуется следующими моментами: лицо, действующее для достижения общественно полезной цели, предвидит возможность причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам, но рассчитывает на предотвращение этого вреда, предпринимает возможные меры безопасности.

Часть 3 статьи 41 содержит положение, согласно которому риск не признаётся обоснованным, если он заведомо сопряжён с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия. В ситуациях, сопряженных с угрозой для жизни многих людей, а равно при угрозе экологической катастрофы (то есть необратимого или крупномасштабного по своим размерам вреда природной среде) или общественного бедствия (пожаров, наводнений, оползней, землетрясений, эпидемий и т.п.), риск ни при каких обстоятельствах не может признаваться обоснованным и действия лица всегда носят уголовно наказуемый характер.

Думается, что формулировка закона далека от совершенства, поскольку можно сделать вывод о том, что риск может быть обоснованным, если он заведомо сопряжён с угрозой для жизни или здоровья одного или нескольких человек.

Но о какой заведомости, т.е. о достоверном и конкретном осознании вероятности причинения вреда может идти речь, если лицо, абстрактно осознавая возможность причинения вреда, предпринимает определённые шаги для наступления последствий своего деяния и рассчитывает на то, что вред причинён не будет. Следовательно, не может признаваться обоснованным риск, заведомо сопряжённый не только с угрозой таких глобальных последствий, которые указаны в статье 41 УК РФ, но и с угрозой жизни или здоровью одного человека, а равно и с

44

угрозой причинения имущественного вреда.

Таким образом, указание на заведомость, т.е. точное знание лица о наличии угрозы правоохраняемым интересам, явную очевидность такой угрозы, ясное осознание этой угрозы в количественном объёме представляется неудачным. Заведомость присуща прямому и косвенному умыслу, а не преступному легкомыслию, которое характеризует субъективную сторону превышения пределов обоснованного риска. При легкомыслии лицо предвидит лишь абстрактную возможность наступления последствий. Кстати, заведомость угрозы вступает в противоречие с требованиями принятия достаточных мер для предотвращения вреда просчётом лица на наступление этого вреда.

Думается, что в части 3 статьи 41 правильнее было бы изменить положение о неоправданности риска при заведомой угрозе экологической катастрофы, общественного бедствия, гибели многих людей, на неоправданность риска в случае наступления этих серьёзных для общества последствий, т.е. исключив указание на заведомость.

Представляется, что без заведомости указанные последствия не могут быть оправданными какими-либо целями, сколь красивыми они не были бы.

Одновременно в законе указывается и на угрозу экологической катастрофы и общественного бедствия , что представляется не случайным, ибо последние сами по себе чреваты угрозой для жизни многих людей.

В УК РФ не содержится определения превышения пределов обоснованного риска. Это позволяет некоторым авторам делать вывод о том, что причинённый вред не может быть больше ожидаемого социально полезного результата.1 Представляется, что оснований для подобного ограничения не существует, и причинённый вред может быть больше запланированного позитивного результата, поскольку вред осознаётся лишь как возможность, но не желаемый, а лицо предпринимает активные меры по его предотвращению. При ином подходе можно прогнозировать и распространённость ситуаций, когда человек вместо социально- активного поведения будет выбирать бездействие, гарантирующее ему безопасность

1 Сидоров Б.В. Уголовно-правовые гарантии правомерного, социально- полезного поведения. Изд. Казанского университета, 1992, С.80.

45

от уголовного преследования, но не вносящего вклад в развитие социальных процессов.

Не вызывает сомнения, что для определения правомерности причинения вреда, достаточности предпринятых лицом мер для предотвращения вреда необходимо соотнести между собой значимость общественно полезной цели, к которой лицо стремилось, реальную пользу, полученную им, обстановку, в которой лицо стремилось, реальную пользу, полученную им, обстановку, в которой лицо действовало, соответствие предпринятых мер современным достижениям науки и техники, опыту лица, тяжесть наступивших последствий риска. Так, для получения экономической выгоды нельзя рисковать жизнью или здоровьем людей. В этом случае лицо, причинившее вред правоохраняемым интересам, подлежит ответственности за преступление, совершённое по неосторожности, а превышение пределов обоснованного риска должно учитываться в качестве обстоятельства смягчающего наказание.

Не достижение лицом общественно полезной цели, к которой оно стремилось, не исключает обоснованности риска, если лицо не могло осуществить свою цель не связанными с риском действиями (бездействием) и предприняло возможные меры для предотвращения вреда. Иной подход был бы неправомерным и тормозил бы развитие прогресса в обществе. При проведении сложных экспериментов, например, успех далеко не гарантирован, а полученный отрицательный результат, представляет ценность и помогает совершенствованию науки.

Таким образом, нет оснований для признания правомерным лишь последствий, являющихся менее серьёзными, чем та цель, которую пытался достичь человек, действующий в условиях риска. Думается, что здесь следует признавать превышением пределов обоснованного риска. Только явное, очевидное несоответствие причинённого вреда масштабам поставленной общественно полезной цели.

Что касается субъективной стороны имеющейся при превышении пределов обоснованного риска, то как отмечалось выше, единственно возможным вариантом вины является преступное легкомыслие. Лицо, ставившее перед собой общественно

46

полезную цель, действовало рискованно, оно в общих чертах предвидело возможность наступления неблагоприятных последствий, самонадеянно рассчитывало на конкретные меры по их предотвращению, но эти меры не были достаточными, его расчёт оказался неверным, и последствия несоразмерные предполагавшемуся позитивному результату наступили.

По нашему мнению ошибочной представляется точка зрения о том, что превышение пределов обоснованного риска может совершаться с косвенным умыслом, когда лицо «предвидело возможность наступления несоразмерных крупных последствий своих рискованных действий, но относилось к этому безразлично, сознательно допускало их наступление.1

При превышении пределов обоснованного риска лицо не относится безразлично к последствиям, а рассчитывает на конкретные меры по их предотвращению. Этот расчёт оказывается неверным. Помимо этого для наличия превышения пределов обоснованного риска необходимо ещё одно основание: лицо не соотнесло должным образом весомость поставленной цели и вред, причиняемый в результате рискованных действий.

В советском и российском уголовном праве долгое время велась дискуссия -является ли обоснованный риск самостоятельным обстоятельством, исключающим общественную опасность и противоправность деяния, или же он может быть сведён к традиционно существующим обстоятельствам этого рода.”

Наше мнение, совпадающее с точкой зрения многих авторов работ по данной тематике,3 таково - обстоятельства, исключающие преступность деяния, при всём своём своеобразии, социально-политической и юридической специфике, отнюдь не разделяются между собой непроницаемыми границами. Так, обращение к обоснованному риску иногда является результатом выполнения законного приказа, может следовать из профессиональных и служебных функций. Риск возникает иногда и при необходимой обороне. С риском самым тесным образом соприкасается

1 См.: Комментарий к УК РФ. М.: ИНФРА, 1996, С.88

2 Курс Советского уголовного права. Т. 2. М. 1970, С.396.

3 Берестовой А.Н. Обоснованный риск как обстоятельство, исключающее преступность деяния. Дисс. … канд.юрид.наук., СПб.: Университет МВД России, 1999., С. 54-55.

47

крайняя необходимость.

В этой связи требуется установление существенных признаков, определяющих обоснованный риск как самостоятельное обстоятельство, исключающее преступность деяния, отличая его от иных обстоятельств такого рода.

Значительные сложности могут возникнуть при разграничении обоснованного риска и крайней необходимости. Здесь следует, прежде всего, указать на различие в источниках, порождающих фактическое причинение вреда в том и другом случае. Если состояние крайней необходимости порождается непреодолимой силой, стихийным бедствием, патологическим состоянием человеческого организма, действием третьих лиц и т.п., то ситуация обоснованного риска возникает в следствии социально значимого поведения самого лица, которое сознательно идёт на нарушение установившихся в той или иной сфере человеческой деятельности стандартных правил и положений в целях получения наибольшего эффекта в соответствующей области хозяйствования, науки, медицины и т.п. Причём, если при крайней необходимости субъект действует в экстремальной ситуации, в условиях реальной угрозы причинения вреда правоохраняемым интересам, то при обоснованном риске такая ситуация не обязательно имеет место.

В той же мере нельзя согласиться с утверждением о том, что обоснованный риск в отличии от крайней необходимости не связан с уже существующей опасностью.1

Так, распространён профессиональный риск с угрозой для жизни и здоровья личности, осуществляемый ситуации уже имеющейся опасности для правоохраняемых интересов. Так, приказ об начале силовой операции по обезвреживанию преступников и освобождению взятых ими заложников связан с уже возникающей опасностью для правоохраняемых интересов. Такой приказ может повлечь и дальнейшую опасность - причинение вреда жизни и здоровью оперативных работников. Поэтому лицо которое отдаёт такой приказ, подвергает подчинённых опасности, но действует в условиях обоснованного риска для спасения жизни и здоровья потерпевших и рассчитывает на то, что
вреда интересам

1 Уголовное право РФ. Общая часть. Под ред. Здравомыслова Б.В. М: Юристь, 1999,

С.315.

48

оперативных работников удастся избежать.

Проанализируем и такую распространённую ситуацию. Прибыв на место происшествия, оперативный работник, нередко оказывается первым, кто оказывает первую медицинскую помощь пострадавшим. И это его служебный долг. Представляется что это ситуация обоснованного риска. Отграничение от крайней необходимости осуществляется по следующему основанию: при крайней необходимости причинение меньшего вреда неизбежно для предотвращения большего, при обоснованном риске причинение вреда - абстрактная возможность, которую рискующий пытается избежать. Следовательно, в анализируемом случае оказание помощи осуществляется в рамках обоснованного риска, поскольку сотрудник не пытается нейтрализовать больший вред путём причинения меньшего, а рассчитывает на предотвращение вреда жизни или здоровью потерпевшего. Кроме того, в ситуации крайней необходимости иного варианта действия нет, а здесь - есть.

Другой момент состоит в том, что крайняя необходимость во всех случаях предполагает причинение вреда правоохраняемым интересам, причём он должен быть менее значительным по сравнению с вредом предотвращённым. Таким образом, оценка крайней необходимости может быть дана в зависимости от соотношения причинённого вреда и вреда предотвращённого, т.е. по конечному результату действия, а при обоснованном риске оцениваются сами действия субъекта, а не их последствия.1 Нередко лицо становится перед выбором между причинением меньшего ущерба и непосредственно риском. Целесообразность того либо иного поступка целиком и полностью зависит от сложившейся ситуации и ее обстоятельств - это вопрос факта, который индивидуален в каждом конкретном случае.

Как уже отмечалось, риск как таковой имеет место при иных обстоятельствах,

Берестовой А.Н. Указ. соч. С.56. 2 Соболев Ю.В. К вопросу о понятии профессионального риска в деятельности ОВД // Теоретико-прикладные проблемы оперативно-розыскной деятельности в России и Украине на современном этапе. Материалы российско-украинской межвузовской научно-практической конференции Белгород - Харьков./Под. ред. В.Н. Самсонова, А.Н. Ярмыша и др. Белгород: БЮИ МВД России, 2000., С.60.

49

исключающих преступность деяния.

В частности, рискуют и обороняющийся и задерживающий, и лицо, отдающее приказ, и лицо, его исполняющее. Но во всех этих случаях риск выступает как сопутствующее явление, и в этом смысле он становиться как бы составной частью, одним из признаков основного обстоятельства вызванного своими особыми условиями (нападением, совершённым преступлением, противодействием задержанию, иной опасностью). Совершая акт необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление или крайней необходимости лицо действует вынуждено, под влиянием реальной опасности, угрожающей правоохраняемым интересам, из желания защитить их от неё. Причинение вреда в таких случаях, выступает в качестве обязательного атрибута любого из перечисленных видов социально полезного поведения. Главное, чтобы причинённый вред был меньшим, чем предотвращённый или не был бы по крайней мере чрезмерным для достижения общественно полезной цели.

Возможно также одновременное наличие нескольких обстоятельств, исключающих преступность деяния. Например, та же ситуация освобождения заложников может включать в себя и обоснованный риск (принятие решения о «штурме») и задержание преступников, и крайнюю необходимость (разрушение дверных и оконных блоков), и необходимую оборону (причинение вреда преступнику потерпевшим).

Наличие нескольких обстоятельств, исключающих преступность деяния, имеется и в ранее приводимой в пример ситуации. Оперативные работники пресекая особо тяжкое преступление, совершаемое вооружёнными преступниками в общественном месте, открыли огонь на поражение. В близи находились посторонние граждане, здоровью и жизни которых в результате этого причинён вред.

Вред, причинённый работниками милиции лицу, совершившему преступление, должен охватываться таким обстоятельством, исключающим преступность деяния, как необходимая оборона (ст.38 УК РФ). Допустимость причинения вреда прохожим должна рассматриваться в рамках обоснованного риска. Вывод о правомерности действий работников милиции должен основываться на тщательном анализе ситуации, с учётом того обстоятельства, что, как правило рисковать жизнью или

50

здоровьем человека нельзя. Однако если происходило пресечение опасного преступления, и работники милиции осуществляли необходимые меры для предотвращения вреда прохожим, то в конкретном случае причинение вреда здоровью человека, случайно оказавшегося на месте происшествия, может быть (с точки зрения обоснованности риска) признано допустимым.

В заключение следует отметить, что необходимая в современных условиях норма об обоснованном риске, как обстоятельстве исключающем преступность деяния, нуждается в совершенствовании, что должно способствовать её правильному пониманию и последовательному применению.

Из вышеизложенного проистекают следующие выводы и положения:

  1. Включение в УК РФ 1996 г. нормы об обоснованном риске следует оценить весьма позитивно. Оно соответствует обозначившейся в российском обществе тенденции на развертывание инициативы и самостоятельности, научно-технической, хозяйственной, профессиональной смелости, на принятие новых, нестандартных решений в любой области, где работает тот или иной гражданин.
  2. На основе законодательного определения (ст. 41 УК РФ) обоснованный риск определяется как действие (бездействие), направленное на достижение общественно-полезной цели, которая не могла быть достигнута несвязанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам,
  3. Исходя из отмеченного, представляется, что правильным было бы термин «достаточные» заменить термином «возможные», применительно к мерам, принимаемым по предотвращению вреда охраняемым уголовным законом интересам.
  4. Думается, что в части 3 статьи 41 правильнее было бы изменить положение о неоправданности риска при заведомой угрозе экологической катастрофы, общественного бедствия, гибели многих людей, на неоправданность риска в случае наступления этих серьёзных для общества последствий, т.е. исключив указание на заведомость.

51

§ 3. Понятие риска в оперативно-розыскной деятельности и его

классификация

Оперативно-розыскная деятельность возникла и существует с целью удовлетворения потребности общества в борьбе с преступностью. Объективная необходимость в оперативно-розыскной деятельности, как социальной ценности, определяется закономерностями борьбы с преступностью в современных условиях. Во-первых, общественное и техническое развитие общества не позволяет решить задачу борьбы с преступностью исключительно профилактическими и уголовно- правовыми, уголовно-процессуальными средствами, во-вторых, тайный характер действий преступников и закономерности образования информации о лицах, замышляющих и совершающих преступления, делают необходимым применение не- гласных сил, средств и методов.

Необходимость оперативно-розыскной деятельности, в решении задач раскрытия преступлений также вытекает из проявления таких черт преступности, как замаскированный характер значительной части преступлений, наличие активно действующих опытных преступников, хорошо осведомлённых о методах оперативной работы, применение ими тайных способов подготовки, совершения и сокрытия преступлений, различных ухищрений, приемов противодействия, своего рода разведки, контрнаблюдения и т. п.1

Сюда же можно отнести рост организованности и повышение преступного профессионализма, характеризующегося устойчивым рецидивом, превращением преступной деятельности в регулярный источник существования, наличием преступных сообществ с замкнутой законспирированной структурой со своими правилами поведения, установками, распределением ролей при совершении преступлений, использованием современной техники.

Скрытый характер неочевидных преступлений, организованность и профессионализм преступников, их по существу открытое
противостояние

Ривман Д.В. Сущность, задачи и принципы оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. Лекция. СПб., 1999.,С.4.

правоохранительным органам и органам внутренних дел1 в первую очередь определяют объективную необходимость использования специальных средств и методов, нередко связанных с риском, направленных на выявление преступных намерений и совершенных преступлений, участников преступлений, фактических данных, имеющих доказательственную перспективу.

Оперативно-розыскную работу всегда отличали действия рискованного характера, т.е. осуществляемые в расчёте на удачу и счастливый исход при преодолении различных опасностей в сфере борьбы с преступностью. Как справедливо отмечал И.И. Карпец «риск - составная профессии сыщика».2

Безусловно, подвергаться риску - это ставить себя перед возможными неприятностями. К сожалению, такой неблагоприятный прогноз от случая к случаю подтверждался. В итоге различного рода правонарушения в сфере ОРД, а особенно злоупотребления различных должностных лиц, ставшие предметом широкого обсуждения в средствах массовой информации, в значительной степени способствовали дискредитации и формированию негативного отношения к оперативно-розыскной работе вплоть до категорического её отрицания.

Однако нельзя забывать как бы о вынужденном, с точки зрения уголовно-правового института крайней необходимости, характере оперативно-розыскной деятельности, её обусловленности необходимостью адекватного противодействия негласным, конспиративным формам, методам отбора и проверки информации, которые в современных условиях всё более активно используются в сфере экономического шпионажа, профессиональной преступности, наркобизнеса, международного терроризма, политического экстремизма и т.д. Причём криминогенная сфера применения конспиративных форм и методов отличается тенденцией к расширению, особенно в условиях экономического кризиса и политической нестабильности в стране. Если учесть, что возрастает техническая оснащённость и тактическая изощрённость в применении средств конспирации для сокрытия разведывательно-подрывной и преступной деятельности, а в арсеналах

1 Шумилов Н.И. Информационная безопасность. Методич. Пособие. / Под ред. И.А. Возгрина. СПб: СПб А МВД России, 1997., С. 3.

2 Карпец И.И. Сыск (записки начальника уголовного розыска). М, 1994., С. 184.

53

спецслужб и преступных сообществ используются новейшие достижения в области микроэлектроники, компьютерной техники, лазерной физики и т.п. вплоть до космических систем связи и наблюдения, применяемых в сочетании с агентурными методами, то трудно возразить против использования адекватных по своему характеру форм и методов, средств оперативного противодействия со стороны отечественных специальных служб и правоохранительных органов - субъектов ОРД. При этом осуществление оперативно-розыскных мер позволяет специально уполномоченными на это органам государства и должностным лицам как можно раньше вмешиваться в развитие событий, ведущих к преступлению, предотвратить наступление общественно-опасных последствий.1

Рассматривая сущность и содержание риска в оперативно-розыскной деятельности, сейчас уже нет необходимости доказывать, что успех оперативного работника в значительной степени зависит от понимания сущности и отношения к риску. Этот риск существует объективно, независимо от того, осознаем мы его или нет, и проявляется во всех аспектах оперативно-розыскной деятельности, связанной с предупреждением, пресечением и раскрытием преступлений. Было бы безрассудно считать возможной оперативно-розыскную деятельность без риска. Без риска нет оперативно-розыскной деятельности, нет вообще какой либо борьбы с преступностью. А без знаний о риске оперативный работник весьма уязвим. Для оперативно-розыскной деятельности важным является не избежание риска вообще (это практически невозможно), а предвидение и снижение его до минимального уровня. Таким образом, становится очевидным, что борьба с преступностью не мыслима без риска.

Эта проблема вызывает особый интерес и заслуживает всестороннего изучения.

Риск в оперативно-розыскной деятельности как объективно существующий феномен подлежит изучению в теоретическом плане, также как и в качестве предмета осмысления в рамках аспекта прикладного. Риск - важная составная часть теории и практики ОРД, особенно если учесть малоизученность этой серьезнейшей

1 Основы оперативно-розыскной деятельности: Учебник / Под ред. СВ. Степашина. Серия «Учебники для вузов. Специальная литература». - СПб.: Издательство «Лань», 1999., С.94-95.

54

проблемы. Перечень источников по вопросам оперативно розыскной деятельности в ситуации риска в отечественной литературе беден, фундаментальных исследований по существу нет. Ориентация в течение длительного времени на преимущественно экстенсивное развитие борьбы с преступностью не ставила вопрос об учете неопределенности и риска. Кроме того, при « отсутствии права на ошибку» у оперативного подразделения нет заинтересованности и желания идти на риск, менять сложившийся стиль работы. Отсюда понятны причины отсутствия устойчивого интереса к проблеме риска.

На сегодня нет однозначного понимания сущности риска в оперативно- розыскной деятельности. Это объясняется, в частности, многоаспектностью этого явления, практически полным игнорированием его нашим законодательством об оперативно-розыскной деятельности. Кроме того, риск - это сложное явление, что обуславливает возможность существования нескольких определений категории риска в оперативно-розыскной деятельности сформулированных с разных точек зрения.

Учитывая характер проводимых исследований и сущность проблемы, нужно отметить, что нас будет интересовать определение категории риска в оперативно- розыскной деятельности. И, прежде всего, попытаемся разобраться в существующих подходах, мнениях, оценках.

Попытаемся в рамках корректного отношения к этой проблеме рассмотреть некоторые подходы, определения и расшифровки понятия “риск в оперативно-розыскной деятельности”.

Ряд авторов определяют риск в оперативно-розыскной деятельности как действия, осуществляемые в расчёте на удачу и счастливый исход при преодолении различных опасностей в сфере борьбы с преступностью.’

По определению А.Ю. Шумилова «оперативный риск - разновидность обоснованного профессионального риска как обстоятельства,
исключающего

1 Основы оперативно-розыскной деятельности. СПб., 1999., С.94-95.

55

преступность деяния1. Риск оперативный характерен для поведения оперативников и конфидентов в ряде ситуаций, возникающих в оперативно-розыскной деятельности».^

Д.В. Гребельский в 1973 году писал, что риск в ОРД состоит в необходимости осуществления ОРМ по предотвращению и раскрытию опасных преступлений, «когда реально наличествует возможность наступления неблагоприятных последствий, как для самого оперативного работника, так и для других лиц. Такая неблагоприятная перспектива несомненно должна учитываться при принятии решения в определении тактики действий оперативного работника, но она не может служить препятствием для достижения поставленных конкретных целей охраны законных интересов государства и граждан».

В наиболее развернутом виде концепцию оперативного риска разработал В.Г. Самойлов. Он, в частности отмечал, что необходимость осуществления ОРМ ставит оперативного работника в условия постоянного профессионального риска, потому что благополучный исход не всегда гарантирован. В то же время уйти от принятия решения о проведении такого ОРМ он не может, ибо в этом случае тоже рискует возможностью нарушения законности, своим авторитетом, престижем профессии и оперативного подразделения.3

Встречается определение, что риск в оперативно-розыскной деятельности - это обоснованные, творчески активные, наступательные действия её субъектов, осуществляемые в рамках функциональных обязанностей при отсутствии свободы выбора или на грани создания опасности нанесения ущерба (вреда) правоохраняемым интересам в целях достижения общественно полезного результата

Краткая сыскная энциклопедия: деятельность оперативно-розыскная, контрразведывательная, частная сыскная (детективная)/ Авт.-сост. Докт. Юрид. наук, проф. А.Ю. Шумилов. - М.: Изд-ль Шумилова И.И.,2000.,С147.

2 Закон и оперативно-розыскная деятельность: Толковый словарь понятий и терминов, используемых в законодательстве в области ОРД / авт. -сост. А.Ю. Шумилов. -М.: Фирма ABC, 1996., С.56.

3 Оперативно-розыскная деятельность: Учебник / Под ред. К.К. Горяинова, B.C. Овчинского, А.Ю. Шумилова. -М.: ИНФРА-М, 2001., С. 130.

56

борьбы с преступностью.5

Отдельные авторы полагают, что оперативный риск это ситуация, когда при минимуме информации надо принимать решения не терпящие отлагательства. Такие ситуации могут возникать при подготовке или совершении преступлений, задержании преступников в условиях быстрого развития событий, когда промедление может привести к весьма неблагоприятным последствиям (угроза жизни и здоровью, уничтожению улик и т.п.).”

В ряде случаев риск отождествляется с возможностями материальных потерь, связанных с реализацией организационно-тактического решения (и т. д.). В некоторых научных работах высказывается мысль, что риск представляет собой возможность отклонения от цели, ради достижения которой принималось решение и риск - как неуверенность в достижении цели.3 При этом подчеркивается, что ожидаемое отклонение может иметь форму возможной неудачи или вероятности получения лучшего, чем ожидалось, результата.

Ряд авторов определяют риск как вероятность достижения желаемого результата или вероятность несовпадения прогнозируемого (ожидаемого) результата и фактического.4

Существует множество определений такого характера, когда риск определяется как
деятельность, связанная с возможным ущербом.5 Другой аспект - риск

Соболев. Профессиональный риск в борьбе с организованной преступностью (оперативно-розыскной аспект). Автореферат, дисс. к.ю.н. ВНИИ МВД России., С13.

2 Казак А.Е. ОРД ОВД и права человека. Дисс. к.ю.н. СПб: СПб академия МВД России, 1997., С. 193.; Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность и законность. 2 изд., перераб. и доп. - Н. Новгород: НЮИ МВД РФ, 1997.,С. 64.

3 Голубовский В.Ю., Уткин Н.И. Психологические особенности ведения переговоров с преступниками, захватившими заложников. Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. Материалы международной научно- практической конференции. Ч.2./ под ред. О.М. Латышева, В.П. Сальникова .СПб.: Санкт-Петербургская академия МВД России, 1998., С. 209-210.

4 Илларионов В. П. Переговоры с преступниками. М. 1993., С.46

5 Селитренников Л.И., Трещевский Ю.И. Факторы риска и некоторые меры обеспечения экономической безопасности // Проблемы укрепления законности, усиления борьбы с преступностью и профилактика правонарушений в современных условиях. Воронеж: ВНИИ МВД России, Администрация Воронежской области, 1996., С. 174-177.

57

определяется как деятельность в надежде на успешный исход.1

Можно продолжить анализ существующих подходов к определению понятия «риск в оперативно-розыскной деятельности». Каждое из определений, по нашему мнению, имеет право на существование и они вполне приемлемы.

Определение понятия риска в оперативно-розыскной деятельности, имеет важное научное и практическое значение. Главная роль такого понятия - отразить объективную реальность, характеризующую эту категорию. «Определить понятие того или иного явления - значит, раскрыть его важнейшие решающие черты, которые в своём единстве отражали бы качественное своеобразие и одновременно отличали его от смешанных явлений» - пишет Д.А. Керимов. Признаки, составляеющие сущность любого понятия и включаемые в его определение, могут быть разнопорядковыми, разноуровневыми.

Таким образом, чтобы определить понятие категории риска в оперативно- розыскной деятельности, следует выделить, назвать и описать ряд признаков относящихся к разным сторонам и уровням этого понятия.

При этом необходимо, чтобы эти признаки указывали на главные, основные свойства рассматриваемой категории, а именно на категорию риска в оперативно-розыскной деятельности.

Для того, чтобы понять содержание категории риска в оперативно-розыскной деятельности, по нашему мнению, необходимо начать с выявления смысла таких понятий, как «ситуация риска» и «степень риска», поскольку они непосредственно связаны с содержанием термина “риск”.

В большинстве случаев термин “ситуация” определяется как сочетание, совокупность различных обстоятельств и условий, создающих определенную обстановку для оперативно-розыскной или иного вида деятельности. Неслучайно, в специальной литературе существует и такое определение риска - «это ситуационная характеристика деятельности, которая складывается в неопределенности ее результата и возможностей неблагоприятных последствий в случае неудачи». Ситуация способна благоприятствовать осуществлению определенных оперативно-

Карпец И.И. Указ. соч. С. 184.

58

розыскных мероприятий. Исходя из того, что ситуация характеризуется наличием и проявлением определенных условий, в которых происходит влияние определенного явления и его причины, становится понятным, и это важно учитывать, что понятие “ситуация” шире по логическому объему, чем отдельное явление. Существует множество различных ситуаций, с которыми сталкиваются субъекты оперативно- розыскной деятельности, но особое место занимают ситуации риска. Осуществлению процесса оперативно-розыскной деятельности присущи элементы неопределённости, что обусловливает появление ситуаций, не имеющих однозначного исхода.

Если существует возможность качественно и количественно определить степень вероятности того или иного варианта, то это и будет ситуация риска. Отсюда следует, что рискованная ситуация связана со статистическими процессами и ей сопутствуют три сосуществующих условия: наличие неопределенности, необходимость выбора альтернативы и возможность при этом качественной и количественной оценки вероятности осуществления того или иного варианта (альтернативы).

Ситуация риска имеет несколько вариантов:

  1. Субъект, который делает выбор из нескольких возможных альтернатив, имеет в распоряжении объективные вероятности получения предусмотренного результата на основе проведенных исследований.

  2. Вероятность получения ожидаемого результата может быть получена только на основе субъективных оценок, то есть субъект имеет дело с субъективными вероятностями.

  3. Субъект, в процессе выбора и реализации альтернативы, имеет в распоряжении как объективные, так и субъективные вероятности.

Таким образом, ситуация риска (рискованная ситуация) - это разновидность неопределенности, когда наступление событий вероятно и может быть определено, то есть в этом случае объективно существует возможность оценить вероятность событий, возникающих в результате оперативно-розыскной
деятельности,

Керимов Д.А. Философские проблемы права. М., 1972. С. 72.

59

контрдействий преступников и т.п.

Следовательно, ситуация риска всегда двуедина, так как складывается из субъективной и объективной составляющих. Иначе говоря речь идёт о субъективной и объективной ситуациях риска.

Объективная ситуация риска это система внешних для лица принимающего решение обстоятельств с очевидностью определяющих возможность наступления вредных последствий. При субъективной ситуации мы имеем дело с внутренней психологической ситуацией, вызывающей осознание субъектом, принимающим решение его рискованности при возможности определённого выбора.

А теперь рассмотрим понятие “степень риска”. Дело в том, что количественная и качественная мера учета определенности находят свое выражение в термине “степень риска”.

В явлении риска выделяют следующие основные элементы, взаимосвязь которых определяет его сущность:

  • возможность отклонения от предусмотренной цели, ради которой и реализуется выбранная альтернатива;

  • вероятность достижения желаемого результата;
  • отсутствие уверенности в достижении поставленной цели;
  • возможность наступления негативных последствий при реализации тех или иных действий в условиях неопределенности для субъекта, который идёт на риск;
  • материальные и другие потери, связанные с осуществлением избранной в условиях неопределенности альтернативы;
  • ожидание опасности, неудачи в результате реализации избранной (выбранной) альтернативы.
  • Наличие в риске перечисленных элементов показывает, что его содержание не правомерно отождествлять только с возможностями негативных последствий, потерями, опасностью, неудачей, или только с предусмотренными удачными результатами, которые могут наступить в ходе реализации выбранной в условиях неопределенности альтернативы.

Взаимосвязь и взаимодействие основных элементов риска отражают
его

60

содержание.

Рядом с характеристикой риска как вероятности положительных или отрицательных последствий, которые могут возникнуть в результате выбора и реализации решения о осуществлении оперативно-розыскной процесса, риск можно рассматривать как неотъемлемый элемент оперативно-розыскной деятельности. Зависимость здесь однозначная (непосредственная): по мере осуществления оперативно-розыскного процесса будет расширяться сфера риска, увеличиваться число рискованных ситуаций. Риск, расчет, случай, противоборство - постоянные спутники сыска. Одни рискуют при проведении спецопераций, другие - при работе с негласными сотрудниками, определенный риск здесь не только допустим, но и необходим.

Все выше сказанное дает основание для рассмотрения понятия «риск» в оперативно-розыскной деятельности.

Разрешение ситуации, для которой характерна неопределенность, происходит посредством оценки и выбора альтернативы действий. Этот процесс находит свое выражение в понятии «риск». Мера риска предстает средством снятия оперативно- розыскным процессом неопределенности, путем практического использования альтернатив развития противоположных тенденций в конкретных условиях.

Таким образом, риск в оперативно-розыскной деятельности -это объективно существующая осознаваемая, прогнозируемая вероятность наступления наряду с достижением определенных целей также и негативных последствий оперативно- розыскных мероприятий, осуществляемых оперативными подразделениями (аппаратами) правоохранительных органов в целях решения задач по борьбе с преступностью, обусловленная неопределённостью возможных оценок ситуаций, в которых реализуются указанные ОРМ.

Эта формулировка более полно раскрывает проблему рисков в оперативно- розыскной деятельности.

Обобщая, можно сказать, что проявление оперативно-розыскного риска раскрывает потенциал оперативно-розыскной деятельности, а отсюда высвечивает те недостатки, которые проявились при принятии того или иного оперативно-

61 тактического решения. Как уже отмечалось - это многофакторное и многоаспектное явление. По количеству проявленных оперативно-розыскных рисков можно судить, в какой степени в дальнейшем может осуществляться эффективная оперативно-розыскная деятельность.

Здесь очень важно дополнить, что оперативно-розыскной риск представляет собой ситуативную характеристику деятельности любого субъекта ОРД, что является следствием неопределенности в его внутренней и внешней среде и при его реализации наступают для данного субъекта неблагоприятные последствия.

Взаимозависимость и взаимодействие основных составляющих риска (что приводит к различным вероятностным исходам) отражают его содержание. При этом еще очень важно, обратиться к таким характеристикам риска как противоречивость, альтернативность, правомерность и, конечно, неопределенность.

Рассматривая противоречивость риска, необходимо подчеркнуть ее проявление в различных аспектах. Представляя разновидность оперативно-розыскной деятельности и выполняя специфические функции, риск, с одной стороны, ориентирован на получение положительных результатов эффективными способами в условиях неопределенности и ситуации неизбежного выбора. Тем самым предусматривается проявление необходимых деловых и личностных качеств субъекта ОРД, а также их совершенствование, поиск новых, перспективных путей достижения поставленных целей.

С другой стороны, оперативно-розыскной риск ведет к неблагоприятным последствиям. Так, например, очень трудно учитывать объективные закономерности, от которых зависит успех и эффективность оперативно-розыскных мероприятий, что, естественно, противоречит основным принципам оперативно- розыскной деятельности, когда выбор альтернативы базируется на неполной и недостоверной исходной информации.

Альтернативность - это свойство оперативно-розыскного риска, предпо- лагающее как обязательное условие - необходимость выбора из нескольких наиболее возможных вариантов (альтернатив) оперативно-розыскных действий.

При этом, в зависимости от ситуации риска, альтернативность обладает

62

различной степенью сложности, может разрешаться разными способами.

Очень серьезная проблема для оперативно-розыскной деятельности - это правомерность риска, поскольку он является неотъемлемым элементом оперативно- розыскной деятельности и необходимо соблюдать определенный механизм, регулирующий правовой аспект его проявления. Правомерность риска определяется оптимальным сочетанием точного следования нормам законности и мер, регламентирующих и обеспечивающих возможность идти на обоснованный риск. Критерием такой обоснованности выступает право, которое закрепляет содержание оперативно-розыскной деятельности, устанавливает задачи, принципы, функции, полномочия, ответственность, а также совокупность ряда показателей - количественных, качественных социально-экономических, уголовно-правовых, нравственно-политических и ряда других.

КЛАССИФИКАЦИЯ КАТЕГОРИИ РИСКА В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Классификация рисков представляет довольно сложную проблему и, не случайно, на сегодняшний день ряд авторов пытаются это делать. Одни определяли классификационные признаки, другие это делали безотносительно к ним.

Если мы обратимся к понятию “классификация”, то в общем виде - это система соподчиненных понятий в какой-либо отрасли знаний, составленная на основе учета общих признаков объектов и закономерных связей между ними. Классификация позволяет структурировать систему рисков, осуществлять их выбор и определять последовательность решений на основе классификационных признаков. Она позволяет ориентироваться в многообразии объектов и является источником знаний о них.

Классификация рисков в оперативно-розыскной деятельности позволит выявить и определить его (риска) структурные характеристики, то есть совокупность элементов и взаимосвязь между ними. Определение характерных признаков риска, в конечном итоге, предполагает дифференцированный подход к оценке любой ситуации, в большей или меньшей степени связанной с риском.

Среди классификационных признаков (и в данном случае
оснований

63

классификации) можно назвать его сферу, масштабы, причину возникновения, степень влияния на деятельность, степень обоснованности и адекватность времени принятия решений, возможность прогнозирования, уровень возникновения, соответствие допустимым пределам, характер происхождения, источник возникновения, и т. п.

Такая постановка вопроса даёт нам основание для признания оперативно- розыскного риска в качестве самостоятельного феномена в сфере оперативно-розыскной деятельности с присущими ему признаками. Это позволяет на практике разграничить риски, возникающие непосредственно при подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий; риски, связанные с содействием фаждан органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность; риски связанные с обстоятельствами, исключающими преступность деяния.

Рассматривая видовую характеристику рисков, остановимся только на непосредственно относящихся к оперативно-розыскной деятельности. Классификация рисков по источнику возникновения, может быть представлена следующим образом:

1) риски, которые возникают непосредственно при подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий:

1.1. Риск неправильной организации и как следствие получение неадекватных результатов ОРМ;

1.2. Риск ошибочного выбора стратегии и тактики оперативно-розыскного мероприятия; 1.3. 1.4. Риск невозможности реализации в уголовном процессе материалов, полученных в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий; 1.5. 1.4 .Риск нарушения прав и свобод фаждан при проведении оперативно- розыскного мероприятия;

1.5.Риск возможности срыва проведения ОРМ.

2) риски, связанные с содействием граждан органам осуществляющим оперативно-розыскную деятельность:

Данная фуппа рисков также тесно связана с процессом оказания помощи

64

негласными сотрудниками органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность и обусловлена тем, что в большинстве случаев оперативное подразделение не само добывает необходимую информацию для борьбы с преступностью, а использует данные полученные от негласных помощников. Она состоит из таких рисков как:

2.1. Риск отказа граждан от содействия;

2.2. Риск вхождения в договорные отношения с лицами, по своим личным качествам неспособными оказывать эффективную помощь; 2.3. 2.4. Риск вхождения в отношения с лицами-дезинформаторами, участниками организованных преступных групп; 2.5. 2.6. Риск невыполнения конфидентами договорных обязательств; 2.7. 2.8. Риск прекращения оказания содействия; 2.9. 2.10. Риск расконспирации1; 2.11. 2.12. Риск блокирования договорных отношений с негласными сотрудниками; 2.13. 2.14. Риск неправильной оценки полученной информации 2.15. 2.16. Риск получения ложной информации; 2.17. 2.10. Риск привлечения негласного сотрудника к уголовной ответственности;

3) риски связанные с обстоятельствами, исключающими преступность деяния. В эту группу входят риски:

3.1. риск в ОРД, связанный с необходимой обороной; 3.2. 3.3. риск в ОРД при причинении вреда задерживаемому лицу, совершившему преступление; 3.4. 3.5. риск в ОРД при крайней необходимости; 3.6. 3.4. риск в ОРД при физическом и психическом принуждении; 3.5.риск в ОРД при исполнении приказа или распоряжения.

Тарсуков К.М. Актуальные вопросы законодательного регулирования правовой защиты лиц, оказывающих конфиденциальное содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность // Теоретико-прикладные проблемы оперативно-розыскной деятельности в России и Украине на современном этапе. Материалы российско-украинской межвузовской научно-практической конференции Белгород - Харьков. Белгород: БЮИ МВД России, 2000., С.61.

65

Нельзя сказать, что данная классификация в полной мере охватывает все виды рисков, связанные с оперативно-розыскной деятельностью. Дифференциацию видов риска можно продолжить, так как каждый из названных видов имеет различные аспекты его проявления. Так, если взять только группу риски связанные с подготовкой и проведением оперативно-розыскных мероприятий, можно выделить риски присущие конкретному мероприятию.

В свою очередь, например, риск вхождения в договорные отношения с лицами, оказывающими содействие оперативным подразделениям, но по своим личным качествам неспособными оказывать им эффективную помощь имеет несколько основных источников, которые можно классифицировать по месту их возникновения на: 1) ошибки при выборе лица - будущего конфидента; 2) отсутствие надлежащей проверки негласного сотрудника; 3) смена образа жизни или местожительства; 4) иные ошибки в подборе кадров и организации их работы.

Если взять такой критерий, как допустимые пределы рисков, их можно подразделить на:

Допустимые риски. Допустимый риск предполагает уровень риска в пределах его среднего уровня, то есть среднего по отношению к другим видам деятельности. Здесь не ожидается непредвиденных потерь, которые могут быть незначительные и предусмотренные.

Критические риски. Критический риск предполагает уровень выше среднего, но в пределах допустимых значений определенных видов деятельности. Здесь возникают (могут возникнуть) непредусмотренные потери максимально допустимого размера.

Катастрофические риски. Катастрофические риски - это такие виды риска, которые превышают верхнюю (максимальную) границу риска.

При рассмотрении сущности и характера оперативно-розыскной деятельности, становится понятным, что она раскрывается, в конечном счете, через реализацию функций присущих тому или иному виду деятельности, то есть определенные совокупности действий, приемов, методов, линий поведения. Исходя из этой предпосылки, есть возможность классификацию рисков осуществлять
и по

66 функциональному признаку. Такой подход позволил бы адекватно отображать реально существующие действия оперативных работников. Ведь, в конечном счете, каждый сотрудник занимает определенную должность, для которой характерна соответствующая технология выполнения определенных видов деятельности по функциональному признаку. И, естественно, степень риска, его реализация полностью зависит оттого насколько тот или иной сотрудник смог разобраться в конкретной ситуации.

Естественно, в рамках выполнения определенного вида деятельности в силу различных факторов могут возникнуть рисковые ситуации, но классифицировать их нет необходимости, т. к. таких аспектов огромное множество. Если, например, рассматривать функцию планирования, то рисковые ситуации могут возникнуть из- за недостаточной квалификации кадров или неточной информации, слабого знания или непонимания сути оперативно-розыскного процесса и т.д.

Процесс оперативно-розыскной деятельности осуществляется через принятие и реализацию соответствующих решений. Такой критерий как время принятия решений, сопряженных с риском, позволяет выделить:

  • риск опережающий - показатель характеристики оперативно-розыскной деятельности о проведении упреждающих действий по разрешению неопределенности в деятельности. Такой подход и действия свидетельствуют о высокой профессиональной подготовке оперативного подразделения;

  • риск своевременный - отражает соответствие между оперативно-розыскными действиями и выполнением необходимых функций для достижения поставленной цели.

  • риск запаздывающий - это также характеристика качества оперативно- розыскной деятельности, отражающая неадекватность требований объективных условий и функциональной пригодности оперативного аппарата. Наличие запаздывающего риска, в большинстве случаев, приводит к необратимым и неблагоприятным последствиям.

Можно продолжить анализ классификационных признаков и видов риска, но это, в
основном, приведет к очередному перечислению мнений различных

67

исследователей и специалистов, что не даст ответа на основной вопрос - какой подход, какая классификация является основной, в какой степени она будет способствовать снижению степени риска в оперативно-розыскной деятельности.

Исходя из выше изложенного и результатов проведенных исследований, мы пришли к выводу, что существующие на сегодняшний день подходы к классификации рисков, их теоретическое обоснование и практическая реализация не в полной мере соответствует и способствует повышению эффективности оперативно- розыскной деятельности, принятию решений с меньшей степенью риска.

Из изложенного проистекают следующие выводы и положения:

  1. На сегодня нет однозначного понимания сущности риска в оперативно-розыскной деятельности. Это объясняется, в частности, многоаспектностью этого явления, практически полным игнорированием его нашим законодательством об оперативно-розыскной деятельности. Кроме того, риск - это сложное явление, имеющее множество несовпадающих, а иногда противоположных реальных основ. Это обуславливает возможность существования нескольких определений категории риска в оперативно-розыскной деятельности сформулированных с разных точек зрения.

В диссертации проведён анализ существующих подходов к определению понятия «риск в оперативно-розыскной деятельности». Каждое из определений, по нашему мнению, имеет право на существование и они вполне приемлемы.

Для того, чтобы понять содержание категории риска в оперативно-розыскной деятельности, по нашему мнению, необходимо начать с выявления смысла таких понятий, как «ситуация риска» и «степень риска», поскольку они непосредственно связаны с содержанием термина “риск”.

Ситуация риска (рискованная ситуация) - это разновидность неопределенности, когда наступление событий вероятно и может быть определено, то есть в этом случае объективно существует возможность оценить вероятность событий, возникающих в результате оперативно-розыскной деятельности, контрдействий преступников и т.п.

В свою очередь, количественная и качественная мера учета определенности находят свое выражение в термине “степень риска”.

68

В явлении риска выделяют следующие основные элементы, взаимосвязь которых определяет его сущность: возможность отклонения от предусмотренной цели, ради которой и реализуется выбранная альтернатива; вероятность достижения желаемого результата; отсутствие уверенности в достижении поставленной цели; возможность наступления негативных последствий при реализации тех или иных действий в условиях неопределенности для субъекта, который идёт на риск; материальные и другие потери, связанные с осуществлением избранной в условиях неопределенности альтернативы; ожидание опасности, неудачи в результате реализации избранной (выбранной) альтернативы.

Наличие в риске перечисленных элементов показывает, что его содержание не правомерно отождествлять только с возможностями негативных последствий, потерями, опасностью, неудачей, или только с предусмотренными удачными результатами, которые могут наступить в ходе реализации выбранной в условиях неопределенности альтернативы,

Под риском в оперативно-розыскной деятельности объективно существующая осознаваемая, прогнозируемая вероятность наступления наряду с достижением определенных целей также и негативных последствий оперативно-розыскных мероприятий, осуществляемых оперативными подразделениями (аппаратами) правоохранительных органов в целях решения задач по борьбе с преступностью, обусловленная неопределённостью возможных оценок ситуаций, в которых реализуются указанные ОРМ.

  1. В данном параграфе рассмотрена классификация рисков в оперативно- розыскной деятельности. Классификация позволяет структурировать систему рисков, осуществлять их выбор и определять последовательность решений на основе классификационных признаков, она позволяет ориентироваться в многообразии объектов и является источником знаний о них. Проведена классификация по источнику возникновения, по допустимым пределам рисков, по такому критерию как время принятия решений, сопряженных с риском.

69

ГЛАВА 2. Категория риска в оперативно-розыскной деятельности. §1. Риск в оперативно-розыскной деятельности как следствие принимаемых решений штатным сотрудником.

Происходящие в России социально-экономические процессы отражаются, естественно, на поведении сотрудников милиции. Повышается, в частности, их социально-правовая активность. Демократизация всех сторон общественной жизни высвободила мощный поток мыслей, эмоций, инициатив. Утверждение правды и гласности очищает общественную атмосферу, раскрепощает сознание, стимулирует активную деятельность. Необходимость усиления работы по реализации практических задач по формированию механизмов гражданского общества и правового государства, объективная потребность острее реагировать на недостатки и промахи, действовать решительно, устраняя все препятствия на пути движения вперёд, требуют от каждого работника милиции активной жизненной позиции, развития их творчества во всех сферах жизни и, в первую очередь, в профессиональной. Активная жизненная позиция, являясь объективным требованием времени, выступает существенным показателем правовой культуры, проявлением её функции.’

Необходимо подходить к человеку как творцу тех или иных форм жизни. Вся история существования человечества связана с творчеством человека, который активно воздействует на окружающий мир, стремится изменить его, сделать лучше. Без инициативной деятельности, духовного потенциала общества переход к демократическому правовому государству просто немыслим.1

Специальная активность находит своё выражение в разных областях жизни общества, которые определяют связи человека с окружающим миром. Но каждый человек имеет свои специфические особенности и черты, что накладывает отпечаток

1 Сальников В.П. Соколов Н.Я. Юристы и формирование правовой культуры граждан в правовом государстве // Методологические проблемы воспитательной и кадровой работы в органах внутренних дел и внутренних войсках. СПб., 1991.С.З-11.; Их же. Юристы и правовая информированность личности // Актуальные проблемы правоохранительной деятельности органов внутренних дел / Под общ ред. С.Ф. Зыбина. СПб., С.28-36.

70

на его социальную активность, в какой бы сфере она не проявлялась. Не редко эти особенности обуславливаются родом его деятельности, например, в области охраны правопорядка. Практическая деятельность работников милиции, безусловно, влияет на их социальную активность, имеющую порой ярко выраженный, повышенно мобильный и специфически целенаправленный профессиональный характер, необходимый в поиске новых путей и средств, для осуществления стоящих перед ними задач.

Одновременно, в силу действия различных факторов, возникает возможность неудачи или отклонения от цели. Неудачи - вызывают критические, подчас, ядовитые высказывания, при полном непонимании того, что работник уголовного розыска такой же человек, как и все, в его делах может быть всё, даже ошибки2.

Выполняя служебные обязанности, сотрудник оперативного подразделения нередко оказывается в сложных условиях, когда он должен принять ответственное решение относительно своих дальнейших действий, от которых может зависеть здоровье и жизнь не только его самого, но и граждан, которых он обязан защищать от преступных посягательств.

Риск является сегодня объективной составляющей в профессиональной деятельности сотрудников правоохранительных органов и специальная работа по целенаправленному уменьшению такого риска до реально возможного предела, чрезвычайно важна3.

В процессе исследования были опрошены 100 практических работников ОВД которые высказали свое отношение к риску. Примерно 30% из отвечающих указали, что они безразличны к риску, 50 % проявили склонность к более рискованным альтернативам, а 20% четко сформулировали свою нерасположенность к риску.

Выполнение задач служебной деятельности в условиях повышенного риска

1 Числов А.И. Профессионализм и деятельность сотрудников милиции. Научное издание. Серия: «Полицеистика: прошлое, настоящее, будущее» / Под ред. Сальникова В.П. СПб., 1999 г., С.111-112.

Карпец И.И. Сыск (записки начальника уголовного розыска). М, 1994., Сб. 3
Буданов А.В. Обучение сотрудников правоохранительных органов тактике и методам обеспечения личной безопасности (на опыте профессионального обучения сотрудников правоохранительных органов США и России) Учебно- практическое пособие. М.: МЦ при ГУК МВД России. 1997., С.З.

71

требует от сотрудников оперативных подразделений обеспечения предельной собранности, мобилизованности, бдительности, внимания, активной работы мысли, уверенности в успехе, состояния эмоциональной уравновешенности. Чем слабее профессиональная подготовка сотрудников, чем больше стрессогенных факторов влияет на людей — тем больше следует уделять внимания их психологической подготовленности. Необходимо преодолевать как недооценку

(«шапкозакидательские» настроения), так и переоценку силы и возможностей противоборствующей стороны. Нужны разумная осторожность, осмотрительность, умение разгадывать хитрости противника, умение превосходить его в решении профессиональных задач, чему и нужно постоянно учить оперативных работников, подвергать тщательному разбору как успешные, так и ошибочные действия.

В сложной, опасной обстановке сотрудник быстрее приобретает навыки и умения активно действовать, анализировать и делать выводы, учиться на примере других.

Изучение деятельности сотрудников в условиях повышенного риска позволяет сделать вывод, что сотрудник чувствует себя уверенно, если возможные условия, ситуация ему знакомы по предыдущему опыту или учебе, если он обладает достаточно полной информацией о том, что происходит. Нехватка информации, неадекватное ее восприятие ведут к непониманию обстановки, а это дополнительный источник грубых ошибок в деятельности оперативных подразделений.

Несмотря на то, что сотрудники регулярно готовятся к такого рода деятельности, всё же не многие могут до конца произвести актуализацию профессионального опыта, так как у них отсутствуют аналоговые модели действий в ситуациях связанных с риском, сужен фактор времени на подготовку к ним.

Наиболее частое явление на практике, вызываемое подобными ситуациями, -это появление множества негативных эмоций, которые мы относим к собирательной категории такого феномена, как невроз ожидания. Этот фактор не позволяет раскрепостить необходимые резервы психики сотрудника1.

Преодоление негативных состояний, «неврозов ожидания» является очень важным. От этого зависит то, насколько сотрудник способен активизировать свои

72

потенциальные профессиональные возможности, чтоб действовать наиболее успешно в ситуации связанной с риском. Эти негативные состояния должны обязательно преодолеваться перед вступлением в нештатную ситуацию. На подсознательном уровне сотрудник испытывает определённый страх, который является основой всех негативных эмоций. У такого сотрудника в данном случае возникают психологический барьер, тормозные реакции, ведущие к возникновению неосознаваемого, но в то же время реально действующего на него чувства неспособности, некомпетентности.

Эти тормозные негативные навыки заставляют нас испытывать иррациональное чувство страха, тревоги, что основывается на внешних стимулах (например, страх участия в переговорах с преступниками, взявшими заложника). Такая реакция очень быстро приводит к тому состоянию, которое называется страхом неудачи. Это серьёзное препятствие на пути к раскрепощению профессионального опыта и в наибольшей степени мешает оперативному работнику реализовать свой потенциал.

Как ранее было сказано, слабая мобилизационность, а следовательно, и страх неудачи возникает всякий раз, когда появляется необходимость рисковать здоровьем, жизнью, временем, действовать в неопределённых и непредсказуемых ситуациях, быть «осуждённым» со стороны руководства, товарищей за ошибку2.

При формировании у сотрудников психологической подготовленности к действиям в условиях повышенного риска необходимо ставить задачи на развитие боевой активности, инициативы, взаимодействия и воздействия на вооруженных преступников. При решении боевых задач недопустимо быть пассивным созерцателем хода развития событий. Следует активно диктовать ход событий, принимать меры, которые пусть медленно, но неуклонно делают условия и отдельную ситуацию благоприятными для себя и менее — для противоборствующей стороны. Важно быть инициатором таких действий и изменений.

Известно, что тот, кто обладает инициативой, демонстрирует морально- психологическое превосходство, уверенность в себе, своей силе и успехе. Уступивший инициативу уже наполовину побежден. Владеющий инициативой сам

1 В.Д. Туманов. Психология готовности сотрудников ОВД к действиям в экстремальных условиях: Лекция. - Домодедово: РИПК МВД РФ, 1993., С.4.

2 В.Д. Туманов. Указ. соч. С.8.

73

выбирает время и способ своих действий.

Захват инициативы в условиях повышенного риска — расчетливый, напряженный комплекс действий. Это и усиление нервного напряжения, активная мыслительная деятельность, опирающаяся на проявление воли, выдержки и профессионализма. Наряду с этим требуется непрерывное морально-психологическое воздействие на противоборствующую сторону (террористов, боевиков, преступников и хулиганствующие элементы). Что не позволяет собраться с силами, вызывать у них чувство безнадежности сопротивления, растерянности, страха, непонимания обстановки и происходящих событий, не давать отдыха, изнурять. Для таких активных действий сотрудникам органов внутренних дел следует очень серьезно, планово, профессионально и психологически готовиться, неустанно искать способы воздействия на психику преступников, не успокаиваться мелкими успехами, действовать активно до тех пор, пока не будут привлечены к ответственности все виновные.

Практической деятельности оперативного работника, подготовке и проведению оперативно-розыскных и иных действий, как правило, предшествует оценка конкретной ситуации с последующим принятием соответствующих решений. Однако процесс принятия и практической реализации этих решений сопряжён с преодолением существенных трудностей. Эти трудности, как правило, обусловлены сложным вероятностным характером выбора оперативным работником одного из возможных способов своих действий, каждый из которых не гарантирует достижения намеченной цели, но даже и не исключает наступления дополнительных негативных последствий. Так оперативный работник, работая по раскрытию преступления, может не достигнуть намеченной цели (изобличить преступника), но в силу определённых причин его деятельность может вызвать определённый отрицательный результат (например: расшифровка конфидента, причинение определённого материального вреда и, наконец, постановка под угрозу жизни или здоровья самого себя или других).

Проведённое исследование позволило на основе различной склонности к риску выделить две группы работников оперативных подразделений и, соответственно, характер принимаемых ими решений в условиях риска:

74

-оперативные работники, у которых стремление к успеху сильнее, чем стремление избежать неудачи (будут предпочитать задачи со средним уровнем риска);

-оперативные работники, которые стремятся, прежде всего, избежать неудачи (стремление к действию максимально тогда, когда задача либо очень легка, либо очень трудна).

Каждому оперативному работнику и руководителю оперативного подразделения сегодня понятно, что невозможность учета всех факторов является основной причиной, снижающей эффективность оперативно-розыскной деятельности и ведущей к рискованным действиям.

К сказанному необходимо добавить, что существование множества факторов, предопределяющих нахождение оптимального решения, вынуждают решать довольно сложную задачу. С одной стороны, существует необходимость как можно полнее охватить все факторы, что обеспечивается с помощью комплексного подхода; с другой - выбрать наилучшую их комбинацию, что достигается путем разработки нескольких взаимосвязанных альтернатив решения.

Значительный интерес представляют результаты опроса практических работников, когда им был поставлен вопрос: «Сколько вариантов решений рассматривается Вами при принятии окончательного решения в условиях неопределённости и риска?». Ответы распределились следующим образом: 52% работников назвали один вариант, 35%-два варианта, 9% - три; 4% - более трех вариантов.

Оперативный работник, руководитель, как правило, имеют в своем распоряжении один вариант проекта решения. Это в какой-то степени закономерно, поскольку в оперативной практике преобладают типовые решения. Между тем, существует множество узловых, сложных, неординарных проблем, разрешение которых требует поиска и обоснования альтернативных решений.

На сегодняшний день существует множество подходов к определению

75

этапности подготовки и принятия решений . Нет необходимости их анализировать и доказывать правомерность того или иного набора этапов, так как каждое лицо, принимающее решение, ориентируется на приемлемый для него вариант - это в той или иной степени проявление индивидуальности.

Однако, необходимо отметить, что в рассуждениях относительно этого аспекта проблемы упускается такой важный и крайне необходимый этап как определение риска и его оценка.

Первооснова оценки эффективности решения состоит в том, чтобы ответить на вопрос: удалось ли избежать отрицательных побочных эффектов, снижающих конечную эффективность действий? Выявление риска может варьировать от сложного вероятностного анализа в моделях исследования операций до чисто интуитивных догадок. Нас интересует рабочий инструмент для штатных сотрудников, которым можно пользоваться быстро и эффективно и который не требует сложного математического аппарата.

Знать о существовании риска важно, но этого недостаточно. Необходимо определить его значимость. При оценке риска учитываются такие факторы, как вероятность и серьезность(характер, количественные и качественные параметры). При помощи фактора вероятности складывается суждение о том, что то или иное событие действительно произойдет. Фактор серьезности позволяет сформулировать суждение о степени влияния данного события, если оно произойдет, на ситуацию.

Рассматривая вероятность, необходимо добавить, что объективный метод определения вероятности основан на вычислении частоты, с которой происходят некоторые события (статистическая вероятность). Объективная вероятность определяет среднее значение вероятности.

Субъективная вероятность является предположением относительно определенного результата. Это предположение основывается на суждении или личном опыте оценивающего оперативного работника, а не обязательно на частоте, с

1 Черкасов В.В. Указ. Соч. С.54.; Некрасов В.А. Критерий достаточности информации при принятии решения на проведение оперативно-розыскных мероприятий (опыт Украины, США, Великобритании) // Теоретико-прикладные проблемы оперативно-розыскной деятельности в России и Украине на современном этапе. Белгород: БЮИ МВД России, 2000.,С. 196-205;

76

которой результат был получен в аналогичных условиях. Когда вероятность определяется субъективно, различные люди могут устанавливать разное ее значение для одного и того же события и, таким образом, делать различный выбор.

Как объективная, так и субъективная вероятность используется при определении двух важных критериев, которые помогают нам описывать и сравнивать выбор степени риска. Один из критериев дает нам среднее значение (ожидаемое значение), а другой - изменчивость возможного результата (разброс результатов).

Важными свойствами решений следует считать их своевременность и гибкость. Ценность решения, подготовленного и принятого с соблюдением всех предъявляемых к нему требований, может, в конечном счете, оказаться весьма невысокой, если решение не может быть осуществлено вследствие его несвоевременности. Под своевременностью решения следует понимать, с одной стороны, возможность путем реализации данного решения приостановить отрицательное влияние того факта, что ситуация не разрешена, и устранить тот ущерб, который уже нанесен за период от момента выявления ситуации до момента принятия решения. С другой стороны, своевременность принимаемого оперативным работником решения характеризуется соотношением продолжительности периода времени, необходимого для осуществления предусмотренных решением мер в свете возникшей ситуации и фактической продолжительностью времени, которым располагают для выполнения решения его исполнители.

Необходимо тщательно выбирать момент, с которого начинается процесс принятия и реализации решения в ситуации риска, так как начальное состояние значительно, как правило, отличается от того, которое было во время подготовки и выработки решения. Существующая зависимость между временем, которое имеет в распоряжении оперативный работник и риском, требует от них держать этот аспект под постоянным контролем. И если, в процессе планирования оперативно-розыскной деятельности в ситуации риска, удалось прийти к разрешению неопределенности, то опоздание в реализации снова приведет к нарастанию неопределенности в деятельности оперативного подразделения.

Интересны по этому поводу высказывания И.И. Карпеца: «В жизни бывает и

77

так: начнёшь задумываться, обуян сомнениями - упустишь время и провалишь дело. Уменье быстро оценить всё и принять правильное решение приходит с опытом. Чаще всего после того, как набьёшь себе шишек либо на необоснованном риске, либо на ненужной медлительности. Спустя незначительное время после начала работы в уголовном розыске любой оперативный работник уясняет для себя ещё одно непреложное правило, не гонись за всем сразу, если ты понимаешь, что можешь ухватиться для начала за одно какое-то одно звено, но звено крепкое, - не раздумывай. Остальное - сделаешь позднее и как правило, обстоятельнее, точнее.1».

Многих провалов можно было бы избежать, будь оперативные работники к этому лучше подготовлены. Хорошая подготовка не исключает риск в оперативно- розыскной деятельности, но делает этот риск рассчитанным.

Особое место в процессе принятия решений, связанных с риском, отводится интуиции. Слово «интуиция» исходит от латинского mtueti (пристально, внимательно смотреть). Само понятие характеризуется как основанное на предшествующем опыте человека чутье (проницательности), позволяющем непосредственно проникать в существо явлений, не опираясь на доказательства. Речь идет об особом способе постижения истины, в нашем случае - выборе наиболее эффективного решения без аргументированного доказательства его правильности, то есть посредством интуиции.

Интуиция признается неосознанным и необъяснимым с позиции логики, но тем не менее реальным и необходимым компонентом познавательной деятельности человека. Она особенно уместна при возникновении потребности найти решение вне рамок традиционных приемов познания, при отсутствии возможности проникновения в суть и достоверной оценки подлежащей решению ситуации.

К сожалению, механизм интуиции еще не изучен до конца, что, естественно, дает повод воспринимать ее несколько настороженно. Между тем, бесчисленное множество фактов не оставляет сомнения в том, что процесс познания не обязательно должен быть сопряжен с развернутыми логическими доказательствами. Недостающие звенья этого процесса могут восполняться интуитивно, что позволяет создать законченную модель ситуации и вести эффективный поиск способа ее

1 Карпец И.И. Сыск (записки начальника уголовного розыска). М., 1994., С.67.

78

реализации. Если попытаться в каждом случае аргументировать познания ситуации и поиска решения обстоятельной системой доказательств, то во многих случаях оперативное принятие решений оказалось бы невозможным.

На первый взгляд такой подход может показаться несовместимым с расчетом, требующим определённой точности. Однако, в условиях качественного и количественного изменения преступной деятельности, способов совершения конкретных преступлений, потребность в принятии решений при недостатке информации возрастает. И тогда воспользоваться подсказкой интуиции не только позволительно, но и обязательно. Однако, при этом необходимо максимально использовать предшествующий опыт и здравый смысл - необходим комплексно- системный подход.

Динамичность оперативно-розыскного процесса и постоянные кадровые передвижения приводят к тому, что полномочия и ответственность за определенные действия постоянно переходят от одного исполнителя к другому. А это повышает ответственность руководителей оперативных подразделений за результаты, что, в свою очередь, требует постоянного внимания к своей профессиональной подготовке и подчинённых.

В условиях, когда наблюдается влияние множества факторов как внешнего, так и внутреннего характера, все чаще принятие решений перекладывается с одного человека на группу лиц, решение становится коллективным, коллегиальным.

Коллективные решения, как правило, менее субъективны и связаны с большей вероятностью осуществления. И уровень риска, предпочитаемой группой выше среднего, допускаемого единолично. Явление увеличения уровня риска в групповых решениях называется сдвигом риска. Групповые решения несводимы к сумме индивидуальных, а выступают специфическим продуктом группового взаимодействия. Феномен сдвига риска означает, что после проведения групповой дискуссии возрастает уровень рискованности групповых или индивидуальных решений по сравнению с персональным решением членов группы.

На данной закономерности хотелось бы остановиться и рассмотреть её по подробнее в связи с тем, что при проведении опроса практических работников был задан вопрос: «В каком случае на Ваш взгляд, принимаемое решение, более

79

сопряжено с риском». 74 % опрашиваемых ответили, что более рискованное решение, принимаемое единолично, соответственно 26% назвали более рискованным решение, принимаемое в группе.

Для изучения явления сдвига риска проводились различные исследования, прежде всего, за рубежом1. Выводы, вытекающие из исследований, указывают на необходимость при практическом использовании методик принятия групповых, коллективных решений учитывать психологические, нравственные и другие факторы, характеризующие взаимодействие между членами этих социальных образований. Такие, например, как подражание, состязательность, чувство зависти, конформизм и т. д.

Можно дать разное объяснение предпочтительности группового риска по отношению к индивидуальному. Считается, что коллективные решения более рациональны и менее субъективны; групповой риск более демократичен, так как разделяется ответственность за избранные варианты действий; повышается вероятность осуществления принимаемого решения.

Открытие явления сдвига риска поставило перед исследователями вопрос: почему решения, принимаемые в группах, связаны с большим риском, чем индивидуальные. В ходе обсуждения этой проблемы было сформулировано несколько гипотез, объясняющих сдвиг риска в группе.

1). Группа принимает решения с необоснованно более высоким уровнем риска, так как в таких условиях не ощущается распределение ответственности между членами группы.

2). Групповой риск более высок из-за доминирующего влияния лидеров, воздействующих на остальных членов группы.

3). Отношение человека к риску зависит от условий среды, во время групповых

1 Wallach M. A., Kogan N., Bern D.J. Group influence on individual risk taking // Journal abnormal and social psychology. Washington, 1962. Vol.65. №1.; Kogan N., Wallach M. A., Group risk taking as function of members anxiety and defensive levels // Journal of personality. Durham, 1967.Vol.35. №1.; Cecil E., Cherkoff J., Cummings L. Risk taking in groups as a function of group pressuse // Journal of social psychology. 1970. №81(2). P. 273-274.// Альгин указ. соч. С. 56-57.

80

решений происходит сдвиг риска в сторону увеличения благодаря процессу сравнения уровней риска различных членов группы.

4). Увеличение уровня риска в группах объясняется явлением конвергенции, когда субъективные значения ценности, которые приписываются риску отдельными членами группы становятся сходными, изменяется полезность риска1.

Сущность принятия решения в группе заключается в переходе от индивидуальных решений, принимаемых каждым ее членом, к коллективным, выражающим точку зрения группы в целом. Можно выделить несколько типов подобного перехода - стратегий выработки группового решения. В первую очередь, это стратегия простого большинства, то есть принятие решений простым большинством голосов. Достоинство данной стратегии - ее простота и очевидность: решение соответствует предпочтениям большинства членов группы. Не столь очевидны недостатки данной стратегии. К ним можно отнести то, что мнение меньшинства совершенно не влияет на выбор. Между тем, известно, что новые радикальные идеи часто рождаются как раз у немногих людей. Второй недостаток стратегии простого большинства - отсутствие согласованности предпочтений данной альтернативы у отдельных лиц. Может оказаться, что разные члены группы принимают одно и тоже решение по совершенно разным мотивам. При этом выбор, а следовательно, и уровень риска будут далеки от рационального.

Вторым путем выработки группового решения является стратегия суммирования рангов. Эта стратегия весьма популярна благодаря своей простоте. Вместе с тем, у этой стратегии имеется ряд противников, считающих ее математически не вполне корректной.

Каждый оперативный работник должен четко и ясно представлять варианты групповых решений, насколько каждый участник воспринимает решение группы, как свое собственное, свою ответственность. Ниже предлагается перечень групповых решений, которые проранжированы, и чем дальше будем продвигаться в этом перечне, тем большее количество участников буде чувствовать принятое решение своим и тем с большей готовностью каждый из них приступит к его выполнению, что является гарантией успеха и сводит степень риска до минимума. Это незаметное

1 Черкасов В.В. Указ соч. С.59-60.

81

решение, авторитетное решение, решение меньшинства, компромиссное решение, решение большинства, решение взаимопонимания и единогласное решение1.

Таким образом, групповое принятие решения при умелом его использовании в значительной степени снижает возможность рискованных действий. При этом необходимо учитывать, что групповое решение лучше индивидуального в том случае, если его участники не имеют опыта индивидуальных решений. С другой стороны наличие опыта групповьгх решений повышает количество решений, принимаемых индивидуально. Групповое решение оказывается более эффективным, когда решаются трудно формализуемые задачи, а также задачи, требующие большого предшествующего опыта.

Подводя итог необходимо сделать следующие выводы:

  1. Происходящие в России процессы динамичного социально-экономического развития общества и государства отражаются, естественно, на поведении сотрудников милиции, повышается при этом их социально-правовую активность.
  2. Выполнение задач служебной деятельности в условиях повышенного риска требует от сотрудников оперативных подразделений обеспечения предельной собранности, мобилизованности, бдительности, внимания, активной работы мысли, уверенности в успехе, состояния эмоциональной уравновешенности, что достигается профессиональной и психологической подготовкой сотрудников.
  3. Определение риска и его оценка -необходимый этап в деятельности связанной с риском.
  4. Особое место в процессе принятия решений, связанных с риском, отводится интуиции (основанное на предшествующем опыте человека чутье (проницательность), позволяющем непосредственно постигать истину, не опираясь на доказательства).
  5. Коллективные решения, как правило, менее субъективны и связаны с большей вероятностью осуществления. И уровень риска, предпочитаемой группой выше среднего, допускаемого единолично.
  6. Более подробно об этом изложено в: Платонов СВ., Третьяк В.Ч., Черкасов В.В. Искусство управленческой деятельности. - Киев, 1996. -412с.

82

§2. Содействие граждан органам, осуществляющим ОРД с позиции

минимального риска.

В условиях роста преступности, отличающейся высокой степенью организованности, вооружённости и профессионализма, эффективность работы правоохранительных органов по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений во многом зависит от должной организации оперативно- розыскной деятельности. Опыт показывает, что нельзя обеспечить неотвратимость ответственности преступников без противопоставления их криминальной деятельности целенаправленного комплекса оперативно-розыскных мер и следственных действий, без использования в качестве вспомогательной информации данных, полученных оперативно-розыскным путём, без привлечения граждан к борьбе с преступностью и использования агентуры1, негласного содействия отдельных граждан, что является «стержнем» всей оперативно- розыскной деятельности2.

Как отмечал И.И. Карпец, сколь бы ни были активны и умелы сыщики, осуществляющие так называемый личный сыск, где огромное значение имеет личная подвижность и смекалка, уменье, находясь в массе людей, видеть и слышать то, что не видят и не слышат другие, уменье анализировать увиденное и услышанное, принимать немедленно необходимые решения, они не смогут проникнуть в замыслы, вынашиваемые хорошо законспирированными, сплочёнными преступными группами, не смогут предупредить или раскрыть преступление, если не будут иметь агентуру, способную помочь «изнутри» знать, что замышляют преступники .

При этом сыщик обязан жестоко контролировать агентов, которые бывают весьма склонны и к провокациям, и к беззаконию. Тем более что они далеко не святые, многие из них - ранее судимые, ибо такова особенность агентуры уголовного розыска, где другая и не нужна, так как она никогда не найдёт общего

Шахматов А. В. Правовое регулирование содействия граждан органам, осуществляющим ОРД. Автореф. к.ю.н. СПб. 1999., С. 3.

2 Наркотики в России: преступления и расследования. Научное издание, под ред. Сальникова В.П., СПБ-1999., С.335.

3 Карпец И.И. Сыск (записки начальника уголовного розыска). М., 1994. С. 183.

83

языка с преступным элементом, а тогда она вообще не нужна1.

Оказание гражданами конфиденциального содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, потенциально сопряжено с определенным риском, как для самих конфидентов, так и для их окружения (родственников, близких знакомых и т.п.). Риск может проявляться как в расконспирации, так и необоснованном (при условии правомерного поведения) привлечении конфидента к уголовной ответственности и т.д.”. Весьма серьёзной опасностью является и риск провала вследствие либо досадной случайности, либо контрразведывательной проверки, когда обнаруживаются сведения о том, что секретный агент не тот, за кого он себя выдаёт.

Решая задачи оперативно-розыскной деятельности, лица, оказывающие содействие органам её осуществляющим (особенно на конфиденциальной основе), зачастую подвергают себя, а в ряде случаев и членов своих семей и близких не малой опасности. В результате принимаемых проверяемыми, разрабатываемыми и их связями мер часть таких лиц вовлекается в преступную деятельность, в отношении некоторых из них совершается насилие, вплоть до убийства, нанесения им травм, увечий, уничтожения имущества и т.д. Имеют место случаи, когда лица, оказывающие содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, необоснованно привлекаются к уголовной ответственности за действия, формально попадающие под признаки уголовно-наказуемого деяния, но совершённые ими в состоянии крайней необходимости.

Часть 4 ст. 18 Федерального закона РФ об ОРД устанавливает возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с сотрудничеством в раскрытии преступления. Такое освобождение производится в соответствии с законодательством Российской Федерации. Уголовный кодекс РФ, принятый после вступления в силу Закона об ОРД, не предусмотрел в институте деятельного раскаяния специального основания освобождения от уголовной ответственности,

1 Карпец И.И. Там же.

2 Классификация рисков связанных с содействием граждан была рассмотрена в пар.З гл. 1 настоящего диссертационного исследования.

Сурков К.В. Принципы полицейской разведки: Учебное пособие. - СПб.: Санкт-Петербургский юридический институт МВД России, 1995., С.36.

84

тождественного вышеуказанной норме закона. Не установил он и правила, согласно которому законы, содержащие основания освобождения от уголовной ответственности (в отличие от законов, предусматривающих уголовную ответственность) подлежат включению в УК. Поэтому при соблюдении процессуального порядка прекращения уголовного дела, регламентированного ст. 7 УПК РСФСР не исключается прямая ссылка на ч. 4 ст. 18 Закона об ОРД как на основание этого решения. В тех случаях, когда факт сотрудничества в раскрытии преступления подпадает под действие ч. 1 ст. 75 или ст. 77 УК РФ, следует руководствоваться данными нормами и соответствующими статьями УПК.

Понятие «лицо из числа членов преступной группы» следует истолковывать как совершение преступления по предварительному сговору группой лиц или организованной группой (ст. 35 УК). Полагаем, что лицо, создавшее организованную группу либо руководившее ею, не может быть освобождено от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным данной статьей. Термин «противоправное деяние» является синонимом термина «преступление»1.

Часть 4 статьи 18 Федерального закона об ОРД устанавливает условия освобождения от уголовной ответственности, которые должны рассматриваться в совокупности. Таких условий четыре: 1 Преступление не повлекло тяжких последствий; 2)лицо привлечено к сотрудничеству с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность; 3)оно активно способствовало раскрытию преступлений; 4)возместило нанесенный ущерб или иным образом загладило причиненный вред.

Первое условие является оценочным. Его не следует отождествлять с одноименным квалифицирующим признаком, предусмотренным в некоторых статьях Особенной части УК (например, в ст. ст. 127, 131 и др.), так как преступления, совершаемые в группе, не могут относятся не к тяжким по критерию их общественной опасности. Оно может иметь место как в случаях, когда член организованной преступной группы самостоятельно совершает преступление, так и

1 Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Научно практический комментарий / Под ред. проф. В.В. Николюка и доц. В.В. Кальницкого, А.Е. Чечетина, Издание третье, исправленное и дополненное - М.: Московский юридический институт МВД России. -1998., С. 116.

85

при совершении группового преступления. Если преступление, совершенное группой лиц, повлекло тяжкие последствия, вопрос об освобождении отдельных лиц от уголовной ответственности должен рассматриваться, исходя из направленности умысла, степени фактического участия в выполнении объективной стороны преступления, а также иных обстоятельств дела.

Под привлечением к сотрудничеству с органами, осуществляющими оперативно- розыскную деятельность, понимается содействие этим органам как по контракту, так и в иных формах. Определяющее значение имеет не сам факт сотрудничества (официально оформленный или не оформленный), а его результативность в раскрытии преступления, выявлении и изобличении лиц, причастных к его совершению, обнаружении места и каналов сбыта или хранения материальных ценностей, добытых преступным путем, и других объектов, которые могут иметь значение вещественных доказательств. Результатом содействия может быть обнаружение трупов, живых лиц, подвергнувшихся преступному воздействию или могущих дать свидетельские показания. Таким образом, второе и третье условия следует рассматривать как двуединое.

Возмещение нанесенного ущерба или заглаживание причиненного вреда может быть осуществлено в любых предусмотренных или не противоречащих закону формах: уголовно-правовая реституция; возврат аналогичных, равных по стоимости вещей; денежное возмещение; восстановление утраченного или разрушенного личным трудом и т. д. Однако необходимо учитывать то обстоятельство, что заглаживание вреда, причиненного ущерба на момент наибольшей ценности негласного сотрудничества может (с наибольшей долей вероятности) привести к утрате конспиративности контактов конфидента и органа, с которым он сотрудничает.

Все перечисленные в законе условия (кроме факта конфиденциального содействия в подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий) должны быть доказаны материалами уголовного дела.

Освобождение от уголовной ответственности по основанию, предусмотренному ч. 4 ст. 18 Закона об ОРД, возможно и в случаях, когда гражданин был привлечен к сотрудничеству до совершения им преступления. При этом
дополнительным

86

условием освобождения от ответственности служит «вынужденность» совершения противоправного деяния в целях исключения расшифровки факта негласного сотрудничества.

Прекращение уголовного преследования должно осуществляться гласно. Обеспечение безопасности освобождаемого от ответственности лица самостоятельный вопрос. При невозможности его положительного разрешения, необходимо выбрать другое основание для прекращения уголовного преследования либо “смириться” с предстоящим осуждением.

В изданной в 1914 году Департаментом полиции «Инструкции по организации и ведению внутреннего наблюдения в жандармских и розыскных учреждениях» нормативно закреплялось возможность в целях сокрытия факта сотрудничества с охранными отделениями агентов и создания условий для их эффективного использования применять такой приём, как привлечение этих лиц, к ответственности наряду с теми, кого они помогли негласно изобличить. В связи с этим указывалось: «необходимо помнить, что сотрудники, давшие ценные сведения, и не тронутые ликвидациями, рискуют провалиться и, таким образом, стать совершенно бесполезными» .

В случае провала они бывают вынуждены вести скитальческую жизнь по нелегальным документам и находятся под постоянным страхом мести2.

Во избежание провала можно с их согласия включать их в ликвидацию и тем дать им возможность нести наравне с товарищами судебную ответственность, но при условии сохранения за ними права на получение жалования за всё время судебного процесса и отбывания наказания. Этим путём не только можно предупредить их провал, но возможно ещё больше усилить к ним доверие со стороны партийных деятелей, благодаря чему в дальнейшем они будут в состоянии оказывать делу розыска крупные услуги»1.

При определенных условиях сохранению в тайне факта сотрудничества с

1 Тайны политического сыска: инструкция о работе с секретными сотрудниками. СПб. 1992., С. 3.

2 Федоров А.В. Шахматов А.В. Оперативно-розыскная деятельность и граждане. Научное издание / Под ред. Сальникова В.П. - СПб., 2001., С.44.

87

правоохранительными органами может способствовать выделение уголовного дела в отдельное производство. Однако прекращение выделенного дела также должно осуществляться на законном основании. Если основания для выделения уголовного дела отсутствуют, решение об освобождении от уголовной ответственности должно облекаться в форму постановления о прекращении уголовного преследования конкретного лица, поскольку производство по делу в отношении преступной группы продолжается”.

Следует отметить, что дискреционные полномочия, т.е. право выходить при определённых условиях за пределы закона, предусматривает оперативно-розыскное законодательство зарубежных стран. Здесь в правовых актах, регламентирующих ОРД, содержатся указания относительно допустимости совершения секретным сотрудником полиции или содействующим ему частным лицом в ходе выполнения секретных операций действий, для иных лиц прямо запрещённых законом. Последние допускаются и могут быть разрешены в случаях, когда необходимо получить информацию или доказательства, имеющие первостепенное значение для привлечения подозреваемых к уголовной ответственности; поддержать достоверность легенды в глазах лиц, деятельность которых расследуется, предупредить опасность для жизни или здоровья людей или избежать эту опасность .

Одной из причин необоснованного привлечения к уголовной ответственности является несовершенство обеспечения прав и свобод этих лиц, в том числе и на законодательном уровне, поскольку нормативно-правовое регулирование обеспечения прав и свобод лиц, содействующих органам, осуществляющим

1 Шахматов А.В. Правовое регулирование содействия граждан органам, осуществляющим ОРД. Дисс. кюн. СПБ. СпбУ МВД России. 1999., С.89-90

2 Ефремов А.Н. Оперативно-розыскная деятельность и личность. СПБУ, 2000., С.80.

3 Сурков К.В., Кваша Ю.Ф. Оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел: Курс лекций. Общая часть. Введение в курс оперативно-розыскной деятельности. Санкт-Петербургская академия МВД России, 1997., С.112-113.; Правовая регламентация ОРД ФБР. Информационно-аналитические материалы (фонд Института США и Канады АН РФ). С.19-20.;Сурков К.В. Опыт законодательного регулирования оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации. Монография. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 1998.,С.16-18.

88

оперативно-розыскную деятельность, имеет определённые пробелы. К ним в частности относится отсутствие систематизированного правового статуса лиц, оказывающих такое содействие. В этой связи представляется целесообразным официально закрепить в Федеральном законе об ОРД правовое положение лиц, оказывающих содействие, детально определив в нём их права и обязанности1.

Особо важное значение для снижения риска в данной области имеет защита прав и свобод граждан, оказывающих содействие правоохранительным органам государства, в том числе на конфиденциальной основе. На уровне закона статьи 17 и 18 Федерального закона об ОРД наделяют их дополнительными правами, правом на сохранение конфиденциальности (ч. 1 ст. 17);на правовую защиту (ч. 2 ст. 18), физическую защиту в случае возникновения реальной угрозы жизни, здоровью или их собственности (ч. 3 ст. 18); правом на освобождение от уголовной ответственности (ч. 4 ст. 18) и рядом других специальных прав.

Между органами внутренних дел и гражданами, содействующими им в осуществлении оперативно-розыскной деятельности, существуют правовые отношения. Социальная и правовая защита граждан, содействующих органам внутренних дел в осуществлении оперативно-розыскной деятельности, предполагает и возлагает на государство обязанность принимать необходимые меры по предотвращению противоправных действий в отношении подобных граждан, установлению виновных в таких действиях и привлечению их к ответственности, предусмотренной законодательством Российской Федерации.

Федеральный закон РФ «Об ОРД» официально закрепляет за гражданами возможность реализовать свое право на оказание помощи органам внутренних дел в решении задач борьбы с преступностью путем сотрудничества с оперативными аппаратами этих органов. Законом установлено, что конфиденциальное сотрудничество может осуществляться с любым совершеннолетним дееспособным лицом независимо от гражданства, национальности, пола, имущественного, должностного и социального положения, образования, принадлежности к общественным объединениям, отношения к религии и политических убеждений. Конфиденциальность содействия устанавливается по желанию гражданина, т. е.

Ефремов А.Н. Указ. соч., С.74.

89

вовлекаемый в оперативно-розыскной процесс сам должен выступить инициатором конфиденциальности своих отношений с органами внутренних дел. Однако это не исключает обратного, когда орган внутренних дел в лице своих сотрудников, должностных лиц из тактических соображений целесообразности или безопасности предлагает гражданам, привлекаемым к подготовке или проведению оперативно- розыскных мероприятий, конфиденциальность такого содействия.

Конфиденциальность содействия граждан органам внутренних дел в осуществлении оперативно-розыскной деятельности означает, прежде всего, что сведения о лицах, оказывающих подобное содействие, не подлежат оглашению.

Это сложная проблема. В 80-90-е годы XX века, вероятно, в силу социально- политических причин, в средствах массовой информации вокруг негласных сотрудников был создан ажиотаж.1

В связи с этим феномен «охоты» за негласными сотрудниками в виде призывов и т.п. признать этот институт ОР нелигитимным, как и охота со стороны криминальных элементов, наносит сокрушительный удар по оперативно-розыскным возможностям государственных ведомств, существенно усложняя и затрудняя их работу. Речь идёт о том, что нередко само государство или её органы, а также иные формирования воздвигают барьер на пути к использованию соответствующими органами помощи частных лиц в сфере борьбы с преступностью. Ведь любой человек, в том числе и тот, который мог бы помочь выявить, предотвратить или раскрыть опасное преступление, прочитав о том, каким нападкам подвергаются лица, лишь заподозренные в конфиденциальной помощи спецслужбам и криминальной полиции, как минимум, задумается, а как максимум - категорически откажется рисковать своим благополучием и репутацией.

На лиц, оказывающих содействие органам внутренних дел в осуществлении оперативно-розыскной деятельности, Федеральным законом РФ «Об ОРД» возлагается обязанность сохранять в тайне сведения, ставшие им известными в ходе подготовки или проведения оперативно-розыскных мероприятий, и не предоставлять заведомо ложную информацию.

1 См.: Основы оперативно-розыскной деятельности: Учебник / Под ред. В.Б. Рушайло. Изд. 2-е, испр. И доп. - СПб.: Издательство «Лань», 2000., С.248. Указ. соч. С.261.

90

Закон РФ «О государственной тайне» от 21 июля 1993 г. относит к государственной тайне в области оперативно-розыскной деятельности сведения о:

— силах, средствах, источниках, методах и планах, используемых при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий; — — результатах оперативно-розыскной деятельности, организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий; — — лицах, внедренных в организованные преступные группы, штатных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность;

— лицах, сотрудничающих и сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность;

— финансировании оперативно-розыскной деятельности, если эти данные раскрывают перечисленные сведения;

методах и средствах защиты секретной информации1.

Поэтому для участия в оперативно-розыскных мероприятиях подбираются надёжные помощники, которые бы преждевременно не разгласили факт подготовки и проведения таких мероприятий. Им сообщается необходимая информация о задачах, требующих решения с их участием, содержание предстоящих мероприятий, время и место их проведения, точная координация действий и связь с оперативными работниками, проводится тщательный инструктаж по выполнению каждым участником конкретных действий при условии обеспечения их безопасности. Полнота и пределы информирования зависят от специфики преступления, причастных к нему лиц и конкретной помощи, ожидаемой от граждан.

Оперативный работник несёт персональную ответственность за обоснованность и целесообразность привлечения граждан к соответствующим оперативно- розыскным мероприятиям. В связи с этим на него возлагается особая ответственность за установление границ деятельности конфидентов, для того чтобы исключить возможность создания риска того, что будут нарушены конституционные права граждан или вообще будет скомпрометировано проводимое расследование

1 В редакции Федерального закона от 6 октября 1997 года «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О государственной тайне»// Собрание законодательства РФ. 1997.№41.Ст.4673.

91

либо последующее уголовное преследование в суде1. Он должен строго соизмерять предстоящие действия всех участников в конкретных ситуациях с требованиями законности. При этом следует особо отметить, что категорически запрещается привлекать граждан к участию в мероприятиях по предупреждению и раскрытию преступлений, в ходе проведения которых их жизни и здоровью может угрожать опасность.

Привлекаться к сотрудничеству могут как граждане России, так и иностранные подданные и лица без гражданства. На добровольной основе содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, могут оказывать любые лица. Закон об ОРД не содержит в этой части каких-либо ограничений. Ограничения имеются лишь в части договорного оформления отношений сотрудничества на конфиденциальной основе.

Законодатель ограничивает заключение контрактов возрастом совершеннолетия. Но неоспорим тот факт, что в борьбе с преступностью несовершенолетних наиболее ценной будет являться информация, полученная от источника из числа окружения подростка, совершающего противоправное деяние.

Психологи утверждают, что более успешно психологический контакт и доверительные отношения устанавливают между собой люди одного возраста. В определенной степени это объясняется одинаковым социальным опытом, кругом интерсов, схожими взглядами на общественные явления и т.п. Поэтому в практической деятельности возникает потребишь решения “возрастной” проблемы лиц конфеденциально содействующих, работающих по линии борьбы с преступностью несовершенолетних.

В качестве одного из вариантов ее решения некоторые практические работники предлагают снизить возраст, с которого разрешено привлекать лиц к сотрудничеству на контрактной основе. Представляется что подобный подход не может быть оправдан по ряду причин. Во-первых, с позиции прав несовершнолетние не являются полностью дееспособными, и было бы нецелесообразным вовлекать их в правоохранительную сферу. Во-вторых, социальная незрелость и отсутствие жзненого опыта не позволяет им правильно оценивать обстановку и принимать

1 Основы ОРД / Под ред. В.Б. Рушайло.. - СПб., 2000., С.282.

92

оправданные решения. Вместе с тем нельзя не осозновать необходимости получения оперативным работником тактически значимой информации непосредственно путем общния с подростками.

На лиц, оказывающих содействие органам внутренних дел в осуществлении оперативно-розыскной деятельности на бесконтрактной основе, комментируемым Законом гарантии государства по социальной и правовой защите не распространяются, что, на наш взгляд, является серьезным упущением1. Однако это не освобождает органы внутренних дел от выполнения взятых на себя обязательств (определенного круга действий, возложенных на кого-нибудь и безусловных для выполнения) перед лицами, оказывающими содействие в оперативно-розыскной деятельности на безконтрактной основе. В подобных случаях обязательства органов внутренних дел, в лице штатных оперативных работников, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, принимаются в устной форме.

Современное состояние защиты граждан, содействующих органам, осуществляющим ОРД, не отвечает требованиям сегодняшнего дня. Об этом со всей наглядностью свидетельствуют данные проведенного исследования A.M. Ефремовым. Большинство респондентов (80%) отметили, что в Законе об ОРД лишь декларирована обязанность органов и должностных лиц предоставлять правовую защиту лицам, оказывающим содействие, в том числе и на конфиденциальной основе (ст. 18). Поэтому в процессе привлечения граждан к сотрудничеству возникают проблемы, когда на вопрос кандидата о конкретном порядке осуществления мероприятий приходится ограничиваться ссылкой на то, что это определяется “…иными правовыми актами РФ”, не подлежащими опубликованию в печати из-за сведений, содержащих служебную тайну. Основной способ убедить кандидата на привлечение, что такие мероприятия предусматриваются - поверить на слово оперативному работнику, при этом невозможно сослаться на какой-то конкретный документ. 76% опрошенных указали, что они испытывали затруднения в беседе с кандидатами в конфиденты и вопрос о гарантиях безопасности и защиты лица решался только благодаря личному авторитету оперативного работника.

В связи с этим значительное число анкетированных (74%) отметили, что

93

декларативный характер такого важного положения явно недостаточен и необходимо в законодательном порядке четко указать границы правовой и социальной защиты и допустимость применяемых при этом государством средств и методов.

Было также отмечено, что конкретизация правовых гарантий граждан, оказывающих содействие, в том числе и на конфиденциальной основе, не окажет негативного влияния на конспиративность ОРД. Респонденты (48%) указали, что перечень гарантий должен быть указан в специальном нормативном акте, который может быть предъявлен привлекаемому лицу; 42% сочли возможным эти гарантии указать в контракте,

Обращает на себя внимание тот факт, что значительное число опрошенных подчеркнули необходимость дополнить ст. 17 Закона об ОРД указанием на то, что контракт может быть расторгнут в случаях нарушения сторонами его условий.

В качестве обоснования этого положения 16% респондентов указали на необходимость ссылки на этот пункт при осуществлении привлечения к конфиденциальному содействию, как дополнительной гарантии безопасности привлекаемого лица.

58% отметили, что это необходимо для установления психологического контакта с привлекаемым лицом, поскольку ему предоставляется гарантированная Законом об ОРД свобода выбора: содействие на добровольной основе с возможностью прекратить содействие в случае возникновения обстоятельств, не устраивающих лицо.

Значительная доля опрошенных (44%) убеждены в необходимости внесения дополнения в Закон об ОРД, что за нарушение контракта со стороны органа, осуществляющего ОРД, повлекшее негативные последствия для гражданина, должностные лица несут ответственность2.

Следует достаточно четко и однозначно регламентировать эту ответственность должностных лиц органов, осуществляющих ОРД, в случае дачи ими поручений, содержащих элементы провокации, подстрекательства и т.п. правонарушений.

1 Данный вид содействия как правило и осуществляется несовершеннолетними предоставляющими информацию о преступной деятельности своих сверстников.

2 Ефремов А.Н. Указ. соч. С.74-75.

94

Кроме того, следует согласиться с точкой зрения Тарсукова К.М., что в особых случаях, когда риск для конфидента, связанный с выполнением им поручений (заданий) органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, очевиден изначально, законодательно может быть закреплена практика заключения специальных (целевых) контрактов, усиливающих гарантии социальной и правовой защиты применительно к условиям конкретной потенциально опасной ситуации. Представляется, что предпочтительность такой процедуры представляется, в данном случае обусловлена гарантированной фиксацией причинно-следственных связей между участием конфидента в проведении оперативно-розыскных мероприятий и наступлением нежелательных для него последствий1.

Выполнение обязательств, предусмотренных контрактом, — одна из гарантий государства2. Однако Федеральный закон об ОРД определяет более широкие обязанности органов внутренних дел по социальной и правовой защите граждан, оказывающих им содействие в оперативно-розыскном процессе, которые в контракте, как правило, не отражаются.

Прежде всего, согласно ч.З ст. 18 при возникновении реальной угрозы противоправного посягательства на жизнь, здоровье или имущество отдельных лиц в связи с их содействием органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, а равно членов их семей и близких эти органы обязаны принять необходимые меры по предотвращению противоправных действий, установлению виновных и привлечению их к ответственности. Предусмотренная законодательством Российской Федерации данная обязанность реализуется, главным образом, путем принятия необходимых оперативно-розыскных, уголовно- процессуальных и других мер, используемых органами внутренних дел для предотвращения и раскрытия преступлений.

Известно, что граждан способствующих раскрытию преступлений, преступники ненавидят не меньше, чем самих оперов, и охотятся за ними очень

1 Тарсуков К.М. Указ. соч. С.68-69.

2 ОРД : Учебное пособие / Под ред. В.П. Сальникова, А.В. Федорова. - СПБУ, 2000., С. 70.

95

всерьёз .

Ведомственными нормативными актами МВД России предусмотрен ряд специальных мер по защите лиц, оказывающих содействие правоохранительным органам в осуществлении правосудия, и членов их семей. Хотя они и направлены, гласным образом, на защиту свидетелей и потерпевших по уголовным делам, однако в полном объеме могут быть использованы и для зашиты лип, оказывающих содействие органам внутренних дел в случае возникновения вышеуказанных обстоятельств. К таким мерам, в частности, относятся физическая охрана, предоставление квартир-убежищ, смена места жительства, замена паспортов с изменением фамилий.

Как видим, отношения в этой сфере регулируются весьма тщательно и разносторонне. Однако между законодательной нормой и её практической реализацией - немалая дистанция. Она ещё больше увеличивается явно недостаточным финансированием, ведь защитные меры требуют значительных затрат.

Согласно ст. 18 Закона, меры безопасности применяются при наличии соответствующих поводов и оснований. Это, прежде всего сведения, свидетельствующие о реальности угроз для защищаемого лица. Они должны быть получены уполномоченными на то органами из предусмотренных законом источников. К ним относятся: заявление защищаемого; обращение руководителя соответствующего правоохранительного органа либо руководителя федерального органа охраны; получение обеспечивающим безопасность органом оперативных или иных данных о наличии угрозы защищаемому.

Из ч.1 ст. 12 закона вытекает, что реализация мер безопасности возлагается на органы, которым предоставлено право вести оперативно-розыскную деятельность.

Предусмотренные меры безопасности дифференцируются в зависимости от характера и степени угрозы защищаемым. Так личная охрана, охрана жилища и имущества могут с их согласия применяться при получении данных, свидетельствующих об угрозе посягательства на жизнь, здоровье и имущество защищаемых. Принадлежащее им жилище и имущество при необходимости

1 Громов Н., Гущин А., Гришин А. Конфидент на контракте // Юридический вестник, №23, 1999.,С.8.

96

оборудуются средствами охранной сигнализации.

Допускается временный запрет на выдачу данных о личности защищаемых, их месте жительства и иных сведений о них в адресных бюро, паспортных службах, подразделений ГИБДД, справочных автоматической телефонной связи и других информационно-справочных фондах.

Замена документов, изменение внешности защищаемого допустимы по его заявлению или с его согласия лишь в исключительных случаях, когда без этого невозможно обойтись. При этом выдаются удостоверяющие личность и иные документы с изменёнными анкетными данными.

В качестве совершенствования мер, которые предпринимаются в случае возникновения реальной угрозы противоправного посягательства на жизнь, здоровье или имущество отдельных лиц в связи с их содействием, а равно членов их семей и близких, необходимо принятие Федеральной программы защиты лиц, сотрудничающих с правоохранительными органами в борьбе с преступностью, а также создание специальной службы, которая бы занималась полностью социальным обеспечением лиц, содействовавших на конфиденциальной основе (по типу института «федеральных маршалов» Министерства Юстиции США).

Сотрудничество граждан по контракту с органами, осуществляющими оперативно- розыскную деятельность, как правило, является их основным родом занятий и поэтому, при их желании, может быть включено в трудовой стаж. Оформление трудового стажа и пенсии не должно придавать гласности факт конфиденциальности сотрудничества граждан с органами внутренних дел. Порядок подготовки необходимых для органов социального обеспечения документов определяется ведомственными нормативными актами МВД России.

Единовременное пособие и пенсия лицу, оказывающему содействие органам внутренних дел в осуществлении оперативно-розыскной деятельности, в случав травмы, ранения, контузии или увечья, пособие и пенсия семье (в случае его гибели) выплачиваются при наличии следующих оснований.

Во-первых, если конфиденциальное сотрудничество осуществлялось на контрактной основе. Во-вторых, гибель, травма, ранение, контузия и увечье наступили в связи с участием гражданина в проведении оперативно- розыскных

97

мероприятий. Между гибелью лица или его ранением, травмированием, контузией, увечьем и проводимыми с его участием оперативно-розыскными мероприятиями, перечисленными в ст. 6 Закона, или другими его действиями, выполняемыми по заданию органов внутренних дел, должна существовать прямая или косвенная причинно-следственная связь, нашедшая документальное отражение в соответствующих делах оперативного учета.

Опираясь на изложенное мы приходим к следующим выводам:

  1. Оказание гражданами конфиденциального содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, потенциально сопряжено с определенным риском, как для самих конфидентов, так и для их окружения (родственников, близких знакомых и т.п.). Риск может проявляться как в расконспирации, так и необоснованном (при условии правомерного поведения) привлечении конфидента к уголовной ответственности и т.д.. Весьма серьёзной опасностью является и риск провала вследствие либо досадной случайности, либо контрразведывательной проверки, когда обнаруживаются сведения о том, что секретный агент не тот, за кого он себя выдаёт.
  2. Особо важное значение для снижения риска в данной области занимает защита прав и свобод граждан, оказывающих содействие правоохранительным органам государства, в том числе на конфиденциальной основе.
  3. В особых случаях, когда риск для конфидента, связанный с выполнением им поручений (заданий) органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность, очевиден изначально, законодательно может быть закреплена практика заключения специальных (целевых) контрактов, усиливающих гарантии социальной и правовой защиты применительно к условиям единой конкретной ситуации. Предпочтительность такой процедуры представляется, в данном случае будет обусловлена гарантированной фиксацией причинно-следственных связей между участием конфидента в проведении оперативно-розыскных мероприятий и наступлением нежелательных для него и последствий.

98

§ 3. Категория риска в ОРД применительно к обстоятельствам, исключающим преступность деяния.

Осуществление преобразований в различных областях государства, переход от практики авторитаризма к формированию демократического общества происходят на фоне возникновения значительного количества общественных конфликтов, характеризующихся отсутствием практики их разрешения, непредсказуемостью развития ситуации, противоречиями между необходимостью применения сотрудниками ОВД соответствующих сил и средств и нормативной базой для их применения1. Выполняя задачи по борьбе с преступностью, они вынуждены действовать в сложной оперативной обстановке с применением оружия и боевой техники, в зонах непосредственной опасности, в условиях повышенного риска.

Не редко в практической деятельности оперативных подразделений встречаются случаи, когда действия или бездействия оперативных работников, внешне сходные с преступлениями и влекущее уголовную ответственность, в данной конкретной обстановке имеют иное содержание и являются общественно полезными в связи с чем не признаются преступлениями. Применительно к такого рода ситуациям можно говорить об обстоятельствах, исключающих преступность деяния в оперативно-розыскной деятельности.

Ситуации такого рода не редки при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий. Это относится к институтам необходимой обороны, крайней необходимости, физическому или психическому принуждению, исполнению приказа или распоряжения, причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление.

Учитывая специфику оперативно-розыскной деятельности, здесь всегда есть опасность выйти за рамки, дозволенные законом. Собственно это и есть риск применительно к обстоятельствам исключающим преступность деяния.

Исключающими преступность деяния являются такие обстоятельства, при

Силкин Н.Н. Некоторые аспекты профессиональной подготовки сотрудников ОВД к деятельности в условиях повышенного риска // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России 2000., № 1., С. 124.

99

которых действия лица, хотя и причиняют вред интересам личности, общества или государства, но совершаются с общественно полезной целью и не являются преступлениями в силу отсутствия общественной опасности, противоправности или вины.1 Деяние, совершенное оперативным работником при данных обстоятельствах, не содержит состава преступления, что означает отсутствие основания для уголовной ответственности.

Вопрос о наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния, возникает лишь тогда, когда причиняется вред тем интересам (благам, ценностям), которые находятся под охраной уголовного закона, и только в тех случаях, если в Особенной части УК содержится соответствующий уголовно-правовой запрет.’ Действия (бездействие) оперативных работников в таких случаях внешне сходны с признаками деяния, предусмотренного уголовным законом. При этом полностью или частично совпадают фактические признаки объективной стороны правомерных мер принимаемых сотрудниками оперативных подразделений при наличии рассматриваемых обстоятельств и сходных с ними уголовно- противоправных, криминальных деяний.

Несовпадение идет по признакам субъективной стороны принимаемых мер. Правомерные действия (бездействие) сотрудников оперативных подразделений в условиях, исключающих преступность деяния, обусловлены мотивами защиты правоохраняемых интересов, направлены на устранение грозящей им опасности и, таким образом, преследуют общественно полезные цели. При этом оперативный работник осознает социальную значимость (общественную полезность или допустимость) совершаемых действий (бездействия) и рассматривает причиняемый вред как необходимое средство достижения более важной, общественно полезной цели.3

1 Келина С. Обстоятельства, исключающие преступность деяния: понятие и виды // Уголовное право 1999., № 3., Сб.

2 См.: Баулин Ю. В. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. Харьков, 1991.С.20,25..

3 Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть. М.: Издательская группа НОРМА— ИНФРА • М, 1998., С.275.

100

Подавляющее число правомерных действий, исключающих преступность деяния, характеризуется свойством общественной полезности. В отдельных случаях можно говорить не об общественной полезности, а о социальной допустимости (приемлемости) таких действий.1

С позиции юридической формы правомерные, исключающие преступность деяния, меры, применяемые сотрудниками оперативных подразделений, представляют собой либо осуществление ими своего субъективного права (например - необходимая оборона), или выполнение юридических обязанностей (причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании; крайняя необходимость; выполнение профессиональных, служебных и других обязанностей), либо исполнение служебного долга (исполнение приказа или распоряжения; обоснованный риск; использование служебных полномочий по применению физической силы, специальных средств и оружия и др.). Иногда эти основания могут сочетаться (например, в ситуации задержания лица, совершившего преступление).

Характерным признаком действий (бездействия) оперативных работников, совершенных при наличии указанных обстоятельств, является формальное (внешнее) сходство с преступлениями, предусмотренными статьями Особенной части УК. Однако эти действия не являются преступлениями, ибо совершаются при защите общественных интересов и поэтому лишены общественной опасности.

Необходимая оборона.

Необходимая оборона — одно из важных средств борьбы с преступными посягательствами, охраны интересов личности, общества и государства. Как отмечал И.И. Карпец: «Можно, пожалуй, сказать, что с точки зрения нравственного содержания необходимая оборона является неотъемлемым фактором общественной жизни, ибо связана с активной жизненной позицией и деятельностью человека, стремящегося к созданию наиболее приемлемых и безопасных условий человеческого общежития (естественно в связи с существованием преступности)»1.

Институт необходимой обороны выполняет в то же время
серьезную

См.: Баулин Ю. В. Указ. соч. С. 35—40..

101

профилактическую роль, оказывает определенное сдерживающее влияние на лиц, намеревающихся совершить преступление. Сдерживающее воздействие на преступников оказывает, в частности, то обстоятельство, что последствия необходимой обороны могут быть для них более тяжкими (причинение смерти или вреда здоровью), чем грозящее по закону наказание.

Под необходимой обороной понимается правомерная защита от общественно опасного посягательства путем причинения вреда посягающему.

Согласно ч. 1 ст. 37 УК РФ “не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны”. Каждый человек имеет право на защиту своих прав и законных интересов, прав и законных интересов другого лица, общества и государства от общественно опасного посягательства.

Необходимая оборона является обстоятельством, исключающим общественную опасность и противоправность, а следовательно, преступность и наказуемость действий обороняющегося. Эти действия, хотя формально и подпадают (по внешним данным) под признаки предусмотренного уголовным законом деяния, на самом деле являются общественно полезными, поскольку служат интересам предотвращения и пресечения преступлений.

Осуществление акта необходимой обороны — субъективное право гражданина2. На гражданах не лежит правовая обязанность осуществлять акт обороны. Каждый может использовать свое право на защиту, но может и уклониться от его осуществления. В определенных ситуациях оборона от преступного посягательства может являться моральной обязанностью, общественным долгом гражданина.

Следует иметь в виду, что на определенной категории лиц в ряде случаев лежит

1 Карпец И.И. Уголовное право и этика. -М.: Юрид. лит., 1985., С.120.

2 Александров Ю. Необходимая оборона в законе и на практике // Правозащитник - 1998. №1., С. 52.

102

не только моральная, но и правовая обязанность обороняться от происходящего нападения. К числу таких лиц относятся сотрудники милиции, других подразделений органов внутренних дел, военнослужащие, сотрудники Федеральной службы безопасности, федеральных органов государственной охраны, других охранных служб, инкассаторы и пр. Осуществление акта необходимой обороны со стороны этих лиц является их служебным долгом.

Отказ от обороны в подобных случаях сам может заключать в себе состав преступления или дисциплинарного проступка.

В период действия УК 1960 года спорным был вопрос - распространяется ли его норма о необходимой обороне (ст. 13 УК) на действия лиц, по долгу службы обязанных выполнять функции защиты граждан и организаций от преступных посягательств. Действующий кодекс этот вопрос снял, поскольку в ст. 37 УК прямо говорится о том, что «право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения». Неслучайно в Законе «О милиции» достаточно последовательно проведено положение о распространении на работников милиции, осуществляющих деятельность по пресечению преступлений, нормы о праве на необходимую оборону. Сняты многие ограничения в пользовании этим правом, ведущие на практике к многочисленным случаям гибели работников милиции, поставленных в неравные условия с преступником.

Таким образом, право на необходимую оборону, как уже отмечалось, принадлежит любому человеку, независимо от его профессиональной или специальной подготовки, однако наличие признаков превышения её пределов определяется в каждом конкретно случае индивидуально. При этом может быть принята во внимание и специальная подготовленность лица к отражению преступных действий.

1 Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть. М.: Издательская группа НОРМА— ИНФРА • М, 1998., С.278-279.

2 Российское уголовное право. Общая часть. Учебник / Под общей редакцией М.П. Журавлёва.-М., 1999., С. 142-143.

103

Непоследовательной в рассматриваемом плане была практика Верховного Суда СССР, В ряде постановлений по конкретным уголовным делам (дело Ильяного и др.) Пленум Верховного Суда СССР справедливо указывал: “Положения закона о необходимой обороне в равной степени распространяются на работников милиции, как и на всех граждан, и никаких повышенных требований к необходимой обороне работника милиции от нападения на него не устанавливают”1.

В то же время в постановлении от 16 августа 1984 г. “О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств” Пленум Верховного Суда СССР занял по этому вопросу явно невразумительную позицию. В п. 4 указанного постановления говорится, что работники правоохранительных органов “не подлежат уголовной ответственности за вред, причиненный посягавшему.., если они действовали в соответствии с требованиями уставов, положений и иных нормативных актов, предусматривающих основания и порядок применения силы и оружия””.

Между тем по своей правовой природе оборона от преступного посягательства, с одной стороны, и нарушение при этом правил применения физической силы, специальных средств и оружия, — с другой, самостоятельные и качественно разные действия, которые требуют раздельной юридической оценки.

Рассматривать требования нормативных актов, предусматривающих порядок применения силы и оружия, как дополнительные условия правомерности необходимой обороны — значит существенно ограничивать право на оборону для сотрудников правоохранительных органов.

Теория уголовного права и судебная практика признают необходимую оборону правомерной лишь в том случае, когда она удовлетворяет ряду определенных

1 Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР по уголовным делам. 1959—1971 гг. М, 1973. С. 50—51.

2 Постановление Пленума Верховного Суда СССР «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону и от общественно опасных посягательств» от 16 августа 1984 г. № 14 (извлечения) // Уголовный кодекс РФ с постатейными материалами / Сост. СВ. Бородин, СВ. Замятина; под ред. В.М. Лебедева. - М.: Спарк, 1998., С. 199.

104

условий. Если не соблюдено хотя бы одно из этих условий, акт защиты уже перестает быть общественно полезным и может повлечь за собой уголовную ответственность.

Условия правомерности акта необходимой обороны принято подразделять на относящиеся к посягательству и защите1. Посягательство должно быть: общественно опасным, наличным, действительным (реальным).

Важнейшим условием правомерности обороны является общественно опасный характер посягательства1. Чаще всего оборона осуществляется против преступного, уголовно наказуемого посягательства, например, при отражении покушений на убийство либо на причинение вреда здоровью, а также при пресечении изнасилований, похищений людей, грабежей, разбоев, вымогательства и других по- сягательств на собственность, хулиганства и пр.

Посягательство может быть преступным, т.е. содержать состав преступления, но может и не быть таковым. Требование защищаться только от преступных посягательств, если бы оно было закреплено в уголовном законе, могло привести к неоправданному ограничению права личности на необходимую оборону. Защищающемуся в известном смысле безразлично, содержится ли в посягательстве состав преступления, поскольку смысл необходимой обороны не в том, чтобы покарать преступника, а защищать от него социально важные интересы. Поэтому в качестве источника опасности при необходимой обороне могут признаваться общественно опасные действия, совершаемые, например, невменяемым, лицом, лицом, не достигшим установленного законом возраста либо действующим невиновно.

Возможны ситуации, когда защищающийся оперативный работник действует против заведомо малолетнего или психически больного человека. Данное обстоятельство не влияет на юридическую оценку оборонительных действий, если

1 Уголовное право Российской Федерации: Учебно-методическое пособие/ С.А. Денисов, ЕЛ. Галактионов, С.Ф. Милюков и др. Под ред. В.П. Сальникова. - СПб.: Университет МВД России., 1999., С. 62.

105

оно не известно обороняющемуся ибо против таких лиц можно защищаться на общих основаниях. Однако оно может приобрести решающее значение при оценке превышения пределов необходимой обороны. Против таких лиц должен применяться минимум сил и средств, необходимых для пресечения преступных посягательств. Так, нет необходимости причинять телесные повреждения подростку, похищающему какую-либо вещь, если достаточно ограничится его задержанием.2

Посягательство должно быть наличным, т. е. начавшимся (или близким к началу) и еще не окончившимся. Оно должно обладать способностью неминуемо, немедленно причинить общественно опасный вред.

Наличным признается такое посягательство, которое уже начало осуществляться или непосредственная угроза осуществления которого была настолько очевидной, что было ясно, что посягательство может тотчас же, немедленно осуществиться. О последнем может свидетельствовать конкретная угроза словами, жестами, демонстрацией оружия и прочими устрашающими способами. Непринятие предупредительных мер в таких случаях ставит лицо в явную, непосредственную и неотвратимую опасность.

Решение вопроса о наличности посягательства должно быть основано на объективных данных о том, что общественно опасное посягательство уже началось либо непосредственно предстоит.

Однако против посягательства, которое не является наличным, а возможно лишь в будущем, необходимую оборону применять нельзя.

Посягательство не является наличным в тех случаях, когда оно закончилось и опасность уже не угрожает. Момент фактического окончания общественно опасного посягательства является конечным моментом необходимой обороны.

В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. указывается: «Действия оборонявшегося, причинившего вред посягавшему, не могут

1 Фартиев И. Состояние аффекта и превышение пределов необходимой обороны // Российская юстиция. 2001. № 1., С.55.

2 Российское уголовное право. Общая часть: Учебник. - М.: Издательство «Спарк», 1997.,С.235.

106

считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость. В этих случаях ответственность наступает на общих основаниях. В целях правильной юридической оценки таких действий подсудимого суды с учетом всей обстановки происшествия должны выяснять, не совершены ли им эти действия в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного общественно опасным посягательством»1.

Посягательство должно быть действительным, реальным, а не мнимым, существующим в объективной действительности, а не только в воображении защищающегося.

Признак действительности нападения позволяет провести разграничение между необходимой и мнимой обороной. Мнимая оборона — это оборона против воображаемого, кажущегося, но в действительности не существующего посягательства. Юридические последствия мнимой обороны определяются по общим правилам о фактической ошибке.

При решении этого вопроса возможны два основных варианта:

  1. Если фактическая ошибка исключает умысел и неосторожность, то устраняется и уголовная ответственность за действия, совершенные в состоянии мнимой обороны. В таких случаях сотрудник оперативного подразделения не только не сознает, но по обстоятельствам дела не должен и не мог сознавать, что общественно опасного посягательства нет. Налицо случай (casus), невиновное причинение вреда.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 16 августа 1984 г. № 14 указал, что мнимая оборона может исключать уголовную ответственность “в тех случаях, когда обстановка происшествия давала основание полагать, что совершается реальное посягательство, и лицо, применившее средства защиты, не

‘БВССССР. 1984. №5. С. 11.

107

сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения” .

  1. Если при мнимой обороне оперативный работник, причиняющий вред мнимому посягателю, не сознавал, что в действительности посягательства нет, добросовестно заблуждаясь в оценке сложившейся обстановки, но по обстоятельствам дела должен был и мог сознавать это, ответственность за причиненный вред наступает как за неосторожное преступление. При более внимательном отношении к создавшейся ситуации субъект мог бы не допустить ошибки и прийти к правильному выводу об отсутствии реальной опасности.

Следует иметь в виду, что необходимая оборона и мнимая оборона предполагают определенные обязательные условия: необходимая оборона — наличие реального посягательства, мнимая оборона — совершение действий, принятых за такое посягательство.

В тех случаях, когда оперативный работник совершенно неосновательно предположил нападение, когда ни поведение потерпевшего, ни вся обстановка по делу не давали ему никаких реальных оснований опасаться нападения, он подлежит ответственности на общих основаниях как за умышленное преступление. В этих случаях действия сотрудника оперативного подразделения не связаны с мнимой обороной, а вред потерпевшему причиняется вследствие чрезмерной, ничем не оправданной подозрительности виновного при отсутствии со стороны потерпевшего каких-либо действий, сходных с нападением.

Как отмечалось выше, существуют условия, относящиеся к защите от общественно опасного посягательства:

— допускается защита не только собственных интересов обороняющегося, но и интересов других лиц, а также интересов общества и государства2; — — защита осуществляется путем, причинения вреда посягающему, а не третьим (посторонним) лицам; — — защита должна быть своевременной; — ‘ВВС СССР. 1984. №5. С. 12.

2 См.: Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по

уголовным делам Верховного Суда РСФСР. 1957—-1959 гг. М, 1960. С. 182—183.

108

— защита не должна превышать пределов необходимости1.

Необходимая оборона предполагает защиту не только своих, но и любых других охраняемых законом интересов. Такой круг объектов защиты определен в ст. 37 У К РФ. Употребляющийся иногда термин “самооборона” должен пониматься не в том смысле, что обороняющийся защищает только себя, а лишь в том смысле, что он отражает посягательство сам, своими силами. Оперативный работник вправе защищать от преступных посягательств как собственную жизнь, здоровье, личную свободу, честь, достоинство, жилище, имущество и иные правоохраняемые интересы, так и аналогичные блага других, даже совершенно незнакомых ему лиц, а также законные интересы предприятий, учреждений, коммерческих и иных организаций, общественные и государственные интересы. Именно поэтому такие действия считаются социально полезными и получают моральное одобрение.

Следует специально подчеркнуть, что защита интересов других лиц допустима независимо от их согласия на оказание помощи. Каждый человек по собственной инициативе может отражать общественно опасные посягательства на личность и права других граждан. Этот момент, нашедший своё отражение в уголовном праве, имеет существенное значение при решении вопроса о правомерности пресечения преступления работниками правоохранительных органов, во внеслужебное время (после окончания рабочего дня, в выходные, во время отпуска и т.п.).

Вред при необходимой обороне причиняется непосредственно посягающему, а не третьим лицам. Этот вред может быть как физическим, так и имущественным. Последнее обстоятельство иногда упускается из виду. Так, обороняющийся оперативный работник может убить собаку ценной породы, которая используется в качестве орудия посягательства для причинения вреда здоровью человека, может повредить автомашину, с помощью которой посягающий пытается скинуть машину обороняющегося в кювет и т.п.

1 Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть. М.: Издательская группа НОРМА— ИНФРА • М, 1998., С.284.

2 Орешкина Т. Спорные вопросы института необходимой обороны // Уголовное право 1998. -№3.,С27.

109

Особенностью защиты при необходимой обороне является ее активный характер. При необходимой обороне защита по существу является контрнаступлением, контрнападением. Только такая оборона представляет надежную гарантию от грозящей опасности.

Важное значение имеет указание закона на то, что право на оборону принадлежит лицу “независимо от возможности избежать посягательства, либо обратиться за помощью к другим лицам или органам власти” (ч. 2 ст. 37 УК).

Недопустимо требовать от лица, подвергшегося нападению, чтобы оно действовало активно только в том случае, если не может спастись бегством, обратиться за помощью к другим или избрать какие-либо иные способы защиты, не носящие характера активного противодействия посягавшему.

Совершенно прав И. С. Тишкевич, указывающий, что «при необходимой обороне пользу обществу приносит не тот, кто избегает опасности бегством (такая трусость лишь поощряет преступников), а тот, кто, даже имея возможность иным путем избежать причинения себе вреда, активно сопротивляется преступнику путем противонападения. Только при таком отношении граждан к случаям преступных посягательств необходимая оборона может содействовать пресечению и предупреждению преступлений»1. Касаясь данного аспекта применительно к деятельности оперативных работников, любые комментарии вызовут только улыбку, хотя в практической деятельности иногда встречаются.

Защита должна быть своевременной. Она должна совпадать во времени с общественно опасным посягательством. “Преждевременная” или “запоздалая” оборона не увязывается с существом самого понятия необходимой обороны. Пределы осуществления права на оборону определяются во времени начальным и конечным моментом самого посягательства.

По справедливому замечанию Н. Н. Паше-Озерского, «”преждевременная” оборона не будет еще обороной необходимой, ибо против лишь предполагаемого посягательства можно принимать меры предупреждения, предосторожности, но не

1 Тишкевич И. С. Оборона от нападения преступника. Минск, 1972. С. 48—50.

по прибегать к обороне. А так называемая “запоздалая” оборона уже не будет необходимой, так как против оконченного посягательства оборона вообще является

i излишней и логически немыслима» .

В тех же случаях, когда обороняющийся оперативный работник, не осознав факта окончания посягательства, причинил посягавшему какой-либо вред, следует руководствоваться указанием Пленума Верховного Суда СССР о том, что «состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания”».

На наш взгляд, в таких случаях точнее было бы говорить не о необходимой, а о мнимой обороне, так как здесь налицо фактическая ошибка. При этом вполне возможны ситуации, когда уголовная ответственность исключается, но не потому, что была необходимая оборона, а потому, что фактическая ошибка исключает вину обороняющегося, который добросовестно заблуждается и по обстоятельствам дела не должен был и не мог сознавать, что посягательство уже окончилось.

Защита не должна превышать пределов необходимости. Состояние необходимой обороны оправдывает причинение вреда посягающему лишь в том случае, когда защитные действия, применяемые оперативным работником не выходят за пределы необходимой обороны. Превышение этих пределов представляет собой общественно опасное деяние. При решении вопроса о наличии или отсутствии превышения пределов необходимой обороны необходимо анализировать совокупность обстоятельств, относящихся как к посягательству, так и к защите.

Характер и степень общественной опасности посягательства определяются, в первую очередь, ценностью объекта. Здесь следует учитывать иерархию ценностей, охраняемых уголовным законом, согласно которой приоритет принадлежит жизни и здоровью человека. Причинение смерти при ненасильственном посягательстве на

1 Паше-Озерский Н. Н. Необходимая оборона и крайняя
необходимость по советскому уголовному праву. М., 1962. С. 92—93.

2 ВВС СССР. 1984. №5. С. 11.

in собственность представляется превышением пределов необходимой обороны.

Учету подлежат также размер угрожаемого ущерба, орудия и средства посягательства, личность посягающего (пол, возраст, физические данные), число посягающих, обстановка.

В случае душевного волнения, вызванного внезапностью нападения, обороняющийся оперативный работник не всегда в состоянии точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства ее отражения.

Опасность иногда воспринимается преувеличенно. Добросовестное заблуждение в этом случае должно учитываться и трактоваться в пользу оборонявшегося сотрудника. Весьма удачным в этом плане представляется положение УК ФРГ, которое можно было бы учесть отечественному законодателю. Согласно этому положению, если лицо превышает пределы необходимой обороны из-за замешательства, страха или испуга, то оно не подлежит наказанию.’

Поскольку подобного положения норма о необходимой обороне УК РФ не содержит, следует весьма тщательно подходить к аншгазу субъективного восприятия посягательства оборонявшимся, не забывая о том, что ответственность наступает лишь за умышленное превышение пределов необходимой обороны. Поэтому преувеличение оборонявшимся работником оперативного подразделения опасности ситуации по ошибке позволяет сделать вывод об отсутствии превышения пределов необходимой обороны.

Превышение пределов необходимой обороны (эксцесс обороны) представляет собой умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства (ч. 3 ст. 37 УК). Под превышением следует понимать причинение нападающему явно ненужного, чрезмерного, не вызываемого обстановкой тяжкого вреда.

По смыслу закона, превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется

112

вред, указанный в ч. 1 ст. 108 или в ч. 1 ст. 114 УК РФ (смерть или тяжкий вред здоровью)”. Причинение посягающему при отражении общественно опасного посягательства вреда по неосторожности не может влечь уголовной ответственности. Именно так решается вопрос о субъективной стороне преступлений, совершаемых в результате превышения пределов необходимой обороны, в УК РФ (ч. 3 ст. 37).

Следует иметь в виду, что причинение средней тяжести и легкого вреда здоровью, а также побоев в ситуации обороны во всех случаях укладывается в рамки правомерной защиты. В отличие от ранее действовавшего УК РСФСР 1960 года законодатель в настоящее время исключил возможность привлечения к уголовной ответственности за превышение пределов необходимой обороны при причинении вреда здоровью средней тяжести.3 Тем самым расширено право граждан на оборону от преступных посягательств. Вопрос об эксцессе обороны может теперь встать лишь в случаях причинения посягавшему смерти или тяжкого вреда его здоровью, разумеется, когда этот вред явно не соответствует характеру и опасности посягательства.4

Превышение пределов необходимой обороны имеет место, прежде всего в случаях явного (значительного) несоответствия между угрожаемым вредом и вредом, причиняемым обороной, между способами и средствами защиты, с одной стороны, и способами и средствами посягательства — с другой, между интенсивно- стью защиты и интенсивностью посягательства.

УК РФ прямо не устанавливает, в каких случаях обороняющийся вправе

1 Орешкина Т. Спорные вопросы института необходимой обороны // Уголовное право 1998.-№3.,С.29

  • Зверчаровский И. Ответственность за нарушение условий правомерности необходимой обороны// Законность - 1998, № 8., СП.

3 Ошибочным является мнение С. Г. Келиной, согласно которому причинение средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны влечет ответственность по ч. 1 ст. 114 УК РФ (Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М., 1996. С. 129). Автор не учитывает, что законодатель декриминализировал это деяние.

4 Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть. М.: Издательская группа НОРМА—ИНФРА • М, 1998., С.289-290.

113

причинить любой вред нападающему. Предпринимавшаяся попытка конкретизировать норму о необходимой обороне указанием на то, что обороняющийся вправе причинить любой вред посягающему, если нападение было сопряжено с насилием, опасным для его жизни или жизни другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (Федеральный закон “О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно- процессуальный кодекс РСФСР” от 1 июля 1994 г.), была явно неудачной. Она порождала сомнения в правомерности лишения жизни посягающего при совершении им преступлений, не сопряженных непосредственно с угрозой жизни потерпевшего (например, при угрозе причинения тяжкого вреда здоровью, изнасиловании, нарушении неприкосновенности жилища, похищении человека, посягательстве на охраняемые объекты собственности, вымогательстве и пр.). Тем самым практика ориентировалась на требование о полном соответствии обороны нападению, что абсолютно невозможно в реальной жизни и противоречит духу самой нормы о необходимой обороне. В конечном счете, вместо расширения права на оборону от преступных посягательств произошло его ограничение, сужение. Именно поэтому УК РФ восстановил прежнюю (проверенную временем) редакцию нормы о необходимой обороне. Несомненно, что вред, причиняемый посягателю лицом, действующим в состоянии необходимой обороны, может быть и более значительным по сравнению с тем вредом, наступление которого было предотвращено актом необходимой обороны.

Для правомерной обороны не требуется также пропорциональности (абсолютной соразмерности) между способами и средствами защиты и способами и средствами посягательства.

Невооруженное нападение при конкретных обстоятельствах может представлять для жизни непосредственную опасность, предотвращение которой посредством оружия вполне оправдано. Люди различаются по силе, ловкости, умению владеть оружием или обороняться без оружия. Помимо того, что не всегда возможно защищаться соразмерными средствами, следует иметь в виду, что у

114

защищающегося нет времени для размышления, соразмерны ли применяемые им способы и средства защиты способам и средствам посягательства. В состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты. Поэтому средства защиты могут быть и более эффективными, чем средства посягательства.’

Оперативный работник вправе применить те средства и способы защиты, которые в данных условиях наиболее пригодны для обороны от посягательства с учетом характера и опасности последнего. Например, штатный сотрудник вправе сам выбирать применять ли ему табельное оружие при отражении нападения преступника с холодным оружием или ограничиться применением боевых приёмов самбо. Однако явное несоответствие способов и средств защиты способам и средствам посягательства является превышением пределов необходимой обороны.

Вывод о том, имело ли место превышение пределов необходимой обороны или нет, можно сделать лишь в результате тщательного анализа конкретных обстоятельств дела. Необходимо учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожающей оборонявшемуся оперативному работнику, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягающего и защищающегося (количество посягавших, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т. д.). При совершении посягательства группой лиц сотрудник вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы.

Усматривая в действиях сотрудника оперативного подразделения превышение пределов необходимой обороны, органы прокуратуры не должны ограничиваться в процессуальных документах лишь общей формулировкой о “явном несоответствии защиты характеру и опасности посягательства”, а должны конкретно указать, в чем

1 Уголовное право России. М., 1998., С.290.

115

именно выразилось превышение пределов необходимой обороны и на каких доказательствах основан этот вывод.1

Разумеется, в таких случаях прежде всего необходимо констатировать возникновение ситуации необходимой обороны и совершение действий с целью защиты от общественно опасного посягательства, а затем уже оценивать, имело ли место явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства.

В заключение хочется остановиться еще на одной проблеме. В УК РФ наказуемым является только умышленное убийство при превышении пределов необходимой обороны и причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны. В прежнем УК существовала ответственность за причинение менее тяжких телесных повреждений при превышении пределов необходимой обороны, но законодатель это деяние декриминализировал. Такой подход был обусловлен стремлением расширить возможности для правомерной необходимой обороны, но вряд ли с ним можно согласиться. Необходимая оборона возможна от общественно опасных посягательств без каких-либо ограничений, в том числе от нетяжких имущественных преступлений. Может иметь место значительный разрыв между ценностью охраняемого блага и причиненным посягающему вредом, который превышением пределов необходимой обороны признан не будет, поскольку является вредом здоровью средней тяжести. Представляется, что было бы правильным восстановить уголовную ответственность за причинение средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны.

Крайняя необходимость

В соответствии с ч. 1 ст. 39 УК РФ “не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными сред- ствами и при этом не было допущено превышения пределов
крайней

1 ВВС СССР. 1984. № 5. С. 12.

116 необходимости”’.

Крайняя необходимость — это такое состояние, когда оперативный работник для отвращения опасности, реально угрожающей его законным интересам или иных лиц, интересам общества или государства, причиняет вред интересам третьих (посторонних) лиц при условии, что грозящая опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами и причиненный вред менее значителен по сравнению с предотвращаемым. Причинение вреда в таких случаях лишено общественной опасности и уголовной противоправности и в большинстве случаев носит общественно полезный характер.

Состояние крайней необходимости возникает там, где сталкиваются два охраняемых законом интереса и сохранение одного (более важного) достигается принесением в жертву другого (менее важного). Оперативный работник, оказавшееся в состоянии крайней необходимости, из двух зол выбирает меньшее и путем сознательного нарушения одного из интересов спасает другой, более важный по своему значению. Именно поэтому действия, совершаемые сотрудниками оперативных подразделений в состоянии крайней необходимости, полезны для общества, они правомерны и морально оправданы.

Например, оперативный работник под реальной угрозой лишения его или других лиц жизни даёт преступникам скрыться и тем самым уйти от правосудия; группа захвата взламывает дверь где укрылся вооружённый преступник; сотрудники оперативного подразделения ради спасения лиц, захваченных в качестве заложников, выполняют требования преступников о передаче им денег, оружия, наркотиков, предоставлении транспортных средств и т.д.. Правомерность этих действий оправдана состоянием крайней необходимости.

Условия правомерности акта крайней необходимости принято подразделять на относящиеся к грозящей опасности и к защите от нее. Опасность, исходящая из различных источников, должна:

— угрожать личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым

1 Уголовный кодекс РФ с постатейными материалами / Сост. СВ. Бородин, СВ. Замятина; под ред. В.М. Лебедева. -М: Спарк, 1998., С. 101.

117

законом интересам общества или государства;

— быть наличной; — — действительной (реальной); — — при данных обстоятельствах ее нельзя устранить другими средствами, не связанными с причинением вреда интересам третьих лиц.

Источники грозящей опасности при крайней необходимости могут быть самыми разнообразными. К числу их следует отнести: общественно опасное поведение людей (виновное и невиновное), физиологические и патологические процессы, происходящие в организме человека (болезнь, голод и т. п.), стихийные силы природы (пожар, наводнение, ураган, землетрясение, горные лавины и др.), действие источников повышенной опасности, неисправность различных механизмов, нападение животных и пр.

Опасность должна быть наличной, непосредственно угрожающей причинением существенного вреда индивидуальным или общественным интересам. Наличность опасности означает, что она возникла, существует и еще не миновала. Как уже миновавшая, так и лишь возможная в будущем опасность не могут породить состояния крайней необходимости.

На определенные категории лиц возложены специальные обязанности по борьбе с теми или иными опасностями. Наличие опасности, угрожающей их жизни, здоровью и другим личным интересам, в большинстве таких случаев не является основанием для оправдания состоянием крайней необходимости, уклонения от выполнения своего служебного долга. Это относится к ситуациям задержания опасных преступников сотрудниками милиции, исполнению ими приказа и т. п.

Опасность должна быть действительной, реально существующей, а не мнимой, существующей лишь в воображении человека.

В практике встречаются случаи причинения вреда правоохраняемым интересам в результате ошибки относительно реальности грозящей опасности. Вопрос об ответственности за причинение вреда при мнимой крайней необходимости решается по общим правилам о фактической ошибке. В случаях, когда оперативный работник,

118

устраняющий мнимую опасность, в силу сложившейся обстановки не должен и не мог сознавать ошибочности своего представления относительно реальности опасности, уголовная ответственность вследствие отсутствия вины исключается. Налицо случай (казус), невиновное причинение вреда. Если же он по обстоятельствам дела должен был и мог при более внимательном отношении к оценке реальности опасности не допустить ошибки, ответственность за причиненный вред наступает как за неосторожное преступление (с учетом положений ч. 2 ст. 24 УК).

Опасность при данных обстоятельствах не может быть устранена другими средствами, т. е. средствами, не связанными с причинением вреда иным охраняемым правом интересам. Это — одно из важнейших условий правомерности акта крайней необходимости.

Способ сохранения правоохраняемого интереса за счет другого должен быть именно крайним. Если для предотвращения грозящей опасности у оперативного работника есть путь, не связанный с причинением кому-либо вреда, он должен избрать именно этот путь. В противном случае ссылка на состояние крайней необходимости исключается (в этом, кстати, проявляется одно из существенных отличий крайней необходимости от необходимой обороны).

Следует предостеречь от неправильного понимания рассматриваемого требования таким образом, будто бы совершаемые в состоянии крайней необходимости действия должны представлять собой единственно возможное средство предотвращения угрозы. Бывают ситуации, при которых возможно избежание грозящей опасности за счет различных правоохраняемых интересов, выбор при пожертвовании одним из которых зависит от лица, действующего в состоянии крайней необходимости.

Как отмечалось выше, существуют также условия правомерности акта крайней необходимости, относящиеся к защите от грозящей опасности:

—защита направлена на охрану интересов личности, общества и государства;

—вред при крайней необходимости причиняется не лицам,
создавшим

119

опасность, а третьим (посторонним) лицам,

—защита должна быть своевременной;

—защита не должна превышать пределов необходимости. Вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, должен быть менее значительным, чем предотвращаемый вред.

Акт крайней необходимости осуществляется в целях защиты любого правоохраняемого интереса (как своего, так и чужого, а также общественного или государственного).

Вред при крайней необходимости причиняется не лицам, создавшим опасность, а третьим (посторонним по отношению к источнику опасности) лицам. Под третьими лицами здесь понимаются физические и юридические лица, а также государство и общественные организации, не являющиеся юридическими лицами, деятельность которых вовсе не связана с возникновением опасности, породившей состояние крайней необходимости. Следует иметь в виду, что причинение вреда третьим лицам возможно и в ситуации, когда защищающийся опративный работник уничтожает или повреждает сам источник грозящей опасности, если она не вызвана общественно опасным поведением человека (в последнем случае возможна оценка содеянного по правилам о необходимой обороне).

Защита должна быть своевременной. Она должна соответствовать по времени грозящей опасности. Защита должна осуществляться не раньше, чем появилась угроза правоохраняемым интересам, и прекратиться не позднее, чем опасность миновала. “Преждевременная” либо “запоздалая” защита не имеет ничего общего с крайней необходимостью.

Защита не должна превышать пределов необходимости. Вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, должен быть менее значительным, чем предотвращаемый вред. Причинение вреда, равного тому, который мог наступить, или вреда большего, не может быть оправдано состоянием крайней необходимости. В частности, нельзя спасать одно благо за счет причинения вреда равноценному

120

благу (например, спасать свою жизнь за счет жизни другого человека)1.

Вопрос о том, какой вред считать более важным, а какой — менее, является вопросом факта и решается в каждом конкретном случае в зависимости от конкретных обстоятельств дела. В основу оценки вреда причиненного и вреда предотвращенного должны быть положены как объективный, так и субъективный критерии, определяющим при этом является объективный критерий.

В законе нет указания на то, чтобы причиняемый вред был наименьшим из всех возможных, этот вред лишь должен быть менее значительным по сравнению с предотвращаемым вредом.

УК РФ 1996 г. впервые на законодательном уровне формулирует понятие превышения пределов крайней необходимости (ч. 2 ст. 39). Под ним понимается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда правоохраняемым интересам был причинен вред, равный или более значительный, чем предотвращенный. Следует иметь в виду, что такое превышение имеет место лишь при соблюдении всех условий правомерности акта крайней необходимости, кроме двух (или одного из двух): неустранимость грозящей опасности другими средствами и причинение менее значительного вреда, чем предотвращаемый. Поскольку в Особенной части УК РФ не предусмотрены специальные нормы об ответственности за конкретные деяния, связанные с превышением пределов крайней необходимости, действия виновных в таких случаях должны квалифицироваться по соответствующим статьям УК со ссылкой на ч. 2 ст. 39. Данное обстоятельство наряду с другими отнесено к смягчающим уголовное наказание (п. “ж” ч. 1 ст. 61 УК).

Следует также иметь в виду, что согласно закону (ч. 2 ст. 39 УК) превышение пределов крайней необходимости влечет за собой ответственность только в случаях умышленного причинения вреда правоохраняемым интересам. Неосторожное причинение вреда в таких случаях исключает уголовную ответственность.

1 Уголовное право: словарь-справочник / Автор сост. Т.А. Лесниевски- Костарева -М.: Норма - ИНФРА. М, 2000, С. 105.

121

Сказанное не относится к ситуациям устранения вреда, опасность причинения которого создана его предшествующим виновным поведением. К ним правила о крайней необходимости вообще не применимы. Например, оперативный работник, который умышленно или по неосторожности создал критическую ситуацию и с целью устранения грозящей опасности причинил вред здоровью граждан, не может ссылаться на состояние крайней необходимости. Такая ссылка возможна только в случаях, когда опасность, хотя и была создана его действиями, но при таких условиях, когда он не только не предвидел, но и не должен и не мог предвидеть этой опасности, т. е. когда опасность была создана им невиновно. Во всех остальных случаях ответственность наступает на общих основаниях за соответствующее умышленное или неосторожное преступление (естественно, без ссылки на крайнюю необходимость либо превышение ее пределов).

Физическое или психическое принуждение

Физическое или психическое принуждение как обстоятельство, исключающее преступность деяния, впервые в России получило свою законодательную регламентацию в УК РФ 1996 г. В соответствии с положениями ст. 40 УК не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического или психического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием).

Вопрос об уголовной ответственности за причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате психического принуждения, а также в результате физического принуждения, вследствие которого оперативный работник сохраняет возможность руководить своими действиями, решается по правилам край- ней необходимости (ст. 39УК)1.

Принуждение лица к причинению вреда правоохраняемым интересам заключается в применении по отношению к нему незаконных методов физического или психического воздействия. Такое принуждение может выражаться
как в

122

физическом насилии (побои, пытки, причинение телесных повреждений, незаконное лишение свободы и пр.), так и в психическом воздействии (различные угрозы, объектом которых может стать безопасность жизни, здоровья, честь, достоинство, имущественные интересы). Не исключено также прямое воздействие на психику лица (путем использования различных психотропных веществ, звуковых высокочастотных генераторов, гипноза и т. п.) с целью принудить его к совершению общественно опасных действий (бездействия).

Общим для непреодолимого физического принуждения и преодолимого физического или психического принуждения является то, что физическое или психическое воздействие на человека является общественно опасным, осуществляется незаконно и имеет целью понудить его причинить вред охраняемым уголовным законом интересам. Причем, такое воздействие полностью препятствует или существенно мешает осуществлению свободы воли человека.

Поскольку условия правомерности причинения вреда при непреодолимом физическом принуждении, с одной стороны, и при психическом и преодолимом физическом принуждении, с другой стороны, существенно различаются, необходимо рассмотреть указанные понятия самостоятельно.

Термин принудить означает заставить человека что-либо сделать против его воли. Под непреодолимым физическим принуждением, прежде всего, следует понимать физическое насилие, т.е. такое общественно опасное и незаконное непосредственное физическое воздействие на организм человека, которое лишает его возможности действовать (бездействовать) избирательно, реализуя собственную волю.

Следует задуматься над тем, являются ли термины физическое насилие и физическое принуждение синонимами. Представляется, что понятие принуждения несколько шире понятия насилия. Основанием для такого вывода является анализ

1 Российское уголовное право. Общая часть: Учебник. - М.: Издательство «Спарк», 1997., С.246-247.

2 Орешкина Т. Физическое или психическое принуждение как обстоятельство, исключающее преступность деяния // Уголовное право 2000 № 1., С.34.

123

незаконного ограничения или лишения свободы в контексте физического насилия. Следует согласиться с тем, что под понятие физического насилия подпадает лишь такое ограничение или лишение свободы, которое связано с непосредственным воздействием на организм человека8. Таковым является вталкивание человека в помещение или отталкивание его от двери, препятствование его выходу из помещения и дальнейшее его связывание или запирание. Запирание человека в по- мещении без непосредственного телесного контакта с ним рамками физического насилия не охватывается. Вместе с тем, такая незаконная изоляция человека может выступить в качестве непреодолимого физического принуждения, понуждающего его к бездействию.

Таким образом, физическое принуждение может быть двух видов. Во- первых, оно представляет собой механическое или с помощью одурманивающих или иных средств воздействие на тело и внутренние органы человека. К нему можно отнести избиение человека, истязание, пытки, насильственное или помимо воли человека введение в его организм одурманивающих веществ, принудительное связывание, т.е. действия, которые являются: физическим насилием. Во-вторых, физическое принуждение может быть и не связанным с физическим насилием. Таковым, например, является запирание человека в помещении без непосредственного механического воздействия на его организм, в результате которого он лишается возможности воспользоваться свободой передвижения и не может совершить те действия, которые должен был осуществить. Следовательно, физическое принуждение представляет собой противоправное внешнее воздействие на организм человека или лишение его возможности передвигаться в пространстве, осуществляемое с целью заставить его против его воли или помимо его воли действовать (бездействовать) определенным образом. Физическое принуждение выражается как в непосредственном воздействии на организм другого человека, так и в ограничении свободы перемещения в пространстве без прямого контакта с телом человека.1

Непреодолимость физического принуждения означает, что
человек,

1 Орешкина Т. Указ. Соч. С.34.

124

находящийся под таким принуждением, не имеет свободы выбора и полностью лишается возможности действовать (бездействовать) по своему усмотрению, а именно, руководить своими действиями.

Непреодолимое физическое принуждение должно характеризоваться признаками наличности и действительности. Наличность предполагает продолжительность принуждения, его пределы во времени, совпадающие со временем действия (бездействия) принуждаемого, не носящего волевого характера. Как правило, определить такие пределы не представляет большой сложности. Значительно сложнее разобраться в ситуации, когда вначале к лицу было применено непреодолимое физическое принуждение, а затем под угрозой насилия человека заставили совершить определенные действия. Например, преступники напали на оперативного работника, сильно избили его, а затем стали расспрашивать его о готовящейся определённой операции. Очевидно, что в указанном примере оперативный работник находился под непреодолимым физическим принуждением, когда на него было совершено нападение и последующее избиение, но затем имела место угроза применения физического насилия, с помощью которой его заставили разгласить определённые сведения составляющие государственную или служебную тайну, поэтому разглашение государственных секретов было осуществлено им под психическим принуждением. Правда, серьезность угрозы в подобных случаях подкрепляется предшествовавшим физическим принуждением, а потому применяемое психическое принуждение бывает интенсивным и труднопреодолимым.

Действительность физического принуждения предполагает, что оно имеет место в объективной реальности, а не в воображении.

Под воздействием непреодолимого физического принуждения оперативный работник, на которого оно направлено, может совершить в интересах человека, осуществляющего такое принуждение, деяние, внешне содержащее признаки различных преступлений, предусмотренных Особенной частью УК. Чаще всего это бездействие, например, внешне напоминающее ненадлежащее
исполнение

125

обязанностей по охране оружия, не выполнение обязанности по пресечению или раскрытию преступления и т.п.

По сути, речь должна идти о том, что в связи с физическим принуждением действие или бездействие было лишено волевого, а иногда и осознанного характера. Вместе с тем, деяние, лишенное таких характеристик, не может рассматриваться в качестве значимого с точки зрения уголовного права, поскольку деяние как обязательный признак объективной стороны преступления должно характеризоваться как волевое и осознанное действие или бездействие. Отсутствует и вина у оперативного работника, находящегося под непреодолимым физическим принуждением и он не способен выразить собственное психическое отношение к совершаемому деянию. Таким образом, речь идет об отсутствии признаков состава преступления.

Непреодолимое физическое принуждение следует рассматривать в рамках непреодолимой силы вообще. Иные источники также могут создать ситуацию, при которой оперативный работник лишается возможности руководить своими действиями (бездействием). Так, не является физическим принуждением гипноз, представляющий собой воздействие на психику человека, однако он может полностью лишить штатного сотрудника свободы воли. Способность руководить своими действиями может быть потеряна и в результате стихийных бедствий, катастроф, аварий, неисправности техники и т.п.

В ч. 2 ст. 40 УК речь идет о преодолимом физическом и психическом принуждении. Преодолимое физическое принуждение отличается от непреодолимого тем, что принуждаемый оперативный работник может оказать сопротивление, свобода воли им не утеривается в полном объеме, хотя в значительной степени ограничивается. Возможность осуществлять определенное поведение, сохраняющаяся у принуждаемого сотрудника, позволяет сделать вывод о том, что в данном случае вполне правомерно вести речь об обстоятельстве, исключающем преступность деяния, а не о непреодолимой силе, исключающей само

126

деяние как волевой акт поведения человека.

Психическое принуждение осуществляется путем воздействия на психику человека с помощью уфоз. Уфозы, высказываемые для психического воздействия на поведение человека, могут быть нескольких видов. Во-первых, это запугивание человека применением физического насилия к нему или его близким, незаконным лишением свободы или офаничением свободы передвижения. Во- вторых, это— уфоза уничтожения или повреждения имущества или иные уфозы имущественного характера, в-третьих, уфоза разглашения сведений, которые принуждаемый желает сохранить в тайне, или уфоза совершения иных нежелательных для человека действий или неправомерного уклонения от совершения определенных действии, в которых принуждаемый был заинтересован. Уфоза может быть связана с разглашением фактов о частной жизни принуждаемого оперативного работника. Виды уфозы довольно полно перечислены в диспозиции ч. 1 ст. 163 УК РФ при определении законодателем вымогательства: уфоза применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества, угроза распросфанения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких. Здесь, пожалуй, отсутствует уфоза незаконного офаничения или лишения свободы и уфоза совершения иных действий имущественного характера (помимо уфозы уничтожения или повреждения имущества).

В определенной степени психическим принуждением может являться незаконный приказ или распоряжение, когда у исполнителя приказа есть все основания полагать, что их неисполнение приведет к существенному нарушению его законных прав или интересов.

Уфоза может быть направлена как на само лицо, подвергающееся психическому принуждению, так и на близких ему людей, под которыми следует понимать всех, в судьбе и благополучии которых он заинтересован.

Психическое принуждение осуществляется с целью заставить
человека,

1 Орешкина Т. Указ. соч. С.36

127

подвергающегося такому принуждению, совершить какие-то действия или воздержаться от их совершения и причинить по воле принуждающего вред правоохраняемым интересам. Если такой вред причиняется, то возникает вопрос о том, носит ли деяние принуждаемого оперативного работника преступный характер. Оценка допустимости вреда при психическом принуждении, равно как и при преодолимом физическом принуждении решается по правилам крайней необходимости. При этом принуждение рассматривается как источник опасности для охраняемых законом интересов принуждаемого или близких ему лиц.

Психическим принуждением является также воздействие на человека и требование от него определенного поведения путем применения физического принуждения к другому лицу, в судьбе которого он заинтересован. Такой механизм нередко имеет место при захвате заложников, когда, избивая жертву или применяя к ней пытки, преступники пытаются оказать воздействие на любое третье лицо и добиться от него совершения (отказа от совершения) каких-то действий. В этом случае требуемые действия (бездействие третьего лица будут результатом психического давления на него).

Условия, характеризующие преодолимое физическое принуждение и психическое принуждение, могут быть подразделены на условия, характеризующие принуждение, и условия, относящиеся к причинению вреда. Объектом охраны при принуждении являются, как отмечалось выше, только правоохраняемые интересы, следовательно, принуждающий, осуществляя воздействие на сотрудника оперативного подразделения, посягает на его законные права и интересы, на законные права или интересы его близких. Защищать незаконные интересы путем причинения вреда законным интересам нельзя. Угроза совершения законных действий, хотя и нежелательных для человека, которому она адресуется, принуждением не является. Поэтому, если, например, оперативному работнику угрожают разоблачением реально совершенного им ранее преступления или должностного проступка, требуя от него совершения определённых действий, причинение этим человеком вреда для того, чтобы
избежать ответственности

128

рамками психического принуждения не охватывается, и лицо несет ответственность.

Принуждение, как уже отмечалось, (подобно опасности при крайней необходимости) должно характеризоваться признаками наличности и действительности, т.е. пределами во времени и существованием в реальной действительности.

Чаще всего пределы принуждения во времени невелики, и принуждающие быстро добиваются от лица желаемого поведения. Однако принуждение может иметь и значительную протяженность во времени.

Поскольку ч. 2 ст. 40 УК РФ содержит отсылку к ст.39 УК РФ, причиненный вред является правомерным при соблюдении условий, которые характеризуют деятельность по устранению опасности в состоянии крайней необходимости. Действие или бездействие лица, причиняющие вред правоохраняемым интересам, правомерны, если опасность не могла быть устранена иными средствами (без причинения вреда) и не было допущено превышения пределов крайней необходимости. Следовательно, необходимо сопоставить ценность блага, которому грозил ущерб от психического или преодолимого физического принуждения, и ценность интересов, которым причинен вред человеком, подвергавшимся принуждению.

Остановимся на довольно распространенном в действительности случае, когда работники оперативного подразделения, в силу того, что жизни заложников угрожают вооруженные преступники, предоставляют им транспорт, денежные средства, наркотики, дают им возможность скрыться. Превышение пределов причинения вреда отсутствует. Такой вывод вытекает из сопоставления ценностей, которым угрожали преступники, и интересов, которым причинен ущерб в результате действий принуждаемых: жизнь или здоровье человека подлежат приоритетной охране по сравнению с последствиями, вызванными, действиями сотрудников.

Норма, предусмотренная ст. 40 УК РФ, охватывает ситуации, которые рассматриваются либо по правилам исключающей уголовную ответственность непреодолимой силы, либо по правилам крайней необходимости.

129

Если вследствие физического принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием), т. е. действовать избирательно, и в результате этого причинило вред правоохраняемым интересам, ответственность исключается, поскольку лицо действовало (бездействовало) под влиянием форс-мажорных обстоя- тельств, непреодолимой силы, исключающей мотивированное поведение и вину.

Если же в результате физического принуждения лицо сохранило возможность руководить своими действиями, вопрос об уголовной ответственности такого лица за причинение вреда правоохраняемым интересам решается по правилам о крайней необходимости (ст. 39 УК). В данном случае лицо действует (бездействует), выбирая между угрожаемым вредом и тем вредом, который необходим для устранения этой угрозы. То же правило действует и когда вред правоохраняемым интересам причиняется вследствие психического принуждения (угроз).

Если у лица не было иного выхода, кроме причинения вреда правоохраняемым интересам, и, если при этом причиненный вред меньше предотвращенного вреда, то данное лицо не подлежит уголовной ответственности, поскольку действовало в состоянии крайней необходимости.

Типичными примерами могут, например, служить действия оперативного работника, отдающего преступникам под угрозой применения оружия своё табельное, либо под пытками сообщающего секретные данные. Разумеется, об общественно полезной направленности таких действий говорить не приходится, но уголовная ответственность исключается.

При отсутствии ситуации крайней необходимости ответственность наступает на общих основаниях.

Если состояния крайней необходимости в подобных случаях не усматривается, либо имеет место превышение ее пределов, примененное к лицу принуждение, может рассматриваться как обстоятельство, смягчающее ответственность (п. “е” ч. 1 ст. 61 УК).

Исполнение приказа или распоряжения

В соответствии с ч. 1 ст. 42 УК РФ “не является преступлением причинение

130

вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения”.

Рассматриваемое обстоятельство впервые (если не считать не вступивших в силу Основ уголовного законодательства 1991 г.) получило свою законодательную регламентацию в УК РФ. В то же время вопросы, связанные с оценкой правомерности причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам при исполнении подчиненным приказа или распоряжения начальника, довольно часто возникают на практике.

В соответствии со статьёй 16 частью 3 Федерального закона «об ОРД»: «Должностное лицо, уполномоченное на осуществление оперативно-розыскной деятельности, в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий подчиняется только непосредственному и прямому начальнику. При получении приказа или указания, противоречащего закону, указанное должностное лицо обязано руководствоваться законом».

Приказ или распоряжение начальника обязательны для исполнителя. Это вытекает из отношений исполнительской дисциплины, подчиненности. В то же время подчинённого нельзя рассматривать в качестве слепого исполнителя воли начальника. Любая современная управленческая практика предполагает осознанный и профессионально подготовленный подход к исполнению решений руководства.’

Приказ входит в зону действия уголовного права лишь тогда, когда в результате его исполнения причиняется вред охраняемым уголовным законом интересам. Преступным будет либо приказ, содержащий в себе требование о совершении преступления (например «не оставлять никого в живых»), либо незаконный приказ, создавший условия для наступления преступных последствий.2

Исполнение обязательного приказа, по общему правилу, исключает уголовную ответственность за причинение вреда правоохраняемым интересам, однако это не

1 Российское уголовное право. Общая часть. Учебник / Под общей редакцией М.П. Журавлёва. - М., 1999., С. 151.

2 Старостина Ю. Обязательность приказа как обстоятельство, исключающее преступность деяния // Законность. - 2000., СИ.

131

распространяется на случаи исполнения приказов явно незаконных и преступных.

Статья 42 УК устанавливает прежде всего общее положение, заключающееся в том, что действия (бездействие) во исполнение обязательных приказа или распоряжения, сопряженные с причинением вреда правоохраняемым интересам, не являются преступлением. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение. Здесь имеет место ситуация посредственного причинения.

Незаконность приказа или распоряжения может выражаться как в неправомочности должностного лица отдавать такой приказ (распоряжение), в частности, когда он не соответствует целям и задачам данного подразделения, учреждения, ведомства (например, распоряжение о проведении ОРМ в интересах какой-либо общественной организации ), так и в несоблюдении установленной формы приказа или распоряжения (например, руководитель органа отдает распоряжение о проведении ОРМ, связанного с ограничением конституционных прав человека и гражданина, без судебного решения на это).

Также здесь необходимо отметить, что в роли начальников служб собственной безопасности каких-либо организаций нередко выступают бывшие сотрудники оперативных подразделений, ушедшие со службы в ОВД на пенсию. Пользуясь оставшимися связями с действующим руководством оперативного подразделения (нередко настоящее руководство находилось у тогда ещё работающего «пенсионера» в прямом подчинении) начальник собственной безопасности какой-либо организации просит их провести определённые ОРМ в интересах своей организации. В силу этого и происходит незаконное распоряжение о проведении, какого либо мероприятия.

Чаще всего незаконность приказа или распоряжения определяется его содержанием, противоречащим требованиям действующих законов и иных подзаконных актов. Преступность приказа или распоряжения
означает их

1 В соответствии с ч.7 ст.5 ФЗ «об ОРД», органам (должностным лицам), осуществляющим ОРД, запрещается: проводить ОРМ в интересах какой-либо политической партии, общественного и религиозного объединения.

132

несоответствие требованиям уголовного закона.

Итак, первым условием правомерности действий (бездействия) лица, выполняющего приказ или распоряжение, является соответствие последних требованиям закона. Незаконный приказ исполнению не подлежит. В противном случае, если причинен вред охраняемым уголовным законом интересам, наступает уголовная ответственность. При этом подлежит ответственности как лицо, отдавшее данный приказ (распоряжение), так и его исполнитель, если ему заведомо была известна незаконность такого волеизъявления начальника.

Отдавая незаконный приказ (распоряжение), начальник может действовать умышленно, вопреки интересам службы из корыстной или иной личной заинтересованности. В подобных случаях он должен отвечать не только за последствия исполнения незаконного приказа (распоряжения), но и за злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК), которое выразилось в использовании подчиненного для достижения указанных противоправных целей.

Второе условие правомерности действий (бездействия) сотрудника, выполняющего приказ или распоряжение, — это отсутствие у данного лица сознания его незаконности. Если исполнитель приказа (распоряжения) заведомо знал о его преступном характере, он подлежит уголовной ответственности на общих основаниях. Здесь имеет место соучастие в преступлении с разделением ролей. На- чальник выступает в качестве организатора умышленного преступления (ч. 3 ст. 33 УК), подчиненный — в качестве его исполнителя (ч. 2 ст. 33 УК). То, что подчиненный является зависимым от начальника лицом и избирательность его поведения в той или иной степени подавлялась приказом начальника, может быть признано смягчающим наказание обстоятельством (п. “е” и “ж” ч. 1 ст. 61 УК). Если подчиненный действовал при этом под влиянием физического или психического принуждения, то применению подлежат положения ст. 40 УК.

Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность (ч. 2 ст. 42 УК).

133

Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление.

Институт вынужденного причинения вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании свое законодательное закрепление получил впервые в ст. 38 УК РФ 1996 г (если не считать не вступивших в силу Основ уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г.).

В соответствии с положениями закона “не является преступлением причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным и при этом не было допущено превышения необходимых для этого мер” (ч. 1 ст. 38 УК).

Акт задержания лица, совершившего преступление, по своей юридической природе является осуществлением субъективного права и в ряде случаев выполнением моральной обязанности гражданина по пресечению противоправных действий и доставлению лиц, их совершающих, органам власти. Для некоторых лиц, в частности для работников органов внутренних дел, сотрудников Федеральной службы безопасности и др., задержание преступника — правовая, служебная обязанность.

Задержание преступника имеет значительное сходство с необходимой обороной, в связи с чем по УК РСФСР 1960 года эти действия расценивались по правилам необходимой обороны, самостоятельной же нормы о задержании преступника не существовало. Однако при имеющемся сходстве задержание преступника и необходимая оборона существенно отличаются друг от друга. Их основное различие состоит в том, что необходимая оборона предполагает защиту от реально осуществляемого либо готовящегося общественно опасного посягательства, в то время как задержание преступника возможно как в процессе посягательства, так и после того, как посягательство прекращено. Цель задержания не отразить либо пресечь конкретное посягательство, а обеспечить привлечение к ответственности лица, совершившего посягательство, и предупредить возможную в дальнейшем

134

преступную деятельность.1

Задержание лица на месте совершения им преступления и в ряде других случаев нередко совпадает с пресечением посягательства с его стороны и поэтому не выходит за рамки необходимой обороны. Если задерживаемый оказывает, например, сопротивление законным действиям оперативных работников, и оно перерастает в общественно опасное посягательство, сразу возникает право на необходимую оборону. Вред, причиненный посягающему, в таких случаях оправдан состоянием необходимой обороны.

Самостоятельное решение рассматриваемого вопроса требуется лишь в тех случаях, когда состояние необходимой обороны отсутствует. В этих случаях задерживаемый уже не является активной, нападающей стороной, а пытается уклониться от задержания. При этом уголовно-правовое значение имеют лишь такие меры по задержанию, которые связаны с причинением лицу, совершившему преступление, определенного физического вреда. Внешне эти действия содержат признаки деяний, предусмотренных соответствующими нормами Особенной части УК, но не являются преступными; они общественно полезны и необходимы для задержания преступника.

Общественная полезность, социальная ценность такого задержания состоят в том, что оно, во-первых, способствует осуществлению принципа неотвратимости ответственности за преступление, и, во-вторых, устраняет опасность совершения задерживаемым лицом новых преступлений, предупреждает возможную в дальней- шем преступную деятельность.

Следует различать административное и уголовно-процессуальное задержание, с одной стороны, и уголовно-правовое задержание лица, совершившего преступление, — с другой. Последнее как раз и заключается в правомерном причинении ему определенного физического вреда.

Причинение вреда лицу, совершившему преступление, с целью его задержания следует признать обстоятельством, исключающим преступность деяния, лишь при

1 Российское уголовное право. 1997., С.246-247.

135

наличии права задержания и при соблюдении ряда условий правомерности этого акта.

Эти условия заключаются в следующем:

  1. Задерживается лицо, совершившее именно преступление, а не иное правонарушение (административный или дисциплинарной проступок, гражданско- правовой деликт, малозначительное деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 14 УК). Объективные признаки преступления при этом должны быть налицо, очевидны и бесспорны.

  2. Насилие применяется только при наличии твердой уверенности в том, что именно данное лицо совершило преступление. Например, когда лицо застигнуто при совершении преступления, когда очевидцы прямо укажут на него, как на совершившего преступление, когда на нем или на его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления и т. д. Основаниями задержания также является наличие обвинительного приговора суда об осуждении задерживаемого за конкретное преступление либо наличие постановления о розыске лица, совершившего преступление.

В практике имеют место случаи причинения оперативными работниками при задержании вреда лицам, ошибочно принятым за преступников, мнимым пре- ступникам. Вопрос об ответственности за причинение вреда при мнимом задержании решается по общим правилам о фактической ошибке. В случаях, когда сотрудники оперативного подразделения, осуществляющие задержание, не только не сознают, но, исходя из конкретных обстоятельств дела, не должны и не могут сознавать ошибочности своего представления относительно личности потерпевшего и оснований задержания, уголовная ответственность вследствие отсутствия вины исключается. Налицо случай (казус), невиновное причинение вреда. Если же оперативный работник по обстоятельствам дела должен был и мог при более внима- тельном отношении к создавшейся ситуации не допустить ошибки, ответственность за причиненный вред наступает как за неосторожное преступление по ст. 109 или 118 УК РФ.

136

  1. Вред задерживаемому может быть причинен лишь при наличии реальной опасности его уклонения от уголовной ответственности. О стремлении уклониться от задержания и доставления в соответствующие органы власти свидетельствуют, например, такие действия (бездействие), как невыполнение требований следовать в ОВД, попытки скрыться, оказание сопротивления и т. п.
  2. Вред лицу, совершившему преступление, может быть причинен лишь с целью его задержания и доставления в ОВД. Цель здесь единственная — лишить за- держиваемого возможности уклониться от уголовной ответственности, причиняемый вред — средство достижения этой цели1. Если же указанные действия совершаются для осуществления других целей (например, самосуда), то они теряют правомерный характер, и лица, их совершившие, привлекаются к уголовной ответственности на общих основаниях.
  3. Меры, которые принимаются для задержания лица, совершившего преступление, должны быть необходимыми, т. е. оправданными обстоятельствами дела. Является ли причинение того или иного вреда необходимым для задержания преступника, — это вопрос факта. Он должен решаться в каждом конкретном случае, исходя из конкретных обстоятельств дела. Насилие (тем более тяжкое) должно быть вынужденной, крайней мерой, когда иными средствами задержание осуществить невозможно .

  4. Принимаемые меры по задержанию такого лица должны соответствовать характеру и опасности совершенного им преступления, а также опасности его личности. Например, лишение жизни задерживаемого, пытающегося скрыться, может быть признано правомерным только в случаях совершения им убийства, бандитизма, захвата заложников, терроризма, разбоя, изнасилования и другого тяжкого преступления, преимущественно насильственной направленности.

Следует иметь в виду, что оперативный сотрудник, задерживающий преступника, не всегда в состоянии избрать абсолютно соразмерные характеру и опасности

Бушуев Г. В. Социальная и уголовно-правовая оценка причинения вреда преступнику при задержании. Горький, 1976. С. 24. 2 Уголовное право России. М, 1998., С.296-297.

137

совершенного преступления средства задержания. Поэтому нельзя согласиться с мнением тех авторов, которые ограничивают меры по задержанию преступников условиями, относящимися к крайней необходимости1, требуют, чтобы причиненный задерживаемому вред был менее значительным по сравнению с характером и опасностью совершенного преступления. Такое требование ущемляет право на задержание преступника. Вред, причиняемый задерживаемому, может быть и более значительным по сравнению с тем, который нанес он сам.

  1. Характер мер по задержанию преступника должен соответствовать обстановке его задержания. Обстановку задержания характеризуют различные признаки, в том числе и такие, как степень интенсивности и способ оказываемого преступником сопротивления, количество задерживаемых и задерживающих, наличие оружия, место и время задержания (день или ночь), возможность применения других, более мягких и безопасных способов и средств задержания.
  2. Причиняемый вред не должен превышать пределов необходимости. Превышение мер, необходимых для задержания, имеет место в тех случаях, когда применены такие средства и методы задержания, которые явно не соответствуют характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления, его личности, реальной обстановке задержания, и задерживаемому без необходимости причинен явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред, указанный в ч. 2 ст. 108 или в ч. 2 ст. 114 УК РФ (смерть, тяжкий или средней тяжести вред здоровью).
  3. Превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, влечет ответственность лишь в случаях умышленного причинения вреда (ч. 2 ст. 38 УК). Если тяжкий или средней тяжести физический вред причинен задерживаемому по неосторожности, уголовная ответственность не наступает.

Следует иметь в виду, что о превышении мер, необходимых для задержания преступника, речь может идти лишь при наличии права на задержание (совершение общественно опасного посягательства, обладающего признаками преступления;

1 См., например: Слуцкий И. И. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность. Л., 1956. С. 61.

138

реальная опасность уклонения преступника от уголовной ответственности; цель его задержания и т. д.). Например, причинение вреда преступнику без цели его задержания должно рассматриваться не как превышение данных мер, а как обычное преступление против личности.

При рассмотрении категории риска в ОРД применительно к обстоятельствам, исключающих преступность деяния на наш взгляд данная картина казалась бы неполной, если бы не были рассмотрены условия и порядок применения оружия сотрудниками оперативных подразделений. Так как при совершении действий, попадающих под данную категорию, сотрудниками нередко приходится использовать предоставленное им права на применение оружия.

В проведённом исследовании Бикмашевым В.Л. указывается, «что сотрудники органов внутренних дел, применяя (используя) огнестрельное оружие, в 45,4% ситуаций находятся в состоянии крайней необходимости, 36,4% — в состоянии необходимой обороны и 18,2% — в состоянии причинения вреда при задержании лица, совершившею преступление1». Сложение приведенных процентных показателей показывает, что перечисленными тремя обстоятельствами, исключающими преступность деяния, охватываются все 100% случаев применения (использования) огнестрельного оружия.

Для обеспечения безопасности личности, общества и государства действующее российское законодательство наделило отдельные категории должностных лиц и граждан Российской Федерации правами на применение и использование оружия. Самым жёстким среди них является право на применение огнестрельного оружия. С одной стороны, это полномочие, как никакое другое, глубоко вторгается в сферу основных, закреплённых Конституцией Российской Федерации, прав граждан2 и сопряжено с высоким риском наступления тяжких и необратимых последствий, вплоть до лишения человека жизни. С другой стороны - это действенное средство

1 Бикмашев В.Л. Уголовно-правовые аспекты применения огнестрельного оружия сотрудниками органов внутренних дел. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М.: Академия управления МВД России, 1997. С. 18.

2 Конституция РФ Гл.2.- Ст.20, 22, 25,- М: Юрид. Лит., 1993.

139

защиты законных интересов должностных лиц правоохранительных органов и законопослушных граждан от общественно опасных посягательств со стороны лиц, сознательно и грубо нарушающих закон.1

В соответствии с установленными законом случаями огнестрельное оружие сотрудники имеют право применять лишь тогда, когда необходимо обеспечить немедленную реакцию на совершаемые общественно опасные и, в первую очередь, противоправные действия. Особенность данных правоотношений заключается в том, что они возникают в связи с необходимостью прекращения только наличного и действительного общественно опасного посягательства. Содержание данных правоотношений состоит в совершении должностным лицом защитных действий в момент, когда возникает реальная угроза либо происходит вредоносное вторжение в сферу охраняемых законом общественных отношений. Защитные действия могут совершаться не только штатными сотрудниками, но и самими гражданами, которые подвергаются нападению либо оказались на месте совершения противоправных действий. Правовой основой таких действий для фаждан является законодательство

0 необходимой обороне, крайней необходимости и задержании преступника.2

В отличии от фаждан действия штатных сотрудников, для которых пресечение различных по характеру противоправных действий входит в число их профессиональных обязанностей, получили в законе более подробную регламентацию. При их осуществлении оперативные работники имеют право применять физическую силу, либо имеющиеся на вооружении специальные средства или огнестрельное оружие, а при их отсутствии иные подручные средства. К примеру, полномочия по использованию имеющихся на вооружении милиции специальных средств и огнестрельного оружия изложены в разделе 4 российского Закона «О милиции». Закреплённые в этом разделе меры принуждения применяются сотрудниками милиции, как справедливо отмечает А.В. Мигнес, в качестве средств и

1 Каплунов А.И., Милюков С.Ф. Применение и использование огнестрельного оружия по законодательству Российской Федерации: Научно-практическое пособие. -СПб.: О-во «Знание», 1998., С.З

2 Каплунов А.И., Милюков С.Ф. Указ. соч. С. 14

140

способов необходимой обороны, задержания правонарушителей, защиты правопорядка в условиях крайней необходимости.1 Данные меры обращены в настоящее и потому чаще всего способны самостоятельно и оперативно разрешить конфликтную ситуацию. Это естественная первичная охранительная реакция. Именно «первой помощью» и исчерпывается назначение данной группой мер, в том числе и применения огнестрельного оружия. Поэтому правовая природа применения огнестрельного оружия состоит в том, что данная мера воздействия применяется сотрудниками только при возникновении состояния необходимой обороны, крайней необходимости или при задержании лица, совершившего преступление.

Указанные нормы уголовного законодательства устанавливают условия правомерности, относящиеся к защите от общественно опасного посягательства, то есть устанавливают пределы правовой активности лица, применяющего данную меру воздействия в конкретной ситуации. Их действие определяется реальным причинением вреда в результате применения огнестрельного оружия. Поэтому законодательство о необходимой обороне, крайней необходимости и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление, позволяет конкретизировать пределы принудительного воздействия применительно к особенностям той или иной ситуации, т.е. определить пределы достаточного причинения вреда при применении оружия, исходя из конкретных обстоятельств инцидента.3

Названные правовые состояния включают в себя признаки, отражающие внешние условия ситуации, в которой может оказаться сотрудник милиции, выполняющий свои профессиональные обязанности, и которые вызывают необходимость немедленной ответной реакции с его стороны.

1 Мигнес А.В. Реализация конституционного права на неприкосновенность личности

в сфере специального административного пресечения: Автореф. Дис. …канд. Юрид.

Наук. -Свердловск, 1990.-С.11.

” Бикмашев В.А. Уголовно-правовые аспекты применения огнестрельного оружия

сотрудниками органов внутренних дел: Автореф. Дис. … канд. Юрид. Наук.- М.:

Академия управления МВД России, 1997.- С. 4.

3 Каплунов А.И., Милюков С.Ф. Указ. соч. С.37-38

141

Применение оружия сотрудниками в установленных законом случаях происходит, как правило, в сложных психологических условиях конфликтной ситуации, вызывающих эмоциональные состояния, которые резко сужают деятельность интеллекта и поражают волю. В таких условиях довольно сложно с самого начала точно определить, представляет ли общественно опасное деяние и в какой степени угрозу для жизни или здоровья, т.е. предугадать какие последствия наступят - смерть или тяжкие телесные повреждения. Трудно далее предугадать последствия, которые могут наступить от выстрела из табельного оружия в момент его производства сотрудником и сопоставить их с угрожающим вредом. Вполне очевидно, на наш взгляд, что сделать это легче стороннему наблюдателю, нежели человеку, обязанному активно действовать в той или иной экстремальной ситуации, сопряжённой с большим физическими и психологическими нагрузками.

Что же касается случаев, когда сотрудники, находясь в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости или принимая меры к задержанию лица, совершившего преступление, применяют огнестрельное оружие для пресечения общественно опасных деяний и задержания лиц, их совершивших, но при этом выходят за рамки полномочий, предоставленных Законом «О милиции», то здесь законность действий сотрудников будет определяться в соответствии с нормами об обстоятельствах исключающих общественную опасность и противоправность деяния, и всецело зависеть от того, насколько правомерно причинён вред объектам уголовно-правовой охраны. Употребление огнестрельного оружия с нарушением специальных норм, устанавливающих основания и порядок его применения, не должно влечь ответственности, если причинённый вред не превышает пределов, установленных законодательством о необходимой обороне, крайней необходимости и причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление1.

В ныне действующем Законе «О милиции» наряду с тем, что на деятельность сотрудника милиции распространяются положения законодательства о

необходимой обороне и крайней необходимости, установленные законодательством,

1 Каплунов А.И., Милюков С.Ф. Указ. соч. С.47.

142

в ч.З ст.23 закреплено положение, в соответствии с которым «сотрудники милиции не несут ответственность за вред, причинённый правонарушителю применением в предусмотренных настоящим законом случаях … огнестрельного оружия, если причинённый вред соразмерен силе оказываемого противодействия».

Однако критериев соразмерности между «вредом, причиненным правонарушителю» и «силой оказываемого противодействия» закон о милиции не раскрывает. Примечательно то, что данная норма, как это ни странно, помещена в разделе, закрепляющее гарантии правовой и социальной защиты сотрудников милиции, хотя, по сути своей, она в большей степени обеспечивает правовую защиту правонарушителя, оказывающего противодействие сотруднику милиции, а не самого сотрудника’.

Именно указанными обстоятельствами можно объяснить нежелание и боязнь сотрудников милиции применять огнестрельное оружие, когда для этого имеются законные основания. Не случайно экспертный опрос слушателей Академии МВД СССР (лиц, имеющих достаточный опыт практической работы) показал, что подавляющее большинство будущих руководителей органов внутренних дел (более 90 %) в качестве одного из существенных мотивов недостаточного эффективного использования сотрудниками органов внутренних дел института необходимой обороны указали на боязнь уголовной ответственности за применение огнестрельного оружия1.

По мнению отдельных исследователей среди причин, которые удерживают сотрудников милиции от применения огнестрельного оружия при наличии законных оснований, названы: 1) недостаток времени для правильной оценки складывающейся обстановки; 2) невозможность полностью контролировать пределы поражающего действия огнестрельного оружия и предугадывать последствия его применения или использования; 3) отсутствие достаточного опыта и тренировок по применению и

1 Каплунов А.И., Милюков С.Ф. Полномочия милиции по применению и использованию огнестрельного оружия: изменения и дополнения // Уголовное право, 2000-№2., С.92.

143

использованию оружия в сложных ситуациях; 4) боязнь предвзятой оценки со стороны прокуратуры; 5) психологическая неподготовленность к применению оружия; 6) соображения гуманности.

Четвёртый из перечисленных факторов, а именно боязнь предвзятой оценки со стороны прокуратуры - оказался для опрошенных сотрудников милиции наиболее значимым. На первое место среди прочих его поставили 33,3 % респондентов, на второе - 19,8 %, на третье - 12,4, на четвёртое - 10,6, на пятое - 10,6, на шестое -13,3%. Генезис указанной предвзятости видится нам в явно недостаточном уровне правовой подготовки сотрудников прокуратуры, которые по этой причине при анализе конфликтных ситуаций в основу принимаемого решения кладут не обстоятельно осмысленные положения закона, а выработанный за долгие годы шаблон (прецедент), суть которого в «презумпции виновности» сотрудника милиции, причинившего вред при применении оружия. Справедливости ради следует признать, что на таких же позициях стоят и многие руководители силовых структур, в том числе милиции, которые, как уже указывалось, под разными предлогами стремятся ограничить доступ подчинённых к табельному оружию.

Результаты опроса сотрудников милиции также показали, что 62,3 % респондентов считают самыми сложными при изучении правовых основ применения огнестрельного оружия нормы, устанавливающие пределы допустимого при этом вреда.2

Закон допускает применение огнестрельного оружия в установленных случаях в отношении любых лиц независимо от гражданства, наличия дипломатического или консульского иммунитета, социального и имущественного положения посягающего или задерживаемого лица и иных характеризующих его обстоятельств (вменяемость, дееспособность).

Вместе с тем в соответствии с ч.З ст. 15 Закона РСФСР «О милиции» «запрещается применять огнестрельное оружие в отношении женщин, лиц с явными

1 Побегайло Э.Ф., Ревин В.П. Необходимая оборона и задержание преступника в деятельности органов внутренних дел. - М: Академия МВД СССР, 1987. - С. 50

2 Каплунов А.И., Милюков С.Ф. Указ. соч. С.40-41.

144

признаками инвалидности и несовершеннолетних, когда возраст очевиден или известен сотруднику милиции, кроме случаев оказания ими вооружённого сопротивления, совершения вооружённого либо группового нападения, угрожающего жизни людей, а также при значительном скоплении людей, когда от этого могут пострадать посторонние лица».

Федеральным законом от 31 марта 1999 «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О милиции», изменившим и дополнившим полномочия по применению и использованию огнестрельного оружия1, данное положение осталось без изменений, хотя является не безупречными. Дело в том, что они, вопреки требованиям ч.2 ст.37 УК РФ, ограничивают право сотрудника на необходимую оборону. Думается, что Уголовный кодекс не случайно не содержит каких-либо ограничений на причинение вреда посягающему в зависимости от его пола, возраста, состояния здоровья (психического и соматического) и прочих характеристик. Ведь главное не в этом, а в характеристике и степени общественной опасности совершаемого деяния. Та же женщина и несовершеннолетний (особенно 15-17-летнего возраста) могут обладать большой физической силой, знать боевые приёмы борьбы, иметь неоднократные судимости, состоять членами организованных преступных групп. То же можно сказать про инвалидов (кстати, среди лиц, отбывающих длительные сроки лишения свободы, их немало). Явная инвалидность в ряде случаев (отсутствие одного глаза, пальца на руке, хромота, глухота, немота и др.) нисколько не мешает совершать виновному тяжкие и особо тяжкие преступления. К тому же, сотрудник милиции в ходе противоборства может быть серьёзно травмирован и не способен оказывать достаточное физическое противодействие, пускай и не очень физически сильному нападающему.

Поэтому следует либо отказаться от названных запретов, либо, хотя бы, допустить применение в отношении указанной категории лиц огнестрельного оружия в случаях совершения ими посягательства, связанного с угрозой жизни

1 См. подробнее Каплунов А.И., Милюков С.Ф. Полномочия милиции по применению и использованию огнестрельного оружия: изменения и дополнения // Уголовное право, 2000 - № 2., С.91-93.

145

граждан или сотрудника милиции, независимо от группового или вооружённого характера посягательства.

Запрещается применять огнестрельное оружие также при значительном скоплении людей, когда от этого могут пострадать посторонние лица.

По смыслу Закона РСФСР «О милиции» запрещается применять огнестрельное оружие при «значительном скоплении» людей. На первый взгляд можно сделать вывод, что в законе речь идёт не просто о наличии посторонних граждан вблизи места применения оружия, а об их «значительном» скоплении в момент производства выстрела. На практике определение данного условия будет зависеть не столько от фактической обстановки, сложившейся на месте происшествия в момент применения оружия, сколько от его результатов и усмотрения контролирующейся или судебной инстанции1.

Кроме того, применение оружия при значительном скоплении людей запрещается только тогда, «когда от этого могут пострадать посторонние лица», т.е. если лица, не участвующие в конфликте, находятся в направлении, в котором производятся выстрелы. Следовательно, лица, находящиеся вблизи места происшествия на участках, по которым стрельба не велась, не являются препятствием для применения оружия по нападающему.

Нетрудно заметить, что при такой трактовке закона смысл нормы, в конечном счёте, сводится к тому, что запрещается применять огнестрельное оружие при наличии людей, когда от его применения могут пострадать посторонние лица. На практике такая трактовка позволяет любой контролирующей либо судебной инстанции вменить (т.е. исходя из фактического результата, объективно вменить) в вину сотруднику милиции вред, причинённый посторонним лицам, независимо от обстоятельств, при которых он был причинён.

По нашему мнению, рассматриваемая норма, устанавливающая какие либо запреты на применение оружия, должна быть исключена из текста законодательных

1 Каплунов А.И., Милюков С.Ф. Применение и использование огнестрельного оружия по законодательству Российской Федерации: Научно- практическое пособие. -СПб.: О-во «Знание», 1998., С.81.

146

актов, регламентирующих полномочия сотрудников на применение огнестрельного оружия. Она, во-первых, может быть по-разному истолкована; во-вторых, ограничивает право сотрудников на необходимую оборону; в-третьих, позволяет объективно вменить в вину сотруднику любой вред (материальный, физический), в том числе и тогда, когда имел место казус (случай).

Думается, что вопрос об ответственности сотрудника за причинение вреда должен решаться только в зависимости от наличия и формы его вины, а не на основании закреплённого в законе запрета.

Здесь следует согласится со мнением ряда авторов предлагающих для исключения фактов необоснованного привлечения к ответственности сотрудников милиции, оказавшихся в такого рода ситуациях, представляется целесообразным ст.23 Закона «О милиции» дополнить следующим содержанием: «Ответственность сотрудников милиции за причинение вреда при применении огнестрельного оружия в предусмотренных настоящим Законом случаях наступает с учётом положений о крайней необходимости, установленных законодательством»”.

Подводя итог, приходится констатировать, что несмотря на внимание, которое уделяют общественность, ученые и практики проблеме деятельности оперативных подразделений в условиях повышенного риска и усилия законодателя, нормы, регламентирующие деятельность оперативных работников при обстоятельствах, исключающих преступность деяния и правила применения и использования ими огнестрельного оружия, содержат стилистические неточности, противоречивые формулировки, нерешенные проблемы, что, безусловно, затрудняет их понимание и толкование как сотрудниками, так и надзорными и судебными инстанциями.

Из изложенного проистекают следующие выводы:

  1. Не редко в практической деятельности оперативных
    подразделений

1 Подобного рода запрет на применение огнестрельного оружия отсутствует в ФЗ от 15 июля 1995 г. «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, в ФЗ от 25 мая 1996 г. «О государственной охране», в ФЗ от 21 июля 1997 г. «О судебных приставах».

2 Каплунов Милюков Указ. соч. С.82-83.

147

встречаются случаи, когда действия или бездействия оперативных работников, внешне сходные с преступлениями и влекущее уголовную ответственность, в данной конкретной обстановке имеют иное содержание и являются общественно полезными, в связи с чем не признаются преступлениями. Применительно к такого рода ситуациям можно говорить об обстоятельствах, исключающих преступность деяния в оперативно-розыскной деятельности.

Ситуации такого рода не редки при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий. Это относится к институтам необходимой обороны, крайней необходимости, физическому или психическому принуждению, исполнению приказа или распоряжения, причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление.

Учитывая специфику оперативно-розыскной деятельности, здесь всегда есть опасность выйти за рамки, дозволенные законом. Собственно это и есть риск применительно к обстоятельствам исключающим преступность деяния.

  1. Обязательным условием обоснованности риска в связи с реализацией указанных уголовно-правовых институтов является точное знание требований уголовного закона и высокая профессиональная подготовка позволяющая трезво оценить рискованность конкретной оперативной ситуации.

148

§ 4. Виктимологические аспекты категории риска в ОРД

Проблема резкого роста преступности в России продолжает оставаться одной из самых острых. Статистика последних лет свидетельствует о значительном увеличении большинства преступлений, в особенности корыстно-насильственной направленности и преступлений против личности, представляющих повышенную опасность для граждан и общества .

Рост преступности в свою очередь, способствует нагнетанию напряжённости в обществе. Население в большинстве своём, что подтверждается данными многочисленных социологических опросов, испытывает постоянное чувство страха, беспокойства за свою безопасность”.

В этих условиях правоохранительная деятельность милиции, в том числе и оперативно-розыскная, приобретают особую социальную значимость. Между тем она осуществляется в крайне неблагоприятной обстановке.

Увеличилось количество случаев применения, при отражении нападений, пресечении преступлений, задержании преступников табельного огнестрельного оружия. Несмотря на принимаемые меры, работники милиции всё чаще становятся жертвами преступлений, исполняя свой служебный долг.

Потери личного состава в 1997 году составили 302 человека убитыми и 1498 человек ранеными. Количество погибших при исполнении служебных обязанностей за 1998 год возросло на 4,9% (317человек), раненых на 25,1% (2000

За последние 12 лет количество убийств возросло почти в три раза, причинение тяжкого вреда здоровью (тяжкие телесные повреждения) - в два раза, грабежей - в три раза, разбоев - почти в пять раз. Число убийств в 1988 году составило всего 10,5 тыс., в 1999 - более 30 тыс., нанесение тяжкого вреда здоровью возросло соответственно с 26,5 тыс. в 1988 г. до 47,5 тыс. в 1999 г. Катастрофически возросло число разбоев - в 1988 было совершено всего 8 тыс. разбойных нападений, а в 1999 году более 41 тысячи. (Антонян Ю. Актуальные проблемы насилия в российском обществе // Уголовное право. 2000.-№3. С.64.) 2Скутин С.А. Проблемы уголовно- правовой борьбы с преступными посягательствами на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции, охраняющих общественный порядок. Автореф. дис. Кюн., М.: Академия МВД РФ, 1995., С.4.

149

человек)1. Потери личного состава за 1999 год составили 368 человек убитыми (+ 13,9% чем за предыдущий год) и 2023 ранеными (+1,2%).

Анализ данных о погибших и раненых сотрудниках в РФ за 1993-1999 гг. показывает не приемлемую для цивилизованных стран картину гибели сотрудников милиции. По данным ЮНЕСКО, сотрудники милиции в России погибают в 2,5 раза чаще, чем в США и Франции3. Для сравнения: в США погибает в среднем 145 человек, при населении в два раза больше, чем у нас.4

Показатели судебной статистики подтверждают данные ведомственной статистики, о росте криминальной активности в отношении работников милиции5.

Анализ проблем гибели и ранений сотрудников ОВД в процессе обеспечения общественного порядка и борьбы с преступностью невозможен без использования категорий криминологической виктимологии, предмет которой — жертва преступления, ситуации причинения вреда, индивидуальная и массовая виктимность6.

Сложившаяся в стране виктимологическая ситуация требует к себе внимания не только правоохранительных органов и специалистов в области обеспечения безопасности жизнедеятельности человека, но и научных работников, исследующих преступность во всем ее многообразии, в том числе и с позиции криминогенных проявлений жертв преступлений.

Изучение жертв преступлений необходимо для решения многих проблем, в первую очередь связанных с организацией физической их защиты, однако не менее

1 Состояние правопорядка в РФ и основные результаты деятельности ОВД и ВВ в 1998 году (аналитические материалы)// Вестник МВД России. № 2. 1999 -С.144.

2 Состояние правопорядка в РФ и основные результаты деятельности ОВД и ВВ в 1999 году // Вестник МВД России. № 2. 2000 -С. 114.

Криминология —XX век / Под ред. В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова.— СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2000., С.303.

4 Акимова Н.В. Криминологические и виктимологические меры предупреждения преступлений, совершаемых против сотрудников ОВД. Автореф. дис. К.ю.н. М.: Академия управления МВД России, 1999., С.12.

5 Скутин С.А. Указ. соч. С.5.

6 Криминология —XX век / Под ред. В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова.— СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2000., С.251.

150

важно на основе получаемой информации обогатить специальное предупреждение преступлений мерами виктимологического характера.

Изучение причин и условий, способствующих совершению преступлений, дает возможность сделать вывод, что многие преступления в определенной степени обусловлены поведением самих жертв. Поэтому особый интерес для виктимологии представляют жертвы с «отклоняющимся поведением».

Указанное обстоятельство не дает, конечно, основания для того, чтобы переложить всю вину с преступника на потерпевшего, но имеет значение для разработки особых, нетрадиционных мер по предупреждению преступности, направленных на предотвращение неосмотрительного, рискованного, легкомысленного, распущенного, провокационного поведения человека, которое может оказаться опасным для него самого. Виктимологические формы профилактики могут быть ориентированы как на предотвращение «рецидива» со стороны лиц, уже побывавших в роли потерпевших, так и на выявление потенциальных жертв, поведение и образ жизни которых создают криминогенные и виктимогенные ситуации1. Однако, «было бы глубоким заблуждением считать, что виктимология — это учение только о «порочных», «виновных» жертвах»2. Всестороннее изучение жертв необходимо и по следующему соображению -немало потерпевших оказываются в этой роли в силу поведения, расцениваемого с точки зрения права и морали как положительное (например, при выполнении служебного или общественного долга или в силу только определенного статуса). Речь идёт о повышенной вероятности стать жертвой преступных действий, уязвимости индивида в силу определённых особенностей его служебного поведения.

Целью виктимологии (в самом широком смысле) является всестороннее, полное, глубокое исследование личности жертвы, ее роли и механизме конкретного преступления и виктимизации, т. е. процесса превращения в потерпевшего от

1 Ривман Д.В., Устинов B.C. Виктимология. - СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2000., С. 5.

2 Ривман Д.В., Устинов B.C. Виктимология. С. 5.

151

преступления. С этой точки зрения виктимологией изучается не только негативная роль потерпевшего как объекта противоправного деяния (хотя этому придается большое значение), но его поведение вообще, каким бы — положительным или отрицательным — оно ни было.

Известно, что болезнь легче предупредить, чем лечить. Это тем более относится к «социальным болезням». В связи с этим в задачи виктимологии входит изучение не только лиц, побывавших в роли жертвы, но и тех, кто никогда не приобретал статуса непосредственной жертвы преступления. Цель таких исследований — выявление комплекса определенных свойств, способных виктимально реализоваться в преступлениях того или иного вида, что в свою очередь позволяет осуществлять виктимологический прогноз как на индивидуальном, так и на массовом уровне.

В конечном счете виктимология призвана вырабатывать защитные меры, помогающие предотвратить ситуации, в которых поводом для противоправных действий могут стать личностные качества и поведение самого пострадавшего.

В современных условиях криминальной заражённости всех сфер социальных отношений, по меньшей мере, наивным кажется бытовавшее в отечественной криминологии утверждение, что виктимность любого человека может быть сведена к нулю, поскольку она не является фатальной1. Представляется более убедительной позиция, согласно которой индивид «просто не может быть не виктимным, так как является членом общества, в котором не ликвидирована преступность»^. Индивидуальная или массовая виктимность, может быть сравнительно невысокая, но реальная. Вероятность стать потерпевшим от преступления свойственна даже для человека очень благоразумного и осторожного только потому, что он появляется в общественных местах, пользуется транспортом, обладает какой- либо движимой или недвижимой собственностью, общается с людьми
разных

1 Курс Советской криминологии. М., 1985.,С.177.; Франк Л.В. Потерпевшие от преступления и проблемы советской криминологии. С. 109;

2 Ривман Д.В. Виктимологические факторы и профилактика преступлений. Л., 1985. С.13.

152

национальностей, политических и нравственных убеждений,
своего и противоположного пола и т.д.

Что же касается качеств личности и характера поведения, которые либо увеличивают, либо снижают уязвимость каждого индивида по отношению к «нормальной» уязвимости, то они, вероятно, и дают право говорить о повышенной или, наоборот, минимальной виктимности1. Лицо может обладать качествами, определяющими его высокую уязвимость от очень широкого круга преступлений (почти оптимальная виктимная «универсальность») и, наоборот, для него может быть наиболее виктимоопасным какое-то одно преступление.

Очевидно, что в условиях роста преступности возрастает и потенциальная виктимность населения современного общества, означающая повышение вероятности для каждого человека оказаться потерпевшим от преступления.

Содержание понятия (и реальное положение) потерпевшего от преступления как физического лица в социально-психологическом плане связано с его статусом (совокупность прав, обязанностей, круг деятельности как в рамках уголовного процесса, так и вне его) позицией (поведение в зависимости от отношений между потерпевшим и преступником, потерпевшим и другими лицами, включая «сопотерпевших») и ролью в криминогенно-криминальном механизме. Эта роль может быть активной и пассивной, осознанной и неосознанной, решающей и второстепенной; ограничиваться непосредственно ситуацией причинения вреда и быть важнейшим элементом формирования преступника в этом его качестве и др. . Соответственно, жертва преступления может быть активной и пассивной; осознающей сущность и последствия своего поведения или остающейся в неведении; близко связанной с причинителем вреда и вовсе с ним не знакомой; способной или не способной к сопротивлению и др.

Следует также различать потенциальных (в отношении которых реального причинения вреда еще не произошло), реальных (уже понесших ущерб), а также

1 Ривман Д.В. О содержании понятия «Виктимность» // Вопросы теории и практики борьбы с преступностью. Л., 1974., С.25.

2 Франк Л.В. Указ. соч. С.81-84.

153

латентных (реальных, но по тем или иным причинам оставшихся вне официального учета и не выявленных правоохранительными органами ) жертв преступлений. Для виктимологии латентные жертвы, потерпевшие, намеренно избегающие огласки факта причинения им вреда, представляют особый интерес.

Естественно, вполне уместен вопрос: причём здесь латентная жертва и рискующий оперативный работник? Ответ прост. Нередко при задержании преступника или доставлении его в орган внутренних дел, оперативный работник может быть оскорблён, подвергнут физическому сопротивлению или другим контр мерам со стороны преступника, формально всё-таки подпадающим под состав уголовно-наказуемого деяния. Всегда ли эти факты регистрируются? Ответ очевиден: нет. Причин этому много: от нежелания самого сотрудника, в виду нехватки на «это» времени или мнения типа «преступник и так будет наказан», до элементарной правовой неграмотности самого сотрудника.

В проведённых Н.В. Акимовой исследованиях указывается на ряд общих факторов, обуславливающих латентность этого вида преступлений: укрытие сотрудниками милиции от руководства случаев насильственного сопротивления при несении службы; недостаточно жёсткая позиция руководителей ОВД при выборе решения о регистрации и предварительной квалификации деяния; неправильное составление протокола заявления; отсутствие свидетелей и др.1

На основе анализа выше обозначенных и ряда иных факторов автором делается вывод о высоком уровне латентности преступлений, совершаемых в отношении сотрудников милиции, в связи с чем количество исследуемых преступлений отражено статистикой как более низкое, чем имеет место в действительности.

Следует отметить, что множество эпизодов, в частности, - оскорблений оперативных работников оказывается скрытым, и поглощёнными
фактами

1 Вандышев В.В. Влияние виктимологических факторов на состояние преступности// Вопросы профилактики преступлений. Л. 1977., С.29-30.

154

применения насилия в отношении сотрудников органов внутренних дел. Либо они вообще не регистрируются, что свидетельствует о повышенной латентности данных преступлений.

Несмотря на широкую распространённость посягательств на честь и достоинство сотрудников органов внутренних дел, заметим, что в судебной и следственной практике к уголовной ответственности привлекаются лишь около 60 % лиц, совершивших подобные преступления. Проведённое исследование показало, что это связано как с недостатками в деятельности правоохранительных органов, воспринимающих факты посягательств на честь и достоинство сотрудников органов внутренних дел как неизбежный атрибут их профессиональной деятельности, так и с несовершенством уголовно- правовых норм, зачастую приводящему к замене уголовной ответственности гражданской и административно-правовой, либо вообще к ненаказуемости подобных общественно-опасных деяний”.

Любой потерпевший, любая жертва преступления, как потенциальная, так и реальная, обладает определенными качествами, делающими ее в большей или меньшей степени уязвимой.3 Потенциальная виктимность сотрудников ОВД объективна и в большей степени связана со спецификой их профессии, а виктимность реализованная зависит от уровня профессионализма и личных качеств сотрудника.’

Очевидно, что определенные личностные качества, определенное поведение, специфичное общественное или служебное положение создают предрасположенность к более вероятному причинению данному лицу физического, морального или материального вреда.

1 Акимова Н.В. Криминологические и виктимологические меры предупреждения преступлений, совершаемых против сотрудников ОВД. Автореф. дис. К.ю.н. М.: Академия управления МВД России, 1999 ., С.11.

Матросова М.Е. Защита чести и достоинства сотрудников ОВД: уголовно- правовые аспекты. Автореф. дис. Кюн., М.: Академия МВД РФ, 1995., С.5 3 Ривман Д.В., Устинов B.C. Виктимология: Монография. - Н. Новгород: Нижегородский юридический институт МВД РФ, 1998., С.40.

155

Поведение сотрудника ОВД задано его профессионально-ролевой позицией (присягой, уставами, наставлениями, приказами МВД, УВД, начальников, служебным долгом) и объективно требует от него инициативных действий контркриминального характера и формирует его повышенную по сравнению с лицами многих других профессий виктимность, т.е. предрасположенность быть жертвой в результате целенаправленных действий криминального противника2. Логика развития преступности, в которой происходят структурно-качественные изменения в направлении большей интелектуализации, организованности, изощрённости, технической оснащённости, коррумпированности, возводит в степень уязвимость сотрудника3. Уровень виктимности при посягательстве на жизнь у работников милиции в 2,5 раза выше, чем у населения4, и в 4,5 раза превышает соответствующий уровень виктимности населения применительно к умышленным убийствам при отягчающих обстоятельствах.5

Анализ материалов уголовных дел и служебных проверок по фактам умышленных убийств сотрудников, причинения им преступниками тяжких или менее тяжких телесных повреждений свидетельствуют, что большинство (93 %) таких опасных деяний не были вызваны неправомерным поведением профессионалов МВД, ущемлением физической неприкосновенности, чести или достоинства, иных прав и свобод гражданина . Таким образом «злонамеренная умышленная вина» потерпевшего для ситуаций гибели или ранений сотрудников ОВД не является характерной. Условно же «вину» сотрудника в таких случаях можно назвать скорей неосторожностью, основанной на недооценке дерзости, опасности, вооружённости и
физической силы правонарушителя, а также

1 Акимова Н.В. Автореф. дис. К.ю.н. М. 1999., С.7.

2 Сафронов А.Д. Проблемы риска в деятельности органов МВД // Соц.ис. 1997- №11. С. 74-77.

3 Лунеев В.В. Преступность в 21 веке (методология прогноза) //
Соц. Исследования. 1996 - №7. С.95.

4 Акимова Н. Что бы не стать мишенью // Милиция., 1999., № 1., С.42. э Акимова Н.В. Автореф. дис. К.ю.н. М., С.4.

6 Сафронов А.Д. Проблемы риска в деятельности органов МВД // Соц. ис. 1997-№11. С. 74-77.

156

самонадеянностью - завышенной оценкой собственной боевой выучки, которая, однако, в реальности и не позволяет во время предупредить или пресечь направленное против него посягательство. Хотя, конечно, рост коррумпирования и криминализация определённой части личного состава ОВД создаёт перспективу роста нестандартных причин её виктимизации. В этих случаях коррумпированное и иное правонарушающее поведение сотрудника, без сомнения, находится в более жестокой и всегда индивидуализированной причиной связи с совершённым против него преступлением1.

Одна из важнейших психологических причин высокой виктимности субъектов правоохранительной деятельности кроется в традиционном менталитете российского населения, для которого право - это подавляющая, жесткая и аморальная сила, которая не является «правдой» иначе говоря, не соответствует справедливости.

Правовой нигилизм характерен не только для масс, но и определённой части представителей власти, в том числе правоохранительных органов. Деформации профессионального сознания, низкий уровень правовой культуры2, бездуховность значительного числа сотрудников ОВД привели к тому, что за последнее время количество совершённых ими преступлений неизбежно возрастает, количество нарушений законности и служебной дисциплины исчисляется десятками тысяч. Их профессиональная пассивность, робость, незнание функциональных обязанностей, тем более халатное отношение к службе, грубость и бестактность могут создать (и создают иногда в отдельных регионах, районах, у групп населения) превратное представление о деятельности милиции3.

1 Минская B.C. Чечель Г.И. Виктимологические факторы и механизм преступного поведения. Иркутск. 1988. С. 15.

2 О правовой культуре сотрудников ОВД См.: Сальников В.П. Правовая культура сотрудника милиции. Л., 1983. С.34-35; Его же. Правовая культура сотрудников органов внутренних дел. Л., 1988, С. 45-47; Его же. Социалистическая правовая культура. Методологические проблемы. Саратов, 1989. С.65-66. Его же. Уважение к праву в деятельности органов внутренних дел. Л., 1987. С. 46.

3 Числов А.И. Указ соч., С. 145.

3 Ануулов А. Омелькина А. Милиция 1995. №11. С.8-10.

157

Низкая интенсивность профессионально-ориентированного внимания, неоправданное отвлечение от выполнения оперативно-служебных задач, отсутствие внутренней мобилизованности, недопустимая расслабленность приводят к тому, что агрессивные преступные действия сотрудником субъективно воспринимаются как внезапные, а возникающая криминальная ситуация им оценивается как нештатная. Военно-тактический и оперативный анализ войн и локальных вооружённых конфликтов свидетельствует, что в большинстве случаев вооружённый агрессор использовал внезапность нападения и благодаря этому быстро развивал успех1.

Проведённые исследования показали, что негативная тенденция роста преступных посягательств против сотрудников ОВД имеет чётко выраженный характер, но доля тех, кто действительно понёс ответственность за содеянное, снизилась. Лишь 60% возбужденных по данной категории уголовных дел направляются в суды, которые осуждают виновных к лишению свободы только по одному из трёх рассмотренных дел.”

Материалы архивных уголовных дел позволяют воспроизвести ряд черт криминального противника, причинившего телесные повреждения, угрожающие жизни, либо ранения личному составу ОВД.

Осужденные преступники - преимущественно молодые мужчины в возрасте до 30 лет. Судя по характеристикам, имеющимся в уголовных делах, большинство осужденных ранее злоупотребляли алкогольными напитками, совершали различные административные правонарушения, у половины отмечена такая личностная черта, как агрессивность. Многие находились в затянувшемся, а подчас хроническом

?j

конфликте с уголовным законом .

Среди выявленных целей и мотивов преступных посягательств на жизнь и здоровье сотрудников ОВД преобладают: стремление избежать ответственности за

2 Фёдоров В.И. Работа руководителей ОВД и командного состава ВВ по выполнению директивы МВД России от 19 июня 1996 года. №1 «О неотложных мерах по коренному улучшению работы с личным составом в системе МВД РФ» // Вестник МВД России №1 (30), М.,1997.,С90. 1 Сафронов. Указ. соч. С.74.

158

совершённое правонарушение, месть сотруднику за его служебную деятельность, а также пренебрежение к правовым и этическим нормам, регламентирующим правила взаимоотношений между людьми. Среди других мотивов преступной активности встречается кратофобия - общая субъективно не индивидуализированная боязнь и ненависть к правоохранительным органам как институту власти и их персоналу, осуществляющему функции социально-правового контроля в отношении населения. Проявление данной навязчивой идеи в форме истерической психопатии или психопатии возбудимого вида является одной из самых опасных для жизни и здоровья сотрудника милиции в любой жизненной ситуации.1

Ознакомление с конкретными криминальными ситуациями свидетельствует, что наиболее высокая вероятность опасного нападения на сотрудника ОВД, существует на улицах, шоссе, а также в парках и скверах - каждое второе нападение. Одна пятая посягательств совершена в жилых помещениях. В качестве места происшествия фигурируют также гаражи, лифты, железнодорожные платформы.

Поводом для агрессии со стороны правонарушителя в основном служили действия сотрудника по пресечению правонарушения, попытки доставления в ОВД или местную администрацию или физического задержания (захвата) преступника, проверка документов. Нападающий криминальный противник чаще всего не имеет численного превосходства и действует в одиночку.

Материалы уголовных дел позволяют вычленить основные факторы, виктимизирующие ситуацию служебного контакта сотрудника милиции с правонарушителем. Не принижая гражданской значимости гибели (ранения) сотрудников при обеспечении правопорядка, необходимо констатировать, что эти факторы становятся действующими в значительной мере в силу низкой мотивации ряда сотрудников на полное квалифицированное и эффективное выполнение служебной задачи, плохой боевой выучки для действий в экстремальных условиях криминального характера. Сказываются низкая правовая культура и укоренившиеся в оперативно-служебной деятельности ряда ОВД профессиональное кустарничество,

1 Судебная психиатрия / Под ред. проф. Б.В. Шостаковича. М., 1997., С.25.

159

порождающее у личного состава привычное пренебрежение нормативными требованиями, в том числе и в сфере личной безопасности, стремление к упрощению и облегчению совершаемых действий, т.е. явления преимущественно субъективно- психологического происхождения. Нарушения сотрудником нормативно закреплённых или тактически целесообразных правил безопасности (зачастую в совокупности с другими виктимогенными ошибками) преимущественно сводятся к следующим: несоблюдение сотрудником дистанции безопасности при общении с правонарушителем и другими гражданами; отвлечение внимания от вопросов безопасности (внимание переключено на составление документов, осмотр и т.п.); нерешительность, в частности при наличии оснований, предусмотренных ст. 15 Закона РСФСР «О милиции», своевременно не применяется оружие; невыполнение нормативно установленных мер к разоружению вероятного противника. Речь идет, другими словами, о виктимологической обстановке, т.е. сумме обстоятельств, создающих опасность причинения вреда тому или иному лицу или реализующих эту опасность. Применительно к виктимологическому аспекту, здесь внимание обращено на связь этих обстоятельств в их возникновении и реализации с поведением и личностью потерпевшего1.

То, что в служебной подготовке во многих ОВД нет регулярных групповых тренировок по выполнению служебно-боевых задач в условиях осложнённой оперативной обстановки (массовых беспорядков, группового побега арестованных, нападения на органы внутренних дел вооружённых преступников, специальных операций по их задержанию или обезвреживанию и т.д.) приводит к отсутствию боевой слаженности и предопределяет несогласованность действий личного состава при совместном отражении нападений. Во многих случаях роковую роль играет грубая недисциплинированность.

В виктимологическом комплексе социальных и личностных факторов, влекущих гибель и ранения сотрудников милиции и других подразделений органов МВД, зачастую преобладают последние, имеющие субъективно- психологическое

1 Ривман Д.В. О содержании понятия «Виктимность» // Вопросы теории и практики борьбы с преступностью. -Л., 1974., С. 19.

160

происхождение. Помимо обычной общей беспечности и невнимательности, проявляется стереотип служебной деятельности, основанный на стремлении облегчить и упростить совершаемые служебные действия или их отдельные операции, в том числе в ущерб нормативным и тактически целесообразным требованиям личной безопасности. Последующему развитию виктимогенной ситуации способствует неготовность сотрудника действовать в напряжённой обстановке, неспособность быстро и правильно использовать имеющиеся знания, опыт, личные качества сохранить самоконтроль и перестроить деятельность при появлении непредвиденных препятствий на пути реализации ранее сформировавшегося замысла по тактике действий в отношении криминального противника.

Есть и другая сторона риска. Опосредованная, малозаметная для окружающих, она незримо, но весьма ощутимо присутствует в нравственном мире каждого сотрудника. Парадокс состоит в том, что одев однажды милицейскую форму, мы поставили тем самым (фактом свой профессиональной принадлежности) под косвенный “удар” самых близких нам людей, свою семью, возможно, и своих детей1.

Без сомнения, высокая летальная цена, которую платит персонал органов правопорядка в процессе реализации боевых и оперативно-служебных задач, требует комплексных усилий учёных и практиков по разработке проблем виктимологической профилактики, возникающих в сфере самой правоохранительной деятельности вопросов ауто-профилактики.

Меры виктимологического характера направлены на устранение, нейтрализацию или уменьшение факторов, обусловливающих или способствующих виктимности. Они включают воздействие как на факторы, детерминирующие неправомерное или аморальное поведение жертв от преступления, так и на факторы,

1 А.В.Щеглов, В.Г. Брычеев. Сотрудник милиции в экстремальных условиях: аспекты риска// Ювенальная юстиция и профилактика правонарушений: Тезисы докладов и выступлений на международной научно-практической конференции. Санкт- Петербург, 26-28 ноября 1999 года / Под общ. Ред. В.П. Сальникова; Б.П. Пустынцева. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 1999., С. 19.

161 повышающие риск стать потерпевшим при правомерном и, особенно, активном поведении.

Соответственно виктимологическая профилактика может быть определена как целенаправленное специализированное воздействие на факторы, обусловливающие или способствующие виктимности, связанной с неправомерным или аморальным поведением граждан, а также на лиц с подобным поведением. В равной мере ее объектом являются факторы и лица, положительное поведение которых тем не менее виктимоопасно для них1.

Виктимологическая профилактика — специализированное направление в системе предупреждения преступлений, тесно связанное со всей системой. Поэтому ее нельзя отрывать, изолировать от целого, от всей системы. Это может привести и иногда ведет к гиперболизации значимости поведения жертвы в механизме преступ- ного поведения, признанию детерминационного характера за такими сторонами поведения потерпевшего, которые фактически не могут способствовать совершению преступлений”.

Виктимологическое направление профилактики ориентирует практику на неиспользованные резервы, связанные с фактором «жертвы преступления»3.

Взаимосвязь виктимологической профилактики со всей системой предупредительного воздействия определяется тем, что нередко потенциальный или реальный потерпевший может совершить, а часто и совершает преступления. Данную тенденцию мы можем проследить в использовании оперативными подразделениями содействия граждан. Ведь не для кого не секрет, что большую часть лиц, сотрудничающих с органами внутренних дел, составляют лица с так называемым преступным прошлым и в связи с их вращением в криминальной среде, информация поступаемая от них имеет большое значение для решения задач

1 Ривман Д.В., Устинов B.C. Виктимология. С. 168

Антонов-Романовский Г. В., Лютое А. А. Виктимность и нравственность // Вопросы борьбы с преступностью. М, Вып. 33. С. 41.

3 Ривман Д. В. Виктимологические факторы и профилактика преступлений. 1975,С. 153; Франк Л. В. Потерпевшие от преступления и проблемы советской виктимологии. С. 197.

162

оперативно-розыскной деятельности. Но в силу своего положения, укоренившихся нравов и привычек, могут совершить преступление, хотя одновременно характеризуются повышенной виктимностью. Особенно это относится к лицам, систематически совершающим правонарушения, связанные с пьянством, употреблением наркотиков. Более того, многие из них становятся жертвами чаще, чем преступниками.

Предупредительное воздействие на преступность включает подсистемы общесоциального и специального предупреждения (в последнее входят криминологическая, охранительная и уголовно-правовая профилактика)1. Виктимологический аспект представлен во всех компонентах предупреждения преступности, хотя в наибольшей степени он выражен в подсистеме криминологической профилактики.

В свою очередь в составе этих подсистем действуют:

1) общесоциальное виктимологическое предупреждение; 2) 3) целенаправленная (специальная) виктимологическая профилактика2. 4) На общесоциальном уровне виктимологическое предупреждение преступлений осуществляется мерами экономического, политического, идеологического, организационного, правового характера, специально не предназначенными для борьбы с преступностью и, в частности, профилактики преступлений.

Однако эти меры (в перспективе) объективно обеспечивают создание условий, снижающих риск виктимизации, устраняющих виктимогенные факторы; обеспечивают учет виктимологических задач при планировании и строительстве жилых комплексов.

Специально-криминологический вид предупреждения преступлений включает меры, непосредственно направленные на решение профилактических задач. В настоящее время усиливается значение данной профилактики ввиду снижения возможностей общесоциального предупреждения преступлений.

1 Устинов B.C. Методы предупредительного воздействия на преступность. Горький, 1989. С.5-6.

2 Ривман Д.В., Устинов B.C. Виктимология. С. 169

163

Успех в профилактике преступлений зависит от многих моментов различного характера, касающихся и организационного, и тактического аспектов этой работы. Важное место здесь занимает всесторонний учет криминологических факторов, как наиболее общих, так и характеризующих механизм конкретного преступления. Ме- сто, время, способы совершения преступления, наиболее типичные категории лиц, вовлеченных в преступления в качестве преступников или потерпевших, — это все необходимо знать и учитывать при организации профилактической работы, осуществлении мер по предотвращению конкретных замышляемых или подготавливаемых преступлений.

С этих позиций та однородность, о которой говорилось выше (поскольку она приводит к преимущественному сосредоточению профилактических усилий органов внутренних дел на лицах, от которых можно реально ожидать совершения преступлений), является определенным препятствием в повышении эффективности предупредительной работы.

Разумеется, потенциальный преступник был и остается в центре внимания органов внутренних дел; никакие крайности, в том числе и виктимологического плана, здесь недопустимы. Однако необходимо максимально эффективно использовать все профилактические возможности, а не только связанные с лицом, от которого можно ожидать совершения преступления, В этом плане обращение к жертве, потерпевшему —? еще не до конца использованный резерв профи- лактической работы .

Было бы, однако, наивностью полагать, что обращение к виктимологическим возможностям профилактики преступлений немедленно, сразу и кардинально изменит положение вещей. Нельзя ждать от виктимологии уже сегодня каких-то абсолютно новых, ранее совершенно не известных мер профилактического воздействия. С этих позиций профилактические меры виктимологического характера могут разочаровать — большинство из них более или менее давно известно в теории и практике борьбы с преступностью. Поэтому, прежде чем рассмотреть, как уже

1 Ривман Д.В., Устинов B.C. Виктимология. С. 170

164

сегодня может выглядеть виктимологическая профилактика следует подчеркнуть что это новое направление лишь дополняет традиционную профилактику

Надо полагать что со временем углубленная систематическая разноплановая разработка проблем потерпевшего изучение психологии жертв преступлений позволят обогатить палитру профилактических возможностей раскроют резервы пока неизвестные и неиспользуемые

Но сегодня — в чисто практическом плане — речь идет о другом Обращение к виктимологическим возможностям профилактики преступлений означает изменение взгляда на профилактику как на работу только в отношении преступника изменение в оценке потерпевшего только как страдательного пассивного элемента ситуаций преступления1.

Перенос криминологических акцентов не может не повлечь за собой иного подхода к определению как направлений и содержания профилактической работы в целом так и организации предотвращения конкретных преступлений Более того многие известные проверенные а иногда и забракованные меры профилактики предстанут в совершенно новом свете если посмотреть на них не чот преступникаш а чот потерпевшегош Вместе с тем виктимологическии подход позволит выработать и дополнительные меры позитивного воздействия на лиц которые с наибольшей вероятностью могут оказаться потерпевшими от преступлений Поэтому виктимологическии аспект находит себе место во всех направлениях профилактики преступлений

Специальная виктимологическая профилактика как и профилактика традиционного направления являясь ее дополнением складывается из четырех основных компонентов

. Общей виктимологической профилактики включающей выявление причин преступлений и условий способствующих их совершению если они связаны с личностью и поведением потерпевших устранение этих причин и условий . Индивидуальной виктимологической профилактики включающей

1 Ривман Д В Устинов В С Виктимология С

165

а) выявление лиц, которые, судя по их поведению или совокупности личностных характеристик, с наибольшей вероятностью могут оказаться жертвами преступников;

б) организацию в отношении этих лиц мер воспитания, обучения, обеспечения личной безопасности’.

  1. Неотложной виктимологической профилактики, включающей предотвращение конкретных замышляемых и подготавливаемых преступлений с использованием защитительных ресурсов потенциальной жертвы, а также тактических возможностей, возникающих при организации профилактической работы «от потерпевшего».

  2. Виктимологического воздействия деятельности по расследованию и судебному рассмотрению уголовных дел и в целом уголовного права.

Обращение к виктимологическому аспекту профилактической работы (специальной виктимологической профилактике) связано с необходимостью решения организационных, информационных и тактико-методических проблем.

Для общей профилактики преступлений включение виктимологического компонента связано в большей мере с тактической стороной дела. Ведь выявление причин преступлений и условий, способствующих их совершению, всегда включало и то, что связано с личностью и поведением потерпевших, но связного, цельного представления о значимости этого обстоятельства, к сожалению, не было, и в общей профилактической тактике данный негативный криминологический компонент учитывался, а следовательно, и реализовывался недостаточно. Найти место резервам общей профилактики за счет включения в нее виктимологического компонента — значит решить существующие в этой части проблемы .

По-иному обстоит дело с индивидуальной виктимологической профилактикой. По
сути дела, как самостоятельного, четко выделяемого
компонента

1 Ривман Д.В. Виктимологическая профилактика. Её особенности и место в системе криминологического предупреждения преступности //
Вопросы профилактики преступлений- Л., ВПУ МВД СССР, 1978., С. 55. “ Ривман Д.В., Устинов B.C. Виктимология. С. 173

166 профилактической работы, ее не было, да практически и сейчас он почти не реализуется. Следовательно, организация индивидуальной
виктимологической профилактики потребует значительных усилий
организационного и тактико-методического характера.

Предотвращение и пресечение конкретных замышляемых и подготавливаемых преступлений, которое и ранее в большей или меньшей степени связывалось с личностью и поведением потерпевших, за счет более широкого «включения» виктимологических возможностей должно (конечно, не для всех преступлений в равной мере) определенным образом переориентироваться в тактико-методическом отношении на работу «от потерпевшего».

Применительно к деятельности по предотвращению преступлений тактика определяется как наиболее целесообразная система правомерных, научно обоснован- ных и подтверждаемых передовым опытом методов, способов и приемов осуществления оперативно-розыскных и иных мероприятий в целях недопущения преступлений.

Тактические схемы основываются на методах:

1) исключения возможности использования способствующих совершению преступления условий путем их выявления и устранения;

2) воздействия на лиц, замышляющих или подготавливающих преступление;

3) воспрепятствования реализации преступных намерений и действий в оконченное преступление.

Каждый из этих методов может быть реализован и в виктимологическом направлении. Так, в частности, устранение способствующих совершению преступления условий в определенных случаях связано с мерами, направленными на возможного потерпевшего или ситуацию, опасную для него.

Воздействие на лиц, от которых можно ожидать совершения преступления, при наличии к тому условий, следует связывать с аргументацией виктимологического плана, т. е. показом опасности преступных действий и для самого преступника. Успех здесь снимает опасность причинения вреда всем возможным участникам

167

криминальных событий.

К тому же воспрепятствование реализации преступных намерений часто связано с осуществлением чисто охранных мер, обеспечивающих безопасность конкретного лица. К сожалению, этот компонент профилактической работы не нашел отражения в специальной литературе и недостаточно учитывается в практической работе правоохранительных органов.

И, наконец, процесс расследования и судебного разбирательства может позитивно подействовать на потерпевшего — заставить заботиться о собственной безопасности, предостеречь от повторения безнравственных или противоправных деяний и тем самым снизить индивидуальную виктимность.

В практическом плане использование виктимологических возможностей в профилактике преступлений зависит от того, как полно и своевременно выявляются потенциальные потерпевшие и конкретная обстановка, чреватая возможностью совершения преступлений.

Выявление лиц, обладающих повышенной виктимной предрасположенностью, при всей сложности существенно различается в зависимости от того, индивидуальная это или групповая предрасположенность. Сравнительно простым представляется выявление лиц повышенная виктимность которых связана с их профессией.

Для осуществления виктимологической профилактики, как отмечается Д.В. Ривманом необходима определённая схема, пользуясь которой можно реально представлять, на кого следует обращать внимание как на виктимологически интересное лицо и почему1.

В этом плане, как нам представляется, лучше других классификаций, обобщающих данные о потерпевших, может помочь классификация по наиболее типичному поведению с включением некоторых типологических элементов. Используя эту классификаций можно, по сути дела, «примерить» любое лицо с позиций его уязвимости. Вместе с тем эта классификация потерпевших должна (и

1 Ривман Д.В., Устинов B.C. Виктимология. С. 179

168

может) наиболее эффективно работать лишь в совокупности с классификацией ситуаций, с которой она напрямую соотносится. Классификация ситуаций в принципе аналогична классификации потерпевших по поведению как схема, позволяющая выявлять ситуации и определять криминологические параметры конкретной обстановки применительно к действиям потерпевших. Вообще, окончательную криминологическую оценку поведения потерпевшего можно дать лишь в контексте конкретной ситуации.

В принципе, выявление потенциальных потерпевших может строиться в трех направлениях:

а) от ситуации, когда, выявляя и анализируя обстановку, мы приходим к конкретным потенциально уязвимым в этой обстановке лицам;

б) от преступника, когда путем изучения его связей или типичного поведения мы определяем круг возможных потенциальных потерпевших от него;

в) от потерпевшего, когда «выход» на конкретное лицо обнаруживает в нем качества повышенной виктимности1.

В сущности, когда мы говорим о выявлении потенциальных потерпевших и виктимологических ситуаций, мы имеем в виду единый процесс, поскольку чаще всего конкретные виктимологические оценки связаны с учетом того и другого компонента. Хотя, конечно возможны ситуации, виктимно опасные для любого лица, — так сказать, абсолютно опасные.

Ситуации, как таковые, применительно к организационно-тактической стороне профилактики, различаются масштабом — очевидно, можно выделить микро- и макроситуации. К первым относятся, например, ситуации задержания конкретного преступника, ко вторым — действия сотрудников в условиях приближенных к военным (война в Чечне), условия стихийного бедствия др. Масштаб задействования сил и средств, конечно, не одинаков.

В плане реализации негативных моментов ситуации или, по крайней мере, близости такой реализации следует различать ситуации наличные (это ситуации

1 Ривман Д.В., Устинов B.C. Виктимология. С. 180.

169

свершившегося факта или непосредственного приближения такой реализации) и потенциальные (например, привлечённое к ответственности лицо высказывает угрозу о расправе над сотрудником, разоблачившим его в преступной деятельности, или над лицом, оказывающим содействие оперативным подразделениям).

Активное использование профилактических возможностей потенциальных потерпевших от преступлений, более детальный учёт всех обстоятельств складывающихся ситуаций требуют модернизации апробированных и в определенной мере разработки новых тактических приемов, методических схем профилактики преступлений. В совокупности эти вопросы составляют тактико- методическую проблему виктимологической профилактики1.

Виктимологический аспект профилактики преступлений может быть связан с осуществлением мер по устранению ситуаций, чреватых причинением вреда — это наиболее кардинальный вариант профилактики, при условии исключения рецидива такой ситуации.

Меры профилактики могут заключаться в обеспечении личной безопасности потенциального потерпевшего в условиях, когда опасная ситуация как таковая не может быть ликвидирована в силу каких-то объективных обстоятельств, неустранимых в данный момент. В этих целях наряду с охранительными мерами на основании Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. » могут осуществляться и оперативно-розыскные мероприятия.

Вместе с тем профилактика преступлений может быть обеспечена и за счет активизации самого потенциального потерпевшей повышения его защитных возможностей, укрепления воли к самозащите. Сюда примыкает и необходимость информирования данного лица о грозящей ему опасности. Если налицо негативное поведение возможной жертвы, усилия направляются на нейтрализацию этого поведения, что в данном случае повышает защитные возможности тем самым снижает личностную виктимность.

Меры профилактики виктимологического плана определяются возможностью

1 Ривман Д.В., Устинов B.C. Виктимология. С. 180

170

наступления вреда для жизни и здоровья или другого значительного вреда, а также реальными возможностями потенциального потерпевшего оказать эффективное сопротивление преступнику.

В целом же общие направления использования виктимологических возможностей профилактики преступлений таковы:

а) максимальное использование защитных возможностей потенциальных потерпевших, что может быть достигнуто за счет организации соответствующей целенаправленной воспитательной работы — физического, полового воспитания, привития таких качеств, как смелость, решительность, наблюдательность, критичность, т. е. формирование качеств, обеспечивающих активное и целесообразное, максимально эффективное в плане реализации возможностей самозащиты и защиты других лиц поведение человека в опасной ситуации1;

б) правовое обучение и воспитание;

в) качественное увеличение возможностей лиц, подвергающихся нападению, противодействовать преступнику за счет обеспечения техническими средствами защиты — от охранной сигнализации до вооружения тех из потенциальных потерпевших, которые имеют на это право;

г) определенное переориентирование на потерпевшего оперативно-розыскной деятельности как в плане ее информационных возможностей, так и осуществления мер профилактического характера.

Конкретные меры по выявлению потенциальных потерпевших и организация в отношении этих лиц профилактической работы должны основываться, как на исходных для дальнейшей практической конкретизации, на тех уже имеющихся типологиях и классификациях потерпевших (пусть и не безупречных), которыми сегодня располагает виктимология.

Это, прежде всего, рабочие классификации. Так к ним и следует подходить. В

1 Ривман Д.В. Виктимологические аспекты общей профилактики преступлений //Сборник - Уголовно-правовые и криминологические меры предупреждения преступлений: межвузовский сборник научных трудов - Омск: Высшая школа милиции МВД СССР. - 1986., С.25.

171

частности, в процессе профилактической работы, в зависимости от конкретных обстоятельств и решаемых задач, возможно осуществление профилактики, нацеленной на потерпевших от тех или иных преступлений.

Изучение различных классификаций потерпевших, во-первых, даст знание типичного, без чего невозможно осуществлять практически профилактику преступлений, во-вторых, именно на основе различных классификаций, отражающих это типичное, в определенной мере строятся, конструируются тактико- методические схемы профилактики.

Конечно, в большинстве случаев в организации профилактической работы должны использоваться данные, полученные на базе не одной, а всех (или многих) классификаций потерпевших, поскольку возможность и необходимость такого комплексного использования сложена во всех видах виктимологической профилактики — общей, индивидуальной и неотложной1.

Но в рамках данного диссертационного исследования, нас интересует именно классификация потерпевших в зависимости от их ролевой занятости” и совершаемых в отношении их преступлений.

Через призму конкретного преступления (или криминологически однородных преступлений) можно рассмотреть, соответственно сузив до практического уровня, все, что относится к потерпевшему и его поведению, следовательно, все, что нам могут дать иные классификации потерпевших.

При решении задачи предотвращения конкретного замышляемого или подготавливаемого преступления необходимо четко представлять ситуацию, которая, очевидно, сложится при предполагаемом развитии событий, как поведут себя возможные преступник и потерпевший. При наличии на то времени необходимо тщательное глубоко изучить всех действующих лиц — участников преступления, которое надлежит предотвратить (в том числе и потерпевшего). В принципе, это можно сделать и «с нуля». Однако, располагая данными о типичном в

1 Ривман Д.В., Устинов B.C. Виктимология. С. 180 “ Ривман Д.В., Устинов B.C. Виктимология. С. 72

172

личностных качествах и поведении потерпевши от преступлений данного вида, проще определить социально-психологический тип потерпевшего, который послужит моделью облегчающей изучение оригинала.

Классификация потерпевших по виду преступления, применительно к решению данной задачи, удобна тем, что через нее, отбросив все виктимологические данные, к этому преступлению не относящиеся, можно широко использовать и классификации по нравственно-психологическим, степени «вины» потерпевшего. В конечном счете, синтезирование данных всех классификаций, прошедших через фильтр типичного и специфичного для конкретного преступления, позволит остановиться на определенном типе потерпевшего, перейти от модели к конкретному лицу, создать (учитывая и классификацию типичных ситуаций) уже обобщенную модель обстановки в целом — ситуации и действующих в ней лиц. На этой основе возможно конструирование тактической решения1.

Зная, что представляет собой лицо, которому угрожает опасность, в дополнение к мерам, направленным на потенциального причинителя вреда, можно задействовать защитительные ресурсы этого лица, предупредить его об опасности, обеспечить меры защиты «извне».

Внутри классификации по типу преступления наряду с указанными классификациями необходимо использовать и классификацию по типичному поведению потерпевших, поскольку изначально в расчете на организацию мер пресечения и защиты необходимо ориентироваться на внешнее проявление потенциальных потерпевших в различных, актуальных на каждый момент времени, ситуациях. Для профилактики может и должно учитываться и наличное и ожидаемое поведение — все зависит от конкретной обстановки. Изучение потенциальных потерпевших с позиций типичного для них поведения, даже если не в полной мере ясны психологические его исходные, позволит реально вмешиваться в развитие событий, эффективно воздействовать на лицо, подвергающееся опасности.

Если предотвращение конкретных преступлений и общая профилактика в их

1 Ривман Д.В., Устинов B.C. Виктимология. С. 186

173

виктимологическом аспекте при всей их значимости все же в большей мере выступают как своеобразные «вкрапления», «добавки» в те же направления традиционной профилактики, то индивидуальная виктимологическая профилактика — работа от начала и до конца самостоятельная. Это комплекс мер, направленных на выявление лиц, которые, судя по их поведению или совокупности личностных качеств, могут с наибольшей вероятностью оказаться жертвами преступников, позитивное воздействие на них и обеспечение их безопасности. Объектами индивидуальной виктимологической профилактики являются лица, в отношении которых нет угрозы совершения конкретного преступления. Это период вызревания опасных ситуаций, еще не носящий конкретной угрозы, хотя, как правило, имеется ясное представление о преступлениях, от которых, к принципе, наиболее вероятно может пострадать конкретное лицо.

Индивидуальная профилактика всегда имеет своим объектом конкретное лицо, а не группу, как общая профилактика1.

Профилактическая работа, меры профилактического воздействия и организуются в расчете на конкретное лицо, независимо от того, к какому направлению (общему, специальному) они относятся.

Поэтому классификация по типу поведения выступает как основа для тактических схем профилактического воздействия в отношении потенциальных потерпевших.

Исходя из этой классификации можно вести профилактическую работу с лицом, рассматривая его как возможный объект преступных посягательств в ситуациях более или менее широкого круга преступлений, при условии, что в данное время ему ничто непосредственно не угрожает.

Часто на практике профилактическую работу приходится начинать, не располагая всей необходимой информацией, и в этом плане поведенческая классификация весьма полезна, поскольку определенные меры нейтрализации и положительное воздействие могут быть определены на ее основе и без глубокого

174

знания психологии объекта профилактики. (Это находит себе место и в работе по конкретным преступлениям и в «чистой» индивидуальной профилактике).

Разумеется, оценка внешних проявлений индивида — объекта индивидуальной профилактики в демонстрируемом им поведении — лишь начальный, исходный момент.

Для того чтобы выработать систему воздействий на определенного человека, необходимо иметь полное представление о нем как о личности. Такое представление, как минимум, складывается из знания позитивных и негативных черт нравственно- психологического облика данного лица и оценки потенций его общей и специальной виктимности, т. е. того, как могут негативно проявиться те или иные личностные качества в опасных ситуациях. Чем шире круг предполагаемых опасных ситуаций, тем более сложно оценить виктимность.

В этом плане оценка по поведенческому параметру выступает и виде подхода к определению психологического типа индивида. Таким образом, срабатывает четырехэтапная схема охвата объекта конкретного, интересного в виктимологическом отношении лица:

а) выявление объекта индивидуальной профилактики по характерному для него поведению и определение классификационной категории;

б) осуществление первоначальных мер, направленных в область нейтрализации внешних негативных воздействий и негативных проявлений в поведении самого профилактируемого индивида;

в) изучение индивида на психологическом уровне и определение социально- психологического типа, к которому он относится;

г) выработка возможно более полного представления о личности профилактируемого и реализация воспитательно-предупредительных мер с учетом индивидуальных характеристик данного лица.

Поведенческая классификация более чем какая-либо другая позволяет рассмотреть комплекс профилактических мер (самых
разноплановых)

1 Ривман Д.В. О виктимологической профилактике преступлений // Вопросы профилактики преступлений. Л. 1977., С. 25.

175

концентрированно, применительно к лицам различного, но типичного поведения.

В рамках данного диссертационного исследования нас естественно будут интересовать не все поведенческие классификации, а одна из них - применительно к инициативным потерпевшим (в частности - инициативные по должностному положению1). Эта категория потенциально уязвимых лиц включает в себя первую очередь лиц, профессиональная деятельность которых чревата возникновением конфликтных ситуаций (в частности должностных лиц, профессия которых обязывает их к различного рода рискованным вмешательствам и действиям, а также лиц, положительное вмешательство которых в опасные ситуации не связано какими- либо формальными моментами). По характеру вреда, причиняемого данным лицам, это чаще всего преступления против жизни, здоровья, достоинства личности.

Меры профилактики преступлений виктимологического характера, конечно, далеко не в полном объеме, могут выглядеть применительно к потерпевшим данного вида поведения следующим образом.

В плане общей профилактики в отношении этой категории потенциальных потерпевших важное место занимают меры обучения. Это система мер по обучению приемам самозащиты как лиц, положение которых обязывает их к рискованным вмешательствам, так всех граждан, всего населения. Обучение приемам самозащиты (а для тех, кому положено оружие, и приемам его использования) должно сочетаться с обучением распознаванию преступников по особенностям их поведения и опасных ситуаций по типичным внешним признакам.

Система обучения и воспитания должна включать в себя формирование предусмотрительности, трезвого расчета, умения выбрать наиболее целесообразную линию поведения в сложных ситуациях, воспитание таких необходимых моральных качеств, как смелость, мужество, решительность. Только такое сочетание — с одной стороны, — повышение способности к сопротивлению и активному воздействию, а с другой, — использование этих возможностей, преимуществ исключительно в позитивных целях, даст необходимый профилактический результат.

1 Ривман Д.В., Устинов B.C. Виктимология. С. 81,95..

176

Поскольку обучение и воспитание организуется в отношении лиц определенного должностного и общественного положения, можно говорить о виктимологическом аспекте профессионального обучения.

В профилактическом отношении огромное значение имеет правильный профессиональный отбор на должности, связанные с опасностью и необходимостью противодействовать преступнику. За счет правильного профессионального отбора можно существенно снизить разрыв между требуемыми и имеющимися способностями лиц, занятых на определенных должностях. Отсюда и снижение виктимности отдельных лиц и категорий по профессиям. В определенной мере о профессиональном отборе можно говорить и в отношении лиц, оказывающих содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.

В целом профилактическая работа должна быть организована так, чтобы практически было обеспечено максимально оперативное вмешательство в опасные ситуации, в которых действуют лица, проявляющие положительную инициативу.

К числу профилактических мероприятий, имеющих отношение в первую очередь к инициативным лицам, но не занимающим какого-либо официального положения, следует отнести также широко организованную правовую пропаганду, имеющую целью показать, как, в каких пределах и какого характера активное вмешательство является законным применительно к наиболее типичным ситуациям преступлений. Дело в том, что по незнанию проявляемая инициатив может оказаться неоправданно опасной для самого лица, а иногда и перейти в нарушение закона. В этом плане определенное профилактическое значение (в его виктимологическом аспекте) имеет знание законов, наставлений, приказов, инструкций. Применительно к инициативным потерпевшим особое значение приобретает и работа по разъяснению уголовного законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании преступника.

Таким образом, в отношении данной категории потенциальных потерпевших система профилактики состоит из мер:

а) направленных на обучение и воспитание каждого конкретного лица (для

177

должностных лиц правоохранительных органов — это элемент профессионального обучения);

б) обеспечения средствами индивидуальной защиты;

в) законодательных — в плане совершенствования законов о необходимой обороне, крайней необходимости, задержании преступника и обоснованном риске;

г) правового воспитания.

Каких-либо сложностей в выявлении потенциальных жертв этой категории не возникает, так как сама принадлежность — должностная, профессиональная, по общественному положению —является исходной для осуществления соответствующих профилактических мероприятий виктимологического характера.

Всё это непосредственно касается оперативного состава (в частности, ОВД), конфидентов, других лиц, так или иначе оказавшихся в сфере оперативно- розыскной деятельности.

Из вышеизложенного параграфа, следуют выводы:

  1. Проблема резкого роста преступности в России продолжает оставаться одной из самых острых. Статистика последних лет свидетельствует о значительном увеличении большинства преступлений, в особенности корыстно-насильственной направленности и преступлений против личности, представляющих повышенную опасность для граждан и общества.

В этих условиях правоохранительная деятельность милиции, в том числе и оперативно-розыскная, приобретают особую социальную значимость. Между тем она осуществляется в крайне неблагоприятной обстановке.

Увеличилось количество случаев применения, при отражении нападений, пресечении преступлений, задержании преступников табельного огнестрельного оружия. Несмотря на принимаемые меры, работники милиции всё чаще становятся жертвами преступлений, исполняя свой служебный долг.

Потери личного состава при исполнении служебных обязанностей за 1999 год составили 368 человек убитыми (+ 13,9% чем за предыдущий год) и 2023 ранеными (+1,2%). Анализ данных о погибших и раненых сотрудниках в РФ за

178

1993-1999 гг. показывает не приемлемую для цивилизованных стран картину гибели сотрудников милиции. По данным ЮНЕСКО, сотрудники милиции в России погибают в 2,5 раза чаще, чем в США и Франции. Для сравнения: в США погибает в среднем 145 человек, при населении в два раза больше, чем у нас.

  1. Анализ проблем гибели и ранений сотрудников ОВД в процессе обеспечения общественного порядка и борьбы с преступностью невозможен без использования категорий криминологической виктимологии, предмет которой — жертва преступления, ситуации причинения вреда, индивидуальная и массовая виктимность.
  2. Анализ проблем гибели и ранений сотрудников ОВД в процессе обеспечения общественного порядка и борьбы с преступностью невозможен без использования категорий криминологической виктимологии, предмет которой — жертва преступления, ситуации причинения вреда, индивидуальная и массовая виктимность.
  3. Система профилактики состоит из мер:
  4. а) направленных на обучение и воспитание каждого конкретного лица (для должностных лиц правоохранительных органов — это элемент профессионального обучения);

б) обеспечения средствами индивидуальной защиты;

в) законодательных -— в плане совершенствования законов о необходимой обороне, крайней необходимости, задержании преступника и обоснованном риске;

г) правового воспитания.

179

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Изучение и раскрытие темы диссертации позволило однозначно убедиться, что проблема риска в оперативно-розыскной деятельности является очень значимой и, к сожалению, практически малоизученной.

Теоретические сведения и практические методики по анализу и учету факторов риска в оперативно-розыскной деятельности, а также способах их снижения в литературе изложены недостаточно. Имеющиеся немногочисленные литературные источники практически посвящены рассмотрению отдельно взятых проблем риска, что не способствует и затрудняет использование отдельных советов и рекомендаций.

Проведенные исследования, еще раз подтвердили, что без риска нет и не может быть оперативно-розыскной деятельности. Поэтому соответствующие знания о риске, факторах, влияющих на его значимость и способах снижения его отрицательного влияния, являются тем необходимым инструментом, что определяет эффективность данной деятельности.

Рассматривая проблемы риска в оперативно-розыскной деятельности и, акцентируя особое внимание на ситуационном подходе, когда результаты одних и тех же действий оперативных подразделений в различных ситуациях могут очень сильно отличаться друг от друга, естественно встает вопрос о быстрой адаптации оперативных работников к новой ситуации. Их искусство и заключается в том, чтобы понять ситуацию, вскрыть ее характеристики и выбрать соответствующие действия, преодолеть множество моральных, социально-экономических, организационных и других барьеров -приспособиться к новым условиям проблемной ситуации.

В диссертации рассмотрен большой аспект проблемы риска в оперативно- розыскной деятельности, а именно: сущность оперативного риска, его виды, организационно-методические основы снижения степени риска в оперативно-розыскной деятельности и ряд других вопросов.

180

Список используемой литературы:

НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

  1. Всеобщая декларация прав человека // Права человека. Основные международные документы. М.: Международные отношения, 1990. - 122 с.
  2. Конституция РФ. Основной закон. М.: Юрид. лит., 12. 12. 1993. - 50 с.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РФ (с изменениями и дополнениями) СПб.: Изд-во «Альфа», 1997.-310 с.
  4. Уголовный кодекс РФ с постатейными материалами / Сост. СВ. Бородин, СВ. Замятина; под ред. В.М. Лебедева. - М.: Спарк, 1998. - 942с.
  5. Уголовный кодекс РФ. М.: Юристъ, 1996. - 210 с.
  6. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Научно практический комментарий / Под ред. проф. В.В. Николкжа и доц. В.В. Кальницкого, А.Е. Чечетина, Издание третье, исправленное и дополненное - М.: Московский юридический институт МВД России. -1998.-138с.
  7. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Научно практический комментарий / Под ред. проф. В.В. Николюка и доц. В.В. Кальницкого, А.Е. Чечетина, Издание четвёртое, исправленное и дополненное -М.: Спарк.-1999.- 198с.
  8. Закон РСФСР от 18.04.1991 г. «О милиции». См.: Ведомости Совета народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1991, №16. Ст.503.
  9. Закон РФ «О милиции» ( от 18 апреля 1991 г. №1026-1, с изм. и доп. внесёнными законами РФ от 18.02.93 №5304-1, Федеральными законами от 15.06.96 №73-Ф3, от 31.03.99г. №68-ФЗ) Б.М., Б.И., Б.Г. -40с.
  10. 10.Федеральный закон РФ от 11.03.1992 г. «О частной детективной и охранной деятельности». См.: Ведомости Совета народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1992, №17. Ст.888.

И.Федеральный закон РФ от 21.07.1993 г. «О государственной тайне». Собрание законодательства РФ. 1997. №41. Ст. 4673.

181

12.Федеральный закон РФ от 05.02.1992 г. «О безопасности». См.: Ведомости Совета народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1992, №15.Ст.769. С. 1024-1032.

13.Федеральный закон РФ от 13.12.1997 г. «Об оружии». См.: Российская газета. 18. 12.1997.

  1. Постановление Пленума Верховного Суда СССР «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону и от общественно опаных посягательств» от 16 августа 1984 г. № 14 (извлечения) // Уголовный кодекс РФ с постатейными материалами / Сост. СВ. Бородин, СВ. Замятина; под ред. В.М. Лебедева. - М.: Спарк, 1998. - 942с.
  2. Федеральный закон от 6 октября 1997 года «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О государственной тайне»// Собрание законодательства РФ. 1997. №41.Ст.4673.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации. Части первая и вторая. - М.: Издательская группа ИНФРА - М - НОРМА, 1997.-560с.
  4. 17.«О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» - Постановление № 14 Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984г. Бюллетень верховного Суда СССР. 1984., № 5, С.9-13.

18.Указ Президента РФ от 14.06.94. N1226 “О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности” //Собрание законодательства РФ. 1994. 8. Ст.804.

19.Указание Генерального прокурора РФ МВД РФ от 24.06.1994 г. «О порядке реализации норм Указа Президента РФ от 14.06.1994 г. №1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности».

20.Приказ МВД РФ от 05.09.1998 г. №336 «О представлении органам дознания, следователю, прокурору и в суд результатов оперативно- розыскной деятельности». См.: Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1998. №23.

182

КНИГИ И МОНОГРАФИИ

  1. Альгин А.П. Риск и его роль в общественной жизни. М. 1989 г.-188 с.
  2. Андреев Г.В., Жуков В.В. Криминальная Россия. Современные хроники. М.: «Ось-89», 1998.-224 с.
  3. Антонян Ю.М. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении преступлений. М.: Юрид. лит., 1973.- 68 с.
  4. Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступника и расследование преступлений. М.: Юристь, 1996. - 336 с.
  5. Басков В.И. Оперативно-розыскная деятельность. Учебно-методическое пособие. М.: Изд-во БЕК, 1997. - 198 с.
  6. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М.: издательство «БЕК», 1997-342с.
  7. Большая советская энциклопедия под ред. Б.А. Введенского. Т.36.М., 1955.-672с.
  8. Большой экономический словарь. / Под редакцией А.Н. Азрилияна. 2-е издание дополненное и переработанное. М: Институт новой экономики, 1997.-864
  9. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. СП6.1898.Т. 25.-322с.
  10. Ю.Буданов А.В. Обучение сотрудников правоохранительных органов тактике и методам обеспечения личной безопасности (на опыте профессионального обучения сотрудников правоохранительных органов США и России) Учебно- практическое пособие. М.: МЦ при ГУК МВД России. 1997. -59с.

П.Бурданова B.C. Криминалистическое обеспечение всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела: Учеб. пособ. / Ген. Прокуратура РФ. Институт повышения квалификации прокурорско- следственных работников. СПб., 1994. - 67 с.

12.Бушуев Г. В. Социальная и уголовно-правовая оценка причинения вреда преступнику при задержании. Горький, 1976, - 88с.

1 З.Ваганов П.А. Ядерный риск. Л., 1997.-112с.

183

  1. Ваганов П.А., Ман-Сунг Им. Экологический риск: Учебное пособие. - СПб.: Изд-

во С.-Петерб. Ун-та, 1999. - 116с. 15.Вандышев В.В. Реализация взаимосвязей жертвы и преступника в раскрытии

и расследовании насильственных преступлений: Учеб. пособ. / МВД России,

СПб высш. шк., - СПб., 1992. - 114 с. 16.Вандышев В.В., Смирнов
А.В. Энциклопедия правоведения: Для

абитуриентов и студентов юрид. вузов: Учеб. пособ. - СПб.: АЛЬФА,

РАВЕНА, 1996, Вып. 5: Основы уголовного судопроизводства. - 110 с. П.Васильев В.Л. Юридическая психология: Учебник для ВУЗов. - М.: Юрид.

лит., 1991.-464 с. 18.Возгрин И.А. Взаимодействие следователя с работниками оперативных и

иных служб органов внутренних дел // Криминалистика / Под ред. Ю.Г.

Корухова и В.Г. Коломацкого. М: Изд-во Академии МВД СССР, 1984, с.

369-372. 19.Возгрин И.А. Взаимодействие следователя с сотрудниками оперативных и

иных служб ОВД при осуществлении розыска // Криминалистика / Под

редакцией Р.С. Белкина, В.П. Лаврова, И.М. Лузгина. М.: Изд-во Высш.

Юрид. Заочн. Шк. МВД СССР, 1988. Т.2, - с. 188 - 191.

  1. Гринберг М.С. Проблема производственного риска в уголовном праве. М. Госюриздат. 1963. -132 с.
  2. Ефремов А.Н. Оперативно-розыскная деятельность и личность. - СПБУ, 2000 - 171с.
  3. Закон и оперативно-розыскная деятельность: Толковый словарь понятий и терминов, используемых в законодательстве в области ОРД / авт. -сост. А.Ю. Шумилов. -М.: Фирма ABC, 1996. -77с.
  4. Закон об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации: Комментарий / Под общ. Ред. А.Ю. Шумилова. М.: Юрид. Лит., 1994.-128с.
  5. Илларионов В. П. Переговоры с преступниками. М. 1993.-100 с.
  6. Илларионов В. П. Переговоры с преступниками. М.: Юрид. ин-т. 1994.-127 с.
  7. Ильин В.В. Политология: учебник для вузов. М.: «Университет: Книжный дом». - 540с.

184

  1. Каплунов А.И., Милюков С.Ф. Применение и использование огнестрельного оружия по законодательству Российской Федерации: Научно-практическое пособие. - СПб.: О-во «Знание», 1998.-169 с.

28.Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность. М.: Российское право, 1992 -432с.

29.Карпец И.И. Сыск (записки начальника уголовного розыска). М., 1994.-351с.

ЗО.Карпец И.И. Уголовное право и этика. - М.: Юрид. лит., 1985.- 256с.

  1. Керимов Д.А. Философские проблемы права. М., 1972. -472с.
  2. Климов И.А. Прогнозирование оперативной обстановки. М.: ВЮЗШ МВД РФ. 1993.-36 с.
  3. 33.Комментарий к УК РФ. Общая часть. Под общей ред. Генерального прокурора РФ, профессора Ю.И. Скуратова и Председателя Верховного Суда РФ Лебедева. М., Издательская группа ИНФРА, 1996 - 320 с.

  4. Комментарий к Федеральному закону « Об оперативно-розыскной деятельности»./ Отв. Ред. А.Ю. Шумилов. М.: Вердикт, 1997. 208с.
  5. Комментарий к Федеральному закону « Об оперативно-розыскной деятельности». С постатейным приложением коррективных документов/ Авт. - сост. А.Ю. Шумилов. 2-е изд., исправленное и дополненное. М.: Издатель Шумилова И.И., 2000.291с.
  6. Краткая сыскная энциклопедия: Деятельность оперативно-розыскная, контрразведывательная, частная сыскная (детективная) / Авт. - сост. А.Ю. Шумилов. М.: Издатель Шумилова И.И., 2000. 227с.
  7. Краткий психологический словарь. / Сост. Л.А. Кариенко; Под общ. Ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. - М.: Политиздат, 1985 -413с.
  8. Криминалистика: учеб. для вузов / И.Ф. Герасимов, Л.Я. Драпкин, Е.П. Ищенко и др.; Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. - М.: Высш. Шк., 1994. 528с.
  9. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. / Под ред. проф. Т.В. Аверьяновой и проф. Р.С. Белкина. М.: Новый Юрист., 1997. - 400 с.
  10. 40.Криминология —XX век / Под ред. В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова.— СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2000. — 554 с.

185

  1. Криминология. Курс лекций / Под ред. В.Н. Бурлакова, С.Ф. Милюкова, С.А. Сидорова, Л.И. Спиридонова. СПб.: СПб ВШ МВД России, 1995.-423 с.
  2. Курс советского уголовного права. Общая часть. Т. 1. Л. 1968, - 646с.
  3. 43.Курс Советского уголовного права. Под ред. Беляева Н.А. и Шаргородского М.Д. изд. т.1. ЛГУ, 1973, -836с.

  4. Курс Советского уголовного права. Т. 2. М. 1970, - 671с.
  5. Курс советского уголовного процесса: Общая часть. / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. М.: Юрид. лит., 1989. - 640 с.
  6. 46.Курс советского уголовного процесса: Общая часть. / Под ред. А.Д. Бойкова

и И.И. Карпеца. М.: Юрид. лит., 1989. - 640 с. 47.Курс Советской криминологии. М., 1985., - 415с.

  1. Лурье Ф.М. Полицейские и провокаторы: Политический сыск в России. 1649-1917. СПб, 1992. -413с.
  2. Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность и законность. 2 изд., перераб. и доп. - Н. Новгород: НЮИ МВД РФ, 1997. - 219с.
  3. Наркотики в России: преступления и расследования. Научное издание, под ред. Сальникова В.П, СПБ-1999-470с.
  4. 51.Новый оперативно-розыскной закон России: Структура и текст. Запреты и исключения из правил. Словарь терминов. Списки необходимых нормативных актов и справочной литературы / Авт. - сост. А.Ю. Шумилов. М.: Фирма АБС, 1996.54с.

  5. Ожегов СИ. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. - М.: Рус. Яз., 1984.-816с.

53.0йгензихт В.А. Воля и волеизъявление: очерки теории, философии и психологии права. Душанбе, 1983. - 256с.

54.0йгензихт В.А. Проблема риска в фажданском праве (часть общая). Душанбе, «Ирфон», 1972-224с.

  1. ОРД : Учебное пособие / Под ред. В.П. Сальникова, А.В. Федорова. - СПБУ, 2000- 104с.
  2. Оперативно-розыскная деятельность: Учебник / Под ред. К.К. Горяинова, B.C. Овчинского, А.Ю. Шумилова. - М.: ИНФРА-М, 2001. - 794с.

186

  1. Осн ы 5п?рати н -р зыскн й деятельн сти: Учебник / П д ред.
    С.В. Степашина. Серия «Учебники для уз . Специальная литература». - СПб.: Издательст «Лань», 1999. -704с.
  2. Осн ы перати н -р зыскн й деятельн сти: Учебник / П д ред. В.Б. Рушайл . Изд. 2-е, испр. И д п. - СПб.: Издательст «Лань», 2000. - 720с.
  3. Па л П.А. агенты, жандармы, палачи. Петр град, 1922. - 76с.
  4. Плат н К.К. Крат кий ел арь системы псих л гических п нятий: Учебн е п с бие - 2-е издание перераб танн е и д п лненн е. М. Высшая шк ла. 1984 174с.
  5. Плат н СВ., Третьяк Б.Ч., Черкас В.В. Искусст упраленческй деятельн сти. -Кие, 1996. -412с.
  6. П лит л гия: Энцик л педический ел арь / Общ. Ред. и с ст. Ю.И. А ерьян . -М: Изд- М ск. К мерч. Ун -та. 1993. -413с.
  7. Псих л гический ел арь. / П д ред. В.П. Зинченк, Б.Г. Мещеряк а - 2-е изд., перераб. И д п. - М.: Педаг гика - Пресс, 1997-440 с.
  8. 64.Риман Д.В. Птерп е ший т преступления: личн сть, п едение, ценка. Л.,

1973.-86с. 65.Ри ман Д.В. Сущн сть, задачи и принципы перати н - р зыскн й

деятельн сти рган нутренних дел. Лекция. СПб., 1999. -32 с. бб.Ри ман Д.В., Устин B.C. Виктим л гия. - СПб.: Издательст

«Юридический центр Пресс», 2000,- 332с. 67.Ри ман Д.В., Устин B.C. Виктим л гия: М н графия. - Н. Н грд:

Нижегр дский юридический институт МВД РФ, 1998. - 211с. 68.Рссийске угл не пра . Общая часть. Учебник/Пд бщей редакцией М.П.

Жура лё а. - М., 1999.-280с. 69. Р ссийск е уг л не пра . Общая часть: Учебник. - М.: Издательст «Спарк»,

1997.-454с. 70.Рхлин В.И. Пр кур рский надз р РФ. Курс лекций.
СПб.: СПб

юридический институт Генеральн й пр куратуры РФ, 1998. - 65 с. 71.Сальник В.П. Пра ая культ ура с трудника милиции. Л., 1983. 72с.

187

  1. Сальников В.П. Правовая культура сотрудников органов внутренних дел.

Учебное пособие. Л., 1988. 48с. 73.Сальников В.П. Социалистическая правовая культура. Методологические

проблемы. Саратов, 1989.,- 144с. 74.Сальников В.П. Уважение к праву в деятельности органов внутренних дел.

Л, 1987.,-88с. 75.Серебровский В.И. Избранные труды. М, 1997.- 567с.

  1. Слуцкий И.И. Обстоятельства исключающие уголовную ответственность. Изд. ЛГУ, 1956.,-119с.
  2. Судебная психиатрия / Под ред. проф. Б.В. Шостаковича. М., 1997 - 385с.
  3. Сурков К.В. Опыт законодательного регулирования оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации. Монография. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 1998, 277с.
  4. Сурков К.В. Принципы оперативно-розыскной деятельности и их правовое обеспечеие в законодательстве, регламентирующим сыск: Монография. СПб.: Санкг- Петербургский юридический институт МВД России, 1996. - 216с.
  5. 80.Сурков К.В. Принципы полицейской разведки: Учебное пособие. - СПб.: Санкт- Петербургский юридический институт МВД России, 1995. - 112с.

  6. Сурков К.В., Кваша Ю.Ф. Оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел: Курс лекций. Общая часть. Введение в курс оперативно- розыскной деятельности. Санкт-Петербургская академия МВД России,
  7. 189с.
  8. Тайны политического сыска: инструкция о работе с секретными сотрудниками. СПб. 1992., 16с.
  9. 83.Туманов В.Д. Психология готовности сотрудников ОВД к действиям в экстремальных условиях: Лекция. - Домодедово: РИПК МВД РФ, 1993 - 40с.

  10. Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть. Ответственные редакторы и руководители авторского коллектива — доктор юридических наук, профессор А.Н. Игнатов и доктор юридических наук, профессор Ю.А. Красиков. — М.: Издательская группа НОРМА— ИНФРА • М,
  11. —639 с.

188

  1. Уголовное право Российской Федерации: Учебно-методическое пособие/ С.А. Денисов, Е.А. Галактионов, С.Ф. Милюков и др. Под ред. В.П. Сальникова. -СПб.: Университет МВД России., 1999, - 173с.
  2. Уголовное право. Общая часть; Учебник под редакцией профессора А.И. Рарога. — М.: Институт международного права и экономики. Издательство «Триада, Лтд»,
  3. —320 с.
  4. Уголовное право: словарь-справочник / Автор сост. Т.А. Лесниевски-Костарева - М: Норма - ИНФРА. М., 2000 - 432с.
  5. 88.Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред.

П.А. Лупинская. М., 1998. - 696 с. 89.Устинов B.C. Методы предупредительного воздействия на преступность.

Горький, 1989.,-95с. 90.Утевский А.Б. Предупреждение и раскрытие преступлений оперативными

аппаратами ОВД на железнодорожном транспорте. М.: Академия МВД

СССР, 1986.-120 с.

  1. Федоров А.В. Шахматов А.В. Оперативно-розыскная деятельность и граждане. Научное издание / Под ред. Сальникова В.П. - СПб, 2001. - 172с.
  2. Федоров А.В. Шахматов А.В. Содействие граждан органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность: Лекция / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 1998. -54с.
  3. Федоров А.В. Шахматов А.В. Содействие граждан органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность: Лекция, 2- изд., перераб. и доп. СПб.: Санкт- Петербургский университет МВД России, 1999.- 118с.
  4. Философия: Учебник для юридических вузов. / Под редакцией В.П. Сальникова, В.П. Фёдорова, Г.Н. Хона, Б.К. Джегутанова. Второе издание, исправленное и дополненное. СПб.: Университет МВД России, 1999. -432с.
  5. Франк Л.В. Потерпевшие от преступления и проблемы советской криминологии. Душанбе, 1977.-237с.
  6. Черкасов В.В. Проблемы риска в управленческой деятельности. Монография. - М.: «Рефл-бук», К.: «Ваклер», 1999.- 288с.

189

97.Числов А.И. Профессионализм и деятельность сотрудников милиции. Научное издание. Серия: «Полицеистика: прошлое, настоящее, будущее» / Под ред. Сальникова В.П. СПб: Санкт-Петербургский университет МВД России; Академия права, экономики и безопасности жизнедеятельности; Фонд поддержки науки и образования в области правоохранительной деятельности «Университет», 1999 г.-176с.

98.Чуфаровский Ю.В. Психология в оперативно-розыскной деятельности правоохранительных органов. М.: Право и закон, 1996. -128с.

  1. Шумилов Н.И. Информационная безопасность. Методич. Пособие. / Под ред. И.А. Возгрина. СПб: СПб А МВД России, 1997. -27с.

  2. Юридический энциклопедический словарь. М.: Изд. «Сов. энциклопедия», 1984. -415с.

СТАТЬИ И ПУБЛИКАЦИИ

  1. Акимова Н. Что бы не стать мишенью // Милиция., 1999., № 1, С.42-43.
  2. Александров Ю. Необходимая оборона в законе и на практике // Правозащитник - 1998. № 1.С. 52-58.
  3. Ананьев Г.С. Методология изучения катастрофических процессов рельефообразования и вопросы эколого-геоморфологического риска // Обзор картографирования природных опасностей и стихийных бедствий. М., 1992.С.54-59.
  4. Антонов-Романовский Г. В., Лютое А. А. Виктимность и нравственность // Вопросы борьбы с преступностью. М., Вып. 33. С. 40-46.
  5. Антонян Ю. Актуальные проблемы насилия в российском обществе // Уголовное право. 2000.-№3. С.63-66.
  6. Баев О.Я. Предупреждение и разрешение конфликтных ситуаций // Криминалистическая характеристика преступления. Сборник научных трудов. М., 1984. С. 34 - 37.
  7. Бахиреева Л.В., Осипов В.И., Кофф Г.Л., Родина Е.Е. Геологический и геохимический риск как критерий геоэкологического нормирования территорий //

190

История взаимодействия общества и природы: факты и концепции. Тез. Докл. Ч.1.М., 1990.С.98-102.

  1. Возгрин И.А. К вопросу о соотношении оперативно-розыскной деятельности и доказывания в уголовном процессе // Правовое государство и органы внутренних дел. Сборник научных трудов. Вып. 2/ Под ред. С.Ф. Зыбина. СПб.: Санкт- Петербургский юридический институт МВД России, 1995. С. 20-26.
  2. Голуб Н.И. Совершенствование страхования - способ компенсации рисков // Социально-гуманитарные знания. 2000. №1., С. 180-197.
  3. Ю.Голубовский В.Ю., Уткин Н.И. Психологические особенности
    ведения

переговоров с преступниками, захватившими заложников. Законность,

оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. Материалы

международной научно-практической конференции. Ч.2./ под ред. О.М.

Латышева, В.П. Сальникова .СПб.: Санкт-Петербургская академия МВД

России, 1998.С.209-212. П.Горелов. Предпринимательские риски // Финансовый бизнес, 1996. №5., С.29-33. 12.Громов Н., Гущин А., Гришин А. Конфидент на контракте // Юридический

вестник, №23, 1999.,С.8. 13.Дзекцер Е.С. Методологические аспекты проблемы геологической опасности и

риска // Геоэкология. 1994.№3. С.41 -47. 14. Донцов С. Правомерность причинения вреда в критических условиях борьбы с

преступностью// Советская юстиция. - 1990.- № 6. - С. 15. 15.Егоршин В.М. Характеристика основных тенденций преступности в России //

Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2000. №2 (6).С. 66-73. 16. Захарова С. Обоснованный риск (Медицинский аспект) // Человек: преступление

и наказание. - 1997 - №3-4, 56с,39-44с. 17.3верчаровский И.
Ответственность за нарушение условий правомерности

необходимой обороны//Законность - 1998, № 8. С. 10-11.

  1. Зубков В.И. Риск как предмет социологического анализа // Социологические исследования - 1999. С. 3-9.
  2. Иванов А. Классификация рисков // Риск( ресурсы, информация, снабжение, конкуренция). 1996, №6-8, С.39-43.

191

  1. Кабанов П.С. Риск при расследовании преступлений // Социалистическая

законность. 1989., №2. С. 56-58. 21.Кабышев О. Правомерность предпринимательского риска // Хозяйство и право.

  1. №3 -С.47-60. 22. Каплунов А.И., Милюков С.Ф. Полномочия милиции
    по применению и

использованию огнестрельного оружия: изменения и дополнения // Уголовное

право, 2000-№ 2., С.91-93. 23.Карпец И.И. Преступность как реальность // Вопросы философии. - 1988. -

№5.-С. 87. 24.Келина С. Обстоятельства, исключающие преступность деяния: понятие и виды //

Уголовное право 1999., № 3. С. 3-8. 25.Келина С. Профессиональный
риск как обстоятельство, исключающее

преступность деяния //Советская юстиция, 1988. -№ 22., С. 14-15. 26. Кузьмина
А.А. Экологическое действие как форма риск-рефлексии //

Социологические исследования. - 1999. С.60-65. 27.Лапуста М.Г.,
Маршукова Л.Г. Факторы, определяющие уровень

предпринимательского риска//Экономика и коммерция, 1997. Вып. 1 С. 58-69.

  1. Луман Н. Понятие риска// THESIS. 1994, вып. 5,С.135-160.
  2. Ляпунов Ю. Социально-правовая природа института необходимой обороны // Законность. - 1994. - №4. - С. 2-5.
  3. ЗО.Мамчун В.В. Правоприменительный риск и его ограничительные пределы // Теория и практика ограничения прав человека по российскому законодательству и международному праву: Сборник научных трудов. Часть 1 / Под ред. В.М. Баранова.—Н. Новгород: Нижегородский юридический институт МВД РФ, 1998. -С.259-261.

  4. Некрасов В.А. Критерий достаточности информации при принятии решения на проведение оперативно-розыскных мероприятий (опыт Украины, США, Великобритании) // Теоретико-прикладные проблемы оперативно-розыскной деятельности в России и Украине на современном этапе. Белгород: БЮИ МВД России, 2000.-С. 196-205.

192

  1. Никитин СМ., Феофанов К.А. Социологическая теория риска в поисках предмета

// Социологические исследования. - 1992. № 10. С. 120-128. 33.Овчаров А.
Постижение неопределённости. Риск - менеджмент в сфере

банковской деятельности // РИСК, 1997, №7 - С. 69-73. 34.0решкина Т.
Обоснованный риск в системе обстоятельств, исключающих

преступность деяния. // Уголовное право. - 1999 - № 1, С. 17-24. 35.0решкина Т. Спорные вопросы института необходимой обороны // Уголовное

право 1998. -№3,С.25-33. Зб.Орешкина Т. Физическое или психическое принуждение как обстоятельство,

исключающее преступность деяния // Уголовное право 2000 № 1. С. 33-38 37.Плотинский Ю.М. Риск в социальных реформах // Вестник МГУ. Сер. 18.

Социология и политология - 1996, №2.С.24-32. 38.Райдла. Ю.Э.
Вопросы фажданско-правовои ответственности в условиях

перестройки. Юридическая ответственность: проблемы и перспективы // Учёные

записки Татарского гос. Ун-та. Вып. 852. Тарту. ТГУ. 1989., С.48-60. 39.Ривман Д.В. Виктимологическая профилактика. Её особенности и место в

системе криминологического предупреждения преступности //
Вопросы

профилактики преступлений- Л., ВПУ МВД СССР, 1978, С. 52-62. 40.Ривман Д.В. Виктимологические аспекты общей
профилактики

преступлений //Сборник - Уголовно-правовые и криминологические меры

предупреждения преступлений: межвузовский сборник научных трудов -

Омск: Высшая школа милиции МВД СССР. - 1986 . С.22-32. 41.Ривман Д.В. О виктимологической профилактике преступлений // Вопросы

профилактики преступлений. Л. 1977, С. 19-29. 42.Ривман Д.В. О содержании понятия «Виктимность» // Вопросы теории и

практики борьбы с преступностью. -Л., 1974, С. 18-29.

  1. Рохлин В. Закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» и прокурорский надзор // Законность. 1995. №12. С. 5-8.
  2. Сальников В.П. Соколов Н.Я. Юристы и правовая информированность личности // Актуальные проблемы правоохранительной деятельности органов внутренних дел / Под общ ред. С.Ф. Зыбина. СПб., С.28-36.

193

  1. Сальников В.П. Соколов Н.Я. Юристы и формирование правовой культуры граждан в правовом государстве // Методологические проблемы воспитательной и кадровой работы в органах внутренних дел и внутренних войсках. СПб., 1991.С.З-11.
  2. Самороков В.И. Уголовно-правовая оценка медицинского риска. // Современные тенденции развития уголовной политики и уголовного законодательства. М.,1994. С.65-66.
  3. 47.Сафронов А.Д. Проблемы риска в деятельности органов МВД // Социс. 1997-№11.С. 74-77.

48.Селитренников Л.И., Трещевский Ю.И. Факторы риска и некоторые меры обеспечения экономической безопасности // Проблемы укрепления законности, усиления борьбы с преступностью и профилактика правонарушений в современных условиях. Воронеж: ВНИИ МВД России, Администрация Воронежской области, 1996. - С. 174-177.

49.Силкин Н.Н. Некоторые аспекты профессиональной подготовки сотрудников ОВД к деятельности в условиях повышенного риска // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России 2000., № 1. С. 124-131.

50.Синилов Г. К. Криминологическая характеристика личности участников преступных групп. // Труды ВНИИ МВД СССР. №29. М., 1974. С. 3 - 12.

  1. Соболев Ю.В. К вопросу о понятии профессионального риска в деятельности ОВД // Теоретико-прикладные проблемы оперативно-розыскной деятельности в России и Украине на современном этапе. Материалы российско- украинской межвузовской научно-практической конференции Белгород - Харьков./Под. ред. В.Н. Самсонова, А.Н. Ярмыша и др. Белгород: БЮИ МВД России, 2000. -С.57-61.
  2. Собчак А.А. О некоторых спорных вопросах общей теории правовой ответственности // Правоведение. 1968. № 1, С.55.
  3. 53.Состояние правопорядка в РФ и основные результаты деятельности ОВД и ВВ в 1998 году (аналитические материалы)// Вестник МВД России. № 2. 1999 -С. 144.

54.Состояние правопорядка в РФ и основные результаты деятельности ОВД и ВВ в 1999 году // Вестник МВД России. № 2. 2000 -С.114.

194

  1. Старостина Ю. Обязательность приказа как обстоятельство, исключающее преступность деяния // Законность. - 2000., С. 10-12.

56.Тарсуков К.М. Актуальные вопросы законодательного регулирования правовой защиты лиц, оказывающих конфиденциальное содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность // Теоретико-прикладные проблемы оперативно-розыскной деятельности в России и Украине на современном этапе. Материалы российско-украинской межвузовской научно-практической конференции Белгород - Харьков./Под. ред. В.Н. Самсонова, А.Н. Ярмыша и др. Белгород: БЮИ МВД России, 2000. -С.61-72.

57.Тихомирова И.В. Пути стабилизации обстановки с позиции политического риска //Социолого-политические науки. 1991-№12. С.93-100.

58.Ткачевский Ю.М. Оправданный профессиональный и производственный риск как обстоятельства, исключающие уголовную ответственность // Вестник Московского университета. Сер.2. Право. 1991. №3.С. 16-22.

  1. Трубников Н.Н. О соотношении цели, средства и результата деятельности. Вопросы философии. 1989. -№ 4. С.60.
  2. Фартиев И. Состояние аффекта и превышение пределов необходимой обороны // Российская юстиция. 2001. № 1,, С. 55-56.
  3. Федоров А.В. Шахматов А.В. Возникновение сыска и основные этапы развития российского законодательства об оперативно-розыскной деятельности // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России, 1999. №4. С. 74-81.
  4. Федоров А.В. Шахматов А.В. Защита сведений, составляющих государственную тайну, о сотрудничестве отдельных лиц с органами внутренних дел // Новые информационные технологии в практике работы правоохранительных органов. Материалы международной научно-практической конференции. Санкт- Петербург, 20 ноября 1998 года. Ч. 2. / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 1998. С. 49-53.
  5. 63.Федоров А.В. Шахматов А.В. О соблюдении прав человека и гражданина при привлечении отдельных граждан к содействию органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность // Всеобщая декларация прав человека и

195

правозащитная функция прокуратуры: Международная научно-практическая конференция. Тезисы выступлений / Отв. ред. проф. Б.В. Волженкин. СПб., 1998. C.S9-90.

  1. Федоров А.В. Шахматов А.В. Правовое регулирование вопросов содействия граждан оперативным подразделениям органов внутренних дел // Вестник Санкт- Петербургского университета МВД России. 1999. №1. С. 68-76.

65.Фёдоров В.И. Работа руководителей ОВД и командного состава ВВ по выполнению директивы МВД России от 19 июня 1996 года. №1 «О неотложных мерах по коренному улучшению работы с личным составом в системе МВД РФ» // Вестник МВД России №1 (30), М.,1997.,С.86-93.

бб.Шаршукова Л. Классификация. Обзорно-аналитическая статья в помощь предпринимателям ищущим золотую середину // РИСК. 1997. №2 - С.64-69.

67.Шаршукова Л. Кто становится банкротом? Анализ факторов, влияющих на уровень предпринимательского риска // РИСК. 1997. №5. С.5-11.

68.Шестаков Д.А. Об одном из аспектов криминогенной ситуации. // Вестник ЛГУ, 1976.Ш1.С.116-121.

69.ЩегловА.В., Брычеев В.Г.. Сотрудник милиции в экстремальных условиях: аспекты риска// Ювенальная юстиция и профилактика правонарушений: Тезисы докладов и выступлений на международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 26-28 ноября 1999 года/ Под общ. Ред. В.П. Сальникова; Б.П. Пустынцева. СПб.: Санкт- Петербургский университет МВД России, 1999.-С. 18-25.

70.Яницкий О.Н. Экологическая политика как риск-рефлексия // Куда идёт Россия?… Трансформация социальной сферы и социальная политика / Под общ. ред. Т.И. Заславской. М.1998. С.86-94.

71.Яницкий О.Н. Экологическая социология как риск-рефлексия // Социологические исследования. - 1999., - № 6.,С. 50-59.

1% ДИССЕРТАЦИИ И АВТОРЕФЕРАТЫ

  1. Акимова Н.В. Криминологические и виктимологические меры предупреждения преступлений, совершаемых против сотрудников ОВД. Автореф. дис. К.ю.н. М: Академия управления МВД России, 1999 - 24с.
  2. Берестовой А.Н. Обоснованный риск как обстоятельство исключающее преступность. Автореф. дисс. к.ю.н. СПб. 1999, - 20с.
  3. Берестовой А.Н. Обоснованный риск как обстоятельство, исключающее преступность деяния. Дисс. … канд.юрид.наук., СПб.: Университет МВД России, 1999.-165с.
  4. Бикмашев В.А. Уголовно-правовые аспекты применения огнестрельного оружия сотрудниками органов внутренних дел. Автореф. дис…. канд. юрид. наук. — М.: Академия управления МВД России, 1997, - 25с.
  5. Диденко В.И. Использование следователем фактических данных, полученных в результате применения в оперативно-розыскной деятельности аудио- и видеозаписи, фото- и киносъемки. Автореф. канд. дис. - М.: ЮИ МВД России, 1996.-24 с.
  6. Казак А.Е. ОРД ОВД и права человека. Дисс. к.ю.н. СПб: СПб академия МВД России, 1997.-285с.
  7. Матросова М.Е. Защита чести и достоинства сотрудников ОВД: уголовно-правовые аспекты. Автореф. дис. Кюн., М.: Академия МВД РФ, 1995 - 26с.
  8. Осипов Ю.Ю. Деятельность следователя в условиях тактического риска. Автореф. Дисс. Кюн. М.: Высшая юридическая заочная школа МВД РФ, 1992,-20с.
  9. Очередько В.П. Государственно-правовое регулирование безопасности предпринимательства. Дисс. Д.ю.н. Спб: академия МВД России, 1998.- 339с.
  10. Ю.Сальников В.П. Правовая культура: теоретико-методологический аспект: Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. ЛГУ. Ленинград. 1990. - 35 с.

П.Скутин С. А. Проблемы уголовно-правовой борьбы с преступными посягательствами на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции,

197

охраняющих общественный порядок. Автореф. дис. Кюн., М: Академия

МВД РФ, 1995-26с. 12. Соболев Ю.В. Профессиональный риск в
борьбе с организованной

преступностью. Автореф. дисс. к.ю.н., М.: ВНИИ МВД России.-24с. И.Сурков
К.В. Оперативно-розыскное законодательство России: пути

совершенствования и развития. Автореф. Дис. … д-ра. юрид. наук. М.: НИИ МВД

России, 1997.-43с.

  1. Шахматов А. В. Правовое регулирование содействия граждан органам, осуществляющим ОРД. Автореф. дисс. к.ю.н. СПб. 1999, - 21с.
  2. Шахматов А.В. Правовое регулирование содействия граждан органам, осуществляющим ОРД. Дисс. к.ю.н. СПБ. СпбУ МВД России. 1999 - 230с.
  3. ИНОСТРАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

  4. 1 .Век U. Risk Society. Towards a New Modernity. London, 1992. 298p.
  5. Cecil E., Cherkoff J., Cummings L. Risk taking in groups as a function of group pressuse // Journal of social psychology. 1970. №81(2). P. 273-274.
  6. Dunlap R., Catton W. Jr. Struggling with Human Exemptionalism: the Rise, Decline and Revitalization of Environmental // The American Sociologist. 1994. Vol. 25.№ 1. Pp.5-30.
  7. Environmental Encyclopedia. Detroit, 1994. P. 110.
  8. Hellenbeck W.H. Quantitative Risk Assessment for Environmental and Occupational Health. Boca-Raton, 1993. 212p.
  9. Kogan N., Wallach M. A., Group risk taking as function of members anxiety and defensive levels // Journal of personality. Durham, 1967.Vol.35. №1.
  10. Maslow A.H. The Farther Reaches of Human Nature. New York, 1971. 266p.
  11. N. Luhman. Soziologie des Riskos. Berlin; N. Y.: Walterde Gruyter, 1991.
  12. Rowe W. D. An Anatomy of Risk. Malabar, Florida, 1988.416р.
  13. Wallach M. A., Kogan N., Bern D.J. Group influence on individual risk taking // Journal abnormal and social psychology. Washington, 1962. Vol.65. №1

198

Приложение №1.

Министерство внутренних дел Российской Федерации Санкт-Петербургский Университет МВД России.

АНКЕТА по теме диссертационного исследования «Категория риска в оперативно-розыскной деятельности» Уважаемый сотрудник! Просим Вас с пониманием отнестись к заполнению анкеты. Фамилию, имя, отчество
указывать не обязательно, т. к. результаты анкетирования будут использоваться в обобщенном виде. Нас интересуют только некоторые данные, позволяющие оценить Ваш опыт в практической деятельности по исследуемой проблеме.

По ряду вопросов Вам предлагаются различные варианты ответов. Прежде всего, внимательно прочитайте их и обведите кружком номер того варианта ответа, который соответствует Вашему мнению. Если ни один из предложенных вариантов ответов не совпадает с Вашим мнением, изложите его в свободной форме. В случае наличия двух или более вариантов ответа на один вопрос укажите все. На вопросы, не имеющие предложенных вариантов ответов, изложите ответ в письменном виде. 1. Ваша должность;

  • оперуполномоченный 01
  • старший оперуполномоченный 02
  • руководитель подразделения 03
  • 2.Место Вашей работы (укажите название горрайоргана,
    линейного

отдела, управления)

З.Стаж Вашей работы в ОВД

  1. Стаж Вашей оперативной работы:
  • до трех лет 01
  • от трёх до пяти лет 02
  • от пяти до десяти лет 03
  • от десяти до пятнадцати лет 04

199

  • свыше пятнадцати лет 05 5.Ваше образование:
  • высшее 01
  • незаконченное высшее 02
  • среднее специальное 03
  • среднее 04
    1. Специальность по образованию

7.Ваше представление о том, что такое «риск в оперативно- розыскной

деятельности»:

-деятельность, связанная с опасностью, неудачей 01

-деятельность, совершаемая в надежде на удачный исход 02 -деятельность, связанная с опасностью, неудачей, совершаемая в надежде на удачный исход 03

-деятельность в неясной, неопределенной обстановке 04

-возможность не добиться поставленной задачи 05

-возможность неудачи конкретного ОРМ 06

-необходимость принятия решений о проведении ОРМ,
связанных с

возможностью:

а) не достижения поставленной цели 07

б)причинения вреда: конфиденту 08

оперативному работнику 09

иным лицам включая разрабатываемых, задерживаемых 10

-опасность причинения существенного материального ущерба 11 -возможность расконспирации 12

-иное 13

8.Согласны ли вы с утверждением, что риск - обязательный
компонент

оперативно-розыскной деятельности: -да 01

-нет 02

200

  • иное 03
  • затрудняюсь ответить 04
  • 9-Является ли способность и готовность рисковать чертой вашего характера: -да 01

-нет 02

-иное 03

  1. Сыграло ли в выборе вашей профессии возможность рисковать; -да 01

-нет 02

-иное 03

  1. Сколько вариантов решений рассматривается ими при
    принятии окончательного решения в условиях неопределённости и риска?

-один вариант 01

-два варианта 02

-три 03

-более трех вариантов 04

12.Если ситуация допускает принятие нескольких решений какой вариант Вы выбираете:

-более рискованный, но гарантирующий положительный результат 01

-менее рискованный, но более сопряжённый с возможностью неудачи 02

  1. В каком случае на Ваш взгляд, принимаемое решение, более сопряжено риском:

-решение, принимаемое единолично 01

-решение, принимаемое в группе 02

  1. Нужно ли работнику юридически оформленное право на риск: -да 01

-нет 02

-иное 03

15.Что, по Вашему мнению, мешает правильному выбору решения в ситуации

201

риска (укажите все варианты ответа и степень их влияния): -недостаток практического опыта 01

-недостаточное материальное, техническое обеспечение 02

  • недостаточная общая профессиональная подготовка 03
  • слишком большая загруженность 04
  • опасение ответственности за принятие решения 05
  • некомпетентность руководства 06 -ограничение самостоятельности в планировании и принятии решения 07
  • излишняя опека со стороны руководства и контролирующих органов 08
  • отсутствие правовых (в том числе подзаконных н/а) норм определяющих границы и критерии риска и ответственности 09

-иные причины (какие)

Степень влияния (от большего к меньшему, согласно порядковым

номерам)

16.В какой на Ваш взгляд области оперативно-розыскной деятельности принимаемые решения наиболее связаны с риском:

-при подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий 01 - при содействии граждан органам осуществляющим оперативно-розыскную

деятельность 02

-связанные с обстоятельствами, исключающими преступность деяния 03 -иное 04

П.Какое из оперативно-розыскных мероприятий на ваш взгляд наиболее сопряжено с тем или иным риском при его проведении (укажите степень их рискованности исходя из того что минимальный риск это «I», а максимальный это «14»):

  • опрос
  • наведение справок
  • сбор образцов для сравнительного исследования -проверочная закупка
  • наблюдение

202

  • исследование предметов и документов
  • отождествление личности
  • обследование помещений зданий, сооружений, участков
    местности и транспортных средств

  • контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений
  • прослушивание телефонных переговоров
  • снятие информации с технических каналов связи
  • оперативное внедрение
  • контролируемая поставка
  • оперативный эксперимент
  • 18.Поясните какими обстоятельствами Вы руководствовались при оценке:

19.Какие из факторов профессиональной деятельности в наибольшей степени влияют на принятие решения о допустимости проведения Того или иного ОРМ:

-ориентация на требования законов и приказов МВД России 01

-указания руководителя 02

-собственные представления о допустимости 03

-консультации с коллегами 04

-описания в учебной и научной литературе 05

20.Какие профилактические и иные мероприятия могут, по Вашему мнению, снизить риск в оперативно-розыскной деятельности;

-совершенствование нормативно-правовой базы,
регламентирующей деятельность оперативных работников в ситуации риска 01

-правовая подготовка субъектов ОРД 02

-служебная и боевая подготовка сотрудников оперативных подразделений 03

  • иное 04
  • затрудняюсь ответить 05
  • БЛАГОДАРИМ ЗА УЧАСТИЕ В ОПРОСЕ!