lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Таран, Антонина Сергеевна. - Международно-правовые нормы и судебная практика как источники уголовно-процессуального права России: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Самара, 2000 224 с. РГБ ОД, 61:00-12/528-0

Posted in:

M–OO-l2./fd8-0 [Sil

САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ^ ?—*

на правах рукописи

[Ши. 1- 22J4r{p)

Таран Антонина Сергеевна

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ НОРМЫ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА КАК ИСТОЧНИКИ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

РОССИИ

12.00.09 - Уголовный процесс; криминалистика; теория оперативно- розыскной деятельности

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ Заслуженной юрист РФ, доктор юридических наук профессор С. А. Шейфер

П

Л

Сама ра - 2000

2 СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

Глава I. Понятие источника права. Система источников права: история и современность.

  1. Понятие и виды источников уголовно-процессуального права 13
  2. Международные нормы и судебная практика в системе источников права: история и современность
    29
  3. Глава II. Общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры РФ как источник уголовно-процессуального права России.

  4. Место международно-правовых норм в правовой системе России 51
  5. Проблема обеспечения международных стандартов в области прав человека в уголовном процессе России
    64
  6. Глава III. Судебная практика как источник уголовно-процессуального права России.

  7. Роль судебных актов в правовых системах: зарубежный и отечественный опыт 95
  8. Правотворчество судов общей юрисдикции в сфере уголовного судопро- изводства: формы выражения и способы создания судебно-правовых
  9. норм 110

  10. Решения Конституционного Суда РФ как источник уголовно- процессу ального права России
    158

Заключение 191

Список использованных источников и литературы
198

Приложения 222

ч

3 ВВЕ ДЕН ИЕ

А/ Актуальность темы исследования. Демократические
преобразования,

произошедшие в нашей стране, курс на проведение правовой реформы, потребовали пересмотра традиционных представлений отечественной науки советского периода о праве и его источниках, в том числе источниках такой отрасли, как уголовно- процессуальное право.

Длительное господство позитивистского правопонимания, видевшего в праве исключительно продукт деятельности государства в лице законодатель-

l ных органов, определило отношение отечественной юриспруденции к формам

выражения правовых норм. Тезис, согласно которому единственным источником уголовно-процессуального права может быть только закон, стал своеобразной аксиомой уголовно-процессуальной науки.

Это было обусловлено тем, что юридический позитивизм, с одной стороны, исключал признание существования правовых норм, по юридической силе стоящих выше законодательных предписаний, с другой, - предопределил отношение ученых к судебному правотворчеству как к проявлению бесправия, фактически отражая зависимое, второстепенное положение суда в партийно-государственной системе власти.

W’ На практике такое отношение к праву и его источникам привело к тому,

• что на территории нашего государства действовали уголовно- процессуальные

нормы, признанные в настоящее время неконституционными в связи с ущемле-

I

нием ими отдельных прав и свобод участников уголовного судопроизводства.

либо неправильным определением роли суда в уголовном процессе.

Сегодня, в свете задачи построения в нашей стране правового государства, права человека выступают важнейшим фактором, определяющим содержание и формы уголовно-процессуальной деятельности. На это указывает официальное признание идей естественно-правовой теории в Конституции РФ, провозгласившей, что человек, его права и свободы признаются высшей ценностью ( ст.2), что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежа!

4 каждому от рождения (ст. 17) и др. Кроме того, в свете концепции разделения

властей, положенной в основу функционирования государственной власти в

нашей стране (ст. 10 Конституции), возрастает роль судов.

Новое правопонимание привело к закреплению в ч.4 ст. 15 Конституции РФ положения о том, что “общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы”, а также к необходимости проведения судебной реформы, направленной на создание независимой и самостоятельной по отношению к другим ветвям государственной власти судебной власти. Значительным шагом к достижению этой цели явилось учреждение Конституционного Суда - высшего органа конституционного контроля.

Все это делает насущной проблему определения места и роли норм меж- дународного права, актов судов различной юрисдикции в отечественной правовой системе, в том числе и в сфере уголовного судопроизводства.

Прежде всего перед наукой уголовного процесса стоит задача исследова- ния теоретических вопросов, связанных с возможностью признания источниками уголовно-процессуального права России: а) общепризнанных принципов и норм международного права; б) международных договоров Российской Федерации: в) судебных решений, в том числе Конституционного Суда РФ.

Актуальность указанной проблемы, как с теоретической, так и практиче- ской точек зрения, и предопределила выбор темы настоящего диссертационного исследования.

Состояние научной разработки темы. Проблемы определения понятия ис- точников права, а также правовой природы международно-правовых актов, судебных решений, Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ), а в последнее время и Конституционного Суда РФ исследовались многими учеными - специалистами в области теории государства и права, международного права, конституционного права, других правовых наук, включая науку уголовного процесса, среди которых можно назвать Н.Г. Александрова, С.С. Алексеева, Л.Б. Алексееву, И.П. Блищенко, С.Н. Братуся, А.Б. Венгерова, СИ.

5 Вильнянского, М. Гродзинского, В. Демидова, В.М. Жуйкова, С.Л. Зивса, М.М.

Исаева, В.И. Каминскую, С.Ф. Кечекьяна, И.И. Лукашук, Р.З. Лившица, Р.А.

Мюллерсона, А.В. Наумова, B.C. Нерсесянца, П. Орловского, М.С. Строговича,

И.С. Тишкевича, М.А. Чельцова, Л.С. Явича и др.

Важное значение имеют работы, посвященные анализу роли и значения решений Конституционного Суда РФ, и прежде всего - С.А. Авакьяна, Г.А. Гаджиева, А.А. Белкина, К.Ф. Гуценко, В.М. Лебедева, В.О. Лучина, Т.Г. Мор-щаковой, Т.Я. Хабриевой и др.

Вместе с тем, анализируя достигнутый уровень разработки темы, нельзя не отметить, что в работах указанных авторов освещались либо сугубо общетеоретические вопросы данной научной проблематики, либо, если они и были посвящены исследованиям в сфере отдельных отраслей права, то не затрагивали сферу уголовного судопроизводства или касались лишь отдельных ее аспектов.

Настоящая диссертация представляет собой исследование всех теорети- ческих и практически значимых проблем применения норм международного права и судебных актов, в том числе решений Конституционного Суда РФ, для регулирования правовых отношений, возникающих в сфере уголовного судопроизводства. Рассмотрение вопроса о возможности признания общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров Российской Федерации, а также судебной практики источниками уголовно - про- цессуального права России ставит задачу определить их сущность, виды и характер содержащихся в них предписаний, а также механизм реализации их правоприменителями.

Все это должно содействовать усилению защиты прав и свобод человека и гражданина, а также укреплению и расширению правовой основы судопроизводства по уголовным делам.

Объект и предмет исследования. Объектом настоящего исследования яв- ляются нормы уголовно-процессуального права, международного права, акты высших судебных инстанций, проекты нового уголовно- процессуального зако-

6

нодательства, эмпирические материалы, статистические данные, научная и учебная литература.

Предметом исследования является институт источников уголовно- про- цессуального права, институциональное значение международно- правовых норм, определяющих правовой статус личности в уголовном судопроизводстве, решений Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ, позволяющее считать их источниками уголовно- процессуального права России.

Цели и задачи исследования. Основной целью диссертационной работы является комплексное исследование проблемы действия норм международного права, значения судебных решений в правовой системе России применительно к сфере уголовного судопроизводства. Она включает в себя теоретический, правовой и прикладной аспекты. Теоретический аспект касается установления характера и содержания международно-правовых, судебных актов, правовой -исследования юридических основ действия в российском процессе содержащихся в них предписаний, прикладной - изучения практики их использования и применения в сфере уголовного судопроизводства.

В соответствии с указанной целью исследования поставлены следующие теоретические и научно-практические задачи:

  • выявить закономерности развития системы источников права России и ряда современных зарубежных стран;
  • обосновать место и роль международного права, судебной практики в правовой системе Российской Федерации;
  • исследовать теоретическую, правовую и практическую возможность применения международно-правовых норм в российском внутригосударственном праве, а также использования в уголовном процессе результатов судебного нормотворчества;
  • проанализировать международную нормативную базу по вопросу обеспечения прав личности в сфере уголовного судопроизводства;
  • изучить практику действия норм международного права в уголовном процессе России, их использование, применение субъектами уголовно- процессуальных

7 правоотношений;

*

  • обобщить и систематизировать постановления Пленума и определения по конкретным делам Верховного Суда РФ в сфере уголовного процесса и на этой основе показать его влияние на практику нижестоящих судов и органов предва- рительного расследования;
  • проанализировать деятельность Конституционного Суда РФ по осуществлению контроля в сфере уголовного судопроизводства и раскрыть значение его решений в определении процессуальных функций участников уголовного процесса и установлении их прав и обязанностей, подвергнуть эти решения систематизации;
  • разработать предложения по совершенствованию действующего уголовно- процессуального законодательства в направлении закрепления в нем правового статуса международных норм, результатов судебного нормотворчества, а также обеспечения реализации положений международных и судебных актов в целях дальнейшего усиления охраны прав личности в уголовном процессе России.
  • Методология, теоретическая и эмпирическая база исследования. Методологическую основу проведенного исследования составили общенаучный диалектический метод, частно-научные и специальные методы: сравнительного правоведения, исторический, логический, социологический, статистический и

р др.

?

Теоретической базой диссертации являются труды ученых и специали стов в области философии, теории и истории государства и права, международ- ^ ного, конституционного права, уголовного процесса и другие источники.

В процессе работы тщательному анализу были подвергнуты труды рос сийских ученых второй половины XIX - начала XX века: СИ. Викторского, Д. Гримма, Г.В. Демченко, Н.М. Коркунова, П.П. Пусторослева, Н.Н. Розина, В.Н. ^ Случевского, Е.Н. Трубецкого, И.Я. Фойницкого, Г.Ф. Шершеневича и др.,

многие идеи которых представляют интерес и в наши дни. Изучались работы зарубежных авторов, посвященные международным нормам о правах человека

и действию судебного прецедента в англо-американской правовой семье. #

|:^щ Диссертант основывался на нормах международного права, положениях

Конституции РФ и конституций зарубежных стран, законах и других правовых актах, действующих в Российской Федерации, а также учитывал имеющиеся проекты уголовно-процессуального кодекса РФ.

Для решения поставленных в диссертации задач были проанализированы все действующие постановления Пленумов Верховных Судов СССР и РФ (РСФСР), постановления Конституционного Суда РФ о проверке конституционности уголовно- процессуальных норм за 1992-1999 г.г. Изучены все опубликованные определения Конституционного Суда РФ, постановления Президиума Верховного Суда РФ, определения судебной коллегии по уголовным делам, кассационной палаты Верховного Суда РФ за 1991-1999 г.г. по вопросам уголовного процесса.

Эмпирической основой диссертации явилось исследование проблем ис пользования в правоприменительной практике норм международного права, постановлений Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ по вопросам уголовного судопроизводства. Для решения этой задачи по специально разра ботанным программам было изучено 240 уголовных дел, оконченных произ водством и находящихся в процессе расследования в Самарском регионе, про ведено анкетирование 94 судей г. Самары и Самарской области. Hffc Научная новизна исследования. Научная новизна работы определяется

ф прежде всего самой темой, избранной для разработки. Настоящая диссертация -

первое в теории уголовного процесса монографическое исследование, посвя- р щенное комплексному изучению и рассмотрению проблемы признания между-

народного права и судебной практики источниками уголовно-процессуального права.

В диссертации подвергается критике позиция ученых, отрицающих воз- ^ можность непосредственного применения норм международного права для ре-

гулирования уголовно-процессуальных отношений на территории России, а также отрицающих существование судебного правотворчества в нашей стране; раскрывается правовое и практическое значение общепризнанных принципов и #

9

норм международного права, международных договоров Российской Федерации, актов судов высших судебных инстанций страны, определяется их место и роль в системе источников уголовно- процессуального права; анализируются проекты уголовно- процессуальных кодексов с точки зрения реализации в российском уголовном процессе международных стандартов в области прав человека; дается классификация актов судебного правотворчества по различным ос- нованиям.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. На основе изучения истории развития представлений о праве и его ис точниках в России и странах основных правовых систем (англо- американской и романо-германской) делается вывод о том, что современному представлению о праве соответствует признание множественности форм выражения правовых норм и, следовательно, об ограниченности признания нормативно- правовых ак тов единственным источником уголовно-процессуального права РФ.

  2. Предложено принципиально новое определение понятия источника уголовно-процессуального права, соответствующее современному правопони- манию.

  3. Обосновывается существование таких источников уголовно- процессу- альных норм, как общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры РФ, а также судебная практика.
  4. Определяется соотношение различных источников уголовно- процес- суального права с точки зрения их юридической силы, а также характера происхождения содержащихся в них правовых норм.
  5. Предлагается под судебной практикой как источником уголовно- процессуального права понимать совокупность нормативных (постановления Пленума Верховного Суда РФ, постановления Конституционного Суда РФ о толковании Конституции РФ) и казуальных актов судебных органов (решения Верховного Суда РФ по отдельным делам), а также решений, имеющих нормативно-прецедентный характер (постановления Конституционного Суда РФ о проверке конституционности уголовно-процессуального закона). Доказывается

10 существование механизма действия судебного прецедента в нашей стране.

  1. Обосновывается классификация актов судебного правотворчества по субъектам, по форме, по обязательности, по отношению к закону, по способам и целям нормотворчества, раскрывается ее теоретическая и практическая значимость.
  2. Аргументируется необходимость признания Конституционного Суда РФ высшим органом, осуществляющим судебное правотворчество в Россий- ской Федерации. В целях систематизации решений Конституционного Суда, позволяющей уяснить сущность изменений, внесенных ими в действующее законодательство, предложено классифицировать его постановления, затрагивающие сферу уголовного судопроизводства, по предмету обращения, характеру принятого решения, по основанию принятия решения, по содержанию принятого решения.
  3. Предлагается закрепить в уголовно-процессуальном законодательстве:
  4. а) приоритет норм международного права в российском уголовном процессе;

б) обязательность постановлений Пленума Верховного Суда РФ, содержащих разъяснения положений уголовно-процессуального закона и практики его при менения.

в) право судей при разрешении уголовных дел ссылаться наряду и после норм закона на опубликованные решения Верховного Суда РФ по аналогичным де лам, в которых разъяснены вопросы толкования и применения уголовно- процессуальных норм.

  1. Формулируются предложения по законодательному разрешению про тиворечий между положениями действующего уголовно-процессуального ко декса и международными нормами в области прав и свобод человека (о допуске к свидетелю адвоката при производстве процессуальных действий; об исклю чении ч.2 ст. 96 УПК РСФСР, предоставляющей право применить заключение под стражу по мотивам одной лишь общественной опасности преступления; о сокращении предельного срока задержания до 48 часов, о составлении прото кола о применении этой принудительной меры не позднее 2-3 часов с момента

11

ее применения; о закреплении права не быть повторно осужденным за преступление, по которому вынесено окончательное решение и др.).

  1. На основе исследования наиболее типичных ошибок правопримени- тельной практики в оценке юридической силы и круга источников уголовно-процессуального права (игнорирование международных норм, определяющих права и свободы участников уголовного судопроизводства, отрицание их приоритета перед уголовно- процессуальным законодательством и т.д.) вносятся предложения и рекомендации по ее корректировке.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость диссертации и полученных результатов, выводов и предложений состоит в том, что они вносят вклад в развитие науки уголовного процесса, углубляя представления об одном из ее институтов - источниках уголовно- процессуального права, что может быть использовано в законотворческом процессе при разработке нового УПК.

Практическая ценность работы определяется возможностью использова- ния ее рекомендаций для совершенствования правоприменительной практики органов расследования и судов по реализации положений международных норм, решений высших судебных инстанций РФ, направленных на уточнение уголовно-процессуальных функций участников процесса и на обеспечение их прав и обязанностей.

Кроме того, материалы исследования могут найти применение в учебном процессе высших юридических учебных заведений при чтении курса “Уголовный процесс”и спецкурсов.

Апробация результатов исследования. Основные результаты диссертаци- онного исследования докладывались автором и обсуждались на научно- практических конференциях кафедры уголовного процесса и криминалистики юридического факультета самарского государственного университета в 1998г., 1999г., 2000г. Основные положения работы докладывались также на научно-практических конференциях в Самарской государственной экономической академии (2000г.) и в Самарской гуманитарной академии (1999г.). Они также ис-

12

пользованы диссертантом при проведении занятий на юридическом факультете

СамГУ по уголовному процессу.

Основные положения диссертационного исследования отражены в шести опубликованных работах автора.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключе- ния, библиографии и приложений.

13 Глава I. Понятие источника права. Система источников права: история и

современность.

§ 1. Понятие и виды источников уголовно-процессуального права.

Понятие “источник права” более двух тысяч лет является одной из фун- даментальных категорий юриспруденции. Его автором традиционно считается Тит Ливии, назвавший в своей Римской истории законы XII таблиц “источником всего публичного и частного права” в том смысле, что эти законы представляли собой основу, на которой сложилось современное ему римское право.1

Необходимо отметить многозначность понятия “источник права”, что в первую очередь обусловлено многозначностью термина “источник” в русском языке: под источником понимается то, что дает начало чему-либо, откуда исходит что-нибудь; источниками называют также письменные памятники, документы, на основе которых строятся научные исследования.”

Различные смысловые значения понятия “источник права” выделялись еще в дореволюционной юридической литературе. Так, Г.Ф. Шершеневич под разумевал под источниками права: а) силы, творящие право (воля бога, народа, государственная власть); б) материалы, положенные в основу законодательства; Щ, ‘ в) исторические памятники, которые “когда-то имели значение действующего

«

права”; г) средства познания действующего права.3

В настоящее время указанному термину также придают различный смысл. Выделяют исторический и философский источники права, под которыми понимают соответственно вклад внутреннего и иностранного права в создание какой-либо правовой системы и характер философских идей (либеральные,

.*

См.: Шеба нов А.Ф. Форм а совет ского права . - М.: Юри дичес кая литер атура , 1968. -С. 32- 33.

” Ожег ов СИ. Слов арь русск ого языка . - М.: Русск ий язык, 1975. - С. 237.

” См.: Шер шене вич Г.Ф. Обща я теори я права . Вып. 2. Т. I. - М., 1911. - С. 368- 369.

ф

14 консервативные и пр.), которые легли в ее основу.

Однако отечественная наука в основном использовала термин “источник права” в его буквальном значении - в смысле силы, создающей право (источник права в материальном смысле), а также в формальном, условном (собственно юридическом) смысле - обозначая им форму выражения правовых норм.

Следует отметить, что длительное время в правовой теории велась дискуссия о том, следует ли разделять источники права на материальные и формальные, а также о содержании понятий “источник права в материальном” и “источник права в формальном смысле.”

Не углубляясь в суть данных дискуссий, лежащих за пределами темы диссертационного исследования, заметим, что хотя ученые и не выработали общепринятого подхода к указанной проблеме,5 принципиальных расхождений между их позициями не было, поскольку в основе предложенных ими концепций лежало единое понимание права.6

Отправной методологической посылкой исследований советских ученых являлось определение права как совокупности правил поведения (норм), установленных или санкционированных государством, применение которых обеспечивается его принудительной силой.

Данное правопонимание сложилось в советской юридической литературе в конце 30-х годов, в его основе лежит дефиниция А.Я. Вышинского.7 Оно, без-

См.: Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. М.Н. Марченко . -М.: Изд- во “Зерцало”, 1998. - С. 337.

См.: Чиркин В.Е. Закон как источник права в развивающихся странах. // Источники права. - М: Наука, 1985. - С.5; Муромцев Г.И. Источники права (теоретические аспекты проблемы). // Правоведение.-1992.-№2.-С.30.

7 “Правильный ответ на вопрос о понятии “источник права” не может быть дан в отрыве от определения права”, - справедливо указывал Н.Г. Александров. См.: Александров Н.Г. Понятие источника права. - Ученые записки ВИЮН, вып.8. - 1946.-С. 47.

“Советское социалистическое право есть совокупность правил поведения (норм), установленных или санкционированных социалистическим государством … применение которых обеспечивается принудительной силой социали-

15 условно, базируется на предложенной К. Марксом и Ф. Энгельсом в “Манифесте Коммунистической партии” характеристике сущности
права как “возведенной в закон воли господствующего класса, содержание которой определяется материальными условиями жизни этого класса”.

Нельзя не заметить, что государство стоит в центре этих определений: оно устанавливает и санкционирует юридические нормы, обеспечивает их при- нудительное исполнение. Можно сделать вывод о том, что в советской науке произошло огосударствление (этатизация) права: право рассматривалось как нечто вторичное по отношению к государству, как продукт, результат его деятельности, как его функция и инструмент.

Изложенное понимание права советской юриспруденцией не ново в пра- вовой теории. Еще Т. Гоббс утверждал, что “все законы, писанные и неписаные, имеют свой авторитет и свою силу от воли государства.”9 Также думали Б. Спиноза, Г. Гегель, Р. Иеринг, Р. Штаммлер.

Указанный подход к определению сущности права характеризуется в науке как юридический позитивизм.

Он предопределил то, что непосредственным источником возникновения правовых норм ученые считали волю господствующего класса, государственную власть или правотворческую деятельность государства,10 а под источником права в формальном смысле понимали форму выражения государственной во-

стического государства”. Цит. по: Теория государства и права. Учебник для вузов / Под ред. Т.Н. Манова.. - М.: Изд-во БЕК, 1995. - С. 72.

8 Маркс К. Энгельс Ф. Сочинения. T.IV. М.: Гос. изд-во политической литера туры, 1955.-С. 443.

9 Гоббс Т. Сочинения. Т. 2. - М.: Мысль, 1989. - С. 284.

См.: Александров Н.Г. Указ. соч. - С. 47, 51; Керимов Д.А. Понятие источни ка советского социалистического права. - С. 76-89; Голунский С.А., Строгович М.С. Теория государства и права. - М.: Юриздат, 1940. - С. 173; Аржанов М.А. Государство и право в их соотношении. - М.: Изд-во АН СССР, 1960. - С. 46-49; Шебанов А.Ф. Форма советского права. - С. 37-39; Шаргородский М.Д. Уго ловный закон. - М.: Юриздат, 1948. - С. 19. ‘

16

ли,” способ закрепления правил поведения, которым государство придает пра-

12

вовую силу.

А Ученые отождествили право с указаниями государства, а “воля, если она

государственная, - как отмечал В.И. Ленин, - должна быть выражена как закон, установленный властью.”1’1

1*

ш

Поэтому в отечественной науке советского периода закон рассматривался как “внешний образ бытия права” (утверждалось, что “законодательство представляет собой идеологизированную форму права”14), а также как единственная и универсальная форма выражения общенародной воли: “Различение права и закона … вполне применимо к эксплуататорским обществам,”- указывала P.O. Халфина. Но оно, с ее точки зрения, не допустимо в обществе социалистиче-

ском, где законы, выражающие волю всего народа, должны выполняться в полном соответствии с закрепленными в них целями.”15

Таким образом, единственной формой выражения (проявления) права были признаны нормативно-правовые акты16, среди которых основной формой считался закон.1 Соответственно источник советского права определялся как

11 См.: Кечекьян С.Ф. О понятии источника права. // Учен. зап. МГУ. Труды юридического факультета. - М., 1946. Вып. 116. Кн.2. - С. 4; Мицкевич А.В. Ак ты высших органов Советского государства. - М.: Юрид. лит-ра. - 1967. - С. 15; Керимов Д.А. Философские проблемы права. - М.: Мысль, 1972. - С. 218.

12 См.: Голунский С.А., Строгович М.С. Указ. соч. - С. 173

13 См: Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т.32. - М.: Изд-во полит, лит-ры, 1969.

С.340.

14 Явич Л.С. Сущность права. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1985. - С.34.

Халфина P.O. Что есть право: понятие и определение.// Советское государство и право. - 1984. -№.11. -С. 23.

” Для советского социалистического права характерно, что именно нормативно- правовые акты являются его основной, а в современный период исключительной формой, “ - указывал А. Шебанов. См.: Шебанов А.Ф. Форма советского права. - С.48.

См.: Явич Л.С. Норма советского социалистического права и социалистическое правовое отношение. Автореф. дисс. … к.ю.н. - Л., 1951. - С. 8,15.

17 нормативно-правовой акт - “правотворческий акт компетентного органа социалистического государства, которым формулируются, устанавливаются, изменяются или отменяются правила поведения общего характера (правовые нор-

1 ft

мы), направленные на регулирование общественных отношений.”

Поэтому не случайно понятие “система источников права” обычно заме- нялось “системой законодательства”, а внешняя форма права традиционно смешивалась с внешней формой законодательства: “ … применительно к системе советского права … можно было бы сказать, что нормативные акты, составляющие систему советского законодательства, являются источниками советского права, а система источников соответствует системе законодательства.’4’

Позитивизм предопределил отрицательное отношение советской науки к возможности существования иных источников права в нашем государстве.

Он презюмирует законодательство справедливым, беспробельным и не- противоречивым, поэтому суду отводится роль пассивного исполнителя предписаний закона. Судья не может творить право, он - “уста закона”. Указанная правовая концепция исключает также возможность признания источниками внутригосударственного права норм международного права, а, следовательно, возможность их непосредственного применения, поскольку исходит из того, что нет права там, где нет государства. Не может быть права, которое бы действовало за границами отдельных государств, другими словами, международное право рассматривается только как согласование воль отдельных государств, что закладывает основу приоритета внутригосударственного (национального) права над международным.

Поэтому если в первые годы советской власти высказывались отдельные идеи о примате международного права над внутригосударственным” , о выра-

18 Теория государства и права / Под ред. A.M. Васильева. - М.: Юрид. лит- ра, 1977.-С. 304.

Лукьянова Е.А. Закон как источник советского государственного права. Дисс… к.ю.н. - М, 1984. - С. 20.

См.: Блищенко И.П. Международное и внутригосударственное право. - М.:

18 жении положительного права не только в законе, но и в судебных решениях,”

то в дальнейшем под влиянием официальной правовой доктрины они были

подвергнуты критике.

В судебном правотворчестве видели конкурента законодателю: указыва- лось, что оно “… связано органически с умалением значения нормы закона”””, что “отнесение судебной практики к числу формальных источников права про-тиворечит принципу подзаконности судебной деятельности …”

Было признано, что наделение судей правотворческими функциями не- минуемо ведет к произволу: “Признать судебную практику источником права -значит признать, что судьи могут решать дела не в соответствии с законами, а независимо от действующих законов, создавая новые законы, решая дела так, как это им кажется наиболее удобным и правильным, независимо от требований закона.””

Вслед за А.Я. Вышинским, который резко отрицательно высказывался о судебном правотворчестве, часто отказывая судьям в праве толкования зако-нов , многие исследователи не признавали функцию толкования законов даже за руководящими указаниями Верховного Суда СССР и оспаривали их обязательность.26

Международные отношения, 1960. - С. 71.

21 См.: Цихоцкий А.В. Судебное нормотворчество: научная дилемма о компе тенции суда в современных условиях. // ATRIUM. Серия “Юриспруденция”. Межвузовский сборник научных статей. - Тольятти, 1998. - №1. - С. 6.

22 Зивс С.Л. Источники права. М.: Наука, 1981. - С. 191.

23 Там же.-С. 190.

24 Голунский С.А., Строгович М.С. Теория государства и права. - С. 173.

~э “Можно говорить лишь о применении судьей закона к конкретным обстоятельствам дела, но это не есть законодательствование, это даже не толкование закона… это только применение закона по своему разумению к конкретному случаю (факту), “25- указывал он. См.: Вышинский А.Я. Теория судебных доказательств. - М.: Госюриздат, 1940. - С.6.

26 См.: Голунский С.А., Строгович М.С. Указ. Соч.. - С. 185; Кириченко М.Г. Конституционные основы судебной системы СССР. - М.: Юридическая литера-

19

Поэтому в исследованиях советских ученых часто об актах судебных ор- ганов как источниках права либо вообще не упоминалось, либо опровергалась возможность признания их источниками права.”

Что касается отношения отечественной науки к нормам международного права, то советской правовой доктриной признавалось, что сам по себе международный договор создает права и обязанности только для его участников (т.е. государств), но не может непосредственно регулировать права и обязанности субъектов внутригосударственного права. В науке международного права советского периода тезис о невозможности непосредственного действия норм международного права на территории нашего государства являлся практически общепризнанным.28

Была выдвинута дуалистическая концепция соотношения международного и внутригосударственного права, в соответствии с которой они рассматривались как две автономные, самостоятельные и параллельно существующие правовые системы. Суть ее выражалась следующей формулой: “нормы международного права не могут существовать как производные по форме от норм внутригосударственного права, а нормы внутригосударственного права не могут

тура,1979.-С. 120.

См.: Невская Н.В. Судебная практика и ее значение для укрепления законности в деятельности следователей. - М.: ВЮЗИ, 1983. - С. 6; Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности / Отв. ред. В.М. Савицкий. - М.: Наука, 1979. - С. 10-11; Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. - М.: Юридическая литература, 1975. - С.71.

28 См.: Мюллерсон Р.А. Конституция СССР и вопросы соотношения международного и национального права. - М.: Изд-во МГУ, 1980. - С.36; Его же. Национально-правовая имплементация международных договоров. // Советский ежегодник международного права (СЕМП). 1978.- М.: Наука, 1980. - С. 139.; Бутке-вич В.Г. Советское право и международный договор. - Киев: Вища школа, 1977. - С. 44; Усенко Е.Т. Теоретические проблемы соотношения международного и внутригосударственного права. // СЕМП.-1977.- М.: Наука, 1979.- С.77; Лука-шук И.М. Соотношение внутригосударственного и международного права в свете Конституции СССР.// Вестник Киевского госуниверситета. Международные отношения и международное право. Выпуск 8. - Киев, 1979. - С.3-13; Га-вердовский А.С. Имплементация норм международного права. - Киев: Вища

20 быть обязательными в силу основной нормы международного права.”“9

Исходя из этого, советская теория права рассматривала международное и А национальное право как различные системы права, причем сама постановка во-

проса о приоритете одной из них до последнего времени являлась беспредметной.30 Признавалась идея раздельности двух правопорядков - международного и государственного, конфликтов между которыми не могло быть.31

Выражая господствующую в советской правовой науке 50-х г.г. точку зрения, В.М. Шуршалов отмечал, что Советский Союз “всегда выступает про тив того, чтобы международная норма подменяла или заменяла государствен ное законодательство.”3” Соответственно отрицалась возможность признания актов международного права источниками внутригосударственного права Щ СССР. Так, С.Л. Зивс на поставленный им же вопрос: “может ли источник меж-

дународного права, скажем, международный договор, одновременно занимать место в системе источников внутригосударственного права”, исходя из отправных позиций, господствовавших в советской науке права, ответил - нет, не может.33 Г.В. Игнатенко также писал, что формы права одной правовой системы

школа, 1980.-С. 67.

29 Ее авторами считаются основоположники дуалистической концепции Трип- пель и Анцилотти. Цит. по: Трайнин А.Н. Защита мира и борьба с преступле- ^р ниями против человечества. - М.: Юриздат, 1956. - С.274.

ф 30 См.: Мюллерсон Р.А. Соотношение международного и национального права.

  • М.: Международные отношения, 1982.- С.82; Правовая система социализма.Кн.2: Функционирование и развитие. - М: Юрид. лит-ра, 1987. - С.97.

В практике Советского Союза и стран народной демократии коллизии между нормами международного права и внутригосударственного права невозможны. (См.: Левин Д.Б. Основные проблемы современного международного права. - М.: Госюриздат, 1958. - С. 128); Договорная или законодательная практика Со ветского Союза не дает примеров столкновений или несоответствия между за конами и международными договорами.(См.: Шуршалов В.М. Основные во- ф просы теории международного договора. - М.: Изд-во Академии наук СССР,

1959.-С. 357).

32 Шуршалов В.М. Указ. соч. - С. 313.

” Зивс С.Л. Источники права. - С.222.

ft

21 не в состо янии быть одно време нно форм ами права друг ой систе мы, J
а И.В.

Миро нов отмеч ал, что межд унар одное прав о не може т созда ть непос редст венно

норм нацио нальн ого права3 5

Эти идеи нашл и отра жени е в Курс е межд унар одног о права 1989г ., кото- рый закре пил поло жени е о том, что межд унар одны й догов ор или межд унар од- ный обыч ай не може т быть непос редст венн ым источ нико м внутр игосу дарст венно го права .36

Таки м образ ом, госпо дство позит ивист ского прав опон иман ия в наше й стран е, с одно й сторо ны, искл ючал о офиц иальн ое приз нание судеб ного прав о- творч ества, с друг ой, - отри цало возм ожно сть непос редст венно го прим енени я норм межд унар одног о права для регул иров ания отно шени й, склад ываю щихс я на терри тори и наше го госуд арств а.

Этим было обусл овлен о отно шени е совет ской науки к систе ме источ ников отдел ьных отрас лей права , в том числе уголо вно- проц ессуа льног о. 4.1 ст. 1 УПК РСФ СР 1960 г.(дал ее также УПК) закре пила поло жени е, согла сно котор ому поря док прои зводс тва по уголо вным дела м опре деляе тся Осно вами уголо вного судоп роизв одств а ССС Р и союз ных респу блик а также издав аемы ми в со- ответ ствии с ними друг ими закон ами ССС Р и уголо вно- проц ессуа льны м кодек сом РСФ СР.

Соот ветст венно указа нным поло жени ям совет ский уголо вный проц есс опре делял ся как “урег улир ованн ая закон ом (подч еркну то мной - А.Т.) деяте ль- ность орган ов дозна ния, предв арите льног о следс твия, прок урату ры и суда …“37, а уголо вно- проц ессуа льное прав о - как отрас ль права , норм ы котор ой выра же-

34 См.: Игнатенко Г.В. Международное и советское право: проблемы взаимо действия правовых систем.// Советское государство и право. - 1985. - №1. - С.75

35 См.: Миронов И.В. Советское законодательство и международное право. - М.: Юрид. лит-ра, 1968. - С. 17.

36 Курс международного права. Том 1. - М.: Наука, 1989. - С.292.

Советский уголовный процесс / Под ред. А. Викторова. - М.: Юрид. лит-ра, 1975. - С.7.

22 ны в уголо вно- проц ессуа льно м закон е/

Таки м образ ом, утвер ждал ось, что единс твенн ой форм ой выра жени я уго- ловн о - проц ессуа льны х норм може т быть тольк о закон . Одна ко в то же врем я учен ые приз навал и, что “это обсто ятель ство, однак о, не умал яет значе ния дру- гих норм ативн ых актов , фикс ирую щих прав ила уголо вного судоп роизв одств а и издан ных на основ ании и во испол нение дейст вующ их закон ов.”39 Поэт ому го- воря о закон одате льств е как источ нике уголо вно- проц ессуа льног о права , ис- следо вател и подр азуме вали под ним кром е закон ов также такие норм ативн о- прав овые акты, как указ ы и поста новле ния През идиу ма Верх овног о Совет а ССС Р и союз ных респу блик4 0, а также поста новле ния Совет а Мини стров ССС Р.41

В некот орых работ ах, со ссылк ой на ст. 32 УПК РСФ СР, указ ывал ось на суще ствов ание таког о источ ника права , как межд унар одны й догов ор. Одна ко при этом имел ись в виду лишь норм ы, регул ирую щие поря док взаим одейс твия следс твенн ых, прок урор ских и судеб ных орган ов со следс твенн ыми орган ами

38 См.: Советский уголовный процесс / Под ред. Д.С. Карева. - М.: Юрид. лит ра, 1975. - С. 32.

39 Уголовный процесс РСФСР / Под общей ред. В.Е. Чугунова и Л.Д. Кокорева. - Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1968. - С.36.

•jjp 40 См.: Советский уголовный процесс. Общая часть. - М.: Высшая школа МВД

СССР, 1973. - С. 49-50; Уголовный процесс / Отв. ред. Н.С. Алексеев, В.З. Лу-

• кашевич, П.С. Элькинд. - М.: Юрид. лит-ра, 1972, - С. 57; Уголовный процесс

РСФСР / Под общей ред. В.Е. Чугунова и Л.Д. Кокорева. - С.36; Советский ^ уголовный процесс / Под ред. Д.С. Карева. - М.: “Высшая школа”, 1968. - С. 39;

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М.: Изд-во АН СССР, 1958. - С. 37-38; Советский уголовный процесс / Под ред. Н.В. Тыричева. - М.: ВЮЗИ, 1985. - С. 23-24; Советский уголовный процесс / Под ред. М.И. Бажано-ва, Ю.М. Грошевого. - Киев: “Вища школа”, 1983. - С. 19-24; Божьев В.П. Уголовно- процессуальные правоотношения. - М.: Юрид. лит-ра, 1975. - С. 69; Советский уголовный процесс / Под ред. Н.С. Алексеева, В.З. Лукашевича. - Л.:

^ Изд-во Ленингр. ун-та, 1989. - С. 14.

См.: Советский уголовный процесс. - М.: Изд-во юрид. лит-ры., 1953. - С. 26; Якупов Р.Х. Правоприменение в уголовном процессе России (юридические проблемы ). - М.: МВШМ МВД, 1993. - С. 17; Ларин A.M. Уголовный процесс:

23 иностранных государств, а также определяющие пределы действия советского

уголовно-процессуального закона вне территории СССР.

Следует отметить, что в 60-80 г.г. XX в. подход, согласно которому ха- рактеристика нормативных актов как формы права (т.е. как формы выражения правовых норм) и как источника права (т.е. способа установления правовых норм) рассматривалась как проявление различных функций правовых актов,43 был свойственен только советской правовой науке. Это отметил Р.Давид, указавший, что если в странах романо-германской правовой семьи значение закона видят в том, что он является “наиболее ясным и удобным способом выражения норм права”, то в социалистических странах в нем видят “наиболее естественный способ создания права (выделено Р. Давидом), которое при этом отожде- ствляется с волей правящих.”44

Безусловно, замеченное им различие в трактовке законотворческих функ- ций связано с различным пониманием учеными сущности права.

В противовес позитивистской трактовке права, господствовавшей в со- ветской науке, естественная (Г. Гроций, Ж.-Ж Руссо, Ш.-Л. Монтескье, Дж. Локк и др.), историческая (Г. Гуго, К.Ф. Савиньи, Г.Ф. Пухта и др.) и более поздняя социологическая (Дж. Дьюи, Р. Паунд, Д. Фрэнк и др.) школы права, при всем различии их концепций признавали то, что право создается не госу-

структура права и структура законодательства. - М.: Наука, 1985. - С.112- 121.

42 См.: Советский уголовный процесс. Общая часть. - М.: Высшая школа МВД СССР, 1973. - С.50; Уголовный процесс / Отв. ред. Н.С. Алексеев, В.З. Лукаше вич, П.С. Элькинд. - М.: Юрид. лит-ра, 1972. - С.59.

43 Они считались не только формой выражения действующей системы права, но и формой установления, изменения или отмены правовых норм. См.: Самощен- ко И.С. Некоторые вопросы учения о нормативных актах социалистического государства.// Правоведение. - 1969.- № 3. - С. 28-30; Марксистско- ленинская общая теория государства и права, т. 4 Социалистическое право. - М.: Юрид. лит-ра, 1973.-С. 357-360.

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. -М.: Международные отношения, 1998. - 159.

*

24 дарственно-властными органами, а “снизу” - в обществе, в процессе совместной

жизнедеятельности людей.45 Правовые нормы являются результатом развития всего общества, государство связано этими нормами, его основное предназначение - их охрана.

В частности, естественно-правовая концепция исходит из того, что кроме позитивного права, официально признанного государством, существует общее для всех людей естественное право, стоящее над ним. Обосновывая идею подчинения государства праву, позитивное право рассматривается в данном случае не как продукт деятельности специально уполномоченных на правотворчество государственных органов, а как совокупность норм, выработанных в процессе общественного развития, выражающих прирожденные и неотъемлемые права человека, защита которых - основное предназначение государства. Эта теория предопределяет признание множественности источников позитивного права, так как возлагает на государство обязанность охранять те общественные отношения, которые объективно складываются в обществе, тем самым считая закономерным существование права в форме обычая и судебной практики.

Кроме того, эта теория внутренне, логически признает примат междуна родного права над национальным. Естественное право стоит над позитивным. Международное право рассматривается как составная часть естественного, ко- ф. торое провозглашает, что естественные права и свободы принадлежат человеку

#

по праву его существования, с момента рождения, а вступая в общество, люди обретают гражданские права. Это естественное право обязательно для всех людей и служит критерием при оценке всех видов человеческой деятельности, в том числе нормотворческой.

•kit -к

Следует отметить, что еще в советской юридической литературе 60-90-х

Оно послу жило основ ой созда ния госуд арств а (шко ла естест венно го права ), являе тся закон омер ным истор ическ им прод укто м обще ствен ной жизн и (исто- ричес кая школ а), нахо дит вопл ощен ие тольк о в реаль ных прав оотно шени ях (соци ологи ческа я школ а права ).

% %

25 г.г. офиц иальн о приз нанн ое понят ие права начал о подве ргать ся перес мотр у как

однос торо ннее и внутр енне прот иворе чивое , в связи с чем посте пенно проб ила

себе доро гу позиц ия разли чения права и закон а46. Раскр ытию теоре тичес кой

несос тояте льнос ти совет ского позит ивиз ма были посвя щены труд ы B.C. Hepc e-

сянца , Р.З. Ливш ица, С.С. Алек сеева. 47

Отказ совре менн ых учен ых от безус ловн ого прин ятия догм марк систс ко- ленин ской прав овой доктр ины, идея постр оения в наше й стран е прав ового го- судар ства потре бовал и перес мотр еть тради цион ные предс тавле ния отече ствен ной юрис пруд енции о праве и его источ никах .

Изме нение прав опон иман ия в науке выра зилос ь в том, что вперв ые в на- шей стран е основ опол агаю щие идеи естест венно - прав овой доктр ины были офиц иальн о закре плен ы Декл арац ией прав и свобо д челов ека и граж дани на РСФ СР (1991 г.), а затем и Конс титуц ией РФ, прин ятой 12 декаб ря 1993 г. Она содер жит пред писан ия о том, что челов ек, его права и свобо ды приз нают ся высш ей ценно стью (ст.2), что основ ные права и свобо ды челов ека неотч ужда емы и прин адле жат кажд ому от рожд ения (ст. 17) и др.

Это требу ет подо йти к опре делен ию позит ивног о права таким образ ом,

46 Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. - М.: Изд-во АН СССР, 1958; Пионтковский А.А. К вопросу об изучении общенародного права. // Советское государство и право. - 1962. - №11.- С.15-25; Миколенко Я.Ф. Право и формы его проявления // Советское государство и право - 1965. -№ 7. - С. 47-54; Назаров Б.Л. Социалистическое право в системе социальных связей (Развитие взглядов на основные внутренние и внешние связи социалистического права). - М: Юр ид. лит-ра, 1976; Козюбра Н.И. Социалистическое право и общественное правосознание. - Киев.: Наукова думка, 1979; Тененбаум В.О. О сущности права. // Правоведение. - 1980. - №1. - С.35-42; О понимании советского права. “Круглый стол”.// Советское государство и право.-1979.-№ 7.-С.56-74;№8.-С.48-67; Иванова Т.П. О понятии права (к соотношению права и законодательства). // Правоведение. - 1983. - №1. - С.20-27.

47

См.: Нерсесянц B.C. Право и закон: из истории правовых учений. - М.: Наука, 1983; Лившиц Р.З. Государство и право в современном обществе: необходимость новых подходов. // Советское государство и право. - 1990. - № 10. - С. 17-20; Алексеев С.С. Право: время новых подходов. // Советское государство и право.- 1991.-№2. -С. 6-7.

26 чтобы не противопоставлять его естественному, что предлагалось сделать еще

юристами дореволюционной России.48 Они не возводили “китайской стены” между ними, в отличие от многих современных авторов, которые выражают подчас полное неприятие позитивного права. Однако недопустимо сохранение и противоположной позиции: до сих пор возможность санкционирования (признания обязательными) государством обычаев и судебных решений либо вообще упускается из определений права50, либо трактуется как передача государством отдельных своих полномочий на издание некоторых нормативно-правовых актов (подчеркнуто мной - А.Т.) негосударственными органами или организа- циями.51

Современные сторонники интегративного подхода к правопониманию определяют право как “совокупность признаваемых в данном обществе и обеспеченных официальной защитой нормативов равенства и справедливости…‘02, как систему “исторически возникших правил поведения, являющихся масштабом свободы равных субъектов, отношения между которыми социально значимы, являются частью общественного порядка и потому обеспечиваются госу-

См.: Покровский И.А. Право на честь. Маленькая иллюстрация к большому вопросу. - Петроград, 1916. - С.10; Виноградов П.Г. Очерки по теории права. -М., 1915.-С. 26.

Теория взаимопроникновения естественного и позитивного права воз- никла давно. Впервые в истории ее обосновал Августин. См.: Четвернин В.А. Из истории соотношения естественного права и правового позитивизма.//Право и правотворчество: вопросы теории. - М.: ИГП АН СССР, 1982. - С. 120 и далее.

См.: Коржев А.В. К вопросу о правопонимании в дореволюционной России. // Государство и право. -1998.-№5.-С.97.

30 См.: Сырых В.М. Теория государства и права. - М: Былина, 1998. - С. 93.

э См.: Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. М.Н. Марченко. - С. 284-285.

52 Общая теория права и государства. Учебник для вузов / Под ред. В.В. Лазарева. - М.: Юрист, 1995.-С.29.

27 дарством…“5”’

Тем самым они указывают на социальную обусловленность права, на то,

что государство призвано формулировать те социальные нормы, которые уже

сложились или складываются в обществе. Эту связь можно выразить формулой:

ел

“содержание права создается обществом, а форма права - государством”” .

Представляется, что с изменением отношения к праву должно измениться и наше представление о том, что следует понимать под его источником.

Еще в дореволюционной науке, отражавшей дискуссию о сущности права, велся спор о том, как следует трактовать термин “источник права”. В противовес яркому стороннику позитивистского правопонимания Г.Ф. Шершеневи-чу, предлагавшему заменить термин “источники права” на “формы права”,53 Н.М. Коркунов предупреждал о недопустимости смешения понятия источник права как “юридического технического термина”, как признака общеобязательности юридических норм, с понятием о том, откуда черпается и чем определяется само содержание юридических норм, свойственное для сторонников признания того, что право творится произволом законодателя56. “ .. мы, конечно, не можем признавать закон силой, творящей право, это только форма, в которой право, вырабатываемое всеми элементами общественного сознания, находит себе внешнее выражение “, - писал Н.М. Коркунов57.

В настоящее время, исходя из естественно-правовой концепции, можно

53 Спиридонов Л.И. Теория государства и права. Учебник. - М.: “Статус ЛТД +”,1996.-С.101.

ел

Теория государства и права. Учебник для вузов и факультетов / Под ред. Ко-рельского В.М. и Перевалова В.Д. -М.: Изд-я группа ИНФРА-М.- НОРМА, 1997. -С.250.

55 Под последними он понимал виды права, отличающиеся по способам выра ботки норм, зависящим от воли государственной власти. Ученый считал, что норму права следует рассматривать в виде “требований государства”, что госу дарство, “являясь источником права, не может быть само обусловлено правом.” См.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. - С. 300, 368-369.

56 См.: Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. - СПб.,1908. - С. 284.

28 прийти к выводу, что говорить о государстве как источнике права в материаль- ном смысле неправомерно, а понимать под последним только экономические отношения - слишком односторонне, поскольку они являются лишь частью явлений общественной жизни, оказывающих влияние на право. В современных исследованиях среди факторов, определяющих формирование права, наряду с экономическими, выделяют, в частности, такие, как политические, социальные,

58

национальные, идеологические и внешнеполитические.

Неприемлемым представляется сохранившееся в современной науке определение источника права в формальном смысле как совокупности “способов формирования, своеобразного “документирования” государственной воли (подчеркнуто мной - А.Т.)”59, поскольку возвращает нас к признанию того, что право и формы его выражения предопределены исключительно волей государства. Более точным было бы определять источники права в формальном смысле как “формы объективирования юридических норм, служащие признаком их обяза- тельности,,,60как “формы, в которых воплощаются общеобязательные нормы, ставшие правом.”61

Сказанное позволяет прийти к выводу, что под источником уголовно- процессуального права целесообразно понимать внешние формы выражения уголовно-процессуальных норм, выработанных в процессе осуществления уго- ф< ловного судопроизводства и закрепленных органами государственной власти

57 Там же. - С. 284.

со

^ См.: В свете этого подхода представляется правомерным предложение А.В.

Наумова выделять генетические источники (источники происхождения) норм положительного права, которыми ученый признает нормы морали (нравствен- ности), религиозные нормы, положения естественного права, нормы зарубежных государств, заимствованные отечественным правом, нормы международного права. См.: Наумов А.В. Источники уголовного права.// Уголовное право: новые идеи. - М: ИГПРАН, 1994. - С.4.

<**’ Комаров С.А. Общая теория государства и права: Курс лекций, изд-е 2- е. -

М.: Манускрипт, 1996. - С. 147.

60 Коркунов Н.М. Указ. соч. - С. 283.

29 при осуществлении возложенных на них функций в законодательной, исполни- тельной и судебной сферах, а также сложившихся в мировой практике государств.

§ 2. Международные нормы и судебная практика в системе источников права: история и современность.

Тот факт, что правопонимание, свойственное тому или иному обществу, оказывает влияние не только на признание того, что является силой, создающей Ф право (источником права в материальном смысле), но и на определение круга

ш тех форм, в которых правовые нормы находят свое выражение (так называемых

Щ

формальных источников права), можно проследить на основе отношения в раз- личные исторические эпохи к правовой природе международных норм и судебных актов.

Необходимо отметить, что господствующая трактовка права, в свою очередь, зависит от степени демократичности общества.

Идеология правового позитивизма более характерна для деспотичных, тоталитарных, авторитарных режимов. Она помогает обосновать произвол го сударственных органов, прочно удерживающих господство в своих руках, ^ представляя право как систему законов и иных нормативных актов, изданных и

Ф обеспеченных принудительной силой государства. Естественно-правовая тео-

рия, напротив, господствует там, где государственная власть не монополизиро-вана, где признается неизбежность изменения существующих в обществе правоотношений.


Примеры того, что характер правовых идей предопределяет отнесение Jj|f международных норм и судебной практики к источникам права, можно увидеть

еще в древнем мире.

Спиридонов Л.И. Теория государства и права. Учебник. - С. 142.

30

Основные идеи позитивистского правопонимания появились уже в древ- невосточных деспотиях, в частности, их развивали легисты и законники Древнего Китая VI-III в.в до н.э. Здесь была создана концепция государства, в котором вся общественная жизнь, включая экономические процессы, подлежала принудительному регулированию посредством императорских законов.62

Естественно-правовые взгляды берут свое начало в Древней Греции и Древнем Риме. Они связаны с именами Демокрита, Сократа, Платона. Можно сказать, что знаменитое римское право времен античной демократии было основано на естественно-правовом учении. Показатель этого - широко известное определение права, данное римским юристом Цельсом: “Право есть ars (искусство, практически реализуемые знания, умения, наука) boni (добра) и dequi (равенства, справедливости).”63

О том, что в Древнем Риме проводилось различие между правом и законом, свидетельствует то, что знаменитый юрист того времени Ю. Павел писал: “Правило (т.е. закон - А.Т.) вкратце излагает то, что есть; не из правила берется право, но из существующего права происходит правило.”64

Таким представлениям соответствовало деление права на “цивильное” (позитивное право Рима) и “право народов”. Последнее, несомненно, является прообразом современного международного права - в учении Цицерона и Уль-пиана оно трактуется как международное естественное право65. Цицероном был

См.: Ян. Юн-го. История древнекитайской идеологии. - М.: Изд-во иностранной литературы, 1957, С. 400-409; Древнекитайская философия. - М.: Мысль, 1973.Т.2.- С. 14-53,210-283.

63 Нерсесянц B.C. Философия права. - М.: Изд. группа НОРМА-ИНФРА, 1998. -С. 433

Цит. по: Стучка П.И. Избранные произведения по марксистско-ленинской теории права. - Рига, Латгосиздат, 1964. - С. 164.

° В данном случае очевидно было влияние на юриспруденцию Рима естественно- правовых идей античных стоиков Зенона и Хрисиппа, которые обосновали космополитическое представление о том, что все люди по своей природе граждане единого мирового государства. См.: Нерсесянц B.C. Философия права. - С.

424.

31 сформулирован существенный принцип международного права о необходимости соблюдения обязательств, налагаемых международными договорами.”Что же относится к праву народов, то должно быть признаваемо и цивильным”, -утверждал он.66

Говоря о цивильном праве Рима, следует отметить, что признавалась множественность его источников.

Первоначально основным источником права был обычай. Первые законы, в частности законы XII таблиц были в большей части закреплением обычаев.

Впоследствии наряду с прежним обычаем появился новый - судебный, судебная практика. Ульпиан утверждал, что древнеримский суд может творить право, “ибо поскольку законом введено то или иное правило, имеется удобный случай, чтобы было восполнено путем толкования или во всяком случае путем судебной практики то, что имеет в виду те же потребности “.67

Однако с середины III в. н.э., когда император приобрел законодательную функцию, его власть стала абсолютной а его воля стала считаться единственным источником права. С этого момента начинается упадок юриспруденции и

кризис римского права.


Приступая к анализу истории становления системы источников права со- временных правовых семей, следует отметить, что основными из них в настоящее время являются англосаксонская (англо-американская или система общего права) и романо-германская. К первой принадлежат такие страны, как Великобритания, США, Канада, Австралия и др. Вторая получила распространение в большинстве государств континентальной Европы - Франции, Германии (отсюда ее второе название - континентальная правовая семья), а также в странах Африки, Латинской Америки и Японии. Главное различие между ними проводит. по: Римское частное право: учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. - М.: Юристъ, 1997. - С.22.

Цит. по: Венгеров А.Б. Теория государства и права: ч.И-Теория права- Том II -М.: Юрист, 1996.-С. 134.

32 дится по тому, какие источники права имеют в них приоритетное значение. Для

+

стран второй группы характерно главенство писанного права, т.е. юридических ^ правил, сформулированных в законодательных актах. Для первой свойственно

превалирование судебных прецедентов - т.е. юридических норм, созданных судебной практикой, которым обязаны следовать судьи при разрешении анало-гичных дел. L

Вместе с тем обе они начали формироваться (континентальная - в XII-XIII в.в., англосаксонская- Х1в.) на основе обычаев, которые, таким образом,

явля ются истор ическ и перв ым источ нико м права совре менн ых прав овых сис-

69

тем.

Кром е обыч аев, в обеих из них перво начал ьно важн ая роль в выра жени и и форм улир овани и прав овых норм прин адле жала судеб ной практ ике. Так, оце- нивая значе ние судеб ной деяте льнос ти парл амент ов как источ ника права Фран ции, Р. Дави д отмеч ал, что она имел а боль шое значе ние вплот ь до XVI -

68 См.: Боботов СВ. Буржуазная юстиция. Состояние и перспективы развития. - М.: Наука, 1989.-С. 16,17.

69 В отечественной дореволюционной и советской литературе была высказана точка зрения, согласно которой не обычай, а прецедент является древнейшей формой права. Причем если такая позиция Е.Н. Трубецкого объясняется его трактовкой обычая как “множественного прецедента,” как “многократно повто-

0 ряющегося прецедента” (См: Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. - СПб.: Изд-

во “ Лань “, 1998. - С. 101), то исследователь советского периода Н.Г. Алексан-

дров указывал, что “судебный прецедент - наиболее древняя форма права,

во-

преки традиционному признанию этой роли - обычаю,” исходя из того, что пра- ^ во не существует без государства (См.: Александров Н.Г. Понятие источника

права. - С. 52).

Нельзя согласиться ни с той, ни с другой точкой зрения. Обычай, с одной стороны, являлся основанием осуществления судебной деятельности, опреде лял функции и властные полномочия суда, с другой, служил обоснованием ле гитимности деятельности органов управления общества на этапе формирования . государства. Следует заметить, что еще в дореволюционной литературе Д.

^ Гримм отмечал, что “отождествлению юридических норм с велениями законо-

дателя противоречит факт существования обычного права, который исторически предшествует законодательству и складывается помимо воли законодателя.” (Гримм Д. К вопросу о понятии и источнике обязательности юридических

« 33

4t XVII в.в: “ .. “прецеденты” .. играли в эту эпоху во Франции не меньшую, а да-

же большую роль, чем в тогдашней Англии.” 4|fc Отказ в дальнейшем стран континентальной Европы от обычаев и преце-

дентов и признание закона единственным источником права в первую очередь был связан с изменением отношения к праву. Известно, что формирование кон тинентальной правовой семьи было вызвано эпохой Возрождения, один из ас пектов которой - возрождение концепции естественного права. Таким образом, можно сказать, что континентальная правовая семья была создана на основе ес тественно-правовой теории. В дальнейшем ее идеи развились благодаря рецеп- ф ции римского права. Школа естественного права, ставшая господствующей в

т

XVII-XVIII в.в., поставила перед юристами задачу создания таких позитивных норм, которые соответствовали бы естественному праву, праву справедливости. Эта идея привела к тому, что на основе римского права в XIX в. была проведена кодификация действующих правовых норм. Процесс кодификации стал поворотным в истории права. Прошедший под эгидой естественно-правовой теории, он породил юридический позитивизм, а, следовательно, правовой национализм. Впервые стало допускаться, что суверен может создавать право и пересматривать его в целом, право перестало отождествляться со справедливостью.

Англо-американская правовая семья не знала рецепции римского права, она развивалась автономно и самостоятельно. Правом стали решения судебных органов, которые постепенно создали мощную систему судебных прецедентов. В XIX в.в. Англии была проведена реформа, которая, однако, не была равнозначна кодификации на континенте. Фактически были приведены в систему (консолидированы) действующие нормы.

В отличие от континентальной Европы, где под влиянием позитивизма начали презюмировать, что положительное право в форме законоположений охватывает любую правовую ситуацию, в странах с англосаксонской правовой

норм.-СПб, 1896. -С.4.).

70

Дави д Р., Жоф фре- Спин ози К. Указ. Соч. - С. 45.

• 34

? системой большое внимание как в правовой теории, так и в судебной практике,

уделяли праву справедливости. Здесь судебный прецедент рассматривался не ШЬ как акт создания права в строгом смысле. До сих пор пользуется поддержкой

принцип, согласно которому суд лишь открывает, развивает, фиксирует, выражает общепризнанные правила поведения, возводя в ранг юридических норм. “


В истории отечественного права дореволюционного периода, как отметил известный российский правовед проф. М.Ф. Владимирский-Буданов, можно выделить три этапа: земский (IX-ХШв.в), московский (XIV - XVI в.в.) и импе- % раторский - с начала XVIII в.73 Использование этой периодизации представля-

ется наиболее приемлемым, поскольку указанным историческим этапам соответствуют изменения в соотношении источников отечественного права.

Первый период истории русского права является временем господства обычного права. Однако наряду с обычаем появляются и другие источники права: прецеденты, нормативные акты.

Следует отметить, что большое влияние на дальнейшее развитие системы источников права Руси оказало византийское право и принятие христианства. Они привели к рецепции некоторых византийский кодексов и к самостоятельной законодательной деятельности русский князей в форме уставов. По словам М.Ф. Владимирского-Буданова, заключая договоры с Византией, “ … русские в первый раз пробуют выразить нормы своего права в объективной (письменной) форме и притом сделать их для себя обязательными по силе внешнего принуждения и клятвы.”74

71 Там же. -С. 49, 51.

72 Речь идет о так называемой “деклараторной теории судебного прецедента”, j^. сформулированной М. Хейлом и У. Блэкстоном. См.: Кросс Р. Прецедент в анг лийском праве. - М.: Юридическая литература, 1985. - С. 44-50.

73 См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. - Р/ н-Д.: Изд-во “Феникс”, 1995. - С. 33.

74 Владимирский-Буданов М.Ф. Указ. соч. - С. 113.

• 35

ф Знаменитый источник права того времени - Русская Правда (XI1-XIII в.в.)

является компиляцией княжеский уставов, судебных приговоров и обычаев. ?Щ “Московский период” был временем равновесия закона и обычая, по-

скольку законодательство стремилось только узаконить обычай. Псковская и Новгородская судные грамоты (XIV-XV в.в.) представляют собой пример первой официальной законодательной кодификации, основанной на обычном праве.

Письменной формой закона в XIV-XV в.в. являлись жалованные и ус тавные княжеские грамоты. Среди первых выделяют “охранительные” - судеб- {ь ные приговоры князей. Таким образом, нередко общая законодательная норма

*

утверждалась первоначально применительно к частному случаю.

Укрепление роли закона в системе источников права было вызвано централизацией российского государства и связано с утверждением неограниченной (самодержавной) власти монарха. Выражением этого процесса стали царские судебники (XVI-XVII в.в.).

Так, Судебник Ивана Грозного 1550 г. объявил закон всеобъемлющим и единственным источником права, обязав “вперед всякие дела судити по сему судебнику “(ст. 97).

*

Было установлено, что если суд столкнется с тем, что в Судебнике не оп ределен порядок решения возникшего вопроса, то дело для разрешения должно Ф быть представлено высшей судебной инстанции - Боярской Думе. Решение Бо-

ярской Думы, являвшейся одновременно и законотворческим органом, было

Ml

^ тем прецедентом, который, по существу, становился новой законодательной

нормой, поскольку его должны были “в сем Судебнике приписывати” (ст. 98).

Следует отметить, что это положение Судебника опережало реалии сво его времени. Как указывал М.Ф. Владимирский-Буданов, “едва ли такая иде- i^ альная всеобъемлющая сила закона тотчас же установилась на практике: мно-

гие дела впоследствии могли разрешиться по установившимся обычаям судья-

36 ми, не восходя к законодателю.”75

Вхождение России в романо-германскую правовую семью обычно связы- вают с именем Петра I. В так называемый “период империи” - XVIII в., когда утвердилось понятие о законе как о воле государя, “правильно объявленной”, закон был окончательно признан единственным источником права.76

При этом самодержавие стремилось монополизировать не только издание обязательных указаний - законодательствование, но и их толкование. Показательно, что согласно указа Петра I от 17 апреля 1722 г. было ограничено право высшей судебной инстанции - Сената, толковать законы - он мог это делать только при отсутствии государя и только “ в применении к данному делу, а не в

77

обязательной форме.”

Отрицательно относилась к праву судей толковать законы и Екатерина II, которая в своем Наказе указала, что сам законодатель должен, где это необхо-

димо, давать к закону свои пояснения. (Наказ XIX, 448, 451).

XVIII в. ознаменовался развитием законодательства в виде уставов, рег- ламентов, указов. Его кодификация была осуществлена только в Х1Хв., когда в 1832 г. был составлен под руководством М.М. Сперанского “Свод законов российской империи”. Ст. 47 Основных законов провозгласила, что “Империя Российская управляется на твердом основании положительных законов, учреждений и уставов, от самодержавной власти исходящих.” Таким образом, единственными источниками права были официально признаны нормативно-правовые акты.

Установление деспотичного, авторитарного правления Николая I, соз-

дам же. - С. 231.

76См: Владимирский-Буданов М.Ф. Указ. соч. - С. 272.

77 Там же. -С. 273.

См.: Наказ императрицы Екатерины II, данный комиссии о сочинении проекта нового уложения / Под ред. Н.Д. Чечулина. - СПб, 1907.- С. 5.

37 давшего “полицейское государство”79, утвердило представление о праве как

КО

творении этого государства. В тот период, по меткому замечанию профессора П.Г. Редкина “в Своде законов стали искать всего нашего действующего права … явилось предположение, будто действующее законодательство и есть действующее право вообще; следовательно, источник права есть только законодательство; следовательно, право и законодательство суть выражения тождественные, следовательно, изучать законодательство - значит изучать право…“81

Таким образом, процесс кодификации в России так же, как и в Европе, вызвал к жизни юридический позитивизм, влияние которого на систему источников права того времени выразил Н.М. Коркунов: “… когда положительное право считали произвольным человеческим установлением, в законе, как выражении правотворящей воли, видели единственную силу, созидающую положительное право. Поэтому законодательство признавалось тогда единственным источником положительного права и притом в смысле силы, творящей право.”82

Идеи позитивизма в России были разработаны в работах М.Н. Капустина и Н.К. Реннекамнфа, вышедших в 1868 г. С начала 80-х г.г. XIX века и до конца столетия он, благодаря трудам Е.В. Васьковского, Н.И. Палиенко, А. Рождественского и других стал преобладать в теории права.83 Поэтому этот период в отечественной науке нередко называют “юриспруденцией положительного права”.

Однако уже в начале века многие философы и юристы - Н.А. Бердяев,

Давыдов Н. Уголовный суд в России. - М., 1918. - С.7.

80 Университетский устав предписывал преподавание в России законоведения-студенты изучали законы, а не право. См.: Трусов А.И. Правоведение или законоведение? // Методологические проблемы правоведения. - М.: Изд-во МГУ, 1994.-С. 58-59.

Q 1

1 Редкий П.Г. Из лекций по истории философии права в связи с историей философии вообще. - СПб, 1889. Т.1. - С.4-5.

82 Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. - СПб, 1908. - С. 285.

‘“1 См.: Пяткина С.А. Юридический позитивизм в России (из истории русской буржуазной правовой мысли). Автореферат дисс… к.ю.н.. - Л., 1965. - С. 3.

• 38

ф B.C. Соловьев, Б.Г. Чичерин, П.И. Новгородцев, И.А. Ильин, Е.Н. Трубецкой,

Л.И. Петражицкий - выражали критическое неприятие юридического позити- ^ визма. Возникла концепция “возрожденного естественного права” (П.И. Новго-

родцев, Б.А. Кистяковский, Е.Н. Трубецкой и др.), которая боролась с автори- таризмом в праве.

Соответственно отношение отечественной науки к системе действующих источников права, вызванное позитивизмом, было подвергнуто пересмотру.

т

В конце XIX - начале XX в.в. в работах некоторых русских юристов (П. Казанского, А. Ященко и др.) появился новый подход к проблеме соотношения международного и внутригосударственного права, начала отстаиваться теория примата международного права. А. Ященко, в частности, признавал “преимущество международного права над внутригосударственным, что есть высшая форма права над индивидом и государством, высшая над управляющими и управляемыми, что она возлагается на тех и на других.”84 Он писал, что международный договор, направленный на создание норм объективного права, является договором лишь по форме, а по содержанию есть настоящий законодательный акт, имеющий непосредственное действие для внутригосударствен-

85

ных отношении.

Особый интерес представляет возникшая в дореволюционной науке полемика по вопросу о наличии у судов правотворческий функций. Она была вызвана изменениями в положении судей после судебной реформы 1864 г. по сравнению с нормами Свода Законов.

В соответствии с “характерным для эпохи абсолютизма недоверием к судьям” Свод содержал требование о применении судами законов “по точному и буквальному смыслу оных” (ст. 65 Основных законов). В случае же воз-

84 Ящ енко А. Межд унар одны й феде рализ м. - М., 1908. - С. 42.

85
См.
Там же. - С. 230- 231.

86 Че льцов - Бебут ов М.А. Курс совет ского уголо вно- проц ессуа льног о права . Очер ки по истор ии суда и уголо вного проц есса в рабо владе льчес ких, феод аль ных и бурж уазн ых госуд арств ах. - СПб.: Равен а, Альф а, 1995. - С.739 .

39 никновения сомнений в правильности понимания смысла закона, суд должен

был приостановить производство по делу и обратиться к высшей судебной ин- станции. Поскольку высшая судебная инстанция (Государственный совет) была одновременно и законодательным учреждением, то проблема судебного право- творчества в науке не поднималась, поскольку любая неясность или неполнота закона устранялась в законодательном порядке: судебные решения Государст-

от

венного совета были одновременно законодательными постановлениями.

Смягчение политического режима, последовавшее после вступления на престол в 1855г. императора Александра II отразилось и на правовой науке, в которой стала признаваться положительная роль судебного правотворчества. Одним из первых В. Спасович доказывал, что у “народов образованных” позитивное право выражается не только в писанном законе, но также и в судебных решениях, которые “не могут уничтожить или даже переиначить закон положи-тельный,” но могут устранить его пробелы.

Судебная реформа 1864г. отделила судебную власть от законодательной. В соответствии с принципом самостоятельности суда было отменено требование о приостановлении производства по делу из-за неясности содержания закона. Напротив, ст. 13 Устава уголовного судопроизводства (УУС) воспретила судам “останавливать решение дела под предлогом неполноты, неясности или противоречия законов…” Здесь же указывалось что “за нарушение сего правила виновные подвергаются ответственности как за противозаконное бездействие власти.”

Согласно этим положениям УУС (ст. 12) установил: “Все судебные уста-

87 См.: Коркунов Н.М. Указ. соч. - С.306.

Такую практику в дальнейшем негативно оценили правоведы. “Чрезмерное опасение увидеть судью на месте законодателя создавало другую, в высшей степени реальную опасность: законодатель становился на место судьи, вытеснял его и постановлял решения,” - указывал И.Я. Фойницкий.87 (См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. - СПб.: Изд-во “Альфа,” 1996.-Т. 1.-С. 162.

QQ

Спасович В. Учебник уголовного права. - СПб, 1863. - С. 69.

• 40

Ф новления обязаны решать дела по точному разуму существующих законов, а в

случае неполноты, неясности, или противоречия законов, коими судимое дея- ‘ -fr ние воспрещается под страхом наказания, должны основывать решение на об-

щем смысле законов.’’

Таким образом, судам было предоставлено право толкования и пополнения
законов.

Указанные правовые новеллы привели к тому, что в науке вопрос о судебном правотворчестве стал одним из наиболее дискутируемых.

Особенно остро научная полемика разгорелась в связи с деятельностью ^ высшего суда России - Сената. Его компетенция была определена ст. 5 Учреж-

*

дений судебных установлений 1864 г. (УСУ), в соответствии с которой “Правительствующий Сенат в качестве верховного кассационного суда, не решая дел по существу в общем порядке судопроизводства, наблюдает за охранением точной силы закона и за единообразным его исполнением всеми судебными установлениями империи”.

Среди полномочий Сената в первую очередь следует выделить переданное ему первоначально принадлежащее законодателю правомочие издавать обязательные для исполнения общие наказы судам (ст.ст. 166, 167 УСУ). Свои разъяснения Сенат выносил по предложению министерства юстиции, вызванному неоднообразным применением законов в разных судебных местах или затруднениями по применению законов. Они публиковались без указания дела, по которому возникли вопросы.

Согласно ст. 64 Основных положений судоустройства от 29.09.1862г. в этих наказах определялись “правила, относящиеся до внутреннего распорядка в судебных местах и указывающие способы исполнения законов.” К ним относились положения различной категории: о г регламентации форменной одежды судей до установления сроков на исполнение различных судебных действий, не

89 См.: Викт орски й СИ. Русск ий уголо вный проц есс. Учеб ное пособ ие. - М.: Юри дичес кое бюро “ГОР ОДЕ Ц”, 1997. - С. 82.

ОССИИС*АЛ f

0 определенных уставами судопроизводства. В частности, в одном из своих

циркуляров Сенат потребовал, чтобы в случае принесения кассационных отзы- ‘“‘4(| вов или протестов судебные места по каждому отдельному делу представляли

вместе с делом свои объяснения о принятых ими мерах пресечения, о времени подачи жалобы, о внесении кассационного залога, о присоединении к жалобе участников по делу. ‘

Таким образом, Сенат в своих наказах мог затронуть важные вопросы уголовно- процессуального права.

% *

Что касается юридической силы решений Сената по отдельным делам, то УУС (ст. 930) определил обязательность толкования закона, установленного Сенатом, для того дела, по которому он дал разъяснения: “суд, в который обращено дело для нового решения, обязан в изъяснении точного разума закона подчиниться суждениям Правительствующего Сената.” Кроме того, ст. 933 этого Устава указывала: “Решения Сената печатаются во всеобщее сведение для руководства к единообразному исполнению и применению законов.”92

В современных исследованиях можно встретить трактовку указанных положений закона как устанавливающих обязательность решений Сената и для других дел.93 Однако в дореволюционной науке по этому вопросу велись дис куссии. Ш Многие отрицали не только силу судебного прецедента за решениями

^ Сената, но и судебное правотворчество вообще.

Так, например, СИ. Викторский писал, что “толкование или пополнение * закона обязательно только по данному делу.”94

Противниками идеи осуществления судом правотворческих функций бы-

90 См.: Судебные уставы 20.11.1864г. с изложением рассуждений, на коих они основаны. 2-е изд., ч.З. - СПб, 1867. - С. 118.

91 См.: Фойницкий И.Я. Указ. соч.- С. 169.

9” Такую же норму содержал Устав гражданского судопроизводства (ст. 815). 93 См.: Цихоцкий А.В. Указ. соч. - С. 6.

42 ф ли также такие известные ученые своего времени, как П.П. Пусторослев, Г.Ф.

Шершеневич, СВ. Познышев, Вл. Случевский и др.95 4| Профессор Н.Н. Розин, в частности, указывал, что “наблюдающееся ино-

гда в практике стремление расширить пределы действительной юридической силы решений кассационных департаментов Правительствующего Сената сле дует признать не имеющим основания ни в законе, ни в теории процесса. Оно имеет свою опору только в юридической лености.”96 Он считал, что “положения из решений Сената подлежат практическому применению судами, но не в силу того, что они санкционированы кассационными департаментами ф Сената, а в силу их логической убедительности и соответствия правильно по-

%

нимаемому смыслу закона… Всякое иное толкование значений публикуемых Сенатом решений его кассационного департамента приравнивало бы его решения к закону …“97 СВ. Познышев и Вл. Случевский также отмечали наличие исключительно нравственного авторитета за решениями Сената,98 а СИ. Вик- торский указывал, что они “по другим делам обязательны не по разуму власти, как высшего суда…, а лишь по власти или силе разума их.”

Своеобразную позицию по данной проблеме занимал И.Я. Фойницкий. С одной стороны, он утверждал, что “… власть судебная не может создавать но-

*

94 Викторский СИ. Указ. соч. - С.81.

. 95 См.: Пусторослев П.П. Русское уголовно-судебное право. - Юрьев, 1914. - С.

  • 21.; Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Вып. 4.-М, 1912. - С. 708-716; Слу-

чевский Вл. Учебник русского уголовного процесса. Судоустройство- судопроизводство. изд-е 3-е. - СПб, 1910. -С. 21.; Познышев СВ. Основные начала науки уголовного права. Общая часть уголовного права. Изд. 2-е. - М., 1912.-С. 92.

96 Уголовное судопроизводство. Пособие к лекциям Н.Н. Розина. - Томск, 1913. ^ -С 66.

Там же. - С. 64-65.

98 Познышев СВ. Указ. соч. - С. 92.

99 Викторский СИ. Указ. соч. - С.81.

I 43

ф вых норм”100, с другой, отмечал, что “…Судебная интерпретация в тех случаях,

когда судебное место восполняет пробел в законодательстве, делается само- ^| стоятельным источником права, конкурирует с законодательством.”101 Призна-

вая существование судебных прецедентов, которые он понимал как “примерные решения, способные оказывать влияние и на дальнейшую практи-ку…” , ученый считал, что “все судебные места по силе толкования равны между собой”103, поэтому “стремление привить сенатским разъяснениям законов общеобязательное для всех судебных мест значение стоит в глубоком противоречии с природой и задачами судебной практики”104, поскольку ее существен-

ное свойство заключается в изменчивости.103

Если И.Я. Фойницкий осторожно подходил к идее судебного правотвор чества, то многие исследователи того времени вносили радикальные предложе ния о пересмотре системы источников права вообще и уголовно- процессуального в частности. Не подвергая сомнению основополагающую роль закона, они отмечали, что он не является вместе с тем единственным источни ком права. В частности, автор известного учебника уголовного процесса М.В. Духовский указывал, что наряду с законом, который он назвал “коренным ис точником уголовного процесса,” существуют его дополнения в виде правил внутреннего распорядка, установленных “наказами” и “судебными обычаями”, Щ а также “толкованием юристов, насколько оно проявляется в судебных решени-

ях главн ого суда (у нас Сенат а).”106

*

100 Фо йниц кий И.Я. Указ. соч. - С. 163

101 Та м же. - С. 161.

102 Та м же.- С. 164.

103 Фо йниц кий И.Я. Указ. соч. - С. 165. 104Та м же.- С. 168.

105 “ Добр осове стные колеб ания и даже прот иворе чия соста вляю т необх одим ое качес тво всяко й судеб ной практ ики, несом ненно е услов ие ее проц ветан ия и разви тия”, - указ ывал И.Я. Фойн ицки й. См.: Там же.

106 См .: Духо вский М.В. Русск ий уголо вный проц есс. - М, 1902. - С. 7.

Щ 44

Ф Необходимо заметить, что среди сторонников признания правотворчества

судебных органов не было единства по вопросу о том, какой вид источников

j   права они создают.

Некоторые считали, что судебное правотворчество является видом обычного права. “К обычаям относится и судебная практика, вырабатываемая судьями, - отмечал С. Будзинский.107

щ

Такая позиция критиковалась Н.М. Коркуновым. Он указывал, что судеб ная практика “занимает как бы среднее, посредствующее место между обычаем и законом,” отличаясь от обычая тем, что во-первых, “подобно закону возника ла ет в силу сознательного стремления к реализации данной нормы”, во- вторых, ее нормы создаются не обществом, а учреждением, следовательно, имеют юриди чески определенную форму выражения - судебное решение.108

Следует отметить, что источником права Н.М. Коркунов считал именно судебную практику, а не прецедент, отмечая, что “признавая судебную практику самостоятельным источником права, мы должны оговориться, что это не следует понимать так, чтобы раз принятое судом решение какого-нибудь спорного вопроса безусловно связывало суд на будущее время. “109

Вместе с тем он признавал, что “одно из условий правосудия, это то, что бы законы применялись ко всем одинаково, а это невозможно без однообраз- Щ ной, устойчивой судебной практики.”110

Ф Сторонником официального наделения судов правом на создание право-

т

вых норм был и Д. Гримм. Он считал источником права не только судебную практику как совокупность решений, обязательных в силу признания их таковыми для себя самими судьями, но и судебный прецедент, как решение суда, обязательное уже в силу того, что оно вынесено судом определенного уровня (в

107

Будзинский С. Начала уголовного права. - Варшава, 1870. - С. 32.

108 См.: Коркунов Н.М. Указ. соч. - С. 295-296.

109 Там же. - С. 298.

ПО т

Там же.

*

t

45 данн ом случа е - Сенат ом).11 1

Схож
ую
позиц
ию
зани
мал и
С.Н.
Труб
ецкой
,
котор
ый
рассм
атрив
ал су-
дебну
ю
практ
ику
как
своео
бразн
ую
связь
судеб
ного
преце
дента
с
обыч
аем и
писал
“Так или иначе , часть ю путем преце дента , часть ю путем обыч ая судеб ная практ ика, несом ненно , созда ет новы е норм ы в допо лнени е к закон у и пото- му долж на рассм атрив аться как самос тояте льны й источ ник права .”11”

Проб леме судеб ного прав отвор честв а было посвя щено диссе ртаци онное иссле дован ие Г.В. Демч енко на тему “Суд ебны й преце дент” . В нем он, опре деляя преде лы судеб ного норм отвор честв а, указа л, что приз нание судеб ного пре- цеден та источ нико м права являе тся “выд ающи мся факто ром устан овлен ия за- конн ости в судах и разви тия права в жизн ь.”113

Если вопр ос о форм е выра жени я судеб но- прав овых норм вызва л диску ссию, то в опре делен ии прич ин осущ ествл ения суда ми прав отвор чески х функ- ций учен ые были един ы: их они видел и в абстр актно сти закон одате льств а, в его прот иворе чивос ти, проб ельно сти.11 4

Таки м образ ом, в дорев олюц ионн ой уголо вно- проц ессуа льно й науке не было едино го подх ода к проб леме судеб ного прав отвор честв а. Одни учен ые не приз навал и реше ния судов источ ника ми права , подче ркива я их искл ючит ельно нравс твенн ый автор итет. Друг ие счита ли судеб ное прав отвор честв о неизб еж- ным следс твием осущ ествл ения судо м толко вания закон а и воспо лнени я в нем проб елов. При этом реше ниям судов отвод или роль или обыч ая, или преце ден- та, или указ ывал и на их пром ежут очное поло жени е межд у обыч аем и закон ом. Соот ветст венно в науке не было едино го мнен ия о степе ни связа нност и ниже-

111 Гримм Д. Указ. соч. - С. 23-24.

112

Труб ецкой С.Н. Указ. соч. - С. 132.

113 Де мчен ко Г.В. Суд и закон в уголо вном праве . Речь, прои знесе нная в Харь ковск ом униве рсите те при защи те диссе ртаци и “суде бный преце дент” . 5.10. 1903г . - Варш ава, 1903. - С.6- 7.

114 См .: Духо вский М.В. Указ. соч. - С. 10; Корк унов Н.М. Указ. соч. - С. 297; Грим м Д.К. Указ. соч. - С. 24; Демч енко Г.В. Указ. соч. - С. 2,6.

46 стоящих судов решениями Сената.

Сам Сенат исходил из безусловной обязательности своих решений применительно к аналогичным делам. Он нередко отменял приговор суда, “ставя на вид” непринятие им к сведению ранее вынесенных своих решений.”3

Несмотря на то, что эта практика Сената противоречила концепциям мно гих ученых того времени (о чем свидетельствует изложенный выше анализ на учных дискуссий того времени по вопросу о судебном правотворчестве), нельзя отрицать положительной роли ряда сенатских решений в развитии уголовно- процессуального права. Ими преодолевалась недостаточная разработанность ^Ь законодательства, что способствовало улучшению практики работы
судов.

#

Разъяснения положений закона, сделанные Сенатом, касались проблем права обжалования судебных решений, поводов кассации, порядка предания суду, прав гражданского истца, взаимодействия присяжных и председателя судов и т.д. Исследователи отметили и то, что низшие судебные инстанции при разрешении спорных вопросов беспрекословно подчинялись разъяснениям, сделанным Сенатом.116 Положительная роль признания судами обязательности решений высшей судебной инстанции России была отмечена М.Н. Волынским, указавшим, что в период адвокатской практики ему нередко приходилось сталкиваться с различным толкованием законодательства в смежных губерниях: “то,

^^L 1 1 п

Щ что в одной губернии допускалось, в другой запрещалось и наоборот.”
В ча-

115 На наш взгляд, эта позиция Сената была оправдана не только его компетен цией, обязывающей следить за единообразным применением судами закона, но и тем, что при рассмотрении дел в Сенате доклад сенатора должен был вклю чать указание не только на законы, относящиеся к делу, но и на примерные ре шения, постановленные Сенатом по делам однородным ( ст. 918 УУС ).

116 Гримм Д.Д. Указ. соч. - СПб, 1896. - С. 25. На наш взгляд, на это влияла не только обязательная публикация решений Сената, но и комментирование в справочной литературе для судей положений законов решениями Сената по конкретным делам. См., например: Настольная книга для мировых судей / со ставитель В.А. Железников. - СПб, 1869.

1 1 7

Волынский М.Н. Сборник разъяснений Пятого Департамента Правительствующего Сената по вопросам судопроизводства по делам о преступлениях и

47 стности, он указал, что до тех пор, пока вопрос о выдаче копий приговоров

осужденным не был рассмотрен в Сенате, в Томской и ряде других губерниях

подсудимым отказывали в выдаче копий данного судебного решения и других

бумаг из дела.118

Огромное значение практики Сената отмечается в современной литерату- ре. В частности, В.А. Рогов пришел к выводу, что для России были характерны и континентальный и англосаксонский пути развития права, поскольку наряду с изданием “Собраний узаконений”, Сенат, как высшая судебная инстанция “выносил решения по конкретным делам и государственные органы считали их обязательными для руководства.”119

Сказанное позволяет прийти к выводу о том, что фактически судебная

деятельность, особенно практика Сената по изданию обязательных циркуляров

и пересмотру приговоров нижестоящих судов, играла большую роль в развитии

дореволюционного права России.


Характеризуя источники права стран основных правовых семей на со- временном этапе, следует отметить, что в них произошла эволюция представлений о праве и, соответственно, формах его выражения.

Если XIX в. вошел в историю как век позитивизма “ , то уже в начале XX в. началось “возрождение” естественного права, достигшее апогея после второй мировой войны. Фашизм показал, что правовой позитивизм, с его тезисом “закон есть закон” способен оправдать насилие любого тоталитарного государства. Как отмечали советские исследователи, постепенно в буржуазной теории права произошла интеграция двух правовых течений: “… многовековое проти-

проступках. XVT. Ч. 2 - СПб, 1892. - С.1.

118 См.: Там же.

119 Рогов В.А. История государства и права России IX- нач. XX в.в. - М: Зерца ло, ТЕИС, 1995.-С. 160.

” См.: Критика современной буржуазной теории права. - М:
Изд-во “Прогресс”, 1969.- С.20.

ф 48

А воречие между естественным правом и правовым позитивизмом становится все

более относительным,”1”1; “… естественное и позитивное право в современной jj| буржуазной правовой практике тесно переплетены … их резкое противопостав-

ление является уже пройденным этапом. “12~

Эта интеграция выразилась в первую очередь в изменении странами кон- тинентальной Европы своей оценки соотношения закона и права. “Можно кон- статировать, - признавал Р. Давид, - что хотя правотворческая роль законодате-ля велика, само по себе право - это нечто большее, чем только закон.”1’ “”

Новое правопонимание отразилось и на их отношении к системе источ- ^ ников права.

т

В настоящее время все более открыто признают, что абсолютный суверенитет закона в странах романо-германской правовой семьи является фикцией и что наряду с законом существуют и иные важные источники права. В своих работах ученые указанных государств констатируют факт осуществления правотворчества судебными органами.124

В то же время в последней четверти XX века в Англии и США произошла

121 Там же.-С. 23.

Ш Петери 3. О некоторых чертах доктрины “возрожденного” естественного

права. // Критика современной буржуазной теории права. - С. 161.

*

См. подробнее: Галкина Н.А. Тенденция к интеграции правовых концепций в юриспруденции США. // Теория права: новые идеи. - М.: Изд-во АН СССР, 1991.-С. 167-169.

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Указ. соч. - С. 77.

124 См.: Давид Р. , Жоффре - Спинози К. Указ. соч. - С. 95-105; Фарбр Р. Роль судебной практики в развитии права (гражданское право). // СССР-Франция: социологический и международно-правовой аспекты сравнительного правоведения. - М: ИГПАН СССР, 1987. - С. 47-51; Газье Ф. Роль судебной практики в развитии административного права Франции. // Там же. - С. 53-63; Боботов СВ. Буржуазная юстиция. Состояние и перспективы развития. - М.: ИГПАН СССР, 1980. - С. 125- 130; Петрова Л.В. О естественном и позитивном праве (критические заметки по поводу учебника С.С. Алексеева). // Государство и право. -1995.-№2.-С.40-41.

Ш

» 49

% иная эволюция - возросла роль статутного права “.

Указывая на эти тенденции, многие исследователи отмечают, что факти-

ф чески во второй половине нашего столетия произошло сближение двух право-

  • 126

вых систем: англосаксонской и романо-германскои.

Этот процесс породил идею о существовании “единого”1”7 или “мирового”128 права, заставив рассматривать международное право как выражение естественного права, стоящего над государством.

Отказ современной отечественной науки от позитивистского подхода в ^ определении права, от его огосударствления, закрепление основных принципов

*

естественно-правовой концепции в Конституции РФ 1993г., требуют пересмотреть традиционное представление советской правовой идеологии о системе источников действующего права.

Это особенно важно сделать применительно к такой отрасли, как уголовно- процессуальное право, поскольку от того, можно ли признать нормы между- народного права и акты судебных органов источниками права, зависит ответ на вопрос о том, могут ли они регламентировать поведение участников уголовного

*

*

См.:
Пуль янов
В.З.
О
револ юции
права
в
Англ ии.//
Учен ые
запис ки ВНИ ИСЗ. - М., 1969, вып. 17,- С. 148; Дави д Р., Жоф фре- Спин ози К. Указ. соч.

  • С. 209,2 23,24 8,261 .265- 266; Венге ров А.Б. Теор ия госуд арств а и права . Ч.Н. Теор ия права . - Том И. - М.: Юри ст,
  • С. 132; Исто рия госуд арств а и права заруб ежны х стран / Под ред. О.А. Жидк ова и Н.А. Краш енник овой.
  • М. Изда тельс тво МГУ,
  • Ч.И.
  • С. 250- 251.

” См.: Бобо тов СВ. Бурж уазна я юсти ция. Сост ояние и персп ектив ы разви тия.

  • С. 124; Явич Л.С. Обща я теори я права . - Л.: Изд- во Лени нгр. ун-та,
  • С.
    115;
    Очер
    ки
    сравн
    итель
    ного
    права
    Сбор ник / Соста вител ь, перев одчи к и всту пител ьная стать я В.А. Тума нова.
  • М.: Прог ресс,
  • С. 32; Богда новск ая И.Ю. Стату т в англи йско м праве . Дисс. … к.ю.н. . -М,
  • С.35;
    Крит
    ика
    со
    време
    нной
    бурж
    уазно
    й
    теори
    и
    права
    . - С.
    25-
    27;
    Дави
    д Р.,
    Жоф
    фре-
    Спин
    ози
    К.
    Указ.
    соч. -
    С.
    23-
    24,
    52;
    Апар
    ова
    Т.В.
    Конс
    титуц
    ионн
    ое
    регул
    иров
    ание
    орган
    и
    зации
    и
    деяте
    льнос
    ти
    судов
    заруб ежна я практ ика.// Журн ал росси йског о права . - 1998. -№ 6.-С. 158.

127 Дави д Р., Жоф фре- Спин ози К. Указ. соч. - С. 52

50 процесса и, следовательно, можно ли на их основе осуществлять защиту прав и

свобод человека в сфере уголовной юстиции.

С нашей точки зрения, в настоящее время система источников уголовно- процессуального права России включает в себя помимо нормативно- правовых актов, традиционно признаваемых источниками уголовно- процессуальных норм, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры РФ и судебную практику. Необходимо отметить, что несмотря на то, что роль нормативных актов в установлении, изменении или отмене уголовно- процессуальных норм всегда была предметом тщательного исследования отечественной юриспруденции, по вопросу о том, круг каких нормативных актов может быть признан источником уголовно-процессуального права, в современной науке нет единого мнения. Одни считают таковыми только феде-

129 тт

ральные законы. Другие относят к ним также нормативные акты министерств и ведомств.130 Третьи- указы Президента РФ.131

Не претендуя на установление круга источников уголовно- процессуального права в целом, своей задачей мы ставим исследование международно-правовых норм и судебных актов как источников уголовно-процессуального права.

” Критика современной буржуазной теории права. - С. 27.

129 См.: Уголовно-процессуальное право РФ. Учебник / Отв. ред. П.А. Лупин- ская. - М.: Юрист, 1998. - С.22; Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. Общая часть и досудебные стадии (курс лекций). - М.: Международный Уни верситет Бизнеса и Управления, 1998. - С. 16-17; Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В.П. Божьева. - М: Спарк, 1998. - С. 28-36.

130 См.: Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и фа культетов / Под ред. К.Ф. Гуценко - М: Зерцало, 1997. - С.23.

13 См.: Якупов Р.Х. Уголовный процесс. Учебник для вузов / Под ред. В.П. Га-лузо. - М.: Изд-во Зерцало, 1998. - С. 39.

51

Глава II. Общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры РФ как источник уголовно-процессуального права России.

§ 1. Место международно-правовых норм в правовой системе России.

«I

В первой главе было отмечено наличие связи между характером право-понимания, господствующим в государстве, и системой признаваемых в нем источников права. К середине XX века эта зависимость особенно четко проявилась в отношении мирового сообщества к нормам международного права. Именно в данный период естественно-правовая концепция, способствовавшая признанию того, что право не следует рассматривать как нечто идентичное закону и имеющее сугубо национальный характер, вознесла международное право на новый, надгосударственный уровень.

Если первоначально международно-правовые нормы считались частью внутренней правовой системы только в странах англосаксонской правовой се мьи - США и Великобритании, то после второй мировой войны многие госу дарства континентальной Европы: Франция, ФРГ, Италия, Греция признали Ш международное право одним из источников внутреннего права.

При этом Конституции указанных государств провозгласили принцип примата международного права - т.е. его преимущественного применения перед законами страны.

Так, ст. 55 Конституции Франции 1958 г., вслед за Конституцией 1946 г. установила, что договоры, ратифицированные или одобренные “имеют силу, превышающую силу внутренних законов с момента опубликования, при условии применения каждого договора или соглашения другой стороной”.

Ст. 25 Основного закона ФРГ 1949г. закрепила положение, согласно которому “Общие нормы международного права являются составной частью права Федерации. Они имеют преимущество перед законами и непосредственно

  • 52

4} порождают права и обязанности для жителей федеральной территории”.

Конституция Греции 1975 г. в п.1 ст. 28 признала, что «общепризнанные Ш нормы международного права являются составной частью внутреннего грече-

ского права и имеют высшую юридическую силу по отношению ко всякому противоположному положению закона».132

В СССР этот период, как уже отмечалось, был отмечен господством по зитивизма в правовой теории, который и предопределил ее отношение к меж дународному и внутреннему праву как к обособленным правовым системам. Однако естественно-правовые идеи, начинавшие постепенно пробивать себе фу дорогу, привели к появлению в советской науке концепции прямого действия

. норм международного права на территории нашего государства.

Среди ученых, которые в числе немногих еще в 60-е г.г. выступили в ее поддержку, были В.Ф. Мешера и Т.П. Гревцова. В частности, Т.П. Гревцова указывала: “Правила международного договора, участник которого - советское государство, непосредственно применяются советскими судами и другими ор ганизациями независимо от того, воспроизведены эти правила во внутригосу дарственной норме или нет”, “исполнение международного договора заклю чившим его государством не должно ставиться в зависимость от того, изданы или нет внутренние законодательные акты…“133 ?Ж Утверждение о прямом действии международно-правовых норм неиз-

щ, бежно приводило его сторонников к выводу о необходимости признания акта

международного права источником внутреннего права страны, имеющим при- * оритет в случае коллизии с внутригосударственными законами:

“международные договоры, в которых участвует СССР, являются источниками международного права, признаваемого советским государством и одновремен-

1 о л

См. подроб нее об этом: Лукаш ук И.И. Консти туции госуда рств и между на- родное право. - М.: Спарк, 1998. - С. 28- 65; Решет ников Ф.М. Правов ые систе- мы стран мира. Справо чник. - М.: Юриди ческая литера тура, 1993. - С.256.

Гревцо ва Т.П. Между народн ый догово р в систем е источн иков права./ / СЕМП. 1963. - М.: Наука, 1965. - С. 173.

53 но источником внутригосударственного права,” - указывала В.Ф. Мешера.

В дальнейшем эти идеи находили все больше сторонников, было предло- жено пересмотреть все действующее законодательство, “установив везде примат международного права,”135 признавалось, что “в ближайшем будущем принцип примата международного права утвердится как общий принцип права, признанный цивилизованными нациями.”136

Демократические преобразования, произошедшие в нашей стране, отход от позитивистского правопонимания, видевшего в праве исключительно продукт государственной воли, заставили современную отечественную науку пересмотреть свой взгляд на место международного права в системе действующих правовых норм. При этом основой международных норм и принципов в области прав человека было признано естественное право, включающее в себя идеалы свободы, равенства, справедливости и т.д.137

Первоначально лишь в отдельные нормативные акты были включены по- ложения о преимущественном применении правил международных договоров в случае их коллизии с внутренним правом. В них, во-первых, не упоминались обычные нормы международного права, во-вторых, они не регулировали уголовно-процессуальные правоотношения, т.е. принцип, согласно которому только закон может быть источником уголовно- процессуального права, оставался непоколебимым.

Значительным шагом вперед было провозглашение Декларацией прав и свобод человека и гражданина 1991г., а затем включение в ст. 32 Конституции РСФСР положения о том, что «общепризнанные международные нормы, отно-

134 Мешера В.Ф. О международном договоре как источнике советского права. // Правоведение - 1963.-№1. - С. 125.

135 Блищенко И.П. Некоторые проблемы советской науки международного пра ва. // Советское государство и право. - 1991. - № 3. - С. 140.

136 Лукашук И.И. Международное право в судах государств. - СПб.: СКФ “ Рос сия - Нева”, 1993. - С. 111.

137 См.: Карташкин В.А. Права человека в международном и внутригосударст-

  • 54

  • сящиеся к правам человека, имеют преимущество перед законами РСФСР и не посредственно порождают права и обязанности граждан РСФСР».

Ф Принятая 12 декабря 1993г. Конституция РФ в ч.4 ст. 15 установила:

«Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Это конституционное положение представляет собой акт общей транс- фу формации (преобразования) норм международного права в нормы внутреннего

щ

права, который таким образом инкорпорировал (включил) первые в правовую систему Российской Федерации. С нашей точки зрения, теперь международно- правовые нормы признаны частью национального права, что требует рассматривать их как национально-правовые, т.е. действующие непосредственно на территории России. В свою очередь, это позволяет признать общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры источниками внутригосударственного права нашей страны.

В связи с вышесказанным, следует согласиться с Ю.А. Тихомировым, ко торый отмечает «двухслойность» отраслей права, то, что каждая отрасль на- Щ ционального законодательства теперь не существует «в чистом виде», только на

ф источниках внутреннего права.138 Указанное положение должно быть справед-

ливо и по отношению к такой отрасли права, как уголовно- процессуальное. ^ Однако не все исследователи поддерживают данную точку зрения.139 Не-

которые из них продолжают отрицать возможность непосредственного применения
норм международного права для регулирования уголовно-

\ венном праве. - М.: ИГПРАН, 1995. - С. 50.

• 138 См.: Тихомиров Ю.А. Проблемы сравнительного законоведения.// Советское государство и право. - 1993. - №8. - С.64.

139 См. о дискуссии по этому вопросу: Щербакова Н.В. XXXVIII ежегодное собрание российской ассоциации международного права.// Государство и право. -

55 процессуальных отношений в России. Так, Е.В. Конькова пишет, что ч.4 ст. 15

Конституции РФ «не влечет за собой возможности автоматического применения международного права на территории РФ в области уголовного судопроизводства», международно-правовые нормы «не могут иметь прямого действия на территории РФ, т.к. в них практически не закреплена процессуальная форма совершения участниками уголовного судопроизводства отдельных процессуальных действий».140

О том, что эта позиция имеет много сторонников, свидетельствует тот факт, что лишь в некоторых учебниках по теории государства и права в разделах, посвященных действующим источникам права, в числе других указаны международные договоры141 или международные договоры и общепризнанные принципы и нормы международного права.142 В большинстве же из них о нормах международного права как источнике современного российского права не упоминается.143

1995.-№8. -С.145-151.

140 Конькова Е.В. Взаимодействие российской национальной системы права и норм международного права в области уголовного судопроизводства. Дисс… к.ю.н. - Ижевск, 1995. - С. 6.

141 См.: Теория государства и права. Учебник для юридических вузов и факуль тетов / Под ред. В.М. Корельского, В.Д. Перевалова. - М.: Изд. гр. “ИНФРА-М”, 1997- С. 299; Общая теория права: учебник для юридических вузов / Под ред. А.С. Пиголкина. - М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 1996. - С. 164,168; Осно вы государства и права: учебное пособие для поступающих в вузы / Под ред. О.Е. Кутафина. - М.: Юрист, 1996. - С. 24-26.

142 Мушинский В.О. Основы правоведения. - М.: Международные отношения, 1996. - С.84; Общая теория государства и права. Академический курс в 2- х то мах / Под ред. М.Н. Марченко. Т. 2.Теория права. - М.: Изд-во “ Зерцало “, 1998.-С. 154.

143 См.: Теория права и государства / Ред. Г.Н. Манов. - М.: Изд-во Бек, 1995; Комаров С.А. Общая теория государства и права. - М.: Манускрипт, 1996; Хро- панюк В.Н. Теория государства и права: учебное пособие для вузов / Ред. В.Г. Стрекозов. - М.: “Дабахов, Ткачев, Димов”, 1995; Общая теория права и госу дарства / Ред. В.В. Лазарев. - М.: Юрист, 1994; Спиридонов Л.И. Теория госу дарства и права. - М.: “Статус- ЛТД”, - 1996; Теория государства и права / Ред. М.Н. Марченко. - М.: Зерцало.- ТЕИС, 1996; Основы государства и права.

56 Такое же противоречивое отношение к международно-правовым нормам

существует в настоящее время и среди авторов учебной литературы по уголовному процессу. Так, в учебниках под редакцией А.С. Кобликова, В.П. Божьева они не упомянуты,144 в других - признаны источниками уголовно - процессуального права.145

Все это ставит перед нами задачу решить вопрос о том, какие нормы ме- ждународного права выступают источниками уголовно-процессуального права РФ, какое место они занимают в системе других источников данной отрасли права, каков механизм их реализации, а также требует исследовать проблему соответствия современного уголовно- процессуального судопроизводства международным стандартам в области прав человека.

Из анализа текста ч.4 ст. 15 Конституции РФ следует, что в правовую систему России были включены два вида источников права международного происхождения :

1) общепризнанные принципы и нормы международного права; 2) 3) международные договоры РФ. 4) Рассмотрим каждый из них.

  1. «Общепризнанные принципы и нормы международного права» - это устоявшийся международно-правовой термин, под которым понимают «нормы, разделяемые мировым сообществом государств, которые рассматриваются как

Учебное пособие / Ред. А. Комаров. - М: Русское слово: “ Манускрипт “, 1997; Сырых В.М. Теория государства и права. - М.: Былина, 1998.

144 См.: Уголовный процесс. Краткий учебник / Под ред. А.С. Кобликова. - М.: МНЭПУ, 1995; Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В.П. Божье ва. - М.: Спарк, 1998.

145 Уголовно- процессуальное право РФ: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. - М.: Юрист, 1998. - С.26-45; Уголовный процесс: Учебник для студентов юри дических вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. - М.: Зерцало, 1997. - С.23; Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. Общая часть и досудебные стадии (курс лекций). - М.: Международный Университет Бизнеса и Управле ния, 1998. - С. 19; Якупов Р.Х. Уголовный процесс. Учебник для вузов / Под ред. В.Н. Галузо. - М.: Изд-во Зерцало, 1998. - С.44.

57 обязательные всеми или почти всеми государствами мира».146 Разница между

принципами и нормами международного права состоит в том, что первые обладают высшей степенью обобщенности и нормативности.14

Выражением общепризнанных принципов и норм международного права выступают многосторонние международные договоры, в которых участвует подавляющее большинство государств мира. Это, в частности, справедливо в отношении таких документов, как Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966г. которые, будучи ратифицированными большим количеством стран, считаются содержащими обычные нормы международного права, обязательные для всех государств.

Однако общепризнанные принципы и нормы международного права - это не только нормативные положения, получившие письменное закрепление в договорах, но и все те нормы, которые складываются в практике государств. Поэтому включение их в правовую систему РФ означает признание существования в ней неписаного права в форме обычая.

Для установления существования обычая используются различные вспо- могательные средства: судебные решения, доктрина, решения международных органов и односторонние акты государств. Среди них главное место занимают решения международных судебных органов (например, Европейского суда по правам человека), имеющие силу прецедента. Они не только способствуют выяснению содержания обычных международных норм, но и играют важную роль в процессе их формирования, содействуют становлению одних и прекращению действия других.148 В этом смысле судебную практику можно считать источ-

Талалаев А.Н. Два вопроса международного права в связи с Конституцией РФ. // Государство и право - 1998. - №3. - С.65.

14*7

См.: Лукашук И.И. Нормы международного права в международной нормативной системе. - М.: Спарк, 1997. - С.97.

148 См.: Международное право: Учебник / Отв. ред. Ю.М. Колосов, В.И. Кузнецов. - М.: Международные отношения, 1998. - С. 26; Лукашук И.И. Нормы ме-

»

58 щ ником международного, а в силу ч.4 ст. 15 Конституции РФ и национального

права РФ.

  1. Для признания международного договора источником внутригосударственного права РФ, подлежащим прямому применению, необходимо соблюдение следующих условий: во-первых, Россия должна быть участником этого договора, во-вторых, договор, согласно ч.З ст. 5 Закона «О международных договорах РФ» от 16 июня 1995г. должен быть самоисполнимым, т.е. не требующим издания конкретизирующего внутригосударственного акта для применения. Содержание такого договора должно быть способным непосредственно регулировать отношения с участием субъектов национального права, порождать их права и обязанности. В- третьих, договор должен быть опубликован для всеобщего сведения.

Примером такого рода договоров является Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека от 26 сентября 1995г., а также ратифицированная Россией в’1995г. Европейская Конвенция по защите прав и свобод человека и основных свобод от 4 ноября 1950г.

Необходимо отметить, что дискуссии в науке не ограничиваются обсуждением возможности признания международных норм источниками внутреннего права России. Среди исследователей, положительно отвечающих на указанный вопрос, нет единства в определении того, какое место в системе источников внутригосударственного права России занимают источники права международного происхождения. Вместе с тем решение этой проблемы имеет принципиальное значение, поскольку соотношение источников права предопределяет их юридическую силу т.е. приоритетное (преимущественное) действие перед другими источниками правовых норм.

4.4 ст. 15 Конституции установила преимущество перед законами только международных договоров. В ней не уточнено, о каких договорах идет речь, но

ждународного права в международной нормативной системе. - С. 226, 229-230; Карташкин В.А., Лукашева Е.А. Вступительная статья. // Международные акты о правах человека. Сборник документов. - М.: Издательская группа НОРМА -

« 59

Ф закон «О международных договорах РФ» предписывает обязательную ратифи-

кацию договоров, «устанавливающих иные правила, чем предусмотренные за- ф коном» (чЛ ст. 15). Поэтому следует иметь в виду, что в случае противоречия

законам должны применяться только ратифицированные договоры, т.е. те, согласие на обязательность которых было принято в форме федерального закона.

Установленный ст. 15 Конституции РФ приоритет положений международных договоров требует, чтобы в случае обнаружения противоречия между международными договорами и законами суды применяли нормы первых. Однако это правило не распространяется на Основной закон государства - Конституцию, которая, в силу ч.1 ст. 15 имеет высшую юридическую силу.

0

При определении места общепризнанных принципов и норм международного права в правовой системе РФ, становится ясным, что из содержания ч.4 ст. 15 Конституции невозможно дать точный ответ на указанный вопрос.

На основании этого СЮ. Марочкин, утверждает, что в Конституции вообще не установлено соотношение юридической силы общепризнанных принципов и норм международного права и внутренних актов, поэтому судьба тех положений, которые существуют в форме обычных норм, неопределенна.’49

Некоторые ученые полагают, что в случае противоречия между действующим законодательством и общепризнанными принципами и нормами международного права приоритет должен отдаваться нормам закона, поскольку, как считает, например, Г.М. Даниленко, Конституция РФ 1993г., в отличие от ранее

действующей, не закрепила их приоритет перед внутренними правовыми акта-

150

ми.

Противоположная позиция высказывается А.Н. Талалаевым, который, исходя из концепции равной обязательности норм договоров и обычаев, считает,

ИНФРА М, 1998. - С. XXIII, XXV.

149 См.: Марочкин СЮ. Действие норм международного права в правовой сис теме РФ. Автореферат дисс… д.ю.н. - Екатеринбург, 1998. - С26.

150 См.: Даниленко Г.М. Применение международного права во внутренней правовой системе России: практика Конституционного Суда.// Государство и

  • 60

Ф что в случае коллизии с российским законом общепризнанные принципы и

нормы международного права должны обладать тем же приоритетом, что и ме-

4 жду народные договоры РФ.’5’

Однако нельзя согласиться ни с этим, ни с другими утверждениями. Об щепризнанные принципы и нормы международного права, определяющие пра ва и свободы человека, должны применяться даже в случае противоречия Ос новному закону нашего государства, если они устанавливают больший объем прав и гарантий личности. Это вытекает из анализа ст.ст. 17,18 Конституции, где, на наш взгляд, установлен особый статус указанных норм. В ст. 18 закреп- ^ лен принцип непосредственного действия данных международных правовых

?

положений, в ст. 17 сказано, что права и свободы человека и гражданина в Рос- сийской Федерации признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией. То, что последняя названа после норм международного происхождения не случайно и означает, что искажение или ограничение в Конституции РФ международно- правовых норм в области прав человека не должно вести к невозможности их реализации гражданами РФ.

Неприемлемо, с нашей точки зрения, предположение Г.М. Даниленко о том, что ст. 17 Конституции «имеет лишь характер общей политической декларации и не означает иерархического положения соответствующих принципов и норм в российской правовой системе». 152Сама Конституция признала: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью» (ст. 2), что они «неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения» (ч.2 ст. 17), а также закрепила право граждан РФ на обращение в международные органы для защиты своих прав и свобод в случае исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты (ч.З с. 46).

Среди сторонников высказанной нами позиции можно назвать такого из-

право. - 1995.-№ П.-С. 124.

151 См.: Талалаев А.Н. Указ. соч. - С. 66.

% 61

щ вестного ученого, как И.И. Лукашук. Он считает, что в нашей стране установ-

лен примат международного института прав человека даже перед ее Основным ф законом.153

Вместе с тем невозможно согласиться с другой, на наш взгляд, крайней точкой зрения. Некоторые исследователи, характеризуя российскую правовую систему, ставят все источники международного происхождения (независимо от вида и содержания) на первое место - перед Конституцией.154 Основой такой позиции является положение ст. 27 Венской конвенции о праве международных договоров 1969г., из которой следует, что государство не может ссылаться на ^ Конституцию для оправдания невыполнения международных обязательств.

*

С нашей точки зрения, исполнение государством международного договора не влечет отмены противоречащего ему положения Конституции, а делает из него исключение для определенного случая на период действия этого договора. Поэтому можно говорить не о примате, а о приоритете применения договорных норм, имеющих специальный характер, перед общими нормами Основного закона нашего государства. Общепризнанные нормы в области прав человека, наоборот, исключают действие положений Конституции, ущемляющих гарантированные ими права граждан, в каких бы то ни было случаях.

Итак, соотношение законов и источников права международного происхождения в Российской Федерации выглядит следующим образом:

152

См.: Дани ленко Г.М. Указ. соч. - С. 124.

153 См .: Щерб акова Н.В. XXX VIII ежего дное собра ние росси йской ассоц иаци и межд унар одног о права .// Госу дарст во и прав о. - 1995. -№8.- С.147 ; Лука шук И.И. Норм ы межд унар одног о права в прав овой систе ме Росси и (учеб но- практ ическ ое пособ ие).- М: Спар к, 1997. - С.З, 39, 54.

154 См .: Вици н СЕ. Меха низм защи ты прав и свобо д челов ека в прав овом госу дарст ве.// Защи та прав челов ека и собл юден ие закон ности орган ами внутр ен них дел. Мате риал ы межд унар одно й науч но- практ ическ ой конф еренц ии. - М.: МЮ И МВД Росси и, Изд- во «Щит -М», 1999. - С.ЗО.

62

rr X>rU

ХЧ.ОНСТИТ.уЦИ>1 J. ‘si’

Общепризнанные принципы и нормы международного права в области прав человека

международные договоры РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права

федеральное законодательство РФ

Действующее законодательство не отражает того положения норм меж- ^ дународного права в правовой системе РФ, которое установлено Конституцией.

Примером тому может служить федеральный конституционный закон «О w судебной системе РФ» от 31 декабря 1996г.

В нем сказано, что при рассмотрении дел суд «принимает решение в со ответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу». В ч.З ст.5 закона дается перечень источников, расположенных в порядке убывания их юридической силы: Конституция, конституционный закон, феде ральный закон, общепризнанные принципы и нормы международного права, международный договор, конституция (устав) субъекта Федерации, закон субъ екта Федерации. ф Как видим, эта система не соответствует той, которую мы определили ра-

нее: нормы международного права упомянуты после внутренних законов, не установлен особый статус норм, определяющих права и свободы человека. ч|| Наряду с этим, действующий уголовно-процессуальный кодекс до сих

пор, вопреки Конституции, не только не устанавливает приоритет международных норм, но и не упоминает их в числе источников уголовно-процессуального права. Поэтому реформирование законодательства, кроме всего прочего, долж-но предусматривать включение в УПК положения о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее уголовно-процессуального права и непосредственно порождают права и свободы человека в сфере уголовного судопроизводства. #

63

Последний проект УПК (далее по тексту - Проект УПК) в ч.4 ст. 1 пред- лагает закрепить следующее положение: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью права, регулирующего уголовное судопроизводство. Если этими нормами или международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные в настоящем Кодексе, должны применяться правила международного договора».

Нетрудно заметить, что данная норма, предусматривая возможность рас- хождения УПК не только с международными договорами, но и с общепризнанными принципами и нормами международного права, указывает на преимущество перед законами только международных договоров.

Модельный уголовно-процессуальный Кодекс для государств - участников СНГ (далее по тексту - Модельный кодекс), закрепив в ч.2 ст. 5 положение о преимущественной силе общепризнанных принципов и норм международного права, а также вступивших в силу международных договоров, указал, что “в случае противоречия между положениями международного договора независимого государства и какого бы то ни было закона или другого акта применяются положения международного договора. Регулирующие порядок уголовного судопроизводства положения какого бы то ни было закона или другого акта, про- тиворечащие общепризнанным принципам и нормам международного права, применению не подлежат”.

Тем самым, Модельный кодекс по-разному подходит к разрешению про- тиворечий между положениями уголовно-процессуального закона и источников права международного происхождения: если, по мысли его авторов, нормы международных договоров могут применяться непосредственно, то общепризнанные принципы и нормы международного права лишь исключают действие противоречащих им законов.

Таким образом, оба проекта уголовно-процессуального кодекса в той или иной степени ограничивают возможность общепризнанных принципов и норм международного права непосредственно регулировать
уголовно-

т

64 ^ процессуальные правоотношения.

Очевидно, указанный подход обусловлен сложностями в их применении, щ. поскольку, являясь нормами обычного права, они могут и не получить закреп-

ление в писанном источнике. Оперирование неписаными источниками права не является традиционным для отечественного уголовного процесса. Однако сле дует отметить, что приоритет писанных источников международного права пе ред неписаными, который предполагается провозгласить в уголовно- процессуальном законодательстве, будет противоречить традициям междуна родного права, в котором «едва ли можно выделить господствующий способ А, нормообразования»355, вследствие чего по форме все источники права имеют

равную юридическую силу.

С нашей точки зрения, новый УПК должен содержать правило, согласно которому «Общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры РФ, являясь составной частью права, регулирующего уголовное судопроизводство, обладают преимущественной юридической силой перед законами РФ. Права и свободы человека, гарантированные общепризнанными принципами и нормами международного права, не могут быть ограничены внутренним законодательством и подлежат непосредственному применению на территории РФ».

§ 2. Проб лема обесп ечени я межд унаро дных стан дарт ов в облас ти прав челов ека в уголо вном проце ссе Росси и.

Для такой прав овой отрас ли, как уголо вно- проц ессуа льное прав о, важн ы следу ющие груп пы межд унар одны м норм:

во- перв ых, норм ы, опре деля ющие поря док взаим одейс твия по уголо вным дела м Росси йской Феде рацие й с иност ранн ыми госуд арств ами;

во- втор ых, норм ы, опре деля ющие права и свобо ды челов ека в сфере уго-

155

См.: Маро чкин СЮ. Указ. соч. - С. 13.

у

т

65 ловн ого судоп роизв одств а.

Перв ые содер жатся в догов орах о прав овой помо щи по уголо вным де- лам, устан авлив ающи х поря док испол нения пору чений (запр осов) о возбу жде- нии уголо вного дела, о прои зводс тве отдел ьных проц ессуа льны х дейст вий, а также регла менти рую щих взаим одейс твие Росси йской Феде раци и с иност ран- ными госуд арств ами по друг им вопр осам, возни кающ им при рассл едова нии и рассм отрен ии уголо вных дел. К ним относ ятся догов оры о прав овой помо щи по граж данск им и уголо вным дела м, закл ючен ные ССС Р, участ нико м котор ых РФ высту пает как госуд арств о- прее мник (дого воры с Кубо й (1984 г.), Болга рией (1975 г.), Алба нией (1953 г.)), а также те, котор ые были закл ючен ы само й Рос- сийск ой Феде рацие й. К после дним относ ятся, напр имер, догов оры с Латв ией (1993 г.), Литв ой (1992 г.), Молд овой (1993 г.) и др. В частн ости, на основ е Кон- венци и о прав овой помо щи и прав овых отно шени ях по граж данск им, семей ным и уголо вным дела м, подп исанн ой межд у глава ми госуд арств - участ ников СНГ 22 январ я 1993г . в Минс ке, Верх овны й Суд РФ реши л вопр ос о подсу дност и уголо вного дела в отно шени и граж дани на Каза хской респу блик и Саид ова.15 6

Особ ый интер ес предс тавля ет втора я груп па норм, поско льку она непо- средс твенн о затра гивае т общи е вопр осы поря дка осущ ествл ения уголо вно- проц ессуа льно й деяте льнос ти на терри тори и РФ.

След ует отмет ить, что в цело м разде л 2 Конс титуц ии РФ 1993г . «Пра ва и свобо ды челов ека и граж дани на» соотв етств ует межд унар одны м станд арта м и закре пляет мног ие прин ципы и норм ы межд унар одног о права .

Сред и них можн о назва ть, напр имер, такие , как:

а). Прав о на свобо ду и личн ую непр икосн овенн ость (ч.2 ст. 22 Конс титу- ции, ст. 3 Всео бщей декла раци и прав челов ека (дале е по текст у - Декл арац ия), ст. 9 Межд унар одног о пакта о граж данск их и полит ическ их права х (дале е - Пакт) , ст. 5 Евро пейск ой конве нции о защи те прав челов ека и основ ных свобо д (дале е - Конв енция ));

156 См.: Дело Саидова.- Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2000. - №1. - С. 16-17.

66

б). Право на неприкосновенность частной жизни, жилища (ст. 23-25 Кон- ституции, ст. 12 Декларации, ст. 17 Пакта, ст. 8 Конвенции);

в). Право на судебную защиту прав и свобод (ст. 46 Конституции, ст. 8 Декларации, ст. 2 Пакта );

г). Принцип публичного судебного разбирательства (ст. 123 Конституции, ст. 14 Пакта, ст. 6 Конвенции);

д). Презумпция невиновности (ст. 49 Конституции, п.1 ст. 11 Декларации, п.2 ст. 14 Пакта, п.2 ст. 6 Конвенции);

е). Право обвиняемого быть судимым в его присутствии и участвовать в судебном разбирательстве на основе полного равенства (ст. 123 Конституции, ст. 14 Пакта, ст. 6 Конвенции) и другие.

Необходимо подчеркнуть, что будучи закрепленными в Конституции, международные нормы не утрачивают своего международно-правового статуса и должны применяться и толковаться в свете иных норм международного происхождения.

Вместе с тем многие положения международно-правовых норм, опреде- ляющих права человека в сфере уголовного судопроизводства, не нашли отражения в Конституции РФ.

Это, в частности, такие права, как

а). Право обвиняемого быть в срочном порядке уведомленным на языке, который он понимает, о характере и основании предъявляемого обвинения (п. 2 ст. 5 Конвенции, п.2 ст. 9 Пакта);

б). Право обвиняемого быть судимым без неоправданной задержки (п. 3 «с» ст. 14 Пакта, п.1 ст. 6 Конвенции) и другие.

Применение принципов и норм международного права в области прав че- ловека имеет две формы:

  • первая основана на действии презумпции соответствия закона междуна- родному праву, которая устанавливает принцип благоприятного толкования норм закона. Он заключается в том, что закон толкуется таким образом, чтобы его содержание не противоречило международно- правовым нормам. В данном

67 случае можно говорить о косвенном применении норм международного пра-

ва ;

  • вторая используется при явном противоречии законодательства между- народному праву. В этом случае правоприменитель, осуществляя свою деятельность, непосредственно опирается на международно-правовые нормы. При этом происходит их прямое применение.

Обеспечение и защита прав и свобод человека - обязанность всех госу- дарственных органов, осуществляющих уголовно-процессуальную деятельность. Однако из ст. 46 Конституции РФ, в которой сказано, что «каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод» следует, что суд является основой механизма защиты этого правового института.

Решение в Конституции вопроса о соотношении внутреннего и междуна- родного права в духе концепции правового государства не устранило проблему претворения в жизнь требований международно-правовых норм на территории Российской Федерации. Одной из причин этого является менталитет правоприменителей, ориентирующий их на руководство в своей деятельности исключительно нормами внутригосударственного права. В свою очередь, реформирование уголовно-процессуального законодательства в направлении приведения его в соответствие с международными нормами в области прав человека является в настоящее время насущной проблемой, ибо правовая система России была признана Парламентской ассамблеей Совета Европы не отвечающей евро-

К ней часто прибегает Конституционный Суд РФ для установления смысла положений Конституции РФ. Так, в 18 принятых им постановлениях по делам о проверке конституционности уголовно-процессуальных норм, в обоснование своей позиции Конституционный Суд 20 раз ссылался на Пакт, 11 - на Конвенцию, 4 - на Декларацию. Дважды он опирался на Декларацию основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью от 29 ноября 1985г., а также на Процедуры эффективного осуществления основных принципов независимости судебных органов, одобренные резолюцией Экономического и Социального Совета ООН 1989/60 от 24 мая 1989г. Кроме того, при вынесении Постановления от 13.06.1996г. по делу В.В. Щелухина Консти- туционный Суд сослался на Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме от 9 декабря 1988г.

68 пейским стандартам.158

Однако было бы ошибкой утверждать, что уголовный процесс России це- ликом и полностью противоречит этим стандартам. Напротив, ряд положений действующего законодательства предоставляет более широкие права участникам уголовного процессуальных правоотношений, чем нормы международного права. Так, в отличие от Пакта (п. 3 «f» ст. 14) и Конвенции (п.З «е» ст.6) российское законодательство (ст. 17 УПК) предусматривает возможность пользоваться бесплатными услугами переводчика не только обвиняемыми, но и всеми участникам процесса, не владеющими языком, на котором ведется производство по делу. По правилам уголовного судопроизводства нашей страны необходимо обеспечить доступ к материалам дела и предоставить время для защиты обвиняемому и защитнику - каждому в отдельности (ст. ст. 201-202 УПК), в то время как для соблюдения требований п. 3 “Ь” Конвенции достаточно обеспечить реализацию этого права только в отношении одного из них. В настоящее время ученые критикуют положение ст. 47 УПК, как ограничивающее право подозреваемого на защиту и предлагают предоставить ему возможность пользоваться помощью защитника с момента применения любой меры пресечения, а не только ареста.159 Однако следует отметить, что российское законодательство предоставляет значительно большие возможности для защиты по сравнению с нормами международного права. Последние основное внимание обращают на реализацию этого права на этапе судебного разбирательства и только в особых случаях допускают его осуществление до суда.160

Можно привести еще несколько примеров того, что действующее законо-

См.: Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России. - Сб..

159 См.: Куцова Э.Ф. Вопросы применения закона и перспектив развития уго ловно-процессуального законодательства России.// Вестник Московского уни верситета. Cep.ll Право. - 1994. - №5. - С.47.

160 См.: Алексеева Л.Б., Жуйков В.М., Лукашук И.И. Международные нормы о правах человека и применение их судами РФ (практическое пособие). - М.: Права человека, 1996. - С. 191-192.

69 дательство в ряде случаев предусматривает больший круг процессуальных гарантий для участников процесса, чем международные нормы. Однако для нас особый интерес представляет изучение вопроса о том, какие противоречия существуют между российским законодательством и международными нормами о правах человека, как они преодолеваются на практике, а также то, как должны быть решены проблемы, имеющиеся в уголовном процессе России, с точки зрения международного права.

Мы, конечно, не сможем затронуть все аспекты этого вопроса, поэтому подробно остановимся только на трех из них:

  • обеспечение прав свидетелей;
  • гарантии прав граждан при ограничении свободы;
  • право человека не быть повторно осужденным.
  • Многие процессуалисты уже отмечали недостатки положений действую- щего уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих эти вопросы, однако их анализ в аспекте норм международного права приобретает особое значение.

Обеспечение прав свидетелей в уголовном процессе России. Одной из главных проблем, давно обсуждаемых в научной литературе, но так и не решенных законодателем, является защита прав свидетеля в уголовном процессе.

Прежде всего она возникла в связи с возможностью оказания давления на свидетеля со стороны недобросовестного следователя для получения выгодной обвинению информации. Наводящие вопросы, поправки и уточнения, проведение допроса в присутствии оперативных работников или других следователей, вмешивающихся в его ход, выражение неодобрения по отношению к содержанию получаемой информации - формы психологического воздействия, которые заставляют свидетеля давать искаженные показания.

Кроме того, свидетели зачастую не придают значения факту удостовере- ния данных ими показаний, подписывают протокол допроса не читая, что поощряется следователями, нередко не указывающими свидетелям не важность внесения в него поправок и уточнений, а также не разъясняющими свидетелям

70 их права собственноручно написать показания, предусмотренное ст. 160 УПК.

Широко распространена практика допроса в качестве свидетелей будущих подозреваемых и обвиняемых, несмотря на уже имеющиеся данные о причастности этих лиц к совершению преступления. Таким образом, лицо, фактически находящееся под подозрением, вынуждено давать показания под страхом уголовного наказания, предусмотренного ст. 308 УПК за отказ от дачи свиде- тельских показаний. Нельзя утверждать, что ст. 51 Конституции РФ, закрепившая привилегию против самообвинения, в полной мере обеспечивает защиту прав таких свидетелей, так как фактически они лишены возможности полного отказа от дачи любых показаний, поскольку последние могут быть так или иначе связаны с возникшим подозрением. Указанное справедливо и в отношении свидетелей - бывших обвиняемых и подозреваемых, дело в отношении которых прекращено или выделено в отдельное производство.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает права свидетеля при даче показаний пользоваться помощью адвоката.

В настоящее время ряд исследователей высказывает мнение о необходимости наделения данного участника процесса таким правом,161 некоторые предлагают
отдельным категориям свидетелей представлять адвоката по назначе-

162

нию. 4% Вместе с тем, обязательность допуска адвоката в дело для оказания юри-

дической помощи свидетелю в российском уголовном процессе вытекает из принципа непосредственного действия норм международного права, которые предоставляют такую возможность. Так, согласно п. «б» 3 ст. 2 Пакта, каждое государство обязалось «обеспечить, чтобы право на правовую защиту для лю-

161 См.: Демидов И.Ф. Проблема прав человека в российском уголовном про цессе (концептуальные положения). - М.: Научно-исследовательский институт

,ф проблем укрепления законности и правопорядка. Генеральная прокуратура,

    • С. 65; Лазарева В.А. Теория и практика судебной защиты в уголовном процессе. - Самара: Изд-во “Самарский университет”, 2000. - С. 104-105.

162 См.: Кадышева Т., Ширинский С. Свидетель тоже нуждается в помощи ад воката. // Российская юстиция. - 1997.- № 7. - С. 43.

71 бого лица (подчеркнуто мной - А.Т.), требующего такой защиты, устанавлива- лось компетентными судебными, административными или законодательными властями или любым другим компетентным органом, предусмотренным правовой системой государства и развивать возможности судебной защиты». А в п. «а» 3 этой же статьи установлено, что государства обязуются «обеспечить любому лицу (подчеркнуто мной - А.Т.), права и интересы которого, признаваемые в настоящем Пакте, нарушены, эффективное средство правовой защиты, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

*

«

Таким образом, указанный нормативный документ, во-первых, не ограничивает круг лиц, имеющих право воспользоваться помощью профессионального юриста при производстве по уголовному делу в случаях изъявления ими такого желания, во-вторых, возлагает на государство обязанность обеспечить защиту этого права независимо от того, кем оно было нарушено.

С учетом этих требований должна толковаться ст. 48 Конституции РФ, закрепившая, что “каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи”.

Поэтому отказ от допуска адвоката к свидетелю для участия в деле при наличии соответствующего ходатайства будет являться существенным наруше- Щ нием права свидетеля на правовую помощь, предусмотренного международно-

правовыми нормами и Конституцией РФ.

Особенно эта помощь необходима лицам, на которых легко оказать влияние - несовершеннолетним, слабоумным, лицам, страдающим физическими или психическими недостатками. Возможность участия в деле законных представителей, педагогов и близких родственников несовершеннолетних, предусмотренная действующим УПК (ст.ст. 159, 285) не равноценна праву на помощь адвоката, поскольку вышеназванные участники процесса редко обладают знаниями, необходимыми для надлежащей защиты прав таких свидетелей.

Практика уже пошла по пути решения проблемы защиты свидетеля на основе непосредственного применения указанных норм Пакта. Так, прокурором

« 72

Ф Промышленного района г. Самары было удовлетворено ходатайство Е.Н. Рыба-

киной от 29 сентября 1997г. о предоставлении ей на основании вышеназванных Щ международно-правовых норм права на допрос в качестве свидетеля в присут-

ствии избранного ею адвоката. Причины такого ходатайства Е. Рыбакина объясняла психологическим воздействием, оказывавшимся на нее следователем в ходе предыдущих следственных действий. После получения 6 ноября 1997г. допуска к участию в деле адвокат присутствовал при допросе Е. Рыбакиной, а также на очных ставках между нею и другими свидетелями.163

Необходимо отметить, что и Проект УПК и Модельный Кодекс предла- ^ гают изменить в этой части действующее уголовно-процессуальное законода-

?

тельство. Причем если первый предусматривает участие адвоката только при допросе свидетеля (ч.4 ст. 55), то Модельный кодекс закрепляет право свидетеля пользоваться его помощью при производстве любого следственного или другого процессуального действия (ч.б ст. 120).

Очевидно, что последний законопроект в большей мере соответствует нормам международного права.

Другой аспект проблемы защиты свидетеля связан с вопросом обеспече ния его личной безопасности, предупреждения давления на него со стороны тех лиц, которых «не устраивают» даваемые им показания: обвиняемого или его близких родственников, знакомых, соучастников, не привлеченных еще к щ делу и иных лиц.164

В настоящее время для устранения постороннего воздействия на свидете- ^ ля предлагается реализовать идею его анонимного участия в деле.
Однако

163

Архи в Пром ышле нного райо нного суда г. Сама ры. Дело № 1- 229/9 9. - Т.2.

164 По данным В.А. Булатова 60 % сотрудников органов расследования указали на то, что они сталкивались с фактами противодействия расследованию в раз личных формах, в том числе в форме запугивания и насилия в отношении сви детелей. См.: Булатов В.А. Обеспечение следователем прав, законных интере сов и безопасности потерпевших и свидетелей. Автореферат дисс. …к.ю.н. - Волгоград, 1999.-С.25.

165 См.: Комиссаров В. Свидетель и потерпевший в уголовном судопроизводст-

73 очевидно, что это может существенно ущемить право обвиняемого на защиту,

поскольку сделает невозможным уличение свидетеля, дающего обвинительные показания в пристрастности или в обмане. Об этом в своих решениях указывали Европейский суд по правам человека (далее - Суд ) и Европейская комиссия по правам человека (далее - Комиссия), признавшие, что использование услуг анонимного свидетеля является отступлением от принадлежащего обвиняемому права на справедливое судебное разбирательство.166

В свете вышеизложенного представляется оправданным наложение Пре- зидентом РФ в 1997 г. вето на принятый Федеральным Собранием РФ закон “О защите свидетелей и потерпевших”, предусматривавший анонимный судебный допрос свидетелей.

Один из вариантов решения проблемы защиты свидетелей предусмотрен международно-правовыми нормами - это проведение закрытого судебного заседания.

Действующее уголовно - процессуальное законодательство не рассматри- вает необходимость обеспечения безопасности свидетеля в качестве основания для ограничения принципа гласности уголовного судопроизводства. Согласно ст. 18 УПК РСФСР проведение закрытого судебного разбирательства возможно, во-первых, для защиты государственной тайны; во-вторых, по делам несовершеннолетних, в - третьих, по делам о половых преступлениях и, в четвертых, в целях предотвращения распространения сведений об интимной жизни участвующих в деле лиц.

Однако нормы международного права предусматривают более широкие возможности для проведения закрытого судебного заседания. П.1 ст. 14 Пакта и п.1 ст. 6 Конвенции установили: «… Печать и публика не допускаются на все судебное разбирательство или часть его по соображениям морали, обществен-

ве. // Российская юстиция. - 1994. - №8. - С.51.

166 См.: Алексеева Л.Б., Жуйков В.М., Лукашук И.И. Указ. соч. - С. 199; Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. - М.: Изд-во МНИМП, 1998. - С. 253-

74 ного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе

или когда того требуют интересы частной жизни сторон, или - в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо, - при особых обстоятельствах, когда публичность нарушала бы интересы правосудия…».

Таким образом, отечественное законодательство не предусматривает таких оснований для отступления от принципа гласности уголовного судопроиз- водства, как «соображения общественного порядка» и «нарушение интересов правосудия». Практика международных судов показывает, что «интересами правосудия» обосновываются случаи закрытого судебного разбирательства, в которых свидетели испытывали страх за дачу перед судом правдивых показа-

~ 167 НИИ.

Представляется, что на основании указанных норм международного права отечественные суды могут в целях обеспечения безопасности свидетеля при- нимать решения о проведении закрытого судебного заседания.

В будущем, безусловно, это положение получит закрепление в уголовно- процессуальном законодательстве. Проект УПК предполагает возможность проведения закрытого судебного заседания в том числе в случаях, когда этого требуют интересы обеспечения безопасности участников процесса (ч.2 ст. 281).

Гарантии обеспечения прав граждан при применении принудительных мер, связанных с лишением свободы, охватывают: 1) право не быть подвергну- тым задержанию или аресту без достаточных оснований; 2) право быть уведомленным о причинах ареста и предъявляемом обвинении; 3) право не решение в судебном порядке вопроса о правомерности лишения свободы; 4) право на судебную проверку законности ареста или задержания; 5) право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда.

Каждую из указанных гарантий следует рассмотреть отдельно.

  1. Право не быть подвергнутым задержанию или аресту без достаточных оснований. Согласно п.1 ст. 9 Международного пакта о гражданских и полити-

254.

75 ческих правах «… Никто не может быть подвергнут произвольному аресту или

содержанию под стражей …». В соответствии с п.З этой же статьи «… Содержание под стражей лиц, ожидающих судебного разбирательства, не должно быть общим правилом…».

Таким образом, нормы международного права требуют, чтобы арест при- менялся как исключительная мера, ограничивающая свободу человека и только в строго установленных случаях.

Что касается оснований задержания, то п. «с» 1 ст. 5 Конвенции решает этот вопрос следующим образом: человек может быть лишен свободы «… в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что задержание необходимо для предотвращения совершения им правонарушения или чтобы помешать ему скрыться после его совершения». Согласно 36 принципу Свода принципов защиты всех лиц, подвергающихся задержанию или заключению в какой бы то ни было форме от 9 декабря 1988г., арест или задержание лица, которое в силу действия презумпции невиновности считается невиновным, должны осуществляться « …только в целях отправления правосудия …».

Оценивая соблюдение этих положений в действующем уголовно- процессуальном законодательстве, следует отметить, что в целом основания для применения задержания и заключения под стражу, установленные ч. 1 ст. 89, ч.1 ст. 122 УПК РСФСР соответствуют их требованиям.

Однако, согласно ч.2 ст. 96 УПК РСФСР к лицам, обвиняемым в совер- шении особо тяжких преступлений, заключение под стражу может быть применено по мотивам одной лишь опасности преступления. Очевидно, что применение данной меры пресечения только на основании этого формального критерия являлось бы нарушением вышеназванных положений международного права, поскольку тяжесть обвинения не считается ими достаточным основанием полагать, что обвиняемый «скроется от дознания, предварительного следствия или суда, или воспрепятствует установлению истины по уголовному делу, или бу-

См.: Алексеева Л.Б., Жуйков В.М., Лукашук И.И. Указ. соч. - С. 179.

76 дет заниматься преступной деятельностью…».

В свете вышеизложенного представляется правомерным установление Пленумом Верховного Суда РФ положения о том, что указание ч.2 ст. 96 УПК РСФСР «… не освобождает судью от обязанности тщательно проверить законность и обоснованность избрания такой меры пресечения и не лишает его права отменить либо изменить ее при наличии к тому оснований».168

Исследование практики показало, что суды рассматривают жалобы на применение заключения под стражу в отношении лиц, обвиняющихся в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст. 96 УПК и в ряде случаев отменяют указанную меру пресечения. Так, Советский районный суд г. Самары 3 июля 1999г. удовлетворил жалобу гражданки И.Г. Буровой, обвинявшейся в совершении преступления, предусмотренного п. “а” ч.2 ст. 158 УК РФ, не установив из материалов, представленных на проверку, наличие оснований для применения указанной меры пресечения, предусмотренных ч.1 ст. 89 УПК.169

Очевидно, что в дальнейшем положение ч.2 ст. 96 УПК должно быть исключено из уголовно-процессуального закона.

  1. Право быть уведомленным о причинах ареста и предъявляемом обви- нении. Право гражданина знать, в чем его обвиняют, является важной гарантией его права на защиту. Обеспечение этого права особенно важно в отношении лиц, свобода которых в рамках уголовного судопроизводства принудительно ограничивается, поскольку только в этом случае они смогут оспорить законность и обоснованность ареста или задержания в связи с непричастностью к совершению того, в чем их обвиняют или подозревают, либо в связи с совершением не того деяния, за которое можно задерживать или арестовывать.

168 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993г. «О прак тике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» // Сборник постановлений Пленумов Верхов ных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.: Фирма “Спарк”,1995. - С.557.

169 Архив Советского районного суда г. Самары. Материал по жалобе И.Г. Бу ровой. № 9-13/99.

77 Поэтому первое требование, установленное нормами международного

права к процедуре ограничения свободы - своевременное информирование задержанного или арестованного о причинах и основаниях применения к нему указанных мер принудительного характера.

Согласно п.2 ст. 9 Пакта «Каждому арестованному сообщаются при аресте причины его ареста и в срочном порядке сообщается любое предъявленное ему обвинение». Аналогичные положения содержатся в п. 2 ст. 5 Конвенции, в которой говорится о «незамедлительном» представлении таких сведений.

Нетрудно заметить, что в данных нормах содержатся два требования: 1). Сообщить «при аресте» или «незамедлительно» причины ареста; 2). Сообщить «в срочном порядке» или «незамедлительно» любое имеющееся к этому времени обвинение.

Что касается реализации в уголовном процессе России первого положения, то причины задержания задержанный может узнать из протокола, в кото- ром, согласно ч. 3 ст. 122 УПК РСФСР должны указываться его основания и мотивы. Однако УПК не устанавливает конкретного срока, который должен пройти с момента задержания до его составления. Вместе с тем, учитывая, что письменное сообщение прокурору должно быть представлено в течение 24 часов, можно сделать вывод, что этим временем законодатель и ограничивает срок составления протокола.

Согласно трактовке указанных требований международно-правовых норм Комиссией и Судом, «незамедлительное» сообщение причин ареста предполагает, что задержанный должен извещаться о них до, в момент или спустя не-

170

сколько часов после ареста.

С нашей точки зрения, положениям международного права соответство- вало бы закрепление в уголовно-процессуальном законе конкретного срока, в течение которого должен составляться протокол задержания. При этом он не должен быть более двух-трех часов с момента задержания.

См.: Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Указ. соч. - С. 183-184.

78 В связи с этим представляется обоснованным закрепление в Проекте УПК

положения о составлении протокола не позднее 3-х часов с момента доставления задержанного в органы дознания и предварительного следствия.

Причины заключения под стражу в качестве меры пресечения излагаются в постановлении, в котором, согласно ст. 92 УПК РСФСР должны содержаться указание на преступление, в котором подозревается или обвиняется лицо и основание для избрания этой меры пресечения. Постановление объявляется лицу, в отношении которого оно вынесено, до его исполнения, поэтому в данном случае обвиняемый и подозреваемый получают информацию об основаниях ограничения свободы своевременно.

Если говорить о втором требовании вышеназванных норм международ- ного права - о предъявлении обвинения «в срочном порядке» - то оно актуально именно в отношении подозреваемого, поскольку обвиняемому, по российскому законодательству (ст. 148 УПК РСФСР), обвинение должно быть предъявлено не позднее двух суток со дня вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Подозреваемый же согласно ст. 90 УПК РСФСР до предъявления обвинения может находиться под арестом в течение 10 суток.

В отечественной литературе уже отмечался тот факт, что во всех цивили- зованных странах обвинение предъявляется не позже, чем через 2-4 дня после ареста (задержания).’7!

Приходится констатировать, что в этой части очевидно нарушение в нашей стране норм международного права, поскольку нахождение под арестом в течение 10 суток без официального обвинения является нарушением права гражданина на его получение «незамедлительно» или «в срочном порядке». Поэтому практика применения ст. 90 УПК нуждаются в корректировке.

К сожалению, Проект УПК (ст. 96) оставляет данные положения дейст- вующего уголовно-процессуального законодательства без изменений.

Международным стандартам в области прав человека в большей степени

См.: Рогаткин А., Петрухин И. О реформе уголовно-процессуального права.

79 отвечает ч.4 ст. 160 Модельного кодекса, которая предусматривает обязательное предъявление обвинения подозреваемому, к которому предполагается применение меры пресечения, связанной с содержанием в неволе, до истечения 48 часов с момента взятия под стражу.

  1. Право на решение в судебном порядке вопроса о правомерности огра- ничения свободы. Согласно п.З ст. 9 Пакта «Каждое арестованное или задержанное по уголовному обвинению лицо в срочном порядке доставляется к судье или к другому должностному лицу, которому принадлежит по закону право осуществлять судебную власть, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение». Аналогичные положения закреплены и в п.З ст. 5 Конвенции.

Тем самым, действующее международное право требует, чтобы решение о лишении гражданина свободы принимало только лицо, уполномоченное законом осуществлять судебные функции. Важной гарантией реализации этого требования является положение о незамедлительном доставлении гражданина к судье для решения вопроса о правомерности его задержания или заключения под стражу.

В соответствии с указанными нормами международного права Конститу- ция РФ в ч. 2 ст. 22 закрепила правило, согласно которому «арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов».

Этот срок соответствует международным стандартам: во внутригосудар- ственном законодательстве европейских стран он обычно составляет от 24 до 48 часов.172

Однако в п.6 «Заключительных и переходных положений» Конституции РФ установлено, что до приведения уголовно-процессуального законодательства России в соответствие с положениями Конституции, должен сохраняться

// Законность. - 1996. - № 2. - С.41.

?

80

  • прежний порядок ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозре-

ваемых в совершении преступлений.

fa «Прежний порядок», действующий и в настоящее время, состоит в том,

что решение о правомерности заключения под стражу или задержания принимает прокурор (ч. 4 ст. 96, ч. 3 ст. 122 УПК РСФСР).

Очевидно, что прокурор не является тем лицом, который по условиям норм международного права может санкционировать применение мер, ограничивающих свободу граждан, поскольку выступает не только органом надзора, но и органом, осуществляющим уголовное обвинение и уголовное преследова-

1

*

ние.173Кроме того, задержанный не доставляется не только в суд, но и к прокурору, которой может заочно дать санкцию на его арест (за исключением случаев задержания несовершеннолетних - ч.З ст. 96 УПК РСФСР). Поэтому в этой части действующее уголовно-процессуальное право явно противоречит между- народному.

Мы уже говорили о том, что принципы и нормы международного права в области прав человека являются нормами наивысшей юридической силы и имеют приоритет не только перед отраслевыми законами РФ, но и ее Консти туцией. Поэтому не закрепление их в Основном законе нашего государства, так же, как и ограничение в применении, пусть даже и временное, не должно яв- Ш ляться препятствием к их реализации. Это в полной мере относится к указан-

»

ным положениям Пакта и Конвенции, которые в силу своего конкретного ха рактера могут и должны применяться непосредственно. fc В Постановлении от 2 февраля 1999г. Конституционный Суд РФ признал,

172

См.: Гомь ен Д., Харр ис Д., Зваак Л. Указ соч. - С. 185.

173 Такой позиции придерживаются Комиссия и Суд. Так, при рассмотрении дел Скоогстрем против Швеции (1984г.) и Губер против Швейцарии (1990 г.) Суд пришел к выводу, что должностное лицо, выполняющее одновременно функции прокурора и следователя, не отвечает требованиям той степени независимости, которая должна быть присуща должностному лицу, имеющему право принимать решение о лишении гражданина свободы. См.: Путеводитель по Европейской Конвенции о Защите Прав Человека. - Страсбург: Совет Европы,

81 что пятилетний срок, прошедший после принятия Конституции РФ, являлся

достаточным для выполнения предписаний абзаца 1 пункта 6 «Заключительных и переходных положений» о принятии федерального закона, обеспечивающего реализацию предусмотренного ст. 20 Конституции права обвиняемого в преступлении, санкция за которое предусматривает смертную казнь, на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей. В связи с этим он указал, что не обеспечение до настоящего времени данного права должно влечь за собой и невозможность назначения этой исключительной меры наказания.

Очевидно, что и абзац 2 пункта 6 «Заключительных и переходных поло- жений» фактически придал временному неприменению ст. 22 Конституции РФ статус постоянно действующего. Необходимо признать, что, поставив реализацию данного конституционного предписания в зависимость от введения в действие нового уголовно-процессуального кодекса, законодатель нарушил закрепленный в чЛ ст. 15 Конституции принцип приоритета международных источников права, поскольку норма ст. 22 Конституции не потеряла в связи с закреплением в Основном законе нашего государства своего международно-правового статуса.

Решается ли данная проблема на практике?

В настоящее время санкционирование заключения под стражу до сих пор осуществляется прокурором. Указанное обстоятельство справедливо подвергается критике в литературе.174 Ю.А. Дмитриев указывает, что для реализации положения ст. 22 Конституции не требуется принятие нового УПК, необходимо лишь оставить в уголовно-процессуальном законе указание о возможности санкционирования заключения под стражу только судом.175

Однако следует заметить, что, поскольку требование санкционирования

1994.-С.26.

174 См.: Гуценко К.Ф. Конституция РФ и вопросы уголовного судопроизводст ва. // Вестник Московского университета. Серия 11 - Право. - 1994. -№5. - С.38.

175 См.: Дмитриев Ю.А. Защита конституционных прав граждан в уголовной и конституционной юстиции. // Государство и право. - 1999. - №6. - С.40.

82 судом заключения под стражу и задержания является международно- правовой

нормой, оно должно быть реализовано независимо от внесения изменений в

действующее законодательство.

Законом от 23 мая 1992 г. в УПК РСФСР было включено положение, предоставившее лицу, содержащемуся под стражей, правомочие обжаловать в суд решение об избрании этой меры пресечения или о продлении ее срока.

В теории высказана точка зрения о том, что указанные нормы, содержа- щиеся в настоящее время в ст.ст. 11, 220(1), 220(2) УПК РСФСР являются должной гарантией защиты конституционного права граждан на свободу и личную неприкосновенность.176

Однако с этим утверждением согласиться нельзя.

Доставление к судье «в срочном порядке» или «немедленно», о котором говорится в вышеназванных международных документах, если исходить из решений Комиссии и Суда означает, что человек должен предстать перед судьей максимум в течение 4-х суток после задержания177.

Действующее же уголовно-процессуальное законодательство указывает конкретно лишь на тот период времени, который должен пройти с момента поступления в суд материалов, подтверждающих законность и обоснованность заключения под стражу до их рассмотрения судом (согласно ч.2 ст. 220 (2) он составляет 3 суток).

В основу критерия своевременности представления этих материалов за- конодатель положил не тот срок, в течение которого они должны поступить в суд, а тот, в течение которого они должны быть направлены (подчеркнуто мной - А.Т.) в суд лицом, производящим дознание, следователем и прокурором.

Поэтому можно сделать вывод, что законодатель не установил макси-

176 См.: Алексеева Л.Б., Жуйков В.М., Лукашук И.И. Указ. соч. - С. 45.

177 В делах Де Ионг, Бальет и Ван ден Бринк против Нидерландов (1984 г.) и Бройгэн против Великобритании (1988 г.) Комиссия и Суд пришли к выводу, что слишком длительными сроками являются соответственно 6-11 дней и 4 дня и б часов. См.: Дженис М., Кэй Р., Брэдли Э. Европейское право в области

83 мального срока, который должен пройти между подачей жалобы на арест и рассмотрением ее органом судебной власти.

С нашей точки зрения, соблюдению международных стандартов соответ- ствовала бы замена термина «направляются» на «представляются». В таком случае срок представления жалобы и материалов дела в суд будет по закону составлять 24 - 48 часов. Только при реализации этого условия мы могли бы сказать, что рассмотрение жалобы соответствует требованию срочности.

Как свидетельствует анализ практики, в Самарском регионе направление материалов и объяснений в суд неоправданно задерживается. Лишь в 18% случаев материалы и объяснения поступали в суд в пределах 5 дней с момента подачи жалобы, в 33% этот срок составил 5-10 дней, в 24,3% случаев - 10-15 дней, а в 12,7 % он превысил 15 суток.

Это приводит к тому, что жалобы рассматриваются судом по прошествии чрезвычайно длительного срока после ее подачи. Так, 52,8% жалоб рассматриваются в срок от 10 до 20 дней со дня их подачи, 33,4% жалоб - в срок от 5 до 10 дней, 9% от 20 до 30 дней, в 2,3 % случаях этот срок составил более одного месяца. И только в 8% случаев жалоба была рассмотрена в пределах 5 дней.178

Таким образом, можно утверждать, что судебный контроль в виде рас- смотрения судом жалоб на законность и обоснованность заключения под стражу в силу своей несвоевременности не может в полной мере компенсировать неприменение международных норм, наделяющих суд исключительным правом принимать решение об ограничении права граждан на свободу и личную неприкосновенность.

Бесспорно, новое уголовно-процессуальное законодательство закрепит положение о возможности заключения под стражу только по судебному решению. Соответствующие нормы предусмотрены в ч.1 ст. 104 Проекта УПК и ч.2 ст. 168 Модельного кодекса.

прав человека (Практика и комментарии). - М: Права человека, 1997. - С. 397.

См.: Информационное письмо Самарского областного суда и Прокуратуры Самарской области от 1 декабря 1999г. № 15-1-3310-99.

»

84 Однако отсутствие своевременного судебного контроля за применением

меры пресечения в виде заключения под стражу - не единственное противоре- Щ чие действующего законодательства указанным требованиям норм междуна-

родного права.

Из содержания ч.З ст. 9 Пакта и ч. 3 ст. 5 Конвенции следует, что судебной проверке подлежит ограничение свободы не только в виде заключения под стражу как меры пресечения, но и в виде задержания. Однако на практике применяется действующее уголовно-процессуальное законодательство, которое не только не предусматривает санкционирование судом задержания в порядке ст. 122 УПК РСФСР, но и обходит молчанием возможность обжаловать в суд применение этой меры принуждения.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении № 6 от 29 сентября 1994 г. в целях обеспечения реализации п.9 Пакта указал, что суд должен принимать к своему производству и жалобы лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, его защитника или законного представителя.179

Однако если учесть тот факт, что с момента подачи такой жалобы до ее рассмотрения судом пройдет срок, превышающий предельный срок задержания (эта мера составляет 72 часа), можно прийти к выводу, что данный судебный контроль не реализует в полной мере указанные требования международного права.

»

Обеспечению последних способствовало бы сокращение максимального срока задержания до 48 часов, что и предлагают сделать авторы последних проектов нового уголовно-процессуального законодательства (ч.З ст. 160 Модельного кодекса, ст. 90 Проекта УПК). Решение о дальнейшем ограничении свободы должен принимать только суд.

179 Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6 от 29 сентября 1994г. “О Р* выполнении судами Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля

1993г. №3 “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей.”//Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам - С. 568-569.

$\

*>1

85 4. Право на проверку в суде законности ареста или задержания. Согласно

п.4 ст. 9 Пакта «Каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно». Аналогичное положение содержится в п. 4 ст. 5 Конвенции.

Из этих норм следует, что действующее международное право преду- сматривает не только первоначальный, но и периодический последующий судебный контроль за законностью заключения под стражу. Смысл осуществления данного контроля заключается в том, что со временем могут отпасть основания для заключения под стражу, имевшиеся на момент его применения. Поэтому реализация судебного контроля возможна в случае открытия новых обстоятельств или изменений в положении содержащегося под стражей, которые исключают дальнейшую необходимость в лишении его свободы.

Соответствие действующего уголовно-процессуального законодательства международным стандартам можно определить, сопоставив предусмотренные ими основания и периодичность проведения судебной проверки законности и обоснованности содержания под стражей.

Российское законодательство исходит из того, что любая мера пресечения должна отменяться, когда в ней отпадает необходимость (ст. 101 УПК). Однако если судья отказал в удовлетворении жалобы на применение заключения под стражу, санкционированного прокурором, то с повторной жалобой обвиняемый может обратиться в суд лишь при продлении прокурором срока задержания, даже если основания для отмены этой меры пресечения появились раньше (ч.8 ст. 97 УПК).

Связанные с этим проблемы обеспечения прав арестованного возникают в тех случаях, когда содержание под стражей продлевается заместителем Генерального Прокурора РФ или Генеральным Прокурором РФ. Если ходатайство об отмене их постановления о продлении срока содержания под стражей судом не будет удовлетворено, то обвиняемый уже не сможет повторно обжаловать

86 применение этой меры пресечения в суд на протяжении 6 месяцев или 1 года

(соответственно) содержания под стражей.

Комиссия и Суд в своих решениях указывали, что срок подачи повторных жалоб на арест должен быть разумным и сравнительно коротким. В частности, срок в пять с половиной месяцев для рассмотрения второй просьбы об освобождении был признан слишком длительным.180

Очевидно, что не только отсутствие первоначального, но и последующий судебный контроль за законностью заключения под стражу как по основаниям, так и по срокам, не соответствует в полной мере требованиям международных норм. Можно констатировать тот факт, что применение на практике действующего в этой части уголовно- процессуального законодательства нарушает гарантированные международно-правовыми нормами стандарты прав граждан на свободу и личную неприкосновенность.

В отличие от Проекта УПК, который предусматривает двукратное про- дление судом заключения под стражу на срок, составляющий 6 месяцев (ч.2,3 ст. 107), Модельный кодекс предполагает разовое продление судом срока содержания под стражей не более чем на один месяц (ст. 171). Очевидно, в последнем случае предоставлены значительно большие возможности для осуществления последующего судебного контроля за мерой пресечения, связанной с ограничением свободы.

  1. Право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда, право быть судимым без неоправданной задержки. Пункт 4 с.5 Конвенции предусматривает, что каждое арестованное или задержанное лицо «… имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда». Цель установления этого правила заключается в том, чтобы ограничить продолжительность содержания лица под стражей до суда.

180 См.: Дело Винтерверп против Нидерландов (1979 г.), Безикеры против Италии (1989 г.). См.: Путеводитель по Европейской Конвенции о Защите Прав Человека. - С. 154.

87

Это требование дополнено п.1 ст.6, предусматривающим право обвиняе- мого на «.. разбирательство дела в разумный срок». Пункт 3 «с» ст. 14 Пакта содержит аналогичное право «быть судимым без неоправданной задержки».

Период «разумный срок» и «без неоправданной задержки» определяет должную продолжительность уголовного судопроизводства. Он охватывает не только период до начала суда, но и общую продолжительность судебного раз-

1 О 1

бирательства, вплоть до окончания уголовного процесса.

Продолжительность этого периода зависит от того, находится обвиняемый под стражей или нет, поскольку Суд и Комиссия твердо стоят на позиции, согласно которой находящееся под стражей лицо имеет право на то, чтобы его дело было рассмотрено достаточно быстро и в первоочередном порядке. При этом сложность дела может оправдать задержку в судебном разбирательстве, но

182

не длительное заключение под стражей.

Комитет и Суд пришли к выводу, что содержание под стражей в течение 4- х лет, 3-х лет и 10-ти месяцев, 3-х с половиной лет выходит за рамки “разумного срока” и не может быть объяснено ни нехваткой бюджетных ассигнований на отправление правосудия по уголовным делам, ни непредвиденным увеличе-нием объема материалов дела. При этом истечение максимального срока предварительного заключения определяется не моментом начала судебного разбирательства, а вступлением приговора в законную силу.

Анализируя действующее уголовно-процессуального законодательство под углом зрения соответствия указанным требованиям международного права, необходимо отметить, что в нем неоправданно велики установленные сроки движения уголовных дел. Предельный срок предварительного следствия законом не установлен. Ст. 97 УПК РСФСР разрешает содержать обвиняемого под стражей до суда в течение 1,5 лет, а в случае, когда ознакомление обвиняемого

1 См.: Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Указ. соч. - С. 189.

2 См.: Алексеева Л.Б., Жуйков В.М., Лукашук И.И. Указ. соч. - С. 195.

3 Там же.

» 88

ф и его защитника с материалами дела до истечения предельного срока содержа-

ния под стражей невозможно, а также для удовлетворения его ходатайства о дополнении предварительного следствия этот срок может быть продлен судом до двух с половиной лет (ч.ч. 5,6 ст. 97 УПК). Уголовно-процессуальный закон не определяет конкретного срока, в течение которого дела должны быть рассмотрены судом, в том числе и те, по которым обвиняемые продолжают содержаться под стражей. При этом арест может быть продлен в дальнейшем и в связи с возвращением дела на дополнительное расследование, новым судебным разбирательством, кассационным производством и т.д.

4 Кроме того, даже установленные в законе сроки движения уголовного де-

А

ла на практике постоянно нарушаются.

Об актуальности этой проблемы свидетельствует то, что Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении №79 от 18 ноября 1999г. “О ходе выполнения постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993г. “О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами РФ”, как и в постановлении от 24 августа1993г. признал то, что ежегодно значительная часть судебных дел рассматривается с нарушением установленных сроков, в связи с чем нередки факты недопустимо длительного содержания подсудимых под стражей.184

Все это свидетельствует о том, что правоприменительная практика в Российской Федерации не обеспечивает должную реализацию гарантированного международно- правовыми нормами права обвиняемых быть судимыми без неоправданной задержки. Кроме того, следует отметить, что в ряде случаев нарушается на только п.З «с» ст. 14 Пакта, но и ст. 7 Пакта, запрещающая жестокое, бесчеловечное или уничижающее достоинство человека обращение. Об этом

т

184 См.: Пост ановл ение Плен ума Верх овног о Суда РФ “О срока х рассм отрен ия уголо вных и граж данск их дел суда ми Росси йской Феде раци и” №7 от 24 авгус та 1993г .// Сбор ник поста новле ний Плен умов Верх овны х Судо в ССС Р и РСФ СР (РФ) по уголо вным дела м - С. 558- 560; Пост ановл ение Плен ума Верх овног о Суда РФ № 79 от 18 нояб ря 1999г . “ О ходе выпо лнени я Плен ума Верх овног о Суда РФ от 24 авгус та 1993г . №7 “ О срока х рассм отрен ия уголо вных и граж- данск их дел суда ми Росси йской Феде раци и”. // Бюлл етень Верх овног о Суда

89

ж свидетельствуют решения Комитета, пришедшего к выводу, что длительное со-

держание под стражей в связи с задержкой в принятии судом решения, особен-

{Щ но по делам, по которым может быть вынесен смертный приговор, представля-

ет собой жестокое, бесчеловечное обращение.185

Государственная Дума Российской Федерации отклонила законопроекты, предлагавшие дополнить УПК ст. 97(1), в которой предусматривался бы срок содержания подсудимого под стражей при рассмотрении уголовного дела в су-

„с, 186

де.

Анализ Проекта УПК показал, что его авторы также не решают указан ную проблему. Проект разрешает заключение под стражу по наиболее тяжким I категориям дел до 18 месяцев, допускает продление срока содержания под

стражей для ознакомления обвиняемого с материалами дела и для удовлетворения его ходатайств о дополнении предварительного расследования, не указывая максимального срока такого продления (ч.ч. 1-4 ст. 107).

В отличие от него Модельный Кодекс предполагает существенно сокра тить срок заключения под стражу: на стадии предварительного расследования, согласно ч.ч. 2,3 ст. 170 он не должен превышать 6 месяцев. Кроме того, в со ответствии с международными стандартами предусмотрено ограничение пе риода содержания пол стражей при производстве в суде: согласно ч.4 ст. 170 Щ при досудебном производстве по уголовному делу и рассмотрении его судом в

*

совокупности он не должен превышать либо 1 года 6 месяцев, либо максимального срока лишения свободы, предусмотренного санкцией за преступление, в совершении которого обвиняется подсудимый, если он менее 1 года 6 месяцев.

Право не быть повторно осужденным за преступление, по которому вы-

РФ.-2000.-№1.-С.2-3.

Алексеева Л.Б., Жуйков В.М., Лукашук И.И. Указ. соч. - С. 196.

^Р 186 Согласно одному из них такой срок должен был составить 6 месяцев, со-

гласно другому- также полгода, а по делам о тяжких преступлениях - до 12 месяцев. См.: Дорошков В.В. Проблемы судебного контроля за деятельностью органов внутренних дел.// Защита прав человека и соблюдение законности органами внутренних дел. - С.35.

Ф

4

90 несено окончательное судебное решение. Запрет судить дважды за одно и то же

(ne bis in idem) - общий принцип права. Он закреплен как в нормах международного права, так и в Конституции РФ. Согласно п.7 ст. 14 Пакта «Никто не может быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом каждой страны». Конституция РФ установила, что «никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление».

Если сравнить эти два положения, то можно прийти к выводу, что Конституция сформулировала этот принцип в самом общем виде, поэтому он должен трактоваться с учетом международно-правовых норм.

4

Анализ Пакта дает основание заключить, что под окончательными решениями понимаются такие приговоры, которые вынесены при предоставлении осужденному предусмотренного п.5ст.14 Пакта права на пересмотр его дела в вышестоящем суде в качестве второй инстанции и вступили в законную силу.

Согласно Пакту смысл этого принципа заключается в том, что после окончательного разрешения дела ни один оправданный по обвинению в пре ступлении не может быть вновь судим за него и ни одному осужденному не может быть за то же деяние назначено еще одно, в том числе дополнительное или более суровое наказание. В то же время это правило не исключает повтор- ^ ное судебное разбирательство в пользу осужденного ввиду вновь открывшихся

обстоятельств, в том числе свидетельствующих о судебной ошибке (п.6 ст14

Ш

Пакта). V; Указанное правило содержит и п.1 ст.4 Протокола № 7 к Конвенции,

оговаривая, однако, что оно не препятствуют пересмотру дела “если имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах или в предыдущем разбирательстве были допущены существенные ошибки, которые могли повли-

.^ ять на исход дела”.

Щ

Поскольку Суд не рассмотрел ни одного дела, в котором применил бы

187

Анал огичн ое поло жени е закре плено в чЛ ст. 4 Прот окола № 7 к Конв енции .

  • 91

Щ данную норму, в науке ее толкуют двояким образом: как распространяющуюся

15252

на любое судебное решение либо только на то, которое ущемляет права осу-

189

жденного.

Следует отметить, что в любом случае, поскольку Конституция РФ не содержит никаких исключений из запрета повторного осуждения, ограничения этого правила должны применяться только для случаев пересмотра приговоров в пользу осужденного.

Необходимо отметить, что указанным требованиям международного пра ва в полной мере удовлетворяло дореволюционное российское законодательст- ^ во. Согласно ст.ст. 21-23 УУС оправданный или осужденный вступившим в за-

конную силу приговором суда не мог быть повторно судим по тому же делу, даже если бы впоследствии обнаружились новые обстоятельства, изобличающие в совершении преступления первого или увеличивающие вину второго. Это положение не распространялось на случаи, когда “прежде состоявшийся приговор был последствием подлога, подкупа или иного преступления.”

Что касается действующего уголовно-процессуального кодекса РФ, то в п.9 чЛ ст.5 содержится правило о невозможности производства по делу в отношении лица, о котором имеется вступивший в законную силу приговор по тому же обвинению. Однако это положение не идентично установленному международными нормами запрета на повторное осуждение: по смыслу, придаваемому практикой, указанное положение ст. 5 УПК действует до отмены в ус-

тановленном законом порядке такого приговора.190

г*1 Таким образом, в УПК нет правил, запрещающих отменять окончатель-

ные оправдательные приговоры или обвинительные приговоры в связи с необ- | ходимостью применения закона о более тяжком преступлении, за мягкостью

1RR

Уголовно-процессуальное право РФ. Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская.

См.: Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Указ. соч. - С. 259. См.:
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. - М.

С.37.

189

190

Юрайт, 1999.-С.23-24.

ш

92 наказания или по иным, влекущим ухудшение положения осужденного основа- ниям. Наоборот, ст. 373, ч.З ст. 380 УПК предусматривают возможность отмены этих приговоров в порядке надзора и передачу дел на новое рассмотрение в течение 1 года после вступления их в законную силу.

Противоречие этих норм п.7ст. 14 Пакта признал Московский областной суд, который, руководствуясь ч.4 ст. 15 Конституции РФ прекратил уголовное дело, переданное надзорной инстанцией, отменившей оправдательный приговор, вынесенный судом присяжных и вступивший в законную силу после рассмотрения дела в кассационной инстанции.191

К сожалению, даже несмотря на то, что в основу решения Областного су-

. да было положено Определение Конституционного Суда РФ, в котором кос-

Щ

венно было признано наличие противоречия между указанными нормами УПК

и международными стандартами в области прав человека, 192 на практике, вопреки ч.4 ст. 15 Конституции продолжают применять действующее уголовно- процессуальное законодательство. На это ориентирует правоприменителей Верховный Суд РФ, отменяющий в порядке надзора оправдательные приговоры - т.е. приговоры, вступившие в законную силу, а, следовательно, согласно международным нормам, окончательные.193

Очевидно, что указанная практика нуждается в коренном изменении, а в

Дк будущем правило о недопустимости повторного осуждения должно быть за-

креплено в уголовно-процессуальном законодательстве нашей страны. Данное требование международно-правовых актов учтено в Модельном кодексе, в ко-

kti тором провозглашен принцип недопустимости повторного осуждения (ст. 26) и

прямо указано на то, что обжалование оправдательного приговора, вступивше-

#

*

191 См .: Вестн ик Конс титуц ионн ого Суда РФ. - 1998. -№ 1. - С. 47- 51.

192 См .: Опре делен ие Конс титуц ионн ого Суда РФ от 3 июля 1997г . Об отказ е в прин ятии к рассм отрен ию запро са судьи Моск овско го облас тного суда Н.В. Григ орьев ой. // Вестн ик Конс титуц ионн ого Суда РФ. - 1997. - №5. - С. 31- 33.

193 См .: Дело Черн ышов а и Фаль тина. Бюлл етень Верх овног о Суда РФ. - 1997. - №7. - С. 13- 14; Дело Байр амку лова и Теми рова. Бюлл етень Верх овног о Суда

93 го в законную силу, не допускается (ст. 500). Однако Проект УПК не предусматривает внесение в этой части каких либо корректив в действующее уголовно - процессуальное право России (ст. 44), в связи с чем нуждается в дополнении соответствующим положением.

Сказанное позволяет прийти к выводу о том, что в российском уголовном судопроизводстве не обеспечивается ряд существенных положений международного права, определяющих стандарты в области прав человека. Причиной этого следует признать не только несовершенство действующего уголовно-процессуального законодательства, но и то, что субъекты уголовного процесса до сих пор ориентируются на приоритетное применение внутреннего законодательства перед международными нормами. Так, 63% опрошенных нами судей признали, что если при рассмотрении дела они обнаружат противоречие нормы уголовно- процессуального закона положениям общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров РФ, то применят дей- ствующее уголовно-процессуальное законодательство. Еще 16% судей указали, что в данном случае обратятся с запросом в Конституционный Суд РФ, однако, как известно, высший орган конституционного контроля не рассматривает и не решает вопросы о несоответствии законов международно-правовым нормам, 2% опрошенных затруднились ответить на указанный вопрос. Таким образом, только 19%> судей заявили, что в указанной ситуации они применят нормы международного происхождения.

При этом далеко не все судьи считают, что международные акты могут содержать уголовно-процессуальные нормы: 29 % опрошенных не признали общепризнанные принципы и нормы международного права источниками уголовно-процессуального права, 62 % оценили таким же образом правовое значение международных договоров РФ.

В ходе исследования выяснилось также, что судьи не только отрицают (в большей части) приоритет норм международного права, но и не обладают информацией о положениях основных международных актов в области прав чело-РФ. - 1998.-№3. -С.17-18.

»

94 щ века. Так, 32% опрошенных судей признались, что не знакомы со Всеобщей

i;

декларацией прав человека, 62 % - с Международным пактом о гражданских и политических правах, 51% - с Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

Вместе с тем, вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что игнорирование требований международного права является нарушением конституционного положения, провозгласившего общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации частью правовой системы нашей страны. 4.4 ст. 15 Конституции позволяет признать их источниками внутреннего права России, в том числе уголовно-процессуального, обладающими преимущественной юридической силой по отношению к законам Российской Федерации. Все это ставит перед уголовно-процессуальной наукой задачу преодоления существующего на практике стереотипного отношения к международным нормам, устанавливающим гарантии соблюдения прав участников уголовного процесса, как к не имеющим непосредственного действия на территории Российской Федерации.

i

  • 95

Глава III. Судебная практика как источник уголовно -

Щ процессуального права России.

§ 1. Роль судебных актов в правовых системах: зарубежный и отечественный опыт.

Судебное правотворчество в странах англо-американской правовой семьи.

Исследование вопроса о существовании судебного правотворчества в нашей стране будет неполным без рассмотрения той роли, которую играет деятельность судей в других государствах и, прежде всего, - принадлежащих к англоамериканской правовой системе. Известно, что в Великобритании, США, Австралии, Канаде и других странах так называемого “общего права” одним из главных источников права считается судебный прецедент.

Судебный прецедент (от лат. praecedentis - предшествующий) - это решение суда по конкретному делу, являющееся обязательным для судов той же или низшей инстанции при решении аналогичных дел либо служащее примерным образцом толкования закона, не имеющим обязательной силы.194

В основе применения прецедентов лежит принцип, согласно которому JJt, сходные дела разрешаются сходным образом - stare decisic (решить так, как бы-

ло решено ранее). Используя его, теория и практика исходят из того, что раз со стоявшееся судебное решение, устанавливающее какое-либо правовое положе- #) ние или толкующее какие - либо противоречивые законы, дающее ответы на

вопросы, не предусмотренные законом, становится образцом, которому затем

Так, С.А. Пяткина определяет судебный прецедент как “решение суда, которое рассматривается как обязательное или необходимо подлежащее внимательному изучению, когда другой суд должен решать такой же или очень сходный вопрос.” См.: Пяткина С.А. О теории источников права в английской юриспруденции.// Ученые записки ВНИИСЗ. вып. 19. - М. - 1969. - С. 151.

96

следуют другие судьи при сходных фактических обстоятельствах.

Из определения прецедента следует, что он может иметь как обязательное, так и убеждающее значение. Это соответствует представлениям правовой теории стран англо-американской правовой семьи, подразделяющей источники права на источники, имеющие принудительную или обязательную силу, с одной стороны, и источники, имеющие убеждающее значение, - с другой.196

Говоря о различиях между обязательным и убеждающим прецедентом, следует подчеркнуть, что прецедентное право возлагает на судей обязанность при разрешении дела рассмотреть правила и принципы, изложенные как в обязательных, так и в убеждающих прецедентах.

Однако если во втором случае судья может учитывать ранее вынесенное решение, то в первом - обязан решить дело так же, как и предыдущее. “Все, что имеет значение, есть прецедент и ему необходимо последовать, - указывает Р. Кросс, - если, согласно нашей доктрине прецедента, он является обязательным, хотя бы даже судья не считал правильным положенный в его основу правовой принцип.”197

Обязательность прецедента предопределена тем местом, которое занима ет суд, вынесший решение, в иерархии судебной системы. Поэтому можно ска зать, что принцип прецедента действует “по вертикали”. По сути, именно суды, igl стоящие во главе судебной системы (Палата Лордов в Англии, Верховный суд в

*

США, Канаде, Индии, Ирландии, Высокий Суд в Австралии), формируют пре цедентное право. Это особенно видно на примере правил действия прецедента, 4ы сложившихся в Англии. Они раскрываются следующими положениями: 1) ре-

| шения, выносимые Палатой Лордов, составляют обязательные прецеденты для

i

всех судов (в том числе и для самой Палаты Лордов); 2) решения, принятые

См.: Полянский Н.Н. Уголовное право и уголовный суд в Англии. 2-е изд. -М.: Юридическая литература, 1969. -СП.

См.: Кросс Р. Прецедент в английском праве. - М.: Юрид. лит-ра, 1985. - С. 158.

См.: Там же. - С. 53.

97 Апелляционным судом, обязательны для него самого и остальных судов,

кроме Палаты Лордов; 3) решения, принятые Высоким судом правосудия, обя- зательны для низших судов.198

Прецеденты нижестоящих судов являются убеждающими.

Таким образом, любой суд обязан следовать прецеденту вышестоящего суда, а также связан своими собственными прецедентами и решениями судов равной юрисдикции. При этом следует еще раз отметить, что обязательные прецеденты создают только решения, исходящие от высоких судов, то есть Верховного суда и Палаты Лордов.

% *

Вышеизложенные правила применения прецедентов позволили Р. Кроссу выделить следующие постоянные черты английской доктрины прецедента: уважение к отдельно взятому решению одного из высших судов; признание того, что решение такого суда является убеждающим прецедентом для судов, стоящих выше его по иерархии; отдельное решение рассматривается всегда как

199

обязательный прецедент для нижестоящих судов.

При этом обязательным является не все решение, а только его часть - ratio desidendi (сущность решения). Это норма права, заключенная в решении, те правовые принципы, которые использует суд при разрешении дела. Р. Уолкер определил ratio desidendi как “применяемое к правовым вопросам, возникаю- J|ft щим в связи с установленными судом фактами, правоположение, на котором

*

основано решение.”200

Не вся правовая аргументация вышестоящего суда имеет обязательную силу. Речь идет о так называемом “obiter diktum” (нечто, сказанное попутно). Это либо правоположения, основанные на фактах, не устанавливавшихся или не имеющих существенного значения для дела, либо хотя и основанные на установленных по делу фактах, но не составляющие сути решения (например,

198 См.: Давид Р., Жоффре-Спинози К. Указ. соч. - С. 257.

199 См.: Кросс Р. Указ. соч. - С. 27.

200 Уолкер Р. Английская судебная система. - М.: Юридическая литература, 1980.-С. 159.

т 98

Ф особое мнение судьи).201 Неправильно было бы утверждать, что obiter dikta во-

обще не имеет силы прецедента. Оно является не обязательным, а убеждающим w прецедентом.

В чем достоинства и недостатки признания судебного решения источником права?

В качестве основных преимуществ прецедентной правовой системы английские исследователи отмечают ее определенность, точность и гибкость.202 Определенность, с их точки зрения, связана с тем, что суд должен решить дело так, как тот или иной правовой вопрос уже был разрешен другим судьей. Точность достигается огромным количеством судебных дел, в которых содержатся ответы для многих конкретных ситуаций, которые законодатель не смог бы предусмотреть. Гибкость выражается в возможности отклонять решения или уклоняться от них как отличающихся по существу.

Что касается последней возможности, то, как справедливо отметил Р. Уолкер, “в теории любой прецедент можно признать “отличающимся,” поскольку почти нет двух таких фактических ситуаций, которые бы в точности

203

совпадали.”

Однако, проведя аналогию с предыдущим делом, судья становится свя занным правовой позицией, положенной в основу вынесенного по нему реше- n|fc ния.

т

Уклониться от соблюдения обязательного прецедента могут только высшие судебные инстанции (Палата Лордов и Апелляционный суд) путем прямого или косвенного отклонения. В первом случае суд заявляет, что отменяемое прежнее решение было вынесено в результате неверного понимания права, а заключенная в нем правовая норма как бы никогда не существовала. При косвенном отклонении прецедента суд просто не учитывает содержащееся в предыдущем решении ratio desidendi, прямо не лишая его юридической силы.

201 См.: Там же.-С. 160-161.

202 См.: Уолкер Р. Указ. соч. - С. 157 - 158.

99

Следует отметить, что постепенно английская
судебная

система становится более гибкой. Об этом свидетельствует, в частности, решение Апелляционного Суда 1944 г., установившее принцип, согласно которому суд не связан предыдущим решением, если оно было принято per incurian (no небрежности, без достаточной осторожности). Также в 1966 г. лорд-канцлер Палаты лордов сделал заявление, в котором говорилось, что хотя Палата лордов по-прежнему будет считать свои решения обязательными для себя, она вправе изменить практику, отступив от прежнего решения, когда сочтет это необходи-

204

мым.

Указанная тенденция начинает сближать прецедентное право Англии с правом США, где правила применения прецедента отличаются большой гибкостью и где высшие суды (Верховный суд США и верховные суды штатов) не считают себя связанными своими собственными решениями.

Однако очевидно, что о “гибкости” английской доктрины прецедента можно говорить только применительно к самым высшим судебным инстанциям. Для всех остальных судов она остается безусловно жесткой.

Это дает основание английским исследователям критиковать прецедентную систему за ее чрезмерную жесткость. Другим ее очевидным недостатком признают огромное количество опубликованных прецедентов, к которым обязан обратиться суд для принятия решения по делу.205

Постепенный отказ высших судебных инстанций от принципа жесткости прецедента создает рост правовой неопределенности. Поэтому не случайно в настоящее время английская правовая система переживает тенденцию кодификации. По утверждению Р. Уолкера сейчас закон становится самым важным источником права. Исследователь отмечает, в частности, что практически все нормы, относящиеся к составу, юрисдикции современных судов и к процессу, в

См.: Уолкер Р. Указ. соч. - С. 169. См.: Кросс Р. Указ. соч. - С.27. См.: Уолкер Р. Указ. соч. - С. 158.

100

206

них применяемому, являются статутными.

В связи с этим возникает закономерный вопрос о соотношении прецедента и закона как источников права в современной Англии.

В настоящее время ученые не выработали единую позицию на этот счет. Высказываются самые разные точки зрения: от мнения, что единственное ограничение судебного правотворчества - связанность предыдущими решениями, до утверждения, что оно существует только в производном или “вторичном” смысле, подчиненном по отношению к законодательству.207

Оценивая роль судебного прецедента и закона в современной Англии, следует отметить, что судья, как творец права, поставлен в невыгодное положение по сравнению с законодателем. Во-первых, он не может отменить положение закона или не следовать ему (в отличие от судов в США, осуществляющих Конституционный контроль); во-вторых, не может уклониться от обязательного для него прецедента; в-третьих, он создает правовую норму только в пределах вопроса, возникшего в деле; в- четвертых, законом может быть отменено действие любого судебного решения.

Однако было бы упрощением относиться к парламентскому законода- тельству как к источнику права, стоящему выше прецедента. Особенностью стран с прецедентной правовой системой является то, что и законодательство, и ratio desidendi прецедентов высших судов имеют одинаковую силу - силу закона. Прецедент и закон как формы права тесно переплетены. Акт парламента зависит от прецедента в том смысле, что нуждается в судебном толковании, которое само становится прецедентом. Согласно правовой доктрине стран англоамериканской правовой семьи, если вышестоящий суд интерпретировал слова закона, то нижестоящий суд обязан принять эту интерпретацию, встретившись с теми же словами в том же законе.208 Поэтому количественный рост законов во второй половине XX в. привел к активизации прецедентного права. Со всей

См.: Там же. - С. 76.

См.: Пяткина С.А. Указ. соч. - С. 152-153.

ш 101

очевидностью можно констатировать, что в настоящее время сфера применения прецедента сместилась в сторону толкования законодательных ак-

209

ш тов-

Таким образом, судебный прецедент до сих пор занимает ведущее положение в системе источников права стран англо-американской правовой семьи.

г

Значение прецедентной системы в развитии английского права, по признанию зарубежных исследователей, состоит в том, что, во-первых, применение принципа прецедента обеспечивает стабильность права, во-вторых, благодаря прецеденту разрабатывается и обеспечивается единая детализация права, и, в-третьих, с помощью прецедента в английском праве оформился ряд фундамен- тальных принципов: презумпция невиновности, запрет неправомерного лишения свободы и т.д.210

Кроме того, в США, где, в отличие от Англии, имеется писанная Консти туция, правило применения прецедента создает надежный механизм реализа ции судебной системой функции конституционного контроля. Решения Вер ховного Суда, не отменяя формально закон, не учтенный в деле по причине его неконституционности, исключает возможность дальнейшего его применения нижестоящими судами. Так было, например, когда в 1963 г. Верховный Суд США в решении по делу Гидеон против Вэйнрайта пришел к выводу, что закон |ц штата Флорида, не предусмотрев возможности бесплатного участия адвоката на

t#

стороне неимущего обвиняемого, которому грозило пятилетнее тюремное за ключение, нарушил V и XIV поправки к Конституции. В них речь шла о том, >% что никто не может быть лишен жизни, свободы или имущества “без должной

правовой процедуры.”21’

Подводя итог анализу роли судебной практики в создании правовых норм

208 См.: Уолкер Р. Указ. соч. - С. 148.

9 См.: Максимов А.А. Прецедент как один из источников английского права.// Государство и право. - 1995. - №2. - С. 102.

210 См.: Пяткина С.А. Указ. соч. - С. 151.

2,1 См.: Давид Р., Жоффре-Спинози К. Указ. соч. - С. 302.

h

102 в странах англо-американской правовой семьи, следует
обратить

внимание на ряд положений, которые помогут нам при исследовании проблемы

существования судебного правотворчества в России:

  1. Прецедент - единственная форма судебного правотворчества в англо- американской правовой семье.
  2. Для признания судебного решения по конкретному делу источником права - прецедентом, должен существовать определенный механизм - оно должно учитываться судами при последующем разрешении аналогичных дел. Характеристика прецедента как безусловно обязательного решения суда являлась бы в настоящее время ошибочной. Деление прецедентов на обязательные и убеждающие, процесс смягчения принципа действия прецедента свидетельствуют о том, что решение суда до тех пор является источником права, пока оно убедительно и аргументировано в глазах других судей.
  3. Правовая норма, создаваемая судебным прецедентом - это правовая по- зиция суда по делу. Неверно полагать, что судебное решение только тогда признается прецедентом, когда оно устанавливает норму, направленную на решение абсолютно неурегулированного ранее вопроса. Правотворческими являются и те решения, которые, с одной стороны, не применяют нормы закона по мотивам неконституционности, а, с другой, развивают, интерпретируют действующее законодательство применительно к разрешению конкретных дел.
  4. В свете вышеизложенного следует признать, что существование закона, как источника права, не исключает судебного правотворчества. Напротив, прецедентная система обеспечивает его единообразное применение. Судебный прецедент сыграл значительную роль в формировании права стран англоамериканской правовой семьи. В настоящее время он является тем средством, которое обеспечивает его эффективное функционирование.
  5. Судебное правотворчество в современной России, его соотношение с раз- делением властей. Р. Давид в своем исследовании отмечал, что выделение им отдельной семьи социалистического права обусловлено, кроме всего прочего, ее особым отношением к системе источников правовых норм, в частности, от-

103 рицанием судебного правотворчества.21”

Следует, однако, заметить, что официальное неприятие наделения судеб- ных органов правотворческими функциями подвергалось критике еще в советские времена. Так, Л.Я. Явич заметил: “Судебное нормотворчество, основанное на законе, может принести значительную пользу упрочению законности и охране прав граждан, если мы откажемся от весьма догматического, мало связанного с жизнью утверждения об отсутствии у социалистической судебной системы функции правотворчества. Суд независим и подчинен закону, но именно для того, чтобы наилучшим образом провести в жизнь то, что установлено законом, бывает необходимо сформулировать ряд более конкретных норм или восполнить существующий пробел в законодательстве.”213

Безусловно, появление этой идеи, прежде всего, было связано с отходом советской науки от отождествления права и закона. “…Понятие права значи-

О 1 А

тельно шире понятия закона” , - указывала В.И. Каминская. Другой сторонник признания судебного правотворчества того времени СИ. Вильнянский отмечал: “понятие закона не совпадает с понятием правовой нормы, а правовая норма создается не только законодателем”.215

212 См.: Давид Р., Жоффре-Спинози К. Указ. соч. - С. 24,183.

213 Явич Л.С Рецензия на кн. С.С. Алексеева “Общая теория права”. // Совет ское государство и право. - 1982. - №.9. - С. 139.

О “непосредственной нормоустановительной деятельности вышестоящих судебных инстанций” писал в то время и СВ. Боботов (См.: Боботов СВ. Роль судебной практики в правотворчестве. // СССР- Франция: социальные вопросы правотворчества. - М.: ИГП РАН СССР, 1980. - С. 81-82), выразил отношение к прецедентному праву как к “исторически накопленным ценностям социальной и правовой культуры” и Н.Н. Разумович (См.: Разумович Н.Н. Источники и форма права. // Советское государство и право. - 1988. - №3. - С.20.

214 Каминская В.И. Роль Верховного Суда СССР в развитии советского социа листического права (в порядке обсуждения). // Советское государство и право. - 1948.-№6.-С.43.

Вильнянский СИ. Значение судебной практики в гражданском праве. // Ученые труды ВИЮН. вып. IX. - М.: Юрид. изд-во мин-ва юстиции СССР, 1947. -С.241.

104

Отход отечественной науки от позитивистского правопонимания в на- стоящее время связан с процессом формирования права, основанного на Конституции и общепризнанных принципах и нормах международного права (ч.1,4 ст. 15 Конституции РФ). Проводимые в нашей стране преобразования направлены на создание такого правового государства, в котором судебная власть была бы самостоятельной и независимой от других властей (ст. 10 Конституции РФ). Это не случайно: Конституция провозгласила, что права и свободы человека и гражданина обеспечиваются правосудием (ст. 18), гарантировав каждому судебную защиту его прав (ст. 46). Суд должен стать реальным противовесом законодательной и исполнительной властям, огромным шагом на пути к чему явилось создание Конституционного Суда.

С нашей точки зрения, все это требует от современной науки пересмотреть отношение к юридической природе судебных решений.

Следует отметить, что вопрос о роли судов в формировании права является в настоящее время одним из наиболее дискуссионных.

Некоторые ученые, признавая позитивное значение судебного правотвор- чества, достаточно осторожны в своих оценках возможности его существования в России. Ими высказаны пожелания о наделении судебной власти правотвор-ческими функциями в будущем.

Многие исследователи поддерживают традиционную для отечественной науки советского периода позицию отрицания наличия у судей нашей страны правотворческих функций, прямо указывая на невозможность признания актов судебных органов источниками права.217

См.: Основы государства и права: Учебное пособие. - Р-н/Д, “ Изд-во Феникс “,1995,-С. 159.

2 См.: Теория государства и права. Учебник для юридических вузов и факультетов / Под ред. В.М. Корельского, В.Д. Перевалова. - М.: Изд. гр. ИНФРА-М “Норма”, 1997. - С.374-375; Мушинский В.О. Основы правоведения. - М: Международные отношения, 1996. - С.84; Основы государства и права. Учебное пособие для поступающих в вузы / Под ред. О.Е. Кутафина. - М.: Юрист, 1998. -С. 32.

105 Противоречивое отношение к признанию судебной
практики

источником права выразилось в различном решении этого вопроса в учебной литературе по уголовному процессу РФ. Так, если Н.Ф. Гуценко признает Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Конституционного Суда РФ источниками права,218 то другие авторы не упоминают акты судебных органов в системе источников уголовно- процессуального права, признавая, однако, их важное значение для применения законов.219

На наш взгляд, на отношение современных исследователей к указанной проблеме заметное влияние оказывают стереотипы, исторически сложившиеся в правовой доктрине нашей страны. Советские ученые, отказывая судам в правотворческих полномочиях, опирались на формальный критерий - они указывали, что суд - это правоприменительный, а не правотворческий орган.220

В настоящее время ученые зачастую аргументируют подобную позицию также опираясь исключительно на такое формальное основание, как принадлежность России к странам романо-германской правовой семьи.221 Так, Н.А. Богданова прямо говорит, что к оценке решений Конституционного Суда необходимо подходить с точки зрения правовой системы, к которой относится рос-

См.: Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и фа- культетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. - М: Зерцало, 1997. - С. 23.

219

См.: Уголовно-процессуальное право. Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. -М.: Юрист, 1998. - С.25; Уголовный процесс. Краткий учебник / Отв. ред. А.С. Кобликов. - М.: МНЭПУ, 1995. - С. 21-22; Якупов Р.Х. Уголовный процесс. Учебник для вузов / Под ред. В.Н. Галузо. - М.: Изд-во Зерцало, 1998. - С. 38-40.

220

Так, И.С. Тишкевич писал, что постановления Пленума Верховного Суда СССР «не могут быть признаны правовыми нормами, поскольку советские суды, в том числе и руководящие судебные органы, наделены лишь судебными функциями и вовсе лишены права заниматься правотворческой деятельностью». (См.: И.С. Тишкевич. Являются ли руководящие указания Пленума Верховного Суда СССР источником права? // Советское государство и право. -1955.-№6. -С.30.)

221

См.: Нерсесянц B.C. Суд не законодательствует, не устанавливает, а приме- няет право (о правоприменительной природе судебных актов). // Судебная практика как источник права. - М: ИГПРАН, 1997. - С.34.

106 сийское право. Указывая на то, что в нашей стране действует
правовая

система, не признающая правотворческой функции за судебными органами, она отмечает, что “придание решениям Конституционного Суда качества нормативных актов разрушило бы идею и логику той концепции правового государства, на которой построена система российского права.” 222

Однако правовые традиции не всегда могут служить критерием правиль- ности того или иного положения. Правовая система каждого государства является динамичной, с течением времени она постоянно изменяется, приобретая новые черты и сущностные свойства. В подтверждение сказанному сошлемся на уже отмеченный нами факт наличия тенденции к интеграции двух правовых систем: англосаксонской и континентальной, и, как следствие этого, на повышение роли судебной практики в правотворческом процессе тех государств, ко-

223

торых традиционно относят к странам с континентальной системой права.

Второй аргумент противников идеи судебного правотворчества состоит в том, что оно пришло бы в противоречие с принципом разделения властей, положенного в основу построения в нашей стране правового государства (ст. 10 Конституции РФ).224

Решая проблему соотношения идеи судебного правотворчества с теорией

Богданова Н.А. Конституционный Суд Российской Федерации в системе конституционного права. // Вестник Конституционного Суда РФ. - 1997. - № 3.

  • С.64.

тот

Об этом подробно говорилось в § 2 главы I настоящей диссертации.

См.: Сырых В.М. Теория государства и права. - М.: Былина, 1998. - С.97.

В то же время идея разделения властей, предполагающая становление самостоятельной судебной власти была воспринята в науке и как основа признания права судей на правотворчество. (См.: Завадская Л.Н. Судебное решение

  • акт защиты права. // Теория права: новые идеи. - М.: Изд-во АН СССР,
    1. -С. 152-160; Она же. Становление независимой и самостоятельной судебной власти (государственно-правовой аспект).// Теория права: новые идеи. Вып.2 -М.: Изд-во АН СССР, 1991.- С. 52-64; Гурова Т.В. Судебная власть и судебный прецедент в современной России (дискуссионные вопросы).// ATRIUM. - 1997.
  • №1. - С. 14-16; Она же. Судебный прецедент как формальный источник права и его место в системе источников права России.// ATRIUM. - 1997. - №3. - С.6-

107 разделения властей, следует отметить, что современная юриспруденция преодолевает упрощенное и одностороннее понимание советской наукой сущности этого принципа как “прозаического, делового разделения труда.”"”5 Очевидно, что правильнее было бы говорить не о простом разграничении компетенции между органами государства, а о самостоятельных ветвях власти, каждая из которых должна быть наделена всеми функциями, необходимыми для выполнения возложенных на нее задач в законотворческой, исполнительной или судебной сфере соответственно. Не случайно, поэтому, анализируя основные положения теории разделения властей под углом зрения их применения к действи- тельности, многие ученые приходят к выводу, что в реальной жизни она остается “формальной теорией,” поскольку на практике невозможно соблюсти абсолютное тройственное разделение компетенции между различными ветвями го-сударственной власти. “ Высказано мнение, что речь должна идти об основных направлениях деятельности трех ветвей власти, о взаимопереплетении их функций и о расширении, соответственно, полномочий каждой из них за счет

~227

другой .

Законодательствование парламента не исключает судебного правотворче- ства, также, как и издание органами исполнительной власти подзаконных нормативно-правовых актов, необходимых для претворения законов в жизнь. Не исключает оно и функцию контроля исполнительной власти над законотворческим процессом в форме вето, которое имеет право налагать Президент РФ на

9.).

225 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. - Т.5. - М.: Гос. изд-во политической литературы, 1955.-С. 203.

См.: Марченко М.Н. Современные интерпретации теории разделения вла- стей на западе. // Вестник МГУ, Сер. 1Г’Право”. - 1994. - № 4. - С. 14-25; Критика современной буржуазной теории права. - М.: Прогресс, 1969. - С. 14.)

227

См.: Универсальное и национальное в концепции разделения властей (“Круглый стол”). // Вестник МГУ. Серия П”Право”. - 1993. - № 3-4. - С. 4; Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности. - М.: Юрист, 1998. - С.43; Лившиц Р.З. Судебная практика как источник права. // Судебная практика

m, 108

законопроекты (ст. 107 Конституции).

Аналогичным образом, осуществление судами правотворческих функций || необходимо, во-первых, для предотвращения злоупотребления властью законо-

дателем, для защиты граждан от действия законов, противоречащих нормам Конституции, основным правам и свободам человека. Указанная проблема особенно остро стоит в такой отрасти права, как уголовно - процессуальное, поскольку действующий уголовно-процессуальный кодекс, принятый задолго до вступления Основного закона нашего государства в силу, во многом не соответствует закрепленным в нем положениям.

I*

В данном направлении функции судебного правотворчества заключаются, во- первых, в признании законодательных норм утратившими юридическую силу (решения Конституционного Суда РФ), во-вторых, в непосредственном применении международных и конституционных норм, в толковании закона таким образом, чтобы ликвидировать противоречие между ним и источниками права высшей юридической силы (деятельность Верховного Суда РФ).

Во-вторых, объективная потребность в нормах, создаваемых судом, вы звана особенностями права стран романо-германской правовой семьи, к кото рым традиционно относят и Россию. Прежде всего - это абстрактность норм, сформулированных законодателем. Законодательная техника требует, чтобы нормы закона обладали такой степенью обобщенности, которая позволила бы I им регулировать не конкретные ситуации, а определенный тип правовых отно-

I шений. Поэтому сами по себе они зачастую недостаточны для применения, ибо

i

|Й содержат общие правила, охватывающие неограниченное число
однородных

ситуаций, имеющих в то же время массу особенностей на практике. Это дает возможность для различной интерпретации действующего законодательства, в том числе регламентирующего уголовное судопроизводство, увеличивает свободу судебного усмотрения и затрудняет прогнозирование решения суда по конкретному спору. Поэтому для стабилизации уголовно-процессуальной деятельности законодательные нормы нуждаются в уточнении и дополнении. Су-

4

*

как источ ник права . - М.: ИГП РАН, 1997. - С. 12.

109

щ дебная практика в таких случаях вырабатывает определенные

положения, детализирующие нормы, сформулированные общим образом. ж Кроме того, судебное правотворчество обусловлено неизбежной про-

бельностью любого закона. Законодательство не может представлять из себя замкнутую систему. Оно пробельно, противоречиво. Поэтому суду нередко приходится формулировать те нормы, которых нет в системе позитивного пра ва. Однако он не устанавливает их произвольно. Прерогатива суда - восполне ние пробелов и устранение противоречий в законодательстве на основе дейст вующего права. В силу этого суд создает новую норму либо на основе аналогии w с другой нормой закона, призванной регулировать сходные по значению и ха-

м

J

рактеру общественные отношения (аналогия закона), либо выводя из общих принципов права в целом или отдельной отрасли (аналогия права).

Факт выработки судебной практикой определенных правил в силу очевидности не мог игнорироваться даже в советской литературе. Они были названы “правоположениями.” Последовательно опровергая возможность осуществления судом правотворческих функций, ученые проводили различия между такими правоположениями и нормами права. Наряду с формальным критерием, в соответствии с которым утверждалось, что “правовые положения отличаются от норм права, так как вырабатываются в ходе правоприменительной, а не пра-

ь

вотворческой деятельности”,229 выделялись и качественные отличия их от дей-

jL ствующих правовых норм. В частности, правоположения, выработанные судеб-

ной практикой, не признавались результатом нормотворчества ввиду невоз- У можности их самостоятельного (т.е. без нормы закона, на которой они основа-

228

Идеи пробельности позитивного права были выработаны еще в работах древнегреческих мыслителей Аристотеля и Платона. Они указывали на неизбежность этого явления, поскольку его природа коренится в сущности объекта закона - в регулируемых им общественных отношениях. (См.: Лазарев В.В. Пробелы в праве. - Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1969. - С. 10-11.).

Курылева О.С. Судебная практика и совершенствование трудового законодательства. - Минск: Наука и техника, 1989. - С.33.

110 ны), применения. 23° “Прикладной” характер
правоположений был

весомым аргументом ученых, настаивающих на отличии их от норм права.

Однако современная отечественная наука изменила свой взгляд на систему источников права как на однопорядковые явления. Основываясь на право- вом опыте других стран, наряду с первичными источниками права, предлагают выделять и “производные”, призванные развивать и уточнять первые.231 Очевидно, что судебная практика создает правовые нормы второго рода. Их наличие косвенно признал сам законодатель, который обязал Конституционный Суд РФ принимать решения о конституционности закона исходя не только из оценки буквального смысла рассматриваемого акта, но и из смысла, придаваемого ему сложившейся правоприменительной практикой (ч.2 ст. 74 закона “О Кон- ституционном Суде РФ” от 21 июля 1994г.).

§ 2. Правотворчество судов общей юрисдикции в сфере уголовного судо- производства: формы выражения и способы создания судебно-правовых норм.

Для того, чтобы определить, является ли судебная практика источником такой отрасли отечественного права, как уголовно - процессуальное, необходимо выяснить, каковы формы выражения предписаний, создаваемых судом в ходе уголовного судопроизводства, их содержание, а также характер изменений, вносимых ими в регулирование уголовно - процессуальных отношений.232

См.: Вопленко Н.Н. Официальное толкование норм права. - М.: Юрист, 1978. -С. 32.

См.: Белкин А.А. Вопросы юридической силы решений Конституционного Суда Российской Федерации. // Вестник Конституционного Суда РФ. - 1997. -№2.-С21.

232 Поскольку причины судебного правотворчества, указанные в предыдущем параграфе настоящей главы, характерны не только для сферы уголовного судопроизводства, в настоящей работе будут подвергнуты анализу исследования, посвященные как уголовному процессу (их немного и они затрагивают лишь отдельные аспекты темы), так и некоторые разработки обозначенной проблемы в иных отраслях права.

Ill

Следует отметить, что в нашей стране среди сторонников признания судебной практики источником права всегда существовали споры о том, что же является формой выражения результатов судебного нормотворчества.

П. Орловский еще в 1940 г. назвал судебную практику источником права, понимая под ней постановления Пленума Верховного Суда СССР.233 Вслед за ним отдельные исследователи также указали на то, что данные постановления являются своеобразными подзаконными актами и, следовательно, источниками права.234

Так, С.Ф. Кечекьян отмечал, что “руководящие указания Пленума Вер- ховного Суда СССР, производимое ими обобщение судебной практики восполняет наше действующее законодательство. В этом смысле судебная практика играет роль источника права в советском государстве.” Указанную точку зрения поддержал и A.M. Ларин.236

Называли Постановления Пленума Верховного Суда СССР источниками права учебники и учебные пособия по теории государства и права, государственному, гражданскому, гражданско-процессуальному и трудовому праву 40-50г.г.237

233 См.: Орловский П. Значение судебной практики в развитии советского граж данского права. // Советское государство и право. - 1940. - № 8/9. - С. 96.

234 См.: Исаев М.М. Судебная практика Пленума Верховного Суда СССР как источник уголовного права.// Ученые записки ВИЮН, вып. V. - М: Юрид. изд- во мин-ва юстиции СССР, 1947.- С. 75-78; Шаргородский М.Д. Уголовный за кон. - М.: Юрид. изд-во Мин-ва юстиции СССР, 1948. - С. 41; В секторе судеб ного права института права АН СССР. / Советское государство и право. - 1946. -№ 10.-С. 41-43.

235 Кечекьян С.Ф. О понятии источника права. - Ученые записки МГУ, Вып. 116, Труды юридического фак-та, кн. II,- М.: Изд-во МГУ, 1946, - С. 19.

См.: Ларин A.M. Уголовный процесс: структура права и структура законодательства. - С. 109, 121.

237 См.: Денисов А.И. Советское государственное право. - М.: Госюриздат, 1947.

  • С. 50; Его же. Теория государства и права. - М.: Юрид. изд-во Мин-ва Юстиции СССР, 1948. - С. 447-448; Гражданский процесс / Под ред. А.Ф. Клейнмана.
  • М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1940. - С. 15; Советское трудовое право. - М.:

112 Интересна позиция по этому вопросу М.А. Чельцова, который был

одним из немногих ученых-процессуалистов, пришедших к выводу, что постановления Пленума Верховного Суда являются источником советского уголов-

MO

но-процессуального права . Он признавал правотворческую силу и за отдельным решением суда, однако, указывая, что “в то же время нельзя считать су-дебное решение самостоятельным источником права.”

В то же время некоторые исследователи считали, что нормы права, соз- данные судом, содержатся не только в постановлениях Пленума Верховного Суда СССР, но и в отдельных судебных решениях.

Сторонником этой позиции был СИ. Вильнянский, который, как и П. Ор- ловский, говорил о судебной практике как источнике права, но понимал под нею не только постановления Пленума Верховного Суда СССР, но и его решения, также, как и решения других судов по отдельным делам. При этом он утверждал, что нормы права создает только “множественный прецедент” - совокупность накопленных судебных решений по одному вопросу.240

В дальнейшем А.Б. Венгеров предложил идею существования в нашей стране “прецедентов толкования.” Ими, по его мнению, являются постановления и определения высших судебных инстанций по принципиальным вопросам. Отличие прецедента толкования от судебного прецедента, существующего в капиталистических странах, по мысли автора, заключается в том, что первый не

Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1946. - С. 42; Основы советского государства и права. - М.-Л.: Юрид. изд-во мин-ва юстиции СССР, 1947. - С.50.

См.: Чельцов М.А. Уголовный процесс. - М.: Юрид. изд-во Министерства юстиции СССР, 1948. - С. 27.

239 Там же. - С. 6.

240 См.: Вильнянский СИ. Указ. соч. - С. 245,250.

О том, что не только Постановления Пленума Верховного Суда СССР, но и решения судов всех уровней по конкретному делу в отдельных случаях также являются источниками права, высказались авторы учебника по административному праву. (См.: Советское административное право. - М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1940. -С.19.)

k

113

^ создает новых норм, а являются развитием старых.241 Кроме
того,

такое решение становится источником права не с момента вынесения, а только щ в случае неоднократного применения по аналогичным делам другими судами,

когда судебная практика воспримет это толкование “в силу убедительности, ар- гументированности принципиального решения.”242 Таким образом, хотя ученый и использовал термин “прецедент”, фактически он, вслед за СИ. Вильнянским, говорил о “множественном” прецеденте.243

В.И. Каминская, также являвшаяся сторонником судебного правотворче ства, наоборот, категорически указывала на то, что “судебная практика в общем ^ виде не может быть признана источником права в юридическом смысле.”244

w

Она считала, что источником права является деятельность Пленума Верховного Суда СССР, причем не только в форме руководящих указаний общего характера, но и в виде решений по конкретным делам.245 Таким образом, не упоминая термина “прецедент,” фактически доказывала его наличие в нашей стране.

*

И

Идеи “множественного” или единичного прецедента не получили широкой поддержки в советской науке. Однако положение о признании постановлений Пленума Верховного Суда СССР по разъяснению законодательства источником права отстаивалось многими. Если в 1946г. доклад М. Исаева “Судебная практика Верховного Суда СССР как источник советского уголовного права” вызвал в основном негативный отклик,246 то в 1955г. статья И.С. Тишкевича, отрицавшего возможность признания постановлений Пленума Верховного Су-

241

Об ошиб очнос ти этой точки зрени я см. § 1 насто ящей глав ы.

242 Судебная практика в советской правовой системе / Под ред. С.Н. Братуся. -М.: Юрид. лит., 1975. - С. 65.

См.: Венгеров А.Б. О прецеденте толкования правовой нормы. // Ученые записки ВНИИСЗ. вып. 6 - М., 1966. - С. 3,6; Судебная практика в советской правовой системе. - С. 58-65.

244

Там же. - С.35

Каминская В.И. Указ. соч. - С. 44.

245

246 См.: В секто ре судеб ного права инсти тута права АН ССС Р. // Совет ское го- судар ство и прав о. - 1946. - № 10 - С.41- 43.

^ да СССР источниками права,247 подверглась острой критике.

Редакция журнала “Советское государство и право”, подведя итоги дискуссии, к признала, что постановления Пленума Верховного Суда являются подзаконны-

ми нормативными актами и, следовательно, источниками права.248

Однако это не поставило точку в исследованиях по данной проблеме. В настоящее время также дискутируется вопрос о том, в какой форме находят свое выражение созданные судом нормы.

Ряд ученых считает, что можно говорить о таком источнике права, как постановления Пленума Верховного Суда РФ.249 При этом одни их называют ^ нормативно-правовыми актами, другие - своеобразным судебным прецеден-

том, третьи полагают, что они являются как бы переходной гранью между

?

писаным правом (подзаконными актами) и неписаным правом (судебными пре- цедентами).

В.В. Лазарев отмечает, что источниками права являются не только постановления Пленума Верховного Суда РФ, который с их помощью “в процессе обобщения практики нижестоящих судов устраняет несовершенство нормативного акта,”253 но и судебные решения по отдельным делам. Тем самым ученый

т

247 См.: Тишк евич И.С. Указ. соч. - С. 29- 36.

См: О юрид ическ ой прир оде руко водя щих указа ний Плен ума Верх овног о Суда ССС Р.// Совет ское госуд арств о и прав о. - 1956. - № 8. - С. 16- 21.

249
См.:
Венге
ров
А.Б.
Теор
ия
госуд
арств
а и
права
Ч. II. Теор ия права . - Том II. - М.: Юри ст, 1996. - С. 134; Ливш иц Р.З. Теор ия права . - М: Изд- во БЕК, 1994. - С.ПО ; Иван ов С.А. Труд овое прав о перех одног о пери ода: новы е источ ники. // Госу дарст во и прав о. - 1996. -№ 11. - С. 43- 52.
Хроп
анюк
В.Н.
Теор
ия
госуд
арств
а и
права
Учеб ное пособ ие для вузов / Ред. проф. В.Г. Стре козов . - М.: “Даб ахов, Ткаче в, Димо в”, 1995. - С. 242, 246.

См.: Бедня ков Д.И. Неко торы е аспек ты судеб но- прав овой деяте льнос ти в РСФ СР. // Совет ское госуд арств о и прав о. - 1992. - №1. - С.30; Деми дов В. О роли и значе нии поста новле ний Плен ума Верх овног о Суда Росси йской Феде- раци и. // Бюлл етень Верх овног о Суда РФ. - 1998. - № 3. - С.21- 24 .

то

См.: Богда новск ая И.Ю. Прец едент ное прав о. - М.: Наук а, 1993. - С.5,1 4.

253

См.: Обща я теори я права и госуд арств а / Под ред. В.В. Лаза рева. - М.:

т

i# 115

w признает наличие в нашей стране судебного прецедента,
поскольку

указывает, что действие актов казуального толкования “вряд ли исчерпывается Ш одним случаем, поскольку дать толкование правовой нормы, подходящее толь-

ко к этому случаю, невозможно и незаконно.”254

Идея осуществления в России судебного правотворчества не только в форме постановлений Пленума Верховного Суда РФ, но и судебных решений по отдельным делам поддерживается также и другими учеными.255 Так, С.С. Алексеев указывает: “Опыт развитых демократических стран, причем не только англо- американской группы, свидетельствует, что высокий уровень правового развития достигается в обществе тогда, когда суд, опираясь на Конституцию, закон, общепризнанные права человека, творит право. Поэтому придание решениям всех судебных инстанций страны функций судебного прецедента представляется делом назревшим, вполне оправданным.”256

Другие ученые считают, что судебный прецедент может быть признан источником права только в дальнейшем, в перспективе достижения независи-

Юрист, 1994.-С. 131-132.

254 Там же.-С. 132.

255 См.: Наумов А.В. Источники уголовного права.// Уголовное право: новые идеи. - М: ИГПРАН, 1994. - С.20-25; Его же. Судебный прецедент как источ-

!ig. ник уголовного права. // Российская юстиция. - 1994.- № 1. - С.8-11; Комаров

\^’ С.А. Общая теория государства и права. - М.: Манускрипт, 1996. - С. 149; Тео-

L рия государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. -

М.: Юрист, 1997. - С. 332; Жуйков В.М. Статус суда, его полномочия, судебная система, виды судопроизводства как условия обеспечения права на судебную защиту.// Судебная реформа: итоги, приоритеты, перспективы. Материалы конференции. Серия “Научные доклады,” № 47. - М.: Московский общественный научный фонд, 1997. - С.42; Его же: К вопросу о судебной практике как источнике права.// Судебная практика как источник права. - С. 16-23; Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Указ. соч. - С. 63-64, 121; Голомазова Л. Роль и значение судебных актов в становлении прецедентного права в России. // Юрист. - 2000. - № 1. - С. 1-4; Калинина И. Магическая подкова российского прецедента. // Бизнес-адвокат. - 1999. - № 22; Лившиц Р.З. Судебная практика как источник права. // Судебная практика как источник права. - С. 9-15; Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. - Ростов/нД, “Феникс”, 1999. - С.24-26.

116

мости судебной власти и развития правосознания судей.

Определяя свою позицию по данному вопросу, следует заключить, что можно говорить о двух таких различных источниках права, как постановления Пленума Верховного Суда РФ и судебный прецедент. При этом необходимо отметить, что противопоставление правовой природы постановлений Пленума и решений Верховного Суда по отдельным делам, существовавшее в науке, вряд ли оправдано. Они различаются по форме выражения правовых предписаний, но не по их существу: в основе постановлений Пленума в большей части лежат решения Верховного Суда РФ по конкретным вопросам, возникавшим на практике. Пленум осуществляет обобщение последних для выявления закономерностей в допускаемых на практике ошибках. Поэтому способ изложения в постановлениях Пленума правовых позиций Верховного Суда по отдельным делам не имеет казуального характера, постановления заранее направлены на регулирование неопределенного круга общественных отношений.

Это сближает по форме постановления Пленума Верховного Суда РФ с традиционным для нашей страны источником права - нормативно- правовым актом, в связи с чем их называют “наиболее директивными и наименее судеб-ными актами во всей судебной системе.”

Говоря о механизме их действия в уголовном процессе, следует прежде всего отметить, что они обладают таким свойством, характерным для источников права, как общеизвестность. Причем постановления Пленума публикуются не только в Бюллетене Верховного Суда РФ, но и в “Российской газете” - официальном издании всех законов и нормативно- правовых актов РФ.

Что касается их обязательности, то необходимо прежде всего отметить, что ст. 3 закона СССР “О Верховном Суде СССР”, принятого 30 ноября 1979г, а

Алексеев С. Другое право. // Независимая газета. - 1992. - 3 сентября.

257 См.: Лившиц Р.З. Теория права. - М.: Изд-во БЕК, 1994. - С.110; Теория государства и права. Учебник для юридических Вузов и факультетов / Под ред. В.М. Корельского, В.Д. Перевалова. - М: Изд. гр. ИНФРА-М “Норма”, 1997. -С. 288.

117 затем ст. 56 закона “О судоустройстве РСФСР” от 8 июля 1981г. они были

признаны обязательными для судов, других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение.

Однако Конституция РФ 1993г. (ст. 126) исключила употребление термина “руководящие” применительно к разъяснениям Пленума Верховного Суда. Закон “О судебной системе РФ” от 31 декабря 1996 г. также не упоминает об их обязательности.

В правовой науке высказана точка зрения, согласно которой это является свидетельством рекомендательного характера указанных постановлений, поскольку противоположное положение вступило бы в противоречие с конституционным принципом независимости судей и подчинения их только Конститу-ции и закону (ст. 120 Конституции РФ).

Позволим себе не согласиться с учеными, занимающими такую позицию.

Необходимость в даче разъяснений Пленумом Верховного Суда возникает именно тогда, когда судьи начинают сталкиваться со сложностями при применении законов. Его постановления обеспечивают их правильное понимание судами и органами предварительного расследования и, следовательно, надлежащее претворение в жизнь.

Обязательность постановлений Пленума важна именно как гарантия должной реализации судами законодательных норм. В противном случае способность Верховного Суда осуществлять возложенную на него функцию обеспечения единообразия судебной практики стала бы проблематичной. А решение аналогичных вопросов аналогичным образом, как справедливо заметил В.В. Золотых, является “существенным элементом справедливости.”260

258 См.: Лившиц Р.З. Судебная практика как источник права. - С. 5.

См.: Ершов В. Судебное толкование трудовых норм.// Советская юстиция. -1993.- №20. - С. 19; Дроздов Г. Правовая природа разъяснений закона высшими органами судебной власти.// Советское государство и право. - 1992. - № 1. -С.71-74; Демидов И. О реформировании Верховного Суда России. // Законность. - 1994. - №9. - С.29,30.

260 См.: Золотых В.В. Указ. соч. - С. 26.

118 В этой связи обязательность постановлений Пленума Верховного

Суда не только не противоречит обязанности судей подчиняться Конституции и

законам, а, наоборот, является средством реализации этого конституционного

положения, поскольку обеспечивает правильное применение законов, в том

числе Основного, обладающего высшей юридической силой.

Кроме того, косвенно обязательность постановлений Пленума подтвер- ждается тем, что они до сих пор официально отменяются и признаются утратившими юридическую силу. Так, например, Постановление Пленума от 8 декабря 1999г. № 84 “О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел на дополнительное расследование” признало утратившими юридическую силу постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 апреля 1984 г. и Верховного Суда СССР от 30 ноября 1993г. Очевидно, что если бы они не были обязательными, не было бы смысла в их отмене.

Проведенные нами исследования показали, что судьи справедливо дают высокую оценку значению постановлений Пленума Верховного Суда в обеспечении надлежащего осуществления правосудия в сфере уголовного судопроизводства. Так, 97% опрошенных указали, что считают необходимым знакомиться с ними для эффективного выполнения своей работы. Подавляющее большинство (98% при 2% воздержавшихся) оценили содержащиеся в них нормы как обязательные для соблюдения. О готовности судей следовать постановлениям Пленума Верховного Суда свидетельствует тот факт, что 70% (при 8% воздержавшихся) признали, что неправильным применением закона будет являться в том числе и такое, которое противоречит требованиям данных постановлений.

Все вышесказанное позволяет прийти к выводу, что на практике сущест-

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 84 от 8 декабря 1999г. “О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел на дополнительное расследование”. // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2000. - №2. - С.4.

119 вует
отно шени е к
поста новле ниям
Плен ума
Верх овног о
Суда
как
к

обяза тельн ым, что являе тся гаран тией ее стаби льнос ти и закон ности . Пред став- ляетс я, что для выра жени я той роли, котор ую игра ют поста новле ния Плен ума Верх овног о Суда в регул иров ании уголо вно- проц ессуа льны х отно шени й, необ- ходи мо верну ться к закон одате льно му закре плени ю поло жени я об их обяза тельн ости.

Свой ство обяза тельн ости поста новле ний Плен ума требу ет обрат иться к вопр осу о меха низме защи ты росси йской прав овой систе мы от возм ожны х си- туаци й созда ния Верх овны м Судо м РФ пред писан ий, прот иворе чащи х конст и- туцио нном у содер жани ю уголо вно- проц ессуа льног о закон а.

Один из вариа нтов прео долен ия такой колл изии юрид ическ их норм со- стоит в том, что, опре деляя прав овую основ у своих реше ний, суды долж ны оцени вать норм ативн ые пред писан ия с точки зрени я соотв етств ия Конс титуц ии и руко водст воват ься прав илом о преи муще стве источ ников , имею щих высш ую юрид ическ ую силу.

Кром е того, долж на быть проц едура центр ализо ванно го разре шени я ком- петен тным судеб ным орган ом указа нной проб лемы. След ует отмет ить, что вы- вод об обяза тельн ости поста новле ний Плен ума прив одит некот орых иссле дова- телей к мысл и о необх одим ости закре плени я в закон е возм ожно сти обра щени я в Конс титуц ионн ый Суд с запро сом о прове рке конст итуци оннос ти их пред пи- саний .262 Они обра щают ся к закон у “О Конс титуц ионн ом Суде РФ” 1991г ., ко- торы й прям о пред усмат рива л таку ю возм ожно сть, закре пляя обяза нност ь Кон- ститу цион ного Суда прове рять конст итуци оннос ть прав опри менит ельно й прак- тики, в том числе слож ивше йся в резул ьтате не соотв етств ующе го Конс титуц ии истол кован ия норм ативн ого акта (ч. 2 ст.1, п.З ч.1 ст. 66).

Одна ко, в насто ящее врем я Конс титуц ионн ый Суд прин имает реше ния о

См.: Авакьян С.А. Проблемы теории и практики конституционного контроля и правосудия. // Вестник Московского университета. Серия 11 - Право. - 1995. -№4. - С.22; Морщакова Т.Г. Разграничение компетенции между Конституционным Судом и другими судами РФ. // Вестник Конституционного Суда РФ. -

4

120 конст итуци оннос ти закон а, исход я не
тольк о из его буква льног о смыс ла, но

и из смыс ла, прид аваем ого ему офиц иальн ым или иным толко вание м, слож ив- шейс я прав опри менит ельно й практ икой (ч.2 ст. 74 закон а “О Конс титуц ионн ом Суде РФ” от 21 июля 1994г .). Поэт ому приз нание им уголо вно- проц ессуа льног о закон а некон ститу цион ным в связи с тем, что его прим енени е на практ ике про- тивор ечит Конс титуц ии, автом атиче ски повле чет прек раще ние дейст вия соот- ветст вующ их пред писан ий поста новле ний Плен ума.

Так, приз нание не соотв етств ующ ими Конс титуц ии поло жени й УПК, ог- рани чива ющи х прав о граж дан на судеб ное обжа лован ие реше ний орган ов доз- нания , следо вател я и суда, долж но влечь прек раще ние дейст вие всех поло же- ний поста новле ний Плен ума Верх овног о Суда РФ, устан авлив ающи х такие ог- рани чения . На это указа л Конс титуц ионн ый Суд РФ в Опре делен ии от 13 янва- ря 2000г ., отказ ывая в рассм отрен ии жало бы гр-ну Н.А. Наси бову, оспар ивав- шему п. 14 Пост ановл ения Плен ума Верх овног о Суда РФ “О практ ике судеб ной прове рки закон ности и обосн ованн ости арест а или прод ления срока содер жа- ния под стра жей” от 27 апрел я 1993г ., в соотв етств ии с котор ым поста новле ния судьи по резул ьтата м судеб ной прове рки закон ности и обосн ованн ости арест а или прод ления срока содер жани я под стра жей перес мотр у в поря дке надзо ра не подле жали. 263

Таки м образ ом, росси йская прав овая систе ма пред усмат ривае т доста точ- ный объе м гаран тий, обесп ечива ющи х соотв етств ие услов ия обяза тельн ости поста новле ний Плен ума поло жени ю ст. 120 Конс титуц ии, необх одим о после доват ельно е испол ьзова ние этих гаран тий на практ ике.

Наря ду с поста новле ниям и Плен ума Верх овног о Суда РФ прин ципи аль- ное значе ние для уясне ния смыс ла уголо вно- проц ессуа льны х норм имею т и его реше ния по конк ретн ым дела м. Форм а выра жени я содер жащи хся в них пред пи- саний имеет казуа льны й харак тер, поэто му их следу ет отнес ти к таком у виду

1996. -№6.- С.28.

Опре делен ие Конс титуц ионн ого Суда РФ № 11-о от 13 январ я 2000г .// Рос- сийск ая газет а. - 2000. - 19 апрел я.

121 источников права, как судебный прецедент.

Следует отметить, что принцип прецедента - т.е. обязанность судей следовать ранее принятому судебному решению, не получил законодательного закрепления в нашей стране. Однако установление его в законе не является необходимым условием признания решения суда источником права и не может служить безусловным критерием его функционирования в определенной правовой системе. Показательно, что указанный принцип не выражен в позитивном праве стран англо-американской правовой семьи, что, впрочем, как мы указывали, не служит препятствием к признанию в них судебного прецедента одним из основных источников права.264

Необходимо констатировать, что реальность права - в самой жизни, в его действии и способности влиять на формирование правоотношений и поведение их участников.

Регулярно публикуемые для всеобщего сведения в Бюллетене Верховного Суда РФ, решения Верховного Суда по конкретным делам становятся образцом разрешения правовых вопросов, на который ориентируются другие судьи, пре допределяя, таким образом, направление всей судебной практики. Поэтому они играют более важную роль по сравнению с решениями других судов. Одним из показателей значимости решений Верховного Суда является также их регуляр- tft, ное опубликование в сборниках, обобщающих его судебную практику за тот

или иной период по определенным делам, в том числе по уголовным.265 В них Яг

решения Верховного Суда группируются по разделам согласно структуре зако-

Л/ J

См.: Богдановская И.Ю. Указ. соч. - С. 16.

См., например: Вопросы уголовного права и процесса в практике Верховных Судов СССР и РСФСР (1938-1978 г.г.) - 3-е изд., - М.: Юридическая литература, 1980; Сборник постановлений Пленума и определений коллегии Верховного Суда СССР по уголовным делам. 1959-1971 г.г. / Под ред. Г.З. Анашкина. - М: Юридическая литература, 1973.; Сборник постановлений Пленума и определений коллегии Верховного Суда СССР по уголовным делам 1971-1979 г.г. - М.: Известия, 1981.; Сборник постановлений Президиума и определений судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР (1974-1979г.г.) / Отв. ред. А.К. Орлов. - М.: Юридическая литература, 1981.

%

122 нодательства с выделением сути правовой позиции, занятой

Верховным Судом по каждому делу. Очевидно, что официальные издания по- щ добного рода призваны ориентировать правоприменителей на следование ре-

шениям Верховного Суда при разрешении аналогичных вопросов.

Влияние решений Верховного Суда на правоприменительную практику характеризует то, что 95% опрошенных нами судей считают необходимым для выполнения своей работы знакомиться с ними, нет ни одного судьи, который бы их не изучал, причем 71% судей делает это регулярно, по мере опубликования. 97 % опрошенных признали практическое значение ознакомления с решениями Верховного Суда, при этом 73% видят его в том, что судьи получают образец правильного решения спорного вопроса, 65% - в получении должного толкования положений законодательства, 60% - в ознакомлении с чужими ошибками, что позволяет им не допускать их впредь. Таким образом, очевидна общая позиция судей, направленная на следование опубликованным решениям Верховного Суда при разрешении аналогичных дел.

По сравнению с действием принципа прецедента в рассмотренных ранее странах англо-американской правовой семьи, российская практика прецедента имеет свои особенности.

Прежде всего - силой прецедента обладают решения только одной судеб- & ной инстанции - Верховного Суда. Приговоры нижестоящих судов могут быть

т

признаны таковыми постольку, поскольку они апробированы в порядке надзора Верховным Судом и опубликованы в его Бюллетене. Следует отметить, что № решения Верховного Суда по конкретным делам являются скорее убеждаю-

щим прецедентом, чем обязательным: судьи формально не связаны ранее при нятым Верховным Судом решением по аналогичному вопросу. Следует отме тить, однако, что сила российского прецедента не только в аргументированно- _ сти, но и в авторитете создавшего его суда, в возможности отмены противоре-

чащего ему решения вышестоящими судебными инстанциями, вплоть до самого Верховного Суда РФ. Осуществляя это правомочие, Верховный Суд координирует деятельность нижестоящих судов, тем самым фактически придавая сво-Ф

%

*

123 ему реше нию обяза тельн ую силу. В
связи
с
этим
судья ,
преж де
чем

вынес ти реше ние по делу, идущ ее вразр ез с позиц ией Верх овног о Суда по оп- редел енно му вопр осу, долж ен взвес ить степе нь вероя тност и его отмен ы, что опре деляе т, в конеч ном итоге , выбо р им вариа нта прин имае мого реше ния.

Указа нное значе ние деяте льнос ти Верх овног о Суда подтв ерди ли прове денн ые иссле дован ия, котор ые показ али, что на практ ике судьи неодн означ но оцени вают обяза тельн ость для себя опуб ликов анны х реше ний Верх овног о Суда по конк ретн ым дела м. 52% из опро шенн ых нами судей указа ли, что если им прид ется реши ть спор ный вопр ос, то они реша т его так же, как и Верх овны й Суд, 45% сдела ют это тольк о в том случа е, если согла сятся с его аргу мента цией и тольк о 3% не будут прин имать реше ние Верх овног о Суда РФ во вним ание.

Очев идно, что дейст вия судей будут завис еть, во- перв ых, от убеди тель- ности реше ния Верх овног о Суда, во- втор ых, от подтв ержд ения Верх овны м Су- дом своей позиц ии по тому или ином у вопр осу прин ятием анало гичн ых реше- ний в дальн ейше м.

Итак, меха низм дейст вия преце дента в наше й стран е следу ющи й:

Принятие решения Верховным Судом РФ

т

I*

Ml

его опуб ликов ание

отмен а прот иворе чащи х ему реше ний ниже стоя щих судов

прим енени е этого реше ния при разре шени и анало гичн ых дел ниже стоя щими суда ми.

Таки м образ ом, поста новле ния Плен ума, реше ния Верх овног о Суда РФ по отдел ьным дела м, публ икуе мые в его Бюлл етене, оказ ываю т суще ствен ное влиян ие не практ ику ниже стоя щих судов . Пока зател ьно, что все опро шенн ые нами судьи указа ли, что испол ьзую т поста новле ния Плен ума при прин ятии ре-

124

шени й по уголо вным дела м, но при этом 33% из них приз налис ь, что никог да на них офиц иальн о не ссыла лись. Пред мето м науч ной диску ссии являе тся вне- сенно е рядо м иссле доват елей пред ложе ние о закре плени и в проек те закон а “О судах обще й юрис дикц ии” права судей ссыла ться в обосн овани е своих выво дов на реше ния Верх овног о Суда РФ по конк ретн ым дела м, опуб ликов анны е в его Бюлл етене, в котор ых реше ны вопр осы прим енени я и (или) толко вания норм права .266 Пока зател ьно, что за него выска залис ь 76% опро шенн ых нами судей . Пред ставл яется, что офиц иальн ое офор млен ие факти ческо го испол ьзова ния су- дами поста новле ний Плен ума, опре делен ий и поста новле ний Верх овног о Суда РФ по отдел ьным дела м повы сит аргу менти рова нност ь реше ний судов обще й юрис дикц ии, облег чит их моти виро вку, а также оценк у с точки зрени я обосн о- ванно сти.

Необ ходи мо отмет ить, что сам Верх овны й Суд РФ при рассм отрен ии уголо вных дел неред ко обосн овыв ает свой выво д о нару шени и ниже стоя щими суда ми уголо вного и уголо вно- проц ессуа льног о закон а указа нием на несоб лю- дение ими поло жени й, выра ботан ных Плен умом .267

Вышесказанное позволяет проиллюстрировать следующая сводная схема. J& классификации актов судебного правотворчества:

т


Федо сеев А., Порт нов В. И у треть ей власт и сила велик а. // Росси йская газе- та. - 1998. -16 декаб ря.

267

См.: дело Коче ткова . Бюлл етень Верх овног о Суда РФ (дале е также БВС РФ). - 1997. - №11. - С. 8-9; дело Вроб ьева. БВС РФ. - 1995. -№5. -С. 10- 11; дело Яков енко. БВС РФ. - 1996. -№4. -С. 13; дело Крив цуна. БВС РФ.- 1996. - №6. -С. 12; дело Петр ова, Прот асова . БВС РФ. - 1996. - №4. - С. 5-6; дело Хайр етди- нова. БВС РФ. - №12. - С. 5-6; дело Зюба нова, Голо ва. БВС РФ - 1998. - №5. - С. 13; дело Дюж илова . БВС РФ. - 1993. - №5. - С. 12- 13.

*

125 Акты нормотворчества судов общей юрисдикции

по форме

убеждающ ие

казуальны е

обязательн ые

по обязательн ости

нормативн ые

решения Верховного Суда РФ опубликованные в Бюллетене

Постановл ения Пленума Верховног о Суда РФ

Переходя от исследования форм судебного правотворчества к вопросу о его содержании, следует прежде всего выделить в нем два основных направления: первичное и вторичное. Критерием этого разделения является отношение созданных судом норм к закону. Вторичное судебное нормотворчество осуществляется “praeter legem” - в рамках закона. Оно уточняет и развивает его положения. Первичное - правотворчество “contra legem” - против закона - корректирует и исправляет действующую систему законодательных норм.

По цели правотворческой деятельности судебное правотворчество может быть подразделено на:

  • исправительное - направленное на изменение содержания закона в случае его противоречия источникам права более высокой юридической силы: Конституции РФ и международным нормам;

  • восполнительное - призванное восполнять пробелы в правовом регулировании;
  • интерпретирующее - устанавливающее определенное содержание закона, разъясняющее его положения.
  • Можно проиллюстрировать классификацию судебного правотворчества следующей схемой:

126

Виды судебного правотворчества

по отношению к закону

по цели

Е

ервич ное

втори чное

испра витель ное

воспо лните льное

интерпретирующее

Для того или иного вида судебного правотворчества характерен опреде- ленный набор способов создания правовых норм. Можно выделить следующие его способы: толкование, конкретизацию, аналогию и корректировку уголовно-процессуального закона.

конкретизация

аналогия корректировка

Способы судебного нормотворчества

Соотношение способов и видов судебного правотворчества позволяет на- глядно показать следующая схема:

Исправительно е

Восполнительно

Интерпретиру ющее

корректировка

аналогия закона

аналогия права

толкование

конкретизаци я

Рассмотрим способы осуществления судебного правотворчества: толко- вание, конкретизацию, аналогию и корректировку, что позволит раскрыть его характер.

В первую очередь проанализируем такой способ, как толкование право-

127 вых норм. Согласно представлениям нашей правовой
доктрины под

толкованием понимается “деятельность компетентных органов государства, общественных организаций и отдельных граждан по осознанию ими действительного содержания норм,”268 оно считается “уяснением смысла правовых требований”.269 Иногда оно определяется через стадии как “уяснение содержания правовой нормы…истолкование (интерпретация) текста правового акта … разъяснение другим лицам содержания правовой нормы, доведение интерпретации до сведения других лиц (органов).”270

Следует отметить, что ученые, отказывавшиеся признавать правоположе- ния, вырабатываемые судом, правовыми нормами, исходили из того, что общие судебные предписания создаются в основном в результате толкования закона, которое по своей сути является разъяснением нормы (правила поведения) и теоретически не должно быть способом установления новых норм. Поэтому исследователи указывали на то, что суды не могут создавать новых положений, не содержащихся в законе.271

Положение о том, что толкователь не вносит ничего нового в интерпре- тируемую им норму, а лишь уясняет ее действительный смысл и содержание, являлось одним из основных в правовой теории нашей страны.272 Вместе с тем,

268 Хропанюк В.Н. Теория государства и права: Учебное пособие для высших учебных заведений/ Под ред. В.Г. Стрекозова. - М.: “Дабахов, Ткачев, Димов”, 1995. - С.276.

269 Теория права и государства/ Под ред. Г.Н. Манова. - М.: Изд-во БЕК, 1995. - С.213.

Теория государства и права / Отв. ред. Н.Г. Александров. - М.: Юридическая литература, 1974. - С.551.

См.: Невская Н.В. Судебная практика и ее значение для укрепления законности в деятельности следователей. - М., ВЮЗИ, 1983. - С.6; Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно-процессуального права. - М.: Юридическая литература, 1967. - С.57.

“У ТУ

Так, А.С. Шляпочников отмечал, что “при толковании закона необходимо помнить, что будучи активной, творческой, интеллектуальной деятельностью, толкование ставит перед собой только ограниченную цель - выявление законодательной воли, получившей свое формальное выражение в законе, но отнюдь

128 однако, это не мешало некоторым ученым признавать
источниками

права акты официального толкования уголовно-процессуальных норм Прези-

диумом Верховного Совета СССР в форме постановлений.

Следует отметить, что данное понимание сущности толкования разделя- лось не всеми советскими учеными. Так, например, еще в 1976 г. Н.Н. Воплен-ко рассматривал разъяснение, осуществляемое в ходе интерпретационной деятельности, как “модификацию правовой нормы.”274 Свою позицию он обосновал тем, что “любое логическое развитие ранее сформулированного положения предполагает … внесение новизны. Поэтому толкование всегда несет в себе элемент нового понимания действующего закона. Без этого оно бессмыслен-но.”275

Сегодня указанная точка зрения, подвергавшаяся безоговорочной критике в свое время,276 находит все больше сторонников. Так, председатель Конституционного Суда РФ В. Туманов заметил, что “всякий раз, когда речь идет не об элементарных способах толкования … оно, очевидно, не оставляет норму в первозданном виде и может достаточно существенно модифицировать ее … если толкование не привносит в понимание нормы ничего нового, то зачем оно нужно вообще.”277

Действительно, необходимость в правилах, вырабатываемых судебной

не развитие или исправление этой воли путем придания закону нового смысла. (См.: Шляпочников А.С. Толкование советского уголовного закона. - М.: Го-сюриздат, I960.-С.113-114).

См.: Советский уголовный процесс. Общая часть. - М.: Высшая школа МВД СССР, 1973. - С.49; Советский уголовный процесс. // Под ред. Н.С. Алексеева, В.З. Лукашевича. - Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1989. - С. 14.

274 См.: Вопленко Н.Н. Официальное толкование норм права. - М: Юридиче ская литература, 1976.-С.13,14.

275 Вопленко Н.Н. Указ. соч. - С. 33.

276 См.: Насырова Т.Я. Телеологическое (целевое) толкование советского зако на. Теория и практика. - Казань, Изд-во Казанского университета, 1988. - С. 24.

277 Конституционный Суд РФ. Интервью Председателя Конституционного Суда Туманова В.А. // Государство и право. - 1995. - № 9. - С. 6-7.

129 практикой, возникает именно тогда, когда закон по-разному

интерпретируется правоприменителем. При этом официальными разъяснениями Верховного Суда санкционируется тот или иной вариант трактовки буквы закона.

Таким образом, не любое толкование устанавливает новую правовую норму, а только то, которое привносит в понимание нормы закона новый элемент.

На наш взгляд, такими видами толкования являются:

  • расширительное
  • ограничительное
  • выбор одного из одинаково возможных альтернативных вариантов по- нимания закона.
  • Судебная практика неоднократно создавала правовые нормы, используя эти виды толкования. В настоящее время необходимость в них возникает в связи с изменениями в нашей правовой системе, расширяющими или сужающими круг юридических фактов, отвечающих критериям действующей уголовно-процессуальной нормы. В частности, примером расщирительного толкования. изменившего буквальный смысл закона, является трактовка Верховным Судом положений ст. 54 УПК, предусматривающей возможность признания гражданскими истцами физических и юридических лиц в случае причинения им преступлением материального ущерба.

Пленум указал, что возможность предъявления гражданского иска обу- словлена наличием не только имущественного вреда (что соответствует текстуальному содержанию ст. 54 УПК), но и морального (как причинение физических и нравственных страданий).278

Постановление Пленума Верховного Суда РФ №10 от 20 декабря 1994г. “О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального Вреда”. // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. - М.: Фирма “Спарк”, 1995. -С.369-373; Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 29 апреля 1996г. . “О судебном приговоре” // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1996. - №

130 Очевидно, что современное расширительное толкование ст.

54 УПК в большей степени соответствует новой Конституции РФ, закрепившей Мщ право каждого на защиту чести и доброго имени (ч.1 ст. 23) и обязанность го-

сударства охранять достоинство личности (ч. 1 ст. 21).

Примером противоположного, ограничительного толкования, может по служить трактовка Верховным Судом ч.1 ст. 325 УПК, предоставившей потер певшему и его представителю право обжаловать в кассационном порядке при говор суда. По буквальному смыслу этой статьи вышеназванные участники процесса пользуются правом обжалования в полном объеме (в отличие от субъ- и ектов, обозначенных в ч. 3 ст. 325 УПК).

»

Однако Верховный Суд РСФСР по делу Вихрева установил правило, согласно которому “лицо имеет право обжаловать приговор только в той части, в которой оно признано потерпевшим от преступления”, ставшее общепризнанным в науке и практике.279

Верховный Суд осуществляет также санкционирование одного из альтернативных вариантов толкования текста закона, допускающего различную интерпретацию.

В частности, сказанное относится к трактовке Верховным Судом п.4 ст.53 УПК установившего, что “по делам о преступлениях, последствием которых ?01 явилась смерть потерпевшего, права, предусмотренные настоящей статьей,

имеют его близкие родственники”. Это положение допускает различные подхо ды к определению статуса данных лиц, поскольку не указывает, кем их следует Ф признать: потерпевшими, представителями потерпевшего или же участниками

процесса, наделенными особым процессуальным статусом.

Указанный вопрос, вызвавший дискуссии и в теории и на практике, получил однозначное разрешение в п. 4 постановления Пленума Верховного Суда СССР 1 ноября 1985 г. “О практике применения законодательства, регламентирующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве.” Пленум ука-

    • С.2-8.

131 кф зал: “по делам о преступлениях, последствием которых явилась

! смерть потерпевшего, один из близких родственников признается потерпев-

*

к 280 ШИМ .

Говоря о следующем способе вторичного нормотворчества - конкретиза ции. следует отметить, что в теории нет единого мнения относительно того, что следует понимать под указанным термином и о соотношении конкретизации с толкованием.281 Не углубляясь в суть дискуссии, заметим, что в настоящей ра боте за основу берется определение, данное П.М. Рабиновичем, в связи с чем под конкретизацией мы будем понимать “приведение абстрактного содержания Ы юридической нормы на более конкретный уровень посредством операции огра-

*

ничения понятий (уменьшение объема понятий на основе расширения их содержания).”282

Следует отметить, что если в отечественной науке и признавали творческий характер толкования, но отказывали ему в способности изменять действующее право, то под конкретизацией предполагали дальнейшее развитие, детализацию правовой нормы, привнесение в нее более развитого и в этом смысле нового содержания.283 Правотворческий
характер правоконкретизирующей

W

279 Дело Вихрева. - БВС РСФСР. -1979.- №11.- С.4.

280 Постановление Пленума Верховного Суда СССР № 16 от 1 ноября 1985г. “О L практике применения законодательства, регламентирующего участие потер- j певшего в уголовном судопроизводстве.”// Сборник постановлений Пленумов | Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным де- Щ лам. - М.: Фирма “Спарк”, 1995. - С.298.

281 См.: Судебная практика в советской правовой системе /Под ред. С.Н. Брату- I ся. - С.29-44.

’ Цит. По: Белкин А.А. К соотношению Конституции и государственно-

правовых актов (производное нормотворчество). // Правоведение. - 1985. - №5. -С.З.

*

См.: Безина А.К., Лазарев В.В. Конкретизация права в судебной практике. // Советская юстиция. - 1968. - №2. - С.6; Шмелева Г.Г. Конкретизация социалистического права как фактор совершенствования правового регулирования. Ав-тореф. дисс… к.ю.н. - Харьков, 1982. - С.11- 12; Насырова Т.Я. Теологическое (целевое) толкование советского закона. - С.25.

132 деятельности не могли не отметить даже те авторы,
которые

отказывались признать, что ее результатом являются новые правовые нормы.

Так, С.Н. Братусь и А.Б. Венгеров указывали, что “… конкретизирующие закон

правоположения не должны быть новыми по отношению к конкретизируемому

закону в смысле изменения этого закона или противоречия его содержанию.

…тем не менее они являются, хотя и подзаконными, но новыми положениями

нормативного характера и только в этом смысле - своеобразными новыми

“нормами,” поскольку их ранее не было и без них невозможно регулировать

конкретные отношения…“284

В настоящее время следует признать, что в результате конкретизации действующего законодательства Верховный Суд внес существенные дополнения и изменения в нормы уголовно-процессуального закона.

Говоря о конкретизации как о способе судебного правотворчества, следует указать, что в зависимости от предмета можно выделить несколько его ви- дов.

Конкретизация

1 оценочных понятии! открытых перечней   терминов

Рассмотрим каждый вид конкретизации в отдельности.

а). Разъяснение оценочных понятий.

Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает много по- нятий, содержание которых зависит от того, как те или иные обстоятельства дела будут истолкованы судом. Любая оценочная деятельность нуждается в определенных критериях, иначе она будет носить субъективный и произвольный характер. Сущность этих критериев правоприменитель может уяснить только при изучении судебной практики Верховного Суда, устанавливающего содержание оценочных понятий закона.

Судебная практика в советской правовой системе / Под ред. С.Н. Братуся.- С. 39-40.

.*

т

133 Можно привести примеры деятельности Верховного Суда,

результатом которой явилось создание норм, конкретизирующих оценочные положения уголовно-процессуального закона:

? К оценочным понятиям относится “существенное нарушение уголовно- процессуального закона”, являющееся, по смыслу ст.ст. 232 и 343 УПК, основанием соответственно для направления дела на дополнительное расследование и отмены приговора. Оно было конкретизировано, в частности, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 8 декабря 1999г., в п. 13 которого перечислены ситуации, при которых нарушения закона признаются существенными в любом случае. Среди них - непредставление переводчика обвиняемому, не владеющему языком судопроизводства, не утверждение обвинительного заключения прокурором, проведение вместо предварительного следствия дозна-

285

ния и т.д.

Кроме того, конкретизация данного понятия осуществляется Верховным Судом и при разрешении конкретных дел на практике. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в определении от 25.01.1995г. по де лу Борисова признала нарушением права обвиняемого на защиту (как разно видности существенного нарушения закона, влекущего отмену приговора) вы нужденный отказ обвиняемого, самостоятельно осуществлявшего свою защиту, ‘jlfe от участия в судебных прениях по мотивам недостаточности времени для под-

fr

готовки к ним.286 К существенным нарушениям уголовно-процессуального за-

кона Верховный Суд отнес также предъявление обвинения несовершеннолетнему без участия защитника,287 рассмотрение судом кассационной инстанции дела в отсутствии избранного осужденным защитника, который не был постав-

285 Постановление Пленума Верховного Суда РФ №84 от 8 декабря 1999г. “О практике применения судами законодательства, регламентирующего направле ние уголовных дел на дополнительное расследование.” // Бюллетень Верховно го Суда РФ. - 2000. - №.2. - С.З.

286 Дело Борисова. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1995. -№9 - С. 8-9.

287 См.: Дело Турина. Бюллетень Верховного Суда РФ. -1998. - №9. - С.9.

134

?^ у о

лен в известность о времени судебного заседания,”

безосновательное ограничение во времени последнего слова подсудимого289 и

др.

Конкретизация может быть осуществлена и в негативной форме - указанием на то, какая ситуация не обладает признаками, подпадающими под то или иное оценочное понятие. Примером может послужить решение Судебной Коллегии Верховного Суда, которая не признала существенным нарушением уголовно-процессуального закона то обстоятельство, что ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами дела проводил помощник следователя прокуратуры.290

Таким образом, Верховный Суд постепенно преобразовывает оценочное положение “существенное нарушение уголовно - процессуального закона”, само по себе мало пригодное, в силу абстрактности, для использования право- применителем, в конкретные фактические ситуации, что позволяет обеспечить единообразие в его применении.

? Статья 48 УПК РСФСР закрепила положение, согласно которому толь ко в тех случаях, когда участие защитника невозможно в течение длительного срока, следователь, суд и прокурор предлагают обвиняемому пригласить друго го защитника или назначают его. |^ Закон не раскрывает понятие “длительный срок”. В
уголовно-

*

процессуальном кодексе применительно к ознакомлению обвиняемого с мате- риалами дела установлен конкретный промежуток времени - 5 дней, на который может быть отложено предъявление материалов дела в случаях невозможности явки выбранного обвиняемым защитника (ч.2 ст. 201 УПК РСФСР ).

Перед правоприменителями возникла проблема: допустимо ли проводить какие- либо аналогии между требованиями ст. 48 и ст. 201 УПК РСФСР? Реше-

288 См.: Дело Убайчика. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1993. - №8. - С. 7-8.

289 См.: Дело Панова и Смольникова. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2000. №1.-С12.

135 ние ее не было однозначным, поскольку предмет регулирования ч.

3 ст. 48 УПК более широкий - если она относится к расследованию и судебному

разбирательству, то ч. 2 ст. 201 УПК РСФСР - только к расследованию. На этот

вопрос Верховным Судом справедливо был дан отрицательный ответ.

Пленум Верховного Суда СССР в действующем в настоящее время По- становлении от 16 июня 1978 г. разъяснил, что подсудимый имеет право пригласить для участия в деле защитника, если тот вступит в процесс без длительной задержки рассмотрения дела. При этом длительность задержки должна определяться судом исходя из характера и особенностей рассматриваемого дела и наличия реальной возможности вступления в процесс выбранного подсудимым адвоката (п. 15).291

Таким образом, указанное разъяснение не ограничивает пятью сутками срок, по истечении которого суд может решить вопрос о назначении любого другого защитника. Это справедливо, ибо речь идет о такой стадии процесса, где возможно признание подсудимого виновным, и, следовательно, особенно значимо обеспечение его права иметь того защитника, которому он доверяет.

Пленум Верховного Суда не установил, какие особенности и характер де- ла должны учитываться при определении сроков, указывающих на то, что органы следствия и суд могут назначить обвиняемому нового адвоката. На этот вопрос позволяют ответить решения судебных коллегий Верховного Суда по конкретным делам.

По делу Ефимова, обвинявшемуся в совершении преступления, преду- смотренного ч.З ст. 117 УК РСФСР, Судебная Коллегия Верховного Суда по уголовным делам установила нарушение требований ст.48 УПК. Согласно фабуле дела, Ефимов заключил соглашение с адвокатом Ш о защите его интере-

См.: Дело Писанко. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1997. - №12. - С. 13.

291 Постановление Пленума Верховного Суда СССР №2 от 16 июня 1978г. “О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту.” // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР ( Российской Федерации ) по уголовным делам. - С. 161- 162.

Ф 136

L сов на предварительном следствии. Тем не менее ему было предъявлено

обвинение с участием адвоката Л, а об окончании следствия с представлением jk материалов дела было объявлено в присутствии адвоката Ч. Согласно прило-

женным к делу справкам, участие адвоката Ш, с которым Ефимов заключил со- глашение, было невозможно в течение 3-6 дней. Судебная коллегия признала, что этот срок не исключал участие адвоката Ш в деле, поэтому не удовлетворила частный протест прокурора об отмене определения Челябинского областного суда о возвращении дела на дополнительное расследование.292

По делу Федотова коллегия Верховного Суда, решая вопрос о правомерности замены защитника, находящегося в отпуске, с которым обвиняемый заключил соглашение, приняла во внимание то обстоятельство, что Федотов обвинялся в преступлении, предусмотренном ст. 102 УК РСФСР, за которое могла быть назначена смертная казнь. Судебная Коллегия решила, что 18-дневный срок нельзя признать длительным и дело было направлено на новое судебное разбирательство.293

По делу Запорожца, обвинявшемуся по п. “е” ст. 102, ч.2 ст. 144 УК РСФСР, срок отсутствия адвоката - два месяца был признан длительным.294

Ш

Таким образом, решения Верховного Суда РФ позволяют сделать вывод, что длительным, в смысле ст. 48 УПК, в любом случае не может быть признан срок менее пяти суток, а по делам о тяжких преступлениях против жизни его нижний предел достигает одного месяца.

? Положительное решение вопроса о восстановлении срока на кассаци- Щ онное обжалование приговора суда первой инстанции возможно только при на-

личии “уважительной причины”. На практике Верховному Суду РФ неоднократно приходилось решать, можно ли признать обстоятельства, приведшие к

itit 292 ^м’: Дело Ефимова. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1996. - №2. - С.11.

293 См.: Дело Федотова. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. - 1988. - №4.

С.10-11.

294 См.: Дело Запорожца. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. - 1993. - №2. - С.13.

#

I

137 несвое време нност и подачи кассационной жалобы, уважительной

причиной, смысл которой не раскрыт в ст. 329 УПК РСФСР.

т

Так, по делу Гасиева Верховный Суд признал необоснованным отказ суда в восстановлении срока на кассационное обжалование ввиду того, что осужденному не была обеспечена возможность ознакомиться с протоколом судебного заседания.295 Тем самым, несвоевременное изготовление указанного процес- суального документа Верховный Суд признал уважительной причиной, позво- ляющей восстановить срок на кассационное обжалование. В основу его решения была положена правовая позиция, согласно которой ознакомление осужденного с протоколом судебного заседания является одной из гарантий права на защиту, поскольку позволяет составить обоснованную, мотивированную жалобу.

Другой спор возник по делу гр-ки Володченковой. Володченкова, осуж денная Новгородским областным судом по ст.ст. 93 и 175 УК РСФСР пропус тила срок для кассационного обжалования и просила его восстановить, мотиви руя это тем, что ее адвокат заболел и не смог оказать помощь в написании жа лобы. Судебная коллегия Верховного Суда отменила определение областного суда об отказе в восстановлении срока на обжалование, указав, что его ссылка на то, что адвокат заболел не сразу после провозглашения приговора, несостоя- ^ тельна. Болезнь адвоката была признана уважительной причиной пропуска сро-

т

ка на кассационное обжалование в данном деле, поскольку его нетрудоспособ ность началась до истечения периода времени, в который Володченкова могла ^ подать кассационную жалобу.296

Таким образом, судебная коллегия констатировала, что не только болезнь самого обвиняемого (осужденного) является причиной пропуска этого срока, но и болезнь его адвоката, так как во втором случае обвиняемый лишается воз-

295 См .: Дело Гасие ва. Бюлл етень Верх овног о Суда РСФ СР. - 1983. - № 7. - С.9- 10.

296 См .: Дело Воло дченк овой. Бюлл етень Верх овног о Суда РФ. - 1990. - №5. - С.8- 9.

#

138 можности осуществить свое право на защиту не в меньшей степени, чем в

первом.

б). Разъяснение открытых перечней.

Вторым видом конкретизации мы назвали разъяснение открытых перечней.

*

Иногда законодатель определяет лишь ряд признаков или условий, при наличии которых подлежит применению то или иное положение закона - т.е. закрепляет “открытые перечни”. С силу этого, правоприменителю приходится самостоятельно устанавливать тождество между требованиями закона и фактическими обстоятельствами дела. Изучение практики Верховного Суда показывает, что он в процессе своей деятельности постепенно дополняет такие перечни:

? Один из них предусматривает ч. 4. ст. 21 (2) УПК. В ней и в ст.ст. 321, 355 УПК не определен исчерпывающий круг оснований для вынесения частных определений. Решение этого вопроса оставлено на усмотрение суда, который может положительно решить его “в случаях, если признает это необходимым.”

Пленум Верховного Суда СССР в п. 10 постановления от 29 сентября

1988г. уточнил основания вынесения частных определений, указав, что суд

вправе реагировать ими на действия участников процесса или других лиц, сви-

ф детельствующие о неуважении к суду, нарушение порядка в судебном заседа-

нии, неявку в суд без уважительной причины.297

*

Наряду с конкретизацией, устанавливающей, что входит в разъясняемый Щ . перечень (конкретизацией в “позитивной” форме), Верховный Суд определяет,

какие ситуации не являются основанием для вынесения частных определений (в данном случае можно говорить о “негативной” конкретизации).

В частности, по делу Беляева Верховный Суд признал, что “несвоевре-

297 Постановление Пленума Верховного Суда СССР №11 от 29 сентября 1988г. “О практике вынесения судами частных определений (постановлений).” // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.: Фирма “Спарк”, 1995. - С. 337.

*

139 менн ое
заявл ение
адвок ата
о
допу щенн ом на стадии

предварительного следствия нарушении процессуальных норм и отсутствие с

4^ его стороны ходатайства о направлении дела на дополнительное расследование

не может служить основанием для вынесения в отношении адвоката частного

298

определения.”

? Другой открытый перечень установлен п.4 чЛ ст. 105 УПК, предусматривающим возможность отнесения к судебным издержкам “иных расходов, понесенных при производстве по уголовному делу”.

»

Пленум Верховного Суда РСФСР в постановлении от 26 сентября 1973 г. “О судебной практике по применению законодательства о взыскании судебных издержек по уголовным делам” в п.5 указал, что под “иными расходами” следует понимать расходы органов дознания, следствия и суда, непосредственно связанные с собиранием и исследованием доказательств и не перечисленные в п.п. 1,2,3 ст. 105 УПК.299

Таким образом, осуществляя данный вид конкретизирующего правотворчества, Верховный Суд заранее оговаривает, что подпадает под ситуации, под- разумевавшиеся законодателем, обеспечивая надлежащую реализацию требований уголовно-процессуального закона правоприменителем.

в). Разъяснение терминов. ф Рассмотрим третий вид конкретизации уголовно-процессуального закона,

*

осуществляемой Верховным Судом - разъяснение терминов.

Законодатель, регламентируя уголовно-процессуальные правоотношения, % применяет специальную юридическую терминологию. Часть понятий разъясне-

на в ст. 34 УПК, однако содержание большинства из них в законе не раскрывается. Правотворческий характер деятельности Верховного Суда РФ по конкре-

В

298 См .: Дело Беляе ва. БВС РФ 1998. - № 5. - С. 12.

299 По стано влени е Плен ума Верх овног о Суда РСФ СР № 8 от 26.09 .1973 г. “О судеб ной практ ике по прим енени ю закон одате льств а о взыск ании судеб ных из держ ек по уголо вным дела м.” // Сбор ник поста новле ний Плен умов Верх овны х Судо в ССС Р и РСФ СР ( Росси йской Феде раци и) по уголо вным дела м. - С. 416.

140 тизации юридических терминов заключается в
установлении их

значения.

? Примером такой конкретизации закона может послужить трактовка высшей судебной инстанции того, что следует понимать под “доказательства ми, полученными с нарушением закона”, которые, согласно ч. 3 ст. 69 УПК, признаются не имеющими юридической силы.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 31 октября 1995 г. (п. 16) указал, что “доказательства считаются полученными с нарушением уголовно-процессуального закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами”.300

Таким образом, в силу данного постановления Пленума, доказательства, полученные при проверке показаний на месте, должны признаваться судом недопустимыми, поскольку уголовно-процессуальный закон не предусматривает проверку показаний на месте в числе следственных действий.

К настоящему времени Верховный Суд определил содержание многих понятий, содержащихся в уголовно-процессуальном законодательстве:

? Термином, потребовавшим конкретизации в целях обеспечения надле жащего понимания его правоприменителем, явился “моральный вред”, наличие которого по смыслу ч.1 ст. 53 УПК служит основанием признания лица потер певшим.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 2 постановления от 20 .12. 1994г. уста- новил, что под моральным вредом понимаются “нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принад-

300 Постановление Пленума Верховного Суда РФ №8 от 31.10.1995г. “О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия.” // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1996. - №1. - С. 6

141 лежащие гражданину от рождения или в силу закона
нематериальные

блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.д.), или нарушающими его личные неимущественные права ( … ) либо нарушающими имущественные права гражданина.”301

? На практике много вопросов вызвал введенный в УПК институт обжа- лования в суд применения меры пресечения в виде заключения под стражу. Ч.З ст. 220 (1) предусмотрела обязанность органов следствия направлять в суд “материалы, подтверждающие законность и обоснованность заключения под стражу”.

Пленум Верховного Суда РФ в п.З постановления от 27 апреля 1993 г. “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей” разъяснил, что под этими материалами следует понимать надлежаще заверенные копии постановления о возбуждении уголовного дела, протокола задержания подозреваемого, постановления о привлечении в качестве обвиняемого, постановления о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения, протоколов допроса обвиняемого и подозреваемого, а также сведения о их личности и другие данные, которое лицо, производящее дознание, следователь и прокурор представляют в суд для подтверждения законности и обоснованности применения заключения под стражу.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 10 от 20.12.1994г. “О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда.”// Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. - С. 370.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ “О практике судебной про- верки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей.”// Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР ( Российской Федерации) по уголовным делам. - С. 555.

Как свидетельствуют исследования, проведенные О.В. Изотовой, на практике в подавляющем большинстве случаев именно эти документы представляются судье (83%). В остальных 17% следователи направляли в суд все

142 ? Законодательство предусматривает
возможность

возвращения дела на дополнительное расследование в случае обнаружения неполноты дознания или предварительного следствия, которая не может быть восполнена в судебном заседании (п.1ч.1 ст. 232 УПК). Пленум Верховного Суда, конкретизируя это положение, указал, что следует понимать под такой неполнотой. В постановлении от 8 декабря 1999г. он установил: “ Невосполнимой в суде может быть признана такая неполнота произведенного дознания или предварительного следствия, для устранения которой требуется, в частности, проведение следственных действий, связанных с собиранием новых доказательств или установлением других лиц, причастных к совершению преступления, либо производство следственных действий в другой местности или в значительном объеме.”303

Рассмотрим теперь такой способ создания судом правовых норм, как аналогия. В правовой науке выделяют аналогию закона и аналогию права. Под аналогией закона принято понимать “решение конкретного дела на основе правовой нормы, которая рассчитана на регулирование похожих общественных отношений”, под аналогией права - “решение конкретного дела исходя из принципов права в целом, отрасли или института данной отрасли права”.304

Применение судами аналогии советская наука рассматривала всегда как правоприменительный, а не правотворческий процесс. Поэтому, с точки зрения ученых и, в частности, В.В. Лазарева, пробелы в праве судом не восполняются,

производство по делу, что приводило к увеличению сроков следствия и к преждевременному ознакомлению арестованного и его защитника с материалами дела. (См.: Изотова О.В. К вопросу об эффективности судебного контроля за законностью и обоснованностью ареста и продления его срока.// Вестник МГУ сер. 11-Право. - 1994. - №.4. - С. 105.).

Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 84 от 8 декабря 1999г. “О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования.”// Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2000. -№2. - С.З.

304 Комаров С.А. Общая теория государства и права: Курс лекций. Изд-е 2-е. -М.: Манускрипт, 1996. - С.227.

*

т

143 а
прео долев аются ,
воспо лнить
(устр анить )
проб елы
може т
тольк о

закон одате ль: “скол ько бы не разре шали суды, напр имер, дело по анало гии, проб ел в праве будет сиять , пока его воспо лнени е не будет прод елано комп е- тентн ым норм отвор чески м орган ом”.30 5

В прот ивове с этой позиц ии еще в 1948 г. М. Грод зинск ий указа л, что ана- логия являе тся средс твом воспо лнени я проб елов в праве . При этом суд факти чески созда ет нову ю норм у, на основ е котор ой и разре шает возни кший в су- дебно й практ ике вопр ос.306

Эта точка зрени я посте пенно нахо дила новы х сторо нник ов, что следу ет приз нать справ едлив ым.307 Дейст вител ьно, если бы то или иное поло жени е за- кона суще ствов ало, у суда не было бы необх одим ости приб егать к анало гии. Испо льзуя анало гию закон а, суд прим еняет не дейст вующ ую норм у (если бы она была, то проб ел в закон е не возни к бы), а созда ет нову ю на основ е друг ой норм ы закон а, дейст вующ ей в отно шени и сходн ых прав оотно шени й. Анал огия права , в свою очере дь, пред полаг ает не тольк о возм ожно сть, но, в ряде случа ев, и обяза нност ь выра ботки конк ретно й норм ы на основ е обще го смыс ла, целей и прин ципо в закон одате льств а, Конс титуц ии, рати фици рова нных межд унар од- ных догов оров и обще челов еческ их ценно стей.

Таки м образ ом, анало гию права следу ет отнес ти к перви чном у (осу щест- вляем ому на основ е источ ников права высш ей юрид ическ ой силы) , а анало гию закон а -
к
втори чном у
(черп ающе му
исход ный
матер иал
в
уголо вно-

ш) 305 Лазарев В.В. Пробелы в праве и пути их устранения. - М.: Юрид. лит- ра,

1974.- С.6. См. также: Кеммулария Э.Ш. Проблемы применения уголовно- процессуального закона по аналогии. Автореферат дисс… к.ю.н. - М., 1983. -С.5.

См.: Гродзинский М. Аналогия в советском уголовно-процессуальном пра ве.// Ученые записки Харьковского юридического инст-та. вып. 3. - Харьков: ф Изд-е Харьковского института, 1948. - С. 3, 6-7.

! 307См.: Судебная практика в советской правовой системе. - С. 44-49; Рахунов

Р.Д. Аналогия в советском уголовном процессе. // Правоведение. - 1971. - №2. -С.69; Туманов В.А. Роль судебной практики в развитии советского права.// СССР- Франция: социальные вопросы правотворчества. - С. 37-38.

«I

144 проц ессуа льно м
закон е)
вида м
судеб ного норм отвор честв а.

Длит ельно е врем я вопр ос о возм ожно сти прим енени я анало гии в такой отрас ли права , как уголо вно- проц ессуа льное , не был реше н одноз начн о. В про- тивов ес уже упом янут ым нами Р.Д. Раху нову и М. Грод зинск ому, а также М.С. Стро гович у и П.С. Эльк инд308 такие учен ые, как Т.Н. Добр оволь ская, В.И. Ка- минс кая прям о указ ывал и на недоп устим ость ее осущ ествл ения в уголо вном проц ессе.3 09

У этой позиц ии есть свои сторо нник и и в насто ящее врем я. Так, В.Т. То- мин пише т, что “росс ийски й уголо вно- проц ессуа льны й, как и уголо вный, закон не знает анало гии.”3 10

Одна ко не тольк о прош лый опыт, но и совре менн ая практ ика работ ы су- дов позво ляет не согла ситьс я с этим мнен ием. К таком у выво ду можн о прий ти, в частн ости, исход я из анали за реше ний Конс титуц ионн ого Суда РФ, котор ый неодн ократ но указ ывал суда м обще й юрис дикц ии на необх одим ость при ис- полне нии его поста новле ний, затра гива ющи х сфер у уголо вного судоп роизв од- ства, приб егать к анало гии.3”

См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. I. - М.: Наука, 1968. - С.49-50; Элькинд П.С. К вопросу об аналогии закона в уголовном судо производстве. // Актуальные проблемы укрепления законности и правопорядка. Ш Межвузовский сборник. - Куйбышев: Куйбышевский государственный универ-

ситет, 1982. - С.76-77.

309 См.: Добровольская Т.Н., Каминская В.И. Новое исследование по теории го сударства и права (Рец. на кн.: Элькинд П.С. Толкование и применение норм

Л) уголовно-процессуального права. - М, 1967). // Советское государство и право. -

1969.-№1.-С158.

310 Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР/ под ред. В.Т. Томина. -2-е изд. - М.: Юрайт, 1999. - С J 5.

ф

3,1 Так, в Постановлении от 28 ноября 1996г. по делу о проверке конституционности ст. 418 УПК РСФСР в связи с запросом Каратузского райсуда Красноярского края, Конституционный Суд РФ указал, что “возможные пробелы в уголовно- процессуальном регулировании процедуры досудебной подготовки материалов в протокольной форме, возникающие в связи с настоящим постановлением, могут быть восполнены на основе процессуальной аналогии.” См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 28.11.1996г. по делу о проверке •

145 Все пробелы, существующие в законе, как представляется, могут

*

?

быть классифицированы на первоначальные и последующие. Первые существовали еще в момент принятия закона. Вторые связаны либо с появлением новых общественных отношений, подлежащих правовому регулированию, либо с отмиранием старых. В настоящее время актуальна деятельность судов по вос- полнению последующих пробелов, наличие которых связано с провозглашением Конституции нормативным актом высшей юридический силы, имеющим прямое действие на территории России, а также с утратой отдельными положениями закона юридической силы в связи с признанием их Конституционным Судом РФ противоречащими Основному закону нашего государства.

Так, например, Конституционный Суд РФ в Постановлении от 20 апреля 1999г. о проверке конституционности положений п.п. 1, 3 ч.1 ст. 232, ч.1 ст. 258 УПК признал не соответствующими Конституции данные нормы УПК, как возлагающие на суд обязанность по собственной инициативе направлять дело на дополнительное расследование. Это создало пробелы в правовом регулировании порядка возвращения судом дел на дополнительное расследование по основаниям, указанным в п.п.1, 3 ст. 232 УПК РСФСР. В частности, возник вопрос: как должен действовать суд, если на стадии назначения судебного заседания поступает ходатайство о принятии судом данного процессуального реше-

Ф ния. Восполняя возникший в законе пробел, Пленум Верховного Суда в п.5

т

Постановления № 84 от 8 декабря 1999г. “О практике применения судами зако- нодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополни-

i|; тельного расследования” указал на необходимость в таких случаях руково-

дствоваться правилами, регламентирующими производство в суде присяжных, а именно - ст. 432 УПК. Тем самым было установлено, что суд должен на-

конституционности ст. 418 УПК РСФСР. // Российская газета. - 1996. - 6 декаб- ф ря - № 234. См. также Постановление Конституционного Суда РФ
от

2.07.1998г. по делу о проверке конституционности отдельных положений ст.ст. 331 и 464 УПК РСФСР. //Российская газета. - 1998. - 14 июля. - №131.

312 Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 84 от 8 декабря 1999г. “О практике применения судами законодательства, регламентирующего направле-

146 значить и провести судебное заседание с участием
сторон и

вынести соответствующее решение.

В данном случае имела место аналогия закона - пробел в регулировании уголовно-процессуальных отношений был восполнен на основе норм уголовно - процессуального законодательства.

Примером межотраслевой аналогии закона может послужить следующее указание Пленума Верховного Суда РФ, сформулированное им в постановлении от 14 февраля 2000г.: “несмотря на то, что закон не требует согласия родителей или лиц, их заменяющих, на передачу им несовершеннолетнего под над-зор, такое согласие должно быть получено”. В результате, на наш взгляд, он распространил требование ст. 394 УПК о необходимости получения согласия родителей, опекунов, попечителей при применении меры пресечения в виде отдачи несовершеннолетнего под присмотр, на ст. 90 УК РФ, предусматривающую передачу несовершеннолетнего под надзор указанным лицам в качестве меры воспитательного воздействия.

Говоря об аналогии права, следует прежде всего отметить условность ис- пользования в данном случае термина “аналогия”. Его смысл заключается в том, что созданная судом норма не должна противоречить тем идеалам, которые господствуют в праве и, в этом отношении, признается аналогичной им. Поэтому аналогия права - скорее конкретизация общих начал и смысла законодательства. Прибегая к ней, суд исходит не только из позитивного, но и из требований естественного права, в связи с чем аналогия права близка к тому, что называют “свободным судебным правотворчеством”.

В свете сказанного следует отметить справедливость мнения А.В. Цихоц- кого о том, что “… во всех случаях восполнения пробела закона имеет место индивидуальное творчество суда в полном смысле этого слова. Суд изобретает

ние уголовных дел для дополнительного расследования”// Бюллетень Верховного Суда РФ. -2000. - №2. -С.2.

3,3 Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 7 от 14 февраля 2000г. “О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних”// России-

147

… 314

правовой ответ, он обнаруживает норму права за рамками закона’

Признавая, что использование аналогии права означает фактическое пра вотворчество, П.С. Элькинд считала, что ее применение в уголовном процессе создает угрозу законности и правопорядку.315 С нашей точки зрения аналогия права, наоборот, является в настоящее время необходимым средством обеспе чения реализации конституционных положений в уголовном судопроизводстве. Примером такой аналогии может послужить установление порядка пре творения в жизнь положений, предусмотренных ст.ст. 23, 25 Конституции РФ, не урегулированного в уголовно-процессуальном законе. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 13 от 24 декабря 1993 г. “О некоторых вопросах, связанных с применением ст.ст. 23 и 25 Конституции РФ” закрепил правила, касающиеся процедуры принятия судом решений об ограничении конституци онных прав на тайну переписки и неприкосновенности жилища. Он указал, в частности, что суды обязаны принимать к рассмотрению материалы, подтвер ждающие необходимость ограничения права гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых и иных сообщений, а также необходимость проникновения в жилище и рассматривать их незамедлительно, вынося по ре зультатам рассмотрения мотивированное постановление о разрешении прово дить соответствующие оперативно-розыскные или следственные действия или Ж об отказе в этом. Он разъяснил также, что в последнем случае соответствующие

Mi

органы и должностные лица вправе обратиться в вышестоящий суд по этому же

вопросу.316

<ф, Другим примером восполнения последующего (т.е. не существовавшего в

екая юстиция. - 2000. - №4. - С. 61.

314 Цихоцкий А.В. Указ. соч. - С.5.

315 См.: Элькинд П.С. К вопросу об аналогии закона в уголовном судопроизвод- ф стве. - С. 77-78.

316 Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 13 от 24 декабря 1993 г. “О некоторых вопросах, связанных с применением ст.ст. 23 и 25 Конституции РФ”.// Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - С. 564-565.

148 момент принятия закона) пробела в законе является
регламентация

Верховным Судом порядка реализации ст. 51 Конституции. До настоящего времени привилегия против самообвинения и гарантии ее реализации не получили закрепления в уголовно-процессуальном законе. Восполняя этот пробел, Верховный Суд в постановлении от 31 октября 1995г. указал на то, что суд, предлагая подсудимому, его супругу или близким родственникам дать показания по поводу обвинения и известных обстоятельствах дела должен одновременно разъяснить ст. 51 Конституции РФ. Если же при дознании или на предварительном следствии данным лицам не было разъяснено указанное конституционное положение, то показания их должны признаваться полученными с на- рушением закона и не могут являться доказательствами виновности обвиняемого (подсудимого).317 Кроме того, в постановлении от 14 февраля 2000г. он указал, что на основе этой нормы Конституции законный представитель несовершеннолетнего обвиняемого при допросе в качестве свидетеля должен преду-преждаться об ответственности только за дачу ложных показаний. Таким образом, было установлено, что за отказ от дачи показаний законный представитель несовершеннолетнего обвиняемого, как и сам обвиняемый, ответственности не несет.

Последним в числе выделенных нами способов судебного правотворчест- ва, осуществляемого судами общей юрисдикции, является корректировка.

Под корректировкой мы будем понимать изменение действующих норм закона, осуществляемое в целях приведения его положений в соответствие с конституционными и международными нормами. Последние, таким образом, составляют правовую основу решений судов, в связи с чем корректировку следует признать способом первичного (по отношению к нормами закона) нормо-

3,7 Постановление Пленума Верховного Суда РФ №8 от 31 октября 1995г. “О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия”// Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1996. - №1. - Сб.

318 Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 7 от 14 февраля 2000г. “О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних”// России-

т

Ф

т

149 творч ества, целью которого выступает изменение действующего

уголо вно- проц ессуа льног о закон одате льств а (т.е. испра вител ьного судеб ного норм отвор честв а). Неко торы е иссле доват ели оспар иваю т прав отвор чески й ха- ракте р реше ний Верх овног о Суда РФ, основ анны х на поло жени ях Конс титуц ии и норм ах межд унар одног о права , счита я, что в них он не созда ет нову ю норм у, а прим еняет поло жени я источ ника права более высо кой юрид ическ ой силы. 319

С наше й точки зрени я, это не совсе м точно . Преж де всего пото му, что в таких случа ях имеет место пред наме ренн ый отход судей от обще го прин ципа “спец иальн ый закон имеет преи муще ство перед общи м” (“spe cialia gener alibus derog ant”). Указ ывая на необх одим ость прим енени я норм Конс титуц ии и меж- дуна родн ого права , Верх овны й Суд РФ тем самы м созда ет искл ючен ие из этого прав ила, котор ое стано вится обяза тельн ым для друг их судов . Прим еняя меж- дуна родн ые норм ы для регул иров ания внутр енних отно шени й, а общи е поло- жени я Конс титуц ии - к конк ретн ым прав оотно шени ям, возни кающ им в сфере уголо вного судоп роизв одств а, суд тем самы м устан авлив ает новое , по сравн ению с закон ом, регул иров ание этих отно шени й. И в этом смыс ле созда ет нову ю прав овую норм у. При этом следу ет учест ь, что Верх овны й Суд може т измен ять дейст вующ ие поло жени я уголо вно- проц ессуа льног о закон а и без ссылк и на Конс титуц ию и норм ы межд унар одног о права . Одна ко в любо м случа е он дол- жен на них опир аться.

В судеб ном прав отвор честв е, корр ектир ующе м уголо вно- проц ессуа льны й закон , можн о выде лить следу ющие напр авлен ия: во- перв ых, измен ение дейст вующ их норм закон а и, во- втор ых, устан овлен ие допо лните ль-

ных к закону требований. Корректировка

изменение действующих норм закона

установление дополнительных к закону требований

екая юстиция. - 2000. - №4. - С. 60.

319

См.: Нерс есянц B.C. Суд не закон одате льств ует, не упра вляет , а прим еняет прав о (о прав опри менит ельно й прир оде судеб ных актов ). - С.40.

  • 150

Рассмотрим каждый из названных видов корректировки. ц а). Изменение действующих норм закона.

Изменение законодательных установлений предполагает замену полностью или частично положений закона другими, созданными судом. Практика знает немало примеров судебного правотворчества такого рода. Приведем некоторые из них:

? В главе II настоящей работы отмечались факты установления Верхов ным Судом предписаний, устраняющих противоречия между уголовно-

^ процессуальным законодательством и международными стандартами в области

*

прав человека. В частности, можно отметить закрепление им положения о том, что тяжесть совершенного преступления не является безусловным основанием применения заключения под стражу, в силу чего лица, обвиняющиеся в совершении преступлений, перечисленных в ч.2 ст. 96 УПК могут обжаловать ука-

ЭОЛ

занную меру пресечения в суд. Оно основано на приоритете прав и свобод личности (ст.ст. 17, 18 Конституции РФ), конституционном принципе о праве каждого гражданина на судебную защиту его прав и свобод (ст. 46).

Ф

? Из содержания ч.З ст. 220 (2) УПК следует, что защитник имеет право участвовать в судебном заседании при проверке законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей при условии, что он уча ствовал в деле на момент вынесения указанных процессуальных решений.

Пленум же в п.6 вышеупомянутого Постановления указал на то, что если ^ обвиняемый или подозреваемый в момент подачи жалобы заявит ходатайство

об участии в судебной проверке избранного им защитника, суд обязан принять

320 Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 3 от 27 апреля 1993г. “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей.”// Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР ( Российской Федерации) по уголовным делам. -С. 557.

^^ 321

меры к удовлетворению данного ходатайства.

Бесспорно, это разъяснение не соответствует буквальному смыслу ст.

ф 220(2) УПК. Однако в данном случае Пленум справедливо создал новое право-

положение, исходя из приоритета прав и свобод личности (ст.ст. 17, 18 Конституции РФ), конституционных предписаний о том, что право иметь защитника предоставлено обвиняемому на протяжении всего уголовного процесса, при любых формах судопроизводства (ст.ст. 48 Конституции РФ, ст.ст. 46-49 УПК РСФСР), в том числе распространяется и на судебную проверку законности и обоснованности заключения под стражу или продления срока содержания под стражей.

? Значительный вклад внес Верховный Суд в развитие положений УПК, регламентирующих новый для отечественного правосудия институт суда при- сяжных. Опираясь на Конституцию, он ориентирует суды на надлежащее при- менение норм раздела 10 УПК.

Так, ч. 1 ст. 425 УПК, ч. 8 ст. 432 УПК исходят из того, что если по делу обвиняется несколько лиц, рассмотрение его судом присяжных возможно только тогда, когда об этом ходатайствуют все обвиняемые, либо когда ходатайствует один или несколько обвиняемых, а остальные против этого не возражают. В противном случае дело подлежит рассмотрению в общем порядке.

0, Однако Пленум Верховного Суда РФ в п.З постановления № 9 от 20 де-

кабря 1994г. “О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных” указал, что если о рассмотрении дела судом присяжных ходатайствует лицо, обвиняемое в совершении особо тяжкого преступления, за которое предусмотрено наказание в виде смертной казни, дело подлежит рассмотрению по правилам раздела 10 УПК РСФСР независимо от возражений со стороны других

322

лиц.

321 Там же. - С. 556.

322

Пост ановл ение Плен ума Верх овног о Суда РФ №9 от 20.12 .1994 г. “О некот о-

  • 152

»

Характеризуя правомерность создания судом этой
нормы,

следует указать, что она основана на ч.2 ст.20 Конституции РФ, закрепившей безусловное право указанных лиц на рассмотрение дела судом с участием при- сяжных заседателей.

Изучение практики Верховного Суда показало, что Кассационная Палата при возникновении вопросов, связанных с реализацией положений ст. 432 УПК РСФСР руководствуется данным разъяснением Пленума Верховного Суда.323

?• *

? На основе ст. 47 Конституции, согласно которой каждый обвиняемый имеет право на рассмотрение его дела в том суде, к подсудности которого оно отнесено законом, Пленум внес изменения в порядок действия положений ст. 38 УПК РСФСР. Он признал, что вышестоящий суд не вправе без ходатайства или согласия сторон принять к своему производству в качестве суда первой ин станции дело, подсудное нижестоящему суду.324 Судебная Коллегия Верховно го Суда твердо следует этому указанию при принятии решений по конкретным

325

делам..

? Примером полного изменения Верховным Судом положений уголовно- процессуального закона может послужить его указание в Постановлении от 24 декабря 1993г. о необходимости обеспечения требований Конституции о су-

*

4

рых вопр осах прим енени я суда ми уголо вно- проц ессуа льны х норм, регла менти рую щих прои зводс тво в суде прися жных “ // Сбор ник поста новле ний Плен умов Верх овны х Судо в ССС Р и РСФ СР (Росс ийско й Феде раци и) по уголо вным де- лам.- С. 571.

См.: Дело Анто нова и Дюрд ина. Бюлл етень Верх овног о Суда РФ - 1995. - № 7. - С. 14; Дело Нико нова и Жарк ова. Бюлл етень Верх овног о Суда РФ - 1995. -№ 5. - С. 13; Дело Храс тофа рди, Поли щук и др. (Обзо р судеб ной практ ики Вер- ховн ого Суда РФ по рассм отрен ию уголо вных дел в касса цион ной и надзо рной инста нции) // Бюлл етень Верх овног о Суда РФ - 1996 . - № 7. - С. 15; Дело Про- зоров а, Штор ина, Липо вског о. Бюлл етень Верх овног о Суда РФ - 1997. - № 5. -С. 12.

324 По стано влени е Плен ума Верх овног о Суда РФ №8 от 31 октяб ря 1995г . “О некот орых вопр осах прим енени я суда ми Конс титуц ии РФ при осущ ествл ении прав осуди я”// Бюлл етень Верх овног о Суда РФ. - 1996. - №1. - С.4.

325 Де ло Уфал ова - БВС РФ 1996. - № 6. - С.2; Дело Б. - БВС РФ. - 2000. - №2. -

153 дебной процедуре ограничения права на тайну переписки, телефонных

переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений при осуществлении уголовного судопроизводства.326 Тем самым, он установил невозможность применения ч. 1 ст. 174 УПК, допускающей выемку почтово-телеграфной корреспонденции на основании санкции прокурора.

? Особый способ корректирующего судебного правотворчества можно условно назвать “негативной аналогией”. Речь идет о распространении Верховным Судом решений Конституционного Суда о признании положения закона неконституционным на сходные по содержанию нормы уголовно - процессу- ального закона.

Примером созданный им нормы такого вида является указание Пленума Верховного Суда РФ, данное им в постановлении от 8 декабря 1999г.: решение Конституционного Суда о признании неконституционными положений п.п. 1, 3 чЛ ст. 232 и ч.1 ст. 258 УПК РСФСР распространяется и на п.4 ч.1 ст. 232 УПК. Теперь суд не может по собственной инициативе возвращать дело на дополни- тельное расследование и в том случае, если имеются основания для привлечения к уголовной ответственности по этому делу других лиц при невозможности выделить о них материалы дела (п.2).327

б). Установление дополнительных к закону требований.

^ Второй способа корректировки, в отличие от первого, применяется в том

случае, когда воля законодателя выражена “негативно” - то есть он сознательно не
предусмотрел возможность существования определенных уголовно-

Ф процессуальных отношений. В данном случае суд создает норму, порождаю-

С.13-14.

326 Постановление Пленума Верховного Суда РФ №13 от 24 декабря 1993г. “О некоторых вопросах, связанных с применением ст.ст. 23 и 25 Конституции РФ.”

0 II Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Рос-

сийской Федерации) по уголовным делам. - М.: Фирма “Спарк”, 1995. - С.564.

327 Постановление Пленума Верховного Суда РФ №84 от 8.12.1999г. “О практи ке применения судами законодательства, регламентирующего направление уго ловных дел для дополнительного расследования”. // БВС. - 2000. - №2. - С.2.

т

*

154 щую эти прав оотно шени я.

Прим ером таког о рода корр ектир овки являе тся п.2 поста новле ния Пле- нума Верх овног о Суда РФ №6 от 29 сентя бря 1994г . В нем Плен ум устан овил прав ило, согла сно котор ому лицо, задер жанн ое по подоз рени ю в совер шени и прест уплен ия в поря дке ст. 122 УПК РСФ СР, полу чило прав о обжа ловат ь за- конн ость и обосн ованн ость задер жани я в судеб ном поря дке по прав илам ст. 220(1 ) УПК РСФ СР. Межд у тем сам закон одате ль закре пил прав о обжа ловат ь огран ичени е свобо ды тольк о для тех лиц, к котор ым была прим енена мера пре- сечен ия в виде закл ючен ия под стра жу, исход я из тради цион ного для наше й юрис пруд енции разде ления инсти тутов прим енени я мер пресе чения и задер жа-

328

ния.

Данн ое поста новле ние Плен ума в насто ящее врем я служ ит основ ание м для обжа лован ия задер жани я в судеб ном поря дке на практ ике. В частн ости, 2 март а 1998г . Пром ышле нный райо нный суд г. Сама ры удов летво рил жало бу гр-на С.А. Шест опал ова о приз нани и его задер жани я незак онны м в силу того, что, вопре ки ст. 122 УПК РСФ СР, основ ание м прим енени я этой меры уголо вно- проц ессуа льног о прин ужде ния послу жили косве нные улик и.329

Таки м образ ом, Верх овны й Суд РФ в проц ессе осущ ествл ения деяте льно- сти по обесп ечени ю едино образ ия судеб ной практ ики ниже стоя щих судов ус-

J^^r

328 Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6 от 29 сентября 1994г. “О it выполнении судами Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля

?

1993г. №3 “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей.”// Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - С. 555.

*

Следует отметить, что первоначально сама возможность обжалования в суде заключения под стражу была установлена в уголовно-процессуальном законе значительно позже того, как Верховный Суд, на основании ст. 15 Декларации прав и свобод человека и гражданина в решении от 1 октября 1991г. обязал правоприменителей принимать соответствующие жалобы независимо от того, что процедура их рассмотрения в законе не урегулирована. (См.: Жуйков В.М. К вопросу о судебной практике как источнике права. - С.20).

329 Архив Промышленного районного суда г. Самары. Материалы проверки по

  • 155

танавливает правовые нормы, которыми руководствуются органы,

осуществляющие уголовное судопроизводство. ф Рассмотрим нормативные предписания, которыми Верховный Суд в по-

следнее время (1993 - 2000 г.г.) фактически дополнил действующее уголовно- процессуальное законодательство. Ввиду их многообразия, мы остановимся лишь на наиболее значимых для регулирования уголовно-процессуальных отношений.

Ограничены полномочия суда по возвращению уголовных дел на допол нительное расследование. В постановлении №84 от 8 декабря 1999г. “О практи- ф ке применения судами законодательства, регламентирующего направление уго-

ловных дел для дополнительного расследования” Верховным Судом РФ установлен порядок реализации положений Постановления Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999г., его действие распространено и на п.4 ч.1 ст. 232 УПК, а также на производство в кассационной и надзорной инстанциях.

Указанное постановление содержит следующие наиболее существенные требования: о необходимости наличия ходатайства стороны для возвращения дела на дополнительное расследование по основаниям, указанным в п.п. 1, 3, 4 ст. 232 УПК; о назначении и проведении судебного заседания с участием сторон в случаях, когда данное ходатайство получено на стадии назначения судеб-

ного заседания; о недопустимости выхода за рамки заявленного ходатайства

330

при возвращении дела на дополнительное расследование.

Определены особенности судопроизводства по делам несовершеннолет- * них. Значительная часть нормативных предписаний , содержащихся в поста-

новлении Пленума Верховного Суда РФ № 7 от 14 февраля 2000г. “О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних” посвящена предста- вительству несовершеннолетних в суде. Верховный Суд разрешил вопрос о со-

+

жало бе С.А. Шест опал ова. № 5- 9/98.

330 См.: Пост ановл ение Плен ума Верх овног о Суда РФ №84 от 8 декаб ря 1999г . “О практ ике прим енени я суда ми закон одате льств а, регла менти рую щего на- прав ление уголо вных дел на допо лните льное рассл едова ние.”
// Бюлл етень

156 хранении полномочий представителей при
достижении

обвиняемым совершеннолетия на момент судебного разбирательства (установлено, что требование об обязательном участии защитника сохраняется, а полномочия законных представителей прекращается), регламентирован порядок привлечения законного представителя к допросу в качестве свидетеля (суд должен вынести соответствующее определение и предупредить его об ответственности только за дачу ложных показаний).331

Установлены требования, являющиеся необходимым условием постановления законного и обоснованного приговора. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении № 1 от 29 апреля 1996г. “О судебном приговоре” определил со- держание вводной, описательной и резолютивной частей как обвинительных, так и оправдательных приговоров. В частности, он установил правило об обязательной мотивировке в описательной части приговора изменений обвинения, указав, какое обвинение следует считать более тяжким, а какое - существенно отличающимся от первоначального по фактическим обстоятельствам.

В ряде постановлений Верховного Суда РФ закреплены гарантии защиты граждан от необоснованного и незаконного ограничения конституционных прав.

  • расширены права граждан на проверку в суде законности и обоснован- Щ± ности заключения под стражу (установлено: поводом для отказа в принятии су-

т

дом к производству жалобы на применение данной меры пресечения не может служить нечеткость ее формулировок; указанная проверка возможна не только

Верх овног о Суда РФ. - 2000. - №2. - С.2- 4.

331 По стано влени е Плен ума Верх овног о Суда РФ № 7 от 14 февр аля 2000г . “О судеб ной практ ике по дела м о прест уплен иях несов ерше нноле тних. “// Росси й ская юсти ция. - 2000. -№4. - С.59- 61.

332 По стано влени е Плен ума Верх овног о Суда РФ № 1 от 29 апрел я 1996г . . “О судеб ном приг оворе “ // Бюлл етень Верх овног о Суда РФ. - 1996. - № 7. - С.2- 8.

  • 157

*

в отношении обвиняемого, но и подозреваемого - как содержащегося

под стражей, так и задержанного в порядке ст. 122 УПК).333

  • определены основания непосредственного применения судами положений Конституции, установлены правила их реализации (принятие вышестоящим судом к своему производству в качестве суда первой инстанции дела, подсудного нижестоящему суду, возможно только при ходатайстве или согласии сторон и др.), указаны признаки доказательств, полученных с нарушением закона; закреплены требования проверки судом материалов об ограничении права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых и телеграф-

ных сообщений и неприкосновенность жилища.334

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994г. уел тановлены нормативные положения, дополнившие раздел 10 УПК. Основная их часть возлагает на суд дополнительные обязанности и расширяет ограничения, установленные в уголовно-процессуальном законе.

Возложены обязанности: удовлетворять ходатайства лиц, обвиняющихся в совершении преступления за которое может быть назначено наказание в виде смертной казни, о рассмотрении их дел судом присяжных независимо от позиции других обвиняемых; мотивировать в постановлении решение об исключении доказательств как недопустимых; принимать присягу запасными присяж-

М

333 Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 3 от 27 апреля 1993г. “О * практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продле ния срока содержания под стражей” // Сборник постановлений Пленумов Вер-

ф ховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. -

  • С.555-558; Постановление Пленума Верховного Суда РФ №6 от 29 сентября 1994г. “ О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993г. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - С.567-569.

334 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. “О неко- ш торых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении пра восудия”// Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1996. - №1. - С.3-6.; Постановле ние Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1993 г. “О некоторых вопро сах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции РФ” // Сборник по-

*

+

М

г

т

158 ными засед ателя ми одно време нно с
комп лектн ыми; стави ть в вопр осно м

листе вопр ос о том, заслу жива ет ли обви няем ый снисх ожде ния или особо го снисх ожде ния прим ените льно к кажд ому деяни ю в случа ях реаль ной совок уп- ности прест уплен ий; подр обно фикс иров ать в прот околе засед ания напут ствен ное слово предс едате льств ующе го, указ ывать в нем врем я удале ния прися жных в сове щате льну ю комн ату и врем я их возвр ащен ия.

Искл ючен а возм ожно сть: иссле доват ь обсто ятель ства, харак териз ующ ие личн ость обви няем ого, испол ьзова ть юрид ическ ие терм ины при поста новке перед прися жным и засед ателя ми вопр осов.

В то же врем я Плен ум снял с суда снял с суда обяза нност ь соби рать но- вые доказ атель ства по собст венно й иниц иатив е, а также расш ирил его прав о- мочи я: разре шил соста влени е неско льких вопр осны х листо в в тех случа ях, когда по делу обви няют ся неско лько челов ек.335

Таки м образ ом, Верх овны й Суд играе т важн ую роль в регул иров ании уголо вно- проц ессуа льны х отно шени й путем выра ботки пред писан ий обще го харак тера, содер жащи хся в поста новле ниях Плен ума, а также путем рассм отре- ния конк ретн ых прав овых спор ов, в проц ессе котор ых он форм улир ует прав овые позиц ии, публ икуе мые для всеоб щего сведе ния и стано вящи еся образ цом разре шени я анало гичн ых ситуа ций для ниже стоя щих судеб ных инста нций.

§3. Реше ния Конс титу ционн ого Суда РФ как исто чник уголо вно- проце с- суаль ного права Росси и.

Если деяте льнос ть судов обще й юрис дикц ии всегд а была пред мето м на-

становлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - С.564-565..

335 См.: Постановление Пленума Верховного суда РФ №9 от 20 декабря 1994г. “О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных.” // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - С.569-580.

159 учных исследований, то судебный конституционный контроль
- новое

явление в нашей стране. Поэтому вопрос о правовой природе решений Конституционного Суда РФ (далее также КС РФ или КС) вызвал острые дискуссии среди ученых.

Многие из них не признают решения высшего органа конституционного контроля Российской Федерации источниками права. В новейших учебниках по теории государства и права, уголовно - процессуальному праву и даже конституционному (государственному) праву при освещении вопросов об источниках российского права они не упоминаются ни в каком качестве.336

Некоторые исследователи, обращаясь к данной проблеме, приходят к вы- воду, что акты конституционного правосудия имеют иное значение, чем формы выражения правовых норм.

Так, например, Н.А. Богданова отводит решениям Конституционного Су-

117

да РФ исключительно место источников науки конституционного права , а

См.: Хропанюк В.Н. Теория государства и права: Учебное пособие для высших учебных заведений / Под ред. проф. В.Г. Стрекозова. - М.: “Дабахов, Ткачев, Димов”, 1995; Теория государства и права. Учебник для юридических вузов и факультетов / Под ред. В.М. Корельского и В.Д. Перевалова. - М.: Изд. группа ИНФРА. - М.: “Норма”, 1997; Спиридонов Л.И. Теория государства и права. - М.: “Статус ЛТД”, 1996; Теория государства и права: курс лекций / Под ред. М.Н. Марченко. - М.: Зерцало. ТЕИС, 1996; Общая теория права: Учебник для юридических вузов / Под общей редакцией А.С. Пиголкина. - М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 1996; Мушинский В.О. Основы правоведения. - М.: Международные отношения, 1996; Основы государства и права. Учебное пособие / Под ред. С.А. Комарова.- М.: Русское слово; Манускрипт, 1997; Уголовный процесс Российской Федерации. Краткий учебник /Отв. ред. А.С. Кобли-ков. - М.: МНЭПУ, 1995; Якупов Р.Х. Уголовный процесс. Учебник для вузов / Под ред. В.Н. Галузо.- М.: Изд-во Зерцало, 1998; Стрекозов В.Г., Казанчев Ю.Д. Государственное (конституционное) право Российской Федерации. - М.: Былина, 1995; Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учебник. -М.:Юристъ, 1995.

337 См.: Богданова Н.А. Конституционный Суд Российской Федерации в системе конституционного права. // Вестник Конституционного Суда РФ. - 1997. - № 3.-С.64.

160 Т.Г. Морщакова - роль судебной преюдиции.’

Можно встретить достаточно противоречивые позиции по данному вопросу. В частности, СВ. Боботов, указав, что Конституционный Суд РФ, приобретя прерогативу толкования Конституции и общих принципов права “в некотором роде сам становится творцом права наряду с законодателем”, тут же отмечает, что “Конституционный Суд, как и обычный судья, не издает общезначимых правил.”339

В то же время ряд ученых признают за решениями Конституционного Суда силу источников права. Однако по отдельным высказываниям этих исследователей видно, что в теории нет единого мнения о том, к какому виду правовых источников их следует отнести.

Одни считают, что решения Конституционного Суда являются традиционными для нашей правовой системы формами выражения права, а именно -нормативно- правовыми актами.340 Другие оценивают их как судебные прецеденты.341 Третьи отмечают, что решение Конституционного Суда одновременно сочетает в себе свойства и нормативно-правового акта и конституционного су-

дебного прецедента

342

338 См.: Морщакова Т.Г. Разграничение компетенции между Конституционным М Судом и другими судами Российской Федерации. // Вестник Конституционного

т Суда РФ. - 1996. - № 6. - С. 29.

Ш 339 Теория права и государства / Под ред. проф. Г.Н. Манова. - М.: Изд-во Бек,

1995,-С. 265.

^ 340 См.: Конституционное право / Отв. ред. А.Е. Козлов. - М.: Бек, 1996. - С. 14

341 См.: Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. - М.: Юрист, 1994. - С. 130; Эбзеев Б.С. Конституция. Правовое государство. Конституционный Суд. Учебное пособие для вузов. - М.: Закон и право, 1996. - С. 163,164; Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. - М.: Юристъ, 1997. - С. 265.

™ 342 См.: Сивицкий В.А., Терюкова Е.Ю. Решения Конституционного Суда Рос-

сийской Федерации как источники конституционного права РФ. // Вестник Конституционного Суда РФ - 1997. - № 3. - С. 76; Лазарев Л.В. Конституционный Суд России и развитие конституционного права. // Журнал российского права.- 1997.-№ 11.-С. 6.

161

#

*

Следует указать и на отсутствие среди сторонников признания решений судебного органа конституционного контроля источниками права единого мнения относительно легитимности создания им правовых норм. Так, если Н.Л. Гранат и В.В. Лазарев считают, что Конституционный Суд “официально и законно создает судебный прецедент, то есть является … субъектом правотворчества,”” ” то М.В. Баглай и Б.Н. Габричидзе делают оговорку, указывая, что “с формальной точки зрения Конституционный Суд не относится к числу правотворческих органов, акты которых по своей юридической силе стоят выше актов Парламента и Президента, но по существу он таковым является.”344 Б.С. Эбзеев также отмечает, что решение Конституционного Суда “… не является нормативным актом и не рассматривается в качестве прецедента,

^ хотя фактически и выступает таковым.”345

Позиции ученых, разделяющих формальную (официальную) и фактическую сущность этих решений достаточно противоречивы. Например, в учебнике по уголовному процессу РФ К.Ф. Гуценко указав, что они являются источниками уголовно-процессуального права (которые он определил как систему правовых актов, содержащих соответствующие нормы), вместе с тем отметил, что “Конституционному Суду не дано полномочий издавать какие-либо нормативные акты, обязательные для организаций, должностных лиц и граждан.”346

,^| Нам представляется, что при определении юридической природы актов

Конституционного Суда следует исходить прежде всего из того, как сам зако- нодатель подошел к решению данного вопроса. Чем они являются: можно ли

Ш признать их исключительно конституционной доктриной, правовыми конста-

т

343 С м.: Обща я теори я госуд арств а и права / Под ред. В.В. Лаза рева. - М.: Юри ст, 1994. -С. 131

344 Ба глай М.В., Габр ичидз е Б.Н. Конс титуц ионн ое прав о Росси йской Феде ра ции. - М: ИНФ РА, 1996. - С. 33.

Эбзее в Б.С. Конс титуц ия. Прав овое госуд арств о. Конс титуц ионн ый Суд. - С. 163,1 64.

346 Угол овны й проц есс: учебн ик для студе нтов юрид ическ их вузов и факу льте- тов / Под ред. К.Ф. Гуце нко - М.: Зерца ло, 1997. - С. 23,35 .

162 тациями, решениями преюдициального характера, или же

они выступают нормативно-правовыми актами, конституционными судебными прецедентами? Могут ли в них сочетаться признаки и того и другого источника права, обладают ли его решения по разным категориям дел различными право- выми свойствами?

Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо определить, какие решения Конституционного Суда затрагивают сферу уголовно-процессуальных отношений, а также их значение для регулирования последних.

*

?

Исходя из ст. 3 закона “О Конституционном Суде РФ” от 21 июля 1994г. можно выделить два вида таких решений:

1). О толковании положений Конституции, устанавливающих правовые основы осуществления уголовного судопроизводства; 2). О проверке конституционности уголовно-процессуального закона.

Согласно ст. 71 закона “О Конституционном Суде РФ “ решения КС по данным вопросам именуются постановлениями.

Рассмотрим вопрос о правотворческой природе каждого из названных выше решений.

  1. Компетенция КС по толкованию Конституции предусмотрена п.4 ч. 1

ст. 3 закона “О Конституционном Суде РФ”. Правотворческая природа актов

Ч(| толкования Конституции Конституционным Судом обусловлена максимально

обобщенным характером конституционных норм, которые более других зако-

347

нодательных предписании нуждаются в конкретизации.

Примером акта нормативного толкования Основного закона нашего государства, внесшего коррективы в деятельность судов по осуществлению правосудия, в том числе по уголовным делам, является Постановление Конституционного Суда от 16 июня 1998 г. о толковании ст.ст. 125, 126, 127 Конституции

347 Т.Я. Хабриева справедливо отметила тот факт, что “в отличие от других видов конституционное толкование чаще всего ведет к конкретизации права…” Хабриева Т.Я. Толкование Конституции Российской Федерации: теория и практика. - С. 25.

  • 163

РФ. Основанием рассмотрения данного дела явилась

неопределенность в вопросе о разграничении компетенции судов общей юрис- jk дикции и Конституционного Суда. Согласно Конституции РФ в полномочия

Конституционного Суда РФ входит рассмотрение запросов судов общей юрис дикции о проверке конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле (ч. 4 ст. 125). Возник вопрос: как должно стро иться взаимодействие судов общей юрисдикции и Конституционного Суда РФ в случае обнаружения общим судом неконституционности закона: может ли суд общей юрисдикции решить дело, непосредственно руководствуясь Конститу- ^ цией, не применяя положения закона, который считает неконституционным,

%

или же он должен приостановить дело и направить соответствующий запрос в Конституционный Суд?

Частично данная ситуация была урегулирована в Заключительных и пе реходных положениях Конституции, в п. 2 которых сказано, что законы и дру гие правовые акты, действовавшие на территории РФ до вступления в силу Конституции, должны применяться в части, ей не противоречащей. Исходя из этого можно было сделать вывод о том, что судья общего суда вправе игнори ровать доконституционный закон по мотивам его неконституционности. Во прос о том, как должен поступить суд, если при разбирательстве дела будет ус- 4(| тановлено, что Конституции противоречит закон, принятый после вступления

т

ее в силу, остался открытым, во всяком случае, прямого ответа на него в Основном законе нет.

Ученые заняли различные позиции по указанной проблеме. Одни высказались за предоставление судам общей юрисдикции права на самостоятельное разрешение дел, руководствуясь принципом прямого действия Конституции ,

Л

348См.
Хабр иева Т.Я. Конс титуц ионн ый Суд РФ - главн ый субъе кт толко вания Конс титуц ии. // Вестн ик Конс титуц ионн ого Суда РФ. - 1997. - № 3.- С. 17- 18; Жуйк ов В.М. Нова я Конс титуц ия и судеб ная власт ь в Росси йской Феде раци и. // Росси йская юсти ция. - 1994. - № 1. - С. 2- 3; Он же. Стату с суда, его полн омо- чия, судеб ная систе ма и виды судоп роизв одств а как услов ия обесп ечени я права на судеб ную защи ту. // Суде бная рефо рма: итоги , прио ритет ы, персп ектив ы.

164 друг ие
- за
то,
чтоб ы
без
рассм отрен ия запроса

Конст итуци онны м Судо м дело не решал ось349.

Пози ции участ ников диску ссии отраз или разли чное пони мани е ими рег- ламе нтаци и этого вопр оса в Конс титуц ии.

В ходе ее толко вания Конс титуц ионн ый Суд устан овил новое прав ило, указа в, что обра щени е суда обще й юрис дикц ии с запро сом о прове рке конст и- туцио нност и закон а в тех случа ях, когда суд прих одит к выво ду о его прот иво- речи и Конс титуц ии, являе тся его обяза нност ью. Кром е того, данн ую обяза н- ность Конс титуц ионн ый Суд расп ростр анил и на случа и устан овлен ия некон ститу цион ности доко нстит уцио нных закон ов, отмет ив, что она суще ствуе т в том числе “… и в тех случа ях, когда суд при рассм отрен ии конк ретно го дела прих одит к выво ду о некон ститу цион ности закон а, котор ый прин ят до вступ ления в силу Конс титуц ии РФ… “350

Материалы конференции. Серия “ Научные доклады “ № 47. - М.: Московский общественный научный фонд, 1997.- С. 28-29; Ершов В.В. Проблемы непосред- ственного применения Конституции РФ в процессе защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц. - Там же. - С. 44 - 49; Лебедев В. О не- которых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия. // Бюллетень Верховного Суда РФ . - 1996. - № 2. -С. 1- 2.

Щ 349 См.: Гаджиев Г.А. Взаимодействие Конституционного Суда РФ с судами

общей юрисдикции и арбитражными судами. // Российская юстиция. - 1994. - №

ф 4. - С. 20-24; Он же. Непосредственное применение судами конституционных

ч

норм.// Российская юстиция. - 1995. - № 12. - С. 24-27; Авакьян С.А. Полномочия Конституционного Суда РФ: нерешенные проблемы.// Вестник Конституционного Суда РФ. - 1997. - № 2. - С. 48; Конституционный Суд РФ. Интервью Председателя Конституционного Суда РФ, проф., доктора юрид. наук В.А. Туманова журналу “Государство и право.” // Государство и право. - 1995. - № 9. -С.5; Кряжков В.А. Органы судебного конституционного контроля субъектов РФ: проблемы организации и деятельности (научно-практический семинар). // Государство и право. - 1995. - № 9. - С. 127; Саркитов Х.Б. Проблемы примене-

рФ ния норм Конституции при осуществлении правосудия. // Вестник Конституци-

онного Суда РФ. - 1997. - №. 3. - С.9.

350 Постановление Конституционного Суда РФ от 16.06.1998 г. по делу о толко- вании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции РФ // Российская газета. - 1998. - 30 июня. - № 121. - С.5.

*

165 Однако, возложив на суды общей юрисдикции
эту

обязанность, КС не отказал им в возможности неприменения закона по мотивам неконституционности. Из установленного им в п. 2 резолютивной части положения, согласно которому “Обязанность обратиться в Конституционный Суд РФ … существует независимо от того, было ли разрешено дело, рассматриваемое судом, отказавшимся от применения неконституционного, по его мнению, закона, на основе непосредственно действующих норм Конституции РФ’051 следует, что для выполнения требований указанного постановления суд не должен во всяком случае приостанавливать рассмотрение дела, обратиться в Конституционный Суд можно и после его разрешения на основе Основного за-

352

Ik

кона нашего государства.

  1. Полномочия Конституционного Суда по проверке конституционности законов РФ предусмотрены п. “а” 1, 3 ч. 1 ст. 3 закона “О Конституционном Суде РФ”. Определяя правовую природу актов Конституционного Суда, разрешивших вопрос о конституционности уголовно-процессуального закона, следует отметить, что согласно ч.З ст. 79 закона “О Конституционном Суде РФ” признание отраслевого закона неконституционным влечет утрату им в целом или отдельными его положениями юридической силы.

Учитывая, что это ведет к прекращению их действия, можно сделать вы-

Щ вод, что такое решение Конституционного Суда является
нормативно-

правовым актом, который по юридической силе выше нормативно-правовых актов законодательных и исполнительных органов государства, поскольку его

Ш принятие влечет фактическую отмену последних.353

351 Там же.

См.: Жили н Г. Соот ноше ние права и закон а. // Росси йская юсти ция. - 2000. -№4.- СЮ.

353 Они даже форм ально подп адаю т под опре делен ие норм ативн ого акта: “Нор матив но- прав овой акт- это пись менн ый доку мент госуд арств енног о орган а, ко- торы м устан авлив аются , измен яются или прек раща ются норм ы права , содер жащи е прав ила обще го харак тера. “ См.: Кома ров С.А. Обща я теори я госуд ар- ства и права . - М.: Ману скрип т, 1996. - С. 149.

166

Однако ограничивается ли правовое значение решения

Конституционного Суда РФ о проверке конституционности уголовно- процессуального кодекса только лишь признанием положений, являвшихся предметом рассмотрения, утратившими юридическую силу?

С нашей точки зрения - нет.

%

Согласно ч. 2 ст. 87 закона “О Конституционном Суде РФ” признание нормативного акта либо отдельных его положений не соответствующими Кон ституции РФ является основанием для отказа в применении судами, другими органами и должностными лицами не только данного акта, но и основанных на нем, либо воспроизводящих его нормативных актов, а также содержащих такие же положения, какие были предметом обращения. 1~ Указанное значение решения Конституционного Суда позволяет при-

знать, что оно выступает прецедентом по отношению к тем делам, в процессе которых суд сталкивается с нормами, аналогичными по содержанию тем, которые явились предметом рассмотрения Конституционного Суда.

Прецедентный характер акта конституционной юрисдикции означает, что выраженная в нем правовая позиция относительно конституционности уголов но-процессуального закона является образцом (правилом), которым должны руководствоваться суды и другие органы и должностные лица, ведущие уго- J^ ловное судопроизводство при решении вопроса о возможности применения

аналогичных им по содержанию норм.

Заметим, однако, что такая оценка характера решений Конституционного % Суда не находит поддержку среди ряда ученых. Так, Т.Г. Морщакова, утвер-

ждает, что своими решениями Конституционный Суд создает преюдицию, то есть устанавливает факты, имеющие неоспоримое значение для судов. При этом в качестве такого факта выступает признание закона соответствующим _ или несоответствующим Конституции.354 Она отрицает прецедентное значение

т

решений Конституционного Суда, обосновывая свою позицию тем, что “Если

См.: Морщакова Т.Г. Разграничение компетенции между Конституционным

167 Конституционный Суд истолковал какой-либо закон, то это его решение

обязательно для всех случаев применения именно этого закона. Речь идет не об аналогичной, а о той же самой ситуации, и не о сходной фактической стороне дела, а о правовом содержании закона, подлежащего применению.”355 С точки зрения исследователя, “преюдициальное значение установления факта неконституционности нормативного правила влечет невозможность применения судами тех же правил (подчеркнуто мною - Т.А.), закрепленных в других ак-тах…“356

На наш взгляд, указанный подход ограничивает возможность использо- вания органами правосудия решений Конституционного Суда. В законе “О Конституционном Суде РФ”, как уже отмечалось, сказано, что суд общей юрисдикции не должен применять не “те же”, а “такие же” положения, которые были признаны неконституционными. Это, с нашей точки зрения, не одно и то же, так как в последнем случае судам общей юрисдикции предоставляется право при решении вопроса о возможности применения законодательной нормы, конституционность которой вызывает сомнения, проводить параллели между нею и положением закона, являвшимся предметом Постановления Конституционного Суда, что и составляет суть судебного прецедента.

О справедливости этой точки зрения свидетельствует, на наш взгляд, тот факт, что сам Конституционный Суд в случае обнаружения, что предметом его рассмотрения уже были нормы, аналогичные тем, вопрос о конституционности которых ставится в запросе, выносит определение, в котором прекращает производство по делу. В частности, такое решение было им принято при рассмотрении жалобы гр-ки Л.Ю. Березиной. Конституционный Суд указал, что оспариваемое ею положение п.2 ч.1 ст. 232 УПК в той мере, в какой оно возлагает на суд обязанность по собственной инициативе возвращать уголовное дело на дополнительное
расследование по причине нарушения уголовно-

Судом и другими судами Российской Федерации. - С. 29. 355 Там же. - С. 29.

168 процессуального закона при получении доказательств,
является

аналогичным ранее признанным им неконституционными п.п. 1, 3 и 4 ч.1 ст. 232 УПК (постановления КС от 20 апреля 1999г. и от 14 января 2000г.). Следовательно, судьи при решении вопроса о возвращении уголовных дел на дополнительное расследование по основанию, предусмотренному п.2 ч. 1 ст. 232 УПК должны руководствоваться вышеназванными постановлениями КС.357

Практика уже пошла по пути использования постановлений Конституци- онного Суда РФ для решения вопроса о возможности применения положений УПК, аналогичных нормам, признанным не соответствующими Конституции. Этому способствуют решения Конституционного Суда и Верховного Суда РФ. Так, Пленум Верховного Суда в Постановлении №84 от 8 декабря 1999г. обратил внимание судов общей юрисдикции на необходимость применения положений Постановления КС от 20 апреля 1999г. о признании неконституционными п.п. 1, 3 ст. 232 УПК в отношении п.4.ч.1 ст. 232 УПК.358

Показательным является также дело гр-ки Л. Дурновой, которой Кимр- ский городской суд Тверской области отказал в рассмотрении жалобы на постановление ГАИ об отказе в возбуждении уголовного дела. При этом он сослался на ч. 4 ст. 113 УПК РСФСР, которая гласит: “Отказ в возбуждении уголовного дела может быть обжалован заявителем соответственно надлежащему прокурору или в вышестоящий суд.” Суд решил, что эта жалоба должна быть рассмотрена вышестоящей инстанцией по отношению к тому органу, который принял решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Поэтому он, не приняв жалобу к производству, направил ее в прокуратуру. Конституционный Суд,

“б Там же. - С. 30.

357 Определение Конституционного Суда РФ № 9-0 от 3 февраля 2000г. по жа лобе гражданки Л.Ю. Березиной на нарушение ее конституционных прав п.2 ч.1 ст. 232 УПК РСФСР. // Российская газета. - 2000. -19 апреля.

358 Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 84 от 8 декабря 1999г. “О практике применения судами законодательства, регламентирующего направле ние уголовных дел на дополнительное расследование.” // Бюллетень Верховно го Суда РФ. - 2000. - №2. - С.2-4.

%

169 рассмотрев жалобу Л. Дурновой, указал, что в ст. 113 УПК нет прямого

.?

запрета на обжалование в судебном порядке постановлений об отказе в возбуж- дении уголовного дела, а трактовка, препятствующая такому обжалованию, была порождена практикой и направил ее в Верховный Суд РФ для принятия мер по корректировке такой практики. При этом принципиальную возможность пе- ресмотра ранее вынесенного по жалобе Л. Дурновой судебного решения он обосновал тем, что его постановлением от 13 ноября 1995 г. ч.5 ст. 209 УПК РСФСР была признана неконституционной в той мере, в какой она по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, ограничивала возможность судебного обжалования постановлений о прекращении уголовного дела. В дальнейшем Президиум Тверского областного суда отменил определение суда

/Р’ первой инстанции об отказе в принятии жалобы гр-ки Дурновой. При этом он

мотивировал свою позицию, ссылаясь на вышеуказанное постановление Кон- ституционного Суда, в котором было установлено общее правило о признании недопустимым и противоречащим Конституции РФ выведение из-под судебного контроля правоприменительных решений органов предварительного рассле- дования, затрагивающих основные права и свободы граждан.359 Суд общей юрисдикции указал, что ч. 4 ст. 113 УПК аналогична положениям, установленным ч.5 ст.209 УПК РСФСР.

Ш А. Ларин, эксперт “Российской Юстиции”, комментируя это решение,

т

признал постановление Президиума законным и обоснованным, а аналогию, сделанную областным судом, удачной. Таким образом, решение Конституци-

ф онного Суда РФ было использовано как судебный прецедент в отношении та-

ких же норм, которые являлись предметом рассмотрения Конституционного Суда. Суд применил своего рода “аналогию закона”, распространив решение высшего органа конституционного контроля на нормы, регулирующие сходные

359 См.: Кому жаловаться на отказ в возбуждении уголовного дела (судебный прецедент) // Российская юстиция. - 1997. - № 7. - С.36.

170

360

отношения.

Указанное решение Конституционного Суда послужило основанием для возникновения практики принятия судами к производству жалоб на отказ в возбуждении уголовного дела. Так, Автозаводской районный суд Самарской области 10 января 1998г. по жалобе гр-на А.Н. Захваткина отменил постановление органов расследования об отказе в возбуждении уголовного дела, установив, что проверка по факту дорожно-транспортного происшествия была проведена неполно.361

?

Однако практика применения постановлений Конституционного Суда в отношении норм, аналогичных по содержанию являвшимся предметом его рассмотрения, не получила широкого распространения. Причина этого видится в

Ф том, что большинство судей (86% опрошенных), вопреки требованию ч.2 ст. 87

закона “О Конституционном Суде РФ” не считают, что постановление Конституционного Суда влечет неприменение полностью или в части всех нормативных актов, содержащих положения, аналогичные признанным неконституционными. Поэтому на практике зачастую продолжают применяться нормы, не соответствующие Конституции.

Об этом свидетельствует следующий факт: на основании той же ч.4 ст. 113 УПК РСФСР прокуратурой было отказано гр-ну А.В. Климочкину в рас-

Лш смотрении жалобы на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела

по факту дорожно-транспортного происшествия с указанием на то, что эта статья предоставляет право обжаловать такое решение только лицу, заявившему о

ф преступлении, каковым А.В. Климочкин не являлся. Затем его жалоба была

рассмотрена судом, но в порядке гражданского судопроизводства, в связи с чем по протесту прокурора г. Костомукши судебное решение об отмене постановления и дополнительной проверке обстоятельств происшедшего было отменено Верховным Судом Республики Карелия. Жалоба была направлена в прокурату -

360 См.: Там же.-С. 36.

361 Архив Автозаводского районного суда Самарской обл. Материал по жалобе

171 ру, следователь которой вновь вынес постановление об отказе в

возбуждении уголовного дела.

Рассматривая запрос Костомукшского городского суда Республики Карелия Конституционный Суд указал, что “оспариваемое положение ч.4 ст. 113 УПК РСФСР как по своему буквальному смыслу, так и по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, не позволяет гражданам, чьи права и законные интересы затрагиваются отказом в возбуждении уголовного дела, добиваться их защиты в суде. “362

*

*

Тот факт, что Конституционному Суду пришлось решать вопрос не только о круге субъектов, имеющих право обжаловать отказ в возбуждении уголовного дела, но и о самой возможности обращения с такой жалобой, свидетельствует об актуальности обеспечения на практике не только нормативной, но и прецедентной силы решений Конституционного Суда РФ. На наш взгляд, при рассмотрении жалобы гражданина Климочкина органы расследования и суд могли бы руководствоваться Постановлением Конституционного Суда от 13 ноября 1995г., проведя параллели между требованиями ч.5 ст. 209 и ч.4 ст. 113 УПК ( как это было сделано по делу Л. Дурновой).

Прецедентный характер решений Конституционного Суда выражается не только в механизме их действия, но и в структуре. Как и в любом судебном ре- <j0f шении, в них выделяются вводная, мотивировочная и резолютивная части.

т

Причем установление не только нормативно-правового, но и прецедентного значения постановлений о проверке конституционности закона требует при- ф) знать обязательной наряду с резолютивной их мотивировочную часть, а именно

выраженные в ней правовые позиции - “ratio decidendi”.

Необходимость в этом обусловлена тем, что они являются основанием принятия Конституционным Судом своих решений, служат тем фундаментом,

•А А.Н. Захваткина. № 2681.

362 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 13-п от 29 апреля 1998г. по делу о проверке конституционности ч. 4 ст. 113 УПК РСФСР в связи с запросом Костомукшского городского суда республики Каре-

172 на котором базируются его выводы, излагаемые в их резолютивных

*

частях. Эти позиции следует рассматривать как постоянное и общее основание принятия Конституционным Судом всех последующих решений по аналогичным делам, поскольку, согласно ст. 73 Закона “О Конституционном Суде РФ,” в том случае, когда большинство участвующих в заседании палаты Конституционного Суда судей склоняются к необходимости принять решение, не соответствующее правовой позиции, выраженной в ранее принятых решениях Конституционного Суда РФ, дело передается на рассмотрение в пленарное заседание. Такое значение правовых позиций решений Конституционного Суда служит еще одним доказательством придания последним силы правового прецедента.

*Р Сам Конституционный Суд в Определении о разъяснении своего Поста-

новления по делу о проверке конституционности ст. 418 УПК РСФСР правомерно указал, что “правовые позиции, содержащие толкование конституционных норм либо выявляющие конституционный смысл закона, на которых основаны выводы Конституционного Суда, обязательны для всех государственных органов и должностных лиц.”363

В качестве примера “ratio decidendi” можно привести правило, которое Конституционный Суд вывел, проверяя в соответствии с жалобой гражданина

jgl В.А. Аветяна конституционность статей 220-1 и 220-2 УПК РСФСР, касающих-

т

ся права на обжалование в суд ареста. В Постановлении по данному делу от 3 мая 1995г. он установил, что право на судебную защиту выступает как гарантия

,^j в отношении всех конституционных прав и свобод, оно относится к таким пра-

вам и свободам, которые не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах; никто не может быть ограничен в защите перед судом своего достоинст-

г^ лия. // Российская газета. -1998. - 7 мая. - № 87.

Определение Конституционного Суда РФ от 7 октября 1997 г. о разъяснении постановления КС РФ от 28 ноября 1996г. по делу о проверке конституционности ст. 418 УПК РСФСР. // Вестник Конституционного Суда РФ. - 1997. -№ 5. - С. 48.

173 ва.364 В дальнейшем указанная позиция была положена им в основу

постановлений от 13 ноября 1995г.по делу о проверке конституционности ч.5 ст. 209 УПК, от 29 апреля 1998г. по делу о проверке конституционности ч.4 ст. 113 УПК и др.

Ф

Хотя рассмотренное Конституционным Судом дело касается законодательной конкретизации права на судебную защиту в уголовно-процессаульных отношениях, наличие этого общего правила позволило Высшему Арбитражному Суду направить 14 июня 1995 г. арбитражным судам всех уровней письмо “О некоторых выводах из Постановления Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. № 4-п, имеющего значение для арбитражных судов”, в котором он призвал судей строго руководствоваться указанной правовой позицией Конститу-

W ционного Суда в практической деятельности.365

Необходимо подчеркнуть, что по своему содержанию правовые позиции Конституционного Суда являются правовыми установлениями не только в от- ношении норм Конституции. Было бы ошибкой полагать, будто предметом толкования высшего органа конституционного контроля является только Основной закон РФ. Проверяя конституционность уголовно-процессуального закона, подлежащего применению судом общей юрисдикции, Конституционный Суд обязан выявить его смысл. В частности, вывод органа конституционного

дф контроля о том, что правоприменитель придает закону смысл, противоречащий

Конституции, является, по сути, результатом толкования не только Конститу-ции, но и отраслевого законодательства. Так, если обратиться к делу гр-н Р.Н.

ч|; Самиггулиной и А.А. Апанасенко, то при проверке конституционности ч.5 ст.

209 УПК РСФСР в результате ее толкования Конституционный Суд установил новое понимание указанной нормы, сделав вывод о том, что сама по себе она не содержит запрет на обжалование в судебном порядке постановлений о прекра-

364 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. по делу о проверке конституционности ст.ст. 220.1 и 220.2 УПК // Российская газета. -1995.- 12 мая.-№91.

•3 z <

См.: Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ - 1995. - № 9. - С. 71.

ft

174 щении уголовного дела, а соответствующая

антиконституционная трактовка ч.5 ст. 209 УПК РСФСР была порождена практикой.366

Указанное обстоятельство позволяет согласиться с Т.Г. Морщаковой, утверждающей, что “… неверно проводить разграничение компетенции между Конституционным Судом и другими судами на основе упрощенного тезиса, согласно которому Конституционный Суд толкует Конституцию, в то время как простые законы толкуются только другими судами.”367

Поэтому следует признать, что вторичное нормотворчество Конституционного Суда в форме правовых позиций, выраженных в мотивировочной части его решений касается не только Конституции, но и законов, в том числе регламентирующих порядок уголовного судопроизводства.

К настоящему времени накоплено достаточное количество решений КС о проверке конституционности уголовно-процессуальных законов - за период с 13 ноября 1995г. по 14 февраля 2000 г. были приняты постановления по 18 делам, в которых решался вопрос о конституционности положений УПК РСФСР. Это дает возможность положительно оценить влияние, оказанное решениями Конституционного Суда РФ на уголовно-процессуальные правоотношения.

Следует отметить, что эффективность деятельности Конституционного <ЗЦ Суда во многом зависит от активности заявителей, поскольку он не может при-

нять дело к производству по собственной инициативе. Конституционное право- творчество, тем самым, ограничено рамками запросов, которые правомочны ^ё) направлять только четко установленные в законе лица.

По субъекту обращения все решения КС о проверке конституционности закона, как нам представляется, могут быть разделены на абстрактные и кон-

366 См.: Постановление Конституционного Суда РФ 13 ноября 1995г. по делу о проверке конституционности ч.5 ст. 209 УПК. // Российская газета. - 1995. - 28 ноября. - № 230.

367 Морщакова Т.Г. Разграничение компетенции между Конституционным Су дом и другими судами Российской Федерации. - С. 28.

175 кретные.

Для осуществления абстрактного контроля необходим исключительно запрос высших органов государственной власти, перечисленных в ч.2 ст. 125 Конституции, он не связан с рассмотрением в суде конкретного дела.

*

Конкретный контроль, напротив, возможен только в том случае, если закон, являющийся предметом обращения в КС, был применен или подлежал применению в определенном деле. При этом инициаторами рассмотрения вопроса о конституционности закона могут быть, во-первых, граждане, права и свободы которых нарушаются законом (они подают жалобу), во-вторых, суд, рассматривающий данное дело - он направляет запрос.

Следует обратить внимание на то, что за весь период своей деятельности % КС не принял ни одного решения по проверке конституционности уголовно-

процессуального закона в форме абстрактного конституционного контроля, а также на низкую активность судов: из 18 дел, которые были рассмотрены Кон- ституционным Судом в форме конкретного контроля, только 4 были инициированы судами общей юрисдикции.

Постановления о проверке конституционности закона затронули различ ные сферы уголовного судопроизводства. В целях обобщения указанные поста новления могут быть подразделены в зависимости от того, нормы каких разде- “Ш лов ^^ были предметом рассмотрения Конституционного Суда, следующим

*

образом:

1). решения по проверке конституционности норм, определяющих общие по- щ ложения уголовно-процессуального законодательства. В эту группу входят по-

становления Конституционного Суда, проверяющие конституционность различных
общих положений, а именно:

*

  • основные положения - основания и порядок прекращения дел (Постановление о проверке конституционности ст. 6 УПК от 28 октября 1996г.);
  • вопросы подсудности (Постановление о проверке конституционности ст. 44 УПК от 16 марта 1998г., Постановление от 2 февраля 1999г. о проверке конституционности ст.41, чЛ ст. 42 УПК, п.п. 1,2 Постановления Верх. Совета

176 РФ 16 июля 1993г.);

  • круг участников процесса (Постановление о проверке конституционности ст. 47 УПК от 28 января 1997г);
  • меры пресечения (Постановление о проверке конституционности ч. 5 ст. 97 УПК от 13 июня 1996г.).
  • 2). решения по делам о проверке конституционности норм, определяющих порядок возбуждения уголовных дел, дознания и предварительного следствия.

*

*

Предметом запросов о соответствии Конституции положений УПК данного раздела явилась возможность обжалования в судебном порядке действий и решений органа дознания и предварительного следствия. (Постановление о проверке конституционности ч. 4 ст. 113 УПК от 29 апреля 1998г.; Постановление о проверке конституционности ст. ИЗ, ч.1 ст. 218, ст. 220 от 23 марта 1999г.; Постановление о проверке конституционности ст. 220 (1), 220 (2) от 3 мая 1995г.; Постановление о проверке конституционности ч.5 ст. 209 УПК от 13 ноября 1995г.).

3). решения по делам о проверке конституционности норм, определяющих порядок производства в суде первой инстанции.

В данном разделе УПК были затронуты вопросы:

-о возможности возвращения уголовного дела судом на дополнительное Ф расследование по собственной инициативе (Постановление о проверке консти-

*

туционности положений п.п. 1,3 ч. 1 ст. 323, ч.4 ст. 248, ч.1 ст. 258 УПК от 20 апреля 1999г.); Щ - о допуске потерпевшего к участию в судебных прениях (Постановление

о проверке конституционности ч.ч. 1, 2 ст. 295 от 15 января 1999г.). 4) решения по делам о проверке конституционности норм, определяющих основания и порядок производства по уголовным делам в кассационной инстан-«ции.

Предметом проверки явились положения, определяющие:

  • круг судебных решений, подлежащих обжалованию (Постановление о проверке конституционности ст.ст. 331, 464 от 2 июля 1998г., Постановление

177 о проверке конституционности ч.5 ст. 325 от 6 июля 1998г.);

  • круг лиц, имеющих право участвовать при пересмотре дела в кассаци онном порядке (Постановление о проверке конституционности ч.2 ст. 335 от 10 декабря 1998г.).

5). решения по делам о проверке конституционности норм, определяющих прядок пересмотра приговоров и определений, вступивших в законную силу. Были рассмотрены с точки зрения соответствия Конституции:

  • основания пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам (По- становление о проверке конституционности п.5 ч.2 ст. 371, ч.З ст. 374, п.4 ч.2 ст. 384 УПК от 2 февраля 1996г.);
  • круг лиц, имеющих право участвовать при пересмотре дела в надзорной инстанции (Постановление о проверке конституционности ч.ч.3,4,5 ст.377 УПК от 14 февраля 2000г.).
  • 6). решения по делам о проверке конституционности норм, определяющих порядок производства по протокольной форме досудебной подготовки материалов.

В данном правовом институте был затронут вопрос о правомерности воз- буждения судом уголовного дела по делам с протокольной формой досудебной подготовки материалов (Постановление о проверке конституционности ст. 418 от 28 ноября 1996г.)

7). Постановления, предметом которых являются нормы различных разделов УПК.

Постановление КС от 14 января 2000г о проверке конституционности от- дельных положений УПК, регламентирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела затронуло сразу несколько институтов уголовно - процессуального законодательства: общие положения (ст. 3, устанавливающую обязанность возбуждения уголовного дела), институт возбуждения уголовного дела, а также производство в суде первой инстанции.

По результатам проверки конституционности закона Конституционный Суд может принять одно из двух решений: признать оспариваемое положение

178 уголовно - процессуального закона соответствующим или не

соответствующим Конституции. Исходя из характера принятого решения указанные постановления могут быть подразделены на правопрекращающие и правоподтверждающие (соответственно - акты позитивного и негативного нормотворчества. См. схему.).

Постановления Конституционного Суда РФ о проверке конституционности уголовно-процессуального закона

Б

актер у прин ятого geiiie]

правопрекращающ ие

правоподтверждаю щие

Рассмотрим, в чем выражается правотворческая функция правопрекра- щающих и правоподтверждающих решений.

  1. Правотворческое значение решений Конституционного Суда о призна- нии положения уголовно-процессуального закона соответствующим Конституции выражается, прежде всего, в том, что оно подтверждает правовой статус действующей нормы, в связи с чем исключается возможность как ее игнорирования по мотивам неконституционности, так и оспаривания по этому основанию.368 Тем самым, указанные постановления устраняют вопросы о конституционности того или иного положения УПК и предрешают связанные с ними споры. Так, на основании Постановления Конституционного Суда от 2 февраля 1999г., признавшего не противоречащими Конституции положения действующего законодательства, определяющие порядок реализации права граждан на рассмотрение их дел с участием присяжных заседателей, Судебная коллегия Верховного Суда по уголовным делам признала законным постановление Санкт-Петербургского городского суда, отказавшего обвиняемому в ходатайст-

368 П.З чЛ ст. 43 закона “О КС РФ” в качестве основания для отказа в принятии дела к рассмотрению предусматривает случаи, когда по предмету обращения ранее было вынесено постановление, сохраняющее юридическую силу.

179 ве о рассмотрении его уголовного дела судом присяжных.369

Кроме того, правотворческую роль выполняют и правовые позиции ука- занных решений, являющиеся нормами, вторичными по отношению к положениям Конституции или уголовно-процессуального закона.

Примером создания предписания общего характера, конкретизирующего Конституцию, может послужить правовая позиция Конституционного Суда, выраженная в Постановлении от 28 января 1997г. о проверке конституционности ст. 47 УПК РСФСР: “ … по своему содержанию право на самостоятельный выбор адвоката (защитника) не означает право выбрать в качестве защитника любое лицо по усмотрению подозреваемого или обвиняемого и не предполагает возможность участия в уголовном процессе любого лица в качестве защитни-ка”.370

Решением Конституционного Суда о конституционности нормы УПК, в результате которого было установление новое понимание положений уголовно-процессуального закона, является его Постановление от 28 октября 1996г. по делу о проверке конституционности ст.6 УПК в связи с жалобой О.В. Сушкова. Рассмотрев ст. 6 УПК РСФСР в системной связи с конституционными нормами, КС пришел к выводу, что “уголовное дело не может быть прекращено, если лицо против этого возражает и ходатайствует о продолжении производства по делу. В этом случае производство по делу должно продолжаться в обычном по-рядке”.” До принятия КС такого решения государственные органы не требовали этого согласия, поскольку в ст. 6 УПК не было прямого указания на необхо-

Дело Лоткова, Павлова . Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2000. - №1. - С.11-12.

370 Постановление Конституционного Суда от 28 января 1997г. по делу о про верке конституционности ч.4 ст. 47 УПК. // Российская газета. - № 33- 12 фев раля.

371 Постановление Верховного Суда РФ от 28 октября 1996г. по делу о проверке конституционности ст. 6 УПК // Вестник Конституционного Суда РФ. - 1996. - №5.-СЛЗ.

I, 180

димость его получения.372 j 2. Правопрекращающие решения Конституционного Суда - о признании

^ закона неконституционным, могут не иметь непосредственного действия. Этот

ft

вопрос решает сам Конституционный Суд, который в ряде случаев, воспользо- вавшись предоставленным ему п. 12 ч.1 ст. 75 закона “О КС” правомочием, от- срочивал их исполнение до внесения изменений в уголовно-процессуальное за- конодательство. Так, например, установив в Постановлении от 13 июня 1996 г. неконституционность ч.5 ст. 97 УПК, не предусматривавшей включение времени ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела в срок содержания под стражей, КС потребовал от законодателя внести соответствующие изменения в УПК. Их внес закон от 31 декабря 1996г.

Также он отсрочил введение в действие Постановления от 6 июля 1998г. о признании неконституционной ч.5 ст. 325 УПК. Возможность обжалования в кассационном порядке приговоров Верховного Суда РФ была установлена законом от 4 января 1999г.

Однако большая часть решений о признании положений уголовно- процессуального закона неконституционными - акты прямого действия. Значе ние их состоит прежде всего в том, что в результате установления несоответст вия нормы УПК Основному закону, она утрачивает юридическую силу, в связи tyt с чем перестает регулировать уголовно-процессуальные отношения. Исходя

именно из этого, определенного в законе последствия признания нормативного акта неконституционным, Конституционный Суд часто называют “негативным законодателем”, поскольку его постановления влекут прекращение действия за- конодательных норм, фактически отменяя их.

Следует заметить, что значение указанных решений этим не ограничивается. Постановление о признании того или иного положения УПК неконституционным одновременно устанавливает новые нормы, изменяющие порядок уголовного судопроизводства, то есть являются одновременно актом позитив-

372Данное требование позднее было установлено законом от 21.12.1996г. “О

181 ного нормотворчества.

Определяя его механизм, отметим, что он во многом зависит от того ос- нования, по которому нормы уголовно-процессуального закона были признаны неконституционными. По данному критерию постановления Конституционного Суда могут быть подразделены на:

1). решения о признании закона неконституционным в связи с установле- нием им ограничений, нарушающих права участников уголовного процесса;

2). решения, признающие неконституционным уголовно-процессуальный закон в связи с наделением суда и участников процесса определенными правомочиями, не соответствующими Конституции.

В отношении постановлений Конституционного Суда первой группы следует отметить, что ограничения, установленные в законодательстве, по способу закрепления делятся на прямые - закон прямо указывает на недопустимость осуществления каких-либо процессуальных правомочий и косвенные (путем умолчания) - закон не упоминает о возможности осуществления каких-либо правовых действий.

Сказанное позволяет проиллюстрировать следующая схема:

Постановления Конституционного Суда РФ о признании

нормы УПК РСФСР не соответствующей Конституции РФ,

по основанию

в связи с установлением прямых и в связи с наделением участников косвенных ограничений прав участ- процесса правомочиями, противоре- ников процесса, противоречащих чащими Конституции. Конституции. |

Рассмотрим механизм внесения изменений в действующее уголовно- процессуальное законодательство постановлениями Конституционного Суда в зависимости от основания признания ими положений УПК неконституционными. 1 • Решение Конституционного Суда о признании закона не соответствующим

внесении изменений и дополнений в УПК.”

182 Конституции в связи с наличием в нем прямо установленных

ограничений влечет отмену установленных законом запретов и ограничений и, следовательно, автоматически - разрешение на осуществление ранее запре щенных действий. Так, например, признание в Постановлении КС от 2 июля 1998г. неконституционным установленного п.п. 2, 3 ч.1 ст. 331, ч.1 ст. 464 УПК запрета на обжалование и пересмотр в кассационном порядке до поста новления приговора определений (постановлений) суда первой инстанции о на значении судебного заседания, направлении уголовного дела для производства дополнительного расследования, о применении или изменении меры пресече ния, о помещении лица в медицинское учреждение для проведения стационар ной судебно-психиатрической экспертизы, об отложении разбирательства или приостановлении уголовного дела, а также о роспуске коллегии присяжных за седателей, устранило этот запрет.373 Из этого следует, что решение Конститу ционного Суда установило возможность обжаловать в кассационном порядке данные определения (постановления) суда первой инстанции.

В свою очередь, признание уголовно-процессуального закона неконсти- туционным в связи с отсутствием в нем определенных положений (косвенное ограничение) также влечет включение в УПК этих положений.

Так, признание ст. ст. 220(1), 220(2) не соответствующими Конституции в связи с тем, что они предусматривали возможность обжалования постановлений о применении ареста только лицами, реально содержащимися под стражей, привело к тому, что этим правом обладают в настоящее время и те, к которым постановление о применении указанной меры пресечения по каким-либо причинам исполнено не было.374

Аналогичным образом, признание неконституционным положения ч.5 ст.

Постановление Конституционного Суда от 2 июля 1998г. по делу о проверке конституционности отельных положений ст.ст. 331 и 464 УПК // Российская газета. - 1998. - 14 июля. -№.131.

Постановление Конституционного Суда РФ от 03.05.1995г. о проверке конституционности ст.ст. 220(1), 220(2) УПК // Российская газета. - 1995.- № 91

183 209 УПК, предоставлявшего возможность обжалования

постановлений о прекращении уголовных дел только прокурору (тем самым ограничивая лицо в праве на судебное разрешение вопроса о законности этого процессуального решения), привело к установлению права граждан на обра-щение с указанными жалобами в суд.

  1. Решение Конституционного Суда о признании нормы УПК не соответст- вующей Конституции в связи с неоправданным наделением участников процесса определенными правомочиями влечет утрату субъектами уголовного судопроизводства ранее предусмотренных в законе прав. При этом восполнение возможных пробелов в правовом регулировании осуществляется при помощи правовых позиций, вырабатываемых Конституционным Судом в мотивировочной части своего решения.

Так, например, Постановление Конституционного Суда от 2 февраля 1999г. признало неконституционным положение п.1 Постановления Верховного Совета РФ от 16 июля 1993 г. “О порядке введения в действие закона РФ “О внесении изменений и дополнений в закон РФ “О судоустройстве РСФСР”, Уголовно-процессуальный кодекс…”, наделяющее суды тех регионов, в которых не введен суд присяжных, правом рассматривать дела, по которым может быть вынесено наказание в виде смертной казни, в обычным порядке. Конституционный Суд установил, что с момента вступления указанного постановления в силу и до введения в действие соответствующего федерального закона наказание в виде смертной казни назначаться не может независимо от того, каким составом суда рассматривается дело. Это положение, нашедшее отражение в п. 5 резолютивной части данного постановления, основано на правовой пози- ции, конкретизирующей ст. ст. 20, 15, 120 Конституции: “Невозможность обеспечить каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом установлено наказание в виде смертной казни, реализацию данного права (имеется в виду право на рассмотрение дела судом с участием

Постановление Конституционного Суда РФ от 13.11.1995г. о проверке кон-

184 присяжных заседателей - Т.А.), непосредственно закрепленног о

Конституцией, влечет за собой и невозможность в таком случае назначения

„ 376

этой меры наказания иным составом суда .

Точно также установление неконституционности предусмотренного п.п.1, 3 ч. 1 ст. 232, п.6 ст. 108, 4.1, п.п.1, 2 ч.З ст. 109, ст.ст. 112 и 115 УПК пра- вомочия суда принимать решения о возвращении уголовных дел на дополнительное расследование по собственной инициативе и о возбуждении уголовных дел, соответственно, исключило самостоятельное принятие судом этих процес-

~ 377

суальных решении.

Таким образом, решения Конституционного Суда о признании отдельных положений УПК неконституционными внесли значительные коррективы в регулирование уголовно-процессуальных отношений.

Их общий анализ можно дать, классифицировав указанные постановления исходя из содержания принятого КС решения.

По данному основанию можно выделить следующие группы решений Конституционного Суда:

  1. Постановления, расширившие полномочия суда и участников процесса;
  2. Постановления, ограничившие полномочия суда и участников процесса.
  3. Рассмотрим изменения, внесенные в порядок осуществления уголовного судопроизводства постановлениями Конституционного Суда указанных групп.

ституционности ч.5 ст. 209 УПК. // Российская газета. - 1995. - № 230.

Постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999г. по делу о проверке конституционности положений ст. 41 и ч.З ст. 42 УПК РСФСР, п.п. 1 и 2 Постановления Верховного Совета РФ от 16 июля 1993 г. “ О порядке введения в действие закона РФ “О внесении изменений и дополнений в закон РСФСР “О судоустройстве РСФСР”, УПК РСФСР, УК РСФСР и КоАП’У/ Российская газета. - 1999. - №.25.- 10 февраля.

377 Постановление Конституционного Суда РФ от 20.04.1999г. о проверке конституционности п.п.1,3 ч.1 ст. 231 УПК // Российская газета. - 1999. - №80; Постановление Конституционного Суда РФ от 14.02.2000г. о проверке конституционности п.6 ст. 108, ч. 1,2 п. 1 ч. 3 ст. 109, ст.ст. 112, 115 УПК // Российская

185 Основная часть решений, отнесенных к первой
группе,

направлена на предоставление участникам процесса возможности судебного

обжалования действий и решений органа дознания, следователя и суда.

Не является преувеличением утверждение о том, что институт судебного контроля сегодня функционирует во многом благодаря именно решениям КС. В результате принятия им решений данной категории было установлено: 1). Право на обращение в суд с жалобой на применение заключения под стражу получили лица, в отношении которых постановление о данной мере пресечения по каким-либо причинам исполнено не было (Постановление КС о проверке ст.ст. 220(1), 220(2) от 3 мая 1995г.).

2) Расширен круг процессуальных решений, которые можно обжаловать в судебном порядке. Ими являются: а). Постановления органа дознания и предварительного следствия

-о прекращении уголовного дела (Постановление КС по проверке ч.5 ст. 209 от 13 ноября 1995г.)

  • об отказе в возбуждении уголовного дела (Постановление КС от 29 ап реля 1998г. по проверке ч.4 ст. 113 УПК ).

а также о

  • наложении ареста на имущество
  • продлении срока предварительного следствия
  • производстве обыска
  • приостановлении производства по делу
  • (Постановление КС о проверке конституционности ст.ст. 113, ч 1 ст. 218, 220 от 23 марта 1999г.). б).Постановления (определения) суда первой инстанции о

  • назначении судебного заседания;
  • направлении уголовного дела для производства дополнительного рас- следования;
  • применении или изменении меры пресечения;
  • газета. - 2000. - №38.

186 помещении лица в медицинское учреждение для

проведения судебно-психиатрической экспертизы;

  • отложении судебного разбирательства (Постановление КС от 2 июля 1998г. о проверке конституционности ст.ст. 331, 464 УПК ).

Верховный Суд РФ своими решениями ориентирует нижестоящие суды на необходимость применения указанных решений Конституционного Суда.

Так, Военная коллегия Верховного Суда 28.07.1998г. на основании По- становления Конституционного Суда от 29 апреля 1998г. отменила решения судов первой инстанции, отказавшего на основании ч. 4 ст. ИЗ УПК в приеме жалобы Глухова об отказе в возбуждении дела следователем и кассационной инстанции, согласившейся с позицией суда первой инстанции.

Изучение практики свидетельствует о том, что постановления Конститу- ционного Суда данной группы были положены в основу обжалования в судебном порядке указанных решений органов, ведущих уголовное судопроизводство и на региональном уровне. Так, на основании Постановления КС о проверке конституционности ч.4 ст. 113 УПК от 29 апреля 1998г. Автозаводской районный суд Самарской области 1 октября 1998г. рассмотрел жалобу гр-ки А.И. Петровой на отказ в возбуждении уголовного дела и, признав законным постановление следователя, оставил жалобу без удовлетворения.379 Кроме того, Самарский районный суд г. Самары, руководствуясь Постановлением Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999г. рассмотрел 24.08.1999г. жалобу гр-на В.П. Гусарова, а 15.10.1999г. - гр-ки Т.В. Курамшиной на постановления следователей о наложении ареста на имущество, удовлетворив первую из них.380

Кроме того, были расширены права участников процесса, связанные с пересмотром приговора суда:

Дело Глухова. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1999. - №5. - С. 16.

379

Архив Автозаводского районного суда Самарской области. Материалы по жалобе А.И. Петровой. № 9063.

380 Архив Самарского районного суда г. Самары. Материалы по жалобе В.П. Гусарова. - 9-7/ 99; Материалы по жалобе Т.В. Курамшиной. - 9- 9/99.

187

  • предусмотрена возможность возобновления производства по

уголовному делу в связи с вновь открывшимися обстоятельствами по причине неправосудности вынесенных по делу решений, которая явилась результатом либо игнорирования собранных доказательств, либо их ошибочной оценки, либо неправильного применения закона (Постановление КС от 2 февраля 1996г. о проверке конституционности п.5 ч.2 ст. 371, ч. 3 ст. 374, п.4 ч.2 ст. 384 УПК ).

  • осужденный, оправданный и их защитники теперь должны быть озна комлены с протестом, в котором поставлен вопрос об отмене вступившего в си лу судебного решения по основаниям, влекущим ухудшение положения осуж денного или оправданного, извещены о времени и месте рассмотрения дела в порядке надзора. Они могут участвовать, при желании, в судебном заседании и опровергать доводы протеста. Эти же права получил и потерпевший (Поста новление КС от 14 февраля 2000г. о проверке конституционности ч.ч. 3, 4, 5 ст. 377 УПК).

Кроме того, были расширены права потерпевшего в суде: он допущен к участию в судебных прениях (Постановление КС от 15 января 1999г. о проверке конституционности ч. 1,2 ст. 295 УПК ).

Изучение практики судов Самарского региона показало, что потерпевшим разъясняется право на участие в судебных прениях. Однако последние

ш пользуются им крайне редко: из двухсот изученных нами уголовных дел, рас-

»

смотренных Промышленным районным судом г. Самары в период с февраля 1999г. по февраль 2000г., потерпевший воспользовался этим правом только в

  1. двух случаях. Так, по делу СВ. Ипполитова и А.В. Кузнецова в прениях участ-

вовал представитель потерпевшей Виноградовой, обосновывавший в речи на-

v» 381

личие причиненного потерпевшей вреда и его размер.

Что касается решений второй группы - ограничивших полномочия суда и участников процесса, то основная их часть исключает из компетенции суда право на принятие ряда процессуальных решений о ходе и движении уголовно-

0 1$

Архи в Пром ышле нного райо нного суда г. Сама ры. Дело № 1- 231/2 000.

188 го дела, носящих обвинительный характер.

Так, признание противоречащим Конституции правомочия судов прини- мать решение о возбуждении уголовного дела привело к тому, что, во- первых, было исключено вынесение судом постановлений о возбуждении уголовных дел в случаях направления в суд дел по протокольной форме досудебной подготовки материалов. Формой выражения этого процессуального решения стал протокол об обстоятельствах совершенного преступления, утверждаемый начальником органа дознания и санкционируемый прокурором (Постановление Конституционного Суда о проверке ст. 418 от 28 ноября 1996г.). Во-вторых, с суда была снята обязанность возбуждать уголовные дела по новому обвинению в отношении обвиняемого или в отношении новых лиц на стадии судебного разбирательства. Теперь суд, придя к выводу о наличии фактических данных, свидетельствующих о признаках преступления в действиях указанных лиц, должен, “воздерживаясь от утверждений о достаточности оснований подозревать конкретное лицо в совершении этого преступления и от формулирования обвинения, направлять соответствующие материалы для проверки поводов и оснований к возбуждению уголовного дела в органы, осуществляющие уголов-ное преследование.” (Постановление КС о проверке конституционности п.6 ст. 108, п. 1,2 ч. 3 ст. 109, ст.ст. 112, 115 УПК от 14 января 2000г.)

Признав несоответствующим Конституции установленное ст. 44 право председателей судов передавать дела из того нижестоящего суда, к подсудности которого оно относится, в другой, КС установил, что в порядке ст. 44 такая передача возможна только при наличии оснований, предусмотренных действующим законодательством и только при принятии мотивированного процессуального акта, который можно обжаловать в вышестоящий суд. (Постановление КС о проверке конституционности ст. 44 УПК от 16 марта 199 8 г ).

В результате признания неконституционным права суда возвращать дело

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 1-п от 14 января 2000г. по делу о проверке конституционности ч.3,4,5 ст. 377 УПК // Российская газета. -2000. - №23.-2 февраля.

189 по собственной инициативе на дополнительное
расследование по

основаниям, предусмотренным п.п. 1-4. ст. 232, ч.1 ст. 258 УПК, суд в настоящее время может принять это процессуальное решение только при наличии об этом ходатайства стороны. Кроме того, установление неконституционности правомочия суда продолжать рассмотрение дела при отказе прокурора от обвинения привело к тому, что теперь суд должен по аналогии со ст. 430 УПК прекратить дело полностью или в части (Постановление КС от 20 апреля 1999г. о проверке конституционности п.п. 1, 3 ч. 1 ст. 323, ч. 4 ст. 248, ч. 1 ст. 258 УПК).

Требования указанных решений Конституционного Суда нашли отраже- ние на практике. Так, на основании Постановления от 20 апреля 1999г. Верховный Суд по делу Макарова и др. отменил определение суда первой инстанции о направлении дела на дополнительное расследование, вынесенное по собственной инициативе при назначении судебного заседания.383

Кроме того, в настоящее время ограничено полномочие суда назначать наказания в виде смертной казни. До принятия законодательства, гарантирующего каждому обвиняемому в совершении преступления, санкция за которое предусматривает исключительную меру наказания, на рассмотрение дел с участием присяжных заседателей, смертная казнь назначаться не может. (Постановление КС от 2 февраля 1999г. о проверке конституционности ст. 41, ч.1 ст. 42 УПК).

В своем решении Конституционный Суд может одновременно расширить полномочия одного субъекта уголовного процесса и ограничить права другого. Так, например, осужденному, содержащемуся под стражей, предоставлено право принимать участие в заседании суда кассационной инстанции при изъявлении им такого желания. Одновременно было отменено ранее принадлежащее суду второй инстанции право самостоятельно решать вопрос об участии арестованного в судебном разбирательстве. (Постановление КС о проверке конституционности ч. 2 ст. 335 от 10 декабря 1998г.).

См: Дело Макарова. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2000. - №1. - С.11.

190 В настоящее время, следуя некоторым решениям,

принятым Конституционным Судом, законодатель внес коррективы в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Так, в соответствии с Постановлением от 13 октября 1995г. законом от 21 декабря 1996г. была изменена ч.5 ст. 209 УПК. Теперь в указанной норме УПК возможность обжалования в суде постановления о прекращении уголовного дела предусмотрена.

Во исполнение Постановления Конституционного Суда от 28 октября 1996г. закон от 15 ноября 1997г. исключил из УПК ст. 418, предусматривавшую обязанность суда выносить постановление о возбуждении уголовного дела по делам, направляемым в суд по протокольной форме досудебной подготовки материалов.

Таким образом, можно констатировать тот факт, что в настоящее время Конституционный Суд РФ играет значительную роль в регулировании уголовного судопроизводства. Его решения вносят изменения в уголовно- процессуальные отношения, приводя их в соответствие с положениями Конституции РФ.

191 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги изучению развития системы источников уголовно- процессуального права на современном этапе, приходим к следующим выводам:

  1. Вопреки длительное время господствовавшей в советской науке точке зрения о том, что единственным источником уголовно-процессуального права может быть только закон, следует признать, что правовые нормы указанной отрасли права в настоящее время содержатся и в международно-правовых актах и в судебных решениях.
  2. Участники уголовного судопроизводства должны исходить из того, что общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации, будучи провозглашенными ч.4 ст. 15 Конституции частью правовой системы нашей страны, являются источником ее внутреннего права, в том числе такой отрасли, как уголовный процесс. Они обладают преимущественной юридической силой по отношению к законам Российской Федерации. Международно-правовые нормы, регламентирующие права и свободы человека и гражданина в сфере уголовного судопроизводства имеют особый статус - объем содержащихся в них процессуальных гарантий не может быть ограничен внутригосударственными правовыми актами, в том числе Конституцией.
  3. В действующем уголовно-процессуальном законодательстве необходимо закрепить положение о признании общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров РФ источниками уголовно- процессуального права и об их примате над внутренним законодательством.
  4. В уголовном процессе России, при определении прав участников процесса могут быть использованы две формы применения международных норм: косвен- ная и прямая.
  5. Первая заключается в том, что все законы РФ должны толковаться таким образом, чтобы их смысл не противоречил нормам международного права. Это правило распространяется и на Конституционный Суд РФ, который при уяснении содержания Конституции обращается к международно-правовым нормам, и на суды общей юрисдикции во главе с Верховным Судом РФ, вынужденным формули-

192 ровать в своих постановлениях положения, призванные сгладить противоречия

между действующим уголовно-процессуальным законом и международными нормами в области прав человека.

Вторая состоит в непосредственном применении органами расследования и судами принципов и норм международного права, международных договоров РФ в случае противоречия им уголовно-процессуального законодательства. Противоположная точка зрения, высказанная рядом ученых, не может быть принята, ввиду ее несоответствия конституционным положениям.

  1. В настоящее время очевидно существование расхождений и несоответст вий между международными стандартами в области прав человека и положениями уголовно-процессуального кодекса России (особенно при применении мер прину дительного характера, связанных с лишением свободы).

Следует признать, что разработка мер по претворению в жизнь норм между- народного права должна составлять одну из важных задач процессуальной науки. Проведенные исследования показали, что практические работники органов расследования и суда недооценивают юридическую силу источников уголовно-процессуального права международного происхождения, не знакомы с их положениями. Это во многом обусловлено многолетним отрицанием советской наукой возможности признания норм международного права частью внутригосударственного, их примата над национальным правом России.

Преодоление этого недостатка требует широкого разъяснения в среде практических работников соответствующих конституционных положений и, наряду с этим, принятия нового уголовно-процессуального законодательства, отвечающего требованиям международного права.

  1. Создание в нашей стране правового государства с сильной и независимой судебной властью возлагает на суд функцию охраны прав и свобод участников уголовного процесса. Сталкиваясь с их нарушением, суд не должен быть лишен права на восполнение обнаружившегося правового вакуума путем выработки соответствующих правовых предписаний общего характера, т.е. на осуществление правотворческих функций, признаваемых ныне во многих правовых системах.
  2. Судебную практику нашей страны следует признать производным источ-

193 ником уголовно-процессуального права. Это означает, что она создает нормы

только на основе других (первоначальных) источников данной отрасли права: Конституции РФ, общепризнанных принципов и норм международного права, ме- ждународных договоров РФ, уголовно-процессуальных законов. Судебно-правовые нормы призваны развивать положения последних, они могут самостоятельно регулировать уголовно-процессуальные отношения, так как затрагивают лишь отдельные вопросы уголовного судопроизводства и создаются судами только в связи с разрешением конкретных категорий уголовных дел.

  1. Правильному применению субъектами уголовного процесса судебно- правовых норм будет способствовать их классификация по форме и степени обяза тельности.

По форме акты судебного правотворчества следует подразделить на казуальные (судебные прецеденты), являющиеся результатом рассмотрения конкретного дела (опубликованные решения Верховного Суда РФ), нормативные - (создаваемые на основе обобщения судебной практики постановления Пленума Верховного Суда РФ, Постановления Конституционного Суда о толковании положений Конституции РФ), а также носящие нормативно-прецедентный характер (постановления Конституционного Суда РФ по проверке конституционности закона).

По обязательности акты судебного правотворчества делятся на обязатель- ные (нижестоящие суды обязаны следовать им при принятии решений по отдель- ным делам) и убеждающие (судьи могут уклониться от применения созданной ими нормы при несогласии с ней). К первым относятся постановления Конституцион- ного Суда РФ и постановления Пленума Верховного Суда РФ. Ко вторым - реше- ния Верховного Суда РФ по отдельным делам.

  1. При определении характера уголовно-процессуальных норм, создаваемых судебной практикой, следует отметить, что по отношению к уголовно- процессуальному закону судебное правотворчество можно разделить на первичное и вторичное. Первичное (“contra legem” - против закона) создается на основе пер воначальных источников права высшей юридической силы: Конституции, обще признанных принципов и норм международного права, международных договоров РФ. Вторичное (“praeter legem” - в рамках закона) - черпает исходный материал в

194 нормах законодательства.

Способами создания вторичных судебно-правовых норм являются: толкование, конкретизация, аналогия закона. Способами создания первичных судебно- правовых норм являются: аналогия права, корректировка.

По цели судебного правотворчества оно может быть разделено на исправительное, восполнительное и интерпретирующее. Первое изменяет положения уголовно- процессуального закона в целях приведения в соответствие с международно- правовыми и конституционными нормами. Второе восполняет пробелы в уголовно- процессуальном законодательстве, третье - разъяснят и развивает его положения.

  1. Решения Конституционного Суда РФ являются высшей формой судебного правотворчества России, поскольку обладают преимущественной юридической силой по отношению к уголовно-процессуальному законодательству.

Правильному уяснению смысла и применению актов Конституционного Суда, как высшего органа судебного правотворчества, способствует их классификация по существенным общим основаниям на: 1) акты нормативного толкования Конституции - создающие нормы, вторичные по отношению к Основному закону и 2) акты, устанавливающие конституционность уголовно- процессуального закона.

Органы расследования и суд должны учитывать прецедентный характер последних, т.е. их действие не только в отношении норм, ставших предметом рассмотрения, но и аналогичных по содержанию положений других правовых актов, а также обязательность не только выводов, изложенных в резолютивной части решений, но также и правовых позиций, содержащихся в их мотивировочной части.

По характеру принятого решения постановления Конституционного Суда РФ о проверке конституционности уголовно-процессуальных норм делятся на правопрекращающие - когда констатируется неконституционность положений за- кона (что исключает их дальнейшее применение) и правоподтверждающие - когда положения уголовно-процессуального закона признаются соответствующими Конституции (что устраняет возможные сомнения по вопросу об их конституци- онности).

195 11. Чтобы уяснить механизм изменений, вносимых Конституционным

Судом в действующее уголовно-процессуальное законодательство, следует учесть, что его решения о признании положений УПК РСФСР неконституционными вы- носятся по разным основаниям.

По указанному признаку можно выделить:

  • решения о признании закона неконституционным в связи с установлением им ог- раничений, нарушающих права участников процесса;
  • решения о признании закона неконституционным в связи с наделением участников процесса определенными правомочиями, не соответствующими Конституции.
  • Первые влекут отмену установленных в уголовно-процессуальном законе запретов и ограничений и, соответственно, признают правомерной реализацию участниками процесса ранее запрещенных правомочий (например, признание не соответствующим Конституции установленного п.п.2, 3 чЛ ст. 331 УПК запрета на обжалование в кассационном порядке до постановления приговора определений (постановлений) суда первой инстанции о назначении судебного заседания, на- правлении уголовного дела для производства дополнительного расследования и др. привело к возможности обжаловать данные процессуальные решения суда).

Вторые, наоборот, приводят к утрате субъектами уголовного процесса ранее предусмотренных в законе прав (например, признание неконституционным преду- смотренного п.п. 1, 3 чЛ ст. 232 УПК правомочия суда по собственной инициативе направлять дело на дополнительное расследование исключило возможность при- нятия судом указанного решения по основаниям, предусмотренным данными нор- мами при отсутствии ходатайства стороны).

  1. Сущность изменений, внесенных Конституционным Судом РФ в действующее уголовно-процессуальное законодательство, раскрывается путем классификации его постановлений о признании норм УПК не соответствующими Конституции исходя из содержания принятого решения.

По данному критерию можно выделить:

  • постановления, расширившие полномочия суда и участников процесса (так. на пример, было установлено право на обращение в суд с жалобой на заключение под стражу тех лиц, в отношении которых постановление о применении этой меры

196 принуждения по каким-либо причинам исполнено не было; потерпевший допущен

к участию в судебных прениях);

  • постановления, ограничившие полномочия суда и участников процесса (в частности, из круга процессуальных решений, принимаемых судом, было исключено решение о возбуждении уголовного дела по делам, поступающим в суд по протокольной форме досудебной подготовки материалов; исключено назначение наказания в виде смертной казни до принятия законодательства, обеспечивающего реализацию установленного ст. 20 Конституции права лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений против жизни на рассмотрение их дел с участием присяжных заседателей);
  • постановления, одновременно расширившие правомочия одних субъектов уголовного процесса и ограничившие права других (осужденному, содержащемуся под стражей, предоставлено право участвовать в судебном заседании суда кассационной инстанции независимо от мнения суда, имевшего ранее право самостоятельно решать этот вопрос).
  • Выделение описанных выше классификационных групп решений Конституционного Суда РФ способствует установлению их места в общей системе изменений норм уголовно-процессуального закона, позволяет более полно уяснить сущность правовых новелл и правильно применять их на практике.
  1. В действующем УПК необходимо закрепить норму, определяющую круг источников Уголовно-процессуального права следующим образом:

” Статья …. Уголовно-процессуальное законодательство и иные акты, со- держащие нормы уголовно-процессуального права.

  1. Порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации определяется Конституцией Российской Федерации и Уголовно- процессуальным Кодексом.
  2. В случае противоречия между правилами настоящего Кодекса и Конституцией РФ действуют положения Конституции. Решение Конституционного Суда Российской Федерации о признании нормы настоящего Кодекса неконституционной исключает применение всех норм настоящего Кодекса, содержащих положения, признанные неконституционными.

197

  1. Общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации, являясь составной частью уголовно- процессуального права России, обладают преимущественной юридической силой перед настоящим Кодексом. Права и свободы человека, гарантированные обще- признанными принципами и нормами международного права, не могут быть огра- ничены Конституцией Российской Федерации и настоящим Кодексом и подлежат непосредственному применению на территории Российской Федерации.
  2. Верховный Суд Российской Федерации на основании и во исполнение на- стоящего Кодекса издает руководящие разъяснения по вопросам судебной практи- ки в форме постановлений Пленума.
  3. Решения Верховного Суда Российской Федерации по отдельным делам являются для нижестоящих судов образцом правильного применения уголовно- процессуальных норм.

Указанные акты Верховного Суда Российской Федерации могут служить средством дополнительной мотивировки решения суда по уголовному делу.”

щ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

к

щ I. ОФИЦИАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

1.1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993г. - М.: Юридическая литература, 1993. - 64с. 1.2. 1.3. Декларация прав и свобод человека и гражданина. Принята Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991г. // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. - 1991. - №51. 1.4. 1.3. Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря
1948г. * //Международные акты о правах человека. Сборник документов. - М.: Изда тельская группа НОРМА-ИНФРА- М, 1998. - С.39-43.

1.4. Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966г.//Международные акты о правах человека. Сборник документов. -М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА- М, 1998. - С.53-68. 1.5. 1.6. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950г. //Международные акты о правах человека. Сборник документов. -М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА- М, 1998. - С.539-551. 1.7. 1.8. Протокол №7 к конвенции о защите прав человека и основных свобод от 22 ноября 1984г. // //Международные акты о правах человека. Сборник документов. - М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА- М, 1998. - С.556-558. 1.9. |; 1.7. Конвенция Содружества независимых государств о правах и основных

fw свободах человека от 26 мая 1995г. //Международные акты о правах человека.

I Сборник документов. - М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА- М, 1998. -

Ь С.711-719.

fr

1.8. Свод принципов защиты всех лиц, подвергающихся задержанию или закл ючен ию в какой бы то ни было форм е от 9 декаб ря 1988г . // //Меж дуна родн ые акты о права х челов ека. Сбор ник доку менто в. - М.: Изда тельс кая груп па НОР МА- ИНФ РА- М, 1998. - С.208 -216.

1.9. Ф едера льны й конст итуци онны й закон “О Конс титуц ионн ом Суде РФ” от 21 июня 1994г . // Собр ание закон одате льств а. - 1994. - №13. ст. 1447. 1.10. 1.11. У голов но- проц ессуа льны й кодек с РСФ СР. Дейст вующ ая редак ция. 1.12. 1.13. У голов ный кодек с РФ. Дейст вующ ая редак ция. 1.14.

I*

199 1.12. Закон ССС Р “О Верх овно м Суде ССС Р” от 30 нояб ря 1979г .// Ведо мости Верх овног о совет а ССС Р. - 1979. - №49. ст. 842.

_ 1.13. Закон “О судоустройстве РСФСР” от 8 июля 1981г.// Ведомости Вер-

Ц ховного Совета РСФСР. - 1981. - №28. ст. 976.

1.14. Федеральный закон “О судебной системе РФ” от 31 декабря 1996г.// 1.15. 1.16. Федеральный закон “О международных договорах РФ” от 16 июня 1995г.// Собрание законодательства РФ. - 1995. - №29. - ст. 2757. 1.17. 1.18. Федеральный закон “ О Конституционном Суде РФ “ от 6 мая 1991г. // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. - 1991.-№19. 1.19. 1.17. Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998г по делу ^ о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции РФ.//

Российская газета. - 1998.-30 июня.

™ 1.18. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 4-п

от 3 мая 1995г. по делу о проверке конституционности ст.ст. 220.1 и 220.2 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна.// Российская газета. - 1995. - №91- 12 мая.

1.19. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 13-п от 13 ноября 1995г. по делу о проверке конституционности ч.5 ст. 209 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан Р.Н. Самигуллиной и А.А. Апанасенко.// Российская газета. - 1995. - № 230 - 28 ноября. 1.20. 1.21. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 4-п от 2 февраля 1996г. по делу о проверке конституционности п.5 ч.2 ст. 371, ч.З ст. 374 и п.4 ч.2 ст. 384 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан К.М. Кульне- 1.22. W ва, B.C. Лалуева, Ю.В. Лукашова и И.П. Серебренникова. // Российская газета. -

{ 1996г. - № 31- 15 февраля.

т

1.21. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 14- ^ п от 13 июня 1996г. по делу о проверке конституционности ч.5 ст. 97 уголовно- f процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Щелухи-

на. // Российская газета. - 1996. - № 124-2 июля.

1.22. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 18- п от 28 октября 1996г. по делу о проверке конституционности ст. 6 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина О.В. Сушкова. // Вестник Конституци-

^ онного Суда Российской Федерации. - 1996. - №5. - С. 11-14.

1.23. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 19- п от 28 ноября 1996г. по делу о проверке конституционности ст. 418 УПК

200

РСФСР в связи с запросом Красноярского районного суда Красноярского края.// Российская газета. - 1996. - № 234- 6 декабря.

1.24. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 2-п от 28 января 1997г. по делу о проверке конституционности ч.4 ст. 47 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, Р.Л. Гитиса и СВ. Абрамова. // Российская газета. - 1997. - № 33- 12 февраля. 1.25. 1.26. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 9- п от 16 марта 1998г. по делу о проверке конституционности ст. 44 УПК РСФСР и ст. 123 ГПК РСФСР в связи с жалобами ряда граждан. // Российская газета. -1998. - № 57- 25 марта. 1.27. 1.26. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации №13- п от 29 апреля 1998г. по делу о проверке конституционности ч. 4 ст. 113 УПК РСФСР в связи с запросом Костомукшского городского суда республики Каре лия. // Российская газета. - 1998. - № 87- 7 мая.

1.27. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 20- п от 2 июля 1998г. по делу о проверке конституционности отельных положений ст.ст. 331 и 464 УПК РСФСР в связи с жалобами ряда граждан.// Российская газета. - 1998. - № 131- 14 июля. 1.28. 1.29. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 21- п от 6 июля 1998г. по делу о проверке конституционности ч.5 ст. 325 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Шаглия. // Российская газета. - 1998.-№ 132- 15 июля. 1.30. 1.31. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 27- п от 10 декабря 1998г. по делу о проверке конституционности ч.2 ст. 335 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина М.А. Баронина. // Российская газета. -1998. - № 244- 24 декабря. 1.32. 1.33. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 1-п от 15 января 1999г. по делу о проверке конституционности положений ч.ч. 1 и 2 ст. 295 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина М.А. Клюева. // Российская газета. - 1999. - № 16- 28 января. 1.34. 1.35. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 3-п от 2 февраля 1999г. по делу о проверке конституционности положений ст. 41 и ч.З ст. 42 УПК РСФСР, п.п. 1 и 2 Постановления Верховного Совета РФ от 16 июля 1993г. “ О порядке введения в действие закона РФ “О внесении изменений и дополнений в закон РСФСР “О судоустройстве РСФСР”, УПК РСФСР, УК РСФСР и КоАП” в связи с запросом московского городского суда и жалобами ряда граждан. // Российская газета. - 1999. - № 25- 10 февраля. 1.36. 1.37. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 5-п от 23 марта 1999г. по делу о проверке конституционности положений ст. 133, 1.38.

<4 201

ч.1 ст. 218 и ст. 220 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, ‘* Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и ООО “Моноком”. //

Российская газета. - 1999. - № 72- 15 апреля.

‘*’ 1.33. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 7-п

от 20 апреля 1999г. по делу о проверке конституционности положений п.п. 1 и 3 4.1 ст. 232, ч.4 ст. 248 и ч. 1 ст. 258 УПК РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и советского районного суда г. Нижний Новгород. // Российская газета. - 1999. - № 80- 27 апреля.

1.34. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 1-п от 14 января 2000г. по делу о проверке конституционности ч.3,4,5 ст. 377 УПК РСФСР в связи с жалобами А.Б. Аулова, А.Б. Дубровской и др. // Российская газета. - 2000. - № 23- 2 февраля.

Щ 1.35. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 2-п

от 14 февраля 2000г. по делу о проверке конституционности отдельных ПОЛО СА жений УПК РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголов ного дела. // Российская газета. - 2000. - № 38- 23 февраля.

1.36. Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 1997г. об отказе в принятии к рассмотрению запроса судьи Московского областного суда Н.В. Григорьевой.// Вестник Конституционного Суда РФ. - 1997. - №5. - С.31-33. 1.37. 1.38. Определение Конституционного Суда РФ от 7 октября 1997 г. о разъяснении постановления КС РФ от 28 ноября 1996г. по делу о проверке конституционности ст. 418 УПК РСФСР. // Вестник Конституционного Суда РФ. -1997.-№ 5.-С. 44-48. 1.39. 1.38. Определение Конституционного Суда РФ № 11-0 от 13 января 2000г. { по жалобе гражданина Насибова Н.А. на нарушение его конституционных прав !# гл. 30 УПК РСФСР.// Российская газета. - 2000. - 19 апреля.

t

1.39. О преде ление Конс титуц ионн ого Суда РФ № 9- 0 от 3 февр аля 2000г . по жало бе граж данки Л.Ю. Берез иной на нару шени е ее конст итуци онны х прав п.2 чЛ ст. 232 УПК РСФ СР. // Росси йская газет а. - 2000. -19 апрел я. 1.40. 1.41. П остан овлен ие Плен ума Верх овног о Суда РСФ СР №8 от 26 сентя бря 1973г . “О судеб ной практ ике по прим енени ю закон одате льств а о взыск ании из- держ ек по уголо вным дела м” // Сбор ник поста новле ний Плен умов Верх овны х Судо в ССС Р и РСФ СР (Росс ийско й Феде раци и) по уголо вным дела м. - М.: Фирм а “Спа рк”, 1995. - С.415 -417. 1.42. 1.43. П остан овлен ие Плен ума Верх овног о Суда ССС Р №2 от 16 июня 1978г . “О практ ике прим енени я суда ми закон ов, обесп ечива ющи х обви няем ому прав о на защи ту” // Сбор ник поста новле ний Плен умов Верх овны х Судо в ССС Р и РСФ СР (Росс ийско й Феде раци и) по уголо вным дела м. - М.: Фирм а “Спа рк”, 1995. - С.158 -163. 1.44.

202

1.42. Постановление Пленума Верховного Суда СССР №16 от 1 ноября 1985г. “О практике применения законодательства, регламентирующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве.” // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.: Фирма “Спарк”, 1995. - С.296-301. 1.43. 1.44. Постановление Пленума Верховного Суда СССР №11 от 29 сентября 1988г. “О практике вынесения судами частных определений (постановлений)” // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.: Фирма “Спарк”, 1995. - С.334-339. 1.45. 1.46. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 3 от 27 апреля 1993г. “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей.”// Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.: Фирма “Спарк”, 1995. - С.555-558. 1.47. 1.48. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 7 от 24 августа 1993г. “О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации”// Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М: Фирма “Спарк”, 1995. - С.558-560. 1.49. 1.50. Постановление Пленума Верховного Суда РФ №13 от 24 декабря 1993г. “О некоторых вопросах, связанных с применением ст.ст. 23 и 25 Конституции РФ.” // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.: Фирма “Спарк”, 1995. - С.564-565. 1.51. 1.52. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6 от 29 сентября 1994г. “О выполнении судами Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993г. №3 “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей.”// Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.: Фирма “Спарк”, 1995. - С.567-569. 1.53. 1.54. Постановление Пленума Верховного Суда РФ №10 от 20 декабря 1994г. “О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда”// Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. - М.: Фирма “Спарк”, 1995.-С.369-373. 1.55. 1.56. Постановление Пленума Верховного суда РФ №9 от 20 декабря 1994г. “О некоторых вопросах применения судами уголовно- процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных.” // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.: Фирма “Спарк”, 1995. - С.569-580. 1.57.

203

1.50. Постановление Пленума Верховного суда РФ №8 от 31 октября 1995г. “О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия”// Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1996. - №1. - С.3-6. 1.51. 1.52. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 29 апреля 1996г. . “О судебном приговоре” // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1996. - № 7. -С.2-8. 1.53. 1.54. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 79 от 18 ноября 1999г. “О ходе выполнения Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993г. №7 “О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации”. // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2000. -№1. - С.2-3. 1.55. 1.56. Постановление Пленума Верховного Суда РФ №84 от 8 декабря 1999г. “О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел на дополнительное расследование.” // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2000. - №2. - С.2-4. 1.57. 1.58. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 7 от 14 февраля 2000г. “О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних.”// Российская юстиция. - 2000. -№4. - С.59-61. 1.59. 1.60. Проект УПК РФ, принятый Государственной Думой РФ в первом чте- нии. Постановление Государственной Думы РФ от 6 июня 1997г. № 1498 - II. 1.61. 1.62. Модельный Кодекс для государств - участников СНГ. Рекомендатель- ный законодательных акт, принятый на седьмом пленарном заседании межпарламентской ассамблеи государств - участников Содружества Независимых Государств 17 февраля 1996г. 1.63. 1.64. Информационное письмо Высшего Арбитражного Суда от 14 июня 1995г. “О некоторых выводах из Постановления Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. № 4-п, имеющего значение для арбитражных судов”.// Вестник Высшего Арбитражного суда РФ. - 1995. - №9. - С.71. 1.65. 1.66. Информационное письмо Самарского областного суда и Прокуратуры Самарской области от 1 декабря 1999г. № 15-1-3310-99. 1.67. 1.68. Судебник 1550г. // Российское законодательство Х-ХХ в.в. Т.2. - М: Юридическая литература. - 520с. 1.69. 1.70. Свод законов Российской империи. Т. 15. Законы уголовные. - СПб, 1857.-346с. 1.71. 1.72. Судебные уставы 20.11.1864г. с изложением рассуждений, на коих они основаны. 2-е изд., ч.З. - СПб, 1867. - 568с. 1.73.

л 204

1.62. Учреждение судебных установлений. 1864г. // Российское законода- ** тельство Х-ХХ в.в. Т.8. Судебная реформа. - М.: Юридическая литература. -

496с.

v* 1.63. Устав уголовного судопроизводства. 1864г. // Российское законода-

тельство Х-ХХ в.в. Т.8. Судебная реформа. - М: Юридическая литература. -496с.

II. МОНОГРАФИИ. УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ.

2.1. Алексеева Л.Б., Жуйков В.М., Лукашук И.И. Международные нормы о правах человека и применение их судами РФ (практическое пособие). - М.: Права человека, 1996. - 432с.

<* 2.2. Аржанов М.А. Государство и право в их соотношении. - М.: Изд-во АН

СССР, 1960.-287с.

? ‘ г.з.Баглай М.В., Габричидзе Б.Н. Конституционное право Российской Феде-

рации. - М.: ИНФРА, 1996.- 512с.

2.4. Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. Общая часть и досудебные стадии. (Курс лекций). - М.: Международный Университет Бизнеса и Управления, 1998. - 300с. 2.5. 2.6. Блищенко И.П. Международное и внутригосударственное право. - М.: Международные отношения. - 1960. - 238с. 2.7. 2.8. Боботов СВ. Буржуазная юстиция. Состояние и перспективы развития. -М.: Наука, 1989.- 256с. 2.9. [ш* 2.7. Богдановская И.Ю. Прецедентное право. - М.: Наука, 1993. - 235с.

2.8. Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. - М.: Юридиче- Ш екая литература, 1975. - 176с.

т

2.9. Будзи нский С. Начал а уголо вного права. - Варш ава, 1870. - 362с.

2.Ю. Бутке вич В.Г. Совет ское право и межд унаро дный догов ор. - Киев: Вища школа , 1977.- 262с.

2.п.Ве нгеро в А.Б. Теори я госуд арства и права: ч.П- Теори я права- Том II -М.: Юрис т, 1996.- 152с.

2.12. В иктор ский СИ. Русск ий уголо вный проце сс.- Учебн ое пособ ие. - М.: Юрид ическ ое бюро “ ГОРО ДЕЦ”, 1997. - 448 с. 2.13. 2.14. В иногр адов П.Г. Очерк и по теори и права. - М., 1915. - 155с. 2.15.

205

2.14. Владимирский - Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. - Р/ н-Д., Изд-во “Феникс”, 1995. - 640с. 2.15. 2.16. Волынский М.Н. Сборник разъяснений Пятого Департамента Прави- тельствующего Сената по вопросам судопроизводства по делам о преступлениях и проступках.ХУт. ч. 2. изд. 1876г. (1886-1891) - СПб, 1892. - 110 с. 2.17. 2.18. Вопленко Н.Н. Официальное толкование норм права. - М.: Юридическая литература, 1976.- 120с. 2.19. 2.20. Вопросы уголовного права и процесса в практике Верховных Судов СССР и РСФСР (1938-1978 г.г.) - 3-е изд., - М.: Юридическая литература, 1980. - 472с. 2.21. 2.22. Вышинский А.Я. Теория судебных доказательств в советском праве. -М.: Юридическое изд-во НКЮ СССР, 1941. - 220 с. 2.23. 2.24. Гавердовский А.С. Имплементация норм международного права. - Киев: Вища школа, 1980. - 319 с. 2.25. 2.26. Гоббс Т. Сочинения. Т. 2. - М.: Мысль, 1989. - 735с. 2.27. 2.21.Голунский С.А., Строгович М.С. Теория государства и права. - М.: Юр-издат, 1940. - 304с.

2.22. Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. - М.: Изд-во МНИМП, 1998. - 600 с. 2.23. 2.24. Гражданский процесс/ Под ред. А.Ф. Клейнмана. - М.: Юридическое издательство НКЮ СССР, - 1940. - 352с. 2.25. 2.26. Гримм Д. К вопросу о понятии и источнике обязательности юридических норм. - СПб, 1896. - 28с. 2.27. 2.28. Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. - М.: Международные отношения, 1998. - 400с. 2.29. 2.30. Давыдов Н. Уголовный суд в России. - М., 1918. - 208с. 2.31. 2.32. Демидов И.Ф. Проблема прав человека в российском уголовном процессе (концептуальные положения). - М.: Научно-исследовательский институт проблем укрепления законности и правопорядка. Генеральная прокуратура, 1995.-96с. 2.33. 2.34. Демченко Г.В. Суд и закон в уголовном праве. Речь, произнесенная в Харьковском университете при защите диссертации “ судебный прецедент “ 5.10.1903г. - Варшава, 1903. - 16с. 2.35.

206

2.29. Денисов А.И. Советское государственное право: Учебник для юридических школ. - М.: Госюриздат, 1947. - 367с. 2.30. 2.31. Денисов А.И. Теория государства и права. - М: Юридическое издательство Министерства юстиции СССР. - 1948. - 532с. 2.32. 2.33. Дженис М., Кэй Р., Брэдли Э. Европейское право в области прав человека (Практика и комментарии). - М.: Права человека, 1997. - 640с. 2.34. 2.35. Древнекитайская философия. Т.2. - М.: Мысль, 1973. - 384 с. 2.36. 2.37. Духовский М.В. Русский уголовный процесс. - М, 1902. - 492с. 2.38. 2.39. Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. - Ростов/нД, “Феникс”, 1999. - 288с. 2.40. 2.41. Зивс С.Л. Источники права. - М.: Наука, 1981. - 240с. 2.42. 2.43. История государства и права зарубежных стран / Под ред. О.А. Жидкова и Н.А. Крашенниковой. - М.: Издательство МГУ,1991. - Ч.П. - 335с. 2.44. 2.45. Карташкин В.А. Права человека в международном и внутригосударственном праве. - М.: ИГПРАН, 1995. - 132с. 2.46. 2.47. Керимов Д.А. Философские проблемы права. - М.: Мысль, 1972. - 472с. 2.48. 2.49. Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. - М.: Изд-во АН СССР, 1958. - 187с. 2.50. 2.51. Кириченко М.Г. Конституционные основы судебной системы СССР. -М.: Юридическая литература, 1979. - 142с. 2.52. 2.53. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учебник. -М.: Юристъ, 1995.- 480с. 2.54. 2.55. Козюбра Н.И. Социалистическое право и общественное правосознание. -Киев.: Наукова думка, 1979. - 207с. 2.56. 2.57. Комаров С.А. Общая теория государства и права: Курс лекций, изд. 2-е. - М.: Манускрипт, 1996. - 312с. 2.58. 2.59. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР/ Отв. ред. В.И. Радченко; Под ред. В.Т. Томина. - 2-е изд.- М.: Юрайт, 1999. - 730с. 2.60. 2.61. Конституционное право: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов./ Отв. ред. А.Е. Козлов. - М.: Бек, 1996г. - 464с. 2.62. 2.63. Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. - СПб, 1908. - 364с. 2.64. 2.65. Кросс Р. Прецедент в английском праве. - М.: Юридическая литература, 1985. - 238с. 2.66.

207

2.48. Критика современной буржуазной теории права. - М.: Изд-во “ Прогресс “, 1969.-288с. 2.49. 2.50. Курс международного права. Том 1. - М.: Наука, 1989. - 360с. 2.51. 2.52. Курылева О.С. судебная практика и совершенствование трудового зако- нодательства. - Минск: Наука и техника, 1989. - 120с. 2.53. 2.54. Лазарев В.В. Пробелы в праве. - Казань, Издательство Казанского уни- верситета, 1969. - 96с. 2.55. 2.56. Лазарева В.А. Теория и практика судебной защиты в уголовном процессе. - Самара, Издательство “Самарский университет”, 2000. - 232с. 2.57. 2.58. Ларин A.M. Уголовный процесс: структура права и структура законода- тельства. - М.: Наука, 1985. - 240с. 2.59. 2.60. Левин Д.Б. Основные проблемы современного международного права. -М: Госюриздат, 1958.- 128с. 2.61. 2.62. Лившиц Р.З. Теория права. - М.: Издательство БЕК, 1994. -224с. 2.63. 2.56. Лукашук И.И. Конституции государств и международное право. - М.: Спарк, 1998.- 124с.

2.57. Лукашук И.И. Международное право в судах государств. - СПб.: СКФ “ Россия - Нева “, 1993. - 302с. 2.58. 2.59. Лукашук И.И. Нормы международного права в международной нормативной системе. - М.: Спарк, 1997. - 322 с. 2.60. 2.61. Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России (учебно-практическое пособие ).- М.: Спарк, 1997. - 90 с. 2.62. 2.63. Марксистско-ленинская общая теория государства и права, т. 4. Социа- листическое право. - М.: Юридическая литература, 1973. - 647с. 2.64. 2.65. Международное право: Учебник. Отв. ред. Ю.М. Колосов, В.И. Кузнецов. - М.: Международные отношения, 1998. - 624с. 2.66. 2.67. Миронов И.В. Советское законодательство и международное право. -М.: Юридическая литература, 1968. - 196с. 2.68. 2.69. Мицкевич А.В. Акты высших органов советского государства. - М.: Юридическая литература,- 1967.- 176с. 2.70. 2.71. Мушинский В.О. Основы правоведения. - М.: Международные отношения. - 1996.-256с. 2.72. 2.73. Мюллерсон Р.А. Конституция СССР и вопросы соотношения международного и национального права. - М.: Изд-во МГУ, 1980. - 77с. 2.74.

  • 208

2.66. Мюллерсон Р.А. Соотношение международного и национального права.

    • М.: Международные отношения, 1982. - 136с.

2.67. Назаров Б.Л. Социалистическое право в системе социальных связей: Щ (Развитие взглядов на основные внутренние и внешние связи социалистическо го права.) - М.: Юридическая литература, 1976 - 311с.

2.68. Наказ императрицы Екатерины II, данный комиссии о сочинении проекта нового уложения. / Под ред. Н.Д. Чечулина. - СПб, 1907.- 172с. 2.69. 2.70. Настольная книга для мировых судей / составитель В.А. Железников. -СПб, 1869.-644с. 2.71. 2.72. Насырова Т.Я. Телеологическое (целевое) толкование советского закона. Теория и практика. - Казань: Издательство Казанского университета, 1988. -144с. 2.73. 2.71. Невская Н.В. Судебная практика и ее значение для укрепления законно- ш^ сти в деятельности следователей. - М.: ВЮЗИ, 1983. - 178с.

2.72. Нерсесянц B.C. Право и закон: из истории правовых учений. - М.: Наука, 1983. - 366с. 2.73. 2.74. Нерсесянц B.C. Философия права. Учебник для вузов. - М.: Изд. группа НОРМА-ИНФРА- М, 1998. - 652с. 2.75. 2.76. Общая теория права: учебник для юридических вузов/ Под ред. А.С. Пи-голкина. - М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 1996. - 384с. 2.77. 2.78. Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах./ под ред. М.Н. Марченко. Т. 2.Теория права. - М.: Изд-во “ Зерцало “, 1998. -640с. 2.79.

2.76. О бщая теори я права и госуд арства ./ Под ред. В.В. Лазар ева. - М.: Юрис т, 1994.- 360с. 2.77. 2.78. О жегов СИ. Слова рь русск ого языка. - М.: Русск ий язык, 1975. - 846с. 2.79. 2.80. О сновы советс кого госуд арства и права. - М.- Л.: Юрид ическ ое изда- тельст во минис терств а юстиц ии СССР, 1947. - 648с. 2.81. 2.82. О сновы госуд арства и права. Учебн ое пособ ие./ А. Комар ов. - М.: Рус- ское слово: “ Ману скрип т “, 1997 . - 320с. 2.83. 2.84. О сновы госуд арства и права: Учебн ое пособ ие. - Р-н/Д, “ Изд- во Феник с “,1995 . - 512с. 2.85. 2.86. О сновы госуд арства и права: учебн ое пособ ие для посту пающ их в вузы/ Под ред. О.Е. Кутаф ина. - М.: Юрис т, 1996. - 360с. 2.87.

*

209

4

2.82. Очерки сравнительного права: Сборник / Составитель, переводчик и вступительная статья В.А. Туманов. - М.: Прогресс, 1981. - 256с. 2.83. 2.84. Познышев СВ. Основные начала науки уголовного права. Общая часть уголовного права. Изд. 2-е. - М., 1912. - 665с. 2.85. 2.86. Покровский И.А. Право на честь. Маленькая иллюстрация к большому вопросу. - Петроград, 1916. - 420с. 2.87. 2.88. Полянский Н.Н. Уголовное право и уголовный суд в Англии. 2-е изд. -М.: Юридическая литература, 1969. - 399с. 2.89. 2.86. Правовая система социализма.Кн.2: Функционирование и развитие. - М.: Юридическая литература, 1987. - 328с.

2.87. Пусторослев П.П. Русское уголовно-судебное право. - Юрьев, 1914.- * 440с.

Ц 2.88. Путеводитель по Европейской Конвенции о Защите Прав Человека. -

С Страсбург, Совет Европы., 1994. - 136с.

2.89. Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности. - М.: Юрист, 1998. -216с. 2.90. 2.91. Редкий П.Г. Из лекций по истории философии права в связи с историей философии вообще. - СПб., 1889. Т.1. - 442с. 2.92. 2.93. Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира. Справочник. М.: Юридическая Литература, 1993.- 255с. 2.94.

2.92. Римское частное право: учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и ф проф. И.С. Перетерского. - М.: Юристъ, 1997. - 545с. 2.93. 2.94. Рогов В.А. История государства и права России IX- нач. XX в.в. - М.: Ш Зерцало, ТЕИС, 1995. - 263с. 2.95.

*

2.94. С борни к поста новле ний Плену ма и опред елени й колле гий Верхо вного Суда СССР по уголо вным делам . 1959- 1971 г.г. / Под ред. Г.З. Анаш кина. - М.: Юрид ическ ая литер атура, 1973. - 416с. 2.95. 2.96. С борни к поста новле ний Плену ма и опред елени й колле гий Верхо вного суда СССР по уголо вным делам 1971- 1979 г.г. - М.: Извес тия, 1981. - 992с. 2.97. 2.98. С борни к поста новле ний Прези диума и опред елени й судеб ной колле гии по уголо вным делам верхо вного суда РСФС Р ( 1974- 1979г. г.) / Отв. ред. А.К. Орлов . - М.: Юрид ическ ая литер атура, 1981. - 400с. 2.99. 2.97. Случевский В. К. Учебник русского уголовного процесса. Судоустрой ство- судоп роизв одств о, изд- е 3-е. - СПб, 1910. - 664с.

*

«

210

2.98. С оветск ое админ истрат ивное право.
- М.: Юрид ическ ое издате льсво НКЮ СССР, 1940.- 432с. 2.99. 2.100. С оветск ое трудо вое
право.
- М:
Юрид ическ ое
издате льств о НКЮ СССР, 1946.- 481с. 2.101. 2.Ю0. Совет ский уголо вный проце сс / Под ред. Д.С. Карев а. - М.: “Выс шая школа “, 1968.- 552с.

2.Ю1. Совет ский уголо вный проце сс. Обща я часть. - М: Высш ая школа МВД СССР, 1973.- 254с.

2.Ю2. Совет ский уголо вный проце сс/ Под ред. Д.С. Карев а. - М.: Юрид иче- ская литер атура, 1975. -567с.

2.ЮЗ. Совет ский уголо вный проце сс/ Под ред. А. Викто рова. - М.: Юрид иче- ская литер атура, 1975. - 559с.

2.Ю4. Совет ский уголо вно- проце ссуал ьный закон и пробл емы его эффек тив- ности. / Отв. ред. В.М. Савиц кий. - М.: Наука , 1979.- 319с.

2.Ю5. Совет ский уголо вный проце сс / Под ред. С.А. Альпе рта, М.И. Бажан о-ва, Ю.М. Грош евого. - Киев, “Вища школа “, 1983. - 439с.

2.Ю6. Совет ский уголо вный проце сс /Под ред. Н.В. Тырич ева и др. - М.: ВЮЗ И, 1985.- 280с.

2.Ю7. Совет ский уголо вный проце сс/ Под ред. Н.С. Алекс еева, В.З. Лука ше- вича. - Л.: Издат ельств о Ленин градс кого униве рситет а, 1989. - 469с.

2.Ю8. Спасо вич В. Учебн ик уголо вного права. Т.1. вып.1. - СПб, 1863. - 428с.

2.Ю9. Спири донов Л.И. Теори я госуд арства и права. - М.: “Стат ус- ЛТД”, - 1996.- 304с.

ф 2.П0. Стрекозов В.Г., Казанчев Ю.Д. Государственное (конституционное)

право Российской Федерации. - М.: Былина, 1995. - 304с.

Щ г.ш.Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1. Основные

положения науки советского уголовного процесса. - М.: Наука, 1968.-500с.

2.П2. Стучка П.И. Избранные произведения по марксистско-ленинской теории права. - Рига: Латгосиздат, 1964. - 748с.

2.113. Судебная практика в советской правовой системе. / Под ред. С.Н. Бра- А туся. - М.: Юридическая литература, 1975. - 328с.

2.П4. Сырых В.М. Теория государства и права. - М.: Былина, 1998.- 512с.

2.115. Теория государства и права / Отв. ред. Н.Г. Александров. - М.: Юридическая литература, 1974. - 662с.

  • 211

2.П6. Теория государства и права / Под ред. A.M. Васильева. - М.: Юридиче-екая литература, 1977. -472с.

2> 2.П7. Теория права и государства./ Ред. Г.Н. Манов. - М; Изд-во Бек, 1995. -

  • 336с.

2.118. Теория государства и права/ Ред. М.Н. Марченко. - М.: Зерцало.- ТЕИС, 1996.-379с.

2.П9. Теория государства и права. Курс лекций./ Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. - М.: Юрист, 1997. - 672с.

2.120. Теория государства и права. Учебник для юридических вузов и факультетов/ Под ред. В.М. Корельского, В.Д. Перевалова. - М.: Изд. гр. “ ИНФРА-М”, 1997- 570с.

^ 2.121. Трайнин А.Н. Защита мира и борьба с преступлениями против челове-

чества. - М.: Юриздат, 1956. - 297с.

*” 2.122. Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. - СПб.: Изд-во “ Лань “, 1998.-

224с.

2.123. Уголовный процесс РСФСР / Под общей ред. В.Е. Чугунова и Л.Д. Кокорева. - М.: Воронеж, изд-во Воронежского университета, 1968. -392с. 2.124. 2.125. Уголовный процесс/ Отв. ред. Н.С. Алексеев, В.З. Лукашевич, П.С. Элькинд. - М.: Юридическая литература, 1972. - 584с. 2.126. 2.127. Уголовный процесс. Краткий учебник / Под ред. А.С. Кобликова. - М.: МНЭПУ, 1995.-336с. 2.128.

2.126. Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и фа-JL культетов/ Под ред. К.Ф. Гуценко. - М.: Зерцало, 1997. - 512с. 2.127. 2.128. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В.П. Божьева. - М.: <* Спарк, 1998.-591с. 2.129.

4

2.128. У голов но- проце ссуал ьное право РФ. Учебн ик./ Отв. ред. П.А. Лупин -ская. - М.: Юрис т, 1998. - 696с. 2.129. 2.130. У голов ное судоп роизв одств о. Пособ ие к лекци ям Н.Н. Розин а. - Томск , 1913.- 572с. 2.131. 2.130. Уолке р Р. Англи йская судеб ная систе ма. - М.: Юрид ическ ая литер атура, 1980. - 632с.

2.131. Фойн ицкий И.Я. Курс уголо вного судоп роизв одств а. - СПб, Изд- во “ Альфа “, 1996.- Т.1.- 552с.

*

212 2.132. Хабриева Т.Я. Толкование Конституции Российской Федерации: теория % и практика. - М.: Юристъ, 1998. - 245с.

2.133. Хропанюк В.Н. Теория государства и права: учебное пособие для ву- 4l зов/ Ред. В.Г. Стрекозов. - М.: “ Дабахов, Ткачев, Димов”, 1995- 384с.

2.134. Чельцов М.А. Уголовный процесс. - М.: Юридическое издательство Министерства юстиции СССР, 1948. - 624с. 2.135. 2.136. Чельцов- Бебутов М.А. Курс советского уголовно-процессуального права. Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. - СПб.: Равена, Альфа, 1995. - 846с. 2.137. 2.138. Четвернин В.А. Из истории соотношения естественного права и правового позитивизма.//Право и правотворчество: вопросы теории. - М.: ИГП АН СССР, 1982.-128с. 2.139. 2.137. Шаргородский М.Д. Уголовный закон. - М.: Юридическое издательство ?t Министерства Юстиции СССР, 1948. - 312с.

2.138. Шебанов А.Ф. Форма советского права. - М.: Юридическая литература, 1968.-216с. 2.139. 2.140. Шершеневич Г.Ф. Общая теория права .Вып. З.-М, 1912.- 698с. 2.141. 2.142. Шляпочников А.С. Толкование и применение советского уголовного закона. - М.: Госюриздат, 1960. - 240с. 2.143. 2.144. Шуршалов В.М. Основные вопросы теории международного договора. - М.: Издательство Академии наук СССР, 1959. - 470с. 2.145. 2.142. Эбзеев Б.С. Конституция. Правовое государство. Конституционный *\ Суд. Учебное пособие для вузов. - М.: Закон и право, 1997. - 349с.

2.143. Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно- % процессуального права. - М.: Юридическая литература, 1967. - 192с.

4

2.144. Я вич Л.С. Обща я теори я права. - Ленин град: Изд- во ЛГУ, 1976. - 287с. 2.145. 2.146. Я вич Л.С. Сущн ость права. - Л. Изд- во ЛГУ, 1985. - 208с. 2.147. 2.148. Я купов Р.Х. Право приме нение в уголо вном проце ссе Росси и (юрид иче- ские пробл емы). - М.: МВШ М МВД, 1993. - 195с. 2.149. 2.150. Я купов Р.Х. Уголо вный проце сс. Учебн ик для вузов. / Под ред. В.Н. Галуз о. - М.: изд-во Зерца ло, 1998. - 448с. 2.151. 2.148. Ян. Юн- го. Истор ия древн екита йской идеол огии. - М.: Издат ельств о иност ранно й литер атуры, 1957. - 423с.

2.149. Ящен ко А. Межд унаро дный федер ализм. - М., 1908. - 386с.

*

213

III. НАУЧНЫЕ СТАТЬИ. МАТЕРИАЛЫ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИХ

КОНФЕРЕНЦИЙ.

3.1. Авакьян С.А. Проблемы теории и практики конституционного контроля и правосудия. // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. - 1995. -

№4.-С. 14-27.

*

*

3.2. Авакьян С.А. Полномочия Конституционного Суда РФ: нерешенные проблемы.// Вестник Конституционного Суда РФ. - 1997. - № 2. - С. 46-49. 3.3. 3.4. Александров Н.Г. Понятие источника права. - Ученые записки ВИЮН, вып. 8.- 1946.-С.47-54. 3.5. 3.6. Алексеев С.С. Право: время новых подходов. // Советское государство и право.- 1991.- №2. -С. 6-7. 3.7. 3.8. Алексеев С. Другое право. // Независимая газета. - 1992. - 3 сентября. 3.9. 3.10. Апарова Т.В. Конституционное регулирование организации и деятельности судов: зарубежная практика.// Журнал российского права. - 1998. - № 6. -С. 151- 160. 3.11. 3.12. Бедняков Д.И. Некоторые аспекты судебно-правовой деятельности в РСФСР. // Советское государство и право. - 1992. - №1. - С.25-34. 3.13. 3.14. Безина А.К., Лазарев В.В. Конкретизация права в судебной практике.// Советская юстиция. - 1968. - №2. - С.6-7. 3.15. 3.9. Белкин А.А. К соотношению Конституции и государственно- правовых Ц^ актов (производное нормотворчество). // Правоведение. - 1985. - №5. - С.3-10.

З.Ю. Белки н А.А. Вопр осы юрид ическ ой силы реше ний Конс титуц ионн ого Суда Росси йской Феде раци и. // Вестн ик Конс титуц ионн ого Суда РФ. - 1997. -№2.- С. 21- 24.

3.11. Б лище нко И.П. Неко торы е проб лемы совет ской науки межд унар одног о права . // Совет ское госуд арств о и прав о. - 1991. - № 3. - С. 133- 144. 3.12. 3.13. Б обото в СВ. Роль судеб ной практ ики в прав отвор честв е. // ССС Р- Фран ция: социа льны е вопр осы прав отвор честв а. - М.: ИГП РАН ССС Р, 1980. - С.80- 86. 3.14. 3.15. Б огдан ова Н.А. Конс титуц ионн ый Суд Росси йской Феде раци и в систе- ме конст итуци онног о права . // Вестн ик Конс титуц ионн ого Суда РФ. - 1997. - № 3. - С.59- 68. 3.16.

«

*

214 3.14. В секторе судебного права института права АН СССР // Советское го- * сударство и право. - 1946. - № 10. - С. 41-43.

. 3.15. Венгеров А.Б. О прецеденте толкования правовой нормы. // Ученые за-

% писки ВНИИСЗ. - М., вып. 6, 1966. - С. 3-19.

3.16. Вильнянский СИ. Значение судебной практики в гражданском праве. // Ученые труды ВИЮН. вып. IX. - М.: Юридическое издательство министерства юстиции СССР, 1947. - С.239-290. 3.17. 3.18. Вицин СЕ. Механизм защиты прав и свобод человека в правовом государстве.// Защита прав человека и соблюдение законности органами внутренних дел. Материалы международной научно-практической конференции. - М.: МЮИ МВД России, Изд-во «Щит-М», 1999. - С.28-33. 3.19.

3.18. Гаджиев Г.А. Взаимодействие Конституционного Суда РФ с судами общей юрисдикции и арбитражными судами. // Российская юстиция. - 1994. - № 4. - С 20- 24. 3.19. 3.20. Гаджиев Г.А. Непосредственное применение судами конституционных норм.// Российская юстиция. - 1995. - № 12. - С 24-27. 3.21. 3.22. Газье Ф. Роль судебной практики в развитии административного права Франции. // СССР-Франция: социологический и международно-правовой аспекты сравнительного правоведения. - М.: ИГПАН СССР, 1987. - С. 53-63. 3.23. 3.24. Галкина Н.А. Тенденция к интеграции правовых концепций в юриспруденции США. // Теория права: новые идеи. - М.: Изд-во АН СССР, 1991. - С 160-176. 3.25. 3.22. Голомазова Л. Роль и значение судебных актов в становлении преце- ^ дентного права в России. // Юрист. - 2000. - № 1.- С. 1-2.

щ

3.23. Гревцова Т.П. Международный договор в системе источников права.// щ
СЕМП. 1963.-М.: Наука, 1965.-С. 171-179. 3.24. 3.25. Гродзинский М. Аналогия в советском уголовно-процессуальном пра-^
ве.// Ученые записки Харьковского юридического инст-та. вып. 3. - Харьков, 3.26. Издание Харьковского института, 1948. - С. 3-24.

3.25. Гурова Т.В. Судебная власть и судебный прецедент в современной Рос сии. // ATRIUM. Серия “Юриспруденция”. Межвузовский сборник научных статей. - Тольятти, 1997. - №1. - С 14-16.

J| 3.26. Гурова Т.В. Судебный прецедент как формальный источник права и его

место в системе источников права России. // ATRIUM. Серия “Юриспруденция”. Межвузовский сборник научных статей. - Тольятти, 1997. - №3. - С. 6-9.

  • 215

3.27. Гуценко К.Ф. Конституция Российской Федерации и вопросы уголов- ^ ного судопроизводства. // Вестник Московского университета. Серия 11. Право.

    1. -№5.-С.38-40.

J| 3.28. Даниленко Г.М. Применение международного права во внутренней

I правовой системе России: практика Конституционного Суда.// Государство и

право. - 1995. -№11.- С.115-124

3.29. Демидов В. О роли и значении постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1998. - № 3.-С.21-24. 3.30. 3.31. Демидов И. О реформировании Верховного Суда России. // Законность. 3.32. - 1994. - №9.-С. 27-30.

3.31. Дмитриев Ю.А. Защита конституционных прав граждан в уголовной и ^ конституционной юстиции. // Государство и право. - 1999.-№6. - С.38-43.

?^ 3.32. Добровольская Т.Н., Каминская В.И. Новое исследование по теории го-

сударства и права (Рецензия на книгу: Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно-процессуального права. - М, 1967). // Советское государство и право. - 1969. -№1. -С.157-158.

3.33. Дорошков В.В. Проблемы судебного контроля за деятельностью органов внутренних дел. // Защита прав человека и соблюдение законности органами внутренних дел. Материалы международной научно-практической конференции (10 декабря 1998г.) - М.МЮИ МВД России” Изд-во мЩит-М”, 1999. -С.33-39. 3.34. 3.35. Дроздов Г. Правовая природа разъяснений закона высшими органами судебной власти.// Советское государство и право. - 1992. - № 1. - С.70-77. 3.36. ^| 3.35. Ершов В. Судебное толкование трудовых норм.// Советская юстиция -

1993.-№20.-С. 19-23. щ

3.36. Ершов В.В. Проблемы непосредственного применения Конституции

РФ в процессе защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц. ^ // Судебная реформа: итоги, приоритеты, перспективы. Материалы конферен-

ции. Серия “Научные доклады” № 47. - М.: Московский общественный научный фонд, 1997.- С. 43-49.

3.37. Жилин Г. Соотношение права и закона. // Российская юстиция. - 2000. - №.4. -С.8-10.

,4} 3.38. Жуйков В.М. Новая Конституция и судебная власть в Российской Фе-

дерации. // Российская юстиция. - 1994. - № 1. - С. 2-3.

3.39. Жуйков В.М. Статус суда, его полномочия, судебная система, виды су- допроизводства как условия обеспечения права на судебную защиту.// Судеб-

*

216 ная реформа: итоги, приоритеты, перспективы. Материалы конференции. Серия Лк “ Научные доклады “,№ 47. - М.: Московский общественный научный фонд,

  1. -С.21-43.

Щ 3.40. Жуйков В.М. К вопросу о судебной практике как источнике права.//

Судебная практика как источник права. - М.: ИГПРАН, 1997.- С. 16-23.

3.41. Завадская Л.Н. Судебное решение - акт защиты права. // Теория права: новые идеи. - М.: Издательство АН СССР, 1991. - С. 152-160. 3.42. 3.43. Завадская Л.Н. Становление независимой и самостоятельной судебной власти (государственно-правовой аспект). // Теория права: новые идеи. Вып. 2. -М.: Издательство АН СССР, 1992. - С. 52-64. 3.44. 3.43. Иванов С.А. Трудовое право переходного периода: новые источники. // Государство и право. - 1996. - №11. - С.43-52.

*

3.44. Иванова Г.П. О понятии права (к соотношению права и законодатель- ^ ства). // Правоведение. - 1983. -№1. - С.20-27.

3.45. Игнатенко Г.В. Международное и советское право: проблемы взаимодействия правовых систем // Советское государство и право. - 1985. - №1. -С.75-85. 3.46. 3.47. Изотова О.В. К вопросу об эффективности судебного контроля за законностью и обоснованностью ареста и продления его срока.// Вестник МГУ. Серия 11-Право. - 1994. - №.4. - С. 101-108. 3.48. 3.49. Исаев М.М. Судебная практика Пленума Верховного Суда СССР как источник советского уголовного права.// Ученые записки ВИЮН, вып. V, М.: Юридическое издательство министерства юстиции СССР, 1947.- С. 75-88. 3.50. Jk 3.48. Калинина И. Магическая подкова российского прецедента. // Бизнес-

адвокат.-1999.-№ 22.

** 3.49. Кадышева Т., Ширинский С. Свидетель тоже нуждается в помощи ад-

воката. // Российская юстиция. 1997.- № 7. - С. 42-43.

+

3.50. К амин ская В.И. Роль Верх овног о Суда ССС Р в разви тии совет ского со- циал истич еског о права (в поря дке обсу жден ия). // Совет ское госуд арств о и прав о. - 1948. - № 6. - СЗЗ- 44. 3.51. 3.52. К арта шкин В.А., Лука шева Е.А. Всту пител ьная стать я. // Межд унар од- ные акты о права х челов ека. Сбор ник доку менто в. - М.: Изда тельс кая груп па НОР МА- ИНФ РА М., 1998. - С. V - XXX. 3.53. 3.54. К ерим ов Д.А. Поня тие источ ника совет ского социа листи ческо го права . // Учен ые запис ки ЛЮИ . - Л., 1951. Вып. V. - С. 75- 93. 3.55.

? 217

3.53. Кечекьян С.Ф. О понятии источника права.// Ученые записки МГУ. ^ Труды юридического факультета. - М, Вып. 116. Кн. 2.,1946. - С. 3-25.

^ 3.54. Конституционный Суд РФ. Интервью Председателя Конституционного

JJF Суда РФ, проф., доктора юрид. наук В.А. Туманова журналу “ Государство и

право “. // Государство и право. - 1995. - № 9. - С.3-8.

3.55. Комиссаров В. свидетель и потерпевший в уголовном судопроизводстве. // Российская юстиция. - 1994. - №8. - С. 50-51. 3.56. 3.57. Кому жаловаться на отказ в возбуждении уголовного дела (судебный прецедент) // Российская юстиция. - 1997. - № 7. - С.36. 3.58. 3.59. Коржев А.В. К вопросу о правопонимании в дореволюционной России. //Государство и право. -1998.-№5.- С.93-98. 3.60. ^ 3.58. Кряжков В.А. Органы судебного конституционного контроля субъектов

РФ: проблемы организации и деятельности (научно-практический семинар). // /% Государство и право. - 1995. - № 9. - С. 125-133.

3.59. Куцова Э.Ф. Вопросы применения закона и перспектив развития уголовно- процессуального законодательства России.// Вестник Московского университета. Сер. 11 Право. - 1994. - №5. - С.46-50. 3.60. 3.61. Лазарев Л.В. Конституционный Суд России и развитие конституционного права. // Журнал российского права. - 1997. - № 11. - С. 3-13. 3.62. 3.63. Лебедев В. О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия. // Бюллетень Верховного Суда РФ . - 1996. - № 2. - С. 1-5. 3.64. 3.62. Ленин В.И. Противоречивая позиция.// Полное собрание сочинений. !4§t T.32. - М.: Издательство политической литературы, 1969. - С.338-340.

3.63. Лившиц Р.З. Государство и право в современном обществе: необходи мость новы х подх одов. // Совет ское госуд арств о и прав о. - 1990. - № 10.- с. 13- 21.

3.64. Л ивши ц Р.З. Суде бная практ ика как источ ник права . // Суде бная прак- тика как источ ник права . - М.: ИГП РАН, 1997. - С. 3-15. 3.65. 3.66. Л укаш ук И.И. Соот ноше ние внутр игосу дарст венно го и межд унар одно- го права в свете Конс титуц ии ССС Р.// Вестн ик Киевс кого госун иверс итета. Межд унар одны е отно шени я и межд унар одное прав о. Выпу ск 8. - Киев. - 1979. -С.3- 13 3.67. 3.68. М аксим ов А.А. Прец едент как один из источ ников англи йског о права .// Госу дарст во и прав о. - 1995. - №2. - С.97- 102. 3.69.

218

т

3.67. Маркс К. Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии.// Сочинения. T.IV. М.: Государственное издательство политической литературы, 1955.-С. 419-459. 3.68. 3.69. Маркс К., Энгельс Ф. Согласительное заседание 4 июля (вторая статья) // Сочинения T.V. - М.: Государственное издательство политической литературы, 1955.-С. 199-207. 3.70. 3.71. Марченко М.Н. Современные интерпретации теории разделения властей на западе. // Вестник МГУ, Сер. 11. Право. - 1994. - № 4. - С. 14-25. 3.72. 3.73. Мешера В.Ф. О международном договоре как источнике советского права. //Правоведение - 1963.-№1. - С.124-126. 3.74. 3.71.Миколенко Я.Ф. Право и формы его проявления // Советское государ ев ство иправо-1965. -№ 7. - С.47-54.

3.72. Морщакова Т.Г. Разграничение компетенции между Конституционным щ. Судом и другими судами Российской Федерации. // Вестник Конституционного

Суда РФ. - 1996. - № 6. - С. 22-31.

3.73. Муромцев Г.И. Источники права (теоретические аспекты пробле- мы).//Правоведение.-1992.-№2.-С.23-30. 3.74. 3.75. Мюллерсон Р.А. Национально-правовая имплементация международных договоров // Советский ежегодник международного права. - 1978.- М.: Наука, 1980.-С. 125-140 3.76. 3.77. Наумов А.В. Судебный прецедент как источник уголовного права. // Российская юстиция. - 1994.- № 1. - С.8-11. 3.78. 3.76. Наумов А.В. Источники уголовного права.// Уголовное право: новые 14* идеи. - М.: ИГПРАН, 1994. - С.4-25.

3.77. Н ерсес янц B.C. Суд не закон одате льств ует, не устан авлив ает, а прим еняет прав о (о прав опри менит ельно й прир оде судеб ных актов ) // Суде бная прак- тика как источ ник права . - М.: ИГП РАН, 1997. - С.34- 41. 3.78. 3.79. О

пони мани и совет ского права . “Кру глый стол” .// Совет ское госуд арст- во и прав о.- 1979. -№ 7.- С.56- 74. 3.80. 3.81. О

пони мани и совет ского права . “Кру глый стол” .// Совет ское госуд арст- во и прав о.- 1979. -№ 8.- С.48- 67. 3.82. 3.80. 0 юрид ическ ой прир оде руко водя щих указа ний Плен ума Верх овног о Суда ССС Р.// Совет ское госуд арств о и прав о. - 1956. - № 8. - С. 13- 21.

3.81. Орло вский П. Значе ние судеб ной практ ики в разви тии совет ского гра- ждан ского права . // Совет ское госуд арств о и прав о. - 1940. - № 8/9. - С. 91- 97.

0

^ 219

3.82. Петери 3. О некоторых чертах доктрины “ возрожденного “ естествен- % ного права. // Критика современной буржуазной теории права. - М: Прогресс,

1969-С. 118-164.

гР1 3.83. Петрова Л.В. О естественном и позитивном праве 9критические замет-

ки по поводу учебника С.С. Алексеева). - Государство и право. - 1995. - №2. - С. 32- 41.

3.84. Пионтковский А.А. К вопросу об изучении общенародного права. // Советское государство и право. - 1962. -№11. - С. 15-25. 3.85. 3.86. Пульянов В.З. О революции права в Англии.// Ученые записки ВНИИСЗ. - М: 1969, вып. 17,- С. 136-151. 3.87.

3.86. Пяткина С.А. О теории источников права в английской юриспруден-.
ции.// Ученые записки ВНИИСЗ. вып. 19. - М, 1969. - С. 144-158. 3.87. 3.88. Разумович Н.Н. Источники и форма права. // Советское государство и J4
право. - 1988. - №3. - С. 20-27. 3.89. т

3.90. Рахунов Р.Д. Аналогия в советском уголовном процессе. // Правоведение. - 1971. - №2. - С.68-75. 3.91. 3.92. Рогаткин А., Петрухин И. О реформе уголовно-процессуального права. // Законность. - 1996. - № 2. - С.38-44. 3.93. 3.94. Самощенко И.С. Некоторые вопросы учения о нормативных актах со- циалистического государства.// Правоведение. - 1969. - № 3. - С. 28-30. 3.95. 3.96. Саркитов Х.Б. Проблемы применения норм Конституции при осуществлении правосудия. // Вестник Конституционного Суда РФ. - 1997. - №. 3. - С.7-11. 3.97. 3.98. Сивицкий В.А., Терюкова Е.Ю. Решения Конституционного Суда Российской Федерации как источники конституционного права РФ. // Вестник Конституционного Суда РФ -1997. - № 3. - С. 73-79. 3.99. .* 3.93. Талалаев А.Н. Два вопроса международного права в связи с Конститу-

• цией РФ. // Государство и право РФ. - 1998. - №3. - С.64-70.

3.94. Тененбаум В.О. О сущности права. // Правоведение. - 1980. - №1. - С.

35-42.

3.95. Тишкевич И.С. Являются ли руководящие указания Пленума Верхов- < ного Суда СССР источником права? // Советское государство и право. - 1955. -

Щ № 6. - С. 29-36.

3.96. Тихомиров Ю.А. Проблемы сравнительного законоведения.// Советское государство и право. - 1993. - №8. - С.43-51.

41

220

3.97. Трусов А.И. Правоведение или законоведение? // Методологические проблемы правоведения. - М.: Изд-во МГУ, 1994. - С. 58-86. 3.98. 3.99. Туманов В.А. Роль судебной практики в развитии советского права.// СССР- Франция: социологический и международно-правовой аспекты сравнительного правоведения. - М.: ИГПРАН СССР, 1987. - С.35-43. 3.100. 3.101. Универсальное и национальное в концепции разделения властей ( “Круглый стол”) // Вестник МГУ. Серия 11. Право. - 1993. - № 3-4. - С. 3-39. 3.102.

3.100. Усенко Е.Т. Теоретические проблемы соотношения международного’и внутригосударственного права. // СЕМП.-1977.- М.: Наука, 1979.- С. 68-79. 3.101. 3.102. Фарбр Р. Роль судебной практики в развитии права ( гражданское право ). // СССР-Франция: социологический и международно-правовой аспекты 3.103. ^ сравнительного правоведения. - М.: ИГПАН СССР, 1987. - С. 43-52.

3.102. Федосеев А., Портнов В. И у третьей власти сила велика.// Российская Щ газета. - 1998. - 16 декабря.

3.103. Хабриева Т.Я. Конституционный Суд РФ - главный субъект толкования Конституции. // Вестник Конституционного Суда РФ. - 1997. - № 3.- С. 11-18. 3.104. 3.105. Халфина P.O. Что есть право: понятие и определение.// Советское государство и право. -1984. - №.11. - С. 21-28. 3.106. 3.107. Цихоцкий А.В. Судебное нормотворчество: научная дилемма о компетенции суда в современных условиях.// ATRIUM. Серия “Юриспруденция”. Межвузовский сборник научных статей. - Тольятти, 1998. - №3. - С..3-7. 3.108. , 3.106. Чиркин В.Е. Закон как источник права в развивающихся странах. //

%Р Источники права. - М.: Наука, 1985. - С.5-27.

^ 3.107. Щербакова Н.В. XXXVIII ежегодное собрание российской ассоциации

международного права.// Государство и право. - 1995. - №8. - С. 145-151.

* 3.108. Элькинд П.С. К вопроса об аналогии закона в уголовном

судопроиз-

водстве. // Актуальные проблемы укрепления законности и правопорядка. Межвузовский сборник. - Куйбышев, Куйбышевский государственный университет, 1982. - С.75-85.

3.109. Явич Л.С. Рецензия на кн. С.С. Алексеева “ Общая теория права”. // Советское государство и право. - 1982. - №.9. - С. 131-140.

^ IV. ДИССЕРТАЦИИ. АВТОРЕФЕРАТЫ.

4.1. Богдановская И.Ю. Статут в английском праве. - М, Дисс. на соискание ученой степени кандидата юрид. наук, 1983.- 282с.

221

4.2. Булатов В.А. Обеспечение следователем прав, законных интересов и безопасности потерпевших и свидетелей. - Автореф. дисс. на соискание уч. ст. кандидата юрид. наук.. - Волгоград, 1999. - 28с. 4.3. 4.4. Кемуллария Э.Ш. Проблемы применения уголовно-процессуального закона по аналогии. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юрид. наук. 4.5. 4.6. Конькова Е.В. Взаимодействие российской национальной системы права и норм международного права в области уголовного судопроизводства. Дисс. на соискание ученой степени канд. юрид. наук.- Ижевск, 1995. - 188с. 4.7. 4.8. Лукьянова Е.А. Закон как источник советского государственного права. Дисс. на соискание ученой степени кандидата юрид. наук - М.:., 1984. - 20с. 4.9. 4.10. Марочкин СЮ. Действие норм международного права в правовой сис- теме РФ.- Автореферат дисс. на соискание уч. ст. доктора юрид. наук.- Екатеринбург, 1998. -44 с. 4.11. 4.12. Пяткина С.А. Юридический позитивизм в России (из истории русской буржуазной правовой мысли). Автореферат дисс. на соискание ученой степени кандидата юрид. наук. - Л., 1965. - 22с. 4.13. 4.14. Шмелева Г.Г. Конкретизация социалистического права как фактор со- вершенствования правового регулирования. Автореферат дисс. на соискание ученой степени канд. юрид. наук. - Харьков, 1982. - 20с. 4.15. 4.16. Явич Л.С. Норма советского социалистического права и социалистиче- ское правовое отношение. Автореф. дисс. на соискание ученой степени кандидата юрид. наук. - Л., 1951. -24с. 4.17.

*

*

222

РЕЗУ ЛЬТА ТЫ ОПРО СА СУДЕ Й

о значен ии и исполь зовани и в право приме нитель ной практи ке норм между народ ного права,

решен ий Конст итуци онног о Суда РФ и Верхо вного Суда РФ

по вопрос ам уголов ного процес са ( всего было опрош ено 94 судьи) Вопросы анкеты и варианты ответов

Кол-во

судей В% 1. Считаете ли Вы необходимым для осуществления своей работы

знакомиться с действующими

а). Общепризнанными принципами и нормами международного

права, международными договорами, заключенными РФ

б). Решениями Конституционного Суда РФ.

в). Постановлениями Пленума Верховного Суда ( СССР, РСФСР, РФ)

г). Решениями Верховного Суда РФ по отдельным вопросам, опубликованными в Бюллетене Верховного Суда РФ д). Обзорами судебной практики, публикуемыми в Бюллетене Верховного Суда РФ ДА НЕТ ДА НЕТ ДА НЕТ ДА НЕТ ДА НЕТ 61 JO 91

л

:>

91

3

90

4

82

12 65 35 97 2

97 .?

96 4 87 13 2. Знакомитесь ли Вы с решениями Конституционного Суда РФ

а), регулярно, по мере принятия

б), редко - когда возникает необходимость в решении конкретного

вопроса

г), не знакомлюсь

70

24

0 75

25

0 3. Считаете ли Вы, что признание неконституционным

нормативного акта или его части влечет:

а). Неприменение того нормативного акта или его части, по

которому вынесено решение

б). Неприменение в целом или в части всех нормативных актов,

содержащих положения, аналогичные признанным

неконституционными. н/о 81

12

1 86 13

1 4. Считаете ли Вы, что в решении Конституционного Суда РФ для

Вас, как для судьи обязательна

а). Резолютивная часть ( итоговое решение о конституционности

закона)

б). Мотивировочная часть - правовые позиции, на которых

основаны выводы суда, содержащие толкование норм Конституции

и законов РФ.

оба варианта

30 30

34 32 32

36 5. Знакомитесь ли Вы с Постановлениями Пленума Верховного Суда РФ

а) регулярно, по мере принятия

б) редко - когда возникает необходимость в разрешении конкретного дела

в) не знакомлюсь

78 16

0 83 17

0 6. Считаете ли Вы для себя обязательным соблюдать разъяснения, содержащиеся в Постановлениях Пленума Верховного Суда РФ ДА НЕТ 93 1 99 1

223

  1. Считаете ли Вы, что неправильным применением закона по смыслу ст. 346 УПК РСФСР будет являться в том числе такое применение, которое противоречит разъяснениям, содержащимся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ

нет ответа ДА

НЕТ н/о 66

21

7 70

22 8 8. Используете ли Вы Постановления Пленума Верховного Суда РФ для принятия решения по делу ДА НЕТ 94 0 100 0 9. Если да, то ссылаетесь ли Вы в своих решениях на Постановления Пленума Верховного Суда РФ ДА НЕТ 63 31 67 10. Знакомитесь ли Вы с решениями Верховного Суда РФ по

конкретным делам, публикуемыми в Бюллетене Верховного Суда

РФ

а), да, регулярно

б), иногда, редко

г), нет

67 27 0 71 29 0 11. Если в предыдущем вопросе Вы положительно ответили на пункты а) или б), то укажите, имеет ли это практическое значение ДА НЕТ 91 97 12. Если ответ положительный, укажите, в чем заключается это

значение

а), получаю образец правильного решения спорного вопроса

б), получаю образец должного толкования положений

законодательства

в), знакомлюсь с характером дел, поступающих в высшую

судебную инстанцию

г), знакомлюсь с чужими ошибками, чтобы не допустить их впредь

69

61

9

57 73 65

10

61 13. Если Вам будет необходимо решить спорный вопрос по делу,

аналогичному уже рассмотренному Верховным Судом РФ, Вы

а), решите его так, как решил Верховный Суд РФ

б), решите его как Верховный Суд РФ только в том случае, если

согласитесь с его аргументацией по делу

г), не будете принимать решение Верховного Суда РФ во внимание,

руководствуясь ст. 120 Конституции РФ.

49

42 3 52 45 3 14. Одобрили бы Вы закрепление в законе нормы, предоставившей Вам право при разрешении дела ссылаться наряду и после норм закона на решения Верховного Суда РФ, опубликованные в Бюллетене, в которых решены вопросы применения и толкования правовых норм. ДА НЕТ 71

23 76

24 15. Знакомы ли Вы

а) Со Всеобщей декларацией прав человека от 10 декабря 1948 г.

б). С Международным пактом о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966г.

в). С Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод от 4ноября1950 г. ДА НЕТ ДА НЕТ ДА НЕТ 64 30 36 58 46 48 68

32 38 62 49 51 16. Если при рассмотрении дела Вы обнаружите противоречие

нормы закона общепризнанным принципам и нормам

международного права, международным договорам РФ, Вы

а), примените нормы международного права

б), приостановите рассмотрение дела и направите запрос в

Конституционный Суд РФ

в), примените действующее законодательство.

18

15 59 19

16

63

224

нет ответа н/о 2 2 17. В предложенном Вам ниже списке вычеркните те пункты,

которые Вы не считаете источниками уголовно-процессуального

права, остальные пронумеруйте в порядке убывания юридической

силы (от 1 до …)•

а). Указы Президента РФ

30 32 б). УПК и др. Федеральные законы

94 100 в). Решения Верховного Суда РФ, публикуемые в Бюллетене

Верховного Суда РФ

75 80 г). Решения Конституционного Суда РФ

92 98 д). Общепризнанные принципы и нормы международного права

67 71 е). Постановления Правительства РФ

*23 25 ж). Международные договоры РФ

36 38 з). Постановления Пленума Верховного Суда

78 83 и) Конституция РФ

93 99