lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Величко, Андрей Викторович. - Правовое регулирование применения залога как меры пресечения в уголовном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2001 181 с. РГБ ОД, 61:02-12/259-7

Posted in:

АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ МВД РОССИИ

На правах рукописи

Величко Андрей Викторович

Правовое регулирование применения залога как меры пресечения

в уголовном процессе

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук

Научный руководитель - Заслуженный деятель науки Российской Федерации доктор юридических наук, профессор В.А. Михайлов

Москва-2001

А А*

Оглавление

Введение , , с. 3

Глава 1. Правовая природа залога

§ 1. Становление и развитие института залога как имущественной меры

пресечения в уголовном судопроизводстве с. 14

§ 2. Сущность, понятие, цели и основания применения залога в уголовном

судопроизводстве Российской Федерации с. 28

§ 3. Субъекты правоотношений, возникающих при применении

законодательства о залоге с. 85

Глава 2. Процессуальный порядок применения залога в уголовном

судопроизводстве

§ 1. Общие вопросы процессуального порядка применения залога как меры

пресечения по действующему в России законодательству с. 107

§ 2. Применение законодательства о залоге в различных стадиях уголовного

процесса с. 136

Заключение с. 153

Список использованной литературы с. 157

Приложения с. 176

Введение

Актуальность темы исследования. Конституция Российской Федерации, принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993 года, провозглашает Россию демократическим правовым государством. В статье 2 Конституции РФ под- черкивается, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Становление в Российской Федерации правового государства связано с необхо- димостью создания эффективно действующих институтов соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина. Для этого требуется проведение радикальных преобразований в различных отраслях права, в том числе и в сфере уголовного судопроизводства.

Меры пресечения, связанные с имущественным ограничением прав обвиняемых, применяются в судопроизводствах разных стран, в том числе и в России, уже давно. Несовершенное правовое регулирование залога как меры пресечения, а также недостаточная разработанность данного института правовой наукой не способствуют полноценной реализации уголовно-процессуального института залога на практике. До сих пор остаются неполно решенными вопросы, касающиеся предмета залога, залогового имущества, залоговой суммы, оснований и условий применения данной меры пресечения, расширения и конкретизации ее целей и др.

Представляется, что решение законодателем данных вопросов позволит реформировать имущественное обеспечение в виде залога в уголовном процессе, что, в свою очередь, будет способствовать повышению действенности уголовно- процессуального принуждения и более полному обеспечению гарантий прав и свобод человека и гражданина, оказавшегося в положении обвиняемого. Кроме того, применение залога в качестве меры пресечения вместо заключения под стражу позволит сократить расходы государства на содержание обвиняемых в следственных изоляторах.

Изучение уголовно-процессуального института залога имеет важное значение для науки уголовного процесса, криминалистики, оперативно-розыскной деятельности и иных юридических дисциплин.

4 Степень научной разработанности рассматриваемой проблемы. В

конце XIX - начале XX веков проблемой мер обеспечения участия обвиняемого в уголовном судопроизводстве занимались И.Я. Фойницкий, В.К. Случевский, Н.Н. Розин, А. Квачевский, А. Кистяковский, В.Д. Кузьмин-Караваев, П.И. Люблинский, П.В. Макалинский, BJ3. Миклашевский и др. В более позднее время вопросы, связанные с применением мер пресечения, освещались в работах СВ. Бородина, В.П. Божьева, А.Д. Бурякова, В.Н. Григорьева, СИ. Гирько, И.М. Гуткина, К.Ф. Гуценко, П.М. Давыдова, СП. Ефимичева, 3.3. Зинатуллина, З.Ф. Ковриги, В.М. Корнукова, Ю.Д. Лившица, Л.Н. Масленниковой, В.А. Михайлова, Г.М. Миньковского, И.Л. Петрухина, В.М. Савицкого, М.С Строгови-ча, М.А. Чельцова, А.А. Чувилева и др.

Тем не менее, при наличии научной литературы, освещающей проблемы залога, остаются раскрытыми недостаточно полно многие вопросы, связанные с применением уголовно-процессуального института залога, что затрудняет его полноценное использование на практике. Это связано и с тем, что при применении данной меры пресечения органы, ее избирающие, руководствуются действующим Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР, принятым в 1960 году , когда эта мера пресечения не только была “не в почете”, но и вообще решался вопрос о целесообразности ее закрепления в данном УПК. Соответственно регламентация рассматриваемой меры пресечения не была тщательно разработана. Трудности применения залога связаны еще и с большим разбросом по различным правовым актам норм, так или иначе регулирующих данный уголовно-процессуальный институт. В частности, в своей деятельности по избранию залога в качестве меры пресечения указанные государственные органы должны не только руководствоваться УПК РСФСР, но также учитывать положения, которые предусмотрены Федеральным законом от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ “Об исполнительном производстве”; Временной инструкцией по делопроизводству в районном суде, утвержденной приказом Судебного департамента при Верхов-

Дштее по тексту УПК РСФСР либо УПК.

5 ном Суде Российской Федерации от 29 января 1999 г, № 8 (с изменен, и дополн. от 24 августа 1999 г.); Инструкцией о порядке зачисления и выдачи средств с текущих счетов по учету средств, поступающих во временное распоряжение органов предварительного следствия и дознания, утвержденной Минфином Российской Федерации 30 декабря 1997 г. № 95н и Центральным Банком Российской Федерации 2 октября 1997 г. № 67 (зарегистрирована в Минюсте Российской Федерации 4 июня 1998 г. № 1536) и др. При этом надо отметить, что положения, предусмотренные названными нормативными правовыми актами, далеко неоднозначно и некорректно регламентируют вопросы, так или иначе связанные с обеспечением применения залога в качестве меры пресечения и в этой связи они также не могут быть признаны оптимальными.

Приведенное свидетельствует об актуальности проблемы залога в уголовном судопроизводстве, ее научной и практической значимости и объективной необходимости теоретической разработки, что и предопределило выбор темы настоящего диссертационного исследования.

Цели и задачи исследования. Цели диссертационного исследования заключаются в том, чтобы на основе анализа Конституции РФ, международного, уголовно- процессуального и гражданского права, практики расследования и судебного рассмотрения уголовных дел разработать взаимосвязанные теоретические и научно- практические положения по вопросам оптимизации правового регулирования и практики применения в уголовном судопроизводстве России залога в качестве меры пресечения. Достижение указанной цели связано с решением теоретических и научно-практических задач. В их числе: дальнейшая разработка теоретических основ обеспечения участия обвиняемого (подозреваемого) в уголовном процессе посредствам применения к нему залога в качестве меры пресечения; выявление особенностей реализации в современных изменяющихся условиях борьбы с преступностью норм права о залоге как мере пресечения; исследование изменяющейся правовой характеристики сущности, понятия, предмета залога как меры пресечения, порядка, оснований и механизма его применения; подготовка научно-обоснованных предложений по со-

6

вершенствованию норм уголовно-процессуального законодательства, регули- рующих применение залога в качестве меры пресечения.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются уре- гулированные и неурегулированные (фактические) общественные отношения, складывающиеся в процессе правоприменительной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, связанной с применением залога в качестве меры пресечения; нормы Конституции Российской Федерации, международного, уголовно-процессуального и других отраслей права, регламентирующие применение и обеспечение применения меры пресечения в виде залога; материалы следственной и судебной практики, статистические данные, научная и учебная литература, другие материалы и разработки по теме диссертации.

Предмет исследования составляют: научно-теоретические, правовые и научно- практические проблемы применения в различных стадиях уголовного процесса конституционных, уголовно-процессуальных и иных правовых норм, регламентирующих основания, условия, порядок применения и обеспечение применения меры пресечения в виде залога; закономерности правового регули- рования залога как меры пресечения; закономерности в деятельности государст- венных органов по реализации норм о данной и других мерах пресечения и пра- воотношений, возникающих в процессе этой деятельности; правовая теория, изучающая вышеуказанные проблемы.

Методологические основы н методика исследования. Достоверность и обоснованность результатов и выводов. Общая методология исследования основана на общефилософских принципах диалектики и системном подходе. Теоретическая база исследования состоит из научных трудов в области философии, общей теории права, конституционного, международного, уголовно- процессуального, гражданского и других отраслей права. При подготовке дис- сертации автором использовался комплекс методов научного познания, вклю- чающий в себя сравнительно-правовой, логико-юридический, исторический, со- циологический, статистический, системный, формально-логический методы. В

7 работе по теме диссертации автор опирался на положения дореволюционного российского уголовно-процессуального законодательства, а также на положения Конституции Российской Федерации; нормы международного права и федерального законодательства; нормативные правовые акты Президента и Правительства Российской Федерации; постановления (определения) Конституционного Суда Российской Федерации и Пленума Верховного Суда РСФСР (Российской Федерации); подзаконные нормативные правовые акты; труды русских ученых И.Я. Фойницкого, В.К. Случевского, А. Квачевского, А. Кистяков-ского, В.Д. Кузьмина- Караваева, П.И. Люблинского, П.В. Макалинского, В.В. Миклашевского; работы современных ученых, таких как В.П. Божьев, И.М. Гуткин, К.Ф. Гуценко, СП. Ефимичев, 3.3. Зинатуллин, З.Ф. Коврига, В.М. Кор-нуков, Ю.Д. Лившиц, Л.Н. Масленникова, В.А. Михайлов, Г.М. Миньковский, И.Л. Петрухин, В.М. Савицкий, М.С. Строгович, М.А. Чельцов, А.А. Чувилев и

др.

Достоверность и обоснованность теоретических и научно-практических положений, выводов и предложений диссертации обеспечены комплексным подходом к исследованию законодательства и других норм отечественного и международного права, практики правоприменения, трудов ученых и эмпирического материала. Эмпирический материал диссертационного исследования представлен результатами анализа статистической и конкретной информации о деятельности органов расследования, прокуратуры и судов, а также данными проведенного автором по специально разработанным анкетам опроса 180 сотрудников правоохранительных органов по вопросам применения залога в качестве меры пресечения. Автором диссертации проведено исследование материалов 120 уголовных дел, расследованных и рассмотренных в Замоскворецком межмуниципальном суде г. Москвы в период с 1994 по 2000 год. Изучение проведено с целью получения конкретно-социологической базы для сравнения и выявления позитивных и негативных сторон в использовании залога в качестве имущественного обеспечения надлежащего поведения обвиняемого (подозреваемого) на стадиях уголовного судопроизводства и его явки по вызо-

8 вам органов уголовного судопроизводства.

Научная новизна, теоретическая и практическая значимость результатов исследования. Научная новизна заключается в том, что с позиций Конституции Российской Федерации автором в определенной мере по-новому исследованы нормы в той или иной мере модернизированного уголовно-процессуального и гражданского права, а также теоретические и научно-практические вопросы процессуального порядка применения залога в качестве меры пресечения, уточнены теоретические и научно-практические положения относительно понятия залога как меры пресечения, целей и оснований его применения, предмета залога и залоговой суммы. Рассмотрение автором диссертационного исследования с относительно новых позиций уголовно-процессуального права и уголовно-процессуальной практики применения залога в качестве меры пресечения позволило, как ему представляется, сформулировать ряд положений, выводов и предложений, обладающих относительной новизной и имеющих, по его мнению, значение для возможного законодательного развития института залога в уголовном процессе и для возможного совершенствования практики его применения в деятельности органов расследования, прокуратуры, суда. Автором предприняты попытки обоснования законодательных предложений по возможному совершенствованию уголовно-процессуальной деятельности, связанной с применением меры пресечения в виде залога.

Теоретическая и практическая значимость результатов проведенного исследования определяется тем, что, по мнению автора, им изучены и решены ранее не в полной мере освещенные проблемы применения залога в качестве меры пресечения. Представляется, что предложенные в диссертации положения и уточнения юридических понятий могли бы быть использованы в теории и практике для обеспечения в уголовном судопроизводстве его задач и гарантированных законодательством прав и законных интересов обвиняемых, подозреваемых, потерпевших, гражданских истцов и гражданских ответчиков. Выводы диссертанта могли бы претендовать на то, чтобы использовать их в процессе разработки законодательных актов, призванных доурегулировать общественные

9 отношения, складывающиеся при применении залога в качестве меры пресечения,

Положения диссертационного исследования, выносимые на защиту

  1. Уголовно-процессуальный залог представляет собой установленную в законе меру пресечения, избираемую по постановлению органов расследования, прокурора либо по определению суда и действующую вплоть до её изменения, отмены, вступления приговора в законную силу; обеспечивающую устранение обвиняемому возможности скрыться от органов предварительного расследования и суда, противодействовать установлению истины по делу, совершать новые преступления, а также обеспечивающую его своевременную явку по вызовам органов уголовного судопроизводства и исполнение приговора; избрание и применение меры пресечения в виде залога предусматривает внесение обвиняемым или иными физическими либо юридическими лицами в депозит суда денег (ценностей) в размере, определяемом органом расследования, прокурором, судом, избирающим данную меру пресечения.
  2. Правовыми основаниями применения меры пресечения в виде залога являются собранные органами расследования, прокуратуры и судом по уголовному делу доказательства того, что в случае неприменения указанной меры пресечения обвиняемый (подозреваемый) может совершить хотя бы одно из ниже- перечисленных противоправных деяний: скроется от дознания, предварительного следствия или суда; воспрепятствует установлению истины по уголовному делу; продолжит преступную деятельность; уклонится от исполнения приговора.
  3. Правовыми условиями допустимого применения меры пресечения в виде залога являются: наличие возбужденного в установленном порядке уголовного дела; учет при применении данной меры пресечения органом расследования, прокурором и судом характеристики личности обвиняемого, тяжести предъявленного ему обвинения, характера поведения обвиняемого в ходе расследования и осуществления производства по делу в суде; гарантирование надлежащего поведения обвиняемого суммой залога, определяемой при избрании

10 меры пресечения органом расследования, прокурором, судом.

  1. Цели применения меры пресечения в виде залога подразделяются на общие и специальные.

4.1 Общими целями применения залога в качестве меры пресечения являются: обеспечение явки обвиняемого по вызовам органа дознания, предварительного следствия, прокурора, судьи (суда); обеспечение невозможности для обвиняемого воспрепятствовать установлению истины по уголовному делу; пресечение возможной преступной деятельности обвиняемого; обеспечение исполнения приговора суда. 4.2 4.3 Специальными целями применения залога в качестве меры пресечения являются: обеспечение возможности личного участия подозреваемого, обвиняемого, подсудимого в уголовном процессе; обеспечение применения к осужденному наказания, определенного судом в приговоре, с наименьшим ущемлением его прав; обеспечение возмещения ущерба, причиненного потерпевшему преступлением; обеспечение возмещения расходов государства на производство по УГОЛОВНОМУ делу. 4.4 5. Обстоятельствами, которые должны учитываться при определении раз мера залоговой суммы органом уголовного судопроизводства, избирающим ме ру пресечения в виде залога, являются: характеристика совершенного преступ ного деяния (его тяжесть, причинённый ущерб, причины и условия его совер шения, возможное наказание за совершение данного преступления и т. п.); ха рактеристика обвиняемого (его социальный статус, материальное положение, возраст, состояние здоровья); реальность обеспечения с помощью избрания данной меры пресечения надлежащего поведения обвиняемого и его явки по вызовам органов расследования и суда.

  1. Предложения по внесению изменений и дополнений в УПК РСФСР (проект УПК Российской Федерации).

6.1 Исключить часть 2 статьи 89 УПК РСФСР; внести изменения в часть 1 статьи 89 УПК РСФСР (внести соответствующие изменения в проект УПК РФ), которые позволят избирать меру пресечения в виде залога: по определению су-

11

да; по постановлению прокурора; по постановлению лица, производящего дознание, следователя без получения на то санкции прокурора.

При этом часть 1 статьи 89 УПК РСФСР изложить в следующей редакции: “При наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый скроется от дознания, предварительного следствия или суда, или воспрепятствует установлению истины по уголовному делу, или будет заниматься преступной деятельностью, а также для обеспечения исполнения приговора лицо, производящее дознание, следователь, прокурор или суд вправе применить в отношении обвиняемого одну из следующих мер пресечения: подписку о невыезде, личное поручительство или поручительство общественных организаций, залог, заключение под стражу”.

6.2 Внести изменения и дополнения в статью 99 УПК РСФСР (в соответствующую статью проекта УПК РФ) касающиеся: закрепления в уголовно-процессуальном законодательстве перечня предметов, подлежащих внесению в депозит суда в качестве залога; определения критериев, лишь при наличии которых та или иная организация получает право выступать в качестве залогодателя при избрании меры пресечения в виде залога; конкретизации целей применения залога как меры пресечения; законодательного установления правила о внесении установленной залоговой суммы в депозит суда до момента освобождения лица из-под стражи; целей использования залоговых сумм, обращенных в доход государства; порядка и сроков возврата залогового имущества. При этом с учетом данных предложений статью 99 УПК РСФСР изложить в следующей редакции:

“Статья 99. Залог

В качестве залога могут быть внесены: деньги в отечественной или иностранной валюте; государственные процентные бумаги; изделия из драгоценных металлов и камней; предметы искусства и антиквариата (хранение которых возможно в депозите суда), вносимые подозреваемым, обвиняемым, подсудимым либо другим лицом или организацией, являющейся юридическим лицом, зарегистрированном в установленном законом порядке, не имеющем в своём устав-

12 ном капитале какого-либо процента государственной либо муниципальной соб- ственности, в обеспечение целей, указанных в части 1 статьи 89 настоящего Кодекса. О принятии залога составляется протокол, копия которого вручается залогодателю.

Сумма залога определяется органом, избравшим данную меру пресечения, в соответствии с обстоятельствами дела. Если подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, в отношении которого избирается мера пресечения в виде залога, находится под стражей, то фактическое его освобождение должно быть произведено только после внесения установленной залоговой суммы в депозит суда им самим либо иным залогодателем.

При внесении залога залогодатель должен быть поставлен в известность о сущности дела, по которому избрана данная мера пресечения.

В случае отмены или изменения меры пресечения в виде залога возврат залогового имущества должен быть произведен не позднее 3 дней с момента вынесения соответствующего решения.

В случае нарушения подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, данной меры пресечения внесенный залог обращается в доход государства определением суда, вынесенным в порядке, предусмотренном статьей 323 настоящего Кодекса.

Залог, обращенный в доход государства в соответствии с частью 5 настоящей статьи, используется для возмещения в судебном порядке потерпевшему от преступления всякого ущерба, установленного по закону, а также для возмещения судебных издержек, отнесённых на счёт обвиняемого, либо на указанные цели по иным уголовным делам”.

6.3 Предусмотреть в УПК РСФСР (проекте УПК РФ):

а) возможность передачи в депозит суда внесенных залоговых денег в отечественной или иностранной валюте следователем (дознавателем), избравшим данную меру пресечения, с условием, что такая передача залоговых денег должна производиться не позднее 24 часов с момента составления им протокола о принятии залога;

13 б) немедленное обращение судом залога в доход государства, если по- дозреваемым, обвиняемым, подсудимым нарушена мера пресечения.

  1. В целях расширения практики внесения в качестве залога движимого и недвижимого имущества предусмотреть в законодательстве о банках и банковской деятельности основания и порядок приема и хранения данных залоговых ценностей.

Апробация и практическая реализация результатов диссертационного исследования. Основные положения диссертации, выводы, предложения и рекомендации ее автора получили апробацию в учебном пособии и двух научных статьях, опубликованных им в 1997-2000 годах, в его выступлениях с научными докладами и сообщениями на темы: “Совершенствование деятельности органов расследования по применению мер пресечения имущественного характера” (научно- практическая конференция “Новое в уголовно-процессуальном законодательстве”, проведенная в мае 1999 года в Академии управления МВД России); “Понятие залога как меры пресечения. Проблемы, возникающие при его применении на практике” (заслушано в феврале 1999 г. на заседании кафедры управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России), а также путем внедрения автором диссертации в практическую деятельность УВД Тюменской и Архангельской областей научных разработок по совершенствованию практики применения мер пресечения. Диссертантом была подготовлена лекция на тему: “Меры пресечения в уголовном процессе”, которая используется в учебном процессе образовательных учреждений. Апробация и практическая реализация результатов диссертационного исследования в учебном процессе и практической деятельности подтверждены актами, выданными Тюменским и Калининградским юридическими институтами МВД России, УВД Тюменской и Архангельской областей.

Структура диссертации предопределена целями и задачами исследования, его содержанием и логикой изложения материала. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, внутритекстовых сносок, списка использованной литературы и приложений.

14 Глава 1. Правовая природа залога § 1. Становление и развитие института залога как имущественной меры пресечения в уголовном судопроизводстве

Необходимость изучения истории развития залоговых отношений обусловлена тем, что без ее знания нельзя учесть всех плюсов и минусов правового регулирования института залога и взять положительное для его использования в современной правовой системе.

Исследование возникновения и развития гражданско-правового и уголовно- процессуального залога, с нашей точки зрения, следует проводить во взаимосвязи.

Имущественные гарантии выполнения обязательств получили свое начало из римского права, исторически оказавшимся основой, на которой построено большинство правовых систем, в том числе система российского гражданского права, которая включает в себя обязательственное право, а следовательно, и способы обеспечения исполнения обязательств, среди которых залог занимает особое место. Меры пресечения имущественного характера появились в уголовном производстве из аналогичных институтов, использующихся в гражданском праве для обеспечения исполнения обязательств.

По мнению В.А. Ефимова, “первой формой внешнего обеспечения обязательства была римская фидуция, отличающаяся от позднее появившегося залога тем, что кредитор получал в обеспечение своего требования право собственности на вещь”1.

Залог в Риме, считает В.А. Тархов, в качестве средства обеспечения обязательств имел второстепенное значение, рассматривался как вещное, ак-

Ефимов В.А. Догма римского права. - СПб., 1901. С. 373.

15 цессорное право, дающее возможность продать чужую вещь для удовлетво- рения права требования .

Согласно утверждению Л. Кассо, залоговые отношения для римского права характеризовались вначале тем, что залог не носил характер явно выраженного дополнительного обязательства. Кредитору в отношении должника предоставлялись две формы защиты в обязательстве - вещное право и личное право. Если он предъявлял вначале вещный иск и не получал удовлетворения, то тогда он мог предъявить личный иск, то есть потребовать от должника исполнения действий, предусмотренных обязательством. С развитием римского права личное право становится как главное, а вещное - субсидиарное обязательство. По существу залог стал рассматриваться как субсидиарное обязательство”.

Первоначально целям залога служила сделка, основанная на доверии (фидуция), которая обеспечивалась иском. Положение должника при такой сделке было чрезвычайно невыгодным, поэтому появилась другая форма залога - pignus, которая называлась нередко “ручной заклад”. При такой форме залога вещь передавалась кредитору в аренду или только во владение. Д. Мейер отмечал: “Залогоприниматель не собственник залога, а только владеет им в обеспечение обязательства. Сюда принадлежат римское учреждение pignus и французское gage,,:\

На раннем этапе своего использования pignus или arrha носили символический характер, они вносились номинально. Вещь или кольцо, передавались одним человеком другому в знак того, что он обязуется выполнить какое-то обязательство. В последующем, с умножением потребности в более действенном подкреплении данного обещания, и следуя принципу “верю не

Тархов В.А. Римское частное право. - Черкесск, 1954. С. 50. 2 Кассо Л. Понятие о залоге в современном праве. - Юрьев, 1898. С. 13-27. ‘ Мейер Д. Древнее русское право залога. - Казань, 1855. С. 3. 4 arrha sponsalitia - обычай передавать кольцо как символ верности, подтверждение данного обещания.

16

лицу, а вещи”, pignus (залог вещи) стали отличать от arrha (передачи кольца), и его символическое значение исчезло.

Наряду с представленными формами залога, имел место непосредственно залог личности - пехшп. “Должник, посредствам символической продажи, как будто бы передавал себя, семейство и всё своё имущество кредитору, который, если бы в срок, назначенный для уплаты, долг не был представлен, по прошествии 30 дней (justidies) мог обратить взыскание против личности самого должника…‘“1. В дальнейшем этот вид залога “…вследствие бесчеловечного обращения с личностью должника, был отменен во время Самнитских войн, законом Poetelia Papiria”’.

Личный залог имел место и в России. Как отмечает Г.Ф. Шершеневич, “в России залога до XV века не существовало, имел место только залог людей”1, который применялся для обеспечения долговых обязательств в XIII-XIV веках. В этом случае кредитор приобретал право владения и пользования личностью должника, но не право им распоряжаться. В той или иной форме данный вид залога просуществовал в России до XIX века.

Н.Н. Товстолес писал: “Уже в XVI-XVII веках начали появляться законные акты, запрещающие личный залог. Тем не менее заклад крестьян всё ещё был возможен, по крайней мере, не самостоятельный, а в силу того, что заклад земли обязательно влек за собой заклад крестьян, которые на ней находились. Лишь в XIX веке опосредованный заклад крестьян стал незакон-ным .

С развитием залогового оборота такая форма обеспечения обязательств как pignus не могла удовлетворить потребностей жизни. Эта правовая форма

Дыдынский Ф. Залог по римскому праву. - Варшава, 1872. С. 8-9. 2 Дыдынский Ф. Там же.

J Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. 11-е изд., Т.1. -М., 1914. С. 428-429.

4

Товстолес Н.Н. Сущность залога в историческом развитии по русскому гражданскому праву // Журнал министерства юстиции. 1898. № 8. С. 141.

17 не давала надежного обеспечения кредитору, так как если вещь им утрачива- лась, то он не мог потребовать ее обратно. С другой стороны, интересы хо- зяйственной жизни требовали большей гибкости института в том отношении, чтобы на время от установления залога до наступления срока платежа не лишить должника возможности хозяйственного использования заложенной вещи. В связи с этим сложилась наиболее развитая форма римского залога - hipotheca (ипотека) , при которой важен был договор, а не традиция (только во владение). При ипотеке предмет залога оставался в собственности и во владении залогодателя, а кредитор получал право в случае неудовлетворения по обязательству потребовать этот предмет, продать и из вырученной суммы покрыть свои убытки.

На залог не влияла перемена собственников. Допускалась генеральная ипотека на все настоящее и будущее имущество. Залог устанавливался договором, легатом или законом: по требованию императорской казны, для вознаграждения опекуну и для приданого, вручаемого мужу со стороны жены -на все имущество должника; наймодателя жилища - на все внесенные, ввезенные и введенные вещи жильца; арендодателя имения - на плоды.

В римском праве допускалось несколько залоговых прав, приоритет определялся по старшинству за исключением привилегированных прав императорской казны, жены на приданое, оформленных публично или в присутствии трех свидетелей. Существовали следующие виды залога: залог товара в обороте, залог прав требования, узуфрукта и залогового права. Залог обеспечивался ипотечным иском и владельческими запрещениями”.

В России, основными, определяющими эволюцию залоговых отношений, стали следующие факторы: развитие форм собственности, степень ры-

1 Некоторые ученые говорят о том, что такая форма залога как ипотека была выработана в Древней Греции, а затем уже заимствована римлянами. См., например, Будилов В.М. Залоговое право России и ФРГ: Дис. … канд. юрид. наук. - С.-Петербург, 1994. *” Тархов В.А. Римское частное право. - Черкесск, 1954. С. 50.

18 ночной ориентации экономики, уровень ее обеспеченности капиталами дол- госрочного характера. С ростом торговли и денежного обращения в Древней Руси развивались и кредитно-ростовщические операции. В списке “Русской Правды” свыше 20 статей были посвящены кредиту. Они обеспечивали кредитные сделки купцов, в том числе штрафы за неуплату денег, размер процентов и др.

Не только “Русская Правда”, но и другие исторические памятники русского права, например “Псковская судная грамота”, уделяли большое внимание докапиталистическому кредиту и его обеспечению имуществом должника. Так, Псковский закон позволял брать ссуду, но требовал, чтобы долги были обеспечены имуществом должника, а кроме этого поручителем. Когда у должника не оставалось никакого имущества, то поручитель должен был принять на себя обязанность заплатить за должника. Если же поручитель не мог заплатить долг, в таком случае “ответствует его имущество”.

В некоторых случаях долг мог быть обеспечен своим трудом, то есть “Псковская грамота” в качестве залога при выдаче ссуды упоминала труд должника .

Уложение 1649 года запретило заемщикам продаваться в полные холопы за долг, определив, что при не возврате ссуды взыскание обращалось сначала на двор, движимое имущество, а затем на вотчины и поместья должника”.

Если специалистам в области гражданского права история развития залоговых отношений позволяет сделать вывод о значительности залога как меры, стимулирующей стабильность и устойчивость рыночных отношений, то в нашем случае видится бесспорная важность широкого использования

Михайлов М.М. История русского права. - СПб., 1871. С. 92. 2 Маньков А.Г. Уложение 1649 года - кодекс феодального права России. - Л., 1980. С. 17.

19 имущественных мер обеспечения участия обвиняемого в уголовном процессе для демократизации уголовного судопроизводства.

Уголовно-процессуальный залог, так же как и гражданско-правовой, уходит своими корнями далеко в прошлое. О первом случае использования имущественного поручительства написал еще П.И. Люблинский, ссылаясь на Ливия (книгу III главу 13), где говорится, что в III веке от основания Рима, десять публичных поручителей ручались определённой сенатом суммой за обвиняемого в тяжком преступлении . Характеризуя институт мер пресечения на Руси, А. Кистяковский отметил: “В первый раз поруки упоминаются в Русской Правде””. В курсе уголовного судопроизводства И.Я. Фойницкого отмечена общая характеристика мер пресечения в Древнем Риме: “Меры пресечения в республиканскую эпоху были весьма мягкими, и лишение сво-боды применялось очень редко””. О залоге сообщает М.А. Чельцов-Бебутов, давая характеристику суду и уголовному процессу феодальной Франции XI-XII веков, он, в частности, писал: “После принятия вызова суд брал у сторон специальный залог и назначал место и время поединка” .

Эволюция мер пресечения тесно связана с развитием самого общества. С перерождением преступления из дела личного или дела какой-то группы людей (рода, общины) в деяние общественно опасное, осуждаемое публично, изменялись виды и характер мер пресечения. А. Кистяковский высказывал следующее мнение: “В истории мер пресечения легко отличить 4 периода: а) период господства и почти исключительного применения порук; б) период

1 Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. Меры обеспечения не уклонения обвиняемого от правосудия. - С.-Петербург, 1906. С. 55-56.

*? Кистяковский А. О пресечении обвиняемому способов уклониться от след- ствия и суда. - С.-Петербург, 1868. С. 12.

0 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. 4-е изд. Т.1. - С.Петербург, 1912. С. 19.

4 Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. - С.Петербург, 1995. С. 190.

20 совместного применения порук и отдачи за пристава; в) период ослабления применения порук и частого применения отдачи за пристава и тюрьмы; г) наконец, период преобладания применения тюрьмы, кране редкого употребления порук и уничтожение отдачи за пристава”1.

На раннем этапе развития общества, когда за совершенный проступок одного члена рода или племени отвечали все, не было необходимости ограничивать свободу преступника, поэтому если спор не разрешался немедленно, то виновный отдавался на поруки своему роду. Кроме того, за преступление искали материальное вознаграждение и могли его получить с общины обидчика, независимо от наличия его самого. Например, на Руси до X века, как отмечал П.И. Люблинский: “община отвечала за своего члена… ответственность была скорее имущественной, нежели личной. Преступление было лишь нарушением частного права - обидой, за которую платил обидчик. Община, отвечая за своего члена, была и естественным поручителем за него…””. Далее в своей работе “Свобода личности в уголовном процессе. Меры обеспечения не уклонения обвиняемого от правосудия” он пишет: “…платеж виры переходил на общину, в случае, если не найдут душегубца (Двинская грамота 1398 год)”0.

На наш взгляд, представляет интерес обращение и к зарубежному опыту. В Англии, например, существовали так называемые frankpledge - группа взрослых мужчин, входивших в состав взрослого населения какого-нибудь местечка, которые платили штраф, в случае непредставления к правосудию какого-либо члена из их общества, совершившего преступление, а статут 1444 года (23 Непг. 6 сар.9) требовал в известных случаях непременного

Кистяковский А. О пресечении обвиняемому способов уклониться от следствия и суда. - СПб., 1868, С. 3.

2 Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. Меры обеспечения не уклонения обвиняемого от правосудия. - СПб., 1906. С. 212. J Люблинский П.И. Там же.

применения шерифами поручительства, рассматривая отказ от него, как злоупотребление1.

В результате проведенного анализа можно сделать вывод о том, что в рассматриваемый период не возникало необходимости в изобретении каких-либо других мер пресечения кроме порук, поскольку ответственность была не столько личная, сколько имущественная. В дальнейшем с укреплением княжеской власти, когда обвинение начинает приобретать публичный характер, возникает объективная необходимость в установлении более жестких мер пресечения. Это время принятия Судебников 1497 и 1550 г.г. А. Кистя-ковский, в частности, отмечает: “В прежнем периоде отыскание и открытие преступлений составляло дело частных лиц, обиженной стороны, чем дело власти, которая главным образом сосредотачивала своё внимание на охранении своих денежных интересов в деле уголовной юстиции. Судебники и судебные грамоты вводят обыск, как меру государственную, для открытия преступлений” . С этого же времени возникает самостоятельная мера предупреждения - отдача за пристава. “Наряду с правом привода в суд и немедленной расправы после суда, производимыми частным лицом - потерпевшим, применялись почти исключительно поруки; в иных случаях, при невозможности достать поручителей, приставы оставляли виновных у себя’”, - пишет П.И. Люблинский.

В последующем появляются и иные меры обеспечения участия обви- няемого в судопроизводстве. Следующую классификацию по Своду законов 1832 г. приводит А. Кистяковский: “1) содержание в тюрьме и при полиции; 2) домашний арест; 3) полицейский надзор, и 4) отдача на поруки…“4.

1 Люблинский П.И. Указ. раб. С. 69;74.

2 Кистяковский А. О пресечении обвиняемому способов уклониться от след ствия и суда. - СПб., 1868. С. 21.

3 Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. Меры обеспе чения не уклонения обвиняемого от правосудия. - СПб., 1906. С. 218.

4 Кистяковский А. О пресечении обвиняемому способов уклониться от след ствия и суда. - СПб., 1868. С. 99.

22

Как уже отмечалось выше, в эпоху существования имущественной от- ветственности порукам принадлежала главенствующая роль по сравнению с применением других мер пресечения. Когда имущественную ответственность сменила личная, эта мера пресечения совершенно утратила своё значение. Например, во Франции в момент господства инквизиционного процесса до XIV столетия ‘‘Свобода с поручительством” (recreance) испытала значительные ограничения. По “Esteblissements de St. Luis” она уже не допускалась, когда наказание грозило жизнью или потерей части тела”1.

На смену инквизиционному (розыскному) процессу, где приоритет отдавался аресту, пришел смешанный или состязательный процесс, и имущественное поручительство и залог были законодательно восстановлены.

В России имущественные меры, обеспечивающие не уклонение обвиняемого от следствия и суда, широкое законодательное закрепление получи-ли в принятом 20 ноября 1864 года Уставе уголовного судопроизводства”, где наряду с отдачей на поруки был установлен залог. Но прежде чем произошли изменения в системе мер пресечения, были законодательно отменены телесные наказания, являвшиеся тяжелым наследием средневековья. А. Кистяковский по этому поводу писал: “…нельзя было серьезно думать о сокращении случаев применения лишения свободы и расширении употребления залога и поручительства, пока оставалась нетронутою прежняя наша система телесных наказаний, страх которых был одним из естественных побуждений, заставляющих подсудимого уклоняться от следствия и суда”3.

Таким образом, произошло соединение двух систем. Системы, где доминировало заключение под стражу, господствовавшей в период становления государства как вершителя судебных дел, и системы, отдававшей предпочтение поручительству, преобладавшей ранее. Такие новации приветство-

1 Люблинский П.И. Указ. раб. 1906. С. 109.

2 Далее по тексту УУС.

3 Кистяковский А. Указ. раб. С. 137-138.

23 вались юриспруденцией. “После долгого кошмара пытки и почти равносиль- ного ей по тем целям, которые он преследовал, поголовного ареста, наступила эпоха более благоприятная для свободы и справедливости. Явилась потребность в иных надёжных средствах обеспечения. И естественнее всего было восстановить институт, существовавший с древних времён, - денежное обеспечение явки”1,- пишет П.И. Люблинский. Это же отмечет А. Кистяков-ский: “…имущественная ответственность поручителей есть стародавнее, коренное русское учреждение, продолжавшее существовать с незапамятных времён, вплоть до Петра I, то есть на памяти истории не меньше как в течении семи веков””.

Необходимо отметить, что система мер пресечения, закреплённая в ст. ст. 77, 416-419 Устава уголовного судопроизводства 1864 г. выглядела следующим образом:

1) отобрание вида на жительство или подписка о явке к следствию и не отлучке с места жительства; 2) 3) отдача под особый надзор полиции; 4) 5) отдача на поруки; 6) 7) взятие залога; 8) 9) домашний арест; 10) 11) взятие под стражу. 12) До революции октября 1917 года, пока не был принят Декрет о суде № 1 от 24 ноября 1917 года, система мер пресечения, закреплённая Уставом уголовного судопроизводства 1864 г., не претерпевала существенных изменений. С принятием вышеуказанного декрета, как антиреволюционные прекратили своё действие отобрание вида на жительство и особый надзор поли-

Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. Меры обеспечения не уклонения обвиняемого от правосудия. - СПб., 1906. С. 348. “ Кистяковский А. О пресечении обвиняемому способов уклониться от следствия и суда. - СПб., 1868. С. 161.

24 ции. Но какой-либо своей системы мер пресечения на этом этапе развития советского законодательства предложено не было.

Впервые в советском процессуальном законодательстве система мер пресечения была закреплена в пункте 78 Положения о военных следователях от 30 сентября 1919 года . Указанная система насчитывала следующие виды мер пресечения: письменное обязательство о явке к следователю и не отлучке с места жительства или службы; отдача на поруки; представление залога; отдача под ближайший надзор начальства; арест.

В 1922 году был принят первый Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, в котором сохранялись такие меры пресечения как - залог и имущественное поручительство. Воспроизведены они были и в УПК РСФСР 1923 года без существенных изменений. Кодекс закрепил регламентацию залога в ст. 153: “Залог состоит в деньгах или ином имуществе, вносимом в суд самим обвиняемым или другим лицом или организацией, в обеспечение явки обвиняемого к следователю, суду”. Статья 152 регламентировала применение имущественного поручительства: “Имущественное поручительство состоит во взятии от достаточно состоятельного для того лица или организации подписки в том, что они обязуются уплатить известную сумму в случае неявки обвиняемого к следователю или в суд”. Думается, что использование рассматриваемых институтов осуществлялось по правилам, введенным УУС 1864 года, за исключением того, что в случае уклонения обвиняемого от следствия и суда внесенный залог или выплаченная сумма поручительства обращались не на содержание мест заключения, а в доход государства.

Законодательное закрепление во вновь принятом УПК РСФСР имущественного поручительства и залога вызвало много споров по поводу приемлемости данных институтов в государстве, где провозглашается классовое

Положение о военных следователях. Утверждено приказом Реввоенсовета Советской Республики 30 сентября 1919 г, // Сборник приказов Реввоенсовета Советской Республики. 1991.

25 равенство. V съезд деятелей советской юстиции, следуя классовому принципу, признал необходимым “исключение из УПК в качестве мер пресечения, полностью имущественного поручительства и залога”. Эта точка зрения нашла своё признание в “Основах уголовного судопроизводства СССР”, которые уже не упоминают об имущественном поручительстве и залоге. “Столь ригористическое отношение к этим мерам едва ли однако оправдывается существом дела” , - так охарактеризовал П.И. Люблинский позицию юристов того времени, при этом подчеркнув своё несогласие с ними.

Однако по свидетельству Ю.Д. Лившица, “эти меры пресечения находили применение в период НЭПа, когда к участию в хозяйственной жизни страны были допущены частнокапиталистические элементы, по отношению к которым и применялись данные меры пресечения”’.

Тем не менее, несмотря на негативное в целом отношение к имущественным мерам обеспечения участия обвиняемого в уголовном судопроизводстве, залог был оставлен в системе мер пресечения в УПК РСФСР 1960 года.

Позже о неприемлемости для советского уголовного судопроизводства имущественных мер обеспечения участия обвиняемого на предварительном следствии и в суде писали различные исследователи. В частности, И.М. Гут-кин отмечал: “Так, в США и Англии провозглашено, что арестованные до начала процесса пользуются правом быть отпущенными на свободу под залог или на поруки. Однако, трудящиеся, оказавшиеся арестованными, воспользоваться этим правом не могут из-за отсутствия необходимых средств или поручителей и поэтому должны отправляться в тюрьму”. Ю.Д, Лившиц подчеркивал: “…с первых же дней своего существования имущественное по-

Люблинский П.И. Уголовно-процессуальный кодекс: Научно-практический комментарий. 3-е изд. - М., 1926. С. 38.

2 Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. - М., 1964. С. 71-72.

” Гуткин И.М. Меры пресечения в советском уголовном процессе. - М., 1963. С. 8.

26 ручительетво и залог, как меры пресечения, удовлетворяли лишь интересы буржуазии и других обеспеченных слоев населения, давая возможность их представителям за деньги или иное имущество покупать себе доследствен-ную свободу”1. Он же называл норму, регулирующую положения о залоге “мёртвой нормой”*. В.М. Корнуков считал, что залог “неприемлем… с позиций достигнутых социальных и экономических преобразований”’.

В результате общих тенденций о неприемлемости залога как меры пресечения, проводившихся в науке, на практике применение этой меры было сведено на нет. В конце 1980-х годов с преобразованием нашего общества изменилось отношение и к имущественным мерам пресечения. Использование этого института стало вызывать всё больший интерес в науке и практической деятельности. “До недавнего времени залог применялся очень редко, однако практика показала эффективность его применения” , - пишет адвокат. Актуальным институт залога считают и судьи: “Возрождение института залога в российском уголовном процессе связано с введением в 1992 году судебного контроля за законностью и обоснованностью ареста, а также срока содержания обвиняемого под стражей. Тогда перед судьями встала сложная задача: найти золотую середину между заключением под стражу и подпиской о невыезде. Вполне естественно, что судебная практика обратилась к единственно реальной альтернативе - залогу”5.

В защиту залога выступают и в научной литературе. Так, по свидетельствам И.Л. Петрухина: “Нет сомнения, что имущественные санкции будут

! Лившиц Ю.Д. Меры процессуального принуждения в советском уголовном процессе: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1959. С. 204.

” Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. - М., 1964. С, 72.

” Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопро- изводстве. - Саратов, 1978. С. 54.

4 Гранкин М. Залог как мера пресечения // Российская юстиция. 1998. № 2. С. 24.

5 Колоколов Н. Меры пресечения имущественного характера // Российская юстиция. 1998. № 12. С. 41-42.

всё шире применяться в уголовном процессе. Это касается и залога, который должен применяться шире, заменяя собой строгие меры пресечения, прежде всего заключение под стражу” . По мнению В.А. Михайлова, “…уголовно- процессуальные меры принуждения обеспечивают повышение эффективности в борьбе с преступностью. Среди этих мер залог должен занять достойное место…””. Следует согласиться с практической значимостью имущественных мер обеспечения участия обвиняемого в уголовном процессе и, как следствие, необходимостью научной разработки положений, регламентирующих применение этого института.

Рассмотрение исторического опыта позволяет нам сделать заключение о том, что имущественные меры обеспечения участия обвиняемого в уголовном судопроизводстве используются уже много веков в разных странах. На том или ином этапе развития уголовного процесса в силу различных причин исследуемый институт пытались искоренять, но через менее или более продолжительные сроки законодатель вынужден был возвращаться к использованию имущественных мер пресечения как к наиболее удачным мерам, позволяющим сочетать оптимальную степень принуждения с соблюдением прав обвиняемого при достижении задач, поставленных перед уголовным судопроизводством.

В настоящее время применение залога в нашей стране закреплено в УПК РСФСР (ч. 2 ст. 89; ст. 99). Положения этих статей, а также другие нормативные акты, регламентирующие реализацию этого института на практике, будут рассмотрены в следующих параграфах настоящего диссертационного исследования.

Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. - М., 1989. С. 244.

2 Михайлов В.А. Применение залога в российском уголовном процессе. -Омск, 1993. С. 142.

28 § 2. Сущность, понятие, цели и основания применения залога в уголовном судопроизводстве Российской Федерации

Имущественные меры обеспечения участия обвиняемого в уголовном судопроизводстве, в частности залог, применяются уже много веков, но до сих пор законодатель в нормах права, регламентирующих применение этого института уголовного процесса, не дал ему определения. В действующем Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР также не содержится такого понятия. По нашему мнению, появление термина “уголовно-процессуальный залог”, отражающего в полной мере признаки данного института, способствовало бы более четкому определению правовой нормы, регламентирующей применение этого института уголовного судопроизводства на практике и, как следствие, повышению его эффективности. Существует определение залога, предложенное В.В. Миклашевским в 1872 г.: “Залогом же называем, предоставление известной определённой суммы имущественных прав обвиняемым или третьим лицом в кассу суда, в обеспечение явки обвиняемого в суд по каждому призыву, в продолжении следствия и суда, по преследуемому делу, до начала исполнения приговора или до замены его другим средством пресечения”1. Но предлагаемая дефиниция отражает законодательную регламентацию данного института уголовного судопроизводства по Уставу уголовного судопроизводства 1864 г. и не может отвечать требованиям сегодняшнего дня.

О.В. Медведева раскрывает понятие залог следующим образом: “…залог… можем определить как представление обвиняемым (в исключительных случаях, подозреваемым) или третьим лицом определённой суммы имущественных гарантий, установленной органом дознания, следователем или судом, в
депозит суда, в обеспечение явки обвиняемого

1 Миклашевский В.В. О средствах представления обвиняемого в суд и пресечения ему способов уклониться от следствия и суда. Т.1. - Варшава, 1872. С. 191-192.

29 (подозреваемого) по вызовам, в продолжение предварительного расследова- ния и суда по уголовному делу, до начала исполнения приговора, отмены или замены его другим средством пресечения”1. Представленное определение, по нашему мнению, недостаточно полно отражает признаки, присущие залогу как мере пресечения. Постараемся вывести понятие залога, которое содержало бы все характерные черты действующего в настоящее время института.

Представляется, что положения уголовно-процессуального залога за некоторыми исключениями заимствованы из аналогичного института гражданского права. По этому поводу высказывались различные точки зрения, например В.А. Михайлов считает, что “основные положения о залоге уголовно-процессуальным законодательством с определёнными изъятиями за-имствованы из гражданско- правового института залога” . Ранее об этом писал П.И. Люблинский: “Распространение полностью на эти отношения статей Гражданского Кодекса о залоге и поручительстве, не представляется возможным, так как судебный залог и поручительство, по своему характеру, являются публично-имущественными обязательствами, а не частнодоговор-ными сделками частных лиц с судебными органами. Однако некоторое вспомогательное значение статьи ГК могут иметь и в настоящем случае…”\ Противоположной точки зрения придерживается А.Д. Буряков, который отмечает: “рассматривая залог как меру пресечения, надлежит исходить из норм УПК, не подменяя и не восполняя их нормами гражданского законодательства, относящимися к гражданско-правовому залогу”4.

Медведева О.В. Залог и поручительство в системе мер уголовно- процессуального принуждения по законодательству Российской Федерации: Дисс. … канд. юрид. наук. - Волгоград, 1998. С. 91.

~ Михайлов В.А. Применение залога в российском уголовном процессе. -Омск, 1993. С. 29.

” Люблинский П.И. Меры пресечения. - М., 1923. С. 40.

4 Буряков А.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1967. С. 97.

30

Позволив себе не согласиться с последним высказыванием, приступим к изучению залога с его гражданско-правовой регламентации.

Определение залога даёт Закон Российской Федерации “О залоге” , где в статье 1 говорится: “Залог - способ обеспечения обязательства, при котором кредитор- залогодержатель приобретает право в случае неисполнения должником обязательства получить удовлетворение за счёт заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами за изъятиями, предусмотренными законом”.

Гражданско-правовой залог является сложным институтом правовое понятие которого представляет собой особую категорию, включающую предмет залога (имущество) и содержание (залоговое право и основание возникновения этого права).

Залог, являясь дополнительным, акцессорным обязательством, может иметь место лишь тогда, когда у сторон существует какое-то главное обязательство друг перед другом. В этой ситуации залог и призван обеспечить его полноценное выполнение. В случае, когда основное обязательство становится недействительным, дополнительное так же теряет силу. Залог произволен от обеспечиваемого им обязательства и всегда следует судьбе основного обя- зательства. С прекращением основного обязательства прекращается и залог (п. 1 ст. 352 ГК РФ).

Содержанием залога является залоговое право кредитора (залогодержателя) обратить взыскание на имущество (вещи, имущественные права) в том объеме, в каком оно имеется к моменту удовлетворения (ст. 337 ГК РФ), а также на имущество и требования, которые залогодатель приобретет в будущем (п. 6 ст. 340 ПС РФ).

В гражданском праве значимость залога проявляется, в первую оче-

Здесь и далее имеется в виду Закон Российской Федерации № 2872-1 от 29.05.92 г. “О залоге”.

31 редь, в кредитных отношениях. Выдача кредита под залог снижает риск его невозвращения. Залог обеспечивает защиту как должника, предоставляя ему возможность привлекать заемные средства, так и кредитора, обеспечивая действенную защиту его прав в кредитных отношениях.

Приведенная характеристика залога, регламентированного гражданско- правовыми нормами, раскрывает нам его понятие как одного из способов обеспечения обязательств. Однако Закон РФ “О залоге” не регулирует отношения по поводу залога как меры пресечения, поэтому для определения соответствующего понятия уголовного процесса следует рассмотреть регла- ментацию этого института в уголовно-процессуальном законодательстве.

Начнем с того, что мера пресечения в виде залога является частью системы мер пресечения, используемых в уголовном судопроизводстве.

В процессуальной литературе существуют различные варианты определения меры пресечения. А.Д. Буряков предлагает следующую дефиницию: “Мерами пресечения в советском уголовном процессе признаётся система предусмотренных законом мер процессуального принуждения и морального воздействия, применяемых органами дознания, предварительного следствия, прокурором и судом к обвиняемому (подозреваемому) с целью обеспечить его не уклонение от следствия и суда, воспрепятствовать ему помешать установлению истины по делу, пресечь возможность заниматься преступной деятельностью, а также для исполнения приговора”1.

И.Ф. Демидов в главе XXI Курса советского уголовного процесса, посвященной мерам пресечения, определил их как “… меры государственного принуждения подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и осужденного к соблюдению установленных законом правил поведения (не скрываться от дознания, предварительного следствия или суда, не совершать новых пре-

Буряков А.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1967. С. 8.

32 ступлений и т. д.) путём ограничения или лишения их тех или иных прав и личной свободы” .

Представляется, что наиболее полным, отражающим все признаки мер пресечения, является определение, предложенное В.А. Михайловым: “Мерами пресечения в уголовном судопроизводстве Российской Федерации называются установленные законом меры государственного (процессуального) принуждения, с помощью которых путём ограничения личных прав и личной свободы обвиняемого, получения имущественных гарантий, личного или общественного поручительства, а также наблюдения (надзора, присмотра) за обвиняемым устраняется для последнего возможность скрываться от дознания, предварительного следствия, суда, отлучаться без соответствующего разрешения с места жительства или временного нахождения, предупреждается, пресекается, нейтрализуется и устраняется неправомерное противодействие со стороны обвиняемого установлению по делу истины, обеспечиваются его надлежащее поведение, исключающее совершение новых преступлений, своевременная явка по вызовам органов расследования, прокурора, суда, а также исполнение приговора””.

В системе мер пресечения, применяемых на данном этапе в российском уголовном судопроизводстве, закрепленной в статье 89 УПК, к числу имущественных мер пресечения можно отнести только залог. Об имущественном характере личного поручительства и поручительства общественных организаций, названных в статье 89 УПК РСФСР, не позволяет говорить то, что эти меры не подразумевают имущественной ответственности поручителей за ненадлежащее поведение обвиняемого (либо такая ответственность ничтожна). Таким образом, залог является единственной имущественной ме-

1 Курс советского уголовного процесса / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Кар- пеца,-М., 1989. С. 505.

2 Михайлов В.А. Уголовно-процессуальные меры пресечения в судопроиз водстве Российской Федерации. - М., 1997. С. 15.

рой пресечения, используемой в настоящее время в России.

Залог как мера пресечения представляет собой внесение денег или ценностей на депозит суда обвиняемым, подозреваемым либо другим лицом или организацией в обеспечение явки обвиняемого, подозреваемого по вызовам лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда (ст. 99 УПК РСФСР). В УПК РСФСР 1923 г. статья 153 определяла залог следующим образом: “Залог состоит в деньгах или ином имуществе, вносимом в суд самим обвиняемым или другим лицом или организацией в обеспечение явки обвиняемого к следователю и суду”.

Цели применения данной меры достигаются путём воздействия на ма- териальные соображения лица, в отношении которого она избирается, ибо залоговая сумма вносится им самим или членами его семьи. Дополнительно возможно воздействие и на его моральные стимулы, когда за него залог вносит третье лицо, и обвиняемый, не желая причинить ему вред, должен будет соблюдать все запреты и выполнять обязанности, возложенные на него в связи с избранием залога.

Подводя итог вышесказанному, и учитывая признаки, характеризующие залог как меру пресечения, предлагаем следующее его определение.

Залог - это установленная в законе мера пресечения, призванная обес- печить своевременную явку обвиняемого (подозреваемого) по вызовам органов расследования, прокурора, суда, путем получения имущественных гарантий, состоящих в принятии органами, избирающими эту меру пресечения, на депозит суда денег или ценностей, в определенном ими размере, вносимых залогодателем - обвиняемым (подозреваемым) либо другим лицом или организацией, предварительно поставленных в известность о сути дела, под страхом утери внесённой залоговой суммы в случае нарушения обвиняемым (подозреваемым) условий залога, избираемая по постановлению органов расследования, с санкции прокурора, по постановлению прокурора либо по определению суда, действующая на протяжении всего расследования

34 уголовного дела вплоть до её изменения или отмены.

Такое определение залога как меры пресечения отражает состояние его правового регулирования действующим уголовно-процессуальным законо- дательством. Однако представляется, что для повышения эффективности данного института требуется определённая коррекция последнего. Своего исследования и разрешения требуют вопросы, связанные с более детальным и чётким определением предмета залогового имущества; подробным изложением оснований и условий применения залога, а также расширением и конкретизацией целей данной меры пресечения; разработкой процедуры обращения залогового имущества в доход государства, в случае нарушения условий этой меры пресечения на досудебном производстве; определением порядка возвращения залогового имущества; правосубъектностью залогодателя, в частности, определением его дееспособности в области совершения им уголовно- процессуальных действий, правоспособностью обладания ценностями, возможностью распоряжаться ими по своему усмотрению, а также многие другие вопросы, возникающие на практике при избрании данной меры пресечения.

Исследование поставленных вопросов предполагается провести ниже в настоящем диссертационном исследовании, что позволит в завершении предложить определение залога в том виде, в котором применение данного института на практике станет более эффективным.

Перейдем к более детальному рассмотрению вопроса об определении предмета залога, того, посредствам чего обеспечиваются залоговые обязательства.

В действующем уголовно-процессуальном кодексе в качестве предмета залога допускаются деньги или ценности (ч. 1 ст. 99). Закрепленное в части 1 статьи 99 УПК понятие “ценности” нигде не раскрыто. В связи с этим одной из причин, затрудняющих применение залога в качестве меры пресечения в настоящее время в нашей стране, является недостаточно четкое определение

35 предмета залога. Другой, не менее значительной проблемой, препятствующей полноценной реализации залога, является сужение предмета залога в уголовно- процессуальном праве по сравнению с аналогичным институтом гражданского права.

На сегодняшний момент остаются нерешенными вопросы, связанные с определением органа, обязанного принимать вещи в качестве залога. Не ясно, кто отвечает за сохранность заложенного имущества, кто несёт расходы на его содержание, кто должен следить за соответствием определённой залоговой суммы, фактической стоимости заложенного имущества? Эти нерешённые вопросы приводят к тому, что на практике в подавляющем большинстве случаев в качестве залога принимаются только наличные деньги. Вследствие этого применение меры пресечения в виде залога сведено к тому минимуму обвиняемых, которые располагают возможностью внести крупную сумму наличных денег, либо привлечь иного залогодателя, обладающего такой суммой.

Итак, мы можем выделить две ключевые проблемы, касающиеся предмета залога, препятствующие полноценной реализации данного института на практике:

  1. Отсутствие чёткого определения предмета залога.
  2. Сужение уголовно-процессуальным законодательством предмета залога.
  3. Как уже было отмечено выше, уголовно-процессуальный закон не раскрывает понятие “ценности”. Не определяется оно ни в гражданском, ни в финансовом, ни в каких-либо других отраслях права. Существует определение “материальные ценности”. В экономике - это предметы материального мира, обладающие стоимостью; в гражданском и финансовом праве - это

36 имущество, ценные бумаги, валютные ценности и деньги1. В.А. Михайлов предположил, что в статье 99 УПК подразумеваются “предметы материального мира, которые обладают какой-либо стоимостью и ценой… ценные бумаги, валютные ценности, деньги”’. Далее, он объединил их понятием “движимое имущество”, при этом отметив, что “…органы расследования и суды зачастую склонны произвольно сужать, ограничительно толковать понятие “ценности”, понимая под ними только изделия из серебра, золота, платины и других драгоценных металлов, драгоценности и ценные бумаги, что необоснованно ограничивает возможности обвиняемых (подозреваемых) и других залогодателей в выборе вещей, предметов и других материальных (имущественных) ценностей для внесения их в качестве залога”3.

А.Д. Буряков предлагает понимать под ценностями “…не изъятое из гражданского оборота имущество (в том числе ценные бумаги)”. Он пишет: “Предметом залога может быть и строение… В этом случае вполне возможно учинить запретительную надпись на заявлении залогодателя и передать ее в нотариальную контору и бюро технической инвентаризации, что исключит возможность реализации строения залогодателем. Думается, что по своему значению этот акт будет равнозначен внесению залога в депозит суда” .

О.В. Медведева подразумевает под “ценностями” гораздо более широкий перечень. “К категории ценностей можно без сомнения отнести: а) иностранную валюту, которая может приниматься в соответствии с установлен-

“Под словом “деньги”, нужно понимать не только наличную звонкую монету, но и кредитные билеты, а так же и всякого рода процентные бумаги”. См.: Миклашевский В. О средствах представления обвиняемого в суд и пресечения ему способов уклониться от следствия и суда. Т.1. - Варшава, 1872. С. 202.

2 Михайлов В.А. Применение залога в российском уголовном процессе. - Омск, 1993. С. 57.

3 Михайлов В.А. Залог - мера пресечения в уголовном судопроизводстве. - М., 1993. С. 20.

4 Буряков А.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. - М., 1967. С. 85.

37 ным центральным банком курсом иностранных валют; б) государственные процентные бумаги; в) изделия из драгоценных камней и металлов, предметы искусства и антиквариата, хранение которых возможно на депозите… г) движимое имущество большого объёма: дорогостоящий авто-, мото- транспорт, яхты, самолеты, товар, подлежащий реализации - при условии, что залогодатель предоставит средства для их помещения и хранения… д) недвижимое имущество; принадлежащие залогодателям на праве частной собст-венности квартиры, дома, коттеджи, дачные участки, гаражи’”. СИ. Вершинина видит решение проблемы в следующем: “…надо или отказаться от формулировки “другие ценности”, или дать их полный перечень””.

Представляется, что исследуемая проблема могла бы быть решена по-средствам включения в закон чёткого перечня видов имущества, допускаемого в качестве предмета уголовно-процессуального залога.

При использования залога в уголовных судопроизводствах разных стран, в качестве залогового допускалось различное имущество.

П.й. Люблинский, характеризуя действующее на рубеже XIX-XX веков законодательство, отметил, что во Франции “Кодекс 1809 г. допускал только или денежное обеспечение залог, или же поручение лиц, владеющих недвижимостью. Закон 1865 г. расширил понятие обеспечения, включив сюда и вещи, которые будут представлены самим обвиняемым или третьим лицом, а также ввел поручительство всякого состоятельного лица, выпустив указание о недвижимой собственности (ст. 120)””; в Уставе уголовного судопроизводства Германии от 1 февраля 1887 г. действовали следующие поло-

1 Медведева О.В. Залог и поручительство в системе мер уголовно- процессуального принуждения по законодательству Российской Федерации: Дисс. …канд. юрид. наук. - Волгоград, 1998. С. 91.

Вершинина СИ. Залог в системе мер пресечения: Дисс. …канд. юрид. наук. - Самара, 1998. С. 138.

3 Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. Меры, обеспе- чивающие не уклонение обвиняемого от правосудия. - СПб., 1906. С. 137-138.

38 жения: “…1) в внесении залога наличными деньгами или ценными бумагами, 2) в закладе движимого имущества и 3) в поручительстве надлежащего лица” ; по Норвежскому законодательству “Залог мог состоять в деньгах или ценных бумагах””. Согласно статье 423 Устава Уголовного судопроизводства России 1864 г. “залог должен состоять в деньгах или движимом имуществе”.

По УПК РСФСР 1923 года в соответствии со статьей 153 “Залог состоит в деньгах или ином имуществе…”, под иным имуществом понималось всякое имущество, исключая строение.

Интересно обратиться к выводу П.И. Люблинского, который отмечал: “По ГК предметом залога может быть всякое имущество, в том числе строение и право застройки. Но по отношению к последним 2-м видам имущества требуется: 1) нотариальный порядок закрепления договора залога (ст. 90) и 2) имущество не передаётся залогодержателю. Исходя из того, что залог, по ст. 153, должен быть вносим в суд, можно заключить, что строения и право застройки не могут быть объектом судебного залога”’.

По УПК ФРГ (действовавшим в 1993 г.) в соответствии с § 116а “Гарантия явки должна обеспечиваться внесением залога наличными деньгами, ценными бумагами…”. В соответствии с УПК Северной Республики Вьетнам, также как и по УПК РСФСР, залог состоит в деньгах или ценностях .

В проекте УПК Российской Федерации, принятом Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации в первом чтении 6 июня 1997 г. постановлением № 1498-И ГД5, определение предмета осталось

1 Люблинский П.И. Указ. раб. С. 184.

2 Люблинский П.И. Указ. раб, С. 205.

3 Люблинский П.И. Уголовно-процессуальный кодекс. Научно-практический комментарий. - М., 1923. С. 39.

4 Нгуен Ван Нгуен Меры пресечения во вьетнамском уголовном процессе и их эффективность: Дисс…. канд. юрид. наук. - Минск, 1993. С. 118.

” Далее проект УПК РФ.

39 неизменённым: “Залог состоит в деньгах или ценностях…”; не изменилось определение предмета залога и после доработки указанного законопроекта и его подготовке ко второму чтению (выписка № 2-9 из протокола заседания Совета Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации от 25 февраля 2000 г.)!. Не решается этот вопрос и в Модельном Уголовно- процессуальном кодексе”, где в ст. 176 определяется, что предмет залога состоит в деньгах, ценных бумагах или других ценностях.

Предмет залога в гражданском праве отличается от предмета уголовно- процессуального залога. В качестве предмета залога гражданское право признает вещи, ценные бумаги, иное имущество и имущественные права (п.2 ст.4 Закона РФ “О залоге”). Далее, говоря об имуществе как о предмете залога, пункт 1 статьи 6 этого же закона поясняет, что предметом залога может быть любое имущество, которое в соответствии с законодательством Российской Федерации может быть отчуждено залогодателем. В гражданском праве предусмотрены два вида залога, с передачей заложенного имущества залогодержателю (заклад) и с оставлением такого имущества у залогодателя (ст. 5 Закона РФ “О залоге”). В случае если заложенное имущество остаётся у залогодателя, предметом залога, кроме уже указанного в статье 6 Закона РФ “О залоге” имущества, могут быть предприятия, здания, сооружения, квартиры, транспортные средства, космические объекты (п. 1 ст. 35 Закона РФ “О залоге”). Кроме этого возможен залог предприятия, строения, здания, сооружения и иных объектов, непосредственно связанных с землёй - ипотека (глава 2 Закона РФ “О залоге”). Глава третья этого же закона предусматривает правила залога товаров в обороте и переработке. Предмет залога принадлежащих

Далее доработанный проект УПК РФ. ‘ Здесь и далее имеется ввиду рекомендательный законодательный акт Содружества независимых государств. Приложение к Информационному бюллетеню Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ. 1996. № 10.

40 залогодателю прав владения и пользования, в том числе прав арендатора, других прав (требований), вытекающих из обязательств и иных имущественных прав, регламентирован пунктом 1 статьи 54 Закона РФ “О залоге”,

Как уже было отмечено выше, в отличие от гражданско-правового за- лога уголовно-процессуальный предусматривает в качестве своего предмета деньги и ценности (ст. 99 УПК). Не допускается залог с оставлением имущества у залогодателя, в том числе ипотека, а также залог имущественных прав.

Из представленных выше характеристик предмета гражданско- правового и уголовно-процессуального залога можно сделать вывод о том, что предмет залога, применяемого в уголовном судопроизводстве, значительно сужен по сравнению с аналогичным институтом гражданского права. Фактически, при избрании меры пресечения в виде залога используется только заклад имущества, то есть залог с обязательной передачей заложенного имущества залогодержателю. Другие виды залога уголовно-процессуальное законодательство не допускает. Это объясняется тем, что процедура отчуждения заложенного имущества при нарушении условий меры пресечения, когда предмет залога хранится у залогодателя, достаточно сложна. Если же говорить о случае нарушения в виде уклонения обвиняемого от следствия и суда, когда он сам является залогодателем, то в такой ситуации правоохранительные органы вообще лишаются возможности обратить взыскание на заложенное имущество, которое исчезнет вместе с обви- няемым - залогодателем. Всё это затрудняет использование залога в качестве меры пресечения.

Рассматривая данную проблему, следует акцентировать внимание на целесообразности и возможности использования в качестве залога тех предметов, которые не обладают устойчивым стоимостным выражением. Речь идёт об акциях и других ценных бумагах, стоимость которых постоянно меняется либо в сторону уменьшения, либо в сторону увеличения. И в том, и в другом случае нарушается установленная залоговая сумма, чего происходить

4i fbe^ “^miej не должно. Наличие подобной проблемы было отмечено еще П.И. Люблинским в его комментарии к УПК РСФСР 1923 г., где говорилось: “Относительно денежного залога, в связи с постоянным изменением курса рубля, приходится или признать за следователем право требования дополнительных взносов в случае обесценения залога (что впрочем, представляет большие неудобства, как для следователя, так и для залогодателя), или предоставить залогодателю вносить денежную сумму в билетах государственного банка или других ценных бумагах, обладающих большей устойчивостью. Стоимость таких билетов или бумаг должна быть определяема по официальному курсу, а при отсутствии такового (например, для билетов выигрышного и других займов) - по национальному курсу”1.

П.В. Макалинский предлагал решать эту проблему следующим образом: “Бумаги кредитных установлений принимать по курсу, с обязательством со стороны залогодателя, дополнить сумму в случае понижения курса…”’.

На сегодняшний день остаётся нерешенным вопрос определения органа, призванного следить за изменениями курса ценных бумаг. Правоохранительные органы в силу своей загруженности не способны обеспечивать отслеживание изменения курса ценных бумаг, а значит необходимо либо создать механизм внесения в качестве предмета залога вещей, не обладающих устойчивым стоимостным выражением, через какие-либо сторонние организации (ломбард, банки или иные подобные учреждения) с предоставлением банковского документа в орган, избирающий меру пресечения в виде залога,

0 внесении имущества, эквивалентного по стоимости определённой залого-

1 Люблинский П.И. Уголовно- процессуальный кодекс. Научно- практический комментарий. - М., 1923. С. 39.

Макалинский П.В. Практическое руководство для судебных следователей. Т.2.- СП6., 1871. С. 316.

J Этот же вопрос поднимает В.В. Миклашевский: См.: В.В. Миклашевский О средствах представления обвиняемого в суд и пресечения ему способов ук- лониться от следствия и суда. Т.1. - Варшава, 1872. С. 262-263.

42 вой сумме; либо отказаться от принятия в качестве залога такого имущества, стоимость которого способна меняться за короткий временной промежуток. С этим согласна СИ. Вершинина, которая отмечает: “…закрепление различных материальных объектов в качестве предмета залога, на наш взгляд, не- целесообразно, так как потребует чрезмерно сложной дополнительной правовой регламентации порядка их принятия, оформления, хранения, а также последующего возвращения залогодателю. Проще для этих целей использовать уже существующие институты в гражданском или финансовом праве. Например, при предоставлении вещей или ценностей, направлять залогодателей в ломбарды, а залог принимать только в виде денег”1.

Исследуемая проблема может быть снята путём закрепления в законе перечня видов имущества, принимаемого в качестве залога, если речь идёт о внесении его непосредственно в депозит суда, при этом следует учитывать возможность хранения определённого вида имущества. “При предоставлении в залог другого имущества, следователь в праве отказывать в приеме громоздкого или скоропортящегося имущества…”’, - отмечал П.И. Люблинский. На право следователя отказать в приеме “тленных” вещей указывал и Кессель”. Если развить эту мысль дальше, то стоит законодательно закрепить невозможность внесения такого имущества в депозит суда, путём не включения подобного рода вещей в вышеуказанный перечень. Исключить полностью возможность использования такого рода имущества для обвиняемого в обеспечения своей свободы, было бы неправильно. Эту проблему следует решать путем коррекции соответствующих нормативных правовых актов с дополнением их нормами, которые регламентировали бы порядок принятия

1 Вершинина СИ. Залог в системе мер пресечения: Дисс. …канд. юрид. наук.

-Самара, 1998. С. 136.

~ Люблинский П.И. Уголовно-процессуальный кодекс: Научно-практический

комментарий. - М., 1923. С. 39-40.

  • Кессель Залог и поручительство в предварительном следствии // Судебный

журнал. 1869. № 10. С 401.

43

в качестве залогового имущества подобного рода вещей в стороннюю орга- низацию с предоставлением в правоохранительные органы банковского до- кумента, подтверждающего внесение залога.

Далее целесообразно обратиться к рассмотрению такого понятия, как ипотека.

Ипотека - залог недвижимого имущества, широко применяющийся в гражданско- правовых отношениях, незаконно стеснён в применении при использовании залога как меры пресечения. В.А. Михайлов отмечает, что “УПК РСФСР 1923 г. помимо денег допускал в качестве залога всякое имущество, как движимое, так и недвижимое (ст. 153). Допускает в качестве залога недвижимое имущество (ипотеку) УПК ПНР (ст. 226) и других государств. Такое неограниченное допущение в качестве предметов залога материальных ценностей открывает широкие возможности для применения данной меры пресечения” . П.И. Люблинский считал, что “…недвижимая собст-венность представляет наиболее удобную и менее тягостную форму залога” . До него за использование ипотеки в уголовном судопроизводстве высказывался В.В. Миклашевский: “…залог недвижимого имущества, самая доступная форма залога…””. СИ. Вершинина, не соглашаясь с данной точкой зрения, пишет: “Отдельно следует рассматривать вопрос о недвижимости. Проблема использования недвижимости состоит в точности её оценки и определении собственника. В период массовой приватизации жилья, как правило, возникает совместная или долевая собственность на объекты недвижимости. Кроме этого, отчуждение квартиры, даже принадлежащей на праве собст-

Михайлов В.А. Применение залога в российском уголовном процессе. -Омск, 1993. С. 61.

~ Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. Меры, обеспе- чивающие не уклонение обвиняемого от правосудия. - СПб., 1906. С. 358.

”’ Миклашевский В.В. О средствах представления обвиняемого в суд и пресе- чения ему способов уклониться от следствия и суда. Т.1. - Варшава, 1872. С. 260.

44 венности обвиняемому, будет невозможно при наличии у него малолетних детей. Всё это необходимо выяснить, прежде чем принимать в залог недви- жимость, следовательно, необходимы дополнительные структурные подраз- деления в системе правоохранительных органов, в функции которых входило бы решение данных вопросов. Всё это исключает недвижимость из предмета залога”1.

По свидетельствам П.И. Люблинского, в России “принятие недвижимого имущества было предложено в 1863 г., но отвергнуто в следствии сложности порядка залога”*”. Как замечает В.В. Миклашевский, “…признано принятие в залога недвижимого имущества неудобоисполнимым, по поводу существующей системы наложения запрещений, которая не допускает ис-полнить это действие в срок, более краткий, чем около 2-х месяцев””.

На сегодняшний день предлагаются различные решения поставленных вопросов. Например, В.А. Михайлов считает необходимым расширение предмета залога с включением в него вещей и ипотеки4.

СИ. Вершинина высказывает следующее мнение: “На наш взгляд, в новом уголовно-процессуальном законодательстве предмет залога должен быть закреплён в виде денег или иных ценных бумаг, обеспеченных государством”* .

Следует отметить, что в проекте УПК РФ, так же как и в действующем законодательстве, ипотека как предмет уголовно-процессуального залога не-

1 Вершинина СИ. Залог в системе мер пресечения: Дисс. …канд. юрид. наук. -Самара, 1998. С 137.

2 Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. Меры, обеспе чивающие не уклонение обвиняемого от правосудия. - СПб., 1906. С 358.

3 Миклашевский В.В. О средствах представления обвиняемого в суд и пресе чения ему способов уклониться от следствия и суда. Т.1. - Варшава, 1872. С. 260.

Михайлов В.А. Уголовно-процессуальные меры пресечения в судопроизводстве РФ - М., 1997. С 91.

5 Вершинина СИ. Залог в системе мер пресечения: Дисс. … канд. юрид. наук. - Самара, 1998. С. 139.

45 допустима, в то время как в Модельном Уголовно-процессуальном кодексе закреплено положение, предусматривающее в качестве предмета залога не- движимое имущество.

Учитывая вышеизложенное, можно сделать вывод о том, что в законе следует расшифровать понятие “ценности”, установив полный перечень видов имущества, подлежащего принятию в качестве залогового в депозит суда. При этом следует иметь в виду реальность внесения имущества, простоту отчуждения такого имущества, возможность длительного хранения имущества, простоту оценки стоимости, неизменность стоимости в течение длительного срока. Остальное имущество допускается в качестве залогового, но подлежит внесению через стороннюю кредитную организацию по правилам внесения гражданско- правового залога.

Кроме этого следует предусмотреть порядок внесения залога через стороннюю кредитную организацию с предоставлением в орган, избирающий эту меру пресечения, банковского документа, свидетельствующего о внесённом залоге.

Итак, в качестве залогового имущества, подлежащего внесению в депозит суда, следует допускать: деньги в отечественной или иностранной валюте; государственные процентные бумаги; изделия из драгоценных металлов и камней; предметы искусства и антиквариата (хранение которых возможно в депозите суда).

При этом следует закрепить в законе право органа, избирающего меру пресечения в виде залога, мотивированно отказать в принятии того или иного предмета залога в депозит суда с разъяснением возможности внесения этого имущества через стороннюю кредитную организацию.

Следующим проблемным вопросом при применении залога как меры пресечения является определение размера залоговой суммы.

Залоговая сумма - эта та денежная сумма (или ценности, по стоимости эквивалентные данной денежной сумме), которая должна быть внесена на

46 депозит суда самим обвиняемым либо иным залогодателем в обеспечение надлежащего поведения обвиняемого, его явки по вызовам органов рассле- дования, прокурора, суда, а также для обеспечения исполнения приговора.

Вопросы, связанные с определением залоговой суммы, уже давно обсуждаются в процессуальной литературе. При этом называются и предпринимаются попытки разрешить следующие проблемы:

  1. Определение в законе размера залоговой суммы (в том числе целе- сообразность установления её максимального и минимального размеров).
  2. Обстоятельства, которые следует учитывать при определении размера залоговой суммы.
  3. Цель обращения залоговой суммы в доход государства.
  4. Вопрос возможности и целесообразности законодательного закрепления определённого размера залоговой суммы или верхних и нижних границ таковой стоит перед законодателем уже много столетий. Уголовно-процессуальное законодательство некоторых стран шло по пути определения минимума и максимума залоговой суммы. Например, в Шотландии в 1701 году законодательным актом, заменившим недействующий на территории этого государства Habeas Corpus Act, был введён институт поручительства, этим же актом определялась и сумма поручительства. Кроме этого во Франции до 1865 года также действовал закон, где предусматривался минимум и максимум размера обеспечения.

По нашему мнению, закрепление в законе установленного размера залоговой суммы невозможно, так как она должна определяться по каждому уголовному делу отдельно, с учётом конкретных обстоятельств. Имущественное положение людей различно, каждый имеет разные доходы, по-разному относится к материальным ценностям - всё это и многие другие факторы, характерные для каждого уголовного дела, не позволяют установить стоимостные рамки для залога. Данного мнения придерживается ряд ученых. Как отмечает А. Кистяковский, “…установление в законе определён-

47 ного размера поручительства или залога крайне не удобно, потому что случай случаю рознь: в ином случае и низший установленный законом размер может оказаться не по средствам бедняку, а другом случае и высший его размер был бы очень мал для человека богатого”1. С точки зрения П.И. Люблинского, “ограничение величины денежного обеспечения, как в максимуме, так и в минимуме, представляется нецелесообразным. Всякий максимальный будет недостаточно великим для одних, и всякий минимальный - слишком великий для других””. А. Кистяковский по поводу установления в законе минимума и максимума размера залоговой суммы пишет: “Цель установления законодательством minim’а поручительства или залога в количестве могущего пасть на подсудимого гражданского взыскания, ясна и определённа чтобы в ней не могли бы сомневаться: она состоит… в том, чтобы, так сказать, одним разом, одною мерою достигнуть 2-х целей: пресечение обвиняемому способов уклониться от следствия и суда и обеспечение возможности пострадавшему от преступления получить убытки. Что закон именно установил количество поручительства и залога в сумме гражданского вознаграждения, с указанной целью, это видно из того, что в случае побега обвиняемого или его уклонения от следствия и суда из взысканной с поручителя или с представленной залог суммы, прежде всего, отчисляется такое количество, какое может следовать в “вознаграждение потерпевшему от преступления” (ст. 427 УУС)” . В свою очередь, В.В. Миклашевский пришел к выводу, что определение минимума или максимума размера залоговой суммы значительно снизит количество случаев применения залога и поручительства. Он писал о невозможности найти основание подобного количественного определения, ес-

1 Кистяковский А. О пресечении обвиняемому способов уклониться от следствия и суда. - СПб., 1868. С. 164.

~ Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. Меры, обеспе- чивающие не уклонение обвиняемого от правосудия. - СПб., 1906. С. 356. ~ Кистяковский А. О пресечении обвиняемому способов уклониться от следствия и суда. - СПб., 1868. С. 167.

48 ли брать минимум от строгости наказания, то кто в состоянии оценить в деньгах ценность лишения свободы на единицу времени? Кроме того, если это будет конкретная сумма, то невозможно учитывать обстоятельства “…в отношении личности обвиняемого, ни в отношении важности преступления, в котором он обвиняется, ни строгости угрожающего ему наказания, ни силы и количества улик, указывающих на его виновность, а тем менее можно иметь в виду особые обстоятельства дела’”.

Не определяются нижние или верхние пределы залоговой суммы и в проекте УПК РФ. Вместе с тем, такие границы закрепляются в Модельном уголовно- процессуальном кодексе, где в ч. 4 ст. 176 устанавливаются границы минимальной суммы залога в зависимости от категории преступления. Так, при обвинении в совершении преступления небольшой тяжести, залоговая сумма не может быть меньше трех минимальных размеров оплаты труда, а в случае, если совершено преступление исключительной тяжести - пятидесяти.

В настоящее время, уголовно-процессуальный закон в Российской Федерации идёт по пути предоставления права определить размер денежного обеспечения органу, который избирает залог, с учетом обстоятельств дела. Отсутствие жестко определённого размера залоговой суммы является положительным моментом, в то время как отсутствие конкретно определённых обстоятельств, которые следует учитывать при определении размера залога, затрудняет реализацию данного института на практике.

Итак, установление в законе минимального и максимального размеров залоговой суммы не представляется возможным в силу широты спектра обстоятельств, которые необходимо учитывать для принятия верного решения

1 Миклашевский В. О средствах представления обвиняемого в суд и пресечения ему способов уклониться от следствия и суда. Т.1. - Варшава, 1872. С. 191-192.

49 о назначаемом размере денежного обеспечения.

Какие же обстоятельства необходимо принимать во внимание при определении залоговой суммы?

Вопрос определения обстоятельств, которые следует учитывать при установлении размера залоговой суммы, является актуальным и по сей день несмотря на то, что обсуждается достаточно продолжительное время. По действующему законодательству Российской Федерации сумма залога определяется “в соответствии с обстоятельствами дела” (ч. 2 ст. 99 УПК). Что следует понимать под “обстоятельствами дела”, закон не расшифровывает. В проекте УПК РФ “сумма залога определяется лицом, избирающим эту меру пресечения, с учетом тяжести обвинения, личности подозреваемого, обвиняемого, имущественного положения залогодателя” (ч. 1 ст. 102).

Предложенный набор рассматриваемых характеристик также не является достаточным для учёта всех обстоятельств, которые необходимо принимать во внимание при определении размера залоговой суммы. Не изменился указанный перечень и в доработанном проекте УПК РФ. В Модельном уголовно- процессуальном кодексе этот вопрос также не решается. Всё это вызывает необходимость более детального рассмотрения исследуемого вопроса.

Если анализировать состояние правового регулирования избрания мер пресечения, связанных с денежным обеспечением, в уголовных судопроиз- водствах России и других стран прошлого и начала нашего века, то мы видим следующую картину. Устав уголовного судопроизводства России 1864 г. предписывал определять сумму залога или поручительства суду или следователю (мировому судье).

Согласно положениям Устава уголовного судопроизводства “…сообразно со строгостью наказания, угрожающего обвиняемому, и с состоянием поручителя и залогодателя. - Сумма (эта) поручительства или залога ни в каком случае не может быть менее количества вознаграждения, оты-

50 скиваемого потерпевшим от преступления (проступка), если иск его подкре- пляется достоверными доказательствами” (ст. ст. 80; 424; 425 УУС). Например, Санкт-Петербургская судебная палата в своем определении от 8 мая 1868 года по частной жалобе купца Василия Беляева об освобождении его из-под стражи решила “…предоставить ему свободу в случае, если он найдёт средства предоставить по себе залог в сумме, равной стоимости билетов, в подделке которых он обвиняется, так как эта сумма может быть по силе 573 ст. Уложения о наказаниях, присуждена с него ко взысканию”1. П.И. Люблинский, характеризуя действующее на 1906 год законодательство Англии, описывал следующий порядок определения размера залоговой суммы: “Размер денежного обеспечения назначался такой, какой покажется судье “достаточным для того, что бы данное лицо явилось в суд и не отлучалось от места суда до разбора дела…” (статут Джервиса ст. XXIII)”2. Он же отметил схожую позицию по этому вопросу в уголовном процессе Северо-Американских Соединённых Штатах: “Меры денежного обеспечения - залог и поручительство, размер которых зависит от усмотрения судьи”3. Во Французском Expose des motives по этому поводу говорится “Пределы обеспечения не должны быть закреплены. Следует, что бы оно возвышалось или уменьшалось сообразно положению обвиняемого, природе нарушения и тяжести наказания. Сумма обеспечения, как и само обеспечение, и отпуск на свободу, должны быть предоставлены усмотрению судьи” . В Шотландии же пошли по пути установления максимума залога. “По 39 Geo. Ill с. 49 определён максимум залога или поручительной суммы в 10,000 руб. для знатных особ, 5000 руб. - для землевладельцев, 2.500 для среднего класса и 500 руб.

Судебный вестник 1868. № 113. “ Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. Меры, обеспечивающие не уклонение обвиняемого от правосудия. - СПб., 1906. С. 91. J Люблинский П.И. Указ. раб. С. 101.

Цит. по: Люблинский П.И. Указ. раб. С. 137.

51 для остальных. При обвинении в измене сумма может быть удвоена”1.

В УПК РСФСР 1923 года указывается: “Сумма имущественного поручительства или залога определяется следователем в соответствии с тяжестью обвинения, с силой улик, имеющихся по делу против обвиняемого, имущественным положением поручителя или залогодателя и другими обстоятельствами дела” (ст. 154).

В процессуальной литературе существует много точек зрения по поводу того, какие обстоятельства следует учитывать при определении размера залоговой суммы. Так, В.В. Миклашевский предлагал иметь в виду “…личные качества обвиняемого, обстоятельства, связывающие его с известной местностью, свойства и важность преследуемого преступления и наказания, определённого в законе за это преступление, силу улик и доказательств вины и различные особенные обстоятельства дела, кроме этого: состоятельность поручителя или залогодателя, чем менее обвиняемый заслуживает доверия, тем строже отнестись к поручителю и залогодателю и наоборот””. П.И. Люблинский писал: “Установление величины суммы залога или поручительства предоставлено усмотрению следователя. При назначении ее он сообразуется лишь со строгостью наказания, угрожающего обвиняемому, и с состоянием поручителя или залогодателя”^.

Характеризуя bail (схожий с залогом институт, применяемый в настоящее время в США), В. Руднев отметил: “При применении залога должны учитываться не только обстоятельства дела, но и тяжесть обвинения, личности обвиняемого и залогодателя, отношения последнего с обвиняемым” . Что

1 Цит. по: Люблинский П.И. Указ. раб. С. 100.

2 Миклашевский В.В. О средствах представления обвиняемого в суд и пресе чения ему способов уклониться от следствия и суда. Т.1. - Варшава, 1872. С. 202.

J Люблинский П.И. Указ. раб. С. 359.

4 Руднев В. Залог в России, “бэйл” в США: сравнительный анализ // Российская юстиция № 4, 1998. С. 22.

52 касается размера залога в США, то “…размер залога практически ни чем не ограничен. Восьмая поправка к Конституции США и аналогичные положения конституций штатов говорит лишь о том, что размер не должен быть “чрезмерным”1. По мнению адвоката М. Гранкина, “…в проекте УПК… следует предусмотреть, что размер залога адекватен, скажем, суммам штрафа, назначаемого в порядке уголовного наказания: в пределах от 25 до 1000 (мрот) или в размере заработной платы или иного дохода (обвиняемого) за период от двух недель до одного года (ст. 46 УК РФ). Полагаю, это было бы справедливо””.

Анализируя некоторые законодательные положения других стран, до- революционной России, а также практику уголовно-процессуального принуждения в РСФСР и бывшей Таджикской ССР, В.А. Михайлов предлагает “три рекомендации, следуя которым орган, избравший данную меру пресечения, должен определить залоговую сумму:

  • во-первых, необходимо учитывать тяжесть совершенного обвиняемым преступления и размер возможного (назначенного) уголовного наказа- ния за него…
  • во-вторых, имущественное положение обвиняемого (залогодателя)…
  • в-третьих, реальность обеспечения залогом не уклонения от явки об- виняемого по вызовам лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда”3.
  • Итак, подводя итог вышесказанному, выделим следующие обстоятель- ства, которые должны учитываться органом, избирающим залог как меру пресечения, при определении размера залоговой суммы: характеристика со-

1 Гуценко К.Ф. Уголовная юстиция США. - М., 1979. С. 105.

” Гранкин М. Залог как мера пресечения // Российская юстиция. № 2, 1998. С.

24.

^ Михайлов В.А. Применение залога в российском уголовном процессе. - Омск, 1993. С. 64.

53 вершенного преступного деяния (его тяжесть, причинённый ущерб, причины и условия его совершения, возможное наказание за совершение данного преступления и т.п.); характеристика обвиняемого (его социальный статус, материальное положение, возраст, состояние здоровья), реальность обеспечения с помощью избрания данной меры пресечения надлежащего поведения обвиняемого и его явки по вызовам органов расследования и суда.

Определив обстоятельства, которые следует учитывать при определении размера денежного обеспечения, перейдем к вопросу о целях обращения залоговой суммы в доход государства.

В случае нарушения обвиняемым условий залога, залоговая сумма об- ращается в доход государства (ст. 99 УПК). Закон не предписывает конкретных целей, на которые должна расходоваться данная денежная масса. В связи с этим цель обращения залоговой суммы - горячо обсуждаемый вопрос, может или нет данная сумма использоваться для:

  1. Возмещения потерпевшему ущерба от преступления.
  2. Возмещения судебных издержек.
  3. Уплаты штрафа.
  4. В истории развития мер имущественного обеспечения по разному под- ходили к решению данной проблемы.

Как уже было отмечено ранее, институт имущественного обеспечения явки обвиняемого к суду берёт своё начало из Древнего Рима, где имела место возможность возмещения ущерба от преступления из суммы поручительства. “Денежное обеспечение, вероятно, в первое время служило и поручительством для judicatum solvi - уплаты присужденного вознаграждения потерпевшему” . В дореволюционной России залоговая сумма, в случае нарушения этой меры пресечения, использовалась для возмещения исковой сум-

Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. Меры, обеспечивающие не уклонение обвиняемого от правосудия, - СПб., 1906. С. 58.

54 мы подтвержденной достоверными доказательствами, а остальное обращалось в доход казны на устройство мест заключения. По свидетельству П.И. Люблинского, “…427 ст. (проекта УУС 1900 г. - прим. авт.), гласящая, что в случае побега обвиняемого или уклонения его от следствия или суда, взысканная с поручителя или представленная в залог сумма, за отчислением из неё того количества денег, которое может быть присуждено в вознаграждение потерпевшему от преступления, обращается в капитал на устройство мест заключения”1. Во Франции: “Закон 1865 г. …установил следующие цели денежного обеспечения (ст. 114): 1) явку обвиняемого ко всем судебным действиям и к исполнению приговора, 2) уплату в следующем порядке: а) издержек казны, б) издержек гражданского истца и в) штрафов””, при этом, суммы по всем трем пунктам определялись судьёй. По Бельгийскому законо- дательству: “Залог обеспечивает только штраф и судебные издержки”’. В Италии: “Залог вообще обеспечивает в следующем порядке: 1) издержки гражданского истца; 2) издержки на защиту; 3) издержки казны; 4) граждан-ский иск и 5) штрафы” . Характеризуя меры денежного обеспечения в германском уголовном судопроизводстве по УУС Германии 1877 г., П.И. Люблинский писал: “Обеспечение гарантирует только явку к следствию, суду и наказанию лишением свободы, и не служит, как во французском процессе, для покрытия расходов процесса и вознаграждения гражданского истца”5. По австрийскому законодательству, в случае, если обвиняемый терял залоговую сумму, потерпевший имел право просить о преимущественном удовлетворении своего иска и издержек6. В Норвегии “обеспечение при уклонении переходит в кассу, но при бедности обвиняемого им покрываются сначала

1 Люблинский П.И. Указ. раб. С. 360.

2 Цит. по: Люблинский П.И. Указ. раб. С. 137. “ Цит. по: Люблинский П.И. Указ. раб. С. 153.

4 Цит. по: Люблинский П.И. Указ. раб. С. 157.

5 Люблинский П.И. Указ. раб. С. 184.

6 Люблинский П.И. Указ. раб. С. 197.

55 издержки процесса и возмещаются убытки потерпевшего”, далее говорится о возможности при определённых условиях восстановить утерянную залоговую сумму “полностью или отчасти, за покрытием издержек розыска и напрасного судебного заседания5”.

В России Устав уголовного судопроизводства предписывал правило, сообразно которому залоговая сумма не должна быть менее вознаграждения, отыскиваемого потерпевшим (ст. 426). В 1912 году, это правило было смягчено, и размер вознаграждения должен был только приниматься во внимание. “В Инструкции народным следователям, изданной в октябре 1920 года (ст. 28), мы встречаем возвращение к положению, существовавшему до 1912 года… УПК в ст. 154 отказывается от этого правила…””. В статье 156 УПК РСФСР 1923 г. говорится: “залог обращается в доход Республики…”, при этом “закон не предусматривает возможности удовлетворения из взысканной или конфискованной суммы гражданского иска, или обращение её на покры- тие судебных издержек по делу; она не идёт даже в зачёт денежного взыскания, к которому мог бы быть присуждён не явившийся обвиняемый”’. Такая позиция в законодательстве не представляется нам верной.

В литературе высказывались различные точки зрения, относительно целей, обеспечивающихся залоговой суммой. П.И. Люблинский считал: “…побочные цели придавались так же денежному обеспечению, являвшемуся гарантией не уклонения. Пользуясь обладанием в виде залога частью имущества, принадлежащего обвиняемому, государство, в случае признания обвиняемого виновным и в случае побега его, употребляло это имущество на покрытие иска гражданского истца в процессе, на вознаграждение за судеб-

1 Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. Меры, обеспе чивающие не уклонение обвиняемого от правосудия. - СПб., 1906. С. 206.

2 Цит. по: Люблинский П.И. Уголовно-процессуальный кодекс. Научно- практический комментарий. - М.э 1923. С. 36.

” Цит. по: Люблинский П.И. Уголовно-процессуальный кодекс. Научно- практический комментарий. - М., 1923. С. 43.

56 ные издержки и на уплату присужденного штрафа. Эти побочные цели денежного обеспечения оказывали весьма сильное влияние на размер требуемой денежной суммы и значительно затрудняли применение этой меры по отношению к малосостоятельным”1,

“В законодательстве и науке высказывают мнение, что сумма поручи- тельства и залога должна обеспечивать и сумму убытков от преступления (гражданского иска), чтобы потерпевший мог возместить себе ущерб. Такое определение не может считаться вытекающим из главной цели поручительства или залога, оно основано на ошибочном предположении, что государство должно помочь потерпевшему отыскать свои нарушенные права в производстве уголовного дела, вследствие этого поручитель или залогодатель должен обеспечить суммой и “гражданский иск”, что стесняет применение этих мер пресечения”, - писал по поводу необходимости обеспечения залоговой суммой гражданского иска В.В. Миклашевский. Далее автор отмечал, что “…несмотря на надлежащее исполнение обвиняемым обязанности яв- ляться в суд, они всё-таки должны терять, по крайней мере, часть представленной суммы, для уплаты вознаграждения за вред и убытки, причинённые преступлением””.

Приведённые точки зрения, по нашему мнению, имеют положительные и отрицательные суждения. Действительно, не может быть правильным то, что обвиняемый или его залогодатель должны терять какую-то часть за- логовой суммы, даже если условия меры пресечения были соблюдены. Поэтому в данной ситуации следует говорить о возможности использования залоговой массы для достижения, так называемых, побочных целей только в том случае, если обвиняемый допускает со своей стороны противоправные

1 Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. Меры, обеспе чивающие не уклонение обвиняемого от правосудия. - СПб., 1906. С. 26.

2 Миклашевский В.В. О средствах представления обвиняемого в суд и пресе чения ему способов уклониться от следствия и суда. Т.1. - Варшава, 1872. С.

231.

57 действия, влекущие за собой обращение залоговой суммы в доход государства. И уже из потерянной обвиняемым или залогодателем суммы зало га возмещать издержки, указанные выше. Тем самым, государство выполняет свою конституционную обязанность, предусмотренную статьей 52 Конституции РФ, по обеспечению потерпевшим компенсации причинённого ущерба. В свою очередь, мысль о том, что нецелесообразно учитывать при определении размера залоговой суммы размер гражданского иска и судебных издержек, не представляется нам верной. Схожие с нашими суждения высказывал в своей диссертации, посвященной проблемам мер пресечения, З.Д. Еникеев: “…сумма залога должна быть не менее той суммы, которая может быть предъявлена за вред и убытки, причинённые действиями обвиняемого, или размера штрафа, предусмотренного уголовным законом, по которому он обвиняется” .

В.А. Михайлов, считает, что “…логично требовать, чтобы по делам о преступлениях, причинивших имущественный вред, сумма залога не могла быть меньше суммы заявленного гражданского иска, подкреплённого досто-верными доказательствами”*’.

По нашему мнению, залоговая сумма должна обращаться в доход госу- дарства со следующими целями и реализацией их в той же последовательности:

  1. Возмещение в судебном порядке потерпевшему от преступления всякого ущерба, установленного по закону.

  2. Возмещение судебных издержек, отнесённых на счёт обвиняемого. Перейдем к исследованию вопросов, касающихся определения основа ний, целей и задач применения мер пресечения вообще, и залога, в частно-

1 Еникеев З.Д. Проблемы мер пресечения в уголовном процессе; Дисс. …докт. юрид. наук. - Уфа, 1991. С. 294.

2 Михайлов В.А. Применение залога в российском уголовном процессе.

Омск, 1993. С. 65.

58 сти, что является необходимым для наиболее точного определения указанных категорий. От степени ясности того, что они подразумевают под собой, зависит выбор той или иной меры пресечения по каждому конкретному уголовному делу. Правильный выбор меры пресечения позволяет реализовать задачи института принуждения с наименьшим стеснением основных прав и свобод граждан. Ниже предполагается рассмотреть поставленные вопросы. Кроме этого автором будут исследованы также обстоятельства, учитываемые при применении мер пресечения.

Нерешенность проблемы определения целей применения мер пресечения затрудняет полноценное использование данного института на практике. Проведенный нами опрос работников правоохранительных органов показал, что в некоторых случаях именно эта проблема заставляет следователя или иное должностное лицо отказаться от избрания меры пресечения в виде залога. Как отмечет З.Д. Еникеев, “…следователь, дознаватель, суд, прокурор, предпринимая те или иные процессуально принудительные действия, должны четко представить себе для чего нужно применение данной процессуальной меры, что можно этим добиться, и стремиться к тому, чтобы как можно больше была польза от ее применения”1.

Приступая к исследованию данного вопроса, во-первых, необходимо рассмотреть цели применения всех мер пресечения, а во-вторых, остановиться непосредственно на целях залога.

Относительно целей применения мер пресечения существуют различные точки зрения. Некоторые ученые выводят эти цели из указанных в статье 89 УПК оснований применения мер пресечения, называя таковыми: обеспечение не уклонения обвиняемого (подозреваемого) от органов расследования, прокурора, суда; обеспечение невозможности для
обвиняемого

Еникеев З.Д. Меры принуждения в системе средств обеспечения обвинения и защиты. - Уфа, 1978. С. 63.

59 (подозреваемого) воспрепятствовать установлению истины по уголовному делу; обеспечение невозможности для обвиняемого (подозреваемого) заниматься преступной деятельностью, а также обеспечение возможности для исполнения приговора. Например, И.М. Гуткин отмечает, что “…меры пресечения могут применяться в целях воспрепятствования обвиняемому: а) скрыться от органов дознания, следствия и суда, б) помешать установлению истины по делу, в) уклониться от отбытия назначенной ему меры наказания, г) продолжать преступную деятельность” . З.Д. Еникеев подчеркивает: “…мерам пресечения… законодателем сообщены такие качества, как цель и способность исключить возможность скрыться от следствия и суда, воспрепятствовать установлению истины по уголовному делу, заниматься преступной деятельностью, а так же обеспечить исполнение приговора””. Более того, он считает, что “приведенный в законе перечень этих целей является исчерпывающим и применение заключения под стражу, так же как и любой другой меры пресечения, в каких-то иных целях, скажем для принуждения к даче показаний, является незаконным и недопустимым”’.

По сути, также цели мер пресечения определяла З.Ф. Коврига, “…целями мер пресечения являются: 1) воспрепятствование уклонению об- виняемого (подозреваемого) от следствия и суда; 2) устранение препятствий раскрытию истины; 3) устранение общественной опасности, вызываемой обвиняемым (подозреваемым) при нахождении его на свободе… 4) воспрепятствование уклонению обвиняемого от отбытия наказания… 5) воспитание правонарушителей в духе исполнения советских законов и необходимости

Гуткин И.М. Меры пресечения в советском уголовном процессе. Лекция. -М.: Изд. ВШ МООП РСФСР, 1963. С. 5.

2 Еникеев З.Д. Меры процессуального принуждения в системе средств обес печения обвинения и защиты по уголовным делам. - Уфа, 1978. С. 37.

3 Еникеев З.Д. Указ. раб. С. 20.

60 надлежащего поведения…” .

В целом соглашаясь с приведенным перечнем целей мер пресечения, но не с суждением о невозможности его расширения, считаем возможным возразить относительно цели - воспитание правонарушителей, названной З.Ф. Ковригой. Нам представляется неправомерным говорить о таковой цели в связи с тем, что в соответствии со статьей 49 Конституции Российской Федерации правонарушителем или преступником обвиняемого может признать только суд, и тогда он станет именоваться осужденным. До момента вступления обвинительного приговора суда в законную силу человек считается невиновным, и никто не в праве ни воспитывать, ни наказывать его.

Встречаются суждения о мерах пресечения как об институте, цели ко- торого направлены на достижения задач всего уголовного процесса. Например, З.Ф. Коврига отмечает, что “…меры пресечения можно определять как меры процессуального принуждения, ограничивающие свободу действий обвиняемого (подозреваемого) и применяемые в соответствии с уголовно-процессуальным законом в целях ограждения общества от опасных для него лиц и успешного осуществления задач социалистического правосудия””. С этим не соглашается СИ. Вершинина, которая пишет: “На наш взгляд, отождествление целей мер пресечения с целями всего уголовного процесса не оправдано, так как меры пресечения направлены на решение более узких задач”3. Она же считает, что “…в качестве целей всего института мер пресечения надлежит рассматривать такие обстоятельства, которые могли бы быть достигнуты любой мерой пресечения, в полном объеме, независимо от ее ха-

Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. - Воронеж, 1975. С. 85.

2 Коврига З.Ф. Указ. раб. С. 85.

3 Вершинина СИ. Залог в системе мер пресечения: Дисс…. канд. юрид. наук. - Самара, 1998. С. 17.

61

рактера”1.

Позволим себе не согласиться с суждением о неправильности отождествления целей мер пресечения с целями уголовного судопроизводства. По нашему мнению, если принимать во внимание учение о ближайших и далеких целях, то в данном случае цель - осуществление задач уголовного процесса (установление истины по уголовному делу, привлечение виновных к ответственности и т.д.), является хоть и не непосредственной, но все-таки целью института мер пресечения.

В завершении изучения точек зрения по вопросу, какие цели преследует акт применения меры пресечения, приведем выдержку из Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25.12.98 г. № 167-0 “По делу о проверке конституционности частей четвертой, пятой и шестой статьи 97 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан П.В. Ячнева, В.А. Жеребенкова и М.И. Сапронова”: “3. Указанным в статье 55 Конституции Российской Федерации целям служат и меры пресечения, которые призваны воспрепятствовать обвиняемым или подозреваемым в том, чтобы они могли скрыться от следствия или суда, помешать установлению истины по уголовному делу или продолжать преступную деятельность (ч. 1 ст. 89 УПК РСФСР). Именно такое назначение мер пресечения должен иметь в виду орган дознания, следователь, прокурор и суд, принимая решение об избрании меры пресечения, о ее отмене или изменении, а так же о продлении срока содержания под стражей”*”. Исходя из этого следует вывод, что все меры пресечения преследуют цели, обозначенные в части 1 статьи 89 УПК РСФСР.

Перейдем к рассмотрению целей залога как меры пресечения.

Вершинина СИ. Залог в системе мер пресечения: Дисс…. канд. юрид. наук. - Самара, 1998. С. 18. ~ Российская газета. 1999 г. 12 января. № 3.

62

В правовой регламентации применения залога по действующему зако- нодательству в статье 99 УПК сказано, что мера пресечения в виде залога применяется в обеспечение явки обвиняемого (подозреваемого) по вызовам органа предварительного расследования, прокурора, суда. Как показал проведенный нами опрос, данная мера пресечения в настоящий момент правоохранительными органами применяется, в основном, только с этой целью. В то же время статья 89 УПК, являющаяся общей для всех мер пресечения, говорит о применении меры пресечения, в том числе и залога, при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый скроется от дознания, предварительного следствия или суда, или воспрепятствует установлению истины по уголовному делу, или будет заниматься преступной деятельностью, а также для обеспечения исполнения приговора. Считаем неверным, что в правоприменительной практике придерживаются мнения о том, что залог как мера пресечения не призван обеспечивать эти цели. Это способствует неоправданному снижению значимости имущественного обеспечения участия обвиняемого в уголовном процессе.

Данный вопрос давно обсуждается в научной литературе. Еще П.И. Люблинский считал, что “затруднительно, почти невозможно создать такую меру обеспечения, которая ограничивала бы обвиняемого только в отношении возможности побега, не ограничивая целого ряда других его прав…“1. “Залог должен предупреждать все виды не надлежащего поведения обвиняе-мого…” , - отмечал И.Л. Петрухин.

“Принадлежность залога к системе мер пресечения ставит его в зави- симость от общих целей всего института. Как мера пресечения, залог, в первую очередь, обеспечивает надлежащее поведение обвиняемого, а именно его не препятствование установлению истины, не совершение преступных

1 Люблинский П.И. Меры пресечения. - М., 1923. С. 3.

2 Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. - М., 1989. С. 239.

63 действий, а также не уклонение от органов расследования и суда…” ,- к такому выводу пришла СИ. Вершинина.

З.Д. Еникеев, рассуждая о целях залога, предлагал признать таковыми цели, указанные в статье 89 УПК, но с определенной корректировкой закона. Автор, в частности, подчеркивал: “В литературе указывается возможность применения залога для обеспечения надлежащего поведения обвиняемого, для достижения любой цели, предусмотренной ст. 89 УПК. Однако существующая конструкция этой меры пресечения такова, что позволяет утверждать о возможности ее применения только для обеспечения явки обвиняемого по вызовам в органы дознания, к следователю, прокурору и в суд (ст.99 УПК). То, что внесенный залог обращается в доход государства лишь в случае уклонения обвиняемого по вызовам, лишний раз подтверждает несостоя-тельность подобных суждений”’. З.Д. Еникеев предлагал решить эту проблему путем внесения изменений в статью 99 УПК следующего характера: “Залог состоит в деньгах или ценностях, вносимых в депозит суда обвиняемым, подозреваемым, либо другим лицом или организацией в обеспечение явки обвиняемого, подозреваемого по вызовам лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда и целей, что он не скроется от следствия и суда, не будет препятствовать установлению истины по уголовному делу, не будет заниматься преступной деятельностью, не будет уклоняться от исполнения приговора. О принятии залога составляется протокол с соблюдением требований статей 141 и 142 настоящего Кодекса. Копия протокола вручается залогодателю”’. Такая позиция кажется нам верной, но требующей определенной доработки.

Некоторые ученые предлагают не ограничиваться статьей 89 и статьей

1 Вершинина СИ. Залог в системе мер пресечения: Дисс…. канд. юрид. наук.

-Самара, 1998. С. 79.

” Еникеев З.Д. Проблемы мер пресечения в уголовном процессе: Дисс. …

докт. юрид. наук. - Уфа, 1991. С. 291.

  • Еникеев З.Д. Указ. раб. С. 292.

64

99 УПК в определение целей мер пресечения вообще и залога, в частности. В.А. Михайлов пишет: “Анализ практики применения мер пресечения свидетельствует, что их цели не исчисляются указанными в ст. 89 УПК РСФСР, они шире и заключаются также в том, что с их помощью обеспечивается личное участие обвиняемого в уголовном процессе, его не уклонение от уголовного преследования, применение к нему мер уголовного наказания и взыскание с него материального ущерба за причиненный преступлением имущественный вред”’.

По поводу обеспечения залогом взыскания с обвиняемого материального ущерба от совершенного преступления уже давно в науке идут горячие споры. Практика использования имущественных мер пресечения также подходила к решению этого вопроса по-разному. В свое время П.И. Люблинский писал: “При существовании залога и поручительства, для суда, в который внесено денежное обеспечение, является возможным достигать некоторых иных целей, кроме обеспечения явки. Главной из таких побочных целей является обеспечение гражданского иска. Еще в середине прошлого столетия немецкие процессуалисты были сторонниками такой цели обеспечения (Клейншрот, Титман). Такое же мнение господствовало во Франции, и было даже осуществлено в законодательстве до 1865 г.”2.

СИ. Вершинина в своем диссертационном исследовании пришла к следующему выводу, цель удовлетворения гражданского иска не может быть реализована залогом по следующим причинам. Во-первых, в этом случае залог будет выполнять не столько функцию обеспечения надлежащего поведения обвиняемого в уголовном процессе, сколько функцию возмещения мате-

Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. - М., 1996. С. 21.

Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. Меры, обеспечивающие не уклонение обвиняемого от правосудия. - СПб., 1906. С. 354.

65 риального ущерба. А это значит, что залог из меры пресечения превращается в меру имущественного обеспечения возмещения ущерба, что будет существенно отличать его от других мер пресечения и затруднять применение.

Во-вторых, залог, реализующий эту цель, выступает как бы дополни- тельным средством к уже имеющимся мерам обеспечения возмещения ущерба, таким как наложение ареста на имущество, выемка ценностей, т.е. существенно меняет свою правовую природу. Кроме того, правильное на первый взгляд решение - возместить ущерб из суммы залога, фактически ставило бы определенную часть гражданских истцов в привилегированное положение . Далее, развивая свою мысль, она пишет: “Наконец, и это главное, погашение имущественного ущерба из суммы залога фактически исключает для обвиняемого стимул вести себя надлежащим образом. Какой смысл ему соблюдать условия меры пресечения, заранее зная, что деньги, внесенные в качестве залога, никогда к нему не вернутся, либо вернутся в значительно меньшем размере. Залог, используемый для погашения ущерба, становится своеобразным средством платежа за свободу обвиняемого, но ни как не мерой имущественного обеспечения надлежащего поведения. А это подрывает эффективность данной меры пресечения”*”. Итогом рассуждения о целях мер пресечения СИ. Вершининой являются следующие цели залога как меры пресечения:

“Оставление обвиняемого (подозреваемого, подсудимого) на свободе или его освобождение из-под стражи, без ущерба для правосудия.

Обеспечение явки обвиняемого (подозреваемого, подсудимого) по вы- зовам органа производящего расследование, прокуратуры и суда.

Пресечение обвиняемому возможности мешать установлению истины

1 Вершинина СИ. Залог в системе мер пресечения: Дисс…. канд. юрид. наук.

  • Самара, 1998. С 77.

Вершинина СИ. Залог в системе мер пресечения: Дисс…. канд. юрид. наук.

  • Самара, 1998. С. 78.

66

по уголовному делу.

Пресечение преступной деятельности обвиняемого (подозреваемого, подсудимого),

Обеспечение исполнения приговора суда”1.

Принимая во внимание предложенный перечень, позволим себе не со- гласиться с приведенными доводами против обеспечения залогом взыскания материальных издержек с обвиняемого.

Что касается неравного положения гражданского истца по делу, где не применяется мера пресечения в виде залога и, следовательно, нет возможности получить удовлетворение гражданского иска из залоговой суммы, следует отметить, что в случае закрепления такой цели как возмещение потерпевшему ущерба причиненного преступлением для полученной в доход государства залоговой суммы, решило бы эту проблему. Другими словами, если обращенная в доход государства залоговая сумма будет использоваться для возмещения ущерба причинённого преступлением по всем уголовным делам, независимо от того применялся ли по данному уголовному делу залог или нет, снимается проблема неравенства между гражданскими истцами, постав- ленная СИ. Вершининой. Кроме того, появляется дополнительная возможность для реализации статьи 52 Конституции Российской Федерации, где говорится об обязанности государства обеспечивать потерпевшим доступ к правосудию и компенсации причинённого ущерба.

Далее, названная главной проблемой - исчезновение стимула для обви- няемого вести себя надлежащим образом вследствие того, что он, даже если и не нарушит меру пресечения, все равно лишается возможности получить залог в полном объеме из-за вычета из залоговой суммы ее части, необходимой для погашения гражданского иска, также является несостоятельной. Когда говорится о необходимости обеспечить залоговой суммой гражданский

Вершинина СИ. Указ. раб. С 113.

67 иск, подразумевается не обязательное изъятие из внесенного залога необхо- димого количества денег для погашения гражданского иска независимо от того, достиг ли залог как мера пресечения своих целей или нет. А, во-первых, имеется в виду необходимость того, чтобы залоговая сумма охватывала ущерб, причиненный преступлением; во-вторых, обеспечивала потенциальное возмещение пострадавшему от преступления ущерба, даже если обвиняемый скроется. Залоговая сумма или какая-нибудь ее часть может быть использована на возмещение ущерба от преступления только в случае, если мера пресечения в виде залога будет нарушена и предмет залога будет обращен в доход государства в установленном законом порядке. Если же залог как мера пресечения достиг своих целей, то внесенная залоговая сумма должна быть возвращена залогодателю в полном объеме. Тем более, что в некоторых случаях в качестве залогодателя выступает не сам обвиняемый, а третье лицо, которое вносимым залогом обеспечивает надлежащее поведение обвиняемого, а не возмещение ущерба гражданскому истцу. В той ситуации, когда мера пресечения в виде залога нарушена, залогодатель лишается внесенной им суммы и государство имеет право распоряжаться ей по своему усмотрению. Почему же не определить в законе цель обращения залоговой суммы на возмещение ущерба, причиненного преступлением лицу, пострадавшему от совершенного преступления, тем самым, восстанавливая его нарушенные права немедленно и за счет лица, обвиняемого в совершенном деянии.

По этому же пути шло законодательство дореволюционной России. Статья 427 Устава уголовного судопроизводства предусматривала отчисление из суммы залога определенной ее части потерпевшему на покрытие убытков от преступления, остальное перечислялось на устройство мест заключения. При этом не стоит забывать того, что всё-таки, основная цель меры пресечения в виде залога это обеспечение надлежащего поведения обвиняемого, а не возмещение ущерба причиненного преступлением. Это же от-

68 мечал П.И. Люблинский, говоря, что “…должно принимать в соображение то, что может предупредить побег, а не то, что бы гражданский истец остался доволен в случае побега” . Кроме указанных целей применения залога, данной мере пресечения приписывались и иные цели. Об этом свидетельствует следующее высказывание: “Кроме гражданского иска залоговой сумме приписывались цели обеспечения получения: 1) штрафов, 2) издержек казны, 3) издержек частного обвинителя…”. Далее П.И. Люблинский высказывает критику таких суждений: “Едва ли можно признать правильными эти постановления. Прежде всего, почти невозможно заранее определить издержки казны и частного обвинителя. Здесь также необходимо предоставить широкую сферу оценки судье. Что касается штрафов, то помимо того, что величина их так же неопределима заранее, нет никаких особых оснований давать им при той мере обеспечения исключительные ограждения. Указанные цели стоят совершенно особо, и привлекать денежное обеспечение для служения им, значит стеснять его применение…”’.

По свидетельству Н.И. Ланге, из записей о поруках начала XVII века видно, что ранее на Руси применением порук обеспечивались такие цели, как явка к правосудию, несовершение новых преступлений, а также обеспечение невозможности воздействия на свидетелей: “… запись заключалась в следующем: “Се яз Данило Жукан, да яз Ерема Исаев, да яз Малко Мелишев и другие все мы порутчики, поручились есми приставу Любиму Мартынову по Богдашке Мелишиве и Маляке Щаеве в том, что приведен он Богдашка с краденным медом, а Маляка Щаев с ним в той краже был товарищ, и им Богдашке и Маляке впредь, за нашими поруками, меду не красть и никаким воровством не промышлять…”; “…и впредь Ивану Петрову и сыну его Нежда-

1 Люблинский П.И. Меры пресечения. - М., 1923. С. 354.

2 Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. Меры, обеспе чивающие не уклонение обвинявхмого от правосудия. - СПб., 1906. С. 355.

69 ну, живучи за нашею порукою, теми лихими делами не промышлять, ни каких лихих дел не чинить, и на ту вдову на Матрену и на ея дети ни каким злом не промышлять, и убийства смертного не чинить…” .

Кроме этого он же приводит свидетельство того, что при поручительстве обеспечивалось также и исполнение приговора. Им описывается ситуация, когда некий Петелин в 1561 году был приговорен к выплате штрафа, а так как “по Петелине порук не оказалось, и поэтому перевода долга сделать было не на кого… то его деревня, по судебному определению, отдана монастырю за долг”’. Из приведенного мы видим, что если бы в данной ситуации имелись поручители, то они бы ответствовали по судебному решению о выплате штрафа. А. Кистяковский, характеризуя поруки, действовавшие по законодательству XVIII- X1X веков, до издания свода законов 1862 года, отмечал: “В случае неявки ответчика, его обвинители и правили иск или из его имущества, или, за неимением онаго, с поручителей””.

Следует заметить, что в проекте УПК РФ, также как и в действующем законодательстве, отмечается, что залог вносится в обеспечение выполнения подозреваемым, обвиняемым обязанностей по явке. Вместе с тем, после до- работки проекта УПК РФ, в варианте, направленном для обсуждения во втором чтении, цели применения залога уже расширяются. Так в ч. 1 ст. 103 до- работанного проекта УПК РФ закрепляется положение о том, что залог вносится “…в целях обеспечения явки к дознавателю, следователю, прокурору или в суд подозреваемого или обвиняемого и предупреждения совершения ими новых преступлений”. В Модельном Уголовно-процессуальном кодексе предусматриваются две цели применения залога как меры пресечения, так в

Ланге Н.И. Древнее русское уголовное судопроизводство. - СПб., 1884. С. 128- 129.

2 Ланге Н.И. Указ. раб. С. 223.

J Кистяковский А. О пресечении обвиняемому способов уклониться от следствия и суда. - СПб., 1868. С. 69.

70 ч. 1 ст. 176 говорится: “залог состоит в деньгах, ценных бумагах или других ценностях, вносимых для освобождения обвиняемого из-под стражи одним или несколькими лицами в депозит суда в обеспечение нахождения обвиняемого в распоряжении органа, ведущего уголовный процесс,” Такая формулировка позволяет констатировать, что целями являются - освобождение обвиняемого из- под стражи и обеспечение нахождения обвиняемого в распоряжении органов предварительного расследования.

Итак, подводя итог рассуждениям, можно сделать вывод о том, что в настоящее время недостаточно четко определены в законе цели применения залога как меры пресечения, что затрудняет его полноценную реализацию на практике. Различные толкования относительно того, на решение каких задач направлен данный институт, не позволяют применять в полной мере имущественное обеспечение участия обвиняемого в уголовном судопроизводстве. Для устранения подобных разнотолков и обеспечения возможности применения в полной мере института залога в уголовном процессе следует законодательно закрепить следующие цели применения меры пресечения в виде залога, с разделением их на общие и специальные:

  1. Общими целями применения залога в качестве меры пресечения являются: обеспечение явки обвиняемого по вызовам органа дознания, предварительного следствия, прокурора, судьи (суда); обеспечение невозможности для обвиняемого воспрепятствовать установлению истины по уголовному делу; пресечение возможной преступной деятельности обвиняемого; обеспечение исполнения приговора суда.
  2. Специальными целями применения залога в качестве меры пресечения являются: обеспечение возможности личного участия подозреваемого, обвиняемого, подсудимого в уголовном процессе; обеспечение применения к осужденному наказания, определенного судом в приговоре, с наименьшим ущемлением его прав; обеспечение возмещения ущерба, причиненного по- терпевшему преступлением; обеспечение возмещения расходов государства

71 на производство по уголовному делу.

Вопросы определения оснований применения мер пресечения и их целей тесно связаны между собой. Рассмотрев вопросы, связанные с определением целей, перейдем к исследованию оснований применения залога,

Необходимость точного определения оснований применения мер пресечения вообще, и залога в частности, определяется тем, что в условиях не- определенности данных категорий возможны недопустимые нарушения в уголовно-процессуальной деятельности. Если основания применения мер пресечения закреплены в соответствующей статье УПК РСФСР, то примени- тельно к залогу такое определение отсутствует, что вызывает на практике различные искажения в обоснованиях применения мер пресечения.

Например, и…в ходе изучения архивных уголовных дел выявлено, что следователи в постановлениях об избрании меры пресечения в виде залога наиболее часто указывают такие “основания” как отказ прокурора в санкции на арест, наличие постоянного места жительства, малолетних детей, положительных характеристик, отсутствие судимостей, болезненные состояния обвиняемых или их близких” . Для того чтобы не возникало подобных казусов, следует точнее определить основания применения залога.

Залог является одной из мер пресечения, поэтому считаем целесообразным в начале обратиться к общему вопросу - основания применения мер пресечения, а затем перейти к определению непосредственно оснований применения залога.

По законодательству Российской Федерации основаниями применения мер пресечения являются те основания, которые указаны в статье 89 УПК РСФСР, где говорится: “При наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый скроется от дознания, предварительного следствия или суда,

1 Медведева О.В. Залог и поручительство в системе мер уголовно- процессуального принуждения по законодательству Российской Федерации: Дис. …канд. юрид. наук. - Волгоград, 1998. С. 134.

72 или воспрепятствует установлению истины по уголовному делу, или будет заниматься преступной деятельностью”.

В процессуальной литературе высказывались разные точки зрения на определение оснований применения мер пресечения. Так, СИ. Вершинина предлагает определять основания применения мер пресечения следующим образом: “Говоря об основаниях, следует исходить из того, что это понятие является частным случаем общего понятия - оснований процессуальных ре- шений. В трудах П.А. Лупинской, Л.М. Карнеевой, А.Я. Дубинского показано, что основания процессуальных решений это фактические данные, указывающие на наличие обстоятельств, обязывающих или управомочивающих государственный орган (должностное лицо) принять определенное решение (например, о возбуждении уголовного дела, о привлечении лица в качестве обвиняемого, о направлении дела в суд и т.д.). Таким образом, для применения меры пресечения, которое является процессуальным решением, также необходимы достаточные основания. Ст. 89 Уголовно-процессуального кодекса даёт об основаниях мер пресечения общее представление…“1. Далее отмечается: “основаниями же избрания мер пресечения, как и основаниями принятия любых процессуальных решений, следует… считать доказанность того, что могут наступить события, указанные в ст. 89 УПК, то есть возник-нут помехи расследованию и судебному разбирательству” .

И.М. Гуткин считает, что “основанием для избрания меры пресечения является наличие данных о том, что обвиняемый может совершить такие действия, которые не дадут возможности закончить производство по уголовному делу или исполнить приговор”3. А.Д. Буряков пишет: “…основанием применения мер пресечения является ненадлежащее поведение обвиняемого,

1 Вершинина СИ. Залог в системе мер пресечения: Дисс. … канд. юрид. наук.

-Самара, 1998. С 21.

~ Вершинина СИ. Указ. раб. С 24.

”’ Гуткин И.М. Меры пресечения в советском уголовном процессе. Лекция. -

М.: Изд. ВШ МООП РСФСР, 1963. С. 6.

73 выражающееся в нарушении возложенных на него законом процессуальных обязанностей, имеющих целью противодействие достижения задач уголовного судопроизводства”1. З.Ф. Коврига отмечает: “Под “достаточными основаниями”, на которые указывает ст. 89 УПК РСФСР, следует понимать “достаточные данные”, т.е. фактические данные, полученные из предусмотренных законом источников и свидетельствующие о ненадлежащем поведении обвиняемого, нарушающие правомерные требования к нему следователя и суда”’. Далее она конкретизирует: “Основанием применения мер пресечения служат: 1) наличие признаков уголовного преступления и развивающееся в связи с этим уголовно- процессуальное отношение, 2) фактические данные, подтверждающие тяжесть совершенного преступления или общественную опасность лица, его совершившего, или его ненадлежащее поведение, представляющее угрозу интересам правосудия””.

В.М. Корнуков предлагает считать основаниями применения мер пресечения “фактические данные, указывающие на то, что обвиняемый может скрыться от дознания, предварительного следствия и суда, или воспрепятствовать установлению истины по уголовному делу, или заниматься преступной деятельностью” . Следует отметить, что З.Ф. Коврига настаивала на том, что “… мера пресечения может быть применена только при установлении факта нарушения обвиняемым возложенных на него обязанностей, только при нарушении ст. 89 УПК РСФСР, а не на основании предположений о его возможном ненадлежащем поведении, в каком бы способе противодействия

Буряков А.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1967. С. 187.

”” Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. - Воронеж, 1975. С.

95.

” Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. - Воронеж, 1975. С.

104-105.

Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопро- изводстве. - Саратов, 1978. С. 66.

74 оно не было выражено”1. Не соглашаясь с этим суждением, В.М. Корнуков пишет: “Ни грамматическое, ни логическое толкование изложенного текста закона не позволяет сделать вывод о том, что мера пресечения в отношении обвиняемого применяется только тогда, когда он или уклоняется от соответ- ствующих органов, или препятствует установлению истины по делу, или за- нимается преступной деятельностью… Основное же назначение, смысл при- менения меры пресечения - не допустить, предотвратить совершение обвиняемым действий, указанных в ст. 33 Основ…””. Нам представляется наиболее верным суждение В.М. Корнукова.

К основаниям предъявляются определённые требования. В этой связи И.М. Гуткин подчеркивает: “В целях обоснованного применения мер пресечения закон требует, чтобы вывод о наличии того или иного обстоятельства, образующего основание применения меры пресечения, был не голословным, а имел под собой “достаточные основания”, базировался на конкретных ма-териалах дела””.

Подводя итог приведенным высказываниям относительно определения оснований применения мер пресечения, следует заметить, что так или иначе все эти формулировки подразумевают под такими основаниями наличие фактических, то есть подкрепленных доказательствами, зафиксированными в материалах уголовного дела данных о том, что лицо, если к нему не применить меру пресечения, может допустить со своей стороны ненадлежащее поведение, как то: скроется от следствия или суда, препятствует установлению истины, продолжит заниматься преступной деятельностью или уклониться от исполнения приговора.

Кроме оснований применения мер пресечения существуют обстоятель-

1 Коврига З.Ф. Указ. раб. С. 98.

2 Корнуков В.М. Указ. раб. С. 14.

’ Гуткин И.М. Меры пресечения в советском уголовном процессе. Лекция. -М.: Изд. ВШ МООП РСФСР, 1963. С, 23.

75 ства, которые необходимо учитывать при применении мер пресечения, указанные в статье 91 УПК. Эта же статья уголовно-процессуального кодекса называет основания применения мер пресечения, указанные в статье 89 УПК, “обстоятельствами”: “…лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, суд учитывают, помимо обстоятельств, указанных в статье 89 настоящего Кодекса…”. По нашему мнению законодатель поступает неверно, отождествляя понятия “основания” и “обстоятельства”. Представляется, что было бы правильным расценивать наличие оснований для применения мер пресечения, указанных в статье 89 УПК, обязательным, а что касается обстоятельств, указанных в статье 91 УПК, то их следует учитывать при избрании той или иной меры пресечения.

В литературе по-разному классифицируют и определяют эти понятия. Например, В.А. Михайлов включает основания применения мер пресечения в перечень обстоятельств, наличие которых свидетельствует о необходимости применения меры пресечения. Этими обстоятельствами являются следующие: “доказанность материалами уголовного дела факта совершенного преступления; установление лица, в отношении которого, в установленной законом форме вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого; наличие в деле достаточных оснований полагать, что обвиняемый, находящийся на свободе: а) либо скроется от следствия и суда; б) либо воспрепятствует установлению истины по уголовному делу; в) либо будет заниматься преступной деятельностью; при наличии в деле достаточных доказательств, позволяющих полагать, что применение мер пресечения объективно необходимо для обеспечения исполнения приговора”1.

В.А. Михайлов разделяет основания на общие и особенные. “Применение конкретных мер пресечения должно быть обусловлено, с од-

Михайлов В.А. Меры пресечения в Российском уголовном процессе. - М., 1996. С. 31.

76 ной стороны, наличием в уголовном деле общих оснований, и с другой сто- роны особенных оснований’”. Под особенными основаниями здесь подразу- меваются те, которые указаны в статьях УПК, посвященных конкретным мерам пресечения. Далее автор пишет: “При разрешении вопроса о необходимости применить ту или иную меру пресечения, а также при избрании той или иной из них учитываются помимо общих и особенных оснований, указанных выше, также тяжесть предъявленного обвинения, личность обвиняемого, род его занятий, возраст, состояние здоровья, семейное положение и другие обстоятельства (ст. 91 УПК РСФСР). Такими другими обстоятельствами могут быть: общественное и должностное положение обвиняемого, его поведение в процессе следствия и судебного разбирательства, чистосердечное раскаяние в совершённом преступлении, активное способствование раскрытию преступления и т.п.””. В последующем автор эти обстоятельства называет условиями применения мер пресечения.

В свою очередь, З.Ф. Коврига отмечает: “Представляется, что наличие достаточных доказательств виновности определенного лица, предъявление ему на этом основании обвинения следует рассматривать не как основания для избрания меры пресечения, а как необходимое условие, с помощью которого достигается максимальная меткость при применении мер пресечения и иных видов процессуального принуждения,?”\

СИ. Вершинина предлагает: “…нельзя применять меру пресечения, если: а) не возбуждено уголовное дело; б) отсутствует процессуальная фигура обвиняемого или подозреваемого. Но данные обстоятельства следует счи-

Михайлов В.А. Указ. раб. С. 36. ~ Михайлов В.А. Меры пресечения в Российском уголовном процессе. - М., 1996. С. 36.

” Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. - Воронеж, 1975. С. 64.

77 тать не основаниями, а условиями применения мер пресечения” .

Ранее Ю.Д, Лившиц делил обстоятельства, которые следует учитывать при применении мер пресечения, на основные, главные и иные обстоятельства. “К главным, или основным, обстоятельствам следует отнести такие, установление которых вызывает необходимость применения меры пресечения, а именно: возможное уклонение обвиняемого (подозреваемого) от дознания, предварительного следствия и суда; возможное препятствие со стороны об- виняемого (подозреваемого) установлению истины по делу; возможное про- должение с их стороны преступной деятельности; возможное препятствие со стороны осужденного исполнению приговора (ст. 33 Основ уголовного су- допроизводства, ст. 89 УПК РСФСР)”, - подчеркивает автор. По его мнению, “под иными обстоятельствами следует понимать такие, учёт которых помогает правильному решению вопроса о применении меры пресечения в принципе, а также выбору конкретной меры пресечения””.

Далее, рассуждая об “иных обстоятельствах”, он предлагает взять за “приблизительный” перечень обстоятельств, указанных в ст. 91 УПК, и отмечает: “Сюда относятся: состояние здоровья обвиняемого, род занятий и все другие подобного рода обстоятельства, которых закон конкретно не определяет. Несколько особняком стоят такие обстоятельства, как важность преступления и тяжесть имеющихся против обвиняемого улик, которые оказывают большое влияние на решение вопроса о мере пресечения.. .”\

Об этом же пишет СИ. Вершинина: “…учитывая специфику конкретных мер пресечения, основания их применения, на наш взгляд, действительно следует подразделять на общие и специальные. Под общими… следует понимать фактические данные, свидетельствующие о том, что обвиняемый

1 Вершинина СИ. Залог в системе мер пресечения: Дисс…. канд. юрид. наук. - Самара, 1998. С. 24.

2 Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в уголовном процессе. - М., 1964. С. 18-19.

3 Лившиц Ю.Д. Меры процессуального принуждения в советском уголовном процессе: Дисс…. канд. юрид. наук. - М., 1959. С 145.

78 скроется, будет мешать установлению истины по уголовному делу, продолжит преступную деятельность, а также уклонится от исполнения приговора. То есть это данные, указывающие на возможность возникновения той или иной помехи расследованию и судебному разбирательству (ст. 89 УПК РСФСР)”1, под специальными основаниями конкретных мер пресечения она предлагает понимать “…данные об обстоятельствах, обеспечивающих достижение целей этих мер… Другими словами, специальные основания состоят в установлении обстоятельств, ограничивающих или дозволяющих выбор отдельной меры пресечения”*.

М.С. Строгович и Д.А. Карницкий, комментируя статью 147 УПК РСФСР 1923 г., где указаны обстоятельства, которые необходимо принимать во внимание при решении об избрании меры пресечения, делили предложенные обстоятельства на две группы неоднородных юридических фактов, первая из которых образует основания применения меры пресечения, а вторая определяет выбор какой-либо конкретной меры’.

В свою очередь, О.В. Медведева считает: “…если основания служат причиной, непосредственно порождающей применение мер пресечения, то условия составляют ту среду, обстановку, в которой последние возникают, существуют и развиваются” .

Таким образом, видно, что во всех представленных случаях основания подразделяются на общие (главные) и специальные (особенные), остальное относится к условиям применения мер пресечения, учет которых позволяет применить меры пресечения правомерно и выбрать правильно конкретную

Вершинина СИ. Залог в системе мер пресечения: Дисс…. канд. юрид. наук. - Самара, 1998. С. 24. 2 Вершинина СИ. Указ. раб. 1998. С 25.

”” Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Текст и постатейный комментарий. - М., 1928. С. 178.

4 Медведева О.В. Залог и поручительство в системе мер уголовно- процессуального принуждения по законодательству Российской Федерации: Дисс…. канд. юрид. наук. - Волгоград, 1998. С 127.

79 меру в отношении установленного лица, сообразно требованиям конкретного уголовного дела.

Прежде чем сделать вывод об основаниях применения мер пресечения, рассмотрим подробнее те обстоятельства, которые позволяют наиболее пра- вильно решить вопрос о мере пресечения. О таких обстоятельствах писал И.М. Гуткин: “Не образуют новых оснований применения мер пресечения, но позволяют более правильно разрешить вопрос о наличии оснований к избранию меры пресечения, выявить эти основания, создают предпосылки для дифференцированного подхода к назначению мер пресечения, влияют на выбор меры пресечения” . В действительности, учет подобного рода обстоятельств очень важен для принятия правильного решение о мере пресечения.

Это же отмечает З.Д. Еникеев: “В обеспечении обвинения большое практическое значение имеет правильный выбор меры пресечения… Нельзя подходить к этому вопросу шаблонно, без учёта конкретных обстоятельств” . С его точки зрения, “другие же обстоятельства, предусмотренные ст. 91 УПК, основаниями не служат и лишь влияют на выбор меры пресечения”3.

В свою очередь А.Д. Буряков предлагает к другим обстоятельствам, учитываемым при избрании меры пресечения, относить следующие:

“1. Обстоятельства, не относящиеся к событию преступления, при наличии которых применение меры пресечения может повлечь за собой особо опасные последствия для обвиняемого или его семьи в виду пожара или иных стихийных бедствий, а также в виду тяжкой болезни или смерти единственного трудоспособного члена семьи и другие исключительные обстоятельства.

Гуткин И.М. Меры пресечения в советском уголовном процессе. Лекция. -М.: Изд. ВШ МООП РСФСР, 1963. С. 25-26.

Еникеев З.Д. Меры пресечения в системе средств обеспечения обвинения и защиты. - Уфа, 1978. С. 38.

” Вершинина СИ. Залог в системе мер пресечения: Дисс…. канд. юрид. наук. - Самара, 1998. С. 27.

80

  1. Действующее уголовно-процессуальное законодательство (ст. 91 УПК РСФСР) к числу обстоятельств, учитываемых при избрании м^ры пресечения, не относит обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность. Между тем, предотвращение виновным вредных последствий, чистосердечное раскаяние или явка с повинной, а также активное способствование раскрытию преступления или, напротив причинение преступлением тяжких последствий, совершение преступления с особой жестокостью или издевательствами над потерпевшими и т.п., безусловно, следует учитывать при определении меры пресечения…“1.

Ранее в России, с момента издания Соборного уложения и до принятия Устава уголовного судопроизводства 1864 года, предписывалось: “…строгость мер следует соразмерять с важностью обвинения, с силою улик, с званием обвиняемого, словом, - с действительною необходимостью””.

В Уставе уголовного судопроизводства 1864 г., уже были перечислены случаи, когда правомерно было применение меры пресечения: 1) когда подозреваемый застигнут при совершении преступного деяния или тот час после его совершения; 2) когда потерпевшие от преступления или очевидцы укажут прямо на подозреваемое лицо; 3) когда на подозреваемом или в его жилище найдены будут явные следы преступления; 4) когда вещи, служащие доказательством преступления, принадлежат подозреваемому или оказались при нём; 5) когда он сделал покушение на побег, или пойман во время или после побега; 6) когда подозреваемый не имеет постоянного жительства или оседлости (ст. 257).

В связи с этим А. Кистяковский сделал следующий вывод: “Таким образом, полиция должна руководствоваться по вопросу: следует или не следу-

1 Буряков А.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе - М., 1967. С. 242.

” Кистяковский А. О пресечении обвиняемому способов уклониться от следствия и суда. - СПб., 1868. С. 99.

81 ет применять меру пресечения - обстоятельством существования или не существования в данном случае условий, перечисленных в 257 статье, а по вопросу: какую из мер следует принять - соображениями относительной важности преступления”1.

Ст. 420 Устава уголовного судопроизводства 1864 г. допускала приме- нение высшей меры пресечения - заключение под стражу, в отношении лиц, не имеющих оседлости, то есть применение залога или поручительства в отношении таких обвиняемых было ограничено. Понятие “не имеющие оседлости” раскрывалось так: “Следует под это понятие подвести только бродяг, беглых и лиц, которые не имеют определённых занятий…””.

В большинстве западных стран, таких как Англия, Шотландия, Северо- Американские штаты, Канада, Франция, Италия, Германия, Австрия, залог или поручительство как меры пресечения применялись в замен предварительного заключения под стражу. Это стало возможным с принятием Habeas Corpus Act, который предусмотрел возможность требования или прошения освобождения на поруки или под залог до суда. Исключение составила Шотландия, где вместо недействующего в этой стране Habeas Corpus Act освобождение на поруки регламентировалось актом 1701 года.

Как уже было сказано, обвиняемый мог требовать освобождения на поруки или под залог, а судья уже принимал решение, исходя из того, смогут ли эти меры обеспечить явку обвиняемого в суд. П.И. Люблинский описал подобную процедуру, использующуюся во Франции по закону 1865 г. В частности, автор отметил, что “…обвиняемый мог требовать свободы по праву, если соблюдены следующие условия: 1) грозящее наказание - менее 2-х лет тюрьмы, 2) имеется постоянное место жительства, 3) обвиняемый не был ранее присужден к тюрьме на срок более 1 -го года и 4) после допроса прошло

Кистяковский А. Указ. раб. С. 142. * Кистяковский А. Указ. раб. С. 151.

82 пять дней. Во всех остальных случаях обвиняемый мог только просить об освобождении (под обеспечение - прим. авт.)” . То есть здесь показаны об- стоятельства, которые учитывались при решении вопроса о возможности или невозможности применения имущественного обеспечения взамен заключения под стражу.

В Модельном Уголовно-процессуальном кодексе не четко определяются обстоятельства, которые следует учитывать при принятии решения о применении меры пресечения в виде залога. Авторы предлагают отталкиваться от условий, при наличии которых возможен отказ в применении такой меры пресечения. Так, при обвинении в совершении преступления небольшой или средней тяжести, а так же тяжкого неосторожного преступления в исключительных случаях, в том числе, если личность обвиняемого не установлена, он не имеет постоянного места жительства или пытался скрыться от органа, ведущего уголовный процесс, и, при обвинении в совершении тяжкого умышленного или особо тяжкого преступления, в случае, если имеются обстоятельства, делающие освобождение лица из-под стражи невозможным или рискованным, суд вправе признать освобождение из-под стражи под залог недопустимым.

Рассмотрев основания и обстоятельства применения мер пресечения, перейдем к рассмотрению оснований применения конкретной меры пресечения - залог.

Как уже было отмечено выше, конкретно определенных оснований применения залога в действующем уголовно-процессуальном законодательстве не существует. Основания применения мер пресечения относятся и к залогу, но для принятия правильного решения относительно конкретной меры пресечения необходимо определить ряд оснований, основываясь на которых,

Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. Меры, обеспе- чивающие не уклонение обвиняемого от правосудия. - СПб., 1906. С. 136.

83 орган расследования может вынести решение о применении меры пресечения в виде залога.

В отличие от уголовно-процессуального, основания возникновения гражданско-правового залога указаны в ст. 3 Закона Российской Федерации “О залоге”, где сказано, что залог возникает в силу договора или закона. В.А. Михайлов рекомендует: “Указанные общие требования должны приниматься во внимание и при определении оснований для применения залога в уголовном судопроизводстве, в тех конкретных случаях, в которых залог может быть применен как мера пресечения” .

Учитывая это пожелание, попытаемся определить основания применения залога как меры пресечения.

О.В. Медведева считает, что “…основания для применения меры про- цессуального воздействия в виде залога можно определить, как установленные с помощью доказательств обстоятельства, свидетельствующие, что имеется вероятность уклонения обвиняемого от органов уголовного судопроизводства”2. Условие возможности применения залога определяется тем, что “…лицо, ведущее уголовный процесс, должно располагать фактическими данными о том, что обвиняемый не имеет намерений продолжить преступную деятельность и оказывать противодействие установлению истины по уголовному делу’“5.

Учитывая вышеизложенное, предлагаем считать правовыми основа- ниями применения меры пресечения в виде залога: собранные органами расследования, прокуратуры и судом по уголовному делу доказательства того,

1 Михайлов В.А. Применение залога в российском уголовном процессе. - Омск, 1993. С. 41.

  • Медведева О.В. Залог и поручительство в системе мер
    уголовно-процессуального принуждения по законодательству Российской Федерации: Дисс…. канд. юрид. наук. - Волгоград, 1998. С.
    1. 3 Медведева О.В. Указ. раб. С. 131.

84 что в случае неприменения указанной меры пресечения обвиняемый (подозреваемый) может совершить хотя бы одно из нижеперечисленных противоправных деяний: скроется от дознания, предварительного следствия или суда; воспрепятствует установлению истины по уголовному делу; продолжит преступную деятельность; уклонится от исполнения приговора.

Применение указанной меры пресечения возможно при соблюдении следующих правовых условий: наличие возбужденного в установленном порядке уголовного дела; учет при применении данной меры пресечения органом расследования, прокурором и судом характеристики личности обвиняемого, тяжести предъявленного ему обвинения, характера поведения обвиняемого в ходе расследования и осуществления производства по делу в суде; гарантирование надлежащего поведения обвиняемого суммой залога, определяемой при избрании меры пресечения органом расследования, прокурором, судом.

Исследовав поставленные в данном параграфе вопросы, связанные с определением понятия залога, предмета, залоговой суммы, целей и оснований применения залога перейдём к рассмотрению прав и обязанностей субъектов, участвующих в правоотношениях, возникающих при применении залога как меры пресечения. По окончании рассмотрения этого вопроса, нами будет предложено развернутое определение залога как меры пресечения.

85

§ 3. Субъекты правоотношений, возникающих при применении за- конодательства о залоге

Приступая к исследованию этого вопроса, заметим, что применение залога как меры пресечения это своего рода заключение договора. В.А. Михайлов отмечает: “Избрание и применение меры пресечения в виде залога сопровождается, по существу, заключением двустороннего, а в ряде случаев и трехстороннего акта, своеобразного соглашения (договора), между органом, в производстве которого находится уголовное дело, с одной стороны, обвиняемым и залогодателем - с другой” .

Итак, в отношениях, возникающих при применении меры пресечения в виде залога, участвуют несколько сторон, таких как: орган уголовного судопроизводства, уполномоченный на применении мер пресечения; лицо, в отношении которого по закону может быть избрана мера пресечения; залогодатель.

Заключение любого договора должно сопровождаться возникновением соответствующих прав и обязанностей сторон, а также установлением санкций за нарушение своих обязательств. В.П. Божьев подчеркивает, что “в уголовном процессе, как и в любой другой сфере процессуального регулирования, один субъект (должностное лицо или орган) может реализовывать свои права лишь в том случае, если другой субъект при этом наделяется соответ-ствующими обязанностями” . Соответственно, у круга субъектов, участвующих при применении меры пресечения в виде залога, также возникают взаимные права и обязанности. Рассмотрим подробнее каждую из категорий участников, определим их права и обязанности.

Обратимся к вопросу о государственном органе или должностном лице, уполномоченном, в силу закона, на применение мер пресечения.

1 Михайлов В.А. Применение залога в российском уголовном процессе. -

Омск, 1993. С. 35.

” Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. - М., 1975. С. 79.

86

В части 1 статьи 89 УПК определён круг субъектов уголовного процесса, уполномоченных применять меры пресечения, в том числе и залог. Там названы: лицо, производящее дознание, следователь, прокурор и суд.

Часть 2 статьи 89 УПК закрепляет положение о том, что залог может применяться только с санкции прокурора или по определению суда. В соответствии с общим правилом, закрепленном в статье 89 УПК, в качестве лиц, обладающих правом применять залог, выступают органы предварительного расследования по делам, находящимся в их производстве. Учитывая строгость данной меры пресечения, постановление о применении залога, вынесенное органом дознания или следователем, должно быть санкционировано прокурором или судом. Прокурор вправе не только санкционировать залог, но и самостоятельно применять его на досудебных стадиях уголовного процесса по делам, принятым им к своему производству, или дать письменное указание органу дознания или следователю о его избрании. При производстве в суде вопросы о применении, отмене или изменении меры пресечения решается судом.

Никакие другие государственные или иные органы не обладают правом применения залога в качестве меры пресечения.

Как показывает статистика 1995-1997 г. г. “…наиболее часто залог применяется в стадии предварительного расследования. За этот период не было ни одного случая применения залога судом, в порядке статей 260 и 303 УПК. Так, в 138 случаях из 256, залог был применен непосредственно органами предварительного расследования, а в остальных 118 - судами в порядке статьи 220’ УПК” . Из этого следует сделать вывод, что из государственных органов и должностных лиц, обладающих правом применения залога, наибо-

Вершинина СИ. Залог в системе мер пресечения: Дисс. … канд. юрид. наук. - Самара, 1998. С. 92.

87

лее часто это право реализуется органами дознания и предварительного следствия.

К указанным органам предъявляются определённые требования, ка- сающиеся законности их действий, компетентности. Это делается для того, чтобы реализовывались поставленные перед ними задачи по раскрытию преступлений при учете прав других субъектов уголовного процесса. Как отмечал А.Ф. Кони, “как бы хороши ни были правила деятельности, они могут потерять свою силу и значение в неопытных, грубых или недобросовестных руках”1; “… эффективность действия правовых установлений зависит не только от их качества, но и, главным образом, от характера деятельности органов, применяющих эти нормы, от того, насколько точно и безукоризненно проводятся они в жизнь” ,- пишет З.Д. Еникеев.

Как один из участников правоотношений по избранию меры пресечения в виде залога, избирающий данную меру пресечения государственный орган или должностное лицо наделяются кругом прав и обязанностей.

Права данного государственного органа или должностного лица как залогодержателя заключаются в следующем; решить вопрос о возможности принятии определенного вида имущества в качестве залога, контролировать исполнение обвиняемым своих обязанностей, обусловленных применением к нему меры пресечения в виде залога и, в случае выявления неисполнения им обязанностей, обеспеченных залогом, обратить залоговую сумму в доход государства.

В обязанности органа или должностного лица, избирающего залог, входит: определить залоговую сумму; сообщить залогодателю об обстоятельствах дела, по которому избирается данная мера; разъяснить обвиняемому и залогодателю их права и обязанности; предупредить о последствиях на-

1 Кони А.Ф. Собрание сочинений. Т.Д. - М., 1967. С. 34.

Еникеев З.Д. Меры процессуального принуждения в системе средств обеспечения обвинения и защиты. - Уфа, 1978. С. 64.

88

рушения обвиняемым данной меры пресечения; процессуально оформить данное следственное действие; следить за поведением обвиняемого и, в случае допущения им нарушения, принять меры к обращению залога в доход государства; обеспечить возвращение заложенного имущества в случае отмены этой меры пресечения.

В литературе высказывалось мнение о том, что в обязанности органа, применяющего залог с участием третьего лица, должна входить проверка возможности залогодателя обеспечить правомерное поведение обвиняемого на свободе. “Поскольку внесение залога посторонним лицом предполагает необходимость обеспечения надлежащего поведения обвиняемого на период предварительного следствия и судебного рассмотрения дела, выбор залогодателя не может всецело зависеть от обвиняемого”1. Думается, такое требование излишне, так как залогодатель, обеспечивая должное поведение обвиняемого, рискует своим имуществом.

На сегодняшний момент существует проблема в принятии залогового имущества, неудобного для внесения и хранения в депозите суда. Как уже было показано выше, её решение видится в создании института профессиональных залогопринимателей. Теперь же отсутствие в законе определенного порядка, предусматривающего возможность создания и действия организации, призванной принимать и хранить вещи, вносимые в качестве залога, оставляет нерешенными вопросы, связанные с определением органа, обязанного принимать вещи в качестве залога. Не ясно, кто отвечает за сохранность заложенного имущества, кто несёт расходы на его содержание, кто должен следить за соответствием определённой залоговой суммы фактической стоимости заложенного имущества? Эти нерешённые вопросы приводят к тому, что на практике в подавляющем большинстве случаев в качестве залога при-

Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. - Воронеж, 1975. С.

122.

89

нимаются только наличные деньги, которые, как сказано в статье 99 УПК, вносятся в депозит суда. Следствием этого является то, что применение меры пресечения в виде залога сведено к тому минимуму обвиняемых, которые располагают возможностью внести крупную сумму наличных денег либо предоставить стороннего поручителя, обладающего такой суммой.

Эта проблема, по нашему мнению, должна быть решена посредствам разработки и закрепления в законе процессуального порядка, позволяющего вносить имущественный залог опосредовано, через стороннюю организацию с предоставлением органам предварительного расследования банковского документа, подтверждающего внесение залоговой суммы. Речь идет об имуществе, неудобном для хранения (в силу своей величины, невозможности длительного хранения, требования особых условий хранения и т.д.).

Другую проблему, связанную с привлечением третьих лиц в процесс избрания меры пресечения в виде залога, поднимает в своей работе СИ. Вершинина. Она пишет: “…целесообразно предусмотреть учреждение в уголовном процессе института “профессиональных залогодателей”. Идея создания учреждений, призванных оказать на возмездных началах помощь обвиняемым, путем внесения залога от их имени, позволяет изменить взгляд на залог, как на меру пресечения, доступную лишь состоятельным людям. Ведь размер залога должен быть достаточно значительным, чтобы действительно удержать обвиняемого от не надлежащих действий”. Далее она говорит: “Первым шагом “демократизации” залога и может стать создание кредитных учреждений, в задачи которых будет входить предоставление залоговых сумм за освобождение конкретных обвиняемых”1. Следует положительно оценить подобное предложение. Так, в уголовном процессе США, где при- менение меры пресечения в виде залога развито очень широко, присутствует

Вершинина СИ. Залог в системе мер пресечения: Дисс. … канд. юрид. наук. - Самара, 1998. С. 124-125.

90

институт профессиональных залогодателей. Как отмечает К.Ф. Гуценко, “…обвиняемого отпускали на свободу после того, как он вносил всю сумму назначенного залога на депозит суда либо предоставлял платёжный документ, приобретённый на определенных условиях у так называемого профес- сионального залогодателя (частного лица, которое в порядке частнопред- принимательской деятельности “зарабатывают” на том, что под условленное вознаграждение берут на себя денежное обязательство на случай не выполнения обвиняемым условий освобождения под залог)”1, Во время действия уголовно- процессуального законодательства, предусматривающего возможность применения меры пресечения - отдачи на поруки, существовала проблема установления возможности доверия поручителям во избежание злоупотреблений. По этому поводу А. Кистяковский писал: “По свидетельству одного из лиц прокурорского надзора, во всех городах и местечках волын-ской губернии, населённых евреями, имелись из среды последних, так сказать штатные поручители, люди большею частею престарелые, бедные и незавидного поведения, которые за рубль готовы были во всякое время взять на поруки самого важного вора””. В данном случае следует различать “профессионального залогодателя” от “профессионального поручителя”. Если “профессиональный залогодатель” способствует расширению возможностей по использованию меры пресечения в виде залога, то “профессиональный поручитель” необходим недобросовестному обвиняемому только для получения возможности скрыться от правосудия.

Теперь считаем необходимым обратиться к вопросу о лицах, в отношении которого по закону может быть избрана мера пресечения.

По общему правилу, закреплённому в части 1 статьи 89 УПК, мера пресечения, в том числе и залог, может быть избрана в отношении обвиняе-

1 Гуценко К.Ф. Уголовная юстиция США. - М., 1993. С. 51-52. “ Кистяковский А. О пресечении обвиняемому способов уклониться от следствия и суда. - СПб., 1868. С. 107-108.

91

мого (подсудимого, осужденного в соответствии со ст. 46 УПК). В исключи- тельных случаях мера пресечения может быть избрана в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления (ст. 90 УПК). Однако в процес- суальной литературе высказывалась точка зрения против применения залога как меры пресечения в отношении подозреваемого: “…применение к подозреваемому таких мер воздействия как залог и поручительство на наш взгляд нецелесообразно, так как, во-первых, указанные меры во многом основаны на взаимном доверии сторон (лица, ведущего уголовное судопроизводство, поручителя, залогодателя и лица, привлекаемого к ответственности), но к моменту появления, а уголовном деле фигуры подозреваемого данные дове- рительные отношения ещё не могли бы сформироваться, поскольку с переходом в стадию предварительного расследования доказывание продолжается в условиях довольно существенной информационной неопределённости и лицо, осуществляющее расследование, не обладает достаточным объёмом информации, характеризующим как личность, привлекаемого к ответственности лица, так и его преступное деяние; во-вторых, применение мер в виде залога и поручительства требует определённой подготовительной работы, в то время как наличие фигуры подозреваемого на этапе предварительного расследования носит временный, краткосрочный характер”1. Позволим себе не согласиться с приведёнными доводами. Положение, запрещающее применение меры пресечения в виде залога в отношении подозреваемого, значительным образом ограничит его права, что является недопустимым.

По нашему мнению, следует предусмотреть в законе более приемлемую процедуру избрания меры пресечения в виде залога, которая позволила бы избежать возникновения на практике приведенных выше проблем.

Медведева О.В. Залог и поручительство в системе мер уголовно-процессуального принуждения по законодательству Российской Федерации: Дисс … канд. юрид. наук. - Волгоград, 1998. С. 137.

92

Рассмотрим ряд прав и обязанностей лица, в отношении которого избирается данная мера пресечения, при этом не станем затрагивать его права и обязанности как залогодателя, остановившись на них ниже.

В процессуальной литературе высказывались точки зрения по поводу того, какие права и обязанности приобретает обвиняемый в связи с избранием в отношении него меры пресечения в виде залога. По мнению З.Ф. Ковриги, они состоят “…в обязательстве обвиняемого (подозреваемого) вести себя надлежащим образом и не уклоняться от следствия и суда” . В.А. Михайлов предлагал считать таковыми “…во-первых, совершать в интересах уголовного судопроизводства конкретные действия - являться по вызовам лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда, во-вторых, воздерживаться от негативных для уголовного процесса действий - не уклоняться от явки по вызовам, в-третьих, вносить установленной суммы залог в депозит суда, как гарантию своего надлежащего поведения, не уклонения от явки по вызовам, в-четвёртых, при неисполнении обязательств по явке, при уклонении от явки по вызовам лишиться по постановлению судьи денег (ценностей), внесённых в залог, либо понести моральный ущерб вследствие утраты залога залогодателем .

Учитывая вышеизложенное, попытаемся определить данные категории.

Правом лица, в отношении которого избирается мера пресечения в виде залога, признается право представлять доказательства, свидетельствующие о возможности применения к нему меры пресечения в виде залога, в том числе, подтверждающие его имущественное положение, и т. д.

Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. - Воронеж, 1975. С. 124.

~ Михайлов В.А. Применение залога в российском уголовном процессе -Омск, 1993. С. 69.

93

К обязанностям следует отнести следующие: являться по вызовам органа, производящего расследование, прокурора, суда; не препятствовать установлению истины по уголовному делу; не заниматься преступной деятельностью; не уклоняться от исполнения приговора.

Далее необходимо обратиться к освещению вопроса, касающегося правового положения залогодателя.

Залогодатель в уголовном процессе - это физическое или юридическое лицо, внесшее залог в обеспечение требований, предъявляемых данной мерой пресечения к поведению обвиняемого.

Что касается вопроса о том, кто может выступать в роли залогодателя, следует отметить, что им может быть сам обвиняемый. Исходя из смысла статьи 99 УПК, где говорится, что “залог состоит в деньгах или ценностях, вносимых в депозит суда обвиняемым, подозреваемым либо другим лицом или организацией…” можно сделать вывод о допуске в качестве залогодателя третьих лиц. Такое положение дает право говорить о двух видах залогодателей; 1) залогодатель - сам подозреваемый, обвиняемый, подсудимый; 2) залогодатель - иное, физическое или юридическое лицо.

В действующих уголовно-процессуальных нормах не различается залог, вносимый обвиняемым, от залога, вносимого третьими лицами. Главная особенность последнего заключается в том, что он вносится не за счет средств обвиняемого, а за счет средств других лиц. В таких случаях в правоотношения, возникающие при применении залога между правоохранительным органом и обвиняемым, вступает третье лицо, добровольно возлагающее на себя обязанность внести залоговую сумму и ответствовать ею за надлежащее поведение обвиняемого. В.В. Миклашевский считал положитель-

94

ным внесение залога третьим лицом, так как в этом случае устанавливался надзор за обвиняемым самим залогодателем1,

Как уже было отмечено, в качестве залогодателя могут выступать как физические, так и юридические лица. Никаких дополнительных требований к залогодателю закон не выдвигает, хотя существует круг ограничений, касающихся как физических, так и юридических лиц, не представляющий юридической возможности их выступления в качестве залогодателя.

Следует подробнее остановиться на рассмотрении этих вопросов. Тер- мин “иное лицо” законодателем не расшифровывается, в научной литературе по этому поводу высказывались разнообразные точки зрения. Так, А.Д. Бу-ряков отмечает: “В законе не содержится ни каких указаний в отношении того, кто именно, кроме обвиняемого может внести залог. Поэтому есть основания считать, что под “другим лицом” следует иметь в виду любое лицо, которое пожелает и в состоянии внести залог за обвиняемого”2. Схожую позицию, но с установкой определённых условий, заняла З.Ф. Коврига, которая отмечает: “…следует считать, что любое лицо, которое пожелает и в состоянии это сделать, может внести залог за обвиняемого. Однако, поскольку внесение залога посторонним лицом предполагает необходимость обеспечения надлежащего поведения обвиняемого… выбор залогодателя не может всецело зависеть от обвиняемого. Лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, суд должны дать своё согласие на принятие залога от того или иного лица или нескольких лиц, предварительно выяснив их моральный облик с тем, чтобы предотвратить возможное злоупотребление данной мерой

Миклашевский В.В. О средствах представления обвиняемого в суд и пресечения ему способов уклониться от следствия и суда. Т.1. - Варшава, 1872. С. 203-205.

Буряков А.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1967. С. 83.

95

пресечения” . О.В. Медведева предположила следующее: “Теоретически это может быть любое лицо, даже несвязанное с обвиняемым, подозреваемым какими-либо узами. Однако представляется целесообразным исключить из круга залогодателей лиц, полностью или частично недееспособных (в том числе несовершеннолетних), находящихся под следствием или отбывающих наказание в местах лишения свободы за какие-либо преступления, а также лиц, участвующих в расследовании и судебном рассмотрении дела со стороны защиты или обвинения в силу своих должностных обязанностей”2. В.А. Михайлов полагает: “Под другими лицами в качестве залогодателя подразумеваются любые физические лица… Уточним, что недееспособные лица в качестве залогодателей выступать не могут… Физические лица с ограниченной дееспособностью могут быть залогодателями лишь при согласии на это их попечителей…‘°.

Ранее в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г. в статье 422 говорилось, что “залог… может быть предоставлен как сами обвиняемым, так и всяким другим лицом”. В.В. Миклашевский предлагал под “всяким лицом” понимать “…лицо способное предпринимать юридические сделки”, при этом им исключались “малолетние, сумасшедшие, объявленные расточительными, лишенные всех прав состояния…” . Кессель, считал, что это “лицо не лишенное общественного доверия”5.

Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. - Воронеж, 1975. С. 123.

  • Медведева О.В. Залог и поручительство в системе мер уголовно- процессуального принуждения по законодательству Российской Федерации: Дисс…. канд. юрид. наук. - Волгоград, 1998. С. 103.

” Михайлов В.А. Применение залога в российском уголовном процессе. -Омск, 1993. С. 50.

4 Миклашевский В.В. О средствах представления обвиняемого в суд и пресе чения ему способов уклониться от следствия и суда. Т.1. - Варшава, 1872. С. 288.

5 Кессель Залог и поручительство в предварительном следствии // Судебный журнал 1869, октябрь. С. 398-399.

96

Исходя из смысла закона и учитывая приведённые мнения, предлагаем допускать в качестве залогодателя тех физических лиц, которые в силу закона правомочны совершать юридические сделки и имеют право распоряжаться имуществом, вносимом в качестве залога.

В приведённых выше точках зрения имело место суждение о возмож- ности выступать в качестве залогодателя нескольких лиц одновременно. По этому поводу следует заметить, что согласно действующему законодательству это недопустимо. В статье 99 УПК сказано: “…либо другим лицом или организацией…”. Исходя из этого можно сделать вывод, что действующее законодательство допускает в качестве залогодателя либо одно физическое лицо, либо одну организацию. Это же отмечает О.В. Медведева: “На наш взгляд, формулируя в тексте закона понятие “иное лицо” в единственном числе, законодатель исключает возможность внесения залога солидарно несколькими лицами, что совершенно справедливо…“1. Однако, с нашей точки зрения, такое положение в законодательстве является неверным. Такой же взгляд на этот вопрос имел В.В. Миклашевский, который считал, что ограничивать круг третьих лиц не стоит и можно допустить больше одного, но при условии, что потеря той суммы, которую он вносит, будет для него зна- чительной. Если же делать ограничения, то это снизит количество случаев применения рассматриваемой меры”. В связи с этим считаем необходимой корректировку уголовно-процессуального закона с целью закрепления возможности участия в качестве залогодателей, при избрании залога как меры пресечения, одновременно нескольких лиц.

Медведева О.В. Залог и поручительство в системе мер уголовно- процессуального принуждения по законодательству Российской Федерации: Дисс. …канд. юрид. наук. - Волгоград, 1998. С. 104.

2 Миклашевский В.В. О средствах представления обвиняемого в суд и пресечения ему способов уклониться от следствия и суда. Т.1. - Варшава, 1872. С. 208.

97

Приступая к рассмотрению вопроса участия различных организаций в качестве залогодателя, отметим, что в действующем УПК нет перечня организаций, допускаемых в уголовный процесс в таком качестве. О важности участия юридических лиц в уголовно-процессуальных отношениях при применении мер денежного обеспечения писал В.В. Миклашевский: “Дозволение юридическому лицу брать на поруки или давать залог очень важно, не только в отношении расширения возможности применить эти средства… но в особенности потому, что поручительство или залог таких юридических лиц представляется особенно действительным средством обеспечения явки обвиняемого, ибо доказывать доверие юридическим лицом которое близко с ним знакомо, заставляет его своим отношением к юридическому лицу, тщательно исполнять возложенную на него обязанность…, содействует более действительному надзору за ним юридического лица, с которым он состоит в столь тесных связях, что оно берёт его на поруки или даёт за него залог”1.

По поводу того какие организации могут выступать в качестве залого- дателя по уголовным делам, и стоит ли перечень таковых установить в уголовно-процессуальном законе, в научной литературе приводились различные точки зрения. Например, В.А. Михайлов считает: “В УПК, правда, отсутствует перечень этих организаций. Но в этом нет и необходимости, поскольку такой перечень даёт гражданское законодательство, откуда и заимствован институт залога в уголовный процесс. По смыслу гражданского законодательства правом залога обладают юридические лица, то есть организации, которые обладают обособленным имуществом, могут от своего имени приобретать имущественные и личные неимущественные права, исполнять обя- занности, быть истцами или ответчиками в суде, арбитраже или третейском

1 Миклашевский В.В. О средствах представления обвиняемого в суд и пресечения ему способов уклониться от следствия и суда. Т.1. - Варшава, 1872. С. 209.

98

суде (ст. 23 ГК РСФСР). Залогодателем может быть также такое юридическое лицо, которому предмет залога принадлежит на праве собственности или полного хозяйственного ведения” .

А.Д. Буряков предполагает, что “…под понятие организации не подпадают общественные, скажем, профсоюзные, комсомольские, кооперативные, культурно-массовые и другие организации и объединения трудящихся… Указанная статья не предусматривает и права предоставления залога госу- дарственными организациями (учреждениями, предприятиями, учебными заведениями). Таким образом, под организациями в смысле ст. 99 УПК РСФСР надо понимать организации, не подпадающие под понятие общественных и государственных. К числу таких организаций можно, например, отнести религиозные организации (их предприятия, учреждения, учебные заведения), существование которых допускается по советскому законодательству и которые в установленном законом порядке зарегистрированы. К ним же должны быть отнесены организации и учреждения, миссии иностранных государств, находящиеся на территории нашей страны и осуществляющие с соблюдением установленных правил деятельность, допускаемую законодательством СССР”’.

Схожей точки зрения придерживается З.Ф. Коврига, она пишет: “Кроме обвиняемого (подозреваемого), отдельного лица (лиц), залогодателем могут быть организации, в число которых не должны входить ни общественные, ни государственные организации, так как они не вправе использовать свои средства помимо их целевого назначения. К числу организаций, могущих стать залогодателем, следует отнести религиозные организации (их предприятия, учреждения, учебные заведения), существование которых до-

1 Михайлов В.А. Залог - мера пресечения в уголовном судопроизводстве. -М., 1993. С. 24.

” Буряков А.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе: Дисс. …канд. юрид. наук. - М., 1967. С. 83.

99

пускается по советскому законодательству и которые в установленном порядке зарегистрированы. Сюда также следует отнести организации, учреждения, миссии иностранных государств, находящихся на территории нашей страны и осуществляющие деятельность, допускаемую законом СССР” . А.Д. Буряков, далее развивая мысль отмечает, что колхоз, профсоюз, кооперация могут обратиться в правоохранительные органы с просьбой о внесении залога за своего члена. Объясняет автор это тем, что эти организации имеют свои денежные фонды и общим собранием могут ими распоряжаться.

О.В. Медведева, в свою очередь, замечает: “В настоящее время, в связи с реформами в экономике и образованием широкого спектра предприятий и организаций с частной формой собственности, залогодателями могут выступать любые организации, предприятия, учреждённые и зарегистрированные в установленном законом порядке с негосударственной формой собственности (не имеющие в уставном капитале никакого процента государственной собственности). Не могут выступать залогодателями организации, на имущество которых наложен арест или обращено взыскание в гражданско-правовом порядке, а также признанные банкротами’”.

Ранее в статье 422 Устава уголовного судопроизводства 1864 г. закреплялась возможность взятия обвиняемого на поруки обществом или управлением. По этому поводу В.В. Миклашевский заметил: “Несмотря на выражение закона: “всякое общество”, следует под словом “общество” понимать только такое, которое дозволено законом…“3.

Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. - Воронеж, 1975. С. 123.

2 Медведева О.В. Залог и поручительство в системе мер уголовно- процессуального принуждения по законодательству Российской Федерации: Дисс. …канд. юрид. наук. - Волгоград, 1998. С. 114.

J Миклашевский В.В. О средствах представления обвиняемого в суд и пресечения ему способов уклониться от следствия и суда. Т.1. - Варшава, 1872. С. 288.

100

Комментируя статью 153 УПК РСФСР 1923 г., П.И. Люблинский от- мечал: “Кроме отдельных лиц, поручителями и залогодателями могут выступать “организации”. Под этим понятием следует разуметь лишь частнохозяйственные и кооперативные организации… Государственные учреждения и публично-правовые организации, распоряжаться имеющимися у них суммами в порядке и для целей, определённых законом, не могут выступать в качестве имущественных поручителей или залогодателей… В случае если поручителями выступают профессиональные или товарищеские организации, имущественная ответственность должна быть принимаема на себя отдельными товарищами или членами организации”1.

Итак, подводя итог нашим рассуждениям, предполагаем, что установ- ление в уголовно-процессуальном законодательстве перечня организаций, допускаемых в качестве залогодателя по уголовным делам, нецелесообразно. При этом следует закрепить общее правило, по которому в качестве залогодателя при применении меры пресечения в виде залога могут выступать любые юридические лица, зарегистрированные в установленном законом порядке, не имеющие в своём уставном капитале какого-либо процента государственной либо муниципальной собственности.

Далее необходимо рассмотреть круг прав и обязанностей, возникающих у залогодателя в связи с применением залога как меры пресечения.

В процессуальной литературе существуют мнения о том, что в случае, когда залогодателем является не сам обвиняемый, залог основывается только на моральных обязательствах обвиняемого перед залогодателем. Например, А.Д. Буряков отмечает: “В тех же случаях, когда залог вносится не обвиняемым, а другими лицами или организацией, непосредственного обязательства о явке к следствию и суду между обвиняемым и органом, избравшим меру

Люблинский П.И. Уголовно-процессуальный кодекс: Научно- практический комментарий. - М., 1923. С. 39.

101

пресечения, не возникает, так как подобное обязательство принимается третьими лицами или организацией”1. Наряду с данной точкой зрения, имеются суждения о разделении ответственности. “При избрании в качестве меры пресечения залога, если залогодателем является не сам обвиняемый (подозреваемый), психическое воздействие путём угрозы лишиться залоговой массы при невыполнении взятых на себя обязательств направленно непосредственно против него… Если же залогодателем является не обвиняемый, а иное лицо или организация, то психическое воздействие они делят между собой””,- такую точку зрения высказывает З.Ф. Коврига.

Ранее П.И. Люблинский писал об удвоении ответственности обвиняемого: “…в тех случаях, когда денежное обеспечение представлено другим лицом, оно может связывать обвиняемого не только опасением возможности взыскания представленной суммы с его имущества, но и нравственной обя-занностью оправдать оказанное доверие””.

В литературе есть суждения о том, что залогодатель вправе в гражданско- правовом порядке обратить иск на нарушившего меру пресечения в виде залога. Эту точку зрения поддерживает А.Д. Буряков . По Норвежскому за- конодательству прошлого столетия “поручитель имеет право постоянно про- изводить надзор за обвиняемым и применять к его личности принуждение, которое понадобится для привода в суд”3.

Буряков А.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1967. С. 8.

2 Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. - Воронеж, 1975. С. 99.

~ Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. Меры, обеспе- чивающие не уклонение обвиняемого от правосудия. - СПб., 1906. С. 350.

4 Буряков А.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1967. С. 94.

5 Цит. по: Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. Меры, обеспечивающие не уклонение обвиняемого от правосудия. - СПб., 1906. С. 205.

102

З.Ф. Коврига считает: “Если залогодателем является иное лицо или организация, то они возлагают на себя обязательства обеспечить надлежащее поведение и не уклонение обвиняемого (подозреваемого) от следствия и су-да”1.

О.В. Медведева высказывает следующее мнение: “Для повышения эффективности мер воздействия в виде залога и личного поручительства необходимо указать в уголовно-процессуальном законе на обязанность залогодателя и поручителя информировать правоохранительные органы о ненадлежащем поведении обвиняемого (подозреваемого), либо о его намерениях, с правом отказа от залога и поручительства и возвращения залоговой суммы, либо освобождения от ответственности в порядке ст. 94 УПК РФ””. (Видимо, имеется в виду действующий УПК РСФСР. Прим. автора).

Итак, подводя итог, выделим следующие права и обязанности залогодателя. При этом считаем целесообразным, обозначить общие права и обязанности залогодателя, а также указать на специфику прав и обязанностей залогодателя - обвиняемого (подозреваемого) и залогодателя - третьего лица.

К общим правам залогодателя предлагаем отнести следующие: знать о существе дела, по которому избирается данная мера пресечения; высказать своё мнение о размере залоговой суммы; принять решение стать залогодателем; в случае отмены залога - требовать возврата заложенных денег или ценностей.

Общие обязанности залогодателя: внести определённую сумму на депозит суда и отвечать ею за ненадлежащее поведение обвиняемого.

Права залогодателя - обвиняемого состоят из общих прав залогодателя и прав, вытекающих из его статуса - обвиняемого.

1 Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение - Воронеж, 1975. С. 124.

2 Медведева О.В. Залог и поручительство в системе мер уголовно- процессуального принуждения по законодательству Российской Федерации: Дисс. … канд. юрид. наук. - Волгоград, 1998. С. 114.

103

Обязанности залогодателя - обвиняемого складываются из общих обя- занностей залогодателя, обязанностей, лица, в отношении которого избрана мера пресечения в виде залога и обязанностей, вытекающих из его статуса -обвиняемого.

Права залогодателя - третьего лица, это общие права залогодателя, а также право отказаться от продолжения выступать в качестве залогодателя с требованием возврата залоговой суммы, в случае, если обвиняемый предстанет перед органом, избравшим данную меру пресечения, для решения вопроса о её изменении.

Обязанности залогодателя - третьего лица, совпадают с общими обя- занностями залогодателя.

В процессуальной литературе высказывались мнения по поводу воз- можности освобождения залогодателя от ответственности. Так, А.Д. Буряков считает, что “…если залогодатель докажет, что уклонение обвиняемого от явки по вызову имело место по причинам от него не зависящим и предотвратить такое уклонение с учетом конкретных обстоятельств он не мог не своими средствами, ни путём обращения к органам власти или принял меры к обнаружению уклонившегося, то в этом случае суд вправе своим определением освободить залогодателя от ответственности”1. Автор отмечает: “…если же залогодателем является постороннее лицо, оно несёт эту ответственность лишь при условии, если будет установлено его легкомыслие или недобросовестность””.

З.Ф. Коврига высказывает следующую точку зрения: “Если залогодатель докажет, что уклонение обвиняемого от явки по вызову имело место по причинам, от него не зависящим, и предотвратить такое уклонение ни своими средствами, ни путём обращения к органам власти он не мог или принял

1 Буряков А.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1967. С. 91.

2 Буряков А.Д. Указ. раб. С. 92.

104

меры к обнаружению уклоняющегося, то в этом случае суд вправе своим определением освободить залогодателя от ответственности”1. По свидетельству П.И. Дегая, в Римском праве “имущество подсудимого, не явившегося к окончанию исследования, подвергалось секвестру, ему делали новый вызов, если в течении года не являлся, подвергаем был за легкие преступления положенному наказанию, за тяжкие же, как наказанию, так и конфискации секвестрированного имения, которое не возвращалось ему даже тогда, когда после явки он был оправдан по суду””.

Что касается ответственности поручителя, то, по описанию П.И. Люб- линского, в Древнем Риме поступали следующим образом: “В случае исчезновения обвиняемого поручитель мог просить о предоставлении ему некоторого времени для розыска пропавшего. Срок этот продолжался шесть месяцев… Сумма, представленная поручителем, освобождалась в случае 1) явки обвиняемого, 2) смерти обвиняемого и 3) сознания в преступлении (тогда он заключался под стражу)””.

В середине прошлого столетия в Швейцарском кантоне Во поручитель ответствовал суммой поручительства в случае, если обвиняемый скрывался от правосудия. Поручитель не освобождался от ответственности, даже если полиция в последующем арестовывала обвиняемого . В.В. Миклашевский также считает, что отсрочка обращения суммы залога на какой-либо срок, в который залогодатель мог бы представить сбежавшего, является незаконной,

Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. - Воронеж, 1975. С. 124-125.

2 Дегай П.И. Взгляд на современное положение уголовного судопроизводства-СПб., 1847. С. 169.

  • Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. Меры, обеспечивающие не уклонение обвиняемого от правосудия. - СПб., 1906. С. 64. 4 Люблинский П.И. Указ. раб. С. 165.

105

и сумма должна считаться потерянной с момента совершения противоправного действия1.

За освобождение от ответственности выступает П.И. Люблинский, от- мечая: “Поручитель, знакомый с условиями жизни, кругом знакомых и средствами существования убежавшего лучше, чем полиция, всегда сумеет направить розыски бежавшего. Действуя энергично в своих интересах, он представляет для правосудия даровую силу для розысков, которою не долж-но пренебрегать””. Но при этом автор замечает: “Поручитель и залогодатель должны доказать, что они приняли все зависящие от них меры для достижения этого. Если деятельность их оказалась безуспешной, то от суда будет зависеть, признать ли её достаточно энергичной и освободить лицо от взыскания… или же эту ответственность сохранить””. В.Н. Бутов, описывая уголовное судопроизводство Австрийской Республики, отмечает: “Поручители и залогодатели освобождаются от ответственности, если обвиняемый арестован или его уголовный процесс закончен в законном порядке (§191 абз. 1, 2 УПK),,4.

По нашему мнению, залогодатель должен отвечать потерей залоговой суммы немедленно после нарушения обвиняемым (подозреваемым) условий применения меры пресечения. Некоторые учёные предлагают пойти дальше и предусмотреть некие меры поощрения для поручителей, исправно исполняющих свои обязанности. Так, З.Д. Еникеев высказывает мнение, согласно которому “…следовало бы предусмотреть в законе меры поощрения поручителей за обеспечение надлежащего поведения обвиняемого. Такими мерами

1 Миклашевский В.В. О средствах представления обвиняемого в суд и пресе чения ему способов уклониться от следствия и суда. Т.1. - Варшава, 1872. С. 293.

2 Люблинский П.И. Указ. раб. С. 365.

3 Люблинский П.И. Уголовно-процессуальный кодекс: Научно- практический комментарий. - М., 1923. С. 42.

Бутов В.Н. Уголовное судопроизводство Австрийской республики: опыт и проблемы организации и деятельности: Дисс…. докт. юрид. наук. - М., 1995.

106

могли бы быть, например, сообщение в печати, сообщение соответствующим предприятиям, учреждениям или организациям, награды правоохранительных органов и т. д.”1.

Рассмотрев вопросы, связанные с определением оснований и целей применения залога, предмета залога, залоговой суммы, субъектов, участвующих при применении меры пресечения в виде залога, мы можем предложить следующее определение залога как меры пресечения.

Уголовно-процессуальный залог представляет собой установленную в законе меру пресечения, избираемую по постановлению органов расследования, прокурора либо по определению суда и действующую вплоть до её изменения, отмены, вступления приговора в законную силу; обеспечивающую устранение обвиняемому возможности скрыться от органов предварительного расследования и суда, противодействовать установлению истины по делу, совершать новые преступления, а также обеспечивающую его своевременную явку по вызовам органов уголовного судопроизводства и исполнение приговора; избрание и применение меры пресечения в виде залога предусматривает внесение обвиняемым или иными физическими либо юридическими лицами в депозит суда денег (ценностей) в размере, определяемом органом расследования, прокурором, судом, избирающим данную меру пресе- чения.

Данное определение, по нашему мнению, будет способствовать разра- ботке более действенной уголовно-процессуальной нормы, призванной регламентировать применение залога.

Определив понятие залога как меры пресечения в уголовном процессе, перейдем к рассмотрению вопросов, связанных с процессуальным порядком применения этой меры на практике.

Еникеев З.Д. Проблемы мер пресечения в уголовном процессе: Дисс. … докт. юрид. наук. - Уфа, 1991. С. 293-294.

107

Глава 2. Процессуальный порядок применения залога в уголовном

судопроизводстве § 1. Общие вопросы процессуального порядка применения залога как меры пресечения по действующему в России законодательству

В советский период истории развития России применение залога как меры пресечения не приветствовалось, но в настоящее время в нашей стране в условиях демократизации уголовного судопроизводства, когда права человека объявлены высшей ценностью, использование имущественных мер обеспечения участия обвиняемого в уголовном процессе стало вновь актуальным. Вместе с тем отсутствие должного правового регулирования, детально проработанного механизма применения залога в уголовном судопроизводстве, затрудняет его практическое применение.

При действующей процессуальной регламентации применения залога процедура избрания данной меры пресечения является достаточно трудоёмкой для органов расследования, в связи с чем осложнено её применение на практике. “Нагрузка” связана с необходимостью не только установить возможность и целесообразность применения данной меры пресечения по конкретному уголовному делу и выяснить, сможет ли обвиняемый обеспечить внесение определённой суммы в качестве залога, но и вызвать залогодателя, разъяснить ему суть дела и возможные последствия ненадлежащего поведения обвиняемого; обратиться за санкцией к прокурору или разрешением суда.

Правовые основы применения мер пресечения вообще, и залога в частности, содержатся не только в Уголовно-процессуальном кодексе. К источникам права, так или иначе регламентирующим применение мер пресечения, относятся международные нормативные акты и договоры, Конституция Российской Федерации, определения Конституционного Суда РФ, постановления Пленума Верховного Суда РФ и др. Тем не менее, проблема правового регулирования применения залога остается не решенной. Кроме этого, существуют мнения, предлагающие руководствоваться при избрании залога в качестве меры пресе-

108

чения не только нормами уголовно-процессуального, но и гражданского права. Так, например, судья курского суда Колоколов Н. считает, что “применение залога - комплексный уголовно-процессуальный и гражданско-правовой акт. В процессе избрания этой меры пресечения, естественно, следует руководствоваться не только нормами УПК, но и целым рядом положений обязательственного права, регламентирующих гражданско-правовой институт залога. При этом возможно лишь одно ограничение: интересы подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и осужденного не должны противоречить интересам следст–.?.1

ВИЯ .

Учитывая вышеизложенное и принимая во внимание, что основной массив норм, затрагивающих правовое регулирование залога содержится именно там, проведем исследование поставленного вопроса, отталкиваясь от положений норм ныне действующего УПК РСФСР, отмечая положения, которые содержатся в других источниках.

В главе Уголовно-процессуального кодекса, посвященной мерам пресечения, закрепляются общие положения, содержащие предписания по применению мер пресечения. Кроме этого, в отдельных статьях других глав также содержатся нормы, регламентирующие применение мер пресечения в разных стадиях уголовного процесса. Исходя из изложенного, попытаемся провести характеристику регулирования Уголовно-процессуальным кодексом применения залога в качестве меры пресечения по двум направлениям: общие вопросы регулирования применения залога и применение рассматриваемой меры пресечения в различных стадиях уголовного процесса.

Обозначим следующие общие вопросы применения залога: процессуальная форма применения залога; процедура принятия залога; срок действия залога, порядок возвращения залоговой суммы; последствия нарушения условий

Колоколов Н. Меры пресечения имущественного характера // Российская юстиция. 1998. № 12. С. 42.

109

залога; отмена или изменение залога на другую меру пресечения; порядок об- жалования решения о залоге.

Начнем с рассмотрения процессуальной формы применения залога. При освещении этого вопроса следует остановиться на том, кто составляет документы, фиксирующие принятие залога, какие это должны быть документы, в какой момент они оформляются.

Итак, как уже было отмечено выше, правом применения меры пресечения вообще, и залога в частности, обладает лицо, производящее дознание, следователь, прокурор и суд (судья), соответственно именно этим властным субъектам уголовного судопроизводства и предоставлено право составлять процессуальные документы, призванные фиксировать применение меры пресечения в виде залога. Согласно общим правилам, определяющим процессуальную форму применения мер пресечения (ст. 92 УПК), о применении залога лицо, производящее дознание, следователь или прокурор выносят мотивированное постановление, а суд мотивированное определение, где содержатся основания избрания залога и указание на преступление, в котором подозревается лицо, в отношении которого избирается данная мера пресечения. Постановление, в случае, если оно вынесено органами дознания или следователем, санкционируется прокурором, затем объявляется лицу, в отношении которого оно вынесено, с обязательным вручением ему копии. Вынесенное органами расследования, прокуратуры или суда постановление о применении залога в качестве меры пресечения констатирует достигнутое соглашение между органом расследования и залогодателем о применении этой меры пресечения, с этого момента залогодатель получает право внести залоговую сумму. Сам факт внесения залоговой суммы, согласно статье 99 УПК, фиксируется в протоколе о принятии залога, который составляется в двух экземплярах и подписывается залогодателем и должностным лицом, принявшим залог. Такая процедура избрания меры пресечения в виде залога представляется достаточно сложной.

В научной литературе предлагались варианты, упрощающие внесение за-

110

лога. Например, О.И, Цоколова предлагает упростить процедуру принятия залога, поступая следующим образом: “Полагаем, что можно было бы установить упрощенный порядок применения залога в качестве меры пресечения - по по- становлению следователя. В случае невыполнения обвиняемым своих обязательств являться по вызовам следователя и не препятствовать ходу следствия залог обращается в доход государства уже по решению суда… Упрощенный порядок применения залога возможно сделает эту меру пресечения более эффективной”1. Здесь нам предлагается такая конструкция, которая не обязывала бы органы расследования санкционировать применения залога как меры пресечения у прокурора. Представляется, что это правильный путь, значительно упрощающий такую процедуру. Проведенный нами опрос 180 сотрудников правоохранительных органов показал, что большое количество респондентов мотивировали свое нежелание использовать залог именно тем обстоятельством, что для применения этой меры пресечения, также как и для заключения под стражу, необходимо пройти длительную процедуру санкционирования у прокурора.

В настоящее время порядок оформления залога в судах предусмотрен временной Инструкцией по делопроизводству в районном суде, утвержденной приказом Судебного Департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 29 января 1999 г. (с изм. и доп. от 24 августа 1999 г.). Согласно вышеназванному акту залог применяется судом в порядке изменения меры пресечения в отношении лица, содержащегося под стражей, о чем прямо указано в прилагаемой к Инструкции Форме № 27 “Протокол о принятии залога”. При применении залога судом выносится определение суда или постановление судьи об изменении заключения под стражу на залог. Секретарь судебного заседания по поручению судьи вызывает в суд лиц, выступающих залогодателями, и состав-

Цоколова О.И. Применение органами предварительного следствия и дознания мер процессуального принуждения под судебным контролем: Дисс. … канд. юрид. наук. - М, 1995. С. 29.

Ill

ляет совместно с судебным исполнителем протокол о принятии залога, который приобщается к делу. Копии протокола о принятии залога вручаются залогодателю и судебному исполнителю. После этого постановление об изменении меры пресечения направляется для исполнения администрации места предварительного заключения. Из текста указанной Инструкции следует, что применение залога в суде допускается только в форме внесения залога третьим лицом, так как сам обвиняемый, находясь под стражей, не имеет возможности предоставить залоговую сумму. Полагаем, что подобное предписание прямо противоречит УПК, закрепляющему возможность обвиняемого самостоятельно внести залог в депозит суда. Кроме этого, в предлагаемой Форме № 27 отмечено то, что залог вносится в обеспечение явки подсудимого (привлекаемого) по вызовам суда, это необоснованно сужает круг целей меры пресечения в виде залога.

Таким образом, налицо явные противоречия норм подзаконного акта закону, а именно УПК РСФСР. В связи с этим считаем необходимым приведение в строгое соответствие с Уголовно-процессуапьным кодексом положений вышеназванной Инструкции в части, касающейся применения залога как меры пресечения в качестве альтернативной заключению под стражу, а также закрепляющей положение о том, что залог может быть внесен только третьим лицом.

Решение о применении залога в качестве меры пресечения согласно пункту 10 части 1 статьи 303 УПК может содержаться и в приговоре суда (судьи). В данном случае принятие особого определения (постановления) о применении залога заменяется соответствующим указанием в приговоре суда.

Далее считаем необходимым остановиться на рассмотрении процедуры принятия залога.

Процедура принятия залога - это порядок непосредственного внесения денег или ценностей в обеспечение надлежащего поведения обвиняемого, включающий в себя ряд вопросов, таких как: кем, в какие сроки и куда вносит-

112

ся предмет залога, а также какими документами подтверждается данное действие.

В части 1 статьи 99 УПК РСФСР закрепляется положение о внесении суммы залога на депозит суда определенным кругом лиц, выступающих в качестве залогодателя. Здесь возникает вопрос, как может обвиняемый, подозреваемый, находясь под стражей в момент избрания или изменения в отношении него меры пресечения на залог, внести самостоятельно указанную сумму. Предполагается, что в данном случае залоговая сумма должна вноситься в депозит суда третьими лицами по поручению лица, в отношении которого избирается залог.

Вследствие неясности формулировки в практике предварительного расследования наблюдаются различные подходы в порядке принятия залога: 1) залоговая сумма принимается самим следователем и затем передается на депозит суда; 2) следователь принимает от залогодателя банковский документ о принятии залога на депозит суда.

Нечеткая регламентация процессуального порядка применения залога приводит к таким процессуальным нарушениям, как несвоевременная сдача залога на депозит суда, хранение залоговых сумм в служебных кабинетах и т.д.

Несмотря на отсутствие детальной нормативной регламентации процедуры внесения залога, где конкретно было бы запрещено органам расследования принимать залоговые массы, факт принятия залоговых сумм или ценностей органом или должностным лицом, избирающим данную меру пресечения, является нарушением закона, а именно положений части 1 статьи 99 УПК, где говорится: “Залог состоит в деньгах или ценностях, вносимых в депозит суда обвиняемым, подозреваемым либо другим лицом или организацией…”, т. е. залогодатель вносит залоговую сумму непосредственно в депозит суда, а не передает ее кому-либо для последующего внесения.

Отсутствие правового регулирования процессуального порядка применения залога не только создает трудности при его применении, но и приводит к

113

злоупотреблению служебным положением и даже к должностным подлогам со стороны лиц, производящих расследование. Так, Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации было установлено, что следователь П., в производстве которой находилось уголовное дело несовершеннолетнего К., вынесла постановление об изменении ему меры пресечения с заключения под стражу на залог и приняла от законного представителя К. в качестве залога деньги в сумме 2 миллиона рублей, о чем составила протокол в соответствии с требованиями статьи 99 УПК РСФСР. Однако в нарушение закона П. полученную сумму не внесла на депозит суда, а злоупотребляя своим служебным положением, распорядилась деньгами, как своими личными. С целью сокрытия факта использования залоговой суммы П. при направлении дела К. в суд заполнила квитанцию к приходно- кассовому ордеру о внесении в кассу двух миллионов рублей, поставила на нем гербовую печать и учинила поддельную подпись за главного бухгалтера, подложный документ приобщила к материалам дела1.

Принимая во внимание вышеизложенное, позволим себе не согласиться с рациональностью действующего законодательства. Исходя из соображений экономии времени и упрощения процедуры внесения залога в виде денег или иностранной валюты, представляется целесообразным законодательное закре- пление возможности внесения залоговой суммы в виде российской или иностранной валюты через органы, оформляющие протокол принятия залога с возложением обязанности на последних внести полученные суммы в депозит суда не позднее следующего дня после их получения. В подтверждение реальности существования в правовом пространстве такой схемы приведем аналогию схожего с указанным в Федеральном законе от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ “Об исполнительном производстве”” порядком обращения взыскания на денежные

Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 8. С. 15. ~ Российская газета .1997 г. 5 августа. № 149.

114

средства должника в иностранной валюте при исчислении долга в рублях, где в отмечается: “Обнаруженные и изъятые у должника денежные средства в ино- странной валюте судебный пристав - исполнитель не позднее следующего дня после изъятия сдает для продажи в банк или иную кредитную организацию…” (ч. 1 ст. 47).

При применении залога в стадии судебного разбирательства также нет ясности в вопросе о времени и форме внесения залога. Исходя из общего смыс-ла статей 99 и 220” УПК, судья, заменяя заключение под стражу на залог, немедленно освобождает лицо, содержащееся под стражей в зале судебного заседания с условием последующего внесения суммы залога на депозит суда. В то же время в соответствии с упомянутой временной Инструкцией по делопроизводству в районном суде, утвержденной приказом Судебного Департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 29 января 1999 г. (с изм. и доп. от 24 августа 1999 г.), вообще исключается применение залога путем внесения его обвиняемым. Такой вывод можно сделать из анализа статьи 63 указанной Инструкции: “При избрании судом мер пресечения, не связанных с содержанием под стражей, их оформление производится в следующем порядке: б) при изменении меры пресечения в отношении лица, содержащегося под стражей, на личное поручительство, поручительство общественной организации или поручительство путем внесения залога секретарь судебного заседания по поручению судьи вызывает в суд поручителей и оформляет подписку о личном поручительстве… или поручительство общественной организации… либо составляет совместно с судебным исполнителем протокол о принятии залога (Форма № 27), которые приобщаются к делу, после чего постановление об изменении меры пресечения направляется для исполнения администрации места предварительного заключения. Копии протокола о принятии залога вручаются залогодателю; в) при избрании названных мер пресечения в отношении лица, не содержащегося под стражей, оформление производится в порядке, указанном в подпункте “б”, с вызовом в суд обвиняемого (привлеченного лица) и его поручите-

115

лей”.

Как уже было отмечено, в Форме № 27 предусматривается возможность применения залога исключительно путем изменения меры пресечения заключения под стражу на эту меру пресечения. Соответственно, освобождение из-под стражи под залог допускается только после внесения последнего в депозит суда.

В юридической литературе эта проблема была поднята В.А, Михайло-вым, который отметил коллизию норм статьи 220” и статей, регулирующих применение конкретных видов мер пресечения . Им же предложено и решение данного вопроса, которое заключается в том, что судья не вправе в зале судебного заседания освобождать обвиняемого из-под стражи под залог до внесения суммы залога на депозит суда.

Нам представляется такая позиция верной. Действительно, хорошо если обвиняемый, отпущенный на свободу, все-таки внесет залог. Но нельзя исключать возможность того, что освободившись, обвиняемый скрывается, не предоставив залоговую сумму. В таком случае спорным становится вопрос о том, применена ли мера пресечения. Формально, по материалам дела в отношении обвиняемого в качестве меры пресечения действует залог, фактически обвиняемый находится на свободе без применения какой-либо меры пресечения.

Как уже отмечалось, применение залога всегда преследует специфическую цель - предоставление обвиняемому (подозреваемому) возможности избежать заключения под стражу без ущерба для правосудия. Гарантия этого -внесение значительной для обвиняемого (подозреваемого) денежной суммы. Как показывает практика, степень общественной опасности преступлений, совершенных лицами, к которым применяется залог, достаточно высока. Поэтому, даже если залог применяется как первичная мера пресечения, ему практи-

! Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. - М., 1996. С. 250-251.

116

чески всегда предшествует задержание. С этой точки зрения сама мысль о том, что обвиняемый, лишенный свободы, вносит залог самостоятельно - абсурдна. Освобождая лицо до внесения залога, суд тем самым провоцирует его на про- тивоправное поведение, предоставляет ему возможность скрыться от правоох- ранительных органов.

Логически такой подход оправдан. Если на данной стадии залог применяется к лицам, содержащимся под стражей, то возможность предоставить определенную залоговую сумму имеется только у третьих лиц.

При этом, в США “по делам о менее опасных преступлениях арестованный может быть отпущен под обещание, что он вышлет по почте согласованную сумму денежного залога и явится вовремя по вызову суда”1. Как отмечает A.M. Уилшир, руководствуясь ст. 32 Закона о малолетних и несовершеннолетних (Children and young persons act) 1933 г., в английском уголовном процессе предусмотрена следующая процедура принятия залога или применения порук в отношении указанных субъектов: “…полицейский надзиратель, инспектор полиции или другой чиновник, ведающий полицейским участком, к которому приведен задержанный, должен рассмотреть обстоятельства дела. Они могут освободить задержанного, взяв обязательство с него или с его родственников или опекунов (с привлечением или без привлечения поручителей), обеспечиваемое в размере суммы, которая, по мнению чиновника, разрешающего этот вопрос, гарантирует присутствие несовершеннолетнего при рассмотрении доказательств в суде”*’.

Итак, по нашему мнению, следует на законодательном уровне закрепить следующую процедуру внесения залога.

Залог вносится самим обвиняемым, либо другим лицом или организацией. В случае, если обвиняемый в момент принятия решения о применении к

Гуценко К.Ф. Уголовная юстиция США. - М., 1993. С. 42. 2 Уилшир A.M. Уголовный процесс. - М, 1947. С. 58.

117

нему меры пресечения в виде залога, либо об изменении в отношении него меры пресечения находится под стражей и не может самостоятельно внести залог, то внесение залоговой суммы проводится через доверенное лицо. Обвиняемый (подозреваемый), находящийся под стражей в момент избрания в отношении него залога как меры пресечения или изменения на таковую ареста, освобождается из- под стражи не ранее, чем будет оформлена в соответствии с законом процедура внесения залога, если до этого момента не наступит других правовых последствий, влекущих освобождение обвиняемого (подозреваемого) из-под стражи. Предмет залога вносится в депозит суда, в случае, если это денежные средства, то они могут быть переданы непосредственно должностному лицу, применяющему меру пресечения в виде залога с их последующим внесением в депозит суда не позднее 24-х часов с момента составления им протокола о принятии залога. О проведенном действии по применению меры пресечения в виде залога составляется протокол.

Перейдем к рассмотрению вопроса о сроке действия залога и порядке возврата залоговой суммы.

Точные сроки действия залога в качестве меры пресечения законодателем не определены. По общему правилу, меры пресечения, не связанные с лишением свободы, действуют в отношении обвиняемых в течении всего срока расследования и судебного разбирательства, если они не будут изменены или отменены. В отношении подозреваемого срок действия залога как меры пресечения не должен превышать, согласно статье 90 УПК, 10 суток. По истечении указанного времени, если подозреваемому не было предъявлено обвинение, мера пресечения должна быть отменена. После вынесения в установленном законом порядке постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, в уголовном процессе появляется новая фигура - обвиняемый, и мера пресечения, избранная в отношении подозреваемого, становится мерой пресечения для обвиняемого, если не принимается решение об ее отмене или изменении.

Кроме общего срока действия залога в уголовном процессе целесообраз-

118

но говорить и о сроках, регламентирующих фактическое представление залога. Например, установить срок, в течение которого с момента вынесения постановления (определения) о применении залога залогодатель должен внести залоговую сумму в депозит суда.

Ранее по закону Петра I “О форме суда” от 5 ноября 1723 года применялась следующая процедура: “Если у ответчика не было столько движимого и недвижимого имущества, чтобы обеспечить сумму иска, то в течении недели собирались по нему поруки…” . Из представленного свидетельства мы видим, что для сбора суммы, необходимой для поручительства, отводился недельный срок. Учитывая, что в случае нахождения лица, в отношении которого применяется мера пресечения в виде залога, под стражей действующее уголовное судопроизводство России предусматривает предельно сжатые сроки. Представляется целесообразным предусмотреть время, в течении которого должна быть представлена сумма залога, равное 48 часам. По нашему мнению, данный временной промежуток позволит найти и представить залоговую сумму, в противном случае органам расследования необходимо решать вопрос о замене залога на другую меру пресечения.

Рассмотрим процедуру возврата заложенных ценностей или денег в случае, если мера пресечения в виде залога изменяется или отменяется без нарушения условий применения залога.

Порядок возврата заложенных денег или ценностей в законе не определён. Косвенно порядок возвращения денежных средств регламентирован совместной Инструкцией Министерства финансов Российской Федерации от 30 декабря 1997 г. № 95н и Центрального банка России от 2 октября 1997 г. № 67 “О порядке зачисления и выдачи средств с текущих счетов по учету средств, поступающих во временное распоряжение органов предварительного следст-

Цит. по: Кистяковский А. О пресечении обвиняемому способов уклонения от следствия и суда. - СПб., 1868. С. 69.

119

вия и дознания”, зарегистрированной в Минюсте Российской Федерации 4 июня 1998 г. №153б\ В данной инструкции порядок возврата денежных средств определен так: “Лицам, в отношении которых дела прекращены производством в стадии предварительного следствия (дознания) или при наличии вступившего в законную силу приговора (определения) суда, постановления следователя, прокурора, по которому изъятые денежные средства не полежат конфискации, возврат денежных средств производится в следующем порядке: - указанные лица незамедлительно уведомляются письменно органом, вынесшим данный приговор (определение), постановление с предложением сообщить банковские реквизиты счета правоохранительному органу, изъявшему денежные средства; - изъятые денежные средства перечисляются правоохранительным органом с текущего балансового счета… законному владельцу на указанный им счет в течении 3-х рабочих дней после получения этих сведений. При этом одновременно с платежным поручением на перечисление средств в учреждение Банка России, кредитную организацию представляется заверенная в установленном порядке копия приговора (определения) постановления или выписка из него”. (п. 8). Однако в данном случае говорится только о денежных средствах и не упоминаются иные предметы залога.

При этом, обеспечив должное поведение обвиняемого в период предварительного следствия и судебного разбирательства, залог как мера пресечения перестает быть необходимым и подлежит отмене, либо, если отпадает необходимость в дальнейшем применении столь строгой меры, она должна быть изменена на менее строгую, либо изменение меры пресечения на более строгую необходимо ввиду открывшихся обстоятельств, но при этом нарушения условий залога не произошло. В этих случаях залоговая сумма должна быть возвращена залогодателю. Однако, как уже отмечалось, порядок возвращения за-

Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти 1998 г. 6 июля. № 13.

120

лога Уголовно-процессуальным кодексом не регулируется. Статья 99 УПК од- носторонне решает этот вопрос и рассматривает судьбу залога только при не- соблюдении обвиняемым условий меры пресечения. Вместе с тем возвращение залога - основная причина, заставляющая обвиняемого вести себя надлежащим образом. Залог подлежит возврату независимо от того, признан подсудимый виновным или оправдан, назначено ему наказание или нет. При возвращении залога учитывается следующее: вел ли себя подсудимый должным образом в период предварительного следствия и судебного разбирательства; не было ли со стороны подсудимого действий, мешающих установлению истины по уголовному делу; не занимался ли он преступной деятельностью; не было ли попыток скрыться от правосудия.

При рассмотрении уголовного дела в суде в соответствии со статьей 303 УПК суд при постановлении приговора обязан разрешить вопрос о мере пресечения в отношении подсудимого. При вынесении обвинительного приговора суд разрешает вопрос о мере пресечения в отношении подсудимого до вступления приговора в законную силу (п. 7 ч. 1 ст. 315 УПК), а при оправдательном приговоре - об отмене меры пресечения (ч. 1 ст. 316 УПК).

Формально суд вправе возвратить залог уже в момент вынесения обвинительного приговора, так как статья 99 УПК предусматривает обращение залога в доход государства только в случае уклонения обвиняемого от явки по вызовам суда. Поскольку уклонение не имело места, можно считать, что обвиняемый свое обязательство выполнил. Однако представляется более правильным и целесообразным действие залога до момента вступления приговора в законную силу, как это предусмотрено в положениях вышеприведенной инструкции, ибо сохраняется опасность уклонения осужденного от исполнения приговора. При не уклонении залог должен быть возвращен судом, вынесшим приговор, по вступлению приговора в законную силу. Если же подсудимый осужден к лишению свободы, не исключен возврат ему залоговой суммы после обращения приговора к исполнению.

121

Указания о мере пресечения и о судьбе залоговой суммы содержатся в резолютивной части приговора. Залог подлежит возврату залогодателю в полном объеме.

По мнению А.Д. Бурякова: “Распоряжение о возврате залога должно быть оформлено или путем вынесения постановления об этом или же специальной надписью на протоколе о принятии залога и его копии, находящейся у залого- дателя”1.

Теперь остановимся на вопросе о последствиях нарушения условий залога. Исследуя эту проблему, необходимо рассмотреть: основания обращения залоговой суммы в доход государства; кем принимаются соответствующие решения; формы их принятия; момент наступления негативных последствий для обвиняемого, подозреваемого, нарушившего условия применения к нему залога как меры пресечения; обстоятельства, которые следует считать уважительными для неявки по вызовам органов расследования, прокуратуры, суда.

Согласно статье 99 УПК, в случае уклонения обвиняемого (подозреваемого) от явки по вызовам лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда, внесенный залог обращается в доход государства определением суда, вынесенным в порядке, предусмотренном статьей 323 УПК. В соответствии с таким положением основанием взыскания суммы залога является уклонение обвиняемого (подозреваемого) от явки в органы расследования, к прокурору и в суд. При этом мера пресечения обвиняемому заменяется на более строгую.

Следуя буквальному тексту закона, взыскание залога в доход государства ввиду нарушения обвиняемым других условий применения данной меры пресечения не допускается. Думается, такая позиция законодателя не бесспорна. Представляется, что обращение залога в доход государства возможно не только

Буряков А.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1967. С. 90.

122

в случае уклонения обвиняемого от явки, но и если обвиняемый, внесший залог, будет добросовестно являться по вызовам, но при этом запугивать свидетелей, уничтожать какие-либо доказательства, представлять сфальсифицированные доказательства или продолжать преступные действия. В каждом вышеназванном случае такие действия обвиняемых должны рассматриваться как основания для изменения залога на другую, более строгую меру пресечения. Следовательно, в новом уголовно-процессуальном законодательстве необходимо пересмотреть основания обращения залога в доход государства и закрепить в этом качестве любое нарушение условий меры пресечения.

Как же устанавливать факты нарушения обвиняемым, подозреваемым условий меры пресечения? И. Галкин и В. Кочетков предполагают, что о намерении обвиняемого скрыться от следствия и суда “…могут свидетельствовать различные факты. Например, распродажа подозреваемым вещей, изъятие им из сберкассы денежных вкладов, внезапное увольнение с работы, высказывание о желании изменить место жительство и т.д.” . О намерении продолжать занятие преступной деятельностью может свидетельствовать “…установление таких фактов, как приискание орудий и средств совершения нового преступления или соучастников, установление действий, направленных на выбор нового объекта преступного посягательства, устранение препятствий для достижения преступного умысла. Все эти действия, как проявление преступной воли во вне, не могут не оставить следов как в вещественных предметах, так и в сознании окружающих данное лицо людей, показаниями которых могут быть установлены факты высказанного намерения, или угрозы совершить новое преступление, или совершение иных действий, прямо или косвенно свидетельствующих о тех же намерениях”. Данное суждение высказывает А.Д. Буряков”. В свою очередь,

Галкин И., Кочетков В. Применение мер пресечения // Советская милиция 1966. № 2.

~ Буряков А.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1967. С. 218.

123

И.М. Гуткин предлагает обращать внимание на возможность допущения со стороны обвиняемого противоправных действий еще до принятия решения о применении меры пресечения в виде залога. Например, по его мнению, есть основания сделать вывод о намерении скрыться, “…когда обвиняемый после совершения преступления скрывался, когда у обвиняемого нет определенного места жительства и занятий, в случае поступления данных, что обвиняемый готовится к побегу и т.д.” . О намерении воспрепятствовать установлению истины по делу, “…когда имеются данные, что обвиняемый собирается уничтожить или скрыть документы, вещественные доказательства, пытается воздействовать на потерпевшего или свидетелей… или может совершить иные незаконные действия, затрагивающие сбор доказательств”*. О намерении продолжить преступную деятельность, “…когда характер совершенного преступления (систематическое хищение), наличие преступных связей и иные обстоятельства, указывающие на возможность совершения обвиняемым нового преступле-ния”\

Вместе с тем следует отметить, что причина неявки обвиняемого по вызовам органа расследования или суда может быть уважительной. Если обратиться к истории, можно заметить, что П.В. Макалинский в практическом руководстве для судебных следователей называл следующие законные причины неявки к следователю: “1) лишение свободы; 2) прекращение сообщения во время заразы, нашествия неприятеля, необыкновенного разлития рек и тому подобных непреодолимых препятствий; 3) внезапное разорение от несчастного случая; 4) болезнь, лишающая возможности отлучиться из дому; 5) смерть родителей, мужа, жены и детей, или же тяжкая, грозящая смертью, болезнь их, - и

Гуткин И.М. Меры пресечения в советском уголовном процессе. - М., 1963. С. 23*

” Гуткин И.М. Указ. раб. С. 24. “’ Гуткин И.М. Указ. раб. С. 24.

124

6) неполучение или несвоевременное получение повестки”1.

Действующее законодательство называет уважительными следующие причины неявки обвиняемого по вызову следователя: болезнь, лишающая возможности обвиняемого явиться; несвоевременное получение обвиняемым повестки; иные обстоятельства, лишающие обвиняемого возможности явиться в назначенный срок (часть 2 статьи 146 УПК).

В случае, когда мера пресечения в виде залога нарушается, для обвиняемого наступают негативные последствия - обращения залога в доход государства. Взыскание залога - это всегда ответственность за противоправное поведение обвиняемого. И здесь неважно, кто выступает залогодателем - сам обвиняемый или третье лицо. В первом случае, залогодатель - обвиняемый навсегда лишается суммы залога; во втором, когда залогодателем является третье лицо, оно имеет право, в порядке гражданского судопроизводства взыскать сумму залога с обвиняемого, и в конечном итоге имущественные потери за противоправное поведение понесет сам обвиняемый.

По действующему законодательству вопрос о взыскании залога согласно статье 324 и части 2 статьи 323 УПК решает по инициативе органа расследования, к которому не явился обвиняемый, суд, к подсудности которого относится уголовное дело. Если соответствующее нарушение допущено в судебном заседании, решение об обращении залога в доход государства выносится судом, рассматривающим дело, в том же заседании.

Данный вопрос неоднократно обсуждался в научной литературе. В частности, П.В. Макалинский писал: “Но относительно поручительства рождается вопрос: имеет ли право судебный следователь сам делать распоряжение о взыскании с поручителя? Устав не делает никакого указания для разрешения этого вопроса и следователь не имеет никаких средств для взыскания; кроме того,

Макалинский П.В. Практическое руководство для судебных следователей со- стоящих при окружных судах. Ч. 2. - СПб., 1871. С. 30.

125

при взыскании могут встретиться разные споры, разрешать которые следователь не уполномочен. Все эти соображения приводят к тому заключению, что следователь не имеет права делать распоряжения о взыскании с поручителя, а должен представить о том окружному суду”1. Люблинский П.И. отмечал: “Законодательство не говорит о том, каким органом делается постановление о потере денежного обеспечения. Общим собранием Сената (1890/36) и циркулярным сообщением от 16 октября 1888 г. разъяснено, что о наложении взыскания с поручителей в случае уклонения от суда лиц, отданных им на поруки, должны быть постановляемы судом первой степени частные определения в распорядительных заседаниях; определения эти подлежат обжалованию во вторую судебную инстанцию в порядке статьи 895 УУС, а на окончательные постановления второй инстанции могут быть приносимы жалобы в Уголовный Кассационный Департамент Сената в силу статьи 250 УУС. При этом поручителям предоставляется право в двухнедельный срок представлять объяснения наложившему на них денежное взыскание суду, который, в случае признания этих объяснений заслуживающими уважения, может освободить их от этого взыскания. Едва ли целесообразен порядок такого двойного рассмотрения дела. Правильнее было бы пригласить на судебное заседание поручителя и рассматривать дело в состязательном порядке. Сначала прокурор представил бы свои заключения, а затем и поручитель привел объяснения со своей стороны. Исполнение постановления о взыскании могло бы быть отложено на 6 месяцев для предоставления поручителю возможности в течении этого времени представить обвиняемого*”.

Процессуальный порядок решения этого вопроса в суде предусмотрен частью 3 статьи 323 УПК. Он предписывает обязательное оглашение протоко-

Макалинский П. В. Практическое руководство для судебных следователей состоящих при окружных судах. Ч. 2. - СПб., 1871. С. 320. “ Люблинский П. И. Свобода личности в уголовном процессе. Меры, обеспечивающие не уклонение обвиняемого от правосудия. - СПб., 1906. С. 366.

126

ла, составленного по факту допущенного нарушения меры пресечения. После этого заслушиваются объяснения нарушителя и заключения прокурора, если он участвует в деле, после чего выносится постановление. Кроме указанных норм УПК такой порядок прописан в вышеупомянутой временной Инструкции по делопроизводству в районном суде, где в пункте 148 говорится: “При назначении судебного заседания по вопросу обращения залога в доход государства в суд вызываются обвиняемый (подозреваемый), в обеспечение явки которого в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру или в суд им или другим лицом внесен залог, а также и залогодатель - гражданин или представитель организации, внесшей залог в его интересах, которым направляются повестки… О судебном заседании извещается прокурор.

Копии постановления судьи, независимо от характера принятого судом решения, направляются для сведения обвиняемому (подозреваемому) иному залогодателю и органу, ходатайствующему об обращении залога в доход государства.

При вынесении постановления об обращении залога в доход государства копии постановления, кроме того, направляются органу, принявшему залог, для исполнения и налоговому органу - для контроля.

Производство в этих случаях считается законченным по поступлении в суд копии постановления с отметками о передаче внесенного залога налоговому органу”.

Отметим, что вопрос о форме судебного постановления решен в законе недостаточно четко. Часть 4 статьи 99 УПК закрепляет порядок обращения залога в доход государства определением суда, вынесенным в порядке, предусмотренном статьей 323 УПК. Однако данная статья закрепляет два порядка принятия решений судом: 1) коллегиальное рассмотрение вопроса о наложении денежных взысканий и принятие решений в случаях, предусмотренных определенными статьями УПК (ст. 99 в этом перечне отсутствует), в этом случае суд выносит определение; и 2) единоличное рассмотрение судьей вопроса о на-

127

ложении денежного взыскания (во всех остальных случаях) и принятие им по- становления.

В соответствии с частью 4 статьи 99 решение о взыскании залога должно приниматься коллегиальным составом суда. Однако коллегиальный порядок решения вопроса о наложении взысканий, закрепленный частью 1 статьи 323, содержит полный перечень случаев действия данной нормы и расширительному толкованию не подлежит, а следовательно, не распространяется на взыскания залоговых сумм. Отсюда следует, что взыскание залога, при условии нарушения меры пресечения на стадии предварительного расследования, регулируется частью 2 статьи 323, согласно которой вопрос решает судья. В данном случае в соответствии с ПУНКТОМ 1 части 1 статьи 331 возможно обжалование таких актов со стороны обвиняемого или залогодателя. Заметим, что в статье 323 УПК речь идет о наложении штрафа или денежного взыскания, между тем как обращение залоговой суммы в доход государства - это не штраф и не денежное взыскание. К тому же налицо противоречие между статьями 99 и 323 УПК. Все это свидетельствует о несовершенстве правового регулирования данного вопроса.

Форма принятия решения по вопросу об изменении меры пресечения в стадии судебного разбирательства (в том числе и о конфискации залоговой суммы) установлена статьей 261 УПК: “…определения об избрании, изменении или отмене меры пресечения… выносятся судом в совещательной комнате и излагаются в виде отдельных документов, подписываемых всем составом суда”. Остается неясным вопрос; если обвиняемый, к которому применен залог, скрывается во время судебного разбирательства и мера пресечения ему изменяется на заключение под стражу, кто и когда должен решать вопрос об обращении залога в доход государства? Согласно статье 261 вопрос об изменении меры пресечения во время судебного разбирательства решается в совещательной комнате и фиксируется в определении суда. А если обратиться к части 4 статьи 99, то там ясно сказано, что порядок взыскания залога определяется статьей

128

323 УПК. Из этого следует, что речь идет о двух разных решениях: изменении меры пресечения и взыскании залога.

Поэтому в случае нарушения обвиняемым залога в стадии судебного раз- бирательства, суд по правилам статьи 261 УПК изменяет меру пресечения на более строгую, а вопрос об обращении суммы залога в доход государства разрешает в соответствии со статьей 323 УПК.

Рассуждая о моменте обращения залоговой суммы в доход государства, следует отметить, что такое обращение должно следовать немедленно за нарушением условий залога. В поддержку сказанного можно привести суждение по этому поводу В.В. Миклашевского: “Предположение, что обвиняемый, хотя уклонившийся от следствия и суда, или бежавший, только тогда теряет сумму поручительства или залога, когда он осужден окончательным приговором, не может быть признано основательным, так как потеря суммы есть наказание не за совершение преследуемого преступления, но за исполнение обязанности являться в суд по каждому его призыву, за ослушание судебному распоряжению, и закон говорит о потере суммы поручительства и залога в Главе о пресечении обвиняемому способов уклониться от следствия, а не в Главе о постановлении приговоров, не обуславливая ожидаемым приговором решения вопроса о взыскании суммы поручительства или залога…” .

Далее осветим вопрос отмены или изменения залога на другую меру пресечения. Здесь следует рассмотреть случаи, в которых возникает необходимость в отмене или изменении меры пресечения в виде залога, круг субъектов уполномоченных возбуждать такие ходатайства и уполномоченных принимать решения.

Изменение залога на какую-либо другую меру пресечения регулируется общим правилом статьи 101 УПК, предусматривающим отмену или изменение

Миклашевский В.В. О средствах представления обвиняемого в суд и пресечения ему способов уклониться от следствия и суда. Т.1. - Варшава, 1872. С. 291.

129

меры пресечения на более строгую или более мягкую. В соответствии с поло- жениями этой статьи изменение залога на более строгую меру пресечения про- исходит при нарушении обвиняемым его условий, а замена залога менее строгой мерой связана с появившейся возможностью обеспечить правомерное поведение обвиняемого другим, не таким строгим методом принуждения. И в том, и в другом случае, речь идет о первичной мере пресечения, которая по мере необходимости изменяется на более или менее строгую. Кроме этого залогодатель может принять решение об отозвании суммы, внесенной им ранее за обвиняемого в качестве залога, и тогда возникает ситуация, в которой также необходимо изменять меру пресечения. П.И. Люблинский в комментарии к УПК РСФСР 1923 г. предлагал поступать в данной ситуации следующим образом: “…следователь или судья должны о прекращении поручительства составить новый протокол или сделать надпись на уже имеющемся, причем, в случае требования о возвращении залога, следователь делает распоряжение о возвращении такового на копии протокола, врученной залогодателю. Вместе с тем, следователь или суд принимают меры к осуществлению другой избранной ими меры пресечения или допускают к замене других поручителей или залогодателей”1.

Наряду с указанными, по мнению Лившица Ю.Д., существуют обязательные случаи отмены меры пресечения. В этой связи он отмечает: “Избранная мера пресечения обязательно отменяется в стадии предварительного расследования в следующих случаях: а) при невозможности предъявления обвинения подозреваемому в течении десяти суток (ч. 2 ст. 33 Основ уголовного судопроизводства), б) во всех случаях прекращения уголовного дела (ст. 209 УПК РСФСР)”2.

Люблинский П.И. Уголовно-процессуальный кодекс: Научно-практический комментарий. - М., 1923. С. 41.

‘у

” Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. - М., 1964. С. 118.

130

Итак, в законе не содержится специального указания о пересмотре примененной меры пресечения по окончании расследования. Однако в соответствии со статьей 101 УПК следователь вправе отменить или изменить меру пресечения, если это вызывается обстоятельствами дела.

Прекращая уголовное дело, следователь в обязательном порядке отменяет и меру пресечения в отношении обвиняемого. Указание об отмене меры пресечения фиксируется в постановлении о прекращении уголовного дела.

Приостанавливая производство по делу в случае, если обвиняемый скрылся от следствия или суда, или по иным причинам не установлено его местопребывание, следователь одновременно решает вопрос о применении меры пресечения. Она может быть оставлена прежней или изменена. Если уголовное дело приостанавливается в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого, удостоверенного врачом, работающим в медицинском учреждении, мера пресечения может быть не только изменена, но и отменена.

В стадии предварительного расследования право изменить меру пресечения принадлежит лицу, производящему дознание, следователю и прокурору. Согласно статье 101 УПК изменение меры пресечения производится мотивированным постановлением лица, производящего дознание, следователя или прокурора. В постановлении должны быть приведены конкретные данные об обстоятельствах, наличие которых делает необходимым изменение ее на более строгую или менее строгую. Такое постановление согласно общему правилу, закрепленному статьей 92 УПК, подлежит немедленному вручению обвиняемому, в отношении которого изменяется мера пресечения. Рассматриваемый порядок освещает Ю.Д. Лившиц: “…по вопросу об изменении меры пресечения в ходе расследования дела необходимо следовать такому правилу: меру пресечения обычно должен изменять тот орган, который ее применил; если мера пресечения применена с санкции прокурора, по его указанию или им самим, то она может быть изменена, а также в известных случаях и отменена им самим, с

131

его санкции или согласия” . Далее, автор пишет о мерах пресечения, избранных судом, “…когда дело из суда направлено или на доследование, или на рас- следование. В обоих случаях суд полностью утрачивает власть над делом; само же изменение меры пресечения или ее отмена в ходе дальнейшего производства по делу вызывается конкретными обстоятельствами, устанавливаемыми и оцениваемыми по внутреннему убеждению органами расследования и проку- рором””.

Кроме этого залог может применяться и как вторичная мера пресечения, более или менее строгая по сравнению с предыдущей. Например, при выявлении обстоятельств, указывающих на недостаточность применённых мер пресечения, таких как подписка о невыезде, личное или общественное поручительство и других, орган, ведущий расследование, может применить к обвиняемому залог, как более строгую меру. Суд может сделать это как при решении вопроса о назначении судебного заседания (п. 5 ст. 222 УПК), так и при вынесении приговора (п. 7 ст. 315 УПК).

Применение залога, как менее строгой меры пресечения, является правом лица, производящего дознание, следователя, прокурора, и суда. Как отмечалось, судья может принять решение об этом при осуществлении судебной проверки законности и обоснованности ареста. Но кроме этого суд может заменить заключение под стражу залогом и в стадии назначения судебного заседания, и при вынесении приговора.

Остановимся на вопросе о порядке обжалования решения о применении залога. При освещении порядка обжалования решений властных субъектов уголовного процесса о применении меры пресечения в виде залога, либо отказа в применении таковой, а также сопутствующих применению данной меры пресечения вопросов, таких как обжалование: отказа в допуске в качестве залого-

Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. - М., 1964. С. 122. 2 Лившиц Ю.Д. Указ. раб. С. 122-123.

132

дателя того или иного лица или организации; определения слишком высокой залоговой суммы; отказа в принятии в качестве залогового того или иного имущества и др., представляется необходимым рассмотрение следующих вопросов: субъекты, имеющие право на обжалование, процессуальный порядок такой процедуры.

Итак, правом обжалования применения либо не применения мер пресечения вообще, и залога в частности, а также сопутствующих вопросов обладает подозреваемый, обвиняемый, а также их законные представители и защитник, если они уже допущены к участию в производстве по уголовному делу. Обвиняемый, подозреваемый и другие названные лица, имеют право обжаловать постановление органа расследования о применении залога и его действия по реализации постановления прокурора. В данном случае речь может идти об обжаловании отказа в принятии отдельных предметов залога, о недопущении определенных лиц в качестве залогодателя и др. Судебное обжалование таких действий законодательством не предусмотрено, хотя анализ части 1 статьи 21, частей 1 и 2 статьи 46, части 3 статьи 55, а также статьи 52 Конституции Российской Федерации дает основание полагать, что обвиняемый имеет право на судебную защиту от любых незаконных действий и решений органов расследования и прокурора.

Что же касается отказа обвиняемому в ходатайстве об освобождении из-под стражи под залог, он также может быть обжалован в суд. В этом случае, по нашему мнению, принесение жалобы на отказ в ходатайстве равнозначен жалобе на незаконность или необоснованность заключения под стражу. Соответственно, жалоба должна оформляться как ходатайство об изменении меры пресечения заключения под стражу на меру пресечения в виде залога и подаваться по правилам статей 220! и 2202 УПК РСФСР. Как отмечалось, важнейшим шагом на пути укрепления правовых гарантий лиц, лишаемых свободы в процессе предварительного расследования, стало установление судебного контроля за

133

арестом и продлением срока содержания под стражей . Согласно статьям 220 и 220” УПК жалобы подаются лицом, содержащимся под стражей, его защитником или представителем, непосредственно в суд, либо через лицо, производящее предварительное расследование, администрацию мест содержания задержанных и арестованных или прокурора. Указанные должностные лица обязаны в течение 24-х часов направить в суд жалобу, а также материалы, подтверждающие законность и обоснованность примененной меры пресечения.

Судебная проверка законности и обоснованности задержания, ареста или продления срока содержания под стражей производится судьей по месту содержания задержанного или арестованного”. Подлежит рассмотрению и жалоба, принятая к производству судьей по месту проведения расследования или по месту нахождения подозреваемого, обвиняемого. По каждой поступившей жалобе в суде заводится отдельное производство.

Часто жалобы о незаконности и необоснованности заключения под стражу содержат ходатайства об избрании залога в качестве меры пресечения. В таких случаях судья при рассмотрении жалобы с учетом обстоятельств дела может удовлетворить ее и применить залог.

Судебная проверка производится не позднее 3-х суток со дня получения материалов, в закрытом заседании, с участием прокурора, защитника (если он участвует в деле), а также законного представителя обвиняемого (если он участвует в деле). В судебное заседание в обязательном порядке вызывается лицо, содержащееся под стражей. В результате судебной проверки, судья выносит одно из следующих постановлений: 1) об отмене меры пресечения в виде за-

О внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР: Закон Российской Федерации от 23 мая 1992 года // Ведомости Совета народных депутатов РФ и Верховного совета РФ. 1992. № 25. Ст.1389.

~ Постановлением Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 года 4-П, положения статьи 220”, ограничивающие рассмотрение данного вопроса судом только по месту содержания лица под стражей, признаны не соответствующими Конституции РФ. См.: Собрание Законодательства РФ. 1995. № 19. - Ст. 1764.

134

ключения под стражу и об освобождении из-под стражи; 2) об оставлении жалобы без удовлетворения. Каждое постановление судьи должно быть мотивированным.

В научной литературе высказывались мнения о необходимости предоставить право обжалования действий органов расследования по избранию мер пресечения другим участникам уголовного процесса. По нашему мнению, следует законодательно подтвердить право гражданского истца заявлять ходатайство о том, чтобы избираемая залоговая сумма не могла быть меньше подкрепленного материалами уголовного дела заявленного гражданского иска, а также право обжаловать в части избираемой залоговой суммы применяемую меру пресечения в виде залога. По этому поводу высказывал свои суждения А. Кис-тяковский: “Гражданский истец по ст. 742 не имеет права касаться уголовной ответственности подсудимого, так как вопрос этой части общего, а не частного характера. По тем же самым причинам он не имеет права касаться и принятия мер пресечения… В одном только случае можно допустить подачу жалобы со стороны гражданского истца по поводу принятия мер пресечения: это - подачу жалобы на не определение суммы залога в количестве искомого им вознаграждения, и в том только случае, если его иск предварительно не обеспечен наложением запрещения на имущество” .

Итак, подводя итог, следует заметить, что представленный механизм применения залога содержит большое количество нерешенных проблем, возникающих при применении указанной меры пресечения на практике.

По нашему мнению, залог должен избираться по постановлению лица, производящего дознание, следователя, прокурора, либо судьи, по определению суда, с составлением протокола принятия залога. Если обвиняемый, подозреваемый находится под стражей, залог должен быть внесен до момента факти-

Кистяковский А. О пресечении обвиняемому способов уклониться от следствия и суда. - СПб., 1868. С. 179.

135

ческого освобождения лица. Залог вносится самим обвиняемым или иным за- логодателем, либо в случае, если внесение залога самим обвиняемым невозможно ввиду нахождения его под стражей, залог вносится доверенным лицом. Предмет залога, в случае если это деньги или валюта, передаются лицу, избирающему залог как меру пресечения; другое залоговое имущество подлежит внесению в депозит суда или кредитную организацию, допущенную в качестве залогодержателя. Возврат залогового имущества производится по отмене или изменении меры пресечения в виде залога, что подтверждается соответствующим процессуальным документом, постановлением должностного лица, либо определением суда. Возврат должен быть произведен не позднее 3 дней с момента вынесения соответствующего документа. В случае если условия меры пресечения нарушены, залог немедленно постановлением суда обращается в доход государства. Для этого орган, избравший данную меру пресечения, либо в настоящий момент контролирующий ее исполнение, выходит в суд с соответствующим ходатайством.

Рассмотрев общие вопросы применения залога, перейдем к исследованию процессуального порядка применения залога в различных стадиях уголовного судопроизводства.

136 § 2. Применение законодательства о залоге в различных стадиях

уголовного процесса

Приступая к исследованию применения залога в различных стадиях уголовного процесса, следует отметить, что проблема отсутствия детально разработанного процессуального порядка такого применения является актуальной и требует самостоятельного глубокого всестороннего исследования. В данной работе автор, не ставя перед собой указанной цели, затрагивает лишь некоторые аспекты обозначенной проблемы, основываясь на уже имеющихся научных воззрениях, результатах своего исследования и практике применения залога в качестве меры пресечения на разных стадиях уголовного судопроизводства, и высказывает свою точку зрения лишь по некоторым моментам.

В настоящее время в уголовном процессе выделяются следующие стадии:

  1. Возбуждение уголовного дела.
  2. Предварительное расследование (предварительное следствие, дознание).
  3. Назначение судебного заседания.
  4. Судебное разбирательство.
  5. Производство в кассационной инстанции (проверка законности и обоснованности приговоров и иных судебных решений, не вступивших в за- конную силу).
  6. Исполнение приговора.
  7. Кроме указанных основных стадий существуют еще две, так называемые, факультативные стадии уголовного процесса - исключительные стадии по проверке законности и обоснованности приговоров и иных решений, вступивших в законную силу:

  8. Производство в надзорной инстанции.

137

  1. Возобновление дел по вновь открывшимся обстоятельствам.

Решение о применении мер пресечения органы расследования, прокуратуры, суда могут принять на протяжении всего расследования уголовного дела, если в этом возникнет необходимость. Вместе с тем, в различных стадиях уголовного судопроизводства процедура избрания мер пресечения вообще и залога, в частности, имеет свои особенности. Остановимся ниже на особенностях применения залога как меры пресечения в различных стадиях.

Приступая к изучению вопроса, начнем с возбуждения уголовного дела - самой первой стадии уголовного процесса, в которой принимается решение о возбуждении уголовного дела, что является одним из условий правомерности применения меры пресечения.

В соответствии со статьей 112 УПК РСФСР, при наличии повода и основания к возбуждению уголовного дела уполномоченные органы в пределах своей компетенции обязаны возбудить уголовное дело. Только после этого, при условии имеющихся к тому оснований орган, проводящий расследование может вынести постановление о применении той или иной меры пресечения, в том числе и залога.

Важность рассматриваемой стадии заключается в том, что на этом пер- воначальном этапе необходимо получить достаточные сведения, которые по- зволят органам расследования правильно рассчитать необходимую залоговую сумму, а также выяснить другие обстоятельства, без знания которых применение залога в качестве меры пресечения может оказаться недостаточно эффективным для обеспечения правомерного поведения лица, в отношении которого избирается эта мера пресечения.

Обозначив значение стадии возбуждения уголовного дела в процессе применения меры пресечения залог перейдем к рассмотрению следующего этапа уголовного судопроизводства.

138

С момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, начинается следующая стадия - предварительное расследование, где впервые может быть избран залог в качестве меры пресечения.

Как пишет В.А. Михайлов: “В абсолютном большинстве случаев зако- нодательство о мерах пресечения впервые применяется в стадии расследова- ния”1. С этим нельзя не согласиться. Действительно, как уже было отмечено, впервые вопрос о необходимости в применении меры пресечения или отсутствии таковой возникает у органа расследования после проведения им первоначальных следственных действий и получения представления о характере уголовного дела.

Предварительное расследование проводится в различных формах, но независимо от формы расследования правила применения залога остаются неизменными в любой из них, за исключением некоторых отличий.

В обычном порядке вопрос о применении меры пресечения возникает в момент вынесения органом, производящим расследование, постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого. При наличии необходимости в применении залога как меры пресечения органами расследования выносится постановление о применении меры пресечения залог, которое санкционируется у прокурора. В последующем, одновременно с объявлением постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, объявляется и о применении залога в качестве меры пресечения с составлением протокола о принятии залога.

В исключительных случаях вопрос о применении залога как меры пресечения может возникнуть и на более раннем этапе расследования - в момент, когда в отношении лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, в порядке статьи 122 УПК РСФСР избирается мера пресече-

Михайлов В.А. Методологические основы мер пресечения. - М., 1998. С. 100.

139 ния до предъявления обвинения. В этой ситуации срок применения меры пресечения длится в течении 10 суток, если за этот период обвинение не предъявляется, то мера пресечения отменяется. В связи со столь коротким временным периодом возникает вопрос о целесообразности применения меры пресечения залог в том виде, в котором он закреплен в действующем за- конодательстве. В случае если будет разработана менее громоздкая и трудоемкая процедура применения залога, вопрос целесообразности его применения снимется сам собой. Вместе с этим, руководствуясь действующим уголовно- процессуальным законом, следует помнить, что какое-либо ограничение на использование залога в отношении подозреваемого будет являться грубым нарушением его законных прав.

Сроки действия меры пресечения залог законодателем не ограничены, она действует на протяжении всего расследования уголовного дела до ее отмены или изменения в случаях, предусмотренных законом.

О принятии залога орган, избирающий эту меру пресечения, составляет протокол, где делается отметка о том, кем внесен предмет залога в депозит суда. На этом же протоколе лицо, в отношении которого избирается данная мера пресечения, расписывается о том, что этот протокол ему объявлен. В случае если залогодателем выступает сам обвиняемый, предмет залога вносится в депозит суда им самим или через доверенных лиц с предъявлением соответствующей квитанции органам расследования, о чем также составляется протокол.

По окончании предварительного расследования дело с обвинительным заключением направляется прокурору. В соответствии с пунктом 8 статьи 213 УПК РСФСР, при поступлении дела от органа дознания или следователя, прокурор обязан проверить, правильно ли избрана мера пресечения. Если, по его мнению, избранная мера пресечения не в полной мере отвечает объективным требованиям, то прокурор или его заместитель вправе отменить или

140 изменить ранее избранную меру пресечения или избрать меру пресечения, если она не была избрана (часть 1 статьи 216 УПК РСФСР).

По результатам рассмотрения дела, прокурор принимает по нему одно из решений, указанных в статье 214 УПК РСФСР. В случае если прокурор признает, что имеются основания для направления дела в суд, он утверждает своей резолюцией обвинительное заключение, после чего дело передается судье.

С этого момента начинается следующая стадия уголовного судопроизводства.

Перейдем к рассмотрению вопроса о применении меры пресечения залог при решении судьей вопроса о назначении судебного заседания.

Решение органа расследования о применении меры пресечения залог на различных этапах расследования уголовного дела подвергается проверке. На этапе решения вопроса о назначении судебного заседания в соответствии с пунктом 5 статьи 222 УПК РСФСР судье предстоит решить вопрос о мере пресечения, в частности, проверить правильность ее применения и принять решение - подлежит она отмене или изменению либо она будет оставлена без изменений. Свое решение по вопросу о мере пресечения судья оформляет в постановлении о назначении судебного заседания, где в соответствии со статьей 230 УПК РСФСР должна быть сделана надлежащая отметка, либо им выносится отдельное постановление.

Законодателем не оговариваются случаи, когда по ознакомлении с материалами уголовного дела, судья приходит к выводу о необходимости применения меры пресечения не избранной ранее органами расследования. Полагаем, что это обстоятельство не препятствует тому, чтобы судья принял решение об избрании меры пресечения, если он усмотрит необходимость в применении таковой. Не исключается возможность, что этой мерой пресечения станет залог.

141

В этой ситуации залог избирается по общим правилам без каких-либо изменений, исключая только санкционирование применения залога в качестве меры пресечения, которое необходимо для применения меры пресечения залог следователем или лицом, производящим дознание.

Кроме судьи, проводящего работу по поступившему в суд делу и в силу закона призванного решать вопросы, связанные с мерами пресечения, вопросы, касающиеся отмены ранее принятой меры пресечения, ее избрания, изменения на более мягкую или более жесткую и другие, могут быть возбуждены путем внесения ходатайств или заявлений иными участниками процесса. Такие ходатайства и заявления рассматриваются судьей в соответствии со статьей 223 УПК РСФСР. Принимаемые решения по заявлениям и ходатайствам оформляются в постановлении о назначении судебного заседания, либо в виде отдельного постановления.

В случае если по причинам, указанным в статье 232 УПК РСФСР, дело возвращается для производства дополнительного расследования, судья должен разрешить вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого (часть 3 статьи 232 УПК РСФСР). Здесь решение судьи по вопросам применения меры пресечения оформляется либо в постановлении о возвращении дела для производства дополнительного расследования, либо в отдельном постановлении.

В дальнейшем при производстве дополнительного расследования, органы его поводящие принимают решение о мере пресечения с учетом меняющейся следственной ситуации.

Кроме указанных решений судья, усмотрев наличие в уголовном деле обстоятельств, указанных в статье 5-9 и пункте 2 статьи 208 УПК РСФСР, в соответствии со статьей 234 УПК РСФСР, может прекратить уголовное дело. В этом случае любая мера пресечения, в том числе и залог, должна быть отменена (статья 234 УПК РСФСР).

142

Если судьей принимается решение об изменении меры пресечения, его решение оформляется в постановлении о прекращении уголовного дела с вручением копии такого постановления обвиняемому (часть 2 статьи 237 УПК РСФСР). В данной ситуации внесенный залог должен быть возвращен залогодателю по установленной процедуре.

При решении вопроса о назначении судебного заседания может сложиться ситуация, когда обвиняемый скрылся и место его пребывания неизвестно. В этом случае закон предлагает судье приостановить производство по делу впредь до розыска обвиняемого (часть 1 статьи 231 УПК РСФСР). Законодателем не оговариваются действия судьи по вопросам меры пресечения в сложившейся ситуации. Представляется, что в случае, если суд пришел к выводу, что обвиняемый скрылся, избранная ранее в отношении него мера пресечения несвязанная с лишением свободы, должна быть изменена на заключение под стражу. Если же ранее избранной мерой пресечения был залог, то следует считать, что его условия нарушены и соответственно, кроме его изменения на арест, должна быть обращена в доход государства ранее внесенная в обеспечение надлежащего поведения залоговая сумма.

В части 2 статьи 231 УПК РСФСР предусматривается еще одна ситуация, при которой производство по уголовному делу может быть приостановлено. Это случай удостоверенного врачом тяжкого заболевания обвиняемого, исключающий возможность его участия в судебном заседании. Представляется, что наиболее оптимальной мерой пресечения, если есть необходимость в ее применении, здесь может быть залог. Это же отмечает В.А. Михайлов: “В отношении заболевшего обвиняемого при отсутствии к тому препятствий желательно заключение под стражу заменить альтернативной мерой пресе-

143 чения - залогом, ибо залог эффективнее других мер пресечения, не связанных с лишением обвиняемого свободы”1.

В ситуации, когда поступившее в суд дело не относится его подсудности, судья в соответствии с частью 3 статьи 231 УПК РСФСР направляет уголовное дело по подсудности. При этом им не рассматриваются вопросы применения залога как меры пресечения.

На основании положений части 2 статьи 223’ УПК РСФСР вопрос о назначении судебного заседания должен быть решен не позднее 14 суток с момента поступления дела в суд, если обвиняемый содержится под стражей, и в течении месяца по остальным делам. Это значит, что в случае, если на предварительном расследовании в отношении обвиняемого был избран залог, то в течении месяца после поступления дела в суд, судья должен либо подтвердить избранный залог в своем постановлении о назначении судебного заседания (или в отдельном постановлении о мере пресечения), либо залогодатель по истечении месячного срока имеет право на возврат ему залоговой суммы, независимо от характера дальнейшего поведения обвиняемого.

Это же отмечается В.А. Михайловым: “…если обвиняемый нарушит обязательства, которые возложены на него актом применения меры пресечения органом расследования (прокурором), но произойдет это после того, как истекли соответственно 14 суток (применительно к арестованным) или один месяц (применительно к обвиняемым, в отношении которых избраны другие меры пресечения), а судья еще не рассмотрел уголовное дело (или вообще не принимал к своему производству, оно находится в канцелярии суда), то повлечет ли такое нарушение обвиняемым обязательств отрицательные для него последствия? Полагаем, что отрицательных последствий быть не может, поскольку сроки действия избранной в стадии расследования меры пресече-

Михайлов В.А. Процессуальный порядок применения мер пресечения в уголовном судопроизводстве. - М., 1995. С. 44.

144 ния истекли. Истечение сроков действия меры пресечения аннулирует ее юридическую силу и юридическое значение тех обязательств, которые возникли у обвиняемого при применении к нему в стадии расследования меры пресечения”1.

Представляется, что такое положение должно быть урегулировано в законодательстве. Здесь нельзя не согласиться с В.А. Михайловым, предла- гающим законодательно закрепить сроки действия мер пресечения в каждой стадии уголовного судопроизводства.’ Это позволит решить вопрос не только с определением сроков действия залога в конкретных стадиях, но и возможностью обжалования неправомерного задержания возвращения залоговой суммы.

Если судья по поступившему в суд делу принимает решение о назначении судебного заседания (пункт 1 статьи 221 УПК РСФСР), то в соответствии со статьей 239 УПК РСФСР дело должно быть начато рассмотрением в судебном заседании не позднее четырнадцати суток с момента вынесения судьей постановления о назначении судебного заседания.

Закончив рассмотрение данной стадии уголовного судопроизводства, обратимся к вопросам применения залога в стадии судебного разбирательства.

Во время судебного разбирательства в отношении подсудимого может быть избрана, отменена или изменена мера пресечения (статья 260 УПК РСФСР). Все эти решения принимаются судьей единолично или коллегиально судом в зависимости от того, как рассматривается дело в суде - единолично судьей, либо коллегиально. Свои решения судья оформляет вынесением соответствующих постановлений, а суд - определений.

Михайлов В.А. Процессуальный порядок применения мер пресечения в уголовном судопроизводстве. - М., 1995. С. 48-49. 2 Михайлов В.А. Указ. раб. С. 49.

145

Поводом к избранию, отмене или изменению меры пресечения могут послужить самые разнообразные обстоятельства. Например, установление в процессе судебного разбирательства обстоятельств, указывающих на совершение подсудимым преступления, по которому ранее ему не было предъявлено обвинение; неявка в суд подсудимого, в отношении которого ранее была избрана мера пресечения, не связанная с лишением свободы.

В первом случае, возбуждается уголовное дело по новому обвинению и направляется для производства расследования. Если новое расследование невозможно проводить раздельно с уголовным делом, по которому идет су- дебное разбирательство, все дело должно быть возвращено для производства дополнительного расследования. Соответственно, при возникновении нового обвинения, необходимо решить вопрос о мере пресечения - есть ли необхо- димость в ее избрании, если ранее она избрана не была, можно ли оставить без изменений ранее избранную, либо применить более строгую меру пресечения. В этих ситуациях решение суда оформляется в определении о направлении материалов для производства расследования и в определении о направлении дела для производства дополнительного расследования. Кроме указанных способов оформления решения о мере пресечения суд может вынести отдельное определение о мере пресечения.

Во втором случае, в соответствии со статьей 247 УПК РСФСР суд вправе подвергнуть подсудимого приводу, а равно избрать или изменить в отношении его меру пресечения.

Кроме рассмотренных ситуаций, где возникает необходимость решения вопроса о мере пресечения в отношении подсудимого, в процессе судебного разбирательства могут возникнуть ситуации, когда перед судом или судьей встает необходимость решения вопроса об избрании меры пресечения в отношении других участников процесса или иных лиц.

В случае, если при расследовании уголовного дела потерпевший, свидетель или эксперт дали заведомо ложное показание или заключение, то од-

146 новременно с постановлением приговора, судья, суд при наличии к тому ос- нований возбуждают в отношении лица, давшего заведомо ложные показания или заключение, уголовное дело и решают вопрос о необходимости применения меры пресечения.

Наряду с рассмотренной ситуацией в ходе судебного разбирательства могут возникнуть обстоятельства, свидетельствующие о совершении преступления лицом, не привлеченным к уголовной ответственности. В этом случае судьей, судом возбуждается в отношении такого лица уголовное дело и одновременно решается вопрос о необходимости избрания меры пресечения.

В обязательном порядке к вопросу о мере пресечения суд возвращается при постановлении приговора.

Перейдем к рассмотрению вопроса, касающегося применения залога в качестве меры пресечения в кассационной инстанции.

Производство в кассационной инстанции это способ проверки правильности и законности выносимых решений судами первой инстанции.

Не вступившие в законную силу приговоры суда могут быть обжалованы и опротестованы в кассационном порядке. Правом на такое обжалование обладают в соответствии со статьей 325 УПК РСФСР подсудимый, его защитник и законный представитель, потерпевший и его представитель. Кроме этого указанные лица и прокурор в соответствии со статьей 331 УПК РСФСР, вправе принести частную жалобу либо частный протест на определение суда или постановление судьи первой инстанции.

Применительно к мерам пресечения пункт 3 статьи 331 УПК РСФСР вносит ограничение. В соответствии с указанным пунктом на решение судьи или суда первой инстанции о применении или изменении меры пресечения в отношении подсудимого, неявившегося в суд (статья 247 УПК РСФСР), а также на решение об избрании, изменении или отмене меры пресечения в отношении подсудимого во время судебного разбирательства (статья 260 УПК РСФСР), не могут быть принесены в кассационном порядке частная

147 жалоба либо протест. Считая положительным такое ограничение, В.А. Ми- хайлов пишет: “Данный запрет оправдан, ибо при его отсутствии практически оказалось бы невозможным продолжать судебное разбирательство, когда избраны меры пресечения в порядке, предусмотренном ст. 260 и 247 УПК РСФСР, поскольку в связи с частными жалобами и частными протестами пришлось бы прерывать судебное разбирательство в ожидании кассационно-го рассмотрения жалоб и протестов по поводу мер пресечения .

Решение о мере пресечения, вынесенное судьей в порядке статьи 230 УПК РСФСР, то есть при вынесении постановления о назначении судебного заседания, также не может быть предметом частной жалобы, однако в этой ситуации прокурор уже наделен правом принести частный протест (пункт 2 статьи 331 УПК РСФСР).

Перейдем к проблеме применения меры пресечения залог при исполнении приговора. В завершающей стадии уголовного судопроизводства, возникает ряд проблем, связанных с применением мер пресечения. В научной литературе этим проблемам уделялось недостаточно внимания. Тем не менее некоторые ученые детально излагали вопросы, связанные с применением мер пресечения в стадии исполнения приговора. Например, В.А. Михайлов выделяет следующие группы таких проблем:

“1. Проблема мер пресечения при непосредственном исполнении судом приговоров, определений и постановлений.

  1. Проблема мер пресечения и содержания осужденных в следственных изоляторах после вступления приговоров в законную силу.
  2. Проблема мер пресечения при отсрочке исполнения приговора.
  3. Михайлов В.А. Процессушгьный порядок применения мер пресечения в уголовном судопроизводстве. - М,, 1995. С. 55-56.

148

  1. Проблема мер пресечения при исполнении приговоров к ссылке, высылке, условному осуждению к лишению свободы с обязательным привлечением к труду.
  2. Проблема мер пресечения при исполнении приговоров к исправительным работам без лишения свободы и условному осуждению к лишению свободы”1.
  3. Не раскрывая детально проблем, касающихся всех мер пресечения, остановимся на процессуальном порядке применения залога в качестве меры пресечения в исследуемой стадии уголовного процесса.

В соответствии со статьей 303 УПК РСФСР суд при постановлении приговора обязан решить вопрос о мере пресечения.

Приговор может быть оправдательным, либо обвинительным, который в свою очередь делится на обвинительный приговор с назначением наказания и обвинительный приговор без назначения наказания. Исходя из вида приговора, решается вопрос и об избранном в качестве меры пресечения залоге (статья 309 УПК РСФСР).

Соответственно, в случае если судом выносится обвинительный приговор с назначением наказания, суд в резолютивной части такого приговора должен обозначить свое решение о мере пресечения: либо она остается без изменения, либо подлежит отмене или изменению (пункт 7 статьи 315 УПК РСФСР). Законодатель не определяет действий суда, судьи в отношении избранной меры пресечения при вынесении обвинительного приговора без назначения наказания, если это не заключение под стражу. В случае, если выносится приговор такого рода, то в соответствии со статьей 319 УПК РСФСР подсудимый освобождается из-под стражи немедленно в заче судебного заседания. Представляется, что по аналогии с указанными действиями суда, судьи при вынесении обвинительного приговора с освобождением от нака-

Михайлов В.А. Указ. раб. С. 66.

149 зания, суд, судья указывают в резолютивной части приговора об отмене меры пресечения залог, и залоговая сумма незамедлительно должна быть возвращена залогодателю.

При вынесении оправдательного приговора в соответствии с пунктом 3 статьи 316 УПК РСФСР в его резолютивной части должно содержаться указание об отмене меры пресечения. В случае, если избранной мерой пресечения является залог, суд, судья должны направить в суд, где хранится залоговая сумма необходимые документы для возвращения предмета залога залогодателю.

Рассмотрим проблему применения меры пресечения залог при производстве в надзорной инстанции. Вопрос о мере пресечения при производстве в надзорной инстанции может возникнуть в разных ситуациях. Различные властные субъекты уголовного процесса призваны урегулировать эти вопросы. Например, проблема решения вопроса о мере пресечения возникает в момент приостановления прокурором исполнения приговора в порядке статьи 372 УПК РСФСР. Хотя в уголовно-процессуальном законе ничего не сказано на этот счет, следует подразумевать, что прокурор должен решить вопрос о мере пресечения для обеспечения явки осужденного.

Кроме этого суд надзорной инстанции, при вынесении решения об отмене приговора и всех последующих судебных определений и постановлений с передачей его на новое расследование или новое судебное рассмотрение (пункт 2 части 1 статьи 378 УПК РСФСР), также должен указать свое решение о мере пресечения.

Точно также суд надзорной инстанции должен поступить и при вынесении решения об отмене кассационного определения, а также последующих судебных определений и постановлений, если они были вынесены, и передаче дела на новое кассационное рассмотрение (пункт 3 части 1 статьи 378 УПК РСФСР).

150 Указанные проблемы в научной литературе поднимались В.А. Михайловым. В одной из своих работ он предложил устранить эти пробелы законодательными новеллами: “Так, ст. 372 “Приостановление приговора, определения, постановления суда” могла бы быть дополнена ч. 4 следующего содержания: “Генеральный прокурор Российской Федерации, Председатель Верховного Суда Российской Федерации и их заместители одновременно с приостановлением исполнения приговора, определения, постановления суда принимают решение о применении меры пресечения к осужденному, при наличии к тому оснований, предусмотренных ст. 89 настоящего Кодекса. При отсутствии оснований, делающих необходимым применение меры пресечения, у осужденного отбирается обязательство являться по вызовам и сообщать о перемене места жительства, осужденный освобождается из мест лишения свободы или предварительного заключения”. Ст. 378 УПК РСФСР “Определения и постановления суда, рассматривающего протест” могла бы быть дополнена ч. 3 следующего содержания: “Суд, рассматривающий дело в порядке надзора, при наличии оснований, предусмотренных ст. 89 настоящего Кодекса, принимает решение о применении меры пресечения к осужденному при передаче дела на новое расследование или новое судебное рассмотрение либо на новое кассационное рассмотрение. Если мерой пресечения избрано заключение под стражу, то осужденный, находящийся в местах лишения свободы, подлежит освобождению из мест лишения свободы и конвоированию в следственный изолятор по месту рассмотрения дела судом первой инстанции, либо переводу в штрафной изолятор исправительно-трудовой колонии или дисциплинарный изолятор воспитательно-трудовой колонии. Если мера пресечения не связана с лишением свободы, то осужденный, находящийся в местах лишения свободы либо в месте предварительного заключения, освобождается из-под стражи и самостоятельно следует к месту жительства. При отсутствии оснований, делающих необходимым применение меры пресечения, у осужденного отбирается обязательство являться

151 по вызовам и сообщать о перемене места жительства. Осужденный освобож- дается из мест лишения свободы или предварительного заключения”” .

Представляется, что такие новации остаются актуальными, и реализация данных предложений в законодательстве позволила бы снять обозначенные проблемы, касающиеся мер пресечения при производстве в суде надзорной инстанции.

В заключении данного параграфа обратимся к проблеме применения меры пресечения залог при возобновлении дел по вновь открывшимся обстоятельствам. Для проверки законности и обоснованности вступивших в силу приговоров, определений или постановлений суда и их отмены в случае необходимости, в уголовном судопроизводстве существует такая стадия как возобновление дел по вновь открывшимся обстоятельствам. Возобновление такого производства происходит по основаниям, указанным в статье 384 УПК РСФСР. Что касается мер пресечения вообще, и залога в частности, то они могут применяться при производстве по вновь открывшимся обстоятельствам в отношении тех лиц, в действиях которых будет усмотрен состав преступления (лжесвидетельство, подлог, злоупотребление), и возбуждено уголовное дело. В этой ситуации процедура избрания залога происходит в обычном порядке.

Кроме этого, исходя из правил статьи 387 УПК РСФСР, по окончании расследования вновь открывшихся обстоятельств, при наличии оснований для возобновления дела, прокурор направляет дело с материалами расследования и своим заключением через соответствующего вышестоящего прокурора в суд. В случае, если Президиум или Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело по вновь открывшимся обстоятельствам, выносят соответственно постановление или

Михайлов В.А. Процессуальный порядок применения мер пресечения в уголовном судопроизводстве. - М., 1995. С. 119-120.

152 определение об отмене приговора, определения или постановления суда и передаче дела для производства нового расследования или нового судебного разбирательства, одновременно указанным инстанциям необходимо решить вопрос о мере пресечения.

В дальнейшем при производстве по делу вопросы, связанные с избранием, изменением или отменой мер пресечения решаются в общем порядке. Представляется, что неурегулированность вопросов, касающихся мер пресечения в стадии возобновления дел по вновь открывшимся обстоятельствам, должна быть восполнена дополнением УПК соответствующей статьей.

По окончании рассмотрения процессуального порядка применения залога в последней факультативной стадии уголовного процесса будем считать, что освещение проблем, связанных с применением залога в уголовном судопроизводстве мы завершили.

Итак, исследование проблем применения залога в уголовном процессе, проведенные во второй главе нашего исследования указывают на настоятельную необходимость в изменениях и дополнениях действующего уголовно- процессуального законодательства в части касающейся регламентации порядка применения залога.

Ниже, в заключении, попытаемся подвести итоги проведенного исследования в целом и сделать соответствующие выводы.

153 Заключение

Диссертация на избранную тему является монографической работой, в которой комплексно, с позиций Конституции Российской Федерации и норм международного, уголовно-процессуального, гражданского и гражданско- процессуального права, на базе проведенных автором исследований в опре- деленной мере по-новому разработаны теоретические, научно-практические, уголовно-процессуальные и гражданско-правовые вопросы регулирования залога, определения основных категорий и процессуального порядка применения залога в качестве меры пресечения на различных стадиях уголовного процесса. В связи с тем, что целый ряд вопросов, касающихся процессуального порядка применения залога, не урегулирован действующим уголовно-процессуальным законодательством и не решается в проекте УПК Российской Федерации, одобренном в первом чтении Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации, автор полагает, что данный пробел подлежит устранению путем внесения соответствующих изменений и дополнений в УПК РСФСР (в проект УПК Российской Федерации). В этой связи диссертантом предлагаются конкретные изменения и дополнения в статьи 89 и 99 УПК РСФСР, а также в соответствующие статьи проекта УПК РФ; кроме этого в диссертации предлагаются иные рекомендации по оптимизации действующего законодательства.

На основе проведенного исследования автором сформулированы и обоснованы новые и отчасти новые теоретические и научно-практические выводы, направленные на совершенствование регламентации применения меры пресечения в виде залога в различных стадиях уголовного процесса.

Наиболее важные результаты диссертационного исследования состоят и в следующем.

Автором сформулировано следующее определение понятия залога как меры пресечения: уголовно-процессуальный залог представляет собой установленную в законе меру пресечения, избираемую по постановлению орга-

154 нов расследования, прокурора либо по определению суда и действующую вплоть до её изменения, отмены, вступления приговора в законную силу; обеспечивающую устранение подозреваемому, обвиняемому, подсудимому возможности скрыться от органов предварительного расследования и суда, противодействовать установлению истины по делу, совершать новые пре- ступления, а также обеспечивающую его своевременную явку по вызовам органов уголовного судопроизводства и исполнение приговора; избрание и применение меры пресечения в виде залога предусматривает внесение по- дозреваемым, обвиняемым, подсудимым или иными физическими либо юридическими лицами в депозит суда денег (ценностей) в размере, опреде- ляемом органом расследования, прокурором, судом, избирающим данную меру пресечения.

В результате изучения исторического, современного отечественного и зарубежного опыта применения залога как меры пресечения автор приходит к выводу о том, что имущественные меры обеспечения участия обвиняемого в уголовном судопроизводстве используются уже много веков в разных странах. Несмотря на то, что на том или ином этапе развития уголовного процесса в силу различных причин исследуемый институт в России неоднократно пытались искоренить, через менее или более продолжительные сроки законодатель вынужден был возвращаться к использованию имущественных мер пресечения как к наиболее удачным мерам, позволяющим сочетать оптимальную степень принуждения с соблюдением прав обвиняемого при достижении задач, поставленных перед уголовным судопроизводством.

Исследуя механизм применения меры пресечения в виде залога и прийдя к выводу, что совершенствованию этого института уголовного процесса будет способствовать четкое определение целей, оснований, условий применения залога, а также обстоятельств, которые должны учитываться органом, избирающим данную меру пресечения и определяющим размер залоговой суммы, автор диссертации формулирует указанные категории.

155

Под правовыми основаниями применения меры пресечения в виде залога автор предлагает понимать наличие собранных органами расследования, прокуратуры и судом по уголовному делу доказательств того, что в слу- чае неприменения указанной меры пресечения подозреваемый, обвиняемый, подсудимый может совершить хотя бы одно из нижеперечисленных противоправных деяний: скроется от дознания, предварительного следствия или суда; воспрепятствует установлению истины по уголовному делу; продолжит преступную деятельность; уклонится от исполнения приговора.

По мнению автора диссертации, применение меры пресечения в виде залога является правомерным только при соблюдении следующих правовых условий: наличие возбужденного в установленном порядке уголовного дела; учет характеристики личности подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, тяжести предъявленного ему обвинения, характера поведения подозреваемого, обвиняемого, подсудимого в ходе расследования и судебного разбирательства уголовного дела; гарантирование надлежащего поведения подозреваемого, обвиняемого, подсудимого избранной суммой залога.

Автор подразделяет цели применения меры пресечения в виде залога на общие и специальные. К общим целям применения залога в качестве меры пресечения автором отнесены: обеспечение явки подозреваемого, обвиняемого, подсудимого по вызовам органа дознания, следователя, прокурора, суда; обеспечение невозможности для подозреваемого, обвиняемого, подсудимого воспрепятствовать установлению истины по уголовному делу; пресечение возможной преступной деятельности подозреваемого, обвиняемого, подсудимого; обеспечение исполнения приговора.

К специальным целям применения залога в качестве меры пресечения автором отнесены: обеспечение возможности личного участия подозреваемого, обвиняемого, подсудимого в уголовном процессе, применения к подсудимому наказания судом, с наименьшим ущемлением его прав; обеспечение возмещения ущерба, причиненного потерпевшему преступлением; обес-

156 печение возмещения расходов государства на производство по уголовному делу.

К обстоятельствам, которые должны учитываться органом, избирающим меру пресечения в виде залога и определяющим при этом размер залоговой суммы, необходимо относить, по мнению диссертанта, следующие: характер совершенного преступного деяния (его тяжесть, причинённый ущерб, причины и условия его совершения, возможное наказание за совершение данного преступления); характеристику обвиняемого (его социальный статус, материальное положение, возраст, состояние здоровья); реальность обеспечения с помощью избрания данной меры пресечения надлежащего поведения обвиняемого и его явки по вызовам органов расследования и суда.

В результате анализа нормативной правовой базы, регламентирующей применение залога, автор приходит к выводу о необходимости совершенст- вования действующего уголовно-процессуального законодательства и проекта УПК РФ. Диссертант в этой связи обосновывает предложения по внесению изменений и дополнений в действующее уголовно-процессуальное за- конодательство и проект УПК РФ. По мнению автора диссертации, его пред- ложения и рекомендации по корректировке действующего законодательства позволят восполнить пробелы в праве и тем самым создать юридические ос- нования и условия для организации эффективного использования залога в качестве имущественного обеспечения надлежащего поведения и участия обвиняемого на всех этапах уголовного судопроизводства.

Материалы диссертации полезно использовать, по мнению диссертанта, в учебном процессе юридических вузов и в научных исследованиях, а также в системе профессиональной служебной подготовки органов предварительного расследования, прокуроров и судей.

157 Список нормативных правовых актов и литературы

Официальные документы и нормативные акты.

  1. Конституция Российской Федерации. - М.: Юридическая литература, 1993.
  2. О Конституционном Суде Российской Федерации: Федеральный Конституционный закон № 1 - ФКЗ от 21 июля 1994 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 3. Ст. 167.
  3. О судебной системе Российской Федерации: Федеральный Конституционный закон № 1 - ФКЗ от 31 декабря 1996 г. // Федеральные Конституционные законы - М.: БУКВИЦА, 1998 - 176 с. - (Серия “Федеральное законодательство”).
  4. Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации: Федеральный Конституционный закон № 1 - ФКЗ от 26 февраля 1997 г. // Федеральные Конституционные законы - М.: БУКВИЦА, 1998 - 176 с. -(Серия “Федеральное законодательство”).
  5. Судебные уставы 20 ноября 1864 года с изложениями рассуждений, на коих они основаны. Часть вторая - Устав уголовного судопроизводства, изданы Государственной канцелярией. - СПб., 1866; 2-е изд. - СПб., 1867.
  6. Устав уголовного судопроизводства. - СПб., 1909.
  7. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Текст и постатейный комментарий.
    • М., 1923.
  8. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Текст и постатейный комментарий. 2-е изд. - М., 1924.
  9. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Текст и постатейный комментарий. 3-е изд. - М., 1926.
  10. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Текст и постатейный комментарий. - М., 1928.

158

  1. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. - М., 1995.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР с постатейными материалами. - М., 1996.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М.; 1999.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс АзССР. 6-е изд. - Баку, 1939.
  5. Уголовно-процессуальный кодекс штатов Северной Америки. - М., 1944.
  6. Уголовный кодекс и Уголовно-процессуальный кодекс Чехословацкой республики. - М., 1951.
  7. Уголовно-процессуальный кодекс Индии. - М., 1959.
  8. Уголовно-процессуальный кодекс Франции / Пер. Боботова СВ. - М., 1967.
  9. Уголовно-процессуальный кодекс ПНР. - М., 1973.
  10. Уголовный процесс Монгольской Народной Республики. - М., 1974.
  11. Уголовно-процессуальный кодекс Украинской ССР: Научно-практический комментарий / Отв. ред. П.Г. Цупренко. - Киев, 1984.
  12. Уголовно-процессуальный кодекс Узбекской ССР. - Ташкент, 1991.
  13. Уголовно-процессуальный кодекс ФРГ / Пер. Филимонова Б.А. - М., 1994.
  14. Уголовный кодекс Российской Федерации. - М., 1999.
  15. Гражданский Кодекс Российской Федерации. Части I и И. - М., 1996.
  16. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР. Официальный текст по состоянию на 15 февраля 1999 г. - М.: Издательская группа НОРМА -ИНФРАМ, 1999.
  17. О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик: Закон СССР // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. №26. Ст. 495.

159

  1. О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 23. Ст. 1389.
  2. О залоге. Закон Российской Федерации от 29 мая 1992 г. // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 23. Ст. 1239.
  3. О статусе судей в Российской Федерации: Закон Российской Федерации от 26 июня 1992 г. // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 30. Ст. 1792. 1993. № 17. Ст. 606; Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 26. Ст. 2399.
  4. О Счетной палате Российской Федерации: Федеральный закон от 11 января 1995 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. №З.Ст. 167.
  5. О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации “О прокуратуре Российской Федерации’”: Федеральный закон от 17 ноября 1995 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 47. Ст. 4472.
  6. “О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР в связи с принятием Уголовного кодекса Российской Федерации”: Федеральный закон от 21 декабря 1996 г. № 160 - ФЗ // Российская газета. 1996. 25 декабря.
  7. Об исполнительном производстве. Федеральный закон от 21 июля 1997 г.№ 119-ФЗ.
  8. О милиции. Закон Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. № 1026- 1, в редакции постановления Верховного Совета РСФСР от 10 февраля 1993 г. № 4447-1, Законов РФ от 18 февраля 1993 г. № 4510-1 и от 1 июля

160 1993 г. № 5304 -1, постановления Конституционного суда от 6 июня 1995 г. № 7-П, Федеральных законов РФ от 15 июня 1996 г. № 73-ФЗ и от 31 марта 1999 г. № 68-ФЗ.

  1. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, 1961-1993 г.г. - М.: Юрид. лит., 1989.
  2. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.: Спарк, 1995.
  3. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации). - М., 1996.
  4. Приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 27 октября 1998 г. № 153 “Об обязательном назначении специалиста при осуществлении оценки ценных бумаг, на которые обращается взыскание”, зарегистрирован в Минюсте РФ 11 декабря 1998 г. № 1659.
  5. Концепция судебной реформы в РСФСР. Одобрена Постановлением Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. “О концепции судебной реформы РСФСР” // Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М., 1992.
  6. Положение о военных следователях. Утверждено приказом Реввоенсовета Советской Республики 30 сентября 1919 г. // Сборник приказов Реввоенсовета Советской Республики, 1991.
  7. Инструкция об исполнительном производстве: Утверждена приказом Министра юстиции СССР от 15 ноября 1985 г. № 22 // БНА СССР, 1987. № 11.
  8. Инструкция по делопроизводству в районном (городском) суде: Утверждена приказом Министра юстиции РФ от 16 июня 1994 г.
  9. Временная инструкция по делопроизводству в районном суде: Утверждена приказом Судебного департамента при Верховном суде Российской Федерации от 29 января 1999 г. № 8 (с изм. и доп. от 24 августа 1999 г.).

161

  1. Инструкция “О порядке зачисления и выдачи средств с текущих счетов по учету средств, поступающих во временное распоряжение органов предварительного следствия и дознания”: Утверждена Минфином Российской Федерации от 30 декабря 1997 г. № 95н, ЦБ РФ от 12 октября 1997 г. № 67, зарегистрирована в Минюсте РФ 4 июня 1998 г. № 1536.
  2. Декрет о суде № 1 от 22 ноября 1917г.// Декреты советской власти. Т. 1: 25 октября 1917 г. - 16 марта 1918 г. - М., 1957. С. 124-126.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Общая часть: Проект Государственно-правового управления Президента Российской Федерации // Российская юстиция, 1994. № 9.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Проект Министерства юстиции Российской Федерации. - М., 1994.
  5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Проект Научно- исследовательского института проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации. - М., 1994.
  6. О залоге: Сборник законодательных и нормативных документов по состоянию на ноябрь 1997 г. - М., 1997.
  7. Международное право в документах. - М., 1982.
  8. Международные правовые акты государств-участников СНГ в области борьбы с преступностью: Сборник документов / Сост. Слюсарь Н.Б. - М., 1999.
  9. Международная защита прав и свобод человека: Сборник документов. -М., 1990.
  10. О соблюдении прав человека и гражданина в Российской Федерации за 1993 год: Доклад Комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации // Российская газета. 25 августа 1994.

162 Монографии, учебники, учебные пособия

  1. Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. - Воронеж, 1980.
  2. Апарова Т.В. Суды и судебный процесс Великобритании. Англия, Уэльс, Шотландия. - М., 1996.
  3. Арчер Питер. Английская судебная система. - М., 1959.
  4. Ахпанов А.Н. Меры процессуального принуждения: социальная ценность, теория и практика применения: Учебное пособие / Под ред. Щербы СП. Карагандинская ВШ МВД. - Караганда, 1989.
  5. Басков В.И. Прокурорский надзор. - М., 1995.
  6. Безлепкин Б.Т., Гуткин И.М., Михайлов В.А. и др. Уголовно-процессуальные основы деятельности органов внутренних дел. - М., 1988.
  7. Боботов СВ. Правосудие во Франции. - М., 1994.
  8. Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. - М., 1975.
  9. Божьев В.П. Конституционные основы уголовно-процессуальной деятельности органов внутренних дел. - М., 1995.
  10. Буряков А.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. - М., 1967.
  11. Викторский СИ. Русский уголовный процесс. Учебное пособие (отпечатано по второму изданию, М„ 1912). - М., 1997.
  12. Вишневский А.А. Залоговое право. - М., 1995.
  13. Вольтер Избранные произведения по уголовному праву и процессу. М, 1956.
  14. Вопросы уголовного процесса в практике Верховного Суда СССР и Верховного Суда РСФСР / Под ред. В.В. Куликова, Д.С Карева. - М., 1978.
  15. Вышинский А.Я. Курс уголовного процесса. - М., 1927.

163

  1. Гартунг Н. История судопроизводства и судоустройства. - СПб., 1868.
  2. Гессен И. Судебная реформа. - СПб., 1905.
  3. Гражданское право. Т.1. - М., 1950.
  4. Гранат Н.Л. Социалистическая законность в деятельности органов внутренних дел / Под ред. А..П. Косицина. - М.: Академия МВД СССР, 1985.
  5. Гранат Н.Л., Афанасьев B.C. Обеспечение и укрепление законности в деятельности органов внутренних дел: Методические рекомендации. - М., 1993.
  6. Гуткин И.М. Меры пресечения в советском уголовном процессе. Лекция. - М.: Изд. ВШ МООП РСФСР, 1963.
  7. Гуценко К.Ф. Уголовная юстиция США. - М., 1979.
  8. Гуценко К.Ф. Основы уголовного процесса США. - М., 1993.
  9. Даньшина Л.И. Меры пресечения при производстве по уголовным делам: Учебное пособие. - М., 1991.
  10. Давыдов П.М., Якимов П.П. Применение мер процессуального принуждения по Основам уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, - Свердловск, 1961.
  11. Дегай П.И. Взгляд на положение современного законодательства в Европе. - СПб., 1845.
  12. Дигесты Юстиниана. Избранные фрагменты в переводе и с примечаниями И.С. Перетерского. - М., 1984.
  13. Дыдынский Ф. Залог по римскому праву. - Варшава, 1872.
  14. Еникеев З.Д. Прокурорский надзор за применением мер процессуального принуждения на предварительном следствии. - Казань, 1972.
  15. Еникеев З.Д. Меры процессуального принуждения в системе средств обеспечения обвинения и защиты. - Уфа, 1978.

164

  1. Еникеев З.Д. Применение мер пресечения по уголовным делам. - Уфа, 1988.
  2. Ефимов В.А. Догма римского права. - СПб., 1901.
  3. История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу. 1955 - 1991 г.г.: Сборник правовых актов / Отв. ред. Р.Х. Якупов, сост. В.Н. Галузо. - М.: Спарк, 1997.
  4. Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное принуждение и его эффективность. - Казань, 1981.
  5. Кассо Л. Понятие о залоге в современном праве. - Юрьев, 1898.
  6. Квачевский А. Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании преступлений по судебным уставам 1864 г. Теоретическое и практическое руководство. Ч. 3 О предварительном следствии. Вып. 2. - СПб., 1870.
  7. Кистяковский А. О пресечении обвиняемому способов уклониться от следствия и суда. - СПб., 1868.
  8. Кони А.Ф. Избранные произведения. - М., 1956.
  9. Кони А.Ф. Юридические поминки и о новых течениях в уголовном процессе Италии и Германии. - СПб., 1895.
  10. Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. - Воронеж, Изд. ВГУ, 1995.
  11. Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение, - Воронеж, 1975.
  12. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Белорусской ССР / Под ред. А. А. Здановича. - Минск, 1973.
  13. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. Лебедева В.М. и Божьева В.П. - М.: Спарк, 1995.
  14. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Общая часть / Под ред. Скуратова Ю.И. и Лебедева В.М. - М.: Изд. НОРМА-ИНФРА. М, 1996.
  15. Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. - Саратов, 1978.

165

  1. Кузьмин-Караваев В.Д. Пресечение способов уклонения от следствия и суда.-СПб, 1902.
  2. Кудин Ф.М. Принуждение в уголовном судопроизводстве. Красноярск, 1985.
  3. Курс советского гражданского права. Т.1. / Под ред. Стучки П.Й. - М., 1939.
  4. Курс советского уголовного процесса Т. 1. / Под ред. Строговича М.С. -М.: Наука, 1968.
  5. Курс уголовного судопроизводства И.Я. Фойницкого. 4-е изд. Т.1. -СПб., 1912.
  6. Курс советского уголовного процесса / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. - М, 1989.
  7. Ланге Н.И. Древнее русское уголовное судопроизводство. - СПб., 1884.
  8. Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. - М., 1964.
  9. Люблинский А.И. Новый Итальянский УУС 27 февраля 1913 г. - СПб., 1913.
  10. Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. Меры обеспечивающие не уклонение обвиняемого от правосудия. - СПб., 1906.
  11. Люблинский П.И. Меры пресечения. - М., 1923.
  12. Макалинский П.В. Практическое руководство для судебных следователей. Т.2. - СПб., 1871.
  13. Маньков А.Г. Уложение 1649 года - кодекс феодального права России. -Л., 1980.
  14. ИЗ. Мейер Д. Древнее русское право залога. - Казань, 1855.

  15. Миклашевский В. О средствах представления обвиняемого в суд и

пресечения ему способов уклониться от следствия и суда. Т.1. - Варшава,

1872.

166

  1. Михайлов В.А. Меры пресечения в советском уголовном судопроизводстве. -М., 1991.
  2. Михайлов В.А. Применение залога в российском уголовном процессе. - Омск, 1993.
  3. Михайлов В.А. Меры пресечения в уголовном судопроизводстве. -Москва- Тюмень, 1994.
  4. Михайлов В.А. Залог - мера пресечения в уголовном судопроизводстве. - М., 1993.
  5. Михайлов В.А. Процессуальный порядок применения мер пресечения в уголовном судопроизводстве. - М., 1995.
  6. Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. -М., 1996.
  7. Михайлов В.А. и др. Правовая регламентация уголовного судопроизводства. Части 1, 2, 3. - Тюмень, 1994.
  8. Михайлов В.А. Методологические основы мер пресечения. - М., 1997.
  9. Михайлов В.А. Уголовно-процессуальные меры пресечения в судопроизводстве Российской Федерации. - М., 1997.
  10. Михайлов М.М. История русского права. - СПб., 1871.
  11. Михайловская И.Б. О положении личности в англо-американском уголовном процессе. - М., 1961.
  12. Михеенко М. Уголовно-процессуальное право Англии, США, Франции. 4.1. - Киев, 1969.
  13. Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования). - М.: Спарк,1996.
  14. Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. - М., 1972.
  15. Пашин Концепция судебной реформы в РФ. - М., 1992.
  16. Петрухин Й.Л., Батуров Г.Н., Морщакова Т.Г. Теоретические основы эффективности правосудия. - М., 1979.

167

  1. Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. - М., 1989.
  2. Полянский Н.Н. Уголовное право и уголовный суд Англии. - М., 1969.
  3. Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира: Справочник. - М., 1993.
  4. Саватье Р. Теория обязательств. - М., 1972.
  5. Савригова Н.М. Меры пресечения и иные меры процессуального принуждения. - М., 1960.
  6. Советское гражданское право / Под ред. В. А. Рясенцева. - М.; 1960.
  7. Тархов В.А. Римское частное право. - Черкесск., 1954.
  8. Уголовный процесс. Общая часть: Учебник / Под ред. Божьева В.П. -М.: Спарк, 1997.
  9. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. Лупинской П.А. - М.: Юристъ, 1995.
  10. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. Гуценко К.Ф. - М.: Зерцало, 1998.
  11. Уголовный процесс: Учебное пособие / Под ред. Гуценко К.Ф. - М.: Юридический колледж МГУ, 1995.
  12. Уилшир А. Уголовный процесс. - М., 1947.
  13. Уолкер Р. Английская судебная система. - М., 1980.
  14. Учебник уголовного процесса / Под ред. Кобликова А.С. - М.: Спарк, 1995.
  15. Филимонов В.А. Основы уголовного процесса Германии. - М., 1994.
  16. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1-2. - СПб., 1902.
  17. Чельцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовно-процессуального права. - С.-Петербург, 1995.
  18. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. - СПб., 1907.

168

  1. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. 11-е изд. Т.1. -М., 1914.
  2. Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно-процессуального права. - М., 1967.
  3. Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно- процессуальном праве. - Л., 1976.
  4. Юмашев Ю.М., Бездудный М.А. Залог и его использование в коммерческих целях. - М., 1992.
  5. Статьи и лекции

  6. Алексеева Л.Б. Принуждение и ответственность в механизме уголовно- процессуального регулирования // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 30.- М., 1979.
  7. Ардашкин В.Д. О принуждении по советскому праву // Советское государство и право. 1970. № 7.
  8. Базылев Б.Т. К вопросу об определении понятия государственного принуждения // Труды Томского университета. Т. 199. - Томск, 1968.
  9. Безбах В., Громова Т. Залог: Комментарий к закону “О залоге” // Советская юстиция. 1992. № 21/22.
  10. Брагинский М. Залог и закон о залоге // Хозяйство и право. 1993. № 1,
  11. Буряков А.Д. Залог как мера пресечения в советском уголовном процессе // Вопросы борьбы с преступностью по советскому законодательству (труды Иркутского Государственного университета. Серия юридическая. Т.45. Вып.9. 4.4). - Иркутск, 1969.
  12. Вербин СВ. К вопросу развития концепции уголовно-процессуального принуждения // Организационно-правовые проблемы профилактики правонарушений: Межвузовский сборник научных трудов. Тюменская ВШ МВД.
    • Тюмень, 1992.

169

  1. Вершинина СИ. Место залога в системе мер пресечения // Атриум. Серия “Юриспруденция”. Межвузовский сборник научных статей. -Тольятти, 1995. № 3.
  2. Вершинина СИ. Доктрина и практика применения залога в России (краткий исторический обзор) // Атриум. Серия “Юриспруденция”. Межвузовский сборник научных статей. - Тольятти, 1996, № 6.
  3. Вершинина СИ. К вопросу о системе мер пресечения // Атриум. Серия “Юриспруденция”. Межвузовский сборник научных статей. - Тольятти, 1997, №1.
  4. Вершинина СИ. О совершенствовании системы мер пресечения // Атриум. Серия “Юриспруденция”. Межвузовский сборник научных статей. - Тольятти, 1997, № 3.
  5. Венедиктов А.В. Залог товаров в обороте и переработке в Западной Европе и в СССР // Известия экономического факультета ЛПИ им. М.И. Калинина. Вып.1 / Под общ. ред. Берзстыс Я. К., - Л., 1928.
  6. Витрянский В. Обеспечение исполнения обязательств // Хозяйство и право.
  7. № 10.
  8. Вольман И. Новые формы обеспечения кредита // Рабочий суд 1926. №19.
  9. Вормс А.З. Залог векселя // Кредит и хозяйство. 1927. № 6.
  10. Гололобов Д. Регистрация залоговых сделок: проблемы совершенствования // Хозяйство и право. 1995. №10.
  11. Гранкин М. Залог как мера пресечения // Российская юстиция. 1998. № 2.
  12. Громов В. Классовое начало в сфере применения мер пресечения // Советская юстиция 1924. № 17.
  13. Грось Л. Залог: вопросы гражданского права и гражданского процесса // Хозяйство и право, 1996. № 2.

170

  1. Гуревич И. Правовое регулирование залога в Госбанке СССР // Научные записки Ленинградского Финансово-экономического института. Вып. 14.-М., 1956.
  2. Гуценко К.Ф. Уголовный процесс основных капиталистических государств (Англия, США). Вып. 1. Университет дружбы народов - М., 1969.
  3. Ефимичев СП. Уголовно-процессуальное принуждение и место мер пресечения в решении задач предварительного расследования // Уголовно- процессуальное принуждение и ответственность: сборник научных трудов. ВШ МВД. - Волгоград, 1987. С. 22.
  4. Завидов Б. Курцев Н. Залог - один из способов обеспечения обязательств // Российская юстиция 1995. № 8.
  5. Ильина Л.В., Похмелкин В.А. Пределы нравственной допустимости уголовно-процессуального принуждения // Процессуальное принуждение в борьбе с преступностью: межвузовский сборник научных трудов. Моск. ВШМВД. -М., 1989.
  6. Кессель Залог и поручительство в предварительном следствии. Судебный журнал. 1869. № 10.
  7. Колоколов Н. Меры пресечения имущественного характера // Российская юстиция. 1998. № 8.
  8. Копылова О. О залоге // Экономика и жизнь. 1992. № 26.
  9. Корнуков В.М. Усилить контроль за применением мер пресечения // Советская юстиция. 1971. № 2.
  10. Кудин Ф.М. Условия и основания применения мер пресечения в советском уголовном процессе // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы предварительного расследования и судебного разбирательства. - Свердловск, Вып. 34. 1974.
  11. Масленникова Л.Н. Судебный контроль за законностью процессуальной
    деятельности органов дознания и предварительного

171 следствия: Лекция / Академия МВД РФ. Кафедра уголовного процесса и организации расследования преступлений. - М., 1994.

  1. Медведев Д.А. Российский Закон о залоге // Правоведение. 1992. № 5.
  2. Михайлов В.А. Защита прав человека в уголовном судопроизводстве при применении мер пресечения // Проблемы обеспечения прав человека в деятельности органов внутренних дел по материалам Московского совещания. Конференция по человеческому измерению СБСЕ. - М., 1993.
  3. Михайлов В.А. Применении мер пресечения судьёй в стадии досудебного разбирательства дела и подготовительных действий к судебному заседанию // Проблемы совершенствования уголовного и уголовно-процессуального законодательства. - М., 1993.
  4. Михайлов В.А. Пределы ограничения прав, свобод и обязанностей граждан при применении мер пресечения в российском уголовном судопроизводстве // Проблемы обеспечения прав личности в современных условиях. - Волгоград, 1992.
  5. Михайлов В.А. Юридическая природа мер пресечения в советском уголовном судопроизводстве // Проблемы уголовно-правовой борьбы с преступностью в условиях формирования правового социалистического государства: Труды Академии МВД РФ. - М., 1992.
  6. Михайлов В.А. Правовая природа залога как меры пресечения // Предварительное следствие и прокурорский надзор: Сборник научных трудов. - М., 1990.
  7. Михайлов В.А. Об укреплении и развитии гарантий законности применения мер пресечения в стадии исполнения приговора // Особенности развития уголовной политики в современных условиях: Труды Академии МВД РФ / Под ред. Г.М. Миньковского. - М., 1996.
  8. Окаринский И.А. Судьба обвиняемого до предоставления требуемого поручительства или залога // Право и жизнь. 1928. №1.

172

  1. Очередин В.П. Нравственные аспекты применения мер пресечения // Совершенствование уголовно-процессуальной деятельности ОВД: Труды Академии МВД. - М., 1984.
  2. Певзнер А. О залоге // Экономика и жизнь 1992. № 27.
  3. Руднев В. Залог в России, “бэйл” в США: сравнительный анализ // Российская юстиция. 1998. № 4.
  4. Товстолес Н.Н. Сущность залога в историческом развитии по русскому гражданскому праву // Журнал Министерства юстиции. 1898. № 8.
  5. Хоммадов P.O. Ошибки в применении мер пресечения // Социалистическая законность. 1978. № 11.
  6. Диссертации и авторефераты

  7. Аванесов Э.В. Проблемы защиты собственности в гражданском праве и уголовном процессе: Дисс…. канд. юрид. наук. - М., 1993.

  8. Богова И. А. Проблемы совершенствования института предотвращения уклонения обвиняемого от следствия и суда: Дисс. … канд. юрид. наук. -Саратов, 1998.
  9. Будилов В.М. Залоговое право России и ФРГ: Дисс. … канд. юрид. наук. - С.-Петербург, 1994.
  10. Буряков А.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1967.
  11. Бутов В.Н. Уголовное судопроизводство австрийской республики: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1995.
  12. Вервиль Джон Джейсон Залог движимости в Канаде и России: Дисс. …канд. юрид. наук. - С.-Петербург, 1993.
  13. Вершинина СИ. Залог в системе мер пресечения: Дисс. … канд. юрид. наук.
    • Самара, 1998.

173

  1. Гранат Н.Л. Правовые и нравственно-психологические основы обеспечения законности на предварительном следствии: Автореф. дне. … докт. юрид. наук. - М., 1992.
  2. Давыдов П.М. Меры пресечения в советском уголовном процессе: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1952.
  3. Давыдов В.А. Заключение под стражу как мера пресечения: Автореф. дие. … канд. юрид. наук. - М., 1978.
  4. Давыдов П.М. Меры пресечения в советском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Л., 1953.
  5. Еникеев З.Д. Проблемы мер пресечения в уголовном процессе: Дисс. … докт. юрид. наук. - Уфа, 1991.
  6. Ивлиев Г.П. Основания применения мер процессуального принуждения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1986.
  7. Константинова B.C. Гражданско-правовое обеспечение исполнения хозяйственных обязательств: Автореф. дисс. … докт. юрид. наук. -Свердловск, 1989.
  8. Корнуков В.М. Вопросы теории и практики применения мер процессуального принуждения в советском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Саратов, 1970.
  9. Лившиц Ю.Д. Меры процессуального принуждения в советском уголовном процессе: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1959.
  10. Медведева О.В. Залог и поручительство в системе мер уголовно- процессуального принуждения по законодательству Российской Федерации: Дисс. … канд. юрид. наук. - Волгоград, 1998.
  11. Михайлов В.А. Меры пресечения в уголовном судопроизводстве: Диссертация в виде научного доклада на соискание ученой степени доктора юридических наук. - М., 1996.

174

  1. Москалькова Т.Н. Уважение чести и достоинства личности как принцип советского уголовного процесса: Автореф. дис. … канд. юрид. наук.-М., 1988.
  2. Нгуен Ван Нгуен Меры пресечения во вьетнамском уголовном процессе и их эффективность: Дисс…. канд. юрид. наук. - Минск, 1993.
  3. Нетишинская Л.Ф. Ипотека как вид зшюга: Дисс. … канд. юрид. наук. - Саратов, 1997.
  4. Попов В.В. Хозяйственный договор в сфере внешнеэкономической деятельности предприятий: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Саратов, 1993.
  5. Фалилеев П.А. Регулирование ипотеки морских судов по законодательству России, зарубежных стран и международным договорам: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1996.
  6. Федоров И.З. Применение в досудебных стадиях уголовного процесса конституционных норм, допускающих ограничение прав и свобод человека и гражданина: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. - М., 1998,
  7. Филющенко А.А. Тактика действий следователя, связанных с применением уголовно-процессуального принуждения: Автореф, дис. … канд. юрид. наук. - Свердловск, 1974.
  8. Цоколова О.И. Применение органами предварительного следствия и дознания мер процессуального принуждения под судебным контролем: Дисс…. канд. юрид. наук. - М., 1995.
  9. Черных Л.В. Залог недвижимости в Российском праве: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Москва, 1995.
  10. Черных А.В. Залог недвижимости в российском праве: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1995.

175 Словари, энциклопедии

  1. Библиографический справочник по уголовному процессу. - Иркутск, 1997.
  2. Библиотека Александровской Военно-юридической Академии. Систематический каталог. Ч. 1-3. Русские книги юридического содержания. Составлен по распоряжению Начальника Академии генерал-майором Шендзиковским. - СПб., 1899.
  3. Краткий философский словарь. - М., 1990.
  4. Кричевский Г.Г. Магистерские и докторские диссертации, защищенные на юридических факультетах университетов Российской Империи (1755-1918). - Ставрополь, 1998.
  5. Малый толковый словарь русского языка / Под ред. Лопатина В.В., Лопатиной Л.Е. - М., 1990.
  6. Словарь иностранных слов. - М., 1987.
  7. Словарь русского языка С.И. Ожегова. - М., 1960.
  8. Философский энциклопедический словарь. - М,: Инфра - М., 1997.
  9. Экономика и право: Энциклопедический словарь Габлера. - М., 1998.
  10. Юридический энциклопедический словарь / Под ред. Румянцева О.Г., ДодоноваВ.Н. - М., 1996.

176

Приложение № 1

АНКЕТА

для сотрудников правоохранительных органов, судей, адвокатов

УВАЖАЕМЫЙ КОЛЛЕГА! Приглашаем Вас принять участие в опросе, касающемся проблем повышения

эффективности применения залога в качестве меры пресечения. Результативность данного исследования зависит от полноты и искренности

Ваших ответов.

КАК ЗАПОЛНИТЬ АНКЕТУ:

Нужно прочесть вопрос и предложенные варианты ответов, выбрать тот или

иной ответ(ы), который(е) соответствует(ют) Вашему мнению и обвести кружочком соответствующую цифру. Если ответ Вас не устраивает, напишите

свой ответ в произвольной форме, Сведения будут учитываться только в обобщенном виде. Фамилию указывать

не надо.

Сообщите некоторые сведения о себе.

Должность, на которой Вы состоите в настоящий момент:

  1. дознаватель
  2. следователь
  3. начальник органа дознания
  4. начальник следственного подразделения
  5. прокурор
  6. судья
  7. адвокат
  8. иная должность
  9. Стаж работы в правоохранительных органах, суде, адвокатуре:

  10. до 2-х лет
  11. от 2 до 5 лет
  12. от 5 до 10 лет
  13. от 10 до 15 лет
  14. от 15 до 20 лет
  15. свыше 20 лет
  16. Какие из перечисленных мер пресечения применяются (применялись) Вами наиболее часто:

  17. подписка о невыезде
  18. личное поручительство

177

  1. поручительство общественной организации
  2. залог
  3. наблюдение командования воинской части
  4. отдача несовершеннолетнего под присмотр
  5. заключение под стражу
  6. Применяете ли Вы в качестве меры пресечения залог:

  7. довольно часто
  8. изредка
  9. никогда
  10. только по указанию уполномоченных должностных лиц об избрании именно этой меры пресечения
  11. С какого года Вами стал применяться залог в качестве меры пресечения:

  12. С конца 1970-х
  13. С конца 1980-х
  14. С 1992 г.
  15. Как часто в Вашей практике лицами, в отношении которых применялся залог, нарушалась данная мера пресечения:

  16. единичные случаи
  17. 10%
  18. 20%
  19. 30%
  20. 40%
  21. 50%
  22. 60%
  23. 70%
  24. 80% 10.90% 11.100% 12. иное
  25. Считаете ли Вы залог эффективной мерой пресечения:

1- да

  1. нет
  2. да, но требуется определенная корректировка законодательства о применении данной меры пресечения
  3. да, но не в условиях современной российской действительности
  4. иное

178

Что Вас не устраивает в правовой регламентации данной меры пресечения:

  1. нечеткое определение предмета залога
  2. неточное определение целей залога
  3. недостаточно четкое изложение оснований и условий применения залога
  4. неясность содержания прав и обязательств обвиняемого при применении залога
  5. неясность содержания прав и обязательств залогодателя при применении залога
  6. отсутствие отработанной практики применения залога
  7. иное
  8. По делам о преступлениях какой категории, по Вашему мнению, может применяться залог:

  9. о преступлениях небольшой тяжести
  10. о преступлениях средней тяжести
  11. о тяжких преступлениях
  12. об особо тяжких преступлениях
  13. вообще не должен применяться
  14. Что по Вашему мнению препятствует эффективному использованию данной меры пресечения на практике:

  15. избрание данной меры пресечения занимает много рабочего времени и является трудоёмким
  16. внутреннее убеждение сотрудника о низкой эффективности применения меры пресечения в виде залога
  17. неохотное санкционирование применения данной меры пресечения прокурором
  18. отсутствие у обвиняемых (подозреваемых) возможности (желания) внести залог для обеспечения своей явки и надлежащего поведения
  19. иное
  20. Благодарим за участие в опросе!

179

Приложение № 2

СПРАВКА

о результатах анкетирования, проведенного в рамках исследования проблемы

применения залога как меры пресечения

Всего опрошено 180 человек, из них:

  • дознавателей 36
  • следователей 69
  • начальников органа дознания 6
  • начальников следственного подразделения , 8
  • прокуроров 6
  • судей …14
  • адвокатов 7
  • сотрудников состоящих в иных должностях (оперуполномоченные, помощники прокуроров, помощники следователей и др.).. 34
  • Из числа опрошенных стаж работы в правоохранительных органах, суде, адвокатуре имели:
  1. до 2-х лет.. 13,9%
  2. от 2 до 5 лет 30%
  3. от 5 до 10 лет 28,9%
  4. от 10 до 15 лет ..11,7%
  5. от 15 до 20 лет 7,2%
  6. свыше 20 лет 8,3%
  7. Далее ответы на поставленные вопросы распределились следующим образом.

Какие из перечисленных .мер пресечения применяются (применялись) Вами наиболее часто:

  1. подписка о невыезде 68,3%
  2. личное поручительство 1,1%
  3. поручительство общественной организации таких случаев нет
  4. залог 12,7%
  5. наблюдение командования воинской части 6,1%
  6. отдача несовершеннолетнего под присмотр.. …..таких случаев нет
  7. заключение под стражу 66,7%
  8. Применяете ли Вы в качестве .меры пресечения залог:

  9. довольно часто 7%
  10. изредка 35,6%

180

  1. никогда…… 37,6%
  2. только по указанию уполномоченных должностных лиц об избрании именно этой меры пресечения .19,8%
  3. С какого года Вами стал применяться залог в качестве меры пресечения:

  4. С конца 1970-х .таких случаев нет
  5. С конца 1980-х ‘. 9%
  6. С 1992 г 91%
  7. Как часто в Вашей практике лицами, в отношении которых применялся залог, нарушалась данная .мера пресечения:

  8. единичные случаи 60,3%
  9. 10% -
  10. 20% -
  11. 30% -
  12. 40% -
  13. 50% 3,1%
  14. 60% -
  15. 70%….. -
  16. 80% -
  17. 10.90% 1%

11.100% -

  1. иное - при применении залога в качестве меры пресечения нарушений не

было 36,5%

Считаете ли Вы залог эффективной мерой пресечения:

  1. да 22%
  2. нет 34,2%
  3. да, но требуется определенная корректировка законодательства о применении данной меры пресечения 21,9%
  4. да, но не в условиях современной российской
  5. действительности .21,9%

  6. иное

Что Вас не устраивает в правовой регламентации данной меры пресечения:

  1. нечеткое определение предмета залога 9,1%
  2. неточное определение целей залога….. 4,2%
  3. недостаточно четкое изложение оснований и условий
  4. применения залога 23,9%

181

  1. неясность содержания прав и обязательств обвиняемого при применении залога 12,4%
  2. неясность содержания прав и обязательств залогодателя при применении залога 13,2%
  3. $ 6. отсутствие отработанной практики применения залога 37,1%

  4. иное

По делам о преступлениях какой категории, по Вашему мнению, .может применяться залог:

  1. о преступлениях небольшой тяжести 43,3%
  2. о преступлениях средней тяжести 38,8%
  3. о тяжких преступлениях ….8%
  4. об особо тяжких преступлениях …..4,4%
  5. вообще не должен применяться 5,5%
  6. Что по Вашему .мнению препятствует эффективному использованию данной .меры пресечения на практике:

  7. избрание данной меры пресечения занимает много рабочего времени и является трудоёмким. 12%
  8. внутреннее убеждение сотрудника о низкой эффективности применения меры пресечения в виде залога 16%
  9. неохотное санкционирование применения данной меры пресечения прокурором 29%
  10. отсутствие у обвиняемых (подозреваемых) возможности (желания) внести залог для обеспечения своей явки и надлежащего поведения 43%
  11. иное
  12. Справку составил:

адъюнкт Академии

управления МВД России

старший лейтенант милиции А.В. Величко

«