lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Шевчук, Ирина Викторовна. - Уголовно-процессуальные, психологические и тактические аспекты предъявления для опознания лиц на предварительном следствии: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Волгоград, 2001 229 с. РГБ ОД, 61:02-12/7-1

Posted in:

У

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИИ ВОЛГОГРАДСКАЯ АКАДЕМИЯ

На правах рукописи

ШЕВЧУК ИРИНА ВИКТОРОВНА

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ,

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И ТАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

ПРЕДЪЯВЛЕНИЯ ДЛЯ ОПОЗНАНИЯ ЛИЦ НА

ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ СЛЕДСТВИИ

Специальность 12. 00,09 — уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная

деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель доктор юридических наук А,П. Резван

Волгоград 2001

СОДЕРЖАНИЕ Введение , 3-10

Глава I. Уголовно - процессуальные и психологические

аспекты предъявления для опознания лиц на

предварительном следствии §1. Понятие и цели предъявления для опознания,

его виды и участники 11-38

§2. Психологическая сущность предъявления для

опознания лиц на предварительном следствии 39-65

Глава П. Организационные и тактические

аспекты предъявления для опознания лиц на

предварительном следствии

§ I. Организационно-подготовительные действия следователя к производству предъявления для опознания лиц на предварительном следствии

66-110

§2. Тактика производства предъявления для

опознания лиц на предварительном следствии

111-145

§3. Способы фиксации предъявления для

опознания лиц на предварительном следствии . 146-153

Глава III. Проверка и оценка результатов предъявления для опознания лиц на предварительном следствии § 1. Проверка результатов предъявления для

опознания лиц на предварительном следствии 154-171

§2. Оценка результатов предъявления для

опознания лиц на предварительном следствии

\   .   !		172-191

Заключение 192-198

Использованная литература 199-217

Приложения 218-229

Введение Актуальность темы исследования. Успешная борьба с преступностью во многом зависит от умело организованного и

профессионально проведенного предварительного следствия. Именно на данном этапе УГОЛОВНОГО еудопооизводства обнаоуживаются и закрепляются доказательства совершения преступления конкретным лицом, принимается решение о привлечении его в качестве обвиняемого, исследуются все другие обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела,

Проблема установления истины на предварительном следствии нередко находит свое разрешение при проведении такого сложного следственного действия, как предъявление для опознания. Этим определяется его значимость в арсенале средств уголовно-процессуального Щ? доказывания и объясняется гог интерес, который оно вызывает у ученых и

практических работников.

Предъявление для опознания исследовалось в работах Р.С. Белкина, И.Е. Быковского, B.C. Бурдановой, А.И. Винберга, В.И. Громова, Н.Н. Гапановича. И.Ф. Герасимова, Ф.В. Глазырина, А.Я. Гинзбурга, А.В. Дулова, А.А. Закатова, В,Я. Колдина, В.П. Колмакова, О.Н. Коршуновой, Г.И. Кочарова, Н.И. Кулагина, А.А. Леви, А.Р. Ратинова, Ю.И. Ревтова, З.Г. Самошиной, Н.В. Терзиева, П.П. Цветкова.

Этой проблеме уделяли внимание также В.П. Божьев, В.М. Быков. А.Н. Васильев, В.Г. Власенко, В.В. Золотых, Л.М. Карнеева, В.И. Комиссаров, Ю.Г. Корухов, А.Е. Крикунов, А.П. Крупников, А.Ф. - Маевский, Г.М. Меретуков, А.Ф. Образцов, С.А. iЛашин, Н.Е. Подголин, М.

Противинский, А.П. Резван, В.А. Снетков, М.С. Строгович, B.C. Шадрин, С.А. Шейфер, Л,Д. Удалова и другие.

Теоретическая и практическая значимость проведенных ими исследований несомненна.
Не умаляя вклада этих ученых в уголовно-

процессуальную и криминалистическую пауку, нсооходимо отметить, что полностью проблему предъявления для опознания они не исчерпали. Большинство работ этих ученых были написаны в то время, когда многие преступления и их последствия не носили столь массовый характер, структура преступности и ее связи не имели такой разветвленной системы, Не стоял так остро вопрос обеспечения безопасности лиц, содействующих осуществлению правосудия, о несоответствии действующего законодательства потребностям практики,

Неурегулированность защиты участников различных следственных действий (в том числе и предъявления для опознания) на законодательном уровне приводит к тому, что многие свидетели и потерпевшие отказываются давать показания либо заявляют, что не опознают преступников (из-за угроз, насилия и тому подобных действий). Все сказанное требует серьезного внимания к данному следственному действию, выбору оптимальных способов его проведения. Важно отметить, что в проекте нового УПК России, с учетом сегодняшних реалий и пожеланий практических работников, заложена возможность проведения опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего.

На наш взгляд, уже сегодня назрела необходимость в каждом горрайоргане внутренних дел, прокуратуре создавать кабинеты, соответствующим образом оборудованные, для проведения опознания способом, исключающим для опознаваемого возможность видеть опознающего. Это позволит в значительной степени снять остроту проблемы обеспечения безопасности лиц, участвующих в данном следственном действии, и повысить его эффективность,

Необходимо также отметить, что эффективность производства рассматриваемого следственного действия во многом зависит от качественной его подготовки и
проведения в строгом соответствии с

нормами уголовно-процессуального закона и криминалистическими рекомендациями, разработанными применительно к предъявлению для опознания. Нарушение закона и игнорирование научно обоснованных рекомендаций нередко приводит к тому, что проведенное следственное действие теряет свое доказательственное значение.

Предъявление для опознания - весьма специфическое следственное действие, так как опирается на сложные психические процессы, происходящие в сознании опознающего. Содержание этих процессов не всегда достаточно четко осознается самим субъектом опознания. Поэтому от искусства и профессионализма следователя во многом зависит получение необходимой информации об интересующем его объекте и последующем ее использовании по уголовному делу.

Актуальность рассмотрения вопросов проведения опознания по динамическим признакам подтверждается не только анализом научной литературы, но и материалами следственной практики. Отсутствие четких рекомендаций по тактике производства этого следственного действия приводит к тому, что по ряду уголовных дел возможности опознания человека по признакам голоса и речи следователем не используются.

Изложенные обстоятельства, а также ряд других, определяя актуальность поднятой проблемы, послужили основанием для выбора автором темы настоящего диссертационного исследования.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования явились нормы действующего и принятого в первом чтении Государственной Думой России Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующие правоотношения, возникающие в процессе подготовки и проведения предъявления для опознания. Предметом исследования стали основные теоретические разработки по процессуальным, психологическим

и ооганизационно-тактичееким аспектам рассматриваемого следственного

действия на предварительном следствии.

Цель и задачи диссертационного исследования. Цель данного

исследования заключается в поиске наиболее оптимальной процедуры предъявления для опознания, а также в выработке научно обоснованных оекомендаций по совершенствованию практики его производства в соответствии с тенденциями развития уголовно-процессуального законодательства, уголовно-процессуальной и криминалистической наук. Для достижения указанной цели поставлены следующие задачи:

• определить и сформулировать наиболее актуальные вопросы, подлежащие рассмотрению в монографическом исследовании; • • обобщить и проанализировать теоретические взгляды на сущность и понятие предъявления для опознания в уголовном процессе, определить его цель, место и роль в системе средств расследования преступлений; • • провести сравнительный анализ действующего уголовно-процессуального законодательсгва и проектируемого УПК России в части регулирования предъявления для опознания и внести предложения по его совершенствова! i и ю; • • рассмотреть психологические аспекты предъявления для опознания, показать их значение для организации и тактики производства рассматриваемого следственного действия; •

• обобщить и проанализировать практику подготовки и проведения предъявления для опознания в процессе расследования уголовных дел; • • проанализировать основные требования, предъявляемые к тактике и психологии предъявления для опознания лиц на предварительном следствии по анатомическим и функциональным признакам и обосновать свою позицию в данной проблеме; •

• выявить специфику ггоовеоки и оценки результатов предъявления для опознания лиц на предварительном следствии.

Методология, методика и эмпирическая база исследования. При

написании диссертации автооом применялись основные принципы, законы и категории диалектического метода научного познания объективной реальности. В качестве частных способов изучения отдельных аспектов рассматриваемой темы использовались разработанные наукой методы правовых исследований, такие как системно-структурный и сравнительный анализ действующего и проектируемого УПК, конкретно- социологический метод сбора и анализа эмпирических данных и некоторые другие,

Нормативную базу исследования составляют Конституция России. Декларация прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации, # действующее уголовно-процессуальное законодательство и проект У11К

России, Федеральные законы «О прокуратуре Российской Федерации», «Об оперативно- розыскной деятельности», другие нормативные акты, регулирующие деятельность правоохранительных органов в сфере борьбы с престу пност ью.

Методической основой диссертации явились теоретические исследования названных выше ученых. Достоверность и обоснованность сформулированных выводов определяются эмпирическими данными, полеченными автооом в ходе изучения следственной практики.

По специально разработанной программе изучено 156 уголовных дел,

находившихся в производстве следователей органов внутренних дел и

iff прокуратуры и рассмотренных в соответствующих судебных инстанциях.

Кроме того, по специально подготовленной анкете проинтервьюировано

237 следователей МВД и прокуратуры различных регионов страны.

Научная новизна диссертации состоит в том. что в ней впервые дан

сравнительный анализ действующего уголовно-процессуального законодательства и проектируемого УПК России по проблемам, связанным с подготовкой и проведением предъявления для опознания, и высказаны предложения по его совершенствованию. Помимо этого, автором проведено комплексное исследование тактики производства опознания лиц на предварительном следствии по анатомическим и функциональным признакам.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется тем, что сформулированные автором предложения и выводы могут быть использованы для дальнейшего совершенствования правового регулирования организации и проведения предъявления для опознания лиц на предварительном следствии как одного из важных средств раскрытия поеступления и установления объективной истины по УГОЛОВНОМУ делу. Прикладное значение материалов диссертации состоит в том, что они могут быть использованы в ходе преподавания уголовного процесса и криминалистики, при подготовке учебных пособий и методических рекомендаций для студентов и практических работников.

Положения, выносимые на защиту. Исходя из цели и задач представленного исследования, на защиту выносятся следующие основные положения;

• предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства в части, регулирующей порядок проведения предъявления для опознания лиц на предварительном следствии;

  • понятие, сущность и цель предъявления для опознания лиц на предварительном следствии;

» выделенные автором субъективные и объективные факторы. влияющие на восприятие, запоминание и воспроизведение показаний потенциального опознающего и их учет при проведении следственного действия;

• обоснование необходимости законодательного решения проблемы обеспечения безопасности лиц, содействующих осуществлению правосудия;

• рекомендации по подготовке к проведению предъявления для опознания лиц на предварительном следствии по анатомическим и динамическим признакам;

• проблема тактики предъявления для опознания лиц при использовании фактора внезапности;

• предложения по производству опознания в условиях тактического риска;

• производство опознания в ситуациях невозможности описания потенциальным опознающим концептуальных признаков воспринимавшегося ранее объекта (лица); дискуссия вокруг данной проблемы;

• особенности тактики производства опознания по функциональным признакам; • • приемы использования научно-технических средств при получении и фиксации достоверной информации, получаемой при предъявлении лиц для опознания: • • особенности приемов проверки и оценки полученных результатов, • Апробация результатов диссертационного исследования.

Проблемы, исследуемые в диссертации, обсуждались на заседаниях кафедр криминалистики, уголовного процесса Волгоградской академии МВД России,
нашли свое отражение в опубликованных статьях, а также в

материалах научно-практической конференции «Криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений на современном этапе» (Краснодар, 1998 г.): в сборнике «Современные проблемы криминалистики» (Волгоград, 1998 г.); в материалах научно практической конференции «Актуальные проблемы юридической психологии и медико- экспертных исследований» (Волгоград, 2000 г.): учебнике «Криминалистика» (Волгоград, 2000 г.).

Результаты диссертационного исследования внедрены в учебный процесс Волгоградской академии государственной службы (акт о внедрении от 5 января 2001 г.). Волгоградской академии МВД (распоряжение о внедрении научной разработки в учебный процесс № 15 от 2 февраля 2001 г.), в практику следователей следственного управления прокуратуры Волгоградской области (акт о внедрении от 1 февраля 2001 г.)

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка используемой литературы и приложений.

ГЛАВА I. Уголовно-процессуальные и психологические

аспекты предъявления для опознания лиц на

предварительном следствии

§ 1. Понятие и цели предъявления для опознания, его виды

и участники

Предъявление для опознания является самостоятельным следственным действием, которое достаточно широко применяется при расследовании преступлений. И хотя законодательное закрепление оно получило лишь в 1959- 1961 гг. с принятием новых на тот период уголовно-процессуальных кодексов союзных республик бывшего СССР, следственная практика задолго до этого успешно использовала различные его виды.

Обобщение и анализ материалов следственной практики впервые провел В.И. Громов, что позволило ему высказать научно обоснованные рекомендации по совершенствованию процедуры предъявления для опознания и тактики его проведения. Многие из его предложений были впоследствии восприняты законодателем1.

По пути признания предъявления для опознания самостоятельным, имеющим свою специфику, следственным действием шла и Прокуратура Союза ССР, подготовившая и издавшая в 1936 г. специальное методическое письмо по данной проблеме2.

Тем не менее отсутствие законодательного его закрепления вызывало неоднозначное отношение ученых к предъявлению для опознания, в частности со стороны видных представителей уголовно-процессуальной науки.

!См.: Громов В, IF. Предвари тельное расследование по уголовным делам. Руководство для органов расследования. - М.. 1930. - С. 211-218.

“См.: Опознание личности обвиняемого мри расследовании преступлений. - М., 1936.

Так, например, М.С. Строгович рассматривал его как особую форму допроса, при которой допрашиваемым производится опознание’.

М.А Чельцов также считал это следственное действие допросом, хотя и высказывался за самостоятельный его характер”.

  • Проведенные в пятидесятые годы научные исследования проблемы опознания на предварительном следствии и настоятельные потребности практики борьбы с преступностью привели к признанию этого следственного действия на законодательном уровне”.

В уголовном процессе сущность предъявления для опознания усматривают в том, что опознающему в установленном законом порядке предъявляется какой-либо объект для того, чтобы выяснить: является или не является данный объект тем самым, который он воспринимал ранее и о котором давал показания на предшествующем опознанию допросе. Сопоставляя приметы и особенности предъявленного объекта с сохранившимся в его памяти образом, опознающий приходит к определенным выводам и отвечает на интересующий следствие вопрос4.

‘См.: Строгович М.С. Уголовный процесс. - М.. 1946,- С. 199.

~См.: Чельцов М.А. Уголовный процесс. - М.. 1948.- С. 387-388.

^См.: Кочаров Г.И. Опознание на предварительном следствии, - М.. 1955; Он же: Некоторые вопросы опознания. Криминалистика на службе следствия.- М.. \956.Tepjuee Н.В. Криминалистическое отождествление личности по признакам внешности. - М., 1956; Колесииченко Л. И. Предъявление личности для опознания на предварительном следствии. Учен. зап. Харьк. юрид. ин-та.-1955.- Вып. 6.

^См.: Советский уголовный процесс: Учебник / Пол рел. проф. СВ. Бородина. -М., 1982.- С. 283; Кругликов А.П. Предъявление для опознания. Процессуальная характеристика I/ Следственные действия: Учеб. пособие / Под ред. проф. Б.П. Смагоринского. - М., 1994.- С. 185: Уголовный процесс. Учебник под ред. проф. К.Ф. Гуценко. - М.. 1996.- С. 189; Уголовно-процессуальное право Российской Фслерацин: Учебник под ред. ппоф. П.А. Лупннской. - М.. 1995.- С. 317.

В криминалистике предъявление для опознания рассматривается как одна из форм криминалистической идентификации, целью которой является установление тождества единичного конкретного объекта1,

С учетом этого в понимании сущности данного следственного действия акцент делается на отождествлении опознающим какого-либо объекта по мысленному его образу.- А само предъявление для опознания относится к идентификационным следственным действиям, «содержанием которых является сравнительное исследование признаков, составляющих в своем комплексе неповторимость объекта, и котооое имеет своей целью

Д. “ I

получение выводов о наличии или отсутствии тождества»3.

По сути такое же понимание рассматриваемого следственного действия содержится и в учебнике по юридической психологии. «Предъявление для опознания, - пишет М.И. Еникеев, - следственное действие, состоящее в предъявлении различных лиц и
материальных

‘См.: Белкин Р.С. Винберг Л.И. Криминалистика и доказывание.- М., 1969.-С. 122; Колмаков В.П. Сущность и задачи идентификации личности в советской криминалистике/ Ученые записки Харьковского юридического института. 1955. Вып. 6. С. 103: Килдгт В.Я, Идентификация при производстве криминалистических экспертиз. М.. 1969.- С. 8. On лее. Теорешчсскис основы и практика применения идентификации при расследовании и судебном рассмотрении дел. Авгореф. дис, … д-ра юрид. наук. -М.. 1970.- С. 9: Сегаы М.Я. Методология судебной идентификации: Лвтореф. дис. … д-ра юрид. паук. Киев. 1970.- С. 13; Митричсв B.C. К вопросу о содержании и видах судебной идентификации // Криминалистика и судебная экспертиза. - Киев, 1973.- Вып. 10,- С. 160-161: Снетков В.А. Портретная криминалистическая идентификация // Криминалистика на службе следствия.- Вильнюс. 1976.- С. 26.

2См.: Криминалистика: Учебник / Под ред. проф. А.Г. Филиппова, проф. А.Ф. Волынского. - М. 1998.- С. 300: Криминалистика: Учебник / Под ред. проф. В.А. Образцова. - М. 1997.- С. 479.

?” Колмаков В.П. Идентификационные действия следователя. - М.. 1977.- С. 29.

объектов для их идентификации (установлении тождества)»1. При этом опознание рассматривается как процесс и результат отнесения предъявленного объекта к ранее сформировавшемуся психическому образу, подчеркивается, что образ текущего восприятия сравнивается с образом,

хранящимся в памяти2.

% “ т

1аким ооразом, относительно сущности рассматриваемого

следственного действия в литературе сложилось, можно сказать, однозначное представление.

Сущность предъявления для опознания тесно связана с его понятием. о котором исследователями данной проблемы высказаны различные суждения.

Так, Г.И. Комаров полагал, что предъявление для опознания есть следственное действие, цель которого - установить, является ли Ц предъявляемый объект тем самым, который опознающий наблюдал ранее в

связи с фактами, имеющими отношение к исследуемому событию”.

В данном определении, сформулированном еще до законодательного закрепления предъявления для опознания, делается акцент на два важнейших момента:

1) предъявление для опознания является следственным действием. Тем самым подчеркивалось признание в практике борьбы с преступностью результатов опознания доказательством по уголовному делу: 2) 3) целью этого следственного действия является отождествление объекта процессуальным путем. 4) По сути своей эти же моменты отражены и в определении Н.В. ^ Терзиева, рассматривавшего предъявление для опознания еудебно-

’’ Еникеев М.И. Обшая и юридическая психология: Учебник. Ч. П.- JV1.. 1996.- С. 375.

“См.: Там же.

“См.: Копиров Г.II. Опознание па предварительном следствии. - М., 1955.- С.4.

следственным действием, имеющим своей целью путем предъявления конкретного объекта потерпевшему, свидетелю, обвиняемому, подсудимому или стороне в гражданском процессе установить, является ли данный объект тем самым, который это лицо в прошлом знало или наблюдало в опоеделенной обстановке’.

И хотя эти определения содержали главным ооразом криминалистические характеристики предъявления для опознания, они послужили в дальнейшем исходной базой для исследования процессуальных его основ.

По-иному формулирует понятие предъявления для опознания М. Противинский. Он определяет его как «самостоятельное процессуальное действие, заключающееся в узнавании субъектом опознания (опознающим) какого-либо объекта, имеющего отношение к расследуемому делу”. 4* Автор не включает в формулируемое им определение указание на

обстоятельства восприятия объекта опознающим и на цель предъявления для опознания, полагая, что с тонки зрения данных общей психологии узнавание «содержит в себе указание не только на то обстоятельство, что речь идет об опознании объекта ранее воспринятого опознающим, но также и на идентификацию объекта опознающим как цель опознания, ибо узнавание является формой и способом идентификации или установления групповой (родовой, видовой) принадлежности’.

Представляется, что ссылка на положения общей психологии не исключает необходимости обозначать в определении обстоятельства восприятия объекта опознающим и цель опознания, поскольку здесь речь

‘См.: Терзиев Н.В. Криминалистическое отождествление личности по признакам внешности. - М„ 1056.- С. 111.

“См.: ПротивШ1СКШ4 XI. Предъявление для опознания на предварительном следствии: Автореф. дис. … канд. юрнд. наук. - М.. 1969.- С.13.

“См.: Противинский XI. Указ.соч.

идет не просто об узнавании, а об уголовно-процессуальном узнавании.

Последнее должно проводиться с соблюдением установленного уголовно- проиессуальным законом порядка и с учетом выработанных криминалистической наукой тактических рекомендаций. Поэтому в рассматоиваемое определение необходимо включать характеризующие его процессуальные и криминалистические моменты.

В этом плане нам представляется предпочтительней позиция П.П. Цветкова, рассматривавшего предъявление для опознания как «процессуальное действие, состоящее в предъявлении свидетелю или иному лицу какого-либо объекта с целью его идентификации или установления одинаковой родовой принадлежности (сходства) с объектом, бывшим ранее предметом наблюдения опознающего при тех или иных обстоятельствах»’.

Щ Свое понимание предъявления для опознания формулируют B.C.

Бурданова и И.Е. Быховский. По их мнению, это следственное действие состоит в том, «что лицу, воспринимавшему в прошлом определенный объект и допрошенному о его приметах и особенностях, этот объект или его отображение предъявляется в числе других однородных объектов с тем, чтобы установить, узнает ли данное лицо этот объект, и если узнает, го по каким признакам2.

Здесь акцентируется внимание на таких требованиях УПК, как предварительный допрос опознающего о приметах и особенностях воспринимавшегося им ранее объекта и необходимость его предъявления в числе других однородных объектов. Другие же
требования уголовно-

V процессуального закона, имеющие тоже важное значение, остались за

пределами данного определения, что, на наш взгляд, снижает его ценность.

1 Цветков ll.II. Предъявление для опознания в советском уголовном процессе. -Л., 1962. - С. 10.

‘См.: Evpdanoea B.C.. Быховский II.Е. Предъявление для опознания на предварительном следствии. - М.. 1975.- С. 3.

Правильнее было бы, как представляется, идти не по пути перечисления всех этих положений, а ограничиться указанием на проведение предъявления для опознания в строгом соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. По мнению З.Г. Самошиной предъявление для опознания является следственным действием, состоящим в том. что «свидетель, потерпевший, обвиняемый или подозреваемый в результате обозрения предъявленного ему объекта и мысленного его сравнения с сохранившимся в памяти образом объекта, наблюдавшегося ранее, устанавливает, является ли этот объект тем самым, который наблюдался им ранее (либо относится к объектам определенной группы), либо этот объект он никогда не видел»1.

Здесь перечисляются субъекты предъявления для опознания (свидетель, потерпевший,
обвиняемый, подозреваемый), указывается

Щ, способ его проведения (путем обозрения предъявленного объекта и

мысленного его сравнения с сохранившимся в памяти образом объекта, воспринятого ранее), определяется цель этого следственного действия (идентифицировать объект либо установить его групповую принадлежность).

Своеобразно определил понятие предъявления для опознания Н.Н. Гапанович. По его мнению, это «особая форма процессуального отождествления, состоящая в предъявлении опознающему лицу не менее трех сходных (однородных) объектов в целях установления тождества объекта, имеющего отношение к исследуемому в судопроизводстве событию»2.

Ф Включение в данное определение количественного (не менее трех),

качественного (сходство, однородность) показателей объектов и способа

1 Самошшш З.Г. Вопросы теории и практики предъявления для опознания на предварительном следствии. - М,, 1976. - С. 9,

“Гапанович II.II. Опознание в судопроизводстве (процессуальные и психологические проблемы). - Минск, 1975. - С. 125.

проведения этого действия (HVTCM предъявления их опознающему) обусловлено, по мнению автора, их важным процессуальным значением и тем, что в своей совокупности они составляют то особенное, что позволяет отличить предъявление для опознания от других способов использования в правосудии опознавательного процесса’,

В основе такого понимания лежит логико-гносеологичеекии подход, согласно которому опознание в судопроизводстве действительно является одним из видов идентификации. С процессуальных позиций оно является следственным действием, направленным на получение доказательств и, в конечном итоге, на установление объективной истины по расследуемому делу.

Предъявление для опознания носит самостоятельный характер, хотя и имеет некоторые общие черты с другими следственными действиями. На к сходство его с допросом обратил внимание еще Г.И. Комаров. Им же

обозначены и основные различия:

  • при предъявлении для опознания опознающий руководствуется только своими личными наблюдениями, а при допросе - также и сведениями, полученными от третьих лиц;
  • при предъявлении для опознания происходит сравнение образа ранее наблюдавшегося объекта с предъявленным и его отождествление (или неотождествление), что не свойственно для допроса3.
  • На это же обращал внимание в своей работе и В.М. Петренко. Кроме того, рассматривая отличие предъявления для опознания от очной ставки, он писал о недопустимости подмены одного следственного действия ^ ДОУГИМ’.

‘См.: Гапановнч Н.Н. Указ. соч., - С. 125.

“См.: Копиров ГЛ. Указ. соч.. - С.3-4.

"’См.: Петренко В.М. Предъявление для опознания. - М., 1975. - С. 7.

I ‘роблема соотношения предъявления для опознания с допросом, очной стайкой, осмотром, следственным экспериментом исследовалась также З.Г. Самошиной!, А.Б, Соловьевым” и др.

При этом все они отмечали самостоятельный характер рассматриваемого следственного действия.

Соглашаясь с таким пониманием его процессуальной природы, отметим, что строгое соблюдение процедуры предъявления для опознания создает необходимые гарантии прав и законных интересов участников этого следственного действия и установления объективной истины по уголовному делу.

Нарушения требований закона при получении доказательств ведет к потере их юридической силы. Они не могут быть положены в основу обвинения, их нельзя использовать для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания. На это прямо указывает ч. 3 ст. 69 УНК РСФСР 1960 С.

Не бесспорным до настоящего времени является и вопрос о целях предъявления для опознания. Так, Н.Н. Гапанович, например, считает, что единственной целью этого следственного действия является установление тождества объекта. Он пишет: «Процессуальная направленность предъявления для опознания только на установление тождества несомненна» (подчеркнуто нами. - И,Ш), Опознающему всегда формулируется задача на опознание, и возможный отрицательный или промежуточный вывод этой задачи не меняет4.

Столь категорическое утверждение вызвано справедливое возражение у других исследователей данной проблемы - А.Е. Крикунова и А.Ф. Маевекого. Они полагают, что оно не согласуется с требованием объективности расследования, а даваемое Н.Н. Гапановичем определение предъявления для опознания сужает возможность этого действия1,

з.Г. Самошина также считает, что ограничение целей опознания только установлением тождества сужает сферу применения данного следственного действия и ограничивает возможности следователя. Поэтому к целям предъявления для опознания она относит кроме установления тождества еще и установление групповой принадлежности. Она считает, что «при установлении групповой принадлежности имеет место не вероятный вывод, как иногда предполагают, а сужение группы, к которой относится объект опознания», что «использование вывода о групповой %/ принадлежности отличается от использования суждения о тождестве», но

сами выводы «должны быть одинаково истинными и достоверными»2.

Высказываясь за признание установления групповой принадлежности целью предъявления для опознания, М. Противинский сослался на положения общей и судебной психологии, которые признают узнавание рода, вида или категории, группы предметов, а также на обобщения практического опыта следственных органов3.

Установление одинаковой родовой принадлежности (сходства)

считает целью предъявления для опознания П.П. Цветков, одним из

первых опубликовавший учебное пособие по рассматриваемому

^ следственному действию после его закрепления в уголовно-

!См.: Крикунов А.Е,, Маевскнй А.Ф. Тактика и психологические основы предъявления для опознания на предварительном следствии. - Киев. 1977. - С. 6.

” Самогитш З.Г. Указ. соч. - С. 14.

‘См.: Противинский М. Предъявление для опознания на предварительном следствии: Автореф.. дне. … канд. юрид. наук.- М. 1969. - С 14.

процессуальном ‘законодательстве страны1. Более широко понимают

назначение предъявления для опознания А.Е. Крикунов и Л.Ф. Маевский.

По их мнению, оно проводится в целях установления тождества, сходства

или_ различия (подчеркнуто нами, - И.Ш.) объекта, предъявляемого

Н* опознающему’.

На установление различия как цели предъявления для опознания

указывают также авторы проекта УПК РФ, принятого в первом чтении

Государственной Думой Российской Федерации.

Об установлении тождества, различия или сходства с тем лицом или предметом, который наблюдался опознающим ранее, пишут также В.В. Золотых”. М.С. Дьяченко4, С.Ф. Шумилин’.

Отдавая предпочтение этой позиции, полагаем необходимым в определении понятия предъявления для опознания в качестве целей указывать установление тождества, сходства или различия опознаваемого объекта. Кроме того, предлагаем закрепить это положение в ст. 209 названного выше проекта УПК РФ, дополнив ч. 1 указанной статьи после слова «тождества» словом «сходства».

С учетом изложенного предлагаем следующее определение рассматриваемого понятия.

Предъявление для опознания является самостоятельным следственным действием, проводимым в строгом соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и с учетом криминалистических рекомендаций, сущность которого состоит в

‘См.: Цветков П.П. Предъявление для опознания в советском уголовном процессе. - Л.. 1962.- С. 10.

“См.: Крикунов Л.Е., Маевский А. Ф, Указ. соч. - С.6.

“См.: Золотых В. В, Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. -Ростов н/Д. 1999. - С, 154.

“См.: Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник / Под ред. проф. П.А. Лупинской. - М„ 1995, - С. 317.

^См.: Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова. В.А. Снетков?.. -М..1998. - С.342.

предъявлении опознающему того объекта, который он воспринимал при интересующих следствие обстоятельствах в целях установления тождества, сходства или различия предъявленного объекта е ранее им воспринимавшимся.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г. посвятил рассматриваемому следственному действию три статьи - 164, 16> и 166. Первая из них предусматривает возможность его производства, вторая -устанавливает порядок предъявления для опознания, третья - говорит о закреплении его хода и результатов в соответствующем протоколе.

При этом важнейшие законоположения сводятся к следующему: 1) опознающие предварительно допрашиваются об обстоятельствах, при которых они наблюдали соответствующее лицо или предмет, и о приметах и особенностях, по которым они могут произвести опознание; ^ 2) лицо, опознание которого производится, предъявляется

опознающему вместе с другими лицами, по возможности сходными по внешности с опознаваемыми;

3) общее число лиц, предъявляемых для опознания, должно быть не менее трех. Это правило не распространяется на опознание трупа;

4) перед началом предъявления для опознания опознаваемому предлагается занять любое место среди предъявляемых лиц, что отмечается в протоколе; 5) 6) при невозможности предъявления лица опознание может быть произведено по его фотокарточке, предъявляемой одновременно с другими фотокарточками в количестве не менее трех; 7) % 6) предмет предъявляется в группе однородных предметов:

7) если опознающим является свидетель или потерпевший, они перед опознанием предупреждаются об уголовной ответственности за отказ иди уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, что отмечается в поотоколе;

8) опознающему предлагается указать лицо или предмет, о котором он дал показания. Наводящие вопросы не допускаются; 9) 10) если опознающий указал на одно из предъявленных ему лиц или один из предметов, ему предлагается объяснить, по каким приметам или особенностям он узнал данное лицо или поедмет; 11) 10) предъявление для опознания производится в присутствии понятых:

1 Г) о предъявлении для опознания составляется протокол.

Указанные здесь положения почти один к одному восприняты авторами проекта нового УПК и включены ими в ст. 209 и 210 соответственно. Это свидетельствует о преемственноеги в правотворчестве, что в принципе можно рассматривать как положительный факт.

Вместе с тем имеющееся в ряде мест некритичное восприятие %> позиций действующего УПК обусловливает необходимость в высказывании

наших суждений по этому поводу.

Что же нового внесено авторами проекта в правовое регулирование предъявления для опознания?

Во-первых, обозначена цель рассматриваемого следственного действия. Указано, что предъявление для опознания лица или объекта производится с целью установления его тождества или различия с ранее наблюдавшимся лицом иди объектом (п. 1 ст. 209). Этим дополнением авторы как бы подвели итог многолетним спорам о целях предъявления для опознания, хотя вопрос о сходстве, как возможной его цели, остался по- прежнему открытым. ^ Во-вторых, подчеркнуто, что при опознании по фотокарточке также

должно соблюдаться требование о сходстве по внешности с опознаваемым других лиц, изображенных на предъявляемых фотокарточках (п. 3 ст. 210), Это предложение заслуживает поддержки, но в таком виде, на наш взгляд,

проблемы определения параметров сходства предъявляемых для опознания объектов по фотокарточке не решает.

В-третьих, сформулировано принципиально важное положение, касающееся проблемы обеспечения безопасности опознающего лица (ст. 210 п. 9),

Отметим, что она является частью оощей проолемы обеспечения безопасности лиц, содействующих уголовному судопроизводству. Со всей остротой эта проблема встала в последние 10-15 лет, но достаточного правового разрешения до сих пор не получила, хотя исследования по ней проводились и предложения высказывались1.

Обозначалась эта проблема и законодателем, предложившим несколько правовых новелл. ‘Гак, согласно Закону СССР от 12 июня 1990 г.. в ст. 27 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных ?Щ> республик появилось положение, обязывающее компетентные органы при

наличии достаточных данных, что потерпевшему, свидетелю и другим, участвующим в деле лицам, а также членам их семей или близким родственникам угрожают убийством, насилием и т. п., принимать предусмотренные законодательством меры к охране жизни и здоровья этих лиц, а также к установлению виновных и привлечению их к ответствен ности2.

‘См.: Баев О.Я.. Трухачев В.В. О правовых основах обеспечения безопасности лиц. участвующих в уголовном процессе II Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Саратов, 1994. Вып. 9: Бруашции Л.В. Правовое обеспечение безопасности лиц. содействующих уголовному правосудию: временной и субъектный аспекты // Государство и право. 1996.- № 9: Ларин A.M. Защита прав человека и гражданина в уголовном судопроизводстве // Конституция Российской Федерации и совершенствование механизма защиты прав человека. - М.. 1994; Воролаюв С. Обеспечение процессуальной безопасности потерпевшего и свидетеля // Российская юстиция.- 199б.-№ II.

2См,: Ведомое!и СНД и ВС СССР.- 199.- № 26.- Ст. 495.

Позже положения об обеспечении безопасности указанных лиц были воспроизведены в ряде других законодательных актов, например в Законе РСФСР «О милиции» (с изменениями от 18 апреля 1993 г.) и Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 г,1

Но необходимости разработки надлежащих мер обеспечения оезопасности содействующих правосудию лиц они не исключили. Потребность в этом существует и при производстве предъявления для опознания.

Так 87. 4 % следователей, опрошенных нами, отмстили, что несовершенством действующего уголовно-процессуального

законодательства в части, регламентирующей проведение опознания лиц на предварительном следствии, является отсутствие гарантий,

обеспечивающих безопасность опознающего. ^ Вместе с тем анкетирование сотрудников органов расследования

показало, что 59,5 % свидетелей и потерпевших отказываются от участия в рассматриваемом следственном деисгвии именно по причине страха как за свою жизнь, так и за жизнь и здоровье своих близких.

Не случайно поэтому авторы проекта УПК сформулировали ряд важнейших положений, призванных обеспечить безопасность опознающего лица. В частности, они предлагают предусмотреть:

  • возможность производства опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего (п. 9 ст. 210);

  • право следователя не приводить в протоколе следственного действия данных о личности участника процесса, если имеются основания

% полагать, что это необходимо для обеспечения его безопасности (п. 8

ст. 176);

1 См.: Сборник о судоустройстве РСФСР, о прокуратуре, о милиции, оо оперативно- розыскной деятельности, о статусе сулей в РФ,- М.. 1997,

  • запрет на ознакомление е постановлением следователя о сохранении в тайне данных о личности опознающего для всех участников процесса, кроме прокурора и судьи (п. 8 ст. 1 76).

Мы высказываемся за принятие этих предложений, полагая, что они помогут в решении рассматриваемой проблемы.

Кроме того, считаем неооходимым высказать и другие предложения, принятие которых позволит, на наш взгляд, улучшить правовое регулирование рассматриваемого следственного действия.

В частности, предлагаем п. 1 ст. 209 проекта УПК изложить в следующей редакции:

«С целью установления тождества, сходства или различия с ранее воспринимавшимся лицом или объектом следователь может предъявить лицо или предмет свидетелю, потерпевшему, подозреваемому или V* обвиняемому. Для опознания может быть предъявлен и труп»1.

Как уже отмечалось, мы относим к числу целей предъявления для опознания и установление сходства, что и предлагаем законодательно закрепить в п. 1 анализируемой статьи.

Мы полагаем, что использованные авторами проекта термины «наблюдали», «наблюдавшимися» не критично восприняты из действующего УПК и не охватывают всех возможных видов восприятия человеком объективной реальности. Он может видеть (наблюдать) интересующий следствие объект и запомнить его характерные признаки и особенности. Но может и не видеть, не наблюдать непосредственно какое- либо лицо, зато хорошо слышать (воспринимать) его голое или устную ‘V речь, отметив для себя такие их особенности, которые в последующем

ПОМОГУТ ему опознать данное лицо. Поэтому мы считаем обоснованными

‘Здесь и далее в нодооных случаях подчеркнуты предлагаемые нами изменения

или дополнения.

высказанные ранее суждения по данному вопросу! и предлагаем в п. 1 ст. 209 проекта УПК термин «наблюдавшимся» заменить другим, более емким термином - «воспринимавшимся»,

По этим же соображениям предлагаем в п. 2 названной статьи термин «наблюдали» заменить термином «воспринимали».

Такая корректировка, оудучи принятой законодателем, оолее полно отразит реальную практику предъявления для опознания лип в уголовном судопроизводстве как по анатомическим, так и по динамическим признакам.

Мы высказываемся также за изменение редакции п. 1 ст. 210 проекта УПК, полагая, что он должен быть изложен следующим образом:

«Лицо предъявляется для опознания вместе с другими, не заинтересованными в деле, лицами, сходными с опознаваемым по тем >ц приметам и особенностям, которые указаны опознающим на

предшествующем опознанию допросе, Общее число лиц, предъявляемых для опознания, должно быть не менее трех. Это правило не распространяется на предъявление для опознания трупа»,

Необходимость предъявления для опознания лица вместе с другими не заинтересованными в деле лицами, на наш взгляд, очевидна.

Л законодательное его закрепление позволит исключить имеющиеся еще в следственной практике случаи предъявления обвиняемого для опознания вместе с его соучастником или другими лицами, имеющими в деле уголовно-правовой или гражданско-правовой интерес.

Важна и законодательная корректировка требования о сходстве с 4* опознаваемым других предъявляемых для опознания лиц. В предложенной

авторами проекта УПК редакции полностью воспринято соответствующее положение действующего уголовно-процессуального закона.

‘См.: Коршунова О.Н. Процессуальные и тактические аспекты отождествления личности по признакам голоса и УСТНОЙ речи па предварительном следствии: Автореф. лис. … канд. юоид. наук. - Л.. 1990. - С. 8-9.

Между тем оно вызывало и продолжает вызывать немало противоречивых суждений теоретиков и практиков о том, каких лиц следует считать сходными по внешности с опознаваемым.

Принятие же рассматриваемого пункта в предлагаемой нами редакции даст, на наш взгляд, необходимые ориентиры для определения параметров сходства при подборе предъявляемых для опознания лиц.

Считая изложенные выше соображения принципиально важными, мы предлагаем воспроизвести их также в п. 3 ст. 210 проекта УПК, где речь идет об опознании по фотокарточкам. И тогда редакция данного пункта могла бы быть следующей:

«При невозможности предъявления лица опознание может быть произведено по его фотокарточке, предъявляемой одновременно с фотокарточками других не заинтересованных в деле лиц, сходных с -Jfc опознаваемым по тем приметам и особенностям, которые указаны

опознающим на предшествующем опознанию допросе. Общее количество фотокарточек должна быть не менее трех.

И еще одно соображение, касающееся способов фиксации предъявления для опознания. Изучение следственной практики свидетельствует о том, что в 24 % случаев в протоколах вообще нет каких-либо сведений о внешних признаках лиц, предъявлявшихся совместно с опознаваемым (за исключением отметки о возрасте).

В 32,2 % случаев имеющаяся информация, отраженная в протоколах, так скудна, что не дает четкого представления о внешности указанных лиц. ПОЭТОМУ практически нет возможности определить, насколько выполнено ^ требование закона о сходстве.

Кроме того, с момента проведения предъявления для опознания до рассмотрения дела в суде проходит значительное время. Понятые, которые, при необходимости, будут призваны подтвердить в суде факт сходства подобных лиц вполне могут забыть их внешность, что в свою очередь

может повлечь за сооои трудности в оценке судом результатов предъявления для опознания.

Все эти недостатки, возникающие в следствие того, что следователи недостаточно добросовестно подходят к протоколированию, в определенной степени можно было бы компенсировать фиксацией хода и результатов предъявления для опознания с помощью различных технических средств. Поскольку такой способ фиксации является дополнительным, то в 31,3 % случаев, о чем свидетельствует анализ уголовных дел, следователи обходятся без технических средств.

Вышеизложенное позволяет прийти к выводу о необходимости закрепления в новом УПК положения об обязательном применении технических средств для фиксации хода и результатов рассматриваемого следственного действия. ?Щ- Действующий УПК регламентирует предъявление для опознания

живых лиц, трупов и предметов. Кроме того, он предусматривает опознание лица по фотокарточке, но лишь при невозможности предъявления его лично. Другие виды опознания в нем не упоминаются. Ничего не говорится в УПК о предъявлении для опознания животных и птиц. Нет в нем указания и на возможность опознания человека по функциональным признакам, в частности по голосу, устной речи и походке. Однако следственной практике такие виды опознания известны. Более того, их результаты, полученные с соблюдением перечисленных выше требований закона, признаются судами в качестве доказательств и используются для обоснования принимаемых по делу решений.

Отметим, что такая практика неоднозначно воспринята исследователями данной проблемы. Одни ангоры поддерживают ее и даже научно обосновывают’, другие, напротив, считают ее незаконной2.

Наиболее обстоятельный перечень объектов предъявления для опознания дан П.П, Цветковым, который относит к их числу:

1) любые предметы материального мира, ранее наблюдавшиеся свидетелем или иным лицом при обстоятельствах, имеющих значение для дела (в том числе живые лица, трупы, животные, местность, строение):

2) отдельные части различных предметов материального мира: 3) 4) фотографические и художественные изображения предметов или их частей: 5) 6) фотоснимки со скульптурных портретов, изготовленных но методу М.М. Герасимова; 7) 8) слепки со следов ног и различных предметов; 9) 6) слепки и муляжи с лица и отдельных частей неопознанных трупов’. А.Я. Гинзбург полагает, что объектами предъявления для опознания

являются живые лица, трупы, предметы, животные, а также участки местности, помещения и строения4.

Е.В. Цыштенкова также считает правомерным проведение опознаний участков местности и помещений. Более того, она предлагает включить их в число объектов предъявления для опознания (ст. 164 У] jj<), полагая, что это

!См,: Коршунова О.II. Процессуальные и тактические аспекты отождествления личности по признакам голоса и устной речи на предварительном следствии, Автореф, дис. … канд. юрид, наук - Л.. 1990; Подголин Е. Опознание по особенностям голоса и речи // Социалистическая законность.- 1979, № 9; Ревтов ЮЛ. Опознание человека по голосу и особенностям речи в процессе расследования: Дис…. канд. юрид. наук,- Минск. 1988.’ ^

*;См.: Пашни С.А. Доказательства в российском уголовном процессе. Состязательное правосудие // Труды пауч.-практ. лабораторий. Ч. II.- М., 1996. - С. 343.

-1 См.: Цветков П.П. Предъявления для опознания в советском уголовном процессе. - Л.. 1962. ~ С. 22,

4 См.: Гинзбург Л.Л. Тактика предъявления для опознания,- М., 1971. - С. .9.

позволит расширить возможности этого следственного действия в процессе установления истины по делу1.

Ю.М, Корухов, кроме того, к числу объектов предъявления для опознания относит и рукописные тексты”.

Мы полагаем возможным предъявление для опознания рукописи в тех случаях, когда по индивидуальным осооенностям и приметам ее можно выделить из других предъявленных опознающему текстов и установить кому она принадлежит. Ответить же на вопрос, кем выполнен рукописный текст, может только эксперт, используя специальные познания и научно обоснованную методику отождествления личности по почерку. И в этом случае проводится не предъявление для опознания, а назначается экспертиза.

Как и другие следственные действия, предъявление для опознания ?ф- проводится при наличии достаточных к тому оснований, В юридической

литературе такие основания делятся на правовые и фактические. К первым относят «совокупность предусмотренных уголовно-процессуальным законом условий, дающих следователю право произвести то или иное следственное действие»’.

Под вторыми понимают «фактические данные, диктующие необходимость выполнения конкретных действий в интересах установления истины по делу» .

Применительно к рассматриваемому следственному действию

;См,: Цытенкова ЕЛ. Тактика проверки показаний обвиняемого па предварительном следствии: Автореф. лис, ,., канд. юрид. наук Свердловск. 1991. - С. 15.

“См.: Корухов Ю.М. Предъявление для опознания на предварительном следствии и в суде.- М.. 1969. - С. 7.

”’ Шейфер С А. Следственные действия.- М.. 1981. - С. 60.

“Следственные действия шроцесеуальная характеристика, тактические и психологические особенности).- М,. 1У94. - С. 7.

правовым основанием предъявления для опознания, по нашему мнению, является предусмотренное законом правомочие следователя на его производство, а фактическим - та совокупность данных, которой располагает следователь к моменту решения вопроса о производстве предъявления для опознания и которая обусловила его необходимость.

Как правильно отмечает А.П. Крутиков, основания предъявления для опознания вытекают из ст. 164 УПЮ.

Вели правовое основание после возбуждения уголовного дела имеется всегда, то наличие фактического основания устанавливается следователем в каждом отдельном случае исходя из конкретных обстоятельств дела, тактической целесообразности и необходимости,

Решение о производстве предъявления для опознания следователь принимает самостоятельно и несет полную ответственность за своевременное и законное его проведение. При этом не требуется ни согласования с прокурором, ни его санкции, ни даже оформления такого решения соответствующим постановлением. Во всяком случае, уголовно-процессуальный закон таких требований не содержит. И многие исследователи данной проблемы считают это положение вполне оправданным.

Отметим, что в литературе имеется и другое суждение по данному вопросу. Так, например, З.Г. Самотина высказалась за введение письменной формы постановления о производстве предъявления для опознания. Она полагает, что «затраты времени на его составление, несомненно, компенсировались бы уменьшением числа ошибок при принятии решений … письменное постановление о предъявлении для опознания позволит в каждом конкретном случае четко отграничить это

следственное действие как от других следственных действий, так и от оперативных мероприятий»1.

Если предположить, что постановление следователя выполнит ту роль, которая ему отводится в приведенном выше суждении, то с указанным поедложснием можно было бы согласиться. Но изучение следственной практики свидетельствует о том, что повышение эффективности предъявления для опознания нужно искать не в увеличении затрат времени на производство этого следственного действия, а в оптимизации криминалистических рекомендаций и строгом соблюдении процедуры его проведения.

Именно нарушения требований УПК чаще всего сводят на нет доказательственную ценность опознаний. Но вынесением постановлений, даже очень мотивированных, данную проблему не решить. Здесь щ положительную роль могут сыграть лишь профессионализм следователя и

чувство его ответственности за производство но делу в целом и каждого действия в отдельности. Поэтому мы не видим оснований для включения рассматриваемого следственного действия в число тех, производство которых требует обязательного вынесения постановления.

В то же время мы полагаем возможным письменное оформление решения о производстве предъявления для опознания, если следователь исходя из конкретных обстоятельств в конкретной ситуации признает это необходимым. Скажем, в случае производства этого следственного действия не в служебном кабинете, а непосредственно на месте восприятия опознающим опознаваемого с максимальным воссозданием обстановки •% предыдущего восприятия.

Исходя из того, что при этом могут быть затронуты права лиц, на территории которых это действие проводится, следователь может вынести

Сниошшш З.Г. Указ. соч. - С. 25-26.

такое постановление. Возможны и другие ситуации, где письменное решение следователя может оказаться желательным.

Г.И. Комаров, например, предлагал выносить постановление о предъявлении для опознания в случае повторного его проведения, объясняя это необходимостью мотивировать, чем обосновано такое решение1.

Закон не предусматривает случаи обязательного производства этого следственного действия, формулируя лишь положение о том. что следователь в случае необходимости может предъявить для опознания лицо или предмет свидетелю, потерпевшему или обвиняемому (подчеркнуто нами. - И.Ш.).

Как отмечают И.Ф. Герасимов и Е.В. Цыпдепкова, необходимость в предъявлении для опознания «возникает, когда нужно установить:

а) что именно этого человека видел свидетель (потерпевший, обвиняемый, подозреваемый) ранее при интересующих следствие обстоятел ьствах;

б) что предъявленный для опознания объект (вещи, предметы, орудия преступления) принадлежит опознающему или он видел его ранее при интересующих следствие обстоя тел ьствах;

в) то же самое в отношении животных, птиц, предъявляемых для опознания;

г) кому принадлежит труп человека, личность которого не установлена» -.

Конкретизацию ситуаций, требующих предъявления для опознания человека, дают А.Ф. Образцов и Л,А. Топорков. Они полагают необходимым производство опознания в случаях, когда:

  • допрошенный заявил, что с интересующим следствие лицом он не

знаком, но может его опознать, так как ранее воспринимал его при определенных обстоятельствах, о которых дал показания;

  • допрошенный дал показания об одном из своих знакомых, но последний по каким-либо причинам отрицает свое знакомство с ним’;

  • устанавливается личность человека, не имеющего документов;
  • имеются основания полагать, что лицо выдает сеоя не за того, кем в действительности является2.
  • Разделяя в целом суждение указанных авторов о случаях производства предъявления для опознания и отмечая его полезность для практических работников, мы в то же время считаем, что приведенный перечень ситуаций не является ни исчерпывающим, ни обязательным. На практике могут возникнуть и другие ситуации, которые потребуют производства данного следственного действия. Вопрос же о его

4^- необходимости (возможно, и обязательности) относится к компетенции

следователя, который и должен его решать в каждом конкретном случае, исходя из фактических обстоятельств дела и наличия доказательственной базы.

В то же время на практике встречаются случаи, когда необходимость в проведении предъявления для опознания отпадает в связи с тем, что потерпевшие, свидетели знакомы с подозреваемым лицом, но следователь все же проводит это следственное действие, по сути дела, теряя время впустую и обесценивая добытое посредством проведения предъявления для опознания доказательство.

Так, в ходе допроса следователь выяснил, что потерпевшая Ф. ранее

^ была знакома с изнасиловавшими ее М. и Б.: они являлись ее соседями по

‘Если подлежащее опознанию лицо факт знакомства не отрицает, то предъявление для опознания проводить не следует. На это правильно указывает В.П. Божьев. комментируя ст. 164 УПК (Научно-практический комментарий к УПК РСФСР. -М. 1995. - С. 237).

"”См.: Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы документов / Под ред. проф. В.А. Образцова. - М., 1990. - С. 166.

улице. Несмотря на факт знакомства, следователь вес же провел это следственное действие. Потерпевшая Ф. их уверенно опознала, акцентировав внимание на том. что ранее их знала как соседей, проживающих недалеко от нее’.

Главным участником и организатором предъявления для опознания является следователь. Он принимает решение о производстве предъявления для опознания, определяет круг его участников, порядок и тактические условия проведения, организует комплекс других подготовительных действий: определяет место и время проведения, подбирает статистов, понятых, доводит свое решение до опознаваемого, приглашает при необходимости специалиста, педагога, определяет методы преодоления противодействия расследованию.

В ходе самого опознания следователь обеспечивает соблюдение “** требований УПК о порядке его проведения и составлении протокола этого

следственного действия.

Кроме следователя обязательными участниками предъявления для опознания лиц на предварительном следствии являются опознающие и опознаваемые, которыми, согласно закону, могут быть свидетель, потерпевший, подозреваемый и обвиняемый. Здесь имеется в виду обязательность в том смысле, что при отсутствии опознаваемого или опознающего само предъявление для опознания невозможно.

Что касается подозреваемого и обвиняемого, то их участие в данном следственном действии, как нам представляется, должно быть только добровольным.

‘См.: Архив Волгоградского ооластпого судаЛЬ 39М). Д. № 2.- 4.- 1996.

К числу обязательных участников относятся, кроме того, статисты1 и понятые, в качестве которых могут выступать лица, отвечающие указанным в законе требованиям, не имеющие отношения к расследуемому делу и не заинтересованные в его исходе. Ненадлежащий подбор статистов, равно как и понятых, а также уменьшение их числа ниже тоебуемого законом влечет за собой потерю доказательственного значения полученного в процессе предъявления для опознания результата.

Так, отмену обвинительного приговора в отношении С. обусловили в числе прочих и следующие нарушения:

  • С. предъявлялся для опознания в числе других лиц, один из которых был моложе его на 1 1 лет;

  • оформляя опознание С. по фотографии, следователь не скрепил их ! печатью. Кроме того, С. изображен на фотографии более крупным планом. I ^ чем двое других мужчин;

I - на имеющейся в протоколе фотографии С. изображен в возрасте 16

! лет, хотя на момент совершения преступления ему исполнился 31 год:.

В другом случае предъявление для опознания проводилось в присутствии только одного понятого, тогда как согласно ст, 135 УПК их должно быть не менее двух. К тому же, как указала судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в своем определении, протокол предъявления для опознания понятым не подписан. Эти и другие нарушения УПК повлекли за собой отмену обвинительного приговора в отношении М. и прекращение уголовного дела. Данное определение было опубликовано под следующим тезисом:

i i

i

‘См.: Под статистами мы понимаем лиц, предъявляемых для опознания совместно с опознаваемым. В литературе такие лица именуются по-разному. В одних случаях их называют ассистентами, в других - лицами, выполняющими определенную роль, в третьих - просто участниками следственного действия, Р,С Белкин и Л.Р. Белкин, применительно к следственному эксперименту, не без основания именуют их вспомогательным!! участниками (См.: Белкин Р.С. Белкин А.Р. Эксперимент в уголовном судопроизводстве. - М. 1997.- С. 41-42).

‘См.: Бюллетень Верховною Суда РФ.- 1994.- № 5. - С. 14-15.

«В связи с нарушением установленного законом порядка производства опознания, указанные в протоколе сведения об опознании и соответствии со ст. 69 УПК РСФСР нельзя признать доказательствами, имеющими юридическую силу».’

Другие лица могут участвовать в предъявлении для опознания в зависимости от конкретной ситуации по приглашению следователя либо по собственной инициативе, реализуя предоставленные им законом права.

‘Гак, следователь может пригласить специалиста для получения консультации как до, так и в ходе производства этого следственного действия либо для закрепления его результатов с помощью технических средств. Он должен пригласить переводчика, если участник предъявления для опознания не владеет языком, на котором ведется уголовное судопроизводство. Если опознающим является лицо, не достигшее 14 лет, то обязательно приглашается педагог. По усмотрению следователя педагог может быть приглашен и для несовершеннолетних - от 14 до 16 лет. В случае необходимости следователь может пригласить также законных представителей несовершеннолетнего или его близких родственников. Это вытекает из ст. 1 59 УПК.

Согласно ч.2 ст. 51 УПК защитник обвиняемого вправе участвовать в следственных действиях, производимых с участием подозреваемого или обвиняемого. Из этого следует, что если защитник пожелает принять участие в производстве предъявления для опознания, в котором участвует его подзащитный, то следователь обязан предоставить ему такую возможность.

В рассматриваемом следственном действии могут участвовать также работники органа дознания и другие лица.

Бюллетень Верховного Суда РФ.- 1998.- № 2.-С. 10-11.

§ 2, Психологическая сущность предъявления для опознания лиц на предварительном следствии

Необходимость рассмотрения этого вопроса предопределена тем, что знание психологических закономерностей, лежащих в основе предъявления для опознания, помогает правильно организовать это следственное действие и в значительной мере определяет тактику его производства. Использование данных психологии помогает установлению психических особенностей личности, правильному выбору тактических приемов при допросе, предшествующем опознанию, в ходе самого процессуального действия, а также при проверке и оценке его результатов.

B.C. Ьурданова и И,Е. Быковский определяют психологическую

сущность опознания как сложный психический процесс узнавания, который

% состоит в сравнении сохранившегося в памяти человека образа лица или

предмета е предъявляемыми объектами и, как результат этого процесса,

суждении об их тождестве, сходстве или различии1.

«С психологической точки зрения, - пишет Ф.В. Гдазырин, -опознание представляет собой следственное действие, при котором лицо воспринимает предъявленные ему объекты, сопоставляет, сравнивает их с мысленными образами объектов, воспринятых им ранее, и на этой основе приходит к выводу об их тождестве, сходстве или различии»2. Сходное определение встречаем и у Ю.В. Чуфаровского’.

Приведенные выше суждения объединяют, по нашему мнению, следующие моменты:

!См.: Бурдшюва B.C., Выховскш) И. К. Предъявление для опознания па предварительном следствии. - М. 1975. - С.З

” I’lajbipUH Ф.В. Психология следственных действий. - Волгоград. 1983, - С,99. “‘См.: Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. - М., 1998.- С.374.

• во-первых, опознание - это сложный психический процесс узнавания, протекающий в сознании человека;

» во-вторых, идентифицирующим объектом выступает идеальная категория - мысленный образ, хранящийся в памяти человека:

  • в-третьих, посредством сопоставления того мысленного оораза. который запечатлелся в памяти, при непосредственном восприятии, с аналогичными предметами, объектами, которые предлагаются ему для сравнения, опознающий приходит к выводу об их тождестве, сходстве или различии.

Таким образом, опознание является заключительным актом целого ряда психических процессов, которые можно объединить под общим названием процесса формирования показаний опознающего. * Представляется необходимым остановиться на стадиях (этапах)

формирования свидетельских показаний более подробно. В целом по этой проблеме в юридической литературе высказаны различные точки зрения.

В основу деления на стадии авторами существующих исследований положены психические процессы как наиболее устойчивые образования психики, различающиеся по времени, содержанию и интенсивности протекания. Общепризнанными считаются три стадии: восприятие, запоминание и воспроизведение. В связи с развитием судебной психологии высказываются мнения о недостаточности такой классификации психических процессов, протекающих до и во время допроса. Это объясняется тем, что вышеуказанные стадии не исчерпывают всех 7 психологических факторов, влияющих на достоверность показаний,

Так, например, А.Р. Ратинов предложил следующие основные этапы формирования свидетельских показаний с позиций теории информации и ее терминологии:

• получение, накопление и обработка информации;

I

РОССИЙСКАЯ- {

• запечатление. сохранение и переработка информации: • • воспроизведение, словесное оформление и передача информации; • • прием, переработка и процессуальное закрепление информации: • • повторное свидетельствование\ • Несколько иную классификацию предлагает А.Г. Шестеров, обосновывая свою позицию следующим образом: стадия воспроизведения, словесного оформления и передачи информации, на которой свидетели и потерпевшие дают показания о происшедшем, отдельных фактах и их взаимосвязи, названа не совсем точно. Словесное оформление является основным способом передачи информации, то есть составной се частью. Можно назвать и такие способы, как мимика, жестикуляция, интонация голоса. Словесное оформление входит в понятие «передача информации», tk поэтому данную стадию правильнее было бы именовать «воспроизведение

и передача информации».

Стадию приема, переработки и процессуального закрепления информации нецелесообразно выделять в самостоятельный этап. Здесь вепоятны искажения в показаниях в СИЛУ недопонимания либо ошибочного

А “’

понимания следователем свидетеля, потерпевшего или наоборот; недостатков протоколирования полученных сведений.

С учетом этого он полагает возможным выделить следующие стадии формирования свидетельских показаний:

» получение, накопление и обработка информации;

• запечатление, сохранение и переработка информации: • • воспроизведение и передача информации: • • повторное свидетельствование2. • Более подробную классификацию дает А.В. Дулов, различая стадии

‘См.: Ратинов Л.Р. Судебная психология для следователей. - М.. 1967. - С. 167. “См.: [Нестеров А,Г. Психология допроса свидетелей и потерпевших. - Ташкент. 1974.-С. 5.

формирования свидетельских показании: !) ощущение;

2) восприятие;

3) использование воспринятого в своих последующих действиях и опыте; 4) 5) оценка воспринятого с точки зрения сооетвеннои морали и правосознания; 6) 5) запоминание;

6) определение допрашиваемым плана поведения на предстоящем допросе;

7) установление контакта с допрашиваемым: 8) 9) получение мыслительной задачи; 10) 11) вспоминание; 12) /?к 10) проведение вспоминания под воздействием следователя;

1 1) изменение ранее принятых волевых решений под воздействием следователя;

12) воспроизведение’.

Н.И. Порубов отмечает определенную условность всех классификаций. 11о его мнению, восприятие и запоминание, вспоминание и воспроизведение могут быть единовременными процессами и их деление на стадии производится лишь в методических целях2.

Приведенные выше классификации являются неполными, так как не охватываю! психические процессы, происходящие у опознающего при отождествлении предъявляемого объекта с сохранившимся в памяти 4f образом ранее воспринятого объекта. Между тем они имеют важное

значение и не могут не учитываться на данном этапе производства по уголовному делу.

‘См.: Дулов А,В. Судебная психология. - Минск. 1970. - C.I92 - 2U3. “См.; Порубов П.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. - N-IUHCK, 1973. - С.58.

Незнание зависимости указанных выше процессов от процессов восприятия и запоминания нередко является одной из причин ошибок, допускаемых в следственной практике при принятии решений о предъявлении для опознания8.

Следовательно, в формировании показаний опознающего, в отличие от допроса, заканчивающегося воспроизведением воспринятого, в предъявлении для опознания необходимо выделить стадию отождествления (идентификации), которая включает психические процессы поиска и выделения признаков у предъявленных объектов, сравнения их с признаками сохранившегося в памяти образа ранее воспринятого объекта и формирования вывода об опознании (или неопознании),

Процесс формирования показаний опознающего, таким образом, по мнению Н.Н. Гапановича, имеет четыре стадии:

а) восприятие объекта;

б) запоминание и сохранение в памяти воспринятого;

в) вспоминание и воспроизведение воспринятого:

г) отождествление наблюдательного объекта с ранее воспринятым2. Говоря о психологическом процессе опознания, B.li. Коновалова

предлагает рассматривать его как совокупность трех главных элементов:

а) восприятие внешности человека либо восприятие какого-либо объекта;

б) сообщение о приметах внешности или признаках воспринятых объектов;

‘См.: Гшшнович Н.Н. Опознание в судопроизводстве (процессуальные и психологические проблемы). - Минск, 1975. - CIS, “См.: Гшшнович II.Н. Там же. - С, 22,

44

в) опознание воспринятых объектов в числе предъявленных. По ее мнению, каждый из этих элементов в соответствии со своими психологическими характеристиками обладает определенной спецификой, проистекающей из их сущности. Анализ психологических характеристик псовых ДВУХ элементов предполагает исследование вопросов восприятия внешности человека или иных ооъектов, а также сооощение о воспринятом в процессе допроса, предшествующего опознанию. В психологии под восприятием понимается отражение предметов и явлений в целостном виде в результате опознания их отличительных признаков.

В.Е. Коновалова считает, что важным моментом, влияющим на последующий процесс опознания, является правильная диагностика формы восприятия и предлагает рассматривать две таких формы. Первая является аналитической, т.е. предполагает
восприятие, при котором выделяются

ф, отдельные приметы внешности и признаки предметов. Вторая, но своей

сущности и психологическим характеристикам, синтетической, предполагающей восприятие объекта в целом, без выделения отдельных признаков, что, в общем, вызывает определенное скептическое отношение к этой форме.

В психологии выделяют и третью, смешанную форму восприятия, которая соединяет в себе элементы первых двухч

Эксперименты, проведенные в области юридической и судебной психологии, позволили прийти к выводу о равнозначности указанных форм восприятия объектов в плане адекватности запечатленного и возможностей точного узнавания впоследствии2.

^ Выяснение сЬормы восприятия пооисходящего имеет важное

значение для построения тактики допроса будущего опознающего с тем, чтобы
получить максимум возможной информации об интересующем

‘См.: Коновалова R.F. Правовая психология. - Харьков. 1990. - С. lUi» - 106, “См.: Коновалова В.Е, Указ, соч. - С106.

следствие объекте.

Необходимо иметь в виду, что правильность и полнота восприятия определяются субъективными и объективными факторами, влияющими на данный процесс. В этом отношении, отмечает В.Е. Коновалова, названной закономерности подчинены все типы восприятия, независимо от их специфики. Последняя как бы определяет принадлежность к типу восприятия, между тем как система субъективных и объективных факторов носит характер общей зависимости. Установление правильности и полноты восприятия при сообщении той или иной информации немыслимо без учета субъективных и объективных факторов, сопутствующих такому восприятию. Именно определение условий восприятия и состояния субъекта в этот момент позволяет правильно оценить его с точки зрения адекватности действительности1.

Необходимо более подробно рассмотреть вопрос о субъективных и объективных факторах, так как именно они подвергаются тщательному исследованию следователем и судом, когда решается вопрос о подготовке предъявления для опознания и об оценке его результатов.

К субъективным факторам (их еще называют субъективными условиями) следует отнести эмоциональное и психофизиологическое состояние будущего опознающего в момент восприятия события: возмущение, негодование, страх, отчаяние, ненависть, обида; болезненное состояние. Необходимо заметить, что восприятие объекта отличается относительно высоким уровнем мыслительной деятельности по осознанию, уяснению и осмысливанию воспринятого происшествия.

Началом всякой мыслительной деятельности на любом ее уровне является
потребность что-то понять. «Мышление всегда начинается с

‘См.: Коновалова В.Е. Там же. -.

С. 107.

проблемы или вопроса, с удивления или недоумения, с противоречия»’.

В случаях когда происшествия затрагивают интересы очевидца, он пытается понять ситуацию, а это в свою очередь заставляет его активизировать свою мыслительную деятельность.

Активизация мыслительной деятельности по осознанию ситуации является, с одной стороны, предпосылкой, а с другой - следствием активизации и других познавательных процессов очевидца - ощущений и восприятий, воображения и памяти. Исключительно важная роль на этом этапе принадлежит вниманию очевидца2.

В литературе правильно отмечается, что внимание является важнейшим условием всякой деятельности человека, любого психического процесса. Избирательность восприятия, в частности, определяется главным образом направленностью психики на определенный объект. сосредоточенностью на нем, что в значительной степени повышает точность восприятия. Направленность и сосредоточенность внимания могут быть связаны с волевым актом человека, что обеспечивает высокую активность восприятия (произвольное внимание); меньшая активность восприятия сопутствует непроизвольному вниманию”.

Сущность непроизвольного внимания состоит в том, что интенсивность или новизна раздражителей, их эмоциональная окрашенность, а также связь с интересами, потребностью и деятельностью приводит к тому, что определенные явления, предметы, лица на какое-то время завладевают вниманием очевидцев, В тех случаях, когда очевидец осознает, что происходит противоправное деяние, непроизвольное внимание переходит в целенаправленное, произвольное
внимание,

’ Рубинштейн С.Л. Основы обшей психологии. - М.. 1946. - C.2S9.

‘См.: Алексеев A.M. Психологические особенности показаний очевидцев. - М..

    • С.15.

“См.: Гапаиович ИМ. Указ. соч, - (‘.50.

качественно улучшая весь процесс восприятия5.

Важным моментом при восприятии является эмоциональный фон. В

связи с этим следует более подробно остановиться па эмоциях и их влиянии на правильность восприятия.

Эмоциональное возбуждение. возникающее с правовым конфликтом, протекает у его участников по-разному. Так, в обстановке внезапного нападения потерпевшего нередко сковывает чувство страха. В состоянии испуга (первые 0,5-1 с) человек, как правило, не может совершить никакого произвольного действия, в течение первых 1-2 мин проявляется угнетающее воздействие испуга на все психические процессы (внимание ослаблено, способность к восприятию и запоминанию резко подавлена)2.

Даже в тех случаях, когда событие воспринимает очевидец и ему самому не угрожает опасиосгь, воздействие таких эмоций, как страх, испуг, также оказывает существенное отрицательное влияние на объем и качество восприятия.

«В первое время после испуга или волнения круг представлений сужен и сосредоточен на пережитом впечатлении и связанных с ним обстоятельствах. Поэтому после отрицательных эмоций восприятие не получает достаточного количества разнообразных связей, необходимых для качественного запечатления пережитого. При таких эмоциональных состояниях нарушается деятельность внимания»’.

Как показывает практика, по делам о разбоях и изнасилованиях, при выяснении у потерпевшего признаков внешности преступника нередко следует ответ, что он был «страшный», «огромный», «глаза сверкающие» и т.д. В данном случае
происходит подмена истинно воспринимаемого

‘См.: Алексеев A.M. Указ. соч. - С.35.

JCM.; Срезневский В.В. Испуг и его влияние па некоторые физические и психические процессы,- СПб..1908. - С,259. 1 Срезневский R.B. Указ. соч.

стереотипными представлениями о нападающем и его облике. Это важно учитывать следователю при допросе потерпевшего, когда речь идет о приметах внешности нападавшего. В подобных случаях свидетель, в отличие от потерпевшего, может дать о внешности значительно более

объективную информацию, несмотря на то. что отрицательное воздействие

«I

эмоций сказываются и на восприятии события свидетелем. Однако в

данном случае происходит перераспределение внимания. Наибольшее

эмоциональное воздействие на потерпевшего оказывает момент действия

преступника, момент осуществления им деятельности, связанной с

насилием. Поэтому внимание потерпевшего главным образом

сосредоточивается на деятельности участников воспринимаемого им

события, а не на их внешности. Что касается восприятия внешности

свидетелем, то уровень его восприятия может быть выше, в силу меньшего

%’ эмоционального воздействия, и еще потому. «что внимание,

распределяемое при восприятии, обладает в этом случае известной равномерностью, определяющей достаточно равный характер воспринятого»5.

Однако, как отмечает A.M. Алексеев, чувство страха и связанное с ним снижение уровня познавательных процессов, не единственная возможная реакция на опасность.

В основном здесь речь идет о тех лицах, чья деятельность связана с экстремальными ситуациями, и они уже психически подготовлены к возможности действовать в этих ситуациях (например, работники милиции, военнослужащие и т.д.).

% Восприятие события этой категорией лиц в различных сложных

моментах бывает вполне правильным и полным, сознание фиксирует значительно больше подробностей, чем сознание случайных очевидцев2.

1 Коновалова В.Е. Указ. соч. - С. 108-109.

“См.: Алексеев A.M. Психологические особенности показаний очевидцев. - М.. 1972.-Г.21.

Полнота и правильность восприятия напрямую зависит от физического состояния лица (болезнь, физические страдания, наркотическое или алкогольное опьянение). Под действием наркогиков или алкоголя ухудшается способность правильно оценивать временные и пространственные параметры, понижается мыслительная деятельность, возможность правильно воспринимать последовательность событий. При опьянении нарушается и цветоощущение. Следователь при допросе должен критически оценивать показания лица, которое в момент восприятия события, интересующего следствие, находилось в болезненном состоянии, испытывало физические страдания либо пребывало в состоянии наркотического возбуждения или алкогольного опьянения.

Важно также, допрашивая будущего опознающего, выяснить, нет ли у него недостатков, связанных с функцией органов чувств, т.е. слабое 4/ зрение, плохой слух и т. д.

Все перечисленные субъективные факторы, описанные выше, учитываются следователями при допросе будущих опознающих.

По мнению опрошенных нами следственных работников, потенциальному опознающему мешало полнее воспринять и впоследствии адекватно воспроизвести информацию о преступном событии следующее:

а) плохая память - 52,3 %;

б) стрессовая ситуация - 59,7 %;

в) психофизиологическое состояние - 16 %:

г) недостатки, связанные с функцией органов чувств, - 30,2 %.

В случаях когда вызывает сомнение правильность показаний

% допрашиваемого в отношении цвета объекта (например, одежды) и имеется

предположение об ошибочном восприятии цветов, необходимо направлять

данное лицо на экспертизу для выяснения возможности правильного

восприятия им цветов спектра.

Важное значение для опознания, как уже ранее отмечалось, имеет

выяснение некоторых данных, касающихся слуховых ощущений.

В свою очередь слуховые ощущения зависят от объективных и субъективных причин. Например, при взаимодействии нескольких звуков, один из них маскируется, т. е, становится неслышным. В результате звук неодинаково воспоинимается ооганом слуха, что зависит от направления, в котором находится ооъект. от олизости расположения уха к источнику звука. Восприятие, в принципе, будет тем лучше, чем ближе ухо находится к источнику звука.

Правильность восприятия обусловливается также рядом объективных факторов. В.Е. Коновалова относит к ним факторы, традиционно выделяемые общей психологией как влияющие на ход и полноту восприятия, например, освещенность воспринимаемого объекта, расстояние, на котором произошло наблюдение, состояние погоды, время jft» протекания события и др.

Следует согласится с тем, что зависимость восприятия от этих факторов очевидна и не требует детального анализа, поскольку находится в естественном соотношении типа «хуже освещение - хуже восприятие». Следователем должны учитываться индивидуальные качества лица, воспринимающего тот или иной объект. Так, например, некоторые очень хорошо видят в темноте, четко различают признаки внешности тех или иных лиц. То же относится и к слуховому восприятию, когда субъект обладает высоким порогом такого восприятия. Лицо, обладающее дальнозоркостью, не испытывает воздействие фактора расстояния на восприятие в такой степени, как лицо с нормальным зрением1. ^ Важным моментом при восприятии является связь человека с его

практической деятельностью. При восприятии проявляется такая закономерность психического процесса, как апперцепция. Сущность последней заключается в том, что в ходе
наблюдения за явлениями

‘См.: Коновалова R.E. Указ. соч. - С.110-111.

окружающей жизни у человека вырабатывается направленность на выделение объектов восприятия в силу предшествующего опыта, знаний, интересов и установок личности’.

Интервьюирование следователей показало, что в 67,1 % случаев запоминание потерпевшими (свидетелями) признаков объектов происходит лучше, если объект связан с профессиональной деятельностью этих лиц.

Так, при расследовании угонов автомашин в большинстве случаев отмечается, что владельцы-водители или автомеханики хорошо запоминают приметы автомашин, с которыми им приходится работать. Это является свидетельством приобретения избирательного профессионального восприятия, основывающегося на апперцепции.

Следует помнить о том, что объекты воспринимаю гея человеком в

пространстве и во времени. Пространство воспринимается в трехмерном

*V измерении - высоты, ширины и глубины. Восприятие включает также

удаленность предметов, что влияет иа восприятие величины предметов.

Предметы одинаковые. но находящиеся на разном расстоянии

воспринимаются различно. Более удаленные предметы кажутся меньше,

чем те, которые расположены ближе. При восприятии пространства следует

учитывать воздушную перспективу. Предметы темного цвета, находящиеся

далеко, воспринимаются, как покрытые дымкой, а светлые имеют розовый

оттенок. На восприятие расстояний оказывают влияния природные условия.

Так, например, в горной местности удаленность предмета как бы

сокращается за счет прозрачности воздуха. В результате указанных

обстоятельств возможны ошибки в информации опознающего лица на

  • данном этапе, и, следовательно, это необходимо учитывать в ходе допроса

предшествующего опознанию.

Под восприятием времени понимается отражение явлений

‘См.: Епишев MIL Основы судеоной психологин, оощне вопросы. Психические процессы и состояния, - N-1.J9S2. - С.77.

окружающего мира по их длительности и последовательности. Восприятие времени зависит от эмоционального состояния и интересов лица, Эмоции могут быть положительного и отрицательного содержания, в зависимости от реакции субъекта на данное событие, от его заинтересованности. Д.Г. Элькин указывает, что в случаях, когда действующий раздражитель вызывает у человека положительные эмоции, у него непроизвольно возникает установка на то, чтобы приятное для него состояние продолжалось подольше. При действии факторов, вызывающих отрицательное эмоциональное состояние, установка имеет

противоположный характер, человек старается скорее избавиться от неприятного воздействия*.

Известный интерес представляет и восприятие движения, под которым в психологии понимается ориентация человека о перемещении pk предметов в пространстве. Восприятие движения зависит от удаленности

предметов, скорости перемещения, а также от передвижения самого наблюдателя в пространстве. Существует зависимость: если предмет удаляется, то кажется, что скорость движения уменьшается. Такое состояние восприятия именуется иллюзией перспективы движения.

Экспериментальные данные психологии помогают следователю точно сформулировать свидетелю вопросы, необходимые для выяснения множества данных, связанных с событием преступления. При подготовке к опознанию использование психологических данных позволяет учесть особенности восприятия человеком объектов в пространстве и во времени, восприятия движения и т. д. Они важны также для решения следователем $ вопроса о достоверности показаний свидетеля и при оценке результатов

опознания.

Доказательственное значение предъявления для опознания может быть сведено на г сет, если не учитываются названные положения

‘См.: Элькин Д.Г. Восприятие времени. - M..I962. - С.272.

психологии. Это можно проиллюстрировать на примере из практики.

В декабре 1996 г. И., одетый в форму работника милиции, совместно с Г. и другими неустановленными лицами регулировочным жезлом остановил автомашину «Волга», в которой ехал К. Под предлогом досмотра салона автомашины И. сел за ОУЛЬ автомашины и угнал ее. Таким же образом были похищены машины у А., М. и др. Следователь принял решение провести предъявление для опознания, чтобы получить надежное доказательство виновности обвиняемых. Но как усматривается из протоколов допросов, предшествующих опознанию, следователем не были выяснены вопросы о расстоянии, времени, в течение которого потерпевший наблюдал преступника, когда, где было это событие. Так. потерпевший А. допрашивался дважды. В протоколе первого допроса зафиксировано, что «…преступник высокого роста, лицо благородное, не худощавый и не ?Ф полный, на вид русский, лицо светлое, но не белое…». В протоколе

дополнительного допроса зафиксировано: «… твердо опознать личность гражданина, угнавшего мою машину, не смогу, так как было темно и лицо его хорошо я не смог рассмотреть и запомнить… Ростом он был высокий, лицо продолговатое, среднего телосложения, т. е. не худой и не солидный, голос мягкий, без какого-либо акцента…». При предъявлении И. в числе других лиц А. показал, что «хотя И. по росту и овалу лица похож на человека, угнавшего его автомашину, но по голосу он на того человека не похож». Следователь не выяснил множества вопросов, связанных с условиями ВОСПРИЯТИЯ в ходе допроса, предшествующего опознанию, что

яг’ * - ? - А —

не позволило правильно организовать предъявление для опознания и w получить желаемое доказательство1.

Важное значение для правильного избрания тактики предъявления для опознания имеет понимание таких психологических факторов, которые формируют или, по крайней
мере, определяюще влияют на процессы

5См.: Архив Волгоградского областного суда№ 3961 Д,2 —.21/199/ г.

запоминания и воспроизведения. Последние связаны с переработкой и передачей информации. В этой стадии большое значение имеют различные виды памяти. С точки зрения предъявления для опознания наибольший интерес представляют такие виды памяти, как зрительная, слуховая и двигательная. Возможны и смешанные виды (зоительно-слуховой. зрительно-двигательный и елухо-двигательныи)’. Как известно, основой двигательной памяти является деятельность кинестетического анализатора. С его помощью могут быть восприняты образы отдельных объектов, всевозможные письменные знаки и т. д. Слуховая память позволяет лучше запоминать словесный материал.

Первым процессом памяти является запоминание. Данными

экспериментальной психологии установлено, что определяющим моментом,

влияющим на результат запоминания, является деятельность,

^ осуществляемая в процессе запоминания. Например, направленность

внимания, прошлый опыт, знания и т. п.

Различают произвольное и непроизвольное запоминание. Произвольное запоминание является умственной деятельностью человека, который специально стремится к запоминанию определенных действий. Однако случаи, когда свидетель ставил себе такую цель в момент восприятия или непосредственно после него, в следственной практике весьма редки.

Необходимо заметить, что и непроизвольное запоминание вполне способно обеспечить относительно высокий уровень сохранения информации, необходимой для установления истины в процессе If расследования.

Исследования известных психологов (П.И. Зинченко, Ю.В. Идашкин, А.А. Смирнов и др.) показали, что непроизвольное запоминание обеспечивает довольно высокий уровень
сохранения и адекватного

‘См.: Чуфорпаский Ю,Ф, Указ. соч. - С133.

отражения воспринятого события, а в некоторых случаях оно даже превосходит произвольное.

A.M. Алексеев отмечает, что существенным условием высокого качества непроизвольного запоминания является активная работа . мышления, понимания СУТИ И значения события1. Лучше запоминается все

необычное, что заставляет удивиться и попять, в чем дело, что произошло? И, напротив, то, что протекает автоматически, схематично, в плане так называемых «фиксированных установок», воспринимается, запечатляетея и воспроизводится значительно хуже:. Все вышесказанное позволяет присоединиться к выводу, сделанному A.M. Алексеевым, что мыслительная деятельность по осознанию и понятийному оформлению воспринятой ситуации обязательна для любого очевидца, характеризуется активностью и направленностью его сознания. У свидетелей и очевидцев, не осознающих ™ значения происходящего, восприятие носит пассивный характер, что при

непроизвольном запоминании дает значительно меньший уровень полноты и точности запечатления3.

Осмысленность восприятия предполагает относительно большую возможность актуализации латентно запечатленного материала. При произвольном, а тем более при непроизвольном запоминании всегда имеется некоторый не обнаруживаемый при непосредственном воспроизведении фактически запечатляемый материал4.

Ю.В. Идашкин предлагает ту часть запечатленного материала, которая воспроизводится лицом без затруднения, называть «актуальным

?

См.: Алексеев A.M. Психологические особенности показаний очевидцев. - М, 1972.-С.26.

‘См.: Смирнов А.А. Проблемы психологии памяти. - МЛ966. - С.81.

“См.: Алексеев A.M. Указ. соч. - С.27,

Х’м,; Идашкии Ю.В. К вопросу о воспроизведении латентно запечатленного материала. - М, 1959. - С.40-41.

слоем запечатления», а ту, для воспроизведения которой необходимо проведение ассоциативных приемов. - «латентно запечатленным слоем».

Причину расслоения материала на актуальный и латентный психологи видят в особенности ориентировки субъекта, т.е. осознания им смысла происходящего, возможных последствий и значения. А это в свою очередь дает право рассматривать наличие двух слоев запечатления в качестве общей закономерности памяти и мышления, проявляющейся как при восприятии преступного события, так и при его воспроизведении.

Важным моментом здесь является осознание возможности актуализации латентно запечатленной информации в показаниях свидетелей, потерпевших. В связи с этим следователь должен продумать, какие тактические приемы он будет использовать для возбуждения ассоциативных связей и оживления в памяти допрашиваемого ранее запечатлен ного.

К числу таких приемов психологи относят постановку напоминающих вопросов, психологической основой которых является сообщение допрашиваемому информации, способствующей воспоминанию события, предъявление вещественных и оглашение письменных доказательств. Не менее эффективен допрос потенциального опознающего, произведенный на месте происшествия, так как повторное восприятие обстановки, в которой наблюдалось событие, способствует активизации процесса воспоминания. Подобного рода тактические приемы включают гак же использование разнообразных фотороботов, выполняющих функции напоминания. В настоящее время широко используется составление фоторобота с помощью компьютера. Достоинство подобного вида состоит в оперативности и удобстве составления. Такой фоторобот насчитывает огромное количество элементов внешнего облика человека, что позволяет с наибольшей точностью воспроизвести внешность искомого лица.

Не стоит отказываться и от старых методов составления фоторобота, т. е. использование альбомов, содержащих фотоизображения, разрезанные на три части, разделяющие лобную, среднюю и нижнюю часть лица, фотороботы выполненные на кинопленке. Целесообразно использовать альбомы «Типы элементов внешности», составленные В.А. Снетковым5. Их

преимущество заключается в том, что каждый элемент внешности человека имеет соответствующее описание, что поможет правильно охарактеризовать актуализированный признак внешности.

Важно отметить, что фотороботы могут быть использованы и тогда, когда наблюдавшее лицо не в состоянии назвать приметы внешности. В данном случае предъявление этому лицу составных портретов может способствовать возникновению ассоциативных связей, являющихся основой для оживления в его памяти ранее воспринятой внешности либо ее 4fe отдельных примет.

В тех случаях, когда лицо воспринималось по динамическим признакам, ассоциативные связи можно возбудить, используя фонотеку голоса и речи. Если речь идет о походке, осанке, жестах, мимике, то необходимо использовать коллекцию видеоматериала, способствующую оживлению соответствующих ассоциативных связей.

Одним из важных моментов при опознании является процесс узнавания. Знание психологического механизма процесса узнавания необходимо для правильной оценки результатов опознания.

Психологи различают два основных вида узнавания: сукцессивное (аналитическое) и симультанное (синтетическое). Сукцессивное узнавание $> характеризуется постепенностью, последовательностью. Процесс такого

узнавания происходит путем мысленного сравнения, отбора, сопоставления признаков объекта, запечатленных в памяти и воспринимаемых при опознании.

‘См.: Снетков В.Л. и др. Типы элементов внешности. - М.. 1979.

Симультанное узнавание - это узнавание сразу, в результате мгновенного совпадения образа человека (предмета), находящегося в памяти опознающего, и объекта, наблюдаемого им в момент предъявления для опознания.

М.С. Шехтео определяет, что сущность симультанного узнавания заключается в опознании по одному целостному признаку. Целостный признак характеризуется не комплексом и не системой признаков, а одним элементарным признаком (как простая элементарная единица)’,

Неоднозначный подход ученых к проблеме симультанного опознания и возможности его существования в уголовном процессе вполне понятен.

Ряд авторов (А.Я. Гинзбург, В.П, Колмаков), являясь противниками одномоментного (синтетического) узнавания, аргументируют свою ?^ позицию тем, что отмечают прежде всего противоречие с уголовно-

процессуальным законом (опознающий на допросе должен назвать признаки {особенности) ранее наблюдавшегося лица, по которым впоследствии это лицо будет опознано), а также оспаривают саму идентификационную сущность опознания, в случаях невозможности будущим опознающим выделить индивидуальный комплекс признаков объекта2.

Не менее важен и такой момент: если субъект опознания не дает развернутую характеристику признаков опознаваемого, как в таком случае осуществить подбор схожих лиц, которые должны совместно предъявляться с опознаваемым ? Ф В.П. Колмаков, не без оснований, замечает, что в теоретическом

плане мгновенное узнавание не вызывает сомнений и возможно в обыденной жизни.
Другое дело - процесс доказывания тождества в

!См,:Шехтер М.С. Психологические проблемы узнавания. - M..I%7,- С.47. ~ См.: Гыи’юур^ А.Я. Тактика предъявления для опознания. - М.. 1471. - С. 13; Колмаков В.П. Идентификационные действия следователя. - М., 1977. - С. Зд

уголовном судопроизводстве, где само по себе тождество должно быть основано (доказано) совокупностью признаков, неповторимых в других объектах. Эти признаки должны быть отражены в протоколе предъявления для опознания. Отсутствие их будет свидетельствовать о потере своего доказательственного значения1. Приведенные аргументы, на наш взгляд, совершенно справедливы, однако нам представляется, что нельзя не считаться с данными экспериментальной психологии, доказавшей равнозначность двух форм опознания в плане адекватности запечатленной информации и возможности точного узнавания впоследствии.

Достаточно ярко демонстрирует возможность опознания лиц при свернутом, одномоментном, характере опознания эксперимент, проведенный под руководством профессора А.Р. Ратинова, результаты которого свидетельствуют о том, что процент ошибок почти одинаков как в 4| случаях, когда предварительное описание признаков имеется и выражается

уверенность в опознании, так и в тех случаях, когда такой уверенности у свидетеля - будущего опознающего нет. Было установлено, что в большинстве случаев опознание происходит не только и не столько по тем признакам, которые описывались ранее, сколько по другим, которые скрытно хранились в памяти2. Мы разделяем взгляды тех ученых (Г.И. Кочаров, П.П. Цветков, И. Кертэе, З.Г. Самошина и др.)\ которые рекомендуют всегда использовать симультанное опознание в уголовном процессе.

‘См.: Кол.ииков В.П. Указ. соч. - С. 35.

“См.: Гинзбург Л.Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике. - М., 1996. - С. 88.

"’См.: Кочаров Г. И. Опознание на предварительном следствии. - М.. 1955. - С 25; Цветков П.П. Предъявление для опознания в советском уголовном процессе. - Л.. 1962. -С. 1 12: Кертэе Пире. Тактика и психологические основы допроса. - М, 1965. - С. 47; Самошина З.Г. Вопросы теории и практики предъявления для опознания па предварительном следствии. - М., 1976. - С. 48.

Л,Р. Ратинов характеризует обозначенный вид опознания как наиболее надежный и ценный вид узнавания1,

Ф.В. Глазырин отмечает, что на первый взгляд сукцессивное опознание, в основе которого находятся мыслительные процессы анализа и синтеза, кажется более надежным, однако многочисленные наблюдения и практические данные опровергают это. В действительности более надежным является именно симультанное опознание-.

Вполне аргументированно, на наш взгляд, М.Я. Сегай отмечает, что возражения против использования симультанного узнавания в процессе судебной идентификации представляются односторонними, а именно: симультанное опознание не лишено характерных черт идентификационного процесса, так как наиболее общие «укрупненные» признаки опознаваемого объекта всегда могут быть выявлены. И другой момент, на который автор 4f обращает внимание: криминалистика не может не считаться с данными

экспериментальной психологии о том, что такие «наглядные» признаки имеют в опознавательных актах ничуть не меньшее значение, чем аналитические, концептуальные признаки1.

Признавая обоснованность аргументов сторонников симультанного узнавания, мы считаем, что синтетический и аналитический виды опознаний являются равнозначными.

Что касается соблюдения требований закона о необходимости описания признаков лица, соверитвшего преступление, то в этих случаях, как нам представляется, допрашивая потенциального опознающего, следователь должен использовать весь арсенал тактических приемов, tV направленных на оживление ассоциативных связей и актуализацию

латентно запечатленной информации. В подобных случаях возможна

‘См.: Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей, - М., 1967. - С. 263. “См.: Следственные
действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности). - М.. 1994. - С. 197.

"’См.: Ccait М.Я, Методология судебной идентификации. - Киев. 1970. - С. 141.

помощь психолога. В других, более сложных случаях, когда лицо все же не может назвать никаких отличительных признаков, думается, есть смысл провести судебно-психологическую экспертизу для установления типа восприятия и возможности симультанного узнавания.

Положительное заключение экспертизы, на наш взгляд, будет являться основанием к проведению опознания и исключит вопросы при оценке его результатов в подобных ситуациях.

В этом параграфе предпринята попытка: рассмотреть основные, по нашему мнению, положения психологии, касающиеся процесса формирования свидетельских показаний и показаний опознающего; показать роль эмоций и их влияние на правильность восприятия; определить особенности запоминания и воспроизведения обстоятельств происшествия, уделив при этом внимание ассоциативным связям. играющим важную роль в актуализации латентно запечатленной информации; как логическое завершение - рассмотреть вопрос о психологическом механизме узнавания.

Конечно, проблема психологической сущности опознания настолько многогранна и многоаспектна, что в рамках одного параграфа ее трудно рассмотреть. Тем не менее представляется, что изложенный материал позволяет сделать вывод о важности психологических закономерностей опознания и их использовании при организации и тактике предъявления для опознания лиц на предварительном следствии, что и будет предметом нашего исследования в следующей главе.

Исследование вопросов, изложенных в данной главе, позволило нам сформировать в качестве выводов следующее:

  1. Предъявление для опознания является следственным действием. проводимым в строгом соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и с учетом криминалистических рекомендаций, сущность которого состоит в предъявлении опознающему того объекта,

который он воспринимал при интересующих следствие обстоятельствах в целях установления тождества, сходства или различия предъявленного объекта с ранее им воспринимавшимся.

  1. Мы полагаем, что целью предъявления для опознания является не только установление тождества или различия, но также и сходства предъявленного ооъекта с ранее воспринимавшимся и предлагаем закрепить это в п. 1 ст. 209 проекта нового УПК.

Кроме того, мы считаем, что термины «наблюдали», «наблюдавшимся», предложенные авторами проекта нового УПК, не охватывают всех возможных видов восприятия человеком объективной реальности, поэтому предлагаем заменить их более емкими терминами «воспринимали», «воспринимавшимся».

Такая корректировка полнее отразит реальную практику 4S предъявления для опознания в уголовном судопроизводстве как по

анатомическим, так и по динамическим признакам.

На основе изложенного предлагаем следующую редакцию ч. 1 ст. 209 проекта УПК:

«С целью установления тождества, сходства или различия с ранее воспринимавшимся лицом или объектом следователь может предъявить лицо или предмет свидетелю, потерпевшему, подозреваемому или обвиняемому. Для опознания может быть предъявлен и труп».

По изложенным выше соображениям предлагаем в п. 2 ст. 209 проекта УПК термин «наблюдали» заменить термином «воспринимали».

  1. Полагаем необходимым изменить редакцию п.п. 1 и 3 ст. 210 % проекта УПК, отразив в них положения о не заинтересованности в деле лиц,

предъявляемых для опознания вместе с опознаваемым, и о параметрах сходства с ним.

Пункт 1: «Лицо, предъявляется для опознания вместе с другими не заинтересованными в
деле лицами, _сходными с опознающим по тем

приметам и особенностям, которые указаны опознающим на

предшествующем опознанию допросе. Общее число лиц, предъявляемых для опознания, должно быть не менее трех. Это правило не распространяется на предъявление для опознания трупа» (подчеркнуты только предлагаемые нами изменения. - И, III.).

Пункт 3: «При невозможности предъявления липа опознание может быть произведено по его фотокарточке, предъявляемой одновременно с фотокарточками других не заинтересованных в деле лиц,_ сходных с опознаваемым по тем приметам н особенностям, которые указаны опознающим на предшествующем опознанию допросе. Общее количество Фотокарточек должно быть не менее трех» (подчеркнуты только предлагаемые нами изменения. - И.III.).

  1. Мы разделяем высказанное в литературе мнение, что объектами предъявления для опознания являются живые лица, трупы, предметы, животные, участки местности и строения.

Рукописные тексты могут предъявляться для опознания только в тех случаях, когда по индивидуальным особенностям и приметам рукописи можно выделить ее из других предъявленных текстов и установить, кому она (рукопись) принадлежит. Ответить же на вопрос, кем выполнен рукописный текст, может только эксперт, используя специальные познания и научно обоснованную методику отождествления личности по почерку.

  1. Рассматриваемое действие проводится только при наличии достаточных к тому оснований - правовых и фактических.

Правовым основанием предъявления для опознания, на наш взгляд, является предусмотренное в законе правомочие следователя на его производство, а фактическим - та совокупность данных, которой располагает следователь к моменту решения вопроса о производстве рассматриваемого следственного
действия и которая обусловила его

64

  1. Знание психологических закономерностей, лежащих в основе предъявления для опознания, помогает- правильно организовать это следственное действие и в значительной мере определяет тактику его производства. Использование данных психологии помогает установлению особенностей личности опознающего, правильному выбору тактических

У приемов при допросе, предшествующем опознанию, непосредственно в

ходе предъявления для опознания, а также при проверке и оценке его результатов. Этим определяется значимость психологических аспектов предъявления для опознания и необходимость их рассмотрения.

  1. Опознание является сложным психическим процессом узнавания, протекающим в сознании человека. Идентифицирующим объектом выступает идеальная категория - мысленный образ, хранящийся в памяти человека. Посредством сопоставления этого мысленного образа с

J& объектами, предложенными для сравнения, опознающий делает вывод об

их тождестве, сходстве иди различии.

  1. Психологический процесс опознания включает в себя три главных элемента:
  • восприятие внешности человека либо восприятие какого-либо объекта;

сообщение о приметах внешности или признаках воспринятых объектов;

  • опознание воспринятых объектов в числе предъявленных.
  1. Правильность и полнота восприятия определяются объективными и субъективными факторами, которые необходимо учитывать в каждом случае производства данного следственного действия, при проверке и оценке его результатов и определении их доказательственной силы.

  2. Важное значение для уяснения психологической сущности опознания имеет правильное понимание основных видов узнавания: симультанного (синтетического) и сукцессивного (аналитического).

*

Несмо тря на то. что симул ьтанн ое узнав ание харак териз уется мгнов еннос тью и сверн утость ю проце сса опозн ания, чаще всего без указа ния на конкр етные конце птуал ьные призн аки, индив идуал изиру ющие объек т, оно должн о испол ьзоват ься в уголо вном проце ссе наряд у с анали тичес ким (сукце ссивн ым) видом .

ГЛАВА II. Организационные и тактические аспекты предъявления для опознания лиц на предварительном

следствии

§ 1, От анизапионно-пшн отовительные действия следователя к производству предъявления для опознания лиц на предварительном

следствии

Криминалистическая интерпретация понятия «подготовка к предъявлению для опознания» должна рассматриваться, на наш взгляд, как начальная стадия тактической комбинации по анализу оперативно-следственной информации о потенциальном опознающем и опознаваемом, оценке складывающейся ситуации, постановки проблемы принятия решения о проведении опознания с учетом тактического риска, а также противодействия расследованию в целом.

Предъявление для опознания, как самостоятельное следственное действие, по своей криминалистической природе является, во-первых. динамичной структурой системы использования тактических приемов по идентификации объектов различными участниками уголовного процесса (свидетелем, потерпевшим, подозреваемым, обвиняемым). С учетом их процессуального статуса определяется комплекс тактических приемов подготовки и проведения рассматриваемого следственного действия.

Во-вторых, принятию решения о предъявлении для опознания того или иного объекта должен предшествовать тактически грамотный допрос потенциального опознающего с целью установления признаков, по которым он может опознать объект, воспринимавшийся им ранее.

Оценка результатов допроса, в зависимости от процессуального статуса потенциального опознающего, требует, как правило, использования тактических
приемов получения доказательственной информации как о

самом допрашиваемом, так и о характере преступного события, наблюдаемом объекте и до,

Таким образом, комплексность предъявления для опознания рассматривается нами как фактор решения задач при помощи тактической комбинации с использованием системы тактических приемов допроса, оперативно-розыскных мероприятии и еооствепно процесса идентификации по мысленному образу. В данном случае в рамках самостоятельного следственного действия, на наш взгляд, мы имеем не простую совокупность тактических приемов, а содержательную систему его составляющих, т. е. тактическую комбинацию.

Целью любой тактической комбинации, и в частности предъявления для опознания, является формирование доказательственной и ориентирующей базы путем установления следовой информации, Jt? относящейся к исследуемому событию, ее процессуального закрепления.

Это справедливо отметил и С.А. Шейфер1. С позиций предмета нашего исследования отметим, что главным сдедообразующим фактором опознания является узнавание.

Однако от того насколько правильно подобраны объекты для опознания, соблюдены процессуальные условия их восприятия, насколько сумел следователь грамотно оценить ситуацию, предшествующую предъявлению для опознания, складывающуюся на момент опознания, во многом зависит успех используемых приемов подготовки, проведения и проверки результатов опознания.

К числу необходимых действий следователя по подготовке Ш’ предъявления для опознания, по нашему мнению, относя гея:

  • допрос потенциального опознающего:
  • составление плана проведения опознания:
  • ‘См.: Шейфер С.А, Следственные действия. Система и процессуальная форма. -М. 1981. -С. 4-5.

(>JS

  • создание условии производства предъявления для опознания;

организация участия и разъяснения процессуальных прав участникам опознания:

определение тактической направленности проведения следственного действия с учетом риска:

определение приемов и способов фиксации хода и результатов опознания.

Тактическая сущность допроса потенциального опознающего сводится к получению информации о самом допрашиваемом, времени воспринимаемого в прошлом события и интересующего следствие объекта, следах (признаках) этого объекта, возможности опознающего эти признаки идентифицировать в процессе опознания и подтвердить их как воспринятых при определенных обстоятельствах в прошлом.

Следует отметить, что с тактической точки зрения указанная «схема» допроса детализируется отдельными условиями, которые дают возможность определить криминальную картину происшедшего и принять решение о тактике предъявления для опознания в целом. К числу таких условий, на наш взгляд, относятся:

  • оценка обстоятельств восприятия допрашиваемым интересующего следствие события;

содействие допрашиваемому в более полном воспроизведении обстановки воспринимавшегося им события;

оказание на допрашиваемого эмоционально-психологического воздействия с целью нейтрализации возможного уклонения от дачи правдивых показаний;

  • изменение позиции опознающим в процессе предъявления для опознания и т.п.

Обстоятельства, при которых свидетель (потерпевший) либо обвиняемый воспринимал тот или иной объект, могут выясниться в ходе первоначального допроса, однако на практике нередко возникает необходимость дополнительно допросить опознающего, непосредственно пеюед предъявлением для опознания.

В этом случае допрос потенциального опознающего проводится более целенаправленно и потому выяснение индивидуальных черт, по которым предполагается узнавание в ходе предъявления для опознания, проводится более конкретно и полно. Опознающий с помощью следователя воссоздает в памяти мысленный образ наблюдавшегося ранее объекта и психологически настраивается на будущее опознание. Он убеждает себя в том, что сможет опознать человека и по каким именно признакам. Опознающий, давая показания о конкрегных признаках воспринятого ранее

4t образа, анализирует их и убеждается в возможности идентифицировать

объект, о чем заявляет следователю. Причем степень уверенности может быть различной. Л следователь, путем постановки дополнительных вопросов, может подтвердить либо поколебать эту уверенность в целях получения объективных результатов.

Возникает вопрос: следует ли психологически настраивать опознающего на положительный результат, если сам он колеблется, высказывает сомнение или вообще считает предъявление для опознания бесперспективным действием в данном конкретном случае? Уговоры типа: ты не сомневайся, у нас достаточно доказательств его вины, но твое опознание будет последней точкой, после чего он сознается сам в

’ преступлении - недопустимы.

Задача следователя состоит в том, чтобы помочь опознающему вспомнить и конкретизировать приметы, преодолеть нерешительность, неуверенность в себе, и только. Но никак не в психологической обработке

опознающего па обязательное узнавание! Это чревато ошибками в опознании и, в конечном итоге, в достижении истины по делу.

Предварительный допрос важен и для правильного подбора других, предъявляемых вместе с опознаваемым, лип, так как требования закона о сходстве может быть выполнено только при УСЛОВИИ тщательного выяснения всех особенностей и признаков, по которым допрашиваемый предполагает опознать лицо в ходе проведения этого следственного действия. Выяснив конкретные признаки, следователь получит возможность учесть их при подборе для участия в предъявлении для опознания других лиц. Л это создаст необходимые предпосылки выполнения требований УПК и криминалистических рекомендаций о сходстве объектов, предъявляемых для опознания конкретному лицу.

А как быть, если допрашиваемое лицо не может назвать приметы

Ш человека, которого он ранее воспринимал, но утверждает, что все равно его

узнает? Должен ли следователь отказаться от своего намерения провести предъявление для опознания и, завершив допрос, дальнейшие подготовительные действия прекратить, либо его намерение остается непоколебимым и он претворяет его в жизнь?

В литературе, посвященной рассматриваемому следственному действию, высказаны разные мнения по этому вопросу. Так, одни авторы считают, что если опознающий не может назвать приметы человека, которого ему должны предъявить для опознания, но утверждает, что сможет его узнать, ни в коем случае нельзя отказываться от предъявления’. В то же время в литературе существует и иной взгляд на

Щ* рассматриваемую проблему, согласно которому вообще нецелесообразно

проводить опознание, если допрашиваемый не может назвать приметы, по

“См.: Кочаров ГЛ. Опознание на предварительном следствии. - М..1955. - С. 19; 11етренко В.М. Предъявление для опознания, - М., 1975. - С.33; Реапюв ЮЛ. Опознание человека по голосу и особенностям речи в процессе расследования: Дне…канд. юрид.

которым соонрается опознать воспринимавшееся ранее лицо, поскольку результаты такого опознания не будут иметь доказательственного значения1.

Неоднозначное мнение по данной проблеме сложилось и у поактических работников. На воппос нашей анкеты: «Поинимаете ли Вы решение о проведении предъявления лиц для опознания в случаях, если будущий опознающий не может назвать признаки подлежащего опознанию лица, но утверждает, что сможет его опознать?» — почти 70% респондентов без колебаний ответили положительно; еще 5%, хоть и высказали определенные сомнения по поводу ценности такого опознания. все же склонились в пользу его проведения, а 25% респондентов (практически каждый четвертый следователь из числа нами опрошенных) дали отрицательный ответ. С учетом этого мы и строим свое отношение к

J** рассматриваемому вопросу.

Разделяя первую точку зрения и понимая, что предъявление для опознания может сыграть решающую роль в изобличении виновного, мы считаем целесообразным лишь несколько смягчить позицию, сделав акцент на возможность проведения в данной ситуации предъявления для опознания, а не на его необходимость, как утверждают указанные выше авторы. Здесь категорические предписания не нужны. Этот вопрос может решаться следователем в каждом отдельном случае с учетом имеющейся по делу доказательственной базы, тактических соображений и других обстоятельств. Полагаем, что такой подход применим и в том случае, когда допрашиваемый не только не называет приметы будущего опознающего, но

*М и сомневается в возможности его опознания вообще.

На соответствующий вопрос нашей анкеты, адресованной

i См.: 1”нп:тург А,Я. Тактика предъявления для опознания. - М.. 1971, - С. 13; Руководство для следователей.» М.. 1998,- С. 345.

следственным работникам, 31% респондентов ответил, что даже при наличии таких сомнений, если нет других доказательств, нужно использовать любой шанс, что человек может вспомнить опознаваемого непосредственно в ходе самого опознания. Вместе с тем в подобной ситп/ашш, как отмечают при интеовьюировапии следователи, имеются определенные элементы тактического риска: отрицательный результат опознания может быть использован опознаваемым в свое оправдание. К тому же защитник обвиняемого получит дополнительный довод против обвинения. И все же, несмотря на эти моменты, они полагают возможным производство предъявления для опознания, если следовагель признает это целесообразным в той или иной конкретной ситуации.

Такую позицию занимает и B.C. Бурданова. Ссылаясь на известное высказывание И.М. Сеченова о том, что процесс узнавания происходит в ** тайниках памяти, вне сознания, а следовательно, без всякого участия ума и

воли, а также на результаты проведенного эксперимента, показавшего, что процент ошибок почти одинаков как в тех случаях, когда выражается уверенность в опознании, так и в тех, когда такой уверенности нет, она приходит к выводу, что нельзя решать вопрос о предъявлении для опознания исходя только из субъективной уверенности опознающего в возможность опознать объект. «Дело в том, - пишет B.C. Бурданова, - что субъективная уверенность, высказываемая следователю, зависит от индивидуальной характеристики данного лица: его самоуверенности или склонности к сомнениям, решительности иди осторожности, критичности или не критичности и т. д. Если учесть, что перед допросом лицо, 4* предупрежденное об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных

показаний, опасается этой ответственности, то степень уверенности,

высказанной следователю, может быть сильно уменьшена по сравнению с действительной»’.

Учитывая это, мы считаем правильным, на наш взгляд, относить решение вопроса о предъявлении для опознания в подобных (как, впрочем, и в ДРУГИХ) случаях к компетенции следователя. А СПОРЫ О доказательственном значении полученных в ходе такого опознания результатов лучше перенести в оценочную плоскость.

Если будущий опознающий является свидетелем или потерпевшим, то перед допросом его необходимо предупредить об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, что удостоверяется подписью этого лица в соответствующей графе протокола допроса. Собственно допрос начинается со свободного рассказа допрашиваемого об обстоятельствах, при которых он воспринимал

.% подлежащее опознанию лицо, о чертах его внешности, приметах и

особенностях. Затем ему задаются дополнительные вопросы, количество и характер которых напрямую зависит от содержательной части данных им показаний. Чем полнее прозвучавшая информация, тем меньшая необходимость в таких вопросах. Во всяком случае, у допрашиваемого необходимо выяснить, когда, при каких условиях и как долго он воспринимал подлежащее опознанию лицо: видел ли он его впервые либо наблюдал и ранее, если да, то в какой ситуации; кто еще мог его видеть; на чем основана уверенность, что это одно и то же лицо; какие отличительные особенности, черты внешности, приметы запомнились допрашиваемому, по которым он сможет опознать это лицо.

щц В зависимости от конкретных обстоятельств и особенностей личности

допрашиваемого рекомендуется выяснить также степень его способности к восприятию, запоминанию и воспроизведению интересующих следствие

’ Бурданови B.C., Быховский II.Е. Предъявление для опознания на редварительном следствии. - М.. 1975, -С 17 - 18.

сведений (состояние памяти, зрения, слуха и т. п.),

При подготовке к опознанию лица по признакам голоса и речи, наряду с вышеперечисленными вопросами, требуется выяснить еще ряд обстоятельств, которые необходимо будет учесть в ходе производства ланного следственного действия. О.Н. Коршунова выделяет три ГРУППЫ вопросов, которые, по ее мнению, подлежат выяснению в подооных случаях. Первую группу составляют вопросы, связанные с восприятием голоса и речи потенциального опознаваемого по телефону или другому переговорному устройству.

В этой ситуации выясняются:

  • тип аппарата, по которому происходил разговор;
  • марка (модель) его;
  • способ его производства (промышленный, кустарный);

^ - наличие ремонта (в мастерской или кустарным способом);

  • соответствие технических характеристик аппарата ГОСТам;

  • наличие и характер отклонений от ТУ и ГОСТов и т.п.

Вторая группа вопросов связана с местом восприятия. Если восприятие происходило в помещении, то необходимо выяснить:

  • его размеры (площадь и высота потолка);

материал отделки стен, потолка, пола (обои, ткани, другой материал - его качественные характеристики);

наличие и количество, а также характеристика и расположение мебели, находящейся в данном помещении;

местонахождение субъекта опознания в момент восприятия *’ голоса и устной речи;

  • местонахождение говорившего.

Все эти характеристики следует учитывать при решении вопроса о месте проведения предъявления личности для опознания по признакам голоса и устной речи, так как
площадь помещения и высота потолка

существенно влияют на акустические характеристики данного помещения. Предъявление для опознания в помещении, существенно отличающемся по своим размерам от того, где происходило восприятие, до определенной степени изменит акустико-фонетические характерно гики голоса и, кроме того, затруднит узнавание опознающим предъявляемых ему голосов, т. е, есть создаст ситуацию, при которой достоверность полученных результатов будет сомнительна.

Знание о материале отделки стен, потолка и пола также необходимо следователю, так как известно, что пористые материалы поглощают звуки иначе, чем другие. Бели восприятие говорившего происходило на «открытом пространстве», необходимо, выяснить:

характер местности (равнина, долина в горах, холмистая местность, горы и т. п.); fc- - наличие деревьев, кустарников, зданий: их количество и

местоположение;

местонахождение говорившего и воспринимавшего в момент речи.

Третья группа вопросов, по мнению О.Н. Коршуновой, связана с характеристикой голоса и устной речи, интересующих следствие1.

Описание признаков голоса и речи на предварительном следствии, довольно-таки сложно в силу их специфичности. Поэтому представляется необходимым при допросе пользоваться различными памятками с классификационными признаками голоса и речи2.

Рассматривая этот вопрос, Е.Е. Подголин отметил, что описание Л’ акустических признаков речи значительно облегчила бы специальная

‘См.: Коршунова ОН. Процессуальные и тактические аспекты отождествления личности по признаком голоса и устной речи на предварительном следствии: Дис. … канд. юрид. наук. - Л.. 1990. - С. 69-71.

‘Си.: Гшшноаич П.Н. Признаки человека как объекта опознания в криминалистике // Правоведение,- 1979. - № 1. - С.61.

фонотека, обратившись к которой можно было бы демонстрировать определенные признаки голоса1.

При выяснении анатомических признаков внешности человека рекомендуется использовать принятую в криминалистике систему описания человека по методу словесного портрета. Это поможет следователю при постановке дополнительных вопросов дооиться определенной последовательности описания внешности человека и не упустить каких-либо важных признаков или особых примет.

Это полезно и допрашиваемому, так как люди, не имеющие представления о словесном портрете, обычно испытывают большие затруднения в описании внешности человека.

Полезность подобных материалов подтверждена и результатами нашего исследования. На вопрос: «Считаете ли Вы, что при проведении t* данного следственного действия, при выяснении признаков внешности

человека, особенностей его голоса, речи и походки. Вам поможет методичка - схема последовательности описания признаков, которые необходимо отразить в протоколе допроса?» - свыше 60% респондентов ответили положительно.

Характерно, что не только начинающие следователи, но и достаточно зрелые специалисты со стажем следственной работы свыше 10-ти и даже 15-ти лет считают такие разработки полезными. О необходимости их использования свидетельствует и следственная практика. По изученным нами уголовным делам во многих протоколах допроса содержится крайне поверхностная информация о признаках внешности человека, особенностях % его голоса и речи. Это снижает как доказательственную ценность допроса,

так и значимость самого предъявления для опознания.

‘См.: Подголии Е, Опознание по особенностям голоса и речи // Соц. законность,-1979.-№9.-С. 33.

Но не только неумение описывать признаки человека (анатомические и динамические) является причиной того, что в протоколах допроса нет достаточной информации о вышеуказанных признаках, трудность заключается и в воспоминании свидетелями (потерпевшими) ранее воспринимавшегося лица.

Именно поэтому А.А, Закатов, Л,Н. Крикунов, А.Ф. Маевекий рекомендуют предъявлять на допросах перед опознанием изображения на рисунках, фотографиях, диапозитивах, цветовых шкалах различные признаки внешности людей1,

Л.В. Дулов, в свою очередь, считает целесообразным использовать при производстве этого следственного действия фоторобот, не без основания полагая, что это поможет опознающему восстановить в памяти образ человека, которого ему предстоит опознать-, 1% Результаты интервьюирования работников следствия показывают, что

85.3 % следователей оказывают на допросах соответствующую помощь будущему опознающему, выражающуюся:

  • в словесном разъяснении типов элементов внешности человека -

С Q 1 О/ .

До,1 /о,

  • в показе рисунков, фотоизображений отдельных элементов внешности человека - 48.4 %;

  • в использовании компьютерных технологий - 13.4 %. Определенное значение для опознания человека могут иметь и

сопутствующие признаки. Поэтому необходимо выяснять у допрашиваемого: во что был одет и обут человек, которого он наблюдал, ^’ каков цвет и фасон обуви, одежды, наличие очков, дипломата, барсетки

и т. п.

‘См.: Закатов А.А. Психологические особенности тактики производства следственных действий с участием несовершеннолетних. - Волгоград, 1479. - С, 61; Крикунов А,Е.. Маевекий А.Ф. Тактика и психологические основы предъявления для опознания на предварительном следствии, - Киев. 1977, - С,27.

. ‘См.: Дглов А. В, Судебная психология. - Минск.. 1970. - С, 357,

В криминалистической литературе их называют признаками внешнего оформления, сопутствующими и другими. А.А. Топорков относит к ним одежду, обувь, головные уборы, предметы личного обихода и украшения8.

Хотя эти признаки являются дополнительными, они подлежат осязательному выяснению и учету при подооре лиц для последующего опознания, особенно если об этих признаках говорил будущий опознающий на допросе. Следователю необходимо помнить, что резкое различие в одежде опознаваемого и статистов рассматривается судебной практикой как нарушение требований о сходстве и приводит к потере, возможно решающих доказательств по расследуемому преступлению.

Так, малолетние свидетели П. и У, показывали, что видели потерпевшую с неизвестным, одетым в красную клетчатую рубашку. Из Mi протоколов опознания видно, что эти свидетели опознали его только по

клетчатой рубашке, в которую из числа других предъявленных для опознания был одет только он. Указанные опознания были признаны Верховным Судом СССР проведенными с нарушением закона^.

Как и много лет назад, отменяя приговор и последующие решения по уголовному делу М., Судебная коллегия Верховного Суда РФ указала в числе других нарушений и на то обстоятельство, что М, предъявлялся для опознания в своей одежде, а двое других мужчин - в униформе3.

При выяснении у допрашиваемого обстоятельств, интересующих

следствие, важно учитывать то, что формулируемые ему вопросы должны

быть корректными и не вызывать негативной реакции с его стороны.

^’ Завершая допрос, необходимо выяснить у допрашиваемого, сможет

ли он опознать лицо, признаки которого им названы. В зависимости от

!См,: Топорков Л.Л. Словесный портрет: Практ. пособие. - М,, 1999, - С. 8; Гапанович II. II. Признаки человека как объекта опознания в криминалистике // I ‘равоведенис,- 1979,- № I _ с. 60.

“См.: Бюллетень Верховного Суда СССР,- 1965.- №3,- С.28,

“См.: Бюллетень Верховного Суда РФ.- .1998.- № 2, - С.11.

результатов предварительного допроса следователь решает вопрос о целесообразности предъявления для опознания.

В процессе проведения допроса следователь должен стремиться не только получить доказательственную информацию от допрашиваемого (независимо от процессуального его положения), но и создать атмосферу взаимопонимания, доверия, т, е. установить психологический контакт как необходимый атрибут успешного межличностного общения взаимодействующих сторон,

Важно помнить, что выяснение обстоятельств у будущего опознающего, связанных с преступным событием, ведет не только к воспоминанию происшедшего, но и попутно вызывает волну тех чувств. которые однажды пережил допрашиваемый, в связи с преступным событием. Если допрашиваемый поймет, что следователь заинтересован в получении объективной информации и старается помочь ему, он будет чувствовать себя более уверенно и спокойно. Это в свою очередь будет способствовать лучшему воспоминанию всех интересующих следствие обстоятельств дела. послужит цели обеспечения оптимального психофизиологического состояния опознающего на момент предъявления для опознания.

Большое значение психологический контакт будет иметь в случае отказа допрошенного лица от участия в опознании. Следователь должен выяснять причины такого отказа и, по возможности, принять меры к их устранению.

К их числу могут относиться: боязнь мести со стороны опознаваемого, его соучастников или знакомых; нежелание принимать участие в предъявлении для опознания из-за присутствия при этом следственном действии кого-либо из участников процесса: неуверенность в своей памяти и т. д.

В подобных ситуациях, считая опознание веским доказательством по дeлv, 75.3 % следователей предпринимают к будущему опознающему различные меры убеждающего характера.

Психологический контакт может быть установлен путем воздействия

на социально-психологические качества потерпевшего. свидетеля

х (ооращение к чувству гражданского долга, правосознанию, совести.

справедливости. честности, принципиальности, непримиримости к

правонарушениям и т. л.)\

Важно психологически настроить лицо на опознание, убедить его в том, что не следует бояться какого-либо негативного воздействия со стороны опознаваемого, так как существуют различные формы проведения опознания, обеспечивающие защиту опознающего и его близких.

Немаловажное значение имеет установление психологического ^ контакта с потенциальным опознаваемым, потому что результат опознания во

многом будет зависеть от поведения предъявляемого для опознания лица.

Полученные в ходе интервьюирования следственных работников результаты показали, что установление психологического контакта с будущим опознаваемым в большинстве случаев удается достичь, применяя различные тактические приемы, в том числе заключающие в себе побудительное начало.

К наиболее часто применяемым приемам относятся:

проявление непредвзятого отношения к противоположному субъекту - 58,6%;

нейтрализация и устранение конфликтной ситуации, возникшей *т с отдельными участниками следственного действия, - 52,8%;

возбуждение интереса и активности участников следственного действия - 49,5%:

!См.: Гмпьцпш Ф.В. Психология следственных действий. - Волгоград, 1983. -С.58.

обращение к логическому мышлению - 44,3%.

В конечном итоге, от умения следователя решать проблему

установления психологического контакта во многом зависит успех

рассматриваемого следственного действия.

Подбор других лиц. в числе которых будет предъявляться ф - ? 1 I.. -

опознающему воспринимавшийся им ранее человек, осуществляется в соответствии с требованиями УПК и с учетом выработанных наукой криминалистических рекомендаций.

В законе сказано, что эти лица по внешности должны быть по возможности сходными с опознаваемыми, что общее число лиц, предъявляемых для опознания, должно быть не менее трех. А вот какова степень этого сходства, по каким параметрам осуществлять подбор, чтобы считать это тоебование выполненным, остается неясным. Ответ на эти ^ вопросы ищут исследователи данной проблемы, предлагая свое видение их

решения.

Ю.Г. Корухов рекомендует, например, подбирать людей по принципу общего сходства, учитывать национальность, возраст, рост, телосложение, сходство некоторых признаков (овал лица, цвет глаз), обеспечивать некоторое сходство одежды’.

B.C. Бурданова отмечает, что кроме общих признаков (пола, возраста, телосложения, черт лица, цвета волос, одежды) при подборе людей следует учитывать и те признаки, о которых допрашиваемый говорил на допросе и которыми обладает опознаваемый объект2.

По мнению А.А. Закатова, необходимо подбирать таких лиц, у *^ которых не было бы резких различий в телосложении, росте, возрасте,

!См.: Корухов Ю.Г. Предъявление лля опознания на предварительном следствии и в суде, -М. 1968. -С. 15,

2См.: Бурдииова B.C.. Быховскпп Н.Е. Указ. соч. - М. 1975. - С. 41..

национальных признаках и одежде1.

Ю.И. Ревтов, кроме того, предлагает при подборе предъявляемых для опознания лиц по признакам голоса и речи обеспечивать сходство по географическим и социально- общественным признакам2.

Приведенные выше суждения дают определенные ориентиры для решения данного вопроса, хотя и не содержат, как нам представляется, исчерпывающего перечня признаков, по которым на практике следовало бы подбирать предъявляемых для опознания лиц. И это вполне объяснимо, так как сформулировать какой-либо единый универсальный перечень, который был бы приемлем на все случаи производства опознания, практически невозможно, да и нецелесообразно. Проблему эту решает следователь в каждой конкретной ситуации, исходя из имеющейся у него информации о будущем опознаваемом и тех признаков, по которым должно &, обеспечиваться сходство. Мы полагаем, что при подборе людей для

будущего опознания по признакам внешности должны учитываться, прежде всего, возраст, рост, телосложение, пол, национальность или хотя бы тип лица3.

Что касается других признаков внешности, то сходство по ним обеспечивается лишь в той степени, в какой это возможно с учетом показаний будущего опознающего и необходимо для объективного проведения опознания. В одних случаях это могуч- быть овал лица и цвет глаз, длина волос, их цвет и вид прически, фасон и цвет одежды, в других, кроме того, какие-либо иные отличительные признаки.

!См.* Закатов А.Л. Психологические особенности тактики производства следственных действий с участием несовершеннолетних.- Волгоград. 1976. - С. 64.

2См.: Ревтов Ю.И. Опознание человека но голосу и особенностям речи в процессе расследования: Дис. … канд. юрнд. наук. - Минск, 1988. - С. 124.

‘В отечественной криминалистике различают европейский. кавказский. монгольский и среднеазиатский типы лица.

При этом, как правильно отмечается в литературе, «не следует увлекаться максимальным сходством субъектов, предъявляемых для опознания, тем более что в законе по этому поводу сказано довольно мягко: « … с другими лицами, по возможности сходными по внешности с опознаваемыми» (ч. 1 ст. 165 УПК). Излишнее сходство может только ‘•? усложнить процесс узнавания»’.

При подготовке к опознанию по голосу и особенностям речи также необходимо соблюдать правило о сходстве. Голоса подбираемых лиц должны быть одинаковыми по высоте основного тона. Они не должны резко отличаться друг от друга. Опознание по походке предполагает и сходство опознаваемых по таким общим характеристикам, как пол, рост, телосложение, полнота, возраст, одежда.

Закон не ограничивает количество предъявляемых для опознания & лиц, указывая лишь, что их должно быть не менее трех. Это

законоположение в целом удовлетворяет практиков. Однако в криминалистической литературе высказывается пожелание увеличивать их число, если допрашиваемый не может назвать конкретные приметы будущего опознаваемого. Так, например, М. Противинский предложил в таких случаях предъявлять для опознания 5-6 человек, что, по его мнению, должно снизить возможность случайного опознания или простого угадывания-.

В дальнейшем он писал уже о 6 - 8 предъявляемых для опознания лицах, не исключая вовсе, что их число, по тем же мотивам, может быть и

1 Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. Герасимова И.Ф., Драпкина Л.Я, -М„ 1994.-С. 301.

‘См.: Противинский М, Дискуссионные вопросы предъявления для опознания на предварительном следствии // Сб. статей адъюнктов и соискателей. - Ы„ 1968. - С. 173.

84

больше1.

Б тех ситуациях, когда опознающий не уверен в возможности опознания, Л,Д. Удалова также считает целесообразным увеличение числа лиц, совместно предъявляемых для опознания, что, на её взгляд, позволит снизить вероятность случайного угадывания, повысит надежность и достоверность результатов опознания.

Причем автор предлагает формировать несколько групп, по три человека в каждой (место и фуппу опознаваемый выбирает сам), затем последовательно предъявлять опознающему эти группы. Оглашение результатов предполагается в конце следственного действия-1.

Подобную точку зрения разделяет Ю.И. Ревтов, говоря о схожей ситуации при проведении опознания по голосу и особенностям речи.

Н.Г. Бритвич, ссылаясь на экспериментальные данные психологии о &1 том, что объем внимания для охвата в существенных чертах

воспринимаемого колеблется в пределах от четырех до шести объектов, высказался за
наиболее правильный, по его мнению, вариант опознаваемый объект должен предъявляться вместе с тремя другими”.

Мы считаем оптимальной для таких ситуаций группу предъявляемых для опознания лиц из 5 человек. Увеличение их числа до б - 8 и более человек, как предлагают некоторые авторы, породит лишь дополнительные сложности в подготовке и проведении опознания, но не создаст сколько-нибудь существенных гарантий его достоверности.

Более того, при большом количестве предъявляемых для опознания

‘См.: Противинский М. Предъявление для опознания на предварительном следствии: Автореф. дис. … канд. юрид наук.- М.. 1969. - С. 38.

“См.: Удалова Л Д. Вопросы тактики предъявления для опознания // Криминалистика и судебная экспертиза. - Киев. 1984, - Вып. 29. - С. 47.

“См.: Ревтов Ю.И. Опознание человека по голосу и особенностям речи: Дис. … канд. юрид. наук. - Минск, 1988. - С. 125.

чСм,: Бритвич Н.Г. Теоретические основы и практика предъявления для опознания: Дис. … канд. юрид, наук - Харьков, 1968. - С. 116-117.

лиц может возникнуть рассредоточение внимания, не позволяющее сконцентрироваться на определенном числе объектов. Значительное число сравниваемых объектов исключает быстроту сравнения, распределяет внимание в очень широком диапазоне, не способствующем четкому выполнению (ЬУНКЦИИ сравнения1.

Не случайно практические раоотннки крайне редко проводят данное следственное действие с количеством предъявляемых для опознания лиц более трех. По изученным нами делам лишь в двух случаях было увеличено число статистов. В то же время, по данным наших исследований, 69% опрошенных следователей такую возможность допускают для тех случаев, когда будущий опознающий не может назвать приметы подлежащего опознанию лица. А 25% респондентов считают ненужным увеличение числа статистов, полагая при этом, что трех человек вполне достаточно, что

/Ц? ни к чему усложнять положение опознающего, да и свое тоже. Остальные 6

% оставили этот вопоос без ответа.

Отметим, что практике известны случаи предъявления для опознания одновременно 20 и более человек. Один из примеров такого опознания приводит Ф. Багаутдинов. Необходимость в его проведении возникла по уголовному делу, возбужденному по заявлению потерпевшего К., о том, что неизвестный работник милиции на территории рынка, превысив свои полномочия, задержал его и избил. Установив, что на территории рынка осуществляли патрулирование сотрудники патрульно-постовой службы, всего 26 человек, следователь собрал их всех в актовом зале РУВД и в присутствии понятых
предъявил для опознания, Среди 26 работников

? милиции, которые все были в форме, потерпевший уверенно опознал того,

который задержал его на территории рынка и применил насилие. О проведении опознания был составлен протокол, к которому следователь

‘См.; Коновсиоаа В.Е, Правовая психология: Учеб. пособие. - Харьков, 1990. -С Л 20.

приложил список 26 работников милиции с указанием их фамилии, имени и отчества, года рождения, роста и цвета волос. Все они подписались в протоколе.

Приводя пример такого опознания, автор понимает сомнительный его характер и потому отмечает, что оно не «укладывается в трафаретную схему, заложенную в ст. 165 УПК РСФСР» ‘. Мы же считаем, что оно не просто не укладывается, а прямо противоречит УПК. Ничто не мешало следователю предварительно допросить потерпевшего о приметах будущего опознаваемого, а затем из 26 работников милиции отобрать 3-5 человек высоких или низких, плотных или худощавых, брюнетов или блондинов и т. д., после чего предъявить их для опознания, как того требует закон. По предложенной схеме можно было собрать в актовом зале и сорок и пятьдесят человек, можно и всех сотрудников РУВД. Но это будет уже не опознание в уголовно-процессуальном смысле. Указанное действие носило, скорее всего, розыскной характер, и наличие понятых в данной ситуации не делает его уголовно-процессуальным. Не случайно поэтому адвокат обжаловал данные действия, считая, что результаты такого опознания с одновременным участием 26 лиц нельзя признать достоверными.

Важное значение для получения максимально объективного результата имеет создание надлежащих условий производства предъявления для опознания. Выбор времени и места проведения рассматриваемого еледствеиного действия осуществляет следователь с учетом конкретных обстоятельств дела. В одних случаях это может быть его служебный кабинет и удобное для всех участников дневное время. В других - место восприятия опознающим происходившего ранее события с соблюдением временных его параметров, учета условий такого восприятия. А это может потребовать воссоздания соответствующей обстановки.

Как правильно отмечается в литературе, достоверность результатов

опознания во многом зависит от сходства условий восприятия опознаваемого объекта в момент расследуемого события и при предъявлении для опознания. Для этого рекомендуется проводить опознание в такой обстановке, котооая сходна с обстановкой восприятия происшествия’.

Конечно, добиться полного сходства довольно трудно, но создать условия, максимально приближенные к тем, в которых происходило восприятие опознаваемого объекта, следователю по силам, тем более если от этого зависит успех предстоящего следственного действия. Максимальное воссоздание обстановки, как правило, приводит к положительному результату предъявления для опознания и способствует раскрытию
преступлений1.

<ЦЧ» Следователь, воссоздавая обстановку, должен избегать действий,

которые создавали бы угрозу здоровью или жизни участвующих лиц либо унижали бы их честь и достоинство. Это правило закреплено в УПК применительно к следственному эксперименту, но оно в полной мере относится и к предъявлению для опознания.

Если предполагается провести опознание в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего, следователь должен подобрать соответствующий кабинет. Это может быть помещение, разделенное перегородкой с тонированным стеклом, позволяющее опознающему обозревать всех предъявляемых на опознание лиц, оставаясь для них невидимым. Некоторые авторы предлагают
разделять

4 соответствующее помещение простой шторой с небольшим отверстием в

ней, полагая, что это и дешевле, и быстрее. В конечном итоге, главное не это, а то, чтобы были созданы надлежащие условия для такого опознания.

‘См.: Белкин Р.С, Белкин А.Р, Эксперимент в уголовном судопроизводстве. - М.. 1997, -С. 150.

"”См.: Багттдинов Ф. Указ. соч. - С. 22.

Необходимой подготовки требует и планируемое опознание по функциональным признакам. Как мы уже отмечали ранее, на определение места проведения опознания по признакам голоса и речи влияет ряд специфических факторов, которые должны быть выяснены в ходе допроса и учтены ппи подготовке к опознанию. При этом следователь учитывает личность опознаваемого, опознающего и условия, при которых происходило восприятие. «… На железнодорожной станции в ночное время двое преступников напали на девушку, возвращавшуюся с работы. Один из них сорвал с руки часы, а другой, снимая пальто, приказал: «Вытряхивайся из пальто, поскорей!» Потерпевшая в темноте не рассмотрела лиц преступников, но запомнила голос одного из них, заявив, что по тембру он очень низкий, хриплый, речь отрывистая, повелительная. Вскоре ей для опознания в числе других предъявили подозреваемого П. Предъявление

?’ проводилось в том же месте. Опознающая прослушала голоса и речь на

таком же расстоянии и в подобных условиях, как и во время происшествия. В результате она опознала П.»! ,

Достоверность опознания во многом зависит от фактора времени, поэтому правильный выбор момента предъявления для опознания может существенно повлиять на его результаты. Как отмечает Ю.И. Ревтов, независимо от произвольности запоминания, число опознаний на 3-4-й день падает, затем на 6-7-й день возрастает, а на 10-й день значительно понижается2.

Мы считаем, что опознание по анатомическим признакам внешности подчинено той же закономерности.

4 Особых условий требует и опознание по походке, возможность

которого поддерживается многими авторами.

‘См.: Гинзбург А.Я. Тактика предъявления для опознания. - М.. ! 971. - С.36. ‘См.: Ревтов Ю.И. Опознание человека по голосу и особенностям печи в процессе расследования: Дне. … канд. юрид. наук .-Минск. 1988. - С. 127.

В зависимости от вида предъявления для опознания должен быть намечен и осуществлен комплекс мер по созданию надлежащих условий и обеспечению эффективного его проведения.

Подбор понятых следует осуществлять с учетом того, что ими могут быть лишь граждане, не заинтересованные в исходе дела’. Поэтому нельзя *^h приглашать в качестве понятых родственников обвиняемого или

потерпевшего. Не желательны в этом качестве и работники органов внутренних дел, хотя УПК по этому поводу прямых ограничений не содержит.

Понятых рекомендуется подбирать из числа посторонних граждан, не имеющих отношения к расследуемому преступлению. И делать это нужно заблаговременно, а не в последний момент, перед самым производством опознания, когда степень появления в этом качестве случайных людей чрезвычайно высока.

<i?s При этом необходимо учитывать возможность последующего допроса

понятых о содержании и результатах опознания и подбирать таких лиц, которые по своему физическому и психическому состоянию способны адекватно воспринимать происходящее и давать правильную о нем информацию.

Рассматривая специфику подготовки предъявления для опознания в исправительных учреждениях, Н.И. Кулагин рекомендует подбирать в качестве понятых только вольнонаемных сотрудников, а не осужденных, не без основания полагая, что многие из них отличаются несдержанностью и непостоянством характера, а потому способны резко менять свое поведение и прежние показания. И только в случае полной невозможности выполнить это требование он допускает использование в качестве понятых

4 положительно зарекомендовавших себя и не заинтересованных в исходе

дела осужденных2.

!В проекте нового УПК РФ (ч, 2 ст. 59) подчеркивается, что в качестве понятых должны приглашаться лишь совершеннолетние граждане, что вполне справедливо, на наш взгляд,

2См.: Кулагин Н.И, Организация и тактика проведения предварительного следствия в местах лишения свободы. - Волгоград, 1977. - С. 82.

Тактический аспект количества понятых решается следователем в каждом отдельном случае исходя из конкретной ситуации и с учетом вида и характера предстоящего опознания.

Если, скажем, готовится опознание человека по признакам внешности, то ДВУХ понятых для этого вполне достаточно, Вопрос об увеличении их числа может возникнуть, например, в случае подготовки к опознанию в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего. Признав, что для обеспечения безопасности опознающего такой вариант опознания необходим, следователь должен решить помимо других организационных проблем и вопрос о количестве понятых. Учитывая особенности личности опознаваемого и опознающего, а также психологическую атмосферу предстоящего опознания, он может подобрать четырех понятых, а может ограничиться и двумя. Отметим, что

ф/ ни теория, ни практика не дают однозначных рекомендаций по этому

вопросу.

Рассматривая данную ситуацию, А.И. Дворкин, например, полагает достаточным «иметь двух понятых, один из которых должен находиться с опознаваемым, наблюдая за порядком занятия им любого места среди предъявляемых для опознания лиц и отсутствием перемещения в процессе следственного действия, а другой - в помещении с опознающим, чтобы засвидетельствовать факт опознания1.

Н.Г. Бритвич считает, что опознание по голосу должно проводиться в присутствии четырех понятых, двое из которых будут находиться в комнате, где располагается
опознаваемый, а двое - в комнате с

<$ опознающим1.

‘Сы.:Дворкш1 А.И. Предварительное следствие по делам о вымогательстве // Прокурорская и следственная практика. - М,, I 997,- № 2. - С. 165.

‘См.: Бритвич И,Г, Теоретические основы и практика предъявления для опознания: Дне… канд. юрид. наук. - Харьков. 1968. - С. 126-127.

Приведенные здесь суждения выражают позиции названных авторов и не являются для следователя обязательными. Предписания закона о минимальном количестве понятых (не менее двух) должны неукоснительно соблюдаться. Производство этого следственного действия в присутствии лишь одного понятого является прямым нарушением требований УПК и ставит под сомнение доказательственную ценность результатов опознания1.

Необходимо отметить, что в юридической литературе высказано суждение о нецелесообразности сохранения института понятых в уголовном судопроизводстве. Так, Р.С. Белкин расценивает сохранение этого института в современных условиях как пережиток недоверия к объективности лица, ведущего расследование. Он отмечает, что понятые практически не могут квалифицированно оценить законность,

^ целесообразность и эффективность действий следователя, поскольку

обычно совершенно некомпетентны и фактически превращаются в статистов, людей «для подписи», которую они, как правило, и ставят без колебаний и сомнений, полностью полагаясь на добросовестность следователя. По его мнению, понятых целесообразно привлекать «лишь при производстве обыска и не столько для охраны закона от следователя, сколько для самого следователя от клеветнических заявлений обыскиваемых».

Сомневаясь в возможности столь радикального решения вопроса, Р.С. Белкин предлагает пойти на компромисс, исключив присутствие понятых при производстве
тех следственных действий, в которых помимо

-* следователя участвуют иные незаинтересованные лица, могущие при

необходимости дать нужные показания о ходе и результатах следственного

!См. по делу М.

Определен ие Судеоной коллегии Верховног о Суда Российско й Федераци и Бюллете нь Верховно го Суда РФ,- 1998.- № 2. - С. 11.

действия: специалисты, предъявляемые для опознания посторонние лица, вспомогательные участники следственного эксперимента и т. д. ‘

Это неординарное и, безусловно, интересное предложение заслуживает внимания и обстоятельною изучения. Но пока закон не изменен, его требования о приглашении понятых являются обязательными и должны неукоснительно соблюдаться.

Приглашение переводчика, специалиста и других лиц включается в комплекс подготовительных действий, если участие их в предъявлении для опознания в данном конкретном случае является обязательным по закону или признано необходимым следователем.

Так, например, если опознающий не владеет языком, на котором ведется судопроизводство, следователь должен предоставить ему возможность давать
показания на родном языке, и в этом случае

Лг переводчик будет обязательным участником как на предшествующем

опознанию допросе, так и в ходе самого опознания. Причем владение следователем родным языком опознающего не исключает необходимости участия в деле переводчика. Это вытекает из невозможности совмещения различных процессуальных функций в одном лице. Поэтому следователь должен подобрать переводчика заблаговременно. В качестве переводчика может выступать только такое лицо, которое владеет необходимыми для перевода языками: одним - на котором ведется судопроизводство, другим -на котором говорит лицо, участвующее в деле, в данном случае -опознающий.

При этом следует учитывать, что переводчик не может принимать

-й участие в производстве но делу, если имеются основания, предусмотренные

ст. 59 УПК, а также в случае, когда обнаружится его некомпетентность, т. е. неспособность обеспечить доброкачественный перевод. И то и другое

!См.: Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. - Волгоград. 1993. -С. 140.

должно выясняться в процессе подготовки к предъявлению для опознания. Если при этом не установлено никаких противопоказаний, следователь принимает положительное решение об участии данного лица в качестве переводчика, формулирует ему задачу и конкретизирует время проведения следственного действия.

Аналогично решается вопрос о лице, понимающем знаки глухого или немого и приглашаемом для участия в производстве по делу.

Если опознающий не достиг 14-летнего возраста, следователь должен пригласить педагога. Для подростков от 14 до 16 лет педагог приглашается по усмотрению следователя. Он же решает вопрос о приглашении, при необходимости, врача, законных представителей несовершеннолетнего или его близких родственников.

В качестве педагога рекомендуется приглашать классного

V руководителя или другого учителя, работающего с несовершеннолетним.

Мы разделяем высказанное в литературе мнение, что педагогом следует считать только того преподавателя, который обучает ребенка, а не вообще лицо, имеющее высшее педагогическое образование. Педагог, не обучающий подростка, является для него посторонним человеком, присутствие которого может лишь повредить делу’.

Представляется, что следователь вправе, при необходимости, пригласить такого педагога, но лишь в качестве специалиста. Последний, используя свои познания, может оказать следователю консультационную помощь в решении возникающих вопросов. Потребность в специалисте, кроме того, может быть обусловлена и иными обстоятельствами. Вопрос о

Щ его приглашении решается следователем по своему усмотрению, если закон

не требует обязательного участия специалиста для данной конкретной ситуации. При этом необходимо учитывать, что в качестве специалиста

психологические основы - Киев. 1977.-С. 26,

!См.: Крикунов А. Е.. Мтвский А.Ф. Тактика и предъявления для опознания на.предварительном следствии.

94

допускается лишь такое лицо, которое не заинтересовано в исходе дела, Поэтому следователь должен выяснить отношение специалиста к обвиняемому и потерпевшему и проверить, нет ли обстоятельств, исключающих его участие в производстве по
делу. Если такие

обстоятельства OVAVT выявлены, следователь должен пригласить в качестве

? “ “” „

специалиста другое лицо. Кроме того, необходимо удостовериться в

компетентности специалиста (ст. 133 УПК), т. е. его способности выполнять

те задачи, ради которых он вовлекается в уголовный процесс. Если

сомнений у следователя не возникает, вопрос об участии этого лица в

качестве специалиста решается положительно,

В случае если предполагается провести предъявление для опознания лица по признакам голоса и особенностям речи, на наш взгляд, важно воспользоваться консультацией специалистов в области психолингвистики, Ч лингвистики, электроакустики и т, п.

При подготовке к производству предъявления для опознания необходимо учитывать фактор тактического риска.

В юридической литературе тактический риск определяется как ситуация, грозящая провалом замысла следователя, как допущение отрицательного результата действий, как деятельность, осуществляемая в условиях выбора, когда существует опасность в случае неудачи оказаться в худшем положении, нежели до выбора1,

Определение термина «тактический риск» требует уяснения смысла

«ситуация тактического риска», поскольку они непосредственно сопряжены

друг с другом.

”* Следует согласиться с мнением Е.И. Пухова, что анализ конкретной

ситуации является исходным пунктом принятия того или иного

‘См.: Осипов Ю.Ю. Деятельность следователя в условиях тактического риска: Учеб, пособие. • Саратов. 1997, - Сб.

тактического решения1.

В этой связи ситуацию можно оассматоивать как СОВОКУПНОСТЬ различных обстоятельств и условий, создающих определенную обстановку для того или иного вида деятельности. Причем эта обстановка может или способствовать, или поепятствовать осуществлению данного действия, в том числе «рискованного».

В ситуациях тактического риска различаются три варианта:

а) следователь, выбирающий из нескольких альтернатив, имеет в распоряжении объективные вероятности получения предполагаемого результата, основывающиеся на опыте предыдущей деятельности следователей;

б) вероятности наступления ожидаемых последствий выводятся на основе субъективных оценок;

^ в) следователь в процессе выбора располагает как объективными, так

и субъективными вероятностями^

Указанное позволяет определить ситуацию тактического риска как ситуацию неизбежного выбора, в процессе которого имеется возможность оценить вероятность достижения предполагаемого результата.

Ситуация тактического риска обусловливает прежде всего тактику конкретных следственных действий. Ее оценка реализуется именно в тактическом решении, получающем свое внешнее выражение в планировании расследования. Через следственную ситуацию, по нашему мнению, тактический риск реализуется в конкретные действия.

В общем виде ситуация тактического риска характеризуется М наличием неопределенности, альтернативностью выбора решения и

возможностью оценки вероятности осуществления сделанного выбора.

‘См.: Пухов Е.И. Тактические приемы в расследовании преступлений. -Волгоград. 2000. - С. 48.

‘См.: Осипов IOJO. Указ, соч. - С.8.

96

Причем необходимо отметить, что именно от следователя (его опыта, наблюдательности, способности к анализу объема и качества собранной им информации) зависит правильная оценка возможного тактического риска.

Проведенные нами исследования позволили прийти к выводу, что предъявление для опознания - это следственное действие, содержащее в себе наибольшую вероятность тактического риска. Так, 70,3% опрошенных нами следователей ответили, что знают о том, что рассматриваемое процессуальное действие является «рискованным», и учитывают это обстоятельство при подготовке к его производству.

Как мы уже отметили, предъявление лица для опознания несет в себе определенную степень риска (от минимальной - в благоприятно сложившейся ситуации, до максимальной - в ситуациях более сложных, когда лицо плохо запомнило признаки опознаваемого и вообще сомневается \^ в возможности его опознать либо дает ложные показания). В результате

лицо может быть опознано, установлено лишь его сходство либо вообще неопознано. Не исключено, что предполагаемое опознание не состоится.

Попытаемся определить факторы тактического риска, влияющие па конкретный результат опознания. Успех проведенного следственного действия прежде всего зависит от того, насколько точно соблюден порядок его производства. Он направлен на то, чтобы опознающий был поставлен в условия психологического и тактического характера, максимально благоприятствующие течению опознавательного процесса, и мог бы прийти к достоверному выводу о тождестве, сходстве или различии предъявляемых ему объектов с теми, которые он воспринимал ранее. # Именно соблюдение указанных факторов помогает избежать

возможных ошибок со стороны опознающего и не допустить какой-либо недобросовестности с его стороны или со стороны других участников этого следственного действия.

Следователь, готовясь к проведению опознания, должен предупредить ситуацию, которая может свести на нет доказательственное значение опознания. Здесь идет речь о так называемом предварительном ознакомлении опознаваемого с опознающим (это может быть при случайном обнаружении потерпевшим преступника, узнавание его по фотоизображениям, пуоликуемым в печати, показываемым по телевидению, а равно как и при организации поиска преступника в местах наиболее вероятного его появления).

Фактором, повышающим степень тактического риска при предъявлении лица для опознания, являются так называемые «ошибки», основанные на психологическом стрессе. Катализатором данного стресса является то обстоятельство, что по своей природе опознание - первое следственное действие, где впервые после преступного события «очно» ^ встречаются преступник и жертва,

Боязнь, страх перед преступником - вот психологический фактор отказа от опознания, «неузнавания» его. Поэтому важно менять существующие формы производства опознания, широко практиковать опознание в условиях отсутствия непосредственного контакта опознаваемого и опознающего. Таким образом, будет осуществлена психологическая защита опознающего, что в свою очередь приведет к снижению уровня тактического риска при производстве рассматриваемого следственного действия.

Кроме фактора страха, влияющего на конечный результат предъявления лица для опознания, еще можно выделить фактор времени. ^ Мы уже рассматривали вопрос о том, что проводить это следственное

действие нужно как можно ближе к расследуемому событию. Однако в некоторых случаях, по тактическим соображениям, необходимо несколько отодвинуть момент предъявления лица для опознания, например, если следователю станет известно о том, что потенциальный опознающий, по

различным причинам, намеревается уклониться от процесса опознания лиоо собирается дать заведомо ложные показания. В данной ситуации следователь должен принять меры к выяснению и нейтрализации причин подобного поведения опознающего, а уже затем проводить предъявление для опознания. Учитывая вышеназванные факторы можно предложить наиоолее рациональные, на наш взгляд, пути минимизации степени тактического риска при предъявлении лица для опознания:

? тщательный анализ ситуации, сложившейся на момент расследования. Обобщение и использование информации, полученной в том числе и негласными средствами и методами (особое значение здесь приобретает информация, полученная в ходе проведения оперативно- розыскных мероприятий и использования полиграфа) и дающей возможность знать о намерениях и линии поведения будущего

к опознаваемого;

? использование видео-, кино-, звукозаписывающей аппаратуры при проведении данного следственного действия: ? ? психологическая подготовка участников рассматриваемого следственного действия, основанная на глубоком изучении личности как будущего опознающего, так и будущего опознаваемого. Установление психологического контакта со всеми участниками следственного действия; ? ? хорошо продуманная тактика производства данного следственного действия, в случаях когда в качестве опознающих выступает несколько человек, один из которых подробно описывает приметы опознаваемого, а другие - особенности объекта запомнили хуже. Важно ? ?М! прежде всего предъявить опознаваемого тому лицу, в отношении которого

имеется большая уверенность, что он может достоверно произвести опознание, это также позволит минимизировать степень тактического опека:

? в ситуациях нечеткости показании при предварительном допросе снижению УПОВНЯ тактического опека будет способствовать повторный допрос (иди ряд допросов) по обстоятельствам восприятия объекта опознания: ? ? как нам представляется, в некоторых случаях минимизации тактического риска может способствовать изменение обстановки места производства опознания (с целью ее приближения к условиям восприятия на момент совершения противоправных действий, а это в свою очередь должно активизировать ассоциативные связи опознающего и привести к намеченному результату): ? ? сравнение данной ситуации тактического риска по аналогии с ранее возникавшими подобными ситуациями, оценки примененных ранее тактических приемов на предмет их выбора и использования в подобных условиях. ? Предлагая, на наш взгляд, рациональные пути сведения к минимуму тактического риска, мы не берем на себя смелость утверждать, что приведенный перечень является исчерпывающим, однако, как нам представляется, он является,
наиболее практически оптимальным.

Разумеется, стремление минимизировать тактический риск может не увенчаться успехом и желаемый результат не будет подучен. В криминалистической литературе определены общие рекомендации проблемы нейтрализации отрицательных последствий тактики риска с минимальными потерями для следователя, которые складываются из:

  • «криминалистического рассмотрения всех ранее принятых решений и осуществления действий в поисках ошибок;

  • сопоставления обнаруженных ошибок с результатами анализа ситуации тактического риска;

  • опоеделения причин ошибок;

  • определения комплекса мероприятий по исправлению ошибок и предотвращению будущих (возможных) ошибок;
  • пересмотра всей исходной информации, использования ее для элементного и комплексного анализов ситуации:
  • исследования ситуации на основе иной стратегии расследования»’. Неооходимо отметить, что ооозначенные тактические приемы

нейтрализации отрицательных последствий проводимых действий применимы и при проведении предъявления лиц для опознания.

Их выбор должен быть предопределен конкретной складывающейся ситуацией.

В процессе подготовки к производству опознания должен быть решен

и вопрос о технических средствах, которые потребуются как для фиксации

хода и результатов рассматриваемого следственного действия, так и для

fe проведения опознания с использованием различной фото-, видео- и

звукозаписывающей аппаратуры.

Несмотря на то. что обеспеченность следственных подразделений различными техническими средствами, как показал опрос следователей. достигает 87,2 %, в отдельных случаях следователи производят фиксацию хода и результатов опознания только в протоколе, что не создает дополнительных условий для объективного исследования и оценки результатов опознания в судебном заседании.

Изучение следственной практики показывает, что наиболее эффективным техническим средством фиксации является видеокамера.

Необходимо отметить, что до настоящего времени применение

^ видеозаписи не нашло своего отражения в законе. Однако отсутствие

уголовно-процессуальной регламентации применения видеозаписи не

может являться препятствием для ее использования. Как справедливо

1 Пухов ЕЛ Указ. соч. -С. 54.

101

отмечал М.С. Строгович: «Применение закона по аналогии в случае пробела в действующем законодательстве - прием вполне правомерный»1.

Таким образом, можно сказать, что процессуальные правила применения звукозаписи полностью соотносимы с использованием видеозаписи при производстве различных следственных действий. Поэтому на практике процессуальное оформление и приоощение к делу материалов видеозаписи происходит по аналогии с требованиями закона, предъявляемыми к фонограммам. Звуко- и видеозаписывающая аппаратура в ходе следственного действия может находить применение как по решению следователя, так и по просьбе иных участников уголовного процесса. Обобщение и анализ следственной практики, а также изучение соответствующих литературных источников2 позволяет выделить случаи, когда применение видеозвукозаписи наиболее целесообразно
при

К производстве предъявления лиц для опознания.

  1. Проведение опознания по динамическим признакам (походка, признаки речи и голоса), а также по анатомическим признакам, когда результаты имеют особую значимость. При использовании звуко-, видеозаписи создается полное и четкое представление о ходе и результатах опознания, запечатлеваются мельчайшие его детали, точно фиксируются и воспроизводятся без искажения слова, выражения, интонация голоса, паузы между словами, мимика, жестикуляция и любые другие реакции участников следственного действия, связанные с процессом опознания. Все отмеченное выше не может в полном объеме быть отражено в протоколе, но может оказаться весьма важным в ходе исследования и оценки доказательств в

*% суде.

  • Строгович М.С, Курс советского уголовного процесса. - М., 1968. - Т. 1. - С.49.

~ См.: Леей А.А.. Горинов Ю.А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве. - М.. 1983. - С. 31-35; Мусшнко А,В, Применение киносъемки, видео-и звукозаписи при расследовании преступлении, - Волгоград. 1987. - С 10-11; Носов А.В.. Мо.юкапоа В.II. Использование видеозвукозаписи при расследовании преступлений. - Волгоград. 1996. - С.7-8: и др.

102

  1. Когда следователь обладает соответствующей информацией о том, что потенциальный опознаваемый может сорвать планируемое следственное действие. Здесь сдерживающим фактором, на наш взгляд, будет являться сообщение следователем опознаваемому о намерении применить в ходе предъявления для опознания звуко- или видеозапись, что должно оказать соответствующее психологическое воздействие на участника следственного действия.

В данном случае, понимая убедительность предстоящего способа фиксации, потенциальный опознаваемый более строго отнесется к своему поведению, сознавая, что реакция суда на различные негативные выпады с его стороны, будет явно не в его пользу.

Думается, что соответствующее психологическое воздействие посредством применения технических средств может быть оказано и на

Ilk недобросовестного опознающего, пытающегося, по различным причинам,

не узнать опознаваемого, и на недобросовестного защитника, имеющего намерение сорвать проводимое следственное действие.

  1. На практике нередко возникают ситуации, когда потерпевшие и свидетели боятся опознавать преступника, так сказать «в натуре». Поэтому изготовление специальных видеофильмов для последующего опознания в таких случаях является наиболее верной и целесообразной формой производства рассматриваемого следственного действия. Видеозапись должна производиться в присутствии понятых под непосредственным руководством следователя. Разумеется, что при этом также необходимо выполнить требования УПК о сходстве статистов с опознаваемым и о праве

”^ последнего занять любое место среди других, записываемых на

видеопленку лиц.

Впоследствии понятые должны присутствовать и при предъявлении видеозаписи опознающему лицу.

Практика свидетельствует о том, что умелое использование видеозаписи дает хорошие результаты. Например, по делу об убийстве, несколько четырнадцатилетних школьников видели убегающего с места происшествия преступника и описали его одежду. Вскоре предполагаемый убийца был задержан, но участвовать в его опознании школьники боялись. В целях нейтрализации их страха перед подозреваемым и самой процедурой следственного действия, следователь договорился с родителями несовершеннолетних о проведении опознания по видеозаписи.

После совершения необходимых подготовительных действий такая видеозапись была произведена. Затем в кабинете следователя эту видеокассету в присутствии понятых
демонстрировали поочередно

?*, очевидцам-школьникам. Четверо из них заявили, что один из пяти

зафиксированных на видеопленке человек очень похож на убегавшего с места происшествия преступника. При этом все они имели в виду именно подозреваемого, о чем и заявили следователю. А двое остальных категорически указали на то же лицо, как на человека, которого они видели в день убийства. Результаты этого опознания стали одним из ключевых моментов в изобличении виновного’.

Важным моментом, по нашему мнению, является вопрос о приглашении специалиста для обеспечения качественного применения выбранного технического средства. Приняв решение об использовании в ходе предъявления для опознания
видеоаппаратуры, следователю

^ необходимо ознакомить специалиста с местом и условиями предстоящей

съемки, высказать свои предложения по составлению сценария. Специалист должен заранее знать, что и в какой последовательности ему надлежит фиксировать. Если в
ходе опознания предполагается записать

‘См.: Багахтдинов Ф, Опознание// Законность.- 1999.- № 3. - С. 22.

жестикуляцию, мимику или походку опознаваемого, это должно быть отражено в сценарии. Туда же включаются и все другие эпизоды, которые следователь хотел бы видеть в записываемом сюжете,

Необходимые установки даются специалисту и в случае поедполагаемого применения ДОУГИХ научно-технических средств.

При подготовке к опознанию лица по голосу и устной речи, записанным на магнитную ленту, возникает необходимость в изготовлении соответствующих фонограмм. Для этого следователь прослушивает имеющиеся в его распоряжении записи голоса и речи будущего опознаваемого, выбирает наиболее подходящие для опознания фрагменты (с учетом показаний опознающего и качества записи), переписывает их на магнитную ленту и отдельно излагает письменно. Затем этот текст он предлагает произнести перед микрофоном по очереди специально

&к подобранным статистам, отвечающим требованиям закона о сходстве с

опознаваемым лицом.

Все фрагменты записываются на одном и том же магнитофоне и однотипной магнитной ленте. Перед каждым фрагментом указывается его порядковый номер, позволяющий определить, кем из предъявляемых для опознания лиц он произносится. Для удобства многократного их прослушивания рекомендуют склеивать магни тофонную ленту в кольцо.

О подготовке материалов для подобного опознания составляется протокол с соблюдением общих требований уголовно-процессуального закона, предъявляемых к содержанию данного документа1.

В случае если у следователя нет записей голоса и речи будущего

“Л опознающего, а необходимость в таком опознании сохраняется,

рекомендуется готовить соответствующие образцы: свободные, не связанные с
расследуемым уголовным делом; условно-свободные,

‘См.: Леей А. А. Некоторые правовые и тактические вопросы опознания лица по ГОЛОСУ// Актуальные проблемы советской криминалистики. - М.. 1980. - С. 101.

полученные в ходе допроса или иного следственного действия с участием подлежащего опознанию лица: зкепернменталы;ые, получаемые в таком же порядке, как и образцы для сравнительного исследования5.

Использование традиционных научно-технических средств, позволяющих эффективно бороться с преступностью, не исключает, на наш взгляд, и применение инструментальной диагностики эмоциональной напряженности (ИДЭН) в уголовном судопроизводстве, так называемого полиграфа. На сегодняшний день он представляет собой довольно точный прибор, достоверно отражающий психологическое состояние организма испытуемого лица.

Среди основных проблем использования полиграфа выделяют: «технические, этические, тактические и уголовно-процессуальные аспекты»2.

^ Мы не ставим своей задачей рассмотреть все эти вопросы в рамках

данного параграфа. Остановимся лишь на возможностях его использования при подготовке к проведению такого следственного действия, как предъявление для опознания на стадии получения информации о событии преступления от располагающих ею лиц.

В процессе диссертационного исследования нами изучалось мнение практических работников в отношении использования полиграфа в ходе предварительного следствия. Большинство респондентов (76,2 %) высказало положительное отношение к его применению.

По нашему мнению, необходимость применения психофизиологического метода «детекции лжи» возникает тогда, когда имеется оперативная

1 информация о том, что лицо, по различным причинам, скрывает свою

осведомленность обо всех или почти обо всех подробностях расследуемого события, а также когда необходимо проверить свидетельские показания

‘См.: Ревтов Ю.Н. Опознание человека но голосу и особенностям речи в процессе расследования: Дисс… канд. юрил. наук,- Минек. 1988.- С. 143 —146.

’” См.: Белкин B.C. Куре криминалистики. - М.. 1997, Т. 3. - С, 47-56.

добросовестных участников процесса на их соответствие действительности, Проведению ИДЭН в обязательном порядке предшествует подготовительная работа, которая включает в себя не только собирание наиболее полной и достоверной информации по делу, но и обязательное изучение личности. Особое внимание при этом следует
обращать на

^ степень пригодности лица к исследованию на полиграфе в физическом,

психическом и эмоциональном отношении.

Как считают специалисты, есть определенная категория людей, которых нецелесообразно подвергать испытанию на полиграфе. Например, лиц, страдающих повышенным артериальным давлением, болезнями сердца и кровеносных сосудов, расстройством в области дыхания; предлагается полностью исключить тестирование несовершеннолетних, престарелых, беременных женщин, лиц, страдающих
хроническим алкоголизмом и

^ церебральным атеросклерозом, различными психическими заболеваниями1.

На наш взгляд, указанные требования вполне обоснованы. Игнорирование их может привести к нежелательным результатам тестирования.

Эффективность проведенного опроса на полиграфе во многом зависит от профессионализма специалиста, качества полиграфной техники, а также от психофизиологического состояния обследуемого.

Именно на следователя возлагается задача психологически настроить лицо на предстоящую процедуру, разъяснить ему принцип работы полиграфа, убедить, что посредством тестирования будет «проверена правда» и «выявлена ложь».
Немаловажным является формирование у

?jt потенциального опрашиваемого доверия как к специалисту-пол и графологу,

так и к применяемой методике исследования и объективности показаний используемой аппаратуры.

!См.: Николаичи*: В.М. США: «Билль о правах» и полицейское расследование, -М., 1973. - С. 172.; !Ъценко Е. Правда и ложь о «детекторе лжи» // Юрил. газета. - 1992. -js(b 29-30. - С. 13: и др.

Существует ряд рекомендаций, которых необходимо придерживаться в любых случаях, а именно: человек, направляемый на тестирование, должен быть хорошо отдохнувшим, сытым. Непосредственно перед тем, как с ним начнут работать, ему нужно предоставить возможность пойти в

туалет и выпить воды1,

Ч

По нашему мнению, требует определенного внимания и вопрос о

том, как получить согласие лица на тестирование.

Подобная процедура должна осуществляться строго на добровольной

основе, допуская испытание лишь с письменного согласия лица. В

противном случае, на наш взгляд, происходит явное психическое насилие

над личностью, что запрещено законом. Также принудительное

обследование не способствует объективности регистрации функций

организма, так как при данной процедуре повышается эмоциональное

‘Йц напряжение (без слов - раздражителей),

По мнению специалистов-полиграфологов, при правильном объяснении процедуры тестирования на полиграфе очень мало тех, которые от нее отказываются. Это объясняется тем, что невиновные таким образом хотят доказать свою непричастность к преступлению. Виновные же считают, что для того, чтобы их утверждениям о невиновности поверили, они должны пройти через полиграф. Получив согласие на тестирование, следователь определяет круг вопросов, которые должны быть разрешены поли графологом. Так, при даче недобросовестным участником ложных сведений, оператор полиграфа работает с тестируемым с целью изменить систему мотивов и установок, определяющих его поведение, и привести к

^ мысли о необходимости давать правдивые показания.

Показателен в этом отношении следующий пример. В феврале 1999 г. в одном из домов г. Томска был обнаружен труп престарелой

‘См.: Теория и практика применения полиграфа в правоохранительной деятельноети. - Сочи, 1999. - С. 159.

!0S

гражданки С. с признаками насильственной смерти (ранениями в области головы и удушением петлей). Оперативными методами было установлено, что гражданка 3. стала невольной свидетельницей преступления, когда зашла к С. для того, чтобы сделать ей укол. Вначале 3. давала ложные показания, утверждая, что не видела лицо, совершившее насилие, так как

^ была сильно запугана угрозами преступника расправиться е ней, в случае

если она сообщит в милицию о преступлении. Для раскрытия особо тяжкого преступления была создана следственно-оперативная группа, в состав которой, кроме других лиц, вошел и опытный специалист по проведению опроса с использованием полиграфа. Но прибытии на место с гражданкой 3. была проведена беседа и взято заявление о добровольном согласии на опрос с применением полиграфа. Были составлены тесты и проведен опрос, по результатам которого были сделаны выводы: во- первых.

№ о непричастности опрашиваемой к преступлению и, во-вторых, о том. что

гражданка 3. видела, кто совершил преступление, а значит, может дать информацию о насильнике и в дальнейшем опознать его.

После проведения опроса и непродолжительной беседы с сотрудниками уголовного розыска опрашиваемая дала правдивые показания, что способствовало изобличению преступника и впоследствии его опознанию1.

Работая с добросовестными свидетелями, оператор имеет несколько иную цель: используя полиграф, устранить или свести к минимуму возможное отрицательное влияние ошибок, заблуждений в показаниях, путем установления степени
истинности и доли искусственно

?*( сформированных показаний.

‘См.: Теория и практика применения полиграфа в правоохранительной деятельности. - С. 20Г

Несомненно, чтобы опрос был эффективным и была выявлена реальная картина события, следователь должен предоставить сведения, касающиеся процесса формирования показаний свидетелей и очевидцев, отразить объективные и субъективные факторы, влияющие на этот процесс.

Важное значение для оператора имеет информация об оценке происходящего самими очевидцами: оценивали ли они преступное сооытие как таковое или не осознавали, что совершается преступление.

Именно у таких свидетелей, которые не осознают, что они воспринимают явление, связанное с происшествием, отсутствует представление об истинном характере события,

Понятие смысла происходящего - предпосылка более правильного восприятия, более точного сохранения в памяти воспринятого и адекватного его воспроизведения впоследствии. Тем не менее различные |ь факторы, влияющие на эмоциональное и психическое состояние

добросовестного участника также приводят к ошибкам и искажениям в показаниях.

Таким образом, у добросовестного участника может быть либо неосознанное искажение событий и фактов, либо, наоборот, излишнее описание того, чего не было в действительности, а у недобросовестного -осознанное искажение или сокрытие.

Собрав нужную информацию, оператору необходимо выяснить, что из сказанного говорится осознанно, на основе пережитых событий и является истиной, а что является домыслом.

В конечном итоге, перед оператором стоит цель: определение ?% показаний свидетелей на их добросовестность в целом, т. е. выявление того,

чему можно верить, а что можно поставить под сомнение. Еще на один положительный момент указывают операторы психофизиологического метода и который следует учитывать следователями - это то, что полиграф для свидетелей, очевидцев выполняет роль не только активизатора для

изложения ими истины по делу, но и роль «катализатора» по воспоминанию тех моментов, которые не отложились у человека, были не осознаны, не осмыслены и не поняты им, то есть посредством полиграфа возможна актуализация латентно- запечатленной информации. Это объясняется тем, что в данном случае, в психологическом плане человек находится в несколько оолыней активизированной для него ©остановке.

Касаясь вопроса использования полиграфа при подготовке к предъявлению лиц для опознания, мы затронули лишь малую часть общей проблемы возможностей и перспективы использования данного научно-технического средства в раскрытии и расследовании преступлений,

Несомненно, что еще должны быть продолжены научные исследования в этой области, проведена работа по сбору эмпирического материала, созданы условия по дальнейшей подготовке

? квалифицированных кадров и т. п., прежде чем на законодательном уровне

будет закреплен вопрос использования рассматриваемого технического средства на предварительном следствии,

Но даже тот опыт, который уже приобретен нашими специалистами в области ИДЭН, и опыт зарубежных исследователей позволяет прийти к выводу о том, что полиграф уже сегодня должен стать надежным помощником при подготовке к различным следственным действиям, в том числе и к предъявлению лиц для опознания.

%

§ 2. Тактика производства предъявления для опознания лиц на

предварительном следствии

Эффективность предъявления для опознания во многом предопределяется умелым использованием следователем тактических приемов, выработанных криминалистической наукой и осуществляемых в рамках правовых дозволений.

Собственно предъявлению для опознания должны предшествовать предусмотренные УПК процедуры разъяснения прав и обязанностей участникам этого следственного действия и выполнение других предписаний. Реализация этих требований предполагает осуществление следователем целого комплекса необходимых действий. Так, он должен разъяснить понятым смысл их участия в предъявлении для опознания, рассказать им, где они должны находиться в процессе выполнения следственного действия и на что обращать особое внимание, каковы их права и обязанности. В числе первых следует назвать право присутствовать при предъявлении для опознания и делать заявления по поводу выполняемых при этом действий. К числу вторых следует отнести обязанность удостоверить факт, содержание и результат данного следственного действия, О разъяснении им прав и обязанностей делается отметка в протоколе предъявления для опознания, которая удостоверяется подписью понятых.

Следственной практике известны случаи, когда указанные требования не выполнялись, поэтому понятые, не зная своего

процессуального положения и не понимая задачи их участия в данном эпизоде, превращались в пассивных созерцателей происходящего, не способных при их допросе на следствии или в суде (разумеется, если в этом возникает необходимость) дать вразумительные показания об обстоятельствах, при которых проходило опознание. Например, уверенно

ли потерпевший опознал преступника или проявлял при этом колебания и нерешительность, как реагировал опознанный на факт опознания. насколько выполнены требования закона о сходстве предъявленных для опознания лиц и г, п.

Эти и другие обстоятельства нередко поиобоетают особое значение. т если опознанное лицо стремится опорочить результаты опознания. Именно

так и произошло по делу М., когда следователь предъявил его для опознания потерпевшему в присутствии двух медсестер прямо в больнице, где тот находился на излечении. В протоколе предъявления для опознания было записано, что потерпевший среди четырех предъявленных ему лиц уверенно опознал подозреваемого как лицо, покушавшееся на его жизнь, Поскольку впоследствии подсудимый оспаривал это опознание, возникла необходимость допросить в судебном заседании медсестер. jF* Допрашиваемые подтвердили факт опознания, но дать дополнительные пояснения по интересующим суд вопросам не смогли. Более того, выяснилось, что следователь не разъяснил им права и обязанности понятых и что они даже не знали, в каком качестве присутствовали при опознании, полагая, что выступали просто представителями лечебного учреждения. Естественно, что подобные нарушения получили надлежащую оценку со стороны суда и что они повлияли на доказательственную ценность результатов проведенного опознания.

Права и обязанности должны быть разъяснены и другим участвующим в предъявлении для опознания лицам.

Следователь разъясняет статистам, что по ходу производства ! :М опознания может возникнуть необходимость, чтобы они встали,

повернулись либо выполнили иные действия. Если предполагается применить видео - фотосъемку, статистов также об этом информируют.

Выполнив все подготовительные процедуры, следователь

приглашает опознаваемого и разъясняет ему суть предстоящего

следственного действия. Указав на статистов, следователь обращает его внимание на факт сходства их внешности. Думается, что опознаваемый вправе высказать свое мнение о правильности подбора сходных, на его взгляд, лиц. совместно с которыми он будет предъявляться для опознания. И хотя закон по TTOMV ПОВОДУ ничего не говооит. лишать опознаваемого права высказать свое мнение вряд ли целесоооразно. Ооъективные его суждения следует учесть. Если опознаваемыи на этом этапе заявляет ходатайство о замене одного или даже двух статистов, то по смыслу закона (ст. 131 УПК) его ходатайство должно быть рассмотрено. Следователь при полном или частичном отказе должен вынести мотивированное постановление. Надуманные заявления должны быть отклонены.

Опознаваемому, в соответствии с требованиями закона, предлагается занять любое
место среди других предъявляемых граждан. Этот

jt тактический прием направлен на усиление гарантий прав опознаваемого

лица, придает следственному действию максимум объективности и потому должен неукоснительно соблюдаться. Чтобы эта гарантия оставалась незыблемой, важно предусмотреть, кто и как будет приглашать опознающего. Непродуманные действия следователя в этом отношении могут вызвать справедливые нарекания участников опознания и даже поставить под сомнение достоверность его результатов. Так, при проведении опознания по одному уголовному делу после того, как подозреваемый и статисты заняли свои места, следователь предложил работнику уголовного розыска, находившемуся в кабинете, привести для опознания свидетеля. Оперуполномоченный
вышел из кабинета и через

? некоторое время привел свидетеля, который уверенно опознал

подозреваемого. Это дало основание адвокату записать в протокол опознания следующее: оперуполномоченный был в кабинете в то время, когда подозреваемому предложили занять любое место среди предъявляемых для опознания лиц, что тот
и сделал. После чего

оперуполномоченный вышел и, по мнению адвоката, мог сообщить

свидетелю порядок расположения лиц, предъявляемых для опознания1.

Схожая картина вырисовывается и из материалов другого уголовного

дела, где к вопросу о приглашении опознающего следователь подошел не

менее «оригинально», осуществив вызов потерпевшей через одного из Ш

^ ПОНЯТЫХ”.

Правда, в этом случае при производстве опознания не присутствовал защитник, и суд в свою очередь оставил без внимания подобное нарушение. Следует признать, что описанные выше ситуации не должны иметь место, а следователю необходимо предусматривать такую «мелочь», как порядок приглашения в кабинет опознающего. Думается, что тактически грамотным будет приглашать последнего по телефону, что исключит возможность подсказки опознающему, а также возможность оспорить с

Jh этой точки зрения процедуру и результаты данного следственного действия.

После того, как опознающий войдет, следователь должен удостовериться в его личности, осведомиться, хорошо ли он видит в данных условиях, разъяснить сущность проводимого следственного действия, а также предупредить опознающего, если он свидетель или потерпевший, об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний при предъявлении для опознания, о чем делается отметка в протоколе, которая удостоверяется его подписью. Опознающему четко формулируют задачу и предлагают внимательно осмотреть предъявленных граждан в тех позах, в которых они находятся. Затем следователь предлагает дать ответ на вопрос
примерно следующего содержания:

** «Опознаете ли Вы кого-либо из предъявленных Вам лиц и если да, то по

каким признакам?». Для удобства рассмотрения опознающим примет предъявленных лиц следователь может предложить им встать, повернуть

‘См.: Багаутдинов Ф. Опознание // Законность.- 1999.- № 10, - С. 21. ‘См.: Архив Волгоградского областного сула № 3960. Д. № 2-19. - 1996.

115

голову «влево»., «вправо», продемонстрировать какой-либо жест, сделать определенное движение.

А.Я. Гинзбург, кроме того, считает возможным предложить предъявленным для опознания лицам, пройти некоторое расстояние, задать

вопооеы. чтобы опознающий услышал особенности голоса и речи’,

Ш

Мы не в полной мере разделяем эту точку зрения. Думается, что если

опознание проводится по анатомическим признакам, то нет необходимости

просить лиц, предъявленных для опознания, пройти какое-то расстояние,

или произнести какие - либо фразы. Па наш взгляд, это элементы другого

вида опознания - по функциональным признакам. Если на допросе

выяснится, что опознающий слышал речь и особенности голоса или

наблюдал походку, то целесообразнее будет провести еще одно опознание,

подобрав соответственно статистов.

^N После того как опознающий внимательно осмотрел предъявленных

ему граждан, он должен прийти к одному из следующих выводов; опознан конкретный человек, не опознан никто, либо установлена лишь групповая принадлежность человека, когда предъявленный для опознания узнан, как лицо похожее.

Утверждение опознающего, что он «категорически опознал» того или иного человека, должно быть подкреплено перечислением признаков, по которым это лицо опознано. В данном случае следователь должен проявить все свое профессиональное мастерство, задавая уточняющие и детализирующие вопросы, отвечая на которые, опознающий мог бы наиболее точно раскрыть свое суждение. Также необходимо выяснить у

NT опознающего, нет ли каких-либо изменений во внешнем виде

опознанного, если таковые наблюдаются, то в чем они конкретно выражены.

!См.; Гинзбург Л.Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике. - М., 1996. - С. 34.

Определенные трудности тактического и процессуального порядка могут возникнуть в тех случаях, когда опознающий уверенно опознал предъявленное лицо, но при допросе не смог назвать отличительных его признаков.

Подобная ситуация обычно возникает, если опознающее лицо имеет синтетический тип восприятия (то есть им воспринимаются наиболее общие признаки, характеризующие рост, силуэт тела, очертания лица и т. д.).

Представляется, что в упомянутой ситуации главное внимание должно быть уделено быстроте и уверенности опознания. Причем эти моменты должны быть отражены в протоколе проводимого следственного действия.

После акта опознания рекомендуется подробно допросить опознающего о признаках объекта, по которым он был опознан, что также заносится в протокол предъявления для опознания.

При заявлении опознающего о том, что он никого из предъявленных граждан не узнал, необходимо выяснить, на чем основан его вывод, что здесь не так. Может он не помнит образ ранее наблюдавшегося им человека, либо хорошо видит, что среди предъявленных лиц искомого лица нет.

Принципиальное различие суждений опознающего в процессе доказывания очевидно. Вели опознающий утверждает, что среди предъявленных лиц нет того, кто подлежит опознанию, следует уточнить, в чем он видит различие и сеть ли сходство между отдельными чертами предъявленных с тем человеком, образ которого он помнит.

Важно выяснить, есть ли какие-то изменения, когда они появились (например, шрам), вполне возможно, что изменения произошли после события, интересующего следствие.

Нередко в следственной практике возникает необходимость предъявления нескольких подозреваемых или обвиняемых одному опознающему. В таких случаях производится предъявление для опознания каждого подозреваемого или обвиняемого отдельно друг от друга. И статистов подбирают каждый раз с учетом требований закона о сходстве. Щ И.Е. Быховский правильно отметил, что «при этом лица, которые

предъявлялись совместно с первым опознаваемым, не должны участвовать в дальнейших опознаниях»’.

Однако на практике встречаются случаи, когда следователь, видимо, в целях экономии времени, предъявляет сразу всех опознаваемых.

Так, по одному уголовному делу следователь одновременно

предъявил для опознания трех подозреваемых совместно с четырьмя

статистами. Не понятным осталось - с кем же статисты должны были быть

ф. схожими? И вообще, как следователь «пытался» соблюсти требование

закона о сходстве подобранных лиц.

Неудивительно, что в подобной ситуации свидетель никого из предъявленных лиц не опознал-.

Что же касается понятых, на наш взгляд, целесообразнее было бы их заменить, поскольку в качестве понятых приглашаются люди, не заинтересованные в деле, им будет сложно запомнить детали проведенных подряд предъявлений для опознания. О каждом проведенном опознании составляется протокол.

На практике возникают и такие ситуации, когда одного

опознаваемого необходимо предъявить нескольким опознающим. В данном

тГ случае следует провести несколько предъявлений для опознания, причем

сколько будет проведено опознаний, столько же протоколов о проведении

этого следственного действия должно быть составлено.

‘Бу/мктова B.C. Быховский И.Е. Указ. соч. - С. 53.

“См.: Архив Волгоградского областного суда № 3955. Д. № 2-13. - 19У6,

118

Иное мнение по данному вопросу высказал И.Е. Быховский, полагая, что «ни установленный процессуальным законом порядок предъявления для опознания, ни предусмотренная УПК процессуальная форма фиксации результатов этого следственного действия не будут нарушены, если о результатах нескольких самостоятельных предъявлений для опознания будет составлен один протокол»1,

При производстве каждого из этих следственных действий нет необходимости в замене объектов, предъявленных для опознания. Важно при этом лишь исключить возможность подсказки потерпевшим, который уже высказал свое мнение по поводу опознания, другим опознающим,

Представляет интерес вопрос о возможности и правомерности повторного предъявления для опознания, если при первом предъявлении опознающий никого не опознал. К его решению ни на практике, ни в теории нет единого подхода.

На соответствующий вопрос нашей анкеты, адресованной следственным работникам, только 37,5% респондентов ответили, что повторное опознание они не практикуют, а используют другие пути разрешения возникших вопросов, 13 % - вопрос оставили без ответа. Остальные респонденты считают повторное опознание нормальным действием, к которому они прибегают, если в этом возникает необходимость.

Многие исследователи проблемы производства предъявления для опознания также считают правомерным повторное опознание, оговаривая свою позицию конкретными ситуациями. Так, например, Л.Я, Гинзбург полагает, что необходимость в повторном опознании возникает в случаях, когда:

])данное следственное действие первоначально было произведено,

Ьурданови B.C., Быховский НЕ. Указ, соч. - С, 52,

! 19

несмотря на временный дефект зрения опознающего, образовавшийся в результате происшествия или по другим причинам;

2) предъявление для опознания проводилось в условиях худших для восприятия, чем те, при которых опознающий наблюдал объект первоначально:

ч

3) первоначально лицо предъявлялось при наличии существенных, но временных изменений отдельных примет (заросшее, небритое лицо. длинные, не расчесанные волосы); 4) 5) опознающий впоследствии изменил свое первоначальное суждение, высказанное в процессе предъявления для опознания1. 6) Иное суждение по данному вопросу высказали А.Е. Крикунов и А.Ф. Маевекий,- которые полагают, что включение в число исключительных случаев повторного предъявления для опознания, обозначенных пунктами 4*. 2-3 приведенного выше перечня, является неверным. По их мнению, в этих

случаях необходимость в повторном предъявлении для опознания обусловлена плохой подготовкой к его производству и, как следствие, ошибками, допущенными при самом его проведении,

Несмотря на то, что прямого указания на невозможность повторного опознания в законе нет, полагаем, что проводить повторное опознание недопустимо. Прежде всего, это связано с психологическими особенностями опознания. Нельзя забывать, что представления о наблюдаемых объектах, событиях со временем претерпевают значительные изменения.
Некоторые признаки внешности забываются, стираются в

‘См.: Гинзбурр Л.Я. Тактика предъявления для опознания. - М.. 1971. - С. 31-32. Эта же позиция изложена и в более поздней его работе по данной проблеме, См.: Гинзбург А.Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике. - М.. 1996. - С. 36-37: см.: также: Быховский И.Е. Производство следственных действий. - Л.. 1984. - С,35.

‘См.: KpuKviioa Л.Е., Миевский А.Ф. Тактика и психологические основы предъявления для опознания на предварительном следствии. - Киев, ЗУ77. - С. 7.

памяти. При повторном предъявлении невозможно установить, с каким мысленным образом сопоставляется объект: с первичным, сохранившимся с момента совершения преступления, вторичным, возникшим во время первого предъявления, либо образом, включающим признаки как первого, так и второго. И другой момент, который также подтверждает невозможность повторного опознания. Предъявляя лицо повторно, следователь невольно воздействует на психику опознающего. Тем самым подсознательно внушается, что объект (в частности, лицо) ему показывают вторично не зря, что он имеет отношение к расследуемому событию.

По нашему мнению, и в тех ситуациях, когда опознающий изменил свое первоначальное суждение о том, что он не узнал предъявляемое для опознания лицо, вряд ли целесообразна попытка склонить его повторно к участию в этом следственном
действии. Доказательственное значение

ч1К такого опознания будет весьма сомнительным.

В подобных случаях, на наш взгляд, следует ограничиться допросом опознающего с подробным выяснением у него причин неузнавания предъявляемого лица. Несколько иную позицию, по возможности повторного предъявления для опознания в вышеописанной ситуации, занимают И.Ф. Герасимов и R.B. Шишкина, отмечая, что если опознающий по какой-либо причине умышленно не опознал объект, а впоследствии заявил об этом и выразил желание вновь участвовать в этом следственном действии, то повторное проведение предъявления для опознания возможно’. И еще на одно обстоятельство хотелось бы обратить внимание. Как свидетельствует анализ практики, еще не изжиты случаи предварительного

^ показа будущего опознаваемого.

Проведенный нами опрос следственных работников подтверждает подобное состояние дел при расследовании преступлений. Гак 38, 3 %

‘См.: Криминалистика / Под ред. Герасимова И.Ф., Драпкипа Л.Я. - М.. - 2000. - С, 311. ‘ ‘

следователей ответили положительно на вопрос о том, что в их практике не являются исключением случаи предварительного ознакомления оперативными работниками будущего опознающего с лицом, подозреваемым в совершении преступления.

Необходимость в так называемом «оперативном» опознании возникает тогда, когда работники милиции опасаются, что потерпевший или свидетель, которому в числе других лиц будет предъявляться подозреваемый в совершении преступления человек, ошибется и покажет на другое лицо либо заявит, что среди предъявленных ему лиц подозреваемое лицо отсутствует. Во избежании нежелательного исхода предстоящего опознания, подозреваемый заранее показывается будущему опознающему. И если последний узнает подозреваемого, ему, уже в официальной обстановке, с
соблюдением всех требований закона,

* предлагается участвовать в рассматриваемом следственном действии.

Как справедливо отметил И.Е, Быховекий, такое «оперативное» опознание, проведенное перед официальным предъявлением для опознания, изменяет ход психических процессов, происходящих при проведении этого следственного действия1. Дело в том, что при предъявлении для опознания опознающий сравнивает между собой образ объекта, который он наблюдал в момент определенного события, с объектами, которые ему предъявляются, и делает вывод о тождестве, сходстве или различии. Ксли же этому предшествовало «оперативное» опознание, то невольно опознающий начинает сравнивать объект, который ему предъявляется заранее, с теми объектами,
которые предъявляются в процессе

f официального следственного действия.

Подобная практика чревата серьезными ошибками со стороны опознающего и может
повлечь за собой незаконное лишение свободы

‘См.: Ьыховский. H.F. Указ. соч. -(_”. 31.

невиновного человека, В целях выявления и предупреждения таких фактов, думается, есть смысл перед предъявлением лица для опознания выяснять у опознающего, а затем отражать в протоколе этого следственного действия ответ на вопрос: «Не видели ли Вы после совершения преступления предъявленного Вам человека, если да, то при каких обстоятельствах произошла эта встреча?» При положительном ответе дальнейшее проведение намеченного следственного действия не имеет смысла.

Вопросом, требующим рассмотрения, является предъявление для опознания лиц, в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающим опознаваемого.

До настоящего времени законом не урегулирован порядок производства опознания в вышеобозначенных условиях, хотя в криминалистике существует рекомендация, в целях обеспечения (Щ*ь. безопасности свидетелей и потерпевших, проводить следственное действие

именно так1. Однако выполнить подобную рекомендацию не всегда возможно. В основном, как показывает проведенный нами опрос следователей, из-за отсутствия специально оборудованного для таких целей помещения и ряда трудностей организационного характера.

Но в отдельных случаях, когда в роли опознающего должен выступить иностранный гражданин, следователю необходимо предусмотреть, что иностранец может отказаться от участия в данном следственном действии, мотивируя свой отказ тем, что уголовно- процессуальный закон России не полностью соответствует нормам международного права (в части обеспечения безопасности лицам, “? содействующим раскрытию преступлений).

‘См.: Комиссаров В,И. Предъявление для опознания живых лиц // Законность. -1994. - №9. - С. 33-34: Гинзбург А.Я, Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике. - М.. 1996. - С. 51: Багаутдинов Ф. Опознание // Законность. - 1909, -№ 10.-С. 19-20.

В подобных ситуациях следователи чаше всего заменяют производство опознания живых лиц на производство опознания этих лиц по фотографиям, что не всегда целесообразно. Мы считаем, что проведение опознания в такой нестандартной ситуации можно осуществить следующим образом.

Следователь выполняет все неооходимые треоования,

предусмотренные ст. 165 и другими статьями УПК. Причем число понятых увеличивается до четырех человек (хотя мы считаем возможным ограничиться и двумя), двое из которых находятся рядом с опознающим, а двое рядом с лицом, предъявленным для опознания.

Опознаваемый в группе подобранных в соответствии с законом лиц и понятыми находится в освещенной комнате. Следователь разъясняет участвующим в опознании
лицам их права и обязанности, суть

j*V происходящего действия и т. д. После выполнения необходимых

процессуальных действий следователь, понятые и опознающий собираются в смежной или отдельной комнате (радиофицированной) и через зеркальное или тонированное стекло наблюдают за группой лиц, среди которых находится опознаваемый. Опознающему предлагается осмотреть находящихся в смежной комнате лиц и сообщить, узнает ли он кого-либо из них и по каким приметам. Следователь может предложить опознаваемому и статистам совершить определенные действия, если об этом попросил опознающий. Затем составляется протокол, в котором, за исключением анкетных данных, указываются процессуальное положение опознающего, порядок проведения и
результаты опознания. Протокол подписывается

  • всеми участниками следственного действия.

Производство опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего, приемлемо и в тех случаях, когда следователь не исключает (а иногда и прогнозирует) последующее опознание опознаваемым опознающего.

М.Я. Сегай называет такой процесс обратной идентификационной связью’.

При этом должны быть соблюдены определенные правила тактического характера, а именно:

1) Отождествление преступника способом обратной идентификационной связи может производиться только в тех случаях, когда обвиняемый признает свою причастность к событию преступления и выразит согласие опознать потерпевшего или свидетеля.

Необходимо отметить, что зачастую преступники хорошо запоминают свою жертву, поэтому к моменту, когда следователю удается изменить линию поведения обвиняемого, в его памяти свежи и события преступления, и его участники.

2) Процесс опознания потерпевшим (свидетелем) обвиняемого М (подозреваемого) должен быть организован так, чтобы исключалась

возможность видеть опознаваемым опознающего.

Очень важно при этом в протоколе проводимого следственного действия отметить, что опознаваемый не видел опознающего.

Идентификация личности с использованием встречных связей может быть осуществлена и в едином акте опознания, если обвиняемый и потерпевший (свидетель) заявляют, что могут и желают опознать друг друга. Мы полагаем, что если такое «двустороннее» или «встречное» опознание организовано и проведено тактически грамотно, в соответствии с законом, можно считать, что получено надежное доказательство, исключающее ошибку. ?*** Л.А. Эйсман по этому поводу отмечал, что в данном случае;

«Вероятность случайного совпадения быстро уменьшается по мере

См.: (‘иш М.Я. Методология судеоной идентификации. - Киев. 19/0. - С. 248.

увеличения числа вероятных улик»!. В самом деле, ошибка более вероятна, когда опознание осуществляется одним лицом.

Проведенный нами анализ изученных уголовных дел позволил прийти к выводу о том, что, в отдельных случаях, следователи подходят к «встречному» опознанию слишком упрощенно, понимая под этим процессом обоюдное последовательное выяснение сначала у опознающего, а затем у опознаваемого, узнали ли они друг друга. Об этом делается отметка в протоколе предъявления для опознания’.

Принимая решение провести «встречное» опознание, следователю необходимо учесть те требования, о которых мы говорили ранее, а также соблюсти иные предписания закона (предъявление каждого из опознаваемых в числе двух других, не имеющих резких различий во внешности, право каждого занять любое место среди опознаваемых).

К этим тактическим приемам добавляются рекомендации организационного характера по увеличению количества понятых до четырех человек, подбор соответствующего помещения или его оборудование (например, ширма, занавесь с отверстием для наблюдения).

Поскольку в ходе предъявления личности для опознания создается эмоционально-напряженная обстановка, способствующая получению новых доказательств и закреплению уже имеющихся, думается, важно предусмотреть возможность проведения другого следственного действия -очной ставки.

Следует согласиться с З.Г. Самошиной, отметившей, что после окончания
предъявления для опознания очная ставка проводится в том

’ Эйсман А,А. Некоторые вопросы оценки как количественной характеристики достоверности доказательств /7 Вопросы кибернетики и право. - М,. 1967. - С. 165, 2См.: Архив Волгоградского областного суда № 396У. Д. № 2-19. - 1996.

126

случае, коivia об обстоятельствах контакта участниками опоздания ранее давались показания, в которых имелись противоречия1,

«Встречное» опознание повышает потенциальные возможности содержания тактической комбинации, где следователь может подробно ^ выяснить обстоятельства контакта при совершении преступления и заодно

еще раз закрепить признаки, по которым произошло опознание.

Рассматривая проблемы тактики проведения данного следственного действия, нельзя оставить вне поля зрения такой способ психологического воздействия на недобросовестного участника следственного действия, как внезапность проведения опознания.

В русском языке под внезапностью понимается определенное явление, событие, действие, проявляющееся вдруг, неожиданно наступившее2. В то же время под внезапностью на стадии расследования по делу подразумевается способ действий следователя в расчете на неожиданность^, проведение комплекса действий, неожиданных для заинтересованного в исходе дела лица*.

Здесь неожиданность выступает в качестве явления, которое возникает для соответствующих лиц непредвиденно, как следствие определенных, закономерно действующих причин, по- другому, неожиданность - это результат внезапных действий.

Говоря о тактике действий следователя с использованием фактора внезапности, отметим неоднозначность подхода к правомерности его ^ использования при расследовании преступлений.

‘См.: Самошипа З.Г. Вопросы теории и практики предъявления для опознания на предварительном следствии. - М.. 1976. - С. 87.

‘См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М.. 1989. - С.S3.

“См.: Бахни В.П., КУЗЬЛШЧСГ; B.C.. Лукьяччиков Е.Д. Тактика использования внезапности в раскрытии преступлений ОВД. - Киев. 1990. - С. 17.

“См.: Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. - М„ 1W7. - С.99.

Ряд авторов считают тактику с использованием фактора внезапности

незаконной, аргументируя свою позицию тем, что в данном случае

отсутствует элементарное уважение к человеку, виновность которого еще

не доказана, происходит неблагоприятное воздействие на

fc* интеллектуальную сферу человека, когда результаты следственного

действия зависят от состояния психики лица, способности его оценивать

обстоятельства и давать правильные ответы на поставленные вопросы. По

их мнению, использование в этих случаях внезапности может привести к

дезорганизации психических процессов’.

Нам представляется предпочтительней позиция Р.С. Белкина,

полагающего, что аргументы противников использования при

расследовании фактора внезапности носят преимущественно

^ нравственный аспект… «с нравственных позиций толкуются и воздействия

на психические процессы внезапных действий следователя. Но такой критерий допустимости, например, тактического приема - это вопрос факта, если прием не противоречит общепризнанным принципам законности, закону»3. Далее Р.С. Белкин справедливо отмечает, что же касается законности его использования, то достаточно заметить, что по действующему процессуальному законодательству оно не подпадает ни под один из установленных запретов («насилие, угрозы и иные незаконные методы»)3.

Свои доводы в поддержку позиции Р.С. Белкина приводит В.Н. Коновалова, резонно замечая, что внезапность постановки вопроса, как

^. нарушение продуманной «логики лжи», нельзя считать безнравственной.

См.: Проблемы судебной этики. М.. 1974. - С. 18; Пантелеев И.Ф. Некоторые вопросы психологии расследования преступлений // Труды ВЮЗИ.- Выи.. XXXIX,- М., 1973. - С. 224. Лтбычев СЕ. Этические основы следственной тактики. - М„ 1980. - С. 14-35: Васильев А. Н. Тактика отельных следственных действий. - М.. 1981. - С. 21.

’ Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции. - М., 1997. -С. 99.

“там же. - С. 100.

«Это не хитрость, не уловка, а проявление избранной позиции, системы правомерных действий для достижения цели, продуманная логика поведения в конкретной ситуации» ‘.

По этому же поводу В.В. Леоненко отмечает, что «…вполне этичными являются такие приемы, как использование внезапности, неподготовленности заинтересованных лиц ко лжи»-.

Как показывает практика, расследование преступлений, как правило, происходит в условиях противодействия. Одним из действенных средств преодоления противодействия расследованию и является внезапность действий следователя (разумеется, в рамках уголовно-процессуального закона и норм морали).

Цель внезапности действий следователя - достижение эффекта их неожиданности для противодействующей следствию стороны. ^ Неожиданность может быть достигнута за счет различных факторов -

времени, места, характера и вида, проводимых следователем мер.

Использование фактора внезапности при принятии следователем решения неожиданно предъявить лицо для опознания и соответственно достигнуть желаемой цели возможно в следующих типичных следственных ситуациях:

I) Когда потенциальный опознаваемый ошибочно предполагает, что очевидцев его преступных действий нет.

Проведение опознания в данной ситуации, как показывает практика (конечно, при положительном результате опознания), оказывает сильное психологическое воздействие на подследственного, способствует -^ изменению прежней линии поведения и дачи им правдивых показаний.

Приведем пример из практики. К. совершил покушение на убийство Б.,

‘Коновалова В.Е, Нравственные начала советского судопроизводства. // Соц. чаконноеть.-1984.- № 5. - С. 35.

2 Леоненко ВВ. Профессиональная этика участников уголовного судопроизводства, - Киев, 1981. - С”, 61.

нанеся несколько ножевых ранений в жизненно важные органы. По счастливой случайности Б. был обнаружен прохожими, которые доставили его в больницу. Благодаря вовремя оказанной квалифицированной медицинской помощи и последующему лечению Б. остался жив. В результате проведенных оперативно-розыскных мероприятий по подозрению в ряде совершенных преступлений был задержан R. Прямых доказательств его вины в совершении этого преступления не было, К. на допросах давал ложные показания и отрицал свою вину, полагая, что свидетелей преступления нет. а потерпевший уже ничего сказать не сможет. После того, как состояние здоровья потерпевшего позволило ему участвовать в следственных действиях, следователь принял решение внезапно предъявить К. для опознания, о чем сообщил подозреваемому. В результате поставленная следователем цель была достигнута. После •4* опознания следователь допросил К. и получил от него показания, где он

признался в покушении на убийство Б!.

2) Неожиданное для потенциальных опознающих проведение -этого следственного действия также может сыграть немаловажную роль в получении новых доказательств по делу.

В данном случае следователь, учитывая психическое состояние свидетеля, потерпевшего, которое характеризуется напряженностью, обостренной реакцией на передаваемую им информацию, рассчитывает на оезкое изменение его эмоционального состояния и получение желаемого результата.

Так. по ОДНОМУ из эпизодов группового мошенничества, путем производства самочинных ооыеков, описанного в литературе, один из потерпевших упорно отрицал сам факт такого обыска, дабы не назвать источник получения значительной суммы денег, изъятых у него мошенниками. По указанному эпизоду обвиняемые дали полные
и

!См,: Архив Волгоградского областного суда. № 3960. Д. № 2-1 ‘А - 1УУ6.

130

правдивые показания. Возникла сложная ситуация: для подтверждения и уточнения пoлvчeнныx показаний НУЖНЫ были показания потерпевшего. Он же вообще отрицал событие преступления. Естественно, при подобных обстоятельствах потерпевший не допускал мысли о том, что ему могут предъявить для опознания кого-либо из участников поеступления. Но следователь, рассчитывая на психологическое воздействие этого следственного действия, в процессе которого он допускал и возможность «встречного» опознания преступником потерпевшего, решил его провести,

При очередном вызове потерпевшего на допрос следователь неожиданно для него объявил, что сейчас будет проведено предъявление для опознания и для этого уже все подготовлено. Как и предполагалось, потерпевший заявил, что никого не опознает, хотя от внимания присутствующих не ускользнуло, что опознающий избегает встречаться

-fci взглядом с одним из находящимся среди предъявляемых лиц. Последний,

услышав отрицательный ответ опознающего, неожиданно для него воскликнул: «Хватит дурочку-то валять, не узнаешь, как же! Глянь-ка еще раз на того, кого водой поил, когда тебя «шмонали». Сразу же после опознания следователь - опять-таки неожиданно для потерпевшего - провел очную ставку его с участником преступления. Тот в своих показаниях привел настолько убедительные доказательства проведения самочинного обыска у этого потерпевшего, что последнему ничего не оставалось, как признать сам факт случившегося. Впоследствии это стало одним из доказательств причастности его самого к совершению преступления-хищения денежных средств в крупных размерах1.

V1 Закон допускает проведение опознания лиц по фотографическим

‘См.: Криминалистическое ооеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. - М., 1997. - С. 108.

снимкам в тех случаях, когда невозможно предъявить их в натуре.

Ситуации, при которых такое опознание возможно, следующие: • когда лицо,
подлежащее опознанию, скрывается от органов

следствия:

• когда лицо, подлежащее опознанию, поепятствует ЭТОМУ; • • при установлении личности неизвестного гражданина, труп которого обнаружен; • • если обвиняемый (подозреваемый) может опознать потерпевшего. но тот скончался или находится в тяжелом состоянии; • • если опознающий находится далеко от места, где ведется расследование; • • когда у следователя имеются различные фотокарточки с изображением лиц (изъятые при обыске, выемке, осмотре, среди которых может оказаться устанавливаемое лицо, но оно еще не известно самому следователю)!.

В юридической литературе высказываются мнения о целесообразности проведения опознания по фотоизображениям и в тех случаях, когда:

  • только при помощи фотографии удается достичь сходство предъявляемых для опознания лиц (например, подозреваемый имеет ярко- рыжие волосы, у подозреваемого отсутствует один глаз);

  • у подозреваемого после имевшего место события, при котором его наблюдал опознающий, изменилась внешность (например, опознаваемый получил сильный ожог лица, либо сделана пластическая операция):
  • объект необходимо предъявить для опознания нескольким лицам, находящимся
    в разных местностях, в связи с чем в эти местности
  • ‘См.: Гинзбург А.Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике. - М., 1996. - С. 58 - 59.

направляются отдельные поручения’,

Необходимо отметить, что опознание по фотокарточкам является вынужденной мерой, поэтому, при возможности, лица должны предъявляться в натуре.

Важное значение имеет качество фотоснимков, в частности насколько полно запечатлены на них осооенности и приметы данного лица. Для этих целей наиболее подойдут сигналетические снимки. По возможности нужно выбирать фотоснимки без ретуши, где опознаваемый изображен в возрасте, близком к тому, в каком его воспринимал опознающий.

Одну из них следователь помещает среди снимков других лиц, которые не должны иметь резких различий между собой. Фотографии, предъявляемые для опознания, наклеиваются на соответствующий лист бумаги и скрепляются печатью, образуя фототаблнцу. Под каждым -%. изображением ставится порядковый номер, а в отдельной справке.

составленной следователем, указываются соответствующие анкетные данные предъявляемых лиц. До предъявления для опознания понятые должны знать, под каким номером изображено искомое лицо на фотографии.

В присутствии понятых опознающему предъявляется для рассмотрения фототаблица, на которой он расписывается внизу, удостоверяя этим тот факт, что именно эти фотоснимки предъявлялись ему для опознания. После того как опознающий, осмотрев предъявленные ему снимки, заявит, что на фотографии под таким-то номером он опознал искомое лицо, следователь оглашает справочные данные о лицах, -V. изображенных на фотографиях. По окончании предъявления для опознания

составляется протокол, где указывается, по каким приметам был узнан опознаваемый.

‘См.: Бурдинова B.C., Быховекпй II.Е. Предъявления для опознания на предварительном следствии. - М.. 1975, - С. 66; Быковский II.Е. Производство следственных действий. - Л.. 1484, - С. 34-35.

В юридической литературе и на практике не отвергается возможность узнать челонека по особенностям голоса и речи. Однако в научных кругах вопрос о правомерности такого опознания вызывает определенные споры.

По мнению З.Г. Самошиной, при строгом и буквальном толковании

закона ответ должен быть отрицательным, так как из ст. 165 УПК РСФСР jib.

видно, что законодатель имел в виду опознание именно по чертам

внешности*. То есть по тем чертам, которые воспринимаются при обычном

зрительном наблюдении.

В.И. Комиссаров также пишет, что опознание людей в основном производится по признакам, характеризующим внешность человека, а потому опознание по голосу вряд ли правомерно2,

В.Г. Власенко, отрицая возможность проведения опознания по

голосу, аргументирует свою позицию тем, что опознаваемый не знает о

^ процессе опознания и ему не представляется возможность выбора

очередности говорить, что вопрос о тождестве голоса и устной речи может

решаться только путем проведения экспертизы3.

В законе действительно не содержится прямого указания о возможности проведения опознания по динамическим признакам. Однако на предварительном следствии предъявление для опознания лиц по функциональным признакам осуществлялось многократно, и в дальнейшем ни у одной из судебных инстанций сомнений по поводу правомерности подобных действий не возникало.

З.Г. Самошина отмечает, что ни голос, ни тем более речь не являются

«чертами внешности», но, тем не менее, все же утверждает, что «несмотря

Ь< на это в основание опознания могут быть положены любые признаки

‘См.: Самошипа З.Г, Вопросы теории и практики предъявления для опознания на предварительном следствии. - М.. 1976. - С. 80.

‘См.: Комиссаров В.И. Правомерность и обоснованность предъявления для опознания И Соц. законность,- 1978.- № 2. - С. 59.

"”См.: Власенко В. Г. Предъявление для опознания живых лиц по голосу // Теория и практика криминалистической и судебной экспертизы. - Саратов. 1478. Вып. 3. - С.

134

(приметы, особенности), если они имеют личный характер, т, е., неотделимы от данного лица, а проявляются вовне, создавая возможность восприятия, запечатления и воспроизведения в ходе отождествления»1,

В.Л. Образцов, И.Ф. Герасимов прямо указывают на возможность опознания но голосу2.

Неоднозначный подход к вопросу о правомерности проведения опознания по признакам голоса и речи требует, по нашему мнению, определенной доработки действующей нормы закона о порядке предъявления для опознания путем включения в нее прямого указания на возможность проведения опознания человека по признакам голоса и речи3.

Анализ изученных нами уголовных дел позволил прийти к выводу о том, что доля опознаний только по голосу и признакам речи составляет около 5 % от общего количества случаев опознания личности. Но такой ?ф небольшой количественный показатель проведения опознания лица по

признакам голоса и речи на предварительном следствии не отражает истинного положения. Дело в том, что не всегда полученная информация от допрашиваемого о том, что он ранее воспринимал голос или речь потенциального опознаваемого. находила должное внимание, детализировалась и использовалась в процессе доказывания.

Это подтверждено результатами изучения нами архивных уголовных дел. Гак, допрашиваемый в качестве свидетеля гражданин К. отметил, что плохо разглядел преступника, так как было темно, но слышал его голос и хорошо запомнил характерную особенность речи, а именно шепелявость.

Однако следователь не стал конкретизировать признаки голоса и речи ?^ лица, интересующего следствие. В результате полученная информация

Самоишна З.Г. Указ. соч. - С. 80. :См.: Криминалистика. - М., 1097. - С.486; Там же. - М„ 2000. - С.318. В гл. 1 § 1 мы высказывали свое предложение по этому поводу,

осталась без должного внимания и опознание по голосу и устной речи не проводилось1.

В другом случае, свидетель Б., указывая на анатомические признаки внешности подозреваемого лица, упомянула также о том, что преступник произнес несколько фраз. Но и в этом случае следователь не выяснил у допрашиваемого никакой информации о признаках голоса и речи. Результат проведенного предъявления для опознания по признакам внешности оказался практически нулевым. Б. неуверенно опознал подозреваемого-.

На наш взгляд, здесь следователь также недооценил сложившуюся ситуацию и утратил возможность получения доказательства путем проведения идентификации подозреваемого лица по функциональным признакам.

Предъявление для опознания лица по признакам голоса и речи

ф осуществляется в соответствии с требованиями закона, регламентирующего

проведение рассматриваемого следственного действия. Однако

специфичность этого вида опознания предполагает особый подход к

подготовке, тактике проведения и фиксации его хода и результатов.

Основные особенности, по нашему мнению, выражаются в следующем:

  1. Подбор лиц, совместно с которыми будет предъявляться опознаваемый, осуществляется с учетом тех признаков голоса и речи, о которых на допросе говорил потенциальный опознающий.

  2. Предъявление для опознания по рассматриваемым признакам по возможности должно проводиться там, где происходило восприятие

XI признаков голоса и речи. Вели же это невозможно, то необходимо, чтобы

помещение максимально соответствовало акустическим условиям

:См.: Архив Волгоградского областного суда № 3860. Д, 2-85. - 1995. ~См.: Архив Волгоградского областного суда№ 3992. Д. № 2-59. - 1997.

136

восприятия. ПОЭТОМУ важно воспользоваться консультацией специалиста в области речевой акустики.

  1. Предъявление для опознания лица по признакам голоса и речи тактически ислесообоазно проводить в такой обстановке, когда опознающий и опознаваемый находятся в смежных помещениях, обеспечивающих

^ хорошую слышимость, но исключающих видимость друг друга.

  1. Подготовка специального текстового материала.

На этом вопросе хочется остановиться более подробно. Одной из особенностей отождествления личности по признакам голоса и речи является подготовка специального текстового материала, реализация которого в процессе опознания позволяет выявить ту индивидуальную совокупность признаков голоса и речи, которой обладает потенциалы(ый опознаваемый. ф При выборе наиболее рациональной формы подачи контрольного

материала О.М. Коршунова рекомендует привлекать специалиста-психолога, который проконсультирует следователя по возникающим вопросам и окажет необходимую помощь1.

В том что следователи нуждаются в консультациях подобного рода, показывает и проведенный нами опрос следственных раоогников, где они отмстили, что не имеют достаточного опыта и рекомендаций при проведении опознания по признакам голоса и речи.

В литературе предлагаются четыре формы подачи контрольного материала: монолог, диалог, повторение и чтение’,

Причем каждая из предложенных форм имеет как положительные, так М и отрицательные стороны.

!См,: Kopufvnoeu О.М. Процессуальные и тактические аспекты отождествления личности по признакам голоса и устной речи на предварительного следствии: Дис. … канд. юрид. наук. - Л.. 1990. - С. 100.

“См.: Ло.ж’кевич А.А.. Снетков В.А.. Чивалив В.А., Шаршунекий В,Л. Подготовка и назначение фоноскопнческой экспертизы // Методическое письмо № 47 ВНИИ МВД СССР. - М„ 1981. - С 21-22.

При выборе следователем формы подачи материала - монолог необходимо:

1) определ ить тему разговора; 2) 3) продумать, каким образом в монологе будут использованы слова и выражения, когорые опознаюший слышал ранее. Кроме того, это должна Ьыть такая тема, на которую могли оы поговорить и лица, не знающие обстоятельств уголовного дела. 4) Если предполагается использование формы диалога, то необходимо также:

1) обозначить тему разговора: 2) 3) составить перечень вопросов, которые следователь будет задавать опознаваемому и лицам, вместе с которыми он будет предъявляться для опознания. 4) чф Определившись, что подача контрольного материала будет

повторение, следователь составляет текст либо отдельные фразы, которые будут повторяться в процессе данного следственного действия как опознаваемым, так и лицами, совместно е которыми последний предъявляется для опознания.

При выборе этой формы подачи контрольного материала следователь практически полностью исключает какую бы то ни было инициативу со стороны говорящих. К этой форме представляется целесообразным прибегать в тех случаях, когда в условиях проведения предъявления для опознания хотя бы один из предъявляемых не сможет реализовать характерные признаки своего голоса и устной речи в более свободных

4к> формах: монологе, диалоге, повторении1.

R.R. Подголин считает, что тактически правильным будет, чтобы следователь
подготовил заранее письменный текст, который сначала

‘См.: Ложкеаич А.А., (“неттт НА., Чгтинов В.А.. Шаршуиский В.Л, Указ. соч. -С.22.

прочитывался бы предъявляемыми для опознания лицами, а затем ими пересказывался. При этом текст обязательно должен содержать отдельные слова, фразы, обороты, которые ранее слышал опознающий. Беседа должна проводиться таким образом, чтобы по характеру отвегов опознающий не мог догадаться, кто является опознаваемым1.

Т Во всех случаях следователь должен добиваться, чтобы речь каждого

предъявляемого звучала достаточно продолжительное время.

В юридической литературе вопрос о необходимости ставить в известность опознаваемого о предстоящем опознании долгое время являлся дискуссионным.

А.В. Дулов, Н.Н. Гапанович, З.Г. Самошина, К).В. Чуфаровский и др. считают, что для получения более реальных результатов опознания по динамическим признакам опознаваемый не должен предупреждаться о том.

4% что его будут опознавать по голосу и особенностям речи. Именно таким

образом, по мнению А.Р. Ратинова, нейтрализуется возможность сознательного искажения опознаваемым своего голоса и речи в момент опознания1.

Этой же точки зрения придерживаются А.В. Дулов и П.Д. Нестеренко, утверждая, что положительный результат при опознании по динамическим признакам можно получить лишь в тех случаях, когда опознаваемый не знает о том, что производи гея опознание3.

Ю.В. Чуфаровский также считает, что получение объективных результатов возможно только в том случае, когда опознаваемый не знает, что его наблюдают или прослушивают4.

4*

‘См.: Подголин Е.Е. Опознание по особенностям голоса н речи //

Социалистическая законность.- 1979.- № 9. - С. 34.

‘См,: Ратинов А,Р. Судебная психология для следователей,- М..1967.- С. 261. См.: Ду:юв А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. - Минск, 197]. - С. 183-186,

“См.: Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология, - М., 1998. - С. 379.

Рассматривая этот вопрос, Н.Н. Гапанович указывал. что опознаваемого нельзя ставить в известность о смысле проводимого действия и лишь после опознания ему сообщаю! о сущности акта и его результат1.

Ранее 3.1’. Самошина указывала, что опознание человека по

^ признакам голоса и речи должно проводиться в такой оостановке, при

которой опознаваемый не смог бы умышленно изменить свой голос и особенности речи, и что опознаваемый о предстоящем опознании не должен предупреждаться2. Позже после проведения ряда экспериментов З.Г. Самошина отмечала: « … наблюдение за попытками опознаваемого изменить голос показали, что такое изменение трудно поддерживать длительное время, свыше нескольких фраз; голос меняется, утомляются голосовые связки; изменения голоса не проходят незамеченными для

^ наблюдателя, они связаны с интенсивными физическими усилиями, ибо

люди, как правило, несвободно владеют голосовым аппаратом, а голос, особенно длительная речь, становится неестественным. Поэтому приходится признать, что опасность умышленного искажения голоса и речи является несколько преувеличенной, хотя, несомненно, правильно подчеркивалась необходимость ее учета»3.

Иную позицию в этом вопросе занимает В.И. Комиссаров. Он полагает, что опознание по голосу и речи носит оперативно-розыскной характер. Свою позицию он аргументирует тем, что в соответствии с законом (ст. 165 УПК) опознаваемый оповещается о проведении опознания и ему предлагается занять любое место среди
предъявляемых лиц.

М Основным же тактическим правилом опознания по признакам голоса и

!См,: Гапанович Н.Н. Опознание в следственной и судебной практике (тактика). -Минск. 1978.-С. 53-54.

“См.: Криминалистика. - М., 1971. - С. 394-395.

*’’ Самошина З.Г. Вопросы теории и практики предъявления для опознания на предварительном следствии. - М, 1076. - С. 76-77.

речи, по мнению автора, является создание таких условий, при которых бы опознаваемый не знал о том, что его будут опознавать. В связи с этим опознание личности по признакам голоса и речи недопустимо!.

С мнением В.И. Комиссарова солидарен и В,Г. Власенко, ссылаясь при этом на нарушение процессуального порядка, так как опознаваемый не знает, что идет процесс опознания и ему не предоставляется возможность выбора очередности говорить\

В то же время большинство исследователей данной проблемы считают правомерным производство опознания по признакам голоса и речи, полагая, что при этом необходимо соблюдать все процессуальные требования, относящиеся к его процедуре.

«Следствию и суду не безразлично, - отмечает А.Я. Гинзбург, - при каких условиях протекал процесс узнавания, был ли он при этом Щ ограничен правилами закона, повышающими гарантии достоверности, или

таковые соблюдены не были»3.

Е.Е. Подтолин также говорит о том, что «для опознания по особенностям голоса и речи необходимо соблюдать общий, установленный процессуальным законом порядок предъявления для опознания. ! ie следует опасаться, что опознаваемый изменит свой голос. Голос каждого человека имеет физиологические (природные) свойства, связанные с устройством его речевого аппарата, изменить их нелегко»4.

‘См.: Комиссаров В.II. Правомерность и обоснованность предъявления для опознания // Социалистическая законность.- 1978.- № 2. - С. 59: Комиссаров В.II. Предъявление для опознания живых лиц // Законность.- 1994.- № 9. - С.30.

“См.: Власенко В,Г. Предъявление для опознания живых лиц по голосу // Теория и практика криминалистической и судебной экспертизы. - Саратов.- 1978. Вып. 3. -С. 81.

J Гиизбур? А.Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике. - М.. 1996. - С. 16.

”* Цодго/пт К. Опознание по особенностям голоса и речи // Социалистическая законность.- 1979.- М: 9,- С. 33.

Мы согласны с Р.С, Белкиным, который отмечает, что голос и речь, в силу динамического стереотипа, не могут быть изменены на длительное время, и указывает, что следователь, обнаружив стремление опознаваемого изменить голос, должен продолжить беседу с ним с тем, чтобы проявились признаки его голоса и речи1,

Этой же точки зрения придерживается и А.Я. Гинзоург, утверждая, что в некоторых случаях при опознании человека по признакам голоса и речи опознаваемый усилием воли «сможет на непродолжительное время» изменить голос и речь, но «вмешательство воли связывает свободу движений, разговора, и, в конце концов, достигнутые временно изменения исчезают»2.

Следователь тактически правильно поступит, если предупредит возможное изменение голоса постановкой различных вопросов. -^ Психологически опознаваемый не может отвечать на вопрос и

одновременно думать, с какой интонацией говорить и как строить предложение. Так же рекомендуется, в подобных ситуациях, предложить лицам, предъявляемым для опознания, ускорить темп произнесения слов или повторить весь текст несколько раз.

Пресечь попытку опознаваемого исказить тембр своего голоса, манеру говорить возможно, предупредив его о том, что вся процедура опознания будет зафиксирована звукозаписывающей аппаратурой. Более целесообразным, на наш взгляд, будет использование видеозаписи, так как с ее помощью можно наглядно запечатлеть усилия опознаваемого изменить акустико-фонетические характеристики своего голоса и лингвистические J* особенности речи, в данном случае, опознаваемый меняет и привычную для

него артикуляцию и мимику лица.

‘См.: Белкин Р.С, Сооиранне, исследование и опенка доказательств. - М.. 1У66. -С. 156-157.

2См.: Гинзбург Л.Я. Указ. соч.- М.. 1996. - С. 39.

Если следователь принял решение предъявить для опознания липо по признакам голоса и речи, то, по нашему мнению, это следственное действие должно проводиться так, чтобы на его результаты не повлияли другие факторы, например, черты внешности.

Некоторые авторы, описывая тактику предъявления лиц для опознания по признакам голоса и речи, допускают возможность предъявления личности в присутствии опознающего,.отмечая возможность возникновения затруднений, поскольку голос и устная речь могут отвечать требованиям однородности, а внешность - нет1.

Мы считаем, что опознание по вышеуказанным признакам должно проводиться в такой обстановке, когда опознающий и опознаваемый находятся в смежных помещениях, обеспечивающих хорошую слышимость, но исключающих видимость друг друга. Именно такой подход -^ к проведению рассматриваемого следственного действия предлагается в

работах ряда авторов2. Апробирование же его на практике способствовало наибольшему успеху.

В случаях когда опознание планируется провести как по анатомическим, так и по динамическим признакам, первым рекомендуется проводить предъявление для опознания по признакам голоса и речи. Это и понятно, так как в случае положительного результата
опознания по

‘См.: Гинзбург А.Я. Тактика предъявления для опознания. - М,. 1971. - С.6; Самошина З.Г. Вопросы теории и практики предъявления для опознания. - М.. 1976. -С. 77-78.

2См.: Кочаров Г.И. Опознание на предварительном следствии. - М., 1955: Цветков П.П. Предъявление для опознания в советском уголовном процессе. - Л., 1962; Бурданот B.C., Быховсгаш I1.E. Предъявление для опознания на предварительном следствии. - М.. 1975: Салншшпа З.Г. Вопросы теории и практики предъявления для опознания на предварительном следствии. - М.. 1976: Леей А. А. Некоторые правовые и тактические вопросы опознания лица по голосу // Актуальные проблемы советской криминалистики. - М.. 1980; Гинзбург А.Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике. - М.. 1996: Реванш Ю.И. Опознание человека по голосу и особенностям речи в процессе расследовання: Дне. … канд. юрид. наук. -Минск. 1998.

признакам внешности опознаваемый должен будет назвать себя, обнародовав свой голос. Следовательно, дальнейшее предъявление того же лица по признакам голоса и речи будет нецелесообразным. Последовательное проведение опознания по динамическим, а затем по анатомическим признакам потребует от следователя более длительной подготовки, так как необходимо будет подобрать соответственно статистов, (одни должны быть сходны с опознаваемым по голосу и речи, другие - по признакам внешности).

По нашему мнению, понятые также должны быть в каждой группе свои.

К числу динамических признаков, характеризующих внешность человека и являющихся наиболее ценными для опознания, относится походка. Она характеризуется как общими, так и индивидуальными признаками, функционально взаимосвязана с анатомическим строением тела человека.

А.Я. Гинзбург предлагает следующую характеристику признаков ходьбы: «темп, равномерность, симметричность, длина и ширина шага, положение и постановка стоп при ходьбе, степень их поднимания, сгибания коленей, особенность положения и движения головы, туловища, рук» [,

В криминалистической литературе дается примерный перечень видов походки2. Описание темпа походки: деловая (корпус и голова наклонены вперед, плечи выдвинуты, темп ходьбы убыстрен); расслабленная, несобранная, расхлябанная; неторопливая (ленивая); фланирующая, прогулочная; суетливая. К особенностям походки относятся следующие виды: прихрамывающая, ковыляющая, шаркающая.

‘См.: Гинзбург А,Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике. - М.. 1996. - С, 39.

‘См.: Та порте Л. А. Словесный портрет. - М.. 1999,- С. 88,

Предъявление для опознания по походке производится следующим

образом. Прежде всего, необходимо выбрать достаточно просторное место,

где можно наблюдать походку предъявляемых лиц. А.Я. Гинзбург говорит о

том, что опознаваемый должен находиться в числе других граждан,

имеющих между собой сходство в походке1.

На наш взгляд, необходимо учесть и гот факт, что внешность

опознаваемого не должна говорить о том, что это лицо находилось под

стражей (т. е. перед проведением этого следственного действия его

необходимо привести в соответствующий вид: побрить, причесать и т. д.).

Немаловажно предусмотреть и такой момент, как возможность побега с места проведения опознания, т. е. следователь должен организовать охрану опознаваемого. В свою очередь сотрудники, осуществляющие охрану, должны вести наблюдение так, чтобы по их поведению нельзя было определить, кто является объектом охраны.

Перед началом производства следственного действия следователь должен убедиться в правильности подбора предъявляемых граждан, для чего предлагает всем предъявляемым пройти некоторое расстояние.

Следует заранее условиться о сигналах, которые следователь будет подавать в целях изменения направления и скорости движения, поз предъявляемых и о номерах, под которыми они будут фигурировать, так как называть предъявляемых по фамилиям нельзя. Затем следователь предлагает опознаваемому выбрать, каким по счету он будет идти, и намечает маршрут.

Указав опознающему наиболее удобное место для наблюдения за предъявляемыми ему лицами, следователь начинает подавать им соответствующие сигналы для передвижения, называя их номера.

Для нейтрализации попыток со стороны опознаваемого изменить походку
следователь может предложить ему пройти более длительное

! См.: Гинзбург А.Я. Указ. соч. - М.. 1996. - С. 40.

расстояние, чередовать изменение направления движения с командами, остановиться, пробежаться, пройти более медленным или быстрым шагом.

В случае опознания следователь выясняет, по каким приметам походки опознан человек и уточняет у опознающего, считает ли он, что это тот самый человек, которого опознающий видел ранее, или только похожий на него.

Рассмотрев в целом тактику производства предъявления для опознания лиц на предварительном следствии по анатомическим и функциональным признакам, важно, на наш взгляд, остановиться на вопросе о фиксации процесса и результатов рассматриваемого следственного действия.

§ 3. Способы фиксации предъявления для опознания лиц на предварительном следствии

О предъявлении для опознания, как и ином следственном действии, составляется протокол, в котором точно фиксируется ход и результаты его проведения.

Протокол предъявления для опознания составляется в соответствии с требованиями ст. ст. 141, 142 и 166 УПК РСФСР.

Средствами фиксации, помимо протокола, являются также фотографирование, звуко-, видеозапись и другие, применяемые при проведении процессуальных действий.

Однако основным средством фиксации является протоколирование. Не случайно законодатель так подробно регламентирует составление ^ протокола следственного действия.

Осуществление следователями правильной и точной записи в протоколе имеет важное значение. Достаточно полные и точные записи в этом процессуальном документе позволяют судигь, насколько точно соблюдены следователем установленные УПК требования. Эти данные важны и для суждения о правильности использования тактических приемов опознания, а также для оценки его результатов в судебном заседании.

Однако изучение следственной практики показывает, что еще имеют место существенные недостатки в протоколах предъявления для опознания. Так, при изучении протоколов предъявления для опознания лиц на предварительном следствии установлено, что только в 43,8 % содержалась #’ достаточная информация о предъявляемых лицах, в 32,2 % указывались

лишь фамилия, имя, отчество и возраст, в остальных 24 % - только фамилия, имя, отчество и адрес местожительства.

Одной из наиболее важных частей протокола является изложение показаний
опознающего о том, опознает ли он кого-либо из

присутствующих и по каким признакам. На наш взгляд, описание признаков, по которым было опознано конкретное лицо, имеет существенное значение для вывода о том. можно ли тождество считать установленным, достаточна ли указанная совокупность признаков для вывода об идентификации лица по мысленному образу.

Не всегда в протоколах содержатся сведения (а если содержатся, то очень незначительные) о признаках, по которым узнается предъявленное для опознания лицо, не отражаются обстоятельства, при которых происходило восприятие опознаваемого. Причем следователи не задают уточняющих вопросов, а ограничиваются лишь тем, что фиксируют конечный результат опознания.

Так, в одном из протоколов рассматриваемого следственного действия записано следующее : «Среди предъявленных мне лиц я опознаю

^ гражданина, стоящего вторым, слева направо, после того как он и

остальные повернулись ко мне спиной. Этот гражданин был на месте происшествия, его держал Т. Видел я его со стороны спины и опознаю я его со спины …»’.

В подобных случаях, где нет четкого описания признаков, не понятно, при каких условиях происходило восприятие конкретного лица, вполне закономерен вопрос о достоверности такого опознания и его доказательственном значении.

Ость некоторые особенности при протоколировании хода и результатов рассматриваемого следственного действия, если опознание производится по признакам голоса и речи.

»- Прежде всего в протоколе отражается характеристика помещения, где

производилось опознание, с указанием точных его параметров, которые могут оказать влияние на акустико-фонетические характеристики голосов говорящих.

[ Архив Волгоградского областного суда № 3955. Дело № 2-13. - 1996.

Далее указывается местонахождение каждого из участников следственного действия (поскольку это является существенной особенностью, характерной только для данного вида опознания), обозначаются признаки голосов и устной речи каждого из предъявленных для опознания (особенно те признаки, на которые обратил внимание субъект опознания в процессе восприятия и запоминания голоса и устной речи).

В протоколе должен быть подробно отражен произнесенный контрольный материал: при монологе - фиксируется все сказанное каждым из предъявленных для опознания максимально подробно: при диалоге -отражаются вопросы следователя и ответы каждого из предъявленных для опознания в той последовательности, которая имела место; при повторении и чтении - к протоколу приобщается текст, а в протоколе указывается очередность, в которой повторяли (читали) текст все предъявленные для опознания лица,

В протокол заносятся также показания опознающего, замечания и дополнения других участников следственного действия.

При предъявлении для опознания людей целесообразно производить фотосъемку всей группы предъявленных лиц.

Изучение нами протоколов предъявления для опознания показало, что в 42,1 % случаев следователи принимают решение использовать для фиксации хода и результагов рассматриваемого следственного действия фотосъемку.

Применяя фотографирование в ходе производства следственного действия, следователь в протоколе должен указать вид фотоаппарата, чувствительность пленки, диафрагму, выдержку, количество сделанных снимков и виды съемки. Фотоснимки оформляются в виде фототаблиц и сопровождаются соответствующими надписями. Такой способ фиксации дает суду возможность объективно оценивать процесс опознания, а также

149

то, насколько были соблюдены требования УПК и выполнены криминалистические рекомендации.

В последнее время большое распространение получили такие способы фиксации, как звуко- и видеозапись. Необходимость в использовании магнитофонных записей в процессе предъявления для опознания возникает, когда предстоит опознание по признакам голоса и речи, так как с ее помощью фиксируются особенности голоса лиц, непосредственно участвующих в воспроизведении устной речи.

Как свидетельствует практика, следователи практически всегда используют магнитофон для фиксации хода и результатов отождествления личности по вышеуказанным признакам.

Применяя звукозапись, следователь уведомляет об этом участников следственного действия и производит отметку в протоколе, где указывает ^ данные о марке магнитофона, типе ленты, скорости и т. д.

При фиксации предъявления для опознания по особенностям голоса и речи в протоколе должно быть точно указано, кто говорил первым, вторым и т, д., иначе звукозапись потеряет свою связь с протоколом.

Наиболее эффективным средством фиксации хода и результатов предъявления лица для опознания является видеозапись. Ее применяют в 26.1 % случаев. О преимуществе и целесообразности использования видеозаписи мы уже говорили в § 1 данной главы, сделав акцент и на том, что важно участие специалиста-оператора, с которым следователь должен будет составить план-сценарий, согласовать точки и планы съемки, уточнить последовательность кадров, перемещения участников *i следственного действия.

Предъявление для опознания личности необходимо проводить в достаточно просторном кабинете, учитывая количество участников данного следственного действия.

Фактически началом следственного действия следует считать момент,

когда следователь, собрав в кабинете всех участников следственного действия, кроме опознающего, подает команду оператору на включение записи.

После этого следователь зачитывает вводную часть сценария: представляет участников, разъясняет им права и обязанности и факт применения видеосъемки,

Оператору надлежит средним планом запечатлеть предъявляемых для опознания лиц, а затем крупным планом каждое лицо в отдельности. После чего следователь предлагает опознаваемому занять любое место среди статистов, при этом оператор средним планом фиксирует этот момент.

Затем фиксируется порядок вызова следователем опознающего по телефону и вхождение опознающего в кабинет, в котором производится ^ следственное действие. Следователь удостоверяется в его личности,

разъясняет права и обязанности, предупреждает об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний либо за отказ от дачи показаний.

Далее следователь предлагает опознающему внимательно осмотреть предъявленных для опознания лиц и ответить на вопрос: «Не узнает ли он среди них кого-либо и если да, то по каким признакам, где, когда и при каких обстоятельствах видел его?». В случае опознания фиксируется жест опознающего рукой в сторону опознанного и его показания о том, по каким именно признакам он опознал его. Признаки желательно отобразить крупным планом. & После того как опознаваемый назовет свои установочные данные,

следователь предлагает оператору приостановить видеосъемку и подготовить видеозапись для просмотра.

В случае применения видеосъемки при проведении опознания по походке необходимо запечатлеть следующее:

151

понятым демонстрируют сходство признаков походки опознаваемого лица с подобранными статистами.

В том случае, если предъявление для опознания проводится в месте, где опознающий воспринимал функциональные признаки другого человека. точкой съемки будет являться место, откуда опознающий наблюдал ходьбу, Оператор при этом должен удерживать камеру на уровне глаз опознаваемого (как бы из-за его спины) так, чтобы запечатлеть весь процесс прохождения участниками заданного отрезка территории.

Применение следователем видеозаписи, должно предшествовать уведомление участников процесса о ее использовании, о чем необходимо сделать отметку в протоколе. Кроме того, в протоколе следует отметить, с помощью какой камеры осуществлялось видеосъемка, какова частота кадров и на какую пленку заснят фильм. * Материалы звуко- и видеозаписи приобщаются к уголовному делу и

вместе с ним направляются в суд по окончании расследования,

Проведенное нами исследование организационно-подготовительных и тактических аспектов предъявления для опознания лиц на предварительном следствии позволяет сформулировать следующие выводы:

  1. При выяснении признаков, по которым впоследствии будет опознаваться лицо, существенную помощь могут оказать специальные классификационные таблицы с отраженной в них последовательностью и наименованием различных признаков внешности человека, как анатомических, так и функциональных. ^ 2. В тех случаях копщ будущий опознающий затрудняется назвать

конкретные признаки внешности, голоса или речи, но заявляет, что сможет опознать воспринимавшееся им ранее лицо, опознание должно проводиться, если следователь признает это целесообразным.

  1. При подготовке к предъявлению лица для опознания следователь должен учитывать фактор тактического риска, который в той или иной степени всегда присутствует в случае производства рассматриваемого следственного действия. Грамотный подход к ситуации, сложившейся на определенной момент расследования преступлений, умелое использование следователем различных тактических приемов, поможет свести степень тактического риска к минимуму.

  2. Успех рассматриваемого следственного действия во многом предопределен подбором технических средств фиксации хода и результатов предъявления лица для опознания, а также квалифицированной помощью специалиста.

  3. При наличии оперативной информации о том, что потенциальный опознающий скрывает свою осведомленность об интересующих следствие фактах, рекомендуется воспользоваться помощью квалифицированного полиграфолога. Хотя информация, полученная в результате тестирования, носит лишь ориентирующий характер, тактическое ее значение представляется нам бесспорным.
  4. Проблема обеспечения безопасности лиц. содействующих осуществлению правосудия, настоятельно требует создания в каждом следственном подразделении специальных кабинетов, позволяющих проводить предъявление для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего.
  5. Мы считаем фактор внезапности достаточно эффективным тактическим приемом, а потому рекомендуем использовать его при проведении рассматриваемого следственного действия.
  6. При невозможности предъявления лица опознание может быть произведено по видеозаписи этого лица и других схожих с ним лиц. При этом требования УПК должны в полной мере распространяться и на данный вид опознания.
  7. Мы полагаем необходимым при предъявлении для опознания по динамическим признакам уведомлять опознаваемого о назначении проводимого следственного действия и разъяснять ему право выбора очередности выполнения требуемых действий.

Глава III. Проверка и оценка результатов предъявления для опознания лиц на предварительном следствии

§ 1. Проверка результатов предъявления для опознания лиц

М

на предварительном следствии

В уголовно-процессуальном законе закреплено положение о том, что вес собранные по уголовному делу доказательства подлежат тщательной, всесторонней и объективной проверке со стороны лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда (ч. 3 ст, 70 УПК).

Проверка доказательств является одним из элементов уголовно- процессуального доказывания. О его содержании в процессуальной и 9к криминалистической литературе высказаны различные суждения. Так Р.С.

Белкин проверку доказательств именует исследованием и отмечает, что «исследование доказательств - необходимый элемент доказывания, второй этап работы следователя и суда с доказательствами» ‘.

М.С. Строгович под исследованием доказательств понимал их проверку и подчеркивал, что итогом этой проверки является оценка доказательств. Одновременно он указывал, что отождествлять проверку и оценку доказательств нельзя, поскольку это разные, не совпадающие в полной мере моменты процесса доказывания””.

П.Ф. Пашкевич проверку доказательств также называл

исследованием. При этом он подчеркивал, что лишь в результате

Ф тщательного исследования доказательств создается возможность дать им

1 Белкин Р.С Сопирание. исследование и оценка доказательств. - М.. 1966. - С. 44. ‘См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. -. М.. 1У58. - С. 165.

правильную оценку1,

Некоторые авторы говорят об исследовании доказательств как элементе их оценки, выделяя при этом исследование в самостоятельный этап работы с доказательствами2.

Авторы более поздних работ, затрагивая проблему уголовно-

V

процессуального доказывания, отмечают, что основным содержанием

данного процесса является деятельность лица, производящего доказывание, следователя, прокурора и суда по собиранию, проверке и оценке доказательств4.

В теории доказательств процесс уголовно-процессуального доказывания условно делится на три элемента (этапа): 1) собирание доказательств; 2) проверка доказательств; 3) оценка доказательств.

Разумеется, что нельзя себе представить процесс доказывания как ^ такую деятельность, при которой сначала собирают все доказательства,

затем проверяют их и потом только оценивают. Собирание, проверка и оценка доказательств - единый и неразрывный процесс, на протяжении которого доказательства проверяются и оцениваются по мерс их собирания. В этой связи мы разделяем мнение А.С. Кобликова о том, что «собирание доказательств и их проверка неразрывны во времени. В свою очередь, проверка доказательств не изолирована от их оценки, так как, собирая и проверяя доказательства, органы предварительного расследования и суд

‘См.: Пашкевич 17,Ф. Объективность судебного исследования уголовного дела // Советская юстиция.- 1961.- № 10,- С. 5.

‘См.: Прктузова В. А. Заключение эксперта как доказательство в уголовном процессе. - М.. 1959. - С. 75: Васильев А.П., Мудъюггш ГЛ., Якубович II.А. Планирование расследования преступлений. - М., 1957. - С. 103-105; Ульянова Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции. - М., 1959. - С. 15.

"’См.: Уголовный процесс: Учебник / Под ред. проф. П.А. Луиинской. - М., 1995. -С. 152-160: Уголовный процесс: Учебник / Под ред. проф. К,Ф Гуценко. - М., 1996. - С. 113-116.

формируют свое мнение по поводу их достоверности и, собственно, определяют дальнейшее направление доказывания» ‘.

О единстве и неразрывности всех элементов (этапов) доказательственной деятельности пишет и П.А. Лупинская: «Все элементы доказательственной деятельности - собирание, проверка и оценка доказательств - неразрывно между сооои связаны, протекают в единстве, имеют место во всех стадиях процесса в тех процессуальных формах, которые соответствуют задачам данной стадии и установленному в ней порядку производства» -.

«Собирание, исследование и оценка доказательств, - подчеркивает

Р.С. Белкин, - не разновременные, сменяющие друга этапы, а различные

стороны этого процесса - процесса доказывания. На различных стадиях

этого процесса та или иная сторона может выступать на первый план,

fe однако другие стороны остаются»’,

На основе изложенного и с учетом того, что целью нашего исследования является рассмотрение сущности второго и третьего элементов (этапов) доказывания применительно к процессу проверки и оценки результатов предъявления для опознания, мы считаем целесообразным в рамках данного параграфа, не претендуя на исчерпывающее рассмотрение вопроса, акцентировать внимание на проблеме проверки результатов предъявления для опознания.

Для того чтобы оперировать доказательствами, принимать на их

основе необходимые процессуальные решения, требуется их тщательная

проверка, которая, нередко, в криминалистической и процессуальной

<#? литературе, а также в ряде уголовно-процессуальных норм именуется

исследованием доказательств.

’ Уголовный процесс: Учебник / Под ред. проф, А.С. Кобдикова. - М., 1995. -С. 77. ^

~ Уголовный процесс; Учебник / Под ред. проф. П.А. Лунинекой, - М,, 1995. -С, 149-150.

?”’ Белкин Р.С, Собирание, исследование и оценка доказательств. - М.. 1966. - С. 9.

Содержательный анализ ст. 70, 240, 283, 343 УПК, их сопоставление приводят к выводу, что термин «исследование» применяется в уголовно-процессуальном законе в более широком значении, чем «проверка», Исследование включает в себя как получение информации, так и проверку полученных сведений.

Особое внимание обратим на то обстоятельство, что в ч, 3 ст. 70 УПК речь идет не об исследовании, а именно о проверке всех собранных по уголовному делу доказательств. Это создает нам правовую основу для использования термина «проверка доказательств» в широком смысле и в более узком смысле применительно к проверке результатов предъявления для опознания.

0 содержании второго элемента уголовно-процессуального доказывания в криминалистической и процессуальной литературе также

4 имеются неоднозначные высказывания. Так, характеризуя сущность

проверки доказательств. Р.С. Белкин отмечает, что «… исследование доказательств - это познание следователем или судом их содержания, проверка достоверности существования тех фактических данных, которые составляют содержание доказательства, установление согласуемое™ данного доказательства со всеми остальными доказательствами по делу» ‘.

А. Желудков под проверкой доказательств понимает «…деятельность лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда но тщательному, всестороннему и объективному определению фактических данных и достоверности источников их получения для правильного установления обстоятельств дела»2.

-И Ряд авторов определяют сущность проверки доказательств на основе

содержания ч. 3 ст. 70 УПК и считают, что проверка доказательств - это деятельность лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда

1 Белкин Р.С Собирание, исследование и оценка доказательств, - М.. 1966. - С, 48. “ Желудков А. Уголовный пооцесс. Конспект лекций, - М., 1999,-С, 48,

по тщательному, всестороннему и объективному определению достоверности фактических данных и доброкачественности источников их получения для правильного установления обстоятельств уголовного дела1.

Анализ отмеченных и других имеющихся в литературе точек зрения, а также изученных мнений следователей относительно содержания и сущности проверки доказательств позволяет сформулировать ряд выводов, необходимых для уточнения процесса проверки доказательств по уголовному делу. Итак, проверка доказательств - это один из элементов процесса доказывания. Это деятельность конкретных должностных лиц по уяснению соблюдения процессуальных правил собирания доказательств, определению достоверности фактических данных, а также доброкачественности источника их получения. При этом содержание доказательства и доброкачественность источника проверяются в их неразрывном единстве. Проверка производится путем сопоставления доказательств с нормативными правилами их получения (соблюдены ли правила допроса свидетеля, проведения опознания): сопоставления полученных данных с искомыми фактами или с другими данными по делу (мог ли свидетель видеть и слышать то, о чем дает показания): путем производства следственных действий и посредством логических приемов. Доказательство проверяется не только в момент его получения, но и в ходе дальнейшего расследования по мере собирания других доказательств2.

Проверка осуществляется на всех стадиях уголовного процесса,

1 Si)

является неотъемлемым элементом уголовно-процессуального доказывания и обеспечивает наряду с другими его элементами достижение объективной истины по уголовному делу.

Все вышеизложенное позволяет есЬормулиоовать наше понимание проверки доказательств как определенной деятельности компетентных ^ органов и должностных лиц, направленной на тщательное, всестороннее и

объективное исследование всех собранных доказательств с целью определения достоверности фактических данных и доброкачественности источников их получения для правильного установления обстоятельств дела.

В пределах, необходимых для рассмотрения содержания проверки, а затем и оценки результатов предъявления для опознания, представляется уместным уточнить сущность таких понятий, как относимость, ф. допустимость и достоверность доказательств.

Относимость доказательств - признак, указывающий на наличие искомой связи между доказательственной информацией и обстоятельствами, подлежащими доказыванию. При решении вопроса об относимости доказательств к конкретному уголовному делу, по нашему мнению, следует руководствоваться положениями уголовно-процессуального закона, устанавливающего в общем виде предмет доказывания (ст. 68 УПК), а также нормами уголовного закона, которые конкретизируют общее понятие предмета доказывания применительно к тому или иному составу преступления.

Допустимость доказательств - признак, относящийся как к

4* содержанию, так и к форме доказательств и свидетельствующий о

соблюдении всех требований уголовно-процессуального закона, связанных

с их получением и фиксацией (получение из надлежащего источника

уполномоченным на то субъектом доказывания; с использованием

указанных в законе средств). По этому признаку из числа доказательств исключаются, например, данные, полученные из оперативных источников или с нарушением правила ч. 3 ст. 20 УПК, запрещающей домогаться показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных действий. Кроме того, действующее уголовно-процессуальное законодательство отрицательно решает вопрос о ДОПУСТИМОСТИ доказательств в уголовном деле еще и в следующих случаях, Во-первых, не могут служить доказательствами сведения, сообщенные свидетелем или потерпевшим, источник которых неизвестен (ст. 74-75 УПК). Во-вторых, не являются доказательствами сведения, полученные от лица, которое в силу своих физических или психических недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания (п. 2 ч. 2 ст. 72 УПК).

ft И в-третьих, не являются доказательствами сведения, полученные от

защитника обвиняемого или представителя профессионального союза и другой общественной организации, об обстоятельствах, ставших известными им в связи с выполнением обязанностей защитника или представителя (п.п. 1 и 3 ч. 2 ст. 72 УПК).

Достоверность - это соответствие доказательств объективной действительности. В процессуальной литературе существует мнение, согласно которому фактические данные, полученные из указанных в законе источников и законным способом, всегда достоверны1. Такой вывод базируется на суждениях о том, что доказательство следует отождествлять с фактом, который всегда достоверен, поскольку он является реальностью.

-^ Согласно другой более распространенной точке зрения к

доказательствам относятся сведения (информация) о фактах, а не сами факты, которые в самом общем виде безотносительно к доказыванию -

‘См.: Михай-ювская П.. Петрухин II. Некоторые вопросы теории судеоных доказательств // Советская юстиция.- 1964,- № 15. - С. 5.

объективная реальность, существующая независимо от человека1. Факт существует (или существовал применительно к событию прошлого) независимо от того, знают о нем лица, осуществляющие расследование и судебное рассмотрение уголовного дела. Однако для того, чтобы факт мог быть использован в доказывании, он должен быть познан, т. е., отражен сознанием человека. В мышлении человека «существуют, взаимодействуют движутся не вещи, не предметы, а образы, понятия, сведения о них2. Из этого следует, что в доказывании используется не сам факт, а результат его познания, который выражается вовне в виде сведений о познанном факте.

С этих позиций, по нашему мнению, следует понимать и термин, применяемый законодателем для определения доказательств, «фактическое данное», под ним необходимо подразумевать «данные о фактах»3. Сам факт как таковой фигурирует в доказывании в качестве А составной части предмета доказывания, т. е. обстоятельств, подлежащих

доказыванию. Но это не единственное использование понятия факта в доказывании. Оно применяется и в тех случаях, когда знание приобретается не в результате отражения сознанием действительности, а в логическом доказательстве, когда из одних уже установленных с помощью доказательств фактов «выводится» знание о других, еще неизвестных. Данное положение теории доказательств используется не только в процессе проверки доказательств, но и при их оценке, являющейся этапом, завершающим процесс доказывания. Практически же проверка доказательств все время сопровождается оценкой, ибо в противном случае субъект доказывания не мог бы двигаться вперед к познанию истины по

!См.: Горский Г.Ф.. Кокорев Л.Д., Элькгтд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. - Воронеж. 197Н. - С. 30-31.

“См.; Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М, 1973. - С. 207. ?’См.: Хутыз Л/. Понятие судебного доказательства // Советская юстиция.- 1978.-

162

уголовному делу.

«Проверка доказательств, - подчеркивает Р.С. Белкин, - может быть умозрительной, когда следователь или суд производят логическое сравнение материалов дела, и эмпирической, опытной, когда в целях проверки проводятся новые следственные действия, направленные на iienocDeflCTBCHHvio пооверку новых доказательств, которые послужат материалом для сравнения. При этом получаемые данные должны быть сопоставимыми с проверяемыми, то есть прямо или опосредованно относиться к тому же самому обстоятельству» ‘.

На содержательную деятельность по проверке доказательств обращала внимание Л.М. Карнссва, отмстив, что «проверке подвергаются как источник, из которого получены фактические данные, так и само доказательство. Осуществляется проверка анализом каждого Ъ* доказательства, сопоставлением его с другими, уже имеющимися в деле, а

также с полученными специально для этой цели, в том числе (если возможно) опытным путем …»2.

Но, на наш взгляд, цитируемые авторы единодушны в том, что проверка доказательств наряду с мыслительной деятельностью включает в себя и практическую, т. е. производство дополнительных следственных действий с целью непосредственной проверки имеющихся доказательств, определения их относительности, допустимости и достоверности.

Изложенное здесь позволяет нам, опираясь на общие положения теории доказательств, рассмотреть вопрос о проверке результатов предъявления для опознания на предварительном следствии. Такая * проверка сопряжена со значительными трудностями, определяемыми

многочисленными факторами и условиями, которые необходимо учитывать следователю, работая с данным видом доказательств. Это процессуальное

Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств. - М,. 1966. - С. 63. “ Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. - Волгоград. 1988.- С. 46.

положение опознающего; условия восприятия им опознаваемого лица; субъективные возможности опознающего по запоминанию и сохранению в памяти воспринятого; факторы, влияющие на полноту восприятия и воспроизведения воспринятого; психическое и физическое состояние опознающего в момент, интересующий следствие, и в момент предъявления для опознания; отношения между опознающим и опознаваемым; соблюдение процессуальных правил и предварительного допроса опознающего и производства самого опознания,

Проверка результатов предъявления для опознания заключается, прежде всего, в определении доброкачественности источника доказательств и достоверности тех фактических данных, которые из него получены.

Исследование этих вопросов в процессе проверки, по нашему мнению, находятся в тесной связи с исследованием процессуальной «v сущности показаний опознающего.

Из содержания ст. 69 УПК следует, что доказательствами по уголовному делу являются любые фактические данные, на основе которых субъект доказывания в определенном законом порядке устанавливает наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Л в ч. 2 указанной статьи дается исчерпывающий перечень источников получения фактических данных, которые могут быть признаны доказательствами по уголовному делу, однако в их числе показания опознающего в качестве самостоятельного источника доказательств не названы. *Р Между тем показания опознающего можно считать разновидностью

показаний лиц, выступающих в этом качестве, - свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого. Этот вывод находит свое подтверждение в ст. 164 УПК, определяющей, что в случае необходимости следователь может предъявить для
опознания лицо свидетелю, потерпевшему,

подозреваемому или обвиняемому. При этом опознающие предварительно допрашиваются об обстоятельствах, при которых они наблюдали соответствующее лицо, о приметах и особенностях, по которым они могут произвести опознание,

Показания опознающего, указывающие на связь опознаваемого с

л*

расследуемым преступлением, составляют основное содержание протокола

его предварительного допроса. Закон не устанавливает особых правил

предварительного допроса опознающего, поэтому в следственной практике

он проводится по общим правилам, закрепленным в действующем

законодательстве для данного следственного действия. В этой связи мы

разделяем существующую в литературе точку зрения о том, что

процессуальная сущность показаний опознающего, свидетеля,

потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого одинакова’.

%, При проверке результатов предъявления для опознания необходимо

иметь в виду, что протокол предварительного допроса опознающего и протокол предъявления для опознания содержат в себе два потока фактических данных об опознаваемом. В протоколе предварительного допроса содержатся фактические данные об объекте опознания, которые сохранились в памяти опознающего, а в протоколе предъявления для опознания - фактические данные, которые были получены об объекте на основе сравнения признаков объектов (лиц), а также выводов о результатах проведенного опознания. Эти два потока фактических данных появляются не одновременно, фиксируются в различных документах и в силу этого разделяются на показания, полученные во время предварительного допроса

ЦК опознающего, и показания, полученные непосредственно при опознании.

Процессуально эти два потока фактических данных имеют самостоятельное

1 Подробнее об этом см.: Ефимичев СП., Кулагин II.И.. Ялтолъскии Л.Е. Допрос. -Волгоград» 1978; Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М.. 1973: Фаткхллин Ф.Н. Обшис проблемы процессуального доказывания. - Казань. 1976: Шейфер С,А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе. - Саратов, 1986; Смыслов В.И. Свидетель в уголовном процессе. - М. 1973.

доказательственное значение, могут в силу различных факторов и условий, влияющих
на восгшиятие. запоминание, сохранение в памяти и

А ‘Ж

воспроизведение опознающим информации об опознаваемом лице, в определенной степени не совпадать по своему содержанию, однако, как правило, они должны проверяться следователем в едином блоке.

Вместе с тем показания, содержащиеся в протоколе предварительного допроса опознающего, а также в протоколе предъявления для опознания в целях исследования источника доказательств с точки зрения содержания и достоверности имеющихся в нем сведений могут проверяться отдельно. Необходимость раздельной проверки этих актов, на наш взгляд, возникает при решении вопросов о возможности повторного предварительного допроса опознающего в целях уточнения иди восполнения информации об опознаваемом лице или определения целесообразности проведения акта It опознания.

Наша позиция подтверждена изучением мнения практических работников. 78,4 % респондентов отдают предпочтение проверке указанных выше протоколов в едином блоке; 1 1,6 % высказались за раздельную их проверку, а 10 % оставили данный вопрос без ответа.

Возвращаясь к проблеме определения процессуальной сущности показаний опознающего, следует отметить, что содержащиеся в них фактические данные, зафиксированные в определенном законом порядке, являются доказательствами по уголовному делу, а сами показания - их источником, хотя действующий УПК, как отмечалось выше, о нем не упоминает. Ничего не говорится о показаниях опознающего как источнике **- доказательств и в проекте нового УПК РФ. В целях восполнения этого

пробела мы считаем вполне обоснованным включение показаний опознающего в перечень источников доказательств, данный законодателем в ч. 2 ст. 69 УПК. Полагаем, что такое же дополнение следует внести в ч. 2 ст. 71 проекта УПК Российской Федерации.

166

I Проверка результатов предъявления для опознания на предварительном следствии включает в себя деятельность следователя по определению доброкачественности источника и достоверности доказательства, их сопоставлению с другими источниками и доказательствами, обнаружению новых доказательств, подтверждающих или отвергающих имеющиеся и т. п. Эти направления деятельности характерны для проверки как отдельного доказательства, так и определенной их совокупности, причем по любому уголовному делу. С учетом специфики рассматриваемого следственного действия проверка его результатов, кроме того, должна, по нашему мнению, включать в себя:

1) сопоставление показаний опознающего. данных им на предшествующем опознанию допросе, с показаниями, полученными в ходе предъявления ему лица для опознания; % 2) анализ стадий формирования показаний опознающего;

3) определение правильности выбора соответствующего вида опознания, соблюдения процессуальных и тактических правил его проведения;

4)соответствие вывода опознающего о тождестве, различии или сходстве опознаваемого лица с лицом, которое он воспринимал ранее при интересующих следствие обстоятельствах,

Осуществляя проверку результатов предъявления для опознания, следователь должен обращать внимание на то, насколько совпадают признаки (особенности) лица, указанные в протоколе предварительного допроса опознающего, с признаками (особенностями) опознаваемого, #* отмеченными в протоколе предъявления для опознания. При этом следует

помнить, что опознание лица по недостаточно определенным признакам имеет меньшую доказательственную ценность и нередко ставится под сомнение судебными органами либо вовсе отвергается ими. Так, по делу Михеева Верховный Суд РФ отметил,
что потерпевший на

предварительном допросе не указал ни одной существенной приметы преступника, а назвал лишь приблизительный его возраст и цвет одежды’. Это, конечно, явно недостаточно для опознания.

По делу Рагаускаса было отмечено, что производящая опознание потерпевшая Лапшина «подробно об индивидуальных признаках не допрашивалась» 2. По делу Ф. опознание Верховным Судом было признано необоснованным, так как опознающий назвал неопределенные признаки и приметы опознаваемого, лишенные индивидуального характера”. Не подлежит сомнению и то, что опознание лишается доказательственного значения и в случаях, если опознающий не допрашивался об обстоятельствах, при которых он воспринимал лицо, а также о признаках и особенностях, по которым он может его опознать.

Верховный Суд рассматривает невыполнение требований о предварительном допросе опознающего грубым нарушением норм уголовно-процессуального закона4.

Результаты сопоставления показаний опознающего на

предварительном допросе и показаний при предъявлении ему лица для опознания позволяют следователю определить и осуществить необходимые следственные- действия для получения дополнительных фактических данных, уточняющих содержание имеющихся доказательств и достоверность их источника.

Проверка особенностей формирования показаний опознающего, на наш взгляд, связана с определением и анализом объективных и субъективных факторов и условий восприятия опознающим опознаваемого лица (объекта) на момент, интересующий следователя, а также возможностей опознающего по
запоминанию, сохранению в памяти и

SfiS

последующему воспроизведению необходимых данных об опознаваемом и об иных обстоятельствах, при которых он воспринимался опознающим.

! (еблагоприятность условий, кратковременность восприятия, плохое освещение, физическое и психическое состояние, а также другие субъективные факторы (возрастные особенности, недостатки органов восприятия, испуг, алкогольное опьянение и т. п.) затрудняют правильное восприятие фактов, о которых свидетельствует опознающий как во время предварительного допроса, так и при предъявлении ему опознаваемого для возможного установления тождества или различия с тем лицом, которое ранее воспринималось опознающим. В таких случаях следователь должен приводить дополнительные проверочные действия с тем, чтобы проверить достоверность полученных в ходе опознания доказательств.

При рассмотрении и разрешении уголовных дед судебные инстанции # нередко ставят под сомнение достоверность результатов опознания по тем

мотивам, что условия восприягия опознающим опознаваемого во время совершения преступления были неблагоприятными, а проведенное опознание без надлежащей экспериментальной проверки влияния этих условий на качество восприятия не дает оснований для вывода о том, что полученное доказательство в результате такого опознания является достоверным1.

Особое внимание следователь должен уделить проверке соблюдения процессуальной формы и тактических правил предъявления для опознания. Цель такой проверки - своевременное выявление и устранение возможных нарушений. Проведенный нами в 1998-1999 гг, анализ %’! архивных уголовных дел показывает, что такие нарушения, к сожалению,

имеются. Наиболее часто они выражаются: в неполноте предварительного допроса
опознающего, нарушении правил о подборе объектов;

[См.: Сборник постановлений Пленума и определений Судебной коллегии по УГОЛОВНЫМ делам Верховного Суда РСФСР 1961-1963 гг. - М,. 1964; Судебная практика Верховного Суда СССР.- 1950.- № 7. - С. 21 -22.

предъявлении объекта опознания в единственном числе; в производстве опознания пои неполном составе понятых и при ОТСУТСТВИИ защитника или переводчика; игнорировании требований по разъяснению прав и отсутствии указаний на предупреждение (свидетеля, потерпевшего) об ответственности: отсутствии в протоколе отметок о предложении опознаваемому занять люоое место среди предъявляемых лиц; нарушении установленного порядка по фиксации хода и результатов предъявления для опознания.

Подобные нарушения процессуальной формы и тактических правил приводят к тому, что суды исключают из доказательств протоколы предварительных допросов опознающего и протоколы предъявления для опознания’. По нашему мнению, устранение отмеченных нарушений вполне возможно в процессе проверки результатов предъявления для опознания путем тщательного анализа протоколов предварительного допроса опознающего и протокола предъявления для опознания. Такой анализ, осуществленный на основе сопоставления содержания этих протоколов, позволит своевременно выявить не только процессуальные и тактические упущения, но и принять меры по их устранению. Дополнительное уточнение содержания информации, полученной от опознающего, нейтрализация факторов и условий, затрудняющих процесс опознания и влияющих на источник доказательств и получаемой из него информации (фактических данных), ее сопоставление с другими доказательствами по делу, возможный повторный допрос опознающего, экспериментальная ? проверка факторов и условий восприятия, запоминания и воспроизведения

информации о фактических данных, в отдельных случаях допускаемая

!См.: Сборник постановлений Пленума и определений коллегии Верховного Суда СССР по вопросам УГОЛОВНОГО гщоцесса. 1946-1962 гг. - М. 1964. - С. 103-105; Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994^ № 5. - С. 14-15: 1995.^№ 3. - С. 28; 1996.- № 6,- С.11: 1998.-№2.-С. 11.

возможность повторного акта опознания’ - составные части деятельности следователя при проверке результатов предъявления для опознания с целью обеспечения достоверности фактических данных и доброкачественности их источника, и, в конечном итоге, с целью использования результатов предъявления для опознания в качестве доказательств по уголовному делу.

Осуществляя проверку результатов опознания следователь формирует предварительное суждение о достоверности фактических данных, содержащихся в актах опознания, а также суждение о доброкачественности источника получения фактических данных. Конечная цель такой проверки -получение доказательства, которое должно быть относимым, допустимым и достоверным. Далее следователь должен исследовать достоверность заявления опознающего об опознании. По данным наших исследований, в практике опознания встречаются следующие варианты таких заявлений:

1) о сходстве одного из предъявленных лиц с лицом, которое воспринималось опознающим в момент события преступления (27,3 %); 2) 3) о том, что среди предъявленных для опознания лиц наблюдавшееся ранее лицо отсутствует (7,4 %); 4) 5) о том, что опознание невозможно, так как опознающий не помнит характерных признаков опознаваемого (4,1 %); 6) 7) о том, что среди предъявленных для опознания лиц находится такое лицо, которое опознающий уверенно узнает по целому ряду общих и частных признаков (61,2 %). 8) ! «Особенностью повторного предъявления для опознания, - отмечает В.В, Золотых. - следует иметь в виду, что одно и то же лицо не может быть опознаваемо одним и тем же свидетелем или потерпевшим повторно, кроме случаев, когда повторное опоздание производится по другим признакам внешности. Например, если в первый раз очевидец видел лица опознаваемых, то затем ему может быть предложено опознать. например, татуировку на спине, либо походку, жестикуляцию, но так. чтобы лица подозреваемого н статистов были скрыты от опознающего». Золотых В.В. Проверка ДОПУСТИМОСТИ доказательств в уголовном процессе. - М.: - Ростов н/Д. 19УЧ. - С. sf>6.

Заявление опознающего о некотором сходстве одного из

предъявленных для опознания с тем лицом, которое им воспринималось в

связи с совершенным преступлением, является предположительным, В нем

не просматривается твердой уверенности опознающего в истинности своих

показаний. В таких случаях следователь должен исходить из того, что

подобные результаты предъявления для опознания нуждаются в

дополнительной проверке, так как обвинение не может основываться на

предположительных, неуверенных выводах о тождестве опознаваемого

лица с лицом, которое воспринималось опознающим во время совершения

преступления.

Основные пути проверки предположительных, неуверенных выводов

опознающего относительно опознаваемого лица - сопоставление этих

выводов с другими материалами дела; производство дополнительных

следственных действий для обнаружения новых доказательств,

подтверждающих или опровергающих выводы опознающего.

Проверке подлежа! также все другие заявления опознающего, в том

числе и вариант уверенного опознания им предъявленного лица, тем более

если такая уверенность основывается лишь на субъективных моментах и не

согласуется с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле. В

этих случаях следователь должен принять необходимые меры к устранению

возникших противоречий способами и методами, которые отмечались нами

ранее.

!7”?

§ 2. Оценка результатов предъявления для опознания лиц на предварительном следствии

Уяснение сущности и содержания оценки результатов предъявления для опознания обусловливает необходимость обращения к общетеоретическим положениям об оценке доказательств в уголовном процессе, на которых она базируется.

«Оценка доказательств, - отмечает Л.И. Петрухин, - это мыслительная деятельность следователя, прокурора и судей, которая состой!- в том, что они, руководствуясь законом и социалистическим правосознанием, рассматривают но своему внутреннему убеждению каждое доказательство в отдельности и всю совокупность доказательств, определяя их относимость, допустимость, достоверность и достаточность для выводов по делу»’.

Аналогичное мнение о сущности оценки доказательств высказали А.С. Кобликов и Д.Т. Ульянова2.

Касаясь рассматриваемого вопроса. П. А. Лу пинская также подчеркивает, что «оценка доказательств - мыслительная, логическая деятельность, имеющая своей целью определение допусти мости, относимости, достоверности, значения (силы) каждого доказательства и достаточности их совокупности для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания»3.

Анализ имеющихся в литературе суждений показывает, что одни авторы рассматривают оценку доказательств как вывод, результат, итог

1 Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М.. 1973. - С. 428. ‘“См.: Уголовный процесс: Учебник / Пол ред. проф. К.Ф. Гуценко. - М., 1996. -С. 115.

Уголовный, процесс: Учебник / Под ред. проф. П.А. Лупинекой. - М.. 1995. -

мыслительной деятельности; другие - как самую мыслительную деятельность; третьи - и как мыслительную деятельность, и как результат этой деятельности, и как судебный акт.

Оценка доказательств - это сложное явление, содержащее и саму мыслительную деятельность, и ее результат, получающий отажение в процессуальных решениях.

Вместе с тем следует заметить, что оценка доказательств - это не любая мыслительная деятельность субъектов доказывания по конкретному уголовному делу. Во-первых, предметом этой мыслительной деятельности являются доказательства, заключающие в себе отражение действительных обстоятельств преступного деяния. Во-вторых, эта мыслительная деятельность протекает в рамках уголовного дела, и в этой связи конечные выводы по оценке доказательств должны найти объективированное ^ выражение и стать вследствие этого доступными для других, т. е. конечные

выводы по оценке доказательств, как правило, должны быть изложены в процессуальных актах.

Оценить доказательства в процессе доказывания - значит, определить, насколько точно установлено каждое из них, в какой взаимосвязи с делом и другими доказательствами они находя гея, какой именно факт, имеющий значение для деда, оно устанавливает или опровергает и что означают в совокупности все собранные по делу доказательства.

Решение этих вопросов в теории доказательств связывается с правовой стороной оценки доказательств. При кратком рассмотрении этой проблемы нельзя забывать, что оценка доказательств, осуществляемая ЦК субъектами доказывания, является государственной деятельностью. Давая

оценку доказательствам, следователь, орган дознания, прокурор, суд выступают как представители государства, осуществляющие возложенные на них функции власти по расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел. Выполнение этих
функций при оценке доказательств

связано не только с мыслительным, по и волевым процессом, который выражается в формулировании соответствующих выводов и принятии решений по делу. Такие выводы и решения по делу возможны лишь на основе правовой оценки доказательств, сущность которой, по нашему мнению, заключается в сттюгом и неуклонном соблюдении требований закона, регулирующего условия восприятия и исследования доказательств, цель и направление мыслительной деятельности субъектов доказывания, устанавливающего принципы и условия оценки доказательств, и ее отражение в процессуальных решениях.

По поводу правовой стороны оценки доказательств в целом и возможности правового регулирования мыслительной деятельности по оценке доказательств в частности на страницах юридической литературы высказаны различные мнения. Одни авторы считают оценку доказательств

-^ неотъемлемой частью процессуальных действий, подлежащих правовому

регулированию1, другие рассматривают ее как мыслительный процесс, который не может регулироваться законом ни по форме, ни по содержанию2.

По нашему мнению, разрешение этой проблемы следует искать в нормах уголовно- процессуального закона, который регулирует все важнейшие этапы мыслительной деятельности по оценке доказательств. Первый этап этой деятельности - постановка задачи и определение цели мыслительной дея гельности явно вытекают из содержания ст, 68 и 392 УПК (обстоятельства, подлежащие доказыванию, установлению). В законе также указывается, что и кем подлежит оценке, закреплен принцип

% непредустановленности силы доказательств, определены гарантии и

‘См.: Фатку.ишн Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. - Казань. 1076. - С. 175.

“См.: Курьиев СВ. Основы теории доказывания в советском правосудии. - Минск.

    • С. 37.

условия их оценки (ст. 20, 71, 240 УПК). Тем самым закон оказывает регулирующее воздействие и на этапе решения поставленной задачи.

Нормы уголовно-процессуального права оказывают регулирующее воздействие также на завершающем этапе мыслительной деятельности по оценке доказательств путем закрепления необходимости отражения выводов в процессуальных решениях (ст. 205 УПК - выводы по обвинительному заключению; ст. 314 УПК - описательная часть приговора).

Анализ отмеченных статей УПК РФ позволяет поизнать, что

JL

мыслительная деятельность субъекта доказывания по оценке доказательств урегулирована нормами уголовно-процессуального права и протекает в процессуальной форме’.

Па основе изложенного можно сформулировать вывод о том, что оценка доказательств - поэтапная, осуществляемая в логической и ^ процессуальной форме мыслительная деятельность субъектов доказывания

в уголовном судопроизводстве по определению относимоети, допустимости, достоверности и достаточности доказательств для обоснования выводов по делу. Такое понимание оценки доказательств согласуется, на наш взгляд, с существующей в криминалистической литературе точкой зрения о том, что оценка доказательств осуществляется в целях выяснения:

1) допустимо ли использование данного факта как судебного доказательства по делу, не противоречит ли это закону, принципам доказывания;

2) относится ли данное доказательство или совокупность % доказательств к делу;

41 процессуальной форме оценки доказательств см.: Матюшин Б,Т. Строгое соблюдение норм процессуального и материального права - основа правильной оценки доказательств // Правовое регулирование общественных отношений. - М„ 1977. - С. 106.

176

3)в какой связи находится данное доказательство с другими собранными по делу доказательствами, каков характер и значение этой связи;

4) каково значение данного доказательства и совокупности доказательств для обнаружения истины, является ли совокупность доказательств достаточным основанием для принятия того или иного процессуального решения о судьбе дела; 5) 6) как может быть использовано данное доказательство в процессе предварительного расследования, а также при судебном рассмотрении и оазосшении УГОЛОВНОГО дела1. 7) Обращение к теоретическим основам оценки доказательств, определение ее сущности, содержания и целей позволяет более предметно рассмотреть сущность, содержание
и цели оценки результатов

^4 предъявления для опознания.

Р.С, Белкин справедливо относит предъявление для опознания к числу таких следственных действий, исследование и оценка результатов которых сопряжены со значительными трудностями и требуют учета многочисленных факторов, оказывающих влияние на эти результаты. Здесь играет роль процессуальное положение опознающего; его отношение к опознаваемому объекту, а при опознании личности - и опознаваемого к опознающему; условия, в которых воспринимался опознаваемый объект в момент, интересующий следствие и в момент предъявления для опознания; психологическое и физическое состояние опознающего в обоих случаях; состояние его памяти, выраженность индивидуальных признаков объекта

% опознания-.

Признавая сложность осуществления оценки результатов предъявления для опознания, мы, вместе с тем, убеждены, что факторы, ее

:См.: Белкин Р.С Собирание, исследование и оценка доказательств. - М., 1966. -С. 67,

Хм.; EVJKIIH Р.С. Там же . - С. 284.

177

определяющие, не могут служить серьезным препятствием для положительного решения вопроса о проведении данного следственного действия.

При оценке результатов предъявления для опознания следователь должен иметь в виду, что они (результаты) представляют собой фактические данные, на основе которых в процессе расследования устанавливается истина. Как и другие доказательства, результаты предъявления для опознания подлежат соответствующей оценке. Только после этого они могуч’ быть положены в основу выводов органов предварительного расследования и суда, использованы в процессе судебного разбирательства’.

При оценке результатов предъявления для опознания следователь должен обратить
внимание на соблюдение требований уголовно-

^ процессуального закона о порядке обнаружения, фиксации, проверки и

оценки фактических данных, относящихся к расследуемому преступлению. Одной из целей оценки доказательств, собранных по уголовному делу, является • определение возможности использования полученных фактических данных в уголовном судопроизводстве. Л это предполагает тщательную, объективную и всестороннюю их оценку следователем. Известно, что оценка фактических данных, полученных посредством предъявления для опознания, производится субъектом доказывания по его внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности (ст. 71 УПК).

^ Исследование теоретических основ и законодательных положений,

регулирующих порядок предъявления для опознания, приводит нас к

См.: I”шпоур?. Л.Я, Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертном практике. - М.. 1()96. - С. 84.

I7R

выводу о том, что оценка результатов предъявления для опознания заключается, прежде всего, в выводе о достоверности или недостоверности источника доказательств, о доказанности или недоказанности факта и его значении для дела. При этом необходимо проанализировать правильность опознания, не ошибся ли опознающий в своем окончательном выводе, который, как уже отмечалось, зависит от многих факторов и условий.

Для правильной оценки результатов предъявления для опознания большое значение имеют анализ и сравнение показаний о приметах опознаваемого, полученных на предварительном допросе опознающего и в процессе предъявления для опознания. В этом случае определяющим моментом, убеждающим в правильной оценке результатов предъявления для опознания, является совпадение примет опознаваемого, полученных в ходе предварительного допроса опознаваемого, с теми приметами, которые были зафиксированы в протоколе предъявления для опознания.

Отсутствие подобной информации приводит к потере доказательственной ценности результатов рассматриваемого следственного действия. Так, отменяя приговор и направляя дело на новое рассмотрение, заместитель Председателя Верховного Суда в своем протесте отметил, что вывод Коминтерновского районного суда г. Воронежа о виновности С. в совершении преступлений, предусмотренных соответствующими статьями УК РФ, основан на недостаточно исследованных доказательствах.

Выяснилось, что потерпевший К. не допрашивался о приметах и особенностях внешности преступника. Но все же обвиняемый предъявлялся ему для опознания и был опознан. Следователь впоследствии допросил потерпевшего, но последний указал приметы, не соответствующие внешности нападавшего и отличавшиеся от тех, о которых рассказал другой потерпевший А., при описании преступника. Эти и ряд других противоречий и нарушений закона привели к отмене приговора1.

‘Бюллетень Верховного Суда РФ- - 1994..- № 5. - С. 14-15.

В этой связи большое значение имеет полная и точная фиксация в протоколе предъявления для опознания всех данных, позволяющих объективно оценить результаты рассматриваемого следственного действия. Оценивая результаты предъявления для опознания, следователю необходимо определить, в какой связи находятся фактические данные, зафиксированные в процессуальных документах опознания, с другими собранными по делу доказательствами.

Отмечая общие направления деятельности следователя но оценке результатов предъявления для опознания, полагаем целесообразным выделить наиболее существенные, на наш взгляд, моменты, связанные непосредственно с оценкой показаний опознающего. В частности, тщательному анализу и оценке в данном случае подлежат:

содержание информации, которую дал опознающий об «^ опознаваемом на предварительном допросе:

условия восприятия опознаваемым опознающего на момент совершения расследуемого события и условия, при которых произведено предъявление для опознания;

физическое и психическое состояние опознающего в том и другом случае;

заинтересованность опознающего в опознании (мотивы); возможная дача опознающим ложных, ошибочных показаний об опознаваемом (мотивы, причины);

поведение опознающего на предварительном допросе и при предъявлении для опознания: 4 степень правдивости, достоверности и обоснованности выводов

опознающего о тождестве, различии или сходстве опознаваемого;

соотношение общих и индивидуальных признаков опознаваемого, полученных от опознающего на предварительном допросе и в процессе предъявления для опознания:

соотношение фактических данных об опознании с другими доказательствами по делу и значение данного доказательства для установления истины по делу:

правильность избрания процессуальной формы, соблюдения процессуальных и тактических правил проведения опознания.

При оценке показаний опознающего должны учитываться условия их формирования, особенности личности опознающего, его процессуальное положение, а также отношение к делу и участникам процесса. Показания опознающего не случайно относятся к категории «личных доказательств». Каждое из них отражает особенности личности допрашиваемого, которые оказывают самое непосредственное влияние на содержание показаний. Поэтому при их оценке, когда возникает вопрос о способности лица в конкретных условиях видеть, слышать или как-то иначе правильно

^ воспринимать описываемое явление, должны учитываться состояние его

органов чувств, быстрота реакции, профессиональные и волевые качества, образование, мотивы поведения в той или иной ситуации.

Оценивая сведения, содержащиеся в показаниях опознающего, необходимо, прежде всего, решить, могут ли они быть допущены в качестве доказательств. Положи тельный ответ на этот вопрос прямо связан с соблюдением порядка, установленного уголовно- процессуальным законом для проведения допроса опознающего и фиксации его показаний. При установлении того или иного отступления от процессуального порядка допроса опознающего возникает вопрос о допустимости такого показания в качестве источника доказательств, поскольку регламентированный законом

ф порядок способствует получению правильной, качественной, достоверной

информации.

Относимость к делу сведений, содержащихся в показаниях опознающего, определяется их сопоставлением с предметом допроса. Отношение к обвинению позволяет отнести полученную информацию к

обвинительным или оправдательным доказательствам, учитывая при этом условность такого деления. В зависимости от характера связи с устанавливаемым обстоятельством сведение, полученное от опознающего, может быть прямым или косвенным доказательством.

Определение достоверности показаний опознающего заключается в установлении соответствия этих показании ооъективнои действительности. Понятие правдивости показаний определяет субъективное отношение опознающего к сведениям, которые он сообщает. В силу этого опознающий может быть правдивым как в том случае, когда его показания соответствуют объективной действительности, так и в том случае, когда он добросовестно заблуждается. Опознающий желает рассказать правду и считает, что его показания соответствуют действительности, но в силу свойств его памяти он дает неправильные показания. Следует отметить, что J4 ЭТО не снижает значения правильного определения правдивости. Оценка

показаний опознающего с таких позиций помогает установить причину их несоответствия действительности и наметить пути к уточнению полученных от опознающего сведений.

В тех же случаях, когда опознающий умышленно искажает сведения об опознаваемом, следует, прежде всего, выяснить причины дачи ложных показаний и принять меры к их устранению. При этом, в частности, может быть проведен следственный эксперимент с целью использовать его результаты для убеждения опознающего в том, что он дает ложные показания. Проведение следственного эксперимента может быть связано с необходимостью уточнения показаний опознающего с учетом влияния Ць особенностей его личности (мог ли видеть, слышать и т, п.) на быстроту и

качество восприятия интересующих следователя данных.

При оценке результатов предъявления для опознания на предварительном следствии сомнения в достоверности показаний опознающего чаше всего возникают у следователя пои обнаружении их

182

несоответствия иным доказательствам, в том числе сведениям,

содержащимся в показаниях, которые он давал ранее, В этих случаях не

следует делать однозначных выводов о том, что его показания являются

ложными или ошибочными.

Признанию показаний опознающего (полностью или частично) Ж

ложными должно предшествовать выяснение вопроса, что послужило тому причиной (добросовестное заблуждение, неприязнь к опознаваемому, боязнь мести, стресс во время первичного восприятия опознаваемого, ошибочное или неполное восприятие общих или индивидуальных признаков опознаваемого и т.п.).

При оценке результатов предъявления для опознания, основанной на логическом отождествлении, большое значение имеет криминалистический метод сравнительного
исследования. Сравнение при предъявлении для

^ц опознания может касаться признаков опознаваемого лица и признаков того

лица, которое воспринималось опознающим на момент совершения расследуемого деяния. Сравнение также может касаться условий восприятия объекта в момент расследуемого события и при предъявлении для опознания. Подлежат сравнению и показания опознающего, которые он дал на предварительном допросе, и его показания во время предъявления для опознания,

Как уже отмечалось, сущность опознания заключается в идентификации предъявляемого объекта по его мысленному образу. Идентификация при опознании производится путем сравнения признаков предъявленного объекта с теми признаками
воспринимавшегося ранее

Ч* опознающим объекта, которые запечатлены в его памяти, и оценки

результатов этого сравнения для решения вопроса о тождестве,

Достоверность результатов предъявления для опознания обеспечивается достижением необходимого сходства условий восприятия лица в момент расследуемого события и условий предъявления этого лица

для опознания. Констатация достижения необходимого сходства есть результат проведенного сравнения этих условий. При сравнении результатов опознания с содержанием показаний на предварительном допросе могут быть зафиксированы; их совпадение или их различие, которое может быть объяснено либо добросовестным. либо недооросовестным изменением показании опознающего, лиоо по иным причинам. Во всяком случае, оценка результатов предъявления для опознания путем сравнения сходства условий требует от следователя определения причины этого различия.

При сравнении показаний, полученных в ходе предварительного допроса опознающего, и показаний, полученных в ходе предъявления для опознания, следователь должен обращать внимание на соблюдение требований уголовно-процессуального закона,
определяющих порядок и

Ац тактические правила предъявления для опознания (ст. 164-166 УПК).

Сопоставление показаний опознающего в их совокупности позволяет следователю выяснить, совпадают ли приметы лица (общие и индивидуальные), названные в ходе предварительного допроса, с теми, по которым было опознано лицо в ходе предъявления для опознания. В ряде случаев такое сопоставление может привести к различным выводам. Показания могут совпадать, подтверждением чего является то, что опознающий называет меньшее или большее число примет или признаков опознаваемого. При оценке показаний в этой части следователь может перейти к решению вопроса о достаточности совпадения признаков для формулирования вывода о тождестве опознаваемого с
лицом, которое

*». воспринималось опознающим ранее при интересующих следствие

обстоятельствах. Нередко сопоставление названных показаний приводит к выявлению в них существенных различий. Установив такое несоответствие, следователь должен, основываясь на конкретных обстоятельствах дела, выяснить возможные причины этого.

184

Одним из существенных моментов, подлежащих рассмотрению и решению следователем при оценке результатов опознания, является вопрос о том, достаточен ли комплекс совпадающих примет и признаков, обусловивших вывод опознающего о тождестве для признания этого тождества действительно установленным. Критерии оценки достоверности названного комплекса признаков, по нашему мнению, вырабатываются судебно-следственной практикой оценки результатов предъявления для опознания. Немаловажное значение в этом имеют и положения теории идентификации, криминалистического учения об отождествлении личности по чертам внешности.

При оценке результатов предъявления для опознания следователю приходится подвергать анализу приметы внешности, по которым был опознан определенный субъект. Прежде всего, необходимо учтывать, что ^ отождествление лица должно опираться на приметы внешности человека, а

затем уже на сопутствующие признаки. В этом плане мы разделяем мнение А. А. Бодалева, который отмечал, что «… человек не только субъект, но и объект познания, и в качестве такового он предстает перед людьми как индивид, как личность, как индивидуальность. Как индивид он всегда характеризуется определенными морфо-конституционадьными,

нейротинологическими, половыми и возрастными особенностями. В повседневном общении каждый человек отражает физический облик других людей. Важнейшим элементом в физическом облике человека является лицо» !.

Верховный Суд СССР неоднократно подчеркивал, что опознание не

Ч^ может быть признано обоснованным, если опознающий указал такие

признаки и приметы, которые вследствие своей неопределенности

недостаточны для установления личности обвиняемого. Так, обосновывая

свое решение о возвращении дела по обвинению И. на новое расследование,

’ Баошев Л.Л. Восприятие человеком человека. - Л., 1965. -С. 16-19,

Судебная коллегия Верховного Суда СССР по уголовным делам не признала достоверным заявление потерпевшего А, при опознании на предварительном следствии о том, что и «по росту и овалу лица» похож на человека, укравшего его автомашину, но что он не может категорически утверждать, что И. и тот человек - одно и то же лицо, В определении по этому делу коллегия указала, что потерпевший А. не опознал И., а высказал лишь предположение, которое не может быть признано достоверным доказательством1.

В практике оценки результатов опознания встречаются и категорические утверждения опознающего об опознании. На наш взгляд. утверждения опознающего типа «категорически опознаю» могут быть признаны доказательствами лишь при наличии определенных условий. Одним из таких условий и является перечисление опознающим ряда % признаков, создающих уверенность в установлении тождества.

Из общих положений криминалистической идентификации следует, что наибольшую ценность имеют особые приметы и признаки. Эти приметы и признаки наиболее индивидуализируют опознаваемые объекты. По отношению к человеку такими приметами будут, например, шрамы, физические недостатки, родимые пятна и т. п.

Результатом предъявления для опознания может быть установление тождества, групповой принадлежности либо различия.

Приведенные выше положения призваны служить правильному

разграничению этих понятий, что имеет важное значение для

использования результатов опознания в доказывании. Было бы большой

Ч* ошибкой принимать имеющееся в действительности сходство объектов за

‘См.: Бюллетень Верховного Суда СССР.- 1987,- № 3. - С. 28,

I Мб

их тождество. Сходство, как известно, предполагает не менее двух объектов, а тождество — лишь одного, данного’.

Оценка результатов предъявления для опознания на предварительном следствии основывается на внутреннем убеждении следователя. Это означает такой порядок, при котором сама оценка составляет исключительную его компетенцию при отсутствии заранее установленных правил о значении и силе доказательств.

Внутреннее убеждение с психологической стороны является процессом, в котором субъектом доказывания решается ряд мыслительных задач, основанных на материалах дела, на знании закона и теории. В число таких задач входят:

1) определение процессуального положения опознающего;

2)анализ условий, в которых опознающий наблюдал тот или иной ф объект, и их сопоставление с теми условиями, при которых производилось

опознание;

3) анализ психологического состояния опознающего в момент наблюдения за тем или иным объектом при опознании; 4) 5) исследование субъективных факторов, относящихся к личности опознающего (особенностей памяти, состояния органов зрения, слуха и т. п.). 6) В ходе решения этих задач следователь должен ограждать себя от

косного стереотипа, сущность которого заключается в заранее

формирующейся уверенности в том, что предъявляется для опознания

именно лицо, тождество которого необходимо установить. Стереотипность

1^ в оценке может проистекать из ряда моментов:

I) недостаточного ознакомления с материалами деда;

‘См.: Салтевский М.Б. Идентификация и установление групповой принадлежности. - Харьков. 1965. - С. 40 - 45.

2)переоценки своих знаний (отсутствия критического анализа результатов опознания);

3) неправильного осмысливания доказательственной ценности произведенного опознания в результате того, что не учитываются условия восприятия опознающего лица.

При оценке результатов предъявления для опознания следователь должен учитывать и случаи возможного внушения опознающему желаемого варианта его поведения. Настойчивым и потому опасным является внушение, осуществляемое иногда родственниками обвиняемого, в целях возможного смягчения его ответственности за совершенное преступление. В практике встречаются случаи внушения, оказываемого на опознающего со стороны работников органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Варианты подобного внушения могут быть различными: в виде устной беседы, жестов, взглядов, недомолвок и т. п. Последствиями такого внушения во всех его вариантах являются сеоьезные наоущения гтав участников уголовного процесса и норм уголовно-процессуального законодательства. В этой связи мы считаем недопустимыми любые формы внушения при производстве опознания.

Как известно, одним из результатов предъявления для опознания является установление тождества личности - подозреваемого, обвиняемого, свидетеля или потерпевшего. Значение факта тождества определяется тем, наблюдался ли данный субъект непосредственно при совершении преступления либо при иных обстоятельствах. Если при оценке результатов предъявления для опознания усматривается, что опознающий воспринимал опознаваемого в момент совершения преступления, а в протоколах предварительного допроса и предъявления для опознания отражены, причем с достаточной достоверностью, все признаки опознаваемого и дан утвердительный вывод о полном тождестве опознаваемого с тем лицом, которое воспринималось опознающим в момент совершения преступления -

!нк

такие фактические данные могут рассматриваться в качестве прямого доказательства. Если же опознание лиц наблюдалось при иных обстоятельствах, связанных с преступлением, то факт тождества, закрепленный в материалах опознания, будет выступать в качестве косвенного доказательства (например, свидетель дал показания о том, что видел у магазина, из которого оыла совершена кража, троих молодых людей и описал их приметы. Впоследствии, после задержания этих лиц, они были предъявлены данному свидетелю для опознания, в ходе которого он уверенно опознал каждого из них как находившихся у магазина в интересующий следствие момент. Установление тождества личности на основе прямого доказательства (вариант непосредственного восприятия опознающим опознаваемого в момент совершения преступления) служит основанием для определения лица, совершившего преступление, а во #t втором случае лишь указывает на лицо, причастность которого к

преступлению требует доказывания с помощью других данных.

Несколько иную роль играет при оценке результатов предъявления для опознания факт тождества свидетеля или потерпевшего. Опознание свидетеля или потерпевшего обвиняемым, имеющее место в следственной практике, приводит к появлению сведений об источнике доказательств, которые затем используются для получения фактических данных, например, в ходе допроса.

Определение факта тождества, как результата предъявления для опознания, включает в себя его оценку в связи с другими

доказательствами, имеющимися в деле. Так, в определении Судебной #^ коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР по делу Д.

подчеркивалась необходимость при оценке результатов предъявления для опознания учитывать соблюдение правил опознания, комплекса признаков,

189

послуживших основанием для вывода о тождестве, а также рассмотрения этих результатов в связи с иными обстоятельствами дела1.

В целом факт тождества может либо соответствовать собранным по делу данным, либо находиться с ним в противоречии. При соответствии его другим доказательствам необходимо учитывать, МОГУТ ЛИ оезч’льтаты опознания рассматриваться в качестве прямого или косвенного доказательства. В последнем случае следователь должен руководствоваться известными положениями теории доказательств об оперировании косвенными уликами.

Противоречие установленного опознанием тождества иным материалам дела обусловливает необходимость всестороннего их анализа и объяснение того, чем это противоречие вызвано: ошибочным ли опознанием, неверной оценкой их результатов или неправильным «^ выяснением обстоятельств дела. В подобных случаях, как правило,

необходимо производство дополнительных следственных действий по проверке результатов опознания или иных противоречащих ему данных.

Оценивая результаты предъявления для опознания, необходимо выяснить, соблюдена ли процедура рассматриваемого следственного действия и выполнены ли требования закона о полноте составляемых при этом протоколов.

Изложенные в данной главе положения относительно проверки и оценки результатов предъявления для опознания лиц на предварительном следствии позволяют сформировать следующие выводы:

  1. Проверка доказательств, на наш взгляд, представляет собой

Ф- деятельность компетентных органов и должностных лиц, направленную на

всестороннее и объективное исследование всех собранных доказательств с

целью определения достоверности фактических данных и

‘Си.: Бюллетень Верховного Cv/m СССР.-1983.- № 2. - С. 34-36.

190

доброкачественности источников их получения для правильного установления обстоятельств дела.

  1. Проверка производится путем анализа самого доказательства, сопоставления его с другими имеющимися в деле фактическими данными, либо проведения новых (дополнительных) следственных действий.

  2. При проверке результатов предъявления для опознания необходимо иметь в виду, что протокол предварительного допроса опознающего и протокол предъявления для опознания содержат в себе два потока информации об опознаваемом.

В протоколе предварительного допроса содержатся фактические данные об объекте опознания, характерных его чертах, признаках, особенностях, которые сохранились в памяти будущего опознающего, а в протоколе предъявления для опознания — фактические данные, которые •* были получены непосредственно в ходе рассматриваемого следственного

действия, и выводы о его результатах. Эти два потока фактических данных появляются не одновременно и фиксируются в различных процессуальных документах. Поэтому проверять их нужно в едином блоке, определяя при этом, насколько совпадает содержащаяся в них информация.

  1. Результаты сопоставления показаний опознающего на предварительном допросе и в ходе предъявления для опознания позволяют следователю наметить и осуществить необходимые следственные действия для получения дополнительных фактических данных, уточняющих содержание имеющихся доказательств и достоверность их источника.

  2. Оценка результатов предъявления для опознания базируется на ^ общих принципах оценки доказательств в уголовном судопроизводстве.

Она включает в себя определение относимости, допустимости, достоверности полученного результата, а в совокупности с другими доказательствами, и его достаточности для обоснования выводов по делу.

  1. При оценке результатов рассматриваемого следственного действия необходимо учитывать:

условия восприятия опознающим опознаваемого в момент совершения расследуемого события и условия, при которых проводилось предъявление для опознания;

физическое и психическое состояние опознающего в том и другом случае;

особенности личности опознающего;

процессуальное положение опознающего, его возможную заинтересованность в опознании (не опознании);

поведение опознающего на предварительном допросе и при предъявлении для опознания;

степень правдивости, достоверности и обоснованности выводов опознающего о тождестве, сходстве или различии опознаваемого с ранее воспринимавшимся лицом;

соотношение общих и индивидуальных признаков опознаваемого, полученных на предварительном допросе и в процессе предъявления для опознания;

соотношение данных об опознании с другими доказательствами и значение данного доказательства для установления истины по делу;

соблюдение процессуальных и тактических правил поедъявления для опознания и фиксации его результатов.

192

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное нами исследование уголовно-процессуальных, психологических и криминалистических аспектов предъявления для опознания лиц на предварительном следствии позволяет ебоомулиооватъ следующие выводы:

• Предъявление для опознания является самостоятельным следственным действием, сущность которого состоит в предъявлении опознающему того объекта, который он воспринимал при интересующих следствие обстоятельствах, в целях установления тождества, сходства или различия предъявленного объекта с ранее им воспринимавшимся. Оно проводится в строгом соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона и с учетом научно обоснованных

Ф криминалистических рекомендаций,

• Мы полагаем, что целью предъявления для опознания является не только установление тождества или различия, но также и сходства предъявленного объекта с ранее воспринимавшимся, и предлагаем закрепить это в п.1 ст. 209 проекта нового УПК.

Кроме того, мы считаем, что термины «наблюдали», «наблюдавшимся», предложенные авторами проекта нового УПК, не охватывают всех возможных видов восприятия человеком объективной реальности, поэтому предлагаем заменить их более емкими терминами «воспринимали», «воспринимавшимся».

Такая корректировка полнее отразит реальную практику предъявления для опознания в уголовном судопроизводстве как по анатомическим так и по динамическим признакам.

На основе изложенного предлагаем следующую редакцию ч. 1 ст. 209 проекта УПК:

193

«С целью установления тождества, сходства или различия с ранее воспринимавшимся лицом или объектом следователь может предъявить лицо или предмет свидетелю, потерпевшему, подозреваемому или обвиняемому. Для опознания может быть предъявлен и труп».

По изложенным выше соображениям предлагаем в п. 2 ст. 209 проекта УПК термин «наблюдали» заменить термином «воспринимали».

» Полагаем необходимым изменить редакцию пп. 1 и 3 ст. 210 проекта УПК, отразив в них положения о незаинтересованности в деле лиц, предъявляемых для опознания вместе с опознаваемым, и о параметрах сходства с ним.

Пункт 1: «Лицо предъявляется для опознания вместе с другими не заинтересованными в деле литтамнесходными с опознатчаемым_гю_тем приметам и особен ностям, которые указаны ono;3HTmmjibyi=_jja % предшествующем опознанию допросе. Общее число лиц. предъявляемых

для опознания, должно быть не менее трех. Это правило не распространяется на нтрт^дъятзде]ште_^щя опознания трупа» (подчеркнуты только предлагаемые нами изменения. - И.Ш.).

Пункт 3: «При невозможности предъявления лица опознание может быть произведено по его фотокарточке, предъявляемой одновременно с фотокарточками других не заинтересованных в деле лиц, сходных с опознаваемым по тем приметам и особенностям, которые указаны опознающим на npegffleTgTj3yj<njjeM_^ количество

фотокарточек должно быть не менее трех» (подчеркнуты только предлагаемые нами изменения. - И.Ш.). * * Мы разделяем высказанное в литературе мнение, что объектами

предъявления для опознания являются живые лица, трупы, предметы, животные, участки местности и строения.

Рукописные тексты могут предъявляться для опознания только в тех случаях, когда по индивидуальным особенностям и приметам рукописи

194

можно выделить ее из других предъявленных текстов и установить, кому она (рукопись) принадлежи!. Ответить же на вопрос, кем выполнен рукописный текст, может только эксперт, используя специальные познания и научно обоснованную методику отождествления личности по почерку.

• Рассматриваемое следственное действие проводится только при наличии достаточных к тому оснований - правовых и фактических,

Правовым основанием предъявления для опознания, на наш взгляд, является предусмотренное в законе правомочие следователя на его производство, а фактическим - та совокупность данных, которой располагает следователь к моменту решения вопроса о производстве рассматриваемого следственного действия и которая обусловила его необходимость.

• Знание психологических закономерностей, лежащих в основе ? предъявления для опознания, помогает правильно организовать это

следственное действие и в значительной мере определяет тактику его производства. Использование данных психологии поможет также установлению особенностей личности опознающего, правильному выбору тактических приемов при допросе, предшествующем опознанию, непосредственно в ходе предъявления для опознания, а также при проверке и оценке его результатов. Этим определяется значимость психологических аспектов предъявления для опознания и необходимость их рассмотрения.

• Опознание является сложным психическим процессом узнавания, протекающим в сознании человека. Идентифицирующим объектом выступает идеальная категория - мысленный образ, хранящийся в памяти человека. Посредством сопоставления этого мысленного оораза с объектами, предложенными для сравнения, опознающий делает вывод об их тождестве, сходстве или различии.

•Психологический процесс опознания включает в себя три главных элемента:

  • восприятие внешности человека либо восприятие какого-либо объекта;

сообщение о приметах внешности или признаках воспринятых объектов;

  • опознание воспринятых объектов в числе предъявленных.

• Правильность и полнота восприятия определяется объективными и субъективными факторами, которые необходимо учитывать в каждом случае производства данного следственного действия, при проверке и оценке его результатов и определении их доказательственной силы,

• Важное значение для уяснения психологической сущности опознания имеет правильное понимание основных видов узнавания: симультанного (синтетического) и сукцеееивного (аналитического).

Несмотря на то, что симультанное узнавание характеризуется

  • мгновенностью и свернутостью процесса опознания, чаще всего без

указания на конкретные концептуальные признаки, индивидуализирующие

объект, оно должно использоваться в уголовном процессе, наряду с

аналитическим (сукцессивным) видом.

• При выяснении признаков, по которым впоследствии будет опознаваться лицо, существенную помощь могут оказать специальные классификационные таблицы с отраженной в них последовательностью и наименованием различных признаков внешности человека. как анатомических, так и функциональных.

В тех случаях когда будущий опознающий затрудняется назвать конкретные признаки внешности, голоса или печи, но заявляет, что сможет опознать воспринимавшееся им ранее лицо, опознание должно проводиться, если следователь признает это целесообразным.

• При подготовке к предъявлению лица для опознания следователь должен учитывать фактор тактического риска, который в той или иной степени всегда присутствует в случае производства рассматриваемого

следственного действия, Грамотный подход к ситуации, сложившейся на определенной момент расследования преступления, умелое использование следователем различных тактических приемов, поможет свести степень тактического риска к минимуму.

• Успех рассматриваемого следственного действия во многом предопределен подбором технических средств фиксации хода и результатов предъявления лица для опознания, а также квалифицированной помощью специалиста.

• При наличии оперативной информации о том, что потенциальный опознающий скрывает свою осведомленность об интересующих следствие фактах, рекомендуется воспользоваться помощью квалифицированного поли графолога. Хотя информация, полученная в результате проведенного тестирования, носит лишь ориентирующий характер, тактическое ее значение представляется нам бесспорным.

• Проблема обеспечения безопасности лиц, содействующих осуществлению правосудия, настоятельно требует создания в каждом следственном подразделении специальных кабинетов, позволяющих проводить предъявление для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего, • • Мы считаем фактор внезапности достаточно эффективным тактическим приемом, а потому рекомендуем использовать его при проведении рассматриваемого следственного действия. • » При невозможности предъявления лица опознание может быть произведено по видеозаписи этого лица и других схожих с ним лиц. При этом требования УПК должны в полной мере распространяться и на данный вид опознания.

• Мы полагаем необходимым при предъявлении для опознания по динамическим признакам уведомлять опознаваемого о назначении

несводимого следственного действия и пазьяенять ему поаво выбопа очередности выполнения требуемых действий.

• Проверка доказательств, на наш взгляд, представляет собой деятельность компетентных органов и должностных лиц, направленную на всестороннее и объективное исследование всех собранных доказательств с целью определения достоверности фактических данных и доброкачественности источников их получения для правильного установления обстоя гельств дела. Она производится путем анализа самого доказательства, сопоставления его с другими имеющимися в деле фактическими данными либо проведения новых (дополнительных) следственных действий.

• При проверке результатов предъявления для опознания необходимо иметь в виду, что протокол предварительного допроса опознающего и протокол предъявления для опознания содержат в себе два потока информации об опознаваемом.

В протоколе предварительного допроса содержатся фактические данные об объекте опознания, характерных его чертах, признаках, особенностях, которые сохранились в памяти будущего опознающего, а в протоколе предъявления для опознания - фактические данные, которые были получены непосредственно в ходе рассматриваемого следственного действия, и выводы о его результатах. Эти два потока фактических данных появляются не одновременно и фиксируются в различных процессуальных документах. Поэтому проверять их нужно в едином блоке, определяя при этом, насколько совпадает содержащаяся в них информация. Результаты сопоставления показаний опознающего на предварительном допросе и в ходе предъявления для опознания позволяют следователю наметить и осуществить необходимые следственные действия для получения дополнительных фактических данных, уточняющих содержание имеющихся доказательств и достоверность их источника.

i9S

  • Оценка результатов предъявления для опознания базируется на общих принципах оценки доказательств в уголовном судопроизводстве. Она включает в себя определение относимости, допустимости, достоверности полученного результата, а в совокупности с другими доказательствами, и его достаточности для обоснования выводов по делу.

• При оценке результатов рассматриваемого следственного действия необходимо учитывать:

условия восприятия опознающим опознаваемого в момент совершения расследуемого события и условия, при которых проводилось предъявление для опознания;

физическое и психическое состояние опознающего в том и другом случае;

особенности личности опознающего;

процессуальное положение опознающего, его возможную заинтересованность в опознании (не опознании);

поведение опознающего на предварительном допросе и при предъявлении для опознания;

степень правдивости, достоверности и обоснованности выводов опознающего о тождестве, сходстве или различии опознаваемого с ранее воспринимавшимся лицом;

соотношение общих и индивидуальных признаков опознаваемого, полученных на предварительном допросе и в процессе предъявления для опознания;

соотношение данных об опознании с другими доказательствами и значение данного доказательства для установления истины по делу; соблюдение
процессуальных и тактических правил предъявления для опознания и фиксации его результатов.

список ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Законодательные и другие нормативные акты

1.1. Конституция Российской Федерации. - М., 1993. - 62 с. «Ц 1.2. Уголовный кодекс Российской Федерации. - М„ 1997. - 1 83 с.

1.3. Уголовно процессуальный кодекс РСФСР. - М, 1998. - 192 с. 1.4. 1.5. Уголовный кодекс РСФСР (в ред. Закона РСФСР от 25.07.1962). - М., 1996.- 183 с. 1.6. 1.5. Уголовно - процессуальный кодекс. Проект Главного правового управления

при Президенте Российской Федерации. - М., 1994.

1.6. Уголовно — процессуальный кодекс Российской Федерации (проект). Постановление Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации от 6 июня 1997 г.

1.7. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М., 1992. 111 с. 1.8. 1.9. Основы уголовного судопроизводства СССР и союзных республик.-М.,1984. -32 с. 1.10. 1.11. «О милиции»: Закон Российской Федерации II Российская газета 1991 г. - 18 апреля. 1.12. Г10. Федеральный Закон Российской Федерации от 12 августа 1995 г. - № 144 «Об оперативно - розыскной деятельности » // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. - № 33.

1.11. Федеральный Закон « Об оперативно розыскной деятельности » - научно - поактический комментарий. Омск. 1999. 208 с.

1.12. Сборник законов «О судопроизводстве РСФСР, о прокуратуре, о милиции, об оперативно - розыскной деятельности, о статусе судей в РФ» М., 1997.- 112 с,

1.1 3. «О принятии на вооружение специальных технических средств». Приказ МВД Российской Федерации № 234 от 6 сентября 1994 г.

1.14. «Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений »: Приказ МВД Российской Федерации № 334 от 20 июня 1996 г.

1.15. Федепальная целевая прогпамма по усилению бооьбы с прест\;пностью на 1996 - 97 г.г, // Собрание законодательства Российской Федерации. -1996.-№21. 1.16. 1.17. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР от 29.12.1956 г. Бюллетень Верховного Суда СССР № 3. 1957. -29 с. 1.18. 1.19. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР от 15.02.1982 г. Бюллетень Верховного Суда СССР № 2. 1983. -34 с. 1.20. •$ 1.18. Определение Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 31.07.1997 г. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации 1998. - № 2 - 10 с.

1.19. Постановление Президиума Воронежского областного суда. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации 1994. - № 5 -14 с.

1.20. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 18.12.19964 г. Бюллетень Верховного Суда СССР № 3. 1965. - 24 с. 1.21. 1.22. Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 13.12.1995 г. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации 1996. 1.23. № 6 - 11 с. & 1.22. Сборник постановлений Пленума и определений судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР 1961 - 1963 г.г. М., 1964. 1.23. Сборник
постановлений Пленума и определений коллегии Верховного Суда СССР по вопросам уголовного процесса 1946 - 1962 г.г. - М., 1964.

  1. Монографии, учебники, учебные пособия

Т 1

Алексеев A.M. Психологические особенности показаний оченидцев.-М., 1972.- 104 с.

2.2 Баев О.Я. Коиминалистическая тактика и уголовно-процессуальный

4

закон.- Воронеж, 19/7.- 11 D С,

2.3 Баев О.Я. Тактика следственных действий. - Воронеж. 1984.- 132 с. 2.4 2.5 Бахин В.П., Кузьмичев B.C., Лукьянчиков Е.Д. Тактика использования внезапности в раскрытии преступлений ОВД.- Киев, 1990,- 54 с. 2.6 2.7 Белкин Р.С, Коломацкий В.Г., Лузгин И.М. Криминалистика. - М., 1995, т. 1.- 340 с. 2.8 2.9 Белкин Р.С. Криминалистика. - М, 1999.- 750 с. 2.10 2.7 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От *% теории к практике.-М., 1987.-272 с.

2.8 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т. 1: Общая теория советской криминалистики. - М.„ 1977,- 340 с. 2.9 2.10 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т. 2: Частные криминалистические теории. - М., 1978.- 410 с. 2.11 2.12 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т. 3: Криминалистические средства, приёмы и рекомендации. - М., 1979.- 407 с. 2.13 2.1 1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 3. -М.,- 1997.- 479 с.

2.12 Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика и доказывание.- М., 1969.- 216с.

2.13 Белкин Р.С. Общая геория советской криминалистики. - Саратов, Л 1986.-398 с.

2.14 Белкин Р.С Очерки криминалистической тактики.- Волгоград, 1993,- 200 с.

-у 1

Белкин Т\С. Собирание, исследование и оценка доказательств. - М.,-1966.-295 с.

2.16 Белкин Р.С, Белкин А.Р, Эксперимент в УГОЛОВНОМ судопроизводстве.-М., 1997.- 160 с. 2.17 2.18 Бодадев А.А. Восприятие человека человеком.- JL, 1965.- 122 с. 2.19 2.20 Божьей В.П. Научно-практический комментарий к УПК РСФСР.- М., 1995.- 613 с. 2.21 2.22 Ьурданова B.C.. Быков В.М. Внктимологический аспект криминалистики.- Ташкент, 1981.- 79 с. 2.23 2.24 Бурданова B.C., Быковский И.Е. Предъявление для опознания на предварительном следствии.- М.. 1975.- 80 с. 2.25 2.2! Быховский И.Е., Корниенко Н.А. Процессуальные и тактические

вопросы применения технических средств при расследовании уголовных дел.-Л ., 1981.- 50 с.

2.22 Быховский И.Е. Процессуальные и тактические вопросы проведения “**? следственных действий. - Волгоград, 1977.- 56 с.

2.23 Быховский И.Е. Производство следственных действий.- Л., 1984. - 45 с. 2.24 2.25 Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий,- М., 1981.-112 с. 2.26 2.27 Васильев А.П., Мудъюгин Е.Н., Якубович Н.А. Планирование расследования преступлений.- М., 1957,— 151с. 2.28 2.29 Гапанович Н.Н. Опознание в судопроизводстве (процессуальные и психологические проблемы).- Минск, 1975.- 1 76 е. 2.30 2.31 Гапанович Н.Н. Опознание в следственной и судебной практике (тактика).- Минск, 1978.- 159 с. 2.32 ** 2.28 Гинзбург А.Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и

экспертной практике.-М., 1996.- 128 с. 2.29 Гинзбург А.Я. Тактика предъявления для опознания.- М., 1971.- 64 с.

2.30 1 лазырин Ф.В. Допрос, Психологические особенности // Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности).- М., 1994,- 166 с, 2.31 2.32 Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий,-Свердловск, 1973.- 156 с, 2.33

2.32 Глазырин Ф.В. Психология следственных действий,- Волгоград, 1983.-136 с. 2.33 2.34 Горский Г.Ф., Кокарев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе.- Воронеж, 1978.- 304 е. 2.35

Ч-

?~> -2..1

Громо в В.И. Предв арите льное рассл едова ние по уголо вным делам

Руководство для органов расследования.- М., 1930. 2,35 Гросс Г, Руководство для судебных следователей как система

криминалистики,-Спб., 1908.- 1049 с. •^2.36 Дулов А.В. Введение в судебную психологию. - М., 1970,- 160 с.

2.37 Дулов А.В. Основы психологического анализа на предварительном следствии. - М., 1973,- 168 с, 2.38 2.39 Дулов А.В, Судебная психология.- Минск. 1970,- 388 с. 2.40 2.41 Дулов А.В., 11естеренко П.Д. Тактика следственных действий,- Минск, 1971.- 272 с. 2.42 2.43 Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии.- М., 1996. -631 с. 2.44 2.45 Еникеев М.И. Основы судебной психологии. Общие вопросы. Психические процессы и состояния,- М., 1982.- 183 с. 2.46

2.42 Ефимичев СП., Кулагин 11.И., Ямпольский А.Г. Допрос- Волгоград. *
1978.-48 с. 2.43 2.44 Желудков А. Уголовный процесс. Конспект лекций.- М., 1999. - 71 с. 2.45 2.44 Закатов А,А. Допрос. Тактические особенности // Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности). М., 1994.- С. 125 - 140.

2.45

Закатов А.А,, Ооопай Ю.Н. Использование научно-технических и специальных знаний в расследовании преступлений.- Киев. 1980.- 10э с,

2.46 Закатов А.Л. Психологические особенности тактики производства следственных действий с участием несовершеннолетних.- Волгоград. 1979,-96 с. 2.47 2.48 Закатов А.А. Тактика допроса и очной ставки // Криминалистика - т. z., техника, тактика, организация и методика расследования преступлений.-Волгоград, 1994.- С. 154 169. 2.49 2.50 Зинченко И.А. Использование в уголовно-процессуальном доказывании фотоснимков, кинолент и видеограмм (учебное пособие),-Ташкент, 1988.-68 с. 2.51

2.49 Зинченко П.И. Непроизвольное запоминание.- М, 1961.- 562 с. 2.50 2.51 Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном %
процессе.- М., 1999.- 288 с. 2.52 2.53 Зорин Г.Л. Психологический контакт при производстве допроса,- 2.54 Гродно, 1986.- 71 с.

2.52 Идашкин Ю.В. К вопросу о воспроизведении латентно запечатленного материала.- М., 1959. - 70 с. 2.53 2.54 Карнеева J1.M. Доказательства в советском уголовном процессе.- М., 1988.- 68 с. 2.55 2.56 Карнеева Л.М., Ратинов А.Р., Хилобок М.П. Применение опознания на предварительном следствии.- М., 1976.- 68 с. 2.57 2.58 Карнеева Л.М. Тактические основы организации и производства допроса в стадии расследования. - Волгоград, 1976.- 142 с. 2.59 ** 2.56 Кертэс Имре. Тактика и психологические основы допроса.- М., 1965.-

164 с.

2.57 Колдин В.Я. Идентификация и её роль в установлении истины по

уголовным делам. - М., 1969.- 149 с.

2 SH Колдин В.Я. Идентификация при производстве криминалистических

экспертиз,- М., 1957.- 152 с. 2_59 Колеениченко А.И. Предъявление личности для опознания па

предварительном следствии.- Харьков, 1955. - 38 е. 2 60 Колмаков В.П. Идентификационные действия следователя.- М, 1977,-

*"”l.2c.

2.61 KojiMaKOB В.П. Сущность и задачи идентификации личности в

советской криминалистике. - Харьков, 19Ь5. 101 с.

2.62 Комиссаров В.И. Научные, правовые и нравственные основы следственной тактики.- Саратов, 1980.- 120 с. 2.63 2.64 Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики.- Саратов, 1987.- 154 с. 2.65 2.66 Коновалова В.Е. Правовая психология.- Харьков, 1990.- 198 с. 2.67 *-2.65 Коновалова В.К. Психология в расследовании преступлений.- Харьков.

1978.- 143 с.

2.66 Корухов Ю.М. Предъявление для опознания на предварительном следствии и в суде.- М., 1968,- 30 с. 2.67 2.68 Корноухов В.Е., Богданов В.М., Закатов А.А. Основы общей теории криминалистики.- Красноярск, 1993.- 153 с. 2.69 2.70 Комаров Г.И. Опознание на предварительном следствии. - М.. 1955. - 2.71 84 с.

2.69 Крикунов А.Е., Маевский А.Ф. Тактика и психологические основы предъявления для опознания на предварительном следствии. - Киев, 1977.-

42 е.

& 2.70 Криминалистика / Под ред. Р.С. Белкина,- 1967,- 552 с.

2.71 Криминалистика / отв. ред.: СП. Митричев, Н.А. Селиванов, МЛ. Шаломов.- М., 1973,- 536 с. 2.72 2.73 Криминалистика / Под ред. проф. А.Г. Филиппова, проф. А.Ф. Волынского,- М„ 1988.- 543 с. 2.74

2.75 Криминалистика / Под ред. проф. В.А. Образцова.- 199/.- /60 с. 2.76 2.77 Криминалистика / Под ред. проф. И.Ф. Герасимова, проф. Л.Я. Драпкина - М., 2000. - 532 с. 2.78 2.79 Криминалистика / Под ред. проф. И.Ф. Герасимова, проф. Л.Я. Дпапкина-М.. 1994.-528С. 2.80 ‘2,/6 Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной

милиции и органов предварительного расследования. / Под ред. проф. Т.В. Аверьяновой, проф. Р.С. Белкина - М., 1997.- 400 с.

2.77 Криминалистический словарь.- М.. 1993.- 175 с. 2.78 2.79 Крапивенский С.Э. Общий курс философии. Учебник для студентов и аспирантов нефилософских специальностей.- Волгоград, 1999,- 94 с. 2.80 2.81 Крылов И.Ф. В мире криминалистики. Л., 1989.- 328 с. 2.82 2.80 Кругликов А.П. Предъявление для опознания. Процессуальная ^ характеристика.// Следственные действия. Уч. пособие под ред. Б.П.

Смагоринского.- М., 1994. - 242 с.

2.81 Кулагин Н.И., Порубов Н.И. Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации.- Минск, 1977.- 62 с. 2.82 2.83 Кулагин Н.И. Организация и тактика проведения предварительного следствия в местах лишения свободы.- Волгоград , 1977. - 126 с. 2.84 2.85 Кулагин Н.И. Организация управления в сфере предварительного следствия. —Волгоград, 1980.- 208 с. 2.86 2.87 Курс криминалистики общая часть./ отв. ред. проф. В.Е. Корноухов -М., 2000.- 784 с. 2.88 2.85 Курылёв СВ. Основы теории доказывания в советском правосудии,- * Минск, 1969.-89 с.

2.86 Леви А.А., Горинов Ю.А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве.- М,, 1983.- 112 е. 2.87 2.88 Леви А.А. Звукозапись в уголовном процессе. - М, 1974.- 104 с. 2.89

2.90 Леви А,А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следователем.- М., 1987.- 110 с. 2.91 2.92 Лсоненко В.В. Профессиональная этика участников уголовного судопроизводства.- Киев, 1981.- 163 с. 2.93 2.94 Леонтьев Л.А., Шахнарович A.M., Батов В.И. Речь в криминалистике и судебной психологии.- М., 1977,- 62 с. 2.95 2.96 Леонтьев А.А. Психолингвистика.- М.. 1967.- 116 с. 2.97 2.98 Леонтьев А.А. Психолингвистические единицы и порождение речевого высказывания.- ML 1969.- 308 с. 2.99 2.100 Ложкевич А.А., Снетков В.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л. - Криминалистическое исследование магнитных фонограмм. М., 1976.- 32 с. 2.101 2.102 Лукашевич В.Г. Тактика общения следователя с участниками отдельных следственных действий.- Киев, 1989,- 88 с. 2.103 ^2.95 Любичев С.Г. Этические основы следственной тактики.- М.. 1980.- 95

с.

2.96 Матюшин Б.Т. Строгое соблюдение норм процессуального и материального права - основа правильной оценки доказательств.- В кн.: Правовое регулирование общественных отношений.- М., 1977. 2.97 2.98 Михайлов А.И., Соя-Серко Л.А., Соловьев А.В. Научная организация труда следователей. - М., 1974.- 167 с. 2.99 2.100 Мусиенко А.В. Применение киносъёмки, видео- и звукозаписи при расследовании преступлений.- Волгоград, 1987.- 48 с. 2.101 2.102 Николайчик В.М. США: «Билль о правах» и полицейское расследование,- М., 1973.- 254 с. 2.103 ^ 2.100 Носов А.В., Молоканов В.Н. Использование видеозвукозаписи при расследовании преступлений.- Волгоград, 1996.- 60 с.

2.101 Ожегов С.И. Словарь русского языка.-М., 1989.-750 с. 2.102 2.103 Осипов Ю.Ю. Деятельность следователя в условиях тактического риска.- Саратов, 1997.- 58 с. 2.104

208

2.103 Петренко В.М. Предъявление для опознания.- М.„ 1975.- 48 с. 2.104 2.105 Порубов Н.И. допрос в советском уголовном судопроизводстве.-Минск, 1973- 368 е. 2.106 2.107 Порубов Н.И. Криминалистическая тактика и её роль в раскрытии преступлений,- Минек, 1987.- 35 с. 2.108 2.109 Порубов Н.И, Научные основы допроса на предварительном следствии.- Минек. 1978.- 176 с. 2.110 2.111 Приказчиков В.П., Резван А.П. и др. Тактика аудиозаписи и видеосъёмки при производстве следственных действий: учебно-практическое пособие.- Волгоград: ВЮИ МВД России, 2000.- 80 с. 2.112 2.113 Притузова В.А. Заключение эксперта как доказательство в уголовном процессе.- М., 1959. -71 с. 2.114 2.109 Прукс П, Уголовный процесс: научная «детекция лжи».- Тарту, 1992,- «* 199 е.

2.110 Психология. Словарь / Под общей ред. А.В. Петровского, М.Т. Ярошевского.- М„ 1990.- 494 с. 2.111 2.112 Пухов Е.И. Тактические приёмы в расследовании преступлений.-Волгоград, 2000,- 66 с. 2.113 2.114 Ратинов А.Р., Ефимова Н.И. Психология допроса обвиняемого.- М.. 1988.- 114 с. 2.115 2.116 Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей.- М., 1967,- с. 290 2.117 2.118 Резван Л.П. Правовые и криминалистические проблемы борьбы с хищениями предметов, имеющих особую ценность.- Волгоград, 2000.- 212 с. 2.119 * 2.115 Роменский Л.А. Проблемы эмоциональной диагностики в юридической психологии.- М., 1985.- 79 с.

2.116 Рубинштейн C.JI. Основы общей психологии.- М., 1946.- 704 е. 2.117 2.118 Руководство для следователей /У Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова.- М., 1998.- с. 733 2.119

2.120 Салтевский М.В. Идентификация и установление групповой принадлежности.- Харьков, 1965. - 94 с. 2.121 2.122 Самошина З.Г. Вопросы теории и практики предъявления для опознания на предварительном следствии.- М., 1976.- 90 с. 2.123 2.124 Самошина З.Г. Криминалистическое отождествление человека по признакам внешности. - М.. 1963.- 39 с. 2.125 2.126 Сегай М.Я. Методология судебной идентификации.- Киев. 1970.- 265 с. 2.127 2.128 Словарь русского языка: В 4 т. / Гл. ред. А.П. Евгеньева,- М., 1982.- т 2 -736 с. 2.129 2.130 Словарь русского языка: В 4 т. / Гл. ред. Л.П. Нвгеньева.- М., 1984.- т. 4.- 794 с. 2.131 2.132 Смагоринекий Б.П. Теоретические и организационно-тактические основы оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел по 2.133 #* охране собственности граждан от преступных посягательств.- Волгоград,

1994.- 184 с.

2.125 Смирнов А.А. Проблемы психологии памяти.- М.. 1966. - 105 с. 2.126 2.127 Смыслов В.И. Свидетель в уголовном процессе- М., 1973.- 160 с. 2.128 2.129 Снетков В.А. Использование признаков внешности в работе органов внутренних дел (практикум). - М., 1993.- 55 с. 2.130 2.131 Снетков В.А. и др. Типы элементов внешности.- 1979.- 208 с. 2.132 2.133 Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности /отв. ред. В.М. Савицкий.- М., 1979.- 319 с. 2.134 2.135 Советский уголовный прцесс. / Под ред. проф. СВ. Бородина.- М., 1982.-578 с. 2.136 ^ 2.131 Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. A.M. Прохоров.- М., 1990.- 1630 с. 2.132 Соловьёв Л.Б. Очная ставка на предварительном следствии.- М., 1970.- 90 с.

2.133 Срезневский В.В. ИСПУГ И его влияние на некоторые физические и психические процессы.- Спб., 1908. 2.134 2.135 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса.- Т.2.- М., 1968. 2.136 2.137 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса.- М.. 1958.- с. 2.138 2.139 Строгович М.С. Уголовный процесс- М., 1946.- 58э с. 2.140 2.141 Строгович М.С. Проблемы судебной этики.- М., 1974.- 252 с. 2.142 2.143 Тактика следственных действий / Под ред. проф. В.И. Комиссарова .-Саратов, 2000.- 202 е. 2.144

2.139 Теория доказательств в советском уголовном процессе.- М.. 1973.- 735 с. 2.140 2.141 Терзиев Н.В. Криминалистическое отождествление личности по признакам внешности.- М., 1956. - 39 е. 2.142 1^2.141 Топорков А.А, Словесный портрет. Практическое пособие.- М.. 1999.-с. 115

2.142 Уголовный процесс: / Под ред. проф. К.Ф. Гуценко.- М., 1996,- 510 с. 2.143 2.144 Уголовно-процессуальное право РФ: /Под ред. проф. П.А. Лунннской.-М.. 1995. 2.145 2.146 Уголовный процесс: / Под ред. проф. А.С. Кобликова.- М., 1995.- 382 с. 2.147 2.148 Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель / Под ред. В.М. Савицкого. М.: 1990.- 317 с. 2.149 2.150 Ульянова Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции.- М., 1959.-57 с. 2.151 2.147 Фаткулдин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. - Я Казань, 1976.-206 с.

2.148 Цветков П.П. Предъявление для опознания в советском уголовном процессе.- Л., 1962.- с. 115 2.149 2.150 Чельцов М.А. Уголовный процесс- М., 1948. - 624 с 2.151 2.152 Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология.- М, 1998.- 448 с. 2.153

2.154 Шейфер СА. Следственные действия. Система и процессуальная форма.- ML 1981.- 127 с. 2.155 2.156 Шейфер С. А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе.- Саратов, 1986.- 16е) с. 2.157 2 1^3 Шестепов А.Г. Психология допооса свидетелей и потерпевших,- 1ашкент, 19/4.- 2J с.

2.154 Шехтер М.С. Психологические проблемы узнавания.- М., 1967. - 97 с. 2.155 2.156 Элькин Д.Г. Восприятие времени,- М., 1962. - 78 с. 2.157 7 1 S6 Юоидическая психология / Под ред. В.Л. Васильева,- М, 1991.- 464 с,

2.157 Юоидический энциклопедический словарь.- М„ 1984.- 41s с. 2.158 2.159 ЯКУШИН СЮ. Тактические приёмы при расследовании преступлений.-Казань, 1983.- 102 с. 2.160 ^ З.Статьи, научные публикации

3.1 Багаутдинов Ф. Опознание. // Законность. 1999, - № 10. - С. 19-23. 3.2 3.3 Баев О.Я., Трххачёв В.В. О правовых основах обеспечения безопасности лиц, участвующих в уголовном процессе. // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. - вып. 9. Саратов. - 1994. С. 3.4 17-20.

3.3 Бахин В.П., Машошин Ю.П. Функциональный портрет человека в

криминалистике. // Криминалистика и судебная экспертиза, - Киев. 1987. вып. 34. С. 13- 16.

3.4 Бецуков А. Опознание по «фейсменеджеру» и видеозаписи. // Законность.

    1. -№3.- С. 29.

3.5 Брусницин Л.В. Правовое обеспечение безопасности лиц, содействующих

уголовному правосудию: временной и субъектный аспекты. // Государство и поаво, 1996 № 9. - С. 76-83.

3.6 Винберг Л.И., Эйсман А, А. Криминалистическая идентификация теории

судебных доказательств. // Сов. государство и право. - 1966. № 2. - С. 108-113.

3.7 Власенко В.Г. Предъявление для опознания живых лиц по голосу. //Теория и

!фактика криминалистической и судебной экспертизы. Саратов. 1978, вып. З.-С. 81-83.

3.8 Ворожцов С. Обеспечение процессуальной безопасности потерпевшего и

свидетеля. // Российская Юстиция, 1996, №11. - С. 25-26.

3.9 Гаврилова Н.И. О психологических механизмах формирования свидетельских

показаний. // Вопросы борьбы с преступностью, вып. 40. М., 1984. -С. 79-89.

3.10 Гапанович Н.Н. Восприятие опознающим важнейших объектов предъявления для опознания. // Вопросы судебной психологии. - Минск. :

  • Изд-во БГУ, 1972. вып. 2. С. 72-87.

3.11 Гапанович Н.Н. О стадиях формирования показаний опознающего. // Вопросы судебной психологии. Минск.: Изд-во БГУ. 1970. вып. 1. С. 121- 120.

3.12 Гапанович Н.Н. Признаки человека как объекта опознания в криминалистке.

// Правоведение, 1979, №1. - С. 59-63.

3.13 Герасимов В.П. Доказательственное значение идентификации личности по

голосу // Материалы всесоюзной конференции. М. 1972. - С. 58-62.

3.14 Герасимов В.П. Идентификация личности по голосу. // Сов. юстиция. 1972.

№10.-СЛЗ.

3.15 Герасимов В. Опознан по отпечатку голоса. // Наука и жизнь. - 1971. №11.-

  • С. 103-105.

3.16 Дворкин А.И. Предварительное следствие по делам о вымогательстве. //

Прокурорская и следственная практика. - М., 1997. №2. С. 165.

3.17 Жгепти О.В., Капанадзе Г,У. Вопросы идентификации говорящего на основе

диалектных особенностей его речи. // Экспресс-информация, вып. 22. Мл МЮСССРВНИИСЭ.1981.-С. 14-23.

3.18 Иванов С.С, Решетников В.М, Некоторые вопросы обеспечения социалистической законности при идентификации в сЬооме предъявления для опознания. II Проолемы ооеспечения социалистической законности на предварительном следствии - Волгоград, 1986. - С. 104-108,

3.19 Идентификация средств звукозаписи. // Методические рекомендации. / Под

ред. Г.Л. Грановского. М. ВНИИСЭ. 1986. -50 с.

3.20 Исследование фонограмм речи в целях установления личности говорящего. //

Методические рекомендации. М.: МЮ СССР ВНИИСЭ. 1984. - 19с.

3.21 Ищенко Е. Правда и ложь о «детекторе лжи». / Юридическая газета. - 1992. -

№29-30. - С.12-13. ^.22 Ищенко П.П. Методические вопросы процессуального оформления

результатов применения средств фиксации. // Использование специальных познаний при расследовании преступлений. - Волгоград. 1996 -СП 1.-122.

3.23 Коновалова В.Е. Нравственные начала советского судопроизводства // Соц.

Законность. 1984. № 5. - С. 35.

3.24 Колдин В.Я. Судебная идентификация как доказательство тождества.// Вопросы криминалистики, вып. 6-7 . М. , 1962. С. 26-27.

3.25 Комиссаров В.И. Предъявление для опознания живых лиц. // Законность -

1994.-№ 9. -С 30-34.

3.26 Комиссаров В.И. Правомерность и обоснованность предъявления для опознания // Соц. Законность. 1978. № 2. С. 58-60.

^3.27 Корчагин М.Н. К вопросу об использовании полиграфа в криминалистической практике и соблюдение прав человека // Проблемы обеспечения органами внутренних дел прав и ответственность граждан России в современных условиях. - М.. 1994. С. 80- 84.

214

3.28 Комаров Г,И, Некоторые вопросы опознания. // Сов. криминалистика на службе следствия. М. 1956. вып. 7. - С. 127-128.

3.29 Кудин Ф../Л- Правоприменительная деятельность в сере уголовно- процессуального принуждения // Применение норм уголовно- процессуального права. - Свердловск, 1981. - С.31.

3.30 Ларин A.M. Защита прав человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. // Конституция РФ и совершенствование механизмов зашиты прав человека. ML - 1994. -С. 71.

*

3.31 Леви А.А. Актуальные проблемы предъявления для опознания. // Вопросы совершенствования предварительного следствия. - М.: 1983. - С. 66-76. 3.32 3.33 Леви А.А. Некоторые правовые и тактические вопросы опознания лица по голосу. // Актуальные проблемы советской криминалистики. М,, 1980. С. 96-102. 3.34 .33 Леви А.А. Перспективы использования звукозаписи. // Соц. законность. 1972. №8 С. 68-71.

3.34 Ложкевич А.А., Снетков В.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л. Подготовка и

назначение фоноскопической экспертизы. // Методическое письмо № 47. М.: ВНИИ МВД СССР, 1981.-С. 21-24.

3.35 Ложкевич А.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л. Исследование возможности

идентификации личности по голосу. // Труды ВНИИ СССР. - М. 1972. - № 23.-С. 115-117.

3.36 Макаренко О.Н., Селезнёв Б.Н. Некоторые организационно-психологические

особенности взаимоотношений с понятыми. // Проблемы организаторской работы следователя. - Волгоград, 1991. - С, 78-82. .ЯИ.37 Максимов М.Б.. Богомолова С.Н. Некотооые замечания по проведению полиграфных проверок // Теория и практика применения полиграфа в правоохранительной деятельности. - Сочи.. 1999.-С. 157-173. 3.38 Митричев B.C. К вопросу о содержании и видах судебной идентификации. // Криминалистика и судебная экспертиза. — Киев, 1973. вып. 10.- С. 160-161.

3.39 Михайловская И., Пструхин И, Некоторые вопросы теории судебных доказательств. // Советская юстиция, 1964, № 15. С, 5.

3.40 Пантелеев И.Ф. Некоторые вопросы психологии расследования преступлений. // Труды ВЮЗИ, Вып. XXXIX, М.. 1973. - С. 35.

1 41 Пашин С. А. Доказательства в РОССИЙСКОМ уголовном процессе. Состязательное правосудие. // Труды научно-технических лаборатории, ч. 2, М., 1996.-С. 343.

3.42 Пашкевич П.Ф. Объективность судебного исследования уголовного дела. //

Советская юстиция, 1961, № 10. С.5.

3.43 Подголин Е.Е. Опознание по особенностям голоса и речи. // Социалистическая законность, 1979, № 9. - С. 33-34.

3.44 Порошин Г.Н. Некоторые вопросы организации взаимодействия следователя

со специалистом-криминалистом при производстве следственных действий. Jfe /7 Проблемы организаторской работы следователя. - Волгоград, 3 991. - С.

100-106.

3.45 Противинский М. Дискуссионные вопросы. Предъявления для опознания на

предварительном следствии. // Сб. статей адъюнктов ВШ МООП СССР. М, 1968. С. 173.

3.46 Селиванов Н.А. Актуальные теоретические вопросы криминалистической

идентификации. // Вопросы борьбы с преступностью, вып. 14. Мл 1971. -С, 133-147.

3.47 Симонян А, М. Об опыте использования специализированного кабинета для

проведения опознания, // Информационный бюллетень 1(98) М., 1999. -С. 120-122. ?3.48 Снетков В. А. Портретная криминалистическая идентификация. II Криминалистика на службе следствия. Вильнюс. 1976. - С. 26. 3,49 Соловьёв А.Б. К вопросу о критериях правомерности психологического воздействия при допросе. // Тактические вопросы допроса и пределы их использования: Тезисы докладов. - М., 1980.-С. 25-29.

3.50 Терчиев П.В. Описание внешности человека для отождествления личности, //

Криминалистическая техника, 1959. — С. 501-521.

3.51 Удалова Л.Д. Вопросы тактики предъявления для опознания. // Сб. Криминалистика и судебная экспертиза, вып. 29. - Киев, 3 984. - С. 45-48.

3.52 Ульянов В. Сможет ли государство защитить потерпевших? // Законность. -

1998.-№ 11.-с. 30-34. 3 53 Хитоова О.В. Участие понятых в УГОЛОВНОМ
процессе как способ обеспечения прав и законных интересов личности. //
Проблемы обеспечения прав личности в современных условиях. - Волгоград, 1992. -С. 187-189.

3.54 Хугыз М. Понятие судебного доказательства. // Советская юстиция. 1978, №

15.-С. 13.

ч!

3.55 Чиванов В.Л., Шаршунекий В.Л. Подготовка и назначение фоноскоп и ческой экспертизы. // Методическое письмо № 47 ВНИИ МВД СССР. - М., 1981. 3.56 3.57 Эйсман А.А. Некоторые вопросы оценки как количественной характеристики достоверности доказательств. «Вопросы кибернетики и право». - М.. 1967. -С. 165. 3.58 4. Диссертации и авторефераты диссертаций

4.1 Бритвич П. Г. Теоретические основы и практика предъявления для опознания // Диес. … канд. юрид. наук. - Харьков, 1968. 223 с.

4.2 Замылин Е. И. Тау^стико - психологические основы допроса в конфликтной ситуации // Дисс, … канд. юрид. Наук. — Волгоград, 1996. - 220 с. 4.3 4.4 Коршунова О. М. Процессуальные и тактические аспекты отождествления личности по нризанкам голоса и устной речи на предварительном следствии: II Дисс. … канд. юрид. наук. - Л„ 1990. - 210 с. 4.5

4.4 Колдин В. Я. Теоретические основы и практика применения идентификации при расследовании и судебном рассмотрении дел // Автореф. дис. … док. юрид. наук. - М., 1970. - 31 с.

4.5 Противинский М. Предъявление для опознания на предварительном следствии // Автореф. дис. … канд. юрид. наук. -. Автореферат, канд дисс. -ML 1969.-23 с. 4.6 4.7 Ревтов Ю. И. Опознание человека по голосу и особенностям речи в процессе расследования // Дисс. … канд. юрид. наук. - Минск, 1988. - 215 с. 4.8 4.9 Резван А. П. Правовые и криминалистические проблемы борьбы с хищением предметов, имеющих особую ценность // Дисс. … док. юрид. Наук. - Волгоград. 2000. - 410 с. 4.10 4.8 Сегай М. Я. Методология судебной идентификации // Автореф. дис. … док. юрид. наук. -Киев, 1970. -32 с.

4.9 Цыпленкова Е. В. Тактика проверки показаний обвиняемого на предварительном следствии // Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Свердловск, 1991.-21 с.

Приложение №1

Таблица

обобщённых результатов анализа интервью следователей

органов МВД и прокуратуры

(всего опрошено 237 практических работников регионов России)

п/п

Переч ень вопро сов, поста вленн ых на разре шение

Стаж
работ
ы в
должн
ости
следо
вателя
а) до 3 лет б)до 5 лет

в) до
10 лет

г) до
15 лет

д) свы ше 15 лет

Соста вляете ли Вы письм енные планы перед прове дение м предъ явлен ия для опозн ания:

да

нет

не всегда

нет ответо в Прини маете ли Вы решен ие о прове дении предъ явлен ия лиц для опозн ания, в случа ях, если буду щий опозн ающи й не может назват ь призн аки, подле жащег о опозн анию лица, но утвер ждает, что сможе т его опозн ать:

Колич еств

енное выраж ение

102

47

40

25

?3

3

97 78

Проце нтное выраж ение

43 19.8 16, 9 10,5 9.8 ТТ А

40.9

нет

сомневаются, но склонны проводить 4 Считаете ли Вы необходимым

увеличение числа предъявляемых для опознания лиц до 5-6 и более: да нет

нет ответов Считаете ли Вы, что при увеличении числа статистов это позволит:

СНИзить возможность случайного

опознания;

избежать простого угадывания; предупредить другие негативные моменты;

нет ответов 5 Принимаете ли Вы решение о

предъявлении для опознания, в случаях, если будущий опознающий не называет признаков лица, наблюдаемого им ранее и не уверен, что сможет его опознать: да нет

затрудняюсь ответить Бывали ли в Вашей практике случаи, когда будущий опознающий менял своё намерение участвовать в опознании:

пя

166

59

1 ?-»

164

59

1 Л

98 103

25

19

103

Ю

69

43.5

10,6

4,6

31

64

4^ N

8.

нет

нет ответо в Если «да», то каков ы
причи ны:

а) нег ативн ое отнош ение к право охран итель ным орган ам;

б) не желан ие быть участ никам и уголо вного проце сса:

в) по пытка, из гуман ных сообр ажени й, смягч ить участ ь подоз ревае мого (обви няемо го);

г) уг роза от заинте ресов анных лиц;

д) по дкуп; с) иное

Влияе т ли отказ буду щего опозн ающе го на приня тие Вами решен ия о прове дении данно го следс твенн ого дейст вия:

да

нет

нет ответо в

8.1 П ри полож итель ном ответе на вопро с Вы отказ ывает есь от прове дения этого следс твенн ого дейст вия и испол ьзуете други е средс тва устан овлен ия истин ы по делу. 8.2 8.3 П ри отриц атель ном ответе на вопро с (т.е. не отказ ывает есь от прове дения опозн ания), какие тактич еские приём ы помог ают Вам устан овить психо логич еский
конта кт с буду щим 8.4

] 71

13

4

141 32 79

78 1

9.

10.

опозн ающи м, для того, что бы после дний стал участ ником рассм атрив аемог о следс твенн ого дейст вия:

а) ис польз овани е метод ов убежд ения;

б) пр еодол ение эмоци ональ ного барье ра:

в) воз бужде ние интер еса и актив ности
к участ ию в следс твенн ом дейст вии;

г) ин ое”

Посре дство м каких тактич еских приём ов удаёт ся устан овить психо логич еский конта кт с буду щим опозн аваем ым:

а) пр оявле ние не предв зятого отнош ения к проти вопол ожно му субъе кту;

б) не йтрал изаци я и устра нение конфл иктно й ситуа ции, возни кшей с отдел ьными участ никам и следс твенн ого дейст вия;

в) во збужд ение интер еса и актив ности участ ников следс твенн ого дейст вия;

г) об ращен ие к логич еском у мышл ению;

д) ин ое*

Относ ите ли вы предъ явлен ие для опозн ания к числу следс твенн ых дейст вий, содер жащи х в себе наибо льшу ю степе нь
тактич еског о риска:

да

нет

нет ответо в

1 < “>

124

79 41

\9

17

05

167 56

14

64,6 S? У

17 з

58,6

52,8

49,5 ДА з

70,3 24,1

6

1 ->

11

Практ икует е ли
вы
прове дение рассм атрив аемог о следс твенн ого дейст вия повто рно: да пег

нет ответо в Испыт ывают ли трудн ости, при описа нии призн аков внешн ости наблю даемо го ранее лица, буду щие опозн ающи е: да пег нет ответо в

При полож итель ном ответе , что. по Ваше му мнени ю, меша ло потен циаль ному опозн ающе му полне е воспр инять и адекв атно, впосл едств ии, воспр оизве сти инфор маци ю о прест упном событ ии:

а) пл охая памят ь;

б) уз ость круго зора (неум ение чётко форм улиро вать свои мысли );

в) ст рессо вая ситуа ция:

г) пс ихофи зиоло гичес кое состо яние лица;

д) не достат ки, связан ные с функц ией орган ов чувст в;

с) иное~

Оказы ваете ли вы при допро се, предш еству ющем опозн анию, помо щь буду щему опозн ающе му в описа нии

89

192

12

124

131

141

49.5

-S / *Ч

81,2

13,8

S } s

59,7 16

30,2 9.6

4*

14.

призна ков внешн ости ранее наблю давше гося лица:

да

нет

нет ответо в

При полож ительн ом ответе, в чём заклю чается эта помощ ь:

а) раз ъясня ю словес но
типы элемен тов внешн ости челове ка;

б) по казыва ю рисун ки отдель ных элемен тов внешн ости лица челове ка:

в) ис пользу ю компь ютерн ые изобра жения;

г) ин ое

Счита ете ли Вы, что при провед ении данног о следст венног о действ ия, при выясн ении поизн аков внешн ости челове ка (анато мичес ких и динам ически х). Вам помож ет метод ичка - схема послед овател ьности описа ния призна ков, котор ые необхо димо отрази ть в проток оле допрос а:

да

нет

затруд няюсь ответи ть Имели сь ли в Вашей практи ке случаи , когда операт ивные работн ики осуще ствлял и предва ритель ный показ опозна ваемог о, будущ ему опозна ющем у,

138

115

4

А1

87 8

85,3 10,1 4.6

58.1

48.4

ч 4

60 36,8

J*S

а Вам об этом не было извест но;

да

нет

нет ответо в i Как Вы предс тавляе те себе прове дение !6, I рассм атрив аемог о следс твенн ого

дейст вия, в свете предл оженн ого проек та УПК РФ, с лицам и, безоп аснос ть котор ых подве рглас ь угроз е:

опозн ание должн о прово дитьс я так, что бы опозн аваем ый не видел опозн ающе го:

прово дить опозн ание по видео запис ям:

всё устра ивает:

нет ответо в В чём вы видит е несов ершен ство дейст вующ его уголо вно- проце ссуал ьного закон одате льства в части, регла менти рующ ей прове дение опозн ания лиц на предв арите льном следс твии:

отсутс твие гарант ий обесп ечени я безоп аснос ти опозн ающе му;

понят ые не должн ы участ вовать в этом следс твенн ом дейст вии, т.к. их роль могут выпол нять статис ты:

опера тивно е опозн ание должн о иметь в суде силу доказ ательс тв;

закон одате льств о совер шенно ;

нет ответо в

91

136

in

о:

206

383 57,5

А 1

ю

43 0,7 10

87 4

1 S

1 1 ~*

1 i,J>

18.

19.

20.

Какие приём ы и призна ки объект ов. впосле дствии предъя вляем ые для опозна ния, лучше всего запом инают свидет ели (потер певши е):

а) объ екты, связан ные с профе ссиона льной деятел ьность ю этих лиц;

б) объ екты, исполь зуемы е в обихо де:

в) объ екты, выдел яющие ся своей неорд инарн остью:

г) ино е’

Каков о Ваше мнени е в отнош ении того, что показа ния свидет елей (потер певши х), содер жа иди еся в проток оле допрос а предш еству ющего опозна нию, а также в проток оле предъя вления для опозна ния, в целях исслед ования источн ика доказа тельст в, могут провер яться в едино м блоке:

  • за
  • про тив
  • нет ответо в
  • Налич ие в горрай органе аудио- и видеоа ппарат уры:

  • им еется
  • нет
  • Отнош ение к исполь зовани ю полиг рафа при произв одстве предва ритель ного следст вия:

полож ительн ое

159

130

4

185

27 24

20’

180

67.1

54,7

38,3 1.8

78,4

11.6

10

87.2 12.8

76.2

8.5

отрицательное нет ответов

К

” Получ енная сумма превы шает 100%. г.к. часть респон дентов отмети ла оолее одной предло женны х позиц ий,

Триложенне №2

Таблица

обобщённых результатов анализа уголовных дел,

изученных в Волгоградской области.

(156 уголовных дел)

Перечень вопросов, подлежащих обобщению

Процентное выражение

Опознание лица проводилось по:

  • анатомическим признакам
  • динамическим признакам
  • Срок, в течение которого проведено предъявление для опознания:

  • до 3-х суток
  • до 10-ти суток
  • свыше 10-ти суток
  • Достаточно ли полно выяснены у потенциального опознающего условия восприягия им преступного события:

  • достаточно полно
  • поверхностно
  • информации практически нет
  • Все ли необходимые сведения об интересующем следствие лице были выяснены на первоначальном допросе:

  • да

  • выяснены, но не в полном объёме Проводился ли повторный допрос потенциального опознающего непосредственно перед предъявлением лица для опознания.
  • да
  • нет
  • Выяснен ли следователем вопрос о возможности узнать будущим опознающим лицо, которое ранее он
    воспринимал в связи с преступным событием.

  • да
  • нет
  • Имеется ли в протоколе допроса информация о том, что кроме анатомических признаков внешности лица, подлежащего опознанию, свидетель или потерпевший сообщает следователю об особенностях голоса и речи подозреваемого:

  • да нет

95

29,5 43,5

Т7

52.4 10,1

42.6 57,4

63.9 36.1

95,2

4.8

61,3

?7Х

R

10.

11.

13.

При полож итель ном ответе на преды дущи й вопро с. Конкр етизи ровал ась и детал изиро валас ь ли полу- ченна я инфор мация в ходе допро са:

  • да
  • нет В резул ьтате:
  • оп ознан ие по призн акам голос а и речи оыло произ веден о
  • оп ознан ие по данны м
    призн акам не прово ди- лось
  • Имеет ся ли в прото коле предъ явлен ия для опо- знани я отмет ка о предо ставле нии опозн аваем ому права занять любое место, среди предъ являе мых совме стно с ним лиц:

  • да

- не т

Вся ли необх одима я инфор мация о внешн их призн аках статис тов отраж ена в прото коле предъ явлен ия лично сти для опозн ания:

  • со держа тся практ ическ и все необх одим ые све- дения:
    (возра ст, рост, телос ложен ие, цвет волос, причё ска, описа ние одежд ы)
  • ука зан тольк о возра ст
  • ука заны - возра ст, телос ложен ие,
  • в отдел ьных случа ях описа на одежд а. Совме стно с каким колич ество м статис тов предъ являет ся лицо для опозн ания:

- д ва

- т ри и более

В резул ьтате прове денно го следс твенн ого дейст вия опозн ающи й выска зал заявле ние:

  • о сходс тве одног о из предъ явлен ных лиц с ли- цом, котор ое воспр инима лось опозн ающи м в момен т событ ия прест уплен ия;
  • о том, что среди предъ явлен ных для опозн ания лиц наблю давше еся ранее лицо отсутс твует;
  • о том, что опозн ание невоз можн о, так как опо- знаю щий не помни т харак терны х призн аков опо- знавае мого;
  • о том, что среди предъ явлен ных для опозн ания лиц наход ится лицо, котор ое опозн ающи й уве- ренно узнал

21.2

1 “>

12,3

97,2 2.8

43,8

32,2 24

100

27,3 7.4

4

61.2

Какие технические средства использовались для фиксации хода и результатов рассматриваемого следственного действия:

  • магнитофон
  • фотоаппарат
  • видеокамера
  • не использовались технические еюедства

S 42.1 26,1 31.3

*

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Тел. (8442) 33-58-39, факс 36-29-51 №

ждаю

к гор по учебной работе градской академии арственной службы

И.А.Злочевский

^e^^fS.2001 г.

ВО.ШГОГРАДСКАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ:

400131, г. Волгоград, ул. Гагарина, 8 « » 2000 г.

АКТ

о внедрении результатов диссертационного исследования И.В.Шевчук

на тему «Уголовно-процессуальные, психологические и тактические

аспекты предъявления для опознания лиц на предварительном

следствии» в учебный процесс юридического факультета ВАГС

Комиссия в составе заведующего кафедрой уголовно-правовых дисциплин доцента В.Г.Беляева, доцентов кафедры уголовно-правовых дисциплин А.М.Дьячкова и Е.А.Логинова составила настоящий акт о том, что материалы диссертационного исследования преподавателя кафедры криминалистики Волгоградской академии МВД РФ И.В.Шевчук на тему: «Уголовно-процессуальные, психологические и тактические аспекты предъявления для опознания лиц на предварительном следствии» используются на учебных занятиях по уголовному процессу, юридической психологии и криминалистике на юридическом факультета ВАГС.

Члены комиссии:

кандидат юридических наук, доцент

кандидат юридических наук, доцент

кандидат юридических наук, доцент

В.Г.Беляев

Е.А.Логинов

А.М.Дьячков

wH^fti^Ws

с i к : тТ

«&-?–??-

-^iSfe^^i*

ВОЛГОГРАДСКАЯ АКАДЕМИЯ МВД РОССИИ

РАСПОРЯЖЕНИЕ

Л/»(МЩ312К 2<У>[ г.

:?&.? *Ш-~-

г. Волгоград

О внедренщ; ночной ра рабатки в учебный ггоопесе

Научную ршработку «Так-пжа предъявления ;шя . -познания». оп^тикованную в учебнике «Кр^ашалисгика». к^лн>т—i 6Л ^1ВД рфь ^ииогоду. выполненную гцэеподаватедсм майором MJLSIUHH Шевчук ИВ. (в соавторстве) внедапъ в учебный процесс по дисципл*«не «КЪиминалиспжа»

есп-гге.;

; к*‘?ньк: ^^«есппчг.^ь

“М№(4

, 1. . :Ц.;. ч- Ii.

/

/ –>

Т

, <??”/-•

о внедрении результатов научных исследований преподавателя

кафедры криминалистики Волгоградской академии МВД РФ

майора милиции Шевчук И.В.

Комиссия в составе начальника методико-

криминалистического отдела прокуратуры Волгоградской области Щувадурова П.Н., заместителя начальника управления по надзору за расследованием преступлений прокуратуры области Соловьёва В.К., заместителя начальника следственного управления прокуратуры Волгоградской области Гощука В.В., составила настоящий акт о том, что разработанные Шевчук И.В. методические рекомендации по теме: «Процессуальные и тактико-психологические аспекты предъявления лиц для опознания на предварительном следствии», используются в практической деятельности сотрудников

следственного управления и следователей городских и районных прокуратур.

Отдельные положения рекомендаций включены в Программу обучения и специализации молодых следователей городских и районных прокуратур Волгоградской области.

Члены комиссии:

Начальник методико-криминалистического отдела

юрист первого класса ‘ Шувадуров П.Н.

Зам. начальника управления по надзору

за расследованием преступлений

младший советник юстиции - •”’* Соловьёв В.К.

Зам. начальника следственного управления

прокуратуры Волгоградской области ^^-f^

младший советник юстиции ftE§i? -“г Гощук В.В.