lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Антипова, Светлана Александровна. - Особенности тактики допроса лиц с дефектами психики : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2002 223 с. РГБ ОД, 61:02-12/1010-7

Posted in:

АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ МВД РОССИИ

На правах рукописи

Антипова Светлана Александровна

ОСОБЕННОСТИ ТАКТИКИ ДОПРОСА ЛИЦ С ДЕФЕКТАМИ ПСИХИКИ

Специальность: 12.00.09 - уголовный процесс;

криминалистика и судебная экспертиза;

оператавно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание

ученой степени кандидата

юридических наук

Научный руководитель -

доктор юридических наук, профессор

Татьяна Витальевна Аверьянова

	'ЧЁНЫЙ СЕКРЕТАРЬ

АКАДЕМИЯ МВД

Москва - 2002

2

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3-11

Глава I. Криминалистические аспекты характеристики лиц с дефектами психики

1.1. Понятие дефектов психики применительно к 12-35 процессу раскрытия и расследования преступлений

1.2. Личностные характеристики преступников, 36-63 имеющих дефекты психики и особенности, определяющие их поведение

1.3. Возможности судебных экспертиз по установлению 64-88 дефектов психики

Глава П. Тактическое обеспечение допроса лиц с дефектами психики

2.1. Особенности установления психологического 89-104 контакта с допрашиваемым

2.2. Конфликтные ситуации при допросе и пути их 105 - 129 разрешения

2.3. Тактические приемы оказания помощи 130- 152 допрашиваемому

2.4. Особенности оценки показаний лиц с дефектами 153- 166 психики и их использование в процессе доказывания

Заключение 167-175

Список литературы 176 - 186

Приложения 187 - 223

3 ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования обусловливается, во-первых, общественной значимостью проблемы усиления борьбы с качественно и количественно изменившейся преступностью, о чем свидетельствует хотя бы тот факт, что преступность приобрела организованный, профессиональный характер. Характерным для последнего десятилетия является также устойчивая тенденция роста преступлений, совершаемых лицами с дефектами психики. По различным статистическим данным, распространенность расстройств психической деятельности среди преступников достигает 50-60% от их общего числа. Немаловажным является и то, что в расследовании уголовных дел нередко принимают участие психически неполноценные потерпевшие и свидетели, что также отрицательно сказывается как на самом процессе предварительного расследования, так и на оценке достоверности и использовании показаний лиц данной категории в процессе доказывания.

Во-вторых, следует отметить, что на данном этапе развития криминалистики практически отсутствуют рекомендации по тактике допроса лиц с дефектами психики. Анализ уголовных дел и результаты проведенного диссертационного исследования позволяют сделать вывод, что качество предварительного следствия по делам этой категории остается низким. Так, например, из общего числа уголовных дел, возвращенных для дополнительного расследования из суда в следственный отдел при Каширском ОВД Московской области, 52,3% составили дела в отношении указанных лиц. Следует отметить и то, что по этим делам нередко допускаются волокита, несвоевременное назначение необходимых экспертных исследований, что, в свою очередь, приводит к принятию органами предварительного следствия незаконных и необоснованных решений.

4

В целях повышения качества предварительного следствия по делам этой категории необходимо, на наш взгляд, обобщить типичные ошибки и разработать криминалистически значимые рекомендации, в частности по тактике производства такого распространенного следственного действия, как допрос лиц с дефектами психики. Оценивая важность значения данного фактора как для следственной и судебной практики, так и для теории криминалистики, а также состояние и уровень исследуемой проблемы, можно сделать вывод, что избранная для исследования тема является актуальной.

Степень разработанности проблемы. Вопросам расследования преступлений с участием указанной категории лиц посвящены работы юристов Ю.М. Антоняна, В.Д. Адаменко, СВ. Бородина, Б.И. Дергая, М.М. Коченова, Б. Кульчицкого, Р.И. Михеева, В.В. Степанова, М.С. Строговича, B.C. Трахтерова, А.А. Хомовского, СП. Щербы, Н.А. Якубовича, А.Г. Яцкевича, а также психиатров В.Н. Волкова, А.С Дмитриева, Д.Р. Лунца, Я.М. Калашника, Г.В. Морозова и др. Однако в них, как правило, рассматриваются уголовно-правовые, криминологические и психолого-психиатрические аспекты проблемы. В ряде работ (Т.Н. Мухин, В.В. Радаев) изучались некоторые криминалистические аспекты расследования общественно опасных деяний лиц, имеющих дефекты психики различной степени выраженности, в том числе методики расследования, допустимости и оценки показаний лиц с дефектами психики, использования этих данных в процессе доказывания. Если в этих работах и уделялось внимание проблемам тактики допроса лиц данной категории, то лишь частично, можно сказать, фрагментарно, вкупе с иными вопросами. Несмотря на имеющиеся отдельные рекомендации, вне всякого сомнения, что в теории и практике проведения такого следственного действия, как допрос лиц с дефектами психики, имеется немало вопросов, остающихся неисследованными и требующих своего решения.

5 Предметом диссертационного исследования выступают

объективные закономерности поведения лиц с дефектами психики, их

проявление в процессе проведения допроса, а также
закономерности

использования криминалистических знаний при выборе тактики допроса лиц

с дефектами психики, в частности при разрешении
конфликтов,

возникающих в процессе допроса.

Объектом настоящего исследования служит теория и практика проведения допросов лиц с дефектами психики, поведение последних при допросе, высказываемые ими оценки и самооценки, анализ показаний этих лиц. Исследовались также результаты следственной и судебной практики выявления и установления признаков психических расстройств у допрашиваемых и психических отклонений у неустановленных преступников по анализу обстановки места происшествия.

Цель и задачи исследования. Целью настоящего исследования является разработка рекомендаций по организации и тактике производства допроса психически неполноценных лиц, теоретическое обоснование этих рекомендаций и определение всех правовых последствий установления у субъектов уголовного судопроизводства факта наличия дефектов психики.

Названная цель определила основные задачи диссертационного исследования:

  1. Анализ накопленных теорией и практикой знаний об использовании в ходе допроса сведений о состоянии лиц, имеющих дефекты психики.
  2. Изучение состояния преступности лиц с отклонениями психики, в том числе несовершеннолетних.
  3. Определение криминалистического значения понятия видов дефектов психики, их взаимосвязи с конкретными составами преступлений.
  4. Определение особенностей использования средств и методов выявления при допросе дефектов психики у допрашиваемых лиц.

6

  1. Обоснование доказательственного значения показаний лиц с дефектами психики.

  2. Выявление особенностей тактики допроса лиц с дефектами психики и на их основе разработка криминалистических рекомендаций по:

а) установлению психологического контакта с допрашиваемым;

б) применению соответствующих тактических приемов;

в) определению путей разрешения конфликтных ситуаций при допросе лиц с дефектами психики.

  1. Разработка и внесение предложений по совершенствованию тактики допроса несовершеннолетних с дефектами психики.

Методология и методика исследования. Методологической основой диссертационного исследования стали законы и категории материалистической диалектики, формальной логики, психологии и других естественных наук. Одновременно применялись такие общенаучные и частнонаучные методы эмпирического и теоретического познания, как исторический, сравнительно-правовой, статистический, социологический (анкетирование, опрос, интервьюирование), метод системного анализа и иные.

Науковедческую и методическую базу исследования составили основные законодательные и иные нормативные правовые акты, статистические и другие сведения о динамике и структуре преступности лиц с дефектами психики, а также уголовные дела с участием психически неполноценных потерпевших и свидетелей.

Методологические проблемы по теме исследования анализировались с учетом принципов общей теории криминалистики, разработок ученых- криминалистов и процессуалистов в области криминалистической тактики, методики, нормотворческой деятельности по исследуемой проблематике.

Эмпирическую базу исследования составили данные, полученные в результате изучения и обобщения в г. Москве, Московской и Новосибирской

7 областях 318 уголовных дел об общественно опасных деяниях
лиц с

дефектами психики, 320 постановлений следователей о назначении судебно-

психиатрических экспертиз, 360 заключений судебно-психиатрических и

психолого-психиатрических экспертиз, проведено анкетирование
132

сотрудников оперативно-розыскных и следственных подразделений органов

внутренних дел из различных регионов страны по вопросам разработанной

диссертантом анкеты, использовались результаты экспертных
оценок

специалистов и ученых, а также учтен личный опыт
практической

деятельности диссертанта в органах внутренних дел в течение 18 лет, из них

в органах предварительного следствия в течение 15 лет.

Научная новизна исследования состоит в том, что в нем на

монографическом уровне осуществлено комплексное
изучение

криминалистических, процессуально-правовых и юридико- психологических

проблем тактики допроса лиц, имеющих различные дефекты психики.

В диссертации предложены также научные рекомендации по:

  • учету особенностей проявления таких дефектов при установлении психологического контакта с допрашиваемым;
  • осуществлению тактико-психологического воздействия на лиц с дефектами психики в ходе допроса;
  • применению соответствующих тактических приемов в процессе производства указанного следственного действия.
  • Наряду с этим автором сформулированы и теоретически обоснованы новые предложения по разрешению конфликтных ситуаций, возникающих в ходе допроса лиц рассматриваемой категории, учету особенностей психологического состояния при назначении экспертных исследований в отношении их, а также предложения по применению тактических приемов допроса несовершеннолетних с дефектами психики, оценке достоверности и использованию показаний психически неполноценных лиц в процессе доказывания.

8 Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Авторское определение понятия дефектов психики, не исключающих вменяемости.
  2. Классификация видов дефектов психики по различным основаниям. Виды дефектов психики должны отражать криминалистический, процессуальный и розыскной аспекты и находиться во взаимосвязи и взаимозависимости с составами преступлений.
  3. Оценка психического состояния подследственного наравне с внешнеповеденческими признаками и иными особенностями характера их проявления должна проводиться с учетом результатов изучения специфики следов биологического происхождения (кровь, слюна, сперма), следов пальцев рук, иных следов, оставляемых лицами с дефектами психики на месте происшествия, также с учетом специфики объектов преступного посягательства.
  4. Определяющее значение в установлении особенностей характера появления дефектов психики имеют результаты судебно- психологических, судебно-психиатрических, комплексных психолого- психиатрических и патопсихологических экспертиз. Причем необходимо расширить практику производства последних.
  5. Знание проявлений психической аномальности позволяет следователю своевременно выдвигать обоснованную версию о психической неполноценности подследственного и о наличии психических отклонений у неустановленного преступника, а также существенно сузить круг лиц, проверяемых на причастность к совершенному преступлению. (дф>/М
  6. Авторское определение понятия «психологический контакт» и рекомендации по установлению этого контакта с допрашиваемым, имеющим дефекты психики, в том числе несовершеннолетним.
  7. Знание не только общих психических закономерностей, но и направленности изменяющейся психической деятельности

9 несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого и других участников процесса с дефектами психики, а также характера проявлений последних обеспечивает выбор следователем наиболее целесообразных тактических приемов производства допроса.

  1. Применяемые следователем при конфликтной ситуации в ходе допроса тактические приемы должны быть направлены на оказание помощи допрашиваемому в целях получения достоверной информации путем изменения мотивов, обусловленных характером проявления того или иного дефекта психики.
  2. Целесообразно разграничивать тактические приемы, применяемые при допросе психически неполноценных лиц, в зависимости, во-первых, от процессуального положения допрашиваемого и, во-вторых, от объема доказательственного материала и характера ситуации, которую носит допрос (бесконфликтной или конфликтной), определяя способы выхода из конфликтных ситуаций.
  3. Обоснованность и достоверность научно-практических выводов и предложений, содержащихся в диссертации, обусловлены методологией исследования, комплексным подходом к изучению практики деятельности правоохранительных органов, эмпирическим материалом. Объединение различных методов позволило всесторонне изучить исследуемые проблемы, находящиеся на стыке криминалистики и судебной экспертизы, уголовного права и процесса, психологии, психиатрии, произвести всесторонний анализ, обосновать сделанные выводы и предложения.

Достоверность результатов диссертационного исследования определяется также использованным в работе эмпирическим материалом и результатами анализа статистической и конкретной информации о тактике допроса лиц с дефектами психики.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается
в том, что сформулированные в диссертации выводы,

10 предложения и рекомендации вносят определенный вклад
в

криминалистическую тактику. В совокупности теоретические положения и выводы диссертации расширяют и углубляют концепцию использования достижений науки и техники в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, могут стимулировать дальнейшие теоретические изыскания в криминалистике и судебной экспертизе, уголовном процессе, оперативно-розыскной деятельности.

Практическая значимость представленного исследования определяется прежде всего его направленностью на совершенствование деятельности по раскрытию и расследованию преступлений с учетом широкого использования возможностей науки и техники. Этому в конечном счете подчинены все теоретические положения, на базе которых в диссертационном исследовании уделено значительное внимание разработке конкретных рекомендаций и предложений, направленных на повышение эффективности борьбы с преступностью.

Применительно к предмету исследования в диссертации раскрыто значение учета особенностей дефектов психики субъектов уголовного судопроизводства (в том числе несовершеннолетних) при подготовке и проведении допроса, что позволяет не только повысить результативность этого следственного действия, определить правдивость и лживость их показаний, оценить их психическое состояние в целях своевременного назначения соответствующего экспертного исследования, но и сделать более доступной объективную оценку содержания допроса на следствии и в суде.

Содержащиеся в работе теоретические положения и практические рекомендации по проведению допроса лиц с дефектами психики могут быть использованы при подготовке учебных программ, пособий и иных материалов в учебных и научно-исследовательских целях, послужат надежным теоретическим и методическим материалом в учебном процессе высших и средних специальных учебных заведений юридического профиля,

11

в системе первоначальной подготовки, повышения квалификации и специализации следователей, начальников следственных подразделений по курсам “Криминалистика”, “Уголовный процесс” и “Судебная психиатрия”.

Апробация и внедрение результатов исследования в практику осуществлена в форме подготовки по результатам проведенных исследований методических рекомендаций по учету особенностей тактики допроса лиц с дефектами психики, а также аналитических материалов, использованных:

  • на занятиях по служебной подготовке и в практической деятельности следственных отделов при Ступинском и Каширском отделах внутренних дел ГУВД Московской области, Искитимском РУВД Новосибирской области;
  • в учебном процессе учебных центров ГУВД Московской области, расположенных в г. Видное-2 и в г. Егорьевске Московской области, ГУВД Красноярского края и Новосибирской области при изучении раздела криминалистической тактики курса криминалистики, спецкурсов по расследованию особо опасных преступлений, совершенных лицами с дефектами психики, и в системе служебной подготовки с постоянным составом вышеназванных учебных центров.
  • Результаты проведенного исследования, основанные на них выводы, положения и рекомендации прошли апробацию в процессе выступлений на Криминалистических чтениях в Академии управления МВД России, обсуждения на заседаниях кафедры управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России, где получили положительную оценку.

Структура диссертации включает введение, две главы, заключение, список использованной литературы и приложения.

Наиболее значимые положения и выводы автора нашли свое отражение в семи публикациях общим объемом 2,73 п.л.

12 ГЛАВА I. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛИЦ С ДЕФЕКТАМИ ПСИХИКИ

1.1. Понятие дефектов психики применительно к процессу раскрытия

и расследования преступлений

В судебно-психиатрической практике вопрос о дефектах психики исследуется при решении вопроса о вменяемости, при оценке возможности давать правильные показания, а также при определении особенностей поведения потерпевших1.

Однако дефекты психики, имеющиеся у отдельных преступников, представляют собой весьма сложное и многообразное явление и должны быть предметом исследования разных наук - уголовного права, процесса, криминологии, уголовно-исполнительного права, судебной психиатрии и криминалистики.

Понятие дефектов психики в действующем уголовно-процессуальном законодательстве не дано. При этом каждая из перечисленных наук пытается дать ему свое определение. Закономерно возникает вопрос о возможности использования, например, в криминалистике определения, выработанного в науке уголовного процесса или судебной психиатрии, а также о необходимой связи и соподчиненности понятий дефектов психики во взаимосвязанных между собой отраслях юридических наук.

Ученые-процессуалисты придерживаются определения,

содержащегося в комментарии к ст. 47 УПК РСФСР, в соответствии с которым под психическими недостатками понимаются «такие недостатки, которые не позволяют считать обвиняемого невменяемым и не устраняют ответственности за совершенное преступление, но
препятствуют или

См.: Печерникова Т.П. Психические аномалии в судебно-психиатрической практике. //Психические расстройства, не исключающие вменяемости., М., 1984, С. 14.

13 затрудняют обвиняемому лично осуществлять свою защиту»1. Некоторые

специалисты в области уголовного процесса, по сути повторяя
это

определение, вносят в него лишь незначительные изменения2.

Большинством авторов в основу понятия психических недостатков положены два признака: во-первых, эти недостатки не позволяют считать лицо невменяемым, и, во-вторых, они не позволяют обвиняемому лично осуществлять свою защиту. Согласиться с такой позицией трудно, поскольку данное определение является, на наш взгляд, зауженным, не раскрывает существа и содержания дефектов психики, не позволяет установить их круг и практически ничего не дает в криминалистическом плане.

Некоторые из авторов попытались по-иному сформулировать данное определение. Так, по мнению СП. Щербы «под психическими недостатками обвиняемого следует понимать такое временное расстройство психической деятельности, хроническое душевное заболевание, слабоумие или иное болезненное состояние, которое не исключает вменяемости обвиняемого, однако ослабляет, снижает его познавательные способности, либо влечет патологические особенности эмоционально-волевой сферы, а поэтому мешают обвиняемому активно участвовать в процессуальной деятельности и самостоятельно защищать свои права»’.

В цитируемом определении, по нашему мнению, представляет интерес указание на снижение познавательных способностей и патологию эмоционально-волевой сферы личности, что имеет определенное криминалистическое значение. Вместе с тем, опора на медицинский критерий формулы невменяемости есть полное совпадение форм проявления психических недостатков и по смыслу и текстуально
указанных СП.

1 См.: Комментарий УПК РСФСР. М., 1963, с.117-118; Комментарий УПК РСФСР., М., 1970; С.74, Комментарий УПК РСФСР, 1976, С.70.

См., напр.: Кобликов АС. Право обвиняемого на защиту при производстве предварительного следствия, М., 1961, С. 43.

Щерба СП. Расследование и судебное разбирательство по делам лиц, страдающих физическими или психическими недостатками., М, 1975, С.21-22.

f

14 Щербой, с обобщенным перечнем психических заболеваний, названных в ст.21УКРФ.

И.Н. Боброва и С.Н. Шишков в своем определении психических недостатков дополнительно указывают на причину возникновения этих недостатков1; Р.И. Михеев и А.В. Михеева отмечают связь психических отклонений с поведением субъекта, в т.ч. и преступным . По мнению В.В. Радаева под психическими недостатками следует понимать «болезненные состояния психики обвиняемого, не исключающие его вменяемости»”. Ю.М. Антонян с соавторами под дефектами психики понимает «патологические расстройства на границе между психическими болезнями и психическим здоровьем» . Т.К. Белокобыльская указывает, что «психическая аномалия -это и не болезнь, и не здоровье, это … «необычайность», «странность»5.

Необходимо отметить, что в настоящее время в юридической науке большинство авторов при определении понятия дефектов психики обвиняемого руководствуются медицинским критерием, указанным в ст. 21 УК РФ, делая оговорку, что это состояние «не исключает вменяемости». Вопрос о правовом значении дефектов психики рассматривается в основном применительно к возможности (невозможности) лица самостоятельно и полноценно осуществлять свою защиту6.

1 Боброва И.Н., Шишков С.Н. О психических недостатках, препятствующих обвиняемому самому осуществлять свое право на защиту. //Теоретические и организационные вопросы судебной психиатрии. М, 1977, С. И 4.

2 Михеев Р.И., Михеева А.В. Значение психических аномалий для совершенствования уголовно-правовых мер борьбы с преступностью. //Проблемы правового регулирования вопросов борьбы с преступностью., Владивосток, 1977, С. 44-50.

3 Радаев В.В. Особенности методики расследования преступлений, совершенных лицами, страдающими психическими недостатками. Канд. дисс, Саратов, 1980, С.34.

Антонян Ю.М., Виноградов М.В., Голумб Ц.А. Преступность и психические аномалии //Сов. государство и право. 1979. № 7, С. 98.

5 Белокобыльская Т.К. Криминологическая характеристика несовершеннолетних преступников с психическими аномалиями., Дисс. канд. юрид. наук., М., 1981, С. 47.

Видимо, этой односторонностью и объясняется тот факт, что большинство специальных работ, посвященных уголовно-процессуальному значению аномалий психики, освещают лишь проблемы защиты прав обвиняемых с названными аномалиями. - См. напр.: Элькинд П. Некоторые вопросы защиты в советском уголовном процессе. //Советская юстиция, 1968, № 9, С. 12, Захожий Л. Гарантии права обвиняемого на защиту при его психических недостатках. //Соц. законность, 1974, № 9, С. 59-61; Боброва И.Н., Шишков С.Н. Указ. раб., С. 12.

15 Бесспорно, что понятие дефектов психики в рамках вменяемости не

может и не должно строиться только на медицинском критерии формулы

невменяемости, ибо многие из психических заболеваний уже сами по себе,

как правило, влекут признание невменяемости. Неспособность же лица

осуществлять свое право на защиту не отражает сущности рассматриваемого

понятия и мало что дает в криминалистическом плане.

Нет единого понятия дефектов психики и в психиатрии1. Трудность создания подобного определения связана с тем, что в круг дефектов психики рассматриваемого вида входит значительное число нервно- психических расстройств, отличающихся различным происхождением, клиникой и последствиями, но так или иначе сказывающихся на поведении преступника.

Е.К. Краснушкин отмечает, что когда нет границы между душевной болезнью и психическим здоровьем, «мы говорим о пограничных состояниях, о людях, стоящих на границе душевной болезни … Это - психопатические личности, … общая характеристика которых заключается в ненормальной реакции на некоторые реакции, на некоторые ординарные (обычные) стимулы жизни»2.

Говоря о психических аномалиях, не исключающих вменяемости, Д.Р. Лунц подчеркивал, что нет абстрактной психической аномалии «вообще», а есть различные по своей психопатологической структуре конкретные психические аномалии, по-разному сказывающиеся на деятельности вменяемых людей3.

Т.П. Печерникова под психическими недостатками понимает разнородную группу состояний, которые являются врожденными или приобретенными в результате нервных, психических и других заболеваний и проявляющихся в различных психопатологических синдромах, отличаясь неглубоким уровнем расстройства, не нарушая критических способностей и

Аномалия - это отклонение от нормы, от общей закономерности, неправильность. //Большая советская энциклопедия, т. 2, М., 1970, С. 44.

Краснушкин Е.К. Психология и психопатология убийства и убийцы., М., 1928, С. 104. Лунц Д.Р. Оценка судом психических аномалий обвиняемого, не исключающих вменяемости. //Правоведение, 1968, № 2, С.86.

16

способности отдавать себе отчет в своих действиях, они тем не менее определяют психический облик, особенности мотивационной сферы и опосредованно сказываются на поступках таких лиц1.

Представляется, что определение понятия рассматриваемых дефектов психики не должно быть уголовно-правовым, криминологическим или чисто криминалистическим. В связи с этим, на наш взгляд, имеется необходимость выработки единого определения дефектов психики.

Анализ ст. 22 УК РФ позволяет выделить юридические критерии таких психических расстройств. К ним относятся, во-первых, невозможность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или бездействия (интеллектуальный признак), во-вторых, невозможность в полной мере руководить своими поведенческими реакциями (волевой признак).

При этом следует, прежде всего, иметь в виду, что возможность субъекта осознавать фактический характер своих поведенческих реакций и их общественную опасность затруднена не вообще, а лишь в конкретном случае совершения противоправного деяния. Субъект же может в целом характеризоваться как лицо, обладающее определенными

психофизиологическими аномалиями, что вовсе не означает наличия постоянных затруднений в его интеллектуальной сфере. Но если в конкретном правонарушении психические аномалии сыграли роковую роль в поведенческой реакции, определили ее направленность при социально-объективной стрессовой ситуации, тогда уместно говорить о неполной возможности осознания фактических и социально значимых поведенческих возможностей.

Психические расстройства, не исключающие вменяемости, которые в дальнейшем изложении мы будем именовать «дефекты психики», что более точно отражает психофизиологическую картину неполно вменяемого субъекта, не позволяют в полной мере осознавать смысл происходящего. Они

1 Печерникова Т.П. Указ. раб., С. 15.

17 довлеют над интеллектуальными возможностями лица, вследствие
чего

противоправный способ снятия эмоциональной напряженности в конкретной

эмоциогенной ситуации становится для него значительно более вероятен и

облегчен.

Согласно законодательной формулировке субъект, психика которого отягощена дефектами, не может в полной мере осознавать как фактический характер своего поведения, так и его общественную опасность. Правоприменительная оценка дефектов психики должна быть ориентирована на комплексный характер толкования, так как необходимо установить, что субъект был ограничен в возможности осознания не только фактического, но и общественно опасного характера своего поведения. Употребляемый законодателем союз «и» делает такую оценку обязательной.

Фактический характер поведения представляет собой конкретную форму, в которой проявляется психическая реакция человека. Так, например, крайняя степень раздражения, вызванная провоцирующими факторами (оскорблением, противоправным действием и т.п.), может побудить человека выразить свою реакцию в виде нанесения провокатору тяжкого вреда здоровью или даже причинение смерти, используя при этом первые попавшиеся под руку предметы1.

Существуют и медицинские критерии психических расстройств, не исключающих вменяемости. К ним следует относить дефекты психики, которые не являются психической болезнью и характеризуются дисбалансом процессов возбуждения и торможения.

Дефекты психики характерны для различных психических конституций и представляют собой внешне большое разнообразие. Медицинский критерий образуют прежде всего нарушения в интеллектуальной и эмоционально-волевой сфере, не позволяющие в полной мере осознать свои поступки и руководить ими. Подобное состояние может быть при нарушениях интеллекта как способности человека применять

1 См.: Архив Тушинского районного суда г. Москвы. Уголовное дело N 1-148-96,

18 знания и опыт в практической деятельности, в частности, ставить задачи,

вытекающие из реальной действительности, и успешно решать их.

Нарушение интеллекта, в том числе мыслительных способностей, имеет место при олигофрении, деменции, шизофрении, пограничных состояниях, психопатиях, алкоголизме и некоторых других формах психических заболеваний, при которых больной осознает окружающие предметы, явления, действительность, но это осознание неполное. Отсутствие самокритичности, самоконтроля, точнее, их ослабление, незрелость и примитивность интересов не позволяют такому лицу принять адекватное конкретной ситуации решение, сопоставить свои действия, поступки с социальными и правовыми нормами, с требованиями морали.

Расстройства эмоциональной сферы могут выражаться в безмотивном изменении настроения, в неадекватном эмоциональном резонансе. При этом они не всегда достигают той степени, которая полностью исключает способность человека руководить своими действиями. Такие нарушения интеллектуальной, эмоционально-волевой сферы не исключают способность контролировать, обдумывать свои действия, руководить ими.

Главным отличительным признаком ограниченной вменяемости является возможность лица осознавать свои действия, руководить ими, но в силу психического заболевания ограничена способность к полноценной психической деятельности. Наличие медицинского критерия как психического заболевания и юридического критерия как способности хоть и не в полной мере, но осознавать свои действия (бездействие), руководить ими обуславливает возможность привлечения лица к уголовной ответственности.

Дефекты психики влияют на нервную систему таким образом, что субъект оказывается не в состоянии в полной мере осознавать фактический и социальный характер своего поведения. Это естественное положение законодатель отразил термином «в силу»: «Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать…» (ст. 22 УК РФ). При этом следует иметь в виду,

19 что психические аномалии сами по себе не могут определять преступное

поведе ние. Человек может пребывать долгое время в состоянии дисбаланса

процессов возбуждения и торможения, но при этом не
совершать

преступлений. Но если стрессовая или иного рода эмоциогенная ситуация

«наложилась» на этот психофизиологический дисбаланс, то в этом случае

можно говорить о применении ст. 22 УК РФ.

По мнению ряда авторов, разработка определения понятия дефектов психики будто бы составляет «задачу уголовно-процессуальной теории»1, по мнению других, в уголовном законе необходимо закрепить «уменьшенную вменяемость», т.к. действующее законодательство знает только одну альтернативу - «психически здоров или психически не здоров»2. На наш взгляд, данные суждения являются ошибочными и согласиться с ними нельзя.

Дефекты психики - понятие биологическое, медицинское. Они характеризуют индивидуально-личностные особенности субъекта. Специфика дефектов психики заключается в их противоречивости: стабильность с одной стороны, динамизм - с другой. Разработка учения о дефектах психики (понятии, видах и т.д.) - задача медицинской, а не правовой науки. Однако, медицину дефекты интересуют лишь в той мере и постольку, в какой мере и поскольку они имеют отношение к социальному поведению лица, к его общественно опасному деянию, предусмотренному уголовным законом, а значит, требуют соответствующей юридической оценки (уголовно-правовой, криминологической и криминалистической в том числе).

Между нормальными и патологическими явлениями возможны, как отмечал П.Б. Ганнушкин, и на самом деле существуют самые разнообразные переходные ступени”. Пограничные состояния,
занимая промежуточное

1 Щерба СП. Указ. раб., С. 4, 8-9, 19.

2 Богомягков Ю.С. Уголовно-правовая невменяемость: критерии и признаки //Сов. государство и право, 1989, №4, С.28.

Ганнушкин П.Б. Клиника психопатий, их статика, динамика, систематика. М, 1964, С. 97.

20 положение между нормой и психической болезнью, характеризуется тем, что «с одной стороны, они примыкают к нормальной психической деятельности человека, а, с другой, - к ее «истинным» болезненным проявлениям, наблюдаемым при шизофрении, эпилепсии и других психических заболеваниях»1. Такие состояния относятся к объектам психиатрической помощи2. Следовательно, понятие «дефекты психики» и «психические болезни» не тождественны.

Дефекты психики имеют место как при тяжелых формах заболеваний, так и при легких, кроме того, они могут встречаться у людей с пограничными состояниями психики и у здоровых людей. Они могут носить временный характер и быть постоянными.

Вместе с тем, как свидетельствует практика, среди обвиняемых с дефектами психики редко встречаются лица, страдающие хроническими душевными заболеваниями, поскольку, с одной стороны, они обычно признаются невменяемыми, а с другой, - гораздо более распространенными являются иные формы психических расстройств. Однако это еще не основание для исключения психических болезней из числа дефектов психики. Так, при эпилепсии патологические нарушения могут быть выражены незначительно, и тогда больные признаются вменяемыми. В данном случае эпилепсия по своему правовому значению будет считаться дефектом психики, что не исключает ее характеристики с медицинской точки зрения как психического заболевания.

На наш взгляд, дефекты психики можно было бы определить как врожденные или приобретенные психические изменения легкой степени выраженности в рамках олигофрении, психопатии, ранних органических поражений головного мозга или иных психопатологических состояний лица, не исключающие вменяемости, но снижающие способность руководить своими действиями, влияющими на психический
облик, мотивацию

1 Александровский Ю.А. Глазами психиатра. М., 1977, С. 106.

Лунц Д.Р. О задачах психиатра-эксперта при оценке психических аномалий, не исключающих вменяемости. //Вопросы судебной психиатрии., М., 1965, С. 23.

21 поступков и социально значимое, в т.ч. преступное
поведение, не

позволяющие в полной мере осознавать фактический и социальный характер

своего поведения.

Однако, следует различать понятие дефектов психики в широком и узком смысле слова. Понятие в широком смысле слова охватывает пограничные состояния и собственно болезни. В узком - как функциональные, так и те органические изменения деятельности головного мозга, которые не устраняют возможность лица сознавать социальную значимость своего поведения, отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими. Иначе говоря, дефекты психики в узком смысле - это пограничные состояния, т.е. такие изменения деятельности головного мозга, которые не сопровождаются расстройством отражения реального мира, но в силу дисгармонии психических процессов характеризуются изменением поведения. Им присущи в основном количественные изменения функции головного мозга. Они изменяют целесообразные смысловые связи нормального развития, но не нарушают и не смещают их полностью. Дефекты психики в узком смысле слова могут быть как функционального, так и органического характера.

Функциональные дефекты психики - это неврозы, психопатии. Органические - хронический алкоголизм, наркомания, олигофрения, последствия органического заболевания центральной нервной системы (ЦНС), отдаленные последствия черепно-мозговых травм, хронические изменения психики при эпилепсии, шизофрении (в период дебюта и ремиссии) и др. К дефектам психики относятся и собственно болезни. Но, в отличие от пограничных форм нервно-психических расстройств, психические реакции здесь резко, грубо противоречат реальным отношениям. Детерминация психической деятельности вызывается не внешним миром, как в здоровом состоянии, а изнутри, вследствие изменения внутренних условий - расстройства рефлекторной деятельности головного мозга. В результате грубого нарушения отражательной функции мозга наблюдается настоящий перерыв в линии развития личности, явственный

22 разрыв или сдвиг основных смысловых отношений, а в связи с этим и

качественные изменения психических актов, отражающихся на социальном

поведении субъекта.

В зависимости от классификационных критериев разнообразные

дефекты психики могут быть сгруппированы по разным основаниям.

  1. По природе возникновения: врожденные (биологические) и приобретенные. Последние могут быть функционального характера и органического происхождения.

  2. По характеру психических изменений:

а) собственно дефекты или истинные (например, психопатия);

б) псевдодефекты, возникающие на фоне других болезненных процессов психики (например, психопатоподобное поведение в период ремиссии при шизофрении).

  1. По преимущественному преобладанию психических расстройств:

а) интеллектуальные;

б) волевые;

в) эмоциональные и т.д.

В зависимости от критериев, положенных в основу группировки, и целевого назначения, дефекты психики можно разделить на следующие виды:

а) исключающие и не исключающие вменяемость, вину и уголовную ответственность субъекта;

б) влияющие и не влияющие на характер и степень общественной опасности личности преступника.

Оценивая полученные результаты в процессе проведенного нами исследования, хотелось бы выделить с точки зрения криминалистической значимости наиболее часто встречающиеся у обвиняемых по уголовным делам виды дефектов психики и их взаимосвязь с составами преступлений.

23

  1. Олигофрения. Дебильность. Дебилы, как правило, повышенно внушаемы. При дебильности нередки и эмоционально-волевые нарушения1. Иногда дебильность может сочетаться с психопатическими чертами характера.

Общей для всех дебилов является дефектность мыслительной деятельности: они не способны к полноценному отвлечению, общению, у них отсутствуют критические способности, суждения примитивны, внимание обычно нарушено.

Основная масса преступлений, совершенных дебилами, - корыстные посягательства (около 65%), в основном это кражи чужого имущества. Среди других видов преступлений преобладают хулиганство (20%) и сексуальные правонарушения (15%). По данным В.П. Емельянова, удельный вес корыстных преступлений также очень высок в структуре преступности несовершеннолетних олигофренов2.

Указанными лицами преступления совершаются в основном без предварительной подготовки. Орудиями преступлений служили либо предметы домашнего обихода, либо предметы, оказавшиеся на месте совершения общественно опасного деяния.

Однако, умственная недостаточность дебилов в сочетании с повышенной внушаемостью является фактором, облегчающим вовлечение их в совершение преступлений группой лиц.

  1. Психопатия. Она обычно определяется как патология эмоционально-волевой сферы, уродство характера, мешающее социальной личности3. Особо отмечена интеллектуальная измененность психопатов, наличие у них отклонений от нормы в мышлении, выражающихся то в его

1 Фрейеров О.Е. Легкие степени олигофрении. Клиника и экспертиза. М., 1964, С.37- 39.

2 Емельянов В.П. Преступность несовершеннолетних с психическими аномалиями., Саратов, 1980, С.14-15.

  • Кербиков О.В. К вопросу о понятии и классификации психопатий. //Проблемы судебной психиатрии., М., 1971, Вып. 19, С. 9.

24 чрезвычайной зависимости от эмоций, то в поверхности, то в чрезвычайной

скрупулезности, то в оторванности от реальной действительности1.

Возбудимые психопаты в основном привлекаются в качестве обвиняемых по уголовным делам за совершение хулиганства (52%) и преступления против жизни и здоровья личности (32%). При этом их хулиганские действия характеризовались отчетливой направленностью на конкретных лиц, прослеживалась зависимость вида и особенностей совершенного деяния от характера болезненных нарушений.

Возбудимые психопаты несдержанны, отличаются злобностью реакций, выражающихся в бурных аффективных разрядах, которые нередко сопровождаются нанесением оскорблений, побоев окружающим2. Выраженные злобность, агрессивность, вспыльчивость, свойственные психопатам этого вида, затрудняют выбор адекватных способов разрешения конфликтных ситуаций. Необходимо отметить, что возбудимые психопаты совершали и преступления иных видов, например, корыстные (19%).

Тормозные психопаты подразделяются на астенических и психастенических. Первые физически и психически невыносливы, неуверены, плохо осваиваются в новой обстановке. Все это сочетается с повышенной застенчивостью, ранимостью. Вторые обладают чертами астенических, обнаруживают повышенную склонность к постоянному самонаблюдению, самоконтролю, бесплодному мудрствованию. Они постоянно сомневаются в правильности своих поступков, склонны к навязчивым состояниям страха, тревоги и т.п/

Истерические психопаты. Их главными особенностями, как отметил П.Б. Ганнушкин, являются: 1) стремление во что бы то ни стало обратить на себя внимание окружающих; 2) отсутствие объективной правды
по

Попов Е.А. К уточнению понятия «психопатия». //Вопросы судебной психиатрии, М.,1961,Вып.11,С.123.

2 Судебная психиатрия., С. 353.

3 Судебная психиатрия., С. 354-355.

25 отношению как к другим, так и к самим себе1. Все их поступки рассчитаны

на внешний эффект. Значит, интересы на поверку
оказываются

поверхностными. Обращают на себя внимание присущие
им

демонстративность, театральность, капризность, лживость.

Неустойчивые психопаты отличаются крайним непостоянством, поверхностностью интересов, взглядов, привязанностей. Легко поддаются воздействию среды из-за повышенной внушаемости. В результате часто становятся участниками криминальных групп2.

Параноические психопаты склонны к образованию сверхценных идей. Нередко это «реформаторские» идеи, идеи «борьбы за справедливость». Их поведение во время следствия нередко бывает сутяжническим: больные засыпают многочисленными жалобами судебные инстанции .

Определенное криминалистическое значение имеет выделение сексуальных психопатов. К ним относятся лица со стойкими извращениями в половой сфере: садисты, гомосексуалисты, мазохисты и т.д.

Чаще других в следственной практике встречаются возбудимые психопаты. Вероятно, вследствие специфики ответной реакции возбудимые психопаты чаще обращают на себя внимание органов расследования. Астеники и психастеники редко совершают умышленные преступления. Вместе с тем «неброскость» болезненных симптомов затрудняет выявление психопатии этого вида.

Хронический алкоголизм характеризуется патологической зависимостью от алкоголя, в течение его наступают соматические и нервно-психические расстройства, возникают социальные конфликты4. Эта болезнь влечет
психическую деградацию личности, приводит к выраженным

1 Ганнушкин П.Б. Сладострастие, жестокость и решение. Избранные труды. М, 1964, С. 158.

Ганнушкин П.Б. Клиника психопатий, их статика, динамика, систематика. М, 1964, С. 163.

  • Судебная психиатрия., С. 359-360. 4 Портнов А.А., Пятницкая И,Н. Клиника алкоголизма. Л., 1971, С. 11-12.

26 дефектам психики, заключающимся в нарушениях мышления,
памяти,

критичности, эмоционально-волевых проявлениях.

В структуре правонарушений эпилептиков заметно преобладают

хулиганские действия, направленные на конкретных лиц
(33,3%),

преступления против жизни и здоровья личности (26%). В то же время

довольно высокий показатель корыстных посягательств (37%). Проявления

эпилепсии подразделяются на следующие группы:

  • включающая кратковременные расстройства: припадки и их психические эквиваленты - расстройства сознания, настроения (дисфория);
  • стойкие, постоянно прогрессирующие изменения личности больного1. Замедленность психических процессов, склонность к детализации, нарушению памяти, чрезмерная нетактичность, гипертрофированное чувство справедливости, мстительность, злобность, сочетающаяся с угодливостью, слащавостью. Однако эти психические изменения наблюдаются не у всех эпилептиков и не всегда резко выражены.
  • Последствия черепно-мозговых травм проявляются в нарушении по астеническому типу, а также аффективно-волевая неустойчивость со склонностью к аффективным вспышкам. Травматикам свойственны в первом случае психическая истощаемость, нарушение внимания и памяти проявляются незначительно. Во втором - эти нарушения, а также аффективно-волевые расстройства более выражены .

В структуре преступлений, совершенных лицами рассматриваемой категории, высок удельный вес хулиганства (54%). Около 70% хулиганских действий, преступлений против жизни и здоровья личности совершено ими в отношении родственников и соседей.

Больные с иными дефектами психики составили 13,4% от общего числа обвиняемых с психическими нарушениями. Наибольшее правовое и криминалистическое значение среди них имеют реактивные состояния.

1 Судебная психиатрия., С.208-209.

2 Руководство по судебной психиатрии. Под ред. Г.В. Морозова. М., 1977, С. 189- 190.

27 Реактивные состояния - это временные, обратимые нарушения

психической деятельности, возникающие в результате психических травм.

Реактивные состояния подразделяются на неврозы и реактивные психозы.

Больные неврозами встречаются в следственной практике достаточно часто.

Однако на незначительно выраженные невротические нарушения не всегда

обращают внимание. При неврозах могут наблюдаться
повышенная

утомляемость, раздражительность, тревожная мнительность,
навязчивые

страхи. Из реактивных психозов особенно распространены депрессивные

состояния с явлениями заторможенности, тоски,
самообвинения,

истерическими реакциями и реактивные параноиды с идеями преследования

и защиты.

В основном реактивные состояния возникают после совершения преступления как ответная реакция на привлечение к уголовной ответственности, чаще - у лиц, имеющих дефекты психики.

В соответствии с действующим процессуально значимыми законодательством на предварительном следствии являются такие отклонения в психике обвиняемого, которые затрудняют ему самостоятельную защиту своих интересов. Это предполагает определенную степень выраженности патологических изменений познавательной деятельности и эмоционально-волевых нарушений обвиняемого. Необходимо отметить, что процессуальное значение обнаружения дефектов психики не ограничивается лишь спецификой обеспечения права на защиту. Вместе с тем, при таком понимании вопроса круг криминалистически значимых дефектов психики шире процессуально значимых недостатков.

Существует определенная связь между характером преступления и дефектами психики, не исключающими вменяемости. Например, одни из них могут проявляться при совершении насильственных преступлений, другие -корыстных. При наличии одних и тех же дефектов психики возможен различный уровень и характер их проявлений. Поэтому нельзя рассматривать дефекты психики вне конкретных свойств и присущей динамики как некую неизменную данность.

28 Следует отличать от неправильных поведенческих реакций лиц с

дефектами психики (например, истинных психопатов) целиком сознательное,

подчас демонстративное поведение преступников,
симулирующих

расстройства.

Уголовно-правовое значение дефектов психики личности

определяется тем, что их следует учитывать: 1) при
установлении

субъективных предпосылок и основания уголовной
ответственности,

2) определении степени общественной опасности личности преступника, 3) 4) индивидуализации уголовной ответственности, имея ввиду достижение целей наказания и 4) применении принудительных мер медицинского характера, а также при решении других уголовно- правовых и процессуальных вопросов. 5) Криминологическое значение дефектов психики определяется тем, что позволяет: правильно определить характер и степень общественной опасности личности психически аномального преступника, выяснить их роль в механизме причин и условий, способствовавших совершению конкретного преступления, разработать и осуществить наиболее эффективную систему мер профилактики общественно опасных действий психически аномальных лиц.

Основные черты криминалистического значения выявления дефектов психики сводятся к следующему:

  1. Наличие у обвиняемого дефектов психики обусловливает особенности построения и проверки типичных версий, выдвигаемых по делу. Дефекты психики преступника могут сказаться на механизме преступления, оставляемых материальных следах преступления.

  2. С точки зрения оптимизации процесса раскрытия и повышения практической значимости важную роль в раскрытии имеет исследование криминалистической характеристики лиц с дефектами психики. Обнаружение у обвиняемого дефектов психики вносят определенную специфику в предмет доказывания по уголовному делу.

29

  1. Социально опасные действия лиц рассматриваемой категории широко распространены и не обнаруживают тенденции к сокращению. Дефекты психики наиболее значимы при совершении насильственных, корыстно- насильственных и сексуальных преступлений. Серийные общественно опасные деяния насильственного характера, совершаемые лицами с различными дефектами психики, отличаются особой жестокостью, в ряде случаев вызывают значительный общественный резонанс.
  2. Между отдельными видами дефектов психики и отдельными видами преступного поведения, его интенсивностью и устойчивостью существуют взаимосвязи.
  3. Планирование расследования преступлений лиц, имеющих дефекты психики, имеет свои отличительные черты. Следователю приходится специально доказывать вменяемость обвиняемого. Соответствующим образом должны планироваться: тщательное изучение личности обвиняемого, его психического состояния, сбор и подготовка характеризующих и других материалов для судебно-психиатрической, либо психолого-психиатрической экспертиз, оценка заключения экспертов, выяснение уголовно-правового, процессуального и криминалистического значения дефектов психики.

  4. Без знания учета дефектов психики невозможно понять действительные причины и механизмы совершения значительного числа преступлений, а следовательно, своевременно определить и осуществить применение необходимых тактических приемов проведения следственных действий по уголовному делу, в том числе правильно построить тактику допроса с учетом особенностей тактико-психологического воздействия на допрашиваемого, имеющего дефекты психики.

По данным нашего исследования, среди несовершеннолетних преступников на первом месте по частоте встречаемости находится олигофрения в степени дебильности (49,9%) от общего числа преступников с

30 дефектами психики1. Причины возникновения олигофрении обусловливаются как наследственностью (чаще всего психической неполноценностью родителей, страдающих олигофренией), так и приобретенными факторами (тяжело протекающие инфекции, менингиты, интоксикации, черепно-мозговые травмы).

Психопатии и психопатические расстройства у несовершеннолетних преступников составили 26,3%”. О причинах психопатий в психиатрии единого мнения нет. Существует точка зрения, что психопатии имеют врожденное происхождение, другие исследователи полагают, что они формируются в течение жизни человека под влиянием неблагоприятных условий воспитания. Третьи - рассматривают происхождение психопатии как результат взаимодействия врожденных и действующих в ранние годы развития личности факторов4. На значительность распространения психопатий среди несовершеннолетних правонарушителей указывают Н.И. Фелинская (42,8%)5, В.А. Гурьева (до 66,7%)6, В.П. Емельянов (31,2% -

•7 ft

46,7%) , Т.К. Белокобыльская (31,7%) и другие исследователи. Эти данные подтверждают правильность результатов нашего исследования.

У 12,6% аномальных обвиняемых с дефектами психики были установлены последствия черепно-мозговых травм и
органического

1 В дальнейшем для сокращения - олигофрения. Олигофрения - (греч. - малоумие) психиатрией определяется как врожденная или рано приобретенная (до 2-3 лет) умственная недостаточность разных степеней. См.: Большая советская энциклопедия, т. 6, М., 1977, С. 632.

2 Психопатия - стойкая аномалия личности, характеризующаяся нарушением эмоционально-волевой сферы и своеобразным, преимущественно аффективным мышлением. Психопатические особенности личности проявляются в детстве или юности и без значительных изменений сохраняются в течение всей жизни. - См.: Судебная психиатрия., С. 266; Гурьева В. А., Гиндикин В.Я. Юношеские психопатии и алкоголизм. М., 1980, С.32.

  • В дальнейшем статистические данные, приведенные без ссылок на других авторов, представляют результаты нашего исследования.

См.: Судебная психиатрия., С.266.

Фелинская НИ. Реактивные состояния в судебно-психиатрической клинике., М., 1968, С. 167.

Гурьев В.А.Судебная психиатрия , С.260

Емельянов В.П. Указ. раб. С. 10.

Белокобыльская Т.К. Канд. дис. С.53.

31 поражения центральной нервной системы1. У остальных 11,2% преступников

судебные психиатры определили иные дефекты психики
(хронический

алкоголизм, легкие формы эпилепсии, психофизический
инфантилизм,

наркомании), не лишающие их способности отдавать отчет в своих действиях

и руководить ими.

Отдельными юристами2, психиатрами % психологами4 высказывались

суждения о возможном снижении волевых свойств аномальной личности при

сохранности интеллектуальных. Это вызвано тем, что в настоящее время ими

используется достаточно широкий спектр таких терминов, характеризующих

психическое состояние подследственных. В их число входят «психические

расстройства», «аномалии психики», «патологии психики».

В медицинской литературе под психическими аномалиями понимаются различные формы дезинтеграции преимущественно в психической сфере, где психические факторы являются ведущими в общей системе болезненных явлений,5 причем психические аномалии трактуются как достаточно динамичное понятие, включающее в себя как отклонение в психической сфере, находящиеся на грани здоровья, так и психические нарушения, примыкающие к психическим заболеваниям.6 Психическое расстройство рассматривается психиатрами как один из аспектов, проявлений психической болезни, нарушений психической сферы.7

Травмы головного мозга и их последствия проявляются в разнообразных интеллектуально-амнестических, эмоциональных (аффективных) и волевых нарушениях. Типичными для этих состояний являются эпизоды помрачения сознания, судорожные припадки, стойкие изменения личности. - См.: Личко А.Е. Подростковая психиатрия., Л., 1985, С. 378-384.

2 См., напр.: Михеев Р.И., Михеева А.В. Указ. раб. С.50; Комментарий к уголовному кодексу РСФСР, М, 1971, С.30. * См., напр.: Лурия А.Р. Мозг человека и психические процессы. //Философские вопросы

изиологии высшей нервной деятельности и психологии., М., 1963, С.454-455.

См.: Лунц Д.Р. Проблема невменяемости. С. 69-70.

5 См.: Клиническая психиатрия., М., 1967, С. 148

6 См.: Судебная психиатрия., М., 1986, С. 40-41.

7 См.: Психиатрия., М., 1971,. С. 26-71.

32 В юридической литературе понятия «психические недостатки»,

«психические аномалии», «расстройства психики» трактуются по- разному.

В.В. Радаев отмечает, что «психические недостатки с учетом их правового и криминалистического значения представляют собой не исключающие вменяемости болезненные состояния психики обвиняемого, влияющие на определение процессуальной формы и криминалистических средств расследования»1.

Ю.М. Антонян и СВ. Бородин считают, что «под психическими аномалиями следует понимать все расстройства психической деятельности, не достигшие психотического уровня и не исключающие вменяемости, но влекущие личностные изменения, которые могут привести к отклоняющемуся поведению».2

С.Н. Шишков рассматривает психические расстройства как проявление психической болезни, а психические аномалии как относительно неглубокие психические нарушения, как «переход» между состоянием психического здоровья и выраженными психическими расстройствами.”

Очевидно, что указанный далеко не полный перечень определений понятий, характеризующих психические состояния, представителями различных областей науки не позволяет на первоначальном этапе расследования использовать термины, определяющие психическое состояние через критерии невменяемости (вменяемости). Заметим также, что отклонения в психике подследственного (дефекты психики), достигающие степени явно выраженных психических расстройств, могут быть установлены у подследственного впервые именно в связи с совершением им общественно опасного деяния и получить свою медицинскую и юридическую оценку только на завершающем этапе расследования. Как верно отмечал Ю.С. Богомяков, «только суд, оценив все доказательства (в

1 Радаев В.В. Расследование преступлений, совершенных лицами с психическими

недостатками., Волгоград, 1987, С. 13. Антонян Ю.М., Бородин С.В, Преступность и психические аномалии., 1987., С. 11 Шишков С.Н. О назначении и исполнении наказания лицам, имеющим психические

аномалии //Соц. законность, 1989, №3, С. 30.

33 том числе и заключение экспертизы о психическом состоянии лица)…, имеет

законные основания сделать вывод о невменяемости, которая до вынесения

определения судом только предполагается».1

Необходимо учитывать и динамику сочетания нозологических признаков (признаков отдельных психических расстройств) и юридической оценки общественно опасного деяния лица, обладающего этими признаками.

Говоря о влиянии дефектов психики на личность правонарушителя, его поведение, следует отметить, что по сравнению с психически здоровыми несовершеннолетними преступниками аномальные подростки были несколько старше возрастом (17 лет против 16-ти у психически здоровых), у них заметно ниже уровень образования, они реже обучались в учебных заведениях и занимались общественно полезным трудом. Предпреступное поведение несовершеннолетних с дефектами психики отличалось большей противоправностью: они в 3,3 раза чаще, чем их психически здоровые сверстники ставились на учет в ОГШН, в 2,5 раза чаще разбирались на заседаниях комиссий по делам несовершеннолетних, в 4 раза чаще характеризовались отрицательно по месту учебы или работы.

Если же рассматривать эту проблему на статистическом уровне, то выясняется, что несовершеннолетние олигофрены чаще других преступлений совершают кражи (53,4%), практически не совершают убийств, психопаты в 42,5% случаев совершают кражи, в 17,5% - хулиганские действия, в 6,2% -убийства, подростки с последствиями черепно-мозговых травм в 39,2% случаев совершали кражи, в 19,6% - хулиганство, в 11,8% - преступления сексуального характера.

Таким образом, последнее, что должно быть, по нашему мнению, включено в рассматриваемое определение, это указание на влияние дефектов психики подростка на его психическую деятельность, характер поведения, в т.ч. преступного, что должно учитываться в процессе расследования и раскрытия преступления по «горячим следам».

1 Богомяков Ю.С Указ. раб., С. 108.

34 Для первоначального этапа расследования наиболее точным, по

нашему мнению, было бы использование самого общего, обладающего

широким «диапазоном» действия термина, не связанного в своем смысловом

наполнении с медицинской оценкой степени выраженности отклонений в

психике, и тем более, с критериями вменяемости (невменяемости).

На данном этапе, по существу, речь идет об исследовании неадекватного (в смысле психической деятельности) преступного поведения неустановленного лица, а также особенностей следственной тактики при расследовании общественно опасных деяний лиц с отклонениями в психике, вопрос о степени выраженности которых, а также о вменяемости (невменяемости) может быть разрешен на последующих этапах расследования.

Таким образом, использование термина «дефекты психики» допустимо и при исследовании криминалистических аспектов первоначального этапа расследования, если при этом избежать детализации данного понятия через критерии вменяемости и степени выраженности психических отклонений. В качестве определения, удовлетворяющего этим требованиям, может служить точка зрения Р.И. Михеева и А.В. Михеевой, согласно которой «психические аномалии есть такое врожденное или приобретенное функциональное или органическое изменение головного мозга, которое, отражаясь на разных сторонах психической деятельности субъекта, влияет на содержание и характер его социально значимого поведения, в том числе и общественно опасного поведения».1

Допускаемая определенная неоднозначность в толковании термина «психические аномалии» вполне объяснима. Такое объяснение было дано Б.Н. Алмазовым, который верно отметил, что «содержание понятия «аномалия психики» оказывается далеко неоднозначным в зависимости от того, представителями какой науки употребляется. Например, его психологическое значение касается особенностей характера, а медицинское -

1 Михеев Р.И., Михеева А.В. Указ. раб,, С. 48.

35 биологической неполноценности. Механическое перенесение
данного

термина в систему уголовно-правового регулирования
чревато

возможностью распространения прерогатив больного на здоровых лиц, либо,

напротив, применения мер медицинской защиты без должных оснований».

Последнее замечание Б.Н. Алмазова позволяет дать ответ на вопрос о том, имеет ли рассматриваемая нами проблема смыслового наполнения понятий, содержащих оценку психических состояний, в юридической литературе практическое значение или же носит чисто теоретический характер. По нашему мнению, неоднозначность понимания тех или иных терминов, определяющих состояние психики подследственного, представителями различных наук допустима, но лишь до определенных пределов, а именно до того момента, когда тот или иной термин не начинает использоваться в сфере уголовно-правового регулирования.

С учетом изложенного, можно сформулировать следующее определение понятия дефектов психики, не исключающих вменяемости: это такие изменения функций головного мозга, которые, отражаясь на психической деятельности субъекта, влияют на его социально значимое поведение, в том числе и криминальное.

Данное определение, на наш взгляд, отвечает современным требованиям научного отражения сущности предмета познания и, в отличие от ранее рассмотренных определений, учитывает многие аспекты изучения этого явления, в том числе и криминалистический.

Алмазов Б.Н. Некоторые проблемы использования специальных познаний о психике обвиняемого (подозреваемого) (в порядке обсуждения) //Применение экспертиз и других форм специальных познаний в советском судопроизводстве: Межвуз. сб. науч. тр., Свердловск, 1984, С. 29.

36 1.2. Личностные характеристики преступников, имеющих дефекты

психики и особенности, определяющие их поведение

Традиционно оценка психического состояния подследственного относится к компетенции судебно-психиатрических экспертных комиссий. Криминалистические же аспекты такой оценки, как нам представляется, исследованы явно недостаточно.

Особый криминалистический интерес представляет анализ малоисследованной связи «личность преступника - следовая информация», т.е. изучение специфики следов биологического происхождения (кровь, слюна, сперма), следов пальцев рук, иных следов, оставляемых лицами с дефектами психики. Так, у лиц, страдающих эпилепсией, были обнаружены повышенная частота встречаемости дуг, уменьшение размеров папиллярных узоров, низкий гребневой счет и нарушение гребневой конфигурации.

По нашему мнению, с точки зрения криминалистических задач описание особенностей отклоняющегося преступного поведения наиболее обоснованно путем принятия негативных критериев, предполагающего, что совокупность симптомов дефектов психики (синдромальные особенности) отдельного субъекта проявляются не только в его внешнеповеденческих признаках,1 но и в процессе его преступного и посткриминального поведения, а отсутствие таковых определяет и отсутствие криминалистически значимых особенностей и в механизме его преступного поведения.

На наш взгляд, представляется необходимым различать следующие аспекты влияния дефектов психики на преступность:

  1. Криминологический - на формирование личности преступника, восприятие им ситуации преступного поведения на его мотивацию и, соответственно, на деятельность по профилактике преступлений.

37

  1. Уголовно-правовой и уголовно-процессуальный - на деятельность

по применению уголовно-правовых и уголовно-процессуальных норм, их совершенствование.

  1. Уголовно-исполнительный - на поведение и образ жизни осужденных, их межличностное и внутригрупповое общение, нравственное сознание и, соответственно, на деятельность по их исправлению.

  2. Криминалистический - на поведение преступника во время и после совершения преступления и, соответственно, на деятельность по организации, тактике и методике раскрытия и расследования преступлений, совершаемых рассматриваемой категорией лиц.

По результатам изученных нами уголовных дел , 24% из которых завершились определением суда о применении принудительных мер медицинского характера, а по 19,3% уголовных дел отмечалась ситуация, когда в начале расследования в распоряжении следователя была необходимая информация, позволяющая ему верно спрогнозировать то, что имеющиеся у подследственного отклонения в психике исключают его вменяемость. По всем же остальным делам прогнозирование перспективной оценки психического состояния подследственного существенно затруднялось состоянием информационной неопределенности по делу. Показательно, что по 37% дел дефекты психики подследственного были выявлены уже после привлечения его в качестве обвиняемого. В ряде случаев о дефектах психики лица стало известно лишь при судебном разбирательстве. Во многом этот результат определен отсутствием у следователей соответствующих познаний. Рассмотренные обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что возможность своевременного выявления
дефектов психики обусловлена

См.: Мухин Г.Н. Общественно опасные деяния лиц с психическими аномалиями. Минск, 1994, С. 10-19.

2 Изучено более 300 уголовных дел об общественно опасных деяниях лиц с дефектами психики

38 наличием у следователя недостаточных знаний о признаках подобных

заболеваний, типичных источниках информации о таких признаках.

Важно заметить, что первоначально информация о дефектах психики лица, совершившего общественно опасное деяние, может возникнуть как в процессе анализа обстоятельств криминального события и особенностей отклоняющегося преступного поведения, так и в результате проведения отдельных следственных действий с участием уже установленного лица.

Указанный подход требует от следователя, сотрудника оперативных служб знания систематизированной информации:

  • об особенностях признаков самого преступного события, указывающих на то, что вероятнее всего лицо, совершившее общественно опасное деяние, имеет отклонения в психике той или иной степени выраженности;

  • о внешнеповеденческих признаках лиц с дефектами психики.

К первой из выделенных группе признаков можно отнести признаки объектов преступных посягательств, способов совершения преступления и некоторые другие элементы, традиционно включаемые в содержание криминалистической характеристики преступлений.

Ко второй — относится совокупность признаков внешности человека (анатомических, функциональных), речевых свойств, эмоциональных признаков, выраженных индивидуально-типологических особенностей (темперамент, характер).

Среди особенностей способа совершения преступления можно отметить: непринятие мер по сокрытию следов преступления, внезапность и безмотивность действий, бессмысленная жестокость, немедленный переход к агрессивным действиям в случае малейшего внешнего раздражителя и др. В результатах деяния, его признаках, деталях материализована психология его субъекта. Поэтому нет сомнения, что на месте преступления остаются следы

39 психологии преступника.1

Сложность и многоаспектность проблемы изучения личности преступника вообще и тем более личности преступника, имеющего дефекты психики той или иной степени выраженности, требует, несомненно, комплексного подхода к ее решению. Это обстоятельство подчеркивается представителями различных юридических наук и объясняется сложностью полного и всестороннего исследования данной проблемы «в рамках одной науки или даже отрасли наук».2

Поскольку основное целевое назначение криминалистической характеристики, по нашему мнению, заключается в том, что она может служить гносеологической базой выдвижения версий, целесообразно из всего объема сведений, характеризующих личность лиц исследуемой категории, вычленять те, знание которых с достаточной степенью вероятности позволяло бы следователю в ходе исследования обстоятельств преступного события выдвигать версию о совершении преступления лицом, имеющим те или иные отклонения в психике, а также существенно сузить круг поиска при проверке этой версии.

Можно выделить следующие виды источников такого рода сведений:

  • исследования в области общей и судебной психиатрии;

  • криминологические исследования личности лиц с психическими аномалиями;

  • исследования психологии отклоняющегося поведения личности;

сведения, полученные в ходе целенаправленного криминалистического исследования общественно опасных деяний лиц, имеющих те или иные отклонения в психике.

Столяренко А.М. Психологические приемы в работе юриста., М, 2000, С. 230

Беляков А.А. Криминалистическая характеристика и особенности расследования краж,

совершаемых лицами, не имеющими постоянного места жительства и работы. Дис. канд.

юрид. наук, Свердловск, 1986, С, 53.

40 С учетом проведенных нами исследований уголовных дел по

преступлениям, совершенным лицами рассматриваемой категории, следует,

на наш взгляд, выделить специальные (психопатологические) признаки,

изучая которые следователь может получить информацию, достаточную для

своевременного обнаружения дефектов психики также и у
серийных

преступников.

В рамках настоящей работы хотелось бы подчеркнуть тот факт, что отдельные особенности личности «обычных» преступников с дефектами психики бывают недостаточно характерны для психически неполноценных серийных преступников.

Анализ структуры социальной неадаптированности с точки зрения криминалистической значимости образующих ее элементов позволяет сделать вывод о возможности формирования общего представления социальной неадаптированности как подэлементе в структуре личности лица, совершившего общественно опасное деяние и обладающего теми или иными дефектами психики.

Знание о статистически достоверном влиянии дефектов психики на социальную неадаптированность страдающих ими лиц позволяет следователю в процессе проверки версии о совершении преступления лицом с дефектами психики значительно усилить целенаправленность проводимой работы благодаря сужению на первоначальном этапе расследования круга поиска вероятного преступника.

Важно отметить, что версия о наличии дефектов психики у лица, совершившего преступления, обычно закономерно возникает уже на основании анализа отмеченных особенностей преступного поведения и в большинстве случаев находит свое закономерное подтверждение. В этом контексте мы считаем возможным вести речь об отклоняющемся преступном поведении с учетом специальных психопатологических признаков, под которыми следует понимать такое преступное
поведение, сведения об

ГОСУДАРСТ^ЯЗЛД

41 БИБЛйОГМА

отражении которого во внешней среде (о материально-фиксированных и идеальных следовых компонентах) позволяют выдвинуть обоснованное предположение о наличии у лица, совершившего общественно опасное деяние, аномальных психофизиологических особенностей,

детерминирующих его преступное поведение и имеющих существенное значение для установления этого лица, привлечения его к уголовной ответственности, определения процессуальной формы и оптимизации процесса расследования по делу.

К первому уровню относятся наиболее значимые для раскрытия общественно опасных деяний рассматриваемой группы

внешнеповеденческие признаки, свойственные нескольким, многим, а иногда и большинству видов психических нарушений. К числу таких признаков можно отнести: агрессивность, злобность, подозрительность, раздражительность, эмоциональную холодность, жестокость, злопамятность, внешне выраженное состояние эмоционального напряжения, состояния тревоги и страха. В сексуальном поведении этих лиц отмечается склонность к извращенным действиям, стремление к ощущению полного подчинения партнерши и неограниченной власти над ней, в имитации злобности и причинения боли, циничном отношении к партнерше и женщине в целом. Стандартно-примитивный тип сексуального поведения сочетается с причинением боли, принуждением к извращенным действиям, отказ от которых вызывает агрессивные действия. У лиц данной категории обычно формируется так называемое «патологическое поведение, находящее отражение в сексуальном садизме с получением удовлетворения только при унижении партнерши, жестоком обращении с ней».1

По нашему мнению, можно вести речь об обобщенном психологическом портрете серийного убийцы: лицо мужского пола, высокая

Кибрик Н.Д., Панюкова И.А. Агрессивность в структуре психосексуального развития. //Серийные убийства и социальная агрессия: Матер. 2-й междунар. науч. конфер., Ростов-на-Дону, 1998, С. 118-120.

42 вероятность дефектов психики у самого преступника и его родителей,

злоупотребление спиртными напитками, возбудимость, конфликтность, сохранение способности к обучению, крайний эгоцентризм с сосредоточением на свойственных личности собственных переживаниях, ощущение собственной повышенной значимости, удовлетворение актуальных потребностей без учета социально-приемлемых факторов.1

Представляется также, что на криминалистически значимые признаки общественно опасного поведения лица с психическими аномалиями накладывают отпечаток сами дефекты психики, а отнюдь не их последующая юридическая оценка.

Полагаем, что знание указанных признаков позволяет следователю: во- первых, основываясь на информации, полученной от очевидцев и показаниях свидетелей, выдвигать обоснованные версии о совершении общественно опасного деяния лицом с дефектами психики; во-вторых, своевременно выдвигать версию о наличии психических аномалий у подследственного верно определить тактику производства такого распространенного следственного действия как допрос. Следует подчеркнуть особую криминалистическую значимость того факта, что связь внешнеповеденческих признаков лиц указанной категории с определенными видами дефектов психики обуславливает в какой-то мере характер общественно опасных деяний.

Так, например, больные алкогольными психозами чаще, чем больные другими формами психических заболеваний совершают опасные действия, направленные против жизни, здоровья и достоинства личности (74,6%), причем 46% из них совершают такие особо опасные деяния как убийство, попытка убийства, нанесение тяжких телесных повреждений. Доля имущественных преступлений у больных алкогольными
психозами

4

Подольский Г.Н. и др. Многоэпизодные убийства: некоторые вероятные признаки проспективного портрета преступника. //Серийные убийства и социальная агрессия: Материалы 2-й междунар. науч. конфер. Ростов-на-Дону, 1998, С. 201-202.

43 значительно меньше, в то время как значительная часть противоправных

поступков олигофренов приходится на имущественные преступления типа

мелких краж, хищений и т.п.

Отметим также, что указанная неоднозначность значительно снижается в том случае, когда следователь, наряду с подробной оценкой характера совершенного деяния, сможет извлечь и информацию о внешнеповеденческих признаках лица, его совершившего. В качестве примера можем отметить, что внезапность и безмотивность убийства, отсутствие мер по его сокрытию может свидетельствовать о совершении преступления психически неполноценным лицом; если же, наряду с этим, следователь располагает информацией о рассеянном взгляде и замедленности движений лица, совершившего убийство, то у него имеются основания для выдвижения версии о совершении указанного преступления эпилептиком.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что характеристика типичной для данной группы общественно опасных деяний личности вероятного субъекта этих деяний является основным («стержневым») элементом криминалистической характеристики. Этот элемент обладает наиболее криминалистически значимыми связями как между подэлементами в составе его структуры, так и с другими ее элементами.

Кроме того, следует отметить, что идеальные следовые компоненты полностью детерминируются такими особенностями личности вероятного преступника, как внешнеповеденческие признаки.

Лица, имеющие дефекты психики, могут намеренно демонстрировать в своем поведении болезненные симптомы: иногда во время совершения преступления заявляют об имеющихся у них психических заболеваниях, утверждая при этом, что им «все равно ничего не будет». Ложная интерпретация тех или иных обстоятельств, неумение правильно ориентироваться в различных житейских ситуациях и принять верное решение нередко обусловливают своеобразие мотивации лиц с дефектами

44 психики своего преступного поведения.

Так, например, несовершеннолетний С, страдающий олигофренией в степени умеренно выраженной дебильности, привлеченный за неправомерное завладение транспортным средством, объяснил совершение общественно опасного деяния тем, что поссорился с девочкой и решил уехать из города на автомашине, утверждая при этом, что похищать автомашину он не хотел, и думал, что ему ничего за это не будет.1

Представляется обоснованным с точки зрения криминалистической значимости выделение Мухиным Г.Н. двух уровней (комплекса) внешнеповеденческих признаков лиц с психическими аномалиями.

К первому уровню внешнеповеденческих признаков он относит те, которые характерны для многих видов психических нарушений (таким образом, вероятность попадания «в поле зрения» следователя психически неполноценного подследственного с такого рода признаками наиболее велика) и, главное, достаточно уверенно могут быть выявлены не только специалистами-психиатрами, но и неспециалистами (следователем и даже свидетелями).

Ко второму уровню (комплексу) внешнеповеденческих признаков лиц с психическими аномалиями им отнесены признаки, которые характерны лишь для некоторых видов психических нарушений, а также менее очевидные признаки, которые могут быть с уверенностью выявлены лишь специалистом-психиатром в результате целенаправленного наблюдения или даже проведения судебно-психиатрической экспертизы.

К первому уровню внешнеповеденческих признаков Мухин Г.Н. относит следующие:

  1. Нарушение речевых свойств и аномалии речевой продукции. В ходе проведенного опроса специалисты-психиатры достаточно уверенно отмечали

1 См.: Архив СО Ступинского ОВД Московской области. Уголовное дело № 69844.

45 также такого рода нарушения при большинстве видов нарушений психики, в

особенности при олигофрении, черепно-мозговых травмах, шизофрении.

В ходе проведенного автором исследования нарушения речи отмечались у 13,9% лиц, имеющих те или иные дефекты психики, в рамках нашего исследования - у 14,0%.

Считаем необходимым отметить, что речевая продукция - одна из самых информативных в отношении признаков дефектов психики.

Несовершеннолетний Г., совершивший ряд краж чужого имущества из дачных домов в группе с другими участниками преступления, страдал олигофренией в степени ярко выраженной дебильности. В ходе его допроса по обстоятельствам дела затруднялся высказать мысль, высказывания носили примитивный характер, говорил тихо, проявлял чрезмерную стеснительность.1

  1. Нарушения памяти. Они могут проявляться у лиц, страдающих различными психическими нарушениями и выражаться в непоследовательности высказываний, постоянной отвлекаемости от основной темы, рассеянности, быстрой утомляемости, истощаемости внимания, невозможности припомнить хорошо знакомые слова (названия предметов), умолкании посреди фразы, непонимании сказанного, стремлении избежать общения, возможности сосредоточиться, воспроизвести достаточно точно недавние события, в неверном указании времени известного события, затруднении назвать известные предметы, застревании, «зацикливании» мысли.

По данным проведенного нами исследования нарушения памяти и внимания отмечалось у 20% лиц, имеющих те или иные отклонения психики. Здесь, по нашему мнению, необходимо учитывать возможность перенесения в прошлом лицом черепно-мозговых травм, различных инфекционных заболеваний.

См.: Архив СО Ступинского ОВД Московской области. Уголовное дело № 105506.

46 К первому уровню криминалистически значимых признаков

психической аномальности Мухин Г.Н. относит и отдельные нарушения,

расстройства эмоций. В первую очередь здесь следует отметить тревогу и

страх, как эмоциональное состояние, присущее, как следует из результатов

изучения медицинской литературы, всем проанализированным в
ходе

исследования нозологическим единицам.

Следует отметить, что эмоциональное состояние тревоги, страха, тоски вполне характерно и для психически полноценного преступника и вызвано естественной реакцией на сам факт задержания (ареста), наличие доказательств его вины и, как следствие, неотвратимости наказания. Для лиц исследуемой категории эти эмоциональные состояния носят явно внешне выраженный болезненный, непрерывный характер, становятся доминирующими на длительный срок, не соответствуют меняющимся обстоятельствам.’

Неадекватные реакции были отмечены специалистами-психиатрами как один из наиболее часто встречающихся внешнеповеденческих признаков для большинства форм психических расстройств. В ходе проведенного нами исследования установлено, что данный внешнеповеденческий признак отмечался психиатрами у 28,8% лиц, направленных на судебно- психиатрическую экспертизу, и проявлялся в несоответствующих случаю и постоянных неадекватных улыбках, беспричинной радости, выражении недовольства в отношении эмоциональных раздражителей, которые у психически полноценного человека должны были бы вызвать прямо противоположную реакцию.

Лицам с различными дефектами психики присущ ряд индивидуально- типологических особенностей: агрессивность, злобность (по результатам изучения медицинской литературы, указанный внешнеповеденческий признак характерен для большинства форм психических расстройств, а по

1 См.: Портнов А.А., Федотов Д.Д. Психиатрия. М, 1971, С.55.

47 данным, полученным в результате обработки сведений, содержащихся в

заключениях экспертов по проведенным судебно- психиатрическим

экспертизам, этот признак отмечался у 38,3% испытуемых подследственных),

раздражительность (отмечалась у 42,8%
подследственных),

подозрительность (отмечалась у 26,7% испытуемых).

К числу внешнеповеденческих признаков рассматриваемого уровня

наряду с такими как:

  • демонстративность, театральность поведения (характерна для психопатов, лиц, страдающих шизофренией; отмечались у 24,7% лиц, направленных на судебно-психиатрическую экспертизу по изученным нами делам), например, демонстративные суицидальные попытки, театральность и патетика в преподнесении собственных страданий;

  • гримасничанье (респондентами-психиатрами отмечалось для всех форм психических расстройств, по результатам нашего исследования - у 13,9% подследственых с психическими отклонениями);
  • ряд иных анатомических и функциональных признаков лиц с психическими аномалиями (двигательное возбуждение; нарушение координации движений; замедленность движений; диспластичность, непропорциональность телосложения; потливость, синюшность кожи (в частности, ладоней); дрожание рук - возможные формы психических расстройств; рассеянный взгляд).
  • В числе внешнеповеденческих признаков первого уровня криминалистической значимости нами в ходе исследования также отмечены:

  • неряшливость в одежде - отмечена у 23,6% подследственных, прошедших судебно-психиатрическую экспертизу;

  • стремление выделиться одеждой, прической - отмечалось у 9,3% лиц исследуемой категории;

  • слезливость, плаксивость - по информации из медицинской литературы, наиболее характерна для лиц, страдающих
    сосудистыми

48 заболеваниями и шизофренией. Эти данные подтверждаются и результатами

исследований, проведенных Г.Н. Мухиным.

Особая криминалистическая значимость внешнеповеденческих признаков, относящихся к первому уровню, по нашему мнению, заключается в том, что указанные признаки достаточно уверенно могут быть восприняты и воспроизведены очевидцем преступного события. Данные опроса сотрудников следственных и оперативно-розыскных подразделений органов внутренних дел, личный опыт работы автора позволяют констатировать, что работа с очевидцами преступного события (в следственной ситуации, когда выдвигается версия о совершении преступления лицом с дефектами психики, а само лицо не установлено), а также по тактике проведения такого следственного действия как допрос организована явно неудовлетворительно.

Особое внимание в решении указанной проблемы должно быть уделено, по нашему мнению, изучению личности несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, а также потерпевшего, свидетеля.

Следователь всегда должен помнить о важной роли, которую играет в формировании показаний мышление, столь несовершенное у детей.

Закон не указывает минимальный возраст несовершеннолетнего, с которого он может быть допрошен в качестве свидетеля или потерпевшего. Однако с учетом особенностей психики детей, а также их повышенной склонности к фантазированию, подверженности внушению и самовнушению малолетних следует допрашивать только в исключительных случаях. Если следователь не в состоянии сам решить вопрос о способности малолетних давать показания, он должен быть решен с помощью врача и педагога.

Ко второму уровню (комплексу) внешнеповеденческих признаков лиц с психическими аномалиями с точки зрения их криминалистической значимости, наряду с предлагаемыми Г.Н. Мухиным, следует отнести следующие:

  • алогичная лживость, нездоровые фантазии, замкнутость, скрытность,

49 самоунижение, эгоизм, бравада, аномальная аккуратность, дурашливость,

высокомерие, ласковость;

  • витиеватость, вычурность речи, неудержимая говорливость, утрата звучности голоса, употребление слов в элементарных связях, когда обобщающее значение слов малодоступно;

  • примитивность высказываний, резонерство (т.е. бесплодные, бесцельные рассуждения), бездумная регистрация окружающих явлений, заторможенность в переходе от одной мысли к другой, высказывание алогичных идей реформаторства;

  • различные высказывания абсурдных идей в других областях.

Как один из подэлементов в структуре личности совершившего общественно-опасное деяние лица с психическими аномалиями следует выделять также поведение во время следствия. Так, В.В. Радаевым было отмечено, что «психически неполноценные обвиняемые могут выделяться на следствии демонстративностью поведения, выражающейся, в частности, в необоснованных отказах от подписания процессуальных документов, их уничтожении, заглатывании различных предметов, объявлении голодовок, в многочисленных экспрессивных претензиях к следственным органам о якобы несправедливом расследовании»1.

По нашему мнению, не следует смешивать понимание проявлений внешнеповеденческих признаков и поведения во время следствия, а также поведение до и после совершения преступления. Внешнеповеденческие признаки действительно проявляются во время следствия и, естественно, оказывают влияние и на поведение лица, имеющего те или иные дефекты в психике. В то же время отказы от подписания процессуальных документов могут и не сопровождаться демонстративным поведением подследственного, однако свидетельствовать о возможных дефектах в его психике. В данном случае, речь идет об алогичности, немотивированности такого рода отказов,

1 Радаев В.В. Указ. раб., 1987, С. 19.

50 их несоответствии реальной следственной ситуации (такого рода отказы

нами отмечены по 17,8% изученных уголовных дел).

В числе сведений, характеризующих особенности поведения лица с

психическими аномалиями в процессе расследования, как
нам

представляется, целесообразно выделить следующие:

  • явное безразличие к окружающей обстановке, возможному наказанию (эти данные отмечались у 7,1% подследственных);

  • сообщение вымышленных сведений, носящих, неправдоподобный характер, бессмысленные ложные показания (отмечались по 24,8% изученным нами уголовным делам);
  • неоднократная немотивированная смена в процессе расследования дачи показаний и отказов от них (отмечалась по 8,8% изученных дел);
  • повышенная внушаемость. Эта особенность личности и поведения во время следствия имеет особое криминалистическое значение.
  • Наиболее яркой особенностью поведения во время следствия лиц с дефектами психики является алогичное, бессмысленное объяснение ими мотивов и целей совершенного преступного деяния.

Наряду с этим у 40,5% мотивы противоправных действий связаны с повышенной внушаемостью и пассивной подчиняемостью.

Отдельные специалисты-психиатры считают, что повышенной внушаемости подвержены также лица, страдающие дефектами возрастного характера1.

Данный признак психической аномальности требует особого тактического подхода к проведению следственных действий с участием лиц указанной категории. Необходимо обратить внимание на проверку версии об использовании лиц с повышенной болезненной
внушаемостью для

‘См.: Судебная психиатрия, М., 1986, С. 257, 273; Барнштейн Л.М. Вопросы профилактики правонарушений подростков (психопатологический аспект) //Следственная практика. М., 1989, Вып. 154. С. 229.

51 совершения «заказных» преступлений1, а также на особую
опасность

сочетания болезненной внушаемости со стремлением
психически

неполноценных лиц «к совершению безмотивных убийств с целью вызвать

общественный резонанс»2.

Знание проявлений психической аномальности позволяет следователю своевременно выдвигать обоснованную версию о психической неполноценности подследственного и о наличии психических отклонений у неустановленного преступника, а также существенно сузить круг лиц, проверяемых на причастность к совершенному преступлению.

Информация о дефектах психики и их признаках может быть получена из различных источников. Такие сведения поступают уже при производстве осмотра места происшествия, в ходе которого необходимо обращать внимание на несуразность, безмотивность и нецелесообразность действий, отличающие их от обычных действий преступника в сходной обстановке.

Определенный интерес представляют сведения о частоте посягательств на те или иные объекты со стороны лиц рассматриваемой категории.

По результатам нашего исследования применительно к лицам, страдающих олигофренией, можно вести речь о направленности совершаемых ими деяний против чужого имущества (68,6%). При этом 48,2% опрошенных нами психиатров также считают, что олигофренам свойственна склонность к совершению имущественных общественно опасных деяний.

Проведенное нами исследование подтвердило также мнение о высоком уровне лиц с аномальной психикой среди привлеченных за убийства

См.: Бурнашев Н.А., Мухин Г.Н. Криминалистическое выявление фактов использования организованными преступными группами лиц с психическими аномалиями //Проблемы борьбы с организованной преступностью: Сб. науч. тр., М., 1991, С. 108-113.

Смирнова Т. А. Клиника и судебно-психиатрическое значение вялотекущей шизофрении с психопатоподобными нарушениями //Клинико-социальные аспекты профилактики общественно опасных деяний психически больных: Сб. науч. тр., М, 1981, С. 13-14.

52 (68%) и нанесение тяжких телесных повреждений (64,8%).

Алкоголики особенно ярко «представлены» среди тех, кто привлечен к уголовной ответственности за совершение тяжких телесных повреждений, разбоев, грабежей, краж, хулиганства и в преступлениях по совокупности из числа названных.

Психопатов, по нашим данным, больше всего среди тех, кто совершил (по мере убывания) убийства, изнасилования, грабежи и разбои, т.е. среди тех, кто совершил насильственные преступления или преступления, в которых насилие обычно «присутствует». Близки к ним данные, характеризующие преступное поведение лиц, страдающих остаточными явлениями травм черепа и органическими заболеваниями центральной нервной системы. Так, первых из них много среди совершивших убийства, хулиганство, разбои и грабежи, а вторых - среди совершивших хулиганство, грабежи, разбои и убийства. Этим теперь уже на криминалистическом уровне подтверждает известный в психиатрии факт сходства поведенческих проявлений психопатизированных личностей при психопатии, остаточных явлениях травм черепа и органических заболеваниях центральной нервной системы.

Для других форм нарушений психики ни в ходе анализа актов судебно- психиатрической экспертизы, ни в ходе опроса специалистов-психиатров закономерностей такого уровня выявлено не было.

По нашему мнению, в целом влияние дефектов психики на преступность прослеживается в формировании личности, особенно несовершеннолетнего, когда при наличии указанных дефектов психики возникают и развиваются особенности, могущие привести к антиобщественному поведению, легче воспринимаются и усваиваются внешние негативные воздействия (например, семьи, неформальных малых групп и т.д.), возникает дезадаптация личности. Кроме того, влияние дефектов психики на преступность прослеживается и в
мотивации

53 преступного поведения лиц с дефектами психики,
восприятии и

реагировании на конкретные жизненные ситуации, более легком вовлечении

их в преступные действия, а также в неосторожном, в ряде случаев

аморальном и противоправном поведении потерпевших, поскольку среди них

немало лиц с ущербной психикой. Особенно это относится к родителям,

которые в силу своих патологических особенностей неспособны обеспечить

надлежащее воспитание несовершеннолетних.

Мы полагаем, что преступные действия лиц с дефектами психики в большей степени, чем психически здоровых, обусловлены ситуационными факторами. Дело в том, что дефекты психики, приводя к заострению черт личности, в то же время сужают ее адаптационные возможности, а это увеличивает количество ситуаций, в которых человек с такими дефектами может вести себя дезадаптивно. Дефекты психики обусловливают тяготение к определенной среде, условием в той степени, в какой изменена личность под влиянием аномалии, может быть оценена криминогенность ситуации. Чем больше ситуация не соответствует данному типу личности, чем больше она непереносима для субъекта и вместе с тем, чем жестче он психологически привязан к ней, тем больше его стремление к ее разрешению, совершению противоправных действий.

В качестве рекомендаций считаем необходимым отметить, что:

  • следователь должен знать о наличии специальных исследований в области судебной психиатрии, подтверждающих определенные связи между объектами общественно опасных посягательств и формами психических нарушений совершивших их лиц;

  • если возникает необходимость использовать такого рода специальные познания (например, в следственной ситуации, когда лицо, совершившее общественно опасное деяние не установлено, однако имеется информация, позволяющая предположить наличие дефектов психики у неустановленного лица), то следователь должен прибегнуть к
    помощи

54 специалиста-психиатра в форме консультации.

Вместе с тем, следователям при изучении личности с аномалиями психики необходимо учитывать, что наличие дефектов психики повышает роль бессознательных явлений и процессов в преступном поведении в том смысле, что подлинные мотивы такого поведения осознаются меньше, чем здоровым человеком. Управлять своим поведением лицу с дефектами психики поэтому сложнее.

Бессознательное при наличии дефектов психики обнаруживает себя в противоправном поведении и как психологическая защита. Последняя может проявиться как злобно-агрессивная (дисфорическая) защита.

Непосредственными предметами посягательств лиц с психическими аномалиями по изученным нами делам об имущественных общественно опасных деяниях были: одежда, обувь — по 24,5 % дел; деньги — по 17,6%; различные технические изделия (радио-, фотоаппаратура и т.п.) — 7,1 %; продукты питания — 6,0 %; оружие — 2,6 %; спиртные напитки — 1,4 %; драгоценности — 1,4 %; наркотические вещества — 3,9 %; иные предметы — 44,5 %. Можно отметить следующие объекты общественно опасных посягательств лиц с психическими аномалиями:

а) это хищение не представляющих ценности вещей, когда более ценные вещи не трогаются;

б) хищение вещей, принадлежащих знакомым лицам;

в) хищение вещей, не нужных лицу, совершившему данное деяние;

г) хищение вещей, оставленных без присмотра.

Определенный интерес представляют сведения о распоряжении похищенным. Предметы хищений были подарены или розданы в 17,7 %, проданы в 14,8 %, утеряны в 6,5 %, обращены в личное пользование в 24,3% случаев.

Эти данные также находят подтверждение в результатах исследования, проведенного Г.Н.Мухиным.

55 Следует отметить, что работа по изучению личности преступника,

имеющего дефект психики, должна проводиться с учетом возраста,

образования, профессии, а также с учетом совершенного им преступления и

других особенностей.

Изучение следственной практики показывает, что информацию о наличии дефектов психики можно получить, проанализировав способ совершения общественно-опасного деяния лицом с дефектами психики, так как он имеет ряд характерных криминалистически значимых особенностей.

Так, сколь либо целенаправленная, обдуманная предварительная подготовка к совершению общественно опасного деяния была отмечена лишь по 20,3% изученных нами уголовным делам, в остальных случаях (80,7%) такой подготовки не было. Специальная подготовка орудий преступления была установлена лишь по 6,7% изученных уголовных дел.

У лиц с дефектами психики умысел на совершение преступных действий возникал и реализовывался сразу же. Это характерно для психопатов и алкоголиков, многие из которых страдают психопатией или отличаются психопатическими чертами характера, а также для лиц, у которых диагностированы остаточные явления травм черепа.

Общественная опасность преступников с дефектами психики еще выше, если они действуют в качестве лидеров преступных групп или входят в руководящее ядро таких групп. Как показало исследование, более половины всех лидеров преступных групп или членов их руководящего ядра - это лица с дефектами психики. Интересно, что психопатов больше среди руководителей названных групп, а алкоголиков - среди второстепенных, но авторитетных их членов. Это, по-видимому, объясняется тем, что, во-первых, указанные лица раньше, чем здоровые, приобретают антиобщественный опыт и, во-вторых, они, особенно психопаты, очень часто инициативны и настойчивы.

На наш взгляд, необходимо выделить ряд криминалистически

56 значимых особенностей, характерных для способа совершения общественно

опасного деяния лицами с дефектами психики.

  1. Непринятие простейших мер по сокрытию факта общественно опасного деяния. Лишь по 1,4% изученных нами уголовных дел были отмечены факты уничтожения следов и восстановления первоначальной обстановки на месте преступного события, и еще в 16,1% случаев отмечались некоторые иные попытки сокрытия факта преступного события.

В остальных случаях (82,5%) не было выявлено сколь-либо целенаправленной деятельности по сокрытию. Более того, по ряду уголовных дел отмечались факты аномальной неосторожности, беспечности, безразличия к возможным последствиям преступного деяния.

  1. Своеобразный характер совершения имущественных преступлений лицами с аномалиями психики.

По нашим наблюдениям для таких противоправных деяний свойственен не имущественный, а скорее «хулиганский» характер преступного поведения лиц рассматриваемой категории. Он заключается в отсутствии элементарной осторожности при совершении общественно опасных действий и по их окончании, в спонтанности этих действий, в том, что похищенные предметы зачастую не представляли ценности. Такого рода имущественные противоправные действия обычно не представляли сложности при их раскрытии (в узком смысле этого понятия). Важно, чтобы следователь, принимающий дело к производству, обратил внимание на перечисленные нами особенности и своевременно принял при этом к проверке версию о наличии дефектов психики у лица, совершившего хищение.

  1. Различные извращения, сопутствовавшие изнасилованию или другому преступлению сексуального характера.
  2. Говоря о бессмысленности действий, нельзя не упомянуть о бесцельных поджогах, которые совершаются лицами с дефектами психики.

57 Иногда наряду с домами односельчан поджигается и собственный дом. Эти

действия в основном характерны для дебилов.

Способ совершения поджога, расположение очагов загорания могут давать основания для предположения, что его совершило лицо, имеющее дефекты психики.

В состоянии опьянения поджоги совершают также хронические алкоголики (они поджигают, как правило, свой дом).

  1. Внезапность, безмотивность общественно опасных деяний. По результатам проведенного исследования она является одной из наиболее ярко выраженных и, соответственно, криминалистически значимых особенностей преступного поведения исследуемой категории лиц.
  2. Лицам с различными отклонениями в психике присущ также немедленный переход к агрессивным действиям в случае малейшего внешнего раздражителя и нарастание этой агрессивности в ответ на законное противодействие их поведению.
  3. В связи с рассматриваемыми особенностями способа совершения общественно опасного деяния лицами с дефектами психики следует отметить что по изученным нами уголовным делам бессмысленная жестокость преступного поведения лиц с психическими аномалиями отмечена по 68,9% дел; нанесение большого количества повреждений жертве - по 28,9%; изуродование, расчленение трупа — по 34,4%; хищение недорогих вещей, когда более ценные остаются нетронутыми — по 25,1%. По 59,6% уголовным делам отмечена явная алогичность преступного поведения.

Изучение и расследование конкретных уголовных дел в ходе практической деятельности автора, свидетельствует о том, что больше всего обвиняемым присуща тревога в форме постоянного и неопределенного беспокойства, ощущения опасности, значительно реже - в форме приступа в отношении какой-либо конкретной ситуации. В первом случае человек все время находится в состоянии внутреннего напряжения, предчувствует,

58 обычно бессознательно, какое-то несчастье и угрозу и находится поэтому в

постоянной готовности к ее отражению, в том числе с помощью агрессивных

действий. При этом состояние тревоги имеет место без осознания причин,

сущности опасности.

Особенно важно отметить, что тревога и порождаемый ею страх ведут к дезадаптации, которая в свою очередь оказывает обратное воздействие, усиливая тревожность. Здесь личностным смыслом преступных действий является преодоление дезадаптации, поскольку ее сохранение грозит дальнейшим нарастанием страха и тревожности. Объектом агрессии обычно являются те люди, которые реализуют дезадаптирующую для данного индивидуума функцию. Это характерно, например, для тяжких насильственных преступлений на почве семейных отношений и может происходить примерно следующим образом. Вступая в брак, некоторые субъекты, страдающие психопатией, стремятся с помощью жены лучше адаптироваться к жизни, что особенно актуально после «выхода» из родительской семьи. В качестве жены часто «выбирают» волевых женщин, способных вырабатывать и реализовывать решения. Жены для психопатических личностей являются «защитой и опорой», однако некоторые из них оказываются затем не в состоянии выполнить материнскую роль и отказываются от нее. Это вызывает у психопатов растущее чувство тревожности, растерянности, состояние дезадаптации в целом. В случае нежелания жены продолжать брачные отношения она становится жертвой агрессии. Важно здесь отметить также, что отказ жены от адаптирующей роли резко снимает у названных личностей чувство вины, причем вина обычно переносится на нее.

Исходя из изложенного, мы убеждены, что дезадаптация у психопатов в силу патохарактерологических изменений выражена больше, занимает ведущее место в их психологической характеристике и оказывает поэтому более сильное влияние на их поведение.

59 У психопатов возбудимого типа, которые чаще всего встречаются

среди преступников, реакции проявляются обычно в виде бурных, чаще

кратковременных аффективно-эмоциональных разрядов, во время которых

происходит интенсивная концентрация таких аномальных

характерологических особенностей, как возбудимость, взрывчатость,

раздражительность, злобность.1

Проведенный нами анализ следственной практики свидетельствует, что совершившим подобные деяния свойственны такие дефекты психики, как повышенная возбудимость, агрессивность, злобность, извращенная сексуальность, которые ослабляют контрольные механизмы психики и могут выразиться в совершении криминальных актов, отличающихся особой жестокостью.

Преступления на почве сексуальной извращенности могут совершать не только мужчины, но и женщины (чаще лесбиянки). Обычно жертвами становятся лица женского пола.

Лица с отклонениями в сексуальной сфере могут брать с места убийства различные предметы, принадлежащие жертве, для последующей актуализации сексуальных переживаний. Они получают сексуальное наслаждение при рассматривании тех или иных предметов женской одежды (фетишизм).

Изучение уголовных дел показало, что в основном первоначально о дефектах психики обвиняемых стало известно из показаний их родственников. Однако эти источники информации использовались следователями недостаточно эффективно. Кого-либо из близких родственников обвиняемого допрашивают практически по каждому уголовному делу. Вместе с тем, при проведении допроса не всегда принимаются необходимые меры для получения сведений о психическом

См.: Гульдан В.В. Основные типы мотивации противоправных действий у психопатических личностей //Вестник МГУ. Серия «Психология». 1984. № 1, С. 36.

60 здоровье обвиняемого.

У родственников и близких выясняются сведения, относящиеся к анамнезу больного: особенности его характера, наличие таких черт, как вспыльчивость, жестокость, мстительность, жадность, безволие. Выясняются также поведение в быту, на работе, особенности внешнего облика, мимики, речи, употребление алкогольных напитков, наркотиков, физическое и психическое развитие, когда начал ходить, говорить, как учился, проходил ли военную службу, какими болезнями болел, не было ли припадков, какие травмы перенес, где лечился, не было ли душевных и других болезней у его родственников. Особенно тщательно необходимо выяснить поведение перед совершением общественно опасного деяния и после него.

Большое значение имеют показания свидетелей о психическом состоянии правонарушителя из числа очевидцев, опекунов, родственников, знакомых, сослуживцев по работе, соседей, педагогов, медицинского персонала лечебных учреждений, в которых подозреваемый лечился, служебный персонал мест заключения его под стражу и т.д.

Изучение нами уголовных дел о преступлениях, совершенных рассматриваемой категорией лиц свидетельствует о том, что показания соседей, сослуживцев и других знакомых обвиняемого как источник сведений о состоянии его психического здоровья практически не фигурируют на следствии. Это - существенный недостаток расследования по рассматриваемой категории дел, поскольку следователи при установлении психического состояния обвиняемого нередко ограничиваются показаниями заинтересованных участников процесса.

Проведенный нами анализ уголовных дел свидетельствует о том, что, как правило, обвиняемые, которые ранее были судимы, не скрывают своей психической дефектности. Наряду с этим некоторые больные, в основном из числа свидетелей (потерпевших), из стыда или по другим причинам бывают склонны утаивать факт заболевания. Реже других по собственной инициативе

61

сообщают об имеющихся у них психических нарушениях обвиняемые- дебилы.

Если обвиняемый (подозреваемый) или лицо, занимающее иное процессуальное положение по делу, в ответ на общий вопрос о состоянии здоровья не сообщает о наличии у него психических нарушений, то для получения необходимых сведений предпочтительнее использовать иные возможности. Излишне настойчивое выяснение этого вопроса у самого допрашиваемого, особенно подозреваемого (обвиняемого) акцентирует его внимание на состоянии психики и может спровоцировать симуляцию психического расстройства.

Документы сравнительно редко являются первичным источником информации о психических недостатках обвиняемого. Отчасти это объясняется тем, что следователи недооценивают возможность получения подобных сведений в результате изучения имеющихся у него документов. Вот почему в уголовных делах фигурируют в основном материалы, истребованные из психиатрических учреждений при подготовке судебно-психиатрической экспертизы.

Среди личных бумаг обвиняемого могут находиться справки о заболеваниях, пенсионные книжки и иные документы. Важным для обнаружения дефектов психики являются сведения, содержащиеся в военном билете. Хотя этот документ обычно оказывается в распоряжении следователей, но не всегда обращается внимание следователей на содержащиеся в нем пометки об освобождении по болезни от призыва на срочную службу, а также о комиссовании со службы по этой же причине.

Из психиатрических и других лечебных учреждений, где ранее находилось лицо, должны изыматься его истории болезни. Они используются для уточнения нужных для следствия данных, установления соответствия произведенных записей действительности.

Следует также истребовать и изучить документы о получении

62 инвалидности, о снятии с воинского учета.

Если из медицинских документов видно, что психическое заболевание у обвиняемого было выявлено уже после возбуждения уголовного дела, необходимо с особой тщательностью выяснить, на основании каких данных был поставлен диагноз. Известны факты, когда обвиняемый или его родственники обращались к психиатрам уже после возбуждения уголовного дела и, умалчивая о привлечении к уголовной ответственности, сообщали вымышленный или искаженный анамнез. Иногда в подобных случаях ставился ошибочный диагноз. Н.И. Озерецкий небезосновательно указывал, что в дальнейшем болезненные симптомы, о которых сообщает подследственный, отражаются в справке как результат непосредственного наблюдения лечащего врача. Это может оказать внушающее воздействие на эксперта, так как диагноз поставлен врачом, т.е. лицом, не заинтересованным в исходе дела.1

Информацию о дефектах психики можно получить и из характеристик с места учебы, с места работы, справочных документов из психоневрологических диспансеров.

Уже к моменту решения вопроса о допросе несовершеннолетнего с дефектами психики в качестве обвиняемого изучение его личности должно носить углубленный характер. Практика изучения уголовных дел показывает, что нередко следователи ограничиваются получением характеристики из учебного заведения или с места работы несовершеннолетнего, но этого зачастую бывает недостаточно.

Важные сведения о дефектах психики несовершеннолетних могут быть получены от сверстников допрашиваемого, его друзей, соседей, сотрудников отдела профилактики правонарушений несовершеннолетних, а также из
оперативных источников. Целесообразно собрать сведения о

Озерецкий Н.И. Психиатрическая экспертиза несовершеннолетних в суде //Проблемы судебной психиатрии., М., 1970, С. 58

63 родителях и других близких несовершеннолетнего с дефектами психики, что

позволит сделать вывод об обстановке, в которой он жил и воспитывался, и в

какой-то мере о его психических свойствах, имея данные о психическом

состоянии его родителей.

Заключение судебно-психиатрической экспертизы является основным источником сведений о психическом состоянии обвиняемого и необходимым условием решения вопроса о его вменяемости. Назначение судебно-психиатрической экспертизы обусловливается, как правило, наличием сведений о психической неполноценности обвиняемого. В заключении эксперта обычно дается оценка уже обнаруженным дефектам психики. В нем по сравнению с другими источниками информации содержится наиболее подробная и объективная характеристика психического состояния подозреваемого, обвиняемого либо других участников процесса.

По нашему мнению, знание особенностей личности и внешнеповеденческих признаков лиц с дефектами психики, способа совершения ими общественно опасного деяния, следов, оставляемых лицами данной категории, непосредственного предмета преступного посягательства, обстоятельств совершения лицами с дефектами психики общественно опасного деяния позволит оперативному сотруднику, следователю, своевременно выдвигать обоснованные версии о совершении общественно опасного деяния лицом с дефектами психики, правильно строить тактику следственных действий, в частности их допроса.

64

1.3. Возможности судебных экспертиз по установлению дефектов

психики

Проведенные ГЦССПЭ им.проф.В.П.Сербского совместно с кафедрой криминалистики юридического факультета МГУ исследования по делам об умышленных убийствах (1991 год) показали, что, например, у 42% осужденных по данным делам в процессе проведения судебной психолого- психиатрической экспертизы были диагностированы различные дефекты психики, не исключающие вменяемости.

Характер экспертных решений в отношении лиц, проходивших экспертизу по уголовным делам, представлен в приложениях № 13-161.

Следственная и судебная практика нуждается в научно обоснованном разрешении вопросов, связанных с раскрытием и расследованием преступлений, совершенных лицами с дефектами психики. Не последнюю роль здесь играют экспертные исследования по делам о преступлениях рассматриваемой категории лиц.

Экспертизам такого характера Федеральным Законом № 73 -ФЗ от 31 мая 2001 года «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» отведена глава IV (статьи 26-36), глава 27 Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации (статьи 195-207).

Кроме того, пунктом 19.3 Приложения к Приказу МВД России от 26 июня 2000 г. № 690 «Об утверждении Положения о порядке организации психологического обеспечения сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации» в функции психологической службы ОВД включено консультирование сотрудников органов внутренних дел по психологическим аспектам оперативно-служебной деятельности, а также участие в составлении психологических портретов лиц, подозреваемых в совершении

1 Мохонько А.Р., Мугашева Л.А. Состояние судебно-психиатрической экспертизы в Российской Федерации, М„ 1997, С. 33, 35, 40-47

65

преступлений, проведении различных видов психологических экспертиз. Однако на практике это психологические экспертизы не выполняются психологами ОВД, так как они не имеют специальной подготовки, дающей право проведения такого вида экспертиз.

Судебно-психологическая экспертиза назначается, как правило, в следующих случаях:

1) когда необходимы специальные психологические познания для определения психического состояния несовершеннолетних в момент совершения преступления; 2) 3) с целью подтверждения имеющейся у несовершеннолетнего обвиняемого недоразвитости в психике (инфантильность), установления ее степени, а также способности полностью сознавать противоправность и значение своих действий; 4) 5) при необходимости установить способность допрашиваемых несовершеннолетних с учетом особенностей их психики, правильно воспринимать, запомнить и в дальнейшем воспроизводить на допросе фактические данные, имеющие значение для установления истины по делу. 6) Приведенный комплекс ситуаций назначения судебно-психологической экспертизы не следует считать исчерпывающим, так как по мере становления и развития института судебно-психологической экспертизы он будет дополняться и расширяться.

К основным вопросам, решаемым экспертом-психологом, относятся следующие:

  1. Какие конфликтные переживания были у несовершеннолетнего обвиняемого в период предшествующий совершению преступления и как они повлияли на его противоправное поведение?
  2. Не был ли обвиняемый в момент совершения преступления в состоянии физиологического аффекта?

66

  1. Что явилось причиной аффекта, в какой форме он протекал, могло ли аффективное состояние оставаться незаметным для окружающих?

  2. Имеются ли у несовершеннолетнего обвиняемого свойства личности, которые препятствуют ему руководить своими действиями?
  3. Мог ли обвиняемый, учитывая уровень и особенности его умственного развития, правильно сознавать значение своих конкретных действий?
  4. Имеются ли у данного лица признаки умственной отсталости, не связанной с душевным заболеванием, если да, то в чем они выражаются? (для лиц, занимающих различное процессуальное положение по уголовному делу).

  5. Мог ли несовершеннолетний, учитывая его возрастные и индивидуальные особенности, правильно воспринимать факты, имеющие значение для дела?

Нередко при расследовании уголовных дел возникают вопросы, правильное разрешение которых требует проведения комплексных экспертиз, в которых, наряду с экспертом-психологом принимают участие другие специалисты. В практике сегодняшнего дня наиболее часто назначаются психолого-психиатрическая и психологическая экспертизы.

На разрешение психолого-психиатрической экспертизы кроме перечисленных выше, может быть поставлен вопрос о наличии у лица психического заболевания, ответ на который может дать только эксперт- психиатр.

На разрешение психологической экспертизы, кроме перечисленных выше, могут быть поставлены следующие вопросы:

  1. Как могло повлиять на формирование личности данного лица перенесенное им тяжелое заболевание?

67

  1. Имеются ли у данного лица признаки умственной отсталости или иные психические особенности, вызванные перенесенным соматическим заболеванием?

К методам, входящим в методику судебно-психиатрической экспертизы, относятся:

  1. Изучение материалов уголовного дела. Из материалов дела эксперт узнает, какое преступление совершено, кто и каким образом его совершил. Далее он знакомится с позицией и ролью лиц, в отношении которых ему предстоит проводить исследование;
  2. Изучение анамнестических сведений. Этот метод распадается на несколько стадий: данные о родителях, сведения о других членах семьи, дошкольный и школьный период жизни, получение специальности, трудовые навыки, роль в группах и т.д.;
  3. Беседа с испытуемым;
  4. Экспериментальное обследование испытуемого. В ходе его могут применяться различные современные методы диагностики личности, ее отдельных сторон, качеств, ее направленности и т.д. Следователю при анализе и оценке заключения судебно-психологической экспертизы нельзя ограничиваться только выводами экспертов: следует внимательно изучить всю исследовательскую часть - это даст возможность проверить обоснованность выводов, а также снабдить его необходимыми для правильного разрешения дела психологическими знаниями.
  5. Следует отметить, что особая роль в подготовке указанных материалов уголовного дела отводится следователю независимо от процессуального положения лица, обнаруживающего сомнения в его психической полноценности.

Одним из главных методов судебно-психологической экспертизы является изучение материалов уголовного дела, представленных в распоряжение эксперта. Поэтому важным моментом в ее
организации

68

является подготовка материалов, содержащих психологическую информацию о личности человека, направляемого на экспертизу. Эти материалы можно разделить на две категории: а) содержащие общие психологические сведения об испытуемом; б) содержащие сведения о психическом состоянии испытуемого в криминальной ситуации или его психологических особенностях, проявившихся в определенный момент.1

Судебно-психологическая и судебно-психиатрическая экспертизы четко различаются по:

  • экспертным задачам (оценка индивидуальных особенностей психической деятельности и вменяемость);

  • методам исследования (психологические и клинические).

Но по предмету (нормальная и патологическая психика) различия затруднены.

Ряд авторов считают, что необходимо последовательное проведение экспертиз: вначале судебно-психиатрической, и, в случае вменяемости подэкспертного, - судебно-психологической.

Однако анализ изученных нами уголовных дел, содержащих экспертизы по решению вопроса о совершении преступлений в состоянии аффекта, показал, что большей частью приходится сталкиваться с психическими состояниями, в которых норма и патология переплетены и тесно связаны.

Дальнейшее развитие судебной экспертизы, предметом которой являются дефекты психики, может быть обеспечено ее более тесной связью с судебной (или криминальной) патопсихологией.

По мнению М.В. Костицкого2, такая экспертиза должна называться патопсихологической. В круг вопросов, относящихся к
компетенции

Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов ММ. Новые направления судебно- психологической экспертизы., М., 2000, С. 15 2 Костицкий М.В. Судебно- психологическая экспертиза., Львов, 1987, С. 76.

69

комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы в уголовном процессе, входит:

  • установление признаков психического заболевания, слабоумия; установление временного болезненного расстройства психической деятельности у обвиняемых, свидетелей, потерпевших;

  • установление их способности отдавать отчет в своих действиях или руководить ими;

  • установление способности правильно воспринимать факты, имеющие значение для дела, и давать правильные показания.

Отставание в психическом развитии, связанное или не связанное с психическим заболеванием, признаки инфантилизма, аномалии личностного развития и другие расстройства, характеризующиеся недоразвитием интеллекта, ограниченным кругозором и практической ориентацией, недостаточной сформированностью мотивационно-волевой и ценностной сфер, могут обусловливать невозможность воспринимать содержательную сторону событий, ее внутренний смысл.1

Законодатель, исходя из психических особенностей, присущих подростковому возрасту, сформулировал положение, исключающее ответственность несовершеннолетних, формально достигших возраста, указанного в Уголовном кодексе, психологический возраст которых не соответствует возрасту наступления уголовной ответственности. УК Российской Федерации 1996 г. ввел новеллу, которая демонстрирует качественно новый подход к возрастным критериям, поскольку наряду с формальными возрастными критериями (ч. 1, ч. 2 ст. 20 УК) законодатель использует психологический критерий (ч. 3 ст. 20 УК).

Поэтому, на наш взгляд, на первых этапах экспертизы правомерна

1 Сауфанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе., М., 1998, С. 156

2 Назаренко Г.В. Уголовно-релевантные психические состояния лиц, совершивших преступления и общественно опасные деяния., М, 2001, С. 115.

70

постановка вопросов патопсихологического содержания:

  • установление признаков и степени умственной отсталости несовершеннолетних обвиняемых, соответствие их психического развития паспортному возрасту и способности полностью осознавать значение своих действий и руководить ими;

  • квалификация эмоционального возбуждения и его выраженности в момент совершения преступления у лиц с дефектами психики;

установление индивидуальных личностных патохарактеро-логических особенностей обвиняемых с дефектами психики, характера и структуры нарушений;

  • установление способности свидетелей и потерпевших с дефектами психики правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания;
  • установление способности свидетелей и потерпевших с дефектами психики по делам о сексуальных правонарушениях правильно воспринимать характер и значение совершенных по отношению к ним преступных действий и оказывать активное сопротивление;
  • квалифицированная экспертная оценка психических состояний непсихотического характера (растерянность, тормозные реакции) у лиц с дефектами психики, препятствующими выполнению этими лицами своих профессиональных обязанностей, что привело к преступлению;

установление индивидуальных личностных патохаракте-рологических особенностей, психического состояния, психологических мотивов, суицида у лиц с дефектами психики при посмертной экспертизе;

  • составление по материалам уголовного дела патохаракте- рологического портрета разыскиваемого преступника.

В специальной литературе встречаются взгляды на проведение психологического эксперимента непосредственно самим следователем. Так, по мнению А.В. Дулова и П.Д. Нестеренко психологический эксперимент

71 проводится с целью проверки у свидетеля или обвиняемого различных психологических качеств: способности правильно воспринимать и оценивать факты, запоминать их, наличие повышенных, обостренных или, наоборот, пониженных способностей восприятия, быстроты и правильности мыслительных операций, полноты представления и т.д.

По нашему мнению, эксперимент заключается в постановке перед допрашиваемым определенных психологических задач и фиксации результатов их разрешения, на основании чего делаются выводы о психологических качествах.

По данным проведенного нами исследования:

98,2 % следователей не сталкивались с проведением психологического эксперимента по делам данной категории лиц с целью проверки у потерпевшего, свидетеля, обвиняемого различных психологических качеств;

  • 78,6 % опрошенных следователей рассматривают проведение психологического эксперимента как средство выявления доказательств дефектов психики у лиц, проходящих по делу;

  • 66,8 % следователей считают необходимым проведение психологического эксперимента как самостоятельного процессуального действия с участием специалиста-психолога для вывода о психологических качествах допрашиваемого.

По мнению 42,1% следователей можно ограничиться положительными результатами психологического эксперимента с участием специалиста- психолога, заключающимися в постановке перед допрашиваемым, имеющим дефект психики, определенных психологических задач и фиксации результатов их разрешения, проведенного в рамках предварительного следствия по делу, без назначения и проведения в ходе

1 Дулов А.В. Судебная психология. Минск, 1970, С. 121, 154, 275; Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий., Минск, 1971, С. 210-232.

72

дальнейшего расследования амбулаторной судебно-психологической экспертизы.

Нами предлагаются следующие основные вопросы применительно к каждой процессуальной фигуре отдельно.

В отношении обвиняемого это следующие вопросы:

  • способен ли обвиняемый по состоянию своего психического здоровья правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания?
  • если обвиняемый страдает дефектом психики, при котором сохраняется способность отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими, то не относится ли данное психическое расстройство к категории дефектов психики, препятствующих самостоятельному осуществлению права на защиту?
  • является ли обвиняемый хроническим алкоголиком или наркоманом? Нуждается ли он в принудительном лечении от алкоголизма или наркомании? Нет ли медицинских противопоказаний к такому лечению?

При судебно-психиатрической экспертизе свидетеля ставится основной вопрос:

  • способен ли данный гражданин по состоянию своего психического здоровья правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания? (пункт 4 статьи 196 УПК Российской Федерации).

Иногда вопрос формулируется в несколько иной редакции:

  • способен ли свидетель по состоянию своего психического здоровья правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, а также запоминать и воспроизводить воспринятое?

Основной вопрос при судебно-психиатрической экспертизе потерпевшего касается его способности по состоянию своего психического здоровья давать показания. Редакция вопроса совпадает с редакцией вопроса,

73

который ставится перед экспертами-психиатрами при экспертизе свидетеля (пункт 4 статьи 196 УПК Российской Федерации).

Однако при судебно-психиатрической экспертизе потерпевшего могут ставиться также некоторые другие вопросы:

  • не является ли дефект психики потерпевшего последствием совершенного в отношении него преступления и какова степень тяжести этого расстройства?

  • не лишал ли дефект психики потерпевшего способности понимать характер и значение совершаемых с ним преступных действий или оказывать сопротивление виновному?

На многие из недостающих вопросов эксперты-психиатры отвечают самостоятельно, используя предоставленное им законом право экспертной инициативы (часть 2 статьи 204 УПК Российской Федерации). Однако полноту формулирования экспертного задания следует по возможности обеспечивать всегда, ибо она является важной гарантией полноты экспертных исследований и экспертного заключения.

В круг вопросов амбулаторного судебно-психиатрического освидетельствования входит диагностика психогенных расстройств у потерпевших, квалификация их синдромальной структуры, глубины, длительности проявлений, констатация суицидальных тенденций, что имеет значение при определении тяжести телесных повреждений и может быть учтено судебно-следственными органами при проведении следственных действий и решении вопросов участия потерпевших (особенно малолетних и несовершеннолетних) в судебном заседании. Освещение в экспертном заключении всех вышеперечисленных вопросов, а также констатация у потерпевших в момент деликта алкогольного, наркотического опьянения или состояний, вызванных приемом токсических препаратов и веществ, как правило, используется судебно-следственными органами для квалификации беспомощных состояний.

74

В то же время особенности методического подхода диктуют экспертам необходимость определения:

  • возможности свидетеля (потерпевшего) по психическому состоянию правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания;
  • возможности потерпевшего по психическому состоянию правильно понимать характер и значение совершаемых преступником действий, а также оказывать сопротивление;
  • возможности свидетеля (потерпевшего) по психическому состоянию принимать участие в следственных действиях и судебном заседании;
  • возрастных и индивидуально-психологических особенностей свидетеля (потерпевшего) и их влиянии на его поведение в исследуемой ситуации и дачу показаний (определяется совместно с психологами);

  • наличия повышенной склонности к фантазированию и внушаемости у потерпевшего (определяется психологом);
  • психических расстройств у потерпевшего, связанных с причиненным в результате преступления повреждениями и определении (совместно с судебными медиками) степени их тяжести.
  • Круг решаемых экспертом-психологом вопросов очерчивает границы компетенции комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. К ним относятся:

  • установление у лиц с дефектами психики вида и глубины эмоциональных реакций в интересующий следователя и суд момент;

установление индивидуально-психологических особенностей личности подэкспертных с дефектами психики, выяснение их влияния на поведение в интересующий следователя и суд момент;

  • установление способности несовершеннолетних обвиняемых, имеющих признаки отставания в психическом развитии,
    полностью

75

сознавать значение своих действий и определение, в какой мере
они способны руководить ими;

  • установление способности малолетних, несовершеннолетних и иных потерпевших с дефектами психики по делам о сексуальных правонарушениях правильно понимать характер и значение действий виновного и оказывать сопротивление;
  • установление способности обвиняемых, свидетелей и потерпевших с дефектами психики правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные показания.
  • Наряду с этим в литературе обсуждается вопрос об использования полиграфа при допросе. По мнению профессора В.И. Комиссарова, в случае принятия решения о применении полиграфа, следователь должен будет:

пригласить защитника (если предполагается допросить подозреваемого или обвиняемого), педагога, переводчика (при допросе несовершеннолетнего, глухонемого и др.);

  • установить психологический контакт со всеми участниками допроса;

  • разъяснить всем им содержание, условия, порядок производства следственного действия и особенности использования информации, получаемой при тестировании;
  • удостовериться, что испытуемый понял следователя, и разъяснить допрашиваемому его право отказаться от тестирования;
  • получить в письменной форме согласие пройти «испытание» на полиграфе;
  • разъяснить права и обязанности всем участникам следственного действия, о чем делается отметка в протоколе допроса;
  • предупредить оператора об уголовной ответственности за заведомо ложную расшифровку полиграммы, а возможно, и за разглашение тайны предварительного следствия;
  • занести в протокол замечания и заявления участников процесса.

76

Программу тестирования и расшифрованную оператором полиграмму, как полагает В.И. Комиссаров, необходимо прилагать к протоколу допроса, который подписывается всеми участниками следственного действия.

По нашему мнению, если и можно использовать полиграф, то в отношении лиц с дефектами психики необходимо учитывать систематику самих дефектов психики и ответных психогенных реакций. Лишь в этом случае полученные сведения об общественно опасном деянии лиц рассматриваемой категории могут найти использование в раскрытии преступлений.

По-прежнему актуальной представляется проблема назначения судебно- психиатрической экспертизы. В процессе ее осуществления полезно советоваться с экспертом-психиатром относительно полноты представляемых на исследование материалов, определения вида экспертизы и правильности постановки вопросов.

Производство судебно-психиатрической экспертизы обвиняемого является обязательным лишь в случае возникновения сомнения по поводу его вменяемости (пункт 3 статьи 196 УПК Российской Федерации). Это не означает, что следователь может не выяснять состояние психического здоровья обвиняемого, т.к. сомнение по поводу вменяемости может возникнуть лишь тогда, когда следователь имеет определенную информацию о состоянии психики лица. Поэтому он должен принять необходимые меры к получению такого рода сведений.

Обычно они могут быть получены при допросах родственников обвиняемого, его сослуживцев, учителей, соседей, лечащих врачей и других лиц, которым он хорошо известен. Наряду с этим в соответствии с ч.З ст. 86 УПК Российской Федерации необходимые справки, истории болезни истребуются из психиатрических больниц, психоневрологических диспансеров, ВТЭК,
военкоматов. Эти документы надо запросить

77 своевременно, так как нередко на их пересылку затрачивается много времени. Иногда для получения некоторых из указанных документов планируется проведение выемок (чаще - для изъятия истории болезни). Некоторые обстоятельства, характеризующие психику лица, устанавливаются путем его допроса.

Большинство (83,4%) опрошенных нами следователей указали, что если они располагают данными об имеющихся у обвиняемого дефектах психики, то независимо от степени их выраженности обязательно назначается амбулаторная судебно-психологическая, либо судебно-психиатрическая экспертиза по уголовному делу. Судебные психиатры также считают обоснованным направление на экспертизу лиц, имеющих те или иные отклонения в психике. Глубину психического расстройства определяет не следователь, а эксперт.

В последнее время большое значение приобретает вопрос об обеспечении процессуальных прав потерпевшего, для реализации которых в качестве необходимой предпосылки выступает определенная степень психической сохранности субъекта. Кроме того, все шире обсуждается вопрос о необходимости обязательного учета последствий преступления для психического здоровья потерпевшего, без чего невозможно в полной мере оценить характер и тяжесть деяния.

Перечисленный комплекс вопросов, все чаще оказывающихся предметом судебного рассмотрения, имеет непосредственное отношение к проблеме судебно-психиатрической оценки психического состояния потерпевшего, свидетеля.

По нашему мнению, психологическое изучение состояния жертвы целесообразно при сомнениях относительно содержания ее волеизъявления. Данные о противоречивом, виктимном, непоследовательном, одним словом, «способствующем» поведении потерпевшего в ситуации взаимодействия с посягателем должны стать главным основанием для назначения судебно-

78

психологической, либо судебно-психиатрической экспертизы психического состояния жертвы.

Актуальность проблематики, относящейся к судебно-психиатрической оценке дефектов психики потерпевших, свидетелей состоит в ее криминалистической значимости - максимально полно исследовать все обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела, - использовать показания указанных лиц при отработке выдвинутых версий в целях полного раскрытия преступлении лиц рассматриваемой категории.

Есть и процессуальные проблемы. Важный вопрос в уголовном судопроизводстве - выяснение значения судебно-психиатрической экспертизы в принимаемых следователем и судом решениях о невменяемости, вменяемости и связанных с вменяемостью дефектов психики. Здесь имеются два аспекта: компетенция эксперта-психиатра, следователя и суда при решении вопроса о невменяемости и вменяемости и компетенция эксперта-психиатра при даче заключения о значении дефектов психики.

Во-первых, предпринимаются попытки выяснить, имеется ли право у эксперта-психиатра давать заключение о вменяемости или невменяемости лица, обвиняемого в совершении преступления.

Противники такого права эксперта-психиатра (М.С. Строгович, И.Д. Перлов, С.С. Степичев и А.А. Хомовский, Р.И. Михеев и др.) полагают, что «судебно- психиатрическая экспертиза дает свое заключение о состоянии психики обвиняемого, но вопрос о признании обвиняемого невменяемым решается следователем или судом»1.

Им возражают И.Ф. Случевский, И.Л. Петрухин, О.Е. Фрейеров, А.Я. Палиашвили, В.К. Степутенкова, которые считают, что «юридический критерий невменяемости есть не что иное, как определение самой

1 Строгович М.С. Уголовный процесс. М, 1946, С. 498. См. также: Челыдов М.А., Чельцов ИВ. Проведение экспертизы в советском уголовном процессе., М., 1954, С. 116.

79

психической болезни. Поэтому отрывать понятие юридического критерия… от психической болезни нельзя. Раз это так, то констатация основного свойства - психической болезни есть основная задача эксперта. Из этого следует, что именно эксперту-психиатру и надлежит высказаться о вменяемости и невменяемости»1.

По нашему мнению, поскольку вменяемость и невменяемость - понятия юридические, и поэтому признать лицо вменяемым или невменяемым могут только следователь и суд.

Ошибка, как нам кажется, состоит в том, что некоторые авторы заключение эксперта и решение следователя или суда по вопросу о вменяемости или невменяемости рассматривают в одной плоскости, без учета специфики деятельности этих субъектов, различия функций, задач, которые стоят перед ними. Между тем различие их функций и задач очевидно: эксперт-психиатр дает заключение о вменяемости или невменяемости как сведущее лицо, а следователь и суд принимают решение по этому вопросу.

Теперь по поводу соображения о том, что эксперт-психиатр должен высказаться в отношении только медицинского критерия невменяемости, а следователь и суд - юридического критерия. Это формально терминологический аргумент, основанный не на существе вопроса, а на терминах «медицинский» и «юридический» критерий. Каких-либо доводов в подтверждение такого распределения критериев не проводится. Известно, например, что далеко не каждый больной шизофренией невменяем. Следовательно, эксперту необходимо заниматься и юридическим (психологическим) критерием. Правильно, на наш взгляд, пишет О.Е. Фрейеров о том, что при рассмотрении компетенции эксперта-психиатра, следователя и суда «надо различать две стороны: право делать вывод о

1 Случевский И.Ф. Спорные вопросы судебно-психиатрической экспертизы. //Социалистическая законность., 1955, № 5, С. 37-40.

80

вменяемости и невменяемости и научно-медицинское (экспертное) суждение об этом»1.

Думается, что не подтверждает позицию противников дачи заключения о вменяемости экспертом-психиатром и ссылка на то, что по закону проведение экспертизы обязательно «для определения психического состояния обвиняемого», когда возникает сомнение в его вменяемости (п. 3, 4 статьи 196 УПК Российской Федерации). Наоборот, отсюда следуют два важных вывода: 1) необходимо мнение сведущего лица - эксперта- психиатра и 2) определение психического состояния, как нами уже подчеркивалось, не что иное, как определение вменяемости. Представляется, что законом как раз дается возможность следователю и суду при необходимости запросить мнение эксперта-психиатра о вменяемости обвиняемого, поскольку «определение психического состояния обвиняемого предполагает решение вопроса и о вменяемости в судебно-психиатрическом значении этого слова» .

Таким образом, обоснованным может быть только один вывод: эксперт- психиатр, давая заключение о вменяемости - невменяемости, не решает его в юридическом смысле, а дает мотивированное медицинское заключение по этому поводу. Юридический факт вменяемости -невменяемости могут устанавливать только следователь и суд, оценивая заключение эксперта- психиатра наряду с другими материалами, характеризующими личность обвиняемого (подсудимого)3.

Наряду с этим вопрос о компетенции эксперта-психиатра при определении дефектов психики широкого обсуждения не получил. Однако анализ дефектов психики экспертом-психиатром может оказаться весьма полезным для следователя и суда: позволит получить более полные данные о

1 Фрейеров О.Е. Задачи судебно-психиатрической экспертизы., М., 1966, С. 25.

2 См.: Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе., М, 1964, С. 134.

3 См.: Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам., М., 1973, С. 37; Бородин СВ., Палиашвили А.Я. Вопросы теории и практики судебной экспертизы., М., 1963, С. 15.

81

личности преступника и ее особенностях, учесть их при расследовании, производстве следственных действий и раскрытии преступлений.

В связи с этим возникает вопрос, кто (эксперт или следователь и суд) должен высказать свое мнение о влиянии дефектов психики, не исключающих вменяемости, на личность обвиняемого.

Так, Я.М.Калашник считал, что эксперт-психиатр должен раскрыть в своем заключении те дефекты психики, которые он видит. Вместе с тем, если нет ни медицинского, ни юридического критериев невменяемости, трактовать эти особенности как болезнь не представляется возможным . Указывать же на особенности поведения вменяемого лица для того, чтобы помочь суду избрать характер и размер наказания, - значит вторгаться в компетенцию суда. При таком подходе получается, что эксперт вообще не должен высказывать своего мнения о дефектах психики.

Однако Д.Р. Лунц полагает, что в задачу эксперта-психиатра входит раскрыть и проанализировать дефекты психики и сделать их понятными суду, но эксперт не вправе высказать свое мнение о влиянии этих дефектов на совершение преступлений, трактовать их как обстоятельства, смягчающие вину. Б.С. Никифоров также считает, что деление правонарушителей на вменяемых и невменяемых недостаточно: в отношении лиц, у которых имеются те или иные отклонения, психиатры «как бы говорят: мы знаем, что с ними делать, но не скажем, а вы, юристы, не знаете, что с ними делать, но скажете». И суд действительно не знает, что с ними делать, потому что не

1 Сложность проблемы заключается в том, что судебно-психиатрическое понимание термина «психическая болезнь» отнюдь не совпадает с клиническим. Можно встретить заключение судебно-психиатрической экспертизы о том, что испытуемый страдает органическим поражением головного мозга с изменением личности, но психическим заболеванием не страдает. В общепсихиатрическом смысле такой человек является психически больным, но в судебно-психиатрическом смысле он не страдает психическим заболеванием, если имеющиеся у него изменения личности не лишают его способности отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими. См., Авербух И.Е., Голубева Е.А. К вопросу о вменяемости психически неполноценных лиц // Вопросы экспертизы в работе защитника., Л., 1970, С. 93

82 обладает специальными познаниями. Что же лучше: стоять на занятой позиции или вторгаться в чужую область? Психиатр должен сказать суду, что он думает о данном лице, у которого имеются отклонения от нормы, а дело суда решать, что с ними делать. Не нужно бояться, что уменьшенная вменяемость превратится в «большую кучу», куда будут сваливать все патологические разновидности. Нужно выбирать бесспорное .

Изучение следственной и судебной практики показывает, что наиболее распространенным поводом для судебно-психиатрической экспертизы является наличие у следователя или суда данных о каком-либо заболевании обвиняемого или о том, что он раньше наблюдался психиатрами. Подавляющее большинство таких обвиняемых признаются вменяемыми, но во многих случаях указывается диагноз психического заболевания, который может лишь свидетельствовать о наличии у него дефектов психики. Вот это последнее обстоятельство часто не раскрывается в акте судебно-психиатрической экспертизы, а если раскрывается, то отсутствует мнение эксперта о том, какое значение в данном случае имеет для дела обнаруженная патология.

Представляется, что из этого есть только один выход - использовать категорию ограниченной вменяемости, актуальность которой, помимо сказанного, косвенно подтверждает значительная часть устанавливаемых в экспертной практике диагнозов.

В литературе ставился вопрос и о комплексной экспертизе психиатров и психологов для лиц с дефектами психики, особенно для молодых людей, совершивших преступление. Речь идет не о вспомогательной, а по существу, о паритетной роли эксперта-психолога.2 Это, по нашему мнению, позволило

1 См. подробнее: Хомовский А.А. Некоторые пути научного сотрудничества юристов и психиатров, Пособие., М., 1985, С. 158.

2 См.: Кудрявцев И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза., М, 1988, С. 73

83

бы более глубоко выяснить особенности интеллекта таких людей и давать суду более аргументированные и убедительные заключения.

Целесообразно, чтобы задачи эксперта не ограничивались определением вменяемости - невменяемости. У следствия и суда могут возникнуть вопросы, связанные с оценкой и анализом смягчающих и отягчающих обстоятельств, с особенностями поведения лиц с дефектами психики и аномалиями влечений, что важно при принятии решений в отношении психопатов, алкоголиков и лиц, получивших черепно-мозговую травму. Расширение объема и содержания компетенции эксперта обяжет экспертов более тщательно, глубоко изучать патологию лиц, которые при ее наличии могут быть эскульпированы1.

К типичным недостаткам при назначении судебно-психиатрических экспертиз, как нам представляется, необходимо отнести следующие:

  1. В ходе расследования не всегда бывают собраны необходимые сведения о состоянии психики подозреваемых (обвиняемых), особенностях их поведения до, в момент совершения противоправного деяния и после него. В уголовных делах нередко отсутствуют протоколы допросов родственников и свидетелей, знающих подозреваемого (обвиняемого), не истребуются подлинники медицинских документов, подтверждающих факты лечения в психиатрических больницах, нахождения под наблюдением психиатра, нарколога, освобождения от службы в армии в связи с психическим расстройством.
  2. Следует напомнить, что чем больше материалов, характеризующих поведение и психическое состояние подозреваемого (обвиняемого), чем полнее изложены показания свидетелей, очевидцев, потерпевших и других лиц, тем легче экспертам-психиатрам поставить правильный диагноз, ответить на вопросы, изложенные в постановлении следователя.
  3. 1 Леонгард К. Акцентуации личности., перевод с немецкого., Киев, 1984, С. 10-17

84

  1. Нередко по делам лиц, совершивших общественно опасное деяние, основными мотивами назначения судебно-психиатрической экспертизы являются «тяжесть» криминального акта, неподтвержденное заявление подозреваемого (обвиняемого) о перенесенной травме головы, состояние алкогольного опьянения в момент совершения деяния либо ссылка на полное отсутствие памяти.

  2. Существенные недостатки отмечаются на стадии вынесения постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы. Следователи зачастую не излагают в них обстоятельства, послужившие основанием для назначения экспертизы, не всегда точно и верно, в соответствии с нормами действующего уголовного закона об установлении характера и глубины психического расстройства, формулируется экспертное задание, не указывается процессуальный статус направляемого на экспертизу лица и вид судебно-психиатрического исследования.

  3. При постановке вопросов экспертам следователи не учитывают возможность наличия у подозреваемого (обвиняемого), а также потерпевшего (свидетеля) дефектов психики, не исключающих вменяемости (ст.22 УК Российской Федерации).
  4. В ходе предварительного следствия часто выявляются данные, свидетельствующие о возможном наличии у лица не только психического расстройства, но и хронического алкоголизма или наркомании, что также влечет применение по решению суда принудительных мер медицинского характера, однако данный вопрос на разрешение экспертов-психиатров следователями не всегда ставится.
  5. На сроки предварительного следствия негативно влияет и такое обстоятельство, как неиспользование в необходимых случаях предоставленной следователями статьей 168 УПК Российской Федерации возможности получения консультаций у специалиста в области психиатрии. Врач-психиатр, ознакомившись с материалами уголовного дела, может

85

рекомендовать не только необходимость назначения судебно- психиатрической экспертизы и способ ее производства, но может помочь правильно и в полном объеме сформулировать экспертное задание, подготовить материалы, указать на необходимость получения дополнительных сведений. Такая консультация позволяет избежать необоснованных назначений судебно-психиатрической экспертизы, а также случаев отказа от производства экспертизы при наличии основания для ее назначения.

  1. Назначая судебно-психиатрическую экспертизу, либо другие экспертизы, следователь должен иметь ввиду, что при беседе с испытуемым эксперты используют сведения, содержащиеся в деле. Поэтому, если необходимо сохранить какую-то информацию в тайне от обвиняемого, следует предупредить об этом экспертов.
  2. Решение вопроса о роде судебно-психиатрической экспертизы должно оставаться за тем органом и лицом, которые назначают экспертизу. Однако, встречаются еще постановления, в которых следователь такое решение полностью оставляет на усмотрение эксперта.
  3. Существуют недостатки и в организации этапирования от мест производства предварительного следствия в судебно-психиатрические экспертные учреждения. Не всегда об этом уведомляется администрация следственных изоляторов, куда переводятся арестованные обвиняемые перед помещением в стационар, в ее адрес своевременно не направляются копии постановлений о назначении судебно-психиатрической экспертизы и другие необходимые документы. В отдельных случаях запаздывает поступление уголовных дел в судебно-психиатрические экспертные комиссии на испытуемых с материалами, характеризующими их психическое состояние и поведение в, до и послекриминальный период.

86

  1. Допускаются факты волокиты в проведении судебно- психиатрической экспертизы из-за несвоевременного обследования испытуемых на инфекционные, венерические и ВИЧ-заболевания.

  2. Существенным недостатком в деятельности органов предварительного следствия является некритическое отношение к заключению экспертов. В ряде случаев следователи не обращают внимания на противоречие выводов судебно-психиатрической экспертизы материалам уголовного дела, во многих заключениях вопрос о вменяемости разрешается абстрактно, а не применительно к моменту совершения общественно опасного деяния.

Эксперты-психиатры ставят перед собой задачу - выявить и обосновать психическое расстройство, в силу которого данное лицо в принципе не может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими, но при этом не учитывается, что сам по себе факт хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики еще не служит основанием для признания лица невменяемым.

  1. Несмотря на противоречие выводов судебно-психиатрической экспертизы другим собранным по уголовному делу доказательствам, следователями не всегда назначаются повторные либо дополнительные экспертизы, перенося выводы экспертов в свои решения.
  2. При назначении судебно-психиатрической экспертизы и ее организации, следователи должны помнить, что лицо, страдающее тем или иным дефектом психики, в силу этого дефекта психики нуждается в усиленной защите прав и законных интересов.
  3. Основными недостатками планирования следователем хода производства по уголовному делу, характерными для расследования преступлений, совершенных лицами с дефектами психики, являются:

87

  • после выявления психических нарушений работа по доказыванию вменяемости отодвигается к окончанию расследования, т.е. не планируется наряду с выяснением других обстоятельств дела;
  • вообще не планируется и не проводится подготовка к судебно- психиатрической экспертизе.
  • Изучение уголовных дел показало также, что по 61% дел следователи после получения сведений о дефектах психики обвиняемого назначали судебно-психиатрическую экспертизу без подготовки материалов для ее производства, по 39% дел подготовка была недостаточной. Нельзя сказать, что такое положение полностью объяснялось напряженной деятельностью по выяснению других обстоятельств дела. По 9,3% дел за это время вообще не проводилось следственных действий. Производство экспертизы нередко приходилось откладывать до восполнения в деле необходимых материалов.

Таким образом, тщательное изучение следователем психического состояния подозреваемого (обвиняемого) и других участников процесса, качественная подготовка материалов для производства экспертизы, критическая оценка выводов экспертов, их сопоставление с другими собранными по уголовному делу доказательствами служит надежной гарантией прав и законных интересов лиц с дефектами психики, предупреждения необоснованного привлечения их к уголовной ответственности и применения наказания в отношении лиц, нуждающихся в лечении. С точки зрения криминалистической значимости это позволяет учесть результаты экспертных исследований при определении тактических приемов оказания помощи допрашиваемому, предотвращения конфликтных ситуаций либо по определению путей выхода из ситуаций конфликта. В целях полного, всестороннего и объективного расследования по уголовному делу, а также более быстрого раскрытия общественно опасного деяния лиц с дефектами психики, следователь, опираясь на данные эксперта о характере проявления того или иного дефекта психики, изложенные в заключении, во

%

88

мног ом облег чит выбо р нужн ого такти ческо го прие ма для устан овлен ия комм уника тивно го конта кта с допр ашив аемы м.

89 ГЛАВА ПРАКТИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДОПРОСА ЛИЦ С

ДЕФЕКТАМИ ПСИХИКИ

2.1 Особенности установления психологического контакта с

допрашиваемым

Допрос не может привести к достижению его целей, если не установлен психологический контакт между следователем и допрашиваемым.

Л.Б. Филонов и В.й. Давыдов, проанализировавшие результаты опроса значительного числа следователей по этому вопросу, писали: «контакт - это такие взаимоотношения следователя и обвиняемого во время допроса, при которых следователь наиболее успешно ведет допрос и может плодотворно и безошибочно применить соответствующие тактические приемы, а также предвидеть дальнейший ход допроса…».1

По мнению других авторов под психологическим контактом следует понимать итог деятельности следователя при допросе. Так, Б.Г. Розовский писал, что бывают случаи, когда «обвиняемый, несмотря на попытки следователя установить с ним психологический контакт, не идет на него и не дает правдивых показаний».2

С точки зрения ряда авторов понятие психологического контакта сводится к нахождению каких-то общих интересов между следователем и допрашиваемым.

Филонов Л.Б., Давыдов В.И. Психологические приемы допроса обвиняемого. //Вопросы психологии, 1966, №6, С. 119-120.

Розовский Б.Г. Некоторые вопросы применения психологических приемов в допросе обвиняемых. //Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1965, С. 17; Васильев В.Л. Некоторые аспекты психологии допроса. //Криминалистика на службе следствия. Вильнюс, 1967, С. 141

90 Психологический контакт в правоохранительной деятельности - это

проявление работником правоохраны и гражданином взаимопонимания и уважения целей, интересов, предложений, приводящее к взаимному доверию и содействию друг другу. Иначе говоря, это профессионально- психологический контакт.1

На наш взгляд, психологический контакт следователя с допрашиваемым - это получение правдивых показаний по существу устанавливаемых по делу обстоятельств, от истинности которых зависит его дальнейшее процессуальное положение по уголовному делу, а также избрание соответствующей меры пресечения.

Сложность установления контакта с лицом, имеющим дефекты психики, заключается в том, что здесь не должно быть шаблона. Следователь постоянно должен помнить, что психика олигофрена резко отличается от психики лица с органическим поражением центральной нервной системы. И это необходимо учитывать особенно при допросе.

По мнению Н.Я. Порубова существует три направления установления контакта: возбуждение у допрашиваемого интереса к общению, заинтересованности в даче показаний; обращение к логике его мышления; возбуждение у лица эмоционального состояния, снимающего настороженность, чувство апатии и безразличия к своей судьбе.

А.В. Дулов к таковым относит проявление собственных коммуникативных свойств следователя, изменение психологической структуры общения, возбуждение интереса допрашиваемого к общению.

А.А. Закатов дополняет, что одним из важных факторов, формирующих состояние взаимоотношений между следователем и, в частности, несовершеннолетним, является обстановка следственного действия, место его проведения, присутствие родителей или
иных

1 Столяренко А.М. Психологические приемы в работе юриста., М., 2000, С. 171

91 авторитетных для ребенка лиц.

В допросе несовершеннолетнего обвиняемого, не достигшего 16-летнего возраста, а также старше этого возраста, если подросток признан умственно отсталым, по усмотрению следователя или прокурора либо по ходатайству защитника может участвовать педагог. В соответствии с частью 3 статьи 425 УПК Российской Федерации в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно.

Определяя стратегию и тактику своего поведения во время допроса, следователю необходимо внимательно отслеживать реакции допрашиваемого как на содержание сказанного им, так и на его эмоции, держать под постоянным контролем вопрос соответствия смыслового наполнения произнесенных им слов, фраз, предложений, громкости, жестам и другим своим невербальным проявлениям.

Соответствующий контроль и своевременная адекватная корректировка поведения следователя позволяют не допустить возникновения и осложнения нежелательных ситуаций, отрицательно сказывающихся на желании допрашиваемого вступать с ним в откровенный, конструктивный диалог и давать правдивые показания. Если же такая ситуация по какой-то причине сложилась, то задача следователя перевести ее на законной и этичной основе в нужное русло путем применения необходимого тактического приема, позволяющего «раскрыть» допрашиваемого. (Например, перевод разговора на нейтральную тему, предложить несовершеннолетнему допрашиваемому рассказать о чем-либо или о ком-либо и т.п.).

Знание следователем характера проявлений дефектов психики (психоза) и их влияния на преступное поведение, характерных для

92 рассматриваемой категории лиц, во многом позволит ему не
только

спрогнозировать поведение несовершеннолетнего при допросе, имеющего те

или иные дефекты психики, а также своевременно определить круг

необходимых тактических приемов, направленных на установление

психологического контакта с допрашиваемым, что позволит избежать

конфликтной ситуации и будет способствовать быстрому установлению

истины по уголовному делу. (Например, дать возможность допрашиваемому

психопату эмоционально разрядиться, выслушать его свободный рассказ об

обстоятельствах происшедшего).

При подготовке к допросу следователю необходимо наряду с материалами уголовного дела проанализировать сведения, полученные от комиссии по делам несовершеннолетних, с места работы, учебы, жительства. На протяжении производства по делу следователь и сотрудники оперативных служб, принимающие участие в расследовании преступления, должны, информируя друг друга, взаимодействовать также и с работниками психоневрологических диспансеров, специалистов-психиатров, психологов по уголовным делам рассматриваемой категории лиц.

В зависимости от содержания материалов дела следует определить линию взаимоотношений с допрашиваемым, имеющим дефект психики. Если допрашиваемый (например, эпилептик) подавлен, тяжело переживает случившееся, следует избрать доброжелательный тон, а до начала допроса побеседовать с ним на темы, не относящиеся непосредственно к интересующим следствие обстоятельствам, и только после этого приступить к выяснению событий, имеющих значение для дела.

На допросе следует избрать такую тактику общения с допрашиваемым, чтобы тот убедился в объективности и беспристрастности следователя.

Следователь должен использовать при допросе положительные качества личности несовершеннолетнего. Это необходимо для получения

93 правдивых показаний и надлежащего воздействия на несовершеннолетнего

в плане критического осмысления им как совершенного преступления, так и

всего негативного поведения в целом.

Изучение уголовных дел о преступлениях несовершеннолетних с дефектами психики показало, что в подавляющем большинстве эти преступления носят характер групповых и многоэпизодных. Для успешного расследования дела большое значение имеет правильное решение: кого первым и по какому из эпизодов допросить? При этом следует придерживаться общих правил - допросить в первую очередь несовершеннолетних, дающих правдивые показания или менее подвергнутых отрицательному влиянию микросреды.

На протяжении всего следствия необходимо принять меры, исключающие влияние организатора или иных заинтересованных лиц на несовершеннолетних обвиняемых, свидетелей с повышенной внушаемостью (в основном для олигофренов) и т.д. с тем, чтобы убедить дающих показания, уличающих организатора в его преступной деятельности, что они ограждены от мести, насилия и т.д.

Исходя из интересов следствия, следователь должен решить вопрос о применении звукозаписи, прослушивание которой другими соучастниками, имеющими тот или иной дефект психики, часто способствует даче правдивых показаний, избавляет от необходимости проведения очной ставки - еще одного следственного действия, и освобождает несовершеннолетнего от дополнительных психических нагрузок.

Выясняя те или иные обстоятельства по делу, необходимо установить источник информации. В случаях признания вины следует выяснить обстоятельства, объективно свидетельствующие о совершенном преступлении. Устанавливая роль каждого из соучастников, важно добыть доказательства того или иного поведения каждого члена группы. Следует выявить судьбу имущества, добытого преступным путем и орудий

94 преступления, а также выяснить, рассказывал ли допрашиваемый кому-нибудь о случившемся,

Допрос несовершеннолетнего с дефектами психики об условиях жизни семьи, об учебе или работе, об отношениях в семье и т.д. следователю необходимо вести тактично, помня, что несовершеннолетние, особенно из неблагополучных семей, иногда стыдятся поведения близких и не всегда в связи с этим дают правдивые показания.

Необходимо иметь в виду, что по изученным нами уголовным делам в 13% случаев обвиняемые с различными дефектами психики отказались подписывать процессуальные документы в виду «несправедливого к ним отношения», в 35% - вообще не давали никаких показаний.

Следует также упомянуть, что на наличие значительной специфики в расследовании преступлений данной категории, ее отличие от расследования дел несовершеннолетних, не имеющих дефектов психики, указали 89,9% следователей из числа нами опрошенных, в том числе 27,9% из них отметили трудности в обнаружении у подростков нарушений в психике, 48,5% указали на сложность собирания информации о дефектах психики, 34% на невозможность использования результатов психиатрических экспертиз в тактических целях ввиду отсутствия в них конкретных рекомендаций по работе с аномальным обвиняемым, имеющим дефектную психику.

Определяющее значение особенностей личности преступника, в т.ч. психических особенностей, в расследовании преступлений отмечали также Ф.ВХлазырин1, В.М. Бовсуновский2, И. Марек3, В.В. Радаев4 и др.

1 Глазырин Ф.С. С учетом личности. // Советская милиция, 1982, № 2, С. 59.

Бовсуновский В.М. и др. Некоторые вопросы расследования и предупреждения преступлений против народного здоровья, совершаемых на почве наркомании. Киев, 1976, С. 50-68.

Марек И. Особенности процесса расследования преступлений, совершаемых токсикоманами. Автореф. дис. канд. юрид. наук. Академия МВД СССР, 1984, С. 9-20.

Радаев В.В. Особенности методики расследование преступлений, совершенных лицами с психическими недостатками., Волгоград, 1987, Дисс. канд.юрид. наук, С. 36-44.

95 В целом способы преступных действий несовершеннолетних с

дефектами психики имеют такие особенности проявления, как крайняя

дерзость, граничащая с безрассудством, странности в выборе предмета

преступного посягательства, наличие не вызывающихся необходимостью

повреждений у жертвы или убийство, видимая безмотивность содеянного,

жестокость, непоследовательность в поведении, нередко отсутствие

подготовительных действий и особенно действий по сокрытию
следов

преступления.

Как правило, после ознакомления с текстом предъявленного обвинения у несовершеннолетнего с дефектами психики возникает ряд новых вопросов, связанных с определением линии поведения: признать ли обвинение, рассказать ли об обстоятельствах совершения преступления или отрицать виновность. Его психику в этот момент характеризуют такие составляющие его состояния, как взволнованность, настороженность и раздражительность, а также связанные с состоянием страха размышления о том, не причинит ли ему вреда признание своей вины1. Следователю необходимо учитывать указанные выше особенности характера проявлений дефектов психики и последовательно разъяснять допрашиваемому непонятные ему выражения, юридические термины.

При квалификации совершенного преступления недопустима перестраховка, т.е. применение не той нормы закона, которой предусмотрено совершенное преступление, а нормой, квалифицирующей более тяжкое преступление. Любой случай несправедливого отношения в предъявлении обвинения приводит к потере у несовершеннолетнего с дефектами психики, в силу его внушаемости, чувства значимости и ответственности этого акта, недоверия к следователю и к убеждению в том, что он имеет чисто формальное значение. Изученные нами уголовные дела в
отношении

Кертэс И. Тактика и психологические основы допроса., М., 1965, С. 150

96 несовершеннолетних обвиняемых с дефектами психики
показали, что

ошибки предъявления обвинения чаще исправлялись не в ходе следствия, а

судом. Если на предварительном следствии обвинение изменялось в

отношении каждого восьмого, то судом - каждого пятого подростка.

При этом не следует забывать, что и следователь в большинстве случаев также является объектом пристального изучения со стороны обвиняемого. Так, Н.И. Порубов, проводивший опрос лиц, отбывающих наказание, отмечал, что из числа опрошенных им осужденных, давших на следствии правдивые показания, 92% пояснили, что такие показания ими были даны потому, что следователь сумел установить с ними взаимопонимание, нормальные отношения. И, наоборот, из числа тех, которые не признали себя виновным, 54% отмечали неправильное поведение следователя, его неумение строить отношения с обвиняемым.

Таким образом, процесс установления психологического контакта с несовершеннолетними с дефектами психики во многом зависит от следователя, его профессиональных навыков, опыта, знания психологии несовершеннолетнего, имеющего отклонения в психике. Но установленный контакт не является постоянным, его необходимо систематически поддерживать как в ходе проведения следственного действия, так и дальнейшего расследования по уголовному делу.

Для установления контакта следователя с допрашиваемым могут быть даны следующие рекомендации.

  1. Допрос должен проводиться ровным и спокойным тоном, без оскорбительных выражений и пренебрежения к допрашиваемому с ранимой психикой. «Следователь должен уметь незаметно для допрашиваемого заставить разговориться молчаливого, скрытного от природы и склонного к односложным ответам и ввести в надлежащие в силу дефектов психики рамки болтливого, словоохотливого свидетеля.
  2. Следователь должен уметь найти соответствующий язык для

97 беседы как с несовершеннолетним обвиняемым, так и малограмотным и малоразвитым свидетелем. Следователь должен уметь приспособить тему беседы, формулировку вопросов, самый выбор выражений к умственному развитию каждого отдельно допрашиваемого им лица с учетом проявления того или иного дефекта психики, занимающего различное процессуальное положение по делу. В умении следователя вести беседу с тем или иным свидетелем, в умении его намечать и соответственно формулировать нужные вопросы, незаметно обходить те из них, на которые свидетель почему-либо не хочет ответить, а также незаметно для свидетеля снова возвратиться к этим вопросам, чтобы все же получить на них нужный ответ, в умении следователя руководить повествованием свидетеля, направляя его на путь полного установления истины в деле, и заключается успех той сложной, трудной и ответственной части расследования, которая называется допросом».1

  1. Следователь не должен явно выражать своего отношения к тому, о чем говорит допрашиваемый с дефектами психики. К любому показанию нужно относиться одинаково серьезно, независимо от степени важности сведений, получаемых при допросе лиц с дефектами психики. Выражение удовольствия или разочарования ответом, жесты, мимика, интонация голоса следователя могут произвести внушающее действие на допрашиваемого, а это в свою очередь отрицательно скажется на объективности показаний (особенно лиц, страдающих олигофренией).
  2. Следователь обязан быть твердым, настойчивым при выполнении своего долга, чтобы подозреваемый и обвиняемый чувствовал моральное превосходство следователя. Если он в чем-либо сомневается, колеблется в правильности предъявленного обвинения, допрашиваемый почувствует это, потеряет веру в следователя, и нужного психологического контакта
  3. Евгеньев М.Е. Методика и техника расследования преступлений., Киев, 1940, С. 178

98 установлено не будет.

Практика показывает, что иногда следователь пытается установить взаимопонимание с допрашиваемым (особенно с подозреваемыми и обвиняемыми) с помощью таких «приемов», как обращение к допрашиваемому на «ты», употребление в разговоре неприличных слов и выражений. Встречаются и другие случаи «установления» контакта с допрашиваемым: следователь удаляет конвоиров, в обязанности которых входит предупреждение возможного побега; предлагает обвиняемому пересесть поближе к столу, если допрос проводится в следственном изоляторе, после допроса сам сопровождает обвиняемого в камеру и т.д. Такие «приемы», на наш взгляд, большой пользы не приносят. Нельзя ради ложного понимания контакта опускаться до уровня обвиняемого, упрощать язык, манерно заигрывать с допрашиваемым. Обвиняемые, в том числе и с дефектами психики, не терпят подобного примитива.

  1. Следователь должен быть для допрашиваемого представителем власти не только в силу правового положения, но и оправдывать это морально и интеллектуально.

Допрашивая людей изо дня в день, следователь привыкает к обстановке допроса, перестает замечать особенности личности, начинает проявлять автоматизм. Это уже симптомы профессиональной деформации. Действенное средство борьбы с этим - самоконтроль. Следователь должен обладать такими психологическими качествами, которые обеспечивали бы ему создание коммуникативных связей, ограждали его от профессиональной деформации. К ним относятся:

  1. Общительность. Это - отличительное свойство организатора. Для следователя оно не менее важно, чем профессиональная подготовка. Под общительностью следователя надо понимать обаяние, душевную отзывчивость, талант к общению, притягательную силу простоты и общения.

  2. Эмоциональная устойчивость, душевное равновесие. Человек,

99 который все время нервничает, легко теряет спокойствие, не может быть

хорошим следователем. Чтобы сохранить самообладание, не следует

торопиться сказать в ответ допрашиваемому что-то резкое. Надо овладеть

собой, обуздать вышедшие из-под контроля чувства, сделать вид,
что

обдумывается ответ, и только после этого отвечать. Вспыльчивость,

нетерпеливость, раздражительность, грубость - признаки профессиональной

слабости.

  1. Умение разговаривать с людьми, «говорить эффективно», - одно из важных коммуникативных качеств. Чтобы воздействовать на разум, волю и чувства людей, верно воспринимать и понимать речь других и быть в свою очередь понятым ими, следователь должен заботиться о культуре речи. Нужно, чтобы речь была содержательной, понятной, выразительной и воздейственной. Мысль, облеченная в расплывчатую и неуклюжую форму, уступает в силе воздействия мысли, выраженной точным и ясным языком.

Внимательное отношение к говорящему, благожелательность, глубокое стремление разобраться и понять собеседника, проявление истинного интереса, умение представить себе точку зрения говорящего, его психологию, интересы - вот компоненты умения слушать, этого важного качества следователя. В известном смысле можно сказать, что этим определяется его профессиональная пригодность1.

Нельзя забывать и о том, что обвиняемые, склонные к фантазированию, могут гиперболизировать версию следователя, выдать версию и свои переживания за действительные обстоятельства дела. Об этом следует помнить при допросе несовершеннолетних с различными дефектами психики, в силу которых они повышенно возбудимы, склонны к браваде, вымыслам, лжи, носящей различный характер. Учитывая крайности в поведении аномальных личностей, характер преступлений,
дефекты их

Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей., М, 1967, С. 49

100 психики и особенности их натуры, следователь должен быть подготовлен к

любой выходке обвиняемого.

Для того, чтобы разработать тактические приемы, пригодные для допроса таких обвиняемых, следователю необходимо: изучить материалы дела, относящиеся к обстоятельствам, которые предполагается выяснить в ходе допроса; определить его пределы; обеспечить участие в допросе специалистов, переводчиков, защитника; в необходимых случаях проконсультироваться со специалистами; изучить психологическую, бытовую и производственную характеристики обвиняемого; составить план допроса. Только тщательная подготовка к допросу поможет установить психологический контакт с обвиняемым.

Для установления взаимопонимания между следователем и участниками уголовного процесса важно, чтобы допрос проводился наедине, когда иное не предусмотрено законом. В этом заложен глубокий психологический смысл. Контакт при допросе предполагает элемент доверительности. А там, где в комнате несколько человек, о такой доверительности не может быть и речи.1

Мы рассмотрели каким образом должны учитываться и использоваться особенности характера проявлений дефектов психики в ходе такого следственного действия как допрос. Нам представляется, что эти факторы, которые влияют на тактику допроса, особенно обвиняемых, имеющих тот или иной дефект психики, должны быть тщательно изучены, а тактические рекомендации могут быть распространены на все преступления, совершенные указанной категорией субъектов.

Необходимость учета внешних условий допроса, влияющих на качество показаний, отмечал А. Брусиловский: «Свидетельское показание нельзя брать не только в отрыве от свидетеля и его живой личности, но и от условий, в которых оно дано: не последнюю роль играет при этом психология допрашивающего, его следственные методы, способы письменного оформления получения сведений (так называемая техника допроса), наконец, даже обстановка, в которой протекает процесс». Брусиловский А. Психология показаний малолетних и несовершеннолетних свидетелей. Харьков, 1929, С.21.

101 Для установления психологического контакта с обвиняемым

следователю необходимо, зная особенности проявлений дефектов у

допрашиваемого, умело пользоваться своими знаниями в плане выбора

тактики допроса.

В криминалистической литературе неоднократно указывалось на то, что наблюдая за допрашиваемым во время допроса, следователь должен подмечать те или иные изменения в его поведении (грубость, резкость, преупредительность), настроении (угнетенное, радостное) и облике (побледнел, вспотел и т.п.) и, учитывая психологию обвиняемого, находить им правильное объяснение, делая необходимые выводы и соответственно перестраивая тактику допроса1.

По нашему мнению, поведенческие реакции допрашиваемого с дефектами психики часто могут дать нужную информацию о его отношении к тем или иным событиям, людям, обстоятельствам, интересующим следствие. Естественно, следует избирательно подходить к проявлению описанных выше реакций человека, не переоценивая их симптоматической значимости с учетом имеющегося дефекта психики у допрашиваемого.

Как считал А. И. Васильев, «весьма важно заметить не столько эти реакции, сколько перемену состояния допрашиваемого, смену настроения, одного комплекса признаков поведения другим комплексом»2.

Учет следователем данных рекомендаций позволит не проявлять признаки внутреннего напряжения, которые могут создать психологический барьер, а также поможет добиться откровенности в ответах.

Однако некоторые следователи, вместо того, чтобы изучить личность обвиняемого и установить с ним психологический контакт, прибегают к тактическим приемам, не имеющим ничего общего с правовой наукой.

Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии., М., 1978, С. 96. Васильев А.И. Тактика отдельных следственных действий., М., 1981, С. 25.

102 В этой связи А.Н. Роша обоснованно, на наш взгляд, отмечает, что

обвиняемый всегда должен увидеть нравственное и интеллектуальное

превосходство следователя, его объективность, как необходимые условия

психологического контакта1.

Поэтому перед допросом обвиняемых, страдающих психическими недостатками, необходимо особенно тщательно проанализировать каждый тактический прием с трех позиций: гарантирует ли он получение полных и достоверных показаний, не нарушит ли он процессуальные права обвиняемого, не приведет ли он к принуждению личности и унижению человеческого достоинства.

При производстве следственных действий с участием обвиняемых, страдающих расстройством психической деятельности, обычно рекомендуется использование звукозаписи. Целесообразность ее в этих случаях обосновывается тем, что прослушивание фонограммы оказывает помощь экспертам в определении психического состояния обвиняемого.2 СП. Щерба подчеркивает: «Велико значение звукозаписи для фиксации показаний лиц, страдающих психическими недостатками: она помогает по особенностям устной речи установить своеобразие их познавательной деятельности, помочь специалистам установить диагноз, разоблачить симуляцию».3 Однако значение звукозаписи и возможности ее использования по этой категории дел не следует переоценивать. Необходимость применения того или иного средства фиксации должна определяться не только возможностью получения добротного диагностического материала для экспертов- психиатров, но и тем (это основное), позволяет ли его использование получить содержательную информацию об обстоятельствах

Роша А.Н. Процессуальные и психологические начала допроса обвиняемого. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 1965, С. 14.

2 Леви А.А. Звукозапись в уголовном процессе., М, 1974, С.26-27

3 Щерба СП. Расследование и судебное разбирательство по делам лиц, страдающих физическими или психическими недостатками. М, 1975, С. 98.

103 совершенного преступления. Кроме того, особенности устной речи

эксперты могут наблюдать при личном контакте с испытуемым во время

проведения экспертизы. Случаи, когда обвиняемый, будучи в болезненном

состоянии во время следственного действия, выходит из этого состояния до

проведения экспертизы, составляют редкое исключение.

Вместе с тем, применение технических средств иногда может помешать установлению психологического контакта с обвиняемым, имеющим дефекты психики, выяснению существенных обстоятельств дела. По нашему мнению, не рекомендуется их использовать, когда обвиняемому свойственна повышенная отвлекаемость. Если субъект страдает дебильностыо, надо выяснить, знакомо ли ему данное техническое средство, поскольку применение его может напугать обвиняемого и в результате он не сможет выполнить задачу своего участия в следственном действии. Поэтому до начала следственного действия дебилам целесообразно объяснить назначение данного технического средства, показать, как оно работает, и только после этого, если они спокойно реагируют, можно производить звукозапись или видеосъемку.

У возбудимых и параноических психопатов, лиц с остаточными явлениями черепно-мозговых травм, эпилептиков встречается негативное отношение к возможности применения звукозаписи, видеосъемки и т.д. Они принимают это за проявление недоброжелательности, недоверчивости со стороны следователя и отказываются от участия в следственном действии, дальнейшей дачи показаний. В этом случае в порядке подготовки к следственному действию также необходимо выяснять возможность использования технического средства.

Звукозапись и видеосъемка нежелательны при проведении следственных действий с участием истерических психопатов, так как в этом случае обвиняемые будут в основном заботиться о том, как бы получше выглядеть, покрасочнее высказать свои мысли.

104 Таким образом, наличие дефектов психики у подозреваемого и обвиняемого и других участников процесса, обусловливает необходимость решения следователем своеобразных тактических задач, наиболее важной из которых является установление психологического контакта. В связи с этим важной гарантией эффективности такого следственного действия как допрос рассматриваемой категории лиц, является тщательная подготовка к его проведению, включающая предварительное определение допустимых тактических приемов.

Знание не только общих психических закономерностей, но и изучение направленности изменяющейся психической деятельности

несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого и других участников процесса с дефектами психики, а также характера проявлений последних оказывает следователю помощь в определении наиболее целесообразных тактически верных приемов и способов производства допроса при установлении психологического контакта для получения более полной, соответствующей действительности информации об общественно опасном деянии, реализация которой окажет действенное влияние на процесс расследования уголовных дел рассматриваемой категории.

105 2.2. Конфликтные ситуации при допросе и пути их разрешения

Наличие элементов борьбы и противодействия в процессе расследования ставит вопрос о психологических механизмах поведения участвующих в деле лиц, отстаивающих различные интересы. Тактические ситуации при расследовании могут носить конфликтный и бесконфликтный характер.

Бесконфликтная ситуация складывается, когда следователь имеет дело с добросовестным участником процесса, готовым сообщить все необходимые сведения либо выполнить требуемые действия (опознать искомый объект, выдать нужный документ). В таких случаях основной тактической задачей является ее сохранение.

Для конфликта типично такое положение, когда стороны объективно стремятся к противоположным целям и при планировании своих действий учитывают возможные действия противной стороны, взаимно создают трудности и помехи, чтобы обеспечить себе выигрыш.

Проблеме следственной ситуации и ее разновидности - конфликтной ситуации посвящено значительное количество работ (О.Я. Баев, Р.С. Белкин, А.Н. Васильев, И.А. Возгрин, В.К. Гавло, И.Ф. Герасимов, Н.Л. Гранат, Л.Я. Драпкин, И.М. Лузгин, В.А. Образцов, Н.А. Селиванов, А.Г. Филиппов, Н.П. Хайдуков и др.).

Следственные ситуации — это в большинстве своем управляемые категории1. Для расследования уголовного дела представляет интерес ситуация, которая имеет уголовно-процессуальное и тактическое значение.

Под процессуально-тактической ситуацией, по мнению Н.П. Хайдукова, следует понимать объективно сложившуюся на определенный момент расследования обстановку и реально существующую динамическую

1 См.: Лузгин И.М. Развитие методики расследования отдельных видов преступлений. //Правоведение. 1977, № 1, С. 64.

106 систему связей между ее отдельными элементами, имеющими уголовно- процессуальное и тактическое значение, побуждающими участников предварительного следствия к осознанию, оценке и переживанию взаимодействия в данной обстановке и определяющими в конечном итоге принятие решений и выбор способов и тактических приемов действия .

В плане нашего исследования интерес представляют конфликтные ситуации допроса. Осознание факторов, определяющих ситуацию как конфликтную, имеет важное значение, поскольку именно после осознания эти факторы становятся мотивированным началом, побуждающим участников взаимодействия к активности. Следует отметить, что в юридической литературе (М.С. Строгович, И.Ф. Пантелеев) высказывалось негативным отношением к самой идее осознания конфликтной ситуации, противоборства и даже противодействия в расследовании преступлений.

Вряд ли можно согласиться с подобным утверждением. Конфликты в реальной действительности носят объективный характер и выражают всеобщий закон единства и борьбы противоположностей как движущую силу развития личности и общества. Они находят свое проявление в любой деятельности человека, в том числе и в следственной.

Говоря о конфликтной ситуации прежде всего надо определить, что же является конфликтом в следственной ситуации, а что конфликтной ситуацией. Конфликтная ситуация не есть конфликт и вопреки мнению СП. Рожкова о производном характере конфликтных ситуаций, все оказывается наоборот. Конфликтные ситуации предшествуют конфликтам и во многом определяют характер противоборства.

Хайдуков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия на участвующих в деле лиц., Саратов, 1984, С. 105.

Пантелеев И. Ф. Ошибочные рекомендации и теории уголовного процесса. //Соц. законность, 1974, № 7, С, 54.

Рожков СП. Проблемы преодоления конфликтных ситуаций при производстве следственных действий принудительного характера., Дис. канд. юрид. наук., 1990, С. 35.

107 Конфликтная ситуация это представления следователя о

существующем противоречии, о самом себе (своих целях, возможностях

применения того или иного тактического приема и т.п.), о «противнике» (его

целях, индивидуальных и личностных особенностях, характере проявлений

особенностей дефектов его психики) в конкретных условиях
и

обстоятельствах, до начала противоборства /допроса/, а также о том, каково

представление «противника» /допрашиваемого/ о
представлениях

следователя.

Конфликт же — это тактико-психологическое противоборство (воздействие) следователя и участвующего в деле (в рамках нашей работы -/при допросе/ лица с дефектами психики), имеющих несовместимые цели и интересы.

Чтобы успешно, разумно и правомерно воздействовать на допрашиваемых с дефектами психики, необходимо знать и учитывать сложные психические закономерности, определяющие позицию участников процесса и в первую очередь тех, кто явно или скрыто противостоит следователю.

Контролируя изменения психического состояния

допрашиваемого, лицу, производящему допрос, полезно, а порой и необходимо знать: в каком психическом состоянии находятся правонарушитель, потерпевший, свидетель. Успокоение или возникновение тревожности, страха, повышение напряжения и появление пота в какие-то моменты опасности или ухода от опасности. На этом, в частности, строится и диагностика лжи и скрываемых обстоятельств.1

В значительной мере успешное проведение допроса зависит от того, насколько следователь полно и точно осведомлен о характере проявлений дефектов психики допрашиваемого, насколько верно будут применимы при допросе необходимые тактические приемы,
насколько полно собрана

1 Столяренко А.М. Психологические приемы в работе юриста., М., 2000, С. 166

108 доказательственная информация, насколько умело он распорядится ею при

общении с этим лицом, т.е. для своевременного применения тактико- психологического воздействия, насколько аргументировано и логично сумеет показать несостоятельность занятой конфликтующим лицом позиции.

Тактические приемы, используемые следователем при допросе лица с дефектами психики в конфликтной ситуации, должны отвечать не только определенным требованиям, таким как: во-первых, обусловливаться конкретной обстановкой; во-вторых, направляться и подчиняться определенной цели; в третьих, обеспечивать достижение этой цели; в- четвертых, отвечать требованиям процессуального закона и следственной этики, но также должны быть обусловлены имеющимися у допрашиваемого тем или иным дефектом психики, его психическим состоянием на момент допроса, данными о характере проявления дефектов психики из заключения эксперта и т.д.

Такие тактические приемы, реализуемые следователем при допросе, как своего рода определенная «психотерапия», направленная на социальную реабилитацию обвиняемого, обращение к мнению отдельных лиц, групп, общественному мнению в целом, которое в отношении допрашиваемого, особенно подозреваемого и обвиняемого с дефектами психики, нацелены на изменение мотивов, руководствуясь которыми допрашиваемый скрывает искомую информацию, они обращены к равновесию эмоций, рационализму допрашиваемого с единственной целью исчерпать конфликт и направить допрос в нужное русло.

Помимо тактического приема, направленного на убеждение обвиняемого, путем обращения к положительным качествам его личности, существует возможность разрешения конфликта, возникшего в ходе допроса, методом «от противного», т.е. путем использования так называемых слабых мест допрашиваемого: жадность, трусость, подозрительность, мстительность, тщеславие, завистливость, ревность, грубость и т.п. Применение таких

109 приемов вызывает неоднозначную оценку ученых с точки зрения их

допустимости. Безусловно, научные споры здесь не лишены основания.

По нашему мнению, неправильное применение тактических приемов имеет место в следственной практике при допросе лиц с дефектами психики (например, все говорят, но никто не слушает). Нередко даже опытные следователи испытывают трудности при допросе лиц с дефектами психики, особенно в конфликтной ситуации.

Умение слушать, без сомнения, является важным в процессе допроса. Как правило, при конфликтной ситуации допроса уже существует некоторая степень раздражения вовлеченных в конфликт сторон. Эмоции этих сторон могут выражаться в виде выплескивания потока слов. Умение терпеливо выслушивать раздраженные тирады или надоедливые разглагольствования, обусловленные проявлением дефектов психики допрашиваемого, позволит предотвратить судебные тяжбы, официальные жалобы, состояния неизвестности, служебные расследования и бессонные ночи.

Хотя следователь часто влияет на ситуацию при допросе, направляя диалог в нужное русло, лучше не решать что-либо немедленно. То, что кажется бессвязным, часто содержит крупицы важной информации.

Например, допрашиваемый может дать знак рукой следователю. Следователь, предполагая, что это что-то важное, дает выговориться, устанавливая психологический контакт (например, при допросе свидетеля-очевидца, имеющего дефекты психики). Когда у последнего будет какая-нибудь важная информация, он с большей степенью вероятности даст показания следователю после такого первого благоприятно сложившегося допроса.

Кроме того, не всегда допрашиваемым с дефектами психики, которые дают показания следователю, хватает уверенности в себе. Часто они волнуются, пытаясь рассказать что-либо следователю. Как показывает анализ

по

следственной практики, если следователь обрывает их, они могут оставить важную информацию при себе.

Что касается допроса на месте происшествия, особенно по фактам хулиганства, необходимо заметить, что надо дать выход эмоциям допрашиваемого, учитывая имеющиеся дефекты психики и обстоятельства происшедшего. После того, как он высказался, можно найти соответствующие слова для избежания конфликта и продолжить диалог после установления психологического контакта, предложить закурить и т.д.

Подчас бывают ситуации при допросе, когда участник конфликта, зачастую несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый, страдающий олигофренией, не хочет давать показания, когда он не чувствует себя комфортно в присутствии следователя. В таких случаях умение слушать должно включать в себя способность «разговорить» допрашиваемого.

Один из приемов заключается в том, чтобы изобразить невежество. Многие следователи испытывают из-за этого дискомфорт, ведь неосведомленность противоречит имиджу абсолютной власти. К сожалению, если допрашиваемый думает, что следователь уже все знает, они не станут ничего добавлять. Ценные сведения могут быть утеряны.

Поэтому, на наш взгляд, следователю следует при этом сделать вид, что он ничего не знает. Задавая вопросы, показать, что он ценит точку зрения допрашиваемого. Каждый человек имеет собственное мнение, однако не всегда уверен, что кто-то захочет его выслушать. Проявление интереса к чужому мнению связано с увеличением объема информации, необходимой и имеющей доказательственное значение об обстоятельствах дела в совокупности с другими доказательствами.

От равнодушия, неискренности будет больше вреда, чем пользы. Если следователь не проявляет истинного интереса, то он может неправильно понять суть рассказа. Несмотря на попытки обмануть допрашиваемого, последний скоро поймет, что следователь не очень заинтересован в том, что

Ill

ему хотят сказать. Это может испортить информационное взаимодействие или даже обострить ситуацию, привести к конфликту.

Необходимо почаще повторять на ответы допрашиваемого с дефектами психики разговорные междометия и фразы, такие как «да, понял, продолжайте» и так далее, чтобы показать, что проявляется внимание. К другим ободряющим выражениям, не только призывающим продолжать, но и стимулирующим свободный поток информации, относятся такие как: «это интересно» или «я не знал этого, расскажите поподробнее».

На наш взгляд, при остроконфликтной ситуации допроса лица с дефектами психики необходимо дать эмоционально «разрядиться», так как один их эффективных способов справиться с человеческим гневом, расстройством и другими негативными эмоциями, обусловленными тем или иным дефектом психики, состоит в том, чтобы освободиться от этих чувств.

Кроме того, допрашиваемый же с дефектами психики зачастую не в состоянии преодолеть естественный барьер неловкости, связанный с выяснением вопросов интимного порядка. В таких случаях во избежание конфликтной ситуации допрос целесообразно поручить провести следователю одного пола с допрашиваемым (особенно по преступлениям сексуального характера).

Немаловажным является, на наш взгляд, и учет следователем особенностей речи и поведения допрашиваемого, что поможет следователю в какой-то мере определить правдивость и лживость его показаний, а также оценить его внутреннее состояние на момент допроса с учетом имеющихся у него дефектов психики, правильно произвести постановку вопросов, доступно для понимания допрашиваемого.

Следует подчеркнуть, что использование неправильных тактических приемов при допросе обвиняемого, у которого нарушена эмоционально-

112 волевая сфера, может привести к нервным срывам1: у допрашиваемого

возникает активное противодействие следователю, он становится

раздражительным, вступает в пререкания, по любому вопросу делает

замечания следователю, указывает на его недостатки; чем чаще ставятся ему

вопросы, тем более злобным и замкнутым либо крикливым и истеричным

становится обвиняемый. Подобные допросы нередко заканчиваются

заявлением ходатайства об отводе следователя. Обвиняемые отказываются

подписывать протоколы, давать объяснения, дерзят, а иногда рвут протоколы

и другие процессуальные документы. Указанные конфликтные ситуации

зачастую возникают по вине и по неопытности следователей. Встречаются

дела, когда, например, психопатам задаются частые многословные вопросы,

в которых содержатся нравоучения, бранные увещевания следователя,

требования «ближе держаться к делу» и т.п., что неизбежно приводит к

конфликтной ситуации допроса. Г.А. Зорин особое значение придает

способности следователя интерпретировать позиции участников

следственных действий в экстремальных ситуациях, которые могут

возникать и в ситуациях конфликтов (в частности, при допросе).

В ходе свободного рассказа, отмечает Г.А. Зорин, допрашиваемый «демонстрирует свое отношение к расследуемому событию, он как бы строит свою позицию, которую будет защищать при ответах на вопросы следователя».

Показания, собственноручно записанные обвиняемым с тем или иным дефектом психики, служат богатым материалом для психиатрического исследования личности обвиняемого, для оценки его психических способностей и свойств, достоверности показаний.

Если говорить языком психолога, - пишут А.Бороданков и М. Коршик, - то слово следователя (прокурора, судьи, адвоката), его манера ставить вопросы и вообще вести допрос уже сами по себе сильнейший раздражитель, возбуждающий собеседника. См.: Бороданков А., Коршик М. Психологию на службу правосудию //Соц. законность, 1966, № 7, С. 36. 2 Зорин Г.А. Методы эвристической интерпретации., М., 1991, С. 71.

113 Нам представляется, что в процессе проведения следственных

действий, особенно при допросе, можно увидеть не только отношение к

событию преступления, но и отношение к следователю, что имеет не

меньшее значение для тактики проведения этих следственных действий.

Практика показывает, что следователю не просто необходимо учитывать наличие дефекта психики допрашиваемого, но в зависимости от характера его проявлений корректировать тактическую программу допроса и собственный такт общения с допрашиваемым. Например, с допрашиваемым, страдающим психопатией, целесообразно спокойно держаться независимой точки зрения, но не следует пресекать или высмеивать используемые им «силовые» приемы. В нашем исследовании это положение применимо при допросе психопатов, особенно возбудимого типа.

Страдающий эпилепсией нуждается в известном поощрении словом и взглядом. Он может дать значительный объем информации при бережном с ним обращении. При допросе депрессивного допрашиваемого, по мнению Г.А. Зорина, целесообразно подстроиться к темпу допроса, навязываемому допрашиваемым. Далее можно постепенно снижать скорость и частоту собственных вопросов и реплик. Выровняв таким образом нарастающий темп вопросов к допрашиваемому, можно в привычном ритме уточнить обстоятельства, которые не получили достаточного освещения на первом допросе.

Допрашиваемого с умеренно выраженной дебильностью (олигофренией) не следует торопить вопросами, следователь должен терпеливо его дослушать. Надо уметь показать, что следователь его понимает и положительно оценивает его ответ.

Допрашиваемого-неврастеника необходимо расположить в начале допроса к общению, ему нравятся люди, которые относятся к нему с теплотой и симпатией, но он может быть эмоционально воздержан, забывать более важные для него темы личного характера, поэтому говорить с ним надо

114 легко, только постоянно направляя его речь в необходимое русло, чтобы он

не уходил от главной темы разговора.

По нашему мнению, возможность использования вышеизложенных рекомендаций во многом облегчит стоящую перед следователем задачу по быстрому и полному расследованию преступления.

Наш подход к анализу и разработке путей выхода, применение необходимых тактических приемов деятельности следователя в ситуациях конфликтов опирается на позицию Р.С. Белкина, который, критикуя концепцию «бесконфликтного следствия», отмечает два вида средств разрешения и преодоления конфликтных ситуаций в процессе расследования - тактические и психологические.1

Рассмотрим варианты разрешения наиболее типичных, ролевых конфликтов в деятельности следователя. При этом считается, что конфликт разрешен, если изменены цели обвиняемого (изменение негативной установки - по Л.Я. Драпкину; сознательное и искреннее раскаяние виновного в совершении преступления - по О.Я. Баеву). Однако, на наш взгляд, нельзя отрицать и не учитывать того факта, что конфликт может разрешиться и при изменении целей следователя. Например, в случае вновь открывшихся обстоятельств, изменивших представления следователя о роли допрашиваемого и впоследствии соответствующего изменения процессуального положения последнего по уголовному делу (например, подозреваемый - свидетель).

Анализ практики деятельности следователя показывает, что далеко не все конфликты, возникающие между следователями и обвиняемыми с дефектами психики, разрешаются в процессе расследования. Из этого следует, что следователю часто приходится действовать и при существовании неразрешенных конфликтов, в условиях противодействия со

Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике, М., 1988, С.99

115 стороны обвиняемого и других заинтересованных лиц. Поэтому мы

предпочитаем говорить о тактических приемах деятельности следователя по

определению путей разрешения конфликтов, как наиболее рациональном

способе действия.

Одним из основных приемов деятельности следователя является тактико- психологическое воздействие. Оно, как правило, не достигается одним действием. В деятельности по оказанию тактико-психологического воздействия ряд действий следователя оказывается вообще напрямую не связанным с воздействием. Например, снятие психического напряжения у допрашиваемого психопата или правильное пространственное расположение обвиняемого, страдающего психогенными реакциями, участие специалиста- психиатра, психолога при допросе несовершеннолетнего лица с дефектами психики, не направлены прямо на оказание тактико-психологического воздействия, но выступают как значимые промежуточные цели.

По нашему мнению, тактико-психологическое воздействие следователя на обвиняемого правильнее понимать не как «процесс информирования», а как результат их взаимодействия и взаимовлияния.

Применительно к деятельности следователя мы под тактико-психологическим воздействием понимаем психологический результат организации следователем совместной с допрашиваемым, имеющим дефект психики, деятельности, направленной на установление истины по делу, который проявляется в изменении их психологических характеристик и перестройке поведения. При этом понятие «тактико-психологическое воздействие» мы связываем с воздействием на смысловую сферу личности обвиняемого, на его потребности, мотивы, цели, установки, смысловые образования личности, одновременно учитывая характер проявлений дефектов психики допрашиваемого.

Ф.В. Глазырин описывает такой тактико-психологический прием как «разъяснение обвиняемому содержания установленных следствием

116

обстоятельств, силы тех или иных полученных доказательств, их взаимосвязи; современных возможностей криминалистической науки и техники, данных других наук для установления истины…».1 На наш взгляд, этот прием служит показательным примером тактико-психологического воздействия следователя, которое по целям является тактическим, по уровню осознанности - осознанным, по направленности - направленным на смысловую сферу личности обвиняемого с учетом его дефектов психики.

В процессе общения следователя с обвиняемым, имеющим дефекты психики, при оказании на него тактико-психологического воздействия, активная роль обвиняемого проявляется не только в процессе взаимодействия, но и до его начала, поскольку выбор тактико-психологических приемов деятельности всегда зависит от первоначального как психологического, так и психического состояния обвиняемого.

К приемам тактико-психологического воздействия мы относим и эмпатию - механизм проникновения во внутренний мир человека при помощи сочувствия, сопереживания.

Следует подчеркнуть, что для преодоления противодействия следователю следует применять лишь те приемы, которыми допустимо пользоваться в процессе расследования, в частности при допросе лиц с дефектами психики.

Чем определяется правомерность и допустимость тактико- психологического воздействия в уголовном процессе на лиц с дефектами психики? Прежде всего, точным соответствием духу и букве закона. Это главное требование, которому должны удовлетворять все действия следователя. Поэтому, оценивая тот или иной тактический прием, нужно в первую очередь убедиться, что он отвечает предписаниям уголовно- процессуального закона и не нарушает ничьих законных прав и интересов, имеет криминалистическую значимость в целях быстрого и полного

Глазырин Ф.В. Психология следственных действий., Волгоград, 1983, С. 86.

117 раскрытия преступления, обеспечивая право на защиту допрашиваемого с

тем или иным дефектом психики.

Однако точное соответствие закону, хотя и главное, но не единственное требование, предъявляемое к тактическим приемам. Из указания закона о необходимости всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела вытекает и другое требование - познавательная эффективность, направленность каждого тактического приема к выяснению истины, неспособность его помешать этому, породить ошибки и искажения.

Этому требованию вполне удовлетворяет, например, такой прием, когда допрашиваемый с дефектами психики временно остается в неведении относительно целей допроса и обстоятельств, в действительности интересующих следователя, в результате чего он не опасается рассказать правду о фактах, которые заинтересованному лицу было бы выгодно скрыть, и он сам стремится внести ясность, рассеять мнимое заблуждение следователя и т.п.

Необходимо иметь в виду, что правомерное воздействие отличается от психического насилия наличием у подвергающегося воздействию лица свободы выбора той или иной позиции.

Правомерное психическое влияние само по себе не диктует конкретное действие, не вымогает показание того или иного содержания, а, вмешиваясь во внутренние психические процессы, формирует правильную позицию человека, сознательное отношение к своим гражданским обязанностям и лишь опосредствованно приводит его к выбору определенной линии поведения (добровольность выбора отличает, например, допрос, направленный на получение правдивых показаний, от домогательства признания). Именно поэтому должна быть, на наш взгляд, решительно отвергнута идея о возможности применения гипноза к

118 обвиняемому (подозреваемому) в процессе расследования.1 Гипнотическое внушение наиболее сильная форма психического насилия, несовместимая с нашими правовыми принципами.

Уголовный процесс в качестве основной формы воздействия предполагает метод убеждения. Сказанное отнюдь не превращает следователя в моралиста-проповедника, который действует лишь увещеванием и уговорами (вряд ли, например, целесообразно доказывать вору- рецидивисту, хотя и страдающему дефектами психики, что воровать грешно). Следователь обычно не только убеждает, но и переубеждает допрашиваемого, а это задача более сложная и обширная, выполнимая в процессе расследования лишь отчасти, в тех случаях, которые необходимы для установления истины по делу.

Однако не всегда предъявление доказательств, совокупность которых убеждает других, так же воспринимается и несовершеннолетним обвиняемым с дефектами психики. Он может считать, что этих доказательств недостаточно, какими бы вескими они не казались следователю. Значит, нужно искать другие доказательства, способные убедить данное лицо, или убедительнее интерпретировать имеющиеся.

Не всегда нужно пытаться вложить в голову убеждаемого законченную идею. Иногда целесообразнее сначала высказать лишь предположение, затем подтвердить его полноценными доводами. Подведенный исподволь к определенной мысли несовершеннолетний с дефектами психики, например, олигофрен, воспринимает ее как результат своего собственного разумения, а не взгляд, навязанный извне.

Сила убеждения зависит не только от качества аргументации, но и от авторитета того, кто убеждает. Искренность следователя, убежденность его в правоте защищаемых взглядов, заинтересованность в установлении истины

1 Эта идея получила широкое распространение за рубежом. Мысль о возможности использования гипноза при расследовании высказывалась и в нашей печати. М. Куни. «Можно ли?» //Литературная газета от 25 апреля 1966 г.

119 (а не получении тех или иных конкретных показаний) очень
быстро

распознается подследственным благодаря обостренной чуткости,

обусловливаемой его положением в деле (например, у неврастеников).

Нередко в распоряжении следователя имеется лишь незначительное количество доказательственных фактов и тем не менее благодаря тактически правильному их использованию подозреваемый, а иногда и обвиняемый, при отсутствии доброй воли выдает скрываемые предметы или раскрывает истину.1

Трудно представить себе ситуацию, при которой описанные приемы могли бы повлечь за собой утрату доказательств, искажение истины или привести к иным отрицательным для дела последствиям. Не следует забывать, что тот или иной прием в отдельных случаях при допросе психически здоровых лиц способен привести к успеху, в то же время он может дать обратный эффект при допросе лиц с дефектами психики. Однако это не означает, что следователь не вправе создавать и использовать тактические преимущества, применять для выяснения истины определенные психологические хитрости. Здесь имеется в виду использование при допросе несовершеннолетних с дефектах психики фактора внезапности, неподготовленности несовершеннолетнего обвиняемого к лжи, его неосведомленности относительно собранных доказательств, имеющейся у следователя информации, и иные подобные меры. Однако, по мнению ряда авторов, следует дифференцированно подходить к использовнию такого тактического приема в зависимости от вида заболевания у допрашиваемого.

В.В. Радаев, рассмотрев вопрос о недопустимости различных тактических приемов в зависимости от симптомов того или иного психического расстройства, установил, что при расстройствах памяти

Поэтому трудно согласиться с категорическим утверждением некоторых авторов о том, что следователь может рассчитывать на правдивые показания лица, совершившего преступление, лишь после того, как собраны бесспорные доказательства его вины, «От

120 недопустимо настойчивое стремление следователя побудить лиц с такими

нарушениями психики к вспоминанию каких-либо фактов, т.к. в этом случае

провалы в памяти могут быть заполнены вымышленными сведениями; при

умственной неполноценности подследственного недопустимо использовать

тактические приемы, основанные на применении фактора внезапности;

лучше задавать конкретные вопросы без сложной терминологии.

С точки зрения В.Е. Коноваловой, постановка внезапного вопроса обвиняемому и нравственна, и корректна. Это не хитрость, не уловка, а проявление избранной позиции, продуманная линия поведения в конкретной ситуации общения2.

По мнению СП. Щербы при допросах олигофренов и психопатов, наиболее эффективно использовать свободный рассказ подследственных и избегать вопросно-ответной формы. При допросах олигофренов необходимо следить за формой поставленного вопроса и тоном, каким он задается, так как при утвердительной форме вопроса они отвечают утвердительно, а при отрицательной - отрицательно. При допросах психопатов и эпилептиков эффективным тактическим приемом, направленным на отвлечение этих лиц от свойственных им резонерства и болтливости, является постановка неожиданных вопросов.3

Обоснованность и допустимость рекомендаций об использовании тактических приемов, предложенных СП. Щербой, применительно к тому или иному виду дефектов психики вызывает у нас серьезные сомнения. Это, прежде всего, обусловлено тем, что одному и тому же нарушению психики бывает свойственно несколько проявлений этого дефекта - симптомов, и, наоборот, один и тот же симптом может быть присущ различным

доказательств - к признанию», - формулируют эту мысль Александров Г. Н. и Строгович М.С. (Неправильная практика.//Социалистическая законность, 1960, № 3.

1 Радаев В.В. Указ. раб., С. 55-62.

2 Коновалова В. Нравственные начала советского судопроизводства //Соц. законность, 1984, № 5, С. 35.

3 Щерба СП. Указ. раб., С. 90-91.

121 психическим нарушениям.

Во всех случаях приемы психологического воздействия к лицам с дефектами психики должны обладать избирательным действием. Необходимо, чтобы они давали положительный эффект только в отношении лица с дефектами психики, препятствующего установлению истины, и были бы нейтральны в отношении незаинтересованных лиц.

Процесс получения показаний от лица с дефектами психики носит ярко выраженный нестандартный, с процессуальной и тактической точек зрения, характер. Признавая, что допрос является одним из самых сложных следственных действий,1 нельзя не подчеркнуть особую сложность и ответственность допроса лиц рассматриваемой категории. Это объясняется следующими причинами.

Прежде всего, сведения, полученные в ходе допросов психически неполноценного лица (особенно в ходе первого допроса), являются важной информационной базой для верной оценки его психического состояния судебно-экспертными комиссиями. Далее следует отметить, что именно в ходе данного следственного действия может быть получена информация, позволяющая предположить наличие отклонений в психике у подследственного, ранее не состоящего на учетах в психоневрологических учреждениях. Кроме того, в результате рассматриваемого следственного действия сам следователь может получить ценную, в процессуальном смысле информацию, которая будет необходима ему для верного восприятия ситуации по делу и обоснованного предположения о вероятной оценке психического состояния подследственного. И наконец, нельзя не признать, что достижение основных целей допроса и, прежде всего, получение информации о всех обстоятельствах общественно опасного деяния, невозможно без учета отклонений в психике подследственного и характера проявлений последних.

1 Белкин Р.С. Тактика допроса. //Криминалистика. Под ред. Р.С. Белкина, М., 1986, С. 274.

122

В ходе проведенного нами исследования также была предпринята попытка установить наиболее эффективные тактические приемы, используемые сотрудниками органов внутренних дел (следователями, оперативными работниками), при проведении допроса с участием лиц с дефектами психики. Большинство респондентов затруднились в ответе на такого рода вопрос. Ответившие же сотрудники отметили особую эффективность допросов лиц с дефектами психики в присутствии их родственников, а также других лиц, пользующихся у подследственного уважением и авторитетом, в т.ч. и лечащего врача-психиатра. Было отмечено также, что лица с дефектами психики с охотой откликаются на просьбу изобразить что-либо графически, например, место происшествия.

В процессе опроса специалистов в области общей и судебной психиатрии выяснялись наиболее эффективные, с их точки зрения, способы устранения конфликтных ситуаций, возникающих при расследовании данной категории дел. Речь шла о тех ситуациях, при которых подследственный отказывается от дачи показаний, сообщает вымышленные сведения, занимается самооговором и оговором других лиц, симулирует другие формы психических заболеваний. Отметим, что перечисленные особенности поведения во время следствия могут встречаться и при расследовании преступлений психически полноценных лиц. Для рассматриваемой же категории лиц особенно характерен болезненный, немотивированный характер таких действий.

Специалисты-психиатры при отказах от дачи показаний предлагают прекратить допрос, разъяснить последствия такого поведения, применить уговоры, удовлетворить требования подследственного и даже сменить следователя. При самооговорах, оговорах других лиц, сообщении вымышленных сведений и симуляции указанные респонденты предлагают применить контраргументы, указать на нецелесообразность такого поведения, использовать индивидуальный подход, разъяснить возможные

123 осложнения в связи с таким поведением, при любой возможности получить

консультацию у специалиста.

Нельзя не признать бесспорным мнение специалистов в области общей и судебной психиатрии о необходимости индивидуального подхода при выработке тактических приемов допроса лиц с дефектами психики. Однако, использование индивидуального подхода осложняется рядом обстоятельств. Как уже отмечалось, мы считаем научно необоснованными использование тех или иных тактических приемов применительно к конкретному виду психического нарушения. Серьезные затруднения возникают и при попытке определить какие приемы допустимо использовать применительно к различным симптомам нарушений психики, т. к. у конкретного подследственного может наблюдаться совокупность таких симптомов. Наиболее обоснованным было бы решение вопроса о допустимости тех или иных тактических приемов в зависимости от синдромов нарушений психики, однако, и при данном подходе практически невозможно учесть все возможные варианты симптомов.

В этой связи, на наш взгляд, представляет интерес рассмотрение конфликтных ситуаций, возникающих при допросах несовершеннолетних с дефектами психики. Мы остановимся лишь на некоторых общих особенностях характера проявлений дефектов психики у подростков, ибо именно они определяют специфику конфликтных ситуаций допрашиваемых.

Прежде всего, можно констатировать наличие преимущественных для данного возраста дефектов психики. Одной из основных особенностей характера проявлений указанных дефектов психики у подростков является стертость, неразвернутость, фрагментарность симптоматики и превалирование характерологических, невротических и поведенческих нарушений.

Опыт практической деятельности автора в следствии показывает, что в связи
с особенностями характера проявлений дефектов психики у

124 несовершеннолетних последние с нежеланием сообщают о своих недугах, последовательно защищая себя, часто бравируя, и склонны к вымыслам, к психологической интерпретации любых своих нелепых поступков, возможностью коррегировать свое поведение и т.д. Одной из самых характерных особенностей проявления психических нарушений в подростковом возрасте является наличие симптомов психической незрелости (инфантильности). В некоторых случаях психическая незрелость -единственное проявление психической аномальности. В подобных случаях следователю важно избрать тактически верные приемы (например, односложность задаваемых вопросов при допросе), чтобы допрашиваемый не замкнулся в ответах и не возникла ситуация конфликта.

При психопатиях отмечается также многообразие

характерологических, невротических и поведенческих реакций, наблюдавшихся у одного и того же подростка и еще не уступивших место однотипному способу реагирования. Допрос, учитывая вышеуказанное, следует проводить с участием врача-психиатра, использовать тактический прием свободного рассказа о происшедшем, не настаивая на получении правдивого ответа, возможно допрос повторить через некоторое время, таким образом избежать конфликтной ситуации.

Как показывает практика, из поведенческих реакций для несовершеннолетних с дефектами психики наиболее характерны реакции протеста или оппозиции, отказа, имитации. Здесь особое значение приобретает наличие у следователя четкого плана допроса и предварительная подготовка основных (главных) вопросов, чтобы их своевременно сформулировать допрашиваемому в доступной для него форме.

Следователю необходимо на всем протяжении допроса соблюдать чувство такта, доступность задаваемых вопросов при допросе. При таких условиях следователь вынужден иногда просить поставить нужные вопросы при допросе законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого

125 либо специалиста-психолога.

Врач-психиатр способен помочь следователю распознать дефекты психики у подследственного, определить допустимость тех или иных приемов допроса, дать рекомендации о манере поведения следователя в ходе этого следственного действия, а также, в случае личного восприятия внешнеповеденческих признаков подследственного и поступающей от него информации, сделать обоснованные выводы о вероятной оценке его психического состояния, упредить (или избежать) конфликтную ситуацию при допросе.

Сказанное позволяет сделать вывод, что выбор наиболее эффективных и допустимых приемов допроса полностью зависит от своевременности и качества использования помощи специалиста-психиатра, который может оказать практическую помощь следователю при выходе из конфликтной ситуации с допрашиваемым.

Зачастую в процессе производства по уголовному делу возникает конфликт «ценностей свидетеля»: с одной стороны, необходимость выполнения своего гражданского долга давать правдивые показания, а с другой - естественные чувства любви, привязанности, милосердия, которые существуют между близкими людьми. Это противоречие приводит к тому, что близкие несовершеннолетнего с дефектами психики предпочитают вступать в конфликт с законом. Их показания, с одной стороны, один из самых доступных источников, из которого, скорее всего можно получить интересующую следователя информацию о дефектах психики допрашиваемого, а, с другой, - родственники, будучи заинтересованными в исходе дела, могут давать искаженные сведения, не соответствующие действительности полностью либо в отдельных деталях. Доказательственная ценность подобных показаний родственников и близких людей сводится к минимуму и не всегда может содействовать установлению истины по уголовному делу. По данным Ю.П. Адамова, свыше 80% лжесвидетелей

126 составляют родственники и иные лица непосредственного
окружения

обвиняемого.1

Иногда лица, выступающие в процессе производства по уголовному делу в качестве законных представителей, сами совершают преступление, а несовершеннолетних с дефектами психики оговаривают. Давая ложные показания по уголовному делу, они могут склонять психически больного к лжесвидетельствованию, к совершению иных противоправных действий, использовать его для уничтожения доказательств как с целью сокрытия уже совершенного деяния, так и новых. Поэтому в процессе выяснения всех обстоятельств совершения общественно опасного деяния, показания родственников и близких должны оцениваться критически, следователь обязан сопоставлять и сравнивать их с другими доказательствами по уголовному делу.

Поскольку в предмет доказывания по делам несовершеннолетних с дефектами психики входит в обязательном порядке установление наличия у них дефектов психики в прошлом, характер проявления дефектов психики в момент совершения общественно опасного деяния, то для установления этих обстоятельств допрос законных представителей не просто целесообразен, он необходим, а по уголовным делам в отношении несовершеннолетних -просто обязателен.

Во избежании конфликтной ситуации и выхода из нее видится в том, что показания законного представителя необходимо рассматривать не как обязанность, а как право. В данном случае сохраняются естественные чувства привязанности, которые существуют между людьми, соединенные узами брака и близкого родства, а также чувства снисхождения к

1 См.: Адамов Ю.П. Борьба с лжесвидетельством., М., 1983, С. 7.

2 См.: Ландо А.С. Представители несовершеннолетних обвиняемых в
советском уголовном процессе: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Саратов, 1973, С. 41.

127 нарушившему закон близкому человеку.1

Возможности тактико-психологического воздействия и участие специалиста психиатра, специалиста психолога при допросе несовершеннолетнего с дефектами психики безусловно не ограничены использованием их в ситуациях конфликтов в деятельности следователя. Эти ситуации лишь обостряют потребности следователя в них. Приемы тактико-психологического воздействия и участие указанных специалистов, как и участие законных представителей несовершеннолетнего с дефектами психики при производстве допроса могут быть эффективно использованы следователем в любых ситуациях, требующих решения задач продуктивного общения.

Каковыми же нам представляются пути выхода из конфликтных ситуаций по уголовным делам рассматриваемой категории лиц? Это:

  • раздробление сил и средств противодействующей стороны. Это достигается, например, разжиганием конфликта между соучастниками преступления (например: одновременный допрос в ходе очной ставки подозреваемых, страдающих олигофрении);

создание условий, затрудняющих достижение * целей противодействующей стороне и облегчающих реализацию собственных планов (например: допрос лица, страдающего наркоманией, при этом постановка вопросов без уточнения обстоятельств происшедшего);

  • использование сил и средств противодействующей стороны в своих целях. Так, значительно облегчается расследование, если следователю удается воспользоваться аргументацией подследственного или превратить его пособника в своего союзника, активно помогающего в установлении истины;
  • нанесение удара в наиболее уязвимое или наиболее важное место.
  • 1 См.: Щерба СП., Зайцев О.А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам. Пособие, М., 1996, С. 24-25.

128 Например, установление ложности и опровержение основного защитного

аргумента симуляции болезни или побуждение к даче откровенных

показаний организатора преступной группы;

  • создание резерва для замены «выбывших из строя» сил и средств. С этой целью следователь не пускает в ход все имеющиеся аргументы, а оставляет в запасе определенные доказательства, которые могут оказаться неотразимыми в критический момент допроса несовершеннолетнего с тем или иным дефектом психики;
  • уклонение от встречи в невыгодных условиях при неблагоприятном соотношении сил и средств. Иногда целесообразно задержать производство допроса лица с дефектами психики до более удобного момента (например, психопата возбудимого типа; уклониться от дискуссии ввиду неполноты имеющихся данных при допросе олигофрена; предоставить возможность высказаться обвиняемому с дефектами психики, не вступая с ним в полемику1).
  • На основе проведенного исследования можно сделать следующие выводы:
  1. Эффективность деятельности следователя в ситуациях конфликтов на предварительном следствии, в частности, при допросе несовершеннолетнего с дефектами психики зависит от уровня психологической подготовленности следователя, его знаний о характере проявлений тех или иных дефектов психики допрашиваемого.

  2. Наиболее эффективным способом внедрения в следственную практику криминалистических рекомендаций, в том числе разработанных в данном исследовании, является специальная психологическая подготовка следователей, которую необходимо проводить как в учебных заведениях, так и в следственных подразделениях. При этом учебные программы
    для

1 Некоторые из перечисленных методов формулирует Т. Котарбинский в своих трудах по праксеологии. Избранные произведения, М, 1963, С. 34.

129 практических работников должны разрабатываться с учетом специализации следователей по расследованию преступлений,
совершенных рассматриваемой категорией лиц.

130 2.3. Тактические приемы оказания помощи допрашиваемому

Определение тактики проведения такого следственного действия как допрос с участием психически неполноценного лица осложняется тем, что использование в этом случае некоторых разработанных криминалистами тактических приемов является нежелательным, а применение других возможно лишь в известных пределах.

Правомерность и эффективность тактических приемов зависит от того, насколько они отвечают следующим требованиям:1

соответствие тактического приема уголовно-процессуальному закону, процессуальным принципам ведения следствия;

тактические приемы должны быть «дополнением законодательной регламентации допроса2, отвечать требованиям профессиональной этики.

На наш взгляд, целесообразно применение приемов, связанных с демонстрацией какого-то предмета в расчете на возникновение у допрашиваемого, имеющего дефекты психики, определенных ассоциаций, свидетельствующих о его причастности к совершенному преступлению. Оно возможно, во-первых, при полной, основанной на доказательствах, убежденности следователя в виновности обвиняемого; во-вторых, если точно установлено, что предмет, используемый в тактической комбинации, относится к расследуемому делу; в-третьих, если следователь не ссылается на этот предмет как на
доказательство и не приписывает ему не

1 См.: Белкин Р.С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики., М., 1970, С.77-81; Доспулов Г.Г., Мажитов Ш.М. Тактические приемы допроса и их структура. //Правовые науки и журналистика, Вып.Н, Алма-Ата, 1970, С.29; Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. Минск, 1971, С.9- 19; Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. 1967, С. 166; Ратинов А.Р. Тактика допроса. //Криминалистика, т.II, М., 1970, С. 136-137.

2 Доспулов Г.Г., Мажитов Ш.М. Указ. раб., С.28.

131 существующих качеств1;

тактические приемы должны быть научно обоснованными. В рамках нашего исследования - отвечать целям судебно-психологического воздействия;

тактические приемы должны быть логичными, увязаны между собой, служить достижению одной цели. Это требование обосновывается тем, что тактические приемы применяются не порознь, а в совокупности, с учетом известного, от общего к частному, в определенной логической последовательности;

тактический прием при допросе должен быть эффективным и экономичным, нести нагрузку, «срабатывать», подчиняться выполнению определенной задачи, что возможно при хорошо поставленном планировании и предельной организованности, когда все детали предстоящего допроса и возможные его нюансы тщательно продуманы заранее. Так, например, предварительная консультация с врачом- психиатром при учете имеющихся у допрашиваемого дефектов психики позволит разработать последовательность задаваемых вопросов, достичь положительных результатов кратчайшим путем;

активность — одно из требований, которым должны отвечать тактические приемы. Из общего положения о том, что следователь при сборе доказательств должен быть объективным и беспристрастным, иногда делается неправильный вывод, будто он не вправе оказывать какое-либо воздействующее влияние на допрашиваемого2;

тактический прием, не содержащийся в норме закона, должен

1 См.: Карнеева Л.М., Соловьев А.Б., Чувилев А.А. Допрос подозреваемого и обвиняемого. М., 1969, СП.

2 См.: Строгович М.С., Карницкий Д.А. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (текст и постатейный комментарий). М., 1962, С. 164; Комментарий к уголовно- процессуальному кодексу РСФСР, ЛГУ, 1962, С. 163; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968, С. 420.

132 отвечать и такому требованию, как избирательность, т.е.
оказывать

соответствующее воздействие на лиц, действительно
знающих

обстоятельства совершенного преступления, и быть нейтральным
в

отношении тех, кто такими сведениями не располагает.

В специальной литературе можно встретить различные классификации тактических приемов по разным основаниям. Одни авторы за основание такой классификации выбирают объем тактического приема и в зависимости от этого все тактические приемы допроса делят на общие и частные.1

Другие делят тактические приемы в зависимости от сферы воздействия на побуждающие допрашиваемого к логическому рассуждению и воздействующие на эмоции допрашиваемого.2

Представляется, что деление приемов на оказывающие воздействие «на чувства» и на доводы, обращенные «к разуму» допрашиваемого, условно. Всякое воздействие, применяемое по отношению к допрашиваемому, обращено к его рассудку и чувствам, каждый прием в своей основе несет смысловую, логическую нагрузку и имеет психологическую окрашенность. Можно лишь говорить о степени наличия психологического и логического в тактическом приеме.

Удачной, на наш взгляд, представляется классификация тактических приемов предложенная Л.М. Карнеевой3, которая в качестве основания берет характер ситуации — бесконфликтный и конфликтный. В зависимости от этого применяются приемы эмоционального воздействия или приемы, основанные на использовании доказательств (в последнем случае — в зависимости от совокупности доказательств,
которыми располагает

1 См.: Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М., 1970, С. 8.

2 См.: Карнеева Л.М., Соловьев А.Б., Чувилев А.А. Указ. раб.,. С. 20.

3 См.: Карнеева Л.М. Тактические приемы допроса обвиняемого. //Труды Высшей школы МВД СССР, Вып. 32. М., 1971, С. 173.

133 следователь в основном в отношении обвиняемого (подозреваемого).

Анализ следственной практики убеждает нас в необходимости классифицировать тактические приемы, применяемые при допросе лиц с дефектами психики, в зависимости, во-первых, от процессуального положения допрашиваемого и, во-вторых, от объема доказательственного материала и характера ситуации, которую носит допрос — бесконфликтной или конфликтной. Выбор же конкретного тактического приема зависит от профессиональной подготовки и практического опыта следователя, т.е. его личных возможностей, наличия доказательств, обстоятельств расследуемого дела, предмета допроса, процессуального положения личности допрашиваемого, с учетом имеющихся у него дефектов психики, времени, места, этапов допроса.

На подготовительном этапе допроса тактическими приемами могут быть «беседа», «устранение эмоционального и смыслового барьера» (например, в беседе с олигофренами), «снятие напряженности» (например, у психопата, лица, пребывающего в депрессивном состоянии), «проявление понимания» (к лицам с психофизическими недостатками).

В стадии свободного рассказа тактическими приемами могут быть «формирование мыслительной задачи» (подозреваемому-психопату), «напоминание» (например, частично обстоятельств происшедшего допрашиваемому эпилептику для восстановления в памяти полной картины преступления), «детализация», «уточнение» (у страдающего инфантильностью), «пресечение лжи» (несовершеннолетнему

допрашиваемому, склонному к фантазированию).

За этой стадией допроса следует стадия постановки вопросов. При наличии доказательств, полностью изобличающих допрашиваемого, не желающего давать правдивые показания, должны быть стимулированы все его положительные личностные качества, логически правильно и тактически умело предъявлены доказательства.

134 Если доказательств недостаточно для прямого изобличения

допрашиваемого, применяются приемы как и к здоровым
лицам,

направленные на создание у него определенного представления, например,

формирование убеждения о наличии у следователя
доказательств,

полностью изобличающих обвиняемого, оставление в неведении об объеме

доказательств.

Наиболее труден в тактическом отношении допрос, когда имеются подозрения, основанные на косвенных уликах, есть определенная уверенность в виновности подозреваемого, но нет прямых доказательств. Тактическими приемами здесь могут быть подробный допрос с последующим анализом показаний с целью выявления в них противоречий и сведения на нет утверждения допрашиваемого; повторный подробный допрос; повторный допрос в иной последовательности; косвенный допрос; постановка встречного или опережающего вопроса,1

Тактика же допроса несовершеннолетних с дефектами психики определяется в зависимости от их возраста. Эта специфика несовершеннолетних (повышенная внушаемость, эмоциональность, неустойчивость поведения, незрелость мышления, склонность к подражанию и фантазии, недостаточность опыта и знаний и т.п.) во многих случаях не позволяет применять в отношении
несовершеннолетних с аномальной

Косвенный допрос — важное средство получения от допрашиваемого сведений, о которых он пытается умолчать. Сущность его заключается в следующем. Следователь, заведомо зная, что не получит правильного ответа на основной интересующий его вопрос, задает ряд других вопросов, менее “опасных” с позиции допрашиваемого. Между тем ответы на эти вопросы помогают найти ответ на основной замаскированный вопрос. Такой прием успешно используется, например, при проверке алиби. Неосведомленность допрашиваемого об обстоятельствах, о которых он должен был бы знать, по существу дает ответ на вопрос, был ли он в интересующее следователя время в том или ином месте (см.: Карнеева Л.М. Тактические приемы допроса обвиняемых. //Труды Высшей школы МВД СССР, Вып. 32. М„ 1971, С. 179).

Опережающий вопрос — это конкретный вопрос о частном обстоятельстве, задаваемый с тем, чтобы скрыть от допрашиваемого, что по более общим и основным обстоятельствам достаточной информации следователь не имеет. (См.: Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М., 1970, С. 160.)

135 психикой такую же тактику, какую следователь избрал бы в аналогичной

ситуации при допросе взрослого с дефектами психики.

Это обязывает следователя особенно тщательно проверять показания несовершеннолетних, а тем более малолетних свидетелей и потерпевших с дефектами психики.

Центральное место в организации допроса несовершеннолетнего с дефектами психики и малолетнего занимает изучение его личности, как правило, более тщательное, чем при подготовке к допросу взрослого. Помимо данных, необходимых для определения предмета и тактики допроса, следователю требуется выяснить, способен ли несовершеннолетний, имеющий тот или иной дефект психики, дать достоверные показания по важным для дела обстоятельствам, насколько он развит, к чему имеет склонность и т.д.

При составлении плана допроса несовершеннолетнего с дефектами психики недостаточно наметить обстоятельства, подлежащие выяснению. Нужно точно сформулировать вопросы, продумав, насколько та или иная формулировка будет доступна для понимания несовершеннолетнего с учетом его психического состояния, имеющегося дефекта психики. При допросе малолетних свидетелей формулировку вопросов полезно обсудить с работниками детского учреждения, психологом.

При подготовке к допросу несовершеннолетних с дефектами психики также необходимо учитывать особенности их вызова.

Присутствие педагога (а в соответствии со ст. 425 УПК Российской Федерации - или психолога) или близких родственников несовершеннолетнего с дефектами психики или иных законных представителей при допросе должно повышать результативность допроса. Иной раз следователю трудно войти в контакт с несовершеннолетним, расположить его к себе.

Необходимо сделать все возможное для создания наиболее

136 благоприятных условий допроса несовершеннолетнего, допрашиваемого по

делам о половых преступлениях, предусмотрев, чтобы педагог был одного с

ним пола. Это же правило применимо и по отношению к участвующему при

допросе специалисту-психиатру или психологу.

Особенно важно правильно определить, насколько целесообразно участие в допросе несовершеннолетнего с дефектами психики родителей и других близких родственников.

Учитывая, насколько опасна постановка несовершеннолетним и малолетним с различными дефектами психики наводящих вопросов, если к тому же они исходят от лиц, которым дети доверяют и привыкли слушаться, необходимо объяснить лицам, приглашенным для участия в допросе, какие вопросы считаются наводящими и почему они запрещены.

При допросе в домашней обстановке следует позаботиться о том, чтобы родственники во время допроса несовершеннолетних с дефектами психики не мешали допросу и чтобы его результаты не были бы преждевременно разглашены, а допрошенный не испытывал неприятность в связи с его правдивыми показаниями.

Допрос на месте преступления не всегда проходит в идеальных условиях. Однако, если свидетель, протерпевший с психогенными реакциями (особенно по преступлениям сексуального характера), дает информацию, необходимо сделать все, чтобы ничто не отвлекало его от этого. Если возможно, то нужно увести других членов семьи, вовлеченных в домашний спор, от кричащих на полу детей, необходимо уменьшить громкость радиоприемника.

Когда несовершеннолетние свидетели, имеющие дефекты психики, очевидно подготовлены заинтересованными лицами к допросу и дают явно ложные показания, целесообразно вывести их за рамки известной им темы.

Показания несовершеннолетнего потерпевшего с дефектами психики также могут быть уточнены путем его допроса на месте происшествия,

137 предъявления ему предметов, обнаруженных на этом месте, и т.д.

К допросу обвиняемого следователь имеет возможность обстоятельно подготовиться и, следовательно, определить правильно тактику допроса. При этом он в значительной мере может использовать изложенные выше приемы, разумеется, с учетом особенностей формирования показаний несовершеннолетнего, его возраста и дефектов психики допрашиваемого.

Однако даже в том случае, когда преступление совершено подозреваемым, следователю, очевидно, не рекомендуется торопиться изобличать его. Лучше выразить надежу, что допрашиваемый сожалеет о содеянном и, конечно, расскажет правду.

Тактика допроса несовершеннолетнего подозреваемого, на наш взгляд, несколько отличается от тактики допроса подростка как в качестве свидетеля либо потерпевшего с дефектами психики, так и обвиняемого1. Как справедливо указывает Г.М. Миньковский, при допросе несовершеннолетнего подозреваемого решаются «более узкие задачи, сводящиеся в основном к проверке версии об участии его в преступлении»1.

На наш взгляд, допрос несовершеннолетнего подозреваемого лучше всего начинать с выяснения данных о его личности. На практике этому вопросу уделяется недостаточное внимание. Так, по данным исследований, проведенных Л.Л. Каневским, следователь, допрашивая

несовершеннолетнего в качестве подозреваемого, располагал лишь незначительной информацией о подростке от его родителей (в 17% случаев), от учителей (8-9%), от бригадиров и мастеров (7%) и сотрудников ОППН

Отдельные криминалисты, рассматривая тактику допроса несовершеннолетнего, предлагают рекомендации, относящиеся одновременно к допросу потерпевших, свидетелей, подозреваемых и обвиняемых / Тадевосян B.C., Порубов П.И., Карнеева Л.М./. С этим нельзя согласиться, поскольку в допросе потерпевших и свидетелей, с одной стороны, и подозреваемых и обвиняемых, с другой, значительно больше различий, чем общего /у них различное процессуальное положение, при допросе стоят неодинаковые задачи и т.д./

138 (13%)2.

В этом случае предпочтительна форма свободного рассказа, «ибо она в большей степени обеспечивает достоверность показаний»3. В то же время следователю необходимо помнить, что аномальные подростки нередко затруднены в общении с внешним миром, в оценке происходящего. Поэтому их свободный рассказ может быть весьма отрывочен, непоследователен и сбивчив. Следователю приходится помогать допрашиваемому в его показаниях, не прибегая к подсказкам, внушению и наводящим вопросам.

Многие криминалисты, отмечая чрезвычайную важность первого допроса подозреваемого (Л.М. Карнеева, Л.Л. Каневский, В.М. Лисенков), при этом справедливо указывают на необходимость получения сразу правдивых показаний подростка. Представляется, что в этих случаях тактико-психологическое воздействие на обвиняемого в процессе его допроса должно быть направлено на преодоление установки на ложь и на получение правдивых показаний.

Использование тактических возможностей «свободного рассказа», выяснение причин и мотивов, обусловливающих ложные показания и принятие мер к их устранению нередко ведут к изменению неправильной позиции подростка (например, у несовершеннолетнего эпилептика). Л.М. Карнеева справедливо указывает, что несовершеннолетний обвиняемый иногда сам готов изменить свою позицию, но не знает, как это сделать и ему в этом случае необходимо облегчить переход от ложных показаний к правдивым4.

Применение тех или иных тактических приемов при допросе обвиняемого зависит и от следственной ситуации, в которой производится

1 См.: Гуковская П.И., Долгова А.И., Миньковский Г.М. Расследование и судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних., М., 1974, С.84.

2 См.: Каневский Л.Л. Криминалистические проблемы, С. 255.

3 См.: Криминалистика, М., 1969, С. 397.

4 Васильев А.И., Карнеева Л.М., Указ. раб., С. 202.

139 допрос. По нашему мнению, совершенно прав В.В. Радаев, считающий, что

снижение активности внимания и неустойчивость психических процессов

свойственны большинству психически неполноценных обвиняемых.
Во

время проведения следственного действия они быстро утомляются, у них

снижается концентрация внимания. Учитывая эти особенности,
не

рекомендуется затягивать проведение допроса. В случае, если
его

производство требует длительных затрат времени, полезно делать перерывы

через каждые 20-30 минут.

Как уже было сказано ранее, выбор конкретного тактического приема зависит и от места проведения допроса.

На наш взгляд, выбор места допроса в каждом случае определяется психологией обвиняемого, его отношением к делу, психическим состоянием, видом избранной меры пресечения, другими объективными и субъективными факторами.

Во время допроса лиц с дефектами психики в кабинете следователя никто, кроме должностных лиц, ведущих допрос, защитника, переводчика, педагога, специалиста, не должен присутствовать.

Существует тенденция в ходе допроса формулировать ответы и вступать в диалог с допрашиваемым. Однако, на наш взгляд, этого делать не следует. Необходимо лишь собирать исходную информацию. Случается, что как только допрашиваемый в силу характера проявления дефектов психики (например, олигофрения) остановился, чтобы перевести дух, следователь начинает комментировать услышанное. Как только следователь начал комментарий, вся дальнейшая информация становится искаженной или неуслышанной. Это приводит к тому, что допрашиваемый уже не может завершить свое сообщение и связать в единое целое то, о чем он собирался рассказать с тем, что уже говорил из-за характерной для него сильной внушаемости. В результате вся информация потеряна. Для того, чтобы обвиняемый хорошо уяснил
содержание и смысл вопроса, его нужно

140 повторить, изменить формулировку, упростить, расчленив на несколько

более конкретных. «Формулировка вопросов, - пишет Л.Е. Ароцкер,

должна быть строго индивидуальной, избранной с учетом
личности

допрашиваемого, его физических и психических особенностей»1.

Представляется обоснованным и замечание СП. Щербы о том, что вопросы следователя, которые он ставит психически неполноценному обвиняемому, должны быть ясными по своей логической и грамматической структуре, не быть сложными и громоздкими, содержа в себе по существу несколько вопросов2. На практике это один из распространенных недостатков. «При чтении такого протокола, - справедливо заметил М.А. Чельцов, - можно скорее составить представление о личности следователя и его манере думать и говорить, чем о личности и свойствах обвиняемого»3.

В.В. Радаев рекомендует в процессе подготовки допроса психически неполноценного обвиняемого сформулировать основные вопросы, продумать их очередность и, чтобы в них содержалось как можно меньше наводящей информации о расследуемом преступлении4.

Вместе с тем представляется ошибочной рекомендация И.Ф. Крылова в той части, что вопрос о виновности обвиняемого «целесообразно ставить лишь в контексте допроса», поскольку такой вопрос, заданный в самом начале допроса «может вызвать у подростка эмоциональное напряжение, которое будет мешать дальнейшему допросу»5.

Основные правила предъявления обвинения и допроса обвиняемого носят общий характер и полностью распространяются на лиц с дефектами

1 Ароцкер Л.Е. Судебная этика //Соц. законность., 1969, № 9, С. 43.

2 Щерба СП. Расследование и судебное разбирательство, М., С. 88.

3 Чельцов М.А. Обвиняемый и его показания в советском уголовном процессе., М., 1947, С.21.

4 Радаев В.В. Указ. канд. дис. С. 160-161. См.: Криминалистика /под ред. И.Ф. Крылова, Л., 1976, С. 279.

5 См.: Карнеева Л.М. Особенности расследования преступлений несовершеннолетних., М, 1981, С. 44.

141 психики. В этой связи вполне обоснованной, по мнению Н.И. Кулагина, является постановка вопроса о специфике процессуального режима и «об особой тактике допроса лиц, страдающих психическими недостатками»1.

Порядок допроса обвиняемого строго определен процессуальным законом. Часть 2 статьи 173 УПК Российской Федерации прямо указывает, что в начале допроса следователь должен спросить обвиняемого, признает ли он себя виновным в предъявленном ему обвинении, после чего предлагает обвиняемому дать показания по существу обвинения. Более того, от характера ответа на этот вопрос зависит тактика последующего допроса. Поэтому справедливым, на наш взгляд, является указание Л.М. Карнеевой, что прежде чем зафиксировать ответ в протоколе, с обвиняемым необходимо поговорить, убедить его рассказать правду, объяснить, почему это важно прежде всего для него.

Однако практическая реализация рекомендаций при расследовании по делам рассматриваемой категории требует особой осторожности. Если обвиняемый отличается повышенной внушаемостью либо имеются основания предполагать, что он оговаривает себя, использовать данный тактический прием нежелательно. Если же он применяется, то должна быть исключена любая возможность получения обвиняемым дополнительной информации об обстоятельствах деяния, обстановке места происшествия и т.д.

Указанный прием содержит определенный элемент внушения. Вместе с тем известна склонность некоторых психически неполноценных личностей к самооговорам. Будучи не в состоянии дать детальные показания, они ссылаются на запамятование тех или иных обстоятельств. Нередко в таких случаях речь идет об особенностях обстановки
места происшествия,

1 Кулагин Н.И. К вопросу о тактике допроса лиц, страдающих физическими недостатками //Вопросы укрепления социалистической законности на предварительном следствии. Вып. 13., Волгоград, ВСШ СССР, 1976, С. 143.

142 внутреннем виде помещения, в котором совершено
преступление.

Полученная с помощью данного приема информация может использоваться

обвиняемым, оговорившим себя, для последующей детализации показаний.

При допросе лиц с дефектами психики тактически опасен и такой прием, когда следователь, основываясь на собранных материалах, неожиданно для обвиняемого сам обрисовывает ему картину совершенного преступления. Использование этого приема может также привести к тому, что лица, у которых нарушены познавательные способности, в силу внушаемости, слабоволия, соглашаются со всеми утверждениями следователя, оговаривают себя.

Изучение уголовных дел показало, что иногда психически неполноценные обвиняемые используют ссылку на запамятование как вариант защитной линии поведения. Психически здоровый взрослый обвиняемый ссылается на амнезию в основном в случае совершения преступления в состоянии опьянения. Если же он был трезвым в этот момент, то речь может идти о запамятовании лишь отдельных деталей события. Сложнее определить обоснованность ссылок на забывчивость у обвиняемых с дефектами психики, поскольку психические недостатки на самом деле могут сопровождаться ухудшением памяти.

Определенную ясность при решении вопроса о том, имеются ли у обвиняемого расстройства памяти или он симулирует их, вносит заключение судебно-психиатрической экспертизы. Помощь экспертам- психиатрам может оказать следователь. В частности, рекомендуется, предвидя возможность ссылок на потерю памяти, сначала выяснить у обвиняемого обстоятельства, прямо не относящиеся к преступлению, но имеющие место в момент его совершения, или малозначительные обстоятельства преступления. Этот прием позволяет выявить избирательный характер «запамятования»: обвиняемый, симулирующий потерю памяти, «забывает» обычно только то, что представляет его в невыгодном свете.

143 Следует отметить, что расстройства памяти чаще встречаются при

травматических поражениях головного мозга, дебильности, хроническом

алкоголизме. В судебно-психологической и криминалистической литературе

довольно подробно описаны особенности механизма запоминания и приемы,

направленные на оказание допрашиваемому помощи в
восстановлении

забытого. Эти рекомендации можно использовать и при допросе лиц с

патологией памяти. Однако надо помнить, что применение соответствующих

приемов может оказаться безрезультатным при наличии у
обвиняемого

существенных ее дефектов. Наряду с расстройством памяти
иногда

обнаруживается склонность к вымыслам. Излишне настойчивое стремление

следователя побудить обвиняемых с подобными дефектами
вспомнить

имеющие значение для дела факты оборачивается тем, что провалы в памяти

они заполняют вымышленными подробностями, в результате
чего

существенно осложняется расследование по делу.

Иногда примитивные личности из искреннего желания помочь расследованию сообщают не действительно восстановленные в памяти факты, а те, что вообще могли быть, не проводя по собственной инициативе соответствующего разграничения. Поэтому у умственно отсталых обвиняемых целесообразно выяснить, являются ли сообщаемые ими сведения результатом припоминания или же обвиняемый говорит о них потому, что относит их к разряду возможных. Подобная дифференциация позволяет избежать ложных направлений в расследовании.

Говоря о тактических приемах1 оказания помощи допрашиваемому при допросе несовершеннолетних с дефектами психики, мы не можем согласиться с рекомендациями Л.Б. Филонова и В.И. Давыдова к допросу

1 Под тактическим приемом понимается наиболее рациональный и эффективный способ действия или наиболее целесообразная в данных условиях линия поведения лица, осуществляющего процессуальное действие. См.: Белкин Р.С. Предмет, система, задачи и методы советской криминалистики //Криминалистическая экспертиза. Вып.1, М., 1966, С. 9.

144 несовершеннолетнего о «создании напряжения»,
«форсировании темпа

допроса, вызывающего перегрузку в сознании обвиняемого», чтобы «при

высоком темпе подачи вопросов допрашиваемый, приняв такой
темп,

оказался не в состоянии тщательно обдумать и «растягивать» ответ, а будет

отвечать, не вдумываясь в свои слова, не имея возможности выдумывать»1, в

силу характера проявления того или иного дефекта
психики

допрашиваемого.

Основывать тактику допроса на «слабых местах» психически неполноценного обвиняемого чрезвычайно рискованно. К этому нужно подходить избирательно. Нельзя исходить из того, что в запальчивости и гневе обвиняемый расскажет то, чего не высказал бы в обычном состоянии2. Если придерживаться подобных рекомендаций, то для того, чтобы добиться признания, следователь должен привести обвиняемого в состояние гнева, раздражения, аффекта, т.е. следователь должен сознательно провоцировать негативные и даже болезненные психические процессы, что, безусловно, противопоказано и безнравственно. Даже временный успех таких тактических приемов весьма сомнителен. Только убеждая обвиняемого, приводя доказательства, можно добиться правдивых показаний.

Рассматривая вопросы криминалистического значения дефектов психики преступника, мы отмечали, что в отношении аномальных подростков допустимо проведение тактических приемов и правомерного психического воздействия. Однако их применение не должно влиять на позицию невиновного подростка, способствовать признанию им несуществующей вины, не должно способствовать оговору невиновных или

1 Филонов Л.Б., Давыдов В.И. Психологические приемы допросов обвиняемого. //Вопросы психологии, М., 1966, №6, С. 122.

2 Под «слабыми местами» В.И. Давыдов и Л.Б. Филонов понимают повышенную вспыльчивость, склонность к гневу, т.е. «самые разнообразные особенности допрашиваемого, воздействуя на которые можно добиться конкретного результата». См.: Давыдов В.И., Филонов Л.Б. Указ. раб., С. 116.

145 обвинению виновных в большем объеме, нежели это соответствует их

действительной вине, не должно основываться на
неосведомленности

обвиняемого в вопросах уголовного права и процесса, не должно приводить

к даче ложных показаний1.

Практика показывает, что несовершеннолетние обвиняемые с дефектами психики в большинстве случаев (69%) полностью либо частично признавали себя виновными в предъявленном обвинении. При этом, наряду с положительным ответом на вопрос об отношении к обвинению они, как правило, в своих показаниях сообщали фактические данные, подтверждающие их участие в преступлении (называли место, время совершения преступления, его способ, объект преступного посягательства и т.д., соглашались с юридической квалификацией своих действий).

Это свидетельствует о том, что в большинстве случаев, несмотря на конфликтность ситуации, складывающейся при расследовании дела, использование тактических приемов, основанных на логике и психологии, широкое применение метода убеждения, стимулирование положительных качеств допрашиваемого, использование внутренних противоречий в показаниях подростка для своевременного изменения его позиций и т.д., как правило, приводит к даче правдивых показаний.

Наряду с этим криминалистами рекомендуется тактический прием, состоящий в том, что следователь на основе имеющейся в его распоряжении информации сам раскрывает обвиняемому процесс совершения преступления2. Этот прием недопустимо использовать при проведении следственного действия с обвиняемым, обнаруживающим такой дефект

1 В криминалистике и судебной психологии вопрос о правомерности средств воздействия на допрашиваемого исследован достаточно подробно, сформулированы критерии допустимости тактических приемов, средств воздействия, их этичность и соответствие принципам морали /И.Н. Быховский, А.В. Дулов, А.Р. Ратинов, Г.Ф.Горский, Л.Д. Кокорев, Д.П. Котов, Н.П. Хайдуков и др./

2 Карацев К.М. Основные процессуальные и криминалистические положения допроса обвиняемого. Алма-Ата, 1969, С. 108-109.

146 психики как повышенная внушаемость. Представления следователя в целом

или в части могут не соответствовать действительному механизму события.

Лица с патологической внушаемостью некритически
воспринимают

утверждения следователя, что может послужить основой для самооговора.

Лица, страдающие некоторыми видами душевных болезней, склонны к оговору или самооговору. У депрессивных больных это может быть связано с бредовыми идеями самообвинения, у шизофреников в результате галлюцинаций, у эпилептиков в связи с периодическими переживаниями при сумеречных состояниях сознания и т.д.

Повышенная внушаемость чаще всего наблюдается у обвиняемых - дебилов, инфантильных личностей, истерических и неустойчивых психопатов. В целом применяемые тактические приемы при допросе таких лиц должны быть направлены на исключение элемента внушения. Тем более необходимо помнить об этом, если у обвиняемого имеются признаки патологической внушаемости.

Характерен следующий пример оговора на почве бредовых переживаний.

Несовершеннолетняя К. заявила в прокуратуру, что была изнасилована врачом-окулистом во время осмотра. Установлено, что К. больна шизофренией. Наряду с выраженными кататоническими явлениями у нее отмечены бредовые идеи любовного очарования, воздействия. Она уже несколько лет «слышала голос» этого врача (он ее сосед по дому), который объяснялся ей в любви, обещал жениться, говорил о ее необычайной красоте. Испытывала сенестопатические ощущения в области половых органов. Как выяснилось, на прием к окулисту пришла без особых оснований, вела себя во время осмотра странно: утрированно кокетничала, вздыхала, что-то непонятно бормотала.

147 Заключение: к показаниям К. следует относиться как к показаниям

психически больного человека1.

Если допрашиваемый страдает средне выраженной дебильностью, особое внимание нужно уделять повышенной внушаемости. В этих случаях очень важен правильно построенный допрос на предварительном следствии. К сожалению, протоколы допросов зачастую составлены так, что не удается уловить, какие вопросы и в какой форме ставились перед свидетелем или потерпевшим, как формулировался вопрос.

Трудно оценить психическое состояние потерпевших, свидетелей, перенесших черепно-мозговую травму и дающих показания о моменте этой травмы. Вследствие потери сознания и ретроградной амнезии сообщаемые ими сведения нередко бывают неверными. Впоследствии такие больные часто заполняют исчезнувший из памяти отрезок времени ложными воспоминаниями, домыслами на основании обстоятельств дела (со слов следователя, родных и знакомых) и сообщают эти искаженные сведения, искренне считая их истинными. Возникают трудно устранимые противоречия, особенно тогда, когда потеря сознания после травмы была кратковременной.

Несовершеннолетний М. утверждал, что он нанес удар ножом, обороняясь от нескольких нападавших. Установлено, что вначале на М. напал один человек; М. ударил его ножом и уже после этого М. был избит прибежавшими на шум знакомыми раненого. Сам М. считает, что сознания не терял. Из медицинской документации больницы, куда он был доставлен, известно, что у него были рвота, положительный симптом Кернига, легкое оглушение. Диагноз: сотрясение мозга, подозрение на перелом основания черепа.

1 Шостакович Б.В. Судебно-психиатрическая экспертиза свидетелей и потерпевших., М., 1977, С. 45

148 Заключение: состояние М. после нанесения им удара ножом следует

рассматривать как период расстроенного сознания вследствие
травмы

черепа. К показаниям М. о событиях перед правонарушением
следует

относиться как к показаниям психически больного из-за
признаков

ретроградной амнезии1.

Мы согласны с В.В. Радаевым, считающим, что повышенная возбудимость, агрессивность, злобность характерны в большей мере для возбудимых психопатов, лиц с остаточными явлениями черепно- мозговых травм. С ними осложняется установление психологического контакта. При проведении допроса следователю необходимо выбрать правильный тон: сохранять беспристрастность, спокойствие, не допускать окриков, грубости, неукоснительно соблюдать требования закона. Однако нельзя идти на поводу у таких обвиняемых, опасаясь вспышек гнева.

Если тактические правила не соблюдаются, со стороны обвиняемых возможны злобные выпады, агрессивные акты, самоповреждения, отказы участвовать в следственных действиях. Так, возбудимые психопаты, если они неоднократно привлекались к уголовной ответственности, неплохо знают основные процессуальные положения, свои права. Даже малейшее отступление от закона, ущемление их прав способно вызвать у них резкий протест. Если обвиняемый необоснованно упрекает следователя в нарушении закона, необходимо спокойно разъяснить ему, что он заблуждается, зачитать соответствующие статьи Уголовно- процессуального или Уголовного кодекса Российской Федерации. Обвиняемые с повышенной возбудимостью нередко пытаются уничтожить уличающие их доказательства, процессуальные документы. При предъявлении таковых должны приниматься меры к обеспечению их сохранности.

Игнорирование рассмотренных тактических положений нередко

1 Шостакович Б.В. Указ. раб., С. 47

149 приводит к самооговорам психически неполноценных обвиняемых. Авторы,

исследующие проблему самооговоров, справедливо подчеркивают,
что

ложные признания своей вины возможны не только у душевнобольных, но и

нередко являются «нормальной реакцией нормального человека
на

ненормальные условия, в которых он оказался»1. Патология у психически

неполноценных также нередко оказывается нормальной реакцией больного

человека на «ненормальные условия, в которых он оказался».

По изученным нами уголовным делам в отношении рассматриваемой категории лиц чаще всего оговаривают себя дебилы и истерические психопаты. В стрессовой ситуации предварительного следствия, в процессе применения тех или иных тактических приемов, комбинаций, психического воздействия дебилы, неустойчивые психопаты, подростки с нарушениями интеллектуальной сферы могут давать ложные показания, оговаривать себя или других лиц. Применительно к указанной категории психически неполноценных обвиняемых интересно, на наш взгляд, рассмотреть основные причины самооговоров, обусловленные неверным определением тактики следственных действий.

Иногда причиной самооговора является неудачная формулировка вопросов, тон, которым они задаются. Допрашивая дебилов, нельзя проявлять раздражительность по поводу их непонятливости, допускать окрики - это легко вызывает у них испуг. Еще более недопустимо оказывать психическое давление: не имея веских доказательств виновности дебила, заявлять ему, что преступление совершил он и что гораздо лучше для него признаться во всем.

Запугивание, грубость, нагнетание напряженности обстановки, в которой производится допрос, лишь способствуют склонности дебилов к ложному признанию вины. Следователю необходимо упредить указанную

1 Ратинов А.Р. Некоторые итоги и перспективы психолого-правовых исследований.

150 ситуацию возможно уговорами, лестью, обещанием различных
выгод.

Неразвитые критические способности, неумение осознать невыполнимость

обещаний делают дебилов очень доверчивыми и легко поддающимися

уговорам.

У следователя должно возникнуть сомнение в истинности показаний дебила, если он повторяет показания сообщников, других заинтересованных лиц, оперирует в объяснениях, заявлениях понятиями, которые вряд ли смог бы использовать без посторонней помощи. Поэтому следует прилагать максимум усилий к тому, чтобы исключить воздействие на обвиняемого заинтересованных лиц.

Иным является механизм самооговоров у истерических психопатов. В неуемном стремлении показать свою особую значимость, исключительность они не останавливаются и перед самооговором, даже если за преступление, в совершении которого они признают себя виновным, грозит тяжкое наказание. Учитывая подобные тенденции в поведении истерических психопатов, не рекомендуется хвалить их за признание вины, подчеркивать при этом их смелость, а тем более говорить, что на совершение такого преступления может решиться не всякий и т.д.

Знание особенностей дефектов психики несовершеннолетних, их характера, форм проявления, наряду с другими свойствами личности обвиняемого, необходимо учитывать при решении таких криминалистических вопросов, как правильной выбор тактических приемов при проведении допроса в целях установления участия подростка в других преступлениях, а также для установления иных участников преступления, то есть для решения практических задач следствия.

Успешное решение этих задач заключается в оказании своевременной помощи допрашиваемому, путем выбора и своевременного применения

//Вопросы борьбы с преступностью. М., 1974, Вып. 20, С. 106.

151 следователем верного тактического приема с учетом характера проявления

дефекта психики допрашиваемого.

Следует иметь в виду, что обвиняемый (подозреваемый) мог обладать дефектами психики как до совершения преступления, так и приобрести их непосредственно после, либо в результате совершения преступления.

Знание индивидуальных особенностей лиц с дефектами психики, являющихся участниками предварительного следствия, объем необходимых сведений, и оценка следователем полученной от них информации не могут быть во всех случаях постоянными и однозначными. Многие зависят от конкретных условий, целей и задач воздействия. Одно несомненно: сведения, полученные о том или ином лице, всегда позволяют повысить эффективность воздействия на него со стороны следователя, обеспечить более быстрое получение информации о происшедшем событии, оказать помощь допрашиваемому в целях установления истины по расследуемому уголовному делу.

Получаемые в ходе допроса показания должны анализироваться, сопоставляться с сообщениями на предыдущих допросах и другими доказательствами. Учитывая особенности психики, повышенную внушаемость допрашиваемого, к оценке показаний необходимо подходить очень критически. Полученную информацию можно принять за достоверную лишь в тех случаях, когда она объективно подтверждается другими доказательствами. Отступление от этого правила может привести к серьезным ошибкам.

Вышеизложенное позволяет сделать следующие выводы.

  1. При дефектах психики способность давать достоверные показания может оказаться утраченной либо значительно сниженной. Своеобразие показаний допрашиваемых с дефектами психики обуславливается как их процессуальным положением, так и теми особенностями психики, которые они обнаруживают.

152

  1. Учет особенностей характера проявлений дефектов
    психики

допрашиваемого есть ступень познания индивидуальных качеств личности, что должно быть использовано следователем при выборе тактических приемов допроса. Это свидетельствует о том, что допрос должен быть творческим процессом, требующим высокого профессионального мастерства и специальной подготовки.

  1. Знание следователем таких особенностей допрашиваемого позволит в каждой конкретной ситуации, складывающейся при допросе, использовать по отношению к лицу с тем или иным дефектом психики, занимающим различное процессуальное положение, те тактические приемы оказания помощи, которые именно в этом случае будут наиболее эффективны.

153

2.4. Особенности оценки показаний лиц с дефектами психики и их

использование в процессе доказывания

«Оценить доказательства, - пишет П.Ф. Пашкевич, - значит определить, насколько точно установлено каждое из них, в какой взаимосвязи с делом и другими доказательствами оно находится, какой именно факт, имеющий значение для дела, оно устанавливает или опровергает и что означают в совокупности все собранные по делу доказательства».

Н.А. Якубович считает, что под оценкой доказательств на предварительном следствии (она рассматривает это как частный случай оценки) «понимается основанное на фактических обстоятельствах дела и проверенное в ходе практической деятельности следователя суждение о степени достоверности и значении доказательств, позволяющее следователю, в конечном счете, прийти к выводу о виновности или невиновности лица, привлеченного к уголовной ответственности, и решить вопрос о достаточности данных для направления дела в суд».

В.Д. Арсеньев понимает под оценкой доказательств определение силы и значения каждого доказательства в отдельности и всех доказательств в совокупности.3

Основным вопросом, решаемым при оценке доказательств, А.И. Трусов считает установление достоверности сведений о фактах, которые содержит доказательство.4

По мнению Л.Т. Ульяновой, основные вопросы, определяющие содержание оценки доказательств, - достоверность и значение доказательств.

Пашкевич П.Ф. Объективная истина в уголовном судопроизводстве., М., 1961, С. 49. Васильев АН., Мудьюгин Г.Н., Якубович НА. Планирование расследования преступлений., М, 1957, С. 104.

3 Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств., М., 1964, С. 130.

4 Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств., М., 1960, С. 87. Ульянова Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции., М., 1959, С. 65.

154

М.С. Строгович утверждает, что «оценка доказательства является итогом его проверки и состоит в признании существования или несуществования того факта, который этим доказательством устанавливается».’

Мы согласны с мнением Р.С. Белкина, который определяет оценку доказательств в судебном исследовании как логический процесс установления допустимости и относимости доказательств, наличия и характера связей между ними, определения значения и путей использования доказательств для обнаружения истины.

Установление достоверности существования доказательства и наших сведений о его содержании целесообразно считать не оценкой, а исследованием доказательства. Разумеется, исследование доказательств также носит характер оценочной деятельности, его отграничение от оценки доказательств условно и преследует в основном методические цели.

Оценка доказательств предпринимается для того, чтобы выяснить:

а) допустимо ли использование данного факта как судебного доказательства по делу, не противоречит ли это закону, принципам доказывания;

б) относится ли данное доказательство или совокупность доказательств к делу;

в) в какой связи находится данное доказательство с другими собранными по делу доказательствами, каков характер и значение этой связи;

г) каково значение данного доказательства и совокупности доказательств для обнаружения истины, является ли совокупность доказательств достаточным основанием для принятия того или иного процессуального решения о судьбе дела;

д) как может быть использовано данное доказательство в процессе дальнейшего судебного исследования.

Значение оценки доказательств, с нашей точки зрения определяется:

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса,, М, 1958, С. 164.

155

а) числом оцениваемых доказательств и, следовательно, объемом

оцениваемой информации;

б) полнотой оцениваемой информации (что зависит от числа выявленных источников доказательств и их содержания);

в) важностью тех процессуальных решений, которые принимаются на основе результатов оценки собранных доказательств на разных стадиях предварительного расследования;

г) объемом и характером предстоящей следователю работы по завершению своей части исследования. Исходя из этого, можно указать узловые моменты, с которыми связывается оценка совокупности известных следователю фактических данных: решение вопроса о возбуждении уголовного дела; о привлечении конкретного лица к уголовной ответственности (в качестве обвиняемого) и избрании меры пресечения; о приостановлении или окончании производства по делу.

Понятие оценки доказательств включает установление относимости и допустимости доказательств. При этом мы не можем согласиться с И.Б. Михайловской, которая определяет относимость доказательства как «его способность прямо или косвенно устанавливать факты, имеющие значение для решения уголовного дела».1 Так, способность лиц с дефектами психики устанавливать факты есть потенциальная возможность, но еще не действительность. Возможность может стать действительностью, но может ею и не стать, поэтому нельзя, на наш взгляд, здесь оперировать термином «способность»: доказательство именно потому и является относящимся к делу, что им устанавливается истина, а не потому, что истина может быть им установлена.

По мнению А.И. Трусова под относимостью факта понимается столь близкая его связь с обстоятельствами рассматриваемого дела, в силу которой он, отражая искомые по делу факты, может служить
средством их

Михайловская И.Б, Относимость доказательств в советском уголовном процессе. //Советское государство и право, 1958, № 12, С. 120.

156 установления»1. Непонятно, что означает «отражение»
доказательством искомых по делу фактов и как доказательство, «отражая факты», «может служить» (а, следовательно, может и не служить) средством их установления.

Относимость доказательства - это свойство доказательства, заключающееся в том, что оно имеет значение для дела, относится к предмету доказывания. Следователю нужны только же доказательства, которые относятся к этому предмету, а не вообще доказательства.

Допустимыми являются только те доказательства, которые получены из предусмотренных законом источников, содержатся в исчерпывающем перечне, который дает статья 74 УПК Российской Федерации.

К числу не допустимых в качестве судебных доказательств фактов следует отнести такие, которые устанавливают хотя и существенные для дела, но не требующие доказательств обстоятельства, например общеизвестные истины. К этой же категории В.У. Громов и Н.О. Лаговиер относят факты, противоречащие естественным законам природы.

Допустимость и относимость доказательств тесно связаны между собой: вопрос о допустимости возникает только при рассмотрении относимых доказательств, а относимыми могут быть признаны только допустимые доказательства.

Проблемы, с которыми приходится сталкиваться при установлении относимости и допустимости доказательств (показаний лиц с дефектами психики), заключаются в следующем. Закон (п.2 ч. 2 ст.72 УПК РСФСР) не допускает допроса «лица, которое в силу своих физических или психических недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания». Однако большинство лиц с дефектами психики хорошо ориентируются в знакомой им обстановке, местности, среди родных и близких знакомых. Например, по уголовному делу по обвинению Л. в совершении изнасилования психически

1 Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств., М., 1960, С. 34.

2 Громов В.У., Лаговиер Н.О. Уголовно-судебные доказательства., М., 1929, С. 29.

157 больной К., страдающей детским церебральным параличом с правосторонним гемипарезом, осложненным глубокой степенью дебильности и генерализованными частыми судорожными припадками, последняя назвала лицо, изнасиловавшее ее, смогла указать точное место совершения преступления, описала одежду, в которой она была в момент совершения изнасилования, и одежду, в которой находился преступник. Более того, К. подробно описала действия Л., его состояние1.

Данный пример свидетельствует, что показаниям лиц с дефектами психики можно доверять. Конечно, к ним необходимо относиться критически, но полностью исключать их из способов доказывания нельзя.

Вместе с тем в юридической литературе достаточно убедительно показано отрицательное влияние конкретных видов нарушений психики на восприятие, запоминание и воспроизведение обстоятельств, имеющих значение для дела (М.С. Строгович, В.Е. Коновалова, А.В. Дулов, А.Р. Ратинов, Н.И. Порубов, СП. Щерба и др.). Еще в большей степени это касается несовершеннолетних правонарушителей2, что, конечно же, необходимо учитывать при проведении такого следственного действия, как допрос.

В показаниях лиц, страдающих хроническим алкоголизмом, преобладают ложные обвинения свидетелей, потерпевших. Они пытаются опорочить лиц, изобличающих их, добиваются проверки фактов, не относящихся к делу. Иногда у этих лиц в некоторой степени нарушены познавательные процессы. Так, обвиняемые, у которых ослаблена память на прошлые и настоящие события, обстоятельства совершенного преступления при допросе излагают противоречиво, путают эпизоды обвинения, происходившее вспоминают с трудом, показания дают медленно, кратко и

1 Мустаханов Р. Рубрика «Вопрос-ответ»., //Законность, 2000, № 3, С. 17

4,7% следователей из числа опрошенных пояснили, что от подростков с аномалиями психики невозможно получить достоверную информацию при производстве допроса в силу особенностей характера проявлений дефектов психики. На наш взгляд, основной причиной этого является отсутствие рекомендаций по тактике допроса при расследовании преступлений, совершенных рассматриваемой категорией лиц.

158 непоследовательно.

Подтверждением тому пример из практики. Привлеченный к уголовной ответственности Д. обнаруживал остаточные явления органического поражения ЦНС с задержкой умственного развития. Было установлено, что у него снижена память как на прошлые, так и на текущие события, мышление конкретное, интеллект невысокий. Эти особенности психического состояния Д. отразились на его показаниях: он путал хронологию эпизодов, кратко и противоречиво рассказывал о том, какие преступные действия совершил вначале: грабежи или кражи. Лишь показания свидетелей и потерпевших позволили восстановить действительную цепь преступных действий обвиняемого1.

Оценка доказательств по уголовному делу производится для того, чтобы выяснить: допустимо ли использование данных показаний в качестве судебного доказательства, не противоречит ли оно закону, относится ли оно к делу, в какой связи находится данное доказательство с иными, собранными по делу, характер и значение этой связи, каково значение конкретного доказательства для установления истины, как оно может быть использовано в процессе дальнейшего расследования и судебного рассмотрения.

Важный элемент оценки доказательств - установление связей между ними. Связь между доказательствами может быть двоякого рода: причинно-следственная (казуальная), т.е. связь обусловленности, и связь совпадения, сосуществования в пространстве и времени.2

Доказательства всегда находятся в причинно-следственной связи с расследуемым преступлением.

К основным принципам оценки доказательств относятся следующие: а) свободная оценка, т.е. оценка по внутреннему убеждению следователя

1 Из следственной практики СО при Ступинском РОВД, 2001 год.

2 О более детализированных системах связей между доказательствами см.: Эйсман А.А. О некоторых логических системах связи косвенных доказательств. //Вопросы криминалистики, 1964, № 12, С.76.

159 (или иного, названного законом лица); б) объективная, всесторонняя и полная оценка; в) оценка доказательств в их совокупности.

Процесс оценки достоверности показаний потерпевшего с дефектами психики, на наш взгляд, складывается из изучения и учета следующих данных:

  • сведения о возрасте (например, несовершеннолетний, малолетний), профессии, образовании и интеллектуальном уровне, о наличии судимостей;
  • наличие родственных или иных связей потерпевшего с обвиняемым, их прежнее знакомство и характер взаимоотношений. Степень и характер заинтересованности потерпевшего в исходе уголовного дела;
  • психические особенности (наличие дефектов в психике), поведение к моменту совершения преступления и после него, в том числе и реакция на совершенное преступление и состояние (алкогольное опьянение, наркотическое возбуждение, и др. проявления дефектов психики) в момент преступления и на момент допроса;
  • объективные условия восприятия фактов и явлений, о которых потерпевший свидетельствует в своих показаниях;

  • соответствие показаний другим доказательствам, добытым в процессе расследования преступления, и отсутствие противоречий внутри самих показаний.

При проверке ложных утверждений потерпевшего с дефектами психики необходимо обращать внимание на негативные обстоятельства, т.е. такие, которые при нормальном ходе того или иного события должны были быть, однако отсутствуют, или же есть, но противоречат обычному положению вещей в данной ситуации1. Негативные обстоятельства являются одним из признаков ложности сообщаемых сведений.

Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном процессе и криминалистике. Минск, 1968, С. 125-126; Колмаков В.П. Следственный осмотр. М., 1969, С. 54; Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их использование в раскрытии преступлений. Волгоград. ВСШ МВД СССР, 1973, С. 98-99.

160 Судебная коллегия Верховного Суда РСФСР справедливо обратила

внимание на то, что «суд обязан особо критически относиться к показаниям

лица, выступающего в качестве потерпевшего, как лица, заинтересованного в

исходе дела»1.

Оценка показаний несовершеннолетнего потерпевшего с дефектами психики только в совокупности с другими доказательствами по уголовному делу может привести следователя, а впоследствии и суд, к правильным выводам.

Нередко в литературе можно встретить деление доказательств на главные и второстепенные. Следует иметь в виду, что такое деление допустимо со следующими оговорками:

а) главными или второстепенными данные доказательства являются не вообще, не как вид доказательства, а только для конкретного дела. Так, по уголовным делам рассматриваемой нами категории лиц показания допрашиваемых с дефектами психики всегда будут иметь второстепенное значение на первоначальном этапе расследования и превратятся в главные при наличии достаточной доказательственной базы по уголовному делу, которой они не противоречат, а более того - подтверждаются;

б) деление доказательств на главные и второстепенные даже в конкретной системе доказательств по отдельному уголовному делу всегда условно. Одни и те же доказательства на различных этапах расследования могут из главных превращаться во второстепенные и наоборот.

Значение доказательства может изменяться в зависимости от объема информации, которую можно почерпнуть из факта, и роли этой информации в установлении истины.

Следует также отметить, что объективно существующая связь между доказательствами не меняется, и поэтому права, на наш взгляд, И.Б. Михайловская, замечая, что «…изменение значения доказательства для дела

Вопросы уголовного права и процесса в судебной практике Верховных судов СССР и РСФСР (1938-1967 г.г.), М., 1970, С. 215.

161

происходит от того, что изменяются наши знания о расследуемом событии, а не потому, что каким бы то ни было образом меняется объективная связь между доказательственными фактами и предметом доказывания. Эта объективная связь неизменна»1.

Не следует забывать и того, что качественное расследование преступлений лиц с дефектами психики находится в прямой зависимости от своевременности выявления дефектов психики субъектов, а необходимые предпосылки создаются в ходе планомерного изучения личности обвиняемого, особенностей его психики с начала расследования.

Дефекты психики являются объектом процессуально-правовой оценки. Сомнение в психической полноценности допрашиваемого должно быть обязательно разрешено с помощью экспертизы.

Необходимо отметить, что законом постулируется направленность экспертного исследования исключительно на субъекта, дающего показания, а не на его показания. Следовательно, основным объектом экспертного исследования будут не показания лица с дефектами психики (их оценка, в том числе с точки зрения полноты, достоверности, соответствия иным материалам дела - это исключительная прерогатива судебно-следственных органов), а само лицо, точнее те особенности его психического состояния, которые обеспечивают его возможность правильного восприятия и последующего воспроизведения значимой для дела информации.

Направленностью экспертного исследования на оценку состояния, а не на показания лица с дефектами психики, определяется еще одна существенная деталь: выводы экспертизы должны содержать оценку принципиальной возможности правильного восприятия и воспроизведения значимых для дела обстоятельств, а не констатацию правильного или неправильного восприятия и последующего воспроизведения (решение данного вопроса, в обязательном порядке включающего оценку достоверности показаний, - также прерогатива следствия и суда).

Михайловская И.Б. Указ. раб., С. 121.

162 Практически все несовершеннолетние без выраженной психической

патологии могут правильно воспринимать внешнюю, фактическую сторону

обстоятельств правонарушения, но до 10 лет, как правило, не могут понимать

их внутреннего содержания. Если исследуемая способность не нарушена, то

отмечается отсутствие таких особенностей (психического и личностного

развития, повышенной внушаемости и проч.), которые
препятствовали

способности свидетеля правильно воспринимать обстоятельства, имеющие

значение для дела, и давать о них правильные показания.

Критически анализируя заключение эксперта, следователь должен:

а) проверить соблюдение процессуального порядка подготовки, назначения и проведения экспертизы и оценить последствия его нарушения, если таковое допущено;

б) проверить соответствие квалификации и опытности эксперта предмету экспертизы;

в) убедиться в полноте заключения, в том числе и исследования, предшествовавшего выводам исследования;

г) оценить соответствие проведенного исследования, рекомендуемой научно-обоснованной методике;

д) оценить содержащиеся в заключении эксперта фактические данные с точки зрения их относимости к делу, допустимости и места в системе иных доказательств.

При этом целесообразно иметь в виду, что «многие этапы и элементы оценки достоверности заключения эксперта реально недоступны для следователя и судей, так как они не обладают специальными познаниями, на которых опирается в своих исследованиях эксперт»1.

Согласно статей 205 и 282 УПК Российской Федерации следователь (суд) вправе допросить эксперта для разъяснения или дополнения данного им

См.: Корноухов Ю.Г. Достоверность экспертного заключения и пути совершенствования ее оценки. //Вопросы теории судебной экспертизы и совершенствования деятельности судебных экспертных учреждений: Сб. научн. трудов ВНИИСЭ, М., 1986, С. 17.

163 заключения в тех случаях, когда не требуется проведение дополнительных

исследований.

Эксперт допрашивается в тех случаях, когда требуется разъяснение терминов и формулировок; уточнение компетенции эксперта и его отношение к делу; более детальное описание использованных материалов и методик; объяснение расхождений между объемом поставленных вопросов и выводами, а также между членами экспертной комиссии; выяснение, в какой мере выводы основаны на следственных материалах и т.д.

Для оценки заключения экспертов и использования его в процессе расследования в качестве доказательства по уголовному делу следователю важно знать образование, специальность, занимаемую должность эксперта и стаж работы в данной области знаний. И хотя статья 204 УПК Российской Федерации требует указания этих сведений в заключении любого вида экспертизы, достаточно часто перечисленные сведения в заключении экспертов-психиатров не приводятся. В связи с этим некоторые следователи вполне обоснованно уточняют компетенцию эксперта, его профессиональные навыки и отношение к уголовному делу посредством допроса.

В заключении эксперта доказательственную силу имеют не только установленные им факты, но и научные положения, на которых основана методика исследования. Последняя должна быть оценена следователем (судом) по существу. Статья 80 УПК РСФСР устанавливает, что несогласие лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда с заключением эксперта должно быть мотивировано.

Заключительным этапом оценки экспертизы является определение роли установленных экспертом фактических данных, в решении вопроса о доказанности или недоказанности тех или иных обстоятельств дела.

Важной и наиболее сложной процедурой является оценка данных, полученных следователем в ходе допроса, которые впоследствие могут иметь доказательственное значение по уголовному делу. Недопустимо пренебрежительное отношение к оценке показаний обвиняемых с дефектами

164 психики. В ряде случаев лица с дефектами психики проявляют немалую

изворотливость в ходе допроса, пытаясь скрыть следы преступления, что,

естественно, затрудняет расследование. Конечно, способность к целевым

действиям, направленным на уклонение от следствия и суда, зависит от

характера и степени выраженности дефектов психики лица. У многих

вменяемых психически неполноценных личностей такая
способность

сохраняется. Поэтому необходимо тщательно проверять
показания

обвиняемых, в том числе оправдательные. Иногда
следователи

недооценивают возможности обвиняемых с дефектами психики. Однако, как

показывает следственная практика, нередко лица с дефектами психики

весьма изобретательны в выборе вариантов уклонения от ответственности,

что создает немалые трудности в расследовании и сборе доказательств,

опровергающих показания обвиняемого в этой части.

Доказательственное значение допроса несовершеннолетнего с дефектами психики в процессе предварительного расследования уголовных дел выражается во многих аспектах: процессуальном, тактическом, организационном, психологическом, педагогическом, этическом и др.

К особенностям оценки показаний несовершеннолетнего с дефектами психики, по нашему мнению, следует отнести: последовательность исследования показаний по форме и существу в ходе проведения этого следственного действия, сопоставление показаний с ранее установленными фактическими данными, установление правдоподобности показаний несовершеннолетнего с дефектами психики; оценка фактической возможности восприятия, запоминания и адекватности воспроизведения в соответствии с заключением эксперта; сравнение различных частей показаний об одном и том же факте, обстоятельстве; сопоставление между собой фактических данных, содержащихся в различных показаниях несовершеннолетнего с дефектами психики на протяжении процесса расследования по уголовному делу, независимо от его процессуального положения. Причем в основе оценки показаний рассматриваемой категории

165 лиц, на наш взгляд, должны находиться данные о
допрашиваемом из

заключения эксперта.

Таким образом, выявленные у допрашиваемого дефекты психики обязывают следователя выяснить, как они сказываются на способности воспринимать обстоятельства совершенного преступления, запоминать факты, имеющие значение для дела, давать о них правильные и правдивые показания. Особенности характера проявления дефектов психики допрашиваемого определяет степень достоверности его показаний.

Следователь должен сопоставить восприятие этих лиц со своим собственным, сравнить результаты допроса с другими имеющимися в деле фактическими данными в целях определения доказательственного значения показаний несовершеннолетнего с дефектами психики.

Фактором, определяющим достоверность показаний обвиняемых, выступает наличие дефектов психики. Так, последние, страдая дебильностью или деменцией, могут давать правильные показания, они достаточно точно воспроизводят картину происходящего. Но недостаточная активность и целенаправленность психических процессов обусловливают односложность и стереотипность ответов на вопросы. В активном, свободном рассказе они редко пользуются сложными предложениями, плохо подбирают слова и выражения оттенков мысли. При словесном описании, например, вещественных доказательств, расположения предметов и вещей они не могут обойтись без жестов. Свои показания о действиях, совершенных на месте происшествия, они, как правило, сопровождают жестами рук и другими телодвижениями, которые малопонятны, не всегда точны и требуют дополнительных пояснений или специальных исследований. Косноязычие и шепелявость как следствие недоразвитости речевого аппарата приводят к тому, что обвиняемым трудно произносить сложные слова и термины. Легкая внушаемость приводит к тому, что они нередко берут на себя ответственность за действия, которых фактически не совершали.

166

Учет тактических особенностей анализа и оценки результатов допроса несовершеннолетнего с дефектами психики предполагают, что эта оценка производится не только на основе памяти следователя и фиксированных им протокольно фактов, но и на основе сведений о проявлении характера дефектов психики несовершеннолетнего, полученных из различных источников (заключение эксперта, допросов очевидцев, педагога, родителей, друзей и т.д.)

Умение распознать и оценить характер проявления различных дефектов психики, их влияние на мотиваторы поведения и обусловливающие их потребностные состояния при производстве следственных действий, в частности допроса, знание механизма действия дефектов психики позволяют следователю глубже понять и осмыслить поведение участника предварительного следствия, его отношение к общественно-опасному деянию, помогает установить ложные показания, их мотивы, и на этой основе, правильно определить линию своего поведения, выбрать приемы тактико-психологического воздействия на лицо, участвующее в производстве по делу с учетом имеющихся у него дефектов психики, характера их проявлений, в целях получения достоверной информации по обстоятельствам преступления, а также поможет тактически грамотно установить и разоблачить ложные показания, мнимые алиби и инсценировки.

167 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное нами исследование показывает, что большая часть существующих положений криминалистической тактики не всегда удовлетворяет потребностям практики расследования преступлений, совершаемых лицами, обладающими дефектами психики и, подводя итог, позволило сделать следующие выводы.

  1. Традиционный подход к выработке тактических рекомендаций производства допроса без учета особенностей психического состояния личности допрашиваемого страдает существенным недостатком информации рекомендательного характера, необходимой следователю, либо сотруднику оперативной службы в ходе расследования по уголовному делу.

Анализ состояния преступности лиц этой категории позволил установить уровень распространенности дефектов психики как среди взрослых, так и среди несовершеннолетних правонарушителей, виды наиболее часто совершаемых ими преступлений при влиянии тех или иных дефектов психики, их взаимосвязь и взаимообусловленность с составами преступлений.

Наиболее распространенным дефектом психики, присущим как взрослым так и несовершеннолетним преступникам, является олигофрения в степени дебильности, затем следуют психопатия и психопатические расстройства, последствия органического поражения центральной нервной системы, иные дефекты психики - хронический алкоголизм, легкие формы эпилепсии, психофизический инфантилизм, наркомании. Дефекты психики не являются причиной совершения преступления, но в ряде случаев могут быть обстоятельством, ему способствующим.

Вместе с тем, дефекты психики как взрослых, так и несовершеннолетних преступников нередко проявляются в самом преступном деянии, особенно при совершении убийств, преступлений сексуального
характера, в отношении к потерпевшему или жертве

168

преступления. Они проявляются в выборе объекта преступного посягательства, специфических действиях или особенностях этих действий (особая жестокость, немотивированность отдельных преступных действий и т.п.).

  1. Дефекты психики несовершеннолетнего, в отличие от дефектов взрослого преступника, в сочетании с его социальной и физической незрелостью в значительной степени определяют особенности его личности, влияют на способности правильно воспринимать окружающий мир, в том числе событие преступления, что предполагает необходимость повсеместного их учета следователем при производстве допроса несовершеннолетнего с дефектом психики. Наличие дефектов психики у обвиняемого (подозреваемого) влияет на выбор тактических приемов при его допросе, в их взаимосвязи при установлении психологического контакта, при оказании тактико-психологического воздействия на допрашиваемого и одновременно является отличным от тактических приемов, применяемых при допросе потерпевшего, свидетеля, имеющего тот или иной дефект психики.

  2. Допрос лиц с дефектами психики, в том числе и несовершеннолетних имеет свои специфические особенности и является сложной комплексной проблемой, стоящей на стыке криминалистики, судебной психиатрии, психологии.

При наличии дефектов психики способность давать достоверные показания может оказаться утраченной либо значительно сниженной. Своеобразие показаний допрашиваемых с дефектами психики обусловливается не только их процессуальным положением, но и теми особенностями психики, которые они обнаруживают.

Знание следователем таких особенностей допрашиваемого позволит в каждой конкретной ситуации, складывающейся при допросе, использовать по отношению к лицу с тем или иным дефектом психики, занимающим различное процессуальное положение, те тактические приемы оказания помощи допрашиваемому, которые именно в этом случае будут наиболее

169

эффективны.

  1. Результаты диссертационного исследования показали, что среди несовершеннолетних преступников определенная часть имеет дефекты психики, не исключающие вменяемости, под которыми нами понимаются такие изменения функций головного мозга, которые, отражаясь на психической деятельности субъекта, влияют на его социально значимое поведение, в том числе и на криминальное.

Дефекты психики преступника имеют как уголовно-правовое, уголовно- процессуальное, так и криминалистическое значение, что в значительной степени определяет особенности тактики допроса указанной категории лиц. Вместе с тем особенности тактики допроса несовершеннолетних с дефектами психики основываются на факте несовершеннолетия преступника в сочетании с его нарушенной психикой и обстоятельствами, характеризующими само преступление, его причины, способ, мотивы, личность допрашиваемого, учет которых обеспечивает как быстрое так и полное раскрытие преступления, а также решение других тактических задач следствия, в том числе и своевременность выбора и применения необходимых тактических приемов при их допросе.

  1. Тактика допроса лиц с дефектами психики, в том числе и несовершеннолетних, являясь элементом целостной системы криминалистической тактики, в то же время является относительно самостоятельной структурой, отличающейся особенностями тактических приемов и многообразием связей между ними.

  2. Основным элементом криминалистической характеристики преступлений лиц с дефектами психики, в том числе несовершеннолетних, является характеристика личности аномального преступника с учетом характера проявлений дефектов психики. Кроме этого, в криминалистическую характеристику входят сведения о способах совершения преступлений, информация о действиях преступника по сокрытию следов этих преступлений, обстановке совершения преступления,

170

закономерных связях между отдельными элементами криминалистической характеристики.

  1. Почти все проблемы тактики производства допроса лиц с дефектами психики, в конечном итоге, могут быть сведены к проблеме оптимального с юридической, психологической и этической точек зрения взаимодействия следователя с другими участниками процесса.

В связи с этим, следователю будет нелишним еще на самом начальном этапе расследования интересоваться психическим состоянием подозреваемого, обвиняемого и других лиц, проходящих по уголовному делу, то есть принимать все меры для достоверной оценки этого состояния, что невозможно без использования знаний специалистов- психиатров, психологов и патопсихологов как непосредственно перед проведением допроса, так и во время допроса.

Следует учитывать и особенности психики аномальных подростков, требующих от следователя знаний основ судебной психиатрии, детской и юношеской психологии, привлечения к расследованию (в том числе при производстве допроса, психологического эксперимента в рамках следственного и др.) в качестве специалистов: психиатров, психологов (по большинству уголовных дел - как психиатров, так и психологов), врачей сексологов, педагогов, тесного взаимодействия с психоневрологическими, наркологическим и психиатрическими учреждениями. Участие специалистов-психиатров, психологов при производстве следственных действий по уголовным делам в отношении лиц с дефектами психики, взаимодействие сотрудников органов предварительного следствия и других оперативных служб с указанными выше специалистами, во многом облегчат работу следователя при выборе вида экспертного исследования либо позволят ограничиться проведением психологического эксперимента в рамках следственного, что значительно повлияет на сокращение сроков расследования и положительно отразится на качестве следствия.

В работе даны внешнеповеденческие признаки лица с дефектами

171

психики, особенности характера их проявлений, что позволит сотрудникам оперативных служб и следователю, основываясь на информации, полученной от очевидцев, и показаниях свидетелей, из заключений экспертов, тактически верно определять необходимые приемы в ходе производства допроса, при оказании помощи такому допрашиваемому, занимающему различное процессуальное положение по уголовному делу.

  1. Анализ изученных нами уголовных дел в отношении лиц с дефектами психики показал, что достаточно часто следователю, несмотря на все его старания, не удается разрешить существующий между ним и обвиняемым конфликт до конца расследования. В этом случае следователю приходится вести как расследование в целом, так и проведение многократных допросов, испытывая постоянное противодействие со стороны обвиняемого. Если рассматривать разрешение конфликтов в деятельности следователя не как обязательное условие, а как одно из средств достижения истины по уголовному делу, то для решения этой задачи важным оказывается разработка, внедрение и использование в деятельности следователя специальных тактических приемов в их взаимосвязи с учетом характера проявлений дефектов психики допрашиваемого.

Правильный своевременный выбор тактических приемов при производстве допроса лиц с дефектами психики с участием специалиста- психиатра, психолога, оказывает влияние на быстрое установление психологического контакта с допрашиваемым и стабилизацию следственной ситуации.

  1. Главным таким приемом деятельности следователя в ситуациях конфликтов выступает тактико-психологическое воздействие, которое определяется как психологический результат организации следователем совместной с допрашиваемым, имеющим дефект психики, деятельности, направленной на установление истины по уголовному делу, проявляющийся в изменении их психических характеристик и перестройке поведения. Сотрудники оперативных служб и следователи должны как можно шире

172

использовать шанс получения различного рода рекомендаций специалистов-психиатров и психологов, что чрезвычайно важно для прогнозирования вероятного поведения особенно при допросе несовершеннолетних преступников с дефектами психики. Практическая помощь специалистов-психиатров, психологов, непосредственное их участие при допросе позволит также следователю правильно и своевременно применить необходимый тактический прием, как с целью установления психологического контакта, так и при разрешении конфликта.

В результате выполненного нами изыскания предлагаются следующие тактические рекомендации:

  1. Следователь должен принять меры к смягчению эмоционального напряжения допрашиваемого, вызванного психогенными реакциями, что достигается проявлением доброжелательности и объективности со стороны следователя. Одновременно, например, необходимо не дать возможности допрашиваемому диктовать свою волю и условия.

Повышенная эмоциональность, большое влияние непосредственных впечатлений, как отражения имеющегося того или иного дефекта психики допрашиваемого влияют на установление психологического контакта, особенно с подозреваемым, обвиняемым в ходе допроса и поддержание его бесконфликтного характера.

  1. При допросе таких лиц особенно следует уделить внимание вербальному каналу общения, так как наблюдения за психогенными реакциями допрашиваемого приобретают особый характер, в силу того, что нервная система таких лиц менее устойчива и более быстро реагирует на постоянные раздражители среды (таковыми выступают задаваемые следователем вопросы и сам факт выяснения обстоятельств, составляющих предмет допроса).

У лиц с дефектами психики реакция более замедлена как на звук, так и особенно на свет. В связи с этим, если у следователя есть основания предполагать возможные ошибки в показаниях, то можно
предложить

173

следующие рекомендации: а) при установлении определенных пространственных факторов, а также факторов скорости, траектории движения объектов наиболее целесообразным является проведение допроса на месте происшествия, что приведет к «оживлению» ассоциаций допрашиваемого потерпевшего с тем или иным дефектом психики, к более точному, чем в кабинете, воспроизведению им обстоятельств, составляющих предмет допроса; б) при сомнениях в оценке обвиняемого (подозреваемого) и других участников процесса, имеющих дефекты психики, временных интервалов, наиболее эффективным приемом допроса является постановка контрольных вопросов, направленных на выяснение или уточнение обстоятельств, отдельных их деталей, которые могут подтвердить или опровергнуть объективность показаний по существу предмета допроса.

  1. При допросе свидетелей с дефектами психики необходимо иметь в виду то, что объем и содержание сведений, которые сообщают они в своих показаниях, обусловлены психическими недостатками, особенностями характера их проявлений в момент восприятия: состоянием анализаторных систем, отсутствием опыта, зачастую низким уровнем знания, степенью активности, а самое главное, ранее сложившимся отношением к тому, что воспринималось и возможностью воспроизведения происшедшего. Поэтому необходимо постепенно воспроизводить в памяти целого по частям, либо производить повторные допросы, побуждая допрашиваемого к активной мыслительной работе и мобилизации волевых усилий, чем можно добиться припоминания забытого (например, у лица, страдающего эпилепсией, истерической психопатией).
  2. Если допрашиваемый подозреваемый с дефектом психики не дает именно ту информацию, которая интересует следствие (в условиях конфликтной ситуации без строгого соперничества), то необходимо дать ему максимально широкую возможность рассказать обо всех известных ему обстоятельствах, связанных с событием, интересующим следствие. Большая способность в ходе таких рассказов «обо всем, что известно», нередко дает

174

возможность установить факты, косвенно подтверждающие,
либо опровергающие определенные выводы следствия.

  1. Использование некоторых приемов допроса, тактико- психологического воздействия - это определенного рода психотерапия, направленная на допрашиваемого с учетом имеющегося у него дефекта психики, применение которого (особенно, в отношении обвиняемого (подозреваемого) может изменять его негативную позицию (например, в связи с сокрытием им искомой информации), нацелить на изменение его низменных мотивов и тем самым исчерпать конфликт и направить допрос в нужном направлении.

При остроконфликтной ситуации допроса необходимо в первую очередь дать допрашиваемому с дефектами психики эмоционально «разрядиться». Необходимо помнить, что допрашиваемый с дефектами психики после вспышки гнева легче успокаивается, более импульсивен, действует или принимает решение под впечатлением минуты, может давать правдивые показания, поэтому далее необходимо применять тактические приемы с учетом имеющихся дефектов психики допрашиваемого.

  1. Немаловажным является, с нашей точки зрения, изучение особенностей внешнеповеденческих признаков и поведения потерпевших, свидетелей с дефектами психики, что поможет следователю определить правдивость и лживость их показаний, а также оценить их психическое состояние в целях своевременного назначения соответствующего экспертного исследования.

  2. Тактические приемы, основанные на использовании «слабых мест» в психике допрашиваемого, на наш взгляд, могут быть рекомендованы для применения в следственной практике лишь избирательно, с большой осторожностью с учетом характера проявлений дефектов психики допрашиваемого, чтобы их реализация не привела к самооговору допрашиваемого и оговору невиновных лиц.

175

  1. При допросе лиц с дефектами психики необходимо иметь в виду их быструю утомляемость, которая приводит к психозам, к симптомам депрессии, душевной тревоги и страданий, которые значительно влияют на тактику проведения допроса, требуя более тщательной подготовки и индивидуального подхода при установлении психологического контакта с допрашиваемым. Учитывая это, для обеспечения принятия необходимых тактических приемов в целях установления коммуникативного и психологического контакта с обвиняемым (подозреваемым), имеющим тот или иной дефект психики, необходимо предварительно ознакомиться с условиями его жизни, особенностями воспитания несовершеннолетнего допрашиваемого, интересами, социальными связями, взаимоотношениями в семье, профессией и местом работы родителей, их досугом и т.д. При этом рекомендуется учитывать дефекты психики, которые создают психологический барьер при допросе. Поэтому, изучив характерные для дефектов психики особенности их проявления следователь может прогнозировать, как обвиняемый (подозреваемый) себя будет вести в тех или иных ситуациях допроса, будет ли он давать ложные или правдивые показания, когда в деле затрагиваются его интересы, сможет правильно разобраться в поведении допрашиваемого и оценить достоверность его показаний в соответствии с другими имеющимися в деле доказательствами.

В целом дальнейшее глубокое изучение психологических процессов формирования показаний с учетом личных психических особенностей несовершеннолетних допрашиваемых, характера проявлений имеющихся у них дефектов психики совместными усилиями криминалистов, психологов и психиатров, на наш взгляд, во многом будет способствовать научной разработке криминалистического учения о тактике допроса.

176 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Официальные документы и нормативные акты

  2. Конституция Российской Федерации

  3. Федеральный Закон от 31 мая 2001 года № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»
  4. Уголовный кодекс Российской Федерации
  5. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР
  6. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации
  7. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 года № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних»
  8. Монографии и статьи

  9. Авербух И.Е., Голубева Е.А. К вопросу о вменяемости психически неполноценных лиц. //Вопросы экспертизы в работе защитника., Л., 1970
  10. Адамов Ю.П. Борьба с лжесвидетельством., М, 1983
  11. Александров Г.Н., Строгович М.С. Неправильная практика. //Социалистическая законность, 1960, № 3

  12. Александровский Ю.А. Глазами психиатра., М, 1977

  13. Алмазов Б.Н. Некоторые проблемы использования специальных познаний о психике обвиняемого (подозреваемого) (в порядке обсуждения) //Применение экспертиз и других форм специальных познаний в советском судопроизводстве: Межвуз. сб. науч. тр., Свердловск, 1984
  14. Антонян Ю.М., Виноградов М.В., Голумб Ц.А. Преступность и психические аномалии. //Сов. государство и право., 1979, № 7

177

  1. Антонян Ю.М., Бородин СВ. Преступность и психические аномалии., М., 1987

  2. Ароцкер Л.Е. Судебная этика //Соц. законность., 1969, № 9

  3. Балабанова Л.М. Судебная патопсихология (вопросы определения нормы и отклонения)., Донецк, 1998

  4. Барнштейн Л.М. Вопросы профилактики правонарушений подростков (психопатологический аспект) //Следственная практика., М., 1989, Вып. 154

  5. Белкин Р.С. Предмет, система, задачи и методы советской криминалистики. //Криминалистическая экспертиза., М., 1966, Вып. 1

  6. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике., М., 1988

  7. Белкин Р.С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики., М., 1970
  8. Бовсуновский В.М. и др. Некоторые вопросы расследования и предупреждения преступлений против народного здоровья, совершаемых на почве наркомании., Киев, 1976
  9. Богомяков Ю.С. Уголовно-правовая невменяемость: критерии и признаки //Советское государство и право., 1989, № 4
  10. Бороданков А., Коршик М. Психологию на службу правосудию //Социалистическая законность, 1966, № 7
  11. Бородин СВ., Палиашвили А.Я. Вопросы теории и практики судебной экспертизы., М., 1963
  12. Брусиловский А. Психология показаний малолетних и несовершеннолетних свидетелей., Харьков, 1929
  13. Васильев В. Л. Некоторые аспекты психологии допроса. //Криминалистика на службе следствия., Вильнюс, 1967
  14. Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений., М, 1970

178

  1. Васильев А.И. Тактика отдельных следственных действий., М., 1981
  2. Ганнушкин П.Б. Сладострастие, жестокость и решение. Избранные труды., М., 1964
  3. Ганнушкин П.Б. Клиника психопатий, их статика, динамика, систематика., М., 1964

  4. Глазырин Ф.В. Психология следственных действий., Волгоград, 1983
  5. Глазырин Ф.С. С учетом личности. //Советская милиция, 1982, №2
  6. Гульдан В.В. Основные типы мотивации противоправных действий у психопатических личностей //Вестник МГУ. Серия «Психология»., 1984. № 1
  7. Гурьева В.А., Гиндикин В.Я. Юношеские психопатии и алкоголизм., М., 1980
  8. Гуковская П.И., Долгова А.И., Миньковский Г.М. Расследование и судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних., М., 1974
  9. Доспулов Г.Г., Мажитов Ш.М. Тактические приемы допроса и их структура. //Правовые науки и журналистика., Вып. 2, Алма-Ата, 1970
  10. Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии., М., 1978
  11. Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий., Минск, 1971
  12. Евгеньев М.Е. Методика и техника расследования преступлений., Киев, 1940
  13. Емельянов В.П. Преступность несовершеннолетних с психическими аномалиями., Саратов, 1980
  14. Жидких А.А. Способы обеспечения прав несовершеннолетних потерпевших на предварительном следствии //Следователь, 1997, № 1
  15. Жидких А.А. Правовой механизм обеспечения прав и личной безопасности несовершеннолетних потерпевших на предварительном следствии //Сборник трудов адьюнктов ВНИИ МВД России, 1997

179

  1. Захожий Л. Гарантии права обвиняемого на защиту при его психических недостатках. //Социалистическая законность, 1974, № 9

  2. Зорин Г.А. Методы эвристической интерпретации., М., 1991

  3. Карацев К.М. Основные процессуальные и криминалистические положения допроса обвиняемого., Алма-Ата, 1969
  4. Карнеева Л.М. Тактические приемы допроса обвиняемого. //Труды Высшей школы МВД СССР, Вып. 32, М., 1971
  5. Карнеева Л.М., Соловьев А.Б., Чувилев А.А. Допрос подозреваемого и обвиняемого., М., 1969
  6. Карнеева Л.М. Особенности расследования преступлений несовершеннолетних., М., 1981

  7. Кербиков О.В. К вопросу о понятии и классификации психопатий. //Проблемы судебной психиатрии., М., 1971, Вып. 19
  8. Кертес И. Тактические и психологические основы допроса. М., 1965
  9. Кибрик Н.Д., Панюкова И.А. Агрессивность в структуре психосексуального развития. //Серийные убийства и социальная агрессия: Матер. 2-й междунар. науч. конфер., Ростов-на-Дону, 1998

  10. Кобликов А.С. Право обвиняемого на защиту при производстве предварительного следствия., М., 1961
  11. Коновалова В. Нравственные начала советского судопроизводства //Социалистическая законность, 1984, № 5
  12. Корухов Ю. Г. Расследование преступлений, связанных с хищением оружия заводов-изготовителей (методические рекомендации). М., МИ МВД РФ, 1998.
  13. Корухов Ю. Г. Допустимы ли правовые и юридические экспертизы в уголовном процессе// Законность, № 1, 2000.
  14. Костицкий М.В. Судебно-психологическая экспертиза., Львов, 1987
  15. Котарбинский Т. Избранные произведения, М., 1963
  16. Краснушкин Е.К. Избранные труды., М.,1985

180

  1. Краснушкин Е.К. Психология и психопатология убийства и убийцы., М., 1928
  2. Кудрявцев И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза., М, 1988
  3. Кулагин Н.И. К вопросу о тактике допроса лиц, страдающих физическими недостатками //Вопросы укрепления социалистической законности на предварительном следствии., Вып. 13, Волгоград, ВСШ СССР, 1976

  4. Куни М. Можно ли? //Литературная газета от 25 апреля 1966

  5. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация., М., 1970

  6. Леви А.А. Звукозапись в уголовном процессе., М., 1974
  7. Леонгард К. Акцентуации личности., перевод с немецкого., Киев, 1984
  8. Лузгин И.М. Развитие методики расследования отдельных видов преступлений.//Правоведение., 1977, № 1
  9. Лунц Д.Р. О задачах психиатра-эксперта при оценке психических аномалий, не исключающих вменяемости. //Вопросы судебной психиатрии., М., 1965
  10. Лунц Д.Р. Оценка судом психических аномалий обвиняемого, не исключающих вменяемости. //Правоведение, 1968, № 2
  11. Лурия А.Р. Мозг человека и психические процессы. //Философские вопросы физиологии высшей нервной деятельности и психологии., М., 1963
  12. Михеев Р.И., Михеева А.В. Значение психических аномалий для совершенствования уголовно-правовых мер борьбы с преступностью. //Проблемы правового регулирования вопросов борьбы с преступностью. Владивосток, 1977
  13. Мохонько А.Р., Боброва И.П. Состояние судебно-психиатрической экспертизы в Российской Федерации., М., 1994

181

  1. Мохонько А.Р., Мугашева Л.А. Состояние судебно- психиатрической экспертизы в Российской Федерации, М., 1997

  2. Мухин Г.Н. Общественно опасные деяния лиц с психическими аномалиями., Минск, 1994
  3. Назаренко Г.В. Уголовно-релевантные психические состояния лиц, совершивших преступления и общественно опасные деяния. М., 2001
  4. Озерецкий Н.И. Психиатрическая экспертиза несовершеннолетних в суде //Проблемы судебной психиатрии., М., 1970
  5. Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам., М., 1973
  6. Пантелеев И. Ф. Ошибочные рекомендации и теории уголовного процесса. //Социалистическая законность, 1974, № 7

  7. Печерникова Т.П. Психические аномалии в судебно- психиатрической практике. //Психические расстройства, не исключающие вменяемости. М., 1984

  8. Подольский Г.Н. и др. Многоэпизодные убийства: некоторые вероятные признаки проспективного портрета преступника. //Серийные убийства и социальная агрессия: Материалы 2-й междунар. науч. конфер., Ростов-на-Дону, 1998

  9. Попов Е.А. К уточнению понятия «психопатия». //Вопросы судебной психиатрии., М.,1961, Вып.11
  10. Радаев В.В. Расследование преступлений, совершенных лицами с психическими недостатками., Волгоград, 1987
  11. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей., М., 1967
  12. Ратинов А.Р. Тактика допроса. //Криминалистика, т.И, М., 1970
  13. Ратинов А.Р. Некоторые итоги и перспективы психолого-правовых исследований. //Вопросы борьбы с преступностью., М., 1974, Вып. 20
  14. Розовский Б.Г. Некоторые вопросы применения психологических приемов в допросе обвиняемых. //Криминалистика и судебная экспертиза., Киев, 1965

182

  1. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. М, 1998
  2. Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов М.М. Новые направления судебно-психологической экспертизы. М, 2000
  3. Случевский И.Ф. Спорные вопросы судебно-психиатрической экспертизы. //Социалистическая законность., 1955, № 5
  4. Смирнова Т.А. Клиника и судебно-психиатрическое значение вялотекущей шизофрении с психопатоподобными нарушениями //Клинико-социальные аспекты профилактики общественно опасных деяний психически больных: Сб. науч. тр., М., 1981
  5. Столяренко A.M. Психологические приемы в работе юриста. М, 2000
  6. Фелинская Н.И. Реактивные состояния в судебно-психиатрической клинике., М., 1968
  7. Филонов Л.Б., Давыдов В.И. Психологические приемы допроса обвиняемого, //Вопросы психологии, 1966, № 6
  8. Филипских В.Е. Роль посттравматических аффективных нарушений в совершении преступлений против личности //Вопросы борьбы с преступностью., М., 1983
  9. Фрейеров О.Е. Легкие степени олигофрении. Клиника и экспертиза., М, 1964
  10. Фрейеров О.Е. Задачи судебно-психиатрической экспертизы., М., 1966
  11. Хайду ков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия на участвующих в деле лиц., Саратов, 1984
  12. Хомовский А.А. Некоторые пути научного сотрудничества юристов и психиатров., М., 1985
  13. Чельцов М.А., Чельцов И.В. Проведение экспертизы в советском уголовном процессе., М, 1954

183

  1. Чельцов М.А. Обвиняемый и его показания в советском уголовном процессе., М., 1947117. Шишков С.Н. О назначении и исполнении наказания лицам, имеющим психические аномалии //Социалистическая законность, 1989, №3
  2. Щерба СП. Расследование и судебное разбирательство по делам лиц, страдающих психическими или физическим недостатками., М, 1975
  3. Щерба СП., Зайцев О.А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам., М., 1996

  4. Элькинд П. Некоторые вопросы защиты в советском уголовном процессе. //Советская юстиция, 1968, № 9

  5. Учебники и учебные пособия, диссертации, авторефераты

  6. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Российская Е.Р., Корухов Ю.Г. Криминалистика., М., 2000

  7. Белокобыльская Т.К. Криминологическая характеристика несовершеннолетних преступников с психическими аномалиями., Дисс. канд. юрид. наук., М., 1981

  8. Беляков А.А. Криминалистическая характеристика и особенности расследования краж, совершаемых лицами, не имеющими постоянного места жительства и работы. Дис. канд. юрид. наук, Свердловск, 1986
  9. Большая советская энциклопедия, т. 6, М., 1977
  10. Бшара И. Психологическая помощь подросткам с расстройствами психического развития., М, 1998
  11. Давлетов А.К. Очная ставка на предварительном следствии. Дисс. канд. юрид. наук., Л., 1961
  12. Доспулов Г.Г. Процессуальные и психологические основы допроса свидетелей и потерпевших на предварительном следствии. Автореф. дисс. канд. юрид. наук., Алма-Ата, 1968

184

  1. Дулов А.В. Судебная психология., Минск, 1975 ПО. Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступлений. Автореферат докт. диссерт., М., ВШ МВД СССР, 1970

  2. Исаева К. А. Тактические особенности допроса женщин- подозреваемых и обвиняемых., Дисс. канд. юрид. наук., М., 1995
  3. Иванов Н.Г. Проблемы уголовной ответственности лиц с психическими аномалиями. Дисс. канд. юрид. наук, М., 1997
  4. Корухов Ю. Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений (научно-практическое пособие). М., 1998.

  5. Криминалистика /под ред. И.Ф. Крылова., Л., 1976
  6. Криминалистика. Под ред. Р.С.Белкина, М., 1986
  7. Кертэс И. Тактика и психологические основы допроса на предварительном следствии. Автореф. дисс. канд. юрид. наук., М., 1961
  8. Ландо А.С. Представители несовершеннолетних обвиняемых в советском уголовном процессе., Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Саратов, 1973
  9. Малинаускене М.В Клинико-психологическая характеристика нарушений поведения у подростков, страдающих олигофренией: Автореф. дис. канд. психолог., наук., М., 1977
  10. Марек И. Особенности процесса расследования преступлений, совершаемых токсикоманами., Автореф. дис. канд. юрид. наук., Академия МВД СССР, 1984
  11. Педенчук А.К. Заключение судебного эксперта: логика, истинность, достоверность.. Дисс. докт. юрид. наук., М., 1995
  12. Портнов А.А., Федотов Д.Д. Психиатрия., М., 1971
  13. Портнов А.А. Пятницкая И.Н. Клиника алкоголизма., Л., 1971
  14. Прикладная конфликтология. Хрестоматия., Минск, Москва, 2001

185

  1. Радаев В.В. Особенности методики расследования преступлений, совершенных лицами, страдающими психическими недостатками., Канд. дисс, Саратов, 1980
  2. Рожков СП. Проблемы преодоления конфликтных ситуаций при производстве следственных действий принудительного характера, Автореферат дисс. канд. юрид. наук. М., 1990
  3. Роша А.Н. Процессуальные и психологические начала допроса обвиняемого., Автореф. дисс. канд. юрид. наук., М., 1965
  4. Семенцова И.А. Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости., Дисс. канд. юрид. наук. М, 1993
  5. Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы документов., М., 1999
  6. Соукуп Я. Повинная и самооговор., Автореф. дисс. канд. психол. наук., М., 1969

  7. Скотникова Т. А. Самооговор /уголовно-процессуальное, криминалистическое и судебно-психологическое исследование/. Автореф. дисс. канд. юрид. наук., М., 1972

  8. Строгович М.С. Уголовный процесс, М., 1946
  9. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса., М., 1968
  10. Строгович М.С, Карницкий Д.А. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (текст и постатейный комментарий)., М., 1962
  11. Судебная психиатрия., М., 1967
  12. Судебная психиатрия., М., 1986
  13. Сыров А. Проблемы научных основ тактики следственных действий., Автореф. дисс. канд. юрид. наук., М., 1969

  14. Хомовский А.А. Производство по применению принудительных мер медицинского характера в советском уголовном процессе., Автореф. дисс канд. юрид. наук., М., 1967

186

  1. Щерба СП. Теоретические основы и особенности уголовного судопроизводства по делам лиц, страдающих физическими или психическими недостатками., Дисс. докт. юрид. наук. М, 1990

ТАКТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ДОПРОСА ЛИЦ С ДЕФЕКТАМИ ПСИХИКИ

криминалистический анализ показаний

формирование психологического контакта

планировани е

допрос

Условные

А

187

188

Приложение № 2 Учет особенностей тактико-психологического воздействия при допросе

лица с дефектами психики

ДОПРОС

о

U

о « о

V Я (-. о ч о

X 4>

s н

с

я я <и

С! СО О

а

С З

н о

03

н СЗ ев

О

S

Я

СЗ

« Я « о

Я И

Я

Я ев Б
сз

я ЬЙ

1> S

S S

Я Л

1» н

гг к

Св «J

5 -&

g о

ж р

СС О

§ s

? сз

4 «

U Я «я’

f-1 и я

СЗ Я 2

2 СЗ Я

я

5 & *

«я

я я

сЗ

о

S и

я о.

с

U

я о

я н

н

О

?

се п

Я

3

сз

Сц

С

о я

a

о S о

я

о а>

?г ^>

с о о я <и

PQ

я и о ч о

X

я о

с

о us

я w

f2 §

я

о

я

Я

ч

-е-я о

со Я сз

Ч[

о

Я

я

н- Я-

Я CS

» Я Я о

8.

о

ю

J

IS

L *

О.


С

s

ж

s

X

я

о

с

m

О

н

ж

?е-

«и

ч

Х

ж

ж

и

г;

со

те

о

о.

с

га

О,

о.

Я

X Я

г 2 О» о Я с; а. ь с (в о со L- о о ч ж 1> о с; <и етс я А э- it •> S

х

X

§

О)

со о

с

X -о ч <и <о га

s ж >.

2 S о

ж

о

U

1)

ее”

Ч 1> н я

со

§ ш ч о

е

о

о

X ш я н

<

о S

о я «

S

3

я а.

с

§

S

я

я

о с

s

о

2

К X

и> х х и ч о ч о

8.

5

о

н

ю

В”

»

о

§

н

«

X

о.

с

<J

о

03

X X н Ж жно с си хи о с ? ю воз кт о KB (U о ?в “ ж Й о ч

в S S р X V 4> я с; •е- ю <U о S а X с нов ле кте ра Уст а ха ра

«в

X

я га

го

я о

X

я

У X

3

X

J

ч

I

о

?0

о

р

о о

U

х

я ж

о.

4>

СО

о

о.

с

х

S

X

3

8

S S га се i ж

о.

с о ч

Ж Я

X Ж

X X

1 s

С Ж

I 8,

00 ‘””’

р *

g g”

о g

X

а.

с

X

ж

X

я

?е- ч Ч и 5 О X X ч я (*> 35 (U ч <и н я а О Ч V ч и я « о X о. X с юд е о ч ч 03 ю Г- я о X ч ичн ое эои зво >-; с о •3 я О! я с о X га ь о о с (-ч г с Я х а. с о со я ч со о я о а, с о о m « X X <u X 3" I Я я сз о с ю « я V 4) О, О 03 a с X я я я о & >. я в <и я я сз ю о ел *а ч о я о S т га ее из Ч <и га="" ж="" О="" ч="" x="" s="" я="" с_="">ч Q. Ч >ж X !Г О а. о ш a О) S X га се о со J Ч О с и S ее я х га га ж о с X X о ч я х а. х v X X 4) X я Сц I- я X U ч ш к СО о S я Э га а. с § со га ж х 2 х J3 Ч О) f- я о § с я ч X X га СО о а. я ч >1 Я f- U Участие специалиста - психиатра, психолога При учете характера проявлений дефектов психики Приложение JV»3 Тактические приемы психологического эксперимента тактическ и случаях тактическ и применени психики Нарушения речевых свойств и дефекты речевой продукции (отсутствие четкости произношения, бессмысленный набор слов и т.д.). Нарушение памяти и внимания (непонимание сказанного, отвлекаемость и т.д.). Расстройства эмоций (тревога, страх, резкие перемены настроения и т.д.). Индивидуально-типологические особенности: агрессивность, злость, театральность поведения и т.п. Анатомические и функциональные признаки: непропорциональность телосложения, дрожащие руки, суетливость, аномалии волосяного покрова, нарушение координации и т.д.) Другие особенности: стремление выделиться одеждой, прической, болтливость, нелогичная лживость. Непринятие простейших мер по сокрытию факта противоправного события (оставление следов, с том числе орудий преступления личных вещей преступника и т. д. Аналогичные действия (бесцельное перемещение трупа и т.д.) Отсутствие целенаправленной продуманной подготовки к совершению преступления Бессмысленная жестокость (нанесение множества ранений, надругательства над трупом и т. д.) Немедленный переход к агрессивным действиям в случае малейшего внешнего раздражения. Внезапность, безмотивность преступных проявлений Неимущественный (хулиганский) характер краж чужого имущества Недорогие вещи в то время как боле ценные остаются не тронутыми Вещи знакомых лиц Малолетние и н/л, старики, больные Близкие к преступнику лица Лицо в беспомощном состоянии Хорошо просматриваемые многолюдные места Места, где данным лицом ранее уже совершалось преступление Явно «неудобные» места для совершения того или иного вида противоправных действий По месту жительства лица, с дефектами психики 194 Приложение № 5 ПЕРЕЧЕНЬ вопросов, подлежащих выяснению следователем при допросе лица (в т.ч. несовершеннолетнего) с дефектами психики, направленных на изучение личности допрашиваемого 1. Как у допрашиваемого прошло детство, не было ли при этом каких- либо болезненных явлений, тяжких заболеваний, обмороков; были ли падения с высоты, в каком возрасте, когда и где; не получал ли ушибов головы, не было ли сотрясения мозга, потери сознания при этом, была ли оказана ему медицинская помощь, находился ли в стационаре, когда и где; если да, то как часто, обращался ли по этому поводу к врачу; не злоупотреблял ли он спиртными напитками, употреблял или нет, какие, где, с кем, что испытывал при этом. 2. 3. Не злоупотребляли ли родители спиртными напитками, нет ли в семье алкоголиков или наркоманов, в том числе стоящих на учете в психоневрологическом диспансере. 4. 5. Были ли в семье самоубийства или членовредительства, когда и как он это воспринял. 6. 7. Не страдали ли родители, другие родственники допрашиваемого психическими или нервными заболеваниями, глухонемотой, телесными уродствами, состоит ли кто-либо из родственников на учете в психоневрологическом диспансере в настоящее время. 8. 9. Находился ли когда-либо на лечении в психиатрической больнице или на учете у врача-психиатра по месту жительства, в психоневрологическом диспансере. Если да, то по поводу какого заболевания, в каком медицинском учреждении и когда. Состоит ли в настоящее время на таком учете и с каким диагнозом. 10. 11. Часто ли в семье скандалы, которые психотравмирующе отразились на подростке, в чем это выражалось (жестокое обращение взрослых членов семьи с подростком, пьянство родителей, часты ссоры и т.п.) 12. 13. Какие нравственные или иные потрясения в своей жизни он испытывал, либо испытывает в настоящее время. 14. 15. Отмечались ли у подростка резкие перемены в характере, образе жизни, в его привычках или наклонностях. Если да, то в чем их суть и когда это было, как происходит процесса адаптации в новой для него обстановке. 16. 17. Как допрашиваемый может охарактеризовать свое психическое состояние в момент совершения преступления, помнит ли он все происходящее. Если нет, то что может объяснить в связи с этим. 18. 19. Считает ли он себя психически больным или нервным человеком, если да, то почему именно. 20. 195 П. Его отношение к предстоящему назначению судебно- психиатрической, психолого-психиатрической экспертизы (если подросток см активно настаивает на ее назначении, то выдвигается версия о возможной симуляции или аггравации психического заболевания). 12. Кто из родственников, других свидетелей может наиболее полно охарактеризовать психическое состояние подростка в период детства, обучения в школе, в последующие годы. 13. 14. Если ранее несовершеннолетний привлекался к уголовной ответственности, то проводилась ли в отношении него психиатрическая экспертиза, где, каковы ее результаты (желательно приобщить копию заключения эксперта). 15. 16. Если преступление совершено в группе, то что подросток может сказать о психическом состоянии соучастников, а также о их взаимоотношениях в период следствия по уголовному делу. 17. 18. Если в совершенном преступлении являются «странными» мотивы преступления, объект преступного посягательства, особая жестокость совершения преступления, нелогичность сокрытия его следов и т.п., то у подростка выясняются также все эти вопросы. 19. 20. Выяснить круг знакомых несовершеннолетнего, его друзей, их психическое состояние, круг интересов, на почве которых происходит их общение. 21. 196 Приложение № 6 ЗАПРОС Должность руководителя и наименование психоневрологического учреждения В связи с расследованием уголовного дела № , возбужденного по факту по признакам преступления, предусмотренного ст. УК РФ, прошу обеспечить явку лечащего врача-психиатра,-психолога (нужное подчеркнуть) для производства допроса, психологического эксперимента, других следственных действий (нужное подчеркнуть), а также дальнейшего взаимодействия по делу в кабинет № ОВД к следователю « » 2001 г. к« »час. Следователь 197 Приложение № 7 ЗАПРОС Начальнику следственного изолятора Прошу предоставить в наш адрес имеющуюся информацию о характере проявлений дефектов психики (недоступность контактов, двигательная заторможенность, агрессивное поведение и т.п.) подследственного состоящего на учете в содержащегося в настоящее время в СИЗО с 2001 г. по ст. УК РФ, по уголовному делу № . Информацию прошу направить по адресу: Следователь 198 Приложение № 8 Примерный перечень вопросов для судебно-психиатрической экспертизы: 1. Страдало ли данное лицо в прошлом и страдает ли оно в настоящее время психическим расстройством и если да, то каким именно? 2. 3. Страдал ли испытуемый во время совершения инкриминируемого ему деяния психическим расстройством, которое делало его неспособным в тот период осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими? К какой категории болезненных состояний относится данное психическое расстройство - хроническому психическому расстройству, временному психическому расстройству, слабоумию, иному болезненному состоянию психики? 4. 5. Не страдает ли обвиняемый психическим расстройством, которое делает его неспособным ко времени производства по уголовному делу осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими? Когда началось это психическое расстройство? Является это расстройство временным или хроническим? 6. 7. Представляет ли обвиняемый по своему психическому состоянию опасность для общества? 8. 9. Нуждается ли обвиняемый в применении к нему принудительных мер медицинского характера, и если да, то в каких именно? 10. 11. Способен ли испытуемый по состоянию своего психического здоровья правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания? 12. 13. Если обвиняемый страдает психическим расстройством, при котором сохраняется способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими, то не относится ли оно к категории психических недостатков, препятствующих самостоятельному осуществлению права на защиту? 14. 8. Какие дефекты психики (психические недостатки), психопатологические особенности имеются у испытуемого и чем они характеризуются? 9. Нарушают ли выявленные у испытуемого дефекты психики его способность правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания? 10. 11. Имеются ли у испытуемого с дефектами психики какие-нибудь патологические особенности в эмоционально-волевой сфере и в чем они выражаются? 12. 199 Приложение № 9 Результаты опроса следователей, проведенных в СО при Ступинском, Каширском ОВД Московской области, СО при Искитимском РУВД Новосибирской области 1. Должность опрашиваемого: 1.1. следователь ГО/РОВД 41,6% 1.2. 1.3. старший следователь ГО/РОВД 3 3,4% 1.4. 1.5. начальник следственного отделения 4,9% 1.6. 1.7. сотрудник СО/СУ/УВД 16,9% 1.8. 1.9. иное 1.10. 2. Образование: 2.1. высшее юридическое 82,0% 2.2. 2.3. неоконченное высшее 12,2% 2.4. 2.5. среднее специальное 2,3% 2.6. 2.7. иное высшее 1,3% 2.8. 3. Стаж следственной работы: 3.1. до 1 года 3,0% 3.2. 3.3. от 1 года до 3 лет 14,6% 3.4. 3.5. от 3 до 5 лет 26,3% 3.6. 3.7. от 5 до Шлет 42,8% 3.8. 3.9. свыше 10 лет 0,2% 3.10. 4. Какое количество уголовных дел Вы расследуете за год (в среднем)? 4.1. до 10 дел 26,9% 4.2. 4.3. до 20 дел 31,7% 4.4. 4.5. до 30 дел 18,7% 4.6. 4.7. до 50 дел 18,7% 4.8. 4.9. иное 5,4% 4.10. 5. Из этого числа какое количество дел Вы расследуете за год (в среднем) о преступлениях, совершенных лицами с дефектами психики? 5.1. до 5 дел 54,8% 5.2. 5.3. до 10 дел 16,8% 5.4. 5.5. до 30 дел 12,8% 5.6. 5.7. свыше 30 дел 3,6% 5.8. 5.9. иное 4,0% 5.10. 5.11. данной категории дел не расследовал 3,0% 5.12. 6. Какое количество дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, Вы расследуете за год (в среднем)? 6.1. до 10 дел 32,1% 6.2. 6.3. до 20 дел 23,0% 6.4. 6.5. до 30 дел 17,6% 6.6. 6.7. до 50 дел 17,6% 6.8. 6.9. иное 0,7% 6.10. 200 7. Из этого числа, какое количество дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, имеющими дефекты психики? 7.1. до 5 дел 58,6% 7.2. 7.3. до 10 дел 29,9% 7.4. 7.5. до 20 дел 10,1% 7.6. 7.7. свыше 30 дел 1,4% 7.8. 7.9. дела данной категории не расследовал 7.10. 8. По Вашему мнению, имеются ли какие либо особенности в расследовании уголовных дел о преступлениях, совершенных лицами с дефектами психики (в том числе несовершеннолетними), по сравнению с другими уголовными делами? 8.1. особенности есть 89,9% 8.2. 8.3. таковых дел 8.4. 8.5. есть, но незначительные 9,9% 8.6. 8.7. затрудняюсь ответить 0,2% 8.8. 8.9. иной ответ 8.10. 9. Приходилось ли Вам проводить психологический эксперимент (как разновидность следственного эксперимента) по делам данной категории с целью проверки у свидетеля или обвиняемого различных психологических качеств? 9.1. да 9.2. 9.3. нет 98,2% 9.4. 10. По Вашему мнению, возможно ли рассматривать проведение психологического эксперимента как средство выявления доказательств дефектов психики у лиц, проходящих по делу? 10.1. да 78,6% 10.2. 10.3. нет 21,4% 10.4. 11. Считаете ли Вы необходимым проведение следственного психологического эксперимента как самостоятельного процессуального действия с участием специалиста- психолога для вывода о психологических качествах допрашиваемого? 11.1. да 66,8% 11.2. 11.3. нет 32,2% 11.4. 12. На Ваш взгляд, можно ли ограничиться положительными результатами психологического эксперимента с участием специалиста-психолога, заключающегося в постановке перед допрашиваемым, имеющим дефект психики, определенных психологических задач и фиксации результатов их разрешения, проведенного в рамках предварительного следствия по делу, без назначения и проведения в ходе дальнейшего расследования амбулаторной СПЭ? 12.1. да 12.2. 12.3. да, но при определенных видах дефектов психики (указать каких) 42,1% 12.4. 12.5. нет 32,8% 12.6. 13. Влияют ли, по Вашему мнению, выводы о психологических качествах допрашиваемого, получаемые в ходе проведения психологической экспертизы, на доказательственное значение показаний лиц с дефектами психики? 13.1. да 68,4% 13.2. 13.3. нет 31,6% 13.4. 13.5. иное 0,8% 13.6. 201 14. Имея данные о симуляции, должен ли следователь отказываться от установления психологического контакта с мнимым больным и изобличения его в притворстве? 14.1. да 1,5% 14.2. 14.3. нет 98,5% 14.4. 14.5. иное 14.6. 15. Приходилось ли Вам изучать специальную литературу (статьи, лекции, монографии и т.д.) по расследованию уголовных дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними с дефектами психики? 15.1. да, приходилось (укажите название, автора) 11,8% 15.2. 15.3. нет, не приходилось 88,2% 15.4. 15.5. иное 15.6. 16. Достаточно ли в настоящее время разработана тактика проведения следственных действий при расследовании преступлений, совершенных несовершеннолетними с дефектами психики? 16.1. вполне достаточно 26,1 % 16.2. 16.3. недостаточно 70,8% 16.4. 16.5. затрудняюсь ответить 3,1% 16.6. 17. Есть ли необходимость в дальнейшей разработке тактики проведения такого следственного действия как допрос несовершеннолетних с дефектами психики? 17.1. такая необходимость есть 69,3 % 17.2. 17.3. необходимости нет 11,7% 17.4. 17.5. затрудняюсь ответить 19,0% 17.6. 17.7. иное 17.8. 18. Имеет ли тактика допроса несовершеннолетних с дефектами психики свои особенности по сравнению с тактикой допроса несовершеннолетних без указанных дефектов? 18.1. да, имеет 98,6% 18.2. 18.3. нет, не имеет 18.4. 18.5. иное 1,4% 18.6. 19. Влияют ли дефекты психики на поведение несовершеннолетнего преступника, характер совершенного им преступления, частоту совершения преступлений и т.д.? 19.1. да, влияют 100% 19.2. 19.3. не влияют 19.4. 19.5. иное 19.6. 20. Считаете ли Вы обязательным участие специалиста-психолога при допросе несовершеннолетних обвиняемых, имеющих дефекты психики, как необходимое условие разрешения конфликтных ситуаций при допросе? 20.1. да, считаю 63,8% 20.2. 20.3. нет, не считаю 34,7% 20.4. 20.5. иное 1,5% 20.6. 21. Относите ли Вы расследование дел о преступлениях несовершеннолетних с дефектами психики к категории дел, представляющих особую сложность? 21.1. да 58,3% 202 21.2. нет 1,7% 21.3. 21.4. иное 22,0% 21.5. 22. Нужно ли включить в специализацию следователей по расследованию дел данной категории стажировку в экспертных психиатрических учреждениях, у врачей- психиатров? 22.1. считаю, что нужно 99,3% 22.2. 22.3. в этом не необходимости 22.4. 22.5. затрудняюсь ответить 0,7% 22.6. 22.7. иное 22.8. 23. Какие, по вашему мнению, пути совершенствования расследования преступлений несовершеннолетних с дефектами психики? 23.1. изменение (уточнение, дополнение) уголовного и уголовно-процессуального законодательства 0,7% 23.2. 23.3. специализация следователей по делам данной категории 62,0% 23.4. 23.5. улучшение методической помощи следователям 37,3% 23.6. 23.7. иные пути 23.8. 24. При допросе лиц с дефектами психики, что в большей степени, по Вашему мнению, нужно учитывать? 24.1. возраст допрашиваемого 10,7% 24.2. 24.3. вид заболевания 33,2% 24.4. 24.5. возможность симулирования душевной болезни 5,6% 24.6. 24.7. возможность самооговора 6,4% 24.8. 24.9. принятие полученной информации за достоверную лишь в тех случаях, когда она объективно подтверждается другими доказательствами 14,7% 24.10. 24.11. умелую постановку вопросов 9,4% 24.12. 24.13. правильное применение тактических приемов 41,0% 24.14. 24.15. вышеизложенное и другое 29,1% 24.16. 25. Какие основные трудности Вы испытываете при допросе несовершеннолетних с дефектами психики? 25.1. недостаточно разработаны особенности тактики допроса лиц данной категории 39,8% 25.2. 25.3. трудности в обнаружении дефектов психики у несовершеннолетних обвиняемых 27,9% 25.4. 25.5. затруднено установление психологического контакта с обвиняемым 30,3% 25.6. 25.7. вызывает затруднение сбор информации о психическом состоянии лица 2,0% 25.8. 26. Какой из перечисленных тактических приемов при допросе лиц с дефектами психики может иметь, на Ваш взгляд, первостепенное значение для установления истинных обстоятельств совершенного преступления? 26.1. убеждение (применение варьирования вопросов в прямой и косвенной форме) 11,6% 26.2. 26.3. предъявление доказательств о полноценности его здоровья 10,4% 26.4. 26.5. объяснение мотивов и других обстоятельств содеянного 0,4% 26.6. 26.7. дословную фиксацию показаний 1,5% 26.8. 26.9. применение (видео-) звукозаписи 10,4% 26.10. 26.11. собственноручная запись показаний допрашиваемым 14,0% 26.12. 26.13. вышеизложенное и иное 51,7% 26.14. 203 27. Какие преступления наиболее часто совершают несовершеннолетние с дефектами психики в Вашем районе, городе? 27.1. против собственности 53,7% 27.2. 27.3. против личности 21,0% 27.4. 27.5. против общественной безопасности и общественного порядка 15,3% 27.6. 27.7. иные 10,0% 27.8. 28. Остаются ли на месте преступления, совершенном несовершеннолетними с дефектами психики, следы, характеризующие лиц этой категории? 28.1. да, остаются 37,6% 28.2. 28.3. нет 19,6% 28.4. 28.5. затрудняюсь ответить 42,8% 28.6. 29. Применяете ли Вы при допросе несовершеннолетних с дефектами психики тактические приемы оказания помощи допрашиваемому? 29.1. да (укажите какие) 40,3% 29.2. 29.3. нет (укажите почему) 10,1% 29.4. 29.5. иное 49,6% 29.6. 30. Как часто признают свою вину в совершенном преступлении несовершеннолетние с дефектами психики (в сравнении со здоровыми несовершеннолетними преступниками)? 30.1. чаще, чем здоровые 23,6% примерно так же 32,0% признают, но реже, чем здоровые 43,7% 30.2. 30.3. совсем не признают 0,7% 30.4. 30.5. иное 30.6. 31. Необходимы ли следователю специальные познания о видах, признаках, характере и т.п. дефектов психики у лиц, проходящих по делу? 31.1. да, необходимы 8 8,9% 31.2. 31.3. нет 31.4. 31.5. достаточно, что они будут изложены в заключении СПЭ 11,1% 31.6. 32. Какие наиболее типичные ошибки допускают следователи при расследовании дел о преступлениях лиц с дефектами психики? 32.1. нарушение прав обвиняемого 32.2. 32.3. недостаточное знание особенностей тактики производства отдельных следственных действий по делам данной категории 65,5% 32.4. 32.5. недостаточное знание тактических приемов оказания помощи допрашиваемому 30,0% 32.6. 32.7. неверная квалификация содеянного 32.8. 32.9. иное 0,5% 32.10. 33. Испытываете ли Вы трудности с обнаружением у лиц, проходящих по делу, дефектов психики? 33.1. да, испытываю 13,1% 33.2. 33.3. нет 48,5% 33.4. 33.5. затрудняюсь ответить 37,4% 33.6. 33.7. иное 33.8. • 204 34. Из каких источн иков вы чаще всего получа ете инфор мацию о дефект ах психи ки лиц, прохо дящих по делу? 34.1. п ри непоср едстве нном наблю дении 23,7% 34.2. 34.3. и з истори и болезн и 21,1% 34.4. 34.5. с правок из ПНД 18,7% 34.6. 34.7. и з показа ний родств енник ов и других лиц 13,2% 34.8. 34.9. и з показа ний самого допра шивае мого 10,1% 34.10. 34.11. и з иных источн иков 11,2% 34.12. 35. Счита ете ли Вы обязат ельны м и целесо образн ым назнач ение психо лого- психи атриче ской экспер тизы по делу в отнош ении обвин яемого (в том числе несове ршенн олетне го), имею щего дефект ы психи ки, выявл енные следов ателем в ходе рассле дован ия, однако офици ально не состоя щем на учете у врача- психи атра? 35.1. д а 83,4% 35.2. 35.3. н ет 16,6% 35.4. 35.5. и ное 35.6. 36. Достат очно ли для этого, по Вашем у мнени ю, участи е специа листа психо лога при допрос е несове ршенн олетне го обвин яемого с дефект ами психи ки (в рамках вменяе мости) ? 36.1. д а 83,8% 36.2. 36.3. н ет (укажи те почем у) 12,3% 36.4. 36.5. и ное 0,3% 36.6. 37. Какие данны е чаще всего на практи ке являю тся основа нием для назнач ения в отнош ении лиц, прохо дящих по делу, психи атриче ских экспер тиз? 37.1. у лиц имеют ся патоло гическ ие особен ности психи ки 35,7% 37.2. 37.3. о н ранее наход ился на лечени и в психи атриче ской больн ице 15,4% 37.4. 37.5. в прошл ом имел травм ы черепа 21,3% 37.6. 37.7. п оведен ие лица на следст вии вызыв ает сомне ние в его психи ческой полно ценно сти 11,0% 37.8. 37.9. з лоупот реблен ие алкого лем, наркот иками 7,6% 37.10. 37.11. н есовер шенно летни й возрас т 6,4% 37.12. 37.13. и ные основа ния 2,6% 37.14. 38. Счита ете ли Вы целесо образн ым ставит ь на разреш ение психо логиче ской экспер тизы вопрос ы о глуби не психи ческих отклон ений, их течени е, об особен ностях проявл ения, чтобы в заклю чении давало сь развер нутая характ еристи ка дефект ов психи ки и т.п. в целях учета их при оценке показа ний несове ршенн олетни х с дефект ами психи ки и их исполь зовани е в процес се доказы вания? 38.1. д а, подро бное заклю чение экспер та помог ает следов ателю 89,9% 38.2. 38.3. в этом нет необхо димос ти 0,2% 38.4. 38.5. з атрудн яюсь ответи ть 1,0% 38.6. 38.7. с читаю, назнач ить необхо димым и целесо образн ым в отнош ении 38.8. лиц с опреде ленны м видом психи ческих заболе ваний 8,9% 38.5. иной ответ 205 Приложение № 10 Словарь терминов АГГРАВАЦИЯ (от лат. - отягощение, утяжеление) - преувеличение тяжести симптомов реально существующего заболевания или болезненности состояния. Аггравацию следует отличать от симуляции, при которой из корыстных побуждений демонстрируются признаки на самом деле отсутствующего заболевания. АКТ СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ медицинское заключение, в котором указываются основания и процесс проведения судебно-психиатрической экспертизы, а также выводы экспертной комиссии (эксперта) о вменяемости (в уголовном процессе) или дееспособности (в гражданском процессе) обследованных лиц. АСТЕНИЯ - (от греч. - бессилие, слабость) - нервно-психическая слабость, проявляющаяся в повышенной утомляемости и истощаемости, сниженном пороге чувствительности, крайней неустойчивости настроения, нарушении сна. АСТЕНИК - человек, у которого ярко выражены такие особенности телосложения как общая худощавость, узкие плечи, плоская и узкая грудная клетка, длинные нижние конечности, вытянутое лицо, длинный и тонкий нос. БАРЬЕР ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ - мотив, препятствующий выполнению определенной деятельности или действия, в частности общению с определенным человеком или группой лиц. БЕСПОМОЩНОЕ СОСТОЯНИЕ (вследствие психического расстройства) - психическое состояние потерпевшего, характеризующееся невозможностью ввиду психического или физического дефекта понимать характер и значение совершаемых с ним действий или оказывать сопротивление. ВИДЫ СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ЭКСПРТИЗЫ - (по процессуальному положению): экспертиза обвиняемых (подозреваемых) для определения способности их психического состояния и способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими в момент инкриминируемого деяния и ко времени производства по делу; экспертиза свидетелей и потерпевших для определения способности их психического состояния и решения вопроса об их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них правильные показания; 206 экспертиза лиц, привлекаемых к уголовной ответственности для решения вопроса о наличии у них психических расстройств, препятствующих самостоятельному осуществлению своего права на защиту. ВИДЫ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ разделяются: по объекту исследования: на экспертизы обвиняемых, свидетелей, потерпевших и лиц, покончивших жизнь самоубийством; по предмету исследования: на экспертизы индивидуально- психологических особенностей обвиняемых; вида и глубины эмоциональных реакций (аффекта) у обвиняемых; меры способности несовершеннолетних обвиняемых осознавать значение своих действий или руководить ими; способности потерпевших и свидетелей правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные показания; беспомощного психического состояния потерпевших по делам об изнасилованиях; психического состояния лиц, покончивших жизнь самоубийством. ВМЕНЯЕМОСТЬ - способность лица в силу присущих ему определенных психических качеств (признаков) осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и сознательно руководить ими, нести уголовную ответственность в случае совершения преступления. Вменяемость является предпосылкой виновности в совершении преступления. ВНИМАНИЕ - направленность и сосредоточенность психической деятельности в данный момент времени на каком-либо реальном или идеальном объекте (предмете, событии, образе, рассуждении). ВНИМАНИЯ ИСТОЩАЕМОСТЬ - типична для астенического синдрома. В начале деятельности больной способен мобилизовать внимание, начать продуктивно работать, однако работоспособность быстро падает, внимание истощается из-за утомления. ВНУШАЕМОСТЬ - свойство личности, проявляющееся в повышенной восприимчивости к психическому воздействию со стороны другого лица (группы лиц). ВРЕМЕННОЕ ПСИХИЧЕСКОЕ РАССТРОЙСТВО - один из медицинских признаков невменяемости (например, патологическое опьянение, сумеречное состояние сознания, не являющееся симптомом какого-либо хронического психического заболевания, патологическое просоночное состояние, патологический аффект, реакция «короткого замыкания»), при котором лицо, привлекаемое к экспертизе, во время инкриминируемого деяния не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Временное психическое расстройство - преходящее и непродолжительное по времени, но острое протекающее психотическое состояние. 207 ДЕБИЛЬНОСТЬ (лат. - слабый, неспособный) - легкая степень олигофрении, характеризующаяся врожденным слабоумием, примитивностью суждений и умозаключений, недостаточной дифференциацией эмоций, а также сниженной социальной адаптацией, в том числе и ограниченной возможностью обучения. ДЕВИАЦИЯ (в медицине) - отклонение от нормы. ДЕГЕНЕРАЦИЯ ПСИХИЧЕСКАЯ (лат. - перерождение) - общее название отклонений психики от нормального состояния, обусловленных неблагоприятными наследственными и внешними факторами. ДЕГРАДАЦИЯ АЛКОГОЛЬНАЯ - деградация личности при хроническом алкоголизме, сопровождающаяся аффективными и психопатоподобными изменениями, утратой трудоспособности и ранее занимаемого социального положения в обществе. ДЕМЕНЦИЯ (от лат. - безумие) - приобретенное слабоумие, характеризующееся затруднениями в сфере мышления. Страдают оценка ситуации, критические функции; сужается круг интересов, снижается адаптация к жизненным условиям. ДЕПРЕССИЯ (от лат. - подавление) - аффективное состояние, характеризующееся отрицательным эмоциональным фоном, изменением мотивационной сферы, когнитивных представлений и общей пассивностью поведения. ДЕФЕКТЫ ПСИХИКИ - есть такие врожденные или приобретенные функциональные или органические изменения головного мозга, которые, отражаясь на различных сторонах психической деятельности субъекта, влияют на содержание и характер его социально значимого поведения, в том числе и на общественно опасное поведение субъекта. ДИССИМУЛЯЦИЯ - сознательное стремление скрыть болезнь и ее симптомы. ДИСФОРИЯ - тоскливо-злобное настроение. Возникает спонтанно и продолжается от нескольких часов до нескольких дней. Характеризуется озлобленностью, мрачностью, повышенной чувствительностью к действиям окружающих, склонностью к вспышкам агрессии. Встречается у страдающих эпилепсией, психопатией и при органических поражениях головного мозга. ИНФАНТИЛИЗМ (от лат. - младенческий, детский) - сохранение в психике и поведении взрослого особенностей, присущих детскому возрасту. Это выражается в несамостоятельности решений и действий, чувстве незащищенности, в пониженной критичности по отношению к себе, повышенной требовательностью к заботе других о себе, эгоценстризме, фантазировании и т.д. ИНФАНТИЛИЗМ ПСИХИЧЕСКИЙ - психопатологическое состояние, характеризующееся наличием присущих детской психике особенностей суждений и поведения, повышенной внушаемости, эмоциональной неустойчивости и т.п. 208 ИСТЕРИЯ (син. Истерический невроз) - заболевание, возникающее под влиянием психотравмирующих факторов, чаще у лиц с повышенными внушаемостью и самовнушаемостью, которое характеризуется полиморфными психическими, соматическими, вегетативными нарушениями. ИСТЕРИЧЕСКИЙ ПСИХОЗ - один из видов острого реактивного психоза. Проявляется в форме сумеречного помрачения сознания, мнимого слабоумия (псевдодеменции), пуэрилизма, психогенного ступора и др. КОМИССИОННАЯ СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА - судебно-психиатрическая экспертиза, проводимая несколькими судебными психиатрами (комиссией экспертов) в составе, как правило, не менее 3-х специалистов - врачей при стационарной, амбулаторной, заочной, посмертной экспертизах. Участие меньшего числа экспертов-психиатров допускается лишь в исключительных случаях. КОМПЛЕКСНАЯ СУДЕБНАЯ ПСИХОЛОГО-ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА - вид экспертизы, назначаемой в тех случаях, когда речь идет об установлении способности у испытуемых (подследственных, обвиняемых, подсудимых, свидетелей, потерпевших и др. лиц.), обнаруживающих изменения психической деятельности: а) правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела; б) правильно понимать характер и значение совершаемых с ними действий и оказывать сопротивление правонарушителям. КОМПЛЕКСНАЯ СУДЕБНАЯ ЭКСПЕРТИЗА С УЧАСТИЕМ ПСИХИАТРА - разновидность комплексных судебных экспертиз, назначаемых для решения вопросов, которые не могут быть решены либо в рамках одной лишь судебно-психиатрической экспертизы, либо в рамках иной однородной экспертизы без участия психиатра. Предмет комплексной экспертизы, проводимой представителями разных отраслей знания обязательно должен быть смежным (пограничным) для них (например, судебно-медицинская и судебно-психологическая экспертиза). КОМПЛЕКСНАЯ СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ И СУДЕБНО- МЕДИЦИНСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА - вид экспертизы, назначаемой тогда, когда речь идет об определении тяжести вреда здоровью, повлекшего за собой психические нарушения у потерпевшего. КОНФЛИКТ - вид общения, в основе которого лежат различного рода реальные или иллюзорные, объективные или субъективные и в различной мере осознанные противоречия общающихся личностей при попытках их разрешения на фоне эмоциональных переживаний. Конфликт - столкновение сторон, мнений, сил. тактико-психологическое противоборство следователя и участвующего в деле /при допросе/ лица с дефектами психики, имеющих несовместимые цели и интересы. КОНФЛИКТНАЯ СИТУАЦИЯ - представления следователя о существующем противоречии, о самом себе (своих целях, возможностях 209 применения того или иного тактического приема и т.п.), о "противнике" (его целях, индивидуальных и личностных особенностях, характере проявлений особенностей дефектов его психики) в конкретных условиях и обстоятельствах, до начала противоборства /допроса/, а также о том, каково представление "противника" /допрашиваемого/ о представлениях следователя. КОНФЛИКТ ВНУТРИЛИЧНОСТНЫЙ - столкновение примерно равных по силе, но противоположных по направленности мотивов, потребностей, интересов у одного и того же индивида, вызывающее острые эмоциональные нарушения. КОНФЛИКТНАЯ СИТУАЦИЯ в расследовании - это представления следователя о существующем противоречии, о самом себе (своих целях, возможностях и т.д.), о противнике (его целях, индивидуальных и личностных особенностях) в конкретных условиях и обстоятельствах до начала противоборства, а также о том, каково представление «противника» о представлениях следователя. КРИМИНАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ - уголовно наказуемые действия. ЛИЧНОСТЬ - индивид как субъект социальных отношений и созидательной деятельности; качество индивида, формирующееся в совместной деятельности и общении; носитель каких-либо свойств (психики); устойчивая система социально значимых черт, характеризующих индивида. ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА - совокупность психологических свойств личности, характерных для лиц, совершивших преступления. НАРКОЛОГИЯ - раздел психиатрии, изучающий этиологию, патогенез и клинику хронического алкоголизма, наркоманий, токсикомании и разрабатывающий методы их профилактики, диагностики, лечения и реабилитации. НАРКОМАНИИ - общее название группы болезней, проявляющихся патологическим, непреодолимым влечением к постоянному приему в возрастающих дозах наркотических средств и веществ вследствие стойкой психической и физической зависимости от них с развитием абстиненции при прекращении их приема. НАРКОТИЗМ - эпизодический прием наркотиков. НАРКОТИКИ (греч. - наркотикоз, т.е. приводящий в оцепенение) - природные и синтетические вещества, вызывающие наркоманию. К наркотикам относятся вещества, список которых утвержден Постоянным комитетом по контролю наркотиков при Минздраве РФ. НАРКОТИЧЕСКОЕ СРЕДСТВ (син. Лекарственное средство наркотическое) - вещество природного и синтетического происхождения или смесь веществ, используемых для профилактики, диагностики и лечения болезней, разрешенных Минздравмердпромом РФ в установленном порядке для применения. К ним относятся препараты, включенные в список 210 наркотических лекарственных средств, утверждаемый Постоянным комитетом по контролю наркотиков при Минздравмедпроме РФ. НАРУШЕНИЕ ВНИМАНИЯ - изменение направленности психической деятельности. Выделяют сужение объема внимания (расстройство распределения внимания), неустойчивость внимания (расстройство концентрации внимания и повышенная отвлекаемость на посторонние раздражители). НАРУШЕНИЕ МЫШЛЕНИЯ - расстройство интеллектуальной деятельности, возникающее при различных психических заболеваниях, локальных поражениях мозга и аномалиях психического развития. НАРУШЕНИЕ ПАМЯТИ - расстройство спосбности запоминать, сохранить, узнавать и воспроизводить информацию. Выделяют такие нарушения памяти как амнезию (отсутствие памяти), гипермнезию (усиление памяти), гипомнезию (ослабление памяти), парамнезию (обманы памяти). НЕВРАСТЕНИЯ - форма невроза, вызываемого хроническим переутомлением или длительным воздействием психотравмирующих факторов, проявляющего состоянием повышенной возбудимости и быстрой истощаемости с эмоциональной неустойчивостью, расстройством сна, вегетативными нарушениями. НЕВРОЗ - форма реактивного состояния, при котором возникновение функциональных (обратимых) психических расстройств связано не столько с острыми психическими травмами, сколько с длительно существующими, хроническими, психогенно обусловленными конфликтами. При неврозах сохраняется критическое отношение к болезни и способность руководить своими действиями. Основные формы неврозов: неврастения, невроз навязчивых состояний, истерический невроз. НЕВРОТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ - изменения личности с нарастанием стойких проявлений невроза. ОБМОРОК ИСТЕРИЧЕСКИЙ - обморок при истерии, отличающийся неполной потерей сознания и лишь небольшими вегетативными нарушениями. ОЛИГОФРЕНИЯ (син. олигопсихия, малоумие, врожденное слабоумие) - группа патологических состояний, аномалий развития с врожденным или рано приобретенным нарушением мыслительной и познавательной деятельности, преимущественно в виде интеллектуальной недостаточночсти сочетающейся с аффективно-волевыми расстройствами. По степени (глубине) врожденного слабоумия и психического недоразвития олигофрению принято делить на идиотию, имбецильность, дебильность. ОСНОВАНИЕ ДЛЯ НАЗНАЧЕНИЯ СУДЕБНО- ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ - появление в ходе следственных или судебных действий информации (фактов) имеющих значение для данного дела, установление которых невозможно без специального психиатрического исследования. К ним относятся обстоятельства, ставящие под сомнение психическую полноценность субъекта уголовного процесса. 211 ОТКЛОНЯЮЩЕЕСЯ ПОВЕДЕНИЕ - система поступков или отдельные поступки, противоречащие принятым в обществе правовым или нравственным нормам. Основные виды отклоняющегося поведения - преступление и уголовно не наказуемое (непротивоправное) аморальное поведение (стяжательство, распущенность, пьянство и др.). ОТСТАВАНИЕ В ПСИХИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ - замедление темпа и ухудшение качества формирования высших психических функций, не связанное с психическим заболеванием. ПОГРАНИЧНЫЕ СОСТОЯНИЯ - группа психических болезней, включающая психопатии, неврозы и некоторые формы реактивных состояний. ПРЕДМЕТ СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ (ЭКСПЕРТИЗЫ) - состояние психики подэкспертного лица (испытуемого), наличие или отсутствие психических расстройств, имеющих юридическое значение (осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий - бездействия или руководить ими) при совершении правонарушения или ко времени производства по делу (предопределяется постановлением - определением судебно- следственных органов и объектом экспертного исследования). ПСИХИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ - целостная характеристика психической деятельности за определенный период, показывающая своеобразие протекания психических процессов в зависимости от психических свойств личности, отражаемых предметов и явлений. ПСИХОДИАГНОСТИКА - раздел психологической науки, разрабатывающий методы выявления индивидуально-психологических особенностей личности (в основном с помощью экспериментально- психологического тестирования). ПСИХОЗ (от греч. душа) - глубокое расстройство психики, проявляющееся в нарушении отражения реального мира, возможности его познания, изменении поведения и отношения к окружающему. Может сопровождаться бредом, помрачением сознания, грубыми нарушениями памяти, мышления, изменениями эмоциональной сферы, бессмысленности и бесконтрольными поступками и пр. ПСИХОПАТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ - процесс склада личности в виде ее дисгармонии, возникшее в результате какого-либо медленно развивающегося психического заболевания. ПСИХОПАТИЧЕСКАЯ РЕАКЦИЯ - резкое усиление основных проявлений психопатии под влиянием психотравмирующих факторов или при возникновении другого (не психического) заболевания. ПСИХОПАТИЯ (син. характер патологический) - совокупность стойких особенностей склада личности, в основе которых лежат дисгармония, неуравновешенность или неустойчивость психических процессов. 212 РАССТРОЙСТВО СХЕМЫ ТЕЛА - ощущение изменений размеров собственного тела или отдельных его частей, расположения или их отделения от тела. РИГИДНОСТЬ ПСИХИЧЕСКАЯ - состояние, при котором снижены подвижность, переключаемость и приспособляемость психических процессов к меняющимся требованиям среды. САМООГОВОР (в психиатрии) - приписывание больным себе не совершенных им действий и поступков. Самооговор может сопровождаться обращением в правоохранительные органы. СИМУЛЯЦИЯ (от лат. -видимость, притворство) - поведение, направленное на имитацию болезни или ее отдельных симптомов с целью ввести в обман. СИМУЛЯЦИЯ ПСИХИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНИ - сознательное (притворное) изображение здоровыми людьми психической болезни или ее отдельных симптомов, синдромов. СИНДРОМ (от греч. - скопление, стечение) - определенное сочетание признаков (симптомов) какого-либо явления, объединенных единым механизмом возникновения. СИТУАЦИЯ КОНФЛИКТА - представления следователя об этом противоборстве, о самом себе, о правильном оказании тактико- психологического воздействия и своем "противнике" в конкретных условиях и обстоятельствах/ в частности при допросе лица с дефектами психики/. СЛАБОУМИЕ - стойкое оскудение и упрощение психической деятельности, малоумие, характеризующееся ослаблением познавательных процессов, обеднением эмоций и нарушением поведения. Различают слабоумие врожденное (например, при олигофрении) и приобретенное (например, деменция при инволюционных процессах). Кроме того, слабоумие является одним из медицинских признаков невменяемости и недееспособности, при которых лицо, привлекаемое к экспертизе и страдающее слабоумием, не могло осознавать фактический характер, общественную опасность и значение своих действий (бездействия) либо руководить ими при совершении инкриминируемого деяния. СЛЕДСТВЕННАЯ СИТУАЦИЯ - это представления следователя о значимых для расследования событиях, условиях и обстоятельствах, мнениях людей, имеющих отношение к расследуемому преступлению, выделенных и объединенных им в некоторую совокупность, возникающие в результате активного взаимодействия следователя с объективной реальностью и являющиеся продуктом этого взаимодействия. СЛОВЕСНАЯ ОКРОШКА - речь, состоящая из набора слов, лишенных смысловой и грамматической связи. СТРЕСС - состояние острого психического и физиологического напряжения, возникающее в ответ на экстремальные воздействия в сложных, трудных условиях, при особых обстоятельствах, способное как дезорганизовать, так и активизировать деятельность человека. 213 СУБЪЕКТЫ СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ - подозреваемый, подследственный, обвиняемый, подсудимый, свидетель, потерпевший и др. лица. СУГГЕСТИЯ - внушение. СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТНАЯ КОМИССИЯ (СПЭК) - комиссия, организуемая органами здравоохранения для производства судебно-психиатрических экспертиз при психиатрических больницах и психоневрологических диспансерах. СПЭКи могут быть стационарными и амбулаторными. Они также проводятся в зале суда, кабинете следователя. Кроме того, они бывают посмертные и заочные. СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА - исследование, осуществляемое экспертом-психологом (экспертами) на основе специальных познаний в области психологии в целях дачи заключения по поводу обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. СУДЕБНАЯ ПСИХОЛОГИЯ - раздел психологической науки, изучающий психологические проблемы, относящиеся к уголовному и гражданскому судопроизводству. ТАКТИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ психологический результат организации следователем совместной с обвиняемым, имеющим дефект психики, деятельности, направленной на установление истины по уголовному делу, проявляющийся в изменении их психических характеристик и перестройке поведения. ХРОНИЧЕСКИЙ АЛКОГОЛИЗМ - заболевание, характеризующееся патологическим влечением к алкоголю, абстинентным синдромом, а также возникновением негативных сомато-неврологических, психических и социальных последствий. Конфликтная ситуация вызвана отказом от дачи показаний: разъяснение неблагоприятных последствий отказа от дачи показаний; использование противоречий между соучастниками преступления. Приемы тактико-психологического воздействия: побуждение к раскаянию; разъяснение последствий чистосердечного раскаяния; использование положительных качеств допрашиваемого. Доказательств достаточно для изоблечения допрашиваемого: ффективное использование элемента внезапности системе доказательств имеются пробелы: создании у допрашиваемого реувеличенного предствавления об осведомленности следователя и окрытие подлинной его осведомленности. оказательств недостаточно для изобличения допрашиваемого: спользование противоречий, возникающих в показаниях, и сведений, о оторых он проговорился в процессе допроса; косвенный допрос. При бесконфликтной ситуации: выслушивание свободного рассказа; постановка допросов, детализирующих, конкретизирующитх, поясняющих показания; получение объяснений по уже добытым доказательствам и данных для проверки; выяснение обстоятельств, еще неизвестных следователю. 215 Приложение № 12 Постановка вопросов для судебно-психологической экспертизы несовершеннолетнему: 1. установление признаков и степени умственной отсталости несовершеннолетних обвиняемых, соответствие их психического развития паспортному возрасту и способности полностью осознавать значение своих действий и руководить ими; 2. 3. квалификация эмоционального возбуждения и его выраженности в момент совершения преступления у лиц с дефектами психики; 4. 5. установление индивидуальных личностных патохарактерологических особенностей обвиняемых с дефектами психики, характера и структуры нарушений; 6. 7. установление мотивов содеянного у обвиняемых с дефектами психики; 8. 9. установление способности свидетелей и потерпевших с дефектами психики правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания; 10. 11. установление способности свидетелей и потерпевших с дефектами психики по делам сексуальных правонарушений правильно воспринимать характер и значение совершенных по отношению к ним преступных действий и оказывать активное сопротивление; 12. 13. квалифицированная экспертная оценка психических состояний непсихотического характера (растерянность, тормозные реакции) у лиц с дефектами психики, препятствующими выполнению этими лицами своих профессиональных обязанностей, что привело к преступлению; 14. 15. установление индивидуальных личностных патохарактерологических особенностей, психического состояния, психологических мотивов, суицида у лиц с дефектами психики при посмертной экспертизе; 16. 17. составление по материалам уголовного дела патохарактерологического портрета разыскиваемого преступника. 18. 216 Характеристика судебно-психиатрических освидетельствований по видам экспертиз Российской Федерации годы число экспертиз амбулаторных стационарных в суде заочных абс. темп прироста в % абс. темп прироста в % абс. темп прироста в % абс. темп прироста в 1988 76435 - 15912 - 431 - 1708 - 1989 81854 +7.1 16376 +2.9 632 +46.6 1395 -18.3 1990 89757 +9.6 17898 +9.3 280 -55.7 1415 +1.4 1991 88388 +1.5 16810 -6.1 343 +22.5 1290 -8.8 1992 83506 -5.5 14790 -12.0 618 +80.2 1573 +21.9 1993 95855 +14.8 17831 +20.6 81 -86.9 1874 +19.1 1994 107086 +11.7 18638 +4.5 113 +39.5 2487 +32.7 1995 115865 +8.2 19495 +4.6 81 -28.3 3135 +26.0 среднегодовой темп прироста +6.3 +3.4 +2.6 +10.6 • • 217 Комплексные экспертизы по видам освидетельствования и контингентам испытуем контингента испытуемых число комплексных экспертиз всего в том числе амбулаторных абс. в% абс. в% а подследственные и подсудимые 4882 4.1 3544 3.5 1 свидетели и потерпевшие 602 22.2 581 22.6 2 лица, проходившие экспертизу по гражданским делам 109 0.9 101 1.0 всего 5602 4.1 4226 3.7 13 в том числе несовершеннолетние 1777 10.2 1534 9.8 2 218 Характер экспертных решений в отношении лиц, прошедших эксперт по уголовным делам по территориям Российской Федерации (1995 го наименование территорий всего следственных признаны вменяемыми признаны невменяемыми из них: лица с психическими расстройствами психически здоровые 1 2 3 4 5 6 7 8 Северный регион Архангельская область 800 155 19.4 257 32.1 360 45.0 Вологодская область 3817 152 4.0 2105 55.2 1400 36.7 Мурманская область 1407 62 4.4 926 65.8 384 27.3 Республика Карелия 760 118 15.5 285 37.5 249 32.8 Республика Коми 1228 70 5.7 597 48.6 490 39.9 Северо-Западный район г. Санкт- Петербург 4884 439 9.0 2373 48.6 1917 39.3 Ленинградская область 935 60 6.4 455 48.7 364 38.9 Новгородская область 512 53 10.4 265 51.8 188 36.7 Псковская область 828 80 9.7 423 51.1 213 25.7 Центральный район Брянская область 563 98 17.4 249 44.2 186 33.0 Владимирская область 1186 133 11.2 626 52.8 208 17.5 Ивановская область 1465 117 8.0 976 66.6 276 18.8 Тверская область 1388 87 6.3 667 48.1 351 25.3 Калужская область 1036 86 8.3 561 54,2 367 35.4 Костромская область 1171 167 14.3 664 56.7 218 18.6 г.Москва 6584 881 13.4 3945 59.9 1068 16.2 Московская область 4392 357 8.1 2505 57.0 1176 26.8 Орловская область 1129 125 11.1 571 50.6 351 31.1 Рязанская область 1065 51 4.8 424 39.8 391 36.7 Смоленская область 1095 156 14.3 504 46.0 340 31.1 Тульская область 1064 143 13.4 626 58.8 263 24.7 Ярославская область 1578 97 6.2 607 38.5 797 50.5 Волго-Вятский район Нижегородская область 2526 178 7.1 1111 44.0 1099 43.5 Кировская область 2128 178 8.4 987 46.4 824 38.7 Республика Марий- Эл 822 39 4.7 444 54.0 339 41.2 Республика Мордовия 866 64 7.4 354 40.9 440 50.8 Чувашская Республика 1619 139 8.6 642 39.7 551 34.0 Центртно-Черноземный район Белгородская область 937 90 9.6 294 31.9 552 58.9 Воронежская область 1688 154 9.1 755 44.7 637 37.7 Курская 961 157 13.2 200 20.8 561 58.4 • 220 область Липецкая область 1379 97 7.0 751 54.5 457 33.1 Тамбовская область 1226 84 6.9 691 56.4 189 15.4 Поволжский район Астраханская область 1688 197 11.7 956 56.6 435 25.8 Волгоградская область 2216 98 4.4 1273 57.5 665 30.0 Самарская область 1900 130 6.8 597 31.4 902 47.5 Пензенская область 2051 81 4.0 918 44.8 909 44.3 Саратовская область 1942 116 6.0 989 50.9 782 40.3 Ульяновская область 2438 99 4.1 680 27.9 1568 64.3 Республика Калмыкия 343 50 14.6 41 12.0 210 61.2 Республика Татарстан 2922 256 8.8 1564 53.5 886 30.3 Северо-Кавкаэский район Республика Адыгея 236 61 25.6 ПО 46.6 53 22.5 Кабардино- Балкарская Республика 364 67 18.4 145 39.8 131 36.0 Республика Северная Осетия-Алания 174 20 11.5 61 35.1 80 46.0 тавропольский край 1453 192 13.2 625 43.0 483 33.2 Ростовская область 1668 223 13.4 610 36.6 616 36.9 Краснодарский край 2284 274 12.0 887 38.8 913 40.0 Уральский район Курганская область 1059 70 6.6 489 46.2 404 38.2 Оренбургская область 1400 134 9.6 535 38.2 578 41.3 Пермская область 1620 179 11.1 733 45.3 575 35.5 Свердловская область 2616 382 14.6 1490 57.0 519 19.8 Челябинская область 2589 207 8.0 1440 55.6 759 29.3 Республика Башкортостан 1733 194 11.2 783 45.2 408 23.5 Удмуртская Республика 1716 85 5.0 1115 65.0 466 27.2 Западно-Сибирский район Алтайский край 5099 302 5.9 2565 50.3 1962 38.5 Республика Алтай 267 13 4.9 89 33.3 159 59.6 Кемеровская область 3009 200 6.7 2038 67.7 709 23.6 Новосибирская область 2698 192 7.1 1143 42.4 1226 45.4 Омская область 1003 196 19.5 519 51.7 217 21.6 Томская область 919 76 8.3 436 47.4 317 34.5 Тюменская область 1664 223 13.4 748 45.0 627 37.7 Восточно-Сибирский район Красноярский край 3672 420 11.4 1805 49.2 1329 36.2 Республика Хакасия 968 71 7.3 516 53.3 359 37.1 Иркутская область 2854 217 6.6 1609 56.4 469 16.4 Читинская 1219 77 6.3 833 68.3 279 22.9 область Республика Бурятия 502 58 11.6 310 61.8 102 20.3 Республика Тыва 264 28 10.6 69 26.1 157 59.5 Дьтьневосточный район Приморский край 1939 274 14.1 878 45.3 683 35.2 Хабаровский край 2015 132 6.6 925 45.9 815 40.5 Чукотская АО 72 3 4.2 19 26.4 49 68.1 Амурская область 1365 71 5.2 505 37.0 660 48.4 Кахгчатская область 492 66 13.4 160 32.5 190 38.6 Магаданская область 425 31 7.3 241 56.7 141 33.2 Сахалинская область 683 60 8.8 257 37.6 221 32.4 Республика Саха (Якутия) 359 59 16.4 97 27.0 192 53.5 Калининградский район Калининград- ская область 959 77 8.0 368 38.4 368 38.4 всего по России 120603 10992 9.1 59086 49.0 41126 34.1 223 Состав несовершеннолетних испытуемых, прошедших экспертизу по уголовны по нозологическим формам и характеру экспертного решения (1995 го наименование болезней всего экспертиз: из них признаны нев абс. % абс. в % к общему несовершеннол психозы 365 2.3 271 74.2 в том числе алкогольные 3 0.0 3 100.0 в том числе шизофрения 100 0.6 98 98.0 в том числе реактивные 14 0.1 5 35.7 неврозы, психозы и др. психические расстройства непсихического характера 4777 29.7 147 3.1 умственная отсталость 5060 31.5 598 11.8 диагноз не уточнен, экспертное решение не вынесено 938 30.7 - - психически здоровые 4943 30.7 - - всего прошли экспертизу 16083 100.0 1016 6.3