lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Пантюхина, Галина Александровна. - Противодействие организованной преступности: криминалистические аспекты: По материалам Уральского региона : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Екатеринбург, 2002 201 с. РГБ ОД, 61:02-12/1027-1

Posted in:

УРАЛЬСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МВД РФ

На правах рукописи Пантюхина Галина Александровна

Противодействие организованной преступности: криминалистические аспекты (по материалам Уральского региона)

Специальность 12.00.09-уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель

Заслуженный деятель науки РФ,

доктор юридических наук, профессор, Драпкйн Л.Я.

Научный консультант

Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук,

профессор, Воронин Ю.А.

Екатеринбург - 2002

-2-

СОДЕРЖАНИЕ:

Введение 3

Глава I. Организованная преступность: сущность, тенденции и лич- ностная характеристика членов организованных преступных групп и сообществ

§ 1. Понятие, признаки, структура и этапы становления организованной преступности в России 16

§ 2. Основные тенденции развития организованной преступности на со временном этапе 35

§ 3. Характеристика личности участников организованных преступных формирований 60

Глава П. Организационные и тактические особенности расследова- ния преступлений, совершенных организованными преступными группами и сообществами

§ 1. Выдвижение версий и планирование расследования по уголовным делам о преступлениях, совершенных организованными преступными группа ми и сообществами ‘. 89

§ 2. Особенности производства тактических операций на различных эта пах расследования 111

§ 3. Расследование преступлений следственно-оперативной груп пой 124

§ 4. Тактико-психологические особенности производства отдельных следственных действий 138

Заключение ‘. 174

Используемая литература 179

Приложения 190

-3-

ВВЕДЕНИЕ

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Проблемы борьбы с организованной преступностью остаются одной из важнейших задач общества и государства. Особую значимость решение этой задачи приобретает в связи с проведения неоднозначных по своим результатам социально- политических и экономических преобразований в нашем обществе, продолжающимся количественным ростом организованных криминальных формирований и их серьезными структурными и функциональными изменениями. Низкие результаты противодействия этому негативному, антисоциальному феномену также обусловили вы- сокую актуальность темы.

Так, по сравнению с 1996 годом количество криминальных деяний, со- вершаемых организованными группами, возросло в 2000 году по тяжким и особо тяжким преступлениям в 1,8 раза. Масштабы организованной преступности достигли уровня, представляющего угрозу национальной безопасности России. Продолжается ее экспансия и в сфере экономики.

Так, в 2001 году за совершение экономических преступлений было при- влечено к уголовной ответственности на 6% больше, чем в 2000 году. При этом наибольший рост был отмечен в сфере внешнеэкономической деятельности (на 20,6%). Еще более высокими темпами растут масштабы материального ущерба, причиняемого организованными преступными посягательствами, в крупных размерах. Так, в 2000 году размер ущерба превысил 232 млрд. рублей, что на 45% больше, чем в 1999 году.

Формы проявления организованной преступной деятельности определя- ются не только общими для членов криминальных формирований методами преступной деятельности и доходностью преступного бизнеса, но и местными особенностями. К примеру, Свердловская область относится к региону с высокой степенью наркотизации населения. Условия, влияющие на высокий уро-

-4-

вень наркобизнеса - это, прежде всего географическое положение области и пересечения на ее территории многочисленных путей распространения наркотических веществ в Европейскую часть России, ближнее и даже дальнее зарубежье. Учитывая то, что наркобизнес является наиболее доходным преступным предприятием1, а спрос на наркотики у населения области выше, нежели в других регионах России, можно предположить, что в приоритетную сферу деятельности региональных организованных преступных формирований прочно вошел и наркобизнес. Естественно, государство не в состоянии изменить ни климат, ни соседство с другими регионами, ни стабильные экономические связи и исторически сложившиеся транспортные коммуникации, но оно в состоянии создать более благоприятные условия, препятствующие дальнейшему расширенному распространению наркотиков.

В юридической литературе сущность борьбы с преступностью определя- ется как «система правовых средств, результативное, нормативно- организационное воздействие на общественные отношения с целью их упорядочения, организационного развития в соответствии с общественными потребностями»2.

Основное содержание и сущность борьбы с организованной преступно- стью - наиболее опасной разновидностью антиобщественных проявлений, является управление этой борьбой, как особым видом социальной деятельности, требующим, как и любая специальная функция упорядоченных коллективных действий людей для достижения стоящих перед ними целей, путем постановки задач, выбора оптимальных направлений их решения и эффективного руководства их реализацией.

Необходимости изучения организованной преступности и ее предупре- ждению посвящено немало работ в отечественной и зарубежной литературе. Эта тема рассматривается в трудах: Р.С. Белкина, СВ. Бородина, Л.Д. Гаух-ман, А.И. Гурова, В.К. Гавло, И.Ф. Герасимова, А.И. Долговой, Л.Я. Драпкина,

1 См.: По мнению руководителей ОБНОН ГУВД Свердловской области прибыль распространителей наркоти ков составляет 300 % от затрат на их приобретение и доставку.

2 См.: Алексеев С.С. Теория права. Издательство «Век». М., 1994. С. 145-146

-5-

С.В. Дьякова, В.Т. Кантимирова, В.Н. Карагодина, А.Г. Корчагина, Н.Ф. Кузнецовой, Л.Л. Лунеева, И.М. Лузгина, В.П. Махоткина, М.И. Мироничева, В.А. Образцова, B.C. Овчинского, В.Д. Пахомова, Н.А. Селиванова, И.Н. Со-рокотягина, Н.П. Яблокова и других авторов.

В работах упомянутых ученых рассматриваются различные проблемы, связанные с противодействием организованной преступности с криминалистических и криминологических позиций. Именно такой комплексный подход к научным исследованиям позволяет добиться оптимальных результатов, разработать более эффективные рекомендации для правоохранительных органов.

Отличительной чертой большинства работ является исследование при- роды организованной преступности, определения ее понятий, признаков, уровней распространенности, выявления причин и условий существования данного феномена, а также путей и средств противодействия организованной преступности.

Однако научную разработку криминалистических и криминологических аспектов нельзя считать исчерпывающей не только потому, что разноречивые взгляды авторов не привели к единой цельной концепции, но и в связи с развитием преступности под воздействием негативных внешних факторов и на основе саморегуляции, требующей пересмотра некоторых сложившихся суждений, либо выработки новых теоретических решений противодействия организованной преступности.

В последнее время наблюдаются тенденции роста организованной пре- ступности, ее структурных подразделений, появление новых форм и теснейшая связь лидеров криминальных объединений с коррумпированными государственными структурами. Все это свидетельствует о непрекращающихся негативных процессах в нашем обществе.

Анализ документальных и статистических источников наглядно показы- вает, что коэффициент распространенности организованной преступности в РФ неуклонно повышается. Все это требует тщательного изучения и систематического «отслеживания», поскольку без глубокого и всестороннего анализа невозможно предпринять адекватные меры противодействия организованной

.6-преступности. Вместе с тем, научные исследования, несмотря на их большую

значимость, не исчерпывают всех аспектов этой общенациональной проблемы. До настоящего времени четко не определено понятие организованной преступной деятельности, не выработана методика выявления, распространения и расследования отдельных категорий преступлений, отнесенных к организованной преступной деятельности. Не дана их исчерпывающая криминалистическая характеристика, не в полном объеме отражена система взаимодействия различных органов, в том числе и на международном уровне.

Представляется, что выработка концепции борьбы с организованной преступностью является сегодня одним из наиболее актуальных и значимых направлений в комплексном криминолого- криминалистическом исследовании.

Цели и задачи исследования. Основной целью исследования является анализ организованной преступности Уральского региона, направленный на разработку предложений по совершенствованию путей и средств противодействия этому опаснейшему антисоциальному явлению с учетом региональных особенностей.

Исходя из этого, основными задачами исследования являются:

  • дать определение организованной преступной деятельности с учетом действующего уголовно-правового законодательства, выделив ее новый признак - политическую коррупцию;
  • определить этапы и тенденции развития организованной преступ- ности в современных условиях с учетом региональных особенностей;
  • изучение личностных особенностей участников организованных формирований;
  • анализ особенностей планирования и выдвижение версий по делам о преступлениях, совершенных организованными преступными группами и сообществами;
  • анализ роли версий в разрешении проблемных ситуаций по делам, выделенной классификационной группы;

-7-

выявление роли тактических приемов и операций в процессе разрешений конфликтных ситуаций и ситуаций тактического риска, возникающих в ходе расследования исследуемой категории преступлений;

  • анализ тактических операций, проводимых при расследовании данной категории преступлений и их классификация;
  • определение основных направлений деятельности следственно- оперативной группы по расследованию преступлений по делам ор- ганизованных преступных формирований;
  • выявление тактико-психологических особенностей проведения отдельных следственных действий при расследовании дел, совершенных организованными преступными группами и сообществами;

  • разработка предложений по совершенствованию уголовно- процессуального законодательства, направленного на повышение эффективности борьбы с организованной преступностью.

Объектом исследования является региональная организованная преступ- ность и современное состояние противодействия этому общественно- опасному феномену, а также анализ результатов научной деятельности в сфере криминалистики и криминологии.

Предмет исследования составляют особенности организованной пре- ступной деятельности в Уральском регионе и разработка предложений и рекомендаций, направленных на устранение недостатков в деятельности правоохранительных органов по раскрытию и расследованию уголовных дел, выделенной в диссертации классификационной группы.

Методология и методика исследования. Исходя из целей и задач иссле- дования, методологической основой диссертации является диалектический метод. В работе над диссертацией применялись различные методы научного исследования: системно-структурный, исторический, сравнительно-правовой, ситуационный, конкретно- социологический, статистический, логико-юридический и другие.

-8-

В теории познания давно установлено, что наиболее интересные научные результаты достигаются в пограничных областях различных научных дисциплин. Для подтверждения этого достаточно назвать такие перспективные науки как биохимия, физхимия, геофизика и т.д. В юриспруденции, например, подлинно творческое исследование проведено А.Д.Прошляковым на стыке наук уголовного права и процесса, А.Р.Белкиным, успешно осуществившим широкое исследование в смежных областях уголовного процесса, криминалисти- ки, оперативно-розыскной деятельности, логики и психологии, Б.А.Спасенниковым, смело и удачно использующим методические и содержательные аспекты уголовного права, судебной медицины, общей и юридической психологии,1 а также некоторыми другими учеными.

Для более обстоятельного и всестороннего анализа сложной и много- плановой темы, автор диссертации также применила комплексный (криминологический и криминалистический) метод исследования.

Эмпирическая база диссертационного исследования. В работе исследо- ваны законодательные акты и иные нормативные документы, регламентирующие борьбу с преступностью. В диссертации использовалась отечественная и зарубежная литература по правовым наукам, психологии и социологии. Нашли отражения и современные психолого-социологические концепции. Автором использован также личный опыт многолетней работы в следственном отделе органов внутренних дел.

Для сбора эмпирического материала изучены и обобщены 200 уголовных дел в судах Свердловской, Челябинской, Тюменской, Пермской, Оренбургской и Курганской областей и республики Башкортостан с учетом специфики выделенной в диссертации классификационной группы преступлений.

Проведено анкетирование 103 следователей прокуратуры, следователей, дознавателей и оперуполномоченных органов внутренних дел. Анализирова-

1 См.: Прошляков А.Д. Взаимосвязь материального и процессуального уголовного права. Дисс… д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1997; Белкин А.Р. Теория доказывания: криминалистический и оперативно- розыскной аспекты. Дисс… д-ра юрид. наук. Воронеж, 2000; Спасенников Б.А. Субъект преступления: уголовно-правовой и медико-психологический аспекты. Дисс… д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2001.

-9-

лись также статистические показатели о состоянии и динамике преступности, как в целом по России, так и по Уральскому региону.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что впервые выполнен комплексный криминолого-криминалистическии анализ территориальной организованной преступности на примере Уральского региона. Изучены и обобщены наиболее оптимальные пути достижения положительных результатов в расследовании преступлений, совершенных организованными преступными группами и сообществами. В работе дается понятие планирования применительно к категории расследуемых преступлений, выделены особенности планирования и выдвижения версий, с учетом следственных ситуаций по указанной группе дел. Криминалистическими новеллами являются предложенное автором определение тактических операций и их классификация по делам о преступлениях, совершенных организованными преступными группами и сообществами, практические рекомендации по проведению важнейших следственных действий. С позиции ситуационного подхода рассмотрены возможности тактических операций, отдельных следственных действий и тактико-психологических приемов в расследовании уголовных дел, выделенной в диссертации классификационной разновидности.

Впервые уделено внимание подробному изучению комплексных (кри- минолого-криминалистических) аспектов личности участников организованных преступных формирований.

В отличии от большинства диссертаций по криминалистике, в настоящем исследовании выявлены и проанализированы не видовые особенности расследования преступлений, выделенных по уголовно-правовым признакам, закрепленных в УК РФ, а региональные особенности раскрытия и расследования организованной преступной деятельности, включающей в свой состав и структуру не один, а несколько различных составов преступлений. Именно этим и обусловлен комплексный (криминалистико-криминологический) характер диссертационного исследования, что также можно считать признаком научной новизны.

-10-

Теоретическая значимость диссертационной работы состоит в комплекс- ном (криминологическом и криминалистическом) исследовании региональных особенностей общественно опасной деятельности организованной преступности Уральского региона и противодействующей ей деятельности правоохранительных и иных органов. При этом, понятие «Уральский регион» автор рассматривает не как территорию ограниченную узкими рамками Федерального округа, состоящего из Свердловской, Челябинской, Тюменской и Курганской областей, а значительно шире, как исторически сложившуюся, в силу длительных и устойчивых социальных, экономических, транспортно- коммуникационных, кадровых и других связей, а также географической близости, стабильной региональной общностью, включающей в свой состав кроме указанных выше субъектов Федерации - Пермскую, Оренбургскую области и республику Башкортостан. Соискатель учитывал при этом, что преступные связи между организованными криминальными формированиями всех перечисленных выше административных единиц не только сохранились, но и упрочились. А поэтому анализировать криминальные и антикриминальные реалии сегодняшнего дня необходимо в единстве, не на словах, а на деле приме- няя системно-структурный и ситуационный подходы.

Комплексный подход к исследованию позволил выявить основные тен- денции в состоянии, динамике и структуре организованной преступности, рассмотреть специфические черты личности участников организованных криминальных групп и сообществ, создать теоретическую базу для разработки научных рекомендаций, направленных на оптимизацию раскрытия и расследования преступлений, производства отдельных следственных действий и их комплексов по уголовным делам, выделенной в диссертации классификационной группы.

Практическая значимость диссертации заключается в разработке кон- кретных методических рекомендаций по расследованию и предупреждению преступлений, совершенных организованными преступными группами и сообществами.

-11-Результаты и выводы исследования могут быть применены в учебном

процессе в высших учебных заведениях и при различных формах повышения квалификации практических работников. Возможно так же их использование в процессе прогнозирования криминальных ситуаций правоохранительными органами различных уровней.

Основные положения выносимые на защиту:

  1. Борьба с организованной преступностью составляет важнейшую стратегическую задачу внутренней политики государства. Эффектив- ность противодействия организованной преступной деятельности в значительной степени зависит от результатов научного анализа кри- миналистических и криминологических аспектов этого противодействия, оптимальности сформулированных рекомендаций и предложений.
  2. В связи с тем, что комплексная криминолого-криминалистическая характеристика соответствует высокому уровню типизации и в ней
  3. . обобщается значительное число составов преступлений, совершаемых организованными преступными группами и сообществами, то в диссертации рассмотрены не все криминальные деяния и не все структурные комплексы, входящие в ее состав, а лишь те которые имеют особое значение для Уральского региона.

  4. Автор считает, что организованная преступность - сложная система организованных преступных формирований с их широкомасштабной преступной деятельностью и с последовательным созданием для та кой деятельности наиболее благоприятных условий, в организацион ную структуру которых входят управленческие, разведывательные и иные функциональные подразделения. Такого рода система - качест венно новое явление по сравнению с существовавшими ранее отдель ными несистемными преступными группами, независимо от длитель ности и общественной опасности их преступной деятельности. При этом автор определяет организованную преступность, как систему

-12-

специфических антисоциальных связей между криминальными со- обществами, деятельность которых направлена на совершение тяжких и особо тяжких преступлений для получения и приумножения преступных доходов, их последующей легализации, использующую для этих целей коррумпированные связи с властными структурами, обладающую имманентными характеристиками и закономерностями, присущими каждому самостоятельному целостному явлению.

  1. Состояние и динамика организованной преступности зависит не только от воздействия отдельных факторов, а от сложного комплекс ного взаимодействия их друг с другом и средой функционирования. В современных условиях возрастает степень общественной опасности организованной преступности, которая обусловлена определенными особенностями причинно-следственного характера. Автор впервые определяет тенденции в развитии организованной преступности Уральского региона, где определяющими факторами являются:

увеличение доли тяжких и особо тяжких деяний в общей структуре преступности;

количественный рост преступности;

активное развитие региональных и транснациональных связей преступных организованных групп и сообществ;

вооруженность и техническая оснащенность организованных пре- ступных формирований;

нарастание противодействия преступных сообществ органам пра- вопорядка, которое принимает все более и более изощренный характер.

  1. Автором исследованы криминалистические и криминологические ас пекты личностных характеристик участников организованных пре-

• ступных формирований. Психологический анализ организованной преступной группы позволяет выявить управленческую вертикаль и иерархическую зависимость между членами преступного сообщества, функции и связи между его участниками и, главное, «слабые звенья» в этой структуре. В результате появляются возможности эффективно-

-13-

го управления и оптимального воздействия на сложный процесс раскрытия организованной преступной деятельности. Повышение структурно-организационного уровня преступной группы с неизбежностью приводит к ее организационно-функциональному усложнению. Криминальная группа постоянно находится в движении, совершенствуется, распадается в результате внутренних и внешних конфликтов, активного воздействия правоохранительных органов, но иногда и возникает вновь. В социально-психологическом плане конфликтная ситуация в криминальной группе инициируется в сфере межличностного общения из-за резкого несоответствия личных мотивов и установок ее членов.

Характерной особенностью организованных преступных фор- мирований Уральского региона является создание сложной иерархической вертикали в их организационно-управленческих структурах.

  1. Создание системы эффективных организационно- подготовительных и тактических приемов, следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий - определяющий фактор в процессе раскрытия, расследования и пресечения (предупреждения) преступлений, совершенных организованными преступными группами и сообществами.
  2. Опираясь на положения криминалистики, автор делает попытку исследования специфических вопросов выдвижения версий и планирования, применительно к делам рассматриваемой категории. Исследуя эти вопросы диссертант приходит к выводу о необходимости комплексного использования информации, содержащейся в структурных элементах криминалистической и криминологической характеристик организованной преступности, что, несомненно, повышает эффективность процессов планирования, выдвижения версий, оптимизирует сложный процесс преодоления проблемных ситуаций по уголовным делам. Предлагается использование не только традиционных версионных планов расследования, но и различных вариантов вспо-

-14-

могательной документации, значительно облегчающей работу след- ственного аппарата.

  1. В работе предлагается понятие тактических операций, применительно к делам, рассматриваемой категории, как системы организационно- подготовительных и тактико-психологических приемов, следственных действий, оперативно-розыскных и иных мероприятий, направленной на решение сложных промежуточных задач, подчиненных общей цели расследования по уголовному делу. Проведено обобщение следственной практики, на основе которого разработана классификация тактических операций, проанализированы состав и структура наиболее типичных их разновидностей, реализуемых по уголовным делам, выделенной в диссертации группы преступлений.
  2. Важной особенностью расследования организованной преступной деятельности является органическое сочетание конфликтных ситуаций и ситуаций тактического риска, постоянно возникающих по уголовным делам. В работе подчеркивается, что сочетание обеих разновидностей следственных ситуаций обусловлено объективными и субъективными факторами.
  3. Одним из важнейших условий успешного раскрытия и расследования данной категории преступлений является взаимодействие следователя и других участников расследования преступлений. Тактическая операция или комплекс тактических операций, проводимых параллельно или последовательно, и является наиболее оптимальной формой взаимодействия.1 По мнению автора весьма распространенным и перспективным направлением в практическом использовании такти- ческих операций является оперативно-розыскное обеспечение - па- раллельное сопровождение в рамках единой тактической операции следственных, экспертных и других действий, путем согласованного проведения соответствующих оперативно-розыскных мероприятий.
  4. 1 См.: В.Н.Карагодин. Преодоление противодействия предварительному расследованию. Дисс… д-ра юрид. наук. Свердловск., 1992.

-15-

  1. В работе дается определение взаимодействия, применительно к кате гории рассматриваемых дел, как специфической, дополняющей друг друга, деятельности каждого из субъектов противодействия органи-

. зованной преступности, в целях создания оптимальных тактических, информационных и иных условий для эффективного осуществления процесса доказывания.

  1. Представляется возможным сделать обоснованный вывод о том, что по уголовным делам организованных преступных групп и сообществ наиболее оптимальной организационной формой взаимодействия яв ляются следственно-оперативная группа. В соответствии с ч. 2 ст. 163 УПК РФ предусмотрено создание следственных групп к работе в ко торых могут быть привлечены должностные лица органов, осуществ ляющих оперативно-розыскную деятельность.

Апробация исследования и внедрение его результатов осуществлялось на протяжении всего периода работы над темой исследования. Диссертация рецензировалась и обсуждалась на заседаниях кафедр психологии и судебной экспертизы Уральской государственной юридической академии, а также на заседании кафедр криминалистики и криминологии Уральского юридического института МВД России. Теоретические выводы и практические рекомендации использовались автором при проведении занятий со слушателями юридического института. Основные результаты исследования, теоретические положе- ния, предложенные по теме диссертации, изложены автором в пяти научных статьях, а также представлены на научных конференциях Уральского юридического института МВД РФ, посвященных проблемам противодействия организованной преступности.

Структура диссертации.

Диссертация по своей структуре соответствует поставленным целям и состоит из введения, двух глав, объединивших семь параграфов, заключения, приложения и списка использованной литературы.

-16-ГлаваI

ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ: СУЩНОСТЬ, ТЕНДЕНЦИИ И ЛИЧНОСТНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЧЛЕНОВ ОРГАНИЗОВАННЫХ ПРЕСТУПНЫХ ГРУПП И СООБЩЕСТВ

§ 1. Понятие, признаки, структура и этапы становления организованной преступности в России.

Социально-экономические трудности, переживаемые Россией на новом этапе ее развития, оказывают сильнейшее влияние на все сферы жизнедеятельности, затрагивая всю структуру государственных органов и общественных организаций. Они проявляются в самых различных областях нашей жизни, имеют отношение к оценке всех негативных событий и, прежде всего к состоянию и динамике преступности и особенно ее организованным проявлением. Анализ ежегодных статистических данных МВД России показывает, что на фоне общего роста преступности наиболее высокие темпы характерны процессу увеличения в ее структуре “удельного веса” организованных преступных формирований. Современная организованная преступность - это одна из серьезнейших проблем, с которой столкнулось наше общество, государство, в тяжелой обстановке экономического и политического кризиса в последнее десятилетие 20 века. Эта наиболее опасная разновидность преступности распространена в различных сферах хозяйства, торговли и бытового обслуживания, в промышленности и аграрном секторе, кредитно-финансовой системе, во внешнеэкономической деятельности.

Под ее полным контролем находятся наркобизнес, проституция, торгов- ля оружием и другие сферы криминальной деятельности, приносящие наиболее высокие преступные доходы. Организованная преступность представляет собой наиболее разрушительный для государства и общества негативный феномен, стимулирующий высокие темпы роста всей преступности и оказывающие сильнейшее управляющее воздействие на развитие всех ее структурных

-17-

частей. Поэтому, в силу повышенной общественной опасности организованной преступности и особой сложности борьбы с нею необходима системная разработка и оптимальная реализация широкого комплекса государственных мер ее активного подавления.

По данным МВД ежегодно в поле зрения органов внутренних дел попа- дают тысячи организованных преступных групп, борьба с которыми представляет определенную сложность, как по причине их латентности, так и вследствие недостаточной эффективности методов их выявления и последующей нейтрализации.

Эффективность борьбы с организованной преступностью, вне всякого сомнения, должна составлять важную стратегическую часть внутренней политики государства. Результаты этой борьбы, наряду с другими внешними факторами во многом зависят, во-первых, от социально и юридически обоснованной характеристики данного вида преступности и ее признаков, во-вторых, от оптимальной разработки и применения системы организационных правовых и иных мер борьбы с нею.

Проблемы борьбы с организованными формами преступности уже много лет находятся в центре внимания правительственных, законодательных и правоприменительных органов. Вокруг этих проблем ведется всесторонняя полемика, которая затрагивает вопросы методики и тактики расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами и сообществами, выявления причин и условий, способствующих совершению ими преступлений, применения процессуальных и негласных методов в пресечении и раскрытии криминальных деяний, повышения эффективности оперативно- розыскного обеспечения предварительного следствия и использования, получаемых в ходе этой деятельности результатов в доказывании по уголовным делам. Вместе с тем, применение специальных мер борьбы с криминальными формированиями, совершающими тяжкие и особо тяжкие преступления, остается недостаточно эффективным, и правоприменительная практика нуждается в научно обоснованных рекомендациях.

-18-

В семантическом плане словосочетание “организованная преступность” включает два понятия: “организованная” и “преступность”. Первое производ-но от слова “организация”1. Данный термин ведет свое начало от французского слова “organize”, которое в свою очередь во французский лексикон перешло от позднелатинского слова “organithetion” (сообщаю, стойкий характер, устраиваю). Адаптированное на русский язык оно означает: 1. согласованность, внутреннюю упорядоченность; 2. взаимосвязь дифференцированных частей единого целого, обусловленного его строением; 3. объединение людей, совместно реализующих программу и цель к действию на основе единого плана оп- ределенных правил и процедур.

Чтобы разобраться в сущности организованной преступности: дать ее научное определение, выявить основные особенности ее функционирования не только на федеральном, но и на региональном уровнях, необходимо хотя бы конспективно проследить этапы эволюции организованной преступности. На наш взгляд, таких этапов три.

Первый этап - деятельность складывающейся профессиональной пре- ступности. Этот этап ндчался в России намного раньше, чем это принято было считать. Исследователи феномена организованной преступности сходятся во мнении, что на определенном этапе в России - конец 18 - начало 19 века в среде преступников стали выделяться группы людей, для которых совершение общественно опасных деяний становится единственным средством существования. Развивающиеся в 19 веке некоторые направления преступной деятель-‘ ности в России, так же, как и в Европе и Америке, приобретали все более стабильный характер и профессионально-организованные формы. Исторически организованная преступность берет свое начало в различных объединениях профессионально-криминального характера, в виде банд и шаек, для членов которых совершение преступлений являлось главным промыслом, который становился основным источником их дохода. В рамках этих первых бандитских, грабительских, воровских и мошеннических групп и происходило обу-

1 См.: Словарь иностранных слов. М., 1954. С. 498-499.

-19-

чение навыкам преступной деятельности. Воровские кланы не исчезли и после октября 1917 года. Известны случаи, когда казнокрады и конокрады платили деньги или оказывали различные услуги милицейским чиновникам, чтобы избежать привлечения к уголовной ответственности. Несмотря на жесткий “пролетарский террор”, в 20-е годы, а позднее и на тоталитарный режим, профессиональные преступники активно использовали экономическую нестабильность того времени. Структура их преступной деятельности зависела от конкретной социально-экономической ситуации, в том числе и от финансовой обеспеченности населения. В основном, в ее содержание вошли такие общеуголовные преступления корыстно-насильственной направленности, как кражи и разбойные нападения. К концу 40-х - началу 50-х годов в стране существовал ряд преступных сообществ с элементами организованности. Если раньше в России большинство преступных профессий приобреталась кустарным способом, то в этот период времени возникли и функционировали, в основном в местах лишения свободы, “специальные школы” воровских и мошеннических кланов. Четко прослеживалась криминальная специализация, особенно в среде карточных мошенников, некоторых других разновидностей “шулеров”, а так же широко распространенных групп “наперсточников”, т.е. играющих в “наперсток”. “Воровские кланы” различались между собой по характеру преступной деятельности, степени устойчивости, приверженности нормам, традиционным для входящих в их состав преступников. Общим для них являлось существование за счет криминального профессионализма. Ярким примером этому является деятельность расхитителей дефицитных лекарств во время войны путем создания фиктивной воинской части.1

Второй этап становления организованной преступности охватывает 60-80- е годы. Однако до начала 60-х годов 20 века не только не рассматривался, но даже и не ставился вопрос о возникновении организованной преступности в России. Признавалась отчасти профессиональная преступная деятельность, как один из “пережитков капитализма”. Из ведомственных документов исключа-

1 См.: Г. Хохряков “Мафия в СССР: вымыслы, домыслы, факты”. “Юность” № 3, 1989. С. 85-90.

? -годись такие традиционные для оперативно розыскной практики понятия, как

“вор в законе”, “уголовно-бандитский элемент”, “бандформирования” и т.п., хотя на самом деле профессиональная преступность в СССР в той или иной степени существовала, и продолжали возникать новые организованные криминальные формирования. Исключение из нормативных документов вышеназванных и других подобных терминов, а также проведенная в это время реформа уголовного законодательства предопределили аморфность служебной деятельности правоохранительной системы в отношении лидеров организованных групп. Авторы Уголовного кодекса РСФСР 1960 года существовавшие ранее термины и определения старого УК РСФСР (1926 года), относящиеся к отдельным формам организованной преступности, свели в основном к понятиям “банда” и “преступная группировка осужденных”. Такие формы организованной преступности, как “шайка”, “преступная организация”, которые были отражены в УК РСФСР 1926 г., если члены их не были вооружены, после введения в действие УК РСФСР 1960 г., серьезно трансформировались и лишь частично были отражены в таком, например универсальном понятии как “совершение преступления по предварительному сговору группой лиц”. В общую часть кодекса хотя и был введен термин “организованная преступная группа”, но в законе он не получил необходимого разъяснения (интерпретации). В основном, оперативные работники, следователи и судьи отождествляли его с понятием “по предварительному сговору группой лиц”. Тем более, что это не требовало процессуального доказывания признаков организованной преступной группы, что упрощало производство следствия и судебного разбирательства. Правоохранительные органы крайне редко применяли ст. ст. 77 и 77 ч. 1 УК РФ, которые предусматривали уголовную ответственность за бандитизм и организацию преступных группировок осужденных. При любых вари- антах возбуждение уголовных дел по этим статьям требовалось информировать центральные правоохранительные органы письменными специальными сообщениями. В каждом случае и МВД и Генеральная прокуратура СССР проводили служебные расследования и по их результатам нередко привлекали должностных лиц, “допустивших” преступную деятельность банды или пре-

-21-

ступной группировки осужденных, к дисциплинарной ответственности, вплоть до увольнения из правоохранительных органов. Поэтому, чтобы избежать таких последствий практические работники возбуждали уголовные дела по статьям Уголовного кодекса, предусматривающим ответственность за менее тяжкие преступления, например грабежи и разбои. В местах лишения свободы за организацию и участие в преступных группировках, имевших цель нападения на представителей администрации и осужденных преступников, наказывали в дисциплинарном порядке, в основном помещали в штрафной изолятор, а наиболее злостных нарушителей водворяли в помещение камерного типа. Таким образом, борьба с организованной преступностью велась менее эффективными уголовно-правовыми инструментами, чем это требовалось исходя из складывающейся ситуации. Несоответствие уголовно-правового наказания и тяжести совершенных преступлений предоставило своеобразную социальную передышку для наиболее опасных преступников. Была допущена серьезная ошибка в понимании складывающейся криминальной ситуации, когда профессиональные преступники разрабатывали новые более эффективные способы и навыки своего, “воровского выживания”, совершенствовали преступную тактику и технику совершения криминальных деяний. Тогда же произошло пре- образование Министерства внутренних дел в Министерство охраны общественного порядка. Но изменилось не только название, трансформировалось и содержание работы. Многие дела стали вести общественные помощники следователей, обвинять - общественные помощники прокурора, а судить общественные суды. А преступность на этом разрушающем фоне последовательно накапливала свои силы и расширяла криминальные возможности. Конечно, нельзя сводить все лишь к состоянию борьбы с организованной преступностью. Следует отметить неблагоприятную социально-экономическую и социально- политическую ситуацию, которая сложилась на рубеже 70-80 годов в России и других республиках бывшего СССР. К этому времени в обществе сформировался слой неприкасаемых, в который входила партийно-хозяйственная номенклатура и ответственные должностные лица государственного аппарата. Сращивание коррумпированной «верхушки» с дельцами те-

  • 22 -

невой экономики и отдельными главарями преступных групп, легализация преступных капиталов и вовлечение в преступную деятельность все большего и большего числа лиц давало возможность коррупционерам и криминалитету получать сверхдоходы и постепенно внедряться в сферу легальной экономики.

Третий этап становления организованной преступности охватывает пе- риод с 90-х годов до настоящего времени, и он характеризуется стремительным количественным ростом и серьезными структурными изменениями организованных криминальных формирований. Именно в эти годы были сформированы научные определения организованной преступности, выявлены и описаны ее признаки и структура, но что особенно важно, наконец, удалось в уголовном законодательстве определить понятия организованной преступной группы и организованного преступного сообщества, описать их квалифици- рующие признаки, а также принять Федеральный закон “Об оперативно- розыскной деятельности”, направленный на активное пресечение, раскрытие и расследование преступлений, совершенных организованными преступными формированиями. Официальным документом, признавшим наличие организованной преступности, в СССР, является Постановление Съезда народных депутатов “Об усилении борьбы с организованной преступностью”, принятый в конце 1989 года.1

По имеющимся оперативным сведениям в 1990-1992 гг. было проведено 26 воровских сходок различного уровня, в 1993 году уже 100, в 1997 году не менее 500, в которых участвовали более 7000 человек, в том числе 1300 главарей и активных участников преступных формирований, среди них 250 “воров в законе”2. С конца 80-х начала 90-х годов главари и активные участники организованных преступных формирований, воспользовавшись неблагоприятными социальными тенденциями, форсированием рыночных отношений, отсутствием надлежащей правовой базы, развернули противоправную -деятельность вширь и в глубь. Ими стимулируется среди населения хитроумная и опасная пропаганда вседозволенности и лжеморали, блатного жаргона, преступных

1 См.: “Известия”, 1989, 24 декабря.

2 См.: Состояние преступности в России за 1997 год (аналитические материалы), М., 1997. С. 20

  • 23 -

обычаев и традиций, опыта зарубежных мафиозных структур. Эти общественно опасные веяния широко распространяются в так называемой “массовой культуре”. Пропаганда среди населения и особенно среди молодежи социально негативных норм, обычаев и традиций преступного мира, уголовной “романтики” послужила социально-криминальной основой формирования преступного поведения и возникновения антиобщественных групп преступной ориентации, в том числе команд рэкетиров и многочисленных фирм сексуальных услуг. Эти негативные социальные явления заключались в легально-официальном распространении обычаев, традиций и норм поведения преступников, восхвалении образа жизни криминальной элиты, несмотря на то, что и пропаганда, и сами обычаи, и нормы поведения преступников противоречат общечеловеческой морали.

Относительно упорядоченную систему устойчивых негативных взглядов и ценностей, выраженных в обычаях, традициях и асоциальных нормах поведения преступников, содержащих критику уголовно-правовой политики государства, следует определить как криминальную идеологию.

Лидеры и активные участники организованной преступности умело культивируют криминальную идеологию применительно не только к криминальному, но и нормальному образу жизни, оправдывая преступную деятельность возглавляемых ими преступных объединений.

Пропаганда криминальной идеологии, по свидетельству опытных со- трудников правоохранительных органов, оказывает сильнейшее негативное социально-психологическое воздействие, как на отдельную личность, так и на целые группы и слои населения. Общественная опасность этой пропаганды существенно возросла, поскольку у главарей организованных преступных формирований появились профессиональные подручные в лице отдельных писателей, журналистов, деятелей- средств массовой информации и культуры. Длительная практика, шедшая долгим путем проб и ошибок, выявила объективную способность пропаганды активно влиять на содержание мышления и его формы, на эмоциональные переживания фактов действительности массами людей, что в совокупности определяет формирования их оценок и мнений по

-24-

социально-значимым вопросам1. Значительную роль в становлении организованной преступности сыграли криминальные группировки осужденных в местах лишения свободы. Возможности активного функционирования в местах лишения свободы преступных группировок возросли в связи с увеличением среди осужденных числа наиболее запущенных в социально-нравственном отношении лиц, упорно не желавших становиться на путь исправления. Как показала практика борьбы с организованной преступностью, криминальная деятельность преступных группировок существенно облегчается в связи с нарушением условий содержания осужденных в местах лишения свободы. Наряду с этим члены преступных группировок осужденных после их освобождения легко рекрутируются главарями криминальных формирований в качестве исполнителей, как правило, наиболее тяжких преступлений. Одной из важнейших особенностей функционирования организованной преступности является необходимость установления и поддержания коррумпированных связей. При этом значительная часть этих связей даже после их выявления остается без всякого реагирования, а коррупционеры не наказываются. Анализ государственной статиртики показывает, что с 1990 года судами ежегодно за совершение наиболее распространенного вида коррупции - взяточничества, осуждается менее половины должностных лиц, выявленных и изобличенных органами дознания и предварительного следствия.

«Около 90 % преступных организаций и сообществ создали финансово- коммерческие структуры для легализации незаконных доходов. Вместе с тем, в результате сильного давления и шантажа в отношении бизнесменов, руководителей предприятий со стороны главарей организованной преступности и их подручных, а также неблагоприятной финансово-экономической ситуации и существующего до 2001 года непомерного налогового прессинга, 55 % капитала в экономике и 80 % голосующих акций перешли в руки преступных каналов и тесно связанных с ним лиц. По сведениям самих бизнесменов, от 30 до 50 % предпринимателей работают на преступные формирования».2

1 См.: Шендеревич Ю.А. «Пропаганда: социально-психологический аспект», Методические проблемы соци ально психологии М., 1978. С. 186.

2 См.: «Организованная преступность-2. Криминологическая ассоциация» М., 1993. С.71

  • 25 -

Увеличение масштабов преступной деятельности, рост криминальных капиталов ужесточили борьбу за сферы негативного влияния в регионах, в отдельных отраслях народного хозяйства, а также «внутри самого преступного промысла», возросла вооруженность криминальных формирований, участились случаи уголовного терроризма.

Думается, вполне закономерно, что с конца 80-х годов большинство членов организованных преступных сообществ в повседневной жизни, в целях конспирации, либо избирают специальности, не требующие временных затрат, поскольку получаемый при этом заработок не имеет для них никакого значения, либо стараются симулировать какую-либо болезнь, дающую возможность получить инвалидность. Некоторые из них формально числятся в коммерческих структурах, находящихся «под колпаком мафии», другие находятся на нелегальном положении. В организованных преступных сообществах продолжает существовать криминальная специализация. Если раньше основные преступные специализации существовали лишь среди воровской профессии - “домушники”, “медвежатники”, “карманники” и т.д., а также среди «уличных» мошенников, то в настоящее время они представлены значительно более широким кругом криминальных субъектов, имеющих знания, навыки и умения в других сферах криминальной деятельности. В то же время некоторые “старые” криминальные специализации, которые, казалось бы, должны отмереть, вновь возрождаются и даже структурируются в организованные преступные формирования, получая дальнейшее развитие под влиянием как объективных, так и субъективных факторов. Так, в связи с появлением значительного числа богатых семей существенно возросло число организованных преступных групп, профессионально совершающих квартирные кражи. Получили распространение новые виды криминальных специализаций внутри организованных преступных структур, такие как рэкет (особенно скрытые, «охранные», формы рэкета), продажа оружия, наркотиков, убийство по найму, т.е. наиболее доходные специализации, обеспечивающие устойчивый преступный промысел. Только криминальная специализация мошенничества привела к большому числу его подвидов. От картежного шулерства, игры в «наперстки» мошенни-

  • 26 -

ки все чаще переходят к подделке и сбыту ценных бумаг, манипуляции с использованием электронно-вычислительной техники. Практика работы правоохранительных органов не только России, но и стран Европы и Америки показывает, что разнообразное, многовидовое мошенничество приобрело поистине общенациональный масштаб. Дальнейшее развитие организованной преступности объективно потребовало еще более широкой консолидации преступных формирований, как по регионам, так и с преступным миром некоторых стран ближнего и дальнего зарубежья. По имеющимся оперативным сведениям летом 1999 года в Москву для встречи с “ворами в законе” и преступными авторитетами Свердловской области приезжал эмиссар колумбийских наркобаронов. Во время встречи обсуждались проблемы транспортировки и сбыта кокаина в Уральском регионе (особенно в Екатеринбурге).1

“Воры в законе” - это криминальное явление, не имеющее аналогов в мировой преступной практике, в указанный период времени превратились в одну из главных составляющих организованных преступных структур, наиболее приспособленных к противостоянию правоохранительной системе. Именно “воры в законе” осуществляют сбор “общаковых” средств - нелегального материального фонда главарей организованных преступных формирований, состоящих из как «чисто» криминальных взносов, так и из «пожертвований» отдельных бизнесменов и коммерсантов, используемых на нужды лидеров и членов организованных преступных формирований, а также на подкуп работ- ников исполнительной и законодательной власти. Автор не останавливается подробно на указанных выше этапах развития организованной преступности в России, т.к. его основной целью является содержательное исследование негативного социального феномена - “организованная преступная деятельность”, через констатацию наиболее существенных ее признаков.

При анализе многочисленных определений этого понятия за исходный признак брались или организованные преступные структуры, или организованная преступная деятельность, или различные их взаимосвязи.

Выделяются следующие основные подходы:

1 См.: «Криминальная хроника». № 23, 1999.

  • 27 -

Первое определение акцентирует внимание на организационную струк- туру преступных групп (сообществ), как на сплочение лиц, осуществляющих организованную преступную деятельность в составе криминальных формирований. Такую позицию высказывали Ю.Н. Адашекич, СВ. Дьяков, А.И. Долгова1, B.C. Овчинский.2

Так, А.И. Долгова утверждает, что организованная преступность - это негативное социальное явление, характеризующееся сплочением криминальной среды в рамках региона, страны, с разделением на иерархические уровни, выделение лидеров, осуществляющих организаторские, управленческие и идеологические функции, связанные с коррумпированием, вовлечением в преступную деятельность работников исполнительных органов, в том числе и правоохранительных, для обеспечения своей безопасности и гарантий участникам сообщества, монополизацией и расширением сфер противоправной деятельности с целью получения максимальных материальных доходов при мак- симальной защищенности лидеров от уголовной ответственности.3

Рядом авторов, фактически придерживающихся этой же позиции, под- черкивается массовый характер организованных преступных формирований. А.И. Гуров пишет, что организованная преступность - это “относительно массовое функционирование устойчивых управляемых сообществ преступников, занимающихся совершением преступлений, как промыслом (бизнесом) и создающих с помощью коррупции систему защиты от социального контроля”.4 В.В.Лунеев приводит три существенных признака организованной преступности:

  1. устойчивость преступного объединения;
  2. корыстный характер преступной деятельности;
  3. 1 См.: “Организованная преступность: проблемы, дискуссии, предложения”. Под редакцией А.И.ДолговоЙ и С.В.Дьякова, М., “Юридическая литература”, 1989. С. 14-17.

2 См.: В.С.Овчинский “Криминологические, уголовно-правовые и организационные основы борьбы с органи зованной преступностью в Российской Федерации” (Диссертация на соискание ученой степени доктора юри дических наук в форме научного доклада, выполняющего также функции автореферата). М., 1994. С. 15.

3 См.: “Организованная преступность - 2” М., 1993. С. 2-3.

4 См.: А.И.Гуров “Организованная преступность - не миф, а реальность”. М., 1990. С. 19. А.И. Гуров “Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений, совершаемых организованными пре ступными группами. М., 1992. С. 108-111.

-28-

  1. направление деятельности преступных объединений на обеспечение контроля в определенной сфере или на определенной территории.1

Второе определение дается путем указания прежде всего на деятельность устойчивых преступных формирований. В.И. Куликов особо подчерки- вает, что сущность и содержание организованной преступности состоит в ее преступной деятельности.2

Третье определение носит комплексный характер, интегрируя оба пре- дыдущих понятия в единую целую научную категорию, включающую в свое содержание создание организованных преступных формирований, их существование и функционирование. Так, специалисты из Московского института МВД РФ считают, что организованная преступность, прежде всего, характеризуется совершением соответствующих деяний устойчивой и организованной группой заранее объединившей усилия для совершения преступлений.3

В следующем, четвертом определении, наиболее важным признаком ор- ганизованной преступности считается ее социально-психологическая характеристика, как форма социальной патологии, обладающая высокой степенью общественной опасности, выражающаяся в постоянном и относительно массовом воспроизводстве и функционировании устойчивых преступных сообществ (преступных организаций).4 И, наконец, еще в одном оригинальном определении, кроме названных признаков преступного сообщества и его преступной деятельности, особо подчеркивается обязательность функциональной связи между организованными криминальными формированиями. Так, А.С. Емельянов пишет, что организованную преступность можно определить «как явление, выражающееся в существовании преступного сообщества и осуществляемой им преступной деятельности, характеризующееся устойчивой общерегиональ-

1 См.: В.В. Лунеев “Криминологическая характеристика организованной преступности в России” // Изучение организованной преступности: российско-американский диалог / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Л. Шелли, Ю.Г. Козлова. М., 1997. С. 21-23.

2 См.: В.И. Куликов “Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности”. Улья новск, 1994. С. 50-57.

3 См. О.В.Бобылев, А.Г.Богатырев, В.Д.Гаухман, В.П.Козвалдин, И.В.Максимов, И.Ю. Малиновский, А.И.Писчасов, В.И.Попов. Проблемы борьбы с организованной транснациональной преступностью. // Акту альные проблемы теории и практики борьбы с организованной преступностью в России. М., 1994. С.25.

4 См.: Э.Ф.Побегайло “Тенденции современной преступности и совершенствование уголовно-правовой борь бы с ней”. М., 1990. С.17.

  • 29 -

ной и межрегиональной связью преступных групп, формирований и направлений преступной деятельности, замкнутой на относительно большую социальную группу».

Анализ всех перечисленных выше подходов дает возможность прийти к следующим выводам.

  1. Организованная преступность - сложная система организованных преступных формирований, осуществляющих широкомасштабную преступную деятельность и создающая для такой деятельности наиболее благоприятные условия, имеющая собственные структуры с управленческими и другими функциями по обслуживанию этих формирований и установлению внешних связей, в том числе и с государственными структурами и институтами общества.
  2. Организованная преступность - это системное образование, качест- венно новое явление по сравнению с существующими ранее отдельными несистемными криминальными объединениями (бандами, шайками, группами расхитителей и т.д.).
  3. В систему организованной преступности в той или.иной степени во- влечена некоторая часть населения, в связи с чем она представляет собой альтернативное общество со своей теневой и полутеневой экономикой, негативными социальной и духовной сферами (криминальная субкультура), собственными подсистемами управления и безопасности. Организованная преступность является даже не параллельной, а структурной частью нашего общества, занимая в нем обширную паразитическую нишу и взаимодействуя при этом со всеми другими его частями многоаспектно и динамично.
  4. Известен ряд официальных определений организованной преступности. В докладе Министерства внутренних дел СССР на 2-м съезде народных депутатов дается определение организованной преступности, как “сложной системе с различными разнохарактерными связями между группами, осуществляющими преступную деятельность в виде промысла и стремящихся обеспе-

См.: А. С. Емельянов “Понятие организованной преступности и проблемы борьбы с ней”. М., 1993. С. 5

  • 30 -

чить свою безопасность с помощью подкупа и коррупции”. Представляется, что в этом определении отсутствуют некоторые глубинные признаки анализируемого понятия, что характерно, между прочим, и для американской юриспруденции с ее доминирующей прагматической направленностью.

Официальное определение организованной преступности было дано правительством США, министерствами юстиции США и ФБР еще в 1975 году для использования его во всех специальных программах. “Организованная преступность - это деятельность любой организованной преступной группы лиц, чьи основные занятия связаны с нарушением уголовного законодательства в целях получения нелегальных доходов, а также возможности заниматься рэкетом и в случае необходимости сложными финансовыми махинациями”.

Обобщенная характеристика признаков, характерных для всех стран, за- раженных “вирусом” организованной преступности, дана в докладе Генерального секретаря ООН на 2-й сессии Комиссии по предотвращению преступности и уголовному правосудию, Экономического и социального Совета ООН 13-23 апреля 1993 года. В нем перечислено 5 признаков организованной преступности:

1) Наличие экономической основы преступных сообществ. 2) 3) Конспиративная преступная деятельность, иерархическое построение (фактически в этом пункте содержится два самостоятельных и очень важных признака, первый из которых отражает нелегальный характер деятельности, а второй - доминирующую организационно- управленческую структуру и т.п.). 4) 5) Частная или полная монополизация на предполагаемые незаконные товары и услуги потребителям. 6) 7) “Отмывание” денег различными способами, с целью придания им ле- гального характера. 8) ‘ См.: “Известия”, 1989,24 декабря.

2 Л.А.Тюрин, ДЛ.Тюрин “Организованная преступность в США и Италии. Актуальные проблемы буржуазной преступности”, М., выпуск № 3, С, 131. Следует отметить, что под “рэкетом в США понимают десятки различных посягательств, в основном корыстно-насильственной направленности”.

-31-

5) Использование различных мер, которые могли быть изощренными и тонкими, и наоборот, грубыми, прямыми, с использованием их для проникновения в законные виды деятельности и коррумпирования должностных лиц.1

Неоспоримо, что проблема организованной преступности в России акту- альна. В концепции национальной безопасности РФ, утвержденной Указом Президента РФ от 17.12.97 г. № 300, одной из угроз национальной безопасности названо “сращивание исполнительной и законодательной власти с криминальными структурами, проникновение их в сферу управления банковским бизнесом, производством, торговлей и торгово-производственными организациями”.2 Тем самым подчеркивается, что организованная преступность - есть сообщество, созданное вопреки действующему законодательству с целью пе- рераспределения национального дохода незаконными методами. А одним из способов этой криминальной деятельности (ныне наиболее эффективным) является сращивание преступных структур с официальными органами власти и их проникновение в сферу управления гражданским обществом. Проведенный анализ позиций ученых- правоведов и положений ряда нормативных актов облегчает нашу задачу по формированию определения организованной преступности.

Никакое преступное сообщество не достигнет своей цели без органи- зующей помощи коррумпированных представителей власти, поэтому автор считает, что один из важнейших признаков организованной преступности состоит в ее целенаправленном, своевременном воздействии на государственную власть, к сожалению, это особенно характерно для России. Наиболее распространенным способом контроля над государственной властью со стороны преступных сообществ являются разнообразные формы коррупции. Власть - это получение возможности подчинить людей и распределить блага. Политическая власть - это вершина ее выражения и практического использования. Добиваясь политической власти, лидеры преступных сообществ вступают в разнообразные политические, экономические отношения с представителями властных

1 См.: “Основы борьбы с организованной преступностью”. - ИНФА, 1996. С. 10.

2 См.: “Известия”, 18 декабря 1997.

  • 32 -

структур регионального и федерального уровня с тем, чтобы захватить, удержать и использовать рычаги власти в различных формах государственной, экономической и общественной деятельности. Основываясь на сформулированных нами выводах, организованную преступность можно рассматривать в качестве негативной общественно опасной структуры внедряющейся в политическую и экономическую систему страны с целью захвата важных экономических, а затем и политических позиций, с помощью коррупции, насилия, грязных избирательных технологий и других средств и способов. Среди “инструментов” борьбы за власть мы не случайно поставили на первое место -коррупцию, которая в условиях российских реалий является наиболее эффектным оружием криминальной элиты. С этой научной позиции можно утверждать, что коррупция в России носит системный, местами глобальный характер. Американские аналитики, исследуя длительное время состояние и динамику коррупционных процессов в России, пришли к выводу, что если не будут предприняты самые решительные меры по обузданию коррупции, то нашей стране грозит опасность превратится в криминально-синдикалистское государство, в котором ведущую роль будут играть лидеры организованных пре- ступных сообществ, продажная бюрократия и бизнесмены теневой экономики1.

Таким образом, антикоррупционным силам противостоит мощный пре- ступный «синдикат», состоящий из коррумпированной бюрократии, лидеров преступных сообществ и крупных, иногда весьма известных бизнесменов, «играющих без правил» на экономическом рынке2.

Негативные возможности государственной (бюрократической) корруп- ции велики, т.к. в любом обществе всегда существует несовпадение, а иногда и прямое противоречие между системой его фундаментальных ценностей, которые официально отражаются в законодательных актах и так называемым

1 См.: Коррупция в России. Фрагменты доклада Центра стратегических международных исследований (США). Журнал «Чистые руки», 1999, № 1.

2 См.: Коррупция в России. Фрагменты доклада Центра стратегических международных исследований (США). Журнал «Чистые руки», 1999, № 1.

  • 33 -

“операциональным кодексом” (рабочими, практически реализуемыми правилами).

Несомненно, государственная коррупция эффективно использует весь набор нелегальных методов, позволяющих добиваться своих незаконных целей и совершать особо тяжкие преступления. Коррупцией поражена значительная часть государственной власти в России, и, в дополнение к ней, набирает силу и другая - региональная тенденция. Анализ фактов показывает, что в нашей стране складывается ситуация, когда лица, являющиеся лидерами криминальных сообществ, уже непосредственно включаются в борьбу за местную исполнительную власть. Например, в г. Златоусте Челябинской области лидер преступной группировки стремился захватить полную власть в городе и стать выборным главой администрации, а когда его не избрали, пытался блокировать передачу власти новому мэру, а в г. Екатеринбурге некто Хабаров, являющийся одним из лидеров организованного преступного сообщества “Уралмаш”, пытался неоднократно победить на выборах в Государственную Думу. Аналогичные «вхождения криминала во власть» имели место в Кеме- ровской области, Красноярском крае, в Московской области и других регионах России.

Это явление можно охарактеризовать как непосредственное проникно- вение В политическую элиту России влиятельных криминальных лидеров. Ду-маетсял вследствие этого имеет место признак организованной преступности -политическая коррупция. Глубокие экономические и политические изменения, происходящие в обществе, обусловили изменения в структуре и характере деятельности организованной преступности. Поскольку она всегда изменяется под воздействием деформаций общественной жизни, то существенные изме- нения в социально-экономической и политической жизни страны привели как к качественным, так и к количественным изменениям организованной преступности.

Новые формы экономических отношений привели возникновение новых форм организованной преступности, как на федеральном, так и на региональных уровнях.

-34-

Понимая, что разработка и формирование оптимального понятия организованной преступности имеет значительное теоретическое и практическое значение, позволяющее активизировать пути и методы борьбы с этим чудовищным негативным феноменом и уточнить юридическую квалификацию многих преступных деяний, автор предпринимает попытку сформировать собственное определение.

Организованная преступность - это система специфических антисоци- альных связей между криминальными сообществами, направленная на совершение тяжких и особо тяжких преступлений с целью создания, приумножения и легализации преступных доходов и использующая для достижения этой цели широкий набор методов, способов и средств общественно опасной деятельности и коррумпированные связи с законодательными и исполнительными органами на государственном и региональном уровнях.

Подводя итоги рассмотрению различных понятий и признаков организо- ванной преступности, можно отметить, что организованная преступная деятельность является продуктом общества и в свою очередь пронизывает своим негативным влиянием его различные сферы и социальные отношения. В то же время она обладает собственными специфическими характеристиками (признаками) и закономерностями развития, как самостоятельное целостное явление. Ее признаки, во- первых, синхронно изменяются с происходящими в обществе преобразованиями, во-вторых, повторяют, специфически применяя, происходящие в обществе изменения. Появление новых признаков организованной преступности всегда является результатом ее взаимодействия с обществом, проявляющимся как на федеральном, так и региональном уровнях.

В этой связи особенно актуально изучение основных тенденций развития особенностей региональной организованной преступности.

-35-

§ 2. Основные тенденции развития организованной преступности на современном этапе.

Организованная преступность является одним из сложных функцио- нальных многоаспектных видов криминальной деятельности, посягающей на экономические, политические, правовые и нравственные устои общества. В целях противодействия организованной преступности необходимо выделить’ ее основные тенденции, анализируя определяющие показатели в сравнении и динамике.

Оценивая состояние организованной преступности, следует исходить из того, что оно, главным образом, характеризуется показателями численности преступных формирований, их количества в регионах и в целом по стране наличия стабильных коррумпированных связей или непосредственного участия в их деятельности должностных лиц, уровня криминального влияния в отдельных регионах и отраслях, а также степенью вооруженности и размерами преступных доходов. Для всесторонней оценки ее состояния, динамики и структуры целесообразно использовать статистические данные информационных центров правоохранительных органов, как наиболее системные, хотя и нуж- дающиеся в повышении результативности. Как известно, до недавнего времени борьба с организованной преступностью основывалась на исходных статистических базах, учитывающих лишь общие характеристики групповой преступности, фактически игнорируя показатели, составляющие содержание и отражающие важные особенности в деятельности организованной преступности.1 Некоторое исключение делалось лишь для расследования бандитских нападений, да и то не всегда. Однако в последние годы “статистика организованной преступности, с одной стороны, стала более объективной, с другой сторо- ны - прагматичной. Оперативный учет данных об организованной преступности, начавшийся в 1989 г., включал в себя такой оценочный показатель, как общее число выявленных организованных преступных групп. Этот количест-

1 См.: К.С.Скромников «Существующая система учета преступлений и раскрытия их нуждается в кардинальной реформе.// Государство и право № 1,2000. С.108-110

-36-

венный параметр увеличивался из года в год. В 1989 г. оперативным путем их было выявлено 489, а уже в 1995 г. - 8222 (рост в 17 раз). Число организованных групп, имеющих коррумпированные связи, увеличилось за то же время с 6 до 1034, т.е. более чем в 170 раз, тогда как число учтенных преступлений, совершенных организованными группами, за эти же годы увеличилось с 2924 до 26433, т.е. только в 9 раз. Темпы прироста данного показателя также достаточно велики, однако они не соизмеримы с темпом прироста числа выявляемых организованных преступных групп с разнообразными коррумпированными отношениями. Оценка данных об организованной преступности до 1997 г. должна быть особо критичной”.1

Однако, как нам представляется, дело не только и не столько в группо- вом характере преступлений, главное, что составляет сущность организованной преступности как негативного социального феномена - это, во-первых, многоуровневая, в основном, иерархическая структура организованных криминальных формирований, а во-вторых, стремление к преступному профессионализму, обязательному проведению тщательной подготовки и планирования противоправных акций. Учитывая эти базовые характеристики, используем математический метод исчисления распространенности организованной преступности по регионам, основанный на экспертной оценке ее доли в групповой преступности.2 Хотя этот метод был применен еще в средине 80-х годов, он не потерял своего значения и в наше время.

На основе сведений о зарегистрированных преступлениях и их сопос- тавления с оперативными данными правоохранительных органов достаточно четко прослеживается не только состояние, но что особенно ценно, основные тенденции развития организованных форм преступности по различным регионам. Коэффициент распространения организованной преступности (КРОП) позволяет оценить картину распространения организованной преступности в каждом регионе России.

1 См.: Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. М.,1999. с. 308- 309.

2 См.: Методика анализа преступности: Методическое пособие под редакцией Сорокина О.В., М.,1986. С. 6-7.

  • 37 -

КРОП рассчитывают на основе учета следующих факторов: численность населения региона, процента городского населения от его общей численности, численности сотрудников подразделений по борьбе с организованной преступностью МВД РФ по регионам.’

Из статистической таблицы расчета КРОП (таблица № 1) видно, что ор- гаиизованная преступность в Уральском регионе наиболее распространена в Оренбургской и Курганской областях и наименее всего в республике Башкортостан, Свердловской и Пермской областях. Для сравнения приведены данные по г. Москве, где КРОП составляет - 4,2.

Таблица № 1 Расчет КРОП по Уральскому региону. Уровень организованной н общей преступности в Уральском регионе (1999 г.) (субъекты ранжированы по коэффициенту организованной пре- ступности)3.

Наименование региона Коэф-нт орг. преет. Коэф-нт общей преет. 1. Оренбургская область 59,3 2096,1 2. Курганская область 44,8 3848,8 3. Челябинская область 20,6 2713,1 • 4. Тюменская область (с АО) 19,9 2613,1 5. Свердловская область 18,2 2487,8 6. Пермская область (с АО) 17,7 3324,6 7. Башкортостан 2,3 1129,1 По региону 21,9 2362,7 8. Москва 4,2 1314,4 Анализ полученных расчетных данных свидетельствует о том, что раз- личия в уровне организованной преступности достигают 26-кратного размера. В Оренбургской области самый высокий коэффициент организованной пре-

1 См.: Организованная преступность-2. Криминологическая ассоциация. М. 1993. С. 252-253.

2 В диссертации под «Уральским регионом» понимается не Уральский федеральный округ, а более обширный регион, в состав которого входят субъекты Российской Федерации объединенными экономическими, транс портными, стратегическими связями, а также географической и исторической общностью.

2См.: В.В. Лунев. «География организованной преступности и коррупция в России (1997-1999гг.)». «Государство и право», 2000, №11. С29.

-38-

ступности в России. Он в 3,5 раза выше среднероссийского. А в Башкортостане - самый низкий коэффициент организованной преступности (если не считать Карачаево-Черкессию и Чукотку, где не зарегистрировано ни одного деяния, совершенного организованной преступной группой, а также Сахалин). Оренбург и Курган давно слывут регионами с высокой организованной преступностью. В Курганской области и самая высокая в России общая преступность. Большие сомнения вызывают данные Башкортостана. Они явно и суще- ственно занижены по общей и организованной преступности.1

Анализ состояния организованной преступности в стране показывает, что ее структура носит, в основном, региональный характер, поскольку отсутствует даже тенденция к выравниванию основных ее показателей. Разумеется, региональная организованная преступность производна от состояния и уровня преступности в масштабах всей страны. В то же время в регионах с большими различиями в социально-экономическом развитии, демографическом положении, национальном менталитете, культурных, исторических традициях складывается далеко не однозначная картина с состоянием и структурой преступности. В связи с этим первостепенное значение для теории и практики приобретают углубленный всесторонний анализ и точная оценка положения дел в сфере борьбы с преступностью в отдельном регионе.

Учеными-юристами разработаны методы изучения преступности, в том числе и организованной преступности, в целом и на уровне республики, области (края).2

Государство вынуждено тратить значительные суммы и средства на борьбу с преступностью, но эти затраты идут в основном на противодействие последствиям, а не на устранение причин. Только проводя специальные преобразования с участием всего общества, можно влиять на причины и условия,

‘См.: В.В. Лунев. «География организованной преступности и коррупции в России (1997-1999 гг.)». //«Государство и право», 2000, Xs 11, С. 33.

2 См.: “ Теоретические различия преступности и их причины”. М., 1998. С. 11 и др. “Изменения преступности в России”. М., 1994. “Преступность в России в 90-х годах и некоторые аспекты законности борьбы с ней”. М., 1995. С. 79-90; ‘Теоретические проблемы изучения территориальных различий в преступности”; Тарту, 1985. вып. 725; Тарту, 1988, выпуск 817; Тарту, 1989, выпуск 859;Гибиани А.А., Гацециладзе Р.Т. “Некоторые вопросы географии преступности”, Тбилиси, 1982, “Методика изучения территориальных различий преступности”. М., 1988. С, 44-45. Коннов А.И. “Некоторые тенденции развития организованной преступной деятельности в Российской Федерации”// организованная преступность - 3, С. 60-74. Лунеев В.В. “Выборочный метод в криминологии”. М., 1988.

-39-

способствующие развитию преступности. Следует сразу выявить основную (общую) цель и дифференцировать ее на менее общие задачи борьбы с организованной преступностью на региональном уровне. Затем, исходя из цели и задач, провести анализ указанной проблемы, определить факторы, влияющие на нее, и сделать выводы, определив общие и конкретные мероприятия, направленные на непосредственное решение поставленных задач.

Системный подход в исследовании позволяет дифференцировать основ- ную цель - успешное противодействие преступности на региональном уровне, в том числе и ее организованным проявлениям, на следующие, входящие в ее структуру, задачи:

  1. Исследовать состояние и динамику преступности на региональном уровне, определить тенденции ее развития.
  2. Разработать ситуационные модели состояния и динамики преступности в регионе, с учетом специальных характеристик и криминальной ситуации.
  3. Определить силы и средства, достаточные для успешного противодействия организованной преступности.
  4. Определить круг субъектов общего и конкретного профилактического воздействия, включая и общественные структуры, четко разграничив их компетенцию и в то же время предусмотрев программы их оптимального взаимодействия.
  5. Разработать систему рекомендаций и предложений по совершенствованию деятельности правоохранительных органов и повышения профессионализма их сотрудников.
  6. Перечисленные выше задачи относятся к числу первоочередных, реше- ние которых необходимо для успешной реализации намеченной цели - осуществление действенного контроля над преступностью.

Перейдем, исходя из перечисленных выше задач, к анализу преступности и организованным формам ее проявления в Уральском регионе, одном из самых обширных по территории, и, конечно, важнейшим с точки зрения экономики и политической значимости.

  • 40 -

Уральский регион охватывает 6 областей: Курганскую, Оренбургскую, Пермскую (с автономным округом), Свердловскую, Тюменскую (с автономными округами), Челябинскую и республику Башкортостан.1

За 2000 год в Уральском регионе зарегистрировано 524850 преступлений

(Таблица № 2).

ТАБЛИЦА № 2

ДИНАМИКА ПРЕСТУПНОСТИ ПО УРАЛЬСКОМУ РЕГИОНУ ЗА

2000 ГОД.

? Зарегистрировано ? Раскрыто

Примечание: количество раскрытых преступлений по МВД-УВД Уральского региона получено расчетным путем.

1 В диссертации понятие “Уральский регион”, как это уже отмечалось выше, охватывает экономико- социальное образование, более значительное чем административно-территориальное образование Уральский федеральный округ. В то же время, анализируя данные по региону “Большого Урала”, будем специально исследовать соответствующие статистические и данные и по Уральскому Федеральному округу, в общих ситуациях формулируя соответствующие сравнительные выводы,

РОССИЙСКАЯ

ГОСУДАРСТйГЛЛА* -41- «ЫЛИОЯЯКА Как видно из таблицы, больше всего зарегистрировано преступлений на

территории Свердловской (96608) и Пермской областей (78269), но темпы прироста зарегистрированных преступлений выше всего на территории Курганской (+24,1 %) и Тюменской (+22,1 %) областей. Остаются по-прежнему более “благополучными” Челябинская область (+6,2 %) и республика Башкортостан (+9,0 %).

Если исходить из количества зарегистрированных преступлений (со- гласно таблице № 2), то наглядно видно, что наиболее высокая латентность отмечается в Курганской и Тюменской областях. Там снижение числа зарегистрированных преступлений (Курганская - 24,1 и Тюменская - 22,1) по сравнению с Оренбургской областью произошло почти в 2 раза.

Но реального уменьшения преступности в прошлом году практически не было, так как, в общем, по России процент снижения составил 0,9. Это снижение преступности, по нашему мнению, носит явно временный характер. Снизилась раскрываемость преступлений во всех областях, особенно в Свердловской (Таблица № 2), общая раскрываемость, в которой составила 68,0 % (+1,9 %), тогда как во всей Федерации она составила 74, 4 %. По этому показателю область находится в числе 10 регионов России с наихудшей раскрываемостью.

Тревожным симптомом криминализации общества явилось резкое, до 25285 тысяч, увеличение числа тяжких и особо тяжких преступлений в 2000 году по сравнению с 1996 годом в 2,6 раза. Помимо увеличения абсолютного количества зарегистрированных преступлений, совершенных организованными преступными группами за указанный период времени, продолжали ухудшаться и иные показатели, отражающие остроту криминальной ситуации: повысился уровень общей преступности, возросли темпы ее роста, произошли неблагоприятные изменения структуры преступности и общественной опасности, совершаемых уголовно-наказуемых деяний. Об этом наглядно, свидетельствуют данные о состоянии преступности в Российской Федерации (Таблица №3).

-42-

Таблица № 3

СОСТОЯНИЕ ПРЕСТУПНОСТИ В РФ

1996
1997

1998 годы

1999
2000

преступлени я

Повышение уровня преступности в России, т.е. количество совершённых преступлений на 100 тыс. населения, началось в 1999 году, когда по сравнению с 1998 годом соответствующий показатель увеличился с 1629 до 1760 преступлений, а в 2000 году достиг 2051.

Обострение финансово-экономического кризиса и рост социальной на- пряженности в значительной мере определили негативное развитие криминальной ситуации. В связи с этим увеличилась тенденция роста тяжких и особо тяжких преступлений (Таблица № 4).

Здесь особую озабоченность вызывает Свердловская область, где заре- гистрировано 71604 преступлений данной категории, то есть на 12 % больше, Курганская область - рост на 23,4 % и Тюменская область - рост на 23,3 %.

Наглядно это видно по динамике этих категорий преступлений на при- мере Уральского региона.

-43-

Таблица № 4. Динамика тяжких и особо тяжких преступлений по Уральскому региону

за 2000 год.

Н Зарегистрировано ? Раскрыто

Значительный рост тяжких преступлений на территории областей объясняется не только экономической напряженностью, но и усилением масштабов социальной конфликтности в обществе, стремительным увеличением социаль- но-экономической дифференциации населения, понижением материального уровня жизни, большим ростом богатства примерно у 10 % граждан. Появле- ние резко отличающихся друг от друга маргинального и “элитных” слоев в обществе не могли не привести к господству вседозволенности и стиранию границ между моральным и аморальным поведением.

  • 44 -

Данное обстоятельство в числе других факторов, повлияло на повышение доли тяжких и особо тяжких преступлений в общем массиве общественно опасных деяний, совершенных в Уральском регионе, по сравнению с таким же показателем по Российской Федерации. В течение ряда лет этот показатель приближался к 70%, а в 1999 году составил 73%, что характеризует повышение общественной опасности преступлений, совершаемых в регионе в целом, и естественно влияет на формирование показателей организованной преступности.

В структуре организованной преступности по-прежнему значительный удельный вес составляют такие особо опасные виды преступлений, как бандитизм и заказные убийства. Так, по статье 209 УК РФ только за 2000 год возбуждено по Уральскому региону - 40 уголовных дел, по которым привлечено к уголовной ответственности 244 члена бандитских формирований. Дифференцированную картину по этим показателям видно в предлагаемой таблице № 5.

S Возбуждено у/д ? Кол. лиц

Таблица № 5 Динамика возбужденных уголовных дел по ст. 209 УК РФ в 2000 году и количество лиц, привлеченных к уголовной ответственности.

  • 45 -

Как видно из таблицы, больше всего возбуждено уголовных дел в Челя- бинской области, а привлечено к уголовной ответственности в Свердловской области. Руководители оперативно-розыскных подразделений полагают, что некоторое улучшение криминогенной обстановки в Свердловской области последовало после фактической ликвидации преступного сообщества “ Центр” (существовало примерно с 1992 года, разобщенного в 1998 году и снятого в тоже время с оперативных учетов). Заказные убийства в криминальной среде - характерная криминальная особенность Уральского региона. Особую распространенность эти преступления получили в Свердловской области, где «прогремели» в недавнем прошлом серии «мафиозных войн». В настоящее время с учетом возможного криминального передела «собственности» (из-за ликвидации организованного преступного сообщества «Центр») возможно новое обострение ситуации. Жестокие законы криминального мира и острейшая, в том числе и внутренняя конкуренция (фактически «беспредел»), диктуют организованным преступным формированиям и соответствующие методы и формы борьбы за захват наиболее доходных фирм и предприятий получения сверх- прибыли, не останавливаясь перед физическим устранением конкурентов.

Статистические данные о состоянии и динамике преступности за по- следнее десятилетие 20 века убедительно свидетельствует о последовательном и стабильном росте преступлений экономической направленности. При этом, отмечается не менее последовательное возрастание в общем массиве криминальных деяний доли (“удельного веса”) организованной преступной деятельности в сфере экономики.

В приведенной ниже таблице № 6 хорошо видна динамика совершения преступлений экономической направленности организованными преступными группами.

-46-

Таблица № 6

Динамика преступлений совершенных организованными преступными

группами (организациями) в сфере экономики, в тыс.

1996 1997 1998 1999 2000

годы ? ыявлено преступлений ? в т.ч. тяжких

Так, по сравнению с 1996 годом количество преступлений, совершаемых организованными группами, возросло в 2000 году по тяжким преступлениям примерно в 1,4 раза.

Наряду с отдельными организованными группами все чаще активно дей- ствовали преступные организации (преступные сообщества), координирующие антиобщественную криминальную деятельность входящих в их структуру различных криминальных формирований, функционирующих в наиболее доходных сферах экономики. Консолидирующие усилия предпринимались лидерами преступных сообществ по созданию наиболее благоприятных условий для расширения криминальной деятельности. При этом ими учитывалась утрата государством рычагов управления экономикой, а также неподготовленность правовой базы для функционирования субъектов хозяйствования в новых экономических условиях.

В 2000 году выявлено более 303,8 тыс. преступлений экономической на- правленности, что на 20,4 % больше, чем в предшествующем периоде. Их доля

-47-

в общей массе регистрируемой преступности составила 10,1 %. В их числе 126,3 тысяч являются тяжкими и особо тяжкими. Их доля в структуре экономической преступности осталась в сравнении с предыдущим годом практически неизменной (66,3%). Установленный размер причиненного ими материального ущерба на момент возбуждения уголовных дел превысил 29,2 млрд. рублей, что на 45% больше аналогичного показателя прошлого года.

В Уральском регионе сложилось довольно устойчивая и разветвленная система криминальных доходов, связанная с предоставлением разнообразных товаров и услуг запрещенным способом неопределенному кругу потребителей: услуги по разрешению споров с помощью организованных преступных групп, услуги по исполнению судебных решений (например, по «выбиванию долгов»), охранные услуги (“крыша”), незаконный игорный бизнес, незаконный автобизнес и т.д. С другой, криминальный рынок предоставляет широкий перечень нелегальных услуг, обеспечивающие само функционирование органи- зованных преступных групп и сообществ: изготовление и сбыт фальшивых документов, легализация преступных доходов и т.д. Криминальный оборот имеет, стойкую тенденцию роста и представляет серьезную угрозу безопасности общества, ведет к сокращению легального оборота, росту организованной преступности и возможности неконтролируемого вывоза за границу капиталов. “Так, по экспертным оценкам МВД РФ к февралю 1999 года из России было вывезено примерно 350 миллионов долларов США. По данным Правительства РФ в 1997-1998 г.г. только чистый вывоз наличной иностранной валюты физическими лицами составил от 7 до 8 млрд. долларов США в год. При том, что внешний долг России составлял 150 млрд. долларов, а государственный бюджет около 20 млрд. В результате уход капитала препятствует преодолению кризиса банковской системы и общего экономического кризиса.

По экспертным оценкам доля валового внутреннего продукта, произво- димого в теневой экономике, составляет в России 40-50% от всего производства ВВП. Для сравнения в США он составляет 10-15 %. Теневая экономика СССР оценивалась в размере 20 % от национального дохода”.1

1 См.: “Организованная преступность - 4. Криминологическая ассоциация”. М., 1998., С. 94.

  • 48 -

В связи с тем, что Урал это не только экономически развитый регион, но и центр добычи топлива, газа, нефти, сырья для металлургической промыш- ленности, то характерной особенностью организованной преступности является ее активная деятельность в высокоприбыльных отраслях промышленности, и прежде всего, связанных с производством и обработкой цветных металлов. Это прежде всего характерно для Челябинской, Свердловской и Пермской областей. Только при производстве и сбыте титана на Верхне-Салдинском комбинате Свердловской области был причинен ущерб государству в 18 миллионов долларов США, причем через финансово-промышленные фирмы ушло на Запад - 3 тонны ценнейшего сырья. Во главе этой организованной преступной группировки стоял руководитель предприятия. В Тюменской и Оренбургской областях преобладают такие формы хищения, как незаконная добыча нефти. По данным Управления по борьбе с экономическими преступлениями Тюменской области общие потери от таких хищений превысили 70% от суммы ущерба, установленного по всем уголовным делам.

Как видно из приведенной выше характеристики региональной преступ- .ности, одна из лидирующих сфер криминальных посягательств - потребительский рынок, на долю которого приходится одна треть всех выявленных преступлений. Здесь велика активность по созданию подпольных цехов по производству спиртных напитков и их последующей продаже, а также хищения спирта с гидролизных заводов. Эта особенность в сфере экономики прослеживается во всех областях региона. Сравнительный внутрирегиональный анализ и сопоставление его результатов с соответствующими данными по России позволяет прийти к выводу о высокой латентности организованной преступной деятельности в наиболее доходных областях экономики Свердловской области и Башкортостана на протяжении ряда лет.

Так, в структуре экономической преступности Тюменской области в пе- риод с 1996-2000-х г. 15 % составляли преступления в сфере добычи, переработки и реализации стратегических материалов (при 10 % в среднем по России). За этот же период, не смотря на более значительные масштабы добычи стратегического сырья, производства и сбыта изделий из меди, в Свердловской

-49-

области было выявлено в общем масштабе 8% соответствующих преступных посягательств.

Заслуживает внимания так называемая коммерческая миграция, одно из негативных проявлений нецивилизованной “рыночной” экономики, которая стала одним из факторов экономической преступности. С середины 90-х в России в нее включилось до 10 млн. человек в год. Предпринимательские интересы граждан России привели к увеличению потоков таких мигрантов. Следует отметить неэффективное участие государства в международной рыночной системе, привлечении иностранных инвестиций, программах сокращения безработицы, стимулирования производства и увеличения налоговой базы.1

Организованная преступность, несомненно, имеет отчетливо выраженную криминально-экономическую природу, поскольку основные условия воз- никновения и функционирования организованных преступных структур - наличие потенциальных источников незаконных сверхдоходов. “По данным МВД в криминальные отношения вовлечены 40 % предпринимателей и 66 % всех коммерческих структур. Мафией устанавливается контроль на 3500 хозяйствующих субъектов, среди которых 500 банков, 47 бирж, 1500 предприятий государственного сектора, почти 700 оптовых и розничных рынков, 4 тыс. акционированных предприятий. Поборами мафии обложено 70-80% при- ватизированных предприятий и коммерческих банков. Размер “доли” составляет 10-20% от оборота, а нередко превышает половину балансовой прибыли предприятий. Общий объем ежегодных средств незаконно нажитых в результате организованных преступных действий - 1,5 триллиона рублей. С целью их реализации организованными преступными группами и организованными преступными сообществами и организациями создано около 700 легальных коммерческих фирм”.

1 См.: Миневский Г.М. Вопросы совершенствования уголовного законодательства в сфере охраны безопасно сти иностранного бизнеса в России // Обеспечение безопасности иностранных граждан. М., 1995. С. 30.

2 См.: Волобуев Л., Галкин Б. “Организованная преступность ее сущность” Сов. Юстиция, 1989, № 7. С. 18- 20

-50-

Только в 2000 году фактов организованного рэкета выявлено на 14,7% больше, чем в 1999 году. Материальный ущерб от этих преступлений (на момент возбуждения уголовного дела) составил - 29,2 миллиона рублей.1

На треть возросло количество выявленных преступлений против интере- сов службы в коммерческих организациях и составило 3,7 тыс. криминальных деяний, в том числе по фактам коммерческого подкупа - 1,2 тыс. (+26,9%). В наиболее острых формах процесс криминализации организованных преступных формирований протекает в сфере внешнеэкономической деятельности. На 13% больше выявлено фактов контрабанды (4000), 69,6% которых - совершены в крупном и особо крупном размерах. На 42,6% увеличилось количество зарегистрированных преступлений, связанных с приватизацией (2,8 тыс.). Причиненный ими материальный ущерб составил 540 миллионов рублей. По 1,8 тысяч расследованных преступлений (+55,6 %) уголовные дела направлены в суд. По ним к уголовной ответственности привлечено 390 человек (+ 43,9 %).

Такие же процессы характерны не только в целом для России, но и для Уральского региона. Хотя специальных исследований по этой комплексной проблеме нет, но по данным аналитического отдела РУОП по Уральскому региону “недобросовестные” предприниматели нанесли ощутимый удар экономике региона.

Факторами, влияющими на экономическую преступность в регионе, яв- ляются, прежде всего:

1) Активная легализация преступно нажитых капиталов, допуск их в за- конный оборот и, как следствие этого, общая криминализация всей экономики Урала.2 2) 3) Отсутствие необходимого и достаточного организованного правового сопровождения со стороны властных структур региона (ошибочный принцип Думы Тюменской области о самодостаточности нефтяных компаний). 4) 5) Создание условий, облегчающих высокую латентность и возможность быстрого обогащения преступных группировок и отдельных лиц за счет госу- 6) 1 См.: “Краткий анализ состояния преступности в России”. Российская юстиция. 2000. № 4. С. 62.

2 Например, преступна группировка “афганцы” в Челябинской области контролирует не только криминальный бизнес, но вполне легально отмывает деньги в коммерческих фирмах.

-51-

дарства, с одной стороны, и явно недостаточные возможности правоохранительных органов по предотвращению этого негативного процесса, с другой. Стоит привести лишь уголовное дело по обвинению известного предпринимателя и лидера криминального сообщества ОПС “Уралмаш” К. Цыганова, которое 4 раза возвращалось на дополнительное расследование, а затем без достаточных оснований было прекращено, или же оправдательный приговор по так называемому “хлебному делу” в той же Свердловской области.

На 2,2 % сократилось за счет повышенной латентности число, зарегист- рированных преступлений, относящихся к компетенции управлений и отделов БЭП по всему региону. На треть меньше вьювлено тяжких и особо тяжких преступлений экономической направленности в Свердловской области. Снизилось в Пермской области количество выявленных преступлений против государственной власти и интересов государственной службы (- 4,5 %). Из 146 выявленных фактов взяточничества в Свердловской области до суда доведено только 97 (66,4 % от общего массива зарегистрированных преступлений).

4) Недостаточное внимание проблемам пресечения, раскрытия и рассле- дования организованной преступности и ее способности к саморегуляции и развитию. При этом не учитывались предупреждения ведущих ученых- юристов России (Долговой А.И., Гурова А.И., Лунеева В.В. и др.) о возможности негативных последствий избранной высшими государственными органами для реализации экономической модели. Этот негативный фактор полностью и даже в большей степени относится к Уральскому региону. 5) 6) Действующее длительное время фактическое запрещение властных структур на проверку законности происхождения средств, вводимых в хозяйственный и финансовый обороты.1 7) Организованная преступность последовательно расширяет межрегио- нальные и международные криминальные связи. Крайне актуальной стала проблема транснациональной преступности. “Из числа выявлявшихся пре-

1 См.: По оперативным данным УБЭП Челябинской области в 1998 году 1/3 сделок в сфере валютного обращения коммерческих предприятий имели криминальный след. Несмотря на наличие в УК РФ ст. 174, борьба с легализацией («отмыванием») преступных доходов фактически не велась,

-52-

ступных формирований имели международные связи в 2000 году в семь раз больше организованных преступных формирований, чем в 1996 году”1.

Масштабы организованной преступности достигли уровня, представ- ляющего угрозу национальной безопасности России. Продолжалось ее экспансия практически во все сферы экономики. Активизировались попытки установления контроля за наиболее прибыльными сферами производства, торговли и оборота финансовых средств. В центре криминальных интересов остались предприятия по добыче и переработке сырьевых и, в первую очередь, топливно-энергетических ресурсов, производству и обороту подакцизных товаров, кредитно-финансовые структуры.

В результате у лидеров организованных преступных групп и сообществ сосредотачивались все более и более крупные капиталы. Об этом косвенно свидетельствуют данные об изымавшихся у них ценностях в 1996 - 2000 годах специализированными подразделениями МВД России (Таблица № 7).

Таблица № 7

Динамика изымающихся специализированными подразделениями

МВД РФ у организованных преступных формирований

денежных и валютных средств за 1996-2000 гг.

(в сопоставимом масштабе денег и цен.)

1996 1997 1998 1999 2000 Деньги и ценности (в миллионах рублей) 1,9 3,1 72 Д 171,4 492 Валюта (в миллионах долларов США) 7,7 9,7 4,1 31,6 61 Надо учитывать при этом, что реально изымалась только ничтожная доля нажитого преступным путем.

Рост организованной преступности связан с консолидацией усилий пре- ступников для создания наиболее благоприятных условий для расширения

1 См.: “Состояние правопорядка в РФ и основные результаты деятельности органов внутренних дел и внут- ренних войск в 1999 году” (аналитические материалы). М., 2000. С. 7.

-53-

криминальной деятельности, в связи с этим появляются новые формы преступной деятельности. По данным МВД РФ за последние 5 лет все больше регистрируется преступлений таких, как нарко- и порнобизнес, незаконное приобретение и сбыт оружия и боеприпасов, терроризм, захват заложников.

Так, в общее число преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков в 1999 году, вошло свыше трети (36,3%) тяжких и особо тяжких преступлений, число которых составило 79,2 тысячи деяний (+7,6 %), квалифицированных ч.ч. 2,3,4 ст. 228 УК РФ.х

Организованная преступность создала устойчивые каналы незаконного оборота оружия и наладила его контрабандный ввоз в РФ. На 01.01.97 года в Федеральном розыске находилось 32121 единица утраченного огнестрельного оружия и боевой техники. Если в 1982 году похищено было всего 158 единиц оружия, то в 1997 году - 200 тыс., в том числе на местах вооруженных конфликтов. (в Чечне - 89 тыс. единиц) Среди похищенного не только пистолеты и автоматы, но и танки и БТРы.

Продолжаются тенденции сращивания группировок, действующих в сфере теневой экономики с преступными структурами традиционной уголовной направленности, во главе которых находится 260, так называемых, “воров в законе”. Немаловажной особенностью и устойчивой тенденцией является то, что ядро этих группировок в силу слабости уголовно-исправительной системы формируется в местах лишения свободы. Оперативно-розыскные данные говорят, что там и происходит “вербовка боевиков” для организованных криминальных формирований. К 1997 году таким образом сформировалось 2500 преступных группировок.2

Процесс становления организованной преступности достиг такого каче- ственного и количественного уровня, при котором начинается острейшая конкуренция между криминальными формированиями. Так, в 1993 - 1994 гг. “прогремели мафиозные войны” в г. Екатеринбурге (убийство криминальных

‘См.: «Состояние правопорядка в РФ и основные результаты деятельности органов внутренних дел и внутренних войск в 1999 году (аналитические материалы), М., 2000. С. 7.

См.: “Оперативная обстановка в стране и меры МВД по укреплению правопорядка и усилению борьбы с преступностью”. М„ МВД. 1997. С. 60.

  • 54 -

авторитетов Вагина, Кучина и др.). Получаемая оперативно-розыскная информация свидетельствует, что ожесточенная борьба между преступными кланами приводит к появлению мощных криминальных синдикатов. Действующие в стране группировки объединились в 150 ассоциаций и фактически поделили страну на сферы влияния, например, “уралмашевцы” контролируют не только значительные территории Свердловской и Челябинской областей, но и часть Восточного округа г. Москвы, активно выходят за рубеж.

Опасной тенденцией в дальнейшем развитии организованной преступно- сти является создание коррумпированных связей, настойчивых и успешных попыток оказать прямое влияние на политику и экономику в отдельных регионах. Примитивный рэкет сменился, так называемым, «охранным рэкетом». Участники организованных преступных групп (сообществ) становятся соучредителями предприятий или фирм, вытесняя их владельцев или вступая с ними в договоренность о совместной деятельности. И в той и в другой ситуациях это приводит к тотальной криминализации российской экономики. Укрепившись экономически лидеры преступных групп и сообществ проникают в политику. Например, создан «Общественно политический Союз» (ОПС) «Уралмаш», членами которого являются такие колоритные фигуры, как Хабаров, Воробьев и др.

Для организованной преступности это проникновение во власть стано- вится особенно важной и перспективной чертой ее дальнейшего становления и развития, что значительно повышает общественную опасность и создает серьезную угрозу для национальной безопасности страны. Организованные преступные сообщества по расчетам Аналитического центра РАН в ходе приватизации приобрели 35 % капитала и 80 % “голосующих” акций. По данным экспертных оценок РУБОП МВД РФ коррумпированные чиновники оказывают содействие практически каждой из 7 ОПТ, от 30 до 50% криминальных доходов расходуется на подкуп должностных лиц разных государственных служб. Как показывает анализ статистики МВД, структура коррумпированных лиц, подлежащих преданию суду, выглядит следующим образом:

-55-

? работники министерств, комитетов, местных структур исполнительной власти - 39,7 %; ? ? сотрудники правоохранительных органов - 19,8 %; ? ? представители кредитно-финансовой системы - 18,9 %; ? ? работники контролирующих органов - 12,8 %; ? ? сотрудники таможенных органов - 3,5 %; ? ? депутаты всех уровней - 0,7 %; ? ? иные служащие - 4,6 %х ? Доля выявленных преступлений, совершенных коррумпированными чи- новниками, по сравнению с 1999 г., выросла в 2000 году на 18,3 %, но большая часть коррумпированных лиц остается безнаказанной в силу пробелов в законе, недостаточного уровня оперативно-розыскной и следственной деятельности. Именно поэтому не более 1/3 выявленных коррумпированных чиновников в 1999 году, оказались в местах лишения свободы.

«В 2000 году зарегистрировано 47135 присвоений или растрат, 6871 факт взяточничества и 126 случаев коммерческого подкупа. Уровень коррупционных деяний примерно в 2 раза выше уровня организованной преступности. И хотя статистически связи между организованной и коррупционной преступностью по известным причинам не просматриваются, в реальной преступной деятельности они тесно связаны, и эта связь с годами укрепляется. Лидеры организованных сообществ и групп, в основном, избегают уголовной ответственности благодаря коррупционным связям с исполнительной, судебной и даже законодательной властями”.2

Возникающий и стремительный рост организованной преступности носит ярко выраженный социальный характер. Социально-экономические кон- трасты обладают высоким криминальным потенциалом и влияют на характер организованной преступности. Социальная сфера жизни - это система определенных институтов гражданского общества: общественных организаций, фон-

1 См.: Оперативная обстановка в стране и меры МВД РФ по укреплению правопорядка и усилению борьбы с преступностью. М., МВД РФ, 2000. С.43.

2 См.: Лунеев В.В. “География организованной преступности и коррупции в России”. Государство и право. 2000. №11, С. 28.

  • 56 -

дов, ассоциаций, создаваемых на профессиональной основе. Такие организации в современной России еще действуют далеко не в полную силу, и не оказывают, как во всем цивилизованном мире поддержку государству в противодействии преступности. Более того, некоторые из них в той или иной степени находятся под влиянием криминала.

В современных условиях возрастает степень общественной опасности организованной преступности, которая обусловлена следующими тенденциями:

  1. Широкой коррупцией, охватывающей, по существу, органы исполнитель ной власти регионов, а также многие отрасли экономики страны.

  2. Наличием “идеологической” базы криминальных группировок, которую лидеры, уголовные авторитеты, «воры в законе» используют как “цементирующее средство”.

  3. В общей структуре преступности отмечается увеличение доли тяжких и особо тяжких преступлений, особенно корыстно-насильственной направ- ленности.
  4. Количественным ростом экономической преступности.
  5. Переходом представителей криминальных структур, накопивших большие капиталы, в легальные предпринимательские и коммерческие фирмы. Эта устойчивая тенденция расширяется с каждым годом и приводит к усилению криминализации ранее легальных экономических структур.
  6. Активным развитием региональных и транснациональных связей преступных организованных групп и сообществ с выходом на криминальное пространство других стран и континентов.
  7. Ростом количества преступлений, совершаемых лицами, не имеющими постоянного или достаточного источника дохода, - безработными, пенсионерами, студентами и т.д. Резким обострением ситуации с женской преступностью и преступностью несовершеннолетних и молодежи.
  8. Вовлечением молодежи в преступные структуры в качестве “бойцов” - исполнителей криминальных планов лидеров.

-57-

  1. Вооруженностью и технической оснащенностью организованных преступ ных сообществ, и как следствие этого рост корыстно-насильственных тяж ких и особо тяжких преступлений, а так же усиление агрессивности и жес токости в действиях участников организованных преступных групп и сооб ществ.

  2. Нарастанием противодействия участников преступных сообществ правоприменительным органам, принимающего все более и более острые формы.
  3. Продолжающимся увеличением в структуре преступности удельного веса рецидивной преступности.
  4. 12.Расширяющимися масштабами преступлений, связанных с незаконным

оборотом оружия. 13.Усиливающимся влиянием транснациональной преступности, что привело к изменениям в структуре преступных посягательств и на фоне этого произошло понижение раскрываемости преступлений. 14. Особой квалифицированной подготовкой всех соучастников преступлений, совершаемых организованными преступными группировками и сообществами, связанной с уничтожением улик, физическим устранением конкурентов, “заказными убийствами”. 15.Стремлением лидеров организованных криминальных групп и преступных авторитетов к вытеснению конкурентов с наиболее доходных территорий и из сфер преступной деятельности, что приводит к усилению конфликтов между ними, вплоть до вооруженных «разборок»

Конец XX века застал Россию на переходном этапе развития, что прояв- ляется как в политике, так и в экономике и социальной психологии. Многие стороны общественной жизни России подвержены влиянию организованной преступности.

Значительная часть экономических субъектов действует в пограничной зоне между легальным и криминальным бизнесом.

К сожалению, приходится констатировать, что в нашем обществе воз- никла ситуация, в которой значительное число граждан на собственном опыте убеждается в своей незащищенности даже в рамках отношений, урегулиро-

-58-

ванных законом. В целях самосохранения и выживания они не редко сами не соблюдают законы и находят покровительство у предлагающих “неформальную” защиту криминальных структур.

Организованная преступность имеет высочайшую приспособительную способность, постоянно совершенствуется и видоизменяется, используя не- достатки и пробелы социально-правового контроля и юридической ответственности.

В конце этого этапа исследования сделаем некоторые выводы:

1) Региональная преступность - это многогранное и многоуровневое негативное явление. В ней, как в “призме”, сконцентрированы процессы, происходящие в обществе. В то же время в отдельных регионах преступность характеризуется некоторыми специфическими чертами, без изучения и учета которых невозможно эффективно противодействовать этому общественно опасному феномену. 2) 3) Выдвижение на первый план регионального уровня изучения организованной преступности, его специфики и реалий, обусловленных социальной ситуацией потребует серьезных изменений не только в научном мышлении, но и в профессиональной психологии аналитиков, их окончательного отхода от усредненного и поэтому, во многом абстрактного исследования преступности, ее уровня, состояния и структуры. 4) 5) Необходимо постоянное использование сравнительного метода, показывающего состояние криминогенных и криминальных ситуаций в регионе, с ситуациями аналогичного масштаба по горизонтали, а равно с ситуациями иных масштабов по вертикали (в целом по стране). 6)

4) Необходимо учитывать исключительно высокую латентность организованной преступности, особенно в сфере экономики. 5) 6) Для эффективного противодействия преступности необходим всесторонний учет разнообразных демографических характеристик населения, состоящего из представителей разных национальностей, постоянно или временно находящихся в пределах одного региона с его социально-экономическими и этническими особенностями. 7)

-59-

6) Бедность, безработица, материальное расслоение населения региона и другие социально-экономические феномены и контрасты обладают высоким криминальным потенциалом.

Учитывая, что “преступность, определяемая неповторимым сочетанием множества детерминантов имеет свое лицо”1, можно перейти к анализу специфики личности участников организованных преступных формирований.

Кондратюк Л.В. Региональное криминологическое прогнозирование. Москва, 1989. С.20

-60-

§ 3. Характеристика личности участников организованных преступных формирований.

Прежде чем перейти к исследованию одного из важнейших структурных элементов криминалистической характеристики преступлений - типовых особенностей личности участников организованных криминальных формирований, необходимо кратко рассмотреть некоторые дискуссионные аспекты, связанные с самой категорией - криминалистическая характеристика преступлений.

В последние 10-15 лет теория криминалистической характеристики под- верглась резкой, и во многом несправедливой критике, со стороны видных ученых-юристов. Наиболее последовательный противник этой теории Р.С.Белкин даже назвал ее «иллюзией» и «криминалистической фантазией»1, хотя ранее положительно отзывался о ее методической функции и информационных возможностях.2 Следует отметить, что еще раньше, в 1987 году группа ученых также утверждала, что криминалистическая характеристика преступлений лишена всякого смысла, поскольку сводится к повторению общеизвестных истин. Достаточно серьезной критике криминалистическая характеристика убийств, разработанная Л.Г.Видоновым, была подвергнута со стороны профессора Ларина A.M.3, который обосновал нерепрезантативность проведенных исследований и статистическую беспомощность выводов.

Однако мы полагаем, что критика этой частной криминалистической теории имеет неверный вектор, поскольку сама идея разработки криминалистических характеристик преступлений исключительно плодотворна, а содержащаяся в них информация хотя и имеет обобщенный типовой характер, тем не менее представляет собой важнейшие данные, позволяющие выдвигать перспективные следственные версии в острых проблемных ситуациях и раскрывать самые сложные преступления. Критика названных выше ученых

1 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. М.: «Норма», 2001. С.223.

2 См.: Белкин Р.С, Быховский И.Е., Дулов А.В. Модное увлечение или новое слово в науке?// Соц. Закон ность, 1987, №9.

5 См.: Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалнстика. М., 1996.

-61-должна быть обращена на наиболее серьезный недостаток криминалистических характеристик - фактическое отсутствие статистически обоснованных и репрезентативных информационных связей и зависимостей между ее структурными элементами.

Что касается криминалистической характеристики преступлений, со- вершаемых организованными криминальными формированиями в Уральском регионе, то разнообразие совершаемых ими деяний, высокий уровень обобщения1, а также стоящая перед диссертантом цель исследования обусловили необходимость анализа и описания лишь некоторых обстоятельств, входящих в структуру соответствующей криминалистической характеристики. К числу таких обстоятельств наиболее существенно отражающих общие особенности различных криминальных деяний, совершаемых организованными преступными группами, прежде всего, относятся обобщение данных о личности пре- ступника - наиболее латентном обстоятельстве, выделенной в диссертации группе криминальных деяний. Совершенно очевидно, что дополнительная информация, с той или иной степенью типизации, характеризующая этот структурный компонент будет весьма полезна для преодоления острых проблемных ситуаций.

Между прочим, Р.С.Белкин ранее был активным сторонником создания криминалистических характеристик преступлений, различных уровней общности и при этом полагал, что информация о личности преступников, является наиболее сложным источником сведений, необходимых для раскрытия преступлений (Курс криминалистики в 2-х томах, учебник «Криминалистика», 1999 г. и другие работы). При этом, профессор Белкин полагал, что криминалистические данные о личности типичного преступника должны сочетаться с криминологическими данными.2 Именно такое сочетание будет наиболее оптимальным для целей криминалистики, поскольку данные о личности преступника неотделимы от многих криминологических аспектов.

1 См.: Драпкин Л.Я. Предмет доказывания и криминалистическая характеристика преступлений. // Кримина листические характеристики преступлений в методике расследования. Свердловск, 1978.

2 См. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. М.: «Норма», 2001. С. 222.

-62-

После несколько затянувшегося, но обязательного вступления, считаю возможным перейти к рассмотрению темы параграфа.

Успешное расследование и предупреждение преступлений возможно лишь в том случае, если должное внимание исследователей будет уделено личности преступника, поскольку она является непосредственным носителем многих факторов, отражающих причины, порождающие противоправное поведение и условия реализации сложного механизма преступного поведения.

Преступления совершаются в силу имеющихся у некоторых лиц анти- общественных представлений и установок, соответствующих их негативным ценностным ориентациям, возможным в результате неблагоприятного нравственного формирования личности, отсутствии должного воспитания.

Формирование личности принято рассматривать как её социализацию, то есть процесс наделения личности общественными свойствами, выбора жизненных путей, установления социальных связей, формирования самосознания и системы социальной ориентации, вхождение в социальную среду, приспособления к ней, освоение и закрепление определенных ролей и функций.

Ученые-правоведы, занимающиеся изучением личности, отдельных ка- честв и свойств преступника, сходятся во мнении, что при анализе личности преступника необходимо исходить из единства социального и психологического, их постоянного взаимодействия \ Исходным при этом является положение о том, что человек не рождается преступником, а им становится в процессе воздействия неблагоприятных условий формирования его личности. Однако эти условия отнюдь не напрямую порождают преступное поведение. Они обуславливают духовный мир, психологию личности, которые, в свою очередь, становятся самостоятельными и активными факторами, опосредствующими последующие влияние на нее социальной среды. Каждый индивид как личность - это продукт не только существующих отношений, но и своего собственного развития и самосознания. Одно и то же по своим объективным при-

1 См.: Антонян ЮМ. «Социальная среда и формирование личности преступника (неблагоприятные влияния на личность в микросреде)». М., 1975. Лунеев В.В. - в кн.: «Криминальная мотивация». М., 1986. Долгова А.И. «Криминологические проблемы взаимодействия социальной среды и личности». Дисс… д-ра юрид, наук. М., 1980. Еникеев М.И. «Основы общей и юридической психологии». М., 1996. и др.

-63-

знакам общественное положение, будучи по-разному воспринято и оценено личностью, побуждает ее к совершенно различным действиям. Система отношений человека к различным социальным ценностям и сторонам действительности, нормам и институтам, самому себе и своим обязанностям, различным общностям, группам зависит, следовательно, как от внешних, так и от внутренних личностных обстоятельств.’

Значение вопросов, связанных с изучением личности преступника, уча- стников и лидеров, организованных преступных групп и организованных преступных сообществ с учетом их особенностей, действия в определенном регионе, имеет более практическое значение в правоприменительной деятельности.2

В последнее время в нашей стране появилось достаточное количество работ, посвященных борьбе с организованной преступностью, в частности по таким вопросам, как истоки и развитие организованной преступности в России, проникновение российской организованной преступности в промышленность, торговлю и финансовую сферу, криминалистические основы борьбы с организованной преступностью и многое другое.

Однако личность преступника- участника организованных криминальных групп и организованных преступных сообществ недостаточно полно изу- чена.

Комплексное психологическое и криминалистическое изучение личности преступников, проводимое рядом ученых, позволяет сделать вывод, что преступник - это личность со значительно более высоким уровнем тревожности и неуверенности в себе, импульсивности и агрессивности, отчужденности от позитивных социальных ценностей и общественной полезности. Эти свойства личности сочетаются с высокой чувствительностью и повышением нетерпимости в межличностных взаимоотношениях, из-за чего подобная категория лиц весьма часто применяет насилие в разного рода конфликтных ситуациях. Они значительно хуже усвоили требования правовых и нравственных

1 См.: В.В.Романов. Юридическая психология. М., 1998., С. 248-264.

2 См.: М.И.Еникеев. Юридическая психология. М„ 1999., С. 46-56.

-64-

норм, больше отчуждены от общества и его ценностей, от малых позитивных социальных групп (семьи, трудового коллектива), у них плохая приспособляемость, низкая коммуникативность, из-за чего возникают немалые сложности при попытках адаптирования в тех же малых группах.1

Личность насильственного преступника характеризуется, как правило, низким уровнем социализации, отражающим пробелы и недостатки основных сфер воспитания: семьи, школы, производственного коллектива. Мотивацион-ная сфера этой личности характеризуется эгоцентризмом, стойким конфликтом с окружающими, отсутствием самокритичности, стабильным оправданием своих действий.

Так, например, психология лиц, совершивших убийство, выявляет у них сильную зависимость от другого лица. Убийцы в целом относятся к такой категории людей, для которых свободная и самостоятельная адаптация к нормальным условиям жизни- всегда проблема. Анализ совершаемых ими преступлений показывает, что убийство для них это действие, направленное на сохранение автономной жизнеспособности, как бы разрывающей связь с жизнеобеспечивающим фактором, который перестал выполнять эту предписанную ему функцию. «Основным в происхождении убийств является антогенетиче-ский фактор, - блокирующий способности к автономии в результате отверже-ния преступника другими лицами» . Исключение составляют убийства, совершенные наемными лицами, для которых преступление является основным способом получения доходов.

Организованная преступность как новое негативное социальное явление для нашего общества поставило вопрос изучения личности участников организованных преступных формирований.

Автор согласен с А.С. Емельяновым, в том, что организованная преступ- ность - это «явление, выражающееся в существовании преступного сообщества и осуществляемой им преступной деятельности, характеризующая устойчивой общерегиональной и межрегиональной связью преступных групп, форми-

1 См.: Е.П.Ильин «Мотивация и мотивы». С-П., 2000., С. 236-253.

2 См.: Е.Г. Самовичев. «Убийство: психологические аспекты преступления и наказания», М.,1998., С.80-81

-65-

рований и направлений преступной деятельности, замкнутой в социальную группу»1.

Психологический анализ организованной преступной группы начинается с установления её структуры, ведь именно он позволяет выявить иерархическую зависимость между членами преступного сообщества, определить функции и связи между всеми участниками и, главное, выявить в этой структуре «слабые звенья».

Для аппаратов следствия и уголовного розыска продуктивным является как последовательное исследование фактов преступной деятельности первого, второго и более высоких уровней преступной иерархии, так и форсированный анализ преступной деятельности «руководящего уровня», лидера и его ближайшего окружения.2

В результате такого анализа появляются возможности эффективного управления и оптимального воздействия на сложный процесс раскрытия преступной деятельности «изнутри» организованного криминального формирования.

Для этого принципиально важно провести психолого- криминалистическое исследование личности - участника «низового» организованного преступного формирования (наиболее элементарное структурное подразделение).

Думается, для полноты анализа организованной преступной группы не- обходимо выделить следующих её участников:

  1. Организатора группы;
  2. Руководителя структурной подгруппы («второго лидера»);
  3. Активного участника, он же «ответственный исполнитель»;
  4. Обычный исполнитель («боец»);
  5. Второстепенный исполнитель, он же «временный исполнитель».
  6. 1 См: А.С. Емельянов. «Понятие организованной преступности и проблемы борьбы с ней». Вопросы организо ванной преступности и борьбы с ней. М. 1993., С.5.

2 См.: В.В,Романов. Юридическая психология. М„ 1998., С. 286-306.

-66-6. Оппозиционер, «слабое звено» группы - лицо внутренне частично

или полностью не согласное с совершением преступления, в котором он, тем не менее, принимает участие. Оппозиционер относится по выполняемым им поручениям к особым исполнителям (бойцам), либо временным, второстепенным исполнителям.

Схематично это можно представить следующим образом (схема №1)

Схема №1

Лидер преступного сообщества

i

Руководитель структурной подгруппы («второй лидер»)

Активный участник («ответственный исполнитель»)

Обычный исполнитель («боец»)

Второстепенный исполнитель («временный исполнитель»)

Преступник начинает свое криминальное становление в малой негатив- ной социальной группе. Эта группа является связующим звеном между личностью и обществом, преступной деятельности группы. Именно в процессе этого взаимодействия и проявляются такие черты его характера, как жестокость и агрессивность.1 После его становления в малой группе он уже сможет «выжить» в общей криминальной среде. Итак, в отношении категорий преступников- участников организованных преступных формирований, способных правильно оценить характер своих поступков и руководить ими, возникает вопрос: почему же ими избран криминальный вариант поведения?

1 См.: А.А.Крылов. Психология. М., 1999., С 319-336

-67-

Ответ, видимо, лежит не столько в личностных качествах индивида, сколько в его социальных характеристиках, и влиянии «микросреды» на их формирование.1

Действие участников организованных преступных формирований и ор- ганизованных преступных сообществ обычно совершаются в рамках малых групп и коллективов. Такие группы чрезвычайно подозрительно и настороженно относятся к вхождению в их состав ранее незнакомых и непроверенных в «деле» лиц. Это затрудняет работу правоохранительных органов при применении оперативно-розыскных мероприятий и особенно такого сложного как оперативного внедрения.2 Эти минигруппы - относительно самостоятельный механизм, в котором устанавливается своя система ролей, свой «кодекс повиновения», и своя система ценностей, то есть то, что характерно для элементов уголовной субкультуры. Такие группы внутри организованных преступных формирований возникают не только по воле их лидера, но и на основе совпадения личных интересов, дружеских связей и предпочтений. И только потом происходит их организационное объединение вокруг «второго лидера»- руководителя исходной структуры минигруппы. Не считаться с такими группами внутри организованного преступного сообщества невозможно. Степень и характер поведения участников организованных преступных сообществ зависит от особенностей, входящих в их состав более мелких структурных криминальных групп.

Если идти по аналогии с социальной группой, то по своему перечню ха- рактеристики легальных и криминальных групп во многом совпадают. Лидер преступного сообщества, умело воздействуя на активное большинство группы, руководит ими непосредственно сам или через «второго лидера».

Лидер в преступной группе - это ее член, который по своим личностным данным, с согласия и по воле группы, а иногда и «сверху», выдвигается на роль руководителя для того, чтобы в условиях определенной, специфической

1 См: К.Е. Игошев «Типология личности преступника и мотивация преступного поведения» Горький, 1989.

2 См.: Подробнее в книге Л.Я.Драпкин, Г.А.Кокурин «Организационные и тактические основы поисковой дея тельности в расследовании преступлений», Екатеринбург: издательство УрЮИ МВД РФ, 1997.

-68-

и, как правило, достаточно значимой криминальной ситуации, обеспечить организацию и проведение коллективной преступной деятельности для достижения общей антиобщественной цели.

Представителям высших и отчасти средних звеньев преступной органи- зации обычно присущ значительный криминальный авторитет, основанный на преступном опыте, материальных средствах и личных качествах. Лидерские способности и умение управлять окружающими обеспечиваются так же эмоциональной холодностью, блокирующей или существенно ограничивающей субъективные возможности к сопереживанию. В то же время эта черта позволяет сохранить необходимую социально-психологическую дистанцию с окружающими, трезво анализировать складывающиеся ситуации с учетом всех наиболее важных моментов и на основе этого принимать рациональные решения. Лидер организованной преступной группы - чаще не судим, достаточно умен, образован, особенного в организованной преступной группе (сообществе) экономической направленности, властолюбив, обладает организаторскими способностями и психологическим влиянием на подчиненных, а в качестве консультантов имеет опытных профессиональных преступников из числа «авторитетов», которые являются их приближенными людьми и советниками, в части организации преступной деятельности.

Лидер в криминальной группе нижнего уровня выполняет важные орга- низационные и управленческие функции, без которых невозможно нормальное функционирование преступной группы и её негативное развитие.1

Именно во многом благодаря ему группа становится сплоченной, ус- тойчивой, ее состав стабилизируется, отношения формализуются. В итоге в результате расширения исходной группы или же объединения нескольких групп создается преступное сообщество более высокого преступного уровня -организованная преступная группа или преступная организация. Нередко лидер «низовой» криминальной группы (под группы) становится руководителем значительно более высокого уровня в результате благоприятного стечения обстоятельств или острого конфликта.

1 См.: Р.С.Немов. Психология. Книга 1. М., 1997., С. 424-432.

-69-

Лидеры преступных групп независимо от их организационно- структурного уровня обладают большой властью над подчиненными, однако, необходимо отметить, что настоящий, умный и опытный лидер стремится создать ситуации добровольного подчинения или «подчинения с удовольствием».1 Само возникновение и существование преступной группы в значительной степени базируется на власти лидера. В психологии есть определение понятия «власть» - как своеобразный эффект, который производит индивид, воздействуя на окружающий его мир, определяемый его властью понимаемой как: способность, сила, компетентность1. Источники власти лидера - средства, с помощью которых применяющий власть субъект сможет либо обеспечить удовлетворение соответствующих мотивов другого, либо задержать это удовлетворение, либо предотвратить его. Мнением своей криминальной группы каждый её участник дорожит и отождествляет себя с ней.

Так, по уголовному делу банды, возглавляемой Курдюмовым2, один из членов этой преступной группировки Загорулько, безоговорочно исполняя поручение «второго» лидера банды- Зайченко - в 1995 году убил конфликтовавших лидеров другой преступной группировки Малафеева и Долгушина, а так же совершал и другие убийства. Нисколько не скрывая свою причастность к «Уралмашевскому преступному сообществу», Зайченко и Загорулько даже в качестве пропуска в спорткомплекс «Калининец» на Эльмаше в г. Екатеринбурге, использовал и как пароль фразу: «я от Курдюмова» или « Я из ОПС Уралмаш», явно гордясь своей принадлежностью к этому организованному преступного сообществу.

В процессе расширения преступной деятельности внутри криминальной группы более высокого преступного уровня происходит формирование более усложненной психологической и функциональной структуры. Чем выше организационный уровень группы, тем более отчетливо и рельефно выступает ее внутренняя психологическая структура. Закономерностью развития преступной группы является устойчивая тенденция к постепенной замене эмоцио-

1 Ю.В.Наумкин. Психология. М., 1999., С. 77-105,

2 См.: Справка о работе следственного отдела Свердловской областной прокуратуры за 1999 год.

1 См.: Донцов А.И. «Психология коллектива; Методологические проблемы расследования» M., 1984., С. 23-30

-70-

нальных отношений между участниками преступной группы на чисто деловые и функциональные, основанные исключительно на совместной коллективной деятельности. Деловые отношения в организованной преступной группе высшего уровня приобретают решающий характер, а значение эмоциональных, личных отношений постепенно утрачивается, и в ряде случаев при возникновении некоторых условий они могут и полностью отсутствовать.

Значение личностных качеств преступника, представляющих органиче- ский синтез психологических, криминалистических и криминологических качеств трудно переоценить в процессе преодоления проблемных ситуаций, когда у следователя и взаимодействующих с ним оперативных работников, отсутствуют достаточные исходные данные для выдвижения перспективных версий и принятия других тактических решений. Так, Т.Н.Тихонова и С.И.Журбин полагают, что «анализ психологических особенностей личности преступника, его действий считают одним из важнейших элементов предупреждения и раскрытия преступлений».1

Повышение структурно-организационного уровня преступной группы с неизбежностью приводит и к её организационно-функциональному усложнению. В составе крупного криминального формирования создаются разведывательные и контрразведывательные подразделения, а в ближайшем окружении лидера- своеобразный штаб - «мозговой центр» для планирования наиболее значительных преступных акций. Наиболее приближенные члены этого «штаба» или же сам лидер берет на себя выполнение наиболее «деликатных» функций- отмывание преступных доходов, а так же создание и поддержание коррумпированных связей с представителями государственных, в том числе и правоохранительных органов.

О межличностных отношениях ярче всего говорит наличие конфликтных ситуаций между ее членами. Основная причина конфликтных ситуаций, возникающих в группе, - корыстные мотивы, являющиеся стержнем деятельности преступных сообществ. «Уже в самой деятельности преступной группы зало-

’ См.: Тихонова Т.Н., Журин СИ. «В преступники не записываются, но …»// Мир безопасности № 9, 1999. С. 52-56.

-71 -

жен предмет конфликтного столкновения. Ибо одновременное удовлетворение своекорыстных личностных интересов и потребностей проблематично».1

Криминальная группа постоянно находится в движении, совершенству- ется, распадается и вновь возникает из-за конфликтов, из-за воздержанности одних и откровенной агрессивности других в результате столкновения кланов и воровских разборок.

В социально-психологическом плане конфликтная ситуация в крими- нальной группе представляет собой возникающее в сфере общения резкое несоответствие личных мотивов и установок членов группы, ожиданий в удовлетворении своих корыстных интересов и потребностей, которые нарушают нормальное взаимодействие, существующее на почве общности преступных целей, факторов организованности и сплоченности деятельности всей преступной группы. Конфликтные ситуации включают в себя этическое содержание. Довольно часто между членами преступной группы происходят конфликты, затрагивающие своеобразные нормы поведения, ценности той или иной личности.2

Возникающие противоречия приводят к конфликтам в преступной группе, которые распространяются, прежде всего, на интересы членов группы, их престиж и личный авторитет.

Так, в результате столкновения личных корыстных интересов из органи- зованного преступного сообщества «Уралмаш» выделилась крупная организованная преступная группировка, возглавляемая Н. Широковым. Вражда между традиционным организованным преступным сообществом «Уралмаш» и новой криминальной группой Широкова переросла в острый вооруженный конфликт, который завершился убийством Широкова в одной из гостиниц Будапешта в 1993 году. Операцией по уничтожению Широкова руководили лидеры бандитского «спецназа» ОПС «Уралмаш» Терехин и Курдюмов. После этого преступления отколовшиеся ранее члены организационной преступной группы вернулись в ОПС «Уралмаш».

1 См.: Еникеев М.И. «Основы общей и юридической психологии». М., 1996., С 318-322

2 См.: А.А.Крылов. Психология. М., 1999., С. 241-252.

-72-

Криминальная среда успешно борется с такими проявлениями агрессии в отдельных группах и между кланами преступных сообществ. Для этого ис- пользуются кодекс «воров в законе», посредничество наиболее авторитетных криминальных лидеров и «воров в законе» или же их полномочных представителей в регионе так называемых «смотрящих».

В Свердловской области, где до недавнего времени проживало шесть «воров в законе», особенно авторитетным считался «Каро» (Мамедов), имевший обширные криминальные связи и выступавший в качестве «третейского судьи». К нему неоднократно обращались лидеры организованных преступных сообществ, действующих на территории Свердловской, Челябинской, Тюменской и Пермской областей, а путем негласного документирования зафиксированы его криминальные связи и с московскими группировками.

Необходимо также выделить и рассмотреть конфликты между лидером и «оппозиционером», из числа лиц, приближенных к лидеру, которые возникают из-за того, что оппозиционер имеет тайное намерение захватить власть. Как правило, такой конфликт протекает скрытно и очень часто приводит к физическому уничтожению одного из конфликтующих или же к расколу группы.

Смена лидера сопровождается яростной борьбой за власть, причем над лидером постоянно висит угроза физической расправы или реальная опас- ность сообщения о его преступной деятельности в органы расследования.

Как только действующий лидер становится формальным, а в группе по- является фактический лидер, возникает ситуация соперничества, которое может разрешиться сменой руководителя преступной группы. Это лежит в основе конфликтов между руководителями и членами преступной группы. Конфликты такого рода могут возникнуть по причинам:

  1. Недостатки в организации преступной деятельности и ее неэффектив- ность. Рядовые члены могут тяготиться и быть недовольным своей постоянной зависимостью от лидера, не считающегося с их мнением при решении важных

1 А.А.Протасевич, Д.А.Степаненко, В.И.Шиканов. «Моделирование в реконструкции расследуемого события». Иркутск., 1997., С. 66-175

-73-

для деятельности группы вопросов, которые часто по вине лидера заканчиваются неудачей.

  1. Недовольство рядовых членов группы выделяемой им долей преступ- ных доходов по сравнению с тем риском, которому они, в отличие от лидеров, подвергаются при совершении преступлений, тогда как лидер забирает большую ее часть, находясь в большей безопасности;
  2. Отсутствие надлежащей дисциплины среди членов преступной группы.
  3. Оскорбительное отношение лидера к другим членам группы. Зачастую лидер и приближенные к нему лица унижают, оскорбляют рядовых членов или угрожают им физической расправой в случае неподчинения.
  4. Неблагоприятные условия в регионе для криминальной деятельности преступной группы. Если преступная группа потерпела какую-либо неудачу или возникла опасность разоблачения и привлечения ее членов к уголовной ответственности, то усиливаются тенденции обострения старых и новых межличностных конфликтов, что приводит к разъединению группы.
  5. В ряде случаев психология лидеров преступных формирований в Ураль- ском регионе несет на себе местные особенности, которые связаны с особой жестокостью при совершении преступлений.

Так, в ходе расследования уголовного дела по обвинению «преступного авторитета» Харькова было установлено, что несколько убийств женщин и детей при совершении разбойных нападениях было совершено по личному указанию лидера.

По уголовному делу по обвинению Крымова и других, были привлечены к уголовной ответственности двадцать семь обвиняемых - членов одной структурной подгруппы, совершавшие тяжкие преступления, отличающиеся особой жестокостью, которые при этом действовали по прямому указанию «лидера».

Характерной особенностью участников организованных преступных формирований Уральского региона является создание достаточно сложной,

-74-

иерархической структуры, состоящей чаще всего из трехзвенной, а в некоторых случаях и более сложной управленческой вертикали, обеспечивающий функции организации руководства и распределение ролей между всеми звеньями и отдельными участниками организованной преступной деятельности. В большинстве случаев эти преступные организации имеют пирамидальное по- строение, что хорошо видно из схемы №2 криминального сообщества «Урал-

маш».

Схема №2 Элементарная (упрощенная) структура организованного преступного сообщества.

Главный (первый) лидер

Штаб (мозговой центр)

4

Второй лидер

«Общак»

Подразделения разведки и контр разведки

Второй лидер

Второй лидер

Корумпированные структуры

Г

Коммерческие структуры входящие в ОПС (K1)

Преступна я группа

Преступна я группа

Преступна я группа

Преступна я группа

Преступна я группа

Преступна я группа

К1

К1

К1

К1

К1

К1

К2

К2

К2

К2

К2

К2

  • «К1» - коммерческие структуры полностью или частично входящие

в ОПС.

  • «К2» - коммерческие структуры находящиеся под контролем (под «крышей») криминальных формирований (групп), входящих в ОПС.

-75-

  • «Общак» - главная касса преступных групп и сообществ, в которой находятся до 60% криминальных доходов, как правило, находящихся в распоряжении главного (первого) лидера. Кассир назначается по личному решению лидера преступного формирования.

Схема составлена, основываясь на анализе уголовных дел по обвинению членов данного преступного сообщества.

Такая же схема, с несущественными изменениями, практически про- сматривается и в других организованных преступных формированиях.

Анализ уголовных дел и оперативно-розыскных материалов показывает, как это наглядно видно из схемы № 2, что первый (главный)лидер осу- ществляет стратегическое руководство организованной преступной деятельностью, выполняя организаторские, управленческие, идеологические функции, а также обеспечивает постоянное пополнение “общака”, который, как правило, составляет 50-60% от всей преступной деятельности всех членов организованных преступных формирований, содержится доверенным лицом (казначеем) сообщества. Средства, аккумулированные в “общак” расходуются по усмотрению лидера, для подкупа должностных лиц, поддержки членов сообщества в местах лишения свободы, их семей, закупок оружия, транспорта, средств связи, а также для проведения крупных преступных операций, осуществляемых, чаще всего, в нескольких регионах или даже за пределами страны.

“Второй” лидер (их, как правило, несколько) осуществляет тактическое руководство одной или несколькими преступными подгруппами, входящими в общее криминальное сообщество, обеспечивает исполнение ими преступных замыслов, сплоченность и дисциплину, и поддерживает связь с другими криминальными формированиями (по горизонтали) и связи с первым лидером и штабом (по вертикали).

Так же, как и первый лидер, он в меру своих возможностей противодей- ствует конкурирующим преступным объединениям и правоохранительным органам.

-76-

Психологический микроклимат (психологические особенности) органи- зованной преступной группы, входящий в состав организованного преступного формирования, обуславливается следующими основными факторами:

  1. Составом организованной группы. По своему составу такая группа может быть однородной по возрасту, полу, профессиональной принадлежности, степени “криминальной зараженности” и другим признакам.
  2. Направленностью организованной группы, которая главным образом определяется теми основными, целями для реализации которых она и создавалась. Хотя в ряде случаях могут возникать преступные вспомогательные задачи, в связи с чем деятельность группы характеризуется преступной “многопрофильностью”.
  3. Структурой группы и уровнем ее криминального развития которые обуславливают распределение властных полномочий, функций, преступных ролей и определяют распределение власти, степень организованности, уровень дисциплины.
  4. Межличностными отношениями, которые характеризуются значи- тельным диапазоном - от высокодоверительных до психологически напряженных.
  5. Существованием групповых норм и условностей, сложившихся под влиянием совместной преступной деятельности, которые в свою очередь влияют на характер поведения и поступков членов группы. Выход за пределы этих норм сурово карается.

  6. Связью с другими организованными преступными группами внутри криминального сообщества, основанными как на общих интересах (фактически на соучастии в преступной деятельности), так и на конкуренции, как внутри сообщества, так и особенно с другими организованными преступными сообществами.

Данные положения подтверждаются проведенными исследованиями уголовных дел, оперативных и наблюдательных производств, а также анализом данных ИЦ МВД РФ,

-77-

Так, традиционно уголовная среда пополняется за счет категории слу- жащих. Даже в сообществах, занимающихся разбоем, воровством, вымогательством, их доля составляет 26%, а в сообществах, где группы совершают экономические преступления, этот показатель в два раза выше. Но здесь неверно было бы игнорировать и роль рецидивистов. Доля их в среде организованных преступников составляет 38%, хотя в последнее время все больше ценится интеллект, бухгалтерские, финансовые и конечно юридические знания, особенно в криминальных формированиях экономической направленности.

В целом возраст участников организованных преступных групп, входя- щих в преступное сообщество, 18-30 лет, их свыше 70%. Многие преступники, став членами криминального сообщества, действуют значительно активнее, наглее, чем раньше, поскольку их деятельность подкрепляется групповым авторитетом и обещанием полной или частичной безнаказанности.

Именно безнаказанность оказывает тлетворное влияние на формирова- ние преступных наклонностей у морально неустойчивых молодых людей, и способствует созданию организованных преступных объединений.

Создание организованных преступных групп - это не только количест- венный, но и качественный сдвиг в уровнях организованной преступной деятельности.

Следует отметить, что при совершении многих криминальных акций от- дельный преступник, чисто “технически” не может выполнить весь объем запланированных действий, а группа в состоянии выполнить самое сложное криминальное задание лидера. Наглядный тому пример. При покушении на жизнь вора в законе “Трофы” (Трофимова) члены организованного преступного сообщества, входящие в банду Курдюмова несколько раз устраивали перестрелки, но им не удавалось устранить конкурента. Тогда ими было изготовлено специально управляемое взрывное устройство, хитроумно замаскированное в подъезде дома, где проживал Трофимов. Для его изготовления требова- лись специальные познания инженерного характера и хорошие навыки взрывного дела. Поэтому к его изготовлению привлекли специалистов - “временных исполнителей”, которые и выполнили полученное задание.

-78-

Основные личностные свойства участников организованных преступных формирований, по-нашему мнению, во многом зависят от уровня организации преступной группы, входящей в организованное преступное сообщество, и личного авторитета лидера.

В свою очередь авторитет лидера, по мнению 14% опрошенных сотруд- ников правоохранительных органов, держится на доле преступных доходов выделяемых каждому из подчиненных ему членов группы. В то же время 10% опрошенных полагали, что основа авторитета лидера основана на уголовных традициях, а 24% опрошенных считают, что авторитет лидера заключается в его личностных качествах (воля, преступный профессионализм, справедливость и т.д.).

Наибольшее значение положительных характеристик лидера, как базы для его профессионального авторитета, высказали члены бандитских форми- рований - 90%. и члены групп мошенников - 100% по месту работы и по месту жительства — 58,4.’

Другой характерной особенностью личного поведения является то, что большинство участников организованных преступных сообществ, совершающих преступления в сфере экономики, ведут малоприметный образ жизни, стараясь не вызывать внимания правоохранительных органов. С этим согласно большинство сотрудников оперативно- розыскных мероприятий и следователей.

Автор согласен с В.П.Васильевым, что при анализе преступных групп имеют значение следующие факторы:

  1. Необходимость объединения в данную группу толкает на невоз- можность совершения преступления в одиночку.
  2. Общность преступных интересов, личных симпатий, общие нормы поведения, общие убеждения, аналогичные дефекты правосознания.
  3. На распределение ролей в группе влияют волевые качества, орга- низаторские способности, авторитетность и инициатива, конфор-
  4. 1 См.: В.П.Васильев “Юридическая психология” М.,1991., С.18

-79-

мизм, безволие, склонность к наркотикам, алкоголю членов группы. 4. Внутригрупповые конфликты и противоречия.1 Однако при анализе организованной преступной группы необходимо, на наш взгляд, учитывать и некоторые дополнительные факторы, а именно:

  • характер и степень связи с другими криминальными структурами или отсутствия этих связей, что например типично для бандитских формирований.
  • характер деятельности и возможности собственных разведывательных и контрразведывательных преступных подразделений;
  • финансовые возможности преступного “общака” и использование аккумулированных в нем средств всеми членами организованной преступной группы.
  • Для правоохранительных органов эти факторы имеют особенно важное значение, поскольку их незнание существенно снижает возможность оперативного внедрения в преступную группу, проведения других оперативно-розыскных мероприятийа в процессе расследования создают конфликтные ситуации и обуславливают активное противодействие со стороны руководителей (лидеров) преступных группировок, криминальных авторитетов и наиболее активных участников.

Признавая существование трех и более уровней организованной пре- ступности, автор считает, что низший или первый уровень - это преступные группировки, имеющие организационную структуру с различной степенью стабильности и направленности на совершение отдельных видов преступлений. Диапазон преступных посягательств подобных групп достаточно широк -от совершения бандитских и разбойных нападений до мошенничества и квартирных краж. Некоторые группы пользуются услугами наводчиков и скупщиков.

1 Результаты анкетирования следователей и оперуполномоченных, проведенные в 2000 г. НИИ МВД РФ

-80-

Второй уровень. Стабильные группировки первого уровня часто объеди- няются в более крупные преступные формирования, с выраженной управленческой вертикалью и единым руководителем. Сферы деятельности такой организованной криминальной группировки в территориальном и функциональном отношении более разнообразны. Типичным примером преступной деятельности подобных криминальных формирований является группировка “Афганцев”, “Казаков”, функционирующих в Свердловской и Челябинской областях. В эти преступные объединения в Уральском регионе входят и молодежные группы, с доминирующей в связи с их возрастной активностью на- сильственной или корыстной ориентацией.

Третий уровень. В структуре организованной преступности все чаще и чаще возникают криминальные объединения, которые наряду с указанными выше признаками широко используют коррумпированные связи с государственным аппаратом и правоохранительной системой. Рассматриваемый третий уровень организованной преступности - это своеобразный синдикат преступных структур, который хорошо развит, как в организационных, так и в функциональных отношениях. В частности, многие структурные подразделения укомплектованы высококвалифицированными специалистами в различных сферах деятельности. В организационном отношении криминальные формиро- вания третьего уровня имеют разветвленную иерархическую структуру, эффективную управленческую вертикаль, в функциональном отношении - определенную специализацию, широкое использование оружия, современных средств связи, транспорта, других технических, в том числе и компьютерных, средств. Среди членов преступных объединений третьего уровня поддерживается жесткая дисциплина, высокий уровень конспирации. В этих преступных объединениях, как правило, действуют разведывательные и контрразведывательные подразделения.

Членам организованных преступных сообществ оказывается материаль- ная помощь (особенно тем, кто находится в местах лишения свободы), из так называемого “общака”. Он существует во всех преступных формированиях третьего уровня и во многих криминальных формированиях второго уровня.

-81-

Важной особенностью характерной для деятельности организованных преступных сообществ является активное противодействие расследованию в отношении своих членов путем запугивания или даже физического уничтожения свидетелей, прямого подкупа или шантажа государственных служащих. Особую угрозу представляет расширяющаяся тенденция террора против работников правоохранительных органов. Например, на судью г. Екатеринбурга Верх-Исетского народного суда Довгия А.С., при рассмотрении им уголовного дела по обвинению лидера организованного преступного сообщества “Уралмаш” - Цыганова, было совершено нападение, в ходе которого ему был причинен тяжкий вред здоровью.

В изучении криминалистических, криминологических, психологических характеристик преступных групп удачно используется методика системно-структурного анализа.1 В содержание этой методики входит исследование следующих типовых обстоятельств:

  • причины и условия возникновения организованных преступных групп и сообществ;
  • способы создания криминальных формирований (объединения от- дельных участников, слияние нескольких мелких групп, присоединение к главенствующей группировке конкурируемых преступных групп и т.д.);
  • криминальная направленность преступной деятельности (основная и вспомогательная);
  • внутренняя структура преступного формирования;
  • распределение криминальных функций среди членов группировки;
  • существующий порядок хранения и распределение денежных средств и других преступных доходов;
  • количественный и качественный состав группы;
  • 1 См.: Л.Деев. Психология малых групп. Социальные иллюзии и проблемы. М., 1979,, С. 23-30; Донув А.И. Психология коллектива. Методические проблемы расследования. М., 1984.

-82-

  • система внутригрупповых связей и механизм взаимодействия между ними в процессе совершения преступлений и действий по маскировке следов преступной деятельности;
  • характерные особенности взаимодействия преступной группы с другими криминальными формированиями;
  • наличие особенностей коррупционных связей с представителями государственной власти, в том числе и с руководителями право- охранительных органов.
  • Организованные преступные сообщества и входящие в них группы при- спосабливаются к местным условиям, и это существенно влияет на характер их криминальной деятельности, определяя региональные особенности преступной организованной группы (сообщества), в том числе и специфические черты преступной мимикрии (приемы маскировки и укрытия).

Среди названных выше направлений системно-структурного анализа большую роль играют исследование системы управленческих организационных и информационных связей, существующих внутри преступной группировки с обязательным изучением инфраструктурных (внешних) отношений и прежде всего коррупционных.

Из этих многочисленных типов связей решающими являются:

  1. прямая (командная) и обратная (осведомительная) формы связи управленческой вертикали;
  2. информационно-исполнительные связи криминального взаимо- действия (по горизонтали) между структурными подразделениями преступного объединения (сообщества, группы) и (или) отдельными исполнителями;
  3. коррупционные связи и отношения;
  4. криминальный, психолого-идеологический климат в преступном сообществе, базирующийся на “воровских”, хотя и видоизмененных традициях, приспособленных к современным ситуациям, но оставшимися такими же общественно-опасными, эгоистичными и корыстными;

-83-

  1. способы совершения и сокрытия конкретных преступлений, так и всей криминальной деятельности организованного сообщества (группы).

Результаты исследования и обобщения типовых данных о пяти перечис- ленных структурных компонентах комплексной характеристики организованного преступного сообщества (группировки) с обязательным учетом и других, названных выше обобщенных данных, позволяет разработать не только оптимальную методику пресечения, раскрытия и расследования планируемых или уже совершенных криминальных деяний, но и создать и успешно реализовать глобальную стратегию противодействия организованной преступной деятельности, включающую в свое содержание и структуру региональные, социально- экологические, криминологические аспекты и особенности.

В частности, для разработки частной методики расследования важное значение имеют психологические характеристики отдельных подгрупп внутри преступного объединения.1 Проведенное исследование показало, что психологические отношения и связи в криминальном объединении не однородны.2 Кроме сплоченного ядра преступной группы, объединенного единством преступной цели, намерений и бесконфликтными отношениями, в ней могут образоваться и образуются отдельные микрогруппы.

Кроме доминирующего внутригруппового психологического и крими- нального единства могут возникнуть и иные, прямо противоположные аспекты. Наиболее часто возникают внутригрупповые противоречия, которые чаще всего инициируются по следующим принципам:

  • из-за дележа преступных доходов (обман со стороны участников или несогласие с выделенной лидерами долей, принципом распределения);
  • из-за неприязненных отношений личного характера;
  • в связи с соперничеством из-за лидирующего положения в группе;
  • 1 См.: В.В.Романов. Юридическая психология, М., 1998., С. 407-439

2 См.: Р.Р.Гарифуллин. Иллюзия личности. Казань, 1997., С. 277-279.

-84-

  • из-за желания прекратить преступную деятельность по различным мотивам;
  • из-за систематических неудач и провалов в преступной деятельности, в которых некоторые члены группы обвиняют лидера.
  • Как показывает изучение следственной практики, следователи обычно недостаточно уделяют внимание установлению внутригрупповых отношений между участниками преступных объединений и ещё реже используют полученные данные в тактических целях при производстве отдельных следственных действий. Также явно недостаточно следователи изучают служебные, семейные и иные бытовые связи. В то же время оперативные работники уделяют исследованию всех этих связей и отношений значительное внимание, справедливо считая их эффективным методом (приемом) раскрытия многих замаскированных преступлений и надёжным средством расширения источников полезной информации. Эта своеобразная нестыковка должна быть устранена в результате совместной эффективной деятельности следователей и оперативных работников по расширению информационно-доказательственной сферы по уголовным делам и по максимальному использованию результатов оперативно-розыскной деятельности в процессе доказывания.

В комплексную психологическую, криминалистическую и криминоло- гическую характеристику также включается вопрос об условиях и особенностях вхождения (вовлечения) в преступную группу отдельных её членов, функциях и выполняемых ими преступных ролей. Обычно инициаторы создания преступной группы (сообщества) становятся её руководителями : первые или вторые лидеры, а добровольно вступившие- наиболее активными её членами.

Для того, чтобы выявить истинную роль каждого участника организо- ванной преступной группы и правильно оценить степень его общественной опасности, нужна взаимодействующая процессуальная деятельность следователей и эффективное оперативно-розыскное обеспечение, оптимальное сочетание гласных и негласных методов работы правоохранительных органов учи-

-85-

тывающих разведывательные и контрразведывательные возможности организованных преступных формирований.1

Дифференциация функциональных обязанностей различных звеньев ие- рархической вертикали хорошо известна.

Содержание функций лидеров преступных сообществ и групп в основном сводится к распределению функций между подчинёнными, поддержание дисциплины среди членов группы, разработке преступных стратегий (первые лидеры) или тактики (вторые лидеры), составление конкретных планов совершения отдельных преступлений, обеспечение безопасности группы, установление и поддержание связей с другими криминальными формированиями и коррумпированными сотрудниками государственных структур, распоряжение преступными доходами и некоторые другие обязанности. Часть перечисленных функций выполняют лица из ближайшего окружения лидеров.

Для психологической характеристики группы весьма важное значение имеет порядок распределения преступных доходов, размеры получаемых долей криминальной добычи всегда дифференцированы в зависимости от характера, объема и результатов выполненной преступной работы, а также от расположения лидеров. Распределение преступных доходов наиболее часто становиться причиной внутригрупповых конфликтов,2 и это должны всегда учитывать оперативные работники и следователи как для получения негласной информации, так и в процессе трансформации этих сведений в доказательства, в соответствии с ч.2 ст.11 Закона «Об ОРД»

Преступная деятельность организаторов и активных участников всегда оценивается значительно выше, чем «временных исполнителей» и второстепенных участников, и они же получают самую большую и даже несоизмеримую долю преступных доходов. Но в некоторых преступных группах, особенно первого и даже второго уровня, руководители получают иногда примерно равную долю с активными участниками (ответственными исполнителями).

1 См.: Н.П.Яблоков. Криминалистика, М., 1999., С. 515-525.

2 См.: Р.Р.Гарифуллин. Иллюзии личности. Казань, 1997., С. 321-331.

-86-

Следственная практика и проведённые нами исследования показывают, что, объясняя своим подчинённым получение, по сравнению с ними значительно большей доли преступных доходов, лидеры обычно ссылаются:

  • на свою инициативу в совершении преступления;
  • на организацию и планирование криминальных способов совершения преступных акций;
  • на использование коррумпированных связей, особенно для обес- печения безопасности;
  • на организацию сбыта ценностей;
  • на создание разведывательных и контрразведывательных подраз- делений и своевременное получение соответствующей информации.
  • Структурно-организационный и психологический анализ преступных групп и сообществ позволяют выявить наиболее «слабые» звенья для последующего оперативно-розыскного вмешательства, в том числе и оперативного внедрения, вербовки несогласных с лидером членов криминальной группировки и других мероприятий, предусмотренных ст.6 Закона «Об ОРД».

При продолжительном функционировании организованных преступных групп и сообществ, криминальная деятельность низших структурных звеньев обычно попадает в поле зрения правоохранительных органов и по этим фактам заводятся дела оперативного учета (ДОУ), затем сразу же по этим материалам, а иногда и после небольшой предварительной проверки, возбуждаются уголовные дела.

Исследуя региональные особенности преступной деятельности органи- зованных криминальных формирований, следует иметь в виду:

  1. Длительности преступной деятельности ОПТ и ОПС в значительной степени способствуют коррумпированные связи с представителями правоохранительной системы и государственного аппарата.
  2. Анализ общественно опасной деятельности организованных пре- ступных группировок, тщательное исследование системы их

-87-

структурных связей и отношений позволяют выявить не только поражённые коррупцией государственные органы, но и конкретных чиновников, обеспечивающих преступным группировкам защитную «крышу»;

  1. Успешно функционирующая преступная группировка формирует у большинства своих членов чувства безнаказанности, обусловленное принадлежностью к криминальному формированию, что обеспечивает групповую сплоченность и устойчивость;
  2. Одновременно с изучением и анализом данных об организованной преступной группе необходимо исследовать социально-экономическую и бытовую среды, в которых она функционирует. Без этого системно- структурный анализ был бы неполным.
  3. Эффективность применения негласных и иных мероприятий в ходе оперативно-розыскного обеспечения предварительного следствия и судебного разбирательства во многом зависит от глубины и всесторонности системного подхода к организации, руководству и проведению расследования на всех его этапах и стадиях;
  4. Формирование комплексной характеристики личности участников организованных криминальных сообществ и групп нельзя ограничивать анализом и обобщением данных одних лишь уголовных дел и оперативно-розыскных материалов, много ценной информации можно получить от членов преступных групп, которые отбывают наказание в местах лишения свободы и имеют «свои счёты» с лидерами криминальных формирований.
  5. Использование групповых и личностных характеристик членов преступ- ных формирований позволит повысить эффективность следственной и оперативной работы, создавать ситуации психологической изоляции лидеров ОПТ и ОПС и дестабилизировать ранее успешно действующие и сплочённые криминальные формирования.

Изложенные выше особенности характеристики личности преступников, действующих в организованных криминальных формированиях, свидетельст-

-88-

вуют, что выявление, раскрытие и расследование совершенных ими преступлений требует комплексного применения оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, чёткого взаимодействия всех правоохранительных органов.1

В этой связи обратимся к исследованию механизмов противодействия организованной преступности, учитывая специфику Уральского региона.

1 См.: Г.А.Седова, А.А.Эксархопуло, Криминалистика. Санкт-Петербург, 2000. С. 897-907.

-89-

Глава II

ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ И ТАКТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕ- ДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ ОРГАНИЗОВАННЫ- МИ ПРЕСТУПНЫМИ ГРУППАМИ И СООБЩЕСТВАМИ

§ 1. Выдвижение версий и планирование расследования по уголов- ным делам о преступлениях, совершенных организованными пре- ступными группами и сообществами.

Расследование преступлений, совершенных организованными преступ- ными формированиями, представляет собой сложную и многогранную деятельность по преодолению информационных, тактико- психологических и иных существенных трудностей, возникающих по подавляющему большинству уголовных дел.

В успешном преодолении сложных следственных ситуаций ведущая роль принадлежит версионному процессу, состоящему из двух неразрывно связанных между собой функциональных частей: выдвижения версий1 и их проверки. Особое значение версионный процесс имеет для успешного разрешения проблемных ситуаций. По делам рассматриваемой категории наиболее острые проблемные ситуации возникают в процессе установления виновности лидеров организованных преступных групп и сообществ в создании и руководстве этими криминальными формированиями, в обнаружении преступных доходов, способов и мест их укрытия, а также в выявлении латентных связей с коррумпированными чиновниками в государственных и правоохранительных органах.

В криминалистике существует множество формулировок версии. Одно из них определяет версию как обоснованное предположение субъекта расследования, позволяющее дать вероятное объяснение исходным данным и также вероятностно установить неизвестные обстоятельства, имеющие значение по

-90-

делу. Таким образом, объясняющая и устанавливающая функция версии имеют внешне противоположные векторы, хотя и направлены для достижения единой цели. Сущность «версии» в гносеологическом (познавательном) плане означает прежде всего возможность неоднозначного объяснения уже выявленных фактов и на этой информационной базе установление еще неизвестных обстоятельств с целью постепенного перехода знаний по делу от вероятных к достоверным.2

В теории моделирования под «версией» обычно понимается идеальная информационно-логическая модель. Хотя понятие модели и версии и не тождественны друг другу, поскольку имеются не только идеальные, но и материальные модели, не только логические, но и макетно-копирующие и т.д., однако, имеется одно важное объединяющее их свойство - возможность получения новых сведений об объекте исследования.

Одна из особенностей выдвижения версий по делам о преступлениях, совершенных организованными преступными группами и сообществами, состоит в трудностях перехода от общей (стратегической) версии о совершении общественно опасного деяния организованными преступными формированиями (первый этап), к менее общей версии о причастности к преступлению определенного криминального объединения (второй этап), а затем и к специфической версии об участии в данном деянии конкретных лиц (третий этап).

Так, по уголовному делу по факту разбойного нападения на пункт обме- на валюты «Орбита» КБ «Свердлсоцбанка», исходя из первичного анализа события преступления, была выдвинута общая версия о совершении преступления каким-либо организованным преступным формированием. Затем после создания следственно-оперативной группы и проведения по намеченному плану оперативно-розыскных мероприятий удалось установить причастность к преступлению банды Попова-Репина, а позднее получить доказательства участия в 23-х эпизодах преступной деятельности 14 членов этого организованной

1 Термин версия происходит от французского слова «versare» - видоизменять или предлагать несколько отличающихся друг от друга, объяснений какого-либо факта или события. Словарь иностранных слов. М., 1954. С. 137. 2 См.: Л.Я.Драпкин. Построение и проверка следственных версий. Дисс… канд. юрид. наук. М. 1972., С. 66-71.

-91 -

криминального формирования. Подобная трехэтапная и последовательная конкретизация версионного процесса характерна для всех изученных нами уголовных дел, расследование которых происходило в проблемных ситуациях.

Вторая особенность версионного процесса заключается в трудности про- верки уже выдвинутых версий в отношении организаторов и руководителей преступных объединений. Как правило, в делах оперативного учета (ДОУ) и других негласных материалах органов дознания содержатся хотя бы фрагментарные данные о хорошо законспирированной верхушке криминальной вертикали. Однако реализовать эти сведения, а тем более «привязать» их к конкретному преступлению очень сложно.

Реализовать эти негласные данные и использовать их в процессе доказы- вания по уголовным делам, в соответствии с ч. 2 ст. 11 Закона РФ «Об ОРД», удается сравнительно редко, да и то, в основном, по криминальным формированиям насильственной направленности. Анализ уголовных дел и дел оперативного учета убедительно свидетельствует об этом. Только по 23, из изученных 200 уголовных дел, следователям, обладающим достаточной оперативно-розыскной информацией, сосредоточенной в делах оперативного учета, удалось доказать непосредственную причастность к совершению преступления организаторов (лидеров) организованных преступных групп, хотя многие из них принимали непосредственное участие в наиболее серьезных эпизодах криминальной деятельности, в том числе и в расправах над своими криминальными конкурентами. Так, например, Курдюмов - глава организованной преступной группировки не только подготовил и руководил убийством в Венгрии другого преступного авторитета Широкова, но и выехал туда для его непосредственного исполнения. Только после преодоления острых проблемных и конфликтных ситуаций, выяснения многих вспомогательных фактов (промежуточных обстоятельств), стало возможным привлечь Курдюмова к уголовной ответственности. По данным Свердловской областной прокуратуры по многим делам оперативного учета (ДОУ), в которых подробно задокументирована организованная преступная деятельность ряда руководителей ком-

-92-

мерческих организаций, не удается доказать их вину процессуальными данными уголовных дел.1

Третья особенность версионного процесса связана с большим значением поисковых и розыскных версий по делам исследуемой категории.2 В связи с существенным недостатком доказательств и трудностями непосредственного использования результатов оперативно-розыскной деятельности в процессе ее доказывания следователи на фактической базе негласных данных выдвигают обе указанные выше разновидности версий. При этом поисковые версии строятся, главным образом, для выявления источников (носителей) доказательственной информации, а розыскные версии для установления местонахождения уже известных следствию скрывшихся преступников, либо для обнаружения денежных средств, имущества и иных ценностей, подлежащих конфискации. Проверку поисковых и розыскных версий необходимо проводить с максимальной осторожностью с тем, чтобы не расшифровать негласные источники оперативно-розыскной информации, поскольку информация о местопребывании разыскиваемых или данные о свидетелях и других источниках доказательств известна лишь крайне ограниченному кругу людей.

Однако трудности проверки и получения полезной информации по ро- зыскным и поисковым версиям, выдвигаемым по уголовным делам о преступлениях, совершенных организованными криминальными формированиями, несравненно более значительны, чем по другим категориям дел. Эти существенные трудности обусловлены прежде всего межрегиональными и трансрегиональными связями, постоянным финансированием со стороны латентных направителей и благодарных заказчиков, заранее приготовленными документами и «убежищами», хорошо законспирированными источниками (носителями) криминалистически значимой информации (КЗИ), преступным профес- сионализмом скрывающихся членов организованных преступных групп и сообществ, другими негативными факторами.

1 См.: Справка о проверке Свердловской областной прокуратура материалов о налоговых преступлениях и осуществления оперативно-розыскной деятельности за 2000 год. М., 2001.

2 См.: Подробнее об этом Л.Я.Драпкин, Г.А.Кокурин. «Организационные и тактические основы поисковой деятельности в расследовании преступлений», Екатеринбург., 1997.

-93-

Так, из 8 членов банды Курдюмова, в течении нескольких лет находя- щихся в федеральном и межрегиональном розыске, к настоящему времени был задержан лишь один (Долматов).

Что касается, не менее сложной проверки поисковых версий, то многие уголовные дела, возбужденные по ст. 210 УК РФ, буквально разваливаются в суде по различным причинам, в том числе и из-за крайне ограниченного числа источников (носителей) криминальной значимой информации, расширить которое в ходе предварительного следствия и оперативно-розыскной деятельности, несмотря на предпринятые усилия, не удалось.1

Разумеется, есть и много положительных примеров расследования уго- ловных дел о преступлениях, совершенных организованными криминальными формированиям, особенно если они расследуются своевременно созданной и хорошо укомплектованной следственно- оперативной группой.

Характерным примером выполнения общих задач расследования следст- венно-оперативной группой является разоблачение преступников, совершавших целую серию бандитских нападений на бензовозы на трассе Екатеринбург - Нижний Тагил - Серов. Следствием и оперативными работниками была выдвинута комплексная следственно- оперативная версия о совершении преступлений организованной преступной группой. Проведенные по делу оперативно-розыскные мероприятия позволили установить личность одного из участников этой группы по горизонтали. После допросов и других неотложных следственных действий ранее не судимый С, был освобожден, и в отношении его была избрана мера пресечения - подписка о невыезде. Одновременно за ним было установлено наблюдение, которое позволило выяснить многочисленные преступные связи и его ближайшее окружение. Полученная оперативная информация дала возможность успешно провести проверку перспективной версии, задержать подозреваемых, изъять часть похищенного, получить другие дока- зательства по делу. Следствием была проанализирована имеющаяся по делу информация, и, исходя их этого, выдвинута комплексная
(следственно-

1 В качестве подобного негативного примера можно привести уголовное дело по обвинению Хорькова, Пиме-нова, Комарова и других, по ч. 2 ст. 105 , ч. 2 ст, 209, ч.1 ст. 210 УК РФ, рассмотренного Свердловским областным судом в 2001 году.

-94-

оперативная) версия о причастности к совершению преступления сотрудников правоохранительных органов. Это позволило расширить спектр версий. В ходе производства оперативно-розыскных мероприятий установлена причастность к совершению преступления двух сотрудников милиции г. Нижнего Тагила. Последующая проверка выдвинутых версий подтвердила собранную разведывательную информацию. Но следователям и оперативным работникам удалось ее реализовать только после ряда тактических операций, направленных на разобщение организованного преступного формирования путем профессионального использования существующих между преступниками острых противоречий (конфликтов), негласным применением технических средств и взаимодействия различных ведомств, в условиях самой острой конспирации.

Как показал, проведенный нами опрос (итервьюирование) следователей и оперативных работников по делам рассматриваемой категории успешное проведение расследования осуществляется, чаще всего, при достижении следующих условий:

  1. После получения оперативно-розыскной информации и формирова- ния на основе этих данных перспективных версий (следователи -46%, оперативные работники - 60,2%).
  2. Удалось реализовать негласные данные в процессе доказывания (сле- дователи - 20,7%, оперативные работники - 54,8%).
  3. Успешная проверка поисковых и розыскных версий (следователи - 30,3%, оперативные работники - 70,4%).
  4. Проверка выдвинутых версий о причастности к преступлению кон- кретных лиц путем производства тактических операций (следователи - 70,4%, оперативные работники - 40%).
  5. В ряде работ по данной тематике, а также во многих других, посвящен- ных смежным проблемам, на достаточно высоком теоретическом уровне проведен анализ отдельных положений, касающихся понятия, сущности, классификации версий, их построения и проверки.1

См.: Л.Я.Драпкин, Построение и проверка следственных версий. Дисс… канд. юрид. наук. М„ 1972.

-95-

Следует особо отметить, что версии представляют собой не только логи- ко-познавательный механизм, обладающий сложной эвристической структурой, но и метод тесно связанный с процессом планирования, который наиболее эффективно способствует оптимизации и упорядочению процесса раскрытия и расследования преступлений.

В сложном и многоэтапном процессе раскрытия и расследования пре- ступлений, как правило, происходит последовательное и постепенное собирание доказательств, позволяющие трансформировать маловероятные знания в знания высоковероятные, а затем и в достоверные выводы по делу.1 Для того, чтобы быстрее перейти от вероятностных знаний к достоверным и используется гипотетический метод исследования, а как известно версия - это разновидность частной гипотезы, имеющей практическое применение. Поэтому в следственной деятельности построение версий и их проверка являются важнейшими инструментами криминалистического метода познания события и других обстоятельств, подлежащих доказыванию (ст. 68 УПК РСФСР). Для того, чтобы выдвинуть версию, следователь и другие субъекты криминалистической деятельности должны иметь определенные фактические основания (фактическую базу версии), именно поэтому, версия и является обоснованным предположением (выводом). Чем больше информационный объем фактической базы версии (ФБВ) и чем надежнее, обоснованнее построенные на ее основе версии, тем выше степень их вероятностей. В фактическую базу версий входят не только доказательства и оперативные данные, но и любые другие сведения, в том числе и слухи. Разумеется, в этом случае требуется особо скрупулезная и всесторонняя их проверка.

Однако, перспективность построенных следователем (оперативным ра- ботником) версий зависит не только от их фактической базы, которая является важней, но не единственным компонентом структуры версий.

Второй компонент структуры версии - это теоретическая база версии (ТБВ). Если в содержание фактической базы входят разнообразные сведения,

Здесь мы отвлекаемся от негативного развития процесса доказывания, когда вероятностные знания в силу объективных и субъективных причин не перерастают в достоверные знания,

-96-

полученные в рамках рассматриваемого дела и относящиеся только к его конкретным обстоятельствам, то в теоретическую базу версии входят еще более разнообразные сведения, полученные из многочисленных источников, находящихся за пределами (рамками) конкретного уголовного дела и поступающие из самых разных источников, таких, в частности, как криминалистические, оперативно-справочные, розыскные учеты информационных Центров, картотеки и коллекции экспертно- криминалистических подразделений МВД, логические и фактические презумпции, криминалистические характеристики преступлений, многочисленные научные и фактические обобщения, личный и коллективные опыт и т.п. Кроме того, в процессе построения версий, особенно в наиболее сложных (тупиковых) проблемных ситуациях, нередко включается и такой творческий компонент, как внезапные интуитивные озарения, которые незаменимы при крайне незначительной (ничтожной) исходной информации, содержащейся в фактической базе версии.

Сложный творческий процесс взаимодействия структурных компонентов версии можно отразить в следующей упрощенной модели-схеме.1

В-1

1

? В-2

лпм

Следователя

(оперативного

работника)

В-3

Примечания: ФБВ - фактическая база версии; ТБВ - теоретическая база версии; ЛПМ - логико-психологический механизм; В-1, В-2, В-3 - вы- двинутые версии.

1 См.: Л.Я.Драпкин. Построение и проверка следственных версий. Дисс канд. юрид. наук. М., 1972.

-97-

В связи с информационной неопределенностью по делу следователь (оперативный работник) выдвигает несколько версий, отражающих весь спектр фактических возможностей. В процессе проверки ошибочные версии опровергаются (фальсифицируются), а подтверждающиеся версии становятся достоверным знанием (выводом). В тех случаях, когда по делам исследуемой категории имеются значительные, хотя и недостаточные для однозначного вывода, исходные данные, число версий хотя и может быть чрезвычайно мало, но никогда версионный процесс не должен сводиться к выдвижению только одной версии. Невыдвижение всех возможных версий, так же как и субъективная приверженность к одной из них, исключительно опасны для объективного, полного и всестороннего расследования.1

Например, низкая раскрываемость «заказных» убийств, в значительной степени связана с недостаточным анализом многочисленных связей и отношений потерпевшего, в том числе и тех, которые не обусловлены его профессиональной или криминальной деятельностью.

Эффективная проверка версий обязательно должна основываться на оп- тимальном планировании. Бесплановая проверка версии, как правило, ведет к неиспользованию многих тактических и информационных возможностей, в том числе важнейших источников доказательств. Планирование можно определить как процесс упорядочения деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. Результатом процесса планирования является план расследования уголовного дела. В отличие от господствующей в криминалистике позиции о том, что основной формой плана является план расследования в целом по всему делу, мы придерживаемся другой позиции. Общий план расследования уголовного дела можно составить лишь по очень простым, в тактическом и структурном отношениях, уголовным делам. Представляется, что наиболее распространенной и эффективной формой плана расследования является поэтапный план, а так же целая система тесно связанных между собой, поэпи-зодных планов. По крайней мере, по рассматриваемым в диссертации делам о

1 См.: Овсянников И. «Выдвижение и проверка следственных действий»// Законность. № 8, 1998. С. 11-14.

-98-

преступлениях, особенно экономической направленности, именно поэпизод-ные формы плана являются ведущими.

В достижении целей расследования участвуют и следователи и работники различных органов дознания, между которыми осуществляется необходимое взаимодействие. Чтобы добиться оптимальных результатов, многоцелевой и многосубъектной деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, совершенных организованными преступными группами (сообществами), необходимо должным образом спланировать и организовать эту деятельность.

Планирование как результат мыслительной деятельности следователя, направленное на достижение целей расследования, является непременным условием и основой рациональной организации практической деятельности. С полным основанием можно рассматривать процесс планирования как организационную основу следствия.1

Таким образом можно сформулировать следующее определение: плани- рование - это целенаправленная мыслительная деятельность следователя по определению путей достижения промежуточных и конечных целей расследования. Планирование заключается в создании модели деятельности следователя, обеспечивающей эффективность расследования преступлений, в том числе, по делам об организованной преступной деятельности.

Рассмотрение планирования с позиций моделирования подтверждает мнение автора о связи между криминологической и криминалистической характеристикой организованной преступной деятельности, взаимообусловленности процессов планирования и выдвижения версий. Поскольку данные характеристики представляют собой теоретические модели, то они органично включаются в процессы построения версий и перспективное мыслительное планирование, способствуют сбору информации о событиях и эффективной проверке версий. Связь планирования с указанными характеристиками должным образом обеспечивает объективность, полноту и всесторонность расследования преступлений, совершенных организованными преступными форми-

1 См.: Л.Я.Драпкин. Основы теории следственных ситуаций. Дисс… д-ра юрид. наук. Свердловск., 1987., С. 152-157.

-99-

рованиями. Обогащенный типовой информацией, содержащейся в этих характеристиках, следователь (оперативный работник) адаптирует ее в конкретные рекомендации, процессуальные действия, профилактические и иные мероприятия, с учетом конкретной ситуации по делу. Следователь как бы «отталкивается» от этих базовых положений, используя их как своеобразную «архимедову точку опоры».

В ст. 68 УПК РСФСР определяется круг обстоятельств, подлежащих до- казыванию при расследовании преступлений. К ним относятся: событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); виновность обвиняемого в совершении преступления; мотивы преступления; обстоятельства, влияющие на степень и характеристику ответственности обвиняемого, и другие обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; характер и размер ущерба, причиненного преступлением; обстоятельств, способствующих совершению преступления.1

Проведенный нами опрос следователей и оперативных работников пока- зывает, что при планировании, выдвижении и проверке версий имеются существенные недостатки. 60,7 % следователей и оперативных работников выдвинутые версии до конца не проверяют, а 67,2 % следователей и оперативных работников осуществляют незапланированные следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия, поскольку эти действия и мероприятия были «просто забыты» при составлении планов.

Вместе с тем, хотя респонденты и заявляют, что ими выявляются 66 % активных участников организованных преступных групп в результате совместного планирования и отработки перспективных версий, изученные нами уголовные дела и материалы дел оперативного учета показывают, что эти данные не вполне соответствуют действительности, результаты явно завышены. Это объясняется, прежде всего, отсутствием профессионального опыта и еще раз подтверждает, что содержательная сторона деятельности специализированных следственно-оперативных групп никакими процессуальными и ведом-

’ См. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уралюриздат, 2000., С. 31.

-100 -

ственными актами не регламентирована, на что неоднократно указывают ученые-криминалисты.

На первоначальном этапе расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами и сообществами, необходимо, прежде всего, определить направление расследования, т.е. порядок и содержание деятельности следователя по доказыванию обстоятельств происшедшего события. Определение направлений расследования зависит, главным образом, от особенностей следственной ситуации и выдвинутых по делу версий. Однако оптимальность реализации разработанного плана расследования зависит не только от учета ситуаций и версий, выдвинутых по делу. Важнейшим фактором эффективности плана расследования является наличие в распоряжении следователя (руководителя следственно-оперативной группы) необходимых средств и сил, а также правильное распределение во времени очередности при последовательном или параллельном производстве следственных действий, оперативно-розыскных и иных мероприятий.

Результаты проведенных нами исследований позволяют прийти к выводу, что более 90 % уголовных дел о преступлениях, совершенных организо- ванными преступными группами и сообществами, возбуждаются по оперативно-розыскным данным. Это обусловлено тщательным сокрытием преступниками информации о непосредственных исполнителях криминальных деяний, а тем более об их организаторах. В связи с трудностями получения, особенно на первоначальном этапе, процессуальных сведений по рассматриваемой классификационной категорией уголовных дел, оперативно-розыскная информация позволяет следователю выдвинуть типовые, а иногда и специфические версии и составить на их основе этапный план расследования. Наиболее приемлемая форма планов на этом этапе - версионная форма, поскольку знания следователя по делу еще не являются достоверными как в отношении личности преступников, так и некоторых иных обстоятельств, подлежащих доказыванию.

См.: О.В.Синеокий. Виды следственных и следственно-оперативных групп: сравнительный анализ. Государство и право. № 1, 1999., С. 60-67; П.А.Скобликов «К вопросу о создании в России самостоятельной федеральной службы для борьбы с организованной преступностью»// Государство и право, №,2 2000., С. 22-29.

  • 101 -

В зависимости от структурной и содержательной сложности уголовного дела версионный план расследования может быть одноэпизодным и многоэпи-зодным. Версионный план расследования имеет следующую типовую структуру.

ПЛАН

расследования по уголовному делу №

по ст. УК РФ.

Первая следственная версия

Краткая фабула

Обстоятельства, подле- жащие доказыванию Следственные, оперативно- розыскные и иные действия Исполни- тель Время про- ведения Приме- чание В случаях если версией охвачено несколько эпизодов преступной дея- тельности одних и тех же лиц, то в зависимости от сложности эпизодов и количества исполнителей, указанных в версионном плане, могут быть разработаны и поэпизодные планы, входящие составными частями в общий версионный план расследования. В других случаях, если ограничено число исполнителей, а эпизоды в структурном отношении достаточно просты, тем более если они тесно связаны между собой, то на практике обычно составляется единый версионный план, объединяющий производство расследования по всем эпизодам.

Корректировка плана производится в любое время по мере получения новой информации, изменяющей сложившуюся ситуацию по делу.

Проверка версий, отраженных в планах, осуществляется с помощью проведения следственных действий, оперативно-розыскных и других меро- приятий, предусмотренных в плане расследования. При этом основная роль отводится следственным действиям, т.к. с их помощью собираются доказательства по делу.

Для повышения эффективности отдельных следственных действий со- ставляются особые планы их производства, в которых предусматриваются тактические, психологические, организационные и другие приемы, оптимизи-

  • 102-

рующие результаты. Примерный план производства следственного действия может иметь следующую внутреннюю структуру.

ПЛАН

производства отдельного следственного действия (указать какое именно действие) по уголовному делу №

Основная Участни- Задачи всех Перечень и Предъявляе- Основные тактиче- цель ки след- участников последова- мые доказа- ские, психологиче- следст- ственных следствен- тельность тельства и их ские, организацион- венного действий ного дейст- задаваемых последова- ные приемы и техни- действия

вия вопросов тельность ческие средства Тактические и иные особенности производства следственных действий определяется конкретными обстоятельствами, сложившимися на момент их проведения. Для повышения надежности получения достоверных результатов по рассматриваемой категории дел чаще всего стремятся к установлению одних и тех же обстоятельств, но с помощью различных следственных действий. При этом наиболее оптимальный результат может быть достигнут не многочисленными и однородными следственными действиями (например, допросами), а разнообразными процессуальными действиями (например, допрос, предъявление для опознания, очная ставка, заключение эксперта). Поэтому в плане расследования надо особо предусмотреть использование фактора разнообразия следственных действий, который в сложнейших ситуациях расследования уголовных дел по организованной преступной деятельности играет особо значимую роль.1

При расследовании дел о преступлениях, совершенных организованными преступными группами и сообществами, помимо планов, в качестве допол- нения к ним, нередко применяется вспомогательная документация: схемы преступных связей подозреваемых или обвиняемых, карточки на каждого обвиняемого, карточки на потерпевших, свидетелей, карточки на заинтересованных

1 См.: Подробно о факторах повышения результативности процесса доказывания. Л.Я.Драпкин. Построение и проверка следственных версий. Дисс канд. юрид. наук. М.,1972.

-103-

лиц, в том числе и на интересующихся ходом расследования работников правоохранительных органов, сводные карточки и т.д.

В схеме преступных и иных связей отражается информация на обвиняемых или подозреваемых, указывается источник данной информации (гласный или негласный), отражаются связи указанного лица с криминальным лидером, активными участниками и т.п. Схемы используются в последующем для разработки планов проведения необходимых по делу тактических операций, облегчают задачу следственно-оперативной группы при проведении отдельных следственных действий, требующих концентрации сил и средств (например, таких, как обыск) и оперативно- розыскных мероприятий. Иногда вместо графической схемы используется карточка, в которой перечисляются преступные и иные связи обвиняемого (подозреваемого)

КАРТОЧКА

связей обвиняемого (подозреваемого) (ФИО) по уголовному делу № _

№ ФИО Источ- Связь и ха- Связи с дру- Отноше- Отно- Отно- Иные

ник ин- рактер отно- гими участ- ния с шения шения связи

фор- шений с орга- никами пре- родствен- с сосе- с сослу-

мации низаторами преступления ступлений и коррумпи- рованные никами дями жив- цами

связи

Карточки на обвиняемого (подозреваемого) или, так называемые, «лице- вые счета» включают несколько структурных элементов, начиная с подробных демографических данных и формулировки обвинения и заканчивая перечнем результатов уже проведенных действий и мероприятий и последовательным перечислением следственных действий, которые необходимо провести для собирания доказательств по делу в отношении именно данного лица.

  • 104-

КАРТОЧКА

по уголовному делу №

на обвиняемого (ФИО) по ст. УК РФ

№ ФИО Форму- Основные
процессу- Доказа- Дово- Мате- Причи- Вопро- Необ-

, да- лировка альные документы о тельст- ды риалы, ненный сы, ходи-

та обвине- движении
уголовно- ва, под- обви- харак- матери- под- мые

рож- ния, при- го дела (постановле- твер- няе- тери- альный лежа- следст-

де- знание ние о возбуждении ждаю- мого в зующие ущерб щие венные

ния (непргона- уголовного дела, щие свою обви- (ЛД) выяс- дейст-

и ние)вины (лд), постановление о обви- защи- няемого

нению вия

иные дан- ные (лд) продлении
срока следствия и
содержание под
стражей (лд, дата) и др нение (лд) ту (лд) (лд)

По делам об организованных преступных группах и сообществах необходимо использовать схемы и карточки на обвиняемых (подозреваемых) и иных заинтересованных лиц, где наглядно можно проследить коррумпированные связи обвиняемых (подозреваемых), а затем использовать этот вид вспо- могательной документации при проведении не только оперативно-розыскных мероприятий и производстве отдельных следственных действий и тактических операциях с условным названием «коррумпированный связи», но и как нако- пительный материал для дальнейшего расследования и выдвижения новых версий по данному уголовному делу и последующего тактического использо- вания по другим уголовным делам.

КАРТОЧКА

на заинтересованное лицо по уголовному делу №

по обвинению по ст. УК РФ.

№ ФИО и

другие

данные Интересующие
материалы Характер заинтере- сованности Какая необходима допол- нительная информация и планируемые действия и мероприятия Примечание

-105-

По расследуемой категории уголовных дел в связи с их многоэпизодно- стью и большим числом обвиняемых широко применяется схема- шахматка. По данной схеме возможно проследить степень участия каждого обвиняемого в совершении конкретных эпизодов преступления, наличии собранных по делу доказательств, сумму материального ущерба, способы совершения преступления и т.п.

СХЕМА-ШАХМАТКА

по уголовному делу № возбужденному

по ст. 210 УК РФ

Эпизоды органи- зованной пре- ступной деятель- ности 01.10.99. Нападе- ние на Сбербанк (ул. Ма- лышева, 89) 17.01.2000 Нападение
на пункт обмена
валюты (ул. Ленина, 95) 25.06.2000 Нападение
на инкасса- торов у проходной завода по
ул. Леина 21.09.2000. Нападение на касси- ров супер- маркета «Звездный» 02.02.01. Нападение
на квартиры граждан по у. Ма- лышева и ул. Серо- ва 15.06.01. Нападение
на инкасса- торов у гастроно- ма по ул. Викулова 15.06.01. Убийств работника охраны при за- держании преступ- ников Обвиняемые (Ф.И.О. ст. УК РФ и другие данные

Попов Дмитрий Петрович + + + + + + + Бойцов Николай Анатольевич + - + + + + + Леонтье Федор Семенович + + - + + - - Севостьянов Вик- тор Андреевич + - - - + + + Иванов Фрол Си- дорович + + + - + - - Вспомогательная документация (схемы, карточки), как правило, хранится у руководителя следственно-оперативной группы, Эти данные, собранные в одном месте и в легко обозримом виде, помогают правильно организовать расследование, решить вопрос об его полноте и проведении дополнительного следствия, облегчают составление обвинительного заключения. Часть вспомо-

-106-

гательной информации такой, как схема преступных связей, карточки на обвиняемых, и заинтересованных лиц хранится также и у оперативных работников, входящих в следственно-оперативную группу, и затем остается в делах оперативно-розыскного учета. Данный вид вспомогательной документации удобен в обращении и часто используется следователями по многоэпизодным делам при бригадном или групповом методе расследования.

Планирование отдельных следственных действий имеет важное значение для преодоления сложных ситуаций, особенно конфликтных и тактического риска.1 Этот вид планирования тесно связан с другими формами планирования по уголовным делам и является их логическим продолжением. Следует особо отметить, что расследование преступлений, совершенных организованными преступными группами, характеризуется весьма частым возникновением ситуаций острого тактического риска. Можно сделать обоснованный вывод о том, что ситуации тактического риска составляют одну из важнейших особен- ностей рассматриваемой категории уголовных дел. В связи с этим следователям, а особенно оперативным работникам, необходимо проявлять бдительность и быть готовым к преодолению ситуации тактического риска, которые могут возникать на этом этапе расследования

В теории и практической деятельности рассматриваются и используются три пути (способа) проверки гипотез и версий. Первый из них состоит в гипотетическом объяснении определенной группы событий и явлений общими положениями (законами) той или иной науки. Этот путь в силу отсутствия таких общих и достоверных закономерностей процесса раскрытия индивидуальных криминальных явлений, неприемлем для расследования преступлений.

Второй способ состоит в выдвижении предположения, которое может быть непосредственно подтверждено производством следственных действий. Этот способ имеет ограниченное значение для проверки предсказательных версий, к которым относятся их розыскные и поисковые разновидности. И действительно, можно, например, непосредственно проверить поисковую вер-

1 См.: Гмырко В.П., Зенкевич И.Б. Некоторые проблемы тактического риска при расследовании тяжких преступлений. (Вопросы криминалистики и судебной экспертизы по делам о тяжких преступлениях.) Караганда, 1982.

  • 107 -

сию о наличии на стволе пистолета следов пальцев рук преступника, или же розыскную версию о нахождении скрывшегося убийцы в квартире своего родственника. Однако большинство выдвигаемых версий носит ретросказатель-ный, обращенный в прошлое, характер. В связи с этим, их проверка непосредственным способом исключена, поскольку, повернуть вспять стрелку времени невозможно.

Третий способ «связан с выведением всех возможных логических след ствий и их последующим сопоставлением с результатом наблюдения, опы тов».1 Процесс проверки версий имеет как логические, так и прагматические аспекты. Логическая сторона этого процесса в подавляющем большинстве случаев имеет вероятностную природу, которую условно можно выразить в следующем суждении: если А, то возможно а-1, а-2, а-н. (в этом эвристи ческом суждении «А» обозначает версию, а а-1, а-2, а-н - выведенные из этой версии логические следствия). Третий способ имеет наибольшее значение по скольку он применим для проверки ретроспективных, обращенных в «про шлое» следственных версий. Эти версии по уголовным делам выдвигаются особенно часто и составляют значительное большинство.

По уголовному делу большой группы фальшивомонетчиков, длительное время занимающихся изготовлением и сбытом поддельных денег и ценных бумаг, в отношении К., М. и С. имелись лишь негласные оперативно-розыскные данные об их активном участии в сбыте большой партии (пакетов) фальшивых векселей в городах Новосибирске, Омске и Хабаровске. Следователь, отрабатывающий эти эпизоды, вывел из выдвинутой им версии (А) следующие логические следствия: если К., М. и С. сбывали фиктивные векселя в городах Новосибирске, Омске и Хабаровске, то они могли останавливаться в гостиницах этих городов по поддельным документам и их могут опознать сотрудники этих гостиниц по предъявленным им фотографиям.

И действительно, после производства этого следственного действия со- трудники гостиниц не только опознали сбытчиков поддельных векселей, но

1 См.: И.Ф.Герасимов.Л.Я.Драпкин. Учение о криминалистических версиях.// Криминалистика// М.,2000., С. 60-71, Л.Я.Драпкин. Построение и проверка следственных версий, Дисс канд. юрид. наук. М., 1972,

-108-

также назвали несколько их сообщников из числа известных им жителей этих городов, с помощью которых они сбывали фальшивые ценные бумаги в коммерческие банки и другие учреждения.1

Между версиями и логическими следствиями существует не только пря- мая, но и обратная информационная связь, когда, получив при проверке логических следствий новые, ранее не известные сведения, следователь корректирует объем и содержание версии, выдвигает новые версии и соответственно уточняет, иногда весьма существенно, план расследования.

Автор согласен с известным в криминалистике положением о том, что процесс проверки версий должен завершаться либо неподтверждением, либо опровержением или подтверждением фактов.2

Проведенными исследованиями уголовных дел по преступлениям, со- вершенных организованными преступными группами (сообществами), позволили сделать вывод о том, что этот процесс заканчивается:

  1. Неподтверждением следствий - 30 %.
  2. Опровержением логических следствий - 39,6 %.
  3. Подтверждением следствий - 30,4 %.
  4. Тем самым статистически подтверждается вывод о том, что в процессе расследования преступной деятельности организованных криминальных фор-мирований подтверждается менее 1/3 выдвинутых по уголовным делам следственных версий.

Процесс проверки версий осуществляется в определенной очередности, в соответствии с планом расследования. Одна из особенностей проверки версий по делам, совершенным организованными преступными формированиями, -состоит в том, что раньше других следственных действий производятся те из них, результаты которых имеют значение для всех или большинства выдвинутых версий. Например, производство криминалистических экспертиз, следственные осмотры, изъятие документов, допросы свидетелей, дающих показания по большинству эпизодов уголовного дела и т.п. Кроме того, по исследуемой

1 См.: Архив Московского городского суда за 1999.

2 См.: Л.Я.Драпкин. Построение и проверка следственных версий. Дисс… канд. юрид. наук. М., 1972., С. 66-71

-109-

категории дел в числе первоочередных должны быть решены вопросы, связанные с обязательной изоляцией наиболее общественно опасных членов организованных преступных групп и сообществ.

Так, по уголовному делу по обвинению банды Терентьева-Курдюмова первоначально была выдвинута версия о совершении бандой только двух убийств - Вагина и Новикова. Однако при проверке логических следствий, выдвинутых по этим двум версиям, были получены доказательства о совершении бандой 88 эпизодов преступной деятельности, а число активных участников бандитского формирования возросло с 10 до 18 человек.1 Однако следует отметить, что следственно- оперативная группа активно провела проверку лишь так называемых тактических версий в отношении непосредственных членов банды, оставив без должного внимания отработку стратегических версий о вышестоящем звене преступной вертикали, возглавляющем широко раз- ветвленное организованное преступное сообщество.

По другому уголовному делу проверка причастности к преступной дея- тельности членов организованной преступной группы Зыкова и Кетиладзе позволила проверить выведенные из версии логические следствия об участии в совершении преступлений и других лиц, в том числе и наиболее активного члена организованной преступной группы, некоего Бубенщикова.2

Анализ приведенных уголовных дел подтверждает вывод ЛЯ.Драпкина о том, что «одно из важнейших эвристических свойств версии состоит в том, что она позволяет вывести логическое следствие, охватывающее более широкую информационную сферу, чем сведения, включенные в ее фактическую базу».3

Анализ особенностей процессов выдвижения версий и планирования по делам рассматриваемой категории дает возможность сделать следующие выводы:

См.: Архив Свердловского областного Суда, уголовное дело № 94802,1999.

2 См.; Архив Свердловского областного Суда, уголовное дело № 94802, 1998.

3 См.. Л.Я.Драпкин. Построение и проверка следственных версий. Дисс… канд. юрид. наук. М., 1972.

-110-

  1. Возбуждение уголовных дел по оперативно-розыскным данным позволяет следователю на самом раннем «доследственном» этапе изучить поступившие к нему материалы, решить вопрос о возбуждении дела, выдвинуть следственные версии, составить план расследования и дать задание органам дознания о дополнительном проведении оперативно-розыскных мероприятий.
  2. В процессе расследования особое значение имеют выдвижение и проверка так называемых стратегических следственных версий, выходящих за рамки расследуемых конкретных преступлений и направленных на выявление руководителей организованных преступных групп и сообществ, коррумпированных чиновников государственных учреждений и сотрудников правоохранительных органов.
  3. Эффективная проверка многочисленных и трудно исследуемых версий по делам рассматриваемой категории возможна лишь при самом тесном взаимодействии органов следствия и дознания, особенно при проведении расследования его наиболее оптимальной организованной формой - следственно-оперативной группой (СОГ).
  4. Процесс планирования расследования, рассматриваемой в диссертации категории уголовных дел, включает все формы планов, поскольку содержательная и структурная сложность уголовных дел обусловила использование всех организованных методов упорядочения следственной и оперативно-розыскной деятельности.
  5. По уголовным делам об организованной преступной деятельности особенной остротой характеризуются ситуации тактического риска, неправильное разрешение (преодоление) которых нередко приводит к тяжелым последствиям. Поэтому руководители следственно-оперативных групп должны разрабатывать дополнительные планы, предусматривающие возможность наступления непредвиденных вариантов развития событий и проводить расследование комплексом тактических операций.

-111-§ 2. Особенности производства тактических операций на различных

этапах расследования преступлений.

В современных условиях высокая эффективность деятельности правоох- ранительных органов по предупреждению, раскрытию и расследованию преступлений, совершенных организованными преступными группами и сообществами возможна только при соответствующих криминалистических рекомендациях по организации и тактике их расследования.

Наличие невыясненных наиболее важных обстоятельств, подлежащих доказывания^ при расследовании преступлений, совершенных организованными преступными формированиями, требует применения различных тактических приемов, тактических операций и их систем под углом зрения, решаемых ими задач. Разработка тактических операций и их включение в соответствующие частные методики расследования позволяет сконцентрировать силы для противодействия организованной преступности.

Проблеме тактических операций, как важнейшего вопроса методики расследования преступлений, в криминалистической литературе уделялось должное внимание.1

Так, Л.Я.Драпкин определяет тактические операции как комплекс след- ственных, оперативно-розыскных и сопутствующих им тактических приемов, направленных на решение конкретных промежуточных задач, подчиненных общим целям расследования и проводимых по единому плану. При этом он предлагает соответствующую классификацию тактических операций, дифференцировав их по различным основаниям.2

В.И.Шиканов определяет тактическую операцию, как «совокупность следственных, оперативных, ревизионных и иных действий, разрабатываемых

1 См: Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987., С. 137-142; Дулов А.В. Такти ческие операции при расследовании преступлений. Минск., 1979.; Шиконов В.И. Теоретические основы так тических операций при расследовании преступлений; Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции перспективы. М, 1988, Михальчук. О классификации тактических операций.// Теория и практика криминали стики в судебной экспертизе. Современные проблемы криминалистики. Выпуск 9. Изд-во Саратовского уни верситета. 1994 и др.

2 См.:Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций, Дисс. д-ра юрид. наук. Свердловск. 1987., С. 137-142., Криминалистика. Учебник:из-во «Высшая школа». М., 2000., С. 227-247, 669., Михалчук СВ. О классификации тактических операций. // Теория и практика криминалистики в судебной экспертизе. Совре менные проблемы криминалистики. Вып. 9. Изд-во Саратовского унив-та. 1994.

-112-

и проводимых в процессе расследования по единому плану под руководством следователя с целью реализации такой тактической задачи, которая не может быть решена производством по делу отдельных следственных действий.1

Р.С.Белкин считает, что тактическую операцию определяет системность ее содержания.2

Н.П.Яблоков понимает под тактической операцией «широкий комплекс, включающий помимо деятельности следователя приемы и методы оперативно-розыскных, контрольно-ревизионных органов и иных вспомогательных служб».3

Термин «операция» от латинского «operatio» означает действие, направ- ленное на выполнение какой либо задачи.4 Поэтому, соглашаясь с предложенными определениями понятия «тактическая операция» и исходя из этимологического его понятия, на наш взгляд, возможно определить понятие тактической операции применительно к делам о преступлениях, совершенных организованными преступными группами и сообществами, как целенаправленную систему направленную на решение промежуточных задач, подчиненных общей цели расследования по уголовному делу и состоящую из относительно автономных, но тесно связанных между собой комплексов следственных действий, оперативно- розыскных мероприятий, исследований экспертов и специалистов, ревизионно-проверочных мер и других структурно-функциональных элементов, проводимых в соответствии с конкретной следственной ситуацией и учетом групповой характеристики расследуемого преступления.

Обобщая позиции ученых криминалистов, применительно к расследова- нию преступлений, совершенных организованным преступным группами и сообществами, виды тактических операций классифицируются по следующим основаниям:

  1. По форме: тактические операции и оперативно-розыскные;

1 См.: В.И.Шиканов. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. Иркутск, 1983., С. 17.

2 См.: Р.С.Белкин. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. М., 1988., С. 142.

3 См.: Н.П.Яблоков. Криминалистика// Учебник. М„ 1999., С. 358-360.

4 См.: Словарь инсотранных слов. М., 1954., С. 495.

-113 -

  1. По структуре: многократные (применяемые постоянной следственно- оперативной группой) и разовые (применяемые с привлечением сил и средств правоохранительных органов для выполнения одной задачи);
  2. По этапам: длящиеся (проводимые на протяжении нескольких этапов расследования) и кратковременные (проводимые в пределах одного из этапа расследования);
  3. По типу: общие (типовые) и специальные;
  4. По месту: трансрегиональные, федеральные и локальные;
  5. По времени: постоянные и единовременные.
  6. По масштабам проведения: в рамках конкретного уголовного дела и выходящие за рамки конкретного уголовного дела.
  7. Обобщение следственной практики показало, что к наиболее распро- страненным типовым тактическим операциям по делам организованных преступных формирований относятся следующие:

  8. задержание преступников с поличным;
  9. выявление и проверка служебных, семейных, родственных, ин- тимных, дружеских и других связей преступника;
  10. розыск и задержание преступников по приметам и другим данным;
  11. задержание преступников при контролируемой передаче потер- певшими вымогаемых у них денег и ценностей;
  12. поиск и фиксация доказательственной информации на месте со- вершения преступлений;
  13. розыск и задержание скрывшихся преступников;
  14. установление места хранения «общака»;
  15. выявление коррумпированных и других преступных связей;
  16. преследование преступников по «горячим следам» и их задержание.
  17. Моменту возбуждения уголовных дел, совершенных организованными преступными группами (сообществами), почти всегда предшествует разная по длительности оперативно-розыскная разработка преступной деятельности ор-

-114-

ганизованного криминального формирования. Начиная с момента получения первичной информации расследование преступлений данной категории дел чаще всего протекает в сложных условиях конфликтных ситуаций и ситуаций тактического риска.

На первоначальном этапе расследования нередко отсутствуют достаточ- ные условия для детального, всестороннего изучения собранных фактических данных и согласованного планирования, а также для тщательного анализа данных о личности преступников, способах и методах совершения преступлений. Все это может привести к возникновению, так называемых, тупиковых ситуаций.1 В процессе расследования обществнно-опасных деяний рассматриваемой классификационной группы, особенно на его первоначальном этапе, в результате большого объема и повышенной интенсивности проводимых тактических операций, отдельных следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий, широкого информационного поиска, жесткого противодействия преступников, их строгой конспирации членам следственно-оперативных групп весьма часто не хватает времени, в связи с чем нарушается рациональная последовательность и логическая стройность предварительного следствия.

Для предотвращения этих недостатков или же их своевременного устра- нения руководители следственно-оперативных групп должны умело маневрировать имеющимися в их распоряжении силами и средствами, привлекать и активно использовать резервы, при необходимости быстро вносить коррективы в план расследования с учетом складывающейся ситуации, обращая особое внимание на совершенствование информационного и тактического взаимодействия по делу.

Одна из специфических черт процесса раскрытия и расследования орга- низованной преступной деятельности состоит в поступлении информации, особенно негласного характера, о преступлениях непосредственно не связанных с расследуемыми эпизодами и конкретными лицами, проходящими по де-

1 См.: Каминский A.M. Криминалистическое содержание рефлексивного анализа и моделирования в тупиковых ситуациях деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. Автореферат, дисс… канд. юрид. наук. Ижевск., 1997.

-115-

лу. Поэтому необходимо аккумулировать полученные данные и если их нельзя использовать по расследуемому уголовному делу, то следует заводить новые дела оперативного учета (ДОУ) и проводить соответствующую оперативно-розыскную деятельность. С тем, чтобы не отвлекать оперативных работников от расследования основного уголовного дела, руководство соответствующих оперативно-розыскных подразделений должны поручать проверку поступающих сведений новым сотрудникам1.

Важной особенностью расследования организованной преступной дея- тельности является органическое сочетание конфликтных ситуаций и ситуаций тактического риска, постоянно возникающих по уголовным делам. Такое сочетание обеих разновидностей сложных следственных ситуаций обусловлено как объективными, так и субъективными факторами:

  • устойчивыми антисоциальными установками лидеров и активных участников криминальных формирований;
  • стремление этих лиц избежать строгой уголовной ответственности за совершение ими тяжких и особо тяжких преступлений;
  • сплоченность и устойчивость (стабильность) организованных преступ- ных групп и сообществ;
  • постоянной помощью преступникам со стороны коррумпированного чиновничества, в том числе и сотрудников правоохранительных органов;
  • наличие у руководителей организованных преступных групп и сооб- ществ достоверной информации о предстоящих действиях следователей и оперативных работников;
  • трудностью получения следователями и оперативными работниками достоверной информации о действиях и намерениях преступников;
  • наличие в структуре организованных преступных групп и сообществ разведывательных и контрразведывательных подразделений, существен- но усложняющих и затрудняющих деятельность правоохранительных органов;
  • 1 Подобная негласная информация, не имеющая отношения к расследуемым эпизодам и лицам, привлекаемым к уголовной ответственности, поступала почти по одному из каждых пяти изученных уголовных дел, т.е. почти по 20%.

-116-

  • трудностью выбора следователями и оперативными
    работниками в

сложнейших ситуациях по делу наиболее правильного решения, умень- шающего (но полностью не устраняющего) тактические риски;

  • недостаточной профессиональной подготовкой следователей и опера- тивных работников;
  • быстро изменяющимися ситуациями по уголовным делам по организо- ванной преступной деятельности;
  • наличием объективного фактора случайности, нарушающего предусмотренный планом порядок процесса расследования.
  • В ситуациях тактического риска и конфликтных ситуациях, особенно на первоначальном этапе расследования, даже при правильно выбранном способе действия, его предполагаемый результат нередко снижается, поскольку он во многом зависит от названных выше объективных и субъективных факторов. С учетом этого, расследование данной категории дел должно поручаться наиболее квалифицированным следователям, имеющим опыт работы в экстремальных ситуациях, быструю ответную реакцию на изменяющиеся обстоятельства.1 На наш взгляд, только при правильном персональном подборе состава следственно-оперативных групп, осуществляющих тактические операции создания благоприятного психологического климата для их совместной работы, глубоком и многовариантном анализе следственной и оперативно-розыскной ситуации, чаще всего удается предотвратить негативные последствия воздействия тактического риска и острого конфликта. Организационной основой успешной деятельности по делам рассматриваемой категории является создание следственно-оперативных групп, а тактико-методическую основу процесса расследования составляет система тактических операций, которые в зависимости от ситуаций проводятся параллельно или последовательно.

В комплексных ситуациях конфликтного и тактического риска особенно велико значение негласной оперативно-розыскной деятельности, поскольку криминальные акции организованных преступных групп и сообществ умело маскируются и сопровождаются сокрытием (уничтожением) следов совершен-

1 См.:Л,Я,Драпкин, В.Н.Долинин. Тактика следственных действий. Екатеринбург, 1999., С. 25-28.

-117-

ных преступлений. Ранее уже неоднократно отмечалось, что лидеры криминальных формирований широко используют преступные «разведку» и «контрразведку» и тесно сотрудничают с коррумпированными работниками правоохранительных органов. Так, по уголовному делу, возбужденному по факту похищения Смирнова (екатеринбургского бизнесмена) в условиях ситуации тактического риска были выявлены коррумпированные сотрудники Свердловского областного УБОП, которые информировали и консультировали заинтересованных лиц. В результате проведения оперативно-тактической операции по выявлению коррумпированных связей была получена ценная негласная информация, в результате использование которой полностью пресечена «утечка» секретных данных, выявлены предатели, подставляющие под пули своих товарищей.

Выявить источники криминалистически значимой информации, а тем более создать надлежащую доказательственную базу расследования очень сложно. В этом случае одни лишь процессуальные методы и средства, по рассматриваемой категории дел, являются недостаточно эффективными.

Одним из важнейших условий успешного раскрытия и расследования данной категории преступлений является взаимодействие следователя и других участников расследования преступлений. Тактическая операция является наиболее оптимальной формой взаимодействия участников расследования.1 В частности, необходимость в ее производстве обычно возникает при установлении лидеров криминальных формирований, сборе доказательств, пресечении готовящихся преступлений и т.п.2 Весьма распространенным и перспективным направлением использования тактических операций является оперативно-розыскное обеспечение (сопровождение, проводимых в рамках тактической операции следственных, экспертных и других процессуальных действий). При этом, полученная официальная и негласная информация должна быть под-

1 См.: В.Н.Карагодин, Преодоление противодействия предварительному расследованию. Дисс… д-ра юрид. наук. Свердловск. 1992., С. 15-25.

2 См.: В.К.Гавло. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. Дисс… д-ра юрид. наук. Томск. 1985., С. 12-16

-118-

вергнута всестороннему анализу и совместной оценке следователями и оперативными сотрудниками.

На наш взгляд, в процессе расследования, и особенно на первоначальном этапе, целесообразно проводить следственные действия одновременно в отношении нескольких участников преступления, привлекая к производству тактической операции весь состав следственно-оперативной группы. При этом, эффективность расследования на его определенном этапе (подэтапе) значительно возрастает.

Один из эффективных методов (приемов) оперативно-розыскной дея- тельности состоит в так называемом «разобщении» организованных преступных формирований. При достижении этой вспомогательной, но несомненно важной цели удается не только существенно уменьшить остроту конфликтных ситуаций по делу, но и использовать существующие внутри организованных преступных групп и сообществ межличностные конфликты для изменения тактической и процессуальной позиции обвиняемых в благоприятном для следствия направлении и получения правдивых показаний, главным образом, в отношении лидеров криминальных объединений. Совершенно очевидно, что результаты оперативно-розыскной деятельности должны своевременно поступать к следователям, с тем, чтобы их можно было трансформировать в доказательства по делу. В то же время, передача оперативно-розыскной информации следственным органам не приостанавливает разведывательную работу, а наоборот, она продолжается на других этапах и по другим эпизодам расследования. Следователю приходится постоянно анализировать поступающую ин- формацию, принимать по ней адекватные решения, избирая наиболее эффективные тактические приемы реализации. Имеющаяся по делу оперативная информация должна, по возможности, дополняться материалами различных служебных проверок, осуществляемых ранее исполнительными органами государства (особенно, когда расследуются преступления в сфере экономики).

Во многом успех расследования преступлений зависит от своевременного достижения задач первоначального этапа и своевременного перехода к последующему этапу процесса расследования. Переход от первоначального эта-

-119 -

па к последующему расследованию сопровождается исследованием оптимальным использованием наиболее эффективных и надежных следственных действий, максимально соответствующих конкретной следственной ситуации. «Одним из таких методов и является проведение расследования путем осуществления, в зависимости от конкретной ситуации, одной или комплекса тактических операций».1 Разумеется, состав и структура тактических операций последующего этапа значительно отличается от тактических операций первоначального этапа расследования. Как правило, основной выбор тактических операций второго этапа предварительного следствия направлен на собирание, исследование и использование доказательств виновности определенных лиц. К сожалению, в их число далеко не всегда входят «главные действующие лица» - лидеры организованных преступных формирований.

По результатам нашего анализа проведение расследования системой тактических операций значительно снизило сроки расследования более чем по половине уголовных дел.

Проведение комплекса тактических операций существенно активизирует процесс расследования сразу же после возбуждения уголовных дел.

В условиях проблемных ситуаций, когда расследование начинается с выявления преступления, характеризуемого лишь отдельными признаками организованной преступной деятельности, еще неизвестного или лишь ориентировочно установленного правоохранительными органами криминального формирования, возникает необходимость в проведении неотложных следственных действий, таких как: допросы подозреваемых, свидетелей, потерпевших, обысков у подозреваемых, предъявление для опознания, назначение некоторых экспертиз. В этом случае положительные результаты дает такая типовая тактическая операция, как «использование данных о подозреваемых и их связях в целях выявления новых источников доказательств». Суть этой операции заключается в следующем. За подозреваемым, специально оставленным на свободе, осуществляется комплексное наружное, электронное и иные виды наблюдения. В ходе этого довольно сложного оперативно- розыскного меро-

1 См. Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Дисс…д-ра юрид. наук. Свердловск, 1987., С. 139.

-120-

приятия, которое является функциональным центром рассматриваемой тактической операции, устанавливаются новые связи объекта наблюдения, которые также тщательно анализируются и последовательно расширяются.

Как правило, в качестве объекта наблюдения выбираются хорошо осве- домленные лица, занимающие пусть не главное, основное место в иерархической структуре организованной преступной группы и сообщества, но являющиеся важным связующим звеном в преступной вертикали. Для повышения эффективности тактической операции необходимо создавать благоприятные ситуации, не только для наблюдения, но и для производства других оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных статьями Федерального закона «Об ОРД». В результате удается выявить преступные связи, еще не известных членов организованных преступных формирований, мест хранения вещественных доказательств, оружия, ценностей, документов и т.д. При проведении любой тактической операции следует учитывать, что в каждом организованном преступном формировании культивируется атмосфера «круговой поруки» ее участников, что значительно затрудняет раскрытие преступлений.

На последующем этапе расследования усиливается роль согласованного планирования процесса раскрытия и расследования преступлений, и возрастает роль взаимодействия между членами следственно- оперативной группы, именно на этой стадии расследования, как правило, возрастает число эпизодов преступной деятельности обвиняемых.1 Поскольку расследование преступной деятельности начинается с нескольких или одного - двух эпизодов необходимо принять меры к дальнейшему выявлению полного состава преступной группы и всех эпизодов преступной деятельности. Хотя тактические операции решают промежуточные задачи, совокупность полученных результатов позволяет фактически обеспечить достижение конечной цели расследова- ния.

В этом случае применяются такие типовые тактические операции, как «розыск и задержание преступников по приметам и иным данным» и «розыск

1 См.:Гавло В.К. О следственной ситуации и методике расследования хищений, совершенных с участием должностных лиц// Вопросы криминалистической тактики и методики расследования. М., 1973.

-121-

и задержание скрывшихся преступников».1 Комплексное применение этих и некоторых других тактических операций позволяет задержать отдельных членов группы и приводит иногда к явному «затуханию» преступной деятельности всего организованного криминального формирования. На этом же этапе реальные результаты приносит и проведение такой типовой тактической операции, как «выявление и проверка связей подозреваемого», а также специальной оперативной комбинации - «склонение одного из подозреваемых к сотрудничеству». Комплексное производство этих операций (комбинаций) позволяет выявить не только «активных участников» и «простых исполнителей», но и установить «лидера» организованной преступной группы, его роль в проведении преступных акций, психологическую атмосферу данного формирования. Успешное производство подобных операций не только позволяет следственно-оперативной группе собрать нужные для расследования доказательства, но и приводит к «разобщению» организованного преступного формирования.

В противодействии расследованию преступники используют как тради- ционные, так и специфические для организованных преступных групп и сообществ приемы противодействия, такие например, как: использование коррумпированных связей в законодательных и исполнительных структурах, в средствах массовой информации, принуждение свидетелей и потерпевших к отказу от дачи показаний, лжесвидетельствованию, использованию адвокатов, обслуживающих организованную преступную группу, угрозы физической расправы свидетелям и потерпевшим, давлением на следователя, попытками его подкупа, угрозами применения насилия в отношении близких ему лиц и многие другие меры, направленные на прекращение уголовного дела, освобождению активных участников под залог с последующим прекращением уголовного преследования по реабилитирующим основаниям и т.п.

Так, по уголовному делу по обвинению Курдюмова были использованы многие типовые приемы противодействия, в результате проведения которых члены следственно-оперативной группы испытывали жесткое давление со сто-

1 См.: В.Н.Долинин. Криминалистическая характеристика и особенности расследования грабежей и разбойных нападений, совершаемых в жилище. Дисс… канд юрид. наук. Свердловск. 1989., С. 18, и др.

  • 122-

роны лидеров криминальной группировки. В начале расследования при проведении тактической операции по изобличению преступников защитникам Кур-дюмова удалось изменить меру пресечения - содержание под стражей, на залог, и организатор, по меньшей мере 26 убийств - Курдюмов скрылся и до сих пор находится в розыске. Другие 18 членов преступного формирования были привлечены к уголовной ответственности и осуждены.1

При расследовании преступлений, совершенных организованными пре- ступными группами (сообществами), используются специальные тактические операции, направленные на защиту свидетелей, потерпевших, а также для выявления и нейтрализация действий лиц, способствующих утечке информации. На практике реализация операций в условиях конфликтной ситуации и ситуации тактического риска, направленная на противодействие организованным преступным формированиям, чаще всего, носит ситуационный характер, требующий быстрой ответной реакции, высокой психологической готовности к изменяющейся ситуации, творческого использования нестандартных приемов и методов. Анализ уголовных дел исследуемой категории позволяет сделать вывод о том, что более чем в 60% ситуаций следователи и оперативные работники проявляют указанные выше качества.

Представляется, что при расследовании рассматриваемых в диссертации преступлений, руководители правоохранительных органов и следственно-оперативных групп должны учитывать следующие рекомендации:

  1. Привлекать к работе по расследованию преступлений, совершенных организованной преступной группой (сообществом), наиболее опытных следователей и оперативных работников.
  2. Предельно соблюдать условия рациональной конспирации, обращать особое внимание на пресечение «утечки» информации.
  3. Еще на стадии доследственной проверки создавать условия для тес- ного взаимодействия следователей с сотрудниками МВД, ФСБ, ГТИ и
  4. См.: Архив Свердловского областного Суда. Уголовное дело № 945802. 2000.
  • 123-

налоговой полиции для последующего сотрудничества в составе следственно-оперативной группы.

  1. Обеспечение безопасности участников расследования, свидетелей, потерпевших, создание условий, исключающих неправомерное воздействие на них.
  2. Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, направленных на разобщение членов организованных преступных формирований.
  3. Максимально использовать возможность для раздельного содержания под стражей, членов организованных преступных формирований, исключающих общение участников ОПТ, находящихся на свободе и под стражей.
  4. При ознакомлении защитников с материалами уголовного дела в соответствии с уголовно-процессуальным законом, предупреждать их, в случаях необходимости, о неразглашении данных предварительного расследования.
  5. В процессе всего расследования необходимо соблюдать правила рационального планирования и тщательной подготовки к проведению каждого следственного действия по рассматриваемой категории уголовных дел с привлечением специалистов для получения требуемых консультаций.
  6. Использовать международный опыт. В частности опыт полицейских Италии по умелому использованию агентурной информации, а также эффективную «тактику ударных групп» (США).
  7. Для получение важной информации о движении преступных доходов и их легализации (отмыванию) необходимо постоянно взаимодействовать с комитетом по финансовому мониторингу - Российской Федерации и его структурными подразделениями в Федеральных округах.

-124-

§ 3 Расследование преступлений следственно-оперативной группой.

Анализ криминальной ситуации в России последних лет позволяет сде- лать вывод о значительных структурных и функциональных изменениях в организованной преступности, что требует своевременного адекватного ответа ученых-криминалистов и юристов-практиков. Тенденции в дальнейшей эволюции организованной преступности, влияющие на ее рост и качественную трансформацию, влияние политических, экономических и социальных изменений в обществе были подробно проанализированы в главе 1. С этими негативными тенденциями государство старается бороться, утверждаются федеральные программы борьбы с организованной преступностью, совершенствуется законодательство, увеличиваются штаты правоохранительных органов. Однако, как видно из проведенного в диссертации анализа состояния организованной преступности, положительного влияния на ситуацию все эти меры не оказали.

Известно, что преступность - сложное социальное явление, поэтому меры борьбы с ней нельзя сводить к какому-то одному направлению. Но вместе с тем одним из таких эффективных направлений, на наш взгляд, может стать, правильно организованное эффективное взаимодействие следственных и оперативных работников в целях раскрытия и расследования преступлений.

Быстрое и полное расследование преступлений, совершенных организо- ванными преступными группами и сообществами, невозможно без четко согласованных и совместных действий следователя и оперативно- розыскных работников органов дознания.

Следователь, являясь руководителем и организатором расследования преступлений, непосредственно отвечающий за раскрытие и судебную перспективу уголовного дела должен максимально использовать помощь оперативно-розыскных служб различных правоохранительных ведомств, которые в силу своих специфических, главным образом, негласных полномочий, должны оказать ему содействие в расследовании преступлений, обеспечивая информационную, тактическую, силовую и иную поддержку. Именно эта разновид-

-125-

ность взаимодействия между следователями и оперативно-розыскными службами, составляет функциональное ядро, всего многогранного и разностороннего процесса взаимодействия по уголовным делам о преступлениях, совершенных организованными криминальными формированиями. Как подчеркивается в юридической литературе этот вид взаимодействия во многих случаях является необходимым условием успеха в раскрытии преступлений.1

Вопросы взаимодействия следственных аппаратов и оперативных работ- ников достаточно подробно разработаны такими учеными криминалистами как, В.Е.Гавло, И.Ф.Герасимов, ЛЛ.Драпкин, Е.А.Карагодин, Л.Л.Каневский, В.А.Образцов, И.Н.Сорокотягин и другими.

Так, И.Ф.Герасимов определяет взаимодействие, как «основанное на за- коне и общности задач в уголовном судопроизводстве правовое сочетание и эффективное использование полномочий, методов и форм деятельности, присущих каждому из указанных органов, направленное на раскрытие, расследование и предупреждение преступлений».2

Л.Я.Драпкин определяет взаимодействие органов следствия, дознания, экспертных учреждений, специалистов, средств массовой информации и общественности в процессе раскрытия преступлений, «как согласованную по задачам, времени, месту и исполнителям деятельность различных звеньев одной или нескольких организационных систем, не находящихся в отношении административного подчинения и обладающих в силу функциональной дифференциации и относительной автономии специфическими средствами и методами работы, взаимно дополняющими друг друга и обеспечивающими оптимальное достижение общей цели».3

В.Н.Карагодин под взаимодействием органов следствия и дознания по- нимает «такие способы и порядок связей между ними, которые обеспечивают

1 См.: Н.П.Яблоков. Взаимодействие следователя и оперативно-розыскных органов при расследовании.// Кри миналистика. М., 1999., С. 361-369.

2 См., И.Ф.Герасимов. Теоретические проблемы раскрытия преступлений. Автореферат. Дис… д-ра юрид. наук.М., 1987., С. 33-34.

3 См.: Л.Я.Драпкин. Основы теории следственных ситуаций. Дис… д-ра юрид. наук. Свердловск, С.146.

-несогласованность их деятельности и правильное сочетание присущих каждому

их этих органов полномочий, методов и средств работы».1

Соглашаясь с этими определениями, считаем необходимым дополнить, их следующим положением, отражающим специфику взаимодействия органов предварительного следствия и дознания по делам о преступлениях, совершенных организованными криминальными формированиями. Основное содержание этой особенности взаимодействия состоит в совместном преодолении трудностей поиска источников (носителей) криминалистически значимой информации, в связи с исключительными мерами конспирации, предпринимаемой лидерами организованных преступных групп и сообществ. Не меньшую роль процесс взаимодействие проявляет себя и как важнейший метод, помогающий успешно устранять трудности конфликтного характера и многочисленные ситуации тактического риска, постоянно возникающие при производстве расследования в целом, так и при проведении отдельных следственных действий по делам рассматриваемой в диссертации категории. Полагаем, что взаимодействие следователей и органов дознания в процессе раскрытия и расследования преступлений, совершенных организованными криминальными формированиями можно определить, как специфическую деятельность основных субъектов противодействия организованной преступности, в целях создания оптимальных условий и последующего осуществления полного, всесто- роннего и объективного процесса доказывания по уголовным делам, а также своевременного пресечения общественно опасной деятельности криминальных формирований.

Правовую основу взаимодействия составляют: Уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации (ст. 3, 109, 118, 119, 127, 137, 195, 196, 197 УПК РСФСР)2, ст. 7 Закона «Об ОРД»3, приказы и ука- зания Генерального прокурора РФ по вопросам организации следственной ра-

1 См.: В.Н.Карагодин, Основы криминологического противодействия расследованию. Дис… д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1992., С. 54-60.

2 См.: Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. М., 2001., С. 45,49.

3 См.: Закон «Об оперативно-розыскной деятельности». М., 2000., С.З.

-127-

боты, ведомственные нормативные акты МВД, ФСБ, налоговой полиции и других правоохранительных органов.

В организационном отношении оптимальной формой взаимодействия органов следствия и дознания являются следственно-оперативные группы, позволяющие создать благоприятные условия функционирования и информационного сотрудничества правоохранительных органов.2

В юридической литературе сформулированы основные принципы взаи- модействия3, мы же назовем лишь те из них, которые определяют взаимодействие органов предварительного следствия и дознания по делам организованных преступных групп и сообществ расследуемых следственно-оперативными группами:

  1. Полное соответствие требованиям уголовно-процессуального закона и Федерального закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности».
  2. Совместное выдвижение комплексных следственно-оперативных вер- сий, которые представляют собой более перспективный метод преодоления проблемных ситуаций и раскрытия, как правило, весьма сложных преступлений, совершаемых организованными криминальными формированиями.
  3. Совместное планирование следственных и оперативно-розыскных ме- роприятий и составление согласованного (единого) следственно- оперативного плана. В случаях производства негласных оперативно- розыскных мероприятий составляется дополнительный план их производства, а в согласованном плане делают общую ссылку на проведение этих мероприятий, без их расшифровки.
  4. Четкое разграничение компетенции и должностных обязанностей ка- ждого участника группы. Следователь согласно ст. 13 «Закона об ОРД» не вправе принимать самостоятельно меры оперативно-розыскного характера, поскольку следственные органы не указаны в числе уполномоченных на это органов. Но в свою очередь оперативно- розыскные органы не вправе действо-
  5. 1 В соответствии с ч. 2 ст. 163 УПК РФ, «к работе следственной группы могут быть привлечены должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность».

2 См.: А.С.Шаталов «Понятие криминалистической алгоритмизации и программирования расследования пре ступлений»// Государство и право № 8. 2000., С. 28-39.

3 См.: И.Ф.Герасимов. Теоретические проблемы раскрытия преступлений. Дисс… д-ра юрид. наук. М., 1987.; Н.П.Яблоков. Взаимодействие следователя и оперативно-розыскных органов в процессе раскрытия преступ ления/Криминалистика. М., 1990., С. 57, и др.

-128 -

вать без поручения следователя по находящемуся в его производстве делу, за исключением мер по установления преступника (ч.4 ст.119 УПК РСФСР). Еще в большей степени это относится к разграничению компетенции следователя и эксперта. Эксперт работает по заданию следователя, используя свои специальные знания и навыки для содействия следователю, но сохраняет за собой право делать подлежащие занесению в протокол заявления, связанные с обнаруже- нием, закреплением и изъятием доказательств (ч. 2 и 3 ст. 133 УПК РСФСР).

  1. Организующая роль и ответственность следователя за своевременное и качественное расследование преступлений, его процессуальная независи- мость в принятии решения. Руководящая роль следователя заключается в организации взаимодействия и не распространяется на решения вопросов, касающихся организации и производства отдельных оперативно-розыскных мероприятий, реализация которых возложена на взаимодействующего с ним сотрудника органов дознания в соответствии с его компетенцией и полномочиями.
  2. Организующая роль следователя объективно проявляется в его актив- ном участии в создании и формировании следственно-оперативной группы, подбор работников соответствующих оперативно-розыскных служб. Руководитель следственно-оперативной группы - следователь осуществляет «особую форму руководства, основанную на процессуальных отношениях (ст. 119, 127, 128, 133, 196, 197 УПК РСФСР)».1
  3. Плановость взаимодействия. Планирование расследования - гибкая, подвижная система, реагирующая на любые изменения в сложившейся обстановке расследования. В плане должно предусматриваться участие различных заинтересованных служб в раскрытии преступления, конкретные исполнители и сроки. План может быть как единым, так и раздельным, поскольку отражение конкретного содержания оперативно- розыскных мер в общем плане недопустимо.
  4. См.: Л.Я.Драпкин. Основы теории следственных ситуаций. Дисс д-ра юрид. наук. Свердловск, 1987.,

С. 147.

-129-

  1. Непрерывность взаимодействия. Взаимодействие по делам указанной категории начинается с момента создания следственно-оперативной группы и длится до передачи уголовного дела в суд, поскольку на всех этапах расследования дел рассматриваемой категории необходим постоянный анализ и использование оперативно-розыскной информации как в процессе доказывания по делу, так и для осуществления других целей (пресечение новых преступлений и т.п).
  2. Оптимальное маневрирование силами и средствами, находящимися в распоряжении руководителя следственно-оперативной группы, сосредоточение на решающих участках (направлениях) деятельности, необходимых резервов и их оптимальное использование.
  3. По делам рассматриваемой категории в состав группы, как правило, включают несколько следователей (МВД, ФСБ, ФСНП, прокуратуры), руководитель группы принимает дело к своему производству и координирует всю деятельность входящих в ее состав сотрудников. Следует отметить, что в работе следственно-оперативной группы могут возникнуть трудности конфликтного характера. Внутригрупповые конфликты возникают чаще всего из-за ненормального психологического климата, низкого уровня организации деятельности, отсутствия профессиональных качеств у руководителя и членов группы, других недостатках субъективного характера. Однако при возникновении трудностей объективного характера внутригрупповые конфликты значительно усиливаются. К подобным объективным трудностям, прежде всего, относятся неудачи в расследовании, невозможность раскрытия преступлений и т.д. В этих условиях от руководителя следственно- оперативной группы, от наличия у него высоких профессиональных, организаторских, коммуникативных и других позитивных качеств зависит сведение к минимуму самой возможности возникновения или быстрого устранения конфликтов, если они все-таки возникают.1

См.: В.М, Быков. Конфликты между следователями и оперативными работниками, взаимодействующими при расследовании. // Совершенствования расследования преступлений. Иркутск, 1980., С. 65-69.

  • 130-

По сути своей следственно-оперативные группы - это «малые социальные группы» отличающиеся определенными особенностями: постоянным об- щением ее членов, межличностными взаимодействиями, взаимоотношениями, общей конкретной задачей, общими целями и внутренним распределением обязанностей и функций.1 Поэтому при формировании следственно-оперативной группы необходимо учитывать важнейшее требование о психологическом совмещение членов группы, их взаимопонимание, ответственность за общее дело.

Руководителем следственно-оперативной группы необходимо назначать лиц, имеющих не только достаточный профессиональный опыт, но и психологически «уживчивых» в коллективе, сочетающих разумную требовательность к подчиненным с товарищеским отношением к ним, умеющих организовать своих подчиненных и быть для них примером. Руководитель следственно-оперативной группы выполняет не только процессуальные функции, но и организационно-управленческие. Ему приходится не только планировать совместные действия всех участников следственно-оперативной группы, но и распределять обязанности среди них, контролировать выполненную ими работу и самому проводить наиболее ответственные следственные действия.

Основным содержанием взаимодействия следственно-оперативной группы является эффективное сочетание следственных действий с оперативно-розыскными мероприятиями в рамках одного расследуемого дела. По действующим нормативным положениям следователь не может вводиться в конспиративное содержание и негласные детали оперативно- розыскной деятельности. Он вправе лишь знакомиться с результатами оперативно-розыскной деятельности, информацией, которая получена по его поручению или оперативными работниками самостоятельно, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и Закона «Об ОРД». Однако оперативно-розыскные материалы имеют важнейшее тактическое значение и не только становятся информационной базой перспективных версий, но и при умелом их использо-

1 См.: Л.Деев. Психология малых групп. Социальные иллюзии и проблемы. М., 1979., С. 30-31; А.И.Донцов. Психология коллектива: Методические проблемы расследования. М„ 1984., С. 50-53; В.В.Романов. Юридическая психология. М., 1998., С. 248-264; А.А.Крылов, психология// Учебник. С- Петербург. 1999., С. 319-336.

-131 -

вании трансформируются в доказательства по делу. Кроме того они широко используются в качестве ориентирующих сведений для подготовки и осуществления следственных действий и проведения необходимых дальнейших оперативно-розыскных мероприятий.1 По нашему мнению, здесь, как раз необходимо использовать одно из средств оперативно-розыскной деятельности - оперативно-розыскное обеспечение следствия. Оперативно-розыскное обеспечение следствия - это один из видов взаимодействия следствия и оперативно-розыскных аппаратов, направленный на раскрытие преступлений, что само по себе является важнейшим средством борьбы с организованной преступностью.2 Наиболее эффективно оперативно-розыскное обеспечение реализуется в рамках следственно-оперативной группы.

В условиях , когда организованные криминальные формирования широ- ко применяют конспиративные способы совершения преступлений, самую совершенную технику и оружие, умело скрывают следы преступлений, используют методы шантажа, угроз и физического воздействия на потерпевших и свидетелей, оперативно-розыскное обеспечение следствия является эффективным, закономерным методом, выполняющим не только функцию противодействия организованной преступности, но и более общую функцию оптимального взаимодействия работников следствия и оперативно-розыскных подразделений.

Другим важным условием выбора наиболее эффективного сочетания следственных действий и оперативно-розыскных мер является зависимость форм взаимодействия от конкретной следственной ситуации.3 По делам о преступлениях, совершенных организованными преступными группами и сообществами, значительно чаще, чем по делам других категорий, возникают конфликтные ситуации и ситуации тактического риска.

1 См.: Криминалистика. Учебник под редакцией А.А.Эксархопуло, Т.А.Седовой. С-Петербург, 2001., С. 443- 455.

2 См.:Х.Д.Хачараев. Организация и тактика оперативно-розыскного обеспечения расследования корыстно- насильственных преступлений. Дисс.канд. юрид. наук. М., 1999.

3 См.:. Криминалистика. Учебник под редакцией И.Ф.Герасимова, Л.Я.Драпкина, M., 2000., С. 77.

-132-

В конфликтной ситуации следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия проводятся в условиях преодоления преступного про- тиводействия, нередко чрезвычайно острого и даже крайне опасного. Руководитель следственно-оперативной группы или следователь, давая поручение оперативному работнику, владеет, как правило, информацией о событии преступления, и с помощью оперативно-розыскных мероприятий рассчитывает получить дополнительную информацию, например, о связях подозреваемого, месте нахождения оружия, похищенных ценностей и т.д.

При расследовании дел рассматриваемой категории нередко возникают ситуации, при которых инициатором производства определенных следственных действий выступает оперативный работник. Чаще всего это происходит в ситуациях тактического риска. Следственные действия в данном случае направлены на проверку оперативно-розыскной информации и ее использование в процессе доказывания. Но при этом недопустима подмена следственной и оперативно-розыскной работы, сталкивание ведомственных интересов и нарушение законности, «Взаимодействие оперативно-розыскных аппаратов и следователей не означает служебного соподчинения, слияния процессуальной и оперативно-розыскной деятельности. Каждый из них продолжает оставаться самостоятельным органом, действуя в строгом соответствии со своей компетенцией».1

Результаты оперативно-розыскной деятельности не являются доказа- тельствами, а данные, полученные оперативным путем, приобретают доказательственное значение, если они подтверждены и зафиксированы в ходе следственных действий. Но полученные с помощью оперативно- розыскных мер данные имеют важнейшее тактическое значение. Следователь, входящий в состав следственно-оперативной группы, используя оперативные материалы, может определить направление расследования, выдвигать версии, разработать и избрать оптимальные приемы и способы их проверки.

1 См.: А.Козусев. Надзор за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности. Законность, № 2., 1997, С. 20.

  • 133-

Анализ уголовных дел показывает, что примерно в 75% случаев именно тактическое значение определяет ценность оперативно-розыскной деятельности для расследования преступлений. «К тактическим формам взаимодействия, наиболее успешно решающим сложные задачи расследования, в первую очередь относится производство тактических операций, реализуемых параллельно или последовательно, в зависимости от следственных ситуаций, возникающих по конкретному уголовному делу».1 Так, активные целенаправленные оперативно- следственные мероприятия позволили в 1999-2000 годах нейтрализовать трех «воров в законе» только в одной Свердловской области. За со- вершение хулиганских действий в отношении Генерального директора телекомпании «АСВ» задержан «вор в законе» Трофимов А.А. Сотрудниками УБОП по Свердловской области закончено расследование уголовного дела в отношении «вора в законе» Хубашвили В.А. по кличке «Валера Тбилисский», проживающего в г. Москве и приехавшему к местному «вору в законе» Маме-дову, жившему в г. Н.Тагил.2

Автор согласен с позицией, что для раскрытия особо опасных преступ- лений, к которым относится исследуемая категория дел, «наиболее оптимальными и распространенными структурами следственно- оперативных групп являются многоуровневые структуры».3

Если исходить из этой концепции, то следственно-оперативные группы по указанной категории дел должны иметь, так называемую, иерархическую структуру своей внутренней организации (устройства). И это действительно так. Иерархическая структура следственно-оперативной группы, несмотря на свойственную ей внешнюю «бюрократичность», позволяет быстро адаптироваться к изменяющимся следственным ситуациям, успешно проводить тактические операции, отдельные следственные и оперативно-розыскные действия.

Однако иерархическая структура следственно-оперативной группы «ра- ботает» достаточно эффективно лишь при безотказно действующей прямой

1 См.: Л.Я.Драпкин. Современное состояние борьбы с наркобизнесом: некоторые вопросы стратегии и такти ки. //Теория и практика противодействия наркомании в Уральском регионе// Материалы научно- практической конференции, 20.11.1998., С. 46.

2 См,: Справка о состоянии преступности в Свердловской области за 1999., С. 10.

3 См. Л.Я.Драпкин. Основы теории следственных ситуаций. Дисс д-ра юрид. наук. Свердловск. 1987., С. 149.

-134-

командной связи, идущей от руководителя следственно-оперативной группы и встречной обратной (отчетно-осведомительной) форме связи, идущей от членов группы (исполнителей) к руководителю. При этом, следует особо подчеркнуть, что исполнители не являются механическими звеньями работающей функциональной системы, автоматически выполняющими идущие сверху указания. Наоборот, члены следственно- оперативной группы должны и обязаны проявлять инициативу и творчество, принимать решения исходя из конкретных ситуаций уголовного дела. В свою очередь, руководитель группы должен быстро реагировать на все изменения обстановки, сам принимать адекватные решения и корректировать решения подчиненных, помогая им советом, рекомендацией, своевременным распоряжением, предоставляя дополнительные средства и силы.

В последние годы практика правоохранительных органов значительно обогатилась опытом работы следственно-оперативных групп. Такие группы создают ряд преимуществ по сравнению с другими формами взаимодействия следователей и оперативных работников.1

Формы взаимодействия в данном случае, можно, классифицировать как по характеру связей, возникающих между различными субъектами правоприменительной деятельности, например, между следователями и оперативными работниками, так и по времени совместной деятельности, т.е. периодически и постоянно действующие.2

По делам о преступлениях, совершенных организованными преступными группами и сообществами, предлагается стабильное взаимодействие в рамках постоянно действующих специализированных подразделений.

Групповому методу расследования посвящено достаточное число науч- ных исследований.3 Постоянно действующая следственно-оперативная группа

1 См.: О.В.Синеокий. Виды следственных и следственно-оперативных групп: сравнительный анализ. Государ ство и право. Кг 1. М., 1997., С, 60.

2 А.Н.Балашов. Взаимодействие следователя и органов дознания при производстве предварительного следст вия.// Проблемы борьбы с преступностью. М. 1971., С.136.; В.Грунновой, Метод расследования. Законность.№ 7., 1995., С. 37.

3 См.: А.А.Герасун. Бригадный метод расследования в советском уголовном процессе. Дисс… канд. юрид. наук. М„ 1968. Организация и планирование деятельности следственных бригад. Методическое пособие. М., 1990., и др.

-135-

по уголовным делам организованных преступных формирований создается на основании совместного приказа прокурора области, края, республики и начальников соответствующих Управлений правоохранительных органов, из числа следователей и оперативных работников. Этот вид взаимодействия направлен на согласование и координацию усилий при решении вопросов расследования, по конкретному делу. Характерной особенностью такой группы является то, что в зависимости от конкретной ситуации по делу и этапу расследования на первый план в этом взаимодействии выходят либо информационные аспекты, либо тактические функции, либо в равной степени комбинация обоих этих функций. Однако на любом этапе взаимодействие обязательно присутствуют в различном или же равном объеме обе эти основные функции взаимодействия. Что касается организационной функции следственно-оперативной группы, то она, несомненно, являются базовой, предшествующей двум другим названным функциям, обеспечивая возможность их реализации.

По мнению В.Коновалова, постоянно действующая группа, создается в конкретных подразделениях на длительный период совместной работы одних и тех же следователей для расследования не одного, а ряда преступлений, не находящихся по своему содержанию в логической связи.1 Автор не согласен с данной точкой зрения, т.к. определение «постоянная следственная группа» имеет в виду функциональное выполнение поставленных перед ней задач в рамках расследования уголовного дела. Если же речь идет о специализированных подразделениях, что видимо, имеет в виду В.Коновалов, то по данной ка- тегории дел они функционируют в различных структурных единицах правоохранительных органов (ОБЭП, уголовный розыск и т.д.). Тем более, что в законодательстве (ст. 129 УПК РСФСР) расследование поручается группе следователей, т.е. в каждом конкретном случае следственно-оперативная группа создается вновь. В то же время в ведомственных нормативных актах МВД РФ и Генеральной прокуратуры не упоминают о постоянно действующих следственно- оперативных группах, как о конкретных формированиях для расследо- вания какой-либо категории дел. По точному смыслу закона, предварительное

1 См.: В.Коновалов. Групповой метод расследования. Законность., № 7. 1995, С.35.

  • 136-

следствие по конкретному делу поручается «нескольким следователям», т.е. группе, создаваемой на период расследования одного конкретного дела. Как видно, по своему объему эти понятия разные. В юридической литературе, раскрывающей сущность и значение взаимодействия, и в правоприменительной деятельности укрепилось мнение, что для ускорения расследования сложных уголовных дел целесообразно в состав следственной группы включать оперативных работников органов дознания.

Формы взаимодействия органов следствия и дознания в зависимости от организационных и тактических аспектов и содержания, возникающих при этом отношений могут быть дифференцированы на процессуальные и организационно-тактические.

Правовым основанием в данном случае для создания следственно- оперативных групп являются положения ч. 3, 4 ст. 119, ч. 3,4 ст. 127, ст. 197 УПК РСФСР и ведомственные нормативные акты1

Интервьюирование следователей и оперативных работников, анализ дея- тельности правоохранительных органов по раскрытию и расследованию преступлений совершенных организованными преступными группами и сообществами свидетельствуют, что наиболее эффективной, оптимально отвечающей практическим ситуациям является такая структурно- организационная форма, которая позволяет успешно разрешать острые, конфликтные, а также и проблемные ситуации, ситуации тактического риска по данной категории дел. Такой структурно-организационной формой и является как следственно-оперативная группа.

Однако в Законе на это прямо не указано, а понятие «следственно- оперативной группы» даже не упомянуто и не раскрыто. Не содержится это понятие и в новом УПК РФ (ст. 163).

1 См.: Совместный приказ МВД, Генеральной прокуратуры РФ, ФСБ, ФСНП РФ № 32 от 22.05.95.»О создании СОГ по раскрытию уголовных дел совершенных организованными преступными группами и сообществами. Приказ МВД РФ № 160. 1995 «О взаимодействии оперативных работников и следователей по расследованию преступлений». Приказ МВДРФ № 334. 1996. «О взаимодействии служб органов внутренних дел при раскрытии и расследовании преступлений, и др.

-137-

Анализ ст. 163 УПК РФ позволяет сделать вывод о том, что значительно содержательнее и детальнее рассмотрено производство предварительного следствия в двух структурно-организационных вариантов:

  • следственной группой, составленной из следователей;
  • следственной группой, к работе которой могут быть привлечены должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.
  • Хотя законодатель и сделал значительный шаг вперед в нормативном за- прещении и регламентации рассматриваемой разновидности взаимодействия следователей и оперативных работников, тем не менее полагаем, что обобщение в будущем их совместной деятельности по противодействию организованной преступности приведет к необходимости уточнения порядка формирования и структуры следственных групп.

  • 138 -

§ 4 Тактико-психологические особенности производства отдельных следственных действий.

Последовательность и характер процессуальных действий, проводимых на различных этапах расследования, определяются в основном объемом и содержанием исходной информации, а также характером межличностных отношений субъекта расследования с подозреваемыми, обвиняемыми, свидетелями и потерпевшими. Именно эти два фактора (логико-познавательный и тактико-психологический) определяют главным образом специфику конкретной следственной ситуации (проблемная - непроблемная, конфликтная - бесконфликтная и т.д.) и особенности производства следственных действий.

Уголовные дела о преступлениях, совершенных организованными пре- ступными группами, возбуждаются по следующим поводам:

1) По результатам оперативно-розыскной деятельности (п. 6 ч. 1 ст. 108 УПК РСФСР). 2) 3) После проверки гласной информации о преступной деятельности ОПТ, поступившей в правоохранительные органы по различным каналам (за- явления потерпевших, сообщения СМИ, общественных организаций, руководителей предприятий, учреждений, явка с повинной (п.п. 1, 2, 3, 4, 5 чЛ ст. 108 УПК РСФСР)).1 4) 5) Разумеется, наиболее типичным поводом к возбуждению уголовных дел по преступлениям совершенным ОПТ и ОПС, является негласная информация, полученная в результате оперативно-розыскной разработки, осуществляемой оперативно-розыскными подразделениями. 6) Специфика расследования преступлений по данной категории дел требу- ет своеобразного подхода к организации работы по расследованию и оперативному сопровождению процессуальных действий на всех этапах предварительного следствия.

1 Поводы к возбуждению уголовного дела классифицированы на 2 группы по признаку гласного (открытого) либо негласного (конспиративного) источника информации. В УПК РФ, который вводится в действие с 1 июля 2002 года поводы и основания для возбуждения уголовного дела предусмотрены в ст. ст. 140-149.

  • 139 -

Наиболее распространенными видами следственных действий являются допросы свидетелей и потерпевших, а также подозреваемых и обвиняемых. При этом по рассматриваемой категории дел в качестве очевидцев и наиболее ценных свидетелей особенно часто выступают сами потерпевшие. Решение о допросе свидетелей и потерпевших должно приниматься с учетом конкретной следственной ситуации и личностных особенностей допрашиваемых.1

а) Тактико-психологические особенности допроса свидетелей.2

Общей задачей допроса является получение от каждого допрашиваемого всех известных ему сведений об обстоятельствах, при которых произошло расследуемое событие, и о лицах, к нему причастных, а по исследуемой категории дел особое значение приобретают данные об организаторах и активных участниках организованных преступных формирований. Сложность допроса обусловлена прежде всего тем, что многие свидетели и даже потерпевшие под воздействием страха за собственную безопасность, а в еще большей степени за безопасность своих близких, во многих случаях ограничиваются лишь самой общей информацией о преступном событии и других обстоятельствах по делу. Особенно трудно получить сведения об организаторах криминальных акций, о непосредственных исполнителях, а также о действительных мотивах совершения преступлений, поскольку нередко побудительными причинами криминальных деяний являются нелегальные «разборки» и иные неблаговидные для допрашиваемых обстоятельства.

Обеспечение полноты и достоверности получаемой информации состав- ляет наиболее важную задачу допроса свидетелей, поэтому органы дознания должны оказывать помощь следователю, обеспечивая его достоверной информацией, характеризующей взаимоотношения свидетелей и подозреваемых, а также данные о личности допрашиваемого.

Вначале допрашиваются те свидетели, от которых с высокой степенью вероятности будет получена правдивая информация (данные предварительных

1 Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Дисс… д-ра горид. наук, Свердловск., 1987.

2 В УПК РФ, который вводится в действие с 1 июля 2002 года допросы свидетелей и потрепевших предусмот рены в ст. ст. 187-191.

-140-

опросов, оперативная информация, наблюдение следователя и т.д.). Но, к сожалению, свидетели этой классификационной группы далеко не всегда бывают в курсе наиболее важных для следствия обстоятельств. Кроме того, эти свидетели могут добросовестно заблуждаться относительно того, как протекало то или иное событие, совершались те или иные факты, а главное кто совершал определенные действия.

При допросе свидетелей, знающих о преступлениях со слов иных лиц, выясняется, от кого именно, в связи с чем, при каких обстоятельствах, что конкретно и когда именно стало им известно.1 Для уголовных дел рассматриваемой категории подобная многоступенчатая информационная цепочка особенно типична.

Наиболее распространенные сложные разновидности конфликтной си- туации возникают, когда допрашиваемый дает либо полностью ложные показания, либо умалчивает об отдельных обстоятельствах дела, либо отказывается от дачи показаний, стремясь любыми путями помешать следователю в установлении истины по делу. Мотивацией перечисленных выше разновидностей конфликтных ситуаций являются не только уже ранее названный криминальный террор, но и некоторые иные, более глубокие личностные причины. К этим мотивам могут относиться и криминальное прошлое свидетеля, и устойчивый правовой нигилизм, вызванный различными причинами, и хорошие (родственные, приятельские, добрососедские и т.п) отношение с членами ор- ганизованных преступных формирований, и своеобразная клановая солидарность с ними и т.п. Иногда такими мотивами может быть благодарность за мелкую материальную и иную помощь, поддержку в будущем и т.д.

Разнообразная информация может быть получена при допросах знако- мых, соседей и родственников, чаще всего, когда она не относится к основным событиям расследуемых деяний, а состоит лишь в получении сведений о второстепенных деталях. Однако эта «второстепенность» носит условный характер, поскольку нередко позволяет по-новому «высветить» главные факты преступной деятельности и установить объективную истину по делу. По любой

1 См.: Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств, Тула. 1996.

-141 -

категории преступлений понятие «второстепенности» отдельных деталей и фактов, устанавливаемых в ходе допроса, не только относительно и условно, но и при его абсолютизации может привести к серьезным ошибкам и упущениям по делу. Так, при допросе супругов Епифановых, следователь даже не записал в протокол номера автомашины, показавшейся свидетелям подозрительной, поскольку этот автомобиль ночью разъезжал во дворе одного дома, у подъезда которого, примерно через 40 минут, был убит преступный авторитет Тимерьянов И.А. Следователь мотивировал это упущение несовпадением во времени между убийством Тимерьянова (2 ч. 30 мин.) и временем подозри- тельных разъездов автомашины. Впоследствии сделанные свидетелями записи были утрачены и не использованы в раскрытии этого заказного убийства, хотя их информационная и доказательственная ценность не вызывает сомнений.1

По уголовным делам исследуемой категории, где свидетельная база, как правило, ограничена любая, на первый взгляд малозначительная информация, имеет огромное разведывательно-поисковое значение, поскольку позволит установить важных свидетелей, выявить противоречия в показаниях других лиц, заполнить пробелы в доказательствах, обнаружить важные вещественные доказательства и т.д. Так, по уголовному делу по обвинению Васькова и других, в ходе допроса свидетеля Л. были установлены, казалось бы отрывочные, не имеющие прямого отношения к преступной деятельности криминального формирования, сведения о личностных качествах многих членов преступной группы и их взаимоотношениях друг с другом. Однако именно эти данные и позволили безошибочно выявить организатора и лидера ОПТ.

Как показывает практика, особую сложность в противодействии органи- зованной преступности представляет обеспечение безопасности свидетелей, показания которых наиболее важны как источник доказательств в уголовном процессе. Именно поэтому не только свидетели, но и потерпевшие , в результате шантажа, угроз и даже насилия, часто меняют в суде свои показания, данные ими на предварительном следствии.

1 Уголовное дело об убийстве Тимерьянова И.А. Архив прокуратуры Орджоникидзевского района г. Екатеринбурга.

  • 142 -

б) Тактико-психологические особенности допроса подозреваемых.1

Одним из источников доказательственной информации по рассматри- ваемым делам является допрос подозреваемого в совершении преступления.

Успешность допроса подозреваемого члена организованного преступно- го сообщества зависит от умелого выбора и эффективности применения выработанных теорий и практикой тактических приемов.2

В свою очередь эффективность использования тактических приемов во многом зависит от правильного определения и максимального учета складывающихся следственных (тактических) ситуаций, возникающих перед допросом или в ходе его проведения.

  1. Допрос производится как средство использования в процессе доказы- вания результатов, проведенных оперативно-розыскных мероприятий, позволяющих собрать некоторые данные как о самом подозреваемом, так и о его роли, связях и отношениях с другими членами организованной преступной группы (сообщества).
  2. Допрос производится с учетом доказательств, полученных следовате- лем в результате проведенных процессуальных действий, а также и оперативно-розыскных данных.
  3. Характер исходной тактической ситуации, как правило, конфликтный, поскольку это первая встреча следователя и подозреваемого сразу же или вскоре после его задержания. С одной стороны внезапность задержания и производство допроса действует на подозреваемого ошеломляюще в психологическом отношении. С другой стороны, эмоциональная напряженность, а также отсутствие чаще всего отработанной тактики защиты, подталкивает допрашиваемого (и даже его адвоката) на выбор шаблонной позиции тактического выжидания: ухода от ответов на вопросы следователя и даже отказ от дачи пока- заний, со ссылкой на ст. 51 Конституции РФ. Иногда допрашиваемый, чтобы выиграть время, занимает агрессивную позицию, оскорбляя
    следователя,

1 В УПК РФ, который вводится в действие с 1 июля 2002 года допрос подозреваемого проводится в соответст вии с ч. 2 ст. 46, ч. 4 ст. 92, ст. 189 и ст. 190.

2 Драпкин Л.Я. Долинин В.Н. Тактика следственных действий. Екатеринбург, изд-во УрЮИ МВД РФ, 1999. Богинский В.Е. Система тактических приемов допроса подозреваемого. Дисс… канд. юрид. наук, Харьков 1980.

-143-

стремясь обострить конфликт в надежде, что следователь первым раскроет имеющиеся у него доказательства и тогда подозреваемый может занять более тактически грамотную позицию. В зависимости от объема и качества имеющихся у него доказательств следователь должен избрать одну из двух типовых тактических позиций: либо объявить подозреваемому, что его показания являются, кроме всего прочего, методом его защиты (при утверждении подозреваемого о своей невиновности), либо не реагировать на избранную подозреваемым тактику отказа от дачи показаний.

Разумеется, в случаях, когда у следователя не имеется достаточной дос- товерной информации о некоторых обстоятельствах дела, то задаваемые им вопросы должны носить лишь общий характер, с тем, чтобы подозреваемый не догадался об отсутствии у следователя полного набора доказательств, а ответы наоборот должны быть детальными, конкретными и по возможности полными. Подобная тактика, направленная на детализацию ответов, во многом зависит от мастерства следователя и, как правило, приводит к положительным результатам.

Спешить с предъявлением доказательств в процессе первого допроса по- дозреваемого чаще всего не следует. Во-первых, потому, что в этой стадии их не так уж и много, а во-вторых, подозреваемый сам избрал тактику конфликта, сам активно стремится выяснить тактику следователя, узнать объем имеющихся у него доказательств и в то же время скрыть свои контрдоводы и методы защиты.

Основные тактические линии поведения следователя зависят от характера ситуации - конфликтная или бесконфликтная и от объема и качества имеющейся в его распоряжении информации.1 По уголовным делам расследуемым в отношении преступлений, совершенных организованными преступными группами и сообществами, на первоначальном этапе чаще всего возникают конфликтные ситуации. Тем не менее, следователь обязан, во что бы то ни стало, попытаться установить психологический контакт с допрашиваемым, учитывая его не только положительные, но и некоторые отрицательные каче-

1 См.: Белкин Р.С. Лившиц Р.С. Тактика следственных действий. М,, 1997. С.22.

  • 144-

ства личности (трусость, жадность и т.д.). Рекомендации некоторых криминалистов и психологов об использовании лишь положительных качеств допрашиваемых приводят к неполному использованию законных тактических возможностей следователя.

По исследуемым нами уголовным делам антисоциальная направленность и аморальная установка лидеров, преступных авторитетов и даже наиболее активных членов организованных преступных групп и сообществ настолько устойчивы, что неоднократные попытки следователей установить психологический контакт путем воздействия на них с позиций нравственности, морали, доброжелательности, надежды на возвращение в позитивное общество, встречались чаще всего не только полным отрицанием, но даже с насмешкой, цинизмом и высокомерием. Круговая порука, закон молчания и отрицания действует в России повсеместно и достаточно надежно. Поэтому установление психологического контакта должно базироваться на широкой гамме личностных свойств и качеств допрашиваемого. Однако при этом следователь должен соблюдать правило «трех не»: «не обманывать в отношении будущей судьбы подозреваемого», «не обещать невозможного», «не упускать возможность реального компромисса». Поэтому следователь должен активно использовать положения, закрепленные в п. «и» ст. 61 УК РФ о признании вескими смягчающими обстоятельствами явку с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и ро- зыску имущества, добытого в результате преступления. Большое положительное влияние на установление позитивного психологического контакта и замены конфликтной ситуации на бесконфликтную оказывает детальное разъяснение допрашиваемому содержания ст. 75 УК РФ об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (особенно ч. 2 ст. 75 УК РФ). При этом следователь не только должен объяснить все условия применения этих норм, но и привести соответствующие положительные примеры из следственной и судебной практики.

Значительно легче установить психологический контакт в процессе под- готовки и производства допросов свидетелей и потерпевших. Уважительное

  • 145 - .

отношение к допрашиваемым, пунктуальность и аккуратность следователя, знание всех деталей дела, его искренняя заинтересованность в справедливости исхода уголовного дела позволяют не только устранить малейшие элементы конфликтности и недобросовестности в позиции большинства свидетелей и потерпевших, но и использовать благотворное влияние некоторых из них (родственников, близких, друзей) на конфликтующих подозреваемых и обвиняемых.

В ситуации возбуждения дела по оперативно-розыскным мероприятиям, в связи с отсутствием или же существенным недостатком процессуальных доказательств следователь должен ознакомиться с содержанием всех результатов оперативно-розыскных мероприятий по делу, разумеется, без выяснения источников и каналов их получения. После ознакомления с оперативными данными следователь может дать поручения о производстве дополнительных оперативно-розыскных мероприятий для выяснения отдельных обстоятельств и деталей, поскольку в процессе реализации негласной информации именно «детали» могут играть решающую роль. С тем, чтобы оптимально учесть все перечисленные, выше особенности допроса, в том числе полностью исключить расшифровку источников негласной информации, следователь должен избрать разведывательный характер допроса подозреваемого. Разведывательный характер допроса обуславливает ведущую роль вопросов, задаваемых подозреваемому. В этой ситуации вопросы следователя выполняют функцию основного тактического приема. Ранее в диссертации уже отмечалась важная особенность допроса: в связи с отсутствием у следователя достаточной информации, вопросы должны носить преимущественно общий характер, однако следователь их должен ставить так, чтобы подозреваемый отвечал на них как можно более конкретно. Эффективность вопросов усиливает их неожиданная поста- новка, а также серийность, которая состоит в том, что большее число вопросов подозреваемым задаются для освещения одного обстоятельства, но с разных сторон, иногда совершенно неожиданных для допрашиваемого.

Во второй ситуации, когда уголовные дела возбуждаются по материалам официальных проверок, в распоряжении следователей имеется весьма не-

  • 146 -

большой, но зато более достоверный материал, полученный в ходе производства процессуальных действий. Подобные ситуации обычно возникают по делам об убийствах, совершенных по найму («заказные» убийства), по делам об изготовлении и сбыте поддельных ценных бумаг, по некоторым другим преступлениям в сфере экономической деятельности. Разумеется, по большинству из них в момент возбуждения уголовного дела еще отсутствуют данные о подозреваемых, но по части из них такая информация имеется, более того, по некоторым делам лицо, совершившее преступное деяние уже задержано (например, наемный убийца задержан телохранителями потерпевшего или же сбытчик поддельных денег или ценных бумаг задержан охраной супермаркета или банка и т.п.). В этой ситуации после производства соответствующего вида следственного осмотра, предъявления для опознания, обысков, допросов свидетелей и некоторых других первоначальных процессуальных действий следователь обычно приступает к допросу подозреваемого.

Независимо от характера следственной ситуации (конфликтной или бес- конфликтной) следователь должен использовать все возможности для установления психологического контакта, тактически грамотно применяя для этого все тактические приемы, рассмотренные ранее.

Затем, если возникла бесконфликтная ситуация, то следователь после свободного рассказа допрашиваемого по поводу объявленного ему подозрения, задает уточняющие, дополняющие или разъясняющие вопросы. Одновременно следователь задает и проверочные вопросы, поскольку бесконфликтный характер ситуации может быть мнимым, но хорошо завуалированным, направленным на обман и на победу в фактически острой конфликтной ситуации.

В случае возникновения конфликтной ситуации следователь применяет уже рассмотренные ранее тактические приемы, максимально усиленные использованием фактора внезапности и связанные, главным образом, неожиданностью их постановки. Однако в отличие от исследованной ранее ситуации у следователя уже имеется, хотя и небольшой, но достоверный арсенал доказательств, который он может также использовать параллельно с постановкой вопросов.

  • 147-

К сожалению, содержание имеющихся у следователей доказательств связано, чаще всего, с деятельностью исполнителей преступления и не позволяет непосредственно установить лидеров и авторитетов организованных криминальных формирований.

Основные тактические приемы предъявления доказательств хорошо из- вестны, в связи с чем их достаточно лишь перечислить:

  1. Предъявление всей системы доказательств.
  2. Предъявление доказательств с нарастающей силой (по нашим данным, более чем в 50% случаев, именно эта тактика является наиболее эффективной, поскольку последовательно «расшатывает» защиту допрашиваемого, психологически разоружает его).
  3. Первоначальное предъявление «решающего» (наиболее сильного до- казательства), а затем, на его эмоциональном фоне, должны предъявляться менее сильные доказательства.
  4. Что касается общего («стратегического») поведения следователя в про- цессе допроса, то оно может иметь следующую направленность:

  5. Создание у допрашиваемого впечатления о полной осведомленности следователя о всех обстоятельствах дела и о наличии в его распоряжении большого объема доказательств.
  6. Создание впечатления у допрашиваемого об отсутствии у следователя достаточных доказательств для подозрения или обвинения (контрастный, по сравнению с предыдущим, метод допроса). В связи с этим у конфликтующего субъекта возникает психологическая эйфория, комплекс победителя. В этой умело созданной ситуации профессиональное предъявление даже слабого доказательства обычно приводит к мгновенному разрушению комплекса «победителя» и к стремительному развитию синдрома поражения. Этот процесс при тактической грамотности его формирования приведет к замене конфликтной ситуации на противоположную - бесконфликтную.
  7. Метод косвенного допроса - тактически грамотный «обход защитных линий» подозреваемого, проводимый с целью выявления (установления) второстепенного (вспомогательного, промежуточного) факта, не имеющего пря-
  • 148 -

мого отношения к обстоятельствам, подлежащим доказыванию (предмет доказывания), и в силу опосредованных, даже отдаленных и косвенных связей позволяет надежно установить виновную осведомленность, причастность к ней в той или иной форме или же непосредственное участие в совершении преступления.1

В обеих ситуациях, характеризующих особенности возбуждения уголов- ных дел, необходимо учитывать характер взаимоотношений между выявленными участниками организованной преступной деятельности и максимально использовать эту информацию в тактических целях. Так, по уголовному делу о банде убийц, возглавляемой Терентьевым и Курдюмовым, следователь умело использовал в ходе допроса обвиняемого Загорулько, конфликты объективно существовавшие между ним и главарями банды.

Большое тактическое значение имеет и хорошо проверенный прием вы- явления и использования противоречий в показаниях различных лиц, проходящих по делу.

Такие тактические приемы как детализация показаний или «допущение легенды», как правило, приводят к возникновению противоречий даже у лиц, заранее согласовавших основное содержание своих показаний и порождает у многих подозреваемых и обвиняемых взаимное недоверие, стремление приуменьшить свою вину или даже полностью переложить всю ответственность за содеянное на других лиц (соучастников, лидеров и т. д.).

Анализ уголовных дел показал, что в 62,6% допросов эта тактика себя оправдывает. Психологическое воздействие, оказываемое на подозреваемого с использованием разнообразных приемов, дает по большинству дел положительный результат. Во многих случаях эффективность собранного доказательственного материала во многом зависит от того, как тактически правильно следователь распорядился им при проведении допроса.2

1 Подробно о тактике допроса. Драпкин А.Я. Долинин В.Н. Тактика следственных действий . Екатеринбург., УрЮИМВДРФ., 1999.

2 Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. M., 1976., С 72-84., В.В.Романов. Юриди ческая психология. M., 1998., С. 407-439.

-149-

При активном допросе участников организованных преступных групп (сообществ) следует выяснить следующие специфические вопросы, типичные для раскрытия и расследования организованной преступной деятельности:

  1. Кто являются членами организованной преступной группы (сообще- ства)?
  2. Кто является соучастником конкретных преступлений, в которых доп- рашиваемый принимал участие, либо знает об обстоятельствах их совершения? Роли и функции каждого из участников?
  3. Кто организатор и руководитель организованной преступной группы (сообщества)?
  4. Все ли эпизоды преступной деятельности и участники их совершения названы им, если не все, то по каким причинам? Предложить дать показания по этим эпизодам и лицам их совершившим.
  5. Что вам известно о коррупционных связях организованных преступ- ных групп (сообществ)?
  6. Как распределялись преступные доходы?
  7. Имеется ли в ОПТ (ОПС) «общак» и кто является казначеем (касси- ром)?
  8. Каковы дальнейшие планы совершения преступлений?
  9. Как подчеркивалось ранее, во многих конфликтных ситуациях не следует торопиться с предъявлением доказательств, особенно при допросе подозреваемых, поскольку следователь не должен раскрывать перед допрашиваемым свою информационно-доказательственную позицию. Необходимо, прежде всего, использовать иные методы и приемы допроса, подробно рассмотренные ранее.

в) Тактико-психологические особенности допроса обвиняемых.1

Что же касается допроса обвиняемых, то основными тактическими приемами особенно в конфликтных ситуациях являются различные методы

1 В УПК РФ, который вводится в действие с 1 июля 2002 года допрос обвиняемого предусмотрен п.9 ч.4 ст.47, ч.З ст.50, ст. ст. 173,174.

-150-

предъявления доказательств.1 Кроме трех основных тактических приемов предъявления доказательств, названных выше, существует еще один - раздельное предъявление доказательств. На первый взгляд этот прием не эффективен и не должен использоваться. Но если в распоряжении следователя имеется всего лишь одно-два доказательства, да еще и по второстепенным эпизодам, то при хорошо организованном взаимодействии следователя и сотрудников органов дознания и значительными оперативно-розыскными способностями последних этот тактический прием вполне приемлем. Тогда при раздельном предъявлении каждого отдельного доказательства и получения негатив- ных ответов обвиняемого, следователь прерывает на двое-трое суток допрос. В течении этого запланированного перерыва оперативный работник использует различные оперативно-розыскные мероприятия с целью получения негласной информации в связи с предъявлении обвиняемому отдельного доказательства. Получив эту информацию, следователь вначале использует ее для расширения процессуальной доказательственной базы в соответствии с ч. 2 ст. 11 Закона «Об ОРД», а за тем предъявляет уже легитимные доказательства в ходе нового допроса обвиняемого.

Если по делу предстоит допросить нескольких подозреваемых (обвиняе- мых), весьма важно определить очередность их допроса. Первыми всегда допрашиваются лица, которые, по мнению следователя, намерены давать правдивые показания и, особенно, если они могут сообщить о наиболее важных обстоятельствах совершения преступления. Здесь большую роль играет взаимодействие между следователем и оперуполномоченным органа дознания, так как оперативно-розыскные мероприятия и другие источники сведений о личности позволяют следователю правильно построить ход допроса, наиболее эффективно использовать тактические приемы психологического характера, оптимального доказательства, учитывая эмоциональную особенность отдельных лиц.

1 См.: Лисиченко В.К., Битюк О.В, Следственная ситуация и ее значение в криминалистике и следственной практике.// Криминалистика и судебная экспертиза. Киев. 1998. Вып. 36.

  • 151 -

Для наиболее эффективного предъявления подозреваемому (обвиняемо- му) того иного доказательства или их комплекса, в ряде случаев целесообразно еще на стадии подготовки к допросу, использовать помощь специалиста, уточнить сильные и слабые стороны доказательства, а также согласовать с ним его последующее участие. Привлечение к допросу эксперта - криминалиста или иного специалиста может не только способствовать изменению показаний допрашиваемого и признанию им вины в совершении конкретного преступления, но и помочь в обнаружении новых доказательств, а так же новых эпизодов преступлений.

Анализ уголовных дел показывает, что в процессе первичного допроса подозреваемых следователи чаще всего, более чем по 70% дел, применяют тактико-психологические приемы допроса, основываясь на уличающих и детализирующих вопросах, использовании фактора внезапности (неожиданности), выявлении внутренних противоречий в показаниях допрашиваемого и внешних противоречий с показаниями других лиц, методов косвенного допроса, других приемов и методов.

Лишь около 30% следователей постоянно используют в процессе пер- вичного допроса подозреваемого различные тактические приемы предъявления доказательств, полагая эти приемы наиболее эффективными. Однако никакого противоречия здесь нет. Эту тактическую проблему необходимо решать исходя из конкретной ситуации, возникающей после задержания подозреваемого. Если в распоряжении следователя имеется достаточно доказательств для преодоления негативной позиции подозреваемого, то предъявление доказательств вполне эффективно, и такая тактика допроса может быть наиболее оптимальной, поскольку сила доказательств в данной ситуации интегрируется с эмоциональным напряжением и психологической неготовностью допрашиваемого к активному конфликту, вызванными психологической подавленностью и растерянностью после неожиданного задержания.

В другой, противоположной ситуации, когда у следователя нет доста- точных доказательств для их эффективного использования, то на первое место

1 См.: Поробуев Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. Волгоград. 1978.

  • 152 -

среди тактических методов допроса с необходимостью выходят тактико- психологические приемы.1 И это также обоснованная ситуационно правильная тактическая позиция.

Существует и третья тактическая ситуация, когда следователь располагает достаточным объемом доказательств по нескольким эпизодам преступной деятельности, однако не использует их в ходе допроса подозреваемого по- скольку их предъявление заставит «замкнуться» только на известных следователю эпизодах, фактах и обстоятельствах и тем самым ограничит тактические и оперативно-розыскные возможности органов следствия и дознания по выявлению и раскрытию других эпизодов организованной преступной деятельности. Эта тактика достаточно часто применяется именно по делам исследуемой категории, поскольку они много-эпизодны и поэтому составляют одну из особенностей тактики допроса подозреваемых.

Следует отметить, что существующее в криминалистике правило предъ- являть доказательства, преимущественно в ходе допроса обвиняемого, а тактико-психологические приемы в процессе первого допроса подозреваемого, не может восприниматься как аксиома. Для правильного решения этого вопроса . необходим ситуационный подход, с учетом объема и качества доказательств, находящихся в распоряжении следователя, психологического состояния допрашиваемого, остроты конфликтной ситуации и прочих конкретных обстоятельств по уголовному делу.

Как показал проведенный опрос, наиболее часто (80%) следователи ис- пользуют тактический прием - предъявление обвиняемому вещественных доказательств в процессе допроса лишь перед окончанием следствия. Однако по делам рассматриваемое категории подобное запоздалое использование этого приема имеет негативное последствие. Прежде всего, нарушается правило обвиняемого на защиту, во-вторых, это приводит к волоките по делам, к заявлению обоснованных ходатайств обвиняемых и адвокатов и их удовлетворению, в-третьих, исчезает или уменьшается фактор неожиданности предъявления доказательств и их уликовая сила и т.д.

1 См.: Сорокотягин И.Н, Правовая психология. Екатеринбург. 2000.

  • 153 -

Анализ уголовных дел по преступлениям, совершенными организован- ными криминальными формированиями, показал, что допрос более 84% подозреваемых и обвиняемых происходил в конфликтных ситуациях. В связи с этим, полагаем, что предъявление доказательств вполне допустимо и тактически грамотно можно использовать дважды - первый раз после их обнаружения и следственного осмотра и второй раз после получения по этим доказательствам заключения экспертов. При этом, вторичное предъявление доказательств должно происходить параллельно с обстоятельным ознакомлением обвиняемого с экспертным заключением и с соответствующими материалами следователя, послужившими информационной базой для выводов эксперта, а также о причинной, функциональной или иной разновидности связи этих выводов с виновностью допрашиваемого.

г) Тактико-психологические особенности назначения и производства экспертиз.1

Уголовно-процессуальный закон устанавливает, что экспертиза назнача- ется в случаях, когда при производстве дознания, предварительного следствия или судебном разбирательстве необходимы специальные познания в науке, технике, искусстве и ремесле (ст. 78 УПК РСФСР). Своевременное проведение экспертиз по преступлениям, совершенным организованными преступными группами (сообществами), имеет особенно важное значение.2 Во-первых, потому, что заключения экспертиз носят объективный характер и, чаще всего, не подвержены субъективному влиянию высокопоставленных покровителей лидеров организованных криминальных формирований. Во-вторых, поскольку доказательства полученные в результате экспертных исследований позволяют установить, а затем и доказать новые эпизоды организованной преступной деятельности (например, по нераскрытым «заказным» убийствам, по изготовлению или сбыту поддельных денег и ценных бумаг и др). В-третьих, заключения экспертов позволяют выдвинуть и успешно проверить новые версии и выявить ранее неизвестные направления организованной преступной деятель-

1 В УПК РФ, который вводится в действие с 1 июля 2002 года производство судебных экспертиз предусмотре но в ст. ст. 195-207.

2 См.: Белозеров Ю.Н. Производство следственных действий. М., 1990.

-154-

ности (например, установить факты отмывания «грязных» денег). В- четвертых, своевременное назначение судебных экспертиз дает возможность избежать задержки и волокиту в расследовании, поскольку многие экспертные исследования требуют значительного времени для их производства.

В зависимости от характера эпизодов и криминальной направленности организованной преступной деятельности наиболее часто возникает необходимость в проведении следующих экспертиз: судебно- бухгалтерской, технико-криминалистической, судебно-медицинской, судебно-психиатрической, трасо-логической, баллистической и некоторых других, о тактике назначения и производстве которых в криминалистической литературе написано много, обстоятельно и подробно.1

Подготавливая материалы для производства экспертиз по преступлени- ям, совершенных организованными криминальными группами (сообществами), следует учесть конкретные обстоятельства расследуемого дела, в частности факторы, способные оказать прямое воздействие на результаты экспертизы и предъявить в распоряжение эксперта материалы, позволяющие полно и объективно произвести исследование. В частности, направляя сравнительные образцы почерка для производства судебно-почерковедческой экспертизы, следователь должен учитывать содержание и целевое назначение документов, их материал и т.п.

Назначая то или иное лицо в качестве эксперта по делам об организо- ванных преступных группах (сообществах), следователь обязан удостовериться не только в его компетентности, что в значительной мере гарантирует достоверность заключения, но и выяснить, нет ли основания для отвода данного эксперта, хотя и достаточно компетентного, но косвенно через различные бытовые и иные отношения, связанного с членами преступных групп и сообществ.

1 См. Ищенко П.П. Специалист в следственных действиях (уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты). М, Юридическая литература, 1990.; Минаев Ю,В., Репкин Л.М. Участие специалистов в расследовании преступлений (теория и практика использования специальных знаний при расследовании преступлений). Волгоград: ВСШ МВД СССР. 1989.; Справочник следователя. Вып. 2. M. 1990.; Сорокотягин И.Н., Сорокотя-гина Д.А. «Судебные экспертизы». Екатеринбург., 2000.

-155-

Важнейшим элементом тактики проведения экспертиз являются опреде- ление объектов, задач и объем исследования. Как свидетельствует практика, больше всего ошибок допускается следователем при формулировке вопросов эксперту и выборе видов экспертиз.

Поскольку расследование организованной преступной деятельности на- чинается с одного-двух выявленных эпизодов важно применять все возможные меры к скорейшему установлению всех совершенных данным формированием преступлений для того, чтобы примерно определить виды и объемы экспертных исследований и заранее подготовиться к их назначению и проведению. Поэтому при назначении экспертизы необходимо уяснить целесообразность и возможность ее проведения на определенном этапе расследования, даже и в том случае, если «для ее производства собраны все материалы и, судя по состоянию вещественных доказательств, содержащейся в них информации удастся решить интересующие следователя, суд вопросы»1.

Иногда возникает ситуация, когда целесообразно несколько повременить с назначением экспертиз с тем, чтобы собрать дополнительный материал, сформировать новые вопросы для экспертов, решить проблему о назначения комплексной экспертизы с тем, чтобы не возникла в дальнейшем необходимости в производстве дополнительной или повторной экспертиз, что несомненно приведет к неоправданной потере времени и волоките в расследовании.

Планируя назначение экспертиз, следователь должен обратить внимание на их обязательную последовательность с тем, чтобы не допустить исчезновение следов, признаков или даже самих исследуемых объектов и сохранить возможность использования одного и того же объекта для проведения нескольких экспертиз.

1 См.: Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: Организация и проведение. Юридическая литература, 1979., С. 63.

-156-

д) Тактико-психологические особенности предъявления для опознания.1

Одним из наиболее сложных в организационном и тактическом отноше- ниях и в то же время весьма эффективном в доказательственном плане следственным действиям при расследовании преступлений, совершенных организованными криминальными формированиями, является предъявление для опознания (ст. 164-166 УПК РСФСР).

Производство этого процессуального действия обуславливается кон- кретными обстоятельствами расследуемого преступления, конфликтной ситуацией, возникшей в связи с отрицанием подозреваемым (обвиняемым) фактов своего участия в совершении, подготовке или сокрытии преступления, либо в других событиях, имеющих значение для дела. Безусловно, правильное производство этого следственного действия позволяет получить достоверные результаты, подтверждающие либо опровергающие позиции опознаваемого. Доказательно-познавательная сущность этого следственного действия заключается в сопоставлении (сравнении) комплекса общих, групповых, индивидуальных признаков и свойств, либо отдельных специфических черт, особых примет, принадлежащих опознаваемому объекту, и запечатленных в памяти опознающего с теми признаками, чертами, приметами, которые он наблюдает в процессе предъявления данного объекта для опознания. Достоверность и результативность предъявления для опознания во многом зависит от уровня подготовки этого следственного действия. Важное значение имеет этап подготовки к опознанию, в том числе и процесс составления плана этого сложного следственного действия. В плане необходимо предусмотреть конкретную цель опознания, количество лиц, в нем участвующих, признаки предъявляемого объекта, иная идентификационная информация. В процессе опознания основную роль играет психологический процесс формирования показаний опо- знающего, складывающийся из восприятия, запоминания, сохранения образа в памяти, репродуктивного воспроизведения запечатленных свойств и призна-

1 В УПК РФ, который вводится в действие с 1 июля 2002 года производство предъявления для опознания предусмотрено в ст. 193.

-157-

ков объекта и сопоставление (сравнение) его с тем, который предъявляется в ходе данного следственного действия.1

Закон устанавливает, что перед производством опознания должен быть проведен допрос опознающего. В ходе этого допроса у опознающего выясняются признаки, приметы и черты внешности лица, подлежащего опознанию, отличительные особенности иных объектов, по которым он в дальнейшем сможет их опознать. Здесь уместно использовать тактические приемы, направленные на оживление запечатленного в памяти допрашиваемого образа опознаваемого объекта, имеющего значение для полного, всестороннего и объективного расследования.

В ходе опознания опознающему лицу предъявляются предметы или ли- ца, имеющие отношения к расследуемому событию. Чаще всего опознание производится в отношении подозреваемого и обвиняемого, орудий преступления и предметов, добытых преступным путем.

Предъявление этих лиц и предметов опознающему, особенно по уголов- ным делам, возбужденным по преступлениям, совершенным организованными преступными группами (сообществами), может вызвать у него отрицательные эмоциональные переживания, причинив моральный вред. Следователь, решая вопрос о производстве опознания, должен принимать во внимание это обстоятельство и, исходя из анализа данных о личности опознающего и обстоятельств конкретного преступления, воздержаться, в необходимых случаях, от производства этого следственного действия, если в его распоряжении имеется достаточно других доказательств. Тем не менее, во многих случаях, исходя из тактических и доказательственных соображений, следователь, несмотря на возможность негативных эмоциональных последствий, обязан провести это процессуальное действие, приняв все возможные меры для уменьшения морального вреда и вполне возможного тактического риска, вызванного угрозами, страхом и другими негативными факторами.

Учитывая специфику расследования преступлений, совершенных орга- низованными преступными группами, следователь при производстве анализи-

1 См. Криминалистика. Учебник под ред. Н.П. Яблокова, М., 1999., С. 473-474.

-158-

руемого процессуального действия должен тактически грамотно формулировать свои вопросы, акцентируя внимание на признаках, по которым было опознано предъявленное лицо или иной объект и, используя психологический эффект опознания, немедленно задать вопросы о характере действий проходящих по делу лиц и других обстоятельствах дела.

Подбору понятых, которое осуществляется оперативными работниками, также придается важное значение с тем, чтобы в их число не попали заинтересованные лица. Но главный организационный аспект следственного действия заключается в подборе лиц и других объектов, которые предъявляются вместе (в группе) с опознаваемым лицом или иными объектами. Эти лица или объекты должны иметь сходство по общим признакам, но, разумеется, отличаться по индивидуальным. Именно такой подбор обеспечивает доказательственную силу и достоверность результатов данного следственного действия. Кроме того, к организационным аспектам относятся обеспечение аудио-видео аппара- турой для производства звукозаписи и видеосъемок, участие специалистов, а так же охраны.

Для принятия решения о необходимости проведения -предъявления для опознания большое значение имеют фактические данные, полученные органами дознания в результате оперативно-розыскных действий и используемые следователем.

В случаях, если между допросом опознающего и предъявлением для опознания прошло значительное время, следует в целях оживления памяти опознающего непосредственно перед производством исследуемого следственного действия вновь его допросить, сосредоточив его внимание на отличительных признаках опознаваемого. Разумеется, лишние наводящие вопросы совершенно недопустимы, поскольку это может привести к недостоверному результату и направить следствие по ложному, ошибочному пути и даже привести к тяжким последствиям.

Эффективность предъявления для опознания значительно повысится, ес- ли это процессуальное действие будет проведено как структурный элемент

-159-

тактической операции. Например, в конфликтной ситуации структура этой тактической операции может быть следующей:

  • допрос опознающего;
  • допрос опознаваемого;
  • предъявление для опознания;
  • процесс опознания;
  • очная ставка;
  • допрос опознаваемого.
  • Тактически правильно, последовательное производство нескольких предъявлений для опознания. Еще большая эффективность достигается, когда серия предъявлений для опознания сопровождается проведением других следственных действий (допросы, очные ставки, то есть, проводится тактическая операция, подобная описанной выше, но в значительно расширенном масштабе).

Следует особо подчеркнуть, что психологическая подготовка опознаю- щего, особенно по делам о преступлениях, совершенных организованными преступными группами (сообществами), имеет решающее значение. «Пассивность и нерешительность опознающего крайне отрицательно влияют на ход и результаты опознания».1 Как показал проведенный опрос следователей, наиболее часто из-за боязни мести со стороны опознаваемых и связанных с ними лиц, опознающим приходилось отказываться от участия в производстве этого важного следственного действия, заявляя, что они якобы не смогут опознать предъявленных им лиц. В целях обеспечения должной защиты свидетелей (потерпевших), на мой взгляд, в этом случае целесообразно включить в ст. 141 УПК РСФСР соответствующую поправку, разрешающую не указывать в протоколе допроса адрес, телефон, место работы и должность свидетеля, если имеется реальная угроза для его жизни и неприкосновенности родственников. Более того, с учетом значительной угрозы криминального террора возможно указание в протоколах следственных действий псевдонимов свидетелей и по-

См. Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М. 1976., С. 72-84

-потерпевших, уличающих руководителей и членов криминальных формирований

и опасающихся за свою безопасность.

В связи с этим, новелла включения в новый уголовно-процессуальный кодекс РФ (ч. 8 ст. 193), который вступает в силу с 1 июля 2002 года, вызывает полное одобрение и поддержку. В соответствии с указанной нормой и в целях обеспечения безопасности опознающего, предъявление для опознания может быть произведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым. В этом случае понятые находятся вместе нахождения опознающего.1 Разумеется, необходимо предусмотреть использование видео-аудио техники, нахождение вместе с опознающим следователя, а с опознаваемым и другими предъявляемыми лицами поместить следователя и охрану.

При опознании, как и при других следственных действиях, участвуют защитники обвиняемых (подозреваемых). Поэтому следовало бы ввести правовую норму, запрещающую защитнику при ознакомлении с материалами дела получать сведения о личности свидетеля (опознающего), если есть информация оперативных работников о возможном нарушении интересов следствия и свидетеля путем оказания на него давления. Некоторые предложения, несомненно, носят дискуссионный характер, но важно найти правильное решение, которое позволит защитить участников уголовного процесса от реальной угрозы их безопасности и оказания негативного давления со стороны членов преступных групп (сообществ). По делам исследуемой категории эти новеллы имеют важное, а иногда решающее значение.

При производстве опознания рекомендуется проводить звуко- и видео- запись, которая, кроме фиксирующей функции, значительно дисциплинирует поведение конфликтующих субъектов из числа членов организованных преступных групп и сообществ.

е) Тактико-психологические особенности очной ставки.2

По делам организованных преступных групп и сообществ важно учиты- вать характер взаимоотношений между участниками и умело использовать их

1 «Российская газета», 22 декабря 2001. С. 5.

2 В УПК РФ, который вводится в действие с 1 июля 2002 года производство очной ставки предусмотрено в ст. ст. 192.

-161-нередко противоречивые интересы. Для этого используют тактические и психологические возможности очной ставки.

Правовую основу очной ставки составляет ст. 163 УПК РСФСР. Очная ставка между двумя допрошенными ранее лицами проводится в тех случаях, когда в их показаниях имеются существенные противоречия. Противоречия в показаниях таких лиц, (особенно, если они являются членами организованных преступных групп и сообществ) разный объем сведений, сообщенных ими по поводу одних и тех же обстоятельств, нарушают по данной категории дел согласованность их позиции, порождают взаимное недоверие, так как при умело проведенной очной ставке чаще всего действует психологическая установка: «каждый за себя», поэтому участники этого эмоционально напряженного действия пытаются себя выгородить или приуменьшить свою роль в преступлении за счет других. Поэтому в условиях конфликтной ситуации рекомендуется пробудить у допрашиваемого такие сильно действенные чувства, которые связанны с возможностью «опоздать» с чистосердечным признанием.1 В ходе очной ставки в конфликтной ситуации необходимо выявить мотивы дачи ложных показаний и устранить их. Мотивами могут быть по делам указанной категории дел: боязнь мести соучастников не только в отношении себя, но особенно близких, стремление уйти от уголовной ответственности и т.д. В подоб- ных случаях следователь должен постараться убедить допрашиваемого говорить правду. По делам организованных преступных формирований, проведенными исследованиями, эффективность очных ставок составляет примерно —1*5 -16%. Основная причина их низкой эффективности, как отмечают следователи и работники дознания, кроется в том, что потерпевшие и свидетели не верят в возможности правоохранительных органов защитить их от мести членов организованной преступной группы, а подозреваемые (обвиняемые) боятся мести других членов группировки. Однако в случаях получения правдивых показаний их эффективность достаточно велика и позволяет устранить конфликтные ситуации. Основной прием, применяемый при проведении очной ставки, в

См.: Кривошеий И.Т. Формы психологического контакта.// Актуальные проблемы правоведения в современный период: сб. статей / отв. Ред. В.Ф.Волович. Томск: изд-во Томского ун-та, 1991.

  • 162 -

острой конфликтной ситуации - предъявление доказательств (вещественных доказательств и документов), особенно если их собрано по делу недостаточно и использование их в значительно более спокойной обстановке допроса может не привести к нужному результату. В ситуации очной ставки ее эмоционально-психологическая напряженность и более высокий темп проведения значительно увеличивает силу этих показаний и приводит к успеху1.

Разумеется, помимо названных приемов огромное значение для успеха проведения очной ставки имеет установление психологического контакта с допрашиваемым. Это общее тактическое правило многих следственных действий, для очной ставки происходящей в острейшей конфликтной ситуации имеет особое значение. Умение «разговорить» допрашиваемого особенно на очной ставке играет большую тактическую роль. В условиях же ситуации тактического риска, когда следователь не уверен в твердости и надежности позиции лица, дающего правдивые показания, необходимо проявлять должную гибкость и применять различные тактико- психологические приемы, направленные прежде всего на укрепление волевых качеств и твердости этого участника очной ставки, а затем умело показать трусость, эгоизм, жадность и другие негативные качества его будущего оппонента при производстве данного следственного действия, подтвердив эти утверждения конкретными фактами из ма- териалов уголовного дела или’оперативно-розыскной разработки. Эти приемы всегда необходимо подтверждать доходчивыми объяснениями о том, что полученные доказательства являются прежде всего средством защиты для лиц, привлекаемых к уголовной ответственности и избравших объективную позицию по делу.

С особой осторожностью в условиях ситуации тактического риска сле- дует относится к проведению очной ставки по ходатайству подозреваемого или обвиняемого, т.к. целью ее может быть оказание давления на лицо, изобличающее его в преступлении. Особенно, это возможно по делам об организованных преступных формированиях. На наш взгляд, следует также использовать фактор внезапности в производстве очной ставки в ситуации тактиче-

1 Данный тактический прием включен в ч. 3 ст. 192 УПК РФ.

  • 163 -

ского риска или острого конфликта, для лица, дающего ложные показания. Разумеется, обеспечить неожиданность проведения очной ставки довольно трудно, однако, в случаях удачного производства этого тактико-психологического приема, вероятность успешного результата значительно усиливается. Ход очной ставки процессуально оформляется. Применение аудио и видео записи может оказать на допрашиваемого психологическое воздействие, и в то же время дисциплинирует участников очной ставки, особенно конфликтующего со следователем субъекта.

Обобщение следственной практики показало также, что эффективность очной ставки существенно возрастает, если она проводится как структурный элемент тактической операции, в состав которой в наиболее рациональной последовательности, с учетом конкретной тактической ситуации, входят такие процессуальные действия как допросы, предъявление для опознания и другие, в зависимости от информационных и тактических ресурсов следствия.

Если по делу возможно проведение нескольких очных ставок с конфлик- тующим субъектом, то как более эффективный вариант - это их серийное производство, одну за другой, с самым незначительным перерывом во времени. Тактико-психологический результат такого серийного производства очных ставок исключительно велик. По крайней мере по изученным нами уголовным делам даже производство двух, а тем более трех очных ставок, одну за другой, всегда приводило к положительному результату и конфликтующий субъект радикально менял свою позицию на бесконфликтную, а в отдельных случаях переходил даже на сотрудничество со следствием.

ж) Тактико-психологические особенности обыска.1

По уголовным делам об организованной преступной деятельности обыск является одним из наиболее сложных следственных действий, характеризуемых несколькими специфическими чертами:

во-первых, при производстве этого следственного действия возникают дополнительные трудности, обусловленные высоким преступным профессио-

1 В УПК РФ, который вводится в действие с 1 июля 2002 года производство обыска предусмотрено в ст. 182.

  • 164-

нализмом членов криминальных формирований, что может значительно усложнить достижение положительного результата;

во-вторых, наличием у преступников специальных, надежно оборудо- ванных тайников и других подобных устройств, которые могут быть расположены в весьма отдаленных местах от известных следствию квартир, офисов, гаражей, дач и других помещений, принадлежащих лицам, проходящим по уголовному делу, их родным и знакомым;

в-третьих, в связи со значительным числом участников организованных преступных групп и сообществ, их многочисленными преступными, родственными и другими связями, достаточно сложно определить объект обыска;

в-четвертых, в процессе производства обыска, обычные для этого след- ственного действия конфликтные ситуации, достигают наибольшей остроты, вплоть до оказания вооруженного сопротивления.

В то же время успешное проведение обыска позволяет получить цен- нейшие доказательства, оказать сильнейшее психологическое воздействие даже на лидеров и наиболее активных членов криминальных формирований, занимающих наиболее негативные позиции.

Важнейшую роль в преодолении перечисленных выше негативных фак- торов играет прежде всего высокопрофессиональное оперативное сопровождение этого следственного действия. Если позволяет время, то программа оперативно розыскных мероприятий реализуется по наиболее оптимальному варианту:

  • наблюдение за лицами, у которых планируется производство обыска с целью установления их связей, мест подозрительных встреч и распорядка дня. При этом, особое внимание обращается на определение времени выхода и возвращения в обыскиваемый объект, а также выявления новых, ранее неизвестных объектов обыска;
  • прослушивание телефонных переговоров и снятие информации с тех- нических каналов связи, позволяющее расширить информацию о по- дозреваемых и связанных с ними лицах, их планах и намерениях, а
  • 165 -

также выявить, хотя бы ориентировочно, расположение тайников и других мест укрытия искомых предметов;

  • осуществление оперативного наблюдения за объектами обыска, кроме того выявляются замаскированные выходы, применяемые преступниками сигналы и т.д.;
  • особенно эффективным в ситуации подготовки к обыску может быть оперативное внедрение, позволяющие решить все перечисленные, а также и иные задачи, в том числе получить сведения о наличии оружия у подозреваемых, степени их агрессивности и самое главное -уточнить местонахождение искомого.
  • Производство обыска обуславливается конкретными обстоятельствами, личностью подозреваемого, предметом преступного посягательства, а главное объемом и содержанием информации. Поэтому результативность обыска зависит от степени подготовленности работников следствия и дознания к производству обыска.

Обыск относится к числу наиболее трудоемких и ответственных действий, поэтому важное значение имеет подготовка к обыску и составление со- вместного следственно-оперативного плана, в котором указывается цель обыска, количество лиц его проводящих, место и время проведения обыска. Здесь огромную роль играет его внезапность и учет особенностей предметов поиска и характера обследуемого объекта. Обыск осуществляется в напряженной психологической обстановке, а по делам организованных преступных формирований чаще всего в условиях конфликтной ситуации.

В ходе подготовки к производству обыска по делам данной категории необходимо поручить оперативным работникам произвести необходимые оперативно-розыскные мероприятия по обнаружению похищенного, по лицам, проживающим совместно с обвиняемым (подозреваемым), у которого проводится обыск, об их взаимоотношениях. Важное значение отводится не просто получению информации о лице, у которого производится обыск, а его личностным особенностям, имеющим прямое или косвенное отношение к производству этого следственного действия. Как правило, обыскиваемые по делам ор-

-166-ганизованных преступных формирований «ожидают» обыск, готовятся к нему,

поэтому там, где они проживают, либо ничего не хранят, либо оборудуют тайник в труднодоступных местах, либо хранят у своих знакомых, соседей, дальних родственников. Тайники оборудуется в самых неожиданных и труднодоступных местах, либо «прямо на виду», «под носом». В отыскании тайников необходимо использовать помощь специалиста. Его главная функция при производстве обыска заключается в использовании средств поисковой техники, технических средств фиксации хода и результатов обыска.

При проведении обыска у любого из членов организованного преступного формирования необходимо обращать особое внимание на различные записи телефонов, адресов, фотографии, видео-, аудиокассеты и другие источники информации и прежде всего компьютеры. Следователь и оперативные работники должны учитывать поведенческие проявления не только обыскиваемого, но и членов его семьи, обращать внимание на жесты, взгляды и действия.

В условиях конфликтной ситуации по делам организованной преступно- сти следователь и оперативные работники особенно строго должны исполнять требования уголовно-процессуального закона и предписания морали. Это касается и производства обыска, поэтому следует не только объявить о производстве обыска и ознакомить с постановлением о его производстве, но и провести краткую беседу с обыскиваемым и его близкими по поводу добровольной выдачи предметов, отыскиваемых во время обыска. Если обыск производится у неактивного или второстепенного участника, то ему следует объяснить необходимость выдачи этих предметов и тем самым помочь следствию, что, в свою очередь, послужит смягчающим обстоятельством по уголовному делу. В ситуациях же, когда обыск производится у знакомых участников организованных преступных групп и сообществ или у их соседей, то имеет смысл объяснить, что они в соответствии с ч. 5 ст. 33 УК РФ, или же ст. 316 КУ РФ, могут быть привлечены к уголовной ответственности за сокрытие орудий преступления или предметов, добытых преступным путем. Целесообразно в процессе предварительной беседы перед обыском сообщить заинтересованным лицам о технических возможностях поисковых приборов, показать знание их привычек

-167-

и образа жизни. Изучение следственной практики показало, что, если обыск проводится как важнейший структурный элемент тактической операции, то его эффективность значительно возрастает.

Распространенным приемом при обыске лиц-участников организован- ных преступных формирований является охрана обыскиваемых и наблюдение за ними с целью предотвращения их попыток избавиться от предметов, имеющих значение для дела или совершить побег.

По делам организованных преступных формирований обычно проводит- ся групповой обыск. Для этого создается несколько поисковых групп, назначается единое время проведения обысков, устанавливается постоянная связь между группами. Руководит серией обысков следователь, возглавляющий следственно-оперативную группу. Он направляет поиск и координирует деятельность всех подгрупп, осуществляющих обыск. В этой ситуации важно провести тактическую операцию «обыск» внезапно, т.к. между членами организованных преступных групп всегда налажена хорошая связь. Рекомендуется использовать агентурные данные и местонахождение лиц, подвергающихся обыску. Тактически грамотно следует использовать внезапность обыска, как чисто психологическое воздействие на обыскиваемого, цель которого показать бесполезность скрывать дальше искомые следователем предметы или документы. Часто этот прием используется при ситуациях тактического риска. Ход обыска, предметы и документы, изъятые при этом, фотографируются. Проводится фотографирование местонахождения тайника, его внешнего вида, содержания и т.п. По указанной категории дел в последнее время чаще применяется видеосъемка.

ж) Тактические особенности производства контроля и записи пере- говоров

В заключении данного параграфа рассмотрим некоторые процессуаль- ные и криминалистические аспекты нового следственного действия - контроль и запись переговоров, предусмотренного Федеральным законом от 20 марта

  • 168 -

2001 года № 26-ФЗ. В соответствии с этим законом уголовно- процессуальный кодекс РСФСР дополнен ст. 174-1 и п. 6 ст. 86. Оба эти дополнения имеют большое значение для методики расследования рассматриваемых в диссертации криминальных деяний.2

Преступления, совершенные организованными криминальными форми- рованиями, как правило, относятся к тяжким и особо тяжким общественно опасным деяниям, а поэтому, в соответствии с ч. 4 и 5 ст. 15 УК РФ, по этим деяниям, следователь может производить контроль и запись телефонных и иных переговоров подозреваемого, обвиняемого и других лиц, которые могут располагать сведениями о преступлении или иными данными, имеющими значение для уголовного дела.

При необходимости осуществления данного процессуального действия, следователь выносит мотивированное постановление, в котором излагает сущность уголовного дела и основания для его производства, указывает фамилию, имя и отчество лица, в отношении переговоров которого будут проводиться контроль и запись, срок их осуществления, а также наименование органа, которому поручается техническое осуществление контроля и записи телефонных и иных переговоров.

Постановление следователя о возбуждении соответствующего ходатай- ства направляется в суд по месту производства предварительного следствия или проведения данного следственного действия, о чем уведомляется прокурор. По результатам рассмотрения и проверки достаточности основания судья в течение 6 часов с момента поступления постановления принимает решение об осуществлении контроля и записи телефонных и иных переговоров или об отказе в ходатайстве следователя. Постановление судьи в случае удовлетворения его ходатайства следователь направляет в соответствующий орган для ис- полнения. Срок осуществления этого следственного действия не более 6 месяцев, но не позднее окончания следствия по данному уголовному делу.

1 Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод»// российская газе та, 23 марта 2001 года.

2 В УПК РФ, который вступает в действие с 1 июля 2002 года это процессуальное действие регламентировано ст. 186.

  • 169 -

В течение всего срока производства рассматриваемого следственного действия, следователь вправе в любое время истребовать от органа, осуществляющего контроль и запись переговоров, фонограмму для ее осмотра и прослушивания, с соблюдением установленных законом правил. О результатах осмотра и прослушивания следователь с участием понятых и при необходимости специалиста, а также лиц, телефонные и иные переговоры которых записаны, составляется протокол, в котором должна быть по возможности дословно изложена та часть фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к данному уголовному делу.

Фонограмма в полном объеме приобщается к уголовному делу по поста- новлению следователя как вещественное доказательство.

В соответствии с п. 6 ст. 86 УПК РСФСР фонограмма и бумажный носи- тель с записью телефонных и иных переговоров остаются в деле в течение всего срока его хранения.

Дополнения, внесенные в уголовно-процессуальное законодательство, несомненно, расширяют тактический арсенал следователя и повышают эффективность предварительного следствия до делам об организованной преступной деятельности и особенно по так5им широко разветвленным, многоэпизодным, с исключительно большой «географией», как уголовные дела о легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем.

В то же время следует отметить некоторые сомнительные положения за- кона.

Во-первых. По нашему мнению участие в осмотре и прослушивании фонограмм и в составлении протокола лиц, телефонные и иные переговоры которых записаны, существенно снижает тактическое значение, устраняет фактор внезапности (неожиданности) и эффективность рассматриваемого следственного действия. Преждевременное ознакомление подозреваемых, обвиняемых и других лиц, которые могут располагать сведениями о преступлении, приведет к получению или важнейшей тактической информации для использования в процессе активного противодействия предварительному следст-

  • 170-

вию и даже, в некоторых ситуациях, для продолжения преступной деятельности.

Следственное действие, в отличии от соответствующего оператив- ноОрозыскного мероприятия - «прослушивание телефонных переговоров», называется «контроль и запись переговоров», поэтому необходимо предоставить следователю возможность периодического контроля телефонных и иных переговоров, с соблюдением более упрощенной процедуры, чем установленное в законе. Полагаем, что следует предоставить следователю право, в зависимости от конкретной ситуации, предусмотреть участие или неучастие лиц, в отношении которых осуществляется контроль и запись телефонных и иных переговоров, в осмотре прослушивания фонограммы и составлении протокола.

Разумеется, в соответствии со ст. ст. 201-203 УПК РСФСР, обвиняемые должны быть ознакомлены со всеми материалами дела, или же предусмотреть специальный порядок ознакомления с результатами контроля и записи переговоров, как это установлено в ст. 193 УПК РСФСР для заключения эксперта или его сообщения о невозможности дачи заключения, которые предъявляются обвиняемому до окончания предварительного следствия по делу.

Такой вариант позволит с одной стороны обеспечить соблюдение прав человека и основных свобод, а с другой - позволит эффективно использовать полученную информацию в целях всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. При этом следует иметь в виду, что в соответствии сто ст. 139 УПК РСФСР недопустимость разглашения данных предварительного следствия является одним из его важнейших процессуальных и тактических правил, и предание их гласности может быть осуществлено лишь с разрешения следователя или прокурора.

Во-вторых. Контроль и запись переговоров допускается по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях. Это вызвано, по нашему мнению, необходимостью уменьшить финансовые расходы на это дорогостоящее следственное действие. Однако, будучи по своей природе первоначальным следственным действием, контроль и запись переговоров осуществляется в ситуации, когда в распоряжении следователя еще нет достаточной информации о

-171-

подлинном характере расследуемого им преступления, которое в дальнейшем может быть отнесено к категориям тяжких и особо тяжких, тогда как на первоначальном этапе оно относилось к иной, мене тяжкой категории. Однако отпущенное время в тактическом отношении компенсировать очень трудно или даже невозможно.

Тем не менее, новое следственное действие, несомненно, расширит так- тические и доказательственные возможности следствия, а в случая его дальнейшего усовершенствования в соответствии с высказанными выше предложениями, эти возможности еще более увеличатся.


Анализ следственной практики и проведенные нами интервьюрования следователей и оперативных работников показали, что по степени значимости и эффективности отдельных следственных действий они распределяются следующим образом:

  1. Допрос потерпевшего - 68,2 %
  2. Проведение экспертиз - 60,3 %
  3. Допрос свидетеля - 55,3 %
  4. Предъявление для опознания - 20,2 %
  5. Проведение очных ставок - 15,6 %
  6. Проведение обысков - 40,5 %
  7. Проведение следственного эксперимента - 7 %
  8. Анализ приведенных данных свидетельствует о том, что обычно такие эффективные следственные действия, как очные ставки и предъявление для опознания, имеют весьма низкую эффективность по сравнению с этими же показателями по другим категориям уголовных дел. Это негативное явление, несомненно, обусловлено страхом, боязнью, растерянностью свидетелей и потерпевших при непосредственном и конфликтном взаимодействии (столкновении) с обвиняемым (подозреваемым) - членом или даже лидером преступной группы (сообщества). Это является специфической чертой расследования
  • 172-

данной классификационной группы преступлений, которая должна особо учитываться следователями и оперативными работниками в процессе расследования.

Для устранения этих негативных воздействий необходимо профессио- нально применять те тактико-психологические приемы, которые исследованы ранее.

Важнейшей особенностью производства отдельных следственных дейст- вий по делам исследуемой категории являются их обязательное тактическое и оперативно-розыскное сопровождение. Исследование оперативно-розыскного сопровождения является прерогативой теории оперативно-розыскной деятельности, хотя некоторые его аспекты были рассмотрены в диссертации.

Что же касается тактического обеспечения (сопровождения) то оно сво- дится к производству одного или целого комплекса тактических приемов, включаемых в структуру определенного следственного действия и проводимых вне его процессуальных рамок. Сочетание (комплекс) нескольких тактических приемов и соответствующего следственного действия называют (в отличие от тактической операции) - тактической комбинацией.

По уголовным делам о преступлениях, совершенных организованными криминальными формированиями целесообразно проводить все возможные типовые варианты тактических операций. Рассмотрим эти варианты на примере одного из наиболее сложных следственных действий - обыске в жилом помещении.

Вариант первый.

Перед производством обыска, в течение нескольких дней оперативные работники осуществляют следующие оперативно-розыскные мероприятия, которые можно рассматривать как тактические приемы, поскольку они не предусмотрены уголовно-процессуальным законодательством:

  • наблюдение за объектом предстоящего обыска (ТП-1);

-173

наблюдение за лицами, прогуливающимися в квартире, доме (объекте обыска).

ТП-1

Следственное действие (обыск)

ТП-2 ь

W

Обозначение: ТП - тактический прием. Вариант второй.

В ходе производства обыска следователь и взаимодействующие с ним оперативные работники осуществляют следующие тактические приемы:

  • последовательный и детальный поиск с применением средств поис- ковой техники - (ТП-3);
  • психологическое наблюдение за обыскиваемым - (ТП-4);
  • учет и преодоление фактора «объективной недоступности» - (ТП-5);
  • Графически эту тактическую комбинацию можно отразить в следующей

схеме:

Следственное действие - ? обыск

ТП-3

ТП-4

ТП-5

-174-

Вариант третий.

В случае неудачного обыска, либо при получении данных о возможности появления на объекте обыска или вблизи его сообщников подозреваемых, задержанных после окончания обыска, предусматриваются следующие мероприятия:

  • наблюдение за объектом - (ТП-6);
  • организация засады - (ТП-7)

Следственное действие (обыск)

ТП-6

-*

ТП-7

ч

Вариант четвертый.

По уголовным делам о преступлениях, совершаемых организованными криминальными формированиями, в зависимости от ситуаций, возможно производство любой из описанных выше тактических комбинаций. Однако наиболее эффективной разновидностью тактической комбинации будет несомненно ее комплексная разновидность, включающая в свою структуру все три рассматриваемых варианта.

Графически эту наиболее оптимальную тактическую комбинацию можно отразить в следующей схеме:

ТП-1

Следственное действие -

ТП-6

ь обыск -Л

ТП-2

ТП-3

ТП-4

ТП-5

ТП-7

W

  • 175-

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В условиях продолжающейся криминализации общества, количествен- ного роста преступлений, совершенных организованными преступными группами и сообществами, одним из основных вопросов является устранение серьезной угрозы национальной безопасности России со стороны криминальных лидеров и их коррумпированных направителей.

Особенно быстрыми темпами растет организованная преступность в экономической сфере и главным образом во внешнеэкономической и в финансово-кредитной видах деятельности. Так, в 2001 году к уголовной ответственности за совершение экономических преступлений было привлечено 170000 человек, что на 6% больше чем, в предшествующем 2000 году. При этом рост преступлений в сфере внешнеэкономической деятельности превысил предшествующий период на 20,6%, а в кредитно- финансовой сфере - на 15,2%.

В связи с этим, комплексное криминолого-криминалистическое исследо- вание опаснейшего феномена организованной преступной деятельности является наиболее приоритетным направлением в научных исследованиях.

Представляется, что проведенный комплексный анализ проблем борьбы с организованной преступностью с определенным приоритетом в сторону криминалистики, позволяет сделать ряд основных выводов и сформулировать ряд важнейших положений:

1) Предложено определение организованной преступной деятельности, с учетом действующего законодательства. 2) 3) Выделены три этапа в развитии организованной преступности. 4) 5) Определены и описаны основные признаки организованной пре- ступности. 6) 7) В диссертации подчеркивается, что политическая коррупция - наиболее опасное орудие организованной преступности и ее коррумпированных покровителей. 8) 9) Оценивая современное состояние организованной преступности, автор основывается не только на количественных показателях ее роста и воз- 10)

-176-

растания численности криминальных формирований, но и на наличии системы коррумпированных связей, масштабов территориального или отраслевого проникновения и влияния, степени вооруженности и размеров преступных доходов.

6) В современных условиях возрастает степень общественной опас ности организованной преступности, которая обусловлена тенденциями ее развития, в основе которых лежит высочайшая приспосабливаемость к пере менам, происходящим в обществе, умелое использование недостатков в орга низации социально-правового контроля и пробелов в законодательстве, все сторонний учет недостатков в деятельности правоохранительных органов.

7) Проанализирована картина состояния региональной организованной преступности, с учетом ее особенностей. 8) 9) Выявлены и проанализированы особенности личности-участников организованных преступных формирований и их связей, что позволяет выработать важные тактические аспекты противодействия организованной преступности. 10) 11) Тактико-психологический анализ организованной преступности следует начать с установления ее структуры, что позволяет выявить иерархическую зависимость между членами преступного сообщества, определить функции и связи между всеми участниками, и выявить в этой структуре “слабые звенья”, для эффективного управления сложным процессом раскрытия и расследования преступной деятельности и оптимального оперативного воздействия “изнутри” организованного преступного формирования на его отдельных членов. 12)

10) Планирование по делам организованных преступных групп обес- печивает эффективность расследования преступлений, но представляет определенные трудности, выделенные в диссертации. 11) 12) Оценка реальности плана зависит от тщательности проверки версий. В ходе этой проверки выявляются новые участники и новые эпизоды пре- ступной деятельности, что типично для хорошо законспирированной деятельности организованных криминальных формирований. 13)

-177-

12) При проверке версий, отраженных в плане расследования исполь- зуется вспомогательная документация, которая позволяет правильно организовать расследование, не допускать пробелов в процессе выявления и расследования многочисленных эпизодов и доказывания вины всех членов организованных преступных групп и сообществ. 13) 14) Существенные проблемные, конфликтные организационно- управленческие трудности, необходимость постоянного учета ситуации тактического риска, обусловили обязательность максимального производства расследования путем проведения различных тактических операций и их комплексов. 15) 14) Дано определение понятия тактической операции применительно к делам о преступлениях, совершенных организованными преступными груп пами и сообществами. Указана возможная классификация видов тактических операций по указанной категории дел по различным основаниям.

15) Установлены особенности производства типовых тактических операций по делам организованных преступных групп с учетом следственных ситуаций.

16) В диссертации рассмотрены и предложены наиболее эффективные тактико-психологические приемы производства отдельных следственных действий, с учетом особенностей возникновения и степени остроты конфликтных ситуаций, возникающих по исследуемой в диссертации категории уголовных Дел. 17) 18) По уголовным делам исследуемой в диссертации категории автор рекомендует обязательное проведение отдельных следственных действий в сочетании с наиболее эффективными тактическими приемами, с учетом содержания определенного процессуального действия и конкретной ситуации (тактическая комбинация). В диссертации рассматриваются типовые варианты производства тактических комбинаций. 19) 18) Быстрое и полное расследование преступлений, совершенных ор ганизованными преступными группами и сообществами невозможно без четко согласованных и совместных действий следователя и оперативных работников

  • 179 -

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативный материал

  1. Конституция Российской Федерации.
  2. УК РФ // Собрание законодательства РФ. 1996.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, М., 2001.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс РФ, вступающий в действие с 1 июля 2002 года.
  5. Закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности». М., 2000.
  6. Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод».
  7. Приказ МВД РФ № 334. 1996. «О взаимодействии служб органов внутренних дел при раскрытии и расследовании преступлений».
  8. Совместный приказ МВД, Генеральной прокуратуры РФ, ФСБ, ФСНП РФ № 32 от 22.05.95. «О создании СОГ по раскрытию уголовных дел совершенных организованными преступными группами и сообществами».
  9. Приказ МВД РФ № 160. 1995 «О взаимодействии оперативных работников и следователей по расследованию преступлений».
  10. Монографии

Ю.”Организованная преступность: проблемы, дискуссии, предложения”. Под

редакцией А.И.Долговой и С.В.Дьякова. М., “Юридическая литература”,

  1. С. 14-17. П.Алексеев С.С. Теория права. Издательство «Век». М.,
  2. С. 145-146. 12.Антонян Ю.М. «Социальная среда и формирование личности преступника

(неблагоприятные влияния на личность в микросреде)». М., 1975. 13.Антипов В.П. Следственные версии и планирование расследования: Учеб.

пособ. М., 1978.

  • 180-

Н.Антипов В.П. Планирование расследования в проблемных ситуациях: Учеб. пособ. М, 1983

15.Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е.Психология преступника и расследование преступлений. М , Юрист. 1995.

16.Арцишевский Г.В. Выдвижение и проверка следственных версий. М, 1978.

17.Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции перспективы. М, 1988.

18.Белкин Р.С. Лившиц Р.С. Тактика следственных действий. М., 1997. С.22.

19.Белозеров Ю.Н. Производство следственных действий. М., 1990.

20.Бобылев О.В., Богатырев А.Г., Гаухман В.Д., Козвалдин В.П., Максимов И.В., Малиновский И.Ю., Писчасов А.И., Попов В.И.. Проблемы борьбы с организованной транснациональной преступностью. // Актуальные проблемы теории и практики борьбы с организованной преступностью в России. М., 1994. С.25.

21.Быков В.М. Конфликты между следователями и оперативными работниками, взаимодействующими при расследовании. // Совершенствования расследования преступлений. Иркутск, 1980., С. 65- 69.

22.Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы, Ташкент, 1991.

23.Васильев В.П. “Юридическая психология” М.,1991., С. 18

24.Возгрин И.А. Криминалистическая методика расследования преступлений. Л., 1976.

25.Гавло В.К. О следственной ситуации и методике расследования хищений, совершенных с участием должностных лиц// Вопросы криминалистической тактики и методики расследования. М., 1973.

26.Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. Томск, 1985.

27.Гарифуллин P.P. Иллюзии личности. Казань, 1997.

28.Герасимов И.Ф., Драпкин Л.Я. Учение о криминалистических версиях.// Криминалистика//М.,2000., С. 60-71.

29,Герасимов И.Ф. Криминалистическая тактика: Учеб.метод. пособ. Екатеринбург: изд-во УрГЮА, 1988.

-181-

ЗО.Гибиани А.А., Гацециладзе Р.Т. “Некоторые вопросы географии преступности”, Тбилиси, 1982, “Методика изучения территориальных различий преступности”. М, 1988. С. 44-45.

31.Гмырко В.П., Зенкевич И.Б. Некоторые проблемы тактического риска при расследовании тяжких преступлений. (Вопросы криминалистики и судебной экспертизы по делам о тяжких преступлениях.) Караганда, 1982.

32.Гуров А.И. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений, совершаемых организованными преступными группами. М., 1992. С. 108-111.

33.Гуров А.И. Организованная преступность - не миф, а реальность. М., 1990. С.19.

34.Деев Л. Психология малых групп. Социальные иллюзии и проблемы. М., 1979.

35.Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. Минск, 1979.

Зб.Донув А.И. Психология коллектива. Методические проблемы расследования. М., 1984.

37.Долгова А.И. Криминология, М., 1997.

38.Долгова А.И. Криминология, М., 2000.

39.Донцов А.И. «Психология коллектива; Методологические проблемы расследования» М., 1984.

40.Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М., 1976.

41.Драпкин А.Я. Долинин В.Н. Тактика следственных действий. Екатеринбург, Ур ЮИ МВД РФ., 1999.

42.Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987., С. 137-142;

43.Драпкин Л.Я. Предмет доказывания и криминалистическая характеристика преступлений. // Криминалистические характеристики преступлений в методике расследования. Свердловск, 1978.

-182-

44.Драпкин Л.Я., Долинин В.Н. Тактика следственных действий. Екатеринбург, 1999., С. 25-28.

45.Драпкин Л.Я., Кокурин Г.А. «Организационные и тактические основы поисковой деятельности в расследовании преступлений», Екатеринбург: издательство УрЮИ МВД РФ, 1997.

46.Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. Минск, 1979.;

47.Емельянов А.С. «Понятие организованной преступности и проблемы борьбы с ней». Вопросы организованной преступности и борьбы с ней. М. 1993., С.5.

48.Еникеев М.И. «Основы общей и юридической психологии». М., 1996.

49.Еникеев М.И.. Юридическая психология. М., 1999., С. 46-56.

50.Игошев К.Е. Типология личности преступника и мотивация преступного поведения. Горький, 1989.

51.Изучение организованной преступности: российско-американский диалог // Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Л. Шелли, Ю.Г. Козлова. М., 1997. С. 21-23.

52.Ильин ЕЛ. «Мотивация и мотивы». С-П., 2000., С. 236-253.

53.Ищенко П.П. Специалист в следственных действиях (уголовно- процессуальные и криминалистические аспекты). М. Юридическая литература, 1990.

54.Ковалев А.Г. Психология личности. М., 1970.

55.Кондратюк Л.В. Региональное криминологическое прогнозирование. Москва, 1989. С.20

56.Коннов А.И. “Некоторые тенденции развития организованной преступной деятельности в Российской Федерации”// организованная преступность - 3. С. 60-74.

57.Коновалова В.В. Психология в расследовании преступлений. Харьков, 1978.

58.Кривошеин И.Т. Формы психологического контакта.// Актуальные проблемы правоведения в современный период: сб. статей / отв. Ред. В.Ф.Волович. Томск: изд-во Томского ун-та, 1991.

-183-

59.Криминалистика. Учебник под ред. Н.П. Яблокова, М., 1999., С. 473- 474.

бО.Криминалистика. Учебник под редакцией А.А.Эксархопуло, Т.А.Седовой. С-Петербург, 2001., С. 443-455.

61.Криминалистика. Учебник под редакцией И.Ф.Герасимова, Л.Я.Драпкина, М, 2000, С. 77.

62.Крылов А.А. Психология. М, 1999.

бЗ.Куликов В.И. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. Ульяновск, 1994. С. 50-57.

64.Кузнецова Н.Ф. Криминалистика, М, 1999.

65.Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. М, 1996.

бб.Лунеев В.В. Криминальная мотивация. М, 1986.

67.Лунеев В.В. Выборочный метод в криминологии. М, 1988.

68.Лунеев В.В. Криминологическая характеристика организованной преступности в России.

69.Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. М.,1999. С. 308-309.

70.Методика анализа преступности: Методическое пособие под редакцией Сорокина О.В, М.,1986. С. 6-7.

71.Миневский Г.М. Вопросы совершенствования уголовного законодательства в сфере охраны безопасности иностранного бизнеса в России // Обеспечение безопасности иностранных граждан. М, 1995. С. 30.

72.Наумкин Ю.В. Психология. М, 1999, С. 77-105.

73.Немов Р.С.. Психология. Книга 1. М, 1997, С. 424-432.

74,Образцов В.А. Основы криминалистики. М, 1996.

75.Побегайло Э.Ф. Тенденции современной преступности и совершенствование уголовно-правовой борьбы с ней. М, 1990. С. 17.

76.Поробуев Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. Волгоград. 1978.

77.Протасевич А.А, Степаненко Д.А, Шиканов В.И. «Моделирование в реконструкции расследуемого события». Иркутск, 1997, С. 66-175

78.Романов В.В. Юридическая психология. М, 1998.

-184-

79.Роск В. Введение в криминологию. М., 1985.

80.Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. Тула. 1996.

81.Самовичев Е.Г. «Убийство: психологические аспекты преступления и наказания», М.,1998.,С.80-81.

82.Седова Г.А., Эксархопуло А.А., Криминалистика. Санкт-Петербург, 2000. С. 897-907.

83.Скромников К.С. «Существующая система учета преступлений и раскрытия их нуждается в кардинальной реформе.// Государство и право № 1, 2000. С.108-110.

84.Сорокотягин И.Н. Правовая психология. Екатеринбург. 2000.

85.Сорокотягин И.Н., Сорокотягина Д.А. «Судебные экспертизы». Екатеринбург, 2000.

86.Шендеревич Ю.А. «Пропаганда: социально-психологический аспект», Методические проблемы социально психологии М., 1978. С. 186.

87.Шиканов В.И. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. Иркутск, 1983., С. 17.

88.Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: Организация и проведение. Юридическая литература, 1979., С. 63.

89.Яблоков Н.П. Взаимодействие следователя и оперативно-розыскных органов при расследовании.// Криминалистика. М., 1999.

90.Яблоков Н.П. Криминалистика// Учебник. М, 1999.

Статьи

91.«Краткий анализ состояния преступности в России». Российская юстиция.

  1. № 4. С. 62. 92.«Криминальная хроника». № 23, 1999. 93.«Организованная преступность - 2» М., 1993. С. 2-3. 94.«Организованная преступность-2. Криминологическая ассоциация» М,

  2. С.71

  • 185-

95.«Основы борьбы с организованной преступностью». - ИНФА, 1996. С. 10.

96.«Преступность в России в 90-х годах и некоторые аспекты законности борьбы с ней». М., 1995. С. 79-90;

97.«Теоретические проблемы изучения территориальных различий в преступности”; Тарту, 1985. вып. 725; Тарту, 1988, выпуск 817; Тарту, 1989, выпуск 859.

98.«Теоретические различия преступности и их причины”. М, 1998. С. 11 и др. “Изменения преступности в России». М., 1994.

99.Балашов А.Н. Взаимодействие следователя и органов дознания при производстве предварительного следствия.// Проблемы борьбы с преступностью. М. 1971., С.136.

  1. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. М.: «Норма», 2001. С. 222-223.
  2. Белкин Р.С, Быховский И.Е., Дулов А.В. Модное увлечение или новое слово в науке?// Соц. Законность, 1987, № 9.
  3. Быков В.М. Криминалистическая характеристика групповых преступлений. М., 1984.
  4. Волобуев Л., Галкин Е. “Организованная преступность ее сущность” Сов. Юстиция, 1989, № 7. С. 18-20
  5. Гавло В.К. Проблемы теории следственной ситуации.// Следственная ситуация. М., 1985.
  6. Драпкин Л.Я. Современное состояние борьбы с наркобизнесом: некоторые вопросы стратегии и тактики. //Теория и практика противодействия наркомании в Уральском регионе// Материалы научно- практической конференции, 20.11.1998., С. 46.
  7. Карагодин В.Н. Проблемы выявления членов и эпизодов преступной деятельности организованных групп // Актуальные проблемы расследования и предупреждения преступлений в условиях перехода к рыночной экономике. Барнаул, 1993.
  8. Козусев А. Надзор за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности. Законность. № 2., 1997., С. 20.
  • 186-
  1. Коновалов В. Групповой метод расследования. Законность. № 7,
  2. С.35.
  3. Коррупция в России. Фрагменты доклада Центра стратегических международных исследований (США). Журнал «Чистые руки», 1999, № 1.
  4. ПО. Краткая характеристика состояния преступности в России в 200 году // Российская юстиция. 2001. № 3.

  5. Лисиченко В.К., Битюк О.В. Следственная ситуация и ее значение в криминалистике и следственной практике.// Криминалистика и судебная экспертиза. Киев. 1998. Вып. 36.
  6. Лунев В.В. «География организованной преступности и коррупции в России (1997-1999 гг.)». //«Государство и право», 2000, № 11, С. 28- 33.
  7. Минаев Ю.В., Репкин Л.М. Участие специалистов в расследовании преступлений (теория и практика использования специальных знаний при расследовании преступлений). Волгоград: ВСШ МВД СССР. 1989.; Справочник следователя. Вып. 2. М. 1990.
  8. Михальчук. О классификации тактических операций.// Теория и практика криминалистики в судебной экспертизе. Современные проблемы криминалистики. Выпуск 9. Изд-во Саратовского университета. 1994 и др.
  9. Овсянников И. «Выдвижение и проверка следственных действий»// Законность. № 8, 1998. С. 11-14.
  10. Оперативная обстановка в стране и меры МВД по укреплению правопорядка и усилению борьбы с преступностью. М., МВД. 1997. С. 60.
  11. Оперативная обстановка в стране и меры МВД РФ по укреплению правопорядка и усилению борьбы с преступностью. М., МВД РФ, 2000. С.43.
  12. Организация и планирование деятельности следственных бригад. Методическое пособие. М., 1990.
  13. Организованная преступность - 4. Криминологическая ассоциация”. М., 1998., С. 94.
  14. Организованная преступность -2. Криминологическая ассоциация. М. 1993. С. 252-253.

-187-

  1. Синеокий О.В. Виды следственных и следственно-оперативных групп: сравнительный анализ. Государство и право. № 1. 1999., С. 60-67.
  2. Скобликов П.А. «К вопросу о создании в России самостоятельной федеральной службы для борьбы с организованной преступностью»// Государство и право, №,2 2000., С. 22-29.
  3. Состояние правопорядка в РФ и основные результаты деятельности органов внутренних дел и внутренних войск в 1999 году (аналитические материалы). М., 2000. С. 7.
  4. Состояние преступности в России за 1997 год (аналитические материалы), М., 1997. С. 20
  5. Справка о состоянии преступности в Свердловской области за 1999 год, Екатеринбург, 2000. С. 10.
  6. Тихонова Т.Н., Журин СИ. «В преступники не записываются, но …» // Мир безопасности № 9, 1999. С. 52-56.
  7. Тюрин Л.А., Тюрин Д.П. “Организованная преступность в США и Италии. Актуальные проблемы буржуазной преступности”, М., выпуск № 3, С. 131.
  8. Хохряков Г. “Мафия в СССР: вымыслы, домыслы, факты”. “Юность” № 3,1989. С. 85-90.
  9. Шаталов А.С. Понятие криминалистической алгоритмизации и про- граммирования расследования преступлений.// Государство и право № 8. 2000., С. 28-39.
  10. Диссертации и авторефераты

  11. Белкин А.Р. Теория доказывания: криминалистический и оперативно-розыскной аспекты. Дисс.. д-раюрид. наук. Воронеж, 2000.
  12. Богинский В.Е. Система тактических приемов допроса подозреваемого. Дисс… канд. крид. наук, Харков 1980.

-188-

  1. Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. Дисс… д-ра юрид. наук. Томск. 1985., С. 12-16.
  2. Герасимов И.Ф. Теоретические проблемы раскрытия преступлений. Дисс… д-ра юрид. наук. М., 1987.;
  3. Герасун А.А. Бригадный метод расследования в советском уголовном процессе. Дисс… канд. юрид. наук. М, 1968.
  4. Долгова А.И. «Криминологические проблемы взаимодействия социальной среды и личности». Дисс… д-ра юрид. наук. М. 1980.
  5. Долинин В.Н. Криминалистическая характеристика и особенности расследования грабежей и разбойных нападений, совершаемых в жилище. Дисс… канд юрид. наук. Свердловск. 1989., С. 18.
  6. Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Дисс… д-ра юрид. наук. Свердловск, 1987.
  7. Драпкин Л.Я. Построение и проверка следственных версий. Дисс… канд. юрид. наук. М. 1972.
  8. Каминский A.M. Криминалистическое содержание рефлексивного анализа и моделирования в тупиковых ситуациях деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. Автореферат, дисс… канд. юрид. наук. Ижевск, 1997.
  9. Карагодин В.Н. Основы криминологаческого противодействия расследованию. Дис… д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1992., С. 54-60.
  10. Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. Дисс…д-ра юрид. наук. Свердловск, 1992.
  11. Овчинский B.C. “Криминологические, уголовно-правовые и организационные основы борьбы с организованной преступностью в Российской Федерации” (Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук в форме научного доклада, выполняющего также функции автореферата). М., 1994. С. 15.
  12. Прошляков А.Д. Взаимосвязь материального и процессуального уголовного права. Дисс… д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1997.

-189-

  1. Спасенников Б.А. Субъект преступления: уголовно-правовой и медико-психологический аспекты. Дисс. д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2001.
  2. Хачараев Х.Д. Организация и тактика оперативно-розыскного обеспечения расследования корыстно-насильственных преступлений. Дисс.канд. юрид. наук. М, 1999.

-190-

Анкета № 1

Для изучения уголовных дел, связанных с совершением преступлений совершенных

организованными преступными группами и сообществами.

г. район № уг. дела ст. УК РФ

Фабула дел а

Характеристика преступления

  1. Место совершения преступления.

1.1. На территории одного административного района. 1.2. 1.3. На территории нескольких административных районов. 1.4. 1.5. На территории одной области. 1.6. 1.7. На территории двух и более областей. 1.8. 1.9. На территории региона. 1.10. 2. Предмет преступного посягательства.

2.1. Посягательство направлено на:

а) какой вид собственности (государственную, общественную, личную, смешанный вид)

б) жизнь и здоровье гражданина

в) иное (указать какое)

2.2. Причинен ущерб: государству, организации, учреждению, гражданину, группе граждан.

  1. Способ совершения преступления.

3.1. Выполнил намеченную преступную цель:

а) в составе организованной преступной группы;

б) в составе преступной организации.

3.2. Использовал коррумпированные связи с:

а) государственными чиновниками;

б) с сотрудниками правоохранительных органов (указать какими).

3.3. Использовал свое служебное положение. 3.4. 3.5. Использовал поддельные документы. 3.6. 3.7. Использовал свои преступные навыки, знания. 3.8. 3.9. Использовал физическое насилие. 3.10. 3.11. Пытался скрыть или не пытался скрыть следы преступления. 3.12. 4. Характер связей участников преступления.

4.1. Случайные. 4.2. 4.3. Устойчивые. 4.4. 4.5. Коррумпированные. 4.6. 5. Роль каждого при совершении преступления.

5.1. Организатор. 5.2. 5.3. Активный участник. 5.4. 5.5. Второстепенный участник. 5.6. 6. Действия по подготовке преступления.

6.1. Совместная разработка плана. 6.2. 6.3. Подбор исполнителей. 6.4. 6.5. Распределение ролей. 6.6. 6.7. Выбор места и способа совершения преступления. 6.8. 6.9. Подбор средств для успешного совершения преступления. 6.10. 6.11. Подыскание места хранения похищенного. 6.12.

-191 -

Анкета №2 Личность преступника по делам о преступлениях, совершенных организованными

преступными группами и сообществами.

1.Пол

1.1. Мужской 1.2. 1.3. Женский. 1.4. 2. Возраст

2.1. 16-17 лет 2.2. 2.3. 18-24 года 2.4. 2.5. 24-29 лет 2.6.

2.3. 30-39 лет 2.4. 2.5. 40-49 лет 2.6. 2.7. старше 50 лет 2.8.

  1. Национальность
  2. Образование

4.1. высшее 4.2. 4.3. среднее специальное 4.4. 4.5. среднее 4.6. 4.7. неполное среднее 4.8. 5. Социальное происхождение

5.1. рабочий 5.2. 5.3. служащий 5.4. 5.5. студент 5.6. 5.7. предприниматель 5.8. 5.9. охранник ЧОП 5.10. 5.11. иное. 5.12. 6. Семейное положение

6.1. женат 6.2. 6.3. холост 6.4. 6.5. разведен 6.6. 7. Привлекался ли ранее к уголовной ответственности

7.1. привлекался 7.2. 7.3. не привлекался 7.4. 8. Ранее судим (ст. УК РФ, мера наказания)

  1. Отношение к алкоголю и наркотикам

9.1. не пьет и не употребляет 9.2. 9.3. выпивает умеренно 9.3.злоупотребляет 9.4. 9.4. употребляет наркотики.

  1. Совершено преступление 10.1 .имущественное

10.2. насильственное

  1. Организованная преступная группа (сообщество) сложилось на основе связей

11.1. случайных 11.2. 11.3. устойчивых 11.4. 11.5. родственных 11.6. 11.7. национальных 11.8. 11.5 старые преступные связи 11.6. иные

  1. Место в иерархии организованного преступного формирования.

12.1. организатор. 12.2. 12.3. активный участник. 12.4. 12.5. второстепенный участник. 12.6. 12.4 привлеченный технический исполнитель

-192-

Анкета № 3 Организация и планирование расследования

  1. Повод и основания к возбуждению уголовного дела:

1.1. заявление граждан 1.2. 1.3. сообщение организаций, учреждений 1.4. 1.5. материалы органов дознания 1.6. 1.7. иные 1.8. 2. Выявлено преступление

2.1. через дней 2.2. 2.3. через недель 2.4. 2.5. через месяце 2.6. 2.7. через лет 2.8. 3. Принято решение о создании следственно-оперативной группы

3.1. через дней 3.2. 3.3. через недель 3.4. 3.5. через месяцев 3.6. 4. Состав следственно-оперативной группы 4.1 МВД и прокуратуры

4.2. МВД 4.3. 4.4. МВД, ФСБ, прокуратуры 4.5. 4.6. иных ведомств 4.7. 5. Сведения о преступниках при возбуждении уголовного дела

5.1. преступник неизвестен 5.2. 5.3. сведений нет 5.4. 5.5. имелись сведения 5.6. 6. План составлен 6.1 в срок

6.2. срок упущен

  1. План составлялся

7.1. совместно с оперативными работниками 7.2. 7.3. единолично руководителем следственно-оперативной группы 7.4. 7.5. каждым следователем по порученному эпизоду 7.6. 7.7. руководителем СОГ и следователями без участия оперативных работников 7.8. 8. Процессуальные формы взаимодействия

8.1. совместная работа по материалам 8.2. 8.3. совместная работа с начала расследования 8.4. 8.5. производство дознанием следственных действий и ОРМ по поручению руководителя СОГ 8.6. 8.7. проведение ОРМ по отдельным следственных действиям по поручению следователя- члена СОГ 8.8. 9. Организационно-тактические формы взаимодействия 9.1 совместная разработка версий и планирование

9.2. проведение тактических операций 9.3. 9.4. постоянный обмен информацией 9.5. 9.6. взаимодействие отсутствует 9.7. 10. Процесс проверки версий заканчивается:

10.1. неподтверждением версий 10.2. 10.3. опровержением логических следствий 10.4. 10.5. подтверждением следствия 10.6. 11. Какие чаще всего встречаются следственные ситуации

11.1. конфликтные 11.2. 11.3. проблемные 11.4. 11.5. тактического риска 11.6. 12. Установлению преступников способствовали

12.1. оперативно-розыскные мероприятия 12.2. 12.3. совместные следственные и оперативные действия 12.4. 12.5. следственные действия 12.6. 12.7. использование учетов, картотек 12.8. 12.9. использование средств массовой информации, 12.10.

  • 193 -

Анкета № 4 Организация раскрытия и расследования преступлений по делам, совершенным организованными преступными группами и сообществами.

  1. Ваша должность

1.1. следователь РОВД, РУВД, МВД 1.2. 1.3. оперативный работник ОУР, ОБЭП, ОРБ, УИС 1.4. 1.5. иной сотрудник 1.6. 2. Стаж работы в должности

2.1. до 1 года 2.2. 2.3. от 1 до 3 лет 2.4. 2.5. от 3 до 5 лет 2.6.

2.5. от 5 до 10 лет 2.6. 2.7. свыше 1-лет 2.8. 3. Расследование дел Вы проводите

3.1. один 3.2. 3.3. в составе следственной группы 3.4. 3.5. в составе следственно-оперативной группы 3.6. 4. Кто входит в состав группы

4.1. следователи, их число 4.2. 4.3. оперативные работник, их число 4.4. 4.3.эксперт криминалист

4.4. иные

  1. В каких формах осуществляется взаимодействие следователя и оперативного ра ботника

5.1. совместной планирование 5.2. 5.3. постоянный обмен информацией 5.4. 5.5. выполнение поручений следователя 5.6. 5.7. оказание содействия в выполнении следственных действий 5.8. 5.9. проведение тактических операций 5.10. 5.11. иные 5.12. 6. Все ли выдвинутые версии удается проверить до конца

6.1. да 6.2. 6.3. нет 6.4. 7. Все ли следственные действия и ОРМ удается осуществить

7.1. да 7.2. 7.3. нет 7.4. 8. Кто возбуждает уголовное дело

8.1. следователь 8.2. 8.3. оперативный работник ОУР, УИС, ОБЭП, ОРБ 8.4. 8.5. прокуратура 8.6. 8.7. судебные органы 8.8. 9. По каким материалам возбуждается дело

9.1. заявление граждан 9.2. 9.3. сообщения организаций, учреждений 9.4. 9.5. материалы оперативных разработок 9.6. 9.7. материалы уголовных дел 9.8. 9.9. иные материалы 9.10. 10. нужны ли специализированные подразделения для расследования

10.1. да 10.2. 10.3. нет 10.4. 11. Осуществляется ли взаимодействие

11.1. с органами безопасности (да или нет) 11.2. 11.3. с органами налоговой полиции (да или нет) 11.4.

  • 194 -
  1. Знакомят ли следователя в полном объеме с оперативной информацией (да или нет)

12.1. до возбуждения уголовного дела (да или нет) 12.2. 12.3. в ходе расследования (да или нет) 12.4. 12.3.при проведении отдельных следственных действий (да или нет)

  1. НУЖНО ЛИ знакомить следователя с оперативной информацией

13.1. да 13.2. 13.3. нет 13.4. 14. Какая категория лиц в основном привлекается к уголовной ответственности

12.1. организатор. 12.2. 12.3. активный участник. 12.4. 12.5. второстепенный участник. 12.6. 12.4 привлеченный технический исполнитель 12.5. иная категория лиц

  1. Какие следственные действия и ОРМ были решающими в расследовании

15.1 показания свидетелей 15.2 15.3 очная ставка 15.4

15.3. экспертиза 15.4. 15.5. привлечение специалиста 15.6. 15.7. осмотр места происшествия 15.8. 15.9. использование учетов 15.7.личный обыск 15.10.

15.8. оперативная информация 15.9. 15.10. арест корреспонденции и ее просмотр 15.11.

15.10. обыск 15.11. 15.12. иное 15.13. 16. Какие тактические приемы используете при допросе подозреваемого

16.1. фактор внезапности: внезапный вызов на допрос (1), внезапная постановка вопроса (2) 16.2. 16.3. последовательность предъявления доказательств: от менее веского к более вескому (1), и наоборот (2), предъявление главного доказательства (3), предъявление доказательств в совокупности (4) 16.4. 16.5. использование неприязненных или враждебных отношений между преступниками 16.6. 16.7. использование противоречий в показаниях преступника (1), между преступниками (2) 16.8. 16.9. приемы логического воздействия: определение положительных черт подозреваемого (1), разъяснение пагубности совершения преступления (2) 16.10. 16.11. создание впечатления о полной осведомленности 16.12. 16.13. разъяснение смягчающих вину обстоятельств. 16.14.

-195-

Анкета № 5

  1. Возраст

1.1. 18-24 года 1.2. 1.3. 25-29 лет 1.4. 1.5. 30-39 лет 1.6. 1.7. 40-49 лет 1.8. 1.9. 50 лет и старше 1.10. 2. Род занятий на момент совершения преступления

2.1. рабочий 2.2. 2.3. служащий 2.4. 2.5. колхозник 2.6. 2.7. студент 2.8. 2.9. медработник 2.10. 2.11. пенсионер 2.12. 2.13. не работал 2.14. 2.15. не учился 2.16. 2.17. работник МП (СП) 2.18.

2.10. военнослужащий 2.11. 2.12. иной 2.13. 3. Образование

3.1. неполное среднее 3.2. 3.3. средне 3.4. 3.5. среднее специальное 3.6. 3.7. незаконченное высшее 3.8. 3.9. высшее 3.10. 4. Наличие судимости

4.1. судим впервые 4.2. 4.3. судим за преступления 4.4. 4.5. судим за имущественные преступления 4.6. 4.7. судим за насильственные преступления 4.8. 4.9. признан особо опасным рецидивистом 4.10. 5. Совершение преступления

5.1. в состоянии наркотического опьянения (1), голодания (2) 5.2. 5.3. один 5.4. 5.5. в группе взрослых (1), только несовершеннолетних (2), смешанной (с участием несовершеннолетних) (3) 5.6.

  1. осужден по ст. ч. УК РФ, ст. ч. УК РФ, ст. ч. УК РФ,
  2. Количество эпизодов преступной деятельности

7.1. один 7.2. 7.3. два-три 7.4. 7.5. три-пять 7.6. 7.7. более пяти 7.8. 8. Ваша роль в преступной группе (сообществе)

8.1. организатор. 8.2. 8.3. активный участник. 8.4. 8.5. второстепенный участник. 8.6. 8.4 привлеченный технический исполнитель

  1. Сколько человек состояло в группе

9.1. до 5 9.2. 9.3. до 10 9.4. 9.5. более 10 9.6. 10. Имелись ли у вас связи

10.1. с правоохранительными органами 10.2. 10.3. с работниками транспорта 10.4. 10.5. таможни 10.6. 10.7. государственных 10.8. 10.9. общественных организаций 10.10.

-196-

Приложение № 1

Число тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных

организованными группами по некоторым регионам России.

(в тыс.)? характеризуется следующими показателями.

1996 1997 1998 1999 2000 УРАЛЬСКИЙ РЕГИОН 885 2683 2973 2461 4307 РЕСП. БАШКОРТОСТАН 84 156 268 347 429 УДМУРТСКАЯ РЕСПУБЛИКА 64 148 205 134 159 КУРГАНСКАЯ ОБЛАСТЬ 100 115 200 153 255 ОРЕНБУРГСКАЯ ОБЛАСТЬ 57 214 262 166 808 ПЕРМСКАЯ ОБЛАСТЬ (с А.О.) 102 718 892 499 745 СВЕРДЛОВСКАЯ ОБЛАСТЬ 94 195 149 479 578 ТЮМЕНСКАЯ ОБЛАСТЬ (с А.О.) 191 425 280 164 407 ЧЕЛЯБИНСКАЯ ОБЛАСТЬ 193 712 717 519 926 ЦЕНТРАЛЬНЫЙ РЕГИОН 852 2283 3514 2512 3637 Г. МОСКВА 225 797 1792 1105 1372 ВЛАДИМИРСКАЯ ОБЛАСТЬ 139 197 211 171 279 ИВАНОВСКАЯ ОБЛАСТЬ 32 142 177 58 180 КАЛУЖСКАЯ ОБЛАСТЬ 45 85 78 59 149 КОСТРОМСКАЯ ОБЛАСТЬ 40 126 74 68 259 РЯЗАНСКАЯ ОБЛАСТЬ 62 95 50 48 218 СМОЛЕНСКАЯ ОБЛАСТЬ 92 247 255 ПО 210 ТВЕРСКАЯ ОБЛАСТЬ 66 320 334 99 214 ТУЛЬСКАЯ ОБЛАСТЬ 29 74 148 321 252 ЯРОСЛАВСКАЯ ОБЛАСТЬ 122 200 295 473 504 МОСКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ 132 547 673 265 317 ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ РЕГ. 409 639 822 419 880 ПРИМОСКИЙ КРАЙ 16 69 155 172 303 ХАБАРОВСКИЙ КРАЙ 167 215 246 50 151 АМУРСКАЯ ОБЛАСТЬ 21 96 155 51 105 САХАЛИНСКАЯ ОБЛАСТЬ 47 97 64 41 108 МАГАДАНСКАЯ ОБЛАСТЬ 49 58 97 29 78 КАМЧАТСКАЯ ОБЛАСТЬ 93 94 64 65 115 ЕВРЕЙСКАЯ АВТ.ОБЛАСТЬ 9 10 41 11 18 ЧУКОТСКИЙ А.О. 7 - - - 2 ВСЕГО ПО РОССИИ 8414 18813 21670 17772 25285

-197-

Приложение № 2 Состояние динамики и показатели раскрываемости бандитизма

БОРЬБА С БАНДИТИЗМОМ

2000

1999

1996

100 200

количество преступлений

300

400

5

I зарегистрировано фактов бандитизма ? раскрыто

198

Приложение № 3. Уровень преступности на 100000 населения РОССИЯ Свердловская

2000

см о о

4f о

<0 о

00

о о

о о см

м

О)

ф

о

199

Приложение № 4 Раскрываемость преступлений по Свердловской области, (в

1996

1997

199 8

1999

?200

Приложение № 5. Уличная преступность в Свердловской области.

1997

1998

1999

2000

-201 -

Приложение № 6 Структура преступности по Свердловской области

за 2000 год (в %)

Преступления Количество раскрытых Доля в

% Убийства 874 1,3 Причинение тяжких телесных повреждений 850 1,3 Изнасилования 920 1,4 Разбои 653 1,0 Грабежи 2841 4,3 Кражи 19394 29,7 Мошенничество 1522 2,3 Связанные с наркотиками 8029 12,3 Хулиганства 776 1,2 Экономические 4632 7,1 Иные преступления 24907 38,1